home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



28

Тайна похищенной карты

Наши дни

Томар, Португалия


Мара потеряла целый день, пытаясь добиться встречи с виконтом Томаром. В отчаянии она упомянула об этом Ричарду, а тот связался со знакомым португальским политиком, который знал Габриэла да Косту по совместной работе, когда они всеми правдами и неправдами добивались для Португалии места в Европейском союзе. Этот знакомый Ричарда, Паулу Монтьеру, раздобыл для них приглашение на благотворительный праздник, устроенный виконтом Томаром.

Мара и Бен сидели в лимузине, преодолевавшем крутой подъем извилистой дороги к томарскому замку и монастырю Ордена Христа. Праздник проходил в бывшей резиденции предков Томара недалеко от Лиссабона. Виконт, предпочитавший жить затворником, согласился устроить это мероприятие только потому, что все собранные деньги предполагалось пустить на реставрацию комплекса, ставшего с недавних пор объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. В обмен на роскошное приглашение с гравировкой фирма Мары сделала пятизначную дотацию в фонд Томара.

После крутого поворота на узкой дороге Мара увидела башни замка и огромные каменные укрепления, поднимавшиеся прямо из горы. Комплекс располагался на правом берегу реки Набан. С каждым скрипом тормозов на новом развороте открывался очередной вид, и Мара любовалась бастионами, парапетами, орудийными и сторожевыми башнями, нависшими над склоном, как древние часовые. Замок смотрелся как на картинке. Не замок — а декорация из фильма.

— Никак не ожидала, что он окажется таким внушительным, — сказала Мара.

— Томарский замок был оплотом португальских тамплиеров вплоть до четырнадцатого века, когда Папа разогнал орден. Тогда же он перешел к ордену Христа, — не замедлил сообщить Бен, глядя в окно.

— Вот как?

— Да, — повернулся он к ней с улыбкой на лице. — Я провел весь день за книгами. А вы чем занимались? Бегали по магазинам в поисках платья?

Сумерки скрыли, как покраснела Мара. Она действительно бездарно потратила несколько часов, подбирая платье для праздника, и теперь невольно одернула подол. Плод ее усилий — черное платье без бретелей от Аны Салазар.

— Очень смешно, — сказала она, изображая, что сердится.

— На вас оно хорошо смотрится, — заметил Бен, отчего Мара покраснела еще больше.

Она не обратила внимания на комплимент. Уж очень беззаботным тоном он был сделан. Невольное партнерство и взаимные откровения способствовали тому, что между Марой и Беном установились вполне комфортные отношения. Настолько комфортные, что Маре приходилось все время себя одергивать.

— Вы помните, что профессор Силва упоминал о том, как Папа в тысяча триста двадцать третьем году передал имущество тамплиеров ордену Христа?

Мара кивнула.

— Томарский замок — один из тех объектов тамплиеров. Когда португальские правители подчинили себе орден Христа, то начали вносить в томарский комплекс архитектурные изменения. Первым был принц Генрих.

— Какие изменения?

— Принц Генрих пристроил галереи для томарских монахов, а также рыцарей ордена Христа. После смерти Генриха строительный пыл несколько поугас вплоть до тысяча четыреста девяностых и начала тысяча пятисотых, когда эстафету Генриха подхватили Мануэл Первый и Жуан Третий. С помощью архитекторов Диогу ди Арруда и Жуана ди Каштилью эти короли внесли большие изменения в архитектуру комплекса. Они придали Шароле более четкую форму креста и добавили еще больше галерей. Все это было сделано в ознаменование португальских морских открытий, совершенных под флагом ордена Христа.

— Что такое Шарола?

— В конце тысяча сотых годов тамплиеры построили в Томаре восьмиугольную церковь и назвали ее Шарола. По легенде, она построена по образцу иерусалимской церкви Гроба Господня. Тамплиеры, а после них рыцари ордена Христа молились в Шароле перед тем, как отправиться в поход. — Он рассмеялся. — Некоторые слухи даже утверждают, что тамплиеры нашли Святой Грааль и спрятали его в Шароле.

