home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



13

КОРОЛЕВСКАЯ СЕМЬЯ

Адхара увидела его еще издали: Амхал уже успел рассказать ей о нем.

— Поначалу он может вызывать некоторое стеснение, но уверяю тебя, это — необыкновенный человек. В любом случае придерживайся этикета. Когда он окажется не более чем в десяти шагах от нас, все мы опустимся на колени. Ты — женщина, поэтому ты будешь стоять на обоих коленях, руки — впереди себя, голова опущена вниз. Не вставай до тех пор, пока он сам тебе этого не предложит. Не говори ему ни слова, жди, когда он спросит тебя. Однако откроешь рот только после того, как я тебя представлю. Мы всегда обращаемся к нему «ваше величество».

Девушка была поражена таким большим количеством предписаний. У нее было довольно смутное представление о том, кто такой король, но то почтение и еле ощутимая озабоченность, сквозившая в голосе Амхала, вызывали у нее легкую тревогу.

Именно от этого человека зависит мое будущее. Если он меня примет, я останусь вместе с Амхалом, в противном случае буду вынуждена пойти своей дорогой в полном одиночестве.

Девушка увидела, как эта фигура, в окружении множества других, постепенно приближалась к ним. Мира стоял возле Адхары. Она не знала, как Амхал преподнес ему известие о том, что она отправится в путь вместе с ними. Со своей стороны учитель не сделал на этот счет ни единого замечания и поприветствовал ее так же, как и раньше.

Из-за утреннего тумана Адхаре пришлось изо всех сил напрячь свое зрение. Они стояли на широкой мраморной площадке внутри Дворца Объединенных войск. Окружавшие их аркады, опоясывая все пространство, вели прямо к конюшням. Именно там и содержались драконы. Джамила была в полной готовности: один из денщиков держал ее за металлические поводья. Рядом находился еще один довольно большой дракон, красновато-рыжего цвета. На голове животного красовался густой кожистый гребень, еще более внушительный, чем у Джамилы. У него было ярко-коричневое брюхо и приземистые лапы с огромными когтями. На крупе дракона возвышался огромный золотистый балдахин с тяжелыми шторами из красного бархата.

Адхара приставила руку ко лбу. Казалось, что воздух вспыхивал от первых лучей солнца. Было жарко: день обещал быть душным.

Очертания приближающейся фигуры становились все отчетливее. Это был высокий сухой человек в строгом тяжелом плаще, под которым он наверняка изрядно вспотел. По мере его приближения становилась более заметна легкая хромота, что создавало впечатление неуверенности. Вокруг него озабоченно суетились другие фигуры.

Адхара прищурила глаза.

Этот старик и есть тот самый знаменитый король?

Все присутствующие упали на колени; девушка, чуть помешкав, отчего Амхал посмотрел на нее с укоризной, сделала то же самое. Адхара уставилась на камни мостовой. Теперь она отчетливо слышала шаги короля и его свиты. Ее распирало желание поднять голову.

Шаги замерли на месте.

— Встаньте, ни к чему все эти формальности, тем более что на протяжении предстоящих десяти дней нам всем вместе снова придется порядком попотеть, разделяя все тяготы походной жизни.

Слабый, усталый голос. Постепенно все встали на ноги. Но Адхара все еще не знала, может ли она наконец поднять голову и посмотреть на Леарко.

— Все ли готово?

Должно быть, король обращался с вопросом к Мире, поскольку ответил именно он.

— Все, ваше величество. Для этого путешествия воспользуйтесь Драгоной.

— Я отравлюсь верхом на ней? — В слабом голосе короля послышались нотки изумления и беспокойства.

— Белог очень измотан. Он еще окончательно не пришел в себя после болезни. С вашего позволения, на нем полечу я.

В конце концов любопытство взяло верх, и Адхара слегка приподняла голову. Король положил свою руку на плечо Миры: рядом с учителем он выглядел старым и хилым. Его волнистые волосы ниспадали ему на плечи, слегка касаясь строгой и тяжелой материи плаща. Они были ослепительно-белыми. На лбу у короля красовалась сделанная из красного золота полоса, вероятно та самая, которую Амхал днем раньше называл короной. Сухое, без бороды, лицо короля было изрезано глубокими морщинами: две пролегали по лбу, одна — между едва заметными бровями, такими же белесыми, как и волосы, а еще две — по углам рта. В его глазах, таких же зеленых, как и у Амхала, но только чуть бледнее, сверкали мутноватые зрачки. Он улыбался.

