Book: Дети любви



Дети любви

Сандра Мэй

Дети любви

Купить книгу "Дети любви" Мэй Сандра

Пролог

Заглушив мотор, Дик Манкузо перекинул ногу через седло «Харлея», стащил с головы шлем и небрежно повесил его на руль. Не обращая внимания на взлохмаченные волосы и завернувшийся ворот рубашки, Дик лихо повернулся на каблуках и целеустремленно направился к стеклянным дверям высоченного современного здания, вонзавшегося, казалось, прямо в небо.

Он пересек пустынный вестибюль, помахал рукой охраннику, все так же стремительно вошел в лифт и вознесся на тридцать первый этаж.

Как всегда, времени на раздумья у него было немного. Оно и к лучшему.

Секретарша взвилась из-за стола, рассыпав папку с бумагами и опрокинув стакан с карандашами. Попыталась собрать рассыпанное, отчаянно краснея и лепеча при этом:

– Простите. Мистер Пирелли… Я скажу, что вы здесь…

– Не стоит. Пусть это будет сюрпризом. Слушайте, вы сегодня просто неприлично хороши! Напомните, чтобы я соблазнил вас после работы.

С этими словами Дик ловко собрал все рассыпанное и протянул секретарше. Затем повернулся к стене, нажал неприметную панель и шагнул в распахнувшиеся двери. Секретарша осталась позади – с открытым ртом и тоскливым ужасом в глазах. Она работала здесь недавно, и Дик ее понимал. Тоскливый ужас в глазах рано или поздно появлялся у всех, кто работал с Чико Бешеным. Чико Пирелли. А открытый рот… убийственная сила обаяния Дика Манкузо творила с девицами и не такие штуки.

Чико Пирелли сидел за своим необъятным столом, рассеянно играя узким антикварным стилетом, и на смуглом хищном лице не отражалось ничего, кроме мрачной тоски. Или тоскливой мрачности. Дик затруднялся с ответом, чего в этом выражении лица было больше.

При виде Дика босс едва кивнул, однако по неуловимо изменившейся осанке, по едва заметно расслабившимся плечам, по черт его знает чему еще Дик понял, что Чико Пирелли рад его видеть.

Многие, очень многие жители этого прекрасного города с удовольствием продали бы свою родную бабушку, чтобы иметь возможность сказать то же самое.

Дик подошел совсем близко к столу, и Чико подтолкнул к нему утреннюю газету. Повинуясь безмолвному указанию, Дик развернул ее – и на несколько секунд потерял дар речи.

С первой страницы на него смотрело насмешливое, смуглое лицо его босса и старинного приятеля Чико Пирелли, а громадный заголовок сообщал: «Скандальные откровения звезды стриптиза! Гангстер выплачивает жалованье половине независимых печатных изданий! Мафия бессмертна?»

Дик неторопливо свернул газету, положил ее обратно на стол и поднял безмятежные очи на Чико.

По спине отчетливо побежали мурашки.

Чико процедил сквозь зубы АБСОЛЮТНО спокойным голосом:

– Поедешь и разберешься. В завтрашнем номере – опровержение. Припудришь ей синяки и дашь фото на весь разворот. Белый верх, черный низ, никакого стриптиза. Невеста. Потрясена клеветой и мошенничеством. Потом дашь ей денег и выгонишь из города.

Если бы Дик сидел, то наверняка заерзал бы. Стоя такого не проделаешь, и потому он кашлянул, заодно пытаясь вернуть на место непослушный голос.

– Чико… а синяки? Ты с ней…

– Не я. Ты.

– В каком смысле?! Я же никогда ее не…

– Вот сегодня и увидитесь.

– А-ха… И после этого у нее появятся синяки?

– Наверняка.

– И горячее желание дать опровержение?

– Само собой.

– А-ха…

– Дик, когда ты произносишь это свое «а-ха», то…

– Чико, видишь ли, я не бью женщин.

– Это не женщина. Это змея.

– Я и змей не бью, Чико. Мое оружие – убийственный юмор и крепкое словцо. Я репортер, Чико, я не…

– Продолжай, мой дорогой, продолжай.

– Короче, я твою цыпочку бить не буду.

– Ну не бей.

– Чико!

– Дик?

– Что происходит? Откуда ты ее выкопал? Кто она вообще такая?

Чико встал из-за стола, обошел его и оказался прямо перед Диком. Рост у них был примерно одинаковый, однако Чико выглядел гораздо мощнее, шире в плечах, массивнее и потому опаснее. Кроме того, Чико был босс – и потому Дик невольно отступил назад.

Голос босса слегка подрагивал, да скулы обметало темным лихорадочным румянцем, однако говорил он вполне связно.

– Ее зовут Мэгги Стар. По крайней мере, она так назвалась. Она танцует у шеста в клубе «Казус Конус». Ей двадцать пять, она натуральная блондинка с карими глазами, и на прошлой неделе я сделал ей предложение.

– А-ха…

– Заткнись. Так вот, на прошлой неделе она сказала «да», а вчера дала интервью, в котором разделала меня под орех.

– Откуда такая высокая нравственность в звезде стриптиза? Компенсация за порочность профессии?

– Дик, поаккуратнее.

– В каком смысле?

Глаза Чико Пирелли мрачно полыхнули черным пламенем.

– В каком смысле, говоришь? Да в том смысле, что я люблю ее, Дик. Люблю больше жизни…


О’кей, девочка, все кончено.

Да знаю я, знаю. Только вот…

Она вдруг поняла, что ничего не чувствует. Ни-че-го. Процесс мщения был куда слаще, чем свершившаяся месть.

Ты помнишь, сколько я угробила нервов и кофе на принятие этого решения?

Ну конечно, потому как я же рядом с тобой и была с самого начала. Что ж, ты, то есть я, забила свой гол, можешь, то есть могу отправляться на пьедестал.

Она добилась, чего хотела. Она исполнила свой долг. И кому от этого стало легче?!

А вот из города придется сваливать. И работу бросать. И квартиру. В тот самый момент, когда она наконец-то начала жить по-человечески… Ну… почти по-человечески.

У меня есть все, что мне нужно. Да!

Да?

Да! У меня действительно есть все, что мне нужно. Все, что нужно, чтобы нормально жить, однако не для того, чтобы быть счастливой.

А что нужно для того, чтобы быть счастливой? И где это искать?

Я была счастлива целых два месяца. Я летала на крыльях… Нет! Я летала без всяких крыльев, я просто открывала дверь – и взлетала над этим городом, над землей, и не было больше ни голодных лет, ни унизительных вакансий на бирже, ни похотливых глаз в потной полутьме душных зальчиков моих первых стрип-клубов…

Я любила его больше жизни. А он оказался банальным бандитом. Пошлая история.

1

Морин Рейли мрачно уставилась на свое отражение в зеркале. Просто удивительно, до какой степени неинтересное зрелище. Прилизанные волосики, тусклые глазки, бледная кожа. Не то двадцать пять лет, не то шестьдесят пять… С одинаковым успехом, вернее, с полным его отсутствием Морин Элинор Рейли будет смотреться и в роли преподавателя словесности, и в монашеской рясе, и в саване…

Ей было двадцать пять лет, Морин Рейли, из них последние пятнадцать она провела одновременно в двух параллельных мирах. Один – нудный и привычный, повседневный, так и не ставший родным мир пригорода большого промышленного мегаполиса. Мир ровных улиц, одинаковых палисадников и домиков-близнецов. Эти домики снились ей в кошмарах – уходящие до самого горизонта шеренги белых кубиков. Три ступеньки – крылечко, два окошка и еще два окошка, на самом верху одно окошко – там всегда бывает детская. Простенько, чистенько, скучненько.

Зато дешево. И никто, никто не мешает Морин Рейли, вернувшейся с работы, запереть двери, плотно занавесить окна, сварить себе кастрюльку шоколада, завернуться в старый и уютный халат, забраться с ногами на диван и…

…уже через мгновение оказаться в совсем другом мире.

Там, где небеса – лазурь и жемчуг, где в реках водятся русалки и ундины, где дамы неприступны и прекрасны, а кавалеры никогда не отступают перед трудностями и при первом же удобном случае норовят схватиться за шпагу и спасти деву, которая в беде…

Одним словом, последние пятнадцать лет Морин хорошо себя чувствовала, лишь открывая любимые книги. Почти вся английская и европейская классика была перечитана вдоль и поперек, но это не мешало Морин снова и снова спасаться от серого и нудного мира реальности в искрящихся мирах классической литературы.

Вполне естественно, что при таких пристрастиях она стала – не могла не стать – преподавателем словесности. И как ни странно, неплохим. Вероятнее всего, потому, что так и не успела испугаться своих учеников. Едва войдя в класс, Морин начинала рассказывать о своем любимом предмете, и все окружающие ее люди словно подергивались туманной дымкой, теряли голос, уходили в тень…

В данный момент, а именно сегодня, погожим весенним днем, решалась ее судьба. Именно сегодня Бенжамен Кранц, директор колледжа, в котором работала Морин, и по совместительству преподаватель новейшей истории должен был позвонить и сообщить решение попечительского совета относительно будущего статуса Морин Рейли.

Проще говоря, разрешат ли ей в свободные от преподавания часы исполнять обязанности лаборанта-методиста. Ничего судьбоносного. Просто Морин очень хотелось скопить побольше денег, чтобы когда-нибудь получить возможность отправиться в путешествие и увидеть красоту мира в реальности, а не в мечтах…

Морин вздохнула и скорчила зеркалу рожу – и на мгновение из серебристой глади выглянуло совсем другое лицо. Похожее на лицо Морин всем, вплоть до крошечной родинки на левой скуле, однако при этом совершенно, совершенно другое.

Мэгги. Маргарет Элинор Рейли. Ее родная сестра, а что еще хуже – ее близнец.


Двадцать пять лет назад, привычно шлепая по двум красным и сморщенным попкам, каждая величиной с кулак, акушерка госпиталя святой Бригитты привычно умилилась:

– Близняшки! Повезло тебе, милая.

Та, которой повезло, Элинор Рейли, вспотевшая и до смерти измученная семнадцатичасовым родильным марафоном, мрачно воззрилась на акушерку – не издевается ли? Та только плечами пожала.

– Конечно, повезло! Сразу отстрелялась за два раза. Обе девки – значит, одежда будет одинаковая. Спокойные – стало быть, станут себе тихонечко играться друг с другом до самого замужества, а потом разом выйдут замуж. Верь, дева, у меня глаз – алмаз.

Вполне возможно, что раньше достойная акушерка никогда не ошибалась. Возможно также, что и впоследствии она не допустила ни одной ошибки. Но из всего, сказанного ею в тот вечер в родильной палате Элинор Рейли, истиной оказалось только одно утверждение: родились две девочки.

Морин и Мэг, тихая река и бурный водопад, робкое пламя свечи и ревущий лесной пожар, иней на зимних ветвях и сметающая все на своем пути снежная лавина.

О том, насколько разными они оказались, можно было бы рассказывать долго, но достаточно упомянуть лишь одно: сегодня, когда Морин с трепетом ждала разрешения на дополнительную работу в колледже, Мэг, как и последние четыре года, вероятнее всего готовилась выйти на ярко освещенный подиум, лихо скинуть с себя немногочисленные одежды и страстно обвить ногами стальной шест, уходящий во тьму потолка…

Проще говоря, Маргарет Рейли была стриптизершей в одном из ночных клубов Чикаго и уже три года носила не слишком оригинальный псевдоним Мэгги Стар.

Морин вздохнула. А вот интересно, как бы прореагировал Бенжамен Кранц, узнай он, что сестра-близнец его подчиненной танцует в ночном клубе?

Бен Кранц… Иногда она позволяла себе мечтать, что у них мог бы быть роман. Разумеется, это был бы в высшей степени пристойный, красивый, спокойный и неспешный роман, включающий в себя долгие беседы о литературе и искусстве, походы в филармонию и на художественные выставки, церемонное целование руки у калитки, открытки на Рождество. А потом, однажды, быть может, Бен отвез бы ее в дом, где прошло его детство, и страшно робеющая Морин впервые познакомилась бы там с его мамой, маленькой седенькой леди с пронзительными и молодыми синими глазами… Пошлость, конечно, ужасная.

Да и нет у Бена никакой седенькой старушки-матери. А есть у него зато двое детей, мальчик и девочка, есть собака, но самое главное, что есть у Бена Кранца – это Сюзанна. Сью Болинжер.

Сюзанна и Кранцы.

Сюзанна была, если уж совсем откровенно, обычным делопроизводителем. Секретаршей, короче говоря. Королевой запасов писчей бумаги. Генералом чернил и скоросшивателей. Сюзанна в колледже была тем единственным человеком, который знает ВСЕ. Что и где лежит, кому куда надо пойти или позвонить, даты ближайших пересдач экзаменов и тому подобное. Царствовала Сюзанна в небольшом кабинете, неподалеку от кабинета Бенжамена Кранца, выполняла все функции секретаря, однако ни у кого в колледже не повернулся бы язык назвать Сюзанну «секретаршей».

Сюзанна – большая, яркая и пышная…

Сюзанна – невозмутимая и уверенная…

Сюзанна, которой так доверяет Бенжамен Кранц, без которой он просто не может обходиться…

Сюзанна была непреодолимым препятствием на пути к сердцу Бена Кранца. Морин никогда его не преодолеть…

Звонок в дверь разорвал тишину. Морин подскочила, глухо бухнуло в горле сердце. Последней промелькнула совсем уж идиотская мысль: Кранц пришел сказать, что ее прошение отклонено. Дрожащими руками она отперла два замка, сбросила цепочку, открыла дверь…

…и едва не заорала от неожиданности.

Перед ней стояло ее собственное отражение. Светлые волосы, карие глаза, нежная кожа. Невысокая молодая женщина, одетая в простенькие потертые джинсы и темный пуловер, устало уперлась рукой в косяк двери.

– Слава богу, Морин. Ты дома.

– Мэг… Боже мой, Мэг! Ты так неожиданно…

– Ради бога, Морин, пойдем в дом.

– За тобой кто-то гонится? У тебя испуг в глазах.

– Пуганая ворона куста боится. Не думаю, что так быстро… но лучше войдем в дом.


У маленьких неприметных дверей, скрытых красной бархатной портьерой, стоял охранник. Дик Манкузо кивнул ему и сунул руку во внутренний карман пиджака, а затем медленно извлек на свет белый сотенную купюру. Уронил ее на пол. Стал ждать, позевывая и оглядываясь по сторонам.

Клуб «Казус Конус» был не из лучших, хотя для здешнего района – вполне себе Мулен Руж. Не слишком похабная обстановочка, не слишком грязный пол, не слишком страшные девки на фотографиях, украшавших небольшое фойе. Одним словом, на «три звезды» тянет.

Охранник продержался семь минут. Затем с независимым видом поднял бумажку и с сомнением поглядел на Дика.

– Вы уронили, мистер.

– Нет. Это не мое. Я просто думаю, а вот не зайти ли мне в комнату отдыха для… артистов.

Охранник завел очи к потолку и одновременно ухитрился оглядеться по сторонам. Потом, на всякий, видимо, случай, вытянул шею и посмотрел на улицу. Наконец решительно сунул сотню в нагрудный карман и кивнул Дику. То есть… не то чтобы кивнул, но как бы произвел некое движение подбородком… Дик скользнул в узкую дверку, не дав охраннику времени раскаяться в содеянном. Пройдя по темному коридору, он уверенно распахнул еще одну дверь и оказался в довольно большой комнате, благоухавшей тальком, дешевым дезодорантом и дорогими духами.

Так уж получилось, что Дик Манкузо весьма редко испытывал смущение, однако сейчас был именно тот случай. Несколько пар женских глаз рассматривали его беззастенчиво и без особого дружелюбия. Под этими взглядами Дик почему-то ощутил себя голым… Нет, не просто голым, а вот как-то унизительно голым, застигнутым врасплох… Типа, сидите вы на своем собственном унитазе ранним утром, никого не трогаете, а дверь вдруг распахивается и влетает толпа народу с воплем «Сюрприз!». И вы в ужасе пытаетесь прикрыться, натянуть на унитаз собственную футболку, а вас хлопают по плечу и предлагают немедленно встать и пойти с ними…

И какой дурак сказал, что женщины – слабый пол?

Молодая темнокожая женщина, явный лидер в компании, подала голос. Он, голос, как ни странно, был под стать ее ногам – длинным, гладким, шоколадным и бесстыжим. Из одежды на женщине были трусики-стринги и прозрачное неглиже розового цвета. Дик слегка вспотел и с усилием отвел глаза от того, что вся эта «одежда» НЕ прикрывала.

– Ну и кто ты, к дьяволу, такой?

– Я… репортер.

Вообще-то Дик не ждал оваций, однако и такой реакции тоже. Скажем прямо, очень многие люди при встрече с представителями прессы бывают настроены скептически, но довольно большой процент этих людей можно разговорить. Обаять. Перетянуть на свою сторону. Обмануть, в конце концов! Особенно, знаете ли, тех, кто занимается творчеством. Артистов… ну какой артист откажется дать интервью?! Все эти дамочки, в общем и целом, артистки…

Эти женщины были настроены не просто скептически. На Дика смотрели прожженные циники, видевшие в этой жизни уже СТОЛЬКО и ТАКОГО, что какой-то задрипанный репортер…

– И что ты собираешься репортировать, красавчик? Тестостерон?

Ленивые смешки, соленые шуточки, потом некоторые из девушек вернулись к прерванным занятиям. Однако темнокожая продолжала сверлить Дика ехидным взглядом, и тогда он решился.

– Я ищу женщину, которая бросила вызов самому Чико Пирелли. Мэгги Стар.

– Ух ты, ух ты! Сразу видать, репортер. Репортерище! Только вот почему-то не хочется мне с тобой базарить.

– Не вижу повода не побазарить. Тем более что вы явно знаете, о ком я говорю, так ведь? Мэгги Стар – псевдоним, как ее зовут на самом деле? Где она живет? Как с ней связаться?

Шоколадная девица склонила голову на плечо и длинно сплюнула сквозь ослепительно-белые зубы с таким расчетом, чтобы плевок упал рядом с ботинком Дика, однако тот не шелохнулся. Шоколадная потянулась так, что из-под розовой ткани показалась пышная грудь с темным бутоном соска, а потом процедила сквозь зубы, искусно имитируя южный акцент:



– Ты прав, миста, да только, слышь, я вси равно ниччо т’бе ни скаажу, я же ни лохушка – понил? – и знаю, када хайло надо разевать, а када держать зашнурованным… Че-то мне вот кажицца как бы – сейчас именно такое время, чтобы заткнуться.

С этими словами девица стремительно поднялась, бесцеремонно повернулась к Дику спиной и удалилась, покачивая бедрами, а Дик в некотором отчаянии обвел взглядом комнату. Не надо было называть имя Чико…

Он заметил ее краем глаза, и тут же охотничий пес внутри Дика сделал стойку. Худенькая, почти совсем одетая девушка в углу держала в руках журнал, однако он мог бы дать голову на отсечение, что она за все время не прочитала ни строчки. Дик подошел к ней и тихо спросил:

– Что читаете?

Она вскинула на него безмятежные серые глаза, отбросила светлую прядь со лба.

– О подростковой беременности. Знаете об этой проблеме?

– Вы, наверное, любите решать разные проблемы? Так сказать, «не могу молчать»?

Серые глаза смотрели на него с мягким юмором.

– Могу. И молчу. И я не та, кого вы ищете.

Пульс у него резко участился. Так бывает, когда рыба клюет первый, самый неуверенный, раз.

– Какая же она, Мэгги Стар?

– Она? Красивая, умная, сильная женщина, которой досталась нелегкая жизнь…

– Это все-таки… вы?

Сероглазая производила прекрасное впечатление, но Дику почему-то не хотелось верить, что против Чико Пирелли выступила именно она. Мила – но совершенно не во вкусе Чико. И не боец. Нет во взгляде этих серых глаз огня…

– Нет, что вы. Я вовсе не такая.

– Так. Понятно. Чего вы хотите в обмен на ее имя и адрес?

– Ничего. Я не хочу ни-че-го, так что и договариваться не о чем.

Ее глаза улыбались, не губы.

– Скажете ее телефон?

– Нет.

Дик глубоко вздохнул и сунул сжатые кулаки в карманы. Маленькая женщина тихо рассмеялась.

– Бешеный нрав под маской легкомысленного мачо. Во сне вы наверняка скрипите зубами. Я не скажу вам ни имени, ни телефона, но скажу, что она уезжает.

– Куда?!

– Я не знаю. Действительно не знаю. Если она вам нужна, вы ее найдете. В любом случае постарайтесь использовать то, чем она поделилась с вами, газетчиками, чтобы исправить… хоть что-то.

– Я не уверен, что смогу…

– Если очень захотите – сможете.

Охранник просунул голову в дверь и отчаянно замахал, давая понять, что неприятности приближаются. Дик кивнул и снова повернулся к маленькой женщине. Инстинктивно он чувствовал, что она уже сказала все, что хотела.

– Спасибо вам.

Она только улыбнулась в ответ.

2

Дик и Чико познакомились в нежном возрасте семи и восьми лет соответственно, когда семья Пирелли переехала в Чикаго из Нью-Йорка. Смуглый, неразговорчивый, смотревший на мир исподлобья мальчуган, плохо говоривший по-английски, не мог не стать объектом преследования всех отпетых хулиганов в классе и на родной улице. В первую же неделю Чико Пирелли принял около десятка вызовов и, хотя не все бои он выиграл вчистую, уважение местных малолетних авторитетов заслужил. Однако ни в одну из компаний так и не вписался, продолжал держаться особняком, хмуро зыркая исподлобья взглядом темных, недобрых и недетских глаз. С Диком по прозвищу Змей они жили по соседству – и только.

Дик Манкузо, зеленоглазый, тонкий, гибкий и ехидный плюгавец, сын итальянца и ирландки, никогда не был победителем в драках, потому что никогда в них и не участвовал. Его оружием был острый язык, и никто, никто из окрестных сорванцов не хотел попасть на этот самый язык в качестве объекта насмешек. Дика не любили, не боялись, но и не трогали – и однажды он зарвался. Проще говоря, высмеял старшеклассника.

Марко Сантуццо по прозвищу Монстр был огромен, волосат и чудовищно соплив. В школе он проходил по разряду «божеское наказание», и за его жирной спиной собрались все те, кто, как показала в дальнейшем жизнь, с самого детства планировал провести свои лучшие годы за решеткой. Дик, уже десятилетний и однажды на перемене получивший от Монстра увесистый и крайне унизительный пендель под тощий зад, взялся изводить обидчика красочными дразнилками, а вершиной его мести стал написанный от руки и пущенный по школе опус под названием «Система размножения одноклеточных на примере Монструс Сантуцус».

Как говорится, ничто не предвещало беды, но после четвертого урока в туалете на втором этаже Дик попал в кольцо. Ухмыляющиеся компаньоны Монстра, прятавшиеся в кабинках, подкараулили парнишку и теперь медленно надвигались на него с разных сторон, а он торопливо застегивал брюки, уже чувствуя, как ползет по спине ледяной холод ужаса. Про Сантуццо ходили разные, очень разные слухи…

Его били истинные мастера своего дела. В принципе, любой удар тяжеленных ботинок, окованных железом, мог вышибить Дику мозги, но парни не торопились. Им предстояло много развлечений. Окровавленный Дик ползал по вонючему кафелю, давясь слезами и кровью, инстинктивно пытаясь забиться в угол, пусть даже и под писсуаром. Потом вдруг побоище закончилось, перед глазами Дика возникли две кривоватые, крепкие ноги в потертых джинсах, и басовитый голос Молчуна Пирелли произнес:

– Охолони, Сантуццо.

– Отвали, Пирелли.

– Я сказал, Сантуццо.

– Не лезь, щенок.

– Щенок, говоришь?..

Что-то такое там происходило, наверху, только Дик не видел ничего, потому что глаза заплыли от ударов. А потом, очень коротко – серия ударов, какая-то суматоха, сдавленная ругань по-итальянски и истерический вскрик кого-то из парней:

– Марко, не надо, у него нож!..

Дик заставил себя встать на ноги. Сделать шаг. Другой. И остановиться за плечом Чико. Прикрыть спину. Хреновое из него в тот момент было прикрытие, но больше Дик Манкузо ничем не мог отблагодарить хмурого смуглого паренька, который стоял один против целой банды старшеклассников, странно ссутулившись, согнув ноги в коленях и очень умело, профессионально, можно сказать, сжимая в руке нож. Не какой-то перочинный – настоящий, армейский.

И Монстр отступил. Хмуро буркнул под нос какую-то угрозу, повернулся и ушел, а за ним ушли и его подручные. Тогда Чико повернулся к Дику и критически его оглядел.

– Ну че, говорун, дочирикался?

– Чико, я… спасибо!

И Дик разревелся. Позорно, взахлеб, по-детски, не в силах больше сдерживаться после пережитого ужаса. Чико не смеялся. И не утешал. Просто стоял и ждал. А потом хлопнул по плечу и сказал просто:

– Пошли к тете Лукреции. Она сама мази готовит и всякие настойки на травах. Шрам останется, но синяки сойдут быстро.

С того дня они стали неразлучны – молчаливый, кряжистый, темнолицый Чико Пирелли и легкий, тонкий, насмешливый Дик Манкузо.

Потом были армия и колледж, еще потом Дик поступил в университет, а Чико сел в тюрьму на два года за драку. К тому времени его уже перестали звать Молчуном, из тюрьмы же он вернулся Бешеным. Легко и без усилий подмял под себя весь район, купил тете Лукреции домик в пригороде Чикаго, стал разъезжать на белом «ягуаре» с именным номером…

Дик прекрасно знал, что его друг Чико – бандит. Но это никогда не имело для него большого значения. Сначала «друг». А потом… потом неважно.

Теперь им было под тридцать, и Чико владел несколькими газетами, одним телеканалом, автосервисом, входил в совет директоров медиахолдинга – и контролировал игорные заведения и стрип-бары в центре города. Именно они давали клану Пирелли основной доход.

Дик Манкузо работал свободным репортером, числился на хорошем счету, его репортажи шли нарасхват, но сам он местом своей работы считал редакцию «Вечерних Огней» – первого и любимого приобретения Чико Пирелли на медиарынке. Заказных статей Дик не писал, по крайней мере он сам так считал, потому что в любом случае никогда не врал в своих репортажах.


Ответственный секретарь редакции «Вечерних Огней», Натти Тимсон, девушка весомых достоинств, ворвалась в дверь вместе с порывом холодного ветра.

