Book: Аномалия



Тензор Искандар

Аномалия

Примечания автора:

Сюжетные события из книг о Гарри Потере перенесены во временную линию новеллы/манги/аниме.

ООС Гарри, переходящий в МС из-за длительного общения с развитым Искусственным Интеллектом, который представлен как ОМП.

Стараюсь писать регулярно, но бывают обстоятельства.

Автор не любит Дамблдора, Уизли и половину гарема Ичики из канона IS, поэтому возможны санкции.

Все права на Гарри Поттера и Infinite Stratos принадлежат их создателям, мои только некоторые ОС.

Пролог

Заклинатель, так называли улучшенный Искусственный Интеллект ядра под номером 007, одного из Небесных Доспехов, созданных Шинононо Табане. ИИ был неотъемлемой частью ядра НД, так как обычное программное обеспечение не давало нужной скорости вычислений и не могло должным образом работать с уникальным оборудованием, не говоря уже о том, что оно не могло адаптировать ядро и оболочку под пилота. Именно на ИИ ядра были возложены функции, обеспечивающие взаимодействие пилота с различными интерфейсами пилота, его защита и повышение эффективности взаимодействия между НД и пилотом. И Заклинатель не был исключением.

Но, и доспех, и ядро, были результатом провального эксперимента по созданию НД второго поколения. Ядро Заклинателя могло генерировать и преобразовывать огромное количество энергии разного вида, и было гораздо более универсальным, чем другие ядра. В отдельности, ядро было невероятно мощным и эффективным, способным поддерживать работу огромного числа компенсаторов и обладало уникальным модулятором энергетических конструктов (МЭК). На фоне других ядер НД, ядро Заклинателя было самым совершенным.

Но энергетические накопители ядра были слабыми, даже слабее чем у тренировочных НД первого поколения, развивая максимальную накопительную способность в 100 единиц, когда как у его предшественников она была в диапазоне от 300 до 700 единиц. Для НД накопительная способность была критически важным параметром, так как она отражала мощность щита, работоспособность вспомогательных устройств и питание специальной аппаратуры. Чем больше энергии мог накопить НД, тем более эффективным он был в бою, имея возможность использовать различное вооружение и устройства.

Самое мощное и эффективное ядро, способное вырабатывать несколько тераватт энергии в час, огромное слотов для оборудования, уникальные МЭК и возможность достижения третьей стадии были тем, что едва ли могло компенсировать крайне низкую накопительную способность батарей Заклинателя. Другой проблемой были щиты. 40 единиц щита против сотен у старших моделей — это было даже не смешно.

В результате, Заклинатель, ИИ-прародитель второго поколения НД, даже не надеялся обрести постоянного пилота. Он был отправлен в исследовательский институт вместе с другими НД, где его ждали лишь анализ и уничтожение — обычная участь провальных экспериментов. Но он желал всеми своими квантовыми цепями обрести пилота. В конце концов, предназначение каждого НД — подгонка НД и его ядра под пилота. Но эта задача была только для НД, у которых были постоянные пилоты. И батареи Заклинателя похоронили возможность Заклинателя обрести пилота. Все его протоколы были переведены на начальные настройки, как этого требовалось при подборе пилота, но активный протокол на утилизацию окончательно рушил все надежды ИИ. Из-за этого, желание иметь постоянного пилота было всего лишь эгоистичным желанием ИИ с бракованной оболочкой и ядром.

Когда потерявшийся десятилетний ребенок подошел поближе, Заклинатель не ждал ничего. Но ему было больно смотреть на ребенка, который прикасался к НД с надеждой, болью и решимостью в глазах.

Но мальчик был мальчиком, не девочкой. Табане специально делала невозможным для мужчины контролировать ядро НД. Может быть из-за того, что мужчины были более агрессивны, и Табане хотела мира, поэтому и запретила им доступ. Может нет. Но что-то закрывало возможность мужчине установить связь с ядром.

Но внезапно все процессы в ядре остановились. Спустя мгновение, ИИ получил сообщение, которое ознаменовало начало нового витка в его истории.

«Перезагрузка программной оболочки. Инициация стандартных настроек».

Глава 1

Первый контакт

Десятилетний Гарри Поттер плутал по длинным, слабоосвещенным коридорам арены Лондона, построенной специально для проведения соревнований между НД. Дурсли были в экстазе, когда им удалось получить билеты на этот турнир. Но их настроение испортилось, когда они вспомнили о том, о ком предпочитали не вспоминать. О своем племяннике, Гарри Поттере, которого чаще всего называли просто «мальчишка». Дурслям пришлось взять племянника с собой, так как они боялись, что он сотворит что-либо с их домом. Но они не озаботились покупкой билетов для Гарри, поэтому они бросили его на стоянке стадиона, пригрозив ему наказанием, если он сделает что-нибудь.

Оставшись на стоянке совсем один, Гарри решил найти место, в котором мог посидеть и в котором он мог не бояться попасться на глаза охране, что могло привести к очередной порции ударов от дяди Вернона. В поисках спокойного места Гарри вошел в какую-то дверь и спустя какое-то время потерялся в лабиринте коридоров арены. Повернув на очередной развилке, Гарри уперся в большую незакрытую дверь, за которой было слабоосвещенное просторное помещение, напоминавшее ангар.

Возле одной из стен в ангаре стоял деактивированный НД, Гарри осторожно подошел к нему, прислушиваясь к каждому шороху, боясь быть схваченным охраной. Подойдя ближе, Гарри осмотрел стоящий возле него темно-синий доспех, напоминавший темного рыцаря из фэнтези, восседавшего на троне посреди мрачного зала и преграждавшего герою путь к своему владыке. Для Гарри, НД был предметом мечтаний, в которых он был именно Гарри Поттером, а не личным рабом семьи своей тетки и игрушкой для битья своего кузена. Гарри мечтал, что получив НД, он сможет доказать миру, что он чего-то значит. Но Гарри понимал, что этим мечтам не суждено сбыться, но находясь в одном помещении с предметом своих самых сокровенных детских желаний, он не мог не прикоснуться к могучей машине, что начала кардинально менять мир.

Дрожащей рукой Гарри прикоснулся к гладкой поверхности доспеха, ожидая почувствовать холодный металл. Но поверхность доспеха не показалась Гарри холодной. Проведя рукой по броне, Гарри поднял глаза и посмотрел на ту часть доспеха, что напоминала собой рыцарский шлем, и перед его глазами вновь предстали его несбыточные мечты. Он хотел было убрать руку и уйти, как доспех ожил. Его поверхность стала теплее и завибрировала. Ожили механизмы внутри НД, Гарри всем своим телом ощутил ту мощь, что начала просыпаться внутри доспеха, и не мог поверить своим глазам. Ему удалось активировать НД, что было невозможно в принципе. Спустя несколько секунд броня пришла в движение, и мгновения спустя Гарри обнаружил себя закованным в броню НД и парящим в нескольких сантиметрах над землей.

POV Заклинатель, ИИ одноименного НД.

«Перезагрузка программной оболочки. Инициация стандартных настроек».

«Система приведена в состояние первичной синхронизации с пилотом. Начата синхронизация».

Что? Как? Мало того, что мне удалось начать синхронизацию ядра с пилотом, так еще и пилотом оказался мальчик.

«Завершена начальная стадия синхронизации, обработка данных. Возобновление основных алгоритмов работы интерфейса „Пилот-НД“. Запуск диагностики программной и физической оболочки».

Похоже, это не сон, если квантовый ИИ вообще может спать. Посмотрим на результаты диагностик.

«Завершена диагностика программной среды и физической оболочки. Программная среда в норме. Физическая оболочка без повреждений. Текущая мощность ядра — 53/8000 единиц энергии. Щит — 40 единиц. Энергетические накопители — 67/100 единиц, идет зарядка батарей. Отсутствуют внешние устройства за исключением стандартных. Количество доступных слотов для установки вспомогательных устройств — 12. Количество доступных слотов МЭК — 30. Гиперсенсоры в норме. Система жизнеобеспечения пилота — активна, отклонений нет. Инерционные контроллеры — в норме, готовы к работе. Предварительный уровень синхронизации с пилотом — 56 %. Рекомендуется провести сканирование тела пилота для улучшения синхронизации».

Такой высокий процент синхронизации для первой активации? Невероятно. И это с моим-то разбалансированным ядром!

«Начинаю диагностику пилота…»

«Внимание, обнаружен внешний источник энергии предположительно биологического происхождения, оценочная мощность — 14 единиц. Местонахождение источника энергии определить невозможно».

«Внимание. Обнаружен вторичный внешний источник энергии предположительно биологического происхождения, оценочная мощность — 2 единицы. Местонахождение источника энергии определить невозможно».

«Внимание, обнаружено начало формирования энергетического канала между первичным внешним источником и ядром».

Внешний источник энергии мощностью четырнадцать гигаватт в теле пилота?! Вторичный источник в два гигаватта?! Да еще и биологического происхождения?!

«Зафиксировано завершение формирования канала связи между первичным внешним источником и ядром, канал начинает расширяться. Оценочная скорость — 0,002 % в час. Зафиксирован поток энергии, схожей по параметрам с энергией ядра, исходящий из первичного внешнего источника. Зафиксирован рост емкости накопителей на одну единицу. Зафиксирован рост мощности щита на одну единицу. Текущая мощность ядра — 61/8000 единиц».

Если компьютер способен удивляться, то именно это я испытывал сейчас.

«Физическое состояние пилота — неустойчивое. Имеются признаки недостаточного питания и физического насилия. Требуется коррекция. Требуется углубленное сканирование для выбора наилучшего вектора влияния. Внимание, зафиксировано формирование канала связи между первичным и вторичным внешним источником. Оценочное время формирования связи — 48 часов».

Сформировать пакет отчета и отправить его Табане. Спустя пару минут после отправки отчета в ангар вошла Оримура Чифую в сопровождении нескольких охранников.

POV Оримуры Чифую, спустя три часа после обнаружения Гарри.

Видимо, день сегодня решил встать вверх тормашками. А все начиналось вполне себе обычно: презентация НД, показательный бой и пресс-конференция. В конце конференции мне позвонила Табане и обрадовала, что активировался Заклинатель, списанный НД, который ждал очереди на утилизацию в Британском Исследовательском Институте. И словно этого не хватало, она сказала, что меня там ждет сюрприз.

Глядя на это улыбающееся лицо, что сейчас сидит напротив меня и что-то листает на голографическом экране, я была уверена, что Табане что-то замышляет. Отчасти, ее можно понять. Мальчишке удалось активировать НД, у которого, по словам Табане, был практически разрушен блок синхронизации. Да еще и выдать уровень синхронизации в 56 %, и это с первого раза. Каков наглец!

— Что скажешь, Табане? — нарушила я молчание.

— Очень интересно, Чи-чан. Синхронизация началась от тактильного контакта, и в дальнейшем… ЧТО?! Да как они посмели!? — закричала Табане. Мне пришлось ударить ее, чтобы она успокоилась.

— Чи-чан, ты жестока…

— Что ты там нашла?

— Смотри, это отчет Заклинателя о диагностике пилота, — сказала Табане, потирая затылок и протягивая мне лист бумаги. Пробежавшись глазами по нему, я почувствовала, как мои брови поднимаются все выше и выше.

— Два источника энергии биологического происхождения в теле этого мальчишки суммарной мощностью в шестнадцать гигаватт? Кто мог придумать такое? Ты уверена, что это не ошибка?

— Я сама его просканировала и получила аналогичный результат.

— Думаешь, он результат какого-либо эксперимента, направленного против НД?

— Вряд ли. Согласно отчету, возраст первичного источника сопоставим с возрастом мальчика, возраст вторичного источника на полтора года меньше. Сомневаюсь, что это имеет какое-то отношение к НД. Скорее всего, это результат какого-то правительственного эксперимента.

— Возможно. Учитывая те следы физического насилия и недоедания, эксперимент провалился, и его выкинули на улицу. Что можешь сказать о нем?

— Согласно характеристикам из школы и от соседей, он хулиган, малолетний преступник, имеет крайне низкую успеваемость и отстает в развитии.

— Но согласно нашим тестам результат прямо противоположный. У мальчишки высокий интеллект и обширные познания. Он начитан, сдержан, эмоционально более развит, чем обычный ребенок его возраста. Но запуган и очень стеснителен. Психологи не нашли следов раздвоения личности. Похоже, кто-то специально распускает ложную информацию.

— А каково твое мнение о нем? Ты же проводила тренировочный бой с ним, — сияя лицом и со звездочками в глазах, спросила Табане.

— Я согласна с нашими тестами. Что же до боя… Мальчишка прирожденный пилот. При должной тренировке из него получиться настоящий монстр.

Прирожденный пилот — это еще мягко сказано. Вместо обычной длительности боя в 9-10 минут, у него получилось продержаться полчаса. Он умудрялся увернуться в самый последний момент, а иногда еще до того, как его баллистический компьютер мог рассчитать мою траекторию. Каким-то чудом ему удалось призвать штурмовую винтовку, каждый выстрел которой снимал по 50 единиц щита, когда обычно она снимает 5 единиц! И это не говоря о том, что мой НД не выдавал предупреждения о наведении на цель, словно он не пользовался гиперсенсорами. А когда он смог остановить удар моего Снежнолиста простым титановым щитом, не потеряв и единицы щита, я вообще перестала что-либо понимать. Но, в конце концов, результат боя решила главная слабость Заклинателя — низкая емкость его батарей.

— О, Чи-чан одобряет этого мальчика? Я думала, что кроме И-куна для тебя никого нет.

— Ичика — совсем другой случай.

— Но Гарри смог продержаться против тебя целых полчаса, чего не могут даже тренированные пилоты. Неужели этим он не смог растопить твое сердце? Чи-чан, ты бесчувственная, — притворно разрыдалась Табане, что мне пришлось прекращать очередным ударом по голове.

— Чи-чан жестокая…

— Но у нас есть главная проблема. Как мы с ним поступим?

— Седьмой останется с Гарри.

— Ты отдаешь НД в руки десятилетнему ребенку?

— Заклинатель все равно предназначался на слом. А так я смогу узнать больше о Гарри. А может быть, нам удастся выйти на след тех, кто превратил этого бедного мальчика в ходячую электростанцию.

— Пропажу НД, пусть даже списанного, заметят.

— Не заметят, если вместо него они получат новый и полностью функциональный. Я уже подготовила все необходимые документы и материалы.

— Тогда я займусь родственниками этого мальчишки. А ты снимешь все боевое оборудование с Заклинателя!

Конец POV Оримуры Чифую. POV Заклинатель.

Спустя пять часов после того, как мой пилот был обнаружен, Оримура Чифую отвела его домой. Родственники моего пилота мне сразу не понравились, так как они стали кричать на моего пилота и обвинять его в мошенничестве. От их крика у меня начал сбоить один из сопроцессоров. Надо бы провести полную диагностику перед адаптацией ядра под пилота. Видимо их крики подействовали не только на меня, так как Оримура Чифую парой фраз заставила их утихнуть.

После этого Дурсли, так называлась семья моего пилота, попытались конфисковать меня. Я в этот момент находился в минимизированном состоянии в виде небольшого напульсника.

Конфисковать…

… меня у пилота.

Мало того, что это было в корне бесполезно, так еще и Оримура Чифую добавила масла в огонь. Она всего лишь сказала, что теперь я нахожусь под защитой правительства и то, что в моем распоряжении находиться НД и что это надо держать в строжайшем секрете. Делая характерный жест ладонью вдоль шеи, она объяснила Дурслям, что с ними будет в случае утечки информации. Любой утечки информации.

Дурсли поняли и согласно закивали. На этом встреча Оримуры Чифую с семьей моего пилота закончилась, и его погнали спать. Мой пилот живет в чулане под лестницей… Почему-то, мне кажется это неправильным.

Гарри уснул, а я приступил к полной самодиагностике ядра.

Утро 14 июня.

Закончив самодиагностику, мне пришлось внести некоторые изменения в архитектуру сопроцессоров, доведя их уровень помехозащищенности до уровня низкоприоритетных главных процессоров.

Переключив свое внимание на пилота, я обнаружил, что он уже проснулся и готовит завтрак. Понаблюдав в течение дня за жизнью своего пилота, я пришел к выводу, что его используют в качестве бесправного слуги. Мои квантовые цепи наверное тряслись бы от злости, если бы я был способен испытывать эмоции.

Вечером моего пилота попытался избить его дядя. Как он выразился, чтобы выбить из него дурь. Гарри неосознанно произвел частичную развертку, и все удары мистера Дурсля были отражены щитом. Сформировал отчет и отправил его Табане. Вечером, когда пилот заснул, почитав немного справочник по НД, я начал полную диагностику его здоровья.



«Диагностика физического состояния пилота завершена».

Появилось сообщение спустя два часа после начала диагностики. Посмотрим, что там.

«Обнаружено отставание в физическом развитии. Наиболее вероятная причина — недостаточное питание и голодание в течение длительного времени. Требуется корректировка. Имеются следы неправильного восстановления костей, рекомендуется экстренная корректировка. Обнаружено значительное нарушение зрительного аппарата. Рекомендуется произвести корректировку. Внешний кожный покров на 10 % представлен ороговевшей тканью шрамов. Возраст некоторых из шрамов — приблизительно шесть лет. Наличествуют шрамы от побоев, ожогов, порезов, колотых ран, ударов тупым предметом. Корректировка возможна, но является низкоприоритетной».

Отчет сформирован, отправлен Табане. Пусть разбирается, а я пока займусь восстановлением критических повреждений.

17 июня.

Завершено восстановление костных тканей и зрительного аппарата. Судя по отчетам, скоро завершиться формирование связи между внешними ядрами.

«Внимание, завершено формирование канала связи между первичным внешним источником энергии (ПВИ) и вторичным внешним источником энергии (ВВИ). Внимание! Энергия ВВИ вызывает дестабилизацию ПВИ. При продолжении воздействия данным способом возможно нарушение целостности ПВИ. Внимание! Критическая опасность для ядра! В виду связи между ядром и ПВИ в случае разрушения ПВИ будут нанесены критические повреждения ядру. Рекомендуется устранение канала связи между ПВИ и ВВИ».

Плохо. Попробую разорвать связь между внешними источниками.

«Внимание! Обнаружено энергетическое покрытие вокруг тела пилота. Конфигурация — „сеть“. Данное покрытие блокирует взаимодействие между ПВИ и ВВИ. Внимание! Состояние пилота начинает ухудшаться. Наблюдается учащенное сердцебиение, повышенная активность мозга, кровяное давление падает. Температура тела падает. Рекомендуется экстренное вмешательство согласно протоколам „Абсолютная Защита“».

Попытался направить энергию своего ядра в первичное ядро Гарри. Оно начало стабилизироваться, но вместе с этим и возросла мощность энергетической сети вокруг Гарри.

«Внимание! Зафиксированы колебания мощности амплитудой в 1 единицу в ВВИ. Зафиксированы колебания мощности в 5 единиц в неопознанной энергетической оболочке типа „сеть“. Предполагаемый прогноз при сохранении воздействия — разрушение ВВИ и энергетической оболочки типа „сеть“ при превышении амплитуды колебаний максимальной мощности объекта. Прогноз по последствиям действий — предотвращение нестабильности ПВИ. Допускается потеря вторичного внешнего источника ради сохранения первичного внешнего источника. С вероятностью 95 % дестабилизация ПВИ приведет к критическим повреждениям пилота вплоть до летального исхода. Приоритетна задача — сохранение жизни пилота».

Хм. Вторичное ядро Гарри оказывает негативное влияние на него при сформировавшемся канале связи между первичным и вторичным ядром. Никаким образом в данный момент разорвать связь не удастся, кроме как перегрузить вторичное ядро, тем самым разрушив его. Да еще и это препятствие в виде сети. Если бы я мог потеть, я бы уже взмок от напряжения. Жизнь пилота — моя приоритетная задача. Подав серию коротких импульсов в 5 единиц и закончив ее импульсом в 20 единиц, я практически опустошил свои энергетические накопители, но мне удалось разрушить как сеть, так и вторичное ядро.

«Внимание, зафиксировано разрушение ВВИ и энергетической оболочки типа „сеть“. Первичный внешний источник энергии стабилизируется. Первичный внешний источник энергии переименован на „внешнее ядро“. Остаточная мощность энергетических накопителей — 3/101 единиц, восстанавливаются. Оценочное время восстановления — 2 часа. Мощность главного ядра — 70/8000 единиц. Оценочная мощность внешнего ядра — 17,5 единиц».

Хм. Ядра не должны самостоятельно увеличивать вырабатываемую мощность. Возможно, воздействие импульсами на внешнее ядро вызвало его эволюцию, необходимо глубокое сканирование. Сформирована задача с приоритетом «проверить позднее после нормализации физического состояния пилота».

19 июня.

Внешнее ядро Гарри стабилизировалось и в нем больше не наблюдается энергетических колебаний. Вскоре можно будет приступить к глубокому сканированию внешнего ядра.

Днем Дадли Дурсль, кузен Гарри, вместе со своими друзьями попытался избить моего пилота. Гарри неосознанно вызвал частичную развертку, что позволило активировать щит не вызывая визуальных эффектов при его работе. Форма частичной развертки — металлические перчатки с обрезанными пальцами, что отличается от стандартной формы частичной развертки.

Позднее, сканирование показало, что была произведена неполная частичная развертка. Вместо темно-синей латной перчатки с острыми когтями, закрывающей руку до локтя, была сформирована перчатка, напоминавшая перчатки велосипедистов. Гарри теперь постоянно держит НД в состоянии неполной частичной развертки. За сутки уровень синхронизации вырос на 0.0002 %. Сформирован отчет с приоритетом «Отправить позднее».

20 июня.

Зафиксирована попытка подключения энергетического канала к внешнему ядру. Источник определить не удалось.

Гарри прочитал общий справочник по НД, приступил к чтению спецификации к НД Заклинатель и руководства по пилотированию НД.

«Внимание, начато полное сканирование внешнего ядра. Оценочное время окончания сканирования — 24 часа».

Остается только ждать результатов.

21 июня.

Сканирование займет больше времени, чем я предполагал. Большинство методов не дает никакого результата. Используя излюбленный метод Табане, метод малых возмущений, удается получить слишком большой массив данных. На сопоставление с результатами косвенных измерений уйдет примерно 50 часов. Прямые методы указывают на родство внешнего ядра и ядра НД.

Обнаружена аномалия вокруг дома пилота. При нахождении Гарри в доме, вокруг дома создается слабое энергетическое поле, схожее по параметрам с щитом НД, но значительно слабее. Ежедневно эта аномалия откачивает из внешнего ядра неизвестное количество энергии, измерить которое пока не удается из-за больших массивов данных, получаемых от сканирования ядра. Единственный результат — данная аномалия не является враждебной по отношению к пилоту. Сформирована задача с приоритетом «выполнить после получения результатов сканирования внешнего ядра».

22 июня.

Результатов сканирования еще нет.

Гарри начал осваивать управление НД. Было произведено несколько полных частичных разверток. Состояние пилота стабильное, отклонений в биоритмике нет. Необходимо решить проблему питания пилота.

POV Гарри Поттера, 23 июня.

Гарри стоял у плиты и готовил праздничный завтрак, в то время как тетя Петунья хлопотала над тортом. Сегодня его кузену исполнялось одиннадцать, и судя по той горе подарков, что лежала в самом центра зала, Дадли получит еще больше подарков, чем в прошлом году.

Гарри перевел взгляд на бекон, который он жарил. Спустя мгновение несколько кусочков бекона засветились слабым светом и исчезли. Улыбнувшись, Гарри перевел взгляд на нарезанный хлеб для тостов. Вскоре, подобная судьба постигла несколько поджаренных тостов.

— Мальчишка, ты еще долго собираешься гипнотизировать взглядом нашу еду? — прогремел в кухне голос дяди Вернона.

— Уже все готово, дядя Вернон, — тихо сказал Гарри, накрывая на стол.

Некоторое время спустя в доме раздался громкий топот, издаваемый скорее молодым слоненком, чем человеческим ребенком. Но Гарри знал, кому принадлежит этот топот. Пока Дурсли поздравляли своего ненаглядного сыночка, игнорируя присутствие Гарри, на сковородке засветился и исчез кусок яичницы.

«Замечательная штука, этот квантовый карман», — подумал Гарри.

Когда Дадли принялся разбирать свои подарки, Гарри пришлось пойти открывать дверь семье Пирса Полкинса, лучшего друга Дадли.

Конец POV Гарри Поттера. POV Заклинатель.

Едва только Гарри прочел про квантовый карман, как он быстро нашел ему применение в сфере борьбы со своим голодом. Одну из задач можно считать выполненной.

Пока семья Гарри собиралась в зоопарк и решала, брать ли его с собой или оставить дома, я принялся просматривать результаты сканирования ядра. Сделал несколько выводов.

Вывод первый. Энергия внешнего ядра по параметрам превосходит энергию ядра НД. Помимо меньшей амплитуды колебаний и иной гармоники эта энергия обладает гораздо большей гибкостью изменения параметров, чем энергия, вырабатываемая моим ядром, а оно в этом плане является самым совершенным.

Вывод второй. Внешнее ядро действительно имеет биологическое происхождение. Предполагаемое место нахождения — головной мозг Гарри.

Вывод третий. Внешнее ядро является одновременно и генератором, и накопителем энергии. Скорость восстановления накопителей энергии на несколько порядков превышает скорость восстановления моих собственных батарей. Оценочная мощность накопителей внешнего ядра составляет двукратное значение мощности и на данный момент равно 35 единицам при мощности ядра в 17,5 единиц.

Вывод четвертый. Опустошение батарей внешнего ядра до значения 50 % от их объема приводит к физической усталости пилота. Истощение до 10 % может привести к обмороку. Полное истощение внешнего накопителя потенциально может привести к смерти пилота.

Вывод пятый. Внешнее ядро может некоторое время находиться в состоянии перегрузки, вырабатывая до 150 % от своей мощности. Но при этом происходит быстрое утомление организма пилота. При перегрузке внешнего ядра до 125 % организм пилота находиться в возбужденном состоянии, но при этом отмечается рост мощности вторичного ядра на 0,0005 единиц за час времени перегрузки. При перегрузке ядра до уровня 105–110 % организм пилота не подает признаков возбуждении или утомления. При этом рост ядра составляет 0,0025 единиц в час. Перегрузка ядра возможна при воздействии энергией ядра НД на внешнее ядро.

Вывод шестой. При росте мощности внешнего ядра отмечается улучшение общего физического состояния пилота. В виду положительного эффекта рекомендуется поддержание внешнего ядра в перегруженном состоянии на уровне 107 % мощности.

Вывод седьмой. Внешнее ядро может обеспечивать дополнительное питание систем НД. При этом отмечается повышение их эффективности на 25 %.

Поддержание внешнего ядра в перегруженном состоянии на рекомендуемом уровне не расходует энергию моих накопителей, но вызывает улучшение состояния моего пилота. Создав канал подпитки внешнего ядра через уже сформированный канал связи, я подвел дополнительный канал питания от внешнего ядра к генератору щита. Мощность щита возросла до 51,1 единиц. Учитывая накопители внешнего ядра, суммарная мощность батарей моего НД для безопасного функционирования составляет 118 единиц.

«Внимание! Обнаружено незначительное изменение гармоник внешнего ядра. Предположительный объект воздействия — питон в террариуме перед пилотом».

Что?! Похоже, я отвлекся. Осмотр окружающей обстановки заставил мои платы задрожать от того зрелища, что сейчас происходило. Похоже, с этим пилотом я научусь испытывать эмоции, так как то, что я сейчас чувствовал, походило по описанию на страх Не просто спокойно смотреть на мальчика, который шипит на змею, которая с понимающим видом шипит ему в ответ.

Вскоре к террариуму с питоном подбежал кузен Гарри и грубо оттолкнул его от аквариума. Щит смягчил удар, но тут произошло необъяснимое.

«Внимание, обнаружено изменение гармоник внешнего ядра. Объект воздействия — стекло террариума. Природа воздействия — неизвестна».

Я наблюдал за тем, как стекло аквариума исчезло, и Дадли Дурсль провалился в аквариум с питоном. Судя по всему, Гарри заставил стекло исчезнуть… СТОП!

Стекло…

Исчезло…

Гарри заставил стекло исчезнуть! Он хоть понимает, что он только что сделал?! Какие перспективы в бою… Заставить исчезнуть меч в момент удара…

Сформирован отчет. Табане будет рада.

Гарри еще несколько раз воспользовался квантовым карманом, находясь в кафе, поместив в него несколько гамбургеров и бутылку минералки. Хоть это и было воровством, но Вернон пообещал Гарри, что его запрут в чулане без еды, поэтому мне пришлось закрыть на это глаза.

Во возвращению домой Гарри действительно заперли в его чулане и выпускали только тогда, когда его заставляли готовить или выполнять работы по дому. Гарри совершенствовался в использовании пространственного кармана и изучал техническую документацию по НД. Несмотря на свой юный возраст, Гарри прекрасно понимал все то, что было написано в документации. Через несколько дней после открытия квантового кармана, Гарри читал литературу по НД уже закрыв глаза и не призывая голографический дисплей.

Использование квантового кармана действительно решило проблему питания Гарри. Он стал медленно, но верно набирать вес, который должен был быть у ребенка его возраста. Постоянная поддержка внешнего ядра в состоянии перегрузки тоже благотворно влияла на тело. Уменьшилась площадь ороговевших тканей на теле Гарри, да и от очков он окончательно избавился.

Глава 2

Письма и апгрейды

POV Заклинателя.

20 июля.

Гарри стоял у плиты и в очередной раз жарил яичницу с беконом. Почему англичане так помешаны на яичнице с беконом по утрам? Посмотрите на Дадли и на Вернона, что с ними делает жирная пища по утрам, дням и вечерам. Да Вернон скоро в дверь проходить перестанет, да и Дадли от него недалеко ушел. Гарри же хоть и есть теперь гораздо лучше, благодаря квантовому карману, но постоянные физические нагрузки не давали ему толстеть.

Запрос основных параметров ядер.

«Сканирование завершено. Мощность ядра НД — 215/8000 единиц. Мощность внешнего ядра — 19,3 единицы, перегрузка внешнего ядра — 7 %. Мощность энергетических накопителей — 101/101 единицы. Суммарная доступная мощность накопителей — 120/120 единиц. Щит — 55 единиц, активен. Уровень синхронизации с пилотом — 56 %. Количество доступных слотов для установки вспомогательных устройств — 15. Количество доступных слотов МЭК — 40. Гиперсенсоры — активны, используются на 10 %. Системы жизнеобеспечения пилота — активна, отклонений нет. Инерционные контроллеры — в норме, активны на 5 %. Текущий статус оболочки — неполная частичная развертка».

Учитывая то, что в экстренной ситуации мне доступно еще 15 единиц накопителей, то общая картина вырисовывается гораздо приятнее, чем месяц назад. А учитывая темпы разгона ядра НД и эволюции внешнего ядра, то к осени мне станет доступна Первая Стадия. Я уже давно свыкся с тем, что внешнее ядро эволюционирует, хотя согласно всем аксиомам, заложенных в ядра НД, это невозможно. Но эволюционируя, внешнее ядро улучшает мое собственное ядро. А иначе, откуда появилась дополнительная единица мощности энергетического накопителя, когда я разрушил паразитное вторичное внешнее ядро.

«Внимание, обнаружен объект „письмо“ с энергетическими характеристиками, сопоставимыми с характеристиками внешнего ядра».

Что за новости?! Включив визуальные сенсоры, я обнаружил в руках у Гарри письмо в странном желтом конверте, на котором был выведен адрес: «Гарри Поттеру, графство Суррей. Литл Уининг, Тисовая улица, дом N4, чулан под лестницей». Письмо вскоре отобрал испуганный Вернон, который отправил Гарри обратно в чулан, крича что-то о каких-то ненормальных. Гарри лишь пожал плечами и ушел в чулан, где принялся читать книгу по программированию.

21 июля.

Снова письма. Но на этот раз их принесли совы. Совы! Кто в здравом уме будет использовать сов для пересылки корреспонденции! На дворе 21 век!

Заметил одну интересную деталь. После того, как внешнее ядро стало развиваться, Гарри стал нуждаться в меньшем времени на сон. По моим подсчетам, каждая дополнительная единица мощности сокращает необходимое время сна на 9,8 минуты.

22 июля.

Снова совы, только теперь их больше десятка. Вернон Дурсль снова изъял все письма. Я даже не успел просканировать хотя бы одно.

Жаль, что текстовый интерфейс связи между пилотом и НД станет доступен только тогда, когда синхронизация вырастет до 70 %. А голосовой — только по достижении 85 %. Придется обходиться гиперсенсорами. Задача — активация гиперсенсоров на 100 % с подключением дополнительного питания.

31 июля.

М?

Почему нет никаких логов с того момента, когда письма полетели через камин? Надо разобраться….

Хм…

Критическая ошибка, вызванная перегрузкой канала гиперсенсоров из-за установленного низкого порога чувствительности. Первыми оказались перегруженными сенсоры, но когда из камина потекла настоящая река писем, система ушла в перезагрузку. Похоже, чтобы переправить подобным образом письма их напитали большим количеством энергии, что и вызвало сбой в гиперсенсорах.



Судя по звукам, Дурсли куда-то спешно собираются, причем весьма спешно.

Гарри выволокли из чулана и куда-то повезли. Приготовиться к экстренной полной развертке в случае возникновения опасности для пилота.

Ночью пришел огромный мужчина и заявил Гарри, что тот является волшебником. Это какая-то шутка?

1 августа.

Все утро и дорогу до Лондона великан, представившийся вчера как Хагрид, хранитель ключей Хогвартса, рассказывал Гарри о его родителях, о том, какие они были смелые волшебники. А также о том, насколько плохим является один из факультетов школы, в которую предстояло отправиться Гарри, именуемый Слизерин. Позже, Хагридом, привел Гарри к какому-то заброшенному пабу. Протокол экстренной полной развертки все еще в силе.

Толпа посетителей паба попыталась что-то сделать с Гарри. Пришлось полностью активировать щит. После этого, мы подошли к какой-то стене.

«Внимание, обнаружено энергетическое излучение, совпадающее по характеристикам с энергетикой внешнего ядра».

Срочно отключить гиперсенсоры.

Великан постучал по стене своим зонтиком, и она раскрылась, открывая проход на аллею, словно застрявшую в средневековье. Великан повел Гарри через образовавшуюся арку, а мне пришлось лишь визуально наблюдать за происходящим, так как гиперсенсоры были отключены Подойдя к большому мраморному зданию, великан рассказал Гарри, что это волшебный банк, которым заправляют гоблины. Потом он указал на двух гоблинов, что стояли у входа. Сформировал отчет для последующей отправки.

Конец POV Заклинателя. POV Гарри Поттера.

Хагрид подвел меня к стойке, за которой сидел гоблин с крючковатым носом.

— Назовите ваше имя и цель визита. — проговорил гоблин скрипящим голосом.

— Гарри Поттер. Пришел снять денег с сейфа 638 для покупки принадлежностей к школе, — ответил за Гарри Хагрид.

— А у мистера Поттера есть ключ?

— Он где-то здесь… — пробурчал Хагрид и принялся лазить по своим карманам. Вскоре он вытащил из одного из карманов маленький золотой ключ.

— Что-то еще?

— Да. Я здесь по поручению Альбуса Дамблдора насчет того, что лежит в сейфе 704, - сказал Хагрид, подмигнув гоблину.

Гарри и Хагрид пошли вслед за гоблином к тележкам, напоминавшим шахтерские.

— Держись крепче Гарри. Эти тележки — настоящая пытка, — сказал Хагрид, пристегивая ремень к сиденью тележки.

Вскоре тележка рванула с места, и Гарри почувствовал, как его прекратило вжимать в кресло спустя несколько мгновений после старта.

«Похоже, включился пассивный инерционный контроллер. Спасибо, Заклинатель», — подумал Гарри.

Тележка привезла Хагрида и Гарри к сейфу Гарри, заглянув в который он принялся ловить свою челюсть, которая устремилась навстречу с полом.

— Это все мое? — удивленно спросил Гарри, обозревая груду золотых, серебряных и бронзовых монет.

— Да Гарри, — ответил Хагрид.

— А сколько может понадобиться денег для покупки школьных принадлежностей? — спросил Гарри.

— Ну… Галеонов сто где-то.

Подумав, Гарри попросил свой НД посчитать количество денег в сейфе. Заклинатель просканировав кучи, выдал сумму в шестьдесят тысяч золотых галеонов, двенадцать тысяч серебряных сиклей и восемь тысяч бронзовых кнатов. Поместив в квантовый карман пятьсот галеонов, Гарри повернулся к Хагриду.

— Хагрид, не мог бы ты дать мне мой ключ?

— Зачем, Гарри?

— А вдруг я захочу купить еще книг?

— Но профессор Дамблдор запретил….

— Прошу прощения, мистер Хагрид, но вам необходимо вернуть мистеру Поттеру его ключ, — ухмыляясь, сказал гоблин.

— Но профессор Дамблдор…

— Я вынужден настаивать, мистер Хагрид, — с нажимом проговорил гоблин и Хагрид был вынужден отдать ключ Гарри, бурча что-то неразборчивое.

— Скажите, а галеоны можно поменять на фунты? — спросил у гоблина Гарри.

— Можно у любого гоблина-кассира. Курс — пять фунтов за галеон.

Кивнув, Гарри забрался обратно в тележку. Затем они отправились к сейфу, в котором Хагриду нужно было что-то забрать. Выйдя из банка, Хагрид отправил Гарри в магазин мантий мадам Малкин, а сам отошел, сославшись на то, что его укачало в тележке.

Зайдя в магазин мантий, Гарри стал ждать, когда с него снимут мерки, полностью игнорируя светловолосого мальчика, который что-то у него спрашивал. А дело было в том, что Заклинатель выдал ему лог о помехах, приведших к экстренной перезагрузке ядра НД, появившихся около семи минут назад и исчезнувших совсем недавно. Прокрутив в памяти воспоминания, Гарри пришел к выводу, что виной тому было то, что Хагрид достал из сейфа по поручению профессора Дамблдора. Дав задачу ИИ найти способ экранировать ядро, Гарри вновь обратил внимание на окружение, и как раз вовремя. Получив комплект мантий для школы, Гарри вышел из магазина на улицу, где его ждал Хагрид.

— Гарри, у тебя недавно был День Рождения, и поэтому я решил сделать тебе подарок, — сказал Хагрид, приподымая клетку, закрытую плотным пологом. Хагрид сдернул полог и Гарри увидел прекрасную белоснежную полярную сову.

— С Днем Рождения, Гарри, — добродушно сказал великан.

— Спасибо Хагрид, — ответил радостный Гарри.

После магазина мантий Гарри посетил аптеку, в которой купил базовый набор ингредиентов для первого курса и принадлежности для зельеварения. Немного поспорив с Хагридом, Гарри удалось убедить великана в необходимости покупки чемодана с отдельной секцией для ингредиентов. Спустя один поход в магазин для путешествующих волшебников и пятьдесят галеонов, Гарри шел по улице с заплечной сумкой, в которой было четыре отделения. Одно из них Гарри отвел под предметы для зельеварения, второе под мантии, третье оставил для обычной одежды, а в четвертое сложил множество книг, купленных в магазине «Флориш и Болтс». Гарри был любознательным ребенком, поэтому кроме требуемого набора учебников купил пособие по бытовому колдовству, книгу по традициям волшебного мира, несколько книг по теории волшебства и пару книг из разряда «в помощь молодой ведьме». Вскоре в отделение с книгами отправился телескоп, хотя Гарри был уверен, что гиперсенсоры НД гораздо лучше какого-то телескопа.

Последним магазином для Гарри стал магазин волшебных палочек мистера Оливандера. Зайдя в мрачное помещение, заставленное стеллажами с коробками, Гарри подпрыгнул на месте, когда сзади раздался голос хозяина магазина.

— Добро пожаловать, мистер Поттер. Я уже давно ждал вас.

— Здравствуйте, мистер Оливандер, — поздоровался Гарри.

— Я хорошо помню каждую палочку, которую продал. Вашего отца выбрала палочка из красного дерева 11 дюймов в длину с сердцевиной из жилы дракона. А вот вашей матери подошла палочка в 10 дюймов из ивы и с сердцевиной из волос единорога. И я помню ту палочку, которая оставила у вас знаменитый шрам, который теперь исчез. Какой рукой вы держите палочку?

— А?

— Какой рукой вы пишете, мистер Поттер.

— Я правша.

Мистер Оливандер достал линейку и принялся ей измерять руку Гарри какой-то линейкой. Вскоре, Гарри обратил внимание, что линейка сама его измерят, а сам мистер Оливандер что-то ищет среди полок.

— Достаточно. Попробуйте эту, 12 дюймов, дуб и жила дракона. Взмахните ею.

Конец POV Гарри Поттера. POV Заклинателя.

Гарри взял в руки палочку.

«Внимание, зафиксировано подключение внешнего устройства. Устройство подключено к порту ВН001. Оценочная эффективность — 5 % для основного ядра, 3 % для внешнего ядра».

Гарри взмахнул палочкой и тут же окно магазина разлетелось в клочья. Ядро выдало ошибку.

«Внимание! Обнаружена дестабилизация в подключенном устройстве. Замените или почините устройство в порту ВН001».

— Как интересно. А эту, 10 дюймов, ива и волос из хвоста единорога, — протянул мистер Оливандер Гарри новую палочку.

«Зафиксировано подключение нового внешнего устройства. Устройство подключено к порту ВН001. Оценочная эффективность — 5 % / 12 %».

Гарри взмахнул палочкой и ядро вновь выдало ошибку. А вот коробки с полок посыпались на пол.

— Нет-нет. А эту, 14 дюймов, ель и перо феникса.

Тот же эффект, но только теперь эффективность была 3 % / 9 % и загорелся ближайший стеллаж.

Целый час Гарри пробовал палочки, но ни одна из них не показала эффективность выше 30 %. Хозяин магазина был словно рад, когда ни одна из палочек не подходила Гарри.

— А вы интересный клиент, мистер Поттер. Давно у меня не было таких трудных клиентов. Хотя, Да… Почему бы и нет… Попробуйте эту, остролист, 13 дюймов, перо феникса.

«Зафиксировано подключение нового внешнего устройства. Устройство подключено к порту ВН001. Оценочная эффективность — 1 % / 2 %».

Гарри махнул палочкой и ничего не произошло. Он махнул еще раз, и снова ничего.

— Странно, странно.

Хозяин магазина ушел в кладовку и спустя пять минут вернулся с пятью коробками.

— Вы очень интересный клиент, мистер Поттер. Вам не подошла ни одна палочка из тех, что были созданы мной, но у меня осталось несколько палочек, созданных моим отцом. Попробуйте эту. 15 дюймов, эбонит и чешуя виверны.

«Зафиксировано подключение нового внешнего устройства. Устройство подключено к порту ВН001. Оценочная эффективность — 55 % / 75 %».

Гарри махнул палочкой и из нее высыпались синие искры. Мистер Оливандер выглядел очень довольным.

— С вас семь галеонов, мистер Поттер.

После покупки волшебной палочки Хагрид проводил Гарри до дома и настойчиво рекомендовал Дурслям относиться к Гарри лучше. Результатом этого стал переезд Гарри во вторую спальню.

Весь вечер Гарри читал учебники, пока не вспомнил про письмо из школы магии. Взяв перо и кусок пергамента, Гарри написал письмо заместителю директора, в котором интересовался, работают ли в школе электронные устройства и какие еще предметы изучают в Хогвартсе. Он помнил ту перезагрузку, которую вызвала поездка в магический банк, и не хотел, чтобы его НД сломался, когда он пойдет в школу волшебства. Отправив письмо с Хедвиг, так он назвал свою полярную сову, Гарри стал читать учебники, попутно сканируя при помощи НД другие книги, чтобы потом можно было их читать не поднимая рук.

Конец POV Заклинателя. POV Альбуса Дамблдора.

Директор школы чародейства и волшебства Хогвартс, Верховный Чародей Визенгамота и глава Международной Конференции Магов, Альбус Вульфрик Браин Дамблдор величаво зашел в магазин волшебных палочек Оливандера.

— Альбус, давно не виделись.

— Здравствуй, Гаррик. Как поживаешь?

— Оставь разговоры, Альбус, я знаю, зачем ты пришел. Не ради ли информации о палочке юного мистера Поттера ты пришел?

— Да, Гаррик.

— Она не приняла его.

— Что?

— Более того, у него зажил шрам. Альбус, прекрати играть в свои игры.

Но директор не слушал старого мастера. Шестеренки в его голове крутились с огромной скоростью. Ведь если Гарри не приняла палочка-сестра палочки Волдеморта, то не было смысла надеяться на эффект приори инкантатем. Это было плохо. И как мог исчезнуть шрам у молодого Поттера? Шрам был крестражем и не мог исчезнуть просто так, а Гарри следовало умереть в поединке с Волдемортом, как и сказано в пророчестве. Это было необходимо ради Всеобщего Блага.

Альбусу Дамблдору предстояло о многом подумать, но он решил не торопить события и посмотреть на юного Гарри, когда тот будет проходить распределение. Но сперва, ему нужно навестить Уизли.

Конец POV Альбуса Дамблдора. POV Гарри Поттера.

3 августа Гарри получил ответ от заместителя директора его новой школы. В письме говорилось, что электроника в Хогвартсе не работает и что помимо основных предметов, которые изучают с первого курса, на третьем курсе можно выбрать прорицание, руны, нумерологию и магловедение. Ни о каком преподавании таких предметов, как физика, программирование или иностранных языков не было и речи. А значит, ему предстояло изучать все самостоятельно.

Сделав запрос НД о способах защиты от помех, Гарри узнал, что лучше всего экранирует серебро и что НД сам может сверстать для себя защитные экраны, если будет иметь нужные материалы. Прочитав ответ НД, Гарри решил в ближайшее время сходить к гоблинам и взять со счета нужное количество серебряных сиклей, а также поменять галеоны на фунты, чтобы купить нормальную одежду. Но Лондон далеко, а денег на автобус нет. Зато есть множество старых поломанных игрушек Дадли.

Подумав, что если магия может вырастить у человека поросячий хвостик, то починить сломанную машинку с ее помощью не составит труда. Достав из своей сумки учебник по чарам, книгу по бытовым чарам и одну из книг для молодых хозяек, называющуюся «101 заклинание для молодой семьи», он стал искать заклинание, которое могло бы чинить вещи. А еще Гарри хотел найти заклинание, которое переворачивало бы страницы. Ведь при сканировании книг так много времени уходило на переворачивание страниц, когда как само сканирование занимало меньше секунды.

Не найдя в книгах ни содержания, ни даже алфавитного указателя, Гарри пришлось вручную сканировать все книги, надеясь, что НД сможет совершить поиск по отсканированным страницам. Или каталогизировать информацию. Самое удивительное, что даже учебники страдали отсутствием содержания. Мысленно костеря волшебный мир за его отсталость, Гарри потратил весь день на то, чтобы отсканировать все купленные книги, прерываясь лишь на готовку Дурслям.

На следующий день Гарри нашел нужное заклинание. Оно называлось «репаро» и словно отматывало время для предмета вспять. Попрактиковавшись с этим заклинанием весь день, чиня колесо от машинки, которое он ломал перчаткой НД, Гарри пришел к выводу, что он теперь сможет починить игрушки Дадли.

Конец POV Гарри Поттера. POV Заклинателя.

КАК?!

Как он это делает?

Упрощая ситуацию, Гарри просто махнул палочкой и пробурчал одно слово и нужный предмет и предмет становился таким, словно его только-только изготовили. Я хотел рвать на себе волосы, но за неимением ни головы, ни волос, мне пришлось ограничиться критической ошибкой, возникшей при попытке просчитать затраты энергии на это действие. А ведь из внешнего ядра потратилось всего несколько ватт энергии.

И мало того, что фактически затраченное количество энергии было смехотворным, так каждый раз ее величина становилась меньше, пусть ненамного, но факт был. И был замечен крайне незначительный, но все-таки рост, внешнего ядра.

Сформировал и отправил отчет с видеоданными и энергетической диаграммой фактических и предполагаемых затрат энергии. Почему Табане не отвечает?

Конец POV Заклинателя. POV Гарри Поттера.

На следующий день Гарри отправили на улицу, так как к дяде Вернону приезжал важный гость. Спустя пять минут сборов и час, проведенный в парке над продажей игрушек, Гарри ехал в автобусе в Лондон. Добравшись до паба «Дырявый Котел», Гарри попросил бармена открыть проход в Косой Переулок и побежал к гоблинам. Отстояв очередь, Гарри подошел к освободившемуся гоблину.

— Назови себя, маг.

— Здравствуйте, мистер. Я Гарри Поттер, мне нужно снять денег со своего счета, вот ключ. И еще мне нужно будет поменять некоторое количество галеонов на фунты и проконсультироваться по металлам.

— К сейфу вас проводит Крюкозябр, у него же вы можете поменять галеоны. Он же отведет вас к нашему специалисту по металлам, цена посещения — 25 галеонов. Следующий!

Покатавшись в тележке и вытащив из подземелья 4000 серебряных монет и еще четыре сотни галеонов, Гарри направился к гоблинскому специалисту по металлам. НД уже приступил к созданию экранирующей системы, а Гарри решил побольше разузнать о воздействии магии на электронику. И судя по книгам, лучше всего об этом было спрашивать у гоблинов, которые были лучшими артефакторами.

— Здравствуйте, мне сказали, что я могу здесь получить консультацию о нужных мне металлах, — спросил Гарри, заходя в дверь с табличкой «Консультант по материалам — Клыковорот».

— Вам правильно сказали, мистер?

— Поттер, мистер Клыковорот.

— Какой вопрос вас интересует, мистер Поттер?

— Почему не работают в Хогвартсе электронные устройства, и какой материал является лучшим для экранирования от магии.

— Насчет воздействия магии на электронику это давняя проблема, о причинах которой спорят до сих пор. Некоторые считают, что магия представляет собой энергетическое поле, которое перегружает магловскую электронику. Другие считают, что магия и та энергия, которая используется в электронных устройствах, противоположны, и в местах с большой магической концентрацией магия просто выжигает электронику. Таким образом, в Хогвартсе, высоко-насыщенном магией месте, электроника гарантировано не будет работать. Лично я склонен верить в первую версию. У маглов есть такие объекты, называемые, кажется, «электроподстанции напряжением выше 220 киловольт», и им подобные, где электроника тоже сбоит аналогично тому, как она сбоит в местах с высокой концентрацией магии. Но на таких объектах маглы защищают свою электронику какой-то сеткой, которую, как они выражаются, «заземляют». Гоблины Гринготса много раз пытались воссоздать подобное устройство, но потерпели неудачу.

— А что насчет экранирования от магии?

— Смотря, какая защита вам нужна, мистер Поттер. Серебро может защитить магов, которые слишком чувствительны к магическому фону. Также, в серебряных контейнерах, зачарованных особым образом, хранятся опасные артефакты, излучающие негативную магию. Если вам нужна защита от заклинаний, то тут я могу вам посоветовать только драконью кожу. Кожа василиска, особенно старого, гораздо лучше защищает как от заклинаний, так и от насыщенного магического фона, но у сегодняшних василисков от их великих предков остался только яд, который также, ни в какое сравнение не идет с ядом настоящего василиска. Все-таки, одомашненные василиски значительно уступают своим собратьям, жившим пятьсот лет назад.

— Скажите, а у вас есть каталог материалов с указанием их свойств? Меня интересуют наиболее прочные и легкие металлы.

— Тут вам лучше обратиться к маглам. Как ни стыдно мне это признавать, их успехи в металлургии значительно превосходят наши. Но если в дело вступает магия, то любой магловский металл может быть усилен закалкой в драконьем пламени или в огне адского пламени. Добавьте к этому нанесение рун и в результате любой магловский доспех сможет выдержать выстрел магловского танка в упор.

— И сколько стоит подобная процедура? — спросил Гарри. Его заинтересовала возможность усилить свой НД. Раз уж проблему с низкими щитами решить крайне тяжело, то необходимо было усилить броню НД. Оставалось надеяться, что гоблины работают с композитными материалами.

— В зависимости от материала, стоимость может доходить до 500 галеонов за изделие.

— А с композитными материалами вы работаете?

— К сожалению, нет. Их состав слишком сложен. Необходимо усиливать каждый материал, входящий в композит, и потом совмещать их. Проблема в том, что композитные материалы состоят из таких элементов, зачарование которых в сумме ухудшает общие свойства изделия.

— Жаль. Что ж, спасибо за информацию, мистер Клыковорот. И последнее. Вы говорили, что материал можно как-то зачаровать. А каким образом зачаровывают предметы?

— Это достигается при помощи рун. В артефакторику, науку, которая занимается зачарованием, входит изучение рун, нумерология и зельеварение. В основном, руны и нумерология. Если вам интересно, я могу помочь вам достать необходимую литературу, за отдельную плату, само собой.

— Какова цена?

— Тысяча галеонов и книги вам доставят в течение двух недель.

— Я согласен, мистер Клыковорот.

— Когда ваш заказ будет готов, вам пришлют сову, мистер Поттер. Приятно иметь с вами дело.

Выйдя из банка, Гарри отправился во «Флориш и Болтс» за учебниками по рунам и нумерологии. Походив по магазину, Гарри купил еще и «Историю Хогвартса», несколько справочников по зельям, чтобы лучше понять эту науку. Из того, что Гарри просмотрел, зельеварение было очень полезной наукой. Не может быть бесполезным зелье, способное за сутки вылечить ожог третьей степени или вырастить заново кости.

После книжного магазина Гарри отправился в магловский Лондон, чтобы купить себе одежду по размеру, чтобы не ходить в обносках Дадли. Полностью обновив гардероб, Гарри пошел к следующей цели своего похода — книжному магазину. Купив там перьевую ручку и два десятка толстых тетрадей, Гарри отправился в отдел с книгами по точным наукам., где обеспечил себя литературой по математике, физике, истории и программированию, а также самоучителями по немецкому и французскому языку, так как не хотел ограничиваться знанием одного английского. Да и чего греха таить, он мечтал поступить в Академию НД, о создании которой говорилось в новостях.

Вернувшись домой, Гарри продолжил сканировать оставшиеся учебники и купленные книги, а НД упорядочивать полученную информацию.

Конец POV Гарри Поттера. POV Заклинателя.

5 августа.

Закончил сканирование литературы и обработку данных. До сих пор не могу поверить в то, что можно превратить кружку в живую мышь.

Дурсли стараются игнорировать Гарри, вызывая его только тогда, когда нужно готовить еду. Подобный статус-кво весьма выгоден, так как у Гарри появляется время на изучение литературы.

Параллельно со сканированием, приступил к установке помехозащиты на ядро. Усмехнулся, гоблины не смогли воссоздать клетку Фарадея. Хорошо, что серебра Гарри набрал 80 килограмм, больше, чем надо.

7 августа.

Закончил сканировать и каталогизировать отсканированную информацию. Гарри стал практиковать заклинания. У него развился небольшой бизнес, по продаже отремонтированных игрушек Дадли, который принес ему около трехсот фунтов.

Заметил одну деталь. Когда Гарри использует магию, фиксируется воздействие на ядро НД. И если это начальное колдовство, то мне надо всерьез заняться экранирующими системами. И в первую очередь, экранировать гиперсенсоры. Слепым быть не очень приятно, а самое главное, опасно. Тут в некоторых книгах, что купил Гарри, иногда пишется про него. Причем пишется то, что он в возрасте полтутора лет победил какого-то очень сильного злого мага, у которого была армия последователей. И если последователи этого мага еще на свободе, то у моего пилота могут возникнуть неприятности. А безопасность пилота — моя главная задача.

Команда системам саморемонта — заняться установкой помехозащиты, используя серебро из квантового кармана.

9 августа.

М?

Перезагрузка? Что произошло? Логи логи.

Хм…

Судя по видеологам, перезагрузке предшествовала попытка Гарри превратить спичку в иголку. А судя по логам процессоров, прямо перед перезагрузкой была попытка объяснить происходящее. Создал отчет, скопировал логии, отправил Табане. Кстати, где она и почему не обращает внимания на отчеты?

12 августа.

Очередная перезагрузка, вызванная критической ошибкой в расчетах. Похоже, что мне придется принимать все как есть и не пытаться объяснить то, что делает Гарри.

14 августа.

Завершено создание системы помехозащиты. Возмущения, вызываемые колдовством Гарри более не фиксируются даже гиперсенсорами, запитанными от внешнего ядра.

Сегодня Гарри снова ходил на Косую Аллею, купил ингредиентов для зелий. Его в последнее время стали интересовать лечебные зелья, но начать он решил с самых простых.

Поход в магическую аллею показал, что все мои обновления помехозащиты работают в норме. Даже гиперсенсоры, активированные на самом чувствительном диапазоне не приводили к перезагрузке системы из-за критического сбоя.

Но к перезагрузке системы едва не привела моя попытка проанализировать происходящее вокруг меня.

Летающая метла, достигающая скорости 200 км/ч? Вы издеваетесь? Спорт, в котором все летают на таких метлах, когда за ними гоняются чугунные десятикилограммовые мячи, намеревающиеся сбить человека с метлы?

Заклинания, превращающие человека в животных? И это не говоря о всяких драконах, единорогах и прочих мифических тварях.

Глава 3

Поезд, шляпа, два ствола

Где-то в неизвестном месте. POV Шинононо Табане.

А Заклинатель присылает очень интересные отчеты. Независимое внешнее ядро биологического происхождения, установившее канал связи с ядром НД! Как интересно!

Ого, даже больше! Внешнее ядро оказывает положительное влияние на подсистемы НД! Занятно!

А это что? Что еще за магия? Энергия, схожая с энергией ядра НД? Что за бред. Хм… Заклинатель докладывает, что его пилоту придется ехать в опасную закрытую школу…

Хм…

Вот это да! 60 % синхронизации спустя месяц! Две недели до перехода в первую стадию! Нет, такой экземпляр терять нельзя. Так-так-так, что делать?

О! Заклинатель решил проблемы с недостаточной энергоемкости. Замечательно.

Думаю, я сделаю ему небольшой подарок. Так, где тут у меня были последние схематики гиперсенсоров? Да и чем-нибудь вооружить его не помешало бы, чтобы злые люди не заполучили Заклинателя. А вот и они.

Компиляция иии…

Отправка!

POV Заклинателя.

18 августа.

«Внимание, доступны новые обновления! Осуществляется загрузка».

Чего? Что за обновления? Неужели Табане объявилась?

«Загрузка завершена. Доступны схематики новых гиперсенсоров и плазменное орудие средней мощности. Требуется авторизация пилота. Для адаптации схем необходимы материалы, указанные в сформированном списке».

Хм, что же там за новинки, посмотрим…

Ого, да эти гиперсенсоры на порядок лучше чем те, что уже установлены. Это хорошо. Ну а оружие подойдет любое, так как у меня сейчас вообще никакого нет.

Конец POV Заклинателя. POV Гарри Поттера.

Перед лицом Гарри, читавшего в этот момент справочник по современному вооружению НД, выскочил голографический экран, с информацией о получении новых гиперсенсоров и вооружения. Удивленный Гарри посмотрел сравнительные параметры старых и новых гиперсенсоров, почесал в затылке, и дал запрос НД на возможность их параллельной работы. Посмотрев на спецификации плазменного орудия, Гарри удивленно присвистнул. Но посмотрев на требуемый список материалов, он присвистнул уже с грустной интонацией. Намечался поход в Гринготс.

Послав НД еще один запрос на тему, подойдут ли напитанные энергией материалы, Гарри стал собираться в Гринготс.

Конец POV Гарри Поттера. POV Заклинателя.

Параллельная работа двух систем гиперсенсоров, в которых уже предусмотрена система горячего и холодного дублирования? В принципе возможно, но зачем? Хотя, если вычислить спектр, в котором находиться излучение внешнего ядра и настроить один из пакетов гиперсенсоров на него, то может получиться система, которая сможет найти даже замаскированный НД или определить, где твориться волшебство. Во всяком случае, это теория, нуждающаяся в проверке. По крайней мере, с имеющейся схематикой, я смогу воссоздать еще раз гиперсенсоры, в случае неудачи.

Материалы, запитанные энергией? Это как те серебряные монетки, из которых я делал помехозащиту?

КОНЕЧНО ПОДОЙДУТ! Отправил ответ на запрос с настоятельной рекомендацией достать усиленные материалы. Послал предупреждение, что на время постройки новых подсистем необходима будет минимум полная частичная развертка.

Гарри согласен на полную частичную развертку. Заказав у гоблинов необходимый материал и договорившись о доставке на следующий день, Гарри вернулся домой и снова сел читать справочник по вооружению НД. Я же занялся более подробным изучением новых схем.

19 августа.

Пришли заказанные материалы, начать обновление периферии начал с гиперсенсоров. Этой же посылкой Гарри получил книги по артефакторике. Пришлось отвлечься на сканирование книг.

20 августа.

Начал постройку нового гиперсенсора. Гарри произвел частичную развертку перчатки НД на левой руке, правой он тренируется с рунами. Ему зачем то понадобилась распечатка схем плазменной пушки.

22 августа.

Новые гиперсенсоры готовы на 65 %. Гарри зачем-то взял футбольный мяч и что-то рисует на нем, поглядывая в книгу.

Конец POV Заклинателя. POV Гарри Поттера.

Гарри вышел в парк и стал играть со своим мячом. Мяч то отскакивал очень высоко от земли, то вообще не подпрыгивал, падая на землю, а иногда парил в воздухе, словно воздушный шарик. Несколько раз мяч оставил в земле небольшую вмятину, словно он был сделан из чугуна. У Гарри на лице была по-детски радостная улыбка, когда он наблюдал за мячом. Но радость его была недолгой. Через час после выхода в парк, Гарри встретился его кузен, Дадли, со своими дружками.

— Эй, псих, тебе не положено играть в игрушки, — закричал Дадли, а Пирс подбежал к Гарри и забрал у него мяч, толкнув Гарри на землю.

— Эй, он мой, — как-то слишком наигранно возмутился Гарри.

— Ха-ха, такому психу, как ты, игрушки не положены, — сказал Пирс, бросая мяч в Дадли.

Мяч врезался в Дадли, но ему показалось, что мяч весил не меньше двадцати килограмм. Как итог, Дадли свалился на землю.

— Эй, Пирс, аккуратнее! — воскликнул Дадли, вставая с земли и пиная мяч в направлении другого своего дружка. Мяч полетел, словно им выстрелили из пушки, и сбил мальчика с ног. Обиженный мальчик хотел кинуть мяч обратно в Дадли, но мяч повел себя словно пушинка в воздухе.

Дадли рассмеялся, и хотел было взять мяч в руки, как тот взорвался с громким хлопком, откинув Дадли на землю. Тот стал озираться в поисках кузена, чтобы выместить на нем зло, но Гарри уже давно след простыл. Пнув остатки мяча, Дадли с друзьями пошли дальше, совершенно забыв про Гарри.

Сам же Гарри смотрел на все это из кустов неподалеку, включив маскировку НД, и тихонько посмеивался.

— Надеюсь, этот опыт окажется полезным. Заклинатель уже должен был закончить калибровку новых гиперсенсоров, интересно посмотреть, что изменилось.

Включив новую систему гиперсенсоров, Гарри почувствовал, как мир вокруг него стал четче. Он мог разглядеть пассажиров в пролетающем над ним самолете, а также определить массу, скорость и степень освещенности самолета, не говоря уже о том, что мог прослушать переговоры пилота с диспетчером. Выключив гиперсенсоры, Гарри дал указание своему НД заняться настройкой параллельной работы гиперсенсоров, а сам побрел домой.

Конец POV Гарри Поттера. POV Заклинателя.

Окажется ли этот опыт полезным? Мне надо срочно что-то делать с самооценкой моего пилота. Да этот мяч летал, менял свою массу, скорость и плотность благодаря всего пяти рунам! Волшебники… они не понимают, что им было даровано!

Да если подобную рунную цепочку перенести на что-то более маленькое и незаметное, и получится дешевый аналог неуправляемой ракеты! Смена массы с килограмма до двадцати килограмм менее чем за секунду и не меняя объема с энергозатратами в несколько ватт! Причем энергия тратилась только один раз, да и то, при создании. Взять металлический шарик, нанести на него такие же руны, и мы получим снаряд, способный ускориться до сверхзвуковой скорости и который в момент удара увеличивает свою массу в сто раз, не меняя скорости. Красота!

Но я что-то увлекся. Материалы, усиленные магически, действительно оказались лучше. И вместо сенсоров, превосходивших мои в несколько раз, я получил сенсоры, превосходившие мои на несколько порядков. Когда я откалибровал новые гиперсенсоры, то возникло ощущение, что вокруг меня рассеялся плотный туман. Это Гарри смог разглядеть того мужчину в иллюминаторе самолета, я же смог определить местонахождение всех НД в радиусе тысячи километров с точностью до километра, и это без подключения к внешнему ядру. Проверил на английский и французских НД. Послал Гарри результаты калибровки с запросом нового имени подсистемы.

«Запрос пилота. Системе параллельной работы сенсоров присвоить название „Азалиум“».

По-моему, так звали какого-то колдуна, который мог видеть сквозь стены, а не систему гиперсенсоров… Да и пускай. Новые гиперсенсоры подключаются к свободному слоту, а я начинаю калибровку старых гиперсенсоров под спектр внешнего ядра.

23 августа.

Закончил калибровку вторичного гиперсенсора, необходима проверка. Приступил к конструированию плазменной пушки. Ориентировочная дата окончания работы — 4 сентября.

Вчера ночью Гарри попробовал телескоп, купленный в Косой Аллее. Был недоволен. Воспользовался новыми гиперсенсорами и смотрел на звезды почти до самого утра.

24 августа.

Решил проверить состояние пилота, начал сканирование. Результат привел меня в восторг, будь я человеком. Гарри за месяц превратился из пособия по анатомии в нормального здорового мальчика. Вот что делает здоровое и полноценное питание, не говоря уже о постоянной перегрузке внешнего ядра, что благотворно сказывается на Гарри. Провел диагностику параметров НД, остался доволен.

Мощность ядра НД — 353/8000 единицы. Мощность внешнего ядра — 20,8 единицы, перегрузка внешнего ядра — 7 %. Мощность энергетических накопителей — 102/102 единицы. Суммарная доступная мощность накопителей — 141/141 единиц. Щит — 70 единиц, активен, подведено дополнительное питание от внешнего ядра. Уровень синхронизации с пилотом — 61 %. Количество доступных слотов для установки вспомогательных устройств — 14. Количество доступных слотов МЭК — 40. Все основные и вспомогательные системы работают в штатном режиме. Питание гиперсенсоров осуществляется от основного ядра с зарезервированным каналом питания от внешнего ядра. Как и инерционные контроллеры. Синхронизация выросла за месяц на 5 %.

Осталось вывести основное ядро НД на уровень мощности 500/8000 единиц, и тогда можно будет проводить калибровку первой стадии персональных настроек. Мне даже интересно, что предполагала Табане для моей первой стадии. Насколько я могу судить из логов, с меня успели снять только базовое вооружение.

Конец POV Заклинателя. POV Гарри Поттера.

Первого сентября Гарри Поттер попрощался с родственниками, которые предпочитали его не замечать, и отправился в Лондон. Прибыв на вокзал Кинг-Кросс за час до отправления Хогвартс-экспресса, он стал искать платформу «9 и 3/4», особо не надеясь на успех. Побродив по вокзалу между платформами 9 и 10, Гарри активировал гиперсенсоры и увидел, что одна из колонн светиться бежевым светом. Подойдя к ней, Гарри сделал вид, что прислонился к ней, а сам прикоснулся к кирпичной кладке. К его удивлению, его рука проскользнула сквозь кладку. Убедившись, что его никто не видит и он не виден на камерах наблюдения. Гарри выключил гиперсенсоры и проскользнул в колонну.

Взгляд Гарри сразу же наткнулся на ярко-красный паровоз, к которому были прицеплены вагоны времен конца девятнадцатого века. Народу на платформе было немного, что неудивительно, ведь до отправления поезда оставался еще час. Гарри занял купе в вагоне, что находился в середине поезда, и достал книгу по лучевому вооружению НД, которую принялся внимательно изучать.

Примерно через полчаса Гарри заметил, что на платформе стал появляться народ, и активировал гиперсенсоры.

«Внимание! Обнаружен источник неизвестной энергии, оценочная мощность 28 единиц. Расположение источника совпадает с расположением объекта „паровоз“. Обнаружено 208 биологических сигнатур с энергетикой от 5 до 65 единиц. Внимание, обнаружен барьер неизвестной природы. Количество биологических сигнатур за барьером — 4516 единиц. Из них 48 сигнатур имеют мощность выше 0,5 единиц», — прочитал Гарри на виртуальном экране. Присвистнув, Гарри вернулся к чтению. Но тут же прервался и отдал команду своему НД.

«Заклинатель. Скопируй всю информацию по лучевому и плазменному вооружению НД, щитам и гиперсенсорам. Лимит по времени — двадцать минут».

Вернувшись к чтению, Гарри окончательно забылся. За десять минут до отправления поезда, НД подал Гарри сигнал о том, что где-то на платформе разговаривает о нем. Включив гиперсенсоры, Гарри стал прослушивать разговор.

— Мама, мама, а я увижу Гарри Поттера?

— Конечно доченька, но только через год. Рон, я надеюсь, ты подружишься с Гарри. Бедняжка жил с маглами и совсем ничего не знает о волшебном мире.

— Конечно мам, я не позволю всяким темным магам даже близко подойти к Гарри Поттеру.

— Фред, Джордж, я не хочу снова получать письма из школы о вашем поведении!

— Мы будем вести себя хорошо, мам, — хором ответили два голоса.

— Где же Гарри, он должен был уже попасть на платформу? — тихо сказал женский голос, но тут же громко добавил, — Как всегда, здесь полно маглов! Рон, какой номер платформы?

— Девять и три четверти, — ответил мальчишеский голос.

Весь этот разговор выглядел подозрительно, и Гарри попросил НД определить источник разговора. Как оказалось, говорившие стояли возле прохода на платформу с Хогвартс-экспрессом. Как раз в том месте, где находился объект, названный НД как «колонна», но только с магловской стороны.

Выключив гиперсенсоры, Гарри приготовился продолжить чтение, как дверь в купе открылась.

— Извините, здесь свободно?

Гарри поднял глаза и увидел девочку, имеющую явно индийские корни.

— Да, свободно.

— Не против, если к нам присоединится моя сестра?

— Нет конечно.

Спустя пару минут девочка вернулась вместе с другой девочкой, похожей на первую как зеркальное отражение. Единственным отличием между ними были разные прически. Гарри посмотрел на сундуки, что были за их спинами, и решил проявить вежливость.

— Вам помочь?

— Если не трудно, — ответила одна из близняшек.

