home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



26

ПО НАПРАВЛЕНИЮ К ДАМИЛАРУ

Адхара продержалась всего несколько дней. После расставания с Амхалом она целую ночь проплакала, изводя себя вопросом, в чем же была ее ошибка и какие события привели ее к такому финалу. Еще было живо ощущение поцелуя на ее губах, и оно казалось настолько правдоподобным, что лишало девушку благоразумия. Более того, Адхару волновала и любовь и страсть, которую она испытывала, когда прикасалась к Амхалу. Но что ей делать теперь?

Окружающий мир снова казался Адхаре неведомым, а управлявшие им законы в очередной раз выходили за рамки ее понимания.

В определенной степени эта ситуация вновь напомнила девушке тот луг, где произошло ее ставшее теперь таким далеким пробуждение. Все, что успело за это время случиться, превратилось в одну чистой воды иллюзию.

Адхара сделала попытку вернуться к прежней жизни, к этой куче уже отживших свое привычек, к заданиям, в которых она устала искать какой-либо смысл. Она снова вставала по утрам, встречалась с Аминой, училась, собирала сведения из прошлого. Но девушка жила словно в тумане, от которого притуплялись ее чувства. Потому что мысленно она всегда оставалась с Амхалом: прибыл ли он на место или еще летит верхом на Джамиле? И как далеко отсюда Северный лес?

Закрыв глаза, Адхара представляла себе отдельные эпизоды его жизни. Вот Амхал верхом на драконе, с глазами, полными тоски, той самой, что сквозила в его взгляде во время их последних встреч. А вот юноша сидит возле костра или спит чутким и беспокойным сном. Девушка чувствовала его страдания. И эти страдания больно ранили и изводили ее душу.

— Что с тобой? — однажды утром спросила ее Амина.

Адхара вздрогнула, словно только что проснулась, и непонимающе уставилась на принцессу.

Девушка чувствовала, что так продолжаться больше не может.

— Он уехал, — ответила Адхара и обо всем рассказала Амине.

У нее возникло ощущение, что Амина не смогла до конца понять ее состояние, но девушке нужно было выговориться и дать своим эмоциям выход. Принцесса, как могла, старалась утешить свою подругу, но Адхара знала, что не существует таких слов, способных заполнить образовавшуюся пустоту. Ей надо было видеть Амхала, разговаривать с ним, дотрагиваться до него.

И тогда она решилась.


В тот вечер в библиотеке Адхара встретила Калта. Как всегда невозмутимый, он читал какую-то очень толстую книгу. Завидев девушку, мальчик по-дружески улыбнулся ей.

Адхара, застыв на месте, нервно заламывала руки.

— А как можно добраться до Северного леса? — решившись, выпалила она.

Калт посмотрел на нее с недоумением:

— А почему ты спрашиваешь?

Девушка подошла и села рядом с ним.

— Знаешь, что Сана направили именно туда? — ответила она с горящими глазами.

Принц выглядел несколько встревоженным.

— Ну да…

— А ты знаешь, куда именно?

Калт растерялся еще больше.

Что же я делаю? — промелькнуло в голове девушки. С этим замкнутым и загадочным мальчиком они вовсе не были так близки и лишь изредка вместе просиживали вечерами в библиотеке. И вот теперь Адхара просит у него помощи, и, по всей вероятности, ей придется рассказать ему что-то, что она должна держать в секрете.

Я теряю терпение, испуганно подумала Адхара.

— В Дамилар, военный лагерь, расположенный на склонах гор Рондал. Адхара, что с тобой? Для чего тебе это знать?

— Я должна туда отправиться, — собравшись с духом, ответила девушка.

Принц непонимающе посмотрел на нее:

— Ты не можешь покинуть дворец… Ты же знаешь, что все мы должны оставаться здесь.

— Да, и тем не менее мне обязательно нужно туда попасть.

Затем Адхара позволила себе нечто неслыханное: она взяла мальчика за руку, хотя прежде не касалась его даже пальцем, и внимательно посмотрела ему в глаза. Там она увидела то же скорбное сочувствие, что и у его отца, тот же водянистый взгляд. Она не удержалась и все рассказала Калту.

