home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



14-я танковая дивизия в ходе второй битвы в Курляндии

В полдень 19 ноября 1943 года советская армия начала вторую битву в Курляндии двухчасовой артподготовкой на участке фронта между Приекуле и Салдусом. Ее основной удар пришелся на участок фронта юго-западнее Скрунды. Мощный натиск советских танков пробил брешь в самом слабом месте — на стыке 30-й и 32-й пехотных дивизий. Невозможно было остановить проникшие сюда советские войска. Одним ударом прорвав здесь фронт, русские прорвали и вторую линию обороны и стали развивать наступление на северо-восток, явно намереваясь пройти между поселками Яунспайли и Силсати.

14-я танковая дивизия получила приказ выйти наперерез наступающему врагу и остановить его.

Танки и мотопехота дивизии немедленно выступили и уже к вечеру достигли района несколько южнее хутора Пурвакрогс, организовав оборонительную линию севернее Циммери.

На рассвете следующего дня германские части начали атаку на Циммери. Им удалось прорвать оборону русских у этого поселка.

Ожесточенный артиллерийский огонь должен был остановить удар 14-й танковой дивизии, для этого же русскими был нанесен и контрудар, поддержанный танками. Все это, однако, привело только к незначительной потере занятой территории. К тому же к вечеру удалось частично восстановить прежнюю линию передовой.

Но к этому времени части Красной армии смогли глубоко вклиниться в германскую оборону западнее и северо-западнее позиций 14-й танковой дивизии. Такая ситуация побудила генерал-лейтенанта Унрайна отказаться от задуманного наступления для овладения всей прежней линией передовой и организовать оборону против наступающих танков неприятеля. Прорвавшиеся части были остановлены и оттеснены, и 22 ноября дивизия заняла позиции 263-й пехотной дивизии, в основном 463-го мотопехотного полка этой дивизии.

В полдень следующего дня наступление с целью овладения старой линией передовой планировалось продолжить; однако неприятель упредил его своим наступлением, которое и начал в 8.00 мощной артподготовкой, обрушив на участок фронта одного только 108-го мотопехотного полка 200 000 снарядов. Если бы это наступление увенчалось успехом, то русские использовали бы образовавшиеся выступы фронта для дальнейшего продвижения на Крици.

Прошел час после начала артподготовки, когда армады советских танков двинулись вперед, рискуя попасть под огонь собственной артиллерии. Тут же в бой вступила германская мотопехота, поддержанная «Пантерами». Их огонь заставил вражеские танки повернуть назад еще до подхода к передовой. Была отбита и атака советского штрафного батальона. 2-й батальон 108-го мотопехотного полка, находившийся в 2 километрах от передовой, сконцентрировался и пошел в контратаку. Ему удалось оттеснить части 3-го механизированного гвардейского корпуса и 212-й стрелковой бригады на их исходные позиции.

Лишь во второй половине дня русским удалось расширить брешь на стыке 108-го и 96-го пехотных полков и крупными силами танков и стрелковых частей продвинуться в направлении на Койю. Принимавшие участие в наступлении русские танки были по большей части уничтожены огнем танков «Пантергруппы Линденберга».

Шедшая за танками пехота все же добралась до лесного массива, прошла его и закрепилась было в нем, развернувшись с линии влево и вправо, в тылу сил на передовой.

Танки и штурмовые орудия 14-й танковой дивизии подошли к лесу, несмотря на огонь врага, и уничтожили его, вытеснив на лесную просеку.

Однако наличных сил было совершенно недостаточно, чтобы закрепить достигнутый успех, поэтому 14-я танковая дивизия в ночь была вынуждена отойти на северный берег небольшой речушки Койя. Мосты через Койю были взорваны, враг остановлен, прорвавшие фронт части врага уничтожены в бою.

Это сражение 26 ноября истощило силы наступающих частей Красной армии. Стало возможным снова овладеть прежней линией фронта на всей ее ширине и удержать ее в своих руках.

14-я танковая дивизия заняла участок фронта 32-й пехотной дивизии. В ее подчинение перешли части 125-й пехотной дивизии. К тому же ей придали две батареи штурмовых орудий, соответственно из состава 184-го и 600-го дивизионов.

