home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

 

   На него не стали надевать наручники и, кажется, даже не особенно обращали на него внимание. Два высоченных... шкафа, иначе и не скажешь, быстро провели его по лабиринту широких коридоров, в которых, казалось, при нужде могут разъехаться танки. Путь был достаточно долгим, коридоров, похожих друг на друга, как две капли воды, множество и, несмотря даже на то, что его когда-то всерьез тренировали на ориентацию, он не был уверен, что сможет без посторонней помощи найти дорогу обратно. Впрочем, это его не слишком волновало - он прекрасно понимал, что обратного пути у него нет. Вряд ли после того, что он учинил, его выпустят, и оставалось только гадать, куда его ведут - в допросную, которые здесь, по слухам, были страшнее, чем может представить себе самое больное воображение, или же сразу на казнь. Публичную, конечно, медленную и жестокую, чтобы все видели, как империя поступает с врагами.

   Можно было, конечно, попробовать потрепыхаться. Эти двое почти наверняка сильнее физически, но вряд ли они подготовлены так же, как он, да и не ждут они нападения, но даже если он с ними справится, что еще под вопросом - и что дальше? Даже если он сможет завладеть оружием, ему вряд ли удастся добраться до ангара - людей здесь не так много, но все же попадаются частенько и, рано или поздно, его обнаружат. Да и доберется - и что? Хрен его подпустят к ботам, а если и подпустят - бот не угнать. Партизанить? Да, это возможно. Корабль велик, он только сейчас понял, насколько грандиозна эта махина, которую по какому-то недоразумению называют космическим кораблем. Все эти орбитальные крепости, которыми они так гордились, детские игрушки рядом с этим гигантом. Но ведь все равно поймают, он ведь корабль не знает, а возможность контроля за всеми отсеками - это азбука противодиверсионных мероприятий. Наверняка имперцы не дураки и уж это-то понимают...

   Впрочем, когда он все-таки переборол сомнения и начал аккуратно, чтобы не привлечь внимание, разворачиваться к ближайшему солдату, тот оказался начеку и нечеловечески быстрым движением перехватил его руку, уже метнувшуюся к кобуре конвоира. Он получил увесистый тычок в солнечное сплетение, а потом пару ударов тяжелыми ботинками по почкам. Удары были несильными - чувствовалось, что били без злобы - так, для порядка, чтобы показать, кто здесь главный. Последовавшую затем фразу на незнакомом языке он не понял, но смог с уверенностью предположить, что это что-то типа "не балуй" с вкраплениями ненормативной лексики. Опять же без злобы, а просто чтобы поставить пленного на место.

   А потом его все-таки привели, куда хотели, и просто впихнули в обычную, стандартную дверь, отличающуюся от остальных разве что надписью. Впрочем, прочитать ее он не успел.

   Однако же, на пыточную камеру не похоже, да и расстрельной команды пока не наблюдалось. Внутри помещение было не слишком большим, пожалуй, меньше его собственного кабинета, хотя и выполняло явно ту же функцию - ниши с книгами на стенах, большой стол, по виду из настоящего дерева, с висящим над ним экраном голографического монитора, несколько кресел. Словом, минимум мебели... Небогато, хотя, конечно, так и должно быть, звездолет, даже такой большой - не планетарная база, особо не развернешься. Зато уютно, и свет приятный - глаз не режет, работать в таком кабинете, должно быть, одно удовольствие.

   Ну а за столом, очевидно, хозяин кабинета - склонился над какими-то бумагами. Лица не разглядеть, видна только макушка - жесткие, очень коротко стриженные светлые волосы, такой цвет волос - редкость, у людей преобладают все-таки более темные цвета, а тут они почти белые, будто специально покрашенные. Еще видны плечи - не то чтобы невероятно широкие, а скорее мощные, как у борца, адмиральские погоны на них смотрелись даже как-то мелковато.

   - Ну, что встали? Садитесь уж, - буркнул хозяин кабинета, не поднимая головы. - Сейчас закончу - и займемся вами. Вон там, в холодильнике, соки-воды, в баре - спиртное. Снимите пока стресс, полковник.