— Поклянись мне, что никому не расскажешь.

— Это просто безумие.

— Я знаю, но не говори об этом никому.

— А как же моя сестра?

Адхара содрогнулась от боли.

— С ней я поговорю сама.

— Она не поймет, и, откровенно говоря, думаю, будет права…

— Это не навсегда. Я вернусь…

Мальчик печально улыбнулся:

— Адхара, посмотри правде в глаза: этот мир на краю пропасти. Болезнь, свалившаяся на нас, все изменит, и ничто не останется таким, как прежде. Если ты поедешь туда, то это навсегда.

Адхара подумала о том человеке, которого покидает, о тех страданиях, что она доставит своей единственной в жизни подруге. А еще она подумала о пережитых ею последних днях, погрузивших ее в этот адов круг, в котором она до сих пор пребывала.

— Поклянись мне только, что никому об этом не расскажешь. Я знаю, что для тебя я ничего не значу, что за все это время мы не обменялись и парой слов…

— Это четыре дня пути с остановками только в ночное время, — перебил девушку Калт и дал ей все необходимые сведения.

Что-то екнуло в груди у Адхары. Ей так захотелось расплакаться и обнять принца.

— Спасибо, — пробормотала она, наконец.

— Адхара, прошу тебя, не покидай мою сестру. Объясни ей все и попытайся вернуться любыми путями.

Калт был невероятно серьезен. Адхара была поражена, с какой болью в голосе он произносил эти слова: девушка и представить себе не могла, что между двумя близнецами может быть такая тесная связь.

— Обязательно, — уверенно ответила она и крепко сжала его руку.


Той же ночью Адхара тайком покинула дворец. Ей непременно нужно было успеть это сделать как можно скорее, прежде чем кто-то мог встать у нее на пути. И потом, ей было крайне необходимо начать действовать, иначе она бы просто сошла с ума.

С собой у нее была только одна смена белья и кинжал. Сложив все вещи в мешок, она закинула его за плечо и была такова.

Дворец погрузился в глубокий сон, но его многочисленная охрана была начеку. Эхо покушения на Амину давало о себе знать: королевская семья все еще была одержима идеей собственной безопасности.

Адхаре требовалось применить все умения, и она снова полностью доверилась своему телу: ее мышцы помнили, как передвигаться короткими перебежками, как незаметно красться вдоль стен, как проскользнуть мимо охраны, оставаясь при этом незамеченной.

Тело Адхары ныло от боли, когда она осторожно пробиралась по дворцу, и в то же время девушка чувствовала облегчение. Ей стало ясно, что, пока ее тело в движении, мозг безмолвствует, и все сводится к чистому автоматизму, запускающему в ход и мышцы, и кости, и сухожилия. Адхара вдруг поняла, что Амхал уехал скорее по этой причине, а не потому, что хотел сбежать от нее. Когда от боли и напряжения перехватывает дыхание, в душе нет места тоске и переживаниям — надо просто выживать.

Адхара пробежала по этажам дворца.

Она в последний раз остановилась перед комнатой принцессы: возле двери стоял охранник. Амина была единственным человеком, которого Адхаре больше всего не хотелась покидать. За эти месяцы они многому успели научиться и многое сделали, и мысль о том, чтобы потерять все это и причинить девочке страдания, пробивала брешь в твердой стене решимости девушки.

Она бросила камешек в конец коридора. Как и ожидалось, охранник тут же насторожился и сделал несколько шагов в направлении раздавшегося звука. Адхара молниеносно подскочила к комнате, просунула под дверь письмо и растворилась в темноте.

Охранник вернулся на место, так ничего и не заметив.

Пробираясь среди теней, Адхара думала про слова Калта, про печать страдания в его глазах и поклялась себе, что вернется назад, чего бы ей это ни стоило.