– Проклятье! Думаете, живя в этом городе всю жизнь, я привыкла к прибабахам здешней погоды? Вчера тридцать, сегодня десять, завтра что?! Самум – или полюс холода?

За ее спиной раздался негромкий смех и знакомый голос:

– Последуй старому совету, дорогая. Отнесись к погоде, как к изнасилованию: если не можешь ничего изменить, расслабься и получи удовольствие.

Натти притворно замахнулась на Дика Манкузо сумкой, но он увернулся и юркнул за столик. Она сложила руки на необъятной груди и прогремела:

– Во-первых, лучше бы тот, кто это придумал, этого не придумывал бы. Во-вторых, полагаю, что тот бедняга, который это все же придумал, горько пожалел об этом уже через минуту…

– …Потому что из-за этого…

– В-ТРЕТЬИХ, Дик Манкузо, ты никогда в жизни ничего не делаешь и не говоришь просто так, и сейчас я начну выяснять, зачем ты сморозил эту чушь.

– О, пощади, божественная. Что ты хочешь сделать с моим худеньким тельцем? Если пытки – то я предпочитаю сексуальный вариант. Наручники, плетка, мрачное подземелье и ты в кожаном лифчике…

– Размечтался!

– Ты догадалась?

– О чем тут догадываться? Я же женщина-мечта!

– Давай о погоде. Так, значит, на улице похолодало?

– А то! Как мы и предполагали. А эти типчики с телевидения, которые не в силах отличить выхлопные газы от штормовой тучи, они вещали, что сегодня будет по-летнему жарко! И как, спрашивается, одеваться?

– Ну, Натти, ты, кажется, оделась вполне ничего. И ножка, гм…

– Дик Манкузо, ты бесстыдник и нахал!

Дик хмыкнул и пробурчал себе под нос:

– Которому осталось пять минут до смертной казни…

– Ой! Сиротка! Держите меня! Кому ты наступил на хвост, несчастный?

– Натти, детка, давай я буду сидеть за столом в позе безбрежного отчаяния, а ты наклонишься вот так, сверху, и тогда я припаду к твоей…

– Я сейчас припаду кому-то! Я так припаду, что припадки начнутся! Говори, чего хочешь, и выметайся!

– Хочу адрес одной девицы.

– Пойди и возьми, как говорили древние спартанцы.

– Ты не похожа на спартанку, Натти. Они меньше кушали и больше занимались фитнесом.

– Ударю.

– Не надо. Мне нужна та девка, которая дала интервью насчет Чико.

– Ого! Тебя повысили? Теперь ты штатный киллер?

– А вот за это я уже могу и обидеться.

– Можешь, но не станешь. Потому что адрес этой красотки у меня есть, это правда, но я должна быть уверена, что ты не причинишь ей вреда и не проболтаешься боссу.

– Натти, какого черта вы это напечатали?

– Мы в свободной стране, Манкузо.

– Да, но он платит вам зарплату!

– И ты считаешь, что за эту зарплату мы должны писать только о детских садах и домах престарелых, которые патронирует Пирелли? Девица подвернулась совершенно случайно, сама, можно сказать, нас нашла, а материал убийственный…

– Натти, ты дура? Он же в мэры собирается!

– Вот и хорошо. Это только прибавит ему популярности. Мэр с нимбом вокруг головы – несовременно! Пусть он будет живой, грешный, настоящий, пусть не побоится публиковать подобные интервью в своей собственной газете – на это избиратель клюнет.

– Деточка, мне кажется, ты слишком высокого мнения о нашем избирателе. В умственном смысле. Наш избиратель прочитает только часть, ту самую, где сказано, что Чико Пирелли – мафиози со стажем, скупивший все газеты и контролирующий прессу.

– Дик, занимайся своим делом, а я стану заниматься своим!

– Хорошо, но адрес давай сюда.

– Ты обещал!

– Обещал.

– Что ты обещал?

– Натти!

– Нет, скажи еще раз.

– Хорошо, убийца. Я обещал, что никакого вреда девице не будет. Я просто поговорю с ней. Если материал подойдет, тиснешь его завтра.

– Не учи меня! Записывай.


Морин смотрела на Мэг, открыв рот, и молчала. Впервые в жизни у учителя словесности не оказалось в запасе ни единого слова, по крайней мере, цензурного. Мэгги этого не замечала, устало откинувшись на спинку дивана и прикрыв глаза. Потом спросила, не глядя на сестру:

– Так что скажешь? Согласна?

– Пфрглст…

– Что? Не поняла, Мори…

– ТЫ ОФИГЕЛА, ДА?

Мэг немедленно очнулась и с интересом уставилась на сестру.

– Что это с тобой?

– Со мной? О, не обращай внимания. Ничего особенного. Для меня совершенно привычное дело – подменять свою сестру на сцене стрип-бара. Я, бывало, проверю сочинения по творчеству Байрона – и в стрип-бар бегу…

– Стоп! А почему ты произносишь «стрип-бар» так, как будто имеешь в виду «бордель»?

– Не передергивай, Мэг! Ты прекрасно знаешь, я никогда в жизни тебя не осуждала. Мне и в голову это не приходило. Но я не могу заменить тебя, это просто смешно…

– Конечно смешно! Такая корова! Да ты с шеста свалишься…

– Я – корова?! Да я худее тебя, к твоему сведению! И для того, чтобы вертеть попой и обниматься с железной палкой, хореографических талантов не требуется!

– Значит, теоретически ты меня заменить могла бы?

– Мэг, не бери меня на «слабо», поняла? И вообще, что значит – замени? Ты с кем-то там поссорилась, бежишь от него, боишься его – а меня подставляешь на свое место? Чтоб он меня прихлопнул, твой гангстер?

– Во-первых, он не убийца. Во-вторых, он не знает, где я живу. И не должен, по идее, узнать, девчонок я предупредила. Но мне на этой неделе должны звонить, это очень важно. Кажется, у меня появился шанс попасть в профессиональную балетную труппу, Морин. На Бродвей, представляешь?

– Это действительно здорово, но при чем здесь я?

– Тот парень, импресарио, должен позвонить, договориться и приехать ко мне домой. Я специально отпросилась в клубе на неделю, так что и целоваться с железной палкой тебе тоже не грозит. Просто поживешь у меня дома, ответишь на звонки и встретишься с тем парнем. У него мое резюме и портфолио, так что попросить о замене я могу только тебя.

– А если он предложит мне станцевать?

– Морин, я ж не в очередной клуб собираюсь устраиваться! Вы просто договоритесь, когда тебе, то есть мне, лететь в Нью-Йорк…

– Так вот, к твоему сведению, я тоже жду звонка по поводу работы, Мэг!

– Класс! Ты бросаешь свою богадельню? Молодец…

– Колледж, Мэг, колледж. Если ты в нем не училась, то это не значит, что он плохой. И в любом случае, я люблю свою работу, как и ты – свою. У меня замечательные коллеги…

– А как дела с Беном?

Морин сбилась, покраснела, начала перекладывать книги на тумбочке. Мэг понимающе кивнула.

– Ясно. Как всегда. Я же говорю, богадельня.

– Бен просто очень занят. На нем большая ответственность…

– Мужик, у которого нет времени разглядеть красивую женщину, ни за что отвечать не может. Он умственно неполноценен.

– Перестань, Мэг…

– Ладно, шучу. Слушай, а давай отнесемся к происходящему чуть проще, а? Как к игре. Ты заменяешь меня и дуришь мозги артистической богеме, а я заменяю тебя и морочу голову училкам в колледже. Ролевые игры это называется.

– Мэг, ты меня, конечно, извини, но вот как я не умею танцевать, так и ты…

– Читать я умею, не ври. Язык у меня тоже подвешен неплохо. Диссертацию писать мне не придется, вести уроки тоже, потому что лето. Таким образом, получается, что я запросто смогу пару дней поторчать у вас в учительской, заодно разрулю твои проблемы…

– О нет! Только не это! И у меня нет проблем.

– Есть, Морин, обязательно есть. Ты же зануда с заниженной самооценкой. На тебе наверняка все ездят, дают самые сложные поручения, посылают на симпозиумы, когда им самим неохота ехать, а зарплату не прибавляют…

– Мэг, мне интересно ездить на симпозиумы, понимаешь?

– Не понимаю. Потому что смотрю на тебя с ужасом. Тебе двадцать пять лет, ты красавица, у тебя прозрачная кожа и чувственный рот, у тебя темные глаза при натуральных золотых волосах, длинные ноги и высокая грудь, тугая попка…

– Заткнись! Откуда тебе знать про мою…

– Вообще-то я – твой близнец. И все, что есть у меня, автоматически есть и у тебя. Другой вопрос, как именно ты этим распорядилась.

– Я не пью, не курю, сплю ночью и работаю днем…

– Упрек принят, хотя и я тоже не пью и не курю – иначе долго не потанцуешь, – а что до работы, так я просто сплю, наоборот, днем, но это не очень страшно. Посмотри на себя. Где ты нашла эту фланельку? На помойке? Когда мыла голову в последний раз?

– Вче… Позавчера, но мне же не идти никуда сегодня…

– И слава богу! Сопли на голове, а не волосы. У тебя кондиционер в доме водится? Не который дует, а который моет?

– Я яйцами голову мою…

– Яйца, сестричка, нужны совсем для другого. Кстати, а мужчины? Мужчины у тебя есть?

– Что значит – мужчины? Их что, должно быть много?

– Их должно быть один, но часто и равномерно. Или много – но периодически и с удовольствием.

– Это распущенность.

– Это твое здоровье, Морин. Если бы ты мечтала о замужестве и работала над этим, я бы ничего тебе не сказала, но ты забилась в свою конуру… пардон, дом, милый дом, завернулась в выцветшую фланельку, обложилась книгами и шоколадками – и для тебя главное, чтобы мир от тебя отстал!

– Мэг, ты чего ко мне пристала, а? У тебя, можно подумать, все отлично в личной жизни…

Морин поперхнулась, увидев, как стремительно сбежала краска с разрумянившегося и сердитого личика ее сестры. Мэг словно разом постарела на десять лет. В карих глазах сверкнули слезы, вздрогнули губы. Морин бросилась к сестре, и та молча спрятала лицо у нее на груди. Гладя Мэг по плечу, Морин обреченно вздохнула:



– Только не реви, Мэгги. А то я тоже зареву, и тогда только слепой сможет не заметить, что я – это не ты. Я поеду, поеду, слышишь? Поживу у тебя эту неделю, а ты отдохни здесь, отоспись, погуляй. Бен Кранц позвонит и просто скажет мне, взяли меня лаборантом или нет… Если что, с работой лаборанта ты справишься. Может, тебя это даже отвлечет от… Мэг, ну что ты, Мэг… Не реви, ладно? Из-за этого гада, преступника…

– Я люблю его, Мори, люблю-у-у!..

3

В понедельник, в десять часов утра, то есть в тот самый момент, когда Дик Манкузо ссорился с Натти Тимсон, выклянчивая у нее адрес и телефон Мэгги Стар, посмевшей обозвать Чико Пирелли его настоящим именем, Морин Элинор Рейли на негнущихся ногах поднималась по лестнице многоквартирного дома, в котором проживала ее сестрица-авантюристка. Путь до Чикаго Морин проделала на автобусе, и слава богу, что дорога заняла всего полтора часа. Иначе она бы потеряла остатки самообладания и выскочила бы на ходу.

Морин трусила ужасно, страшно, немыслимо, Морин ждала каких-то ужасов, и потому с наслаждением заорала, когда из-за шахты неработающего лифта выскочил котенок. Котенок испугался не меньше, однако прореагировал куда отважнее: выгнул спину, задрал шерсть и зашипел, а потом брызнул вверх по лестнице. Распахнулась дверь на другом конце лестничной клетки, и небритый тип в полосатых кальсонах пронес мимо замершей Морин небрежно завязанный мешок с мусором. На девушку он взглянул равнодушно и сонно, буркнул нечто вроде «Добрутр» и зашлепал вниз по лестнице.

Как ни странно, эта встреча придала ей уверенности. Раз сосед так привычно поздоровался, значит, она похожа на Мэг?

Разумеется, похожа. Этому было посвящено все воскресенье. Мэг трудилась в поте лица, и в результате Морин с неожиданным удовольствием увидела в зеркале весьма и весьма эффектную блондинку с подкрашенными губами и томным взором, за плечом которой маячило ее же бледное отражение – сама Мэг. Сходство было несомненным, если бы еще рот не открывать… впрочем, не все же в этом городе знают о просодии.

Мэг говорила резкими рублеными фразами – Морин растягивала гласные, немного неуверенно завершала предложения, могла подолгу молчать, тщательно подбирая слова… И совсем, совсем не употребляла… хм… жаргонных словечек. Им Мэг учила ее уже ночью.

– Ты пойми, мы же не специально ругаемся, да это и не ругань вовсе. Просто это такой профессиональный жаргон…

– Мэг, я не смогу…

– Просто запомни. Тебе не придется их употреблять, но на всякий пожарный…

Морин вздохнула и решительно отперла хлипкую дверь. Вошла, аккуратно притворила ее за собой, прислонилась спиной и принялась рассматривать жилище своей близняшки.

Через двадцать минут она очнулась и поняла, что щеки у нее мокрые от слез. Так бывает… Комната Мэг, крошечная, несуразная, была обставлена и украшена в точности так, как тысячу лет назад их общая детская в родительском доме. Мягкие игрушки сидели повсюду, даже на холодильнике. Разноцветные косынки и шарфы служили салфетками и накидками для мебели. На книжной полке рядом с Вудхаусом, Теккереем и Киплингом стояли смешные фарфоровые фигурки – зайцы и жирафы. Вместо гвоздей из стен торчали разноцветные кнопки, и на них висели бусы из нефрита, яшмы и авантюрина – любимых камней Мэг.

И на кровати царил такой же беспорядок, как и тысячу лет назад, когда усталая мама, Элинор Рейли, в сотый раз железным голосом клялась, что Мэг ни за что не пойдет в кино, пока не научится правильно развешивать свои вещи. Правда, вещей таких тогда у Мэг не было.

Сверкающие блестками и стразами лифчики и трусики. Прозрачные пеньюары и страусовые боа всех цветов радуги. Леопардовые лосины и изумрудные топы, мини-юбки и тонкие колготки, чулки на резинках, высоченные шпильки… Морин осторожно брала вещи, рассматривала их с веселым ужасом. Она никогда в жизни не решится надеть ТАКОЕ даже дома, в одиночестве, а ее сестра в ЭТОМ танцует перед зрителями!

Все будет отлично. Сейчас она приберется, потом сварит себе кофе, успокоится, примет душ, посидит, привыкнет к обстановке…

Звонок в дверь больше всего напоминал грохот обвала – во всяком случае, именно так Морин на него прореагировала: подпрыгнула, покрылась холодным потом и в ужасе заметалась по комнате. Через пару секунд звонок повторился, и из-за двери раздался веселый голос:

– Мисс Стар! Птичка спела мне, что вы дома, не прячьтесь! Я добрый гражданин и пришел к вам с миром, чтобы поговорить о вашей дальнейшей судьбе. Вы же не хотите, чтобы абсолютно все соседи были посвящены в ваши планы на жизнь?

О нет! Импресарио с Бродвея не стал тратить время на звонки и приперся лично! Или звонил, но не дозвонился, а ему пора уезжать, вот он и заскочил по дороге, и если Морин сейчас не откроет, то не бывать Мэг на Бродвее…

Ошалевшая, перепуганная Морин Рейли отперла дверь с храбростью отчаяния. И даже выдала светскую, как она надеялась, улыбку.

– О, простите, я совсем замоталась, не слышала звонок…

Импресарио был – нет, проще объяснить, кем он не был. Совершенно определенно – не красавец. Рост – высокий, плечи – широкие, сложение – худощавое, но мускулистое, волосы темные, вьющиеся, с рыжиной; глаза зеленые, нахальные, смеющиеся, нос прямой, губы… хорошие такие губы, и вообще лицо приятное… Но самое главное, чего в стоявшем на пороге парне было с избытком, – это обаяние. Оно прямо-таки било по нервным окончаниям, переливалось через край и было очевидным до такой степени, что почему-то дрожали колени. Морин чувствовала, как странный жар заливает ее тело, неумолимо поднимается волной к вырезу пуловера, и уже разгораются щеки, и при ее белой коже через пару секунд Морин Рейли превратится в перезрелый помидор и лопнет…

Дик Манкузо на некоторое время онемел. Единственной связной мыслью, оставшейся в голове, было: теперь понятно, почему Чико свихнулся. Перед Диком стояла насмерть перепуганная, застигнутая врасплох БОГИНЯ.

Нет, не Афродита-Венера-Астарта. Не царственная богиня красоты, сознающая свою власть и умеющая ею пользоваться. Скорее, богиня юности и нежной прелести, богиня невинности и чистоты, богиня утренней росы и рассветного румянца… Светлые локоны мягкой волной по плечам. Темные глаза лани… нет, испуганного и доверчивого олененка. Припухшие губы – с ума сойти, значит, так и выглядит коралл?! Как же она ухитрилась так сохраниться, работая в ночном клубе?

Нет, Дик вовсе не был строгим моралистом. К тому же в свое время он опубликовал целую серию репортажей именно о таких девчонках, подрабатывающих стриптизом на дорогую учебу, жилье, даже на собственную свадьбу! Отнюдь не все они становились развратными жрицами любви, как принято считать в «приличном обществе». Большинство воспринимало стриптиз просто как работу, либо даже искусство, и занималось этим с удовольствием. Однако в каждом деле есть свои издержки, и многие знания – многие скорби, так что девчонкам этим приходилось видеть на своем веку всякое, и наивность, в отличие от невинности, они теряли быстро.

А эта как-то сохранилась. Черт, да Чико должен был в ногах у нее валяться, и наверняка валялся, а она его взяла – и об стол личиком. Разоблачила, понимаете ли! О, женщины! Вам вероломство имя!..

Дик откашлялся и заставил себя отвести взгляд от бездонных шоколадных глаз, на дне которых явственно плескался страх. Незаметно и стремительно пробежался глазами по комнате. Надо же, как успел! Вот она, сумочка дорожная, и бардак на кровати – собиралась в спешке, уже почти уехала, приди он на полчаса позже, не застал бы ни за что.

– Мисс Стар, приношу свои искренние извинения, я должен был позвонить…

– Ничего страшного. Я все равно недавно пришла. Много работы.

– Понимаю. Надеюсь, у вас найдется немного времени? Хотелось бы обсудить некоторые проблемы.

– Разумеется. Ведь это в моих интересах, не так ли?

Ого! И умненькая. Хватает все на лету. Другая бы начала юлить, мол, знать ничего не знаю, сами мы не местные…

– Я бы сказал, в наших общих интересах. Дело в том, что публикация в газете появилась совершенно неожиданно…

– Вы проходите, мистер…

– О, пардон! Манкузо. Ричард Манкузо, точнее, Рикардо, но вообще-то мне привычнее Дик. Просто Дик. Я могу называть вас Мэгги?

Она улыбнулась – и Дик мысленно охнул. Если женщина умеет улыбаться так, что мужчина кончает при одном взгляде на ее улыбку… Это очень опасная женщина! Будь осторожен, Дик! Черт, о каких делах можно говорить, если единственное его желание – оказаться с этой девочкой в постели, причем немедленно! Бедный Чико Пирелли! Это вам не сферы влияния с другими кланами делить, тут пулеметы бессильны…

Морин едва удержалась от того, чтобы протянуть руку и потрогать его губы. Это неприлично… но так хочется, даже страшно. Он, наверное, целуется, как бог. И не закрывает при этом глаза, и в них танцуют золотые искры. Золото в изумрудах. Ирландские глаза. Господь Бог разрешил ирландцам немножко колдовать, потому что ирландцы его уговорили. Ирландцы кого хочешь уговорят… Правда, Манкузо – не ирландская фамилия, но акцент и самое главное – глаза…

– У вас нет родственников в Ирландии?

Дик немедленно превратился в идеальную машину для сбора информации. Очарование невинной красоты не исчезло, но отошло на второй план. Откуда этот ангел знает про ирландские корни Дика Манкузо? Успела навести справки?

– Моя мать ирландка. А как вы узнали?

– У вас типично ирландский говор. Журчащий… как ручей Рианнонн.

– Ого! У вас должен быть абсолютный слух. Вы меня действительно удивили, мисс Стар. Или все-таки Мэгги?

– Мэг. Так меня зовут близкие. Проходите. Кофе будете?

– Буду.

Кофе дал отсрочку и возможность собраться с мыслями. Морин разлила ароматный напиток по чашкам и вернулась в комнату. Дик с интересом рассматривал фарфоровых зайцев. Со спины он выглядел не менее потрясающе.

– Кофе готов.

– Спасибо. Смешные звери.

– Да. Мы с сестрой увлекались в детстве. Она любила собачек и поросят, а… я – зайцев и жирафов. Это только часть коллекции. Остальное дома, в Солитьюд-Вэлли…

Она прикусила язык. Мэг скрывается от своего бандита. Конечно, импресарио из Нью-Йорка вряд ли разболтает подобную информацию, но лучше помолчать.

Дик торопливо припал к чашке с кофе. Чико совсем обнаглел. Сказал, что она не умеет даже кофе сварить, не говоря уж о яичнице! Яичница – бог с ней, он не любит яичницу, но кофе шикарный!

– Мэг, я всю дорогу обдумывал, как лучше сформулировать наши пожелания…

Телефон зазвонил, и Морин подскочила, вновь покрываясь холодным потом. Что ж с нервами-то, а?

– Извините. Алло?

Женский голос в трубке мог с успехом сверлить отверстия в бетонных плитах.

– Мэгги, крошка, у нас катастрофа! Лу сломала ногу, Пэрис записалась к гинекологу, а Линн, зараза, обкурилась до потери памяти и валяется дома. Я знаю, что у тебя отгулы, но другого выхода нет! Сегодня аншлаг, отменять нельзя. Разумеется, двойная оплата и все такое!

Уже перед отъездом Мэг предупредила сестру:

– Единственная, кто не в курсе, это Бренда. Это наша начальница. Она управляет клубом. Нимфоманка, истеричка и психопатка. Трахает все живое, женщин тоже любит. Отпустила меня, скроив такую рожу… еще припомнит наверняка. Вряд ли она будет звонить, но на всякий случай – у нее голос, как у профессиональной дрели с перфоратором.

Морин медленно осознавала глубину катастрофы.

– Я… я не могу… Бренда, я ведь…

– Мэг, крошка, ты в себе? Я ведь не прошу, я довожу до сведения. Ты сегодня работаешь номер, заметь – один! Из уважения к твоему отгулу. Но либо да – либо ты уволена.

Дик Манкузо с любопытством косился на вибрирующую трубку, и не было никакой возможности объяснить Бренде, что Мэг уехала, а говорит с нею ее сестра Морин…

– Я…

– Не слышу!

– Я приеду.

– Жду через полчаса.

– Что?

– Через полчаса!!! Ты оглохла, идиотка?

– Я…

В трубке забились короткие гудки. Морин растерянно положила ее на рычажки и повернулась к Дику.

– Боюсь, мне придется уехать. Вызывают на работу. У нас аврал.

– Я с вами! Посмотрю вас в деле, а потом и поговорим.

Морин казалось, что она падает в пропасть. Очень хотелось придушить Мэг, еще больше хотелось проснуться и оказаться дома, с немытой головой, в старом халате, с книжкой в руках. Вместо этого она сейчас поедет в стрип-бар, а с ней поедет импресарио с Бродвея. Там он посмотрит ее выступление – и немедленно предложит Мэгги Стар контракт… На десять миллионов миллиардов! Да он сбежит, не попрощавшись!

Опомнись, Морин Рейли. Не будет никакого выступления, потому что и быть не может. Ты даже в собственной ванной руками прикрываешься, зеркала боишься. А танцевать ты умеешь только танец маленьких утят…

– Хорошо. Вы на машине?

– Конечно. Только не на машине, а на мотоцикле. Вас это не смутит?

– Честно говоря, не знаю. Я никогда не ездила на мотоцикле.

– Тогда позвольте вас подвезти!

Уже прижимаясь к широкой спине Дика Манкузо и изо всех сил вцепившись в его плечи, Морин Рейли отчетливо подумала: «В любом случае, скоро все это закончится. Я предупреждала Мэг… Вот смеху будет, если и она запорет все дело! Вернусь – а меня тоже уволили…»

После этого ветер выдул из головы Морин все мысли, и она зажмурилась, прижавшись щекой к спине Дика Манкузо…

4

Мэг отлично выспалась, проводив сестру. Впервые за много месяцев, если уж на то пошло. Если чем и хорош был поселок Солитьюд-Вэлли, так это тишиной. Спать здесь одно удовольствие. Впрочем, ей снился один сон, но ничего, кроме блаженства, она от него не испытывала, потому что в том сне внутри того…

…существа, которое когда-то было Мэгги Рейли, вспыхнул огонь, залил золотом вены, расплавил кости и жилы, высвободил нечто, так долго дремавшее под скучной оболочкой тела, и два вихря, сплетясь в один, взмыли в темную глубину прошлого и будущего, разорвали завесу времени, и лица архангелов на небесах оказались так близко, что Мэгги засмеялась во сне, узнав их мгновенно и сразу, потому что у всех у них было лицо темного кондотьера Чико Пирелли…

Телефонный звонок вырвал ее из обжигающе эротического сна, в котором Мэг целовалась и смеялась от счастья. Проснувшись, она немедленно нахмурилась, потому что целовал ее – во сне – Чико Пирелли, бандит, обманщик и гад, прощения которому нет и быть не может.

Настроение, тем не менее, оставалось вполне приличным, и Мэг, спавшая по привычке голышом, соскочила с кровати и подняла трубку.

– Я вас внимательно.

– До… добрый день!

В голосе говорившего явно звучала растерянность. Мэгги ухмыльнулась. Девять к одному, что это звонит парень из богадельни.

– Добрый.

– Мисс Рейли?

– Несомненная. И несравненная. Кто у аппарата? Але! Трубка, говорите скорее!

– Простите, я просто несколько… Это мистер Кранц.

Ого! Так Морин просто наврала про роман с этим Беном Кранцем? Редкий ухажер так представляется по телефону, пусть даже и преподаватель истории.

– Здравствуйте, здравствуйте, дорогой мистер Кранц! Вы не представляете, как я ждала этого звонка!

– Я очень рад…

– А я как рада?! Вы спросите меня, спросите! Я буквально места себе не находила все эти ужасные выходные. Позвонит Бенжамен Кранц или не позвонит – вот что спрашивала я, ломая руки в ночной тиши.