На следующий день стало ясно, что русское наступление потеряло свою ударную мощь. В своей ежедневной сводке от 28 ноября 1944 года командование 18-й армии оповестило об этом успехе в следующих словах:

«С 27 октября неприятель предпринял наступление силами 5 армий в составе 45 стрелковых дивизий, механизированного и танкового корпусов, а также многочисленных танковых бригад.

Для своего прорыва 19 ноября вражеские части были усилены еще 2 танковыми корпусами и несколькими стрелковыми дивизиями.

Несмотря на столь внушительное превосходство в силах, враг уже через несколько дней был вынужден отказаться от своих планов каждого из ударов.

Достигнутый успех, выразившийся в углублении на территорию нашего плацдарма на расстояние от 10 до 12 километров, стоил ему 478 уничтоженных танков. Потери в живой силе и другой технике были еще более впечатляющими».

Но и немецкая сторона тоже понесла значительные потери, которые теперь уже было невозможно восполнить и даже невозможно напрямую сообщить о них в дивизионных сводках.

Таким образом, 14-я танковая дивизия внесла основной вклад в отражение ударов танковых полчищ неприятеля. Один только ее 36-й танковый полк за период с 23 октября по 28 ноября 1944 года уничтожил 68 танков, в том числе 20 танков ИС-2 и 102 орудия, в основном опаснейших противотанковых пушек.

Слава и уважение, которые дивизия снискала в качестве несокрушимой и в любой ситуации надежной «пожарной команды Курляндии» — прозвище, под которым ее знали во всех штабах и частях вплоть до конца войны, — были заслужены ею именно в этих боях.

С 3 декабря дивизию сменила на позициях 83-я пехотная дивизия. В плотном снегопаде она перебазировалась на новый участок фронта Рудбарзи — Гранди — Бирзгале.

Генерал-лейтенанта Унрайна посетили начальник штаба 18-й армии генерал-майор фон Нацмер и генерал-майор Томале, который воспользовался своим пребыванием в Курляндии, чтобы обратить внимание на прискорбную ситуацию с танками. Прежде всего было совершенно необходимо передислоцировать 2-й батальон 36-го танкового полка на новые позиции. Чтобы осуществить это намерение как можно быстрее и максимально задействовать главное командование сухопутных сил и инспекцию танковых войск (т. е. Хайнца Гудериана. — Ред.), три генерала совместно решили откомандировать в соответствующие инстанции рейха майора Бернгарда Сауванта. Этот офицер, будучи танкистом высокого ранга и кавалером Рыцарского креста с дубовыми листьями, безусловно, мог в кабинете любого руководителя настоять на решении этого вопроса. Майор получил указания энергично довести до сведения командования все пожелания и требования танкистов относительно пополнения техникой и личным составом 36-го танкового полка.

Дивизия в течение трехнедельного пребывания за линией фронта должна была снова восстановить свою боевую мощь.

В этот же период была осуществлена и перестановка командных кадров дивизии. Полковник Узедом в сложившихся обстоятельствах занял также пост командира 108-го мотопехотного полка, полковник Палм с того же момента возглавил 103-й мотопехотный полк. Представителем Генерального штаба стал майор фон Бомхард. Командиром 4-го разведывательного танкового батальона был назначен капитан Нокельман, а танковый полк на время отсутствия майора Сауванта возглавил капитан Нойендорф. Капитан Молинари поступил в кадровый резерв главного командования сухопутных сил.

В середине декабря советские войска сделали попытку в ходе неожиданного наступления пробиться силами частей 2-й гвардейской армии и 4-й ударной армии к городу Скрунда. Атака на Ленас была отбита. Затем прорыв затих в заболоченных лесах между Куркисесом и Авоти. Этот первый успех побудил русских продолжить наступление и расширить занятое пространство далее на запад. Но они натолкнулись на такое упорное сопротивление, что при остановили свое продвижение в ожидании новых подкреплений, но их подход задерживался, и наступательный порыв русских иссяк.


14- я танковая дивизия в ходе первой битвы в Курляндии | Котел смерти в Курляндии. Хроника сражений группы армий «Север». 1944–1945 | 14- я танковая дивизия в третьей битве в Курляндии