home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



6

КОРОЛЕВА И ПРИНЦ

В Макрате светило солнце. Стоял один из первых прекрасных летних дней с его прозрачным воздухом и чистым светом, при котором так явственно проступают очертания всех предметов.

Как и каждое утро, Дубэ приходила в сад. На ней была лишь просторная рубашка и штаны. Сжимая кинжал в руках, она тренировалась среди деревьев в одном из укромных уголков обширной территории, окружавшей королевский дворец.

В жизни Дубэ был непродолжительный период, когда ее регулярные тренировки казались ей смешными. Это пришлось как раз на то время, когда она начала ощущать свою старость. Королева была поражена тем, как внезапно этот факт поразил ее сознание. Однажды утром, разглядывая себя в зеркало, она вдруг заметила морщины, печать усталости на своем лице и седые волосы. К тому времени ей было пятьдесят пять, тридцать семь из которых она была королевой.

А может, мне пришла пора прекратить свои тренировки?

И на какое-то время она перестала ходить в сад.

Ее муж Леарко подшучивал над ней:

— Ну что, решила повесить свой кинжал на гвоздь?

— Я просто устала, — ответила Дубэ, и это была правда. В конце концов, старость не что иное, как смертельная усталость, которая мало-помалу увлекает человека к единственно возможному для него покою.

Но вскоре ее тело взбунтовалось. Ее все еще проворные ноги, мускулистые руки под кожей, уже не такой упругой, как еще несколько лет тому назад, остро нуждались в движениях. И ее мозг остро нуждался в этих каждодневных утренних занятиях, когда для ее работавшего как машина тела все теряло свои очертания. И тогда Дубэ возобновила тренировки, на этот раз избрав для них более укромное и удаленное место. И лишь немногие знали о ее местонахождении. И то на случай крайней необходимости.

Дубэ сделала последний выпад и, метнув кинжал, завершила упражнение. Ее оружие оставалось неизменным на протяжении долгих лет: это был подарок ее учителя Сарнека, который много лет тому назад обучил ее ремеслу убийцы и спас ей жизнь. Она время от времени еще вспоминала о нем, о том времени, когда без памяти была влюблена в него и винила себя в его смерти. На место прежней боли пришла сладостная ностальгия. С годами каждое воспоминание стало еще прекрасней.

Дубэ метко вонзила кинжал в ствол, находившийся в нескольких локтях от нее. Лезвие заскрипело, раскачиваясь из стороны в сторону, почти перед лицом тяжело дышавшего человека.

Дубэ резко вскочила.

— Тебе нужно было предупредить меня. Я же могла тебя убить, — сказала она холодно и направилась к дереву, чтобы вынуть кинжал.

Человек опустился на колени, склонив голову.

— Вы никогда не промахиваетесь, моя королева, — ответил он дрожащим голосом.

— Встань, — приказала Дубэ, и он подчинился ее приказу.

— Положение очень тяжелое, — объявил он мгновение спустя с выражением крайней озабоченности на лице.

Дубэ помрачнела.

— Пошли, — бросила она.


Штаб находился в подземелье королевского дворца. Именно Дубэ принадлежала идея его создания. Все начиналось как некое подобие игры. В первые годы вновь испеченная королева чувствовала себя не у дел в своей новой роли. Придворная жизнь, состоявшая из сплетен и тянувшегося бесконечно времени, торжественные выходы, скучные обязанности, соответствовавшие ее положению, — все это приводило ее в замешательство. Королева испытывала жгучую потребность в действии. Она начала медленно угасать.

И тогда Леарко подал ей идею:

— А почему бы тебе снова не вернуться к своему прежнему занятию? Ведь исполнять роль королевы можно по-разному. Придумай нечто такое, что удовлетворяло бы тебя в большей степени и не вынуждало бы тебя становиться тем, кем ты на самом деле не являешься.

И тогда Дубэ приняла решение создать службу слежения. В Земле Солнца еще не было ничего подобного. Обычно это дело доверяли наемникам, которым, очевидно, нельзя было довериться в полной мере. Дохор прибегал к услугам своих союзников в Гильдии убийц, и по этой причине королевство оказалось лишенным собственной сети тайных агентов.

— Да, сейчас мы живем в мире, а тебе не кажется, что мир нужно охранять? Ведь именно в такие времена, как сейчас, и возникают заговоры, — говорила она Леарко, стараясь убедить его одобрить ее замысел.

Но для этой цели ей не понадобилось слишком много усилий.

— Если от этого тебе будет лучше, я ничего не имею против.

