home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА XIV Дракон!

На закате дня Лиорид, Габриель, Виллем и Одхан пожаловали в Арамунд, в сопровождении командира Кинара и его воинов. Уставшие путники располагались в двух открытых повозках, сопровождавшихся отрядом из десяти всадников. Содержимое повозок оставалось для них тайной, да это было и не важно.

Миновав ворота, караван повернул налево, объезжая еще одну высокую стену — второй рубеж обороны города. Узкая дорога поднималась наверх и выводила на площадь, усыпанную маленькими жилыми домиками. Дома были похожи один на другой, как две капли воды. Серые, безликие, унылые, слегка покосившиеся на бок лачуги, создавали впечатление давно заброшенных жилищ, однако, в них жили люди, снующие по площади, словно муравьи. Каждый из них был занят своим делом, никто не слонялся по улицам бесцельно, за исключением бродяг и нищих.

Караван повернул на широкую улицу, проходившую между жилыми домами. Жители города не обращали на незнакомцев в повозках никакого внимания, у них были занятия поважнее, чем заглядывать в лица незнакомых им людей. На площади расположились семь глубоких колодцев, а в самом ее центре был устроен искусственный ров, доверху наполненный водой.

Преодолев площадь, караван направился через каменный мост, перекинутый через ров, в котором располагались пять огромных арбалетов. Стрелы к ним были заперты в оружейных комнатах, оборудованных неподалеку. У каждого арбалета дежурили по три стражника, специально обученных обращению с ними. На поясе у стражников висели толстые дубины с шипами на концах, а рядом — связка с ключами от оружейных комнат. Ров изнутри был укреплен каменной стеной высотой в шесть футов. У стен стояло несколько повозок, забитых доверху тюками с соломой, служивших излюбленным местом для стражников, пожелавших вздремнуть ночью.

Преодолев мост, караван очутился на дворцовой площади, где располагались казармы для солдат и большие конюшни. Повсюду пылали костры и расхаживали стражники, сняв тяжелые кольчужные доспехи и отложив длинные копья. Шли последние приготовления к ужину. Люди сидели у костров большими компаниями и рассказывали друг другу веселые истории. Звонкий смех то и дело раздавался со всех сторон, привлекая все больше слушателей, которым тоже хотелось повеселиться.

Вдруг, неожиданно, все солдаты разом замолчали и уставились прямо на хаатина, разглядывая его с головы до ног. Словно магнитом, Торн притягивал к себе их внимание. Они сверлили его хмурым взглядом, а некоторые даже приоткрыли рты от удивления. Никогда ранее не видя хаатина воочию, люди не отказывали себе в удовольствии хорошенько его рассмотреть.

Торн ужасно злился из-за этого и старался не смотреть на людей. Он чувствовал себя диковинным зверем на ярмарке, и это было неприятное для него чувство. Лишь когда караван миновал дворцовую площадь, люди вернулись к своим обсуждениям и смешным историям.

Приблизившись к воротам, ведущим к замку, караван остановился.

— Открыть ворота! — приказал Кинар стражникам и те послушно исполнили его указание.

Пройдя через открытые ворота, путники очутились в Придворном квартале. Их взору предстали три улицы, ведущие к дворцу, по краям которых возвышались большие, высотой в два этажа, дома. Когда-то давно в них жили богатые купцы и придворная знать, они были прекрасны снаружи и роскошны внутри, а сейчас эти дома выглядели точно так же, как и покосившиеся домики простолюдинов. Лишь несколько окон озарял тусклый желто-оранжевый свет, остальные же дома пустовали.

Трое стражников вышли навстречу каравану. Кинар остановился перед ними и приказал:

— Отнесите раненого к лекарю, пускай поставит его на ноги! Наших гостей разместить на ночлег, обеспечить всем необходимым! Они очень устали с дороги, поэтому, я думаю, не откажутся от горячей ванны и пары кружек хмельного пива! Повозки закатите в амбар и закройте на ключ! Выставьте круглосуточную охрану!

Стражники внимательно выслушали все указания Кинара и послушно приступили к исполнению. Они осторожно вытащили Орина из повозки и понесли к местному лекарю.

— Не волнуйтесь! — произнес Кинар. — С ним все будет в порядке.

— О, в этом мы не сомневаемся, но с ним рядом должен быть кто-то, когда он придет в сознание, — вежливо сказал Лиорид. — Виллем, присмотри за нашим другом Орином!

