home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

 

   К орбитальной станции они причаливали лихо, даже слишком лихо - Ковалев, благодаря оптическим усилителям, отлично видел сквозь прозрачную, защищенную только силовым полем стену стыковочного шлюза, как разбегались собравшиеся их встречать, причем и техники из местных, и закаленные в боях земные десантники драпали с одинаковым проворством. И было от чего - огромная туша линкора с приличной скоростью перла прямиком в борт станции и лишь в последний момент развернулась. Взвыли тормозные и маневровые движки, однако, казалось, ничто не сможет остановить чудовищную махину, огромная масса которой делает ее равно и неторопливой, и неудержимой. И лишь когда линкор замер буквально в считанных сантиметрах от стыковочного узла, Ковалев, украдкой переведя дух, обернулся и погрозил кулаком Синицыну. Тот сделал невинные глаза - как будто это и не он программировал ходовой компьютер линкора на совершение этаких кульбитов, но, судя по бледной роже, сам изрядно переволновался.

   Вообще, это было, конечно, лихачество. Обычно даже не столь крупные корабли подходили тихонечко и занимали швартовочную позицию в сотне-другой метров от станции, после чего аккуратно подтягивались к ней силовым захватом, однако между экипажами кораблей велось постоянное негласное соревнование на извечную мужскую тему: кто круче. Сейчас Синицын лишний раз подтвердил, что на "Громовой звезде" элитный экипаж, в котором все поголовно сверхасы, и остальным до них тянуться и тянуться. Ковалев подумал несколько секунд, что ему делать с талантливым, но не в меру ретивым штурманом, потом плюнул и решил наедине дать ему суровый втык, но официально оставить все как есть, а красивый маневр засчитать ему, как последний экзамен на должность капитана. В конце концов, ничего ведь не случилось, а, как известно, нет тела - нет и дела.

   К тому же, полет прошел на редкость буднично, можно даже сказать, рутинно. И в самом-то деле, чего ждать от полета, если курс проложен с расчетом максимальной безопасности полета и ни к одной звезде корабли не подходили ближе чем на пару парсек. Остаются разве что случайные встречи, но в этом, далеко не самом развитом секторе галактики, столкнуться с кем-то - это уже если и не из области фантастики, то, во всяком случае, уж точно из области везения. Или невезения, но это уж для кого как. Так что штурманы работали, артиллеристы скучали, десантники качали мускулы - словом, все были при деле.

   В результате ребяческая выходка Синицына стала логичной кульминацией этого затянувшегося похода - ибо самый безопасный путь редко бывает самым коротким. Однако же, надо признать, сработал штурман мастерски, учел все - и массу корабля, и мощность его двигателей, и притяжение планеты, и даже слабое, но, тем не менее, все равно существующее сопротивление силового поля базы, не говоря уж о том, что и станция, и планета непрерывно перемещались в пространстве. Ничего не попишешь - Синицын был талантливым штурманом, который, как надеялся Ковалев, скоро станет хорошим капитаном. Если не погибнет в первом же бою и не угробит корабль вместе с экипажем. По этому поводу Ковалев тоже намерен был иметь с Синицыным серьезный разговор - но, это что называется, не сейчас.

   Дальнейшая стыковка прошла на редкость просто. Обычно проблема была в том, что масса, скажем, линкора была заметно больше массы орбитальной станции. В результате попытка подтянуть к себе такой корабль привела бы к тому, что станция просто сошла бы с орбиты, и поэтому для компенсации приходилось задействовать маневровые двигатели как самой станции, так и швартующегося корабля. Однако несколько сантиметров роли не играли, и теперь операторам швартовочной команды оставалось лишь включить на несколько секунд захваты - и станция соединилась с линкором в единое целое.

   Вообще, интересная это была станция. По сути, первоначально она была разработанной в незапамятные времена, тогда же построенной и давным-давно морально устаревшей имперской орбитальной крепостью. После списания ее из состава флота, крепость много лет висела на орбите в консервации, пока военные решали, что с ней делать - нормальная ситуация, использовать вроде нет смысла, а выкинуть жалко. Однако мирно и бесполезно висящая станция с каждым годом устаревала все больше, при этом ее ценность падала, а расходы на амортизацию, соответственно, росли. Ситуация заставила чиновников поторопиться, и дело сдвинулось наконец с мертвой точки. В результате станцию, сняв с нее оружие, продали по дешевке (но все равно выручив больше, чем за простой металлолом) частному грузоперевозчику. Тот, в свою очередь, снял с нее ненужную уже броню и переоборудовал станцию в орбитальный грузовой терминал, благо трюмы у нее были на редкость вместительные. Еще бы им не быть таковыми - по первоначальному проекту станции такого типа должны были оборонять дальние колонии, а стало быть, в случае нужды действовать как самостоятельные боевые единицы с большой автономностью. Ну а когда нужда в этом отпала и из трюмов выгрузили запасы ракет, продовольствия, боевые боты и вообще тысячу мелочей, просто необходимых в бою, но бесполезных в мирной жизни, покупатель смог осмотреть огромное пространство, открывшееся перед ним, и понять, что вложение денег получилось более чем удачным.