И тогда Дубэ целиком и полностью погрузилась в это предприятие. Она обустроила все в обстановке относительной секретности: и отбор кандидатов, и подготовку штаба, проектированием которого занималась лично. Это был период чрезвычайной важности для нее. Дубэ вновь почувствовала интерес к жизни: она ощутила свою значимость и одновременно смогла найти применение всему тому, чему она научилась в мрачные годы своих странствий в поисках смысла жизни и своего места в мире.

Ее умения, которые некоторое время назад казались такими ужасными, теперь вновь стали полезными делу претворения в жизнь хороших идей и гарантии светлого будущего ее земли.

В первые годы после создания к услугам службы слежения прибегали крайне редко, поскольку Леарко расценивал ее не более чем один из способов времяпрепровождения своей несколько эксцентричной супруги. Однако впоследствии Дубэ добыла много весьма полезной информации о гражданской войне, охватившей Землю Воды, и положение серьезно изменилось.

— Ты оказала мне огромную услугу, — сказал однажды ей муж, когда все было позади.

— Я даже не думала о том, что моя идея может привести к подобным результатам, — согласилась Дубэ.

С тех пор служба значительно выросла, создавая все новые базы в других землях Всплывшего Мира и становясь очень полезным инструментом в руках короля и Совета. Иногда Дубэ лично участвовала в операциях. Тогда королева снова становилась эффективным орудием, каким она была много лет тому назад, однако теперь ее действия не носили прежний злобный характер, они служили великим целям.

При дворе понятия не имели о ее двойной жизни. Никто во всем Всплывшем Мире даже не знал ее агентов, которые, в свою очередь, редко появлялись во дворце и были малозаметными и весьма уклончивыми фигурами. Об их существовании было известно только Леарко и их сыну Неору.

Дубэ вошла в Директивный зал, ничем не примечательный с виду, только немного шире, чем все остальные, с низкими сводами, с большим столом из красного дерева посередине, стоявшим в окружении множества стульев. Она села на один из них, и ее агент, Джосар, сделал то же самое.

— Рассказывай.

Джосар тем временем успел перевести дыхание, однако не стал менее озабоченным.

— Я прибыл из Земли Воды. Там происходит нечто, вызывающее явную тревогу. — Агент замолк на мгновение. — Я и Кан, как обычно, объезжали селения севера страны. Согласно вашим указаниям, мы контролировали ситуацию между двумя расами в поисках возможных признаков напряженности.

Дубэ молча кивнула.

— Так вот. — Мужчина проглотил слюну, словно не решаясь продолжать свой рассказ. — Мы натолкнулись на одно селение… довольно странное.

— Нимфы и люди снова в ссоре? — со скучающим видом спросила Дубэ.

Тревога на лице Джосара предвещала что-то и в самом деле серьезное, но королева никак не могла понять, что именно.

— Нет, моя королева… А может, да, я не знаю. Просто все жители там мертвы.

Дубэ вздрогнула.

— В этом селении жило человек двадцать. Ничем ни примечательное место, существовавшее в основном за счет рыбной ловли. Мы отправились туда, потому что нам сказали, что уже на протяжении двух недель оттуда нет никаких вестей. Когда мы прибыли туда… я сразу понял, что там творится что-то неладное.

— Как это все мертвы?

— Заразная болезнь.

Дрожь охватила Дубэ.

— Это, должно быть, красная лихорадка. Ты же знаешь, что она время от времени снова возвращается.

— Да, но при этом она не убивает целое селение.

— Рассказывай дальше, — невозмутимо продолжала Дубэ. С годами она научилась пускать в ход холодную логику, которой ее научил Учитель, когда она еще только постигала искусство убивать: не позволять себе поддаваться на соблазны, сохранять ясность ума, рассуждать, не отвлекаясь на эмоции.

— В селение вошел один только Кан, а я остался за его пределами. Он вышел оттуда сильно взволнованным. Он сказал, что в деревне в домах полно трупов. Там стоял отвратительный запах гниения — верный признак того, что жители умерли несколько дней тому назад. Мужчины, женщины, дети — одни лежали на кроватях, другие на полу. И все были покрыты черными пятнами.

Дубэ откинулась на спинку стула. Красная лихорадка не оставляла темных пятен на теле.

— А это не могут быть обычные синяки? Может, это следы от побоев?

Джосар покачал головой:

— Эти пятна совершенно черные, и они совсем не похожи на синяки, моя королева. И потом, кровь. Она вытекала из носа, рта, ушей. Она была даже под ногтями.

— Речь идет только о человеческих трупах? И ни одной мертвой нимфы?

— Нет, моя госпожа. Только люди.

Дубэ глубоко вздохнула, а потом пристально посмотрела на агента:

— А как чувствует себя Кан?