Виллем спрыгнул с повозки и, пошатываясь, отправился за стражниками.

— Мы очень признательны вам за ваше гостеприимство! — воскликнул Лиорид. — Но нам просто необходимо встретиться с правителем Арамунда.

— Не думаю, что сейчас подходящее время для встреч, — сказал Кинар, слезая с лошади. — Уже довольно поздний час. Вы, должно быть, не спали, уже целую вечность, да и вид у вас довольно потрепанный, поэтому отдохните хорошенько, приведите себя в порядок, а завтра днем нанесете визит Фаратину.

— Боюсь, что наши дела не терпят отлагательств, — произнес Лиорид. — Мы были бы весьма признательны, если бы вы сопроводили нас к Фаратину.

Кинар удивился настойчивости Лиорида и согласился сопроводить Габриеля, Торна и Лиорида во дворец.

— Прошу прощения за своих солдат, — сказал Кинар, обращаясь к Торну. — Они не желают вам зла. Многие из них выходцы из простого народа и, конечно же, слышали истории об амулете королей и о предательстве хаатинов, но всегда считали их вымыслом, сказками, которыми пугают детей, поэтому и удивились при виде живого доказательства правдивости этих историй.

— Ничего, я уже привык к такой популярности, — сухо ответил Торн.

— Мой отец всегда учил меня судить о людях по их поступкам, — продолжил Кинар. — Не важно, кто ты: эльф, гном или хаатин. Не важно, какие злодеяния совершали в прошлом твои предки, главное — каков ты сам!

— Ваш отец мудрый человек! — произнес Лиорид. — Жаль, что таких людей уже почти не осталось.

— Мой отец умер в прошлом году, — дрожащим голосом выдохнул Кинар.

— Мне очень жаль! Я вижу, что он многому вас научил.

— Да, а еще отец учил меня никогда не доверять незнакомцам. Так, какое столь срочное дело привело вас в Арамунд? Что заставило вас проделать столь сложный и опасный путь?

— Я не могу сказать, — ответил Лиорид. — Но поверьте, это вопрос жизни и смерти. Прошу, отведите нас во дворец!

— Хорошо, мы почти пришли.

Подойдя к дверям замка, Кинар остановился и повернулся лицом к остальным.

— Ждите меня здесь, я узнаю, примет ли вас Фаратин. Как мне вас представить?

— Скажите, что к нему пожаловал Лиорид, это имя должно быть на слуху у вашего правителя.

— Хорошо, приготовьтесь сдать оружие, иначе внутрь вы не войдете! Я скоро вернусь.

Кинар скрылся за дворцовыми дверьми, оставив Габриеля, Торна и Лиорида наедине с собой.

— Слушайте внимательно! — воскликнул Лиорид после того, как тяжелая дверь закрылась за Кинаром. — Фаратин не плохой человек, и он недолюбливает своего брата Эриндура, но говорить с ним буду я. Не стоит пока упоминать о Джеймсе и о маршруте его следования. Габриель, ни в коем случае не говори о своем истинном происхождении, пока все не прояснится! Помните, любое сказанное нами случайное слово, может обернуться против нас же самих.

После слов, произнесенных Лиоридом, дверь во дворец отворилась, и из нее показался Кинар, в сопровождении двух стражников.

— Фаратин примет вас! Но сначала вы должны сдать свое оружие, как я и говорил.

Лиорид, Габриель и Торн разоружились и отдали свое снаряжение стражникам. Хаатин не хотел расставаться со своим мечом, но ему все же пришлось это сделать. Впервые он был безоружен и направлялся в логово своих злейших врагов без своего клинка.

— Вы получите его обратно при выходе из дворца, — сказал Кинар. — А сейчас, прошу за мной.

Путники вошли во дворец и оказались в большом тронном зале, в котором царил полумрак. Даже многочисленные свечи и огромные металлические чаши, пылавшие огнем, не могли справиться с темнотой и осветить все его убранство. Большие каменные плиты, уложенные на полу, казались совершенно черными, и лишь на массивных стенах и колоннах, подпиравших высокие потолки, шло представление игры света и тени.

Приблизившись к трону, на котором восседал Фаратин, путники остановились. Кинар поклонился своему правителю и доложил о выполнении своей задачи. Затем, он развернулся и направился к выходу, но Фаратин остановил его.

— Кинар! — окликнул он капитана своего войска. — Останься, у меня к тебе есть разговор. Я думаю, что наши гости не отнимут у меня много времени.

