home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Вячеслав "Tank 72" Густов


Колдун

В 621-й штурмовой авиаполк я прибыл весной. Пришлось дать в зубы командиру эскадрильи, чтобы меня перевели из вполне тихого и благополучного места (Резерв Ставки Главнокомандования – один вылет в пять дней) в самое пекло. Жаль его, конечно, но мне позарез было надо.

Прибыл на аэродром, и стою, жду. Подошла девушка — дежурная по полку — и повела нас в штаб. Приводит в землянку. Летчики лежат на нарах в ожидании боевого вылета, козла забивают, в «очко» режутся, чудные песни поют. На мотив «Серенького козлика»: «Жил был у бабушки серенький козлик, а на на чики брики гоп патса, гоп патса, пур пур ля ля. Сардел мой бид яса фит яса, бибимики, кикимики серенький козлик». На фронте много можно было услышать такого, что в тылу не услышишь.

Прошли мимо них в небольшую комнату командования полка, где сидели начальник штаба — майор Зудин Петр Алексеевич, замполит — майор Хохлов Алексей Алексеевич и командир полка — майор Поварков Вениамин Всеволодович: «Старший лейтенант Иванов прибыл по вашему указанию!» Подал им летную книжку.

И они мне сразу вопрос – за что? Я таиться не стал, и, конечно же, сразу всю им правду-матку и выдал. Колдун, говорю, я. Нет, на самом деле я никакой, конечно, не колдун. Но вы поймите и меня – на дворе тысяча девятьсот сорок пятый год, слова «экстрасенс» никто ещё не слышал. Хотя я, конечно же, так же никакой и не экстрасенс. На самом деле я ближе к святому, хотя, разумеется, и не святой.

Для вас, чтоб вам понятнее было, я материализованный одушевлённый вектор стремления сил земли. Да и это определение, как вы, наверное, уже догадались, верно лишь отчасти.

Ну так вот, отцы-командиры мне, как и следовало ожидать, ничуть не поверили. Ну да это мне знакомо – устроил пару локальных чудес, заживил несколько болячек… Лётчики у меня ходили как картинки – ни вшей, ни ссадин, ни грязи фронтовой вечной. Даже одежда не мялась.

Стрелкам-механикам, понятно, чудес досталось меньше. Просто жили они дальше, а у меня, извините, радиус. Но и они лоснились так, что когда проходили мимо них местные девки, то, бывало, толкали друг друга локтями: Эвона, вот кому война на пользу!

Потери на вылетах прекратились, а всё потому, что я с вечера предупреждал начштаба – Анкутдинова на вылет не ставить, гробанётся! Или – у Попкова самолёт неисправен. Стукните ломом и отдайте в ремонт!

На сложные задания сам летал. Стрелка не брал – мне он без надобности. А задания выполнял – да и как было не выполнить. Ну и, постепенно, привыкли ко мне. Другим, понятно, секрет полка не раскрывали. А на вопрос, почему так исключительно хорошо воюем, просто посылали. Нет, не из грубости – так принято было.

И вот однажды прилёг я после вылета под крыло подремать. Нет, а вы как думали, мне тоже это нужно! Во сне я с ноосферой напрямую общаюсь, всякую нужную информацию получаю. Не ноосферой, опять же, но, раз у вас другого термина нет, то пусть будет этот.

Так вот, лежу, и чувствую – пора. Встал, отряхнулся, и к самолёту. Стоит мой Ил-2, блестящий, уже заправленный и снаряженный. Я, понятно, никому ничего не сказал, а сам – в кабину, да и на вылет. Нет, никто не остановил. Знали меня уже. Лечу, и чувствую – силушка меня переполняет. Большое дело, стало быть, делать буду.

А тут и информация поступившая оформилась. Уничтожить мне предстояло колонну новейших немецких танков в количестве ста девяти штук. Построили их на подземном заводе, а, как набралось приличное число, да и наши подходить стали, решили в ход пустить. Понятно, разбил я их. Да и перешёл в исходную фазу. Нет, я живой. Просто я теперь везде – в скалах этих, в деревьях. В домах, что их тех деревьев построили. В воздухе. В воде.

А танки – что они? Должны они были нашим войскам в тыл ударить, насквозь пройти и к союзничкам нашим выйти. И сдаться. Чем это плохо? Ну, англо-американцы тогда бы в июне сорок пятого на нас бы всё-таки напали. Всего бы на чуть-чуть бы поувереннее себя почувствовали, и, …

Да, опять двадцать второго. Двадцатого атомную бомбу испытали, двадцать первое на принятие решения. Ну а на следующее утро…

Так вот, победить бы они не победили, но землю-матушку бы поуродовали знатно. И людей полили. А люди – важная часть земного организма. Или не организма… Как вам объяснить-то? Хотя – не стану ничего объяснять. Будете у нас в ноосфере – сами всё поймёте.


" я-игрок" Коллайдер. Взгляд снаружи и изнутрии ещё изнутрее. | Творчество Сталкеров (книга 3) | Маргарита " Маргарита" Патрушева Кошмар