– Я же обещал…

– Ах, что такое обещание мужчины? Что дуновенье ветра… м-м… трам-пам-парам… как клятва женщины, что верность сохранит… трам-тарам… обманет и рогами наградит! Шекспир.

– Мисс Рейли, вы очень… жизнерадостны и…

– Импульсивна. Мама всегда говорила: импульсивна! Отлично готовит, много читает, состоит в скаутах – но! Импульсивна. Слишком. Так вот. Жду я вашего звонка, томлюсь, гадаю. Ночной ветер не приносит желанного облегчения, грудь сжимается тяжким предчувствием, но я строго говорю себе: гуманитарии суть основа нации. Их мало, они должны держаться вместе. Историк словесника не обидит. Тем более сам Бен Кранц.

– Я, собственно…

– Да и что я прошу-то? Обычную ставку лаборанта. Если б я в ректоры просилась или там в бухгалтерию… А кто ж по доброй воле захочет в лаборанты-методисты? Только истинные фанаты профессии. Я вас не утомила?

Трубка неожиданно хихикнула.

– Вообще-то нет. Я немного обескуражен… Но вас очень интересно слушать. Мисс Рейли…

– Мэг… М-м-ммэгу ли я просить вас звать меня просто Морин?

– Удобно ли это…

– Одно слово всегда удобнее двух. Морин – одно слово, мисс Рейли – два. Мистер Кранц – два слова, Бенжамен – одно… Можно?

– Да! То есть…

– Отлично, Бен! Валяйте, глушите. Лучше горькая, но правда, чем приятная, но лесть. Я не гожусь в лаборанты?

– Буду краток. Место ваше.

– Погодите, выпью воды. Я так рада… Бен, а давайте отпразднуем это событие? Приходите в гости… Хотя нет, не будем ускорять события. На нейтральной территории. Идет?

– Ох… Морин, вы настоящая Буря и Натиск. Идет. В пять на площади?

– Годится. Я буду в оранжевом комбинезоне и с гвоздикой в зубах. Как мне узнать вас?

– Вы же отлично меня знаете…

– Нет, началась новая жизнь, в ней все должно быть по-новому. Вы – незнакомец, новая глава книги моей жизни, и мне еще только предстоит прочитать ее.

В голосе Кранца звучала явная паника – но пополам с любопытством.

– Что ж… моя актриса, попробуем сыграть по вашим правилам. Я буду… в белой рубашке…

– …с пышным жабо, в кожаных ботфортах и со шпагой наголо…

– …и с портфелем.

Мэгги зевнула. Кошмар! Бедная сестричка. Немудрено, что она перестала мыть голову. Для кого?

– О’кей. В пять на площади у фонтана.

– Морин… но на площади нет фонтана?

Мэг была непреклонна.

– Ищите, должен быть фонтан. Лично я буду ждать вас на площади у фонтана. До встречи, Бенни.

Повесила трубку – и разрыдалась, словно обиженный ребенок.

Все мои жемчуга и рубины, все таланты мои и чудеса – для кого, если нет тебя?

И кто я, если не твоя женщина, мой мужчина? И зачем мне дышать, если я не одним с тобой воздухом дышу, не в одни с тобой небеса смотрю, не одним огнем с тобой горю…


Бен Кранц оказался не совсем уж пропащим. Просто очень уж… средним. Среднего роста, средней полноты, среднего телосложения. Аккуратнейшие брюки темно-синего цвета, белоснежная крахмальная рубашка, узкий галстук. Очки в кармашке, элегантные, в тонкой оправе.

Волосы у Кранца были черные, гладко зачесанные назад и совершенно явно намазанные гелем для укладки. От этого создавалось впечатление, что они приклеены к черепу. Бен Кранц стоял посреди площади и оглядывался по сторонам с тревожным и одновременно жадным любопытством. Мэг душераздирающе вздохнула, взбила белокурую копну волос и двинулась вперед своей вкрадчивой кошачьей походкой.

Для свидания с боссом Морин она выбрала бордовое платье в стиле «Италия 60-х». Широкая юбка, квадратный и очень глубокий вырез декольте, словно бы случайно вылезшие кружева алого лифчика… Высокие шпильки делали еще стройнее мускулистые ноги танцовщицы, а к груди она прижимала керамическую мельницу на пластиковой лужайке. По ярко-голубому руслу пластиковой реки бежала вода, и крылья мельницы вращались, якобы под напором потока, а на самом деле – благодаря батарейкам, известным во всем мире мощностью, от которой даже зайцы становятся розовыми…

Комнатный фонтан она приобрела в сувенирной лавке. Счастливая хозяйка – Мэг была первой посетительницей за последние пару месяцев – все порывалась сделать скидку, но Мэгги решила не мелочиться.

Она изо всех сил валяла дурака – чтобы не завыть от отчаяния.

При виде девушки Бен Кранц повел себя наилучшим образом, а именно – уронил портфель. Мэг довольно ухмыльнулась. По крайней мере, сестренку ждет сногсшибательная карьера. А при желании и готовый кандидат в мужья, хотя сама Мэг не рекомендовала бы… От таких мужей мухи дохнут и цветы вянут.

– Здравствуй, незнакомец.

– Морин… Боже мой, как же я раньше… Здравствуйте, здравствуйте, Морин! Я ужасно рад вас видеть.

– Я тоже, Бен. Ужасно. Просто до ужаса.

Она подхватила профессора под руку, и они вместе покинули площадь, посреди которой остался стоять маленький комнатный фонтан.


Все, что боженька ни делает, все к лучшему. Приблизительно так думала Морин-Мэгги, осторожно и не слишком грациозно – для танцовщицы-то – слезая с железного коня. Ведь она и понятия не имела, где находится клуб Мэг, а Дик Манкузо отличненько ее довез до места. Теперь нужно улучить момент, переговорить с подружками Мэг, все им объяснить и каким-то образом удрать до начала выступления. Потому что выступать она не будет ни за что, это понятно.

На первый взгляд задача была вполне ясной, вот только сомнения терзали Морин с каждой минутой все сильнее и сильнее. Эта самая Бренда, судя по кратким, но емким характеристикам Мэг, была отъявленной стервой…

Впрочем, сейчас, вот именно в эту минуту Морин не особенно заботила неведомая стерва Бренда. Гораздо больше ее занимали собственные ощущения – необычные и никогда ранее ею не испытанные.

Она вскинула на Дика блестящие от возбуждения и восторга глаза.

– Наверное, езда на мотоцикле сродни верховой езде, приходится работать, а не просто сидеть. Сегодня я, наверное, прошла полный курс обучения – от нуля до марафона. Подозреваю, что завтра я об этом пожалею.

Дик хмыкнул и качнул головой, показывая жуликоватого вида швейцару, ринувшемуся было к ним, что отгонять его мотоцикл не надо.

– Я же вас предупреждал. Комфорта маловато.

– А я и не жалуюсь. Я согласна терпеть боль хоть каждое утро, если вечером после этого вновь смогу испытать такое же удовольствие. Теперь я знаю, что значит фраза «Что плохо для тела, хорошо для души».

Лицо Дика посерьезнело, он нахмурился и уставился на нее своими зелеными глазищами. Некоторое время он изучал ее лицо, недоверчиво выпятив нижнюю губу, а Морин гадала, что такого она ухитрилась брякнуть на этот раз. Наконец Дик вынес вердикт.

– Вы говорите серьезно.

– Естественно. А почему я должна говорить иначе?

– Потому что я еще в жизни не встречал человека, который относился бы к езде на мотоцикле так же, как я. Уж во всяком случае, женщин точно не было.

– Значит, у нас с вами совершенно случайно образовалась глубокая духовная связь, но исключительно через механизмы.

– Жаль.

– Что?

– Жаль, что исключительно через механизмы. Знаете, мисс Стар, не сочтите за нахальство, но я бы не возражал против гораздо более глубокой и разветвленной связи… Духовной, разумеется! Хотя…

Она вспыхнула, но не рассердилась. Странно – обычно она терпеть не могла двусмысленных намеков. Впрочем, никто ей их особенно и не делал.

Внезапно Морин почувствовала головокружение. Господи, что она творит! Тихая училка из студенческого городка, серая мышь Морин Рейли! Вот стоит она перед входом в стрип-бар, а только что неслась навстречу ветру через весь город, прижавшись всем телом к малознакомому и такому привлекательному мужчине. А предстоит ей выступать перед толпой мужиков… Ну… это уже фантазии!

– Мистер Манкузо…

– Давайте по имени, ладно? Просто Дик. И просто Мэг. Можно?

– Пожалуй, да. Нам ведь еще вместе работать… я надеюсь.

Дик с интересом посмотрел на кареглазую ангелицу. Все ж непонятные существа эти бабы! С такой внешностью – и такой цинизм. «Работать» – это она имеет в виду обсуждение суммы, за которую согласна дать опровержение?

Настроение немедленно испортилось. Дик галантно пропустил Мэгги Стар в зеркальную дверь и постарался стереть из памяти ощущение восторга, которое не покидало его всю дорогу, пока он чувствовал, как упругая грудь вероломной возлюбленной Чико Пирелли упирается ему в спину. А как она его обнимала! Доверчиво, крепко, отчаянно – так обнимают маленькие дети…

Дик мрачно уселся за ближайший к сцене столик и вяло помахал Мэгги рукой.

– Я подожду здесь. У вас сейчас, наверное, будет репетиция.

– Я постараюсь отделаться побыстрее…

– Ну зачем же! Интересно посмотреть, когда есть что показать.

Морин снова залилась краской и торопливо шмыгнула в неприметную, явно служебную дверь. Последняя фраза Дика прозвучала куда более цинично, и это ее расстроило. Ведь он же профессионал, в конце-то концов, неужели профессионалы тоже могут считать поголовно всех стриптизерш проститутками?

Через минуту она ответила на собственный безмолвный вопрос положительно.

Коридор закончился еще одной дверью, а за ней открылась необъятная комната, битком набитая голыми женщинами. Размеров комнате придавали многочисленные зеркала, развешанные по всем стенам. Благодаря этому сновавшие туда-сюда красотки отлично просматривались со всех буквально ракурсов. Морин физически почувствовала, как ее румянец переходит из бордовых оттенков в багрово-свекольный.

Она и в школьные годы была стеснительной, в отличие от Мэг. Никогда не заходила в общий душ во время занятий в бассейне, дожидалась, пока все уйдут. Ненавидела осмотры у гинеколога и хирурга. Отводила глаза, когда Мэг торопливо переодевалась при ней в спальне…

Эти женщины явно не обращали внимания на собственную наготу. Скорее, они относились к ней, как к некой форме одежды. На большинстве присутствующих не было вообще ничего, лишь некоторые могли похвастаться наличием трусиков… если кусочки прозрачной ткани размером с четверть носового платка, едва прикрывавшие лобок и державшиеся на тоненьких золотых шнурках, можно назвать этим гордым именем. По сравнению с ними собственные трусики Морин тянули на панталоны!

Груди большие и маленькие, смуглые, молочно-белые, шоколадные, с крупными темными сосками и крошечными розовыми бутонами, пятого и первого размеров – буйство плоти могло бы смутить даже самого стойкого из аскетов. Длинные ноги, стройные бедра, мускулистые попки, впалые животы, пупки с блестевшими в них бриллиантиками. Вольно разметавшиеся белокурые локоны, жесткие черные кольца, короткие стрижки «под мальчика», рыжие гривы. И затейливо выстриженные треугольники лобков – в таком количестве, что отвести глаза Морин не могла просто физически.

Над всем этим развратом висел звонкий многоголосый гомон – женщины переговаривались, спорили, смеялись, ругались, сквернословили, плакали, курили… У Морин все сильнее кружилась голова, она еле стояла на ногах.

Высокая шоколадная красотка в розовом прозрачном неглиже подхватила ее под руку и прошипела:

– Ты сестра Мэг, верно? Только молчи, умоляю! Меня зовут Пейдж, я подруга твоей сестренки. В клубе шухер, Бренда в ярости, а здесь у нее полно шпионов, так что пошли к столику Мэг. Просто гримируйся и молчи. Мол, злишься, что тебя выдернули с отгулов.

– Но я…

– Молчи. Слушай. Сегодня с утра Бренда орала так, что потолок трясся. Она прочитала интервью, а через полчаса ей позвонили и забронировали клуб на весь день под частную вечеринку. Так довольно часто делают, но на этот раз клиент поставил условие – Мэгги Стар должна танцевать обязательно. Бренда приняла чек, позвонила Мэг, то есть уже тебе…

– Пейдж, я не собираюсь…

– Заткнись. Это еще не самое плохое. Полчаса назад выяснилось, КТО именно забронировал клуб.

– ???

– Бешеный Пирелли.

– А кто это?

– Класс! Узнаю подружку Мэгги! Ты знаешь, от кого она сбежала?

– Ну… от своего парня, который оказался не вполне законопослушным…

– Кудряво формулируешь, молодец. Не буду темнить. От Чико Пирелли она свалила. От Бешеного Чико, Бешеного Пирелли, от Большого Босса. Он и есть ее парень.

Сквозь звон в ушах Морин изумилась – все вокруг неожиданно приобрело приятный зеленый оттенок. Звуки стали глуше, свет – приглушеннее. Пейдж немедленно встряхнула ее и прошипела в самое ухо:

– Сейчас ты идешь на сцену, репетируешь, потом отпрашиваешься в дабл…

– Ку… куда?

– На горшок! В сортир! Писать! Так вот, оттуда через окно вылезешь в переулок и сделаешь ноги.

– Но…

– Ты хоть знаешь, почему Бешеный гоняется за Мэг?

– Н-нет…

– Он от избытка чувств сделал ей предложение и бросил к ее ногам свои миллионы, попутно объяснив их происхождение. А наша Мэгги взбрыкнула, вспомнила босоногое детство, молитвы на ночь, лагерь скаутов – и заложила Бешеного прессе. Дала интервью, в котором так прямо и брякнула: бандит вы, мистер Пирелли, и деньги ваши бандитские.

– О господи…

– Не то слово! Господи явно был в отпуске, когда ее это осенило. Мало того что Пирелли по-человечески обиделся – за это он бы ей, может, и не захотел откручивать голову, он мужик с понятием, – но он аккурат намедни собрался баллотироваться в мэры, а тут такая херня. Ладно бы враг или политический противник, но своя собственная подружка… Короче, я его где-то понимаю. А тебя она, стало быть, подставила?

– Нет! То есть… Я действительно ничего этого не знала, но ведь Мэг была уверена, что мне придется просто посидеть у нее в квартире и встретиться с импресарио из Нью-Йорка! Она бы ни за что…

– Да я не обвиняю ее, не ори. Раздевайся.

– Зачем?!

– Сейчас на сцену пойдем. Ты собираешься в джинсах танцевать?

– Я вообще не собираюсь танцевать, я не умею!

– Фигня, это просто. Качнешь бедрами, вильнешь задом, потрешься сиськами об шест – и в дабл. Жаль, что у тебя никого нет на подхвате…

– Есть.

– Серьезно? Молодец. Нормальный чувак?

– Не знаю. То есть… это тот самый импресарио из Нью-Йорка. Он приехал домой к Мэг, пришлось взять его с собой.

– Блин, засада! На педика надежды в таком деле мало…

Морин вытаращила глаза.

– Почему на педика? Он не производит впечатления…

Пейдж рассеянно помахала рукой:

– Странно. Значит, двустволка… Крепкий? На машине?

– На мотоцикле.

– О, класс! Иди в зал, тихонько скажи ему, чтобы ждал в переулке со стороны черного входа.

– Но почему…

– Потому что Чико Пирелли едет сюда, чтобы оторвать тебе голову! И уйти открыто ты уже не сможешь, Бренда распорядилась девчонок не выпускать.

С этими словами шоколадная Пейдж решительно содрала с окончательно лишившейся сил Морин пуловер и принялась расстегивать лифчик, попутно объясняя через плечо заинтересовавшимся соседкам:

– Наша звезда немного перебрала. Она же в отгуле – вот и позволила себе… залить горе. Ничего, разогреется – проснется.

Как ни странно, к этому объяснению отнеслись с большим пониманием. Более того, со всех сторон до ошеломленной Морин доносились красочные и поражавшие изощренностью советы, как лучше и быстрее справиться с похмельным синдромом в авральных условиях. Основой всех рецептов служило «выпить теплой воды и проблеваться», а вот дальше предлагались варианты от «чили-перец-яйцо-текила» до «теплое молоко-пять капель нашатырного спирта и потереть уши льдом».

Морин почти не могла сопротивляться, и потому уже через пять минут с ужасом поняла, что стоит абсолютно голая перед зеркалом, а неутомимая Пейдж, нимало не смущаясь, натягивает на нее микроскопические трусики, сшитые, судя по всему, из елочной мишуры. Потом на шею ей намотали нещадно щекочущее боа малинового цвета, сунули в руки громадный веер, в четыре руки – к Пейдж присоединилась миниатюрная брюнеточка с огромной и неправдоподобно идеальной грудью – накрасили глаза, щеки и губы, силой впихнули в золотые туфли на высоченной шпильке и потащили вон из комнаты.

Морин опомнилась только на сцене, когда в глаза ей ударил яркий свет прожекторов. Ужас, стыд, паника – этот леденящий коктейль окатил ее с головы до ног, а секундой позже она поняла, что сейчас умрет.

Ведь в зале сидел Дик Манкузо! И она стоит перед ним совершенно голая!

5

Настроение уже перевалило нулевую отметку и сейчас двигалось по минусовой шкале в сторону бесконечности. Дик мрачно топил бумажный зонтик в ядовито-малиновом коктейле «за счет заведения» и думал о том, что зря он в это ввязался. Одно дело – работать в газете, принадлежащей Чико, и совсем другое – разбираться с его подружками. Почему-то в голове у Дика крутилось определение «сутенер» – и это раздражало.

А еще раздражало то, что кареглазая, золотоволосая, невинная, как сама Невинность, Мэгги Стар спит с Чико. Хорошо, спала. И он целовал ее, обнимал хрупкие плечи, лежал с ней в постели, трахал ее, черт побери! И с коралловых этих губок срывались блаженные стоны и наверняка какая-нибудь пошлость типа «Возьми меня! Войди в меня!». Дика передернуло, и он торопливо глотнул коктейль.

В этот момент вспыхнули софиты, и Мэгги Стар застыла посреди маленькой сцены в самой нелепой позе, которую только можно предположить. Дик аж поперхнулся. Практически обнаженная, красная, как помидор, ноги колесом, носками внутрь и подламываются… Парой секунд позже звезда стриптиза заполошно ахнула, прикрылась своим роскошным веером и стремительно присела на корточки – в последний раз Дик видел подобную картину (исключая веер) во время летних каникул в колледже, когда они с ребятами играли в пляжный волейбол и закинули мяч в кусты. Искать его выпало Дику, и он вломился в эти самые кусты, а там переодевалась в сухое дородная толстуха лет сорока пяти. От неожиданности и смущения Дик замер и стоял столбом, а тетка вот точно так же пыталась прикрыться, приседала и верещала. Было, помнится, смешно, стыдно и немножко противно…

Но звезда стриптиза! Мэгги Стар, в которую после ее выступления влюбился сам Чико Пирелли!

Да она же еле стоит на этих каблуках! Может, это такая постановочная находка, и сейчас Мэгги начнет перевоплощаться в секс-диву?

Не начала. Уползла за кулисы на четвереньках. Возле сцены бушевала злобная мегера, на восемьдесят процентов состоящая из силикона, фарфора и пластика – хозяйка клуба Бренда Равалло, которую злые языки давно окрестили «Хренба Давалло». Бренда была одновременно нимфоманкой и лесбиянкой, так что здешним красоткам жилось несладко.

Дик обернулся на вежливое покашливание. Бармен протягивал ему телефонную трубку и прям-таки светился от услужливости.

– Вас-с-с…

– Спасибо. Я вас внимательно алё!

– Она в клубе?

– Ой, мистер Пирелли, как я рад вас слышать…

– Ты ее нашел, клоун?

– Не уверен…

– Я буду через полчаса.

– А-ха…

– Она должна появиться, если не сбежала из города, а если сбежала…

– Дай угадаю. То в клубе не появится?

– А если сбежала, то ты мне ее найдешь.

– Не могу, я помолвлен с Натти.

– Дик, я зол.

– А я как зол! Натти сделала мне предложение, я был вынужден согласиться, потому что она – мой босс…

– Дик!

– Хорошо, хорошо, она мой номинальный босс, а ты – самый главный, но теперь, как честный человек, я не могу бегать за твоей невестой, потому что моя рассердится…

– Дик?

– А-ха?

– Я буду через полчаса.

Дик Манкузо с трудом удержался от соблазна запустить трубкой в стену, подошел к стойке и аккуратно вернул аппарат на базу. Повернулся – и оцепенел. За портьерой возле сцены маячила Мэгги Стар, несчастная, голая и чумазая. Она яростно махала ему веером, одновременно пытаясь прикрыться тяжелым бархатом. Дик украдкой огляделся по сторонам и независимой походкой двинулся по залу – типа, он тут гуляет.

Глядя в другую сторону, он кротко поинтересовался:

– Что это было? Аллегория «Невинность в сетях порока»? Пластический этюд «Тело – в массы, честь – никому»? И почему вы шипите?

– Дик, пожалуйста!

Насмешник и клоун, Дик Манкузо вырос в не самом благополучном районе среди не самых успешных людей. И будучи ХОРОШИМ клоуном и насмешником, прекрасно умел различать фальшь – и настоящий страх. Мэгги Стар, стриптизерша, не умеющая держаться на сцене и стесняющаяся своей наготы, действительно была до смерти напугана. И очень красива.

– Что нужно сделать?

– Подгоните свой мотоцикл к черному входу, это в переулке. Мне нужно бежать отсюда. Немедленно! Я не справлюсь одна.

– Тайны все, тайны… Ладно, не тряситесь так, сделаю. Но взамен – вы мне расскажете все подробно. Не сейчас. Потом.

– Хорошо. Все, что скажете.

– Все?

– Дик, ради бога!

Ну не разговаривают так девчонки из стрип-бара! Дик аж застонал мысленно, ощущая профессиональный зуд любопытства. Не складывалась картинка, не решалась загадка. А Дик Манкузо ненавидел недорешенные кроссворды и недоделанные дела.


Пейдж ждала ее в туалете, куря и стряхивая пепел вокруг себя. Морин влетела вихрем, содрала с себя блестящие трусики, запрыгала босиком по холодному кафелю, натягивая джинсы прямо на голое тело. Пейдж едва не проглотила сигарету, торопливо подставила пуловер. Потом в переулке раздался треск мотоцикла, и Пейдж невольно глянула в грязноватое стекло. В этот момент в коридоре зазвенел голос Бренды:

– Где эта сучка?! Я ей сейчас устрою!

Морин птицей взмыла на подоконник, навалилась на раму. Пейдж взвыла, в панике не находя нужных слов:

– Эй! Это же никакой не педик! То есть никакой не импресарио!

– Потом, Пейдж, потом! Спасибо тебе!

– Да ведь это же…

– Пейдж, помоги, она не открывается!

– Ах ты ж… Ты хоть знаешь, кто этот парень?!

– Он мне поможет! Пошло! Все, я побежала.

– Да ведь это же…

Морин неловко спрыгнула с карниза, хромая, подбежала к мотоциклу, вскочила позади парня в кожаной куртке. Обвила его руками за талию, прижалась, что-то крикнула – мотоцикл взревел, рванул с места.

Пейдж бессильно опустилась на кафельный пол и с большим чувством выругалась словами, которых не знает ни один учитель словесности. Потом пожала шоколадными плечами:

– Неужели он искал Мэг не для того, чтобы сдать Бешеному? Может, и правда решил податься в импресарио? Черт, а кто же в таком случае объяснит Бешеному, что это вовсе не та девушка, которой он должен оторвать голову? Проклятые мафиози! Клянусь, лучше уж выбирать мэра среди черных братьев…


Они проехали практически весь город, и только в старом, заросшем древними ясенями районе Дик немного сбросил скорость, а вскоре и затормозил. Морин с трудом разомкнула судорожно сжатые руки и тяжело сползла с мотоцикла.

Прямо перед ними был бар. Обычный небольшой бар, с симпатичными занавесками на чисто вымытых окнах, медным колокольчиком на двери и симпатичной вывеской. Замысловато изогнувшись, изумрудно-золотистый дракончик сжимал в передних лапах рыцарский щит с надписью «Под зеленым драконом».

Морин устало вздохнула.

– Спасибо вам, Дик. Вы меня спасли.

– Еще нет. Но планирую это сделать в ближайшее время.

– Думаю, что мне придется уехать.

– От кого вы бежите?

– От бандита по фамилии Пирелли. Больше я о нем ничего не знаю.

Дик мысленно проклял свой романтизм и эти невинные карие очи. Не знает она больше ничего! Как будто этого мало!

– Ого! Угораздило же вас. От таких не бегают. С такими просто не ссорятся.

– Я его в глаза не видела!

– Ну да, а он просто принял обет уничтожать на месте всех танцовщиц с карими глазами.

– Дик… Я не все вам сказала… Я просто не могу вам все сказать… Пока…

– То есть духовная близость на почве механизмов – это еще не повод объяснять всякому встречному и поперечному, почему вы покидаете свое место работы через окно в сортире? Или это обычный ваш метод?

– Дик… Я расскажу. Позже. У меня голова раскалывается.

– Вот что. Здесь вы будете в безопасности… помолчите и не перебивайте!

– Но я уеду из города…

– Без вещей, денег и документов? Вряд ли. А дома вас будут ждать. Поживите пару дней на нелегальном положении, потом придумаем, как забрать ваши вещи.

– Пожить где?

В ответ Дик только многозначительно ухмыльнулся и распахнул перед Морин дверь бара.

– Добро пожаловать в бар чаровницы Рози! Розамунда! Встречай гостей.


Рози Каллаган была неимоверно кудрява, мала ростом, подвижна, словно ртуть, говорлива, как весенний ручей, остра на язык и чертовски обаятельна. Она ухитрялась одновременно обслуживать посетителей, болтать с Морин, ругать Дика и подливать в высокие бокалы яблочный сидр. Дик в ответ на ругань поцеловал Рози в румяную щеку и ушел в дальний конец зала звонить, а Морин и не заметила, как разговорилась, выложив о себе почти все: живет одна, любит свою работу, замужем не была и не хочет, хотя недавно сама себе придумала роман… Рози подперлась пухлой рукой, унизанной серебряными перстнями, и лирически закатила глаза, густо подведенные синим.