Кинар поклонился еще раз и остался стоять у входа во дворец.

— Стража свободна! — приказал правитель Арамунда и махнул рукой, сверкая дорогими перстнями, двум солдатам, дежурившим у двери, которые незамедлительно удалились.

Поднявшись со своего трона, правитель Арамунда подошел поближе к путникам, осветив тусклым пламенем горевших свечей половину своего лица, изрезанного морщинами. Он одернул назад тяжелую меховую накидку, путавшуюся под ногами, и осмотрел своих гостей.

— Мы приветствуем тебя, Фаратин — правитель славного города Арамунд! — воскликнул Лиорид и слегка наклонил голову. Оставаясь в таком положении, он перевел взгляд на своих спутников, продолжавших стоять, как ранее, и нахмурил брови. Габриель понял, что от него хочет старец и тоже склонил голову.

Торн знал, как надо вести себя во дворце перед знатными особами, но не собирался кланяться перед человеком. Смерть для него была предпочтительнее, нежели такое унижение. Он стоял с гордо поднятой головой и смотрел Фаратину прямо в глаза. Ему было все равно, что с ним сделают за такую дерзость.

— Хаатин!? — удивленно воскликнул правитель. — Какая редкость в наше время! А я уж думал, что никогда не увижу представителя этого рода, живым! Ты не желаешь выказать мне свое почтение?

— Я никогда не склоню свою голову перед людьми! — прошипел Торн.

Обстановка накалялась. Лиорид перевел взгляд на Кинара. Тот был очень напряжен и держал руку на рукояти меча, готовый мгновенно отреагировать на любой приказ своего правителя. Так как Лиорид, Торн и Габриель сдали все свое оружие, то защищаться им было нечем. Минутную паузу прервал Фаратин.

— Ну что ж, — выдохнул он и сел на свой трон. — Что привело вас в Арамунд? Чем я обязан вам столь поздним визитом?

— Миру грозит опасность, — начал Лиорид. — Прислужники Темного Лорда хотят вернуть его к жизни любым способом. Его самый могущественный ученик Артазар готовится к нападению на Элонию. Он собирает войска и вскоре нанесет удар. Мы должны быть готовы к этому, мы должны защитить наши границы и дать отпор врагам! Главы пяти провинций уже собирают войско, но этого не достаточно. Чтобы одолеть противника, нам нужны все имеющиеся у нас силы.

Фаратин внимательно выслушал Лиорида, затем подпер рукой подбородок и громко засмеялся.

— Таких небылиц я еще не слышал! — сквозь смех произнес Фаратин. — Вы начитались старых сказок видимо! Темный Лорд, война света и тьмы, могущественные маги, что за глупости?

— Вы не верите в историю нашего народа или в то, что это может повториться в наше время? — нахмурившись, спросил Лиорид.

— Я не верю в легенды и мифы, придуманные лишь для забавы доверчивого народа! — рассерженно воскликнул Фаратин. — Я не сомневаюсь в правдивости некоторых историй, но думаю, что за столько лет они довольно сильно были приукрашены рассказчиками.

— Но вы не можете не доверять летописям, запечатлевшим те страшные события в мельчайших подробностях! Они сохранились, по сей день, и не дают усомниться в правдивости начертанных строк.

— Если и так. С тех пор прошло уже тысячу лет!

— Да, многое из тех событий кануло в лету, что-то ушло в небытие, но лишь на время. Зло затаилось и выжидало подходящего момента, и вот, этот момент настал.

— Откуда ты это знаешь, мудрец? Ты ведь всего лишь хранитель несуществующего амулета, рассказывающий небылицы детям Ревириона!

— Я надеялся, что ты меня вспомнишь, — с улыбкой произнес Лиорид.

— Да, старик в поношенных лохмотьях, с длинной седой бородой. Я тогда подумал, что Вангар сошел с ума, приведя оборванца во дворец, на совет правителей всех провинций Элонии.

— Вангар был хорошим человеком. К большому сожалению, он умер, а его место занял безумный и жестокий убийца невинных людей, имеющий камень вместо живого сердца. Трехтысячное войско Ревириона было бы сейчас весьма кстати.

— Ты и Вангару сумел затуманить рассудок своими сказками! Он был буквально одержим поисками этого амулета, потратил на это десять лет своей жизни. И что он получил в итоге? Меня не удастся провести вокруг пальца, так же, как Вангара, мудрец! Разговор окончен! Кинар, выведи их отсюда!

