home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Могилы русских солдат — их много по всему миру

Российские (советские) захоронения — последствия Второй мировой войны — расположены в 49 государствах. С некоторыми из них (Германия, Австрия, Венгрия, Испания, Монголия, Польша, Румыния, Словакия, Финляндия, Чехия, Япония) — подписаны соглашения о взаимном поддержании мемориалов, кладбищ или братских могил в надлежащем состоянии.

Соглашения эти включают в себя — исследование архивных документов, раскрывающих судьбы военнослужащих, погибших на полях сражений или умерших в плену, перезахоронение останков, уход за захоронениями на кладбищах. На эти страны приходится 95 процентов всех военных захоронений. Как же соблюдается названное соглашение? Естественно, прежде всего, пойдет речь о Германии. На немецкой земле захоронено более 500 тыс. офицеров и солдат Красной Армии. [133]

Наши ветераны были поражены — все погосты находились в идеальном состоянии. Известно, что даже во времена Гитлера немцы не трогали русских захоронений. Более того, многие из них хоронили наших солдат и даже оставляли их имена на деревянных крестах. Мы видели эти старые могилы. На них до сих пор сохранились надписи «неизвестный», «солдат Гончаренко» или просто «солдат Иван».

Память не измеряется в денежных единицах. Но средства, выделяемые проигравшей в войне страной на содержание военных мемориалов, впечатляют. На уход за военными могилами немецкое правительство ежегодно тратит 25 миллионов евро, из них один миллион только на содержание мемориалов в Берлине в Трептов-парке, в Тиргартене и в Панкове. В том, что эти средства расходуются по назначению, легко убедиться, посетив Германию.

В самом центре Берлина, с непосредственным выходом к Бранденбургским воротам и зданию Рейхстага, на высоком постаменте стоит восьмиметровая скульптура солдата Красной Армии. Тесаный гранит и мрамор сводчатых колонн мемориала с выбитыми на них именами советских солдат были взяты из разрушенного здания канцелярии рейха. В композиции — два советских танка, они охраняют вход в мемориал, на территории которого покоятся 2500 воинов…

Другой советский памятник находится в Национальном Парке в Шенхольцер Хайде в районе Панков. Бронзовая скульптурная композиция представляет советский народ, борющийся и скорбящий. В конце парка — памятник российской Матери Земле, оплакивающей своих сыновей, за ним — обелиск с залом почета в цокольном этаже. В земле этого парка лежат останки 13 200 советских солдат…

И, наконец, самый известный из советских мемориалов в столице ФРГ — бронзовый солдат с опущенным мечом, держащий на руках ребенка. На купольном своде мавзолея под ним мозаикой выложена надпись: «Слава погибшим за советский народ!» Есть там и такие слова: «Слава и благодарность героям Советского Союза, павшим в борьбе против фашизма. Мы принимаем знамя, которое они передали нам». 65 лет немцы не подвергают цензуре эти строки и приносят цветы к подножию памятника русскому солдату.

Огромная роль в поисках погибших, их достойных захоронений, содержание могил и кладбищ, мемориалов принадлежит Народному Союзу Германии по уходу за военными могилами, основанному в 1919 году, 90 лет назад. Сегодня эта общественная организация насчитывает около полутора миллиона человек. Многие из них на общественных началах, в качестве любителей-волонтеров, в свободное время ухаживают за кладбищем.

Ключевой лозунг Народного Союза в переводе на русский звучит так: «Примирение над могилами павших — работа во имя мира». Подтверждение искренности этих слов — аккуратные, ухоженные воинские захоронения советских солдат на всей территории Германии. Вы не встретите здесь заросших травой в человеческий рост, заброшенных солдатских могил со стертыми временем надписями, похожих на свалку кладбищ и изуродованных вандалами надгробий. Давно ставшие пустым звуком для многих бывших» советских» людей слова «никто не забыт и ничто не забыто» немцы понимают буквально. Одинаково бережно ухаживают за «своими» и «чужими» могилами и возлагают на них в дни памяти цветы. Национальность погибших здесь не имеет значения. Могилы жертв войны защищаются в Германии законом под особым грифом — «Хранить вечно».

Национальные и интернациональные молодежные лагеря, участники которых ухаживают за солдатскими захоронениями, ежегодно собирают тысячи молодых людей из Германии и других стран Европы. Всего на территории Германии существует 3600 кладбищ.