   Дальше станция неоднократно подвергалась модернизации, которая заключалась, как правило, в установке на внешней обшивке новых жилых и грузовых модулей, вплоть до полной утраты станцией всяческого сходства с оригиналом. Получившийся в результате монстр, тем не менее, вполне успешно выполнял свою основную функцию - прием грузовых кораблей, их разгрузку и перегрузку грузов, а позднее и пересадку пассажиров на планетарные боты. Кроме того, станция занималась дозаправкой коммерческих (а в военное время и боевых) кораблей, мелким ремонтом этих самых кораблей, и вообще всем, что приносит прибыль. Словом, нормальная работа для частной орбитальной платформы, которая приносит стабильный доход. А доход она, надо сказать, приносила всегда, пусть и не слишком большой. Во всяком случае, хозяева станции за все годы ни разу не пытались ее продать, даже в периоды, когда финансы пели романсы.

   Ситуация в одночасье изменилась, когда пала империя. В первую очередь это отразилось на распаде межпланетных экономических связей и, как следствие, на резком падении торговли. Перестали приходить корабли - перестала приносить доход станция. Однако хозяева не забросили ее, а на последних крохах энергии перегнали на дальнюю орбиту, где и законсервировали до лучших времен.

   Третью жизнь станция получила, когда на планету пришли войска Диктатора, которые моментально навели на ней порядок, прекратив всяческие демократические разброд и шатания и наведя то, что на Земле называли "орднунг" или как-то вроде, то бишь порядок немецкий. Естественно, внимание Диктатора (ну, положим, не лично его, а кого-то из его чиновников или, возможно, генералов, хотя это у Диктатора чаще всего было одно и то же) привлекла бесхозная станция. Конечно, формально у нее были хозяева, но, во-первых, только формально, а во-вторых, с приходом завоевателей все права завоеванных смотрелись как-то очень уж кисло.

   Станцию вновь перетащили на прежнюю орбиту, попытались восстановить, а по возможности и усилить бронирование ядра, оставшегося еще с имперских времен, но быстро поняли, что задача это бесперспективная - пришлось бы для начала демонтировать все то, что понастроили прежние владельцы, а ведь внешние надстройки уже занимали до половины объема сооружения. Это было сложно сделать технологически, потому как новые коммуникации уже соединили надстройки с базовой частью станции и с трудом поддавались демонтажу, но главное было даже не в этом. Станция после демонтажа надстроек потеряла бы значительную часть объема и, как следствие, часть функциональности. Подумав и почесав репу, инженеры Диктатора решили было забронировать станцию, которую планировалось превратить в гибрид грузового терминала, дока и орбитальной крепости, по новой, однако и от этого пришлось отказаться - во-первых, слишком много брони бы для этого потребовалось, а технически возможности человечества по сравнению с теми, что имела когда-то империя упали в разы, а во-вторых, надстройки не обладали достаточной жесткостью, что при установке нового бронирования, и, в особенности, при стрельбе, неизбежно привело бы к деформациям конструкций. Пришлось ограничиться частичным демонтажем второстепенных модулей, установки вместо них (а чаще поверх не демонтированных модулей, которые были попрочнее и, вдобавок, усиливались теперь дополнительным каркасом) орудийных комплексов и оснащения станции мощным генератором силового поля. По местным меркам мощного, конечно - на складах нашли установку, сохранившуюся еще с имперских времен и когда-то стоявшую на той самой станции, в бытность ее еще орбитальной крепостью. Однако, несмотря на древность и, вдобавок, необходимость растягивания силового поля в сферу большего диаметра, чем раньше, что вело, естественно, к снижению напряженности самого поля, защита получилась довольно надежная. Теперь станция, напоминающая после всех модернизаций и перевооружения скособоченного морского ежа, вновь стала достаточно серьезной боевой единицей.

