home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 19. Поле фей

Это казалось сущим безумием. Это было как продолжение сна. Кошмар, который вдруг стал явью. Кошмар, от которого невозможно было избавиться. Даже спустя два дня с тех пор, как мы вихрем вылетели из Ранненга и направились в Авендум по Новому тракту, мне да и моим товарищам все еще не верилось, что Одинокий Великан, самая знаменитая и неприступная крепость Северных земель пала. Разрушена. Уничтожена. Стерта с лица земли армией Неназываемого. Все считали, что, пока Рог Радуги не лишится последних сил, Неназываемый и носа не покажет из-за Игл Стужи. Все считали, что раньше середины весны нам и думать нечего о колдуне. Кто рискнет ломиться через Безлюдные земли зимой? Это же сущее безумие! Неназываемый рискнул и нанес страшный удар. Орден прозевал это нападение, все были слишком заняты югом и орками, и армия колдуна без труда добралась до Одинокого Великана. Дикие не ожидали нападения, но все же удерживали врага под стенами крепости целых четыре дня. Удерживали до тех пор, пока были силы. По стране расползались слухи один другого хуже. Кто-то говорил, что все Дикие погибли. Кто-то, что части воинов удалось оставить крепость и отступить. Одни талдычили, что стены бастиона уничтожил Кронк-а-Мор, другие, что среди Диких были сторонники Неназываемого, которые открыли ему ворота. Мне сразу же вспомнились слова Горлопана о том, что среди воинов крепости были те, кто избрал служение ядовитому плющу. Об этих словах, как видно, помнил и Угорь. Теперь гарракец корил себя за то, что не послал летом весточку в Одинокого Великана. Но что теперь-то сожалеть?

Мы стремились к Авендуму, стремились не щадя коней Все еще можно было поправить, надо всего лишь добраться до Арцивуса и совета Ордена, а они-то уж вольют в Рог Радуги силы Неназываемый без своей магии не опасен, а с его армией мы как-нибудь справимся. Должны справиться. Я до сих пор не мог поверить, что колдун так ловко подгадал время для нападения на Валиостр. Именно сейчас, когда наши силы оттянуты за Иселину, север был особенно уязвим. Если король решится дать генеральное сражение... Успеет ли он набрать нужное количество солдат? Естественно, не все воины ушли на юг. Кто-то ведь должен был остаться на северных рубежах Хоть кто-то...

Новый тракт был запружен народом. Если после известия о вторжении орков все бежали на север, то теперь беженцы сотнями уходили на юг или на запад, надеясь, что там их Неназываемый не достанет. Пешие, конные, на повозках, телегах, санях, а то и в каретах люди мечтали лишь об одном– как можно дальше оказаться от места, где скоро начнется война. На лице каждого, словно маска, была печать испуга.

Эграсса нещадно подстегивал лошадь, пер напролом, через толпу, невзирая на крики и ругань и нисколько не боясь задавить кого-нибудь лошадью. Мы старались не отставать. Это была гонка. Самая настоящая гонка, призом в которой была победа в войне. Безумная скачка, в которой проверялась выдержка людей и лошадей. Кто сдастся первыми? Кто запросит пощады?

Первая лошадь пала на второй день. Удивительно, но это оказался конь Угря, которого я выменял на свою Лошадь Гарракец вовремя успел соскочить с падающего животного и тем самым избежать травм. Дальнейший путь воин продолжил на лошади Кли-кли, усадив гоблиншу позади себя. Но такая гонка долго продолжаться не могла, и уже к вечеру наши кони едва могли стоять на ногах. Еще чуть-чуть – и оставшийся до Авендума путь нам придется идти пешком.

На окраине большой и богатой деревни Эграсса остановил отряд:

– На ночь останемся здесь. Надеюсь, в трактире найдутся свободные места.

– Я готов спать на улице, лишь бы лошадей свежих найти, – произнес Угорь. – Трактир в этой дыре один?

– Вроде да.

Не говоря ни слова, мы направились к одноэтажному бревенчатому зданию. На нем висел знак гильдии трактирщиков и название трактира, намалеванное на жестяном листе – "Ы".

– Оригинальное имечко, ничего не скажешь! – презрительно фыркнула Кли-кли. – Если и хозяин под стать имечку трактира, то я опасаюсь за свой живот.

– Можешь подремать в сугробе, а с утра мы тебя разбудим, – предложил я ей.

– Добрый ты парень, Гаррет. Я просто млею, – не осталась в долгу гоблинша.

Трактир оказался не так уж и плох. По крайней мере здесь было чисто. И что самое главное – народу не очень и много. Я насчитал одиннадцать человек вместе с толстым трактирщиком. Увидев нас, трактирщик несколько занервничал. С чего бы это? На разбойников мы вроде не похожи. Разве что Халлас, но гном больше напоминал низкорослого пирата или Веселого висельника, а никак не представителя лихого люда, промышляющего на дорогах нашего королевства. Остальные присутствующие в зале на нас никак не прореагировали и продолжали дуть свое пиво.

