Book: Румын сделал открытие



Румын сделал открытие

Геннадий Прашкевич

Румын сделал открытие

Купить книгу "Румын сделал открытие" Прашкевич Геннадий

И страшным, страшным креном

К другим каким-нибудь

Неведомым вселенным

Повернут Млечный Путь.

Борис Пастернак

Глава первая.

«Фоарте мулт, ла реведере…»

1

В начале был Каталог.

«Каталог галактик» Б.А. Воронцова-Вельяминова.

И Каталог был у Архиповны. Сплошные таблицы и фотографии, звездные облака, бесформенные скопления диффузной материи. Как в страшных детских мультиках? хвосты огненных выбросов, закрученные спирали, до бела раскаленные диски, и проступающие сквозь угольную пыль причудливые, зловещие силуэты.

Такие же фотографии прислал Архиповне Бред Каллерман, австралиец. Я называю его – бред Архиповны. Хотя Бред – это только имя. Астрофизик из страны антиподов. Он прислал Архиповне кучу цветных фоток. Никакой принципиальной разницы между фотографиями сумчатого астрофизика и изображениями в каталоге Воронцова-Вельяминова я не увидел, но Архиповна настойчиво тыкала туда и туда своим красивым и длинным пальчиком. «Вот тут, и тут, – тыкала она пальчиком, – и еще вот тут четко просматриваются отличия». – «Может, брак при проявке? Австралия все-таки». – Архиповна зловеще улыбнулась. «Да и чем можно расшевелить такие массы? Они что, разумные? Их можно напугать? Они чувствуют?» – «Как это чувствуют? В каком смысле разумные?» – «Ну, в каком, – заколебался я, – может, они понимают Гамлета». – «Оказывается, ты не только в постели бормочешь всякие бессмысленности!»

Я и обидеться не успел, как Архиповна улетела в Австралию.

А меня вызвал Роальд.

2

– Чтобы получать правильные результаты, надо знать правду.

– Но всю правду знать нельзя, – возразила клиентка.

– Наверное. Но к полноте стремиться надо.

– Я понимаю, – соглашалась клиентка, понимая все по-своему. – Полнота не красит. Сами видите!

Мы видели.

Белый костюм (Архиповна предпочитает цветные ткани), широкие рукава с золотыми шевронами (Архиповна такого бы не надела). Модная прическа. Мои волосы выглядят блестяще. Все на клиентке было лучшего сорта. В том числе обнаженное загорелое плечо и обнаженное смуглое колено. Давно ли курит? Да с той поры, как муж, вернувшись из командировки, нашел в пепельнице окурок. Он у меня поэт, без всякого смущения сообщила клиентка. На курортах за деньги ищет то, что дома всегда можно получить бесплатно. И совсем загрустила:

– Даже не знаю, с чего начать.

– С самого простого, – грубо подсказал Роальд. – Говорите так, будто с близкой подружкой делитесь.

Глаза клиентки на мгновение затуманились.

– Ваши неприятности как-то связаны с подружкой?

– Не совсем так… Но если подумать…

– С этого и начните.

– Я вожу машину сама, – ободрилась клиентка. – Конечно, водитель есть, но я держу его на рабочем джипе. От него табаком несет. Я этого не люблю. У меня креативный подход к жизни. Сама пугаюсь. Не успею сказать что-то, как мои слова уже повторяют, – она улыбнулась. – Придумаю авангардный гардероб, или стрижку make-up, или тряпочку какую-то приспособлю, так уже в следующем месяце все это появляется в разделе тенденций журнала «Vogue». Потянулась к богемно-цыганскому стилю, так теперь каждая девчонка вертит цветными юбками. Я – Нострадамус от fashion-индустрии! – Чудесные груди клиентки нежно колыхнулись под тонкой, почти прозрачной, только сбивающей с толку тканью. – Утром притерлась ко мне иномарка…

– Где?

– На проспекте.

– Поцарапали борт?

– Душу поцарапали. Настоящий слабоумный, – поежилась клиентка. – Из скотников, наверное. Ну, я про того, который за рулем. Зубки редкие, черные, на шее – цепь фальшивая. Даже вы такую не носите, – посмотрела она на Роальда. – И этот тип посмотрел на меня… – Клиентке нелегко далось ужасное сравнение, но она справилась: – …как на курицу!

– Дерьмо! – согласился Роальд.

– Ой, как вы правильно говорите! – обрадовалась клиентка. – Только знаете, у него под мышкой была кобура.

– Кобура? Вы не путаете?

– А с чем ее можно спутать? – удивилась клиентка. – Знаю я эту мужскую упряжь! У меня охранники в фирме. А этот тип еще пазл верни, сука.

– Пазл?

– Ну, игрушка такая.

– Ну да, – вспомнил Роальд. – Что-то вроде мозаики?

– Не совсем. Но похоже. Она в коробке. Я принесла.

– А как к вам попала чужая игрушка?

– Ну вот, и вы туда же!

3

На курицу и на суку клиентка не походила.

Владелица процветающей строительной фирмы, Лариса Осьмеркина к своим двадцати семи годам достигла многого. Три машины, сплоченный коллектив, участок с загородным коттеджем, квартира в центре, квартира в Москве, квартира в элитном доме в научном городке. Правда, последнюю муж превратил в подобие художественной студии. «Ну, знаете, – туманно пояснила Осьмеркина, – лирика, шоу-бизнес, веселые дебилы. Я в круг деятелей искусства не вхожу. Лёня считает, что я разворовала богатства родины, нанесла непоправимый урон культуре, надругалась над отечественной историей. А я не спорю. Лене видней. Он поэт-степняк, пишет политические стихи. «В плену у денежного рабства трудяга честно спину гнет. Но с ростом личного богатства людская честность не растет», – с отвращением процитировала Осьмеркина. – Когда вспыхнет заря новой революции, таких, как я, накажут. Так Леня считает. Еще он считает, что все демократы – подлецы, а все Лариски – бляди. – Клиентка ослепительно улыбнулась. – Если бы мы были бедными, то жили у моря и питались только рыбой. – Наверное, Осьмеркина имела в виду Лазурный берег, а рыбу – семгу, все равно ее слова прозвучали как угроза. – А насчет полноты, я вам так скажу. Я от стрессов полнею. К тому же, у меня никакой силы воли. Составлю список продуктов, которые категорически нельзя есть, а потом на рынке все закупаю именно по этому списку. Вот вы салат-коктейль в апельсиновом желе любите? – Она обвела нас нежным, затуманившимся взглядом. – А лягушачьи лапки под сливочным соусом? А стерлядь? А блины из гречневой муки? Я по папиной родне мещанка. Леня говорит еще проще – обывательница. А я не стыжусь. Ни мужа не стыжусь, ни своей обывательщины…

– Но с мужем отношения плохие? – догадался Роальд.

– Как сказать. Скорее, рутинные, – Осьмеркина выложила на стол цветную фотографию. – Сами взгляните. В центре – Леня. Он всегда в центре. Его хоть на самый край фотографии помести, он все равно окажется в центре. Такая уж у него натура. Глаза с прищуром… Степняк… Волосы на затылке схватывает зеленой резинкой… Лысый козел слева – это издатель. Волосатый козел справа – художник.

– А девушка?

– А это я!

– Трудно поверить.

– Даже не старайтесь.

– Как вас понимать?

– Опосредовано, – обрадовалась Осьмеркина. – Это мы фотографировались после нового года. На улице мороз, по радио – гаммы. В тихом сиянии и славе. Слышали такое выражение? Я расслабилась, накинула халатик из Таиланда, наконец-то с Леней побудем вдвоем, он стихи новые почитает, у меня аж душа дрожит. А тут принесло козлов, а с ними девица. А я совсем беспомощная – только что накрасила ногти. – Осьмеркина покраснела от возмущения. – Ну, пили. А через неделю включила компьютер и увидела фотографии. Леня мое изображение стер, а везде проставил девицу. Вот сучка-то где, если уж говорить. Начну умирать, закажу знаменитому художника поясной портрет. Чтобы все на мне сияло, переливалось. Бриллиантовое колье, алмазные подвески, тяжелый платиновый браслет. Все, что есть, на себя повешу, пусть Леонид после моей смерти обыщется.

– А если найдет?

– Я что, дура? Нет у меня ничего такого.

И вдруг выпалила:

– Мне постоянно нужен мужчина!

Мы не поняли, но с надеждой переглянулись.

– По папиной родне я ведь мещанка, обывательница, – совсем покраснела Осьмеркина. – В восьмом классе давала мальчикам из интереса, в десятом студентам – по любви. Когда сильно и постоянно хочешь, – пояснила она без всякого стеснения, – возникают неправильные мысли. Правильно ли живешь? Правильно ли ведешь себя? Не пойти ли на речку и утопиться? Хорошо, помогла одна подружка. Она работает в Бюро знакомств. Мы выросли вместе. Куртизанки-партизанки.

Мы с Роальдом поняли это так, что мучения определенного плана одолевали Осьмеркину всю жизнь. Не выдержав таких мучений подруги, Катька (подружка) прямо сказала: «Ну, хватит, Ларка, себя сжигать! Даже смотреть страшно, дыхание перехватывает. Хоть сама ложись с тобой. Помнишь Аньку Петрову? Вот корова коровой, а мужиков меняет каждый день». – «Так она же всегда была дурочкой!» – горячо позавидовала Осьмеркина.

«Симпатичный молодой человек подарит нежную любовь привлекательной женщине без комплексов». От таких объявлений на душе теплее. «Крепкий сибиряк в расцвете сил разделит долгие зимние ночи с интеллигентной и страстной женщиной». Сразу возникает перспектива. «Неординарный мужчина поделится с подругой жизни откровенными взглядами на природу чувственной красивой любви». И все такое прочее.

Задушевным голосом Катька беседовала с показавшимися ей клиентами. То да се, да здоровье, да материальное положение, да чистота нравов, отношение к детям и к старикам, даже про кино спрашивала. Выяснив главное, передавала Осьмеркиной телефонные номера. Конечно, поначалу звонки давались куртизанке-партизанке с трудом. «Нет, нет, только не в ресторане. Там шумно. Там о путном не поговоришь!»

Для «путных» разговоров Катька уступала подружке уютную двухкомнатную квартиру. Сама жила на даче. Когда приезжала рано, лезла сперва в ванну, а потом голенькая, разморенная – в постель. Болтали. Обсуждали «крепких сибиряков в расцвете сил», которых к рассвету Лариса, как правило, выгоняла. Ничто не мешало размеренному порядку. Но однажды Катька по какой-то причине появилась дома ночью, а не утром, как обычно. Что-то у нее случилось. Думала, выгоним «сибиряка», поболтаем с подружкой. Приняв ванну, умастила зареванное лицо питательными кремами и нырнула под тонкую простыню. А вместо подружки уставился на нее седой усатый красавец «в самом расцвете сил». «Уну, – удивился он. – Что-то грудь у тебя стала больше!» – «А ты ее укуси», – почему-то охрипла Катька. – «Уну… дои… треи…» – сильные руки действовали ласково и умело. Через десять минут обессиленная Катька все же пришла в себя. «Ты что делаешь в моей постели, козел?» Но седой усатый красавец снова притянул ее к себе, и она сладостно задышала…

4

– Я в ту ночь пожар тушила в офисе. Жалко ужасно. Если б не Катька, я бы и сейчас, наверное… – Осьмеркина улыбнулась застенчиво. – У нас с этим козлом геометрия была сходная. Мы идеально подходили друг другу. Вот только увлекался он ерундой, – Она кивком указала на перевязанную шпагатом большую коробку, поставленную на соседний стол. – Сядет над пазлом, и разглядывает. Лицо задумчивое, на меня не смотрит. А потом вообще исчез. Утром вышел из дома, и нет его.

– Сажал я одного… – начал Роальд, но вовремя опомнился. – Найти человека в большом городе – дело хлопотное, но возможное. Только при чем тут слабоумный? Пазл, подружка, красавец пропал, я понимаю, это в системе. А слабоумный?

– Так он же спросил про пазл!

– А как пазл попал к вам?

– Катька прислала из своей квартиры вместе с курткой этого козла. Он все это там оставил.

– А как звали козла?

– Нику.

– Молдаванин?

– Не знаю. Может быть. Но я думала, что он цыган. Смуглый, подвижный, глаз хитрый, хищный… Фоарте мулт, красиво так выговаривал. А прощался так. Ла реведере. Это по-цыгански?

Вопрос Роальд пропустил:

– Вы поссорились с Нику?

– Да нет же. Он исчез. Ушел и не вернулся. Катька во всем призналась. Прислала мне пазл и куртку. Я в кладовую все это сунула и забыла, а тут на тебе, слабоумный. А Нику мне до сих пор снится. Только после Катьки он для меня, ну, скажем так, экологически не безупречен. Понимаете? Потому и пришла к вам. Найдите этого козла и верните игрушку, а то я слабоумных боюсь.

– Номер иномарки, конечно, не запомнили?

– Я что, похожа на дуру?



Глава вторая.

«Всего милей ты в шляпке старой…»

5

Когда Архиповна вошла в проект CETI, ее библиотека существенно изменилась.

Впрочем, CETI (Communication extra-terrestrial Intelligence) – так уже не пишут. Проблема связи с внеземным разумом, это звучит, конечно, но требования времени меняются. Скромность нужна даже в писках других разумов. Проблема сканирования с высоким разрешением, так доходчивее. Раз в три-четыре года астрофизики, астрономы, биологи, химики, физики, врачи, генетики, социологи самых разных стран собираются то в Бюракане, то в Таллинне, то в Гринвиче (Англия). А местом последней встречи вообще были выбраны Паркс и Тидбинбилл. Паркс считается лучшей радиоастрономической обсерваторией Австралии, а в Тидбинбилле расположен Центр дальней космической связи НАСА. Считается (так Архиповна говорит), что первым признаком любого другого развитого разума является ярко выраженная способность применять на практике получаемые знания. Мне лично в таком подходе Архиповна отказывает. Когда однажды я предположил, что разумная цивилизация может посылать соседям не всегда хорошо продуманные сигналы, Архиповна не удивилась. «Бред Каллерман…» – начала она. Но я ее прервал: «Бред меня не интересует». Два дня мы не разговаривали. Но перед отлетом Архиповны я все-таки ухитрился сунуть тайком в кармашек ее любимой кофточки тысячу американских баксов.

Архиповна улетела.

Мир погрузился в тягостное молчание.

«Знаешь, Кручинин, – мечтал я услышать знакомый голос, бросаясь на каждый телефонный звонок. – Знаешь, кого я очень, очень, очень люблю?» – «Ну, может, хорошо поджаренного лобстера?» – конечно, не догадался бы я. «Дурачооок!» – В долгом ооооооо должна была развернуться вся цветовая гамма чувств. Это только Инесса из Торгового центра (отдел цветного стекла) считает, что у Архиповны ледяное метеоритное сердце. А Лина из Института автоматики говорит мне еще проще: «Ну ты чего, Кручинин? Она же рыжая! Поехали лучше в Белокуриху. Ты и я». И сердечно намекала на какое-то высшее знание. «Ты и я… Под горячим душем…» Сердце заходится от Лининых интонаций. Но даже ей не дано понять, что Архиповна вовсе не дура.

Будь дурой, не подкинула бы родителей.

6

«Дер гибен гагай клопс шмак

Этой как бы немецкой фразой Роальд хотел сказать, что названного клиенткой румына или цыгана он непременно найдет. Но когда я потянулся к коробке, оставленной куртизанкой-партизанкой, он меня остановил:

– Не надо!

Даже привокзальные грузчики держат Роальда за грубого человека.

Я вложил в Сыскное бюро немалые деньги, но Роальду в голову не приходит подпустить меня к серьезным расследованиям. И сейчас он сказал, будто оттолкнул:

– Займешься «реанимацией».

– А что там произошло?

– Пока ничего.

– Тогда что мне там делать?

– Встретиться с Хорем и с Калинычем.

– Они подойдут оба?

Мобильник в кармане задергался.

Настроенный на вибрацию, он рвал мне сердце.

Обожаю расцвет технологической цивилизации. «Это ты?» – крикнул я, зная, что это, конечно, Архиповна вспомнила обо мне. – «Да, медовый». – Звонила Лиина. В Белокурихе чудесные номера. Там евроремонт сделали. Роальд не слышал ее голоса, но насторожился. – «Не обязательно только под душем, – гнула свою линию Лина. – Там широкие подоконники…»

Я отключил мобильник.

Мне звонят все, кроме Архиповны.

Приятели и алкаши, знакомые и чужие люди.

Если кто-то ошибется номером, он непременно попадет на меня.

Наконец, мне звонят Лиина и Инесса. А в «реанимации» ко мне подойдут Хорь с Калинычем. Неважно, что это один человек. Даже при такой двойной кликухе явится крутой неудачник. Такой полезет в чужой холодильник, а его шваркнет электрическим током. Такой отсидит срок, выйдет честный, а в чужой квартире при рецидиве нападет на него аллергия на хозяйскую кошку. Опять отсидит, опять выйдет честный, даже женится, а у молодок передок на люфту. Ну, зачем нам такой? Воровать корейскую лапшичку из детсада?

Роальд только посмотрел на меня.

– Ну хорошо. Подойдет. Как я его узнаю?

– Нельзя узнать того, кого не видел. Ты стой и жри пиво. Ходят слухи, что Хорь и Калиныч ищет нужного человечка. Опустившегося придурка, вроде тебя. Он сам подойдет. По легенде ты теперь Шурка Воткин, активно спивающийся интеллигент. «Спасибо», «пожалуйста», «извините сердечно», – вот твой жаргон. Никаких бесед о другом разуме. Ты не имеешь представления ни о каком разуме. Ясно? Лучше сразу вмажь Хорю и Калинычу по колпаку, если понадобится.

– Спасибо, извините сердечно.

– Вот, вот. Кажется, получается.

7

В «реанимации» я увидел Ботаника.

Так Архиповна называет отца. Ласково называет.

Весь вчерашний вечер я провел с ним и с его супругой.

Сперва Архип Борисыч рылся в «Каталоге галактик», озабоченно покачивал головой, что-то ему это напоминало. Потом увлекся анисовой водкой. Жена его, Наталья Николаевна, смотрела на анисовую с неудовольствием, но рюмочку хереса пригубила. И херес и анисовку они привезли с собой. Войдя во вкус, Архип Борисыч ошпарил кипятком несколько головок репчатого лука, растолок его с чесноком в ступке, добавил соли и красного перца, а полученную массу, густо посыпав мятыми сухарями, зарумянил в микроволновке. Что же до других книг, то больше всего Ботанику понравились последние отчеты CETI. Цветные вкладки, групповой портрет участников. Все больше интеллигентные крупные ученые, и Архиповна в центре. В красном коротеньком платьишке. Справа астрофизик Троицкий, слева звездный астроном Новиков. А сумчатый Бред Каллерман – за спиной, страстно дышит Архиповне в затылок. В общем, ничего такого особенного, но сердце у меня ноет. Могла бы и позвонить.

После третьей рюмочки Ботаник снял с полки шахматную доску.

«Не играй с ним», – сердито предупредила Наталья Николаевна. Даже подмигнула мне. Тревожно подмигнула. Дескать, не волнуй старика, откажи. Я и отказал. А заодно сообщил, что пару ближайших ночей проведу вне дома. «Так много работы? – испугалась Наталья Николаевна. – Может, мне поговорить с вашим начальником?» Скромная сотрудница Винницкой городской библиотеки в непрестанной борьбе за культуру давно растеряла признаки здравого ума. «Работы много, – подтвердил я, – а через пару дней вообще уеду в командировку. Вы только не волнуйтесь, я ненадолго». Разъяснять не стал, что собираюсь отдохнуть на море в бывшем Доме колхозника. – «Как же вы управляетесь с делами при таком-то объеме?» – Я только руками развел. А Ботаник ворчливо заметил: «У нас каждый четвертый был осведомителем».

Не знаю, где такое могло происходить.

8

В «реанимации» Ботаника окружали интересные люди. Один в фетровой шляпе пятидесятых годов, в костюме на голое тело, в старинных очках, при бороде, очень похожий на Циолковского, только без слуховой трубы. На другом, несмотря на жару, были наглухо застегнуты черная рубашка и жилет, и джинсы на нем были черные. «Ну входит негр в бар, мокрый, конечно. Дождь-то не прекращается. Негр промерз, кричит с порога: мне белого! И как можно сущее!» Здравствуйте, пожалуйста, такой анекдот. «А карпа резать некрупно, – бубнил Ботаника. – В муке обвалять, в масле обжарить. Ломтики лука отдельно. Красное вино отдельно. А потом партию в шахматишки».

Сдержанная, притершаяся компания.

Заказав пива, я пригляделся к будущему тестю.

Вчера, похоже, он не ограничился тремя рюмками анисовой. А может, с Натальей Николаевной играл в шахматы. На изрезанном морщинами лбу выступил блаженный пот. «Дело в системе, – солидно бормотал Циолковский. – Игра на бирже, дарвиновский отбор, шахматы, различные модели экономической конкуренции». – «Вот, вот, шахматы, – блаженно соглашался Ботаник. – Сегодня навалишь в штаны, а завтра, глядишь, совершил подвиг».

