home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



29

Тайна похищенной карты

Наши дни

Томар, Португалия


Мара и Бен покинули очередь из гостей и побрели по длинному темному коридору. Маре хотелось послушать, как паж представит ее преследователя, но она решила, что лучше уйти, пока они не столкнулись лицом к лицу. Так ей будет легче притворяться, что его не существует.

Коридор привел их в Шаролу и главное помещение церкви. В знаменитом здании оказалось на удивление мало гостей. Возможно, их отвадил запрет на веселье в священном месте. Какова бы ни была причина, Мара обрадовалась, что здесь так пусто и каждый дверной проем охраняют стражники. Так она сможет спокойно увидеть любого, кто входит или выходит.

Они с Беном остановились в церковном нефе.

— Пройдем через Шаролу, пока ждем виконта? — спросил Бен.

Они прошли под аркой, украшенной выцветшими изображениями святых и крестами, и вошли в Шаролу. Восьмиугольное пространство, увенчанное куполом, разделяла серия арок на толстых опорах.

Бен и Мара обошли Шаролу по периметру, представлявшему собою галерею. Стены здесь были украшены архитектурными деталями, создающими иллюзию пространства, блеклыми изображениями святых шестнадцатого века, выполненными темперой, сценами из жизни Христа и неизменными крестами и щитами ордена Христа. Вдоль стен располагались алтари: в некоторых можно было видеть картины и статуи, а другие поражали своей нарочитой пустотой.

Пройдя под аркой, Мара оказалась в середине восьмиугольной Шаролы. Ее глаза тут же поднялись к великолепному высокому потолку, украшенному золотыми геральдическими лилиями, армиллярными сферами и крестами. В центре потолка все узоры сходились на звезду со множеством лучей, подобную булавке на смокинге виконта. Звезду украшали буквы XPS, обозначавшие Христа. Роскошным убранством отличался не только потолок, но и стены внизу с золоченой деревянной резьбой, фресками, а также цветными статуями ангелов и святых. На секунду Мара позволила себе забыть о карте, погрузившись целиком в любование изысканной красотой.

Выйдя из Шаролы, Мара присоединилась к Бену в церковном нефе. Она поплотнее завернулась в шаль — в этом огромном каменном мешке ночная прохлада пробирала до костей.

— Вы не возражаете, если мы быстро пройдемся по церкви? Через клирос и ризницу, — спросил Бен.

Мара согласилась. Пока они поднимались по лестнице на клирос, где вообще не было ни души, они тихо обсуждали красоту Шаролы с ее навязчивой символикой в стиле мануэлино, столь же многочисленной, как символика Христа. Бен заметил, что первоначально Шарола выглядела проще; пышный декор был добавлен в шестнадцатом веке, это была попытка португальской монархии заручиться идеологической поддержкой своего господства в век Великих географических открытий.

Мара вошла на клирос, и ей показалось, будто она вступила в раму картины — такой покой здесь царил: высокий арочный потолок, парящие круглые окна в каменных переплетах, природный песчаник, и все залито светом. Никакого узорного золочения, иллюзорных деталей или насыщенных темных красок, какие они наблюдали в Шароле.

— Как здесь торжественно и просто, — произнесла Мара.

— Приглядитесь внимательнее, — сказал Бен.

По сводчатому потолку, похожему на парус, пролегли витые веревки; мореходные снасти окаймляли окна; у основания колонн крылатые фигуры поддерживали символику мануэлино — армиллярные сферы и эмблемы.

— Уверен, вас не удивит, что это двухуровневая надстройка к Шароле была сделана по заказу короля Мануэла Первого. Он хотел, чтобы Томар символизировал и чтил морские походы, принесшие Португалии богатства и превосходство, — прокомментировал Бен.

Они спустились по лестничному пролету обратно в церковный неф, а затем еще на один пролет, в ризницу. Это помещение выглядело так же просто, как клирос. Но только на первый взгляд. При близком рассмотрении оказалось, что по каменной кладке во все стороны расползались канаты, морские узлы, кораллы и водоросли.

— Господи, а ведь Мануэл действительно решил превратить Томар в морской памятник, — вздохнула Мара.

— Обновленный Томар и был создан морем. Век Великих географических открытий дал для этого нужные средства. Погодите, вы еще не видели знаменитое окно мануэлино, — указал Бен на большое окно, смотрящее на запад, забранное кованой решеткой. — Должно быть, это оно, только с внутренней стороны. — Он взял Мару за руку. — Идемте. Посмотрим, как оно выглядит снаружи.

На свежем воздухе оказалось теплее, чем внутри церкви. Они обошли террасы и парапеты, чтобы найти идеальное место на одной из террас для любования окном мануэлино в свете прожектора. Каменный наличник представлял собой узор из переплетенных кораллов и водорослей; спирали канатов и веревок обхватывали верхнюю часть колонн; каждый угол был завязан морским узлом; рыбачьи плоскодонки и буйки свешивались с краев, и казалось, что они подпрыгивают на морской глади. Внизу древняя бородатая фигура поддерживала гигантский древесный корень. Маре почудилось, будто со дна морского поднялся давно затонувший корабль.

