home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19

ОСОБЕННЫЙ ДЕНЬ

Неор потер переносицу. Напротив него в просторном зале сидел его отец. По обыкновению, они раз в неделю заседали вместе со своими министрами. Но теперь были совсем одни.

— Он один? — едва слышно спросил принц.

Леарко кивнул:

— Вчера его допрашивала твоя мать.

— И что он ей сказал?

— Ничего. Если не считать того, что скоро наступит их черед. Эти слова на эльфийском он бросил ей прямо в лицо. Теперь им занимаются некоторые члены Братства.

Неор посмотрел в окно. В саду под лучами солнца сверкали деревья. Прекрасный ясный день с благодатным легким ветерком.

А между тем в недрах Всплывшего Мира продолжала тлеть неизвестная и малозаметная угроза, постепенно охватывая все его земли. За два дня до этого было получено известие о том, что еще одно селение на границе с Землей Моря оказалось в зоне заражения.

— Нужно закрыть границы, — произнес свой вердикт принц.

Ужасное по своим последствиям решение. Потому что в тот момент многие Всадники Дракона, выполняя свои миссии, оказались за пределами Земли Солнца, а значит, у них не оставалось шансов на спасение.

— Но там же наши люди. Ты хочешь обречь их на смерть?

— Их миссия продлится месяц. Они останутся там до тех пор, пока не выполнят свои поручения. Затем нужно поместить их в карантин. Никто больше не должен беспрепятственно проникать из Земли Воды на нашу территорию.

Леарко вскочил и на глазах Неора стал мерить комнату огромными шагами, а между тем проникавший сквозь окно солнечный свет время от времени освещал его фигуру.

— Мы не можем поступать так с нашими воинами.

Неор глубоко вздохнул:

— Мы приняли такое решение, когда направляли их туда. Они прекрасно знали, на что шли.

— Но здесь остаются их семьи, их близкие…

— Такова их миссия.

Леарко остановился и пристально посмотрел на сына.

— Твоя логика порой приводит меня в ужас.

Неор устало улыбнулся:

— Но ведь именно благодаря моей холодной логике ты захотел, чтобы я был всегда рядом с тобой. Не так ли? Будь на то твоя воля, я сразу же стал бы королем.

Леарко опустил взгляд.

— Нам нужно предотвратить заражение и в то же самое время найти средство, как от него избавиться. Мы созовем священников, магов, ученых и избежим новых смертей.

— Пожертвовать несколькими жизнями во имя спасения еще большего числа людей.

— Вот именно.

Неор подумал о воинах, о Гараваре, который отправился в Землю Воды, чтобы выполнить свою первую в жизни миссию, и о Нитте, который, наоборот, выполнил свое последнее поручение, прежде чем навсегда распрощаться с военной службой. Принц зажмурил глаза. Сколько же жизней зависело от его решений? А сколько его решений уже привели к смерти подданных его отца?

— И потом, нужно прочесать весь город в поисках этих типов. Они среди нас, они повсюду.

— Люди твоей матери уже занимаются этим.

— Отправь им на подмогу и караульные службы.

И снова повисло тяжелое молчание.

— Прямо сейчас нужно назначить дату проведения внеочередного Совета. Срочно.

Леарко устало взглянул на сына:

— Я уже отправил гонцов и рассчитываю выехать максимум дня через три, чтобы успеть привезти с собой все сведения, которые имеются у нас в отношении этой угрозы.

На лице Неора появилась грустная улыбка. Это был забег с обратным отсчетом времени.

— Что сказать народу? — спросил наконец король.

— Только самое необходимое, — прозвучал ответ принца. — Мы не должны сеять панику. Однако давай отправим несколько патрулей в сельскую местность, чтобы и там держать ситуацию под контролем.

Оба, и король, и принц, замолкли на мгновение.

— Как всегда, твое присутствие для меня крайне важно.

Неор подумал о том, что предпочел бы быть ему гораздо менее полезным и не отдавать жестокие распоряжения.

Первым покинув зал, он натолкнулся в коридоре на Адхару. В поведении девушки было нечто такое, что придавало ей совсем иной вид: быть может, она казалась несколько уверенней в себе. С тех пор как Неор поручил Адхаре сблизиться со своей дочерью, он больше ее не видел, хотя знал абсолютно обо всех изменениях, произошедших в ее отношениях с Аминой. Он дал указания одной из служанок держать его в курсе всех событий, и та каждый вечер подробным образом осведомляла его о том, как прошел день принцессы.