   К тому же, благо в отличие от кораблей места было вполне достаточно, на станцию в дополнение к имеющемуся реактору воткнули еще три. Старый реактор, конечно, имел весьма преклонный возраст, но, благодаря тому, что до консервации за ним был обеспечен серьезный уход, а сама консервация была проведена по всем правилам, находился в отличном состоянии. Загрузили топливом - и вперед, можно пользоваться. Новые реакторы были послабее и похуже сконструированы, да и качество изготовления оставляло желать лучшего, однако устанавливали их серьезные люди, которые собирались на этой же станции служить и далее. Данная практика была достаточно широко распространена в вооруженных силах Диктатора и, надо сказать, частенько приносила свои плоды. Поэтому, чтобы избавить самих себя от дальнейших проблем, будущий экипаж станции еще при монтаже перебрал капризные конструкции буквально по винтику и, в результате, получились работоспособные и вполне надежные агрегаты. Впрочем, дополнительные реакторы должны были работать на полную мощность только во время боя - остальное время два из них были заглушены, а один работал на холостом ходу, только чтобы ускорить при нужде вывод его на полную мощность и дать время для запуска двух других. Предназначались реакторы для обеспечения энергопитания орудий - их, в числе прочего, раскопали на старых военных складах. Так как секрет производства накопителей был давно утерян, то орудия приходилось подключать к реакторам напрямую, с такой схемой Ковалев уже сталкивался, когда захватывал "Инквизитора". При наличии одного реактора орудия могли выдавать лишь пять-десять процентов мощности, однако когда реакторов становилось четыре, причем три из них работали только и исключительно на обеспечение потребностей артиллеристов, огневая мощь станции становилась весьма и весьма внушительной.

   Словом, проект был дорогой, но интересный и, в перспективе, обещающий немалые выгоды, однако тут явился Ковалев, и все поставил с ног на уши. Флот Диктатора был разбит, а сам Диктатор погиб. Правда, по существующей не только в России традиции тут же появилось несколько "чудом выживших" лжедиктаторов, но успеха никто из них не имел - в первую очередь благодаря тому, что наступление имперских войск развивалось столь стремительно и успешно, что никто из самозванцев просто не успевал хоть сколько-нибудь прочно обосноваться на новом месте. Ну и, конечно, потому еще, что города, в которых эти самые самозванцы пытались основать свои штаб-квартиры, подвергались жесточайшей орбитальной бомбардировке. В результате очень скоро того, кто объявлял себя Диктатором, в лучшем случае посылали куда подальше, а в худшем и побить могли. Или зарезать (пристрелить, взорвать, отравить - нужное подчеркнуть, недостающее вписать), но это уже зависело от местных особенностей. Так сказать, национальный колорит в действии.

   Итак, самый главный начальник погиб, сестренка его, единственная, кто реально и, скажем так, законно могла претендовать на освободившееся место, сначала блокирована на какой-то окраинной планете, а потом и вовсе пленена (и, по слухам, переметнулась в стан врага). Что получаем в результате? Правильно - получаем разброд и шатание. Каждый начинает думать за себя, искать выгоду, именно поэтому ни разу больше не собирался объединенный флот - взыграли местечковые интересы, и немногочисленные оставшиеся корабли оказались растянуты по разным системам, где максимум, что они могли сделать - это послужить мишенями имперским голиафам. Впрочем, и соберись они всей толпой, результат все равно бы не сильно отличался, разве что имперским артиллеристам было бы интереснее стрелять - мишеней больше.

   Ничего удивительного, что имперский флот в два счета подавил сопротивление. Многие и вовсе предпочитали сдаться, как только обнаруживали на периферии системы имперские корабли. Один раз дошло до того, что планета сдалась, когда к ней вышел эсминец, из-за поломки двигателя отставший от эскадры и теперь, догоняя своих и стремясь сократить маршрут, случайно пролетавший мимо. Весьма показательно, надо сказать.

   Ну а после конфликта с арр-гахами, закончившегося освобождением нескольких населенных людьми планет и уничтожением цивилизации арр-гахов как таковой (ни один человек, хоть немного понимающий специфику развития космических цивилизаций, не сомневался, что изолированная на единственной, вдобавок не слишком подходящей для жизни планете цивилизация рано или поздно деградирует и постепенно вымрет либо впадет в совсем уж каменный век, что немногим лучше), имперцев начали не только бояться, но и уважать. Демонстрация того, что имперские войска действуют, в первую очередь в интересах человеческой цивилизации, была более чем наглядной. На освобожденных же от арр-гахов планетах, жители которых успели вкусить все прелести оккупации, имперцев вообще и Ковалева в частности готовы были носить на руках. Память людей избирательна, но те, кто сидел в лагерях и видел, как одни загибались от голода, а другие впадали в людоедство, хорошо запомнили этот ужас. В результате именно с этих планет Ковалев сейчас набирал наиболее преданных солдат, что давало немногочисленным землянам немалое подспорье. И, кстати, именно на этих планетах была максимально развита ксенофобия - вплоть до того, что любой корабль чужой цивилизации, который имел бы неосторожность появиться в окрестностях той звездной системы, подлежал немедленному уничтожению.

