home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



37. ДОКТОР

Итак, для восстановления непосредственного целомудрия необходимо оцеломудривание всемирной торговли и обращение города в деревню.

Николай Федоров

Я хочу сказать, ты так можешь нажить неприятности. Ты для них действительно нечто вроде священной коровы. Основателя они воспринимают примерно как Будду, а тебя — как его очередное воплощение.

— По-моему, ты слегка преувеличиваешь.

— Ничуть. Знаешь, как они возбудились, когда узнали, что ты, подобно Основателю, спал на сундуке и питался бубликами с чаем? Они считают такие совпадения предпосылкой к успешному воскрешению Основателя. А тот, как тебе известно, контактов с женщинами не имел. Думаю, и тебе этого не позволят. Реставрация Основателя для них так много значит, что они ни перед чем не остановятся.

— То есть как? Они не признают никакого насилия.

— Э, пустое. Ты же сам слышал: «Когда ребенку не дают спичек — разве это насилие?» Как только ты поговоришь с Агриппиной, она тут же придет в панику и доложит Кроту, а он соберет синедрион, и начнется говорильня. Можешь догадаться, чем все кончится.

— Возможно, ты прав, и это меня пугает.

— Очень сильно пугаться не следует, но осмотрительность тебе просто необходима. Да и мне тоже… Я, кажется, знаю, как без лишнего риска решить твои проблемы.

Его хватило еще на две рюмки, после которых он отключился. Я помог ему добраться до койки, снять башмаки и обрести горизонтальное положение.

В отличие от Философа, для меня поглощенная доза спиртного не была сколько-нибудь значимой, так что я мог позволить себе сесть за руль и направиться на Петергофское шоссе, к той любвеобильной дамочке, у которой я некоторое время отсиживался, правильнее сказать отлеживался, в прошлом году по выходе из психушки.

Увидев меня на пороге своей квартиры, она не удивилась, поскольку вообще ничему не удивлялась, и я объяснил ей, что не предварил своего появления телефонным звонком по причине конфиденциальности и интимного характера моего к ней дела. Поняв меня по-своему, она снисходительно усмехнулась и словно бы рассеянно расстегнула верхнюю пуговку блузки, но, похоже, не была слишком уж разочарована, когда я вкратце изложил причину своего визита. Обладая сговорчивым характером, на что я и рассчитывал, она без лишнего занудства и не торгуясь согласилась выполнить мою просьбу.

Философа я к ней привез на следующий день, дав ему как следует проспаться. Пройдя накануне подробный инструктаж, она предложила нам на кухне по чашке кофе, после чего увела его в спальню и взялась там за него столь умело, что уже через несколько минут оттуда доносились звуки постельной возни, стоны и вскрики. Убедившись таким образом, что запущенный в действие механизм функционирует нормально, я с чистой совестью удалился, аккуратно захлопнув за собой дверь и имея в виду отслеживать дальнейший ход событий по телефону.

Философ провел у нее трое суток. Как мне удалось выяснить позднее, его сексуальная мощь вызвала у нее такое изумление, что, пренебрегая столь ценной привычкой никого ни о чем не спрашивать, она поинтересовалась, как ему удалось достигнуть такого состояния.

— Я целый год пребывал в абсолютном покое, — ответил он, очевидно смирившись с тем, что висельный юмор прочно вошел в его жизнь.

— Ты, может быть, космонавт? — засмеялась она.

— Ты почти попала в точку. Что-то вроде космонавта.

Других разговоров о прошлом своего постельного партнера она затевать не пыталась — когда-то и кто-то крепко вбил в ее голову, что излишнее любопытство опасно для жизни.

На второй день она запросила пощады и, заручившись по телефону моим разрешением, призвала на помощь подругу, скромность которой, по части ненужных вопросов и последующих разговоров, была гарантирована замужним состоянием той за богатым бизнесменом.

На четвертый день я вернул несколько отощавшего и порядком одуревшего Философа в его квартиру, чтобы он отъелся, отоспался и пришел в себя. После этого я отвозил его на Петергофское шоссе каждые два-три дня, уже только на ночь, тщательно убеждаясь, что у нас на хвосте не висят люди Порфирия.

Для «Общего дела» мы совместно отработали версию, что его недельное отсутствие было связано с необходимостью осмотреться в отчасти новом для него окружающем мире. Теперь же он намерен засесть за труды Основателя, дабы сориентироваться в философских вопросах и, главное, сформировать свою точку зрения на предполагаемое посвящение.


36.  ПРОКОПИЙ | Возмущение праха | 38.  КРОКОДИЛ