Адхара была явно разочарована: это был всего лишь старик. Великий король Леарко Справедливый, который на протяжении пятидесяти лет поддерживал мир во всех землях, тот самый герой, что сражался со своим собственным отцом во имя спасения бесчисленного количества душ, был всего лишь изможденным стариком.

— Конечно же тебе известно, что я никогда никому бы не доверился, кроме тебя.

Мира улыбнулся.

Правитель подошел к Драгоне, огромному животному с балдахином.

— Ваше величество… — Амхал шагнул вперед, опускаясь на левое колено.

Король обернулся к нему:

— Ну, Амхал, не стоит…

Леарко положил юноше на плечо свою прозрачную, всю в выступающих голубоватых прожилках руку. Но она была еще довольно крепка, поскольку король смог заставить Амхала встать на ноги. Из-под распахнутого плаща Леарко показались обычные нагрудные латы, закрепленные поверх красной рубашки. Необычайно простое одеяние, подумала про себя Адхара.

— Ваше величество, я бы хотел представить вам еще одного человека…

Голос Амхала слегка дрожал. Адхара не знала, нужно ли было ей сделать шаг вперед, придя ему на помощь, и был ли это тот самый случай, чтобы представиться самостоятельно. Король лично положил конец всем колебаниям. Он быстро осмотрел свое немногочисленное окружение и остановился на Адхаре. Его взгляд оказался необыкновенно проницательным. Адхара, вспомнив рекомендации Амхала, тут же опустила глаза вниз.

— И в самом деле, здесь есть некто, кто мне незнаком…

— Мой учитель уже в курсе всего, и ваша безопасность гарантирована…

— У меня нет никаких сомнений по этому поводу, — прервал его король с улыбкой, в которой чувствовалась почти отеческая теплота.

Леарко снова посмотрел на Адхару:

— Ну и?.. Не желаешь ли ты представить мне этого новичка?

Амхал попытался быть кратким, сказав только, что эта девушка оказалась лишенной памяти и что он помог ей и теперь она пытается заново построить свою жизнь. Король молча выслушал молодого человека. Ни одна морщинка не дрогнула на его лице, только лишь проблеск слабого участия, скрытый где-то очень глубоко в его глазах.

— Я подумал, что ей может помочь ее святейшество Верховная Жрица, и мне бы хотелось просить вашего разрешения препроводить ее к ней.

Амхал замолчал, словно тяжкий груз свалился с его души. Очевидно, он не привык разговаривать напрямую с правителями.

— Посмотри на меня.

Адхара подняла голову и посмотрела королю прямо в глаза. Какое-то время они просто глядели друг на друга, а потом Леарко мягко улыбнулся:

— Кто-то всю свою жизнь пытается убежать от своих воспоминаний, а ты, наоборот, жаждешь поймать хотя бы одно-единственное…

— Жизнь без памяти — это жизнь лишь наполовину, — сказала Адхара, переведя дыхание. Ей все твердили, что во Всплывшем Мире пролито немало слез…

— Знаешь, не так давно… Ну, я бы сказал, что довольно давно, — добавил король, улыбаясь, — я стоял перед таким же выбором. Мне довелось встретить двух девушек, отчаянно нуждавшихся в моей помощи, и я, легкомысленный еще юноша, совершил один безумный поступок, взяв их с собой во дворец. Тогда я был всего лишь перепуганным принцем. Одна из них, так же как и я, несла на своих плечах тяжкое бремя памяти. Но не прошло и года, как она стала моей женой.

Правитель посмотрел на Миру, и тот улыбнулся ему в ответ. Совместные воспоминания о пережитом наверняка были очень хорошо знакомы всем, находившимся рядом, всем, за исключением Адхары.

Люди говорят на непонятном мне языке памяти, который я не в силах постичь.

— Я снова с удовольствием сделаю этот выбор, — изрек король. — У меня много придворных, а дворец — это адская машина, которой, для того чтобы нормально работать, требуется много людей. Так что добро пожаловать, — вновь улыбнулся король, а затем повернулся к своей свите. — А не пройти ли нам дальше…

Мира протянул королю свою руку и повел его к Драгоне.