   Ну и естественно, когда на пути наступающих имперских войск попалась готовая на девяносто процентов боевая многофункциональная станция, мимо такого лакомого куска они пройти никак не могли. Конечно, проще всего было разнести ее на запчасти, тем более что в составе имперской эскадры шел, наверное, сильнейший в известной части галактики суперлинкор "Империя", для которого подобные недокрепости вообще были на один зуб, но Шурманов, командовавший рейдом, был мужиком дальновидным. В результате станцию захватили целехонькой - впрочем, она и сопротивлялась-то больше для вида. Убедившись, что ее орудия не в силах пробить силовой щит гигантского линкора, командир станции отдал приказ прекратить огонь, и имперские десантники, в количестве десяти человек высадившиеся на ее борт, не встретили ни малейшего сопротивления. Вначале, конечно, их побаивались - вполне естественная реакция побежденных по отношению к победителю, однако, убедившись в том, что имперцы никого не торопятся предавать лютой смерти, процесс на станции пошел своим чередом, даже вахты менялись по прежнему расписанию.

   Контроль над планетой имперцы установили столь же легко, после чего возник вполне логичный вопрос: а что же делать с трофеями? Ну, что делать с несколькими захваченными кораблями, было предельно ясно, а вот станция была звеном, выпадающим из общей цепочки. Немного подумав, ее решили достраивать по утвержденному еще покойным Диктатором проекту, естественно, внеся в него некоторые поправки, обусловленные возможностями имперских технологий. Даже экипаж решили, в основном, не менять, только поставили новых офицеров из тех, в ком были уверены, а техники - они и в Африке техники, пусть работают.

   Однако держать большую и вполне работоспособную многофункциональную станцию на орбите заштатной планеты было, мягко говоря, нерационально - много чести, да и смысл? Поэтому, как только достройка станции была завершена (а заняло это всего пару недель), ее перегнали на орбиту Лейды, которая превратилась во временную столицу возрождаемой империи и, соответственно, в место временного базирования имперского флота. Там база и использовалась, хотя и не совсем по прямому назначению - ее основной задачей стал мелкий ремонт кораблей, их бункеровка ну и, заодно уж, станция вспомнила свою профессию орбитального терминала.

   Именно к борту этого долгожителя космической архитектуры и швартовалась сейчас "Громовая звезда". Колдующие у пультов техники, все еще бледные и не отошедшие до конца от испуга с преувеличенной аккуратностью завершили процедуру, после чего открылись тяжелые броневые плиты, перекрывающие тамбуры, и на палубу станции начали выходить вновь прибывшие.

   Первыми, как обычно, высыпали десантники - шустрые, как и во всех мирах, вне зависимости от национальной и видовой принадлежности, похожие на леопардов в своем практически не обмятом еще камуфляже. Новички, только что набранные на Земле и ушедшие в свой первых, а для некоторых, может статься, и последний боевой поход. Некоторые, правда, да что там некоторые, очень многие, успели дома и отслужить, и даже повоевать, но здесь они все равно были новичками и держались несколько скованно. Следом за ними, куда более степенно, выходили их более старшие, относительно опыта космических войн, а не возраста, разумеется, товарищи, побывавшие на Земле в отпуске. Впрочем, о том, что они не новички, говорили и их звания - офицерские либо сержантские. Все правильно - те, кто выжил в бою, приобретя бесценный, никак иначе не получаемый опыт, продвигались по служебной лестнице, сержанты становились офицерами, а рядовые, соответственно, сержантами. Теперь уже им предстояло командовать новичками и обеспечивать и выполнение задачи, и сохранение жизни личному составу. И пусть потери имперцев и в прошлый раз были минимальны - но нет предела совершенству. К тому же, численность десантных подразделений увеличивалась, и вакансий все уровней было в избытке.

   Следом, после того, как десантники, грохоча тяжелыми ботинками по палубе, отправились в свои кубрики, пошли остальные. Ну а Ковалев вышел с корабля одним из последних и прямиком направился туда, где стояла группа людей, ожидающих его и только его. Они не испугались и не разбежались при виде надвигающегося на них нестандартно швартующегося линкора - то ли памятуя старую присказку о том, почему не бегают генералы[64], то ли просто доверяя адмиралу. И они заулыбались при его появлении, искренне радуясь его возвращению. И Ковалев, идя к ним, широко развел руки и совершенно несолидно крикнул:

   - Здорово, орлы! Как же я рад вас видеть!

 


Глава 14 | Дилетант галактических войн | Глава 2