– Понимаю. Но ты все-таки скучаешь. Не к кому приходить домой по вечерам. Не с кем потрепаться. Я знаю про такое. Видишь ли, независимость такая штука… Впрочем, иногда она в масть. Мне вот после развода незачем советоваться с кем-то, если я хочу купить новую, скажем, кровать. Или машину. Мне не надо думать, понравится еще кому-нибудь мое новое платье. Это же здорово! Короче, новому парню придется купить мне кольцо карата на четыре, минимум, прежде чем я скажу «да»!

Морин не могла сдержать улыбку. Судя по взглядам мужчин, Рози недолго ждать ее четырех каратов…

– Сейчас мне не до романов и не до независимости. Обстоятельства сложились так, что мне нужно спрятаться, а я… Я в жизни не представляла, что могу оказаться в такой ситуации! Как можно спрятаться в чужом большом городе, где никого не знаешь? А с другой стороны – где же еще прятаться, как не в большом городе?

– Дорогуша, это старый Чикаго. Здесь можно потеряться на ровном месте, а можно оставаться на виду, даже зарывшись по самые бейцалы в помойку.

Рози была права. Этот район, где испокон веку селились многочисленные иммигранты, представлял из себя гремучую смесь традиций, авангарда и самой беззастенчивой эклектики. Еще по дороге сюда, на светофоре, Морин – в те краткие мгновения, когда паника отпускала ее, – с умилением смотрела на благоухающего марихуаной хиппи, мирно сидящего в автобусе рядом с затянутым в кожу трансвеститом с волосами, выкрашенными в розовый цвет, и проколотыми носом и бровями, и думала, что в этом районе явно удастся затеряться даже говорящему слону.

Теперь Морин то и дело бросала взгляды в сторону дальнего столика с телефоном и недоумевала. Что такое с Диком? Почему у него такое злое и напряженное лицо, ведь все было хорошо?

Рози окликнула ее, выставляя на стойку ведерко со льдом:

– Эй, что с тобой, Мэг?

– Кажется, я рассердила Дика. Или напугала…

– Мэгги, ты слишком много беспокоишься об этом парне. Дик Манкузо здесь вырос. Его не испугаешь, во всяком случае, не так запросто.

Позвольте, а как же Бродвей? Мюзиклы? Импресарио?

Паника вернулась, удушливой волной подкатила к самому горлу. Морин беспомощно посмотрела на Рози, безмятежно протиравшую стаканы.

– Дик Манкузо… вырос в этом районе?

– Ну да. Как, собственно, и Чико Пирелли. Это же его лучший дружок.

– Кто?..

– Да оба друг другу, если разобраться-то. Вот чего, ты сейчас прям помрешь от усталости, я же вижу. Забирай ключи и вали домой. Дик проводит. Я приду поздно, после закрытия, так что ложись и спи. Завтра все решим и обговорим.

Морин безучастно приняла связку ключей холодными пальцами. Рози Каллаган теперь представлялась ей ведьмой из сказок или предводительницей разбойников, заманивавшей путников в свою корчму на погибель…

Дик ее обманул. Он работает на Пирелли. Он отвезет ее в дом Рози, запрет, а потом Пирелли придет и оторвет ей голову. Надо сказать… надо объяснить… Мэгги…

Подошедший Дик едва успел подхватить девушку, мягко повалившуюся со стула. Рози удовлетворенно кивнула.

– Отличный сидр! Она тебе кто?

– Ей надо помочь…

– То есть шел по улице, нашел девушку, глядь – а она в беде?

– Ее ищет один человек.

– Ага. А она не хочет, чтобы он ее нашел. И почему?

– Потому что он очень зол на нее.

– За дело?

– Ты вчерашние «Огни» читала?

– Это насчет… Слушай, не смеши меня. Она – стриптизерша?! Тогда я – балерина.

– Если ты потренируешь батман тондю, то запросто сойдешь за балерину, Рози.

– Я вот щас как дам кому-то…

– О, это моя мечта, но ты все только обещаешь…

– Я тебе в матери гожусь, юный паразит!

– Увы! Далеко не юн, а стать паразитом – моя мечта, но вместо этого все работаю, работаю… Что же до матери – Рози, тут ты перегибаешь. В пятнадцать лет…

– В тринадцать!

– Я и говорю, рановато. Скажем так, старшая сестра. Подсознательный пубертатный идеал женщины. Причина моего инфантильного промискуитета…

– Мы в академиях не обучались, но на слух что-то неприличное ты говоришь.

– Говоря более приземленным языком, восемь женщин бросил я, девять бросили меня. Ибо во всех я искал голубизны глаз моей сестрички Розамунды, ее смеха, подобного журчанию Рианнонна…

– Иди к бесу, Дик Манкузо. Вези девочку домой и не вздумай обижать. Чико нужно охолонуть, а потом уж вы все разберетесь.

– Чао, кариссима Роза!

– Ауфидерзейн, кляйне брудер Рихард.

6

Морин плыла в темноте, не ощущая веса своего тела. Потом сквозь тьму пробился настойчивый жужжащий звук, превратившийся в рычание мотора, почему-то смутно ей знакомое. Следом за звуками вернулись ощущения. Тепла – там, где ее спина прижималась к чему-то теплому и широкому. И еще там, где ее обнимали… да, определенно, это были руки.

Она резко открыла глаза и поняла, что идет дождь, на улице почти совсем стемнело, и сидит она верхом на мотоцикле, только Дика Манкузо перед ней нет, потому что он сзади, и именно его руки ее и обнимают. Морин сильно вздрогнула и рванулась на волю. Дик не препятствовал, просто разжал объятия.

Они стояли перед небольшим двухэтажным домом старой постройки. Неведомый зодчий явно тяготел к классике, одновременно сознавая свое несовершенство, – и потому дом получился странный и немного смешной: приземистый пузатый особнячок с залихватской красной черепичной крышей, высокое крыльцо, а навес над крыльцом поддерживают две абсолютно дорические колонны. Одна потемнее, зато целая, другая недавно побеленная, но выщербленная с одной стороны.

Морин медленно поднялась по лестнице, взялась рукой за колонну потемнее и обернулась. Ее темные глаза горели мрачным огнем, и Дику стало немного неуютно. Он кашлянул.

– Короче… вот. Это дом Рози. Ты немножечко заснула в баре, так что я привез тебя сюда.

– Понятно. Чико Пирелли тоже сюда приедет?

Он отшатнулся, словно от удара, на высоких скулах вспыхнул румянец.

– Зачем ты так, Мэг…

– Я не Мэг.

– Ну Мэгги. Маргарет. Как там еще…

– И не Маргарет. Меня зовут Морин Рейли.

Морин… Хорошее имя, вяло отметил Дик Манкузо, сын ирландки Дженны Морриган. Старинное, красивое, языческое. Вполне подходит этой ведьме… с лицом непорочной девы.

– Хорошо. Морин.

– А ты, значит, Дик Манкузо?

– Ричард Манкузо, к вашим услугам, леди.

– Спасибо, обойдусь. Значит, импресарио…

Он вытаращил глаза в абсолютно непритворном изумлении.

– Чего?! Какой еще импресарио? Я журналист. Репортер «Вечерних Огней». Работаю в той самой газете, которая опубликовала твое интервью насчет… мафии.

– То есть насчет твоего дружка детства Чико Пирелли. И ты приехал, чтобы аккуратненько доставить меня к нему на расправу. Он в доме?

– Сбрендила? Это дом Рози. И к тебе я приехал, чтобы договориться об опровержении, только и всего.

– Напомни, что это такое? Это когда дико извиняешься и говоришь, что все перепутала по природной глупости, а Чико Пирелли на самом деле большой души человек, меценат, умница, любит играть на контрабасе и все свободное время посвящает переводу старушек через дорогу?

– Ну… если захочешь, можно и так. Он, понимаешь ли, в мэры собрался…

– Ах, вот оно что! А я-то думаю, чего это он так взбесился. Тогда конечно. Тогда – да.

– Что – да? Я как-то потерял нить.

– Ничего страшного. Я тебе легко все поясню. Я практически голышом удрала из захудалого стрип-бара через окно дамского сортира, потому что в противном случае твой дружок детства оторвал бы мне голову в самое ближайшее время. Он ведь уже мчался в клуб! Так торопился, что даже не предупредил тебя, своего друга и доверенное лицо. Или предупредил? И именно поэтому ты привез меня сюда, в тихий район, где можно два часа орать «Помогите!», но никто не выйдет, потому что все здесь знают, кто такие на самом деле Чико Пирелли и Дик Манкузо? Что молчишь?

– Мэг… Морин, не злись. Ну да, он мой друг, я действовал по его поручению, и про то, что он едет, я знал, но про тебя я ему ничего не сказал. Именно для того, чтобы увезти тебя сюда. Честертона читала, про отца Брауна? Где лучше всего спрятать листок? В лесу. Чико просто не придет в голову искать тебя здесь…

– Господи, что же делать-то мне!

– И насчет импресарио – с чего ты взяла? Я же ни слова…

– Мне сказали… Короче, я должна была с ним встретиться. Откуда мне было знать, что ты – не он? Да еще и звонок из клуба…

Дик осторожно приблизился к девушке. Она выглядела очень измотанной, несчастной и юной. А еще – сексуальной. До такой степени, что он едва сдерживался. Дик Манкузо, насмешник и донжуан, отдал бы остаток жизни за возможность еще некоторое время обнимать светловолосого ангела, мирно спящего у него на груди. И к черту Чико Пирелли!

Раскат грома напугал Морин, и она инстинктивно подалась вперед, к Дику. За сегодняшний день она уже привыкла искать помощи в его уверенных объятиях. И они не замедлили.

Дождь монотонно барабанил по крыше, листьям падуба, асфальту, остывающему мотоциклу… Внезапно Дик оказался совсем близко, хотя и не сделал ни одного шага. Все чувства Морин обострились. Аромат его кожи, тепло его тела… Она судорожно вздохнула и запрокинула голову, ловя губами дождевые капли. Дождь был сладким на вкус.

Лицо Дика все ближе, губы почти касаются ее губ. Разум еще здесь, и он предупреждает: беги! Избавься от всеподавляющей чувственности, исходящей от этого мужчины.

Морин сделала всего лишь шаг назад – и оказалась прижатой к колонне. Рука Дика сильнее стиснула ее запястье, а еще через мгновенье их губы встретились.

Его жадный рот только что пил ее прерывистое дыхание из полуоткрытых губ, а теперь уже вкрадчиво скользил по мочке уха, по виску, прикусывал, согревал, ласкал кончиком языка. В ее легких словно не хватало кислорода, и ноги слабели, а в груди разгоралось пламя яростного и жадного желания.

Дик потерял голову мгновенно и с удовольствием. Он ласкал Морин с исступлением и нежностью, не осознавая, что изо всех сил прижимает ее к шершавой и холодной поверхности колонны. Он целовал ее так, как не целовал никогда и никого – потому что никогда и никого не хотел с такой неутолимой жаждой и страстью. Если сейчас он не возьмет ее, то умрет от разрыва сердца…

Они неистово обнимались, забыв, что делают это практически посреди улицы. Впрочем, дождь загнал всех потенциальных свидетелей этого несомненного нарушения общественного порядка и нравственности домой, и потому в целом огромном мире Морин и Дик сейчас были одни.

Дик со сдавленным вскриком подхватил ее за бедра, с силой разжал судорожно стиснутые ноги коленом, заставил ее обхватить его ногами. Словно наездник – лошадь, мелькнуло в голове Морин… Она обвила его за шею руками, зажмурилась, откинула голову назад и отдалась его безудержным ласкам. Постепенно их тела стали двигаться в едином ритме, потом она почувствовала, что он ласкает ее рукой, настойчиво, жадно, словно готовя ее к чему-то более сладостному… На секунду ей стало страшно, но это прошло, потому что с зеленоглазым и насмешливым ирландцем не могло быть страшно, а могло быть только так, как надо…


А потом Дик все вспомнил. К сожалению, именно в тот момент, когда выяснилось восхитительное и волнующее – под пуловером на Морин ничего нет, и под джинсами тоже ничего нет, и стало быть, преград между ними еще меньше, чем можно было предположить… Не считая одной.

Чико.

Дика всегда интересовало, как на самом деле выглядели огненные письмена на стене, описанные в Библии. Теперь он это точно знал. Но вместо маловразумительных «Мене, текел, фарес» в его мозгу загорелась вполне понятная комбинация букв: ЧИКО ПИРЕЛЛИ.

И дело даже не в том, что Чико, мягко говоря, может не понравиться то, чем Дик занимается с его вероломной любовницей на крыльце дома Рози Каллаган. И даже не в том, что любовница Чико, скорее всего, действительно вероломная. Просто во всем этом нужно разобраться до конца. И только после этого… Дик задержал дыхание и не стал даже мысленно произносить название того, ЧЕМ они с Морин займутся после того, как он во всем разберется.

Он просто поставил ее обратно на твердую землю, коротко и жадно поцеловал в полуоткрытые губы, сказал «Я вернусь», повернулся и ушел. А Морин осталась. В расстегнутых джинсах, с обнаженной грудью и мокрым пуловером, валяющимся в луже возле крыльца.


Слезы так и текли у нее из глаз, и огни далеких фонарей расплывались в дрожащее марево. Синий «жучок», украшенный боевыми вмятинами и царапинами, затормозил возле гаража. Открылась водительская дверца, на мостовую решительно ступила полная ножка… Рози Каллаган вылезла из машины и направилась к Морин, скорчившейся на крыльце.

– Дверь не открылась, да? Чертов слесарь, чтоб ему провалиться прямо в ад! Уж я ему позвоню, прям сейчас, чтоб не заснул до утра…

– Я даже не пробовала отпереть ее, Рози.

Морин начала медленно подниматься с корточек – и рот Рози открылся до пределов возможного. Морин вяло махнула рукой и пробормотала:

– Прости, Рози…

– Не извиняйся, девочка! Извиняться должен кое-кто другой. И если ты позволишь мне заняться этим, он завтра на коленях приползет…

– Рози! Я тебя очень прошу, дай мне самой с этим разобраться.

– Не вопрос! Я старая кошелка, Морин. Я просто не привыкла к таким независимым девчонкам, как ты. Ты в таких случаях просто говори: не твое, мол, дело.

После этих слов Рози немедленно сгребла Морин за плечи и энергично встряхнула.

– Что случилось, дорогуша? Не следовало отпускать тебя одну! Эх, надо было усадить тебя в машину…

– Рози, ты тут ни при чем.

Морин поднялась, и они с Рози медленно побрели к дверям. По дороге Морин подобрала сумку, а Рози принялась греметь ключами. Открыв дверь, она обернулась и тут же бросилась вниз по ступенькам, чтобы поднять брошенную кофту Морин.

– Не забудь ее на улице, дорогуша. Завтра она тебе понадобится. Дурачок по радио сказал, что к нам летит очередное похолодание, а дождь не прекратится.

Морин поплелась за Рози в ванную комнату и с некоторой тревогой увидела, как та решительно запихивает пуловер, напоминавший очень пожилую половую тряпку, в стиральную машину.

– Рози… а может, его надо в химчистку?

На лице Рози выразилось безбрежное удивление.

– Ты думаешь, после машины он сможет выглядеть еще хуже?

– Нет, но он может сесть и превратиться в уродливую распашонку для карлика.

– Я на это очень надеюсь, потому что после этого я его выкину, а тебе куплю новую, красивую.

Рози подмигнула Морин и щелкнула ее по носу, стремительно уносясь в сторону кухни. Морин попыталась возразить ей вслед.

– Я тебе не позволю тратить деньги…

– Думаю, позволишь. Потому что либо я буду расспрашивать тебя о предпочтениях в одежде, либо о том, почему ты оказалась в полуголом виде на крылечке перед дверью. Выбирай.

– Это шантаж!

– Точно, дорогуша.

– И так будет всегда?

– Только время от времени. И между прочим, это только к лучшему, потому что ты получишь приличную одежонку и выкинешь всю эту дрань.

– А что такого в моей одежде? Смотри, даже не скажешь, что я пережила в ней настоящий шторм.

– Ага. Не скажешь. Совсем не скажешь. Что ты будешь есть? Паста примавера или буйябез, на выбор. Что тебе больше нравится?

– И то, и другое. А здесь поблизости есть хороший итальянский ресторанчик?

Рози рассмеялась.

– Ну нет, дорогуша. После трудового дня мне совершенно не хочется ресторанной еды. Я приготовлю все сама.

Морин удивилась.

– Ты можешь приготовить буйябез? Неужели ты умеешь?

– Училась немного. Когда обхаживала Сайласа – это мой третий муж. Короткий был брак, слава богам, но готовить я люблю до сих пор. Это хобби все же лучше, чем йога и аранжировка цветов.

Морин, успевшая завернуться в сухое полотенце, уселась на высокий стул и поинтересовалась:

– А как твои мужья относились к тому, что ты официантка? То есть барменша…

– О, они от всей души ненавидели мою работу. Делали все, чтобы я ее бросила. Думали, что если купят мне дом, машину и прочую дребедень, переселят меня в этот район и заставят распрямить кудри, то я немедленно начну одеваться в модных бутиках и пить чай ровно в пять часов вечера.

Рози возмущенно фыркнула, а Морин улыбнулась, представив себе Рози, пьющую жидкий чай из маленькой чашечки китайского фарфора.

– Вообще-то их можно понять… наверное.

– Конечно! Если переезжаешь в золотую клетку, поневоле привыкаешь жить по здешним меркам. Да только я в жизни не согласилась бы жертвовать своими привычками для того, чтобы произвести впечатление. Наверное, я слишком большая эгоистка, чтобы причинять себе неудобства. Потому и бросала их первой. К тому же и ежу понятно: если ты не знаешь, кто ты есть, если у тебя нет твердых взглядов на жизнь, тогда у тебя шансов выжить среди людей, желающих переделать тебя на свой лад, не больше, чем у снеговика в преисподней. А потом ты просыпаешься однажды утром и удивляешься: что это за незнакомец глядит на тебя из зеркала?

Сердце Морин сжалось. Рози говорила очень близкие ей вещи. Только вот… сегодня бросили ее, Морин. Она не успела первой…

– Я понимаю, о чем ты говоришь.

Ее интонация привлекла внимание Рози. Она вынырнула из глубин холодильника и некоторое время пристально смотрела на Морин, а потом энергично взмахнула замороженным судаком.

– Будь я проклята, если не верю тебе, девочка! Но клянусь, однажды мы раскопаем все секреты, которые ты похоронила в своем храбром сердечке. А сейчас – горячий душ и буйябез!!! Вверх по лестнице и первая дверь направо. Вперед!

Морин притормозила на пороге и обернулась к Рози.

– Неужели я так загадочно выгляжу?

– Дорогуша, единственное, что я про тебя знаю, так это то, что тебя, вполне возможно, зовут Мэгги, ты явно не из Чикаго, ты никогда в жизни не работала стриптизершей и у тебя сейчас нелегкие времена. Я не предлагаю немедленно рассказать мне все, но иногда разговор по душам помогает. Неприятности надо делить с друзьями. Это делает ношу легче.

7

Мэгги проспала всю ночь без сновидений и кошмаров, прижав к себе плюшевого одноглазого медвежонка и поставив на половину восьмого все имеющиеся в доме сестры будильники. Опаздывать в первый рабочий день – неприлично. То есть для Морин, разумеется, Мэгги еще в жизни никуда вовремя не приходила.

Она благополучно проспала все сигналы, но один из вредных механизмов был запрограммирован на повторы через каждые десять минут… На восьмом повторе Мэгги приснилось, что ей звонит Чико, и она проснулась. Некоторое время лежала, блаженно щурясь на солнышко, заливавшее всю спальню, – а потом заорала в голос и вскочила. Какое солнышко! Ей же к девяти надо было на работу в чертов колледж! А сейчас без пяти девять!

Она металась по комнатам, пытаясь найти подходящее шмотье, но под руку подворачивались только какие-то кошмарные кофточки с отложными воротничками и дурацкая юбка в клетку. В результате в девять пятнадцать Мэгги Рейли вылетела из дома в джинсах на голое тело и своем же собственном алом трикотажном джемпере – воротник-стойка, голая спина, без рукавов, облегает, как вторая кожа. То, что под ним находится исключительно первая кожа, без всяких лифчиков, преподавательскому составу придется пережить. Впрочем, грудь у нее всегда была отличной формы, упругая и накачанная, не тряслась и не расползалась в разные стороны. Хотя, наверное, именно это и не понравится преподавательскому составу…

Она влетела в здание колледжа, не замечая восхищенных взглядов студентов и не слыша довольно смелых возгласов за спиной. Работа в стриптизе дает иммунитет на такие вещи. Мэгги умела ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ СЛЫШАТЬ, если ей этого не хотелось.

А вот в учительской она оробела. И прямо-таки всем телом и душой вспомнила собственные школьные годы и всех этих мисс Кларксон, мисс Рединг, мисс Штольц и директрису миссис Руни.

На нее повернулись восемь женских голов и одна мужская. Семь пар глаз полыхнули чистым неодобрением, одна – неодобрением пополам с удивлением, и одна – телячьим восторгом. Нетрудно догадаться, что восторг выражали очи Бенжамена Кранца, начальника этого бабьего царства, с которым Мэгги вчера провела НАИСКУЧНЕЙШЕЕ свидание в своей жизни.

Нет, Бен Кранц был лапочка и тюпочка, смотрел с обожанием, говорил невпопад, над дороговизной меню не охал и даже глазом не моргнул, когда Мэгги заказала себе текилу без сока. Но он был скучен, скучен, скучен, как осенний дождь, нуден, как зубная боль, неинтересен, как телефонный справочник города, в котором живут одни только Джонсы и Стивенсы, и Мэгги не на шутку собралась надеть ему на голову вазочку с десертом, однако сдержала себя во имя сестринской любви. Морин хочет эту работу. Морин нравится этот козел. Морин безропотно отправилась выручать Мэгги – значит, и Мэгги ее выручит.

Только сейчас, переминаясь у двери, Мэг Рейли впервые подумала о том, что, возможно, немного переоценила свои актерские способности. Ибо ЭТА аудитория станет следить за ней в десять раз внимательнее, чем любая другая. Тут вам не Бродвей, тут все по-взрослому.

С удивлением на девицу в алом белье на голое тело смотрела Всесильная Сью, Сюзанна Болинжер. Секретарь и первый помощник профессора Бена Кранца. Дело в том, что по роду деятельности, а также по причине давней и ревнивой влюбленности в своего босса Сью знала практически всех сотрудников колледжа, даже тех, кто, наподобие мисс Морин Рейли, приходил исключительно на собственные уроки и уходил сразу после них. Так вот, Морин Рейли была абсолютной и несомненной серой мышью и белой молью, тихой и скромной девицей в блеклых и неинтересных нарядах. Морин Рейли мыла голову от силы два раза в неделю, не использовала косметику и преображалась только во время своих лекций. Сью пару раз сидела на них и была поражена этими переменами. Невыразительные темные глаза Морин Рейли вспыхивали, голос обретал чеканную звонкость пресловутого кимвала, а стихи она вообще читала превосходно. Все эти Байроны, Шелли, Бернсы и прочие романтики были для Морин Рейли ближе родственников, она рассказывала про них с восторгом – но без излишнего пиетета, как про хорошо знакомых, интересных и искренне любимых людей. Выходило интересно, Сью это признавала с присущей ей объективностью.

Однако вне лекции Морин Рейли была серой мышью и белой молью. Тоже вполне научный факт, проверенный четырьмя годами совместной работы. И этот факт категорически не увязывался с замершей у двери красавицей в алом, у которой все соски наружу, джинсы держатся где-то на границе лобка, а слово «СЕКС» буквально горит на лбу!

Сью закусила губу и сломала карандаш в пухлых пальцах. На Бена она не могла смотреть. Как он мог!

Бен Кранц прочистил горло и несколько визгливым голосом изрек:

– Добро пожаловать в наш дружный мирок, мисс Рейли. Надеюсь, вам у нас будет хорошо. Садитесь за стол, мисс Болинжер объяснит вам…

– Не объяснит. Мисс Болинжер занята. Я планирую свое время, мисс Рейли. Вы опоздали на сорок минут. Теперь мне некогда, и вам лучше пока заняться каталогизацией. Во время обеденного перерыва я вам объясню ваши обязанности.

Мэг немедленно перестала бояться. Война – это по-честному. Толстая Сью наверняка втюрена в босса, и для нее появление Мэг-Морин – нож острый. Что ж, это нам знакомо. В клубе бывало и не такое, учитывая, что там всех девочек в основном ревновала Бренда.

До обеда Мэгги откровенно валяла дурака, потому что понятия не имела, что за зверь такой – каталогизация, а спрашивать, ясное дело, было бесполезно. В обед Бен Кранц сделал попытку умыкнуть ее из-под ига Сью, но та проявила непреклонность, и профессор трусливо бежал с поля боя.

В течение сорока минут Сью разливалась соловьем, размахивала руками и нарочно перескакивала с предмета на предмет, чтобы новенькая окончательно запуталась. Мэгги слушала ее со скучающим лицом, потом посмотрела на часы и вежливо поинтересовалась, куда лучше подать иск: сюда, на кафедру – или уж прямо на дом мистеру Кранцу? Сью замерла с открытым ртом, а Мэг пояснила:

– Он – мой наниматель. Мы подписали контракт. По нему я обязана выполнить некую работу и имею право получить исчерпывающую и ЧЛЕНОРАЗДЕЛЬНУЮ информацию о моих обязанностях. Мистер Кранц, в свою очередь, имеет право потребовать с меня выполнения этой работы в срок, уволить меня в случае невыполнения работы по моей вине, а также обязан предоставить мне необходимую информацию о моих обязанностях. Ну, и разумеется, профсоюзы меня поддержат. Работника нельзя лишать права на перерыв, на обед и на отдых. Потянет на неплохую сумму, а?

Сью обратилась в соляной столп. Мэгги усмехнулась и покровительственно похлопала ее по плечу.

– Вольно, сержант. Это шутка – но та самая, в которой всего лишь доля… шутки. Вы показали мне свой гонор, я вам – свой. Давайте – после того, как я выпью кофе и перекурю – сделаем вид, что сейчас девять утра, и я впервые вышла на свое новое рабочее место. Все, пока, я пошла, а вы готовьтесь принять меня в свои материнские объятия.

С этими словами Мэг выплыла из комнаты, отчаянно вертя задницей. Последним гвоздем в гроб Великой и Ужасной Сью стало наличие у наглой Морин Рейли самой настоящей татуировки. Она вилась тонкой вязью по позвоночнику, чтобы разветвиться в более сложный узор практически на копчике. И в замысловатом этом узоре кельтских орнаментов отчетливо проступали тела сплетенных в объятии любовников! А когда развратная Морин Рейли виляла своими развратными бедрами, нарисованные любовники тоже двигались… крайне недвусмысленно!


