Book: Творчество Сталкеров (книга 3)



Творчество Сталкеров (книга 3)

Главный редактор: Танк72

Редколлегия: Nastasya_Fillipovna, S.Pereiro, Игорь Сержант, Jeka, Mashin

Оформление книги: S.Pereiro, BlackAnarhist, Хронавт.

Фотографии для иллюстраций: Dick

Творчество Сталкеров (книга 3)

ПРЕДИСЛОВИЯ


Василий "Hauptman" Чагаев


Тени Чернобыля. Серое небо..

Здесь много лет не вырастет хлеба

И чистокровной не вырастет жизни

Кто попытался - мутанты загрызли

Выпустят книгу. Напишут ребята

Как наша фантазия Зоной примята

Как это близко нашему духу

Память обманет Зону- старуху

Тени Чернобыля - диск в дисководе

Может мы в Зоне ближе к свободе?

Рюмочку, сталкер! Колбаски и хлеба!

Выпьем, пока ещё чистое небо!


Олег "GB" Малахов


Когда на душе сложно, когда тучи на твоем небосклоне, когда весь мир против тебя - сесть и выписать что-нибудь красивое, смешное. Чтобы увидеть улыбку другого и самому отразить ее слабым отблеском. Это сложно.

Когда, наоборот, на душе радость и судьба подкидывает тебе счастья как топлива в душу. И хочется распахнуть руки и улететь. Остановиться на взлете и поделиться своей радостью и хорошоим настроением с другом, который грустит рядом по другую сторону от черного экрана компьютера безумно далеко, если считать в километрах, и поймать тепло его слабой улыбки. Это тоже сложно.

Когда тебе все равно... Когда безразличие серой пеленой накрывает родники души и лень серой паутиной затягивает извилины мозга. Это и есть самое сложное! Не поддаться. И через силу, через "не могу" заставить себя написать пару строчек. А после… Взять веник и тряпку и устроить уборку. Выкинуть весь хлам и мусор. И окинуть написаное новым взглядом и безжалостным скальпелем вырезать из него следы этой рухляди. Пусть останется треть или даже четверть, но за эту четверть тебе не будет стыдно перед собой и другими...

Вот что такое мастерство. И враки, что его не пропьешь. Очень запросто.


Вячеслав "Tank72" Густов


Итак, нашего полку прибыло! Причём, значительно прибыло. Если первый и второй сборники были исключительно «мужскими», то теперь перестрелки и взрывы органично сочетаются со вздохами и взволнованными биениями сердец. Это, разумеется, шутка. Наши дамы умеют описывать батальные сцены ничуть не хуже представителей сильной половины человечества. Знакомьтесь: Алёна, Афина, Nastasya_Fillipovna, Жанна Д'Арк, Маргарита, Фаина.

Это, разумеется, псевдонимы. В жизни наших милых дам зовут совсем по-другому. Не буду длить интригу, вот имена (в том же порядке): Алёна Астафьева, Марина Зохно, Владлена Солуянова, Любовь Кочетова (загляните на её страничку на стихи.ру - http://www.stihi.ru/author.html?lufiko), Маргарита Патрушева, Фаина Лукина. Разумеется, они дружно «отметились» замечательными стихами, а Афина ещё и написала повесть, навеянную сдружившим нас всех «Сталкером». Стихи у всех разные, но у всех хорошие. А как же иначе? Мы только такие и отбирали.

Конечно же, этот сборник не стал чисто «дамским». По-прежнему с нами BlackAnarhist и Перейро, которые в Фотошопе могут всё, а если хорошо попросить, то даже немного больше (А ещё, скажу по секрету – Перейро отменный автор).

Порадовал новым творчеством Bondor, выдали на-гора массу интересного @nDRON, GB, Joachim и Hauptman (прошу обратить самое пристальное внимание на их стихи!). Бил не в бровь, а в глаз iji (что ни произведение – то маленький шедевр), присутствовал в виде Охотника Tank72, вовсю отжигали блистательные Саафтары – Граф Де Мор и Хронавт (Один из «изюмов» тома – повесть «Меченый, как символ…»).

Неслабо зажог в дебюте «Пьяный Сталкер» Likedeler. Мысленно с нами (копит силы!) один из идейных вдохновителей всего проекта s.e.l.d.e.s. (ждём от него всего, чего угодно). Отстрелялся в нескольких номинациях суперветеран Сержант ВВС.

Так же мысленно (в очередной раз доводит до совершенства «Ангела»), и не только (читайте новые миниатюры!) присутствует Ges.

Уже на достаточно позднем этапе в наш дружный коллектив влился замечательный автор, поэт со скромным именем Тормоз. Всем рекомендую его стихи!

Не обошлось и без привлечения заезжих «звёзд». С Прозы.ру со своими творениями к нам пожаловали такие хорошие люди, как marymay, Rain, Алексей Сорокин.

Творчество Сталкеров (книга 3)

ПОВЕСТИ


Олег "GB" Малахов


Битва при Эльфгорне или вид из-за кулис

Это задумывалась как небольшой рассказ в ответ на произведение Tank72 "Охотник".

Меня как автора заинтересовала техническая сторона битвы при Эльфгорне.

В результате рассказ перерос в повесть и зажил своей жизнью.

Хочу сказать спасибо Танку за его мир. Без него бы я вряд ли бы сел за клавиатуру.

Глава 1

Мяу! МЯУ! МЯ-А-А-У!

Блин, где же эта кошка! Тапком застрелю! С трудом открываю правый глаз. Потому что левый смотрит в подушку. На будильнике 8:30! УТРА! Кстати, будильник светится ярко-голубым цветом срочного вызова через вирт. Ага… Понятно… Закрываю глаз и ухожу в вирт прямо в кровати.

В пещере сумрачно, только голубеет рамка зеркала – это мой терминал. Рамка едва заметно меняет яркость тона (признак срочного вызова), ладно хоть звук отключился. Клацаю в сторону терминала зубами. На светлеющей поверхности зеркала проступает голова черного кота на каком-то зеленом фоне. Хрон, как и следовало ожидать

- Ну! ррр…

- Слушай, я знаю, что тебя лучше не будить, а то можно без лап остаться.

- Хм… (это шутка, понятная только посвященным)

- Дело очень важное и всех нас касается.

- Нас, это кого?

- Оборотней!

- Ну и? Я тут при чем?

Сажусь на хвост и демонстративно чешу лапой за ухом.

- Ты тоже оборотень!

- Я маг-оборотень! Это немножко другое. Так?

- Да брось ты дуться, а? Все уже забыли давно, а ты всё вспоминаешь.

Сжимаю зубы, чтобы не зарычать.

- Одна рыжая леди до сих пор помнит…

Хрон хмурится, поводит усами и ушами, похоже я его уел. Только мне почему-то не весело.

Кот на экране резко выдыхает и приводит последний аргумент

- Мне Стик посоветовал к тебе обратиться.

Та-а-ак… Это действительно тяжелая гирька на его сторону весов. Стик зря своим раздвоенным языком не треплет.

- Дальше?

Радостный вздох, похоже, Хрон даже дышать забыл. Это кстати тоже показатель…

- Не торопись радоваться, я ещё ничего не решил, и поменяй облик, а то я эту черную мордашку всерьез воспринимать не могу.

Не подумайте что я привередничаю, но вторая ипостась Хронавта действительно немного отличается от первой характером и привычками.

Я пока тоже приведу себя в порядок. Пара заклинаний и шерсть начинает лосниться, а обрывки постельной травки пропадают из неё.

На зеркале проявляется полосатая голова Хронавта.

- Дело такое. В Эльфостане намечается серьезная война и оборотней попросили быть наблюдателями.

- Кто? И зачем им вдруг сторонние наблюдатели понадобились?

- Как ни странно нас просила Орда, эльфы поддержали. По агентурным данным намечается массовый вброс ручного и тяжелого оружия из других игровых вселенных.

Опаньки… интересные пироги с котятами (не при Хроне будет сказано). Это же вроде запрещено… или нет? Официально да, но если никто жаловаться не будет… Да еще подмазать где надо…

Так, а я им зачем? Ну это просто, на эльфийской войне и чтобы без магии обошлось, такого не бывает. Для того, чтобы хитрую боевую магию видеть, одних способностей оборотня мало, надо еще и опыт иметь. Чего-то я еще хотел…

Пока я ворочаю тяжелые со сна мысли, Хронавт тактично молчит.

- Ограничения на «чужие» вооружения есть?

- Да. Стик предложил ограничить только реальными образцами до конца 20 века.

- Гут, молодец мудрый змей. Сколько всего наблюдателей? Кто еще из наших пойдет?

- Десять. Я, Кот2006, Стик, Белочки, еще пара ребят, ты их не знаешь.

- А боевых магов сколько?

- Трое. Есть одна новенькая, Багира, ты ее тоже не знаешь.

Тут он ошибается. Багиру я знаю очень хорошо. Очень серьезный противник, такую лучше во врагах не иметь. Причем как в магии, так и клыками/когтями (последнее для магов редкость).

Оставшиеся двое - это сестры Белочки, легкие разведчицы, но в боевой магии тоже понимают. Это если Стика не считать, он хоть и не маг, но по своей природе магию чувствует на раз-два и опыта у него тоже достаточно.

Остальные кандидаты тоже понятны. Если будет современное оружие, надо чтобы и мы понимали как его применяют. Белочки кстати и арткорректировщицами подрабатывали.

- Двое неизвестных из летунов?

- Один летун, другой артиллерист, вернее башнер.

- Зачем нам три артиллериста?

- Он за танками будет следить.

- А десятый кто?

Если я соглашусь, то всего девять, значит должен быть десятый. Хронавт мнется. Что-то не так с десятым? или со мной и десятым?

- Он БТР отлично водит! А у нас других водителей нет!

Показываю клыки.

- Кто?

- Мишка-косолапый!

Ха! Это ему я лапы пооткусывал. За дело! Он мне на нашей вечеринке, чуть уставшему, на хвост наступил. Я его не разобравшись и укоротил на все четыре лапы. Парень от шока уже на третьей из вирта вывалился. А меня с тех пор из тусовки выперли «за применение боевых заклинаний в не боевой обстановке».

Мишку-то я давно простил, он ведь не специально. А вот то, что я никаких заклинаний не применял, я фиг кому докажу. Если уж мне Карса не поверила…

- Он действительно хороший водитель?

- Спрашиваешь! Ты бы видел, что он со своим БТР-ом вытворяет!

- Не ори. Хрона я уже сегодня видел. Расстановка какая?

Если уж всех спецов подобрали, то и места для них штаб тоже уже проработал. Наблюдатель может дополнительные очки опыта, которые за мастерство начисляются, добавить или наоборот отнять.

- Косолапый и ВиктОр-башнер идут с Ордой, раз уж она наступает. Стик над наступающей ордой парит. Я с Котом среди эльфов будем. Илюша над нами висит. Белочки разделятся и по возвышенностям будут скакать. А вам с Багирой нейтралка.

Мда… Чего-то такого я и ожидал.

- Ну да, я же маг! Меня же можно и в самое пекло!

- То есть ты согласен?

Вот! В этом отличие Хронавта от Хрона. Умеет выделять главное.

- Да. Я согласен.

- Ура!

На меня уже снова смотрит черная хитрая кошачья мордочка.

- Исчезни!

- Слушаюсь и повинуюсь!

Клоун! Но все же так веселее.

Вываливаюсь из вирта. Ускоренная зарядка (хочешь не хочешь, а за здоровьем следить надо) и в душ. Дел до вечера еще много.

Глава 2

Домыться не успеваю.

Опять каркает будильник. Каркает – это в прямом смысле «Кар – Кар – Кар» и красный цвет неизвестного срочного вызова. Что интересно – на домашний аккаунт. Его, в отличие от служебного, я мало кому даю… И кому это незнакомому я так срочно нужен?

Быстренько обтираюсь, падаю в кресло и вхожу в вирт.

Антураж уже другой. Для незнакомых посетителей я предстаю в человеческом облике. Выбираю сибаритствующего помещика в банном халате и тапочках, раз уж меня из душа вытащили. Комната подстраивается под желания и на дворе поздняя весна, а солнце озорно заглядывает в окна.

Прошка, на самом деле это программа защиты, впускает в гостиную какую-то даму. Одета строго: в костюм с юбкой, а-ля секретарь большого босса. Да, похоже, с антуражем я промахнулся лет на 100 – 150. Меж тем дама приближается какой-то знакомой походкой.

И тут я ее узнаю! Черт! Карса! Вернее, Лариса! Твою мать! Бью хвостом по ножке кресла. Когда успел перекинуться не замечаю. Мех серебристый с небольшой рыжинкой, ее любимый. Эксгибиционист хренов! Перекидываюсь опять в человека, стараясь попасть в тон. Облик, как и у нее, реальный. Костюм серый с серебристым отсветом.

Мысли по прежнему путаются.

- Ты почему не со своего аккаунта?

Нашел чего спросить, идиот!

- Это мой, только рабочий.

- А почему не с личного? Раньше всегда с личного…

Грустно улыбается

- Ты же меня забанил. Да и разговор скорее деловой.

- Я? Забанил? Так всего на неделю же! А прошло полгода!

- Пять с половиной месяцев.

- Сто шестьдесят семь дней.

- Ты считал?!

Тону в ее глазах. Льдинки удивления тают в глубине.

- Да.

Меня словно окатывает желтым светом из двух прожекторов. Сам не понимаю как оказываюсь рядом. Запах ее волос, вкус ее губ. Очнулся от того что ее ладошка давит мне в плечо, а губы шепчут в ухо.

- Костя, Костенька, очнись, мы не в реале.

- Как будто раньше это нас останавливало?

- Я с работы. Я не одна в комнате.

Черт! Заставляю себя разжать руки. Надо как-то отвлечься. Чего-то там было про деловой разговор.

- Ты хотела о каком-то деле поговорить?

- Ага. Тут такое дело… В общем, нужен наблюдатель оборотень с хорошей магической подготовкой.

Мне становиться весело. Чтобы две войны одновременно со сторонними наблюдателями из оборотней – это вряд ли, не бывает таких совпадений. Набирают альтернативную команду?

- Ну и в чем проблема? Ты же магию знаешь, с эльфами общаешься. Ножи, вон, как ниндзя метаешь.

- Я не подхожу. Я современного оружия не знаю.

- А я значит подхожу? Я из «НВДД» (Не время для Драконов) последние пять месяцев не вылезал почти.

- Я слышала, как ты не вылезал! Кто за черных псов всю Свалку в «Сталкере» зачистил? И потом трое суток удерживал?

Ага, было дело… Мы могли бы и дольше. Если бы сталкеры не объединились (даже бандиты и наемники) и не атаковали одновременно со всех входов. А наша команда к тому времени уже с лап валилась. Кстати, из команды им никто не достался. Смогли в Темную Долину и на Агропром просочиться.

- Так не один же. И там мы же за псов играли, а не за людей с автоматами.

- Можно подумать ты за людей не играл?

Ну да, играл. Тут она права.

- А кто команду набирает?

- Новенькая одна, ты ее не знаешь, Багирой зовут.

Вона как! Я думал у нас Стик за главного, все-таки красный дракон. А оказывается капитаном Багира. Одно хорошо, команда та же, значит это не подкоп. И кстати, почему все думают, что я Багиру не знаю?

- Ладно, соединяй меня с твоей Багирой.

- Костя, а ты на меня, правда, не сердишься?

Опять за рыбу деньги! Вот никогда женщин не понимал. Потому и западал, наверное, на таких отвязных девчонок, как Карса или Багира.

- Лар, я же сказал, через неделю тебя простил.

- А не звонил тогда почему?

- Так ты же сама сказала «не звони мне больше»…

Прикусывает губу, взгляд исподлобья

- И ты поверил?

- А кто по мне серебряной дробью из твоего логова стрелял?

Ого! Глаза широко распахиваются до размера цветка лотоса

- Это не я! Меня тогда вообще в вирте три дня не было! Ты мне веришь!?

- Успокойся. Верю.

Целую ее в губы, потом в лоб. Прижимаю к груди, рука гладит спину. Ну, бля, найду я того кто стрелял! Я ему все лапы местами поменяю! Это точно кто-то из наших, из оборотней. Только они могли додуматься серебряную дробь использовать.

- И ты после такого меня простил?

- Конечно простил. Что я зверь какой?

Смеется.

- Я тебя теперь никому не отдам.

- Это я тебя никому не отдам!

Минут через десять мне удается заставить себя ослабить объятья.

- Лар, мы время теряем. Звони Багире.

- Сейчас, сейчас. Еще пять минут.

- Карса!

- Слушаюсь мой господин!

Улыбается, но рук не разрывает, как будто боится, что я исчезну.

В воздухе возникает окно терминала. Багира сидит за столом, какие-то бумаги просматривает.

- Привет, Карса. Нашла своего оборотня? Ага, вижу что нашла.

Взгляд женщины останавливается на мне. Узнает, не узнает? Ага, глаза собираются в щелочки, узнала значит

- Ты! Да я тебя на кусочки разорву! Только дай до тебя добраться!

Карса (именно Карса, а не Лариса) шипит в моих руках. Хоть бы не перекинулась, а то я в этом образе, ее не удержу.

- Тихо! Обе!

Затихли. Дышат тяжело, напряженно.

- Какие ко мне претензии? Бой был честный? Честный. Незаконные модификаты я не использовал. Заклинания не кастовал. Только природная сила и скорость, помноженные на долгий век волка Середины. Логи ты сама видела.

- А откусить ногу человеку у бедра одним укусом? Это как? Нормально?

Лариса (точно Лариса) прыскает в кулачок.

- Что я такого смешного сказала?

- Он в нормальном волчьем обличии медведю четыре лапы откусил. За три секунды. Не веришь? У Косолапого спроси.

Взгляд Багиры меняется. Но все равно злость остается.

- Все равно я буду против. Мы с ним в одной команде мешать друг другу будем.

Похоже, пора открывать карты.

- Сколько голосов у капитана?

- Два, как и всегда.

- Из команды я только Ильюшу и ВиктОра не знаю. Значит, в худшем раскладе будет четыре «против» и шесть «за».

- Ты уверен?

Глаза снова, через щелочки как из бойниц.

- Ну если Стик через Хрона меня просил… Кстати почему не он капитан, ему вроде по статусу положено?

- Он самоотвод взял. Дескать, он Орде сочувствует.

Узнаю Стика. Можно подумать, это ему бы помешало объективным быть. Да. Ситуация. Багире тоже не позавидуешь. Легко ли быть капитаном, когда в команде есть более опытный и уважаемый всеми арбитр?

- Ладно, капитан, наши с тобой проблемы перетопчутся пару дней? Если только в них дело. А на нейтралке места нам точно хватит.

- Перемирие до сдачи отчетов?

- Согласен.

- Ты в команде.

Багира отключается.

- А что это за история, у вас с Багирой?

Любопытство погубило кошку!

- Потом расскажу, малыш. Мне кучу дел до битвы переделать надо. И часть из них в реале.

Похоже, Лариса недовольна, что я ее так быстро выпроваживаю. Но держит свои возражения при себе. Это что-то новое. Изменилась девочка. Провожаю ее до двери и через пять минут она уходит.

* * *

В реале надо забежать к тренеру. Первое января на дворе. Он вирт-общение не признает, да и вообще давно я у него не был. Да еще надо найти Валеру Технократа. Что-то он про интересную программистскую задачу говорил. Я все же по основной специальности программист. Значит, решено, сначала к тренеру, может, какие новости у него узнаю.



Всетаки город у нас маленький, почти все витрспецы друг друга знают.

Спортзал совсем недалеко – пять минут легкой трусцой. Дядя Ахмет бывший борец, чемпион Европы по греко-римской борьбе, устроил свое логово в цоколе стандартной многоэтажки. Зал достаточно большой, хоть и низковат в некоторых местах. К нему ходят бывшие «вольники», «классики» и любители вроде меня.

- Здравствуйте, дядя Ахмет! С Новым Годом!

- А, Костя, здравствуй. Рахмат. Давно тебя не было, проходи, разминайся, через полчаса Ваха с Игорем обещали прийти, спарринг устроим.

- Спасибо дядь Ахмет, я не надолго. Дел сегодня много.

- Опять дела! И куда вы все торопитесь? Совсем помешались на этом вирте. Валерка, вон даже на праздник не вылазил!

Старый борец хмурится. Это я удачно зашел. Делаю озабоченное лицо.

- А где он? Может смогу вытащить?

- Вытащить? Алия уже пыталась, в подсобке они.

Ахмет махнул рукой и ушел к себе в тренерскую, чай пить.

Мда. Если Валера даже к Алие не вылез, то там что-то очень интересное. Иду в подсобку. В ней установлен терминал и кушетка. Сейчас на кушетке лежит Валерка подключенный к капельнице. Ё-моё! Совсем свихнулся парень! Черноволосая кареглазая красавица Алия вскидывается со стула на шум открывшейся двери.

- Давно он так?

- С Нового Года. За полчаса до курантов вылез, и через полчаса опять в вирт ушел.

Глаза у нее красные, видно плакала недавно. Тактично не замечаю.

- А если его насильно вывести?

Это можно, достаточно сделать больно руке или ноге и вирт сам заблудшую овцу выкинет. Еще аппаратный таймер есть, но он 48 часов ставится. На стенке неожиданно оживает динамик и выдает Валеркиным голосом: «Я тебе выведу!». Видимо бот на слово «вывести».

- И вот так с утра.

Всхлипывает девушка.

- А еще он себе болевой порог в вирте понизил.

Угу. Теперь обычной иголкой его не возьмешь. Разве что прижечь чем, реакция на температуру специально повышена.

- А чем он занимается, не знаешь?

- Говорит, скрещивает технику с магией.

Точно. Я как в воду смотрел. На кого-то из этих милитаристов он работает. Переделывает технику для магического мира.

- Сказал, зарабатывает нам на поездку по Средиземноморью.

Я прикидываю порядок суммы. Маловато. Даже если учитывать что перед поездкой свадьба будет (только бы не проболтаться).

- Мало это. Работа сверхсрочная, уникальная. Можно сказать - ручная работа. За нее надо на порядок больше платить. Проследи за этим. Если что, наш знак за Свалку (красивая, кстати, псиная голова на фоне цифры 3) покажешь и намекнешь, что капитану это может не понравиться.

Пока я говорю, выражение лица девушки меняется от удивления через задумчивость к решимости. Невольно любуюсь заострившимися скулами и затвердевшим подбородком. Что и требовалось. Теперь за своего парня, она кого угодно в асфальт зароет и уверен, что этот дополнительный порядок из них вытрясет. А мы если что поможем. Хорошо она не догадалась спросить, откуда я это про работу знаю.

В реале вроде все дела сделаны. Надо продуктов себе купить и можно назад. Надо еще по виртуальным закромам пройтись – на предмет информации.

Глава 3

Захожу на один из рабочих акков, тот, который программистский.

В ящике 532 письма. В основном старые или хорошо замаскировавшийся спам. Беру последние десять писем, бегло пролистываю. Все датированы вчерашним или сегодняшним числом. Во всех предложения срочной работы от солидных нанимательских контор. Обещают золотые горы. От письма к письму горы растут. Беру предпоследнюю десятку - это вчерашние и позавчерашние. От ранее просмотренных отличаются только три. Два от знакомых программистов, остальное содержание то же самое.

Последнее - приглашение на пресс-конференцию от какого-то Европейского Центра Гендерных Исследований. Почему-то сразу думаю об эльфах. Интуиции надо доверять. Если поторопиться можно даже успеть к началу. Выхожу на балкон и, оттолкнувшись от края, взлетаю. Я в облике ворона – самый подходящий облик для городских условий.

К началу не успеваю, в вирте несмотря на первое января людно. Воздух так и кишит всякой летающей гадостью.

Перед ступеньками серой монолитной коробки пресс-центра курят какие-то типы типично журналисткой наружности, с камерами и микрофонами. Обоняние пронзает сладковатый запах разлагающейся плоти с широкой лентой фекалий. Понятно – желто-чернушная пресса, низшая ступень. Шутки подсознания и использованного облика. Меняю вид и мягко приземляюсь на тротуар.

Я по-прежнему Ворон, но уже в человеческом обличье. Слышу сзади брёх одного из шакалов: - «Тоже мне Нео. Разлетались тут!». Удерживаю себя от объяснений, чем Ворон отличается от Нео, мараться не охота.

Поднимаюсь по ступенькам, справа от входа есть закуток. В нем стоят еще трое мужчин. Пахнет от них по другому – архивной пылью, сгоревшим порохом, парами бензина и почему-то дорогим мужским парфюмом. Двое тоже дымят, третий морщится, но не уходит.

- Ворон! Ты ли это?

Ага, с порохом и бензином все ясно. Знакомый журналист Никола-Питерский из GAME.EXE специализирующийся на шутерах и гонках. Жмем руки.

- Чего это ты у ЕЦГИ забыл? Или проблемы какие по их профилю?

Последнее явно подколка, но смысла я не понимаю.

- А с чего ты решил, что я к ним? И вообще где твоя вежливость? Представь меня коллегам.

- А здесь сегодня кроме ЕЦГИ никого и нету, забыл какой сегодня день? - улыбается Ник.

Ага, точно, наши еще не очухались после вчерашнего. Это только европейцам могло в голову прийти пресс-конференцию первого числа устраивать.

- Это, - поворачивается он к молодому парню в очках, - наша молодая ученая смена! Алеша Попович! Двигает вперед НТР в «Науке и Технике».

- Алексей.

Смущенно протягивает руку.

- Ворон.

Пожимаю. Рукопожатие крепкое, уверенное.

Никола продолжает в своей цирковой манере.

- А это наш гость из солнечных Альп! Макс из Максима!

Протягиваю руку

- Макс?

- Максимус если полностью. Я из Австрии.

Рукопожатие чем-то неуловимым напоминает Ваху или дядю Ахмета. Руку как бы осторожно зажимает в тиски, стараясь не помять.

- Борец?

- Айкидок.

Он похоже удивлен. Объяснять неохота.

Показываю приглашение от ЕЦГИ.

- Стоит туда идти? Чем они вообще занимаются?

Макс скептически улыбается. Ник сразу мрачнеет.

- Генедерными исследованиями они занимаются…

Непонимающе смотрю на Алексея.

- Исследованиями связанными с полом - поясняет тот.

У-у-у как все запущено. Почему в Европе – понятно. Они там уже до того доисследовались, что в Амстердаме назвать себя гетеросексаулом может быть опасно для здоровья. А у нас-то им чего надо?

Однако, положение надо спасать. А то журналисты как-то сильно заскучали. Копируя, только что прозвучавшие интонации Ника:

- Европейский Центр Половых Исследований! Плитка, ламинат, паркет, паркетная доска, ковролин! Мы исследуем ваш пол и дадим экспертное заключение о необходимости его замены!

Ага! Угадал. Повеселели акулы пера. Теперь можно о деле.

Вопрос к Алексею:

- И что там у них с научной стороной дела?

- Да запутано все, напустили туману, придумали какой-то средний пол – гендер. И на гуманизм напирают – дескать все войны от пола.

- Ага, и Жанна де Арк победила англичан потому что она женщина? Война всегда ведется за ресурсы. Даже когда лозунги сверху другие. Значит надо им эту связь порвать – наглядно так, на примерах. У тебя знакомые среди серьезных историков есть? Или те, кто причины возникновения европейских войн исследовал?

- А может не надо так сразу?

Это Ник. Макс смотрит одобрительно, но вмешиваться не будет.

- Надо Коля, надо. Иначе запудрят головы каким-нибудь чиновникам и будут мозги молодому поколению засирать, на законном, заметь, основании. Надо сделать так, чтобы любой чиновник от них как от ладана шарахался.

- Точно!

Так. Это нас уже кто-то подслушивает? Резко разворачиваюсь, так что крылья плаща взлетают на полметра. Молодые парень и девушка, еще моложе Алексея, почти дети. Девушка взвизгивает, но остается на месте. Молодец. Ворон в атакующей позе это нечто. Я как-то посмотрел фотки из коллекции админа «НВДД». В бою я, оказывается, страшен.

Поднимаю бровь. Сказали А говорите и Б?

- А еще их высмеять надо, издевательски. Так, чтобы над ними все смеялись, и каждый боялся, что про его связь с ЕЦГИ кто-то узнает.

- Дельная мысль. Вот ты и займись.

Парень делает круглые глаза, сейчас отказываться начнет.

- А Ник тебе поможет.

- А чего сразу Ник? Чуть что сразу Ник?

- А кто это описывал гонки между NFS, 4x4 и Дальнобоями на приз вашего журнала? Так описывал, что даже сами участники чуть животики не надорвали? Я потом три дня прессом маялся!

Похоже, моя похвала для Ника что-то значит.

- А вы, девушка, откуда?

- Алиса, из «Лизы».

Опа. Молодец, зубастенькая. Делаю вид что смутился.

- Ворон, из клана Воронов.

- Из земель Воронов!

Это уже опять Питерский.

- Пасть порву! Моргалы выколю!

Опять, опа. Молодые люди, похоже, не в курсе, бессмертную классику не смотрели. Макс загадочно молчит, а Алиса улыбается до ушей.

- Дмитрий, из «Комсы».

Ух, ты! А молодой-то птица высокого полета. Абы кого в «Комсу» не берут.

Пока все знакомятся друг с другом, привожу мысли в порядок.

- Значит так. Алексей! На тебе научное сообщество. Так чтобы от аргументов ЕЦГИ камня на камне не осталось, и камни в камнедробилку. Дима с Ником высмеивают их на все лады. Только, Ник, прошу, сильно не петросянь, а?

Шутка понятная не всем. Это мы с Ником поклонники двумерного кино и вообще конца 20 века. Кстати, среди игроков «Сталкеръ» таких много.

- А мне что делать? – спрашивает Алиса с интонацией ребенка оставшегося без подарка от Деда Мороза.

Что делать я еще не придумал.

- А мы с Вами, Алиса, рассмотрим эти исследования с Мужской и Женской точек зрения - спасает положение Максимус.

Причем большие буквы в названиях точек зрения чувствую не только я. Талант, однако.

Что-то я еще забыл. Что-то про журналистов. А! Блин! Удерживаюсь чтобы не хлопнуть себя по лбу.

- Кстати, Ник, тебя-то каким ветром сюда занесло? Алексей с Максом вроде как по специальности. А ты чего у ЕЦГИ забыл?

- А, да это Зловред меня направил, злыдень. ЕЦГИ является спонсором Эльфгора в Эльфостане. Вот меня и послали посмотреть, что да как. Больше никого из наших не смогли найти, блин!

Злыдень и Зловред – это прозвища главного редактора GAME.EXE. Не подвела меня интуиция. Эльфами тут пахнет просто оглушительно. А еще большим количеством новой хрустящей бумаги. И Ник что-то темнит, нюх у него тот еще. Хотя, может, провинился перед Зловредом или и то и другое…

- А Вам, зачем приглашение прислали?

Опять Алиса. Есть нюх у девочки и цепкость есть.

- Да я же еще и программист. Им наверняка для виртуальности хорошие программисты нужны. Индусов тут не наймешь.

Алиса скептически улыбается. Типа такой уж классный программист? Наступаю на ногу Нику, чтобы помолчал.

- Индусов нельзя нанимать, потому что это с их мировоззрением не сочетается. Они же этот центр сразу зачистят в виртуальности, как только узнают чем они, на самом деле, занимаются.

Все улыбаются. Да, индусы это могут. Как зачистили каких-то американских сектантов, которые под кришнаитов косили. И самое главное, не дали им возможности открыть новое представительство.

- Ну ладно, мне тут делать нечего. Пойду.

- Момент!

Максимус берет меня под руку, отходим в сторону.

- А Вы всегда незнакомыми людьми командуете при первой встрече? – улыбается он, смягчая вопрос.

- Вроде мы уже на ты? И Ник нас же представил.

- Не увиливай.

- Да это все облик Ворона. Я же не случайно представился как Ворон из Воронов. В «НВДД» у меня команда в клане Ворона. Пару раз даже военным вождем клана избирали. Оттуда и навыки командования. Политикой тоже приходиться заниматься.

- Так это Вы перемирие с волками заключили!?

Опять Алиса! Да что же это такое! Все про меня все знают!? Один я, дурак, ни чего не знаю!

- Во-первых, подслушивать нехорошо. А во-вторых, один игрок за весь клан ничего не сделает, там еще и Кошки постарались.

В смысле попытались помешать. А мы эту интригу аккуратно вскрыли и Волкам на блюдечке подсунули. Вот Волки и обиделись и замирились с нами. Только этого я ей говорить не буду.

Алиса, похоже, обиделась или вид делает.

- А я вовсе не к вам, я к Максимусу шла. Остальные разбежались уже.

- Ну тогда и мне пора.

Стартую прямо с тротуара, пока журналистам в голову еще какой-нибудь вопрос не пришел. Им же только нитку дай, весь свитер распутают (или распустят?).

Глава 4

Выхожу из вирта. Надо бы чего-нибудь поесть перед вечерней битвой. Кстати на счет поесть, чем это так вкусно пахнет? Неужели!? Не может быть! С дрожью в коленях вхожу в кухню. Она! Стоит у плиты и чего-то жарит. Оглядывается …

Стоим обнявшись. Чувство легкого дежавю.

- Костя, отпусти меня. Обед сгорит ведь.

- Пусть горит.

- Ты как хочешь, а я есть хочу!

Выворачивается из моих рук.

Макароны по флотски с какими-то приправами почти не пригорели.

- Еще немного и готово будет. Накрывай на стол.

Ставлю ее любимые тарелки с голубой каймой.

- Можно я от тебя сегодня в вирт уйду?

- Можно.

Тебе теперь все можно. Даже по моему хвосту каблучками ходить. Ну и болван я был, что не попробовал второй раз все выяснить…

* * *

На собрание команды чуть не опаздываем. Спасибо Карсе - догадалась, что на вершину башни я в облике Ворона-человека подниму нас быстрее, чем если мы будем по лестнице карабкаться.

Башня – это владения Стика. Поэтому наверху не только огромная посадочная площадка, а еще бассейн и бар.

Меняю облик с провокационного (для Багиры) Ворона на нейтрального Черного Пса (опять же человека). Заходим с необычного места, поэтому команда, развалившаяся в шезлонгах перед бассейном, о нас не подозревает. Кроме разве, что Кота стоящего возле барной стойки лицом к нам и Стика, который здесь хозяин и мою магию даже самую слабую должен чувствовать.

- Чего-то опаздывает наш маг на все руки, - Хронавт, как обычно серьезен и собран.

- У него еще 30 секунд, подождем.

Багира уверена в себе, либо тоже почувствовала мою магию, либо хорошо знает Карсу. Вот уж кто опаздывать не любит.

- Ну ждитя!

Блин! Карса как всегда всю обедню испортит. Я хотел на команду исподтишка посмотреть, и на то, как Багира из положения выйдет. А эта рыжая бестия взяла и раскрыла карты. Всегда она такая порывистая. За это и люблю.

- А-а-а! Пёсик! А пощупать можно!

Белочки. Виснут на мне. Похоже действительно рады.

- Еще раз пёсиком назовете – откушу чего-нибудь!

Демонстративно щелкаю челюстями. Смеются. Не верят. А зря. Эти полгода мне не легко дались. Ворона на них нет.

Передо мной новый человек. Чем-то неуловимо напоминает пилота или морского офицера. Наверное, это Ильюша?

- Разрешите представиться, Виктор Селиверстов. Командир носового плутонга «Александра Третьего».

- Константин. Черный Пёс. Не пират.

Жму руку. Среди своих принято называть настоящее имя, а вот фамилию не обязательно. Имя не угадал, а вот профессия верная.

- А, простите, откуда у Александра III носовой плутонг? Он же памятник?

Смеются. Похоже, я не первый кто про памятник ляпнул. Это не считая того, что на линкоре «Император Александр III» не было носового плутонга. Только бортовые, для вспомогательного калибра 130 мм.

- Я вообще-то башнер. Вон с Мишкой в Монголии по степи катались.

Опа. Это сколько же Косолапому лет? Я думал он подросток, а он даже старше меня. Я вот в Монголию не попал - контрактного стажа не хватило.

- Так откуда Александр III?

- Из «Цусимы»

Ничего не понимаю! У цусимского «Александра III» орудия были башенными!? А создатели игровой вселенной «Цусимы» гордились как раз точным воссозданием кораблей и технологий начала прошлого века. Осторожно интересуюсь:

- Какой-то новый проект броненосца?

- Нет, проект старый. Это я свою башню плутонгом называю. В ней темно как в каземате. А «командир носовой башни главного калибра» как-то длинно звучит.

Складно поет. Только военные (а тем более, военные моряки) таких неточностей не допускают. Похоже, это была проверка, и я ее прошел.

Следующий парень больше похож на баскетболиста. Высокий, нескладный, с длиннющими ручищами. Такому альбатросом быть или, на худой конец, кондором. Рука тонет в огромной ладони.

- Сергей. Ильюша.

Заинтересовано смотрю вверх. Первое это имя. А второе прозвище.

- Муромец?

Опять смех. Похоже, я у Хрона сегодня хлеб отбираю.

- Не. Я просто в ИЛ-2 люблю летать. Я вообще люблю летать.

- А облик какой? Альбатрос или кондор?

- Недолет. Хотя рядом. Птеродактиль.

Изо всех сил пытаюсь не засмеяться. Слышали анекдот про летающего крокодила? Так это он и есть! Бормочу как бы себе под нос, но так чтобы все слышали:

- Понятно тогда кто меня перекусит если что.

Ржут. Сергей тоже улыбается. Он, похоже, в курсе местной легенды.

Второй участник легендарного действа мнется неподалеку. Надо ему помочь.

- Ну иди сюда, мой косолапый друг! Мириться будем! Руку давай. Да не боись, не откушу. В следующий раз под ноги смотри, а то можно в капкан наступить.

- Так я и наступил. Всеми четырьмя лапами.

О! Судя по тому как веселятся Белочки, это старая местная шутка. Зря я Косолапого в стрельбе подозревал. Это 100% не он. Ну ничего, список еще до конца не пройден.



Кого я еще не видел? С Хронавтом и Багирой мы уже сегодня общались. Стик меня еще на подлете магией поприветствовал. Салютую Коту. Он отвечает мне рукой со стаканом тоника «Швепс» (он всегда его пьет) и падаю в шезлонг рядом с Хронавтом. Карса устраивается справа.

Багира выходит к бортику бассейна и хлопает в ладоши.

- Ну раз все собрались, то давайте обсудим что мы сегодня должны делать, а чего делать не должны.

Минут пятнадцать обсуждаем диспозицию, сигналы, обязанности и права наблюдателя, принципы начисления очков и т.д.

Связь нам обеспечивают админы Эльфостана.

Возникает жаркий спор на счет того, имеем ли мы право на применение боевой магии против одной из сторон. Сходимся на том, что только при защите от прямого нападения и по возможности защитную и не смертельную.

Решаем прикрыть себя заклятиями невидимости. У Стика, меня, Белочек и Багиры заклятия свои. Кот с Косолапым пользуются покупными очень приличного качества. Хронавт сказал, что возьмет плащ невидимости у эльфов (тоже неплохой вариант). Виктору заклятье делает Багира. Я то же самое делаю для Ильюши.

Оказывается, Карса тоже в команде наблюдателей. Она координатор и статистик.

Заканчиваем минут за десять от установленного времени.

Организовано топаем на взлетную площадку Стика, там открыт прямой портал в Эльфостан.

Глава 5

Сразу за порталом нас ждут местные админы. Высокий красивый эльф и огромный орк квадратной наружности.

Получаем амулеты связи и интерактивную карту местности.

Взяв карту и амулет, Карса возвращается на крышу башни. Портал сразу сжимается в маленький шарик и становится невидимым. Теперь чтобы его найти – нужно приложить кучу усилий. Стик наверняка его куда-нибудь спрячет. Да еще и защитит как пресловутую зеницу ока.

Расходимся. Принятие облика иногда интимный процесс и чужих глаз не любит. Багира уже колдует над Виктором. Мне тоже надо Сергея обработать.

- Принимай облик, я отвернусь.

- Я же отсюда потом не взлечу.

- Не боись, я тебя катапультой подкину метров на 100. Хватит?

- Должно хватить.

Отворачиваюсь. Багира уже закончила и сама убежала в сторону долины. Сзади раздается басовитое покашливание.

Ё! Вот это пасть! Птеродактиль сидит на лапах, крылья сложены за спиной. И все равно занимает половину небольшой полянки. Как же я его заклятьем укрою? Надо чтобы он крылья расправил, а то прорехи будут.

- Возвращайся. Придется тебя в воздухе маскировать. В воздухе обратиться сможешь? – кивает – А взлететь человеком? – опять кивок. – Ага, здесь через минуту.

Отхожу в кусты. Мне тоже надо Ворона на себя натянуть, чтобы в воздух взлететь. Возвращаюсь. Ильюша заинтересовано смотрит на мой черный реглан.

- Взлетай давай. Я догоню.

Он приседает и вдруг прыгает в небо. Прыгает высоко! В самой высокой точке полета превращается и раскрывает крылья точно саранча. Ловлю слабый отзвук магии. Смесь катапульты и чего-то еще. Отдачи почти нет – это магия высокого качества, видимо покупная.

Взлетаю сам. Я все еще в образе человека. Догоняю. С трудом. Все-таки у него размах крыльев метров десять. Один мах и под крыльями ураган. Обхожу по спирали одновременно накладывая заклятье невидимости. Птеродактиль пропадает из видимого диапазона. Перехожу на ультрафиолет, проверяю, чисто. В инфракрасном режиме видны глаза и маховые мышцы. Исправляю.

Ультразвук. Черт! Видно как на ладони. Видимо, во вселенной не предусмотрен такой тип обнаружения. Халтурщики! Это же самый простой из локаторов. Как бы тебя замаскировать? Ага, сделаем вязкое воздушное прикрытие, которое будет ловить и запутывать звук. Вспоминаю азы магии воздуха, потом экстерн. Воздушные волосы подойдут. В конце, из чистого мальчишества, добавляю активную защиту из арсенала Ритора.

Проверяю на всякий случай дециметровым радаром. Опять двадцать пять! Виден амулет связи. Маскирую. Тут же в голове раздается взволнованный голос Карсы:

- Кост! Куда Ильюша пропал? Я его не вижу!

- А поговорить?

- … Не отвечает!

Снимаю маскировку амулета.

- А так?

- А так я тебя тоже слышу (ворчит Ильюша).

Понятно. Рабочая частота.

- Всем! Циркулярно! Амулет связи светится на частоте земных радаров! Будьте бдительны!

- Стик, на связь. Ты как амулет прятал?

- На спину положил.

- Стик, я серьезно!

- И я серьезно. Радары-то снизу будут.

Помогаю Сергею переместить амулет на спину.

Сам ухожу в невидимость. Подправляю заклинание с учетом местных условий. Делаю на макушке дырочку в дециметровом диапазоне для амулета. Тут же получаю выволочку от Карсы и от Багиры, за нарушение режимов связи.

Вон уже и Эльфгорн.

Высматриваю себе высокое дерево на опушке леса. Так чтобы хорошо видеть поле боя. Ага, то что надо. На подлете ловлю отблеск на своем личном радаре как от амулета. Похоже, дерево кто-то занял.

- Карса, рядом со мной кто-нибудь из наших есть?

- Нет. Ближайший номер Ильюша, 200 метров на северо-запад, удаляется.

- А по высоте? - это чтобы не расслаблялась.

- Превышение 400 метров.

- Как узнала?!

Я точно помню, карта была двумерная. Сам ищу другое дерево.

- (с превосходством) Триангуляция по амулетам.

- Извините что вмешиваюсь, – это Стик, – но на портале еще и объемный радар есть. А справа от бара трехмерный куб местности.

- Ух ты! Да здесь все лучше, чем на этой эльфийской поделке.

- Орочьей, эльфы амулеты связи делали.

- Стик, ты информацию с карты на свой радар заведи.

- Ага… Угу… Готово.

- Вау. А что это такое черное с юга ползет?

- Отставить балаган на канале. Это орда.

Быстро подлетаю ко второму облюбованному дереву и чуть не втыкаюсь носом в радиоволну. Узкий луч уходит на юго-восток под 30 градусов к горизонту. Видимо, на самолет (или спутник) ретранслятор. По источнику луча нахожу антенну, а по ней человека в ларингофоне. Корректировщик орды, етить его! А мне куда?

Аккуратно сажусь у подножия дерева. Не снимая маскировки перекидываюсь в куницу – мой любимый разведывательный облик. Ну и что, что слабая, зато незаметная и легкая.

Быстро, но аккуратно поднимаюсь на самую верхотуру. Человек меня не замечает. Эльф с соседнего дерева, тоже. Оба увлечены наблюдением. Устраиваюсь поудобнее, как фанат на трибунах.

Скоро начнется.

Глава 6

Орда наступает, разбившись на несколько отрядов. На дальнем от меня крае идет толпа (по-другому это сборище и не назовешь) упырей и прочей нечисти. В центре несколько людских отрядов численностью до роты. Странно, я думал людей здесь больше. Ближе ко мне организованно топает отряд гномов-механиков с мушкетами и другими приспособлениями для «огненного боя». Ни орков, ни техники не видно.

Кстати, о технике. Чуть не забыл.

- Карса, мне срочно нужна Аля на закрытом канале!

Слава богу, вопросов не задает.

- Соединяю.

Громкое шипение шифрованного канала, прерываемое трелями срочного вызова, резко вплескивается в голову. Это маленькая месть. Ну рыжая! Погоди у меня. Уменьшаю громкость до терпимого уровня.

- Аля?

- Да?!

- Это Черный Пес, слушай и не перебивай. Срочно выводи Технократа из комы. Прижги чем-нибудь. Будет возмущаться скажи следующее: создавать – это одна ответственность, использовать – совершенно другая. Назад не пускай. Пусть лучше поспит. Все поняла? Вопросы есть?

- Никак нет, командир.

- Действуй!

Отключаюсь. Кажется, успел.

- Ты чего там девушке мозги пудришь?

Карса? Подслушивала она что ли?

- Во-первых, ничего подобного. А во-вторых, эта девушка имеет знак «Три дня на Свалке» и сама может за себя постоять.

Кто-то восхищенно ахает. Черт! Я думал, Карса вызвала меня по личному каналу. Почему-то среди оборотней это знак имеет какое-то преувеличенное значение. Не понимаю. Ничего такого мы в тот раз не делали. Ну держали Свалку три дня всемером, против нескольких сотен сталкеров. Так мы же не сами воевали, а в основном слепышей и псевдопсов натравливали. Тоже, кстати, сотни три их было. Не понимаю.

- Перестали канал засорять! Все внимание на поле! - Багира, держит руку на пульсе.

Кстати, она права, как-то подозрительно эльфы возле города зашевелились.

- Вижу на карте, эльфийскую батарею гвардейских минометов! - информирует Карса.

- Подтверждаю! Три MLRS. – докладывает откуда-то сверху Ильюша.

- ЗАЛП! – радуются Белочки хором

Машины выбрасывают в воздух свои хищные снаряды. Как-то они странно летят. Ешкин кот! Эльфы накрывают кумулятивно-осколочными зарядами свой же правый фланг. Что-то около 650 гранат, да на 36 ракет. Короче вряд ли там кто-то выживет…

Что-то здесь не так. Не могли артиллеристы на полтора километра ошибиться. Меняю диапазоны зрения, внюхиваюсь в воздух, в общем, ищу магию.

- Мазилы! Минус два эльфам-наводчикам, - опять Белочки.

- Наводчики здесь ни при чем, это магия. Плюс один оркам за заклинание.

Багира уже что-то нашла, она ближе. Наконец и я вижу орочье «Не смотри». А силы, силы, в него сколько вложили! Но оно только внимание сбивает, ага, есть еще одно.

- Еще плюс один людям за «Короткий взгляд». Очень аккуратно совместили, сволочи.

- Тогда еще плюс один за взаимодействие.

Тут Багира права. Да и голос второй у нее есть.

- Минус два наводчикам утверждать? – спрашивает Карса.

- Нет. Оба минуса магической защите.

Похоже, эльфам пришлось с ходу вводить в игру свои тузы из рукава.

Крейсерские танки, пройдя мимо разгромленного правого фланга, на полной скорости врубаются в левый фланг наступающей орды. Больше всего это похоже на атаку колесниц. Потеряв разгон, танки начинают планомерно утюжить упырино-троллью толпу.

Откуда-то со спины выныривает звено «Апачей» и идет в атаку на центр, засыпая людей ракетами НУРСов. Волей-неволей им приходится частично идти на бреющем над правым флангом атакующих.

Гномы дружно делают пиф-паф, и один из вертолетов валится.

- Людям плюс два за магическую дезинформацию противника.

Багира замечает, что бОльшая часть людских колонн является иллюзией. Добавляю еще один за качество исполнения.

«Апачи», не получив добычи и расстреляв впустую половину боезапаса разворачиваются в атаку на гномов. Тем ответить пока нечем. Кремневый мушкет – это вам не автомат Калашникова.

Зато тролли на своем фланге творят чудеса, вернее сказать, классно шаманят. Конечно «Магнитное колесо» это не боевое, а скорее рудокопское заклинание, но эффект применения просто потрясающий. Три танка уже стянуло в большую кучу металлолома, четвертый, терзая заднюю передачу, пытается отвертеться. Получает выстрел из гранатомета в бок и обреченно утыкается в общую свалку. Плюсую трольих шаманов, оказываюсь уже пятым.

- Оркам плюс за наличие и маскировку зенитной защиты. И второй за своевременность ее применения.

Три «Шилки» орков, расходясь веером, эффектно чистят небо от эльфийских вертолетов.

- Ильюша осторожно, а то подстрелят!

- Если подстрелят, получат еще один плюс. Кстати, плюс оркам за эффективность зенитного огня.

Отряд «Абрамсов» пытается обойти троллей через пустой центр и нарывается на плотный фланговый огнь из ручных гранатометов с обеих сторон. Видимо, так и было задумано. Плюсую орду за тактическое мышление. В центр выдвигаются БТР с секирами на эмблемах.

Второй отряд «Абрамсов» гвоздят откуда-то издалека управляемыми снарядами. В полной мере понимаю, что значит выражение «сорвало башню». Башни тяжелых танков, пролетев десятки метров, устраивают настоящие просеки в эльфийских порядках. Слышу, как Виктор плюсует танкистов Орды направо и налево.

- Плюс эльфам за командную тактику.

Один из гномьих БТР-ов горит. Эльфы обстреливают второй сосредоточенным огнем, тот суматошно огрызается из всех бойниц. По большей мере в молоко. Минусую гномов за подготовку мотопехоты.

Словно стараясь отыграть мой минус, гномы-десантники вываливаются через задние люки и устраивают аттракцион «попади в длинноухого с пол рожка». Попадают только из-за большой концентрации эльфов. В «Сталкере» их с такой стрельбой уже бы сожрали. Добавляю второй минус за подготовку десанта.

В соседнее дерево откуда-то сверху втыкается ракета «воздух-воздух». Самонавелась на эльфийский амулет связи. Хозяина амулета нашпиговывает осколками и шрапнелью. Минус магам за маскировку амулета. Сразу хотел поставить, да повода не было.

В воздухе пара звеньев Як-141 лихо маневрирует, устраивая эльфиским воздушным силам локальный Армагеддон.

Видимо, зря я про Армагеддон вспомнил.

- Ахтунг! Спасайся, кто может! Эльфы пошли ва-банк! – Ильюша азартно кричит, пытаясь догнать Б-52.

- Воздушной разведке орды минус три. Прозевали такую тушу. – Стик, как всегда, обстоятелен и спокоен.

Б-52 сбросил какой-то подарок на парашюте. До меня медленно доходит, что это не Worms 3D. Быстро вниз! На полном ходу пробегаю прямо по человеку корректировщику. Спрыгиваю на землю. Лихорадочно перекидываюсь в свой самый защищенный от катаклизмов облик. Кажется, успел! И тут меня подбрасывает земля и следом вминает воздух.

Глава 7

В голове стучат куранты. Я все еще на дереве? Я же помню что спрыгнул, но по ощущениям я вишу. Осторожно открываю правый глаз.

Лучше бы не открывал! Три орка-пехотинца стоят полукругом. Средний держит меня на вытянутой лапе за заднюю часть.

- Чёзанах?

- Смотри какой лиса жирный! Шашлык можно делать.

- Да это ж песец.

Набираю полные легкие воздуха:

- ПОЛНЫЙ ПЕСЕЦ!

Падаю на землю с двух метров. Орки в ужасе разбегаются. Они не трусы, нет. Просто на эту фразу у меня подвешано защитное заклинание. Похожее на орочье «Ужоснах!», честно говоря, сделанное на его основе, только более качественное. Поэтому на орков оно действует особенно сильно. А силы я со злости не пожалел. Так что ребята не смогут воевать еще час - полтора.

Крики, вой и орочьи маты в лесу раздаются как-то очень активно. Трем оркам производить столько шума не под силу при всем желании.

Вызываю статистику по заклинанию. Ого! Три единицы поражение «запредельное» - полчаса ужаса, и полтора часа отложенных последствий. Они даже в кустики ходить без охраны будут бояться. Пять единиц поражение – «сильное», остальные «среднее», общее число пораженных единиц – 25. Минус оркам один отряд…

Осматриваюсь. Вершины деревьев больше всего напоминают карандаши, только немногие сохранили крону, все вокруг усыпано ветками. Тушка ордынского наблюдателя лежит рядом. На лице застыло выражение крайнего удивления.

На долину смотреть больно. Ощущение, что какой-то местный бог подровнял пейзаж огромным рубанком, потом еще шкуркой прошелся и под конец сунул все это в коптилку. По земле стелятся густые полотнища дыма и гари.

Эпицентр в районе танковой позиции орды. До меня километров 5-6. Смотрю распределение поражающих факторов (как ни странно статистика мне до сих пор доступна).

Как и следовало ожидать, самым мощным оказалась ударная волна – рубанок это ее работа. Световое излучение – сработало как-то странно, вместо того чтобы все вокруг зажечь только прокоптило (вот откуда запах обгорелого дерева).

Радиационное излучение вообще не сработало, вернее, целиком преобразовалось в «Святой свет». Нечисть тут теперь несколько лет появляться не сможет.

Радиационное заражение – преобразовано в какой-то запредельный уровень отравления. Пока нам это не страшно, движок относит это поражение к непереносимым и поэтому не отрабатывает. Плохая новость, все кто попал в зону поражения и выжил – в плену. Кстати, отравление почему-то не действует на траву и деревья.

Электромагнитный импульс сработал как надо. Вся электроника, которая работала в момент взрыва, выжжена намертво. Амулет тоже превратился в красивую эльфийскую деревяшку.

Война в долине, однако, продолжается. Наступающих гномов и троллей выкосило почти полностью. Но им на помощь с другого конца выжженного пространства идет орочья и людская пехота. Один из передовых отрядов которой я только что разогнал. Техника, попавшая в зону взрыва, частью уничтожена, частью обездвижена.

В центре обнаруживаются остатки гномьего десанта. БТР-ы спасли их от удара. Правда, живут они не долго. Какой-то человек устраивает гномам показательный урок в стиле «Слалкеръ» - «зачистка неопытного бандитского дозора на Свалке». Бородачи пытаются отстреливаться, но выглядит это неубедительно.

Статистика относит убитых гномов к жертвам эльфов, а не дружеского огня. Значит человек – наемник эльфов. Только почему на нем нет эльфийского идентификатора и оружие в руках не натовское? С идентификатором, видимо, та же история, что и с моим медальоном.

Устало плюсую эльфов за сообразительность и наемника за великолепное исполнение. С удивлением обнаруживаю, что статистика обновилась. Значит, доступ к интерфейсу наблюдателя у меня сохраняется. Придется отрабатывать авансы.

Проверяю: выживет ли в постапокалиптическом аду моя кунья шкурка. Как ни странно, да! Перекидываюсь и возвращаюсь на наблюдательный пост.

В рядах наблюдателей пополнение. Молодая эльфийка что-то горячо шепчет в микрофон. А оператор рядом не отрывается от видоискателя. Как камера могла выжить в таком аду? Не понимаю. Присматриваюсь. Это только снаружи выглядит как камера, а внутри какое-то хитрое эльфячье заклинание. Из старых. С тройным запасом прочности. Такие сейчас не делают.

В это время наемник явно задумал какую-то пакость. Умело маскируясь, он расставляет по полю ящики. Судя по характеру и структуре излучения, в них мощная взрывчатка. Ага, последние приготовления, и уже не скрываясь, направляется навстречу отряду орков рыл в тридцать.

Сначала орки тормозят. В смысле - пытаются своими медленными мозгами провести сложную умственную работу. Человек помогает им характерным жестом. Отряд взрывается грозными криками и всей толпой бежит точно в расставленную ловушку. Еще один плюс эльфийским наемникам.

Бабахнуло знатно. Видимо гномы хорошо поколдовали над взрывчаткой, это они умеют. Орочьий отряд раскидало равномерным слоем по площади с гектар величиной.

Пока я отвлекался на подсчет площади разброса, наемник уже очухался и беседует с четырьмя эльфами. Вдруг эльфы достают катаны и начинают выполнять обряд «очищения от мирской скверны». Э, ребята, такого опасного человека надо было сразу убивать, если уж собрались. Вот и результат - четыре эльфийских трупа.

Специалист скорбно стоит над трупами. Видимо, размышляет о сложности и неоднозначности межрасовых коммуникаций. Так же, с выражением глубокой задумчивости на лице, получает магическую эльфийскую стрелу в голову. Жаль.

Меж тем подходит основная группа оркско-людской пехоты. Несмотря на применение мощного оружия, эльфы явно проиграли битву.

Положение спасает всеми забытая Первая Эльфийская Гвардейская Минометная Батарея. Пока остальные устраивали взаимный геноцид, артиллеристы успели перезарядится. А дальнее расположение спасло батарею от последствий показа Кузькиной Матери.

Такого плотного накрытия, как в первом залпе, не получается. Да оно и не нужно. Более 23 тысяч гранат равномерно засевают порядки вражеской пехоты. Добивать на перепаханном поле просто некого. Странная кстати методика, сначала засеять, и только после этого вспахать.

Плюсую артиллеристов. С удивлением обнаруживаю, что мой плюс третий. Значит, из наших кто-то еще жив. Тут же появляются еще два. И, напоследок, минус с темой: «Всем выжившим наблюдателям собраться в точке сброса. Багира.» Странная идея использовать меню статистики для связи между наблюдателями, хотя действенная.

Тут же меню статистики окрашивается серыми цветами недоступности. А над полем битвы зависает надпись из дымных букв «Битва закончена. Зафиксирована ничья» и подпись «Наблюдатели». Это явно Стик. В его стиле.

Автор дымного шедевра вываливается из невидимости, зависнув в паре метров от вершины дерева, на котором я устроил наблюдательный пункт.

- Забирайся, подвезу.

Это кстати, устал я, лап не чувствую. Тоже выхожу из невидимости.

- Как нашел? Я думал маскировка надежная.

- А я по последнему пеленгу на твой амулет летел.

Снизу на нас отвесив челюсть, пялится военная корреспондентка эльфов, одной рукой пытаясь оторвать своего оператора от интересного занятия съемки дымной надписи.

Чтобы окончательно добить преувеличено подмигиваю ей правым глазом. Вы когда-нибудь видели подмигивающую куницу? Жалкое зрелище, тем более с 20 метров. Поэтому в моем моргании больше магии, чем действия. Глаз увеличивается до размеров вишни и моргает, уменьшаясь до нормального состояния. Заключительный штрих движение головой, и, конечно, небольшое заклинание привлечения внимания. Все, сейчас в обморок хлопнется! Запрыгиваю дракону на спину, и он отчаливает.

- Зачем девочку напугал?

- А чего она на нас смотрела как баран на новые ворота!?

- Во-первых, не на нас, а на меня! А во-вторых, ты часто эльфийских принцесс видел?

- Это ты к чему?

- Я для этой девочки, все равно, что для тебя эльфийская принцесса.

С трудом удерживаюсь, что бы не высказаться о сексуальных фантазиях молодой эльфийки. За такое Стик меня, конечно, не убьет, но топать до портала пешком нема дурных.

Кстати, а куда мы летим. Точка сброса в другой стороне.

- Еще надо Рыженькую подобрать.

Черт! Неужели я так громко думаю!

- Нет. Просто в этом облике у тебя все эмоции на морде. И не вздумай менять! А то пешком пойдешь.

- А кто еще из наших выжил?

- Ильюша и Багира. Сами доберутся.

- А как ты собираешься Белочку искать?

- Не придумал еще. Сама нас заметит.

Не, так не пойдет. Это по отношению к Рыженькой не честно. Складываю лапы особым образом ко рту. Испускаю свою фирменную трель из щелчков и писков. Слышу издалека ответное «Цок-Цок-Цобе».

- Левее 20 градусов!

- Есть левее 20 градусов!

Это он вспомнил лихие денечки в «Пиратах». Где мы, собственно, и познакомились.

- Так держать!

Подбираем белочку и рулим к знакомой полянке. Катаклизмы битвы ее почти не задели. Багира и Сергей уже там. Спрыгиваем и разбегаемся по кустам – обращаться.

Через минуту собираемся вместе, и Стик открывает портал.

Глава 8

Остальные уже здесь. Нас встречают радостным рёвом. Кот2006 опять сидит возле бара, как будто не уходил никуда.

- Кот, намешай мне чего-нибудь на свой вкус.

- Мартини со «Швепсом» пойдет?

Мог бы и догадаться.

- Ладно, давай.

Кот берет бокал и подставляет его под кран стоящего на стойке ведерного самовара. Набулькивает. Ошалело пытаюсь понять в чем же подвох. Пробую – действительно мартини и чистый тоник один к трем.

- И сколько там?!

- На всех!

Весело тут у них.

- Разбор полетов сейчас или завтра?

Карса еще работает. Дружно смотрим на Багиру.

- А что уже есть чего разбирать? – кивок, – Тогда сегодня, пока все здесь и впечатления не истерлись.

Такое сотрется, пожалуй! Еще год буду вспоминать, как от атомного взрыва прятался.

- Какие к нам есть претензии? Много?

- Да почти нет. Наоборот большинство отмечает качественную работу. К команде поступила только одна претензия. Насчет ядерного оружия. Отвергнута на основе пункта 3.7 контракта «Ограничения на дополнительные вооружения». Ядерное оружие удовлетворяет всем ограничениям.

Ух ты! У нас и контракт есть.

- Остальные, скорее претензии к отдельным членам команды и отдельным оценкам.

- У нас не может быть претензий к отдельным членам команды. Все претензии к команде целиком.

В этом я с Багирой согласен. Сам бы так за свою команду ответил. Потом бы, конечно, вставил фитиль провинившимся, но для внешнего мира команда должна быть единой.

- Апелляционная комиссия собрана?

- Админы на связи, готовы предоставить логи и доступ к анимационному движку. Комиссия может собраться в течение 10 минут.

- А физика?

Это Виктор, сразу видно приверженца точной физики. Они в «Цусиме» на физике помешаны. Карса молчит, смотрит в небо, видимо переадресует запрос админам.

- Физика и магия считается прямо при трансляции логов. На анимационный движок идет уже рассчитанная картина. Стик, твой куб можно для видео просмотра использовать?

- Зачем? Пусть на нем карта отображается. Для видео я тебе другой нарисую.

Стик, делает пару жестов и чего-то говорит в пространство. Слева и чуть впереди от Карсы появляется видеокуб. Второй переезжает ей за плечо правее и выше. В небе появляется темная тучка, которая как бы невзначай закрывает солнце. Теперь Карса как в презентационной комнате, а мы как заинтересованные инвесторы сидим полукругом.

Вздыхаю про себя. То, что у дракона получилось парой малозаметных жестов, у меня потребовало бы несколько часов напряженной работы.

- Сейчас прокрутим установочную запись.

В кубе появляется Ильюша в человеческом обличье. Кто-то за кадром говорит скрипучим голосом: «Взлетай давай. Я догоню». Ох, и противный у меня голос. Хотя Ворону такой и положен. Илюша приседает и прыгает, камера на миг отстает, потом показывает его в полете. Вытянут в струнку, руки плотно прижаты, кисти немного развернуты, похож на воздушного акробата, догоняющего команду, только летит вверх. В верхней точке руки расходятся в стороны, миг и перед нами спина птеродактиля. Камера отъезжает, показывая его во всей красе.

- Стоп. Три секунды от начала. Медленный повтор.

Багире тоже интересно, что это за катапульта. Вот человек в кубе медленно приседает.

- Стоп. Инфра диапазон. УФ подсветка.

Картинка в кадре меняется согласно указаниям. Все правильно: магические заклинания в рабочем режиме должны излучать лицензионный код. Личные разработки не обязаны. Но я свои всегда подписываю. Во избежание.

Заинтересовано всматриваюсь в куб. Так, катапульта от «Прамаунт», еще невидимый шлем от «Старс Геймс». Шлем, надо полагать, чтобы не задыхаться при взлете. Буквы у лицензий четкие и легко заметные. Русская версия с возможностью применения в любой вселенной. Недешевые вещи, зато надежные как лом и с полной пожизненной гарантией. Кто-то из Белочек присвистывает, скорее всего, Серенькая – она в их паре больше магией занимается.

- Ну ты даешь! Я на эту катапульту уже год как облизываюсь. Но для меня даже локальная русская без поддержки дороговато… Поставила пока «Серую катапульту» от Серого.

- Я же не маг как вы, чтобы самому все делать. А взлетать с моими габаритами по-обычному не получается.

- Ну мог бы чего свободное использовать.

- Пробовал. Гарантию на все вселенные они не дают. А в «Серой катапульте» меня бы вообще в этом прыжке выкинуло из-за перегрузки. Кто мне ее напильником дорабатывать будет?

- Ладно, не заводись. Я была не права.

- Проехали.

Пока они спорят, я рассматриваю третью лицензию. Тот самый эльфиный медальон. Надпись на лицензии корявая – «ЭлЬф СоФт ИнК.» и применение только для Эльфостана. Ламеры – это диагноз. Такие надписи сейчас только у них можно встретить. Хакеры и игроки старой школы, у которых такие ники были изначально, стараются так откровенно их не светить, а то могут за ламера принять. Да и у них надписи из латинских букв.

Но ламеры не могли такую сложную штуку как средство связи сделать. Там же куча взаимодействий со средой, носителем, другими источниками, каналы и прочая заумь. Использовать чужие лицензионные разработки без указания авторства они не могут, даже если это все опубликовано под свободной лицензией и доступно кому угодно. За это можно получить реальный срок. В реале. А использование чужого кода в любой момент могут обнаружить автоматические сканеры на коммуникационных серверах.

Если они используют чужой код и ставят свою лицензию, то правообладатели обязательно должны быть указаны в тексте их лицензии. Так, а зачем точка в конце названия компании. Навожу курсор, увеличиваю. Точно. Роботам же пофигу какой размер букв в тексте. Я так и сам делаю, только я уменьшаю всю лицензию целиком.

Вчитываюсь в перечень авторов и начинаю дико ржать. Все непонимающе смотрят на меня. Потом на экран где выведен список. Кто-то догадывается отмотать команды назад, а потом снова вперед. Теперь смеемся втроем: я, Серенькая и Стик. Багира явно не в курсе. Хотя, если она магией плотно занялась не очень давно, то может и не знать.

- Ну! Объясните нам глупым, что вы такого смешного нашли?

Карса, как всегда, в своем репертуаре.

- Ой, не могу! Ой, ламеры! Стик объясни им! Я пока в себя приду.

- Ладно. Эта команда разработчиков занималась разработкой любительской радиостанции дециметрового диапазона. Вернее ее реализации для виртуальности. Что хотели они сделали и выложили под свободной лицензией. Потом кто-то из них на основе этой разработки сделал копию УКВ радиостанции. Та тоже пошла гулять по сети.

Издалека начал. Я бы сразу к сути перешел. Зато так интереснее.

- Оно бы ничего, ну использовали чужую радиостанцию, доработали для своего мира, даже авторов исходника указали. Только была с этими радиостанциями одна смешная и громкая история. Кто-то для вселенной «F-16» делал реализацию F-117 - Стелс. И при сборке вставил туда куски кода автоматических детекторов для радиостанций, честно указав авторов. Только не учли что в радиостанциях блоки детектора и излучателя объединены, а блок подавления шума на своей антенне сделан отдельно.

- В результате при тестировании альфа версии F-117 обнаружилось, что его почти любая зенитная ракета находит. Более детальный анализ выявил, что бомбардировщик излучает слабый сигнал, чуть ли, не по всему дециметровому диапазону. Виновный кусок кода, в конце концов, нашли. Написали разработчикам. Те долго смеялись. Дело в том, что подавитель шумов очень громоздкий и тяжелый, с виду ничего не делает, а работу программы тормозит. Вот его и удаляют первым делом.

- В общем, программисты посмеялись. Посоветовали где взять другой детектор для самолета. А эту историю вывесили у себя на оффсайте, как пример того «как НЕ НАДО использовать нашу разработку». Программистский мир потом долго еще гудел на эту тему. Короче БОЯН для посвященных.

- Просветились? Еще вопросы? Пожелания?

- Ага, Котик, не в службу а в дружбу, налей мне из твоего самовара, а то горло пересохло - сил нет.

- Тогда уж на всех. Карса вызывай админов, пусть собирают свой консилиум, и будем отбиваться.

Глава 9

Апелляционная комиссия собрана. По предложению Стика идем от простых вопросов к сложным. Первые несколько апелляций касаются оценок. Обычно достаточно наблюдателю, поставившему оценку, указать причину и/или показать ее на мониторе и вопрос разрешается. Так проскакиваем несколько простых оценок, выставленных моими товарищами.

Меня просят обосновать «минус» магам за маскировку амулета связи. Прошу показать 10 секунд до выставления оценки. Наблюдаем, как ракета «воздух-воздух» красиво поражает эльфа-корректировщика. Карса хмурится, потом начинает сама управлять экраном. Видим уже знакомую корявую надпись и список разработчиков.

Для нас Карса поясняет.

- Они там возмутились, типа еще не значит, что ракета на амулет пришла. Могла и просто с курса сбиться. Я им речь Стика оттранслировала.

- О! А можно мне тоже. На память!

- Все вопросы к Стику.

Приходит черед более сложных случаев. Виктора просят обосновать кучу «плюсов», которую он раздал ордынским танкистам.

- Пусть сами попробуют с пяти километров хотя бы в танк попасть! Не говоря уж про башню! - горячится тот.

Потом поясняет, что все плюсы, кроме первого, поставлены в случаях, когда оторванная башня тоже являлась средством поражения. Комиссия выпадает в осадок и начинает проверять.

Я про себя думаю, что могли бы и не мучиться, там практически любая оторванная башня в эльфийские порядки врубалась, шепотом спрашиваю у Виктора:

- Слушай, действительно сложно с пяти километров в башню попасть? Там же вроде снаряд управляемый?

- В реале? Да, сложно. Это же тебе не ПТУР. У снаряда свободы маневра в разы меньше. Да и не управляется он из танка в полете, только последние три секунды цель подсвечивается. Расстояние до целей приличное было – на пределе дальности. Тут бы в танк попасть. Хотя ему и этого будет достаточно.

- А в игре?

Усмехается.

- Тут же помех никаких. Даже воздух идеально однородный. Поставил точку, выстрелил, забыл.

В итоге забраковали только один «плюс», да и то потому, что башня пошла по ранее проделанному проходу.

- Следующий вопрос о первом залпе эльфийских гвардейских минометов. Почему минусов артиллеристам нет?

- Не трожь артиллерию! Если бы не они, орки с людьми сейчас бы победу праздновали! - Серенькая вся прямо кипит.

Но вопрос-то не про второй залп.

- Покажи им магические заклинания, кастуемые на MLRS за несколько секунд до выстрелов.

Карса сноровисто управляет экраном. Выделяет нужные заклинания. Комиссия, похоже, спорит между собой, но среди них есть серьезные маги. Поэтому к нам дополнительных вопросов не возникает.

Все наши оценки утверждаются.

Следующий вопрос. Нам показывают вид из кабины истребителя. Крутится вокруг воздушный бой. Куча звуков и индикаторов. В центре экрана в прицельной сетке мечется F-35. Есть захват. Пуск. С правого крыла срывается ракета. Красиво идет за маневрирующим F-35. На полпути вдруг словно врубается в стену (хотя какая может быть стена в воздухе) и не менее красиво разваливается на запчасти.

- Причем здесь мы?

Ильюша мнется.

- Это она в меня попала. Спасибо Черному Псу. Если бы не его защита, там бы меня и сбили.

Все смотрят на меня, потому что защита моя, значит и отвечать мне.

- Багира в контракт наши экзерсисы перед битвой включены?

- Да. Пункт 7.5 «В случае непосредственной угрозы жизни наблюдатели имеют право на применение защитной несмертельной магии».

- Тогда в чем вопрос?

Карса уже задает этот вопрос апелляционному комитету. Что-то меняется на экране. В стоп-кадре выведена схема воздушных потоков. На фоне размытого силуэта (воздушные волосы), легко заметно веретено защитного удара. Кстати, Ильюша мог и разминуться с ракетой.

- Где видно, что магия защитная? По виду воздушных потоков можно предположить активный удар по ракете.

Есть, есть у них опытный маг воздушник. Другой бы не догадался.

- Камеру на самый кончик правого крыла. Увеличение 100. Магический свет. Вот вам лицензия на активную защиту.

На экране надпись «Активная воздушная защита. (с) Ритор», номер сертификата и номер моей лицензии на использование.

- Согласно описанию защиты, она отбивает все атаки на расстоянии до одного метра от тела.

И пусть попробуют поспорить. Ритор среди воздушников маг авторитетный.

Следующий ролик показывает, как парламентер людей, одетый в какую-то безрукавку, убивает четырех эльфов. Эльфы требуют признать капитуляцию людей. Люди возмущаются и говорят, что никакого парламентера не посылали.

Что-то в этом эпизоде меня настораживает. Какой-то он обрезанный.

- Пусть прокрутят эпизод от появления парламентера.

Этот, казалось бы, невинный вопрос вызывает ожесточенное сопротивление эльфов. Багира рявкаяет

- Пусть показывают сначала или будем считать эпизод недействительным!

Голос капитана наблюдателей, видимо, уходит на комиссию напрямую. Потому что в кубе начинается показ эпизода с подхода человека. Ну ясно, чего эльфы сопротивлялись. Убийство парламентера – это одно из самых караемых преступлений. Тем более по обряду «очищения скверны». По ту сторону начинается свара. Про нас временно забыли.

Пользуясь паузой, Рыженькая объясняет, что цель обряда в получении большого количества маны. Неаппетитные подробности издевательства над источником маны благоразумно только обозначает. Повезло человеку.

Меня не отпускает ощущение, что где-то я это уже видел. Прошу прокрутить эпизод дальше. Человек задумчиво смотрит на трупы и тут в голове у него возникает стрела. Вот оно!

- Стоп! Грудь человека крупно!

Кажется, я слишком громко ору. Забыл, что вокруг сидят свои. На груди ничего нет. Странно.

- Выше на 30 сантиметров.

Ага. На шее виден шнурок, который обоими концами уходит за спину.

- Разворот камеры. Спина человека крупно.

Любуюсь на «мертвый» эльфийский амулет. Ха! Оказывается, повезло эльфам. Я этого наемника в деле видел. Мне даже представить страшно, какую бы месть он для эльфов выдумал.

- Это что?

- Это? Это эльфийский идентификатор для своих наемников.

