home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

   Ну, до точки рандеву добрались они неплохо. Правда, Ковалев, немного подумав, решил воспользоваться кораблем местного производства, даже не модернизированным, хоть и представительского класса. Удобный, конечно, отделка богатая, управлять даже в одиночку можно, а это немаловажно - в подробности Дайяна никого посвящать не хотела. Вначале, правда, Ковалев хотел воспользоваться ни много ни мало линкором - а что, при наличии такого прикрытия хрен с ними кто-то связываться будет, но девушка не без ехидства заметила, что тут уж связываться точно не будут. Просто разбегутся при виде такой махины, и фиг их переловишь, так что на успех переговоров можно будет уже не рассчитывать. И ведь правы будут, если вдуматься - на линкоре очень хорошо проделывать разные непотребства. Ну да, калибры позволяют, да и десанта на борт не одну тысячу человек принять можно, поэтому испугаются их визави, как пить дать. Ну а воспользоваться, скажем, чем-нибудь полегче, крейсером там или эсминцем - это провоцировать противников (а они хоть и потенциальные союзники, но пока еще противники) забить болт на все договоренности и попытаться наложить хилую лапку на столь ценный приз, как имперский корабль. Хрен у них получится, конечно, но зачем лишние проблемы? Да и в тайне рейд эсминца не сохранить хотя бы просто потому, что на нем команды под сотню человек, хоть один да проболтается. Так что бывшая яхта Диктатора оказалась тут как нельзя кстати - и солидно, и удобно, и ценности практической, если вдуматься, никакой. Скорость, правда, подкачала - это для местных "Мечта" (а ведь романтиком был покойный Диктатор, с поэтическим складом ума человек) сверхскоростное судно, а по меркам империи скорость у нее черепашья, ну да не такая уж это проблема. Лишние сутки мало что изменят, зато можно отдохнуть по-человечески, тем более, в компании красивой женщины, и хоть какое-то время не думать о делах.

   Впрочем, отдохнуть не получилось. Дайяна была хмурой и неразговорчивой - ничего удивительного, что ее бьет мандраж было заметно невооруженным взглядом, да и не скрывала она того, что нервничает. К тому же ей, похоже, было не слишком комфортно на борту "Мечты" - ведь она бывала здесь еще в те времена, когда был жив и вовсе не собирался помирать Диктатор, так что ассоциации у нее были, наверное, не самые лучшие. Ковалев, напротив, был спокоен, как мамонт - в последнее время он вообще стал немного фаталистом. Однако рядом с заметно напуганной и неразговорчивой спутницей настроение у него тоже было максимум на троечку, поэтому о том, чтобы нормально расслабиться, разговору даже не шло. В результате практически все время адмирал проводил или в маленьком спортзале корабля, или валяясь на койке с книгой в руках, или в рубке, периодически контролируя работу автопилота. Впрочем, не так и долго это все происходило - место рандеву было выбрано довольно близко.

   Грамотно место было выбрано, ничего не скажешь. Возле безымянной звезды, вокруг которой вертелись лишь два газовых гиганта, лишенные нормальных спутников, да еще был в наличии довольно убогий пояс астероидов. Возможно, когда-то здесь были и другие планеты, но в те незапамятные времена, когда звезда еще не была белым карликом, произошел естественный, вполне нормальный процесс, и расширяющаяся звезда, могучий красный гигант, пожрала их. А может, планет и не было изначально. Кто знает... Да никто, и никому, честно говоря, это не было интересно. Звезда и безымянной-то осталась потому, что на фиг была никому не нужна - пригодных для жизни планет не было, астероидный пояс - один камень да железо, а этого добра всюду в избытке. В общем, полноценную колонию основывать негде, поселение шахтеров - невыгодно. Даже пиратам система была неинтересна, потому что лежала в стороне от проторенных космических дорог. Словом, набитая космическим мусором система белого карлика, в которой сто лет никого не было и еще сто лет никого не будет. Ничем не примечательная система - таких звезд в галактике множество. Идеальное место для секретных переговоров.

   Впрочем, Ковалев ни на миг не обольщался ни насчет самой системы и ее расположения, ни насчет моральных качеств тех, с кем ему предстояло встретиться. Точнее, не совсем ему, первую скрипку официально должна была играть Дайяна, но и адмирал здесь имел свой интерес. Ну а с учетом того, что людям, особенно незнакомым, особенно наделенным властью он не доверял ни на грош, то и меры он кое-какие принял. Так, на всякий случай, чтобы подстраховаться.