Кинар обнажил свой клинок и направился в сторону трона. Торн и Габриель уже собирались покинуть тронный зал, но Лиорид не сдавался.

— Неужели ты не видишь, что происходит вокруг? — закричал Лиорид. — Империя пала, ей правят жестокие тираны, которые грабят и убивают свой народ. Законы больше не действуют в этих землях! Брат убивает брата, сын идет на отца, мы сами уничтожаем свой род! Посмотри на свой город, он опустел, зачах. От былого величия Арамунда не осталось и следа, а совсем скоро, он и вовсе исчезнет с лица земли. Наши поля пустуют, деревья засыхают, леса наводнены опасными тварями, которые охотятся на людей. Неужели ты всего этого не замечаешь? Неужели, ты поверишь моим словам только тогда, когда враги будут на твоем пороге? Мне казалось, что Фаратин — мудрый, достойный и рассудительный человек. Выходит, что я ошибся.

Договорив, Лиорид спокойно направился к двери в сопровождении Кинара, позволившему старику произнести свою речь.

— Постойте, — тихо произнес Фаратин.

Слова, сказанные Лиоридом, ввели его в замешательство. Проникновенная речь мудреца заставила Фаратина переосмыслить многие вещи, а на многое открыть глаза.

— Посмотри мне в глаза, мудрец и скажи, что все то, что ты мне поведал ранее, правда.

Лиорид вновь вернулся к трону, взглянул на подавленного Фаратина и сказал:

— Мы не для того проделали такой огромный путь в Арамунд, чтобы вводить его правителя в заблуждение.

— Сколько времени у нас осталось? — спросил Фаратин и снова медленно опустился на свой трон.

— Боюсь, что не так много, — ответил Лиорид. — Артазар уже дал нам понять о серьезности его намерений. Он собирает армию орков в Темных землях, чтобы напасть на нас. Люди не ждут нападения, поэтому не смогут оказать должного сопротивления.

— Но почему именно сейчас? Прошло уже столько лет.

— Амулет королей, он нашелся. Вернее сказать нашлась только его часть, но она у нас. И в данный момент ведутся поиски второй его половины. Соединив обе части амулета, мы навсегда сможем уничтожить Темного Лорда и все проявления тьмы в нашем мире. Все, что нам нужно — время, которого у нас остается все меньше.

— Вы нашли амулет? Невозможно!

— Это так, первая часть амулета у нас, но если она достанется темным силам, то все будет кончено.

— Постойте! Чтобы соединить две части амулета в единое целое нужен истинный наследник трона Элонии, потомок королевского рода! Но их истребили всех до единого, давным-давно!

— Не всех, — произнес Габриель. Приблизившись к Фаратину, он отогнул ворот и показал свое родимое пятно, причислявшее его к королевскому роду.

— Наш орден оберегал королевских отпрысков от врагов с незапамятных времен, — сказал Лиорид. — Мы прятали их, увозили в другие города, подкидывали семьям, делали все, чтобы сохранить королевский род. Габриель — истинный наследник трона!

— Поразительно, — почти по слогам произнес удивленный Фаратин. — Королевский род не прервался!

— Габриель соединит обе части амулета и займет свое достойное место на троне!

— Как опрометчиво заявлять такое! Появление наследника не сулит нынешним правителям ничего хорошего. Многие захотят его скорейшей смерти и дадут за его голову неплохую награду.

— Я уже довольно долго живу на этом свете и хорошо разбираюсь в людях. За свои годы я повидал многих правителей и наместников, со многими был знаком лично, поэтому я прошу помощи только у тех, чья душа не осквернена алчностью и злобой. Вот почему мы здесь. Но, к моему великому сожалению, нам не обойтись без королевской армии Кронкарда.

— Как же вы планируете убедить моего брата Эриндура отдать всю власть в ваши руки и собственноручно снять с себя корону?

— Я думаю, Фаратин, ты поможешь нам в этом!

— Ты сошел с ума? Эриндур убьет нас всех, когда узнает о наследнике.

— Значит, надо опередить его, — предложил Торн.

— Нет! — возразил Лиорид. — Мы не станем уподобляться таким, как он, решим все мирным путем.

— И как же, интересно? — поинтересовался Фаратин.

— Мы заставим Эриндура передать нам право распоряжаться его войсками и отречься от престола! — воскликнул Лиорид.

— Мне все это кажется дурной затеей, — сказал Фаратин. — Если орки собираются напасть на Элонию, то первым под удар попадет гарнизон Бромир. Именно через него легче всего попасть в страну.