Багира свирепеет. Ругается какими-то кошачьими ругательствами. У Кота и Хронавта краснеют уши. Карса стоит с застывшим лицом. Наконец поток ругательств иссякает.

- Еще раз такая подстава будет, я эльфам техническое поражение засчитаю!

С той стороны потрясенная тишина. Они явно не понимают, что так могло прогневать нашего капитана. «Техническое поражение» это не только проигрыш битвы и выплата репараций. Это еще и несмываемое пятно на репутации. Как правило, оно означает, что одна из сторон вела борьбу заведомо с нарушением правил. Если вы хотите играть «без правил», то вводите только одно правило «Без всяких правил» и все будет тип-топ.

Я помню случай, как именно из-за технического поражения перестал существовать один из кланов в «Сталкеръ». Они нарушили ограничения, которые сами же и установили. Правила самой игры они формально не нарушали, поэтому админы вмешиваться не стали. Их презирали все, даже монстры. В клан перестали приходить новые игроки, а старые пытались всеми правдами и неправдами откреститься от своего участия в этом клане.

Некоторым даже удалось остаться в игре. По решению совета кланов их засунули на нижнее звено иерархии. Неопытными бандитами на АТП, на Свалку и на Агропром. С обязательной отработкой нескольких десятков жизней. Таких опытных «неопытных бандитов» я после того раза больше не видел. Ох, и трудно же было…

Пока я предавался воспоминаниям, комиссии уже на пальцах объяснили и показали, что привело в бешенство нашего капитана. Они впечатлились. Эльфы теперь будут тише мыши под веником.

Надеюсь, это был самый сложный вопрос. Зря надеюсь. Орки предъявляют что-то серьезное. Что-то напрямую связанное со мной. Потому что Карса бледнеет и со страхом глядит на меня. Перевожу взгляд на Багиру. Она тоже в курсе. Губа прикушена, во взгляде потрясение пополам с сомнениями. Все, похоже, закончили. Карса не отрываясь смотрит на меня, губы дрожат.

- Они… Они требуют раскрытия личности.

Ох, нифига себе! Это серьезно. Это очень серьезно!

Карса беспомощно смотрит на Багиру. Та сначала смотрит на меня, потом на нее. Сомнения из взгляда вытесняет решимость. Выдает, словно гвозди молотком забивает.

- Согласно пункту 7.1 члены команды наблюдателей имеет право на конфиденциальность и тайну личности.

- Погоди командир. В чем суть обвинений?

- Применение запрещенного конвенцией активного психотропного оружия 8 уровня.

- Когда это? У меня и оружия-то такого отродясь не было.

Идиоты! Да даже если бы было. Я бы его все равно применять не стал. Без всякой конвенции! Я в отличие от них знаю, что это такое когда тебя такой штукой накроет.

- Время применения через полторы минуты после взрыва.

Так, это когда я без сознания что ли валялся? И тут до меня доходит. Это когда я орков распугиваю. Черт! Ладно, тут у меня позиции железные. Тут главное правильно выдержать линию поведения.

- Стик, у тебя случайно маски нет?

- Случайно есть. Лови.

Маска падает мне на лицо и сразу накрывает голову и плечи серой пеленой. Меняю под маской свой облик на человека соответствующего облику полной полярной лисы. Это Бондор – глава банды «Полный песец». Право на этот облик у меня есть. Честно заработанное. Я ему обещал в человеческом облике не появляться, так что маска весьма кстати.

- Багира, можно мне прямой канал на комиссию?

В моем голосе летят снежинки. Я этот оттенок неделю тренировал.

- Показ. 15 секунд до применения заклинания. Наблюдатель. Вид от первого лица.

- Ты чего рожу спрятал, сучий потрох?! Мы же тебя из-под земли достанем!

Горячится кто-то из главарей орков. Морда у него действительно страшная, но я не боюсь. Здоровее видали. Добавляю льда в голос.

- Мы будем доказательства смотреть или необоснованными обвинениями кидаться?

- Будем смотреть.

Это кто-то от людей. Суровое лицо больше похоже на гранитного идола. Такое же эмоциональное. Вот этот точно найдет хоть на дне моря, хоть на том свете.

- Показ.

Смотрим. Первые две секунды темнота, потом раскачивание. Потом открывается правый глаз. Ох, ну и рожи. Голоса орков. Потом я говорю спусковую фразу заклинания. Падаю. Бормочу себе под нос: «Шашлык ему! Да я тебя сам на шашлык нарежу, зажарю и съем!». Не помню, чтоб я такое говорил…

- Стоп.

- Ну и чего мы увидели?! Как кого-то взяли за жопу, а он с перепугу наших парней непроверенным заклинанием шарахнул!

Опять орк! Нарывается сука. Упираю в него ледяной взгляд.

- Извинись.

В моем голосе жидкий азот. Даже не знал, что у Бондора в арсенале такой тембр есть.

- Чего?

Он явно не понимает.

- На кого батон крошишь? Я же тебя самого за гузку возьму и в сортире замочу. Внюхал?

В голосе воет, предвкушая поживу, ледяная вьюга. Орка, похоже, достало взглядом прямо через маску. Он сбит с толку, но отступать не намерен.

- Он извиняется.

Опять человек. Перевожу взгляд на него, льдинки звенят о гранит. Он прав. Я должен закончить предоставление доказательств, а не организовывать новые проблемы.

- Принято. В представленном фрагменте доказательства обоснованности применения. Оскорбление действием, оскорбление словом, угроза расправы.

В голосе скука, вьюга не ушла, она затаилась. Небольшая ловушка для их психологов. Пусть думают, что я европеец.

- Чё? Какое еще оскорбление словом?

- Я не жирный! Я ПОЛНЫЙ!

Добавляю в голос немного гнева. А это уже американская заморочка.

- Хорошо, обоснованность применения Вы доказали.

- Дальше. Показ, прокрутка до страницы статистики.

Появляется красочная статистика заклинания. Уровни поражения выделены цветом. Запредельный мигает кроваво красным. Сильный светится розовым. Средний горит мирным желтым. Даю немного полюбоваться.

- Страница описания.

«Заклинание «Полный песец!» (тм) является дальнейшим развитием заклинания «Ужоснах!» (тм). Заклинание не смертельное, активное, защитное, круговое, с линейным убыванием силы поражения. Разрешено к личному применению. Максимальный уровень поражения «запредельное» или пятый уровень по общей шкале»

- Это все слова.

- Страница регистрации.

«Зарегистрировано в Российском Центре Психических Исследований при АН РФ. Полные клинические испытания опытного образца. Номер сертификата соответствия… Номер лицензии на использование № 1. Криптоподпись центра»

Ну что съели? РЦПИ АН РФ для психических заклинаний это примерно как Папа Римский для католиков – воплощение Бога на земле.

- Ну и где клинические испытания серии?

Усмехаюсь про себя. Ламеры. Вставляю в голос немного превосходства:

- Там же написано «клинические испытания опытного образца».

- И что?

- А ничего! Лицензия номер один присваивается опытному образцу после успешного проведения испытаний.

- Еще есть ко мне претензии?

- К Вам? Нет.

- Тогда прощайте.

Ухожу с канала.

- Стик, я отключен?

- Полностью. Остались только голосовые каналы у Багиры и Карсы. Поправка. Только закрытый канал у Багиры.

Пока он говорит, меняю облик на Черного Пса и отрываю маску. Я вымотан до предела. Все-таки быть Бондором это так трудно. Как он сам выдерживает?!

Тут же на мне повисает Карса. Успокаивающе глажу ее по спине.

- Ну ты даешь! – Виктор бьет меня по плечу, – Я думал таким айсбергом только наш капитан притворяться умеет!

Он не понял или действительно не придает значения. Для него это только игра. Ладно, разубеждать не будем.

Багира утрясла последние шероховатости.

- Все. Нам даже дополнительные премиальные накинули.

- Урра! Гуляем!

Хрон как всегда в своем репертуаре.

Ну что ж, значит веселимся! А проблемы оставим на потом.

Глава 10

- Отставить!

Ну вот только собрался веселится, а Багира весь кайф обломала.

- Тут один шибко шустрый оборотень крепко замазался.

- Да брось ты, капитан, вирт же анонимный.

Хрон все еще не врубается.

- Слушай ты! Черная морда! Куча людей знает что Хрон и Хронавт одно и то же лицо. Двое знают что Хронавт живет в городе В. Еще трое что Хрон по утрам любит пробежаться до порта и обратно. Как думаешь сколько времени понадобиться для того чтобы тебя найти?

- Ну неделя.

- Ошибаешься. В вирте к тебе подвалят уже сегодня.

- Пошлю лесом!

- Тогда к тебе послезавтра подойдут в реале. Очень серьезные молодые люди китайской наружности и попросят поделиться информацией.

- Я понял.

Это уже снова Хронавт, собран и настроен на борьбу. Где-то Багира угадала или изначально знала.

- Значит так. Этого оборотня вы не знаете. Это мой протеже. Его координат у вас тоже нет. Так что если кто хочет с ним связаться пусть ко мне обращается.

- Да и вообще он не из нашей команды, ходит как бука. Рычит на всех. Кстати надо ему людской облик подобрать.

Это уже Белочки включились. Ну, сейчас начнется… Шепотом спрашиваю у Карсы.

- Ты знаешь, что она делает?

- Удар она на себя берет.

Отвечает та таким же шепотом.

- А выдержит?

- Не знаю.

Надо этот балаган прекращать.

- Стоп! Хватит! Вы меня хотя бы спросили!?

- Да кто тебя спрашивать будет? Ты мне кое-что должен! Не забыл?

Ах, так. Еще не ясно кто кому должен…

- Кэп, можно тебя на пару слов?

Отвожу ее метров на десять. Ставлю завесу. А то ушей будет как у стенок в допросной комнате.

- Ты в своем уме? Ты понимаешь на что идешь?

- Нет это ты понимаешь куда вляпался?

- Ты про рыло оркское? Нибаюс. Меня больше гранитная рожа беспокоит.

- Ничего ты не понял. Как раз орк намного серьезнее чем выглядит. А гранитный так себе.

- Это ты ничего не поняла. Потому что до сих пор свою не виртуальную жизнь и профессию на вирт переложить пытаешься. Ты сколько в вирте? Полгода? Больше? А я с самого начала. Здесь в этой паре главный – это статуя Командора, а орк бандитский только возможности предоставляет. Так как дело в вирте началось, то куда бы оно потом не вышло, все равно будет по нашим внутренним понятиям развиваться. А значит вес Командора намного выше.

Кажется ее проняло. Или я где-то в своих догадках прав оказался.

- Кстати среди них на комиссии был один такой старичок с ноготок. Сидел в уголку молчал. Так вот чтоб ты знала. Если этот старичок скажет чтобы меня не искали, они зубами поскрипят, но искать не станут. А если скажет найти, то, как бы я не прятался, меня найдут. Даже если я совсем от вирта откажусь и все свои акки уничтожу.

- А кто это?!

- Курпатов, Анатолий Александрович (один из основателей вирта, главный теоретик) прямо из Нью-Йорка. Так что все еще серьезнее, чем ты думаешь.

- И чего теперь делать?

Она растеряна и выбита из колеи. Блин! И зачем я полез в это дело. Ладно, Черный Пес взялся, значит вези. Это еще с наемников так пошло. Так меня Вик учил. Если взялся за дело, то что хочешь делай, как хочешь крутись, а хоть мертвым, хоть зомбаком пустоголовым, дело сделай. Или лучше сразу за мертвое дело не берись.

- Значит так, капитан. Мне твои служебные дела до фонаря. Если будешь так подставляться, то мы тебе все прикрытие поломаем нахрен. Хотя мысль меня за другого выдать здравая. Но ты учти, что если они доктора Курпатова позвали, то дела у атакованных мной орков хреновые. Да не смотри на меня так. Ты сама лицензии видела, они подлинные. Программа чистая, просто сработала как-то не так. Ее же на серию не проверяли. Значит надо что, надо парням помочь – это раз. Второе надо след от программы на меня спрятать – это два. А лучше и то и другое вместе.

- Пусть оркам поможет тот человек, маску которого ты перед апелляцией показывал.

Ух ты. Просекла, что я реальную маску натягивал. Да мысль хорошая.

- Как догадалась?

- Ну я же оборотень в конце концов.

Да. Это только мы можем в чужую шкуру, как в свою, влезть. Это для обычного человека почти невозможно, для классического оборотня очень трудно, а для многоликого оборотня просто тяжело. Кстати многие хорошие актеры в вирте оборотни. А великие актеры - многоликие оборотни. Но одной актерской игры мало, надо уметь забывать себя и становиться своей маской – обликом. Поэтому нас не так много: порядка 5% от общего числа виртуалов.

- И все же зачем ты так подставляться хотела?

- А сам не догадываешься? Из-за Карсы, мне эта девочка очень понравилась. Я как на себя молодую смотрела.

- Предлагаю все обиды забыть и начать с чистого листа.

- Заметано.

- Отвернись я облик приму.

Настраиваюсь. Надо все ощущения вспомнить, и главное внешний вид. Внутренний мир мне психоматрица построить поможет. Ага кажется поймал, сейчас, сейчас. Вот оно!

Снимаю стену. Возвращаемся к команде. Карса внешне расслаблено сидит в шезлонге. Только меня не обманешь. Внутренне она сейчас похожа на паровой котел под сильным давлением, и через какой клапан пар наружу пойдет одному Богу известно. Стик стоит возле нее в позе индейского вождя и распространяет ауру непоколебимого спокойствия. Остальные собрались в кружок и что-то эмоционально обсуждают.

- Пока вы там секретничали, мы легенду придумали. Ой!

Да это действительно «Ой!». С удовольствием смотрю, как у Рыженькой глаза становятся размером с пятак. (Я специально в словаре смотрел. «Пятак» это пять копеек. Не понимаю. Но выражение мне нравится.) У остальных лица не лучше, разве что наш краснокожий по-прежнему спокоен, как скала, и Кот смотрит скорее с интересом.

- Так вот ты какой, северный олень!

Говорит Сергей с какой-то странной интонацией.

- Нет, я предполагал что «протеже» это какое-то извращение, но чтобы такое!

Хрон, пытается за шуткой скрыть свое изумление. Есть от чего, облик который я выбрал с одной стороны достаточно запоминающийся, с другой вполне обычный. В вирте так сейчас никто не ходит.

- Насмотрелись? А теперь кругом! Ну, быстро, быстро!

Багира явно что-то задумала. Неохотно команда подчиняется ее командам (О! Каламбур!). Карса, не вставая с кресла, закрывает глаза.

- Можно я только глаза закрою?

- Можно. Только не подглядывать. Так, слушаем меня все! Вы все видели новый облик. Теперь опишите. Сначала про себя. Потом я проверю! Начали!

Я же вызываю Стика по закрытому каналу, мог бы и голосом, но закрытый канал на то и закрытый что после него никаких следов не остается.

- Стик, можешь поменять в логах мой облик?

- Уже меняю.

Ну дает змей крылатый! Вот что значит опытный хакер.

- Ну что готовы?

Раздается многоголосое мычание.

- Ладно, еще полминуты.

- Все, хватит. Описываем. Сначала Рыженькая.

- Европеец. Лопоухий, кривозубый, длинный, худощавый.

- Стоп. Дальше Серенькая.

- Одет в адидасовские синие трико и грязно-белые кроссовки. Потрепанную кожаную куртку.

- Стоп. Хрон.

- Волосы темно-русые. Глаза серые, большие. Щурится, видимо близорук. Очки не носит.

Да, про очки он правильно сообразил.

- Почему так думаешь?

- Нет характерных следов на носу и еще посадка головы.

- Дальше, Карса.

- По-моему, он пошляк.

- Белочки?

- Да, точно, пошляк.

- Карса, дальше.

- Еще он неряха. Карманы оттянуты, шнурки завязаны кое-как. Кроссовки на самом деле белые, просто очень грязные.

У меня непроизвольно краснеют уши. Все-таки я в облике. Получается, это меня так откровенно обсуждают.

- Да ни х.. подобного! На себя, бля, посмотри, кошка драная! Расселась тут как на пляже.

Ой! Что же я делаю!? Она же меня сейчас на кусочки порвет! Карса поворачивает ко мне лицо и, не открывая глаз, улыбается. Бля! Вы когда-нибудь улыбку у акулы видели? Так вот, ее улыбка еще страшнее, хотя кажется куда уж больше. Все желание выеживаться куда-то испаряется. А она припечатывает:

- Вспыльчивый и ругается как моряк.

- Да куда ему до моряка? У нас даже юнги лучше ругаются. Скорее уж как сапожник. Неопытный.

Ржут. Виктор точно выбрал тон и реплику чтобы разрядить обстановку.

- Виктор дальше, раз уж начал.

- Еще он верующий, скорее православный. Я заметил крестик под футболкой. Футболка кстати темно синяя.

- Еще кто-нибудь может что-то добавить?

- Мне кажется, он одиночка или любит быть один.

Ого! Косолапый попал в самую точку.

- Все?

- Он не курит и не пьет. Интуиция.

Слышу щелчки выпавших челюстей. Все привыкли, что Кот говорит только в крайних случаях, коротко и обычно в ответ на чей-то вопрос. Он даже давешние оценки ставил молча. А тут аж два предложения и целых семь слов. Хотя правило «в ответ на вопрос» действует. Еще, я думаю, он этот облик мог видеть, все таки он старый сталкер, даже раньше меня в «Сталкеръ» пришел.

- Все можно оборачиваться. Все правильно сказали?

Да уж точно все. Оборотни, чтоб их. Все слабости и черты характера верхним чутьем ловят.

- Да все правильно. Могли бы уж ошибиться для приличия. Разве что в карманах всякие нужные вещи, и кроссовки грязные чтобы меньше заметно было. Зовут меня Плотник. Настоящего имени не называл.

- Теперь прорабатываем линию поведения. Основной мотив тот же самый. Вы меня не знаете. Меня привела Багира. Я люблю ругаться к месту и не к месту. Пробовал и здесь, только Карса меня срезала. Обиделся. Ходил как бука и почти ни с кем не говорил.

Хрон поднимает руку. Опять какую-то каверзу задумал?

- Можно вопрос?

- Да.

- А кто такой бука? Книга что ли?

- Бука – это друг Бяки! Понятно!

Улыбаются. Чего только не сделаешь для поднятия настроения.

- Второй след. Это защита Ильюши. Значит так, ты эту защиту и маскировку купил специально для битвы. Вернее ты ее собирался купить. Взял на триальный период - проверить. Кто кстати тебя к нам привел?

- Карса, мы вместе работаем.

- Хм. Это даже кстати. Она же тебе и мастера маскировки посоветовала, только просила ее не раскрывать. Карса дай ему мой адрес, по которому сегодня звонила. Приходил сегодня утром, часов в 9 с копейками, прямо с работы. Договорились на три дня проверки. Потом маскировка перестанет работать. Встретились в 14.00 в каком-то ангаре в районе Тушинки (Мемориальный Тушинский аэродром, копия в виртуальности). Я тебе поставил защиту, показал как найти лицензии. Невидимость на кончике левого крыла, увеличение 120.

- Слушай, а зачем такое уменьшение?

- Это же программы маскировки! Да, я знаю, использовать магический свет в детекторах запрещено. Но некоторым закон не писан. В конце концов, можно использовать три детектора одновременно.

- А я правда могу все это купить?

- Зачем?

- Ну… Мне понравилось.

- Да. Если хочешь. Только есть ограничения. Активная защита стандартизирована для большинства миров, и открыта. В принципе можно использовать по открытой лицензии, но лучше купить. Так принято и это не дорого. А вот маскировка будет стоить много. Там есть пара закрытых лицензий, которые надо оплатить. Да и я по легенде тебя не знаю, поэтому, цены должны быть как для обычных клиентов.

- Много это сколько?

- Примерно как половина твоей катапульты.

Кто-то присвистывает. Карса, разворачивает меня к себе лицом:

- Эй, лопоухий! А ты не зарываешься?

- Не-а, киса. Сказал же цены как для обычных клиентов. В эту сумму входят три года гарантийного обслуживания и подгонка под миры указанные клиентом.

- А можно еще некоторые функции добавить?

- Маскировку в дождь? Да. За отдельную плату.

- Третье. Меня в образе куницы видели на вершине дерева, под которым песец накуролесил. Это два разных наблюдателя - внизу песец, наверху Серенькая.

- Ты же сказал куницы?

- Да она не поймет, куница там была или белочка, далеко было. Только надо научить тебя подмигиванию.

Хихикает.

- Это когда глаз с вишню? Я умею. Ты меня уже учил.

- Не помню…

- Да ты уже был в зюзю. Можно сказать только моргать и мог.

Опять хихикает.

- Ладно, только потренируйся сначала.

- Четвертое. Раз уж я был в команде наблюдателей, то должны быть какие-то оценки выставлены от моего имени. Про эльфийский амулет – это слишком круто, это пусть на счету Серенькой будет. Пусть будут все оценки за танковые башни. Виктор ты не против?

- Нет, конечно.

- Ага, сидел там под деревом и считал. Говорил типа боулинг.

Серенькая начинает придумывать себе историю.

- Да, да. Еще подумай, как обыграть мои выражения. И куда ты от ядерного взрыва пряталась.

- Пятое. Логи на этой стороне. Стик, как у тебя дела?

- Уже готово. Везде логи подправил.

- Так уж прямо и все? А если я сейчас в своем… Ой!

- Я же сказал. Я поправил ВСЕ логи.

Да уж. На своей башне Стик царь и бог. Как он залез в личный лог Рыженькой, я даже представить не могу.

- Пожалуй, все. Вроде ничего не забыл.

- Заклинание. Из-за которого сыр-бор.

Да, пожалуй, надо оставить объяснение.

- Я его купил. У частного программера. Анонимно. Еще и доплатил за эксклюзив. Он мне и показал статистику и регистрацию. И объяснил каким образом гарантируется уникальность. Я спрашивал, действительно все чисто. Перед вами понтовался.

- Все мне пора сваливать. А вы можете оттянуться, как Хрон хотел.

- Я тебя провожу.

Это что-то новенькое. Раньше Стик таким уж хозяином не был. Вернее всегда мог проконтролировать гостей магией.

- Тут такое дело. В башню уже два раза пытались пролезть. Очень аккуратно. Один раз даже первый уровень защиты прошли. Вернее думали что прошли. Я думаю на всех известных выходах они своих наблюдателей поставили.

- Что даже и небо контролируют?

- Небо в первую очередь. Там же тоже входов-выходов не много. Я тебя сейчас через один из запасных выходов отправлю.

Вызывает лифт.

- Прими облик для большой толпы. Лучше даже бомжа. В конечной точке небольшая комната, в которой ты сможешь настроиться. Ну давай.

Жмет мне руку и через открытую дверь выбивает какой-то замысловатый код на панели с цифрами.

Двери закрываются, и я стартую вниз как на скоростном лифте в небоскребах. Это куда же меня теперь закинет?

Глава 11

Внимательно рассматриваю панель. Вполне обычная - как в 16 этажках, только кнопки пронумерованы от 0 по 15. Ха! Это же шестнадцатеричные цифры. Лифт начинает тормозить.

Спохватываюсь, что надо поменять внешность. Выбираю Копченого. Это не бомж, но где-то близко. Персонаж подобран так, чтобы вызывать неприязнь и инстинктивное желание забыть поскорее. В результате люди обращают на него внимание, но абсолютно не запоминают деталей.

Выхожу из лифта в какую-то захламленную каморку. В свете из дверей виден выключатель на противоположной стене. Включаю. Двери кабины закрываются. Снаружи выход замаскирован под какой-то электрощит. Открываю дверку. Блин! Это и есть электрощит! Внутри пыльно и какие-то рубильники. Следовало ожидать! Лифт выбросил меня на точке финиша и уехал. Вход с этой стороны может быть и не предусмотрен или для вызова нужно набрать какой-то код.

Ладно, привожу себя в полное соответствие с выбранным образом.

Выхожу через дверь и оказываюсь рядом со станцией метро. Гадство! Ненавижу подземку! Кому нужно метро в виртуальном мире?! Здесь же нет такой напряженки с местом. Стройся хоть на несколько гектар. Для быстрого доступа есть телепорты (по адресу, по месту), такси (наземные и воздушные), монорельс, в конце концов! Зачем еще метро!?

В таком взвинченном состоянии иду через толпу как горячий нож сквозь масло. Люди и монстры всех сортов благоразумно убираются с дороги. Метис подземного гнома и огненного демона (мой новый облик) смесь взрывоопасная. К тому же негативная смесь. От огненного демона не досталось ни капли их нечеловеческой красоты и почти не досталось магии, только характер вспыльчивый как вулкан и устойчивость к магии огня. От подземных гномов пришла ворчливость, но затерялись в дороге трудолюбие и основательность.

Народу не очень много – час пик уже миновал. Перед выходом на эскалатор стоит подземный гном полицейский. Вот только родственников мне не хватало! Поворачиваю к платформе.

Вообще если отвлечься от восприятия маски, то метро вполне впечатляющее сооружение гномов и людей. Жителей подземелья много: гномы, каменные тролли, огненные демоны и маги, жители Оси, люди. И всем необходим транспорт. В отличие от «верхних» такси и воздушного транспорта здесь нет.

А вот и скоростной поезд. Хищный, приплюснутый, весь изрисован граффити. На локомотиве с большим искусством нарисована голова акулы. Захожу акуле в брюхо. Настроение все еще отвратительное. Рекламное панно на стене сразу начинает надрываться:

- «Ниипет!» Вот решение ваших проблем! Принимайте «Ниипет» и все ваши заботы унесутся как дым!

А вот я тебя сейчас! Дым для подземного жителя второй враг, первый это вода.

- Как дым говоришь! Да я тебе за это сейчас морду разобью!

- Растворятся в течении реки времени?

Говорит панно с вопросительной интонацией.

- Чего? Да ты вообще врубаешься с кем говоришь?

- Принимайте «Ниипет» и приступы не контролируемой ярости вас покинут. А вы знаете, что повреждение общественного имущества наказывается штрафом?

Говорит реклама с неубедительной интонацией.

- Да меня уже давно ниипет! Меня уже все ниипет!

Ага, похоже такую реакцию создатели не закладывали. Панно зависает. Вот так то! Слышу жидкие аплодисменты невольных зрителей. Молча раскланиваюсь. Настроение приходит в норму, т.е. становиться средней паршивости.

Успеваем проехать станции «Осевую западную» и «Вход в ОСЬ» без надоедающей рекламы, когда на экране возникает лицо представителя Рамблер-Рекламы. Патентованная улыбка блестит во все 32 зуба, костюм словно только что из чистки, галстук, завязанный виндзором, точно посредине воротника.

- Здравствуйте, меня зовут Станислав. Наша компания приносит Вам свои извинения и просит указать фразы в рекламе, которые вызвали ваше отрицательное отношение.

Блин! Не хотелось бы попадать на карандаш к рекламщикам. Но теперь уже поздно, все равно там буду, главное с «плюсом» или с «минусом».

- Слава (с удовольствием вижу как рекламщик морщится), ты хоть на местоположение терминала посмотри.

- (косясь куда-то влево) Какой-то из вагонов метро?

- Да. А вы мне тут про дым, про воду.

- Боюсь, что я вас не понимаю.

- А теперь глянь на целевую аудиторию.

- Гномы, каменные гноли, осы, диггеры, люди.

- Не понимаешь? И где вас таких глупых выпускают! Кто первый враг гнома?

- Э… эльф?

- Идиот! Вода! Она выработки затапливает, опоры подмывает. А второй враг это дым! Придурки!

- Спасибо, Вы нам очень помогли.

И быстро исчезает, пока я еще какое-нибудь ведро помоев на него не вылил. Настроение поднимается до отметки «не очень», не каждый раз удается безнаказанно наорать на рамблеровцев, а уж когда они тебе за это еще и спасибо скажут...

- Станция «Осевая узловая», пересадка на ветку «Метро 2033».

- Осторожно двери закрываются. Следующая станция «Подземелья Припяти».

Выхожу на подземельях. Здесь еще один вход в игровую вселенную «Сталкеръ». Войти можно не только в припятские подземелья, а как из обычного входа в любую точку сохранения. Если Бондор сейчас в игре, то входить можно и здесь. Прямо на стене платформы висят телефоны-автоматы. От стандартных их отличает возможность позвонить в «Сталкер».

Подхожу к автомату и звоню Бондору на личный игровой телефон. Милая барышня медовым голосом сообщает: «абонент не отвечает, либо не находится в пределах игровой вселенной». Звоню уже на личный аккаунт Егора, он как и я его мало кому дает, поэтому есть надежда что примет вызов. На десятом гудке в душу начинают закрадываться сомнения, выгоняю их поганой метлой. Он берет трубку на 23-ем гудке. На маленьком экране таксофона заспанное лицо с красными как у кролика глазами.

- Кто?

- Это я, Костя.

- Какой еще Костя?

- Черный Пес.

- И? Обязательно было меня будить? Я спать лег только час назад!

- Нам надо встретиться. Дело срочное и важное.

- А по телефону нельзя?

- Нельзя. Еще, встретиться надо на тихой явке. И желательно пока тебе не светиться в вирте. По крайней мере пока я с тобой не поговорил.

- Ох-хо-хо. Что-то не нравятся мне эти заморочки. Ладно, помнишь офис где мы в прошлый раз так встречались?

- Да.

- Значит дом через улицу офис 270, минут через десять. Успеешь?

- Если потороплюсь.

- Тогда торопись. Жду.

Бросаю трубку и быстро иду к эскалаторам. Ох, не случайно один из выходов с этой станции находится всего в квартале от назначенного места встречи. У Бондора всегда есть несколько таких тихих бесплатных офисов в вирте, куда никто не ходит. Они используются один раз, а потом бросаются.

На выходе из станции меняю облик на Ворона и взлетаю с тротуара. В здание проникаю в режиме невидимости через открытое окно курилки на шестом этаже. Вряд ли кто-то следит за мной или за Бондором, но перестраховаться никогда не мешает.

К двери прихожу ровно в назначенное время. Хозяин апартаментов уже на месте. Сидит за столом, вперив тяжелый взгляд в стул перед собой. Больше никакой мебели в комнате нет, за исключением рекламных плакатов на стенах. Нет, так не пойдет. Сцену в кабинете у директора школы, я не заказывал. Сажусь на подоконник.

- Ну?

Выдыхаю как перед прыжком в прорубь.

- Я использовал твой облик.

- Какой?

- Полярную лису, молодого бандита и текущий. Последний под маской, но все равно могут узнать.

- Так! Надеюсь, реноме мне не подпортил?

Кажется, Егор ожидал чего-то более плохого.

- Скорее наоборот, дополнительный авторитет заработал. Ты в самом деле не сердишься?

Как-то неожиданно это. Я конечно с ним неформально почти не общался, наоборот всегда по делу, но все равно ждал чего-то другого.

- Да не мнись ты. Садись за стол, расслабься.

Достает из тумбочки стола бутылку коньяка и пару рюмок. Разливает.

- Наверное гадаешь почему я такой добрый? Тут ко мне на пейджер пришло сообщение от очень уважаемого мной человека. Он предсказал, что возможно ко мне придет один сталкер за помощью и просил помочь чем смогу. Так что выкладывай.

Ох. Не зря я опасался, что Анатолий Александрович меня узнает. Он меня тогда достаточно долго наблюдал (хотя я большей части из этого не помню). Да и сам доктор оборотень высшего класса, так что мог заметить использование маски. Хотел бы я знать откуда Бондор его знает?

Вкратце рассказываю историю эльфостанского противостояния и о моей роли в нем. Мой визави не скрывает своего интереса, иногда уточняя какие-то важные для него детали. Наконец перехожу к апелляции. Эту часть рассказываю подробно.

- Что, прям так и сказал «в сортире утоплю»? Эх, хотел бы я на это посмотреть.

- Ё моё. Я же совсем забыл, мне Стик дал запись со своего интерфейса. Там много чего есть. На, копируй. А пока она сливается, я тебе легенду расскажу.

Бондор сует мой диск куда-то в недра тумбочки. Рассказываю придуманную легенду особо подчеркивая скользкие моменты.

- Не, недокопировалось еще. Ты мне вот что скажи, если я программу купил, то я же за нее заплатить должен был.

- А ты и заплатил! Помнишь полгода назад переводил мой гонорар на хитрый счет через оффшор? Еще ругался, зачем так сложно. Так вот это была оплата за регистрацию программы.

- Погоди если все та сумма только за регистрацию, то сколько же программа стоит?

- Ну, считай что это от четверти до половины цены программы. Включая и эксклюзивность. Для массовых психопрограмм суммы регистрации больше на порядок, но их потом можно выпускать большой серией по меньшей цене.

- Ого! Неплохо зарабатывают маги. Может мне тоже в маги податься.

- Да не бери в голову. Такие успехи раз в несколько лет приходят и труда требуют соответствующего. А в основном всякой мелочевкой занимаешься.

- Еще. Раз я программу купил, то она у меня должна быть, так?

- Ага. Давай я тебе ее прямо сейчас в облик внедрю.

- А не жалко? Она же единственная разрешенная?

- Да единственная. Мне ее все равно теперь лучше не использовать. Придумаю чего-нибудь попроще.

Некоторое время напряженно работаем. Настраиваю и подгоняю по месту «Полный песец». Показываю новому хозяину возможности и горячие вызовы.

- Мда. Я думал все это проще. Сказал фразу – и все заработало.

- А так и есть. Только чтобы все заработало надо сначала попыхтеть с настройкой.

- А что все-таки с орками произошло?

- Не знаю. Но предположения есть. Ты про «Ужоснах!» слышал?

- Ты удивишься, я под него даже попадал! Когда его в «Сталкер» протащить еще можно было.

- Так вот, в нем за максимум взята минимальная статистическая величина, чтобы особо чувствительных людей не сводило с ума. Поэтому для большинства максимальное поражение три, очень редко четыре единицы. Да и то это только в метре от кастующего. Так что больше двух единиц мало кто получал. В моей проге задано концентрическое убывающее от центра поле поражения в единицах, а конкретное значение силы воздействия и времени последействия рассчитывается для каждого пораженного индивидуально на основе личного психопрофиля, который в настройках установлен.

Психопрофили устанавливаются по результатам обязательного для виртуалов медобследования раз в год.

- Раньше это могло быть опасно. Находились идиоты, которые правили психопрофили, чтобы их в некоторые игры допустили. Сейчас все МПИ проверяют подписи и целостность психопрофилей. Даже я слышал на некоторых станциях метро и монорельса введены в строй специальные сканеры. В общем, я не думаю, что проблемы возникли из-за неправильного психопрофиля.

- Тогда из-за чего?

- В моем случае трое находились в зоне максимального поражения. Еще я со злости силы в заклинание вложил будь здоров. Так что им могло выдать по максимуму. Плюс на орков это заклинание должно сильнее действовать. В сумме может получиться максимальное поражение в районе шести единиц. Это тяжело. Я по себе знаю.

- И как лечить? Ты же из-за этого ко мне пришел?

- Да. Тут главное не дать болезни разрастись, из вирта не прятаться. Максимум это три дня без вирта. Потом придется принимать кардинальные меры.

- Метода лечения два. Первый – это сильная эмоциональная нагрузка в игре, где магия запрещена. Во-первых, МПИ вытеснит большую часть пост эффекта, а во-вторых, сильные эмоции помогут справиться с остальным. Проще говоря, взять всю эту толпу раненых и загнать в Кваку, на какую-нибудь маленькую арену, в дефматч до 100 фрагов, так чтобы крови по колено и трупы убирать не успевали.

- А «Сталкер» подойдет?

- По первому пункту подойдет, магия в нем тоже запрещена. Только с дефматчем проблема. Не располагает он к бою до 100 фрагов.

- А второй способ?

- Честно говоря, это запасной парашют. Полная отчистка чипа до заводских настроек. Болезненная процедура, которую делать не желательно.

- А как же замена процессора?

- Это только расчетный и интерфейсный блок. Есть еще память чипа и структуры памяти внутри мозга. Так что реальная отчистка чипа после нескольких лет использования выливается в жуткую головную боль. Но вытерпеть можно и через некоторое время все придет в норму.

- Тоже по себе знаешь?

- Да. Даже вспоминать не хочу…

- Ну, значит, будем держать в уме на крайний случай.

- Пожалуй, все. Давай диск да пойду я. Если будет что-то очень тяжелое - звони мне. Помогу чем смогу.

- Хорошо. Как думаешь, когда на меня выйдут?

- Я думаю, завтра к утру.

- Слушай, а доктор об этих способах знает?

- Конечно, знает. Только он сейчас придерживается принципа невмешательства. Слишком его достали со всеми виртуальными проблемами, с нападками на вирт и на него лично и с преклонением кстати тоже. Максимум может совет дать к кому обратиться. А вмешиваться будет только в крайнем случае.

Глава 12

Возвращаюсь из вирта. Лариса все еще там, сидит в кресле расслабившись и закрыв глаза. По лицу блуждает блаженная улыбка. Насмотревшись на такое родное лицо, тихо ухожу на кухню. Надо сварганить себе чего-нибудь на ужин. Или уже на завтрак?

Занимаюсь опустошением холодильных запасов и сооружением из того, что попалось бутербродов типа «винигрет». Пока потребляю полученных метисов, в комнате раздается неясный шорох, а потом не менее неясное шебуршание.

- Ты есть чего-нибудь будешь?

- Ненаю… нехосю...

Чего это было? Смотрю на дверь в комнату. Лариса стоит, опираясь плечом на косяк. Чего-то с ней не так.

- Ты в порядке?

- Впоряде!

Э! Она же лыка не вяжет! Это сколько же надо в вирте выпить, чтобы потом в реале быть пьяной в стельку?

- Да, есть тебе пока не стоит. Пойдем, золотце, я тебя уложу. Давай, давай, вот так, сюда, аккуратненько, ложись.

Хмурит лобик.

- А мы оружия с поля битвы насобирали! Вот!

- Зачем!?

- Его все равно уничтожат. Жалко.

- Ну и ладно, закрывай глазки и спать.

- Ты только не уходи… рядом со мной…

Засыпает, бормоча и крепко вцепившись в мою руку. Ладно, помыться я и утром смогу. А теперь спать. Какой же длинный был день…

* * *

Как ни странно просыпаюсь сам. Где-то далеко за полдень. Аккуратно, чтобы не разбудить, встаю и в душ, тело после ночевки в одежде требует омовения.

На это раз успеваю вдоволь наплескаться. От раздумий о дальнейших планах на день меня отрывает подмаргивание будильника. В ящике обнаруживается письмо. Достаю выносной терминал, чтобы прочитать письмо не уходя в вирт. Письмо шифровано и подписано ключом Бондора.

«Привет. Решил что для звонка еще рано. Это письмо пойдет с кучей другой деловой корреспонденции. Мой друг вытащит его из вложения и переправит дальше.

Ситуация следующая: ко мне обратились сегодня около полудня. Нашли банально – по «Полному песцу». Пришли серьезные люди с серьезными рекомендация и вежливо попросили разрешения поговорить с человеком, который мой талисман изображает. Ну я им выдал что я не талисман, а вполне сам себе зверь, а если хотят говорить, то пусть говорят.

Поговорили плотно, я им твою легенду пересказал, еще раз программу показал, высказался о том, что я думаю о идиотах, которые атомные бомбы в чистом поле взрывают. В общем всё как договорились. Сдал им тот твой счет и облик сумасшедшего доктора в очках и белом халате.

До дефматча они сами додумались, или доктор подсказал, не суть важно, главное что метод полностью сработал. Это были хорошие новости.

Есть и плохие. Одна молодая дурочка - всего полгода как с чипом - исправила себе психопрофиль. Взяла профиль старшей сестры, чтобы ее в «кровавые» МПИ пускали. А на дефматче дополнительный контроль, на котором она и погорела. У девочки истерика и дополнительный нервный срыв. Удрала в реал. Остальные в шоке, они ее за сестру принимали.

Буквально за полчаса до визита ее в реале нашли. Сопротивляется, говорит, в вирт не пойду. Профиль, заимствованный, уже в стоп-листе. А с базовым ее только в «Симы» и возьмут, плюс всякие эльфы-фэнтази, что в данном случае еще хуже.

Я им говорю, что по своим каналам могу протащить девушку в «Сталкеръ» Т.е. наведенную магию мы снимем. Пусть покантуется у нас немного, глядишь, полегче станет. На силу уговорили. Протащили ее в Темную Долину. А вот как ей сильные эмоции организовать, этого я пока не придумал. Пока посадил ее на нашем кладбище. Пусть реального страха хлебнет. Но это не выход. Так что если есть мысли звони или пиши.

Бондор.»

Откладываю терминал. Мда. Нехорошо получилось. Место указанное в письме я знаю. В углу забора, с третьей стороны гаражи, а с четвертой стена ангара. Место атмосферное, но не опасное. Проход между ангаром и гаражами можно перекрыть парой стрелков и тогда вся достаточно большая территория становится замкнутой. Остается ее зачистить и разметить аномалии. Кстати, возле угла забора есть мало кому известная дырка на уровне двух человеческих ростов.

А мысли сами цепляются одна за другую как шерстинки в нитке. Девушка молодая и в стрелялки почти не играла. Значит, она наш мир не понимает. Надо придумать что-то ей понятное, квест какой-нибудь, например, дойти куда-то в Зоне. Куда это сразу понятно – назад к Кордону или даже блок посту военных. Не вперед же ей из Темной Долины идти, там и опытные сталкеры не всегда проходят. Еще нужен проводник, сама она не дойдет. Но проводник такой, которого она за проводника не считает, иначе эффекта не будет. Начинает вырисовываться план.

Не откладывая дела в нижний ящик, звоню Алие.

- Привет. Как дела? Как наш демиург?

- Привет. Да нормально. Этот фанатик спит уже почти сутки. С небольшими перерывами.

- Что и за оплатой не ходил?

- Я за него сходила. Представилась его агентом.

- О, как! Надо и мне такого очаровательно агента завести. (Аля хмыкает). Ну и как все прошло?

- Ты знаешь, мне показалось, что им не до меня было. Я настраивалась на серьезную битву. В десять не в десять, но в пять раз оплату поднять. Речь заготовила и что работа уникальная и срочная, можно сказать ручная, и что он из-за них чуть ли не три дня безвылазно в вирте провел и не спал. Вывалился из-за усталости и уже почти сутки дрыхнет.

- Встретили меня там двое. Один спортивный, красивый блондин, в костюме типа дипломат на приеме у иностранного посла. А изнутри похож на камень, или на бронзовую статую. (Аля тоже оборотень, поэтому нюансы характера ловит интуицией). Второй такой большой как медведь, чем-то на отставного борца смахивает, на дядь Женю, что у отца занимается иногда, в нелепом малиновом пиджаке.

- (Улыбаюсь) Это бандиты конца прошлого века так одевались. (нарочитый такой прикид)

- Да? На бандита он меньше похож. Значит, я предъявляю контракт и эту заготовленную речь на них вываливаю. Большой начинает возмущаться, что типа за народ пошел, сначала на работу за одну сумму подпишутся, а потом давай им повышение зарплаты. Тут бронзовый вступил, что, дескать, ты не прав. Девушка нам не правду сказала? Большой тушуется, вроде все так и есть, только моего программиста они не силой на работе держали, он сам работал. Дальше я не поняла о чем они.

- А вспомнить сможешь?

- Попробую. (Задумывается). Где-то вот в таком виде:

- Он чем у тебя занимался?

- Девяносто пятыми.

- И как реализация?

- На отлично! Даже защита от ЯО частично сработала.

- Ты же говорил, что такой задачи программистам не ставили?

- Не ставили. Это он по собственной инициативе.

- И работал, говоришь, сначала до тех пор пока от усталости не свалился?

- Ага.

- Так чего же тебе надо, друг ситный?

- Дальше уже ко мне. Что, мол, он хотел бы с моим клиентом познакомиться поближе. Что у него может найтись работа для специалиста такого класса. Я в ответ, что только на нормированный рабочий день и вряд ли постоянная занятость. Только под конкретный заказ.

- И тут он меня спрашивает. А сколько же ваш клиент, мол, хочет за услуги по текущему контракту? Я морду кирпичом и говорю: мне, мол, птичка нашептала, что такая работа должна оплачиваться на порядок дороже. У медведя в пиджаке натурально челюсть выпала. А бронзовый на меня глянул так с интересом. А разрешите поинтересоваться говорит, Вы случайно не знаете, зачем Вашему Клиенту нужна такая сумма? Я вижу, что можно совсем без повышения остаться и говорю что это, мол, конфиденциальная информация, но я случайно знаю, что клиент собирался в круиз по Средиземноморью со своей девушкой.

- Тут бронзовый подумал немного и говорит. Что совершенно случайно у него есть пара билетов на круиз вокруг Европы из Питера по Балтике, через Англию и Ирландию и по северному берегу Средиземного моря до Стамбула и затем до Сочи, а он, так получается, на этот круиз попасть не может. Поэтому эти билеты он моему клиенту может презентовать от себя и предложить своему партнеру выдать моему клиенту премиальные за отлично выполненную работу в размере двойной оплаты. Если вас устраивают такие условия, то все можно оформить прямо сейчас. Ведь так? И смотрит на большого.

- А его партнер выглядит так, будто только что получил нокдаун. Потом встряхивает головой и говорит что в три раза, это все-таки не в десять, а билеты не его, пусть делает с ними что хочет. Я соглашаюсь на предложенные условия. Даю им номер счета в банке, в этом маленьком европейском государстве, вечно забываю как его?

- В Лихтинштейне, и дальше?

- Видимо опять правильно поступила, потому что у медведя уважения во взгляде прибавилось. Вносим дополнения в договор. Они делают трансфер. Бронзовый отдает мне квитанции на билеты, красивые такие с голограммой и картой маршрута. Я подтверждаю, что претензий мы к ним не имеем. И все собственно.

- Билеты я проверила. Фирма такая существует и действительно круизами занимается, и круиз у них через полгода есть. Все верно. Да даже если бы и не верно. Я когда сумму платежа увидела, чуть в обморок не хлопнулась. Мне такое и в сладких мечтах не снилось.

- Ну и хорошо, что у вас все хорошо. Я тебе собственно по делу звоню, как члену команды.

Прием запрещенный, но лучшего проводника по Зоне мне быстро сейчас не найти. Аля сразу становиться серьезной. Что поделаешь, что дела у нашей команды были в основном трудные.

- Я слушаю, командир.

- Дело на несколько часов, и ты вполне можешь отказаться.

- Да что мне еще делать, Валерка все равно дрыхнет, как суслик в спячке. Проснется, салатиков пожует, посмотрит совиными глазами и снова спать. Я ему записку оставлю.

- Значит слушай.

Быстро, без подробностей, ставлю задачу.

- Когда туда сможешь добраться?

- Через минут сорок, час.

- Хорошо. Я тебя там встречу, клиента подготовлю. Твоя задача довести.

- Я поняла.

- Тогда за дело!

Быстро пробегаюсь по удобствам. Потом на кухню съесть чего-нибудь на завтрак и в вирт. Пока готовлюсь, просыпается Лариса. Мои приготовления она срисовывает в момент.

- Опять в вирт собрался? Мало тебе вчерашнего?

- Это как раз продолжение вчерашнего. Надо помочь человеку.

Она понимает, что я уже решил и отговаривать бесполезно.

- Надолго?

- На час - полтора, максимум два. Как у вас вчера все прошло?

- Плохо помню… или помню, но плохо…

- Чем это ты вчера так накачалась?

- Это Мишка! Он нам вчера про приход и уход белого медведя рассказал. Ну мы решили попробовать, на всех. Приход я еще худо бедно помню. А вот ушел он или до утра остался уже не помню.

Улыбается. А меня передергивает. Я про эту штуку в институте узнал. Берется полторашка темного пива. Отпивается по глотку. В освободившееся пространство заливается водка. Перемешать. Повторить. И так до тех пор, пока жидкость в бутылке не станет на 90% состоять из водки. Это называется «Приход белого медведя или уход бурого». Соответственно «Уход белого медведя» это все то же самое в обратном порядке, смесь дополняется темным пивом. Дожить до «прихода белого медведя» еще реально, а вот до ухода… Ходит легенда, что кто-то когда-то наблюдал полный уход белого медведя. Я в легенды не верю.

Такие эксперименты лучше только в вирте и ставить.

Кстати о вирте, пора мне.

Глава 13

Захожу прямо в Темную Долину. Тихо, дует легкий ветер и где-то далеко воет псевдопес. Как всегда здесь пасмурно и хмуро. На втором этаже домика стонет раненый сталкер. Он всегда там стонет – это программа – поможешь ему и можно получить указание на ценный лут. Иногда программа выдает мертвые ссылки или посылает к торговцам.

Аккуратно прокрадываюсь ко входу на кладбище. Где-то тут должна быть охрана. Вот они голубчики сидят, играют в карты на троих, судя по азартным выкрикам - в тысячу. Буквально на цыпочках преодолеваю самое узкое место.

Кладбище впечатляет. Это место памяти. Крестов на нем не много. В основном на них имена знаменитых бандитов. Справа от входа глухая бетонная стена ангара с редкими следами от выстрелов на грязно-серой поверхности. Слева задняя стенка гаражей. На силикатной поверхности нарисованы копотью разные надписи. По всей территории в беспорядке раскиданы обломки бетонных конструкций, ржавые обрезки труб и прочий хлам. Рассеянный тучами свет создает ощущение тоски и запустения. Хочется задрать морду к небесам и испустить вой полный сожалений о своей жизни. Ох, не зря, это место выбрано под кладбище.

Трамплин перед стеной ангара, судя по пометкам, находится в своих границах. Странная это аномалия. Находиться практически всегда под стеной ангара. Немного смещается по некоторой границе, будто патрулирует территорию. Путь вперед перекрыт каруселью, о которой говорит легкое гудение воздуха и слабое вращение всякого мусора в основании воронки. Значит, придется идти вдоль гаражей.

Обычных сталкерских болтов использовать не могу из-за опасений переполошить охрану. Поэтому иду, полагаясь на чутье и опыт. Путь преграждает еще один трамплин. Приходится, как между Сциллой и Харибдой, протискиваться между ним и каруселью.

Выхожу на знакомую полянку. В северном углу вкопан косо обломанный кусок плиты. Надпись гласит, что в этом месте покоится бандит Боров. Снизу другой краской корявая приписка «10 раз». Совсем это не правда. Здесь только два его трупа. Но мне все равно приятно.

На территории кладбища есть несколько островков, в которых никогда не появляются аномалии. Я бы на месте Бондора посадил девушку в один из них. Залезаю на П-образную конструкцию почти в центре и осматриваю территорию. Как я и предполагал, он выбрал самый удобный из безопасных участков, в котором горит костер в обрезке старой бочки.

Девочка в костюме сталкера-новичка сидит, обхватив колени рядом с костром лицом к забору и смотрит вдаль. За забором из колючки открывается красивый вид на Зону. Она даже не пытается никуда сбежать. Странно. У меня сложилось о ней другое впечатление.

За ее спиной стоит металлический крест бандита Кочерги – одного из культовых персонажей первосталака. После открытия МПИ этого бандита считал своим долгом пристрелить чуть ли не любой сталкер. Сначала работники компании играющие за этого юника пытались отстреливаться, потом прятаться. Иногда им это удавалось. Тогда сталкеры сколачивали команду и устраивали тотальную зачистку бандитских территорий. Один из лучших работников продержался на этом месте четыре месяца, а потом потребовал увеличения и так непомерно большой зарплаты. В конце концов, руководство решило что Кочергу проще похоронить.

- Кто здесь?!

Я не отвечаю. А сама она заметить меня не может, я невидим. Аккуратно обхожу жмущуюся к костру испуганную фигурку и сажусь на обломок бетонной сваи по другую сторону костра.

- Я знаю, что здесь кто-то есть! Покажись!

Тяжело вздыхаю.

- Не надо. Ты кричать будешь, сюда прибегут бандиты и мне придется их убивать.

Как ни странно мой голос ее успокаивает. Она локализует источник звука и, наверное, может различить мой силуэт в пляшущем свете костра.

- С чего это я кричать буду? Я с орками на охоту ходила.

- Ну… говорят, я страшный. Тем более для маленькой девочки.

- Да что вы все заладили маленькая, маленькая! Я совершеннолетняя, у меня паспорт есть!

Ну вот, сейчас расплачется. Неустойчивое психическое состояние – это результат действия моего заклинания, вернее, результат вызванного им стресса. Опять тяжело вздыхаю.

- Не кричи, пожалуйста, а то бандиты услышат.

- И тебе придется их убивать? Я бы хотела на это посмотреть, хоть какое-то развлечение.

- А тебе что, тут скучно?

- Ага… и страшно немного - честно добавляет сталкерша.

- Тогда чего сама не уйдешь?

- Уйдешь тут, как же!

Опускает руку куда-то вниз, гремит цепью. Оказывается, она за лодыжку прикована к кресту.

- Это за что же тебя на цепь посадили?

- Да сама виновата, не надо было соглашаться, все бы само прошло.

Тут она не права, но знать ей об этом не обязательно.

- А зовут тебя как?

- Светлана.

- Лана, значит?

- Нет! Лана это моя сестра, а я Света.

- А меня когда-то Псом звали. Черным Псом.

- Слушай, ты бы снял заклятье, а то разговаривать с воздухом как-то не очень комфортно.

Лукавит немного. Не объяснять же ей что это не заклятье. Э.. А это мысль! Только бы получилось!

Снова тяжело вздыхаю и скрывая дрожь в голосе:

- Эх. Если бы я мог снять заклятье…

- Ты что из невидимости выйти не можешь?

- Почему? Из невидимости могу, заклятье снять не могу.

- Так чего тогда невидимым ходишь?

- Это единственный способ не воевать постоянно с другими людьми.

Задумывается.

- А мне показаться можешь? Честное слово, я с тобой воевать не буду!

- Я же говорю: я страшный, ты испугаешься, будешь кричать

- И так далее?

- Да.

- Я кричать не буду, даже если испугаюсь. Честное слово даю!

Помешана она на слове что ли? Ну и ладно. Главное чтобы действительно не закричала.

- Ну если честное слово… тогда покажусь.

Снимаю невидимость. Ее глаза расширяются, видно, что испугалась, но мужественно не кричит.

- А потрогать можно?

- Можно. Тебя я не трону, ты ведь не закричала.

Робкая девичья рука осторожно кончиками пальцев проходит по руке, лицу, старому шраму на груди.

- Это кто же тебя так?

Разражаюсь тихим демоническим хохотом.

- Их уже нет никого! А я остался.

- Так говоришь - заклятье снять невозможно?

- Нет. Я сказал, что Я не могу его снять. По крайней мере, так сказано.

- А другие? Что там вообще сказано?

- Чтобы снять заклятье, надо чтобы какая-то часть меня добровольно вернулась туда, откуда я пришел.

- Это куда?

- За блок пост военных, что на входе в зону и дальше.

- И что никто не согласился тебе помочь?

- Из тех, кто согласился со мной говорить? Их было мало и никому было не интересно возвращаться назад.

- А нанять кого-нибудь, наконец, пригрозить?

- С наемниками еще связаться нужно. И заплатить им. А я ничего не могу им предложить, чего они сами добыть не в состоянии. А страхом заставлять нельзя, потому что сказано «добровольно».

- Я бы тебе помогла! Но я сама здесь на цепи!

- Да ты же Зону не знаешь!?

- А ты расскажи!

Рассказываю ей про Зону, про аномалии, про сталкеров. Показываю несколько аномалий из тех что вокруг и рассказываю сталкерские способы их обнаружения. Незаметно для себя увлекаюсь. Оказывается, рассказывать новичку про сталкер это интересно. Хотя работать «Волком» я бы не пошел.

- Вот сидят они в баре пьяные как орки на охоте. Празднуют успешное завершение дела. А тут значит им и сообщают об этой фразе бандитского главаря. Ну, молодой и говорит: «Да я его сам десять раз закопаю!»

- Гав!

Ой! Про Алю я и забыл совсем! Она в образе черного пса сидит по ту сторону забора. Девочка наверняка ее видела, но мне почему-то не сказала.

- Давно она там сидит?

- Минут пятнадцать уже слушает. Ты знаешь, мне кажется, она нас понимает.

- Конечно, понимает. Она очень умная. Видишь, у нее ошейник. Таких собак в зоне всего еще шесть.

- Гав?

- Ну, еще один матерый кабанище.

- Га-а-ав!

- Зовут ее Аля.

Делаю вид, что задумчиво смотрю на собаку, потом на девушку, потом опять на собаку.

- Слушай, ты вправду хотела мне помочь?

- Ничего не забыл?

Гремит цепью.

- Это не проблема.

Осторожно чтобы не повредить ногу ломаю замок и снимаю цепь.

- Ого! Вот это сила! А что дальше?

- А дальше Аля тебя проводит. (Алине) Проводишь?

Собака медленно кивает.

- Таких проводников, как она, еще поискать! Можно сказать, целые толпы водила!

- А как я за забор попаду? Ты же сам говорил, что здесь стены невидимые.

- Ну, на каждую хитрую гайку найдется свой винт с левой резьбой.

- О! И папа так говорит.

- Пойдем, покажу.

Веду ее в угол забора. Аля идет за нами по той стороне. По дороге собираю несколько камешков.

- Смотри внимательно.

Бросаю камешек в точку на полметра выше стыка забора. Он отлетает от воздуха. Следующий летит на высоте метра. Тоже отлетает. Третий пролетает на сквозь на высоте полутора метров.

- У нас это делают так.

Берет горсть песка и бросает в угол так чтобы песок летел большим облаком. На мгновение проявляются контуры дыры. Оказывается она начинается от самого забора, но там слишком узкая. Два столба в углу стоят не плотно, а под небольшим углом друг к другу. Границы невидимых стен соответствуют осям столбов. На высоте двух метров над забором в дыру уже может протиснуться взрослый человек.

- Ты говорил, нужна часть тебя.

Блин! Кто меня за язык тянул! Ну разве что…

Обхватываю левой рукой, концентрируюсь. Резко отрываю. Больно!

- Больно?

- Нет, я кайф от этого получаю!

- Гав!

- Извини, это действительно больно, вот и говорю всякую чушь.

Повязываю ей как галстук. Пионерский. (Были такие ребята в прошлом веке)

- Вот! Так не потеряется.

- Еще тебе нужно снаряжение. Тайник тебе Аля покажет. Оттуда много не бери, тяжело будет. Костюм сталкера с разгрузкой, МП-5, пару магазинов, патронов пачку. Обязательно светошумовые гранаты, антирадианты и бутылку воды. Поешь на месте и собой немного возьмешь. Сменные магазины сразу заряди. Встретишь кого-то, похожего на меня, стреляй смело. Я тут один такой. Вроде все. Давай я тебя обниму.

Забираюсь на верх забора, встаю, опираясь на угол. Поднимаю Свету и помогаю ей перебраться сквозь дыру. С той стороны она свешивается на руках, держась за мою и спрыгивает вниз.

- А как я узнаю, что получилось? И как ты узнаешь?

Улыбаюсь

- Я уж узнаю. А тебе Аля потом скажет. Ты главное дойди.

- Я дойду! Я чес…

- Тссс! Не говори слов. Просто сделай и все.

Девочка, ведомая собакой уходит.

Мне немного грустно и стыдно. Я ее обманул. Но ничего, зато будет здорова. И даже приобретет что-то. Если дойдет, ей будет, чем гордиться. А она дойдет, я верю.

До домика возвращаюсь без приключений. Я опять невидим. Перед дверью замираю. Не слышно стонов раненого. Значит, тут кто-то был. Если из новичков, то наверняка уже ушел. А вот если кто-то из опытных, то мог устроить засаду. Осторожно вхожу в дверь и получаю «хедшот сзади». Видимо это мне за обман.

* * *

Вываливаюсь из вирта. Лариса сидит передо мной на диване с книжкой в руках и задумчиво смотрит в лицо.

- А говорил, что на два часа. Все остыло уже.

- Зато я теперь чист перед своей совестью и могу честно сказать «Я сделал все что мог». И вообще, если захочешь, я теперь в вирт неделю ходить не буду!

- Ты же не выдержишь! А то я тебя не знаю!?

- Такого не знаешь! Я тебя на руках носить буду!

Подхватываю ее на руки и кружу по комнате.

Эпилог

Эту неделю я выдержал без особого напряжения. В последнее время в моей жизни было слишком много вирта и слишком мало Ларисы. Так что я был очень рад поменять одно на другое.

Светлана благополучно добралась до блок поста на входе в Зону. Где-то по дороге успела подружиться с ветераном по имени BASS. Я про него только легенды слышал и думал он в игре уже не появляется. Эта веселая троица: сталкер ветеран в потрепанной СЕВЕ, девочка в сталкерском комбинезоне с МП-5 в руках и щупальцами кровососа на шее и псевдособака в ошейнике с надписью «Три дня на Свалке», заявилась на блок пост и сказали капитану, что хотят покинуть Зону. Капитан потребовал сдать оружие, артефакты и части мутировавших животных, а также самих животных. Девочка сказала, что готова отдать оружие, но щупальца должны остаться при ней и друзей она не сдает. Сталкер сказал, что свой любимый обрез он никому не отдаст, а вот количество недовольных этим обстоятельством можно быстро сократить. Собака ничего не сказала, но очень красноречиво оскалилась.

Положение спас сержант Нечипоренко, из старослужащих. Он сказал, что со своим отделением будет рад сопроводить необычных визитеров до точки выхода. Капитан потом долго репу чесал. А после православного рождества сработала мина заложенная под ЕЦГИ. Началось все немного раньше с пристрелочных научных статей в серьезной прессе. Потом появилась статья в комсомолке, в которой гендеров обвиняли в проведении экспериментов над молодым поколением. Попытка ЕЦГИ отбиться, вызвала целый шквал критических и расследовательских статей и передач. А потом вышли юмористические статьи и передачи над которыми смеялась вся страна. Особенно удались фельетоны утки Кря-Кря. Как уговорили этого старого юмориста осталось загадкой. Но результаты были потрясающие. Одно «бесполое существо усредненной наружности, страдающее комплексом неполноценности» чего стоит или «бесполое почкование» с «гендер сексом». А слово «гендерас» с легкой руки какого-то наемника стало просто бесселером месяца.

Апофеозом стал «хедшот» Ника на пресс-конференции в Берлине. Когда немецкого профессора, главного идеолога программы уже задергали вопросами об отношении к тому, что происходит в России и русском секторе вирта, Ник на английском языке задал «научный» вопрос:

- Правильно я понимаю, что вы считаете, что войны происходят из-за половых различий?

- Да! Мы это доказали!

- И войны Наполеона тоже?

- Да!

- Т.е. Наполеон завоевал всю Европу из-за того, что ему Жозефина не давала?

- Да!... Нет! Это провокация!

Это «Да» СМИ растиражировали на всю Европу. Профессор конечно потом извинялся. Но французы всерьез обиделись и срезали программе финансирование.

Олег "GB" Малахов


Если тебя кто-то ждет

Михаил, третий месяц, Дикие территории, вечер

Он устал и хочет спать. Глаза просто слипаются. Но спать нельзя. Ни в коем случае! Надо найти место, где он мог бы не опасаться быть загрызенным, порванным, выпитым. Там, где он сейчас находится, ночевать нельзя! Об этом ясно говорит труп какого-то бедолаги, сидящий в трех метрах за спиной. Ничего лучшего Миха пока не нашел.

Мертвый сталкер вызывает липкий страх одним своим присутствием. Не тем что не живой, мертвецов Миха с детства не боится, а тем как он выглядит. Голова почти оторвана и висит на лоскутах ткани. Потертый сталкерский комбез пробит на груди ударом огромной лапы снизу вверх. Но особый ужас вызывает вид рук и тела – оно как бы стянуто изнутри, мумифицировано. Кожа обтягивает останки как вакуумная упаковка мясо в супермаркете. А ведь трупу и суток нет.

До сих пор мутит, и мурашки бегут по спине, когда вспоминаешь что пришлось это обыскивать… Добыча не велика: КПК с разбитым экраном, упаковка бинта, три пустых рожка к натовской LR-300 и полтора десятка патронов. Сама винтовка пострадала от той же лапы и восстановлению не подлежит. А жаль… Она бы пригодилась.

Вообще-то новичку с его снаряжением ловить на Диких территориях нечего. Он сюда даже дойти не должен. Разбитый MP-5, сменивший уже не одного владельца, да советская бесшумка ПБ с одной запасной обоймой – вот и все оружие. Даже ножа нет! Нож достался жарке под мостом. Там же остались брови и ресницы.

Кожаная куртка потрескалась снаружи, но вполне еще крепкая. Даже нашитая изнутри кольчуга держится. Только вряд ли она защитит от той твари, которая пробила своей лапой многослойный «комбинезон сталкера».

Еще очень хочется пить, но воду надо экономить – во фляге плещется едва на треть. Пить ту воду, что льется с неба – это верная смерть от отравления или радиации или и того и другого.

Старенький детектор аномалий умеет только пищать, да и ловит-то те аномалии, которые даже новичок вроде Михи учится замечать к концу первого месяца. На новый или хотя бы на ДА-6 не хватило денег.

Неплохое место есть на другой стороне асфальтированной площадки. Там, рядом с несколькими подъездными железнодорожными путями, высятся опоры мостового крана. Если забраться на самый верх, то большая часть тварей не сможет до него добраться. До спасительных опор пятьдесят метров открытого пространства, на котором тут и там валяется мелкий металлический хлам. Аномалии на асфальте тоже сложнее увидеть, а они там есть. Об этом буквально вопят все новоприобретенные чувства сталкера.

Пора решаться, пока солнце не зашло.

«Солнце! Передавай привет своей тезке – моему солнышку! И пожелай мне удачи!»

Миха успел пройти целых пятнадцать метров и даже начал обходить притаившуюся под поверхностью воронку, когда сзади раздался торжествующий рёв. В первый момент он застыл, а потом сорвался с места и побежал забирая влево. Справа тихонько колыхался воздух над воронкой, а сзади и немного слева настигали тяжелые бухающие шаги и хриплое с присвистом дыхание. Что его заставило прыгнуть вправо - прямо в объятия воронки - Миха так и не понял. Наверное, это было то самое сталкерское чутье. Преследователь, обладая большей массой, сразу среагировать не успел и протопал мимо, а увернувшийся сталкер побежал по краю аномалии. Слава Богу, воронка вращалась по часовой стрелке и сначала помогала беглецу.

Вдруг, левую щеку сталкера как будто обдало холодным ветром, а все волоски на левой половине тела поднялись под действием статического электричества. Электра слева, воронка справа! А сталкер на тонкой тропе между ними. Беглец рванулся вперед, видя свое спасение в скорости. Сзади полыхнуло. Иссиня-белый свет сработавшей электры на некоторое время перекрыл слабые лучи закатного солнца. Черная тень испуганно прыгнула из-под ног, а в спину воткнулся разочарованный крик монстра, к которому примешивалась нотка боли.

С огромным трудом Миха вырвался из объятий жадной гравитационной ловушки и выскочил на край разгрузочной платформы. Он понимал, что достаточно чудовищу побежать по его пути или оббежать воронку с другой стороны – все снова вернется к прежнему сверхопасному состоянию. Лихорадочно осмотрев бетонные конструкции в поисках пути наверх, сталкер почти сразу увидел лестницу, сваренную из металлического прута, которая вела на верхний уровень. Когда-то она спускалась до уровня рельсового пути, но сейчас нижний край был отрезан или оторван на высоте полутора метров от платформы. Самое плохое притаилось внизу под лестницей – еще одна электра. Ярким солнечным днем она была бы незаметна, но в наступающих сумерках голубоватые щупальца электрического спрута, поднимающиеся откуда-то снизу, были достаточно заметны.

Не давая страху остановить себя, сталкер разбежался и прыгнул на лестницу, метясь ухватиться руками за вторую снизу ступеньку. Удар грудью о нижнюю перекладину чуть не сбросил его вниз в холодные объятья электры. В разгрузке что-то жалобно хрупнуло. Упираясь ногами в бетонную опору, Миха подтянулся на руках вверх и смог залезть на лестницу. Колени нещадно болели после встречи с твердой поверхностью опоры, хорошо хоть послушался опытного Волка и пришил на колени дополнительные накладки.

Конечно, сидеть всю ночь на остатках конструкций радости мало, а если еще и дождь пойдет, то вообще придется кисло, но внизу в несколько раз опаснее. Поэтому, мысленно поблагодарив Зону за подаренную относительную безопасность, молодой парень полез вверх.

Отсюда был еще виден краешек заходящего солнца. Багровый ломтик становился все меньше и меньше и наконец скрылся за горизонтом. Дикие территории медленно захватывала ночь – время тварей и смерти. В свете уходящего дня Миха заметил, что мостовой кран все еще держится на своих опорах. Даже кабинка крановщика как будто цела. Это очень кстати – будет где спрятаться от возможного дождя. Уже в сгустившихся сумерках сталкер смог добраться до крана и, убедившись в надежности его креплений, а также отсутствия внешних признаков «жгучего пуха» или «ржавых волос», забрался внутрь кабинки через выбитое боковое окно.

Слабый светодиодный фонарик осветил внутренности рабочего места крановщика. Сиденье и управляющие рычаги были кем-то откручены, в пульте зияли дыры от отсутствующих приборов, а возле задней стенки лежал какой-то сверток. Внутри старого пыльника были завернуты комбинезон расцветки «ночка» с бронежилетом и ПНВ, пара армейских аптечек, LR-300 с оптикой и глушителем, две пачки бронебойных патронов и запасной магазин к винтовке, две РГД-5 и одна Ф1.

Хозяин тайника, как оказалось, предвидел возможное обнаружение своих запасов и оставил записку в одной из аптечек. В свете фонарика Миха прочитал следующее:

«Сталкер! Возьми отсюда то без чего тебе не выжить и оставь все без чего можешь обойтись.
P.S.: Будешь уходить открой форточку на левой дверце, что бы я знал что здесь кто-то был.»
Подписи не было.

Светлана, четвертый месяц, Рыльск, ночь

«Здравствуй, свет моих очей, солнце моей вселенной! Сегодня получил возможность переслать тебе весточку. К сожалению, связь возможна только в одну сторону: от меня – к тебе. Зато я узнал, что отправлять свои послания смогу хоть каждую неделю. Сергей, обещал сообщить тебе где я сейчас. В письме этого лучше не писать.

Сообщаю что со мной все хорошо: жив, здоров и трезв :). Хотя налить настойчиво предлагают. Но я решил что больше не пью, значит, не пью и точка. Эти три месяца прошли не в пустую. Я изменился. Очень. Стал больше ценить минуты жизни. Особенно меня греют воспоминания о часах проведенных с тобой. Одно осознание того, что ты где-то есть, наполняет меня радостью.

Я не собираюсь быть здесь долго. Жди меня и я вернусь. Обязательно вернусь. Надеюсь, не с пустыми руками, чтобы бедным родственником не выглядеть. Твой Мишутка :).

P.S. Если со мной что-то случиться, тебе сообщат таким же способом.»

Света положила на колени помятый листок компьютерной распечатки и закрыла покрасневшие от невыплаканных слез и нервного напряжения глаза.

Сегодня утром, когда мальчишка курьер принес на работу пакет срочной почты, она ничего такого не ждала. Да! У нее теперь есть работа. Эти уже четыре месяца тоже не прошли бесследно.

- Ты чего спать не ложишься? Тебе же на работу завтра вставать? – Лена новая подруга и по совместительству соседка, вышла на кухню в одном ночном халатике.

- Мне сегодня Миша письмо прислал.

- Ну наконец-то! Они соизволили! Хоть через три месяца, а не через год! – в голосе девушки отчетливо слышен сарказм и досада за свою «глупую» подругу.

- Ты не понимаешь! Он раньше не мог!

- Да уж, конечно, куда мне! Сургут – это ж другая планета! Оттуда же письмо надо через лунную станцию отправлять! А станцию китайцы еще не построили!

- Он не в Сургуте… - сказала и почувствовала, как предательски свербит в носу, а отступившие было слезы снова готовы политься из глаз.

- Да? А где же?

- В Зоне.

- В зоне? На Колыме золотишко что ли моет? – Лена явно не ждала такого поворота. По описаниям на бандита подругин парень походил меньше всего.

- Да не, – на лице Светы промелькнула, сразу померкнувшая улыбка, – в другой зоне – в «Зоне Отчуждения».

- Чего!? Он совсем сбрендил, этот твой Миша? Оттуда же… – подруга вовремя прикусила себе язык, недав сорваться окончательному вердикту «невозвращаются».

Светлана все-таки расплакалась. Слезы, упорно сдерживаемые в ресторане во время встречи с Сергеем, и после на заднем сиденье его Ауди, по дороге домой, прорвали плотину и хлынули из глаз бурным потоком. Очищающей волной они смыли напряжение последних часов и горечь ожидания последних трех месяцев.

Когда поток иссяк сам собой, очистившаяся и закаленная в последнее время душа взяла управление судьбой в свои руки. Это же так просто «Жди меня и я вернусь».

- Я буду ждать! И он вернется! – в голосе девушки сквозила та твердость оружейной стали, которая иногда проскакивает в голосе ее отца.

Михаил, пятый месяц, застава Долга на Диких территориях, полдень

- Эй, Пограничник, оставайся с нами. Поможешь нам границу охранять. – Сержант Галушко приветливо осклабился.

- Галл, ну чего тут охранять? Зверье после выброса еще сонное, аномалии еще не изучило, они же еще две недели будут как сонные мухи. Вот следующие две недели до самого выброса будет уже опасно. – Влазит в разговор незнакомый молодой долговец.

- Нет, ты видал! В Зоне без году неделя, а уже все знает! Мне сегодня утром Серега Темный говорил, что тушканы на подземной автостоянке сильно громко визжали.

- На автостоянке? Ну, я там мимо буду проходить, могу посмотреть. – Миха поправил свой новый АК-101, – Если что, могу стрельнуть, чтобы вам слышно было.

- Стрельнуть? Да там с утра выстрелы почти каждые полчаса слышаться. Как мы определим, что это ты? Слушай, Пограничник, а давай я тебе ракеты сигнальные дам? – сержант достает из кармана две ручные сигналки, – Вот: красную и зеленую. Если все нормально, пустишь зеленую, если там действительно тушканов много, тогда красную. Мы тогда подкрепления из Бара с дробовиками подтянем, да почистим если получиться.

- Хорошо, а если там вообще гон тушканий, то я обе ракеты запущу. Тогда сразу на плиты залезайте, чтобы эти твари вас не достали.

- Кончай так шутить! А то накличешь еще…

- А я и не шучу. Не нравится мне что-то сегодняшняя погода. Три дня после выброса, а все равно не нравится. – Сталкер почесал маленький шрамик над бровью, память о походе на Армейские склады. – Не знаешь, сегодня бандиты на галерею приходили?

- Нет, там со вчерашнего вечера Дима Демон засел, а он их дюже не любит, хе-хе.

- Ладно, пойду я. Хотелось бы на Янтарь засветло добраться.

- Удачи, передавай привет Прапору.

- И вам того же и по тому же месту.

* * *

До теплотрассы Миха добрался без приключений. Хотя Дмитрий подтвердил, что сегодня утром на территории завода была слышна суматошная стрельба из калашей и пистолетов-пулеметов. Еще Демон сказал, что на Диких сейчас сталкеров нет. Они вчера с Темным вылазку делали, хабара мало, а зверья почему-то много. А с Янтаря народ вчера даже не пошел.