Лимузин остановился. Водитель объяснил, что подъезжать к комплексу ближе автомобилям запрещено. Мара и Бен выбрались из лимузина во тьму, освещенную лишь луной и блеском вечерних нарядов и драгоценностей других гостей. Мара разгладила платье, слегка помявшееся после долгой поездки, а Бен поправил галстук-бабочку.

— Как я выгляжу? В порядке? — спросил он, поворачиваясь к Маре.

Мара расхохоталась при виде бабочки, стоящей вертикально.

— Ужасно. Позвольте, я поправлю.

Она потянулась к галстуку, впервые за весь вечер внимательно разглядывая Бена. Окончательно отмыв остатки археологической пыли, укротив непослушные волосы и заменив очки с толстыми стеклами на контактные линзы, он выглядел красавцем.

Мара и Бен посмотрели в глаза друг другу, и она сразу отстранилась, пробормотав, что нужно еще найти вход в замок. Она пошла вперед, Бен быстро ее догнал.

Они не знали, куда идти, поэтому последовали за более информированными парами к узкому арочному входу, прорубленному в толстой каменной кладке замка. Подойдя поближе, Мара различила табличку с названием «Солнечные ворота» — это был один из двух входов в томарский комплекс. Они дождались своей очереди, а затем протиснулись сквозь ворота и оказались на широкой гравийной дорожке. Мара не понимала по-португальски, зато умела читать по лицам гостей, особенно женщин, не слишком довольных необходимостью подвергать свои платья от Ива Сен-Лорана и Шанель суровым средневековым испытаниям.

Пройдя сквозь ворота, Мара и Бен были вознаграждены чудесным видом, освещенным прожекторами: ко входу в комплекс пролегла аллея из подстриженных кустов и фигурных деревьев. Всю дорогу до крутой лестницы, ведущей к основанию здания странной формы с колокольней наверху, Мару и Бена сопровождал хруст гальки под изящными шпильками дам.

— Шарола, — прошептал Бен.

Мара удивилась. Она ожидала увидеть величественное знаменитое здание, а не приземистую постройку.

Мара и Бен вместе с толпой подошли к лестнице. Мара видела, как дамы пошатываются на неровных, почти волнистых ступенях и крепко цепляются за локти своих кавалеров. Она посмеялась про себя, решив, что вполне способна подняться по лестнице без посторонней помощи. Бодро преодолела несколько ступеней, но тут ее каблук застрял в трещине вековой давности, и она рухнула вперед, больно приземлившись на ладони. Когда Бен наклонился, чтобы помочь ей подняться, она ожидала услышать язвительную насмешку, но он ничего не сказал, и она приняла его протянутую руку. Для того, кто был воспитан рациональными учеными, Бен неизменно демонстрировал понимание и доброту.

На входе пажи собирали приглашения. Маре и Бену они объяснили на ломаном английском, что гостям разрешено веселиться во всех открытых помещениях комплекса, за исключением Шаролы и церкви, предназначенных только для осмотра.

Мара и Бен вышли на крытую галерею, облицованную сине-белой эмалевой плиткой. Галерея окружала со всех сторон внутренний двор, где играл струнный квартет. Ночная прохлада не препятствовала дамам с голыми плечами кружить, разметая пышные юбки, вокруг лимонных деревьев и лаванды в центре двора.

Мара взяла бокал с подноса официанта и узнала, что они находятся на Моечной галерее, одной из пристроек принца Генриха. С бокалами в руках они с Беном прошли в соседнюю галерею, называвшуюся Кладбищенской, которая, по словам Бена, также была построена по инициативе Генриха. Она служила местом захоронения монахов монастыря и рыцарей ордена Христа.

Не веря своим глазам, Мара увидела, как какой-то мужчина в смокинге затушил сигарету о резное каменное надгробье, встроенное в простую стену галереи. Мара направилась к нему, чтобы отчитать его как следует, но, поймав ее гневный взгляд, мужчина ретировался прежде, чем она успела подойти. Мара наклонилась, чтобы смахнуть пепел бумажной салфеткой, которую достала из сумочки. В надписи, сделанной на латыни, она разобрала имя да Гама. Мара перевела взгляд на Бена, и тот пояснил, что плита принадлежит Диогу да Гаме, одному из братьев мореплавателя Васко.