Этот способ быть рядом с дочерью выглядел несколько малодушным, но иного выхода он не видел. Все его время уходило на участие в бесконечных советах, совещаниях и на выполнение государственных обязанностей.

Лишь изредка ему удавалось поужинать вместе с семьей, однако строгий этикет, установленный его женой для всех членов семьи, не позволял ему сблизиться с дочерью. Иногда Неор чувствовал себя в большей степени отцом чуждой ему толпы подданных отца, нежели Амины и Калта.

Он приветливо улыбнулся Адхаре:

— Ты меня ищешь?

Девушка только кивнула в ответ. Она в нескольких словах четко объяснила свои намерения. Неор нашел ее заметно повзрослевшей. Во время их первой встречи она была просто растерянной девчонкой, а теперь, напротив, стала человеком, который мало-помалу формирует свою личность. Он не без гордости подумал, что в этом, вероятно, есть и заслуга Амины.

— И когда ты собираешься это сделать?

— Когда вам будет угодно.

— Феа явно будет против, — заметил Неор.

— Ну, ведь она не обязательно должна об этом знать, — возразила Адхара.

Принц от души рассмеялся:

— Ты меня убедила. Готовь все так, как считаешь нужным. Я даю тебе свое согласие.

Улыбка Адхары была такой открытой и искренней, что Неор снова подумал о том, что он принял правильное решение. Амина и Адхара будут помогать друг другу.


Адхара вошла в комнату принцессы перед самым завтраком. Завернутая в простыню девочка еще лежала в кровати, уткнувшись сонным лицом в подушку.

— Просыпайся! Сегодня великий день!

Амина слегка приподнялась.

— Что это значит? — промямлила она, еле открывая рот.

— Прекрасная новость, — ответила Адхара.

Она заставила принцессу надеть мужское платье, то самое, что они использовали в своих играх, и Амина не смогла скрыть приподнятого настроения.

— Значит, сегодня никаких занятий?

— По крайней мере, тех, что обычно. — Адхара обожала быть загадочной. Она неторопливо смаковала любопытство, возбуждение и восторг, постепенно возникавшие на лице девочки, и от этого ей становилось хорошо на душе.

Она заставила принцессу выпить только одну миску молока, а затем приготовила для нее дорожный мешок с небольшим запасом провизии: вяленым мясом, хлебом и свежим сыром.

— Мы отправляемся в поход?

— Увидишь…

Адхара повела девочку по главной аллее сада к выходу, и сердце Амины забилось еще сильнее. Конечно, Адхара приготовила сюрприз не только для принцессы, но в целом для себя самой. Они обе с большим наслаждением предвкушали предстоящий день, при этом каждая это делала на свой лад.

Адхара увидела стоявшего посреди аллеи Амхала. Из-за его спины торчала рукоять меча. Амина застыла от неожиданности.

— Это он? — спросила принцесса язвительно.

Адхара подала юноше знак, и тот двинулся им навстречу.

— Амина, это — Амхал.

Молодой человек с неотразимой улыбкой поклонился принцессе. Адхара при этом испытывала чувство гордости за него.

Амина оставалась безразличной.

— Мне известно, кто он. Он служит в охране моего деда. Чего тебе нужно? — грубо спросила она юношу.

Но Амхал нисколько не смутился.

— Ничего особенного. Адхара сказала, что тебе нравится драться. И я подумал, что, возможно, тебе будет интересно провести этот день вместе со мной. Утром мы отправляемся в Академию и поупражняемся там с мечом, а днем будем патрулировать город. Ну что ты на это скажешь?

Адхара с удовольствием наблюдала ликование Амины, ее возбуждение от того, что им предстоит сегодня, но она подавила улыбку, скользнувшую по ее губам, и старалась вести себя сдержанно.

— По крайней мере, так я смогу пропустить занятия…

Амхал вопросительно посмотрел на Адхару, но девушка в ответ только подмигнула. Тогда она перешла ко второй части своего плана.

— Однако если мы горим желанием этим заняться, то, быть может, сейчас как раз самое время, чтобы подготовиться. — С этими словами юноша показал то, что до сего момента прятал за своей спиной.