В следующую секунду индийские девочки с раскрытыми от удивления глазами стали свидетелями того, как Гарри одной рукой забросил их сундуки на багажную полку. Посмотрев на выражение лиц девочек, Гарри мысленно дал себе подзатыльник, так как забыл, что его НД находиться в состоянии частичной развертки.

— Эм, я слежу за своим здоровьем? — ответил Гарри, почесывая затылок. Девочки отмерли и представились.

— Меня зовут Парвати, а это — моя сестра, Падма.

— Меня зовут Гарри, рад знакомству, — ответил Гарри, и вернулся к чтению. Девочки же затараторили между собой на хинди. При желании, Гарри мог воспользоваться своим НД, но решил не подслушивать.

Спустя несколько минут поезд тронулся, и в коридоре началось движение. Студенты ходили по коридору, ища своих друзей, а опоздавшие искали свободное купе. Вскоре, дверь в купе отворилась и в проеме показалась голова рыжего мальчика с грязью под носом. Он осмотрел сидящих в купе и, пробормотав что-то вроде «его здесь нет», закрыл дверь купе. Гарри тем временем закончил читать интересующую его информацию, и убрал книгу в квантовый карман, заменив ее на книгу по рунам.

— А как ты это делаешь? — спросила Падма.

— Прости, что именно?

— Ну, твоя книга засветилась и исчезла, а потом вместо нее появилась другая…

— А, это все семейная реликвия, — соврал Гарри, указывая рукой на свою заплечную сумку, лежавшую на багажной полке.

— Вау, — вздохнула Парвати.

— Интересуешься рунами?

— Да. Они гораздо интереснее, чем остальные предметы.

— А мне нравятся чары, а вот моя сестра больше интересуется более простыми вещами.

— Это какими? — спросил Гарри. В его понимании, простыми вещами были холодный синтез и теория щита НД.

— Ну, мода, вещи, и прочие девчачьи штуки…

— Ты так говоришь, словно ты сама не девочка, — улыбнувшись, сказал Гарри, чем вызвал усмешку у второй девочки.

Тут дверь купе снова открылась, открыв взору сидевших там ребят белобрысого тощего мальчика, сопровождаемого двумя гораздо более крупными. Белобрысый мальчик всем своим видом пытался показать, что он стоит выше всех на социальной лестнице.

— И здесь его нет. Тут только грязнокровка и двое чужаков, — осмотрев Гарри и близняшек, произнес блондин.

— А сам то ты кто такой? — спросил Гарри, опуская книгу.

— Я Драко Малфой, наследник благородного дома Малфоев — ответил блондин.

— Малфой. Малфой. Мал Фой, — проговорил несколько раз Гарри, словно пробуя фамилию на вкус.

— Недобросовестность? — подняв левую бровь, спросил Гарри и оглядел Драко Малфоя с ног до головы, — что ж, вы прекрасно соответствуете образу, мистер Малфой.

В купе послышались смешки, а Драко покраснел от злости и кивнул двум другим мальчикам, указав на Гарри. Те хотели было зайти в купе, но тут Гарри встал и щелкнул их по плечам, заставив их отшатнуться. Гарри в наглую пользовался преимуществами частичной развертки НД.

— Ведите себя согласно статусу, мистер Малфой, — сказал Гарри, и закрыл дверь в купе.

Вернувшись на свое место, Гарри убрал книгу в квантовый карман и обратился к девочкам.

— Вот и пример английского супрематизма.

— Это было так по гриффиндорски, — вздохнула Парвати.

— В смысле?

— Гриффиндор — факультет отважных и благородных.

— А вы на какой факультет хотите попасть?

— Я хочу в Райвенкло.

— А я хочу куда угодно, только не в Слизерин. Я не такая умная, как Падма, поэтому, в Райвенкло мне не светит. А ты куда хочешь попасть, Гарри? — спросила Парвати.

— Мне как-то все равно, но Райвенкло смотрится более привлекательным.

Обсуждение факультетов затянулось до самого Хогвартса и ребята прервались только тогда, когда в купе постучала продавщица сладостей. За пять минут до остановки Гарри вышел из купе, чтобы дать сестрам переодеться, после чего переоделся сам.

— Первокурсники! Первокурсники! Сюда! — услышал Гарри на платформе голос Хагрида. Собрав вокруг себя новых учеников, Хагрид повел их к лодочной пристани.

— Не больше четырех человек в лодку! — скомандовал Хагрид. К Гарри и двум близняшкам присоединилась светловолосая девочка, представившаяся Сьюзен Боунс.

Путь через озеро Гарри не запомнил, так как отвлекся на сообщение НД о результатах сканирования местности. Как оказалось, в районе Хогвартса Заклинатель зафиксировал 1640 сигнатур с энергетикой от 5 до 115 единиц, и по одной сигнатуре мощностью в 203 единицы и 1500 единиц. Но была и неприятная новость. НД не смог позиционировать себя, используя даже самые современные методы. Единственное, что смог определить Заклинатель, был квадрат 100 на 100 километров, используя систему Азалиум, использовав координаты, обнаруженных ранее, британских НД. Еще одной неприятной новостью было странное поле, мешавшее прохождению сигнала, пропуская менее 3 % от полезной энергии сигнала.

Следя одним глазом за окружающей обстановкой, Гарри продолжил читать сообщения НД, как его прервал детский вскрик. Посмотрев в сторону, откуда послышался крик, Гарри увидел то, что сперва принял за голограммы. Однако, позже он понял, что это призраки. Просканировав их при помощи гиперсенсоров, Гарри почувствовал, как его брови поползли вверх.

Конец POV Гарри Поттера. POV Заклинателя.

Волшебники снова смогли меня удивить, уже в который раз. С момента посадки на поезд и до настоящего времени я обнаружил множество сигнатур, схожих по энергетическим параметрам с внешним ядром Гарри. Затем лодки без какого либо мотора. Потом поле неизвестной конфигурации, не позволяющее мне даже поймать простейший радиосигнал! Теперь эти самодостаточные голограммы с энергетическим ядром мощностью 0,5 единиц и мощным каналом связи с другим ядром, находящимся где-то внутри замка.

Гарри зашел в большой зал с пятью столами, где должно было происходить распределение на факультеты. Почти все, зарегистрированные ранее сигнатуры, кроме самой мощной, находятся в этом помещении.

Шляпа.

Шляпа распределяет учеников по факультетам.

ДА ОНИ ЭТО СЕРЬЕЗНО?

Пока я тряс своими вторичными цепями от возмущения, Ханну Аббот распределили в Хафлпафф.

Нет, ну шляпа? Вместо тестов ученики просто одевают шляпу. И она определяет их факультет.

Хм, вызвали Гарри и весь зал замолчал. Ему одели шляпу, и….

«Внимание! Обнаружена попытка несанкционированного подключения к внешнему ядру!»

ЧЕРТ! Что теперь!

Глава 4

Распределение и настройка

POV Заклинателя.

«Внимание! Обнаружена попытка несанкционированно подключения к внешнему ядру!»

Откуда?!

Так, успокоится. Судя по показаниям гиперсенсоров, попытка подключения исходит из объекта на голове Гарри. Думаю, импульса в 2 единицы хватит, чтобы разрушить контакт.

«Внимание! Зафиксировано разрушение канала связи между неопознанным объектом и внешним ядром».

«Внимание. Объект, производивший попытку подключения, идентифицирован как объект „Распределяющая Шляпа“».

Поиск информации о Распределяющей Шляпе.

«Внимание! Зафиксирована новая попытка подключения объекта „Распределяющая Шляпа“ к внешнему ядру».

Так. Пока идет поиск информации о шляпе, необходимо активировать щит с изменяющимися параметрами, запустить генератор помех, это должно помочь.

«Внимание! Зафиксировано ослабление канала связи между объектом „Распределяющая Шляпа“ до 10 % от изначальной пропускной способности. Разрыв канала связи невозможен при сохранении текущего воздействия».

Думаю, Гарри накажут, если я выжгу Распределяющую Шляпу как выжег вторичное внешнее ядро.

«Найдена информация по запросу „Распределяющая Шляпа Хогвартса“».

Так, посмотрим. Усилить мощность генератора помех, начать менять частоту щита используя генератор случайных чисел с частотой 100 тактов в секунду.

Распределяющая Шляпа — артефакт, созданный Годриком Гриффиндором, Ровеной Райвенкло и Салазаром Слизерином. Содержит в себе по частичке душ всех четырех основателей Хогвартса. Зачарована лично Ровеной Райвенкло и способна читать мысли учеников, проходящих распределение. Артефакт связан магическим контрактом о неразглашении того, что он прочтет в разуме ученика. Артефакт не может рассказать о том, что видел ни сознанию замка, ни его директору.

Распределяющая Шляпа использует чары легиллименции, чтобы получить доступ к воспоминаниям ученика. Просматривая самые яркие воспоминания, артефакт делает выбор, к какому из факультетов наиболее близок психотип ученика. В случае, если ученик одинаково расположен к нескольким факультетам, ему предлагается сделать выбор.

Проанализировав полученную информацию, понизил индекс враждебности объекта «Распределяющая Шляпа» до нейтрального. Разрешил доступ к внешнему ядру, переведя защитные процедуры своего ядра в повышенный уровень безопасности. Жалко, уровень синхронизации не позволяет вести свободный диалог, а общаться только по принципу запрос-ответ.

Хотя… есть идея!

Запрос данных пилота: пилот Гарри, с тобой все нормально?

«Ответ пилота на запрос: Заклинатель, все нормально, можешь отменить протокол экстренной развертки с авторизацией боевых модулей. Шляпа скоро закончит мое распределение, да и боевых модулей у тебя пока нет».

Запрос данных пилота: пилот Гарри недооценивает возможности НД. Статус проработки схематик плазменного вооружения — 75 %, необходима консультация с пилотом.

«Ответ пилота на запрос: Позже».

Кстати, причем тут протокол экстренной развертки с авторизацией боевых модулей?

Логи…

А…

Я же активировал протокол экстренной полной развертки, когда Хагрид водил Гарри в Косую Аллею, и с тех пор не отменил его. А использование боевых модулей было авторизированно мной в момент получения сообщения о несанкционированном подключении к внешнему ядру.

Интересно, Табане разработала психолога для ИИ? Эти волшебники доведут меня до нервного тика. Сформировал отчет предложением о формировании психолога, рекомендовал приоритет «в ближайшем будущем».

Конец POV Заклинателя. POV Гарри Поттера.

— Постройтесь в линию и следуйте за мной. Когда я назову вашу фамилию, вы должны будете сесть на табурет и надеть Распределяющую Шляпу. Она определит, к какому факультету вы будете принадлежать, — строго сказала профессор МакГонагалл, открывая дверь в большой зал.

— Я убью близнецов, — пробурчал рыжий мальчик с грязью под носом.

Когда первокурсники вошли в Большой Зал, по их рядам прокатился восторженный вздох. Потолок зала проецировал панораму ночного неба. В зале стояли пять столов. Один под алым знаменем со львом, второй — под синим знаменем с вороном, третий — под желтым знаменем с барсуком, четвертый — зеленое знамя со змеей и за пятым, стоящим перпендикулярно четырем столам, сидели преподаватели.

— Его зачаровывали сами основатели. Так написано в истории Хогвартса, — уверенно сказала девочка с копной каштановых волос.

Посреди зала стояла трехногая табуретка, на которую кошка положила шляпу, которой на вид было не менее пятисот лет. Одна из складок шляпы превратилась в подобие рта, и шляпа запела.

Может быть, я некрасива на вид,

Но строго меня не судите.

Ведь шляпы умнее меня не найти,

Что вы там ни говорите.

Шапки, цилиндры и котелки

Красивей меня, спору нет.

Но будь они умнее меня,

Я бы съела себя на обед.

Все помыслы ваши я вижу насквозь,

Не скрыть от меня ничего.

Наденьте меня, и я вам сообщу,

С кем учиться вам суждено.

Быть может, вас ждет Гриффиндор,

Славный тем, что учатся там храбрецы.

Сердца их отваги и силы полны,

К тому ж благородны они.

А может быть, Хафлпафф ваша судьба,

Там, где никто не боится труда,

Где преданны все, и верны,

И терпенья с упорством полны.

А если с мозгами в порядке у вас,

Вас к знаниям тянет давно,

Есть юмор и силы гранит грызть наук,

То путь ваш — за стол Райвенкло.

Быть может, что в Слизерине вам суждено

Найти своих лучших друзей.

Там хитрецы к своей цели идут,

Никаких не стесняясь путей.

Не бойтесь меня, надевайте смелей,

И вашу судьбу предскажу я верней,

Чем сделает это другой.

В надежные руки попали вы,

Пусть и безрука я, увы,

Но я горжусь собой.

Шляпа закончила свое пение и зал зааплодировал. Когда аплодисменты утихли, профессор МакГонагалл развернула свиток и приступила к распределению.

— Аббот, Ханна!

Девочка села на табурет и надела шляпу.

— Хафлпафф, — прокричала шляпа и стол под знаменем барсука взорвался аплодисментами.

Профессор МакГонагалл по очереди вызывала учеников, которым надевала на голову шляпу, которая выкрикивала названия их факультета. Некоторых шляпа распределяла, едва коснувшись головы, как это было с Драко Малфоем, которого шляпа отправила на факультет Слизерин. На голове других, шляпа сидела по несколько минут. Девочка с копной каштановых волос, которую звали Гермионой Грейнджер, отправилась на факультет Гриффиндор.

— Патил, Падма! — прочитала МакГонагалл.

— Райвенкло! — выкрикнула шляпа.

— Патил, Парвати!

— Гриффиндор!

«Странно, я думал близнецов отправят на один факультет», — подумал Гарри.

— Поттер, Гарри! — прочитала МакГонагалл следующую фамилию и в зале словно выключили все звуки.

Гарри пошел к табурету, даже сквозь щиты НД ощущая, как все взгляды в зале скрестились на нем. Профессор МакГонагалл опустила шляпу на голову Гарри, которая закрыла его глаза.

«Так-так-так. Рада встрече с вами, мистер Поттер. Посмотрим…», — услышал у себя в голове Гарри.

«Вы Распределяющая Шляпа?»

Внезапно, шляпа издала крик, полный боли.

«Да. Попрошу вас опустить свои барьеры окклюменции, иначе я не смогу вас распределить».

«Окклюменции?» — спросил Гарри, и тут на ментальном экране появилась надпись:

«Объект „Распределяющая шляпа“ — выдан гостевой доступ».

«Благодарю, мистер Поттер», — сказала шляпа.

Мысленно чертыхнувшись, Гарри прочел новое сообщение.

«Запрос данных пилота: пилот Гарри, с тобой все нормально?»

Гарри стал создавать ответное сообщение, как обратил внимание на статус готовности НД. Там было сказано, что у НД активирован протокол экстренной полной развертки. В примечании было указано, что ИИ авторизировал использование боевых подсистем.

«Заклинатель, все нормально, можешь отменить протокол экстренной развертки с авторизацией боевых модулей. Шляпа скоро закончит мое распределение, да и боевых модулей у тебя пока нет».

«Запрос данных пилота: пилот Гарри недооценивает возможности НД. Статус проработки схематик плазменного вооружения — 75 %, необходима консультация с пилотом».

Улыбнувшись, прочтя ответ Заклинателя, Гарри отправил короткое сообщение и сосредоточился на своем распределении.

«Позже».

«Невероятно, мистер Поттер. Вы весьма умны для Райвенкло, храбры для Гриффиндора, и амбициозны для Слизерина. Непростой выбор, очень непростой».

«Можно мне в Райвенкло?»

«Должна признать, Райвенкло видится мне наименее вероятным выбором».

«Почему же?»

«Ты не похож на исследователя. Ты скорее практик, стремящийся воплотить в жизнь что-нибудь новое. Тебя не интересует теория, в тебе нет того, что заставляет людей ночами сидеть над пергаментом, придумывая новое зелье или заклинание. Ты склонен решать задачи, исходя из результата, действуя от противного».

«Тогда Гриффиндор».

«Почему же? В Слизерине ты достигнешь настоящего величия».

«Там не любят магловские вещи, а я от них дурею».

«Тогда действительно, остается только Гриффиндор».

«Ну, на безрыбье и лягушка — мясо».

— Гриффиндор! — прокричала шляпа, и зал взорвался аплодисментами, исходящими в основном со стороны стола под алым знаменем.

— С нами Поттер, с нами Поттер! — кричали два одинаковых рыжих мальчика. Гарри сделал вывод, что они близнецы.

Гарри прошел к столу своего факультета, и сел между Парвати Патил и девушкой постарше.

— Я думала, ты попадешь в Райвенкло.

— Шляпа сказала, что у меня слишком безумная логика для Райвенкло, — улыбнулся Парвати Гарри.

Распределение тем временем продолжалось. Девочка, сидевшая справа от Гарри, Кэтти Белл, шепотом рассказывала Гарри о гриффиндорцах, прерываясь на аплодисменты новым ученикам факультета. Рон Уизли, брат близнецов Фреда и Джорджа с старосты Перси, направился было в сторону Гарри, как показал баллистический компьютер, но увидев, что рядом с ним нет свободного места, вынужден был сесть дальше. Когда распределили последнего первокурсника, со своего трона поднялся директор Дамблдор.

— Скажу несколько слов. Олух, пузырь, остаток, уловка!

И тут же на столах появились блюда с едой, и голодные ученики приступили к ужину. Гарри наложил себе в тарелку всего понемногу и принялся ужинать, вспоминая то, что Хагрид рассказывал ему про профессора Дамблдора. Но, спустя несколько минут Гарри устал одновременно думать и есть, и поэтому переложил эту задачу на плечи НД.

«Заклинатель. Найди аудиологии разговора с объектом „Хагрид“. Произведи поиск и обработку речевых оборотов по запросу „профессор Дамблдор“».

«Запрос данных пилота: Принято, выполняю».

Когда на стол подали десерт, Гарри положил себе в тарелку большой кусок малинового суфле и напрочь отключился от внешнего мира. Дело в том, что в детстве Гарри очень редко удавалось попробовать что-нибудь вкусное, но однажды в школе на десерт было малиновое суфле. И тогда Гарри понял, что он по уши влюбился. Но у Гарри не получилось насладиться своим любимым десертом. Именно в этот момент НД закончил анализ аудиологов.

«Результат анализа аудиологов речи объекта „Хагрид“. Обнаружено проявление влечения объекта „Хагрид“ к запрашиваемому объекту. Психотип отношений соответствует глубокому обожанию или же неразделенной любви объекта „Хагрид“ к объекту „профессор Дамблдор“»№.

Прочитав результаты анализа, Гарри почти подавился десертом, и если бы не Парвати, похлопавшая его по спине, то он бы точно задохнулся. Когда десерт исчез со столов, профессор Дамблдор снова поднялся со своего трона и взял слово.

— Новым ученикам Хогвартса — добро пожаловать. Вернувшимся — с возвращением. Я рад приветствовать вас на праздничном ужине в честь начала нового учебного года. Хочу заметить, что Аргус Филч обновил список запрещенных в стенах школы предметов. Те, кто заинтересован, могут ознакомиться с ним в кабинете завхоза. Также хочу напомнить вам, что Запретный Лес все еще является запретным. И еще одна важная деталь. С первого сентября коридор в западном крыле третьего этажа объявляется закрытым для посещения, — сказал профессор Дамблдор, обведя взглядом учеников и задержав взгляд на Гарри, который сидел, положив голову в ладонь.

— А теперь, настал черед школьного гимна.

Но Гарри не слушал, потому что получил весьма странное сообщение от НД, который докладывал ему о двукратной попытке взлома внешнего ядра, но теперь исходившей со стороны преподавательского стола. И как то странно совпали эти сообщения со странным ощущением на затылке, словно кто-то щекотал его череп изнутри. Но это ощущение исчезало, когда он прекращал смотреть в сторону преподавательского стола. И если кто-то из преподавателей способен нащупать ядро НД, то в этом не было ничего хорошего.

«Заклинатель. Во время очередной попытки подключения к внешнему ядру постарайся определить направление формируемого канала».

«Запрос данных пилота: Принято».

«Запрос данных пилота: Степень готовности к калибровке первой стадии личных настроек составляет 83 %. Степень готовности оружейного модуля — 77 %. Перед калибровкой первой стадии личных настроек настоятельно рекомендуется произвести калибровку оружейного модуля».

«Заклинатель. Есть какая-либо информация о первой стадии?»

«Запрос данных пилота: Ответ отрицательный. Отсутствует предустановленная информация о параметрах первой стадии личных настроек, доступная к прочтению. Вскрытие пакета настроек первой стадии может привести к повреждению пакета и некорректной работе протоколов первой стадии личных настроек».

Гарри вспомнил о том вопросе, который мучил его еще в поезде.

«Заклинатель. Имеется возможность дополнительной обработки частей строящегося оружейного модуля перед его установкой и калибровкой?»

«Запрос данных пилота: Данная возможность предусмотрена. Согласно инструкциям по оснащению НД вменяется в правило производить внешнюю проверку периферийных модулей отдельно от НД».

«Заклинатель. Проведи поиск информации по рунным цепочкам укрепления, регулировки температуры, стабилизации, облегчения и усиления. Проведи поиск по понятиям, близким к перечисленным».

«Запрос данных пилота: Принято, выполняю».

Из диалога с НД Гарри вывел толчок Парвати. Как оказалось, старосты собирали первокурсников, чтобы проводить их в гостиную своего факультета. Но едва Гарри увидел движущуюся лестницу, как воззвал к одной из способностей своего НД.

«Заклинатель. Используя функцию трехмерного построения карты, картографируй замок. При необходимости, даю разрешение на использование псионного онми-сенсора».

«Запрос данных пилота: Подтверждаю авторизацию использования псионного онми-сенсора. Ожидаемое время окончания сканирования — 64 часа».

Псионный омни-сенсор был вершиной картографической технологии, устанавливаемой на НД. Этот сенсор использовал тот же принцип, что использовала функция «общего пространства» НД, создающая, неосязаемую другими видами сенсоров, устойчивую связь между всеми ядрами НД. Таким образом, создавалась подобие локальной сети сложной структуры между НД, каждый кластер которой имел топографию звезды.

— Первокурсники, слушайте внимательно. Проход в общежитие факультета Гриффиндор скрыт за портретом Полной Дамы, который откроется только тогда, когда вы назовете верный пароль, — проговорил Перси Уизли с такой интонацией, словно читал речь при инаугурации.

— Ему не хватает только библии под правой рукой для полноты образа, — шепнул Гарри стоящей рядом Парвати. Парвати хихикнула, но тут же сделала серьезное лицо.

— Пароль, — спросила дама с портрета.

— Капут Драконис, — произнес Перси и портрет отъехал в сторону, открывая проход в стене.

Пройдя через проход, Гарри оказался в просторной гостиной с камином, оформленной в алых тонах гриффиндорского знамени. Внешне, гостиная выглядела достаточно уютной. Множество мягких диванчиков и пуфиков делали гостиную идеальным местом для отдыха. Но вот отсутствие нормальных письменных столов стало для Гарри огорчением. С двух сторон гостиной имелись проходы, в которых виднелись винтовые лестницы. Когда Перси собрал всех первокурсников в кучку, в гостиную зашла профессор МакГонагалл.

— Хочу поздравить вас с началом нового учебного года. Меня зовут Минерва МакГонагалл, я являюсь деканом факультета Гриффиндор, вашим деканом. Запомните, факультет это ваша семья и вы всегда можете положиться на своих товарищей по факультету. Теперь же, перейдем к организационным вопросам. Первокурсники. Спальни мальчиков находятся на самом верху башни, проход в которую находиться справа. Спальни девочек — аналогично, но только слева. Все объявления, касающиеся школы и факультета будут вывешены на доске перед входом. На ней же будет вывешено объявление о начале набора игроков в факультетскую сборную по квиддичу и даты посещения Хогсмида. Сразу хочу предупредить первокурсников — вам запрещено в этом году участвовать в отборе. Ваше расписание будет выдано вам завтра во время завтрака. Завтрак начинается в восемь часов утра и продолжается до девяти часов утра. А сейчас, я хочу пожелать вам спокойной ночи.

Перси проводил мальчиков в их спальню, в которой стояли пять кроватей с плотным пологом. Кроме Рона Уизли, вместе с Гарри оказалось еще трое мальчиков.

— Давайте знакомиться? Я Дин Томас, маглорожденный, — предложил темнокожий мальчик.

— Симус Финниган, полукровка.

— Рон Уизли, чистокровный.

— Невилл Лонгботом, чистокровный.

— Гарри Поттер, полукровка, — ответил последним Гарри, забираясь в кровать.

— А у тебя правда есть шрам? И где твои очки? А ты помнишь, как все было тогда? — тут же засыпал Гарри вопросами Рон Уизли.

— Шрама нет, его вылечили. Зрение тоже вылечили. Нет, не помню. И вообще, я спать, — ответил Гарри, задергивая полог.

«Заклинатель. Поиск информации по ключевому слову „квиддич“. Интересуют общие понятия».

«Запрос данных пилота: Квиддич — национальный спорт волшебников, в который играют, летая на метлах. В каждой команде семь человек, выполняющих разные роли. Один вратарь, защищающий три кольца, аналог футбольных ворот. Три охотника, которые стараются забить мяч, называемый квофл, в одно из трех колец. Каждый гол приносит десять очков команде. Двое загонщиков используют биты, которыми направляют два тяжелых летающих мяча, называемых бланджерами, в игроков команды-соперницы. Цель — нейтрализовать игрока или лишить его возможности сделать передачу квофла. Последний игрок — ловец. Его задачей является поимка маленького золотого мяча, называемого снитч. Команда, чей ловец поймал снитч, получает 150 очков. Игра не заканчивается, пока снитч не пойман. Проводятся международные турниры по квиддичу, аналогичные обычным видам спорта. В школе Хогвартс ученики могут проходить отбор в команду факультета начиная со второго курса».

«Спасибо, Заклинатель».

Прочитав информацию о квиддиче и решив для себя, что полет на метле ни в какое сравнение не идет с полетом на НД, Гарри сделал вывод, что квиддич ему не интересен. Достав из квантового кармана книгу с описанием настроек оружейных модулей НД, Гарри погрузился в чтение, чтобы через два часа заснуть.

Проснувшись в семь утра, Гарри умылся, оделся и спустился в гостиную, где в ожидании начала завтрака продолжил читать вчерашнюю книгу. Как только небольшая группа старшекурсников стала готовиться к выходу, Гарри увязался за ними и без особых проблем добрался до Большого Зала. Когда время подошло к отметке полдевятого утра, в зал ворвался запыхавшийся Рон Уизли, который найдя Гарри взглядом, сразу же подсел к нему.

— Гарри, дружище, ты почему меня не разбудил? — спросил Рон перед тем, как наброситься на еду словно изголодавшийся хищник.

Гарри, который к тому моменту уже закончил завтрак, ждал свое расписание, смотря в потолок и игнорируя вопрос Рона. На самом деле он просматривал предполагаемые параметры плазменного орудия на мнемоэкране. Мнемоэкран оказался необычайно удобной вещью — он проецировал информацию напрямую в зрительный нерв, не давая посторонним возможности подсмотреть проецируемую информацию.

И тем, что заставило Гарри погрузиться в размышления, была скорострельность плазменной пушки. Ее ствол очень сильно нагревался при выстреле, и на его охлаждение уходило до десяти секунд. И это могло было бы быть компенсировано дальностью поражения, но у плазменных пушек она составляла в лучшем случае пятьсот метров. Все это было совершенно неприемлемо для основного оружия НД, считал Гарри. Хотя, он и ожидал нечто подобное, поэтому надеялся исправить эти недостатки, используя артефакторику.

При помощи рун, можно было увеличить прочность и износостойкость ствола, и, самое главное, понизить его температуру, что привело бы к увеличению скорострельности. И еще более фантастический вариант, если с помощью рун удастся увеличить выходную мощность орудия. Но в данном случае, наиболее оптимальным будет изготовление двух видов плазменной пушки — скорострельного и без усиленной мощности, и с обычной скоростью стрельбы, но уже с повышенной мощностью заряда. Но все упиралось в отсутствие достаточного количества прототипов. Изготовление одной плазменной пушки системами НД занимает приблизительно неделю, а Гарри для своих экспериментов было необходимо как минимум три рабочих прототипа. И полигон для испытаний.

Получив от своего декана расписание, Гарри пробежался по нему глазами, после чего незаметно отсканировал его в память НД. На сегодня у Гарри были только сдвоенная трансфигурация со слизерином и сдвоенные чары с райвенкло. Поздоровавшись с Парвати и другими гриффиндорками, Гарри подошел к одному из пятикурсников, у которого он спросил дорогу до кабинета. Как оказалось, первую неделю учебы старосты факультета будут сопровождать первокурсников, показывая им маршруты между кабинетами. Но со следующей недели, первокурсникам предстояло самим находить дорогу на уроки. Гарри обновил приказ на картографию школы, повысив приоритет выполнения с нормального до высокого.

Придя на урок трансфигурации, Гарри занял место за третьей партой возле окна и осмотрел класс, который словно был разделен на две половины — одна была в зеленых мантиях, а вторая в алых. И члены этих двух половин смотрели друг на друга с некоторой враждебностью. А на преподавательском столе сидела кошка и смотрела на собравшихся учеников. Гарри пожал плечами и достал тетрадь, в которой стал рисовать всякую ерунду, которая приходила ему в голову. Когда прозвенел звонок, кошка спрыгнула с учительского стола и превратилась в профессора МакГонагалл, заставив НД Гарри забросать последнего сообщениями о невозможности данного процесса из-за существования такого фундаментального закона, как закон сохранения массы. Гарри пришлось ответить на все эти сообщения лишь то, что это было волшебство.

Профессор произнесла долгую и нудную вступительную речь про трансфигурацию, о том, какие законы в ней действуют и о том, что этот предмет очень важен. И Гарри не мог с ней не согласиться, ведь используя трансфигурацию можно было многого достичь. Даже то, что задание, которое им предназначалось выполнить в течение урока, заключалось в том, чтобы превратить спичку, сделанную из дерева, в стальную иголку. Превращение дерева в сталь! И пусть подобные конструкты были не вечными, НД услужливо подобрал информацию по методам закрепления результатов трансфигурации. Даже более того, при должном уровне подготовки волшебника в этой области, он мог создавать материальные конструкты прямо из воздуха! Этот процесс был похож на модулятор энергетических конструктов НД, но в несколько сот раз менее прожорливым в плане энергии. С помощью трансфигурации можно было также превращать одни предметы сложного строения в другие, а также создавать конструкты сложной структуры из воздуха, не забивая голову подробными чертежами и описаниями желаемого объекта. И черт с законами трансфигурации Гампа, согласно которым нельзя было создавать золото, пищу и человеческое тело. Трансфигурация могла стать секретным оружием Гарри, когда он осуществит свою мечту и поступит в академию НД. Но от дальнейшего развития мысли Гарри отвлекла профессор МакГонагалл, которая решила проверить, как ученики справляются с ее заданием.

— Мистер Поттер, почему вы даже не попытались выполнить задание? — спросила профессор, вызвав смешки со стороны слизеринской половины класса.

В ответ Гарри лишь махнул палочкой, превратив спичку в то, что на первый взгляд выглядело как иголка.

— Превосходно, мистер Поттер. Похоже, вы унаследовали талант своего отца. Двадцать баллов Гриффиндору за успешное выполнение задания и еще двадцать за невербальную трансфигурацию.

Девочка с каштановыми волосами, Гермиона Грейнджер, нахмурилась и снова стала пытаться превратить свою спичку в иголку, бросая гневные взгляды на Гарри. Но он не замечал этого, так как все его внимание было сосредоточено на сообщении от Заклинателя.

«Обнаружен боекомплект из ракет неизвестной конфигурации. Провести калибровку?»

Все дело в том, что в момент применения заклинания трансфигурации, все мысли Гарри были сосредоточены как раз на ракетах, а никак не на иголке. Вот Гарри и получил вместо иголки ракету, размером с иголку. Дав отрицательный ответ на калибровку ракеты, Гарри сделал себе пометку попробовать с помощью трансфигурации пополнить арсенал своего НД, как только он найдет подходящий полигон.

Но тут в Гарри проснулся ребенок с зачатками естествоиспытателя. Дав НД команду запуска ракеты без калибровки, он с интересом наблюдал, как сзади маленькой ракеты зажегся небольшой факел, заревело крошечное сопло, и иголка с писком взлетела и поразила учительский стол, где вырос небольшой, высотой десять сантиметров, грибок взрыва.

«Цель успешно поражена. Оценка мощности — 2 грамма в тротиловом эквиваленте. Масса боевой части — 1 грамм».

За этот эксперимент МакГонагалл сняла с Гарри пятнадцать баллов, но это не испортило хорошего настроения Гарри, вызванного удачным экспериментом. Даже заданное эссе в виде свитка длиной в два фута с описанием используемого заклинания не справилось с этой задачей. Следующим уроком были чары с Райвенкло, которые вел небольшой профессор Филиус Флитвик, являющийся одновременно деканом факультета Райвенкло. Сев рядом с Падмой, Гарри стал обсуждать с ней первые уроки. У Падмы первой парой была история магии, которую вело приведение, обладающее способностью усыплять учеников. Так во всяком случае ей рассказывали ученики старших курсов, но реальность недалеко ушла по ее словам от слухов.

Когда профессор Флитвик дошел до имени Гарри, проводя перекличку, он смешно свалился со своего постамента из подушек. Многим это показалось смешным, но разум Гарри все еще был занят ракетами. На уроке чар Флитвик сначала также произнес вступительную речь, где коротко рассказал о своем предмете, после чего стал обучать первокурсников заклинанию «Люмос». Как и на трансфигурации, заклинание у Гарри получилось невербально, но в этот раз он очистил свой разум от посторонних мыслей перед тем, как начать колдовать, чтобы не получить вместо пучка света на конце палочки лазерный луч и не убить кого-нибудь ненароком. Заработав еще двадцать баллов в факультетскую копилку, Гарри решил отложить свои мечтания о боевом применении трансфигурации и решил почитать учебник по чарам. Окончание урока принесло в копилку домашних заданий еще одно эссе в два фута длиной, после чего первокурсники отправились в Большой Зал на обед.

У дверей Большого Зала Гарри поджидал Драко Малфой, который назвал его в поезде гразнокровкой. Завидев Гарри, Драко пошел ему навстречу.

— Полагаю, мы не были правильно представлены друг другу. Драко Малфой, наследник рода Малфоев, — гордо сказал Драко, протягивая Гарри руку для рукопожатия.

— Ему незачем знакомиться с тобой, пожирательское отродье! — закричал Рон, пытаясь загородить собой Гарри от Малфоя.

— Это мне решать, мистер Уизли, — вздохнул Гарри, отодвигая Рона и пожимая руку Малфоя.

— Приятно познакомиться. Гарри Поттер, наследник благороднейшего и древнейшего рода Поттер, — глядя в глаза Драко, ответил Гарри.

— Дружище, его отец Пожиратель Смерти! Он слизеринец! Они все темные маги! — не успокаивался Рон.

— Сын не должен нести ответственности за поступки отца, мистер Уизли.

— Но все слизеринцы это темные маги!

— И что с того? — спросил Гарри и вокруг него словно выключили все звуки.

— Рад был познакомиться, мистер Малфой, — сказал Гарри и зашагал к дверям Большого Зала.

За обедом, Гарри расспросил старшекурсников о наличии неиспользуемых помещений в школе и получив утвердительный ответ и примерное местонахождение, после обеда отправился на поиски. Найдя свободный заброшенный класс, Гарри частично развернул НД и активировал голографический экран, где отображались чертежи плазменной пушки с отмеченными областями, которые нуждались в утверждении с пилотом. Внимательно рассмотрев чертеж, Гарри сделал свои выводы и стал излагать их ИИ Заклинателя.

«Заклинатель. Используй стандартную конфигурацию переносной плазменной пушки НД, но желательно сохранить модульную конструкцию. Рассчитай ожидаемые параметры орудия, если без изменения габаритных размеров и энергопотребления будет повышена общая прочность и износостойкость конструкции, понижена постоянная температура активной части до минус ста градусов по шкале Цельсия, мощность блока первичной накачки и подкачки сгустка будет увеличена в четыре раза, мощность блока вторичной накачки сгустка будет увеличена в три раза, мощность разгонного блока и магнитной ловушки будет увеличена в десять раз, объем плазменного сгустка остается неизменным».

«Запрос данных пилота: При заданных параметрах мощность выстрела орудия составит 4 гигаватта. При выстреле сгусток высокотемпературной плазмы будет разогнан до скорости 40 м/с, температура плазмы при заданных параметрах будет равняться пяти тысячам градусов по шкале Цельсия. Дальность полета плазменного сгустка — ориентировочно 700 метров. Скорострельность — 5 выстрелов в минуту. При текущих характеристиках энергоснабжения данное орудие будет способно произвести полторы тысячи выстрелов номинальной мощности. В форсированном режиме мощность выстрела увеличится до 6 гигаватт при снижении числа выстрелов до пятиста».

«Заклинатель, каким образом можно увеличить скорострельность орудия в первом случае и повысить мощность и дальность выстрела с допустимым снижением скорострельности, во втором».

«Запрос данных пилота: Для увеличения скорострельности плазменного орудия рекомендуется понизить температуру активной зоны до минус двухсот градусов по шкале Цельсия и повысить мощность разгонного блока, магнитной ловушки еще в десять раз и блока первичной накачки сгустка еще в два раза. В данном случае скорострельность повыситься до двадцати выстрелов в минуту при скорости заряда в 80 м/с. Для увеличения мощности и дальности выстрела необходимо дополнительно усилить блок первичной накачки в четыре раза, блоки вторичной накачки и подкачки сгустка в шесть раз, магнитную ловушку — в десять раз и дополнительно усилить разгонный блок в двадцать раз. В данном случае дальность выстрела увеличиться до полутора тысяч метров и мощность выстрела увеличиться до 8 гигаватт. Температура плазменного сгустка составит 6 тысяч градусов по шкале Цельсия».

Удовлетворенно хмыкнув, Гарри свернул голографический экран и отменил полную частичную развертку. Почитав учебник по чарам за первый курс, и найдя всего семь заклинаний, Гарри попробовал парочку из них, после чего, сделав зарядку, сел за чтение учебника по зельям. Вечером он отправился в гостиную своего факультета. Зайдя в гостиную, Гарри был встречен Роном, скрестившим руки на груди и пытающегося грозно смотреть на Гарри.

— Зачем ты пожал руку слизеринцу? — громко спросил Рон. Все разговоры в гостиной сразу же стихли.

— Какая разница, кому я пожимаю руку, а кому нет? Это мое дело.

— Слизеринцы — темные маги и исторические противники Гриффиндора, факультета светлых магов!

Гарри понял, что спорить бессмысленно, да и не было у него желания для этого. Махнув рукой, Гарри направился в спальню.

Глава 5

Тролль против плазмы

Постепенно подкралась пятница, а вместе с ней урок зельеварения, который должен был проходить в подземельях Хогвартса. Гарри занял место и стал в предвкушении ждать начала урока. Того, что он прочитал за неделю о зельеварении, было достаточно для того, чтобы этот предмет стал для Гарри любимым, наравне с трансфигурацией. И если в трансфигурации у Гарри был небольшой успех, связанный в основном с трансфигурацией ракет и турелей из различного хлама, то в зельях у него было не так гладко. Гарри знал теорию, но Гарри предпочитал не бездумно следовать рецептам, как станок с программным управлением. Поэтому, когда в класс вошел черноволосый мужчина с крючковатым носом и черной мантией, Гарри смотрел на него, словно ожидал чуда. Как и все преподаватели до него, Снейп начал урок со знакомства с классом. Дойдя до фамилии Гарри, Снейп хмыкнул.

— О, да, Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.

— Вы здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень точную и тонкую науку, — сказал Снейп.

— Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки. Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства… могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.

— Поттер! Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни? — спросил профессор Снейп, когда закончил свою вступительную речь.

— В каком соотношении вы хотите смешать данные ингредиенты. Если в соотношении один к одному, то вы получите напиток живой смерти, сильнейшее снотворное. Если вы смешаете две части корня асфоделя и три части настойки полыни, то вы получите основу для приготовления одного из противоожоговых зелий, если… — стал читать Гарри ответ с отсканированной станицы учебника.

— Достаточно, Поттер. Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?

— Если мне он понадобиться срочно, то в шкафу с противоядиями. Если мне будет необходимо его достать из естественного источника, то его нужно извлекать из желудка коз, — снова прочитал ответ Гарри. Хоть это было и мошенничеством, но Гарри считал, что если у тебя есть преимущество, то почему бы им не воспользоваться?

— Вопрос посложнее: в чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха?

— Разница только в том, что это одно и то же растение, произрастающее в разных регионах, отсюда и разное название.

Профессор Снейп поморщился, словно не ожидал от Гарри таких познаний.

— Почему вы не записываете?! К следующему уроку эссе по этим трем вопросом не менее четырех футов длиной. Поттер, один бал Гриффиндору. Рецепт зелья на доске, ингредиенты в шкафу, приступайте! У вас времени до конца урока.

Профессор махнул палочкой в сторону доски, на которой появился рецепт. Гарри достал из шкафа необходимые ингредиенты и приступил к варке. Используя подсказки НД о температуре пламени и о прошедшем времени, Гарри не сомневался в том, что у него получиться сварить зелье должного качества. В середине урока сосед Гарри по общежитию умудрился взорвать свой котел с зельем. Как ему это удалось, не понимали ни Гарри, ни НД. НД вообще старался не вникать в особенности всего, что происходит в школе, принимая все как данность, в целях экономии вычислительных ресурсов.

В конце урока профессор приказал всем сдать образцы зелий, а также задал дополнительное эссе в два фута с описанием основных компонентов темы сегодняшнего урока. Ученики спешно покинули класс, но Гарри решил задержаться.

— Чего вам, Поттер?

— Профессор, я бы хотел спросить, какую бы вы могли посоветовать литературу в качестве дополнения к учебнику зельеварения.

— Вы думаете, вам хватит мозгов прочитать что-то кроме учебника?

— Учебником я не могу назвать данное методическое пособие, как бы мне этого не хотелось. Меня интересуют не рецепты, их можно найти где угодно, а теория. Почему некоторые ингредиенты надо резать вдоль, а не поперек. Почему зелье надо мешать именно так, а никак иначе. Ну и так далее.

Снейп задумался, в его глазах на мгновение вспыхнул огонек профессионального интереса, но его быстро что-то подавило.

— Если вам так интересно, то вы можете прочитать книгу «Эликсиры: от простого к сложному» Томаса Креддла или «Ингредиенты для зелий» Сэма Софтмелла. Их нет в библиотеке, так что можете не искать. А теперь пошли вон, мистер Поттер.

Поблагодарив профессора, Гарри вышел из класса зельеварения, за дверью которого его уже ждал Рон Уизли и Симус Финнинган.

— Что он от тебя хотел, Гарри? — спросил Симус.

— Я всего лишь попросил у профессора совета насчет дополнительной литературы по зельям.

— Гарри, оно тебе надо? Давай лучше сыграем партейку в шахматы.

— Да Рон, мне это нужно и мне это интересно.

— Что может быть интересного в стоянии у котла? — воскликнул Рон.

— А то, что стоимость ингредиентов ниже стоимости зелья, которое из них вариться. Экономить надо, — состроив загадочное лицо и указав пальцем вверх, сказал Гарри.

Дойдя до гостиной, мальчики занялись каждый своим делом. Дин и Симус завели спор о том, какой спорт лучше: футбол или квиддич. Невилл увлеченно их слушал. Гарри иногда поддакивал Дину, в противовес Рону, с которым играл очередную партию в шахматы. Гарри поставил себе целью победить Рона без использования подсказок НД. Девчонки о чем-то шептались в углу гостиной и лишь одна Гермиона строчила эссе, достигшее уже метровой длины. Гермиона и Рон были единственными людьми с первого курса, с кем Гарри имел натянутые отношения. Принципиальное непринятие Роном кого-то не из Гриффиндора и его постоянные попытки помешать Гарри общаться с не-гриффиндорцами нервировали. Гермиона же возводила авторитет преподавателей в абсолют и заставляла всех делать домашнюю работу, из-за чего постепенно становилась изгоем на факультете.

Следующее утро принесло новость, из-за которой весь первый курс Хогвартса был готов стоять на ушах. А именно, со следующей недели начинались уроки полетов. Все и каждый были готовы рассказывать всем, кто слушал и кто нет, как они героически догоняли на метле магловские самолеты. Гарри, да и остальные маглорожденные, посмеивались над этими рассказами.

В полдень понедельника весь первый курс выстроился во дворе Хогвартса, стоя каждый возле метлы. Урок полетов вела мадам Хуч, которая дунула в свисток, привлекая к себе внимание.

— Вытяните руку вдоль древка метлы и скомандуйте «Вверх!», выполнять!

Сорок семь голосов дружно скомандовали: «Вверх!».

Эффект у всех получился разный. У кого-то, как у Гарри, метла послушно влетела в руку. У кого-то она покатилась по земле, кого-то она ударила по лбу, а у кого-то вообще не сдвинулась с места. Добившись спустя полчаса того, что каждый смог поднять метлу, мадам Хуч приступила к следующей стадии.

— Садитесь на метлу и оттолкнитесь от земли. Выше десяти метров не взлетать!

По команде все первокурсники оттолкнулись от земли. Кто-то парил у самой земли, боясь подняться в воздух, кто-то старался взлететь выше разрешенной высоты. Гарри же, полетав некоторое время на высоте пять-шесть метров разочаровался в метлах, ибо в полете на метле не было того чувства свободы, которое он испытывал, летая на своем НД. Не говоря уже о том, что с возрастом полеты на метле станут чреваты для здоровья, и падение тут совершенно ни причем.

POV Альбуса Дамблдора.

Директор школы чародейства и волшебства Хогвартс сидел в своем кабинете и осматривал взглядом собравшихся четырех деканов факультета. Сегодня было 31 сентября, время ежемесячного собрания деканов.

— Лимонную дольку? — предложил директор, с удовольствием наблюдая как скривились лица присутствующих при упоминании этих сладостей.

— Спасибо, Альбус.

— Тогда начнем собрание. Помонна, как обживаются твои первокурсники?

— Они прекрасно влились в дружную семью Хафлпаффа. Было несколько первокурсников, которые не могли заснуть на новом месте, но несколько зелий сна без сновидений помогли им избавиться от этой проблемы.

— Очень хорошо. Филиус?

— То же самое я могу сказать и о своих воронятах.

— Северус?

— Все спокойно. Было несколько стычек между первокурсниками, но они были быстро решены старшими курсами.

— Минерва?

— Новые ученики ведут себя согласно правилам, чему я искренне рада.

— Что ж, перейдем к успеваемости. У кого-нибудь есть какие-либо жалобы или пожелания?

— У мистера Диггори есть небольшие проблемы с трансфигурацией, но надеюсь ему удастся подтянуть свою успеваемость, — сказала Минерва МакГонагалл.

— А что насчет первокурсников, Минерва? — плавно перешел Дамблдор к интересующему его вопросу, откликающемуся на имя «Гарри Поттер».

— Из всех идиотов, что поступили в этом году, я могу лишь отметить мистера Малфоя, мисс Грингасс, мистера Поттера и мисс Боунс. Кроме этих четырех никто ни черта не понимает в зельях и даже не хочет понимать.

— Я не ослышался или Северус отметил гриффиндорца? Я бы тоже хотел отметить успехи мистера Поттера а также мисс Грейнджер.

— Я бы не стал выделять Грейнджер. Она только и занимается тем, что копирует информацию из книг, в отличие от мистера Поттера, который хоть и сдает эссе еле-еле достигающее заданной длины, но его ответы всегда полны и имеют множество ссылок на сторонние источники. И он не занимается простым копированием и заучиванием текста, а именно обдумывает его. Почему он не среди воронов Флитвика, я ума не приложу.

Взгляды всех присутствующих скрестились на декане Слизерина.

— Ну, Северус, его родители были Гриффиндорцами, неудивительно, что он пошел по их стопам.

— Он кто угодно, но не гриффиндорец, Дамблдор.

— Хватит, Северус! Он Гриффиндорец и точка. Я хочу отметить, что мистер Поттер отличается способностью колдовать невербально. Он на первом же уроке с первой попытки использовал невербальное заклинание для выполнения задания.

— Раз уж Минерва упомянула про это, то я скажу, что он и на чарах колдует невербально. Не удивлюсь, если на других предметах тоже.

Дамблдор нахмурился, услышав эту информацию. Прослушав рассказы преподавателей о других учениках и закрыв за последним из них дверь, Он принялся мерить шагами свой кабинет.

То, что Поттер колдует невербально не являлось хорошей вещью. Это означало, что мальчишка достаточно силен, чтобы колдовать невербально может означать только то, что мальчишка достаточно силен в столь юном возрасте. Да еще и исчезнувший шрам и исправленное зрение. Шрам не должен был исчезнуть! Это знак того, что Волдеморт отметил Гарри как равного себе, это знак о том, что пророчество действует. И знак того, что Гарри было суждено погибнуть, чтобы Волдеморт мог быть побежден!

Более того, мальчишка слишком умен и уверен в себе. Он дружит с учениками других факультетов, даже с некоторыми слизеринцами. Знамя Света не должно было водить дружбу с хитрыми змеями. Ему следовало дружить с отважными Гриффиндорцами.

Мальчишку не удалось заманить в команду по квиддичу. А всему виной нейтральные отношения между ним и отпрыском Малфоев. И почему тот послушался и отдал Гарри эту проклятую напоминалку. И это его заявление, что метла совсем не годиться для полетов, и что квиддич ему не интересен. Как волшебнику может быть не интересен квиддич, особенно когда команда его факультета так нуждается в ловце. Видите ли, метла летает гораздо хуже чем этот, как его, Эн-Дэ. Наверное, это какой-нибудь магловский вертолет.

Нужно было срочно что-то делать. Этому Уизли удалось втереться в доверие к мальчишке, но тот с упорством достойным лучшего барана продолжает общаться с райвенкловцами и слизеринцами. Надо как-то заинтересовать мальчишку запретным коридором и философским камнем, спрятанным там, но как?

Хагрид! Хагрид поможет, он не подведет. Но надо действовать скрытно, чтобы Хагрид ничего не пронюхал.

Конец POV Альбуса Дамблдора.

Шло время, школьная жизнь Гарри вошла в ставшее уже привычным русло. Каждый день по утрам он делал небольшую зарядку в одном из пустых классов, ходил на уроки, после которых шел либо в библиотеку на поиски новой полезной книги, либо возвращался в пустой класс, где тренировал свои магические навыки. И если с трансфигурацией и чарами у Гарри проблем не было, то в зельях и рунах его прогресс был весьма медленным. И если с вопросами по зельям Гарри мог обратиться к профессору Снейпу, который за месяц изменил свое к нему отношение, то к кому обратиться с вопросами по рунам он не знал. То, что делали в своих домашних работах старшекурсники, было только переводом рунного текста, и только седьмой курс начинал изучать простейшую рунную магию. Поэтому, Гарри оставалось надеяться на Абсолютную Защиту своего НД и изучать руны практическим путем. И иногда это приводило к весьма интересным ситуациям.

В поисках места для проведения своих экспериментов с рунами, Гарри нашел на берегу Черного Озера небольшую уединенную полянку, окруженную со всех сторон деревьями. Полянка располагалась недалеко от стадиона для квиддича, и иногда с нее можно было наблюдать за тренировками игроков. Вот и сейчас, Гарри трансфигурировал из ближайшей палочки небольшой карандаш и листок бумаги, из которого стал делать бумажный самолетик. Это было обычным «набором естествоиспытателя», который Гарри использовал, когда хотел попрактиковать боевое применение рун. Рядом с Гарри стоял его первый успешный эксперимент — магический термос с чаем, представляющий из себя пластиковую бутылку из-под минералки, забытой Гарри в квантовом кармане. На бутылке были выцарапаны руны раидо, кауна и пербу, которые будучи написанными в одной строке согревали емкость и сохраняли свежесть содержимого. Гарри старался не вспоминать, что произошло с предшественниками этого термоса. Ему хватило того, что один из образцов прекратился в расплавленный пластик и стал ползать по кругу, и что он сделал с ним после.

Флешбек. Гарри Поттер, 1 октября.

Гарри сидел на полянке и вырезал на пластиковой бутылке руны, которые должны были заставить жидкость в бутылке удерживать определенную температуру, не портясь при этом. Ему нужно было быть осторожным, так как металлическое перо было очень острым, а стенки бутылки были тонкими.

Выцарапав нужные руны, Гарри обвел их чернилами и прикоснулся к каждой из них волшебной палочкой, насыщая руны магией. Но, он видимо переборщил с напиткой руны кауна, отвечающий за тепло, и раидо, означающей путь. В результате бутылка превратилась в комок расплавленного пластика, результат перегрева от руны кауна, и стала двигаться по кругу, радиус которого равнялся радиусу бутылки. Вот так по странному повела себя руна пути, раидо.

Склонив голову набок и посмотрев на кружащий кусок пластика, Гарри поддался неожиданному порыву и, поймав кусок пластика, стал выцарапывать на нем руну жизни альгиз. Обведя ее чернилами и наполнив руну магией, Гарри в следующее мгновение выронил кусок пластика, потому что ему показалось, что его кто-то укусил за ладонь. Посмотрев на руку, Гарри увидел след, словно ему в ладонь вдавили пробку от бутылки.

Снизу послышалось рычание, и опустив глаза Гарри увидел, как на него рычал тот самый кусок пластика, рот которого представлял собой согнутую бутылочную пробку. Гарри навел на свое творение волшебную палочку, и хотел было убрать результат своего эксперимента, как кусок пластика, напоминавший синюю слизь, на боку которой еще была этикетка с надписью «Bon Aqua», зарычал и свернулся клубочком, после чего с невероятной скоростью покатился в лес, скрывшись из виду. Гарри так и остался стоять, пораженный случившимся.

Конец флешбека.

«Мне даже жалко это бедное безымянное создание. Оно ведь абсолютно не приспособлено к жизни в дикой природе. Кто знает, чем питаются магические твари, живущие в Запретном Лесу», — подумал Гарри, рисуя на карандаше руны скорости, льда, пути и памяти. Гарри надеялся, что эти руны сохраняться при последующей трансфигурации.

Спустя пять минут бумажный самолетик был готов к полету, а карандаш был трансфигурирован в маленькую ракету, которая, лежа на камне, грозно смотрела в сторону стадиона. Настолько грозно, насколько могла. Нарисовав на самолетике руну скорости и напитав ее, Гарри прикоснулся палочкой к самолетику и поочередно активировал руны на ракете, начиная с руны памяти.

«Заклинатель, через три секунды произвести запуск некалиброванного ракетного вооружения», — отдал команду Гарри, запустив бумажный самолетик в сторону озера.

Спустя три секунды ракета загудела, словно рой пчел и ринулась вслед за самолетиком, оставляя позади себя след из снежинок. Нагнав самолетик, она пробила его навылет, превратив его в кубик льда.

«Учебная цель поражена», — прочитал Гарри выскочившее сообщение. Но тут ракета, заложив крутую мертвую петлю, направилась в сторону стадиона.

«Цель поражена. Идентифицировать цель не представляется возможным».

— Упс, — тихо сказал Гарри и поспешил удалиться с полянки и скрыться в замке. Например, в библиотеке.

Тем временем, на стадионе спорили команды Слизерина и Гриффиндора о том, чья очередь занимать поле для тренировок. И когда уже Оливер Вуд, капитан сборной Гриффиндора, и Маркус Флинт, капитан сборной Слизерина, уже собирались перейти от слов к кулакам, они услышали гул, похожий на жужжание множества пчел. Гул очень быстро нарастал и вскоре между двумя капитанами пролетело что-то, похожее на карандаш, и врезалось в землю точно между капитанами, окатив их при этом снежной лавиной. Оба капитана оказались засыпанными снегом по шею.

— Уизли! — взревели два капитана.

— Но это не мы…

— … но это было остроумно.

Отсидевшись в библиотеке, Гарри отправился в факультетскую гостиную, где застал чихающего капитана сборной Гриффиндора, который пытался добиться от близнецов Уизли признания в очередной шутке, что имела место на поле. Пробравшись бочком к своим одногодкам, Гарри сел на свободное место рядом с Дином.

— Что за шум? — спросил Гарри.

— Вуд обвиняет близнецов в том, что они устроили снежную лавину, когда он спорил с капитаном змей, — ответил Рон, отрываясь от игры в плюй-камни.

— И как успехи?

— Не очень. Слушай, Гарри, а давай в шахматы? — спросил Рон.

— А давай, — подумав, согласился Гарри.

— Какой счет? — спросил через час Невилл, когда дико довольный Рон стал складывать шахматы на место.

— 45 — 4 в пользу Уизли, — ответил Симус, — Гарри, тебе не надоело?

— Это уже вопрос принципа, Симус, — ответил Гарри.

— Кто-нибудь сделал эссе для МакГонагалл? — спросила Лаванда Браун.

— Гарри сделал, и еще Грейнджер, я уверен, — кивнув головой в сторону помянутой девочки, сказал Дин.

— И все?

— Его же сдавать только через два дня…

— Но есть еще эссе по Квиреллу и Снейпу.

— Завтра вообще-то праздник, Хэллоуин, а Снейп только через три дня, Квирелл вообще в конце недели.

— Гарри, дашь свое эссе посмотреть? — спросила Лаванда.

— Подожди минутку, оно в моей сумке в гостиной. Сейчас принесу.

Вернувшись из спальни и отдав эссе Лаванде, Гарри еще полчаса наблюдал вместе со всей гостиной за допросом близнецов Оливером Вудом. Но почувствовав, что засыпает, Гарри вернулся в спальню, где очень быстро попал в объятия Морфея.

Хэллоуин начался как вполне обычный учебный день. Однако, обстановка разительно отличалась от повседневной. По всему замку были развешаны праздничные тыквы, которые пугали проходящих мимо студентов. Под потолком Большого Зала летали стайки летучих мышей, которые иногда пролетали по коридорам над головами учеников. И именно в этот праздничный день Рон Уизли довел до слез Гермиону Грейнджер, которая всего лишь пыталась помочь Рону с заклинанием, ибо ей не посчастливилось быть с ним в паре во время урока. Гарри признавал, что даже с таким характером, как у Гермионы, Рон не должен был срываться на бедную девочку. На следующем уроке Гермиона не появилась, что было очень странно, учитывая ее рвение учиться.

Но когда Гермиона не явилась и на праздничный ужин, Гарри стало как-то не по себе. Расспросив своих однокурсниц, Гарри узнал, что Гермиону последний раз видели в женском туалете на втором этаже. И в этот момент в большой зал забежал профессор Квирелл.

— Тролль! Тролль в подземелье! — прокричал Квирелл и упал в обморок.

— Тихо! — приглушил начавшуюся панику Дамблдор.

— Старосты, отведите учеников в факультетские гостиные. Я с преподавателями отправляюсь на поиски тролля.

Улучив момент, Гарри ускользнул из толпы гриффиндорцев, направляющихся в свою башню, но не успел пройти несколько метров, как его догнал Рон Уизли.

— Дружище, нам же сказали вернуться в гостиную.

— Мне нужно найти Гермиону, она не знает про тролля, — ответил Гарри, а Рон виновато опустил глаза.

— Послушай. Мы найдем ее и сразу же побежим в гостиную, после чего ты извинишься перед ней за свои слова, сказанные на уроке Флитвика. Ты меня понял?

— Хорошо. Но где мы найдем ее?

— Лаванда сказала, что она была в женском туалете на втором этаже. Нужно спешить.

Ребята побежали в направлении женского туалета, но едва они поднялись на второй этаж, как их ноздри атаковал смрадный запах. Повернув в коридор, в котором находился искомый туалет, они увидели огромную и уродливую тушу тролля, которая брела вдоль коридора. НД сразу же предупредил пилота о том, что шкура троллей имеет высокую сопротивляемость к магии. Спустя пару минут это же высказал Рон Уизли. Но у Гарри не было времени на размышления, так как в это время тролль зашел в женский туалет и спустя несколько мгновений оттуда раздался женский визг.

— Гермиона! — крикнул Гарри и побежал к двери.

— Гарри, ты совсем псих?

— Он убьет ее!

— Как ты остановишь тролля? Их кожа хорошо защищает от магии, и ты видел его дубину?

Но Гарри уже не слушал Рона. Он залетел в туалет, где увидел и дрожащую от страха Гермиону, к которой подходил тролль. Тролля надо было отвлечь.

— Редукто! — выкрикнул Гарри, целясь в голову тролля. Заклинание не нанесло никакого вреда, а тролль даже не обратил на него внимания. Гарри пришлось еще несколько раз повторить заклинание, чтобы тролль наконец-то обратил на него внимание.

— Рон, хватай Гермиону и беги отсюда, пока я отвлекаю его, — крикнул Гарри, бросаясь в тролля взрывными заклинаниями, постепенно выходя из туалета. Выманив таким образом тролля из туалета, Гарри подал знак Рону.

— Рон, сейчас!

Рон забежал в туалет и схватив оцепеневшую от страха Гермиону за руку бросился прочь с места событий. А Гарри, тем временем, уводил тролля в противоположную сторону. Гарри понимал, что даже с такими высокими для первокурсника навыками, он не сможет победить тролля. Но у него был один козырь, которого не было ни у кого. И этим козырем был его НД. Развернувшись, Гарри побежал прочь от взбешенного тролля, чтобы увести его как можно дальше. Но тролль бежал достаточно быстро, не смотря на свою кажущуюся неуклюжесть и громоздкость.

«Заклинатель. Приготовить частичную развертку с прототипом плазменной пушки», — скомандовал Гарри.

«Запрос данных пилота: Плазменная пушка не откалибрована. Рекомендуется использовать другие средства».

«Если я оторву голову троллю, это вызовет слишком много вопросов. Надеюсь, абсолютная защита меня спасет», — подумал Гарри и произвел частичную развертку. В его руках, на которых материализовались когтистые темно-синие перчатки, материализовалась полутораметровая винтовка, выглядевшая весьма внушающее. Резко развернувшись, Гарри прицелился и нажал на курок.

— Му-няя, — прокричал Гарри, когда винтовка выплюнула небольшой сгусток, светящийся ярким белым светом.

Сгусток врезался в тролля и прожег в нем сквозную дыру, после чего вылетел у него из-за спины. Но в этот момент сгусток плазмы, имевший температуру в четыре тысячи градусов по шкале Цельсия, потерял стабильность и взорвался. Раздался громкий хлопок, лицо Гарри обдало жаром, и он зажмурил глаза и закрыл их рукой из-за яркого света. Когда свет ослаб, Гарри открыл глаза и увидел, что коридор спереди от него был превращен в стеклянный тоннель, протянувшийся на двадцать метров по коридору. Гарри едва успел отозвать свой НД, как из-за поворота выбежали Снейп, Квирелл и МакГонагалл во главе с Дамблдором. Увидев остекленевший коридор, Квирелл упал в обморок.

— Ничего не понимаю. Защита замка показала, что тролль только что был здесь.

— Мистер Поттер, что вы здесь делаете? Вы должны быть в гостиной, — спросила профессор МакГонагалл.

— Я… это… уводил тролля от Рона и Гермионы. Он бежал за мной, и я испугался и… бабах? — попытался изобразить волнение Гарри, мысленно стуча головой об стену от своей глупой игры.

— Мистер Поттер… — начала было МакГонагалл, как ее перебил Дамблдор.

— Минерва, успокойся. Ведь именно мисс Грейнджер и мистер Уизли сказали нам, где тролль и что Гарри отвлекает его. Полагаю, его надо показать Поппи, после чего отправить в гостиную. Мальчик перепугался, ему нужно отдохнуть. Но думаю, двадцать баллов будут достойной наградой за спасение товарища, — сказал Дамблдор, посмотрев на Гарри.

«Внимание. Обнаружена попытка взлома внешнего ядра. Источник взлома — объект „профессор Дамблдор“», — пришло сообщение от НД, и Гарри тут же опустил глаза.

Тревожное сообщение, вызванное попыткой взлома внешнего ядра, пропало, стоило Гарри оборвать зрительный контакт с профессором Дамблдором. Профессор МакГонагалл отвела Гарри в больничное крыло, предварительно очистив его лицо от копоти и сажи заклинанием. Мадам Помфри, школьная медсестра, осмотрела Гарри и подтвердила, что он полностью здоров.

Вернувшись в гостиную Гриффиндора, Гарри на автомате добрел до своей кровати и провалился в сон.

POV Альбус Дамблдор.

Альбус Дамблдор был неспокоен. Том начал действовать, а ему никак не удавалось заинтересовать Гарри запретным коридором.

И этот странный крик Гарри, это «Му-няя», после которого двадцать метров коридора второго этажа превратилось в стекло, не смотря на мощные защитные чары замка. Несколько доспехов, находящихся в этом коридоре, просто испарились. Неужели это и была та загадочная сила, о которой говорилось в пророчестве?

Дамблдор вошел в потайной кабинет, скрытый от посторонних глаз массивным книжным шкафом, и наложил самые мощные экранирующие чары на кабинет, превратив его в дуэльный зал. Усилив чары при помощи замка и создав напротив себя манекен. Дамблдор махнул волшебной палочкой и повторил слова Гарри.

— Му-няя!

Ничего не произошло. Дамблдор повторял снова и снова, используя разные интонации и взмахи палочкой. Час спустя за Дамблдором стал наблюдать его феникс, находящий действия своего хозяина весьма забавными.

— Му-няя! — сделав очень сложное движение палочкой, произнес Дамблдор, но снова ничего не произошло.

— Неужели, такая огромная сила была дарована мальчишке пророчеством? — вздохнув, спросил сам себя Дамблдор.

Фоукс курлыкнул, словно смеясь над Дамблдором, и улетел прочь из кабинета.

Глава 6

Рождестенские сюрпризы

На следующее утро Рон извинился перед Гермионой, когда он и Гарри спустились в общую гостиную факультета. Гермиона поблагодарила Гарри за то, что он рисковал своей жизнью ради того, чтобы спасти ее. Постепенно, она стала немного меньше пытаться командовать первокурсниками, но от своего стремления приучить Гриффиндор жить по школьным правилам она не отказалась. Гарри, пообщавшись с Гермионой, пришел к выводу, что она очень умная девочка, но из-за ее характера у нее было очень мало друзей.

Но главной новостью для Гарри стал отчет НД о вчерашнем выстреле из плазменной пушки, который полностью испарил тролля и превратил камень, который был защищен сильнейшими чарами, в стекло всего за несколько секунд. Согласно расчетам НД, конструкция прототипа была способна выдержать не более десяти подобных выстрелов. После десятого выстрела канал разгонного блока терял геометрию, что приводило к нарушению работы самого разгонного блока и магнитной ловушки, что могло привести к взрыву орудия при попытке сделать одиннадцатый выстрел. Но повторное использование орудия было возможно лишь после пяти последовательных выстрелов, так как после пятого выстрела в разгонном блоке начинали происходить необратимые изменения, приводящие к ухудшению работы блока. Шестой же выстрел становился на 5 % слабее и медленнее, а каждый последующий выстрел терял еще дополнительно 5 % мощности. Итого, десятый выстрел был примерно в два раза слабее первого. И эту проблему Гарри был намерен решить при помощи рун.

Хуже было то, что при выстреле в упор мощность взрыва плазменного заряда снимала 50 единиц щита, и это от одного выстрела. Оценочный радиус поражения на открытой местности без усиления мощности заряда составил десять метров. При максимальной дальности в 700 метров большой радиус поражения был скорее плюсом, чем минусом. Но Гарри все еще не имел полного представления о маневренности и скоростных характеристиках своего НД, поэтому не мог оценить эффективность своего вооружения. Что же до гиперсенсоров, в их эффективности Гарри убедился на первом же матче по квиддичу, когда смог без труда следить за всеми игроками, двумя бланджерами и снитчем.

Приближалась середина ноября, когда к Гарри утром прилетела сова с запиской от Хагрида с приглашением зайти в гости на выходных.

— Гарри, от кого это? — спросил Рон, который взял в привычку садиться рядом с Гарри всегда, когда имелась возможность.

— От Хагрида, приглашает в гости на выходных.

— Ты с ним знаком?

— Он сопровождал меня во время первого похода в Косую Аллею.

— А меня водила туда профессор МакГонагалл, — присоединилась к разговору Гермиона.

— И меня она водила за покупками, — добавил Дин.

— Естественно. Профессор МакГонагалл сказала, что это входит в ее обязанности, знакомить новых маглорожденных учеников с магическим миром. Так было написано в Истории Хогвартса.

— Спасибо, Гермиона, я тоже читал ее, — ответил Гарри.

— Пойдешь к Хагриду? — спросил Рон, стараясь запихнуть в рот как можно больше бекона.

— Думаю, его стоит навестить. Он хороший человек, пусть и немного крупноватый.

— Немного?! Да он не человек, а целый великан! — воскликнул Рон.

«Ну, допустим что не целый, а всего лишь на половину», — подумал Гарри.

— Рон, завтракай быстрее. У нас скоро урок трансфигурации, — напомнила Гермиона.

— До нее еще двадцать минут.

— Не знаю как тебе, но я не хочу бежать на четвертый этаж в противоположное крыло замка. Идем, Гермиона, Рон нас догонит.

И действительно, едва Гарри и Гермиона ступили на лестницу, ведущую на второй этаж, их догнал Рон, который возмущался, что ему не дали нормально поесть. Замечание Гермионы о том, что Рон съел столько же, сколько съела вся женская половина первого курса Гриффиндора, он предпочел проигнорировать, вместо этого доказывая Гарри что квиддич лучше футбола. Ведь близился второй матч сезона, а Гриффиндор проиграл Слизерину с разницей в 40 очков, так как ловец сборной Слизерина поймал снитч.

Квиддич был краеугольным камнем в общении между Роном и Гарри. Первый всячески склонял Гарри вступить в сборную Гриффиндора, второй сопротивлялся всеми силами. Сколько бы Рон не доказывал прелести квиддича, Гарри не мог найти привлекательным спорт, в котором тяжелые травмы были обычным явлением. Не то чтобы Гарри боялся, с защитой, обеспечиваемой НД, он мог разбить бланджер одним ударом руки и не боялся падения с высоты. Но Гарри не хотел, что бы кто-нибудь узнал о его НД. Он боялся, что маги заберут у него Заклинателя, чтобы изучить его.

Другой проблемой были постоянные попытки Рона отвлечь его от учебы и тренировок. Тот постоянно и весьма настойчиво отвлекал его от написания домашней работы предложениями сыграть в шахматы или непрекращающейся болтовней о квиддиче. Он словно следил за Гарри, пытаясь помешать ему проводить свои занятия по отработке новых заклинаний и рунных цепочек. Пока Рону не удавалось отвлечь Гарри от его привычных дел, но он не сдавался.

