home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



30

БЕЗУМНАЯ ЗАТЕЯ

— Позже, — бросил Амхал шедшей за ним следом Адхаре и скрылся в своей палатке. А на улице царило полное смятение. Люди возбужденно обсуждали, действительно ли Сан был виновен или его подставили, и он стал жертвой обстоятельств, оказавшихся сильнее его.

Амхал снова вспомнил слова: король Неор. А что же случилось с Леарко?

Однако все это уже не имело большого значения. Главное то, что сказал ему Сан, последний, сохранившийся в памяти образ его, безоружного, уводимого конвоем наставника.

Юноше казалось, что он пробудился после долгого сна только для того, чтобы снова погрузиться в кошмар. После смерти Миры он только и делал, что спал, пытаясь обрести в этом сне мнимый покой. Он действовал неразумно. Беспокоясь только о том, чтобы сбежать как можно дальше от себя и от призрака своего учителя, он не поинтересовался вещами на самом деле очень важными: кто же убил Миру и зачем? Теперь эти вопросы неумолимо всплывали в его мозгу. Ответы на них звучали ужасающе.

Сан?

Неужели Сан оказался способным совершить такое? Но с какой целью? Юношу сбивала с толку одна только мысль: значило ли это, что он ошибся и, согласившись на преступный план, не сумел разобраться, в чем его суть; значило ли это, что мрачная дорога, которую он выбрал, оказалась намного ужаснее, чем он думал. Нет, Сан был страшным человеком, и это Амхал уже понял, но он не был хуже его самого. В действительности они оба очень схожи, Сан был таким же, как и он, ночным созданием, и у каждого из них было свое особое предназначение. Сан не мог совершить подобное преступление. Амхал свято верил в его наставления, в его представления о мире и жизни, в силу его меча и магии. Поэтому он не мог поверить в то, что преступление совершил его наставник.

Сама мысль об этом не давала юноше покоя и сводила его с ума.

Тогда это Неор? Таков был его план по захвату власти? А что случилось с Леарко? Амхал вспомнил время, проведенное им при дворе, про свою службу в личной охране королевской семьи. В действительности юноша никогда и ни с кем из них не был близко знаком. Самое яркое впечатление у него осталось от Амины, и только после того счастливого дня, что он провел в компании с Адхарой и принцессой. От этих воспоминаний сердце сжалось у него в груди. А король Леарко был для него просто мифической фигурой. Амхал смотрел на него как на образ, сошедший со страниц книг, как на одного из тех героев, запечатленных на фресках и мозаиках. Юноша понял, что всегда судил о нем только через призму представлений своего прежнего учителя. Мира верил в Леарко, посвятил ему всю свою жизнь и был готов умереть за него.

«Не столько за него лично, и это несмотря на то, что король — величайший человек, сколько за то, что он совершил, за грандиозность его мечты. Он подарил нам надежду, он претворил в жизнь неосознанный порыв наших сердец. Вот поэтому я поклялся защищать его до самой смерти», — сказал ему как-то Мира, и теперь от этих слов его душа наполнилась мучительной тоской.

А что его сын? Амхал не знал о Неоре ровным счетом ничего. Он почти не сталкивался с ним. При дворе принц имел хорошую репутацию. Конечно, были и такие, кто с неудовольствием отмечал его блестящий ум, кому не нравилось, что он мало-помалу становится главным советником отца, а на деле истинным правителем Земли Солнца. Но все это были злобные сплетни некоторых завистников. Внезапно они обрели вид доказательств, подозрений, улик, которые сразу же должны были насторожить юношу. Что говорил Мира о Неоре? Почти ничего.

«Он был бы хорошим королем, достойным продолжателем дела своего отца, если бы не несчастный случай», — заметил как-то Мира. Но этого слишком мало.

И тогда постепенно сомнения Амхала стали затихать. Ведь намного проще поверить в виновность незнакомца, чем своего наставника, человека, ведшего его сквозь непроглядную тьму последних недель, открывавшего перед юношей новые горизонты и знакомившего с новым, неизведанным доселе миром. Поверить в обратное — значит согласиться с тем, что все было ошибкой, а это вряд ли удалось бы ему. Да он и не мог.