– Места есть? – взял быка за рога Фонарщик. Трактирщик хотел было соврать, но бросил взгляд на угрюмого эльфа и передумал.

– Да, благородные господа.

– Хорошо, тогда мы остаемся.

Трактирщик бросил на нас умоляющий взгляд, незнамо отчего вспотел, но промолчал и повел показывать комнаты. Мне как всегда полагалось делить жилье с Фонарщиком и Кли-кли. Устроившись, мы первыми вернулись в зал. Никто из наших еще не подошел, да и в трактире ничего не изменилось. Как сидели с десяток пьянчуг, так и продолжали сидеть. Мы расположились у стойки и, ожидая, пока Халлас, Угорь и Эграсса спустятся к нам и будет готов ужин, заказали по кружке пива. Кли-кли, естественно, потребовала молока, и что удивительно – ей его сразу же предоставили. Трактирщик продолжал усиленно потеть. Вот странно – здесь конечно же натоплено, и натоплено знатно, но не настолько же! Когда этот странный дядька наливал нам с Мумром пива, промахнулся мимо кружек. У него сильно дрожали руки.

– Лошадей в деревне купить можно? – между делом поинтересовался у хозяина Фонарщик.

– Может, и можно, господин. Я, если честно, про то не ведаю.

– Как не ведаешь? Ты же здесь живешь!

– Да я, право, не интересовался раньше ими. Вот кто чего из съестного продает, это я сказать могу. Колбаса, например

– Да на кой нам твоя колбаса! – отмахнулся Фонарщик. – А собственных лошадей продаешь?

– У меня нет лошадей.

– Чего врешь-то? Я когда лошадь в конюшню отводил, самолично десятерых зверюг видел! Али скажешь, что они не твои?

– Не мои, господин. Это постояльцев.

– Ясно, – разочарованно протянул Фонарщик и уткнулся носом в пивную кружку.

– Новости с севера есть? – Настала моя очередь задавать вопросы.

– Бегут люди, – вздохнул трактирщик и нервно глянул мне за спину. Пришла беда, когда не ждали.

– А что король?

– Армию собирает. Со дня на день битва будет. Так говорят

– А Орден?

– Маги-то? Ждут чего-то. Это их винят в том, что Неназываемый пришел.

– Кто винит?

– Все.

С этими словами трактирщик отошел, оставив нас в одиночестве.

– Странная ситуация, не находишь, Гаррет? – задумчиво процедила Кли-кли. – Наш хозяин что-то уж слишком нервничает, словно ему к горлу приставили ножик.

– Может, ему твоя физиономия не понравилась.

– Может, – серьезно кивнула головой маленькая гоблинша. – А может, тут что-то другое.

– Что, например?

– Ты не заметил еще одну странность? В конюшне десять лошадей, в зале десять человек. Они сидят по двое и занимают пять столов. Причем сидят так, что закрывают выход из трактира.

В голове тревожно звякнул колокольчик.

– Совпадение, – сказал я, теперь понимая, что мне так не понравилось в этом трактире.

– Угу. – Она незаметно опустила левую руку на рукоять метательного ножа. – Именно совпадение Мумр, ты нас слушаешь?

– Еще как! – Фонарщик, сощурив глаза, смотрел на металлическое блюдо, прислоненное к стене. Блюдо было отполировано до зеркального блеска, и в нем прекрасно отражался весь зал трактира.

– Ну так вот, еще одна странность в том, что они хоть и сидят по двое, но совершенно не разговаривают. Прямо могильная тишина.

– Мы тебя поняли, Кли-кли. Ты пой песенку, и погромче, – предложил я ей.

Кли-кли послушно запела незатейливую песню.

– Что будем делать, Фонарщик?

– Пить пиво и ждать, когда спустятся наши.

– Похоже, они тоже этого ждут.

– Знаю. Решили взять всех разом. Арбалет у тебя заряжен?

– Как всегда. Кто они такие?

– Не все ли равно, кто перережет тебе глотку? – Мумр не отрывал взгляда от блюда

Кли-кли продолжала петь и плести пальцами не видимый мне узор.

– Не вздумай! – процедил я, обращаясь к ней. Она словно и не услышала. Громкие шаги, раздавшиеся из коридора, что примыкал к трактирному залу, известили нас и странных неизвестных о приближении по крайней мере двоих постояльцев. Лично я без труда узнал шаркающие шаги Халласа. Хозяин трактира проворно нырнул под стойку. Это послужило сигналом к действию.