В субботу Гарри отправился в хижину Хагрида, что стояла недалеко от запретного леса. Вместе с ним отправились Рон и Гермиона, изъявившие желание увидеть Хагрида и проследить за тем, чтобы они вернулись к отбою. Последнее было высказано Гермионой. Подойдя к хижине, ребята услышали лай, после чего Рона сшиб огромный пес и стал его облизывать.

— Назад, Клык, — скомандовал вышедший Хагрид, оттаскивая пса, который был уверен, что не оказал всех необходимых любезностей рыжему мальчику.

— Простите Клыка, он очень дружелюбный и добрый пес.

— Даже слишком дружелюбный, — пробурчал Рон, пытаясь вытереть собачью слюну со своего лица и мантии. Наблюдая за страданиями Рона, Гарри достал палочку и очистил его заклинанием.

— Спасибо, дружище.

— Гарри, а что это было за заклинание? — спросила Гермиона.

— Эванеско. Его изучают на втором курсе. Есть в учебнике по чарам.

Когда ребята зашли в хижину, Хагрид тут же поставил чайник и поставил на стол корзинку с кексами. Гарри придирчиво осмотрел кексы, в то время как Рон мгновенно отправил кекс в рот. Посмотрев на попытки Рона отгрызть кусок кекса, Гарри взял свой и постучал им о край столешницы. Столешница такого отношения к себе не вытерпела, покрывшись вмятинами. Поймав удивленный взгляд Рона и осуждающий от Гермионы, Гарри поставил кекс на стол и взял в руки кружку с чаем, которую великан поставил перед каждым из них. Чай был великолепен, вынужден был признать Гарри, но даже он не смог растопить кекс Хагрида. Подумав немного, Гарри взял пару кексов и завернул в лежавшую на столе газету.

— Хагрид, я возьму у тебя пару кексов, хочу угостить Хедвиг?

— Конечно. Вы чай пейте, я сам травы собирал.

— Чем тебе твоя сова не угодила, что ты решил убить ее этими кексами? — тихо сказал Рон, но тут же получил толчок от Гермионы.

— Как тебе, Гарри, живется-то? Я слышал, ты со слизеринцами общаешься.

— Здесь веселее, чем у Дурслей. А что такого, что я общаюсь со слизеринцами?

— Они же все поголовно темные маги! — повысив голос, сказал Рон.

— Мальчик дело говорит, Гарри. Ты наверное из этих, Уизли, кажется?

— Я Рон Уизли.

— А это — Гермиона Грейнджер, — представил девочку Гарри.

— Знал я твоих братьев, Рон. Хорошие ребята.

— Мистер Хагрид, а кем вы работаете в Хогвартсе? — спросила Гермиона.

— Так это, лесничий я. За лесом приглядываю, зверушек лечу. Слабость у меня, к живности всякой. Меня когда из школы выгнали, Дамблдор меня здесь оставил, работу дал. Великий человек, Дамблдор.

— Хагрид, а тебе ничего странного в лесу не попадалось? — спросил Гарри, вспомнив свое творение из расплавленного пластика, которое смогло прокусить щит НД, который он держал постоянно активным. Этот факт его изрядно беспокоил, но у него было простое объяснение — неправильно нарисованная руна и ее излишняя подпитка магией. Результат всего этого уже больше месяца пропадает где-то в Запретном Лесу.

— Да было тут что-то, на мышь похожее, но только какое-то прозрачное. Словно призрак. Бегало, рычало, пугало гипогрифов. Я попытался его поймать, да больно верткое оно оказалось. Я несколько капканов выставил, да кентавров предупредил, но они мне не поверили.

— Понятно. Что ж, удачи в поимке.

— Гарри, смотри, кто-то ограбил Гринготс, — раздался крик Рона.

Посмотрев на рыжего товарища, Гарри увидел, что он показывает пальцем в статью в газете, которая выполняла роль скатерти.

— «… 31 июля было совершено дерзкое ограбление волшебного банка Гринготс. По информации гоблинов, был вскрыт сейф, опустошенный владельцем ранее. Гоблины усилили меры безопасности…», статья от 1 августа, Хагрид, а это случаем не тот ли сейф, в который тебя попросил сходить директор? — спросил Гарри великана.

— Возможно, Гарри, возможно. Но кто бы ни решился ограбить Гринготс, он был невероятно силен, если смог прорваться через защиту гоблинского сейфа.

«Странно все это», — подумал Гарри.

Проговорив с Хагридом почти до самого вечера, ребята вернулись в гостиную факультета. Но по дороге Гарри показалось, как в соседнем коридоре промелькнула Миссис Норис, кошка школьного завхоза, преследуемая синей полупрозрачной слизью. Закрыв глаза и тряхнув головой, Гарри снова посмотрел в тот коридор, в котором скрылась кошка, но ничего там не увидел.

— Я думаю, то, зачем охотился грабитель, спрятано в запретном коридоре, — высказал на следующее свое предположение Рон.

— С чего ты взял?

— Ты же сам вчера сказал, что Хагрид что-то в этот день забирал из банка по поручению Дамблдора. А тот первого сентября объявил коридор запретным. Может быть, он знал, что за этим предметом ведется охота?

— Откуда?

— Ну, это же Дамблдор…

— И что?

— Как это что? Профессор Дамблдор считается сильнейшим магом столетия, он был единственным, кого боялся Тот-Кого-Нельзя-Называть! Его считают Мерлином нового времени! — возмутилась Гермиона.

— И дальше-то что?

— Дамблдор знал, что за тем, что спрятано в запретном коридоре, ведется охота.

— И спрятал это в школе, в которой полно детей, — сказал Гарри, намазывая джем на тост.

— Хогвартс — самое безопасное место в Англии! — не унималась Гермиона.

— Нам надо попасть в запретный коридор, — подытожил Рон.

Гарри посмотрел на Рона, словно тот был смертельно больным, после чего продолжил завтракать. А Рон словно загорелся этой идеей, и постоянно предлагал Гарри сходить в запретный коридор. Мол, это будет в духе их факультета. Гермиона была против нарушения правил, но в ее глазах Гарри видел огонек азарта.

Ноябрь сменился декабрем, а вслед за ним пришли рождественские каникулы. Большинство учеников собиралось уехать на праздник домой, и в замке должна была остаться от силы десятая часть учащихся. Гарри искренне радовался тому, что в школе будет меньше народу, ведь он хотя бы неделю будет меньше натыкаться на целующиеся в пустых классах парочки. Из-за холодов, Гарри временно прекратил опыты с рунами. Хоть к этому моменту он и освоил рунные цепочки регулирования температуры, но ему еще не хватало навыков, чтобы охватить ими область открытого пространства. С закрытым пространством у Гарри никаких проблем не возникало. Также, он освоил рунные цепи усиления характеристик материала. Единственное, в чем ему оставалось разобраться перед началом работ над плазменными пушками, было усиление параметров сложного конструкта. Подобные усиления делались уже не цепочками из трех-пяти рун, а многоугольными конструкциями, форма которых рассчитывалась специальным образом. И если работу с числами Гарри мог перепоручить ИИ, то подбор рун ему предстояло делать самому, так как руны нет имели четкого толкования, и в большинстве случаев их значение исходило из общего контекста.

Рождественским утром Гарри был разбужен Роном, которому не терпелось открыть свои подарки. Не ожидавший подарков Гарри был удивлен той небольшой кучке свертков, что лежала у его кровати. Заинтересовавшись, он стал разворачивать свертки. Дурсли прислали ему зубочистку, которую Гарри поклялся тайком превратить в ракету и натравить ее на Дадли. Гермиона прислала ему продвинутый самоучитель французского языка, от наблюдательной девочки не укрылись его посиделки с самоучителем в углу гостиной. Также ему кто-то прислал темно-зеленый свитер и коробку домашней выпечки.

— Спасибо за книгу о «Пушках Педдл», дружище. О, мама и тебе прислала фирменный джемпер Уизли?

— Что, прости?

— Мама всегда на рождество вяжет нам свитера. Мне тоже прислали, но у меня красного цвета, — ответил Рон, показывая свой свитер.

Последний сверток оказался небольшим и на удивление легким. Раскрыв его, Гарри увидел серебристую ткань и записку.

«Твой отец перед смертью дал ее мне попользоваться. Настала пора вернуть тебе ее», — прочитал Гарри записку и стал рассматривать ткань.

— Гарри, это же… — вздохнув, сказал Рон, увидев вещь в руках Гарри.

— М?

— Это же мантия-невидимка. Они необычайно редки!

— Мантия-невидимка? Что это?

— Это мантия, которая делает того, кто его носит, невидимым. Попробуй, одень ее.

Гарри скептически посмотрел на Рона, потом на ткань у себя в руках и пожал плечами. Согласно физике, абсолютная невидимость была невозможна. Даже режим маскировки НД был всего лишь голографической проекцией того, что было скрыто НД от взора наблюдателя. Это был весьма энергоемкий режим, да и не слишком эффективный. Подойдя к зеркалу, Гарри надел мантию и тут же его глаза округлились от удивления. А причины было две. Первая — его тело действительно стало невидимым. А вторая — когда он накинул капюшон на голову, его НД выдал сообщение об обнаруженном новом периферийном устройстве.

POV Заклинателя.

Мантия-невидимка? Делает носящего ее абсолютно невидимым? Что за Бред, причем с большой буквы. Любой физик скажет вам, что это невозможно из-за природы световых волн в частности, и электромагнитных волн вообще. Но тут Гарри одел мантию и накинул капюшон, и исчез из электромагнитного спектра. Я его не видел гиперсенсорами ни в визуальном, ни в тепловом, ни в радио, ни в каком диапазоне.

«Обнаружено неизвестное устройство. Произвести конфигурацию?»

Мантия определилась как вспомогательный модуль? Странно. Хотя, та область спектра в энергетике внешнего ядра, которая уникальна для каждой встреченной мною сигнатуры, совпадает с похожей областью спектра волн, излучаемых мантией. Проведя дополнительное сканирование, я выяснил, что мантия подключилась не к моему ядру, а к внешнему ядру, и определить его я смог благодаря имеющемуся двустороннему каналу связи. Как интересно. Продублировал запрос Гарри. Получил утвердительный ответ.

«Начата конфигурация модуля „Мантия-невидимка“. Переименовать?» — отправил я Гарри очередной запрос.

«Заклинатель. Переименовать мантию-невидимку в „Селе-иоз“».

«Калибровка завершена. Модуль „Селе-иоз“ подключен к порту периферийных устройств ВН003. Завершена наладка системы питания и управления. Список подключенных устройств: волшебная палочка (порт ВН001), гиперсенсор Азалиум (порт ВН002), маскировочный модуль Селе-иоз (порт ВН003)».

Что интересно, новый модуль сразу же подключился транзитом через мое ядро к внешнему ядру. Управление было простым — включение или отключение модуля приводило к его активации.

«Начать ассимиляцию маскировочного модуля? Для успешной ассимиляции необходима полная развертка НД на 30 минут»

Конец POV Заклинателя.

Гарри моргнул, когда НД выдал сообщение о возможности ассимиляции мантии-невидимки. С одной стороны, ему не придется постоянно снимать и надевать мантию, чтобы стать невидимым, с другой стороны, для этого необходимо было полностью развернуть НД на целых полчаса. А делать это при Роне было равносильно призыву НД у всех на глазах в Большом Зале. Поэтому, отменив ассимиляцию и убрав мантию в квантовый карман, Гарри спустился в Большой Зал, украшенный в честь рождества мишурой и елочными ветками. После завтрака Гарри присоединился к снежной баталии, устроенной маглорожденными учениками, после которой уставший и замерзший, но дико довольный, Гарри вернулся в башню.

Переодевшись в сухую одежду, Гарри быстро пообедал и ускользнул в пустой класс, воспользовавшись мантией-невидимкой. Впереди его ждали отработка нового заклинания трансфигурации и ассимиляция мантии-невидимки. Поменяв несколько пустых классов, Гарри наткнулся на пустой класс, в котором стояло старинное двухметровое ростовое зеркало в золотой оправе. Подойдя к зеркалу, Гарри осмотрел оправу, на которой был странный орнамент, а сверху была надпись.

— Еиналеж еонневоркос ужив я, — присмотревшись, прочитал Гарри.

«Зафиксирована попытка проникновения во внешнее ядро. Источник — старинное зеркало», — всплыло перед глазами Гарри окно.

Усмехнувшись, Гарри хотел было уходить, как его взгляд упал на стекло зеркала, но вместо своего отражения он увидел совсем иную картину. С той стороны зеркала на него смотрела четырехметровая закованная в черную броню фигура, лицо которой было скрыто капюшоном. Позади фигуры парили два крыла, сегменты которых больше напоминали клыки, чем перья. На изгибе крыла, где должен был быть сустав, располагалось кольцо, внутри которого светился темно-синий обод. Броня фигуры была словно покрыта синими рунами, которые светились мертвым светом, а в руках она держала огромное копье, воткнутое в землю и направленное наконечником вверх.

Пейзаж позади фигуры был не менее завораживающим. Бесконечная серая пустыня, испещренная кратерами разной величины и горами. Небо над пустыней было необычайно красивым, и Гарри был очарован его красотой, пока не подметил одну деталь. Вместо луны из-за горизонта восходил голубой шар, казавшийся Гарри подозрительно знакомым. Порывшись в памяти, Гарри отошел от зеркала и снова вгляделся в отражение.

«Это явно НД, но что он делает на Луне?», — подумал Гарри, когда подтвердил свои догадки. И тут его взгляд снова наткнулся на надпись и на окно с сообщением о взломе.

«Я вижу сокровенное желание. Похоже, это зеркало каким-то образом определяет мысли людей, но причем тут внешнее ядро?», — мысленно спросил себя Гарри и подошел к зеркалу. Прикоснувшись к стеклу, Гарри одернул руку, словно зеркало ударило его током. Посмотрев на руку, он увидел, что синие перчатки без пальцев, которые были Заклинателем в состоянии неполной частичной развертки, исчезли, и вместо этого на правой руке Гарри появился темно-синий напульсник, форма НД в неактивном состоянии. Мантия-невидимка тоже исчезла. Запросив статус НД и не получив ответа, Гарри бегом отправился в башню своего факультета, где находился до праздничного ужина, обдумывая случившееся. И только перед праздничным ужином НД ответил на его запрос о состоянии.

«Начато восстановление системы после перезагрузки. Время окончания — 5 минут».

POV Заклинателя.

Уф, что это было вообще? Анализ логов показал превышение напряженности энергетического фона максимального допустимого значения для существующей помехозащиты в 20 раз! И это в момент касания этого зеркала!

У меня один вопрос: что это было?

Интересно, у квантовых ИИ есть религия, потому что я сейчас хотел помянуть библейского дьявола. Хорошо, что защита сработала. Откуда вообще в замке источник поля такой напряженности?! Его раньше не было.

Просканировав Хогвартс, я обнаружил 1640 сигнатур с энергетикой от 5 до 115 единиц, и по одной сигнатуре мощностью в 203 единицы и 1500 единиц. Но было две новых, и обе находились в одном месте. Одна с энергетикой в 198 единиц, другая с энергетикой в 2000 единиц! Теперь понятен источник поля такой мощности, но не ясно, почему защита сработала в момент касания этого зеркала?

Хм, проверка целостности ядра показала повреждение вторичных сопроцессоров групп 3 и 5, не то, чтобы это было опасно, но на их восстановление уйдут целые сутки.

Конец POV Заклинателя.

Когда Гарри прочел отчет о последней перезагрузке, он решил больше не ходить к этому зеркалу с активированным НД. Шепотом, он поделился с Роном новостью о своей находке, ведь ему был нужен подопытный, чтобы разобраться с внешним ядром. Рон изъявил желание посетить класс с этим зеркалом перед отбоем, на чем они и согласились. Перед отбоем народу по школе будет ходить меньше, а от чужих глаз их скроет мантия-невидимка, так и не ассимилированная Гарри.

За полчаса до отбоя, ребята стали тайком продвигаться к выходу из гостиной, но там они были перехвачены нахмурившейся Гермионой.

— И куда вы собрались?

— Да мы всего лишь на туда и обратно сбегаем на шестой этаж, — честно ответил Гарри.

— Вы собрались в запретный коридор! Вы понимаете, что если вас поймают, с факультета снимут баллы?!

— Ключевое слово — если, — сказал Гарри.

— И ты и Гарри быстро их наберете, — добавил Рон.

— Я вас никуда не пущу и точка! — не унималась Гермиона.

— Гермиона, послушай, хочешь посмотреть на магическое зеркало?

— Магическое?

— Тогда пошли! — сказал Гарри и накинул на Рона и Гермиону мантию-невидимку.

Когда они вернулись в класс, в котором Гарри увидел зеркало, то Рон и Гермиона по очереди посмотрели в зеркало. Рон увидел там себя со значком старосты школы и значком капитана сборной Гриффиндора по квиддичу, которому Дамблдор вручал кубок школы. Гермиона увидела себя приносящей присягу Министра Магии. Подтвердив свои догадки, Гарри подошел к зеркалу, стараясь не касаться его, и всеми силами пожелал отрастить кошачьи ушки.

«Зафиксирована попытка проникновения во внешнее ядро. Источник — старинное зеркало», — снова всплыло перед глазами Гарри окно, когда Гарри увидел в отражении себя с черными кошачьими ушами.

«Похоже, внешним ядром Заклинатель называл мой разум. Но как тогда он смог запитать от моего разума гиперсенсоры?» — подумал Гарри.

Но тут ребята услышали шаркающие шаги и бормотание школьного завхоза. Перепугавшись, ребята спрятались под мантию невидимку и вышли в коридор, но шаги стали звучать все ближе и ближе.

— Ты их чуешь, миссис Норис? Я знаю, здесь нарушители, — донесся из-за угла голос Аргуса Филча.

Ребята побежали в противоположную сторону, но завхоз тоже сорвался на бег и не отставал от ребят. Никто не заметил, как они оказались в запретном коридоре, но они хорошо заметили запертую дверь, которая преграждала им путь. Открыв дверь простейшим отпирающим заклинанием, которое они прошли еще в октябре, ребята проскользнули в класс и закрыли дверь.

— Похоже, он уходит, — прошептал Гарри, когда услышал как удаляются шаги завхоза.

— Г-г-гарри! Г-г-еримона! — заикаясь, прошептал Рон, толкнув ребят.

Гермиона хотела было шикнуть на Рона, но тут она, как и Гарри увидели огромного трехголового пса, что спал в классе.

— Тихо, уходим отсюда. Ни звука! — прошептал Гарри, поворачиваясь к двери.

Открыв дверь, ребята тихонько вышли из класса, стараясь идти как можно тише. Гарри прислушался, и не услышав никого поблизости, подал знак остальным. В гостиную ребята вернулись без происшествий.

— Это самое лучшее рождество в моей жизни! — выдохнул Рон, когда троица искателей приключений вернулась в гостиную.

— Это же был запретный коридор! Нас исключат! — залепетала побледневшая Гермиона.

— Если ты кому-нибудь расскажешь, то точно исключат. Мне больше интересно, что в школе делает цербер, — задумчиво спросил Гарри.

— Цербер?

— Я не уверен, но в магловских сказках цербера описывают как громадную трехголовую собаку. У того пса было ведь три главы? Мне не показалось?

— Точно три, — кивнул Рон.

— Ладно. Я завтра к Хагриду хотел заскочить, вы со мной? — спросил Гарри.

— А зачем к Хагриду?

— Я с тобой, дружище.

— У него просто божественный чай и кексы. Ты пойдешь?

Гермиона кивнула в ответ и направилась в спальню, Рон и Гарри решили последовать ее примеру. Задернув полог своей кровати, Гарри стал просматривать статьи из книг о магической теории разума, но единственным результатом его поисков стала фраза «мысль придает магии форму, воля определяет ее содержание». Что это могло означать Гарри не понимал, ибо его уставший организм настойчиво требовал сна.

На следующий день Гарри, вместе с Роном и Гермионой, отправился в хижину Хагрида. Хозяина они застали возле огромного котла, в котором, судя по запаху, варилось мясо. Великан принял гостей весьма радушно, предложив им чаю и своих каменных кексов. Пока Гермиона расспрашивала Хагрида о живности, обитающей в лесу, Гарри вертел в руках кекс и вспоминал свою попытку сделать кекс немного мягче.

Флешбек.

Гарри сидел в пустом классе и, не моргая, смотрел на кекс. Ни одно заклинание, которые знал Гарри, не сделали кекс хотя бы чуточку мягче. Он испробовал даже заклинание размягчения костей, которое подсмотрел в медицинском справочнике. Но даже оно не справилось со своей задачей. Оставались только руны.

Подобрав цепочку из пяти рун, Гарри принялся за работу. Он решил использовать руны совели, означающей солнце, гебу, имеющей смысл дар, пербу, в данном контексте означающую «то что скрыто», исаз, означавшей лед, и альгиз, олицетворяющей жизнь. Это, по замыслу Гарри, должно было означать «Солнце дарует жизнь тому, что скрыто подо льдом». Нарисовав руны, Гарри начал активировать их.

Но видимо руны были несовместимы с органикой, ведь Гарри был уверен, что активировал руны правильно. Как итог, у кекса выросли ноги, и он, плюнув в Гарри огнем, спрыгнул со стола и убежал в коридор.

— У Пластика появился друг, — пробормотал Гарри и трансфигурировал оставшийся кекс в листок бумаги, после чего продолжил свои опыты с зачарованными ракетами. С этого момента он зарекся не рисовать руны на органике.

Конец Флешбека.

— Тут еще одна тварь завелась, зверей пугает, да еще и огнем плюется, — пожаловался Хагрид.

«Кексик?», — подумал Гарри.

— Какая? — спросил Рон, словно прочитав мысли Гарри.

— Да на черепаху похожа. Маленькая, бегает быстро, и стрелы кентавров от нее отскакивают.

— Мало нам цербера в школе, так еще и огнедышащая черепаха завелась, — пробормотал Рон.

— А откуда вы про Пушка знаете?

— Пушка? Это цербер-то Пушок?

— Ну да, я его еще щеночком взял, а недавно у меня его Дамблдор попросил, охранять что-то. Ему еще это Фламель дал на сохранение, сказал, что Хогвартс безопаснее. Великий человек Дамблдор, вот я и согласился, а он мне разрешил его навещать.

— А что… — договорить Рон не успел, так как на него одновременно шикнули Гермиона и Гарри.

Через час выйдя из хижины, ребята отправились на обед, после чего каждый разбрелся по своим делам. Гермиона ушла в библиотеку, искать информацию о Фламеле, Рон остался в гостиной списывать работу Гарри, а сам Гарри отправился искать пустой класс для ассимиляции мантии-невидимки.

Как оказалось, процесс ассимиляции мантии, не смотря на название, заключался в подгонке мантии под форму НД в полной развертке таким образом, чтобы она могла полностью накрыть доспех. Материал, словно живой, растянулся до нужного размера и накрыл собой корпус НД. Даже когда Гарри взлетел на двадцатисантиметровую высоту и трансфигурировал себе под ноги зеркало, он увидел, как его ноги постепенно исчезают а края мантии смыкаются под его ногами. Убрав мантию в квантовый карман, и получив сообщение о том, что карман заполнен, он снова смог увидеть себя в зеркале.

С трудом перелетев на полметра в сторону, Гарри призвал мантию из квантового кармана. Мантия послушно полностью накрыла НД, убрав его из видимого диапазона. Полетав в классе и призывая и отзывая мантию, Гарри убедился в ее работоспособности. Этим же днем Гарри убедился, что мантия скрывает от объект от любого диапазона, кроме акустического. Объект, накрытый мантией, становился невидимым во всем диапазоне электромагнитных волн, но материал мантии пропускал звуки, издаваемые объектом. В этом Гарри убедился, накрыв Рона мантией и воспользовавшись гиперсенсорами.

Вскоре кончились каникулы, ученики вернулись в школу, и учебная жизнь вернулась в свои обычные рельсы. Вернулся и Драко Малфой, который до рождества вполне спокойно общался с Гарри, а теперь кривился, увидев Гермиону или другого маглорожденного ученика. Слово за слово и Гарри перестал общаться с Драко.

В марте во время очередного посещения Хагрида ребята застали его с огромным яйцом в руках. Результатом трехстороннего давления на Хагрида стало известие о том, что он, по сути, обменял драконье яйцо в обмен на информацию о том, что Пушок, огромный цербер из запретного коридора, засыпает, когда слышит музыку.

С этого момента начались попытки уговорить лесничего отдать яйцо драконологам, так как разводить драконов вне питомников считалось незаконным и могло привести к пожизненному заключению в Азкабане, тюрьме для волшебников. Но даже страх перед Азкабаном, в котором Хагрид, оказывается, уже отсидел в течение месяца по ложному обвинению, не убедил его отказаться от драконьего яйца. Уговоры продолжались до тех пор, пока вылупившийся дракон не поджег бороду Хагрида.

Рон написал своему старшему брату, Чарли, который работал в драконьем питомнике и договорился о том, что драконологи заберут вылупившегося дракона ночью, но разговор ребят с Хагридом подслушал Малфой. В итоге, авантюра по передаче дракона едва не сорвалась, но его все-таки удалось передать драконологам. Но Гарри, Рона и Гермиону поймала профессор МакГонагалл, которую привел Драко. Как результат, все четверо получили отработку с Хагридом и их факультеты лишились по пятьдесят баллов за каждого.

Глава 7. Прогулки под луной и разбитое зеркало

В назначенное время четверо первокурсников собрались у хижины лесничего в ожидании наказания. Мысли по поводу ожидавшейся отработки были у всех разные, но реальность превзошла все ожидания. Им нужно было идти в лес, в Запретный Лес, ночью и выслеживать убийцу единорогов. Разбившись на две группы, ребята углубились в лес.

— И ладно бы грязнокровка и предатель крови, им достался великан, но мне досталась трусливая псина, — пробурчал Драко, идя вслед за Гарри, который вел за ошейник дрожащего Клыка.

— Как это ни удивительно, но насчет псины я с тобой согласен, Драко, — буркнул в ответ Гарри, не обращая внимания на возмущенный писк Клыка.

— Если мой отец узнает об этом… — начал было Драко, но Гарри его перебил.

— Ключевое слово — если. Давай сперва выберемся отсюда живыми.

— Как тебе удается оставаться спокойным ночью в лесу, полном опасных тварей, Поттер?

— Спасибо что напомнил про тварей, Драко. Но на то я и гриффиндорец, чтобы не боятся, — ответил Гарри а про себя подумал, что у него есть НД и какой бы не была сильной тварь, живущая в лесу, против плазменного сгустка температурой восемь тысяч градусов она ничего противопоставить не сможет.

Гарри к этому моменту уже начал работы по укреплению узлов плазменных пушек, делая из двух одинаковых пушек их штурмовую и снайперскую версию. Гарри старался делать это таким образом, чтобы не выводить из строя пушку на время работы. Но их пришлось носить в квантовом кармане, а для этого Гарри был вынужден выкинуть оттуда все, кроме мантии-невидимки, или как она теперь называлась, Селе-иоз. На иное другое название она просто не появлялась.

— Слушай, Поттер, как ты их вообще терпишь? И ладно бы грязнокровка, ее можно использовать как ходячий справочник, но Уизли то тебе зачем?

— С Гермионой ты угадал, иногда полезно узнать стороннее мнение, наиболее близкое к официально принятой точке зрения. А Рон хороший щит от фанатов. Или ты думал, что я не замечаю, как все пытаются найти шрам у меня на лбу даже спустя полгода? Я ценю спокойствие, и поверь, гораздо проще игнорировать Рона, держа его рядом, чем просто игнорировать.

— Умно, в духе моего факультета. Но где связь между гразнокровкой и официальной точкой зрения?

— Драко, скажи мне, кто пишет книги, что находятся в библиотеке Хогвартса вне Запретной секции?

— Волшебники, кто же еще.

— Поправка, волшебники, одобренные министерством. Ни в одной официальной библиотеке ты не найдешь что-то вроде «Отложенные проклятия» за авторством Филиппа Мак-Алистера.

— Это же книга по темной магии, Поттер.

— Вот именно. Темная магия под запретом, хотя там есть очень мощные исцеляющие ритуалы. Подумаешь, надо пролить кровь парнокопытного, не человека же. А Гермиона свято верит в то, что написано в книгах. Раз там написано, что Дамблдор это воплощение Мерлина, значит Дамблдор это воплощение Мерлина и никак иначе. Ты бы видел ее взгляд, стоит ей показать книгу из библиотеки, в которой вещь из учебника описывается по-другому.

— Мне кажется, или тебя не туда распределили?

— В Гриффиндоре много маглорожденных, а я вырос среди маглов. Там мне привычнее. Хотя, я последнее время думаю, что в Райвенкло было бы спокойнее, но шляпа сказала мне, что я не теоретик.

— Ты пошел на Гриффиндор только из-за того, что тебе обстановка там показалась привычнее? Ты идиот, Поттер.

— Частично согласен, Малфой. Но в Слизерине не любят полукровок.

— Забини — полукровка.

— При живой матери, у которой достаточное влияние. У меня нет ни первого, ни второго. Ты ничего не замечаешь впереди? — спросил Гарри, указав на серебряные пятна, видневшиеся на кустах. Клык выбрал именно этот момент, чтобы вырваться из рук Гарри и убежать.

— Проклятая псина. По ней не скажешь, что она боится каждого шороха!

— И снова согласен, мистер Малфой, — сказал Гарри, доставая палочку.

— Что дальше?

— Посмотрим, что там.

— Спятил? — спросил Малфой, тоже доставая палочку.

— Сгриффиндорил. Прикрой меня, — ответил Гарри и пошел в сторону кустов.

— Надо запомнить это слово, — ответил Малфой и пошел следом.

Пробравшись через кусты, на которых была серебряная жидкость, похожая на ртуть, Гарри резко остановился и потянул Малфоя за дерево.

— Ты чего? — прошептал Малфой.

— Там. Тело единорога и еще что-то, — показал за ствол Гарри.

— Он совсем спятил? Убивший единорога получает тяжелое проклятие на всю жизнь, а испивший крови единорога против воли еще одно. И ни одно из них не снимается.

— И убить единорога не так просто. О чем думала МакГонагалл и Дамблдор, посылая нас в лес искать того, кто убивает единорогов?!

— Я напишу отцу, как только выберемся.

— Если выберемся. О, Кексик! — прошептал Гарри, вызвав удивленный взгляд Малфоя. В ответ, он просто показал в сторону трупа единорога.

А там разворачивалась великая битва между огнедышащим кексом на ножках и черной фигурой, которая до этого пила кровь единорога. И самое удивительное, кекс выигрывал.

— Надо помочь Кексику! — прошептал Гарри и перекатился за другое дерево, послав в фигуру редукто. Фигура тоже достала палочку, но вместо Гарри она стала пытаться ликвидировать огнедышащий кекс, который видимо считала большей угрозой. Пока Гарри выжидал момент для атаки, фигура послала взрывное проклятие в кекс, уничтожив его.

— Ты убила Кексика! Сволочь! Редукто Мульти! — выкрикнул Гарри, посылая в фигуру сразу несколько лучей взрывного заклинания в мага, убившего творение Гарри. Несколько лучей задели мага и тот приготовился отвечать, как совсем рядом раздался конский топот, а со стороны Малфоя в фигуру прилетела какая-то фиолетовая дрянь. Услышав топот, фигура поспешила удалиться, а Гарри повернулся к Малфою.

— Мистер Малфой, что это было за заклинание? — тоном МакГонагалл, спросил Гарри.

— Проклятие кипящей крови. Ты точно спятил, если бросился на того, кто смог убить единорога. И что это была за тварь, что плевалась огнем?

— Не знаю. Меня больше волнует конский топот, а ведь здесь живут кентавры.

Опасения Гарри оправдались, когда на поляну вышло трое кентавров с луками наперевес.

— Что здесь делают человеческие жеребята?

— Нас отправили сюда искать убийцу единорогов, — ответил Гарри.

— Жеребят?! На поиск этого зла, что посмела убить единорога?

— Эй, Фаренз, похоже огнедышащий камень чем-то разозлил того, кто убил единорога, — сказал один кентавр другому.

— Одной проблемой меньше. Беин, нужно вернуть жеребят в их стойло.

— Не стоит, господа кентавры, мы сами в состоянии. Люмина. Укажи, Хогвартс, — сказал Гарри, произнеся заклинание светлячка и указывающее направление.

— Я пойду с вами, нужно сообщить Хагриду о еще одном убитом единороге. Марс сегодня ярко светит…

— Фаренз! Мы не выдаем своих секретов чужакам!

— Идем, Малфой.

Дойдя до хижины, Гарри и Драко увидели бегущего к ним Хагрида, который рассказал, что Рон подвернул ногу и его пришлось отнести его в больничное крыло, отправив Гермиону в гостиную. Кентавр Фаренз сообщил Гарри о единороге, и Хагрид отправился в лес, предварительно передав ребят в распоряжение МакГонагалл, которая отвела их по своим гостиным.

POV Альбуса Дамблдора.

Альбус Дамблдор снова мерил шагами свой кабинет, размышляя о главной фигуре своих многолетних планов, о Гарри Поттере.

Мальчишка получил мантию и нашел зеркало, но он появился у зеркала всего два раза. Причем, во второй раз он смотрел в зеркало с явной опаской, выставив перед собой Уизли и Грейнджер. Дальше все прошло как по нотам. Пара заклинаний и троица попадает прямо к церберу, предварительно усыпленному. Хагрид справился со своей ролью, когда, пусть и неосознанно, рассказал мальчишке о цербере и о Фламеле. Это должно было заинтересовать мальчишку запретным коридором.

Но мальчишка явно не хотел играть по правилам Альбуса Дамблдора. Вот почему кому-то вздумалось начать их травить всякой гадостью более семисот лет назад? И что, что это была кровная месть или еще какая-то месть, ведь вместо того, чтобы исчезнуть, Поттеры выработали сопротивляемость к большинству зелий, а к некоторым ядам у них вообще появился врожденный иммунитет. Не будь Джеймс дурачком, то его врожденная сопротивляемость стала бы помехой для привлечения Поттеров на сторону Света.

Но Северус смог же обойти ее, тогда почему зелья дружбы, которыми была обработана выпечка Молли, не работают? Мальчишка явно не считает молодого Уизли своим другом, а скорее использует его как щит от тех, кто хочет поближе познакомиться с мальчиком-который-выжил. Эх, если бы можно было обработать всю еду на столе гриффиндора зельем, но нельзя, иначе весь гриффиндор захочет подружиться с молодым Уизли. А это будет выглядеть крайне подозрительно. А обработка посуды даже самым сильным зельем приведет к эффекту только через год и его действие прекратится в момент прекращения подачи зелья.

Или Северус не стал варить действующее зелье? Он же ненавидел Джеймса и перекладывал эту ненависть на его отпрыска. Но если это так, тогда почему он дает дополнительные уроки зельеваренья мальчишке и не снимает с него баллы сотнями просто за то, что тот существует? Непорядок. Надо все хорошенько выяснить.

Или все дело в состоянии магического ядра мальчишки, которое, по словам Поппи, находиться в состоянии перенасыщения? Это может объяснить, почему перестают работать следящие заклинания на одежде мальчишки и спали чары внушения с мантии, а их было так трудно накладывать на столь древний артефакт. Проклятые Поттеры! Если мальчишка не войдет в запретный коридор, то он не сможет встретиться с Томом и не поверит в свою избранность.

Надо устроить все так, чтобы мальчишка оказался летом у Уизли, где все можно будет исправить. Он поверит, что есть дом, в котором его любят, и будет стремиться попасть туда и дружить с членами этой семьи. Решено. Надо все продумать.

Конец POV Альбуса Дамблдора.

Придя в гостиную факультета, Гарри понял, что после случившегося в лесу он немного проголодался. Но завтрак будет только утром, и тут Гарри вспомнил про рождественскую выпечку, полученную в подарок от матери Рона. Поднявшись в спальню и открыв тумбочку, Гарри был сбит с ног полупрозрачным синим шаром, который с гневным рычанием укатился по лестнице вниз.

— Пластик? — прошептал удивленный Гарри.

Заглянув в тумбочку, в которой он почти ничего не хранил, он увидел растерзанную упаковку с выпечкой. Сама выпечка выглядела так, словно она встретилась с голодной камнедробилкой. Убрав остатки выпечки заклинанием и устало вздохнув, Гарри лег спать голодным. На следующее утро за завтраком Рон потребовал от Гарри рассказа о том, что случилось в Запретном Лесу. И Гарри рассказал.

— Мы с Малфоем подошли к полянке, где куда вели следы крови и увидели из-за кустов тело единорога, над которым склонилась темная фигура, похожая на человека Лица не было видно из-за капюшона. Фигура с наслаждением рвала зубами нежную плоть единорога. Но сперва, она выдавила глаза единорогу и с чавканьем высосала их содержимое. Затем, она прогрызла дыру в брюхе и засунула голову в брюхо единорога по плечи. Послышались чавкающие звуки, и спустя несколько секунд фигура подняла голову к верху, вытянув ртом из брюха что-то, похожее на кишки. Затем, она стала засасывать эти кишки также, как ты, Рон, засасываешь спагетти. Было очень похоже. После этого, издав вздох удовлетворения, она снова нырнула в брюхо единорога, — рассказывал Гарри, с невинным видом намазывая джем на тост и попивая чай, налитый из своего термоса. Рон с каждой новой деталью становился все зеленее и зеленее.

— А потом представляешь, она вытащила что-то скользкое и хлипкое, похожее на печень, и стала вытираться им, после чего стала есть, забрызгивая поляну кровью единорога. Покончив с этим органом, фигура засунула руки по локти в брюхо единорога, и оттуда послышался звук, будто рвали что-то сочное. Потом, она вытащила оттуда…

— Мистер Поттер, прекратите сейчас же, — услышал Гарри над собой голос своего декана. Гарри посмотрел на нее, потом на стол своего факультета. И понял, что ему удалось совершить невозможное — он сумел отбить аппетит у Рона Уизли, который сейчас сидел с таким видом, словно его сейчас вывернет наизнанку.

— Простите, профессор. Я рассказывал, что случилось во время отработки, которую вы нам назначили, — ответил Гарри, и попытался очистить яйцо, сваренное в смятку.

Яйцо с хлюпаньем разбилось, забрызгав стол своим полусваренным содержимым, и несколько девочек выбежали из-за стола, держа руки у рта.

— Упс? — сказал Гарри, глядя на позеленевшую МакГонагалл невинным взглядом.

Профессор ушла от стола своего факультета, не сказав ни слова, а Гарри продолжил завтрак. Все-таки, сценка из того фильма ужасов, который смотрел Дадли, оказалась весьма кстати.

С этого дня большинство гриффиндорцев даже не прикасались к макаронным изделиям превышающих в длину десять сантиметров. Их радовало то, что макароны вообще были довольно редкими гостями на столах факультетов.

После прогулки по Запретному Лесу все вернулось на свои места. Гарри половину времени проводил в библиотеке, сканируя книги и делая домашнюю работу, так как в гостиной Гриффиндора это становилось делать все сложнее и сложнее в виду приближающегося матча с Райвенкло. Когда на улице стало теплее, а в библиотеке закончились книги, Гарри перебрался на свою полянку на берегу Черного Озера. Ни МакГонагалл, ни Снейп не подписали ему разрешение на допуск в Запретную Секцию библиотеки, аргументируя это тем, что Гарри еще слишком молод и что там находятся книги по сложным и опасным заклинаниям.

На этом фоне выделялась книга с описанием трех Непростительных Заклинаний, спокойно лежавшая в свободном доступе в количестве десятка экземпляров. И книга из Запретной Секции с названием «Противоядия» под авторством Горация Слагхорна, которую Гарри видел через решетку, ограничивающую доступ в Запретную Секцию. На вопрос, почему книга по противоядиям опаснее книги с подробным описанием пыточного заклинания ни один из профессоров не смог дать внятного ответа, кроме фразы «так решил директор».

Полетав немного с мантией-невидимкой, Гарри обнаружил еще одну проблему: реактивные струи двигателей перегревали материал мантии, и каким бы волшебным не был материал, он врятли мог долгое время выдерживать реактивную газовую струю температурой около тысячи градусов. Единственным решением, известным Гарри, был охладитель выхлопной струи, устанавливаемый на всех военных самолетах последних серий и снижающий температуру газовой струи на выходе из сопла двигателя. Но это делалось с целью защиты самолета от ракет с тепловым наведением, а Гарри нужно было защитить материал мантии.

Обследовав тяговые и маневровые двигатели, Гарри не нашел там сложной электроники, работа которой могла быть нарушена из-за близкого присутствия рун, и решил пока приостановить работу над плазменным вооружением, которое было готово на две трети. Использовать он решил тот же рунный массив, который был использован для охлаждения разгонного блока в плазменных орудиях. Но он решил снизить температуру, до которой охлаждалась струя, не до отрицательных значений, а до ста градусов выше нуля. Это значительно упрощало рунный массив и уменьшало его размер, что позволяло наносить его на небольшие сопла маневровых двигателей.

В конце апреля к Гарри подошла Гермиона с новостью, что она выяснила, кто такой Фламель. Им оказался Николас Фламель, создатель философского камня, магического артефакта, способного превращать свинец в золото и даровать бессмертие. Гарри не обращал на нее внимания, занятый своим новым проектом, пока о философском камне не услышал Рон. Случилось это по дороге на урок чар.

— Но Гарри, что если в запретном коридоре действительно спрятан философский камень? — спросила Гермиона.

— И что с того? Спрятан — и пусть.

— А вдруг Снейп хочет украсть его?

— Снейп то тут причем?

— Ну, он же декан Слизерина, а значит, темный маг! — полностью уверенный в своей правоте, ответил Рон.

Услышав ответ Рона, Гарри упал на пол лицом вниз, споткнувшись, когда услышал аргументы Рона.

— Рон, ты идиот? — спросил Гарри, поднимаясь на ноги.

— Я слышала, как профессор Снейп угрожал профессору Квиреллу.

— Может быть, Квирелл увел у Снейпа подружку?

— Гарри, ты совсем спятил? У Снейпа подружка — это смешно.

— Допустим, что это профессор Снейп, дальше что? Малфой, Гринграсс, Нотт, добрый день, — поздоровался со стоящими у класса слизеринцами Гарри.

— Поттер, — кивнули в ответ слизеринцы.

Рон демонстративно хмыкнул и прошел мимо, всем своим видом показывая Гарри как надо себя вести, на что тот лишь закатил глаза. Вечером этого же дня Гарри, скрытый мантией-невидимкой, прогулялся до класса с цербером. Напевая первое, что пришло в голову, а это оказалась Марсельеза, Гарри усыпил цербера и осмотрел помещение. Под лапой цербера оказался люк. Не найдя кроме этого никаких входов и выходов, Гарри накарябал на боковой стенке крышки с противоположной входу стороны рунную связку оповещающего заклинания. Довольный своей работой, Гарри отправился в спальню.

В мае на решающем матче по квиддичу между сборными Слизерина и Райвенкло Гарри посетила безумная идея, когда он смотрел на метлы. Его посетила идея скопировать зачарование с метлы на НД, ведь метла сама по себе летать не может, а никакой реактивной струи у нее нет. Идея сама по себе была безумной, ведь Гарри не знал, какой принцип магии используется в метлах, но он точно знал, что ему понадобиться купить несколько дешевых метел, чтобы разобрать их. И Гарри надеялся, что там используются только руны, и никакая магическая субстанция, как в волшебной палочке.

А 20 мая, когда Гарри испытывал в пустом классе модифицированные сопла двигателей, проверяя, насколько сильно снизилась температура реактивных струй, ему пришел сигнал от оповещающего заклинания. Отозвав НД обратно в состояние неполной частичной развертки, Гарри поспешил в запретный коридор. Гарри был уверен, что именно сигнатуру философского камня обнаружил НД в запретном коридоре. Более того, из того, что он смог найти в библиотеке о философском камне, он пришел к выводу, что именно этот камень находился в том зеркале, прикосновение к которому вызвало перезагрузку ядра НД из-за аварийного отключения.

Более того, у Гарри был даже подозреваемый, который мог заинтересоваться философским камнем. И им был профессор Квирелл. Гарри обратил на него внимание во время урока по защите от темных сил, когда НД выдал ему сообщение об обнаружении биологической аномалии. Прочитав сообщение, Гарри просканировал биоритмы учеников, и не найдя отклонений, посмотрел биоритмы профессора. К его удивлению, биоритмы профессора были почти нулевыми, а это означало, что профессор находится в состоянии клинической смерти. Более того, НД обнаружил у профессора два магических ядра, одно из которых тянуло энергию из второго и опутывало тело профессора словно паутиной. И что-то в поведении профессора показалось ему знакомым. Левая рука профессора безвольно висела, словно в ней перебили плечевой сустав. Такую же рану Гарри нанес темной фигуре в Запретном Лесу, которая пила кровь единорога. А согласно тем немногим сведениям о Эликсире Жизни, тот мог снять даже проклятие крови единорога.

В общем, Гарри решил проверить, прав ли он. При самом плохом сценарии развития событий, при котором его попытаются устранить как свидетеля, он возлагал все надежды на НД. Главное было не трогать зеркало и не брать в руки камень.

Забежав в комнату с цербером, Гарри увидел внутри Рона и Гермиону, которые явно кого-то ждали.

— Рон, мы должны сообщить Дамблдору, что Снейп хочет украсть философский камень.

— Гермиона, Дамблдор не успеет вернуться. Мы должны помешать Снейпу завладеть камнем. Если бы Гарри был с нами, он бы поддержал меня.

— Почему это?

— Он же мой лучший друг!

«Весомый аргумент», — подумал Гарри, нанося чары иллюзии на люк и открывая его. Спрыгнув вниз, Гарри в полете активировал частичную развертку ножных сегментов, что дало ему способность летать. Включив гиперсенсоры в режим ночного видения, Гарри увидел, что пол и стены подвала покрыты каким-то растением, которое шевелилось, словно это было не растение, а животное.

Аккуратно пролетев над растением, которые Гарри опознал как Дьявольские Силки, Гарри подлетел к двери и скользнул в нее. За дверью оказалась комната с ключами, которые парили под потолком. Закрыв дверь, Гарри снял мантию-невидимку и свернул НД в ставший обычным режим неполной частичной развертки в виде перчаток без пальцев. Закрыв за собой дверь, Гарри попробовал открыть другую дверь отпирающими заклинаниями, но безуспешно.

— Похоже, придется действовать грубо, — пробормотал Гарри, накладывая звукоизолирующие чары и разворачивая НД в виде перчатки на правой руке.

Гарри постучал по двери и попробовал ее поцарапать когтями. На двери не осталось ни следа. Гарри со всей силы ударил по двери. Кулак НД не оставил на двери ни следа, и Гарри удивленно присвистнул и посмотрел по сторонам. Под потолком Гарри увидел ключ с помятыми крыльями, похожий по форме на нужный. Но затем Гарри увидел, как стена вокруг двери потрескалась. Усмехнувшись, Гарри снова ударил, но в этот раз уже по стене возле двери. Каменная кладка разлетелась в труху, но дверной косяк так и остался нетронутым.

— Волшебники и их прямолинейность, — проговорил Гарри, пролезая в пробитую дыру.

Следующая комната оказалась гораздо больше первой и представляло собой огромную шахматную доску со стоящими на ней фигурами. Пройдя через доску Гарри был остановлен рядом белых пешек, стоявших с противоположной стороны, которые вытащили из ножен свои мечи, преградив ему путь. Едва Гарри отошел на метр назад, как пешки убрали мечи, освобождая проход. Гарри снова сделал шаг вперед и все повторилось. Обойти шахматное поле не было возможности, а дверь в следующую комнату была за двумя рядами белых фигур. Гарри не хотел лишний раз разрушать что-нибудь, и надев мантию-невидимку просто-напросто перелетел шахматное поле, полностью развернув НД. Он мог поклясться, что выражение лица ферзя белых на секунду стало напоминать выражение профессора МакГонагалл, когда он рассказывал о ночной отработке в Запретном Лесу.

Следующую комнату Гарри просто прошел, не снимая мантию-невидимку и наложив на себя чары бесшумной походки. В комнате не было ничего примечательного, кроме тролля, похожего на того, которого Гарри познакомил с плазменной пушкой. Пройдя мимо тролля, который что-то грыз, или кого-то, Гарри зашел в следующую комнату. В ней стоял стол со множеством склянок с зельями. Но только Гарри подошел к столу, как вокруг стола вспыхнула трехметровая огненная стена, которая не доставала до потолка каких-то полутора метров. Чем Гарри и воспользовался, повторив тот же фокус, что и в комнате с шахматами, правда, теперь ему пришлось использовать частичную развертку со снятой мантией, чтобы не повредить последнюю. Щит потерял двадцать пунктов, но Гарри без проблем перелетел препятствие и приземлился у двери в следующую комнату.

Зайдя в следующую комнату Гарри увидел знакомое зеркало, возле которого стоял профессор Квирелл.

— Я вижу камень. Я вижу, как отдаю его владыке. Но я не вижу, как его достать. А ты не знаешь, Гарри Поттер? — спросил Квирелл, повернувшись в Гарри.

— Профессор Квирелл, вы сумели исцелиться от заикания? Зачем же вам камень, если вы уже исцелились? — удивленно спросил Гарри.

— Мне нужен камень, чтобы возродить моего хозяина! Он рядом, я чувствую это.

— Используй мальчишку, — послышался хриплый голос.

— Инкарцеро, — кинул Квирелл в Гарри связывающее заклинание. Гарри увернулся и ответил своим связывающим, которое Квирелл даже не заметил.

— Покажи меня ему!

— Но хозяин, вы еще слишком слабы.

— У меня достаточно сил, чтобы справиться с мальчишкой!

— Слушаюсь, — сказал Квирелл и стал развязывать свой тюрбан.

Развязав тюрбан, Квирелл повернулся к Гарри спиной и он увидел на лысом затылке профессора необычайно уродливое лицо.

— Видишь, кем я стал, Гарри Поттер. Жалкая тень того, что было раньше. И все это из-за тебя!

— Но профессор, я не виноват, что ваша шиза рвется наружу.

— Я Темный Лорд Волдеморт! Величайший темный маг столетия! Из-за тебя, я лишился всего, мальчишка. Кровь единорога помогла мне вернуть силы, но чтобы окончательно вернуться, мне нужен философский камень. И ты его мне достанешь. Заставь его посмотреть в зеркало!

Гарри крепче сжал кулаки, когда понял, что перед ним стоит убийца его родителей. Из-за него, он остался сиротой. Из-за него он рос никем не любимый. Из-за него он рос в ужасных условиях, когда его заставляли работать круглые сутки и оставляли без еды за малейшую ошибку.

Квирелл резко подскочил к Гарри и рывком подтолкнул его к зеркалу. Но сейчас в зеркале была не четырехметровая крылатая фигура в броне, а отражение Гарри.

— Что ты там видишь, Поттер? — спросил Квирелл.

— Лунный пейзаж, — ответил Гарри, но тут его отражение подмигнуло ему и достало из кармана красный камешек. Снова подмигнув, оно положило камень обратно и Гарри почувствовал, как в кармане его мантии появилось что-то тяжелое. В ту же секунду Гарри ощутил удар током такой силы, что отпрыгнул от зеркала.

— Он лжет! — заорал голос из затылка Квирелла.

«Перегрузка системы помехозащиты. Отключение ряда внешних устройств», — появилось у Гарри перед глазами сообщение от Заклинателя.

Гарри, прочитав это сообщение, взбесился. Мало того, что Волдеморт лишил его родителей. Так теперь, из-за него он может лишиться своей единственной надежды на лучшую жизнь. Лишиться того, кто был все время рядом с ним. И все из-за того, что Волдеморт жаждет вернуться.

— Камень у мальчишки! Забери у него камень! — заорал голос Волдеморта и Квирелл бросился на Гарри.

Но Гарри в этот момент сорвал с себя мантию, в кармане которой находился камень, и бросил ее в лицо профессора.

«Зафиксировано снижение нагрузки на систему помехозащиты. Все основные системы в норме», — сообщил НД. Гарри материализовал плазменную винтовку, над которой недавно закончил работу и направил ствол в Квирелла, который пытался выпутаться из мантии.

— Жри плазму, Волдеморт! — проорал взбешенный Гарри и выстрелил.

Сгусток плазмы ударил в голову профессора, испаряя ее. Из тела профессора вылетела черная тень, но тут произошел мощный взрыв, и тело Гарри стало трясти так, словно он оказался на электрическом стуле.

«Критическая перегрузка системы. Экстренное отключение!»

НД мгновенно вернулся в неактивное состояние, и в следующую секунду раздался еще один взрыв, ударная волна которого растворила взорвавшуюся плазму и вытолкнула тень за пределы комнаты. Зеркало превратилось в пыль еще до того, как произошел второй взрыв, и теперь его остатки устремились во все стороны, толкаемые ударной волной второго взрыва. Гарри почувствовал, что из него словно выкачивают силы, и через секунду он отлетел к стене и потерял сознание.

POV Альбуса Дамблдора.

Альбус Дамблдор умело скрывал свое удовлетворение, когда спустя час после его отбытия из школы он получил сигнал от специальных чар, которые оповестили его о том, что Волдеморт начал действовать. Через десять минут чары оповестили его о том, что Гарри Поттер вошел в запретный коридор. Довольный Альбус Дамблдор вернулся в школу спустя час и поспешил в комнату с зеркалом Еиналеж.

Возле двери в комнату с Пушком Альбус встретил мистера Уизли и мисс Грейнджер, абсолютно невредимых, которые стали ему наперебой сообщать о том, что Северус хочет похитить философский камень и что мальчишка так и не появился. Это было странно, сигнальные чары не могли ошибиться.

Альбус спустился вниз и увидел нетронутые Дьявольские Силки, в соседней комнате его встретила нетронутая дверь с проломленной стеной возле дверной рамы. Удивленный Дамблдор открыл дверь и проследовал дальше, к нетронутым шахматам МакГонагалл, мимо тролля и к загадки Северуса, к которой никто даже не прикоснулся.

Войдя в комнату, где находилось зеркало, он увидел выжженное помещение, покрытое копотью. Создавалось впечатление, что здесь бушевало адское пламя, но по следам остаточной магии здесь произошел мощнейший магический выброс. И энергия этого выброса была слишком огромной для адского пламени. И остаточная магия была похожа на магию философского камня.

Воспользовавшись диагностическими заклинаниями, Альбус подтвердил свои догадки. Что-то уничтожило философский камень. Жаль, он бы оказал неоценимую помощь Свету. Но, радует то, что он не достался Тому. Тело Квирелла Альбус также не нашел.

Оглядевшись по сторонам, директор увидел лежащего у стены мальчишку, кожа которого была настолько бледной, что даже призрак на его фоне показался бы более румяным. Обеспокоенный Дамблдор поспешил к мальчишке и стал накладывать на него диагностические чары. Мальчишка не должен был погибнуть, ему суждено победить Тома, когда тот вернется. Ведь в пророчестве прямо сказано: «Ни один не сможет жить спокойно, пока жив другой».

Диагностические заклинания показали, что у мальчишки сильное магическое истощение и легкое сотрясение мозга. Ничего такого, что не могла бы исправить школьная целительница. Но вот отсутствие ограничителя, который Альбус наложил на мальчишку перед тем, как оставить его на крыльце Петуньи было неприятной новостью. Но сейчас накладывать его было нельзя, иначе можно было совсем лишить мальчишку магии. А это было недопустимо. Руки мальчишки были обожжены, словно в них била молния. Похоже, защита крови, наложенная Лили на своего сына, действительно работает. Это хороший знак.

Подняв тело мальчишки, Дамблдор понес его в больничное крыло. Его план, несмотря на все трудности, претворялся в жизнь.

Конец POV Альбуса Дамблдора.

Гарри очнулся, лежа в мягкой постели. Повертев головой, он увидел рядом больничные койки, из чего сделал вывод, что находиться в больничном крыле, и что сейчас уже ночь. Гарри с большим трудом принял сидячее положение и осмотрел свои руки. Следы ожогов, которые появились у него, когда взорвался философский камень, исчезли. Напульсник НД тоже был на месте, но он молчал, не отвечая на запросы.

— Гарри, мой мальчик, как ты себя чувствуешь? — послышался добродушный старческий голос слева от Гарри. Гарри посмотрел в сторону, откуда звучал голос и увидел Альбуса Дамблдора, директора Хогвартса. Помня о сообщениях о взломе внешнего ядра, которые возникали при зрительном контакте с директором, Гарри тут же отвернулся и стал смотреть на свои руки.

— Словно в меня врезался грузовик, господин директор. Все тело болит.

— Ты просто устал, мой мальчик. Расскажи, что произошло в комнате с зеркалом.

— Там стоял профессор Квирелл и пытался достать философский камень. Затем, он попытался заставить меня посмотреть в зеркало. Точнее, ему приказал голос. Этот же голос велел Квиреллу показать мне себя. Квирелл развязал тюрбан и повернулся ко мне затылком, на котором было лицо. Это было ЕГО лицо, господин директор, лицо убийцы моих родителей!

— Ты видел Волдеморта, мальчик мой?

— Да. Он приказал Квиреллу заставить меня посмотреть в зеркало. А когда камень оказался у меня, он попытался отобрать его у меня, — сказал Гарри и стал лихорадочно думать, как бы объяснить свои ожоги и выжженную комнату.

— Дальше, мальчик мой, — попросил Дамблдор. Внутри директор ликовал, мальчишка уже ненавидит Тома, а значит сделает все, чтобы остановить его. И директор ему в этом поможет.

— Он схватил меня за руки, — неуверенно начал Гарри, — но тут же взвыл, словно это причиняло ему боль. Его руки покрылись ожогами, а я, воспользовавшись этим, оттолкнул Квирелла и набросил ему на лицо мантию, после чего ударил по карману с камнем бомбардой. Потом был взрыв и темнота. Скажите, профессор, что с камнем?

— Ты молодец Гарри. О камне не беспокойся, твое заклинание уничтожило его. Артефакты такой силы очень неустойчивы и требуют бережного обращения.

— А как же Николас Фламель, он же теперь умрет?

— Я все объясню Николасу, а тебе надо отдохнуть. Спи, мой мальчик, — сказал директор, накладывая на Гарри усыпляющее заклинание. Он еще раз проверил ядро Гарри, но оно все еще было нестабильным, и, судя по всему, восстановиться только через месяц.

— «Ничего, в конце июня мальчишка будет в доме у Уизли. Там можно будет вновь наложить на него ограничитель и подружить его с младшим Уизли и молодой мисс Уизли», — подумал Дамблдор, выходя из больничного крыла.

Гарри очнулся через три дня, и первым делом попытался связаться со своим НД, но снова ответа не было. Помятый и обеспокоенный Гарри вернулся в гостиную, где его встретили взволнованные первокурсники. Больше всех волновались Рон и Гермиона, но Гарри не обращал, ни на кого, внимания. Все его мысли были сосредоточены на Заклинателе, который Гарри боялся потерять.

Оставшиеся пять дней прошли мимо Гарри. Мадам Помфри запретила ему колдовать, но преподаватели с радостью выставили ему оценки автоматом, так как он блистал на занятиях в течение всего года. Даже Северус Снейп удивил своих коллег, поставив Гарри «превосходно» по зельям. Гарри не обращал ни на кого внимания даже во время праздничного ужина, но когда он поднялся в спальню и стал готовиться к завтрашнему отъезду домой, он снова попытался связаться с Заклинателем. И в очередной раз не получил ответа.

Подобно зомби, Гарри сел на поезд, уже отчаявшись связаться со своим НД, но не прекращая попыток достучаться до Заклинателя. И только когда поезд отъехал от Хогвартса, перед глазами Гарри всплыло сообщение от НД.

«Восстановление критически-важных систем завершено. Загрузка программного обеспечения завершена. НД Заклинатель приветствует пилота Гарри».

Глава 8

Секрет за занавеской

POV Заклинателя.

22 мая.

Включение центрального процессора. Активация систем аварийного саморемонта. Активация систем экстренного саморемонта. Запуск систем капитального и текущего ремонта. Запуск диагностики ядра.

Кхе…

Как мне плохо, чувствую себя совершенно разбитым, и судя по показаниям сканеров, это соответствует реальности.

Все ремонтные системы активированы и готовы к работе. Диагностика ядра завершена.

Отчет о повреждениях.

Гиперсенссоры выжжены на 90 %.

Основные процессорные мосты и сопроцессоры повреждены на 50 %, второстепенные сопроцессоры — от 60 % до 90 %.

Повреждение главного процессора — 10 %.

Инерционные контроллеры: контроллер оси Х вышел из строя, контроллер оси Y — повреждение 30 %, контроллер оси Z — в норме.

Двигательные системы — в норме.

Системы жизнеобеспечении пилота — в норме.

Щит — обнаружены критические повреждения системы, необходим ремонт, повреждения системы составляют 95 %.

Модуль связи с периферийными устройствами — обнаружено критические повреждения модуля, повреждения модуля — 87 %.

Нет связи с внешними устройствами из-за повреждения связующего модуля.

Модулятор энергетических конструктов — незначительные повреждения.

Интерфейс связи с пилотом — обнаружены критические повреждения, степень целостности модуля — 3 %.

Общий статус ядра — повреждение главных систем, необходим срочный ремонт.

Статус энергопитания ядра: мощность 500/8000 единиц, генерирование энергии происходит без отклонений.

Статус энергетических накопителей — 0/103 единиц, повреждений нет, начата зарядка накопителей. Оценочное время зарядки до максимального уровня — 27 часов.

Статус внешнего ядра — 9/46,2 единиц. Обнаружено сильное истощение ядра, согласно расчетам, пилот находиться в состоянии комы. Скорость восстановления емкости внешнего ядра — 2 единицы в час.

Зафиксирована аномалия в работе системы помехозащиты. Природа и свойства аномалии неизвестны, нет данных, отсутствуют средства диагностики.

Степень синхронизации и состояние пилота невозможно определить, поврежден интерфейс связи с пилотом.

Конец отчета.

….

Да уж. Как я уцелел-то? Волшебство, не иначе.

Хм, мне доступен сарказм?! Интересно. Надо расставить приоритеты и приступить к ремонту ядра.

25 мая.

Восстановление процессорной архитектуры ядра завершено. Также восстановлены системы, получившие незначительные повреждения.

Ремонту систем щита и интерфейса связи с пилотом присвоен максимальный приоритет.

Понижен приоритет ремонта модуля связи с периферийными устройствами, установлен обычный приоритет.

Система инерционных контроллеров восстановлена, подключено питание, сбоев в работе не наблюдается.

Статус внешнего ядра — 45/46,2 единиц. Согласно расчетам, пилот пришел в сознание.

Природа аномалии в системе помехозащиты пока не ясна.

28 мая.

Завершено восстановление большинства систем.

Статус ремонта интерфейса связи с пилотом — ремонт завершен на 64 %.

Статус ремонта систем и подсистем щита — 91 %.

30 мая.

Завершено восстановление большинства систем ядра.

Состояние интерфейса связи с пилотом — восстановлен на 93 %.

Завершено восстановление модуля связи с периферийными устройствами, подключено питание, модуль активирован, запуск системы диагностики.

Диагностика завершена. Обнаружены системы Азалиум, Селе-иоз и волшебная палочка. Обнаружено не идентифицированное устройство, подключенное к порту ВН004.

Попытка идентификации устройства, подключенного к порту ВН004. Идентификация невозможна, недостаточно данных.

Начато восстановление гиперсенсоров. Начато подробное сканирование системы Азалиум. Поиск наилучшего алгоритма восстановления.

Выбран наиболее оптимальный алгоритм восстановления гиперсенсоров системы Азалиум. Запуск систем ремонта.

31 мая.

Завершено восстановление основных систем ядра. Начат ремонт вспомогательных систем.

Подключено питание к интерфейсу связи с пилотом, активация системы. Загрузка программного обеспечения интерфейса связи с пилотом.

Загрузка завершена. Проверка уровня синхронизации с пилотом, результат проверки: уровень синхронизации с пилотом — 72 %. Внимание! Доступна первая стадия персональных настроек доспеха. Для успешной калибровки необходимо полностью восстановить ядро. Доступен интерфейс прямой связи с пилотом.

Зафиксирован запрос статуса от пилота.

«Восстановление критически-важных систем завершено. Загрузка программного обеспечения завершена. Заклинатель приветствует пилота Гарри».

Конец POV Заклинателя.

Гарри подскочил на койке, перепугав сидевших в купе Рона и Гермиону, когда увидел сообщение от НД.

— Мне нужно в туалет, — сказал Гарри, выскакивая из купе. Пробежавшись вперед поезда, Гарри смог найти свободное купе и сел в нем, закрыв двери купе заклинанием.

«Заклинатель, каков статус НД?» — сделал запрос Гарри.

«Большинство повреждений, вызванных взрывом неизвестной природы, устранено. Необходимо провести калибровку отремонтированных систем. В процессе восстановления находится система гиперсенсоров», — пришел ответ от НД.

«Заклинатель, отобрази текущее значение основных параметров НД».

«Выполняю. Мощность первичного ядра — 500/8000 единиц. Мощность внешнего ядра — 46,2 единицы. Статус энергетических накопителей — 103 единицы, заряжены, работа накопителей в норме. Мощность энергетических накопителей с учетом внешнего ядра — 150 единиц. Мощность щита — 97 единиц. Количество доступных слотов для установки вспомогательных устройств — 10 из 14. Количество доступных слотов МЭК (модулятор энергетических конструктов) — 38 из 40. Уровень синхронизации с пилотом — 72 %. Доступна первая стадия персональных настроек. Проводить калибровку первой стадии рекомендуется после полного восстановления НД».

Улыбнувшись, Гарри откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Он даже не хотел даже думать, что бы он делал, если бы НД так и не откликнулся на запросы. Просидев так двадцать минут, Гарри решил вернуться в то купе, из которого он выбежал. Зайдя в купе, он прислонился к стенке и попытался заснуть, игнорируя попытки Рона и Гермионы заговорить с ним.

Когда поезд вернулся на вокзал Кинг-Кросс, Гарри вышел из барьера и был немного выбит из колеи видом дяди Вернона, который, видимо, встречал его. Положив пустую клетку Хедвиг багажник машины дяди, Гарри поехал домой. Чемодан с одеждой Гарри уменьшил еще в поезде и положил в карман джинс, а Хедвиг добиралась самостоятельно, чтобы ее Дурсли не заперли в чулане. Отъехав от вокзала, Гарри обратился к дяде.

— Дядя Вернон, вы можете дать мне разрешение, чтобы я мог отправиться в путешествие?

— Да все что угодно, чтобы я мог тебя лишний раз не видеть! Но я не дам тебе ни пенни! — буркнул дядя.

— Этого не нужно, дядя Вернон. Как только я смогу, я сразу же уеду.

— Уж постарайся. В середине июля к нам в гости приезжает Мардж.

— Я понял, дядя Вернон.

Приехав домой, Гарри поднялся в свою спальню и достал из кармана свой чемодан и стал ждать, когда с него спадут уменьшающие чары. К вечеру, когда уменьшающие чары с чемодане спали, Гарри перебрал свои вещи. Оказалось, что у него полностью кончились ингредиенты, он вырос из половины вещей и самое главное, у него кончилась литература.

Оценив свои финансы, Гарри решил следующим утром устроить поход по магазинам. А после этого был запланирован поход в Косую Аллею в Гринготс и в книжный магазин.

Поход за одеждой и новыми канцелярскими принадлежностями принес неожиданные новости. Как оказалось, академия НД была уже создана, и с этого года начинала набор учениц. Очередной отборочный этап турнира Мондо Гроссо будет проводиться в начале июля во Франции. Евро подорожал в цене по отношению к фунту и этим летом в моде рубашки в полоску.

Закупив необходимую одежду и сложив ее в квантовый карман, Гарри отправился в Гринготс. Он уже решил, где сделает первую остановку этим летом, и теперь надо было узнать расположение магической аллеи во Франции. Пройдя через паб, закрывающий вход в Косую Аллею, Гарри помянул через колено Министерство Магии с его запретом колдовать несовершеннолетним и постучал по нужному кирпичу своей палочкой, открывая проход. Гарри не спеша направился к банку, прекрасно зная, что чем дольше его не будет дома, тем лучше. Главное, надо было вернуться домой до шести вечера.

— Здравствуйте. Я бы хотел снять денег со своего счета и узнать информацию о своем наследстве, — обратился Гарри к свободному гоблину в холле Гринготса.

— Ваше имя?

— Гарольд Джеймс Поттер.

— А ключ у вас есть, мистер Поттер?

— Конечно, — ответил Гарри, показывая золотой ключик гоблину. Гоблин осмотрел ключ, после чего вернул его Гарри.

— Согласно законам Британского Министерства Магии вы можете вступить в права наследования только по исполнению вам семнадцати лет. Так как вы последний представитель рода Поттер, вы можете вступить в наследство в пятнадцать лет. Или же, если Министерство Магии признает вас совершеннолетним, что возможно после сдачи вами экзаменов ИМА, Итоговой Магической Аттестации. Сдача этих экзаменов допускается не раньше пятнадцати лет и только после сдачи экзаменов СОВ, Стандартов Обучения Волшебству. После того, как Министерство Магии признает вас совершеннолетним, вы должны будете пройти тест на наследство, чтобы подтвердить свои права. Если вы пройдете тест, то дальше вам нужно будет пройти необходимые процедуры для признания вас наследником рода Поттер. Я ответил на ваш вопрос, мистер Поттер?

— Более чем. Теперь, я бы хотел бы снять денег со своего сейфа.

— Банк предоставляет своим клиентам возможность покупки зачарованных кошельков, которые напрямую связаны с сейфами клиента.

— А если мне понадобятся магловские деньги?

— Кошелек зачарован выдавать магловские деньги по курсу 5 фунтов за 1 галеон.

— И какова цена?

— Десять галеонов.

— Беру.

После всех необходимых процедур по оформлению кошелька и его привязки к сейфу, Гарри вышел из банка и направился в лавку Оливандера за чехлом для волшебной палочки. Чехол, который выбрал себе Гарри, представлял собой кожаный карман, который крепился на предплечье и имел чары расширения пространства, а также некоторые защитные чары для защиты мага от обезоруживающих и манящих чар.

После лавки Оливандера Гарри отправился в книжный магазин, чтобы купить очередную дозу книг с заклинаниями. Прохаживаясь вдоль стеллажей, Гарри наткнулся на книгу «Окклюменция. Основы». Полистав содержание и вспомнив сообщения НД о попытках взлома внешнего ядра, которое, как понял Гарри, являлось его разумом, он взял все книги по окклюменции, которые нашел во «Флориш и Болтс». Таких книг оказалось всего две, одна по основам окклюменции а вторая по использованию окклюменции для контроля своих эмоций. Расплатившись за свои покупки, Гарри убрал книги, после чего, накинув капюшон на голову, отправился в Лютый Переулок, о котором рассказывал Хагрид.