Слова Ботаника мне понравились. Я призывно помахал рукой.

Но будущий тесть не смотрел в мою сторону. Может, специально.

У каждого места своя душа. У открытых лесных полян душа светлая, солнечная, у городских свалок – угрюмая, с душком, с влажной гнильцой, с глубокими тенями, у тихих омутов – смутная, с неясными силуэтами робких утопленниц, а вот душа «реанимации» отдавала мочой и пивом. «Из последних математических моделей ясно следует, что мы просто не могли появиться в этом мире». Мысленно я поаплодировал Циолковскому. Решил: поболтаю с Хорем и Калинычем, примкну к ним.

«Знаешь, что я сейчас вытворила?» – услышал я, вынув из кармана дергающийся мобильник. В отделе Инессы (цветное стекло) все девчонки знали, что у Архиповны каменное холодом сердце. «Замуж вышла?» – ни с того, ни с сего понадеялся я. – «Если бы! – обрадовалась Инесса. – Я месячную премию спустила в бутике». – «Поздравляю!» – «Тебе понравится, Кручинин. Во-первых, кислотные гольфики с отдельными пальчиками, во-вторых, чулочки-сеточку…» Потрепанное пучеглазое существо в пыльных шароварах и в таком же пыльном пиджаке всплыло рядом с моим столиком. «Если зайдешь вечером, я тебе продемонстрирую пальчики». – «Привет тебе, человек!» – сказало всплывшее существо. – «Я не знаю насчет вечера, но перезвоню!» – «Привет тебе, человек», – повторило пыльное существо. Видимо, прилетело из другой галактики. – «Видишь, какая пыльная на мне одежда?» – Я кивнул. – «Рассказать, как следует жить, чтобы одеваться почти как я?» – Я кивнул. Конечно, не походил он на Хоря и Калиныча. – «Я прожил большую поучительную жизнь, – заявило пыльное существо. – Пропил двухкомнатную „хрущевку“. Выгнал на улицу беременную жену. Ребенка отдал в детдом. Мошенничал. Сидел. Лечился. В спецлечебнице споил лечащего врача». Вряд ли список его темных дел этим ограничивался, но со стороны пивного киоска крикнули: «Эй!», и существо в пыльном пиджаке мгновенно развернулось к киоску.

– Эй, чего стоишь?

– А чего тут такого?

– Эй, давай в подсобку!

– А чего там такого?

– Ящики уложить надо!

Видимо, это было заманчивое предложение, потому что товарищ Эй беспрекословно отправился в подсобку.

9

«Кластеры… Волновые коллапсы… Социальные революции тоже вызываются притяжениями…» У Циолковского много чего скопилось на душе. «Ход коня можно расценивать и так…» – поддерживал Ботаник.

– А мне – две!

Судорожные глотательные движения.

Для новоприбывшего «реанимация» не являлась информационным пространством. Он жаждал. Он поводил удлиненной, как у гуся, головой, мутные глаза помаргивали. Великий немецкий поэт Гете считал, что человеческий череп каким-то образом развился из последнего шейного позвонка. Жалко, он не видел моего визави: один взгляд на него делал теорию немецкого классика стройной и убедительной.

– Ты ведь Шурка?

– Предположим, пожалуйста.

Хорь и Калиныч не удивился. Наверное, считал, что истинный интеллигент так и должен разговаривать.

– Пиво холодное.

– Извините, спасибо.

– Ты что такое несешь?

В кармане у меня, кстати, лежал конверт. При удобном случае я должен был как бы случайно выложить его на столик. На конверте женской рукой было начертано: «Шурке Воткину». Но, похоже, Хорь и Калиныч меня узнал.

– Я у тебя пять кусков занимал!

– Извини сердечно, – догадался я.

Хорь и Калиныч опять не удивился. Наверное, правда считал, что спивающиеся интеллигенты именно так разговаривают. По его мутным счастливым глазам было видно, что он давно не встречал такого дурака, как я. Кривая грязная рука без стеснения залезла в мой пакетик с орешками. Компания Ботаника его интересовала, а вот на товарища Эй он несколько раз обернулся. Завершив в подсобке таинственные, но, видимо, необходимые работы, товарищ Эй раскладывал на мятой газетке закусь. У них там, в другой галактике, понял я, пробку из бутылки обычно вышибает бритый татарин. Они такого возят в специальном отсеке фотонного звездолета.

– Бабками интересуешься?

– Спасибо, пожалуйста.

– А фотками?

– Извини сердечно.

– Если хочешь бабки, без фоток нельзя.

Хорь и Калиныч явно считал, что я понимаю его тарабарщину.

– Это раньше просто было. Стрельнул и жди, когда по телику объявят, что ты не промахнулся. – Хорь и Калиныч ясно видел, какой перед ним дурак. – А нынче, Шурка, скажу так, друг сердешный, всех отстрелянных по телику не покажешь. Никакого времени на это не хватит.

– Да пожалуйста!

– Точно принесешь?

– Ну да, только не тебе.

– Это почему не мне? Это почему так?

– Да морда у тебя извините, пожалуйста.

– Ты чего это, чего? – задергался, заморгал Хорь с Калинычем. – У нас все честно.

Он даже перекрестился. Он даже мысли такой некрасивой не допускал. Чтобы сбежать с бабками, да ты что! А не веришь, так вместе пойдем! Видно, что врал. Видел, какой я дурак. Кто это нынче водит исполнителя к заказчику? Врал, конечно. Все в нем пело от восхищения. Наверное, любил дураков.

– Точно берешься? – для него, оказывается, это было просто. – Точно принесешь фотку?

– Извини сердечно.

– Мне тебя всяко рекомендовали. Сечешь?

Я неопределенно пожал плечами.

– Давай завтра увидимся.

– Это зачем?

– Ну ты, Шурка! – ликовал Хорь и Калиныч.

Подошла подавальщица и молча сунула мне мокрую бумажку, на которой от руки было написано «Семь сорок».

– Это что? – спросил я.

Подавальщица возмутилась:

– Сдача, алкаш! Допиваются так, что денег не видят. Мы мелкую сдачу так сдаем. С мелочью возиться – себе дороже. В другой раз придешь, записку учтем, не потеряй только.

Ладно, решил я. Такая выдалась неделя. Архиповны улетела, не звонит, зато приехали пожилые родственники. Архиповна на другом материке, зато Инесса купила кислотные гольфики, а Лина настаивает на горячем душе. Роальд не доверяет настоящего дела, зато Хорь и Калиныч готов заказать мне мокрое дело. Куртизанка-партизанка готова жить у моря и питаться семгой, зато товарищ Эй пьет водочку без закуски. Хватит с меня. Сейчас сменю воду в аквариуме, заберу Ботаника и пойдем мы с ним говорить о других мирах, о чужом светлом разуме, о галактиках и молчании Космоса.

Туалетом «реанимации» не располагала.

Зато крапива на пустыре вымахала по плечи.

Седая, тучная, щедро политая, стояла в наклон. Под ногами поскрипывало бетонное крошево, стекло, сминались мерзкие белесые грибочки, от их вида тошнило. Обрывки бумаг, разбухшие окурки, плевки. «И толстый-толстый слой шоколада».

Ударили меня сзади.

Бутылкой. Чтобы не строил иллюзий.

Ноги сладко ослабли. Седые метелки метнулась к глазам.

«Семь сорок», мелькнуло в голове, не дай Бог, потеряю сдачу.

Глава третья.

«Хлюстра упала старому графу на лысину…»

10

Ночь я провел у Роальда.

Голова болела. Архиповна не звонила.

Утром Роальд ушел, смерив меня сложным взглядом.

Зато появился Леня Врач. Большая коробка. Пакет с продуктами. Потрепанная папка с бумажной наклейкой «Дело Стрельниковой». Внимательно ощупал шишку на моей голове.

«Бутылкой?»

«А то!».

«Хочешь поговорить об этом?»

«Извини сердечно».

«Графиня хупалась в мирюзовой ванне, а злостный зирпич падал с карниза».

Раньше я думал, что Леня сам придумывает заумные изречения, но оказалось, что принадлежат они знаменитым русским поэтам серебряного века. Все равно, крейзовая личность. Врач по профессии. Врач по фамилии. На Сыскное бюро работает семь лет. «Пересажаем всех преступников, вернешься к лечебной практике, – ободряет Леню Роальд. – Лечи пока не отдельных больных, лечи пока все общество».

Лечить общество Лене нравится. Живет в пригороде, пользуется электричкой. В кармане томик Жана Жене – на французском. «Через две минуты, когда Люсьен оказался в моих объятиях, я схватил его за волосы, чтобы посмотреть ему в лицо, и увидел, что он плачет. И тогда в моей душе воцарился покой, от того, что я утешил Люсьена. Я гордился даже тем, что я – причина слез, источник радости и страданий этого малыша». Ничего гнуснее текстов Жане я не встречал, но Врачу по душе. А сам он нравится девушкам и цыганкам. Они летят на Леню, как на огонь. «Позолоти ручку!» – «Хотите об этом поговорить?» Цыганки хотят. Девушки хотят. Может поэтому Врачу постоянно стоит пруха. Если потеряет кошелек с зарплатой, непременно найдет мятый червонец. Если пьяные лбы отберут сумку с продуктами, успеет сесть в переполненную электричку. Если выбросят из вагона на пятом километре, книжка Жене не выпадет из кармана.

«Взнуздав бензиновых козлов».

Коробка на столе беспокоила меня.

Оказалось, игрушка. Видимо, тот пазл, который принесла Осьмеркина.

Сантиметров тридцать по диагонали, бортики высотой сантиметров в десять. Непонятно, зачем называть красивую женщину сукой из-за такой ерунды. Что-то вроде игрушечного катка для лилипутов, только залит он не льдом, а полупрозрачным желе. Пластик? Я осторожно поскреб ногтем по бортику. Пластик? Не похоже. Но и не металл. Врач засмеялся и рывком наклонил коробку.

«Прольешь!»

Но желе только отвисло нежной и сексуальной складочкой.

11

Косясь на дурацкую игрушку, я раскрыл папку.

Машинально. Врач принес ее не для меня. Роальд не поручает мне розыскную работу. Бумаги – пожалуйста. Считается, что для Кручинина бумаги – дом родной.

Вопрос: Он склонял вашу жену к половому акту?



Ответ: Да нет. Он просто душил. Удавку набросил и душил.

Вопрос: А вы? Что вы делали в это время? Вы не хотели ей помочь?

Ответ: Я отвернулся. Я думал, он не станет тянуть. Я же не знал, что он будет так. Я думал, он быстро все сделает, а он душит и орет про все эти собачьи свадьбы. Душит и орет.

Вопрос: Собачьи свадьбы? Что вы имеете в виду?

Ответ: Да чепуха всякая. Бабьи сказки. Родители жены раньше жили в деревне. Сейчас они живут в Бердске, а раньше у них был домик в деревне. Потом построили плотину и морем затопили ту деревеньку. Там много тогда затопили деревенек, никто про них и не помнит. В той, где моя жена родилась, в каждом доме строгали игрушки. Деревянные. Солдатиков, коней, кубики. А еще пазлы делали. Началось со старого деда Стрельникова, он чуть не с первой японской принес в мешке что-то такое. Я толком не знаю. Говорят, из-за той игрушки у дома Стрельниковых всегда болтались стаи местных собак. Дед из ружья в них палил. Они отбегут, повоют и снова вернутся. Будто мясом их манят. Мне Аська рассказывала. Я ведь как думал? Я так думал, что этот тип сразу ее кончит. А он душит и орет. «Вы что там, подполья в своих домах землей засыпали?» Придурок! Я не сразу понял, что он про ту затопленную деревеньку. Зачем подполья засыпать, если их вода затопит? Кричу: «Кончай!» А он то душит, то орет. То душит, то орет.

Такой вот интересный разговор следователя и подозреваемого.

Врач ко мне больше внимания не проявлял. И папку не отбирал. Сварил кофе, налил чашку и снова уставился на пазл. Как бабуин на жука. Обычно пазл – это некий картонный лист или пластмассовая рамка, исчерченная на квадратики, которые следует заполнить подобранными по цвету и конфигурации детальками. Если они попадут на нужное место, в рамке или на картонном листе появится панорама заснеженных гор, или, может, полосатая тигрица, или необыкновенный цветок.

А тут просто коробка, заполненная полупрозрачным желе.

И при любом надавливании, даже самом легком, в сумеречной глубине, как нежные зарева, – разливы цветных огней.

12

Банальная, в сущности, история.

Два года назад пропала молоденькая парикмахерша Ася Стрельникова.

Родилась в деревне Антоновка, жила в Бердске, потом переехала в Новосибирск. Там закончила парикмахерские курсы, зарабатывала немного. Муж (бывший инженер обанкротившегося завода) торговал на черном рынке ворованными радиодеталями. Там же познакомился с Юлей Ключниковой.

Вопрос: Расскажите о ваших отношениях.

Ответ: Я же говорю, я полюбил. Я сразу полюбил. Юля особенная, я ее по-настоящему полюбил! У меня раньше такого не было. (На вложенной в папку цветной фотографии улыбалась миленькая девушка. Колени, бедра, грудь – взгляда не оторвешь, но глазки гадючьи). Вы же видели ее.

Вопрос: Это она подсказала вам способ избавиться от жены?

Ответ: Как вы можете! Она чудесная! Она мне даже подавать на развод запрещала. Ты, говорила, дурачок, подашь на развод, вот все тобой нажитое курице и достанется.

Вопрос: Под словом «курица» гражданка Ключникова подразумевала вашу жену?

Ответ: Ну, а кого еще? Она точно курица, только бы кудахтать, никакого толку от нее нет! Мы с ней фактически уже больше года семейной жизнью не жили. Никакой близкой жизни. Юля права. Я бы развелся, да все ведь досталось бы этой курице! И квартира, и «жигуленок», и стиральная машина. Разве парикмахерша столько заработает?

Вопрос: Как долго вы торговали ворованными радиодеталями?

Ответ: Не знаю. Год, может. Какая разница? На деталях не написано, что они ворованные. Я детали у проверенных людей брал. Сейчас везде много неучтенного товара.

13

Я провел пальцем по поверхности желе.

Пальцы кольнуло холодком, как электрическим током.

В таинственной глубине, в безмерных провалах загадочного темного желе, будто в ответ на мое прикосновение, опять полыхнуло зарево.

– Да ты не бойся!

Врач всем кулаком ударил по желе.

Я вздрогнул. Вот чудо! Ни всплеска, ни брызг.

Зато голубые глаза Врача сверкнули. Он давно осознал, что чудес в природе больше, чем совершенных законов. Это давно заставило его обратиться к отчаявшимися душам. К примеру, лечил алкашей. «Хотите поговорить?» – Они хотели. – «Хотите выпить?» – Они не хотели. – «А будете пить?» – «Будем!» – Алкаши уходили от Врача скорбные, с печалью в глазах. Он лечил психов. «Хотите поговорить об этом?» – Они хотели. – «Хотите зарезать соседа, о котором говорили?» – «Нет, не хотим». – «А если нож попадет под руку?» А однажды явилась к Врачу вообще зареванная толстушка с глупыми овечкиными глазами. Она была глубоко и насмерть убеждена, что ее презирают. Бомжи, соседи, учителя, подружки, ребята из параллельного класса, космонавты, герои труда, даже президент РФ и тот считает, что она глупая, смотреть на нее противно.

«Хочешь поговорить об этом?»

«Конечно, – всхлипнула толстушка. – Все, все ненавидят меня!»

«А так оно и есть, – согласился Врач. – А еще ноги у тебя коротенькие и толстые. И волосы рыжие, смотреть противно».

И начал задавать вопросы. Вот кто больше всех тебя достает. Мальчишки или девчонки? Ах, мальчишки! Понятно. Учителя или учительницы? Ах, учителя! Тоже понятно. Президент РФ или губернатор Санкт-Петербурга? Ах, президент! Тогда еще понятнее. «Ты, наверное, романтическими книжками зачитываешься?»

«Ага. Я всяко читаю».

«Что читала вчера?»

«Ну, эту… Про метелку… А у нее хундик…»

«Дама с собачкой! – догадался Врач. – Это хорошо. Думаю, есть у тебя шанс!»

«Только один?» – испугалась овечка.

«А тебе мало?»

«Мне и тысячи не хватит».

«Тебе сейчас сколько лет?!

«Около шестнадцати».

«На такой возраст даже Эйнштейн клюнет. Хочешь заполучить весь мир?»

«В свои руки?»

«Ну да».

«Хочу!»

Другого ответа Врач не ожидал.

«Тогда начни прямо сейчас. Не теряй ни секунды, не будь дурой. Есть у тебя расческа? Уже хорошо. А помада, тени? Приведи себя в порядок. Раскрась лицо, как это делают девушки в кино. Видела, каких там показывают? Так распиши, чтобы даже я полез к тебе. Глупых овечек никто не терпит, но красивая овца может совратить все стадо. Не теряй ни минуты. Действуй! Переспи с классным руководителем, пусть у него крыша поедет. Культура – это умение жить. Развей свой талант. Ты можешь, я вижу. Растли директора школы, мало что он пенсионер. Сведи с ума всех одноклассников, пусть придурки поймут, что только с такой дурой, как ты, можно чувствовать себя настоящим супером. Подари каждому столько свободы, сколько влезет. Пусть все придут в возбуждение. Пусть шепчутся, пусть ищут тебя, пусть страдают по тебе. Пусть решат, что именно твои коротенькие ножки являются истинным символом свободы. Выброси из своего сердца сочувствие, закрой глаза на слезы подруг и приятельниц, они свое откусали!»

Методы Врача оказались действенными.

Толстушка (единственная из класса) попала в престижный университет.

Все одноклассники рассеялись по профучилищам, по отдаленным воинским частям, по каким-то фирмам и фирмочкам, а одноклассницы быстро, но неудачно повыскакивали замуж, потому что боялись, что кудрявая овечка и здесь их обскачет. Когда через два года в приемной Врача появилась эффектная блондинка, он ее не узнал. Держалась по боевому. Ослепительная улыбка. Ласково оттолкнула медсестру (Врач тогда работал в поликлинике): «Достала овца!»

«Хочешь поговорить об этом?»

«Только не об овце. Хватит с меня дятлов и лосей».

Невооруженным взглядом было видно, что ослепительная блондинка многого достигла. И принцип у нее был простой: никаких принципов. Страстные и влиятельные мужчины, временные спутники, непонятные молодые люди, желающие услужить – все теперь вращались только вокруг сладостной овечки. Из-за нее стрелялся знаменитый член-корреспондент Российской Академии наук, правда, успел до этого поспособствовать переводу овечки в Сорбонну. Из-за нее навсегда улетел в США известный физик-теоретик, отвергнув родину так же грубо, как овечка отвергла его любовь.

И все такое прочее.

Я лечу сильными средствами, хвастливо утверждал Врач.

Наркологи мира обеспокоены тем, что богатые рок-музыканты садятся на иглу, а меня заботит то, что в Линево спивается народный ансамбль балалаечников. Если ко мне приходит человек с головной болью, я не тяну. «Хотите поговорить об этом?» Он, конечно, соглашается. Тогда я выкладываю: «Все! Кранты тебе, старичок! Статистическая флуктуация процесса клеточных делений». – «А что это?» – «Если не понял, рак». Обычно головную боль как рукой снимает. А приходит хромой, увечный, жалуется, что правая нога у него короче, я ему указываю: «Левая-то длиннее!» А приходит закоренелый, закостеневший в несчастьях неудачник и начинает ныть, что в жизни у него ничего не осталось, кроме паршивой общаги, дырявых носков и полного отсутствия перспектив, я и его обнадеживаю. «Вон какой омут на реке! Вон какая качественная веревка! А на площади – коммерческий банк. Возьми и ограбь, это снимает скуку. Ах, ты тюрьмы боишься! Хочешь поговорить об этом? Тут нет проблем. Отсидишь, выйдешь честный. Напишешь толстую книгу. Подружишься с дряхлым камерным пауком».

14

«На вид 23–24 года…Рост средний, глаза голубые… Расклешенное демисезонное пальто…» Розыскные афишки еще трепало холодным городским ветром, а бывший инженер Стрельников уже привел в дом Юлю. «Сырная баба в кружевах». Бывший инженер был счастлив. Любимая с ним, с ним. А Ася… Да черт ее знает с ее капризами! Может, сбежала. У них весь род такой, сплошные собачьи свадьбы. Не раз ему угрожала: сбегу! Одна только Алевтина Николаевна, Асина мать, не оставляла поисков. Прокуратура, следователи, адвокаты, консультанты, Сыскное бюро (кто-то вывел Алевтину Николаевну на Роальда). Навестила известную гадалку. Черная горбатая старуха неприязненно предупредила: «В зеркало на стене не смотри, на меня не смотри, глаз не поднимай», и вывернула на темное серебряное блюдо влажную кофейную гущу. «Найдешь дочку, – бормотала. – Крещеная кровь не пропадает». Сердце Алевтины Николаевны щемило. «Вижу… Проселок вижу… Сырое болотце… Вдоль линии железной дороги ищи… Бензином пахнет… Сухостой…»

15

«В ночь со вторника на среду румынское телевидение показало в записи суд над Николае и Еленой Чаушеску».

