home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



35

Я стояла на улице. Воздух казался солоноватым, и, судя по запаху, недалеко находилась булочная. Несколько минут я просто стояла и вдыхала свежий воздух.

Мне не было предъявлено никакого обвинения. Через несколько минут после предъявления липового завещания допрос прервали, и инспектор Таскер, к моему крайнему изумлению, заявил, что меня отпускают под залог. Еще через полчаса я вышла через парадную дверь на парковку перед полицейским участком.

Не имея ни малейшего понятия, куда идти, я направилась к выходу со стоянки. Услышала звук мотора, и через секунду со мной поравнялась машина.

Знакомый голос сказал:

— Садись.

Черноволосый сероглазый мужчина в очках, сидевший за рулем, был облачен в одежду, в которой я никогда раньше его не видела: черные брюки, галстук и белая рубашка с погонами. Он перегнулся через сиденье и открыл дверь со стороны пассажира.

— Я отвезу тебя домой, — сказал он.

Я отрицательно покачала головой. Что я чувствовала в этот момент? Не могу сказать. Стыд? Злость? Понемногу и того и другого, и еще нечто совершенно противоположное. Казалось, испаряется последняя капля надежды.

Мэт вздохнул. Он выглядел уставшим и постаревшим.

— Клара, — проговорил он, — не хочу показаться грубым, но меньше чем через три часа похороны твоей матери. Тебе нужно ехать домой. Садись.

Он был прав. Я забралась на пассажирское сиденье и закрыла дверцу. Он выехал на дорогу и порулил к поселку.

— Почему меня отпустили? — спросила я, когда мы остановились на светофоре у выезда из города. — Почему мне не было предъявлено обвинение?

Мы опять тронулись.

— У Таскера для этого недостаточно улик, — ответил Мэт, не сводя глаз с дороги. — Сегодня он понадеялся на удачу. Попытался прощупать, что тебе известно. Стандартный подход.

— Мне велели прийти через два месяца, — сказала я.

Интересно, а Мэт слышал, как меня допрашивали Таскер и Ноулз? Слышал ли он все, что мне говорили?

— Так положено. Если возникнут новые обстоятельства, тебя сразу же вызовут.

— Я не убивала Виолетту. — Я замолчала.

Похоже на мольбу о пощаде. Боже, пожалуйста, не дай мне пасть так низко! Мэт не отрывал глаз от дороги, даже несмотря на то что ехали мы не очень быстро. Раньше мне всегда было тяжело смотреть ему прямо в глаза.

— Ты считаешь, что Виолетту убила я? — задала я вопрос. — Это из-за тебя меня арестовали?

Не успели слова слететь с моих губ, как я поняла: услышать ответ я не готова.

— Нет, — после паузы произнес он. — Но я не могу просто так отмахнуться от доводов инспектора Таскера. Ты заработала репутацию отшельницы, но вдруг стала общаться с пожилыми людьми из поселка. С Виолеттой, Эделиной, Уолтером. С людьми, которые вскоре умерли.

— Уолтер, похоже, не умер, — сказала я, понимая, что хватаюсь за соломинку.

— Если это так, мы его обязательно найдем. Я уже послал людей.

— Я обзвонила примерно два десятка домов престарелых и лечебниц…

Мэт оторвал один палец от рулевого колеса.

— Мы знаем, как искать пропавших людей, — заявил он. — Но ведь тебе многое известно о змеях. Ты умеешь их ловить и управляться с ними. Большинство людей не знают даже, как к ним подступиться. Положение усугубляется еще и тем, что у тебя в подвале обнаружена живая гадюка, а в мусорном ведре — дохлая. А в холодильнике противоядие… Знаю-знаю, это распространенная практика — иметь противоядия в ветклиниках, где занимаются дикими животными. Мы проверяли.

— Но всего этого недостаточно! — возразила я, переходя на крик, но осознавая, что не в силах себя контролировать. Я и так долго сдерживалась — все то время, пока Таскер в паре с Ноулзом издевались надо мной. Теперь я уже вышла из себя. — Даже мне это известно. Да, я знаю о змеях, а еще меня видели, когда я разговаривала с двумя старушками.

— У него есть еще завещание, несомненно составленное Виолеттой, в котором она называет тебя своей наследницей.

— Этот документ — явно жалкая фальшивка! Любой мог выкрасть у меня бумагу. Все дело в моей внешности. Таскер считает меня психопаткой, потому что у меня обезображено лицо. Он полагает, что я задалась целью отомстить всему роду человеческому.

— Не стоит так переживать.

— Он уже все для себя решил. Он больше не будет никого искать. Почему он не ищет Сола Уитчера? Почему не ищет Альфреда?

— Сол Уитчер мертв.

— Что-что? Откуда ты знаешь?

— Мы проверили. Я велел ребятам уточнить это еще в тот день, когда мы обыскивали дом. Он умер в 1976 году в Кингстонской тюрьме. Его осудили в 1969-м за убийство жены.