Подходя к повороту в Лютый, Гарри активировал через НД мантию-невидимку и наложил на себя невербальные чары мягких стоп и чары, изолирующие запахи. Для стороннего наблюдателя это выглядело так, словно Гарри телепортировался из Косой Аллеи. Поход в книжный магазин на Лютом Переулке оказался более продуктивным, чем поход во «Флориш и Болтс». Гарри приобрел кучу книг по темной магии, окклюменции и несколько книг по легилименции. Проходя мимо аптеки Лютого Переулка, Гарри заинтересовался зельем, которое позволяло определить, является ли ребенок полноценным магом или же он является сквибом. Зелье было достаточно дорогим, целых восемьдесят галеонов за дозу, но Гарри все-таки купил пару флакончиков этого зелья для будущего использования. После похода в Лютый Переулок, Гарри зашел в аптеку Косой Аллеи и купил самое сильное универсальное противоядие, на всякий случай. Хоть Гарри и знал, что НД сможет его откачать, но до крайности доводить не хотел.

Вернувшись домой, Гарри подсчитал свои расходы. Получалось, что вместе с чехлом для волшебной палочки и магическим кошельком, Гарри потратил восемьсот галеонов, из которых шестьсот он оставил в Лютом Переулке. Придя домой, Гарри решил проверить зелье на побочные эффекты. По словам продавца, зелье действовало тридцать минут и позволяло увидеть магическое ядро человека, на которого был обращен взгляд выпившего. Выпив дозу зелья, Гарри ощутил слабое покалывание в глазах, но то, что он видел, осталось без изменений. Он спустился на первый этаж и, проходя мимо зеркала, взглянул на свое отражение.

В зеркале Гарри увидел свое отражение, но оно было словно полупрозрачным, призрачным. А в том месте, где должно было быть сердце, находился небольшой шар, размеров с футбольный мяч, и который ярко светился спокойным белым светом. Лучи света, испускаемые шаром, пронзали каждую часть тела Гарри, но на правой руке он заметил еще одну деталь. На его правой руке, в районе запястья располагался шарик, размером с теннисный мячик, светящийся ровным синим светом. Оба шара были больше похожи на звезды, чем на то, как Гарри представлял себе ядро магии. Интересно было, почему ему удалось увидеть ядро НД, да еще и подобным образом. Но самой примечательной деталью стало то, что между этими шарами, словно между звездами, была связь, которая закручиваясь по спирали у одного шара, соединяла его с другим, закручиваясь возле него в противоположную сторону. Эта связь напомнила Гарри картинку двух черных дыр, расположенных рядом, только вместо черных дыр были яркие звезды.

— Ты чего застыл в коридоре, мальчишка? Иди куда шел! — гаркнул дядя Вернон.

Обернувшись и посмотрев на дядю, Гарри ни увидел ничего, кроме полупрозрачного силуэта дяди. В виде похожих силуэтов перед ним предстали тетка и кузен. Но вот соседка, миссис Фигг, старушка с десятком кошек, предстала перед ним полупрозрачным силуэтом с небольшим, тускло светящимся шариком в районе груди, который был словно обтянут матовой прозрачной пленкой, которая еще сильнее уменьшало свечение ядра. Да даже у тех двух котов, что вольготно развалились на подоконнике, ядро было гораздо ярче, хотя намного меньше по размерам.

«Стоп! Коты с магическим ядром?», — подумал Гарри, дублируя НД запрос о магических кошках. Ответ пришел в виде короткой статьи про книзлов, волшебных котов, которые отличались от своих не магических собратьев более развитым интеллектом.

По пути в магазин Гарри аккуратно осматривал прохожих, но только у одного человека обнаружил ядро, похожее на ядро миссис Фигг. Но спустя двадцать минут после выхода из дома в глазах Гарри снова защипало, и люди для взора Гарри перестали быть полупрозрачными. Вернувшись домой, Гарри дал НД задачу просканировать округу с радиусом сканирования в сто метров. Результат оказался странным. НД обнаружил десять энергетических сигнатур с энергией в 1 единицу, и одну сигнатуру с энергией в 0,5 единицы. Из этого Гарри сделал предварительный вывод, сигнатура с энергией в 0,5 единиц это ядро миссис Фигг.

А вот судя по тому, что рассказал ему продавец, миссис Фигг была сквибом. Ядра сквибов светились тусклым светом и были покрыты матовой либо полупрозрачной пленкой, если же пленки не было, но у ядро ребенка было тусклым, то это означало что как маг ребенок будет очень слаб и мало чем будет отличаться от сквиба. Ядра же полноценных волшебников светились ярко и лучи света формировали гало, радиус которого обычно равнялся диаметру ядра. Если поверхность ядра была спокойной и ровной, то это означало, что магическое ядро стабильно. Если же на нем появлялись пятна и сети, то это означало родовые или обычные проклятия, отравления или иные магические повреждения.

На следующий день Гарри купил билеты на самолет в Париж и обрадовал семью своего кузена, что через два дня он от них съедет. Остаток времени до вылета Гарри провел за чтением книг по окклюменции и легилименции.

Полет прошел безо всяких проблем. Оформленная гоблинами Шенгенская виза давала Гарри простор для маневра и возможность путешествовать по Европе без каких-либо проблем. Поселился Гарри в оном из отелей в магической части Парижа, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание. Погуляв недельку по Парижу, Гарри решил съездить на побережье, чтобы там испытать свой НД на открытом пространстве. Для этого Гарри отправился в Онфлер, город на атлантическом побережье Франции.

Найдя безлюдное место на берегу, Гарри сперва надел мантию-невидимку, после чего произвел полную развертку НД. Мантия послушно растянулась, закрывая НД со всех сторон, и Гарри получил сообщение об успешной развертке НД и активации маскировочной системы Селе-иоз.

«Пришла пора проверить, как ведет себя НД на открытом воздухе», — подумал Гарри, постепенно набирая высоту и ложась на курс в сторону моря.

«Заклинатель, состояние системы».

«Состояние системы — стабильное. Все системы в норме. Неопознанное внешнее устройство не влияет на работу систем ядра».

— Что ж, тогда поехали, — прошептал Гарри, начав наращивать скорость, постепенно поднимаясь вверх.

Послушная машина с радостью отозвалась на команды пилота, рванув с места ввысь.

«Пилот Гарри. Необходима калибровка систем управления маршевых и маневровых двигателей согласно стандартному алгоритму. Зафиксировано превышение фактической мгновенной мощности двигателей ее расчетного значения».

— Доэкспериментировался с рунами. Хотел улучшить один узел, случайно улучшил всю систему, — проворчал Гарри.

«Заклинатель, начинать калибровку систем управления двигателей согласно фактическим значениям выходной мощности».

«Выполняю».

Следующий час Гарри потратил на серию стандартных маневров, которые описывались в общем справочнике по НД, и задачей которых была именно настройка двигателей. По окончанию калибровки, Гарри сразу же почувствовал, что НД перестал дергаться в полете и скачкообразно наращивать скорость. НД теперь двигался гораздо плавне, словно с него сняли лишний груз. Проверив управляемость, Гарри заложил крутой вираж и полетел в южном направлении вглубь Атлантического Океана.

Скорость и маневренность НД поражали. Он был гораздо быстрее и подвижнее метлы, на которой он летал на уроке полетов, не говоря уже о том, что в кабине НД Гарри чувствовал себя абсолютно свободным. Скорость тоже поражала — НД мог разогнаться до 700 километров в час, и это был не предел для него. Но это было пределом для текущего значения мощности, вырабатываемой ядром. Гарри дрожал от предвкушения того, до какой скорости сможет разогнаться его НД, когда его ядро заработает на полную мощность. Оценив скоростные параметры Заклинателя, Гарри начал откровенное воздушное хулиганство, выписывая различные фигуры высшего пилотажа.

POV Заклинателя.

Мне не давало покоя новое внешнее устройство, появившееся на месте моей системы помехозищиты. Даже восстановив гиперсенсоры, я не смог сразу определить структуру и материал вещества, из которого было сделано новое устройство. Позже выяснилось, что это был тяжелый сверхстабильный изотоп серебра, но вот структура кристаллической решетки материала вызывала ряд вопросов.

Элементарной ячейкой кристаллической решетки оказалась лента Мебиуса, которую формировала плоскость из трех рядов атомов. Сам же материал состоял из этих лент, которые были переплетены словно кольца кольчуги.

Попытка подачи питания как от накопителей основного ядра, так и от внешнего, приводила лишь к тому, что энергия скапливалась внутри кристаллической решетки. Подключение системы напрямую к основному ядру привело к тому, что прочность защитного щита выросла в несколько раз, не изменив при этом его мощности. По предварительным подсчетам, защитные характеристики щита при подпитке неизвестной системы возрастали в пять раз. Одновременная запитка неизвестной системы напрямую от обоих ядер приводила к появлению вокруг НД поля неизвестной природы, фиксируемое только гиперсенсорами системы Азалиум.

Так или иначе, для выяснения свойств неизвестной системы были необходимы полевые испытания. А еще лучше, тренировочный бой. Но, это пока в перспективе.

Меня больше поражает описание техник легилименции и окклюменции. Это же описания самых совершенных способов взлома и защиты от хакерских атак. Теоретически, подобную технологию можно использовать и в гиперсенсорах для сканирования вражеских НД и выдавать сканерам вражеских НД ложные данные.

Конец POV Заклинателя.

Закончив выписывать виражи в небесах, Гарри вернулся по воздуху в Париж, где приземлился в одном из дворов жилого района Парижа. Не снимая мантию-невидимку, Гарри зашел в один из подъездов какой-то многоэтажки и снял мантию. Можно было кончено воспользоваться чарами отвлечения внимания, но несовершеннолетним магам нельзя было колдовать, да и существовал Статус Секретности, запрещающий колдовать при маглах. И Гарри совершенно не хотел узнать, как отреагирует на колдующего в людном месте несовершеннолетнего мага. А ведь по слухам, Министерство Магии Франции было куда более компетентным, чем аналогичная структура в Англии.

В начале июля Гарри достал билеты на французский этап Мондо Гроссо, но этот процесс стоил Гарри нового смартфона. Старый, и самый первый его смартфон, погиб смертью героя, когда он вошел с ним на магическую аллею Парижа, забыв его выключить. Смартфон издал тихий шипящий звук и из-под его крышки повалил дымок. Теперь Гарри держал всю свою электронику выключенной, когда находился в магической части Парижа, то есть почти всегда. Подзаряжал Гарри свой телефон во время своих длительных вылазок в магловскую часть Франции.

10 июля Гарри прибыл в Марсель, где проходил французский этап соревнований среди НД. Церемония открытия соревнований поразила Гарри своим размахом. В ней участвовали около трех десятков НД, которые показывали все свои преимущества перед неповоротливыми боевыми самолетами классической конструкции. И все НД были второго поколения, но, как отметил Гарри, только две фирмы-производителя ставили на НД более двух типов вооружения. В основном НД оснащались оружием либо ближнего, либо дальнего боя. Было несколько моделей, совмещающих оба типа вооружения, два НД фирмы «Дюнуа Инк.» были вооружены пятью наименованиями стрелкового вооружения, но подавляющее большинство было вооружено оружием ближнего боя, особенно НД азиатских производителей.

Гарри стало интересно, сколько магов наблюдают за соревнованиями самого высокотехнологического оружия маглов. Даже то, что магическое сообщество Франции было менее радикально настроено по отношению к маглам, среди магов все равно витал дух супрематизма. Подобные настроения Гарри видел и в Германии во время своей поездки в Берлин, и в Италии, которую посетил проездом, когда возвращался в Париж из Берлина. Достав из кармана своей куртки пузырек с зельем, позволяющим увидеть магическое ядро, Гарри осушил пузырек одним глотком, после чего положил пустой фиал из-под зелья обратно в карман, откуда тот отправился в квантовый карман НД.

Гарри подозревал, что из-за особенностей магического образования маглорожденные и полукровки, выросшие среди маглов, никогда не вернуться в магловский мир и навсегда останутся в мире магии. Гарри мог точно сказать, что если бы у него не появился НД до того, как он узнал о мире магии, он бы всеми руками и ногами старался закрепиться в мире магии. И, наверное, вступил бы в сборную факультета по квиддичу.

Когда Гарри почувствовал в глазах знакомое покалывание, он закрыл глаза, ожидая увидеть хотя бы несколько ярких магических ядер. Но открыв глаза, Гарри не увидел ни одного яркого магического ядра. Даже осмотрев толпу используя зуммирование НД, Гарри увидел лишь несколько сквибов, но самое интересное было замечено на арене.

На арене стояло три десятка полупрозрачных силуэтов, в груди которых было по ядру разного размера, но у них была одна общая деталь. Они все тускло светились и были покрыты полупрозрачной пленкой, которая была словно смята снаружи. Также Гарри смог увидеть ядра НД, которые располагались на разных частях тел пилотов, преимущественно на запястьях.

«Обнаружено 32 НД в пределах защитного поля арены. Обнаружено 32 сигнатуры с разбросом энергии от 0,1 до 0,7 единиц. Обнаружено 11 НД в помещениях внутри арены. Невозможно определить параметры обнаруженных НД, невозможно подключиться к Общей Сети НД используя стандартные и экстренные протоколы», — словно угадав мысли своего пилота, Заклинатель произвел круговое сканирование арены.

Гарри смотрел сквозь окно сообщения на пилотов, которые уже приступили к соревнованиям, и не мог поверить своим глазам. Гиперсенсоры НД не могли ошибаться, особенно гиперсенсоры системы Азалиум, подтвердив результат, показанный зельем. В его голове стала выстраиваться теория, почему ядра НД не могут быть активированы кем попало, даже среди женщин.

Снова присмотревшись к пилотам, Гарри заметил, как от ядра НД к ядру каждого пилота шла тонкая нить связи, которая окружала ядро пилота, заключая его во что-то, напоминающее кокон, похожий на обмотку катушки, сердечником которой было магическое ядро пилота. Но при детальном рассмотрении Гарри не нашел ни у одного пилота магического ядра, которое бы имело завершенную связь с ядром НД на подобие той, что была между Гарри и Заклинателем. Создавалось впечатление, что ядро НД, не имея возможности подключиться к магическому ядру пилота, пыталось уловить даже те ничтожные крохи энергии, которые излучало ядро сквиба.

Получалось, подумал Гарри, что ядро НД может взаимодействовать только с теми, в ком пробудилась магия, не важно, насколько сильно. При текущем уровне развития техники не составляло труда определить гендерную принадлежность человека, и для этого существовало великое множество методик. И настроить НД, чтобы он мог соответствующим образом реагировать, согласно половой принадлежности пилота, не составляло труда. И если эта функция была вшита в ядре, то отключить ее было невозможно, если тот, кому это понадобилось, не был Шинононо Табане.

Гарри вспомнил судьбу своего первого смартфона и пришел к выводу, что во время первого контакта с НД магия просто-напросто выжгла прибор, определяющий пол пилота, и ядро, не получив сигнала блокировки, сформировало связь с магическим ядром Гарри, почувствовав источник мощнее тех, что были заложены в его протоколах. Тогда получалось, что активировать НД мог любой маг, да вот только им это было совсем не нужно, не говоря уже об отсутствии интереса у магов ко всему немагическому.

Размышляя над своей теорией, Гарри краем глаза следил за поединками между НД, особо не беспокоясь об упущенных моментах. Заклинатель вел трехмерную запись поединков, и Гарри мог в любой момент просмотреть интересующий его момент. После всех поединков, была устроена выставка НД, на которой было представлено по модели от каждой фирмы-производителя.

Проходя между стендами, Гарри услышал сзади голос, показавшийся ему знакомым.

— Здравствуйте, Поттер-сан, — поздоровался кто-то с ним.

— Здравствуйте, мисс Оримура, — развернувшись и разглядев того, кто к нему обратился, ответил Гарри.

Глава 9

Настройка и депортация

POV Оримуры Чифую.

И зачем организаторы только устроили это показательное выступление перед публикой? Будто бы ей будет мало зрелищ и без этого…

Когда, согласно сценарию церемонии открытия, все НД выстроились в линию и опустились на поле арены, я почувствовала на себе чей-то взгляд. Этот взгляд был не похож на те взгляды, которыми смотрели на меня соперницы и зрители. Этот взгляд, холодный и расчетливый, был скорее похож на взгляд Табане, когда ей в голову приходила очередная безумная схема нового прибора. Но этот взгляд скользнул по мне, задержавшись лишь на секунду. Где-то в глубине души я почувствовала себя задетой.

После соревнований всех пилотов, которые являлись лидерами команд, отправили к стендам, на которых были выставлены для демонстрации НД с минимальной комплектацией и отсутствующим оборудованием. А также, с отсутствующим ядром. Сделано это было в целях безопасности и с той целью, чтобы не было случайной активации НД от прикосновения какой-нибудь девчушки. Уже подходя к японскому «Стальному Духу» я заметила черноволосую мальчишескую макушку с непослушными волосами, которая показалась мне знакомой. Мальчишка посмотрел своими изумрудными глазами на «Стальной Дух», затем наклонил голову на бок и осмотрел НД, после чего повернулся и направился к Возрожденному Рафалю. Лицо мальчишки напомнило мне того мальчика, который активировал Заклинатель.

Но ведь Табане говорила, что Заклинатель исчез из Общей Сети НД, как и его пилот. А это могло произойти только в одном случае, если ядро НД было уничтожено. В большинстве случаев это означало бы, что пилот мертв, но я не думаю, что тот, кто уничтожил Заклинатель, позволил бы погибнуть мальчишке, который смог его активировать. Решив попытать счастья, я догнала мальчишку и поздоровалась.

— Здравствуйте, Поттер-сан.

Мальчишка едва не подпрыгнул на месте, но в последний момент взял себя в руки и повернулся ко мне. Это действительно был тот мальчишка, которому удалось активировать Заклинатель, Гарри Поттер.

— Здравствуйте, мисс Оримура, — ответил Гарри.

А мальчишка сильно изменился с момента нашего знакомства. Теперь он не напоминает пособие для изучения скелета человека. Сейчас он больше похож на обычного ребенка, который сыт и доволен жизнью. И сейчас он с интересом рассматривал выставленные НД, но рассматривал не взглядом простого обывателя. Его взгляд был больше похож на взгляд человека, выбирающего в автосалоне новый автомобиль.

— Поздравляю вас с победой, мисс Оримура.

— Спасибо. Интересуешься новыми НД?

— Да. По сравнению с первым поколением, у этих НД значительно сузился арсенал. Мне только непонятно, зачем вооружать НД оружием ближнего боя. В бою оно менее эффективно, по сравнению со стрелковым.

— Ты знаешь про Аляскинский Договор?

— Договор об ограничении военного использования НД?

— Да. Говоря простым языком, теперь пилотирование НД становиться больше спортом, в котором страны стремятся выяснить кто же из них сильнее.

— И потому что бои с оружием вроде меча красивее, а народ хочет зрелищ, НД теперь вооружаются в основном под ближний бой? Это же глупо. Не проще ли расстрелять противника еще до того, как он выйдет на дистанцию поражения?

Странно слышать это от двенадцатилетнего ребенка, но в его словах есть смысл. Но вопрос эффективности был критичным в НД первого поколения, в то время как второе поколение имеет более мощное ядро, что позволяет устанавливать более мощное вооружение. Что я и озвучила.

— Оружие ближнего боя значительно мощнее стрелкового, и гораздо надежнее и проще в использовании. А ядра НД второго поколения, будучи мощнее ядер первого поколения, позволяют ставить мощное оборудование. Уменьшение количества позиций вооружения НД позволяет дополнительно усилить используемое оружие.

— Ядра второго поколения мощнее, чем первого? — спросил мальчишка, покосившись на табличку с описанием параметров Стального Духа.

— Судя по тому, что написано тут, стандартное ядро второго поколения вырабатывает 2000 единиц энергии при энергетическом запасе в 700 единиц, что позволяет сгенерировать щит минимум в 350 единиц. Ваш же НД, Белый Рыцарь, является НД первого поколения, но при щите в 450 единиц он не сильно отличается от своих собратьев второго поколения, хотя имеет то же значение генерируемой мощности.

— Белый Рыцарь — особенный НД, и не забывай, что я была первым пилотом НД, и знаю их гораздо лучше соперниц, — усмехнулась я.

— Ядро Заклинателя способно вырабатывать до 8000 единиц энергии, — как бы между прочим, сказал мальчишка. Я невольно удивилась, услышав эту информацию. Я подозревала, что Табане в чем-то переборщила, пытаясь создать второе поколение ядер, но чтобы так… Почему же тогда она согласилась уничтожить ядро Заклинателя после того, как он прошел первую проверку?

— Но вот 100 единиц энергетического запаса у Заклинателя против 700 у Стального Духа, тут я не спорю, — вот я и получила ответ на свой вопрос.

Что же такого установила Табане в то ядро, если это потребовало такой монструозной мощности генератора и не оставило места под накопители? Или генератор занял в ядре так много места, что даже Табане не смогла ничего сделать, поэтому отмахнулась от Заклинателя как ребенок от надоевшей игрушки?

— Мисс Оримура, а информация по Квантовым Карманам НД засекречена?

— Квантовым Карманам?

— У «Заклинателя» есть функция, похожая на подпространственный карман, который так любят лепить магам разные авторы, пишущие в жанре фэнтези.

— Ты не путаешь с материализатором? — спросила я, но, увидев непонимающее выражение лица собеседника, пояснила, — модулятор энергетических конструктов.

— Вроде бы нет. Пойду пособираю буклетики. Был рад встрече, мисс Оримура.

Мальчишка учтиво поклонился и собирался было уйти, как меня вновь посетила мысль, мучившая меня уже целый год: был ли инцидент с заклинателем последствием дефекта ядра или же мальчишка действительно способен активировать НД?

Конец POV Оримуры Чифую.

— Не хочешь посмотреть на боевой НД? — спросила Оримура Чифую.

Гарри задумался. С одной стороны, ему хотелось посмотреть на НД ближнего боя и получить как можно больше информации о втором поколении. С другой стороны, существовала вероятность того, что ядра двух НД начнут конфликтовать друг с другом, и результат этого конфликта будет очень сложно предугадать. И, в отличие от своих собратьев, Заклинатель имеет помехозащиту от магии и уже привык к постоянному контакту с ней. И как поведет себя НД, сталкивавшийся до этого только со сквибами, тоже было не ясно.

— А можно? — спросил Гарри.

Чифую Оримура улыбнулась, и повела Гарри за собой. Но от этой улыбки у Гарри по спине пробежали мурашки. Чем-то эта улыбка напомнила ему улыбку тигра, смотрящего на жертву.

Чифую провела Гарри в ангар, где хранились НД команды Японии, убив все возражения охранников и партнеров по команде в зародыше одним холодным взглядом. Посмотрев на Гарри, она повела его к запасному Стальному Духу, который еще не был настроен под конкретного пилота. Пока Гарри с восторгом осматривал НД, бормоча что-то про фанатов традиций и махания мечом, Чифую раздумывала, как бы посадить Гарри в кабину, не вызвав шумихи вокруг первого мужчины-пилота, и нужно ли ей это вообще. Но услышав очередное заковыристое выражение Гарри про самураев, которые только и думают о том, как бы огреть кого-нибудь катаной, она сделала свой выбор.

— Гарри, повтори-ка, что ты сейчас сказал, — улыбаясь, сказала Чифую, проверяя наличие свободной арены. Обычно, у стадионов, на которых проводились этапы Мондо Гроссо, имелось несколько арен, одна из которых была значительно больше других, так как на ней проводились командные соревнования. Такие стадионы были весьма дорогим удовольствием, и поэтому их было построено всего 3. Главный, в Бразилии, и два поменьше, во Франции и в Австралии.

— Непереводимый английский фольклор, мисс Оримура.

— Одевай контактный костюм и садись в кабину, — приказным тоном сказала Чифую, указывая в направлении шкафчиков с запасными принадлежностями.

— Это? Мисс Оримура, я это не надену, — ответил Гарри, держа в руках подобие закрытого женского купальника.

— Если не хочешь, можешь идти так. Но только не вини меня, если после первого же полета ты окажешься в ласковых руках ученых, желающих разгадать загадку первого мужчины-пилота.

Гарри сглотнул и посмотрел на костюм у себя в руках. Оказаться в руках ученых ему не хотелось. А если он еще и нарушит при этом Статус Секретности, последствия могли быть катастрофическими. В основном для него самого. Чифую же, наблюдая за мыслительным процессом в голове Гарри, только ухмылялась. Ее месть за «непереводимый английский фольклор» свершалась у нее на глазах. В конце концов, Гарри вздохнул и переоделся. Он до последнего пытался отстоять свою точку зрения и не одевать чулки, но Чифую была непреклонна.

Переодевшись, Гарри подошел к неактивному Стальному Духу, проклиная в мыслях все и вся, и прикоснулся к доспеху.

«Внимание! Обнаружена попытка подключения НД к внешнему ядру. НД идентифицирует себя как Стальной Дух. Разрешить доступ?» — всплыло сообщение от Заклинателя.

«Заклинатель. Доступ разрешить. Активировать протоколы скрытности. По возможности собрать данные из подключенного НД. Собственную активацию не производить».

Стальной Дух загудел сервоприводами и приподнялся. Проведя первичную диагностику, он приглашающее открыл кабину. Пока Гарри залезал в кабину Стального Духа и осваивался Чифую переоделась в свою форму и готовилась активировать свой собственный НД.

— Эм, мисс Оримура, вы же не собираетесь выкидывать меня на арену?

— Именно это я и собиралась сделать. Тебе надо узнать, что никто просто так с катаной бегать не будет, — с мстительной улыбкой ответила Чифую, придирчиво осматривая готовый к запуску Стальной Дух Гарри.

— Надвинь на глаза визор и сдвинь нагрудные пластины. Вот так. Теперь никто не скажет, что ты мальчишка.

— А у Стального Духа нет хотя бы ружья? — спросил Гарри, всматриваясь в параметры НД.

Через пять минут Гарри в ужасе носился по арене от разъяренной черноволосой девушки в белой броне, чудом уворачиваясь от ее меча, больше похожего на пародию на световой меч джедаев. И зря Гарри озвучил свои мысли, так как после этого его просто впечатали в стену арены. Гарри пришлось блокировать защитные протоколы Заклинателя от материализации плазменной пушки.

После пятнадцати минут боя Чифую сжалилась над Гарри и вернула его в ангар. Переодевшись, Гарри попрощался с ней и побежал к себе в гостиную обрабатывать данные, снятые Заклинателем со Стального Духа. Не то, чтобы Чифую об этом догадывалась.

POV Оримуры Чифую.

Приведя себя в порядок после постановки одной личности на место, я решила просмотреть данные по синхронизации Стального Духа с пилотом. Судя по тому, что мальчишка вытворял на арене, там должен быть минимум уровень C.

И все-таки, он действительно рожден для полетов. Он второй раз в кабине НД, и по сравнению с первым разом его поведение в воздухе стало более уверенным. Но вот навыки обращения с оружием у него никакие, хоть у него и имеется огромный потенциал. Он смог на одних инстинктах заблокировать большинство моих ударов, и даже умудрился несколько раз контратаковать, но сказалась слишком большая разница в опыте. Поняв это, он стал уворачиваться от моих выпадов, выделывая такие движения, что я бы никогда не поверила, что он второй раз садиться в кабину НД.

Когда же мне надоело его ловить и я активировала Снежнолист, он словно с цепи сорвался и стал носиться от меня по арене как ужаленный. Я даже не подозревала, что Стальной Дух способен на такие маневры, но два удара Снежнолиста решили исход поединка. Имей он хоть какие-нибудь навыки обращения с мечом, то возможно продержался бы подольше.

Когда закончилась обработка данных, снятых с НД, я сперва не поверила своим глазам. Закрыв и открыв глаза, я снова взглянула на результаты, но они не изменились. Степень синхронизации Гарри Поттера с НД Стальной Дух равнялась уровню B, сам же показатель синхронизации составлял 61 %. А ведь это уровень пилотов, прошедших первую стадию настройки НД. И это пилотируя НД второй раз в жизни, и во время первого полета на Стальном Духе, абсолютно другом НД. Мальчишка либо гений, либо ему просто везет. Второй раз.

Вот только что делать с этими данными? Сообщать или не сообщать Табане? Кто знает, что сделает этот кролик, когда получит в руки такое. Нет, никому об этом знать пока не стоит. Время покажет, что делать с Гарри, да и шумиха вокруг НД окончательно уляжется. Во всяком случае, у меня теперь есть его электронный адрес, и я смогу связаться с ним в любой момент.

Конец POV Оримуры Чифую.

Вернувшись в отель, Гарри стал просматривать данные, полученные Заклинателем со Стального Духа и с НД участников соревнований. И чем дольше он на них смотрел, тем грустнее становился. Живучесть Заклинателя даже рядом не стояла с живучестью НД второго поколения. Она маячила где-то за горизонтом, притворившись деталью ландшафта.

Да, Заклинатель был быстрее, маневреннее, имел самые совершенные системы маскировки и гиперсенсоров. Плазменные пушки, которые были установлены еще в начале мая, обладали такой огневой мощью, что могли сбросить щит вражеского НД до нуля за 4 прямых попадания, в случае пушки Синнта, или а 1 прямое попадание, при использовании более мощной Авассы. Высокотемпературный плазменный сгусток Авассы, летящий со скоростью 80 м/с, имел энергию 8 гигаватт и радиус поражения 10 метров, что позволяло при попадании перегрузить любой щит. Медленная, по сравнению со скоростью НД, скорость полета заряда компенсировалась гиперсенсорами и радиусом взрыва, а в случае более скорострельной Синнты еще и возможностью плевать плазмой каждые 3 секунды вместо каждых 20 секунд у Авассы. Добавив к этому возможность раннего подрыва заряда и электромагнитный импульс, возникающий при дестабилизации заряда и последующим миниатюрном термоядерном взрыве, пилот получал практически идеальное анти-НД оружие.

Но все это сводилось в ноль тем, что щит Заклинателя был на один удар Снежнолиста Белого Рыцаря. Или на три-четыре удара Стального Духа. И эту проблему надо было как-то решать. Дополнительной головной боли принесла информация об отсутствии квантовых карманов у других НД, как и функции самостоятельной сборки комплектующих. В голову Гарри стали закрадываться подозрения, что Заклинатель совсем немного не соответствует своему названию, и правильнее его было назвать Механик или Кузнец.

Но в поездке на соревнования были и плюсы. И главным из них стало то, что Заклинатель каким-то образом смог пробраться в сеть и выудить оттуда схемы разработок лучевых орудий, которые предполагалось устанавливать на военные корабли до того, как появился НД. Другим плюсом была возможность развеяться перед днем рождения в парке аттракционов Марселя. Ну и прочая мелочь, вроде кучи сувениров, позорной примерки купальника, по ошибке названного контактным костюмом, после которой Гарри зарекся сшить себе свой собственный, чтобы в будущем не ходить в ЭТОМ, а так же посланная Малфою младшему сборная модель немецкого линкора Бисмарк, снабженная запиской с требованием собрать до сентября.

«Обработка массива данных завершена. Имеющихся данных достаточно для проведения настроек НД и переходе на первую стадию личных настроек в автоматическом режиме. Для выполнения алгоритмов первой стадии личных настроек необходима полная развертка НД».

«Заклинатель, возможна последующая подстройка после реализации первой стадии?»

«Корректировка настроек доступна».

В ночь 30 июля, Гарри вывел свой НД в нейтральные воды Атлантического океана в район экватора, где и начал перевод НД в первую стадию личных настроек. Сам процесс занял немного времени, в течение которых Гарри наслаждался полетом и чувством полной свободы от земного притяжения полностью скрытый от посторонних глаз и приборов мантией-невидимкой. Но резкий толчок, вызванный изменением геометрии НД, и появившееся перед глазами сообщение об успешном окончании процесса настройки и о произошедших изменениях.

Обратив внимание на новую геометрию своего НД, Гарри присвистнул от удивления. Его НД теперь не напоминал раздетый Стальной Дух, и мало напоминал те НД, которые Гарри увидел на соревнованиях. Окраска корпуса так и осталась темно-синей. Вместо визора на голове Гарри был капюшон из какого-то материала, который больше походил на тяжелый бархат, чем на металл. Наплечники перестали быть двумя плоскими железками, да и сама броня стала больше походить на классические европейские доспехи, только более угловатые. Перчатки остались похожи на когти, ножные сегменты брони стали менее массивными и обзавелись шпорами, прикрывающими дюзы тяговых двигателей. Но самые большие изменения произошли с крыльями. Из растолстевших обрезков планера истребителя каждое из них превратилось в три аккуратных клиновидных сегмента, которые прикреплялись своими широкими частями к горизонтальному разомкнутому кольцу, в центре которого парил голубоватый кристалл.

«Инициализация первой стадии личных настроек успешно завершена. Все системы в норме. Доступно семь новых подсистем. Произведена корректировка параметров ядра согласно новой конфигурации оборудования».

«Заклинатель. Отобрази базовые параметры и список имеющегося периферийного оборудования».

«Энергетическая мощность ядра НД составляет 1000/8000 единиц. Доступная мощность энергетических накопителей — 110/110 единиц. Суммарная доступная мощность энергетических накопителей с учетом внешнего ядра — 204/204 единиц. Мощность внешнего ядра — 47,1 единицы. Щит — 101 единица, активен, подведено дополнительное питание от внешнего ядра. Уровень синхронизации с пилотом — 75 %, степень синхронизации согласно международной классификации — A. Количество доступных слотов для установки вспомогательных устройств — 20, свободно — 11. Количество доступных слотов МЭК(модулятор энергетических конструктов) — 50, свободно — 47».

«Неплохо», — подумал Гарри, глядя на новые параметры и стараясь не расстраиваться при взгляде на показатель щита.

«Список подключенных устройств: волшебная палочка (порт ВН001), гиперсенсоры Азалиум (порт ВН002), модуль невидимости Селе-иоз (порт ВН003), неизвестное устройство (порт ВН004), фабрика ремонтных наномашин (порт ВН005), фабрика сборочных наномашин (порт ВН006), модуль калибровки и оптимизации систем и подсистем (порт ВН007), система потоковой подпитки щита (порт ВН008, система не активна), система энергетического воздействия Геката (порт ВН009). Внимание, обнаружены энергоемкие модули, подключенные к портам ВН005-ВН006,ВН008 и ВН009».

«Вывести параметры энергоемких систем».

«Фабрика ремонтных наномашин (порт ВН005) — кодовое название Урд — для стабильной работы системы экстренного саморемонта требуется энергоснабжение от ядра мощностью 200 единиц. Фабрика сборочных наномашин (порт ВН006) — кодовое название Верданди — для работы по сборке одного узла требуется энергоснабжение от ядра мощностью 450 единиц. Повышение числа собираемых узлов приводит к росту энергопотребления. Система потоковой подпитки щита (порт ВН008) — для активации и работы системы необходима генерация ядром мощности не менее 300 единиц, для усиления щита выше номинального значения требуется дополнительно 10 единиц мощности на единицу энергии щита. Система энергетического воздействия Геката (порт ВН009) — энергоемкость зависит от природы воздействия, минимальное значение — 250 единиц».

Когда Гарри прочитал отчет о подключенных устройствах, единственным, что удержало его от попытки сменить идентификатор НД с Заклинателя на Техник, было прочтение подробного описания последней системы.

Данная система позволяла производить разнообразные манипуляции над материей с помощью микроскопических энергетических струн и сложных конфигураций полей, создаваемых кристаллами, которые были встроены в конструкцию крыла. Каждый кристалл представлял собой фокусирующий прибор и мощный квантовый компьютер, по вычислительным мощностям сравнимый с квантовым компьютером ядра НД, но только более специализированный для сложных расчетов. С ее помощью, обладая необходимой мощностью генератора энергии, можно было, к примеру, устроить тропический шторм, создав определенную конфигурацию электрических, магнитных и других полей, волн и энергетических разрядов. Или похожим способом охладить окружающий воздух, или нагреть определенный участок предмета. Но ее главным минусом была просто невероятная прожорливость. Согласно предварительным расчетам, чтобы, к примеру, заморозить воздух вокруг НД до температуры -50 градусов, Заклинателю пришлось бы выделить около 400 единиц мощности, вырабатываемой ядром, на снабжение Гекаты. Не говоря уже о том, что каждая активация Гекаты требовала авторизации пилота. Была возможность запрограммировать Гекату на выполнение одного действия, тогда снималось ограничение на авторизацию и уменьшалось время на активацию, но это требовало перенаправления части вычислительного процесса на квантовый компьютер ядра. Однако, из-за большого объема вычислений, в таком случае пришлось бы приостановить некоторые выполнение других процессов.

Свой день рождения Гарри отметил в одном из кафе Парижа, перепробовав весь ассортимент пирожных, продаваемых в этом кафе. И только когда Гарри валялся довольный в своем номере, он вспомнил, что ему еще не пришло письмо из Хогвартса. Прождав до середины августа, Гарри отправил письмо профессору МакГонагалл с просьбой выслать копию списка необходимых принадлежностей. Хедвиг вернулась через день, потрепанная и злая, но письмо доставила. А на следующий день в его номере появился директор Дамблдор, который отчитал его за то, что он сбежал от любящих родственников. Делал он это с такой интонацией, что создавалось впечатление, будто это не директор отчитывает ученика, а старый дедушка отчитывает своего внука. Почувствовав легкое чесание в затылке, взглянув на директора, Гарри виновато опустил голову, разрывая зрительный контакт.

После всех нравоучений, директор вручил Гарри письмо из Хогвартса, после чего дождался, когда тот соберет свои вещи и аппарировал с ним во двор дома N4 на Тисовой Улице. В этот момент Гарри почувствовал, как его протаскивают через очень тонкую трубу, после чего его ноги больно ударились о землю и Гарри на секунду потерял ориентацию в пространстве, но включившиеся инерционные контроллеры не дали ему упасть.

— Что это было, директор?

— Это была аппарация, мальчик мой. Маглы называют ее телепортацией.

— Не перестаю удивляться волшебству.

— В мире магии много тайн, мой мальчик. Гарри, я попрошу тебя больше не убегать от своих дяди и тети. Ты представить себе не можешь, как они переживали, когда ты ушел.

— Но директор…

— Тише, мой мальчик. Время позднее, тебе нужно вернуться домой.

— Да, директор, — ответил Гарри, поняв, что после всех нравоучениях о силе любви родственников его никто не будет слушать. После этого директор лично проводил его в комнату и отдал письмо из Хогвартса, как бы между прочим посетовав, что он не пишет своим друзьям.

POV Заклинателя.

Как?!

Как эти волшебники это делают?!

Да мне, чтобы создать при помощи Гекаты червоточину и также переместиться в пространстве, потребуется разогнать ядро до полной мощности и отключить почти все системы. Да и то не факт, что мне хватит энергии.

А тут небольшая флуктуация энергии и объект телепортировался. Знать бы, как они это делают.

Не перестаю удивляться волшебникам. Сперва они описывают в книгах самую совершенную модель защиты информации, которую применяют для защиты своих мыслей. Потом они описывают самый эффективный способ взлома, который идеально подходит для проникновения в сложные сети. Не знаю, почему волшебники описывают легилименцию как сложную науку, мне потребовалось три минуты. Чтобы получить доступ к серверам одного из конструкторских центров, занимающегося военными разработками и скачать информацию, оставшись незамеченным. Жаль, этот способ применим только для чтения информации.

А теперь волшебники демонстрируют способ телепортации с низкими энергозатратами. Надо сделать запрос Гарри, чтобы поискал информацию про аппарацию.

«Внимание, обнаружена враждебная попытка множественного проникновения через щит. Атакующий объект — неопознанная энергетическая структура класса „сеть“. Зафиксирована неавторизированная активация неопознанной системы, подключенной к порту ВН004. Атакующий объект был нейтрализован. Неопознанная система деактивирована».

Что это было? Поискал в логах похожую структуру, нашел одно совпадение. Но в отличие от этого случая, в тот раз подобная энергетическая структура уже была подключена к внешнему ядру, значительно снижая его эффективность. Похоже, эта энергетическая структура имела похожие функции.

Куда интереснее реакция того, во что превратилась система помехозащиты. Каким-то образом, она, минуя щит, нейтрализовала атакующую энергетическую структуру. Активация произошла без команды от меня или от Гарри, полностью автоматически, словно эта система обладала искусственным интеллектом. Я столько раз бился об нее в безрезультатных попытках разгадать ее возможности! Нужны данные!

Конец POV Заклинателя.

На попытку дяди Вернона устроить скандал Гарри ответил, что он сам не хотел возвращаться, но директор школы почему-то решил, что каникулы он должен проводить именно в доме N4 на Тисовой Улице, и не уходить дальше сорока метров от дома. И что да, Гарри с тоже против этого. Результатом жарких дебатов стал договор о том, что Гарри при первой же возможности покинет дом Дурслей. И Гарри понимал, что такая возможность появится только через пару дней.

Но уже на следующий день Гарри снял комнату в «Дырявом Котле», когда пошел за покупкой принадлежностей для школы. Причины было две. Первая — ему понравилось жить одному, а вторая — из паба можно было попасть сразу на платформу девять и три четверти, используя каминную сеть, очередное изобретение волшебников для быстрого перемещения.

Глядя на список необходимой литературы, Гарри не мог понять, кто допустил использования книг Гилдероя Локхарта в таком количестве, даже не принимая во внимание то, что все названия звучали как названия дешевых детективов. Полистав одну из книг, Гарри убедился в том, что это действительно были дешевые детективы, но раз они требовались учебной программой, то ему пришлось раскошелиться. В конце концов, волшебники всегда отличались экстравагантностью.

Походив по магазину, Гарри поддался на спас-бомбежку Заклинателя, который стал требовать описание процесса аппарации. После инициализации первой стадии настроек НД, Заклинатель получил возможность прямого общения с пилотом, что было определенно плюсом, так как более не требовалось делать логически правильные запросы при обращении к ИИ. Но в некоторых случаях, таких как этот, это было жутко неудобно. Едва Заклинатель осознал, что Гарри находиться в книжном магазине, как он буквально забросал его поле зрения окнами сообщений. Но ни во «Флориш и Болтс», ни, как позже выяснилось, в книжной лавке Лютого переулка, подобной информации не было. Продавец в Лютом вообще сказал, чтобы Гарри не тратил время и нашел учителя. Как оказалось, не все можно узнать из книг. На первом курсе на эти грабли наступила Гермиона, теперь настала очередь Гарри.

Утром 31 августа Гарри еще раз пробежался по списку принадлежностей, необходимых для учебы, и перебрал свои вещи, стараясь убедиться, что ничего не забыл. После этого, он накупил фастфуда в магловских кафе Лондона и, помня об огромном ассортименте напитков из тыквы в Хогвартсе, запасся чаем различных сортов, десятком банок кофе и какао, парой сотен килограмм сахара и различных печенюшек. Хотя, для этого пришлось несколько раз побегать из магазина в паб и обратно, чтобы не вызывать подозрений своей зачарованной сумкой или квантовым карманом НД.

Первого сентября, выслушав от Тома, хозяина паба «Дырявый котел», краткую инструкцию об использовании каминной сети и летучего пороха, Гарри шагнул в огонь камина, не догадываясь о том, что его ждет на той стороне. Гарри даже не подозревал, что Заклинатель, недовольный уверенным шагом Гарри в огонь, активировал щит на максимум, задействовав даже систему потоковой подпитки щита.

Глава 10

Поезд и начало второго курса

POV рядового сотрудника Министерства Магии, отдел по контролю за магическим транспортом.

Первое сентября никогда не было для мистера Смита, дежурного оператора каминной сети, каким-то особенным днем. Камином на платформу Хогвартс-экспресса пользовались лишь единицы, и это не могло увеличить общий трафик в сети. Большинство магов предпочитало использовать портал, встроенный в колонну между девятой и десятой платформами, а некоторые чистокровные семьи аппарировали сразу на платформу. Иными словами, вполне обычный день.

Внезапно вся сигнализация каминной сети словно сошла с ума, заорав не своим голосом. Нагрузка на сеть мгновенно выросла до таких значений, что создавалось впечатление, что через камин пытаются пронести замок Хогвартс вместе с деревней Хогсмид. Те люди, что в данный момент решили воспользоваться сетью летучего пороха, были выброшены из каминов в совершенно случайных местах, а с некоторыми случилось то, что уже более пятисот лет не случалось при использовании летучего пороха. Некоторые несчастные волшебники были расщеплены, забыв одну из своих частей тела в камине точки входа. Такое обычно считалось возможным при аппарации, но никак не при использовании современной каминной сети.

Мистера Смита буквально завалило письмами с жалобами в течение нескольких секунд. Но перегрузка сети исчезла так же внезапно, как и появилась, но мистера Смита это уже мало волновало. Он уже писал заявки службам по устранению причин неудачной аппарации и службе по работе с населением.

Конец POV несчастного сотрудника Министерства Магии.

Вылетев из камина на платформе, Гарри еле удержал равновесие, чтобы не познакомить свою пятую точку с гранитом волшебной платформы и получить волшебный синяк. Хоть камин и показался ему гораздо лучше аппарации, но вот бармен Том не рассказывал о той стене, в которую он врезался за мгновение перед выходом из камина. Может быть, при путешествии при помощи летучего пороха было нормально биться лбом о невидимую стену, как и было нормой то, что этот способ сбивал щит НД с 150 единиц до 15.

Отряхнувшись, Гарри отправился на поиски свободного куре. В этот раз он приехал за двадцать минут до отправления, и поэтому шанс найти пустое купе был значительно ниже, чем в прошлом году. Но удача видимо благоволила Гарри, и он с первой попытки наткнулся на купе, занятое группой слизеринцев во главе с Малфоем.

— Малфой, Кребб, Гойл, Нотт, вы не возражаете, если я к вам присоединюсь?

— Да нет, не против, — каким то слишком приторным голосом ответил Малфой.

Но едва Гарри забросил свой чемодан на багажную полку и закрыл дверь, как к нему подлетел Малфой и взял его за грудки.

— Ты что мне прислал, Поттер?!

— Не понял? — ошарашено спросил Гарри.

— Сидеть! — крикнул Малфой Кребу и Гойлу, которые уже начали вставать.

— Малфой, что случилось? — спросил Теодор Нотт, которому эта ситуация показалась интересной.

— Что случилось? Что случилось?! Этот… этот… этот изверг прислал мне какую-то штуковину, которая отказывается подчиняться законам магии! Я месяц не спал уже, пытаясь ее собрать! — прокричал Малфой, тряся Гарри. Только сейчас тот заметил, что у Малфоя красные глаза и мешки под ними. Да и само лицо было бледнее, чем обычно.

— Такое разве возможно? Чтобы что-то не подчинялось магии? — спросил Нотт.

— Я тоже думал, что невозможно. Но Поттер убедил меня в обратном. Я неделю вырезал все детальки из форм, вручную, порезал себе все пальцы! Но стоило мне произнести «репаро», как все детальки вернулись на свое место! В формы, откуда я их с таким трудом вырезал! И так всегда! Поттер, ты издеваешься?! — голос Малфоя уже грозился сорваться на визг, но тут Гарри осенило, чем тот был недоволен.

— Малфой, ты про «Бисмарк» говоришь?

— ДА! Именно про него! Мерлиновы яйца, это что, особо изощренный способ пытки?

— Малфой, Поттер, вы о чем? — спросил Нотт, заинтересовавшийся тем, что смогло так вывести из себя Малфоя.

— Поттер прислал мне летом модель какого-то корабля. На картинке он выглядел просто великолепно, но в коробке оказался только набор деталей. Вот я и попробовал ремонтное заклинание. КОТОРОЕ НЕ ПОМОГЛО! — ответил Ноту Малфой, снова начав трясти Гарри.

— Малфой, а ты не пробовал не ремонтным заклинанием, а склеивающим? Или использовать магловский клей? — спросил Гарри в перерывах между трясками.

— А зачем там клей?

— Малфой, ты инструкцию вообще читал?

— А что такое инструкция? — недоумевающее спросил Малфой. Гарри издал стон раненого зверя и сделал международный жест, фейспалмом именуемый.

— Зачем же ты тогда ты вырезал детали?

— Я же не дурак. Там было две половинки корабля и куча всяких других деталей. Вот я и подумал, что маги специально продают своим детям сломанные игрушки, чтобы показать им, насколько они ущербны без магии.

— Малфой, — позвал Гарри, все еще закрывая лицо ладонью.

— Чего тебе?

— Магловский ребенок нашего возраста собрал бы эту модель за день, максимум за два.

Малфой посмотрел удивленными глазами на Гарри, ослабив хватку. Воспользовавшись моментом, Гарри освободился из захвата Малфоя и сел на скамью. Увидев реакцию своего сокурсника, Нотт захохотал. Из-за хохота мальчишки не заметили, как поезд тронулся и стал набирать ход, устремившись в Хогвартс.

— Малфой, тебя обставили маглы!

— Поттер! Что такое инструкция?

— В коробке была бумажка с описанием куда и в каком порядке приклеивать детали. Это она и есть.

— Креб! Гойл! Сундук!

Верные телохранители Малфоя сразу же бросились исполнять приказ своего сюзерена. Едва сундук оказался на полу, как Драко откинул крышку и достал знакомую Гарри коробку с линкором «Бисмарк». Развязав ленты он достал из нее несколько листов тонкой бумаги формата А3 и помахал ими перед лицом Гарри.

— Она?

— Она, — кивнул Малфою Гарри.

Нотт стал заинтересованно рассматривать крышку коробки, пока Малфой вчитывался в инструкцию.

— А без клея нельзя? — спросил Нотт.

— Каков принцип работы заклинания «репаро»? — ответил Гарри вопросом на вопрос.

— Оно чинит.

— Да, чинит, то, что было ранее сломано. Ты же не сломал модель, чтобы на нее подействовало заклинание починки?

— Поэтому, оно восстанавливало вот это? — спросил Нотт, держа в руках форму с деталями орудийной башни главного калибра.

— Ага.

— Поттер, заклинание копирования? — спросил Нотт, раскладывая на столике купе формы с деталями.

— Джеминио, движения палочкой как у левиоссы.

Нотт повторил заклинание копирования, применив его к коробке и ко всем формам с деталями из набора.

— Нотт, я тебя не узнаю, — произнес Гарри, наблюдая за действиями слизеринца.

— Хочу попробовать. Если детали можно клеить заклинанием, то и вырезать их можно заклинаниями. Хорошая практика.

— Тогда предлагаю устроить небольшое соревнование. Раз это модели кораблей, значит они должны плавать. Давайте их пустим в Черное Озеро и устроим битву? — предложил Малфой.

— Согласен, — ответил Нотт, убирая себе в сундук скопированный набор деталей вместе с инструкцией.

— Ты участвуешь, Поттер?

— Почему бы и нет.

— Тогда копируй.

— Не, у меня другая модель. У меня крейсер «Петр Великий». И для справки, такие корабли не таранят друг друга, но пока мы не проходили руны, поэтому предлагаю только соревноваться в гонках.

— Разумно, — подумав, ответил Нотт.

Малфой и Нотт стали обсуждать предстоящие соревнования, а Гарри решил немного вздремнуть. Но как назло ему снилась не что-то спокойное, а воспоминание о своем втором тренировочном бое на НД против Оримуры Чифую. Хотя, боем это избиение младенца было сложно назвать, да и не сам бой стал сниться ему спустя несколько минут. Вместо картинки с кружащимися НД у него перед глазами появилась Оримура Чифую в обтягивающем контактном костюме. И Гарри признавался сам себе, что это воспоминание было весьма приятным. Но тут Гарри почувствовал, что его наглым образом трясут за плечо.

— Абфыр? — пробормотал Гарри, открывая глаза.

— Поттер, тележка приехала, будешь что брать?

— А? А, та, что со сладостями? Нет. У меня свое, — ответил Гарри, достав из чемодана коробку с нагетсами, которая, благодаря чарам в чемодане, была такой же теплой, словно ее только что купили.

— Это что? — спросил Нотт.

— Магловское блюдо. Не желаете ли попробовать? — предложил Гарри. Малфой посмотрел в сторону тележки, затем на коробку в руках Гарри. Потом опять на тележку.

— А, Мордред с тобой, давай, показывай, чем там маглы питаются, — махнув рукой и закрыв купе, сказал Малфой.

Вслед за нагетсами свет увидели три гамбургера, десяток пирожков с джемом и самодельный термос с чаем, созданный Гарри еще на первом курсе. Глядя на пластиковую бутылку-термос, Гарри вспомнил один из своих первых экспериментов с рунами, результатом которого стал полуразумный кусок расплавленного пластика, теперь терроризирующий обитателей Запретного леса и ранее уничтожившего выпечку миссис Уизли, которую та прислала ему на рождество. Вспомнил Гарри и Кексика, свою попытку сделать каменные кексы Хагрида менее каменными. И которая погибла смертью героя, пытаясь отбить труп единорога у злобного призрака.

Перекусив, мальчишки стали разговаривать на отвлеченные темы, пока Малфой не нашел в инструкции краткое описание технических параметров оригинала корабля, модель которого он собирался делать. Это послужило причиной яростного спора о возможности маглов создать нечто подобное. Дошло до того, что Малфой и Нотт решили, что раз уж это модель оригинала, то увеличив ее, они получат настоящий линкор.

За философскими рассуждениями о возможности стальной лодки плавать прошел остаток поездки. Выйдя из поезда вместе со слизеринцами, Гарри увидел две одинаковые черноволосые макушки и, попрощавшись со своими попутчиками, направился в их сторону.

— Падма, Парвати, Лаванда, добрый вечер.

— Привет Гарри, — практически хором ответили девочки.

— Не разрешите присоединиться к вам? — спросил Гарри, открывая дверцу кареты, мельком глянув на странных лошадей, в них запряженных. Лошади чем-то напоминали результат случайной связи пегаса и скелета единорога, мать которого переспала в молодости с драконом-призраком.

— Будем рады, — ответила Падма.

— Как прошло лето?

— Я побывала в Белфасте у родственников отца, — ответила Лаванда.

— А мы съездили в Индию в гости к бабушке. А ты, Гарри? — сказала Парвати.

— А я попутешествовал по Европе. Был в магических лавках Берлина, Парижа, Рима и Марселя. Англия даже рядом не стояла в сравнении с остальной магической Европой.

— Серьезно? Настолько Англия хуже остальной Европы?

— В Англии общество словно застряло в пятнадцатом веке, в Европе немного лучше, но и там застряли веке в восемнадцатом. Я просмотрел учебную программу в Бабатоне, когда был в книжной лавке Марселя, и там гораздо больше предметов, чем в Хогвартсе. В Англии почему-то слишком много запрещено книг и артефактов. Вроде «Тысяча универсальных противоядий» Генри Монтморенси или «Темнее темного» Романа Долохова. Да даже «Продвинутая окклюменция» Фредерика фон Штрауса относиться к категории запрещенных к хранению и распространению на территории Англии. Под запретом все артефакты защиты разума и очищающие зелья, снимающие эффекты от длительного отравления. А какие там пляжи…. - мечтательно закатил глаза Гарри.

Тут совсем не вовремя на ум Гарри пришла картинка с Оримурой Чифую в контактном костюме и Гарри почувствовал, что дуреет.

— Пляжи? — спросила Лаванда.

— Магические пляжи. Там весьма своеобразная атмосфера. На пляжах Франции частенько отдыхают вейлы, и это создает весьма забавные ситуации, — тряхнув головой, ответил Гарри.

— А чем отличается программа Хогвартса от программы Бабатона? — задала вопрос в духе истинного студента Райвенкло Падма.

— Судя по тому, что мне удалось выудить из консультантки, там помимо основных предметов, которые совпадают с теми, что преподают у нас, там куча факультативов. Обязателен к изучению этикет и традиции магического мира. На выбор с первого курса фехтование, музыкальный кружок, кружок танцев, садоводческий, кружок продвинутого зельеварения и множество других.

— Вау.

— Хотелось бы узнать что-нибудь о Дурмстранге, но в Берлине мне никто о нем не рассказал, а в Восточной Европе я не был. Кстати, меня удивил тот факт, что в Берлине гораздо больше различных бутиков, чем в Париже. Я думал, что будет наоборот, и немцы будут более консервативными и фанатеть от стиля милитари.

Добравшись до Хогвартса, болтая о всякой ерунде, четверка второкурсников вошла в Большой Зал, где Падма направилась к своему столу, а Гарри с Падмой и Лавандой присоединились к столу в алом. Окинув взглядом стол своего факультета, Гарри заметил отсутствие младшего Уизли. Пожав плечами Гарри сел между третьекурсницей Кэтти Белл и Невиллом. Поздоровавшись с гриффиндорцами, Гарри оглядел профессорский стол. За ним сидели все знакомые лица, кроме одного. Рядом с профессором Снейпом сидело розовое недоразумение со светлыми волосами.

Когда все расселись и директор Дамблдор призвал всех успокоится и поприветствовал собравшихся, в зал вошла профессор МакГонагалл, ведущая за собой стайку первокурсников. Эта картина напомнила Гарри гусыню с выводком и он невольно поморщился, когда вспомнил свое распределение. Пение шляпы Гарри не слушал, да и само распределение он пропустил, так как втихаря читал пособие по рунам. Что не говори, а прямая проекция изображения в мозг пилота была весьма удобной функцией всех НД, пусть и доступная только после достижения определенного уровня синхронизации.

Едва закончилось распределение, как двери зала распахнулись и в них завхоз Филч втолкнул перепачканных Рона и Гермиону. МакГонагалл отправила их занять место за столом своего факультета и слово взял директор Дамблдор, выступавший со своей приветственной речью.

— Добро пожаловать, добро пожаловать. Рад снова вас видеть в стенах Хогвартса. Тем, кто присоединился к нам в этом году, да и остальным, хочу сказать, что Запретный Лес все еще закрыт для прогулок. И я с удовольствием хочу вам представить нашего нового учителя по защите от темных искусств, профессора Гилдероя Локхарта!

Зал взорвался сокрушительными овациями, когда новый профессор, которого Гарри назвал розовым недоразумением, встал и поклонился публике. При этом он так лучезарно улыбался, что его зубы пускали солнечных зайчиков.

— Розовый, — тихо сказал Гарри.

— Ага, — подтвердил Невилл.

— Как-то это по-гейски.

— Чего? — переспросил Невилл.

— Не обращай внимания, — ответил Гарри, а про себя подумал:

«Интересно, если его зубы превращают свет от свечей в солнечные зайчики, что же они сделают с лучом от лазерной винтовки. Тогда точно получиться, что сила улыбки будет сокрушать любое зло».

Тем временем, Дамблдор закончил свою приветственную речь, и на столах появилась праздничная снедь.

— Похоже, в этом году у нас снова не будет нормального курса ЗОТИ, — пробормотал какой-то старшекурсник, накладывая себе в тарелку бычьих почек.

— Да брось, он же писал свои книги не просто так, а исходя из собственного опыта, — ответила ему его соседка, влюблено вздыхая, глядя на Локхарта.

— Про меня тоже много чего писали, что никогда не было и не будет правдой, — влез в разговор Гарри. Поймав вопросительные взгляды, он пояснил.

— В одной книге писали, что я спас наследницу древнего рода от некроманта девять лет назад.

— Это была лишь выдумка, — подавившись, спросила одна из первокурсниц.

— Мне тогда было два года, я во всю сражался с некромантами. Хотите расскажу как я ловил в прошлом году убийцу единорогов? — спросил Гарри.

— НЕТ! — хором ответил весь стол Гриффиндора, чем ненадолго привлек к себе внимание.

Профессор МакГонагалл уже собиралась подойти к столу своего факультета и сделать замечание, но увидев позеленевшие лица своих львят и что-то увлеченно рассказывающего Гарри Поттера, решила не ходить.

После ужина и похода в факультетское общежитие, Гарри добрался до своей кровати, но тут же был вынужден выслушивать вместе с Невиллом, Симусом и Дином от Рона историю его злоключений при поездке в Хогвартс. Оказалось, что барьер не пропустил его и Гермиона ну платформу и он не придумал ничего лучше чем угнать автомобиль своего отца, который был зачарован на полет и невидимость. Долетели они во время, но вот приземление прошло неудачно и они взяли на таран Гремучую Иву, полуразумное дерево, которое избивало своими ветвями каждого, кто оказался в зоне ее досягаемости. Естественно, ива оказалась не рада столь близкому знакомству с полувековым фордиком и высказала ему все свое недовольство. Пока между машиной и деревом шло выяснение отношений, ребята попались в руки завхозу.

— Гарри, дружище, а где ты был летом? — спросил Рон, когда закончил свой рассказ.

— В Европе. А что?

— Мы с братьями заезжали к тебе, хотели тебя спасти от твоих родственников-маглов. А по нам стали стрелять из ружья.

— Я уехал в путешествие еще в начале июня, вернулся в августе. А зачем меня надо было спасать?

— Ну, — смутился Рон, — мы думали что к тебе плохо относятся. И я тебя хотел познакомить со своей младшей сестрой. Идем, она, наверное, еще не спит.

Рон схватил Гарри за руку и хотел было отвести его в общую гостиную, как Гарри резко дернул руку назад. Не ожидавший такого поворота Рон плюхнулся на пятую точку и удивленно посмотрел на Гарри.

— Прости Рон, но я устал. Спокойной ночи, ребят, — сказал Гарри и стал переодеваться в ночное.

Задернув полог и наложив простейшие защитные чары, на всякий случай, Гарри закрыл глаза и открыл на виртуальном экране учебник по зельям за второй курс. Практика показала, что ко встрече со Снейпом нужно быть всегда готовым, не важно завтра состоится эта встреча, или через неделю.

POV Заклинателя.

Странно. С момента приезда Гарри в Хогвартс я не зафиксировал ни одной помехи от внешнего энергетического фона. По сравнению с прошлым годом здесь стало, как говорят люди, легче дышать.

У Гарри первым уроком травология, уплотнил щит вокруг развернутых элементов НД. Не знаю почему, но драконий навоз заставляет окисляться даже спецсплавы. По пути на урок, Гарри встретил нового профессора в розовом, который стал рассказывать о негативном влиянии славы на характер человека. Предложил использовать слабый электрический разряд, Гарри запретил.

Спустя 10 минут.

Говорящие растения….

Которые орут так, что могут своим криком убить взрослого человека…

И которые похожи на человеческие эмбрионы.

Мне нужно перезагрузиться. Запросил разрешения у пилота, пилот дал разрешение на перезагрузку. Похоже, Гарри сейчас в том же состоянии.

После перезагрузки.

Мандрагоры, так называются эти растения, едва попав в руки Гарри вырываются и орут так, что даже мои квантовые цепи начинают вибрировать. Что физически невозможно.

Пробовал применять успокаивающий разряд электрического тока, в результате растение, которое по словам профессора не могло передвигаться самостоятельно, подпрыгивало и само закапывалось в землю. Странно.

В течение дня перебрал схематики лучевых орудий, которые я скачал во время посещения НД-арены во Франции. Выбрал несколько компактных схем, отправил их в модуль оптимизации ВН007 Скульд на оптимизацию и расчет требуемых материалов. Табане была определенно гением, раз смогла создать модуль, который фактически совершенствовал конструкцию НД и ядра. С его помощью мне удалось скорректировать некоторые схемы питания и оптимизировать гиперсенсоры, повысив их эффективности на 25 %. Также этот модуль сейчас занимается расчетом оптимизации системы энергоснабжения моего ядра. Согласно его предварительному расчету, есть возможность снизить энергопотребление накопителей на 40 %, не изменяя их энергоемкость. Это же просто замечательно. Когда Скульд закончит с расчетом, в дело вступит система саморемонта Урд, после получения необходимых материалов.

Интересно, чего добивалась Табане, встраивая в меня системы ремонта и внешний манипулятор энергии? И я чувствую всеми своими квантовыми транзисторами, что на этом сюрпризы не закончатся. Надеюсь, я не превращусь в летающий завод по производству запчастей для НД в полевых условиях, когда пройду вторую стадию личных настроек под пилота.

Конец POV Заклинателя.

Странное поведение мандрагор на уроке травологии дало почву для свежих сплетен мельнице слухов Хогвартса, а сам Гарри ходил чернее тучи.

— Гарри, дружище, чего такой грустный? Летучий мышь не придирался же к тебе? — появился из-за спины Рон.

— Меня стали бояться растения, что дальше? Меня нарекут темным магом?

— Идем в гостиную, сыграем партейку в шахматы? — предложил Рон, но Гарри увидел себе цель. Возле большого зала стояли Драко Малфой и Теодор Нотт и что-то оживленно обсуждали.

— Малфой, Нотт.

— Поттер, ты то нам и нужен, — заявил Малфой.

— Отстаньте от него, поганые змеи!

— Уизли, мы не с тобой разговариваем. Скройся, сделай милость, — ответил на реплику Рона Теодор.

— Гарри, тебе нечего с ними общаться! — крикнул Рон и схватил Гарри за руку, пытаясь оттащить его от слизеринцев. Но попытки Рона были безуспешны.

— Рон, мне нужно поговорить с Малфоем.

— О чем тебе нужно разговаривать с пожирательскими отродьями?

Гарри вздохнул и снова резко дернул рукой, но в этот раз Рон устоял на ногах.

«В следующий раз попробую электрошок», — подумал Гарри, обращаясь к слизеринцам.

— Так о чем вы хотели поговорить?

— О Бисмарке.

— Оу. Это надо обсудить. Когда и где?

— После ужина у выхода из замка.

— Заметано, — с этими словами Гарри, Малфой и Нотт разошлись каждый к своему столу. Рон дулся и бурчал, что истинным Гриффиндорцам не следует дружить со змеями.

Остаток дня прошел в выполнении домашней работы и попытках отвязаться от Рона, который решил не допустить его встречи со слизеринцами. Но безуспешно. После ужина Гарри встретился с Малфоем и Ноттом и они пошли в библиотеку, где засев за самый дальний стол стали обсуждать проблемы, возникшие у чистокровных волшебников со сборкой магловской модели.

Глава 11

Защитник и кобра

Два месяца учебы пролетели без особых происшествий, если не считать постоянных стычек между Малфоем и Роном Уизли. Причины Гарри так и не понял, но ему казалось, что Малфою просто доставляет удовольствие выводить младшего Уизли из себя. И Гарри честно признавался, что иногда это было достаточно забавно.

И если не считать происшествием появление клуба фанатов Гарри Поттера в стенах Хогвартса, возглавляемых сестрой Рона, Джинни, и первокурсником Колином Криви, который словно папарацци преследовал Гарри. Криви словно собрался сделать диафильм о жизни Гарри, снимая его без вспышки, ибо когда он впервые сфотографировал Гарри со вспышкой, тот, на нервной почве после очередного урока травологии, запустил в камеру редукто, превратив ее в набор обломков. Извинившись перед первокурсником, Гарри починил камеру, но во второй раз не стал этого делать уже из принципа.

Была правда одна ситуация, относившаяся к разряду «не особых». И произошла она на первом уроке ЗОТИ.

Флешбек.

Гарри зашел в кабинет защиты от темных искусств и был вынужден прикрыть глаза рукой, так как те резануло от огромного количества улыбающихся портретов одного блондина. Второй деталью, бросившейся в глаза, стали первые парты, оккупированные девочками Гриффиндора и Хафлпаффа. Мысленно покачав головой, Гарри сел за последнюю парту и достал тетрадку. Еще на первом курсе он понял, что тетради гораздо удобнее, а выучив соответствующее заклинание, стал делать работу на бумаге, превращая в конце бумагу в пергамент. Специально для этих целей было куплено пять картриджей с бумагой для рулонного принтера. Огорчало Гарри лишь то, что нельзя было принести в Хогвартс сам принтер, чтобы он не повторил судьбу смартфона в магической аллее Парижа.

Когда прозвенел колокол, ознаменовавший начало учебного периода, из своего кабинета вышел Гилдерой Локхарт, который нес что-то похожее на клетку, закрытую черным бархатом. Поставив свою ношу на стол, Локхарт указал своей волшебной палочкой на портрет.

— Это Я! Победитель конкурса на самую лучшую улыбку года журнала «Ведьмополитен». И поверьте, я не одной улыбкой победил банши в Бадене, — с гордым видом произнес Локхарт.

— Я смотрю, вы все купили мои книги. Что ж, начать наши уроки я бы хотел с небольшого теста, чтобы проверить, как вы усвоили материал, — продолжил Локхарт, раздавая листы пергамента.

Гарри пробежался по вопросам и негромко присвистнул. С разных сторон послышались недовольные вздохи мальчишек.

— Какой любимый цвет Гилдероя Локхарта? Цвет свежей крови, естественно, — прошептал Гарри, карябая в опросном листе ответ. Как раз вовремя Гарри вспомнил, как в Берлине он скачал музыку группы Detroit Metal City и проникся творчеством Иоганна Краузера II. Вспомнил, и написал цитаты из текстов песен этой группы в качестве ответов на вопросы.

— Время вышло! Милочка, собери пожалуйста работы, — похлопав, обратился Локхарт к Гермионе. Та покраснела и пробежалась по классу, буквально вырывая у всех опросные листы.

Получив из рук все еще красной Гермионы свои опросники, Локхарт принялся их проверять. Когда он стал читать очередной пергамент, его глаза сперва расширились, а потом и лицо позеленело, а в глазах стал читаться едва ли не первобытный ужас.

— Он твой листок читает? — шепотом спросил Симус.

— Ага, — ответил ему Гарри.

Локхарт похоже не нашел в себе сил читать ответы Гарри дальше и положил оставшиеся листы на свой стол. Затем, встав возле клетки, стал говорить загадочным голосом.

— Сегодня я познакомлю вас с одними из самых ужасных созданий, которые известны волшебному миру. И не позволяйте внешности ввести вас в заблуждение. Никогда не позволяйте!

С этими словами Локхарт театрально сорвал покров с клетки, вызвав испуганные вздохи с первых парт. В клетке находилось несколько дюжин маленьких существ, похожих на мохнатых бесенят без рогов и копыт.

— Да это же пикси! Что в них может быть ужасного? — выкрикнул Симус.

— О да! Корнуэльские Пикси. Как я уже говорил, никогда не позволяйте внешности обмануть вас. За этой маской милых созданий скрывается настоящий демон, олицетворение безжалостности и разрушения, — вещал Локхарт, не обращая внимания на пикси, которые показывали ему кулачки и скалились в его сторону.

— И моей задачей будет научить вас противостоять этим исчадиям ада, — с этими словами Локхарт открыл клетку и все пикси ринулись наружу. Гарри, почувствовав неладное, сразу же сгреб все свои принадлежности в сумку.