Лицо Амины просияло, едва она увидела протянутый ей сверток, потому что его содержимое имело явно недвусмысленный вид. Она выхватила его из рук Амхала, развернула и увидела перед собой меч. Внешне он был ничем не примечателен, обычное оружие для тренировок, изготовить которое вполне по силам самому заурядному оружейнику. Но принцесса так не думала.

— Это… для меня?

— По крайней мере, на сегодня, — ответил Амхал. — А потом, если ты продемонстрируешь мне свое умение им пользоваться, я подарю его тебе.

Принцесса посмотрела на Адхару. Во взгляде девочки читались и благодарность, и восхищение подарком, и вместе с тем явное нетерпение. Адхара была почти счастлива, не без гордости сознавая то, что именно она способствовала появлению этих чувств. Она поняла, что рассуждала правильно, и впервые порадовалась тому, что действительно кому-то нужна.

— Ну так что, ты идешь?

Принцесса уверенно кивнула.


Поначалу Амина стояла на своем. Она упорно продолжала тренироваться только с Адхарой, держась от Амхала на некотором расстоянии. Он, как и подобает рыцарю, отошел в сторону, после того как принял участие в первых схватках, и дал несколько вполне нейтральных комментариев, адресованных по большей части Адхаре.

— Наверное, тебе нужно активнее двигаться. А там уместнее было бы сделать выпад.

Все трое находились на старой заброшенной площадке для гимнастических упражнений, принадлежавшей Академии. Она была очень пыльной и запущенной, но все еще довольно хорошо оборудованной, что в глазах принцессы придавало ей еще больше очарования. Амина любила все, что хоть отчасти имело таинственный вид. Амхал и Адхара решили прийти именно сюда из соображений безопасности принцессы: привести девочку в самую гущу солдат означало бы вызвать среди новобранцев полный переполох и тем самым испортить всю забаву.

Амина молча слушала комментарии Амхала, а затем, сделав очередной выпад в сторону вспотевшей и порядком уставшей Адхары, взорвалась:

— Говорить мы все храбрецы. Мне бы хотелось увидеть тебя в деле.

Амхал поднялся с лавки, вынул меч и развязал шнур, которым он закреплял оружие на спине.

— Я готов, — ответил он уверенно.

Адхара подумала о том, какой он на самом деле необыкновенный человек. Юноша был вынужден действовать, несмотря на инстинктивную антипатию к нему Амины, но при этом он ни разу не ошибся: он точно знал, каких струн нужно касаться, чтобы пробить брешь в сердце принцессы.

Девочка опустила меч.

— Не хочу показаться слишком капризной, но я ниже тебя в два раза, да еще и с тесаком в руках. У меня нет никакой надежды победить того, кто сражается двуручным мечом.

Амхал пожал плечами:

— Адхара, дай, пожалуйста, твой кинжал.

Девушка приблизилась к Амхалу, протянув ему свое оружие, а потом положила руку на рукоять его меча. И тут у нее возникло странное ощущение, словно она касалась самого юноши.

Девушка села в углу и увидела, как Амхал, перекладывая кинжал из руки в руку, пытался поудобнее за него ухватиться.

— Так лучше?

Амина свирепо улыбнулась:

— Я бы сказала, что да. — И с этими словами она яростно бросилась вперед.

Амхал был безупречен. Он парировал удары изящно, не останавливаясь ни на мгновение. Впрочем, Адхара понимала, что молодой человек четко выверял свои силы в отношении Амины. Он ограничивался лишь тем, что искусно отражал все выпады соперницы или просто наносил ей слабые удары. Девушка с восхищением смотрела на него. Все жесты молодого человека воодушевляли Адхару: и то, как он сражался, и мелькание его мышц, и та осторожность, с которой он действовал против Амины, и даже неизменно тяготевшая над ним тень, как некое подобие мрачного проклятия, беспрестанно увлекавшего его за собой. С досадой она заметила на его спине две красные отметины. Как бы ей хотелось скинуть с его плеч и взять на себя и эти следы самобичевания, и эту боль.

В конце концов после довольно длительного обмена ударами, не оставлявшего не единой надежды на то, чтобы с честью выйти из этого поединка, Амхал прижал Амину к стене.

