home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



16

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Неделя выдалась для Адхары весьма насыщенной: каждый день с тираничной принцессой, которая и слышать не хотела никаких наставлений, заканчивался тем, что девушка попадала в очередной переплет.

Они встречались по утрам, и Адхаре приходилось с боями заставлять девочку учиться. Амина всякий раз пыталась улизнуть, но довольно скоро девушка поняла, что с ней можно договариваться.

— Если ты пойдешь на занятия, то обещаю тебе, что после обеда мы посостязаемся с тобой на мечах.

Или:

— Если пойдешь на урок по верховой езде, я дам тебе свой кинжал на целый день.

Такие весьма изнурительные переговоры очень часто заканчивались победой Адхары. Однако пару раз ей в буквальном смысле приходилось вытаскивать Амину из сада, чтобы привести к очередному наставнику. Девочка больше не пыталась сваливать вину на Адхару, так, как это было в первый день. Она ворчала, с недовольством выслушивая упреки преподавателей, но в конце концов занимала место за партой и выполняла свои обязанности, но с таким скучающим выражением лица, какое только могла изобразить.

А между тем Адхара совсем по-иному воспринимала время, отводимое на учебу.

Поначалу она думала, что будет лучше держаться в стороне, ведь учеба ей представлялась уделом господ, а не таких, как она, бедных и ничего не знающих девушек.

— Принц говорит, что вы, если хотите, также можете присутствовать на уроках.

Адхара застыла в дверях. Во-первых, потому, что впервые к ней обратились на «вы», и это произвело на нее странное впечатление, и, во-вторых, потому, что не надеялась на такую возможность.

— Я? — растерянно спросила девушка, тыча себе в грудь пальцем.

Преподаватель посадил лорнет точно себе на нос.

— Именно вы.

Адхара смущенно села и принялась слушать. Она далеко не все понимала, ведь Амина училась уже не один год, и поэтому много из того, что она знала, было для Адхары неизвестно. Зато она хотела учиться. Так она получила возможность постигать мир, в котором внезапно оказалась, и выяснять подробности своего прошлого иным способом.

Была и еще одна несомненная удача — девушка получила доступ к библиотеке, где могла возобновить свои поиски. И она попросила разрешения на то, чтобы воспользоваться книгами.

— Вечером, когда уйдет Амина, — таков был ответ наставника.

Адхара часто ходила в библиотеку, дотемна просиживая над книгами. Чтение ей давалось легко — верный признак того, что, по всей вероятности, в своем загадочном прошлом она получила хорошее образование.

В библиотеке она часто бывала не одна. Впервые увидев Калта, девушка замерла от неожиданности в дверях. Принц сидел за столом, с прямой спиной и слегка нахмурив лоб, и при свете свечи читал толстую книгу. Адхара была поражена его необычайным сходством с сестрой. Тем не менее выражение его лица резко отличалось от выражения лица необузданной принцессы: в серьезном взгляде Калта читалась глубокая сосредоточенность; гладкий лоб, пронзительный взгляд делали его похожим на взрослого в еще не созревшем теле ребенка. У Адхары возникло смутное ощущение того, что перед ней Амина, но с другой душой. Девушка собралась уходить, но Калт ее остановил.

— Библиотека большая, места обоим хватит, — произнес он, не отрывая глаз от книги.

И даже голос у него был взрослый.

— Мне не хотелось вам мешать…

Наконец Калт поднял голову и улыбнулся девушке. Он унаследовал много отцовских черт: тот же умиротворяющий голос, тот же приглушенный огонь в глазах.

— Как я думаю, ты пришла сюда затем, чтобы читать, не так ли? И потом, давай перейдем на «ты», ты ведь старше меня.

Он чуть-чуть отодвинул стул, ровно настолько, чтобы позволить девушке пройти. Адхара нерешительно шагнула вперед.