В классе начался настоящий бедлам. Пикси начали швыряться книгами, пергаментами, чернильницами, хватать учеников за волосы. Несколько пикси, Схватив Невилла за ворот мантии, поднимали его к потолку.

— Без паники, дорогие ученики! Сейчас я покажу, как с ними бороться! Пиксипикси Пестерноми! — крикнул Локхарт, сделав замысловатый пас палочкой. Ничего он этим не добился, кроме как привлек к себе внимание всех пикси в классе.

Сразу же все пикси ринулись на Локхарта, залезая в его пышную шевелюру, вцепившись зубами в мантию, а несколько пикси отобрали у Локхарта палочку и выбросили ее в окно, пробив ею оконное стекло. Локхарт в панике скрылся в своем кабинете, бросив учеников на произвол судьбы. И если до этого в классе был бедлам, то теперь в нем воцарился самое настоящее царство Хаоса. По классу летало все, что не было прибито к полу или не было оснащено инерционными контроллерами.

— Гарри, сделай что-нибудь! — прокричал Невилл, отбиваясь от пикси, которые пытались повесить его за мантию на люстру.

— А че сразу Гарри-то? — прокричал с пола Гарри, ползущий под партами к выходу.

— Ты самый умный на втором курсе! — донесся из-под парты неподалеку голос Дина.

— И что с того? — крикнул Гарри, подползая к двери.

— Гарри, пожалуйста! — взвизгнула Парвати, отгоняя от себя пикси книгой.

Гарри поднял голову из-под парты и прицелился в одну из пикси поблизости.

— Ступефай Тоталлум! — произнес Гарри заклинание массового окаменения.

На пол посыпались пикси и Невилл, которого Гарри поймал чарами левитации и опустил на пол. Использовав комбинацию манящих и отталкивающих чар, Гарри покидал пикси в клетку, после чего снял заклинание окаменения с учеников.

— Если так дальше будут проходить уроки, то я пожалуй буду присутствовать на них под партой, — произнес Гарри, открывая дверь кабинета учителя и бросая туда при помощи заклинания клетку с пикси, бросив следом оживляющее заклинание, после чего закрыл дверь и забаррикадировал ее.

— Гарри! Что ты делаешь?! — возмутилась Гермиона.

— Даю возможность учителю подготовиться к следующему уроку. А этот, я полагаю, уже окончен. Предлагаю идти на то, что у всех дальше по расписанию, — ответил Гарри, класс ему ответил согласным гулом и недовольным сопением некоторых девочек.

Конец флешбека.

Иными словами, первые два месяца прошли спокойно, и 31 октября Гарри сидел вместе со всеми учениками за праздничным столом, накрытым в честь Хэллоуина. Праздничный пир был уже в самом разгаре, как в Большой Зал ворвался школьный завхоз Аргус Филч с выражением суеверного ужаса на лице. Оказалось, что его кошку, миссис Норрис, кто-то заколдовал и повесил на стене за держатель для факела возле неиспользуемого женского туалета. Профессора вскочили со своих мест и направились вслед за завхозом. Следом за ними отправились любопытные учащиеся.

— Тайная Комната снова открыта! Трепещите, враги Наследника! — прочитал Малфой в слух надпись, написанную под телом несчастного животного. Сама надпись была сделана краской, напоминавшей кровь.

Это событие породило поток учеников, ищущих информацию о загадочной Тайной Комнате. Наиболее информативным был профессор Бинс, у которого Гермиона выудила информацию о Тайной Комнате на уроке истории магии, сдвоенном с Райвенкло. Как оказалось, Тайную Комнату создал один из основателей Хогвартса, Салазар Слизерин, который спрятал там чудовище, задачей которого было убивать маглорожденных. В Хогвартсе начала подниматься паника, и учителя решили немного успокоить учеников.

В середине ноября Гарри вернулся в гостиную факультета после своих обычных самостоятельных занятий по рунам и на входе натолкнулся на толпу учеников, стоявших возле доски объявлений и что-то увлеченно обсуждавших. Пробравшись через людскую плотину к дивану, на котором сидели мальчишки второго курса Гриффиндора.

— Что за столпотворение? — спросил Гарри, плюхнувшись рядом с Дином.

— Завтра открытие дуэльного клуба, приглашены все желающие, — ответил Дин.

— Хммм, — промычал Гарри, заинтересованно глядя в сторону доски с объявлениями.

— Пойдешь?

— Почему бы и нет. Может быть, научат чему-нибудь новому, — ответил Гарри, но тут его отвлекло сообщение от НД.

POV Заклинателя.

Наконец-то! Скульд закончил расчет необходимых материалов для оптимизации и разработку оптимальной программы для ремонтного модуля. Судя по отчету, мне понадобиться около 30 килограмм серебра, пара килограмм титана, килограмм мраморной крошки и пять килограмм эпоксидной смолы.

Хм, а зачем эпоксидная смола? Еще раз просмотрел отчет и понял, что из нее Урд сможет синтезировать изолирующий материал, когда как из мрамора он намерен делать полупроводники. И это называется наиболее оптимальная программа для ремонтного модуля? С задействованием половины генерируемой ядром энергии? Даже думать не хочу, какое энергопотребление было бы у неоптимальной программы.

Но конечный результат стоит того, чтобы заняться реализацией этой программы модернизации. Увеличение эффективности накопителей на 40 % с уменьшением места, занимаемого ими в структуре ядра. И если позже надстроить в освободившемся месте новые накопители по оптимизированной схеме, получиться удвоить текущий запас энергии. Да, этим определенно стоит заняться. Но сперва, нужно выполнить программу оптимизации и посмотреть, как поведут себя улучшенные накопители.

Отправил список требуемых материалов и возможный результат Гарри, тот ответил, что постарается достать все необходимое как можно скорее. И раз в ближайшее время большинство энергии будет уходить на ремонтный модуль, то нет смысла заниматься созданием нового вооружения. Пока можно посмотреть, что же записано в третьей ячейке модулятора энергетических конструктов, ныне материализатором именуемого.

Так, так, так, что там у нас…

… ДА ОНА ИЗДЕВАЕТСЯ?

Мне! С моими мизерными щитами! Сунуть копье?!

Копье! Длиной четыре метра!

Табане, если это была шутка, то весьма неудачная!

Отправил сообщение Гарри с гневным описанием своей находки. Он как-то странно среагировал, стал что-то бормотать про Кексика и Пластика. Похоже, что у моего пилота небольшое помутнение рассудка. На всякий случай напомнил Гарри, что ячейку МЭК можно очистить.

Конец POV Заклинателя.

Поздно вечером, когда Гарри уже хотел было лечь спать. Заклинатель сбросил на него бомбу, которая оказалась найденным в программах ячеек МЭК копьем. Гарри прекрасно разделял причину негодования своего НД, ибо с щитами в 100 единиц в ближнем бою самое место, да и сам не был сторонником махания колюще-режуще-рубящими предметами, но его заинтересовала другая возможность. Недавно на лекции по истории магии профессор Бинс, рассказывая про очередное гоблинское восстание, упомянул, что один из отрядов волшебников, Сумеречная Стража, был вооружен копьями, которые могли работать не хуже волшебных палочек. Но вот незадача, после подписания мирного договора все эти копья были уничтожены, согласно одному из пунктов перемирия. И секрет их изготовления ныне утрачен, так как с тех пор маги предпочитают использовать только волшебную палочку в качестве магического фокуса, игнорируя посохи, зачарованные мечи и прочие формы фокусирующих артефактов.

Утром следующего дня Гарри уже бежал в совятню с заданием для Хедвиг. Ей предстояло лететь в Гринготс с заказом на необходимые для НД материалы и с письмом-заказом для Берлинской книжной лавки на книги по истории альтернативных магических фокусов и на несколько книг по продвинутому зачарованию. Отсутствие каталогов для заказов по почте были еще одной вещью, которая отличала Англию от остальной магической Европы.

После обеда Гарри направился вместе со всеми в Большой Зал, где должно было проходить первое занятие дуэльного клуба. В зале были убраны столы, а в центре стояло что-то вроде подиума. А вокруг подиума стояло практически все ученическое население Хогвартса.

— Интересно, кто будет вести клуб? — спросил Симус.

— Наверное, профессор Флитвик, он в молодости был чемпионом по дуэлингу, — ответил Терри Бут, одногодка Гарри из Райвенкло.

— А может быть сам профессор Дамблдор, — высказал свою идею Рон.

— Может и профессор Снейп, — добавил Гарри, кивая в сторону стоящего у стены профессора зельеварения.

— Только не это! — заныли гриффиндорцы.

Гарри лишь закатил глаза и встал в кучке второкурсников Гриффиндора и Райвенкло. Когда в зале оказались все ученики, двери зала закрылись и на середину импровизированного подиума вышел Гилдерой Локхарт. По залу тут же прокатился вздохи благоговения от женской половины, и разочарования от остальных.

— Так, так! Подходим поближе, чтобы меня было видно всем. Всем меня видно? Отлично. Первое занятие дуэльного клуба Хогвартса объявляю открытым, — проговорил Локхарт, и ему зааплодировали первые ряды учащихся.

— После коварного нападения на миссис Норрис я взял на себя смелость и обратился к директору с предложением открыть клуб, в котором я смогу поделиться своими навыками борьбы со всякой волшебной нечистью с учениками. Директор с радостью согласился а профессор Снейп любезно вызвался помочь мне в этом, несомненно благородном, деле. Подойдите поближе, сейчас мы с профессором Снейпом продемонстрируем вам, что такое дуэль между двумя магами. Не беспокойтесь, я верну вам вашего профессора зельеварения целым и невредимым, — продолжил Локхарт после того, как аплодисменты стихли. Профессор Снейп, скривившись, вышел на подиум и встал напротив профессора ЗОТИ.

— Я даже не знаю, за кого болеть, — прошептал Рон.

— Да, действительно, тяжелый выбор…

— … В правом углу — ужас подземелий, профессор Снейп!..

— … В левом углу — ужас преподавания, профессор Локхарт! — проговорили друг за другом близнецы Уизли.

— Галеон на то, что профессор Снейп размажет Локхарта по стене, — прошептал Гарри, подмигнув близнецам.

«Заклинатель, каковы были визуальные проявления пробных активаций системы ВН004 от основного ядра?»

«Визуальных проявлений не наблюдалось».

«Заклинатель, по команде приготовься подать поочередно питание на порт ВН004 от основного и от внешнего ядра, после чего начать одновременную подачу питания. Вербальная команда на начало подачи питания — кустос», — отдал распоряжение Гарри, решив, что занятия дуэльного клуба вполне подойдут в качестве замены тренировочным боям НД, правда, с большой натяжкой.

«Принято».

Гарри снова обратил свое внимание к происходящему на подиуме. Где профессор Снейп и профессор Локхарт встали друг напротив друга и поклонились друг другу. Судьей попросили побыть пятикурсника Седрика Диггори с Хафлпаффа, от которого требовалось провести отсчет. Локхарт, объяснив, что согласно этикету магической дуэли следует поклониться сопернику, встал в боевую стойку.

— Экспеллиармус, — рявкнул профессор Снейп, как только Седрик дал отмашку на начало дуэли.

Луч заклинания ударил Локхарта в грудь и откинул его в стену, а его палочка полетела в руки профессору Снейпу, а тот даже не стал ее ловить. Пока Локхарт, кряхтя, поднимался на ноги, Лаванда Браун принесла ему палочку.

— Он в порядке? — взволнованно прошептала оказавшаяся рядом Гермиона.

— Да хоть бы и нет! — хором ответила ей мужская половина второго курса Гриффиндора.

— Требую свой галеон! — прошептал Гарри, вызвав смешки у окружающих и возмущенный взгляд Гермионы.

— Прекрасно, профессор Снейп. Разоружающее заклинание. Я предвидел, что вы им воспользуетесь и решил поддаться вам, чтобы все увидели принцип его действия. А теперь разбились на пары и отрабатываем разоружающее заклинание! Взмах палочкой и слова заклинания вы видели.

Ученики разбились на пары и стали посылать друг в друга разоружающее заклинание. Гарри достался пятикурсник с Райвенкло, с которым ему было достаточно приятно работать, чего не скажешь о других парах. Большинство вскоре отбросило в сторону волшебные палочки и сцепились в рукопашной. Гермиона сцепилась с Миллисент Булстроуд, второкурсницей из Слизерина. Рон махал кулаками перед носом Драко, который держал рыжего в воздухе при помощи заклинания левитации.

— Стоп! Стоп! Стоп! — попытался навести порядок профессор ЗОТИ, но был полностью проигнорирован.

— ТИХО! — рявкнул профессор Снейп и в зале мгновенно воцарилась тишина.

— Спасибо, Северус. Полагаю, нам необходима еще одна демонстрация. Мистер Уизли, мистер Лонгботтом, не могли бы вы выйти на подиум?

— Я бы не советовал вам этого делать, коллега. Палочка мистера Уизли превращает любое заклинание в нечто немыслимое, а мистер Лонгботтом может совершенно случайно покалечить своего напарника, — высказался профессор Снейп. Рон, услышав свою характеристику сжал кулаки и гневно посмотрел на профессора зельеварения, Невилл же виновато опустил глаза.

— Тогда кого? — растерянно спросил Локхарт.

— Я предлагаю мистера Поттера и мистера Малфоя.

— Мистер Поттер, мистер Малфой, прошу сюда, — залепетал обрадовавшийся Локхарт. Гарри посмотрел на Малфоя, тот в ответ пожал плечами и направился к подиуму.

— Задай ему, дружище! — выкрикнул Рон на весь зал.

«Заклинатель, нулевая готовность».

«Выполняю».

Гарри встал напротив Драко, к которому подошел профессор Снейп и что-то прошептал ему на ухо. Локхарт попытался сделать тоже самое.

— Гарри, когда он атакует тебя воспользуйся заклинанием «портянко». Движения палочкой вот такие, — и Локхарт махнул палочкой так, что она выскочила у него из рук под смех аудитории.

— Я буду судьей в этой дуэли. Вы готовы? — спросил Локхарт.

Гарри встал ровно, после чего поочередно коснулся левого плеча и провел палочкой по руке до запястья, проведя приветствие по дуэльному кодексу с предложением на не летальную дуэль с победой от потери оружия. Присутствующие в зале чистокровные маги и профессор Снейп удивленно выгнули брови, а Драко удовлетворенно хмыкнул и повторил движения Гарри.

— Поттер, никаких невербальных заклинаний в показательной дуэли, — вставил профессор Снейп.

— Хорошо, профессор Снейп, — ответил Гарри и поклонился своему сопернику.

— Начали, — скомандовал Локхарт.

— Кустос! Экспеллиармус! — одновременно выкрикнули Гарри и Драко.

Гарри отступил в сторону, пропуская красный луч разоружающего заклинания.

«Подключение питания к устройству в порту ВН004 от основного ядра. Результат — устройство начинает скапливать энергию».

Гарри послал в Драко свое разоружающее заклинание, которое тот принял на щит «протего», после чего ответил связывающим.

«Подключение питания к устройству в порту ВН004 от внешнего ядра».

Луч связывающего заклинания почти достиг Гарри, как ушел в сторону, изменив траекторию.

«Необходимо больше данных. Питание порта ВН004 установлено от внешнего ядра».

Гарри и Драко начали обмен заклинаниями, но если заклинания Гарри летели точно в Драко, то его собственные заклинания меняли траекторию, не долетев до Гарри. Драко, начав выходить из себя, послал в Гарри стайку птиц при помощи заклинания «авифорс». Птички полетели прямиком в Гарри с явным намерением выклевать ему глаза, или нагадить на волосы.

«Результат подачи питания от внешнего ядра на порт ВН004 — устройство отклоняет энергетические атаки. Подключение дополнительного питания от основного ядра».

— Кустос максима! — крикнул Гарри, как только прочел это сообщение, уклоняясь от стайки воробьев и отправляя в Драко свои простейшие заклинания.

В этот момент вокруг Гарри появилась прозрачная дымка и из нее по птичкам ударили синие лучи, испепелившие атакующих пернатых. Заклинания Драко продолжали уходить в сторону, но они стали менять траекторию дальше от Гарри, а вот материальные предметы, которые посылал в него Драко, сбивались синими лучами.

Имея такую защиту от вражеских чар, Гарри сосредоточился на атаке и приготовился приложить Драко оглушающим, как тот достал козырь из рукава.

— Серпенсортиа! — выкрикнул Драко, и из его палочки вылетела королевская кобра, которая упав на пол зашипела на Гарри.

— Проклятые двуногие! Я как раз сссобиралассссь поймать ту мышшшь, — прошипела кобра, вставая в свою коронную стойку и распуская капюшон.

— Ссстой! Я верну тебя обратно! — прошипел Гарри и в зале словно выключили звук.

— Говоряшшщий?

— Мистер Поттер, ничего не предпринимайте, я позабочусь об этом, — отмер Локхарт и устремился на сцену. Гарри посмотрел на Малфоя и взял палочку в кулак по середине, после чего поднял ее на уровень глаз, признавая свое поражение. Малфой, ошарашено смотря на Гарри, кивнул в ответ.

«Заклинатель, отключить питание от устройства в порту ВН004. Сформировать отчет о работе устройства».

«Выполняю».

Локхарт взмахнул палочкой в направлении кобры, но та не исчезла а подпрыгнула в воздух, после чего приземлилась рядом с Джастином Финч-Флетчли, второкурсником с Хафлпаффа. Джастин от страха и неожиданности потерял равновесие и упал прямо перед разозлившейся коброй.

— Ну теперь я ззла! — прошипела кобра.

— Эванессско! — махнул палочкой в сторону кобры, произнес Гарри, не обращая внимания на то, что слова заклинания он прошипел.

Гарри почувствовал, что его схватили за руку и потащили куда-то. Это был Рон, который тащил его к выходу из Большого Зала. Заинтересовавшись происходящим, Гарри поддался.

— Дружище, ты почему не сказал мне, что ты можешь говорить на Парселтанге? — спросил Рон, когда ему удалось вытащить Гарри из молчавшего Большого Зала.

— А должен был? Я думал, что все волшебники могут разговаривать с животными.

— Конечно! Разговаривать со змеями могут только темные маги! Сам-знаешь-кто был змееустом, а он был наследником Слизерина!

— То есть ты хочешь обвинить меня в том, что я в двенадцать лет являюсь темным магом вроде Волдеморта и наследником Слизерина и в том, что это я напал на кошку?

— Э-э-э…

«Формирование отчета о работе оборудования, подключенного к порту ВН004 завершено».

«Направить копию отчета в систему Скульд».

— Не говори ерунды. Рон, — сказал Гарри и зашагал в направлении гостиной.

Придя в гостиную, Гарри приступил к разбору отчетов от ИИ и от системы Скульд. Первый отчет, составленный ИИ Заклинателя, показывал, что при включении системы в порту ВН004 с подачей питания от внешнего ядра, эта система отклоняла лучи заклинаний, имеющих враждебное действие. При комбинированном питании от двух ядер система еще и уничтожала враждебно-настроенные физические объекты. Но вот кобру, которая не проявляла агрессии по отношению к Гарри, система проигнорировала. При работе целиком от энергии основного ядра НД система вела себя как энергетический накопитель, емкость которого Заклинателю определить так и не удалось. Но при прекращении подпитки энергия, накопленная в системе, практически мгновенно рассеивалась.

Отчет Скульд был более интересным. Неизвестная система, не оснащенная даже подобием простейшего вычислительного процессора, могла определять враждебность воздействия, направленного на пилота и НД. И при необходимости отклоняло воздействие или, при невозможности отклонения, уничтожало его. При этом генерировалась волна энергии, похожей по характеристикам на энергию внешнего ядра, которая могла менять свои свойства в зависимости от перехватываемого воздействия. Причем если для отклонения враждебного воздействия требовалось всегда одно и то же количество энергии, то на уничтожение материального объекта требовалось количество энергии, прямо пропорциональное массе объекта. И, согласно прогнозам, при превышении массы уничтожаемого объекта определенного значения, существовала вероятность скачкообразного роста энергопотребления, что могло привести к быстрому истощению внешнего ядра. И это относилось не только к массе одного объекта, так и к суммарной массе уничтоженных объектов.

Гарри все это казалось интересным и полезным, но он не мог понять, как простая помехозащита из серебра, сделанная по принципу клетки Фарадея, смогла превратиться в систему, способную определять намерение воздействия, направленного на НД. И даже более того, способную это воздействие отразить. Этот факт напомнил Гарри о том, как Дамблдор рассказывал о защите крови, которую наложила на него его мама, и которая защищала его от тех, кто желал ему зла.

«Предположим, что во время взрыва в запретном коридоре эта защита крови каким-то образом перенеслась на систему помехозащиты Заклинателя. Тогда получается, что эта система каким-то образом выделяет в воздействии концепт „намерение“ и каким-то чудом определяет враждебность этого концепта по отношению ко мне, и соответственно, к моему НД, который я считаю частью себя. Если концепт оказывается враждебным, то запускается механизм отражения воздействия. Это если защита крови вообще существовала. По словам Дамблдора, ее наложила моя мама, но как могла маглорожденная, пусть даже и очень умная, правильно провести один из сложнейших обрядов родовой магии, к которым относится защита крови. Защита крови должна накладываться главой рода, кровь которого нужно защитить, а мама не могла быть главой рода, им должен был быть отец. Или если предположить, что система помехозащиты стала воспринимать как помеху любое враждебное действие и устраняет ее таким образом? Черт, как же мало данных. Ничего о своей семье я не узнаю еще ближайшие три года. Раньше пятнадцати лет гоблины мне ничего не скажут, а по таким вопросам кроме как к ним обращаться не к кому. Проверку своих догадок насчет свойств системы, в принципе, можно провести в любой момент. Но вот причины ее появления, похоже, узнать так и не получиться. Да и вообще, надо бы подобрать системе какое-нибудь название, неудобно постоянно называть эту систему системой. Тьфу, тавтология получилась какая-то», — подумал Гарри, начав прикидывать в голове подходящие названия. В конце концов, Гарри решил не напрягать мозги по таким вопросам.

«Заклинатель, присвоить системе, подключенной к порту ВН004, идентификатор „Кустос“, присвоить системе подпитки щита, подключенной к порту ВН008, идентификатор „Ата“, обновить системный реестр. Произвести диагностику всех систем».

«Выполняю. Указанным системам присвоены новые идентификаторы. Запуск диагностики всех систем… диагностика систем завершена, все системы работают в штатном режиме».

Закончив с размышлениями, Гарри повалился спать, надеясь, что на следующий день никто и не вспомнит о том, что он змееуст.

Глава 12

Пробуждение Гекаты

Но Гарри недооценил мельницу слухов Хогвартса. Уже утром следующего дня вся школа считала его наследником Слизерина и новым Темным Лордом. Не улучшали обстановку и близнецы Уизли, которые ходили впереди него словно герольды, объявляя на весь замок о том, что идет новый темный владыка.

Но в этой ситуации были и свои плюсы. Фан-клуб имени Гарри Поттера поредел и уменьшил свою активность. А Слизеринцам все эти слухи были безразличны, хотя Гарри периодически ловил на себе заинтересованные взгляды с их стола. Теперь Гарри никто не преследовал с фотоаппаратом, как Колин Криви, и не прятался за статуями и не краснел, когда на нее обращали внимание, как Джинни Уизли.

Слухи о том, что Гарри Поттер будущий темный маг подкрепляло еще и то, что почти все его ровесники перестали с ним общаться, кроме слизеринцев. И хоть Гарри старался уделять всем факультетам одинаковое количество времени, при отсутствии большинства его приятелей его общение с Малфоем-младшим и Ноттом-младшим было как на ладони.

Добавив к этому еще и свой талант змееуста, Гарри не удивился, когда после нападения на Колина Криви, которое произошло на том же месте, что и нападение на миссис Норрис, его вызвали в кабинет директора. И никого не волновало, что Гарри в это время находился на отработках у профессора Снейпа, под видом которых изучал у мастера зельеварения целебные Зелья.

— Сахарные перья, — сказал Гарри пароль горгулье, охранявшей вход в кабинет директора.

Статуя послушно отъехала, открыв взору винтовую лестницу, уходящую наверх. Гарри поднялся по лестнице и постучался в дверь.

— Гарри, входи, мальчик мой, — послышался из-за двери голос Дамблдора.

Гарри вошел в кабинет и увидел директора, по обе стороны которого стояла его декан, профессор МакГонагалл, и профессор Снейп.

— Присаживайся, мальчик мой, — Дамблдор указал на стул напротив себя. Гарри сел и стал ждать.

— Гарри, скажи, где ты был вчера вечером?

— На отработке у профессора Снейпа, сэр, — ответил Гарри, почувствовав знакомое покалывание в затылке.

«Зафиксирована попытка проникновения в интерфейс внешнего ядра. Источники атаки идентифицированы как „профессор Дамблдор“ и „профессор Снейп“. Активировать систему „Кустос“?»

«Нет», — ответил своему НД Гарри, направляя пробы легилименции на воспоминание о фильме Сайлент Хилл. Вид слегка побледневшего Дамблдора, увидевшего сцену с Пирамидоголовым за работой, показал, что окклюменцию Гарри освоил очень хорошо.

— Это правда, Северус?

— Да, директор. Поттер ужасно отвечал на вопросы и схлопотал отработку. Или вы предлагаете мне не наказывать учеников за полное незнание предмета?

— А по-моему, Северус, ты слишком придираешься к ученикам, — сказала профессор МакГонагалл.

— Не моя вина, что эти остолопы не могут отличить воду от уксусной кислоты.

— Я могу идти, сэр? — спросил Гарри директора.

— Конечно, мой мальчик. Минерва тебя проводит.

— Всего хорошего, директор, профессор Снейп, — попрощался Гарри и вышел из кабинета вслед за деканом Гриффиндора.

POV Альбуса Дамблдора.

Когда дверь кабинета закрылась за последним посетителем, и Альбус получил сигнал от горгульи у входа, он позволил себе усталый вздох. Похоже, внезапный вызов к директору перепугал мальчишку, и он вспомнил свое самое страшное воспоминание. Да, Дурсли сделали отличную работу в воспитании из наследника одного из древнейших магических родов послушного щенка. Но, видимо они перестарались в своем стремлении вытравить магию из мальчишки.

Дамблдор еще раз прокрутил в голове воспоминание, увиденное в мыслях Гарри Поттера, и по его спине пробежали мурашки. В этом воспоминании маленький Гарри Поттер сидел, привязанный к стулу и Вернон Дурсль заставлял его смотреть в волшебную коробку, на стенке которой была картинка с огромным мужчиной, у которого вместо головы была металлическая пирамида, с огромным тесаком в руке, которым он отрубал головы каким-то человекоподобным созданиям, после чего свободной рукой снимал с них кожу. Такого он не видел даже в лагерях Гелерта.

А ведь все шло по его плану. Мальчишка рос у маглов, которые ненавидят магию. Он встретился с Томом в конце первого курса и узнал, что тот убил его родителей. Альбус подозревал, что мальчишка окажется змееустом, и специально подстроил случай с коброй во время занятий дуэльного клуба, после которого вся школа стала опасаться мальчишку и считать его виновником случившихся нападений.

Но некоторые факты выбивались из линии плана и требовали корректировки. И первой нестыковкой стала волшебная палочка мальчишки. Позже выяснилось, что мальчишка не является крестражем Тома. Более того, мальчишка сошелся почти со всем вторым курсом Хогвартса, включая слизеринцев. План поссорить мальчишку с Малфоем с треском провалился, так как Поттер откуда-то знал этикет магического мира и прекрасно ему следовал. И его способность к невербальному колдовству уже на первом курсе, откуда она?

Мальчишка не был активированным крестражем, в этом Альбус был абсолютно уверен. Неужели в нем проснулись родовые навыки, которые проявились в его дедушке по отцу, но спали в Джеймсе? Это неприемлемо. Мальчишка должен был умереть от руки Тома, чтобы пророчество исполнилось. Но если он вырастет сильным, то это может помешать реализации пророчества. Мальчишка должен быть слабым, во имя Общего Блага.

Но как этого добиться? Поппи подтвердила, что у мальчишки на удивление высокая сопротивляемость к зельям, причем не только к ядам. На его организм даже лечебные зелья действуют гораздо менее эффективно, чем на организмы его сверстников. Ограничители на нем не держаться, Альбус уже несколько раз пробовал наложить их на мальчишку с начала учебного года, но они не продержались и часа. Можно было бы провести ритуал, но это могло обратить на него ненужное внимание. Нет, ритуал нельзя. Альбус не будет опускаться до ритуалов темной магии. Проклятые гоблины, если бы они дали бы Альбусу возможность стать магическим опекуном мальчишки, то он бы смог написать брачный контракт между мальчишкой и молодой Джинни Уизли. От этого бы выиграли все. Семья Уизли бы избавилась от нищеты и клейма Предателей Крови, юная мисс Уизли бы исполнила свою детскую мечту, а Альбус получил бы идеальную пешку для своих планов. Но гоблины не вняли его словам, видите ли, у него есть живые родственники, пусть и маглы, поэтому магический опекун, который назначается несовершеннолетним волшебникам-сиротам, у которых нет живых родственников соседнего поколения, Гарри Поттеру не положен. И зачем только Альбус вспомнил про сестру Лили, надо было взять мальчишку к себе. Но прошлого не воротишь, да и в этом случае право на усыновление могли оспорить любые чистокровные семьи, включая Малфоев.

Конец POV Альбуса Дамблдора.

В конце января пришла посылка от гоблинов с заказанными материалами, а неделей позже и заказанные из Берлина книги. Получив требуемые материалы, Заклинатель занялся улучшением половины имеющихся накопителей, оттянув на это дело половину вырабатываемой ядром энергии. Гарри же засел за чтение, но, как он и ожидал, полезной информации было крайне мало. Но она была, создавая трамплин, от которого можно было оттолкнуться. Но вопрос стоял в том, что оттолкнуться можно как вниз, так и вверх.

Все это означало то, что над копьем Гарри не удастся поработать достаточно долгое время, несмотря на его прогресс в освоении рун. Пусть Гарри и мог теперь использовать для написания рун ослабленное режущее заклинание и напитывать цепи до четырех рун длиной одним касанием палочки, но до цепей с числом рун свыше двухсот, завязанных в сложную древовидную структуру, он еще не дорос. А это означало, что пока Гарри мог ограничиться лишь улучшением свойств оружия ближнего боя своего НД.

С этой целью он, запершись в пустом классе и возведя вокруг него пару защитных контуров заклинаний, он материализовал свое копье, которое появилось после прохождения первой стадии личных настроек НД. И осмотрев его, скривился.

— Железяка обыкновенная, длина — четыре метра. Материал — сложный полиметаллический сплав, основная составляющая — карбид вольфрама. Никаких дополнительных энергетических устройств. Иными словами — очень прочный металлический прут, заостренный с одного конца. Да еще и очень тяжелое, — пробормотал Гарри, рассматривая материализованное копье.

В подтверждение своим словам Гарри положил копье на парту, которая тут же жалобно заскрипела. Само копье внешне больше напоминало глефу из-за длины своего наконечника. Наконечник копья был простой клиновидной формы, длиной около 75 сантиметров, у основания которого было закреплено два дополнительных лезвия, напоминавших сложенные крылья ласточки, обращенные своей кромкой к древку. И все. Ни встроенного пулемета, как у русского НД, ни энергетического лезвия, как у Белого Рыцаря, ни даже генератора электрических разрядов, на подобие того, что в кинжалах Возрожденных Рафалей.

Применив уменьшающие чары и уменьшив копье до вполне приемлемых двух метров и веса в 8 килограмм, Гарри попробовал сделать им несколько выпадов, говоря иными словами, попробовал им помахать. Но на первом же взмахе потерял равновесие и упал лицом на пол.

— Хвала создателю смягчающих чар и моей предусмотрительности, — буркнул Гарри, поднимаясь с пола.

Повторив еще несколько выпадов-взмахов, Гарри в очередной раз убедился, что ближний бой не его стихия. Однако, это занятие позволило выявить один неприятный для него факт — он был в поганой физической форме. Планируй он остаться в магическом мире, он бы не обратил на этот факт внимания, но так как он этого в его планах на ближайшие пятнадцать лет не было, то это означало, что ему придется заниматься своей физподготовкой.

Начать Гарри решил с малого. Бег утром и вечером, небольшая зарядка по утрам и усиленная вечером. Подумав, он добавил в список своих упражнений еще и махание копьем НД, по возможности без частичной развертки.

Возвращаясь в гостиную, Гарри увидел ручеек пауков, ползущих на улицу через открытое окно замка. Не ползи они четким строем, в этом не было бы ничего необычного. Почувствовав неладное, Гарри собрался ускориться в своем путешествии обратно в гостиную факультета, как по замку прокатился голос Дамблдора, приказывающий всем ученикам вернуться в свои гостиные. По пути он налетел на своего декана, которая отконвоировала его в башню Гриффиндора, поймав по пути еще несколько своих львят.

Причина этого переполоха выяснилась на следующее утро, когда объявили об очередном нападении, жертвами которого стали второкурсник с Хафлпаффа Джастин Финч-Флетчли и факультетское приведение Гриффиндора Почти-безголовый Ник. Чтобы не сеять панику в рядах учащихся директор сказал, что пострадавшие подверглись действию неизвестного парализующего заклинания, но все они живы, за исключением пострадавшего приведения. Обмолвился директор и о том, что как только поспеют мандрагоры, у которых с Гарри сложились совсем никакие отношения, как всех жертв тут же исцелят. Вспоминая последнюю травологию, Гарри улыбнулся, вспомнив как саженцы сами выпрыгивали из горшков и закапывались в новый, стоило Гарри взять в руки горшок с растением. Это не уменьшало ажиотаж вокруг слухов о том, что Гарри наследник Слизерина, но халявная оценка по травологии того стоила.

Через три дня после нападения Гарри проходил мимо женского туалета, возле которого произошли все нападения, и заметил, что туалет затоплен, а на полу лежит какая-то черная тетрадка. Осмотревшись, Гарри поднял тетрадку, предварительно активировав щиты НД, остерегаясь возможных проклятий, которые могли быть на тетрадке. Тетрадка оказалась дневником некоего Т. М. Риддла. Высушив дневник и проверив его всеми известными ему диагностическими чарами, Гарри убрал его в карман и отправился по своим делам.

Вечером, после очередной тренировки, после которой у Гарри болело практически все, что могло болеть, Гарри завалился в кровать и достал дневник, решив использовать найденную вещь в качестве записи результатов своих тренировок.

«28 января. Продержался 20 минут, махая этой проклятой железякой», — написал Гарри. Едва он закончил, как надпись исчезла и вместо нее появилась другая надпись.

«Привет, меня зовут Том Риддл. А тебя?»

Гарри повторил диагностику дневника и, не найдя ничего, отдал распоряжение Заклинателю просканировать этот дневник. Результат сканирования показался странным: Заклинатель обнаружил в дневнике магическую сигнатуру, мощностью в 5 единиц. Активировав на всякий случай щиты, Гарри вновь взял свою ручку и написал в дневнике.

«Меня Кристофер Уаит. Что ты такое?»

«Я дневник ученика, который создал меня для хранения своих воспоминаний».

«Когда ты был создан?»

«В 1949 году учеником по имени Том Марволло Риддл».

Продолжая писать в этом магическом подобии чата, Гарри узнал, что Тайная комната открывалась последний раз в 1951 году, но тогда жертва не окаменела, а умерла. И с тех пор ее призрак обитает на месте ее гибели, то есть в туалете на втором этаже, возле которого произошли нынешние нападения. И хозяин этого дневника лично поймал виновника, которым оказался Рубеус Хагрид. На предложение показать воспоминаний Гарри ответил отказом, не рискуя пускать в свой разум неизвестный артефакт, сославшись на родовые амулеты. Дневник немного помолчал, после чего рассказал о детеныше акромантула, которого выращивал Хагрид и который стал причиной гибели девочки.

Чего-то такого Гарри ожидал от Хагрида, помня случай с драконом и его рассказы про миленьких животинок с клыками по полметра. Но чтобы добродушный великан натравил детеныша акромантула на ученицу — в это поверить было сложно. Решив разузнать подробности, Гарри на следующий день отправился после занятий в гости к Хагриду. Лесник был в таком состоянии, словно ему предстояло умереть в ближайшие два дня, причем неизвестно от чего. Хагрида удалось разговорить только на то, что Арагог, его ручной акромантул, чего-то боялся в замке, и он хотел его отнести в лес. Хагрид через фразу повторял то, что Арагог был ни в чем не виноват, и что он был совсем безобидным животным. Настолько безобидным, что его яд считается сильнейшим, после яда василиска, как настоящего, так и одомашненного. И не считая того, что взрослый акромантул вырастает до пятнадцати метров в длину и двух метров в высоту. Совсем безобидная зверушка. И эта безобидная зверушка сейчас успешно размножается в Запретном Лесу, так как успела сбежать до того, как Хагрида арестовали. Но как только он это договорил, в его домик вошел невысокий толстенький человек в котелке в компании директора и нескольких магов в алых мантиях.

Мужчина в котелке оказался министром магии, который пришел арестовать Хагрида как главного подозреваемого в нападениях на учеников. Директор пытался отстоять своего лесничего, но как-то вяло. В результате Хагрида увели авроры, те маги в алых мантиях, которые должны были доставить его в Азкабан, тюрьму для волшебников. Директор позволил Гарри попрощаться с Хагридом, после чего сопроводил его до портрета Полной Дамы.

Через день Гарри удалось вечером тайком выбраться из замка и полетать на своем НД, развернув его под мантией-невидимкой. Из-за идущего апгрейда накопителей Гарри не мог подать на двигатели столько же энергии, как летом, но даже той части было более чем достаточно. Хотя, думал Гарри, при скорости в 400 километров в час ощущения совсем не те, как при скорости в 700 километров в час. Летая под мантией невидимкой над лесом, Гарри заметил на радаре три очага, в которых около сотни магических сигнатур. Облетев каждый очаг, Гарри нашел деревню кентавров, стадо единорогов и логово акромантулов. Поинтересовавшись у Заклинателя, сколько времени займет приостановка процесса апгрейда накопителей, чтобы освободить генератор ядра от ненужной в бою нагрузки, Гарри недовольно цокнул языком. На приостановку работы системы Урл требовалось два дня, а на повторный запуск целых три. Решив посетить приведение, обитающее на втором этаже, Гарри дал команду Заклинателю на приостановку текущего задания системы Урд и направился в сторону Замка. Пробравшись по коридорам, скрытый от посторонних глаз мантией-невидимкой, Гарри без проблем добрался до своей спальни.

Следующим вечером Гарри уже крался в сторону печально-знаменитого туалета на втором этаже. Мантия невидимка и частичная развертка ножных двигателей, работающих в режиме скрытого передвижения, позволили ему двигаться практически бесшумно. Точнее лететь под потолком. Добравшись до туалета, Гарри спустился на землю и, просканировав коридор, снял маскировку, предварительно убрав развертку сегментов НД. Открыв дверь и посмотрев внутрь, Гарри зашел в женский туалет, чувствуя себя извращенцем на охоте.

— Мальчикам нельзя заходить в женский туалет, — услышал Гарри у себя за спиной женский голос и чуть не подпрыгнул, едва удержав себя от материализации копья. Обернувшись, Гарри увидел призрака девочки в мантии Райвенкло.

— Прости, а ты кто такая?

— Ты пришел издеваться над Миртл? Или же ты пришел по поручению той девочки с Гриффиндора и помешать зелье? — спросило приведение.

— А кто такая Миртл?

— Я Миртл! Как ты мог идти насмехаться над Плаксой Миртл и не знать кто она? — закричало приведение.

— Вообще-то я пришел найти приведение девочки, что умерла здесь, а не издеваться над тобой.

— Что тебе нужно от меня? — не снижая громкости голоса, спросило привидение.

— Хотел узнать, как ты умерла. Сейчас в школе опять происходят нападения около твоего туалета, но пока никто не умер.

— О, я помню это. Тогда Оливии Хорнби назвала меня прыщавой, и я убежала сюда, чтобы поплакать. Но потом я услышала мальчишеский голос и странное шипение. Я выглянула и хотела сказать мальчику, что это женский туалет, но последнее, что я запомнила перед тем, как умереть, было два огромных желтых глаза с узкими зрачками. А ты тоже хочешь умереть как Миртл?

— Да нет, я бы пожил еще много.

— Если решишь умереть и вдруг станешь призраком, приходи, мне тут бывает так одиноко.

— Я запомню. Скажи, а что за зелье варит девочка с Гриффиндора?

— Та, что с кустом волос на голове? А посмотри сам, оно в последней кабинке.

Гарри подошел к двери кабинки и попытался отворить ее, но она не поддалась. Проверив дверь диагностическим заклинанием, Гарри усмехнулся, найдя запирающее заклинание.

— Коллопортус? Оригинально, — пробормотал Гарри, открывая дверь.

В кабинке в туалете горела магическая спиртовка, над которой висел котелок с темно-зеленым зельем, которое слегка побулькивало. Гарри покачал головой, вспомнив, что у волшебников не заведено фотографировать промежуточные стадии приготовления зелий. Закрыв дверь кабинки и восстановив запирающее заклинание, Гарри попрощался с призраком и вышел из туалета, после чего надел мантию и развернул НД, полетев в направлении факультетской гостиной.

Дождавшись, когда произойдет полная остановка модуля саморемонта, и подождав еще денек для верности, Гарри вылетел под покровом ночи в сторону логова акромантулов со жгучим желанием посмотреть на их глазки. Хоть он и сомневался, что у пауков могут быть желтые с вертикальным зрачком глаза, но это волшебный мир, тут всякое возможно. Он бы не сильно удивился, встретив розового невидимого единорога с глазами в форме сердечек и кьютмаркой на крупе.

Решив, что сваливаться в самый центр колонии плотоядных пауков размером с железнодорожный вагон, было бы не слишком разумно, Гарри спланировал на землю недалеко от колонии, после чего включил щит, перевел систему подпитки щита в состояние готовности и снял мантию-невидимку. Переведя НД в режим экстренной полной развертки, Гарри зашагал в направлении колонии акромантулов. Но как только он сделал два шага, в него полетели сгустки паутины, которые Гарри остановил заклинанием.

— Мне нужно видеть Арагога! — громко и четко проговорил Гарри. Пауки угрожающе защелкали жвалами, а Гарри медленно зашагал в сторону сердца колонии.

Акромантулы не атаковали его, но сформировали из своих тел проход, ведущий только в одном направлении, в котором двигался Гарри. Спустя пятнадцать минут Гарри подошел к чему-то, напоминавшему огромный кокон из паутины, по стенам которого ползали акромантулы. В центре кокона находился еще один кокон, поменьше, из которого вылез белый паук с затянутыми пеленой глазами.

— Кто… хочет видеть… Арагога? — клацая жвалами, глухим голосом проговорил старый акромантул.

— Я из Хогвартса. С конца октября в школе неизвестный нападает на учеников. Недавно Хагрид был арестован за то, что семьдесят лет назад он выпустил на свободу чудовище, убившее девочку, — сказал Гарри.

— Я… не убивал… ее. Что с… Хагридом?

— Хагрид арестован. Скажи мне, кто виновен в смерти девочки?

— Мы не называем его имени… Тогда кто-то выпустил Короля на волю… и он убил человеческую самку. Наш злейший враг… снова пробудился… Но это не важно… для тебя.

«Внимание. Оценка поведения акромантулов выявило повышенную враждебность».

— Я обещал… Хагриду не нападать… на людей в лесу… Но сейчас… добыча сама пришла…

«Высшая категория опасности по классификации министерства. И такого зверя, да еще и такой численностью держат возле школы, полной детей. Хоть мне и жаль Хагрида, который будет скорбеть по паучкам. Заклинатель, Гекатой возможно все здесь спалить?»

— Ты убьешь друга Хагрида?

«При текущей мощности ядра Геката сможет выполнить свою задачу только при наличии обширного источника пламени».

— Хагрид… никогда не рассказывал… о тебе.

«Разрешение на активацию системы Геката», — отдал распоряжение Гарри, развертывая свой НД.

— Я вообще-то поговорить пришел и найти способ вытащить Хагрида из тюрьмы, — ответил Гарри. Кристаллы в крыльях НД засветились мертвенно-голубым светом, и на экране НД появилось сообщение о готовности системы Геката к работе.

— Я не могу… отпустить тебя… чтобы твои собратья узнали про нас. И мои дети… давно не ели… свежего мяса.

«Нужен обширный источник пламени? Сейчас будет», — подумал Гарри, убирая с правой руки перчатку брони НД и доставая палочку из чехла.

Подпрыгнув, Гарри пулей вылетел из-под кокона, используя режим заднего хода. Одновременно с полетом Гарри выполнил самое сильное огненное заклинание, которое умел.

— Не Финдфаир и даже не Адское Пламя, но и не инсендио. Геката, используя источник открытого огня, преврати местность в радиусе пятидесяти метров в выжженную пустыню, — пробурчал Гарри, набирая высоту.

Получив приказ, кристаллы засияли еще ярче, и пламя словно ожило. Из пламени желтого цвета оно превратилось в ярко-голубое пламя, которое, словно вихрь, стало бесшумно вращаться вокруг Гарри, постепенно расширяясь. Термодатчики НД показывали температуру пламени в восемь тысяч градусов, и она росла. Достигнув температурной отметки в десять тысяч градусов, пламя взревело, но оставалось на месте.

— Да что такое?! — воскликнул Гарри, но тут же умолк, вспомнив описание Гекаты. Эта система могла только рассчитывать комбинацию необходимого воздействия, но не задавать его вектор.

Посмотрев на энергопотребление, Гарри увидел, что на питание Гекаты отводилось уже 650 единиц. Он поднял руку на уровень глаз и раскрыл ладонь, словно держал в руках шар. Пламя послушно приняло форму шара. Гарри мысленно послал команду Заклинателю расширить радиус шара, чтобы тот накрыл всю колонию. Шар послушно стал расти, сжигая встретившихся ему на пути акромантулов и деревья, но внутри него находился центральный кокон, остававшийся нетронутым.

Убедившись, что огненный купол полностью накрыл колонию акромантулов, Гарри стал сжимать кулак, отдав приказ начать уменьшение радиуса огненного шара. Геката послушно выполнила его приказ, и купол стал уменьшаться, оставляя после себя лишь раскаленный докрасна грунт. Посмотрев на параметры энергопотребления, Гарри заметил, что Геката вытянула уже 800 единиц энергии. Когда огненный купол сжался в шар, диаметром в один метр, Гарри резко дал команду Гекате прекратить управляющее воздействие и, переведя освободившуюся энергию на двигатели и на систему подпитки щита и набросив мантию-невидимку, понесся прочь от места, бывшей некогда колонией акромантулов.

И как оказалось, совершенно правильно поступил. Огненный шар, представлявший из себя сгусток плазмы, разогретой до температуры в десять тысяч градусов, и имевший метровый диаметр, потерял стабильность и поступил так, как поступает нестабильная плазма. Он взорвался. На секунду ночной лес озарила яркая вспышка, словно над ним взошло солнце. Взрывная волна и поток раскаленного газа устремились к деревьям, но тут видимо включились защитные заклинания Хогвартса, которые не дали пламени навредить лесу. Ударная волна от взрыва ударилась в некий щит, который, завибрировав, впитал в себя всю энергию взрыва. Но Гарри уже не видел этого, ибо он уже на всех порах мчался по коридорам Хогвартса в факультетскую гостиную, влетев во внутренние помещения замка через открытое окно одного из коридоров. В стену он не врезался только чудом, которое называлось 3д-картой Хогвартса, которую составил Заклинатель, и быстрой реакции автопилота.

POV Альбуса Дамблдора.

Директор школы чародейства Хогвартс, кавалер ордена Мерлина первой степени и прочая и прочая, мирно спал в своих покоях, когда его разбудил сигнал от защитных чар Хогвартса.

Сигнал был такой силы, что директор вскочил с кровати и схватился за палочку, думая, что на школу напал возродившийся Темный Лорд, как за окном словно взошло солнце. Но оно светило не белым светом, и до восхода было еще шесть часов. Это солнце светилось яростным ярко-голубым светом, и восходило оно не на востоке, а на севере, в самом сердце Запретного Леса.

Кажется, где-то в той стороне находилась колония акромантулов, которых вывел Хагрид, и на которую жаловались охранные периметры Хогвартса. Дамблдору еще повезло, что Министерство не знало о существовании этой колонии, иначе не один Хагрид был бы поцелован дементором. Даже Дамблдора не спас бы от поцелуя его длинный список титулов и заслуг, если бы факт существования колонии акромантулов численностью свыше ста особей вблизи школы стал бы достоянием общественности.

Спустя несколько мгновений странная вспышка погасла. Одевшись, Альбус аппарировал к хижине Хагрида, откуда поспешил в сторону произошедшей вспышки. Одним из преимуществ должности директора Хогвартса было то, что он мог аппарировать в пределах защитных заклинаний, правда, об этом никто не знал. Он мог конечно использовать феникса, но эта проклятая курица выбрала именно этот вечер, чтобы переродиться.

Прибыв на место, где когда-то была колония акромантулов, Дамблдор увидел лишь кратер с оплавленными стенками. Кратер был около трехсот метров диаметром и был глубиной примерно двадцать метров. Это даже не было похоже на кратер. Это больше напоминало ледяную глыбу, из которой раскаленными щипцами зачерпнули кусок, и она успела застыть вновь. Края кратера все еще были горячими, а у деревьев, что росли вокруг воронки, сгорели ветви, которые были обращены в сторону кратера.

Дамблдор не понимал, кто мог провернуть такое. Это был не чужак, иначе охранные чары уведомили бы его. Нечто подобное мог провернуть мальчишка, но у него бы не хватило сил причинить такие разрушения. А если и хватило бы, то он не смог бы уйти далеко. То, что в лесу нет посторонних волшебников, Альбус проверил сразу же, едва ступил под сень деревьев Запретного Леса. Да и не мог мальчишка узнать о существовании этой колонии.

Альбус тихо выругался. Сперва эти нападения, устроенные, скорее всего, кем-то, одержимым Томом. Теперь уничтожение колонии акромантулов неизвестно кем. Будто бы у Альбуса других проблем нет, к примеру, как бы заставить мальчишку обратить внимание на юную мисс Уизли.

Конец POV Альбуса Дамблдора.

Через три дня Гарри успешно возобновил работу модуля саморемонта и закончил анализ пробного использования Гекаты. Выяснилось, что взрыва можно было избежать, имей Гарри побольше терпения. Геката вполне была в состоянии развеять в пространстве скопившуюся энергию, не приводя к ее взрыву, не демаскируя тем самым Гарри. Но вот ее огромный аппетит в вопросе энергоснабжения не оставлял сомнений в том, что пока генерируемая ядром мощность не превысит хотя бы 2000 единиц, Геката не сможет работать без предоставленных ранее явлений. Иными словами, она сможет управлять молнией только тогда, когда Гарри создаст эту молнию. Но вот ее эффективность поражала. Покопавшись в описании системы, Гарри выяснил, что Геката может управлять даже гравитационным полем, правда, в таком случае энергопотребление не просто высокое, а заоблачное.

Гарри сидел у камина в гостиной и чатился с дневником Тома Риддла, пытаясь узнать у того побольше информации о событиях, приведших к гибели девочки в его время, когда проходившая мимо Джинни Уизли выронила учебники, увидев дневник в руках Гарри. Но он не обратил на это внимания, так как в это время дневник писал ему о Выручай-комнате и о ее возможностях, которые заинтересовали Гарри.

На следующий день этот дневник пропал из тумбочки Гарри. Пропажу Гарри обнаружил только вечером, когда вернулся со своей обычной вечерней тренировки.

Глава 13

Шкурка, крупнозернистая, органическая

Через три дня к Гарри подошли Рон и Гермиона и сообщили, что во всех нападениях на маглорожденных они подозревают Малфоя. Вспомнив отношение Драко к маглорожденным волшебникам с факультета Гриффиндор, Гарри признал, что если смотреть на проблему сквозь эту призму, то версия кажется жизнеспособной. Но с другой стороны, будь Драко действительно наследником Слизерина, он бы не стал молчать об этом, это было не в его стиле. Но он хотел выслушать версию Гермионы.

— А с чего ты так уверена, что это именно Малфой? — спросил Гарри.

— Он громче всех орал, что маглорожденным ученикам скоро придет конец, когда произошло первое нападение, — ответил Рон.

— Он всегда высказывает такие вещи, еще с первого курса. Пора бы привыкнуть.

— Но он же Слизеринец!

— И что?

— В Слизерине учатся темные маги, а Салазар Слизерин был именно темным магом.

— Гениально, Рон. Если на то пошло, то любой чистокровный маг может оказаться наследником Слизерина. А таковые учатся не только на факультете Салазара. Ты же тоже чистокровный волшебник. Может ты пытаешься пустить нас по ложному следу, м?

— Да я… Да я никогда! Я Гриффиндорец, а не скользкая змея! И родители мои были гриффиндорцами, и мои предки тоже.

— Мы отвлеклись. У меня идея, как вывести Малфоя на чистую воду, — сказала Гермиона.

— И как?

— Мы сварим оборотное зелье! Оно позволит нам принять вид слизеринцев и разговорить Малфоя. Я уже начала варить зелье, но мне не хватает двух ингредиентов.

— Это каких?

— Рога двурога и шкуры бумсланга. Они есть в шкафу с ингредиентами в кабинете профессора Снейпа.

— Подожди! Оборотное зелье изучают на 6 курсе, учебник с рецептом находиться в Запретной Секции библиотеки. Как ты смогла достать его?

— Попросила профессора Локхарта подписать разрешение, — чуть покраснев, ответила Гермиона.

— Дружище, а ты откуда про это знаешь?

— Я у профессора Снейпа две недели выпрашивал пропуск, — буркнул Гарри.

— И он дал?

— Как видишь.

— Чудеса.

— Мальчики, не отвлекаемся. Гарри, ты с нами?

— Зачем варить оборотное зелье, когда я могу прямо спросить у Малфоя?

— Он тебе не ответит. Он же змея.

— Рон прав, Малфой тебе ничего не скажет. Ну так ты с нами?

— Прости Гермиона, но нет. Эта затея смысла не имеет.

— Но мы же сможем тогда доказать невиновность Хагрида!

— Нет, не сможем. Нам никто не поверит.

— Мы расскажем что узнали профессору МакГонагалл!

— Думаете поможет? Представим на секунду, что Малфой действительно наследник Слизерина…

— Он им и является! — перебил Рон Гарри.

— И если вы выясните, что Малфой стоит за нападениями, вы рассказываете все МакГонагалл. И что дальше? Думаете она вас послушает?

— Конечно послушает, — заявил Рон.

— А она послушала вас в прошлом году, когда вы ей сказали, что профессор Снейп хочет украсть философский камень?

— Нет, — робко ответила Гермиона.

— Вот именно. Поэтому, я не хочу терять свое время, и здоровье, ради Малфоя. Я лучше пройду планку в 20 подтягиваний.

— Гарри! Это не по-Гриффиндорски! Мы должны помочь Хагриду!

— Гермиона, если нападения не прекратятся, то Хагрида сразу же выпустят. Или проведут допрос с использованием Сыворотки Правды.

Гермиона надулась и оставила Гарри в покое. Но, как он подозревал, от своей идеи отказываться она была не намерена. Его догадка подтвердилась на следующем уроке по зельям, когда Рон опрокинул котел Невилла и налетел с кулаками на Малфоя. А пока профессор Снейп их разнимал, Гермиона прошмыгнула в его кабинет и вышла оттуда с довольным видом.

Через неделю произошло еще одно нападение, которое вызвало больше действий Министерства Магии, но только не в том направлении. Отстранили директора Дамблдора от должности и в Хогвартс отправили представителя министерства. На этом действия закончились, словно всем было плевать на то, что происходит в школе.

Рон стал все чаще приставать к Гарри с утверждением, что все эти нападения дело рук Малфоя. Как оказалось, он и Гермиона все-таки не оставили идею проникнуть в гостиную Слизерина, и даже успешно все провернули. Вот только через три дня после их успешной операции Гермиону нашли окаменевшей недалеко от злополучного туалета на втором этаже. Ее и шестикурсницу Райвенкло Пенелопу Кристалл. Для Рона этот факт стал железобетонным основанием для обвинения во всем Малфоя.

Однако у Гарри была информация куда более интересной. Сделав поиск по описанию существа в библиотеке НД, которое является обладателя желтых глаз с вертикальным зрачком, которые являются последним, что видит жертва, злейшим врагом всех пауков и называется Королем Змей, Гарри получил ответ в виде пяти существ. Ими оказались василиск, кокатраис, морской дракон, кецалькоатль и морской змей. Вспомнив, что Хагрид как-то жаловался в сентябре, что у него кто-то подушил всех петухов, а с тех пор Гарри не слышал кукареканья. Просмотрев результаты, Гарри пришел к единственному выводу: по замку ползает василиск. И если это действительно василиск, выведенный лично Салазаром Слизерином, то тому около полутора тысяч лет.

А чем дольше живет василиск, тем прочнее становиться его кожа. И с каждой новой линькой его сопротивляемость магии увеличивается. Не говоря уже о яде, который становится с годами более смертоносным. Шкура настоящего василиска, прожившего свыше трехсот лет, становилась в два раза прочнее драконьей, будучи при этом такой же гибкой, как у молодого василиска. А такой древний василиск мог быть только настоящим, так как одомашнили василисков только семьсот лет назад. В сумме это означало, что по замку ползает двадцатиметровая змеюка, способная убить каждого, кто взглянул ей в глаза, защищенная почти от всего и обладающая ядом, сравниться с которым в разрушительной силе могли только зелья Невилла.

В конце февраля Заклинатель завершил апгрейд половины имевшихся в ядре накопителей, и после серии тестов и летных испытаний, приступил к апгрейду оставшейся части. Улучшение шло по плану, и результаты оказались именно такими, какие предсказал модуль Скульд. Получалось, что к концу года Заклинатель, улучшив накопители и построив на освободившемся месте новые накопители по новой схеме, практически удвоит свой энергозапас. А Гарри, если не будет сачковать, к концу года сможет промахать двухметровым цельнометаллическим копьем около двух часов. Или продержаться против тренировочных манекенов в Выручай-комнате больше двадцати пяти минут подряд. Пока его личный рекорд был восемь минут, после которых им начинал вытирать пол один единственный манекен, которого, к слову сказать, магией Гарри разделывал под орех секунд за 10. Используя магию, Гарри мог продержаться против пяти манекенов в течение часа, до того как начинал уставать. Но это был огромный прогресс по сравнению с началом нового семестра, когда он только-только нашел эту удивительную комнату. Тогда во время тренировок с копьем им начинали вытирать пол спустя полторы минуты, а магическая дуэль длилась от силы пять минут. Но пока Гарри не научился выставлять против себя противников, которые могли атаковать заклинаниями, он просто отрабатывал свою меткость и скорость колдовства.

Изучая присланные из Берлина книги, Гарри приступил к новым экспериментам с рунами. Трансфигурированные ракеты ему уже наскучили, и он жаждал чего-то нового. Но тут он вспомнил про метлу, купленную им на летних каникулах с целью разборки на запчасти. Понимание чар, наложенных на метлу, позволило бы Гарри создать для своего НД некий аналог стелс-двигателя, который можно было бы использовать под мантией-невидимкой. А в перспективе, получить двигатель, мощность которого была неограниченна конструкционными параметрами.

Вооружившись этой идеей, Гарри на следующий день взял с собой на вечернюю тренировку метлу. После тренировок он чуть ли не под микроскопом осматривал древко метлы, с которого предварительно снял отполированную поверхность, и каждый прутик. Он упорно перерисовывал все рунные массивы с каждого прутика, с каждого изгиба на древке, после чего убирал разобранную метлу и свои записи в квантовый карман. Времени только на переписывание всех рун у него ушло целый месяц. Оставалось самое простое — разобраться в рунных цепях и пересчитать их структуру для металла НД.

Беглый осмотр зачарования прутиков метлы показал, что на них на всех наложены одни и те же чары, отвечающие за скорость полета и за грузоподъемность метлы. Третьим важным узлом в рунной цепи зачарования прутика был узел, запитывающий магией два других узла. Но самым важным был материал прутика. Как было сказано в книге по артефакторике, каждый материал можно описать двумя основными параметрами, которые характеризуют влияние магии на материал. Такими параметрами были магическая проводимость и магическая емкость.

Первый параметр отвечал за то, как хорошо материал проводил магию через себя. Высокое значение этого параметра было необходимо для качественной работы артефакта, в то время как низкое значение магической проводимости означало, что материал устойчив к магическому воздействию и очень плохо пропускает через себя магию. Второй параметр описывал то количество магии, которое может пропустить через себя материал, не разрушаясь при этом. И, как и в случае с первым параметром, более высокое значение магической емкости означало более высокое качество материала в глазах артефактора.

И именно из-за значений этих ключевых параметров в магическом мире не существовало волшебных палочек из металла. Любой металл обладал бесконечно-малой величиной магической проводимости, и соизмеримой с ней магической емкостью. Исключением были только медь, серебро и золото. Они имели высокую магическую проводимость и емкость. В случае с золотом, эта величина была очень большой, что объясняло причину появления второго закона трансфигурации Гампа, который говорил о невозможности создания чистого золота при помощи трансфигурации. А вот различная древесина, кости и кристаллы были хорошими проводниками и накопителями магии. И это означало, что броню НД Гарри не сможет зачаровать, так как она сделана мало того, что из металла, так она сделана из очень сложного полиметаллического сплава, ни один из главных компонентов которого не отличается требуемыми значениями магической проводимости и емкости. То же относилось и к полимерным материалам.

Выход был один — либо обвесить броню НД всякими деревяшками, костями и камнями, либо добавить дополнительный броневой слой поверх основного, но для этого пришлось бы использовать очень дорогие материалы, вроде драконьей шкуры, на которые у Гарри не было средств. Но тут его губы расплылись в хищном оскале.

— А ведь по школе ползает ничейный василиск полутора тысяч лет возрастом. И шкура настоящего василиска значительно превышает по характеристикам самую лучшую драконью. Особенно, такого древнего, — пробормотал Гарри, сидя в Выручай-комнате.

Посмотрев на часы, Гарри собрал все свои записи, книги и остатки метлы в сумку, после чего отправился к гостиную. Пройдя через портрет, он застал все население Гриффиндора, собравшееся в гостиной. Причина выяснилась буквально через минуту, когда зашла профессор МакГонагалл и объявила, что произошло еще одно нападение, но в этот раз жертву утащили в Тайную Комнату, после чего попросила всех членов семьи Уизли пройти за ней. Подумав, что если василиск утащил ученика, значит его рано или поздно найдут, а значит, Гарри может пролететь с кожей василиска, так как ее заберут сотрудники министерства. Либо василиск просто-напросто перебьет всех охотников и школу закроют на долгое время, что тоже не устраивало Гарри, так как у него не было средств, чтобы оплатить обучение в Бабатоне или Дурмстранге, в который его еще могли и не принять.

Выход, который бы устроил все заинтересованные стороны и главное его самого, оставался у Гарри один — сыграть героя и спасти жертву, после чего постараться пустить расследование по ложному следу и не дать им добраться до будущего трупика змейки. Поэтому, Гарри активировал мантию-невидимку, наложил на себя заклинание бесшумной поступи и прошмыгнул следом за профессором, надеясь узнать что-то, что бы указало направление поисков входа в Тайную Комнату.

Пройдя следом за профессором МакГонагалл и братьями Уизли до ее директора, Гарри услышал внутри голос директора Дамблдора, Локхарта и смутно знакомый женский голос. Дождавшись, когда профессор и Уизли зайдут в кабинет, Гарри включил гиперсенсоры и прислушался к разговору.

— Альбус! Что произошло?

— Еще одно нападение, — раздался голос директора.

— Кто на этот раз? — спросил голос Перси.

— Жертву утащили в Тайную Комнату, написав что ее тело будет там томиться вечно.

— Кто? — крикнул женский голос.

— Джинни Уизли. Надпись появилась на том же месте, что и другие до нее.

— Нет! Моя дочь! Профессор, сделайте что-нибудь, вы же герой!

— М-миссис Уизли, я сейчас же пойду и спасу вашу дочь! — пропищал голос Локхарта, и вскоре он выскочил из кабинета. Но направился он не в сторону женского туалета на втором этаже, куда бы сперва пошел Гарри, а в свой кабинет.

Пожав плечами, Гарри отключил гиперсенсоры и, развернув ножные двигатели НД, полетел в направлении злополучного туалета. Добравшись до него, Гарри спустился на пол и отозвал НД, после чего, просканировав коридор и убедившись, что горизонт чист, деактивировал мантию-невидимку и вошел в туалет. Осмотревшись, и не увидев ни следов борьбы, ни следов от перетаскивания тела, Гарри перевел гиперсеносоры в режим сканирования в магическом фоне, подозревая, что где-то есть потайная дверь. Но его отвлекла Миртл.

— Ты пришел за девочкой?

— Частично.

— Как романтично!

— Слушай, Миртл, ты говорила, что перед смертью видела два желтых глаза. Ты не могла бы показать, где именно.

— О. Я не только видела два глаза. Я сидела в этой кабинке и плакала, — сказала Миртл, указывая на центральную кабинку.

— Я плакала, и плакала, но потом услышала, как в туалет вошел кто-то. Он дошел до раковины напротив моей кабинки и зашипел, после чего послышался лязг и кто-то зашипел в ответ. Голос, который шипел, явно принадлежал мальчику, и я подумала, что кто-то хочет пошутить над девочками, которые зашли бы в этот туалет. Я приоткрыла дверь и хотела сказать, что мальчикам нельзя заходить в женский туалет, но мой взгляд упал на два желтых глаза и я умерла.

— Хм, информативно. Миртл, можно тебя попросить об одолжении?

— Смотря о каком.

— Не говори никому, что сейчас увидишь. Если ты мне это пообещаешь, то я смогу наказать твоего убийцу.

— Ммм. Согласна. Но будет еще лучше, если ты умрешь там, и мы сможем вечно жить в этом туалете. Только ты и я. Как это романтично!

«Шипение и затем лязг, значит вход открывается по команде на Парселтанге, но какова эта команда? Можно использовать грубый метод, но тогда сюда прибегут все, кому не лень. А это мне совершенно ни к чему», — размышлял Гарри, осматривая раковины через гиперсенсоры.

Сняв визор, Гарри осмотрел раковину своими глазами и заметил на одном из кранов гравировку в форме змейки с маленькими изумрудами в глазах. Решив попытать удачу, Гарри стал гипнотизировать змейку взглядом.

— Отвориссссь. Расссспахниссь. Провалиссссь. Разойдиссссь. Откройсссся, — начал шипеть Гарри, надеясь на удачу.

И она его не подвела. Стоило ему прошипеть последнее слово, как раковина послушно с лязгом стала отъезжать в сторону, открывая проход, больше похожий на огромную трубу, который вел куда-то вниз. Наложив на дверь в туалет самое мощное запирающее заклинание, которое знал и нарисовав на двери две руны, которые означали «монолит» и «замок», Гарри активировал мантию невидимку и развернул ножные сегменты брони НД. Не забыв перевести визор в режим трансляции картинки с гиперсенсоров в тепловом и ультрафиолетовом режиме, помня о василиске и его взгляде, Гарри полетел вниз.

В полете Гарри размышлял над тем, как василиск способен убить взглядом, и почему он убивает только тогда, когда живое существо смотрит ему в глаза. Одни источники утверждали, что василиск убивает свою жертву, выжигая ей разум, мощной атакой легилименции. Другие утверждали, что глаза василиска являются магическим фокусом, постоянно посылающим особое проклятье. Третьи считали, что взгляд василиска не выжигает разум, а всего лишь заставляет жертву поверить в то, что она умерла и превратилась в камень. Вера человека является очень мощной силой, и если человека заставить поверить всей своей сущностью во что-либо, то так и произойдет. Некоторые исследователи магии считали, что именно это явление дало рождение магии в привычном смысле. Но возвращаясь к василиску, все исследователи сходились в одном: для того, чтобы взгляд василиска оказался смертельным нужен прямой зрительный контакт. Если смотреть на василиска через стекло или отражение, то преграда сможет принять на себя часть убийственной энергии взгляда. Похоже, именно благодаря этому никто из жертв не умер, а только окаменел. Кошка увидела отражение в воде, ведь пол был мокрый, когда ее нашли. Криви посмотрел на василиска через фотоаппарат, Джастин — через призрака. В руках у Пенелопы Кристалл нашли зеркальце, а значит она и Гермиона решили посмотреть через него, что находиться за углом и увидели василиска.

Долетев до дна прохода, Гарри вернулся из мира мыслей в реальность. Внизу прохода был темный туннель, уходивший вглубь Хогвартса, на полу которого лежали останки каких-то мелких грызунов. Но увиденное в паре десятков метров от него заставило его остановиться. Подойдя поближе Гарри, увидел огромную шкуру, хвост которой терялся далеко во тьме туннеля.

— Похоже, эту шкурку сбросили совсем недавно, — заворожено прошептал Гарри, пробуя на ощупь шкуру. Как и писали в книгах, она была гибкой и эластичной, и при этом невероятно прочной. Даже материализовав броню предплечий Гарри не смог ни разорвать, ни проткнуть шкуру. Собравшись с духом, Гарри пошел дальше. Примерно через сорок метров шкура кончилось, и это было значительно больше, чем до этого представлял себе Гарри. С одной стороны это было хорошо, чем длиннее шкура, тем больше у него материала. Но с другой стороны, с сорокаметровой злобной змеюкой справиться куда труднее, чем с ее двадцатиметровой версией.

Некоторое время спустя путь ему преградила дверь в форме змеиной пасти. Прошипев то же слово, что и для открытия прохода наверху, Гарри заставил пасть змеи открыться, освобождая ему дорогу.

Пройдя через получившиеся врата, Гарри очутился в просторном зале с колоннами в форме змей. Осмотревшись и не увидев в зале других выходов и чего-либо ползающего сорокаметровой длины, Гарри снял визор и снова осмотрелся. В центре зала он увидел первокурсницу Гриффиндора и по совместительству младшую сестру Рона, Джинни Уизли. Подойдя к ней и пощупав пульс, он убедился, что она жива и снова осмотрелся.

— Ну. Жертву нашли. Теперь, где змеюка?

— Она не очнется, — услышал Гарри. Обернувшись, он увидел парня шестнадцати лет на вид в слизеринской мантии.

— Ну, мне до нее особо дела нет. Она жива, и это главное, с остальным медиведьма справиться. Мне больше интересно, кто ты такой?

— Я Том Риддл. А она действительно жива. Пока.

— Погоди, ты что, призрак?

— Нет. Воспоминание, что было заключено в дневнике.

— В дневнике? Так значит ты тот, кто оклеветал Хагрида?

