home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



33

КОНЕЦ ВСЕМУ

Тело Адхары не было приучено к длительным перелетам верхом на драконе, и вскоре ее спина и ноги стали настойчиво выражать свое недовольство.

Остановок они делали мало, преимущественно по ночам и не более чем на пять часов. Свой полет путники продолжали и ночью.

Но девушке не давало покоя не столько тело, сколько ее мысли.

Амхал… Где он сейчас? Что делает? Адхара воспринимала время как врага, шедшего вопреки ее желанию и пытавшегося любым способом лишить ее единственной опоры в жизни.

И Амина. Получила ли она послание? Предупредила ли она своего отца? А что бы тогда могло случиться? А если, чтобы остановить Амхала, ему причинили вред?

Адхара потеряла уже всякую уверенность. И эта неопределенность создавала вокруг нее непреодолимую стену, которая постепенно начинала сводить ее с ума.

— Мне нужно попасть в Новый Энавар, — сказала девушка за день до их прибытия к месту назначения.

Их путешествие длилось двенадцать дней, как ей казалось, целую вечность. За все время пути они почти не разговаривали: Так был человеком угрюмым и немногословным, и Адхара, целиком поглощенная своими заботами, так и не сумела сойтись с ним поближе.

Они лишь изредка обменивались фразами, по большей части касавшимися новой политической ситуации, сложившейся в Земле Солнца.

Всадник был значительно осведомленнее Адхары, и он рассказал ей обо всем, что случилось во дворце в ее отсутствие: и про смерть короля Леарко, и про переезд двора в Новый Энавар. В этот вечер Адхара дала волю слезам. Она не знала лично Леарко, но его смерть означала конец определенного этапа в жизни девушки. Королевский двор, где она жила, прекратил свое существование, и ей больше некуда было возвращаться. Теперь ей нечем вытеснить из памяти все те ужасные события, что произошли с ней за это время вдали от дворца.

Так с опаской отнесся к просьбе девушки.

— Ты слишком многого просишь у меня, — ответил он. Затем он обнажил свою руку: она почти целиком была черной. — Вот это мой пропуск, а у тебя? Я не могу рисковать, ведь ты можешь занести инфекцию в Новый Энавар. А это единственный город, который до сих пор остался не охваченным эпидемией.

— Во мне есть кровь нимфы, и я невосприимчива к заразе, — решительно заявила Адхара.

Всадник саркастично улыбнулся:

— Ты не сможешь это доказать.

— Вы же знаете, что я работала с больными людьми и не заразилась.

Мужчина долго смотрел на Адхару. Возможно, за время их многодневного путешествия между ними все-таки успела возникнуть некая связь.

— Мне нужно попасть ко двору, — настаивала девушка. — Ведь прежде, чем отправиться в Дамилар, я была фрейлиной принцессы.

Так непонимающе смотрел на девушку.

— Я довольно долго не появлялся при дворе, и…

Адхара взяла его за руку:

— Клянусь вам, я не лгу. И мне нужно попасть туда как можно скорее. Умоляю, позвольте мне войти вместе с вами.

Так тяжело вздохнул.


И снова Адхара нарисовала на своем теле черные пятна.

— Ты отдаешь себе отчет в том, что если ты обманываешь меня, то на моей совести будет судьба всего города, а может, даже жизнь моего короля? — серьезно спросил ее Так.

— Я говорю правду, — в очередной раз повторила девушка.

Всадник внимательно посмотрел на нее:

— Хотелось бы верить. Да хранят тебя боги.

Они приземлились на закате, прямо на площадке перед Дворцом Объединенных войск.

Солдат было мало, и все выглядело довольно уныло.

Болезнь еще не дошла до этих мест, но Новый Энавар, так же как и когда-то Макрат, оказался во власти нараставшего беспокойства, вызванного страхом.

Стоявший у входа часовой внимательно рассмотрел обоих. Адхара молилась в душе о том, чтобы ее пятна выглядели убедительно.

— Я ручаюсь за то, что девушка ухаживала за больными в Дамиларе, — неожиданно заявил Так.

Адхара от удивления вытаращила на него глаза.

— А зачем она сейчас сюда пожаловала? — поинтересовался охранник.

— Ее сестра очень больна. И поэтому она захотела вернуться, чтобы помочь ей.

Часовой недоверчиво посмотрел на Адхару, но похоже, что эти доводы убедили его.

— Не стоит слишком долго разгуливать по городу. В Новом Энаваре стало очень опасно, особенно по вечерам.