Разряженная публика повалила в соседнюю Новую ризницу, и Мара с Беном поплелись за ними. Маре показалось, будто она шагнула в рыцарскую сокровищницу: высокий цилиндрический свод, деревянная обшивка, украшенная затейливым мерцающим узором из золота, щиты с гербами, квадратные красные кресты и необычного вида глобусы.

Мара вытянула шею, чтобы разглядеть все лучше. Бен проследил за ее удивленным взглядом.

— Интересно, что все это значит? — спросил он.

— Да. Некоторые символы кажутся знакомыми, — ответила она.

— А вы их уже видели. В Морском музее.

Он напомнил ей, что характерный красный крест служил эмблемой ордена Христа и развевался на всех парусах португальских судов в эпоху Великих географических открытий — это и был главный символ всех открытий. Странного вида глобус представлял собой армиллярную сферу, навигационный прибор, считавшийся личной эмблемой короля Мануэла I. На щите были изображены маленькие щиты, выложенные в центре крестом и окаймленные замками, — это означало обширные завоевания португальцев.

— Все вместе эти символы провозглашали суверенитет Португалии. Во всяком случае, во времена Мануэла.

Мара уже начала сомневаться, что вообще найдет здесь виконта Томара, когда они свернули за угол и сразу наткнулись на очередь, выстроившуюся, чтобы поприветствовать хозяина праздника. Пристроившись в самом конце вереницы, Мара принялась наблюдать, как пожилой господин здоровается со своими гостями. Рядом с ним стояла пожилая дама в королевском фиолетовом платье и великолепных рубинах — тиаре и серьгах. Мара решила, что это, должно быть, виконтесса Томар. Хозяин приема надел поверх смокинга красную ленту с золоченым крестом, прикрепленным на правом плече, и золотой звездой со множеством ассиметричных лучей на левом лацкане. Мара вспомнила, что это крест ордена Христа.

Очередь продвигалась медленно. Мара развлекалась тем, что украдкой разглядывала гостей. В первую очередь ее привлекли сверкающие драгоценности и бальные платья от кутюр. Только бегло рассмотрев всех женщин, она заметила, что многие из их кавалеров тоже нацепили золотые звезды, похожие на звезду виконта, правда, прикреплены они к смокингам были всякий раз по-разному.

Мара собиралась спросить у Бена, что означает эта звезда, когда увидела его — китайца из отеля «Ритц». Он стоял в конце очереди.

Она резко отвернулась, молясь в душе, чтобы он ее не заметил. Она даже попыталась слиться с другими гостями, но когда они оказались в первых рядах, паж спросил у них имена и откуда они приехали, чтобы объявить новую пару.

Мара поморщилась, когда их громогласно представили. Но потом она поняла, что если на бал явился китайский шпион, то причиной тому были она и Бен. Так что прятаться бесполезно.

Виконт Томар протянул руку для приветствия.

— Как приятно, что некоторые гости проделали долгий путь из Америки, — кивнул он, пожав Бену и Маре руки, и повернулся к следующей паре.

Но Мара его руку не отпустила.

— Мы друзья Паулу Монтьеру и Ричарда Тобиаса. Они передают приветы.

Виконт снова повернулся к ней с улыбкой:

— Вы знакомы с Паулу Монтьеру? Я не видел его с тех пор, как мы вместе работали над португальской директивой для Европейского союза.

Мара почти ничего не знала про Монтьеру, поэтому ограничилась кивком и сказала:

— Он шлет вам наилучшие пожелания. По правде говоря, он попросил нас обсудить с вами одно маленькое дело. — Она указала на длинную очередь. — Когда у вас появится свободная минутка, разумеется.

Виконт помолчал, оглядывая очередь.

— Приветствие гостей закончится через полчаса. Вы сможете меня найти в Шароле.


предыдущая глава | Тайна похищенной карты | cледующая глава