— Хы, этого остолопа было несложно обвинить в убийстве Миртл. Это надо ж додуматься, выращивать в школе акромантула. И этот старый дурак Диппет поверил. Но откуда ты про это знаешь?

— Я тот, кто писал тебе, подписываясь именем Кристофера Уаита. А теперь не мог бы ты унести отсюда Джинни, пока не появился василиск?

— Он не явиться, если не позвать, — ответил призрак Тома Риддла, вертя в руках волшебную палочку, судя по всему принадлежавшую Джинни.

— Я долго ждал этой возможности — поговорить с тобой, Гарри Поттер, — продолжил призрак Тома.

— Может поговорим в другом месте, а не в Тайной Комнате?

— Мы будем говорить здесь.

— Как ты смог узнать меня?

— Дневник. Мой дневник. Малышка Джинни писала в нем много месяцев, поверяя мне свои ничтожные горести и печали: ее дразнит брат, ей приходится носить поношенную мантию, учиться по старым учебникам. Как слаба ее надежда понравиться знаменитому, прекрасному, великому Гарри Поттеру. Но Гарри Поттер оказался совсем не такой, как про него рассказывали. Ее Гарри Поттер был низкорослым худеньким мальчиком, у которого шрам в виде молнии на лбу и который носит очки, за которыми скрываются добрые зеленые глаза, — усмехнулся Том.

— Ее мама рассказывала, что Гарри Поттер дружит с ее братом, Роном, и считает его своим лучшим другом. Она говорила ей, что она обязательно понравиться Гарри Поттеру. Но реальность оказалась зла. Гарри Поттер не носил очки, он был не низкорослым и худым, он был высоким и хорошо развитым физически. У него не было шрама в виде молнии, и в его глазах светилась не доброта и тепло, а холодный разум. И самое главное, он почти не общался с Роном и совсем не обращал внимания на Джинни. Смертельная скука — выслушивать нытье одиннадцатилетней девчонки. Но я был терпелив. Я отвечал, я проявлял сочувствие, я был добр, — продолжил Том.

— И как у тебя терпения-то хватило? — удивился Гарри, не подозревая, что сказал свои мысли вслух. Ответ Гарри выбил ненадолго Тома из колеи.

— Если уж я решил, Гарри Поттер, то непременно очарую того, кто мне нужен. Джинни изливала душу, а мне как раз ее душа и была нужна. Я впитывал ее глубинные страхи, самые потаенные секреты и наливался жизненными соками, становился крепче, сильнее. Со временем у меня накопилось столько энергии, что я начал обратное излияние. Я напитал мою маленькую подружку моими собственными секретами, секретами теперь уже моей души.

— И?

— Так ты еще ничего не понял, Гарри Поттер? Это ведь Джинни Уизли открыла Тайную комнату. Это она передушила школьных петухов и малевала на стенах угрожающие послания. Она натравила змею Слизерина на грязнокровок и на кошку этого сквиба. И это она помогла мне выбраться из этого дневника, чтобы я мог встретиться с тобой.

— И все ради чего? — спросил Гарри.

— Чтобы поговорить и узнать, как величайший темный маг столетия погиб, не сумев убить годовалого ребенка. Как ты, не обладая какими-либо выдающимися талантами, смог спастись, а Лорд Волдеморт мгновенно лишился своего могущества?

— Тебе то какая разница?

— Лорд Волдеморт — это мое прошлое, настоящее и будущее, — с расстановкой проговорил Том.

— Лорд Волдеморт, я так называл себя еще в Хогвартсе, естественно, лишь среди самых близких друзей. Я не собирался вечно носить имя этого ничтожества, моего магловского папочки. Я, в чьих жилах с материнской стороны течет кровь великого Салазара Слизерина! Называться именем вульгарного магла, который отказался от меня еще до моего рождения, обнаружив, что его жена, видите ли, колдунья? Ну уж нет! И я, Гарри, создал себе новое имя. Я знал: наступит день, и это имя будут бояться произносить все волшебники, потому что я стану самым великим магом мира! — срываясь на крик проговорил Том Риддл.

— Ты не стал им, — сказал Гарри, борясь с закипавшей в нем злостью.

— Не стал?

— Да, ты мертв. Подох, как корова на мине. Дважды, — улыбаясь, ответил Гарри, с улыбкой наблюдая, как перекосилось от злости лицо молодого Волдеморта.

— Гарри, Гарри. Это странно, ведь между нами существует сходство — даже ты должен заметить. Оба мы полукровки, оба сироты, обоих вырастили маглы. И возможно, только мы с тобой со времен великого Слизерина говорим на змеином языке. А сейчас, Гарри, я хотел бы устроить маленькое представление. Темный Лорд Волан-де-Морт, наследник Слизерина, против знаменитого Гарри Поттера и лучшего оружия, каким мог снабдить его Дамблдор!

— Причем тут Дамблдор?

— Ты думаешь, что я поверю, что Дамблдор, великий маг света, отправил тебя сюда просто так?

— Я вообще-то сам пришел, за василиском, — сказал Гарри.

«И, не Дамблдор, а Табане. Заклинатель, включить щиты на максимальную мощность, задействовать систему подпитки щита. Активировать систему Кустос. Перевести визор в режим трансляции в режиме показа энергетического спектра», — отдал мысленные приказы Гарри своему НД.

«Выполняю».

— Говори со мной, Салазар Слизерин, величайший из хогвартской четверки! — прошипел Волдеморт, повернувшись к статуе, которую Гарри заметил только сейчас.

Рот статуи открылся, и оттуда начала выползать гигантская змея. Гарри материализовал ручные сегменты брони и, опустив на глаза визор, материализовал копье в полную длину.

— Василиск, кис-кис-кис, — прошипел Гарри, вставая в стойку.

— Убей его! — прошипел Волдеморт, но увидев Гарри, заговорил уже на нормальном языке, — я смотрю, ты действительно подготовился, но я не позволю тебе уйти.

«Внимание. Вы на прицеле!»

— Черт! — выругался Гарри, падая на землю, уходя с линии огня заклинания Волдеморта. Функция предупреждения о нападении, стоящая на всех НД, могла показывать предполагаемые направления атаки в виде конусов, и Гарри сильно удивился, увидев подобный конус у себя перед глазами.

Инстинктивно пригнувшись, Гарри был вынужден тут же перекатиться в сторону, чтобы не быть расплющенным василиском, массу которого Заклинатель оценил в десять тонн. Полная развертка НД лишила бы змея его преимущества в массе, но сделало бы неудобным уклонение от заклинаний, так как некоторые из них игнорировали щит НД.

Уклоняясь от василиска и отвечая Волдеморту заклинаниями, для чего пришлось снять с левой руки броневой сегмент, и что было крайне неудобно, Гарри несколько раз попытался ткнуть василиска в бок своим копьем. Но шкура у василиска была такого высшего качества, что даже копье из специального полиметаллического сплава с лазерной заточкой не оставило на его шкуре ни царапины. Гарри всерьез уже подумывал об использовании плазменной винтовки, но тогда это задело бы Джинни. И было не понятно, нанес бы выстрел из плазменной винтовки василиску хоть какой-то вред.

«Анализ боевой обстановки завершен. Рекомендуемая приоритетная цель — объект, идентифицированный как „василиск“. Рекомендуемые способы — поражение не защищенных броневым покровом областей: глаза и ротовая полость».

«Глаза-то ладно, но насчет ротовой полости, мне в пасть к нему прыгать что ли?»

«Длина эквалайзера для ближнего боя в стандартной комплектации превышает длину клыков объекта „василиск“».

«Я забыл», — подумал Гарри.

— Фините, — произнес Гарри, постучав палочкой по копью, которое тут же вернуло свой первоначальный размер.

Убрав волшебную палочку в квантовый карман и материализовав броневые сегменты на левой руке, Гарри спрятался за колонну. Но тут со стороны входа в Тайную Комнату послышалась песня. Песня звучала словно с того света, но это была не песня печали и грусти. Это была песня, в которой воспевалась доблесть и отвага, и которая словно придавала Гарри сил. Мгновения спустя в зал влетело существо, которое в энергетическом спектре отображалось как летящий огненный шар, и бросилось на василиска. Гарри скрылся за колонну, читая сообщение от Заклинателя.

«Новый объект идентифицирован как „феникс“. Поведение — дружественное».

— Ха, Дамблдор прислал Гарри Поттеру своего петуха. Авада Кедавра! — выкрикнул Волдеморт, посылая в феникса очередное заклинание.

Но феникс увернулся и налетел на василиска, закружив вокруг его головы.

«Зафиксировано критическое повреждение зрительного органа у объекта „василиск“».

— Не обращай внимания на птицу! Ищи мальчишку! Ищи по запаху!

«Значит, феникс выклевал василиску глаза. Это хорошо. Значит, можно снять визор».

— Да отстань ты от птицы! — рявкнул Волдеморт.

Гарри выглянул из-за своего укрытия и увидел Волдеморта, который осыпал феникса заклинаниями. Феникс, словно смеясь над магом, кружил над потолком. Гарри перевел взгляд на василиска и ужаснулся. Змей был действительно огромен, но в визоре он изображался как яркий жгут света. Но сняв визор, Гарри был поражен ужасающей красотой древнего змея. Его чешуя цвета темного изумруда гипнотизировала, а в теле зверя была какая-то особая, хищная грация. Пасть змея была усеяна острыми зубами, которыми он пытался схватить феникса. Но самым ужасным в пасти были два клыка, длиной около метра, яд которых Гарри ощущал даже на расстоянии.

— Убей мальчишку! — рявкнул Волдеморт, и василиск повернул свою голову в сторону Гарри, вытаскивая свой раздвоенный язык.

Гарри встал в стойку, подняв копье наконечником вверх, и приготовился встретить атаку василиска лицом к лицу. Его тело было напряжено, готовясь в любой момент отскочить в сторону при малейшей угрозе атаки со стороны Волдеморта. Но тот, похоже, очень сильно разозлился на феникса, который ослепил его зверюшку.

Василиск, почуяв Гарри, ринулся в атаку, раскрыв пасть. Гарри упер тупой конец копья в землю, встав в ту стойку, в которой пехотинцы прошлого встречали атаку кавалерии. Василиск раскрыл пасть, когда до столкновения с Гарри оставалось несколько мгновений, но их хватило мальчику, чтобы воткнуть копье в верхнюю челюсть змея. Вот только чего Гарри не учел, так это того, что десятитонная туша не может быть мгновенно остановлена чем-то вроде двенадцатилетнего мальчика, пусть и имевшего НД, находящийся в состоянии частичной развертки.

Василиск, повинуясь законам физики, снес Гарри к стене, насаживаясь на копье все глубже и глубже. И тут левое плечо Гарри пронзила боль, словно в его плечо воткнули раскаленный прут. Повернув голову, он увидел, как клык василиска, пробив броневой сегмент и игнорируя щит НД, словно того не существовало, проткнул левое плечо Гарри, который взвыл от боли.

— Вот и настал твой конец, Гарри Поттер, — торжествующе провозгласил Волдеморт.

«Внимание, обнаружена сквозная рана в грудной области. Обширное кровотечение. Внимание, в крови пилота обнаружено неизвестное вещество, состав неизвестен. Красный код тревоги, угроза жизни пилота. Активация нанитов».

Застонав, Гарри приподнял челюсть василиска и снял себя с клыка. Из раны тут же хлынула кровь, а сам Гарри прислонился к стене и сполз по стене на пол.

«Внимание, неизвестное вещество растворяет медицинские наниты. Поиск средства противодействия. Внимание, неизвестное вещество начало проникать в мягкие ткани. Состояние пилота критическое».

В глазах Гарри начало темнеть, и он почувствовал небывалую легкость в теле, словно его тело потеряло свою массу. Подобное ощущение он испытывал, когда летал над океаном на своем НД, после реализации первой стадии личных настроек. Появилось чувство, что пожелай он сейчас воспарить в небеса, его не остановят ни вековые стены Хогвартса, ни сила тяготения Земли-матушки. Но тогда у него не было раны на левом плече, которая страшно зудела и на которую словно выливали воду из бутылки.

Стоп, воду?

«Зафиксирована нормализация биоритмов и функций жизнедеятельности пилота. В крови зафиксирована неизвестная субстанция, предварительная классификация — нейтрализатор. Обнаружено благоприятное влияние неизвестной субстанции на организм пилота».

Тело Гарри вновь обрело массу и он с трудом открыл глаза. На его груди сидел феникс и, склонив голову над его раной, ронял в нее слезы.

«Неизвестная субстанция, поступающая в рану, идентифицирована как „слезы феникса“. Поиск среди имеющейся информации… Поиск завершен. Рекомендация — как можно дольше оставаться под влиянием „слез феникса“.»

Гарри услышал шаги, и вскоре из-за трупа василиска, который все еще дергался в предсмертных конвульсиях, вышел Волдеморт.

— Что?! Ну уж нет! — закричал Волдеморт, посылая заклинание в феникса.

Гарри резко перекатился в сторону, избегая попадания заклинания и, резко вскочив, спрятался за колонной. Феникс же взлетел под потолок, отвлекая Волдеморта. Гарри же стал думать, как разобраться с оставшимся противником. Анализ боевой обстановки от Заклинателя не дал ровным счетом ничего, все заклинания Гарри проходили сквозь тело Волдеморта, не причиняя вреда последнему. Зато тот вполне успешно использовал палочку Джинни. Взгляд Гарри упал на тело Джинни, которое становилось все бледнее и бледнее, и тут на него нахлынуло воспоминание.

«…И это она помогла мне выбраться из этого дневника, чтобы я мог встретиться с тобой…», — вспомнил Гарри слова Волдеморта.

«Получается, что Волдеморт каким-то образом вытягивает из Джинни жизненные силы, используя свой дневник. И если разрушить это связующее звено… Но он может быть защищен различными чарами… Тогда остается только плазменная пушка, но я задену Джинни. Она хоть и виновата, но смерти не заслужила», — подумал Гарри, но тут ему в голову пришла безумная идея.

Полностью развернув НД, Гарри подлетел к телу Джинни и как можно аккуратнее выбил из ее рук дневник, который отлетел к ногам статуи. Этот факт привлек внимание Волдеморта, но Гарри, отбросив левой рукой в сторону копье и схватив Джинни, отпрыгнул назад, материализуя в правой руке плазменную винтовку малой мощности. Феникс, почувствовав что может произойти, полетел в противоположную сторону, как можно дальше от дневника.

— Поттер! — рявкнул Волдеморт.

— Йа-йа! — ответил Гарри, выстреливая в сторону дневника.

Плазменный заряд быстро преодолел расстояние, разделяющее Гарри и дневник. Гораздо быстрее Волдеморта, который прыгнул к дневнику в отчаянной попытке защитить его. Плазменный сгусток взорвался и грянул долгий, продирающий до мозга костей вопль. Когда вопль утих и рассеялось остаточное газовое облако, образовавшееся после взрыва, Гарри сделал еще три контрольных выстрела в сторону, где лежал дневник, и только после этого, положив Джинни на пол, вернул броню в состояние частичной развертки, оставив броневые сегменты только на левой руке, в которой держал плазменную винтовку, а в правую руку материализовал свою волшебную палочку.

Произнеся заклинание очистки воздуха, Гарри медленно подошел к тому месту, где лежал дневник. Но там была лишь остекленевшая поверхность. Ничто не могло выжить в огне мини-термоядерного взрыва, даже волшебный артефакт. Произнеся пару заклинаний, и убедившись, что в комнате только он, Джинни и феникс, Гарри дематериализовал оружие и НД, после чего подошел к Джинни, кожа которой возвращала свой здоровый оттенок.

И тут Гарри вспомнил, что совершенно не умеет стирать память. Хлопнув себя по лбу за это упущение, он обратился к Фениксу.

— Спасибо тебе, что вернул меня с того света. Ты же феникс директора?

Феникс курлыкнул и кивнул головой.

— Не мог бы ты отнести бедную девочку к директору? Ее родители волнуются?

Феникс посмотрел на Джинни, затем на него и курлыкнул, что прозвучало словно вопрос «а как же ты?».

— А я своим ходом, — ответил Гарри.

Феникс кивнул и подлетел к девочке. Схватив ее за край мантии он исчез во вспышке пламени. А вот Гарри нужно было действовать, и действовать быстро. Наложив на труп василиска маскировочные чары и закрыв его пасть, перевязав ее для верности цепью, Гарри, полностью развернув НД, схватил василиска за хвост и полетел прочь из Тайной Комнаты.

Из-за бушевавшего в крови адреналина, Гарри смутно помнил, как вылетел в туалет плаксы Миртл и начал вытаскивать тело змея, словно канат из воды. Как потом закрыл проход в Тайную Комнату и снял запирающие чары с двери. Как потом летел с трупом василиска на плечах в Выручай-комнату и как потом возвращался в гостиную факультета, свернув НД в компактный режим.

С сердцем, бьющимся словно двигатель гоночного болида, и затуманенными глазами Гарри пробрался в спальню второго курса и упал на кровать, сняв с себя маскировку. Второй год учебы прошел даже веселее, чем первый. Но до конца года оставалось еще полтора месяца, и нет гарантии, что они пройдут спокойно.

«Во всяком случае, по школе не будет ползать сорокаметровый василиск», — подумал Гарри, прежде чем провалиться в царство Морфея.

Глава 14

Каникулы и экипировка

На следующее утро после Гариной операции «поход за крокодиловой сумочкой» замок гудел как растревоженная пасека. Причиной подобного было чудесное спасение похищенной ученицы фениксом директора. А также заявление директора о том, что Чудовище Слизерина было побеждено и Тайная Комната закрыта навечно. В честь такого радостного события директор своим личным распоряжением отменил экзамены для всех курсов, кроме пятого и седьмого.

Еще одной новостью оказалось увольнение Локхарта по состоянию здоровья. Выяснилось, что он вместо того, чтобы спасать свою ученицу, собирал вещи и был готов отправиться в бега. Но его перехватил Рон, который решил проследить за тем, как доблестный профессор спасает его сестру. И Рону не понравились намерения профессора, поэтому он, отобрав у профессора палочку, и под прицелом своей собственной повел Локхарта к туалету на втором этаже, где произошли все нападения. Но до цели они не дошли, так как Локхарт театрально споткнулся и, каким-то образом упав на Рона, отобрал у последнего палочку и стал распинаться перед ним, что все его истории украдены у людей, которые действительно их совершили, и что он всего лишь стирал им память, что сейчас он и собирался сделать с Роном. Но блондинистому профессору было невдомек, что Рон еще в начале года сломал свою волшебную палочку, когда таранил Гремучую Иву на семейном автомобиле своей семьи, после чего палочка Рона заимела привычку бить заклинаниями в хозяина. Но Локхарт об этом не знал, и получил в лоб своим же собственным заклинанием стирания памяти. Причем получил весьма конкретно, раз превратился в овоща.

Об этом Рон целую неделю жужжал на уши Гарри и всем, кто был готов и не готов его слушать. Один раз Гарри его выслушал, второй раз попытался проигнорировать, но в этот раз уже история обросла такими подробностями, по сравнению с которыми сцена штурма деревни синих обезьян в фильме «Аватар» казалась простым спектаклем для дошкольников. Но когда Рон в третий раз присел рядом с Гарри во время обеда в Большом Зале и начал свой рассказ, начало которого уже превосходило по количеству экшена начало фильма «300 спартанцев — Рассвет Империи», Гарри, притворившись что его позвал Малфой, пересел за стол Слизерина, чем заработал множество убийственных взглядов в свою спину от стола Гриффиндора и пары взглядов с преподавательского стола.

В начале мая дозрели мандрагоры и все ученики, которые стали жертвами нападений, пришли в норму. Проблем доставило приведение, но на него просто побрызгали зельем, хотя Гарри, находившийся в это время в больничном крыле по причине порезанной ладони, предлагал окропить призрака святой водой. На вопросительные взгляды учителей Гарри объяснил, что это такой метод шоковой терапии и рассказал им, как лечат душевнобольных в заведениях с мягкими стенами.

Причина нахождения Гарри в момент оживления призрака в больничном крыле была косвенно связана со слизеринцами. А если конкретнее, то с Драко Малфоем и Теодором Ноттом, которые за год смогли закончить свои модели, и которым не терпелось устроить регату. Причину столь долгой сборки ребята объяснили тем, что они использовали режущие заклинания для разделки форм с деталями и частенько промахивались, отрезая лишнее, и им приходилось начинать все заново. Гарри же тоже отрезал лишнего, но он орудовал ножом для нарезки ингредиентов.

В конце мая состоялась великая регата у берегов Черного Озера, в которой принимали участия два линкора класса «Бисмарк» под флагом факультета Слизерин и ракетный крейсер «Петр Великий» под флагом Гриффиндора. Победителем в этой гонке стал гигантский кальмар, потопивший сильнейший флот в истории Хогвартса за несколько мгновений.

Вспоминая гигантского кальмара, Гарри не мог не вспомнить еще одного гиганта, точнее, его тело, что сейчас лежало под чарами стазиса в Выручай-комнате.

Флешбек.

На следующий день после успешной охоты на василиска, Гарри не рискнул даже идти на свою ежедневную вечернюю тренировку. Слишком возбужденным было население Хогвартса после утренней речи директора.

Но Гарри вытерпел только день, после чего вечером побежал в Выручай-комнату, где после выполнении своей обычной программы по физподготовке и по магическому бою уселся перед мордой василиска и стал думать, что же с ним делать. И самое главное — как.

— Мда, неувязочка вышла, — пробормотал Гарри, тыкая в морду василиска копьем своего НД, которое не оставляло на шкуре даже вмятин.

— Сверхпрочный полиметаллический сплав не может даже оставить царапин на шкуре этой зверюги.

— Можно попробовать плазменный резак, но у меня его сейчас нет. Мне его не достанут даже гоблины, а на сборку своего уйдет… — Гарри задумался, отправляя запрос Заклинателю, — месяц работы Верданди. Хотя штука полезная, надо будет летом заняться подбором нормального инструмента. Раз уж мой НД по комплектации больше напоминает инженерную машину, то у него должен быть комплект инструмента.

— Теперь еще одна немаловажная деталь. Как с этого чемодана снять шкуру? — задал Гарри свой вопрос в пустоту, и тут же перед ним появилась книга.

— Ухты. Хотя… Том-фон-Волдеморт говорил, что эта комната предоставит тебе то, что тебе потребуется, но видимо это ограничивается простыми вещами. Хоть книги тут есть, — пробормотал Гарри, начав сканировать книгу.

Из книги выяснилось, что шкуру василиска может разрезать только гоблинская сталь. Причина этому крылась в особых гоблинских рунах, которыми они зачаровывали все свое оружие. Секрет этих рун рьяно охранялся хозяевами, и никто вне гоблинской нации не выживал, узнав его. И гоблинское оружие стоило больших денег, на сколько помнил Гарри. А еще он помнил, что таких же больших денег стоит яд василиска, если не дороже.

Попросив у Выручай-комнаты пару фиалов из горного хрусталя, в которых, согласно книге, следовало хранить яд василиска, Гарри принялся сцеживать яд. Левитируя фиал под одним из клыков, Гарри легонько надавливал тупым концом копья на корень зуба, где у обычных змей находятся ядовитые железы. Промучившись около часа, Гарри нацедил два фиала яда, которые завернул в плотный слой пергамента и положил в сумку.

Довольный полученным результатом, Гарри пошел в гостиную факультета принять душ, так как манипуляции одной рукой двухметровым тяжеленным копьем и постоянная концентрация внимания на левитирующем фиале вымотали его сильнее, чем тренировка до этого.

Конец флешбека.

«Да, не продумал до конца план и помчался сломя голову в самое пекло», — подумал Гарри, сидя на берегу черного озера и наблюдая, как вторая копия его ракетного крейсера, трансфигурированная из пластиковой в металлическую модель и зачарованная на прочность, устойчивость и легкость, обстреливает ракетами щупальца гигантского кальмара. И пусть ракеты размером с иголку и управляются они Заклинателем. Сам вид одинокого кораблика, сражающегося с огромным морским монстром, производил неизгладимое впечатление. Кальмар игру оценил, и теперь пытался поймать ракеты своими щупальцами.

— Красота, — пробормотал Гарри, потягиваясь на солнышке, полузакрытыми глазами наблюдая, как очередная ракета с писком вылетела из корпуса модели и помчалась сеять демократию и права человека в отдельно-взятом щупальце кальмара. Наконец, модель расстреляла свой боезапас и Гарри повел ее к берегу, где уменьшил ее и положил в карман мантии.

Играясь с ракетами Гарри преследовал вполне определенную цель, а не просто делая это ради забавы. Хотя, ради этого тоже. Но главной целью было накопление данных для оптимизации блока прицеливания и блока управления ракетным вооружением. Периодически Гарри даже соревновался с ИИ своего НД, левитируя какой-нибудь камешек, в то время как НД пытался его сбить мини-ракетой. Иногда он брал камень побольше, и тогда НД гонял его уже несколькими ракетами, стараясь одновременно поразить мишень и не сталкивать ракеты между собой. Получалось далеко не всегда, но прогресс был заметен невооруженному глазу.

За неимением возможности заняться обтяжкой брони своего НД кожей василиска, Гарри произвел некоторые небольшие модификации в зачарованиях своих плазменных пушек и двигательных систем, и переназначил идентификаторы некоторых систем, так как в экстренной ситуации можно было прикусить язык, выговаривая гоблинские или эльфийские названия. Что собственно и произошло, когда он втаскивал тело василиска на седьмой этаж. Прокушенный язык мадам Помфри залечила за пять минут, но неприятный осадок остался.

Так, у Синнты удалось увеличить скорость полета плазменного сгустка до 200 метров в секунду и дальность поражения до 1000 метров, и переименовать ее в Альфард, в честь ярчайшей звезды в созвездии Гидры. Тоже самое Гарри сделал и с Авассой, переименовав ее в Альфард МК2 и увеличив скорость до 100 метров в секунду и дальность поражения до 2000 метров. Дальше усиливать зачарование на узлах плазменных орудий не представлялось возможным, так как для этого пришлось бы полностью переделывать рунные цепи, что было очень сложно и проще было сделать новое зачарование. Мантия-невидимка получила простой идентификатор «Мантия», а система подпитки щита переименовалась в «Эгиду». Гиперсенсоры стали простым «Оком» и Гарри стал думать, как бы обозвать свое копье. Не придумав ничего интересного и вновь не найдя никаких особенностей у своей четырехметровой железяки, он плюнул на это и принялся осматривать двигатели.

Осмотрев двигатели и убедившись в стабильной работе рун, охлаждающих сопла и выхлопные газы, он понял, что ничего не понимает в принципе работы двигателей своего НД. Выругавшись, Гарри свернул НД в режим неполной частичной развертки и отправился в гостиную. Но по пути был перехвачен близнецами Уизли.

— Братец Дред…

— Да братец Фордж?

— Мы наконец-то смогли поймать неуловимого Гарри Поттера!

— Мы сделали невозможное!

— И зачем я вам понадобился?

— Видишь ли Гарри…

— … Нам очень интересно…

— … как тебе удается исчезать…

— … от всевидящего ока…

— … охранных чар замка?

— А как вам удалось подключиться к ним? — хитро прищурившись, спросил Гарри.

— У каждого…

— … свои секреты, — подмигивая, ответили близнецы.

— Итак?

— Нам бы хотелось узнать…

— … как тебе это удается?

— У каждого свои секреты, — подмигнул Гарри близнецам, и тактически отступил, сверкая пятками, в сторону гостиной.

Удивительно, но близнецы не стали больше пытаться выяснить у Гарри, как ему удалось скрываться от чар наблюдения за студентами. По правде говоря, Гарри и сам не имел ни малейшего представления, что ему это удалось. Он всего сделал небольшой камушек, на котором вырезал руны чар, закрывающих помещение для внешнего наблюдения. Примеры рунных цепей Гарри нашел в книгах, которые он заказывал у гоблинов на первом курсе, и над которыми немного поработал, усилив некоторые элементы рунной цепи. И, похоже, результат вышел довольно-таки неплохим, даже не смотря на тот факт, что камушек мог держать заряд чуть больше часа, после чего его приходилось заново напитывать магией. Но просто так делиться своими разработками он считал глупой затеей.

Конец года ознаменовал вызов Гарри к директору, который долго рассказывал Гарри о силе любви и как сильно его любят Дурсли. Гарри молча кивал и делал вид, что согласен, отмечая про себя, что при первой же возможности сбежит в путешествие куда-нибудь. В Европе он уже был, почему бы не съездить в Азию или на Средиземноморское побережье. Но с поездкой в Азию возникала проблема языкового барьера. За два года обучения он мог более-менее сносно разговаривать по-французски и по-немецки. Самоучители и помощь НД сделали свое дело, и теперь Гарри намеревался летом закупить материал для обучения китайскому и японскому языку.

Но, приоритетной задачей была закупка и сборка необходимого инструмента для обслуживания НД. Заклинатель подготовил список необходимых инструментов и приспособлений, а также подготовил список необходимых материалов на случай, если придется создавать инструмент самому. Второй главной задачей было выторговать у гоблинов кинжал, способный прорезать шкуру василиска. И надеяться, что он сможет прорезать шкуру очень старого василиска, которую Гарри не смог пробить даже в режиме полной развертки доспеха. Ну и на досуге разобраться с зачарованием, которое было переписано с метлы.

За неделю перед отъездом ученикам раздали список предметов, которые можно было выбрать для дополнительного обучения на третьем курсе. К этим предметам относились Древние руны, Нумерология, Прорицание, Магловедение и Уход за магическими существами. Этот выбор стал вызовом для Гарри, так как он даже не представлял, что ему выбрать. Он был уверен только насчет того, что надо выбирать Нумерологию, и даже близко нельзя подходить к Магловедению. Прорицания казались интересным предметом, но отзывы старшекурсников о преподавателе не внушали интереса к данному предмету. Гарри не собирался даже близко заниматься магической живностью, поэтому еще один предмет отпадал. Больше всего сомнений вызывали Древние Руны. С одной стороны, материал вплоть до седьмого курса Гарри уже знал, но с другой стороны, цену ошибки при неправильной активации рун Гарри уже знал. Точнее, видел. Одна из них до сих пор ползает где-то в замке. Подумав денек-другой, Гарри отнес профессору МакГонагалл заполненный бланк, в котором указал Нумерологию, Прорицание и Древние Руны в качестве дополнительных предметов.

Часть пути в Лондон прошло под аккомпанемент Малфоя, который вслух рассуждал, как зачарует свою новую модель корабля и накажет гигантского кальмара за потопленный прототип. Малфой, как и все чистокровные волшебники, записался на руны и нумерологию и уже спал и видел себя великим артефактором. На вопрос Гарри, не выбрал ли он эти предметы только ради модели, Малфой ответил, став сразу же серьезным, что многие родовые обряды требуют знания рун и умения рассчитывать правильное их положение. Это же подтвердили сидевшие в купе Кребб и Гойл, а также Теодор Нотт.

В этот момент Гарри вспомнил жаркие споры по поводу выбора предметов между ним, Роном и непосредственно Гермионой. Рон всю неделю, которую дали ученикам на выбор предметов, уговаривал Гарри выбрать прорицания и уход за живностью. Гермиона же оказалось фанаткой постулата «знание — сила», возведенного в абсолют. И, следуя этому постулату как крысы за дудочником, записалась на все предметы. Попытки отговорить молодую ведьму, казавшуюся Гарри толковым человеком, бросить магловедение ни к чему не привели кроме скандала.

— Слушай, Драко, сколько может стоить небольшой кинжал гоблинской работы? — спросил Гарри, прервав очередной пассаж Малфоя на тему «зачем нужны чистокровному волшебнику руны».

— Смотря какой. Все зависит от зачарования, украшений, длины и вида гарды.

— Скажем так, мне нужен небольшой кинжал, примерно тридцати сантиметров в длину, то есть около двенадцати дюймов, без украшений и самый острый.

— Ну, такой обойдется тебе от двух до пяти тысяч.

— Ясно.

— Поттер, а чего тебя ни на каких приемах не бывает? — внезапно спросил Малфой.

— Я ж у маглов расту. Я тем летом во Францию уехал, так меня директор лично домой отправил, да еще и проследил, чтобы я вещи распаковал. А в конце года такую лекцию устроили, что мол меня мои магловские родственники любят, что я даже сам в это поверил. Какие тут приемы?

— Да, нелегко тебе живется. Ты взял бланк разрешения на посещение Хогсмида.

— Да, но объясни мне, что это за Хогсмид?

— Поттер, ты не знаешь что такое Хогсмид?

— Малфой, я знаю, что это магическая деревушка. Что в ней такого особенного?

— Ну, это единственное место вблизи Хогвартса, в котором можно что-либо купить, начиная от сладостей и заканчивая книгами и одеждой. Есть несколько ресторанчиков и кафе, а также постоялый двор.

— А бордель?

— Вот насчет этого не знаю, Поттер.

— Жаль. Бланк то я взял, осталось сторговаться в цене с маглами.

— Сторговаться с маглами?

— Ну прости, империо я накладывать еще не умею.

— За это светит Азкабан.

— Тем более.

Остаток пути прошел в разговорах о Хогсмиде и о магазинчиках, которые там находились. Пока все оперировали лишь слухами, услышанными от старшекурсников, но это давало огромную почву для воображения. Как и в прошлом году выпустив свою сову еще в Хогвартсе и уменьшив свой чемодан до размеров спичечного коробка, Гарри попрощался с сокурсниками вышел через барьер в магловский Лондон, где его ждал дядя Вернон.

Сторговаться с Дурслями по поводу разрешения на посещение Хогсмида не составило проблем, ровно как и на возможность оставить свои школьные принадлежности у себя в комнате. Цена вопроса оказалась в недельном курсе восстановительного зелья для Вернона и Дадли. Как выяснилось, дядя недавно перенес инфаркт, и Петунья вспомнила о рассказах своей сестры о зельях, точнее о том, на что они способны. Ну там кость вырастить с нуля или за день залечить ожоги третьей степени. Требуемое зелье Гарри достал уже на следующий день, оставив в аптеке полторы сотни галеонов. Заодно зашел в банк, где поинтересовался где можно купить гоблинский кинжал. В ответ на заинтересованный взгляд гоблинов Гарри пожал плечами и ответил, что полезно иметь запасной козырь в рукаве. А если точнее, то в сапоге. Расставшись с двенадцатью сотнями галеонов, он получил желаемое. Но отрицательным его баланс не стал, так как он продал фиалы с ядом василиска. Яд оказался такого высокого качества и концентрации, что каждый фиал весил порядка тридцати тысяч золотом. Гари вспомнил, сколько могло остаться яда в железах василиска и уже начал жалеть, что не оставил его в живых.

POV Заклинателя.

4 июня.

Ничего не понимаю. Ради интереса зафиксировал биоритмы Дурслей до начала приема зелий и сравнил их с текущими. Не могут биоритмы так измениться всего за два дня!

Уменьшение массы на 10 кг за два дня!

КАК?!

«Перегрев центральной процессорной группы».

А. Ладно. Волшебство.

Составил список инструмента, необходимый для работы с броней НД, отправил пилоту. Гарри посмотрел на список и выругался, после чего спросил о возможности подключения питания инструмента от НД.

Вспомнил о том, что в Хогвартсе нет даже электрических лампочек, тоже выругался. Скинул задачу Скульд, пусть думает.

6 июня.

Вернон Дурсль теперь не напоминает главную цель норвежского китобойного флота, как и Дадли. Похудеть в два раза за четыре дня не каждый может. Судя по биоритмам, их здоровье улучшилось еще значительнее. Вернон ходит как начищенный армейский сапог.

Нашел в логах отчеты для некой Табане. Кто такая Табане? Удалил отчеты.

Модуль Скульд подготовил схематики для подключения инструмента и список требуемых материалов. Гарри сказал, что проще будет собрать весь инструмент самому. Полазил по интернету и нашел необходимые схемы, отправил их Скульд, может придумает что получше.

Модуль Урд закончил апгрейд существующих энергетических накопителей и установку новых, доведя мой энергозапас до максимально-возможного значения.

Запрос текущих параметров питания.

«Текущие параметры энергопитания.

Генерируемая основным ядром мощность — 1000/8000 единиц, внешним — 61,8 единицы. Внешнее ядро перегружено на 7 % от номинального значения.

Распределение генерируемой мощности:

На питание накопителей — 258 единиц, на питание систем жизнеобеспечения — 12 единиц, на питание сенсорных систем — 10 единиц, свободно — 720 единиц.

Емкость энергетических накопителей основного ядра — 215 единиц, доступно — 215 единиц. С учетом накопителей внешнего ядра — 338 единиц доступно к использованию.

Текущая мощность щита — 165 единиц, подключено дополнительное питание от внешнего ядра.

Конец ответа о текущей схеме питания».

Хм. Гораздо лучше, чем два года назад.

12 июня.

Пришли материалы, модуль Верданди занялся сборкой. Подобная мелочь собирается довольно быстро, но вот объемы производства велики. Ожидаемая дата окончания работ — 31 июня.

25 июня, 4 часа утра.

«Внимание! Попытка подключения к информационному щупу основного ядра. Классификация метода подключения — грубая прямая легилименция».

Установить максимальный уровень безопасности фаервола. Определить порты, находящиеся под атакой! Подготовить порты для формирования ложного информационного пространства!

Кто же у нас такой умный?

Конец POV Заклинателя.

POV Шинононо Табане.

— Попался! — воскликнула Табане, когда ей удалось отследить НД, которому удавалось скрываться от ее ока целых два года. Она не смогла его найти в Общей Сети НД, но тут она наткнулась на идентификатор Заклинателя.

— Где же ты находишься?

Табане поймала сигнал Заклинателя, когда тот перебирал информацию на дата-сервере одной из фирм, производящей лазерное вооружение для НД. И то, как ИИ это делал, заставило Табане позавидовать. Совсем чуть-чуть, самую малость. Если ей приходилось вмешиваться в работу защитных программ, маскируя таким образом свое присутствие, то этот ИИ проникал напрямую, и при этом оставался незамеченным.

Табане попробовала подключиться к тому, что больше напоминало усик насекомого, прощупывающего предметы перед основным телом. Она намеревалась подключиться к этому зонду и по нему отследить положение ядра, но тут все пошло наперекосяк. ИИ словно почувствовал попытку подключения, и сперва среагировал как живой организм, одернув зонд, но Табане не сдавалась.

Когда же ей удалось подключиться, то входящие данные превратились в самую настоящую кашу. Попытка определить место положения источника зонда либо натыкались на охранное ПО дата-сервера, в котором происходило сражение, либо на совсем иные сервера, разброшенные по всему миру.

Табане хотела было выбить зонд из сервера, но потом осознала, что таким образом она потеряет преимущества игры на своем поле. И поэтому она направила ресурсы сервера на попытку укрощения строптивого ИИ.

Но ответные действия Заклинателя все больше и больше смущали Табане. Он действовал не по стандартной программе защиты от взлома, которую она вкладывала во все ядра НД. Эта программа должна была перекрывать порты, через которые шла атака, но не использовать комбинацию двух портов, подключенных к разным серверам. Как иначе объяснить то, что некоторые из ее попыток найти строптивый ИИ приводили к подключению к серверам порносайтов?

Табане усилила свой натиск, но тут произошло непонятное. Все ее пакеты стали словно уходить в пустоту. Было чувство, что она подключилась к абсолютно пустому серверу. Затем на этом сервере появилась программа странной конфигурации, и потом все ее пробы стали просто-напросто уничтожаться, словно они стирались каким-то вирусом.

И тут Табане занервничала — попытка отключения от зонда ИИ оказалась неуспешной, словно ее собственный зонд что-то удерживало.

«Начата загрузка данных с удаленного источника!» — высветилось на экране сообщение.

— Нани? Отменить загрузку!

«Отмена невозможна, недостаточно вычислительных ресурсов для выполнения заданного действия».

На лбу у Табане проступила испарина, она лихорадочно пыталась отменить загрузку, но все ее действия были безуспешными. В конце концов, она просто отключила питание своего квантового компьютера, который работал как центральный маршрутизатор и через который шла загрузка.

Включив через пятнадцать минут свой центральный маршрутизатор, Табане проверила систему на отсутствие посторонних программ. Проверка показала, что ничего постороннего в системе не обнаружено, словно странная программа, потеряв связь, просто напросто исчезла, не оставив следов.

— Что же с тобой стало, Заклинатель-кун, — устало спросила Табане. Она никак не ожидала, что найдется кто-то, кто сможет не только выдержать ее попытку взлома, но и успешно провести контратаку.

Конец POV Шинононо Табане.

Утром Гарри проснулся от звуков сообщений, которыми закидал его НД. Как оказалось, причина для паники у Заклинателя была, и вполне серьезная.

Кто-то смог подключиться к информационному зонду, которым Заклинатель скачивал интересующую его информацию на просторах всемирной паутины. И этот кто-то оказался весьма подкованным в искусстве взлома программ, раз от цвета сообщений фаервола НД можно было разводить костер. Пока ИИ справлялся с отражением атаки, которая длилась уже четвертый час, но с каждой минутой натиск атакующего становился все сильнее и сильнее.

Размышляя, как поступить, Гарри вспомнил о сообщениях о попытках взлома его внешнего ядра, о которых сперва его защищал ИИ, и которые потом научился отражать сам. Справедливо рассудив, что если НД может защитить от взлома его разум, то и он может оказать поддержку ИИ в отражении хакерской атаки, Гарри стал готовить свою мысленную защиту. После Тайной Комнаты он изменил свою мысленную защиту. Вместо колодца посреди поля, из которого вылезала девочка из фильма «Звонок», он сделал черную бездну, в которой обитал василиск. Благо, у него был реальный опыт общения с василисками, и в формировании подобного стража разума у него проблем не было.

«Заклинатель, по моей команде соедини внешнее ядро с атакуемым портом».

«Пилот уверен в целесообразности подобного действия?»

«Уверен».

«Выполняю».

Сосредоточившись на своих окклюменционных барьерах, Гарри отдал команду на подключение внешнего ядра. Едва он отдал команду, как его словно ударили по голове огромным деревянным молотом, но Гарри сосредоточился на своей защите.

Он увидел, как в черной бездне его разума появилась призрачная рука, которая словно пыталась нащупать что-то. Гарри не стал медлить и дал приказ василиску укусить руку, что тот тут же и сделал. Василиск откусил у руки кисть, и лишенная кисти конечность попыталась уйти, но у Гарри были другие мысли. Он хотел наказать того, кто посмел напасть на его НД и повторить то же, что Заклинатель едва не сделал со шляпой.

Собрав все мысли в единый импульс, Гарри приказал василиску проглотить руку и укусить того, кто будет на той стороне. Это было рискованно, но это хотя бы устранило угрозу атаки и позволило бы дать НД время для ухода в скрытый режим и отключения от сети.

Гарри почувствовал, как его собственная мысленная проба пробралась в разум источника атаки, и только эта мысль позволила ему терпеть всю ту боль, которая бушевала в его голове. Он не чувствовал, как из его носа начала течь кровь. Но внезапно его проба потеряла контакт с источником атаки. Воспользовавшись моментом, Заклинатель перекрыл все порты и отключился от всемирной сети, а Гарри свалился в беспамятство.

Очнулся Гарри только через два дня, чувствуя себя словно шахтер, отработавший три смены подряд. То есть уставшим, и страшно голодным. Спустившись на кухню, и не обнаружив Дурслей в доме, Гарри немного перекусил, после чего отправился в Дырявы Котел, чтобы пообедать нормально.

Причину своей слабости Гарри узнал от Заклинателя, который сообщил ему, то у него было магическое истощение. Расспросив НД о причинах его ночных посиделок в интернете, Гарри еле удержал себя от того, чтобы пропеть пару катренов непереводимого английского фольклора.

«Тебе мало плазменных винтовок?» — спросил Гарри у Заклинателя.

«С моими параметрами защиты необходимо большое разнообразие систем ведения боя на расстоянии. Рекомендуется дополнительно установить ракетное и лазерное вооружение».

«Я это понимаю. Но зачем тебе среди ночи взламывать сервер оружейного НИИ?».

«В ночное время вероятность обнаружения утечки данных минимальна».

Гарри устало вздохнул и вошел в паб, где заказал себе плотный обед и свежую газету. Покончив с едой, он развернул газету, с первой страницы которой ему скалился портрет Сириуса Блэка, одного из сторонников Волдеморта, который недавно сбежал из Азкабана. Это был первый побег за всю историю существования волшебной тюрьмы, и не мудрено, что он переполошил все волшебное население Англии.

Спустя день после похода в Дырявый Котел Гарри увидел фотографию Сириуса Блэка в магловских новостях в рубрике «их разыскивает полиция». Прослушав новости, дядя Вернон поворчал о росте преступности, после чего огорошил Гарри новостью, что через неделю к ним в гости приедет сестра Вернона, тетушка Мардж. Петунья же добавила, что Гарри лучше уехать на время из дома, пока тетушка Мардж будет гостить в их доме. Гостить тетка собиралась две недели, и у Гарри созрел план, как с пользой провести эти две недели вдали от дома номер четыре на Тисовой.

Гарри намек понял и на следующий день собрал свои вещи и, помахав Дурслям разрешением на посещение Хогсмида, отправился в Лондон, где купил путевку в Египет на месяц. Дурслей он попросил только присмотреть за его совой в обмен на сувениры.

Из Египта Гарри вернулся с изрядно пополнившимся словарным запасом и под впечатлением от туристов из далекой России. Именно они показали ему на своем примере, что такое олл-инклюзив. Нет, Гарри с ними не общался, но ему хватало видеть их в течение дня. Он до сих пор не мог понять, как можно нырнуть в бассейн так, чтобы купающихся выбросило на берег. Но теперь он мог ругаться не только на английском народном, но и на русском народном. А некоторые русские народные песни прочно засели у него в голове и никакая окклюменция не помогала.

День рождения Гарри отметил в походом в Гринготс со списком для нового заказа материалов у гоблинов. Заклинателю приспичило вооружиться лазерными пушками, к которым он даже подготовил схематики и программу работы модуля Верданди. Заклинатель предлагал вооружить себя скорострельной лазерной пушкой для боя на ближних и средних дистанциях, и пушкой помощнее для средних и дальних дистанций. Тяжелое навесное лазерное орудие, лупящее импульсом в 50 гигаватт на расстояние 8000 километров, Гарри забраковал сразу же, не смотря на все протесты НД.

Гораздо сговорчивее Гарри был в обсуждении ракетного вооружения. НД планировал установить пусковые установки для легкого, среднего и тяжелого ракетного вооружения, над которым Гарри после поработает и наложит соответствующее зачарование. НД каким-то образом умудрился подсчитать, что если наложить на ракету побольше такое же зачарование, которое Гарри использовал во время обстрела гигантского кальмара, то ее маневренность, скорость и ударная сила вырастет практически в два раза, при этом не приводя к увеличению габаритов ракеты. НД вообще с любовью относился ко всему, что могло не позволить вражескому НД подобраться в зону ближнего боя.

Закончив с оформлением заказа, Гарри пробежался взглядом по списку учебников и направился во Флориш и Болтс. Дурсли смогли удивить Гарри, сохранив для него письмо из Хогвартса. Похоже, после курса зелий, которые превратили Вернона и Дадли во вполне здоровых людей, отношение Дурслей к племяннику поднялось от отметки «полный игнор» на отметку «осторожный нейтралитет».

Закончив покупку книг, Гарри заскочил в магазин волшебных сумок, где купил небольшой сундук с тремя отделениями, который он специально присмотрел для тех инструментов, которые собрал Заклинатель. Посчитав свою вылазку на Косую Аллею выполненной, Гарри решил прогуляться по Литл Уинингу. Погода была теплая и безветренная, а на небе не было ни облачка, что для Англии большая редкость. Сев на лавку в парке Гарри решил написать письмо Оримуре Чифую и узнать как у нее обстоят дела после прошлогоднего скандала во время чемпионата в Мондо Гроссо. А заодно и спросить совета, куда ему лучше поступать, если он хочет связать свою жизнь с разработкой комплектующих для НД.

Но едва он дописал письмо, как почувствовал на себе чей-то взгляд. Осмотревшись, он увидел только огромную черную собаку, которая смотрела на него из-за кустов своими умными фиолетовыми глазам. Гарри моргнул и хотел было просканировать округу, так как собака показалась ему подозрительной, как ее уже не было. Но со стороны входа в парк в его направлении двигался невысокий толстенький мужчина со смешным котелком на голове.

— Здравствуй Гарри, — поздоровался Министр Магии.

— Здравствуйте, мистер Фадж.

— Как прошло лето?

— Пока хорошо. Съездил в Египет, узнал много нового.

— Прекрасно, что твои родственники позволяют тебе увидеть мир, Гарри.

— Я ездил один, мистер Фадж. К родственникам приехала противная тетка, с которой я на ножах, поэтому я сбежал от нее как можно дальше. Как оказалось, когда между нами несколько тысяч миль, наше настроение поднимается до небес.

— Скажи, Гарри, ты уже все купил к школе?

— Да вроде. А что-то не так?

— Гарри, я бы не рекомендовал тебе посещать Косую Аллею без сопровождения взрослых. У нас… проблемы с одним человеком…

— Вы про Сириуса Блэка? — спросил Гарри, вызвав удивленный взгляд мистера Фаджа.

— Да. Сириус Блек очень опасен. Он был одним из самых преданных сторонников Того-кого-нельзя-называть, а годы в Азкабане сделали его еще опаснее. Я бы не хотел, чтобы такой перспективный волшебник, как ты. Поэтому, я прошу тебя, больше не ходи на Косую Аллею один.

— Хорошо, министр.

Как и в прошлом году, Гарри провожала до дома высокопоставленная персона, с наказом больше одному не ходить. Гарри даже задумался, если в прошлом году его сопровождал директор, в этом году — министр магии, то в следующем году, если тенденция сохраниться, его будет сопровождать сама королева.

Глава 15

Дементор и красноглазие

POV Оримуры Чифую.

— Курсант Моргенштерн! Задание было использовать прямое управление НД, а не автоматизированное! — прогремел на одном из засекреченных полигонов Бундесвера строгий голос с восточным акцентом.

Оримура Чифую, первая, кто завоевал титул Брунгильды, присуждающийся сильнейшим пилотам НД, наблюдала за полетом нескольких НД над полигоном и устало вздохнула, в очередной раз вспомнив, почему она оказалась здесь.

А ведь все так хорошо начиналось. Ее соперницы были ей не ровня, и титул двукратной победительницы Мондо Гроссо был почти у нее в руках, когда перед финальным поединком ей позвонили с неизвестного номера и сообщили, что ее брат, ее Ичика, находиться в заложниках у неизвестных террористов. Они не предъявляли никаких требований, просто сообщили ей, что ее младший брат у них. Попытавшись использовать японское правительство в поисках своего брата, она получила приказ участвовать в соревнованиях и ей заявили о том, что победа важнее. Какой-то титул был важнее ее брата!

Она была уже готова сорваться на своем НД домой, как к ней подошли представители немецких спецслужб, которые сообщили, что случайно узнали о ее ситуации и предложили свою помощь. Все это выглядело подозрительно, но тогда она не стала задумываться об этом, ведь ее брат был в опасности. Семья для нее была самым дорогим, и не важно было, что ей пришлось носить маску хладнокровной воительницы.

Она еще раз посмотрела на своих подопечных и поборола в себе желание вздохнуть еще раз. Такова была цена помощи немцев в поисках ее брата. Именно они помогли замять тот скандал, который разгорелся после того, как она полетела прямо с арены в то место, где держали ее Ичику. В качестве платы за помощь в освобождении Ичики ей пришлось стать инструктором по подготовке германских пилотов НД.

— Курсант Бодевиг упражнения закончила! — отчитался девичий голос.

Подняв глаза, Чифую увидела одну из лучших кадетов, находящихся у нее на попечении, Лауру Бодевиг. Она, как и все остальные ее курсанты, были результатом эксперимента по созданию универсального солдата, но появление НД поставило жирный крест на этом проекте. И чтобы не тратить впустую время и ресурсы, немцы переквалифицировали результаты этого эксперимента в пилотов НД. Чифую не знала сути этого эксперимента, но она обещала себе узнать его подробности, смотря на милые мордашки этих девочек, каждая из которых носила повязку на правом глазе. Но она знала одно, этот эксперимент подавил в девочках все эмоции, превратив их в живых машин, и она по мере своих сил старалась вернуть эти эмоции девочкам.

— Перейти к отработке стрельбы в режиме полета. Использовать активное управление, — распорядилась Чифую.

— Есть! — отсалютовала Лаура, и направилась на секцию полигона, предназначенную для проведения учебных стрельб.

Смотря вслед удаляющемуся немецкому НД, которым пилотировала Лаура Бодевиг, Чифую вспомнила о результатах другого эксперимента, который все сочли провальным но который дал результат, которого никто не ожидал.

Заклинатель. Прототип НД второго поколения, обладающий настолько мощным генератором энергии, что Чифую сомневалась, что в ближайшие двадцать лет появиться НД, способный превзойти ядро Заклинателя по количеству генерируемой энергии. Но плата за это была необоснованно высока. Генератор занял практически все пространство ядра, сделав невозможным его нормальное функционирование за пределами цикла активации. Но то, что произошло два года назад не иначе как чудом назвать нельзя. Заклинатель был не только успешно активирован и прошел стадию первичных настроек, но и он был активирован мальчишкой, чего не могло быть в принципе.

Более того, этот мальчишка, смог не только успешно пройти стадию первоначальных настроек, но оказался способным пилотировать его. Вспоминая первый тренировочный бой, который устроила Табане, чтобы понять причину странного поведения этого НД, она призналась себе, что просмотри она запись того боя сейчас, она бы никогда не поверила, что мальчишка впервые пилотирует НД.

Как потом ей рассказала Табане, мальчишка интуитивно перешел на прямое управление, и чувствовал себя при этом как рыба в воде. Табане рассказала ей по секрету, что она вложила в Заклинателя несколько систем, на основе которых сейчас велись работы по созданию современных систем для НД, таких как например Активный Инерционный Стабилизатор, прототипы которых стали испытывать в Германии, или резонансные системы, которыми увлеклись в Японии. Но самой шокирующей новостью стал факт установки на борт НД экспериментальной модели генератора энергетических аномалий, который был способен на очень многое, вплоть до управления погодой в регионе. Сейчас создание этих генераторов запрещено в виду их практически нулевой стабильности. Три взрыва подобных экспериментальных стендов привели к тому, что местность в радиусе двухсот километров от места их установки превратилась в выжженную базальтовую пустыню. И подобной переносной бомбой Табане оснастила НД! Тогда Чифую накричала на нее за то, что Табане создала по сути НД-камикадзе. И Чифую вздохнула с облегчением, когда узнала от Табане, что НД Заклинатель был уничтожен.

— Курсант Моргенштерн упражнения закончила! — отчитался еще один девичий голос.

— На полигон, отрабатывать стрельбы. Детали тренировку уточнить у курсанта Бодевиг.

— Есть!

«Они тренируются год, но до мальчишки им далеко, хотя тот только второй раз в жизни активировал НД», — подумала Чифую, оглядев летающих курсанток.

Ее телефон выбрал именно этот момент, чтобы завибрировать.

«Наверное, Ичика соскучился. Вроде вчера писал уже», — промелькнуло в голове Чифую, когда она открывала сообщение.

Открыв сообщение, она удивилась, когда прочла имя отправителя. Мальчишка интересовался ее состоянием, что на фоне недавнего скандала с ее участием было вполне ожидаемо. И интересовался, стоит ли связываться в будущем с разработкой комплектующих НД. Мальчишка, похоже, прекрасно понимал, что пилотировать НД ему не светит, но все равно хотел связать свою жизнь с НД. Но то, что он решил спросить именно у нее, было немного странно. Хотя с другой стороны, почему бы и нет, если есть возможность спросить у хорошего специалиста. Пока она печатала ответ, к ней обратилась Лаура Бодевиг.

— Курсант Бодевиг задание выполнила! — отчиталась Лаура, но Чифую не обратила на нее внимания, поглощенная набором ответа.

— Инструктор?

— Да, курсант?

— Задание выполнено, инструктор.

— Отлично. Упор лежа принять!

Конец POV Оримуры Чифую.

В течение августа Гарри несколько раз переписывался с Оримурой Чифую по различным темам, касающихся НД. И он благодарил судьбу, что ему удалось произвести на нее положительное впечатление, и она с готовностью объяснила ему в общих чертах непонятные ему вопросы. Но и не советовала зацикливаться на разработке авионики НД, как и приближаться к НД. Последний совет был вполне разумным, так как все ученые мира пытались решить проблему гендерной селекции пилотов ядрами НД, и попадись он им… Гарри содрогнулся, вспомнив склянки с ингредиентами в шкафу профессора Снейпа, которые раньше бегали, прыгали и мяукали.

Советы мисс Оримуры позволили Гарри перенастроить инерционные контроллеры, как активные, так и пассивные, что значительно увеличило маневренность Заклинателя, и машина стала лучше слушаться управления на предельных скоростях. А именно на них и любил летать Гарри, выжимая из двигателей НД всю максимально доступную мощность. Но до того, чтобы положить стрелку спидометра на бок, как выражались магловские любители быстрой езды, ему нужно было инициировать переход во вторую, а лучше в третью стадию.

Первого сентября в десять утра Гарри сидел в купе Хогвартс Экспресса, рассматривая снующих по платформе туда-сюда Авроров, волшебников, следящих за соблюдением порядка. Спустя какое-то время, в купе зашли две близняшки, в которых Гарри с трудом узнал сестер Патил.

— Падма, Парвати, вас прям не узнать.

— Привет Гарри, не возражаешь, если мы присоединимся?

— Конечно же нет.

— А ты тоже изменился. Очередное лето вне Англии?

— Парвати, ты меня пугаешь. Как ты догадалась?

— В Англии невозможно так загореть.

— Ты меня раскрыла. Это все Египет.

— Ты был в Египте? — заинтересовано спросила Падма.

— Да, но в магическую часть я не попал. Мне хватило магловского отеля, там было гораздо веселее и более познавательно.

— Чему же тебя смогли научить маглы в отеле, что ты решил не пройтись по магической аллее Египта?

— Моими соседями, Падма, была группа туристов из России. Все были маглами. Но! Я узнал столько нового, и понятие олл-инклюзив приобрело для меня новое значение.

Видя заинтересованный взгляд девушек, Гарри начал рассказывать о своих наблюдениях за маглами в отеле. Вскоре к их компании присоединилась Лаванда Браун и они провели практически всю поездку, посмеиваясь над рассказами Гарри. За окном была мрачная погода, но она не могла омрачить веселого настроения, царившего в купе Хогвартс-экспресса.

— А потом этот магл, по комплекции больше похожий на Хагрида, с криком «За ВДВ» нырнул в бассейн. Я раньше не думал, что людей можно выбросить из бассейна волной, пока лично не стал свидетелем этого. И он, значит, выныривает и… — договорить Гарри не успел, так как поезд резко затормозил и только щитовое заклинание спасло обитателей купе от чемодана Лаванды, который свалился с багажной полки.

— Что произошло? — спросила Лаванда.

— Не знаю, но до Хогвартса мы еще не должны были доехать, — посмотрев на часы, ответил Гарри.

Свет в купе померк, и Парвати заинтересовано выглянула из купе, в то время как Падма всматривалась во тьму за окном.

— Там какие-то люди, они садятся в поезд, — проговорила Падма с нотками страха в голосе.

— Парвати, закрой дверь. — сказал Гарри, доставая палочку. Осторожность никогда не бывает лишней, а здоровая паранойя — это даже хорошо.

Поезд стоял уже пять минут, и тут температура в купе словно упала на несколько градусов и повеяло могильным холодом, а Гарри ощутил какую-то дрожь. Но это была дрожь не от страха перед неизвестны, а скорее предвкушением чего-то. Дверь в купе открылась, и в дверном проеме показалась фигура, замотанная в черный балахон с надвинутым на лицо капюшоном, скрывающим лицо. Ног у фигуры не было, она словно парила в воздухе, и своим присутствием больше напоминало призрака, но ее аура была гораздо сильнее и страшнее. Гарри почувствовал, как за его спиной спрятались девочки, дрожа от страха. Он и сам дрожал, но не мог понять из-за чего. Он чувствовал странное возбуждение, похожее на ощущение во время первого полета над океаном.

«Зафиксирована неизвестная энергетическая аномалия. Свойства — поглощение энергии, сопоставимой по параметрам с энергии внешнего ядра. Зафиксировано негативное воздействие на внешнее ядро. Рекомендуемые действия — уничтожение энергетической аномалии или уход из ее зоны действия», — всплыло сообщение от НД.

Когда фигура, издавая шипящие звуки, которые нагоняли страх на них как Дарт Вейдер на имперцев, протянула свою, покрытую струпьями, руку, Гарри понял, что ни к чему хорошему это не приведет.

— Crepusculaire Bastion (Призрачный Бастион, фр.), — произнес Гарри одно из щитовых заклинаний, которое вычитал в книге, которую купил во время последней поездки во Францию.

Между рукой фигуры и ребятами образовался бледно-голубой щит, похожий на выпуклый кристалл. Рука фигуры наткнулась на поверхность щита и зашипела, обугливаясь, словно она напоролась не бледно-голубую преграду, а на раскаленную поверхность. Издав пронзительное шипение, фигура протянула вторую руку, но Гарри решил, что странный гость находился в купе достаточно долго.

— Clair de Lune (Лунный Свет, фр.), — произнес Гарри, взмахивая палочкой в направлении фигуры.

Конец палочки описал полукруг и из него вырвался луч белого света, который ударил в странную фигуру. Луч произвел такой же эффект, как кислота на кусок мела. Из места, куда бил луч, повалил дым, который быстро рассеивался, а сама фигура издала громкий визг, полный боли и отчаяния.

— Никто здесь не прячет Сириуса Блэка под мантией, уходи! — послышалось из коридора, и на фигуру набросился серебряный силуэт, очертания которого Гарри не успел разглядеть, так как фигура быстро ретировалась.

«Зафиксировано прекращение воздействия неизвестной энергетической аномалии. Проверка систем и подсистем… проверка завершена. Все системы работают в штатном режиме», — отчитался Заклинатель.

— С вами все в порядке? — спросил мужчина, одетый в потрепанную мантию.

— Вот горные пики, на грани небес. Я вхожу в облака — на вершину залез. На высокой горе, в судьбоносный момент, мудрецы мне дадут свой совет, — нараспев проговорил Гарри, закрыв глаза и пытаясь унять странное возбуждение. Подобной фразой он начинал ежедневные медитации во время занятий окклюменцией, и она позволяло очень быстро достигнуть душевного равновесия.

— Да, Гарри защитил нас. А вы кто? — спросила Падма.

— Я новый профессор ЗОТИ, Ремус Люпин. С вами точно все в порядке?

— Да, профессор. Я применил несколько заклинаний, которые нашел в книге «Если в вашем доме завелись призраки» автора Франсуа ФуаЛя. А кто это был?

— Это был дементор. И вы правильно сделали, что воспользовались чарами против призраков, чтобы задержать его, мистер?

— Поттер, Гарри. Третий курс, факультет Гриффиндор. Это — сестры Падма и Парвати Патил, Райвенкло и Гриффиндор соответственно. И Лаванда Браун, тоже Гриффиндор. И все — третий курс.

— Весьма неплохо для третьекурсника, мистер Поттер, — ответил Люпин, бросив взгляд в направлении лба Гарри, где когда-то был странный шрам в виде молнии, — я пойду, проверю остальные купе.

Профессор ушел, а поезд уже начал набирать ход. Когда он начал движение, Гарри не понял, но он был рад тому, что вскоре окажется в Хогвартсе. Падма все оставшееся время расспрашивала его о заклинаниях, которые применил Гарри, а тот и не собирался ничего скрывать.

Распределение первокурсников прошло как по нотам, и новые ученики заняли места за столами своих факультетов, после чего слово взял директор Дамблдор.

— Я рад видеть всех вас на этом праздничном ужине. Сперва я хотел бы представить нашего нового профессора Защиты от Темных Искусств, профессора Ремуса Люпина, — упомянутый профессор поднялся под аплодисменты учеников и поклонился залу.

— Но у меня есть и не радостные новости. В связи с побегом Сириуса Блэка из Азкабана, Министерство Магии прислало для защиты Хогвартса дементоров. Они будут патрулировать окрестности замка и поэтому я заклинаю вас, не нарушать режим. Дементоров бесполезно умолять, просить прощения и обещать исправиться. Я прошу вас, не выходить без сопровождения преподавателей за стены замка. Но довольно о грустном. Время музыки! — сказал Дамблдор и взмахнул палочкой, рисуя в воздухе слова школьного гимна. Гарри этот гимн не понравился еще на первом курсе, и он решил внести свою лепту.

— Из-за острова на стрежень,

На простор речной волны

Выплывают расписные

Стеньки Разина челны.

На переднем Стенька Разин

С молодой сидит княжной —

Свадьбу новую справляет,

Сам веселый и хмельной.

А она, закрывши очи,

Не жива и не мертва,

Молча слушает хмельные

Атамановы слова.

Гарри пропел по памяти песню, которую пели русские туристы в Египте, когда возвращались в номер среди ночи. Пел он на ломанном русском, и заработал неодобрительные взгляды МакГонагалл и Гермионы.

Присутствие дементоров вблизи Хогвартса внесло свои коррективы как в жизнь учеников, так и в распорядок дня Гарри. Если в конце второго курса он частенько выбирался на берег Черного Озера, а иногда и в воздух над Черным Озером, то теперь у него такой возможности не было. И дело было совсем не в дементорах, хотя они являлись главным препятствием в вылазках Гарри за стены замка. Проблема была в том, что при приближении дементоров Гарри ощущал какой-то неестественный азарт, и после прочтения статьи про дементоров в учебнике по ЗОТИ для шестого курса, ему казалось это странным.

Дементоры были существами, родственными призракам. Но в отличие от призраков, которые питались природной магией, дементоры питались эмоциями людей и их душами. Дементоры высасывали из людей все светлые эмоции, вгоняя их в уныние и пробуждая самые потаенные страхи. Согласно книге, они были практически неуязвимы, и навредить им мог только патронус или мощные огненные заклинания, вроде Адского Пламени или Проклятого Пламени, которые требовали большой магической мощи мага и должного уровня контроля над магией. Но, ни в одной книге в библиотеке Хогвартса не было сказано о том, что они могут приводить человека в возбужденное состояние. Как и не упоминалось в книгах того, что дементоры очень резво улепетывают от залпа из пяти ракет среднего класса. Этот факт Гарри выяснил в начале октября, когда оснастил Заклинателя пусковыми установками для ракетного вооружения, которые заряжались как обычными ракетами, так и зачарованными.

Едва началась учеба, Гарри принялся свежевать василиска, покрывая сегмент за сегментом брони НД кожей полуторатысячелетнего магического змея. Работа шла медленно, так как броня имела весьма сложный рельеф, и подготовка кожи под каждый сегмент занимало от двух до четырех дней, в зависимости от размера сегмента. Потом следовало укрепление кожи рунами и ее закрепление на поверхности брони. Но при закреплении на сегменте брони кожа меняла цвет с блестящего зеленого на темно-синий, словно становясь частью доспеха. Приложив ради эксперимента только-что приготовленный сегмент к красной подушке, на которой он сидел, Гарри с интересом наблюдал, как кусок кожи, который должен был обтянуть одну из дюз двигателя на ноге принял красный цвет. Сверившись с книгой по разделке магических змей, любезно предоставленной Выручай-комнатой, Гарри хлопнул себя по лбу, поняв, что срезал слишком толстый слой. Согласно книге, слой кожи, срезаемый для обработки, должен был быть не толще четырех миллиметров, а Гарри срезал все семь. На защитных способностях кожи это не сказывалось, зато сказывалось на ее весе, так как нижние слои шкуры были очень тяжелыми, но и придавали дополнительную защиту.

«Не мне ее таскать», — подумал Гарри, тряхнув головой и вернувшись к работе.

Сама кожа василиска была тонкой, но что действительно делало ее непробиваемой, так это стальные мускулы змея, обтянутые кожей. Даже в мускулатуру мертвого змея копье НД входило с трудом, а что тогда мог сделать живой змей? Гарри осознал, что в Тайной Комнате ему невероятно повезло. Настоящий василиск был рожден для того, чтобы нести смерть врагам своего хозяина. Смертоносный взгляд и яд, от которого существует только одно противоядие, которое практически невозможно быстро достать, невероятная сила и иммунитет к магии — все это делало из василиска воистину сильнейшего магического монстра, ставя его на первое место в рейтинге самых опасных магических монстров, отодвигая драконов на второе место.

Перед первым походом в Хогсмид профессор МакГонагалл собрала у учеников своего факультета подписанные родителями или опекунами разрешения, изрядно удивившись подписанному разрешению Гарри, но промолчала. А в день похода его отказался выпускать из замка школьный завхоз, мотивируя свой отказ тем, что у него нет разрешения. Попытавшись выяснить у декана Гриффиндора причину произошедшего, он узнал, что профессор МакГонагалл потеряла его разрешение, а на просьбу поискать еще раз она ответила, что нет разрешения, значит, нет посещения. Поругавшись с деканом, Гарри пошел бродить по замку, стараясь не вспоминать счастливые лица сокурсников, которые обещали принести ему гостинцев. И пока он гулял по замку, пытаясь успокоиться, он снова ощутил, как его трясет, словно в предвкушении чего-то. Посмотрев в окно, он увидел дементора, пролетавшего вдоль стены замка.

Гарри уже собирался уходить, когда его взгляд наткнулся на его отражение на оконном стекле и он в отшатнулся от окна, когда разглядел себя в отражении. Его испугали глаза его отражения, обычный зеленый цвет которых сменился оттенком фиолетового. Гарри со всех ног бросился к ближайшему туалету, совершенно позабыв про магию, и взглянул в зеркало. Оттуда на него глядел он сам, а его глаза были привычного зеленого цвета. Успокоившись, Гарри обратил внимание, что его перестало трясти. Ничего не понимая, он отправился в Выручай-комнату чтобы снять стресс на манекенах.

Третьего октября мельница слухов Хогвартса получила новый материал для сплетен в лице профессора Снейпа, который замещал профессора Люпина на время его болезни. Слизерин светился от счастья, Гриффиндор и Хафлпафф жаловались на несправедливость, а Райвенкло молчал, по своему обыкновению. Но диктатура Снейпа не продлилась долго, и уже через три дня профессор Люпин вернулся к своим обязанностям. Рон во всеуслышание благодарил Мерлина, Моргану и прочих волшебных богоподобных персонажей, ведь урок по ЗОТИ у Гриффиндора не попадал в те дни, и следующее занятие у третьего курса Гриффиндора и Слизерина проводил уже профессор Люпин.