Морин проснулась ближе к полудню, чувствуя себя отдохнувшей и посвежевшей. Потянулась, встала с кровати, лениво спустилась на первый этаж. Неутомимая Рози давно ушла на работу, и Морин почувствовала угрызения совести – ведь они проболтали с жизнерадостной толстушкой едва ли не до рассвета, расстались настоящими подругами, но Морин-то спала, а вот Рози…

Она вышла на крыльцо, залитое солнцем, и нарочно отвернулась от проклятой колонны – ЭТИ воспоминания сейчас ей были ни к чему. Сделала еще пару шагов, спустилась на одну ступеньку – и чуть не грохнулась, споткнувшись о коробку, стоявшую на самом краю. Странно, но на коробке было написано ее имя. В смысле, имя Мэг. «Мэгги Стар в собственные руки».

Рози! Наверняка ее рук дело.

С коробкой под мышкой Морин вернулась в прохладную темную прихожую. Она провела здесь всего одну ночь, но уже прекрасно понимала любовь Рози к этому дому. У него была душа. Морин казалось, что дом ей рад…

Не в силах справиться с любопытством, она уселась на нижней ступеньке лестницы, ведущей на второй этаж, и вскрыла коробку. Под серебристой упаковочной бумагой, пахнувшей ванилью, обнаружилась шикарная темно-синяя джинсовая рубашка с настоящими – не поддельными! – серебряными монетками вместо пуговиц. Морин приложила обнову к себе, подошла к зеркалу. Сидит идеально, глазомер у Рози отличный, да и вкус прекрасный. Она уже собиралась бережно сложить рубашку обратно в коробку, как вдруг увидела, что там лежат еще и серьги, пояс, украшенный серебряными монетками, серебряная цепочка… На второй день «чужой» жизни у Морин появилось сразу несколько поводов для радости. Друзья, трогательные подарки… А Дика Манкузо она в этот список не включит, потому что даже мысли о нем способны разрушить всякую «нормальную» жизнь, хоть бы и чужую.

Улыбаясь и мурлыча под нос песенку, которую сегодня ночью раз пять передали по радио, она поднялась наверх. Решено, подарок она наденет вместе со своей единственной парой джинсов.

Звонок в дверь застал Морин в кухне, за чашкой кофе. Она вздрогнула и нахмурилась. Если это Дик Манкузо, то она его на порог не пустит. И все скажет в лицо. И… и… и пошлет за вещами в квартиру Мэг, вот! Если он действительно не собирается ее выдавать, то пусть творит добрые дела.

Распалив саму себя, она дошла до двери и решительно распахнула ее.

Высокий, очень смуглый и очень широкоплечий дьявол стоял в дверном проеме, загораживая дневной свет. На темном лице дьявола раскаленными углями горели мрачные глаза. Огромные кулаки сжимались и разжимались. Для полноты образа не хватало только хвоста, нервно бьющего из стороны в сторону, да рожек, пробивающихся сквозь спутанные курчавые волосы.

В том, что перед ней Чико Пирелли, Морин не сомневалась ровно так же, как и в том, что жить ей осталось пару минут. Она пискнула что-то невнятное и исключительно для приличия попыталась закрыть дверь. Дьявол зарычал и вошел в дом, оставив дверь распахнутой. Морин уронила чашку и рванула по лестнице на второй этаж.


Дик провел эту ночь без сна, размышляя и анализируя. Выводы одновременно радовали – и раздражали своей противоречивостью.

Мэгги Стар, то бишь Морин Рейли, не могла быть проституткой и аферисткой. Что-то в ее облике говорило о том, что подобное невозможно в принципе. И на холодную, расчетливую сучку она тоже не тянула. Больше того, там, на крыльце, возле проклятой колонны, у Дика было полное ощущение, что она… неопытна и невинна! Хотя, безусловно, она была дьявольски сексуальна и сильно возбуждена. Она была готова ему отдаться – но Дик чувствовал, что это не есть признак ее распущенности. Нет, это точно не про нее. Скорее, она ему полностью доверяла…

Могла ли она просто играть роль? Это как-то… не ее. Она же не умеет врать, совсем. Эти глаза ее карие! Лань…

Дик остановился посреди вестибюля отеля, в котором проживал Чико Пирелли, и пожилая пара, идущая сзади, немедленно врезалась в него. Пробормотав извинения, Дик вновь начал слоняться по вестибюлю.

Не может врать… Карие глаза… Не может врать… врать…

Почему он столько времени думает об этом? При каких обстоятельствах Дик Манкузо вообще способен думать на такую идиотскую тему?

При очень даже простых. Если он влюблен в кареглазую лань.

Портье, отлично знавший Дика, активно размахивал руками, привлекая его внимание, и Дик рассеянно кивнул, направляясь к стойке. В телефонной трубке взвыл возмущенный голос Натти Тимсон.

Дик вздохнул. Он слушал вполуха, разглядывая стройную блондинку, входящую в отель. Нет, она и в подметки не годилась Мэгги… то есть Морин. Морин двигалась плавно и грациозно, если не считать сцены в стрип-баре. Она словно плыла над полом. И разговаривала совсем иначе. Ее речь выдавала в ней хорошо образованную и прекрасно воспитанную женщину.

Менее всего она походила на стриптизершу. В смысле, вообще не походила. Она держала себя очень скромно, с достоинством, а вот смеялась по-девчоночьи, словно солнышко разбрызгивала. Девчонки из стриптиза быстро забывают и о скромности, и о достоинстве, и о детстве…

А иногда глаза Морин темнели, и взгляд становился потерянным, тоскливым, собачьим. Еще Дик видел, как в этих темных глазах зажигалось священное безумие страсти, и тогда ему хотелось утонуть в этой пылающей бездне…

Натти бурчит просто так, со всеми проблемами она отлично справится и сама, просто ей охота переложить часть невзгод на чужие плечи. Но Дику некогда. Сейчас он пойдет к Чико и постарается вытянуть из его побольше информации…

Чико Пирелли промчался мимо Дика, больше всего напоминая разъяренную баллистическую ракету. Нельзя его упустить! Дик не сомневался в этом ни секунды, особенно заметив, что Чико без охраны. О, несчастный мотоцикл!


Морин грохнулась, ударилась коленкой, взвыла и поползла, кажется, под кровать. Дьявол взревел над самым ее плечом, схватил за шиворот, поднял на воздух, и Морин вяло подивилась тому, что уже второй день совершенно не стесняется собственной наготы. Халат распахнулся полностью, но дьявол ничем не напоминал распаленного похотью насильника. Как ее и предупреждали, он собирался оторвать ей голову. Морин собралась с силами и завопила:

– Я не та, кого вы ищете! Поверьте! Ну неужели вы можете спутать женщину, с которой спали, с… другой женщиной?!

Тут лицо дьявола вдруг стало изумленным и немного обиженным, он замер, а потом выкинул номер: закатил глаза, выпустил Морин и рухнул со страшным грохотом на ковер. Морин тупо смотрела на него некоторое время, а потом подняла голову – и увидела очень бледного и сердитого Дика Манкузо, сжимавшего в руках чугунную сковородку, на которой Рози вчера обжаривала лук.

Кажется, Дик ее одевал. Совершенно точно – зашнуровывал на ее ногах кроссовки. О чем-то спрашивал. Морин впала в ступор. Обилие событий перевалило за границы разумного, и разум, естественно, отказал. Все замечательно, теперь она отправится к своему психоаналитику, а от него – в психиатрическую клинику. Там хорошо, тихо, нет мафии, нет лживых репортеров, голых баб и сестры-близняшки. Жаль только, на мотоцикле кататься нельзя.

Когда Дик Манкузо посадил ее перед собой, она решительно перевернулась к нему лицом, обхватила ногами за талию, а руками – за шею, спрятала лицо у него на груди и замерла.

Замер и Дик. К растерянности, панике, избытку адреналина и полному непониманию, что делать дальше, добавилось еще и физическое возбуждение, отчего ему стало казаться, что у него болит вообще все тело. Придушить ее, что ли? А вдруг он убил Чико?

Дик простонал витиеватое итальянское ругательство, подкрепил его энергичным гэльским и решительно газанул. Проблемы надо решать по очереди. Если он не кончит по дороге – то в первом же отеле Морин Рейли станет его женщиной.

Через двадцать минут мотоцикл вырвался из душных объятий города и понесся по автостраде, ведущей на юг штата. Еще через некоторое время, когда вдоль дороги потянулись сосны, он лихо свернул на второстепенную дорогу и вскоре скрылся из виду.

8

Вечером Рози Каллаган вернулась с работы, ознакомилась с запиской Мэгги, из которой не поняла ни единого слова, и с некоторым изумлением обнаружила на втором этаже некоторый кавардак, а именно – сбившийся в комок ковер на полу спальни ее новой квартирантки, наброшенный на торшер халат и валявшуюся на самом пороге комнаты чугунную сковороду. Поразмыслив, Рози еще раз осмотрела комнату на предмет следов крови и наличия свежего трупа, а не обнаружив ни того, ни другого, окончательно успокоилась и спустилась вниз. Богатая на приключения жизнь барменши из небольшого бара приучила Рози Каллаган к философскому взгляду на жизнь, отчасти схожему с мнением полиции. «Нет трупа – нет проблемы», – сказал бы среднестатистический коп, и Рози Каллаган кивнула бы, добавив: «Было бы здоровье – а остальное купим».

Прихватив сковороду, она отправилась на кухню и поставила кипятиться воду для кофе. Еще через полчаса Рози выпила кофе и уже облачилась в свой розовый пеньюар, когда по дому раскатилась трель звонка. Глянув на старинные часы, Рози изумленно подняла брови, недоумевая, кто это может быть. Мэгги? Но если Рози все-таки правильно поняла то, что говорилось в записке, она появится только завтра. Впрочем, планы у нее могли поменяться, а ключ она могла забыть.

Будучи женщиной доверчивой, Рози смело прошлепала к двери, даже не подумав, что нужно сперва посмотреть в глазок, а потом уж открывать.

Не успела она откинуть щеколду, как дверь распахнулась, отшвырнув Рози к стенке. Она уже падала, когда сильные руки подхватили ее и поставили ровно, впрочем, через секунду уже сам спаситель валялся на полу, сраженный могучей оплеухой.

– Какого за ногу твоей бабушки бога душу хрена!.. Чико Пирелли?! Ты считаешь, именно так наносят визит даме?

– Видишь ли, душечка, мне очень нужно с тобой поговорить. А ты, между прочим, спрашивай сначала, кто там, а потом открывай. Да, кстати, и не расхаживай перед раскрытыми настежь окнами в одном белье. Это небезопасно. Ты выглядишь очень соблазнительно.

– Соблазнительно? Чико, ты уже большой мальчик, стыдно подсматривать за тетеньками. Даже статья есть против таких, как ты.

– Подсматривать? Вот уж никогда! Я честно и смело звонил в дверь и ждал, когда ты ответишь.

– А когда я открыла, влетел с размаху, как какой-нибудь налетчик!

– Я хотел преподать тебе урок, для твоей же безопасности. Голос свыше сказал мне: твой гражданский долг, Чико Пирелли, присматривать за этой женщиной, ведь она была наперсницей твоих детских игр и шалостей… Кстати, а почему это я должен оправдываться?

С этими словами Чико с притворным возмущением огляделся и с кряхтением поднялся на ноги. Рози хмыкнула.

– Никто тебе на этот вопрос не ответит, не зыркай по сторонам. А насчет голоса свыше – так я очень сомневаюсь, чтоб ты в жизни сделал хоть что-нибудь, заслуживающее одобрения небес.

– Боюсь, ты права, моя фея.

– Люблю мужчин, которые умеют признавать свои ошибки. Если скажешь честно, зачем пришел, пущу тебя на кухню и налью виски.

– С восторгом, чудесница, с восторгом. Буду краток: один человек влюбился в твою квартирантку, и я хочу знать, что ты собираешься предпринять по этому поводу.

Они дошли до кухни, и там Рози решила уточнить.

– Влюбился в кого? В лапочку Мэг? Ну разве этот один человек не умница?

– Не умница, не волнуйся. Умница – это я, а он даже еще не знает о том, что влюблен.

– А, ну ты-то у нас эксперт.

Рози решительно направилась к бару, и разноцветные бигуди заметались у нее на голове. Чико улыбнулся, но осторожно. Не хотелось бы, чтобы она выгнала его прямо сейчас. Ему здесь нравилось, и он еще не все выяснил.

– А почему бы мне не быть экспертом?

– Ладно. Но уж не Ромео – это точно.

– Ох! Ты ранила меня в самое сердце, жестокая и прекрасная дева.

– На случай, если ты не заметил: из возраста и состояния девы я вышла лет двадцать назад. Льсти мне про любые части тела, характер, прическу – но только не про возраст.

– А про какие конкретно части тела?

– Хочешь знать, негодник?

– Конечно!

– Перебьешься. Пей свою чашу яда. Выбирай.

И Рози широким жестом обвела ряд разноцветных бутылок на полке своего бара. Чико вздернул бровь.

– Знаешь, Рози, я как-то нервничаю от такого изобилия.

– Нервничаешь? Это хорошо. Я люблю, когда мужчины нервничают, в этом состоянии они становятся более внимательны к женщинам.

– О, я был очень внимателен. Когда ждал тебя под дверью и смотрел на тебя в окошечко – весь был один сплошной глаз!

– Ох, не на то ты смотришь, Пирелли.

– Не может быть, ведь я смотрю на тебя, Роза моя!

С этими словами Чико заключил Рози в объятия и поцеловал.

Через пару секунд Рози Каллаган отшатнулась от Чико Пирелли с пылающими щеками и схватилась за голову.

– О небо! Бигуди! Кошмар!

– А мне нравится. Веселенькие такие…

– Замолчи, соблазнитель!

– Ничего не могу с собой поделать. Редкое заболевание – возбуждаюсь при виде женщин в бигуди.

– О, сын ехидны и обмана! Ты нарочно это сделал, чтобы я размякла, как мороженое в полдень, и ты бы меня совратил.

– Вообще-то совращение намечалось на попозже, но начали мы неплохо.

Рози плотнее запахнулась в пеньюар и сказала уже нормальным голосом:

– Ладно, пей свой виски, говори, зачем пришел, и выметайся. Нет, видали! Совращение! Он думал, что я приглашу его в свою постель!

– А что, нет? Когда же я сделал промашку?

– Когда родился. Ты должен был сказать мне про бигуди, а потом уже целовать.

– Но ты в них очень симпатичная, а потом, если бы я сказал, ты бы выкинула меня из дома.

– Не исключено. Что ж, пожалуй, ты действительно разбираешься в женщинах.

– Значит, я могу остаться?

– Нет, ты, клоун! Но можешь попытаться в следующий раз. Так что там с этим человеком? И почему ты лезешь в его личную жизнь?

– К несчастью, это мой сотрудник, Рози.

– Командуй всем, что касается бизнеса, но не его сердцем и постелью. Ты не его духовник.

– Лучше бы я им был. Ты же прекрасно понимаешь, у МОИХ сотрудников нет личной жизни, все, абсолютно все, связанное со мной, находится под пристальным вниманием прессы – и моих политических противников.

Рози уселась напротив Чико и налила себе виски.

– Допустим. Ну и что плохого в том, что кто-то из твоих сотрудников влюбился в Мэгги? Ты-то с ней порвал! Насколько я понимаю!

– Список велик. Во-первых, он сделал это за моей спиной, кстати, еще не будучи уверенным, что я с ней порвал. Не гримасничай.

– Так ты скажи ему об этом! Кроме того, сердцу не прикажешь и сроков не поставишь. Увидел – влюбился, разве так не бывает?

– Только не с ним. Этот парень не узнает любовь, даже если она даст ему по голове… сковородкой.

– О! Мне уже интересно. Дело в том, что меня уже второй час разбирает любопытство, и связано это, ты будешь смеяться, тоже со сковородкой.

Чико чуть заметно поморщился, его рука непроизвольно потянулась к затылку. Рози с интересом смотрела на него.

– Видишь ли, иногда – особенно в сердечных вопросах – даже сковородка может стать решающим доводом.

– Чико, а если ты такой умный, чего ж ты до сих пор неженатый?

Голос Рози звучал ехидно, но в глазах была грусть. Чико усмехнулся, но веселья в его смехе тоже не было.

– А ты знаешь, сколько времени я потратил на то, чтобы стать умным? Дай поцелую?

– Отстань! Ты сказал, список длинный. Что следующее?

– Сама Мэгги. Мэгги Стар. Девушка, которую я лично, своими руками, собирался придушить без всякого сожаления и которую этот человек привез сюда и спрятал в твоем доме. А потом дал мне по башке сковородой и увез ее в неизвестном направлении.

– Мэгги – лапочка! И парень молоток!

– Согласен, но она лапочка, о которой никто ничего не знает. И Мэгги ли она вообще?

– У нас у всех есть секреты.

Лицо Чико вдруг стало суровым и жестким.

– Секреты в нашем кругу – это часовые бомбы. Роз, слушай меня. Я, Чико Пирелли, – один из самых опасных людей в этом городе. Тем не менее я вполне заслуживаю высоких постов, у меня есть силы и возможности пробиться к ним даже сквозь наши политические джунгли, упорно сопротивляющиеся этому. Я сам от всей души желаю себе победы, а еще я желаю счастья… моему другу Дику, и в то же время я не хочу, чтобы он влюбился безоглядно в женщину, которая одним махом может разрушить всю мою, а значит, и его жизнь. В конце концов, в мире есть много прекрасных женщин. Выбрать можно…

– Так это Дик Манкузо… Собственно, можно было и догадаться. – Рози тяжело вздохнула.

Чико посмотрел на нее испытующе.

– Я вижу, в душе ты со мной согласна. Говори, Роз Каллаган, знавшая меня и Дика сопливыми пацанами.

Рози мрачно покачала головой, словно не решаясь заговорить, но через мгновение медленно протянула:

– Мэгги плохая лгунья, и ее тайна горит у нее на лбу, словно алая буква. Что она скрывает? Я могу руку дать на отсечение, она никакая не стриптизерка. Она тебе что-нибудь рассказывала о своем прошлом?

– Она не хотела говорить. Я не настаивал. Упоминала, что была однажды помолвлена. Что не любила жениха. Это все. Почему он ее увез?

– Возможно, она рассказала обо всем Дику. Больше, чем тебе и мне, понимаешь? И он, прекрасно зная тебя, вдруг говорит: «О господи! Ты представь, Мэгги, а если об этом узнает Чико?! Тебя же просто убьют! Всего один пьяный водитель. Или пуля…»

– Ты не слишком драматизируешь, красивая?

– Прости, малыш, но я уж напрямик. Криминал всегда тяготел к театру. Здесь любят дешевые сценические эффекты. Впрочем, ты прав. Ты-то нормальный человек! Обойдемся без эффектов. Кстати, ты – ХОРОШИЙ нормальный человек.

Чико поднялся и поцеловал Рози руку долгим, проникновенным поцелуем.

– Поскакал я домой на своем белом коне, весь такой хороший! А то ты еще передумаешь и скажешь, что я гад.

– Скачи.

– Роз… А тебе Мэгги не называла имя своего жениха?

– Что-то такое… типа Болинзон? Либензон? Олафссон? Карлсон? Что-тоЗон или Что-тоСон… А, вспомнила! Кранц!

– Рози, я тебя обожаю. Это гениально. И я еще докажу тебе, что и мафиози любить умеют!

– Иди! Балабол…


Некоторое время она провела в забытьи, но постепенно сознание вернулось, и Морин вдруг сообразила, что она сидит практически на коленях у Дика. То есть даже и не на коленях, а… Румянец вернулся на бледные щеки, и она начала торопливо отползать, но Дик железной рукой вернул ее на место.

– Сиди. Мы сейчас подъедем к мотелю.

Но ехать пришлось еще с четверть часа, и к этому времени Морин окончательно потеряла голову. Ее руки вновь обвились вокруг шеи Дика, ноги лежали у него на бедрах, а все тело изнывало от желания. Она старалась не смотреть ему в лицо, но это было невозможно, и постепенно она растворилась в этих зеленых глазах, превратилась в желе, забыла свое имя…

Дик остановил мотоцикл у дверей маленького мотеля и наконец-то притянул ее к себе. Морин с облегчением встретила его губы и ответила на поцелуй так, как и хотела на самом деле ответить – со страстью и жаром изголодавшейся и влюбленной женщины. Сомнений не осталось. Они с Диком становились единым целым, и она понимала, что никогда в жизни еще не испытывала такого полного доверия, такого спокойствия, такого блаженства.

На краю сознания промелькнуло воспоминание о том, что ей довелось пережить сегодня вечером. Но теперь ей было не страшно. Почему-то сейчас она была уверена, что чужое прошлое ее больше не потревожит.

Ухнула сова, ей отозвалась другая. Дик еще пытался контролировать себя. Он сопротивлялся – глубоко в душе, – понимая, что должен это делать, но… Было слишком хорошо. Слишком.

Это происходило с ним впервые. Никогда еще Дик Манкузо не поступал наперекор собственному рассудку, а он сейчас вопил, орал в голос: «Отступись! Тебя ждут большие неприятности!»

Но аромат жасмина уже затуманивал голову, и прекраснейшая из женщин в его объятиях умирала от желания, а потому рассудок вместе с интуицией могли отправляться в преисподнюю. Сердце не признавало логики. Дик погибал и делал это с удовольствием.

Они самозабвенно целовались, когда над самыми их головами раздалось покашливание, после чего бодрый старушечий голос произнес с несколько наигранным восторгом:

– Мотель «Рай в шалаше» приветствует вас, дорогие… э-э… молодожены. Войдите под гостеприимный кров, и пусть шум большого города не потревожит ваши сны!

Дик и Морин отпрянули друг от друга, впрочем не размыкая объятий, и смущенно уставились на волшебное создание, стоявшее на крыльце с электрической лампой, стилизованной под керосиновую.

Хозяйка мотеля была бодрой, спортивной старушкой лет семидесяти с лишним. Именно такими старушками – подтянутыми, активными и любознательными – гордится Америка. Этих старушек можно встретить во всех уголках мира – обычно они заядлые туристки, к тому же наиболее настырные экскурсантки. Обычно именно они лучше любого румына осведомлены о биографии Влада Цепеша-Дракулы; знают, на какой именно улице жила возлюбленная Петрарки, а также сколько именно сокровищ инков, если считать в долларах, вывез на своих кораблях Кортес…

Миссис Дьюли – так звали персонально эту американскую гордость – свою активность обратила в бизнес и уже третий год содержала мотель «Рай в шалаше». К сожалению, все еще не был положительно решен вопрос с рекламой, потому что мистер Дьюли, в отличие от жены, был ленив и более склонен к садоводству, так что мотель не особенно процветал. Собственно, со дня открытия три года назад его посетила всего одна пара новобрачных – и тут же уехала, не успев зарегистрироваться, так как в мотеле, видите ли, не было выхода в Интернет, но миссис Дьюли не унывала. «Интернет молодожену не товарищ!» – думала она и продолжала свято верить, что удача ждет ее впереди.

Сегодня она совершенно случайно вышла на крыльцо – ей показалось, что что-то трещит. Вышла – и пожалуйста, вот они, голубчики! Если уж это не молодожены, то она и не знает, как они должны выглядеть.

Через пять минут Дик и Морин были вписаны в толстый гроссбух, снабжены громадным ключом с брелком в виде мигающего алого сердца и отправлены наверх. Скрипучая лестница пела под тяжестью трех пар ног, и Дик Манкузо неожиданно развеселился.

– У вас шикарная лестница, миссис Дьюли. Целый оркестр, честное слово. Если какой-нибудь грабитель вздумает незаметно проникнуть на второй этаж…

– То ему без труда это удастся, мой дорогой! Мистер Дьюли – прекрасный человек и труженик, мой муж, – но спит, как сурок. Глуховат. Весьма. Да, весьма. Что до меня, то все эти домашние заботы… А ведь я уже не так молода! Вот сколько мне, ну сколько?

– Я даю вам… шестьдесят пять!

– Ровно на десять лет вы промахнулись, мой дорогой! Мне семьдесят пять, можно сказать, уже семьдесят шесть. Конечно, мотель, прямо скажем, не ломится от постояльцев В ЭТО ВРЕМЯ ГОДА, но ведь содержать этот дом в порядке все равно приходится? Вот ваша комната. Отдыхайте, мои дорогие, и пусть вам приснятся самые лучшие сны! И еще раз напоминаю: здесь вы никого не разбудите, даже если вздумаете играть на трубе всю ночь. Мистер Дьюли, помимо глухоты, еще и храпит, так что я всегда пользуюсь затычками для ушей… как же их… Беруши! Отличное средство от бессонницы: стаканчик бренди на ночь, грелка в ноги, беруши в уши. Спокойной ночи!

9

Некоторое время после ухода доброй старушки в комнате царила тишина. Потом Дик решительно повернулся и выключил свет. Морин зябко обхватила себя за плечи, но Дик подошел к ней вплотную и мягко отвел ее руки в стороны.

– Ты боишься меня, девочка?

– Нет. Не тебя. Себя.

– Не бойся, Морин. И Мэгги тоже.

– Не называй меня так!

– Не хочешь вспоминать прошлое? Не будем. Нет никакой Мэгги Стар. И не было никогда.

– Ох, что ты! Есть. Только это не я.

– Конечно, не ты. Мэгги Стар – звезда стриптиза и любовница гангстера. Мэгги Стар ни за какие пряники не остановится в крошечном отеле посреди леса…

– Остановится, еще как! И вовсе она не звезда стриптиза, она просто хорошо танцует. Стриптиз – это ведь не всегда бордель?

– Не обижайся, сладкая. Просто я злюсь, когда вспоминаю… что и у тебя тоже есть свое прошлое.

– Нет у меня никакого прошлого, Дик. Только настоящее. И в нем ты.