   Штурманом Ковалев был неплохим. Нельзя сказать, что великолепным - были в нынешнем имперском флоте профи и покруче, тот же Синицын, например, но неплохим - это точно. А почему бы и нет? С математикой у адмирала всегда было неплохо, с пространственным мышлением - еще лучше, а память супера позволяла обходиться без постоянного использования шпаргалок, поэтому штурманское дело давалось ему легко и с дальними перелетами он был "на ты". Вот и сейчас его корабль оказался в точке рандеву минута в минуту - в серьезных делах адмирал старался быть пунктуальным. Точность - вежливость королей, часто говорил он. Точность - вежливость снайперов, думал он при этом.

   Увы, те, с кем они собирались встречаться, подобным ценным качеством похвастаться не могли. "Мечта" болталась на орбите ближайшей к звезде планеты почти два часа и, когда Ковалев, слегка раздосадованный таким неуважением, уже решил возвращаться, радары его корабля зафиксировали появление в системе довольно крупного искусственного объекта, предположительно, корабля. Объект шел по траектории, долженствующей затруднить его обнаружение, но при этом его система маскировки была редкостно примитивна. Похоже, это и были те, кого они ждали.

   Все то время, пока чужой корабль приближался к точке рандеву, Ковалев просидел в рубке, у панели управления огнем. Здесь не было такой эффективной системы виртуального управления, как на имперских кораблях, но и яхта - не линкор. Хотя это уже - как сказать.

   Дело в том, что Ковалев наотрез отказался лететь хоть куда-то безоружным, поэтому "Мечту" перед стартом подвергли серьезной модернизации. Если раньше на яхте была лишь легкая зенитная артиллерия, то теперь ее усилили, добавив к тому же два торпедных аппарата. Точнее, не совсем добавив - по первоначальному проекту яхта была оснащена четырьмя стандартными спасательными капсулами. Прелесть ситуации была в том, что пусковые установки капсул в девичестве были пусковыми установками как раз торпед - просто конструкторы, которым в незапамятные, еще имперские времена необходимо было создать систему спасения для пассажиров и экипажей, не стали изобретать велосипед, а просто воспользовались надежной и проверенной временем конструкцией, подогнав под нее размеры индивидуальных капсул. Капсулы, кстати, пришлось увеличивать - торпеды оказались по размеру чуть больше них, но, так как сами капсулы на тот момент еще только проектировались, это не было проблемой. Конструкция без изменений сохранилась до нынешних времен и поставить вместо двух капсул торпеды имперского образца оказалось совсем несложно. В результате этой переделки "Мечта" теперь хотя и не являлась сколь либо серьезной боевой единицей по имперским меркам, но для местных увальней, вздумай они пощупать ее на прочность, несомненно стала бы крепким орешком.

   Конечно, трудно было сказать, насколько силен приближающийся к "Мечте" корабль. Навскидку (несовершенные радары и масс-детекторы яхты не могли на такой дистанции выдать точный результат) корабль по размерам был примерно равен имперскому крейсеру. Но иметь одинаковые размеры и одинаковые возможности - это, как говорят в Одессе, две большие разницы. К тому же масса корабля была меньше, чем у крейсера, и причиной этого, скорее всего, было слабое бронирование. Во всяком случае, Ковалев был уверен, что при нужде он со своими двумя торпедами в два счета заставит капитана чужого корабля забыть о самой мысли поохотиться за яхтой, а если повезет, то и вообще поставит жирную точку как на карьере капитана, так и на самом существовании этой летающей жестянки.

   К счастью, стрелять не пришлось - это были те, кого ожидала встретить здесь Дайяна, и когда корабль подошел на дистанцию визуального наблюдения, то с него был получен пароль и, соответственно, в ответ был отправлен отзыв. После этого корабль вышел на связь, на экране появилось чье-то породистое лицо, и этому самому лицу Дайяна высказала все то, что думает о мужчинах, которые даже на свидание вовремя явиться не могут. Все это она говорила с каменно-холодным и презрительным выражением лица потомственной аристократки, а ее собеседник, тут же растеряв всю спесь, оправдывался перед ней, как дворник перед управдомом...

   В то время, как девушка занималась утрясанием вопросов этикета (а что, очень выгодно иногда, чтобы собеседник чувствовал себя виноватым), Ковалев с интересом рассматривал то чудо корабельной архитектуры, с которым был намерен состыковаться. Корабль больше всего был похож на старый школьный пенал - приплюснутый параллелепипед без особых изысков и с минимумом настроек. Привыкшему к изящно-стремительным формам имперских кораблей, равно как и к внешне похожим на них силуэтам других человеческих государств, адмиралу эти формы буквально резали глаза. Возможно, корабль был и функционален, но вид был убогий. Словом, не понравился Ковалеву этот корабль, хотя, конечно, это было лишь его субъективное мнение.