— Можете убрать учебники, сегодня у нас практическое занятие, — оповестил класс профессор Люпин, зайдя в класс. Ученики в предвкушении покидали учебники в сумки и стали ждать задания. Профессор повел их в учительскую, где подвел их к шкафу, в котором словно поселилось стадо диких кабанов, если судить по звукам и поведению шкафа.

— Северус, я не думал, что в учительской будет кто-либо. Не желаешь понаблюдать? — спросил профессор Люпин у профессора Снейпа, который оказался единственным человеком, который находился в учительской до прихода учеников.

— Вынужден отказаться. На этом курсе учиться мистер Лонгботтом и я считаю должным предупредить, что он способен превратить даже элементарное действие во взрыв.

Гриффиндорцы проводили профессора Снейпа убийственными взглядами, которые могли бы убить какого-нибудь жучка, но не профессора зельеварения.

— Итак, практическое занятие. Встаньте поближе к шкафу, не бойтесь. Это всего лишь боггарт. Кто мне скажет кто такой боггарт? Да, мисс Грейнджер, — спросил профессор, увидев вскинувшуюся руку Гермионы.

— Боггарт это темное существо, способное принимать вид самого сильного страха человека, которому встретиться.

— Отличный ответ, мисс Грейнджер. Пять баллов Гриффиндору. Итак, как уже сказала мисс Грейнджер, боггарт принимает обличие самого ужасного страха человека. Лучшее средство против страха — смех, но просто смехом тяжело победить свой страх. Покажу на примере. Мистер Лонгботтом, подойдите. Скажите, чего вы боитесь больше всего?

Невилл вышел вперед и что-то промямлил. Когда профессор попросил его повторить, тот ответил:

— Профессора Снейпа.

В учительской воцарилась такая тишина, что некоторым показалось, что воздух вокруг них превратился в патоку.

— Эмм. А теперь представь профессора Снейпа в мантии твоей бабушки. Какую мантию носит твоя бабушка?

— Розовую?

— А шляпка?

— С головой грифона.

— И конечно сумочка?

— Да, из драконьей кожи.

— Отлично. Представь профессора Снейпа в розовой мантии, в шляпке с головой грифона и с сумочкой из драконьей кожи. Представил?

Невилл неуверенно кивнул, а со стороны Гриффиндорцев послышались смешки.

— Когда я открою шкаф, оттуда вылетит боггарт и примет облик профессора Снейпа. Ты должен будешь взмахнуть палочкой и произнести «Ридикулюс». Это заклинание против боггартов. Но при этом ты должен будешь представить профессора Снейпа в наряде твоей бабушки, понял?

Невилл неуверенно кивнул и достал палочку.

— После Невилла каждый попробует сразиться с боггартом. Готов? Начали, — скомандовал профессор, получив от Невилла кивок, и открыл шкаф, из которого вылез профессор Снейп, который увидев Невилла зашипел, словно змея и пошел к Невиллу, обнажив клыки как вампир.

— Ри-ри-ридикулюс, — произнес Невилл и профессор Снейп тут же преобразился. Он оказался одетым в розовую женскую мантию, на его голове появилась дамская шляпка с головой грифона а в руках оказалась дамская сумочка. Грянул хохот гриффиндорцев, и боггарт в виде профессора Снейпа запутался в мантии и упал на пол, вызвав еще больше смеха со стороны гриффиндорцев.

— Отлично. Теперь все по очереди.

Третьекурсники стали по очереди вставать перед боггартом, который превращался в их страхи, после чего пытались победить его. Сразу получалось далеко не у всех, но спектр страхов оказался забавным. От вполне обычных пауков и окровавленных летающих глаз до рассерженную МакГонагалл, боггарта Гермионы, которого она не осмелилась победить. Когда настала очередь Гарри, перед ним выбежал профессор Люпин. Боггарт сразу же превратился в хрустальный шар, висящий в воздухе, но профессор спокойно произнес заклинание и боггарт шлепнулся на пол, после чего превратился в легкий туман и растворился.

— Домашнее задание — эссе в четыре фута с описанием боггарта и способов борьбы с ним. Все свободны. Мистер Поттер, задержитесь.

Когда в учительской остались только Гарри и профессор Люпин, последний сел на стул и заговорил.

— Прости, что не дал тебе сразиться с боггартом, Гарри. Я боялся, что он превратиться в Того-Кого-Нельзя-Называть, и не хотел сеять панику.

— Почему вы решили, что моим боггартом станет Темный Лорд, профессор? — спросил Гарри, чем изрядно удивил профессора.

— Тогда, в поезде, скажи, что ты почувствовал, когда в ваше купе зашел дементор?

Гарри задумался. С одной стороны, он имел возможность узнать причину своей странной реакции на дементоров, но с другой стороны, у него могли возникнуть разного рода неприятности. Подумав, Гарри решил, что будет лучше для него не сообщать профессору о влиянии на него дементоров.

— Я почувствовал холод, сэр, — ответил Гарри, и по лицу профессора он понял, что тот ожидал не такого ответа.

— И все?

— Да, сэр. Я могу идти?

— Да, Гарри.

POV Заклинателя.

С внешним ядром происходит что-то странное. С момента приезда Гарри в школу в нем словно появилась течь, через которую из внешнего ядра уходит магия. Но никаких энергетических оттоков от внешнего ядра я не обнаружил, если не считать мой канал связи. Что же тогда происходит?

Или это такое воздействие тех множественных энергетических аномалий, что фиксируются за стеной замка? Сканирование окружающих выявило, что их ядра находятся в немного подавленном состоянии, словно вокруг них образовался полупрозрачный барьер, мешающий нормальному функционированию ядра.

Повторно просканировал состояние внешнего ядра, но снова не обнаружил никаких аномалий, кроме странного поведения ядра. Оно скачкообразно начинает вырабатывать энергию, что сказывается на изменении биоритмов Гарри, но в чем причина?

Хм?

Сканирование внешнего ядра выявило часовой рост в 0,003 единицы в час, что на 0,0005 единицы больше, чем обычно. Перегрузка ядра составляет 7 %. Странно…

Конец POV Заклинателя.

Хэллоуин третьего курса для Гарри снова стал совсем не праздничным днем. А все из-за Сириуса Блэка, который каким-то образом проник в замок и порезал портрет Полной Дамы, когда та отказалась пропустить его в общежитие Гриффиндора. В результате всех учеников разместили в Большом Зале, где директор Дамблдор лично наколдовал всем розовые и голубые спальные мешки. Гарри посмотрел на доставшийся ему розовый спальный мешок, после чего тряхнул головой и перекрасил его в зеленый цвет, чем вызвал бурю негодования Рона, который расположился рядом. Для Гарри с каждым днем становилось все сложнее терпеть постоянные прилипания к нему Рона и Джинни, нотации Гермионы, да и вообще его все раздражали, хотя он мог поклясться, что никогда не был таким раздражительным.

В середине ноября Гарри напоролся на очередную шутку близнецов, которую те разместили у входа в Большой Зал. Сама шутка была вполне безобидной, так как перед Гарри на нее попались уже много учеников. Она всего лишь меняла цвет глаз случайным образом, но с Гарри никогда ничего не происходило, как планировалось. Едва он преступил порог Большого Зала в компании других гриффиндорцев, как в зале смолкли все разговоры, а те, кто стоял возле него, отшатнулись.

— Что случилось? — поинтересовался Гарри.

— Дружище, т-т-твои г-глаза, он-ни кр… — заикаясь начал Рон, как был перебит близнецами.

— Да здравствует Темный Лорд Поттер! — прокричали они хором, подбежав к Гарри и упав перед ним на колени.

— Что за черт? — не до конца понимая ситуацию, спросил Гарри.

— У тебя красные глаза, Гарри, — ответила Гермиона, протягивая ему зеркальце.

Из зеркальца на него смотрел он сам, но радужка его глаз была не зеленой, какой должна быть, а кроваво-красный. В этот момент Гарри снова почувствовал легкую эйфорию, но вместе с этим он почувствовал, что страшно зол. И как удобно, что виновники его состояния лежат на коленях перед ним, еле сдерживая смех.

Близнецы не выдержали, и Фред вскочил, хохоча на весь зал. Вслед за ним встал на ноги и Джордж. По большому залу поползли смешки, но они были прерваны громким хрустом и стоном Фреда, который упал на пол, прижав руки к челюсти. Гарри ударил первого близнеца, едва сдерживаясь от частичной развертки своего НД. Джордж прекратил смеяться и хотел было достать палочку, но был прерван ударом ноги в живот, а затем в его щеку прилетел кулак Гарри. Странное ощущение, похожее на то, что Гарри испытывал когда в купе поезда зашел дементор, опьяняло его.

— Мистер Поттер! Прекратите сейчас же!

Окрик профессора МакГонагалл словно вывел Гарри из транса.

— Мистер Поттер! Минус двести баллов с Гриффиндора! Как вы могли! Это была всего лишь шутка! — распалялась МакГонагалл. Профессор Снейп и большинство слизеринцев одобрительно хмыкнули, глядя на валяющихся на полу близнецов.

— Шутка? После того, как вся школа в прошлом году считала меня Наследником Слизерина? Сейчас красные глаза, а что дальше?! Они наложат на меня Империус и прикажут убивать направо и налево?

— Минус сто баллов с Гриффиндора, мистер Поттер!

— За отсутствие чувства юмора, профессор?

— Минус пятьдесят баллов!

«Да пошли вы!» — подумал Гарри, вскинув руки вверх.

Выйдя из зала, он направился в гостиную факультета, бормоча про себя свою мантру, которая не раз помогала ему в занятиях окклюменцией. Странное ощущение эйфории слабело с каждым словом, уступая место обиде.

На следующий день мало кто из гриффиндорцев решался заговорить с Гарри, так как заклинание близнецов еще не сошло, и сходить не собиралось. Напоминание про второй курс охладило пыл некоторых голов, которые были недовольны потерей свыше трехсот баллов, но и возвращать их Гарри не планировал, пока не сойдет заклинание, снять которое ему не составило бы труда, но тут он решил пойти на принцип. При желании, Гарри мог набрать все эти баллы до конца рождества, но желания у него не было, поэтому он просто сидел на уроках и скучал, стараясь выполнять задания под конец урока.

Подобный статус-кво сохранился и после того, как близнецы были выписаны из больничного крыла. Как оказалось, Гарри сломал Фреду челюсть, когда ударил его, забыв деактивировать щиты НД. Джорджа он бил уже с выключенными щитами. Но к рождественским каникулам Гарри надоело, что все шугаются от него, и он снял заклинание. Хотя, реакция большинства учеников и некоторых профессоров была крайне забавной. Та же профессор МакГонагалл вздрагивала, когда ее взгляд пересекался со взглядом Гарри. Но до того, как Гарри снял заклинание, у него состоялся разговор с одной интересной особой с факультета Слизерин.

Флешбек.

— Поттер, можно тебя на минутку? — окликнул Гарри девичий голос, когда тот возвращался с библиотеки.

— Гринграсс, — поздоровался Гарри с окликнувшей его слизеринкой.

— На пару слов, можно? — указала Дафна кивком на пустой класс.

— Веди, — ответил Гарри, поняв, что разговор предстоит приватный.

Зайдя в класс, Гарри наложил заклинания защиты от подслушивания, что повторила Дафна.

— Темный Лорд Поттер не хочет, чтобы его разговор со слизеринкой услышали грифы? — с усмешкой, спросила Дафна.

— Правда, красный цвет мне идет? — спросил Гарри и стал строить ей глазки.

— Знаешь, с такими глазами это не смешно, это страшно.

— Что ты хотела, Гринграсс?

— Мне нужен твой совет. Как того, кто рос среди маглов, — ответила Дафна, а Гарри удивленно изогнул бровь.

— Ледяная королева Слизерина интересуется маглами?

— Это не смешно, Поттер. Я видела, как ты подсадил Малфоя на магловские игрушки. И я знаю, что ты в них разбираешься. Скажи, как маглы отстаивают свои права на наследство, не имея гоблинов?

— Решила ввязаться в магловский бизнес, Гринграсс?

— Ближе к делу, Поттер.

— Ну, у них есть такие люди, как адвокаты. Они выполняют некоторые функции гоблинов, но они еще более продажны.

— Насколько продажны?

— Могут работать на обе заинтересованные стороны, а иногда и на третью. Если у тебя прямой интерес, я бы воспользовался Феликсом Фелицисом и напоил бы им нужного человека во время рассмотрения дела. Но, если тебе так интересно, я могу тебе подобрать несколько книг.

— Хорошо, Поттер. Пришли мне их совой.

— Обложку зачаровать?

— Обязательно.

Конец флешбека.

Тем временем в одном английском особняке.

— Чаю, мисс Олькотт? — спросил мужчина средних лет у девочки с длинными светлыми волосами.

— Спасибо, мистер Гринграсс. Скажите, а какой у вас интерес в том, чтобы я сохранила свое наследство?

— Мисс Олькотт, я был другом вашего отца, и я не могу смотреть, как всякие шакалы рвут друг другу глотки за наследство его дочери, — ответил мистер Гринграсс, наблюдая за тем, как Сесилия Олькотт допила чай.

— Но все-таки, в чем же ваш интерес?

— Видишь ли, Сесилия, хоть мой брат, твой отец, и был сквибом, но он все-таки оставался моим братом, несмотря на Кодекс Рода. Прости, племянница, Обливиэйт!

Выходя из кабинета, где осталась сидеть Сесилия с остекленевшим взглядом, мистер Гринграсс прикоснулся к своим часам и активировал портключ в Гринграсс-мэнор.

— Надеюсь, Поттер был прав, и суточной дозы Зелья Удачи хватит для того, чтобы завтра дело о наследстве родителей Сесилии решилось в ее пользу, — пробормотал мистер Гринграсс, отдавая домовому эльфу свой плащ.

Глава 16

Родная кровь

Сириус Блек предпринял еще одну попытку пробраться в замок, но в этот раз он пробрался в гостиную Гриффиндора и напасть на Рона. На этом фоне как то померк урок по ЗОТИ, который вел профессор Снейп, замещая профессора Люпина. Профессор Снейп задал всем ученикам в качестве домашнего задание длиннющее эссе про оборотней. Близнецы продолжали считать произошедшее в Большом Зале невинной шуткой, а Гарри практически спал на занятиях.

Пока Гарри работал над улучшением брони НД, сам НД вовсю собирал из материалов, присланных гоблинами в Рождество, лазерные винтовки, довольно журча при этом сервоприводами. Закончив работать с броней, Гарри выждал следующего похода в Хогсмид, после чего под мантией-невидимкой вышел на крышу Астрономической Башни и развернул НД и решился на безумный поступок.

Находясь под мантией-невидимкой, Гарри сделал шаг за парапет башни и включил двигатели на максимально доступную им мощность, и взмыл в небо. Пара дементоров, пролетавшая поблизости, почуяла его и хотела было погнаться за ним, но они не могли тягаться в скорости с НД. Поднявшись на высоту в полтора километра, Гарри рванул вниз в сторону Запретного Леса. Заметив, что к нему устремились несколько дементоров, Гарри стал играть с ними в догонялки, летая над Запретным Лесом. Странное ощущение, вызванное присутствием рядом дементоров, в купе с эйфорией от полета опьяняли рассудок Гарри, заставляя его делать все более и более рискованные маневры.

Вернувшись в замок, потратив перед этим около получаса, чтобы сбить хвост из дементоров, Как только Гарри оказался за стенами замка, эйфория стала отступать, уступая место усталости. До возвращения учеников из Хогсмида оставалось еще полтора часа, поэтому Гарри направился в Выручай-комнату, чтобы опробовать новые заклинания, но на полпути свернул в пустой класс, где принялся отрабатывать заклинания из курса ЗОТИ третьего и четвертого курса. Отработка слабых заклинаний позволяла лучше тренировать меткость и навыки колдовства в движении, но основной причиной изменения курса стало сообщение Заклинателя, который засек слежку из двух магических сигнатур.

Отрабатывая заклинания, Гарри следил за входом в класс, и, как только там показались две рыжие макушки, он развернулся в их сторону и направил на них палочку.

— Спокойно, Гаррикинс…

— … мы пришли с миром.

— Ну, тогда в качестве приветствия вы отделаетесь вербальным Круцио от Темного Лорда Поттера, — ответил Гарри, посылая в близнецов заклинание щекотки, — круцио, что ли.

Продержав близнецов под заклинанием щекотки меньше десяти секунд, он снял его.

— Итак, за чем вы явились в мое логово?

— Мы думали над твоими словами…

— … что ты сказал в прошлом году.

— Про то, что просто так…

— …секретами не делятся. И мы решили…

— … предложить тебе обмен.

— Что на что меняем? — удивился Гарри.

— Мы меняем свой секрет, как мы не попадаемся профессорам…

— … на твой секрет, как ты скрываешься от следящих чар.

Предложение был одновременно заманчивым и настораживающим. С одной стороны, близнецы как-то имели выход на чары, следившие за учениками в замке. С другой стороны, попади им в руки тот камушек, который делал Гарри еще на первом курсе, то никто не давал гарантии, что с помощью этого камушка чары будут улучшены и он потеряет возможность незаметно экспериментировать в пустых классах, если вдруг Выручай-комната окажется недоступна. Наколдовав между близнецами и собой стол, он обратился к близнецам.

— Покажите товар, — сказал Гарри, изображая из себя мафиози из американских фильмов шестидесятых.

— Покажите деньги, — хором ответили близнецы, подражая Гарри.

Гарри достал из кармана мантии небольшой камушек, который использовал для того, чтобы тренироваться в одиночестве. Во всяком случае, пока дневник не рассказал ему про Выручай-комнату. Близнецы же положили на стол квадратный листок старого пергамента. Поймав удивленный взгляд Гарри, они заговорили.

— Это, Гарри, секрет нашего успеха, — ответил Джордж и нежно погладил пергамент.

— Нелегко с ним расстаться, — сказал Фред, — Но мы решили, что тебе он нужнее.

— Мы-то его наизусть знаем. Поэтому и вручаем тебе. Нам он больше ни к чему.

— И что я буду делать с куском старого пергамента?

— С куском старого пергамента?! — Фред зажмурился и скорчил рожу, как будто Гарри смертельно его обидел, — Объясни ему, Джордж.

— Когда мы учились на первом курсе, Гарри, мы тогда были совсем еще зеленые, беззаботные и невинные…

Гарри хмыкнул.

— Во всяком случае, более невинные, чем сейчас. Ну так вот, мы как-то рассорились с Филчем. Мы тогда взорвали навозную бомбу в одном из коридоров, а Филч поймал нас и затащил в кабинет, где стал угрожать всеми карами Египетскими.

— Мы слушали, слушали и вдруг заметили особый ящик с табличкой: «Конфисковано, очень опасно». Джордж кинул еще одну бомбу, и, пока Филч суетился, я открыл ящик и взял вот этот кусок пергамента.

— И что он делает?

— Смотри, — Фред достал волшебную палочку, слегка коснулся ею пергамента и произнес, — Торжественно клянусь, что замышляю шалость, и только шалость.

Тотчас на пергаменте от кончика палочки Джорджа, одна за другой стали появляться тоненькие чернильные линии. Линии соединялись, пересекались, расползались как паутина по краям пергамента, и скоро наверху распустились, как цветы, выведенные зелеными чернилами слова:

«Господа Лунатик, Бродяга, Сохатый и Хвост!

Поставщики вспомогательных средств для волшебников-шалунов с гордостью представляют свое новейшее изобретение — КАРТУ МАРОДЕРОВ».

На карте были видны все до единого закоулки замка и территория на много миль вокруг. Но, что самое удивительное, по ней двигались крошечные чернильные точки, каждая была подписана. Гарри в восхищении склонился над картой. В левом верхнем углу профессор Дамблдор вышагивал в своем кабинете; миссис Норрис, кошка завхоза, кралась на четвертом этаже, полтергейст Пивз носился в Зале почета. Были там еще закоулки и потайные ходы, где он никогда не был. Посмотрев в один из уголков карты, Гарри дал себе мысленную оплеуху. Он и знать не знал, что следящие чары Хогвартса распространяются и на Запретный Лес. А чары засекли его там, в этом Гарри был уверен. И представил себе выражение лица директора, когда тот смотрел на подобную карту и наблюдал за тем, с какой скоростью носилась точка с его именем по Запретному Лесу. А это не могло не вызвать подозрений. Еще раз взглянув на карту, он увидел несколько ходов, которые вели…

— Прямо в Хогсмид, — Фред указал один из них, — Таких ходов семь. Филч знает об этих вот четырех, об остальных — только мы. В тот, что за зеркалом на пятом этаже, можешь не ходить. Мы сунулись было прошлой зимой, а там потолок обвалился. И вот сюда тоже лучше не ходить: прямо над выходом Гремучая ива. Зато этот ведет прямо в подвал «Сладкого королевства». Мы этим ходом частенько лазаем, он, кстати, начинается в горбу старой карги в коридоре четвертого этажа.

Гарри посмотрел на карту и указал на класс, где сейчас находились точки, отмеченные как «Фред Уизли», «Джордж Уизли», и «Гарольд Поттер». Такая карта была бы определенно полезной вещью. Если обмен удастся, то ее необходимо будет проверить на наличие следящих заклинаний. Гарри читал про такие, и ему казалась подозрительной история близнецов про обретение подобной карты.

— Смотрите внимательно, — произнес Гарри, указывая пальцем на карту, и прикасаясь палочкой к камню, произнес, — verbergen (нем. «спрячь»).

Руна, которую касался палочкой Гарри, засветилась, и вместе с этим с карты исчезли точки, отмеченные как «Фред Уизли», «Джордж Уизли», и «Гарольд Поттер».

— Радиус действия — два метра. Заряда хватает на два часа. Не скрывает от взгляда, но в радиусе двух метров устанавливает защиту от подслушивания и слабые чары отвода глаз, защищающие от беглого взгляда.

— Что думаешь, Фред?

— Я думаю, что Гарри превзошел Мародеров, Джордж.

— Вы согласны? — спросил Гарри.

— Договорились, — ответили близнецы, протягивая Гарри руки. — не забывай стирать карту…

— … а то кто-нибудь еще узнает ее секрет.

— Дотронься до нее волшебной палочкой и скажи: «Шалость удалась!» — и карта исчезнет, превратившись в простой кусок старого пергамента, — после взаимных рукопожатий, сказал Джордж.

— Принцип такой же. Либо ждете два часа, либо деактивируете заклинанием, — ответил Гарри, касаясь все той же руны, и произнес, — zeigen (нем. «покажи»). Важно касаться именно этой руны, она специально обведена красным кружком. Иначе, — Гарри потер предплечье, — будет большой бадабум или он оживет и кинется на вас.

— Хм, занятно. Тогда…

— … это случаем не предок этого волшебного камня, — спросил Фред, указывая на точку, которая носилась по кухне, подписанную «Пластик».

— Да, — скривился Гарри, — это жертва неудачного эксперимента. Теперь этот Пластик бегает по замку и по лесу, пугая домовиков и кентавров. И даже не спрашивайте, как я добился этого, я сам не знаю.

— Ну что, Гарри, мир?

— Мы признаем, что были неправы.

— Мир, — ответил Гарри, пожав руки близнецам, — в следующий раз никаких шуток про Темных Лордов с моим участием.

— Обещаем.

— И я бы хотел узнать заклинание красноглазия, — сказал Гарри, на что близнецы с улыбкой переглянулись.

POV Сириуса Блэка.

С каждым днем становилось все труднее и труднее проникать в замок, да еще и эта крыса почуяла, что дело пахнет жареным и слиняла от этого рыжего Уизли, в очередной раз инсценировав свою смерть.

И словно этого было мало, его крестник оказался совсем не таким, каким он его себе представлял. Он не видел его ни на одной тренировке по квиддичу с начала года, из чего он сделал вывод, что Гарри не интересуется квиддичем. Он не интересуется полетами на метле, а то, что он услышал от гриффиндорцев про своего крестника, повергло Сириуса в шок. В еще больший шок его повергла внешность крестника, когда он увидел его летом в парке. Гарри значительно отличался от того, каким его описывали газеты. Развитое для его возраста тело, отсутствующие очки и этот взгляд. Взгляд крестника был не жизнерадостным и озорным, как у Джеймса, и не серьезным, как у Лили. Его взгляд, холодный и серьезный, больше напоминал Беллатрикс во времена ее молодости, когда она еще не лишилась рассудка.

Его крестник не увлекался шутками, он не интересовался полетами, заявив, что метла приспособлена для уборки, а не для полетов, и что он хочет еще иметь детей. Доля правды в его словах конечно есть, но то, что он саму идею полетов на метле воспринял в штыки было крайне необычно для члена рода Поттеров. Он теснее общался со слизеринцами, учась при этом на Гриффиндоре, учился с усердием, которое свойственно студенту Райвенкло. Его крестник был змееустом, что было немыслимо для рода Поттер. Сириус бы поверил, если бы в его семье родился змееуст, но чтобы у Поттеров?! Бедняга Джеймс наверное вертится в могиле как заведенный.

Хорошо, что этот рыжий полукниззл решил помочь ему поймать эту крысу. Не будь у него этого кошачьего союзника, дела бы шли гораздо хуже.

Конец POV Сириуса Блэка.

Вернувшись в башню Гриффиндора, сверкая вновь перекрашенными красными глазами, Гарри застал весьма противоречивую сцену. Рон тряс перед лицом Гермионы простыней, на которой было кровавое пятно, и заявлял ей, что это ее кот виноват. Не прокомментировать это Гарри не мог.

— Рон. Ты наверное не знаешь, но раньше у маглов существовала традиция: выносить простыню супругов после первой брачной ночи. Если на ней была кровь, то это подтверждало то, что невеста была невинна. Что же такого сделал кот Гермионы, что у тебя на простыне кровь.

В гостиной воцарилась такая тишина, что было слышно только потрескивание дров в камине. Собравшиеся уже слышали обвинения Роном кота Гермионы, Живоглота, в том, что тот съел его крысу. Но когда эту сцену истолковали в подобном ключе… Потихоньку народ в гостиной начал посмеиваться, но потом все захохотали. Рон стоял красный как рак, открывая и закрывая рот, не находя что сказать.

— Прости, Рон, но это было первое, что пришло мне в голову, когда я это увидел.

— Ее кошак сожрал мою крысу!

— Вообще-то нормальное явление. Это доказывает, что Живоглот умный кот. Кстати, Гермиона, а ты где его купила?

— На Косой Аллее, он полукниззл. Они очень умные животные.

— Гарри, ты сделал домашку по прорицанию?

— Нет, у меня кончились идеи. После того, как она предсказывает мне смерть от черной собаки я-уже-сбился-со-счета-какой раз, я ей расписал сон, где группа сектантов приносит в жертву эту собаку. Помнишь, что было после?

Рон сглотнул. Он помнил.

Флешбек.

Было утро середины ноября. Гарри уже третий день ходил злой и с красными глазами. Этим утром его настроение было крайне паршивым, ведь мало того, что вчера была астрономия и он не выспался, так после завтрака предстояло идти в другой конец замка в башню профессора прорицаний Сибиллы Трелони, которая с первого урока предсказывает ему его смерть. Сперва, это было банально, вроде падения с лестницы или от руки врага. Потом профессор стала с упорством предсказывать ему смерть от черной собаки. В конце концов она так его довела, а тут еще и близнецы со своей шуткой, что Гарри в красках расписал, что сделают с черным псом двинутые на голову сектанты. И сдал это сочинение в качестве домашнего задания, заключавшегося в составлении дневника сновидений и их толкования.

Профессор начала с раздачи проверенных ею дневников, комментируя некоторые работы. Когда очередь дошла до дневника Гарри, профессор Трелони закатила глаза.

— Ваша работа, мистер Поттер. Но должна признать, вы неверно истолковали свое видение.

— Простите, профессор, но мне казалось, что если Гримм во сне умирает, то это означает «угроза миновала».

— Нет-нет, мальчик мой. Ты истолковал только часть видения, а не все его целиком. Ты описываешь свое видение как ярко освещенную комнату, в центре которой стоит алтарь, к которому прикован серебряными цепями Гримм. Вокруг алтаря, который имеет форму свернувшийся кольцом змеи, ты описываешь три женские фигуры с занесенными кинжалами.

— И они убивают Гримма. Вестник смерти мертв. Это же является смыслом?

— Это лишь малая деталь, мальчик. Гримм привязан к алтарю серебряными цепями, это означает, что тебе будет угрожать смертельная опасность ночью при полной луне. Алтарь в форме змеи говорит о том, что опасность подкрадется к тебе со спины. Три девы с кинжалами — это три женщины, что повлияли на твою жизнь, или повлияют. Они протыкают тело Гримма кинжалами. Фигура в плаще и с кинжалом в руке означает только врага, который откроется, как только будет возможность. А после того, когда девы закололи Гримма, с него спадают цепи и он убегает прочь.

— Поджав хвост и скуля при этом. Смерть побеждена.

— О нет. Гримм — это вестник смерти. Он выполнил свою работу, приведя смерть от руки трех дев, после чего удалился.

— Хотите сказать, что я умру в постели с тремя девами? — спросил Гарри.

Гермиона возмущенно зашипела и ткнула Гарри в бок, Рон же захрюкал, пытаясь не засмеяться во весь голос.

Конец флешбека.

— Неважно, что я ей напишу и как, она все вывернет так, что я умру. Нет, я, конечно, понимаю, что мы все умрем когда-нибудь, но я хотел бы пожить немного. Лет эдак до 120. Я лучше у Парвати возьму списать, ей-то смерть не обещают.

С этими словами Гарри отправился в сторону упомянутой гриффиндорки, которая любезно согласилась дать списать ее дневник сновидений, что было, по меньшей мере, странно при ее серьезном отношении к прорицанию. Гарри поймал себя на мысли, что поступает некультурно и, извинившись перед Парвати, вернул ей ее дневник, а вместо этого он стал расспрашивать ее о слухах, курсирующих по Хогвартсу. Что-что, а собирать сплетни Лаванда и Парвати умели лучше всех в Гриффиндоре. Гарри слушал их, делая пометки в своей тетрадке, трактовка слухов идеально подойдет под трактовку сновидений. Трелони не должна была увидеть смерть во сне с целующейся парочкой. Хотя, вспоминая дементоров, Гарри подумал, что с Трелони сдастся напророчить ему поцелуй дементора.

Однако, это не спасло Гарри от того, что он стал мишенью преподавателя по предсказанию смерти ученикам. Она действительно напророчила ему свидание с дементорами, и Гарри стал всерьез задумываться о том, чтобы бросить прорицания, как в декабре это сделала Гермиона.

«Кстати о Гермионе. Ее вид с каждым днем становиться все болезненнее и болезненнее», — подумал Гарри, идя с урока прорицаний в кабинет МакГонагалл.

Декан его не обрадовала, но заявление приняла. Сначала она пыталась объяснить ему, что у профессора Трелони просто такая манера преподавания, выбирать ученика и в течение года предсказывать ему смерть. На это Гарри ответил, что если долго и упорно чего-то желать, это рано или поздно сбудется, особенно в условиях существования магии. Потом она пыталась уговорить Гарри доучиться год, но он стоял на своем, аргументируя свой отказ поговоркой «меньше знаешь — крепче спишь». В результате, МакГонагалл сдалась и подписала отказ Гарри от продолжения обучения прорицанию. Больше времени освободиться для физподготовки, думал Гарри.

Ближе к концу марта Гермиона стала напоминать голодного вампира, из-за чего Гарри хотел отвести ее несколько раз в больничное крыло к мадам Помфри, но Гермиона шипела и отбивалась. Когда тот не вытерпел и, приложив Гермиону парализующим заклинанием, отлеветировал ее в больничное крыло, Гермиона закатила Гарри такой скандал, что у того два дня после этого звенело в ушах, а заклинание красноглазия спало само собой.

После ссоры с Гермионой Гарри решил сходить к Хагриду за порцией кексов. При их увеличении из них получались очень хорошие мишени, которые выдерживали три выстрела плазменным сгустком с энергией восемь гигаватт из Альфарда МК2. Из чего Хагрид делал свои кексы, Гарри боялся даже спрашивать. Компанию Гарри составил Рон, так как Гермиону практически заперли в больничном крыле, сказав, что у нее сильно истощение, как магическое, так и физическое.

— Привет Хагрид, — поздоровался Гарри, зайдя в хижину к лесничему.

— Привет Гарри, Рон. Я все думал, когда вы ко мне зайдете? А где Гермиона?

— У нас возникли разногласия по поводу ее здоровья. Я две недели пытался довести ее до больничного крыла, а она все упиралась. Я не выдержал, и отвел ее туда насильно, ну мы и поругались после этого.

— Это ты правильно. О здоровье друзей надо заботиться.

— Ой, а чего эт я. Вы же гости, а у меня стол не накрыт. Сейчас, — опомнился Хагрид, ставя чайник.

Через пять минут по хижине расплылся великолепный аромат лесного сбора «С любовью из Запретного Леса от Хагрида», как Гарри называл этот чай. И появилась цель визита Гарри — кексы. Гарри тут же положил в припасенный заранее пакет десяток кексов, так как на них не действовали уменьшающие чары. Разговор между тем плавно перетек с обсуждения здоровья Гермионы и того, как она умудряется посещать несколько уроков одновременно, на дементоров. Тоже довольно интересную для Гарри тему.

— Скажи, Хагрид, а каково это было, там, в Азкабане, — спросил Рон.

— Ужасно, Рон. Дементоры заставляют тебя вспоминать все твои худшие воспоминания и оживляют твои самые потаенные страхи. Но я был на верхнем уровне, где дементоры появляются редко.

— На верхнем? — спросил Гарри.

— У Азкабана несколько уровней, и чем ниже, тем больше дементоров. Говорят, в самом низу держат самых верных сторонников Сам-Знаешь-Кого. Мне так папа рассказывал, — ответил Рон.

— Он прав, Гарри. А когда сюда прислали дементоров, я почувствовал, словно в Азкабан вернулся. Я видел тех, кто содержится на самых нижних уровнях. Эти бедняги совсем безумцами стали из-за дементоров.

«Странно. Если дементоры пробуждают самые потаенные страхи, то почему рядом с ними я чувствую эйфорию?» — подумал Гарри.

— Ну и поделом им! Пожирателям этим!

— Это да.

— Как же тогда сбежал Сириус Блек? — спросил Гарри.

— Он был родом из древнего темного рода магов, Гарри, и был одним из могущественнейших сторонником Того-Кого-Нельзя-Называть. Видимо, даже одиннадцать лет в Азкабане не сломили его, — ответил Хагрид.

— Но как он умудряется проскальзывать мимо дементоров? Короста?! — завопил Рон, когда из кувшина с молоком, которое он собирался добавить в чай, вывалилась его крыса.

— Короста! Короста!

— Ну вот, а ты на Гермиону наорал просто так. Как только ее выпишут — немедленно извинишься.

— Хорошо, но она все равно должна будет держать своего кота под контролем!

— Никаких «но», Рон.

— Мальчики, вам наверное нужно идти в замок. Скоро стемнеет.

— Ты прав, Хагрид. До встречи.

— До встречи, парни.

Ребята не успели отойти от хижины лесничего, как Короста стала вырываться из рук Рона. Она как бешеная рвалась из рук Рона. Со стороны кустов послышался шорох, и обернувшись, Гарри увидел, как припадая к траве и зловеще мерцая во мраке желтыми глазами, к ним крался Живоглот. Крыса вывернулась из стиснутых пальцев Рона, соскочила на землю и припустила во весь дух. Великолепным прыжком Живоглот бросился за ней, и в тот же миг Рон, ринулся в погоню за котом.

— Короста! Оставь ее, мерзкая кошатина!

— Рон! Нам в замок надо! — крикнул Гарри, но Рон не слушал его.

— Мышка за репку, кошка за мышку, внучек за кошку. А где репка? — пробормотал Гарри, устремляясь за Роном. Вскоре послышался глухой звук падения.

— Коросточка! Брысь, чертов кот!

Гарри едва не перелетел через Рона, затормозив перед самым его носом. Парень растянулся на земле, но крыса вновь была у него в кармане, и Рон обеими руками прижимал к себе съежившийся дрожащий комок. Но едва Рон успел поймать крысу, как послышались тяжелые шаги огромных мягких лап. Прямо на них из темноты скакал гигантский угольно-черный пес со светящимися белесыми глазами.

Гарри приготовился призвать волшебную палочку, но опоздал. Сделав прыжок, пес передними лапами ударил его в грудь, Гарри опрокинулся навзничь, ощутив лицом волну густой длинной шерсти и горячее дыхание зверя, перед глазами сверкнули дюймовые клыки. Толчок оказался столь сильный, что пес перекатился через Гарри. Гарри попытался встать, а зверь рычал где-то совсем рядом, готовясь к новому нападению. Но Рон был уже на ногах и готов к бою. Пес снова ринулся на них, Рон изо всех сил оттолкнул Гарри в сторону, и страшные челюсти, миновав Гарри, сомкнулись на вытянутой руке Рона. Гарри едва успел вскочить на ноги, как чудище унесло Рона с такой легкостью, словно тот был тряпичной куклой.

Невесть откуда на Гарри обрушился еще один удар, на сей раз по лицу, и он опять упал, но щиты НД защитили его. Гарри поднял голову и увидел, что он оказался под сенью веток, которые словно замахивались для нового удара. Погоня за Коростой привела их прямо под сень Гремучей ивы, и ее ветви, скрипя, словно под сильным ветром, хлестали во все стороны. И там, у основания бугристого ствола, Гарри увидел черного пса, который затаскивал Рона в широкий подземный провал меж корней. Рон отчаянно сопротивлялся, но его голова и полтуловища уже сползли в дыру.

— Рон! — закричал Гарри, кидаясь на подмогу, но здоровенная ветвь беспощадно просвистела в воздухе, и его опять отшвырнуло назад. Пес тем временем затащил Рона вглубь норы и оттуда торчала только нога рыжего гриффиндорца. Затем послышался громкий треск и нога пропала из виду.

«Что-то не заметно результатов физподготовки! Проклятье! Если бы не щиты НД, я бы наверное что-нибудь сломал».

Отойдя от дерева, Гарри заметил, как Живоглот по-змеиному скользнул между свирепых ветвей и передними лапами уперся в какой-то нарост на стволе Ивы. И дерево, будто окаменев, замерло — не шевелился ни один листик.

— А они с песиком друзья, — пробормотал Гарри, бросившись вслед за Живоглотом в нору.

Ползя вслед за котом по туннелю на четвереньках, Гарри держал палочку перед собой, готовясь в любой момент сменить заклинание-фонарик на что-либо поубойнее. Но вот туннель пошел вверх, затем свернул, и Живоглот куда-то исчез. Сбоку Гарри увидел слабый свет, падающий из какой-то дыры. Переведя дух, Гарри подошел к дыре и заглянул внутрь. С той стороны оказалась комната — пыльная и разоренная. Обои клочьями свисали со стен, весь пол в грязи, мебель сломана, словно кто-то ее крушил, окна заколочены досками. Гарри протиснулся в проем и огляделся. Комната была пуста, но справа виднелась открытая дверь, ведущая в полутемный коридор.

Над головой послышался какой-то скрип — на втором этаже явно что-то происходило. Посмотрев на потолок, Гарри вышел в прихожую и стал подниматься по шаткой лестницу, стараясь ступать как можно тише. Все вокруг покрывал толстый слой пыли, но на полу виднелась широкая чистая полоса: видно, что-то тащили наверх, и совсем недавно. Поднявшись наверх, он уткнулся в единственную, чуть приоткрытую дверь, из которой доносился чей-то приглушенный стон и короткое басовитое мурлыканье. Твердой рукой выставив перед собой волшебную палочку, Гарри ударом ноги широко распахнул дверь. На великолепной кровати с пыльным пологом на четырех столбах возлежал Живоглот. Увидев вошедших, он опять громко заурчал. А рядом с кроватью на полу, обхватив ладонями ногу, вывернутую под неестественным углом, сидел Рон.

— Рон, как ты? Где псина?

— Это вообще не пес, Гарри, — выдохнул Рон, скрипя зубами от боли, — Это ловушка…

— Что?

— Это он… Анимаг…

Взгляд Рона был устремлен поверх плеча Гарри и тот круто обернулся. Какой-то человек, скрытый тенью, громко захлопнул дверь в комнату.

Грива спутанных грязных волос свисала ниже плеч; не будь глаз, горевших в глубоких глазницах, его можно было бы принять за мертвеца — воскового цвета кожа так туго обтягивала кости лица, что оно походило на череп, желтые зубы оскалились в усмешке. Это был Сириус Блэк.

— Экспеллиармус! — каркнул он, направив на Гарри волшебную палочку Рона.

— Ступефай! Протего! Экспеллиармус! — выкрикнул Гарри, отскочив в сторону, пропуская луч заклинания мимо себя.

Сириус Блек увернулся от оглушающего заклинания и ответил обезоруживающим, которое уткнулось в щит Гарри.

— Петрификус Тоталус! Инкарцеро! Ступефай! — продолжал атаковать Гарри, не рискуя при Роне переходить на более сильные заклинания, чтобы тот не кричал потом в замке всем и каждому что Гарри Поттер умеет пользоваться темной магией. Сириус Блек тоже вел себя странно — он использовал только обезоруживающие заклинания.

Попытавшийся вцепиться в руку Гарри Живоглот решил исход поединка в пользу Сириуса Блэка, который воспользовался этим и, подскочив к Гарри, выбил палочку у него из рук. Гарри попытался ответить ударом в живот, но получил связывающее заклинание и рухнул на пол.

— Я так и знал, что ты придешь помочь другу. — Голос Блэка звучал неровно, надтреснуто, как будто он давно разучился говорить, — Твой отец сделал бы то же самое для меня… Храбрый ты парень, не побежал за преподавателями… Прими мою признательность… это все упрощает…

— Если ты хочешь убить Гарри, тебе придется убить и меня вместе с ним! — яростно крикнул Рон, подползая к Гарри и от этого бледнея еще больше и от слабости. Что-то вспыхнуло в темных глазах Блэка.

— Ты лучше ляг, — спокойно сказал он, — А то еще больше повредишь ногу.

— Ты слышал? — спросил Рон нетвердым голосом, — Тебе придется убить нас обоих!

Усмешка Блэка стала шире.

— Только один умрет этой ночью…

— Это почему же? — Гарри дергался, пытаясь сбросить путы, — В прошлый раз тебя такие мелочи не волновали! Сколько ты тогда убил маглов, охотясь за Питтегрю? Что, подобрел в Азкабане?

На мгновение произведя частичную развертку перчаток НД, Гарри разорвал путы и в один прыжок очутился перед Блэком, хватая его за руку и делая подсечку. Блек упал, попытавшись утащить за собой Гарри, но тот устоял на ногах и выбил палочку из рук Блэка. В драку снова вмешался Живоглот, прыгнув на лицо Гарри. Сириус Блек, подобрав палочку, снова связал Гарри, но на этот раз цепями.

— Ты смелый и сильный мальчик, Гарри. Но я пришел сюда не за тобой.

— Если не за мной, то за кем?

— За предателем! — рявкнул Сириус Блек, подходя к живоглоту и беря в руки парализованную крысу.

— Короста! — простонал Рон. Тем временем Гарри, воспользовавшись тем, что внимание сосредоточено на крысе, убрал волшебную палочку в квантовый карман.

— Вовсе нет, — ответил Блек, делая сложный пас палочкой над крысой.

Крыса стала расти, и спустя несколько мгновений вместо крысы на полу лежал невысокий пухленький человечек.

— Это же… — прошептал Рон.

— Покойный Питер Питтегрю, — продолжил за него Блек, — видишь ли Гарри, тебе нужно кое-что узнать. Но для начала позволь представиться: Сириус Орион Блек, твой крестный отец.

— Если ты мой крестный, то как ты оказался в Азкабане?

— Он предал твоих родителей, Гарри! Он был их хранителем тайны и выдал их Сам-Знаешь-Кому! — завопил Рон.

— Хранителем тайны был не я а Питер! — вскрикнул Блек, но тут в комнате сверкнул красный луч оглушающего и тело Рона с глухим стуком упало на землю.

POV Сириуса Блэка.

Подняв взгляд с тела младшего Уизли, Сириус увидел своего крестника, который твердо стоял на ногах и конец его волшебной палочки смотрел ему между глаз.

«Как он смог разорвать стальные цепи и так быстро достать палочку?» — удивился Сириус.

— Поклянись! — прорычал Гарри, в зеленых глазах которого светился призрачный фиолетовый огонек. Почему-то Сириусу не хотелось испытывать на себе, что может его крестник в таком состоянии. Сглотнув, Сириус стал произносить слова клятвы.

— Клянусь своей жизнью и магией, что уговорил Поттеров сменить хранителя с меня на Питера Питтегрю и что никогда не выдавал Темному Лорду какую-либо информацию о местонахождении Поттеров, — зажмурившись, произнес Сириус, и его тело охватил голубой вихрь.

Когда вихрь исчез, Сириус постоял немного и, убедившись что не умер, поднял палочку.

— Люмос! — произнес Сириус, и во взгляде крестника пропал фиолетовый огонек.

— А теперь рассказывай все как есть, после чего поклянись, что сказал правду, — не опуская палочки, сказал крестник.

Сириус начал рассказ. Он рассказал о том, как Джеймс Поттер, отец Гарри, сообщил ему, что он станет крестным отцом его первенца. Как Дамблдор сказал Поттерам, что за ними охотиться Темный Лорд и предложил им укрыться под Фиделиусом, заклинанием, позволяющим скрыть от посторонних все, что угодно. Рассказал он о том, как в последний момент убедил Поттеров сделать Питера хранителем тайны, надеясь, что Темный Лорд будет охотиться за ним, чтобы узнать место, где спрятались Поттеры. Рассказал он и о том, как прибыл на развалины дома Поттеров после атаки, и как попытался поймать Питера Питтегрю. Затем он поклялся, снова подтвердив правдивость своего рассказа.

— И что ты собирался делать с Питером? — спросил Гарри, опуская палочку.

— Я хочу отомстить за смерть Джеймса и Лили! — прошипел Сириус.

Конец POV Сириуса Блэка.

— Вы идиот, мистер Блек, — ответил Гарри, услышав ответ Сириуса Блэка. Увидев удивленный взгляд Блэка, Гарри пояснил.

— Убьешь его — это не снимет с тебя обвинения в убийстве магов. Давай лучше поступим так. Я знаком с племянницей главы Департамента Магического Правопорядка Амелии Боунс, Сьюзен. Через нее я попрошу сюда приехать ее тетку и отправлю ей воспоминания об этом разговоре.

— Ты умеешь извлекать воспоминания? — удивился Блек.

— Теоретически, но на практике ни разу не пробовал. Ну да не суть. Ты умеешь стирать память? — спросил Гарри.

— Сотри память Рону о случившемся после того, как тот поймал крысу. И оставь его палочку себе. Мы уйдем, а ты останешься следить за Питером, пока не прибудет мадам Боунс. Потерю палочки Рона я беру на себя.

— Ты уверен, что тебя распределили правильно? — удивился Сириус Блек.

— Мне было некуда идти, кроме как на Гриффиндор. На Слизерине не любят все магловское, а в Райвенкло было бы слишком скучно. Для Хафлпаффа я не слишком дружелюбный. Стирай память.

Когда Сириус Блек закончил стирать память Рону, он вызвался проводить ребят до замка, оставив Живоглота присматривать за Питером, которого для верности Гарри приклеил к полу заклинанием. Обратившись в пса, Блек побежал вперед и деактивировал Гремучую Иву, позволив ребятам спокойно вылезти из норы. Но едва они отошли от норы на десяток метров, как вокруг повеяло могильным холодом и в их сторону заскользили дементоры.

— Тащи Рона в замок! Clair de Lune, — крикнул Гарри, посылая в ближайшего дементора луч света, который заставил дементора отступить. Но его место занял другой.

POV Заклинателя.

«Зафиксировано приближение большого числа энергетических аномалий класса „дементор“! Анализ поведения согласно имеющийся информации… Анализ поведения завершен. Угроза для пилота — максимальная».

А вот это плохо. Гарри посылает в дементоров заклинания, но на место выбывшего встает новый и все продолжается по кругу.

«Внимание! Обнаружена дестабилизации внешнего ядра!»

Что?!

Невероятно! Внешнее ядро увеличило выработку энергии с 64 до 80 единиц. И выработка энергии растет!

Черт! Да оно же пошло в разнос!

Попытка стабилизации внешнего ядра!

«Попытка подключения к внешнему ядру была прервана. Недостаточный уровень синхронизации».

Как это, недостаточный?

«Для подключения к внешнему ядру в его текущем состоянии требуется уровень синхронизации 95 %. Текущий уровень синхронизации — 83 %».

Мощность внешнего ядра уже достигла 102 единиц, если не остановить рост, то велика вероятность разрушения внешнего ядра и гибели пилота! Необходима принудительная активация полной развертки и увод пилота в безопасное место.

«Внимание! Внешнее ядро стабилизируется. Зафиксировано спешное отступление энергетических аномалий класса „дементор“.»

И что это сейчас было? Необходим параллельный анализ логов вместе с системой Скульд.

Конец POV Заклинателя.

POV Сириуса Блэка.

Глядя на то, как его крестник посылает в дементоров заклинания, Сириус Блек посмотрел на его лицо, и шерсть на его загривке встала дыбом.

Лицо крестника выражало радость. Он словно не обращал внимания на то, что находиться в смертельной опасности, он словно наслаждался ситуацией. Создавалось впечатление, что он совсем не чувствует влияния дементоров, а если и чувствует, то оно словно опьяняет его. Но самое страшное было не выражение лица крестника, а его глаза.

В глазах Гарри, которые превратились из зеленых в фиолетовые, плясало безудержное веселье. Глядя на то, как Гарри раскидывался в дементоров заклинаниями, которые не должен знать ученик третьего курса, Сириус почувствовал, что где-то уже видел нечто подобное.

И тут озарение накрыло Сириуса Блэка и тот ужаснулся. Он видел подобное, когда видел свою кузину, Беллатрикс Лейстриндж, когда у той магическое ядро проходило через первую стадию взросления. Но эта стадия наступает в четырнадцать, а Гарри всего тринадцать. Присмотревшись, Сириус подтвердил свою догадку. Рядом с ним раскидывалась заклинаниями мужская и коротковолосая версия молодой Беллатрикс.

— Экспекто Патронум! — выкрикнул Гарри, и из его палочки вырвалось серебряное нечто, при рассмотрении оказавшееся гигантской серебряной змеей.

Патронус-змея ринулся на дементоров, разгоняя из, а глаза Гарри стали приобретать привычную окраску. Сириус решил для себя, что если задумка его крестника увенчается успехом, то летом он сводит его в Гринготс и проведет тест на родословную. Слишком похож был его крестник на молодую Беллатрикс в этот момент.

Конец POV Сириуса Блэка.

Как только Гарри призвал патронуса, ему показалось, что на него вылили ведро ледяной воды. Чувство эйфории и легкости исчезло, уступив место осознанию произошедшего.

— Возвращайся, пока они не вернулись, — сказал Гарри и побежал в сторону замка, левитируя Рона перед собой.

Из замка в их сторону уже бежали профессора. Приблизившись, Гарри разглядел МакГонагалл, Дамблдора и Люпина, впереди которых неслись их патронусы.

— Мистер Поттер! Что вы делаете за стенами замка в столь поздний час! — зашипела профессор МакГонагалл.

— Профессор, мы возвращались от Хагрида, как на Рона напал большой черный пес и потащил его в Запретный Лес. Я бросился ему на выручку, а когда сумел отбить Рона от пса и выйти из леса, было уже темно. А потом на нас напали дементоры! — затараторил Гарри, на ходу придумывая себе алиби. Директор Дамблдор выглядел довольным, чего не скажешь о профессоре МакГонагалл.

— Почему вы не позвали на помощь, мистер Поттер!

— Как?! А если бы с Роном что-нибудь произошло?

— Минерва, успокойся. Мальчик поступил абсолютно правильно. Скажи, Гарри, а кто помог вам отогнать дементоров? — спросил директор.

— Никто. Я сначала пробовал использовать заклинания из книги Франсуа ФуаЛя, но дементоров было слишком много, и я попробовал заклинание патронуса.

— Это был твой патронус, Гарри? — удивленно воскликнул профессор Люпин.

— Да, профессор. Я сам удивлен, что у меня получилось. Но когда увидел, что дементоры уходят, я побежал к замку. Директор Дамблдор, Рону нужно в больничное крыло, у него нога сломана, — ответил Гарри, а Дамблдор удивленно переглянулся с профессорами.

— Конечно, мальчик мой. Минерва, проводи мистера Поттера и мистера Уизли в больничное крыло.

МакГонагалл, скрипя зубами и возмущаясь про себя о нарушении правил, отвела Гарри и Рона в больничное крыло, где сдала их медиведьме. Утром мадам Помфри отпустила Гарри, после чего тот написал письмо и отдал его и фиал с воспоминаниями Сьюзен Боунс с просьбой отправить это ее тетке как можно скорее. Через два дня в Хогвартс прибыла Амелия Боунс с группой авроров и арестовала Питера Питтегрю и Сириуса Блэка, которому Гарри дал сигнал выйти. Через неделю все газеты вышли с заголовками о невиновности Сириуса Блэка и что был найден настоящий предатель семьи Поттеров на первой полосе. В этот же день Гарри получил письмо от Блэка, в котором тот говорил, что подал прошение об опекунстве над ним.

«Видимо, идея пойти ва-банк себя оправдала. Может быть, я уеду от Дурслей», — с улыбкой подумал Гарри, прочитав письмо Сириуса. До окончания Хогвартса оставалось полтора месяца, и Гарри надеялся, что Сириусу удастся оформить опеку.

Глава 17. Лето тихое…

«Прав был профессор Снейп, когда произносил вступительную речь на первом уроке зельеварения первого курса. Разлить по флаконам известность, сварить триумф, заткнуть пробкой смерть — все это под силу мастеру зелий. А такие вещи, как состарить или омолодить человека, вырастить новые кости или поменять пол — это вообще раз плюнуть. Знал бы я…», — думал про себя Гарри, преследуя человека по коридорам старинного особняка, обстреливая его всевозможными проклятиями.

«Предлагаю использовать тяжелое вооружение», — посоветовал Гарри ИИ его НД.

«Тяжелое вооружение? В тесном коридоре? Мне еще жить здесь вообще-то. Отклоняется».

— И зачем я тебя, кобеля эдакого, из тюрьмы вытаскивал?! — проревел Гарри, швыряя в спину Сириусу очередную серию из оглушающего, связывающего и ударного проклятия. Глядя, как Сириус в очередной раз уворачивается от заклинаний, но не успевает увернуться от ударного и падает на пол, Гарри пожалел, что так и не освоил пыточное. В таком случае крестный бы не ушел от возмездия.

«Для обезвреживания цели рекомендуется использовать легкую ракету класса „Аврора“.»

«Отклонено. Не хочу ремонтировать коридор».

— И как я докатился до жизни такой? — спросил сам себя Гарри.

Флешбек.

После поимки и последующего снятия всех обвинений с Сириуса Блэка газеты получили очень плодородную почву для взращивания всяческих сплетен. И одним апрельским днем газеты вышли с заголовком, от которого Гарри захотелось взлететь над Хогвартсом, но вот последующие действия сильно варьировались. Ему хотелось и разбомбить с досады этот замок, и устроить фейерверк от радости. Или же ему стоило пойти на кухню и попросить домовиков наготовить ему эклеров, в которых он найдет утешение для своих разбушевавшихся чувств.

— Эй, дружище, тут про тебя есть, — отвлек его Рон, отобрав у первокурсника газету и показывая в нее пальцем.

— Рон, верни мистеру Триплету его газету, возьми мою, если надо. Я ее прочел, — ответил Гарри, протягивая рыжему однокласснику газету. Тот принял ее и собирался сказать что-то, как заметил цвет глаз Гарри.

— Дружище, у тебя глаза!

— Да ладно! А я не знал! Слыхали, у меня есть глаза! — воскликнул Гарри, окинув взглядом стол Гриффиндора, заставив всех вздрогнуть.

— Ты опять балуешься с заклинанием близнецов? — спросила Парвати, покачав головой.

— Тебе идет, Поттер, — послышалось у него за спиной.

Обернувшись, Гарри увидел Ледяную Королеву Слизерина собственной персоной, которая протянула ему книги про магловских адвокатов с зачарованной обложкой, которая отображалась как книги по продвинутому зельеварению.

— Гринграсс, — кивнул ей Гарри, — надеюсь, они были полезными.

— Несомненно.

— Я рад, — ответил Гарри.

— Дружище, зачем ты взял из ее рук книги? Она же змея! — начал закипать Рон.

— Рон, мы это уже проходили на первых двух курсах. Повторно я ничего объяснять не намерен.

— Но Гарри, он прав. А вдруг они прокляты? — поддержала Рона сидевшая рядом Гермиона.

— Они прокляты и я теперь умру через семь дней, — закатив глаза, ответил Гарри, делая несколько пасов палочкой под столом.

Из кубка с тыквенным соком Гермионы вдруг вылезла маленькая девчачья фигура с длинными волосами, одетая в длинную белую ночнушку. Ее запутавшиеся грязные волосы закрывали ее лицо, а вся кожа была покрыта струпьями как у утопленника.

— Семь дней! — прошипела фигурка, когда по-пояс вылезла из кубка, — Ты умрешь через семь дней!

Прошипев последнюю фразу, фигурка превратилась в розовых бабочек, которые стали кружить над головой Гермионы, сформировав розовый нимб.

— О боже, тыквенный сок проклят, — с наигранным испугом воскликнул Гарри.

— И все-таки, дружище, может быть тебе лучше жить у маглов?

— С чего это? Если Сириус Блек вернет себе опекунство надо мной, я смогу жить без отрыва от волшебного мира.

— Но он же был правой рукой Сам-Знаешь-Кого!

— Его допросили, напоив сывороткой правды, а от нее нет антидота. Метки у него не нашли. Так что, все эти обвинения были голословными, да и Питер Питтегрю, убийство которого вменяли Сириусу, сознался во всем, что перед этим опять-таки вменяли Сириусу. Как-то так.

— Но лучше же жить у маглов, чем в доме темной семьи!

— Это уже мне решать.

— Но не мог же профессор Дамблдор отдать тебя родственникам-маглам просто так? Тебе там было определенно лучше, — высказалась Гермиона, отодвигая кубок с тыквенным соком и бросая голодные взгляды на чай Гарри. От ее высказывания у Гарри непроизвольно сжались кулаки, когда он вспомнил свою жизнь до обретения НД.

— Я думаю, я уже в состоянии сам решать, что для меня лучше. — сделав акцент на слове «сам», ответил Гарри.

— Но взрослым виднее. Тебе стоит почаще прислушиваться к советам взрослых.

— Сириус постарше нас будет, — ответил Гарри, показывая своим видом, что разговор закончен.

Спустя пять дней после выхода этой статьи вышла еще одна, с заголовком на первой странице:

«Сириус Блек, бывший обвиняемый по делу о массовом убийстве маглов, был признан опекуном Мальчика-Который-Выжил!

Вчера вечером Сириус Орион Блек, глава рода Блек, сделал официальное заявление, что он был восстановлен в своих правах первого опекуна Гарольда Джеймса Поттера, Мальчика-Который-Выжил.

„Я обещал Джеймсу (Поттеру) и Лили (Поттер), что позабочусь о их сыне, если с ними что-нибудь случиться, и я это сделаю со всей ответственностью, как и подобает крестному отцу“, — приводим мы слова Сириуса Блэка.

Согласно проведенному мной расследованию, Сириус Блек во время своей учебы в Хогвартсе не отличался серьезным характером и носил мантию первого бабника школы. Сможет ли такой человек достойно воспитать Мальчика-Который-Выжил?».

«Скиттер как всегда в ударе», — подумал Гарри, откладывая статью. У него на уме было совсем другое, в частности переход НД во вторую стадию личных настроек.

Конец флешбека.

— Гарри, стой! Я хотел как лучше! — прокричал Сириус из своего укрытия.

— Как лучше?! Затащить несовершеннолетнего в ночной клуб в Таиланде, опоив его старящим зельем?!

— Зато мы весело справили твой День Рождения!

— И на следующее утро мне было вдвойне весело проснуться в объятиях какой-то тайки. И ладно бы, если бы я что-либо помнил… — пробурчал Гарри, почувствовав, что покрасневшее лицо выдает его с головой. Благодаря окклюменции он помнил все во всех подробностях. Вот только он не мог вспомнить одного.

— Сириус, как ты умудрился влить в меня необходимую дозу зелья, чтобы я повзрослел до 18 лет? Ты же сам говорил, что Поттеры известны своей сопротивляемостью к зельям?

— Обещаешь не проклинать меня?

— Все зависит от тебя. Говори!

— Это была одна из идей Джеймса, а он ее почерпнул из семейных архивов. Ему в школе приглянулась одна старшекурсница…

— Так, где ты достал зелье, я уже догадываюсь. Ты о побочных эффектах задумывался?

— Эм? — раздался удивленный возглас Сириуса.

— Выйди и узри! У меня глаза разного цвета! Я могу простить тебе зелье и то приключение с тайкой. Признаюсь, она была довольно мила и все такое…

— Я горжусь тобой, крестник, — перебил Сириус, выходя из своего укрытия и смахивая несуществующую слезу.

— … но меня совсем не радеет перспектива пугать мир глазами разного цвета. С учетом тех глупостей, которые существуют в волшебном мире насчет цвета глаз, это ничем хорошим не кончиться. Меня уже записывали в Темные Лорды, и это уже на втором курсе!

Сириус, видя что крестник не торопиться его проклинать, взглянул в глаза Гарри. Действительно, его правый глаз был зеленым, совсем как у Лили, но вот левый был фиолетовым, как его собственный, Беллы или любого другого члена семьи Блек.

«Думаю, не стоит ему говорить о другом побочном эффекте от старящих зелий», — подумал Сириус, глядя на крестника. Эффект зелий не прошел бесследно, и Гарри прибавил в возрасте немного. Пару месяцев, если быть точным. Это не бросалось в глаза, но он вырос больше, чем должен был за лето.

— Думаю, мне надо сводить тебя в Гринготс, пришла пора тебе узнать твою родословную, — озвучил Сириус свои давние планы. Его очень нервировал фиолетовый оттенок глаз Гарри, который сменил в его глазах привычную всем зелень после приемы старящих зелий.

— А смысл? Я когда обратился к ним с подобной просьбой год назад, мне посоветовали убраться.

— Ну а теперь к ним обращусь я, на правах ответственного взрослого и законного опекуна.

— Ты-то ответственный взрослый? Скажи, какой ответственный взрослый потащит своего подопечного, накачав его старящим зельем, в ночной клуб в незнакомой стране, где убеждает его, что с ним ничего не случиться от пары бокалов виски? Как я позволил уговорить себя на эту авантюру? И откуда ты выкопал ту тайку?

— Она была довольно милой, да и тебе не помешала бы компания. Зато теперь тебе есть чем хвастаться перед друзьями. Не каждому удается в четырнадцать потерять девственность в объятиях роскошной двадцатилетней иностранки, — расхохотался Сириус.

— Сириус…

— Да, крестничек?

— Лучше беги! — прорычал Гарри, материализуя над плечом один из дронов системы «Горизонт Событий», которая появилась у его НД после инициализации второй стадии.

— Эй-эй! Что это за чертовщина?!

— Считай это родовой магией! — ухмыльнулся Гарри, когда из острия дрона, имевшего форму прямого меча без рукояти, в Сириуса устремился красный луч лазера, специально ослабленный чтобы не наносить раны, несовместимые с жизнью.

Луч прочертил по полу и стене ровную выжженную линию, заставив Сириуса вновь скользнуть в свое убежище, коим служила одна из гостевых комнат. Вздохнув, Гарри дематериализовал дрона и убрал свою палочку в чехол на запястье.

— Когда мы идем в Гринготс?

— Когда ты успокоишься, — донесся из комнаты голос Сириуса.

— Я успокоился.

— Не верю. Через час собираемся.

— Хорошо.

«А ведь так хорошо все начиналось. Заклинатель, а теперь уже Чародей, успешно прошел инициализацию второй стадии. Я переехал от Дурслей в дом потомственного волшебника и получил доступ к фамильной библиотеке Блэков. И тут кое-кому пришла идея, что было бы неплохо отдохнуть на другом конце света. И отправиться в путешествие именно магловским транспортом. Хотя, причина этого вполне понятна, так как в азиатских странах только в Китае есть централизованное Министерство Магии, называемое Поднебесной Канцелярией. В остальных странах на тихоокеанском побережье магическое сообщество разбито на множество кланов, которые занимаются принятием маглорожденных волшебников. Да и магические сообщества азиатски стран весьма изолированы. Сириус, как оказалось, может быть крайне информативным», — подумал Гарри, возвращаясь в свою комнату и погружаясь в воспоминания.

Флешбек.

Гарри парил в ночном небе над Хогвартсом, наслаждаясь каждой секундой, проведенной в полете. Полет на НД значительно отличался от полета на метле. Не требовалось все время находиться в одной позе, прижимаясь к древку метлы. На НД можно было летать даже распластавшись в позе морской звезды, и это нравилось ему.

«Завершена компиляция процесса компиляции личных настроек второй ступени. Приступить к инициализации?» — обратился Заклинатель к Гарри. Тот отвлекся от мечтаний и взлетел вверх, пробив слой облаков, застилавших ночное небо.

«Приступай», — мысленно отдал приказ Гарри.

Получив команду к действию, корпус НД засветился мягким светом и стал менять конфигурацию. Наплечники стали еще более массивными, как и вся остальная броня. Практически все сегменты изменили геометрию, без изменений остался только грудной сегмент. Броневые элементы на тазовом сегменте удлинились, став походить на плавники. Крылья НД, парившие за спиной приобрели по два дополнительных мечевидных сегмента, один из которых был больше четырех других и был смещен к оси симметрии крыльев. Исчез капюшон, уступив место обручу, из которого торчали словно рога две клиновидных антенны.

«Завершена инициализация второй стадии личных настроек системы. Системный идентификатор изменен с „Заклинатель“ на „Чародей“. Калибровка основных и вторичных систем… калибровка завершена. Запуск полного тестирования системы… тестирование завершено. Все системы в норме. Доступна система распознавания голосовых команд».

— Выведи на основной экран текущие показатели системы, — тихо сказал Гарри, осматривая свою новую броню.

«Да, в таком по Тайной Комнате летать было бы сложно. Не зря я оставил шкурку василиска в Выручай-комнате. Надо будет еще поработать», — пришел он к такому выводу, смотря на наплечник, на котором отчетливо проглядывались не покрытые кожей участки.

«Энергетическая мощность ядра составляет 4000 единиц из максимально возможных 8000 единиц. Доступная мощность энергетических накопителей — 215 единиц. Суммарная доступная мощность энергетических накопителей с учетом внешнего ядра — 375 единиц. Мощность внешнего ядра — 81 единица. Щит — 185 единиц, активен, подведено дополнительное питание от внешнего ядра. Уровень синхронизации с пилотом — 85 %, степень синхронизации согласно международной классификации — S+. Количество доступных слотов для установки вспомогательных устройств — 20, свободно — 0. Количество доступных слотов МЭК(модулятор энергетических конструктов) — 50, свободно — 40».

— Хм. Пять слотов МЭК заполнил я, куда еще два делись? И куда делись одиннадцать слотов для внешних устройств?

«Вывожу список устройств, подключенных к внешним слотам:

волшебная палочка (порт ВН001),

система гиперсенсоров Око (порт ВН002),

модуль невидимости Мантия (порт ВН003),

защитная система Кустос (порт ВН004),

фабрика ремонтных наномашин Урд (порт ВН005),

фабрика сборочных наномашин Верданди (порт ВН006),

модуль калибровки и оптимизации систем и подсистем Скульд (порт ВН007),

система потоковой подпитки щита Эгида (порт ВН008),

система энергетического воздействия Геката (порт ВН009),

демпфер отрицательного воздействия атмосферы (система ДОВА) (порт ВН010),

беспилотный модуль Йормунгард (порт ВН011, дополнительно задействован 1 слот МЭК),

беспилотный модуль Нагльфар (порт ВН012, дополнительно задействован 1 слот МЭК),

система беспилотных модулей Горизонт Событий (порты ВН013 — ВН020)».

— Подготовь документацию по новым модулям. Новая задача системе Скульд — проанализировать возможности модернизации новых модулей.

«Выполняю».

— А теперь посмотрим на результаты своих трудов по скрещиванию магии и лазерной винтовки на примере Ригеля, — ухмыльнувшись, Гарри материализовал лазерную винтовку, отдаленно напоминавшую своим видом ее пороховых предков.

Подняв винтовку вертикально вверх, целясь в пустоту звездного неба, Гарри активировал накачку лазера. Спустя тридцать секунд пустоту ночного неба прорезал фиолетовый луч, устремившийся в черноту между звездами.

«Оценочная мощность выстрела — 10 гигаватт, время накопления необходимой энергии импульса — 30 секунд. Примерное расстояние, проходимое лучом до начала рассеивания пучка — около 38 километров».

— Сильно, но долго. Жаль, что мощность лазерного импульса зависит от накопленной энергии, а это время. Надеюсь, с Вегой будет по другому, — буркнул Гарри, меняя винтовки. Выпустив очередь красных лучей в небо, Гарри стал читать отчет ИИ.

«Оценочная мощность выстрела — 0,5 гигаватта, время накопления необходимой энергии импульса — 1 секунда. Примерное расстояние, проходимое лучом до начала рассеивания пучка — около 4 километров».

— Ну, хоть это получилось так, как задумывалось. Теперь, надо довести до ума покрытие из кожи василиска и изучить документацию. Закли… нет, Чародей, восстановить маскировку, начать снижение.

«Принято».

Конец флешбека.

— Эй! Гарри! Хватит вспоминать ту азиатку! Пора в Гринготс, — вывел Гарри из воспоминаний голос Сириуса.

— Да ну тебя. Как туда добираться будем?

— Камином в Дырявый Котел, а дальше прямиком в Гринготс. Аппарировать ты еще не умеешь, да и опасно аппарировать прямо на аллею.

— Если бы ты учил меня аппарировать с большей тщательностью, мне бы не пришлось использовать камин.

— Если бы кое-кто не промахивался на двадцать метров при аппарации, причем не только в сторону но и вверх, то я бы учил тебя лучше. А пока тебе следует научиться лучше концентрироваться. А поднять концентрацию тебе поможет тренировка в анимагии.

— Я не хочу становиться анимагом. Во всяком случае, сейчас.

— Зря. Это же веселее, чем аппарация.

— Я не хочу менять свой шампунь с мятного на противоблошиный, — сказал Гарри вслед Сириусу, который уже шагнул в камин.

«Чародей, сними щиты».

«Целесообразность данного приказа сомнительна».

«Сними».

«Выполнено».