   Что же, это было более чем щедрое предложение, особенно в нынешней ситуации. Полковник думал недолго. Вначале он, конечно, с интересом и некоторой осторожностью (кто его знает, какова будет реакция адмирала - он, по слухам, был человеком непредсказуемым) рассматривал незнакомые этикетки на бутылках, но потом плюнул и, решив, что хуже уже не будет, откупорил первую попавшуюся бутылку, щедрой рукой плеснул себе в непривычный граненый стакан, найденный тут же, в баре. Потом, подумав, что если хаметь - то до упора, залез в холодильник и загреб какую-то мясную нарезку, очень кстати попавшуюся под руки. С учетом того, что он был голоден, закуска оказалась очень кстати, особенно когда он с гвардейским шиком одним махом влил в себя содержимое стакана.

   Впечатление было такое, что по пищеводу хлынул жидкий огонь. Дыхание перехватило, из глаз брызнули слезы. Полковник хотел закричать, но вместо слов из груди вырвался лишь хрип.

   - Ну вот, чудик нерусский. Кто же так с непривычки-то горилку с перцем хлебает? В ней же градусов восемьдесят, мне ее приятель с Запорожья возит. И что теперь с тобой делать? На вот, запей...

   Слова доносились до полковника как будто сквозь вату, но стакан с каким-то незнакомым, холодным и кисловатым соком, ткнувшийся в губы, он ухватил сразу, двумя руками, и припал к источнику живительной влаги, как будто в мире не было ничего ценнее. Впрочем, наверное, для него сейчас так и было. Воистину, в стрессовой ситуации у людей происходит переоценка ценностей и глоток воды может быть ценнее всех сокровищ мира.

   - Ну что, пришел в себя? На вот, заешь...

   В губы полковника ткнулся бутерброд с чем-то, больше всего напоминающим слегка подсоленный концентрированный холестерин с прожилками мяса и какими-то специями. Однако вкус этого кругом вредного для здоровья и желудка непотребства оказался вполне сносным, и с выпитым, как ни удивительно, вполне сочетался. Прожевав, полковник неожиданно для себя икнул и смог, наконец, вытереть слезы.

   - Жуй-жуй, глотай. Сало - оно к горилке в самый раз. Знал бы, что ты такой дурак - еще бы огурчиков прихватил.

   Голос адмирала, а это был именно он, был чуть хрипловатым, а тон - слегка снисходительным. Так говорят с ребенком, который по малолетству допустил оплошность и которого ругать жалко, а спускать промашку с рук непедагогично. Полковнику неожиданно стало стыдно, но сказать он снова ничего не смог - закашлялся. Адмирал с готовностью хлопнул его по спине жесткой, словно сделанной из дерева, ладонью, и кашель тут же позорно сбежал, зато осталось впечатление, словно позвоночник всерьез раздумывает, а не осыпаться ли в трусы. Однако же не осыпался, выдержал.

   Адмирал меж тем отступил на шаг назад, взглянул на невольного пациента и удовлетворенно кивнул. В начавшие затуманиваться от алкогольного удара мозги полковника вдруг вошло осознание того, что в его фигуре что-то не так, а секунду спустя пришло понимание: адмирал показался ему в первый момент, когда сидел за столом, очень мощным, физически даже избыточно развитым человеком, но сейчас это ощущение прошло. Адмирал был слегка полноват, но гигантом отнюдь не выглядел - мышцы не выпирали, как показалось вначале, а были, что называется, пропорциональными. Только вот погоны на плечах адмирала по прежнему казались маловатыми.

   Адмирал усмехнулся и шагнул назад, к своему столу. Полковник проследил за ним взглядом и с трудом подавил возглас удивления. Да, адмирал не был перекачан, подобно культуристам - он просто был большим. Нет, даже не так - БОЛЬШИМ! Полковник всегда считал себя очень, чуть ли не болезненно высоким, в юности это даже стало причиной легкого комплекса неполноценности, но адмирал превосходил его в росте как минимум на голову, и те десантники, которые конвоировали сюда полковника, на фоне адмирала смотрелись людьми не особенно даже и крупными. Пока адмирал сидел за столом, это как-то не слишком бросалось в глаза, но сейчас его габариты выглядели поистине устрашающе.