Я покосился на Врача.

«Известия» от 28 декабря 1989 года, видимо, попали в дело Аси Стрельниковой случайно. «Николае и Елена Чаушеску входят в комнату, где находятся солдат и врач. Врач, обращаясь к Николае Чаушеску: «Сейчас я измерю ваше артериальное давление». Измеряет давление: «Шестьдесят… семьдесят… Где?». Вопрос был явно оборван. То есть его задали, но ответ в опубликованную стенограмму не попал.

Н. Чаушеску: Я не признаю вашего трибунала, не признаю насилия. Я признаю только Великое национальное собрание. То, что тут происходит, это государственный переворот.

Обвинитель: Подсудимый, замолчите! Мы вас судим согласно Конституции страны. Мы знаем, что делаем. Не вам давать нам уроки. (Голос невидимого человека: «Где?» И снова красная галочка на полях газеты). – Мы прекрасно знакомы с нашими законами.

Н. Чаушеску: Я не буду отвечать на ваши вопросы.

Обвинитель (В камеру): У обвиняемого и у его жены были шикарные туалеты, все знают, они устраивали богатые приемы, у них было все, чего они хотели, а трудовой румынский народ имел только двести граммов дешевой колбасы в день, да и то, чтобы их получить, надо было предъявлять удостоверение личности. (Тот же голос за кадром: «Где?» Красная галочка на полях газеты). – Господа представители правосудия, господин председатель, уважаемый трибунал, мы здесь судим граждан Румынии Николае и Елену Чаушеску, которые совершили действия, несовместимые с правами человека…

16

Обвинитель: Обвиняемый Николае Чаушеску, встаньте.

(Голос невидимого человека за кадром: «Где?». На полях – красная галочка)

Н. Чаушеску: Я не буду вам отвечать. Я буду держать ответ только перед Великим национальным собранием.

Обвинитель: Вы что, совсем ничего не знаете о положении в стране? У нас не хватает медикаментов, продовольствия, электричества. У нас всего не хватает. В домах нет отопления. (Голос невидимого человека за кадром: «Где…» Красная галочка). – Кто отдал приказ совершить геноцид в Тимишоаре? Обвиняемый, вы отказываетесь отвечать? Вы отказываетесь сотрудничать с законными представителями румынского народа? (Голос за кадром: «Где…») – Кто отдал приказ стрелять в Бухаресте? Откуда фанатики на улицах, продолжающие стрелять в народ?

Н. Чаушеску: Я не буду вам отвечать.

Обвинитель: На сегодняшний день мы насчитываем в разных городах уже более шестидесяти четырех тысяч жертв. Это невинные люди, в основном старики и дети. Вы слышите? Многие покидают страну, они топчут и рвут наши государственные флаги, они отчаялись, денежные фонды разворованы. (Голос невидимого человека за кадром: «Где?» Красная галочка на полях). Отвечайте! Кто позвал в Бухарест наемников?

17

– Что за черт?

Я схватился за край стола.

Комната изогнулась. Она превращалась в нечто округлое.

Бритая голова Врача безмерно удлинялась, странным полумесяцем уходила под выгнувшийся потолок. Я сидел в странной позе – наклонившись над столом, почти повис над ним, но не падал. Потрепанная картонная папка размазалась, шнурки бесконечно удлинились, обвивая комнату, все подернулось дымным флером – быть может быть, золотистым, хотя цвет я не мог определить. Земной шар неимоверно выворачивался, как бы приближая меня к Архиповне. О ком еще думать? Я даже дышать боялся. Упаду в раскрывающееся подо мной бездонное пространство, сейчас упаду! Голова кружилась. К счастью, телефонный звонок вырвал меня из искривляющегося мира. «Ты когда прилетишь?» – Конечно, я решил, что звонит Архиповна. – «На крыльях любви… Хочешь, прямо сейчас?» – ответила Инесса. – «Погоди, дай мне придти в себя». И поборол наваждение и выключить телефон.

– Морда у тебя бледная.

Врач загадочно улыбнулся.

– Ты в папке не сильно пасись, это мое, а не твое дело.

И совсем развеселился: «В Доме колхозника я тебя поправлю».

Я кивнул. Но я ничего не понимал. «Зачем в деле вырезка из „Известий“?

– Ты про Чаушеску? Разве судьба Кондукатора тебя не интересует?

– Почему ты называешь Чаушеску Кондукатором?

– Называешь же ты фюрером Гитлера.

18

Оказывается, глубокой осенью поиски Аси Стрельниковой зашли в тупик. Никакой информации. Ниоткуда. Бывший инженер блаженствовал. Я рылся в потрепанной папке и думал: сказать Врачу о только что пережитом видении или нет? К черту! Не стоит. В листах допросов указывалось, что осенью Алевтина Николаевна приехала в город. Мало кто знал о том, что она приехала, но женщина, позвонившая по телефону, уверенно назвала ее по имени и отчеству. «Мне деньги нужны».

«А кому они не нужны?»

«Мне срочно нужны. Двести тысяч».

«Двести? – растерялась Алевтина Николаевна. – Тысяч

«Ну да. Двести. И прямо на этой неделе!»

Алевтину Николаевну как обожгло: «Откуда у меня такие деньги?»

«А вы свой дом в Бердске продайте».

«Как это так продайте? Для чего?»

«Для пользы дела, – хрипловато подсказала незнакомка. – Сейчас недвижимость в цене. – Чувствовалось, что обсуждаемый вопрос ею хорошо обдуман. – Зачем вам, одинокой старушке, отдельный дом? Пыль стереть, и то сколько сил уходит, правда? Я позвоню вам в конце недели. Встретимся на железнодорожном вокзале. Только чтобы деньги были при вас. Без обмана. Не успеете дом продать? А вы займите. Пособирайте по знакомым. Информация о дочери вам нужна? Ну вот. А мне нужны деньги. Срочно. Доходит? Подойдет «Сибиряк», я найду вас на перроне».

Алевтина Николаевна догадалась позвонить Роальду. Он-то и взял с поличным родную сестру Юли Ключниковой. Звали ее Света. Высокая брюнетка, обожавшая спортивный стиль. Зарабатывала на жизнь нетрадиционными способами. Когда Ася еще была жива, никак не могла взять в толк: как это Стрельников Юлиной любви добился, а сам живет, прости Господи, с какой-то парикмахершей!

И привела человека, способного решить проблему.

Седой усатый красавец. С порога спросил: «Кат коста?»

Такое обращение завораживало сестер. А усатый давал дельные советы, смеялся, целовал руки. Незаметно лапал Свету, потом так же незаметно, как бы случайно, лапал Юлю. Они заводились. Понятно, интересовался курицей. Для того ведь и позвали. «Что в ней такого? – смеялся бывший инженер, чуя близкое освобождение. – Да стерва обычная. Из деревни. У них там мужики пили и резали деревянные игрушки. Никакого серьезного ремесла. Даже огурцы не сажали, считали, что огурцы вредны для здоровья. Ведь все, кто раньше ел огурцы, уже давно умерли, да?» – «О кямэ! – смеялся седой. – Где такая деревня? Как в такую попадают». – «Камень к ногам, и в воду!» – «Ну вэ ынцелег, – смеялся румын. – Зачем камень?» – «Чтобы нырнуть. Затопили деревню. Когда ставили плотину ГЭС, тогда и затопили, – задыхался от предчувствия свободы бывший инженер. – Теперь мать курицы живет в Бердске». – «А Бердск не затопили?» – «Нет. Бердск – большой город. На высоком берегу стоит». – «В курица там часто бывает?» – «Ну да, – томился предчувствиями Стрельников, – я сам ее иногда вожу». – «А ты позвони мне, – подмигнул усатый. Понимающе подмигнул. – Соберется курица в Бердск, а ты мне позвони. Встречу на дороге, как бы случайный попутчик».

19

Обвинитель: Почему вы не отвечаете?

Н. Чаушеску: Отвечать я буду только перед Великим национальным собранием, перед великим рабочим классом. Я признаю только великий рабочий класс и Великое национальное собрание. А зачинщикам государственного переворота я отвечать не буду. Я – глава государства!

Обвинитель: Ты смещен? Ты еще не знаешь? Ты смещен со всех постов. Так же, как и она (указывает на Елену Чаушеску). Вы оба смещены со всех должностей и постов.(Голос человека за кадром: «Где?»)

Н. Чаушеску: Я – законный глава государства. Я – верховный главнокомандующий. Я не буду вам отвечать. Как простой гражданин Румынии, я…

Обвинитель: Так вы простой гражданин Румынии или законный глава государства? (Голос невидимого человека за кадром: «Где?». Опять на полях красная галочка).

20

Седой румын проголосовал на дороге.

Устроившись на заднем сиденье, весело наклонялся вперед.

Дышал луком на Асю. Деревянной расческой приглаживал седую шевелюру.

«Цум се спуне. Правда, в деревне выросла?» Ася не любила свою затонувшую деревню, да и помнила ее слабо, поэтому отвечала коротко. Ну да, там выросла. Ну да, там корзины плели, мозаику резали. Чего такого? Ремесло есть ремесло, а детские игры всегда востребованы. Сердце у Аси болело. При чем тут огурцы? Ели мы огурцы. Поглядывала на мужа, почему не оборвет наглого попутчика?

Свернули на проселок.

«Это мы куда?»

«Выходи».

«Зачем?»

Вместо ответа румын накинул на Асю удавку.

Стрельников потом признавался любимой: «Я, Юлька, чуть не обмарался. Нет, без ерунды, я тебе правду говорю. Думал, что он, как человек, вытащит курицу на полянку, бросит в траву. А он удавкой прямо в машине». – «А ты?» – ужасалась, сжимала кулачки Юля. – «Я что? Я выскочил из машины. Кричу ему, а он то придавит, то отпустит. То придавит, то отпустит. Крыша, видно, поехала. Что-то про деревенские подполья. А она что ответит? Курица». Показывая, как сильно доверяет любимой, повез Юлю к месту, где бросили задушенную. Гнилое болотце, сухостой. Все так, как указывала гадалка Алевтине Николаевне. «Принеси бензин», – строго приказала Юля. Позже она мотивировала этот поступок своей душевной добротой: ведь на курицу могли покуситься местные звери, что хорошего? Стрельников приволок канистру. Юля приказала: «Лей!» Но старуха гадалка оказалась права: крещеная кровь не пропадает. Светке-дуре ни с того, ни с сего захотелось нечаянных денег. Взяла и позвонила Алевтине Николаевне. Думала, старушка совсем задолбанная, пальцем толкни – упадет. А Алевтина Николаевна позвонила Роальду. В итоге бывший инженер схлопотал четырнадцать лет. Сожительнице дали девять. Светке – три. Только исполнителя не нашли.

Глава четвертая.

«Цум ва нумити? Сот иэ?»

21

Я позвонил домой.

И услышал стон: «Он умер! Он умер!»

Наталья Николаевна стонала страшней, чем морская чайка.

Меня обдало томительным холодком. Оказывается, крепко вчера мне врезали по голове, если мир искривляется, если будущая родственница стонет. А Ботаник вообще как ушел с вечера, так и нет его.

«И дома не ночевал?»

«И дома не ночевал».

«И не звонил?»

«Ни разу».

«А раньше такое случалось?»

Наталья Николаевна замялась. Она не знала, как правильно ответить.

У Архипа Борисыча были ранения. Он служил в силовых структурах. Он контужен, он многое пережил. «Я на работу тебе звонила, твою визитку нашла, – работница библиотеки все же кое-что понимала в жизни. – Это мне твой товарищ (понятно, Роальд) сказал, что Архип Борисыч в реанимации». Я не стал объяснять Наталье Николаевне смысл указанного выше термина. Все равно не поймет. Муж гулящий, дочку тянет к сумчатым. Даже не удивился, когда в собственной прихожей (я все таки отправился домой) неизвестный кобель одним махом распустил мне джинсы от левого кармана до правого колена. Парчушники эти американцы, покупать следует отечественную джинсу. Я вмазал кобелю по черному шершавому носу, загнал под столик в прихожей, но на высоком одежном шкафу тоже что-то угрожающе зашипело, а из угла по-звериному тепло пахнуло нежной волной звериной мочи и чего-то квашеного. При этом под плетеным креслом, постанывая, подергиваясь от страха, тряслась еще одна тварь. Круглая, как арбуз. Короткие ножки, свиной пятачок, пейсы, мерлушка по всей спине. И живот – голый, розовый.

– Чего она трясется, как холодец?

– Ты напугал ее, ты напугал ее!

Я осторожно приоткрыл одежный шкаф:

– Откуда тут все эти звери?

– Гибнут, – простонала Наталья Николаевна. – Во дворах кошек бьют. С собаками еще хуже. И Архип Борисыч в реанимации. – Она явно жалела, что приехала в такой страшный город. – А кошкам, – скорбно сообщила она, – нравится на чистом.

Но кошкам нравилось не только на чистом.

Им нравилось на скатерти, на ковре, на моем новом костюме.

Им нравилось на подоконнике и на шкафу, на диване в гостиной и на рукописях в кабинете. Кажется, за сутки в моей квартире обосновались все местные бродячие твари. Тощие, длинные, огрызаясь, повизгивая, рыча что-то, они бродили по квартире, как тени каких-то необыкновенных духов. Таким же необыкновенным духом выглядела почетный библиотечный работник Наталья Николаевна. Она оплакивала Ботаника. Ботаник сильно контужен. У него ранения. Случаются провалы в памяти. Он бывал на таких войнах, о которых никто не слыхал. Он отмечен Благодарственными письмами нескольких прогрессивных правительств. Он работал с заграничными коллегами. Он видел, как ученые даже безмозглых беспозвоночных обучали осмысленным действиям. А тут собаки и кошки! Уж они-то разумнее людей, к ним просто правильный подход нужен. А Архип Борисыч работал в закрытых проектах. Наталья Николаевна испуганно моргнула. В этих проектах самые обыкновенные дождевые черви поддавались качественной дрессировке, там простейших заставляли всплывать по сигналу в стеклянном капилляре.

– А теперь он умер, он умер!

К счастью, Ботаник не собирался умирать.

У твоего родственника («…будущего»), сообщил Роальд, когда я до него дозвонился, куча приятелей в местном ФСБ. Никуда он не денется. Его со вчерашнего дня ведут, и сейчас он потягивает пиво в «реанимации». Когда пересажаем всех преступников, всех хорошо проявивших стариков повезем на Гавайи. Пусть отдохнут в тропиках. Ты так и скажи теще («…будущей»). А покончишь с Хорем и Калинычем, тащи старика домой и накрепко прикуй наручниками к батарее.

Я положил трубку.

Но теперь задергался мобильник.

Белые руки Натальи Николаевны снова взметнулись над головой: «Он умер! Он умер!» Но звонила Инесса. Хотела напомнить, дурочка, что у Архиповны каменное сердце. Она ведь не знает, что на левой груди Архиповны есть крошечное тату – лиловый нежный цветочек…

22

В «реанимации» все кипело.

Циолковский, правда, отсутствовал.

Зато обступили Архипа Борисовича какие-то суетливые типы.

Один тянул, как мантру: «Четыре человека! Сечешь? В одночасье. Без перерыва. Сперва привезли отца семейства. При смерти. Потом старшего сына. При смерти. Врач спрашивает: вы что такое пьете? Старший сын успел ответить: мы типа абстиненты. А на вопрос: много ли вас таких? – уже не успел ответить. Зато третьего привезли. Этот, прежде чем ласты отбросить, все молол про какие-то башмаки. Будто совсем новые, ненадеванные. Пришлось выезжать на предполагаемое место происшествия. Там на кухне милиция нашла трехлитровую бутыль технического спирта, разведенного на прошлогодней клюкве. Поставили следственный эксперимент, но сержант только одурел немного. А в кладовой обнаружили двадцатилитровую флягу с брагой. По этому вещдоку у сержанта с капитаном вышел спор. Сержант утверждал, что брага совсем не должна фигурировать в следственном деле, очень уж высокого качества, а капитан утверждал, что такой опасный продукт следует перевезти в линейное отделение».

– Архип Борисович!

– Цум ва нумити?– обернулся Ботаник.

Я обалдел. Никак не ожидал такого ответа.

– Архип Борисович, домой нам не пора?

– Сот иэ? – он явно не понимал.

23

Зато подавальщица признала меня.

«Ты смотри, явился! А вчера еле вылез из крапивы».

И расписку на семь сорок приняла. «Подмешиваешь чего-нибудь?»

– Да нет, просто активный образ жизни.

Она поняла. Кивнула. Хорь с Калинычем подошел к столику.

Я затосковал. Лето, жара. Нормальные люди отдыхают если не в Австралии, то хотя бы на Обском на море. Какое мне дело до Хоря и Калиныча? Видно же, что пустышка, алкаш, играет на нездоровых интересах. И нет в нем ни грана правды, врет все, как гусь. Почему все перекосилось после отъезда Архиповны? Я так скрипнул зубами, что Хорь и Калиныч отшатнулся. Почему, черт возьми, я должен сосать пиво с каким-то прокуренным насквозь придурком? Ведь сколько раз собирался сесть за роман. За настоящий роман. Страниц на девятьсот, не меньше. Крепко замахнуться! Чтобы там Север был. Чтобы героям досаждали белые медведи. Чтобы Архиповна в меховой парке гоняла на собачках в полярной ночи.

– А меня кашель замучил.

– Хочешь об этом поговорить?

– Ты чего? – уставился он на меня. – Я говорю: кашель меня замучил.

– Спасибо, пожалуйста. Ты стакан слабительного хватани.

– Ты чего такой злой, Шурка Воткин?

Хорь и Калиныч сдул пену с мутных краев кружки.

– Набрался вчера? Говорят, обчистили?

– Кто это такое говорит?

– Народ.

– А ты какое отношение имеешь к народу?

Хорь и Калиныч страшно задергал длинной головой:

– Я и есть народ, блин! Ты-то кто?

Он еще страшнее задергал головой, и выложил на столик знакомый мятый конверт.

«Шурке Воткину».

– Принесешь фотку?

– А когда? – сломался я.

– В субботу. В эту субботу.

– Благодарю сердечно. Я не могу.

– А ты постарайся. Ты постарайся, Шурка, бабки-то любишь?

От важности происходящего Хорь и Калиныч надулся и переступил сразу всеми своими многочисленными хромыми ножками. Видно было, что я ему нравлюсь. Давно он не встречал таких дураков.

24

И Роальд удивился: «Клюнул?»

«Еще как!»

«Хорь и Калиныч?»

Роальд не верил.

Он держал меня на туфте.

Он знал, что Хорь и Калиныч не может представлять серьезных людей.

«Ты, наверное, пил, Кручинин?»

«Спасибо, пожалуйста».

«А конверт у тебя?»

«В кармане».

«Что в нем?»

«Не знаю. На ощупь – фотография».

«Почему ты так странно говоришь?»

«Потому что я – Шурка Воткин, спивающийся интеллигент».

«Это ничего. Врач тебе мозги вправит. Давай быстро в контору».

Быстро не получилось. Синий «жигуленок» с визгом вынесло на бетонный бордюр.

– Ты, блин, с ума спрыгнула!

– Ой, я чуть вас не задавила.

Из «жигуленка» смотрела на меня натуральная блондинка.

Сперва она меня чуть не задавила, а теперь уткнула побледневшее лицо в ладони. Правда, такие вот натуральные стильные блондинки мне по душе. Динамика жестов, умоляющие взгляды, противоречивая улыбка. Такую обнять, Архиповна сразу очнется даже в Австралии.

– Поможете мне?

– Вызвать гаишников?

– Нет, что вы! Подняться на девятый этаж.

– Это в каком смысле? Вы меня приглашаете?

Она улыбнулась нежно, голубые глаза расцвели:

– Я бы и сама поднялась, да ноги не несут, так испугалась.

– Вы про этот дом? – кивнул я в сторону элитного дома, торчавшего за деревьями. – Там лифт не работает? – Разговор как-то подозрительно быстро ушел от наезда. – Ну, поднимусь на девятый этаж…

– …позвоните в шестьдесят вторую квартиру…

– …а звонок не работает…

– … ну что вы…

– …может, вместе поднимемся?

– …вместе нельзя, – доверительно улыбнулась блондинка. Наверное, она меня боялась. – Я в машине вас подожду.

Для пущей убедительности она постучала ладошкой по оплетенному белым шнуром рулю:

– …откроет красивый мужчина…

– …ваш брат…

– …не родной…

– …это я понимаю…

– …он скажет…

– …извините сердечно…

…да нет, – рассердилась блондинка, – что вы меня путаете?

И выпалила:

– Она здесь.

– Кто?

– Это вы так скажете!

– Она здесь?

– Ну да. Всего два слова.

– А если он тяпнет меня бутылкой?

– Это же элитный дом, – укоризненно улыбнулась блондинка.