Она попыталась заняться своим привычным делом. Взяв книгу, оставленную ею на середине, девушка принялась усердно ее изучать. Однако присутствие Калта, неподвижного, словно восковая фигура, доставляло ей явное неудобство. Он то и дело перелистывал страницы, временами делая пометки на пергаменте длинным и изящным пером.

Девушка следила за ним украдкой, сравнивая размеренное спокойствие принца с беспрестанным неистовством его сестры.

— Это она? — внезапно спросил Калт.

Адхара вздрогнула. Затем она увидела, как мальчик указывал на руку девушки. Там красовался довольно приличных размеров синяк, ставший одним из ее первых «боевых ранений», полученных в результате удара рассерженной принцессы во время игры с деревянными мечами.

— Это случайно, — ответила Адхара.

Калт усмехнулся:

— Когда мы были совсем детьми, часто играли вместе. Но мне никогда не нравились ее жестокие игры. Однажды она опрокинула на меня кипящую воду… — Принц поднял рукав и показал большое светлое пятно на своем предплечье. — Это была просто шутка… но с тех пор мы больше не играем.

Затем последовало долгое молчание, которое Адхара была не в силах чем-то заполнить.

— Но ты не сдавайся, — снова продолжил Калт с некоторой тоской во взгляде. — Ты нужна ей. — Принц закрыл книгу и улыбнулся. — Я устал, — добавил он, вздыхая. — Спокойной ночи! — И мальчик направился к двери.

После этого вечера Адхара встречала его еще раза два. Они обменивались парой слов, но по какой-то непонятной причине девушке доставляло удовольствие видеть принца на своем привычном месте, когда он в полном одиночестве сосредоточенно изучал книги. После целого дня общения с безудержной Аминой девушке было приятно ощущать уверенное спокойствие, которое внушала его фигура.

А между тем Адхара продолжала свои поиски. Она возобновила их с того места, где они когда-то были приостановлены, а именно с загадочной секты Недремлющих. Она искала повсюду, перечитывая книгу за книгой и одновременно изучая множество новых сведений о тех местах, где жила. Но все ее усилия оказались бесполезными. Иногда вечерами она просто засыпала над книгами, поскольку почти вся вторая половина дня была посвящена только играм, зачастую неистовым, опасным и бессмысленным. Амина с наслаждением верховодила своей фрейлиной, сваливая на нее всю тяжесть собственной власти. Принцесса отличалась переменчивостью настроения: сначала она могла быть вежливой и дружелюбной, а затем внезапно становилась деспотичной и несговорчивой. При этом она требовала от Адхары беспрекословного выполнения всех ее приказаний.

Поначалу девушка думала, что лучше всего просто потакать Амине во всех ее прихотях. Не стоило злить ее, поскольку она была принцессой. Но вскоре некий внутренний импульс стал подталкивать девушку выражать свое недовольство, как в тот день, когда ее несправедливо обвинили. Инстинкт ей подсказывал, что она была права не только потому, что хотела избавиться от капризов девочки, но также во благо самой Амины. Адхара понимала, что под высокомерием, невыносимым характером и вспышками гнева принцессы скрывались растерянность, которую она испытывала при столкновении с окружающим миром, и чувство одиночества — и то и другое было так знакомо новоиспеченной фрейлине. Неор оказался весьма прозорливым человеком, когда свел их друг с другом, потому что они и в самом деле были во многом похожи.

С другой стороны, Амина хотя и сумбурно и неумело, но тоже пыталась во всем разобраться и отыскать свое место в этом мире. И тогда в отчаянной попытке сделать действительность похожей на свои желания она просто начинала бунтовать. Девушка испытывала к принцессе внутреннюю симпатию, которую не могло развеять даже ее раздражающее поведение. Будь Адхара более твердой и менее податливой, она смогла бы перевести их взаимоотношения на другой уровень.

Однажды, после своих настойчивых просьб, Амине удалось добиться согласия Адхары на занятия с мечами.

Девушка пыталась и так и сяк отговорить ее от этой затеи.

— Они очень острые. Мы можем пораниться.

— А мы будем внимательны.

— Это не игрушки.