— Получилось, — шепнул Амхал в ухо девушке. — Еще месяц, и ты встретишься с Верховной Жрицей. Она сможет тебе помочь, вот увидишь.

Затем он подал Адхаре знак и направился к Джамиле.


После десяти дней, проведенных в пути, Макрат предстал перед их взорами окутанным в густую пелену грозных туч. Стояла влажная удушливая жара, сулившая ненастье, летнюю грозу, смывающую напрочь нестерпимый зной.

Адхара рассматривала его со вниманием, а в это время Амхал рассказывал ей о том, что этот древний город был столицей Земли Солнца, и в подробностях описывал его хаотичный облик с дворцами, обильно украшенными фризами и дорогим орнаментом. Девушка же, напротив, просто предавалась очарованию окружавшей ее панорамы. Перед ней простирался город огня. Яркий свет, проникавший сквозь тучи, воспламенял плоские низкие крыши, золотистые купола, контуры статуй. Дома громоздились одни над другими, его беспорядочные и кривые улочки и площади внешне сильно отличались друг от друга. Этот, в отличие от Нового Энавара, город был живым и неоднородным. А в самом его сердце возникли очертания огромного дворца с широкими шарообразными куполами. Королевский дворец.

Они пролетели совсем низко над городом. Адхара всмотрелась в его очертания, еще раз пытаясь отыскать образ этих мест в своей памяти.

Но и этот город не был ее домом.

Две молнии обозначили границы туч. Два последовавших друг за другом раската грома сотрясли воздух.

— Надеюсь, что, по крайней мере, нам удастся укрыться, — заметил Амхал, глядя на свинцовое небо.

Они приземлились на выложенную из кирпича просторную круглую террасу. Издали она была похожа на жерло, расположившееся возле королевского дворца. Один за другим драконы, выпуская когти, цеплялись за камни брусчатки. Амхал спрыгнул на землю. Адхара сделала то же самое, с любопытством оглядываясь по сторонам.

В глубине под балдахином из красного бархата стояла группа людей. Вдруг от нее стала стремительно отделяться маленькая фигурка.

— Дедушка! — выкрикнула она, заглушая возгласы пытавшихся остановить ее людей.

Король обернулся, развел в стороны руки, и эта маленькая фигурка бросилась в его объятия, отчего его величество едва не потерял равновесие. Фигура почти такого же роста, как и первая, придерживая рукой длинный жилет, торопливо поспешила ему вослед.

— Амина, сколько раз говорить тебе, чтобы ты не была такой несдержанной!

Эта женщина с трудом добралась до короля, она казалась несколько приземистой и даже слегка несоразмерной. У нее были очень длинные черные волосы, заплетенные в пышную косу, голубые глаза и довольно четкие черты лица. От нее исходила сила и мощь. Лиловая туника мягко струилась по ее телу, которое было одновременно и женственным и мужеподобным.

Король обнял девчушку, очень похожую на женщину, только немного выше и стройнее ее. А еще у нее были короткие черные волосы и светлые глаза неопределенного цвета, которые в зависимости от падающего света казались то зелеными, то голубыми. Девчушка недовольно фыркнула на окрик.

Женщина топнула ногой, схватила Амину за руку и потащила ее из объятий короля, которого, похоже, такая ситуация очень забавляла.

— Ну, Феа, пусти ее, я же еще держусь на ногах.

— Дело не в этом… — попыталась возразить женщина, но Амина и Леарко улыбались друг другу с заговорщическим видом.

— Феа — это гном, представитель одной из населяющих этот мир рас. А Амина — ее дочь, — шепнул Амхал на ухо Адхаре.

Девушка с жадностью впитывала все эти сведения, наряду с остальными, которые ее спутник выкладывал ей по мере приближения королевской семьи. Сначала показалась королева Дубэ с гордой осанкой, затем принц Неор, парализованный из-за неудачного падения с лошади в возрасте двадцати лет; следом еще один юноша — точная копия Амины, Калт, ее брат-близнец. И еще множество самых разных людей, чьи имена Адхара ни за что на свете не смогла бы запомнить: оруженосцы, министры, придворные.