— Сдаешься? — спросил он принцессу с сосредоточенным выражением лица. Юноша сумел превратить эту игру в невероятно серьезное дело.

Амина, тяжело дыша, ответила ему с гордым видом:

— Только потому, что ты — мужчина и выше меня ростом.

— Безусловно, — согласился Амхал без капли иронии в голосе и отпустил принцессу.

Все трое позволили себе еще немного поразвлечься перед обедом. Они попробовали сражаться на копьях и в итоге отыскали изрядно помятые пыльные доспехи. Судя по размерам, они, должно быть, принадлежали гному и прекрасно подходили по размеру Амине, которая конечно же не преминула тут же их примерить.

Амхал и Адхара не без труда надели их на принцессу, а затем девочка, сделав несколько шагов, запуталась в собственных ногах и с ужасным грохотом повалилась на землю. Встревоженная Адхара поспешила к ней на помощь. Из-под этой груды железа исходили приглушенные стоны. Но когда с принцессы сняли шлем, то увидели, как Амина закатывалась от смеха.

— Совершенно невозможно и шагу ступить в таком снаряжении! — воскликнула она, когда наконец перестала смеяться.

— Этому еще нужно учиться, — пояснил Амхал.


Все трое обедали в самой что ни на есть низкосортной таверне, хозяин которой имел явно бандитский вид, а над головой посетителей висела плотная завеса густого дыма. Амина, если можно так выразиться, пришла в полный восторг и захотела даже выпить немного сидра.

— Это алкоголь, и тебе его нельзя, — попыталась разубедить принцессу Адхара.

— Ты всего лишь на пять лет старше меня и пьешь его без всяких ограничений.

И тогда Адхаре очень захотелось поразмыслить о своем возрасте, о чем, в сущности, она никогда и не задумывалась.

Однако на этот раз Амхал не пришел ей на выручку.

— Впервые я попробовал сидр в девять лет, — признался он.

Таким образом, сидр теперь пили уже все.

— А ты не такой уж и плохой, — взглянув на юношу украдкой, вскользь заметила Амина.

Он ответил ей едва заметной улыбкой, и Адхара мысленно похвалила себя за успешное осуществление ее замысла.

Время после полудня было посвящено патрулированию города. Амхалу удалось получить увольнение от службы только наутро, а днем он, как обычно, должен был обходить с дозором Макрат. Он прекрасно знал, что во время несения службы брать посторонних, а в этом случае и того серьезнее — принцессу и ее фрейлину, являлось вопиющим нарушением устава, но он доверился инстинкту Адхары и своим боевым способностям. Поэтому он ничего не сказал руководству и разрешил обеим ходить вместе с ним.

Возбужденная Амина постоянно теребила рукоять меча.

— Должна признать, что в отношении тебя я, наверное, ошибалась, — сказала принцесса Адхаре, когда все трое шли по оживленным центральным улицам Макрата. — В общем, я была не права, когда обвиняла тебя в том, что ты не хочешь со мной дружить.

Адхара была явно довольна.

— Я же тебе говорила.

— Да… Мой отец всегда считал, что поступки говорят лучше слов, и ты… ну, сегодня ты доказала, что тебе нравится развлекаться вместе со мной.

— Этого-то я и хотела.

— Тем более что мы были вместе с твоим драгоценным Амхалом.

Адхара побагровела.

— О чем ты говоришь? — Девушка метнула озабоченный взгляд на шедшего впереди юношу.

— Спокойно. Он ничего не слышит, — успокоила ее Амина, а сама тем не менее продолжила говорить чуть тише. — У тебя хороший вкус, он и правда симпатичный.

Адхара почувствовала себя ужасно неловко. Ей еще никогда и ни с кем не доводилось разговаривать на подобную тему. Она заметно нервничала.

— Я только хотела, чтобы ты получше его узнала и поняла, что он тебе не враг…

— Конечно, конечно… И мне нравится один солдат из королевской охраны. Подумать только, в отношении парней у нас одинаковые предпочтения, — добавила Амина с лукавой улыбкой.

В этот самый момент Амхал резко рванулся вперед. Амина и Адхара от неожиданности на мгновение застыли на месте. Но вскоре девушка быстро сообразила, что нужно делать.