Пальцы длинные, прохладные. Мне нравятся такие пальцы. Пока я хожу на девятый этаж, решил я, она терпеливо будет ждать в машине. Несмотря на жару, пальцы ее не успеют согреться. «Доведённый до космического совершенства фирмой Brabus автомобиль Mersedes Gelandewagen с золотыми символами RV-700». В жизни так много хорошего. Архиповна, например, в Австралии. Южный полюс был бы надежнее, но и Австралия не близко.

У меня разыгралось воображение.

Элитный дом. Некий человек на девятом этаже.

Ну, брат не брат, а сволочь, конечно, несусветная. Примат-доцент.

Раньше жил в Прибалтике, а стильная блондинка у него училась. Всему плохому.

Приватные консультации, беседы о тайнах эзотерики и любви, чем еще уломать такую голубоглазую блондинку, пальцы длинные, прохладные. «Где здесь роддом?» – «А вы что, хотите заняться сексом?» Примат-доцент любит такие анекдоты. Когда бедняжка решила родить, он здорово струсил. Так струсил, что пустился в бега – в сторону Сибири. Но стильная блондинка решила постоять за себя. Оставила ребенка близкой подруге, у одного знакомого мента выкрала ствол. «Сейчас на рынках много неучтенного товара». В стильной сумочке, валяющейся на правом сиденье синего «жигуленка», у нее наверняка лежит браунинг. Поднимусь на девятый этаж, позвоню в элитную квартиру, скажу: она здесь! – и примат-доцент все поймет. Охнет и смертельно опадет с лица. Обреченно расставляя ноги, начнет спускаться по лестнице. И потянется за ним смрадный след от его же нечистот.

25

На девятом этаже я нажал звонок.

За дверью кто-то ходил. Ругался или декламировал.

Я прислушался. «За высоким за пригорком, где кочуют волки… Да нет, конечно! Ерунда, чушь, – бормотал злобный голос. Не чувствуется. За высоким за пригорком, где встает светило… Может, так? Красна девица с ведерком по воду ходила… Может, все-таки про волков? За высоким за пригорком, где пасутся волки, про девиц на водопое ходят разнотолки… А есть такое слово?»

Я снова позвонил.

В нешироком проеме появились прищуренные глаза.

«За высоким за пригорком…» Волна перегара. Коньяк неплохой, но закусывает неправильно. Длинные волосы на затылке схвачены зеленой резинкой. Леонид Осьмеркин, поэт, понял я, муж куртизанки-партизанки. «Там всякая лирика, ну, шоу-бизнес, дебилы». И блондинку, ожидающую в машине, я вспомнил. Та девица, что подвалила к поэту после нового года. Куртизанка-партизанка хотела расслабиться, а тут эти козлы. «Буду умирать, закажу у знаменитого художника свой поясной портрет. Бриллиантовое колье. Алмазные подвески. Платиновый браслет»

– Она здесь! – трагическим голосом произнес я.

Я думал, что Осьмеркин подпрыгнет от ужаса и заорет, но он даже не удивился:

– Она? – И снова забормотал: – «Про девиц и днем и ночью ходят разнотолки». Как думаете? Есть такое слово?

– Она здесь, – повторил я.

– Подождите! Эй! Куда вы?

Но дверь лифта уже закрылась.

Пальцы у блондинки длинные, прохладные.

Греть их в ладонях, нежно касаться горячими губами.

Чудесный поворот головы, стильная улыбка. В натуральных блондинках много шарма. Другое дело, что синего «жигуленка» на проспекте не оказалось. Со стильными блондинками всегда так. Трогаешь – они дергаются, не трогаешь – они дергаются еще больше. И обманывают. Всегда.

Глава пятая.

«Хоре, хоре старому…»

26

В салоне теплохода мы заняли столик под окном.

Теплоход покачивало. В нежной дымке бесшумно таял призрачный берег. За столиком у входа две пожилые бабы раскладывали закуску, резали огурцы, до нас доносились вкусные запахи, звякали стаканы. Бородатый мужик курил в открытое окно. Больше никого в салоне не было, пассажиры предпочитали палубу, и Врач смело выставил пазл на столик.

– Зачем ты его потащил с собой?

Солнечные лучи ярко освещали столик, разбрызгивались по стенам и потолку. Теплоход вспахивал плоскую тяжелую воду, от работы машин подрагивали переборки. Я вдруг подумал… Да нет, не то чтобы подумал… Просто пришло в голову… Вот ритмические ровные колебания… Вот солнечные зайчики на стенах, на потолке… Солнечные лучи падают на пазл, но желе почему-то не отражает света… Врач всегда занимается тем, чем другие заниматься не станут… Никаких этих счастливых солнечных лишаев на стенах… Надо было взять Инессу… У Врача пазл, у меня – Инесса с кислотными гольфиками… Все равно Архиповна не звонит… Может, теперь уже никогда не позвонит. Подкинула родителей… Выправлю старикам заграничные паспорта и отправлю к сумчатым. Ботаник работал в органах, умеет разговаривать с иностранцами. Настоящим чекистам не обязательно знать языки, их без слов понимают. Они задают вопрос, им отвечают. Парни всей страны: хоть малайцы, хоть калмыки, хоть англичане. Бред Каллерман будет поражен, увидев Ботаника…

Все же странно видеть поверхность, не отражающую солнечных лучей.

Правда, не менее странно рассматривать конверт с надписью «Шурке Воткину».

Этим мы занимались вчера у Роальда. Фотка. Цветная. «По крайней мере, теперь мы знаем, кого хотят убрать». – «Ну, исполнителя тоже знаем, – цинично заметил Врач и посмотрел на меня: – „Хочешь об этом поговорить?“ – „Нет, не хочу. Хорь и Калиныч сунул мне фотку. При чем тут я?“ – „Ты согласился взять деньги, – не отставал Врач. – Соучастие в преступлении. – Он, конечно, смеялся. – Хочешь об этом поговорить?“ – „Нет, не хочу“. – „А просишься на штатное место“.

Впрочем, смеялись мы через силу.

В конверте, переданном Хорем и Калинычем, лежала фотография куртизанки-партизанки. Наверное, она много чего не договаривала Роальду, если вдруг сама захотела вернуть пазл какому-то румыну? А почему не сделала этого раньше? «Я ведь мещанка по папиной родне». Может быть. Но с каких это пор обыкновенных мещанок заказывают киллерам?

27

Воронцов-Вельяминов, сказал я Врачу, знал «Каталог галактик» наизусть.

У тебя в кабинете стоит скелет твоего первого пациента, сказал я Врачу, а Воронцов-Вельяминов знал наизусть весь каталог галактик французского астронома Шарля Месье. Я, например, знаю огромное количество стихов, ты знаешь огромное количество названий мышц и косточек, а Воронцов-Вельяминов знал характеристики огромного количества галактик. «Он поклялся в старом храме возле статуи мадонны…» Никто ведь не спрашивает, почему я выучил именно эти стихи, правда? То же и с Воронцовым-Вельяминовым. Для меня – «Капитаны» Гумилева, для него – М 42 (туманность Ориона). Для нас – «Баллада о Томлинсоне», а для него – М 51 (крабовидная). Для нас – «Пао-Пао», для Воронцова-Вельяминова – С 45 (скопление Плеяд).

«Эта трубка не простая а отнюдь клистирная».

Врач пораженно кивал. Он невысоко ценил мои знания.

Роальд доверяет ему сложные дела, вот дело Стрельниковой доверил, разрешил потащить в Дом колхозника важный вещдок. «Смутно вращая инфернальным умом». Интересно, что все-таки может нарисоваться в смутных глубинах загадочного желе? Если вот нажимать пальцем… очень легко… по системе… в сумеречности пазла, кажется, что-то меняется… Плывут клубы звездного дыма… Смещаются, будто поворачиваются, нежные силуэты… Мышиные мордочки… Длинные звездные хвосты…

– А знаешь, Леня, я такое уже видел.

– Раньше ты пропускал одну-две рюмочки, – недоверчиво покачал головой Врач, – а теперь ни одной не пропускаешь.

– Я не про это. Я про силуэты в пазле.

– Кручинин, отдохни. Где ты мог видеть такое?

– В «Каталоге галактик», – уверенно ответил я, и Врач «так испугался, что даже не пискнул». – Хочешь поговорить об этом?

– Понимаю. Тебе Архиповна не звонит.

– Вот сволочь! Уже надрался! – заорала баба за столиком у входа.

Я и сам ухватился за столешницу, потому что голова закружилась. А мужик в телогрейке хорошо видать поддал – стоял у столика как-то криво, всем телом неестественно наклонясь в нашу сторону. Не может человек так стоять, не опираясь ни на что, а он стоял. «Вот ведь сволочь!» – кричала баба. Впрочем, и сама выгнулась столь же неестественно. Как в зеркалах комнаты смеха. «Уже надрался!»

Почему-то я вспомнил абстинентов, про которых рассказывали в «реанимации».

Конечно, никакой связи между случившимся и загадочными абстинентами быть не могло, тем более что мужик уже стоял нормально, все вообще пришло в норму, ничего и не было, так, минутное искажение, иллюзия, не больше, но баба продолжала орать: «Ты мне фокусы не показывай!» Уперев руки в бока, она страшно цыкнула на собак, с любопытством заглянувших в салон через открытые двери. Собаки заворчали, но от дверей не ушли. Их рычание привлекло боцмана, он пришел злой, спросил: чьи это собаки? Не ожидая ответа, заявил, что сейчас выбросит их за борт. «Заодно и моего алкаша выброси», указала баба на бородатого.

– Галактики, они разные…

Врач странно посмотрел на меня.

«Хоре, хоре старому». Я видел, что он злится.

– Например, крабовидные…

Меня понесло. Я сам не знал, что со мной, но хитро согнул пальцы и показал Врачу, как должна выглядеть крабовидная туманность.

– Дисковидные… – прижал ладони одна к другой. – Вихревые, спиральные…

Я видел лицо Врача. Он бессмысленно пучился на меня, но не возражал пока.

– А самые интересные – это те, о которых ученые стараются даже не вспоминать…

– Что ты имеешь в виду?

– Нетипичные галактики.

– Существуют превосходные витамины, – кивнул Врач.

– Скотина! – орала рядом баба. – Когда набрался? Выворачивай карманы!

Подло выли собаки, боцман грохотал по палубе сапогами. День явно начинал удаваться.

– Или галактика М 5, – никак не мог остановиться я. – Этакая раскрученная конструкция со светящимся придатком на конце внешней спирали. Протяженность ее, ты только представь, миллионы световых лет. Не хвост собачий. Такого существовать не может, но существует, факт.

– Хочешь поговорить об этом?

– Скотина! – орала баба. – Что с того, что карманы у тебя пустые?

На палубе упал боцман. Выли собаки, кто-то наверху закричал. Динамичная морская жизнь. «Воронцов-Вельяминов описал сто шестьдесят нетипичных галактик. – Меня несло. Мир, как мыльный фонарь, как невероятная радуга, разворачивался против часовой стрелки. – Звездные спирали, звездные шары, диски, а между ними бесконечные перемычки…»

– Мы тебе поможем, Кручинин.

Плевал я на его слова. Но Врач уже перехватил инициативу:

– Вальтер Бааде…

– Астроном, – кивнул я.

– Он тоже спорил с Рудольфом Минковски.

– О чем? – спросил я «голосом нежней, чем голубиный пух под мышкою».

– Вальтер Бааде утверждал, что звезды в шаровых скоплениях никогда не сталкиваются. Из-за расстояний. Они там слишком велики. А межзвездный газ – другое дело. Облака межзвездного газа столь колоссальны по объему, что попросту не могут не сталкиваться. Доказательств множество. И прежде всего в эмиссионных линиях спектра.

– Выиграл Бааде? – догадался я.

– В общем да, но Минковски напрасно отдал бутылку.

– То есть, Бааде оказался неправ. Он вернул должок?

– Не успел.

– Почему?

– Умер.

Глава шестая.

«Это шествуют творяне…»

28

Разбудили нас голоса.

Я решил, что Степаныч очнулся.

Сойдя утром с теплохода, мы никакой разумной жизни в окрестностях не обнаружили. Покосившаяся поскотина на опушке. Сероватый лишайник на серых жердях. Белый песок, весело рассыпанный под соснами. У заброшенного навеса – пирамида черного, рассыпающегося угля, прямо какой-то ужасный потусторонний Египет. Хозяин бывшего Дома колхозника был пьян. «Он завязал, – утверждал в дороге Врач. – У Степаныча – огромная сила воли». Но Степаныч был так пьян, что будить его не имело смысла. В неуютной комнатушке пахло сухой пылью, в глиняном горшке умирало дерево-ректификат, так мы решили по запаху. На бревенчатых стенах проглядывали сквозь слой пыли любительские натюрморты: битые сибирские фазаны, тетерева, рябчики. Сам Степаныч («У него огромная сила вол») валялся на черном клеенчатом диване, под рукой опорожненная бутылка.

Мешать мы не стали.

Выбрали домик ближе к поскотине.

Выгрузили на веранде продукты, Врач выставил коробку с пазлом.

Почему все чудесное происходит в Австралии, а не в заброшенных Домах колхозника? – думал я, отмахиваясь от случайного комара. Почему Архиповна предпочитает дальние страны, а не едет, скажем, в Бердск, где я мог бы отыскать ее на пляже. Что с того, что откроют они с Бредом Каллерманом возможность существования иной, внеземной жизни? Все равно это будет в Австралии.

Бред!

Солнце сквозь легкую, горчащую дымку.

Запах перестоявших грибов. Стеклянные стрекозы.

Мудрить мы не стали. Перекусив, упали на нагретые солнцем спальники и уснули.

Мне снились какие-то пространства. Я чувствовал, они бесконечны. Из пронизывал свет, но они оставались темными. Я был так мал, что не мог заполнить и ничтожной их части. От квазара до квазара через весь Космос – вот истинный масштаб. А что я? Миллиарды световых лет. Моя малость выглядела ужасной.

29

– Эй, евреи!

Из-за рассохшихся перил на нас смотрел слабоумный.

Я страшно обрадовался. Куртизанка-партизанка нисколько не привирала.

Наивные глазки, нелепые косые бачки, запущенная щетина. Лариса Осьмеркина запомнила каждую деталь: почерневшая фальшивая цепь на шее… застиранная рубашка в горошек… Человека с такими глазами не убедишь в том, что Ахилл никогда не догонит черепаху. Апории Зенона такому не близки. Тем более что совсем недалеко, у покосившейся, поросшей лишайниками поскотины курили еще двое. Побитая иномарка упиралась погнутым бампером в телеграфный столб, правая фара высыпалась. Явно с тормозами проблемы. Покуривая, мужики лениво поглядывали в нашу сторону. Еще один вразвалочку шагал к дому Степаныча.

– Чего тебе?

– Нам бы веток сухих.

– Хочешь поговорить об этом?

– Ты что? – обиделся слабоумный. – Ветки нужны.

– Ну, иди, собирай, – разрешил Врач. И ободрил. – «Со скоростью, превосходящей все последние изобретения».

Слабоумный перекрестился.

Кажется, он не совсем понял Врача.

А меня поразил номер иномарки, уткнувшейся в столб поскотины. 77–79. Тойёта королла. Именно этот номер назвала Роальду Осьмеркина.

– Эй, евреи!

– Чего тебе?

– Нам бы веток.

– На кухне газ есть.

– Он пахнет, – слабоумный показал грязный палец.

– «Эти апотропические ручки!» – восхитился Врач. И спросил: – Ты когда в последний раз обращался к врачу?

– Не помню, – удивился слабоумный. – А что?

– Здорово запустил болезнь. Наверное, не слыхал об Арнольде?

– Да ты что? – ужаснулся слабоумный. – Никогда не слыхал. А что?

«А то!» – сказал Врач. Был у него такой приятель. Арнольд. Еврей лютый. Шел с работы, увидел толпу. Местные патриоты вышли на борьбу с жидами и масонами. На трибуне – тучные бабы в кокошниках, с топорами в руках. У микрофона – боевой лидер. Маленький, горбатый, кашляет. Продали жиды святую Русь! Арнольд начал проталкиваться к трибуне. На него шипели, но не останавливали. Так он поднялся на трибуну и попросил у боевого лидера микрофон. Тот остолбенел. «Люди добрые! – сказал Арнольд. – Знаю я, как примирить вас с евреями!» Тучные бабы в кокошниках побледнели от таких слов, сладко прижали к грудям тяжелые топоры. «Если ты о гафниевой бомбе, русскоязычный, то есть у нас такая, не сумлевайся!» – «Я не о бомбе. Я о любви. Знаю, как примирить вас». Патриоты замерла и тогда Арнольд возгласил: «Люди! Возлюбите евреев!» От таких слов самая тучная баба уронила топор на ногу боевого лидера и заплакала от беспомощности.

– Ты чего это? – совсем растерялся слабоумный.

И крикнул мужикам у машины:

– Рубик!

– Что тебе?

– Они не хочут.

– Чего они не хочут?

– Сухие ветки таскать.

– Ну, так скажи им, что я сказал.

– Я им говорю, а они все равно не хочут.

– Тогда сам таскай! – невежливо отозвался Рубик.

Слабоумный обиженно заморгал. Но я ему не сочувствовал.

Как раз в этот момент солнце спряталось за сосны, сладостно зашипело в море, и освобожденным от блеска зрением я увидел еще одного человека. Он сидел под сосной, в стороне от машины. Раскладывал ветки на старом кострище, обламывал сучки, тихо и блаженно улыбался. А левой рукой отгонял вьющуюся перед ним бабочку.

Настоящий ботаник!

30

– Эй, евреи!

– Чего опять?

– Разменяйте сотку.

Слабоумный протянул через перила стодолларовую купюру.

Впрочем, такой она была только для идиотов. Цифры явно были наклеены. И не очень удачно. «Это шествуют творяне, заменивши дэ на тэ». Врач рассматривал слабоумного с наслаждением:

– Много у тебя таких?

– Я бы еще принес. Но нету.

– А почему цифры наклеены?

– А как должно быть? – заподозрил неладное слабоумный.

– Напечатано должно быть. Специальной краской. Не знаешь?

– Да что это у тебя то наклеено, то напечатано! – обиделся слабоумный. – Ошиблись, наверное.

– Кто ошибся?

– Америкашки.

– Вот у них и разменивай.

Слабоумный обиженно поморгал.

Боком-боком стал отодвигаться от домика.

Не выпускал нас из виду, видимо, чем-то мы его насторожили.

Явно хотел посоветоваться с авторитетами. «Папася, мамася!» Я страшно боялся, что в проем растворенной настежь двери он увидит коробку с пазлом. «Видишь татарина?» – толкнул я локтем Врача. – «Возле машины? Бритый?» – «Ну да». – «Вижу. А что?» – «Вчера я видел его в „реанимации“. Доходит?» – «Это точно он?» – «Память у меня хорошая». – «Тебя же бутылкой били по голове».

Впрочем, Врач произнес это неуверенно.

Глава седьмая.

«Кто, господа, видел многоуважаемого Архитриклина?»

31

– Эй, евреи.

– Чего тебе?

– Заварка имеется?

– А у вас нет, что ли?

– Закончилась. Вы это.

– Ты все же обратись к врачу.

– Да для чего? – испугался слабоумный.

– Типичные признаки вырождения.

– Вы это. Вы давайте к костру.

– Так у вас же нет заварки.

– Рубик зовет.

32

На реках вавилонских,

там сидели мы и плакали, вспоминая о Сионе.

33

Не пойти было нельзя.

Костер под сосной дымил.

Ботаник блаженно улыбался, будто у него программа зависла.

Ну да, вспомнил я, он контужен. Он несколько раз ранен. У него провалы в памяти. Он бывал на таких войнах, о которых никто не слышал. Отмечен Благодарственными письмами нескольких прогрессивных правительств. Работал с заграничными коллегами. Видел, как ученые самых безмозглых беспозвоночных обучали вполне осмысленным действиям. Интересно, кто его запрограммировал? Почему он в банде? Тем более, в его возрасте?

Бритый татарин, увидев нас, цепко повел черными глазами. Товарищ Эй из «реанимации» возил его на фотонном звездолете, чтобы было кому открывать бутылки, а он оказался не таким простым. Голова коричневая, закругленная, как глобус. Закурив, опустил глаза, зато задумчиво уставился на нас горбоносый тип, похожий на депрессивного кавказского принца. В общем, спокойные товарищи, один только слабоумный строжился, поругивался, хотел понравиться Рубику. Нет правильных китайцев без правильных мыслей. Сам Рубик, впрочем, особого внимания на нас не обращал. Курил, стряхивал пепел в ладошку.

– «Кто, господа, видел многоуважаемого архитриклина?»

Слабоумный страшно обрадовался, захлопал в ладоши:

– Видишь, Рубик, я говорил. А ты не верил!

Рубик очнулся от размышлений, глаза нехорошо сузились:

– Кто такие?

– Рыбаки.

– А снасти где?

– Завтра подвезут.

– Завтра теплохода не будет.

– Ну и что? Дорог много, – миролюбиво объяснил я. – Вы сюда тоже не на теплоходе попали.