— Эта церковь заслуженно считается одним из португальских шедевров, — нарушила она тишину.

Бен ничего не ответил, а пошел по террасе, разглядывая два уровня церкви под разными углами.

— Бен, что вы делаете? Нам нельзя отходить далеко от Шаролы, надо же поговорить с виконтом. — Мара понимала, что они оба не должны отвлекаться от главной цели.

— Обратите внимание, как окно мануэлино расположено прямо под круглым окном, а то, в свою очередь, находится прямо под крестом ордена Христа и щитом, что украшают крышу церкви. Видите?

Мара отошла назад и посмотрела.

— Вижу.

— Отсюда кажется, что круглое окно вырезано на уровне третьего этажа, то есть клироса, а окно мануэлино вроде бы находится на втором этаже, где располагается ризница. Верно?

— Да.

— В таком случае, где же первый этаж?

Мара завертела головой.

— Не знаю. Первый этаж отсюда не виден, потому что он под террасой, на которой мы стоим.

— Совершенно верно.

Мара оторопела.

— Ничего не понимаю.

— На первом этаже полагалось хранить что-то значимое или, по крайней мере, важное. Окно мануэлино, к примеру, покоится на плечах бородатой фигуры. Первый этаж не должен быть похоронен в темноте под какой-то террасой, — заявил Бен.

Он пошел вдоль стены, направо от окна, что-то бормоча про себя. Мара побежала за ним. Вместе они обнаружили лестницу на нижний уровень, ведущую в две галереи: Святой Барбары и Гостевую. Первый этаж церкви с виду состоял из каменной стены без окон, украшений и каких-либо дверей.

Бен прокомментировал очевидное:

— Здесь нет входа на первый этаж.

— Вижу, — раздраженно отреагировала Мара, считавшая, что им нужно не пропустить в Шароле виконта, а не бегать вокруг церкви.

— Возможно, мы попадем на первый этаж внутри церкви. — Он метнулся обратно в церковь, Мара — за ним. После бесплодных поисков они вновь оказались на той же террасе, откуда начали, — под окном мануэлино.

— Это бессмысленно. Должен же где-то быть первый этаж, — сказал Бен.

Мара увидела, что на террасу вышла большая группа гостей, и предложила:

— Вернемся в Шаролу, Бен. Похоже, приветствие гостей закончилось. Виконт, наверное, ждет нас.

— Еще раз обойдем вокруг, а потом сделаем, как вы просите. Обещаю.

Теперь он двинулся налево от окна. Вскоре в одной из огромных колонн они обнаружили врезанную темную лестницу, ведущую вниз. Фонари ее не освещали, так что разглядеть, где она заканчивается, не удалось. Бен начал спускаться, Мара не отставала. Он резко вытянул руку, пытаясь остановить ее:

— Мара, не ходите сюда. Ваши каблуки не приспособлены для таких ступеней.

Мара смотрела, как Бен медленно погружается в кромешную тьму. Мимо прошли беспечно болтающие гости, Мара осталась в тишине. Вскоре до нее донесся мерный топот, шаги приближались. Она испугалась, что это мог быть тот китаец, что следит за ней. И вместо того чтобы обернуться и посмотреть, кто это — ничего не подозревающий гость или ее китайский друг, — она направилась к лестнице.

Мара на всякий случай оперлась ладонью о стену, но тут же невольно отдернула руку — каменную кладку покрывал липкий мох. Она все-таки заставила себя снова дотронуться до скользкой поверхности и начала спускаться на высоченных каблуках.

Она прислушивалась, не последуют ли за ней шаги того, кто начал расхаживать взад-вперед по террасе. Ей хотелось пуститься бегом по ступеням, но тогда она наверняка бы упала. Наконец шаги затихли.

Достигнув последней ступени, она почувствовала под ногой плоский каменный пол. Сделала еще один шаг и наткнулась на Бена.

— Мара, — прошептал он, — я же просил вас остаться на месте.

— Я услышала шаги и подумала, что здесь безопаснее.

— В кромешной тьме?

— Сколько можно стоять и болтать. Где вход?

— Его здесь нет.

Не поверив ему, Мара провела руками по всем стенам, пытаясь нащупать дверной проем. Бен оказался прав. Лестница вела в тупик.

— Полагаю, нам придется вернуться тем же путем. Пошли, Бен, — схватила она его за руку.

— Лестница должна куда-то вести, — пробормотал Бен.

— Бен, идемте. Эта лестница никуда не ведет.

Он помолчал.

— Да, теперь никуда. Но раньше, Мара, такие лестницы вели на первый этаж. Наверняка здесь что-то спрятано.


предыдущая глава | Тайна похищенной карты | cледующая глава