Но лишь королевская семья привлекала ее внимание. Она с интересом смотрела на то, как они общались друг с другом, на их привычные жесты, открытые и естественные улыбки. Адхара впервые увидела перед собой семью, и она подумала о том, что если и у нее где-то тоже была точно такая же семья и если когда-то в прошлом ее отец и мать обращались с ней при помощи точно таких же жестов, то разве могла бы она забыть их.

На свинцовом небе вновь вспыхнула молния.

— Ваш величество, наверное, уже пора войти во дворец, — заметил Мира, и все разом поспешили ко входу.

Адхара пошла вслед за остальными: она приближалась к тому месту, которое должно было стать ее домом на весьма неопределенный срок. Ливень застал девушку прежде, чем та успела переступить порог дворца. От капель дождя ее волосы прилипли к лицу. Едва очутившись внутри, она увидела, что все стали разбредаться по разным сторонам. А она так и осталась стоять посреди коридора. На полу лежал красный ковер, возле стен, выложенных из квадратных камней, стояли бронзовые треножники, отбрасывавшие в помещение горячий свет. Амхал пошел по коридору, и девушка двинулась вслед за ним.

Мира шел впереди них.

— Пойди в комнату и переоденься: сегодня вечером мы отправляемся в Академию, — резко бросил он Амхалу. — Жду тебя через полчаса.

Молодой человек кивнул и направился вниз по одной из узких лестниц. Адхара следовала за ним неотступно.

Молодые люди спустились на пару этажей и оказались в довольно скромной части дворца, лишенной какого-либо убранства, с узкими коридорами и обычными факелами на стенах. Амхал устремился к деревянной двери.

— А я? — спросила его Адхара.

Молодой человек посмотрел на нее так, словно забыл о ее существовании, но вскоре опомнился.

— Сегодня ты переночуешь в моей комнате. Я думаю, что с этим сложностей не возникнет. А завтра я отведу тебя к тому, кто сможет найти для тебя работу.

Амхал открыл дверь. Комнатка была довольно тесной. Рядом с кроватью, обычной походной раскладушкой, стоял потертый от времени сундук, а еще чучело, которое, по всей вероятности, служило для того, чтобы вешать на него доспехи.

— А я — твой оруженосец?

Амхал смущенно улыбнулся:

— Я так сказал, чтобы во время нашего пути избежать ненужных вопросов. Но на самом деле я не имею права иметь своего оруженосца, по крайней мере до тех пор, пока не стану всадником.

Адхара молча следила за всеми передвижениями Амхала по комнате.

— Нам нужно найти для тебя работу, и здесь ты непременно ее найдешь. Этот дворец чрезвычайно велик, при дворе насчитывается несколько сот человек только одной прислуги…

Адхара почувствовала, как ее сердце охватило смутное беспокойство. Значит, ей предстоит остаться совсем одной в этом огромном дворце. Девушка попыталась возразить, но, видя, как Амхал уверенно складывал вещи, попутно рассказывая о том, как он поведет ее к Верховной Жрице для того, чтобы помочь ей вернуть память, она так и не отважилась это сделать. Адхара подумала про больно ранившие ее слова Миры, высказанные им несколько дней тому назад в Новый Энавар. Ей внезапно стал ясен их смысл. Пришла пора самостоятельно двигаться вперед, выйти из тени Амхала или кого бы то ни было еще. Ведь существовало не только ее потерянное прошлое, которое она с таким упорством стремилась воссоздать, но и ее настоящее, та самая дорога, по которой ей отныне придется идти одной и без посторонней помощи выбирать, кем быть. Стараясь не падать духом, она положила на пол маленький сверток со своими немногочисленными пожитками.

— Только на одну ночь, — добавил Амхал, глядя на девушку.

— Не беспокойся, я справлюсь, — ответила Адхара, изображая несуществующую уверенность, которой ей ужасно не хватало.

Юноша взял свой мешок.

— Тогда до завтра.

Оба в растерянности стояли друг напротив друга, так и не решаясь нарушить повисшее молчание. Затем Амхал неожиданно наклонился к девушке и поцеловал ее в щеку.

Адхара едва успела ощутить нежность прикосновения его губ, как юноша уже направился к дверям.

— Спокойной ночи, — шепнул он напоследок и был таков.

А Адхара осталась неподвижно стоять посреди комнаты.