   Впрочем, нельзя было не оценить удобства конструкции этого то ли крейсера то ли фиг знает чего - во всяком случае, сложных стыковочных маневров не потребовалось. Как оказалось, на корабле имелся ангар, точнее, причал, отделенный от космоса прозрачным пузырем силового поля. Требовалось просто уравнять скорости кораблей, после чего включался силовой захват - и оп-па, яхту уже втянуло практически внутрь чужого корабля. Защитное поле, очевидно, рассчитанное на противодействие объектам, движущимся с высокой скоростью, пропустило "Мечту" без проблем. Все, можно выходить и обходиться без скафандров. Действительно удобно, но говорит это, в первую очередь, о том, что корабль этот не военный, а, скорее, дипломатический или пассажирский - на боевом корабле такая конструкция причала скорее проблема, да и места много занимает. А ведь место - это и броня, и орудия, и запасы топлива, и много чего еще. Словом, для военного корабля построено слишком расточительно, а вот для круизного лайнера - самое то. Плюс это или минус пока не ясно, но можно надеяться хотя бы на то, что в случае нужды будет шанс отступить. Хотя, конечно, и на пассажирских кораблях бывает немало орудий - пираты не дремлют, поэтому опытные капитаны на пушках обычно не экономят.

   По трапу они спустились так, как договаривались заранее. Дайяна, одетая в парадную, черную с серебром форму со знаками различия капитана второго ранга шла впереди, адмирал, изображающий телохранителя, чуть сзади. По поводу звания адмиралу пришлось выдержать целое сражение, но он настоял на своем - это было его политикой. Ковалев старался, чтобы все, кто с ним работает, имели соответствующие звания. Такой расклад позволял как придать им официальный статус в глазах подчиненных, так и избавиться от проблем в будущем, ведь звание подразумевает не только права, но и ответственность вплоть до трибунала. Последнее никогда не озвучивалось официально, но умный поймет, а дураков адмирал не держал. Впрочем, Дайяна хоть и долго отбрыкивалась, тем не менее, подобно многим женщинам, делала это скорее для виду. На самом деле ей льстило и само звание, и положение начальника отдела координации взаимодействия с гражданскими службами. Да и форма ей нравилась - когда-то флотское начальство не стало экономить на кутюрье, и результат оказался вполне удачным[76]. К тому же форма выгодно подчеркивала ее фигуру, а не оценить подобное женщине сложно. 

   На себя Ковалев надел полевую форму диверсионного подразделения. Конечно, он предпочел бы имперский боевой скафандр, но в данной ситуации подобное одеяние было бы неуместно даже для телохранителя, вот и пришлось обходиться полумерами. Впрочем, и форма диверсанта была совсем неплоха - тонкая, но чрезвычайно прочная ткань обладала одним замечательным свойством. Если изнутри мять ее можно было, как угодно, в результате чего она совершенно не стесняла движения, то снаружи ситуация была совсем иной. Любой удар распределялся по всей поверхности ткани, не пробивая ее. Это позволяло не бояться пуль и мелких осколков - удар будет, конечно, неприятным, но, скорее всего, не оставит даже синяков. Опаснее было воздействие из энергетического оружия, хотя и оно заметно ослаблялось. В свое время адмирал был очень удивлен таким раскладами, ведь энергетическое оружие было основным, а кинетическое, напротив, экзотикой, но после он понял, что противники империи, напротив, используют кинетическое оружие куда чаще. Да и потом, не все ли равно, что отражать - пулю или удар камнем-палкой-стрелой-фиг поймешь чем. Для действий на примитивных планетах самое то. Вдобавок, изнутри наиболее уязвимые части организма были прикрыты пластинами из сверхпрочной керамики, что повышало защиту если не в разы, то вполне серьезно. Небольшой генератор защитного поля, подобный тому, который Ковалев в свое время давал дочери, располагался на поясе. Пожалуй, слабым местом были кисти рук и шлем, вернее, его отсутствие. На руки, конечно, было положено надевать перчатки, они и сейчас были надеты, но все равно их площадь была невелика. Возможно, пулю они бы и остановили, но вот кости она могла и переломать. А вот шлем пришлось оставить на корабле - по этикету, видите ли, не положено. Адмирал лишь зубами скрипнул, но подчинился.

   Впрочем, на встречающих его массивная фигура все равно произвела должное впечатление. Во всяком случае, когда он посмотрел на них с высоты своего роста (а даже солдат из почетного караула, которые были ребятами, по местным меркам, совсем даже немаленькими, он был выше на полторы головы), по группе собравшихся пронесся испуганный ропот. Кто-то даже шарахнулся назад (людоедский оскал адмирал репетировал перед зеркалом несколько часов), а один, все тот же хлыщ, с которым Дайяна разговаривала перед стыковкой, промямлил что-то о том, что они договаривались о встрече без спутников.