Так и Адхара вошли в здание, и на мгновение в сердце девушки промелькнула иллюзорная надежда. Дворец выглядел спокойно: быть может, она прибыла вовремя. Но сначала нужно отыскать Амину. Теперь она была ключевой фигурой.

Адхара повернулась к Таку:

— Не знаю, как и благодарить вас.

— Ты заплатила за дорогу, — грубо возразил мужчина.

— Я не это имела в виду.

Так ответил не сразу:

— Ты показалась мне порядочным человеком и очень несчастным. Надеюсь, что я не ошибся.

Адхара печально улыбнулась.

— Спасибо, — повторила она, крепко сжимая руку всадника.


Девушке повезло: у входа в королевские покои стоял знакомый ей караульный. Очевидно, Неор забрал с собой всех своих людей.

Завидев Адхару, он тем не менее перегородил ей дорогу копьем:

— Что ты здесь делаешь?

— Мне нужно срочно поговорить с принцессой Аминой.

Но охранник ее не пускал.

— Ты сбежала из дворца, и нам неизвестно, где ты была все это время. Здесь сейчас карантин, и…

Адхара показала ему свои пятна:

— Я болела, но потом выздоровела. Прошу тебя, мне нужно срочно увидеться с принцессой: это вопрос жизни и смерти.

Охранник постоял некоторое время в нерешительности, а потом опустил оружие:

— Поторопись, я провожу тебя.


Королевский двор расположился во Дворце Совета и занимал там не более десятка комнат. Его охрана была малочисленной: очевидно, все силы были брошены в охваченные эпидемией земли.

Идти им пришлось недолго. Совсем скоро охранник остановился напротив одной безымянной двери.

— Принцесса здесь, — указал он.

Внезапно Адхару охватил страх: что она скажет Амине? Поверит ли ей девочка? Как у нее дела?

Положив руку на ручку двери, девушка без стука открыла ее. Принцесса была в комнате, одетая в одно из тех платьев, которые она прежде не носила и которые так нравились ее матери. Амина сидела, прислонив голову к подоконнику.

Лучи заходящего солнца отбрасывали на ее лицо золотистые блики.

Едва заслышав скрип открывающейся двери, девочка приподняла голову.

Они посмотрели друг на друга, и Адхара была потрясена увиденной в глазах принцессы пустотой.

Потребовалось совсем немного времени, чтобы эти же глаза воспылали глубочайшей ненавистью.

— Что ты здесь делаешь?

Адхара закрыла за собой дверь.

— Не смей входить в эту комнату! — закричала девочка.

— Позволь мне все объяснить…

Амина резко вскочила:

— Объяснить? Думаешь, что этого дурацкого письма, что ты написала мне, было достаточно? Ты действительно считаешь, что можно легко уйти из дворца и оставить меня одну в то время, как умирали мои дедушка и бабушка и как рушился весь этот проклятый мир! Ты была моей подругой и предала меня!

Злые слова не задели Адхару, она даже обрадовалась, увидев, что сила, которая, как ей показалось, погасла в Амине, никуда не делась.

Девушка просто подошла к принцессе и крепко обняла ее, не дав ей опомниться.

— Оставь меня, я тебя ненавижу, ненавижу! — кричала Амина, пытаясь вырваться.

Но очень скоро эти крики перешли в плач. Адхара обхватила руками ее лицо. Ей ужасно не хватало принцессы в эти долгие, полные ужаса дни.

— Прости меня, — пробормотала Адхара.

— Ненавижу тебя, — продолжала всхлипывать Амина.

Времени для объяснений не оставалось.

— Ты получила мое послание?

— Письмо?

— Нет, я отправила тебе послание.

Амина растерянно покачала головой.

— Маг сказал мне, что оно покажется тебе в виде фиолетового облачка… — продолжала Адхара.

— Ах, то облачко? Так, значит, это было наяву? Увидев его, я подумала, что уже начинаю сходить с ума… А разве это было послание?

Адхара обхватила голову руками. Уже слишком поздно. Здесь об Амхале ничего не известно.

— Нам нужно пойти к твоему отцу.

— А ты не объяснишь мне, зачем?

Смущенная Адхара наспех объяснила ей.

Амина побледнела.

— Мой отец спустился в подземелье, к Сану, — почти шепотом сказала она. — Сейчас он как раз там.

Адхара почувствовала, как у нее в груди перехватило дыхание.