И она сама поцеловала его, а потом еще и еще…

Он раздевал ее осторожно, едва касаясь точеных плеч и тонких рук. Вечернее солнце било сквозь мечущиеся на ветру листья, сквозь кружево занавесок, и облик женщины мерцал, подрагивал, растворялся в медовой дымке… Это было странное ощущение. Нежная, атласная кожа ее была прохладной, но обжигала пальцы… Он привлек ее к себе, узнавая, изучая и постигая. Не глазами – потому что не мог отвести взгляда от шоколадных очей. Кожей. Телом. Душой… Он целовал ее жарко и упоенно, пил ее дыхание, ловя губами глухой стон, и она отвечала ему с той же страстью…

А потом они совсем раздели друг друга и оказались на широченной кровати, которая тоже оказалась скрипучей, как и лестница, и когда ритмичный скрип стал невыносимым, Дик скатился на пол, прижимая к себе Морин, а потом с глухим рычанием отстранился от нее и взвыл:

– Да будь оно все проклято! Ведь он же отказался от нее!

Она замерла, не в силах ни продолжать, ни остановиться. А потом кивнула, облизала пересохшие губы и неожиданно улыбнулась.

– Я поняла. Дик, послушай… Ведь Чико…

– Не произноси его имени!

– Нет, буду! Иначе ничего у нас не выйдет. Ты только не рычи. Послушай. А если… если я тебе поклянусь, что у меня и Чико Пирелли ничего не было?

Дик грустно посмотрел на нее и усмехнулся жалобно и по-детски.

– Я поверю тебе, золотая. Поверю.

Она смотрела на него во все глаза, на первого в своей жизни обнаженного мужчину, такого прекрасного, такого… своего! И улыбалась, идиотка, прямо до ушей.

– Дик… Иди ко мне. И я докажу, что это чистая правда…

А потом был бешеный танец сердец, шум прибоя в ушах, грохот кипящей лавы в крови, удивительная легкость во всем теле и веселый ужас перед неизведанным… Короткий и счастливый стон, отразившийся от потолка, ставшего бездонным небом, – и тьма, полная шорохов, стонов и звуков, понятных только двоим.

Когда он на этот раз оторвался от ее губ, она не сразу выпустила его плечи. И глаза открыла не сразу, а когда открыла, то разглядела золотые искры в зеленых ирландских глазах. Они все еще обнимали друг друга, да так крепко, что Морин всерьез испугалась, смогут ли они вообще разжать руки.

Потом губы Дика обхватили розовый сосок правой груди, затем перешли на левую грудь, и она снова изогнулась в сладкой судороге, едва держась на ногах.

Однако потрясениям не было конца. Она почти не дышала, только вздрагивала, когда Дик медленно опустился перед ней на колени, непрерывно покрывая все ее тело поцелуями. Его жаркие губы коснулись нежной кожи живота… еще ниже, ниже, ниже – и вдруг Морин словно взорвалась изнутри, расцвела огненным цветком страсти, со странным изумлением отмечая, что у нее, оказывается, есть такие мышцы, о существовании которых она и не подозревала…

Морин Рейли впервые в жизни испытывала полноценный оргазм, и ее счастливый крик сливался со стоном изнемогающего от любви и желания мужчины, склонившегося перед ней.

Они лежали на пушистом ковре возле кровати, и умные, чуткие руки мужчины скользили по трепещущему телу женщины, изучая и лаская его, проникая в укромные уголки, овладевая, даря удовольствие… Морин почувствовала, как его пальцы скользнули вглубь ее тела, и застонала, чуть выгибаясь ему навстречу.

А Дик, замерев на секунду, вдруг рассмеялся тихим грудным смехом, и этот звук заставил Морин взвыть от вожделения и впиться жадным поцелуем в его мускулистую шею.

Потом он оказался сверху, осторожно опустился на нее, и Морин со стоном подалась навстречу, страшась и страстно желая того, что сейчас произойдет. Блаженная тяжесть тела мужчины ошеломила и привела ее в восторг, она в неистовстве обвила бедра Дика ногами и прижалась к нему, раскрываясь навстречу мужской плоти, словно цветок. Дик обнял ее, покрывая горящее лицо поцелуями…

Он взял ее, и одновременно сплелись в сладкой битве их языки. Потом не было ничего – и было все, как в первый день творения, и Морин, кажется, кричала его имя, а Дик, возможно, молился. Ничего нельзя было сказать наверняка, потому что они были единым целым, и слезы у них были общими, и стук сердца – общим, и дыхание – общим, и испарина – общей…

Их качало на волнах самого древнего океана на свете, и Морин с удивлением увидела, как посерел мрак за окном. По ее подсчетам, прошла уже вечность.

И эту самую вечность спустя Дик Манкузо, счастливейший из смертных, лаская чуть дрожащими пальцами трепещущую грудь Морин, восхищенно выдохнул ей в ухо:

– Я – идиот…

Она лежала, нагая, прекрасная, словно отблеск луны в темноте, словно слиток серебра, словно облачко, в которое превращаются на заре феи. Дик Манкузо разом вспомнил все бабушкины сказки, все протяжные и меланхоличные песни матери, Кейры Манкузо, простой посудомойки, в чьих изумрудных глазах и журчащем смехе-ручье однажды и навсегда утонул его отец, Джованни Манкузо… И Дик опять целовал свою Морин, сначала нежно, едва касаясь трепещущих алых губ, словно пробуя ее на вкус и боясь спугнуть… Потом – все яростнее и сильнее, настойчиво и неудержимо, словно желая выпить ее дыхание, а она отвечала ему радостно и доверчиво, выгибаясь в его руках, с восторгом отдаваясь его ласкам, желая только одного – раствориться в нем, слиться с ним воедино, стать его частью, разделить его дыхание, отдать всю себя и забрать всего его…

И были изумление, восторг и безбрежное море счастья, которое, оказывается, всегда жило в ее душе, но только Дику было дано выплеснуть это море из берегов. И было ощущение того, что теперь наконец она обрела саму себя, стала собой, и больше не надо прятаться за плотными шторами и одиночеством, потому что она – женщина, а вот – ее мужчина, и сейчас они едины, ибо так захотел Бог…

– Дик!..

– Золотая!..

– Я люблю тебя!

– Я люблю тебя!

Их крутило в бесконечной и беспечальной тьме, и звезды рождались у них на глазах, на глазах у них гасли, только им не было до этого ни малейшего дела. Их громадным маятником любви и желания возносило на невидимую высоту, туда, где нет воздуха, потому что нечем дышать, но нельзя задохнуться, разве только от счастья. А потом они достигли вершины и рухнули с нее вниз, свободные, как птицы… Нет, не птицы, а ангелы, такие же ангелы, как и те, что поют им эту прекрасную и грозную песню любви, любви бесконечной и вечной, любви прекрасной и страшной, любви единственной и разнообразной, любви, с которой все началось в этом лучшем из миров и которой все наверняка закончится, когда придет срок…

А потом тьма милосердно выбросила их на берег невидимого океана и откатилась назад, словно теплая волна, и Бог благословил их, потому что теперь…

…Богом был сам Дик, а светлый ангел, совсем такой, как на картинах Ботичелли, ангел со светящейся нежной кожей, ангел с улыбкой на припухших от поцелуев губах, его, Дика, личный ангел лежал в его объятиях. Дик нежно и властно провел рукой по прекрасному телу, прильнувшему к нему. Задержал ладонь на теплом лоне, вкрадчиво погладил шелковистую кожу на внутренней стороне бедер… Замер. Поднес руку к глазам.

На пальцах отчетливо виднелась кровь.

Он ошеломленно уставился на Морин.

– Господи, я…

– Тсс! Что ты шумишь? И чего ты так перепугался?

– Дурочка, надо было сказать…

– ЧТО сказать?

– Я не знаю… Я…

Он выглядел растерянным и смущенным, красивый мужчина, герой-любовник, насмешник и балагур, а вот Морин, бедная глупая Морин, ответила ему спокойной, мудрой и гордой улыбкой. Так улыбалась Ева Адаму в первую их ночь, а до нее так улыбалась Лилит…

– Я могу только повторить, Дик, то, что сказала тебе миллион лет назад в состоянии полной прострации. Теперь же я в твердом уме и я говорю: я люблю тебя. И очень надеюсь, что ты был не в горячке, когда говорил мне то же самое.

– Господи! Нет! То есть… разумеется, да! Я люблю тебя! Нет, все-таки я идиот!

Его женщина негромко засмеялась в темноте.

– Нет. Просто ты вечно торопишься. Надо было слушать, когда я пыталась объяснить… А теперь слушай сказку. Жила-была девочка. И было у нее отражение. Точно такое же, как она сама, только совсем другое.

– Морин…

– Молчи. И слушай. Все, чего девочка боялась, не умела, не решалась сделать, делало ее отражение. Ездило на велосипеде с горы, лазило по деревьям с мальчишками, прогуливало школу. Девочка сидела и учила уроки, слушалась маму и папу, делала то, что ей говорят, и всегда точно знала, как надо и как не надо поступать.

А отражение резвилось вовсю, нарушало запреты, смеялось в полный голос, когда смешно, плакало навзрыд, когда грустно, любило наотмашь и дралось до крови… И знаешь, как-то так получилось, что девочка прожила ужасно скучную и ненастоящую жизнь. Правда, сначала она этого не знала, но однажды с отражением стряслась беда, и оно попросило о помощи… Ты спишь?

– Нет. Говори, пожалуйста, говори…

– Так вот, отражению надо было срочно спрятаться от… ну… от всяких врагов и чудищ. И оно попросило девочку поменяться местами. Девочка решила: чего ж такого? Ведь отражение мое? Значит, и жизнь его – отражение моей, только веселее. И согласилась.

– Ты чего молчишь?

– Собираюсь с духом. Да. Поменялись они местами – и увидела девочка, что погорячилась. Потому что жизнь ее отражения была совершенно не похожа на ее собственную. Все в этой жизни было большим, ярким, громким и ужасным, чудища – страшными, злодеи – злодейскими. Но глупая девочка все твердила себе – это же не по правде? Я же – не мое отражение, значит, ничего со мной не случится. А оно взяло и случилось.

– А прынц?

– Чего?

– Прынц на белом коне, с мечом сияющим и грозным? Спас он девочку?

– Ну… в прынципе, спас. Вернее, не спас, а расколдовал, как в сказке и полагается. И расколдованная девочка вдруг поняла, что это ее мир на самом деле был придуманным, а настоящую жизнь прожило ее отражение. Потому что не боялось жить.

– Хорошая сказка. Морин?

– Да?

– Я вот чего не пойму… Это насчет кого сказочка-то?

– Дурачок ты мой! Спи, Дик. Завтра. Все расскажу, но завтра.

– Поклянись!

– Клянусь, что отвечу на все твои вопросы. Веришь?

– Верю. Иди ко мне.

– Ох… Знаешь, что?

– Что?

– Нет, потом. Все завтра.


Ночь под кровом четы Дьюли превратилась для Дика и Морин в своего рода эротический фейерверк, когда никто из участников точно не знает, что придет им в голову в следующую минуту. Именно поэтому они и заснули внезапно, просто обессилев от собственной любви. Утро застало их на ковре посреди комнаты, сплетенными в тесном и отнюдь не невинном объятии. Когда Дик осознал в полной мере, почему именно сейчас ему так хорошо, он пришел в бешеный восторг – и Морин в результате испытала полноценный оргазм прямо во сне.

Совершенно немудрено, что ночная сказочка и желание задавать вопросы выветрились из головы Дика на довольно продолжительное время, и он вспомнил обо всем только после совместного душа, когда они наконец-то добрались до кровати и Морин спряталась от него под одеяло. Тогда сам Дик уселся по-турецки и грозно сдвинул брови, под которыми искрились счастьем и весельем зеленые ирландские глаза.

– Не верю! Ты меня обскакала! А ведь я был настороже, я же предполагал нечто в этом роде!

Морин приоткрыла один глаз и с подозрением посмотрела на свежего и бодрого Дика, который сидел, скрестив ноги, на кровати и смотрел на нее.

Она перевернулась на живот и натянула простыню на голову.

– Даже не понимаю, о чем ты там бормочешь.

– Ты зажала свой секрет, вместо этого затащив меня в койку!

– Кто кого, интересно? Идея насчет вопросов и ответов была твоя, тащил в койку тоже ты.

– Но ты не сопротивлялась!

– Я не виновата. Ты меня околдовал.

Дик ухмыльнулся и дурным голосом затянул первый куплет «Черной магии». Вскоре Морин рыдала от смеха, а про себя думала, что отдала бы полжизни за возможность оставшиеся дни просыпаться под звуки этого бодрого, жизнерадостного и абсолютно немузыкального пения.

Дик сдернул с нее покрывало и стал целовать, а потом повалился рядом и сказал тихо и нежно:

– Все-таки сбылось мое желание.

– Какое?

– Увидеть тебя утром, сонную и довольную у себя на груди.

– Тебя легко сделать счастливым.

– Не так легко, как ты думаешь.

С этими словами он вдруг сгреб ее в охапку и перекатился на спину. Морин взвизгнула, засмеялась, поежилась от сладострастной дрожи, вызванной прикосновением его тела, его возбужденной плоти… Она уже готова была принять его в себя, но Дик зарычал в притворном гневе:

– Рассказывай свой секрет, или я тебя отсюда вообще не выпущу, будешь моей секс-рабыней! Я начинаю!

Она с трудом подавила острое возбуждение, чувствуя, как он медленно овладевает ею…

– Это очень соблазнительно… О боже… Но я слишком дорожу своей работой, не хочу расстраивать босса, и… Рози будет волноваться, так что, пожалуй, расскажу.

На самом деле возбуждение вдруг угасло, Морин словно замерзла, предчувствуя неминуемое. Сейчас он узнает, что она вовсе не та яркая и эффектная блондинка, которая смогла влюбить в себя самого Чико Пирелли… Правда все ближе, правда означает – конец всему.

Дик вкрадчиво положил руки на ее тугие ягодицы и прижал к себе чуть теснее.

– Давай дальше.

– Я являюсь… в смысле, я была…

В его глазах загорелась… Хотелось верить, что это ревность, хотя, возможно, это было подозрение.

– Была?

– В течение…

– Так, хорошо. Почти все уже понятно. Что же случилось дальше?

– Он…

– А-ха! «Он»!!! Давай уж сразу разберемся: ты его любила?

– Нет! Я… я даже не знала, что такое любовь.

Он расслабился, это сразу чувствовалось. А потом вдруг прошептал:

– Отлично, Морин. Тогда прямо сейчас я тебе покажу, как она выглядит.

У нее не было времени удивиться или остановить его. Да и желания тоже. Морин закрыла глаза – и утонула в его любви.

Они отдыхали, лежа в объятиях друг друга. Лохматая голова Дика Манкузо покоилась на нежной груди преподавательницы словесности, истерзанной его поцелуями. Она вздрогнула сквозь сон, когда спустя некоторое время его поцелуи вновь разбудили ее, но на этот раз любовь была совсем иной – нежной, осторожной, внимательной и неторопливой…

Он брал ее снова и снова, словно не мог насытиться, но она не уставала от близости и не молила о пощаде. С каждой секундой она становилась все сильнее и прекраснее, каждое объятие дарило ей новые ощущения, и теперь Морин очень хорошо и очень точно знала, ЧТО именно имели в виду Байрон, Шелли, Шекспир… Роза, распускающаяся на заре, бабочка, выходящая из кокона, вода, превращающаяся в легкое облако, – всеми ими была сейчас Морин Рейли, и потому даже в прекраснейших стихах не было нужды.

Она брала и дарила, отдавалась и забирала назад, растворялась в горячем теле мужчины и принимала его в себя, уже не обнимала его, но была им… А Дик Манкузо, вечный насмешник, герой-любовник, знавший не одну женщину, умирал от нового, совсем неведомого чувства. Оно было огромным и жарким, словно в груди зажгли костер, и Дик изнывал от этого жара, но ни за что на свете не согласился бы его потушить. И склоняясь к уху Морин, он растерянно и нежно шептал:

– Я не причиню тебе боли. Только нежность. Ты узнаешь, что удовольствие бывает огромным, как небо.

– Дик…

И снова распахивался прямо в небо потолок, и не было еще ничего на свете, ни времени, ни места, ни звезд, ни солнца…

Только чистое, незамутненное мыслями и сомнениями наслаждение, цунами страсти, тайфун любви, которым было, в сущности, наплевать, какое тысячелетие на дворе.

10

Рози Каллаган сама не знала, почему вскочила в такую рань. В бар ей сегодня во вторую смену, Мэгги вряд ли вернется раньше, скажем, девяти… Одним словом, ни единой причины вставать, идти на кухню и смотреть шестичасовые новости у нее не было. Но вот поди ж ты!

Телевизор бубнил что-то о предвыборной борьбе кандидатов на пост мэра. Рози сделала ящику неприличный жест и пошла к плите наливать себе кофе. Боковым зрением рассмотрела что-то, смутно встревожившее ее.

В следующий момент она уронила кофейник и прильнула к экрану, шепотом ругаясь по-гэльски словами, которым, слава богу, нет перевода на английский язык…

В это время телевизор в углу кухни высветил очередное фото Мэгги Стар – совсем юная, загорелая, с копной золотисто-медовых волос, в компании сверстников… Она улыбалась в камеру так, что у Рози заболело сердце. Вот еще одно фото, уже рядом с Чико. Она совсем другая…

Потом замелькали другие фотографии: вот она выходит из дверей колледжа, в строгом деловом костюме, с портфелем в руке. А вот она – эффектная блондинка с длинными волосами, загорелая, фигуристая, едва прикрытая двумя лоскутками блестящей ткани…

Рози покачала головой. Что-то здесь было не так. Картинка не складывалась. Та Мэгги, соблазнительная, почти голая, броская и яркая Мэгги, не могла впасть в такое безудержное отчаяние и сбежать в неизвестном направлении… Тревога за девочку отозвалась болью в груди, Рози прерывисто вздохнула.


– Надеюсь, вы спали хорошо и СМОГЛИ ВЫСПАТЬСЯ.

Миссис Дьюли сказала это с такой интонацией, что Дик немедленно усомнился в существовании затычек для ушей.

Завтрак был уже на столе, и Морин с хозяйкой тут же начали болтать об антикварной мебели, а Дик за это время успел слопать по две порции сосисок и яичницы с беконом. Потом старушка попросила Морин:

– Милая, вы не позовете мистера Дьюли? Он, должно быть, смотрит новости.

– Да, конечно.

Морин встала и отправилась в соседнюю комнату. Когда она открыла дверь, до Дика донеслись голоса дикторов утренних новостей. Потом Морин крикнула:

– Его тут нет!

Дик мгновенно напрягся. Что-то было не так.

Она вернулась и села на место. Взгляд у нее стал отсутствующим и тоскливым, как раньше. Это Дику не понравилось. Он хотел видеть утреннюю Морин, Морин ночную, Морин нежную, веселую и открытую…

– Что-то случилось?

– А? Нет. Просто задумалась. Скажи, мы можем ехать?

– Уже?! Давай хотя бы закончим завтрак?

– Хорошо.

Она сидела на самом краешке стула, словно готовясь сорваться и убежать в любой момент. Дик наблюдал за ней с растущим беспокойством. Что, если Морин начала сожалеть о ночи, которую провела вместе с беспринципным журналистом из свиты мафиози?

Впрочем, эти мысли он отмел и стал думать совсем о другом. О том, что ему совершенно не хочется заканчивать эту историю, напротив, у него есть ощущение, что это только начало и все должно повториться еще и еще. Когда он сжимал Морин в объятиях и рассказывал ей то, что не рассказывал ни одному человеку на свете, он вдруг понял, что любит ее. И сразу же все стало просто и ясно. Теперь он был готов к резким переменам в жизни и хотел их. Прежде всего, объявить Чико, что он на него больше не работает и что на Мэгги… вернее, на Морин ему злиться не стоит… Этого Дик хотел больше всего и удивлялся, почему не сделал этого раньше.

Но почему Морин так побледнела?

Миссис Дьюли тоже заметила состояние Морин и немедленно закудахтала:

– Вы такая худенькая, вам обязательно надо кушать! Или… есть какая-нибудь замечательная причина отсутствия аппетита?

Дик чуть не охнул. Утренняя слабость! Тошнота! Морин посмотрела на него и смутилась, поняв, о чем он думает.

Ребенок. Ну конечно, после сегодняшнего ночного марафона это запросто может случиться, ведь никто из них не позаботился о предохранении. Как он мог быть таким идиотом… впрочем… почему, собственно, идиотом? Чем плохо завести ребенка?

Пережив момент шока, Дик вдруг понял, что идея о беременности Морин ему скорее нравится. Видимо, это конец. Мистер Ричард Ничего Личного в мыслях уже назначил свадьбу и практически завел ребенка… И все это в промежутке между вечером одного дня и утром следующего!

Что с ним случилось?


Морин превратилась в статую. Картинка в телевизоре мигала и двоилась, но скользкие, ехидные слова ввинчивались в самый мозг, и Морин была бессильна перед их вкрадчивым ядом.

– …обострилась предвыборная борьба. Пост мэра Чикаго является достаточно лакомым куском, да и соперники подобрались серьезные. А что за предвыборная кампания без скандала? С нами на связи наш корреспондент Олли Джей. Хэлло, Олли! Так что насчет Бешеного Пирелли?

– Хэлло, Чикаго! Я Олли Джей. Действительно, скандал не замедлил разразиться. Уже в воскресенье на страницах «Вечерних Огней» появилось шокирующее интервью с Мэгги Стар, звездочкой ночного небосклона Чикаго, трудящейся на ниве стриптиза. Она поведала явно ошеломленным сотрудникам редакции, что Чико Пирелли, в определенных кругах известный под кличкой Бешеный, является главой преступной группы. Шок сотрудников вполне объясним, ведь уже несколько лет они получают свои гонорары именно от мистера Пирелли, который, кстати, является хозяином еще нескольких печатных изданий и входит в совет директоров медиахолдинга…

…Прелестная Мэг с ее золотыми кудрями и темными глазами олененка Бэмби вполне подошла бы на роль спасительницы отечества от мафии, если бы не одно но: учитывая, что трудится она в клубе «Казус Конус», также принадлежащем Пирелли, и то, что самого Пирелли несколько раз видели в ее обществе… А не смахивает ли это на обычную месть не слишком обремененной моралью девицы, задумавшей вытрясти из богатого клиента деньжат, да обломавшей свои коготки, ибо крутой нрав Чико Пирелли хорошо известен не только членам его семьи…

…по нашим сведениям, Дик Манкузо, доверенное лицо и давний друг Чико Пирелли, недавно выяснял адрес и телефон мисс Стар. Интересно, почему же он так загорелся желанием увидеть особу, якобы оклеветавшую его старинного друга?..

…Бешеный в сложном положении. С одной стороны, обид он не прощает никогда, с другой – если через пару недель после выборов обезображенное тело звезды стриптиза выловят где-нибудь в Великих Озерах…

…можно быть уверенными: Дик Манкузо никогда не предаст своего босса и друга…

Ничего этого Дик Манкузо не видел и не слышал. Он пил третью чашку кофе и в мечтах проектировал свой новый дом, в котором будут жить он, Морин и их дети, а еще собаки, рыбки и черепаха. А детей будет… Дик начал загибать пальцы и смешно шевелить губами, чтобы не сбиться.

Девочки же нужны? Нужны. Ну… пусть две. Но две девочки забьют вдвое больше мальчиков, так что мальчиков пусть будет хотя бы трое… А собаку возьмем большую и добрую…

Морин прошла мимо него бледной тенью, безучастно кивнула на прощание миссис Дьюли и бросила, не поднимая глаз:

– Нам пора, Дик. Поехали.


Всю дорогу Морин молчала, сидела за спиной Дика и явно старалась не особенно к нему прижиматься. Возле дома Рози Каллаган он затормозил, будучи уже в состоянии легкой паники, переходящей в ярость. Что с ней случилось, ради всех святых!

– Морин, я не понимаю…

– Молчи. Слушай. Сказка кончилась. Росла-росла, да и лопнула. Я люблю тебя, Дик. Я люблю тебя больше жизни. Знаешь, почему я так говорю?

– Мори…

– Молчи. Слушай. Я говорю так, потому что мы больше никогда с тобой не увидимся.

– Что?!

– Прощай.

И с этими дикими словами его золотая, шелковистая, теплая и душистая Морин метнулась к дому Рози. Дик опоздал с рывком всего на секунду – и тяжелая дверь захлопнулась прямо перед его носом.


– Запри дверь! Скорее!

Морин выпалила это, влетая в кухню, и столько безнадежного отчаяния было в этом крике, что Рози послушно уронила кофейник в раковину и вихрем метнулась к дверям, успев задвинуть засов за секунду до того, как разъяренное лицо Дика мелькнуло за толстым стеклом. Рози профессионально мило улыбнулась ему и послала воздушный поцелуй, а сквозь зубы прошипела:

– Может, объяснишь, почему я должна запираться от этого достойного человека?

– Долго рассказывать. Я поднимусь к себе…

Рози пожала плечами, послала Дику еще один воздушный поцелуй и отправилась вслед за Морин.

– Дорогуша, у меня масса времени и горячее желание выслушать хорошенькую длинную историю про то…

– Я не сказала, что это хорошая история.

– Ну… вполне возможно, что она не очень хорошо началась, это бывает, но уж закончится-то она наверняка хорошо? Я, знаешь ли, смолоду верю в то, что хорошие люди и кончают хорошо… в смысле, заканчивают. А ты явно из хороших людей.

– Ты только что наблюдала конец истории, Рози. Вряд ли его можно назвать хорошим.

– Это не конец! Если я правильно прочитала выражение его глаз – а я прочитала его абсолютно правильно! – то это едва-едва начало. Примерно третья глава. Он не из тех, кто сдается, этот Дик Манкузо. Тебя ждет битва.

– Ты хороший друг, Рози Каллаган. Ты никогда не расспрашивала меня. Ни о чем.

– По-моему, человек должен говорить только то, что хочет говорить…

Рози плюхнулась на ступеньку рядом с Морин. Морин невидящим взглядом уставилась на потертый красный ковер, прикрывавший некрасивую трещину в мраморном полу холла, и начала говорить.

Она рассказала Рози обо всем – о своей тихой, спокойной жизни, о том, как долго она мечтала о месте преподавателя, о своей отчаянной, прямолинейной и порывистой сестре-близняшке Маргарет, совсем не похожей на саму Морин… И о том, что теперь не будет ни колледжа, ни спокойной жизни, ни маленького дома. Ничего не будет, потому что Солитьюд-Вэлли не прощает только одного – скандала. Да и черт бы с ним, с этим городом, похожим на деревню, но гораздо страшнее то, что ее сестренка влипла в эту беду, и убить ее хотят по-настоящему, а Дик Манкузо просто НЕ МОГ НЕ ЗНАТЬ ОБ ЭТОМ, и потому все его слова – это ложь, и ужасно, что это ложь, потому что она, Морин, Дику поверила…

Рози сочувственно крякала, ухала, иногда вполголоса ругалась, а когда Морин умолкла, выждала секундочку и осторожно спросила:

– Значит, ты даже и не знала, кто такой Чико Пирелли? И Дик Манкузо?