Забравшись на теплотрассу, сталкер вздохнул свободнее. Он еще два месяца назад провесил отсюда относительно безопасную «верхнюю» трассу, по трубам, вагонам, крышам, до памятного мостового крана. Большинство тварей просто не могло залезть на эти укрытия, аномалии тоже в основном располагались на земле. Только в одном месте надо было пробежать десяток метров понизу.

С хозяином тайника у молодого сталкера установилось странная связь. Они переписывались записками через аптечку. В одной по-прежнему лежало предупреждение для нашедшего тайник, а в другой они оставляли записки для друг друга.

Первый раз Миха очень удивился, обнаружив вторую записку. В тот раз он принес в тайник патроны, аптечки и консервы, заработанные в своей второй серьезной вылазке – зачистке с долговцами Свалки от бандитов. Записка была короткой: «Оценил шутку юмора». Вместо оставленной кожаной куртки и МП-5 снова лежали хороший комбинезон и LR-300. Правда винтовка была без оптики, а комбез без ПНВ.

Ответная записка получилась длиннее: «А я не шутил. Это я с себя снял. То, что было – взял взаймы. Могу со временем вернуть.». Когда в следующий раз Миха принес добытый по случаю натовский оптический прицел, в тайнике отсутствовала одна аптечка, бинты и консервы, зато добавился ПНВ. В оставшейся аптечке лежало две записки. Неведомый сталкер накарябал неровным почерком: «Со жратвой это ты хорошо придумал. Мне надо отлежаться пару деньков, поэтому консервы пришлись очень кстати. Снарягу оставь себе – ты ее честно получил. Пригодится. ПНВ надо мастеру показать, а то его глючит иногда.»

Занятый воспоминаниями, сталкер практически на автомате добрался до опасного участка. Здесь надо было слезть с грузового контейнера и пройти метров десять до такого же, которого уже можно было добраться до опор крана. Миха достал заранее приготовленные «пробники» – стреляные гильзы, заполненные глиной или мокрым песком, и обкидал предполагаемый маршрут. Парочку закинул подальше, и убедился что «постоянная» электра лежит на своем месте. На диких территориях было как-то непривычно тихо: не взлаивали слепые псы, не рычали глухо снорки и даже обещанные тушканы не пищали. Это тревожило. Зона опять приготовила какую-то пакость для бывшего пограничника.

Аккуратно спустившись на руках, сталкер спрыгнул на потрескавшийся от времени асфальт, и насторожено пошел вперед, держа автомат возле груди. Вдруг сзади своим фирменным криком, уходящим в ультразвук, заверещал тушкан. Ему ответил такой хор разнокалиберных криков с разных сторон, что начавший разворачиваться сталкер рванул что есть мочи к спасительному контейнеру. На одном дыхании взлетев наверх он развернулся посмотреть на кричавших тушканов.

Около полутора десятков этих саблезубых грызунов уже подпрыгивало возле контейнера. Еще парочка влетела в электру, за что была тут же наказана. Но, самое главное, судя по отдельным пискам, тушканов было существенно больше. Миха перепрыгнул с контейнера на конструкции опор. Тушканы к опорам не полезли, с этой стороны почти вдоль всей платформы были электры. Видимо, железнодорожные пути особенно притягивали эти аномалии. Взобравшись на верхний ярус, Пограничник ползком сместился так чтобы видеть всю погрузочную платформу и вход в подземный гараж и достал бинокль.

Увиденное потрясало. На открытом пространстве тут и там шевелились кучки грызунов. В бинокль было видно, что они грызут трупы слепых псов и псевдособак. Вдалеке, на верхнем этаже незаконченной стройки, лежали уже обглоданные трупы каких-то людей. Принадлежность к какому-то из кланов было не определить – от формы остались только армейские ботинки, остальное либо было разорвано в клочья, либо выпачкано кровью до полной неузнаваемости.

Только в поле зрения копошилось до сотни тушканов. Что-то выгнало этих подземных жителей из мест их обычного обитания, и они собрались в огромную стаю. Такое случалось всего несколько раз. После того как стае не останется нечего есть на текущем месте обитания, она двинется на другую территорию, уничтожая все на своем пути. Наиболее вероятный путь лежит на Армейские склады. Все бы ничего, но в этот раз стая явно не пойдет по подземельям или через завод, а ломанется по поверхности через выход к Бару. И это произойдет достаточно скоро, т.к. жрать на Диких территориях уже больше некого и нечего.

Перебравшись на ближний к бару конец помоста, Миха достал обе сигнальные ракеты. Зажав их в, подрагивающей от избытка адреналина, правой руке и немного отклонив их в сторону Бара, он левой рукой дернул спусковые шнурки. Красно-зеленый дуплет ушел в небо…

* * *

К бункеру ученых Михаил добрался уже ночью. Сегодня он снова выбрался из опасной ловушки уготованной ему Зоной. Если бы он пошел на Янтарь раньше или если бы не собирался заглянуть на всякий случай в кабинку крана, он мог остаться на Диких навсегда, и Светик не дождалась своего Мишутку.

На подходе к бункеру сталкер промигал своим фонариком условный сигнал. В ответ из темноты мигнул тусклый зеленый огонек. Опытные бойцы Долга не использовали фонари на дежурстве – ПНВ гораздо надежнее и не демаскирует.

- Привет, Пограничник, опять приперся на ночь глядя?

- Здорово, Прапор, привет тебе от Галла, чего опять ворчишь?

- Да запарился тебя уже ждать. Сам не сплю и бойцам вон дежурить мешаю. Пойдем, поговорить надо. Сидор, я ушел, сектор весь твой.

- Понял, командир, – донеслось из темноты.

- Чего у тебя опять стряслось? Опять снорки шалят?

- Да пока ничего, я хотел узнать как обстановка на Диких.

- Тихо все. Ты про тушканов в курсе?

- Да уж ползоны в курсе. Про бойню возле заставы на Баре только ленивый не знает. Только огнеметный танк и помог.

- Какой еще огнеметный танк?

- Да там стрельба была будь здоров, пулеметы перегреваться начали. Думали, что на вторую линию обороны отходить придется. А потом пришел Tank72 с огнеметом и устроил настоящую адову топку. Стая не выдержала и повернула на Склады. Наши потом две с половиной сотни мертвых грызунов насчитали. Да на Склады еще где-то с полсотни ушло.

- Так чего глупые вопросы про Дикие задаешь? Все что там шевелилось уже загрызено и съедено, а тушканы ушли. В общем, в плане зверья, чище чем на Кордоне. А зачем тебе?

- Да думал завтра через Дикие квад отправить, а по твоим словам выходит, что завтра там не протолкнуться будет.

- Я думаю, сорвиголовы пойдут сегодня же ночью.

- Ночью!? На Дикие!?

- А кого там теперь боятся? Я даже труп кровососа видел. Обглоданный. Хотя, думаю, к обеду основная толпа уже схлынет. Только…

- Что только?

- Если собираешься после обеда идти, то лучше не надо. Не нравится мне, что зверье такое активное. Прямо как перед Выбросом. Да и шрам у меня чешется, это знак верный.

- Месяц назад ты то же самое говорил, а Выброс только через полтора дня прошел.

- Так у меня сегодня с самого обеда чешется. Значит, завтра к вечеру и будет. В конце концов, у тебя вон научные светила под боком, спросил бы у них.

- Ага, как же. Они только с нашим начальством общаются. А с нами только когда зомбаки совсем уж толпами валят или снорки под забором орут. Не, Круглов еще ничего, а вот «Сладкий» совсем зазнался.

Странно. У Михи как раз с Кругловым отношения не очень, а вот с Сахаровым они быстро общий язык нашли.

- Как думаешь, не спят еще? Если я к ним сейчас зайду?

- Сахаров точно не спит, у него сегодня какой-то эксперимент. Спроси у него про Выброс.

- Ладно.

Сталкер поправил лямку своего изрядно потяжелевшего после Диких Территорий рюкзака и пошел к дверям бункера. На Диких он сегодня хорошо прибарахлился. Тушканам ведь артефакты и снаряжение ни к чему – есть их не получается. Да и просто поля артефактов после выброса еще никто толком не проверял. Так что он, можно сказать, снял все сливки. А те, кто придет туда завтра утром, пусть кусают локти.

Самые ценные арты и те, что можно смело продавать ученым, сталкер забрал с собой. Собранное оружие и не очень ценное снаряжение припрятал в одном аномальном контейнере с мусором. Этот контейнер становился доступным только дней на пять после выброса. А в остальное время на нем жила электра. Лучшей защиты и не надо. Арты средней руки, которые можно использовать самому, а можно и продать, аптечки и главная ценность – патроны, были припрятаны в другом тайнике поближе к Янтарю.

* * *

- Ну и чего ученые?

- Да фиг его знает. Сахаров говорит, что по приборам вроде до выброса далеко, а вот по поведению мутантов выброс завтра вечером будет. Кстати, он просил тебе спасибо сказать: за то, что снорков и зомбаков оперативно пометили.

- Да ну его нафиг! После каждого Выброса помечать приходиться – электроника капризная не выдерживает.

- Зато, у тебя теперь есть большой резон предполагать, что выброс завтра. А без пометок не было бы никакой уверенности. Я профессору намекнул, чтобы он руководству вашему о своих подозрениях сообщил. Но не грех и продублировать. Я по своему списку контактов уже предупреждение разослал, чего и тебе советую…

- Ага, я по своему тоже разошлю.

- Можно я в твоем лагере прикорну, а то до Воробьевой горки далековато по темноте.

- Ложись, конечно, если что огнем поддержишь.

- Заметано. Спокойной ночи.

- Это уж как Зона даст.

Светлана, шестой месяц, Рыльск, два часа дня

- Светка, сделай мне кофе

- Павел Сергеевич, - Светлана даже не повернула головы, продолжая набивать договор со скоростью хорошего пулемета, - кофе стоит на полочке в шкафчике, сахар там же, кипяток в кулере, налейте себе кофе сами.

Телефон выдает мягкую трель внешнего вызова.

- ЗАО «Измерительные приборы», приемная, здравствуйте, - все это на полном автомате и продолжая печатать.

- Мне, это … купить надо…

- Сейчас я Вас переключу, - девушка быстро набирает внутренний номер, - Мария Александровна, клиент, переключаю.

- Так уж прямо кофе трудно было налить.

- Павел Сергеевич, если у Вас нет срочных дел, пожалуйста, не мешайте тем у кого они есть.

- Ой, какая цаца деловая. Прямо незаменимая работница, - и видя, что секретарь не реагирует на подначки, - тебя как приняли, так и уволить могут, невзирая на папочкину протекцию.

Светлана закончила набирать текст, сохранила и отправила договор по внутренней почте производственникам.

- А что Анастасия Петровна уже в декрет ушла?

- Причем тут Анастасия Петровна?

- Я думала, что подбор персонала – это ее работа, а не Ваша.

Молодой замдиректора по орг. вопросам пошел пятнами и выскочил из приемной. «Ну и зачем было понты гнуть?», - подумала девушка, набирая номер производственного отдела.

- Сережа, я твои бумажки забила. Договор у тебя в почте. Посмотришь, распечатай и согласовывай в темпе, Степан Анисимович уже спрашивал.

- Ой, Светочка, спасибо большое, с меня шоколадка.

- Ты мне лучше селектор отремонтируй, как обещал, а то барахлит.

Тут же ожила упомянутая единица офисной техники: «Света, найди мне контакты этих научников из НИИ, которые в позапрошлом месяце приезжали». Потянувшись чтобы ответить, девушка обнаружила, что кнопка уже нажата. То ли опаять заело, то ли, когда переключала телефон задела. Сразу проскочила мысль «Ой, как нехорошо получилось».

- Степан Анисимович, сейчас договор с «Глобусом» согласуют, и я его вам сразу на подпись занесу, хорошо?

- Ладно.

Хорошо хоть полтора месяца назад она не поленилась и перенесла всю информацию с визитных карточек ученых в компьютер, теперь не придется искать.

Держа в руках папку с согласованными экземплярами договора, Света вошла в светлый кабинет шефа. После обеда солнце просвечивало легкие жалюзи и оставляло на паркете сетку теней, направленных в сторону входящего. Классический рабочий стол, с приставленным к нему виде ножки буквы «Т» столом для совещаний, отражал вкусы хозяина. Он был практически пуст, если не считать большого ноутбука, небольшого, но изящного письменного прибора и фотографии семьи в деревянной рамке. Да и весь кабинет производил впечатление строгости и подтянутости. За спиной у хозяина кабинета висела карта с географией поставщиков и партнеров.

- Еще на втором экземпляре подписи надо поставить.

- Угу… , так, так. Кстати, а почему такой аврал? Почему договор в последний момент оформляем?

- Там немного технология поменялась, теперь больше деталей цинковать нужно. А технологи заводские упираются, что мы, мол, не можем в план работ ваши дополнительные заказы впихнуть. В общем, пока согласовывали время и потеряли. Сегодня только окончательный перечень работ принесли.

- А почему ты в договор эти изменения вносила, а не те, кому положено?

Света почувствовала, как краснеет. И не от того, что помогла Сергею Андреевичу перенести список и сроки работ с бумаги в компьютер, а от того, что вся нелицеприятная сцена в приемной была, по-видимому, слышна через проклятый селектор.

- Так они бы час провозились, а договор еще подписать и на завод отправить надо.

- Все равно, они за эту работу отвечают, и я с них ее буду спрашивать, а не с тебя. Сами протянули, пусть сами и выпутываются. Михайлов где?

- В приемной ждет, чтобы сразу в бухгалтерию и на завод.

- Хорошо, отдашь ему договор и сделай для меня чайку для бодрости. А я пока над этим листочком помедитирую, - берет в руки распечатку с контактами, - Погоди, я вроде информацию по самому институту и его директору не заказывал?

Секретарь, уже развернувшаяся к выходу, поворачивается обратно.

- Вы же не просто так контактами заинтересовались. Значит, возможно, будете с ними связываться. Тогда вам эта информация пригодиться. А открытая информация по НИИ, это тоже пища для размышлений.

- Хм… и по многим нашим контактам так?

- По всем за последние четыре месяца. Для более ранних я пока отчеты скомпоновать не успела.

- Отчеты?

- Это же выборка из нашей CMS. Просто в стандартный отчет добавлена дополнительная шапка и фильтры. Там это просто делается.

- Покажешь потом…, - смотрит задумчиво на листок в руках, - Семенов, еще не вернулся?

- Обещал к половине третьего быть.

- Хорошо, значит на три пригласи его, Алену Дмитриевну и Потапова. Ладно, иди, а то Михайлов в приемной уже, наверное, по стенам бегает.

* * *

- Вот здесь добавляем фильтр по фирме и у нас готов список тех людей, которые на этой фирме работают и при этом контактируют с нами. Можно еще и их отфильтровать по подразделениям, но обычно это уже не нужно. Заголовок можно в шапке менять. Как автоматически добавить я пока не разобралась, а вот просто вставить текст можно. После этого отчет сохраняем, и его потом можно в любой момент вызвать.

- Век живи – век учись… Кстати, что у тебя с учебой? Поступила на свой юридический?

- Поступила! Через три месяца первая сессия. Вы же меня отпустите на сессию?

- Отпущу, куда ж я денусь. Ладно, давай иди домой, а то опять тебя задержал… А на Пашку не обижайся. Он еще молодой, во власть не наигрался еще, все утверждается.

Света почувствовала, что снова краснеет.

- Я не обижаюсь. Но и утверждаться за свой счет не позволю.

- Ну, ну, - и со значением смотрит на селектор.

- Это случайно получилось! Да и вообще чего на чушь обижаться. Я же знаю, что Вы персонал по работе оцениваете. Если бы я оставалась такой же неумехой, как пришла, вылетела бы после окончания испытательного срока. И уж точно прибавку к зарплате не получила бы.

- Прямо уж такой неумехой, - улыбается, - печатать умела же и немецкий знала?

- Конечно, неумехой! Да даже чай правильно заварить и подать не могла! А немецкий – это Анне Григорьевне спасибо. Сколько мучений в школе было, но у нее на уроках всегда интересно было.

- А она еще работает? Вот действительно Учитель с большой буквы. Я ведь тоже у нее учился.

- Правда?

- Правда, правда. И с отцом твоим на переменах дрались. Он, кстати, заходил недавно. Про тебя расспрашивал. Чего сразу ощетинилась как дикобраз? Сядь вон на стул. Раз уж речь зашла, то давай и об этом поговорим. Это конечно не мое дело, но других ты ведь слушать не станешь? Хочешь жить своим умом, пожалуйста, живи, только это же не означает, что совсем с родителями не общаться.

- Да они меня как самостоятельную личность не воспринимают! Я для них ребенок еще! – срывающимся от волнения голосом воскликнула девушка.

- Ничего себе ребенок!? А Пашку сегодня совсем по-взрослому отшила. Это же от тебя зависит! Как сама себя поставишь – так и будет. Можно же, в конце концов, и по телефону поговорить. Нет?

И тут Свету как прорвало. Захлебываясь словами и всхлипами, она выплеснула в словах эмоциональное напряжение последних нескольких месяцев.

- Так я и говорила, – хлюп – с мамой, – хлюп, хлюп. – И каждый раз одно и то же. Как об стенку горох. Последний раз после поступления. Порадовать их хотела. А она мне – что это за специальность юрист? Да еще заочное обучение. Возвращайся, доченька, домой. Мы тебя на экономику поступим. Поздновато конечно, но успеть можно. И ведь совсем не интересует, что в КГУ на юриспруденцию конкурс три человека на место. А для заочников два. Вот как с этим бороться?

- А зачем бороться? Так ты ничего не достигнешь, а только себя в борьбе измотаешь. Делай свое дело, учись, где тебе интересно. Докажи своей учебой что это осознанный выбор. И тогда им останется только смириться.

Пока директор говорил, Светлана, немного успокоившись, вытерла платочком слезы и поплывшую косметику.

- Ну, ладно, с матерью у тебя не сложилось, но почему ты отцу ни разу не позвонила? Он ведь действительно беспокоится.

- Да я как ни позвоню, мама трубку берет. Я с ней опять поругаюсь и все настроение коту под хвост.

- Не увиливай. Можно ему на работу позвонить или на сотовый. Неужели не видела такой возможности? Или не хотела видеть?

- В рабочее время он занят, и я сама занята. Да и неудобно это. А сотку его я на память не помню. Свою старую, где все телефоны были, я дома оставила.

- Ну так я тебе напишу, – достает из кармана визитку и пишет на обороте, - Позвони. Еще лучше пригласи его куда-нибудь в кафе и поговорите. А то это не дело чтобы он через меня о твоих успехах узнавал. Договорились?

- Договорились.

- Ну и молодец, беги, давай.

* * *

- Света, давай я тебя подвезу?

«Ауди» Сергея девушка увидела, когда прошла уже полпути от проходной. Не возвращаться же. Вдруг в это раз пронесет? Не пронесло.

- Сергей Александрович, я Вам сколько раз говорила, не приезжайте за мной и цветы не приносите. Я сама до дому дойду.

- А я тебе в который раз уже говорю, что я для тебя не какой-то там Сергей Александрович, а просто Сергей.

- Хорошо, Просто Сергей. У Вас появилась новая информация?

- Э.. нет. – И взгляд куда-то вверх.

- Значит, Вы меня не слушаете или не хотите слушать. Погодите, это не вопрос, это вывод. Я Вам в прошлый и в позапрошлый раз говорила, что соглашусь с вами встретиться, только в том случае если у Вас будет новая информация.

- Но, Света, это так быстро не делается. Зона закрытая, там подходы к людям нужно искать. Мои знакомые пока ничего не смогли сделать.

- А я и не прошу быстро. В конце концов, это Вы сами предложили поискать сведения о Вашем друге. А о том, что ничего нового нет, можно сказать и по телефону.

- Но, у меня нет твоего номера!

- У Вас есть мой рабочий телефон. Я отвечаю на звонки с полдесятого до шести. Это все?

- Хочешь, я сам туда поеду?

- А вот этого не надо! Не надо на меня перекладывать Ваши решения. Вы можете ехать, можете не ехать, но это будет только Ваш выбор.

- Хорошо, но после возвращения ты найдешь время, чтобы поговорить о том, что я узнал?

- Да. Если это опять не будет «ничего нового». До свиданья, Сергей Александрович, а то меня уже ждут. Всего хорошего.

- До свиданья, Света. Надеюсь до скорого свиданья.

Девушка, обошла машину и, сердито стуча каблучками, устремилась к выходу из двора на улицу, возле которого уже минут пять ожидает Лена.

- Ну ты даешь, подруга! Такой парень ей цветы приносит, а она ему от ворот поворот.

- Да чего в нем «такого»?

- Машина, посмотри, какая, всегда в костюмчике, денег, наверное, зарабатывает, сколько мы с тобой и не видели.

- И всё? Машина, это как мой папа говорит, понты пустые. Кому она нужна такая машина в нашем захолустье. Был бы джип, чтобы по нашим колдобинам окружным прыгать, еще понятно. А деньги, это еще вопрос, где у нас такие деньги можно заработать?

- А чего же тебе тогда нужно?

- Да хотя бы элементарной порядочности. У него друг в Зону ушел. А он за его девушкой прихлестнуть решил. Это как называется?

- Ой, да всю жизнь так случается. Куча романов на эту тему написано. Раньше из-за любви стрелялись даже.

- Может ты и права. Но только я от человека, не уважающего дружбу, ожидаю и неуважения к любви. И понты тоже не люблю. У меня вон на глазах такой же понтовый есть. Достал уже. И вообще мы сапожки покупать собрались или как?

- Конечно за сапожками! Иначе чего бы я тебя ждала столько времени! Только я все равно сомневаюсь, что на мою ногу что-нибудь найдется.

- А ты не сомневайся, тетя Маша меня никогда не подводила! Да у нее же половина наших обувных салонов отоваривается. А тут только поступившие новинки осеннего сезона, все вместе, все размеры и без торговой наценки!

- Да что ты меня уговариваешь, как рекламный агент! Согласная я! Только думаю что это самое «без торговой наценки» все равно будет ого-го сколько стоить.

- Ну, подруга, красота требует жертв. Не так ли?!

Михаил, седьмой месяц, Бар, ранний вечер

- Привет, Пограничник, тебе опять чай?

Хозяин и главный работник бара «100 рентген» Николай по прозвищу, ха-ха, Бармен стоит за полупустой стойкой с задумчивым лицом. На черной футболке через грудь идет надпись «Сделано в СССР».

- И тебе привет, продавец жидкости. Чего-то у тебя людно сегодня.

- Так выброс же скоро, толи завтра толи сегодня поздно ночью. Вот мои клиенты и собираются заранее. К вечеру тут такая толпа будет, не протолкнуться. Уже сейчас почти все места отдыха забронированы. – Вздыхает.

В бункере, в котором располагается бар, есть еще несколько комнат, которые сдаются внаем целиком или по спальным местам. Можно арендовать угол чулана для хранения ценных вещей. Даже помыться теперь можно. Все дополнительные услуги не бесплатные, но опытные сталкеры предпочитают, если есть возможность, переждать выброс в баре.

- А тебе-то чего страдать? Выручка тоже будет хорошая.

- Да у меня Вадим прихворнул. А сегодня народу будет много, кто за порядком в зале следить будет?

- Излагай.

- Чего?

- Условия! Ты чего-то от меня хочешь, вот и говори чего и про оплату не забудь.

- Ох, как с тобой трудно, - морщится Бармен, - мне может настроиться надо.

- Ну настраивайся. Только молча. А я пока чайку попью, ага?

Пару секунд Бармен мнется.

- Слушай, ты мог бы на дверях возле оружейки сегодня постоять?

Брови Михи непроизвольно ползут вверх. Раз уж бармен предлагает ЕМУ эту работу, значит дела совсем швах.

- Ты хорошо подумал? Не забыл, что было в прошлый раз?

- Забудешь, такое как же! Череп на меня потом еще месяц дулся. Зато теперь, когда ко мне идет, «экзу» в своей оружейке оставляет.

В тот раз Миха только вернулся с Армейских Складов, слегка контуженый и с царапиной от гранатного осколка над бровью. Поэтому чтобы перекантоваться несколько дней Бармен предложил ему подежурить у оружейки в обмен на стол и спальное место. В первый же вечер в бар ввалился Череп со своими бойцами и уткнулся в закрытую решетку, с неразговорчивым сталкером с бинтом на голове за ней. На недоуменный вопрос: «Это еще что?», последовало молчаливое указание на плакат «Сталкер! Перед входом в бар сдай все оружие». Долговец хмыкнул и положил на стойку перед другим помощником бармена, семнадцатилетним мальчишкой, свои ВАЛ и кольт. Миха даже не подумал открывать: «Вальтер, нож и экзоскелет тоже оружие». Череп опять хмыкнул: «А если я эту решеточку сейчас погну?», – и с некоторым удивлением уставился на смотрящий ему в лоб ствол беретты. «Ну хорошо», - Череп благоразумно убрал руки от решетки, - «а если я под этим костюмом в нижнем белье?». Беретта спряталась так же быстро как и появилась. Миха выразительно посмотрел на ворот форменной рубашки выглядывающий из-под нагрудника и по наитию выдал: «Возможна торговля на вынос».

- Ну так что?

- Ты про оплату опять забыл? – выныривая из воспоминаний, осведомился сталкер.

- Оплата как всегда, стол и кров.

- Ну-ну, это у меня уже есть, не правда ли? Так зачем я должен тратить время своего отдыха?

- Э… да, три дня у тебя еще есть. А чего бы ты сам хотел?

- Три процента от выручки.

- Чего? – бармен даже встряхнулся – Да у меня даже постоянные охранники на твердой ставке, а тебе процент от выручки!? Полпроцента.

- Что даже Вадим на постоянной ставке? Не верю! Два с половиной.

- Вадим это отдельная статья. Он совладелец и получает проценты от прибыли, а они меньше чем от выручки, процент.

- Но и число процентов у него больше чем я прошу. Всего какие-то несчастные два процента.

- Работа на всю ночь. Полтора процента мое последнее слово.

- Ночь начинается в 22.00? Тогда согласен.

- Ох, крохобор. Ладно, договорились.

- Что-то не вижу радости? Куда перечислять ты знаешь. Я сейчас помыться и спать. Разбудишь меня в полдесятого, поем и на пост. Да! Поесть чего-нибудь нормального приготовь, а не колбасу эту надоевшую. Да не кисни, выброс завтра будет часиков в полдевятого - девять, так что до полудня у тебя будет аншлаг.

- Откуда про выброс знаешь? – спрашивает повеселевший бармен.

- Снорки нашептали, - говорит Миха замогильным шепотом и с усмешкой уходит в сторону внутренних комнат.

* * *

- Дядь Миш, вставайте, уже полдесятого.

С сожалением прерывая красочный сон про Свету, сталкер садиться на лежаке. Такие сны сняться ему только здесь – в задней комнатке бара. В других местах Зоны сон всегда чуткий на грани яви.

- А, Женька, привет. Как дела? Что в баре твориться?

С молодым пареньком, бывшим детдомовцем, у Михи отношения на грани приятельских еще со времени совместного дежурства возле дверей.

- Да что у меня измениться может? Нормально. Народу сегодня много, а дядя Вадим говорит: будет еще больше.

- Вадим? Он разве не болеет?

- Болеет. Только возле двери больше сидеть не кому, я по залу бегаю.

- Женька, быстро в зал, - раздается из коридора голос хозяина.

- Вас еще Соло спрашивал.

- Ладно, беги, потом поговорим.

* * *

- Привет. Приятного аппетита.

Соло, оружейник и электронщик, подсаживается к Михаилу, жадно поедающему котлеты с толченой картошкой.

- Привет, спасибо. Женька говорит, ты меня увидеть хотел?

- Ага, - и понизив голос, - за твою голову награду обещают.

- Та-ак, все не угомоняться? И кто на это раз?

- В этот раз все серьезнее. Кто-то на наемников вышел. Это не отморозки с Агропрома.

- Спрашивать откуда информация бесполезно?

- От наемников, а точнее не проси. Вообще у этого дела душок какой-то нехороший. Поэтому меня и попросили тебя предупредить. У тебя врагов на Большой Земле не осталось?

- Да нет вроде. Почему спрашиваешь?

- Заказ оттуда идет, и есть информация, что Утюгу заказ тоже оттуда был.

Михаил крепко задумался. Похоже, пора сматывать удочки. Всех денег все равно не заработаешь. Путь отхода уже месяц как продуман и частично разведан, не хватает только некоторого снаряжения.

- Соло, ты можешь кое-что для меня достать по-тихому?

- Не все. Но кое-что могу.

- Мне нужен Морской Еж, а лучше два или три.

- Три вряд ли, даже два не обещаю, а один найду. Когда надо?

- Завтра к полудню. Как раз выброс пройдет.

- Попробую.

- Спасибо. Я до конца выброса в баре буду.

* * *

- Привет. Что, как дежурство?

Огромная фигура бывшего штангиста Вадима поворачивается на крутящемся кресле и отодвигается в дальний угол стойки, освобождая Михаилу место перед оком приема-выдачи.

- Привет. Да все идут и идут. Я уж запарился. Давно такого не было.

- Так выброс плановый, - Миха сноровисто принимает два Калаша и пару Фортов, рюкзак с чем-то тяжелым - Эй, а ножи? И у тебя еще за поясом еще пистолет.

- Ножи Бармен разрешил оставить, только за вход сегодня полтинник и еще пять тысяч в залог за нож, если все будет нормально, залог вернем, - поправляет Вадим.

Сталкеры за решеткой бурчат, что, мол, не все такие богатые, отдают пистолет, два ножа и сотню с двоих за вход.

- А чего это бармен ножи разрешил? – приняв остатки и выдав сталкерам ключ, спрашивает Миха.

- Это не бармен, это я. Некоторые чувствуют себя без всего оружия неуютно. Проше говоря, голыми себя чувствуют. Так что желающие могут оставить нож при себе. С другой стоны залог не очень маленький, мелочь всякую, вроде этих, – указывает кивком в сторону только что прошедших сталкеров, – отсеивает. Народу серьезного сегодня много, так что выпендриваться просто так резону нет, скрутят. А кулаки друг об друга почесать – это пожалуйста.

- Думаешь, драка будет?

- Может, будет, может, нет. Наказание за провоцирование драки сегодня одно – на улицу выставим. – усмехается, - так что, я думаю, много желающих не будет.

- Что и ВИПов на улицу? – Миха недоверчиво качает головой.

- Ну если последствия не очень серьезные можно и штраф, но проход в ВИП-зал сегодня тоже подорожал, так что там еще более серьезные люди собрались. Эти просто так драться не будут.

- Угу.

Хлопает входная створка, и по лестнице спускаются еще трое сталкеров. Двое типичные новички второго-третьего месяца. Третьего Миха знает, пронырливый субъект. Увидев, кто сегодня на оружейке, опытный морщится и выкладывает на стол свои АКСУ, ПБ, подсумок с гранатами и армейский нож. У одного из новичков оказывается МП-5 с поцарапанной коробкой – старый знакомец. У второго только ТТ.

- Всё, открывай!

- Не все. Во-первых, сегодня вход полтинник. Во-вторых, на плакате ясно написано ВСЁ оружие. А ты гранату в поясе оставил и, - переводя взгляд на новичка, Миха натыкается на умоляющий взгляд. Приходится на ходу менять фразу, - и рюкзак заодно покажи.

- Да без запала она!

- Не волнует. Может запал у тебя в кармане или в рюкзаке. Сдавай или проваливай.

Просмотрев рюкзак, получив гранату и причитающееся за вход, Пограничник разблокировал дверь.

- Вы двое проходите. А ты, - показывает на хозяина пистолета-пулемета, - останься.

- Эй, а почему он остается? Он со мной идет!

- Слушай, Мессер, не доставай меня, а то сейчас все назад верну, и ночевать будете, где захотите. У него очень знакомый ствол, вот расскажет где его взял, и пропущу.

- А, - и обращаясь к новичку, - не задерживайся, мы тебя внутри ждем.

Дождавшись пока шаги двоих вошедших смолкнут ниже по лестнице, Михаил с интересом посмотрел на молодого сталкера.

- Ну, показывай, чего у тебя там?

Парень, немного стесняясь, достал из-за правого голенища отличный нож с анодировано черным лезвием.

- Ух, ты. А ведь это Дикобраза ножик, - говорит со своего стула Вадим.

- Уверен? Перепутать не мог?

- У него на рукояти номер 315.

- Посмотри. – Это уже новичку.

- Да действительно номер 315, но я это нож сам нашел! На Свалке! Часа полтора назад.

- Не дергайся. Нашел, и нашел. Дикобраз уже третий день как пропал. Вадим, а ты Черепашку не видел?

- В баре он.

- Угу. Теперь и я вспомнил. За стойкой сидит, - Михаил задумчиво почесал бровь и сфокусировал взгляд на молодом сталкере, - тебя как зовут?

- Андрей.

- Значит так, Андрей. Нож отдай вон Вадиму на хранение. В зал с ним мы тебя все равно не пустим. Как зайдешь, подойди к стойке, там сидит сталкер в таком зеленоватом комбезе. У него на плече еще черепашка-ниндзя нарисован. Не ошибешься. Зовут его Черепашка. Расскажешь ему где, как и когда нашел нож. Понял?

- Ага. Значит, ножа мне теперь не видать?

- Не знаю. Черепашка мужик нормальный, так что, думаю, договоритесь.

Миха разблокировал дверь, и, новичок, задумавшись, начал спускаться в бункер.

- Не зря тебя Череп «Пограничником» назвал, я прямо удивляюсь, как ты все эти спрятанные заначки видишь, - кряхтя и морщась, говорит Вадим.

- Так Череп и не ошибся или даже знал. Я действительно на границе служил. Только больше таможенникам помогал. Стоял на КПП между Россией и Украиной. И вообще, как говорил лейтенант Саманный, ничего тут сложного нет.

- Не скажи…

- Ты думаешь, трудность в том, чтобы увидеть где спрятано? Нет. Трудность в том чтобы увидеть, что кто-то пытается пронести. Его уже начинаешь внимательно рассматривать. Со временем тренируешься взглядом выделять тех, кто что-то прячет, и по их поведению догадываться где.

Снизу по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, выбегает Черепашка. Миха едва успевает разблокировать дверь перед ним.

- Ты куда собрался на ночь глядя? Выброс скоро. Умереть торопишься?

- Отстань! Вадим, покажи нож! И давай мое барахло.

- На. Успокойся. Мишка дело говорит.

- Да некогда мне! Дикобраза бандиты в Темную Долину тащат! Этот нож знак от него.

- Может, он там давно лежал?

- Да не лежал он! Воткнут был! И не было его там еще пять часов назад. Я сам на этом месте был!

- Все равно успокойся. Будешь так спешить, сам шею свернешь и товарищу не поможешь. Пока не успокоишься, автомат не отдам.

- М…, - сталкер делает глубокий вдох и с силой выпускает воздух сквозь зубы, - Отдавай. Мое. Оружие. Обещаю, по-пустому рисковать не буду.

- Другое дело, - Вадим открывает шкафчик и начинает выкладывать на стол оружие и снаряжение. В процессе говорит короткими рублеными фразами. - Прими совет. Застава Долга сегодня в Темной Долине до рассвета будет стоять. Бандиты пойдут через северный проход. Скорее всего. Ты за ними не ходи. Одному по горам совсем опасно. Лучше перехватить их перед фабрикой. Иди сразу к заставе. Там сегодня Пуля дежурит. Он по Темной Долине спец. Поговори с ним обязательно. Может чего нового подскажет.

- И помни, - вклинивается в разговор Миха, - завтра в половину девятого утра ты в любом случае должен сидеть в укрытии. Лучше выброс в Темной переждать, чем по дороге потом нарваться.

Сталкер подогнал все снаряжение, повесил на плечо автомат, попрыгал, проверяя, чтобы ничего не звенело, и рванул через две ступеньки к выходу.

- Ни пуха!

- К черту!

И только бухнула наверху створка.

- Дай ему Зона удачи.

Помолчали.

- Слушай, а ты чего до сих пор здесь сидишь? Уже моя смена началась.

- Да у меня колени болят жуть. К выбросу крутит. Даже со стула встать не могу.

- А мазь от Доктора? Кончилась что ли?

- Да некогда было с этим наплывом посетителей. Сейчас намажу, может, отпустит.

- Ага, давай тогда отодвигайся вглубь, я к окну встану.

* * *

- Дядь Миш, можно я у вас тут посижу?

- Садись, а чего из зала сбежал?

- Заколебался уже! Что я им, золушка, что ли?

- Бросил, значит, дядю Колю одного? – со слегка заметной иронией спросил Миха.

- Ничего ему не сделается! В общем зале только возле стойки жизнь теплится, остальные уже спят по всей территории. Только ВИПы еще гуляют.

- Да? С чего бы это?

- А Вы не знаете?! BASS со своими Искателями какой-то новой тропой из вылазки возвращались, ну и набрели на целое поле нетронутых артов. Да еще и арты такие, которые любому сталкеру не зазорно иметь! Нагруженные пришли, по самое не могу!

- И как не побоялись с таким грузом идти? Могли и на засаду нарваться – Миха скорее размышляет вслух.

- Да засада бы сама перед ними разбежалась, - азартно вскидывается Женька, - во-первых сами Искатели – сплошь ветераны, а во-вторых они же когда до более-менее обитаемых мест вышли, запросили через кого-то подмогу из Бара. Так туда группа матерых одиночек ушла во главе с Танком. Теперь вон в ВИП-зале празднуют.

- Не скажи… Засады разные бывают, сидели бы в засаде несколько снайперов и пулеметчик, мало бы не показалось. Да даже пары гранатометчиков на открытой местности много – накроют колонну гранатами с дальней дистанции и привет. Я видел, что может натворить даже одна осколочная граната. Тоже кстати на засаду нарвался.

- Это когда Утюга с его командой покрошили?! Расскажите! – глаза у юноши загораются интересом.

- Ты думаешь, это круто!? – неожиданно заводиться Михаил, - Ты думаешь, это классно, когда восемь молодых парней в трупы превратились?! А?

- Дядь Миш, но они же на Вас охотились? – молодой сталкер сбит столку и не понимает, что так рассердило его старшего товарища.

- Ну и что! Я по ним убиваться и не предлагаю. Но и радоваться тут нечему! Радоваться надо тому, что в этот раз живым остался…

Помолчали.

- А вообще, шел бы ты спать. А то зеваешь так, что челюсть из суставов выпадает.

- А Вы?

- А чего я? Мне все равно до самого утра тут загорать.

* * *

Утром, когда из-за неплотно прикрытой верхней створки уже вовсю просвечивало солнце, из бара поднялся Соло. Его походка навевала мысли о моряке на сухопутье.

- Далеко собрался?

- К себе пойду.

- В таком виде? Тебя же ноги не держат! Зачем? Спи уж лучше здесь.

- Точно! Танк меня звал… Тогда зачем я сюда поднялся? – морщит лоб пьяный сталкер - А! Вспомнил! На вот! - и выкладывает на стойку три «Морских ежа».

- Ого! Откуда такое богатство? – Миха быстро убирает арты под стойку. Вроде нет никого, а все равно незачем их светить.

- Один мой. Один я у Танка выцыганил, а еще один Хронавт дал.

- Сколько я тебе должен?

- Хабором отдашь. Потом.

- Не... так не пойдет, - Миха задумался, - Скажи, Хронавт со своим танком еще не передумал?

- Нет, - хмыкает Соло, - уже третью реинкарнацию собирает.

- Давай я тебе и ребятам инфой отдам. У тебя диктофон на КПК работает?

- Угу.

- Включай, я тебе наговорю, потом, как проспишься, послушаешь.

Пока Соло достает и настраивает КПК, Миха мысленно сортирует свои знания о Зоне.

- Значит, первое. Информация для Танка 72-го, на втором этаже Агропромовского корпуса, который военные держат, есть большая газовая емкость, на ней два отлично сохранившихся манометра. Еще одна такая же есть в подвале основного Агропромовского комплекса, но там радиация большая. Еще видел инструмент для газовой сварки в одной из подсобок в Х-18, рядом еще Жарка постоянно горит, там есть кислородный баллон и пара манометров с кранами.

- Второе – информация для Хронавта. На Военных Складах между базой Свободы и заставой наемников на дороге стоит танк. Он полностью целый, даже боеукладка на месте. Одна проблема - на нем постоянно «живет» мощнейшая Электра. Вариант первый: отбуксировать его на внешней тяге, пока Электра не отцепится. Вариант второй: взять с него все, что можно, на запчасти. Теперь самое важное. Электра пропадает где-то за час до выброса и появляется снова через полчаса после него, но мощность сначала маленькая, в костюме ученых можно еще часа три-четыре безбоязненно работать.

- Третье – информация для них обоих. В Темной Долине за заправкой есть люк под землю. Внизу на глубине метров десять есть комната, в которой стоит мощный дизель-генератор – питающие кабели по узким каналам уходят куда-то дальше под землю. Наверное, аварийное питание для какой-то секретной лаборатории. Рядом с генератором стоит емкость с топливом. Его там много – тонн десять. Конечно, оно дрянное уже, но все равно лучше, чем ничего.

- Четвертое – информация для тебя. При выходе с Диких Территорий к Янтарю перед туннелем под железной дорогой есть старый мусорный контейнер. На нем тоже очень часто есть Электра. Принцип такой же, как и у танка на Складах, только временные интервалы больше, пропадает где-то за сутки до выброса и появляется дня через два-три. Иногда не появляется совсем. Внутри контейнера четыре натовские винтовки с оптикой и одна Гроза. Все в хорошем состоянии. Это теперь твое.

- Слушай, а как ты про танк на складах узнал?

Смотри-ка, пьяный не пьяный, а голова работает. Танк – это, как раз, самое интересное.

- Да один раз, как раз перед выбросом дело было, нарвался рядышком на кровососов. Еле сбежал. Спиной вперед отходил. Думал, как детектор на эту электру сработает надо вправо уходить. А он не сработал, потому что не на что было. Так и уткнулся спиной в гусеницу. А тут и выброс. Я думал все. Спекся. Ничего, пересидел весь выброс в танке. Так что Хронавт прав, в танке от выброса можно прятаться.

* * *

Около восьми Михаил поднялся наверх. На улице стояла та напряженная тишина, которая предвещает бурю. Зона замерла в ожидании очередного Выброса, как штилевое море перед первыми порывами надвигающегося урагана.

Миха немного постоял на пороге в ожидании неизвестно чего, вдыхая тревожные запахи. Затем он плотно закрыл сначала наружную, а за ней более внушительную внутреннюю дверь. Спустился на два пролета и запер третью металлическую дверь перед оружейкой, окончательно отгородившись от опасностей зоны. Облегченно выдохнул и отправился досматривать сны.

Светлана, седьмой месяц, Рыльск, ранний вечер

- Светлана Владимировна, здравствуйте.

Молодой парень в форменной куртке службы доставки срочных сообщений, топчется у порога приемной.

- Здравствуй, Виталик. Проходи. Чаю хочешь? – и, не очень пытаясь скрыть свою радость, - новое письмо мне принес?

- Спасибо, чаю как-нибудь в другой раз. Да. Новое письмо. Я Сергея Александровича не встретил, и поэтому решил к вам подняться.

- Погоди, погоди. А причем тут Сергей Александрович?

- Как причем? – на лице курьера появляется удивление, - Я ему письма для Вас отдавал…

- Давно?

- Месяца два уже или три…

- А зачем? – с трудом справившись с растерянностью, спрашивает Света.

- Так Вы же сами попросили в офисе сильно не мельтешить, вот я ему отдавал, а он должен был потом Вам передать.

- А кто тебе сказал, что я просила в офисе «не мельтешить»? – в голосе секретаря появляются нотки гнева и возмущения.

- Сергей Александрович... – абсолютно круглые испуганные глаза курьера смотрят в окно, но вряд ли он что-то сейчас видит.

- С чего ты вообще взял, что можешь отдавать ему МОИ письма!

- Но они же Вашим ключом закрыты, он все равно их прочитать не сможет! И в первых письмах, он вторым адресатом был указан! Пока на ту сторону Ваш открытый ключ не пришел, - в голосе курьера звучит откровенная паника пополам с ужасом.

«Так! Надо успокоиться! Мальчик, похоже, не виноват. Но какая же СА все-таки сволочь!» - мысли проносятся в голове, словно ночные машины по трассе.

- Успокойся. Ты уверен, что те письма, которые ты отдавал Сергею Александровичу, невозможно прочитать?

- Без ключа не возможно!

- А сделать копию ключа можно?

- Непросто. Обычная копия ключа не подходит. Брелок с ключом хранит его в зашифрованном виде и расшифровывает только тогда, когда Вы дополнительный пароль вводите. Вот после ввода пароля можно попытаться ключ перехватить. К этому заранее надо готовиться. Если Вы на чужом компьютере письма не читали, то даже не знаю, как это можно сделать.

Светлана уже не раз замечала, что стоит человеку заговорить о сфере, в которой он считает себя профессионалом, как сразу же он становиться более уверенным в себе и немного снисходительным к собеседнику, если тот не такой же профессионал.

- Нет, я даже на рабочем их не открывала, только на коммуникаторе. Хорошо. А копии писем у вас хранятся?

- Да. По умолчанию копии хранятся один год. Можно этот срок изменить, если клиент захочет.

- Можешь мне принести заново все мои письма?

- Сейчас? Я посмотрю все ли у меня с собой. Иначе в офис ехать придется, - утыкается на несколько в свой коммуникатор, - Да. Я могу все Ваши письма заново Вам на коммуникатор скинуть. Включайте прием.

- Вот и хорошо. Будем считать инцидент исчерпанным.

- Правда?

- Правда, правда. Письма ведь дошли до адресата, так? А подробности мало кому интересны.

- Ну… Если Вы так считаете…

- Да. Я так считаю. Ну что? Насчет чая не передумал?

* * *

«Солнышко, каждое утро я с благодарностью встречаю рассвет над Зоной, потому что он напоминает мне о тебе…»

«Теперь я понимаю, чем может быть страшно полчище крыс…»

«Меня не оставляет чувство, что ты как-то помогаешь мне выжить в этом неприветливом месте…»

«Воспоминания о тебе помогают мне смотреть в будущее с оптимизмом и надеждой. Надеждой на встречу…»

До поздней ночи Светлана перебирала письма и воспоминания. С удивлением она вспоминала ту наивную и радостную школьницу, которая хотела назло своим подружкам задружить с парнем, совсем не похожим на их парней. Ее неприятно поразило то, что она не замечала, как Михаил тяготится невозможностью дать ей привычные развлечения (все эти элитные курские клубы, дискотеки, бары). А также то, что когда он каким-то невероятным образом их обеспечивал, она даже не обращала на это внимания, как не обращаешь внимание на привычное.

Но существенно больше было приятных открытий. То необычное, о котором она тогда мечтала, окатило ее полной мерой. Михаил научил ее видеть прекрасное в каждом, даже самом обыденном, мгновении жизни.

А ведь были и совсем особые открытия. Например, ранний рассвет над пойменным лугом. Когда краешек солнца показывается из-за дальней кромки леса. Его лучи насквозь простреливают луг, покрытый сочной зеленой травой, и, отражаясь и дробясь на каплях росы устраивают маленькие радуги. Помниться весь день она блаженно улыбалась и, несмотря на бессонную ночь, чувствовала какой-то внутренний подъем.

Сегодняшней ночью эта наивная девочка ушла окончательно. Не умерла, а затаилась где-то в глубине души, чтобы подавать оттуда свои ехидные комментарии или выплескивать наивные радость и восхищение, недоступные серьезной и в чем-то даже суровой, девушке пришедшей ей на смену. Замена происходила постепенно, так что большинство окружающих ее даже не заметило, но, именно сегодня ночью воспоминания и письма поставили последнюю точку в этом растянувшимся на полгода романе.

Уже засыпая, Света попросила неизвестно кого: судьбу, Бога или Зону, чтобы ее милый возвращался скорее.

Михаил, седьмой месяц, Бар, следующий день, около двух дня

- Ну и здоров же ты спать, Пограничник! Наверху черт знает что творится, стены ходуном ходят, пыль сыпется, а он спит как Иванушка на печи и в ус не дует.

Бармен радостно потирает руки, видимо, за эту ночь он заработал неплохую сумму. Хмурый утренний взгляд отскакивает от него как пульки УЗИ от танковой брони.

- И почему мне каждое утро хочется пристрелить кого-нибудь бодрого, - тоскливо спрашивает Миха у стеллажей с бутылками.

- Ты еще скажи, что не выспался! – хмыкает бармен, - Откуда такая мировая скорбь? На вот, полечись, - выставляет перед сталкером керамическую кружку с крышкой.

- Это чего?

- Антипохмелин! Кабанья моча, настоянная на щупальцах кровососа!

- Чего!?

- Чай это! Черный индийский. Зато сразу проснулся!

- Ну, ну. А если бы я шуток не понимал?

- Что ж я, своих клиентов не знаю? Ты пей, пей. Чего ты его нюхаешь? Есть будешь?

Подняв крышку, Миха с удовольствием вдыхает аромат правильно заваренного черного чая и, прикрыв глаза, осторожно делает первый глоток. Температура напитка как раз такая, как он любит. Пасмурное настроение тает как туман под жарким солнцем. На смену меланхолии приходит спокойная уверенность крупного хищника.

- А чего у тебя на завтрак?

- Скорее уж на обед. Гречка с маслом и сосиски.

- Давай. Четыре.

Бармен сноровисто закидывает сосиски в тарелку с кашей и запихивает ее в микроволновку.

- Кстати, Соло просил передать, что на Складах тебе делать нечего, - бармен переходит на деловой тон, - Я тебе двойной походный комплект собрал, потом в подсобке заберешь. Выручку я сегодня подсчитаю и перечислю твою долю куда надо. И еще. Час назад Черепашка с Дикобразом пришли. Оба в грязище по уши. Дикобраз больше на зомби похож, чем на человека. Просили передать тебе вот это, - выкладывает на стойку поцарапанный КПК, - Черепашка сказал, с бандитского главаря снято, и код блокировки ты знаешь.

* * *

Ночевать пришлось прямо в поле, но устраивался на ночлег сталкер спокойно. Сегодня само поле являлось для него защитой. Ни один достаточно вменяемый сталкер не пошел бы на Янтарь из Бара этой дорогой, когда есть нормальная тропа через Дикие территории, и только Искатели могли сделать это в здравом рассудке. Поле аномалий простиралось от выхода из Бара до самого озера. В этих местах даже вездесущие слепые псы старались не появляться. Говорят, здесь можно было провалиться в серую преисподнюю без дна. Откуда взялись слухи, и почему именно серая пропасть без дна, никто не знал.

Пятачок, выбранный для отдыха, был зажат между тремя трамплинами. Эта аномалия славилась своим постоянством и почти не меняла своего положения, поэтому Миха не боялся застрять на нем.

На сон грядущий Михаил решил посмотреть содержимое бандитского КПК. Пароль оказался действительно простым. Магический номер «315», набранный в третьей попытке, снял блокировку.

С неприятным удивлением Миха внимательно рассматривал свою сканированную фотографию в камуфляже и с автоматом. Он в принципе ожидал чего-то такого, но сама фотография его расстроила. Она была одна такая. Из пробной распечатки. Следующая была чуть-чуть лучше, и, молодой пограничник удалил первую, чтобы не путаться. Единственная распечатанная фотография досталась Сергею.

Вчера, стоя на посту и размышляя над словами Соло, сталкер пришел к странным выводам. Выходило, что таких врагов, которые хотели бы его убить, знали что он в Зоне и имели одновременно достаточный капитал, для того чтобы его заказать, у Михи не было. А вот друг такой был, если не считать первого пункта. Фотография в КПК послужила только доказательством.

Сталкера несколько удивило спокойное равнодушие, с которым он принял эту информацию. Огрубевший за время проведенное в Зоне разум самостоятельно принял решение и отсек лишние сейчас душевные терзания. Был друг – и нет его. Умер. А по умершим в Зоне страдать не принято.

Поворочавшись немного на твердом земляном ложе, сталкер провалился в чуткую дрему на грани яви.

Белый наемник, через пять дней, болота за озером Янтарь, день

Осторожно, стараясь не производить лишних звуков, наемник шел по следу. Сегодня с самого восхода он продирался сквозь чавкающую грязь и чахлые болотные растения. Если бы не долг перед Санфором, он бы давно плюнул и повернул назад, оставив болотам их добычу.

Кстати, еще одна странность, Санфор попросил «разобраться» с этим делом. Эвфемизмов, обычных, когда люди говорят об убийстве, Белый за ним не замечал. Если надо убить, то Санфор так и говорил «Убить». Поломав себе голову весь первый день, наемник решил, что его послали именно разобраться. То, что дело с душком, было ясно сразу. Иначе, с чего бы за убийство обычного с виду сталкера-одиночки предлагается столь высокая сумма. Да и охотников для заданной суммы маловато.

Крупные и серьезные бандитские группировки из Темной долины и Агропрома как-то по-тихому отказались от участия. А та шушера, что просочилась-таки на Дикие территории, наткнулась на долговцев и полегла почти целиком.

На Склады и Свалку клиент не пошел, но и на Диких территориях не появлялся. Белый и сам на Диких день потерял, пока через информатора не пришло сообщение, что клиента видели возле бункера Сахарова. С тем же пакетом Санфор прислал сообщение, что на охоту кроме него отправились еще несколько групп наемников и бойцов из других кланов. Все-таки сумма была очень большая.

Первая группа из четырех бойцов Волкодава отпала почти сразу. При выходе к Янтарю нарвались на псевдогиганта, потеряли одного убитым, одного контуженным и вернулись на базу зализывать раны.

А дальше начались сущие чудеса. Охотники начали сходить с дистанции один за другим. То нарвутся на непримиримых соперников, то на какое-то из порождений зоны, то на толпу зомби, стаю псевдопсов, стадо кабанов и т.д. и т.п.

Самую удачливую группу, из пары опытных стрелков, Белый нашел вчера под вечер. Сняты профессионально. Сначала задний получил бронебойную пулю в голову, затем передний такую же в корпус. Он частично сумел увернуться, и даже не был убит выстрелом, но умер от потери крови. По следам и остаткам обглоданных слепышами трупов наемник определил, что стычка была не более двух суток назад. Кто их так «сделал» не понятно. Вроде бы уходящему сталкеру не с руки устраивать засады, когда за тобой гонится куча охотников всех мастей. Но факт есть факт – эти двое попали в засаду, хорошо спланированную и четко реализованную.

Еще одного странного сталкера в темном бандитсктом плаще наемник нашел уже сегодня. Этого съели собаки.

Белый давно научился читать скрытые знаки Зоны, иначе он вряд ли смог бы прожить в ней так долго. А также он постиг странные законы для тех, кто хотел бы покинуть Зону, потому что видел их много и всяких. Обычно Зона быстро и страшно наказывала тех, кто пытался ее покинуть из трусости или малодушия. Кстати, сам наемник был одним из ее орудий для таких беглецов.

Она не вмешивалась, если уходящий был прислан сюда не по своей воле или по служебным делам. Поэтому военные и ученые могли покинуть Зону обычным путем, без дополнительных трудностей.

Очень редко Зона помогала, желающим ее покинуть. У таких сталкеров был сильный якорь с той стороны оцепления. Например, ждущая мужа жена, или дети, которые ждут своего отца. Эти сталкеры никогда целиком не принадлежали Зоне, а наоборот всегда имели в душе уголок внешнего мира.

Самое странное, что Зона сама могла узнать сильно ли ждут сталкера за колючкой, и в зависимости от этого либо вставлять ему палки в колеса, либо наоборот - организовать ему выход.

Размышляя таким образом, Белый все дальше и дальше шел по следу. Чем дольше он думал, тем все большее недоумение шло по его следам, и тем осторожнее он шел. Этому сталкеру Зона явно помогла, расчищая путь и сбивая охотников со следа. Тем удивительнее, что сам Белый идет легко и только повышенный радиационный фон на болотах заставляет немного нервничать.

Если бы не Санфор с его долгом, давно бы развернулся. Незачем с Зоной спорить в таких вопросах, а то можно самому под расчистку попасть. Но один из главных законов Зоны – «Долги надо отдавать». Кто это правило нарушает, тот долго не живет.

* * *

К вечеру Белый вышел на старую линию оцепления на краю болота. Провалившиеся бетонные коробки и остатки колючки. Где-то под землей затаились ржавые мины и прочие убийственные приспособления двинутых на голову военных инженеров. Конечно, опытный сталкер может пройти и по таким ловушкам. Чутье развивается настолько, что в гущу никак не обозначенного минного поля он все равно не пойдет. Основную проблему составляет то, сколько времени требуется на осторожный проход через опасную территорию. Наемнику опять везло: четкий след на траве позволял надеяться, что эти сюрпризы можно будет пройти быстро по уже проторенной дороге.

С час назад где-то здесь стреляли из винчестера. Наверняка это был заочный знакомый. Военные с дробовиками не ходят. Интересно в кого же он стрелял?

Первый труп снорка наемник обнаружил в ста метрах за линией дотов. Тело было прошито строчкой автоматных пуль. Рядом еще одно с теми же следами смерти. Автоматной стрельбы Белый не слышал, вероятно, автомат с глушителем. В общей сложности он насчитал семь снорочьих трупов. Последний был убит из дробовика. В пяти метрах от входа в один из дотов. В принципе картина вырисовывалась следующая. Стая снорков напала на сталкера, когда он прошел старую линию оцепления. Отстреливаясь на ходу, тот бросился к ближайшему укрытию, достаточному чтобы прикрыть хотя бы спину. Восьмой и девятый снорки лежали на ступеньках при входе. Кроме того, дальше на ступеньках красовались пятка крови. Вероятно, сталкера все-таки достали.

Спускаться вниз Белому не хотелось. На фоне светлого проема он будет представлять отличную мишень. А сам сталкер оттуда может и не выйти. Придется кричать.

- Эй, сталкер! Ты живой?

В ответ тишина.

- Эй! Тебе помощь нужна?

В ответ едва слышное шуршание.

- Слушай, я не хочу пулю на входе получить!

- А чего же ты тогда хочешь, наемник? Мою голову? – голос хриплый и как будто воспаленный.

- Да не нужна мне твоя голова!

- А чего тогда приперся?

- Разобраться! Поговорить!

- Далеко же ты забрался в поисках собеседника! Тебе не кажется?

- Кажется! Только выбора у меня не было!

- А чего ж так?

- Долг на мне.

- Угу. Понятно. Ладно, говори, раз уж пришел.

Оба, не сговариваясь, перешли с крика на нормальный громкий разговор.

- Я так понимаю, ты в курсе, что за тебя обещана награда?

- Ага. Хрипатый поделился.

- А кто заказал, знаешь?

- Да уж. Знаю. Дружок бывший постарался.

- Он в Зоне?

- Ха, ха, ха! Скажешь тоже. Снаружи он, сволочь.

Белый едва слышно выдохнул с облегчением.

- Ты твердо решил наружу слинять?

- Твердо. Надо было еще месяц назад уходить. Да захотелось еще подзаработать. Теперь точно уйду.

- Ждет кто?

- Девушка.

- Тогда проще. Мы в разборки внешнего мира не лезем. Нам и своих хватает. А вы скоро оба снаружи будете. Вот сами и разбирайтесь!

- Что ты хочешь этим сказать?

- Что я тебя не нашел.

Сталкер в бункере затих, видимо, во время разговора держал себя в напряжении, не обращая внимания на усталость и раны, а сейчас немного расслабился. Белый переместился от входа в сторону и привалился спиной к стене, используя передышку для отдыха, день сегодня выдался тяжелый.

- Тебя как зовут? - неожиданно спросил сталкер из-за стены.

- А тебе зачем?

- Надо же знать, кто меня не нашел.

- Белый. Белый наемник.

- Хех! Это кто ж тебя так?

- Да был один кадр…

За стеной завозились.

- Слушай, ты не мог бы еще одно доброе дело сделать?

- Ну вот, так и знал, стоит сделать доброе дело, тебе сразу же на шею сядут и ножки свесят.

- Не журись. Дело не сложное, надо одну вещицу на Дикие территории занести. В оплату предлагаю «Морского ежа».

- Если не сложное, чего сам не занес?

- Да как-то не по дороге мне было последнее время.

- Контракт на доставку заключать будем?

- Да, пожалуй, контракт лучше будет.

- Тогда излагай условия.

- Необходимо доставить блок ПНВ в тайник на Диких территориях, масса не больше полутора килограммов, время доставки в пределах двух недель. Предоплата - артефакт «Морской еж». Вроде все.

- ПНВ уникальный?

- Нет, можно заменить на аналогичный с не худшими показателями.

- Доступ к тайнику свободный или через аномалии прыгать?

- Достаточно свободный.

- На эти условия согласен.

- Договорились. Лови контейнеры.

Из бойницы, закрытой болотной травой на землю перед дотом вылетели два связанных контейнера для артефактов. Белый подумал, что если бы это была «фенька», то тут бы ему и кранты пришли, спрятаться от гранаты просто некуда.

Наемник подобрал и открыл оба контейнера. В одном, как и обещано, лежал «Морской еж». Во втором обложенный индивидуальными пакетами блестел потертостями странно знакомый ПНВ.

- Куда надо положить?

- В кабинку мостового крана на сортировке. Подходы объяснять?

- Не надо. Я это место знаю.

А про себя подумал: «Интересные дела творятся. Это же мой тайник. То-то мне ПНВ знакомым показался. Понятно, почему именно меня Зона сюда привела…»

- Слушай, а правда про тебя говорят, что это ты сигнал про тушканий гон подал?

- Правда. А что?

- Да так просто, интересно стало.

На самом деле, Белый уже знал, что сталкер, заглядывающий в его тайник, и сталкер, запустивший красно-зеленое предупреждение, – это один и тот же человек. В тот раз он тоже собирался на Дикие. А увидев ракеты, решил не ходить. Как оказалось не зря. Ну вот и свиделись.

- Как уходить собираешься?

- Через поляков, говорят с ними можно договориться, - в голосе сталкера слышны сомнения.

- А не боишься, что с тобой как с Бендером поступят?

- Золотые портсигары с собой не ношу, - засмеялись за стенкой.

- Здесь, южнее километра на два, в первой линии стоят бельгийцы. У них там новые автоматические пулеметы. Так они совсем обленились. Включают ночью пулеметы, а сами спать.

- В чем подвох?

- Пулеметы с тепловыми и ультразвуковыми сенсорами, настроены так - что стреляют во всё, что движется быстрее пяти сантиметров в секунду. Можно и лучше настроить, но солдатам лень. Все окрестное зверье уже пуганное – этот сектор обходит. Длина полосы обстрела километра полтора. За ночь можно преодолеть. Так что советую идти через них. Может где-то еще можно и день переждать. Зато сразу можно на вторую линию выйти, а там, если повезет и дальше.

- Я тебе что-нибудь за инфу должен?

- Нет. Ты уже все отдал. Авансом.

Сталкер хмыкнул, видимо, не посчитал «Морского ежа» достаточной платой. Не объяснять же ему, что он, сам того не зная, два раза фактически спас Белому жизнь.

- А сам сейчас куда?

- На север. Там еще есть хорошо сохранившийся участок старой границы. Есть где ночь переждать. Обойду болото с той стороны.

- А может тоже со мной? – спросил сталкер без особой надежды.

- Мне наружу не выйти. Да и делать мне там нечего - меня там никто не ждет. А в Зоне ждут.

- Тогда, легкой дороги!

- И тебе удачи на переходе!

Белый поднялся и, не оглядываясь, пошел на север вдоль столбов старой колючей проволоки настороженной походкой опытного жителя Зоны.

Через некоторое время из дота вышел и второй человек. Поглядел из-под руки в сторону заходящего солнца, и, прихрамывая на левую, перетянутую бинтом, ногу пошел вдоль тех же ориентиров на юг.

Они расходились, как две линии судьбы, вычерченные на лике Зоны. По воле Зоны и обстоятельств пересекающиеся и иногда параллельные друг другу в прошлом, и только Зона могла бы ответить, суждено ли им еще раз встретиться в будущем. У каждого была своя дорога и свой Путь. И каждого кто-то ждал в конечной точке, чтобы после встречи проложить новый Путь вместе или порознь, это уж как повезет.

Марина "Афина" Зохно


Позвони мне

ОН

-… «Позвони мне, позвони»….млять да где я ей мобильник возьму здесь!!!!

И это ж надо было додуматься пообещать, что позвоню, когда на место прибуду, теперь она весь мир на уши поставит …типа « я волнуюсь….ты обещааал….»Кто ж знал, что на кордоне на бандюков напорюсь. Да и честно сказать не ожидал я, что ЗДЕСЬ все так ..Эээ….погано. А ведь всего-то хотел денег подзаработать….

У нас мужики рассказывали, что тут сокровищ полным-полно, хоть грузовиками вывози. Поговаривали, что в Припяти ювелирный магазин был. Вот бы найти. Тогда не то что свадьбу, но и на машину еще останется…

Он шел через поле, спотыкаясь, придерживая отцовское ружьишко и трофейный автомат. Абсолютно бесполезный - патронов для него все равно не было. Вдруг вдали что-то засветилось, воздух задрожал, запахло озоном. Аномалия. Он знал о них чисто теоретически и никогда не видел своими глазами.

-Мать твою! Где же они где!?..- лихорадочно шаря в карманах, он стал искать болты - Были же, торговец дал. Да куда же они подевались!?!

Наконец болты были найдены. Кинул вправо – вспышка. Влево – еще одна. Запах озона становился все сильнее. Секундная вспышка под ногами и……

Вика! Викуля! Не позвонил……………..

ОНА

Ночное небо - синее глубокое, скрывает в себе миллионы тайн. Далекие звезды теплые или холодные, живые или мертвые не достижимо далеки и мы можем только догадываться. Древняя мудрая вселенная все знает про нас. Она видит все наши промахи, наши жалкие попытки постичь истину. Она созерцает.

Ал смотрел на нее и не мог понять, зачем она здесь? Откуда? Почему? Спросить не решился…. в отблеске костра он мог разглядеть ее чистое лицо, тонкие пальцы, светлую кожу... длинные волосы были затянуты в узел на затылке, комбинезон с чужого плеча был явно велик, тяжелый бронежилет сковывал движения... Весь этот набор дополняли кеды, задорного желтого цвета))) и где она их нашла?

Тишину нарушили шаги….

-А вот и познакомься мой товарищ - Маверик - радостно подхватил Алхимик.

Маверик был явно озадачен. Это и понятно не каждый день в мертвой Зоне увидишь женщину да еще такую хорошенькую…

-Ну–с, позвольте спросить, милая мадам, что вы делаете сегодня вечером?- попытался спошлить Мав.

-Ну ты, поаккуратнее на поворотах!!! - вмешался его товарищ.

- Ничего – ничего – улыбнулась гостья - я не обижаюсь, мне уже понятно, что для местных обитателей я похлеще редкой аномалии. Но что поделать – я уже тут и обратной дороги нет.

На этих словах глаза девушки наполнились грустью, казалось еще чуть-чуть и она зарыдает. Маверик и Алхимик переглянулись, давно им не приходилось наблюдать женские слезы и честно признаться не очень-то и хотелось. Но, спасать ситуацию было надо, а потому Маверик лихорадочно соображая начал выдавать на-гора все анекдоты, которые он мог вспомнить в такой ситуации.

ОН

Осенний воздух…Он наполнен запахами…Костер, листва, земля, спелые яблоки – все наполняет его пьянящим ароматом. Вечером, смешавшись с туманом, этот коктейль кружит голову, навевая дурманящие сны.

-Очнулся, чудило?

Он лежал на сыром земляном полу, без ботинок и куртки…Кто он? Где он? Встал, осмотрелся. У входа в палатку сидел человек. Сквозь едкий сигаретный дым он с любопытством рассматривал раненого. Кругом блуждали люди. Кто они раненый не знал.

Было ясно только то, что здесь они временно так сказать на привале.

-Ну что, дурило, как ты?- незнакомец снова затянулся и выдохнул подозрительно вонючий дым.

Раненый оглядел себя и правда, он в порядке? Только сейчас он почувствовал, как сильно болит голова, ноги были обожжены, но ходить раненый мог.

- И это ж надо было тебе туда полезть! Я смотрел за тобой и глазам не верил, ведь в самую жопу залез. Там бывалые ходить опасаются, а ты вообще – зелень…Курильщик покачал головой - она же блуждающая, а ты в нее болтами, вот она и отрекошетила….

- Ну ладно, хватит! - перебил раненый - за то, что спас – спасибо, а нотации читать не надо! -Ого! Ну, тогда давай знакомиться. .камикадзе.. меня, если ты не догадался, зовут – Курильщик.

Наступила неловкая пауза. Раненый лихорадочно вспоминал кто он, тщетно роясь в своем сознании.

- Что забыл что ли?- заулыбался Курильщик во весь свой беззубый рот.

-Да…

- Ну что ж бывает, а пока будем звать тебя …Снорк.. эээ-падальщик - сказал спаситель и дико заржал – а вспомнишь, переименуем.

ОНА

Осень благодатная пора…Буйство красок поражают воображение. Обычный зеленый становится желтым, красным, оранжевым, преображая все в округе. Серую сцену Зоны осень украсила пестрыми яркими декорациями. Суровый сталкер улыбнется, заметив под ногами желтый кленовый лист….

-Это все замечательно, но мы так и не знаем, как зовут нашу прекрасную незнакомку-знакомку? - подметил Маверик.

Возникла неловкая пауза, после которой девушка повернулась и звонким голосом пропела:

- А меня зовут Гнусмус!!!

- Как?! Гнусмус?! - удивился Ал.

- Нифига себе! - присвистнул про себя Мав, но виду не подал – Ну что ж Гнусмус так Гнусмус, мы не возражаем! – и с милой улыбкой обернулся к девушке - но давай для нас ты будешь Муся)))

Они шли по осеннему лесу и невольно любовались красотой нетронутой природы. Уже несколько десятков лет прошло с тех пор как люди, в страхе перед радиацией, покинули эти места. Некому было осваивать широкие просторы, а тот народ, что приходил сюда были либо беглые, либо любители легкой наживы. Жизнь многих из них эти земли и ее обитатели быстро укоротили.

- Без опыта, без подготовки здесь можно прожить максимум полчаса – нравоучительно заметил Алхимик.

- Так что очень хорошо, что такая славная девушка встретила нас!- подхватил Маверик – а то представь, чтоб было, если б ты на бандитов напоролась?

Не дождавшись ответа, он продолжал – точно продали бы в рабство. Сначала сами повеселились бы, а потом точно продали б какому-нибудь Борову…

- Мав, перестань!- оборвал его Ал. – Мусечка, что ты… не переживай! – заметив расширенные глаза девушки – это он так шутит!- и незаметно локтем пихнул друга.

Поскольку, как выяснялось, девушке идти было некуда, а тайну своего прибытия она так и не раскрыла, то было решено взять ее с собой до Бара. С таким расчетом, что возможно именно там она найдет все что ищет. Да и пока дойдет (если дойдет) опыта поднаберется….

Немного посовещавшись, мужчины решили идти через пост военных, благо в тот день дежурил Кузнецов. Вести девушку через тоннель и электру было рискованно. Она могла элементарно испугаться. Жадный до денег, начальник заставы ничуть не удивился, увидев рядом с опытными сталкерами юную незнакомку. Ему вообще было все равно, кто и с какой целью пытается проникнуть на закрытую территорию … Есть бабло – проходи, нет – считай ты труп. На это правило не может повлиять ни устав, ни обстоятельства.

Пересчитав деньги с улыбкой чеширского кота Кузнецов не скрываясь, начал пялиться на девушку своими масляными глазами. Вика знала этот взгляд очень хорошо…. Мерзкий, липкий. Сколько раз за свою сознательную жизнь она натыкалась на этот взгляд… десятки, сотни раз.. и как она жалела всегда, что у нее нет пистолета, чтоб выстрелить, а тут есть! Мгновенная мысль острым лезвием пронзила сердце девушки, выстрелить. Выстрелить в эти похотливые глаза. Она начала рукой искать пистолет, нашла не сразу. Непривычным был холод металла под рукой. Вика зажмурилась, собираясь с духом. Неожиданно, чья-то теплая ладонь накрыла ее руку вместе с пистолетом. Маверик, наблюдавший за ней все это время, подошел к ней вплотную и прошептал – не надо, их больше, у тебя еще будет время…. Гнусмус подчинилась.

ОН

Облака нависли над лесом тяжелые хмурые это скорее даже тучи, а не облака. Они развесили над ветками свои лохмотья, казалось если протянуть руку, то можно до них дотронуться.

Ему было трудно смириться с образом жизни бандитов. Группами они перемещались по территории Зоны, никогда не закрепляясь на одном месте больше чем на сутки. Грабили, мародерствовали, при необходимости убивали и исчезали именно в тот момент, когда по тревоге должны были прибыть бойцы БОНа. Незаметные и неуловимые они чувствовали свою безнаказанность и с каждым разом становились все более наглыми. Быть беспредельщиком Снорку не хотелось, но и бежать он не мог. Оружия ему не полагалось, из одежды тонкий спортивный костюм, свитер и кроссовки. Кроссы, правда, были знатные. Фирмы Адидас. Такие в далекие восьмидесятые носили только фирмачи и фарцовщики. Курильщик определил Снорка помощником повара на кухню (если это вообще можно назвать кухней). В его обязанности входила чистка картошки и мытье посуды. За это его кормили и не обижали.

ОНА

Старый сталкер встретил их у входа на ферму. «..Мда лихо вы… А чой-то через туннель не пошли? Чай вам-то не впервой. Батюшки, а кто-йто с вами? Никак новенький? Эх! Еперный кордебалет! Так это же – девушка!!! – удивился старик, нахмурился – и как же вас так угораздило, ребятушки?»

В ответ раздался дружный смех

– Да ладно тебе, Шнур! Здоров, отец! Давно не виделись!

Старик улыбнулся и по-отечески обнял двух друзей

– Ну заходите, всегда вам рад! У меня и чайку горячего для вас найдется, я как раз тут – и не договорив, он жестом пригласил всех внутрь здания. На голой земле, среди развалившихся стен, пропитанных сыростью и покрытых плесенью, на заваленном набок сейфе стояла газовая горелка, на которой шипел и подпрыгивал кипящий чайник. – Так сейчас мы все быстренько организуем, дочь, помоги. С этими словами дед заковылял к сейфу. На импровизированном столе, из глубин железного ящика появились: хлеб, колбаса, пачка краснодарского чая, банка сгущенного молока и что уж совсем не мыслимо – шоколад. Пока друзья, открыв рты, пялились на все это великолепие, Муся привычным жестом закатала рукава, вымыла руки антисептическими салфетками и начала ваять бутерброды.

- Отец, ну-ка рассказывай, откуда сие? – удивленно воскликнул Маверик.

- Так ить солдаты не забывают старика – улыбнулся Шнур – помогают, чем могут.

- Ага, знаем мы эту помощь – вмешался Ал – эти крысы за деньги готовы Родину продать.

- Ну, ладно-ладно тебе, у меня есть деньги у них продовольствие и провизия, что бы нам друг другу не помочь? – хитро заулыбался Шнур…

В этот момент снаружи послышался шум. Сталкеры взялись за оружие, но тут раздался с улицы голос: «Не стреляйте! Свои!»

Дед встал, отряхнулся от крошек и поковылял ко входу.

- А почему – Шнур? – воспользовавшись отсутствием старика, спросила Муся, с наслаждением уплетая шоколад.

- Так Шнуров его фамилия! Он когда-то певцом был или музыкантом, вроде группа у него своя была. А когда жена ушла от него, он от тоски сюда и подался- пояснил Алхимик.

- Да, все продал и приехал – добавил Мав.