Амхал провел бессонную ночь. Он чувствовал себя заложником и своего предназначения, и своего выбора. Что теперь оставалось ему делать: продолжать жить как ни в чем не бывало? Ждать развития событий или вернуться назад к нормальной, но совершенно неприемлемой для него жизни?

И все-таки Сан был невиновен, он должен быть невиновен! Ведь он его учитель.

Юношу осенило не сразу. Смутная мысль возникла в эту беспокойную ночь, когда все его тело охватило нервное волнение. Она пробивала себе дорогу и словно клин завоевывала свое пространство в мозгу.

Действовать. Как всегда, когда боль оказывалась чрезмерной, Амхалу было крайне необходимо заставить свое тело работать. Юноша должен был отдать собственные страдания на растерзание ярости.

С рассветом Амхал покинул палатку. Солнце едва поднялось над острыми верхушками сосен. Раскаленный солнечный диск напомнил юноше огненный шар, которым несколько дней тому назад они с Саном сожгли деревню. И тогда он решил, что делать. Амхал ни за что не потеряет Сана, как до этого потерял Миру. Он будет держаться за него до конца, будет верить в того, кто перевернул его жизнь и показал ему его истинное лицо.

Он спасет Сана.


Даже Адхаре не спалось в эту ночь. Перед глазами у нее стояло полное отчаяния лицо Амхала, в ушах — слова Сана, уводимого прочь конвоем. Девушку также мучила мысль о том, что же все-таки случилось при дворе. Король Неор. Означало ли это, что Леарко мертв? А что с Аминой?

В ее мозгу роились разные мысли, не дававшие ей уснуть. Как бы ей хотелось пойти сейчас к Амхалу. Сана не было, и, быть может, настал момент образумить юношу и возвратить к нормальной жизни. А еще девушка знала, что теперь он нуждается в тишине и одиночестве, для того чтобы обдумать произошедшее и смириться с мыслью, которая даже ей казалась невероятной: Сан и в самом деле мог быть замешан в смерти Миры. Внезапно эта мысль перестала быть для нее такой уж неправдоподобной. У этого человека были ужасные, скрытые от всех личины, которые девушке иногда удавалось разглядеть. А эта его нездоровая привязанность к Амхалу, его такое быстрое сближение с юношей, не допускавшее даже временной остановки. С тех пор как он появился, Амхала словно подменили, как будто это был дурман. В такой ситуации смерть Миры сыграла Сану на руку: перед ним открылось широкое поле деятельности, позволявшее распространить свое влияние и на душу юноши.

Он хочет заполучить Амхала! — сказал ей внутренний голос, и банальность этого открытия потрясла девушку. Все было предельно ясно с самого начала, а она этого не замечала. Этот человек хочет Амхала! Она не знала для чего, и в этом еще нужно было разобраться, но, безусловно, Сану нужны были его ярость и его страдания.

Девушка дождалась утра. Поднявшись раньше обычного, она направилась к Амхалу. От волнения сердце выскакивало у нее из груди. Адхара чувствовала, что на этот раз они наконец-то объяснятся.

Юноша был еще в палатке. Он судорожно метался из угла в угол, собирая свои вещи в мешок.

— Что ты делаешь?

Амхал резко обернулся. Он посмотрел на девушку, а потом, не говоря ни слова, продолжил складывать вещи.

Адхара схватила его за руку:

— Ты скажешь наконец, что, черт побери, ты делаешь?

Взгляд юноши был полон враждебности и ожесточения.

— Тебе лучше этого не знать.

— Если ты уйдешь, уйду и я.

— Ты не можешь пойти со мной.

Амхал высвободил свою руку и набросил мешок на плечо, но Адхара преградила ему путь.

— Пора выкинуть этот лагерь из головы, — сказала девушка, пытаясь скрыть дрожь в голосе. — Пора забыть этого человека и вернуться к своим прежним занятиям. — Адхара сложила руки на груди. — Это было отступление, ужасное отступление, но теперь все кончено. Суд решит, что делать с Саном, и ты снова будешь свободен.