— Прошу тебя, только две минутки! Тем более что я уже тренировалась с настоящим мечом, ты же знаешь. И потом, мы уже бились на деревянных мечах, что почти то же самое.

Девочка на каждое замечание Адхары приводила свои доводы, и тогда фрейлина решила положить конец этим спорам. Она не помнила, чтобы когда-нибудь в прошлом ее обучали военному ремеслу, однако та непринужденность, с которой она сжимала рукоять своего кинжала, наталкивала ее на мысль о том, что она кое-что смыслила в этом деле. У Амины разгорелись глаза. Она поспешно выскочила вперед, с вполне очевидным намерением делать все всерьез.

Адхара двигалась естественно, как всегда полагаясь на реакцию собственного тела, а сама тем временем с невероятным изяществом и плавностью осторожно перемещалась с одного места на другое. Девушка отражала удары сбоку, сверху, снизу, затем искусно уходила от них.

Амина стала напирать еще сильнее, и вскоре ее движения полностью потеряли координацию. Она хотела просто сорвать свое зло и получить от этого удовольствие. Ее глаза покраснели, и, когда Адхара, отражая последний удар принцессы, выбила из ее рук меч, девочка закричала и, раздосадованная, принялась топать ногами. Затем она остановилась и тихо заплакала, сжав руки в кулак и опустив голову вниз. То были слезы разочарования и бессилия.

Адхара очень хорошо понимала ее состояние. Она позволила девочке полностью излить свои чувства, не пытаясь обнимать и утешать ее, как маленького ребенка, поскольку Амина сочла бы это за оскорбление.

Принцесса сама вытерла рукой слезы со щеки, когда вдоволь наревелась. Затем она подняла на Адхару горящий взгляд.

— Не говори никому о том, что я плакала, — буркнула принцесса.

Адхала приветливо улыбнулась:

— Конечно же не скажу.

Только тогда девушка подошла к Амине и положила свою руку ей на плечо. Теперь принцесса уже не смотрела на нее с прежней злобой.

— Во всяком случае, — добавила Адхара, — несколько дней тому назад твой отец сказал мне, что нет ничего плохого в том, чтобы быть иногда слабым. Ты не должна этого стыдиться. — Она прикусила губу. — Я часто оказываюсь в таком положении.

— Мой отец, — выпалила Амина. — Он всегда так красиво говорит, а еще что он на моей стороне, и я в это и в самом деле верю, но…

Адхара ждала, чтобы девочка сама подыскала подходящее слово.

— И потом, он позволяет держать меня в этой золотой клетке. Он поддерживает мою мать, когда та заставляет меня делать такие скучные вещи, как примерять платья и тому подобное. А я не хочу делать то, что делает она, мне хочется чего-то другого… — Девочка вздохнула. — Меня всегда все это так раздражает! А я хотела бы делать то, что мне по душе… Либо просто встретить кого-нибудь, кто бы был всегда рядом. А вместо этого отца никогда нет, а моя мать ничего не понимает.

Адхара пожала плечами:

— Успокойся. Я чувствую то же самое, потому что никак не могу понять, где я, кто я и почему так получилось, что я умею драться. Единственный человек, который был мне действительно дорог, кажется, и в самом деле исчез, — сказала она, слегка покраснев.

Амина посмотрела на нее с грустью:

— Мне правда хочется, чтобы ты стала моей подругой.

Адхара почувствовала, как что-то шевельнулось в недрах ее души. Быть может, причиной тому стал взгляд и тон, которым были произнесены эти слова. Впервые ей показалось, что она нашла свое собственное скромное место в этом непонятном мире. Она стала для этой девочки якорем, еще совсем крошечным и шатким, ее неустойчивым ориентиром. Девушка обняла принцессу за плечи:

— Вот увидишь, мы подружимся.


