home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



54. ПРОКОПИЙ

Ребенок, свободных от борьбы за существование, не вынуждаемый еще употреблять свои силы на приобретение средств жизни, может бескорыстно расходовать их на услуги всем, не признавая в этих услугах рабства или чего-либо унизительного…

Николай Федоров

Получив вожделенную передышку, я мог действовать не спеша. Машину я поставил поодаль от своего дома, занес в него почти пустую теперь спортивную сумку и убедился, что за последние сутки навещать меня никто не пытался. Дома не было ничего съестного, и я отправился поискать подходящее кафе или пиццерию. Я лениво слонялся по улицам, получая удовольствие от теплого майского дня, от солнца и голубизны неба, и с удивлением понял, как давно не гулял по улице просто так, без специальной цели, а не только чтобы убедиться в отсутствии слежки. В пустом кафе меня обслуживали очень медленно, и в другое время это могло бы вызвать раздражение, а сейчас понравилось. Вернувшись домой, я бездумно валялся на кровати — читать все равно было нечего, а потом, хотя и с неохотой, возобновил деятельность. Сжег на кухне, в тазу, все бумаги, имевшие отношение к «Извращенному действию», да других у меня и не было, и пепел препроводил в унитаз. Переломил по нескольку раз каждую дискету, раздробил магнитофонные и видеокассеты и все это загрузил в две полиэтиленовые сумки. Дело шло к шести вечера, и, покинув квартиру, я брел куда глаза глядят, пока не наткнулся на мусоросборочную машину, совершавшую вечерний объезд кварталов. Я затесался в стайку домохозяек и пенсионеров с ведрами и, опустив материальные остатки завершенной операции в ржавую бочку, пронаблюдал, как они в этой бочке сначала поплыли ввысь, а затем вместе с другими отбросами ухнули в вонючее чрево мусорного контейнера. Теперь хотелось прежде всего вымыть руки, и я направился прямо к Валентине, впрочем найдя в себе силы сделать несколько страховочных петель через проходные дворы.

Она встретила меня, как в деревне встречают мужика, вернувшегося с покоса. Когда я пошел умываться, она не ограничилась указанием, с какого крючка взять полотенце, а держала его передо мной на раскрытых ладонях. Потом усадила за стол и стала кормить, подливая в рюмку водку и следя, чтобы я ел как следует.

После чая пришла пора кормить детей, и их аппетиту можно было позавидовать. Для меня же в это время был включен телевизор, и я смотрел на экран вполглаза, чтобы не пропустить криминальную хронику — там в любой момент могло появиться что-нибудь имеющее ко мне прямое отношение.

Отметив, что я выгляжу утомленным, она рано отвела меня спать, а сама занялась хозяйством и еще раз покормила детей перед тем, как прийти ко мне. Помня ее превентивную угрозу незадолго до родов, я ожидал от нее сексуальной свирепости, но она была просто ласкова и податлива.

На другой день мы ходили гулять с детьми, и было очень спокойно. После обеда Валентина ушла в ванную стирать пеленки, из спальни доносилось посапывание малышей, а я сидел с сигаретой в зубах на кухне и дивился внезапно наставшему в жизни покою. Вот такая мирная жизнь, то, что я раньше считал уделом травоядной посредственности и наказанием скукой, сделалась вдруг соблазнительной приманкой. А, собственно, почему бы и нет? Деньгами я обеспечен надолго, нужды терпеть мы ни в чем не будем. Что мешает чихнуть и на сыскное агентство, и на ученых безумцев? Не ходить туда больше, и все… Нужно, конечно, от ученых получить заверение, что я все обязательства выполнил, но ведь это можно и по телефону…

Закройся, Прокопий. Глупость, конечно, дар Божий, но нельзя же им злоупотреблять. Неужели ты думаешь, сюда никто не дотянется? Спокойную жизнь заработать не просто. И помни, что Пальцем владею я.

Да, да, все верно, я понимаю… И все-таки казалось, что от рекомбинации и трансфер-камер, от сеансов посвящения и говорящих покойников меня отделяют не десяток километров, по расстоянию, и не сутки, по времени, а континенты и века.

В любом случае, исходя из своих представлений о действии гигантских разрушительных механизмов, которые должны привести в движение послание от имени уже умершей женщины, я считал, что ближайшая неделя не принесет беспокойных событий.

Но жизнь рассудила иначе. Через два дня в вечернем обзоре городских происшествий местное телевидение показало мужчину и женщину, совсем молодых, погибших от передозировки наркотика, и в мужчине я узнал человека, носившего у нас прозвище Бугай.

Опять стало ничего не понятно. Если это что-то вроде ФСБ, то им нужно не закапывать, а раскапывать, а если Порфирий, то он должен был бы начать с меня… И тут мне вспомнилась Васина ухмылка, такая странная, когда он увозил принтер Кобылы… Неужто он? Больше ведь некому… Ничего себе, самодеятельность. Если это Вася, он попросту безумен. Да разве можно так — всех подряд… Уж одно то, что лицом похож на Сергея Есенина, обязывает к какой-то человечности. Ай да Вася, простая душа… к девчонку не пожалел… Что же, однако, выходит — дальше моя очередь?.. Боже, ведь есть еще Фима, беспомощный близорукий Фима, которого убить проще, чем игрушку отнять у ребенка. Стало быть, нужно ехать к нему — вот и закончились мои каникулы.

Стоять, Прокопий. Действовать надо, но, извини, с умом. И Палец все еще у меня.


53.  КРОКОДИЛ | Возмущение праха | 55.  ДОКТОР