   Между тем адмирал, поколдовав у зашипевшего агрегата, стоящего на маленьком столике, теряющемся рядом со столом большим, вернулся и буквально всунул в руки полковника чашку с каким-то густо-коричневым, горячим напитком. Полковник механически отхлебнул - и его чуть не стошнило. Жидкость оказалась на редкость противной, одновременно и горькой и сладкой на вкус. Однако не к лицу офицеру показывать слабость перед лицом врага, и полковник героическим усилием сдержал рвущийся наружу желудок. Как ни удивительно, с трудом удержавшаяся в организме дрянь помогла - в голове прояснялась буквально на глазах, а затем ушла и тошнота. Очевидно, напиток оказывал сильное тонизирующее действие - во всем теле ощущалась невиданная легкость. Полковник потянулся всем телом и вдруг почувствовал, что усталость пропала, пропало и ощущение опасности.

   - Пришел в себя? Вижу, пришел. Ну что, как самочувствие?

   - В порядке. Что это было?

   - Чифирь. Зэк знакомый варить научил. Он говорил, что в зависимости от того, как варить, можно добиться практически любого эффекта. Не знаю, насколько он говорил правду, но добиться от этой гадости действительно можно многого. Кстати, туалет вон там, дверь в дальнем углу кабинета.

   Большая часть фразы полковнику осталась непонятной. При чем здесь туалет он тоже в первый момент не понял, но буквально несколько секунд спустя живот его скрутило спазмом с такой силой, что он сам не понял, как оказался в роскошном адмиральском санузле.

   Когда изрядно похудевший полковник вернулся в кабинет, адмирал протянул ему стакан с пузырящимся напитком:

   - Возьмите. На людей со слабым желудком именно так заваренный чифирь действует иногда не лучшим образом. Я, честно говоря, ожидал, что ваши военные - люди более-менее здоровые, предупреждал о туалете так, на всякий случай, но ошибся, простите. В стакане - средство от желудка.

   - Благодарю, - полковник залпом выпил стакан, прислушался к ощущениям. Вроде ничего, организм быстро приходил в норму. - Просто я давно не ел - вот и оказался не в лучшей форме.

   - Да? Еще раз простите, не подумал.

   Пять минут спустя полковник уже сидел за извлеченным из одной из бесчисленных ниш складным столом и ел несколько непривычную, но вкусную пищу, а адмирал сидел в кресле и с улыбкой смотрел на него, подперев руками голову и оттого похожий на доброго дядю. Зрелище было тем более интересным, что адмирал вряд ли был старше полковника возрастом, скорее, наоборот, полковник решил, что адмирал чуть моложе него. Однако вот получалось это у адмирала как-то - то ли за счет габаритов, то ли потому, что победитель всегда имеет моральное преимущество перед побежденным.

   Однако всему на свете приходит конец. Пришел конец и трапезе и, когда полковник, аккуратно промокнув губы салфеткой, сыто откинулся на спинку стула, взгляд адмирала как-то мгновенно и неуловимо изменился, стал жестким и острым, как клинок. И под этим взглядом полковнику стало неуютно - так же смотрел на него в свое время, в бытность его сопливым кадетом, начальник их военного училища, решая вышвырнуть хулиганистого пацана из училища, или все-таки оставить. Полковник хорошо помнил этот взгляд, и до сих пор воспоминания о нем вызывали у немолодого уже офицера неприятные ассоциации. Наконец, очевидно приняв какое-то решение, адмирал встал, и полковник в очередной раз почувствовал приступ комплекса неполноценности - правда, на этот раз не из-за роста, а из-за своей одежды.

   В самом деле, на нем был обычный офицерский комбинезон. Даже не парадный, хотя и была у него мысль надеть парадную форму и в ней принять последний (а кто сомневался, что последний?) бой. Но вот не успел - время, да и мысли оказались заняты совсем другим, а потом его прямо из командного бункера взяли за шкирку и приволокли сюда. И вот теперь он сидел в своем грязно-зеленом комбинезоне, изрядно испачканном, порванном, да еще и с подбитым глазом для полного счастья. А напротив него был победитель...