В первые дни недели Амхал с головой погрузился в свои занятия в качестве воспитанника всадника. По утрам он тренировался, днем нес патрульную службу и охранял дворец, а вечером ужинал в Академии. Молодому человеку было крайне необходимо восстановить прежние взаимоотношения с Мирой. Ему так их не хватало во время выполнения миссии, когда он был вынужден действовать в одиночку. Но прежде всего Амхал ясно осознавал, в каком отчаянном положении он оказывался в отсутствие своего учителя. Едва исчезала его тень, как в сопровождении призраков прошлого вновь возвращалась прежняя ярость. Амхалу казалось, что он не в силах с ней справиться и что все катится в бездну. Несмотря на все усилия и труды, он еще не стал всадником и уже не был уверен в том, что когда-нибудь сможет им стать.

Адхара ушла на второй план. Постепенно стали меркнуть и воспоминания о днях, проведенных с нею.

Его снова окружал привычный порядок вещей, в котором он жил до встречи с девушкой, и Амхал забыл навестить ее.

Но на исходе недели тоска по Адхаре дала о себе знать с новой силой. Приятные воспоминания о том, чтобы быть кому-то полезным, вызвали в нем щемящее чувство вины за то, что он так и не протянул девушке обещанную руку помощи. И он решил встретиться с Адхарой.

Он обратился к Мире за разрешением поужинать в городе.

— Любовное свидание. — Учитель хитро подмигнул Амхалу.

Молодой человек покраснел.

— Я просто хочу навестить одну знакомую.

Амхал встретил девушку в саду, когда та, погрузившись в глубокие раздумья, стояла, облокотившись о перила. Он отчетливо представил себе, что Адхара ждала именно его, и у него защемило сердце от осознания того, какой одинокой и брошенной всеми, должно быть, она ощущала себя в этом городе.

Девушка первой нарушила повисшее молчание:

— Я очень рада, что ты пришел.

Амхал уселся напротив Адхары и долго смотрел на нее. Глаза девушки были проникнуты новым осознанием. Он улыбнулся:

— Ну и как идут твои дела?

Адхара посмотрела на его руки, израненные от бесконечных упражнений и изнурительных наказаний, которым он беспрестанно подвергал себя, когда допускал ошибки. Молодой человек пытался скрывать свои раны, то и дело скрещивая руки.

— Все так же продолжаешь истязать себя?

— Пустяки, это всего лишь тренировки.

— И это тоже? — Девушка коснулась своим пальцем красноватого шрама, чуть влажного от едва проступившей на его поверхности желеобразной крови.

Молодой человек вздрогнул:

— Да.

— Что на этот раз?

Амхал не смог уклониться от ответа. Его взгляд продолжал еще какое-то время бессмысленно блуждать, но потом Амхал снова внимательно посмотрел в глаза девушки.

— Старая история. Я не сдержался… Впрочем, как всегда, я ошибся. Я повздорил с одним человеком. Ну и тогда… тогда я стал еще усердней заниматься.

Адхара посмотрела на юношу с укором и беспокойством одновременно.

Никто в Академии не удостаивал его такого взгляда, даже Мира, который, замечая следы на его руках, просто сильно раздражался и просил юношу больше такого не делать. Взгляд Адхары был проникнут нежностью, сулившей ему доселе неведомую безмятежность.

— Ты должен прекратить это. Только напрасно истязаешь себя. Вовсе не наказанием ты решишь свои проблемы.

— Я не вижу другого выхода.

— Приходи ко мне, когда будет невмоготу, когда тебе будет нужна помощь.

Юноша что было сил сжал руки девушки:

— Ты изменилась, Адхара, ты стала взрослее. А теперь расскажи о себе. Как прошла эта неделя?


Они проболтали весь вечер. Адхара обратила внимание на то, что рассказывать теперь стало намного проще, чем ей представлялось. Она поведала Амхалу о данном ей Неором поручении, об Амине, о ее несуразном характере и о ее привычках. Внезапно девушка осознала, что весь накопленный ею за неделю опыт в конце концов начал выстраиваться в некую линию с едва различимыми очертаниями, которую вплоть до сего момента, как ей казалось, было совершенно невозможно хоть как-то упорядочить. Но теперь в беседе с Амхалом все становилось на свои места: рассказывая ему о своих проблемах, она как бы избавлялась от них, одновременно постигая их истинный смысл.