— Орки не самое страшное, что нас ждет, — произнес Лиорид. — Когда Артазар восстановит свои силы, он поднимет из подземного мира Темные легионы — несокрушимую армию, которую ничто не сможет остановить! Орки нужны ему лишь для того, чтобы отвлечь нас от поисков амулета.

— Вы видели этого Артазара вживую? — спросил Фаратин. — Если нет, так откуда вы можете знать, что он вообще существует? Насколько я понимаю, вам нужны мои воины, чтобы сдержать врага! Но кто тогда защитит мой город от нападения? Я не могу оставить Арамунд без защиты, поймите. Варвары наступают на нас с севера, мы едва сдерживаем их натиск. Больше недели назад я послал своих людей в Кронкард, просить помощи у своего брата. С его огромным войском, хотя бы с его частью, мы навсегда бы избавились от этих норгийцев.

— С запада приближается угроза куда страшнее варваров!

— Практически все мои войска сосредоточены у северных границ Элонии, они ждут моего приказа к наступлению.

— Ну, так отзовите их!

— Я не могу этого сделать.

Вдруг, с улицы донесся пронзительный крик людей. Он был такой силы, что кровь стыла в жилах. Мгновенно проникнув во все углы тронного зала, этот ужасный крик затмил собой речь Фаратина и остальных присутствующих во дворце.

Распахнув двери и выбежав наружу, Фаратин, Кинар, Габриель, Лиорид и Торн увидели метавшихся в панике жителей Арамунда. Они кричали и звали на помощь. Среди этих страшных криков одно слово было произнесено особенно четко и ясно, слово, нагонявшее ужас на всех многие тысячелетия — дракон!

Все сразу же устремили свой взор в небо и увидели там гигантское чудовище, приближавшееся к городу со стороны главных ворот. Словно огромная черная туча, он быстро летел по небу, расставив в стороны свои огромные крылья. Волна горячего воздуха прокатилась по городу, являясь предвестником страшной беды.

Не долетев до города четверть мили, дракон обрушил на его стены огненную лавину, сжигавшую дотла все, что попадалось на пути. Стражники, дежурившие на стенах, охваченные огнем, с дикими воплями прыгали вниз с большой высоты. Пламя раскаляло стены добела и оставляло от людей, попавших под его мощную струю лишь горстку черного пепла. Жар, исходивший от дракона, был сравним с солнцем.

Залив стены города огнем, дракон направился к сторожевой башне неподалеку от главных ворот. Собравшиеся там лучники открыли огонь по врагу, чем сильно разозлили его. Чудовище вцепилось в башню своими громадными лапами, и одним выдохом сожгла всех, кто на ней находился.

Фаратин и окружавшие его люди стояли, словно статуи, и наблюдали за ужасными вещами, творившимися в Арамунде. На мгновение они замерли на своих местах и не могли пошевелиться. Когда ужас от увиденного прошел, Фаратин пришел в себя и закричал:

— Кинар, труби в горны! Собирай людей!

Кинар тут же рванулся с места и побежал к двум огромным горнам, находившимся за дворцом. Нужно было подать сигнал тревоги, хотя вряд ли кто-то все еще спал в эту страшную ночь.

— Стража! — крикнул Фаратин. — Всех имеющихся лучников к воротам! Разбирайте копья! И приведите мне коня!

Раздался протяжный звук горна, оповещая всех жителей города о явной угрозе.

— Смотрите! — воскликнул Габриель. — В небе!

Вслед за черным драконом, в небе появились едва различимые расплывчатые силуэты, которые приобретали очертания небольших ящеров. Их было больше сотни, и они быстро приближались к городу.

— Шиниды, — произнес Лиорид протяжно.

— Кто? — переспросил Габриель.

— Чародеи, прислужники темных сил.

Торн схватил свое снаряжение и уверенно направился к воротам. Габриель сделал то же самое, но Лиорид попытался остановить его, схватив за руку.

— Мне не нужна нянька! — воскликнул он и одернул руку. — Нельзя просто стоять и смотреть, как погибают ни в чем не повинные люди!

Тем временем, дракон кружил над маленькими, деревянными домиками и поливал их огнем. Люди в панике разбегались в разные стороны. Они кричали от ужаса и бежали вперед, не оглядываясь.

Только одна женщина, рыдая, бросилась к месту, над которым кружило страшное чудовище. Она бежала к своему дому, где кричал трехмесячный младенец. Не успев добежать до дома десяти шагов, женщина упала на землю от ударившего ей в лицо жара от огня, который мгновенно сжег дотла ее дом.

Убитая горем, женщина встала на ноги и подняла обожженное лицо вверх, дожидаясь смерти, но дракон потерял интерес к жилому кварталу Арамунда и направился обратно к воротам, где уже собрались две сотни лучников и натянули тугую тетиву своих длинных луков. К ним же, на своем коне мчался Фаратин с мечом в руке.

Полсотни воинов с копьями в руках высыпали на площадь и ждали дальнейших указаний. У них был приказ атаковать врага по готовности, поэтому они поджидали удобного случая, чтобы проткнуть своим острым копьем сердце грозного чудовища. Во главе их отряда находился Кинар.

В это время, ящеры влетели в город и неожиданно напали на отряд Кинара. На лету принимая человеческий облик, шиниды буквально с небес обрушились на солдат. Они наносили смертельные раны своими ядовитыми зелеными кинжалами и в первые минуты боя перебили половину отряда.

Неожиданно, на помощь им пришел Торн. Словно на крыльях влетев в самое сердце битвы, он быстро расправлялся с целыми толпами врагов, и делал он это так искусно, что невольно привлекал внимание остальных.

Через минуту к Торну присоединились Габриель и Лиорид. Они втроем здорово выручили Кинара и его воинов, которые уже были близки к поражению.

— Не прикасайтесь к кинжалам, они ядовиты! — предупредил Лиорид. — Не дайте себя ранить, иначе умрете!

Лучники осыпали дракона градом стрел, но большинство из них не достигало цели, и, рассекая воздух, падало на землю, втыкаясь в деревянные дома, в почву, со звоном отскакивая от стен.

Дракон сделал небольшой круг в воздухе, развернулся и направился прямо на лучников. Открыв свою широкую пасть, он изверг из нее огненную струю, которая накрыла отряд стрелков.

Фаратин, не успевший добраться до своих солдат, был сбит с ног волной горячего воздуха. Его лошадь, встав на дыбы, замертво повалилась на бок и придавила его ногу. Он попытался выбраться, но нога была крепко зажата и не поддавалась. Фаратин остался один на один с чудовищем, которое кружило над ним.

Сделав небольшой круг, дракон приземлился рядом с правителем Арамунда и направился прямо на него, передвигая свои мощные лапы по земле. Его устрашающие желтые глаза с черными узкими зрачками смотрели точно в сторону беспомощного Фаратина. Земля дрожала при каждом шаге огромного огнедышащего дракона. Его чешуя блестела и переливалась в лунном свете, словно редкий драгоценный камень. Громадные крылья даже в сложенном положении задевали крыши домов и сносили ветхие ограждения.

Фаратин безуспешно пытался выбраться из-под умершей лошади. Он смотрел в глаза смерти, которая приближалась с каждой секундой. Вдруг, слева от Фаратина, из проулка, в дракона полетело копье. Просвистев в воздухе, оно воткнулось чудовищу в шею, но тут же отскочило в сторону, словно от камня.

Дракон мгновенно среагировал и повернулся. Хаатин, метнувший копье, быстро отскочил в сторону, увернувшись от языков жгучего пламени. Проскользнув между домами, Торн уводил дракона подальше от Фаратина.

Тем временем, Габриель, Лиорид и Кинар, расправившись с отрядом Шинидов, подоспели на помощь к правителю Арамунда. Они вытащили его ногу и подняли на ноги.

— Нужно убить эту тварь! — воскликнул Фаратин. — Пока она не уничтожила весь город!

Виллема разбудил странный шум, который шел с улицы. Потерев заспанные глаза, он встал с кровати и направился к выходу. Потягиваясь и сладко зевая, Виллем вышел на улицу. То, что он там увидел, заставило его несколько раз ударить себя по щекам, чтобы убедиться, что это был не сон.

Город был полностью охвачен огнем. Широкие столбы черного дыма поднимались наверх и рассеивались в воздухе. Некоторые лачуги уже успели выгореть полностью, оставив после себя груду обломков, посыпанных пеплом. Люди кричали и метались по городу в поисках укрытия. Повсюду в воздухе висел запах гари.

Солдаты небольшими, разрозненными отрядами сражались с шинидами, а в центре Арамунда, над домами кружил огромный черный дракон. Словно ад разверзся над городом и затягивал его в свои глубины.

Виллем глубоко вздохнул и попытался разглядеть с возвышенности своих спутников, но в такой суете это было бесполезным занятием. Тогда он выхватил свой меч и направился к ближайшему месту сражения, на помощь городским стражникам.

Дракон, потеряв Торна из виду, вновь взмыл в небо и начал кружить над городом. Он словно любовался своей работой с высоты птичьего полета, наблюдая за сражением шинидов и людей. Тут, его внимание привлекли жители города, толпами, бежавшие к дворцу. Это была отличная мишень для дракона, и он, накренившись вправо, решил сделать круг и уничтожить людей скопом.

Торн подбежал к Фаратину и закричал:

— Отдайте приказ зарядить арбалеты!

— Что? — удивился Фаратин. — Это не поможет, арбалеты слишком не поворотливы для такой хитрой твари!

— Отдайте приказ! — практически по слогам произнес Торн.

— Все мои арбалетчики мертвы! — воскликнул Фаратин. — Кому мне приказывать?!

— Мне, — произнес вдруг Кинар. — Я смогу управиться с ними, к тому же, у меня есть ключи от оружейных комнат.

— Мы поможем зарядить арбалеты! — сказал Лиорид.

— Хорошо, идем! — воскликнул Фаратин и направился к орудиям вместе со всеми. — Надеюсь, твой план удастся, хаатин!

Виллем сражался вместе с солдатами Арамунда, убивая шинидов одного за другим. Слева от себя, в пятидесяти футах, он заметил толпу обезумевших людей, направлявшихся через дворцовую площадь во дворец. Затем, он перевел взгляд на дракона, который уже успел сделать круг над городом и летел прямо на столпившихся жителей, расправив свои огромные крылья. Люди были так напуганы, что уже не замечали опасности с воздуха.

Отбившись от очередной атаки чародея, Виллем бросился к людям. Он кричал им, предупреждая о драконе, но его никто не слышал. Тогда Виллем схватил с земли копье и метнул его в небо, пытаясь сбить дракона с намеченного курса. Копье пролетело рядом с головой огнедышащего чудовища и растворилось в ночном небе. Хоть Виллем и не попал в дракона, но он отвлек его внимание на себя, что позволило жителям города безопасно добраться до дворца.

Дракон взревел и устремился к Виллему, камнем падая вниз. Виллем на мгновение застыл на месте от неожиданности, а затем побежал со всех ног навстречу дракону через каменный мост в сожженный жилой квартал. Чудовище пролетело мимо и пошло на следующий круг.

Кинар открыл хранилище, из которого они достали пять тяжелых, деревянных стрел со стальными наконечниками. Стрелы были настолько тяжелы, что унести их могли как минимум двое крепких мужчин.

Поместив стрелу на орудии, Торн и Кинар натянули тугую тетиву с помощью специального барабана и закрепили канат, привязав его к металлическому кольцу.

— Механизм не работает! — предупредил Кинар. — Для того, чтобы произвести выстрел, нужно будет перерубить канат!

— Хорошо, — произнес Торн. — Нас пятеро, здесь пять орудий, нужно распределиться! Каждый возьмет по орудию, стреляйте, когда будете готовы!

— Цельтесь в брюхо! — посоветовал Лиорид. — Там у них слабое место. Чешуя драконов тверже камня и прочнее металла!

Хаатину достался арбалет, располагавшийся в самом центре. Неподалеку от него лежала длинная цепь, вмурованная в каменную стену оружейного хранилища. Недолго думая, Торн прикрепил эту цепь к стреле и обнажил свой клинок, готовый в любой момент разрубить канат и пустить стрелу в черного дракона.

— Дракон слишком далеко, нам его не достать! — крикнул Габриель.

— Нужно, чтобы кто-то завлек его, выманил дракона на нас! — предложил Фаратин.

Торн, молча, сорвался с места, перемахнул через шестифутовую стену и побежал прямиком на дракона. Дойдя до самых ворот, хаатин остановился и поднял глаза в небо. Словно почувствовав на себе чей-то взгляд, дракон развернулся и направился к хаатину. Поняв, что дело сделано, Торн рванул со всех ног обратно к орудию. Он бежал, не оглядываясь, едва касаясь земли. Хаатин чувствовал на себе горячее дыхание приближавшегося к нему чудовища. Оно подталкивало его вперед и обжигало кожу.

Дракон расправил крылья и парил так низко над землей, что казалось, будто он не летел, а бежал вслед за хаатином. Чудовище уже разинуло пасть и приготовилось испепелить Торна, как он закричал:

— Стреляйте!