Тьма стремительно опустилась на Землю Солнца. А может, Джирио это просто казалось. Будучи членом Братства Молнии, он пришел в эти земли со специальной миссией по поручению Верховной Жрицы. В те дни его путь пролегал по ужасным местам, среди зловонных трупов и предсмертных хрипов больных. Голубое небо над его головой и окружавшие его цветущие леса резко контрастировали с отвратительным зрелищем смерти, вынужденным свидетелем которой он был ежедневно.

Он боялся. Безумный страх сковывал его нутро, лишая спокойного сна, страх заразиться в тот самый момент, когда своими руками, защищенными только слабыми чарами, он рылся среди тел. Но таково было его задание, и он должен был подчиняться. С первого дня своего появления в Братстве он знал, что так тому и быть: больные важнее всего, важнее даже собственной жизни. И вот теперь настал момент доказать свою приверженность договору, заключенному им два года назад.

Перед ним шла вооруженная до зубов женщина в кожаной одежде. Она вела его к скрытому от глаз подземелью. Джирио не знал точно, кто она и что делает в этих местах, но показанного ею при встрече письма было вполне достаточно: под ним стояла печать и подпись королевы.

— Я нахожусь здесь по поручению короны и полагаю, что у меня есть кое-что интересное для вас, — сказала она священнику. Джирио покорно последовал за ней.

Зловонный дух смерти становился все сильнее. Его желудок неистово сопротивлялся, холодный пот выступил у него на лбу. Напрасно Джирио пытался закрыть рот и нос рукой.

— Держись, мы почти пришли.

Это был каменный грот с выдолбленной в нем парой неказистых ниш. В одной из них лежало тело.

— Я обнаружила его в ближайшем лесу. Он задыхался в предсмертной агонии. Я попыталась отвести его к священнику, но он умер по дороге.

Джирио медленно приблизился к трупу. Вонь была невыносимой.

— Когда это случилось?

— Вчера утром. Мне потребовалось еще какое-то время, чтобы разыскать тебя, — предупредила она дальнейшие расспросы священника. Затем женщина протянула ему платок. — Надолго его не хватит, и все же это должно помочь.

Джирио закрыл платком рот и нос.

Затем он принялся рассматривать труп. Это был молодой человек с необычными пропорциями. Его очень худое тело имело неестественно длинные руки и ноги и было сплошь покрыто черными пятнами. Следы крови виднелись возле рта, носа, ушей и даже под ногтями.

Джирио простоял неподвижно еще некоторое время. Здесь было что-то не так, но что именно, он не знал.

Священник приоткрыл одно из век мертвеца и вздрогнул от неожиданности. На него смотрел безжизненный ярко-лиловый глаз. Тогда Джирио открыл и другой. Тот же самый цвет. У него задрожали пальцы. Затем священник принялся изучать волосы. С виду матовые и клейкие, они были явно перекрашены. Джирио судорожно порылся в своем мешке и достал из него прозрачную жидкость. Он смочил ею платок, которым прикрывал рот. Проведя им по волосам мертвеца, он увидел, что ткань почти сразу стала коричневой, а волосы обрели свой природный зеленый цвет.

Джирио сделал пару шагов назад и обратился к женщине:

— А что было при нем еще?

— Абсолютно ничего. Только его одежда и пустой пузырек.

— Где он?

Женщина указала рукой на нишу возле трупа. Джирио подошел поближе, но брать его не отважился. Обычный стеклянный пузырек, в котором, должно быть, содержалась какая-то цветная жидкость, частично засохшая на стенках.

Священник выпрямился. У него кружилась голова.

— Ну и?.. — спросила его женщина. Она стояла, скрестив на груди руки, с выражением твердой решимости на лице.

— Даже не знаю, — пробормотал священник. — Это и не человек, и не полуэльф. Я понятия не имею, кто он и откуда взялся. Но он не из Всплывшего Мира.

— Как я и боялась, — невозмутимо заявила женщина.

Но как такое возможно? — спрашивал себя Джирио, тщетно пытаясь сдержать судорожную дрожь в руках.

— Он — не единственный, — добавила женщина. — Двое других были убиты в Салазаре одним молодым человеком уже давно. Первые случаи заражения были отмечены спустя два дня после убийства.

Джирио сжал кулаки:

— Это они… они принесли ее с собой…


12 ПРИЗНАКИ НОВОЙ ЖИЗНИ | Предназначение Адхары | 14 АМИНА