— Я очень сожалею, что оставил тебя одну.

Девушка пожала плечами. От досады, что копилась в ее душе все эти дни, не осталось и следа.

— Главное, что время от времени ты будешь меня навещать.

Юноша снова сжал руки Адхары:

— Непременно. Я обязательно приду. — Затем он глубоко вздохнул. — Как бы то ни было, дело вовсе не в том, что я не хотел приходить. Ситуация становится очень серьезной.

Вечер уже не был таким приятным.

Амхал рассказал девушке о том, что Академия приведена в состояние боевой готовности и все теперь очень заняты. Деревня, жители которой погибли от заражения той самой болезнью, с которой молодые люди столкнулись еще в самом начале своего пути, в действительности оказалась далеко не единственным случаем. Новые сведения просачивались с трудом, и тем не менее ходили слухи, что весь юг Земли Воды оказался во власти этой напасти.

— В каком-то смысле она очень похожа на красную лихорадку, но при этом гораздо агрессивнее. Уже сейчас насчитываются сотни жертв.

Но это еще не все. Салазар, наряду с другими поселениями, в особенности с теми, что граничили с Сааром, оказался помещенным в карантин. Неблагополучно обстояли дела и в Земле Скал. Находившиеся в непосредственной близости от Саара некоторые селения оказались уже зараженными. Но наиболее тяжелая ситуация сложилась в Земле Воды.

— В тех местах не было ни единого случая заражения этой болезнью нимфами.

Подозрения, возникшие у них с самого начала, подтвердились: казалось, что болезнь обходила стороной только тех, у кого в жилах текла кровь нимф.

— Это обстоятельство вызывает волнения. Взаимоотношения между людьми и нимфами и так никогда не были очень хорошими, а теперь и вовсе многие в тех местах считают, что все это — следствие заговора нимф, устроенного ими с целью полного захвата власти в Земле Воды. А это совершенно бессмысленно. То есть в других землях также имеют место случаи заражения… Но ситуация накалена до предела, и есть риск возникновения гражданской войны. Некоторые селения остаются в изоляции, на юге уже начинает ощущаться нехватка продуктов питания. По этой причине одни всадники были разосланы в эти неблагополучные районы, а другие, наоборот, отправились с заданием поддерживать карантин в зонах заражения.

— А ты? — шепнула Адхара.

— Я остаюсь.

Девушка выдохнула с облегчением.

— Мира продолжает заниматься подготовкой дворцовой охраны, но по причине нехватки людей на него возложены еще и обязанности по поддержанию общественного порядка здесь, в Макрате, и я помогаю ему. — Амхал задумался на мгновение. — Мне кажется, что я снова вернулся назад во времена, когда только-только приступил к обучению в Академии: я стаптывал сапоги с утра до самого вечера, вылавливая воров и усмиряя драки на улицах этого проклятого города. Далеко не самый благодарный труд.

Молодые люди рассмеялись, однако возникшее между ними напряжение не исчезло.

— Что же все-таки происходит? — напрямик спросила девушка.

— Не знаю. Боюсь, что что-то очень плохое. Но мы делаем все, что в наших силах, чтобы справиться с этим, — уверенно добавил юноша. — Вот увидишь, у нас все получится.

И Адхаре показалось, что она и в самом деле смогла в это поверить.


Девушка проводила Амхала до ворот, отделявших дворец от остальной части города.

— Спокойной ночи и не забывай про меня, — сказала она с улыбкой.

— Я никогда тебя не забывал, — серьезно заметил молодой человек. — Я шагу не ступаю, чтобы не вспомнить тебя. Ведь я еще не вернул тебе всего того, что принадлежит тебе по праву.

Впервые в жизни Адхара подумала о своем прошлом как о чем-то совсем незначительном. Ее настоящее, этот вечер, проведенный вместе с Амхалом, были живыми и самыми что ни на есть подлинными. Разве в ее прошлом было что-либо подобное?