Сад встретил девушку у ворот враждебной осенней прохладой. Адхара торопливо пробежала по аллеям: слишком много воспоминаний было связано с этим местом. Повсюду среди кустов ей мерещился Амхал. Девушке казалось, что она уже видит его, идущего по белой дорожке в виде маленькой черной точки, которая с каждым мгновением становилась все больше и больше.

В этой части дворца особых трудностей у нее не возникло. Сад был просто огромен, охраны здесь было значительно меньше, чем в самом здании. И к тому же Адхара его прекрасно знала.

Выбрав неохраняемую часть стены, девушка дождалась, пока не пройдет единственный на этом участке караульный, и резко выскочила вперед. На все ей потребовалось значительно меньше времени, чем она ожидала. Несколько мгновений, и девушка уже погружалась в зловещую темноту Макрата. Со старой жизнью было покончено. Отныне открывалась новая глава. Окинув взглядом мрачные закоулки, Адхара ощутила гнилостный дух города. Пересилив страх, она стремительно ринулась вперед.


От капавших на пергамент слез расплывались чернила, придавая ему полинялый, состаренный вид. Слезы застилали глаза Амины, мешая ей читать. Впрочем, она знала на память содержание письма.

«Дорогая Амина!

Когда завтра утром ты проснешься, меня уже не будет во дворце. Поверь, что мне совсем не легко далось расставание с тобой. Хочу признаться, что, когда твой отец попросил меня подружиться с тобой, я восприняла это только как работу. Я не знала, что такое иметь подругу, и ты, своими капризами и безудержными играми, вызывала у меня страх. Но затем я научилась ладить с тобой и ценить тебя, и ты стала мне дорога. Благодаря общению с тобой, участию в твоих играх и затеях я стала старше и превратилась из бесчувственной куклы в того, кем я теперь стала. Я обязана тебе этой моей новой жизнью. Я чувствую себя трусом оттого, что ухожу вот так ночью, ничего тебе не сказав. Но я знаю, что сейчас ты не поймешь меня и, быть может, даже будешь права. Если бы я смотрела тебе в лицо, то наверняка не отважилась бы сделать то, что должна.

Я очень нужна Амхалу. И я, как ты это наверняка уже поняла, не смогу дальше жить без него. На днях я пыталась объяснить тебе это. Амина, только я могу спасти его, и только он может спасти меня. Мы оба настолько связаны между собой, что, возможно, даже не понимаем этого до конца. Каждый из нас — неотъемлемая часть друг друга. И поэтому я должна уйти.

Прошу, прости меня. Но я не прощаюсь. Если ты меня все еще любишь, то, когда я вернусь — клянусь, я это непременно сделаю, — я с готовностью начну наши взаимоотношения с этого ужасного момента, когда я была вынуждена тебя оставить.

Ты — моя единственная в жизни подруга, и мне будет ужасно не хватать тебя.

До свидания.

Адхара».

Принцесса стала медленно рвать письмо на кусочки. Яростно глотая слезы, девочка кляла в душе это имя. Впрочем, несмотря на переполнявшую ее злобу, Амина очень беспокоилась за Адхару. Если бы она могла, то непременно помчалась бы за ней вдогонку.

Я сделаю это, как только смогу. Пошлю к черту всех этих людей, что караулят меня. Я догоню ее и скажу, как я ненавижу ее, и брошу ей прямо в лицо, что не желаю ее больше видеть.

Амина бросилась на кровать и вцепилась зубами в простыню. Девочка была вне себя от гнева. И вовсе не предательство было тому причиной, а то, что, несмотря ни на что, она испытывала отчаянное чувство привязанности к человеку, единственному из всех, кто был так похож на нее.


На этот раз Неор сам пожаловал к Дубэ. Он спустился в дворцовое подземелье, туда, где его мать устроила Генеральный штаб своей шпионской сети, в тот самый мрачный зал, где обсуждались наиболее важные и срочные дела.

Дубэ села.

— Почему ты не позвал сюда своего отца?

Неору очень нравилось это умение его матери быстро сосредотачиваться и схватывать самую суть вещей.

— То, что я скажу тебе, едва ли придется ему по душе.