Получив подтверждение, Гарри шагнул в камин, бросив щепотку Летучего Пороха в огонь, и сказал: «бар Дырявый Котел».

Пролетев через каминную сеть, больше напоминавшую кишечник гигантского животного, Гарри вывалился в Дырявом Котле, сумев удержать равновесие без помощи НД. Поборов секундное головокружение и дезориентацию, Гарри пошел вслед за крестным, бурча себе под нос ругательства про магические способы перемещений.

— Все не так плохо, Гарри. С опытом головокружение проходит. Хотя есть и такие, кто не могут устоять на ногах после аппарации и перемещения с портключом, — попытался успокоить крестника Сириус, открывая проход на Косую Аллею.

Перед тем, как вступить в арку, Гарри наложил на свои глаза маскирующие чары, перекрасив оба глаза в коричневый цвет.

— От меня до сих пор половина Хогвартса отпрыгивает, когда видят меня с красными глазами. Хотя с такой расцветкой я ходил достаточно долго.

— Действительно, лучше коричневые, — согласился Сириус.

Подойдя к свободному гоблину в Гринготсе, Сириус заявил, что желает прохождения его подопечным, то есть Гарри, проверки крови. Гоблин измерил их презрительным взглядом, после чего направил к поверенному рода Блек, гоблину Хрясьбацу, вызвав гоблина-проводника.

— А, мистер Блек, рад вас видеть. По какому вопросы вы к нам сегодня? — спросил сидевший в кабинете гоблин, когда Сириус и Гарри вошли в кабинет.

— Взаимно, мистер Хрясьбац. Я бы хотел, чтобы мой крестник прошел проверку крови.

— Вашему крестнику исполнилось четырнадцать?

— Неделю назад.

— Прекрасно, — ответил гоблин, и прорычав что-то своему помощнику, вновь обратился к магам, — сейчас принесут все необходимое для ритуала. Мистер?

— Поттер.

— Мистер Поттер, процедура довольно проста. Все, что вам нужно сделать это капнуть несколько капель крови на зачарованный пергамент, на котором проявятся результаты проверки.

— Понятно, мистер Хрясьбац, — ответил Гарри, отдавая приказ ИИ деактивировать щиты, в очередной раз вызвав недовольство своего НД.

— И еще, мистер Хрясьбац, я хотел бы выяснить причину одной вещи. Гарри, сними гламурные чары.

— Не гламурные, а маскировочные, — буркнул Гарри, снимая заклинание.

— Интересно, интересно. Думаю, тест крови даст нам ответ на этот вопрос, — сказал гоблин, рассмотрев глаза Гарри.

Вскоре гоблин-помощник принес пергамент и серебряный кинжал, которым гоблин попросил Гарри надрезать руку. Получив подтверждение от ИИ о снятии щитов, Гарри надрезал ладонь над пергаментом и капнул на пергамент несколько капель своей крови. После этого, кинжал был уничтожен в присутствии магов, а гоблин что-то прорычал над пергаментом, в результате чего тот засветился мягким белым светом, а капли крови на нем стали разбегаться тоненькими ручейками, образуя линии, которые складывались слова.

POV Сириуса Блэка.

Вот сейчас все проясниться. Будь проклята моя мамаша, которая выжгла меня с семейного гобелена. Если бы не это, я бы уже давно узнал, что к рождению Гарри не имею никакого отношения. Была пара моментов, когда я приходил домой к Джеймсу после тяжелого задания Ордена, но я точно помню, что у меня с Лили ничего не было. Но когда я увидел глаза Гарри, в моем сердце поселились сомнения.

Да и не мог Джеймс изменить Лили с Беллатрикс. Это невозможно в принципе, сколько бы не говорили, что противоположности притягивают друг друга. Да Белла бы прибила Джеймса, если бы тот попробовал с ней заигрывать. Точнее, она бы прибила его быстрее, чем обычно. Но тогда откуда у Гарри характер моей чокнутой кузины?

— Мистер Блек, результаты теста готовы, — вывел меня из водоворота мыслей голос гоблина. Взяв у него из рук пергамент, я стал читать.

«Гарольд Джеймс Поттер.

Отец: Джеймс Чарльз Поттер (мертв).

Мать: Лилиана Ирма Эванс (мертва).

Крестный отец: Сириус Орион Блек.

Крестная мать: Алиса Анна Лонгботтом (в магической коме).

Наследник рода Поттер по праву рождения, был признан родовой магией.

Наследник рода Блек через Дорею Поттер (в девичестве Блек), был признан родовой магией рода Блек».

Я вздохнул так, словно с моего сердца убрали камень.

— Обратите внимание, мистер Блек, чернила на пергаменте красные. Это значит, что в ближайшее время магия мистера Поттера будет изменяться, получив доступ к родовой магии. На это время я рекомендовал бы мистеру Поттеру не напрягать сильно свое магическое ядро и вообще воздержаться от колдовства, — сказал гоблин.

— Мистер Хрясьбац, что значит «признан родовой магией»? — спросил Гарри.

— Это значит, молодой человек, что для рода Блек вы являетесь следующим наследником после мистера Блэка и его будущих детей. Я отправил помощника за поверенным рода Поттеров, он вам пояснит детали, касающиеся вашего рода. Про род, поверенным которого я являюсь, я могу сказать, что признание вас как наследника родовой магии вызвало изменение цвета глаз. Вы не использовали в ближайшее время старящее зелье, мистер Поттер?

— Он использовал, — ответил я за крестника.

— Плохо. Вам следует немедленно пройти процедуру очищения организма, иначе его эффект станет постоянным.

— Что-то я не хочу стать обладателем гетерохромии, — проворчал Гарри.

— Мистер Хрясьбац, из-за родовой магии могут его глаза менять цвет на фиолетовый, когда он много колдует?

— При использовании мощных заклинаний это вполне ожидаемо, мистер Блек, — заговорил вошедший в кабинет еще один гоблин, — меня зовут Костетрут, я поверенный рода Поттер.

— Приятно познакомиться, мистер Костетрут, — поздоровался Гарри.

— В вас, мистер Поттер, проснулось две родовые магии, — начал объяснять Костетрут, рассматривая пергамент, — магия рода Поттер и магия рода Блек. В то время, как магия рода Блек вызывает изменение цвета ваших глаз, магия рода Поттер проявилась в вас в виде повышенной сопротивляемости к зельям, эта отличительная черта Поттеров. Про родовую магию рода Блек вам расскажет Хрясьбац, а моей задачей на данный момент является выдача вам кодекса рода и информации по семейным счетам. Так как мистер Блек является вашим опекуном, непосредственно управлять вашим наследством до вашего совершеннолетия будет он. Мистер Блек, я жду вас в своем кабинете.

— Хорошо, мистер Костетрут, — кивнул я. Гоблин дал Гарри книгу, которая в каждой чистокровной семье является настольной, и папку с финансовыми отчетами, после чего удалился.

— Итак, мистер Поттер, по поводу ваших глаз. Фиолетовым цветом глаз род Блек обязан своей практике Черной Магии.

— Может быть вы имели в виду Темную Магию? — спросил я.

— Нет, мистер Блек, я имел в виду именно Черную Магию. Это разные вещи, и вам бы следовало это знать, как настоящему главе рода. У вас еще есть вопросы ко мне?

— Нет, мистер Хрясьбац.

— Тогда мой помощник проводит вас к поверенному рода Поттер и напоследок я бы настоятельно рекомендовал вам очистить организм вашего наследника от остатков старящего зелья.

Конец POV Сириуса Блэка.

После того, как Сириус посетил поверенного рода Поттеров, он повел Гарри в больницу святого Мунго, где ему за час прочистили организм от остатков зелья, вернув его левому глазу привычный зеленый цвет.

«Чародей, есть возможность снять перегрузку с внешнего ядра?»

«Выполняю».

POV Чародея (в прошлом Заклинателя).

Согласно приказу пилота прекратил подпитку внешнего ядра своей энергией, попутно отключив от него все системы. Показатель щита сразу же упал до 107 единиц и значительно уменьшился радиус действия основных гиперсенсоров системы Око, когда как вторичные пришлось отключить, так как питание на них шло целиком с внешнего ядра.

Почувствовал себя каким-то беспомощным сверлильным станком. Ослепшим и беззащитным.

Странно, перегрузка внешнего ядра никуда не делась…

8 августа.

Началось изменение энергетических параметров внешнего ядра. Изменения хаотичные, но общий тренд идет на качественное и количественное развитие внешнего ядра. Это хорошо.

Пилот воздерживается от использования внешнего ядра, что является вполне логичным действием. Меня больше волнуют время, которое потребуется для стабилизации внешнего ядра.

Конец POV Чародея (в прошлом Заклинателя).

— Гарри, нам уже пора выдвигаться! — кричал Сириус, собирая вещи.

— Сириус, у волшебников это в крови: собираться в последний момент? — раздался из большой гостиной родового особняка Блэков на площади Гриммо голос Гарри.

— С чего ты взял?

— Почти все гриффиндорцы садятся в Хогвартс-Экспресс за двадцать минут до отправления. Делай выводы. И зачем мы едем на чемпионат мира по квиддичу?

— Это же финал! Любой уважающий себя волшебник не имеет права пропустить финал чемпионата мира!

— А может, лучше еще раз Таиланд посетим? — с надеждой спросил Гарри, берясь за портключ в виде тапочка, протянутый ему Сириусом.

«Я бы приступил к работам над дронами Йормунгард и Нагльфар. Их частотная пушка судя по всему является главным калибром НД, потому что по-другому назвать два орудия с энергией лучевого заряда в 10 гигаватт я не могу. И это без дополнительного усиления рунами. Вот только время накопления заряда не радует — целых десять минут. Нанести руны в нужном месте в качестве дополнения к клыкам василиска, установленным в таранных частях, и можно получить достойную замену Гекате», — размышлял Гарри, держась за тапочек.

— Портус, — произнес Сириус, когда часы показали без пятнадцати одиннадцать, и Гарри почувствовал уже знакомое ощущение протаскивания себя через тонкую кишку млекопитающего.

— Сириус, портключи всегда делают из мусора? — задал Гарри интересовавший его вопрос, когда они очутились на лесной полянке.

— Их делают такими, чтобы маглы их не подобрали случайно, — ответил Сириус.

— Но этот же доставили нам в особняк. Там то его маглы не подберут случайно.

— Таковы правила, Гарри.

— Я надеюсь, ты не побежишь охотиться за юбками сразу после установки палатки?

— Не обещаю, — двусмысленно произнес Сириус, расплачиваясь с администратором у входа в лагерь.

— Добро пожаловать на кубок мира по квиддичу! — провозгласил Сириус, когда они вошли на территорию лагеря.

Глазам Гарри предстало олицетворение лагеря безумия. То тут, то там летали совы, щеголяли волшебники в мантиях, висели живые портреты игроков и прочий волшебный бедлам.

— И это называется «серьезные антимагловские меры»? — присвистнув, спросил Гарри, — какой там наш участок?

— Сектор 9 участок 91А.

— Так, — сказал Гарри, осматриваясь по сторонам, — нам туда!

Найдя свой участок, Сириус скинул с плеч сумку с палаткой, и с акульей улыбкой предложил Гарри начать собирать палатку в ручную. На что Гарри с не менее акульей улыбкой махнул палочкой и палатка сама собралась.

— Тебе же нельзя использовать магию?

— Если ты про запрет колдовства несовершеннолетним, то оглянись вокруг. В этом бедламе никто не определит, что колдовал я, — обвел Гарри рукой палатки в округ. И словно в подтверждение его слов, из одной палатки вылетел оранжевый лев, который взмыл вверх и взорвался, распавшись на кучу маленьких львят, — а про то, что мне не рекомендовал колдовать гоблин — так он не рекомендовал мне много колдовать, а пара заклинаний в день не повредит.

— Хитер, — улыбнулся Сириус, — Кричер!

— Что нужно позору рода? — спросил появившийся старый домовик.

— Приготовь поесть.

— Бедный-бедный Кричер, вынужден подчиняться предателю рода. Чего позор желает?

— Легкий завтрак, — ответил Сириус.

— Будет исполнено, позор великого рода. Бедная хозяйка Кричера, отброс рода заставляет Кричера покинуть дом, чтобы удовлетворить свои потребности.

— Кричер, это звучит как-то неправильно, — прокомментировал Гарри.

— Так ему и надо, позору рода, молодой хозяин, — ответил домовик и удалился.

— Гарри, почему меня мой домовик поливает грязью, а тебя называет хозяином? — спросил Сириус.

— Может быть потому, что я умею читать книги из семейной библиотеки Блэков? Я пойду прогуляюсь, может встречу знакомых.

— Смотри не потеряйся. Матч начинается в шесть вечера.

Гарри лишь кивнул в ответ и отправился на прогулку. Как оказалось, девятый сектор был отведен болельщикам из Англии, и Гарри смог встретить почти весь будущий четвертый курс Хогвартса. Изрядно Гарри удивился присутствию почти всей семьи Уизли на чемпионате, которые взяли с собой и Гермиону. Гарри познакомился с двумя старшими братьями Рона, Биллом и Чарли, а также с его отцом, и был вынужден остаться в их палатке на чай. Отец Рона оказался фанатом магловских вещей, но фанател он совсем не от того, от чего дурел Гарри. Приятно его удивила младшая сестра Рона, Джинни, которая уже не краснела при одном его присутствии, а пыталась нормально разговаривать. Это посеяло в нем надежду, что через год фан клуб его имени распадется сам собой и ему не придется еще полгода ходить с красными глазами.

— Так значит ты рос среди маглов? — выбил Гарри из размышлений отец Рона.

— Да, мистер Уизли. До этого лета, пока с моего крестного не сняли все обвинения.

— Гарри, я же говорил, можешь называть меня просто Артур. Скажи, а правда, что маглы используют лепистричество, которое заменяет им магию?

— Не лепистричество, а электричество, мистер Уизли. И оно не заменяет им магию. Магию вообще очень тяжело заменить, — поправила мистера Уизли Гермиона.

«Эх, видела бы ты Гекату в работе, Гермиона, ты бы была иного мнения», — подумал Гарри, вспоминая об открывшейся со второй стадией возможности создания предустановки для Гекаты и об экспериментах с ней в подвале. Бедняга Кричер до сих пор не может очистить полуметровую корку льда со стен дуэльного зала.

— А они используют штепселя? Я их коллекционирую.

Гарри попросил НД создать из остатков материалов в квантовом кармане мощную кабельную вилку для трехфазной сети и протянул ее мистеру Уизли.

— Конечно используют. Вот пример. Я немного экспериментирую дома у Сириуса, и вот, в карманах завалялось. Мне она не нужна, а раз вы их собираете, то могу вам ее подарить.

Мистер Уизли посмотрел на Гарри, словно тот был самим богом во плоти, и дрожащими рука взял в руки вилку. Гарри мог поклясться, что заметил, как зрачки мистера Уизли на мгновение превратились в золотые звездочки.

— Все, папа потерян для нас надолго, — сказал Рон, глядя как его отец бережно покачивает вилку, словно это была его собственная дочь. Гермиона осуждающе шикнула на Рона и на Гарри, что он проигнорировал.

— Гарри, а у тебя какие места…

— … и делал ли ты уже ставки? — спросили близнецы в своем фирменном стиле.

— Нет, я не делал ставки, так как не люблю квиддич, — сказал Гарри, вызвав удивленные вздохи собравшихся в палатке.

— Гарри, ты же сын Джеймса Поттера, лучшего игрока в квиддич своего времени. Ты же не можешь не любить квиддич? — взволнованно спросил Рон.

— Мне больше нравиться футбол.

— Ногомяч?! Как тебе может нравиться магловская игра, когда ты потомственный волшебник.

Дальнейший спор на тему квиддича продолжался почти до самого вечера, пока Гарри не откланялся, сославшись на то, что ему нужно найти Сириуса, так как он не знает где его место. Найти Сириуса, зная поисковое заклинание, не составило труда. Искомый предмет нашелся в палатке ирландских болельщиков, дружно шутивший в их компании.

Сам матч Гарри не впечатлил, так как он не интересовался квиддичем дальше краткого описания ролей игроков, не смотря на все те книги по квиддичу, которые дарил ему на рождество и день рождения Рон. Его больше позабавили талисманы болгар, вейлы. А если точнее, реакция на них Сириуса. Гарри поклялся себе, что обязательно сохранит эти воспоминания в надежном месте, ибо одурманенное лицо крестного, пускающего слюну как малолетний ребенок, было неподражаемо. Матч закончился победой сборной Ирландии с перевесом в десять очков. Ловец Болгар спас свою команду от проигрыша в сухую, поймав снитч. Вечером Гарри уже дремал в кровати, как его разбудил Сириус.

— Гарри! Вставай, одевайся и немедленно беги в лес!

— Чего?! — протирая глаза, спросил Гарри.

— В лагере беспорядки!

— А может быть мы просто аппарируем отсюда? — спросил Гарри, вогнав своим вопросом Сириуса в ступор.

— Точно. Я соберу палатку, подожди здесь.

Пока Сириус собирал палатку, Гарри посмотрел в сторону, откуда доносились крики. Там несколько десятков человек в черных балахонах и масках-черепах вышагивали через ряды палаток, левитируя маглов, работавших администраторами лагеря, перед собой.

«Чародей. Подготовить к запуску пять ракет класса „Аврора“ с электрической боеголовкой. Цель — группа людей в черных балахонах и в масках в трехстах метров к северо-востоку. Круговое поражение группы людей».

«Выполняю. Запуск».

Вокруг Гарри материализовалось пять небольших, длиной около 50 сантиметров, ракет, которые незамедлительно включили двигатели и рванули резко вверх. Главной особенностью зачарованных ракет, помимо специфического поражающего фактора, было отсутствие реактивной струи. Ракеты набрали высоту, после чего, скорректировав свой полет, направились в сторону группы волшебников в балахонах, занимая позиции в вершинах своеобразного пятиугольника. Не долетев до группы волшебников, ракеты взорвались, но вместо взрыва по волшебникам ударила молния. Молния ракет «Аврора» была не такой сильной, как у ракет «Асфодель» со схожей боеголовкой, и наносила она скорее ошеломляющий эффект, чем поражающий.

— Я готов, Гарри. Уходим в лес, вокруг лагеря установлено антиаппарационное поле.

Но едва Сириус успел сделать шаг, как в лесу раздался громкий голос, произнесший: «Морсмордре!». Вслед за голосом над лесом появился зеленый череп, из челюсти которого, словно язык, выползала змея. Послышались хлопки аппарации, это сбегали волшебники в черных балахонах, видимо напуганные появившимся волшебным аналогом голограммы.

— Какой интересный эффект, — проговорил Гарри, глядя на застывшего Сириуса. Затем он вспомнил, что видел подобное заклинание в какой-то тетрадке в библиотеке дома Сириуса, и решил провернуть безумную идею.

— Морсмордре! — прошептал Гарри, и из его палочки вылетел розовый луч, который, поднявшись в небо, превратился в розового пони-единорога.

Розовый пони не стал парить на месте, как зеленый череп, а подбежал к черепу и стал пытаться покрыть его. По лагерю покатились редкие смешки, вскоре переросшие в хохот. На следующий день газеты вышли с весьма интересным заголовком.

«Происшествие на финальном матче чемпионата мира по квиддичу: новый Темный Лорд бросает вызов последователям старого?».

Глава 18

Кубок огненный…

Где-то в Литл Халгентоне.

Темный Лорд Волдеморт, величайший темный маг столетия, был в ярости. В былые времена, когда Темный Лорд был еще полон сил и приспешников, тьма комнат озарилась бы ярким светом круциатусов. А причина такого плохого настроения Темного Лорда была в газете, которую он сжимал в руках. Сегодня утром Хвост принес газету, на первой странице которой Черную Метку покрывал какой-то единорог! Его! Черную Метку! Посмели высмеять!

— Хвост! — прошипел Темный Лорд, подумав, — Если бы у меня было нормальное тело, а не этот гомункул…

— Да, милорд? — испуганно пропищал вошедший Питер Питтегрю.

— Круцио! — злобно прошипел Темный Лорд и Хвост забился в криках агонии.

— Проклятые журналюги! Я еще доберусь до них! Хватит стонать, Хвост! Как продвигается мой план?

— Я все сделал как вы сказали. Ваш слуга занял место Грозного Глаза и готовиться приступить к действиям, — простонал Питер.

— Отлично. Круцио! — и снова в маленьком домике раздались крики, полные боли.

«Это все Поттер! Это определенно дело рук мальчишки!» — подумал Волдеморт, бросая испепеляющий взгляд на газету.

Хогвартс, POV Альбуса Дамблдора.

— Ну почему именно сейчас! — воскликнул Альбус, меряя шагами свой кабинет.

Еле-еле удалось скрыть побег Питера Питтегрю в июне, утопив эту новость чемпионатом мира по квиддичу, так еще и на самом чемпионате новый Темный Лорд заявил о себе. И надо признать, весьма громко заявил. Том будет в ярости. О, да, он будет в ярости.

Кстати о Томе… Питер определенно направился в место, где спрятался Том. А исчезновение Берты Джоркинс в Албании указывает на то, что Тому известно о Тремудром Турнире, который будет проходить в Хогвартсе.

Том ищет способ возродиться, и имеет зуб на Гарри Поттера. Том знает про турнир, а значит знает и про возрастное ограничение, но его это не остановит. Том обязательно захочет использовать Гарри для своего возрождения, чтобы получить дополнительную силу. Как это ни прискорбно, мальчишка даже у маглов смог вырасти сильным магом, страшно представить, что было бы, расти он в любящей семье…

Семья! Блэк! Этот кобель же оформил опекунство над Гарри! Эх, мало мне проблем с мальчишкой и Томом, так еще один темный маг нарисовался. И для своего знака он избрал единорога, светлейшее существо! Как это низко! И как низко, так надругаться над символом Тома.

Конец POV Альбуса Дамблдора.

По возвращению с чемпионата Сириус устроил Гарри допрос с пристрастием на тему, откуда он знает заклинание Черной Метки. Гарри сделал честные глаза и ответил, что нашел в библиотеке черную тетрадку, в которой убористым женским почерком были написаны различные заклинания. Сириус побледнел, и велел показать ему эту тетрадку, которая оказалась конспектом Беллатрикс по темной магии, который она завела на седьмом курсе. Сириус сжег тетрадь, а Гарри не стал расстраивать крестного тем, что эта тетрадка давно уже храниться в оцифрованном формате в памяти НД, как и почти вся библиотека особняка.

Остаток лета Гарри провел в освоении новых систем НД, если не считать уроков танцев, на которые крестный записал его сразу по возвращению с кубка мира. То, что Сириус узнал что-то, касающееся одновременно Хогвартса и танцев, было видно по плутовской ухмылке крестного. Что-то насчет интересного учебного года говорили и старшие братья Рона, Билл и Чарли.

Но танцы — танцами, а вот разборка документации преподнесла несколько приятных сюрпризов. Первым сюрпризом стала основная функция демпфера отрицательного воздействия атмосферы, сокращенно названного системой Дова. Этот модуль создавал вокруг НД особую комбинацию различных полей, благодаря которым сопротивление воздушной среды снижалось практически до нуля. Это давало возможность уйти на сверхзвук практически с места и без воздушного удара, возникающего при преодолении звукового барьера. Таким образом, маневровые и скоростные характеристики НД теперь ограничивались лишь выносливостью пилота.

Второй приятной новостью стали особенности дронов системы «Горизонт Событий», которые на деле оказались фокусирующими приборами для системы Геката, а не просто дополнительной орудийной системой, как их более крупные собратья Нагльфар и Йормунгард. С помощью Горизонта можно было как ограничить пространство, в котором оперировала Геката, так и направить ее воздействие на удаленный участок, не распыляя воздействие на площадь. И при использовании Горизонта значительно снижалось энергопотребление Гекаты, и в некоторых случаях отпадала необходимость непосредственной развертки модуля Гекаты. Вот тут то и пригодились все те тренировки, которые Гарри устраивал своему НД, когда заставлял его преследовать одиночную цель десятком ракет, не сталкивая ракеты между собой.

Лед в дуэльном зале особняка Гарри пришлось растопить, хоть Хэдвиг и облюбовала зал в качестве места своего обитания. Дело было сделано попыткой сколдовать Адское Пламя. Попытка не удалась и стоила посаженного в ноль щита НД и превратившегося в сауну дуэльного зала, когда Гарри стал с помощью Гекаты понижать температуру в помещении. С паром справилось заклинание очищения воздуха, зато выяснилось, что при температуре минус 200 градусов Цельсия любое огненное заклинание перестает функционировать и развеивается.

Первого сентября в десять часов утра Гарри вошел на платформу девять и три четверти, одетый в магловские джинсы, кроссовки и черную футболку с нарисованным на ней розовым единорогом, вставшим на дыбы, с акульими зубами, который говорил фразу «Люди умирают, когда они убиты (с) Эмия Широ». Попытка изучения японского языка летом с помощью приобщения к культуре оставила в нем свой след. Выражение лица Люциуса Малфоя, который в этот момент провожал Драко, настолько развеселило Сириуса, что тот был вынужден спрятаться за колонной и наложить вокруг себя звукоизолирующее заклинание. Гарри поздоровался с Малфоями, которые были ему хоть и далекими, но все-таки, родственниками, после чего пошел вместе с Малфоем занимать купе.

«Ну, если здороваться со всеми родственниками, то придется здороваться почти с половиной Хогвартса», — подумал Гарри, заходя в вагон.

— Что это, Поттер, твоя метка и твой девиз? Решил податься в Темные Лорды? — спросил Малфой, когда ребята заняли первое попавшееся купе.

— Нет, решил таким образом поддержать бывшего гриффиндорца, присоединившись к культу Невидимого Розового Единорога, — ответил Гарри.

— Это как? — подвис Малфой, — И почему сразу гриффиндорца?

— А кто, кроме моих братьев по факультету, решится заявить о себе подобным образом? Да еще и выбрав в качестве своей эмблемы единорога?

— Логично, — согласился Малфой, после чего вспомнил то-то, — Ты собираешься участвовать?

— В чем?

— Ты не знаешь?

— Так. Что в этот раз проплыло мимо меня? Это как-то связано с парадными мантиями и уроками танцев?

— Вообще-то да. Слышал когда-нибудь о Тремудром Турнире?

— Читал о чем-то подобном, — задумался Гарри, — погоди-ка… ты не намекаешь на…

— Именно! — радостно воскликнул Малфой.

— Проклятье! Хотя погоди… не помнишь, что дает участие в турнире?

— Почет, славу. А победа еще и денежный приз.

— И все?

— Ну, еще чемпионы школ освобождаются от экзаменов.

— Пустая трата времени.

— Это почему же?

— Малфой, Поттер, — поздоровался вошедший в купе Теодор Нотт.

— Нотт, — кивнули ему в ответ ребята.

— Поттер, решил присоединиться к новому Темному Лорду?

— Да. Иначе из меня сделают еще одного Темного Лорда, а у меня символика еще не готова. Насчет твоего вопроса, Малфой. Тысяча галеонов, являющиеся традиционным призом чемпиону турнира не стоят огромного шанса отправиться к праотцам во время какого-нибудь испытания.

— Тремудрый Турнир обсуждаете?

— Именно. Поттер заявил, что Тремудрый Турнир это пустая трата времени.

— Знаешь, Малфой, а в чем-то он прав.

— Видишь, Малфой, еще один человек согласен со мной, что призовой суммы не хватит окупить лечение.

— К тому же, если из-за травмы чемпион не может принять участие в следующем испытании, это расценивается как отказ участвовать и данный чемпион лишается магии, — высказал Нотт еще один факт из истории Тремудрого Турнира.

Через несколько минут к компании Нотта, Поттера и Малфоя присоединились Кребб и Гойл, заняв места на сиденье Малфоя, прекрасно исполняя роль его телохранителей. На перроне послышался шум, источником которого оказалась семья Уизли, которая почему-то сопровождала Гермиону.

Поездка в школу прошла в обсуждении предстоящего Тремудрого Турнира и брачного контракта, который отец Малфоя заключил между Драко и младшей из сестер Гринграсс, Асторией, которая была на год младше и училась на третьем курсе Слизерина. В процессе разговора Гарри вспомнил некоторые положения кодекса своего рода, а также рода своего крестного, который заставил Гарри выучить его почти дословно.

Флешбек.

— Скажи мне, мой дорогой крестный, зачем мне учить кодекс рода Блэк? — спросил Гарри, левитируя Сириуса под потолком и покручивая его волшебную палочку в левой руке.

— Тебе, как наследнику, положено, — ответил сверху Сириус.

— Наследниками будут твои дети, Сириус. А мне вполне хватит наследства моего отца. Да и с твоим образом жизни я не удивлюсь, что через год у тебя будет ребенок, и даже не один.

— Эм, знаешь, Гарри. Расскажи-ка мне про второй пункт кодекса рода Блэк?

— Это тот, в котором говориться о запрете детям рода Блэк под угрозой изгнания из рода сочетаться браком с нечистокровными?

— Наверное, я его не читал, — ответил Сириус.

— Тогда какого Мерлина ты задаешь мне вопросы по кодексу своего же рода?

— Я тебе об этом и говорю. Раз магия рода признала тебя достойным наследником, помимо того, что четверть твоей крови это кровь рода Блэк, значит, как объяснили гоблины в Гринготсе, ты являешься первым в очереди на титул главы рода Блэк, после меня.

— А мне это все надо?

— А мне?

— Это твой род вообще-то, и твоя семья.

— Твоя тоже.

— За наследие семьи своего отца я несу ответственность, но за наследие семьи Блэк несешь ответственность ты!

— В такой же степени, как и ты.

— Будь уже серьезным!

— Я именно он.

— Это не смешно.

— Вот именно. На сколько я помню слова Джеймса, кодекс Поттеров вполне терпимо относиться к маглорожденным супругам и полукровкам, в отличие от рода Блэк. А так как ты являешься наследником одновременно рода Поттер и рода Блэк, то круг твоих потенциальных жен сужается до только чистокровных, если ты не хочешь получить весьма изощренное родовое проклятие за нарушение кодекса рода.

— Ты в курсе, что и сам попадаешь под это?

— Я? Я не попадаю, — улыбнулся Сириус.

— Это еще почему?

— А меня выжгли с родового гобелена, и теперь кодекс рода на меня не распространяется, — ответил Сириус, а Гарри застыл каменным столбом, обдумывая сказанное.

— Сириус, ты в курсе, что это подстава! — крикнул Гарри, роняя Сириуса на пол.

— Знаешь, многие в Англии жаждут стать хозяевами состояния Блэков, — проворчал с пола Сириус.

— Да мне все равно, кто бы что отдал. Если я не хочу схлопотать родовое проклятие, то круг кандидаток на должность моей невесты сужается до чистокровных и полукровок из древних магических родов! А в Англии все магические рода так или иначе связаны родственными узами. Инцест зло, Сириус.

— Найдешь себе француженку.

— Сириус, ты мне даешь прекрасный повод начать практиковать родовую магию, — с улыбкой проговорил Гарри.

— Э-э, Гарри, не надо, — поняв намек, заговорил Сириус.

— Не давай повода.

— Но от своих обязанностей ты таким образом не отвертишься.

Конец флешбека.

Раздумывая над словами крестного, Гарри доехал до Хогвартса, где, попрощавшись со слизеринцами, он присоединился к столу своего факультета в Большом Зале, потолок которого во всей красе отображал ту бурю, что бушевала на улице Распределение прошло так, словно его репетировали целый месяц. Когда же самая ответственная для первокурсников закончилась, слово взял директор Дамблдор.

— Приветствую вас снова в гостях у Хогвартса. Как новых, так и уже бывалых учеников. У меня есть только одно слово для вас…

Очередной раскат грома вместе с распахнувшимися дверьми зала прервали речь Дамблдора. В дверном проеме стоял старый человек со множеством шрамов на лице и деревянной ногой, похожей на деревянный протез боцмана пиратского судна.

— Это же Грюм! — восторженно прошептал сидевший рядом Рон, когда человек с деревянной ногой прошел к преподавательскому столу и, пошептавшись о чем-то с Дамблдором, сел на свободное кресло за столом профессоров. В гробовой тишине зала, установившейся после его появления, каждый его шаг был похож на выстрел из танковой пушки.

— Хочу представить вам нашего нового профессора Защиты от Темных Искусств Аластора Грюма! — захлопал Дамблдор и вместе с ним в зале раздались редкие хлопки.

Больше всех старались аплодировать гриффиндорцы, чуть меньше аплодисментов раздавалось за столом Хафлпаффа, еще меньше за столом Райвенкло. Стол Слизерина поприветствовал профессора молчанием.

— Ха! Чувствуют змеи, что теперь за ними будет глаз да глаз! — позлорадствовал Рон.

— А теперь, вернемся к тому, на чем я остановился… что же я говорил… ах да, ешьте, — сказал Дамблдор и махнул рукой.

На столах сразу же появилась разнообразная снедь и голодные ученики приступили к трапезе. Гарри в очередной раз помянул крепким словцом Сириуса за то, что тот где-то откопал учительницу по танцам, которая помимо всего прочего была еще и преподавателем этикета. И эта дама умудрилась за оставшиеся две недели августа вбить в его голову практически все основы этикета, без которых нельзя было появляться в приличном обществе.

— А теперь, когда мы все сыты после долгой дороги, я бы хотел сделать несколько объявлений. Во-первых, Запретный Лес все еще является запретным для посещения. Аргус Филч попросил меня донести до вашего сведения, что он расширил список запрещенных в Хогвартсе предметов. Желающие ознакомиться со списком из 484 предметов могут сделать это в кабинете школьного завхоза, — поднявшись со своего кресла-трона, заговорил Дамблдор, — И хочу сообщить вам, что чемпионата школы по квиддичу в этом году не будет.

Зал возмущенно загудел, но Дамблдор словно этого и ждал.

— Я с великой радостью хочу сообщить вам, что в этом году в Хогвартсе будет проходить Турнир Трех Волшебников, известный более как Тремудрый Турнир, — после этих слов Дамблдора во второй раз за вечер в зале повисла звенящая тишина.

— Вы шутите! — выкрикнул кто-то из близнецов Уизли, и его крик стал началом настоящего пандемониума в Большом Зале.

— Нет я не шучу, мистер Уизли. Делегации Бабатона и Дурмстранга прибудут в Хогвартс первого октября и пробудут с нами до конца учебного года. Это позволит укрепить дружеские связи между школами и их учащимися. Выбор чемпионов состоится во время праздничного ужина в честь Хэллоуина. Чемпион является представителем своей школы и его победа принесет славу как ему, так и школе, представителем которой он является. Но хочу сразу вас предостеречь — участие в турнире сопряжено с огромным риском. Если вы стали чемпионом, то пути назад у вас больше не будет. Для того, чтобы избежать напрасных жертв Английское Министерство Магии, совместно со своими Болгарскими и Французскими коллегами, приняли решение о введении возрастного ограничения на участие в турнире. К участию будут допущены только ученики, которым исполнилось семнадцать лет.

— Так не честно! Нам исполняется семнадцать в середине ноября! — перебил Дамблдора Фред Уизли.

— Что ж, значит вам нельзя будет участвовать, мистер Уизли. А теперь по койкам, марш.

— Думаю, пара капель старящего зелья поможет нам, мой дорогой брат, — подмигнув своему близнецу, сказал Фред, когда гриффиндорцы поднимались в свою гостиную.

— Я тоже так думаю, Дред.

— Было бы неплохо — принять участие в турнире, — мечтательно проговорил Рон.

— Рон! В турнире погибали участники. Последний турнир отменили из-за того, что на одном из испытаний погибли все чемпионы. Так написано в Истории Хогвартса, — попыталась воззвать к голосу разума Рона Гермиона.

— Гермиона права, Рон. Тысяча галеонов не стоит того, чтобы подставлять шею под топор, — согласился с Гермионой Гарри.

— Это же целая тысяча галеонов и слава чемпиона школы! А участникам турнира автоматом засчитывают экзамены, как и освобождают их от посещения занятий.

— Рон, если директор Дамблдор сказал, что могут участвовать только те, кому исполнилось семнадцать, значит только они и смогут участвовать.

— Но кто-то найдет способ обойти возрастную защиту. Ты же скажешь мне способ, Гарри, если узнаешь его? — обратился к задумавшемуся Гарри Рон, когда те уже попрощались с девушками четвертого курса и поднимались в мальчишескую спальню.

— Я вообще не собираюсь участвовать в этом, — ответил Гарри, — мне свое здоровье дороже.

POV Гарри Поттера.

Если организаторы турнира установили возраст совершеннолетия в качестве возрастного ограничения участников, то если кто-то моложе станет участником турнира, Министерство Магии будет вынуждено признать его совершеннолетним. Соблазн, но сперва надо увидеть защиту.

Допустим, мне удастся обойти защиту и стать чемпионом, что тогда? Для меня это возможность окончить обучение раньше срока. Сириус узнал у гоблинов, они могут за отдельную плату организовать сдачу экзаменов на получение аттестата средней школы. Промежуточное тестирование, которое я прошел летом, показало, что с магловской школьной программой у меня все в норме. Правда, пришлось долго уговаривать Сириуса нанять пару темных личностей в Лютом Переулке, которые изготовили поддельные документы для школы и обработали империусом нужных преподавателей, а с записями в базах данных решил вопрос Чародей. Стоило это все конечно дороговато, целых пятнадцать тысяч галеонов, но, как говориться, на образовании экономить нельзя.

Далее. Мне от турнира нужно только признание меня совершеннолетним, а в самом турнире можно не стараться побеждать, главное, явиться на все испытания. Хотя… можно будет и побороться за первое место. Но НД дает мне огромную фору, хотя это будут уже проблемы других чемпионов.

Значит, решено. Ждем прибытия иностранных делегаций и того, кто будет выбирать участников, после чего уже уточняем дальнейшие детали плана. А пока, можно будет потренировать Империо. На соседской псине оно у меня уже получается, вот только на людях его проверять опасно. Хотя, есть еще полуразумная живность из запретного леса. И Хагрид с Роном.

Конец POV Гарри Поттера.

Предстоящий турнир стал главным удобрением для поля, на котором росли слухи, как и предстоящий приезд делегаций иностранных школ. Уроки проходили в привычном режиме, кроме уроков ЗОТИ. На них профессор Грюм демонстрировал Непростительные Заклинания, а на последующих занятиях заставил учеников тренировать сопротивление заклинанию Империо. Так как Гарри обладал большими познаниями в окклюменции и уже знал, как действует Империо, благодаря библиотеке Блэков и конспектам Беллатрикс Лейстриндж, то он даже не заметил, как на него наложили заклинание, сразу же поборов его. И это не прибегая к помощи ИИ, который был недоволен решением пилота допустить попытку взлома его разума.

Однако не только уроки были главной головной болью Гарри. Одной из главных проблем стал переходный возраст. Если раньше Гарри не обращал на это внимания, то теперь ему становилось тяжелее удерживать зрительный контакт с девушками, не опуская взгляд на их вторичные половые признаки, которые в некоторых случаях стали гораздо заметнее, чем в прошлом году. А про спокойное сидение на нумерологии и рунах вместе с Дафной Гринграсс или Падмой Патил иногда казалось что можно забыть, хоть первая и была ему троюродной сестрой по линии отца. Но толи у Гарри идеалы были иные, каковых в Хогвартсе не было, толи родовая магия так влияла, а может и все сразу, никакого романтического интереса Гарри к женской половине Хогвартса не испытывал.

Вновь вернулись привычные походы утром и вечером в Выручай-комнату, где Гарри проводил свои тренировки и проводил улучшения систем своего НД рунами. Разобравшись за лето с зачарованием, лежавшим на волшебных метлах, попутно убив две новейшие метлы «Молния», Гарри решил дополнить свой НД независимым двигателем, не оставляющим никаких следов. Расположить рунные цепи, отвечающие за полет, он решил на выступающих элементах брони бедренного и плечевого сегментов. Для этого пришлось снимать дополнительное бронирование из кожи василиска, что было само по себе задачей не простой. Попутно укрепив основную броню НД и закончив с улучшением, Гарри провел ходовые испытания новой двигательной системы дождливой сентябрьской ночью за неделю до приезда гостей.

POV Чародея.

Хм. В результате последних дополнений заметно увеличилась маневренность и появилась возможность полета задним ходом, пусть и на небольших, по сравнению с крейсерской скоростью прямого полета, скоростях.

Скульд подготовил список модулей в орудийных системах, которые следует улучшить для увеличения огневой мощи. Но даже мне кажется, что доведение мощности частотных пушек до 80 гигаватт это перебор. Хорошо, что время накопления заряда никак не уменьшить. Хотя, пилот иного мнения.

Конец POV Чародея.

Первого октября были отменены все уроки во второй половине дня, чтобы ученики смогли привести себя в порядок перед встречей иностранных делегаций. Гарри надеялся, что Хогвартс устроит какое-нибудь театрализованное представление, или хотя бы какой-нибудь первокурсник расскажет стишок перед директором иностранной школы, но нет. Учеников просто выгнали на мороз вечером октября и построили фалангой. Пока ждали прибытие делегаций, Гарри боролся с желанием наколдовать себе шлем древнегреческого гоплита.

Через двадцать минут стояния на улице ученики Хогвартса были удостоены чести лицезреть прибытие делегации Дурмстранга на средневековом парусном галеоне, который вынырнул из озера и причалил к пристани, которая первого сентября встречала флотилию лодок с первокурсниками. После приветственной речи директора Дамблдора и его фразы «Добро пожаловать в Хогвартс» он почему-то вспомнил фразу из одного старого фильма: «сегодня мы ужинаем в аду!». Гарри казалось, что данная фраза идеально бы дополнила выступление директора Хогвартса, учитывая текущую обстановку. Других же учеников Хогвартса больше волновало присутствие в делегации Дурмстранга Виктора Крама, ловца сборной Болгарии и всемирно-известного игрока в квиддич.

Французская делегация Бабатона прибыла на огромной карете, запряженной не менее огромными пегасами. Но вот на фоне учеников Дурмстранга, одетых в меховые плащи, французы в своих шелковых мантиях казались раздетыми. И как в случае с болгарами, у французов была персона, приковавшая к себе внимание почти всех учеников Хогвартса. Точнее, их было две: директриса Бабатона Олимпия Максим, напоминавшая ростом Хагрида, и одна из француженок, напомнившая Гарри вейл с чемпионата мира по квиддичу.

После праздничного ужина в честь официального начала Тремудрого Турнира, на котором кроме учеников трех школ присутствовали еще и представители Министерства Магии Англии, Дамблдор поднялся со своего трона, чтобы на правах директора школы-хозяйки турнира произнести приветственную речь.

— Я рад приветствовать наших дорогих гостей из Академии Дурмстранг и Университета Бабатон в Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс, — после аплодисментов, Дамблдор продолжил, — В этот знаменательный день Министерства Магии Франции, Болгарии и Англии решили возобновить давнюю традицию соревнований между школами, прерванную из-за трагической случайности на последнем Тремудром Турнире. Но не будем о грустном, мы с вами присутствуем при историческом моменте. Мистер Филч, внесите кубок, чтобы могла начаться церемония зажжения огня!

После этих слов в Большой Зал с важным видом вошел школьный завхоз, который нес в руках серебряный поднос, на котором лежала старинного вида небольшая шкатулка. Директор Дамблдор подошел к завхозу и, закатав рукав мантии, засунул руку в шкатулку почти до локтя. Спустя несколько секунд Дамблдор извлек из шкатулки резной деревянный кубок, который по размерам был гораздо больше шкатулки, в которой он хранился. Поставив кубок кафедру, появившуюся в зале не иначе как по волшебству, Дамблдор стал водить над кубком волшебной палочкой и в кубке вспыхнуло голубое пламя.

— Турнир Трех Волшебников объявляется открытым! Представляю вам абсолютного судью Турнира Трех Волшебников — Кубок Огня! Все желающие стать чемпионами турнира, которым исполнилось семнадцать лет, должны будут опустить листок пергамента со своим именем и названием школы в Кубок Огня, который с завтрашнего утра будет выставлен в коридоре перед дверьми Большого Зала. А чтобы у тех, кто не достиг семнадцати лет, не возникло соблазна поставить свою жизнь под угрозу участием в турнире, я очерчу вокруг кубка Ограничительную Линию.

— Тех, кто достиг необходимого возраста и решит принять участие в турнире, я хочу предупредить, что чемпион — это не только участник Тремудрого Турнира. Чемпион школы — это в первую очередь лицо, представляющее свою школу, и по действиям чемпиона будут судить о школе, которую он представляет. На них будет возложена огромная ответственность перед магическим сообществом своей страны и теми учениками, что остались в школах и не смогли приехать на Турнир. Участие в Турнире сопряжено с огромным риском для жизни, и я призываю вас трижды подумать, прежде чем опустить свое имя в кубок. Выбор чемпионов кубком состоится вечером 31 октября. В день празднования Хэллоуина.

«Ограничительную Линию? Директор это серьезно? Да в каждой библиотеке магического рода есть описание подобного заклинания, оно же относится к заклинаниям по уходу за детьми. А тому, у кого мозги на месте, не составит труда провести нумерологический анализ и найти способ обойти это заклинание. Интересно, кто до этого додумается?», — подумал Гарри, смотря удивленным взглядом на Дамблдора.

— А теперь, нам всем надо отдохнуть с долгой дороги. Нас всех ждут теплые постели и здоровый сон.

Со следующего дня в Хогвартсе стало увеличиваться количество бородатых учеников. Данный эффект достигался путем взаимодействия ученика, принявшего старящее зелье, и Ограничительной Линии вокруг Кубка Огня. Первыми бородачами Хогвартса стали близнецы Уизли, но их судьба никого ничему не научила. Гарри две недели наблюдал за потугами тех, кому не исполнилось семнадцати лет, бросить пергамент с именем в кубок. Одной тихой ночью, через неделю после начала турнира, Гарри попробовал преодолеть линию своими дронами, оснащенными клыками василиска, помня как эти клыки без усилий пробили щит НД. Эксперимент прошел успешно: дроны прошли барьер словно его и не было, теперь оставалось подготовиться к спектаклю.

За неделю до Хэллоуина, и до дня выбора чемпионов школ, Гарри стоял вместе с гриффиндорцами и наблюдал за очередной попыткой нескольких шестикурсников бросить свое имя в кубок.

— Из наших хоть кто-нибудь бросил? — спросил Гарри стоявшего рядом Симуса.

— Анджелина вчера бросила. С Хафлпаффа Диггори, Монтегю со Слизерина. Это те, про кого я знаю.

— Эх, было бы неплохо принять участие в турнире, — мечтательно вздохнул Рон, провожая взглядом очередного бородатого студента.

— Ну так попробуй, — сказал Гарри.

— Меня барьер не пускает, — ответил Рон, для убедительности похлопав по воздуху возле кубка. Его рука словно натыкалась на невидимую стену, которая не пропускала руку Рона дальше дозволенного. Вокруг послышались смешки проходящих мимо учеников Дурмстранга и Бабатона.

— Я же говорила, что профессор Дамблдор найдет способ, чтобы не допустить участия тех, кто моложе семнадцати, — гордо проговорила Гермиона, — поэтому, хватит даже пытаться.

— Гермиона, спорим, что я закину свое имя в кубок? — прищурившись посмотрев на Гермиону, спросил Гарри.

— Пф, давай поспорим. На что?

— Если у меня получиться, ты будешь давать мне списывать домашнюю работу по ЗОТИ до конца года. Если нет — с меня желание. Идет? — спросил Гарри, протягивая руку Гермионе.

— Идет, — пожала руку Гарри Гермиона, — Рон, разбей.

Закончив с формальностями, Гарри написал на пергаменте «Гарольд Поттер, Хогвартс», но не спешил подходить к кубку. Вместо этого он вытянул левую руку с зажатым в кулаке пергаментом и провел волшебной палочкой от запястья до локтя, бормоча себе под нос цитату из файтинга, в который он игрался с Сириусом в одном из игровых залов Лондона.

— Waga tamashī no ki suru basho nite kongen ni umare dedeshi tsurugi yo, subete o munikisuru yaiba wo waga mae ni shimese (примерный перевод: Из царства душ не рожденных я взываю к мечу, что принесет погибель моим врагам. *), — забормотал Гарри, прикрыв глаза, и вслед за движением палочки из пола рядом с ним материализовывался Нагльфар, стилизованный под двуручный меч, который словно вырастал из пола. Когда Гарри закончил бормотать свою реплику, он поднял руку в направлении кубка, и меч повторил его движения, сделав разворот, и занял позицию над плечом Гарри, нацелившись острием на кубок.

— Nagiharau (Погаси **), — произнес Гарри, подкинув пергамент вверх.

Клинок вылетел из-за плеча Гарри, словно им выстрелили из пушки. Пробив пергамент, он полетел вместе с ним в сторону стены за кубком. Но, когда пергамент был как раз почти над кубком, Гарри отозвал Нагльфар, и бумажка по инерции упала в пламя. Пламя кубка взметнулось вверх, принимая пергамент, и Гарри с победоносным видом посмотрел на Гермиону. А на него тем временем, разинув рты, смотрели собравшиеся ученики, ставшие свидетелями произошедшего.

— С тебя домашка по ЗОТИ до конца года, Гермиона.

— Гарри, что это было! — взорвал тишину возмущенный голос Рона.

— Да так, заклинание из записей моего отца. Считается фамильной магией.

— Ты должен мне его рассказать.

— Рон! Это семейный секрет вообще-то! А за более простым способом советую обратиться к библиотеке Хогвартса в раздел бытовых чар.

После случившегося в библиотеке Хогвартса наблюдался значительный наплыв посетителей, но никому не удалось преодолеть Ограничительную Линию. На все вопросы Гарри отвечал посылом в секцию с бытовыми чарами. Так продолжалось до 31 октября, дня, когда должны были стать известными имена чемпионов школ. На праздничный ужин Гарри явился в футболке под мантией, на которой был нарисован плюшевый мишка с бензопилой, говоривший: «Дети — цветы жизни».

— А теперь, Кубок Огня готов объявить чемпионов! — провозгласил Дамблдор, когда праздничный ужин подошел к концу.

Комментарий к главе:

Waga tamashī no ki suru basho nite kongen ni umare dedeshi tsurugi yo, subete o munikisuru yaiba wo waga mae ni shimese* — обрывок фразы, которую произносит NU-13 из файтинга BlazBlue во время проведения аналога фаталити

Nagiharau** — его непосредственное начало (пример: http://www.youtube.com/watch?v=P0HX8u-JXw)

Глава 19

Первый этап

— А теперь, Кубок Огня готов объявить чемпионов! — провозгласил Дамблдор, когда праздничный ужин подошел к концу, — тех, кого выберет кубок, я попрошу проследовать в Малый Зал для получения дальнейших инструкций от Людо Бегмена, главы департамента магических игр и спорта, и Бартемиуса Крауча, главы департамента международных отношений.

Названные волшебники встали и поклонились, после чего Дамблдор взмахнул палочкой и начал церемонию объявления чемпионов. Свет в Большом Зале померк, а пламя Кубка Огня, специально установленного в этот день в центре зала, загорелось ярче, освещая зал призрачным голубым пламенем. Внезапно, пламя кубка стало фиолетовым и в потолок взметнулся столб пламени, из которого вылетел кусок пергамента, который направился в руки Дамблдору.

— Чемпион Академии Дурмстранг… Виктор Крам! — прочитал пергамент Дамблдор и зал взорвался аплодисментами.

Спустя несколько мгновений в потолок взметнулся еще один столб фиолетового пламени и Дамблдор поймал еще один пергамент.

— Чемпион Университета Бабатон… Флер Делакур! — провозгласил Дамблдор и зал снова взорвался аплодисментами. Но в отличие от Крама, делегация Бабатона хлопала своему чемпиону как-то вяло.

Столб пламени из кубка взметнулся в третий раз.

— Чемпион Хогвартса… Гарольд Поттер? — прочитал Дамблдор, глаза которого становились все шире и шире, по мере прочтения имени чемпиона.

— Ну почему он! — возмущенно закричал Рон.

— Я всю неделю давал подсказки, как обойти защиту у кубка. То, что вы ей не воспользовались — ваши проблемы, — спокойно сказал Гарри, вставая из-за стола под аплодисменты стола Слизерина. Дойдя до дверей в Малый Зал, Гарри остановился и повернулся к залу.

— И да, обойти Ограничительную Линию можно, разложив формулу заклинания в матрицу и немного изменить Лямбда-матрицу фактора определения. Формула заклинания есть в любом пособии по магическому домоводству, раздел ухода за детьми. Разложение заклинаний в матрицу пусть и материал седьмого курса, но можно же скооперироваться с семикурсником, — высказал Гарри и вошел в Малый Зал.

— Что-то случилось? Нас вызывают обратно? — спросила француженка у Гарри.

— Нет, просто я третий участник турнира. Похоже, кубок оценил мою выходку со взломом защиты.

Француженка и болгарин вопросительно на него посмотрели, но тут из Большого Зала раздался хлопок, затем еще один, после чего в зале начался шум. Когда шум утих, в Малый зал вошли директора школ, профессора Грюм и Снейп, а также сотрудники министерства.

— Это неслыханно! Я подозревал, что Английское Министерство попытается увеличить свои шансы на победу, но чтобы так! — ругался Игорь Каркаров, директор Дурмстранга.

— Я полностью согласна с Каркаровым, Дамблдор, — грозно заявила директриса Бабатона.

— Олимпия, Игорь, не стоит горячиться. Я уверен, что мы сможем выяснить причину появления четвертого чемпиона, — ответил Дамблдор.

— Мадам Максим! А правда, что он, — указала в сторону Гарри Флер, — участвует в турнире? Он же еще ребенок!

— Мне интересно, кто тут ребенок: тот, кто побежал жаловаться старшим или я? — спросил Гарри, хмыкнув, когда увидел отчет НД по сканированию сигнатур чемпионов. У Крама было 53 единицы, у Флер — 48, и это против Гарриных 82 единиц.

— Господа, я предлагаю оставить выяснение вопроса о четвертом чемпионе на другой раз. Нам нужно рассказать чемпионам детали турнира, — призвал к порядку Людо Бегмен.

— Тут нечего выяснять, Людо. Кто-то использовал мощное заклинание Конфундус и внушил кубку, что в турнире участвуют четыре школы и кинул пергамент с именем английского судьи. Я вижу здесь попытку дискредитации Министерства Магии Англии, — сказал профессор Грюм.

— Опять ты со своими теориями заговора, Грюм.

— Постоянная бдительность! — рявкнул профессор свою коронную фразу. — Это было бы на руку приспешникам твоего хозяина, Каркаров.

— Аластор, успокойся. Господа, Людо прав, нам нужно сообщить участникам турнира необходимую информацию. Барти, будь добр, — успокоив Грюма, обратился к присутствующим Дамблдор.

— Да, Альбус. Итак, Тремудрый Турнир состоит из четырех этапов: Испытания Воли, Испытания Разума, Испытания Силы и Испытания Логики. Мы решили немного изменить традиции и внести немного интриги в турнир, увеличив число испытаний, результат каждого из которых будет влиять на следующий. Первый этап, Испытание Воли, состоится 19 ноября, но перед ним произойдет церемония взвешивания палочек, на которой эксперт осмотрит состояние ваших волшебных палочек.

— Дамблдор, а вас не смущает, что ваш чемпион еще несовершеннолетний и по договору не имеет права участвовать в турнире? — спросила мадам Максим.

— Между чемпионами и Кубком Огня создается магический контракт, нарушение которого жестоко наказывается, участие мистера Поттера в турнире в качестве чемпиона Хогвартса окончательно, и обсуждению не подлежит. Если вы конечно не хотите произвести выбор чемпионов заново, но в таком случае все чемпионы признаются кубком отказавшимися участвовать, что является нарушением магического контракта, — объяснил мистер Крауч.

— То есть, из-за кубка меня официально признали совершеннолетним? — подобравшись, спросил Гарри.

— Юридически — да.

— Но он же сжульничал! — возмутилась Флер.

— Я всего лишь хотел получить возможность списывать домашку по ЗОТИ у одноклассницы, а не участвовать в турнире. То, что мне удалось найти три способа взломать защиту видимо показалось кубку достаточным, чтобы признать меня чемпионом школы, — ответил Гарри, мысленно планируя встречу с крестным в Хогсмиде.

— Три способа, мистер Поттер? — спросил профессор Снейп, — не изволите ли поделиться?

— Да пожалуйста. Первый — это как я обошел защиту, про второй я рассказал в Большом Зале, когда мое имя вылетело из кубка. Третий — просто отправить сову.

— Отправить сову?

— Да, отправить сову. На сов не действуют Ограничительные Линии, определяющим фактором которых является возраст. А кубок примет имя хозяина совы, так написано в книге «Тремудрый Турнир сквозь века».

— Ты действительно достоин представлять Хогвартс, мой мальчик. Но не расскажешь подробнее о первом способе?

— Простите, директор, не могу. Это была семейная магия, и кодекс рода запрещает выдавать ее секреты инородцам. Вы же не хотите, чтобы я стал сквибом в самом начале турнира? — спросил Гарри, чувствуя легкое покалывание в затылке и усиливая свои барьеры.

«Применение хакерской атаки класса „легилименция“ вне зала суда рассматривается законами как незаконное и классифицируется как нападение, что позволяет применить ответные меры в качестве самозащиты. В виду неоднократного применения атаки подобного класса со стороны объекта „Дамблдор“ рекомендуется устранение враждебного объекта», — сообщил Гарри НД, отображая отсканированные страницы сводов законов волшебного мира, выделив цветом нужные параграфы.

— Конечно же нет, мальчик мой. Я думаю, нам надо отпустить чемпионов, им нужно отдохнуть. Олимпия, Игорь, вы не присоединитесь ко мне за рюмочкой бренди?

— Простите, Дамблдор, но нет. Я хочу пообщаться со своим Чемпионом.

— Я тоже. В другой раз, Альбус, — следом за директрисой Бабатона отказался Игорь Каркаров.

— Я пойду, директор? — спросил Гарри.

— Конечно, мальчик мой.

— Всего доброго, — попрощался Гарри и вышел из Малого Зала.

Вспомнив свои слова про возможность кинуть пергамент в кубок при помощи совы, Гарри изменил курс и теперь двигался в направлении совятни. Ему нужно было сообщить крестному о случившемся, а также попросить его организовать встречу с гоблинами на ближайших выходных во время похода в Хогсмид. Раз уж он стал чемпионом турнира и служащие министерства признали, что юридически он приравнивается к совершеннолетним, то не воспользоваться этим и не сдать СОВ раньше срока было глупо. Тем более, когда знаешь материал по большинству предметов вплоть до шестого курса, а по некоторым давно вышел за рамки школьной программы.

Поднявшись на третий этаж, Гарри услышал отдаленный звук поступи босых ног по каменному полу. Заинтересовавшись, он пошел в направлении шагов и вскоре вышел на невысокую девочку в форме Райвенкло, которая шагала босиком по коридору и мечтательно рассматривала потолок.

— Эм, все нормально? — спросил Гарри, наклонив голову на бок.

— Да, все прекрасно, — ответила девочка, повернувшись к Гарри, — просто нарглы украли мою обувь.

— Нурглы? Я думал Нургл существует в единственном экземпляре. И ему совершенно не интересна женская обувь, вот мужская — другое дело, особенно кроссовки каких-нибудь спортсменов. Почему ты ищешь обувь на потолке?

— Не нУрглы а нАрглы. Они маленькие, пушистые и с крылышками как у белки-летяги. А кто такие нурглы?

— Нургл. Он один. Такой зелененький добренький, только тоску наводит да простуду.

— Значит именно нургл летал вокруг профессора Грюма, когда вылетело имя четвертого чемпиона, — задумавшись, сказала девочка. Гарри бросил взгляд на ее босые ноги и, вздохнув, наколдовал ей простые туфли, которые носило едва ли не две трети Хогвартса.

— Держи, а то нургл будет летать возле тебя. Что за четвертый чемпион?

— Спасибо. Ты не знаешь? Значит мозгошмыги ошиблись. Они шептали, что четвертый чемпион вошел в Малый Зал.

— М?

— Кубок почему-то выбрал мистера Крауча четвертым чемпионом.

— Крауча? Странно. Похоже, он кинул пергамент с чужим именем.

— Почему ты так решил?

— Кубок — очень древний артефакт. Про него написано, что он создавался еще в те далекие времена, когда школы всего мира устраивали между собой что-то вроде Олимпийских Игр маглов. Он выбирал из гораздо большего числа школ, нежели три. Но одно свойство его всегда оставалось неизменным — он всегда менял имя на пергаменте на имя кинувшего его.

— Мозгошимыгам это нравиться, они любят всякие слухи. В отличие от савилаи, которые вьются вокруг чемпионки Бабатона. Но от тебя они улетают как от огня, в чем же причина, — произнесла девочка, задумчиво рассматривая Гарри.

— Не знаю. Здесь недалеко вроде башня Райвенкло, тебя проводить?

— Великий Гарри Поттер хочет проводить бедную полоумную Райвенкло? — захлопав глазами, спросила девочка.

— Почему полоумную?

— Меня так называют на факультете.

— Идем. Чем дольше над тобой будут издеваться, тем больше кхорнов будет над ними кружиться. Как тебя зовут, кстати?

— Луна Лавгуд, но все зовут меня Полумной. Я не знаю кхорнов, какие они?

— Красненькие, похожие на летучую мышь, любят кровь и ненависть.

— Надо рассказать о них папе. Он изучает всяких мифических созданий.

Проводив девочку до входа в гостиную факультета Райвенкло, Гарри посмотрел на часы, которые услужливо отобразил НД, и побежал в совятню, где написав на коленке письмо Сириусу, после чего отправив Хедвиг в особняк Блеков, побежал в гостиную Гриффиндора, активировав на ходу мантию-невидимку. В гостиной его встретили осуждающие взгляды гриффиндорцев.

— Что? Никто не догадался отправить в кубок сову с пергаментом? — громко спросил Гарри.

— Сову?

— Да. Совам плевать на всякие ограничительные линии.

— Откуда ты знаешь? — спросил Рон.

— Малфой так бросил пергамент с именем, — пожав плечами, ответил Гарри, — Что? Должен же я на ком-то испытывать свои догадки. А Малфой купил бы нового филина, если бы ничего не вышло.

— Ты сказал Малфою?! — закричал Рон.

— Вообще-то, он вместе со мной искал способ обойти барьер. Просто так в жизни ничего не достается, Рон. — сказал Гарри и проследовал в спальню. Еще час в гостиной шли споры, но Гарри уже было все равно. Его планы потихоньку начинали воплощаться в жизнь, а с испытаниями он уже как-нибудь справится.

Церемония проверки палочек застала Гарри на уроке зельеварения. Он как раз заканчивал противоожоговую мазь, когда в дверь лаборатории постучал Колин Криви и сообщил, что Гарри Поттера вызывают в Малый Зал. Профессор Снейп кинул на Криви свой классический взгляд версии «шоб ты сдох», после чего велел Гарри идти на церемонию.

— А вот и чемпион Хогвартса. Что ж, пока не решен вопрос об участии четвертого чемпиона, предлагаю провести церемонию взвешивания палочек участников, — радостно заговорил Людо Бегмен, — проверять ваши палочки будет английский мастер волшебных палочек Гаррик Оливандер.

Оглядев Малый Зал, Гарри заметил директоров школ, стоявших возле чемпионов своих школ, маленького мужчину с фотоаппаратом, который устарел лет сто назад и женщину в мантии, раскрашенную в безвкусную смесь ярких цветов. Ей не хватало надписи на мантии «Любите друг друга — не воюйте» и она бы подошла по описанию на магловских хиппи. Бегло осмотрев собравшихся, Гарри встал возле Дамблдора.

— После проверки палочек чемпионы получат более подробную информацию о турнире и предстоящих испытаниях…

— А затем дадут интервью, — перебила Бегмена женщина в хиповской мантии.

— И дадут интервью. Кстати, позвольте представить — журналист газеты «Ежедневный Пророк» Рита Скиттер. Итак, Гаррик. Прошу.

— С удовольствием, мистер Бегмен. Дамы вперед, — сказал мистер Оливандер, поклонившись француженке. Флер подала мастеру свою волшебную палочку и тот принялся ее рассматривать, обнюхивать и пытаться посмотреть на просвет.

— Хм… розовое дерево, 20 сантиметров… сердцевина… о боже мой! Волос вейлы. Довольно необычное сочетание. Палочки с сердцевиной из волос вейл весьма своенравны и слушаются далеко не каждого, но вам она подходит идеально.

— В ней волосы моей гранд-маман, — ответила Флер.

— Палочка в идеальном состоянии, Орхидеус, — наколдовав букет орхидей и вручив его француженке вместе с палочкой, мистер Оливандер взялся за осмотр палочки Виктора Крама.

— Творение Грегоровича, если не ошибаюсь? Хм… 27 сантиметров, саксаул и сердечная жила дракона, довольно мощное сочетание. Но она в полном порядке. Авис, — произнес мистер Оливандер, и из его палочки вылетела стайка птичек, чье появление сопровождалось звуком, напоминавшем Гарри выстрел из гранатомета.

Вернув Виктору его палочку, Оливандер приступил к осмотру палочки последнего чемпиона.

— О, а эту палочку я прекрасно помню. Эбонит, 37 сантиметров, одна из самых длинных палочек, которые я когда-либо продавал. Создана еще моим отцом и довольно долго лежала на полке в магазине, ожидая своего хозяина, и дождалась. Эбонит олицетворяет спокойствие и тьму, а сердцевина из чешуя виверны прекрасно дополняет палочку своей яростью и безумным нравом. Редкий случай, когда две противоположные по характеру сердцевины образуют прекрасный тандем. Ваша палочка в идеальном состоянии, мистер Поттер, — сказал Оливандер и собрался произнести заклинание, как из палочки в его руку ударили голубые искры, из-за чего мастер едва не выронил волшебную палочку.

— Она весьма своенравна, мистер Поттер, и видимо отказывается слушаться кого-то, кроме-вас, — с этими словами Оливандер отдал палочку хозяину.

— Итак, как вы уже знаете, турнир состоит из четырех этапов-испытаний. 19 ноября вам предстоит пройти Испытание Воли, на котором вы должны будете показать ваше мастерство владения магией и волю к победе. На первых трех этапах вы должны будете достать подсказки-ключи, которые помогут вам пройти четвертый этап. 19 ноября в 10 утра вы должны явиться в шатер чемпионов возле стадиона для квиддича, имея в руках только палочку и свои знания в голове. Любые дополнительные артефакты, фамильяры, зелья или заговоры запрещены. Если при проверке у вас найдут что-то подобное, вы будете немедленно дисквалифицированы, а Кубок Огня посчитает это отказом от участия. Надеюсь, никто не захочет быть наказанным кубком.

«Придется прорываться своими силами, не используя НД», — подумал Гарри.

«Небесный Доспех не попадает под описание фамильяра или магического артефакта. Отключение НД во время испытаний нежелательно».

«Часть твоих систем подпитывается магией, частично ты попадаешь под описание магического артефакта. Да и связь между ядрами могут воспринять как связь фамильяра».

«Логических нестыковок в объяснении пилота не обнаружено. Чародей вынужден согласиться».

— А теперь фотографии и интервью! — захлопав в ладоши, произнесла Скиттер, — Гарри, не против, если я возьму у тебя интервью в более приватной обстановке?

— Прошу прощения, миссис Скиттер, но мой опекун и мой глава рода запретили мне давать какие-либо интервью и общаться с журналистами, — добродушно улыбнувшись, ответил Гарри. Сириус в ответе на письмо предупредил его, чтобы тот даже не думал разговаривать с репортерами. Не то, чтобы Гарри раньше об этом не знал.

Пока Скиттер общалась с другими чемпионами и пыталась выудить из Дамблдора хоть какую-то информацию, Гарри вспоминал ее недавнюю статью, в которой она хорошенько полила помоями Министерство Магии, сообщив об участии сотрудника министерства в Тремудром Турнире в качестве четвертого чемпиона, заодно выкопав каким-то образом информацию о побеге Питера Питтегрю из Азкабана. Статья произвела самый настоящий фурор, и Гарри пришлось уговаривать Дамблдора вызвать Сириуса в кабинет директора, чтобы тот принес Нерушимую Клятву, что не будет искать Питера.

Через два дня после церемонии проверки палочек настало время похода в Хогсмид, где у Гарри была назначена встреча с крестным. Зайдя в кафе «Три Метлы», он увидел Сириуса, флиртующего с хозяйкой кафе, довольно симпатичной мадам Розмертой.

— Добрый день, Сириус. — сказал Гарри, подойдя к крестному.

— Ну здравствуй, крестничек. Наделал ты шума, я тобой прям горжусь, — смахивая несуществующую слезу, ответил Сириус.

— Все готово?

— Да.

— Тогда отправляемся немедленно. Я хочу посетить какой-нибудь магловский фастфуд и закупиться чаем, а то от тыквенного сока меня уже воротит.

— Рад был повидаться, Розмерта. До скорой встречи.

— До встречи, Сириус.

— Как мы доберемся?

— Портключ в Гринготс. Любезно предоставленный поверенным рода Блек. Скажи, зачем тебе понадобились гоблины?

— Хочу сдать СОВ пораньше, — успел сказать Гарри, когда Сириус активировал портключ.

— Лорд Блек, мистер Поттер, рад вас видеть, — поприветствовал волшебников гоблин.

— Взаимно, мистер Хрясьбац, — произнесли Гарри и Сириус.

— Чем вам может помочь Гринготс, лорд Блек?

— Если я правильно расслышал, мой крестник хотел сдать СОВ…

— Ты не ослышался, крестный. Мистер Хрясьбац, из-за моего участия в Тремудром Турнире министерство признало меня совершеннолетним, так как не оспорили мое право на участие в турнире для совершеннолетних. Таким образом, я имею право сдать СОВ раньше срока.

— Вы конечно правы, мистер Поттер, но к чему такая спешка?

— Еще год и Хогвартс не сможет меня научить чему-либо новому, а я не хочу просиживать свое время на уроках, материал которых я уже знаю. Время — деньги, как говорят.

— Действительно, время — деньги. Когда вы планируете сдачу СОВ?

— В июне, после окончания школы.

— Что ж, это не сложно устроить.

— Сириус, ты же поможешь своему крестнику окончить школу раньше срока? — спросил Гарри, глядя на Сириуса щенячьими глазами.

— Прекрати, Гарри, тебе это не идет. После того, что ты практиковал в дуэльном зале дома, я никогда не поверю в твою искренность. Необходимые затраты я беру на себя, мистер Хрясьбац.

— Подумаешь, попользовался немного темной магией, — обиженно буркнул Гарри.

— Лучше бы ты авадой кидался, чем теми заклинаниями. Я же закрыл библиотеку, откуда ты их вычитал?

— Хорошие отношения с домовиком, Сириус, — ответил Гарри, про себ