– Нет. Потому я и согласилась поменяться. Хотела узнать другую жизнь, а в результате… в результате все это ужасно. Грязно. Мерзко. Меня действительно чуть не убили… Значит, действительно хотели убить мою сестру. И хотели этого Чико… и Дик!

– Во-первых, я в это не верю. Чико, разумеется, самый настоящий хулиган и даже где-то мафиози, потому что итальяшки все немного мафиози, по жизни. Как все ирландцы – бунтовщики. Во-вторых, давай-ка перестанем жалеть себя и вернемся лучше к началу. Знаешь, дорогуша, мне кажется, что проблемам надо смотреть в лицо, потом решать их, а потом идти дальше, уже больше не вспоминая о них. Ну и в-третьих… ты же не сможешь всю жизнь от него прятаться.

– Я не хочу пережить предательство еще раз. Я попробовала, но это слишком ужасно. Это убивает.

– Иногда надо пройти через боль и кровь, чтобы выздороветь.

Морин только отрицательно затрясла головой. Рози нахмурилась.

– Хорошо, тогда что насчет Дика? Нет, объяснять ничего не надо, все видно по твоим глазам. Вас двоих объединяет не только поездка с ветерком, верно? Вы влюблены!

Морин кивнула и заломила руки. Рози не отставала.

– Ты рассказала ему правду?

– Нет. Только сказала, что меня зовут Морин, а не Мэгги…

Рози Каллаган красноречиво закатила глаза.

– Божечка мой, а тебе не кажется, что ты должна была все ему рассказать?

– Нет, я только сказала, что больше не хочу его видеть. Никогда. Он не должен знать… Они с Пирелли… Ведь Дик работает на Чико…

– Не слишком-то ты ему доверяешь. А если он тебя любит, то такое вполне возможно.

– В том-то и дело, Рози! Я не хочу, чтобы он это делал. Я не хочу, чтобы он поддался минутной страсти и испортил себе жизнь.

– Ой-ё, где-то я это уже слышала! Девочка, нельзя за мужиков решать, что для них лучше! Дай ты ему шанс выбрать самому. Откуда ты знаешь, что ему дороже, ты или Чико?

– Нет. Я не хочу, чтобы он приносил ради меня жертву.

– Почему? Ты же пожертвовала ради сестры? Твоя «простая жизнь» против карьеры Дика… По-моему, все честно.

– Не так все просто.

– Что еще?

– Я рассказала ему сказку. Про нас с Мэг. Как бы сказку – но он догадается. Увидит новости – и догадается. Я не могу рисковать жизнью сестры. Если Дик все же предпочтет верность Чико, сложит два и два, поймет, что Мэг сейчас в Солитьюд-Вэлли, расскажет боссу… Ведь он журналист, у него может просто сработать инстинкт.

– Не может быть! Погоди… Это же получается… Н-да. Должна тебе сказать дорогуша, ты прочно увязла в этом… безобразии, но можешь выбраться, если приложишь немного усилий.

– Каким путем пойти – это моя проблема. Ты и так много для меня сделала, Рози, хотя совершенно ничего обо мне не знала.

– Да каким бы ни пошла – знай, что я всегда позади, за твоим плечом. Даже если и не согласна с тобой. Я, видишь ли, дорогуша, ужас, до чего привязчива. И у меня, как у всех ирландцев, хорошо развита интуиция. Что-то мне подсказывает, что это еще не конец истории…

11

Дик устало привалился к дверному косяку и потер висок. Рози Каллаган в ярко-розовых лосинах, джинсовых шортах и изумрудном кимоно – зрелище не для тех, у кого болит голова.

– Ты, ничтожный червь, жалкий человек, скунс…

Рози загораживала ему проход, уперев руки в свои крутые бока, и Дику не оставалось ничего иного, как осторожно передвинуть ее и пройти в дом.

– Я знаю, что ты не любишь рано вставать, Рози. Я дождался полудня и рискнул.

– Что ты знаешь обо мне, ничтожный пустозвон!

– Практически все… Рози, голубка, а чего это ты так разоряешься?

– А то ты этого не знаешь!

Она проследовала мимо Дика, возмущенно пыхтя, и он с немалым удовольствием проводил взглядом ее шикарную задницу, обтянутую джинсовыми шортами. Только душевно чистая и богатая на чувства женщина может позволить себе носить шорты при такой комплекции, да еще и хорошо в них выглядеть. Дик вдруг решил про себя, что если Морин его окончательно бросит, он все-таки попробует соблазнить Рози. Да, она старше лет на десять, но что такое десять лет для любви? Полчаса, не больше. Но это потом. И учитывая дело, решать которое он сейчас явился в дом Рози, не слишком скоро. Потому что дело может Рози очень не понравиться.

– Где Морин?

– Не твое дело, недомерок. Ушла!

– Еще как мое! И гораздо более мое, чем прошлой ночью, учти.

– Ну да, благодаря мне, потому что именно я совершила промах, размякла в блудливых ручонках твоего босса и раззявила свой рот насчет того, о чем не надо было! И он это все выслушал, потом быстренько собрался и улетел в ночь, как истинный дух зла, творить свои черные делишки… Как ты мог, Манкузо! Как ты смел продать это все прессе? Своей ничтожной газетенке? Чего ты добился, кроме того, что Морин сбежала? Она только-только влюбилась, стала женщиной, будь ты проклят, доверилась тебе телом и душой – а ты бросил ее на съедение этим акулам, этим пираньям, стервятникам и… и…

– Рози! Закрой рот и передохни. Читай по губам – это не я запустил информацию о Морин в нашей газете и на телевидении. Даже будь я последней тварью, я бы этого никогда не сделал без распоряжения…

– Конечно! Естес-сьно! Я уже поверила и раскаялась. Плачу и молю о снисхождении. Слышь, ты, позор семьи, ошибка акушера?! Ведь я же все прекрасно знаю! Чико Пирелли не хотел, чтобы ты имел с ней дело, он сам сказал об этом вчера ночью, гад! И он решил, что самый лучший способ отвадить от нее тебя – найти на нее компромат. Такой, чтобы ты ее возненавидел, вспомнил о том, что она сделала с самим Чико, и сам бы от нее сбежал. А ты не смог победить в себе паршивого журналюгу, погнался за пикантной историей и погубил девочку…

– Женщина, я думал, ты умнее. Теперь перестань орать и подумай тем, что у тебя скрывается под бигуди: зачем и, главное, каким образом я мог это сделать, если вплоть до сегодняшнего утра я и Морин были вместе? А если кто-нибудь из честных пацанов увидит Морин за моей спиной на моем мотоцикле? Давайте угадаем, дети, кого же это я таким манером уничтожу, ее? Нет, себя. Все микрофоны повернутся в мою сторону с одним лишь вопросом: какого это дьявола репортеришка, работающий на Пирелли, раскатывает по Чикаго с вероломной любовницей означенного Пирелли за спиной?

– Она ему не любовница, идиот! И никогда ею не была. Она, между прочим…

– Да знаю я все, знаю! Скандалистка… Она исчезла, понимаешь? Сразу после того, как вышла из твоего дома. Но гораздо хуже то, что и Чико тоже исчез. Не отвечает на звонки. Не явился ни в клуб, никуда. Дома нет, нигде нет. Как я должен в этом деле разбираться, если я даже не знаю, где они все находятся?

Рози в замешательстве взбила свой перманент и взглянула на Дика. Он выглядел искренне расстроенным и озабоченным. Небритый, глаза в красных кольцах от недосыпания. Судя по виду, его шокировали сегодняшние новости…

– Слышишь, ты… Допустим, я тебе верю. Допустим! Я не верю, но на минуточку представим, что верю. Я – в припадке гормонального бешенства – рассказываю Чико все, что знаю. Имя жениха. Вернее, приблизительное имя как бы жениха. Что он делает? Чико, я имею в виду?

– У тебя было гормональное бешенство?

– Не отвлекайся на ерунду!

– Это не ерунда! Значит, тебя возбуждают волосатые, грубые мужчины, которые орут и пытаются…

– Дик Манкузо, из всех проклятых клоунов…

– Хорошо, но позже мы вернемся к гормональному бешенству. Я не знаю, что сделал Чико, но зато прекрасно знаю, что сделал я сам. Практически ничего. Позвонил нашей Натти, велел искать все обо всех Морин Рейли, а Натти мне сообщила, что Чико велел ей найти… сейчас, это смешно… я специально записал… Вот! «Болинзона-Либензона-Олафссон-Карлсона, Что-тоЗона или Что-тоСона, короче, Кранца» и узнать, что его может связывать с девушкой по имени М. Рейли. Пока я из-за этой новости лежал в отрубе и собирался с силами и мыслями, аккурат без чего-то час она мне перезвонила и начала диктовать всю эту историю. Я кивал и мусолил газету. Развернул – и увидел. Включил – и услышал.

– Так. И ты здесь ни при чем? И ничего этого не делал? Твой босс пришел ночью, вытянул из меня информацию, предпринял поиски, раскопал факты ее биографии, все это время продолжая планировать использовать все это против нее. И ты не в курсе. Ты ничего этого не делал…

– Нет. Делал почти то же самое. Я собирал информацию, чтобы прикрыть ее перед Чико. Он хотел ее убить, Рози, не забывай! Он был в бешенстве. Чико привык получать то, что хочет. Любой ценой. И тут его женщина поднимает против него бунт. Да Чико за меньшее закатывал в цемент!

– Оригинально ты отзываешься о своем боссе и друге…

– Он мой друг, и я не откажусь от этой дружбы. Если он сядет в тюрьму, я буду ездить навещать его. Писать письма. Но я не желаю иметь ничего общего с криминалом. У меня другие планы. Я желаю ему счастья, он мой друг, а потом уже босс. Но с Морин у него ничего не получится. Ну есть же другие женщины!

Рози безнадежно махнула рукой.

– Ага. Вот иди и ищи их. Найди парочку и разговаривай с ними. У меня от тебя сердце болит. А Чико Пирелли передай, что он бесчувственный и холодный гад, и мне стыдно за мои гормоны… Убирайся из моего дома!

Он уже спускался с крыльца, когда его нагнал вопль Рози:

– Я обещала молчать, но ты ведь такой же идиот, как и твой дружок Чико! Короче, я тебя больше не знаю, но ты включи мозги и вспомни ее сказку. Сказку Морин, бестолочь! И догадайся с восемнадцатого раза, КТО С КЕМ похож, как человек со своим отражением в зеркале! И псевдонимы здесь совершенно ни при чем!!!


Мэг Рейли вздохнула и решительно затолкала пудреницу в сумочку, после чего бесцеремонно потрепала по затылку Бена Кранца, склонившегося, по обыкновению, над пачкой тетрадей. Тут же отдернула руку и с наигранным отвращением вытерла руку салфеткой, после чего склонилась над столом и интимно проворковала ему на ухо:

– Бож-же! Чем ты мажешь голову, Бенни-бой? Жиром от гамбургеров?

Бенжамен Кранц слегка нахмурился и торопливо пригладил прическу обеими ладонями, после чего кротко возразил Мэгги:

– Моим волосам требуется помощь, чтобы они лежали, как надо.

– А кто тебе сказал, что ТАК надо? Мир не перестанет вращаться, если в один прекрасный день ты забудешь смазать свои волосы маслом.

– Мой мир – перестанет.

Еще некоторое время Мэгги поприставала к Бену, но тот держался стойко, и она оставила попытки. Собственно, давно известно, что его не пробьешь, но может же девушка надеяться? Кроме того, давайте будем добрыми христианами и хорошими скаутами: Бен классный парень, симпатичный мужик, отличный босс – но эта его любовь к порядку! От нее Мэгги прямо бесилась. Это же ненормально! Никто не может до такой степени контролировать все вокруг себя и в себе самом!

Почему Бен выбрал именно профессию преподавателя? Ничего более далекого от размеренности и порядка и придумать нельзя, она это за два дня поняла. Впрочем, отчасти ясно: Бен хорош не в науке, а с бумагами и расчетами. Менеджер, одно слово. Единственное, в чем он совершенно не разбирается, – человеческие эмоции, поэтому такие проблемы, как увольнение чересчур импульсивных сотрудников или, скажем, слова утешения его маленькой дочке, когда умерла ее мама… Все это он с удовольствием предоставил бы делать, скажем, Морин. Их союз стал бы союзом порядка и хаоса, союзом друзей, и никогда не переходил бы за рамки приличий. А жаль…

Сью склонилась над плечом Мэгги и громко произнесла:

– А вот было бы неплохо, если бы вы, уважаемая мисс Рейли, соизволили бы – если вас, разумеется, не очень это затруднит! – все-таки донести эти документы до канцелярии. Хотя бы к концу рабочего дня. О большем я и не мечтаю.

Мэгги вздрогнула и с возмущением посмотрела на Сью.

– Вы соображаете? Я же заикаться начну! Подкрадываетесь, орете… Хоть бы поучились у своего босса, как разговаривать с людьми. Вы же не старая еще женщина, честное слово… Сказали бы просто – мне с моим артритом тяжело таскать все эти папки…

– Да как вы…

– Артрит – не геморрой, ничего позорного в нем нет. Я же вижу, как вы кривитесь, когда приходится тянуться на полки. Между прочим, отличное средство – моча. Компрессы на ночь творят чудеса. В канцелярию, да? Уже лечу.

Она встала и пошла, опять с этими ее бедрами! Сью в бессильной злобе сжимала кулаки, чувствуя с ужасом, что и этот раунд битвы с нахалкой Рейли проигран ею вчистую. В поисках поддержки она оглянулась на Бена Кранца – тот провожал взглядом задницу мисс Рейли, и на губах его играла абсолютно идиотская улыбка. Сью тихо застонала. Бен очнулся и перевел на нее взгляд.

– Правда, она прелесть? Столько юмора, живости, одним словом, всего, чего нет у нас с тобой, старых мастодонтов…

Сью склонилась над бумагами, чувствуя, как закипают на глазах злые слезы бессилия.


Всего на второй день работы в качестве подчиненной Бена Кранца Мэгги кипела от ярости. Полное отсутствие страстей и педантичность Бенжамена Кранца бесили ее. Неужели он никогда не выйдет из себя? В конце концов, она просто молодая преподавательница, да еще опоздавшая на час в самый первый день работы! Это уже никакая не интеллигентность, на чем так настаивает Морин, это безволие! Бенжамену стоило бы подгонять ее, делать замечания, загружать работой, а не позволять, например, болтать со студентами. Ох, что бы он без нее делал! Ведь остальные бабы в этом террариуме сели бы ему на голову, если бы Мэгги не поговорила с ними по душам перед работой.

А эта Сью? Сгорает от досады и ревности, а подкалывает Мэгги по мелочам, которые даже в средней школе не сработают. Лучше бы купила новые колготки – на этих стрелка со вчерашнего дня! Намазала бы поярче свои синюшные от постоянного закусывания губы, сделала бы прическу, расстегнула бы лишнюю пуговичку на своей пышной груди – да она же создана для Бена Кранца! Таким, как он, вовсе не нужна жена-любовница, жена-праздник, о нет! Заботливая мамочка. Надежный тыл.

Наверное, Мэгги зря с ним так носится. Следовало бы с самого начала не раздавать ему авансы, а все подробно разъяснить. Дать ему выплыть самому – или самому потонуть. Проблема заключалась в том, что если Бенжамен Кранц потонет, Мэгги – читай, Морин, – будет очень, очень плохо. Восемь баб во главе с алчущей крови ревнивицей Сью Болинжер съедят ее без хлеба и кетчупа.

Она подхватила гору папок и пошла прочь, плавно покачивая бедрами. Дамы посмотрели вслед злобно, Бен – с восхищением. Мэгги подмигнула им на прощание.

Бенжамен Кранц сглотнул и ослабил узел галстука. Потом посидел немного, нахмурился, встал и довольно решительно подошел к столу Сью, скорбно поджавшей губы и погруженной в расчеты.

– Что ты думаешь о нашей совместной работе с Морин Рейли?

– Все нормально. Она молодой специалист. Видимо, хороший…

– Знаю, но я не об этом.

Кранц замялся, в растерянности провел ладонью по гладким волосам. Сью мрачно посмотрела на него.

– Давай, выговорись. В чем дело?

– Что ты думаешь о ней, как о человеке? Ну… как о… женщине?

Сью мысленно начала считать до десяти, но на пяти сбилась и гневно выпалила:

– По мне – так она просто молодая нахалка! Не говоря уж о том, что она настоящая притворщица! Я никогда в жизни не могла подумать, что эта тихоня так обнаглеет…

Бен укоризненно покачал головой:

– Сью, мы с тобой люди другого поколения. Молодые более раскованны, но и комплексов у них куда меньше. Лично я рядом с Морин буквально молодею душой. Знаешь, старый друг, как мне мешает моя старомодная скованность?

– Да? И чем же?

– О, будь у меня ее смелость, ее искренность, я бы уже давно… сделал ей предложение!

Свет померк в глазах Сью Болинжер. Она едва нашла в себе силы пробормотать:

– Полагаю, если ты еще пару дней потренируешься…

– Ты правда так думаешь, Сью? О, боюсь, ты меня переоцениваешь. Честное слово, мне ужасно хочется каких-нибудь глупостей. Безумств. Сказки, черт побери! Чтобы потоп, пожар, стихийное бедствие, и она на краю гибели, а я подхватываю ее на руки и спасаю в самый последний момент. Тогда мне хватило бы смелости, я знаю.

Лицо Сью вытянулось, но она быстро справилась с собой.

– Что ж… Если все так серьезно, Бен… Мне, конечно, трудно быть объективной, мы с ней слишком много ссоримся и никак не притремся друг к другу, но если говорить беспристрастно и вспомнить о том, что я получала диплом психолога… У нее есть шик, у нее есть класс, и она непростая штучка. Ей наверняка довелось изрядно пострадать в жизни, хотя я понятия не имею, что это было. Таково мое мнение, и учти, что я близко вижу ее всего лишь пару дней. А почему ты спрашиваешь? И прячешь глаза?

– Я просто думаю, что она… она кажется хорошей, доброй девушкой.

Сью усмехнулась, опустила голову и горько бросила через плечо:

– Уверяю тебя, «кажется» – это еще очень слабо сказано.

12

А в двенадцать они по традиции собрались передохнуть и выпить кофе. Кто-то – кажется, секретарша из канцелярии, – включил телевизор. Передавали новости, и Мэгги, вынимая из кофеварки стеклянный кофейник, совершенно машинально подняла глаза на экран.

«…Нашему корреспонденту удалось выяснить некоторые подробности воскресного скандала, связанного с появлением в «Вечерних Огнях» интервью некой мисс Рейли. По нашим сведениям, мистер Пирелли, наиболее вероятный кандидат в мэры Чикаго, стал жертвой весьма нечистоплотных махинаций и самого банального шантажа со стороны этой дамочки. Как удалось выяснить нашему корреспонденту, эта особа долгое время вела двойную жизнь. Днем она изображала из себя тихую и неприметную учительницу словесности в федеральном колледже Солитьюд-Вэлли, а по ночам «зажигала» в стрип-клубе с весьма сомнительной репутацией. Мистер Пирелли с недоумением и возмущением отверг абсурдные обвинения наглой стриптизерши и пообещал разобраться с нею лично, но в рамках закона…»

Кофейник выскользнул из ослабевших пальцев. Тишина в комнате стояла такая, что звенело в ушах. Мэгги осторожно, слишком осторожно опустилась на колени, стала собирать осколки… Тишина почему-то звенела все громче. Фотографии на экране… Морин, сестренка, что за паскудство я тебе подбросила… Прости, сестренка!..

Только когда Бен Кранц опустился перед ней на колени и торопливо взял ее за запястье, она опустила глаза и увидела, что из порезов на руке хлещет кровь. Кранц торопливо перехватил раны пластырем, а потом осторожно помог Мэгги подняться и добраться до стула. Тут все присутствующие стали как-то странно извиваться в ее глазах, а звуки сделались приглушенными, словно доносящимися сквозь толстый слой ваты. Во рту тоже было ощущение мокрой ваты, и Мэгги только каким-то краем сознания отмечала, что Бен, дурачок, все еще пытается не то поднять ее, не то взять на руки, Сью с испуганным лицом уносит поднос с осколками, но тут же вновь возникает в дверях, почему-то машет руками, а лицо у нее испуганное, такое испуганное, что Мэгги пытается улыбнуться и произнести «Все в порядке», но, видимо, это ей удается плохо, потому что Кранц, кажется, кричит про «скорую», одновременно тряся Мэгги за плечо, а Сью дергает его за рукав и тыкает пальцем в сторону комнаты для отдыха педагогов…

Потом было темно и спокойно, прохладно и тихо, а потом сквозь темноту пробилась морозная струя воздуха, ударила через ноздри в самый мозг, и Мэгги расслышала чей-то сердитый голос, ругавший кого-то за нерасторопность. Она с трудом приоткрыла невероятно тяжелые веки и увидела врача в белом, который держал в руке пустой шприц, Бена с испуганным лицом и пузырьком нашатыря в руках, медсестру, копающуюся в чемоданчике, а потом расслышала слова врача, обращенные к Бену Кранцу:

– …сказать, но обычно так вскрывают себе вены. Вы уверены, что это не попытка самоубийства и мне не надо вызывать психиатра?

– Это был несчастный случай, доктор. Я отвезу ее домой, и все будет в порядке.

Доктор с сомнением покачал головой и стал накладывать повязку на руку. Мэгги наблюдала за происходящим словно через толстое стекло. Потом стало и вовсе интересно: рот доктора уплыл с его лица и совершенно самостоятельно сообщил Бену:

– Мы вкололи ей обезболивающее, так что сейчас она отключится. Поспит пару часов, потом придет в себя и…

Тьма была мягкой и ласковой. Мэгги утонула в ней.


Дик влетел в редакцию, где уже почти все было переоборудовано под избирательный штаб. В голове у него били тамтамы, в груди бушевало черное пламя, и целая толпа Чико Пирелли сейчас серьезно рисковала бы здоровьем, вздумай они все хоть что-нибудь сказать о Морин Рейли. И о ее сестре-близнеце тоже!

Когда он сложил два и два, когда вспомнил сказку, рассказанную ему ночью счастливой и удовлетворенной Морин, когда вновь с трепетом и восторгом вспомнил, что стал ее первым мужчиной, – все стало ясно. Просто, ясно и до слез очевидно. Теперь задача у него была только одна, нет, две: срочно заявить свой репортаж в родной газете и найти Морин. И пусть Натти Тимсон только попробует что-нибудь брякнуть!

Дик просто мечтал о каком-нибудь маленьком – малюсеньком! – замечании со стороны Натти Тимсон. Так бочке пороха нужен всего лишь один дюйм горящего фитиля, чтобы вдребезги разнести окружающую действительность.

Он увидел Натти, поднимающуюся из-за стола, почему-то с очень растерянным и смущенным лицом, а потом перевел взгляд на светловолосую девушку, сидевшую возле стола Натти и что-то торопливо говорившую в трубку телефона. Девушка обернулась – и Дик с воплем кинулся к ней.

Он говорил, торопясь и перебивая сам себя. Он очень боялся не успеть. Ему так много нужно было ей сказать, но впоследствии выяснилось, что все это время он повторял, как безумный, только одну фразу:

– Я люблю тебя, слышишь?! Я так тебя люблю!

А Морин вдруг заплакала и обняла его за шею, и тогда Натти обругала Дика такими словами, что неудобно повторить.


– Дорогуша, я бы с удовольствием тебя отлупила, но вместо этого дай обниму!

Морин охнула и поспешно перешла с проезжей части на тротуар. Она совсем потеряла чувство реальности, погрузившись в мысли и воспоминания о сегодняшнем грандиозном шоу в редакции «Вечерних Огней», о предложении, которое сделал ей Дик Манкузо, о телефонном разговоре с Бенжаменом Кранцем, и потому не заметила ни наступившей темноты, ни того, что сошла с газона на дорогу и подметала сухие листья и мусор уже с проезжей части.

Сама же Рози сейчас выбиралась из своего автомобильчика, чтобы через секунду крепко обнять Морин. Спустя минуту она выпустила подругу и пытливо заглянула ей в лицо.

– Так, а теперь объясни мне, что ты делаешь на улице в такой час и почему работаешь дворником?

– Ну надо же было чем-то заняться. Телевизор я смотреть не могла, там по всем программам я и Мэгги. Читать неинтересно – наша жизнь круче любого романа. Оставалось взять метлу и начать подметать.

– Слава богу, чувство юмора на месте. А то я за тебя волновалась.

– Рози, мне надо тебе кое-что сказать.

– Не сразу, дорогуша, я есть хочу. Пошли в дом.

На кухне Морин долго возилась с продуктами, собираясь с духом, чтобы рассказать Рози обо всем, что случилось за сегодняшний день. Рози ее не торопила, но Морин уже почти физически ощущала нетерпение, клокочущее в пышной груди подруги. Она уже открыла рот – но Рози успела первой.

– Значит, боюсь, что замуж за Пирелли ты не собираешься. Да, новости буквально распирают телевизор. Что ж… правда, еще двадцать четыре часа назад я бы вообще предположила, что ты выходишь совсем за другого, но кто я такая, чтобы утверждать наверняка!

– Рози…

– У тебя слезы в глазах и губы дрожат, так что ты пока спрячься за дверцу холодильника и борись с собой, а я тебе скажу вот что. Я расскажу, что я думаю обо всей ситуации в целом. Я знаю, меня никто об этом не спрашивал, но должна это сказать, иначе я лопну, такова уж я, и не на пятом десятке мне меняться! Твое дело, как ты к этому отнесешься, но я скажу – и больше не стану к этому возвращаться. Прежде всего, почему я об этом говорю? Потому что я переживаю за тебя. Дальше: ты знай, я всегда буду за тебя горой, что бы ты ни решила, и неважно, последуешь ты моим советам или пошлешь меня подальше вместе с ними. Вот. Теперь о главном.

Морин села на стул и сложила руки на коленях. В ее карих глазах поблескивали озорные огоньки. Рози плеснула себе щедрую порцию виски и продолжала:

– То, что ты сегодня сделала, – то есть сбежала от Дика Манкузо, – было очень здорово, очень смело, можно сказать, героически, и очень глупо. К сожалению, герои чаще всего мрут в полном одиночестве, не дожив до старости, и это меня категорически не устраивает, поскольку речь идет о тебе…

– Но я вовсе не останусь в одиночестве! У меня же будет муж…

– И с этим Беном у тебя знаешь чего никогда не было? Любви. Ты не влюблена в своего профессора, и профессор не любит тебя. Для него ты всегда была чем-то вроде мебели. Ну ладно, пусть не мебель, пусть произведение искусства. Красивое, дорогое, им можно хвастаться перед гостями, а можно продать.