— Элис, ее звали Элис, — подсказала я. Мэт удивленно поднял брови и искоса посмотрел на меня. Я решила рассказать Мэту о своих находках. Потом поняла, что не имею ни малейшего желания это делать. Сол умер. А я почти не сомневалась… И уже без всякой надежды спросила: — А Альфред? Полиция…

— Такого не было.

— Нет, был. Виолетта упоминала о нем. И Руби Моттрам тоже.

— Мы проверили метрические книги, документы в бюро записей актов гражданского состояния. Человек по имени Альфред Уитчер не рождался ни в этом, ни в соседних графствах. Вероятно, Виолетта и Руби ошиблись.

— Поговори с Руби.

— У тебя в ногах красная папка. Можешь достать?

Я потянулась и нашла на полу машины папку.

— Открой.

Я открыла папку и обнаружила большой портретный снимок.

— Узнаешь этого мужчину? — спросил Мэт.

Я вгляделась в цветное фото пожилого мужчины. Где-то под семьдесят. Густые седые волосы на затылке коротко подстрижены, а длинная челка падает на лоб. Раскосые голубые глаза под тяжелыми веками. Пухлые губы. В молодости он явно был красивым мужчиной. Да и сейчас остался привлекательным.

— Этот человек вломился к тебе в дом в понедельник? — спросил Мэт.

Я знала, что это не он, но тянула время. Еще раз посмотрела на снимок, прочла напечатанное в углу рост приблизительно 185 сантиметров.

— Нет, — неохотно призналась я. Ко мне в дом вломился совершенно другой человек, и лицо, которое я видела в окне дома Уитчеров, не имеет ничего общего с лицом человека на снимке. — А что?

— Это Арчи Уитчер, — пояснил Мэт. — Мы обнаружили его следы. Последние тридцать лет проживает в Южной Каролине, основал там церковь. Мы распечатали фото с церковного сайта в Интернете.

— Что значит «следы»?

— Пока не удалось установить его точное местонахождение. Однако мы наткнулись на заметку о скандале в его церкви. По-видимому, длительный пост — важная составляющая религиозного культа именно для этой церковной общины. Он призывает людей обходиться без еды по нескольку недель. Как бы то ни было, погибла молодая девушка, ходили слухи, что ее держали связанной. Ее родители за решеткой, и выдан ордер на арест Арчи. Его теперешнее местонахождение неизвестно. Существует вероятность, что он вернулся домой. Ты уверена, что видела не этого человека?

Я еще раз посмотрела на снимок, но ответ был тем же.

— Нет, — повторила я. — Человек, которого я видела, был не таким высоким. Он больше похож на Уолтера.

— Ладно, мы свяжемся с полицией штата и проверим иммиграционные карточки. Если Арчи Уитчер вернулся домой, мы его найдем. Но, честно признаться, я не думаю, что это прояснит ситуацию. Он был прав.

— Аллан Кич со своей бандой, — сказала я. — Они были там вчера ночью. Вероятно, это они ловили змей. Зачем им этим заниматься, если…

— Почему ты мне не позвонила? Я же сказал тебе: в случае чего звони мне. Разве бегать от преследователей по туннелям и заброшенным меловым шахтам не значит «в случае чего»?

— Уже было поздно. — «И с каждым разом мне все больнее и больнее с тобой разговаривать».

— Мы уже выяснили, что я «сова». — Мэт усмехнулся.

Я хотела что-то ответить, но не смогла.

Мы уже въехали в поселок и свернули на Бурн-лейн. Дальнейший путь мы проделали в молчании. Мэт остановился у моего дома.

— Спасибо, — пробормотала я, потянувшись, чтобы открыть дверцу.

И почувствовала, как его рука тронула меня за плечо. Мэт молчал, поэтому я обернулась к нему.

— Хочу дать тебе совет, — сказал он. — Не для протокола.

Я ждала.

— Прежде всего ты должна уехать, несколько дней побыть с семьей. Возьми отгулы на работе, сообщи нам, где тебя искать, но держись подальше от поселка. Дай полиции время все выяснить.

— Ладно. — Это предложение казалось довольно разумным.

— Второе, и самое важное: держись подальше от Шона Норта.

Это было настолько неожиданно, что мне требовались объяснения.

— Шона Норта не было в стране больше полугода, — сказала я. — Он вернулся только в субботу. Он не мог…

— Нет, мог.

— Не мог! На встречу со мной он приехал прямо из аэропорта. Чтобы опознать тайпана.

— Норт прошел таможенный контроль в аэропорту Хитроу еще неделю назад, в среду. С тех пор не покидал пределы Соединенного Королевства. И прибыл он не из Индонезии, а из Сингапура.

— Значит…

— В Сингапуре он делал пересадку. А вылетел из Порт-Морсби.

Мэт поднял на меня глаза, ожидая моей реакции, но название мне ни о чем не говорило.

— Это столица Папуа-Новой Гвинеи, — объяснил он.


предыдущая глава | Последняя жертва | cледующая глава