В ожесточенном взгляде Амхала не было и намека на понимание.

— Ты сама не знаешь, что говоришь.

— Это ты не знаешь, — не сдавалась девушка. — Скажи мне, что все кончено… — Адхара коснулась лбом груди юноши, пытаясь отыскать то тепло, что столько раз ощущала в прошлом.

— Я направляюсь в Новый Энавар, — холодно ответил он, даже не шелохнувшись.

Адхара резко подняла голову:

— Ты идешь туда из-за него?

Амхал не ответил, но его взгляд был красноречивее тысячи слов.

Девушка почувствовала, как от слез горький комок подкатил к горлу. Но она сдержалась.

— Пусть суд Земли Солнца во всем разберется. Если он невиновен, то, как бы то ни было, его отпустят на свободу. И тогда ты узнаешь правду.

— Ты слышала его слова.

— Амхал, разве ты не видишь, что он с тобой сделал? Ты ему нужен, чтобы заполучить твою душу, он разрушает тебя! С тех пор как ты познакомился с ним, все становится только хуже. Ты потерял все, что имел, и к тому же очень изменился. Как ты можешь верить его лжи?

Юноша резко оттолкнул Адхару:

— Отныне он — мой учитель! И я решил довериться ему. А знаешь почему? Потому что он такой же, как я! Я видел его во сне! Прежде чем встретиться с ним, я каждую ночь видел его во сне. Он звал меня пойти вместе с ним. Это единственное, что он сумел донести до меня, потому что мы похожи друг на друга, нас питают одинаковые страсти, и у нас одно и то же предназначение. Он должен быть невиновен!

Слезы покатились из глаз Адхары.

— Это он убийца, он! — зарыдала девушка.

Амхал схватил ее за плечи и затряс.

— Не говори об этом даже в шутку!

Адхара была бессильна что-либо сделать. Наверное, виной тому была череда заблуждений, а обратного пути, увы, уже не было.

— Не уходи, — взмолилась она. — Ты не сможешь его спасти!

— Я сильнее, чем ты думаешь.

— В Новом Энаваре будет целое войско! А ты один! Ты погибнешь!

— В моих руках есть непобедимое оружие.

Адхара с изумлением уставилась на него.

— Нет, Амхал… — пробормотала девушка. Его ярость, его жажда крови. — Умоляю, не делай этого… Ты погибнешь…

— Как бы то ни было, это уже не столь важно.

Адхара, безудержно рыдая, сползла на колени.

— Но почему тебе недостаточно меня? Почему тебе всегда было мало меня одной?

Амхал посмотрел на девушку, и лишь на мгновение где-то в глубине его глаз промелькнула слабая искорка.

А потом юноша ушел.


Адхара не знала, сколько времени вот так, без сил, она просидела на земле. Перед ее глазами бессмысленно мелькали последние месяцы ее жизни. Вереница дней в погоне за несбыточной мечтой. Разве это и есть любовь? Разве это не вечная, туманная иллюзия?

Что мне делать… что мне делать…

Эта мысль целиком захватила ее сознание, вытесняя все другие. Потому что это еще не конец и это никак не могло быть концом.

Я должна его остановить.

Но как? Он, без сомнения, отправился на своей Джамиле, а до Нового Энавара слишком длинный путь. Верхом на драконе никак не меньше двенадцати дней, а у Адхары не было своего животного. Но она обязана остановить Амхала, пока не станет слишком поздно. Ей нужно известить короля, Амину, кого-нибудь еще. Она выдаст его и расскажет Неору о планах юноши, и только так помешает ему совершить очередной безумный поступок. Лучше оказаться в тюрьме, чем погибнуть. Или хуже. Потому что если Амхал решится дать выход своей ярости, то тогда и в самом деле ему ничем нельзя будет помочь. Во имя спасения юноши Адхаре нужно было предать его. Но до него еще нужно добраться. Тут Адхара вспомнила Амину, ту самую Амину, которую она бросила, заставив страдать. И тем не менее принцесса оставалась ее единственной подругой. Адхара непременно обо всем ей расскажет.