Сан быстро нашел свой меч: он был в караульной комнате. Вся тюрьма была погружена в неестественную тишину, но уже откуда-то сверху до них доносился топот сапог.

— Нам нужно поторопиться.

— Амхал, ты совершаешь большую ошибку. Я не знаю, что он сказал тебе, но это его вина! — не унимался Неор.

— Молчи, черт тебя подери! — крикнул юноша, приставив кинжал к горлу короля. Затем он вдавил его в кожу, и на лезвие выступила капля крови. — Молчи, или я убью тебя.

Амхал чувствовал, как под его кинжалом нервно дергался кадык короля и как учащенно билось сердце в груди Неора. Короля охватил страх. Но и Амхал понял, что был напуган не меньше. Юноша делал очень серьезный шаг.

Солдаты ворвались кучей, словно хлынувшая из раны струя крови. Сан с размаху сразил их магическими чарами. И после этого на полу остались лежать обожженные стенающие тела.

— Вперед!

Они стремительно поднялись на один этаж. Но там они натолкнулись на других охранников. Сан яростно кинулся им навстречу.

— У меня король! — выкрикнул Амхал. — Дайте нам пройти, или я убью его!

Солдаты остановились, но Сан сразил и их.

Амхала охватила ненасытная ярость, которая требовала от него все больше крови и смертей. Зрелище, в котором Сан убивал, рубил на куски людей, неодолимо влекло юношу. Но у него на руках был король, их единственная возможность бежать, и поэтому он не мог сам сражаться.

— Он во всем признался. Он сказал даже, что убил моего отца, — продолжал неумолимо Неор хриплым голосом.

— Молчи, говорят тебе! — твердил Амхал не столько для того, чтобы заставить короля замолчать, сколько для того, чтобы не слышать этой страшной лжи. Эти слова, примешиваясь к тревогам Амхала, постепенно сводили его с ума. Он уже не был так уверен в своих действиях: образам настоящего, неистовству Сана, без промедления шагавшему впереди него, противопоставлялись воспоминания резни в деревне и всего того, что успела совершить поселившаяся в его сердце ярость.

Но как я смог дойти до такого? Что я делаю?

В его сознании роилось множество вопросов, когда он дрожащей рукой держал приставленный к горлу короля кинжал. Амхал ощущал стекавшую между пальцами липкую кровь, и от этого чувства он еще сильнее терял голову.

Покинув пределы тюрьмы, они оказались в лабиринтах Дворца Объединенных войск. Все их преследователи остались далеко позади: они останавливались в нерешительности, едва завидев короля, а потом Сан, своим черным мечом пробивая себе дорогу, сметал всех на своем пути.

— Где Джамила? — спросил он, обращаясь к юноше.

— В лесу, к югу от города.

Сан самодовольно ухмыльнулся.


Они бежали что есть духу: впереди Адхара, а за ней едва поспевала Амина. Отныне все обиды, злость и боль были позабыты. Главное — прийти вовремя. Но где-то в глубине души Адхара чувствовала, что уже ничего нельзя сделать. Она знала, вот-вот должно случиться нечто ужасное и неизбежное.

Это конец, конец, беспрестанно твердил ей внутренний голос, и не было никакой возможности заставить его замолчать.

Как только Адхара и Амина оказались во Дворце Объединенных войск, там уже творилось нечто невообразимое. Взад-вперед носились возбужденные военные, выкрикивая разные приказы. Действие разворачивалось на той самой площадке, куда Адхара вместе с Амхалом приземлились несколькими месяцами ранее.

Какой-то солдат их остановил.

— Ваше высочество! — возмущенно кричал он, хватая на ходу принцессу.

— Ты не понимаешь! Они пришли за Саном, и мой отец вместе с ними. Мне непременно нужно спасти моего отца! — отчаянно кричала девочка с раскрасневшимся от бега лицом.

— Мы уже в курсе, — ответил стражник, и Амина замолчала.

Адхара пробралась вперед, пытаясь любыми путями преодолеть линию заграждения или хотя бы своими глазами увидеть все происходящее.

И она увидела.

Сан, неистово размахивая впереди себя черным мечом, один за другим убивал своих противников, словно марионеток. Позади него Амхал нес на руках худое тело Неора, приставив к его горлу кинжал.

Эта картина выглядела нелепо и ужасно одновременно; от увиденного Адхара едва не лишилась дара речи. Выстроившиеся в ряд солдаты замолкли, словно в оцепенении. Запыхавшийся Сан остановился и издал протяжный шипящий свист. И тогда чары рухнули.