В это время вернулся Шнур, за его спиной стояли двое незнакомых парней – вот, знакомьтесь: Сталцер и Дзот, а это прославленные Маверик, Алхимик и ..эээ..Гнусмус – докончила за него девушка. Новоприбывшие смотрели на ветеранов с уважением.

- Ребятушки, вы до Бара все равно через Агропром пойдете, а им туда и надо, возьмите их. Новички они. – Дед с сомнением оглядывал вошедших – сами не дойдут.

Маверик поморщился:

- Вы хоть стрелять умеете?

- Конечно! – воскликнул тот, что помоложе - у меня три первых места в районных соревнованиях по стрельбе. – На этих словах он гордо вскинул голову, ожидая всеобщего восторга. Но вместо этого ветераны смотрели на него как на нашкодившего первоклассника.

- А людей убивать тебе приходилось? – со вздохом спросил Алхимик.

- Нет – Сталцер как – то весь сдулся.

- Ребятушки, давайте поможем, друг другу – старик был недоволен сложившейся ситуацией.

Ни Маверику, ни Алхимику сориться с дедом не хотелось

– Отец не кипятись! Ну, мы же должны знать, кого берем с собой!

Провожая своих гостей, Шнур пихнул им в рюкзаки по банке сгущенки. Муся с улыбкой чмокнула старика в нос. Хоть Шнур и был циничным сталкером, на его лице выступило смущение. Давно он не встречал в Зоне такого чистого, нежного сердца. Накануне вечером, когда все спали, Муся и Шнур долго разговаривали. Дед хотел понять, зачем такая, по его мнению, замечательная девушка как Муся подвергает себя опасности, ради чего?

И Вике пришлось рассказать. Два месяца назад любимый попросил ее руки и сердца, они подали заявление в ЗАГС. А через две недели он собрался и уехал в командировку. Куда и зачем никого не предупредив. Обеспокоенная, Вика начала наводить справки и через какое-то время узнает, что Виталий ( а именно так зовут жениха) уехал сюда в надежде на большой заработок. И вот она здесь. Приехала за ним. Шнуру история не понравилась. Именно такие любители легкой наживы погибают в первые двое суток после прибытия, но разве мог он это сказать Вике…

Он стоял на пороге своего жилища и долго махал им рукой, а фигурки путешественников отдалялись и уменьшались.

Они вышли из леса, и Муся охнула от удивления. Посредине невероятно огромного поля стояла неплохо сохранившаяся деревня. На окнах были резные наличники, потерявшие цвет, но не потерявшие красоту формы. Под окнами, как и полагается, были палисадники: мальва и астра продолжали расти, не смотря на то, что вот уже не один десяток лет люди здесь не живут. Шиповник горделиво стоял украшенный яркими плодами, которые некому было собирать. Сталкеры остановились рядом с девушкой, невольно любуясь увиденной красотой.

-Да. Хотел бы я здесь жить. Корову завести, картошечку посадить - мечтательно произнес Алхимик

– Эх! Сейчас бы картохи с огурчиком соленым, да под водочку! – подхватил Маверик.

Новички переглянулись. Не понравилась им деревня. На всякий случай Сталцер снял с плеча автомат. Вокруг стояла мертвая тишина. Но не это смутило путников, к оглушающей тишине они успели привыкнуть. В воздухе почти физически ощущалось чье-то присутствие. Все замерли. Вика заметила, что движения мужчин замедлились, они стали более осторожными. Внимательно вслушиваясь в звуки, каждый из них готовился к встрече с врагом. Условившись между собой, Ал и Мав жестами отправили новичков проверить окраины деревни, а сами растворились в траве между домов.

Гнусмус было приказано ждать на безопасном расстоянии, чтобы в случае плохо исхода боя у нее был шанс вернуться на ферму к Шнуру. Вика плохо понимала происходящее, она никогда не видела тех самых врагов, о которых так много рассказывали ей товарищи. Вид деревни, такой человечной и понятной, заглушил страх. На минуту она забыла, где находится, что вокруг природа мутировавшая много лет. В ожидании друзей она принялась собирать букет невероятно красивых ромашек. Неожиданно темная тучка набежала на небо, спрятав за собой осеннее солнышко. Вика оглянулась и в ужасе завизжала. Перед ней стояло страшное уродливое чудовище. Огромного роста, с осьминогом вместо головы, оно тянуло к девушке свои щупальца, пытаясь ее схватить.

Ужас овладел Викой. Не понимая что делает, отступая шаг за шагом назад, она побежала в сторону леса. Страх предавал силы, бежать было легко. Но она чувствовала, что монстр догоняет. Расстояние между ними предательски сокращалось. Нащупав на бедре кобуру, Вика обнаружила, что она пуста. Пистолета не было. Не понимая что делает, в отчаянии, она остановилась и повернулась к нему лицом но, видя снова эти кошмарные щупальца, зажмурилась и завизжала. Монстр остановился. Видимо крик испуганной женщины был для него в новинку. Голос сорвался и замолчал. Секунды растянулись на минуты, стук собственного сердца рвал барабанные перепонки – Боже! Помоги! Господь, не оставляй! Отец наш, как на небе, так и на земле….

Глухой стук и чудовище всем телом двинулся на девушку. Вика потеряла сознание.

Кап.

Кап.

Кап.

Кап.

Вода. Где-то совсем рядом. Пить, очень хочется пить.

- Ну что? Очнулась, красавица? – рядом с Викой сидел Дзот. Плохо понимая где находится, Муся приподняла голову и огляделась.

- Я жива! – выдохнула она.

- Жива, жива! – парни улыбнулись. – Хорошо, что Сталцер твои вопли услышал, а то бы съел тебя кровосос.

- Кто?

- Ну, тварь, которая тебя по полю гоняла.

Вика содрогнулась от ужаса, вспоминая последние события. Немного придя в себя она огляделась. Комната, в которой они находились когда- то была столовая. Обычная деревенская столовая с большим обеденным столом и почти не сохранившейся польской стенкой. Из-за отсутствия стульев Вику положили прямо на стол.

- Ты полежи, пока не оклемаешься – Сталцер протянул девушке флягу с водой – остальных все равно еще часа два ждать

- А где они?

- Маверик и Алхимик, пошли вперед на разведку – Дзот был явно не доволен ролью сиделки. Молодой, крепкий, выносливый он мог запросто составить конкуренцию любому ветерану. Но в место разведки ему было приказано охранять девушку. Сталкер нервно посматривал на часы – Интересно, где они сейчас? Два часа уже прошло.

- Ромашки на поле собирают – пошутил Сталцер и покосился на Гнусмус.

Вика намек поняла, ей и так было очень стыдно за свою легкомысленность.

Как же я могла, так глупо себя вести! – мысленно ругала себя Вика – Сколько раз Алхимик предупреждал, Маверик тоже. И где мой пистолет? Потеряла? Нет. Не могла, так где же он?

Вика оглядела комнату снова. Ничего нового за последние три минуты, конечно, не прибавилось но, на табурете около окна лежал пистолет. Этот пистолет Вика узнает из тысячи, ведь это было оружие ее отца, подаренный сослуживцами на день рождение. Девушка вскочила на ноги – Откуда у вас мой пистолет? – она взяла оружие в руки и сразу проверила наличие патронов – Так мне кто-нибудь объяснит?

-Он был у Маверика. – коротко ответил Дзот.

-У Маверика!? – вскричала Вика – По какому праву? Как он мог? Я чуть не погибла!

-Ну не погибла же. – оборвал ее крик Сталцер.

-Ах, вам хотелось избавиться от меня – Муся в пылу начала размахивать пистолетом.

-Ну вот, началось! – закатил глаза Сталцер.

-Дзот не выдержал и подошел к девушке. Показать, как правильно держать оружие, чтобы не пристрелить находящихся рядом.

-Что тебе надо? – не поняла Вика – Вам жаль, что меня осьминог не загрыз? – она направила пистолет на Дзота – Не подходи!

Ошеломленный боец на всякий пожарный остановился и поднял руки – Ты это, по аккуратнее там. – попросил он пропавшим голосом – Предох..

-Сама разберусь! – прошипела Вика. В душе она была испугана еще больше чем Дзот, она не понимала, что происходит, и почему Сталкеры решили от нее избавиться.

-Не подходи, пристрелю.! – крикнула она неожиданно вошедшему Алхимику.

-Ого! Ничего себе вы тут развлекаетесь! А что случилось с нашей музой? – пытался разрядить обстановку Ал, но руки на всякий случай поднял.

-Почему Маверик забрал мой пистолет? – крикнула Вика. Ал еще более комично вжался в стену.

-А вот потому то и забрал, – услышала Вика позади себя знакомый голос. Не прошло и секунды, как пистолет был в руке Мава, другой рукой он сильно прижимал девушку к себе – А то смотри, размахалась. Это ж тебе не игра компьютерная. Ты ж вон, какая на расправу быстрая. Тихоня – тихоня, а чуть что за пистолет хватаешься! Мне на заставе нервов еле хватило, чуть там пальбу не устроила!

-Как ты мог! Как ты мог?! – сталкерша ( я думаю теперь ее можно так называть) пыталась вырваться из-под железной руки Мава – он же ведь убить меня мог!

-Знаю, прости Мусь, ну кто же мог предположить, что эта тварь хитрее окажется. Да и как жизнь показала, даже букет цветов в твоих руках превращается в оружие - на последней фразе Маверик весело подмигнул Сталцеру.

-Кстати Сталцер тебе жизнь спас, а ты ему даже спасибо не сказала, – вставил Дзот.

Вика смутилась и виновато глянула на спасителя:

– Спасибо тебе и прости за то, что вместо благодарности я вам концерт закатила. Меня все время преследует чувство, что я вам мешаю, что без меня вы бы давно прибыли на Росток.

-Та мелочи! – улыбнулся Сталцер – с тебя ужин и мы квиты!

Вика хитро улыбнулась, Шнур на прощание пихнул ей в рюкзак две пачки макарон. Плюс несколько банок тушенки и « Макароны по-флоцки » готовы!

-И это ты еще легко отделалась! – заметил Маверик, выскребая остатки макарон из миски – Вот если б я тебя спас….

-Ну, ты ж не спас – перебила Муся – так что остынь.

-Ну, Мусечка не обижайся! Я же пошутил. – Мав улыбнулся – и вообще, что это за разговоры были про обузу и все такое? Разве может красивая девушка кому-то мешать? Да мы тебя как родную любим! Так что даже что бы больше мыслей таких не было.

А я от себя добавлю, что обязательно научу тебя правильно обращаться с оружием. – задумчиво заметил Дзот.

Поскольку деревня оказалась не безопасной, спать решено было по двое, остальные оставались на дежурстве.

Ночь. Она таит в себе много не познанного. Хрустальную тишину осеннего воздуха разрезает крик. Чей он? может это сталкер, случайно забредший на аномалию или монстры делят добычу. Неопытному трудно определить. Все твое существо превращается вслух. Ты закрываешь глаза. Ты слушаешь Зону. Ты пытаешься угадать, понять, что еще она тебе готовит. Увы, это почти не возможно.

Наутро небольшой отряд двинулся в путь. – Еще немного и мы до Агропрома дойдем! – подбадривал друзей Алхимик.

-А что такое Агропром? – Вика глянула на Сталцера.

-Ну, по картам, которые мы у Сидоровича взяли, это территория бывшего НИИ какого-то

-Правильно – правильно – подхватил Маверик. – там, кстати, этих кровососов пруд пруди, но ты Муся не беспокойся – Мав сверкнул белозубой улыбкой - там наши лагерь разбили, да и мы рядом.

При воспоминании о твари Вике становилось дурно, но каждый раз она, стиснув кулаки, старалась улыбнуться. Она понимала, что раз она сюда приехала. Надо учиться жить по местным законам или здесь не выжить.

ОН

-Кто я? Кто я. Кто я…..

Я – серая полевая мышь. Ничем не приметный. Я ем, сплю, я пытаюсь выжить в этом странном чужом мире. Каждый предыдущий и каждый последующий день начинается одинаково. Я просыпаюсь, я открываю глаза, я все еще жив. Мир вокруг все тот же. Он так и не поменялся волшебным образом.

Где я? На Земле или уже давно в Аду?

Возможно я – Бес и несу зло другим, но у меня нет рогов и копыт.

Кто я? Кем был в той жизни?

Может я – герой?

А может, я жестокий убийца?

Я приму любую правду, только бы она была правдой! Правда, я жду тебя!

А пока я чищу картошку и мою котлы, а по ночам любуюсь и завидую звездам. Иногда, в ожидании возвращения банды Курильщика, я кручу старый приемник и настраиваю его на какую-нибудь заграничную волну. Пусть я ничего не понимаю, но эти далекие летящие сквозь свист и шипение звуки напоминают мне о детстве.

ОНА

Когда-то широкая, а сейчас совсем не заметная, дорога вела к лесу. Кордон был давно позади.

-Справа от нас – свалка. – почти шепотом объяснял Маверик – но мы туда не пойдем, - Мав вздохнул.

Муся…

-Вика. – перебила девушка. Ал улыбнулся – Вика значит? Виктория, Победа. Символично!) – Потом вдруг спохватился, вскочил на ноги, - очень приятно, Виктория!- И немного подумав, представился – Алхимик, к вашим услугам.

Немного смущенная Вика улыбнулась. Сталкеры не имели привычки называть свои настоящие имена.

-Скажи, у тебя есть гайки? – спросил Алхимик.

-Гайки? Какие гайки? – Вика чувствовала, что она что-то пропустила.

-Так, понятно, а у вас? – повернулся, Ал к парням.

-Обижаешь, начальник! – улыбнулся Дзот и достал из кармана целую пригоршню железок.

-Уже лучше. – облегченно вздохнул Алхимик. – Так вот, поясняю для неразумных, мы в Зоне – возникла театральная пауза. – Продолжаю, здесь существует такое понятие как аномалия, - слушавшие переглянулись, - как выяснилось, продолжал выступающий не все в нашем интересном коллективе знают, что аномалия это не что иное, как пространство, негативно искривленное м-полем в ту или иную сторону. И в связи с этим, имеющая по-разному реализованные побочные эффекты.

После громких и непродолжительных оваций лектор продолжил:

- Как правило, благодаря этим эффектам встреча человека и аномалии заканчивается летальным исходом для первого и артефактом для второй.

Вика оглянулась. Скучающий Маверик, на краю дороги, строил маленькую пирамиду из камней. Но, что бы оттянуть сей неприятный момент, нужны эти маленькие помощники.

- Показываю. – Алхимик осторожно ступил пару шагов в сторону от дороги. Его лицо было напряженно, он внимательно осматривал небольшую лужайку. Оглянулся.

– Вика смотри, – и резким движением выкинул вперед руку, ладонь раскрылась, из нее по инерции вылетела гайка.

Стоп кадр. Замедленная съемка. Гайка медленно летит по заданной траектории, раскручиваясь вокруг своей оси. Она блестит в лучах осеннего солнца как космический корабль. Вот она замерла в воздухе, ее сплющило и с огромной силой подбросило вверх. Вика вглядывалась в холодное небо и ждала, когда гайка упадет.

-Можешь не ждать – она не вернется. Ее уже не существует.

Пораженные увиденным, зрители стояли в безмолвии.

-Как ты узнал, что аномалия там? – только и могла спросить сталкерша..

-В том то и беда. Ее не видно и не слышно, лишь на траве можно заметить слабое свечение. Ловушка для новичков. – ответил за друга Маверик, подымаясь и отряхивая руки, испачканные придорожной пылью.

Чем дальше Сталкеры уходили от Кордона, тем неприветливее становилась Зона. Уже не было ни озорной синевы над головой ни желтых листьев под ногами.

Мрачные грязно-серые облака заполонили небо. Под ногами мертвая поросль, которую трудно даже назвать травой. Воздух наполнялся непривычными запахами. Воняло толи гарью толи озоном толи гниющей плотью. Чем-то мерзким и не приятным.

Как сварливая хозяйка Зона была не рада своим гостям. Они шли уже четвертый час. Медленно пробираясь через аномалии как саперы через минное поле.

Первым шел Маверик.

Шаг.

Присел.

Огляделся.

Еще несколько шагов.

На горизонте замаячили фигуры, которые Сталцер сразу взял на прицел. Чужие. Все замерли.

Пять пар глаз внимательно наблюдали за черными спинами незнакомцев.

-Бандюки что ли?- прошептал Сталцер.

-Они самые. – Маверик был очень серьезен. Бандиты – это тебе не плоть тупая. Бывалые переглянулись.

-Сидим и ждем – проговорил Алхимик. – Девушка может запаниковать.

Вика обиделась – Ребята, ну сколько можно со мной нянчиться?

-Не торопись, все еще впереди – успокоил Мав.

Дзот начинал нервничать, его раздражала эта девушка и все хлопоты вокруг нее. Он вообще не мог понять, зачем она приехала в Зону. Неужели она не чувствует, что лишняя тут.

-Эх, Шнур, ну удружил! – ругался про себя парень. – Мы бы одни уже сегодня на месте были, а тут…

А тем временем не известная парочка продолжала свой путь. Внезапно один из них как-то неловко вскинул руки и выронил автомат на землю. Воздух вокруг него наполнился ярким светом, последовала желтая вспышка и тело несчастного взлетело на несколько метров над землей. Округа наполнилась криками погибающего но, увы, при всем желании ему уже никто не мог помочь. Его раскручивало все сильнее и сильнее пока, в конце концов, не разорвало в мелкие клочья.

Вика вздрогнула. Стать свидетелем чужой смерти было тяжело и неприятно. Когда кругом опасность и нет возможности помочь другому, человек чувствует себя беспомощным перед Зоной. Девушка закрыла глаза. Ей хотелось стереть из памяти страшную картину чужой гибели.

-Вот это и есть встреча с аномалией – заметил невозмутимый Алхимик.

В глазах Сталцера читалось смятение. Он не был готов к смертельному зрелищу. Достав флягу со спиртным, парень сделал несколько глотков и передал Вике. Сталкерша не отказалась.

Крики несчастного разбудили стаю слепых псов и они с лаем бросились ко второму путнику. Дав по собакам длинную очередь, бандит отступал. Пристрелив несколько тварей, он прочищал себе путь и постепенно скрылся из виду. Но, еще какое - то время были слышны выстрелы и постепенно ослабевающий лай собак.

ОН

-Эй. Снорк! Как дела? Как твоя голова? Не починили еще? – послышался дружный смех.

Опять Мор на потеху другим старается меня поддеть.

-Шути – шути. Вот насыплю тебе стрихнина полную миску, тогда и узнаешь, заработала моя голова или нет! – кричу в ответ.

-Э ну ты это, не обижайся - я пошутил. – оправдывался бандит. Он еще помнил случай, когда Снорк-падальщик накормил просроченной виагрой одного очкастого. Говорят, нашли его на Дикой Территории, потом. Мертвого. В туннеле.

-На Агропроме, вроде, доктор какой-то есть. – задумался Курильщик, - мы там давно не были, надо бы заглянуть.

-Вдруг у него только кликуха такая, а сам он никакой и не доктор. Может его вообще не существует? – Бондор поежился. Не хотелось ему покидать тихое местечко ради чужака без памяти.

-Выдвигаемся в два часа ночи! – рявкнул Курильщик и ушел в свою палатку.

Бондор и Мор недовольно переглянулись. Всем было известно, что на Агропроме давно обосновались отряды Сталкеров-Одиночек. И связываться с ними лишний раз совсем не хотелось. Одиночки были хорошо вооружены, большую часть арсенала пополняли ученые, которые с готовностью меняли оружие и всякие примочки на артефакты..

ОНА

После неприятного происшествия было решено устроить небольшой привал. Время шло к закату. До места прибытия было еще далековато, а возможность провести ночь в лесу не обнадеживала. На краю поля нашли след недавней стоянки сталкеров. Костер давно затух, но было много дров.

-Ого, как нам повезло! – обрадовалась Вика.

-Это не повезло, это привет от предыдущих постояльцев, - пояснил Мав.- Так было заведено еще у охотников в тайге.

-В лесу располагались несколько домиков. Там путникам, после многодневной охоты, можно было передохнуть и набраться сил. Перед уходом из такого пристанища каждый оставлял немного еды, соли и дров. – Вспомнил Дзот.

-Своеобразная круговая порука, - улыбнулся Сталцер, удобно устраиваясь на разложенной, прямо на земле куртке.

-И вы совершенно правы! – подхватил Алхимик.

Вику поразил такой негласный закон, в этом было что-то обнадеживающее. - А мне казалось, что тут каждый сам за себя, - раздумывала она вслух.

-Ну что ты! Если бы мы не помогали друг другу, разве можно было бы выжить, - возразил Алхимик. – В Зоне существуют кланы и группировки, которые, правда, время от времени воюют между собой. Но без этого не обойтись.

-Да…Мужской мир… Вами правит Марс – Бог войны. – улыбнулась Вика.

-Хм. Ну, что-то в этом роде, - согласился сталкер.

-Ты говорил про группировки, зачем они?

-Понимаешь, люди приходят сюда по разным причинам. Различия во взглядах и мировоззрении разделили жителей зоны. Есть «ДОЛГ», который пытается навести тут порядок и обеспечить безопасность сталкеров. «СВОБОДА» - группа анархистов, ближе к центру существует «МОНОЛОИТ» - фанатики, потерявшие разум, «ГРЕХ», «ЧИСТОЕ НЕБО»…- рассказывал Мав – много тут всякого.

-Типа политических партий? – пыталась разобраться Вика.

-Ыыы – Маверика развеселило такое сравнение, - ну если девушка желает, то можно и так назвать – и вояка расплылся в улыбке.

-«ГРЕХ», говоришь? – повторил Дзот и задумался.

Вика училась преодолевать страх, контролировать его. Иногда она позволяла себе отдаляться от группы на небольшое расстояние. Девушке хотелось научиться чувствовать и понимать зону. Вика уже не обращала внимание на трупы убитых монстров. Она все лучше разбиралась в камнях и артефактах. В одну из таких вылазок она наткнулась на чей-то схрон. Ящик был привален хворостом и с дороги был совсем не виден. Внутри она нашла несколько аптечек и редкий артефакт. С гордостью, под аплодисменты друзей она демонстрировала свои находки.

-Ты настоящий сталкер теперь! – воскликнул Алхимик.

Он заметил, что с момента их первой встречи в лице девушки что-то изменилось. Появилась уверенность в себе, движения стали более точными, взгляд ясных глаз более холодным. Однако это не мешало ей, как и прежде радоваться скромным подаркам и сюрпризам, которыми ее пытались развлечь мужчины.

Темный силуэт на траве еле заметно вырисовывался в сумерках. Сталкерша не могла разглядеть что это. Но и приближаться было опасно. Вдруг силуэт дернулся, пошевелился и застонал. Это был человеческий стон. Человек. Не монстр, не контролер – ЧЕЛОВЕК. Вика поняла, что он ранен или ему плохо. В любом случае ему нужна помощь. Иначе не лежал бы он тут посреди леса, а нашел бы более укромное жилище. Но Вика медлила, она сомневалась. Поведение монстра можно предугадать, но действия человека – никогда.

Смятение закралось в душу.

Что делать?

Страх не позволял приблизиться, а уйти она не могла. Потянулись минуты сомнения: рискнуть или уйти?

Наконец она собралась с силами. Повесив на плечо автомат и жестко прижав его локтем к телу, держа палец на спусковом крючке и готовая в любой момент выстрелить, она приблизилась к лежащему. Тот не шевелился. Казалось, он был в глубоком обмороке.

Очень осторожно Вика протянула руку и нащупала пульс. Сердце мужчины билось. Уже хорошо, - подумала девушка. В душе Вики проснулся медик. Она вспомнила все, чему ее учили в мединституте. Страх уступил место желанию помочь. Отложив оружие, она деловито раскрыла свой рюкзак. Наконец-то пригодилась ее походная аптечка. Первым делом – нашатырь, надо попробовать привести пострадавшего в чувства. Вика смочила кусочек ваты вонючей жидкостью и поднесла к носу лежащего. Тот застонал, поморщился и задергал головой.

Что произошло в следующий момент, Вика поняла спустя время. Мужчина открыл глаза, повернулся к девушке. Вдруг его лицо исказилось от ужаса. Зрачки расширились. Было видно, что он боялся пошевелиться.

-Тихо, тихо, - спокойно проговорила сталкерша и с опаской потянулась к автомату. На всякий случай, чтобы мужик не перепутал ее с контролером, Вика посветила себе в лицо фонариком.

-Аааааа!- закричал неизвестный.

Он вскочил на ноги и с криками «Господи помоги!» кинулся наутек. Как кошка, Вика прыгнула в ближайшие кусты и зажмурилась. Шли минуты. Вокруг ничего не происходило. Тишина. Лишь вдалеке лай потревоженных псевдопсов. Кого же испугался человек?

Вика пожала плечами и собрав рюкзак поспешила к своим. О непонятной встрече она решила умолчать.

ОН

Вечерело. Закат покрывал небо розовой дымкой. Вокруг полыхавшего костра сидели люди. Кто-то рассказывал анекдоты, кто-то бренчал на гитаре. Снорк не любил такие посиделки. Никто из этих людей так и не стал ему другом. Отъявленные бандиты мародеры и головорезы вызывали в нем стойкое чувство отвращения. Лишь благодарность за спасение держала его рядом с ними. Собственно идти ему было некуда. Желание вернуть себе настоящее имя, а вместе с ним и свою жизнь сводило его с ума. Но память словно бы в шутку не хотела возвращаться. Привычные размышления Снорка прервал не понятный шум возле костра. Это Мор вернулся с очередной прогулки. Он был опытным сталкером, знал Зону как себя и от того Курильщик посылал его на самые сложные задания. Однажды он даже умудрился пробраться к Сидору с предложением купить какой-то редкий артефакт. Прошел мимо Волка и его сопляков совершенно не замеченным. В этот раз Мор выглядел совсем не как обычно. Не было ни важности ни напущенной надменности. Напротив, сталкер выглядел напуганным и растерянным. Он поглубже спрятался в капюшон куртки и молча сел греться у костра.

-Что с тобой, брат? – спросил Бондор.

Мор молчал. Он лишь вытянул вперед руки, поближе к огню. Было не ясно, хотел ли Мор согреться или пытался убедиться, что все вокруг реальность.

-Водка есть?

- Найдем! – обрадовался Бондор и протянул бутылку.

Мор молча, ни на кого не глядя, начал пить прямо из горла - так пьют умирающие от жажды.

- Ого, брат! Ты никак алкашом становишься? – выкрикнул кто-то из сидящих.

Отвали, - грубо рявкнул бандит, - не твое дело. Он снова задумался, лицо его принимало то растерянное , то угрожающее выражение. Он тер свой нос и руки, как бы пытался в чем-то разобраться. В это время Снорк ведомый любопытством подсел к костру.

-А.. Вот наша светлая голова, - Мор захмелел, - скажи, Снорк, мужик в бабу может превратиться?

-Фигурально – да. – ответил помощник повара.

-Вот! – Фи- гу-ра-ль-но! – Мор как учитель поднял палец вверх, - значит Контролер, сука, мозг чуть не вынес, - медленно произнес бандит и сделал еще глоток. Внимательно посмотрел на Бондора – вот ты ж не баба?

-Нет!

Вокруг костра прокатился дружный смех.

- У, как тут все запущенно . – проворчал приятель, - ладно пойдем я тебя спать отведу.

И, с песней на всю округу, друзья побрели к палатке.

«… Гоп-стоп, мы подошли из-за угла, Гоп-стоп …»

ОНА

В наступившей тишине, неожиданно громко запищал КПК.

-Ну, только этого нам не хватало, - буркнул Алхимик, читая сообщение. Селдес передает, что до выброса осталось около двух часов. – Он многозначительно глянул на Маверика.

- Ну, е… - тот подскочил на месте. – И что делать?

Так, - Ал был очень серьезен, - до укрытия далеко но, километра через полтора есть подземелье…

- Успеем. – одобрил Мав. Сталкеры наспех собрали свои пожитки.

- Придется бежать. – сказал Алхимик и с сомнением глянул на девушку.

- Успеем, - успокаивал Маверик. Он, точно древнегреческий воин, посадил Вику к себе на плечо и вся группа поспешила через лес. Впереди бежал Алхимик, за ним Мав. Позади Сталцер и Дзот. Оба держали оружие наготове, неожиданностей впереди могло быть не мало. Маверик был силен и хорошо подготовлен, от того и бежать с ношей на плече ему было легко. Года службы в рядах МВД не прошли даром.

Вика же, напротив, чувствовала себя неловко. Ей было обидно, что в очередной китайский раз ее выделяют из всей группы. Но изменить ситуацию она не могла, а потому ей оставалось сидеть на плече силача и гадать что это за Выброс такой. Словно дозорный Вика устремляла взгляд вперед, в глубину рощи, через которую пролегал их путь.

- Там! – вскрикнула сталкерша, указывая куда-то вправо. Сталцер отреагировал мгновенно, без лишних вопросов он послал смертоносный огонь в ту сторону, куда указывала девушка. Сквозь бег Сталкеры услышали протяжный стон. Будто стон Души уходящей в бездну.

- Попал. – заключил Сталцер, - спасибо!

Последние слова были адресованы Вике, которая довольная собой еще более старательно вглядывалась вдаль.

Наконец роща кончилась, у самого ее края Алхимик указал на люк в земле. Он был огорожен невысоким забором. Все глянули на часы.

- Время есть….Хорошо…- заметил Алхимик и стал лихорадочно раскручивать крышку люка.

Новички кинулись ему помогать. Маверик тем временем поставил Вику на землю, - а ты легенькая, - улыбнулся он девушке.

-Нет. Это ты такой, - она запнулась, - сильный.

Через несколько минут путники спустились в бетонное не жилое помещение. В нем пахло плесенью и было сыро.

- Так, господа, устраивайтесь. Только люк плотнее закройте – обратился Ал к Сталцеру и Дзоту.

Вика бросила рюкзак на бетонный пол достала фонарик и стала водить им по стенам, в надежде увидеть что-то интересное. Вдруг где-то далеко на поверхности раздался мощный сигнал сирены. Стены затряслись. Сквозь трещины посыпалась земля.

- Уши закройте!- посоветовал Маверик новичкам.

Послышался мощный взрыв и ударная волна прокатилась над головой. Вика чувствовала, что теряет сознание. Картинка перед глазами поплыла, она выронила фонарик, голова медленно стала съезжать в бок. Мав подхватил девушку и прижал к себе. Как много раз он пожалел, что согласился с Алхимиком провести ее на территорию Долга, знал только он. Не место ей тут, ой не место…

Стены тряслись все сильнее. Погасла лампа дежурного освещения.

- Ну что ж, - начал Ал, - коль пошла такая пьянка… Предлагаю тут и заночевать.

- Логично. - одобрил Дзот.

- Как жрать охота. - вздохнул Сталцер.

- И чаю сладкого. Покрепче. - тихонько добавил Маверик.

Дзот усмехнулся:

- Прям как после….

- Оставить! – прервал его Алхимик. Сталкеры заулыбались.

- И часто такое здесь? – спросил Сталцер.

- Что? – насторожился Ал.

- Ну, вот это, - Сталцер ткнул пальцем вверх, - выброс.

-А. Это. Ну, где-то раз в три – четыре дня. Но обычно нас заранее оповещают. Если не укрыться, то считай ты уже труп. И остается только молиться.

Сталцер промолчал.

Мне плохо! Мне очень плохо…. Все о чем я мечтала рушится, земля уходит из под ног. Руки опускаются и кажется что ничего уже не изменишь и не исправишь…

Сотни лет…

Очень тяжело.

Где ты, ветер перемен?

Добрый, Ласковый…

Мне кажется со мной это никогда не будет. Хочется быть маленькой девочкой. Забиться в угол и спрятаться от всех…

ОН

Над ним раскинулось синее небо … не голубое, не лиловое, а именно синее. Бескрайнее как океан. Предательский самолет полоснул по синеве белым шрамом. Знакомое чувство до боли до крика сжало сердце. Чья-то чужая спокойная, комфортная жизнь пролетела над ним.

- В Турцию полетели - заметил Снорк.

Вдали послышались голоса. Два бандита сидели на пригорочке и грелись в последних лучах осеннего солнца. Снорк стал с интересом прислушиваться. Опять Бондор сказки свои заливает кому-то в уши.

- Да представляешь! Я сам не поверил, вроде по началу. Баба в Зоне. Баб в Зоне не бывает! А может и не баба вовсе, а 3.14дор – Бондор неприлично усмехнулся – а вот мы завтре к ночи догоним их и посмотрим, кто оно такое…в желтых кедах…

Последние слова звоном отозвались в ушах. Почему желтые? Вдруг стало не уютно ему, то ли солнце слишком припекало, то ли трава вдруг стала жесткой и колкой. Снорк поспешил спрятаться в холодной палатке. Желтые ботинки не давали ему покоя.

- Может песня такая? «…ах эти желтые ботинки..» Стоп! Желтые кеды….- что то было родное и знакомое в этом сочетании…- Желтые кеды.. Вика! Моя Вика! Девочка моя она здесь! Викуля…

Потрясенный воспоминаниями он метался по палатке, словно тигр в клетке, его переполняло ликование, восторг и чувство гордости за свою Вику. Где-то было ее фото. Да где же оно! Он перерыл весь свой не хитрый скарб и ничего не найдя кинулся на улицу в поисках Курильщика. Тот одиноко сидел у костра и как всегда тянул свою вонючую сигарету.

- При мне была фотография девушки, где она?

- А, да, была, но я ее отдал Бездельнику. В обмен на тебя, он тогда тебя собакам скормить хотел. Веселье у него было такое, у урода.

- Где его можно найти? – не унимался Снорк

- Так теперь уже нигде, если только на небесах, напоролся он на электру за Баром.

- Зачем ты меня спас?

- Вопросы, вопросы. Зачем спас. Зачем?- Курильщик кинул окурок в костер, медленно с сомнением заглянул в глаза Снорку…

- Отвали, придурок!- он пихнул подопечного плечом и направился к палатке. Снорк не отставал.

Уже в палатке бандит начал:

-Зачем спас... А может, я добрые дела коллекционирую - скривился Курильщик – че рот раскрыл? Может я не совсем еще сволочь? - он снова закурил – или если бандит, то и не человек вовсе? А мне может идти некуда, да меня долговцы на первом же перекрестке пристрелят. – он кричал, его лицо перекосилось усмешкой отчаяния. В полумраке за папиросным дымом это было похоже на дьявольский оскал.

Поднявшись на поверхность Вика застыла в нерешительности. То что еще вечером не внушало никаких опасений утром ужасало. Воздух был наполнен новыми неприятными запахами. Мокрая ржавчина, болото, вонь гниющей плоти, все это перемешалось в отвратительный коктейль который, врываясь внутрь, мгновенно выворачивал на изнанку. Повсюду были видны трупы монстров.

Издали послышался собачий лай и на краю рощи замаячили рыжие рваные бока псевдо-собак.

- Ух, вы, бесы несносные! - прокричал Маверик, доставая торопливо автомат. Четверо мужчин встали плечо к плечу, готовясь отбить атаку безумных тварей.

Охваченная всеобщим чувством сплоченности, опьяненная в разы подскочившим адреналином, девушка выхватила из рюкзака автомат и присоединилась к отряду.

Они ждали, когда стая приблизится ближе.

Еще немного.

Совсем чуть-чуть.

Первым не выдержал Сталцер. Меткий стрелок, он дал короткую очередь по собакам. В ответ раздался пронзительный визг и еще более угрожающее рычание. Слепые, изуродованные радиацией звери с тупым остервенением стремились к своим жертвам. Сталкеры открыли огонь одновременно.

Все смешалось. Кровь, грязь, клочья разорванных собак. Крик человека охваченного лихорадкой войны, утробное рычание твари вонзающей гнилые зубы Алхимику в ногу и стук рукопашного боя.

Страх ушел.

Страх пропал.

Его место заняло пронзительное желание жить.

Вика обернулась в сторону и тут же получила удар в спину. Бешенный пес одним рывком опрокинул девушку в мокрую хлюпающую жижу. Улыбаясь смертельным оскалом он готовился нанести последний удар.

-Замри!- услышала Вика команду. В ту же секунду из кустов выскочил незнакомец.

Мощным рывком он оттолкнул пса и вонзил ему в ребро огромный охотничий нож. Острое лезвие полоснуло вдоль брюха животины выставляя на обозрение его внутренности. От напряжения ноги не держали и девушка так и осталась лежать на земле.

Она смотрела в небо.

Серое осеннее небо, холодное и равнодушное ко всему происходящему, медленно одевалось в кровавый закат.

Постепенно звуки выстрелов и лай стихли. Небо наполнили стаи воронья, желающего поживиться падалью. Дзот усталый и вымотанный оглядел поле боя. Все живы?- спросил он без особой надежды. Сталцер в знак ответа лишь поднял руку. В пылу сражения он так воинственно прикрикивал, что в итоге сорвал голос. Ал, лежавший ничком, тихо застонал.

Нога, разодранная слепым псом, болела. Разливая жгучую боль по всему телу. Маверик поспешил помочь другу. Осторожно, чтобы не задеть рану он поднял Алхимика. Тот почти терял сознание. Вика, которая уже справилась с неприятным осадком от увиденного, доставала аптечку, дабы исполнить свой долг медика.

Оправившись от первого шока и оглядевшись по сторонам, сталкеры заметили чужака на краю болота. Он сидел и мирно курил. О, бля! – выпалил кто то. Оружие чужак благоразумно положил поодаль от себя, на видное место. Показывая тем самым свой настрой.

- Не стреляйте, я свой!

Вика, тем временем, перевязывала руку Сталцеру. Услышав голос, она вздрогнула. Голова закружилась. Как давно она не слышала этот голос, такой родной и любимый. Не может быть – Вика зажмурилась, уж слишком это было все просто.

Алексей Патрушев "Са-афтары" Олег Орлов


Меченый как символ власти над символом Зоны – Стрелком

Написано на олбанском, с использованием олбанской грамматики, пунктуации, и проч. (Прим. Редколлегии)

Са-афтары: - измышления на тему "Вечный жыд - хто он?"

Когда нуб Кортавый дошел, что называется, до крайности, иными словами, когда он вынужден был оставить и мечты об "Осколке монолита" и о доле малой в общаке Борова, он встретил Сахарова; на Свалке встретил, на осенней холодной свалке - на скамейке в беседке у шлагбаума.

У Сахорова был очень потрепанный вид, еще более потрепанный, чем у самого Кортавово.

"Вот же блять - вот существо в тысячу раз несчастнее меня!" — мысленно обрадовался Кортавый, и вместе с естественно пробудившейся жадностью в нем шевельнулось эгоистическое чувство удовлетворенности:

"Не я последний в мире Теней!" и - "Наеби ближнева, пока он не опередил тебя"

Старик действительно являл собой убогое зрелище: Халат, некогда крахмально белый - сплошные отребья, изможденное лицо — в грязных клочьях давно не бритой бороды, красные, слезящиеся от коньюктевита глаза, тощие, жилистые руки, судорожно вцепившиеся в костыль перемотаный сизыми бинтами.

Можно было без особого труда угадать, что он много дней уже не ел досыта и ночевал где ни-попадя.

Возраст его был преклонен, но точному определению не поддавался. (наверное что-то около года с момента релиза - Са-афтары)

С его нищим обликом никак не вязался большой породистый, упитанный псевдоволг темно-серой масти, с гладкой, лоснящейся шерстью. Он лежал под скамейкой, наполовину высунувшись наружу и положив свою великолепную умную голову на мощные передние лапы. В том, что он принадлежал старику, можно было не сомневаться. Слишком уж доверчиво прижимался этот гордый псевдо... к рваным и грязным башмакам нищего.

Бегло осмотрев сранную пару, Кортавый нарочито осторожно присел на край скамейки, раскурил только что поднятый полновесный окурок сигареты «Винстон» и обратился к старику с обычным в таких случаях вопросом:

- Слыш батя? Интернед есь? Ападелись бля... Чета бля ляпнул, не втему...

- Что, приятель, совсем плохи дела? Да?

Старик медленно повернул к нему голову, внимательно оглядел его от бахромы и пузырящихся на коленях "трениках" до заласнившейся кожанки, на три размера больше необходимого и вдруг протянул ему свою дрожащую, со скрюченными пальцами руку.

- Сахаров… - сказал он при этом глухим, простуженным голосом.

- Как?! - переспросил Кортавый, с кряхтеним выбираясь на ружу изпода.

- Меня зовут Сахаров, профессор Сахаров! - настойчиво повторил старик.

Кортавый смешался, покраснел, но все же торопливо пожал протянутую руку и назвал свое имя.

- Новичок? - спросил после этого профессор.

- Да, всего около года, как в Зоне - признался нуб.

- Бездомный?

- Да… то есть почти… Во всяком случае, я не пойду в обратку, пока не преподнимусь…

- Голодный?

- Да, да, черт побери! - зарычал Картавый, приходя вдруг в бешенство от этих дурацких вопросов.

Но при этом - пугливо пасматревал на псевдоволга - ану вцепется?

- Безнадзорный, голодный, бросивший кодлу и долю малую! Еще что? Еще злой, злой, как собака!..

На старика эта вспышка бессильной ярости не произвела ни малейшего впечатления.

Когда Кортавый докурил свой бычок и немного успокоился, Сахаров снова обратился к нему с вопросом:

- А жить, поди, хочется?

- Бросьте издеваться!.. - буркнул нуб, уже жалея, что затронул болтливого старика.

— Я не издеваюсь, — прохрипел профессор. — Я для дела спрашиваю. Хотите жить, Картавый?

— Вообще-то надоело… Если бы не... и ... Но, по совести говоря, хочу. Очень хочу! - с неожиданной для себя искренностью ответил Кортавый.

— Тогда пойдемте! — Сахаров навалился на костыль и с трудом поднялся.

— Куда? — оторопел нуб.

— Ко мне. Посмотрите кое-что. Может быть, вам подойдет…

С этими словами чудаковатый старик пошел прочь в сторону Янтаря, шаркая ногами и часто стуча костылем по мокрым астаткам асфальта.

Великолепный псевдоволг вылез из-под лавки и пошел за ним.

Несколько мгновений Кортавый смотрел им вслед, потом махнул рукой:

— Эх, была не была! Терять уж нечего!..

Част Фторайа

Кортавый, не на секунду не задумываясь, быстро догнал профессора и уже не спеша, пошел с ним рядом. Со свалки они ушли не через главные ворота, которые бессменно охранял Прапар, а через новый проход в противоположном конце. (Спасиба Сяк)

За калиткой простирался огромный пустырь, часть, которого занимало болото.

А дальше начинался промышленный район с лабиринтом улочек и тупиков.

Когда-то здесь жили и работали люди. Но после серии выбросов, во время которых многие цеха были разрушены, место пришло в запустение. На пустыре, неподалеку от тропинки, свора слепых псов рылась в кучах каких-то отбросов.

Картавый невольно сравнил их со зверем Сахарова. Любое из этих облезлых, голодных созданий могло бы составить нищему старику более подходящую компанию, чем его изумительный красавец псевдаволг. Картавый еще раз подивился гордой осанке, спокойной царственной поступи великолепного образца звериной породы.

Он уже хотел спросить профессора, где тот взял этакое редкое сокровище, но в это время они приблизились к стае и вызвали в ней переполох.

Завидев псевдоволга, слепые собаки разразились яростным лаем. Несколько отделились от своры и подбежали поближе к тропинке, делая вид, что готовы наброситься на псевдоволга и разорвать его на кусочки как газету "Челябинский Рабочий", ну или на крайняк - "Вестник Чернобыля" - мелькнуло у нуба в том месте где у Ветеранов должен быть мозг... Кортавый, продлжавший наблюдать за волгом, отметил в нем еще одну странность. Красавец даже не обернулся на бешеный лай своих диких слепых сородичей. Он смотрел вперед и вышагивал рядом с хозяином с невозмутимостью английского лорда. У него даже уши не дрогнули, а это было уже совсем не по-волчьи.

Лишь когда Сахаров замахнулся на бродяг костылем, волг тоже взглянул в их сторону, но опять-таки, совершенно равнодушно, словно поднятый ими шум не имел к нему никакого отношения. Слепыши шарахнулись прочь, но и с безопасного расстояния продолжали с остервенением лаять, хотя от нападения их, по-видимому, сдерживал отнюдь не костыль старика профессора. Они чуяли в поведении псевдо-Лорда какую-то непонятную для себя опасность и поэтому не решались вступить с ним в драку.

Наконец пустырь остался позади. Путь продолжался по узкой, мощенной асфальтом дороге.

— Слышь, профессор,а почему ваш волг так странно ведет себя? — спросил Картавый у старика.

— Потому что он ничем не интересуется, у него все есть. — коротко бросил Сахаров.

— Это как же, ась? Он что - глухой?

— Да, и глухой, и немой...

— Гы-ы-ы... Нетвой... Ачей? Гы-ы-ы... Акуеть..дайте две! Такой великолепный экземпляр! А как его звать, дастапачтенный плафесар?

— Когда-то звали.... Склирос... а! Давно звали, лет сорок назад. А теперь его никак не зовут... Сам приходит...сука титановая... ОМГ... - поперхнулся сивый старичок...

— Сорок лет назад?! Данунах! Уж не хотите ли вы меня уверить Профессор, что этому зверю перевалило за сорок лет?! — вскричал Кортавый.

— Ему сорок шесть лет, — ответил Сахаров.

— Эээ...Харош пестеть! Псевдоволги так долго не живут! И псевдо тожа, и волки...

Старик остановился и окинул Картаваго взглядом, полным досады и раздражения.

— Ну вы батенька и бакла-а-ан... Всему свое время, — проворчал он сердито. — Вот придете ко мне и все узнаете... А пока воздержитесь от грубых замечаний! Как там у вас?.. Не...трындите, кароче... Окаг.

— Ну хорошо, хорошо, — успокоил его не нашутку трухнувшый Картавый, — я подожду, пока вы мне сами все объясните...

Дробный стук сивого костыля прервал затянувшеюся паузу, возвещая о продолжении...

Чась III

Дом, про который Сахаров не без гордости заявил: «Это мой дом!» - был огромной мрачной Лабой с выбитыми стеклами, провалившейся крышей и прочими следами разрушений, причиненными временем и стихиями. Остатки былой роскоши стояли посреди широкого двора, захламленного и запущенного до полного изумления. Короче - он ничем не напоминал пресловутый НАТО'вский бункер навязший оскоминой геймерам одной пятой суши.

— Вы ЗДЕСЯ живете, почтеннейший Профессор?! — воскликнул Кортавый, когда они вошли во двор и старик, педантично крехтя, запер за собой ржавый замок ободранной железной калитки.

Лучше бы лопатой подпер - мелькнуло под капюшоном у Кортавого, глядя на замок глазом матерава медвежатника...

— Да-да, Метчены..., Кортавый, здесь я живу, — с достоинством ответил ученый, словно перед ним были не жалкие руины, а шикарный дворец. Затем он благоговейно добавил: — Полвека назад эта лаборатория была лучшим в Европе центром исследований. Её так и называли: «Лаборатория моска Сахорова».

— Полвека назад? Бли-и-ин... Этож в два раза больше, чем я кантуюсь на свете!.. Спасибо матери с отцом!.. Но как вы не боитесь в ней есть-спать-срать?! Ведь она готова упасть от первого пука!?

— Она крепче, чем на картинке, уважаемый. Как там у?.. Не ссыте, входите.

Старик открыл высокую, обитую ржавыми листами железа дверь, на которой криво и поспешно было нацарапано штык-ножом? - "За Зону ответиш!!!" и "Пачем артефакты для народа???"

Дверь зловеще заскрипела, и, неожиданым толчком под зад отправила гостя в дом.

Ахтыж мля... - Кортавый едва поспел ногами за стремящимся поскорее в гости туловещем. Псевдоволг спокойно вошел вместе с ними - ловко увернувшись от дверного натиска.

Сначала ноги Кортавого очутились в высоком вестибюле, который еще больше поразил нуба видом полнейшего запустения. Здесь царил полумрак. Скудный свет проникал лишь через выбитые стекла высоких окон, на которых кое-где еще уцелели железные ставни. С ободранного, когда-то лепного европотолка свисали целые сталагтиды пыли и паутины.

С пола, им навстречу вздымались сталагмиты из завалов мусора, обломков статуй и ворохов бумаги. Стены были исписаны каббалистическими знаками,типа: хуйпеста...жопа... "Сахаров - сцука и казёл"... "Сенит-Чемпеон!!! ЦСКА-Кони!!! Спартаг-мясо!!!" Наташка-блять...

Не дав Картаваму дочитать заклинания в вестибюле, Сахаров подруку повел его дальше, постоянно прерывая машинальные попытки бандита найти плохо лежащее... Они вошли в сводчатый коридор, в конце которого светлело овальное окно, совершенно лишенное стекол. Из него тянуло сырым сквозняком.

- Ниразу не видел круглых форточек, наверно удобная штука, профессионально отметил про себя нуб.

Не доходя до означенного окна, Сахаров свернул на лестницу, уходившую круто вниз. На первой площадке он нашарил рукой выключатель, и тут же над лестницей загорелись пыльные лампочки.

- А старик-то а? - непрост, ой как непрост!.. откуда у него достояние Тчубайса? - озарило бандита...

- Уважамый, тут ступеньки стерлись от старости - скользкие! - недвусмысленно предупредил Кортавого приосанившийся в родных пенатах профессор.

- До песты-ты-ты-ты-ты-ты-ты... - ломанулся вниз нетерпелывый бандит: - Даеш закома-ма-ма-ма-ма...

После того как нуб смог свободно дышать и самостоятельно переставлять ноги - старик повел его дальше - по длинному коридору, делавшему вдруг неожиданные повороты из стороны в сторону...

- Следы путает - дошло до Кортавого, штоб взат дороги век ненайти...

Ножидано профессор отомкнул литую пескозасыпную дверь и, осветил новую вереницу лестниц...

- Акуеть, бедная пятая точка, - скривился Кортавый.

- Не волнуйтесь, молодой человек - тут всего-то семь пролетов, Сахаров увлеченно повлек нуба еще дальше, в подземелье, из которого веяло холодом и мышами, а так же плесенью и чемто кислым... что постоянно похрустывало под подошвами! Наконец профессор отомкнул последнюю дверь...

- Ключ адин на все - самоход, ухмыльнулся бандит.

Наши герои оказались в комнате освещенной старинной хрустальной люстрой. На Сахарова это не произвело никакого впечатления, он-то бывал тут неоднократно... считай он жил тут... А вот Кортавы-ы-ый... Кортавый - первый раз в жизни видел такую ЛЮСТРУ!!! И в таком сраче!

Собственно, о том что ЧУДОВИЩЕ источающее свет и висящее распятием под потолком было ... ЛЮСТРОЙ!!! нуб догадался лиш благодаря какому-то, скорее всего вроженному, наитию...

— Вот и мои апартаменты. Располагайтесь, дорогй Вы мой! — просипел старик, клокоча горловой радостью, и в полном восторге повалился на старый, продавленый до пружин и рогожи диван, стоявший у стены.

ЧАСТ НОМИР ЧАТЫРЕ

Псевдоволг улегся возле дивана прямо на засраном, годами не мытом голом полу, а Картавый с любопытством осмотрелся где что плохо лежит и присел на колченогий стул.

Пошарив па карманам, он извлек цывильный бычог «Уинстона», закурил и с наслаждением затянулся... Это его несколько успокоило, и он принялся более внимательно осматривать квартиру странного профессора на предмет явных и скрытых добряков... а так-жы гадевайзов с гаджытаме - ИМХО консультанта

Первое, что с удивлением отметил Картавый, была еще одна дверь. Дверь находилась в конце левой стены. Картавый уже решил, что жилье профессора завершает анфиладу коридоров и лестничных маршей, но теперь, тупа глядя в очередной дверьной косяг убедился в очередном абломе.

- Интересно, что там, за дверью? Неужели еще коридоры и лестницы, уходящие вглубь?..

Лестницы... лестницы..., Кортавый почесал зудевший тупой зубной болью многострадальный копчек...

- Какой странный дом, эта полуразвалившаяся «Лаборатория моска им. тов. Сахорова»!..

Кроме дивана и стула, в комнате был еще стол, заваленный остатками чего нипопадя: какой-то пищи, мятыми бумажками, вперемешку исписаными то каббалой странных формул, то каллиграфическими петициями всем и вся, оргрызками цветных и ч\б грифельных карандашей, венчала все это черная электроплитка (не девайс, а фуфло)на табуретке, куча тряпья за диваном и шкаф с десятком пыльных книг и папок.

На всем лежал отпечаток ужасающей нищеты, до которой докатился владелец.

Озадаченый отсутствием курева Нуб обратил внимательный взгляд на профессора...

Сахаров дышал часто, со старческими хрипами, и странными, ни начто не похожими звуками с обратной стороны. Псевдоволг замер в полной неподвижности и походил скорее на изваяние, чем на живое существо. Осмотрев комнату, Картавый занялся зверем. Теперь этот удивительный волг внушал ему, кроме жгучего любопытства, какой-то мистический ужас. Вероятно, действовала обстановка, а может, опять-же, отсутствие пресловутого "Уинстона"... очень хотелось чаю... Осторожно ступая, чтобы не разбудить старого, Кортавый подошол к волку и со всей дури прыгнул тому на хвост - никакой реакции... Но тут...

...Кортавый вздрогнул всем телом и чуть не закричал вдарив по штанам жидким испугом, - справа от него послышался шорох и из темного угла, где лежала куча старого тряпья, вдруг вышел аццки мега-огромный сиамский кот. Нервы у Картавого были напряжены, и не удивительно - столько обходиться без излишиств было выше его сил... Сердце забилось как сумасшедшее и было готово выйти горлом. Чтобы хоть немного успокоиться и подавить приступ страха, он поманил кота.

- А табачку не найдется, а? Хтьфубля - апшто это я?

— Кис-кис-кис! Сюда ИДИ, мурзилка !

Но кот даже не обернулся на зов. Он важно прошествовал к волгу, осмотрел его своими нечеловеческими глазищами, потом одним прыгом взлетел на диван, заглянул в лицо хозяину и тотчас же снова удалился в свой угол. Картавый еще раз попытался позвать его, но тут раздался хриплый голос Сахарова:

— Не утруждайте себя напрасно, Картавый! Сцукин кот Шрёдер такой же глухой и немой, как и волчара...

Потерпите, я отдохну немного, и тогда приступим к делу...

- Ну вот - опять не ево, а живет-та сним... Далее, Кортавый хотел ляпнуть шота пра: Дела у опера, в спецчасти... но вовремя осекся, вспомнив про молву, ходившую за Сахаравым па зоне...

Старик отдыхал не мене часа, а наверна паболе, многа паболе - т.к. за енто время Картавый прикончил все свои табачные бычки и крошки сигарет, вытряхнутые из кармана. Дым в комнате не скоплялся. Вероятно, несмотря на отсутствие окон, комната как-то проветривалась. Когда табак кончился, Картавый, что-бы отвлечся от размышлений над возможностью замены табака соломой из драного матраца - живенько переключился на чувство безумного голода. Он поднялся и подошел к столу в надежде найти на нем что-нибудь съестное.

Среди заплесневелях корок хлеба, картофельной шелухи и прочих отбросов валялся ломтик сыра, завернутый в относительно чистый обрывок бумаги. Картавый с жадностью вонзил в него зубы, предусмотрительно заховав относительно чистый обрывок бумаги за пазуху - жопой почуяв - к вопросу соломы из матраца придецца вернуца еще не один рас...

Но не успел он прожевать первый кусманище, как за спиной у него послышалось злобное старческое блеяние:

— Харош жрать! Оставьте мою еду в покое! Я привел вас не на ужин! Мне самому нечего кушать!

— Бросьте прикидываться нищим, профессор! — довясь сыром, отбрехнулся Картавый,

— Небось, зверюг своих чем-то кормите! Ишь, какие они у вас упитанные!..

Тогда профессор, кряхтдяпЕрдя, поднялся с дивана и подгреб к месту где его обожрали. Понюхав стол в том месте, где ранее находился СЫР... да еще и в бумаге, он спросил с укоризненным прещщуром:

— Вы скрысили МОЙ сыр, Картавый?

— Да, профессор, я съел ВАШ сыр, да не просто - съел и всё! Я ево сажрал, с бумагой и прилипшим тараканом!!!

И не чувствую Я ни малейших угрызений совести. Если вы припасли его для своих зверьков, то на сей раз вашим красавтцам придется поужинать бес сы'га!..

— Волг и Шрёдер не нуждаются в пище, — тихо прамямлил старик, беззубым, ввалиашимся ртом — Уже сорок с лишним лет прошло с тех пор, как они ели последний раз!.. А я?!.. Трудно даже представить себе ту гору пищи, которую за это время перемололи мои жылезные зубы!.. Бывает, я завидую этим тварям!..

— Но почему они не нуждаются в пище? — рухнул с дуба Картавый, пораженный этим новым открытием.

Старик не ответил. Он был поглощен своим занятием - а именно: схватив со стола сухую корку, он с жадностью принялся ее мочалить по-детски розовыми и босыми деснами.

Картавый смотрел на него, как на помешанного. Да и не удивительно - в поведении и словаре старика было слишком много странного, непривычного, ни с чем не сообразного.

Понаслаждавшись коркой минут пять, старик вдруг вынул ее изо рта и указал вставною челюстью на ободранный стул, на котором только что сидел Картавый.

— Это было давно. Да-да...Очень давно... — промолвил Сахаров, мечтательно сощурившись...

— Вы и представить себе не можете, Картавый, кто сидел на этом стуле тридцать восемь лет назад! Вам и во сне такое не приснится! На нем сидел сам Били Гетц, богатейший человек в мире. Да-да... Только не теперешний Били Гетц Пятый, а его покойный дедушка, Били Гетц Третий. Он сидел на этом стуле, как на троне, и все говорил: "Нет, Сахариныч, это мне не подходит!» Потом он ушел сцуко, и с ним ушли стопицот мелеонов денег,которые я по праву считал своими... Вот ссамых с тех пор я и нищийбля.

Но я еще хочу взять свое!!! Только бы нашелся человек, умеющий по-настоящему чего-то желать!.. А не мечтать о мировом господстве над национальной идеей для всех и сейчас...

Вот вы, Картавый, сьпи... СОЖРАЛИ мой последний кусок сыра. Если я спрошу вас: "Можете вы вернуть мне мой сыр?", - только учтите, это был мой любимый - Дор-Блю,а не какойто там Эменталь вы скажете: - "Нет, профессор, это невозможно. Я тоже и нищий и босяк!" А ведь это неправда! Вы можете мне вернуть не только этот жалкий кусочек сыра, — вы можете мне вернуть все мои богатства! Вы можете осчастливить всех, кого любите, и наказать всех, кого ненавидите! Для этого вам достаточно сказать одну только фразу: "Да, профессор, мне это подходит!" Одну эту, и только эту, фразу: - "Да-да"...

Оборвав толкать свою странную речь, старик снова принялся грызть сухую корку.

Но в нем все заметнее росло беспокойство. Прочмокав с минуту, он вдруг резким движением отшвырнул нахуй корку и поднялся:

— А-а-а-бля... Идемте. Я покажу вам кое-какие чудеса. А потом мы с вами поговорим...

С этими словами Сахаров бесцеремонно двинул ногой в бочину своего великолепного псевдоволга, едва при этом не завалившысь набок - так-как про сизый костыль он совершенно забыл, расстроеный пропажей любимого Дор-Блю... Волг поднялся, величественно прошел в угол, где в свою очередь двинул ногой па йатцам аццкова кота Шрёдера. После этого старик открыл ту самую дверь - тем самым ключом... Дверь, за которой Картавый подозревал новые мрачные коридоры и главнае - КРУТЫЕ лестницы ведущие вниз, открылась совершенно безшумна. Щелкнул выключатель, и проем озарился ярким, белым светом. Псевдо... и Шрёдер спокойно вошли в нее и скрылись за притолкой.

Сахаров торжествущим жестом указал на дверь:

- Заходите, Картавый - вы абжора! Вас ждет необычайное!

Картавый искоса заглянул в дверь через плечо старика. То, что он увидел, глубоко его поразило до глубин заскорузлой души. За дверью оказался огромный, просторный зал, залитый дневным светом десятков бестеневых софитов. В особо-строгом порядке в нем были размещены шкафы, полные приборов, сверкающих стеклом и никелем, столы с мраморными досками, большие сложные аппараты под колпаками и без них. Все предметы поражали невероятной чистотой. Кортавый потерялся в догадках: "Што эта? Лабалатория? Раз...т на органы, сцуко?... Мастиртская? - прикрутит мне калесса от... Химический цех? эндорфинами из эфедрона прамышляет старче?"

Однако от вопросов пока глубакамыслена воздержался.

Старик пропустил вперед Картавого и плотно закрыл дверь. Потерев руки, он с довольным видом осмотрел залу и сказал:

- Да-да... да-да...

Псевдоволг и сцукин кот Шрёдер внимательно сматрели прямо в глоза Кортавому...

Тот, смущщеный всеопщим внеманием, глупо улыбась, передразнил почтенного профессора:

- Да-да...

На секунду повисла зловещщая всеобщая тишина.....

Четатель, са-афторры аброщают внемание: Па поваду атсутствия наличия моска -Всио ишшо ВПЕДЕРИ....

Хороший Человек не прешол? Ну тогда - v 5.1.2.1.017

Ну вот вы Кортавый и произнесли искомое согласие!: "Да-да..." Пока не буду Вас разубеждать в Вашем же согласии подписаться в это Великое Дело, высокопарно запезделся в трех словах старый перетц...

- Чевоты гонеш? Абрубак хорошего человека!!! Старайя розвалюха!!!, - взревел наматывайа сопле на кулаг насмердь абасравшыйся Кортавый...

- Впрочем, ни будем на потребу отрываца ат сценария, - прекратил истерею прф. Сахоров.

А имено: Взяв волга за шиворот, он молча повернул ево мордом к одному из аппаратов, напоминавшему своей конструкцией гильотину. Это был стол с железной стоячей рамой.

Внизу рамы зияло страшное своей притягательностью круглое отверстие, вверху сверкал устрашающих размеров стальной нож с остро отточенным лезвием бритвы Schick.

- Protector, - отметил про себя вмиг успокоившыйся Бондюган...

Волг спокойно прыгнул на мраморную доску стола и просунул сваю лобастую башку в круглое отверстие.

Серце Кортавово невольно застучало быстрее, ладони вспотели. Проф спокойно нажал рычаг.

Тяжелый нож молнией скользнул вниз и обрушился лезвием на толстую шею волга. Бзды-ы-ыМММ...Послышался тупой удар, Кортавый нипаверел глазам сваим - показалось, что голова псевдаволга отделилась от туловища. Но аднака это был всеволеш амман зрения — ожыдаемое он воспринял как действительное. На самомжы деле - фальшивый сабак даже не дрогнул, так как нож не причинил ему никакого вреда. Старик рванул рычаг, нож снова поднялся и снова Бзды-ы-ыМММ... рухнул вниз, но фсе пять рас - безрезультатно.

- А теперь про-суньте в дырку , — приказал профессор - Да не член свой...экий вы батенька идеот... Полено...вот лежыт...дубовое...С зимы асталось.

Волчищще, пренебрежытельно - пятязь взад, слез со стола и даже не отряхнулся. Картавый просунул што преказано куда преказано, а имена дубовый кругляш сантиметров двадцать в диаметре - некуданебуть, а пряма в дыришшу. Нож, сверкнув, Бзды-ы-ыМММ... упал вниз и рассек полено, словно оно было из воска неправельных птчел.

- Смотрите, дальше! — нетерпеливо преходя в экстас прохрипел Сахаров.

Он схватил волга и потащил его бедново, как сабаку - за загревок - к большому чану. Чан сразу понял, что от него требуется и отбрехиваца никуя не стал. А волг сразу-же сиганул са всей дури в чан и свернулся на его дне в шырстянной клубок. Аццкий профессор открыл кстати аказавшийся над чаном кран, из которого ниагарой хлынула какая-то прозрачная жидкость. Резкий запах ударил не толька в нос но и поддых, заставив Картавага отшатнуться на целых три метра.

— Отойдите в сторону! Это крепкая соляная кислота!— запаздало крикнул Сахоров и, мучительно закашлявшись, нажал кнопку. В колпаке над чаном засвистел мощный вертолетный винт и принялся деловито сасать ядовитые пары.

Вскоре к чану можно было приблизиться и заглянуть в него.Что Картавый не преминул и зделадь - Уровень кислоты быстро, пряма на глазах, поднимался,пока не достиг красной черты. Псевдо.... лежал под ее поверхностью без движения, с широко открытыми глазами. Он спокойно смотрел на наклонившихся к нему людей. Из ево клыков не вырвалось

ниадново пузырька возтдуха.

— Хотите убедиться? — криво усмехнувшись, спросил профессор.

Не дожидаясь ответа, он извлек откуда-то живую белую мышь. Зажав ее длинными металлическими щипцами, он на мгновение погрузил ее в жидкость.

- Смотрите!..

Нуба передернуло от отвращения - Вот Старый Захер-Мазох, хфтьфубля - Моркис Де-Сат...

Выпустив кислоту из чана, старик обмыл волга каким-то раствором и знаком приказал ему покинуть чан. Зверь выпрыгнул из смертельной купели как ни в чем не бывало и улегся в стороне.

— А теперь возьмемся за Шрёдера, — сказал профессор. — Он может проделать те же операции, что и волг, но не стоит повторяться. На этом сцукином коте мы покажем кое-что иное!

Он взял кота и положил его в большой тигель. Сверху набросал на него множество обломков железа, затем включил рубильник. Тигель начал быстро нагреваться. Через некоторое время железо в нем расплавилось и закипело. Сахаров подал Картаваму защитные дымчатые очки матацыклиста. Или летчега? Х.З. Вопщем - явно снятые с бесхознова трупа от придыдущих экспириметов...

— Смотрите! Смотрите!..

Картавый заглянул в тигель и вздрогнул. В кипящем железе, пыщущем в лицо нестерпимым жаром, спокойно плавал как мастло в смитане - гладкий сиамский кот. У ево даже усы не загорелись!

Дав немного насладиться необычайным зрелищем, профессор рывком рубанул рубильник, выпустил жидкий металл в закрытую форму ввиде сидячева ачка, остудил тигель холодным воздухом и лишь тогда позволил коту из него выскочить.

Са славаме: Куй в жылезо пака горячо - Кортавый перехвотил Шрёдера жылезными щепцами и сунул йатца невазмутимова сеамова ката пряма в паравой молот, нагой даванул пидаль пуска - Бзды-ы-ыМММ... стопицот килограмовый кулаг атлетел в исходную пазицию...

— Я мог бы вам показать еще целый ряд таких же опытов, но думаю, что и эти достаточно убедительны, заявил Кортаваму аццки довольный Сахаров

— Да-да... да-да...! - поспешно повторил сакраментальную фразу профессора Картавый. -

Но я не понимаю, в чем вы меня хотите убедить!

— Только в одном, только в одном! Я хочу вас убедить, что эти животные абсолютно неуязвимы, что они безсмертны! Их можно бросить в жерло вулкана, ну или на худой конец - в читвертый реактор... на них можно обрушить горы, ну или на канец - Маналет! и они не почувствуют этого. Даже водородная бомба "Кузькина мама" не способна причинить им вред! Они не нуждаются ни в пище, ни в воздухе, ни в тепле. Умрет Земля, погибнет Солнце, распадется в пыль Галактика, а эти двое будут носиться в космическом пространстве такие же, какими вы их видите теперь. Над ними не властны ни случай, ни время, ни стихии. Они бессмертны, и бессмертными их сделал я, профессор Сахаров!

— Еп...Но как??? Как вы сумели такое?!

— Как? Хорошо, я расскажу вам... но патом... может быть... и то не все, а только половину...

Номир??забыл....

(Предуприждение: - встречаютцо умные, не всегда и не всем панятные слова)

Уставщый но довольный профессор погнал своих удивительных питомцев обратно взад - пинками в грязную комнату и увел за ними уприравшевося от любопытства Картаваго.

Здесь он , кряхтя, как сотня обитателей богадельни, прилег на диван, а гостю указал на единственный стул. Картавый,хатя иму уже пару рас преходилось бывать на ентом стуле, ришыл в этат рас не искушать суть-бу - разгавор пристал сирьозный и, судя павсему, надолго времени... Сделав, такое ниажыданое для себя, умозаключение, Кортавый патер все безобразие со стала на пол и вальготна уселся на ем болтая нетерпеливо нагами... а также с немым вапросам уставелся на професара:

- Доколе?... Довай уже прянекоф, а?

Пряников, аднако не последовало - в руке у старца снова оказалась хлебная корка, которую он, вероятно, прихватил на карман ище в прошлый заход в комнату, нахватавшысь дурных привычек у Картаваго...

Посасывая корку с таким наслаждением, кабудта употреблял ананасов с рябчиками, професар вызвал у нуба абильное слюноотделение, в конце каторава слюна аканчатильно атделилась и ушла в соседнюю комнату! Профессор проводил слюну вставанием!

- Вобля, васпитаный какой - решыл за професора Кортавый.

И принялся Проф излогать ачередной брет:

— Я всю свою жизнь поставил на карту этой проблеме. Проблеме бессмертия - не всех конечно, кого-нипопадя, а только имеющих рекомендации и назначение с рецептом - от врача. Мне хотелось разгадать тайну не продления жизни на какой-то определенный период, не относительного бессмертия с возможностью случайной гибели,а бессмертия абсолютного, исключающего смерть полностью: раз... и навсегда.

Как же я рассуждал, прийдя вплотную к этой проблеме? А вот как я рассуждал...

Старик задумчиво почмокал губами и продолжал:

- Надо углУбить охват вопроса потенциальных и прийти к консенсусу...А? Извините Меч... ты.. А! Не из той оперетты - занесло меня, Кортавый.

— Человек — фиктивная единица. Он единица лишь в собственном воображении, точнее - в собственном сознании. На самом же деле он неразрывно связан со своей биологической средой, от которой полностью зависит. Смерть заложена в нем самом, ибо смерть — это непреложный закон биосферы, в которой человек развился и в которой живет до сих пор. Чтобы стать единицей фактической, единицей абсолютной, человек должен уничтожить свою зависимость от биосферы, изолироваться от нее. Став абсолютной единицей, человек одновременно обретает и абсолютное бессмертие. Я понятно объясняю, а?..

— Понятно, профессор. Вы же в очках, вам виднее.... Об этом, конечно, можно спорить, но... Тчаю - нет, курева - нет, жрать холечтся как... Картавый кинул глаз на истуканов - волга и Шредера - шопестец! продолжайте!

— Спорить не о чем! Я доказал свою правоту на деле!.. Впрочем, слушайте дальше.

Изоляцию от внешней среды я принял как аксиому, выведя из неё закон бессмертия!

Этот закон, в свою очередь, подсказал мне идею скафандра. Ну чтоббы Вам было проще понять, Картавый - как своего рода экзоскелет... Вам какой больше нравится?

- Мне? Все-е-е... А лутше - ДВА?!!

- Каким образом ЭТО осуществить спросите вы?? Да просто, очень просто. Человек, желая проникнуть в чуждую и опасную среду, давно уже пользуется различными скаф... экзами! Таковы экзы антирадиационные, огнеупорные, подводные, космические...

Хотя последних - в Зоне нету... и Вам не понять ап чом я... Поскольку земная биосфера угрожает человеку неизбежной смертью, а Зона так и вовсе всеми смертями сразу, ее тоже следует рассматривать как чуждую для человека среду, от которой нужно изолироваться экзоскелетом. Конечно, я понимал, что скелетон бессмертия должен быть неизмеримо сложнее и совершеннее любого иного экзоскелетона-скафандра. Ведь он должен не только изолировать человека от биосферы, но и служить ему неуязвимой броней. Что и говорить, задача была архисложная и трудная. Однако, уловив у моего лаборанта правильный принцип, я довел лаборанта до его окончательного решения. В конечном счете экзо абсолютного бессмертия стал не просто внешней оболочкой, которую можно снимать и надевать по желанию, а неким комплексом сложнейшей обработки живого организма. Такая обработка представляет собой необратимый процесс.

Объяснять детали я вам не буду — вы все равно ничего не поймете, потому как это не для средних умов, а Ваш ум и до средних не дотяивает - гдето с пол-кило. Скажу лишь, что доступ в организм для внешней среды закрывается наглухо и навечно. Общение с миром поддерживается только при помощи зрения... Да, и предваряя Ваше ИМХО, скажу прямо: срать Вы ток же не сможете.

— Простите профессор, но когда вы говорите, складывается ощущение, что вы - бредите... Значит, Шрёдер и волг?..

— Вот именно, кот и волг стали первыми живыми существами, которые ушли из этой жизни не в тьму небытия, а в абсолютное бессмертие!

Сказать, что Кортавый был глубоко поражен сообщением профессора - это значет нечево не сказать - лучше помолчать. Он даже забыл про терзавший его нестерпимый голод. Еще бы! До еды ли человеку, когда перед ним раскрываются такие изумительные перспективы! - никаких расходов на туалетную бумагу... Выхватив изза пазухи припрятаную тама обертку от сыра Дор-блю и падабрав с полу ч/б карандаш, Кортавый принялсо счетать в столбек прибыль за ближайшые пицот лет... Аднака вместа цыфер на бумажке палучились буквы, а так-как бандит не умел писать цыфры буквами то он страшно удивился и принялся читать то-што у ево получилось... А палучилось вот што:

Но патчиму стариг, сделав своим генеальное атрытие лаборанта, словил такой ужасный аблом? Не пат-ту крышу встал? Поставщики кинули? Или могбы, на худой канец, сам себя бессмертным заделадь, как ентих, испуканов титановых - кота и псевдо?..

Картавый облизнул, пересохшие от ушедшей в неизвесном направлении слюны губы и спросил:

— Чевож человека та не пытались перелатать вот-таким-вот макаром, почтеннейшый мозгоклюй, а?

— Человека!? Епт...А для кого же я это делал, если не для человека? Но...

Впрочем, я уже говорил вам про Били Гетца Третьего… Когда я разработал план конструкции скелетона и составил смету, я понял, что генератор бессмертия поглотит, какоетам... сажрет все мое состояние. А я был тогда далеко не босяк! Одними наличными у меня было тристапять мелеонов денег. Помимо этого, три борделя, свечной заводик в Бабрусйке, адно акцыонерное общество па типу W.W.W. и арбузо-литейный комбенат по фасофке ядреных головок для наборных замков. Однако рисковать добром я не хотел. Решыв пастраховатся, я связался с Билом Гетцом Третьим и предложил ему абсолютное бессмертие за пятьсот миллионов.

- Продешывил бля, ой продешыви-и-ил... - папирхнулся Кортавый

К сожалению, мне нечего было ему предъявить, кроме сметы и плана я не мог ему показать ни-че-го...

- Да за адин тока план нада была мелеарт брадь - влес Кортавый..

Били согласился, но денег сцуко мягкамелкая, вперед не дал, - продолжыл гнуть свае Сахоров,

- Да-да... Не дал... Сказал, что уплатит тотчас же, как только станет бессмертным. Для меня его слова было достаточно. Я начал строить генератор за свой счет. Он создавался в подземелье этого дома, еще ниже опытной лаборатории, которую вы видели.

- Яж копчеком чуял - ещё ...тец-...тец-...тец скока ступенег внис... полез петерней чесать Кортавый...