Но как? Амхал прибудет на место раньше, чем любое письмо…

Девушка закрыла рукой глаза. Что бы она ни выдумала, это все равно ничего не даст.

Магия. Быть может, магия поможет ей. Адхара порылась в своем мозгу. По словам Теаны, ей были известны магические ритуалы. Впрочем, в большинстве случаев Адхара и сама находила тому подтверждение. Наверняка в каком-то уголке памяти девушки имелись соответствующие знания, которые были бы ей весьма кстати и которые позволили бы спасти Амхала. Адхара сосредоточилась и, сдавив пальцами виски, изо всех сил попыталась что-нибудь вспомнить. Но вместо этого ей на ум пришли лишь травы, что дала ей Верховная Жрица. Девушка оставила их на комоде в своей комнате во дворце. А еще множество других деталей. Адхара проклинала себя.

Только смутные ощущения всплывали из пустоты ее памяти. Невыносимая боль, кирпичная стена, голос, неустанно твердивший «я приду за тобой», неосязаемый, бесплотный, без какой-либо характерной нотки. Ничего такого, что могло бы оказаться ей полезным.

Вдруг она резко вскочила и выбежала из палатки. Ее осенило.

Не переводя дыхания, она направилась прямо в ту часть лагеря, где находились больные. Там было много магов, и кто-нибудь наверняка сможет ей помочь.

В действительности за эти дни она ни с кем по-настоящему не сблизилась. Между теми, кто работал среди зараженных, возникло некое единение, сплотившее их на фоне общего страдания. Но за все время работы Адхара перемолвилась с ними всего несколькими словами. И вот теперь ей нужно было наугад довериться одному из них.

Девушка вошла в помещение: как всегда удушающий запах смерти и крови. К этому нельзя было привыкнуть. Пошарила взглядом среди кроватей больных, задыхавшихся в предсмертной агонии, среди пропитанных кровью бинтов и душераздирающих стонов. Она смотрела на них невидящим взглядом. Вот и маг, молодой человек, кожа рук которого была почти сплошь покрыта черными пятнами. Адхара устремилась к нему. Поначалу они вместе лечили одного больного, и этот юноша был для Адхары чем-то вроде наставника. На их глазах тот несчастный испустил дух, и молодой человек закрыл его вытаращенные в агонии глаза.

Вот он как раз и установит между нами связь, думала про себя девушка, шагая к нему навстречу.

Юноша использовал довольно слабые чары для лечения одного умирающего только ради того, чтобы как-то смягчить его страдания. Маг даже не взглянул на Адхару.

— Ты сегодня поздно, — монотонно произнес он.

— Ты мне нужен, — возразила девушка. Ее голос, похоже, прозвучал так необычно, что юноша немедленно поднял глаза.


Адхара объяснила ситуацию.

— Это предательство, — заметил он вполголоса. — Измена, — снова добавил маг.

— Никому не говори об этом, умоляю тебя.

— Я…

Девушка положила руку ему на плечо:

— Заклинаю тебя, я в отчаянии.

Адхара рассказала, что намеревалась сделать; ей пришлось смирить гордость, чтобы признаться в том, что она любит Амхала больше себя самой, поэтому любой ценой должна спасти его.

— Ты предаешь его, — заметил маг.

— Я должна это сделать, иначе я умру, — решительно возразила девушка.

Юноша смущенно посмотрел на нее, а потом едва заметно улыбнулся.

— Ну хорошо, — просто сказал он. — Хорошо.

Адхара не смогла сдержать вздоха облегчения.

— Но тут есть одна загвоздка.

И снова ей показалось, как мир стал рушиться.

— Нужно, чтобы это сообщение принял тот, кто разбирается в магии. Представь, получатель увидит небольшое фиолетовое облако. Для того чтобы прочесть послание, нужен маг, который при помощи чар сгустил бы этот дым на пергамент.

— Во дворце полным-полно магов. Кто-нибудь да поймет.