   Да, адмирал выглядел куда как представительнее. Шикарный черный мундир - отглаженный, сверкающий всеми положенными (а уж в этом-то полковник разбирался) шевронами и аксельбантами. Парадный мундир...

   Единственной странностью, на которую полковник обратил внимание, было полное отсутствие наград. Причем отсутствовали не только сами ордена, что для парадного мундира нетипично, но все-таки допустимо, но и нашивки, указывающие на их наличие. Такого просто не могло быть - чтобы человек, дослужившийся до столь высоких чинов, не имел наград - это нонсенс. Выходит, не показывает, непонятно зачем. Впрочем, это его право.

   Ну и, присмотревшись внимательно, полковник уловил еще один нетипичный момент - оружие, которое было при адмирале, оказалось явно боевым. Насколько полковник, любивший почитать историков, помнил, при парадном мундире обычно и оружие носили парадное. Конечно, историки всех миров почти всегда пишут о том, о чем не знают,[73] но тут полковник склонен был им верить. Во-первых, будучи одним из старших офицеров, он имел доступ к архивам охраняемой базы Охотников, в том числе и к библиотеке базы. Если большинство офицеров ограничивались необходимым по службе минимумом информации, то полковник читал много. Его интересовала, конечно, в первую очередь стратегия и тактика имперцев, а также характеристики их кораблей. Увы, характеристик тяжелых кораблей последних поколений, подобных тем, что разгромили его оборону, он не нашел, а тактика, которую против него применили, отличалась от описанной в литературе, причем отнюдь не в лучшую сторону. Однако информация о знаках различия, форме одежды и прочей мелкой и крупной атрибутике имперцев, похоже, была вполне полной и отнюдь не устаревшей, практически точно совпадавшей с тем, что писали историки его планеты.  

   Ну а во-вторых, перед носом полковника был пример его собственной армии и армий сопредельных государств. К парадной форме прилагалось парадное оружие, часто не имеющее никакого отношения к оружию боевому. Они, конечно, не имели отношения к имперской армии, однако же психология военных во все времена одинакова и можно с уверенностью предположить, что и офицеры империи должны таскать с парадной формой что-то особенное. Может, и боевое, но, во всяком случае, соответствующим образом отделанное. А тут парадным, образцово-показательным оружием и не пахло. И лучемет, и силовая рапира на поясе адмирала были простыми, массивными и явно боевыми. Рукояти и того, и другого были буквально отполированы руками владельца - а значит, он таскал их с собой постоянно и, очевидно, как часто минимум тренировался с ними, а то и в бою применял. Хотя, скорее всего, все же тренировался - адмирал, рубящийся с кем-то в бою - это нонсенс. Однако же декоративным гравировкам и изяществу места тут, похоже, не нашлось, что не очень-то соответствовало представлениям полковника об имперских адмиралах.

   Меду тем адмирал улыбнулся широкой, располагающей улыбкой и спокойно, даже почти весело сказал:

   - Ну что же, давайте знакомиться. Я знаю, кто вы, а вы наверняка предполагаете, кто я, но, на всякий случай, давайте расставим точки над "ё". Меня зовут Василий Ковалев. Адмирал имперского флота Ковалев, к вашим услугам, сэр. Можете называть меня по фамилии или по званию - мне, в общем-то, безразлично. Я командую этим кораблем, этой эскадрой и, в общем-то, всем имперским флотом, который, на сегодняшний день, имеется в наличии. Прошу, как говорится, любить и жаловать. А вы, я так понимаю, полковник Вален ля'Комто ню Вагре... И там еще куча всяких слов, но об них только язык сломаешь, а толку все равно не будет. Так что мы их пропустим, будем называть вас просто полковником и отметим только, что в прошедшем только что сражении именно вы фактически руководили обороной планеты и именно вашим действиям я обязан тем, что моему кораблю теперь необходим довольно серьезный ремонт. Я прав?

   - Да, - кивнул полковник, лихорадочно думая, чем же ему теперь грозит продолжение разговора. А адмирал, с усмешкой наблюдающий за метаниями офицера, внезапно протянул ему руку:

   - Мне очень приятно познакомиться с вами, полковник...

 


Глава 9 | Дилетант галактических войн | Глава 11