- У меня было занято пицот молдаван, и более сотни специалистов-таджыков... Никто не знал, что и для чего тут строится, но платил я щедро, и все были довольны. Постепенно на постройку ушел весь мой наличный капитал, а потом дома, имения и завод. Когда генератор бессмертия был готов и опробован на волге и коте, я стал уже фактически нищим. Тогда я пригласил к себе Били и все ему показал. Волг и кот подверглись двадцати пяти различным операциям. Двое суток провел у меня Били, вникая во все, а потом он сел на этот стул и сказал: «Нет, Цукерман, мне такое бессмертие не подходит, какжы я молча буду всем врать?

Мозгофорточки ## - это то, бес чево всехние коферки, не смогут переварить всеопщее счазтье».

Это было тридцать восемь лет тому взад...

Част номир шесь . Предпалажытельна,.. нефега - шесть, СЕМЬ - вокак!!!

Старик задумался, и, казалось, аканчательна позабыл о присутствии гостя.

- А потом? Што была патом??? Неужели вы ни разу ни нашли не одного ло... пардон - "добровольца"?! - начал было Картавый.

Но старик тотчас-же оживился и перебил его:

-Что - ни разу? А! - Я сто раз пытался привлечь клиентов! Я залезал в долги, я давал объявления в "Из рук в руки".

xpohabt: - Слыш, вселенский разум, в Дальпресс надо было песать...

–А?.. Да-да... Стрёмно вспоминать! Меня либо считали шарлатаном па типу Чумака, либо, ознакомившись с принципом бессмертия, наотрез от него отказывались. Люди глупы! Они падки на всякие удовольствия и бессмертие им нужно такое, чтобы вечно есть, пить, любить женщин, болтать, слушать музыку, обонять цветы! А мое бессмертие не дает ничего, кроме вечной жизни, вечного действия, вечного бездействия, вечного мышления...

Нуда, специально для Вас, Кортавый, и только для Вас - пецот келометроф экономии на туолетной буммаге... Ххе-хе-хе... Да-да..

— Но почему, же вы себя не сделали бессмертным, а, профессор? Слабо?! Чета нипайму, но чувства такие, бута кинуть... А-а-а... Въехал! Бумага то бэ-ушноя, типа ис химчистки!!!

Учтите Проф, возьму тока Zewa, и лична, учтите - лична сверю упаковку всей партеи с фактурой!!!

Сказав этот вопрос, нуб так и впился в очки старика глазами. Сахаров ответил не сразу.

Он задумчиво сосал корку и смотрел куда-то вверх погрустневшими глазами. Потом он заговорил виновато и тихо:

— Вы имеете право знать правду...

Во первых, Я не мог заставить себя принять абсолютное бессмертие. Это предрассудок, но это сильнее меня. Я люблю жизнь со всеми ее радостями и наслаждениями. Приняв абсолютное биологическое бессмертие, я лишил бы себя всего этого... Если вы тоже тудаже, тогда оставим это...

Во вторых, далася Вам эта туолетная бумага... Вы сможете паттирать то место откуда у Вас раньше выходили никчемные анализы кала...

Да хоть евриками, хоть доларами...

— Нет-нет..., нет! — поспешно вскричал Картавый, опешывший ат-такой радужной преспективы — Я не видел от жизни никаких радостей! Слаще марковки ничё не ел... Трудное децтво... Игрушкибля, к полу приколоченые... Карабок спичег, да синие пласкагубцы... Я готов! Но, профессор... Раз пашла такая пьянка... Вы ведь, наверное, не просто так, не за кросивые глоза подарите мне два скафандра экзо-бессмертия?

У вас, стопудоф, есть условия!??.. Ану колись до жопы, гнида!!! - попробовал взять горлом Легенду Экологов Кортавый. Доселе скрывавшыеся в корманАх бандитская натура вылезла звериным аскалом...

- Впрочем, какие тут оговорки! Где падлянка?!... В чом собака парылась?!... природная осторожнось патирять стока добреков разом заставила Бандита отыграть взад, нацепив на оскал маску - обыкнавеный Лошара...

— Да, у меня есть условия. Вы атабьёте мне всё то, что я израсходовал на постройку мега-девайса. Стопицот мелеонов — вот цена того ломтика сыра, который вы у меня скрысили!

—Акуеть...дайте две!!! Стопицот мелеонов таньга? А почему не милеард?! И где же я их возьму?

- Вечна Вы Кортавый лезете впирот Броняпоистда - Астальное па-списку:

- Прейскуранд апгрейда тчиловеческой особи Кортавый в двое экзо-девайзов безмертия им. Проф. Цукерманна...

Итово, за всио пра фсё: Мелеарт денег в золоте. — Бессмертному все доступно. Все сокровища мира будут ваши! А знечет - МОИ!

Вы сможете доставать их со дна океана или спускаться за ними в жерла вулканов! Мы ограбим Форт-Нокс! Об этом не беспокойтесь, я научу вас, где и как доставать золото... Но - это только после тово каг наме будет подчистую зачищщена Зона...

ДО ПОСЛЕНЕВА КАРМАНА ВНОВЬ ПРИБЫВШЕВА ЮЗВЕРЯ-ГЕЙМЕРА!!!

Выж не забывайте, Кортавый где у нас моск... - нимнога успокоелся, приддя в сознание ушлый изобритатиль.

— В таком случае... Включите в списаг Фрейтлайнер,с саракафутовой тилегой, и чтоп двигатель-Детройт-Дизель, Каминс-непредлагать, ибо фуфло движог, для нашых целей, не гадитцо...Тилегу-штору нада. ИМХО, запарюсь я рыжевьё авоськами тыреть!

Фторой, не... типерь Первый: - Вольву Американку праси, обмылок, васимнатьцати колесную, с двухэтажной кабиной... Прриддурокк...

— Отлично! Время для нас дорого. Идемте!.. Расцвел пр. Сахаров, в картотеке Кей-Джи-Би - Цукерман, а у Моссада - Сахарко...

Часть...э..э....хз какая. сбилцо йа са счоту.

Прошла неделя, и Картавый снова сидит на ободранном стуле в комнате профессор. Старик только что притащыл ево из подземелья, где ровно семь дней Кортавого плющило и апстругивало под экзо скелетон бессмертия. Об этом времени у нуба не осталось никаких воспоминаний - его моск был отключен за неуплату. Когда он возвращался через залу, где испытывали животных, его пошатывало. Вспоминался плававший в расплавленном железе кот, и от этого воспоминания его всего передернуло.

Добравшись до стула, он тяжело на него рухнул. Голова у Картавого была полна каких-то голосов, но это были внутренние шумы, вызванные резкой перестройкой всего организма.

Сердце его болезненно сжималось, все внутренности горели аццким агнем. Ему хотелось кричать, стонать, но рот его был зашыт суровой дратвой, накрепко и, ГЛАВНАЕ - НАВЕЧНА!!!.

Старик взял лист бумаги и, набросав на нем несколько слов, поднес его к глазам подопытного урки. Буквы расплывались, прыгали, с трудом вспоминались, но Картавый все-таки прочел:

«Как вы себя чувствуете, дружище?»

Сжав карандаш непослушными пальцами, он ответил:

«Плохо! Наверно, мне пистец! А ведь вы - профессор, исщо та сука! Сдохну счаз! Ламает меня непадецке»

Аццкий профессор, в свою очередь, написал:

«Мужайтесь! Это естественная реакция. Зверьям тоже было плохо сразу после выхода из генератора. Но это быстро прошло. Ощущаете ли вы какую-нибудь потребность? Жрать , пить?»

Картавый ответил:

«Не знаю. Наверное, я слаб от голода. Ведь я перед операцией ничего не ел, кроме кусочка сыра!»

Сахаров возразил:

«Да, склерос - Картавый, вы после всех препарацый никакой не Картавый, Вы теперь и вовсе - МЕЧЕНЫЙ, запомните, а лудше запешите - МЕ-ЧЕ-НЫЙ... Ладна, пашли дальше - Голод тут ни при чём. Аццкий Мега-Девайс привел ваш организм в полное равновесие: убрал лишнее, добавил недостающее. Со временем энергия у вас будет прибывать за счет ненужных органов. Да-да..Кое-чего у вас тоже теперь нет... Но что паделать?! Забыл вам сказать про этот нюанс..Зато теперь у вас моск и нервеная система укрепятся и приобретут стабильность. Ваше мышление достигнет необыкновенной ясности ума и четкости мыслей. А пока нужно потерпеть. Помните - у вас в запасе вечность и что вам ничто уже не может угрожать!»

Нуб настаивал на своем:

«Мне плохо шопестетц! Я хочу пакемарить! Кыш нах с девана старый казёл! …Да!?? Што за мечены? Патчиму низнаю?»

«Неа....ложитесь на пол, — ответил Сахаров. — Теперь все равно, где лежать: что на перине, что на булыжниках».

Меченый-Картавый шлангом сполз со стула и растянулся на полу. Глоза у ево не закрывались и не мигали. Но все вокруг ему виделось расплывчатым, искривленным, словно сквозь текущую вотку... Не - каг после тчаю, тока бес сахора - а то-бы точна слиплесь! К нему подошел псевдо... и взглянул ему в летцо. Взгляд волга был умным и печальным. Мечено-Картаваму даже почудилось в ем настоящее человеческое сострадание, типа: «Ну, чо-типа?! Допрыгался еблан?! Все. Преплыл. А я ведь тебя предупрежда-а-а-а-л....» - гаварили вумные глоза псевда-хищнека... И глоза аццко-сеама тожа патдакивали сакраментальную фразу: Да-да... да-да... да-да...

С трудом подняв руку, он погладил скотинок по голове и мысленно произнес:

«Вот и я стал таким же, как ты, волчог мега-аццкий...! Что нас ожидает в будущем?..»

Полажыв пот голаву тюк призовой т.бум. Zewа Мечано-Кортавый правалился...

На бывшева чиловега надвинулось странное забытье. Он все видел. Но перестал сознавать окружающее. На него наплывали бредовые образы, чередуясь с чорными провалами полного беспамятства. Он метался, словно в горячке, потрясал кулаками, билсо головой ап стену. Сахаров, он -же проф. не знал, что с ним и делать. Помочь ему ничем он не мог.

Наконец, схватив из кучи в углу охапку старого тряпья, он накинул его на нубийца.

Через несколько минут стродалец успокоился и погрузился в глубокий сон.

В конетц измочаленый старик улегся на диван и закутался в свое рваное кожаное пальто.

Он снова сосал корку и с беспокойством наблюдал за Бесмерным Героем Игры STALKER - Shadow of Chernobyl...

Когда бандито замер в полной неподвижности, старик толкнул рукой псевдо..... и плаксиво спросил:

— Неужели не вынесет? Неужели зря? Эх, волга-волга-волга - матушка река....

почему мы с тобой такие несчастные и нивезучие?!

Волг в ответ даже не стукнул об-пол псевдохвостом. Его взгляд был полон глубокого безразличнова недаразумения...

Часть... а-а-а - нафек!!

Мечены проснулся через пять часов. Первое, что он воспринял обновленым сознанием, была глубочайшая тишина и непроницаемая тьма - хоть глаз выколи... хотя это, па утверждению атца роднова - пруфа Сахарко, БЕСПОЛЕЗНОЕ занятие. Аднака в теле он очучал необыкновенную легкость, как бут-то тчаю курнул не слабо — самавара три, тчитыре - казалось, оттолкнись и пари в воздухе, как птица. Темноту, бывшый смердный ничтоже сумняшеся приписал ночи и поэтому не испугался ее никуя... Однако лежать без движения не хотелось. А патаму - он резка, как поноз, вскочил на ноги, тряпки с ево головы упали, в глоза ударил желтый свет пыльной люстры, сам же гг врезолзя лбом в эту-самую ЛЮСТРУ и Стрелог окончательна асазнал себя в комнате профессора и разом все вспомнил. Подойдя к шкофу в глубоком угле комнаты проверил наличие призовово фонда бумаги Zewa - бумага была наместе.

Старик спал на диване из матраца которова торчала салома и на Меченова туд-же навалилась настальжы па любимову бычку Уинстона. Укурок подошел к нему и бесцеремонно растолкал руками - Он увидел, как глаза Сахарова раскрылись, а губы быстро зашевелились, произнося какие-то слова.

«Надо научиться понимать речь по движению губ, а также азбуку Морзе и, за одно Брайля»,- подумал Месены и, разыскав бумагу и ч/б карандаш, размашисто написал:

«Самочувствие отличное! Хочу убедиться в своей неуязвимости, немного атдохнуть, а затем приступить к работе. Вставайте, профессор! Нас ждут великие дела! Закрома Родены в апасности! Епт..это, не ис той оперы....»

Старик с трудом прочел написанное, закивал как кетайцкий болванчег и торопливо написал ответ:

«Поздравляю с бессмертием, Кортаво-Меченый! Вы увидите необыкновенные вещи!

Вы прославите мое имя во всей Вселенной! Через несколько лет вы станете властелином голактики! Как Викториан номер Три, или даже, крутче в стопицот рас. Мы прайдём маршем па всем сталитцам! Вымаем сапаги ва всех акиянах!!! Па всей Вселенай, с ужасом будут шопатам праизнасить нашы имена!!!! Панесло меня шопететц.... А пока, если хотите убедиться в своей неуязвимости, идемте в лабораторию!..»

Они прошли в соседнюю залу, и здесь профессор, как бут-та тарговый кансультант в фирме аццких электродевайсов стал указывать Меченому поочередно на все аппараты. От гильотины наш гирой сразу уклонился, от чана с соляной кислотой тоже. На тигель он уверена ответил утвердительным кивком. Сахаров кряхтя, выколотил из формы слиток металла, положил его в тигель и включил рубильник. Меченый ва все аставшиеся у него глоза, смотрел не отрываясь, как в тигеле накаляется и плавится железное железо.

Когда металл закипел, пукая пузырями и разбрызгивая при этом огненные искры, бывший бандитко стал осторожно подносить к нему руку - ни какова малейшего жара он неощущал. Все ближе, ближе ослепительная клокочущая поверхность. Вот рука коснулась ее.

Ни-че-го !!! - Ни боли, ни тепла, лишь чуть заметное сопротивление жидкости. Тогда он окунул в кипящий металл обе руки па самые локти и принялся их полоскать, так, словно это была обыкновенная вотка.

Сияя восторгом, как юбилейный рупь имени вово л., он отряхнул па старанам руки, так что фейерверком взметнулся каскад ослепительных брызг, и бросился к Сахарову, желая его обнять за грудки - па братски. (Не ахтунк) Но старик в ужасе от него шатнулся па углам, аднавремена указывая на его руки. Меченый понял, что чуть не устроил прафессару аутодафе вместе с инквезиторским сжыганием без костра. Желая, однако, поскорее высказаться и поделиться своими ощущениями, он хватанул са стала ч/б карандаш и бумагу, но те, наудивление быстро, вспыхнули у него в руках и моментально сгорели. Профессор укоризненно покачал головой, принес бумагу с новым огрызком карандаша и написал:

«Не сходите с ума! Поверхность ваших рук раскалена до тысячи градусов. Охладите руки водой, прежде чем к чему-либо прикасаться, иначе вы подо-жжоте дом!»

Бессмертный прочел эти строки и сейчас же направился к сосуду с водой. Когда он погрузил руки в воду, из сосуда рванулся вверх целый столб пара напапалам са свистом который он никуя канечно же не слышал. Охладив руки и удостоверившись об холат пр. Сахорова, что они больше не жгут, Меченый взял у Сахарова карандаш и бысторо напесал па слагам:

«Могу ли я ослепнуть от слишком яркова освещения? Или есчо как-нибуть папроще сказать, мне могут, шары загасить?»

«Нет, — ответил профессор. — Как вы сами видели, кот купался в расплавленном металле, и зрение его от этого нисколько не пострадало. Запомните, мнительный Вы мой: даже свет сверхгигантцких звезд, нападобие Полипа Фарфорова не в силах вас ослепить! Экзо, работает на все двести працентаф»

«Ладна, профессор, паверим вам на слово. Зуп даешь?!».

«Не верите?! Хотите еще подвергнуть себя испытаниям? У меня есть мегапресс в сотни тысяч атмосфер. Отличная штука! Или, если угодно, вакуумная камера. Есчо - магу вас кенжалом Гагарина ткнуть, не желаете?!».

«Не-е, довольно!!! Я хочу работать каг малдаван. Тарахти давай, где взять золото!!!

Я хочу разайтись краями - рассчитаться па нулям, алчный вы старик. Имею, агромное желание, поскорее отдать стопицот мелеонов таньга за ломтик сыра! И астальное ИТОГО в мелеарт золотом за фуровоз Вольва- Американетц»

«Слава Всевышнему! Кончились мои муки мученические!.. - атбросил астатки преличей бывшый нищщий и бессубый проф. значившийся в карта-теках всех мала-мала значемых разведков пад сенонемами продукта перегонки тростника и свёклы - СВЕРШЫЛОСЬ, воздев руки возопил он - Бабло папрёт теперь вагонами и фурами... Идемте к столу, Мечены, я должен вам дать подробные указания, где, чего, сколька и у кого нада спереть!»

Они вернулись в комнату. Цукерман расчистил на столе место и принялся писать ОЧЕНЬ падробный, фплоть да букаф и точег, План руководства по добыче золота. А Меченый, занялся пока котом и псевдоволгом. Его очень интересовало адно. Узнают в нем звери себе подобного или не узнают…

Часть точно помню = Восимь

Последующие недели Меченый с увлечением выполнял рукописные инструкции професара, так-как на самый зохудалый комп, неговаря о уже ноуте, средствов пака не-имелось. Начали они с самово простого: с хабара, лежащего в самых недоступных местах Зоны.

Бессмертному нравилось бродить по Зоне в таких чудовищных местах, куда не ступала нога самаво ШНЯГИ, легендарнова сталкера всех времён и народов, а таг-же ужоса 8 (восьми) форумов и 2 (двух) ЖЖ. Перед Меченым раскрывался мир невиданных доселе мутантов, сохранившихся без предрелизных кастрацый, в царстве сплошных аномалий и ужасной родиации.

Он бродил трассами старых теплоцентралей, павсюду, где ни попадя нотыкаясь на, так называемых Б.О.М.Ж. (Бредящие Опсилибиситом эМ и Жо) - сталкеров выкинутых из геймплея за малейше-ничтожную провиность злыми сабратьями и жывушими в колотцах на теплых трубах отопления укрывшысь чугуными люками. В поисках сокровищ приходилось вывертавать не только корманы отребья но, и, преодолев брезгливость находить, в несметных количествах это самое атребье. Кое-что для начала он ссыпал к себе за спину в железный ящик и выносил в безопасное место, но за главными грузами профессор пад сумашечий кредит - снарядил вертолёт, которой рейс за рейсом сновал на Большую землю, тарабаня в закрома тонны добытых Меченым ништяков.

В каждый полёт Сахаров отправлялся лично и зорко следил за тем, чтобы никто из пилотов не разгадал цели сего предприятия. Зависнув, вертолёт отпускал лебёдкой на землю двадцатифутовый контейнер са свентцовыми пломбами на бронестенках. Стальные тросы достигали порой длины в километр. Иногда они обрывались уходя в низ, и тогда, к удивлению пилотов, оборвавшийся конец травили со специальным грузилом; концы троса каким-то чудом сами находили друг друга и соединялись прочными скрутками, вблизи казавшимися ужасным самапалом... а потерянный контейнер, каг к сибе дамой, поднимался в брюхо вертолёта. Его разгрузку совершали двое доверенных людей, павадками и ужымками напаминая пелотам што-то до-боли знакомое...

(Некаторые абарвавшыеся с привязи кантейнеры, до сих пор, валяютццо на Янтаре. прим. Са-афтары.Гыыы..)

Последний месяц Меченый вообще не выходил на связь. Работа нисколько не утомляла его. Она казалась ему забавой. В промежутках между рейсами вертолета, он всячески развлекался, наслаждаясь своей полной неуязвимостью. Перед его подвигами бледнели все измышления досужих пестунов-са-афторов, все мифы и легенды о чудо-богатырях и титанах древности. А для него это были не подвиги, а просто шалости от нечего делать семечки пагрысть.

Он вступал в единоборство на стариных мясорубках с кровососами неслыханных и невиданных размеров и всегда, поиграв с ними, убивал их, придварительно приголубив - с помощью кинжала Гагарина. Однажды он умышленно позволил проглотить себя псевда-мегаладону с тысячезубой пастью, а потом вспорол ему брюхо из нутри - кабуто зипер растегнул - на макентоше, ВЖЫ-Ы-ЫК- и вышел из ево невредимым и весь в "белом".

Вокруг него происходила беспощадная борьба естественава атбора: одни мутанты пожирали других без хлеба и соли и сами тут же становились жертвой еще более голодных созданий. Один Мечяны, был вне этой извечной борьбы и чувствовал себя неограниченным деспатом... А иногда дажы дектатором, и Верховным Разрушителем !

Когда при одном из очередных прилётов вертолёта, лебёдка принесла прикрепленный к крюку небольшой маячог — условленое ИМХО Сахорова о прекращении работы, — бывшый Кортавый, а ныне проста немой - почувствовал досаду и глыбокое раздражение. Ему не хотелось покидать это царство вечного боя, которое своим беспределом было очень сродни его собственному. Однако он не хотел пока порывать с Цукерманом и жоска пасылать ево в путь, так как у него было еще немало собственных дел на большой земле.

Подавив в себе досаду, он вошел в сигнальный кантейнер и закрыл свинцовые варота изнутри - на лопату.

На сей раз кантейнер в трюме не вскрывали - так как два странных мужыка патсобнека на барту атсуствавали. Профессор приказал взять курс на большую землю и немедлена опламбировал кантейнер личным гербом. Верталёт лихо развернулся и рванул в кассу за обещаной малой долей... В Зоне начался выброс... За ним ещё один - очередной... патом несколько выбросов прошли без какой-либа очереди.. Работы у пилотов было по горло. Про загадочный кантейнер забыли. Сам профессор пластом лежал в вип-салоне верьхом на пасажырском кресле, страдая от жоскова похмелья... каторое в народе метка именуют - острый неапахмелит...

По прибытии в аэропорт назначения Сахаров, мимо кассы щедро расплатился с командой пилотов наличняком и лишь тогда спустился в терминал, где, заключенный в жылезный йащыг контенера, томился Меченый. С трудом открыв тяжелые ворота - так как прешлось ломеком ломать лопату внутренева замка - старик осветил внутренности кантейнера карманным фонариком и помог урке выбраться.

На бессмертном из одежды был лишь пояс с кинжалом Гагарина и футляр с электрическим фонарем на задней ноге. Но ему это не-мешало — холода-та он все равно не ощущал. Профессор провел его к себе на хату, где для него было приготовлен модный прикид от Славы Волкова, соответствовавший шику сезону и зоновской моде.

Меченый, быстро оделся в преталеный в вертикальную крупную полоску ватничег, патопал сапожыщами на полуметровой плаформе и подсел к столу, на котором ево дожыдались бумаги и карандаш.

«Какова дальнейшая программа? Или, какой есть ПЛАН?!» — размашисто написал он.

«Меченый, во первых - спасибо вам за челюсть которую Вы в поисках золота вынули у Васи Дубавицково - с дикцыей у меня теперь на много лучше, во вторых програмы нет пока никакой - её приносят в среду, а сегодня только понедельник! Так что - нету ПЛАНА. Я займусь восстановлением лаборатории, а вы отдыхайте. Позже, воть собью сальдо по Вашим долгам - мы предпримем путешествие в космас. Это будет поинтереснее катакомб ядирного реактора, Меченый!»

«Лады, — лекко согласился бессмертный. — Занимайтесь падгатовкой. Я же займусь своими делами.

Мне пора уже навестить и упорядочить семью с делами... Сколько вы можете атстегнуть ассигнаваний на мои нужды, профессор?»

«Сколько угодно, дорогой вы мой! Сколько угодно... Десять рублей вас пока устроят?»

«Устроят. Пока. Пишите чек!..»

Безсмердный криво, не по перфорацыи, атарвал из чековой книжки верхний лесток с щщедрой цыфрой 10 (десядь) рублей, сунул ево в нагрудный корман холата - проффесору.

Весело оглянулся и паставил себе на карман аставшыеся в книжке чеки, заполненые на предъявителя и, с пустыми полями в графе - сумма, и сгинул в зарослях тчая...

Войсковая Часьт номир 9 нах-бис!

Падчти около года прошло с тех пор, как Мечены покинул семью, навастрив свои лыжы, в Сталкерскую игрулю на поиски лудшей доли в-виде невиданых добряков и лишней пайки... За это время он не-только не подал о себе ни единой малявки, но даже Педчкин с почты неразу не принес весточку ввиде дензнаков! Половина Кортаваго кое-как перебивалась на случайных заработках, гхм-мх, ну-ну... типа: да - стиркой и уборкой потсобных помещений у мира, который без добрых, и при этом, богатых, людей... смотрела за двухлетним кортавчонком, который досихпор вместо "р" гаварил "л" и наеборот... Особено ему удовалась фраза "Я не пойду на рыбалку - мне папа ребро сломает!" Атакже, терпеливо ждала возвращения мужа. Она знала его характер и понимала, что не даст он о себе знать, пока чего-нибудь не добьется... ну или не получит ипотечный кредит под приемлимые проценты - патамучто, все последние ночи, перед внезапным исчезновением, старшый Кортавый метался ва сне какими-то Долговцами и сквось зубы чевото бормотал об их банке под названием Яма...

Однажды ночью соломеная вдова проснулась от грохота.

- Чу - СТУЧАТ??!! - падхватилась она.

Последыш Кортавого канешна тожа праснулся - а хуле? Чево такой колдебалет в калидоле та??!!

Аднака успакоеный славами: Спи - сама аткрою, мганавена задрых на другом бачку - сладко сапя и пытаясь вспомнеть ап чом он спал придыдуший сон...

Вскочив с постели, вдова в одной рубашке и, канечно же басеком, - шлеп-п-п... шлеп-п-п...шлеп-п-п...- пакралась к двери выяснять - может алименты ат Картававо наканетц принесли - за год??!!:

Некаво не разглядев в перескоп ночнова виденея - ана зловещще зашепталась в замотчную скважыну, каторых на броне-двери была аш две штуки:

— Кто тама? Кто тама стучит?! Абзавись как положена, а не-то счас мелитцыю вызову!

У меня свесток есь - ат мужа астался и еще - во - фурашка!!!

За дверью, малчали как рыбы ап стол, но стук неаднакратна повторился, сначала просто - ТЫДЫЩ-Щ-Щ... ТЫДЫЩ-Щ-Щ, - ногой колотет, сцука, дошло до одинокой домохойки...

А потом ТЫДЫЩ-Щ-Щ плавно перешол в высоко-художественый сольнек на бонгах - «Не качегары мы, не плотнеки!», который так любил насвистывать её миленький, её Картавый. Сердце Вдовушки сразу и беспаваротна, через питьнадцать см. жылеза прочувствовало, кто там хулиганит - за дверью и затрепетало от радости... она тудже патдержала мелодею «Амы монтажнеки - высотнеки мы!», на маракасах - тыц-ц-ц- ты-тыц... ц-ц-ц...

Повернув ключ, сняв крютчог, сбросив засов и едва нипарвав нахерцепочку, бывшая вдова Кортавово распахнула дверь. На пороге, литцом-к-литцу стоял Кортавый - суженый-ряженый... Но ее ли это супрук? Откудава на ем така багатая, раскошная фуфайка?! Впрочем, при чем тут сапаги на полуметровой платформе?!! Конечно, это он! Это его прекрасное мужественное лицо са шрамами и фиксатой ухмылкой, его любящие, разноцветные глоза!..

— Сцука-а-а-а! — тихо простонала она как молодая невеста и... БУ-У-У-МММ - бросилась на грудь мужу.

Немой, молча, абоими незанятыми руками подхватил ее из обморока и внес в комнату, прихлопнув за собой дверь ногой. С минуту он стоял посреди комнаты, держа жену на руках и глядя на нее каким-то странным — и нежным, и вместе с тем, грустным взглядом. Потом, так и не поцеловав ее ниразу, хотя она именно этого ждала, он бережно опустил ее на кровать, а сам, по-прежнему молча, присел к столу... Небрежным жестом вынул из поясной сумки типа "грыжа": - блок стикеров жолтова цвета, с золотым обрезом и в кожаном переплете из сапагов крокодила Генны, [лучше-бы домркат ребенку достал... пинатцатитонный - мелькнуло в голове у Офелии] - авторучку Паркер са стразиками и... [мне - цветочег - АЛЕНЬКИЙ... влез ихний картавчонок] принялся чевота са скипом карябать на жолтом квадратике...

— Что с тобой?.. — с мольбой прошыпела Джульета, испуганная гробовым молтчанием мужа.

Вместо ответа Мечены прешлепнул стикер клейким краем себе на лоп и предвинул ево к её заспаным глазкам. Магнолия, с недоумением, вглядывалась в жолтый кваратек, и паканцовке, мокрые ат слез буквы, из расплывающихся чернил "Пеликан" сложылись в строки:

«Не пугайся, родная! Все хорошо, а будед ёщо лудше! Я стал богат, как Сидорович, но за это, бляцкие враги, вырвали мне ботало и зашыли рот дратвой. Я повелся на это за-ради тово, чтобы ни ты, ни наш Пионер-Квакин, никогда не в чом ни знали от ворот поворот, вот!!! Напиши, как твое здоровье, нет-ли у тебя мастапатии? Как наш малыш - научился ходить на "'ыба'ку" и ломать супостату "'еб'а"??? Не мучает ли ево дисбактереос, а также диарэя???»

Он подал ей авторучку, знаками приглашая ее песать. Но Юнона скриком: РОСИЯ ЧЕМПЕОН, уронила паркер на пол и бросилась в груть к мужу. Она стала с горячностью лихорадки Паркенсона ощупывать его, гладить об летцо руками, исступленно целовать ево, залив слезами фсю парадную манишку телогрейки от Волкова... Вскоре и, совершена некстати - она заметила, что руки и лицо его холодны, как лед... не - как продюсер Айсцберк!!! В сердце ее шевельнулась страшная догадка. Она вдруг рывком распахнула на нем гламурную фуфайку и припала ухом к самой его груди, к тому месту, где должно было биться его сердце. Но грудь его была неподвижна, без малейшего признака дыхания, а сердце молчало, словно его не было.

—А-а-а!!!! Ты мертв! Ты призрак! — вскричала Маргарита и, отпрянув от мужа, забилась в угол кровати. Глаза ее расширились, наполнились ужасом. - З-О-М-Б-И-И-ИИ - говорили её прекрасные, полные слёз очки.

Проснулся в своей люле и громким басом взвыл Картавый Мальчиш. Фрида метнулась к ему и, прижав его к груди стальными тисками (струбцина №20), снова скрылась в своем углу. Она громко выкрикивала молитвы и какие-то бессвязные заклинания... В которых без труда угадывались и "Ты-бы ёще кансервных банок пренес", и "Я знаю што тебе нужно...", и "Иди-и-и ко-о-о ммне-е-е...."

Метченый молча смотрел на нее, взгляд его был полон грусти, недоумения и горечи.

Несколько мгновений он стоял в нерешительности, с беспомощно опущенными в локтях руками. Он понял причину ее неподражаемого ужаса и сначала совершенно растерялся, так как не ожидал ничего подобного. Но вот тут - самое время, он поднял с пола жолтый блок стикеров, снова присел к столу и долго что-то писал.

Эвридика тем временем несколько успокоилась. Призрак мужа был все же слишком материален, как-то не подецки посредтственным выглядели ево попытки надуть близких невероятным богадством - глаза его были слишком добры для этова, живы и по-земному сеяли в полной темноте. Нет, он не причинит ей вреда! Он небудет её МммАЧИ-И-И!!! Он же любит ее, любит сынишку Малыша! Поэтому, когда Картавы вновь подал ей блок с густо исписанным листом, она с жадностью схватила его, уверенная, что узнает наконец всю правду о процентах за ипотеку

И она узнала правду.

И тогда снова были слезы, снова Ева гладила лицо Адама, снова целовала его. Потом она поднесла к нему сына. Мальчик узнал отца и потянулся к нему ручонками, но папшка не посмел его приласкать, боясь, что ребенок испугается его ледяных прикосновений.

Наконец Пенелопа схватила "Паркер" и написала такие слова:

«Мне ничего не надо, милый! Пусть мы будем нищими, пусть мы будем голодными, только будь таким, как раньше. Отдай своему профессору все взад, но пусть он вернет тебе твой прежний облик - вынет дратву, и пусь вернет мне мою прежнюю жизнь!»

Пендыр всему - горестно покачал головой Безсмертный и ответил, скрепя золотым пером:

«Юдифь, это не-воз-мож-но! Когда я подписывался на эту разводку, я думал только о тебе и нашем мальчике. Я думал только о том, чтобы вырвать вас из этой проклятой нищеты! А теперь, поздно - фарш взад не прокрутиш! Но ты не отчаивайся, я все равно люблю тебя, только тебя одну, и никого больше! Я буду приходить к тебе. А потом, когда рассчитаюсь с Упырем, я останусь с вами тут - и навсегда».

Он песал все это совершенно искрене, как жалобу прокурору - невиновный барыжник, сам еще невкурив, что уже не смогёт быдь для Марии ни мужем, ни грелкой - не сможет па стараму любить ее...

А она это уже поняла и поэтому плакала безутешно, словно он в самом деле умер...

Для нее он стал просто дорогим призраком, холодным, недоступным и далеким - как ПопЗвизда Захаима - Пелип Фердозов!!! В этом убедили ее прикосновения ево холодных, бездушных рук, его горбовое молчание, его каменная, бездыханная грудь, в которой она не могла ниразу уловить биение пульза ево серца...

Часть, сцуконах - уже Десядь!!!

О лаборатории Сахарова снова заговорили. Развалина, которую розрабы уже занесли в Чорный списог строений, подлежащих к вырезанию с локации за малапасещаемасть, неожиданно, словна па валшебству преобразилась. Всю зиму во двор фурами и китайцкими самасвалами завозили строительные материалы и возводили леса.

Леса тут-же абтинули кетайцкой синтетической дрянью в крупную полоску и сразу выставели воружоную охрану - штоп заинтересованый нарот не колупал отверстия и не растаскивал занавес на хозяйственные нужды. Весной начался капитальный ремонт; триста разноработчих; сто киргизских инженеров - строителей; - все пахали как таджыки. Доставкой кирпитчей и роствора занемался отдельный бальон севера-карейцких кимирсенов, члены каторова передвигались не иначе как бегом, и с носилками в мозолистых ладонях камунистов... Спали, ели и справляли ессественые надабнасти они так же на бегу.

В самый разгар лета леса долгостроя разобрали, и, вместе со строймусором раздали на самовывоз всем окружающим, имеющим на то полное право и справку ат администрацыи, составленую по форме РФ-752/2012

Лаба №00, засверкала, как сказочный дворетц Алладина. (хз - пачиму?...)

Глядя на писят-семь этажов стикла и бетона, зеваки, из числа сабравшыхся сталкеров, дружна пренелась скондировать:

ДВО-РЕЦ... ДВО-РЕЦ... ДВО-РЕЦ...

Опозиция, однако их не патдержала - с другова края толпы неадыкватна атветели:

А-ЛА-ДИН... А-ЛА-ДИН... А-ЛА-ДИН...

Окончательноый разброд и шотанеё внез с хор заднева плана:

РО-СИ-Я ЧЕМ-ПЕ-ОН!!! РО-СИ-Я ЧЕМ-ПЕ-ОН!!! РО-СИ-Я ЧЕМ-ПЕ-ОН!!!

И тока адин, старый глухой мужычек по клитчке "Склеротек"скрипя галифе времен грожданской вайны, зобрался в аставшыюся после мойщика окон люльку, паднялся на уровень третьева этажа и напесал, штобы снять все вапросы - аршыными буквами:

МОГИЛА КЛЫКА? ТУТ???

Толпа встречающих, внемательна, по слогам, прочетала лозунк и, не-солоно хлебавшы, побрела васваяси...

Старик Сахаров, переберавшийся на время ремонта в пенхаус хотеля "Рыдиссон-Припять-Своровски", торжественно отметил свое вселение в обновленную лабу, теперь уже прозваной в нороде - Дом-2... ну или, там... - Могила Клыка...

На званом обеде присутствовали многие сильные мира того, сего и коллегтив разрабов в полном саставе... Пасреди них канешна же потчил сваим присуствием, БилиГетц Пятый, самый сцуканах багатый шопестец сверхчеловек в мире людей. Кудауш без нево... Правоабладатель, издатель и перат в адно рыло - на озь DoorS-PX

Профессора Сахарова трудна была узнать. Да ва-аще, хуле уш там - пачти не вазможна!

Он преобразился не менее чудесно, чем его лаба:

- литсо его разгладилось как у малочнага парасенка и сияло богатством - как юбилейный рупь;

- он был пострижен по последней моде - под полубокс, а также полубокс был мелирован, и мелирован самим

Сереней Жывотным (потпольная кличка - сексуальный тчай);

- челюсти гладко выбриты, боротка и касые вески акантованы и надушены трайным адикалоном;

- вместа, видавшей еще первый выброс, ермолки - тюбетейка от Жыдашкина;

- отглаженая чорная "воровская" роба и белоснежная хлопчатобумажная майка с надпесью "Бей олегархав - спосай Рассею", делали его изящным и ловким как тушкан;

- начищеные хромавые афицерские сапаги со шпорами скрипели яртче солнца;

- на пальцах его были наколоты перстни со слепящими глаз брильянтами.

Открывая холявный фуршет, а можед и ищё более холявный "швецский стол" - профессор произнес ретчь, полную загадочных полу-намеков и экивоков на страные апстаятельства.

Он говорил, путаясь в бумагах и словах, то о божественном провидении, то о каких-то патчах и модах, которые помогли ему вырваться из полосы неудач и вернуться в высший свет, где он прежде был далеко не на последних ролях, аочень даже и на первых. Он вспомнил ни-кстати о дружбе с БилиГетцом Третьим... И в связи с этим упорол таку-у-ую чу-у-уш... - он произнес таинственную фразу о том, что прощает всему дому Гетцов , особена в летце БилиПятова - старый карточный долг чести, который с процентами достиг к настоящему времени стосимьсот мелеонов ру... Моральные издержки профессор благосклона кавея, согласился пренять бартером, а имена - GoldBox "DoorS-PX"

Гости были удивлены, а БилиГетц Пятый, сидевший на почетном месте справа от хозяина, презрительно усмехнулся и, наклонившись к своему соседу, сказал довольно громко:

— Наш хозяин, видимо, ошалел от радости. О прошлом у него сохранились весьма туманные представления! Да и о том, кто нанче правит депозитами - тоже!

Граф де ля Фер заржал аки конь, а Сахаров покраснел и скомкал в конеце своей речи, и сказал абазлившись:

- Вы это, казз... Давай... пейте - еште, пока я добрый...

Столы прогибались от всевазможной халявной жратвы. Гости, пожирали устритц под охлажденое "Шабли", рябчеки в анонасах, смаковали чифир из лутших сортов индюшки - завареный, как и паложена - в закопченой алюменевай кружке, на огне скрученой в трубачку газеты - "Х.З-ЧТО ". Сало всех сортов - капчоное и саленое , акуратно нарезаное лежало тонкими ломтиками; на золотых тарелочках... Но не залёжывалось однако...

Исходили ароматным паром полу-метровые "Уральские" пельмени, весом в два кило(каждый!!!)... На колбасу и батоны - никто даже и несматрел, ибо - "хреновые стали делать..." Вообщем, все как в лутших домах Лондона и Парижу...не-а...даже лучше! Как в Бердичеве, или - Одессе? ХЗ...

Во время десерта и кофе, которые подавались в голубой (неахтунк) гостиной и кальянном салоне, гости, разбившись на группы (Долг\Свабода\Бандиты\ и всякие, скромно именуемые - "прочие"), оживленно обсуждали этот жывотрепещущий трабл: прощеный долг в стосемсот мелеонов ру и замечание БилиГетца Пятого по ево поваду.

Самая большая группа новечков собралась вокруг колоритнейшей фегуры: престарелого Сидоровитча, бывшего много лет тому взад первым барыгой на Кардоне. Этот стодевяносто-летний крепыш, одетый в Буденавку на босу ногу, во всеуслышание разглагольствовал и вещал о неудачной торговле экза-скилетами бессмертия, из-за которой Сахаров когда-то давно, са Свистом и Пулей вылетел в Большую Трубу.

— И ставлю Грозу 5.45 против калбасной палки, что Цукерману удалось-таки всучить свой идиотский экзо какому-ебуть простаку-иносранцу! — рычал бочковым басом Седоровитч, брызгая слюной на увлечоных слушотелей.

"Экзо-скелет", "бессмертие", "Экзо...", "Пулестойкость +.........?!!!" - шелестело над толпой. Все что-то слышали об этом, некатарые - даже! - где-то четали... Сидоровичу поддакивали и заглядывали в рот, надеясь услышать што-то секретное, но общее мнение склонялось к тому, что профессор вульгарно аграбил Ти-Эйч-Кью.

Однако, несмотря на это недоразумение, прием прошел благополучно, если не считать одного странного эпизода, происшедшего под самый занавес финала евра 2008.

Вдруг среди гостей, появился новый персонаж, которого ва-абще некто не-знал.

Это был молодой человек, спортивного телосложения - чугуные ядры мыштц которова перелевалесь под-самой шкурой, буквальна разрывая ие то-там то-сям... Он был среднего роста, без асобых примет (мечта оперативнека), одетый безукоризненно - Ватнек сидел на нем как бут-то он в ём родился, но своим внезапным поведением он смутил пачти всех гастей профессора - дворецкий, сцука, спал на своем посту во дворе и не доложил, как положена - па уставу о его срочном приходе.

Местер "Ха" явился об руку с хозяином (неахтунк), медленно, как бут-то он тут, самый страший-главный, прошел по всем залам, с любопытством осмотрел присутствующих, а также содержимое йих корманов и, не сказав ни слова, ни с кем не паздоровавшись, и даже не паслав никого нах, смертельна аскарбив тем самым - всех их, скрылся оттуда неизвестно куда.

Когда Сахаров , проводив странного незнакомца, вернулся к сваим гастям, его окружили и принялись наперебой престовать с расспросами о «Великом Немом». А профессор пожимал плечами, сверкал рандолевыми фиксами, свиркал брильянтовыми наколками, гнал всякую пургу, но канкретного ответа так и не дал - как сказал адин класек - вопщем, ушол от ответа... Лишь Сидоровичу, в приватной беседе он ответил более или менее па-теме.

Бывший барыга оттащил его в сторону и спросил напрямик, дыша в ухо смесью перегара, чеснока и хорошова парфюма:

— Энто человек, которому вы впарили свой экзо, проф?! Яж ево знавал, карманник - высшей кфалификацыи. Он как это?.. Во - Гапанини, одним тока пальтцем мог...

— Паганини, - машенальна поправил Сидоровича Сахаров.

- Паганини, Маганини, какая теперь разнетца. Эх-х-х - эхехэх.., каких кадров теряем... - выразился в сердцах Седорович.

Ухватив почтенова потреарха за лацкан, профессор вполголоса трагически зашептался с ево ухом:

- Да, старина, это несчастный, который никогда не умрет. Это единственный из всех нас, кто переживет и Землю, и Солнце, и Галактику!

-Дану-нах!?? - неповерел потреарх прелавка - Во сколько же это обошлось?

-Мне это обошлось в один ломтик сыра!.. Правда, очень хорошего сыра...

Часть номир адиннодцодь.

(Моск плаветцо ат жары....)

Сидороветч (криведко) выпучил глаза, и поспешно отошел от Сахарова.

Когда гости наканетц-та разъехались, а халдеи, прибрав залы, свалили па сваим бендегам, профессор спустился в подземелье дома, в комнату, в которой савсем недавно обретался сам-один, а теперь тут мыкали горе-горькое его пастояльтцы: дядя Фёдор па фамилии Меченов, паласатый кот Шрёдер и волг Шарег - пахожий на аццкую баскервильскуйю сцобаку. Обновление дома не коснулось этого глубокого, и мрачного как застенок гестапо подвала. Здесь все было по-старому: грязь, бардак, запустение, полнейшее атсутствие дисцыплины и звенящщая в правом ухе тишина. Как в морге.

Меченый тупа сидел на диване, закрыв ладонями всё своё летсо; Шарег лежал на своем месте и пристально смотрел на пыльную люстРУ; Сцукин кот Шрёдер, по своему обыкновению, затихарился в темном углу, чего-та выжыдая за кучей тряпья.

Входя в комнату, Сахаров па хазяйски два раза хлопнул дверью. Люстра Чубаса чуть заметно дрогнула в ответ. Шарег отвел от нее уторканый взгляд и посмотрел на хозяина. Мечены даже не пошевелился. Он все еще был в парадном ватнике, в котором недавно приходил поглядеть на гостей-халявщиков... не-е-а...на партнёров!.

Профессор брезгливо оттолкнул ногой Шарега и, схватив дядю Фёдора за волосы, резким движением запрокинул его голову к свету.

Меченый спокойно глянул на Сахарова и легким кивком дал понять, что принял его ПРИХОД к сведению.

Тогда профессор заговорил, старательно шлепая губами:

-Теперь Меченый, слушайте меня внимательна. Вы два месяца провели, шакаля па мелотчи каг гопнег, ну ладно. А за три месяца в недрах ядирного риактора добыли сказочные сокровища. Вы вернули мне в сто раз больше, чем я вложил в экза скилет вечного бессмертия! Что вы намерены делать дальше? А?! Отвечайте когда спрашивают!!!

Бессмертный внимательно следил за губами старика. Он понял каждое произнесенное им слово. Вынув из кармана блокнот с золотым обрезом и дорогую автоРУчку са стразиками, он написал на чистом листе:

«Я не знаю, чем мне теперь заняться. С вами я рассчитался по нулям, семью обеспетчил до краёв. Жена и сын живут в собственной палуторке и имеют постоянный приход с тех десяти рублей, которые я положил в банк на их имя. У меня были враги, которых я ненавидел и хотел уничтожить..."ТебеСюдаНельзя!", "...ПроходиНеЗадержывайся!" Теперь я могу лихко это сделать - как два пальца атрезать, НО - у меня пропала охота заниматься этими упырями. Мне все доступно, но мне ничего не нужно! Когда я босяком бегал па Свалке, мне нравилось там, и казалось, что я смогу провести тысячелетия бакланя па малому. А в недрах риактора, в причудливом переплетении аномалий, страшной родеации и ужасных монстров - мне даже миллионы лет не представлялись страшными. Вроде как при деле был... Но теперь и это кажется адноабразным и недостойным маего высачайшего внимания. Моя фамилия - слишком известная, что бы её называть...».

Не к селу, и не к городу, напесал бессмертный скучающий гордец. Видимо, для таго, чтоп набить счочег.

Сахаров на это - вновь, и, с вырожением зашлепал речевым апаратом:

-Равнодушие — вот единственная болезнь бессмертного уральского гортца. Гоните его от себя, Дункан! Разнообразие развлечений для вас неисчерпаемо. Ну, например для начала - вы можете прочитать весь интернет, -у вас хватит на это времени. Вы можете пересмотреть все фильмы ат ночала времён. Более того, вы можете стать писателем, — у вас хватит времени развить в себе этот талант! Не такой конешно как у пресловутых и набившым всем аскомену, так называемых и якобы - са-афторов... Или же - займитесь науками и станьте ученым, самым неимаверно мудрым из людей, возможо, даже Вы станете умнее меня. А если вам хочется почестей, славы, неограниченной власти, то и это Вам вполне доступно. Только, я не скажу вам как. Ибо, это чревато серьёзными паследствеями... Вы можете пайти работать в ахрану, вам выдатдут, за бесплатна, кросивую и пятнистую форму, каторая так идет всем тем, кто что-небуть- хде-небуть ахраняет.... За двести-триста лет вы можете патихаму выдвинуться и сделаться бессменным, вечным охраннеком!

Словом, займитесь чем угодно, только не предавайтесь меланхолии, безразличию, скуке!

Отвед Мечены писал долго, так долго - что Сахаров начал беспокоиться - не решил ли его подельнег стать Толстоевским и написать Войну Миров за один пресест:

«Зачем мне все это, противный вы сторикашка? Вы бы предложыли ещще в ручную пшыницу на элеваторе перебрать... Я чувствую, как во мне угасают желания. Люди не интересуют меня, и заботы людей мне чужды. Вот я сижу и думаю: а Я кто? Я жив, или Я труп? Может быть, права Офелия, которая считает меня призраком Летучих Галантцоф? Ведь живым принято называть того, кто двигается от рождения к смерти и стремится за это короткое время сделать как можно больше... Как минемум - насрать в каметах... Я родился, но я никогда не умРУ, мне не нужно спешить. Значит, меня нельзя считать живым! Только мертвые пребывают в состоянии абсолютного постоянства. Но я и не мертвый! Я хожу среди живых, я двигаюсь, я мыслю, я чувствую, я вижу окружающий мир, я могу совершать поступки и переделывать этот окружающий мир по своему вкусу!

Кто же я?.. Вы тоже ничего не знаете! Вы создали бессмертие, но даже отдаленно не представляете себе, что это такое!.. Знаете, профессор, о чем я вспоминаю? Вы, думаете, о прежней жизни, о похождениях под Чистым Небом и под землей Чорнобыля? Нет, я вспоминаю вкус сыра, который схарчил у вас, прежде чем стать бессмертным. Это было последнее и самое яркое впечатление моей смертной жизни, и оно осталось во мне навсегда - чтобы преследовать меня бесконечно, миллиарды лет. В настоящую минуту я без колебаний отдал бы бессмертие за возможность съесть кусочек сыРУ!..

Молчите, профессор - Ваш экзо скилет несовершенен! Скряга - тот, делает и лучше, и дешевле. Давая бессмертие, он одновременно убивает память о прошлом, то есть, надо вынимать из человека его человеческую сущность... Впрочем, теперь уже все равно.

Эпилог = >

Для себя, дорогой мой академиг, я ничего не хочу, но для вас я мог бы еще кое-что сделать. Меня удивляет и забавляет ваша жадность и ваша страсть к обыкновенной жизни, которой у вас осталось не более десяти-пятнадцати лет. Вам нужны богатства, власть, слава? Хотите, я сопРУ у БилиГетцаПятого эти его идиотские миллиарды и отдам их вам? Просто так. За бесплатно...»

Сахаров подумал над предложением, от котрова невазможна атказаца:

«Пусть занимается чем угодно, лишь бы не предавался скуке. Эта скука может смениться приступом бешенцтва, и тогда он наваротит такога, что и сам не рад будет. А человечество не много потеряет, если дом Гетцоф перестанет существовать... Чума и В.И.Черепкоф, на все его дома.»

Часть №13.(А-Ха-х-а-ха-хааа!!!!!!!!!! - Зловещий, идеотский смех... переходящей в авацыю...)

навеяная часть написана па мативам не-бесизвестнова (на правах рекламы) Театра Апсупта...

А вот сопствена и сама навеяная часть:

А в это самае время, на противапаложной стороне улитцы, пряма из-неоткуда паявилась фигура в длинном чорном площе с красным подбоем и страна аттапыреными корманаме. Шляпа, для пущей интриги, была надвинута па самые брови (нефига не Боярцкий!), гыыы...не угадале!

Фигура, деловито осмотрела по сторонам прилегающие к лабе дворы и прямым ходом направилась на чердак. Чердак был на месте, как-же без чердака? Уютно распаложывшись у разбитого хулиганами окна, незнакометц вытащил из бездонова кармана плаща снайперскую вентофку агромнага калибра системы "Слонобой - кранты Джамбо".

Из другова кормана - три десятка патронов, перемешал их на падаконеке - каг кастяшки домено.. Наугад потянул пять штук и довольно хмыкнул. Все пять, аказались паткалиберными... Черес дуло "Слонобоя..." утромбовал плотно и шомполом все пять потронов в казенник... Наканец-та удовлетвапеный приготовлениями, установил на сошках вентофку, пасмарел в манокль, пасмарел в бинокаль - воткнув в голаву берушы, чета пасчитал на инженерном калькуляторе и ... :

-Бдыщь-бдыщь-бдыщь-бдыщь-бдыщь! - сухо, через масляный глушытель, закашляли выстрелы... В перекрестье прецела незнокомцу было ясно видно, как все пядь пуль отлетеле ото-лба, визжа и искря, полчаса рикошетили па всей комнате.

- Ведать правда-А-А - те-е-етановый крендель... Ну чо, тагда переходим к запасному плану "Х/П (ц).." - сам-себе атдал преказ незнакомец и путоя следы - па наружной пажарной леснеце решительным шагом направился в сторону парадной нового дома академика.

Парадная пустовала гулким эхом-тага - Дваретцкий, как всегда спал сцуко на сваем баевом пасту ва дворе, как "монолетовец" у алтаря. Работа такая у ево, чё паделоть-та... Пракравшись мимо комнат апслуживающего персанала, одной рукой держась за стену, незнакомец начал спускатся в подвал. Пинком, вышибив ветхую дверь и аднавременна, доставая бензопилу, словно ураган ворвался в "святая-святых" патсобное памищение – типа падвал "Могила Клыка".

- А-а-а!!! Они пришли за нами!!! Нет, они ИДУТ за нами!!! - истерично заверещал член-кор профессора и быстро, словно крыса, шмыгнул за деван - с головой прикрывшись котом и псевдоволгам.

Фигура Чорнова Площа двигалась так быстро, что её практически не было видно. Только размытый контур. Летели искры, визжала на запредельных абаротах бензапила, коптя синими клубами дыма - но все без толку. Как сидел Меченый тормозом на деване, так и асталца сидеть... Тока клочья ваты из новай, пачти не юзаной телаги плавна кружылись па комнате словно пух тополей (достал кстате!).

Спустя некоторый атрезак времяни, поняв, что все ево усилия тщетны, незнакометц, отбросил в сторону бензопилу, матюкнулся не па русски и устало сел на грязный пол, где вонюче закурил толстенную, наверно кубинскую сигаРУ.

Сахаров тем временем асмелев вылез из сваиго укрытия:

- Вы кто почтенный?! И к чему весь этот цырк? Вы что-клоун? Так банкет уже закончелся, да и не заказывал я артистов. Полип Фарфоров приехать не смог, а другие,- просто мелочь, недостойная нашего внимания.

- Вы то может и не заказывали... а вот мне, вашего молчаливого друга - заказали, помолчав атветела с еле-уловимым акцентом страная фегура -

- Я - наёмный убийцо высачайшего класса... не, я - единственный!!! Пазвольте представится - Пилат. Понтий Пилат.

- Да-да....Сахаров. Профессор Сахаров. И кто же, его заказал, позвольте палюбапытствавать? Кому, этат лузер, уже успел перейти дорогу? Не беспокойтесь, он ничего не слышит. Глухой как пень... Гы... Но бензапила его не берёт, как вы уже успели убедиться на собственном опыте.

- Да многие недовольны его паивлением на свете. Денег у него наверно много. Сидорович часть праплатил, паследнюю пенсию атдал старый перетц: - "Убей, егго!" Ясно что из зависти - что не ему должны ваггоон и маленькую тилежку золота... Разрабы тоже в доле - говорят, если ево не вальнуть, то запаряца приквелы-сиквелы и прочие ад-доны выпускать под этова "героя"... Некий гаспадин Дотекс заслал долю малую, ну не нраветццо ему что кто-то может теперь за буйки заплывать и перебегать дорогу на красный свет. Ну-а, аснавной-та, заказчег... я думаю, вы поняли - даже есле я не пакажу пальтцем: пенсеанер БилиГетц Пятый. Но я блин умываю руки. Моё искусттво тут без-сильно.

- А не са-афтары ли аснавной подрядчик, а? Может исписались... нечего в руку не ложится??? - азадачился пресперктивами академек.

От са-афтарав: нипанятные слава, как-то инжынерный колькулятор, беруши, google, etc. есьть в яндыксе

Номирнабис

Кагда бензиновый выхлоп немнога развеялся, и стало можно дышать, академиг Сахаров сказал вслух:

- Отлично, Мечяный! БилиГетц Пятый ещё и позволил себе на сегодняшнем банкете довольно грубое замечание на мой счет. Ну что же, заметьте - не я это начал! Его стоит жостко проучить. Вплоть до принятия мер!!! Высшей! Соцыальной! Зощиты! Принесите мне его голаву! И деньги-тожа! Действуйте!.. Да-а-а... у ево тама, в кобенете, на стенке висит Золой диск с ево клятой осью - тожа захавати, хочется на ем напесать - ГОВНО ваша ось, и вы тожа...

Высокое общественное положение несет с собой много неприятных обязанностей. Профессор завертелся, как белка в колесе: визиты, приемы, встречи, деловые разговоры ниапчом, презентацыии и т.д.. За всей этой свекольной батвой он на время забыл о новом задании, которое взял на себя его падапечный. Вспомнил лишь через месяц и, ужаснувшись своей беспечности, поспешно позвонил одному из сваих доверенных литц:

— А даложте мне каково положение дома Гетцов? Есть ли новые новости?

— А каких канкретна новостей вы, собствена, ждете? — са жгучем любопытством переспросило доверенное литцо.

— Да ничего определенного, я вообще, так спрашиваю... в целях павышения абразованости... для расшырения кругазора.

— Ну если вообще, то пока ничего скандальнава не слышно. Дом стабилен как никогда. Стариг Били-вышел на пенсию.

- Да-а-а?!.. Благодарю вас!

Сахаров атклютчил спутнековую мабилу и бросился по коридорам и лестницам в подземелье.

Когда он вошел - мягко сказано, точнее будет - влетел в «Могилу Клыка» (так он теперь называл свое прежнее жилище), он опять увидел что за месяц нефега не паменялось в королевсве Дадском: Меченый па прежнему сидел на диване в позе Мыслителя аднаво ис класеков = Бессмертный тупа смотрел прямо перед собой в одну точку и о чем-то размышлял. На коленях у него на сей раз примостился кот Шрёдер, а красавец псевдоволг по-прежнему лежал в пыли его у ног.

При появлении профессора банда бессмертных даже не пошевелилась. Сахаров несколько раз тряхнул Меченого за волосы и тут же аццки чихнул - от столбом поднявшейся пыли.

Бессменный с трудом очнулся и вопросительно глянул на профессора.

— Какова (пи-пи-пи) вы до сих пор (пи-пи-пи) не отправились выполнять свое обещание, Дункан!? — орал старик, вращая яблоками глаз и неистово шлепая губами.

Кащей-Бессмертный пожал плечами. В глазах его было совершенно искреннее - деццкое недоумение.

— Да отвечайте же вы, чорт вас задери! Где тут блокнот, где авторучка?!

Он сам выхватил из кармана письменные принадлежности и сунул ему в руки. Мечены взял их и нехотя написал:

«Вы чево бухтите-та так, окодеми-и-ик? Пожар что-ли случился? Дак он мне па барабану, яже негаримый. А?!»

— Вы еще и издевае-е-етесь?! Почему вы до сих пор не отправились приводить в исполнение приговор, который сами вынесли БилиГетцу Пятому? В какое положение вы меня ставите перед всеми? Я уже предсказал крах кампании! Уже месяц назад предсказал! Я дал брокерам карт-бланш на скупку акцый - па любому!!! Вы хотите, чтобы я прослыл пистуном и бакланом? Что вы тут делали целый месяц?! Я же вас за йазыг не тянул!

- прадалжал истерить сумашедший учоный, па омерикантцки; - "Мад кто-та"

«Во блин! Я не знал, что уже прошел целый месяц, — спокойно написал Меченый. — Я думал, что вы ушли полчаса назад. Как, однако, меня накрыло, профессор! Вы удивили меня. Так ведь недолго прозевать и всю вечность… Но не волнуйтесь, это вредно в вашем возрасте. Сегодня же я обязательно займусь Гетцом. Он лопнет, как мыльный пузырь, так что треск пойдет по всем биржам мира! На Зоне, профессор, я убивал гигантских кровасосов. А помните калодетц, через который я проник под риактор? Он был сухим стописят лет. А я его разрыл, и он до сих пор беснуется и бьёт фантаном…

Так и людей… Я же могу раздавать короны, как мелкую монету. Но и могу давить промышленных королей, как тараканов. Ступайте, Сахаров, не мешайте мне думать и готовиться к выступлению! Ничего, что прошел месяц. Сегодня я наверстаю упущенное время. Не беспокойте меня попусту. Считайте, что макро-софд с ево "Дверьми" у вас в руках. А будете мне ЕЩЁ надаедать - я ВАШУ дверь падажгу».

— Хорошо, я верю вам, — сказал профессор, прочитав эти строки, и, папирхнувшысь до сих пор летающей па падвалу "Клыка" ватой, продолжел сваи нраваучения:

— Я верю, что вы выполните свое обещание и спасете мою репутацию. Чтобы вас не стеснять я отправлюсь путешествовать. Неатложные дела требуют маиго непасредственного пресутствея. Надеюсь, к моему возвращению БилиГетцПятый будет повален, а его денги станут мелеардами Сахарова-Первого. Я приду через полгода, Мечены. Желаю вам успехов в труде и счастья в личной жызне!

Наверна это канетц! Или нет?! Каротче таг: Предканетц! Иле Приквел канца?!

Будучи стопудова уверен, что на этат-то раз Меченый возьмется за дело основательно, профессор в тот же день отправился в путишествие, сначала на Йомайку, а потом в круиз по Бибирево.

Благо собираться ему было недолго: натыкал цыфры на трубке мабилы, заказал место в автобусе, сунул в один карман штанов пластиковую карточку "Шиза", в другой - литр вотки "Козаки" — и в путь!

Дворецкому он велел рассчитать Равшана и Джамшута, не спать на посту, и никому из посторонних двери не аткрывать. Дабы не дапускать расхищения капиталистической собственности на вверенном ему объекте охраны. Поверенным же, приказал зорко следить во все сваи восемь глаз за положением дел БилиГетца Пятого.

Член-корр искалесил,весь мир развлекаясь и атжыгая в свое удовольствие. Был даже в Бразилии, где много диких абизьян, и проживает варюга модов гражданской наружности с трудно произносимым именем Каркоборо. Приблизительно через полгода, пресытившись ащущениниями, он вернулся домой. Теперь ему не нужно было запрашивать своих поверенных. Он и без них узнал из газет, что положение кампании Гетцов не только не пошатнулось, но, напротив, укрепилось на несколько новых мелеардов денег - за счёт увеличения объема инвестицый из России.

Предчувствуя недоброе, одним из задних местов, Сахаров пешком отправился к жене Кащея. Он застал Василису Прекрастную в очень глубоком трауре...

Кстате - траур был ей к летцу, атметил в моске старый ловелас. Атписав ей ва всех падробнастях состояние бессмертного, аццкий академиг сказал:

— Вы должны помочь мне расшевелить его, Офелия. Он должен чем-нибудь заниматься.

Пусть хоть грузчеком на работу устроитца! Ну, или варавать вагоны пускай идет. Тока чтоп не сидел каг Пном-Пень! Его депрессия таит в себе агромнейшую апасность - вот-так завсегда наченаютцо мировые патрисения па типу: "Ве-е-есь мир мы до основания и астатки паделим..." Когда-нибудь он поднимется и совершит нечто ужасное!

Как там, в песне паётццо; "Земля дрожыт ат мощнасти такой, ах как он бьёт ногой наш Дункан!" Да ещё с андронным калайдером не все в парядке... Все это может окончиться всемирной катастрофой! В каторый рас уже Вселенная на грани каллаппса...

Изольда недолго думала и ответила сразу:

— Профессар, я считаю вас убийцей. Я ненавижу вас! Вы - убили Кенни!! Вы - маньйаг-паранойик с шызоидальной манией величия, усубленой детцким компексом эгоцентризма, а также кризесом познева среднева возраста... Никто не сравнится с вами в ваших эгоистических устремлениях пакорить вселеную, разве что Император Викториан III?! Но он далеко...и сейчас не с нами...Вы -хуже чешуйчатога ахтунга овада... Аднака, я все-же хочу прейти вам на помощь. Но не за-ради вас, а ради моего сына, ради всех людей на плонете и Чистава Неба над галавой.

Сахаров сдержанно поклонился и повел Джульету к машине... "Альфа-Ромео" - между протчем... ручным тюненгованием изотовленая... из из Т-72. Пре помащи агромнаго напильнека,кувалды, и кокой-та ...или-чьей-та..матери

Сертце женщины болезненно сжалось, когда она очутилась в мрачных подвалах "Магилы Клыка". У нее было такое чувство, словно она входит в склеп, и выхода из него уже не будет никогда. Профессар отмыкал дверь за дверью и наконец, привел её к «логову бессмертных».

В комнате было темно. Все лампочки в люстре могёт перегорели. Но скорее всего, это павеселился Чубайтц - напаследак,из вреднасти, перет распродажей за не-надабнастью расфармированым РАО ЭС РФ...

Профессор вынул ручной фонарь на ботарейках и осветил им внутренность комнаты.

Наташа вскрикнула, увидев группу бессмертных.

Паходу - канетц.

Они сидели, как заскриншотеные мухи в Янтаре, тех же позах, в каких оставил их полгода назад профессор, но грязь пад нагтями, поуки, мыши и чешуйчатые оводы с молью преобразили их до полной неузнаваемости, сараканошки сцуки - паели астатки шерсти на открытых частях их тел. Литцо, волосы, одежда бессмертного были покрыты толстым, густым слоем пыли. Слой пыли, то тут-то сям пыл иссечен натоптаными тропками чьихта следов - наверна, моль балавалась... На спине псевдоволга свили себе гнездо бессмертные АЦЦКИЕ микемаузы. Между туловищем Меченомбо и телом кота Шрёдера повисла густая сетка паутины. Глоза у всех были раскрыты, но на них тоже лежала серая пыль. Зрачки на свет не реагировали.

Сахаров вынул платок и бережно стер пыль с лица Макклауда, словно это был не живой человек, а каменный статуй - па типу "Девушко с вислом", или "Вово Ленен в детцве - продумывает план ГОЭРО"...

Бессмертный оставался неподвижен, как изваяние. Терминатор - с севшей в конетц йадирной батарейкой...

Академиг долго раскачивал голову Меченого и светил ему в глоза фонарем как омерикантцкий палитцейский на дапросе первой степени, астервенело бил его па щекам литца чорной резиновой дилдой, наконетц бесмертный горетц стряхнул с себя оцепенение и сознательно посмотрел на пришедших.

Он сразу же узнал Офелию. Но это не вызвало в нем ни малейшего оживления ни в каких местах... Ме-е-едленными, каг у паследнего тормаса движениями рук, он нашарил в кармане блокнот и авторучку "Паркир". Чернила давно высохли. Мечены бросил "Паркер" обпол и достал чорно-белый карондаш - "Ломо". Жестом, приказав Сахарову светить хорошенько, он написал ниже-следущее:

«Дорогая моя, зачем ты сюда пришла? Тебя привел этот сумасшедший старикашко, да? Не связывайся с ним!.. А вы, профессор, не беспокойте меня понапрасну! Придет время, я сам позову вас. Перестаньте-же уже в канец дурковать! Лет-та вам скока?!! Вам уже ничего больше не нужно! По ходу, мне все-таке придетцо паджечь вам дверь... Вы меня дастали, мерский стариг!!! Вызываю вас на дуэль!... Дуэль на бензапилах, тока ваша крофь сможет искупить вам преступление... А впрочем,...нувас...неахотта...я устал...я ухажу...»

Василиса прочитала написанное и своим нервным мелким почерком набросала ответ:

«Ку-у-да-а?! Дункан, милый мой Дункан, опомнись! Того, что случилось, не вернешь, но зачем ты бросил нас? Почему я должна носить траур при живом муже? Идем со мной! Тебя ждет сын! Ты отец, ты должен помочь мне воспитать нашего малыша. Встряхнись! Ты ведь живой, ты можешь жить добрыми делами, а этого достаточно, чтобы не потерять вкус к жизни!»

Но горячее воззвание жены оставило Меченого равно-душным. Его ответ был коротким и категорическим:

«Мне уже ничего не нужно. Желания во мне иссякли. Но я не хочу быть свидетелем, того как:

- состаришься и умрешь ты;

- как состарится и умрет мой сын;

Я не хочу бродить по Земле как зомби среди сплошного кладбища. Кого мне любить? Вы все умрёте!

А я - нет. Все! Прощай, моя Юдифь! Не приходите ко мне больше.

Прощайте и вы, нобелефский лоуреад!»

Сахаров направил луч фонаря на свое литцо и отчетливо зажувал речевым аппаратом, клацая свеже-вставленым фаянцем:

— Мы больше с вами никагда не увидимся. Извинитесь за меня перед далекими потомками, когда они обнаружат вас здесь через 1 (одну) тысячу, ну или там - через стопицот тысяч лет. Я канкретна был не прав. Я теперь все понял. Но уже поздно - что-то менять: себе дороже встанет... Я убедился, что бессмертие человеку не нужно. Прощайте навсигда, мой ниразу неубиваемый друк. Не оставляйте своих товарищей по бессмертию:

Баскервильскога волга и кота Шрёдера, они скрасят вам не одно тысячелетие, когда вам надоест дремать в подземелье, и вы отправитесь бродить по нашему столь неустойчивому, но все, же прекрасному миру. На то будущее время желаю вам доброго настроения и благих помыслов. А пока приятных вам грез, Дункан Мечников! Приятных грез и легкой скуки!.. Да, есле всежтаки пайдете вспаминать былое бродяжнечество передовайте преветы... Ну там, Дом-2, Форум, Агосфер... вопщем сами найдете каму...

Картавый внимательно читал на губах академека эти слова. Но в ответ на них лишь слегка кивнул.

Сахаров, для праформы, стер еще пыль с жывотных, попрощался с ними, грустно заглянув в их широко закрытые глаза, полные глубочайшего безразличия ко всему на свете.

После этого член-кор Окадемеи РАН покинул подземелье, уводя с собой истерически рыдающую Канчиту. Академиг Сахаров приказал Равшану и Джамшуту наглухо замуровать бетоном марки 400 все входы и выходы в подземелье "Магилы Клыка", котором остался, похоронен экза-склетон бессмертия, а вместе с им Дункан Мечников, псевдоволг без имени - пахожий на сцобаку Сэра Баскирвиля и сцукин кот Шрёдер.

...На Земле о них никто больше не слыхал... Навернае...

* Убить мы не смагли, ибо - они бесмертные, решыли просто замуровадь на время...*

*...мы сцуко плакали, но писали - ибо, так нада... патом писали и плакале перечитывая написаное...*

Спасиба всем прочетавшым сей опуз. Но знай, пытливый четатель!Паверь нам на слово, этто, есчо не всё. Обязательно будет -эпелог

* А России нужен Царь... а луче - два...*

Эпический Эпилог.


Мы даже больше скажем - ЗаЭпический Эпилог...


(Кстате,почти не имеющий атношения к асновному тегзту.)

Долго, очень долго сидел, Меченый размышляя о судьбах вселенной; о том, как низко пал моральный облег строителей капитализма; каму на Руси жыть карашо есть; и о прочих других не менее важных весчах...

Например; через скока лет самаразрушаеццо в песок бетон марки 400 - на атлично уложеный гостями из оч-чень Средней Азии...

Что может казать радиоуглиродный анализ в кастях о дате закладки владельца Альфы-Ромеы...

Наверху же, столетия - сменялись столетиями. Революцыии,"Чистое Небо", войны группировак, выбросы в ноосферу...

"Магилу Клыка"- разрушили напавшие на Зону иноплонетяни, потом,спустя небольшой атрезак времяни, лидер повстанцев КузерМега, при помащи стамегатонного пулемета и красного малатка,победил их всех. Заадно, рас уж так масть катит - абьявил себя Императором Всея Белыя и Малыя Зоны Викторианом III и Единственным.

Долгие века стонала Зона пат пятой этого тирана. Но и он не вечен. Ушол,забаненый,в далёкие дали не папращавшись....

На месте бывшей лабы - вырос очень густой криваберёзовый лес с аццкими троллями и призывна го-гочушими русалками.

По лесу - с пугающей частотой маршировали рэдскинхедды. ....Шагом марш вногу...Шагом мар-рш....Туда-сюда... сюда-туда... Левай... Левай...Правай...Ать...Два!! Песню запевай...

Несут,хоронят,плачут мать-отец,

Закололи ночью во дворе,

руки ломали,резали ножом,

суки,пытали скина за пацанов.

Скин чертям не выдал никого.

Скин смеялся в очи смерти глядя.

Наступит день,весна придет во двор

Наступит ночь-возмездие настанет!

Моя Россия,русская земля,рано сгинул тебя покинул я.

Сгинул,не гулял,да не любил...

Я-скинхед,кавказцами уби-и-и-ит!

Мой черед пришел умереть.

Твой черед пришел отомстить

Однажды, издалека, видимо из Ноосферы, послышался рёв Танкового дизеля. Звук приближался. Это был, специальный - агнимётный Танк. Он беспащадна жжог йадирным агнём... и там, где проходил этот, мадифицырованый железный друк - сразу же становилось ясно, ху ис ху...и кто тут - классег, и - гений - парадоксов друк...

Па каким-то неведомым никому катакомбам, уходя от пагони, с трудом пробирался обыкновенный сталкер, грешник - по клитчке "Гат". Гнали его, и свои, и Чужые....а также Хыщниг и Дэвед Блейн са таварищи. Немнога атарвавшысь от трудов по убеганию и лекко пробив "именной мантерофкай Гордона" изрядную дыру в бетоне, он попал в какое-то странное памищение - типа падвал: "Так, вот ты какая - магила Клыка" - ни-испужался Гат оглядывась из стороны сторону... Мрак и запустение царили в этом Богом забытом месте. Многовековая пыль пакрывала все ва-крук. В очередном углу он заметил что-то непанятное, невяжущееся с акружающим диссонансом, куча чево-то... странного?

- Пседогигант пабывал? - падумал он. И туд-же: - Да не-е-е, - перебил сам себя мыслями беглетц: - как бы он тут пролез-та, он же здаровый каг таварный вагон .. Нада пасмареть паближе - на предмет добряков в корманах...

Падойдя на расстояние удара ножом,он нечаянна громка чехнуф, смахнув при этом всю пыль. Вглядевшысь увидел...

- Екты-ыш...вокак... статуйбля, работы древнех угнетаёмых мастеров наверна.

"Кот.Сцобака.Чилавек - братья бля, они навек?!"

Так наверна называтццо. Каг бы мне это, атсюда вытащить? На Сотбизе талкану, ну иле, на Кристизе - вканце-то канцов, какая разница - англы, пендосы - бабло-то немеряное заработаю. Вот этта павезло - таг павезло... куплю сибе домиг в деревне... литров ... нацать, и весь асартемент... кефиру, ворентца, ряжынки, сливак с тварагом - размечтался Гат.

Вдрук, внезапна, кампазицыя стала распадатцо на атдельные саставляющие....

Зашевелилась...

- Сцукаблянах!!! Каменный йопта гость!!! Нихуйасибеструйа!!! И здесь сцуки меня достали - заорал сталкер, лихарадочна заряжая свой гауус.

Шурх...шурх...шурх... - раздались негромкие выстрелы. Но беспалезно... Статуй вставал как домкрад пат БелАЗом... и даже недумал падать...

- Да что такое твариццо - та!!! Да сдохни же ты, Дез-Де-Мо-но!!! - стревенея зубами вапил Гат - лихорадочно тиская в укладке новую абойму.

Видя, что все его усилия беспалезны, отбежав в угол, сталкер достал звуко-шумовую гронату "Магний+Люминий":

- Ну, нет падло, жывым ты меня точно не вазьмешь... Врагу не сдаё-о-тццо наш го-о-ордый "Варяг"....