— Сейчас я ходатайствую о том, чтобы организовать твою встречу с Верховной Жрицей, но не все так просто. Она очень занятой человек. И все же я надеюсь получить ее аудиенцию как можно скорее.

Впрочем, это оказалось равносильным тому, чтобы подменить прошлое настоящим. Ведь именно благодаря своей пустой памяти она смогла встретить Амхала. Адхара подумала о том, что она охотно платит эту цену.

— А пока что обещай мне, что время от времени ты попытаешься уделять и мне немного времени.

— Я буду приходить каждый вечер.

— Не стоит брать на себя обязательства, которые ты не сможешь выполнить.

— Это не обязательства, а обещание.

Молодые люди умолкли, и Адхара, привстав на носки, придвинулась к Амхалу и поцеловала его в щеку.

Борода юноши щекотала ей губы. Девушка еще никогда никого не целовала. От этого прикосновения тело девушки захлестнула необычайная волна эмоций.

— Тогда до скорого, — не дав девушке опомниться, произнес Амхал и, войдя в ворота квартала для прислуги, растворился в ночи.


Вечер, проведенный с Адхарой, и подаренный ею при расставании поцелуй произвели на Амхала необыкновенное впечатление. Юноша чуть было не потерял голову, но едва ли он сожалел об этом.

Молодой человек уснул, пребывая в плену приятного томления, и его сознание окунулось в череду беспорядочных и непонятных сновидений.

Воспоминания прошлого сливались воедино с невероятными образами настоящего. Он чувствовал, как его тело мучительно металось по кровати, будучи не в состоянии обрести покой.

Потом снова этот черный силуэт без лица, со сверкающим сбоку мечом и хлопающим от ветра плащом.

Они оба — и стоявший перед ним человек, и он сам — находились в безлюдной пустыне, сбиваемые с ног неистовыми порывами ветра.

Пыль, поднимаясь вверх, закручивалась в темном вихре; земля была сплошь усыпана мельчайшими кусочками кристалла.

— Последний раз это произошло именно здесь, — произнес мужчина.

— Кто ты? — спросил его Амхал.

Человек в черном не ответил.

— Вот отсюда мы и отправимся в путь. Я скоро появлюсь, очень скоро, и принесу тебе то самое спасение, которого ты так долго ищешь.

— Кто ты? — снова выкрикнул Амхал.

И хотя эта фигура вызывала в юноше некоторое беспокойство, он ощущал исходившую от нее уверенность, побуждавшую целиком и полностью довериться его словам.

Амхал впервые смог немного разглядеть лицо этого мужчины. Искренняя и в то же самое время жестокая улыбка.

— Ты скоро узнаешь.

Видение исчезло, погружая Амхала в полный мрак. Юноша почувствовал, как стал падать вниз, и закричал что было духу.

Проснувшись, Амхал увидел, что сидит на кровати и кричит. Он снова был в своей комнате. Его тело колотила сильная дрожь. За окном луна прошла уже приличную часть своего небесного маршрута. Юноша спал всего несколько часов.

Легкое возбуждение, вызванное в нем Адхарой, вновь улетучилось, и он снова почувствовал себя одиноким и растерянным. Амхал провел рукой по лбу.


Человек в черном появился на следующее утро. Макрат оказался в тисках невыносимого зноя, крыши и купола дворцов раскалились от солнца, направлявшего свой жар и на кирпичи дворцовой кладки, и на спины городских прохожих.

Он остановился напротив главных ворот и обратился к часовому. Человек назвал свое имя, но охранник продолжал смотреть на него непонимающим взглядом.

Он слишком молод, чтобы знать меня.

— Доложи, пожалуйста, обо мне его величеству. Я уверен в том, что он уже ждет меня, — сказал с улыбкой Сан и приготовился ждать.


15 ПОДРУГИ | Предназначение Адхары | 17 ГЕРОЙ