Королева мгновенно поняла намерения сына:

— Я приставила к Сану верного мне и довольно опытного человека.

— Ты же знаешь, что в отношении твоего агента мы так ничего и не нашли. Никаких подозрительных связей, безупречная семья. Никакого случайного заработка, который бы дал повод подумать о предательстве. Похоже, что твой человек, внезапно обезумев, решил напасть на Амину. Или на Миру.

— Здесь что-то не так.

— Вот именно. И это что-то не так-то просто обнаружить.

— И все же, объясни мне, почему ты снова хочешь установить за Саном слежку? — спросила королева.

— Неделю назад он встретился с моим отцом и попросил направить его в Дамилар. Сан сказал, что Амхал, который отныне стал его учеником, хочет сменить обстановку и что служба там — прекрасный способ забыть прошлое. Он также сказал, что это будет идеальным решением, поскольку кровь Амхала, унаследованная им от нимфы, делает его невосприимчивым к болезни.

Дубэ положила обе руки на стол:

— Леарко не говорил мне об этом…

Неор пожал плечами:

— Не было никакого смысла. Это ведь обычная передислокация войск. Ничего такого, что могло бы заинтересовать тебя.

Королева на мгновение погрузилась в свои мысли.

— И ты подозреваешь Сана?

Неор тяжело вздохнул:

— У меня нет доказательств. Но тот факт, что твой агент дошел до этого, несколько смущает меня. И потом это неожиданное решение Сана сменить обстановку… Нет даже никаких зацепок… Только… повод для размышлений.

Дубэ улыбнулась и встала.

— В тех краях у меня есть один человек, которому я слепо доверяю. Он будет ежедневно информировать меня.

Принц кивнул.

— Тебя проводить? — спросила Дубэ сына.

— Да. — Он прекрасно знал, что его матери нравилось заботиться о нем, присматривать за ним, словно он еще ребенок. Принц хорошо понимал ее, ведь он сам с тревогой следил за тем, как растут его дети, ибо знал, что каждый прожитый день еще больше отдалял его от них. Скоро они уже больше не будут нуждаться в нем, и это немного огорчало Неора. Потому что он сам все еще испытывал потребность видеть их прижатые к его груди головы, их взгляды, полные мольбы о защите, поддержке и просто любви.

Мать и сын, наслаждаясь близостью друг друга, молча проследовали по коридорам.

Неожиданно навстречу им выбежала служанка:

— Ваше величество! Я повсюду вас искала!

— Я была занята.

Запыхавшаяся девушка была явно напугана.

— Успокойся и скажи, что случилось?

Служанка подняла на нее полный ужаса взгляд:

— Ваше величество, королю плохо!


По пути к цели Адхара шла на пределе своих возможностей, сначала по запутанным улочкам Макрата, потом по лесным тропам и лугам.

Калт дал девушке карту, на которую нанес весь ее маршрут. Он указал также места, где она могла бы сделать привал и отдохнуть.

— В тех краях всегда довольно много военных, поэтому там полно гостиниц, где можно остановиться.

Сначала девушка избегала их. Ей не хотелось, чтобы ее видели, и потом, она боялась, что ее начтут преследовать. Она понятия не имела о том, что может подумать о ее бегстве Неор, и очень боялась, что ее попытаются вернуть обратно во дворец. Адхара совсем недавно получила от Теаны согласие на встречу: девушке предстоял первый сеанс по возвращению ей памяти. Однако они были вынуждены отложить его из-за смерти Миры. Тогда Верховная Жрица отправила Далию, чтобы лично известить девушку о новой встрече.

Адхара забыла свой пузырек со снадобьем во дворце, в своей комнате. Девушку больше не волновало ни кто она такая, ни секта Недремлющих, ни Посвященные… Все эти названия отныне потеряли для нее всякий смысл. Она шла вслед за своим будущим, и ее больше не интересовало, кто она и откуда.

Адхаре предстоял долгий путь.