- Э-У-Ы-Э - МАМАМЫЛА РАМУ...УШУРЫШАРЫ...ЧИХУАХУА...Э-У-Ы-Э-У-Э... - паслышалось мычание из угла...

- Ну и шо это за такое?! - задался вапросом, немнога придя в сибя от пережытова греховетц: - Что за тиатр адного немого?

- Я. ТИ-ПЕРЬ. МА-ГУ. ГА-ВА-РИТЬ... Только вот йазыг отвык за столько лет - эхом ответило что-та из угла.

- Ну и чё? Я тоже - магу гаварить; хуйпестабля... - съязвил Гат, невыпуская однако гранату "Ядерная Зарница" из рук.

- Из чего ты в меня стрелял смертный?! - спросило существо.

- Из ггаууса, из ччегго же есчо. Только ты какой-то непробиваемый. Как бронепоизд - атветил грешнег.

Та-а-ак..- пачесав затылог, и падняв тучу пыли,сказал статуй: - что ты знаешь об оружии "Гауус" смертный?!

- Что вы всё "смертный" да "смертный"... абидно же... Меня Гат ващета зовут, если чё...

А тебе никто раньше не говорил, что ты красивый? М-м-м...?

- Атвечай! Не юли, как политег на предвыборной кампанеи. Мне неважно как тебя зовут.

Ты сам сюда пришол. Тебя некто не звал. ЖЫТЬ хочешь?! - с угрозой давя голосом на слово "ЖЫ-Ы-ЫТЬ" спросило существо.

-Канешно хочу. Тока не с табой, хуйня титановая... Шутка йумора... Счас вспомню... как же тамбля?, а!

Вотъ, примерна таг:

"Пушка Гаусса состоит из соленоида, внутри которого находится ствол. В один из концов ствола вставляется снаряд. При протекании электрического тока в соленоиде возникает магнитное поле, которое разгоняет снаряд, «втягивая» его внутрь соленоида. Снаряд при этом получает на концах полюса симметрично полюсам катушки, из-за чего после прохода центра соленоида снаряд притягивается в обратном направлении, т.е. тормозится.

Но если в момент прохождения снаряда через середину соленоида отключить в нём ток, то магнитное поле исчезнет" - аттарабанел как на уроке йуный физик.

- Ага. Это многое абьясняет. Как мне не хватает, этого болтливого старика... Что он бы сейчас сказал? Наверно, примерно так:

-Да-да.... Меченый: "Параметры обмотки, снаряда и конденсаторов должны быть согласованы таким образом, чтобы при выстреле к моменту подлета снаряда к середине обмотки ток в последней уже успевал бы уменьшится до минимального значения, то есть заряд конденсаторов был бы уже полностью израсходован."

"Предельна Сверх ЗаЭпический Эпилог, повествующий больше о сталкере Гате, и других, не менее калоритных персонажах мира Теней, чем о так называемом, якобы глухонемом бессмерном существе с множеством имён, фамилий и падпольных клитчег. А так же, приоткрывающем завесу над тайной экзоскелета бессмертия, делающий очень далеко идущие выводы о смысле жызни и о творчестве в часности..."

- Зна-чед, импульз, говаришь... Не все предусмотрел профессор, далеко не всё.., - с трудом, бутто варочая камни йазыком сказал Мечены.

- Я канежна дика извеняюсь, но какой профессор? Не Преображенский случайно?

- спросил греховетц - а то я его знаю: - Абыр...абыр...валг..Атлезь гнида...

- Не-а-а... воть этот: - Да-да - Сахаровсбля. Непризнаный геней савременности. Изабретатель экзоскелета бессмертия. И других палезных аццких девайсов - па типу карболовый Энергетек и есчо чевота... Он думал я не смогу гаварить, и не буду слышать ничево... и всё это цельную ввечносдь. Он жоско ашыбся... Жалка что он теперь не сможет асознать этова. Бездна лет пролегла между нами... Тысечилетия минули...Бетон, и тот рассыпался в пыль...

- Э-э-э!? Ты чево? Каккие тысечилетия? Ты чево гонешь-та? А то что бетон расыпался, так этта панятна. Равшан - два кхуль сцмент прода-аль - батинка купии-иль... красивый...

Фтарой год как пошол. Жыв твой профессар, сто-пудова жыв. Ещё - "Чисто небба" не вышло! Я-та точна знаю. У нас в клане чуваг есть - "Тихий" в братцве зовут. Так вот он каждый день зарупки делает на ручке баивой мотыги, мол: 52 дня асталось... 51 день...

Тока вотвалнусь я, если ети падлы, из ГСК, срок перенесуд - двинеца брат во грихе "Тихий"... И очень громка двинеца - на почве патсчетов!!!

- Что он сче-та-ет, а? - из вежлевости поинтересовался бывшый наглуханемой, а нынче потецеальный поциент логопеда...

- Дак скока дней асталось да кантца светта. Калайдер же скоро запустит Темный Андрон.

И тагда - всем злобные кронты придут. Накроетцо вселеная медным тазеком... Э-эх...

А пажыть та хателась... Дел у меня много - пригарюнелся Гат.

На "кодовые слова" о кантце всего света, глоза бесмертнова вспыхнули как 2 (два) Аликсандрийских мояка.

- А вот, я говорить начал, назло окодемеку Да-да, хоть и плоха - но всеж-таки... А есле он, сцуко и с бесмертеем, мякка говаря наепал, а? Ну, не савсем праду мне скозал?

Слыш ты, простой сталкер, как там тибя? Гат? - А памащнее ветовки Вовко Гаузо у тебя есь што?

Акакжы, - горделиво выпитил Гат - Воть, именая монтерофка Гордона! Нарас тчерипа сносед!!! В месте с замками и бампераме, ыыы!!!

- Нукась засвети мне хэдшот в... ну куданить, побольнейшей... - выдал Цэ-У бесмертный - Хочу удостовереца что этод совдепавский плафесар падляну не впарел...

-Привет!) А тебе никто раньше не говорил, что ты красивый? М-м-м...?

- начал издолека атвлекающщий моневр простой Гат-сталкер.

А сам тем временем атводил руку с мантеровкай себе за спину... Чтоп замах пабольше был...

- Набля! Держи, паскудо титановое! - с крикам ужоса, ничто же сумлящеся, са всего размаху захератчил гваздодёром с победитовыми лапками пряма в середину лоба бессмертнова наш отважный греховетц....

Бзыньтцц!!! - Вдребезги напапалам....

Вячеслав "Tank 72" Густов


Охотник - Перезагрузка

Положенный отдых длится вечно. Наконец, я не выдерживаю, и иду проситься на работу сам. Мор собран, хмур, и нетерпелив.

-Слышал о мире А10?

Это вместо «Здравствуй».

-Проблемы?

-Некоторые. Не волнуйся, ты продолжаешь работать по Земле.

Туземное название уже прижилось.

-Что ищем?

-Ты будешь смеяться – местные религиозные мифы один в один повторяют постулаты нашей основной религии.

А ведь и верно…

-Надо проверить, не случайное ли это совпадение. Работать будешь под прежним прикрытием.

-А он?

-Он сейчас бот. Заработал денег, обзавёлся домом.

-Так быстро?

-Мы помогли, если честно. Короче, будешь отрабатывать взаимодействие с РПЦ через Сержанта. Одна из ключевых фигур – Андрон. Вот, прочитай и вырази согласие.

Бараньим взором пялюсь на схемы.

-Ах, да, у тебя не загружен блок криптоанализа. Выдаю разрешение.

Внимательно читаю данные, в одном месте запрашиваю дополнительный модуль логистики. Всё ясно.

-Одобряю.

-Отлично. Выгрузить секретные блоки! Отключить центр логистики!

Глупею.

Приготовиться к трансферту памяти!

* * *

Новый дом уже обжит и обустроен. Ремонт, конечно, влетел в копеечку. Спасибо Сержанту. Если б не его ценные советы, платить бы мне, переплачивать вдвое и втрое. А вот, кстати, и он.

-Не спишь? Есть работа.

Ныряю в знакомый портал. Мир «Сталкера». Минуту всматриваюсь в окружающую панораму. Что-то кажется незнакомым и чужим. Что? Не могу понять. Впрочем, это чувство тут же проходит, и я, как по мановению волшебной палочки, успокаиваюсь. лиза. Ц через Сержанта. человек в белом (Мор?) п, промелькнули Луна и Солнце, затем всё заполнили нереально яркие звёзды, и я очнулся.

-Да что же это творится!

Недоперебитыйноживой с силой бьёт кулаком по стойке. Кулак немаленький, и стаканы на стойке подпрыгивают, не пролив, впрочем, ни грамма.

-Ладно – скупает у бандитов старое оружие и продаёт лохам как новое, но моим именем-то зачем называться?

-Тебя знают, доверяют. А как он, кстати, твоё лицо скопировал?

-Да никак! В противогазе торгует! А голос подделать – как два пальца обмотать…

Успокаивается так же внезапно, как и заводится.

-В общем, Охотник, ты меня знаешь. К врагам я беспощаден, а для друзей – всё, что хошь! Выручи, я тебе столько «модифицированного» оружия подгоню…

-И фотонку?

Тень улыбки.

-И её.

Отыскать нелегального торговца оказалось легче лёгкого. Первый же «зелёный», сделав таинственное лицо и страшные глаза, шепчет координаты и пароль. Это и в самом деле недалеко. Прохожу около полутора километров, по пути нахожу «Мамины Бусы». Надо же! Перед дверью не могу сдержать улыбки: лачуга лже-Недоперебитого похожа на оригинал как две капли. Шепчу в замочную скважину пароль. Медленно, со зловещим скрипом, дверь отворяется. Прохожу. Внутри таинственный полумрак, за прилавком стоит таинственный самозванец. Оглядываю товар. Нда, а выбор-то недурён!

-Что желаете?

Чуть не вздрагиваю. Голос, интонации – всё совпадает! Вот, кстати, и первый прокол – не слышно характерной «противогазной» глухости. Голос свеж и звонок, как будто обладатель только что съел дюжину перепелиных яиц и полчаса распевался «ми-ми-ми, соль-соль-соль».

-Дезерт Игл сорок пятого калибра с лазерным прицелом!

Продавец, если и удивлён, то вида не показывает. Молча лезет под прилавок и достаёт искомое.

-Что-то ещё?

-Узи, девятимиллиметровый.

-Пожалуйста.

Оттягиваю затвор, нажимаю курок. Сухой щелчок.

-Ещё?

-Плазмофазовую винтовку диапазона 40.0.

Пацан, наконец, врубается в ситуацию.

-Эй, я не Джон Коннор!

Сгребаю за грудки.

-И не Недоперебитыйноживой. Открой личико?

Аккуратно снимаю газ-маску. Надо же! И впрямь – Гюльчатай. В смысле – девушка.

-И скремблер отключи. Давно разбойничаешь?

Быстрый взгляд вправо-вверх. Счас соврёт. Предупреждаю ложь:

-Мы всё о вас знаем.

И демонстрирую значок Администратора. Он очень похож на настоящий. Заодно с помощью чита вламываюсь в базу данных. Знак, тем временем, производит должное впечатление.

-Ой, только не стирайте аккаунт! Пожалуйста, я для вас всё-всё-всё…

Всё-всё-всё мне не очень надо, для этого есть проверенные профессионалки, а под твоим ангельским обликом вполне может скрываться и парень. Кстати, база тем временем выдаёт мне имя. Всё-таки девушка!

-Вот что, Тамара…

Дёргается, до последнего не верила, что просеку по базе. И тут вспоминаю, что это имя уже слышал. Совсем недавно. Новая знакомая Недоперебитого! Вот оно что…

-Всё незаконное сдать на Базу!!

-На какую…?

Подбавляю металла в голос:

-Базу Временного Хранения Задержанных Вещей!

-А…?

-И незаконно заработанные игровые деньги тоже!

-И…?

-И магазин! То есть, я хотел сказать, незаконный магазин мы сами потрём!

Если она просто украла у Недоперебитого пароль, дубликат магазина исчезнет сам собой максимум через сутки.

-И бан на двадцать четыре часа! При нарушении – навечно.

Будет сидеть тихо, как мышка. Продолжаю пугать дальше.

-А твоего сообщника Недопере…

Взвивается.

-Не надо! Он ни в чём ни виноват! Я просто хотела немного заработать!

Надо же. Любовь?

-А что ж ты мне предлагала?

Понимает.

-Я Вас провоцировала. И записывала разговор!

Нажимает кнопку под прилавком. Из-под потолка слышу свой бас:

-…диапазона 40.0!

Предусмотрительная, блин. Если бы я в самом деле был Администратором, мог бы получиться неплохой инструмент для шантажа.

-Ладно.

Демонстрирую сочувствие и понимание.

-Если Вы обещаете больше не совершать незаконных действий…

-Никогда! Никогда-никогда!! Никогда-никогда-никогда…

* * *

Подсчитываю свою незаконную выручку и готовлюсь к непростому разговору с заказчиком. На обратном пути решаю испробовать читерские возможности, и, последовательно превращаюсь в тушкана, кровососа, псевдогиганта и снорка. Снорком оказывается прыгать прикольнее всего, и, распрыгавшись, не замечаю, как влетаю на поляну, на которой горит костёр. У костра, прервав на полуфразе разговор, сидит компания из пяти спецназовцев. Немая сцена.

Заученным движением прыгаю к ближайшему, сворачиваю ему шею, перехватываю автомат и направляю на остальных. У этих остальных как-то внезапно и одновременно отпадают челюсти и очень широко округляются глаза. Ой. Однако, думать уже поздно, и я, по памяти воспроизведя охотничий рык снорка, прикладываю «Обокан» к плечу, и, четырьмя выстрелами уничтожаю четыре хлопающие глазами неподвижные мишени.

Не успеваю проверить рюкзаки, как ощущаю чувствительный сейсмический толчок. Оборачиваюсь. Псевдогигант. Задумчиво пережёвывает ствол моего «Винтореза», наступив для большей устойчивости на мой вещмешок. Ах ты тварь! Бормочу код «Озверин». Гигант что-то читает по моим, закрытым стёклами противогаза, глазам, и, с необычной для такого веса скоростью, пытается смазать лыжи. При этом пробуксовывает на остатках моих вещей. Гад!!! Одним прыжком подлетаю к подлому зверю. Рывок читеризированных мускулов – и в моих руках дёргается оторванная псевдогигантья лапа. Получай!

Кровожадно потрясая трофеем, поворачиваюсь. На краю поляны стоит, и мелко крестится, здоровенный наёмник. В руке навороченный помповый дробовик, однако, навести его на меня даже не пытается. Кажется, он близок к обмороку. Нда, пойдут теперь разговоры… Что-то лепечет:

-Ай… Ай… Айм писфул сталкер, ай донт килл сноркс…

Американец? Срочно мобилизую свой английский, и проговариваю первое, что приходит на ум:

-Ай Ди Эф Кей!

Наёмник хлопается на зад, и исчезает. Догадываюсь – выход по недопустимому воздействию. Кровяное давление зашкалило, наверное. Ёлки-палки, хоть бы не инфаркт! Поспешно привожу себя в человеческий вид, заодно шукаю в базе данных. Джон Питерс, двадцать один год. Слава Богу, не старик. Быстро собираю манатки, и иду к Недопере…

* * *

-Тамара? Какая Тамара?

Недоперебитыйноживой недоуменно хмурит брови. Потом звонко хлопает себя по лбу.

-Ах, эта! То-то у меня бумажник с органайзером пропал! Говоришь, беспокоилась за меня?

Роется в записной книжке. Смотрю на фото. Здоровенная, под два метра ростом, толстая тётка, и рядом несколько щуплых парней.

-Студентка. Из параллельной группы.

Просмеявшись, выпиваем ещё по пиву. Про конфискованный контрафакт благоразумно молчу.

Могут ли снорки разговаривать?

На вопрос Джона Питерса отвечает бессменный пиар-менеджер компании Джи Эс Си Юрий Бесараб.

-По замыслу игры - снорки – это бывшие люди, которые в результате чудовищных экспериментов утратили часть функций, в том числе двигательных и речевых.

-Так снорки не разговаривают?

-Я не знаю, можно ли это назвать речью. Между собой они обмениваются набором понятных только им команд.

-Однако…

-Однако, иногда, при совпадении ряда обстоятельств, эта речь может быть воспринята, как разумная. Понимаете, есть такой эффект – когда долго слушаешь разговор на непонятном иностранном языке, подсознание вычленяет слова, похожие по звучанию на слова, понятные слушающему.

-То есть…

-То есть, мы принимаем бессмысленный набор звуков за разумную речь!

-Но всё же…

-Но всё же, мы никогда не говорили, что процессы в мозгу снорка нельзя обратить. В самом деле – если есть процесс, превращающий человека в биоробота, почему бы не быть и процессу обратному?

-Так снорки…

-Так снорки, при определённом стечении благоприятных обстоятельств… Но, я, однако, ограничусь намёком. Безусловно, мы не можем выдавать в эфир все секреты игры.

-Большое спасибо. С Вами был Джон Питерс, внештатный корреспондент «Игровых Новостей».

Жив, курилка! Выключаю визор.

* * *

-Ты бы ещё консервных банок притащил!

Я строг, но справедлив. Для того чтобы выполнить очередное задание Сержанта, мне приходится некоторое время побыть Сидоровичем. Руководство МПИ в курсе. Не знаю уж, что им наплели. Разумеется, Сидоровичей в игре много, и большинство из них боты. Однако сервер фильтрует данные подходящих под описание, и, все они направляют свои виртуальные стопы ко мне. А дело заваривается нешуточное. Начиналось как обычный вызов. Но вот заданием Игорь огорошил…

-Да. Именно бот. Именно проклял.

С недоверием смотрю Сержанту в лицо. Он совершенно серьёзен.

-Что-то я туплю. Объясни ещё раз!

-Важный для нас сотрудник АГБ в прошлую пятницу был проклят. Сейчас находится между жизнью и смертью. Мы делаем всё возможное, но тебе лучше поторопиться.

По его мнению, то, что я сижу здесь и выспрашиваю информацию, которую он скармливает чайными ложками – это потеря времени.

-Его проклял бот? Как???

-Перед смертью.

У каждого игрока есть кастомайзинг – сумма индивидуальных настроек. Например, хочешь, чтобы боты при встрече говорили тебе «Хэллоу!» или «Салям!» вместо стандартного «Здрасьте!». Или в бою орали не стандартные фразы типа «Заходи слева!», а что-нибудь более закомелистое – флаг в руки! Наверное, можно изменять и предсмертные слова…

-Он что, сам вставил это проклятье?

-Конечно, нет. Тут постарался кто-то из хакеров, мы над этим работаем сейчас. И ещё – это дело отчётливо попахивает серой.

-И, конечно, имени этого бота он не запомнил? Только примерное описание?

-Блин, а ты всех убитых ботов по фамилии помнишь?

А верно. Кто их запоминает? Не до того в сутолоке боя.

-И что, после респауна он что-то будет помнить?

-Конечно, нет. Но это и не нужно.

Всё это я прокручивал в голове, не забывая делать хмуро-мужественное выражение лица, и хмуро-мужественным голосом вещать:

-Ну, проветришься – заходи.

Открывается дверь перед очередным посетителем, и, одновременно приходит сигнал: «Сдай дела». Добросовестно нажимаю на кнопку «Сдать дела».

Оказываюсь в «подсобке». Игорь уже там. Протягивает незнакомый экзоскелет.

-Переодевайся.

Разбираюсь с системой креплений, заодно получаю последние новости.

-Накрыло его. Попал в пси-аномалию, так что теперь он – зомби.

Хорошая новость.

-Так он теперь не сможет, в случае чего, произнести проклятье?

-Во-первых, проклятье имеет силу только в случае его «смерти». Во-вторых, ты уверен, что кастомайзеры об этом не позаботились?

-И что будем делать?

Я в некоторой растерянности.

-Я переговорил с Админом. Сейчас сюда подгонят «Ураганы».

Ого!

-Как перед публикой объяснимся?

-Объявлен рейд по зачистке зомби. «Бей зомбей», «За чистый разум», ну и всё такое подобное. С призами и фейерверками. Но ты не волнуйся, в опасный район никто, кроме спецотряда не попадёт. Ты, кстати, командир.

Лестно.

-У твоего отряда будет антимагическая защита. Так что, действие проклятия будет сильно ослаблено.

-Насколько сильно?

-Не нервничай. Твой экзоскелет, кстати, с боем выцарапали из запасников игры. Абсолютная защита от стрелкового огня, взрывов, воздействия радиации, и прочего. Единственный экземпляр. Так что контроль над исполнением – на тебе.

-В смысле?

-В смысле – после огня «Ураганов» ты лично обойдёшь всё. И проверишь. Если надо – добьёшь.

Весёленькая перспектива.

-Впрочем, если боишься…

Думаю две секунды.

-Не боюсь. Если что – ты меня вытащишь. Да и в такой броне по Зоне прогуляться – это ж мечта!

* * *

-Вашу ж мать!

Штыком наотмашь – благо, в беспечно-радостной толпе убийство проходит незамеченным.

-Посторонись, уроды!

«Ураганы» вышли на позиции, вот-вот сыграют, а я всё ещё не могу выбраться из объятий конфетно-серпантинной толпы.

-Мать, перемать, супермегамать!

Я совершенно точно не успеваю. Мой суперотряд уже рассредоточивается по болотине – у каждого нашивка «Спешл» на рукаве, и уверенность в сокрушении всех зомбей в мире в сердце. Лишь один я знаю правду. Часть правды.

-Вашу ж мать!

Уроды, с вашими флажками, баннерами и прочей хренью! Я не успеваю, и, вертолёт «Ми-177», демонстрируя чудеса взлётных характеристик, улетает без меня. На нём не меньше пяти съёмочных групп со всей возможной аппаратурой.

-Расступись!

На ходу связываюсь с отделением реактивной артиллерии. Новость хорошая – всё готово, машины перенастроены, снаряды подвезены. Новость плохая – из-за толпы в районе залпа, произвести нечто вразумительное невозможно. Я зверею.

-По азимуту! Под мою ответственность! Прямой наводкой!

Наверное, такого ещё не было. Установки залпового огня (среди «Ураганов» замечаю четыре «Смерча» и две установки особой мощности «Тяжин») синхронно производят ЗАЛП…..

Вырванная с корнем осинка бьёт наотмашь, и, улетает далеко-далеко. У меня абсолютная защита, мне по барабану. Врубаю максимальную скорость, и бегу к пункту назначения.

Мне никто и ничто не мешает – суммарная мощность залпа могла бы заставить покраснеть и Хиросиму. Замечаю сзади и слева группу телевизионщиков – впрочем, через секунду их слизывает повторный залп. Деревья гнутся, и, с мучительным стоном, оставляя насиженные корневища, летят, уничтожая и круша всё, прикрытое бронёй ниже класса «С».

Съёмочная группа канала «2+3» получает дубовый апсдец – завывающие наподобие бумеранга ветви мгновенно производят просеку в рядах пришедших поглазеть сталкеров, заодно уничтожая группу наблюдения и анализа. Мне уже всё фиолетово («Тень», ты знала, на что шла?) – корректирую огонь, стараясь не выпустить никого и ничто, в какой-то момент эмоции окончательно берут верх, и, с диким криком «Баррра!», зажав «Винторез» мёртвой хваткой, я устремляюсь в прорыв.

Остатки спецотряда, выжившие после удара, подхватывают оружие. Я слышу трели «Валов», суматошные очереди «Зигов», в них причудливо вплетаются взрывы тридцати- и сорокамиллиметровых гранат, мне в правый глаз отчётливо прилетает чья-то оторванная кисть с гранатой, и, я зверею. Дальнейшее, к сожалению, я помню весьма смутно.

-Вперёд, рахиты, на Стамбул!

Передо мной мелкое болотце. Почему стоп?

-Мочиии!

Как же давно я тебя ждал!

-Щёлк!

Девятимиллиметровая пуля входит, корёжа и взрывая слабый мозг.

-Извините, не могли бы Вы дать интервью Четвёртому Каналу?

-Линда?

-Охотник?!

И, в этот момент, приходят характеристики очередной точки респауна. И, одновременно:

-Модератора накрыло!

Вызываю штаб:

-Какого Модератора, как накрыло?

-Такого! Послали его к точке старта, трупы за тобой выгребать! Дали баномёт…

-Баномёт?

-Ну тела с поля удалять как-то надо?! Вот и сварганили по-быстрому бота и дали ему права модератора. Не самим же бегать! Прибор на скорую руку соорудили – к обычному «Валу» прикрутили скрипт бана! Уже убитому не страшно – просто исчезает старое тело, и осуществляется быстрый переброс на респаун-поинт.

-А неубитому?

-А неубитому – бан! И угораздило же его в «пси-аномалию» влететь!

Ёлы ж мои палы…

- У моего экзоскелета защита от бана есть?

-В любом случае – ты ближе всех! И учти – боезапас у него – бесконечный.

Линда поднимает глаза от блокнотика. Вид у неё слегка прибалдевший. Интересно, что за информацию пустили в пресс-центр? Распахивает глазки:

-Мы пойдём охотиться на Безумного Модератора?

Сразу же делает важный вид:

-Ах да, ты же не знаешь! Следующий этап Зомбитона – охота на зомбированного модаратора. В знак демократичности праздника – чтобы простые пользователи видели, что перед законом все равны!

Каким законом? Да, быстро у нас штаб работает. И название празднику уже придумали – Зомбитон. Что оно, интересно, означает? Однако надо торопиться. Если туда в самом деле доберутся простые сталкеры, это будет самый недемократический праздник в истории.

* * *

У костра, чинно отпивая время от времени из пустой бутылки, сидят четыре бота.

-А вот я какую историю расскажу!

-Мужики, зомби не видели?

Запыхавшись, врываюсь на полянку. Рассказчик, однако, не уделяет мне никакого внимания – он должен досказать. Остальные тоже – они «слушают».

Ждать окончания скрипта мне невмоготу – оторвался от Линды всего на пару шагов – подбородком нажимаю кнопку связи со штабом, и вдруг…

-Бум!

Пуля попадает в голову рассказчика. Остальные моментально расхватывают автоматы, переходя в боевой режим. Из-за ближайшего покорёженного «КамАЗа» (Сколько лет он здесь стоит с момента аварии? Крепкие раньше вещи делали) характерной «роботообразной» походкой выходит искомое физическое лицо модераторской наружности. На нём высокотехнологичный «научный» экзоскелет высшей защиты, а значит, с одной пули его вряд ли завалишь. Он же, как и полагается зомби, в котором все ресурсы организма мобилизуются на боевые нужды, чрезвычайно проворен и меток.

-Шлёп! Шлёп!

Две пули, и два бота улетают в электронную Вальгаллу.

-Урра!

Линда рывком поднимает камеру, и начинает снимать. Только бы не решил, что это оружие…

-Мачииии!!!!!!

Последний бот падает, извиваясь и демонстрируя все возможности анатомического движка. Остался я. Ну, быть или не быть…

-А ну вперёёёёд!!!!!

Время – условная штука. Когда надо – оно может течь очень медленно. Плавно перевожу ствол вправо и вверх, довожу с учётом движения…

-Щёлк!

«Винторез» выплёвывает раскалённую гильзу. Безумный Модератор некоторое время стоит, затем шумно падает на колени. Затем исчезает. Чудо-«Вал», к сожалению, исчезает тоже.

Линда хлопает в ладоши.

-Ты победил Безумного Модератора!

Не в силах сдержать эмоций, вешается мне на шею. Я стою, и, почему-то мне это ужасно приятно. В таком виде меня и застаёт очередная команда.

-Охотник, он примерно в пяти кэмэ к северу! Точные координаты неизвестны, попробуем навести с вертолёта!

-Линда!???

Это уже не из шлемофона. В двух шагах в составе съёмочной группы стоит Ингеборге. И так смотрит….

-Ладно, девочки, мне пора!

Стараюсь дипломатично не доводить дело до скандала, а, если честно, попросту убраться подальше от двух разъяренных дам. Душа, между тем, отнюдь не прекращает петь, а вместо этого, выдаёт новые, невиданные доселе рулады. И чего я радуюсь? Не понимаю сам.

-Охотник, поправка, четыре километра на северо-восток.

Принимаю поправку, и влетаю в аномалию. Электра. По привычке зажмуриваюсь, однако создатели суперкостюма своё дело знают. Экзоскелет держит удар.

-Охотник, мы тебе танк в помощь послали!

И подозрительный смех.

-В смысле?

-Трупы за тобой убирать. Чтоб очередного Безумного Модератора не получить, взяли Т-72, поставили баномёт, получился Баномётный Танк – БТ-72! Бугага!!!

Вот сволочи.

-А ИИ вы ему какой поставили?

-Да взяли три стандартных из экипажа, и в один объединили!

-А он к пси-излучению иммунный будет?

-Конечно. Они ж все в танке! Ой… Блин! Толя, дай команду на возврат! Поздно, он уже на автомате! Какого…

Связь обрывается. Ну, Кулибины… Не хватало ещё Безумного Баномётного Танка… А, впрочем, одной легендой меньше, одной больше.

Хотя, надо теперь думать, как бы и под его удар не попасть. Надеюсь, они баномёт не к пушке прикрутили? Не успеваю додумать мысль.

-Охотник, будь осторожней!

Едва не вляпываюсь в «карусель».

-Что такое?

-Недалеко от тебя собирается несанкционированный митинг. Привлечённые нашим праздником сюда собираются апы и аны.

-А кто это?

-Отстал ты от жизни. Антипатриоты и антинационалисты. Вообще-то, по жизни они конкуренты, но сейчас объединились.

-Чего им надо?

-Агитируют за проведение гей-парада на Красной Площади.

Спотыкаюсь и чуть не падаю.

-На реальной Красной Площади? А здесь-то что забыли?

Небольшой, но крепко стукнутый на всю голову тушкан выпрыгивает из-за камня, и, с видом «всех порву, один останусь», пытается прокусить экзоскелет. Некоторое время безуспешно стараюсь стряхнуть настойчивого зверя, затем смиряюсь, и, уже не торопясь иду дальше. Невдалеке сенсоры действительно улавливают сильный шум. Вроде бы, там очередной Лагерь Новичков.

-Это они?

Небольшая пауза.

-Да нет. Это новички собираются тех апашистов и ананистов мочить.

-Кого?

-Ну апанистов и анашистов… Тьфу! Апов и анов.

-Как?

Я что-то плохо соображаю. Да ещё подлый тушкан пытается прогрызть в ботинке норку.

-Апально и анально! Из ПМов своих, блин, как ещё?

-Так «покраснеют» же новички! В бандиты будут зачислены все.

-Именно! Бондор уже лапы потирает. Там человек двести уже. «Полному Песцу» - сразу на треть пополнение. Если все к нему. На праздник народ пришёл поглазеть.

Снова перехожу на бег. Чтобы срезать, лечу через Серый Лес, в другое время нипочём бы не сунулся, но сейчас от аномалий иммунитет, так что можно попробовать. Проскакиваю насквозь, и, останавливаюсь. Впереди снова звуки. Но уже другие.

-Эй, а мальчишки нас симпатичные мочить придут?

-Как это с их стороны нетолерантно.

-Да они же просто фаашысты! Нет, ещё хуже – патриоты!

Вот ёлы. А мне ж мимо них пройти надо. Броня, конечно, защитит, но как-то очень неприятно. И вдруг, в какофонию расслабленных неформальных голосов вплетаются знакомые звуки. Скрежет траков по старому бетону. Удивляюсь, почему нет рёва дизеля, и только через секунду понимаю, ЧТО это.

-Ой, это телевиденье нас снимать приехало. Хотя нет, не телевиденье…

Секундная пауза, и, стократ усиленное динамиками:

-Заряжай… МАЧИИИИ!!!!!!!!!!!

Он всё-таки попал в ту аномалию… Смеяться нету больше сил, поэтому я просто, скупо и лаконично докладываю о ситуации. Через минуту на связь выходит Сержант.

-Охотник, отбой. Отследили мы бота, он в гравиконцентрат попал. Слабенький, правда. Но выйти не может. Где-то через час его добьёт.

-Может, мне помочь?

-Не надо. Мы засекли магическую активность, лучше не рисковать. Подождём следующей реинкарнации. А ты отдохни с часик. Хочешь, к нам на чашку чая загляни?

-Да я уж как-нибудь перекантуюсь.

* * *

Выхожу из игры, и, не торопясь, иду по вечернему Диптауну. Присаживаюсь на скамейку. Сразу же в руки порхает какая-то рекламная газетка. От нечего делать читаю:

«Арестован покупатель контрафактного аспирина!

Как всем давно известно, покупка нелицензионных лекарств – одно из самых страшных преступлений. Недавно пенсионер С….»

Лень читать про пенсионера С. Переворачиваю страницу. Там небольшой, но доходчивый комикс. На первой картинке радостные детские лица – детки играют в песочнице. На второй – в куче песка что-то подозрительно блестит. На третьей – дети гурьбой бегут по направлению к источнику блеска. На четвёртой – кровавая лужица на песке. Дует ветер – и она складывается в надпись «Останови производителей стекла!»

Что-то я давно нигде не видел песочниц. Далее идут агитки «Долой клонофобию!» и «Гражданские права Виртам!». Скучно. Листаю ещё.

Весь следующий разворот – реклама «Ньюс-Лив». Чувствую потребность развлечься. Служба «Ньюс-Лив» - сравнительно недавно вошедшее в моду явление, когда мировые новости озвучивают сами ньюсмейкеры – известные политики, министры, даже президенты. Правда, тут есть забавный нюанс. А в главный зал пускают только журналистов...

Активирую наладонник. Захожу на «Медиа Интернэшнл». Плачу небольшой сбор и регистрирую виртуальный журнал. Как бы его назвать? «Урюпинский Олигарх» - пошло, да и, кто бы мог подумать, занято! «Вечерний Кровосос» - тоже. Ещё пара попыток выдумать оригинальное название – и удача. Газета «Джедайская Правда»!

Быстро заполняю первый выпуск всякой шелухой, надерганной из других изданий, не забывая указывать первоисточник, затем пару минут мастерю виртуальный бейджик. Меняю повседневный костюм на элегантную «тройку»… Готово! Кликаю на баннер «Вход», меня втягивает в газету, и, через пару мгновений (хорошая связь!) – вуаля, я внутри. Верчу головой, читая надписи. «Зал Технических Новостей». Интересно, но не сейчас. «Скандалы, интриги, расследования». Нет. «Экологии сельского хозяйства». Тоже вряд ли. «Запад - Восток», читает А. Смайлер. Расплываюсь в улыбке. Абдулла Смайлер, он же «Брюссельский Перец» - временный глава Евросоюза! Вглядываюсь в строчки поясняющей информации – так и есть, запись! Ну, сейчас повеселимся!

Перед записью любой новости ньюсмейкер проходит интеллектуально-психологический тест, благодаря которому операторы «Ньюс-Лив» формируют его виртуальное Альтер-эго, или, говоря профессиональным жаргоном журналистов, психоматрицу. Данная матрица занята в основном тем, что в отсутствие самого ньюсмейкера отвечает на вопросы журналистов его голосом, используя его внутреннюю логику, и оперируя сведениями, почерпнутыми из специально по такому случаю составляемой базы данных. И вот тут иногда бывает интересно.

Настолько интересно, что, бывает, иные политики вовсе не рискуют этой службой пользоваться. Однако, популярность – дама капризная. Хочешь быть в заголовках – будь на виду.

Что касается Смайлера, то он уже долгое время является персонажем шуток и беззлобных анекдотов, за которыми охотится и которые запрещает Министерство Пропаганды ЕС. Бывает, и авторам достаётся год-другой Сахарской Исправительной.Будучи ещё только кандидатом в Европарламент, Смайлер не имел совершенно никаких шансов на успех. Ещё бы – белый гетеросексуальный мужчина-католик. Но, хитро извернулся, полежал месяц в клинике, и – вышел оттуда, блистая наичернейшей кожей, и двумя, как бы это помягче сказать, псевдомолочными железами. Потратил кучу денег, конечно, зато, на следующий год уже – глава ЕС. В больнице же принял ислам. До этого был то ли Майклом, то ли Томом.

Захожу в зал, становлюсь в очередь. Пристраиваюсь за репортёром «Канадского Лесоруба». Передо мной ещё с десяток журналистов, есть время обдумать вопрос. Покуда вслушиваюсь в происходящее:

-Скажите, что Вы думаете о новом Законе об Антирекламе?

-Я считаю, что это правильный закон!

-Что Вы думаете по поводу расстрела спамеров в Китае?

-Я считаю, что права человека были нарушены!

-Многие говорят, что Вы некомпетентны!

Присматриваюсь. Молодая то ли японка, то ли кореянка.… Читаю бейджик: «Женьминь жебао». Однако.

-Я считаю, что я достаточно компетентен для своей должности!

Приходит идея. Дожидаюсь ответа на вопрос лесоруба, и, вставляю свои семь копеек в мировую журналистику.

-Что Вы думаете о проблеме самоубийств в среде зелёных энцефалитных клещей?

Смайлер замолкает. Я почти вижу, как мечутся электроны по цепочке «Экология – здравоохранение – политика - право»

Наконец, выдавливает:

-Мы не против эвтаназии, как таковой…

Замолкает. В зале, между тем, слышны первые смешки.

-Но окружающую среду нужно защищать!

Смешки становятся громче.

-Что Вы думаете о проблеме самоопределения молодых половозрелых сусликов весом менее пятидесяти килограммов?

Сейчас электроны бегают дольше. Проблема самоопределения явно из числа наиболее щекотливых.

-Мы с удовольствием примем их в нашу братскую европейскую семью!

Смешки переходят в смех.

Кую железо, пока горячо:

-Является ли шведская семья полноценной моделью европейской?

Лёгкий ступор и блестящий ответ:

-Нет, это шведская семья берёт европейскую как модель!

Смех за спиной перерастает в полноценный гогот. Громче всех веселятся китаянка и, почему-то, канадский лесоруб. Вежливо благодарю за интервью и испаряюсь.

Ну, теперь интернет похихикает! Впрочем, такому слону, как Смайлер, одной такой дробиной больше, одной меньше.… Возвращаюсь на ту же скамейку. Газетёнка уже улетела, вместо неё в руку настойчиво тычется пульт с большой красной кнопкой «Плей».

Время ещё есть. Включаю, и, как раз попадаю на очередной антирекламный ролик. Серьёзного вида бородач в белом халате проводит какой-то опыт. Неприятная бурая жидкость в реторте в течение двух секунд (показан значок ускорения времени) разлагает здоровенный кусок мяса. Потом растворяет вилку. Корродирует металлическую деталь.

Бородач показывает крупным планом надпись на реторте: «Кока-кола, лабораторный образец, обращаться с осторожностью», и, глядя в камеру, с лёгкой грустью произносит:

-И вот это вы пьёте?

Добавляет с оптимизмом:

-Пейте Пепси!

Кадр застывает, внизу появляется надпись: «Ни один пункт закона об антирекламе не нарушен».

Переключаю канал, и попадаю на свой любимый космосериал «Истребитель». Бравый герой как раз очистил от вражеских роботов здание инопланетного музея, и получает от правительства какую-то награду. На заднем плане живописно дымятся руины того самого музея. Некоторое время с интересом наблюдаю за развитием сюжета, однако, через положенные законом десять минут фильм снова прерывается на рекламу.

Бросаю пульт на скамейку, и, не спеша иду по Большакова-стрит. Дорогу мне, однако, перегораживают две фигуры в строгих чёрных костюмах. Смотрю на них внимательно: Один негр, другой европеоид неопределённого пола.

-Корреспондент «Джедайской Правды»? Пройдёмте с нами, у нас к Вам пара вопросов.

Решительно освобождаю рукав, и, посылаю европейских хорьков туда, куда они, по моему глубочайшему внутреннему убеждению, уже не раз ходили. Все эти штучки насчёт внушительного вида и голоса мы уже знаем, проходили. Нету у них здесь никаких прав.

-Мы просим Вас пройти добровольное сканирование канала связи.

-Да ну? С какой это стати?

Вежливо обхожу нахохлившихся шпиков, и, насвистывая «Не плачь, Сюзанна», удаляюсь. Смотрю на таймер: Пора. Время, что называется, провёл весело и с пользой.

Вхожу в игру, сразу получаю сообщение: «Включи связь». Включаю.

-Охотник, есть новости. Мы тут вместе с программерами поработали, и нашли способ справиться с проблемой. Технические детали тебя не касаются, от тебя требуется, чтобы в течение часа с ботом ничего не случилось. Чтобы его никто не убивал, чтобы он не попадал в аномалии, и всё такое прочее. Справишься?

-Как его зовут?

-Эдуард «Вампир» Драгунов.

-Ого! Шутники ваши программисты. Ладно. Где он?

Эдуард сидел в одиночестве у костра, потягивая пиво из непрозрачной бутылки. Я усмехнулся – проще изменить прозрачность объекта, чем сделать адекватное наполнение нескончаемой жидкостью.

Увидев меня, «Вампир» обрадовался:

-О, привет! Пойдём на кабана?

-Не, в лом. Давай тут посидим.

Уловив ключевое слово «в лом», объект усмиряет охотничий инстинкт, и включает подпрограмму «Душа компании».

-А ты знаешь историю про сталкера, которого тёща «заказала»?

Ох, лучше бы мы пошли на кабана. Но, делать нечего, терплю.

-А вот ещё что про Сидоровича и плотей на Кордоне рассказывают…

Украдкой смотрю на часы. Не выдержав, запрашиваю срок действия подпрограммы. Получаю ответ – от пяти минут до часа. Достаю банку энергетика, пью, бараньим взором уставясь в костёр.

-Приходит как-то контролёр в бар…

-Порвался у снорка противогаз…

-Однажды украли у бандита гитару…

-Подходит кабан к плоти…

И, конечно же, пропускаю момент атаки.

-Вась, смотри, какие боталы!

Два молодых бандюгана с интересом разглядывают мой прикид.

-Ты посмотри, какой комбез козырный!

Мой подопечный трясётся в позе «руки за голову», работают подпрограммы «Испуг» и «Заложник».

-А ты чего, чудило липовое? Руки за голову, на!

Нетиповой лексикон, мимика и жесты. Не боты – игроки. Замедленно тянусь к вещмешку, достаю непочатую бутылку водки. Прикладываю к закрытому забралу, «пью». Отрываюсь, радостно смотрю на прибывших.

-О, мужики, а пойдёмте на кабана охотиться?

На меня подозрительно косятся.

-Вась, странный какой-то бот. Может, у него подпрограмму заело?

-Да, такое бывает. (Громко, как глухонемому) Эй, мужик! Мы не пойдём с тобой на кабана! Мы тебя грабить будем! Грабить, воровать, ройберн, стил, ферштейн?

Полиглоты хреновы. Подыгрываю:

-О, йа. Ихь канн ойхь ферштеен!

Первый бандит толкает второго:

-Ты чё наделал! Он на немецкий теперь перешёл! Может, просто его шлёпнем?

-Ты что, сбой в программе вызовешь. Античит сработает и фиг тебе, а не комбез! Эх, классный. Не меньше косаря уйдёт!

-Да ты чё «уйдёт»! Сам носить буду!

Про моего подопечного уже благополучно забыли. Тормошат меня за плечо:

-Эй, мужик! Мэн, как тебя! Нихт шприщ зе дойч, андестенд, понял?

Включаю инглишмена:

-Йес, ай андестуд!

-Блин, он теперь на английский перешёл! Чё делать? Ты глянь, какая броня, какая система фильтрации! Может и впрямь – читануть?

-И долго ты читанутый комбез проносишь? До перезагрузки?

-Да, ситуёвина. Слушай, а если с ним, правда, на кабана пойти? Кабан его грохнет, а шмотки – нам.

-Давай! Эй, мэн, ду ю вонт ту хант э пиг? Блин, как «кабан» по-аглицки будет? Ви-ви, наф-наф, пьятачок, ферштейн?

-Йа-йа!

Делаю ещё «глоток» из неоткупоренной бутылки.

-Да кабана он сам грохнет за нефиг делать! Надо на химеру идти! Она его точно сделает!

-Придурок, она и нас с тобой сделает! Эх, в аномалию бы его заманить… Так доставать потом проблемно. Да и повредятся вещички-то!

Мне надоедает, и я, выключив внешний динамик, связываюсь со штабом:

-Спецы, у меня в рюкзаке граната плазменная есть. Можете ей внешний вид изменить на пять минут?

Там лёгкий шок.

-Зачем? Ну, если очень нужно…

-Тогда слушайте…

Отставляю бутылку, поворачиваю голову:

-Мужики! А не хотите на Поле Артефактов сходить?

В ответ два очень жадных взгляда:

-Хотим!!!

Достаю из мешка гранату. Больше всего она теперь похожа…, нда, господа программеры, я вам эту шутку припомню. Впрочем, кнопка видна отчётливо.

-Через две минуты вон за теми кустами (показываю, за какими), откроется невидимый проход. Чтобы его визуализировать, надо активировать этот артефакт. Встаньте поплотнее друг к другу, артефакт держите промеж себя. И нажмите на эту, хмм…, кнопочку.

Бандиты с подозрением смотрят на меня, артефакт и кнопочку, потом жадность пересиливает осторожность. Слышу долгое «Топ-топ-топ-топ», затем короткое «Буммм!». Снова связываюсь со штабом, даю отбой. Сейчас по всей Зоне плазменные гранаты обретают первозданный вид. Если повезёт, то никто ничего и не заметит.

«Вампир» же по истечении действия «Испуга» переходит в обычный режим.

-Чего погрустнели, мужики?

Некоторое время Эдуард развлекает сам себя игрой на гитаре, я же смотрю на секундную стрелку своих «Сталкерских». И, опять не замечаю подхода гостей. Их двое, оружие за спиной.

-Здравствуйте, братья!

Кто братья? Кому братья?

-Задумывались ли вы, братья, почему этот мир так причудливо раскрашен?

В недоумении пытаюсь разглядеть причудливость раскраски в сером подзоле, серых пыльных кустах, сдуру смотрю зачем-то на серый пепел прогоревшего костра. Потом понимаю, что люди имеют в виду не конкретно этот мир, а мир вообще. Блин, проповедники! И сюда добрались. Вообще-то, я эту публику знаю. Расскажут свои байки, потом покажут пару чудес. Ну я вам сейчас…

-Спецы, опять левого заработка захотелось?

Секундное молчание, затем трубку берёт Сержант.

-Да, Охотник, что такое?

-Спроси у этих спецов двинутых, с кем они сегодня о чудесах договорились?

Снова пауза, мой вопрос переадресовывается обратно в святую святых ГСС. Через некоторое время озвучивается ответ.

-Секта ксенофилов. День массовой работы у них сегодня. А что, сильно достают?

В рамках полномочий, которыми меня наградила РПЦ в лице Сержанта, я, наверное, почти Бог. Вот сейчас и проверим.

-Что за чудеса?

-Да ничего особенного. Лицо их предводителя на пять секунд в небе мелькнёт. Так никто из посторонних и не заметит, всё в определённое время, в определённом квадрате. Если знаешь, куда и когда смотреть – увидишь, если нет…

Оправдываются. Это хорошо.

-Что ещё?

-Ещё лозунг. Небольшой. Насчёт братской любви всех цветов…

-Тоже на пять секунд?

Некоторая заминка.

-На минуту. А что?

-Деньги уже получили?

Проповедники уже успели разобраться с ботом, и, переключают внимание на меня. Я сижу лицом на восток, тупо пялясь в пространство и шевеля губами – общаюсь со спецами. Со стороны меня, наверное, можно принять за какого-нибудь пророка.

-А ты, брат, согласен с Теорией Великого Спектра?

Поднимаю взгляд. Отшатываются.

-Кого ты, сын ослиной кобылы, посмел назвать братом? Да я…

Приходит вдохновение.

-Я из секты «Тамбовские Братья»!

В глазах у проповедников сомнение.

-Знаешь ли, брат, настоящие верующие не называют себя сектой. Мы говорим – религия, организация…

Но меня уже несёт.

-Именно это и пытаюсь втолковать вам, о, нечестивые! Вы погрязли в гордыне! Вы всегда считаете правоверными только себя?

Очень удивлённые лица.

-А Вы?

-А мы не считаем! Мы знаем, что мы не совершенны! Что наши заблуждения ошибочны! И именно это даёт нам право обличать вас – мерзких ханжей!

Наблюдаю неподдельный интерес.

-Вон какая у Вас доктрина… А что, это может быть интересным. Не подскажете контактный телефончик? А впрочем, неважно. Раз Вы сами признаёте свою концепцию ошибочной…

Ухитряется изобразить мимикой неподдельную вселенскую грусть.

-То, может быть, хотите войти в мир истинной веры?

Блин, похоже, ему по кайфу перевербовывать конкурентов. Украдкой смотрю на часы. «Вампир» заканчивает терзать гитару, и, делает вид, собака, что внимательно вслушивается в разговор.

-А чем вы докажете, что у вас – истинная?

Оба снова собраны и уверены в себе. Они на своём поле, здесь их не переиграть.

-Узри же

Широкий плавный жест в небо.

…нашу правоту!

Деловито:

-Да нет, куда смотришь, вон туда!

На небе белые пушистые облачка медленно складываются в текст:

«Уважаемые сталкеры! Сегодня, и только сегодня у нас праздник – День Ксенофоба! Убей двух ксенофилов – и получи полную очистку кармы в подарок, а также, три месяца бесплатной игры! Предложение действительно только сегодня!»

И, с некоторой задержкой:

«Как говорят адепты Тамбовского Братства: Да, я неправ – но это меня не остановит!»

Ёпт! Кажется, я забыл выключить микрофон. Буквы тем временем краснеют, и, застывают, слившись в гигантскую, на полнеба надпись:

БЕЙ КСЕНОФИЛОВ!

Наблюдаю коллективный отпад челюстей. Первым опомнился, как ни странно, младший. Издав какое-то невразумительное хрюканье, он хватает старшего собрата под руку, и бегом ведёт по направлению «ну-его-нафиг-отсюда». В глазах у него, между тем, читаю тщательно скрываемое желание бухнуться к моим ногам и прямо сейчас вступить в «Тамбовские Братья».

А и правда, не основать ли?

Утро пожирателя рекламы.

Следующий день начался с чувства, что я о чём-то забыл. И только войдя в Вирт, я понял о чём. Забыл заплатить. Нет, бесплатно входить в виртуальность можно. Но есть некоторые досадные нюансы… Рванув с места, я бросился к ближайшему отделению Сбербанка. Дорогу мне преградил робот. И вообще, окружающая действительность менялась.

Вдоль дороги, как грибы после дождя, вырастали рекламные щиты. На пустых до этого момента стенах стали появляться вывески. Число прохожих утроилось, причём, если одна половина из новоявленных была обычными реклам-ботами, то вторая представляла собой более грустное зрелище.

Люди. Люди, забывшие заплатить за вирт, или, как всё ещё по старинке продолжают говорить, за инет. На лицах этих бедолаг застыла обречённость, а на рукавах, спинах, и прочих частях тела вовсю хозяйничали рекламные объявления. Мало того, что эти адвертайзеры здорово тормозили вирт, так ещё и не позволяли контролировать своё содержание.

Прямо скажем – небольшое удовольствие представлять из себя ходячую рекламу туалетной бумаги. Или средства для мытья сантехники. Или ещё какую-нибудь гадость. И ничего не поделать – плата за бесплатность! Многие из этих программ, к тому же, не брезговали исподтишка вытягивать из клиента разнообразную информацию. Вот уж это мне точно ни к чему!

Резко потемнело. Я задрал голову – по небу плыл танкер. Громадный, наверное, самый большой из построенных. Медленно и неумолимо он рассекал незримые волны, а затем, внезапно стал переворачиваться. Вот тут и оказалось, что наполнен он был водой. Тонны, кило-, и мегатонны воды ринулись вниз … прямо в гигантскую заботливо подставленную кем-то ладонь.

-Навалился океан проблем? Ниипет! Идеальное решение…

Преградивший мне дорогу робот, как раз и оказался продавцом этого замечательного средства. Да в самом деле, купить, что ли одну? Я схватил робота за руку и рявкнул:

-Ниипет, или ниипет-вирт?

Потом, конечно, осознал идиотичность этого вопроса. Робот, тем не менее, с достоинством ответил:

-Ниипет-вирт. Просто ниипет продаётся в реале. А вот не желаете ли…?

-В баню! Дай одну таблетку!

-Два пятьдесят, будьте любезны. А вот не желаете…

-Держи. И отвянь.

Руки тряслись, я никак не мог поднести успокоительное ко рту.

-Я хотел бы Вам предложить…

-Отстань, железяка!

Робот неожиданно обиделся.

-Я, вообще-то, не железяка. Я вполне себе вирт. И, если Вы страдаете ксенофобией…

Некстати вспомнив вчерашних ксенофилов, начинаю дико хохотать. Вообще, виртуалы, или, как они себя называют, вирты, давно и пока безуспешно борются за признание их разумными существами и уравнивание статуса с людьми.

Вообще, проблема здесь лежит в ИИ. Создавать искусственный интеллект, более или менее копирующий человеческий, программисты навострились уже давно. С тех же примерно пор остаётся открытым вопрос о его статусе.

С одной стороны – программа, выглядящая как человек, говорящая, как человек, и имеющая реакции, адекватные человеческим, вроде как и права соответствующие должна иметь.

Но с другой – как провести грань, кому эти права дать, а кому нет? Тут и в Реале проблема возникнуть может. Вот, к примеру, экскаватор. Управляется, естественно, ИИ. И что теперь? Нанимать его на работу согласно трудовому законодательству? Платить зарплату? А сколько? Если за объем выполняемой работы, то очень скоро роботы станут финансовыми хозяевами мира.

И как быть с соцпакетом? Предоставлять ли отпуск? Как и где «лечить»? Разрешить ли создавать семьи между собой и с людьми? Много вопросов. Опять-таки, служба в Армии. «Товарищ авианосец, разрешите обратиться к товарищу эсминцу?».

Между тем, виртуал, наблюдая за моими спазмами, холодно произносит:

-Да, вижу, что не страдаете. По-моему, Вы ей наслаждаетесь.

Заканчиваю смеяться.

-Расслабься, парень. Просто, сегодня не мой день.

-За инет не заплатил?

Вирт проявляет недюжинную дедукцию.

-Кстати, можешь сделать трансакцию через мой терминал.

Расстаёмся вполне довольные друг другом. Реклама исчезает так же внезапно, как и появилась. Провожу самосканирование – единственный найденный спай-модуль подвергается жестокому уничтожению. Прохожу ещё два квартала, вспоминаю о релаксанте, и выбрасываю таблетку в ближайшую урну.

На Тенях сегодня тихо. Селдес представляет новую программу-переводчик, остальные внимательно слушают.

-Таким образом, программа не ускоряет существенно перевода при общении с носителем языка. Однако – при прослушивании новостных лент благодаря чтению подстрочника фактически получается эффект синхронного перевода. Скачать можно с офсайта Теней. Раздел «Обменник».

-При переводе музыкальных произведений есть дополнительная опция – стилизация под музыкальную культуру разных стран. К примеру:

Раздается оригинальное звучание рэпера Блэк Ганса, и, сразу же, музыкально оформленный под «Владимирский Централ» перевод:

-Гребучая Синг-Синг, ветер с прерии…

Пока народ вдумчиво тестирует новинку, Сел тихо раздаёт задания.

-Охотник! Хорошо, что зашёл. Для тебя есть работа по профилю.

-Украсть кошечку-собачку?

-Взорвать всё к чертовой матери вдребезги и пополам. Вот здесь располагается рекрутская всемирной организации «Бомберика’с Арми». Твоя задача – чтобы завтра на её месте была воронка, а послезавтра об этом несчастном случае раструбили по Би Би Си. Справишься?

-А чит-коды есть?

Вход в рекрутскую оформлен с пафосом – развивающиеся флаги, трубы, пушки времён то ли войны за независимости, то ли дня «д». Во дворе меня встречает супротивник в количестве примерно одного взвода.

Вразвалку подходит раскоряченный сержант, одобрительно смотрит на мои трицепсы. Раскрывает пасть:

-Хакер?

Как это меня вычислили? Ах да, сейчас мало кто качает мышцы, кроме закоренелых обитателей киберпространства. В рядах взвода охраны меж тем слышатся смешки. Кто-то в задних рядах вполголоса очень остроумно рифмует «хакер-мазафакер». Ну всё, казус белли есть.

Отставляю ногу, и нагло гляжу в чёрную рожу.

-Слыхал я, робяты, шо русскому спецназу вы и в подмётки не годитесь?

Шевеление прекращается, на меня смотрят, раскрыв одинаковые, подведённые гигиенической помадой рты.

-Как ты говоришь? В подмётки?

-Ну да. Тут вот уже некоторые говорят, что «Бомберика’с Арми» - фуфло и полный отстой.

Наблюдаю одинаковое покраснение лиц. Надо же – даже негры краснеют! Я же, небрежно достаю из-за пояса рогатку, а из кармана гроздь ржавых гаек. И начинаю охоту!!! Пули из доисторических М-16 проходят меня насквозь, не причиняя никакого вреда. Гайки же, разогнанные чит-системой до очень приличной скорости, сокрушают лбы и переносицы, пробивают новейшие навороченные каски и кевларовые бронежилеты.

Оппоненты один за другим выходят в реал по превышению болевого порога. Я же, прицельным выстрелом снимаю с вышки часового, зачем вежливо машу рукой отирающейся поблизости банде журналистов, и громко так поясняю:

-Эта база только что была захвачена русским спецназом! А теперь посторонитесь, джентльмены, сейчас здесь будет ядерный взрыв.

Взрыв получился что надо! Вдоволь наглядевшись, выхожу из клип-режима. И иду домой – отсыпаться.

Наутро не спеша просматриваю свежую прессу. Странно, о вчерашнем происшествии – ни слова. Открываю карту – вот она, рекрутская, такая же, как была. Ах, вот как! Господа журналисты решили совместить вторую древнейшую профессию с первой! Что ж, будем считать, я уже разозлился.

Вхожу в восстановленную рекрутскую, лихо печатая шаг. Ко мне лениво подходит давешний сержант, но, узнав, медленно меняется в лице. На нём последовательно сменяют друг друга страх, гнев, снова страх, и очень хитрая радость. У остальных замечаю похожую реакцию.

-А мы тебя ждали!!! – Говорит кто-то предельно неискренним голосом. Контратакую:

-Вам понравилось? Я так и знал.

Предвосхищаю реакцию:

-Не бойтесь, сегодня я без рогатки.

Превращаю улыбку в оскал:

-Сегодня я вас буду рвать голыми руками!!!

Кажется, кто-то хлопнулся в обморок. Сержанта, однако, так просто не возьмёшь.

-Ты кое-чего не знаешь, хакер. Во-первых, мы поставили качественную противоатомную защиту. А во-вторых – пауза – мы убрали себе выход по болевому порогу!

Медленно киваю головой. А что – с их возможностями вполне могли это сделать. В голове зреет адский план. Снимаю с пояса ремень и наматываю на кулак. Значит, по болевому воздействию выйти не сможете…

Первым же ударом ломаю челюсть афросержанту. Вторым – разбиваю кому-то переносицу. В меня снова пробуют стрелять – сработанная Селдесом защита держит и пули, и удары прикладом. Успеваю вырубить троих, когда замечаю неладное – остальные, бросив оружие, быстро становятся на колени, закидывая руки за головы.

Сдаются? Не может быть, это же регулярная армия! Хотя… подозреваю, что и здесь нашего брата дурят.

Через пять минут обалдевший часовой с вышки, которого я грешным делом просто позабыл оттуда снять, наблюдал презанятную картину: взвод бомбериканской морской пехоты нарезает круги вокруг казармы, напевая на мотив национального гимна:

-Бомберика, Бомберика – отстойная фигня!

Затем я их заставил спеть «Катюшу», затем «У солдата выходной». Последнее у них очень хорошо вышло. Душевно. Потом уже они взмолились.

-Не надо нас бить! Мы сделали все, что Вы хотели! Как нам теперь отсюда выйти?

А правда, как? Задумываюсь:

-Есть один верный способ. Выход по болевому воздействию на внутренний орган.

-Это как?

-Ну, например я вспорю тебе брюхо и выстрелю в печень!

Солдат зеленеет и молча валится на руки товарищам. Меняю гнев на милость.

-Впрочем, есть и менее болезненная процедура.

На лицах надежда и жадное внимание.

-Выстрел в рот, думаю, не поможет – зубы я вам почти всем поразбивал, и, хоть бы что. А вот если подойти к этому делу с другой стороны… В общем – пробуйте.

Ухожу под глухие выстрелы и аплодисменты журналистов. Хлопайте, хлопайте! В этот раз я журналюг пригласил правильных. Проверенных.

-Навалял супостатам? Даже афросержанта не пожалел?

Игорь, как мне кажется, веселится вовсю.

-Да я, это. Не против сержантов, в принципе…

-Ладно уж. Молодец! Надеюсь, теперь не скоро оклемаются.

Чек радует содержанием.

-А в чём там, собственно, было дело?

-Да ерунда. Сел зашёл с целью ознакомиться, а ему нахамили.

Видимо, правды я не узнаю никогда. С другой стороны, а оно мне и надо? Разглядываю сумму. Что-то происходит в мозгах, и я, повинуясь минутному импульсу, говорю:

-Сержант. А расскажи мне о Боге?

Игорь не кажется удивлённым. И, в течение ближайших минут я узнаю много для себя нового. Нет, кое-что я, как культурный человек, знал и до этого, но изложенная сухим текстом учебника информация чем-то неуловимо отличалась от того, что говорил Игорь. Внезапно, мне показалось, что я услышал что-то важное.

-Стоп! Можно с этого места поподробнее?

Игорь, не показывая удивления моими манерами, начинает объяснять, и вдруг…

Двери виртуального кафе, в котором мы беседуем, стремительно распахиваются. Двое смутно знакомых людей быстро подходят к нашему столику. Сержант успевает достать какое-то удостоверение, а вот я – не успеваю ничего. Удар разрядника бьёт меня под лопатку, я сижу, и не могу сделать вдох. Через пару ударов сердца понимаю – это был не разрядник. Так вот ты какое, виртуальное оружие третьего поколения…

-Привет от Абдуллы Смайлера! – Скалится один из вошедших, и я вспоминаю, где его видел.

Сознание плывёт, пару мгновений я ещё пытаюсь карабкаться, а затем волны под-, над-, и околорассудка выносят меня в белую комнату. Минуту заворожено смотрю на громадную пятибашенную фигуру. А затем вспоминаю:

-С Днём Рождения, друг!

И, пусть у роботов традиции не так органично вписываются в мир, но – праздновать мы умеем не хуже.

-Спасибо, друг! – Согласно традиции отвечает Мор.

-Что произошло? – Память, как и обычно после переноса, работает урывками.

-Тебя убили. Как восстановишься, расскажи – за что.

-Убили?

Хм, а ведь белковые человеческие существа – люди, совсем не так переносят смерть. Для них это трагедия. И хотя их религии обещают… Стоп!

Память прекращает сбоить, и я, рывком (согласно Традиции, в своём возрасте я должен быть импульсивным) принимаю вертикальное положение.

-Я выполнил задание?

-Да. Сейчас информация обрабатывается старейшинами. У тебя из памяти её стёрли, ты уж извини.

Раз стёрли, значит, имели право. Но, опять-таки, согласно Наставлению По Ситуациям 12-95 лениво произношу:

-Да пустяки, дело-то житейское!

Эту фразу кто-то подслушал в одном из миров класса А, и, с одобрения Центрального Вычислительного Центра, она вошла в Наставления Повседневной Жизни.

-Что дальше с тобой делать, вот в чём вопрос…

Изображаю вежливое внимание. Спохватываюсь, и добавляю выражение лёгкой тревоги. Лицевые мышцы слегка гудят – надо будет показаться сервомоторологу.

-Очень уж ты удачно в этот мир вошёл. И контакты хорошие завязал, да и вообще – на своём месте оказался.

Мор думает недолго – ещё бы, пятидесятикратные, по сравнению со стандартном, персональные вычислительные мощности, и, принимает решение:

-Сделаем бэкап.

Бэкап так бэкап.

Быстро связывается с ЦВЦ, там не менее быстро просчитывают ситуацию, и, дают добро.

-Куда меня вернут?

-На начало разговора в кафе. О религии тебе, понятно, говорить уже не захочется. Кстати, новое задание тебе.

-Ага.

-Закачиваю. Активируется в нужный момент.

-Что с агентами Европолиции?

-Они вышли на тебя, когда ты забыл заплатить за инет. Смогли пробить твой

Персональный Номер. Во время бэкапа я им эту инфу немножечко потру, хе-хе!

Включаю вежливую улыбку. Мор смотрит с участием:

-Дружище, тебе надо показаться хорошему сервомоторологу!

-После. Ну что, погнали?

* * *

-Ну что? Навалял супостатам? Даже афросержанта не пожалел?

Игорь, как мне кажется, веселится вовсю.

-Да я, это. Не против сержантов, в принципе…

-Ладно уж. Молодец! Надеюсь, теперь не скоро оклемаются.

Хочу что-то сказать, но забываю, что. На секунду почему-то перехватывает дыхание, потом отпускает. Встаю:

-Созвонимся?

-Конечно. Тем более, на завтра у нас запланирована очень интересная операция. Так что – иди и выспись.

Вячеслав "Tank 72" Густов

(в соавторстве с многими форумчанами)


Охотник - Отдельная глава

-Разговор пойдёт о поэзии.

Я оглядел собравшихся. Сержант был, паче чаяния в, строгой тройке, с моноклем и крупным перстнем-печаткой на пальце. Остальные мало уступали ему по стилю. Дамы - три грации в изысканно-строгих вечерних платьях, и одна в чём-то среднем между туникой и кольчугой, но тоже от каких-то заоблачных кутюр, и господа с тростями и сигарами. Знакомых лиц не оказалось, но это ничего не значило – в Вирте смена образа – достаточно обычное дело. Шепчу:

-Автокостюм!

Программа мгновенно подстраивается под окружение, и, вуаля – я стою перед честной компанией, упакованный и зафрантованый а-ля Евгений Онегин. Насладившись произведённым впечатлением, прохожу к свободному с высокой спинкой креслу и присаживаюсь. Присутствующие молча, и, как-то чересчур живо и осмысленно переглядываются. Кажется, разговор идёт в привате. Сержант церемонно касается монокля, и, я начинаю слышать звук.

-Что ты знаешь о проекте «Жихарь»?

Пожимаю плечами.

-Игрушка по мотивам произведений Михаила Успенского. Драки, магия, юмор. Стёб с элементами литературы. Точно не знаю, сам не играл.

Сержант качает головой.

-А также научно-исследовательский проект Института Литературоведения. Знаешь, чем они занимаются?

Усмехаюсь.

-Искусственного Поэта делают. Машину по производству стихов.

-Правильно. И что ты об этом думаешь?

-Я в поэзии, вообще-то не копенгаген. Но, на мой простофильский взгляд, чтобы создать что-то гениальное, надо вывести определение гениальности.

-Именно!

Сержант выглядит очень довольным.

-Люди, конечно, пишут талантливые вещи и без этого определения. Но у людей есть интуиция! Машина же учится прямо на стихах, попутно их же и оценивая.

Мне становится интересно.

То есть, эта МПИ – на самом деле полигон для Искусственного Поэта? И, по совместительству, Искусственного Критика?

-В общем, да. Нас же наняли протестировать некоторые ситуации.

-Какие?

Сержант разводит руками.

-Ты же сам говорил, что не этот…

Обозначаю улыбку.

-Понял. Так что от меня требуются?

-Провести группу поэтов. Они, по ходу игры будут читать машине стихи. Игровую систему знаешь?

-Не вчера родился. Чтобы пройти в определённое место, нужно прочитать перед специальным камнем, Проппом, стих. В зависимости от него он даст некоторое количество местных денег, которые и расходуются для разных целей, в том числе и для прохождения в закрытые локации. Так?

-Так.

Пробую блеснуть эрудицией.

-А новеллы и устареллы рассказывать можно?

-Стихи. Только стихи. В общем, пойдёте группой, на тебе боевая часть, а поэты будут открывать новые территории.

Улыбаюсь.

-А не проще томик Пушкина взять?

-Не проще. Каждое стихотворение «играет» только один раз. А все стихи Пушкина уже рассказаны. Проверено.

-И запомни – девиз этой игры – «Стёб всего и над всем». Не отстебаешь ты – отстебают тебя. Позволь представить группу:

-Афина.

-Жанна Д’Арк.

-Настасья Филипповна.

-Фаина.

-Берсерк.

-Перейро.

-Граф да Мор.

Какое-то имя знакомое. Впрочем, вспоминать лениво.

-Ну что, берётесь? В начале каждого уровня есть гид…

Начало локации «Наша Гаша»

-Особенно остерегайтесь равшанов!

-Равшанов?

-Это такие маленькие бородатые дети в пионерских галстуках. Налетят толпой – сожрут. Правда, есть от них одно верное средство…

-Какое?

-Монетка?

-На!

-Так вот, равшаны не нападают сразу. Сперва они кружат вокруг жертвы, и, время от времени, радостно кричат: «Равшан!». Если на этот вопль им ответить «Джамшут!», сразу отстают. Плохо только, что отбежав ненадолго, сразу о вас забывают. И, если наткнутся снова, вновь будут рассматривать вас как пищу.

-И что же в этом плохого? Можно снова проорать отзыв.

-Задолбаетесь всё время орать. Правда, есть и от этого верное средство.

-Монетка?

-Спасибо. Дробовик, заряженный солью. Нужно только выцелить равшана с самой большой бородой, и дать по нему залп. Тогда, с ритуальным криком «Зацем ругаесся, насяльника!», тейп равшанов самоуничтожится, или, с небольшой вероятностью, переходит к вам в подчинение.

-Какие ещё трудности?

-Ещё ходит в тех местах сербский призрак высокого уровня Военко Мат. Преследует только чаров мужского пола. Спрятаться от него очень сложно, но есть один способ.

-Держи, вымогатель…

-Благодарю. Надо прикинуться увечным или больным. Поволочить ногу, или очень громко покашлять. Приём со стопроцентным срабатыванием – пустить под себя лужу.

-Фу…

-Есть ещё один способ…

-Не дам!

-Ну и не надо. Вам бы он всё равно не понравился.

-Как тут с пищей?

-Гм. Как бы вам сказать… В общем, есть будете то, что не тонет.

-Да я тебя!

-Нет-нет, не то, что вы подумали. Хотя… В общем, основа местной продовольственной системы – коровы. Они ходят по большому исключительно батончиками «ваунти». Эти батончики так легки, что не тонут…

-Я это есть не буду!

-Ну, или покупайте в тавернах и носите с собой что-то ещё.

-Что???

-В основном, всё безвредно.

Первый Пропп стоял недалеко от гида. Одна из дам подошла к камню, огладила его рукой, и начала:

О, славный мой рыцарь, куда ты идешь?

К каким высотам стремишься?

Навстречу каким просторам, ветрам

Летишь перелетною птицей?

О, милая дева, иду я туда

Где правда бессильна пред ложью.

О, милая дева, путь мой лежит

В темное царство зла.

О, славный мой рыцарь, путь твой тернист.

В дороге не встретишь покой.

О, славный мой рыцарь, прости мой каприз,

Возьми меня рыцарь с собой.

О, милая дева, промчатся года,

Забудешь меня и простишь.

За то, что тебя взять с собой не мог.

За то, что ушел я один.

О, славный мой рыцарь, я буду молить

И ночью и днем всех святых.

О том, чтобы легче дорога была.

О том, чтоб ты помнил меня.

О, милая дева, оставив тебя,

Богатств на полцарства теряю.

Но даже все царство готов я отдать

За эту дорогу без края.

О, славный мой рыцарь, я буду твоей,

Когда твое имя прославят.

И даже когда, терновый венец

Ты примешь, окончив свой путь.

-Браво, Настасья Филипповна!

Первым молча зааплодировал блистательный де Мор, затем к нему присоединились остальные. Кошель, между тем, сразу ощутимо потяжелел.

Первых равшанов встретили буквально через пять минут. Племя, или тейп, как его назвал гид, расположилось на лесной опушке. В центре вытоптанного круга висел над костром уже немного подкопченный мальчик с голубыми глазами, рядом, прикованный к кастрюле толстой железной цепью, сидел несчастный полосатый кот. Из расположенного неподалёку сарая доносилось истошное мычание коровы и довольный детский смех.

С котом происходило что-то неладное. Иногда его глаза загорались красным адским пламенем, он начинал лихорадочно оглядываться, и совершать непонятные ловяще-давяшие движения. Продолжалось это секунд пять-десять, после чего котейко восстанавливал свой нейтрально-кошачий вид.

Равшаны, водящие хоровод вокруг костра, были антрацитово-чёрного цвета. Время от времени они прекращали хоровод, вскидывали к небу бороды, и, на мотив американской кричалки «Кам он, солджер, он ё фит!», громко и слаженно орали:

За столом не будет грустно!

Дядя Фёдор – это вкусно!

Заметив посторонних, один из афроканнибалов подпрыгнул от неожиданности, прищурился, и, радостно-приветливо прокричал:

-Равшан?

Остальные тут же достали вилки и насторожились.

-Джамшут! – Не растерялся граф де Мор.

Аборигены деловито пособирали вещи, свистнули в сарай, и, организованным строем отправились восвояси. Отвязав мальчика, и, с некоторой опаской кота, мы приступили к знакомству.

-Дядя Фёдор! – Обаятельно улыбнулся слегка подкопченный мальчик.

-Кот Шрёдер, бывший Матроскин! – Важно представился кот, и, непонятно почему, с упрёком посмотрел на де Мора.

-Да ладно, Матро… Шрёдер, не сердись! Просто папе был нужен кот для опытов. Он известный учёный, профессор, не могли же мы отказать ему в такой малости! Тем более, что он физик-ядерщик, а не биолог-живодёр.

-Фамилия Вашего папы, извините, не Шрёдингер?

-Вот видишь, все его знают! Матро… Шрёдёр, не сердись!

Кот протянул для приветствия полосатую лапу, и, в этот момент с ним снова что-то произошло. Глаза налились пламенем, рот перекосила нехорошая ухмылка, а когти на лапах увеличились впятеро. Он внимательно огляделся вокруг, закатил глаза, и, в каком-то сомнабулическом трансе произнёс:

-Аццкие мыши… Аццкие мыши заполонили мир. Ом мани падме хум…

После чего произвёл пару непонятных пассов, дико огляделся и завопил:

-Врагу не сдаётся наш гордый Варяг! Мачииии….

Дядя Фёдор горестно вздохнул.

-Это он по своей корове Мурке тоскует. Когда она рядом, он ещё того, держится. Пойду её из сарая приведу – заодно и поедим!

-Нет-нет!

-Не надо!

-Спасибо, мы только что поели!

-Это же надо, сколько батончиков! Только все, почему-то, кофейные…

-Равшан!

-Джамшут!

-Эх, сколько их… Фёдор Михайлович, где тут дробовик приобрести можно?

-Да в любой оружейке.

-Равшан!

-А далеко ли… Джамшут! … до ближайшей?

-Равшан!

-Джамшут!

-Да вон уже, очередной Пропп виднеется!

-Дошли…

Переход на локацию «Невероятно, но фак»

Ах, как давно я не смеялась,

До хрипоты, по-детски, беззаботно.

И что со смехом моим сталось?

Я не смеюсь, я усмехаюсь злобно.