— Амхал! — выкрикнула Адхара что было сил. А в это время Амина со слезами на глазах звала своего отца.


Амхал ничего не слышал. После проведенной в Новом Энаваре ночи окружающий мир неожиданно показался ему удивительно спокойным. И на фоне этого ледяного спокойствия четко выделялись слова Неора, которые юноша больше не был в состоянии понять. Они звучали расплывчато, словно заклинания, и медленно вырывали из его сознания остатки трезвого восприятия действительности. Последнее, что у него оставалось, — это ярость, цельная и совершенная.

Ты знаешь, что тебе остался только этот последний шаг. Сделай его, и все будет хорошо.

В хаосе этого гиблого места подобная мысль казалась такой утешительной и расслабляющей. Впереди стоял истекавший кровью Сан: должно быть, кто-то ранил его в бок. Затем послышался звук хлопающих крыльев, и на горизонте показалось ужасное существо в виде крылатой змеи с пастью, полной острых зубов. Этой ужасной тварью была виверна Сана.

Наконец, тишина сменилась целой вереницей едва различимых голосов. Голос Сана звучал громче остальных:

— Мы сделали свое дело. Бросай Неора, и уходим отсюда.

Виверна приземлилась. Сан не без труда взобрался на ее хребет, а Амхал замер на мгновение: пришло время делать выбор.

— Ты еще можешь выбирать. — В голосе Неора не было и тени страха. — Оставь его, Амхал, он убийца, настоящий монстр. Он убил твоего учителя, и ты знаешь, что это правда. Он убил моего отца и принес заразу во дворец. Ты ведь не такой, как он, я это знаю. Ты не способен на то зло, что совершил он. Не иди за ним. Пусть он летит на своей виверне и остается там. С тобой ничего не случится, я сделаю так, что тебя не тронут. Но только не иди за ним.

— Молчи, — бросил ему Амхал.

— Он рассказал мне, как убил Миру. Ни в его словах, ни в глазах не было ни капли раскаяния.

— Молчи! — закричал Амхал.

И тогда рука юноши сама, словно и не принадлежав ему, вонзила кинжал в горло короля, а затем рывком выдернула клинок обратно. Из раны хлынула горячая и такая сладостная кровь. Тело Неора чуть дернулось, а потом замертво повисло на его руках. Кровь продолжала сочиться из раны под неистовые вопли подданных короля и отчаянные крики его дочери. На лице Амхала застыла улыбка блаженства. Он сделал выбор. Все кончено.

Юноша скинул на землю мертвое тело, метнув на окружившую его толпу один-единственный полный безумия и отчаяния взгляд. Он начал читать заклинание, и в его руках появился серебристый шар. Амхала со всех сторон окружили солдаты с оружием в руках, но юноша не испытывал страха. Продолжая улыбаться, он с готовностью ждал, когда из его рук заструится сила, способная громить все и вся в едином очистительном жертвоприношении.

Потом он увидел Адхару с огромными от страха и жалости, полными слез глазами; разбегавшиеся в ужасе солдаты сбили ее с ног.

Что-то екнуло в его сердце: он замер в нерешительности от далекого скорбного крика.

Шар уменьшился, и Амхал выпустил его из своих рук.

Вспыхнул яркий луч света. У стоявших поблизости людей не было шансов: свет поглотил их тела.

Амхал вскочил на виверну.

— Почему ты медлил? — спросил его Сан.

— Летим, — вместо ответа произнес юноша.


Адхара видела этот ослепительный свет. Она еще раз выкрикнула имя Амхала в отчаянной попытке привлечь юношу к себе. Потом все кругом погрузилось во тьму. Когда глаза девушки снова стали различать предметы, она заметила обугленные тела шести или семи солдат. Другие израненные или просто остолбеневшие люди лежали на земле, закрыв глаза руками. И посреди этого кошмара лежало невредимое тело Неора. Его глаза были закрыты, словно он просто спал; из огромной зияющей раны неспешно и лениво вытекала кровь.

Амина бросилась к отцу и крепко вцепилась в него.

Адхара вспомнила свою первую встречу с Неором, его обходительные манеры, его чувствительность и ум. На глазах девушки выступили слезы.

Затем Адхара услышала неторопливое пульсирующее хлопанье крыльев. Девушка резко обернулась: виверна улетала прочь. Тогда Адхара вскочила и бросилась бежать.

Это еще не конец.


32 НАЧАЛО | Предназначение Адхары | 34 ПРАВДА