Рубик намек понял. Задумался.

– Давай-ка, – кивнул слабоумному. – Оторви зад от земли.

– А чего?

– Сгоняй, посмотри, что там в их домике.

– А вы, – сказал он нам, – моих ребят не дразните. Фарит, – кивнул он на татарина, – во вневедомственной охране служил. – Рубик как-то уж очень старательно подбирал слова, наверное, хотел показаться интеллигентным. – А вот он, – кивнул на депрессивного принца, – груженую машину выталкивает из колеи.

– Хотите поговорить об этом?

Вопрос Врача Рубику не понравился.

Он помолчал и вдруг заорал, даже пригнулся:

– Чего у тебя глаза блестят?

– Контактные линзы.

Рубик сразу успокоился:

– Я про такое только слыхал.

И спросил уже дружелюбнее:

– Водки хотите?

34

Нет, Врач не хотел водки.

Я тоже не хотел, но Врач не хотел сильнее.

Чего это пить теплую водку? У него дед был алкаш. Он в детстве всякого насмотрелся. Контактные линзы Врача нагло поблескивали. Он не хочет походить на деда, тот по пьяни, как муха, ползал по грязному двору, падал в навоз. Видел Врач, что с людьми делает теплая водка.

– Рубик!

– Ну что?

– Ты посмотри, ты посмотри, что у них!

Слабоумный чуть не приплясывал. Он бросил в траву коробку с пазлом. Знал, наверное, что не может повредить игрушку. Депрессивный принц улыбнулся и почесал горбатый нос. Кажется, всех неожиданный расклад обрадовал. Даже коричневое лицо татарина искривила улыбка.

– Твое?

– Конечно.

– Откуда?

– От деда Филиппа.

– Это который алкашом был?

– Ну да, – блеснул глазами Врач.

– А если по пьяни ползал по навозу, никогда ничего не помнил, то как не пропил такую диковинку?

– Он пробовал. – Глаза Врача нагло посверкивали. – Только она как неразменный пятак. Продаст игрушку, а ее обратно несут. За литр самогону отдаст, а смотришь, через день счастливчик тащит игрушку обратно, да еще сам несет бутылку. Когда берут, так всем нравится, а обратно несут – одни хлопоты. Игрушку эту дед Филипп привез с японской войны. Еще с той, с первой, девятьсот пятого года. Сам прожил девяносто пять лет, не собачий хвост, да? – посмотрел он на меня. – Может, и пил всю жизнь потому, что морскую войну проиграл. Аукнется, говорил, Цусима. И точно. Сперва японцы наш флот утопили, а потом деревню.

– Какую деревню?

– Антоновку. Я там жил.

– Японцы утопили? – не поверил Рубик.

– Да нет. Деревню сами утопили. Без японцев. Поставили плотину, вот и залило водой районы. Деда Филиппа из Антоновки вывозили силком. Хотел остаться на дне моря. Игрушку таскал при себе, нашел ее под Мукденом в китайской фанзе. Всю войну таскал в вещмешке. И потом всю жизнь надолго не оставлял. – Я не отрывал зачарованного взгляда от Врача. Роальд называет меня вралем, но куда мне до Врача! – Дед Филипп так гулял, что Деду-Морозу не снилось. Но настоящие чудеса начинались, когда игрушку выносил на завалинку. Возьмет тяжелый молоток или топор, сейчас, говорит, вмажу по игрушке, а ей ничего не будет. Ну, кто поверит? Спорили. Пока денежки соберут, дед на это желе ставил кружку с самогоном. Охлаждал. От игрушки холодком несло. Хотите поговорить об этом? – Врач посмотрел на Рубика и тот несколько напрягся. – Дед всем давал проверить. Руку приложишь, от желе бьет током. Когда дед Филипп сторожил кирпичный завод, то ночью упал в сушильную печь. Другой бы сгорел, а он выбрался. К нему приходили смотреть на такое чудо. Даже девки, – нагло сверкнул глазами Врач. – Дед им нес такое, что одна потом с животом оказалась.

– Заткнись!

Глаза Рубика подернулись злым пеплом.

– Заткнись и завали стаканчик. И корешу своему предложи.

Что-то явно не связывалось в голове Рубика. Слишком много случайностей. По глазам Рубика было видно, что многое у него не связывается. Вот два каких-то придурка приехали рыбачить, а при них пазл, а удочек нет. Похоже, Рубик, да и все они, хорошо знали о существовании пазла, но вряд ли Рубик был тем самым Нику. Тот седой, усатый, утверждала Осьмеркина. Врач тоже хорош. Какой к черту дед Филипп? Игрушку в контору принесла Осьмеркина, зачем врать?

Рубик хмуро уставился на меня:

– Бери и ты кружку.

И медленно, как-то совсем уже нехорошо добавил:

– Поддержишь дружка, Шурка Воткин?

Ну, прямо Бюро глупых вопросов. Даже Врач не знал, под какой кликухой я ходил на встречу с Хорем и Калинычем, а откуда о таком мог знать Рубик? Знали Роальд, я и Хорь и Калиныч. Все. Круг замкнут. Думай, Кручинин! Почему Ботаник с ними?

– Мулт!

Ботаник блаженно поднял голову.

– Мулт, ты ведь видел этого Шурку?

Ботаник кивнул. Вряд ли он узнал меня. Но блаженно кивнул.

– Вот и объяснились, – моргнул Рубик. И приказал: – Плесните гостям!

Слабоумный водки не пожалел. Налил по самый краешек легкой алюминиевой кружки. «За глаза красотки девы»? От такой наглости зеленоватые глаза Рубика снова затянуло пеплом. Он сильно потер плоскую переносицу. Слабоумный, почувствовав настроение Рубика, кривляясь, все заходил и заходил сбоку, пытался грязным пальцем зацепить мое ухо.

– Поднимай!

– Да ну, – сказал Врач.

– А ты выпей! Хоть и теплая, а выпей.

– Я и холодную не пью, – откровенно признался Врач.

– А ты выпей, не так страшно будет, – загадочно намекнул Рубик. И спросил у татарина: – Как там в погребе у старика?

– Как весной под Магаданом.

– И замок надежный?

– На все сто.

– Ну тогда определи гостей.

Вопрос был решен. Татарин кивнул.

Депрессивный принц расслабился. Рубик и слабоумный тоже расслабились.

Рубик даже полез за огоньком в костер, но, оказывается, у наглого Врача имелись свои соображения. «Хотите об этом поговорить?» Во-первых, как потом выяснилось, он совершенно не хотел в холодный погреб, во-вторых, его совершенно не устраивала весна под Магаданом, ну и в-третьих его дико взбесило мое неожиданное превращение в Шурку Воткина. Ботаник сидит с бандюгами, этого мало? Прямым ударом в нос Врач опрокинул слабоумного в костерчик. Взметнулись алые искры, как над пионерским костром, слабоумный страстно заголосил. Депрессивный принц попытался вскочить, но попал прямо под головню, которую я выхватил из костра. Морда у принца сразу закоптилась. Бросив головню, я ловко врубил Рубику по ушам. С двух рук, как учил Роальд. В спортзале у меня плохо получалось, но тут получилось. Рубик от удара вскрикнул и сел в траву. Из носа и ушей выступила кровь.

А вот с татарином не получалось.

Ну никак не получалось. Хитрый попался.

Я целил по зубам, а все время попадал по костистому лбу.

Врач это заметил и деревянным половником выплеснул на бритую голову татарина целый литр кипящей похлебки. «Аха!» – радостно закричал татарин и прыгнул в куст шиповника. Врач был в полном восторге: «Выходи, падла!»

35

– Да ты и правда выйди, Фарит!

36

Голос прозвучал ласково.

Мы обернулись. Все обернулись.

Седой усатый человек откинул помятую дверцу «тойоты».

Наверное, он там спал, не знаю. По крайней мере, никто его не беспокоил.

Глаза голубые, карабин «барс» в руках. Джинсы. На голом теле джинсовая жилетка. «Мултумесц!» – ласково улыбнулся он Ботанику, и сразу стало ясно, кто тут из Трансильвании.

Не к месту затрещал в кармане мобильник. Я хотел его выключить, но румын ласково разрешил: «Да ладно, чего ты? Ответь. Ждут люди». Косясь на него, утирая текущий лоб, я прижал мобильник к уху. Какая к черту Белокуриха? Я не сразу допер. Потом обрадовался, что Лины нет с нами. Золотые кудри, васильковые глаза, ротик с припухлыми от страсти губками, она бы понравилась румыну. «Откуда звонишь?» – «Из дому. А ты?» – «А я из мира животных». – «Кручинин!» – Золотые кудри, васильковые глаза. Ничего общего с куртизанкой-партизанкой. «Ва рог». Я не хотел, чтобы румын тоже начал бы говорить с Линой, поэтому метнул мобильник в костер. Румыну мои действия страшно понравились. Он наклонил голову и две глубоких морщины пересекли левую щеку. «Говоришь, утопили твою деревню? – спросил он Врача. На меня не смотрел. Не хотел смотреть. – Зря ты начал махаться. Мы бы с тобой подружились. – Может, Врач и правда ему понравился, но Ботаник нравился больше: – Бунэ сеара, тата! – И опять нам: Даже не знаю, как буду оттаскивать Рубика, он ведь сейчас очнется». И приказал: «Фарит, налей им по полной!»

Под прицелом карабина не спорят.

Я жадно выпил всю кружку. Врач пил медленнее, но тоже жадно.

Иногда мы оглядывались. Утирая кровь с разбитого лица, невнятно урча, поднимался с земли Рубик. Депрессивный принц, странно хихикая, обмывал в ведре с водой закопченную, как у лося, морду. Слабоумный, повизгивая, кружился вокруг Врача, но ударить пока боялся.

– В погреб их!

Глава восьмая.

«В томате вьется скользкий иезуй…»

37

Не то, чтобы холодно.

Но противно. Мышиный помет, плесень.

Стены в пористом, в грязном на ощупь льду.

Какие-то коробки, отпотевшие стеклянные банки.

«С хлыстами и тростями люди здесь лазали в яме».

Балки из горбыля, на ощупь – покрыты прогнившим брезентом.

Татарин считал это мрачное сооружение надежным, но на самом деле погреб был слеплен на скорую руку. Это нас с Врачом отделали нас от души. Под ритм «Нонино». Пару раз я услышал эту мелодию где-то год назад – на МузTV. Она мне не сильно запомнилась, но румын насвистывал классно. Знал, падла, что музыка поднимает настроение. «Во ржи, что так была густа, гей-го, гей-го, Нонино, легла прелестная чета, гей-го, гей-го, Нонино!»

– Голова кружится.

– Хочешь поговорить об этом?

Я сплюнул. «Достал ты меня, Леня».

– А ты сам? С чего вдруг сменил фамилию?

– Со всеми такими вопросами к Роальду.

– Ладно, – Врач понимал намеки. – Но ты тоже, Кручинин, не злись.

– Да я и не злюсь на тебя. С чего мне на тебя злиться?

– Я не про себя. Я про Ботаника. – Врач не хотел играть в молчанку. – Люди в преклонном возрасте часто страдают потерей памяти. Ходит себе такой человек, ведет себя, как все. Общается, все у него тип-топ. А однажды входит в собственный подъезд и напрочь забывает, кто он и куда идет. Сколько твоему Ботанику? За семьдесят? Я так я и думал. Возрастная и алкогольная перегрузка. Тебе грозит то же. Спазмируются сосуды энцефалона. У нас в деревне одна старушка Чехова обожала, – ни к селу, ни к городу вспомнил он. – Когда умерла, положили ей в гроб томик с самыми любимыми рассказами, вдруг и там время у нее найдется? А очки положить забыли.

38

Наверху послышались приглушенные голоса.

Звуки доносились через вентиляционную трубу, мы подползли к ней.

«Да были у меня ключи. Что я, совсем, что ли, уже того? Я и не пью больше, все кончилось. А ключи на гвоздике висели. Я же помню. У дверей». – «Уронил, значит, – гнусно возражал татарин. – Ты, Степаныч, поспи. Тебе надо поспать. Тоже мне, ключи! Куда денутся!»

Голоса отдалились.

На берегу взревел генератор.

Видимо, Рубик приказал подать в Дом колхозника свет.

«Для позументной маменьки», клацал зубами продрогший Врач. Под тяжелой кадушкой он нашел пару отсыревших брусков. Страшное оружие. Я осторожно похлопал бруском по ладони. Не дай Бог получить таким по башке. Потыкал в провисшую, как пивное брюхо, кровлю. «Так и думал. Брезент. Гнилой. Кулаком пробить можно». – «Даже не думай, – просипел из темноты Врач, кажется, он сорвал голос. – Завалит». – Но все наши открытия он воспринимал функционально: «Брезент? Отлично. Он явно брошен сверху и присыпан опилками. Мы под брезентом и выползем наружу. Ну, какой там слой дерна над ним? Пальца в три от силы. Главное, не чихать».

39

Но чихал Врач с остервенением. Подминал локтями влажную гниль, чихал, размазывал по плечам слизь, пакость какую-то, опять чихал. Наткнись кто-то наверху на бугрящийся, идущий волнами дерн, сдернулся бы с ума.

Наконец, рука скользнула в тепло и мы увидели звезды.

Чудесное расцвеченное всеми цветами пространство. Нежные переливы.

Ну зачем, зачем ехать в Австралию, если над бывшим Домом колхозника небо горит таким волшебным пожаром? Зачем искать мудрость за океаном, за тысячи километров, среди сумчатых в чужой стране, если на берегу нашего рукотворного моря все дышит таким теплом, таким миром? Прости меня, Архиповна. Золотые космические мыши с укором шуршат в звездных стогах. Золотые звездные мыши с укором вытягивают хвосты, кивают хитрыми мордочками. В тихом сиянии и славе. Было так хорошо, так светло на душе, что уже ни боль в плече меня не трогала, ни пьяный татарин. Застегивая ширинку, поблескивая коричневой лысиной, он неторопливо двигался к погребу. Мир ему тоже был по душе. Сел у вентиляционной трубы, запалил от зажигалки обрывок бересты. Береста скручивалась, потрескивала, дым от нее валил черный, жирный. Полюбовавшись, сунул горящую бересту в трубу, решил подкоптить нас. Приник к трубе ухом, бритый, счастливый факельщик. Потом поднял глаза к звездам. Он, наверное, весь мир, весь лес вокруг воспринимал как одну плотную биомассу. Поймать зайца, приготовить из него азу. Уберечься от клещей, нарубить сухих дров, помочиться за кустиком. Это для меня лес был сразу и летним, и зимним. И заяц выглядел не как сковорода с азу, а нормальным парнем, который любит трахнуть зайчиху, пощипать травку, активно дергая своей позорной заячьей губой, а потом, содрогаясь, слушать ужасный джаз-банд группы волков, как сладко воет их лидер, даже мурашки по коже.

Я встал и пошел к татарину.

Мне и скрываться не надо было.

Во-первых, татарин был здорово занят. Прикладывал ухо к трубе, ждал, когда мы подадим голоса. Во-вторых, шел я со стороны костра, а с этой стороны мог появиться только свой. В-третьих, мы же находились в погребе, он сам нас туда затолкал. Разгоняя дегтярный дым, выдавливающийся из вентиляционной трубы, татарин не оборачивался. Никогда я не видел такой звездной ночи. Архиповна – дура. Улететь в страну бреда! Надо чаще поднимать глаза к небу. К черту эти вентиляционные трубы! Задубелым бруском я съездил по коричневой бритой голове. «Он так испугался, что даже не пискнул». Не теряя времени, я скрутил татарина его собственным ремнем.

– Да чего ты с ним возишься? – просипел Врач. – Давай сразу в реку!

– Зачем река? Не надо река! – очнулся, забормотал татарин.

– Как это зачем? Там раки, рыбы кусаются.

– Зачем раки? Зачем кусаются?

– Не хочешь в реку, можем посадить жопой на муравейник.

– Зачем муравейник? Почему муравейник? Не надо муравейник!

– Ну ты только посмотри, – злобно сплюнул Врач, – какой неправильный татарин нам попался! Все ему не по душе, все не так. Река его не устраивает, муравейник не нравится. Ладно, – предложил он. – Просто бросим тебя в лодку и оттолкнем от берега. Если повезет, отнесет к плотине.

– Зачем плотина? Не надо плотина!

– Ну уж и не знаю, что тебе предложить.

И зашипел сипло, задергался как в припадке:

– Откуда с вами старик?

– Мулт, что ли?

– Пусть Мулт.

– Его Нику так зовет. Он с Нику.

– А почему Нику? Он молдаванин?

– Зачем молдаванин?

– А кто он?

– Румын.

– И Мулт румын?

– Зачем румын? Почему румын?

– Хватит болтать! Этот Мулт и Нику, они кто по жизни? Бандиты?

– Зачем бандиты? – затравленно озирался татарин. – Нику не бандит. Нику – ученый.

– «Траяску Романиа маре!» – обалдел Врач. – Ученый?

– Так говорит. Ученый. По всяким звездам.

– Где угнали машину?

– Зачем угнали? В городе угнали.

– Что здесь ищете? Почему с оружием?

Постепенно выяснилось, что румын Нику знает всякие места. Он знает даже одно совсем особенное место – здесь неподалеку, на дне искусственного моря. Что там спрятано, никому не говорит. Но, наверное, много спрятано. Нику хочет в воду нырять. У него есть маска и ласты. Он с Мултом дружит.

– Кончай с придурком, – поторопил меня Врач.

– Зачем кончай? – опять затянул бесконечную мантру татарин.

– Ощипывание перьев улучшает аэродинамические качества, – непонятно и сипло пояснил Врач. – Кроме «барса», есть оружие?

– Пистолет есть.

– А патроны?

– И патроны.

– У румына?

– У Рубика.

– Гляди, Кручинин, это же ключи от погреба, которые Степаныч искал, – обрадовался Врач, обшарив карманы татарина. И укорил: – Фарит, ты почему всегда врешь? Ты почему обманул Степаныча?

Но теперь и у татарина зависла программа.

Врач отпер замок, откинул люк погреба, отмахнулся от клубов черного дыма:

– Загружайся!

– Зачем… – начал было татарин, но Врач, озлобившись, столкнул его в люк.

40

Полчаса мы отлеживались в кустах.

Генератор ревел, пускал сизые выхлопы.

Чудовищно возвышалась в звездном мерцании черные потусторонние пирамиды угля. Голый Рубик выскакивал из баньки на деревянный помост, с воплем бросался в кишащую звездами реку. За ним выскакивал слабоумный. Визжал, подпрыгивал, но сам не прыгал. Рубик, отплевываясь, упруго лез на помост, отфыркивался. Навстречу выскакивал депрессивный принц. Голые они странно походили друг на друга, даже члены у них были одинаковые, как у животных. Только Ботаник участия в этих играх не принимал. Сидел на скамеечке, зажав «барс» между колен.

«Во ржи, что так была густа…» У босых ног Ботаника валялась коробка с пазлом.

– Сцузати-ма, тата, – радовался румын. – Елена была бы счастлива. Бинэ, бинэ Елена. – Было так тихо, что мы с Врачом слышали каждое слово. – Авэти, тата… Враэу са кумпар… – говорил румын, присев на лавочку рядом с Ботаником. – Не остановить… Ничего не остановить… Ун милион раз, тата… Кондукатор так хотел победы… Ему помешали. Собственные дети ему мешали… Валентин ушел из семьи. Зоя сбежала. Нику пил… И мы не успели…

Он нежно погладил Ботаника по плечу:

– Мы с тобой тоже не успели… Надо было убрать церковника… Ласло Текеш, кошачьи глаза, помнишь мадьяра? Чего ждать от мадьяра? Евреи и мадьяры, вся смута от них, Кондукатор хотел их изгнать из Румынии. Мы строили великую Дакию, тата, а евреи и мадьяры пили нашу ракию и имели наших женщин. Помнишь шефа секуритате? Ну да, Юлиана. Генерал Юлиан Влада. Он самый. Кондукатор считал его настоящим другом. А он предал. И генерал Тудор Постелнику предал. Знаешь, что делал Тудор Постелнику в тот день, когда Кондукатора схватили?

– Наверное, готовил себе токану, – вполне разумно покивал Ботаник. – Он это любил. С парной телятиной. Я помню.

– А Василе Миля? Разве не он должен был подарить победу Кондукатору? А что он сделал? Ты помнишь, что он сделал?

– Застрелился.

– Да, тата, он предал!

– А еще добавить мелко нарезанный лук, – уже не так разумно покивал Ботаник. – Когда мука порозовеет, плеснуть в нее две ложки столового вина.

– Все предали Кондукатора! Ни один человек, клявшийся ему в верности, не встал за его спиной!

– И, конечно, фригэруй, – на этот раз совсем неразумно причмокнул губами Ботаник. – Подрумянить печень в коровьем масле…

– И Виктор Стэнкулеску оставил Кондукатора! Слышишь, тата? Тебя не было, тебя отозвали. Я жалел, что тебя нет. И Вирджил Мэгуряну! И Джелу Войкулеску! – Румын застонал, сжав голову влажными руками. – Кто громче Виктора рассуждал о великой Дакии. О великой свободной Дакии, которая протянется от Вены до Черного моря. Кондукатор верил Джелу. А он скомандовал десантникам: «Стреляйте в них!» И десантники стали стрелять в Елену и Кондукатора.