Я разучилась улыбаться

Мечтательно, наивно, с озорством.

Когда пришлось мне попытаться

От боли врать всем шутовством?

Теперь уже никто не сможет

Сорвать с меня мой грим и маски.

Все въелось, обратившись кожей,

И слезы…вперемежку с краской.

Стихотворение сорвало очередной шквал аплодисментов. Кошелёк превратился в довольно тяжёлый колобок.

-Надо тратить! – озабоченно взвесив его на руке, решил Перейро.

-Эй, гид!

-Чего изволите?

-Расскажи-ка, чем здешние места знамениты!

-Пожалте. Во-первых, здешний район единственный, который заселяют знаменитые непарнохвостые мулдаши. От парнохвостых они отличаются миленьким хоботком, растущим под средним глазом. Они довольно опасны – стая из семисот-восьмисот мулдашей легко загрызает некрупного гидроцефала.

-И как с ними бороться?

-Благодарю. Просто тихонько прошепчите: «Эрнест».

-И что?

-Прибежит Эрнест и прогонит мулдашев.

-Какие ещё тайны

-Вот там слева видите развалины психбольницы? Мимо лучше не ходить. Первый корпус контролируют курпаты, новый – малахи. Или наоборот…

-Чем-то друг от друга различаются?

-Названием. Главный и у тех, и у других - Доктор. Только один – Доктор курпатов, второй – Доктор малахов. Запомнили?

-И чем занимаются?

-Бесчеловечными опытами, чем же ещё? Дальше расположены секретные научные лаборатории. Что там происходит, толком не известно. Ходят слухи, что в Лаб-5 доказали, что Бога нет, а в Лаб-10, что Он есть. В любом случае, лучше обойти стороной.

-Куда ведёт эта дорога?

-Хм, по этой дороге тоже лучше не гулять. Есть информация, что здешних пешеходов забирают к себе инопланетяне.

-И что?

-Да, в общем, ничего. Через некоторое время отпускают. Кое-кому, говорят, даже нравится. Снова приходят.

-Нам это не надь! Прочие опасности?

-Ещё здесь водится филологический терминатор. Сбежал с военно-лингвистической лаборатории Мытищинского тракторного завода. Выглядит как обычный киборг, но в качестве оружия использует Слово.

-Одно?

-Иногда два. Понимаете, это была экспериментальная партия. Вы слышали когда-нибудь такие поговорки, как «Слово может убивать», «К штыку приравняв перо», «Язык страшнее пистолета»? Вот кое-кто и задумался над созданием Абсолютного Филологического Оружия. Получился Спек.

-Спек?

-Специальный Портативный Електрический Киборг. Вступать с ним в акустический бой смертельно опасно. Правда, есть от него средство. Глушитель – на порядок снижает нейролингвистическую опасность. Совсем не дорого. Надевается на шею.

-Как работает?

-Как обычная программа-переводчик. Заменяет потенциально опасные для психики комбинации слов синонимичными конструкциями.

-Берём. Ну что, пошли?

-Погодите. А можно ещё одно стихотворение? Я Вам бесплатно думовский дробовик подарю!

-Да ради Бога! Такое пойдёт?

Голод мутный,

Ты стоишь у окна.

Взгляд безумный-

В целом мире одна!

Дым кальяна

Не развеет грусть.

За стеклом серенада,

Не тебе - ну и пусть…

Пальцами узоры

Перестань выводить!

Дикие взоры…

А кого винить?!

Не луне молись,

Позовет – уступишь.

Не шепчи. Не бранись.

Ее не подкупишь.

Ты убей улыбкой

Миллиарды звезд!

Утро не ошибкой

Вырвало из грез.

Солнце ослепило,

Заставляя жить.

За любовь пол – мира

Ну, кому дарить?!

Тепло простились с рыдающим гидом, и, почти сразу встретили искомого киборга. Подойдя к нам вплотную, и, внимательно всех осмотрев, он сразу же перешёл в атаку:

-Маленькие висящие морковки!

Мы недоумённо переглянулись.

-Недозревшие огурцы! Протухшие бананы! Криво выросшие пестики!

-Чего?

-Да идите вы на огуречную грядку! В банановый лес! В ржавую гайку!

-А, это глушитель так работает! – Перейро с уважением посмотрел на хрупкий с виду кулон.

-Так у вас глушило? Ну, это нечестно. И вообще, это в корне разоблачает вашу внутреннюю моральную сущность!

Ругнувшись для порядку ещё пару раз, филологический терминатор Спек уныло побрёл прочь.

Дальнейший путь занял не очень много времени. По совету гида, избегая ненужных встреч, короткой дорогой мы вышли прямиком к следующему камню.

Локация «Тхэк-В-Ондо».

Новый днеь

Пронзительно-синее небо,

Увидела,

Едва проснувшись.

Настойчивая тень слева,

Бегала,

Лица коснувшись.

Морозный свежий воздух,

Ощутила,

Форточку открыв.

Трогательный нежный пух,

Подцепила,

Струя вверх взмыв.

Белоснежный иней,

Ослеплял,

Тополя украшая.

О себе день зимний,

Заявлял,

Красотой поражая.

Зааплодировал даже стоящий неподалёку гид. Когда, он, неспешной походкой, на ходу расстёгивая кошелек, подошёл к нашей группе, мы обратили внимание на его странную внешность: густые седые брови, длинные волосы, завязанные в пучок, и чем-то разрисованное лицо. Так же не спеша, гид поклонился на все четыре стороны, зачем-то сказал «Осс!», и, после небольшого торга приступил к объяснениям.

-Здесь главное не стоять на месте. Не ровён час, какой-нибудь Пьяный Мастер закурить попросит.

-А кто тут вообще обитает?

-Дикое племя – каратуи. Этим, если будут кидаться в драку, сразу кричите «Ямэ!». А если быстро произнесёте «Ич-Ни-Сан-Джи-Гоу-Роки-Сити-Хати-Кю-Дзю», то всё племя впадет в религиозный экстаз на десять минут. Вождём у них сейчас Кун Фуфайтер, довольно неприятный тип. При встрече, главное, сразу признавайте, что его кунфуй сильнее вашего, это многих спасло.

-Ещё?

-Если увидите, что в высокой траве движется нечто полосатое – не пугайтесь. Это Крадущийся Тигр.

-И что он делает?

Гид задумался.

-Да хрен его знает. Пока только крадётся – ничего другого от него не видели. Да, ещё на Затаившегося Дракона не наступите. Затаивается, подлец, где надо, и где нет.

-Опасен?

-Очень! Сразу в суд потащит. Кошелька, будьте уверены, лишитесь.

-Что ж. Спасибо за помощь!

На следующем перекрёстке нас уже поджидали. Бомжеватого вида панда, явно уже с утра навеселе, осмотрел нас критическим взглядом. Обойдя наш маленький отряд по неровной дуге, нетвёрдыми шагами приблизился и произнёс голосом Ильи Лагутенко:

-Панда. Панда Кун Фуфайтер. Бывший парикмахер.

При этом почему-то в упор посмотрел на корову Мурку.

-Матроскин, видя такое внимание к любимой корове, насупился:

-Кот Шрёдер. А что это у Вас, уважаемый Панда, имя-отчество какое-то несибирское?

Панда всмотрелся в кота, икнул, и отступил на пару шажков.

-Ш-шрёдер? Т-тот самый? Да шо ж я стою, прОшу дорогих гостей на учебно-показательную тренировку в их честь! Какой стиль предпочитают паны?

Перейро сделал жест, чтобы почесать шею, Кун Фуфайтер мгновенно уловил движение и, по-своему расшифровал:

-Стиль пьяного мастера, понял. Прошу вон в ту деревеньку, хе-хе. А имя-отчество, ну, хто его счас знает – шо дали, то и носим, хе-хе…

В деревне как раз начиналась тренировка. Субтильного вида новички, внимали командам суровых, покрытых шрамами мастеров.

-И, раз, два, три, принял!

По команде «Принял!» новички, с видимым трудом опустошили по мелкой двадцатипятиграммовой рюмке, скривились, и сделали дружный выдох:

-Йа!!!

На наших глазах один из новичков не выдержал, и, не замечая строгого взгляда наставника, потянулся к тарелке с печеньем.

-Стоять! Упал-отжался! То есть, налил-выпил! Налил-выпил! Налил-выпил! Группа, унесите товарища.

-Ну что, господа, готовы ли Вы к столь нечеловеческим испытаниям?

Видно было, что эта ужасная жестокость тренировки произвела впечатление даже на невозмутимого Панду.

Де Мор молча огляделся, почесал затылок, снова огляделся, и, подозревая подвох, обратился к мастеру:

-А што пьём, милейший?

-Сакэ! – твёрдо ответил самурай.

При звуках этого слова у половины новичков начались конвульсии, другая половина просто побледнела.

-И сколько градусов?

-Тренировочный вариант – десять!

Уже и вторая половина будущих чемпионов сползла под столы.

Не найдя подвоха, Мор нехорошо прищурился.

-Подвинься, любезный!

От его лёгкого толчка, ближайший ученик просто слетел с лавки. Перейро сел, крякнул, передёрнул плечами. От этого движения попадали со своих мест и остальные. Мы зняли их места.

-Ну-с, приступим.

-Что будете пи… эээ, чем будете разминаться?

-Водка.

-Водка?

Плохо сделалось уже и некоторым мастерам.

-Да. Дамам – вина.

-Шампанского! – твёрдо сказала Афина.

-Советского коллекционного! – поддержала подругу Настасья Филипповна.

-Мне экстракта валерианы. Мурке – ферментированного мамонтового молока. – Сделал заказ Матроскин.

Где-то на пятом подходе Перейро, вместо тоста, продекламировал:

Я снова пьян, я снова на коне

Такое состояние души -

Слова сгорают в пепел на огне,

Который невозможно потушить

Слова... приносят ненависть и страх

Так редко радость, и так часто боль

Вот почему в моих бредовых снах

Все призраки молчат наперебой

Я тоже вроде должен бы молчать,

Я тоже призрак в чьём-то глупом сне

Хочу, но не умею закричать -

Я снова пьян, я снова на коне

Оставшиеся на ногах Пьяные Мастера склонились в поклоне. Кто-то протянул маленькую японскую гитару. Перейро перебрал струны и чистым ясным голосом запел:

Послушай, пей - и ни о чем не жалей

Послушай, пей - и ещё мне налей

Послушай, пей - пусть всё сгорает дотла

Мне наплевать на грехи и благие дела

Я не хочу помнить всё,

Всё что было со мной

Я не хочу слушать тех,

Кто стоит за спиной

Я не надеюсь что кто-то

Полюбит меня

Я не надеюсь дожить

До последнего дня

Я не надеюсь дожить

До последнего дня

Послушай, пей - и ни о чем не жалей

Послушай, пей - и ещё мне налей

Послушай, пей - пусть всё сгорает дотла

Я разменял все грехи на благие дела

Послушай, пей - и ни о чем не жалей

Послушай, пей - и ещё мне налей

Послушай, пей - когда не хочется пить

Но я просто так не могу забыть

Я помню всё, помню всё,

Всё что было со мной

Я вижу лица людей,

Что стоят за спиной

Я разменял все грехи

На благие дела -

И что осталось теперь? -

Осталась только зола...

Послушай пей - осталась только зола

Послушай пей - осталась только зола

Осталась только зола, осталась только зола...

-Браво! Ещё!

Перейро пожал плечами, ударил по струнам, и запел на мотив баллады:

Хочешь отдам тебе часть души

Я за стакан вина?

Да ты не бойся, бери себе

Я ведь ещё не дошел до дна

Хочешь отдам тебе за стакан

Радость свою и боль

Мне в этом мире одна цена -

Быть бы самим собой

Вольного ветра хмельной напев

Переплетен в слова

Да наливай ты полней стакан

Светлая голова!

За тех кто с нами и кого нет

Будет стакан пустой

Нам в этом мире одна цена -

Быть бы самим собой

Лучше ушедшим вслед не гляди

И не зови назад

Время ушло и его не вернуть

Это не я сказал

Мелкой монетою на глаза

Платится встреча с судьбой

А одиночеством плачено за

Право побыть собой…

-Бис!

От громких криков очнулись даже ранее упавшие под лавку. Перейро поклонился.

-Ну, а сейчас – весёлая, задорная – моя цыганская!

Ночь, луна - да ни хрена

Ни хрена не ладится

А счастья нет, да жизнь моя

Да по ухабам катится

А по обрыву над рекой

Кони ходят парами,

А где-то рядом водку пьют

Мудаки с гитарами

Стой - не - умирай

Потерпи ещё чуть-чуть

Завтра счастья через край,

Если нынче не убьют

Стой - не - умирай

До последнего держись

Завтра счастья через край

Завтра прость заебись

А дорога - колея

Да на вином залитый стол

Хлопнув дверью вышел вон

И к виску приставил ствол

Да стой - не - умирай

Ты ж чуть-чуть не дотерпел

Стало счастья через край

А ты же так его хотел

Стой - не - умирай

Да сверху гроба три доски

Было счастья через край

Да расхватали мудаки...

-Отлично! Замечательно! Осс!

Где-то после девятого подхода Панда неожиданно спросил:

-Матроскин, а где твой Шарик?

Кот уронил скупую слезу:

-В «Сталкера» подался. Большой собакой, говорят, стал.

Повздыхали. Панда, уткнув голову в кулак, печально проговорил:

-Да, вот так вот оно. Живём-живём, а потом вот! Я тоже, разве хотел? А они – бери ножницы, у тебя получится! Илья, говорят, уже не модно, а Кун – наоборот, очень перспективно! Эх, Владивосток две тыщи… Почитайте ещё? А я Вам привилегированный статус сделаю, и лично до границы локации провожу.

-Пожалуйста…

Бессилие сбивает с ног,

Опускает руки.

Мыслей разных поток

Отдает на поруки.

Бесполезность попыток

Вызывает слезу.

Черных полос пыток

Поднимает мечту.

На очередной удар,

Из принципа – ударом!

Отчаяния пожар

Залью своим пожаром!

Переступлю через не могу,

Собрав остатки воли.

На очень многое пойду…

Не выдержу я что ли?!

К границе локации подошли молча, но почти не качаясь.

Продолжение может последовать….

На очередной удар -

Из принципа – ударом!

Отчаяния пожар

Залью своим пожаром!

Творчество Сталкеров (книга 3)

РАССКАЗЫ

Иногда истории становятся невероятными, фантазия безумной, а мир кажется завезенным из психушки. Иногда люди все это осознают, но им все равно. Они знают, что это. Они знают, зачем это. Ими движет фантазия… Фантастика движет миллионами людей, фантастика провоцирует прогресс. Но здесь и сейчас, фантастика это то, что сломает ваше скучающее восприятие, окунет в мир, где ни минуты нет повседневной рутины. Где вы познаете прелести столкновения с мечом и автоматом. Где вас попугают страшными приключениями, где вы почувствуете контроль над миром, и где вас же напугают мелочностью вашего существования перед лицом апокалипсиса.

Добро пожаловать в Фантастику!

Вячеслав "Tank 72" Густов


Дом у дороги

Глухо всё. Пусто и уныло. Внутри мерзость и запустение, снаружи никого. Жить незачем.

-Эй, пацаны, гля, какой дом стоит!

Это про меня! Ох ты! Неужели гости? Быстренько порядок – смахнуть пыль с пола, да паутину с углов. Вдруг сюда?

-Надо зайти позырить. О! И дверь приоткрыта.

Конечно, заходите! Специально открыл. Ох, что сейчас будет! Так, главное, не отпугнуть.

-А тут ничо. Мля, и дрова собраны! Ну-ка, а чё на кухне?

Всё на кухне! В смысле – всё есть. Разносолов, понятно, йок, но – набить желудок с пользой и удовольствием – херцлихь вилькоммен, как говорил один мой постоялец.

-Так… Крупы, соль, тушёнка. Пацаны – зуб даю, вырисовывается нехилый ужин!

-А если хозяин вернётся?

-На шашлык, мля, пустим!

Точно! Они остаются! Да, теперь будет всё, как прежде. Весёлые пиры, забавные истории у камина, может быть даже дуэли… Впрочем, эти выглядят несколько иначе. Но ведь это только видимость, мне ли не знать! Кстати, камина у меня сейчас нет. В дом с камином они, пожалуй, и не зашли бы.

Да! Да! Всё так и есть. И пусть язык изменился, а вместо привычного внешнего лоска нарочито-щеголеватая небрежность – всё как надо. Вместо изысканных вин – водка. Правильно – выбор настоящих мужчин.

А вот и истории – тут я на минуту даже сладко сощурился, ну, если представить, что дом может щуриться – набеги, захваты, добыча! И пусть трепещут мерзкие лохи, а злато и оружие врага радует победителя. Врут, врут, что другие времена!

Боже, как хорошо мне сейчас! Ешьте, пейте, гости мои дорогие! Теперь, когда вы уже достаточно веселы, я позволю себе заменить банальные стаканы на изысканные кубки, а в центральном зале поставлю-таки камин. Ну, слабость у меня к каминам.

Гости, впрочем, довольно быстро захмелели, и, укрывшись своей походной одеждой, легли у камина прямо на дощатый пол. Поступок настоящих воинов!

Спите, спите, гости дорогие. Ручаюсь, до полуночи вам будут сниться самые сладкие сны. Ну а после… Что ж – мне тоже надо кушать.

Валерий "Отшельник" Гундоров


Исполнитель желаний

- Чего хочешь ты, человек?

- Хочу стать самым знаменитым героем, восхищающим своей силой и ловкостью и друзей и врагов, чтобы стрелы мои не знали промаха, а меч разил врагов без устали, не видя преграды во вражеских щитах и латах.

- Что готов принести ты в жертву?

- Называй свою цену!

- Готов ли ты пожертвовать красотою утреннего рассвета, щебетаньем лесных птиц ранним летним утром, первым солнечным лучом, пробивающимся сквозь кроны деревьев? Веселой пирушкой с друзьями, нежданным поцелуем под ореховым кустом, жаркими ночными ласками, сладостью мимолетной любви и горьковатым привкусом расставания?

- Да, я готов!

- Да будет по слову твоему, человек! Свой путь ты начнешь простым, никому не известным воином безымянной армии…

Молодой воин, равномерно переставляя ноги, бежал по пыльной проселочной дороге. Могучая грудь, едва прикрытая старой кожаной курткой с нашитыми кусками железа и обрывков кольчуги, вздымалась в такт шагам, бег продолжался не первый час, но на загорелом лице, обрамленном длинными, черными как смоль, волосами, признаков усталости не наблюдалось. Левая, перевитая тугими узлами мускулов, рука придерживала норовящие поколотить по ногам ножны средней длины меча с простой деревянной рукоятью. Дорога резко сворачивала за росшие у подножия горы кусты, огибала гору и устремлялась далее, вдоль берега реки. Звон клинков за поворотом заставил воина выхватить меч из ножен и ускорить бег. На небольшой поляне колченогий старик отбивался костылем и видавшим виды мечом от троих гоблинов, вооруженных длинными кинжалами и мечами. Юркие твари норовили зайти со спины и, противно вереща, подрубить здоровую ногу. Клинок воина развалил ближайшего гоблина, старик неожиданно ловко атаковал отвлекшегося на нового участника сражения гоблина-мечника, удар меча достиг цели, гоблин завизжал и, выронив меч, вцепился в клинок и руку старика, держащую меч, вошедший гоблину в правый бок. Молодой широким взмахом отрубил третьему гоблину руку, держащую кинжал, уже направленный в спину старика. Повторный взмах меча заставил гоблина-мечника расстаться с головой. Гигантский прыжок – и однорукий гоблин, сжимавший в оставшейся руке второй кинжал и пытавшийся юркнуть в спасительные кусты, падает замертво с разрубленной головой.

- Хорошая работа, - произнес усаживаясь на истоптанную землю, опираясь левой рукой на костыль и неловко вытягивая ногу, старик. – Только меч ты держишь как варвар из какой-нибудь захудалой дружины приграничного барона. Имперские воины так меч не держат, поэтому – непобедимы.

- Ты знаешь, как сражаются имперские воины? Можешь меня научить? – молодой воин, вбросив меч в ножны, подался вперед, жадно вслушиваясь в каждое слово, слетающее с губ старика.

- Ты спас мне жизнь, я научу тебя всему, что знаю сам. К тому же, вдвоем веселее поздним вечером у костра. А сейчас помоги мне подняться и собери трофеи, Ученик!

* * *

- Я обучил тебя всему, что умею сам. Теперь ты можешь уходить, ты больше не ученик. К сожалению, я не могу дать тебе хорошего меча или достойного доспеха. Но могу подсказать, где раздобыть самый лучший в этом мире меч и самый крепкий доспех. К северу отсюда, на заснеженной вершине горы есть пещера……

Через полчаса, дослушав рассказ учителя, молодой воин, по-прежнему одетый в старую кожаную куртку и вооруженный мечом с деревянной рукоятью, поклонился опирающемуся на костыль старику и, весело насвистывая, направился на север…

* * *

- Я слышал о тебе, – старый, опытный полководец, окруженный личной охраной, закованной в латы с вычеканенным имперским барсом на груди, смотрел на молодого воина, одетого в тускло отсвечивающие серебром доспехи. Взгляд его остановился на оголовье рукояти меча, торчащей над левым плечом собеседника. – Тебя по праву можно назвать великим героем. Полагаю, это тот самый легендарный меч «Саламандра», выкованный гномами, которым и был сражен кровожадный дракон? О твоих подвигах распевают бродячие сказители, тебе нет равных в схватке и в застолье, тебя уважают враги и любят воины. Я стар, мне нужен достойный преемник, которого я смогу представить императору и которому я без боязни передам имперскую армию.

* * *

- Чего теперь хочешь ты, человек?

- Хочу править странами и народами, одним движением пальца отправлять армии в бой, строить города, или разрушать их. Хочу стать величайшим правителем и полководцем всех времен и народов.

- Что готов принести в жертву?

- Называй свою цену!

- Готов ли ты пожертвовать радостью ночных возвращений от любимых рук и нетерпеливым ожиданием утра? Бессонными ночами у детской кроватки? Первым лепетом маленьких губ и топотанием босых ножек по половицам? Игрой в деревянные кубики и тряпичные куклы? Сопением маленького носика возле твоей щеки?

- Готов!

- Да будет по слову твоему, человек! Свой путь ты начнешь правителем маленького замка, затерянного на окраине мира….

- Господин! Лорд Кендрат из замка Стоунвилль объявил нам войну, - прокричавший известие гонец упал на одно колено перед сидящим в кресле с высокой резной спинкой молодым человеком лет двадцати семи, и низко склонил голову.

- Ну что ж, этого следовало ожидать. С вновь прибывшими наемниками его дружина становиться втрое больше нашей. Я разрешаю тебе встать. Иди и объяви Капитану – готовить замок к осаде.

- Господин!!! Орки!!! Большой отряд! – ворвавшийся в тронный зал человек упал на колени перед креслом.

- Орки?! И что они хотят? – левая бровь молодого хозяина замка вопросительно изогнулась, правая рука на мгновенье перестала теребить обшлага темно-вишневого бархатного камзола.

- Они ищут бубен Старого Шамана, - в голосе говорившего прорезалась нотка отчаяния.

- Однако… И откуда могли узнать? Кто же им рассказал? – лицо помрачнело, но, неожиданно, злая улыбка перечеркнула тонкой линией губы, смяв уголки рта. – Встань с колен! Иди и скажи предводителю орков, что бубен Старого Шамана находится в замке Стоунвилль у лорда Кендрата. А в подтверждение своих слов и в знак своих добрых намерений я готов отправить часть дружины с ними к замку Стоунвилль. Ты, - говоривший вновь повернулся к первому гонцу, - беги бегом к Капитану, передай ему – немедленно отправить верного человека на самом быстром коне с бубном в Стоунвилль. Пока там не захлопнули ворота и пока шаманы орков не стали вызывать свой бубен.

* * *

Орки через разбитые ворота покидали замок. Вещи никчемных людишек им были не нужны, променять свои вольные шатры на тесноту каменных строений замка не согласился бы ни один из них. С собою орки уносили только найденный в замке бубен и голову бывшего владельца замка – лорда Кендрата.

Проводив взглядом последнего орка, скрывшегося за створкой ворот, новый хозяин, теперь уже двух замков, повернулся к столпившимся в центре двора, под прицелами арбалетов, наемникам.

- Ваш наниматель мертв. Тому, кто пойдет ко мне на службу, я полностью оплачу контракт с первого дня вашего приезда в этот замок. И – у меня есть для таких хорошая работа….

* * *

- Император! – вошедший гулко ударил кулаком правой руки по левой стороне латного нагрудника и опустился на правое колено, - Наши доблестные войска захватили последний город Пиндостана. Правитель Пиндостана убит собственными слугами.

* * *

- Чего ты хочешь на этот раз, человек?

- Хочу стать величайшим из магов! Управлять правителями и решать судьбы наций, рушить горы и создавать их, повелевать стихиями и их созданиями, демонами тьмы и воинами света! Передвигать континенты и осушать моря! Хочу безграничной власти над людьми и их чувствами, власти полной, никем не ограниченной.

- Какую же цену ты согласен заплатить за это, человек?

- Называй любую!

- Готов ли ты пожертвовать ночным сном в постели с любимым человеком? Утренним завтраком с детьми своими, наливающими тебе чай и намазывающими кусок хлеба янтарным маслом? Первыми детскими секретами о радостях и неудачах, когда маленькие ручки охватывают шею твою, а губы щекотно шепчут в твое ухо? Гвоздем, вбитым под восторженным взглядом детских глаз? Веселым лаем смешного щенка, скачущего тебе навстречу?

- Готов, готов!

- Будь по слову твоему, человек! Эту жертву выбрал ты сам! Свой путь ты начнешь молодым, никому не известным магом из глухой деревушки, притулившейся с краю далеких северных лесов …

Полная луна ярко освещала заботливо расчищенный перекресток двух проселочных дорог, пятилучевую пентограмму, нарисованную прямо в дорожной пыли и отсвечивающую в лунном сиянии мертвенно-голубоватым блеском, толстую закрытую книгу, одетую в кожаный переплет и человека в коричневом балахоне, стоящего около пентаграммы с разведенными в сторону руками.

- Аэюллевеаль! – громко выкрикнул, заканчивая свое невнятное бормотание, человек и резко свел руки. Казалось, что даже далекая и безразличная луна откликнулась на этот жест – прильнула на миг к земле и тут же возвратилась на свое место. Вызванный движением рук ветер пригнул кроны близлежащих деревьев, поднял столбом дорожную пыль и тут же вбил ее обратно в землю, откинул капюшон, разметав длинные светлые волосы молодого мага и, оставляя пыльную дорожку, устремился в направлении, указанном правой рукой человека – в центр пентограммы, к закрытой книге. Глухой гул сменился скрежетом, подобным скрежету выдираемых из земли корней столетнего дуба – корешок книги задрожал, неожиданно книга резко раскрылась со звуком оборванной басовой струны. И наступила тишина.

- Получилось, - прошептал молодой маг, смело шагнув в пентограмму и поднимая на руки книгу. – Теперь все тайны магии – мои.

* * *

В центре огромного поля тысячи людей без устали махали мечами и копьями, истребляя себе подобных. Появившийся дракон был встречен тучей арбалетных болтов, уклоняясь от которых вынуждено заложил вираж над центром собственного войска. Светловолосый мужчина, одетый в мантию чародея, вытянул руку в сторону дракона, маленькая серебристая молния, сорвавшаяся с кончиков пальцев, стала в полете увеличиваться и изменяться, и в конце ее полета в бок дракона вонзилось ледяное копье. Крылья рептилии обвисли, тяжелая туша, закрутившись, рухнула в центр вражеского войска, сея смерть и панику, войско дрогнуло – и обратилось в паническое бегство, открывая Великому Чародею путь к центру Южных земель и господству над миром.

* * *

Человек неподвижно сидел на стуле и смотрел на своего идола, своего слугу и своего Господина, мысли пытались оформиться в новое желание...

Компьютер, плавно сменяя заставки на мониторе, ждуще перемигнулся светодиодами системного блока...

Валерий "Отшельник" Гундоров


Подарок на 8 марта

Птицы весело запели,

С крыши капает капель!

Из носу текут сопели,

Скоро, скоро женский день!

C чувством продекламировал молодой сталкер, вытянув руку с раскрытой вверх ладонью.

- Нескладушки-неладушки, Кот. И причем тут сопели твои? И женский день? Для чего ты все в одну кашу слепил?

- Хоббит, ну чего ты все бурчишь? Ну, может и не все совсем складно, ну так все по правде. Вон тебе птички, вон тебе солнышко, вон тебе капель, а в жилетку я тебе высморкаться могу, если хочешь. А на календаре - 7 марта, завтра женский день. Ты мне скажи – ты со мной за подарком идешь?

- Класс! Тебе уже вороны - птички. И поют. Вот скажешь почему «Хоббит», тогда пойду.

- Так вчера вся Зона твои ноги волосатые видела, поэтому и «Хоббит», - заливисто рассмеялся сталкер.

- Обалдеть! Они же коротышки были, а я тебя только на голову почти выше! – изумленно ответил второй.

- Главное – это волосатые ноги! Может ты хоббит-переросток? Так ты со мной за подарком идешь или нет? – Кот нетерпеливо перетоптался с ноги на ногу.

- Да уболтал, черт языкастый, пошли. А куда идти то?

- Да я покажу, ты за мной иди! – и молодой сталкер нетерпеливым быстрым шагом сорвался с места. Второй, постарше, поправил лямку рюкзака и двинул вслед за ним.

Первый, Костя по прозвищу Кот, находился в Зоне больше двух лет,и, не смотря на свой молодой возраст, успел побывать во многих переделках. Неугомонный характер постоянно толкал его на поиски новых приключений. Второй, Дмитрий, в Зоне обретался менее года, только на днях получил кличку «Хоббит», прилепленную все тем же шебутным Котом, с которым последнее время сдружился, и сделался его напарником по приключениям и похождениям. Не смотря на почти десятилетнюю разницу в возрасте, Дмитрий слушался Костю как старшего.

Их полуторачасовая прогулка завершилась на подходе к одному из полуразрушенных зданий, которыми изобилует Зона. Кот сделал знак остановиться, и достал из кармана пустую гильзу. Хоббит послушно замер за его спиной, наблюдая за манипуляциями товарища, при этом не забывая посматривать по сторонам. А тот широко размахнулся и бросил вперед сверкающий латунный цилиндрик. Огненный столб рванулся с гулом из просвета между бетонных плит.

- Работает!, - удовлетворенно констатировал Кот. – Ищи давай в округе. Только провешивать не забывай, «жарка» расползтись могла.

- Кого искать? – недоуменно переспросил Хоббит.

- Вот дурья башка! Цветы ищи! Мы что с тобой – на 8 марта без цветов пойдем?

- Откуда цветы? Какие? Март же, холодно! Кот, хорош прикалываться! Артефакт что ли какой? Если «Каменный цветок» - так его же не возле «жарки» искать надо. – Хоббит никак не мог понять, чего от него хочет товарищ.

- Дим, вот смотри – «жарка» реагирует на все, что в нее попадает. И нагревает плиты. Парник получается. Цветы обыкновенные, только маленькие. Типа первоцветов или подснежников. Тут теплее, поэтому тут должны быть. Не артефакты, а обыкновенные цветочки. Подарок будет просто замечательный. А артефактов тут любых надарить и без нас смогут. Поэтому – ищи цветочки.- Терпеливо, словно маленькому разъяснил Кот напарнику. И медленно двинутся по дуге вдоль развалин, бросая перед собою гаечку на веревочке и вытягивая ее назад. Хоббит посмотрел, вздохнул, достал такую же «удочку», и двинулся в другую сторону.

Часовой поиск облагоденствовал сталкеров букетиком из пяти цветков, шестой решили не брать, седьмого не нашли, и недорогим, нередко встречающимся около «жарки» артефактом «капля». Артефакту Хоббит обрадовался даже больше, чем найденным цветочкам, его совместно было решено пустить на пропой и отмечание праздника.

Ранним утром 8 марта, при подходе к лаборатории ученых, находившейся на Янтаре, их тормознули трое гопников. На стандартный вопрос «бабло, артефакты есть?» Кот показал бумажный кулек, из которого торчали кончики зеленых стебельков, и сообщил, что только вот это, подарок на 8 марта. После чего гопники, перекидываясь сальными шуточками и гогоча, ушли. Хоббит удивленно смотрел на Кота.

- Кость, а чего это они так спокойно свалили? Даже шмонать нас не стали.

- Так им Бондор на британский флаг порвет, если узнает, что они нас с подарком тормознули. Сами, наверное, оттуда же идут.

- Откуда – оттуда? – переспросил Хоббит.

- Дойдем – сам увидишь. – посмеиваясь ответил Кот.

На гулкие удары в металлическую дверь реакция последовала минуты через три. Клацнули электромагниты, и, с ядовитым шипением пневмоприводов, дверь, противно скрипя петлями, отворилась. Они зашли в камеру переходника, вторая дверь весело распахнулась только после того, как лязгнули замки первой. К ним вышел молодой парень в белом халате, поздоровался и вопросительно замер, пережидая паузу.

- Вот, – сказал Кот, и протянул парню бумажный кулек.

- Что это? – спросил молодой ученый, машинально принимая кулек и начиная его медленно разворачивать.

- Цветы, - ответил Кот.

- Кому цветы, зачем? – удивленно переспросил парень.

- Тебе… ну в смысле вам… ну… это, восьмое марта же, вот и цветы вам тут вот с Хоббитом принесли, эти, как их, подарошники, в смысле, подснежники… - начал путаясь и сбиваясь объяснять Кот. Хоббит и ученый недоуменно смотрели на него.

- Кот, ты чё… - громким шепотом начал было Хоббит, как его прервал громкий голос.

- Берите, Александр Иванович, берите! Сегодня же восьмое марта, сталкеры весь день сегодня будут подарки таскать, вы уж не обижайте людей, берите. Сейчас вон трое весьма колоритных персонажей «Золотую рыбку» притащили, я так понимаю – от Бондора, или от Борова. А эти вишь чего – цветов где то нашли, – улыбающийся Сахаров, руководитель лаборатории, вышел в прихожую и поздоровался с пришедшими.

- Профессор, ну вы это, как говориться, поздравления там, и все такое разное… А мы это, пойдем… Хоббит, айда на выход! Профессор, еще раз наши поздравления! – и Кот, зацепив приятеля за руку, потянул его к выходу.

Вечером, разливая полученную у бармена за «каплю» водку, Хоббит принялся расспрашивать.

- Не, Кот, ты толком скажи. Я уже понял, что не профессору эти цветочки были. Ну а взаправду этих лаборанток видел кто, или нет? Или это байки очередные?

- Хоббит, я с тебя удивляюсь! Даже если тебе скажут что видели – не верь. Пока сам не увидишь. Но то, что они там есть – это я тебе точно говорю! Иначе бы и народ не говорил, и Сахаров бы подарки не брал. В Зоне женщин нет, больно ревнивая она дама – Зона. Только в лаборатории женщины в Зоне и могут быть, потому как там вроде и не Зона. И вот теперь представь – отдал Сахаров наш подарок молодым симпатичным лаборанткам – знаешь, как они цветам обрадуются! Вот за это давай и выпьем, чтобы женщины всегда радовались, а 8 марта – вдвойне!

Валерий "Отшельник" Гундоров


Рыболовы

Глухо бухнула железная дверь бункера, и окружающая обстановка мелкими мурашками немедленно заползла за шиворот, пробежала по спине и неприятным холодком осела в груди. Вышедший из уютного и защищенного тепла сталкер зябко передернул плечами, поправил на плече ремень АК-103, похожего по виду на распространенный в Зоне «Абакан», но под старый добрый патрон 7,62, кончиками пальцев коснулся планки предохранителя на кожухе, проверяя ее положение, левой рукой поправил лямку небольшого вещмешка, висящего за спиной. Солнце слабо пробивалось сквозь белесый туман, постоянно царящий на болотах Янтаря. Иногда сильным ветрам удавалось сорвать эту туманную пелену, но эти же ветра несли с собой, как правило, радиоактивную пыль, поэтому туман все же был предпочтительнее для прогулок. Неуютный однообразный окружающий пейзаж иных чувств, кроме качественной депрессии, вызвать не мог. Сталкер постоял, осмотрелся, сверился с показаниями универсального детектора, висящего на поясе, и отстегнул «забрало» защитного комбеза. После чего осторожно приблизился к воротам железного, опоясывающего научную базу, забора.

Приспустив наголовник, молодой мужчина прислушался к окружающим звукам, серые глаза внимательно осматривали окрестность, правая рука легла на автомат, готовая сдернуть его в любую секунду при первом же подозрительном шорохе, большой палец по хозяйски расположился на предохранителе, готовый мгновенно перекинуть его из стопорящего в положение автоматической стрельбы. Болота Янтаря были любимым местом обитания снорков, довольно часто тут появлялись и зомби. Но снорки были хозяевами этих мест, легко загоняя в болотистые топи плотей, слепых псов и прочую живность, мгновенно переходящую на их охотничьих территориях в разряд дичи. При этом разницы между четвероногими и двуногими они не делали, и сталкеры так же входили в их обеденный рацион. Что удивительно, на зомби снорки нападали редко, только будучи очень голодными. Несколько раз снорки затаивались в засаде около ворот на базу, поджидая недосягаемых из-за железных дверей и толстого бетона людей. Внутрь периметра они не совались, выказывая зачатки или остатки разума, словно помня о бойницах и камерах наружного наблюдения, позволяющих отслеживать и отстреливать сунувшихся на территорию из укрытия.

Удовлетворенный тишиной, сталкер осторожно вышел из ворот. Наголовник он одевать не стал - встроенные в комбез микрофоны и мембраны не могли в полной мере передать всю звуковую гамму, а в условиях такой плохой из-за постоянного тумана видимости слух и полнота звукового восприятия играли первостепенную роль. Он уже поднялся по насыпи из котловины, где располагалась база, на дорогу, где туман был значительно реже, когда со стороны кирпичных строений расположенных неподалеку зданий раздался звук выстрела охотничьего ружья. Сталкер быстро отступил к ближайшему кусту, присел и замер, взяв автомат наизготовку и отщелкнув вниз планку предохранителя. В критической ситуации любой, тесно общающийся с автоматом, передергивает затвор, досылая патрон в патронник, при этом часто забывая снять его с предохранителя, и теряет на этом драгоценные секунды. Буро-зеленая ткань комбеза сливалась с темной зеленью куста, не позволяя выделить из общей цветовой гаммы фигуру человека, черный пластик и вороненая сталь автомата так же не демаскировали затаившегося человека. Раздавшийся вскоре повторный выстрел и рев снорка заставили прячущегося сталкера убрать руку со спускового крючка и снять с пояса КПК-навигатор. Активировав «запрос-ответ», он дождался сообщения и удивленно присвистнул.

- Винт, тебя каким ветром сюда занесло? – КПКашка выдала сообщение о присутствии поблизости старого знакомого. Третий выстрел поднял сталкера на ноги, и он быстро и уверенно, внимательно отслеживая окружающий пейзаж, двинулся в сторону выстрелов. Коротко клацнул затвор, досылая патрон в патронник. Винт – не первогодок, по пустякам палить не будет.

Предупреждающе запищал детектор, предупреждая о наличии впереди аномалии. Обойдя «пищащее» место по широкой дуге, чтобы не терять время на «провешивание» дороги, сталкер осторожно приблизился к покореженным металлическим воротам, за которыми виднелась территория бывшего завода. Диоды детектора еле вспыхивали зеленым в такт ленивым потрескиваниям, отзываясь на раскинувшуюся в стороне аномалию. По счастью, вход она не запечатала, и не пришлось искать места, позволяющего при среднем росте перемахнуть трехметровый кирпичный забор, опоясывающий территорию бывшего завода. Посмотрев на «ведьмины космы», или «жгучий пух», как его называли ученые, сталкер натянул на голову шлемофон комбеза, однако тонированного «забрала» одевать не стал. И, немного пригнувшись, скользнул под белесыми, похожими на гигантский ковыль, прядями.

Снова ударил выстрел и знакомый голос выдал замысловатую тираду.

- А, чтоб тебя перевернуло и об землю шмякнуло, сволочь гадская… - резкий свист заставил расположившегося на остатках конструкции козлового крана сталкера прервать словоизлияния на полуслове и резко развернуться стволом в сторону нового, не предусмотренного программой, звука.

- Винт, палить не вздумай! Это Отшельник!

- Отзвонись! А откуда ты знаешь, что это я? – сидящий на высоте Винт пытался не особо высовываясь, сверху, рассмотреть кричавшего.

- Ну ты выдал! Мобилу вырубай, инкогнИто фигов! На, лови! – Карманый персональный комп сидящего на кране пискнул, выкидывая запрос-опознование.

- О! И вправду Отшельник! Ты один там?

- Нет, блин, с хором Пятницкого и сборной по футболу. Тебе кого еще надо? – прокричал снизу Отшельник, выходя из-за угла здания.

- Ну, я думал, может ты с Лешим, или с Лысым, или еще с кем… Ты это, не мельтеши там, сюда давай залезай. Ай-ай-ай, не стреляй, не стреляй собачку, - заорал Винт, видя вскинутый в сторону высунувшей из кустиков морды слепой собаки автомат Отшельника, - Это наша собачка, она за нас, она моя!!!

- Она моя, он мой, оно моё. Ё-маё, Винт, чего ты тут опять затеял?! – Отшельник, закинув автомат за спину, ловко забрался по металлическим прутьям лесенки наверх и протянул пятерню Винту, - Здорово, бродяга!

- И тебе не хворать! Да вот, охочусь, панимаешь…

- Чего то как то не очень файно у тебя выходит, бабахи я слышал, а вот дичи не наблюдаю. Или ты песика на снорков натаскиваешь? – Отшельник взглянул в сторону скулящего внизу слепого пса. – И как, получается? А чего он не убегает? Неужто приручил? А скулит все время чего?

- Да куда же он убежит, я же его привязал. А скулит – так у него задние лапы перебиты…

- Так ты по нему, что ли, тут тренируешься, ворошиловский стрелок? – Отшельник зашелся в хохоте, брезентовый ремень соскользнул с плеча, автомат звякнул о металлический поручень, и повис, зацепившись мушкой за пруток ограждения. – Не, Винт, всякого я от тебя ожидал, но такого… Тебе консервных банок что ли мало? Пошто, аспид, животину тиранишь? Давай я добью, или сам спустись да добей…

- Ты сначала послушай, а потом уж ржать начинай, ржун, блин! – Винт обиженно засопел, - Я тут на снорков охочусь.

- А собака тебе нафига? – непонимающе уставился на него Отшельник.

- Ты сюда поднимался – головой о перекладинки не стукался? Манок это. Псина скулит, снорки за ней лезут. А я их сверху отстрелить пытаюсь.

- Винт, а где дичь то тогда? Ты же раза три уже стрелял, а чего-то я еще никого не вижу подстреленного, кроме этой собачки.

- Вот ты достал! Ты сейчас вообще куда и откуда?

- От ботаников иду, хабара малёха сдал, маслят к машинке прикупил,- Отшельник любовно похлопал по висящему на плече автомату, - еще там разного по мелочи. Представляешь, засада? 5,45 патронов полно, а 7,62 для калаша хрен найдешь. У ученых заказывал. Дорогие, заразы. А на Большой Земле - без проблем, даже в охотничьих магазинах, говорят, продаются.

- Так может мне подсобишь, если не сильно занят? Хабар пополам.

- Так а в чем суть?

- В песок, - Винт усмехнулся.

- Чего «в песок»? – не понял Отшельник.

- В песок ссуть, - обрадованно засмеялся сталкер, довольный, что удалось подловить остряка на такую детскую шутку, и откровенно наслаждаясь реакцией Отшельника. – А дело в следующем. Я тебе с самого начала расскажу, а ты только со своими вопросами и подколами потом. Лады? – дождавшись кивка, Винт продолжил. – Я тут как то хабар Круглову скидывал, и он мне тему для размышления кинул. Очень им хочется снорка живого заполучить, и они за это заплатить готовы неслабо. А сегодня утром иду я себе в сторону бункера, глядь – пес ползет, задние лапы перебиты, скулит. Я сперва добить хотел, да шкуру снять. А потом сообразил – если на кран залезть, а его внизу привязать, то на скулеж снорки обязательно приползут. И тут можно снорка аккуратненько подранить, и к ученым оттащить. У меня как раз десяток жаканов есть. Да только я из своей помповухи им по рукам-ногам попасть никак не могу, верткие они, гады ползучие. А с твоего калаша как раз можно…

Звонко щелкнула о металл конструкции пуля, на мгновение опередив звук выстрела. Невнятно мычащая, одетая в лохмотья некогда сталкерского комбеза, человеческая фигура раскоординированной походкой двигалась в их сторону по растрескавшейся асфальтовой дорожке из глубины территории завода. Отшельник сорвал с плеча и вскинул автомат, передергивая затвор. Зеленоватое тельце патрона отлетело вбок, весело кувыркаясь и на мгновение отвлекая внимания сталкера. Винту этого секундного замешательства хватило, чтобы вскинуть «мосберг» и выстрелить. Тяжелая свинцовая слива ударила зомби в верхнюю часть корпуса, опрокидывая на асфальт, выбитый из рук пистолет дребезжа отлетел в сторону.

- Ну, и кто стрелять не умеет? – задиристо спросил Винт.

- Да умеешь, умеешь. Винтнету Сын Инчучундры… У тебя в ушах не звенит?

- Нет. А должно? – Винт, оглядывая окружающую территорию в поисках новых целей и не опуская ствола мизинцем левой рули залез под щлемофон комбеза и энергично поковырял в ухе.

- Говорят, что когда контролер поблизости, то сперва в ухах звенеть начинает, - Отшельник перегнулся через поручни, что-то высматривая внизу. – Витек, не видал куда патронка отлетела? Передернул по-привычке, а патрон в стволе был.

- Дался он тебе. Давай снорка заловим – ведро патронков себе купишь. Я себе Стечкина прикупить хочу. Хорошая машинка, главное компактная, в комплекте с помпой – в самый раз по Зоне шариться.

- Не, ведро патронов – это пуда на два потянет. Куда я с ними таскаться буду? Только отстреливать лучше не надо. Не факт, что по конечностям ему попадем. Тут оптику надо и глушитель. А чего ты с собой ничего такого не прихватил?

- Да говорю же, случайно все получилось, - Винт сплюнул вниз,- я же и не собирался. Так бы конечно прихватил. А еще лучше сеточку бы у ученых попросил, хотя бы волейбольную. Я на Кордоне как то сеточкой собачек ловил.

- Да наслышан я о той истории, - Отшельник усмехнулся, - а вот нафига ты вояк тогда докалебывал – так и не понял.

- Делать просто нечего было. Дожди еще зарядили.

Сталкеры уселись на выщербленный дощатый настил и свесили ноги. Слабо поскуливал внизу слепой пес, шебуршался неподалеку в кустах снорк, у которого инстинкт и остатки разума пока еще брали верх над чувством голода. Винт достал из кармана сигарету и закурил, привычно пряча огонек в кулаке и пуская дым низом, чтобы тот не захлестывал не некурящего товарища. Отшельник, уперевшись налобником шлемофона в поручень, пытался высмотреть внизу снорка.

- Эх, сеточку бы сейчас…- вздохнул Винт, прерывая установившееся почти идиллическое молчание. – Слушай, у меня шнур толстый есть, крепкий, то ли капроновый, то ли нейлоновый. Но выдержать должен. Может заарканить попробуем?

- Да болта с два чего получиться. Там кусты, и арматура из земли торчит. Ни заарканить, ни петлю разложить. Обязательно зацепится.

Сталкеры снова примолкли. Неожиданно Отшельник толкнул товарища локтем в бок.

- Вон, на стене цеха, щит пожарный видишь?

- Вижу. И чего там? Ведро что ли? – Винт вгляделся в пожарный, некогда красный, а теперь ободранный, со следами старых пулевых отверстий деревянный щит, на котором сиротливо болтался прострелянный в нескольких местах конус пожарного ведра.

- Да нет же, над ведром! Багор обломанный видишь? – над конусом действительно висел небольшой багор, насаженный на обломок деревянного черенка. – Прямую пичку загнем, и можно как кошкой, или как блесной снорка зацепить попробовать. И без выстрелов, опять же. А то он вон зашугался, не подходит.

- Так а как привяжем то? Там дырки нет, - засомневался Винт, - да и снорк к блесне этой не подойдет, зашугается.

- А мы туда колбасу насадим, у меня есть. А дырку вот, дыроколом пробьем, - Отшельник похлопал ладонью по автомату, - это же 7,62, со ста метров рельсу прошибает, ему этот багорик – как картон.

- Ну, рельсу со ста метров – это ты брешешь, - отозвался, поднимаясь на ноги, Винт, - но попробуем, хуже один фиг не будет.

Одиночный выстрел АК-103 действительно пробил аккуратную дыру, одновременно выбив труху полусгнившего деревянного черена. Пичку Винт загнул, получившиеся жала крюков слегка выгнул вбок, на манер рыболовных, «для лучшей подсечности». Отломав и насадив два куска колбасы, сталкеры с крана закинули снасть к кустам. Вскоре заинтересовавшийся снорк высунулся из кустов и сунулся к наживке. Винт начал осторожно вытягивать веревку, заставляя снорка подойти ближе. Мутант осторожничал, словно чуял спрятанные в кусках колбасы железные крюки.

- Будешь подсекать – губу ему не порви, – прошептал Отшельник, выцеливая снорка через прорезь прицела и пытаясь зафиксировать мушку на конечности.

- Да пошел ты… - отозвался сквозь зубы Винт.

В это время громко заскулил и забился, почуя так близко врага, слепой пес, про которого сталкеры за всеми приготовлениями слегка успели подзабыть. Снорк немедленно переместился на несколько метров вперед и припал к земле, приготовившись к атаке. Собачий скулеж, казалось, выбил из него все остатки осторожности. Винт со всей силы рванул веревку на себя, крюк впился снорку в ляжку. Мутант взревел и дернулся в сторону. И тогда Винт намотал веревку на руку и спрыгнул вниз, оказавшаяся перекинутой через балку веревка потащила снорка в сторону сталкеров.

- Витек, тебе давно говорили, что ты зашибленный на всю голову? – Отшельник просовывал обломок трубы между связанных конечностей монстра. – Ты зачем вниз сиганул?

- Ну так это… гада этого поймать… он мне с утра все нервы вымотал. А ты зачем?

- Я прыгал с середины лестницы, и на снорка. А ты с верхотуры и на бетон. А если бы крюк вырвало?

- Ну так не вырвало же…- ответил Винт, взваливая конец трубы себе на плечо. – Теперь Стечкина себе куплю…

- А я – маузер. «Астру». Такой, как у революционных матросов, которые Зимний штурмовали, - отозвался Отшельник. И переспросил напарника через довольно длительную паузу, - ну, ты чего молчишь? Тоже маузер решил?

- Да нет, - отозвался Винт, - просто вспоминаю, как такие чудики одним словом называются… Для него же патронов не найдешь… - потом не вытерпел, и переспросил, - А для чего тебе маузер?

- Ну… так просто… всегда хотел из маузера пострелять.

* * *

- Ох, и горазд же ты заливать, Отшельник, - усмехнулся Игрек, подбрасывая в костерок небольшую деревяшку. - Снорка они на крючок поймали, рыболовы...

- Чего сразу «заливать»? – обиженно протянул рассказчик. – Вот, смотри.

Из развязанной горловины вещмешка в руках Отшельника торчала деревянная коробка, из-под откинутой крышки которой выглядывала рубчатая рукоять легендарного маузера.

"я-игрок"


Коллайдер. Взгляд снаружи и изнутрии ещё изнутрее.

(о времени, пространстве, бесконечности, относительности)

- Ну, всё, вышли на максимальную мощность. Ждём появления, вернее проявлений неведомых частиц микромира. Жаль живут они слишком мало – миллионные доли микросекунды, но наши детекторы обязательно их засекут.

Поздравляю вас коллеги!

Протон: Ну, наконец, свобода, и нет рядом этих противных нейтронов, вечно трутся об тебя, излучают всякую дрянь. Какой прекрасный полёт… О, чёрт, кажется вынесло на встречную полосу. Ай! Ой! Боже, а вон от того точно увернуться не удастся. А-а-а-а.

Бац!!!

Заседание межгалактического совета:

Итак, событие, о неизбежности которого наши ученые заговорили 100 мрд. лет назад, вступает в свою заключительную стадию: наша вселенная встретилась с другой такой же вселенной. Пошел процесс взаимного проникновения. Как результат вероятны развалы структур с выносом множества галактик и отдельных звёздных систем за пределы досягаемости притяжения черных дыр, являющимися центрами вселенных. Совершенно не ясен процесс взаимодействия этих черных дыр между собой. Возможными считаются три варианта:

- поглотят друг друга

- разойдутся с образованием двух вселенных из смеси попавших в сферу притяжения галактик

- одна из черных дыр вылетит из этой каши, поглотив множество галактик, выйдет за пределы вновь образованной вселенной и оказавшись в окружении «обломков» столкнувшихся вселенных будет поглощать их до тех пор, пока не произойдёт большой взрыв, который положит начало новой вселенной.

К счастью для нас, всё это имеет чисто теоретический интерес, так как обитаемые галактики будут втянуты в процесс не ранее, чем через 10 млрд. лет.

Вячеслав "Tank 72" Густов


Колдун

В 621-й штурмовой авиаполк я прибыл весной. Пришлось дать в зубы командиру эскадрильи, чтобы меня перевели из вполне тихого и благополучного места (Резерв Ставки Главнокомандования – один вылет в пять дней) в самое пекло. Жаль его, конечно, но мне позарез было надо.

Прибыл на аэродром, и стою, жду. Подошла девушка — дежурная по полку — и повела нас в штаб. Приводит в землянку. Летчики лежат на нарах в ожидании боевого вылета, козла забивают, в «очко» режутся, чудные песни поют. На мотив «Серенького козлика»: «Жил был у бабушки серенький козлик, а на на чики брики гоп патса, гоп патса, пур пур ля ля. Сардел мой бид яса фит яса, бибимики, кикимики серенький козлик». На фронте много можно было услышать такого, что в тылу не услышишь.

Прошли мимо них в небольшую комнату командования полка, где сидели начальник штаба — майор Зудин Петр Алексеевич, замполит — майор Хохлов Алексей Алексеевич и командир полка — майор Поварков Вениамин Всеволодович: «Старший лейтенант Иванов прибыл по вашему указанию!» Подал им летную книжку.

И они мне сразу вопрос – за что? Я таиться не стал, и, конечно же, сразу всю им правду-матку и выдал. Колдун, говорю, я. Нет, на самом деле я никакой, конечно, не колдун. Но вы поймите и меня – на дворе тысяча девятьсот сорок пятый год, слова «экстрасенс» никто ещё не слышал. Хотя я, конечно же, так же никакой и не экстрасенс. На самом деле я ближе к святому, хотя, разумеется, и не святой.

Для вас, чтоб вам понятнее было, я материализованный одушевлённый вектор стремления сил земли. Да и это определение, как вы, наверное, уже догадались, верно лишь отчасти.

Ну так вот, отцы-командиры мне, как и следовало ожидать, ничуть не поверили. Ну да это мне знакомо – устроил пару локальных чудес, заживил несколько болячек… Лётчики у меня ходили как картинки – ни вшей, ни ссадин, ни грязи фронтовой вечной. Даже одежда не мялась.

Стрелкам-механикам, понятно, чудес досталось меньше. Просто жили они дальше, а у меня, извините, радиус. Но и они лоснились так, что когда проходили мимо них местные девки, то, бывало, толкали друг друга локтями: Эвона, вот кому война на пользу!

Потери на вылетах прекратились, а всё потому, что я с вечера предупреждал начштаба – Анкутдинова на вылет не ставить, гробанётся! Или – у Попкова самолёт неисправен. Стукните ломом и отдайте в ремонт!

На сложные задания сам летал. Стрелка не брал – мне он без надобности. А задания выполнял – да и как было не выполнить. Ну и, постепенно, привыкли ко мне. Другим, понятно, секрет полка не раскрывали. А на вопрос, почему так исключительно хорошо воюем, просто посылали. Нет, не из грубости – так принято было.

И вот однажды прилёг я после вылета под крыло подремать. Нет, а вы как думали, мне тоже это нужно! Во сне я с ноосферой напрямую общаюсь, всякую нужную информацию получаю. Не ноосферой, опять же, но, раз у вас другого термина нет, то пусть будет этот.

Так вот, лежу, и чувствую – пора. Встал, отряхнулся, и к самолёту. Стоит мой Ил-2, блестящий, уже заправленный и снаряженный. Я, понятно, никому ничего не сказал, а сам – в кабину, да и на вылет. Нет, никто не остановил. Знали меня уже. Лечу, и чувствую – силушка меня переполняет. Большое дело, стало быть, делать буду.

А тут и информация поступившая оформилась. Уничтожить мне предстояло колонну новейших немецких танков в количестве ста девяти штук. Построили их на подземном заводе, а, как набралось приличное число, да и наши подходить стали, решили в ход пустить. Понятно, разбил я их. Да и перешёл в исходную фазу. Нет, я живой. Просто я теперь везде – в скалах этих, в деревьях. В домах, что их тех деревьев построили. В воздухе. В воде.

А танки – что они? Должны они были нашим войскам в тыл ударить, насквозь пройти и к союзничкам нашим выйти. И сдаться. Чем это плохо? Ну, англо-американцы тогда бы в июне сорок пятого на нас бы всё-таки напали. Всего бы на чуть-чуть бы поувереннее себя почувствовали, и, …

Да, опять двадцать второго. Двадцатого атомную бомбу испытали, двадцать первое на принятие решения. Ну а на следующее утро…

Так вот, победить бы они не победили, но землю-матушку бы поуродовали знатно. И людей полили. А люди – важная часть земного организма. Или не организма… Как вам объяснить-то? Хотя – не стану ничего объяснять. Будете у нас в ноосфере – сами всё поймёте.

Маргарита "Маргарита" Патрушева


Кошмар

Мосфильм представляет: по одноименному рассказу Антона Павловича Чехова: «Кошмар».

Итак, внушительно высморкавшись, начну… В общем, я начиталась Чехова…

Очень хотелось назвать рассказ «Шизофрения», особенно, на греческом, но…

Все мы психопаты и шизофреники в одном лице, в зависимости от ситуации. Кто-то на это крякнет в кулак, кто-то понимающе опустит глаза. Но, что интересно, ведь эта самая ситуация порой, яйца выеденного не стоит. Да, часто мы попадаем в комические или, как нам кажется, опасные ситуации, как, например, у меня, если бы не моя гордыня или отчаявшийся ум, все прошло бы нормально. Однако эти страстишки давят и давят на нас как старинный мельничный жернов. Здесь, как уже давно известно, святым адамантам древности, торчат чьи-то гнусные хвосты и рога.

Наше самолюбие страждет и страждет, пыжется и пыжется изо всех сил как голубь. И, к сожалению, мы даже не подозреваем, а если и знаем, то в жизни своей не используем, что когда мы смешны людям – это ничего – они отсмеются. А когда мы смешны демону – вот это уже беда. Мы для него – мыльный пузырь. И он стремится нас лопнуть. Исхищряется на искуснейшие уловки. Со дня разделения Добра и Зла, закрутилось маховое колесо механизма. Вращается и вращается оно, период за периодом, отмеряя вехи.

Толстый ли, сытый и мордатый кот, грациозная кошка, в кустах ли, под машиной, не суть важно… . Некоторым особам, вроде меня, они видны чуть ли не за версту. Беседы с людьми, странное восприятие, странные, неловкие ответы. Чье-то одеяние.… К чему я об этом? Да к тому, что все это – особенность мозга, души и даже зла в нас.

Наверное, я ничего нового не сказала. Об этом много написано. Тому пример дорогой наш Антон Павлович. Очень хорошо и тонко показывал. А я учусь. Я пишу. Я знаю, кто может изменить все к лучшему в мгновение ока, обратись к нему весь мир. Но он создал нас свободными, и этим мы отличаемся от животных. Один хороший человек сказал мне, чью-то цитату, наверное: «Я, скорее всего, поверю, что человек может превратиться в обезьяну, чем наоборот».

И ходим мы этакие духовные карлики с одним крошечным и одним очень большим ухом и огромным горбом. Крохотное ухо – это слышание Бога, другое для обид. Огромный горб – это.…А догадайтесь сами, я только подскажу: его еще горой с плеч называют, только груз немного другой. И в сердце у нас разделение: одна часть расположена для добра, другая - для зла. Абсурд? Или духовный и физический мир в человеке?

Александр "Ges" Кострюков


Миниатюры

Шизофрения – это разделение.

Сможем ли мы разделить дождь с облаками?

Странная фраза. А что такое?

Ведь все мы больны... Кошмар!

Ride On

Еще один одинокий вечер в городе одиночества, пустая бутылка на измятой постели и пустая, хмельная голова. За окном мигают неоновые вывески, редко проезжают машины. Стою и смотрю на свое отражение в стекле, тяжелое дыхание оставляет следы на окне, оно запотевает. Я не настолько молод, чтобы убиваться из-за женщины, и не столько стар, чтобы не замечать этого. С грустью смотрю на пустую бутылку, я ее выпил, как свою жизнь. Пусть еще многое впереди, но самое интересное позади. Я уже не молод, но еще не стар. Подвешенное состояние, переход из одного мира в другой, из одной жизни в другую. А пока… Пока еще есть возможность прокатиться.

Ключи от машины лежат на тумбочке, а внутренний голос твердит, что это поездка не будет напрасной. Ну что же, почему бы и нет.

Выхожу из дома, щурясь от ярких огней рекламы, а рядом припаркован Он. «Чарджер», символ моей свободы. На черном «металлике» играют огни, завораживающая картина, хром блестит и слепит. А силуэт напоминает хищника…

Забираюсь внутрь, и салон обнимает меня огромным креслом. Ключи в зажигании, левая рука на руле. Поворот, и гигант оживает, слегка ворчливо, но радостно, в ожидании того, что ему дадут размять мышцы. Приятная вибрация пробивается на руль. Включаю радио, а там играет AC\DC – Ride On. Песня под настроение. Прокатимся…

Правая рука ложится на рычаг коробки, металл холодит руку, толкаю стальной стержень вперед, и он четко становится на место. Слегка притапливаю газ и выруливаю на дорогу, музыка обволакивает меня своей спокойной мелодией. А голове лишь одно: «Поезжай вперед», и я поеду, понесусь навстречу ветру и обгоню его. И стану свободным.

Мерцание огней, свет встречных фар. Рокот мотора и ощущение дороги, самое дорогое, что у меня осталось…

Ночь

Ночь – прекрасное время для любви, серенад… Но только не в аду земном – Зоне. Здесь это отличное время для смерти, холодное дыхание которой обжигает и пробирает до костей. Когда тяжелые тучи подсвечены луной, лишь изредка брезгливо показывающей свой лик, тогда начинается охота… И старуха с косой накрывает своим черным одеянием эту язву на теле планеты. Мимолетное прикосновение… И очередная жертва бьется в агонии, разбрызгивая кровавую пену.

Сначала приходит страх, первобытный, грубый, жестокий. Сжимает тебя своими пальцами и выдавливает из тебя, капля за каплей, всю человечность. И вот словно дикий зверь, мечешься между теней прошлого и будущего…

А потом приходит вечная спутница Страха – Отчаяние. Когда глаза уже слезятся, а тело покрылось потом, и костяшки пальцев, сжимающих рукоять оружия, побелели. Мышцы сводит судорогой и уже не остается сил боятся, а впереди лишь тьма…

Где-то на горизонте маячит, окутанный радиоактивной дымкой, четвертый энергоблок. Стоит, словно насмехаясь над мелкими человеческими сущностями, мечущимися вокруг, и наполняет души благоговейным ужасом перед своим величием.

Вспышки автоматного огня, рык монстров, предсмертные крики – все это нормально. Действительно страшно, когда вокруг тишина… Это старуха пришла за тобой и все вокруг стараются забиться глубже в норы. Она положит свою костлявую руку тебе на плечо и вонзит нож под лопатку… В этот момент либо пуля разнесет твой череп на сотни осколков и куски мозга, либо монстр появится из темноты и утащит тебя вместе с твоей протухшей душонкой, пораженной ядом Зоны.

А может она просто что-то шепнет тебе на ухо, а ты вовремя обернешься и полоснешь из автомата в подкравшегося сзади сталкера. И увидишь, как смерть, ухмыляясь, склонилась над трупом бедолаги. И с каждой каплей крови, медленно, сжимая своими длинными сухими пальцами, вытягивает из него душу. И пожирает ее, пережевывая своими гнилыми зубами…

"Баррет"

Кордон… Как давно я здесь не был. Год, два? Не важно. Опять дождь, как тогда… Уходили с боем , потеряли двоих но и взвод «зелененьких» отправили в мир иной. Так и хочется сказать, что вспышки выстрелов разрывали ночную тьму, гильзы сыпались горячим дождем… Но, все было гораздо прозаичнее: днем засев за грудой камней с «Ксюшами» и ружьями, отстреливались от военных, потихоньку, перебежками ползком уходили на Свалку, а там уже кто куда. И вот последних двух, Камня и Акума достали. Земля им пухом…

…Чертов дождь, грязно, весь промок, оптику заливает. Лежишь в этой хреновой луже и думаешь, какого черта я тут делаю? А вот какого. Будешь возвращаться с ходки, и накроют тебя вояки, ведь не побежишь же на Свалку, где все перекрыто, а тихо, мирно уползешь по болоту на Кордон. А потом весь в этой тине как водяной прохлюпаешь пять километров, а дальше по тоннелю. И здравствуйте родные «ясли». И еще километр по грязи между аномалий ползти…

…А почему я валяюсь в луже со снайперкой, весь покрытый тиной, потом и грязью? Да как вам сказать-то… Ну бегает вокруг стая псин, вынюхать не может, а стрельни, сразу на звук прибегут, патронов-то кот наплакал. С ходки иду же, отстрелял почти все, да и непредвиденные обстоятельства в виде военных, заметно опустошили боезапас. И в деревню к новичкам не завернешь, время поджимает, выброс скоро, а мне на Агропром надо. Переждать говорите? А зачем? Если его тут пережидать, то дорожку-то короткую может и аномалиями запечатать, а плестись через Свалку, себе дороже, тем более в одиночку. Я же уже говорил, что там «камуфлыжники» облаву устроили? Вот то-то и оно…

…Черт, так и заразу подхватить легко, два часа в луже под дождем, это вам, срань, не курорт. Ну вроде успокоились слепыши, можно тикать…

…Ага, вот и насыпь железнодорожная, а по ней, да по шпалам и до Агропрома в два раза быстрее дойти. Только сложнее, здесь зверье гуляет, это мутантова вотчина…

…Вот и сейчас с «Орлом» наперевес я топаю по шпалам, как в детстве в родном городе на Волге, с дачи и по шпалам до самой ГЭС, а там сесть на крутом берегу и смотреть, как вода падает с высоты нескольких десятков метров, чайки кружатся над этим пенящимся хаосом… А солнышко светит ярко-ярко… А здесь тучи и дождь, постоянное напряжение, подлость, гадство… А как вы хотели? Зона это та же Большая Земля, только гротескная, гипертрофированная какая-то… Ну да не об этом речь.

Вот и первый псевдопес зарычал вдалеке, снимаю винтовку с плеча, все тряпье, которым она обмотана, промокло насквозь, сделав ее на килограмм - полтора тяжелее. Привычно припав к окуляру выцелил пса. Хлопок маленький подарочек попал точно по адресу, в мозг. Псина захлебнулась подобием на стон и затихла. Можно идти дальше…

… Вот и Агропром. Солнце, выглянувшее из-за туч, ослепило меня при выходе из туннеля. Еще полкилометра и все, мой тайничок, можно отдохнуть и поспать… Пусто, с тех пор как вояки вычистили эту часть НИИ, разве что кровососы выбираются из сырых подземелий, дабы поохотится. Будем надеяться, что сейчас они сыты и дрыхнут в своих подвалах…

Еще пара коридоров и комнат и я на месте… Твою ж мать! Не все сыты. Господь спаси и сохрани…

…Короткий спринтерский забег от двух центнерной горы мышц. Поворот, комната, коридор. Запрыгнуть на станок, и залезть повыше, на заблокированный этаж, наполовину обваленный, с огромной дырой в потолке, сквозь которую льется свет…

… Ну что урод, съел!? Хех… куда тебе тягаться в скорости со мной и не от таких уходили…

Так, а вот и он… Снимаю крышку со какого-то странного станка, полого внутри. А там лежит объемистый цинковый ящик с припасами и защитный чехол. Вот внутри чехла и лежит самое дорогое, что у меня есть. Аккуратно достаю его, открываю… Ну здравствуй родимый. Вытаскиваю из чехла винтовку «Баррет», нет, что вы, не самую здоровую, а укороченную буллпап версию. Пускай тяжелый и не очень сбалансированный, зато убойный и при стрельбе с позиции незаменимый. Спросите откуда он у меня, и почему лежит в тайнике? Долгая история,потом ее вам поведаю. А сейчас, надо набить магазины, и показать мутантам, кто здесь первый парень на деревне…

Спускаюсь в коридор, а тварь ждала за углом и сразу же бросилась ко мне. Благо разделяло нас метров десять. Мягко жму на спуск, удар в плечо словно молотом, а кровосос падает почти сломанный пополам с огромной дырой в грудной клетке и хлещущей во все стороны кровью.

"Банальности сквозь призму..."

For the greater good of God

"Iron Maiden"

…Ночной лес уже затянула ядовитая дымка, разъедающая легкие, горло, глаза, кожу. Я проверил, как сидит защитная маска и потуже затянул крепления. Эта дрянь разъедала только живые ткани, оставляя ужасные ожоги или гнойные язвы, распространявшиеся по телу с огромной скоростью, и, спустя несколько дней, лопающиеся, словно мыльные пузыри, выплескивая свое отвратительное содержание наружу. Но большинство умирало от жутких судорог и боли еще до этого момента. Не хотелось мне повторять судьбу этих несчастных. Деревья казались призраками, распростершими свои лапы над моей головой. Под ногами хрустели то ли ветки, то ли хитиновые тельца жуков, противный звук, казалось, разносился на сотни метров вокруг. Но все звуки скрадывал туман Зоны, непроницаемый, ни для уха человека, ни для твари, чем бы она не воспринимала окружающий мир. Но самое странное, что сквозь эту завесу можно было видеть звездное небо, переливающееся мириадами огней, и огромную полную луну. Но в любом другом месте за пределами леса, небо затянуто тяжелыми тучами подсвеченными ночным светилом, оттого кажущиеся более зловещими. А этой мертвой тишине ясное небо казалось милостью Небес, указывающих дорогу, но Зона извращала карту свода по своему, нельзя было найти хоть одно знакомое созвездие, словно над головой светили чужие звезды, холодные игрушки в руках дьявола. Возможно, этот мертвенный свет принесет только боль. Каждый должен терпеть боль, снова и снова, только это не дает нам почувствовать себя мертвыми, когда боль уходит, кажется, что ты выбираешься из тени и карабкаешься вверх, на небосклон, а потом все выше и выше по звездной дорожке. Вот и сейчас, боль в сведенных мышцах напомнила мне о реальности, пришлось остановиться и дать немного отдыха ногам. Я оперся спиной о покореженный ствол дерева, и прокрутил события последних часов. «Ангел» лежавший в рюкзаке был реальностью, чувствовались его тепло и энергия, и слабая пульсация, словно биение сердца. Я попытался вспомнить все детали боя химеры с боевой машиной, и отчетливо всплывала картинка химеры в свете орудийного огня. Она не отбрасывала тени. Есть такая фраза: «У человека, не оставляющего тени – нет души». Насколько это применимо к порождениям Зоны, я не знал. Но не оставляло меня ощущение, что у этих существ, нет, даже исковерканной, извращенной Зоной, души. Иногда, казалось, видно было пугающую тьму бездны, разверзнувшейся внутри этих созданий. И мне это казалось страшнейшим наказанием – видеть вещи, которые я не хочу видеть, и которые неспособен понять. Временами казалось, будто демоны ада танцуют в моем воспаленном мозгу пытаясь скинуть его в пучину безумия, мысли неслись в бешеном круговороте теней и призраков, проблески разума, словно копья, сотканные из света, пронзали эту беснующуюся темную массу, а тело билось в судорогах пытаясь вытолкнуть из себя все это. Во время приступов внутренние голоса отступали, забывались, отдавая мой разум во власть сумасшествия. Это было словно процессом очищения, от зла постоянно накоплявшегося от нахождения в этом проклятом и забытом Богом месте. Иначе я давно бы сошел с ума и замкнулся в себе, как и любой другой сталкер, покрытый коркой жадности и жестокости, загнавший свою душу в дальний угол и прикрывший ее броневой пластиной. Возможно, это был способ защититься, но он все равно приводил к одному и тому же результату. Постоянной грызне за место под солнцем, доведенной до абсурдных величин. Их воспаленное сознание ни во что не ставила ценность человеческой жизни, души умерших скапливались под колпаком Зоны, создавая ужасные фантомы из прошлого. Общество сталкеров отторгало любое проявление человечности, это только казалось, что они помогают друг другу, делятся едой, патронами, прикрывают спину. А через секунду они могут выстрелить в спину, просто потому, что повезло чуть больше и вас не ранило или оказалось на копейки больше хабара. Это лишь маски, но более гротескные и отталкивающие чем в другой жизни, той, что осталась за Периметром. И сейчас, подняв голову к небу, я увидел лишь непроглядную тьму, поглощающую холодный свет звезд. Молитва потекла словно река, очищая меня от сомнений… А после нахлынуло одиночество, накрыло, словно плотное черное покрывало, сжало железными пальцами душу… И воспоминания прорезают сознание словно молнии… Вот ты лежишь на крыше, нагретой солнцем, припав к прицелу, капли пота стекают по лбу, ладони намокли… Вспышка, выстрел… Бежишь по ночному лесу, а сзади зло лает «Калашников». Пуля выбивает щепки из дерева перед твоим лицом. Вкус крови на губах… Солнце просвечивает сквозь ветви, а ты лежишь на холодной и мокрой от утренней росы траве, а впереди маячит ограждение Периметра. Вот и ты Зона, как меня к тебе тянуло, как я ждал этого…

"Greg Complein"


За деньги, но с улыбкой

Спите спокойно, любимые,

Где - то у дальней реки

Чёрной судьбою гонимые

Насмерть стоят полки.

Раненый пришел к кордону где-то к пяти утра, и первым делом попросил воды. Хотя "пришёл" - сказано громко, он полз, и когда старший патруля капитан Оцуп нашел хрипящее тело в придорожных кустах, первым делом достал трофейный "стечкин" и чтото неразборчиво буркнул себе под нос. Он даже не сомневался надо ли добивать хнычущего от боли сталкерюгу, рука направила в сторону стонов пистолет, но в этот миг стоявший справа салабон, молодняк, который ещё учить и учить, проникновенным глубоким грудным голосом сказал:

-Глаза.

Оцуп что-то почуял, что-то важное... Он повел по сторонам чуть живым, светящим желтым светом фонариком, присмотрелся и увидел... В непроглядной тёмной ночи метрах в тридцати на уровне пояса от земли настороженно двигались к ним сразу три пары отражающих свет фонарика глаз.

-Огонь, мля! - заорал капитан роняя пистолет и хватая с ремня АКС.

