home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА X Совет

Спускаясь вниз по лестнице, Джеймс увидел внизу поджидавших его Габриеля, Гарольда и Торна, которые о чем-то беседовали со стражником. Когда Джеймс спустился, Гарольд, прервав беседу, повел их в западное крыло замка, где должен был состояться совет.

Они вошли в большой светлый зал с высокими потолками и многочисленными окнами, в центре которого стоял круглый каменный стол. За столом было пусто, они пришли первыми. Усевшись на стулья, так же сделанные из камня, они стали ждать, пока придут остальные. Стулья были твердые и холодные. На них было очень неудобно сидеть.

Через несколько минут дверь в залу заскрипела, и из нее показался седой старик со слегка сгорбленной спиной и с длинной седой бородою. Одетый в помятый серый балахон, спускавшийся до пола, он бодро шагал вперед. На его лице застыло выражение глубокой задумчивости, и он не обратил внимания на сидевших за столом людей. «Да ему уже, наверное, лет сто!» — подумал Джеймс, разглядывая старца.

— Это Лиорид — глава ордена хранителей! — прошептал Гарольд.

Вслед за старцем вошли пять человек в богатых мехами одеждах. Рядом с ними шли несколько воинов, среди которых был Виллем. Гарольд, увидев своего друга, заметно погрустнел, и замолчал.

— А это кто такие? — спросил его Джеймс.

— Это главы пяти провинций, которые сотрудничают с нашим орденом, — ответил он. — А это их лучшие воины.

Они прошли к столу, и расселись прямо напротив Джеймса и его спутников. Воины, среди которых находился Виллем, встали за спинами своих предводителей. Старик оглядел путников и сказал:

— Сегодня одиннадцатый день августа 1137 года от падения королевской династии и разделения амулета королей. Вот уже более тысячи лет народ Элонии не знает, что такое мир. Мы живем в постоянном страхе, и сегодня он силен как никогда ранее! Зло пробудилось ото сна и рыщет в поисках амулета, который, наконец, вернулся в наши земли. Джеймс, прошу!

Старик с улыбкой посмотрел на мальчика и указал рукой на середину стола. Джеймс удивился и растерялся оттого, что Лиорид знал его имя. Он привстал с неудобного стула, вынул из-под рубахи часть амулета и осторожно положил ее на стол. Все присутствующие на совете приоткрыли рты от удивления и начали шушукаться между собой. Казалось, что они до последнего момента не верили в то, что амулет королей действительно существовал. На их глазах миф превращался в реальность.

Джеймс спокойно сел на место и потер рукой шею. Вещь, которую он носил столько времени, была для него тяжелой, а цепочка сильно натирала.

Лиорид дождался, когда стихнут удивленные возгласы и продолжил:

— Перед нами также, вновь обретенный наследник трона Элонии — Габриель! Все замерли и покосились на Габриеля. Ему стало не по себе от такого внимания, и он старался не смотреть никому в глаза.

— Я собрал вас здесь по одной причине — нам нужно здесь, и сейчас решить судьбу амулета королей! — вновь заговорил старец. — У нас слишком мало времени! Совсем скоро, зло восстановит свои силы и тогда нам уже ничто и никто не поможет!

— С чего вы решили, что зло пробудилось? — спросил Барнекк, который правил провинцией Алдун, граничащей с провинцией Рапир на востоке. Он был слегка полноват и носил широкую, мешкообразную одежду, которая делала его еще толще. Он был единственным из пяти глав, присутствовавших на совете, который присоединился к ордену хранителей только ради собственного любопытства. Он совершенно ничего не знал ни об амулете королей, ни о войне с темными силами, ни о Воинах света, победивших в этой войне, ни о Верховных магах, которые сделали амулет. Но сейчас он задал вопрос, который вертелся на языке у остальных, но они не решались его задать.

— Неужели вы сами этого не замечаете? — раздраженно спросил Лиорид. — Тьма сгущается над нами. Из мрака вылезают такие создания, о которых вы никогда не слышали, и не приведи Бог вам встретиться с ними! Из глубин Драконьих земель вновь потянулись орки и гоблины, которые, если их не остановить, заполонят все вокруг!

— Это так! — вмешался Агамен, глава провинции Хандор. — Наши разведчики на границе Элонии доложили о небольшом отряде орков, снующих в Призрачном лесу!

Он схватил кинжал, который лежал перед ним на столе за рукоять и крепко сжал ее. Кольчуга, одетая на нем под рубаху, зазвенела от соприкосновения с камнем. Он был похож на старого воина, который не раз вел свою армию в бой и многое повидал за свою жизнь.

— Орки? В элонии? — взволнованным голосом спросил Параван — отец Виллема. — Но это не возможно!

— Это лишь небольшой отряд, — успокоил его Агамен. — Их армии не пройти через чащу Призрачного леса!

— Они и не пойдут, — сказал Лиорид. — Орки не сунутся в лес большой группой. У них есть два пути, по которым они могут попасть в Элонию — через Великий раздел — горный хребет, простирающийся до самого севера, либо через ущелье.

— На входе ущелья располагается наша крепость Бромир. Оркам не пройти мимо нее! — возразил Нортаг — глава провинции Мирап, которая находилась на юге страны.

— Нельзя недооценивать врага! — сказал Леорид. — К тому же мы имеем дело не только с орками и гоблинами!

— Кто же тогда наш враг? Кто пробудил ото сна все ужасные создания, населяющие этот мир уже тысячу лет? Почему он не показался до сих пор? — спросил Барнекк.

— Если ты не видишь врага — это не значит, что его нет! — ответил Агамен.

— Вы не можете поверить в то, что зло вернулось в этот мир или в то, что скоро ваши маленькие мирки, в которых вы стали хозяевами, рухнут под натиском темной армии? — вмешался в разговор Торн.

— Что делает здесь хаатин? — спросил недовольный Нортаг после короткой паузы. — Здесь не место предателям и убийцам! Он не смотрел на Торна, но обратил свой вопрос к главе ордена.

— Хаатин или человек — это не имеет значения! — ответил Лиорид. — Мы все равны перед наступающей угрозой и должны действовать сообща!

— А где гарантии, что он не придаст нас, как поступили его предки? — спросил Параван.

— Гарантии? — возмутился Лиорид. — Мы не имеем права судить ни Торна, ни его род! Среди людей предатели встречаются гораздо чаще, но с ними вы не гнушаетесь сидеть за одним столом! Неужели вы не понимаете, что сейчас происходит? Неужели до вас дойдет вся серьезность ситуации, только когда ваши дома превратятся в пепел, а отцы и сыновья замертво падут к вашим ногам? Нам не выиграть эту войну без них! Леорид указал рукой на Джеймса, Габриеля и Торна.

Наступила тишина. Слова старца звучали так убедительно, что заставили остальных задуматься. Легенды не врали. Зло, выжидавшее подходящий момент, пробудилось и пробудило все мерзкие создания этого и других миров. Ему нужно было только одно — уничтожить все живое на земле! И оно, как никогда еще, было близко к цели!

— Зачем тратить время на пустую болтовню! — сказал Ильситур, глава провинции Васмин, который все это время сидел молча и не проронил ни слова. Он смотрел на всех участников совета, насупив густые черные брови. Казалось, он был единственным из глав, кто ничуть не сомневался в реальности угрозы. Сложив руку в кулак, он с размаха стукнул ей по столу.

— Оглянитесь вокруг! — продолжил Ильситур. — Посмотрите дальше своего носа, и вы увидите, что творится! Вы увидите насколько изменилась Элония за эти годы! И я уже не говорю про тварей, которые поджидают нас за каждым углом, стоит нам задержаться где-нибудь допоздна. Когда вы в последний раз выезжали за пределы своего города без многочисленной охраны, не боясь за свою жизнь? С каждой минутой этих тварей становится все больше, и они становятся все сильнее! Так покажем им, где их место! Куда подевались все храбрые воины?

— Он прав! — воскликнул Агамен. — Хватит дрожать от страха, забившись в угол! Один раз люди уже победили Темного Лорда, так что нас останавливает сделать это еще раз!

— Разве люди в одиночку победили в той войне? — раздался громкий звенящий голос откуда-то сзади.

Все обернулись и увидели, как в открытую дверь вошли двое. Это были эльфы. А если сказать точнее, то эльф и эльфийка.

— Мое имя Эинор, — сказал эльф и осмотрел сидевших за столом людей.

Он был высоким и стройным, как и все эльфы. Его прямые, убранные назад волосы, были аккуратно уложены и, будто светились при дневном свете. На ровном лице не было ни одной морщинки. Казалось, что время было не властно над этим народом и попросту обходило его стороной, не вовлекая в свой круговорот. Он был облачен в темно-синие одежды, которые доходили до пола и едва не касались его. При себе он не имел оружия, поскольку не был настроен воинственно к людям и не опасался за свою жизнь.

— А это моя дочь — Айя! — сказал следом Эинор.

Эльфийка была чуть пониже своего отца. Она была прекрасна настолько, что Джеймс не мог отвести от нее свой взгляд. Длинные русые волосы ее спускались до пояса и были подвязаны белой широкой лентой. Большие серо-голубые глаза казались Джеймсу бездонным океаном, в котором так просто можно было утонуть. Она была одета в длинное белое платье с глубоким вырезом. На тонкой шее красовался кулон ромбовидной формы, покрытый странными символами. Айя выглядела весьма молодо, но на самом деле она была гораздо старше и мудрее.

— Понравилась? — прошептал Габриель, обращаясь к Джеймсу. Он сделал вид, что не понимал, о чем его спросил Габриель и непонимающе помотал головой.

— Ей, наверное, лет двести! — продолжил Габриель. — Эльфы могут жить вечно и сами выбирают, когда уйти в иной мир.

Джеймс обратил внимание на заостренные сверху уши Айи и ее отца. Больше они ни чем внешне не отличались от людей.

— Что здесь делают эльфы? — возмутился Нортаг.

— То, что происходит сейчас, касается всех народов этого мира! — ответил Эинор. — Мы не можем просто сидеть и наблюдать за тем, как темные силы крепнут и множатся. Зеленые луга и деревья мрачнеют, травы темнеют, листва опадает — природа умирает, а вместе с ней умирает и наш народ. Многие из моих братьев и сестер покинули Азарию и уплыли в поисках новых земель, но тем, которые остались здесь, не избежать этой войны! Несмотря на нашу давнюю вражду, эльфы и люди должны объединиться и действовать сообща!

— Нам не нужна помощь эльфов! — выкрикнул Параван. — Мы не будем просить помощи у наших врагов!

— Сейчас не время для гордыни! — сказал Лиорид. — Эинор прав! В той войне победу одержали не люди! Нам помогали эльфы и гномы, без которых победа была бы невозможной!

— Эльфы не враги людям! — сказал Эинор, в ответ Паравану. — Это люди разорвали союз, который сохранялся нашим народом тысячелетия! После падения вашей империи, вы начали вести бесконтрольные войны за раздел земель Элонии. Наместник, возглавивший страну после смерти короля, силой хотел завладеть северными землями и в то же время объявил войну гномам. Мой народ отказался участвовать в этом безумии и предоставлять войска для кровопролитных походов, после чего наместник Элонии расторг соглашение между нами! Эинор и Айя подошли к столу и сели поодаль от остальных.

— Мы сможем выиграть эту войну, если она будет, без чьей-либо помощи! — сказал Нортаг.

— О какой победе может идти речь! — вмешался хаатин. — Вы идете войной друг на друга ради власти и денег, вы убиваете свой народ ради клочка земли. Вы клеймите других и не замечаете ничего за собой! Как люди могут победить в одной войне, не закончив другую? Только сплотившись вместе, сражаясь лицом к лицу, можно рассчитывать на победу!

— Я согласен с хаатином! — произнес Ильситур. — Мы слишком долго винили во всех своих бедах других! На самом деле во всем виноваты только мы с вами, и только мы должны нести за это ответ! 1137 лет мы жили не по чести и справедливости. За эти годы мы разрушили Элонию до основания и правили на ее обломках. И мне стыдно за всех вас и за себя, потому что никто из нас не попытался что-нибудь изменить.

А ведь когда-то Элонией правили достойные люди. Когда-то наш род был великим и могущественным, и его величие не было результатом разрушительных войн. Оно было достигнуто с помощью сотрудничества с другими народами. Я верю в то, что вернуть былое величие людей в наших силах и для этого у нас есть все, что нужно! Но в одиночку нам этого не осилить!

В зале вновь наступила тишина. Слова Ильситура заставили остальных задуматься и пересмотреть свое отношение ко всему происходящему, но они не могли в корне изменить с годами сложившуюся позицию в отношении эльфов, хаатинов и других народов. Ильситур был прав, но многим из собравшихся одних слов было не достаточно и они остались при своем мнении.

— Я рад, что вы, наконец, начинаете понимать, — прервал тишину Эинор. — Я вижу перед собой часть амулета королей и чувствую среди присутствующих истинного наследника короля! Он перевел взгляд на Габриеля и долго смотрел ему в глаза, не отрываясь.

— У юноши сильный дух, но он еще слишком молод, чтобы стать настоящим королем!

— Но разве тех качеств, которыми обладает Габриель, не достаточно? — возразил Лиорид и слегка улыбнулся. — Он еще проявит себя! Старик говорил так, как будто знал что-то, чего не знали другие. Он, словно предвидел будущее, но не хотел пока раскрывать все тайны.

— Что же нам делать с половинкой амулета? — сменил тему Агамен. — Как эта непонятная вещь может помочь нам?

— Нам нужно найти его вторую половину и соединить их! — объяснил Лиорид. — Как только амулет обретет целостность — все темные создания этого мира будут уничтожены и зло, которое постепенно умерщвляет все живое, рассеется и не появится вновь, пока амулет будет хранить нас!

— И где же нам найти вторую половину амулета? — поинтересовался Нортаг.

— Об этом знали только хранители, которые спрятали его подальше ото всех и унесли эту тайну с собой в могилу, — ответил Лиорид. — Никто из ныне живущих не знает, где на самом деле находится вторая половина амулета, иначе зло давно бы завладело ей!

— Как же мы тогда найдем ее? — спросил Параван.

— Древние хранители амулета оставили нам подсказки, чтобы мы смогли отыскать его, когда придет время. Они описали местоположение части амулета в книге, которая находится в Фарасе.

— Фарас — это ужасное место! — вмешалась Айя. — Это замок, который находится в самом сердце Мертвого леса! Даже зло обходит это место стороной. Очень давно — еще до того, как Великие маги стали служить людям — Фарас был местом, где обучали черной магии. Им заправлял Роторим — магистр темных сил или, как он сам себя называл — Темный Лорд. Он обучил многих волшебников своему мастерству и обманом подчинял их своей воле. У него было только трое настоящих учеников — Инор, Муног и Артазар. Вместе, они захватили Драконьи земли, усыпив на века великих драконов, и построили замок на самой вершине горы Ухмар. В нем Роторим изучал самые страшные заклятья, все больше погружаясь во тьму. Она поселилась в его душе, расползаясь все быстрее, пока полностью не поглотила его. Кожа и кости его со временем истлели. Он продолжал существовать, но уже в виде бесформенной тени, оставив себе единственное имя — Темный Лорд. Подчинив себе орков, гоблинов и троллей, Роторим создал свою несокрушимую армию и пошел войной на людей, эльфов и гномов. Но он просчитался. Верховные маги присоединились к людям и создали амулет, который они передали им, после чего устранились. Роторим был уничтожен, а с ним и все его сподвижники.

Джеймс при упоминании о драконах сразу вспомнил свой странный и страшный сон, когда ему приснился огромный, черный, огнедышащий дракон. Что он мог означать? Он очень хотел узнать об этом, но побоялся спросить. Джеймс не хотел встревать в разговор со своими вопросами, которые кто-то из присутствующих счел бы глупыми.

— То есть хранители спрятали информацию о местонахождении амулета в доме Темного Лорда? — спросил Агамен.

— Они спрятали книгу там, где темные силы не будут искать! — разъяснил Лиорид.

— Умный ход! — воскликнул Параван. — И кто же отправится в Фарас? Кто понесет амулет в самые гиблые земли этого мира?

— Я смогу это сделать! — крикнул Агамен и вскочил с места. — Я смогу раздобыть книгу и мои люди мне в этом помогут!

— Нет! — возразил Лиорид. — Амулет уже выбрал себе носителя! Джеймс должен отправиться в Фарас!

— Что? Как мальчишка сможет проделать столь опасный путь и добраться до места невредимым? — закричал Агамен. — Мы потеряем часть амулета! А если он попадет в лапы к врагу, то все будет кончено!

— Амулет обладает огромной силой! Он сам выбирает себе хранителей, и мы не вправе вмешиваться! — возразил Лиорид. — Амулет выбрал этого юношу. Все, что мы можем — это помочь ему в его нелегком пути. А твои люди, Агамен, будут нужны в другом месте, как и ты сам!

— Враг собирает войско для похода, — сказал Эинор. — Совсем скоро они нанесут удар по людям. Ваш народ разобщен и его легко будет победить!

— Надо собрать армию! — воскликнул Ильситур. — Нельзя допустить внезапного нападения!

— Именно для этого я вас и собрал! — сказал Лиорид. — Нам нужны все воины, которые у вас есть! Мы должны собрать большое войско, чтобы дать отпор неприятелю и выиграть время, пока амулет не будет найден!

Главы всех провинций, собравшихся на совете, опустили головы и сверлили взглядом каменный стол. Они готовы были отдать всех своих воинов и повести их в бой, но даже если выдать оружие и доспехи всем, кто был способен их удержать на себе, то не набралось бы и тысячи человек.

Лиорид смиренно ждал ответа и постукивал пальцами по столу. Вокруг царила тишина и, казалось, будто огромные настенные часы отсчитывали секунды, сопровождая каждый ход маленькой стрелки характерным повторяющимся звуком. С каждой минутой он становился все мрачнее, словно понимая, о чем думают собравшиеся. Лиорид перестал стучать по столу и начал гладить свою длинную седую бороду. Он обычно так делал, когда о чем-то глубоко задумывался.

Наконец, Агамен поднял голову и сказал:

— Мы не сможем своими силами собрать достойную армию. У нас слишком мало людей, которые смогли бы противостоять темным легионам. Нам не справиться в одиночку!

— Нам нужна королевская армия! — воскликнул Ильситур. — Как бы глупо это не звучало, но это наш единственный шанс!

— Почему это должно показаться глупым? — поинтересовался Габриель.

— Потому что незаконный, самопровозглашенный наместник Элонии Эриндур, не позволит нам распоряжаться его армией! — ответил Гарольд.

— Для него весть о найденном наследнике будет означать скорое свержение с престола, что он никогда не допустит! — добавил Лиорид.

— Верно! — согласился Параван. — Он скорее позволит этому миру сгореть дотла! Его ничто не волнует, кроме власти и денег!

— Значит надо силой заставить его покинуть трон и передать его нам! — воскликнул Барнекк.

Лиорид нахмурился и задумчиво оглядел всех глав пяти провинций. «Они уже начали делить власть, которая им не принадлежит!»- подумал он и перевел взгляд на законного наследника престола. Старец представлял уже, что будет, если люди победят в войне. Вновь разразившиеся споры о праве возглавить Элонию. Победившие в одной войне, люди начнут другую. Разве они вспомнят о законном наследнике? Конечно же, нет! Опьяненные властью, они сделают все, чтобы никто не мешал им править полуразрушенной империей. А Габриель станет реальной угрозой, которую быстро устранят и забудут о его существовании.

«Бедный мальчик! Эти стервятники разорвут тебя, как только ты перестанешь быть им нужным!»- думал Лиорид. Но сейчас важнее было другое. Угроза, которая шла со стороны Драконьих земель, была намного страшнее и реальнее, чем та, о которой думал старец.

— Ты боишься за будущее Габриеля? — раздался голос в голове Лиорида. Он поднял голову и увидел, что Айя с улыбкой смотрит ему в глаза. Губы ее были неподвижны, но Лиорид по-прежнему слышал ее бархатный, приятный голос. Это был редкий дар, даже среди эльфов и очень немногие могли совладать с ним.

— Он намного сильнее, чем ты думаешь, — продолжила Айя. — Никто не в состоянии сломить его дух и то, о чем ты тревожишься, не произойдет!

— Я надеюсь на это! — мысленно произнес Лиорид, и его слова были услышаны эльфийкой. После ее слов старцу стало намного легче на душе, как будто огромный камень свалился с нее. Он глубоко вздохнул и на минуту закрыл глаза, отстранившись от всего происходящего. В это время Лиорид не слышал громких споров собравшихся на совет, он был где-то очень далеко. Как будто его душа ненадолго покинула тело и взметнулась в облака, найдя там покой и ответы на все вопросы.

— Только смерть заставит Эриндура покинуть незаконно занятый им трон! — воскликнул Нортаг. — Другого выхода нет!

Лиорид открыл глаза и сжал кулаки.

— Нет! — закричал Габриель. — Выход всегда есть! Мы не будем никого убивать! Мы объясним наместнику сложившуюся ситуацию, и он поймет нас!

— Это слова неопытного юнца! — сказал Нортаг. — Эриндур не станет даже слушать нас!

— Хоть Эриндур и заслуживает смерти за все свои поступки, но мы не должны уподобляться таким, как он! — вступился Лиорид.

— Как насчет эльфов? Они помогут? — поинтересовался Агамен.

— Мне нужно будет встретиться с нашим королем, — ответил Эинор. — Сейчас я не могу ответить на этот вопрос.

— Что насчет гномов? — спросил Гарольд. — С их помощью и их орудиями у нас гораздо больше шансов на победу!

— Гномы не станут помогать людям, — ответил Эинор. — Воспоминания о войне, которую затеяли люди против их народа, еще слишком свежи в их памяти. Вы совершили слишком много необдуманных поступков за это время, не задумываясь о последствиях!

— Настало время перемен! — сказал Гарольд. — Многие из нас уже поплатились за ошибки, совершенные в прошлом, и не хотят допустить их в будущем! В людях еще осталось благородство, и мы способны возродить наш народ! Вы должны поверить!

— Мы уже давно истратили свою веру в людей, — тихим голосом сказал Эинор.

— Значит, мы должны справиться собственными силами! — сказал Параван. — Нельзя медлить! Нужно отправляться немедленно! Собирайте ваших людей и отправляйтесь в столицу Элонии! Всех, кто может держать оружие в руках. На счету каждый воин, пусть с виду он таковым и не является!

— Хорошо! — поддержал Агомен. — Но это займет немало времени! Как только же мы соберем всех, имеющихся у нас солдат, мы отправимся к границе провинции Сарун и будем ждать остальных.

— Я поддерживаю это решение! — проговорил Ильситур. Барнекк и Нортаг кивнули головами в знак согласия.

— Мы направимся в Арамунд, — сказал Лиорид. — В этой крепости располагается гарнизон имперских солдат и замок правителя Фаравана. Габриель, ты пойдешь с нами. На тебя будет возложена очень трудная задача — ты поможешь нам убедить правителя Арамунда в правдивости наших слов!

— Не лучше ли Габриелю будет остаться здесь? — спросил Ильситур.

— Здесь не безопасно! — ответил Лиорид. — Стены Соколиного замка и неприступные горы не смогут защитить его! Нам лучше отправиться вместе!

— Я пойду с вами! — произнес Виллем, который стоял все это время позади своего отца. Он заметно помрачнел от всего услышанного. Он и не догадывался об угрозе, нависшей не только над Элонией, но и над всем миром, и сейчас он хотел помочь своему народу в столь трудные для него времена.

Гарольд с отчаяньем взглянул на своего друга. Больше всего он боялся, что Виллем произнесет эти слова. Он представлял, какой путь им предстоит проделать ради достижения их цели и через что предстоит пройти.

— Но мы сможем добраться вместе лишь до Карунга — городка, что лежит на юге от этих мест, — сказал Лиорид. — Дальше нам предстоит разойтись! Джеймс, тебе придется отправиться в Фарас и раздобыть книгу памяти! Амулет поможет тебе в этом. Но ты не будешь одинок!

— Я пойду с ним! — произнес Гарольд.

— Это безумие! — крикнул Нортаг. — Вы обрекаете его на верную погибель!

— Как же наследник трона сможет воссоединить амулет, если не отправится вместе с мальчиком? — спросил Агамен.

— У нас нет времени! Мы должны добыть амулет и собрать большую армию, и сделать это как можно скорее! — ответил Лиорид.

— Это мудрое решение! — сказала Айя. — Я пойду с мальчиком и воином и укажу им дорогу к Мертвому лесу. Она обратила свой взор к Эинору, и он одобрил ее решение, наклонив голову вниз.

— Решено! — сказал Лиорид и встал из-за стола. — Завтра утром мы все отправимся в Корунг! Главы пяти провинций переглянулись меж собой, затем Ильситур поднялся и сказал:

— Мы покинем Соколиный замок сегодня же и без промедления начнем собирать войска!

— Я тоже вынужден буду вас покинуть сразу после окончания совета, — сказал Эинор. — Мне предстоит долгий путь в Азарию и нелегкий разговор с нашим королем. Я постараюсь убедить его помочь людям!

— Совет окончен! — произнес Лиорид.

Главы провинций вместе с Эинором встали со своих мест и, поклонившись остальным, поспешили покинуть замок.

Джеймс вскочил на ноги и вышел из-за стола. Он был рад тому, что совет, наконец, закончился и он мог встать с неудобного и твердого стула, от которого затекали ноги и спина. Вид у него был мрачным и задумчивым. Его одолевал страх перед предстоящим путешествием в неизведанные и давно заброшенные земли. Его мучили вопросы, на которые никто не мог дать ответов. Сомнения в собственных силах терзали его душу и не давали покоя. В такие моменты он всегда советовался с отцом, но сейчас его не было рядом. Он находился в чужом ему мире и не знал, что ему делать дальше.

— Ты уже многое для нас сделал, хаатин, — сказал Лиорид. — Теперь ты волен делать то, что хочешь. Тебе не нужно более сопровождать Габриеля и Джеймса и помогать людям.

— Я пойду с вами! — сказал Торн. — То, что происходит сейчас, коснется всех без исключения, и я не собираюсь спокойно смотреть, как люди проиграют в этой войне!

Лиорид загадочно улыбнулся. Казалось, именно такой ответ он и ждал от хаатина.

Айя подошла к окну и посмотрела на небо, на котором сияло потускневшее солнце, и сказала:

— Тьма приближается! Драконьи земли ожили. С этого момента пошел обратный отсчет времени, отведенного нам, но скоро, мы уже ничего не сможем сделать!

Виллем и еще несколько воинов, оставшихся с ним, повернулись к окну и увидели вдалеке красные молнии, которые сверкали очень далеко от замка, но были хорошо различимы с большой высоты.

— В трактире Стоунхила один странник говаривал про красные молнии, которые видели люди в местах, где он бывал, — вспомнил, вдруг, Торн. — А еще он говорил про то, что Артазар вернулся!

Айя тут же повернула голову в сторону, где стоял хаатин.

— Я так и думал! — сказал Лиорид. — Из всех учеников Роторима, он был самым жестоким и могущественным!

— А что случилось с остальными учениками? — спросил Виллем.

— Они исчезли после того, как их учитель превратился в Темного Лорда, — ответила Айя. — Они испугались, что Темный Лорд уничтожит их и сбежали. А после того, как был создан амулет, Верховные маги решили, что вместе с Роторимом погибли и его ученики, но они ошиблись! Один из них уцелел с помощью защитного заклинания.

— Откуда ты об этом знаешь? — спросил Габриель.

— Мы — эльфы — многое знаем и видим. Мы живем вечно и многие из нас участвовали в той войне, защищая наши земли вместе с Воинами света, гномами и магами.

— Ты тоже была там? — спросил Габриель.

— Нет. Я родилась спустя сорок лет после этих событий, но мой отец — Эинор — сражался бок обок с людьми и не раз рассказывал мне о людской смелости, храбрости, благородстве и чести.

— Люди многое позабыли и разучились жить по совести, — сказал Гарольд. — Многие из нас винят в этом кого угодно, только не себя.

— Артазар выбрал наилучший момент для того, чтобы нанести удар, — продолжила Айя. — Люди воюют друг с другом и не в состоянии защитить себя. Эльфы находятся в смятении и уходят из этих земель. Гномы, затаив злобу на людей, прячутся под землей и не знают, что происходит на поверхности. Тьма сгущается с каждым днем все сильнее. Но, чтобы полностью восстановить свои силы, Артазару потребуется время, которое мы должны использовать в своих целях.

Джеймс не слышал всего этого разговора. Он покинул зал, где проходил совет и решил прогуляться по замку. Он хотел побыть один, наедине со своими мыслями. Он поднялся наверх и стал бродить по длинным пустым коридорам, думая о чем-то своем.

Вдруг, его ослепил яркий луч света, который проходил сквозь открытую дверь. Джеймс зашел в нее и оказался на большом, широком балконе, с которого открывался отличный вид на равнину. Еще вчера они пересекали ее целый день, чтобы попасть на гору, а сейчас она казалась такой крохотной, что можно было перешагнуть ее за один раз.

Погода была на удивление прекрасной. Облака, окутывавшие замок и ставшие его постоянными спутниками, рассеялись, и с высоты птичьего полета было видно не только всю провинцию Рапир, но и далекие неизвестные Джеймсу земли. Он был заворожен живописными видами Элонии и простоял так несколько часов. Дурные мысли, наконец, отступили, и Джеймс впервые за много дней вспомнил о родителях.

Затем он достал часть амулета, который забрал с каменного стола перед уходом и стал снова пристально его разглядывать. «Должно же быть в тебе хоть что-нибудь необычное!»- подумал Джеймс. В какой-то момент ему захотелось бросить амулет с высоты и таким образом избавиться от проблем, но он вовремя одумался и опустил руку, продолжая вглядываться вдаль.

— Мы не выбираем свою судьбу, — раздался голос, доносившийся сзади. Это был Лиорид. Он подошел к мальчику, облокотился на перила, которые возвышались на четыре фута от пола, и тоже стал всматриваться в пустоту. Джеймс не поворачивался к нему и продолжал стоять неподвижно.

— Многие на твоем месте испугались бы и передали амулет кому-нибудь другому, — продолжил старик. — И в этом нет ничего зазорного. На твою долю выпала тяжкое бремя, точно такое же, как и на Габриеля, с одним лишь отличием — у него нет выбора, а у тебя он есть. Если ты не хочешь нести его, если оно кажется тебе слишком трудным, то ты в любую минуту можешь отказаться! Никто не упрекнет тебя в этом!

— Нет! — ответил Джеймс и сжал амулет в руке. — Я смогу это сделать! Я смогу отыскать вторую половину и передать ее Вам!

— Значит, я в тебе не ошибся! — широко улыбнувшись, ответил Лиорид. — И амулет тоже, выбирая себе покровителя.

«Но как я доберусь до мертвого леса?»- подумал про себя Джеймс.

— Айя укажет вам путь! — ответил Лиорид. Джеймс удивился тому, что старик ответил на его вопрос, заданный самому себе. Он даже подумал — не сказал ли он это вслух. Но точно вспомнив, что слова эти прозвучали только в его голове, спросил:

— Вы что, умеете читать мысли?

— Да, но никому ни слова! Пусть это останется нашей тайной, иначе все знающие начнут прятать от меня свои мысли и тогда трудно будет разгадать их истинные намерения!

Джеймс не мог разобрать — шутит он или говорит серьезно, потому что выражение его лица не давало однозначного ответа. Да и поведение его было таким, будто он вел разговор с пятилетним младенцем, что Джеймсу очень не понравилось. Он вновь отвернулся от Лиорида и продолжил любоваться открывавшимся видом.

Лиорид, вдруг помрачнел и достал длинную курительную трубку. Затянувшись пару раз, старец сказал:

— Это единственный дар, который достался мне в наследство от предков. Да еще эта трубка, которая не требует огня.

Джеймс ухмыльнулся и с интересом взглянул на чудо трубку. Она была совершенно обычной, вырезанной из куска дерева трубкой, на которой красовался знак ордена хранителей. Этот знак Джеймс видел на руке у отца и у старика в часовне. Старик затянулся еще раз, и струйка белого дыма растворилась в воздухе. Джеймс почувствовал удивительный аромат, разнесенный теплым ветерком, подувшим в его сторону. Дым пах фруктами и цветами и был настолько осязаем, что его хотелось проглотить, как вкусный обед.

— Твои предки тоже были хранителями? — поинтересовался Джеймс.

— Да, — ответил Лиорид. — На протяжении многих веков они охраняли амулет от темных сил и передавали свои знания из поколения в поколение.

— Но ведь те люди — главы пяти провинций — они ведь не принадлежат ордену? — спросил Джеймс.

— Нет, они не имеют никакого отношения к настоящим хранителям, также как и я!

— Как это? Что ты хочешь этим сказать?

— Настоящие хранители были магами! Когда короля Элонии убили сподвижники темных сил, Верховные маги разделили амулет, дабы он не попал в руки врага, но они не знали, к каким последствием это приведет. Амулет служил огромным магическим щитом для всех земель, не только Элонии. Как только он исчез, мы остались беззащитны перед существами, населявшими этот мир. Верховные маги отстранились ото всех и перестали практиковать магию. Роторим был одним из них, и они боялись, что кто-нибудь еще захочет использовать магические способности в корыстных целях.

— Например, чтобы оживить Темного лорда?

— Этого они боялись больше всего. Верховные маги перестали существовать. Они организовали орден хранителей амулета и поклялись вечно охранять его. Они скрепили клятву тайной магической печатью, которая впоследствии стала служить гербом нашего ордена. Они забрали из дворца трехмесячного сына убитого короля и отдали его на воспитание простой крестьянской семье. Мальчику ничего не сказали ради его же безопасности. Орден на протяжении тысячи лет следил за наследниками короля и вел летопись всех отпрысков королевского рода.

— Вы следили и за Габриелем?

— У нас были свои люди в Стоунхилле, которые присматривали за парнем и не давали ему натворить бед.

— Вы хотите сказать, что это вы поставили его во главу мятежников и помогли свергнуть правителя Стоунхилла?

— Нет. Мы не вмешиваемся в дела наследников. Мы только можем уберечь его от поджидающей за углом опасности. Своего положения среди повстанцев он добился сам и переворот — это тоже его рук дело. У него это в крови.

Старик одернул рукав и обнажил отметину на запястье левой руки. Она была черной и неаккуратной. Джеймс обратил на нее внимание и спросил:

— Это и есть та волшебная печать, которой скрепили свою клятву Верховные маги?

Лиорид посмотрел на свою руку и засмеялся.

— Это всего лишь клеймо, которое означает мою принадлежность к ордену. Настоящая печать не появляется до тех пор, пока ее обладателю не грозит опасность. Она сама проявится и даст знать, что поблизости находится враг. Легенды говорят, что некоторые маги могли управлять печатью. Они могли сами заставить ее проявиться, и это означало, что этот маг достиг высшего мастерства в своей области! Настоящая печать светится серебряным светом, который видно даже через плотную одежду. А это всего лишь жалкое подобие.

Лиорид прикрыл отметину и убрал трубку за пояс. Затем он повернулся лицом к Джеймсу и сказал:

— Ты очень храбрый юноша! Но знай, что зачастую храбрость граничит с глупостью и иногда очень трудно разобраться, как вести себя в той или иной ситуации. И если ты на своем пути встанешь перед выбором, то слушай свое сердце — оно никогда не обманет! Главное уметь слышать!

— Что нас ждет в Фарасе? — поинтересовался Джеймс.

— На этот вопрос тебе не сможет ответить даже прорицатель, — сказал Лиорид. — Но вам надо быть очень осторожными! Замок хранит в себе много тайн. Никто не бывал там со времен Верховных магов и не знает, что кроется за его толстыми стенами. Гарольд — хороший воин, он сможет защитить тебя от опасности. Айя — житель лесов. Она едина с природой и по невидимым нам знакам видит то, что происходило или же вскоре произойдет. Они будут тебе хорошими помощниками во время твоего похода. Артазар будет занят укреплением своей армии, что позволит вам пробраться в замок незамеченными.

— Но если мы не успеем отыскать амулет до того, как темные силы нападут на Элонию?

— Не думай об этом! Мы позаботимся о том, чтобы дать вам как можно больше времени, поэтому торопиться не стоит. Лучше все хорошенько обдумать, прежде чем приступать к действию. Если заметите что-нибудь странное в Фарасе, что-нибудь необычное, то тут же бегите оттуда! Возвращайтесь в Элонию!

— Что-нибудь необычное?

— Да! Что угодно! В мертвом лесу нет жизни, и если вы услышите в нем посторонние звуки, то немедленно уходите! Ясно!

— Я понял!

— Ну, вот и хорошо. Лиорид похлопал Джеймса по плечу и, уходя, добавил:

— Тебя все ждут в обедне! Поторопись, если голоден, а то, я чувствую, скоро от еды ничего не останется. Он хмыкнул себе под нос и скрылся за дверью.

Джеймс еще немного постоял на балконе, смотря куда-то вперед, и, затем, надев на себя часть амулета, покинул широкий балкон. Он спустился вниз по лестнице и вошел в обеденный зал. Там он застал лишь Виллема, его трех помощников и Габриеля.

— А где остальные? — поинтересовался Джеймс, заняв место рядом с наследником.

— Кто-то отправился в свои комнаты, а кто-то вышел во двор. Ты, кстати, нигде не видел старика — старейшину ордена?

— Я только что с ним разговаривал наверху! Я думал, что он направился сюда.

— Нет, здесь его не было.

Джеймсу совершенно не хотелось есть, он встал из-за стола и направился к двери, ведущей наружу. С трудом отворив ее, он оказался во внутреннем дворе. Оглядев высокую стену, по которой передвигались вооруженные стражники, Джеймс услышал лязг мечей, который доносился откуда-то слева. Он повернул голову, но ничего не увидел. Тогда он пошел на звук вдоль стены замка, и когда добрался до ее конца, то увидел Гарольда, который бился с тремя стражниками сразу.

Они бились на самодельной арене, границами которой служили разбросанные по кругу копья у восточной стены. К стене примыкало несколько небольших построек. У них было только две стены и крыша, застеленная соломой. В одной из них стоял на опорах большой каменный круг, для заточки оружия и две наковальни разного размера. На стенах висели инструменты для кузнечного дела и множество копий и боевых топоров. В другой находились седла, упряжь и большое количество подков. Видимо, когда-то давно, это были мастерские, где работали опытные мастера своего дела и помогали обитателям замка, ковав доспехи и чинив оружие.

Джеймс подошел поближе и стал наблюдать за неравным поединком. Гарольд без труда отражал атаки сразу трех нападавших. Он ловко орудовал мечом и вовремя подставлял свой круглый щит под тяжелые удары противников. Гарольд старался вытягивать их на себя по одному и постоянно перемещался по арене. Когда ему это удавалось, он расправлялся с попавшимся на его удочку врагом.

Приняв на щит размашистый удар сверху, Гарольд отбросил неприятеля назад и выбил из его рук оружие, ударив по нему своим мечом и приставив его к горлу соперника. Он победил, и стражник покинул арену. Но бой был не окончен — оставалось еще двое.

Гарольд пристально посмотрел на своих противников и несколько раз стукнул своим мечом по щиту, призывая их к действиям. Стражники, тяжело дыша, кинулись в атаку, подняв мечи над головой. Гарольд закрылся щитом и отразил выпад сразу двоих нападавших. Затем, он нанес одному из них удар щитом по корпусу и тот рухнул на землю.

Бросив щит на землю, Гарольд схватился за меч обеими руками и пошел в атаку на второго противника. Он нанес несколько размашистых ударов и без особого труда и оказанного сопротивления выбил меч из рук стражника. Опустив меч, Гарольд повернулся лицом к сбитому с ног стражнику и помог ему подняться, протянув руку. Он поблагодарил их за бой, склонив голову и приложив правую руку к груди.

Джеймс с большим интересом наблюдал за поединком и на мгновение даже забыл обо всем на свете. Гарольд увидел его и улыбнулся.

— Ты хорошо дерешься! — сказал Джеймс. — Где ты этому научился?

— Я держу в руках меч, сколько себя помню! — ответил Гарольд. — Отец научил меня искусству владения мечом. Гарольд поднял клинок перед глазами и осмотрел его.

— Составишь мне компанию? — спросил Гарольд и указал рукой на самый центр арены.

— О, нет, спасибо! — ответил Джеймс. — Это не для меня. Один раз я уже пробовал. Он вспомнил склеп, в который они провалились с Торном и огромного слепого тролля, который чуть не превратил их в ужин.

— Меч слишком тяжел для меня! — продолжил Джеймс. — Я его с трудом могу удержать, не то, что размахивать им в разные стороны.

— Сейчас что-нибудь подберем и тебе по размерам! — сказал Гарольд и начал копаться в груде ржавых мечей, которые остались в кузнице еще со времен расцвета Элонии.

— Ну вот, нашел, — произнес Гарольд и вручил Джеймсу длинный нож с короткой железной ручкой. Он был гораздо легче, чем меч обычных размеров, но все равно казался Джеймсу тяжеловатым. К тому же, он был тупым и покрыт каким-то серым налетом. Джеймс осмотрел оружие и слегка скривил рот. «Как этим можно защитить себя?»- подумал мальчик.

— Ты готов? — спросил его Гарольд.

— К чему? — удивился Джеймс.

— К поединку! — засмеялся Гарольд и взмахнул мечом в воздухе.

— К какому еще поединку? — возмутился Джеймс. — Я впервые взял меч в руки!

— Настоящим воинам достаточно было впервые взять меч в руку, и они уже могли биться с десятками и сотнями врагов! Их не надо было ничему учить, они с рождения были готовы к войне. Говорят, что именно из таких воинов состояла армия, победившая Роторима и его темные легионы.

— Воины света! Я уже слышал про них, но причем тут я?

— А вдруг ты один из них? Вдруг в тебе сокрыт дух великого воина, и он ждет, пока ты выпустишь его наружу!

— О чем ты говоришь! Какой из меня воин!

— Не попробуешь, не узнаешь! Нападай! Наноси удар сверху, не бойся!

Джеймс замахнулся и закрыл глаза от страха. Гарольд отразил удар и сказал:

— Ты должен смотреть своему врагу в глаза! Не важно, кем он будет, ты не должен его бояться! Он увидит твой страх, и это сделает его сильнее! Попробуй еще раз.

Джеймс нанес удар еще раз, но при этом старался смотреть на Гарольда.

— Следи за руками! Их движения подскажут тебе, в каком направлении будет нанесен следующий удар и каким он будет! Ударь еще раз, но сильнее!

Джеймс взялся за клинок двумя руками и, стиснув зубы, что было силы, нанес еще один удар, который был парирован Гарольдом. От удара о лезвие меча Гарольда, клинок выскочил из рук Джеймса и упал на землю.

— Держи свое оружие крепко, иначе оно достанется твоему врагу, и тебе нечем будет защищаться! Подними свой клинок!

Джеймс уже очень устал. Руки болели от сильного напряжения, а кисти онемели и не хотели слушаться. У него был измученный вид, и Гарольд заметил это, и хотел, уже закончить обучение, но Джеймс подошел к своему клинку и поднял его. Превозмогая боль, он с большим трудом сжал рукоять и обратился к Гарольду:

— Я готов продолжать!

— Хорошо! — сказал Гарольд. Он был удивлен стойкости мальчика и не ожидал, что он захочет продолжать.

— Теперь нападай! — произнес он и опустил меч острием вниз.

Джеймс крепко сжал клинок и нанес колющий удар в живот своего соперника. Гарольд сделал шаг в сторону и, схватив его за руку, потянул вперед. Джеймс потерял равновесие и упал на землю.

— Всегда крепко держись на ногах! — произнес Гарольд и помог мальчику подняться. — Никогда не сражайся там, где нет твердой земли под ногами! Упав единожды, можно уже не подняться!

Джеймс отряхнулся и протянул клинок обратно Гарольду.

— Из меня не получится настоящий воин. Я этот нож то с трудом могу удержать! Извини, что отнял у тебя время.

— Настоящий воин должен обладать силой, ловкостью, смекалкой. Но это не самое главное! Главное — это боевой дух! А у тебя его хоть отбавляй! Настоящий воин — это не тот, который хорошо умеет махать мечом в бою, а тот, который может его избежать, если это возможно.

Джеймс улыбнулся и опустил руку с зажатым в ней клинком.

— Давай, я наточу и почищу его, а завтра утром ты получишь его обратно! Он будет как новый, вот увидишь!

— Спасибо! — произнес Джеймс и передал оружие в руки Гарольда.

— Тебе лучше отдохнуть сейчас! — сказал Гарольд. — Завтра мы отправимся в путь.

Джеймс вернулся в замок и отправился наверх. Он хотел вновь выйти на балкон, но не смог. Дверь оказалась заперта. Сквозь стекло он увидел, как солнце быстро скатилось за горизонт, и на небо вышла полная луна, освещая окрестности замка серебристо-белым светом. Джеймс еще раз толкнул дверь, но она не поддалась. «Кто же ее закрыл и зачем он это сделал?»- подумал Джеймс и отошел назад.

— На ночь все балконы и ставни должны быть закрыты! — произнес Виллем, который проходил мимо и направлялся в свою комнату. — Все ради безопасности!

— Чего нам здесь бояться? — спросил Джеймс. — Здесь ведь полно стражников. А тех, кто водится в здешних местах по ночам, насколько я знаю, не удержат тонкие деревянные двери.

— Это верно! — согласился Виллем. — Но двери все равно должны быть закрыты! Так надо для порядка. А ты разве не собираешься идти спать? Уже довольно поздно, а завтра рано вставать.

— Мне не хочется, — ответил Джеймс. — Я сегодня проспал до обеда и хорошо выспался, несмотря на кошмары.

— Тебе снятся кошмары? — насторожился Виллем. — И как часто?

— Очень часто. И они настолько реалистичны, что мне кажется, будто я принимаю в них участие так же, как наяву.

— Интересно. Тебе надо поговорить об этом с Лиоридом, он наверняка знает, что они означают. А мне сны вообще не снятся. Я так крепко сплю, что когда закрываю глаза, мне кажется, что ночь пролетает за секунду. А когда следом открываю глаза, чтобы повернуться на другой бок, то оказывается, что уже наступило утро. Виллем так интересно рассказывал, что Джеймс слегка улыбнулся. Виллем заметил это. Он был доволен тем, что смог развеселить мальчика.

— Хочешь, я тебе кое-что покажу? — шепотом спросил Виллем, оглядываясь по сторонам. — Что-то очень секретное, о чем почти никто не знает.

— Конечно! — приободрился Джеймс.

Услышав про тайну, у него загорелись глаза. Виллем велел ему идти за ним и направился вниз по лестнице. Спустившись вниз, он вошел в пустой, темный зал, в котором проходил совет. Свечей здесь не было, поскольку им пользовались очень редко и в основном в дневное время суток, когда через большие окна в зал попадал солнечный свет. Сейчас был глубокий вечер, и ставни на окнах были закрыты.

Виллем подошел к самой дальней от двери стене зала, где располагался громадный камин, выложенный из серо-зеленого камня. Им очень давно не пользовались. Камень стал рыхлым от времени и осыпался от малейшего прикосновения к нему. Зеленоватый оттенок камню придавал какой-то неизвестный грибок, который разъедал его структуру и превращал в пыль.

Виллем подошел вплотную к задней стенке камина и навалился на нее всем телом. Сверху из дымохода на него посыпалась зола и вековая пыль. Джеймс не понимал, что он задумал и сначала даже решил, что он сошел с ума. Но, вдруг, Джеймс услышал щелчки, исходившие от стены, а затем, сильный треск. Стена подалась вперед, открывая путь в неизвестное.

Виллем, довольный собой, взял из рук Джеймса факел, который они принесли с собой, и вошел внутрь. Он осмотрелся и поманил Джеймса. Мальчик осторожно, стараясь ни к чему не прикасаться, нырнул в образовавшийся проход.

— Это древний потайной ход! — прошептал Виллем. — Я и не думал, что он действительно существует!

— Как же ты тогда узнал о нем? — спросил Джеймс.

— У моего дяди была карта Соколиного замка. Я не знаю, где он ее взял, но на ней был изображен этот ход. Я всегда хотел проверить — правда, это или нет.

— И куда ведет этот ход?

— Он должен вывести нас прямо к подножию горы. Этот ход был построен гномами и предназначался для безопасного отхода королевских солдат в случае, если оборона замка падет. Как говаривали легенды, им ни разу не пользовались за всю историю. Соколиный замок выдерживал любые атаки и никогда не сдавался. К тому же подмога приходила всегда вовремя.

Виллем и Джеймс медленно продвигались по длинному, узкому коридору. Пламя факела освещало им путь, но на расстоянии вытянутой руки уже ничего не было видно. Тьма поглощала крохотный источник света и, казалось, что факел вот-вот погаснет.

У Джеймса от этого места кровь стыла в жилах. Он старался ни на шаг не отступать от Виллема и проклинал себя за то, что согласился пойти с ним. Он прислушивался к малейшему шороху, и ему казалось, что в этом ужасном месте кто-то есть. Джеймс попытался отвлечься и стал разглядывать странные символы, которыми были расписаны стены. Они чем-то напоминали египетские иероглифы. Это был набор прямых линий, расположенных под разными углами. Иногда эти линии пересекались, а иногда просто располагались в ряд.

— Что это за символы? — поинтересовался Джеймс.

— Это древний язык гномов, — разъяснил Виллем, не прекращая вглядываться в бесконечный мрак. — Сейчас на нем почти никто не говорит, поэтому он считается одним из мертвых языков. Даже гномы не смогут сказать тебе, что здесь написано, разве что те, которые живут уже очень давно.

— Куда мы идем? — спросил, наконец, Джеймс.

— Неужели тебе не интересно, что находится на том конце этого коридора? А может древние строители этого прохода оставили здесь сундук набитый золотом?! Или, может, мы найдем здесь потерянную секиру короля гномов? Говорят, что она сделана из чистого золота, а рукоять ее усыпана драгоценными камнями.

— Как же он мог потерять ее?

— Это случилось во время третьего похода гномов в пещеры Дародина. Они были полны золотой руды, но в них поселились твари темного мира — гоблины, и они не позволили гномам завладеть этим местом. Два раза гномы пытались выгнать мерзких тварей из их логова, но у них ничего не получалось. Воевать на территории врага было слишком опасно. Тогда король гномов Онир собрал всех своих бесстрашных воинов, которые согласились идти с ним, и отправился в самое сердце пещеры.

Они зашли слишком глубоко и когда тьма окружила их и свет померк в глубинах, гоблины напали на них и убили всех до единого. Спасся лишь Онир. Он долго пробирался сквозь мрак, пока не увидел свет, спускавшийся сверху. Он увидел высоко над собой проход и узкую дорожку, которая поднималась прямо к свету. Не раздумывая, он побежал по ней, на ходу отбиваясь от мерзких тварей, преследовавших его. Когда же Онир добрался до конца тропы, он очутился на самой вершине заснеженной горы. Оттуда был лишь один выход — обратно через пещеры Дародина.

Обессиливший от сражения, Онир опустился на землю и стал ждать своей участи. С наступлением темноты гоблины высыпали на вершину и окружили короля гномов. Сопротивляться было бессмысленно. Он поднял свою секиру и сбросил ее с горы, чтобы она не досталась его врагам. В ту ночь он погиб. И никто до сих пор так и не нашел секиру короля гномов.

— И почему ты решил, что она спрятана именно здесь?

— Этим проходом не пользовались больше тысячи лет. Почему бы гномам не спрятать ее здесь?

— С какой стати гномам вообще что-то прятать в замке людей? И откуда ты знаешь эту историю про короля гномов?

— Мне рассказывал ее мой отец. Он безумно хотел отыскать золотую секиру. Несколько раз он даже отправлялся на ее поиски к подножию той самой горы, с которой Онир сбросил ее, но безрезультатно. Они даже не нашли пещеры Дародина, в которых селились гоблины, хотя и обошли гору вокруг. После этого отец перестал верить легендам и всегда доверял лишь своим глазам.

— Но ведь с тех пор прошли тысячелетия. Мало ли что могло случиться с этими пещерами. Может их засыпало камнями или твой отец искал не у той горы? А секиру за это время мог найти кто угодно.

— Все может быть! Я верю в то, что золотая секира короля гномов существует на самом деле! Я верю в то, что легенды правдивы!

Пламя факела начало метаться по сторонам. Виллем сразу же обратил на это внимание. Должно быть, они были близко к выходу. Пламя трепал ветер, но откуда ему было взяться в глубинах горы?

— Видишь! — сказал Виллем и указал Джеймсу на беснующийся огонь. — Мы уже близки.

— Близки к чему? — спросил Джеймс. Он видел, как блестели глаза Виллема. Он словно был одержим и, не замечая ничего вокруг, помчался вперед. Джеймс испугался и последовал за ним. Он не желал идти дальше, но и оставаться одному в кромешной тьме ему тоже не хотелось. Джеймс побежал за Виллемом.

— Куда ты бежишь? Постой! — кричал ему вдогонку Джеймс, но он не слышал его. Словно подгоняемый плетьми, Виллем бежал к заветной цели. О чем он думал в этот момент, так и осталось загадкой, быть может, и для него самого.

Виллем был намного сильнее и выносливее Джеймса и через некоторое время скрылся у него из виду. Джеймс не мог угнаться за ним. Он остановился. Яркое светлое пятно удалялось все дальше от него, пока не исчезло во мраке. Вокруг была всепоглощающая темнота.

Джеймс пытался вглядеться в нее, но не видел даже своих рук. Страх охватил его. Он сковал его тело, но не разум. Джеймс окрикнул Виллема, но тот не отзывался. Он вытянул руку и на ощупь добрался до стены. Что делать теперь? Повернуть назад? Но что, если Виллем угодил в беду и нуждался в помощи?

Джеймс снова закричал, но никто не ответил. И тут он вспомнил о том, что амулет, который он носил на груди, светится в темноте. «Как же я мог забыть!» — винил себя Джеймс.

Он достал часть амулета из-под одежды, и тьма тут же расступилась перед ним. «Да, это куда лучше, чем факел!» — подумал Джеймс, облегченно вздохнув. Он вытянул источник света перед собой в руке и медленно последовал по стопам Виллема.

Коридор был длинным и, казалось, что он никогда не закончится. Джеймс смотрел себе под ноги. Следы, оставленные на вековой пыли, уводили дальше по коридору. Скоро Джеймс и сам почувствовал на себе легкое дуновение ветерка. Он был таким слабым, что был не в силах пошевелить волосы на голове мальчика. Вдруг, впереди он увидел Виллема, который стоял без движения и смотрел вниз. Джеймс поспешил к нему.

Когда Джеймс преодолел нескончаемый, бесконечный, темный коридор, он оказался на узкой платформе, с которой вниз вела старая винтовая лестница, высеченная из скалы. Она выглядела очень ненадежно, и спускаться по ней было бы опасным занятием. Откуда-то сверху капала вода и, проделав долгий путь вниз, падала, разбиваясь о каменное дно полой горы. Это был спасительный путь из Соколиного замка.

Джеймс подошел к Виллему, который стоял на краю обрыва, и посмотрел вниз. Лестница извивалась спиралью и скрывалась в темноте. Свет от факела и амулета не позволял рассмотреть, что находилось на самом дне.

Виллем оглянулся и с удивлением посмотрел на светящийся в темноте амулет. Факел был им уже не нужен и Виллем бросил его в пропасть. Пролетев вниз милю, и осветив отвесные стены и узкую лестницу, он упал на камни и потух, забрызгав искрами дно пропасти. Сверху его падение казалось очень долгим. К концу своего пути он превратился в крохотную светящуюся точку, которая померкла, издав глухой звук.

— Прости! — сказал Виллем. — Я не знаю, что на меня нашло.

— Ничего, — ответил Джеймс. — Это было занимательное путешествие! Правда, теперь-то я уж точно не засну.

Виллем улыбнулся и сказал:

— Зато теперь мы с уверенностью сможем сказать, что золотая секира спрятана не в Соколином замке.

— Возможно, но для полной уверенности надо спуститься вниз.

— Ну, уж нет! Надо возвращаться. Я уже чувствую на себе гнев Лиорида.

— Я ему ничего не скажу. Джеймс повернулся и повел Виллема обратно, освещая путь зажатым в руке амулетом.

Они вернулись тайному проходу, и Виллем поспешил закрыть его.

— Нашли что-нибудь интересное? — грозным голосом спросил Лиорид, который давно поджидал их в зале.

Джеймс и Виллем обернулись и увидели старика, сидевшего за каменным столом и выпускавшего дым из своей волшебной трубки. На столе стояло несколько подсвечников с зажженными свечами, которые освещали стены и пол вокруг стола, но старца оставляли в тени.

— Я просто показывал Джеймсу потайной ход, ведущий из замка, — попытался объясниться Виллем. — Ему было грустно, и я попытался повеселить его.

— Ах, ты пытался повеселить его! — громко передразнил Лиорид и встал со стула. — В эти пещеры не ступала нога человека больше тысячи лет! За это время там могли поселиться ужасные твари, пробравшись с внешнего входа у подножия горы. Там царит вечная тьма. Это идеальное место для таких созданий. Ты хоть представляешь себе, что могло произойти? Твоя глупость могла погубить вас обоих! Этот проход мог стать вашей могилой, и вам просто повезло, что этого не случилось!

— Все в порядке Лиорид! — вступился Джеймс. — С нами же ничего не случилось, мы целы и невредимы.

Лиорид посмотрел на мальчика и замолчал на несколько минут, затем перевел свой взор на Виллема и сказал:

— Ты бросил его одного там? — лицо Лиорида перекосилось от гнева. — Да лучше бы ты прыгнул с того злосчастного обрыва и избавил нас от своей бесконечной глупости! Убирайся, пока я не велел запереть тебя в тюрьму! Уйди с глаз моих и не появляйся, пока не поймешь, что мог натворить!

Виллем, молча, слушал старца, опустив голову. Лиорид был совершенно прав и Виллем понимал это. Он понимал, что рисковал не только своей жизнью, но и жизнью Джеймса. Он ругал себя за свою несерьезность и безответственность и был готов понести любое наказание. Выслушав Лиорида до конца, Виллем удалился из зала, оставив Джеймса наедине со старейшиной ордена.

— Вы были слишком строги с ним, — произнес Джеймс дрожащим голосом. Он уже приготовился к тому, что старец отчитает и его тоже, но на удивление Джеймса, Лиорид опустился обратно на стул и сказал:

— Виллем слишком избалован. Он не знает, что такое ответственность и порой, чтобы в голове отложились правильные мысли, нужно иногда вдолбить их в нее силой. Виллем еще познает все тяготы этой жизни. Он станет намного мудрее, но на это потребуется время. Сейчас же он молод и беззаботен, как и мы все когда-то. Я, наверное, тоже был таким же в его годы, но уже не помню этого. Когда в твоей голове помещаются знания и умения древних народов, их история и культура, то места для самого себя совсем не остается.

Лиорид снова затянулся и выпустил изо рта струйку того же белого дыма, который пах фруктами и цветами. Джеймс подошел поближе и положил светившуюся часть амулета на стол.

— Что это за знаки? — спросил он, указав на странные символы, которые шли полукругом по кайме амулета.

— Это язык древних! — ответил Лиорид, взглянув на надписи. — На нем говорили народы, населявшие эти земли десятки тысяч лет тому назад. На этом языке были написаны все магические книги. Только Верховные маги понимали его и могли на нем говорить. Таким образом, они обеспечивали сохранность своих знаний от чужих посягательств.

— То есть никто не сможет расшифровать эти символы?

— Это мертвый Язык!

Джеймс забрал со стола амулет и спрятал его под одежду. Он направился к двери, которая вела в главный зал. Он устал и хотел спать. Напряженный поход за золотой секирой вконец утомил его. Вдруг, он услышал позади себя голос старика, который обращался к нему.

— Джеймс! Вещь, которую ты носишь у себя на груди — не игрушка! Даже одна часть амулета обладает огромной силой, с которой не справиться ни тебе, ни мне, ни кому-то еще. Это очень важная вещь, без которой наш мир погрузится во тьму и все живое в нем умрет. Помни об этом и ни кому его не показывай. Шпионы Артазара могут быть где угодно. Это может быть твой хороший друг или верный защитник. Так или иначе, но ты всегда должен быть начеку. Помни об этом!

— Хорошо! — сказал Джеймс. — Я буду осторожен.

— Это я и хотел от тебя услышать, — с улыбкой сказал Лиорид. — Так вы не нашли золотую секиру короля гномов?

— Нет, — усмехнулся Джеймс. — Ее, наверное, и вовсе не существует.

— Не все легенды правдивы. Какие-то были придуманы ради забавы или страха, а какие-то были пересказаны со слов очевидцев и являются чистой правдой.

— И к какой категории относится эта легенда?

— Хм, хороший вопрос. За свое время я так и не встретил ни одного живого гнома. Только они знают ответ на этот вопрос. Но то, что король гномов Онир действительно существовал, так это чистой воды, правда! Может, когда все закончится, я спрошу об этом у гномов, но сейчас у нас есть дела поважнее!

Джеймс покинул зал и направился в отведенную ему комнату. Было уже очень поздно и все давно отправились спать. Уже утром они должны будут отправиться в далекое и опасное путешествие. Чем оно закончится, не мог сказать даже опытный провидец. Сможет ли Габриель собрать армию, которая будет способна дать отпор темным легионам? Найдет ли Джеймс вторую половину амулета? Ответы на эти и другие вопросы, мучавшие героев, они получат уже совсем скоро!


ГЛАВА IX Соколиный замок | Амулет: Падение Империи | ГЛАВА XI Пора в путь!