   Дайяна лишь рассмеялась в ответ и ответила, что с ней лишь один спутник - ее телохранитель и пилот. Или что же, уважаемый (хе-хе, насчет уважения - это мы еще посмотрим, усмехнулся про себя адмирал) канцлер хочет сказать, что ей свита не положена? Или что она сама будет корабль два дня пилотировать? А не много ли он о себе вообразил? Она и так ему честь сделала, что прибыла на переговоры лично, а не прислала какую-нибудь шестерку или, того пуще, не ограничилась этого самого канцлера допросом после того, как имперские корабли повиснут над его столицей. Впрочем, все ведь еще можно исправить, не так ли?

   В любых переговорах возможность говорить с позиции силы - серьезный аргумент. Канцлер робко заикнулся было о том, что хоть оружие-то телохранитель пусть оставит на своем корабле, но ему был дан развернутый ответ (Ковалев аж заслушался - начавшая раздражаться Дайяна стала выражаться исключительно образно) о том, куда это оружие ему, канцлеру, засунут и сколько раз провернут. После этого канцлер заткнулся и лишь периодически косил на Дайяну обиженно-злым, а на Ковалева почему-то испуганным взглядом. Впрочем, после того как Ковалев ответил ему своей очаровательной улыбочкой, канцлер сглотнул и вообще перестал смотреть в его сторону.

   Корабль был, конечно, весьма велик, но если для того, чтобы быстро перемещаться по имперскому линкору часто требовался транспорт, да и на крейсере пользоваться им иногда приходилось, то здесь приходилось идти пешочком. Все-таки это был примитивный корабль - узкие переходы, множество переборок, порогов, небольших дверей... Словом, с каждой минутой корабль нравился адмиралу все меньше и меньше. Первое впечатление - оно ведь часто самое верное. Ну да приходилось пользоваться тем, что есть, хотя Дайяна и морщилась все более недовольно. К счастью, идти было недалеко, всего-то минут через десять они уже были на месте. Правда, за это время им успели до смерти надоесть их спутники - уж больно они оказались болтливы. Хорошо хоть солдаты поотстали и топали где-то сзади.

   В небольшой приемной перед входом в комнату, предназначенную для переговоров, Ковалева попытались остановить. Какой-то суетливый человечек в мышино-сером мундире с непонятными знаками различия (Ковалев не утруждал себя запоминанием погон кукольных армий карликовых государств, но, судя по обилию звезд и нашивок, чин был немаленький) сдуру вздумал что-то вякнуть по поводу того, что телохранителю входить не положено и пусть он здесь, на стульчике посидит. Ковалев, продолжая играть роль тупого, но исполнительного служаки, основным достоинством которого являются могучие мускулы и который ни на шаг не намерен отходить от приказа сопровождать и защищать, просто взял шустрика левой рукой за горло, поднял его, подержал на весу и, когда тот уже начал хрипеть, разжал пальцы. Тот медузой растекся по полу, но все же сумел восстановить дыхание и очень ловко уполз куда-то под стол - очевидно, понял, что стоило телохранителю сжать пальцы чуть сильнее - и лежал бы он с раздавленным горлом и раздробленными шейными позвонками. Не дурак, надо признать, как раз такие и становятся опасными противниками. Ведь врагов стоит по возможности убивать, а такую мелочь хрен пришибешь - спрячется, как таракан, и будет пакостить исподтишка. Хотя данный конкретный индивидуум вряд ли опасен - и сам по себе невеликая величина, и напуган изрядно.

   Больше никто не пытался им помешать, на Ковалева смотрели с откровенным страхом и в зале, точнее, в довольно большой комнате, предназначенной для переговоров, Ковалев без проблем встал там, где хотел. Ничего примечательного в помещении, кстати, не было - низкий потолок (адмирал едва не касался его макушкой), стены белого цвета, огромный круглый стол, а вокруг него десять стульев с высокими, удобными спинками.

   - Я ожидала восемь собеседников, - небрежно сказала Дайяна канцлеру, усаживаясь на первый попавшийся стул.

   - О, не волнуйтесь, миледи, просто к нашим переговорам присоединится еще одна сторона.

   - И кто же это? - спросила девушка, с интересом рассматривая занимающих свои места представителей сопредельных территорий. - Вроде, остальные пока не представляют для нас интереса.

   - Я.

   И в комнату, блистая хищной, похожей на крокодилью, улыбкой, чуть переваливаясь вошел адер.

 


Глава 14 | Дилетант галактических войн | Глава 16