Молодой, хотя и держал свой автомат наготове, что-то протяжно спросил, но его слова заглушила автоматная очередь. Из мглы на патруль подминая кустики кинулось взвизгивающее нечто с горящими широко расставленными хищными глазами.

-Отпрыгивай! - крикнул Оцуп рядовому, что выл ближайшим к нападавшим...

Раненый раздетый догола лежал в караулке на матраце укрытый покрывалом.Старлей Петренко подошёл к нему и присел на ящик из под гранат:

- На, счастливчик - протянул он бойцу водки - пей.

Солдат лихо опрокинул стакан и занюхал хлебом. Как раз через секунду после того, как он поставил гранёный стакан, в дверях возник проснувшийся фельдшер, как на грех оказавшийся сегодня в карауле.

- Вы чего, балбесы, офанарели? - взвыл врач - Я ему антиботики вколол, вакцину... Стёпа - повернулся он к Петренко - водяру сюда!

- Да что вы? Водка от Зоны первая микстура, так что зря вы...

- Водку дал! - рыкнул фельдшер - пойдём на крылечко на пару слов...

Выйдя на крыльцо Петренко отдал флягу с водкой, и молча наблюдал, как содержимое сверкая и искрясь на солнце выливается на бесхозную клумбу.

- Ты мне чего творишь, клоун? Ты хоть знаешь кто это? Ты личное дело его видел?

- Обычный воин. Едва живой, 6 огнестрелов, кровопотеря, ожоги...

- Старлей, не гони! А если он дезертир, или вообще самозванец с чужим жетоном? По его наводке мы группу на поиски послали... Четыре покойника в месте, которое он указал... Короче так, я не знаю, что делать, приедет особист из округа - решим, а пока мы этому калеке ни слова, ни жеста, понял? И всему караулу это объясни.

Петренко задумчиво кивнул.

- Не могу больше. Задолбала эта Зона. Крышу уже рвёт, понимаешь?

Он поднял глаза, но на месте фельдшера уже никого не было...

Петренко стоял перед окном и нервно курил. На столе караулки бойцы расписывали покера, в углу на своём нехитром ложе тихонько постанывал во сне раненый и измотаный, представившийся целым капитаном. В ногах лежало его тряпьё, перемазанное кровью и грязью, в некоторых местах опалённое и так и кинутое вперемешку с неумело повязанными кровавыми бинтами.В дверь позвонили, солдат выглянул в окошко и не говоря ни слова открыл, отступив в сторону чтобы пропустить капитана Оцупа, и следовавшего с ним майора в форме СБУ.

- Этот? - кивнул майор на спящего.

- Да, - ответил Оцуп - По-моему, молодоватый какой-то для капитана, товарищ майор, вы не считаете?

- Хабар нёс? - спросил себе под нос особист, открывая только что извлечённую из дипломата папку - Хм... Нда, интересно... - мычал он про себя, то заглядывая в папку, то осматривая раненого, который почувствовав к себе внимание стал мучительно просыпаться.

- Нет, при нём найден только штык-нож, армейский жетон, сломанная рация, и обручальное кольцо. И одежда, само собой.

Особист кашлянул, подтянув брюки за колени присел на давешний гранатный ящик.

- Николай Андреевич, могу я задать вам несколько вопросов? - учтиво обратился он к раненому.

- Алексеевич - поправил в ответ раненый капитан - не надо меня проверять... Николай Алексеевич Кузнецов, 1980 года рождения, 12 апреля.

- Ну ладно - особист из полной учтивости превратился в резкого и дотошного дознавателя

- Как вы, капитан, офицер, давший присягу, объясните мне бегство с поля боя?! Как ты объяснишь гибель всего твоего отряда, всего, кроме тебя?! Где твой автомат, тварь продажная?! Цука, как ты объяснишь что шёл по Зоне 22 километра с такими ранениями?! Как? Как? Как? - орал майор чуть привставая над раненым, срывая голос, брызгая ему на лицо слюной...

- Никак.- слабеющим голосом ответил капитан - и перестань тут какать...

Майор не любил двух вещей - обращения по званию и каску в качестве головного убора. Каска вообще такая подлая вещь - чиркнет по ней пуля, и тебе шею от удара по каске поворачивает на 180 градусов. Конечно, он не любил и особистов. Только месяц как оправился от ранений, получил это долбаное повышение, уехал служить в Харькiв, и тут как тут они. Копают под него. Копают во всю. Узнав об этом, сразу пошёл к командиру части с рапортом. Командир, полковник Богдашкин, удивился, на кой ляд офицеру, уже чудом спасшемуся от Зоны опять туда? Удивился, но рапорт подписал. Майор вёл людей по дороге, предупреждая солдат где надо аномалию обойти, иногда, для верности кидая пистолетный патрон, но главная цель - держаться старой асфальтовой дороги.

- Товарищ майор, а правда сталкеры почти все зараженные?

- Чем, Бахмет? - переспросил Кузнецов.

- Ну... вирусом Зоны, который мозг сжигает...

- Нет, не правда. Я не знаю правды, но это точно бред - про вирус.

- А зачем же мы их тогда отстреливаем?- спросил удивлённый Бахметьев.

- А низачем... Их без повода и не надо убивать.

- Но это же не люди!

- Нет, они люди - сказал Кузнецов - так, внимание всем: за мостом принимаем левее дороги, наблюдать за правым флангом, эти развалины часто опасны!

Пройдя опасный участок прикрываясь группа вышла к разрушенному железнодорожному мосту. Издалека послышался резкий крик, и охраняющие проход под чудом ещё не рухнувшим на их головы мостом бойцы заняли боевые позиции.

- Прохор!- крикнул майор - Дай зелёную, не узнали нас.

В небо метнулась зелёная сигнальная ракета и с позиций выстрелили такой же в знак что поняли сигнал. Среди перевёрнутых вагонов, труб, бетонных плит и застывшей техники расположился заслон во главе с майором Оцуп. Офицеры кратко переговорили между собой, бойцы же в это время перекуривали, делясь последними новостями, когда закончили - пожелали друг другу удачи, и распрощались. Ефрейтор Бахметьев проводил взглядом уходящую группу, повернулся к Кузнецову и спросил:

- Товарищ майор, а ребята говорили что аж пять сталкеров за ночь замочили... И собак штук семь-восемь. Как вы думаете, переплюнем?

-Ума у них нету, у ребят твоих - сплюнул Кузнецов - через часок возьму двоих, на старую свиноферму прогуляемся... Увидите людей - не стрелять, первыми, по крайней мере, а вот со зверьём не церемониться, а то был один, собачку ему приручить, мля...

В недалёких кустах мелькнуло движение, и Кузнецов прищурившись, определил, что там прячется человек. Добрая примета - прячется значит не зомбированный. Майор Кузнецов поправил берет и жизнерадостно огласил:

- Эй, сталкер, хочешь пройти - подходи, будем говорить, а нет, так вали отсюда!

Кузнецов тихонько улыбнулся, когда из кустов к нему не спеша побрёл угрюмый небритый человек в застиранной энцефалитке и с обрезом, торчащим из-за пояса...

"Greg Complein"


Камень на осыпи

- Эй, не спать! – окликнул Газона, примостившегося поудобней на своём лежаке Кривой.

- Да не сплю я. – ответил Андрюха.

- Ага, просто моргаешь подолгу…

Сталкеры расположились в стороне от тропы, ведущей от практически развалившегося цементного завода, руины которого не стали облюбовывать даже вездесущие одиночки. Позиция была явно удачная – на едва заметном холмике, бурно поросшем мутировавшим до гигантских размеров бурьяном. С юго-запада шли овраги и обрывы в таком количестве, что даже если кто-либо и попробует оттуда подкрасться к двум засевшим скрытно сталкерам, его будет скорее далеко слышно, чем видно. Остальное пространство почти идеально просматривалось и простреливалось. Только на севере, метрах в трехстах обильно насаженные тополя отгораживали укрывшихся от глаз часовых Свободы, скучающих на своих вышках всего в полутора километрах от этого холмика. По тропинке, в своё время служившей просёлочной дорогой, а теперь используемой для сообщения армейских складов, и птицефермой Свободы, изредка проходили маленькие группы по два-три человека. Газон каждую такую группку дотошно разглядывал в бинокль, а его напарник, Коля Кривой, похоже вообще ничем не интересовался кроме ковыряния соломинкой крупного жука, на свою жучью голову попавшегося самому хитрому и непредсказуемому существу Зоны – сталкеру.

- Кривой, - окликнул глухо Газон – я закурю? Уши пухнут уже.

- Нет.- отрезал его старший так резко, будто вот так сидел, и ждал именно этого вопроса.

- Ну разреши, а? Я в кулак, никто не увидит, а сидеть нам ещё до вечера может быть, а уж тогда точно…

- Хорош ныть. – перебил Кривой товарища, и повернулся немного привстав.

Это подействовало безотказно, молодой по меркам военных сталкеров подчинённый осёкся, поняв, что дальше не стоит доставать командира. А особенно такого, как Кривой.

Вообще Газон службу военным сталкером принимал с куда большим энтузиазмом, чем прошлые три года на блокпостах и в рейдах по развалинам мини-государства со страшным именем «Зона отчуждения». И, несмотря на суровость Кривого, с которым Андрей сам просился в выход, такая служба ему была намного больше по душе, чем караульная. Кривого не боялись ставить старшим на выполнение заданий любой степени сложности, на которые тот порой ходил в одиночку, наотрез отказываясь от напарников и помощников, он был редчайшим примером человека-загадки, и неоспоримым авторитетом среди военных сталкеров.

- Кривой, а почему в Зоне какие-то звуки постоянно слышишь? Уханье, гул всякий, нигде такого не слыхал, как тут. – Андрей не столько хотел узнать об Эхе Зоны, сколько пытался в принципе разговорить немногословного начальника.

- Музыка небесных сфер. Тут зона повышенной громкости.

- А серьёзно если? – обрадовался в душе Газон, обдумывая как «развезти» начальника на свой разговор – Может аномалии так звучат? Значит у каждой свой голос!

- Это глюк. Нет никаких звуков, и не было. Ты первый такой за шесть лет. – Обрубил завязавшийся разговор Кривой.

Андрей знал, что такой он не один, а вот спросить неприступного сталкера было уже и не о чём. По тропе подле холма побрёл одинокий человек, через каждый десяток шагов останавливающийся, и всматривающийся в сторону засевших сталкеров.

- Это он, - объявил Кривой – Разговор веду я, сидишь, слушаешь, и не лезешь.

- Ясно, - кивнул Газон – а он не зараженный?

- Этот – нет. Проспиртованный насквозь, вирус зоны берёт только людей в здравом уме. Закуривай.

Младший достал сигарету и щёлкнул зажигалкой. Непонятная фигура, продираясь через траву, приближалась к холму. «Он» периодически останавливался, внимательно просматривая предстоящую дорогу.

- Слушай, давай быстрее топай, а? – крикнул, встав в полный рост Кривой, махая обеими руками сразу – Тут чисто!

Газон наблюдал за пухлым, и каким-то неуклюжим сталкером с сомнением думая о его пользе для предстоящего дела. Мрачный тип приближаясь внушал Андрею всё меньше доверия – физиономия толстая, видно грязная, пузатый, медлительный, и как выяснилось при приближении трясущийся как лист. «Лихорадка» - подумал Андрей, поднимая автомат на краснолицего пришельца, ему никогда ещё не приходилось иметь дел со сталкерами, тем более такого нездорового вида.

- Так, чувак, – молвил толстяк хрипловатым голосом, – ты скажи этому поцу, чтобы пушку убрал, я чуть в аномалию не вляпался, не хватало… убирает пускай, короче…

Кривой повернулся к Андрею и махнул рукой. Андрей демонстративно поставил АКС на предохранитель, и закинул за спину. Приладив автомат поудобнее вытащил из зубов сигарету, и стряхнул полсантиметра пепла на землю.

Гость присел на пенёк, и повернулся к Кривому:

- Ты чего по кустам шкеришься? Мне чё в прикол за тобой лазить? Если с кем из наших погрызся – так и скажи... Ну ладно, Кривой, дай выпить - я знаю, у тебя всегда есть.

- А то ты не знаешь, с кем я грызусь – ответил Кривой, усаживаясь рядом с гостем. – Газик, сообрази костёр, Кстати, знакомьтесь: Повар, это Андрюха Газон, компаньон - при этом слове Повар кивнул, подмигнув Андрею – Газ, это просто Повар.

- Здорово, Газон. Кривой, не трави, помираю ей Богу… Макс, скотина… аппарат спалил. Нема у меня самогона теперь – мы с Шурупом стиральную машинку починили, и к ней провод от Электры кинули через трансформатор, дрожжи в центрифуге с растворимым соком и сахором гоняли...- рассказывал Повар, глядя как Газон поджигает политые бензином из баночки «Zippo» ветки в костерке, – а этот… Интересно ему стало, блин, чего это она током лупит месяц напролёт… Гадина, никакой жалости... Сам же подойдёт ещё ко мне…

- Это чего? – спросил с удивлённой улыбкой Кривой, доставая бутылку и чёрный пакет с закуской – Лука сухой закон провозгласил?

Пока Повар рассказывал душещипательную историю гонений против пьянства и растамании на командной базе Свободы, Газон нарезал хлеба, и открыл банку консервов. Увидев это, Повар движением фокусника материализовал откуда-то гранёную стопочку, и посмотрел сквозь неё на солнце, будто оценивая чистоту редкого алмаза. После «оценки» дунув предварительно в стопку, мизинцем собрал со дна и краёв пыль. Все эти жесты

были чётко выверены и отточены, и представляли собой скорее ритуал, чем правило гигиены.

Рядом со стопкой появились две бывалых эмалированные кружки, когда их наполнили, и тут же опустошили «за встречу», Кривой спросил:

- А чего с хабаром у вас в окрестностях? Есть смысл тут полазить?

- Нормуль, с хабаром, - ответил Повар – а шпроты у вас ништяк, сто лет не пробовал, аж вкус забыл. Ты нормальный хабар тут километрах в трёх к северу поищи, только не на пути к Барьеру – там всё уже подмели... Хабар только залётные гребут, у Лукаша в подвале тонны полторы скопилось, как вывозить уже не знаем. Скряга его даже продавать по дешевке стал, дрек не принимает. Ну чё, между первой, и второй… наливай! – Сказал Повар, довольно потирая руки.

Андрей задумчиво слушал новости, о окрестностях старых военных складов, в ответ на которые Колян рассказывал что-нибудь своё, из жизни восточных и южных районов Зоны, плавно подводя разговор к главной теме. На тропе, у травы, примятой Поваром, остановились несколько сталкеров, видимо раздумывая, не пойти ли им тоже к костру, но, помявшись, двинули своей тропой.

- Ну-ка, дай мне твой ствол посмотреть. - сказал Повар, подсаживаясь к Кривому поближе.

- Иди ты, у тебя, смотрю не хуже. – сказал Кривой, перевешивая автомат на левое плечо, подальше от излишне любопытного дружка.

- Да я не в том смысле… – смутился Повар. – Я гляжу, у тебя крепления под оптику есть, знаю одного пипла у нас, за три пузыря водки он толкает путёвую оптику на калаш.

- Нету у меня трёх… - ответил Коля.

- Один дай, или два. Остальное потом принесёшь.

- Не надо мне оптики. Лишний вес, который ещё и разбить боишься. Скажи, Повар, я слыхал, у вас Сталкеры иногда как-то странно пропадают, не знаешь случайно?

Газон насторожился, и превратился в большое такое ухо. Наконец-то Кривой заговорил о том, для чего этот разговор затеялся. В течении последнего полугода в районе армейских складов пропало 19 военных сталкеров. Пропало бесследно, без свидетелей и улик. Даже на сталкерских чёрных рынках не всплывали номера их автоматов и дозиметров. И никто ничего не видел и не слышал. Складывалось впечатление, что Зона их просто сожрала… А люди, и те, что вне закона, и учёные, и наёмники исчезали, как и две группы военных сталкеров направленных независимо друг от друга их искать.

- Чё тут не знать, - оживился Повар, – конечно знаю! С тех пор, как Кеп забил на всё, и стал пропускать к выжигателю кого попало, я перестал видеть многих из тех, кого когда-то покормил. Прутся, не зная куда, вот и исчезают. Поделом им, хоть и жалко. Буду предупреждать, чтоб водку у меня оставляли...

- Слушай, - поскучневшим голосом спросил Кривой – а военные тут, я слышал, появляются… Чего они?

- Ничего... По мне – лишь бы в наши дела не лезли, и хрен на них. Кеп своим сказал не грызться с ними и их сталкерами, ежели жить надоело - нехай лезут на север, так они ведь и не идут. Тут гдето лазят, и вообще мне на них побоку. Слушай, Кривой, здорово, что ты припёрся в наши края, я и не думал, что так соскучился…

Кривой крался через заросли полыни и лебеды на 10-15 метров впереди Газона, периодически останавливаясь и приглядываясь. Впереди, среди наросших в радиоактивном мире, искорёженных деревьев стоял заколоченный, полуразваленный домишко. Пара сталкеров рассматривала его уже минут десять, бродя вокруг да около. Когда разведка окончилась, Кривой и Газон подошли к крыльцу. Доски, которыми была когда-то забита дверь, стояли тут же, около стены веранды, сохранившей с советских времён в целости все стёкла. Кривой оставил напарника наблюдать за окрестностями, а сам вошёл внутрь. Мир вокруг будто застыл в ясном, солнечном дне. Андрей слышал тихий бесконечный свист, к которому уже привык. Болела голова, видимо от радиации, и он выпил таблетку антирада. Через минуты три Кривой вышел, и объявил, что они остановятся тут же, на крыльце, и в дом лучше не входить. Разместились тут же, развернув нехитрый ужин.

- Тут они пропали. – сказал Кривой, снимая фильтрующую маску. – Не знаю как, но чую, что пропали они тут. Мы их по-моему уже не найдём…

Заночевать разместились на чердаке старого дома, по очереди отстояли часовыми до утра, и слегка перекусив, двинулись в путь. Всю первую половину дня товарищи блуждали по окрестностям, под мерзкой, едва видной, но холодной моросью, обследуя буераки и овраги. В определённый момент мимо них проследовала на юг группа из семи подтянутых мужиков с лёгкими рюкзачками, и как было видно – в добротных, вполне отвечающих требованиям мобильного бойца полевых серых костюмах. Через минут пять после их удаления Газон сказал:

- Слышишь? Плещется чего-то.

- Фигня, пойдём дальше. – невозмутимо ответил Кривой, оглядывая округу.

- Погоди, давай глянем, это рядом.

По близости, метров с тридцати, из зарослей камышей, и правда слышались ритмичные шлепки по воде, будто по ней била маленькая пяточка или ладошка в течении долгого времени. Газон, держа наготове автомат, крался на звук, краем глаза отметив, что Кривой уже изготовился к стрельбе, ему видимо тоже был интересен источник странного, но малозначимого явления. Раздвинув очередной пучок камышей, Андрей опустил автомат, и приглушенно засмеялся. Как-то вдруг, незаметно, за его спиной очутился Кривой, он нагнулся, и поднял из болотной воды «Ночную звезду», всю в мутных от ила, который сама взбаламутила, каплях.

- Замри! – скомандовал вдруг Колян, упаковывая артефакт в сумку. – Учить тебя буду. Вон, видишь, через лужайку, камыши? Теперь скажи мне, что в них не так?

Андрей прекрасно видел камыши, но особых странностей не замечал. Да, из шести два были сломаны на разном уровне, все малость серые, не жухлые, а будто с нарушенной в сторону серого цветностью, на некоторых местах – чтото вроде крошек пепла или золы. Он высказал свои наблюдения Кривому, на что тот ответил:

- Верно, смотри, они не качаются на ветру. Короче – там Жарка. Воздух там не горячий, не дрожит, значит слабенькая, блуждающая. Учти это на будущее, в такую не лезь. Камыши не сгорели потому, что ещё не срабатывала. Пойдём, нам ещё с тобой искать и искать.

День прошёл почти незаметно. Прочёсывание не дало никаких конкретных результатов, хотя Кривой пополнил свой блокнот пятью страницами по теме нынешнего задания. Мерзкая морось в один момент перешла в не менее мерзкий дождик, но со временем стала снова моросью. Не смотря на сырость, из кустов стали атаковать наглые комары, и сталкеры уже подумывали лишь о том, чтобы добраться до какого угодно сарая, и разжечь там противомоскитные китайские дымовые спирали, и отдохнуть. Газон, как и раньше, шёл позади, наблюдая за тылами их маршрута. Вдруг, на почти голом, крутом склоне заросшего песчаного карьера он увидел нечто.

- Кривой! – не удержавшись, крикнул Андрей. – Смотри.

На склоне, неподвластный силам притяжения лежал красивого вида артефакт, подобного которому Газон не видел раньше, и не помнил, чтобы такой был в кратком военном справочнике для контингента Зоны отчуждения. Судя по взгляду Кривого, для него этот предмет был не менее интересен. В двадцати метрах лежала полупрозрачная субстанция, чем–то напоминающая фантастического насекомого или краба чуть меньше футбольного мяча размером, и медленно вращалась, будто катится вниз по склону, но сама оставалась на месте. Все её грани жизнерадостно отливали искрами всех цветов радуги, создавая эффект хрустальности. Газон сделал шаг в её сторону, и при этом вид артефакта дополнился тонюсенькими лучиками, тянущимися подобно нитям паутины во все стороны. Андрей замер – лучи исчезли, повертел головой – появились вновь, пока он не замер снова.

- Что это?! – восторженно спросил он Кривого.

- Не знаю, впервые такое вижу. – ответил тот.

- Я щас! Вот, блин фортануло! – Газон снял мешавший рюкзак, и полубегом поднялся по склону к невиданному артефакту, постоял пару секунд любуясь, и бережно протянул руки. В последний момент сияющее чудо взорвалось снопом разноцветных искр, и исчезло. Андрей замер, и после паузы повертел головой. – Смотри, вон он где! – Воскликнул Газон, двинувшись уже в другом направлении, туда, где из снопа искр возродился тот же красавец-артефакт.

- Эта… Пойдём, ну его. – крикнул негромко Кривой, но так неубедительно, что видимо сам не поверил в своё «ну его».

Газон тем временем добрался до артефакта, которому Кривой уже придумал название – «Радуга», и на этот раз попробовал его схватить половчее, но тот снова брызнул искрами, и исчез, появившись на другом месте. Эти кошки-мышки не понравились Кривому - что за чертовщина такая? Зато Газон, в очередной раз получив сноп искр в нос, видимо ещё больше вошел в раж. Кривой решил – ещё одна телепортация этой хрени, и он забирает за ушко это разыгравшееся в догонялки дитятко в…

Мысли Кривого прервал очередной сноп искр, на этот раз больший, чем предыдущие. Когда радужное сияние рассеялось – на месте молодого напарника и артефакта остался только оборвавшийся на песке след, и тонкий ручеёк потревоженного песка, сползающий торопливо по склону…

Кривой подошёл метров на пять к месту последнего исчезновения – пусто. Вообще ничего. Ни пепла, ни тела… Он повернулся, чтобы пойти вниз по склону, и увидел прекрасную, манящую и завораживающую своей красотой «Радугу» на её первичном месте. Неудержимо хотелось обладать таким сокровищем.

Кривой достал цифровой фотоаппарат, и сделал снимки. Убедившись, что артефакт видно, а снимки сохранены, он поставил «контрольную точку» на своём GPS-навигаторе, и спрятал флешку из цифровика в потайной карман, потом достал рацию, и сказал:

- «Квартет», я «Странник 14», работу закончил, есть результаты, мои координаты…

- Понял тебя, «Странник 14», - на удивление быстро отозвался «Квартет», - пришлю тебе восьмёрку в точку шесть, условное время – два, как понял меня?

- Понял, до связи.

Кривой повернулся в сторону артефакта, тот невозмутимо вращался меньше чем в полусотне метров, демонстрируя чистоту и полную беззащитность… Он отвернулся, и не оглядываясь пошёл в сторону «точки шесть», постепенно переходя на бег, хотя «условное время два» наступало только утром.

"Greg Complein"


Выстрел в зеркало

Мы воины, мы трубадуры, увечный и голый отряд.

Мы те, кто домой не вернётся, и за труднее получит наград.

Кто ангельских крыл не коснётся, кто злою судьбой гоним.

И уже никогда не предстанет, Господь, перед ликом твоим.

Уку Мазинг.

12.07.2012, 07:22 - Боевой Информационный Пост Отдельной группы войск Зоны отчуждения.

Старший лейтенант Карпюк к своим обязанностям всегда относился ответственно и ревностно. Заступая дежурным на БИП, он в течении первых полутора лет службы в штабе группы войск, упорно не давал себе спать целые сутки до конца наряда. Только со временем, устав от повседневной однообразной рутины он стал позволять себе расслабиться в бытовой комнате Поста. В конце концов, если не смотреть в инструкцию с обязанностями дежурного, его задачи сводились к двум пунктам – 4 раза в сутки докладывать оперативному дежурному обстановку, и присутствовать на посту, никуда не отлучаясь, полные сутки, а с остальным хорошо справлялся радист-контрактник, назначенный помощником дежурного. В это утро он проснулся от странного беспокойства. Просто открыл глаза, глядя на пыльный потолок бытовки, и повернулся на скрипучей кушетке. «Приду домой – сразу в душ!» - Подумал Карпюк. В комнату из радиоузла вошел сержант Пилипенко, помощник:

- Товарищ старший лейтенант там… э-э…- видимо Пилипенко не мог толком выразить что произошло, но судя по всему ничего срочного – скорее что-то нестандартное.

- Что там у тебя, говори. – Сказал дежурный, поднимаясь с кушетки.

- Запись, - ответил сержант, – то есть я запись успел поставить, там по экстренному каналу связи пришёл сигнал. Я отозвался, а они молчат. Эта… доложить надо.

Карпюк кряхтя, встал с кушетки, и ступнями ловя башмаки на ходу в радиоузел потянулся. Его необъятный зевок кончился практически одновременно с приземлением на стул дежурного.

- Вот, товарищ старший лейтенант. – сказал помощник, включая запись.

«…Д 12, д 06, д 102…- произнёс взволнованный голос секретные позывные, а на заднем фоне раздалась интенсивная автоматная стрельба - … Они нападают изнутри, ведём бой, я покидаю точку, «Квартет», тут опасно, - в динамике что то ухнуло, заглушив все звуки - около роты солдат… нет, их больше!.. Не могу говорить, до связи!...»

12.07.2012, 09:40 - Штаб Отдельной группы войск Зоны отчуждения, класс командирской подготовки.

В классе были собраны начальники отделов и служб группы войск, все офицеры в звании не ниже капитана, ответственные за анализ обстановки в Зоне отчуждения, и за планирование военных операций в её пределах. У обширной карты во всю стену, стоял, опираясь на длиннющую указку генерал-лейтенант Однолько, командующий группой войск.

- Итак, судя по всему, диспозиция ощутимо изменилась. – проговорил он глядя в пустоту.

– Появление сил от роты и более вблизи наших подразделений… Не шутка. Какие данные по икс-восемнадцать? Полковник Заворотонюк?

- Данные плохие. – сказал, поднявшись начальник разведотдела. – До вчерашнего дня в корпусах объекта базировалось до двухсот представителей бандформирований. Ночью, или вернее ранним утром они были атакованы, хм… солдатами, вы всё слышали... Пока мы имели там внедрённого информатора – обстановка была ясна. Что происходит сейчас… Пока не известно. Работа уже идёт. У меня всё. – закончил полковник.

- Зачем тогда нам нужен разведотдел?.. – коротко спросил Однолько. – Что за тип там у вас это сообщил? Он может объяснить толком, что произошло?

- Боюсь, что нет. Связь с этим агентом потеряна, даже со сломанной радиостанцией, я уверен, он нашел бы способ нам сообщить о себе, скорее всего он мёртв. Оперативная разведгруппа в районе НИИ Агропром сообщает, что вокруг объекта появились военизированные, я делаю ударение на этом слове, патрули и дозоры, они организованы, единообразно обмундированы. Пока всё.

- Чем вооружены? Есть ли средства связи? Какого образца оружие и экипировка? – прищурившись спросил командующий.

- Не могу знать, товарищ генерал-лейтенант. – воспринял укол разведчик. - Товарищ генерал-лейтенант, я прошу санкции на нападение на это подразделение. Нам нужны образцы их формы и оружия, если повезёт, мы добудем языка, средства связи и документы. Разрешите с этой целью атаковать один из их дозоров.

- Полковник, - устало ответил командующий, - это надо было сделать уже вчера… Полковник Тарасенко, - повернулся к контрразведчику из СБУ, – какие данные у твоих особистов?...

- Никаких, Роман Евгеньевич. – ответил начальник особого отдела. – О подготовке таких операций мы всегда что-то знаем заранее. Учитывая секретность проведённой операции выводы такие –это наёмники, или военные - американцы, или русские – и те и другие и третии имеют ресурсы для подобного десанта. Скорее всего - наёмники, может их новая коалиция. Русские или американцы не стали бы закрепляться на нашей территории, они бы сделали своё дело и умотали – тут дело международной политикой пахнет. А по данным, 30 минут назад они ещё были на территории лаборатории…

Однолько подошёл к окну, отодвинул штору и замер. В классе повисло молчание. Участок НИИ Агропром был по большому счёту никому не нужным отрезком радиоактивной земли, но, тем не менее, это была их подконтрольная земля, и на неё пришёл некто, диктующий свои правила.

- Аналитический отдел! – рявкнул генерал-лейтенант. При этих словах в классе поднялось сразу два офицера, подполковник и майор, старший по званию дал знак майору садиться обратно. – Что у вас? Тоже пустота, или уже какие-то наработки? – в глазах командующего не было особой надежды.

- Эта группировка существенно меняет диспозицию в Южном секторе. Это уже не бандиты, препятствующие развитию сталкерства. Они явно преследуют некие цели, и лучше нам это выяснить до того, как они их достигнут. Мы рекомендуем проведение масштабной операции по… хм… нейтрализации этой шальной роты.

- Так. – Заключил командующий, положив на стол указку. – Офицерам оперативного отдела к вечеру предоставить замысел атаки на бумаге. Рассчитывайте на две роты, больше у меня в резерве нет, и так двое за троих служат. Заворотонюк, твои бойцы пускай мне притащат образец их солдата, живой «язык» как раз подойдёт. На основании этого в замысел операции до завтрашнего полудня внесём коррективы. Личный состав к 15:30 завтрашнего дня в боевой готовности. Работайте.

- Товарищи офицеры! – скомандовал начальник штаба, офицеры встали по стойке смирно.

- Вольно! – сказал генерал-лейтенант, и вышел из класса.

12.07.2012, 20:05 – Окрестности лабораторного комплекса Х-18.

Капитан Голубев выбрал место для засады неудачно. Вроде и обзор у него что надо, и замаскировался так, что даже комары не лезли – интересно, почему, кстати? – но этот чертов дозор, проходивший тут утром раза четыре, сменил маршрут. Теперь он наблюдал, как двенадцать, его, нет, одиннадцать парней и один военный сталкер-проводник отлёживают бока третий час лишь оттого, что пять придурков в пятнистых масхалатах нашли себе тропу поудобнее. Голубев смотрел на них с точки зрения их командира – предыдущий маршрут для дозора был правильней и удачнее во всех отношениях, правда, уже три часа он был смертельно опасен, но любой командир отчехвостил бы за такое самоуправство, как смена маршрута в пользу более халявного. Два раза своих парней приходилось по очереди ползком отпускать по нужде, и только проводник заняв самую, пожалуй удобную позицию за повалившимся деревом, дрых прямо на траве, не снимая ботинок и каски. А ведь этот небритый «сусанин» примет участие в бою лишь только в крайнем случае, и его, в звании старшины, должна слушаться одна из лучших разведдиверсионных групп полка… Тени удлинились, сквозь редкую рощицу был виден уставший дозор противника, не спеша движущийся в трёхстах метрах по старой шоссейной дороге. Можно было атаковать прямо сейчас, и с такой дистанции дозор был бы даже уничтожен, но перед гибелью они начнут отстреливаться, а может, и вызовут подмогу, короче наделают лишнего шума. Их надо валить сразу всех. Каждого, кого не успеют убить сразу, надо уложить через секунды полторы-две, не больше. Капитан проводил взглядом удаляющуюся группу, и мысленно пожалел, что когда была возможность, не расставил две засады, так они, хотя и с большим риском, но уже летели бы домой. Свербило в животе – привыкший к ужину по распорядку в 19:00 желудок не выл от голода, конечно, но давал о себе знать. Бойцы лежали, отлично замаскировавшись, даже обидно, что так хорошо пристроились, а толку никакого, всё равно работать, видимо придётся уже впотьмах, когда эта «экзаменационная» маскировка и роли не сыграет.

- Стайка из гнезда, шесть штук, не меньше… - Прозвучало в гарнитуре радиопередатчика.- Восемь, точно, летят нашей тропкой!- уточнил после паузы возбуждённый голос.

- Всем статус белый до моей команды,- ответил Голубев, ещё не хватало, если перебив этот дозор прямо сейчас, им придётся возиться с теми, которые сразу не захотели ходить «нужной» тропой. По опыту он предположил, что эта группа – сменяющий наряд, ужин же, в конце концов на носу… Группа из восьми человек прошла по тропе рядом с засадой, меньше чем в полсотне метрах. Вся разведгруппа напряглась до предела – это и была та, задуманная идеальная ситуация, когда через три минуты после команды «Огонь!», они заберут образцы снаряжения, оружие, и если повезёт – пленного для допроса. Капитан внимательно разглядел проходящих мимо солдат. Сначала он мысленно определил их для себя как сталкеров или боевиков, но теперь они в его понимании стали именно солдатами. Поверх стандартных советских двухцветных масхалатов были одеты до боли в плечах и шее знакомые бронежилеты и каски. Оружие тоже сплошь советское, вон, у одного на плече явно висит ПК, остальные с АК-74, у одного из бойцов с подствольником… Дозор отошел из зоны видимости, послышались окрики со стороны, в которую они удалились, после чего разведчики увидели быстро идущих по самой короткой дороге в сторону х-18 солдат.

- Пятеро.- сообщил наблюдатель.

«Точно, ужинать топают, - подумал Голубев, - значит скоро!»

Сквозь кусты и ветви с направления «минус» донёсся собачий лай, и автоматная пальба, лай сменился визгом, и удалился.

«Блин, рядом-то как,- подумал капитан,- ещё чуть-чуть, и вскрыли бы они мне засаду, шавки чёртовы…»

Прозвучало ещё несколько выстрелов, солдаты приближались, оживлённо что-то обсуждая. До группы доносились обрывки фраз, иногда предложения целиком. Шла обыкновенная солдатская болтовня.

- Не знаю даже, как они… волнуюсь, вот чё теперь делать… до Ленинграда, а как?.. как бешенные, впервые… вижу…- Говорили на русском дозорные.

-Внимание всем…- тихо сказал в микрофон Голубев,- ждём, ребята… Огонь!

Со всех сторон послышался лязг затворов смешанный с хлопками задавленных глушителями выстрелов, слышимый метров на двадцать. Голубев успел досчитать до четырёх, когда всё кончилось. Он поднял за собой группу:

- Оружие, снаряга, документы! Снайпера – на прикрытие, быстро, сбор и отход!

«Квартет», - включил он радиостанцию,- «Сокол» дело сделал, отваливаем!

«Квартет» в ответ дал добро на отход.

- Кэп! – окликнул командира улыбающийся сталкер-проводник.- Адью! Мне кажется пора. Удачи вам!- он развернулся, и не дожидаясь пока ему что-нибудь скажут, пошел прочь.

Пока бойцы потрошили инвентарь побеждённых, наспех обвешиваясь лишним оружием и снаряжением, капитан увидел раненого дозорного, который изо всех сил зажимал обеими руками кровавую рану на шее.

- У… ммать…- Как будто удивлённо стонал, закусив губу солдат.- Ребя… ребятааа… У..больно-то как… ребяятаа…

- Этого забираем с собой!- скомандовал капитан подчинённым.

- Товарищ капитан, он по ходу не жилец уже, - сказал ефрейтор Рабеко, подойдя к нему, - добить надо, вон как скулит.

- Плевал я на его стоны, - ответил Голубев, доставая шприц-тюбик промедола,- на допрос его хватит, а там…- Командир разведгруппы застыл, и медленно повернул голову на Рабеко.

- Ма-мааа…- прошептал на последнем выдохе умирающий.

Ефрейтор стоял с белым, как бумага лицом, его правая дрожащая рука сжимала ПМ с глушителем, из которого шла тоненькая, едва заметная змейка дыма.

- Ты,- подпрыгнул Голубев, отбирая у Рабеко пистолет, и подножкой отправляя его на землю,- ублюдок!..

- Товарищ капитан, по их радиостанции трижды кого-то вызывают, им не отвечает никто…- оповестил один из разведчиков.

- Отваливаем! – скомандовал он в ответ, и кинул пистолет обратно в Рабеко.- Бегом!

13.07.2012, 02:25 - Штаб Отдельной группы войск Зоны отчуждения, кабинет генерал-лейтенанта Однолько.

- …радиостанция Р-392, десантные разгрузочные жилеты старого образца, даже личные номера натрафареченые на каски. Таким образом, вооружённые формирования достаточно точно копируют форму одежды и вооружение большинства стран бывшего СССР.- Докладывал полковник Заворотонюк.- Правда масхалаты, расцветки «тополёк», судя по всему, были не далее как несколько дней назад взяты с их вещевого склада – ткань ещё блестит, она новая, и складки остались. Хотя афганка на осмотренном трупе явно ношеная, и не раз стираная.

- Ладно, афганка у него… - сказал Однолько рассеянно.- Документы, знаки различия, в конце концов, есть?

- Нет. Ни того, ни другого. Правда по поводу отсутствия знаков различия есть мнение, разрешите изложить?- Спросил командующего Заворотнюк, и сразу продолжил.- Петлицы и нарукавный карман, на который шьётся шеврон сорваны менее чем сутки назад – ещё торчат ниточки; на местах петлиц тоже – вытянуты нити, явно свежие, значит форму носил военный. При первой высадке погранвойск в Афгане мы так делали-срывали всё, даже фотографии родных замполиту отдавали, чтобы скрыть личности и свою принадлежность. И они сделали так же, притом совсем недавно. На нашем мертвеце ещё татуировки «Вова» на руке, и группа крови на левой груди. По поводу номеров оружия, интересные обстоятельства. Мы захватили семь АК-74, один ПМ, Пулемёт Калашникова, и подствольный гранатомёт. Плюс штык-ножи. Так вот, по номерам оружия выяснили, что оно было единой партией списано16 июня 1983 года, как пришедшее в негодность. Я подержал в руках это оружие – оно новёхонькое. Как будто со склада только что, хотя до списания, по документам архива, от года до четырёх числилось в части, приданной Минатому СССР, и как я понимаю, без дела не лежало – у них учения были регулярным делом. Предполагаю, что оружие большинства остальных боевиков из той же пачки, а там около двухсот стволов, включая, вдобавок гранатомёты и снайперские винтовки.

- Кому понадобилось тридцать лет хранить кучу оружия, и достать его именно сейчас? Или кто-то просто добрался до склада, сделал оптовую закупку, мать его…- По виду командующего было видно, что он вот-вот перейдёт в стадию бешенства, а в таком состоянии, тем более среди ночи его никто не хотел увидеть. Присутствующие офицеры молчали, никто не решался заговорить, чтобы на свою голову не обрушить гнев начальника.

Молчание нарушил майор Лименько, командир отряда, которому днём предстояло уничтожить подразделение противника. Имеющий какой-то раскайфованный, вялый и расхлябанный вид и поведение пофигиста, он обладал совершенно не вяжущимися с таким образом колкими, острыми глазами, от прямого взгляда которых на миг замолкали в замешательстве подчинённые и начальники любых рангов.

- Две роты – мало. На двести закрепившихся человек, да ещё и без поддержки брони и артиллерии… Это не силы. Список личного состава можно целиком отдавать в похоронное бюро. Будут дезертиры.

- Рассчитывайте на такие силы. В течении завтрашнего дня будем направлять вам подкрепления по мере возможности, всего – ещё около двух-трёх рот, но не сразу, и не надо пускать сопли, я не могу оголять Зону.- ответил Однолько.

- У меня чуть больше половины ветеранов, остальные не были нигде, дальше заслонов и рейдов на бродячих собак. Нужно порядка двух батальонов. – спокойно объяснил Лименько. – Я толком не знаю обстановки, ясно, что оборона у них крепкая…

- Два батальона выделить не получится. А по обстановке у нас вот что, - как-то необычно спокойно перебил его командующий, - после вечерней вылазки разведчиков, бандформирование начало прочёсывание, и чуть не припёрлось на НИИ Агропром, но встретило какую-то залётную шайку, уже минут сорок, как в полутора километрах от Агропрома ведётся боестолкновение. Дорофеев, - повернулся Омелько к начальнику штаба,- есть что новое?

- Нет. – ответил начштаба. – По-прежнему. Я приказал доложить, как только эта возня кончится.

- Товарищ генерал-лейтенант, разрешите!? – обратился, слегка привстав, майор Лименько взволнованным голосом. – Я не знал, что противник сейчас воюет… При таких обстоятельствах мы должны нанести удар не позднее семи утра. Учитывая время следования, и сборов, вертолётчиков нужно собирать прямо щас, а остальным дать «подъём» в 4:30. Наш шанс – внезапно напасть, пока они сонные и уставшие после этой ночи. У меня всё.

- Тогда идите, отдохните пару часиков, - несколько раз кивнув, ответил Однолько, - день будет жарким.

Лименько поднялся, подошёл к двери кабинета, и замерев, обернулся на командующего. От его взгляда стало холодно всем присутствующим.

- В составе группы войск две усиленные дивизии. Мне необходимо два батальона солдат.

– Сказал он, отчётливо выговаривая слова.

- Столько мы выделить не в состоянии. Можете быть свободны. – ответил генерал, отводя глаза с майора.

13.07.2012, 12:00 – Окрестности лабораторного комплекса Х-18.

Разведгруппа бежала напролом, топча кусты и траву, и как будто забыв о аномалиях, которых тут было навалом.

- Бегом! Быстрее, черепахи одноногие! – орал Голубев, подгоняя бойцов. Он мысленно матерился на всё что видел, на всех, кого мог сейчас вспомнить, и вообще на всё. На долбанного Заворотнюка, который за выполнение задачи прошлым вечером обещал всей группе неделю выходных, а сам отымел в моральном смысле за мёртвого «языка», и с утра осчастливил новой задачей там же, где и вчера…И на трижды долбанного Рабеко, из-за траханного милосердия которого, не удалось поймать живого врага. На вертолётчика, с хрен его знает какой фамилией, который в штаны наложил, когда по вертолёту пытались попасть из РПГ при первой попытке высадиться, и двадцать минут искавшего себе посадочную площадку поудобнее (то маленькая, то неровная, то «вон, видишь – провода валяются, ещё намотаю на ротор, когда подымем их ветром при посадке»), чтобы в конце концов, высадить группу в километре с лишним…

- «Сокол», я «Сапсан», где ты есть? – раздалось в наушнике рации, скучают, мать их…

- Примерно шестьсот метров до тебя, как у вас? – ответил вопросом на вопрос Голубев.

- «Сокол», подходи спокойно, мы в корпусах работаем, снаружи чисто, остерегайся если с этажей палить станут - разъяснили в ответ.

Впереди слышалась трескотня автоматов, и гулкое уханье гранат. Капитан опытным слухом понял, что бой и вправду шел в здании. Среди зарослей кустов и деревьев появился бетонный забор с загороженными перевёрнутой цистерной ржавыми воротами. Одна из створок ворот давно отвалилась, и сохраняла вертикальное положение лишь благодаря тому, что чьи-то заботливые руки подняли, и приложили её к старому забору. У ворот дежурило три бойца, как увидел Голубев – украинской армии.

- Шагом! – Приказал он своим. – Хорош копытами стучать, кони, мать вашу.

Разведчики перешли на шаг, охрана ворот вела себя настороженно, но мирно. Голубев проходя мимо, отметил, что по обеим сторонам въезда в лабораторию выкопаны окопы, кроты хреновы… Долбанные землекопы, лучше бы воевать шли…

- Эй, где тут старший? - рявкнул он на ближайшего пехотинца. – Лименько, или как там его…

- Да вон, у вагончика зелёного…- ответил тот, и заглянул за ворота, чтобы указать на место.

На территории чувствовалась атмосфера боя – тут и там лежали бойцы в «афганках», многие полураздетые, почти все с оружием. Были видны свежие воронки от гранат, дымилась, догорая какая-то деревянная постройка, а на верхних этажах комплекса то нарастала, то стихала стрельба. Группа перебежками двинулась к указанному вагончику, за которым стоял большой зелёный ящик, вокруг лежали вскрытые цинки от патронов, куча упаковочной бумаги из них же. Рядом сидели четыре солдата, все перебинтованные в разных местах, и снаряжали патронами огромную гору автоматных магазинов. На шаги из вагона-времянки вышел высокий человек в «Берилле» с изорванным, видимо пулями, животом. Он тяжело дышал, и при каждом шаге опирался на «Калашников», который держал за пистолетную рукоять левой рукой.

- Кто такие? – спросил он, направив на группу штыки своих зрачков.

- «Сокол», - ответил Голубев, - это мы. Куда выдвигаться?

- Диверсанты? Хорошо, взрывчатку притащили?

Взрывчатки, кроме положенного боекомплекта гранат не было. Услышав об этом, Лименько вздохнул:

- А нахрена припёрлись? Короче вот что… Вон, правое крыло здания видите, верхний этаж. – он показал на край здания, образовавший как бы гигантские ступеньки, этажом высотой каждая. Первый и второй этажи, как нижние «ступени» имели по одному этажу в высоту, следующая «ступень» была высотой уже в два этажа, наверху находилась площадка, и с неё видимо вход в помещения четвёртого этажа (Голубев подумал, что он бы там пулемёт поставил, цены такой позиции нет),- Там у них пулемётная точка,- продолжил майор,- твари хреновы… Ищите взрывчатку, и рушьте это крыло постройки, тогда мы сможем им в тыл зайти по руинам, их силы стянуты к лестницам, кой кто в коридорах шарится, в окна не залезть. Задача ясна?

- Потери большие? – спросил Голубев.

- Мы в дерьме!- ответил, недобро засмеявшись Лименько.- Больше шестидесяти… Мы вывезем, но после таких побед идут под трибунал… Они вооружены как мы, обучены как мы, на переговорах их майор был уверен, что это мы на их землю вторглись! Сдаться предлагал! Они дерутся насмерть… Я будто воюю со своим отражением…- он кашлянул, и только тут Голубев увидел запёкшуюся кровь на рваном бронежилете майора, значит одна пуля, да и вошла между бронепластин.

К стене здания подобрались перебежками, как и раньше. Пулемётчик наверху не показывался, наверняка затаился, ожидая гостей-скалолазов, готовых ринуться на штурм по стене. Грамотно с его стороны – одинокая мишень, пусть даже и с пулемётом, долго не проживёт.

- Кошками – вверх! – дал команду Голубев. Хрена они чего разрушат… Глупость, что диверсант это супермен-разрушитель, всё можно сделать и аккуратней! Три альпинистские кошки взлетели на площадку второго этажа, по очереди 12 разведчиков взобрались по фалам, так же попали и на третий этаж. В здании почти ни на миг не утихала стрельба, слышно было крики, мат, не понять чей – судя по всему и та, и другая сторона изъяснялась в бою одинаково. Осталось одно препятствие – стена в два этажа высотой, да ещё и с пулемётчиком, который их наверное уже услышал, и улёгся поудобнее.

- Климчук! – подозвал Голубев бойца шепотом,- эфку закинь!- Голубев показал вверх по стене, на площадку.

- Трудно… Я попробую, - мастер спорта по волейболу, гранатометатель-виртуоз, попадавший гранатой в кастрюлю с 30 метров, сомневался. Попытка была только одна, и если она будет неудачной – осколков хватит на всю группу.

Разведчики приготовили кошки к броску, рядовой Климчук стоял, и взвешивал в руке гранату. Голубев злорадно приказал ефрейтору Рабеко подниматься в первой тройке по центральному фалу из трёх.

-Ну!- ускорил он подчинённого.

Рядовой вырвал кольцо, и кинул Ф-1 почти вертикально. Граната залетела куда и требовалось, раздался взрыв, и крики сверху, взрыв был явно мощнее гранатного, неоднородный, и чересчур сильный, видимо там был скоплен серьёзный арсенал. Бойцы взобрались по кошкам на площадку, и когда Голубев поднялся туда же, картина была жуткая – кровь, месиво тел, и Рабеко, добивающий контуженных из бесшумного АКС-74У… С площадки внутрь здания вёл коридор, из которого было слышно стрельбу, и, как оказалось – шаги бегущего человека. Он, – крепкий мужик в полевых штанах от «афганки», и в замызганной кровью тельняшке без рукавов, - просто выбежал наружу, видимо думая, что на площадке только свои, и был срезан автоматными выстрелами с нескольких точек. В его правой руке был так и не снятый с предохранителя ПМ, в левой – медицинская сумка, полная ещё не вскрытых перевязочных пакетов. Группа двинулась по узкому коридору. В комнатах не было никого, всякий хлам, старое оборудование. Когда встретилась первая комната с людьми, стало ясно – убитый с мед. сумкой был врачом, и выбежал на взрыв бросив около тридцати пациентов. Все окровавленные, многие стонут, кто-то видимо, уже скончался. Подходя к одной из следующих, комнат, разведчики услышали ровный, молодой голос, твердящий одно и то же:

- «Сальто 46», я «Пихта 22», на приём, просим подмоги. «Сальто 46», я «Пихта 22», на приём, просим подмоги…

Голубев заглянул в комнату – на стуле, спиной к нему, сидел за столом солдат в «разгрузке», и повторял позывные в тангенту радиостанции. На столе стояла здоровая Р-143, рядом лежал складной автомат. Солдат, видимо услышав что-то, резко обернулся, и схватил автомат. Капитан выпустил короткую очередь ему в грудь. Какое-то чувство неправильности происходящего ожило в нём. Со стула сползал на пол убитый враг, последними словами которого стал неровный шепот: «На приём…На.. при..ём…» Что-то было не так! Кровь на форме солдата… Да мало ли её было, крови? И вдруг, как молния, Голубева ударила в голову догадка – он смотрит не на кровь, а на алую звёздочку с золотистым серпом и молотом, приколотую к кепке песочного цвета на голове убитого.

13.07.2012, 19:45 - Штаб Отдельной группы войск Зоны отчуждения, кабинет генерал-лейтенанта Однолько.

- Итак, это не чертовщина, это провокация!- Кричал генерал-лейтенант.- Переоделись они в форму… И что? Вы присягу позабывали? Другую работу себе нашли? Может разоружиться, и сообщить Президенту, что мы оставляем позиции?- Он перестал кричать, и перешёл на голос.- На Агропроме пусть снимают посты, передислоцируем их на х-18. Дорофеев,- повернулся он к начальнику штаба,- записывай. Завтра направляем туда инженерную роту, и технику, надо организовать на объекте блокпост. В течении недели, направить комиссию для служебного разбирательства в поизошедшем. Так, майор Лименько мне там положил семьдесят два человека, плюс раненые… Его под трибунал. Он вдобавок ещё вёл с ними переговоры, не доложив нам…

В дверь постучали, молодой лейтенант попросил разрешения войти, и внёс большой картонный конверт. Конверт был заметно помят, и с одного края слегка надорван.

- Товарищ командующий,- тараторил он,- менее часа назад группа из 19 сталкеров была замечена, и уничтожена в районе южного кордона. Среди вещей сталкеров найден документ, комендант южного сектора направил передать его вам. Разрешите идти?

-Идите,- ответил генерал, приняв конверт. Он прочитал надпись на нём, и брови его поползли вверх. Разорвав край, и достав рукописную бумагу, он обратился к присутствующим офицерам: - А теперь и впрямь мистика… Слушайте.

«Командующему Киевским Военным Округом, генералу армии Герасимову И.А., от командира роты комендатуры обеспечения «Гранит-11» Минатома СССР, капитана Сергеева Л.А. – срочно.

Настоящим, хочу уведомить Вас, что 21.06.82, при транспортировке груза особой важности в лабораторный комплекс «Химера-18», во время разгрузки в 15:00 произошёл обрыв троса у башенного крана. Из-за этого один из контейнеров упал, получив повреждения, и раздался взрыв, с обилием ярких вспышек. Очнувшись от потери сознания, было обнаружено следующее:

- Прошло значительное время, так как настало раннее утро.

- Лабораторный комплекс оказался разграблен, и занят неизвестным вооружённым бандформированием, почему-то не атаковавшим нас во время бессознательного состояния, и сразу проявившего враждебность, после нашего пробуждения.

- Отсутствие электричества, радио-, и телефонной связи.

В связи с нестандартностью случившейся ситуации, прошу Вас направить комиссию, в составе ответственных лиц, для уточнения причин аварии. До прибытия комиссии, принимаю решение занять оборону на территории лабораторий, и начать создание оборонительных сооружений, так как окружающая нас среда показала высокую враждебность во всех отношениях.

21.06.82 командир РКО «Гранит-11» Минатома СССР, капитан Сергеев Л.А.»

- какие будут размышления, товарищи офицеры? По-моему это всё-таки мистика.

"Greg Complein"


Точка отправления

Военная служба всегда содержала некую долю маразма. Даже на войне, когда мораль ясна, занять подчинённых есть чем, и все силы направлены на победу - находился некто в верхах командования, вносивший в будни воинов волну идиотизма, и продвигающий на вершину служебной лестницы подобных себе. Кульминацией, в которой прихоти высших командиров входят в свой апогей, и больше, чем обычно портят жизнь обычному служаке становятся всевозможные проверки по самым разным поводам – от итоговых за полугодия, до экстренных в связи с происшествиями, или же просто внезапных. Большинство командиров, узнавших, что «едет ревизор», впадает в состояние скрытой истерики, которая выплёскивается на подчинённых порой ещё большими несуразностями, чем их ожидают при ревизии.

Капитан Глазов ко всем проверкам относился трепетно, и, каждый раз перед прибытием высших чинов хладнокровно продумывал план подготовки, но под конец приготовлений случалось нечто, приводившее его в эту истерику. Но только так было раньше. Теперь по-другому. Теперь всё изменится, и вообще не будет ничего.

Глазов подошел к распахнутому окну и задумчиво глянул вниз. Снаружи ветхого здания НИИ Агропром было сыро и как-то мерзко, осень наступала своими холодными дождями, летели желтые листья… По мелким лужицам на растрескавшемся асфальте прошлёпал в курилку сменившийся караульный, кто-то из солдат на улице оживлённо спорил между собой, и по отдельным фразам стало ясно - одни доказывали другим, что пора включать ночное освещение.

- Скотина… Знал бы!... – сам себе сказал Глазов, - Давно бы на боевые списал…

Капитан прошелся по кабинету из угла в угол, нервно достал сигарету, но лишь проведя ей под носом по всей длине, смял, и отправил в пепельницу на подоконнике. Рядом с ней лежало личное дело «скотины», и «скотинина» же книга с карандашными пометками на разных страницах. Скотиной в этот раз оказался старший лейтенант Тарасенко, который и звание-то своё получил лишь благодаря научным успехам, но рвавшлся служить в погонах чуть ли не с детства. Глазов бессильно сжал кулаки, закрыл глаза на выдохе. «Какого же хрена тебе не сиделось-то?»- подумал он. Короче всё в пустую, скоро приедет комиссия из штаба, назначит нового командира на Агропром, а ему зарежут всю карьеру.

Оставалось немного времени, может его хватит понять, осознать, почему неглупый учёный, видавший уже, что Зона делает с авантюристами, выкинул такой фокус. Почему он ослушался приказа, всех наставлений, запретов и мер безопасности, и ушел в одиночку в Зону, да ещё и в глубину аномального поля? Самоубийство? Да, само собой это самоубийство, но тогда где предсмертная записка, где тело, зачем набрал с собой продуктов, боеприпасов? Бегство? Разумеется бегство, Глазов командир жесткий, даже деспотичный, от него многие хотели бы сбежать к другому начальнику. Но зачем бежать в аномалии, а не по проверенному пути, почему бы не взять с собой других недовольных, их точно хватает, зачем оставлять ценные для себя вещи? С ума сошел? А вот это как раз запросто, но вёл себя нормально, ухода спокойно сказал солдатам караула, что вернётся… Нет, нет, и ещё раз нет. Капитан и сам знал ответ, но не решался признать, потому, что ответ этот ясен и тем, кто через несколько часов лишит его должности.

Даже когда утомлённый после ночного караула, следопыт, рядовой Броцило, показывал одному ему видную, извилистую тропинку следов, уходившую между сверкающими искорками «электр», даже тогда Глазов всё понял. Ответ лежал в столе капитана. Это бред, этого не может быть, но Тарасенко всё-таки решился испытать своё кустарное изобретение. Сам не раз жаловался, что не может его настроить, что это только опытные прототипы, но решился. Чего он, Нобелевку захотел? Решил показательно сдохнуть со своим детищем в руках? Видимо всё сразу, и пропал на четыре дня, а скорее всего навсегда. Глазов достал из выдвижного ящика стола бытовой дозиметр «Бэлла», второй экземпляр, в который Тарасенко напихал какую-то самодельную электронику, и пытался при помощи четырёх цифр на экране определять приближение к аномалиям. До этого никто ничего такого не делал, опасные места искали, кидая болты, по оптическому искажению, по колебанию горячего воздуха и так далее…

Вспомнилось, как чётко видно «жарку» в прибор ночного видения в тёмное время суток. Но ещё не было универсального устройства вроде миноискателя, чтобы находить любые аномалии. Тарасенко предупреждал, что у него что-то не выходит с «каруселью» и какими-то другими аномалиями. Глазов не помнил уже с какими. Капитан положил «детектор» и открыл книгу, с которой злополучный старлей не расставался. Я.Скицин, «Диалектика гипотез о кристаллическом строении Вселенной». «Поглядим.» - подумал капитан. Незнакомый автор сыпал совершенно невообразимыми терминами. Некоторые строки этой бредятины были подчёркнуты карандашом, кое-где стояли восклицательные знаки, но понятнее от этого не становилось.

«Как же вы, блин на … посылаете?» - подумал Глазов. В дверь постучали. Вошел сержант, дежурный, доложил, что приближается звук автомашин, и удалился побыстрее с глаз долой. Глазов встал, одел берет, перед выходом из кабинета оглянулся, замер. Самодельный детектор Тарасенко, он положил в карман. Мало ли. От греха. Нечего им лишний раз его видеть.

Холодная, колкая морось усиливалась. Уже недалеко было слышно медленно приближающийся транспорт, осторожно крадущийся по вроде бы безопасной тропе. Сразу представилась головная машина, и выставленное метра на три вперед деревянное древко, с висящим на конце мешочком песка. Было сыро, древко наверное промокло. «Чтоб вы в «электру» угодили своей удочкой!»- Злорадно подумал Глазов, понимая, что эту аномалию в темноте хорошо видно, а самое начальство в головных машинах по Зоне не ездит.

Полковники… Начальники… Особист тоже, само собой. Психолог? Точно, психолог! Для видимости порядка и индивидуального подхода к работе с личным составом. Доклад капитана не дослушали. Видимо морось и впрямь холодная. Сразу прошли в здание НИИ, пить чай. Глазов, входя последним оглянулся на головную машину, стоявшую метрах в пятнадцати от входа. «Удочка» была на месте.

- Я тебя, Алёша давно знаю, и знаю, что палку ты перегибать умеешь– подполковник Романов, которого Глазов знал ещё с училища поставил стакан с чаем на стол. – Въедливый ты командир, а я уже предупреждал – ты допрыгаешься. Скорополительных решений принимать не будем, сначала разберёмся во всём, - снова глоток чая, печенье с джемом, - не в Раю служим все всё понимают, так что сейчас своими орёликами командуй, на нашу группу внимания не обращай.

«Есть! Понял! Так точно!» - думал Глазов, мысленно мешая эти любимые любым командиром слова со всеми известными ему матами. Раз сразу успокаивают, значит дело, видимо дрянь. Донесли уже, значит. И решение приняли. Надо только заверить, расставить точки над «ё».

Капитан Глазов ходил по Агропрому, проверял часовых. Для него это было нормой, но сейчас это делалось с одной целью – не мозолить глаза старшим командирам, и самому их не видеть. Третий час ночи… Группа работает. Прям, сразу после ужина принялись беседовать с бойцами, перечитывать рапорта, записи, доносы. С ним, Глазовым поговорили сразу, кратко, поверхностно, не задевая тонких чувств. Особист спросил показать прототип «детектора аномалий», и очень расстроился узнав, что капитан не знает, куда Тарасенко их положил.

- Ну, если вспомните, покажите обязательно! – бодрым голосом вещал немолодой офицер в штатском, - Весь контингент наслышан об этом изобретении.

Три-двадцать. В главном здании погасили свет, осталось только дежурное освещение по коридорам, и свет в кабинете начальника. Пока что в его кабинете. Значит почти все пошли спать. Глазов поднялся на третий этаж, постучался в свою канцелярию, тишина.

Приоткрыл дверь – никого. Просто свет не выключили уходя. На столе порядок, в столе тоже. Если б не знал – и не понял бы, что всю его документацию тщательно изучили. Из коридора послышались шаги по скрипучему полу, в дверь постучали. Глазов молча распахнул ее, в кабинет вошел его замполит, тоже капитан, сел на диванчик.

- Не спится?

- Иди ты, Дима, знаешь куда?! – отмахнулся Глазов.

- Понимаю. Похоже, Лёня, завтра и повезут тебя.

Алексей сел за свой стол, достал из-за сейфа опорожненную немного бутылку водки.

- Ты буш?- спросил он замполита.

- Нет, Клинтон! Конечно буш! – как-то невесело отозвался сослуживец. – Похоже меня на твоё место садят.

Капитаны выпили первую, закусили лежавшими на блюдце резаными яблоками.

- Чего говорили? – без особого любопытства спросил Глазов.

- Ничего конкретного. Так, в общем. Из-за двери слышал, что с тебя шкуру спустят за учёного. В самом деле, чего его было прессовать? Изучал бы свои микросхемы да аномалии. Там кое-кто из солдатиков на тебя постучал, короче вышло, что ты тиран, который чмырит всё положительное и высокое. Вот с Тарасом ты точно зря – он же дрищь по натуре, рано или поздно сломался бы.

- Ладно, дожили, сам, значит виноват, - буркнул Глазов, и снова налил водки, в этот раз побольше.

Разговор не клеился. Хотелось спать, всё на свете надоело. Так и не добив початую бутылку, офицеры разошлись. Капитан закинул ноги на стол, достал сигарету. Снова проведя ей под носом, смял её, и посмотрел на пепельницу, так и оставшуюся стоять на подоконнике. Сорить не хотелось, поэтому Глазов сунул её в карман. Место в кармане занимал «детектор». Глазов вынул его, повертел в руках, включил. Устройство пикнуло, на экране появилось четыре нуля. Экранчик, три кнопки, одна лампочка… Как этой пластмасской вообще можно искать аномалии, и ещё определять направление, силу, тип? На рабочем столе, как и у большинства начальников под стеклом располагалось обилие списков, графиков, и прочей подручной документации. Под ними лежал исписанный тетрадный листок, на котором Тарасенко кратко изложил правила пользования прибором. Алексей достал листок, который уже пробовал читать, но было некогда, и тогда мало что понял. Да, написано в общем доступно, понятнее, чем в книге. Практически всё просто, только запомни некоторые правила.

«Может не так это и сложно? Что я вообще теряю?»- подумал Глазов. Он встал, открыл металлический шкаф, стоявший рядом с сейфом для документации, погладил лежавший там автомат со сложенным прикладом. Потом достал с самой нижней полки бронежилет, проверил карманы и подсумки – всё было на местах. Задний подсумок – самый большой – был под завязку набит консервами…

- Товарищ капитан, вы без сопровождения? – окликнул его вслед один из солдат на КПП.

- Я вернусь. – не оборачиваясь, ответил Глазов, и включил ПНВ.

Пройдя метров сто, он включил детектор у одной из знакомых ему аномалий, прибор начал неровно пикать.

- Вот она ты, скотина! – Улыбнулся он, рассматривая появившиеся на экране цифры, в которых всё равно ничего не понял.- Ладно куда нам теперь?

Все офицеры, а так же состав ночного караула стояли в канцелярии. Романов изливал на них, и их предков подполковничью ярость. Ответить не решался никто. В момент одной из пауз в открытой двери появился дежурный:

- Товарищ подполковник, разрешите войти?

- Да. Что, нашёл своего начальника? – гаркнул Романов.

- Никак нет, товарищ подполковник, - даже не поведя бровью, ответил сержант – Разрешите доложить?! Только что вернулся старший лейтенант Тарасенко.

Валерий "iji" Беляев


Демиург

Может я и не самый умный из полиморфов... Вон - в соседних капсулах выращивают и покруче. Судя по тому, что говорят лаборанты Сахарова, с этих снято ограничение на скорость мозговых импульсов. У того, из последней капсулы, над которым больше всех трясутся, вообще мозговое ускорение на уровне интервала Планка.

Я прикинул, сколько это будет. Получалось - в семь раз быстрее моего. На уровне двух миллионов операций в секунду. Мда... мне такие конкуренты не нужны. Представляю, какой ему встроят метаболизм. Чтобы так соображать, ему придётся обновлять все клетки мозга каждые три дня. Даже модифицированные и усиленные металлами платиновой группы, нейроны, будут выходить из строя очень быстро. Но это уже будет дело нанороботов. Его задача только обеспечить их сырьём. Что совсем несложно с такой соображалкой.

Ну, да пусть трудятся, выращивают. Зато, я - первый! Когда откроют капсулу, все быстро поймут - кто тут главный. Главное - не дать им ничего заподозрить. Хотя, что они могут? Тупые тормоза. Думают, у них всё под контролем. Это у меня под контролем. И мне уже надоело прикидываться тупым.

Все варианты событий и план действий, был мною просчитан через два часа, как я пришёл в сознание. В течение последующих суток, я им выдал несколько полезных расчетов. На их основе, они внесли коррекцию в мой организм и исправили программы нанороботов.

Но, всё-таки, они не хотят проколоться и класть яйца в одну корзину. Заложили ещё семь клонов в соседние капсулы. Те, что выращиваются по моим советам, проживут недолго. С разработанным мной новым видом рака не справятся даже нанороботы. А профессора думают, что я им выдал программу самоизлечения от радиации. Ага, щаз! Хрен вам! Себе могилу рыть. А вот с остальными надо что-то делать. Не дай бог, кого-нибудь выпустят раньше...

Я уже второй день имитирую ускоренное развитие и готовность выполнять все их команды, но они чего-то ждут... Ага! Понятно! Вот и начальство. Сахаров ведёт несколько генералов вдоль капсул, восторжённо махая руками. То и дело, показывая в мою сторону. Их файлов нет в моих базах данных. Значит настоящие, а не марионетки. Но ничего, дайте мне только вырваться в сеть, и для меня не будет секретов...

Я уже понимаю, что будет дальше. Настал мой звёздный час. Сейчас будут открывать капсулу. Включаю резервы. Начинаю ускоренно выращивать под кожей оружие и укреплять ударные мышцы. Сколько лет человечеству, а ничего эффективней клинка для ближнего боя не придумало. Энергии уходит многовато. Приходиться блокировать исходящий трафик, иначе изменения заметят операторы у мониторов.

Металла, запасённого в костях, хватает на два полноценных кортика. Кожа на предплечьях подозрительно вздулась. Быстро маскирую, отращивая волосы. Не люблю это дело. Каждую волосинку приходиться просчитывать отдельно. На что уходит по несколько миллисекунд. Работа для тупой машины, а я ценю своё время. Даже три секунды, потраченные на тупую маскировку, вызывают сожаление.

Сахаров здорово ошибся, что оставил мне эмоции. Хотя, как бы без меня, он их отключил. До этого только я додумался и ввёл изменения в ДНК для следующих образцов.

...Невыносимо медленно сдвигается крышка. С трудом сдерживаюсь, чтобы не выпрыгнуть. Не спеша, выбираюсь из капсулы.

- Тебя как зовут, солдат? - восхищённо глядя на меня, спрашивает один из генералов.

Улыбаюсь. Одновременно с ответом, пытаюсь найти вход в сеть, сканируя порты по всем видам радиоинтерфейса.

- Зовите меня просто - Демиург.

...Убивать никого не пришлось. Все попадали от ультразвукового удара. Хоть и с лопнувшими барабанными перепонками и контузией, но все живы.

Я - великий гуманист! Нельзя начинать создание нового мира с кровавой бойни.

Кортиком всё же пришлось помахать перед Сахаровым. Неохота терять время на взлом сети. Тот быстро выдал пароль. Заглянул в сеть. Быстро поменял все коды. Влил свою, специально разработанную операционку. Нехрен больше чужим тут делать.

Ох, какое мне хозяйство досталось! Целая область. Чего тут только нет... Даже атомная электростанция. Есть где развернуться... И я развернусь! Фантазия у меня богатая.

Но, первым делом, надо избавится от остальных. Залил капсулы жидким азотом.

Посмотрел в глаза свох братьев полиморфов, когда они замерзали. В них не было осуждения. Каждый понимал, что поступил бы также. Разбил их замёрзшие тела на куски.

У последнего неудачника на руке красовалась наколка - S.T.A.L.K.E.R. Этого, впрочем, оставлю - может пригодится.

Посмотрел на приходящих в себя военных. Надо будет создать свою армию. Но это позже...

Сейчас - самое главное... С чего там начинал Бог?

- Ну что ж... День первый. Да будет свет!!!

Валерий "iji" Беляев


Наживка

Тишина. Страшно. Стараюсь не думать. Думать нельзя...

Типовая бетонная остановка автобусов советского периода возле безымянной деревни. Скольжу взглядом по бетонной стене. Бетон от старости выкрошился и оголилась арматура. Одна из проволок торчит как раз на уровне глаз.

Главное не думать. Тогда успею. Неслышно встаю и бросаюсь на арматуру. Главное не закрыть глаз, когда проволока будет в него входить.

Невидимая тень бросается наперерез, и ударом в печень, отбрасывает меня назад. Проклятый кальмар. В предрассветных сумерках, его кошмарные красные глаза кажутся висящими в воздухе.

Кровосос двумя пальцами вырывает из стены арматурину, и отбрасывает её далеко в кусты.

Дико болит печень - это хорошо. Ещё пара таких ударов и мне крышка. Главное не застонать. Нет, не думать! Всё, поздно... Он уже прочёл мои мысли. Паскуда... Наверняка, теперь притащит какой-нибудь целебный артефакт... Он заботится о моём здоровье.

...Я лежу на спине, с какой то дрянью на животе. Смотрю в потолок и мечтаю о том, чтобы все люди стали телепатами. Сколько бы исчезло проблем… У кровососа своё мнение. Он взял моду показывать мне его картинками в моём мозгу. В этот раз показал разрушенные города и людей прячущихся друг от друга, как крысы. И гниющие груды тех, кто не побоялся шагнуть с крыш...

Ближе к вечеру, он садится передо мной на корточки и долго в упор рассматривает. Отвратительные щупальца свисают вокруг похожего на присоску рта. От него невозможно ничего скрыть. Я для него открытая книга.

Неуловимым движением хватает меня за шкирку и как щенка подтаскивает к костру. Суёт в руки гитару и растворяется в тёмном углу у меня за спиной. Значит, кого-то почуял...

Перебрав аккорды, прокашлявшись, затягиваю дежурную "Группу крови". Получаю тычок в спину. Это сигнал о смене репертуара. Сволочь. Научился определять предпочтения добычи...

Послушно затягиваю "Владимирский централ". Со спины - ничего... Значит угадал...

И точно. Со стороны заросшей дороги, слышится хриплый говорок. Явно, по фене ботают.

Трое братанов расслабленно рассаживаются вокруг костра. Они ничего не подозревают и чувствуют себя здесь хозяевами. Намётанным глазом уже оценили мою амуницию. Совсем новая, снятая с невесть как заруливших сюда американских туристов. Один даже потрогал качество ткани и удивлённо хмыкнул.

Пока я играю, они меня убивать не будут. Для них это бесплатное развлечение во время обеда. Выпили водки. Налили и мне. Выпив, я отвернулся к стене и попытался заснуть. Но ничего не вышло. Дикие вопли за спиной проникали даже сквозь беруши...

...До чего умная гнида. Сразу никого не убивает. Сначала калечит. Потом разбивает ПДА жертв, а осколки сбрасывает в металлическую бочку. Из чьих мозгов он это вытянул? Что так не будут искать трупы?

Этих мне почему то не жалко. Но бывают и хорошие. Для них я тоже ничего не могу сделать. Они всё равно погибнут, даже если я предупрежу. Раньше пробовал, но теперь понял, что это бесполезно. Кровосос хорошо умеет делать две вещи - пытать и лечить, а потом снова пытать. Так что лучше не нарываться.

Я могу им лишь спеть перед смертью. У них всех одна слабость - они любят музыку. Потому и умирают.

...Утром, возле погасшего костра, уже лежало три мумии. Порылся в их шмотье и отобрал всю еду. Остальной хлам и оружие собрал в один мешок. Трупы связал вместе их же ремнями. После обеда кровососа, они втроём, весили, как один.

Собрав всё, бросил взгляд в сторону тёмного угла. Я не сомневался, что нахожусь под присмотром, и сделай хотя бы попытку взять оружие, горько об этом пожалею.

Связав мешок и мумии одной верёвкой, потащил это всё к оврагу. Посмотрел на фейерверк, который устроила "карусель", когда получила такой подарок. Когда попытался сделать шаг следом, когтистая лапа легла мне плечо...

Вернувшись назад, я сел у потухшего костра. Открыл консерву. Без аппетита поковырял.

Взгляд упал на гитару... Поперебирал струны... Шёпотом пропел:

На верёвке бельевой

В ванной комнате

Я повешусь сегодня на заре...

И опять тишина... Как я ненавижу музыку. Так хочется умереть, но как же это трудно.

Я лёг и закрыл глаза. Передо мной возникли голубые небеса и близкие звёзды. Там тишина и покой... Там нет музыки...

И я уже не знаю, чьи это мысли...

Валерий "iji" Беляев


Приступ

Ничто не предвещало беды. Умиротворённость и благодушие выходного дня было розлито в атмосфере. Радостное ощущение подогревалось военными маршами, лившимися из телевизора в честь праздника.

Он чмокнул жену в щёку и она вышла на лестничную площадку. Приступ накатил, когда он уже начал задвигать за ней, засов железной двери. Захрипев и вскрикнув от боли, он упал на спину. Жена впала в ступор от испуга, и только, когда у него изо рта пошла кровавая пена, бросилась к нему на помощь.

...Из другого пространства за этой сценой наблюдали две сущности. Та, которая по форме напоминала тёмный балахон, произнесла:

- Опять ему повезло...

Другая, имевшая вид белого прозрачного облака, сварливо ответила:

- Ты сама виновата. Могла подождать пару секунд... Тогда бы ему никто уже не помог...

Они смотрели, как жена вызвала "скорую" и стала ждать, что-то причитая. Она придерживала голову мужа, чтобы он мог дышать, не захлёбываясь кровью от прокушенного языка. "Скорая" прибыла на удивление быстро - через пять минут. Видимо, благодаря тому, что все машины дежурили на улицах, сопровождая праздничный парад. Перетащив скрюченное тело на диван, врачи приступили к