Кли-кли небрежно щелкнула пальцами, и позади нас на долю мгновения полыхнула яркая вспышка. Раздались вопли боли и ярости. Двое гадов закрывали глаза руками, еще один не переставая вопил и катался по полу. Остальные хоть и были ошеломлены неожиданным волшебством, бросились к нам. У всех в руках было нечто острое и опасное для жизни Кли-кли, не церемонясь, бросила первую пару ножей, я лупанул из арбалета, принялся перезаряжать оружие, гоблинша отправила в полет вторую пару. Мумр преградил дорогу нападающим, размахивая биргризеном из стороны в сторону. Ребята, опасаясь быть нашинкованными, поостереглись лезть напролом, и тут в зал ввалились Халлас с Угрем. Дикие не стали разбираться, из-за чего весь сыр-бор. Чтобы начать действовать, им вполне хватило увидеть нас, прижатых к трактирной стойке, и пятерку нехороших и до зубов вооруженных парней. Оба врубились в свалку, Мумр тоже не зевал. Столы и скамьи так и падали. Я стрелять поостерегся, боясь попасть в своих. А вот Кли-кли, не раздумывая, швырнула мою пивную кружку и попала одному из напавших на нас аккурат в голову. Халлас безжалостно прикончил упавшего, и последний из оставшихся в живых разбойников, поняв, что дело плохо, бросился к двери. Я выстрелил и, как назло, промазал. Парень выскочил на улицу, Угорь бросился за ним. Раздался вопль, и спустя мгновение в трактир вошел хмурый Эграсса с окровавленным кинжалом.

– Только не говорите мне, что этот был последним и вы не догадались хотя бы одного оставить в живых.

– Он был последним, Эграсса. Ты через окно вылез? Эльф не ответил Кли-кли, лишь выругался.

– Все было несколько неожиданно. Мы даже не подумали о "языке".

– Я сам виноват, Угорь. Не надо было мне приканчивать беглеца. Ну что уж теперь поделать?

– Чего хотели эти хмыри? – Халлас нехорошо поглядел на валяющиеся на полу трупы. – Ну и разгром здесь!

– А где трактирщик?! – осенило меня.

– Я здесь, благородные господа, – испуганно пролепетали из-под стойки.

Мумр запустил под стойку руки и явил всему свету испуганного трактирщика.

– Вот ты-то нам и расскажешь, что было нужно твоим друзьям!

– Они не мои друзья! Нет! – с ужасом проблеял перепуганный человек.

Если Фонарщик не перестанет строить такие грозные рожи, то этот дядечка точно в обморок хлопнется.

– Не твои?! Тогда кто они такие?! Рассказывай!

И трактирщик, стеная и заламывая руки, рассказал. Парни приехали в трактир под вечер прошлого дня, напугали его до смерти, приставили нож и посоветовали вести себя тише воды ниже травы, словно ничего не случилось. Постояльцы трактира были не дураками и смылись из опасного места, даже не соизволив заплатить. Ни стражи, ни егерей поблизости нет, так что оставалось лишь молиться богам да надеяться, что все закончится хорошо. Раньше он этих ребят не видел, но они точно не разбойники. Сразу видно, что люди серьезные.

– Серьезные! – хмыкнул Мумр, отпуская трактирщика. – Может, и серьезные, но дураки еще те. Так просто дали себя перебить.

– Может, они не нас ждали? – предположил я.

– Да нет, именно нас. – Угорь перестал изучать карманы убитых. – Все так, как я и предполагал.

На ладони гарракца лежало золотое колечко с гербом ядовитого плюща.

– Слуги Неназываемого.

Я и думать о них забыл, зато они забыть о нас не смогли

– Слуги Неназываемого?! – с ужасом повторил трактирщик, враз побледнев – Нет, добрые господа! Я не знаю этих душегубов! Горе-то какое! Если местные узнают, кто тут лежит, они же мой трактир подпалят! В первую ночь как пить дать красного петуха пустят!

– Хватит ныты – грубо оборвал стенания несчастного трактирщика гном Хочешь, чтоб трактир еще сто лет простоял, избавься от мертвецов. И порядок наведи! А мы, так и быть, назавтра забудем твою рожу и ничего не скажем ни Бездушным, ни Королевским песочникам.

Трактирщик, во весь голос воздавая хвалу богам и добрым господам, опрометью бросился исполнять приказ гнома

– Как они нас нашли, хотел бы я знать?

– Какая разница как? Главное, что нашли, Гаррет. Неназываемый не оставил надежды заполучить твою дудку

– Она не моя, Фонарщик Что нам теперь делать?

– Что делать, что делать.. Не знаю, как вы, а я иду спать, – вздохнул Халлас и слез со скамьи. – Время позднее.

– А ужин? – изумилась Кли-кли.

– Чего-то мне расхотелось. Дракой насытился.

– Одно хорошо, – усмехнулся Эграсса, – нам не надо будет искать и покупать лошадей.


* * * | Трилогия «Хроники Сиалы» | * * *