Ее поразил тот факт, что, едва ступив ногой за пределы дворца, она будто бы окунулась в иной мир. Несмотря на некоторое напряжение, в целом атмосфера при дворе была довольно сносной. Да, всем угрожала эпидемия, всех одолевала тревога и горечь утраты Миры. Но в конце концов, обитатели дворца чувствовали себя в безопасности, и их жизнь продолжала идти своим чередом.

Но так было не везде. За пределами дворца начиналась неразбериха. По ночам улицы Макрата полностью вымирали. Люди прятались за закрытыми ставнями, тщетно пытаясь хоть как-то обезопасить себя. И лишь изредка пробегали темные фигуры, движимые бог весть какими заботами.

Первое препятствие на пути девушки возникло, когда она собралась покинуть пределы города. Адхара напрочь забыла о том, что повсюду был введен карантин. По всему периметру стены стояли вооруженные часовые и напряженно всматривались в темноту. Адхара подошла ближе, отчаянно пытаясь найти выход. И удача ей улыбнулась.

Неожиданно раздался крик, и стоявший сверху караульный побежал куда-то вправо. Затем послышался звон оружия. Очевидно, кто-то пытался пройти сквозь кордон. И девушка не преминула воспользоваться этой ситуацией.

Она взбиралась на стену так быстро, как только могла: ее пальцы болели от напряжения. Оказавшись наверху, Адхара стремительно поползла к другой стороне стены. Поглядев направо, девушка увидела трех охранников и неистовое мелькание мечей в воздухе.

Скользнув через парапет, Адхара начала спускаться вниз. И вот тогда она и увидела столпившихся в кучу возле стены людей и услышала их стенания:

— Смилуйтесь над нами!

— Откройте же ворота!

— Пустите нас!

— Мой сын при смерти!

Толпа отчаявшихся людей окружила ворота. Они, в последней надежде протягивая руки к стене, теснились возле нее, словно волны живого моря. Кто-то пытался карабкаться по головам и взбираться наверх, но зачастую падал на землю. Если же удавалось добраться до самой верхушки стены, там их уже поджидали солдаты.

А немного поодаль раскинулся целый лагерь из палаток бедолаг, готовых на все ради того, чтобы попасть в заветный город, туда, где все были здоровы. От запаха дыма и разлагавшихся тел Адхару едва не стошнило. Она стремительно преодолела последний участок стены, а потом просто скатилась наземь. Встав на ноги, девушка почувствовала, как онемели ее руки и кружилась голова. Вокруг нее сразу же собралась толпа.

— Ты пришла за нами?

— Почему ты сбежала оттуда?

Измотанные дорогой, голодные, оборванные люди с недоумением смотрели на Адхару и трогали ее руками. Девушка закричала, пытаясь вырваться. Наконец с трудом она выскользнула из их рук.

— Сумасшедшая! Ты отказалась от спасения ради того, чтобы умереть среди нас! — выкрикнул кто-то.

Когда толпа немного расступилась, Адхара вскочила на ноги, прижала к груди свой мешок и бросилась бежать. Она остановилась только тогда, когда за ее спиной исчезла последняя тень. Только теперь она упала на землю: девушка едва не задохнулась от подступившей к горлу тошноты. Она легла на траву точно так же, как это было в тот самый первый день на лугу.

Только теперь над ней вместо искрящегося ласкового солнца светила безжалостная луна.

Я и не думала… и не представляла…

Голоса обезумевшей толпы, их скорбные фигуры, протянутые руки продолжали неотступно преследовать Адхару. Девушка перевернулась на спину и посмотрела в чистое небо. Мрачный лунный свет. Кругом такое спокойствие, такая безупречная тишина. Но почему? Почему все так случилось? Чем же она заслужила это наказание?

Вокруг ни души. Девушка устало поползла в сторону возвышавшихся чуть поодаль деревьев и, припав спиной к одному из стволов, прижала к груди свой мешок. От страха и разочарования несколько слезинок выкатились из ее глаз.

А потом Адхара целиком отдалась во власть сна.


25 НАЧАЛО КОНЦА | Предназначение Адхары | 27 ХАОС