Раздались глухие щелчки, и в дракона полетели четыре огромные стрелы, медленно поворачиваясь в полете вокруг своей оси. Неожиданно, дракон поставил крылья под другим углом и мгновенно взмыл в небо. Стрелы со свистом пролетели над головой хаатина и разбились о каменные стены, вместе с последней надеждой на победу.

Тем временем, дракон вновь опустился к земле и снова открыл пасть, подбираясь поближе к Торну. И вот, когда между ними оставалось всего сто футов, дракон приподнял голову и выпустил струю огня в сторону убегавшего хаатина. Вот и все, Торн стал очередной жертвой огнедышащего чудовища.

Но не тут-то было! Хаатин успел добежать до оврага и спрыгнуть вниз в последнюю секунду. Языки страшного пламени прошли в нескольких дюймах от его головы. Торн благополучно упал на телегу, заполненную тюками с соломой, перекатился через плечо и в два прыжка добрался до своего нетронутого орудия. Одним взмахом клинка он перерубил канат и выпустил стрелу, которая угодила дракону в правое крыло.

Издав оглушительный рев, раненый дракон поспешил покинуть место сражения, но цепь, прикрепленная хаатином к стреле, не позволила ему улететь далеко. Резко одернув огнедышащее чудовище назад, цепь натянулась, словно струна и не давала дракону вырваться. Он метался по сторонам, изрыгая лавину огня, и ревел от боли.

Торн, Габриель и Кинар побежали за стрелами, чтобы добить раненое чудовище, но не успели. Дракон сильным рывком вырвал цепь из стены и улетел туда, откуда появился. Все было кончено, на этот раз.

Пожар потушили только к утру. Обезумевшие жители города искали под завалами домов своих близких. Солдаты собирали с улиц тела погибших и сваливали их на площади. Все это происходило молча. На улицах Арамунда можно было услышать лишь рыдание жен и матерей, плач детей и редкие переговоры солдат между собой.

Фаратин приблизился к Торну и положил свою руку ему на плечо.

— Спасибо! — с дрожью в голосе произнес он. — Я обязан тебе жизнью! Ты спас много жизней сегодня! Ты рисковал собой ради нас! Арамунд и все его жители в неоплатном долгу перед тобой!

Торн промолчал в ответ. Ему не знакомы были слова благодарности, произнесенные людьми, поэтому он не знал, как вести себя в такой ситуации. Оглянувшись вокруг, он увидел одобрительные взгляды солдат и жителей города, ради спасения которых рисковал своей жизнью. Они улыбались сквозь слезы, глядя на хаатина.

Впервые за столько лет он не чувствовал себя чужим среди людей. Впервые люди благодарили его, а не плевали в его сторону. Эта ночь стала для Торна особенной. Она явилась переломным моментом в его отношении к людям. Так может Торн теперь перестанет ненавидеть всех людей без разбора? Время это покажет!

— Вы очень помогли нам! — воскликнул Фаратин, обращаясь к Лиориду и Габриелю.

— Это только начало, — произнес Лиорид. — Сила Артазара растет, и скоро мы не сможем сдержать его натиск!

— Кинар! — крикнул Фаратин. — Немедленно пошли гонцов в Араан Ваал! Отзови наши войска от северных границ, хватит им прохлаждаться без дела!

— Я знал, что мы найдем общий язык, — сказал Лиорид.

— Буду рад помочь! — произнес Фаратин. — А сейчас прошу меня извинить, я должен осмотреть город. Мой замок в вашем полном распоряжении, если он уцелел, конечно!

— Спасибо, мы непременно воспользуемся приглашением! — ответил Лиорид.

— Я хотел бы извиниться перед тобой, хаатин, — выдавил из себя Габриель.

— У тебя еще будет такая возможность! — перебил его Торн и отошел в сторону.

— Что здесь вообще произошло? — прокричал Виллем, который впервые за эту ночь увидел своих спутников.

— Темные силы перешли в наступление, — тихо ответил Лиорид. — Как бы там ни было, мы справились с поставленной задачей. Войска Арамунда поддержат нас в войне.

— Ты думаешь, что война все-таки будет? — спросил Габриель.

— Она неизбежна! — загадочно ответил Лиорид. — Эти всего лишь вопрос времени.


ГЛАВА XXIII Цель близка! | Амулет: Падение Империи | ГЛАВА XXV В замке Темного Лорда