home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



18. ДОКТОР

Невидимое и есть гадес, аид, ад.

Николай Федоров

Которые поступили бы в центры интеграции и распознавания изображений, а затем в блоки памяти. Перед тобой же стояла обратная задача: извлечь из памяти закодированное представление о кресте и круге и перевести его в зрительный образ в центрах распознавания. Поскольку сигналы от реального изображения интенсивнее, чем от воображаемого, они мешали тебе, и ты зажмурил глаза. После этого тебе уже ничто не препятствовало воссоздать на сетчатке мнимое изображение, обозначенное слабым возбуждением соответствующих палочек и ведущих к ним нервных волокон. Приблизительно то же самое происходит во сне, а фиксация картины возбуждения палочек — уже дело техники, виртуозной техники эксперимента. Лазер, управляемый компьютером… Ну как, я понятно изъясняюсь?

— Вполне. Значит, вы можете считывать зрительные картины, но не мысли?

— Да. Ты меня идеально понял.

— Мне это не показалось невероятным. Гораздо сильнее меня интригует, почему все ваши дела замешены на сне и снах?

— Вот это вопрос неизмеримо более сложный. Я знаю ответ весьма приближенно, и толком не знает никто, даже Виктор… Современная наука считает, что при возникновении Вселенной, после Большого взрыва, пространство не было трехмерным. Принстонские физики оценивают минимальное количество пространственных координат цифрой пять, не говоря уже о дополнительных временных измерениях, и даже таких, что не имеют смысла в нашем менталитете. Возможность творить мыслью, воображением, о которой так или иначе говорится во всех древних религиях, по-видимому, связана с наличием дополнительных измерений, проблема сотворения мира упирается в них. В нашем четырехмерном континууме пространство-время сотворение мира становится чисто механической задачей, абсурдной и невыполнимой.

— Прости, я не понял. Почему?

Она поглядела на меня удивленно:

— Если основа нашего мира — Творческий акт, а мне лично в этом усомниться трудно, то чем, кроме мысли, в широком смысле слова, он мог быть совершен? Не механическими же приспособлениями, которые в свою очередь нужно было бы создать и привести в действие.

— Сложновато для меня это.

— Для меня тоже. Ничего, терпи, иначе ты этот вопрос будешь задавать снова и снова. Я постараюсь быть краткой… Так вот, по мере развития Вселенной часть измерений отчуждалась, пока не остался минимальный четырехкоординатный пространственно-временной скелет нашего детерминированного мира. Причем изъятие дополнительных измерений происходило не мгновенным их уничтожением — это было бы чревато вселенскими катастрофами, — а постепенным изменением масштаба… Вижу, не понимаешь.

— Истинная правда.

— Представь, что в твоем распоряжении хотя бы две координаты времени. Точно так же как здесь и сейчас ты волен двигаться влево-вправо, вперед-назад и вверх-вниз, ты можешь перемещаться во времени не только вперед, как здесь, и не только вперед-назад в разных масштабах времени, но и в различных его направлениях, ведущих в различные событийные миры. Представь также, что секунде одной координаты соответствуют десять секунд другой — ты мгновенно научишься это учитывать и, более того, пользоваться этой разницей для транспортировки предметов и событий во времени. Но что случится, если соотношение масштабов начнет меняться, будет не один к десяти, а один к ста, один к тысяче и так далее? Начиная с какого-то порога, переход на уплотненную координату станет означать ускоренное старение и смерть, а далее — практически мгновенную смерть, то есть будет рассматриваться как самоубийство.

— Кажется, понял. Ты хочешь сказать, другие измерения времени есть и сейчас, но они либо ускорены, либо замедлены настолько, что недоступны восприятию?

— Да, и то же самое справедливо и для пространства.

— Но откуда это известно? Почему ты так уверенно говоришь об этом?

— Среди нас есть и физики, и математики, поверь, высочайшей квалификации. Это их заботы и их выводы.

— Среди нас? Среди кого именно?

— Среди занятых делом.

— Что значит «делом»?

— Нашим общим делом.

— Общим для кого?

— Для всех людей. И для тебя в том числе.

— Ты говоришь загадками. Ладно, как хочешь… Но все-таки при чем же здесь сон и сны?

— При том что во сне, как ни странно, человек способен управлять другими, дополнительными измерениями, даже о гипотетическом существовании которых большинство людей вообще не подозревает. Никто не знает, почему это так, но это так.

— Ты опять говоришь о диковинных вещах так уверенно…

— Потому что это прошло проверку. Возьми хотя бы время. Еще Павел Флоренский обратил внимание…

— Флоренский?.. Это какой-то священник?

— Не только священник. Ученый, мыслитель высшего уровня.

— Он тоже был занят общим делом?

— Да… в каком-то смысле. Так вот, он обратил внимание на возможность, во сне, обратного хода времени. Ты же знаешь, бывают сны, где внешний раздражитель ассимилируется канвой сюжета, — например, стук двери во сне отображается как выстрел. А до этого звука может идти длительное развитие событий, вполне логично приводящих к выстрелу. Получается, сознание спящего заранее знает о предстоящем выстреле, то есть владеет дополнительной координатой времени. Скептики утверждали, что весь сон инициируется стуком и формируется практически мгновенно. Но теперь-то мы располагаем и записью течения сна, и зрительными образами, и последующим описанием сна респондентом — догадка Павла Флоренского подтвердилась. Так что учти — вещие сны вовсе не такая чушь, как думают многие.

— Все, что ты говоришь, разумно, но я, извини, не могу отделаться от восприятия этого как игры воображения, как сказки.

— Это следствие информационного шока, защитная реакция психики. Ничего, пройдет… Ты же сам кое-что видел в натуре. Главное — результат. Помнишь, я говорила, что возможность творить мыслью, воображением тесно связана с наличием дополнительных измерений? Ведь тот злополучный шприц был восстановлен исключительно моей мыслью, и, если бы гипнофон не ввел меня в состояние сна, я могла бы тужиться сколько угодно, ничего бы не вышло… — она слегка улыбнулась, — теперь ты понимаешь, почему я так настаивала, чтобы ты увидел сеанс рекомбинации собственными глазами?

Напоминание о том сеансе не пробудило во мне теплых чувств — уж больно тогда было противно, и вообще эти проблемы не возбуждали у меня такого жгучего любопытства, как, вероятно, ей казалось. Гораздо больше меня занимали ее круглые колени, которые она обхватила руками, забравшись с ногами в кресло, и я решил завершить разговор мягкой шуткой:

— Значит, можно предположить, что Господь Бог сотворил наш мир во сне, не просыпаясь?

— Можно, — она, против ожиданий, восприняла мою реплику вполне серьезно, — именно такая точка зрения заложена в космогонию конфуцианства.


17.  ПРОКОПИЙ | Возмущение праха | 19.  КРОКОДИЛ