— Но если этот кто-то не догадается об этом вовремя, через день послание пропадет…

— Это моя последняя надежда, — призналась Адхара.

— Мы сделаем это во время обеда. А сейчас я принесу все необходимое.

— Спасибо, — произнесла девушка с глазами, полными бесконечной благодарности. — Но я даже не знаю твоего имени…

Юноша улыбнулся:

— Левар.

— Спасибо, Левар, — повторила она.

Как только маг встал, Адхара тут же ухватилась за его тунику:

— Мне нужен еще и дракон.


Послание было отправлено.

«Амхал в опасности. Он отправился в Новый Энавар освобождать Сана. Скажи это твоему отцу. Остановите его, но, заклинаю, не делайте ему ничего плохого».

Когда Левар читал вслух заклинания и писал сообщение на пергаменте, Адхара думала о том, насколько слабой была ее надежда на удачный исход дела. А если Амина не поймет, что речь идет о магическом послании? И могла ли она довериться Неору? Он всегда казался девушке очень порядочным человеком, но, сказать по правде, она совсем его не знала. Что же все-таки случилось при дворе? Неужели все изменилось?

Как только магический огонь целиком поглотил пергамент, Адхара решила, что пора прекращать об этом думать. Дело сделано.

Намного сложнее оказалось добраться до Большой Земли. Был один всадник, отправлявшийся в Новый Энавар, но как уговорить его взять ее с собой? И потом, еще действовал карантин, и попасть в город будет совсем не просто… От этих мыслей у Адхары лопалась голова. Ей непременно нужно мобилизовать весь свой дар убеждения.

— Я немного задержусь. И к тому же я не беру пассажиров, — заявил ей Так, тот самый всадник.

— Вы можете высадить меня на подступах к городу.

— Хотелось бы на это посмотреть. Чтобы попасть туда, нужен пропуск.

— И… я вам заплачу, — отважилась наконец произнести девушка.

У Адхары имелись некоторые сбережения, которые она скопила благодаря жалованью, получаемому при дворе. Она никогда не тратила эти деньги, потому что не нуждалась в этом. По дороге в лагерь она истратила только самую малость. Адхара сунула все деньги в руки всадника.

— Они будут вашими, если вы отвезете меня.

— Должно быть, у тебя очень веская причина, чтобы отправиться в Новый Энавар.

— Я должна спасти жизнь одному человеку, — сказала Адхара с замиранием сердца.

В тот же вечер они отправились в путь. Девушка как можно сильнее прижалась к седлу и закрыла глаза, когда они поднимались в воздух, улетая прочь от этого ада. Во время своего пребывания в Дамиларе она часто мечтала о том дне, когда покинет это место. В реальной жизни все выглядело совершенно иначе.

Глядя на то, как огни лагеря становились все меньше, она подумала о том, сколько отчаяния и тревоги было в ее сердце. Словно на всю жизнь она заразилась страданиями этих мест.

— Сократим наши привалы. Мне бы не хотелось слишком задерживаться в пути! — крикнул ей Так.

Адхара кивнула:

— И мне нужно попасть туда как можно раньше.


Запертая в своей комнате в Новом Энаваре, Амина изнывала, терзаемая то тоской по дедушке и бабушке, то грустными и гневными воспоминаниями об Адхаре, об этом коротком и счастливом времени, что они провели вместе. Она страшно боялась подхватить заразу; принцесса чувствовала себя вовлеченной в атмосферу тревоги этого осажденного города. В полнейшем безразличии к окружающему миру, в отказе от какой бы то ни было формы протеста по отношению к жизни, к которой она всегда относилась с презрением, девочка не заметила, что возле ее стола целый день неподвижно висело лиловое облачко. Амина подумала, что это просто результат оптического обмана, усталости или еще какой-нибудь дьявольской болезни.

Возможно, что при помощи таких облаков передаются какие-то послания, подумала девочка, проводя пальцем посередине.

На следующий день дым рассеялся и вместе с ним полное отчаяния письмо Адхары.


29 АРЕСТ | Предназначение Адхары | 31 БЕГСТВО