— Я поместил его в карантин.

Дубэ немного расслабилась. У ее людей хорошая выучка.

— Я оставил его в Земле Воды, снабдив всем необходимым для жизни, а также постарался свести к минимуму общение с ним.

Королева, размышляя над услышанным, некоторое время сидела молча.

— Описанная тобой ситуация очень тяжелая, — заключила она наконец, вставая со стула. — Если и вправду это — новая зараза, то необходимо все как следует разузнать, а для этого следует получить соизволение у его величества.

Джосар кивнул. Он все отлично понимал.

— Пока оставайся здесь, и пусть тебя непременно навестит священник. Мы известим Кана, а заодно проверим и его самого. Отложим все до завтра.

Джосар встал и приложил сжатую в кулак ладонь к сердцу в знак прощания. Поднявшись с колен, он направился к двери.

Королева осталась одна. Она привыкла обдумывать положение вещей, опираясь на логику, но при этом она старалась не упускать из виду и собственные предчувствия. А ее инстинкт подсказывал ей, что вот-вот должно случиться нечто ужасное.


Дубэ осторожно постучала в дверь. Она знала, что ответа не последует, но это было нечто вроде ритуала: прежде чем войти, она стучала, тем самым давая о себе знать. Она подождала еще несколько мгновений, а затем открыла дверь. Он сидел за столом в центре комнаты. Сквозь витражи, со всех сторон окружавшие светом его сосредоточенный силуэт, в помещение падали золотистые блики.

Это был молодой человек лет тридцати, худой и бледный, с длинными редкими, завязанными в хвост волосами, такими светлыми, что они казались белыми. Черты его лица были довольно тонкими и несколько изможденными. Он сидел в небольшом кресле на колесиках, на его безжизненных ногах лежало квадратное покрывало из тяжелого сукна. Он склонился над листами бумаги и с интересом рассматривал их, поглаживая подбородок пером, которым делал пометки на полях.

Дубэ улыбнулась. Она медленно вошла в комнату, стараясь двигаться как можно тише. Ей доставляло удовольствие наблюдать за дорогими ее сердцу людьми, которые при этом уже давно вели самостоятельную жизнь. Это удовольствие еще более усиливалось в отношении ее собственного сына. Чувствовать его сходство с собой и в то же время его непохожесть, вспоминать, как ребенком она держала его на руках, а теперь наблюдать за ним, когда тот, уже будучи мужчиной, управлял делами королевства. Это был очень желанный и долгожданный сын. На протяжении долгих лет Леарко и Дубэ пытались подарить трону наследника, но что-то у них не клеилось: быть может, проклятие, которому до этого была подвержена Дубэ, что-то нарушило в ней, а может, просто им не дано было иметь детей. Неор родился, когда они почти совсем потеряли всякую надежду.

Они назвали его Неором в честь дяди Леарко, которого он так любил и который был казнен по приказу Дохора. Это все равно что найти наконец смысл своего существования и обрести пристанище после слишком долгого странствования.

Королева, продолжая все так же внимательно смотреть на сына, уселась напротив него, и в конце концов он улыбнулся, не отрывая глаз от страниц.

— Я слышал, как ты вошла и подошла ко мне.

Дубэ растроганно улыбнулась:

— Но ты казался таким задумчивым…

Неор был наследником престола, но все знали, что ему никогда не стать королем. Его парализованные ноги и слабое здоровье не позволяли ему стать достойным преемником. Или, по крайней мере, именно так он сам полагал. Какое-то время Дубэ пыталась убедить его в обратном.

— Чтобы стать королем, прежде всего важна не физическая сила. Здесь нужны иные качества, которыми ты обладаешь в полной мере.

— Во время войны король командует войском. А как, по-твоему, я смогу это сделать?

— Для этого есть Всадники Дракона.

Но Неор только покачал головой:

— У меня не королевское тело. Как, впрочем, и голова, — добавил он, постукивая указательным пальцем по виску. — Это скорее голова стратега, дипломата, чем правителя.

Таким образом, несмотря на то что Леарко уже перевалило за семьдесят, а Неору было чуть за тридцать, наследник престола все еще не стал королем. Однако в управлении государством он отвел себе особую роль, и всем при дворе было известно, что именно он был мозговым центром, определявшим политику Земли Солнца. Он был искусным дипломатом, человеком холодного и острого ума, который постепенно из обычного советника короля превратился в настоящего серого кардинала в королевстве. Он и его отец представляли собой два воплощения одного целого: Леарко был телом, его физической силой, а Неор — его мозгом. И именно поэтому его мать пошла прежде к нему, а не к его отцу.