– Чулама…

– Все предали. Я едва ушел. Слышишь, тата? Они перерыли весь отдел. Они смели отчеты с полок, разобрали ящики, архивы. Вскрыли системные блоки компьютеров, забрали звездные каталоги. Они знали, что мы работаем на победу Кондукатора, да, тата. Потом я видел стенограмму допроса. Грязная бумажонка! Судьбу мира, тата, вершат предатели. – Румын поднял голову и с тоской уставился на звезды. – Все сущее из илема, тата. Из смеси нейтронного газа и излучения.

У голых ног румына счастливо устраивался слабоумный.

Он вил свое гнездо шумно и радостно, как большая голая собака.

«Во ржи, что так была густа…» Слабоумный светился. «Фарит колечко себе купил, – лепетал он. – Рубик Фарита послал в „Янтарь“. Только приглядеться. Вход, сигнализация, охрана. А там в каждой витрине золото. Рубик любит, когда много золота. А у Фарита в голове пусто, – слабоумный счастливо рассмеялся. – Он жадный, он сильно жадный, Нику. Он ходил между витрин и наводил порчу на продавщиц. И радовался тому, что золото дорожает. А потом купил бронзовое колечко. Самое дешевое, – захихикал слабоумный. – Остальное, говорит, сами возьмем».

И не выдержал: «Нику, я тоже хочу колечко».

– Будем в магазине, – разрешил румын, – выберешь себе самое толстое.

– Золотое? – обрадовался слабоумный. – Я его на пальчик надену! – он счастливо показал грязный безымянный палец. – Видишь, какая царапина? Это я хворост таскал. Распухло. Но на мне все заживает. На мне, Нику, быстро все заживает, как на собаке. Вот если мне палец отстрелить, – счастливо похвастался слабоумный, – через три дня новый вырастет!

– А мы проверим, – засмеялся румын.

И негромко приказал:

– Ца плацере, тата!

Наверное, слабоумный знал несколько румынских слов, потому что вдруг взвизгнул, вскакивая: «Ты что? Ты что? Мулт, не надо! Нику пошутил! Ты ведь пошутил, Нику?»

Но Ботаник уже вскинул карабин.

– Мулт!

Первая пуля попала в пазл.

На секунду мир свернулся, сверкая стенками безумного мыльного пузыря.

Банька и люди изогнулись в тошнотворной оптике «рыбьего глаза». Вспышка опалила глаза. Я зажмурился. Сухая бесшумная гроза шла над миром. Сосны раскачивались. Вообще-то пуля должна была разнести коробку пазла в куски, забрызгать кусты загадочным желе. Ботаник стрелял с двух шагов, в упор, но коробка только подпрыгнула. Ни всплеска, ни обломков. Только вспышка. А вторым выстрелом слабоумному срубило палец. Он завизжал. На выстрелы выскочили из баньки Рубик и депрессивный принц. «Мулт! Падла!» Румын успокаивающе поднял руку и несильно пнул слабоумного: «Сам сказал, что все на тебе заживает, как на собаке. Если к субботе отстреленный палец не отрастет, Мулт тебе и другой отстрелит». И растроганно обнял Ботаника: «Сцузати-ма, тата».

Глава девятая.

«Созерцебен есть враждебен…»

41

Подпереть дверь баньки, когда в ней окажутся все четверо.

Увлекательная задача. В узкое окошечко не выскочишь, кирпичную печь не разберешь, бревенчатые стены не раскатаешь. Но как собрать в баньке всех одновременно? Тем более, что Ботаник париться не собирался, а стрелять он умел, мы видели.

Прячась в тени, перебежали к «тойёте».

Из круга яркого света разглядеть нас не могли.

Битое стекло. Мятая хвоя. Под передним колесом спортивная сумка.

Врач незамедлительно залез рукой в оттопыренный наружный карман. При слабых отсветах мы увидели имя: «Канат Халымов». С черно-белой фотографии какого-то временного (явно фальшивого) удостоверения пучился на нас слабоумный. «Во время кражи, – злобно просипел Врач, – необыкновенное спокойствие уживается во мне со страхом. Мое тело трусит. Стоя перед витриной ювелирной лавки, я никогда не верю, что могу что-то украсть. Зато переступив порог лавки знаю, что выйду из нее только с дорогим кольцом или в стальных наручниках». Может, Рубик действительно любил только золото, как лопотал слабоумный, но спортивная сумка была набита валютой. До самого верха. Евро, доллары, фунты. Три раза суеверно сплюнув через левое плечо, Врач ловко забросил сумку в чердачное окно ближайшего домика.

– Частная лаборатория криминалистики…

– Разве эти деньги не надо вернуть?

– Ты знаешь хозяев? – синяки вокруг глаз придавали голове Врача странное сходство с черепом. Он толкнул меня: – Сваливаем!

– Куда?

– На соседнюю базу.

– Ты знаешь дорогу?

– Я здесь все тропинки знаю.

– Тогда иди, – согласился я. – Вызовешь Роальда.

– «Созерцебен есть враждебен». Не валяй дурака, Кручинин.

– Я не могу уйти.

– Из-за Ботаника? – удивился Врач. – Кстати, это старик отвесил тебе полешком!

– Зато отстрелил палец бандиту.

– По приказу другого бандита.

42

Румыну нравилось нырять.

Мускулистый, смуглый, всплывал у другого берега.

Размашисто плыл назад, рывком взлетал на деревянные мостки, посылал Ботанику воздушный поцелуй. Они прекрасно понимали друг друга. Из долетавших до нас фраз можно было понять, что когда-то им не повезло: не успели убрать мадьярского церковника. Так сложилось. Не знаю, кого они имели в виду, может, какого-нибудь румынского правозащитника. А этот Нику вроде и впрямь занимался звездной астрономией. Правда, «у нас каждый четвертый был осведомителем». Афоризм Ботаника обрел смысл. Еще они вспоминали генералов Постелнику, Миля, Стэнкулеску, Мэгуряну. Видимо, не простая была компания. «Во ржи, что так была густа…» Румынию ведь раскачивали дольше, чем Германию или Польшу. Что поделаешь, мамалыга не взрывается.

43

Николае Чаушеску: Я буду отвечать только перед Великим Национальным собранием. Я ни о чем больше не буду говорить с вами.

Обвинитель: Мы уполномочены народом. Вы должны подписать заявление. (Голос невидимого человека за кадром: «Где?». На полях газеты красная галочка).

Николае Чаушеску: Я не собираюсь ничего подписывать…

Обвинитель (в камеру): Обратите внимание – обвиняемый отказывается подписать заявление. (Голос человека за кадром: «Где?…».) – Обвиняемый отказывается признать народную власть.

Николае Чаушеску: Ваша власть не является народной.

Обвинитель: А что вы знаете о нас? Где вы черпаете объективную информацию? (Голос человека за кадром: «Где?».)

Николае Чаушеску: Я не признаю вашу власть. Этого достаточно. Вы не можете менять устройство государства. Это невозможно, у вас нет на это прав. Запомните: все узурпаторы рано или поздно были строго наказаны.

Обвинитель (поворачиваясь к Елене Чаушеску): Мы требуем, чтобы и вы тоже подписали эту бумагу. Вы всегда были более благоразумны, чем ваш муж. Вы были человеком номер два в правительственном кабинете Румынии. Отвечайте! Вы знали о геноциде в Тимишоаре?

Елена Чаушеску: Какой геноцид? О чем вы? И кто вы такие? (Голос невидимого человека за кадром: «Где?».) Конечно, я не буду отвечать на ваши вопросы. И подписывать ничего не буду.

Обвинитель (с насмешкой): Ну да, конечно. Вы же не знали ни о каком геноциде. Вы всего лишь ученый, химик. Вы, конечно, имели дело не с людьми, а с полимерами. правильно вас понял? (Голос невидимого человека за кадром: «Где?».)

44

«Унде ун телефон аич?»

Оказывается, румын тоже интересовался связью.

Было темно. Совсем темно. Только бревенчатую баньку окружал круг яркого электрического света да сияла над головами бабочка Ориона. Мобильник давно сгорел в костре, звонков можно было не ждать. Мир изменился. Огромная Вселенная сжалась для меня в тесный круг, освещенный ярким электрическим фонарем. Я всей своей зябнущей шкурой чувствовал чудо ночи и одиночества. Я как бы выпал из той Вселенной, в которой существовали наука и искусства, где Инесса, радуясь, покупала кислотные гольфики, а Лина мечтала о душе в хорошей гостинице, а Бред Каллерман счастливо показывал Архиповне сумчатую Австралию. Где мир, наконец, обдувало ветерком с моря, а затопленные морем деревеньки медленно заносило илом, и шли над ними века, полные восхищения и открытий. Проблема связи с внеземным разумом. Да нет. Проблема сканирования с высоким разрешением. С некоторого момента мою новую, резко сузившуюся Вселенную определяла уже не Архиповна. Слишком она находилась далеко, чтобы оказывать хоть какое-то влияние. Мою новую Вселенную с ее черными потусторонними угольными пирамидами, с бессмысленными восторженными выкриками Рубика, с плеском невидимой воды, с Ботаником, напряженно сжимающим между коленей «барс», с сопящим Врачом, постанывающим иногда от боли в разбитой ноге, определяли Рубик, седой румын, кислый депрессивный принц, наконец, слабоумный с наскоро перевязанной рукой. Один только бритый наголо татарин, запертый в темном погребе, никак ее уже не определял, но и его существование каким-то образом сужало мою Вселенную.

Все чудеса происходят в Австралии.

В бывшем Доме колхозника крупные ученые не собираются.

У меня голова шла кругом от невозможности вернуть обратно привычный мир.

«Пожалуй, рано бежать на соседнюю базу, – шепнул мне Врач. – Надо еще тут попробовать…» Он кивнул в сторону бани. «А Ботаник? Не боишься?» – «Боюсь. Но не будет же он так сидеть всю ночь. Задремлет». – «Но и они не всю ночь будут париться». «Хочешь поговорить об этом?» – «К черту! Я пошел». – «Куда?» – «На ту сторону речки». – «Зачем?» – «Ты же видишь, румын все время плавает на ту сторону. Может, я сумею…» – «Что сумеешь?» – «Ну, не знаю… Ну, встретить его… Ну, поговорить…» – «О чем?» – «Там увидим».

45

На темном причале я бесшумно отвязал лодку.

Случайное облачко прикрыло Луну, звезды засияли ярче.

В призрачном свете все выглядело смутно, загадочно, все будто получило какие-то тайные продолжения, непростые, только интуитивно угадывающиеся. Правда, горбатый мыс скрыл ярко освещенную баньку. Вообще-то я не люблю воду. На глубоком месте начинаю паниковать. Что там под мутной водой? Что там на илистом дне? Дряблые прошлогодние листья? Облезшие ржавые автомобильные покрышки? Деловитые раки, подразнивающие замытого песком и илом утопленника?

Вылезая на берег, скользя босыми ногами по траве (в лодке я разулся), совсем не к месту вспомнил один случай. Давно было, я еще учился в универе. Вот так же ночью выбрел на пустой проспект. Собутыльники и девчонки потерялись, никого рядом, но душа пела. «Требуем продолжения банкета!» Обрадовался, увидев раскачивающиеся факелы. Музыка, правда, не ободряла, сразу показалась несколько мрачноватой, но я вскинул руку над головой: «Люди, я люблю вас!»

Мне обрадовались.

«Вот он, сука! Кидай его в гроб!»

И меня кинули. И, ошеломленный, поплыл я в деревянном ковчеге над головами мортусов. Пару минут еще по инерции радовался: понятно, где похороны – там поминки, а где поминки – там выпивка, но музыка тревожила.

Мендельсон.

Не люблю ночные концерты.

Я сел. Закурил. На меня шикнули.

Красивой выдалась та ночь. Звездная бабочка Ориона ярко летела в небе. Она вся была как сладкое предчувствие Архиповны, о существовании которой я тогда даже не догадывался. Куда меня несут? Почему? Какая разница? Вон как все хорошо одеты. Некоторым не хватало вкуса, но прикид у всех был очень добротный. Один я выглядел бедняком, да и зачем студенту, да еще покойнику, выделяться? Сейчас повернут к морю, успокаивал я себя, запалят костры, оркестр грянет ламбаду. Но процессия почему-то свернула к старому кладбищу, а только я наладился выпрыгнуть из гроба, отовсюду повыскакивала милиция. «На тот свет собрался, падла? – дали мне по морде. – От нас укроешься!» Оказывается, попал я в центр бандитских разборок…

46

На мокром дне лодки валялся багор с обрезанным древком.

Там же я подобрал моток капронового фала. Степаныч явно не следил за порядком.

Устраиваясь за колючими кустами шиповника, не к месту вспомнил: этот румын, ученый… Он, похоже, не только звезды изучает… Он убивать обучен… Ася Стрельникова на его совести, если речь идет действительно об этом румыне… Я сжался от отвращения, услышав, как на том берегу хлопнула дверь баньки. «Нет, Нику, не поплыву! Нет, Нику, нет, я с Мултом посижу, пальчик болит!» – «Как может болеть пальчик, если его отстрелили?»

Пошутив так, румын нырнул.

Мокрая голова высветилась возле берега.

По воде побежали тревожные искривленные круги.

Трава под ногами румына скользила. Весело насвистывая («Во ржи, что так была густа…»), он вылез на откос, встряхнулся, деловито пристроился под сумеречной сосной. В каких-то двух метрах от меня поблескивала влажная кожа. «Мы с ним физически очень точно подходили друг к другу». Куртизанка-партизанка так считала…

Румын щедро поливал сосну.

Он не оглядывался. Он знал, этот мир принадлежит ему.

Он прекрасно знал, что его боятся, что каждое его движение нагоняет на людей ужас. Наверное, из страха, пронзившего меня, а вовсе не из-за какой-то там моей смелости или решительности, я решительно приткнул острие багра к позвонкам между лопаток румына. Меня как током ударило. Всем телом я почувствовал сладкую смертную судорогу, передернувшую румына. Ужас, многократно усиленный внезапностью, в долю секунды сжег все его нервные узлы. Ведь румын знал, что ему ничего не грозило. Он ведь знал, что ничего такого с ним не может случиться. «Во ржи, что так была густа…» Он прервал свист на каком-то неестественном выдохе и, теряя равновесие, обхватил сухую сосну.

«Что? Что?» – в ужасе повторял он.

Лепетал, как слабоумный, выговаривая, вышептывая каждый звук.

А из-под ржавого острия багра медленно выступала, оплывала черная кровь.

«Что? Что?» – румын был парализован. Он умирал от мертвого, от непристойного ужаса. Умирая, сползал по сосне, пока не упал коленями в мокрый мох. От него несло мочой и потом. Из-за сосен с освещенного берега видеть нас не могли, но мною двигал такой же, как у румына, смертный ужас. Я не помню, как накинул петлю на его влажные запястья.

47

Триста тысяч.

Кажется, столько обещали за поимку убийцы Аси Стрельниковой.

Сейчас эти триста тысяч валялись под сосной, хрипели, от них несло мочой и потом.

– Зачем пугал бабу?

– Что? Что?

– Бабу!

– Це эстэ? Какую? – шептал румын.

– Не помнишь? – опять приткнул я его багром. Наверное, в тот момент я готов был убить его, не зря Роальд не доверял мне силовых акций. – Партизанку-куртизанку! Вспомнил?

– Что? Что?

Наконец, в полуобороте глаза румына сфокусировались на мне.

Не знаю, что он думал увидеть, но мой вид его потряс. Всего-то лишь голый человек с багром. Морда в синяках. И багор в руках, даже не нож. Козел, падла, устебе! Глаза румына все еще были расширены ужасом, но он уже приходил в себя. Бормотал, выплевывал из себя: «Приетэн… Сволочь!.». Бормотал, оглядываясь через плечо: «Хочешь денег… Много…» Каким-то необъяснимым звериным нюхом он чуял мой страх. «Много денег… – Он застонал от ненависти. – Ты столько не видел… – Наверное, он никогда так не унижался. Он же видел мое ничтожество. – Я возьму пазл и уйду. Возьму Мулта и уйду… А ты возьмешь деньги и Рубика…»

– Зачем тебе Мулт?

Румына вырвало от ненависти.

– Минтака… Альнилам… Альнитак…

Я подумал, что это он обкладывает меня румынскими ругательствами, но потом дошло: нет, румын всего лишь повторял названия звезд пояса Ориона. Значит, правда ученый? Я ничего не понимал. Голова шла кругом. Минтака… Альнилам… Альнитак… Румын повторял названия звезд, как самое нужное, как самое заветное заклинание.

– Зачем тебе пазл?

– А зачем тебе будущее?

Румын уже приходил в себя.

Он уже не рвался на крюк багра, он еще не звал на помощь.

Он просто пытался осмыслить, что же такое тут только что произошло.

– Зачем ты таскаешь пазл с собой?

Румын застонал. Не хотел отвечать.

– Зачем тебе Мулт? Откуда твоя банда?

Румын застонал от ненависти и беспомощности.

Он путал слова русские и румынские, но главное я понял.

«Команда Дрейка». Меня прошибло холодным нехорошим потом.

Не пиратский корабль. Нет. Архиповна не зря прочищала мне мозги. Архиповна считала, что я мало занимаюсь философией. Для писателя это большой грех, справедливо считала она. Меня привлекал лиловый цветочек на ее левой груди, крошечное тату сводило меня с ума, а ее с ума сводили мысли о других разумах. Я писал книги, события которых вряд ли могли повториться в жизни, она же искала события, которые могли быть повторены в зримые миллионы лет.

Проблема сканирования с высоким разрешением.

О Фрэнке Дрейке Архиповна всегда говорила с обожанием.

Она произносила имя Фрэнка с придыханием. В отличие от своего знаменитого однофамильца, он не обходил на «Золотой лани» вокруг Земли, зато придумал послание, адресованное другим разумным мирам. Он собрал вокруг себя группу интеллектуалов, не желающих мириться с черным молчанием необозримой Вселенной. Например, он привлек к делу Тилюти Дерриса. Это я знал от Архиповны. Со знаменитым журналистом работали астрофизики Линда Саган (жена Карла Сагана, самого знаменитого поисковика других разумов) и Джордж Ломберг. Даже русский затесался в эту компанию. Радиоинженер Валентин Борнаков. Из Москвы. Руководитель необычного проекта считал, что гармонию мира по-настоящему выражает только музыка. Именно ее поймет разум, даже чужой, непонятный нам. Известный дирижер Муррей Сидлин и музыковед Алан Лонакс отобрали для межзвездного послания гаммы Баха, Бетховена, Моцарта, Стравинского. На том же диске, отправленном в Космос, звучали синкопы Чека Верри, труба Луи Армстронга, клавиши Рэя Чарльза…

– Ты Нику Друяну?

Румын не ответил. Не хотел отвечать.

Мочой и потом несло как из деревенского автобуса.

Архиповна говорила о Нику Друяну с замиранием сердечным.

Я ее понимал. Она ведь говорила об ученом, о коллеге. Ей в голову не приходило, что человек из знаменитой «команды Дрейка» способен душить молоденьких парикмахерш. И Роальд не догадывался, разыскивая убийцу Аси Стрельниковой, кто это там укрывается под личиной седого румына. И Лариса Осьмеркина… И Ботаник… Никто ничего толком не знал о судьбе Нику Друяну после низвержения Кондукатора. Звездный астроном, он же – чиновник при Особом отделе, курируемом Еленой Чаушеску. Казалось, что он исчез. Слился с молчанием И вдруг парикмахерша… вдруг куртизанка-партизанка… пазл… банда Рубика… Мулт…

Какой к черту Мулт?

Я чуть не заплакал от беспомощности.

48

Позже я многое узнал о Ботанике.

Более десяти лет ответственной работы в Румынии.