Она схватила свою подопечную за руку, прижала к себе и, ухватившись за кинжал, приготовилась отразить любое нападение.

Толпа перед ними расступилась, и в это время из переулка впереди послышались возбужденные крики дерущихся.

Амина вырвалась из рук Адхары.

— Я хочу пойти туда и посмотреть! — воскликнула принцесса, ускользая от девушки.

Адхара, сжимая в руке кинжал, стремительно кинулась вперед и, схватив девочку, потянула ее за собой назад. А там, вдалеке, уже сверкали клинки.

Амхал двигался с присущим ему изяществом и неизменным напором. Его меч стремительно вращался вокруг тела, описывая в воздухе замысловатые фигуры. Его противником оказался некий воришка, вооруженный ржавым мечом, который едва сумел дважды отразить удар, а затем оружие выпало у него из рук, отскочив на несколько метров в сторону.

И вот тогда Адхара снова стала свидетелем ее появления. Казалось, что мир остановился и замер на месте. Ярость. Его неизменная спутница, ярость, с которой Амхал все эти дни сводил счеты, пытаясь заглушить ее в боли и в изнурительных физических упражнениях. Девушка увидела в глазах юноши страстное желание довершить этот размашистый жест своей руки, обхватывая шею своего противника и пуская его кровь. Но он сдержался. Описав мечом окружность, Амхал наставил его на грудь вора. На какое-то мгновение девушке показалось, что он все еще продолжал внутреннюю борьбу со своим жестоким инстинктом.

— Ты арестован, — пробормотал он наконец сдавленным голосом.

Адхара вздохнула с облегчением.

— Ай, ты делаешь мне больно! — раздраженно выкрикнула Амина.

Сама того не замечая, девушка сильно сжала плечо девочки.

— Извини, я боялась, что ты… — сказала она, ослабляя хватку.

Амхал в это время связывал руки преступника.

— Ты видела, это было что-то невероятное?! Меча почти совсем не было видно! А как он его разоружил!

Адхара кивнула, но все ее мысли были о другом. Девушка смотрела на Амхала, и когда он наконец поднял на нее глаза, то подарила ему взгляд, полный восхищения. Он вышел победителем.


На обратном пути домой Амина выдумывала кучу разных небылиц, но, когда встретила у ворот поджидавшего ее отца, в какой-то момент и сама в них поверила.

— Пожалуй, не стоит рассказывать твоей маме про вора, договорились? — посоветовала девочке немного обеспокоенная Адхара.

Принцесса, подмигнув девушке, бросилась ей на шею и поцеловала в щеку.

— Спасибо, — шепнула она и побежала к отцу.

Таким образом, Адхара могла спокойно отдохнуть после столь насыщенного дня в компании с Амхалом. Весь вечер молодые люди провели в Академии.

— Сегодня ты был просто великолепен, — сказала она юноше.

— Ну да. Я даже не мог себе это представить. У меня никогда не было ни братьев, ни сестер, и это просто чудо, что я смог найти общий язык с принцессой…

— Я не об этом. — Адхара положила руку на руку юноши. — Я подумала про вора.

Глаза Амхала, казалось, помрачнели.

— Это сиюминутные победы, — резко ответил он.

— И все же это была победа. Тебе следует вспоминать про такие моменты, когда ты начинаешь бичевать себя за свои ошибки.

Молодой человек предпочел сменить тему разговора:

— А знаешь, я продолжаю тренироваться с Саном. Он уже многому меня научил.

— Он помогает тебе? — с улыбкой спросила его девушка.

— Думаю, да.

Они никогда не обсуждали тот вечер, когда поцеловались. Адхара изводила себя вопросом, не был ли тот поступок просто временной вспышкой безумия. На следующий день они вели себя так, словно ничего не случилось, а потом и вовсе оказались полностью поглощенными приготовлениями к приведению в действие задуманного плана. В какой-то момент Адхара хотела поговорить об этом с Амхалом, но так и не отважилась.

Они весь вечер проболтали о всякой чепухе, а потом Амхал проводил девушку до ворот Академии. Выходить за ее пределы он не мог.

— Мне очень жаль, но тебе придется возвращаться одной: сегодня мне запрещено выходить.

Адхара откинула в сторону полу плаща и показала ему свой кинжал.

— Я сумею защитить себя, — ответила она с улыбкой.

— Я чуть не забыл. — Амхал ударил себя ладонью по лбу. — Я получил аудиенцию у Верховной Жрицы. Через неделю я обрисую ей всю ситуацию, и она назначит тебе дату встречи.

Но для Адхары это уже больше не имело никакого значения. Отныне ее настоящее было заполнено событиями, среди которых был и поцелуй Амхала, и великолепные вечера, проведенные вместе с ним.

Юноша крепко сжал ладони Адхары. Они снова остановились в нерешительности. Девушка, не дав ему опомниться, обняла его и с замиранием сердца взяла инициативу в свои руки. Она поняла, что целоваться значительно проще, чем просто разговаривать.

Уста Амхала раскрылись, и вновь последовал сладостный и горячий поцелуй. Руки юноши скользнули по телу девушки до самых ягодиц и сжали их до боли. Адхара почувствовала, как он всем телом прижался к ней и коснулся зубами ее губ. Когда Амхал схватил ее за грудь, девушку охватил безумный и безрассудный страх от столкновения с этой необузданной, грубоватой страстью.

Внезапно все прекратилось. Амхал, задыхаясь, резко отскочил в сторону. Он был потрясен до глубины души. В глазах юноши Адхара снова увидела то же неистовство, что и в первый день их знакомства.

— Извини, я…

— Нет, это я… — попыталась возразить девушка и вновь приблизилась к нему.

Но Амхал в ужасе попятился назад.

— Спокойной ночи, — пробормотал он и был таков.


Возле своей двери Амхал встретил Сана, который, так же как и прежде, приходил к нему почти каждый вечер с тех пор, как они начали совместные тренировки.

Амхал был очень взволнован. Его руки все еще ощущали тело Адхары, это безумное желание схватить девушку, укусить ее и разорвать на части. Смутное предчувствие, впервые поразившее молодого человека, когда он целовал Адхару, превратилось в нечто ужасное и вполне осязаемое. Его неистовство возникало не только тогда, когда он сражался. Оно постепенно поглощало всю его жизнь, вторгаясь в самые дорогие сердцу чувства, отравляя самые чистые душевные порывы.

Сан, должно быть, заметил его замешательство.

— Что-то не так?

Амхал покачал головой, скорее для того, чтобы отделаться от прежних ужасных ощущений.

— Вы искали меня, чтобы продолжить тренировки?

— Как всегда.

— Тогда я возьму меч и мигом вернусь.

Именно движения он больше всего хотел в эту минуту. Он жаждал с мечом в руках разделаться со своей яростью. Ведь когда Сан был с ним рядом, его не одолевал страх, и даже самые ужасные порывы ослабевали и обретали свою направленность. Подобное не случалось с Амхалом даже в присутствии Миры. Только Сан обладал особым умением уравновешивать его.

Проходя мимо скамьи, он бросил беглый взгляд на лежавшую на ней раскрытую точно посередине книгу Сана. Прочитав ее, юноша впервые почувствовал страх.

— В ней идет речь о Запретных формулах, — заявил Амхал, когда Сан спросил его, что он о ней думает.

— Так и есть.

Амхал недоумевал.

— Но ведь Запретная магия — это зло.

— Запретная магия — это оружие, которым каждый пользуется по своему усмотрению. Тем не менее она признана, хотя и не используется в полном объеме.

Сан произнес убедительную хвалебную речь о пользе Запретных формул. Амхал смутно ощущал, что в его уроках, в его подходе к магии было что-то неправильное и мрачное, хотя временами утверждения Сана звучали весьма соблазнительно. Несмотря на то, что юношу все еще одолевал страх, он горел желанием согласиться с этими доводами.

С тех пор Амхал смотрел на Сана с восхищением и с подозрением одновременно. Все это очень напоминало юноше ярость, день ото дня разраставшуюся в его груди: он чувствовал, что она несла зло, но при этом в ней было нечто привлекательное. В то же самое время Амхал не мог отказать Сану, поскольку относился к нему с благоговением и ощущал внутреннюю потребность следовать за ним.

Амхал вышел из комнаты с мечом в руках.

— Пойдемте, — произнес он почти с отчаянием.

На лице Сана промелькнула хищническая улыбка.


18 УЗЫ | Предназначение Адхары | 20 ХРАМ