С 1996 года в ФРГ ведется работа по созданию «Книги памяти». В первом ее издании, вышедшем в 2002 году, и во втором, в 2004 году, — имена и судьбы 60 тыс. советских офицеров, прошедших немецкий плен. Сейчас готовится третье издание с именами более 900 тыс. советских солдат и сержантов. Это даст возможность установить до 80 % точных мест захоронения советских военнопленных, покоящихся в немецкой земле. Финансируют проект правительство Германии и Народный Союз. Вот лишь один из крохотных эпизодов солдатской судьбы, увековеченной в «Книге памяти».

Деятельность Народного Союза Германии всего лишь на 10 % финансируется из госбюджета, основные же средства поступают от добровольных сборов и пожертвований граждан. [134]

Власти Германии решили открыть исследователям и историкам один из крупнейших в мире архивов личных документов 17,5 млн жертв нацизма. Доступ к этому архиву в соответствии с Боннскими соглашениями 1955 года был закрыт на 60 лет, но теперь это решение будет пересмотрено. Архив состоит из различных документов, которые нацисты педантично составляли и собирали в концентрационных лагерях, а также в местах принудительных работ пленных и депортированных людей. В этом фонде находятся также послевоенные документы союзных властей о беженцах. До сих пор эти документы использовал только Международный Красный Крест для оказания помощи тем, кто ищет родственников, связь с которыми прервалась во время Второй мировой войны.

С 1945 года с помощью архива [135]в Бад Аролсен Красный Крест ответил более чем на 11 млн запросов из 62 стран. Их присылали родственники людей, пропавших при нацистах, а также использовались для того, чтобы помочь подневольным рабочим получить компенсацию.

Первые публикации рассказывают о невероятных зверствах нацистов. Один пример. В Книге смерти (Totenbuh), которую вели в концлагере Маутхаузен в Австрии, с особой пунктуальностью описывается подарок коменданта лагеря Гитлеру по случаю дня рождения фюрера 20 апреля 1942 года. Для казни в честь «великого события» было специально отобрано три сотни русских заключенных. Каждого заключенного подвергали так называемому Genickshuss — выстрелу в затылок из пистолета, приставленного к основанию черепа, единственной пулей. В каждой строчке списка казненных педантично указаны имя и номер заключенного, дата и место его рождения.

Один из документов посвящен тяжкой участи Катрины, француженки, арестованной гестапо за жалобу на то, что власти подвергли ее принудительной стерилизации после рождения «цветного незаконнорожденного ребенка».

Есть также история 31-летней медсестры, которую заставили носить желтую «звезду Давида» — метку для евреев. «Эта женщина — наполовину еврейка, она жила со своим арийским другом. Признает, что у них были сексуальные отношения», — говорится в документе. Женщина исчезла после того, как ее отправили в концлагерь Равенсбрюк. [136]

В ФРГ, в Вестфалии, есть маленький городок Штукенброк. Недалеко от него на территории братского кладбища стоит скромный монумент, под которым покоится прах 65 тыс. советских военнопленных, погибших в лагере уничтожения Шталаг-326. Сколько городков и поселков стали известны миру в результате такого страшного соседства! Освенцим, Бухенвальд, Дахау, Маутхаузен, Саласпилс, Штукенбрюк… [137]

Среди всех европейских стран в Польше находится больше всего могил советских военнослужащих: почти 1,2 млн могил солдат и офицеров Красной Армии, а также военнопленных и советских граждан, угнанных на принудительные работы. В Польше — 648 воинских кладбищ. В Болеславце (бывший город Бунслау) похоронены советские и российские воины двух эпох. В центре кладбища, где покоятся 718 Героев Советского Союза и офицеров, погибших в конце войны, высится памятник русскому полководцу Михаилу Кутузову. Он умер в этом городе в 1813 году — во время войны России с Наполеоном.

В Польше созданы и новые мемориальные кладбища, открытые на месте гибели десятков тысяч советских военнопленных на северо-востоке страны, у поселков Богуше и Косувка. Ведутся работы по поиску мест захоронения российских воинов, погибших в предыдущих военных конфликтах, в частности, почти 700 кладбищ времен Первой мировой войны, кладбища периода Наполеоновских войн. Всего, полагают специалисты, в польской земле захоронен прах около 2,5 млн российских и советских подданных и граждан. Около Лодзи, в шести километрах от города, в братской могиле покоится 4 тыс. человек, из них известен только один.

Поляки — убежденные католики. Их вера не позволяла оставлять погибших незахороненными. В дни поминовения усопших они над каждой могилой жгут свечи — десятки, сотни свечей.

Из Польши отправимся на север Европы — в Норвегию и Финляндию. Как народ одних стран хранит память о погибших русских воинах.

В октябре 2004 года в Норвегии широко отмечалось 60-летие освобождения Восточного Финнмарка от нацистов. В результате жестоких боев во время Петсамо-Киркенес-ской операции советские войска выбили фашистов из Сер-Варангера и создали условия для передачи власти законному норвежскому правительству. Остальная часть Норвегии была освобождена много позже: последние немецкие солдаты сдались союзникам в мае 1945 года. 25 октября, вдень освобождения Киркенеса, к памятнику советским воинам, установленному на мемориальном кладбище Вестре Гравлюнн в Осло, возлагались венки, а официальные лица произносили подобающие моменту речи.

Историк Марианне Неерланн Сулейм изучила и изложила в своей докторской диссертации «Советские военнопленные в Норвегии в 1941–1945 годах — численность, организация и репатриация», опубликованной в 2005 году. Она установила, что в Норвегии находилось 93 318 советских военнопленных, распределенных в концлагерях по всей стране. По большей части это были попавшие в плен солдаты Красной Армии, пригнанные из других стран, но среди узников было и около 9 тыс. гражданских лиц, в том числе старики, женщины и дети. В результате голода и рабского труда, 13 тыс. человек погибли. Цифры жертв огромны, но все же они намного ниже, чем в концлагерях на территории Польши. В этом большая заслуга норвежцев: они приносили «русским» пленникам еду, невзирая на запреты и даже угрозу расстрела.

Погибших советских военнопленных, а позднее — павших в боях за освобождение Норвегии солдат и офицеров хоронили на церковных дворах, местных кладбищах, вблизи возводимых немцами военных и гражданских объектов, часто даже на невозделанных землях и в труднодоступных горных районах.

Весной 1951 года большинство захоронений от Киркенеса до Бреннейсунна были перенесены в одну братскую могилу. На острове Хьетта был установлен обелиск и разбит парк; в братской могиле захоронили 7551 человека, из которых опознаны только 823.

В историографии Финляндии сложился устойчивый образ страны, проводившей самостоятельную от нацистской Германии политику. Как считалось, финны, в отличие от норвежцев, не выдавали немцам своих евреев и весьма гуманно обращались с военнопленными. Те восемь евреев, которые были депортированы, просили в Финляндии политического убежища и являлись иностранцами. За этот случай Финляндия извинилась перед евреями всего мира и финансировала строительство кибуца Ядха-Шмона («Память о восьми») в Израиле. Однако в ноябре 2003 года финский писатель, историк и журналист Элина Сана подвергла сомнению официальную версию событий. Как писала Сана в своей книге «Высланные. Депортации из Финляндии в гестапо», во время Второй мировой войны Суоми передала Германии 2892 советских военнопленных, среди которых было 75 евреев. Большинство из этих выданных были расстреляны или умерли в немецких концлагерях.

Сана отметила, что финское правительство проявляло излишнее рвение в выдаче военнопленных, «перевыполняя» планы, спущенные нацистами. Исследования Сана были основаны на данных финских и немецких военных архивов, а также на сведениях, собранных в беседах с оставшимися в живых депортированными или их родственниками. Как выяснилось, финны обменивали советских военнопленных на захваченных немцами представителей финно-угорских народов. Кроме того, Сана выяснила, что из 64 тыс. пленных, томившихся в финских концлагерях, погибла почти треть; такой процент потерь только чуть-чуть не дотягивает до «образцовых» нацистских лагерей смерти.

Финские власти выделили 2 млн евро на проведение трехлетнего исследовательского проекта, который возглавил генеральный директор Национального архива страны Юсси Нуортева. О начале работы комиссии Нуортева официально объявил в 2005 году в Иерусалиме. Он отметил, что анализ нескольких тысяч документов о военнопленных потребует кропотливой работы и займет много времени.

На официальном сайте Национального архива содержится информация о том, что проект предусматривает не только изучение судеб военнопленных, выданных Германии и содержавшихся в финских лагерях. Проект должен прояснить и судьбы тех, кто после войны был передан советским властям. Но даже после окончания работы над проектом нельзя говорить о том, что списки всех жертв депортации будут опубликованы. В 2005 году Комиссия по защите информации и персональных данных приняла решение о невозможности публикации списков выданных нацистам лиц из-за «чувствительного характера» этих документов.

То, что новая историография задевает чувства многих финнов, — бесспорный факт. Однако попытки сохранить позитивный образ страны любой ценой вряд ли увенчаются успехом.

Еще пример.

В Нидерландах захоронено 865 советских солдат. Советское Поле Славы (Russisch Ereveld) — так называют это уникальное захоронение. Хотя официально оно находится на территории города Леусден (Leusden), принято считать, что кладбище принадлежит городу Амерсфоорту, как это и было с 1947 года, когда оно было образовано, до недавней смены официальных границ города.

Кладбище состоит из трех групп захоронений. С 1941 по 1945 год в городе Амерсфоорт (Amersfoort) находился немецкий Камп Амерсфоорт (Kamp Amersfoort). Из 35 000 человек, прошедших через этот лагерь, 101 военнопленный был из Советского Союза. 24 солдата умерли от голода, истязаний и истощения, оставшиеся 77 были расстреляны 9 апреля 1942 года. Впоследствии, 28 марта 1946 года, они были с почестями перезахоронены на кладбище Рустхоф, недалеко от лагеря Амерсфоорт.

В 1947 году с Военного Американского кладбища (д. Маргратен, Нидерланды) в г. Амерсфоорт был перезахоронен 691 советский солдат. Эти солдаты — бывшие военнопленные немецких лагерей, освобожденные войсками США и умершие в госпиталях от болезней и истощения. Их перезахоронение имело место по инициативе американцев, которые после окончания войны перенесли всех неамериканцев в другие места. В городе Амерсфоорт было самое крупное захоронение советских солдат в Нидерландах, поэтому оно и стало местом перезахоронения всех советских солдат с кладбища в Маргратене.

Третью группу составляли 73 бывших военнопленных, добровольно или принудительно состоявших на немецкой службе или находившихся на работах. Они погибли и были захоронены в различных частях Голландии, а позднее перезахоронены в Амерсфоорте.

18 ноября 1948 года Русское Мемориальное кладбище было официально открыто. В 1956 году Министерство обороны Нидерландов передало этот Мемориал в ведение Фонда Военных Захоронений (Oorlogsgravenstichting). В 1962 году простые именные таблички были заменены надгробными камнями из известняка с выгравированными надписями.

4 мая 1975 года на Русском Мемориальном кладбище был установлен обелиск. Монумент изготовлен в Советском Союзе из белого армянского мрамора. Он представляет собой десятиметровую колонну с надписью: «Слава Героям. Воинам Советской Армии, погибшим в борьбе с немецкими захватчиками в период 1941–1945 годов». Многие из захороненных здесь считаются на родине пропавшими без вести.

В 1998 году голландский журналист Ремко Рейдинг получил предложение от главного редактора газеты, в которой он работал, попробовать разыскать родственников захороненных в Леусдене солдат. То, что началось для Ремко как журналистское расследование, стало его моральным долгом. Он понимал, что если он сейчас не доведет дело до конца, то это не случится уже никогда.

Ремко и его жена Ирина ведут поиск по двум направлениям: выявление дополнительной информации о захороненных солдатах из архивов и непосредственный поиск родственников тех, о ком дополнительная информация уже известна. [138]

Годы проходят. Увы! Вызов времени не бросишь! Еще живых ветеранов становится все меньше. С тревогой и болью припоминают они кошмар военного времени. Забыть его невозможно до последнего часа.

Мир вокруг нас находится в постоянном движении, но крепость человеческой души остается постоянной. Современное поколение обладает многими новыми правами. Но у него нет права забывать о том, что сделали те люди, кто сражался и погиб, защищая Родину.

Сохранилась строка поэта Роберта Рождественского:

Вспомним всех поименно,

 Горем вспомним своим.

Это нужно не мертвым!

 Это нужно живым!

Сказано прекрасно! Но это надо не только живым, но и мертвым! Не правда ли?




Победа вопреки Сталину. Фронтовик против сталинистов