Командировки. Отзывы в Москву. Однажды на Лубянке два подполковника госбезопасности (один бывший латыш, другой – будущий афганец) семь часов подряд в присутствии Ботаника разводили на откровенный разговор молодого физика, доставленного спецрейсом из новосибирского Академгородка. Конечно, его не били. Зачем? О неприятных вещах спрашивали, как без этого? – но не били. Это только придумывают, что бьют на Лубянке. Архип Борисович предложил физику стакан неплохого румынского коньяка. Это тоже не нарушало прав человека. В конце концов, физик признал тот факт, что в течение почти двух лет лично, по своей собственной инициативе занимался артефактом, извлеченным водолазами со дня Обского моря. Случайная находка, понятно. Коробка, заполненная полупрозрачным желе. Ни вылить его, ни вытряхнуть. Правда, при резких воздействиях (под ударом, скажем, парового молота) наблюдались неожиданные эффекты. Мир вдруг искривлялся, как в некачественном зеркале. Впрочем, физик считал, что причину «искривления» следует искать в человеческой психологии. Но коробка была неуничтожима, это точно. Назначение? А кто же знает? Происхождение? Тем более. Где коробка сейчас? Он не знает. Коробку у него украли. Ну да, унесли из лаборатории. Кто? Откуда же ему знать? В румынский коньяк заблаговременно добавили некий препарат. Он не давал ни вкуса, ни запаха, зато снимал все запреты. Имеются в виду запреты сознания, да и подсознания тоже. Так что, физик не мог врать…

В другой раз Архипа Борисовича вызывали в Москву незадолго до катастрофы, постигшей Кондукатора. Возмужавших полковников (служебный рост налицо) опять интересовал тот самый потерянный физиком артефакт. В Румынии вы видели такой же пазл? Может речь идти об одном и том же объекте? Ботанику предложили стакан хорошей анисовой водки (тоже, понятно, насыщенной нужным веществом). Вы ведь знаете, Архип Борисович, как много подарков получали опекаемый вами Кондукатор и его супруга, курирующая науку. Ну да, старинные гобелены, полотна старинных мастеров, чудесный китайский фарфор, нежные меха из Канады. Ну да, кивали мужественные полковники, подарки Кондукатору отличались неприхотливостью. Но не все. Помните подарок, поднесенный генсеку дружески настроенными египтянами? Точно! Коробка тридцать на тридцать с загадочным желе. Вы патриот, Архип Борисович! А Нику Друяну – ваш близкий друг. Астрофизик, известный математик, специалист по поиску, человек из знаменитой команды Фрэнка Дрейка! Под его работы Елена Чаушеску создала Особый отдел. Откуда к Нику Друяну попал пазл? От египтян или из России?

49

Суд над Кондукатором был недолгим.

Сразу после вынесения приговора осужденных вывели во двор старой казармы.

У забеленной известкой солдатской уборной Кондукатор запел «Интернационал», Елена крикнула: «Долой предателей!» Раздался залп. В тот же день кадры расстрела показали по румынскому телевидению. «Антихрист убит в Рождество!»

Ну, убит. Но при чем тут Особый отдел Национальной Академии? При чем тут изъятые секретными службами системные блоки компьютеров, подробные звездные каталоги, научные архивы? «Все сущее из илема, тата». Румын, как червь, извивался на мокром мху. Зачем ему пазл? Он ненавидел мою тупость. А зачем тебе понимание мира? Он презирал меня. Извиваясь, незаметно (так ему казалось) пробовал на крепость капроновый фал. Известны ли ему другие такие пазлы? Румын вновь застонал от ненависти. У генерала Василе Миля было подробное описание подобных диковинок, но личный сейф генерала разграбили. Революции рождают преступников. Глаза румына тускло отсвечивали. С большими деньгами, шипел он без всякой связи со сказанным, ты начнешь новую жизнь.

– Кто, кроме генерала, видел описание пазла?

– Кондукатор.

– Но его расстреляли.

– Елена Чаушеску.

– Ее тоже расстреляли.

– Шеф секуритате.

– Ну, этого уж точно расстреляли.

50

Во ржи, что так была густа,

гей-го, гей-го, Нонино!

Легла прелестная чета,

гей-го, гей-го, Нонино!..

51

Н. Чаушеску: Я не признаю самозваного трибунала, я признаю только Великое национальное собрание.

Обвинитель: Мы вас судим согласно Конституции страны. (Голос за кадром: «Где…») Мы прекрасно знаем, что нам делать.

Н. Чаушеску: Я не буду отвечать ни на какие вопросы.

Обвинитель (в камеру): У обвиняемого и у его жены были шикарные туалеты, они устраивали приемы, они роскошествовали, а простой народ имел всего лишь двести граммов самой дешевой колбасы в день – и то, чтобы их получить, необходимо было предъявлять удостоверение личности. (Голос за кадром: «Где…») – Ты разорил народ, ты это отрицаешь. Ты погубил многих, ты это отрицаешь. Ты отнял свободу у страны, ты это отрицаешь. (В камеру): Господа представители народного правосудия, господин председатель, уважаемый трибунал, мы сегодня судим Николае и Елену Чаушеску, которые совершили действия, несовместимые с правами человека. (Голос за кадром: «Где…») За преступления, которые они совершили, я требую для них немедленной смертной казни. Они виновны по всем пунктам. Никакого снисхождения. Обвиняемый Николае Чаушеску, встаньте! Я приказываю! (Чаушеску не встает). Ты слышал обвинение?

Н. Чаушеску: Я буду отвечать только перед Великим национальным собранием.

Обвинитель (В камеру): Все знают о трагическом положении в нашей стране. У нас не хватает медикаментов, продовольствия, электричества, даже воды. У нас всего не хватает. В домах нет отопления. (Голос за кадром: «Где…») Кто дал приказ совершить геноцид в Тимишоаре? – (Молчание). – Обвиняемый, вы отказываетесь отвечать? (Голос за кадром: «Где…») Кто дал приказ солдатам стрелять в мирных жителей столицы?

52

Румын напрягся.

От выступившей испарины лоб влажно блестел.

О чем спрашивали Кондукатора во время допроса? Румын оскалился. Ты про этот вопрос? Про это «Где?». Я боялся, что в ярости он разорвет фал. Ты знаешь о чем спрашивали Кондукатора перед вынесением приговора? Конечно, знаю. Ты знаешь, что от него требовали? У румына страшно вздулись жилы на висках. «Подрумянить печень в коровьем масле…» Ты знаешь, о чем хотели узнать от Кондуктора перед расстрелом?

Румын выгнулся.

Пришлось пустить в ход багор.

Почему ты зовешь старика Мултом? Почему хочешь увести с собой?

Я готов был задавать все новые и новые вопросы, но влажное тело Нику Друяну уже сводили судороги. Зачем ты появился тут, в Доме колхозника? Румын шипел что-то неразборчивое. Помедлив, я захлестнул свободный конец фала за сосну. «Сиди на привязи, сволочь, а то скатишься в воду».

Глава десятая.

«И томной грустью жажды томиться сердце стало…»

53

Ржавые уключины взвизгнули.

Врач на освещенных мостках рассмеялся.

Он открыто рассмеялся, он ни от кого не прятался.

Крупные звезды стояли над Леней Врачом. Дивные звездные пояса, дымные призрачные дорожки. Конечно, настоящие чудеса всегда происходят в Австралии, зато в наших краях красиво… Я видел… Я отчетливо видел подпертую лиственничной колодой дверь бани… Сердце у меня пело…

– Они там?

– Все до одного.

– И Ботаник с ними?

– Нет, его нет. Ушел к Степанычу.

– Этим ты и воспользовался?

– Ну да. А ты? Ты утопил румына?

– Он нам пригодится.

– Зачем?

– Если я правильно понял, он ищет пазл.

– Еще один? Сколько их? – спросил Врач так, будто догадывался о поисках Нику Друяну.

Какая неправильная ночь.

Драка. Водка. Сырой погреб. Татарин, забрасывающий чадящую бересту в трубу погреба, отстреленный палец слабоумного. Что за круговорот, куда мы попали? Какое нам дело до Чаушеску, до какого-то пазла? К черту, решил я.

И услышал:

– Руки за голову!

54

Карабин.

Заправленная в штаны рубашка.

Ботаник строго выполнял порученное ему дело.

Подняв руки, я обреченно прислонился к смолистой сосне.

Ну, как понять такое? Кто тут за кем охотится? Когда все это кончится? Кому нужна нелепая игрушка, валяющаяся под скамеечкой? Почему (если речь идет о пазле), Кондукатора раз пятьдесят спросили о нем? Наконец, почему Нику Друяну, звездный астроном, сменил команду Фрэнка Дрейка на команду Рубика?

– Мордами в землю, быстро!

55

В советское время сотрудников госбезопасности нередко прикомандировывали к партийным вождям братских стран. В его ближайшее окружение. Так сказать, обмен опытом. «Не в шахматишки гонять». Последние слова я даже произнес вслух. Ботаник сразу насторожился. Занервничал, повел стволом «барса», Врач мгновенно этим воспользовался.

– Архип Борисыч!

Ботаник не ответил.

– Архип Борисыч, а как насчет шахматишек?

Врач явно искал живого контакта. Боялся, что Ботаник по неразумению выпустит из баньки Рубика. «Я люблю сгонять партию-другую, – врал Врач. – Я даже с настоящим гроссмейстером играл». И добавил, уже Бог знает на что надеясь: «С румынским».

– Это с кем?

– С Георгиу.

– С Флорианом? – опешил Ботаник.

– Ясный хрен, – горячо заговорил Врач. Он неудобно лежал на земле, чуть приподняв голову, разведя руки, как пловец, и бормотал: – Ну, ясный хрен, не с Ботвинником! Ты ствол на меня не наводи. Хочешь поговорить об этом? Я, правда, с Флорианом играл, он тогда в самом соку был, но очень уж любил ничьи. Хлебом его не корми, дай сделать красивую ничью. Я студентом был, – нагло объяснил Врач, – когда Георгиу приезжал на олимпиаду. Участвовал в сеансе одновременной игры. А у меня всегда свой стиль, – не удержался Врач. – Я резко выделялся. Даже ошибки по-своему делал. Георгиу это сразу оценил.

Как ни странно, Ботаник слушал.

Лицо вытянулось, в глазах теплился интерес.

Я страшно боялся, что Врач вот-вот пролетит на какой-нибудь неточности, но он был на чеку, извлекал из подвалов сознания все новые и новые подробности. «На мемориале Чигорина, помнишь, Георгиу подряд схватил шесть или семь половинок? – Врач легко переходил на ты, потом снова обращался к Ботанику с преувеличенным пиететом. – Еще бы одна, и Георгии вылетал из турнира. Помните? Но в очередной игре стоял против него Гас Рее».

Ботаник кивнул.

– А что Георгии сказал накануне игры?

– «Или партия будет результативная или пусть меня повесят на рее».

«Мулт, открой! Выйду, пасть порву, падла!» Крики в баньке усилились, наверное, они там сломали скамью, тяжело били ею в подпертую лиственничной колодой дверь. Но Архип Борисович этого не слышал. Имя румынского гроссмейстера загипнотизировало его. «Сами-то играли с Георгии?» – не отставал Врач.

Ботаник кивнул.

– Сколько партий?

– Три. Вместе ездили.

Ботаник не объяснил, куда они вместе ездили.

– И вы все три выиграли?

– Ты что!

– Проиграли?

– Это же, Флорина!

«Открой, Мулат» Открой, падла, глотку порву!»

– Да пальни ты по дверям, пусть они заткнутся, – страдальчески предложил Врач. – Вот расшумелись, поговорить не дают. В кои веки вспомнишь про шахматы, а они все норовят испортить.

Палить по дверям Ботаник не собирался, но и двери пока не торопился открывать. Нас это устраивало. «Открой, Мулт!» Темные тени играли на морщинистом лице старика. Сбитый с толку, он находился сейчас в каком-то в другом мире, может, в Румынии времен Кондукатора… Флориан Георгиу… Ганс Рее… Елена Чаушеску… Друг Нику… Сладкий ветер воспоминаний овевал седины Архипа Борисыча. Он даже покачал головой, наверное, не отказался бы от стаканчика анисовки. А Врач нашептывал: «Ты их не выпускай. Они опять все испортят». И осторожно запустил еще один пробный шар: «Ты, Архипыч, наверное, с самой Еленой Чаушеску играл? Говорят, умная была женщина, хотя родилась в заштатном городке. Кажется, Ленцуа, да? Там одни козы бегали. Я правильно запомнил? Хотите поговорить об этом? Помогала отцу продавать свечи, торговала семечками на вокзале. Простая девушка, да? А время пришло, возглавила Академию наук. Я считаю, это нормально. Так и должно быть. У нее-то выигрывали?

– Как можно?

– А почему нет?

– Перед ней даже Флориан ложился.

– Может, специально? – осторожно предположил Врач.

– Ты что! Она играла во всю! И дети у нее были от мужа.

Это было несколько неожиданное признание. Какая-то давняя обида все-таки плавала в смутной памяти Архипа Борисыча, он вдруг проговорился. Не мог, наверное, простить.

– Значит, врали про нее?

– Этот Маурер всегда врал.

– Какой Маурер? – тут же вцепился Врач. – Который был последним премьером при Чаушеску?

– Ну да. Он шкуру свою спасал, – мрачно покивал Ботаник. – Он тогда врал, как мог. Даже больше, чем Силвиу Брукан.

При всей энциклопедичности своих знаний Врач явно не знал, кто такой этот Брукан. Но интуицией владел гениально.

– Это он, что ли, заявил, что Елена неграмотная?

Ствол «барса» дрогнул и медленно поплыл в сторону Врача.

Неграмотная? Кто сказал? Силвиу? Не надо про Силвиу Брукана. Знаем мы этого Силвиу Брукана. И он, и Маурер – лжецы. Этим и кончат. А Елена – член ЦК. Она член Политбюро. «Подобно звезде, мерцающей подле другой на вековечной небесной тверди, стоит она рядом с Великим мужем и озирает очами победоносный путь Румынии». Что вы, крысы, можете знать об Елене? Барбу Петреску, ее родной брат, например, любил «Жигулевское». Понятно, отдельного производства. С Архипом Борисычем не раз пробовал новые поставки. Непременно с ним, с Архипом Борисычем. Плохо видел, но очков не носил. Считал, что не к лицу Первому секретарю столичного комитета РКП прятать от народа глаза. Доклады для него печатали специальным шрифтом. Объясняя это, Ботаник вдруг хитро прищурился:

– В какой руке?

– В правой, – догадался Врач.

«Не играй с ним», – вспомнил я.

Так в первый вечер предупреждала меня Наталья Николаевна.

Но сейчас я не мог подать Врачу никакого знака. Поэтому внимательно наблюдал за каждым, выжидал момент, когда можно будет броситься на старика. А он хитро улыбался, понимал что-то свое: «У тебя черные». Сильно хотел, оказывается, сгонять партию в шахматишки. Пусть вслепую, без доски. Экстрим его не пугал. Это мы, а не он находились под прицелом. И вот тоже интересно, на игру-то памяти ему вполне, оказывается, хватало. Меня не мог вспомнить, а на игру хватало. Да еще хитрил. Честно спросил: в какой руке, а Врач, ну, надо же, не угадал.

– Можно я перевернусь на спину?

– Зачем? – заподозрил плохое Ботаник. Даже поднял голову, будто в небе могли висеть шахматные подсказки.

– Так удобнее думать.

– E-два – e-четыре…

Я обалдел. Они, правда, начали партию.

– Пешка c-шесть…

– D-два – d-четыре…

Врач ответил ходом коня.

Даже моих небольших знаний хватило, чтобы понять: они разыгрывают защиту Каро-Канн. Позже Врач даже утверждал, что якобы они разыгрывали особо любимый Флорианом Георгиу вариант. Ну, не знаю. У меня сложилось впечатление, что Врач спешит как можно быстрей разменять фигуры. Он сипел, шипел, вздыхал страстно. Подминал листья, песок. Смотрел в звездное небо.

«Мулт, падла!»

Броситься на Ботаника никак не получалось.

Я приглядывался, а Ботаник блаженно улыбался.

Непонятно он улыбался. Возможно, мысленно он давно уже находился не в сибирском лесу, а в гостеприимном столичном доме своего старого друга Нику Друяну. Туда и Елена Чаушеску заглядывала. Она любила простые белые платья в горошек. А брат Елены любил «жигулевское». На Елену потом много грязи вылили, так я понял старика. А Елена этого никак не заслуживала. Росла обыкновенной живой девчонкой, хорошо работала на фармацевтической фабрике. Из активного молодняка выбилась в «королевы труда»…

56

«Мулт, открой!»

– Конь берет на f-шесть

«Мулт, падла, выйду – пасть порву!»

– Король е-два…

Грохнул выстрел.

В баньке взвизгнули.

Зря они там дергались.

Единственным авторитетом для Ботаника был румын.

Но Нику Друяну, звездного астронома, друга сердечного, рядом не было.

Вот если бы это он крикнул из баньки, все бы изменилось. Ботаник и минуты бы не потерял. Но Нику Друяну, друг сердечный, валялся в траве на той стороне реки под темной, им же описанной сосной.

– Длинная рокировка…

– Пешка g-пять…

В темноте зашуршали шаги.

Неуверенные шаги. Совсем неуверенные.

Знал я, знал прекрасно, что румын никак не мог выпутаться, ну никак не мог он выпутаться из капроновой петли, но сердце застучало с перебоями. Знал я, знал прекрасно, что этот седой усатый румын, даже если бы переплыл реку, не мог вот так старчески, так беспомощно, так неуверенно загребать листья ногами. Он подполз бы скрытно. Он порвал бы нас на куски…

Степаныч!

В стеганой телогрейке.

Морозило человека. Мятые шаровары, нечесаный волос.

Лисий нос, красный от возлияний. Как безумного мотыля, влекло Степаныча на яркий электрический свет. «Кто такие?» – прижал он руку к сердцу.

– Пленные, – не совсем понятно ответил Ботаник.

– Как пленные? Война началась?

Ботаник неохотно кивнул. Что-то ему во всем этом не нравилось.

Вечер. Любимые шахматы. Все лишние в бане на помывке. Степаныч не вовремя подвалил. Это ломало уже полюбившийся Ботанику порядок.

– Ключи потерял от погреба…

– Да сбей ты этот замок.

– Он новый…

– Тогда терпи.

«Мулт, падла, глотку порвем!»

Услышав такое, Степаныч замер.

Сперва он не поверил. Это в баньке орут? Не любят мыться?

– Ну да, – сказал Ботаник, облизнув губы.

– Это что, получается, и в баньке пленные?

– Ну да, – мелко покивал Ботаник.

– Да зачем нам столько?

– Будут картошку тебе копать.

– Да какая картошка? Выкопали уже.

– В последний раз, что ли? Будут еще, Степаныч, хорошие урожаи, – подал голос Врач. – Хочешь поговорить об этом?

– Нет, не хочу, – обескуражено ответил старик.

– И еще, Степаныч, ты не торопись. Война есть война. В погребе тоже пленные.

Хранитель Дома колхозника удрученно покачал головой. Вопли и брань, доносящиеся из баньки, ему не нравилась. Лежащие в траве люди ему не нравились. Он совершенно не хотел возиться с пленными. Собственно, и не собирался. Зачем ему какие-то неизвестные пленные? Это свободная территория. Мало ли что колхозников сейчас нет, Дом-то колхозника существует. И карабин в руках Архипа Борисыча не нравился Степанычу. Что такое в самом деле? На часок уснул, а ключи исчезли. Еще на часок уснул, а тут война, пленные.

– Тата!

Мы дружно повернули головы.

Из-за темной сосны выступил голый человек.

Меня мгновенно пробрало морозом. Кажется, я здорово недооценил румына. Нику Друяну всегда, наверное, недооценивали. Вид у него был неважнецкий, запястья ободраны в кровь, лицо исцарапано, но это был он.

– Брось карабин, тата!

Бросить карабин? Ботаник оглянулся.

Почему Нику голый? Если купается, то зачем ему карабин?

Ну, пленные – это понятно. Так, наверное, подумал Ботаник. И Степаныч – это тоже понятно. Старик пьет и пьет, нет ему никакого угомона. Но почему Нику голый? Почему друг сердечный в синяках, запястья ободраны? Архип Борисыч никак не мог связать концы с концами. Зачем Нику карабин, если он сейчас, наверное, снова полезет в реку? Или в баню. Весь голый… Кожа блестит… Бросить ему карабин?… А как тогда пленные?…

«Мулт, открой, падла!»

Первым не выдержал Степаныч.

– Молчать! – заорал он. – Всем предъявить путевки!

Зря он заорал. Рука Ботаника дрогнула, грохнул выстрел.

Каким-то диковинным прыжком Врач сбил Ботаника с ног, а я, перехватив карабин, уже вел оптикой по краю поляны. Вот попали, блин! Мне было не по себе, колотил озноб. Слон берет на g-семь. Вялая листва. Сломанная ветка. Пенек, поросший то ли опятами, то ли поганками. Ночной неясный мир, в котором мы только суету разводили. Броуновское движение, блин. Седые бороды лишайников, брошенная бутылка. Как без нее? Где вы видели лес, в котором бы не валялись бутылки?

– Лежать!

Но румын уже ничего не слышал.

Когда я приблизился, он лежал на спине, неестественно подвернув под себя левую ногу. Я осторожно наклонился. Я его боялся. На его серых губах запеклась кровь. Я действительно боялся румына. Не отводил ствол. Не знаю, смог бы выстрелить или нет, но не отводил. Почувствовав меня, он облегченно выдохнул: «Тотул е бине, татаМеня убили…» В его горле нехорошо заклокотало. «Мулцумеск…» Голос упал. Наверное, он принимал меня за Ботаника. «Тата…» Улыбка на мгновение осветила усатое красивое лицо. «Е импосибил, тата… Пэкат кэ сантымплат…» Потом голое плечо передернула судорога.«Ла реведере…»

Глава одиннадцатая.

«Мефитический мясник…»

57

Стучал дятел.

Роальд сидел за столом.

