home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



45. ПРОКОПИЙ

Вопрос о силе, заставляющей два пола соединяться в одну плоть для перехода в третье существо, есть вопрос о смерти.

Николай Федоров

Все, что касалось Полины, стало для меня источником постоянного беспокойства, странным образом именно сейчас, когда отношения с ней сделались совершенно безоблачными. Казалось бы, кто может быть счастливее и спокойнее любящих друг друга — хотя и каждый по-своему — мужчины и женщины, ожидающих через два месяца рождения ребенка, — и тем не менее со всех сторон подступал невнятный, но постепенно усиливающийся страх, которому я не мог ничего противопоставить, кроме доводов разума. И никогда раньше я так наглядно не убеждался, сколь беспомощен интеллект по отношению к инстинктивным движениям души.

Постельные забавы пришлось прекратить, и мы оба восприняли это как потерю. Полина продолжала — она первая воспользовалась этим выражением — ускоренно стареть. Теперь она выглядела лет на сорок пять — пятьдесят, но при этом, и несмотря на беременность, сохраняла прекрасный цвет кожи, оставалась красивой и по-прежнему вызывала у меня вожделение.

К происходящей с ней метаморфозе сама она относилась с научной отстраненностью.

— Пойми, — втолковывала она мне, словно непонятливому студенту, — беременность — процесс, очень точно распределенный во времени, это, можно сказать, хронометр, который по заданному расписанию включает определенные биологические механизмы, в том числе и те, что не вводятся в действие ни при каких иных обстоятельствах. И именно потому, что они во мне никогда не активизировались, эти механизмы не были затронуты ни одной из процедур рекомбинации… Почему тебя это так волнует? Я могу после родов в любой момент пройти новую рекомбинацию.

— Увы, рекомбинация меня беспокоит ничуть не меньше, — не удержал я язык, хотя и чувствовал, что лучше бы промолчать.

— Ты никак не усвоишь, что я в качестве объекта твоей похоти и, не буду спорить, некоторой привязанности, но все же вследствие похоти, не что иное, как продукт неоднократной рекомбинации. — Она коротко засмеялась, но как-то слишком уж беззаботно. — Одним сеансом больше, одним меньше, какая разница.

— Я всё время себе это вдалбливаю, но, как видишь, без большого успеха.

— Ладно, хватит об этом. Между прочим… все забываю спросить, — нарочитая рассеянность в голосе не оставляла сомнений, что она давно выбирает момент для этого вопроса, — насчет Щепинского… Что и когда ты собираешься предпринять?

Надо же, сколько лет живет на свете, а хитрить так и не выучилась… прямая натура.

— Видишь ли, — я решил слегка слукавить, — при обсуждении этой темы присутствовали четыре человека, и на любые дальнейшие разговоры с кем бы то ни было, даже с тобой, наложено строжайшее табу. Кстати, надеюсь, Крот его соблюдает?

— Соблюдает… — Она недовольно поморщилась.

Я вовремя сдержал улыбку: о том, что я собираюсь делать, Крот знал не больше ее самой.

— Но ты меня не так понял. Я не хочу лезть в твои дела… в эти твои дела. Просто хотелось знать… ты сам понимаешь… когда ты намерен выйти на боевую тропу.

— Спроси что-нибудь попроще. Я пока сам не знаю, и не все от меня зависит. Но несомненно одно: не раньше, чем будущий ребенок и ты будете в полной безопасности.

— Что-то я последнее время часто слышу о безопасности.

— А еще от кого?

— От Виктора… от Крота. Он готовит специальное помещение, чтобы принять роды.

— В Институте?!

— Ну да. Конфиденциальность плюс максимум безопасности.

— У него что, есть акушеры?

— Найдутся. Да он и сам, в отличие от меня, помимо биофака окончил медицинский… только очень давно… твои родители тогда были еще детьми.

— И тебя это обнадеживает?

— Найдутся специалисты, не беспокойся. К тому же аппаратура и оборудование — сам знаешь, ни в одной другой клинике нет такого. И сейчас он еще кое-что заказал, именно для этого случая. А потом это помещение превратится в детскую.

— В детскую?! Неужто он хочет, чтобы ребенок жил прямо в лаборатории?

— Ну… не всю жизнь, конечно. Но хотя бы первые несколько лет. Опять-таки конфиденциальность плюс безопасность. И главное — аппаратура. Понимаешь, потребуется непрерывная запись энцефалограммы и много чего еще. Сделаны особые дистанционные электроды, вроде твоих «жучков», чтобы не опутывать ребенка проводами.

— Постой, он в своем уме? — Я с трудом удержался, чтобы не задать этот же вопрос относительно самой Полины, если она в состоянии спокойно, без возмущения говорить о таких вещах.

— Что ты имеешь в виду? — искренне удивилась она.

— Ты представляешь, что будет твориться с душой маленького человека, если он с первых дней станет объектом лабораторного исследования и не будет ничего видеть, кроме электронной аппаратуры и белых халатов?

— Ты сгущаешь краски. У него будет-все, что полагается иметь маленьким детям.

Больше всего меня задевало, что она говорит о своем будущем ребенке, мальчике или девочке, как о некоем гомункулусе, предмете исследования или экспонате, как о чем-то — именно не о ком-то, а о чем-то — постороннем.

— Не может ребенок расти среди электронных приборов.

— В тебе говорит психологическая инерция, попросту суеверие. А на самом деле ничего страшного. К тому же с этим ничего не поделаешь: если люди не перестанут рожать, таково неизбежное будущее всех младенцев. Но это не принципиально, поскольку деторождение в конце концов все равно прекратится.

— Можно подумать, тебе дана власть заранее писать историю. Не знаю. Но что касается этого ребенка…

Молчать, Прокопий! Сейчас ляпнешь лишнее. Закон джунглей гласит: сначала рази, а потом подавай голос.


44.  КРОКОДИЛ | Возмущение праха | 46.  ДОКТОР