Неор положил документы, которые держал в руках, и посмотрел на королеву.

— Рассказывай.

— От своих людей я получила тревожные известия, — начала она, сурово нахмурив брови.

Эти информаторы были хорошо известны Неору. Иногда он принимал участие в их собраниях и даже помогал матери руководить ее службой слежения.

— Дальше.

Дубэ передала рассказ Джосара как можно подробнее, стараясь не упускать из виду ни единой детали. Она знала, что для ее сына важна любая мелочь.

После ее рассказа в комнате на некоторое время повисла тишина. Так было всякий раз во время размышлений Неора: он сидел с отсутствующим взглядом, затерявшимся где-то в пустоте, а на его лице появилось такое выражение, которое для не знавших его близко людей могло показаться совершенно дурацким. Тем не менее именно в такие моменты его логика работала в усиленном режиме.

— Каковы твои соображения? — спросил он наконец мать.

— Недостаточно деталей. У меня есть только рассказ одного из моих агентов, в котором он информирует меня о том, что увидел его напарник. Где доказательства того, что в действительности причиной смерти всех этих людей стала болезнь? В то же время нам нужно быть особо осторожными при проведении дополнительного расследования. Если для проверки я отправлю туда других агентов и, не дай бог, они заразятся, то по их возвращении, если, конечно, речь действительно идет о неизвестной болезни, они могут заразить всех.

Неор улыбнулся:

— Скажи, ты пришла ко мне, чтобы найти подтверждение твоим выводам, которые ты уже для себя сделала?

Дубэ улыбнулась в ответ, но затем снова стала серьезной:

— Я не доверяю только собственным умозаключениям. Это очень неприятная история. Меня смущает то, что нет ни одного трупа нимфы. Быть может, это случайность, а если нет? Если мы снова оказываемся перед лицом обострения конфликта между двумя народами? Я оставила Кана в карантине, а Джосара отправила к священнику. А что дальше? Как, по-твоему, нам следует поступить дальше?

— Как ты сама говоришь, все должно быть предельно ясно, — ответил Неор. — И если в действительности мы имеем дело с новой заразой, то нам следует выслушать мнение священника. У меня есть на примете один очень хороший. — Принц многозначительно посмотрел на мать.

— Мне бы не хотелось беспокоить такую значимую персону по вопросам, которые вполне могут оказаться лишенными оснований для беспокойства, — заметила Дубэ.

— Я доверяю твоей интуиции. И потом, не обязательно обращаться к нему лично. Достаточно отправить к нему одного из людей Братства Молнии. Он наверняка знает, как уберечь их от вероятных рисков, не так ли? И конечно же намного лучше, нежели это можем сделать мы сами.

— А что потом?

— А потом я поговорю с отцом. Через месяц соберется Новый Совет. Это повод, чтобы поставить в известность правителей Земли Воды с тем, чтобы они могли принять контрмеры, способные воспрепятствовать распространению вероятного заболевания. А ты продолжишь свое расследование, касаясь в первую очередь взаимоотношений нимф и людей. На данный момент именно это вызывает наибольшее беспокойство.

Неор откинулся на спинку кресла. Дубэ слегка оперлась своей рукой о его ногу. Она никогда не позволяла себе чрезмерно выказывать свое отношение к сыну. Она совсем не так показывала свою любовь к нему. Их взаимоотношения были почти полностью лишены физического контакта, поскольку оба предпочитали иные способы выражения собственных чувств. Еще раз королева подумала о том, насколько Неор был на нее похож.

— Ты довольна? — спросил ее принц.

Дубэ отдернула свою руку.

— Вполне. — Дубэ встала, чтобы направиться к выходу. — А как поживает Амина? — добавила она.

Едва заметное беспокойство отразилось на лице Неора.

— Как всегда неугомонная, недовольная, и боюсь, что несчастная. — Он провел руками по лицу. — Но ведь и я был не простым ребенком?

— Неор, все мы отличаемся друг от друга. Твоя дочь… быть может, она как я, — со вздохом сказала королева. — Она пока молода и еще найдет свою дорогу.

— Ты даже не представляешь, как бы мне хотелось ей помочь… Но эти государственные дела и обязанности… Да и потом, она сама не желает, чтобы ей помогали, вот в чем дело.

— Она знает, что ты желаешь ей добра. Этого уже достаточно.

Дубэ направилась к двери. Как и всегда, разговор с сыном действовал на нее успокаивающе. Она чувствовала готовность противостоять новому ненастью, которое, быть может, снова нависло над горизонтом.


5 ЗАРАЗА | Предназначение Адхары | 7 ЛИКИ АМХАЛА