Солнце золотило траву, примятую колесами эфэсбэшных джипов.

«Во ржи, что так была густа…» Уютно поскрипывали сосны. Так же уютно покряхтывали бревенчатые стены. Архиповна, конечно, не позвонила. Рубика увезли. И слабоумного, и татарина, и депрессивного принца. Даже Степаныча и пазл. «Они мой пазл увезли». Врач повторял это так монотонно, что Роальд не выдержал:

– По сравнению с тем, что вы тут наделали…

– А что мы тут наделали? – с интересом протер я глаза.

– Татарин клянется, что вы специально сунули его в сырой холодный погреб, а у него тюремный туберкулез, – грубо напомнил Роальд. – Слабоумный клянется, что вы ему отстрелили палец, а у него их не так уж много, два отбили еще в какой-то драке, не гнутся. Ты, Кручинин, будто бы держал слабоумного, а Леня стрелял. А Рубик клянется, что вы напали на них, когда они, наконец, раскрыли у костра интересную книгу.

– Как называется?

– И не рассчитывай! Не твоя.

– А румын?

– Что румын?

– В чем клянется румын?

– Румын уже ни в чем не клянется.

Я понял. Кивнул. Земля пухом Нику Друяну.

– А Ботаник? – выглянул я в распахнутое окно.

– Архип Борисыч в госпитале. ФСБ ценит своих сотрудников. Даже бывших. И теща там же. Ладно, ладно, будущая теща! Все равно твоя, не злись. Заладили «ботаник, ботаник!», у этого «ботаника» тридцать лет безупречной службы.

– Они увезли мой пазл… Они увезли мой пазл…

– Да брось ты, – сказал я Врачу, вспомнив о черной спортивной сумке, заброшенной на чердак домика. Сумка это здорово грела мне сердце. – Ты зачем врал Рубику, что у твоего деда был такой же пазл?

– Они увезли его…

Роальд дружит с самыми авторитетными конторами.

Роальд знает людей, про которых мы никогда не слышали.

– Все равно эта игрушка не может принадлежать только тебе, – грубо объяснил он Врачу. – Пока совсем не свихнулся, прими как данность. – Похоже, они понимали друг друга. Это мне Роальд не доверяет силовых операций, разбора сложных дел. Мне годятся Хорь и Калиныч, румын – это уже другой порядок. – На пазле многие поломали зубы. Даже этот Нику Друяну. – Походило на то, что Роальд опять скрывал от меня какие-то важные вещи. – В специально созданном отделе Нику Друяну проделывал с пазлом самые невозможные вещи. Совал под паровой пресс, травил кислотами, облучал. Хотя, на мой взгляд, если речь идет об особом мире, – они знали что-то такое, о чем я даже не догадывался, – совсем необязательно подвергать его таким мощным воздействиям. Чтобы установить контакт с муравьями, совсем не обязательно поливать муравейник расплавленной серой.

– Они увезли мой пазл…

– Сажал я одного…

Роальд вдруг разговорился.

– Смотри, как складывается. Кондукатора расстреляли, Елены Чаушеску нет, старик застрелил Нику Друяну. И генерал Василе Милю застрелился. Не случись этого, мы, может, сейчас разговаривали бы по-румынски.

– Мы же не в Латвии, – не совсем удачно заметил я.

– Вот именно. Генерал Василе Милю оставил Кондукатора без защиты. Пришлось бежать в летнюю резиденцию. Кажется, в Снагове. Был там такой майор Ион Мареш. Это он предложил Чаушеску укрыться в казармах Тырговиштского гарнизона. – Роальд, как всегда, все знал. – Майор так клялся в верности, что уже через два дня Кондукатора схватили. Где пазл? Его спросили об этом много раз, но ни Кондукатор, ни его жена не знали, куда бежал Нику Друяну с этой странной игрушкой. Слушай, Кручинин, может, еще книжку напишешь. Может, я разрешу. К тому же, прокурор Джику Попа торопился. Он предъявил обвинение сразу по семнадцати пунктам. По любому из них Кондукатору светила «вышка». А по Румынии и сейчас ходят загадочные слухи о том, что Кондукатор почти успел заключить военный союз с высадившимися в Трансильвании инопланетянами.

58

– Инопланетянами?

– Ну да. Что тут такого?

Оказывается, пока мы с Врачом зверски издевались над богобоязненной и законопослушной компанией Рубика, не давали читать у костра интересную книгу, отстреливали палец слабоумному, жрали теплую водку под небогатую закусь, выловленную из чужого погреба, а, нажравшись, нагишом купались в реке, нравственно оскорбляя слабоумного, Роальд времени не терял. В душном городском маразме, в загаженном газами воздухе он пытался хоть как-то компенсировать отсутствие таких, как мы, энтузиастов-придурков. Архип Борисыч, объяснил он, почти десять лет провел в близком кругу Елены Чаушеску, даже руководил одним из хитроумным ответвлений охраны Особого отдела. Благодаря Ботанику на Лубянке своевременно получали отчеты о деятельности Нику Друяну. А фотка от Хоря и Калиныча, непринужденно ввернул Роальд, тоже попала в руки специалистов. Пока вы тут развлекались, заказчика взяли с поличным. Кручинин, помнишь квартиру в элитном доме? Ну да, синий «жигуленок», стильная блондинка. Непростая девушка. Она послала тебя на девятый этаж специально. Показать тебя поэту-степняку, мужу Осьмеркиной. Это он и заказал жену. Он всегда считал, что богатство должно принадлежать народу, тем более, нажитое его женой. Это же он представлял народ, потому и понаделал кучу долгов, про которые куртизанка-партизанка только подозревала. И еще он знал, что его жена встречается с кучей разных подозрительных мужиков, так что убийство запросто можно было списать на кого-то из этих придурков, например, на румына. Вот, Кручинин, посмотри, как разделались с куртизанкой-партизанкой. Роальд бросил на стол фотографию. О. Черт! Куртизанка-партизанка лежала лицом в изящном блюде старинного китайского фарфора. «Я ведь мещанка по папиной родне». Конечно, с этими фотками пришлось повозиться. Первым выстрелом (сымпровизированным на компьютере) Ларису Осьмеркину отбросило на спинку стула (густые потеки крови на стене), второй оказался смертельным.

– И это все ты, Шурка Воткин!

Я смиренно кивнул. Но, если честно, жалел.

Если честно, то я страшно жалел, что не могу еще раз подняться на девятый этаж в элитную квартиру примат-доцента. «Она здесь». Теперь я знал, как надо правильно произнести эти два слова. Теперь я знал, как надо правильно ухватить поэта-степняка за косичку, стянутую зеленой резинкой. У него, наверное, просторная кухня. У него, наверное, широкие мраморные подоконники, дорогой музыкальный центр, на овальном стильном столе – ваза с розами, алыми, как кровь куртизанки-партизанки. Я бы показал примат-доценту чудесную страшную фотку, а он, непременно процитировал бы что-то к случаю. «Чего желать? К чему стремиться? Мы все по своему велики. Есть постно-благостные лица, а есть – возвышенные лики»… Но, черт побери, инопланетяне в Трансильвании! Я не ослышался?

О грубости Роальда ходят легенды.

Он ткнул пальцем в большую сумку, стоявшую у дверей.

Продолжая стонать («Они увезли мой пазл…») Врач встал. Я помнил совсем про другую сумку (черную, спортивную), ожидающую нас на чердаке пустого пыльного домика. Нас не убили, не искалечили, не увезли вместе с бандитами, плевать нам на пазлы, на румынских инопланетян, даже на Великую Дакию от Вены до Черного моря, а может, и до Тихого океана. Сумка на чердаке здорово грела сердце. Архиповна не позвонила? Зато никто больше не бьет меня по голове ни бутылкой, ни полешком. Мысли о черной сумке действительно действовали на меня ободряюще.

– Он здесь! Мой пазл!

– Не твой, – покачал головой Роальд.

– Как это не мой? – длинные пальцы Врача любовно скользили по знакомым бортикам, касались темного вздрагивающего желе. – Я знаю. Я вожусь с ним много лет!

– Тот, твой пазл, в ФСБ. Правда, они там считают, что у них находится пазл румына.

– «Мефитический мясник». – Врач не верил. Он попросту не хотел верить: – Ты хочешь сказать, что таких пазлов, как мой, несколько?

– А где ты видел поле, на котором бы рос только один колосок?

– Нет, подожди, Роальд. Ты не торопись. Я, конечно, что-то такое подозревал, но куда в такую рань торопиться? Хочешь поговорить об этом? Таких пазлов действительно два? Они идентичны?

Роальд покачал головой.

Он не знал, как относиться к полученной им информации.

Если таких пазлов два, то теперь они оба находятся в России.

Один в ФСБ, другой у тебя, Леня. А Нику Друяну считал пазл чем-то вроде резервного контейнера с топливом для инопланетного корабля, может быть, потерпевшего когда-то катастрофу в горах Трансильвании. Он первый заметил, что темное желе не отражает солнечных лучей. Может, предположил он, пазл – даже не контейнер с инопланетным топливом, а каким-то необычным способом свернутое пространство-время? Заткнись, Кручинин, не сбивай меня с толку. Я сам плохо это понимаю. У Нику было несколько гипотез. Произнося слово свернутое, обычно имеют в виду нечто вроде шара, но в случае с загадочным пазлом, точнее, с двумя его абсолютно идентичными вариантами, все выглядит иначе. И ты заткнись, оборвал Роальд Врача. Я занимаюсь преступниками. Мне вообще наплевать на Нику Друяну, но он совершил ряд правонарушений. Он прятался в России как нелегал. Он подозревается в мошенничестве и в нескольких убийствах. Этим и интересен. В одном секретном отчете он намекал на то, что в коробке пазла может быть свернута целая Вселенной. Ну, не целая, так большая часть ее. Заткнитесь оба! Я только повторяю то, что узнал из секретных отчетов. У меня свои каналы получения нужной информации, поэтому заткнитесь и слушайте. Больше к этому вопросу я никогда не вернусь. Нику Друяну считал, что каким-то образом свернутое пространство-время можно активизировать. Он считал, что можно в миллионную долю секунды высвободить спрятанную в пазле неимоверную энергию, взорвать сразу миллионы звезд, а то и галактик. Кондукатору нравилась идея держать палец на такой кнопке. Опирался же Гитлер на тибетских монахов. Почему не поиграть в космическую бомбу? Помните, что раньше в мире было румынского? Правильно. Кроссовки «Ромика», ботинки «Инсулейт», автомобиль «Дачия», футбольная команда «Стяуа», блокбастер «Даки», Надя Команечи на брусьях. Кондукатор увидел шанс. А теперь появился шанс заставить весь мир заговорить по-румынски. Сажал я одного, отвлекся Роальд. У него дед был инопланетянином. Ни одного зуба и по-русски не понимал. В одном секретном отчете Нику Друяну, правда, предупреждал Кондукатора об опасности. Ну да, можно взорвать мир. Но ведь только вместе с собой. «А разве мы не смертны?» – написал на отчете Чаушеску. Одно время Нику Друяну вроде бы собирался через команду Фрэнка Дрейка оповестить весь мир о своем открытии. Но сперва ему запрещали, а потом Кондукатора и его жену расстреляли. А пазл исчез. Вместе с Нику Друяну. Доходит до вас? «Траяску Романиа маре

59

А инопланетяне?

Ну, что инопланетяне.

На инопланетян мне тем более наплевать, грубо сказал Роальд.

– Я подозреваю, что Нику Друяну собирался поторговаться с правительствами.

Мы наклонились над пазлом. Нежные отсветы, затаенные полыхания. Архиповна, конечно, дура. Ей бы не в Австралии болтаться под руку с Бредом Каллерманом, а гулять по песчаному берегу искусственного моря, держась за руку писателя Кручинина. Дохлые лещи на берегу? Планктон цветет? Вода мутная? Зато если коробку наклонить, загадочное желе обвисает мягкой сексуальной складочкой… На левой груди Архиповны крошечное тату… На пыльном чердаке спортивная сумка… Мир прекрасен!.. Сквозь светящиеся облачка неясных туманностей смутно проглядывали силуэты звездных мышек… Они все так же обнюхивались… Но на этот раз как-то тревожно… Так мне вдруг показалось… В «Каталоге галактик» Воронцова-Вельяминова звездные мышки выглядели веселей…

– Роальд, – просипел Врач, – у тебя везде друзья.

– Даже не думай! – отвернулся Роальд. – Выбрось из головы.

– Нет, ты послушай, ты представь, – быстро заговорил Врач. – Однажды в казенных кабинетах сотрудники в погонах начнут ходить под неестественными углами, сидеть с каким-то ужасным наклоном, они же сразу допрут…

– Я думаю, так и должно быть.

– Нет, Роальд, ты не торопись, ты ведь хочешь поговорить об этом…

Врач медленно провел мизинцем по поверхности желе. Наверное, его укололо электрическим разрядом. Я ведь не спорю, нервно сказал он Роальду. Я ведь не спорю, когда ты говоришь, что науками и искусствами можно будет заняться только тогда, когда мы пересажаем всех преступников. Но когда, Роальд, ты начинаешь претендовать на значительные выводы…

Врач страдал.

«Эта трубка не простая а отнюдь клистирная».

Ты сам подумай, Роальд. Фрэнк Дрейк, человек из Корнеля, придумал изобразить на золотой пластинке символ атома водорода, излучающего радиоволны. Может, наивно, но его золотую пластинку отправили в космос на «Вояджере». Орбиты планет Солнечной системы, силуэт ракетного корабля, покидающего третью планету, – вдруг эти символы попадут в сферу внимания другого разума! Нет, погоди, Роальд. Я сам не раз думал, есть ли смысл в таких посланиях? Если твой собственный мир не похож на другие, если ты не человек, не марсианин, не еще какое-то подобное существо, если ты, в отличие от нас, весь соткан из звезд и туманностей, если ты занимаешь во Вселенной чудовищное пространство, как эти вот звездные мышки в пазле, то как понять жалкую человеческую символику? Так ведь? Если ты мыслишь мегапарсеками и миллиардами лет, если ты фактически бессмертен, как дойдет до тебя тщета отдельной человеческой жизни?

– Сажал я одного…

– Нет, погоди, Роальд. Пораскинь мозгами. Я ведь многого не требую. Что может обратить на себя внимание существ, других существ, ни в чем не совпадающем с тобой и с твоим образом жизни?

– А что тут непонятного?

– Ты так считаешь? – изумился Врач.

– И Нику Друяну тоже так считал. Не существует однозначных символов. А раз ничего такого не существует, значит, надо послать соседям сам объект. «Смутно вращая инфернальным умом». Вот нам и прислали. В Трансильванию, или в Египет, или в Китай, не знаю. Мне наплевать. Я ищу преступников. Высвобожденной энергии такого пазла все равно противопоставить нечего, так считал Кондукатор. Наверное, и Нику Друяну так считал. Одно беззаконие тащит за собой другое. Но этот румын был прав в главном. Самый простой символ можно интерпретировать как угодно, но сплав хрусталя с необычным изотопным составом всегда останется именно сплавом хрусталя с необычным изотопным составом, а галактика с ее звездами и разливами диффузной материи, даже замкнутая вот в такой файл, всегда останется именно галактикой. Послание другому разуму должно быть понятным и вечным. Пусть его можно утопить в море, обронить в сушильную печь, остужать на нем самогон, терять в Трансильвании и находить в Египте, все равно рано или поздно…

– …Воронцов-Вельяминов, – догадался я, – составит «Каталог галактик» и мы обратим внимание на сходство того, что отражено в пазле, с реалиями…

60

На поясе Роальда задергался мобильник.

Он поднес трубку к уху и, ухмыльнувшись, передал мне.

Если это Лина, с необыкновенной нежностью подумал я, на этой же неделе увезу ее в Белокуриху… Хватит терпеть… Сумка на пыльном чердаке… Архиповна не звонит… А под горячим душем… Мир прекрасен!.. А если это Инесса, то заставлю ее уже сегодня продемонстрирует мне пальчики в кислотных гольфиках…

– Кручинин!

– Животное сладкое!

Голос Архиповны звенел.

Звездный голос, светящийся.

Я тонул в глубинах пазла, ловил отблески невероятно отдаленных от нас космических зорь и меня опаляли тоска и радость, смешанные как-то очень уж неразумно. Молчание Космоса? Да ерунда все это! Придумки высоколобых! Проблема сканирования с высоким разрешением, – вот что должно волновать умного человека. Архиповна дозвонилась! Океанский накат, свист ветра на горном перевале, грохочущие раскаты ночных ужасных лавин, писк зарождающейся слабой жизни, – все было в далеком голосе.

– Зачем ты это сделал, Кручинин?

– О чем ты? – радовался я. – Звонишь откуда?

– Из Шереметьевской таможни, ты еще не понял?

– Да как же мне понять? Прямо из таможни? Не выдержала?

Я был счастлив. Архиповна не скрывала своих чувств. Она не выдержала, она скучала обо мне, ей не терпится обнять меня, она даже в общий зал не успела выйти, звонит из таможни! «Когда ты прилетишь?»

– Завтра, если меня не отвезут в тюрьму.

– Ты убила Бреда Каллермана? – счастливо догадался я.

– Послушай, Кручинин! Послушай, ненавистный зайчик! Я в Шереметьевской таможне, у меня неприятности! – В такт тревожным словам Архиповны в глубинах пазла тревожно вспыхивали и гасли нежные отсветы. – В течение получаса меня раздевали две девушки-офицеры.

– Целых полчаса? Я бы раздел быстрее.

– Кручинин, молчи! Ты специально это подстроил?

– Чтобы тебя лапали девушки-офицеры? Да ты с ума сошла!

– А как объяснить то, что в кармашке моей кофточки они нашли тысячу долларов?

– Подумаешь, тысяча. Всего тысяча. Небольшой презент. Тысячу долларов даже не декларируют.

– Но при мне есть и другие деньги! Более крупные! Ты подумал об этом? Черт тебя побери, Кручинин! Мне в Австралии кофточка была без надобности, я надела ее только перед посадкой.

И сладко выдохнула:

– Убью тебя!

– Тогда прилетай скорее!

61

Я был в восторге.

Если Архиповну посадят, я окружу ее вниманием.

Конечно, я не олигарх, но камеру оборудую, как для олигарха.

У нас с Врачом на чердаке пыльного домика спрятана большая спортивная сумка, доверху набитая валютой. Подкуплю тюремных чиновников. Оборудую камеру современными удобствами. Архиповна будет получать свежие научные журналы, у нее будет лучший в мире компьютер. Врач поделится с ней своими наблюдениями над пазлом. Лучшие астрофизики и биологи мира будут приезжать в тюрьму, чтобы побеседовать с Архиповной. А Бред Каллерман к ней не попадет, уж об этом я позабочусь!

Качнулась ветка.

Метнулся по стене солнечный зайчик.

Этот пазл вечен. Он неуничтожим. Он из другого мира. Архиповна с дерева упадет, когда узнает об этом. Над этим пазлом плавали панцирные рыбы. Динозавр наступал на его прохладную коробку. Египтяне замуровывали ее в переходах гробниц, японский солдат гасил в желе дешевые сигареты, а дед Филипп студил самогон. А Ботаник, тот вообще поступил проще всех: пальнул по Вселенной из карабина. Может, именно от этого чувство тревоги и неуверенности? В известном смысле мироздание, конечно, непоколебимо, но…

Кажется, Врач, подумал о том же.

По крайней мере, он приподнял пазл.

Он внимательно изучил дно, бортики, но не обнаружил никаких вмятин, никаких пробоин. Значит, пуля еще летит! Она еще там! Она еще преодолевает безмерные космические пространства! Послушай, Роальд, сказал Врач, в эту штуку совсем недавно пальнули из карабина!

– Ну и что?

– Из карабина!

– Если и пальнули, то не в эту.

– Какая разница? Они идентичны. Может, вообще составляют нечто одно. Не единое, но одно. Не спрашивай, как это может быть, я не отвечу. Просто не знаю. Но подозреваю, что события и в том, и в другом пазлах происходят параллельно и одновременно. Получается, – посмотрел он на нас, – что если звездных мышек пугнуть в том пазле, в этом они тоже обеспокоятся.

Роальд промолчал.

Кажется, он жалел нас.

И, кажется, считал, что какая-то там пуля слишком уж мала, она исчезающе мала по отношению к реальной Вселенной. Правда, Нику Друяну придерживался другого взгляда. В конце концов, взорвать Вселенную можно разными способами. Например, пальнуть по пазлу из карабина. О чем там спорили Бааде и Минковски? Ну да… Могут ли сталкиваться звезды… Ничтожный объект и – миллиарды парсеков… А почему бы и нет? «Хочешь поговорить об этом?» – «Сажал я одного…» – Тревога, источаемая глубинными заревами пазла, казалась мне все более острой… Вот мы ищем, любим, ненавидим, не звоним друг другу, упускаем время…

62

…а пуля летит.

63

«…со скоростью, превосходящей все последние изобретения».


Купить книгу "Румын сделал открытие" Прашкевич Геннадий

home | my bookshelf | | Румын сделал открытие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу