home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

— Вы поселили их в стеклянной комнате? Неужели нельзя было предоставить им хоть немного уединения? — Я смотрела на своих родителей сквозь стену. Хотя комната и была удобно обставлена — ковры, кровать, диван, столик и пара кресел — она была сделана из такого же стекла, как и офис Риодана. Только наоборот. Мама с папой не могли видеть, что происходит снаружи, зато всем было видно, что происходит внутри.

Я взглянула влево. Хотя бы душ был как-то огорожен, в отличие туалета.

— А они знают, что все видят происходящее внутри?

— Я сохранил им жизнь, а ты еще и об уединении просишь. Это не ради тебя. И не ради них. Это моя страховка, — ответил Риодан.

В разговор вмешался Бэрронс:

— Я сказал Фейду, чтобы он принес простыни и скотч.

— Зачем? — ужаснулась я. Они что, собирались завернуть моих родителей в простыни и обмотать скотчем?!

— Они смогут завесить стены простынями.

— О, — сказала я и пробормотала, — Спасибо.

Я молча наблюдала за ними через стекло. Папа сидел на диване лицом к маме, держа ее за руки, и что-то тихо говорил. Он выглядел таким же сильным и красивым, как всегда, появившаяся седина лишь придавала ему еще более благородный вид. У мамы был застывший взгляд, появляющийся каждый раз, когда она не могла справиться с ситуацией. А папа, наверное, говорил ей о чем-то обыденном и нормальном, давая возможность вернуться к той реальности, с которой она могла справиться. Наверняка он уверял ее, что все будет хорошо, ведь это было так характерно для Джека Лейна: излучать безопасность и надежность, уверенность в том, что он выполнит обещанное. Именно это делало его таким хорошим адвокатом и таким замечательным отцом. Ни одно препятствие не казалось таким уж серьезным, ни одна угроза такой уж страшной, когда папа был рядом.

— Мне нужно поговорить с ними.

— Нет, — сказал Риодан.

— Зачем? — спросил меня Бэрронс.

Я задумалась. Никогда не говорила Бэрронсу о своем визите в Эшфорд с В’лейном. Не призналась, что подслушала разговор родителей, в котором они обсуждали обстоятельства нашего удочерения, и что папа упомянул пророчество обо мне — то, в котором я обреку на гибель весь мир.

Нана О’Рейли, 97-летняя старушка, которую мы с Кэт посещали в ее домике у моря, упоминала о двух пророчествах: одно обещало надежду, другое предупреждало об уничтожении всего живого на земле. Если я действительно была частью какого-либо пророчества, то намеревалась исполнить первое, и хотела знать больше о втором, чтобы избежать его.

Мне были нужны имена людей, с которыми много лет назад разговаривал папа в Ирландии, куда он ездил, чтобы отыскать медицинскую карту Алины, когда она болела. Я хотела знать, что конкретно они сказали ему.

Но ни за что не стану спрашивать его об этом в присутствии Бэрронса и Риодана. Если эти двое узнают хоть что-то о пророчестве, по которому я, возможно, обреку мир на гибель, они могут просто посадить меня под замок и выбросить ключ.

— Я скучаю по ним. Они должны знать, что я жива.

— Они знают. Камеры наблюдения засняли тебя на входе. Бэрронс показал им запись. — Риодан помедлил и после добавил: — Джек настаивал на этом.

Я мельком взглянула на Риодана. Мне показалось, или на его лице промелькнула легкая улыбка? Я поняла это по тону его голоса, когда он назвал моего папу Джеком. Он уважал его. Внутренне я засияла от радости. Я всегда горжусь папой, но когда он нравится кому-то вроде Риодана… Не смотря на то, что на дух не переносила владельца «Честера», я восприняла это как комплимент.

— Жаль, что ты не его родная дочь. В нем течет сильная кровь.

Я наградила его взглядом, которому научилась у Бэрронса.

— Но ведь никто не может сказать ничего определенного о твоем происхождении, не так ли, Мак?

— Моей биологической матерью была Айла О’Коннор, Глава Хэйвена ши-видящих, — невозмутимо сообщила я.

— Неужели? Потому что я кое-что раскопал, после того как Бэрронс рассказал мне, о чем говорила эта О’Рейли, и выяснилось, что у Айлы был только один ребенок, а не два. Ее звали Алина. И она мертва.

— Ну, очевидно, ты недостаточно глубоко копал, — возразила я. Но вдруг смутилась. Так вот почему Нана назвала меня Алиной. — Должно быть, она родила меня позже. И Нана просто не знала об этом.

— Айла была единственным членом Хэйвена, пережившим ту ночь, когда Синсар Дабх вырвалась из своей тюрьмы.

— Где ты берешь информацию? — настойчиво спросила я.

— И для нее не было никакого «позже».

— Откуда ты знаешь? Что тебе известно о моей матери, Риодан?

Он взглянул на Бэрронса. Взгляд, которым они обменялись, говорил о многом. Но, к сожалению, я понятия не имела, на каком языке они «говорили».

Я уставилась на Бэрронса:

— И тебя удивляет, моё недоверие к тебе? Ты ни о чем мне не говоришь.

— Оставь это. Я сам разберусь, — сказал Бэрронс Риодану.

— Советую тебе постараться.

— А я тебе советую пойти вздрочнуть.

— Она тебе не сказала, что Книга навестила ее той ночью, у Дэррока. Она проникает в разум и читает мысли.

— Я думаю, она читает только поверхностные, — сказала я поспешно. — Не все.

— Книга узнала от неё, что Дэрроку известен короткий путь к слиянию. Поэтому она убила его. Интересно, что еще она выяснила.

Бэрронс обернулся и уставился на меня.

И Вы мне ничего не сказали?

Ты ничего не сказал мне о моей матери. Что ты знаешь о ней? Обо мне?

Взгляд его потемневших от гнева глаз обещал расплату за мою оплошность.

Также как и мой.

Это было невыносимо. Мы с Бэрронсом враги. Это сбивало с толку и ранило мое сердце. Я так горевала по нему, словно потеряла единственного человека, который что-то значил для меня. И вот, мы снова противники. Неужели постоянная вражда — наша судьба?

Одному из нас придется довериться другому, сказала я.

Вы первая, мисс Лейн.

В том-то и вся проблема. Ни один из нас не пойдет на этот риск. У меня имелся длинный перечень причин, по которым мне не стоило этого делать, и они были вескими. Папа мог бы довести дело до Верховного Суда, выступая в мою защиту. Бэрронс не внушал доверия. Даже не пытался.

Когда ад замерзнет, Бэрронс.

Та же хрень, мисс Лейн. Та же…

Я отвела взгляд, оборвав его на полуслове — все равно, что средний палец ему показала.

Риодан пристально наблюдал за нами.

— Не суйся, — предупредила я, — Это касается только нас двоих. От тебя требуется только обеспечить безопасность моих родителей, и…

— Это несколько проблематично, учитывая какая ты непредсказуемая дрянь.

Дверь распахнулась, и вошли Лор и еще двое. От них исходило такое напряжение, что в комнате стало нечем дышать.

За ними следовал Фейд с простынями и скотчем.

— Не поверите, что только что вошло в клуб, — сказал Лор Риодану, — Прикажи мне перекинуться. Дай команду.

Я прищурилась. Лору нужно разрешение Риодана? Или таковы были правила поведения в его клубе?

— Синсар Дабх, так ведь? — Риодан одарил Бэрронса многозначительным взглядом. — Потому что она просканировала разум Мак и теперь знает, где нас найти.

— Ты просто долбаный параноик, Риодан. Зачем ей вообще вас искать? — сказала я.

— Возможно, — ответил один из остальных, — из нас получились бы чертовски удобные «носители» для нее. А нам не нравится, когда нас используют.

— Ты что совсем не учил её мыслить стратегически? — взорвался Риодан.

— У меня было не так уж много времени, — сказал Бэрронс.

— Светлый. Хренов Принц, — сообщил Лор, — И еще пара сотен Светлых из дюжины разных каст ждут на улице. Он грозится начать войну. Требует, чтобы ты прикрыл заведение и перестал кормить Темных.

У меня отвисла челюсть:

— В’лейн?

— Это ты ему сказала прийти сюда! — упрекнул Риодан.

— Она знает его? — взорвался Лор.

— Еще один ее любовничек, — ответил Риодан.

— Помимо Дэррока? — спросил один из остальных.

Лор негодующе посмотрел на Бэрронса:

— Когда ты поумнеешь и прикончишь, наконец, эту суку?

Уровень тестостерона поднялся почти до критической отметки. Я вдруг испугалась, что они все могут обернуться в Зверей, и тогда я окажусь посреди стаи рычащих монстров с клыками, когтями и рогами. А я ни на мгновение не верила, что метка Бэрронса спасет меня от остальных пятерых. Даже не была уверена, что она спасет меня от него самого.

— Думаете, вам Светлых надо опасаться? — спросил Фейд.

— И кого же, бл***, по-твоему, нам надо опасаться? — раздраженно спросил Бэрронс.

Фейд выхватил автомат и выпустил с полдюжины очередей в Бэрронса, прежде чем кто-либо успел двинуться:

— Меня.


Глава 18 | Лихорадка теней | Глава 20







Loading...