– Но Бен Кранц хороший человек…

– Бенни наверняка отличный парень, но он еще и довольно ограничен и предсказуем, как счет в нашем ресторане. Заметь, я вовсе не исключаю, что и в него может до смерти влюбиться какая-нибудь потрясающая девица, плененная его манерами. Вот только это не ты.

– Правильно…

– Любви нельзя научиться, она либо есть, либо нет…

– Но ведь он же смог полюбить меня…

– Ему просто очень хочется верить, что достаточно просто жениться – и жизнь войдет в прежнюю колею…

– Кому?

– Только не ври мне, что даже сейчас, когда ты пытаешься спорить с очевидным, в твоей измученной головке не проносятся воспоминания, которыми ты будешь дорожить всю свою жизнь! И разве там, внутри, некая часть тебя не желает страстно и яростно, чтобы Дик был сейчас рядом, чтобы он был рядом всегда, чтобы обнимал и целовал тебя по вечерам, когда ты возвращаешься домой, чтобы будил тебя поцелуями по утрам?

– Так я же и говорю…

– Фигня! Ты именно по этому тосковала в своей прошлой жизни, красивая, окруженная милыми, воспитанными людьми и красивыми вещами – но несчастливая! Вся разница в том, что теперь ты точно знаешь название того, по чему тоскуешь. Любовь!

– Не пойму, о чем мы спорим…

– Дорогуша, это потому, что Дик не сказал тебе о своей любви? Так сражайся за него, это гораздо полезнее для здоровья.

– Он сказал. Он сказал, что любит меня. И я сказала, что люблю.

– Что? Дик… Ты и Дик… Но разве…

– И замуж я за него пойду.

– Ну и дура!

Морин изумленно посмотрела на Рози. Та махнула рукой и весело улыбнулась.

– Да, дура, от слов своих не отказываюсь. Хорошее дело браком не назовут. Ладно. Помогу, чем смогу. Вот, блин, а я-то распинаюсь! Я ведь была уверена, что ты сбежишь в свой городишко и постараешься все забыть, выйдя замуж за того профессора.

– Ох, Рози! Слушай, у меня… у нас есть к тебе просьба. Это насчет твоего дома и нас с Диком. Мы хотим пожениться поскорее, но в мэрии очередь, а если на дому…

– Ты хочешь сыграть свадьбу здесь? Для меня это честь! Сколько у нас времени?

– Четыре дня.

– Дорогуша, ты не ищешь легких путей в жизни!

– После свадьбы, клянусь – только легкие пути. Простая жизнь без всяких затей.

Если бы она знала, как ошибается, говоря это!

13

Морин направила струю воды на отмытую колонну и вновь окунулась в воспоминания, от которых ныла грудь и тянуло внизу живота. Шум мотора напоминал раскаты грома, брызги воды то и дело обрушивались на Морин, и она возбужденно закусила губу, вспомнив, как ее обнаженная спина скользила по холодной поверхности колонны, а в это время горячее, жадное тело Дика опаляло ее спереди, и гром заглушал стоны женщины и сдавленное рычание мужчины…

Нервы Морин были напряжены до предела, пот выступил на висках, и она безжалостно направляла шланг на несчастную колонну, словно пытаясь смыть с нее невидимые свидетельства того, что эта ночь не приснилась Морин в эротическом сне, а была на самом деле.

– Дорогуша, ты знаешь поговорку «вода камень точит»? Сейчас это самая чистая колонна на земле, можешь мне поверить.

– А? Ох, я задумалась, прости, Рози. Слушай, а ведь мы справляемся не хуже мужчин!

– Ха! Еще бы! Я вообще как-то не верю, что Господь сказал сам себе, вертя в руках ребро первого мужика: «А создам-ка я из этой костяшки женщину, чтобы у тебя, Адам, не было проблем со стиркой, уборкой и готовкой». Я думаю, он имел в виду партнерские отношения, если это не богохульство. Таким образом, мы с тобой получаем право пользоваться пассатижами и гвоздодером, а мужики могут пока безвозмездно побегать с пылесосом.

Морин хихикнула.

– Тебе надо вести ток-шоу, Рози.

Рози энергично покачала головой.

– Я не смогу. Ни за какие деньги меня не уговорят на всю страну обсуждать клаустрофобию, клептоманию, пересадку пениса женщинам, ампутацию его же у мужчин, однополые браки, права лесбиянок – и так по два часа каждый день! Они же все мутанты, они даже на существование не имеют права, а их показывают по телевизору! Чего ж потом удивляться, что мир сходит с ума? Посмотри программу и осознай, что миллионы людей тратят часть своей жизни на то, чтобы полюбоваться на уродов.

Морин простонала, плача от смеха:

– Вот потому тебе и нужно вести ток-шоу! Это же все изменит…

– Ладно. Уговорила. Между прочим, только моя мамочка и ты так считаете. Остальные говорят, что у меня будет нулевой рейтинг. Завидуют, наверное. Начну тренироваться на посетителях. Ой! Ты почему загрустила? Переживаешь за сестру?

– Да… И уже скучаю по Дику.

– Я надеялась, что генеральная уборка отвлечет тебя от грустных мыслей, но вижу, это не так просто.

– Ничего. Вот выйду я замуж…

Ослепительный луч ударил в глаза из зарослей зеленой травы. Морин зачарованно шагнула вперед, нагнулась, уже зная, что найдет на земле возле колонны.

Серебряная пуговица, оборванная Диком в ту ночь.

Морин стиснула ее в кулаке, судорожно сунула в карман.

Рози Каллаган красноречиво воздела очи к небу, но ничего не сказала. С языка так и рвался один полезный совет, но она обещала больше не возвращаться к этой теме…

– Дорогуша, если надо поговорить, я все еще здесь.

– Я знаю, Рози. Спасибо.

Приятный баритон пропел из кустов:

– Вау, я себя чувствую героем «Санта-Барбары»!

Рози и Морин разом обернулись и уставились на Дика, непринужденно шлепавшего по лужам прямо к ним. Рози на мгновение порозовела, но тут же решительно поправила бандану, выставила вперед крутое бедро и воинственно уперлась в него кулаком. Пусть этот гад работает на того гада, который целуется как бог, пусть он женится на Морин, но его дружок Чико едва не совратил саму Рози, чтобы вытянуть из нее информацию, а сам Дик Манкузо двуличен и вообще!

– Кто тебя сюда приглашал, Дик Манкузо?! Твое место у алтаря.

– Я думал, друзья приходят, не дожидаясь приглашения.

– Ты нам не друг, ты нам жених!

На лице Дика немедленно отразились отчаяние и скорбь. Рози нахмурилась еще грознее и приказала себе быть сильной. Морин же укоризненно посмотрела на подругу и торопливо повисла на шее у любимого.

– Не слушай ее, Дик. Мне ты остался другом, и я рада, что ты пришел.

Рози изумленно смотрела, как ее вероломная подруга уводит вероломного Дика на ее, Рози, собственную кухню пить ею, Рози, приготовленный лимонад! Сама же Рози вынуждена стоять посреди двора, как дура, изображая парковую статую! Нет уж!

Она ворвалась в кухню и грозно воззрилась на Дика, а тот, в свою очередь, уставился куда-то в район ее бедер, туго обтянутых обрезанными джинсами. Морин на кухне не было.

– Куда это ты смотришь, бесстыжий?

– Любуюсь рельефом. У тебя очень хороший рельеф, Рози.

– Кто?!

– Рельеф, мы же сейчас о нем говорим, не так ли?

– Какого дьявола ты приперся, демон? Проверить, не угрожает ли что-нибудь твоей ненаглядной? Успокойся, все хорошо.

– Не могу отрицать, хорошо. Только вот в чем загвоздка, моя божественная, я вдруг понял, что был не во всем прав. Например, насчет других девушек. Вполне может быть, что настоящая любовь посещает человека лишь однажды, и поди пойми, она это или не она…

– Дик Манкузо, я не верю своим ушам! Что это тебя так развезло?

– А может, я встретил кого-то, без кого мне и жизнь не мила, да только не знаю, прав я или нет?

– Что-о?!..

– Тогда я сделаю вот что… Наклонись, на ухо скажу.

И она купилась! Наклонилась к самому лицу Дика, чем он немедленно и воспользовался, звонко поцеловав ее в щеку. Рози отскочила от него, раскрасневшаяся, разом помолодевшая, смеющаяся.

– Ты опять меня обманул, Дик Манкузо! Ты, совратитель девиц…

– Это грязная работа… но кто-то же должен ее делать?

Морин прислонилась к дверному косяку и рассмеялась.

– Долго же я ходила за лимонадом! Когда я вас оставляла, вы готовы были придушить друг друга, но вот проходит несколько минут – и что я вижу?

Дик быстро перебил ее:

– Искусственное дыхание! Рот в рот, спроси любую медсестру. Старушке Рози стало плохо от жары, все же возраст, и она…

– Ах ты…

– Вот видишь, ей все хуже, уже судороги начались. Боюсь, не придется ли применить прямой массаж сердца…

Рози расхохоталась и сама обняла Дика. Морин хмыкнула.

– Ну искуситель! Даже и не знаю, выходить ли за тебя…


– Тебе сильно больно?

Прозвучавший голос мог бы принадлежать ангелу. Он был звонким, жизнерадостным и очень доброжелательным. Мэгги так удивилась, что немедленно открыла глаза.

Ангел действительно был. Небольшой такой ангел, с кудрявыми волосами цвета карамели и огромными глазами такого же цвета. Ангел стоял возле Мэгги и внимательно смотрел на нее.

– Привет. Я Ханна Кранц, мне семь лет, я живу в Чикаго, Солитьюд-Вэлли, 18675. А ты – Морин?

– Да… наверное. Привет, Ханна. Рада тебя видеть.

– А ты ничего, красивая.

– Ты тоже, Ханна.

– Правда, что ль? Ты считаешь, я похожа на эту… как ее… Прынцессу?!

– Очень! Только еще лучше.

– Ух ты! Здорово. Папа говорит, прынцессов не бывает.

– Бывают, еще как.

– Мне чего-то никто еще так не говорил.

Мэгги лукаво улыбнулась. Простодушный ангел, похоже, был всерьез озадачен отсутствием в своей жизни заслуженных комплиментов.

– Знаешь, Ханна, тебе так не говорили… потому что ты живешь в доме с двумя мужчинами.

В глазах ангела загорелась надежда.

– Серьезно?

– Ну конечно! Мальчишки ведь никогда не замечают, что рядом с ними живет настоящая красавица. А если и замечают, то боятся сказать об этом вслух.

– Мой папка – самый смелый! Он ничего не боится. Он сразу про тебя сказал – красивая.

Щеки Мэгги вспыхнули.

– Ну… очень мило с его стороны.

Безжалостный ангел одним махом отмел все достижения дипломатии за несколько веков.

– Я так думаю, мой папка в тебя влюбился. Ты ему нравишься. Мне ты тоже нравишься, даже очень.

– Ханна, знаешь что?

– Чего?

– Ты мне тоже ужасно нравишься. Давай будем друзьями?

– Ух ты! Ты правда будешь дружить со мной? Обычно взрослые не дружат с ребенками.

– А я дружу. Ты мне очень нравишься.

Ханна немедленно обняла Мэгги за шею и прижалась так, как умеют прижиматься только маленькие дети – всем телом, доверчиво и сильно. Мэгги осторожно обняла худенькие плечики здоровой рукой, чувствуя, как теплеет на сердце.

Потом Ханна помогла ей встать с постели и повела осматривать комнату. Как оказалось, это была ее собственная спальня. Мэгги зачарованно оглядывалась по сторонам. Большая светлая комната с громадным окном была оклеена солнечными желтыми обоями, колыхались от ветра белые занавески, на полу лежал мягкий ковер. На столике разместилась небольшая, но очень хорошая коллекция фарфоровых кукол, на полочках небольшого книжного шкафа стояли превосходные издания детских книг, многие из которых Мэгги и Морин обожали в детстве. Одним словом, это была чудесная, простая, любовно обставленная спальня маленькой девочки.

– У тебя очень красивая комната, принцесса Ханна.

– Ага. Это мой папка все придумал. Он и обои сам поклеил, раньше были уточки, но уточки глупые. А так – всегда солнышко.

Пока она щебетала, Мэгги попробовала осторожно пройтись по комнате одна, без поддержки своей маленькой подружки. Голова кружилась, но не очень сильно, ноги еще казались немного ватными, однако в целом Мэгги чувствовала себя неплохо. Ханна распахнула дверь и вывела Мэгги в гостиную с громким воплем:

– Смотрите, кто проснулся!

Бен выглянул из кухни, улыбнулся Мэгги и привычно провел узкой ладонью по идеальному пробору гладких волос. Мэгги изумилась – даже у себя дома он был одет все в то же сочетание белого и темно-синего, и волосы были так же тщательно зачесаны назад и смазаны бриолином.

– Как ты себя чувствуешь, Морин?

– Гораздо лучше, спасибо, Бен. Извини, что доставила столько хлопот. Я вызову такси и…

– Даже слышать не хочу! Мы все не хотим. Ты должна остаться на ужин. А потом мы все вместе отвезем тебя домой.

Ханна выразила свое согласие с решением отца, крепко стиснув руку Мэгги, и немного попрыгала от избытка чувств. Мэгги улыбнулась в ответ. Действительно, куда ей теперь торопиться? Любимый мужчина обещал с ней разобраться в рамках закона, сестра ее убьет, с обеих работ ее поперли, телевизор включать бесполезно, проще просто посмотреться в зеркало. Гораздо лучше провести этот вечер в кругу любящей и счастливой семьи. Пусть и чужой.

– Ну, если вы оба настаиваете…

Отец и дочь переглянулись с явным облегчением, и Мэгги заметила, как они похожи. Тонкие черты лица, выражение глаз…

– Хочешь чего-нибудь? Лимонад, чай со льдом…

– Нет, спасибо. Я чувствую себя прекрасно. Не беспокойся, пожалуйста.

Она была здорово смущена заботливым вниманием Бена, но старалась скрыть это, чтобы не смутить и его. Он был так добр к ней, и Ханна…

Бен недоверчиво покачал головой, но смирился и исчез за дверью кухни. Мэгги стала осматриваться в гостиной.

Все здесь было очень практично, неброско, аккуратно и симпатично. Кремовые шторы, уютный персиковый диван, светло-коричневые стены – комбинация оттенков успокаивала глаза и душу.

Ханна усадила гостью на диван и принялась показывать ей фотографии на стене. На всех карточках были изображены в основном Ханна и ее старший брат, а также Бен и его погибшая жена. В самом центре помещалась большая фотография, на которой вся семья была в сборе.

Из гостиной стеклянные раздвижные двери вели в небольшой внутренний дворик, заросший зеленью, и там Мэгги увидела золотистого ретривера, упоенно игравшего с красным мячиком. В этот момент в комнату вошел мальчик, которого Мэгги узнала по фотографиям на стене. Сын Бена был уменьшенной копией отца – отглаженная белоснежная рубашка, темно-синие брючки и аккуратно зачесанные назад волосы. Он слегка поклонился, являя прекрасные манеры, и без всякого смущения представился:

– Я Джозеф. Позвольте предложить вам подушку для больной руки.

Она была сражена этой галантностью и ошеломленно наблюдала, как Джозеф ловко и непринужденно подложил ей под забинтованную руку небольшую мягкую подушечку. После этого они с Ханной принялись наперебой развлекать Мэгги рассказами о школе (Джозеф) и балетных классах (Ханна), а потом к ним присоединился Бен, поведавший Мэгги о своих планах перестроить прихожую и немного расширить сад. Из кухни доносился аромат мяса, запекавшегося в духовке, Тим бдительно следил за его приготовлением, и Мэгги постепенно погружалась в уютную и безопасную атмосферу этого дома.

Правда, ее мысли то и дело уплывали к Чико Пирелли и к их постоянным перепалкам, но Мэгги убеждала себя, что это все из-за анальгетиков. Уютный дом семьи Кранц был олицетворением тихого и безмятежного покоя счастливой семьи, тем самым «простым счастьем», о котором мечтала Мэгги. Что ж, если повезет, когда-нибудь и у нее будет такой дом.

Ужин был приготовлен без изысков, но с душой. Баранья нога была сочной и душистой, манеры детей удовлетворили бы любой великосветский раут, Бен был до умопомрачения внимателен и заботлив. Он даже десерт успел приготовить, яблочный пирог.

Бен приступил к мытью посуды, когда за окном раздался рев мотора, и Джозеф, подбежавший к окну, удивленно воскликнул:

– Папа, у нашей двери остановился какой-то дядька!

Мэгги начисто забыла о больной руке, в панике попыталась вскочить и оперлась на нее. Боль немедленно пронзила ее до самого плеча, слезы выступили на глазах, она побледнела и опустилась обратно на диван, а Бен Кранц, проигнорировав настойчивый звонок в дверь, кинулся к ней с таблеткой обезболивающего и стаканом воды.

К звонку прибавились нетерпеливые удары в дверь. Невозмутимый Бен закончил оказание медицинской помощи и только тогда отправился открывать. Мэгги хотела остановить его, но горло перехватило судорогой.

Дверь распахнулась, едва не свалив Бена с ног.

– Где она? Что случилось?

Чико Пирелли стоял на пороге, тяжело дыша и больше всего напоминая вырвавшегося из окружения рейнджера. Черные волосы были взлохмачены и торчали немыслимыми вихрами в разные стороны, рубашка – та самая, которую Мэгги всегда накидывала на себя, выходя на балкон его огромной квартиры, выбилась из-за пояса джинсов, кожаная куртка была расстегнута и вся в пыли. На осунувшемся, обветренном лице лихорадочно сверкали черные угли-глаза, и ими Чико обежал всю комнату, пока не наткнулся взглядом на бледную как смерть Мэгги, замершую у обеденного стола. Чико медленно двинулся к ней, но за спиной у него раздался неожиданно твердый голос Бена:

– Мистер, оставьте ее в покое! Она и без ваших домогательств достаточно натерпелась

– Это еще кто? Самопровозглашенный ангел-хранитель?

– Вполне возможно.

– Что ж, тогда сделай одолжение, брат, улети с моего пути.

Бен немедленно стушевался и вопросительно посмотрел на Мэгги. Она слабо улыбнулась.

– Все в порядке, Бен.

– Хорошо. Вам не стоит идти на улицу. Проходите в сад. Голди, ко мне!

Чико ехидно прищурился.

– Почему это нам нельзя на улицу? Боишься, что мы тебя скомпрометируем перед твоими благонадежными и приличными соседями?

– Нет, просто… Разумеется… Я просто подумал…

– Чико Пирелли, прекрати немедленно. Мистер Кранц просто пытается быть вежливым, хотя ты этому никак не способствуешь.

И Мэгги первая прошла в маленький садик, через плечо подмигнув Ханне и Джозефу. Больше всего она волновалась, чтобы бурное появление Чико не испугало детей, однако, судя по всему, они были, скорее, очарованы этим романтическим героем в кожаной куртке, потому что сделали несколько шагов ему вслед, словно под гипнозом.

14

В саду Чико начал с того, что пнул скамейку. Мэгги немедленно демонстративно на нее уселась и мрачно уставилась на «наиболее вероятного кандидата в мэры Чикаго». Тот кусал губы и сверкал глазами.

– Даже в этом он скучен, как расписание поездов. Золотистый ретривер – Голди. Нельзя было назвать собаку пооригинальнее?

– С какой стати ты так говоришь о незнакомом человеке? Мягко говоря, это невежливо.

– Что неудивительно. Он – слабак.

– А не пора ли поубавить гонор, Пирелли? То, что ты из грязи пробился в мафиози, еще не дает тебе права презирать людей, которые просто живут, честно трудятся и умирают на этой земле. Они много работают…

– Да, плывя по течению.

– Знаешь ли, плывя по течению, бывает очень нелегко удержать голову над водой.

– Не так легко, согласен, но и подвигом это назвать нельзя. Все в жизни требует усилий, в первую очередь сама жизнь. Я знаю, я пробивался на поверхность с самого дна. Ты тоже знаешь – ты никогда не плыла по течению.

– Но я не нарушала закон!

– Тогда почему ты не стала учительницей, как твоя сестра? Почему не осталась в маленьком городке, не вышла замуж за нормального парня? Молчишь? Глаза отводишь? Ты тоже нарушила закон, Мэг. Закон средней «нормальной» жизни. Нельзя выделяться – вот что он гласил. И ты наплевала на него.

– Я просто пыталась найти свой путь. И не строила из себя монашку, танцуя в стриптизе. Не ратовала за церковные браки, сожительствуя с тобой. Не врала, Чико!

– А разве я тебе врал? Разве я что-то скрывал от тебя? Или ты считала, что свои миллионы я заработал пошивом рукавиц в Армии спасения?

– Разве все миллионеры – преступники? И разве все преступники лезут во власть? Зачем тебе она, кстати? Чтобы еще круче разгуляться? Или крышевать своих дружков?

– А если для того, чтобы вырваться из круга, Мэг? Завязать с преступным прошлым. Помочь тем, кто еще только что оступился и попал в трясину? Детям иммигрантов, которые с самого детства состоят в бандах и кланах, потому что у них нет другого пути. Таким же пацанятам, каким был я сам… Что до тех, с кем я соревнуюсь… Да никто из них не лучше и не чище, Мэг. Уж поверь на слово – ангелов в этом году на выборы не завезли. За себя я могу ручаться, этого достаточно. Разумеется, я могу – мог бы! – именно ради тебя плюнуть на все и жить по-старому. Знаешь, что тогда будет? Мы оба, с каждым днем, с каждой нашей ночью будем все больше отдаляться друг от друга. Я не прощу себе, что так и не попробовал завязать. Ты – что я так и не завязал. Закончишь же ты тем, девочка, что возненавидишь меня. Я не смогу с этим жить. Я лучше проживу без тебя, чем увижу в твоих глазах ненависть ко мне.

– Я никогда не смогу так на тебя смотреть…

– Я предпочитаю не дать тебе ни единого шанса. Прощай.

Чико Пирелли резко наклонился к ней, коротко и страшно поцеловал в губы, а потом повернулся и стремительно вышел. Мэгги зажмурилась от ужаса. Ей показалось, что с уходом Чико отлетела и ее душа. И совершенно неожиданно она вспомнила их с Чико самый первый раз…


…Все слова таили в себе второй смысл. Прикосновения обжигали. Желание переполняло обоих, бурлило черным пламенем в крови, туманило мозг. Когда стало невозможно сдерживаться, они пошли в дом.

Едва войдя в прохладный холл, Чико набросился на нее, словно изголодавшийся зверь. Его губы не просили – требовали и брали свое. Он молча и страшно срывал с нее одежду, а она со стоном изгибалась в его руках, возбужденная до такой степени, что не могла даже рукой шевельнуть в ответ.

В результате через несколько секунд Мэгги осталась совершенно обнаженной, и Чико с глухим рычанием склонился над ней. Холодный мрамор пола почти обжигал, Мэгги дрожала, словно в лихорадке, а потом вскрикнула, почувствовав, как руки Чико властно раздвигают ее бедра…

– Люблю, когда женщина готова от первого же прикосновения.

У нее просто не было времени обдумать эти слова, найти в них тайный смысл и уж тем более обидеться на них. Мужчина стремительно освободился от излишков одежды и рухнул на нее, войдя в нее резко, почти грубо.

Она и впрямь была готова к этому, и потому боли не почувствовала, только наслаждение, только темный бесстыдный восторг, только желание отдаваться еще и еще. Они катались по полу, рыча и взвизгивая, словно дикие звери, и когда первые волны оргазма сотрясли их тела, они только ускорили свои лихорадочные движения. Было уже непонятно, кто кому отдается, кто кого насилует – и мужчина, и женщина хотели этого с одинаковой страстью.

Потолок отразил двойной крик, а потом они затихли, обессиленные, опустошенные, беспомощные, намертво спаянные одним объятием.

Потом Чико перевернул Мэгги на живот и стал медленно, вкрадчиво целовать ее спину. Позвонок за позвонком, он продвигался вверх от самой поясницы, и уже в районе лопаток она изнемогала от возбуждения. Потом Чико оказался сверху, и она с веселым ужасом отметила, что его возбуждение становится все сильнее…


Почувствовав слабое движение где-то рядом, взвинченная до предела, возбужденная и обозленная, Мэгги открыла глаза и резко обернулась. Если бы Чико Пирелли каким-то чудом снова оказался сейчас перед ней, она бы кинулась ему на грудь и попросила бы увезти отсюда, наплевав на все возможные последствия. Однако перед ней стоял Бен Кранц – и реальность происходящего словно холодной водой плеснула в лицо.

Мэгги сразу ощутила неловкость перед самой собой. Что за глупость – поддаваться воспоминаниям и чувствам? Нужно загнать их поглубже, не давать им подчинить ее себе.

Бен немного нервно провел ладонью по гладким волосам.

– Ты в порядке?

– Все нормально, Бен. Просто немного устала.

– Могу себе представить! Чего хотел этот тип?

Неожиданно ей захотелось осадить Бена, сказать, что это не его дело, однако она взяла себя в руки. Бенжамен Кранц был добр к ней, он о ней заботился, он привез ее в свой дом, к своим детям.

– Сложно объяснить.

Потом она вдруг вспомнила, что Бен вообще не в курсе, из-за чего весь этот кавардак. Что ж, он должен знать правду. Уж это право Мэгги заслужила: ее друзья все узнают от нее самой, а не из выпуска новостей.

– Бен, я должна тебе рассказать…

– Я уже все знаю. Все… что с тобой случилось раньше. Из новостей. Пока ты спала.

– О да… Конечно. Прости. Прости, что вот так.

– Что ж, это даже проще, тебе не кажется? Не надо всем и каждому объяснять… Кроме того, мне позвонили… Морин позвонила. Ты вовсе не такая, как о тебе рассказывали по телевизору. Морин все объяснила…

В этом было что-то нестерпимо обидное – Бен поверил словам Морин, но не ее собственным, как будто Морин была непререкаемым авторитетом. Мэгги нахмурилась, закусила губу. Бен встревоженно посмотрел на нее и тихо сказал:

– Что есть, то есть. Мы не должны к этому возвращаться.

Вот как все просто, горько подумала Мэгги. Просто не будем к этому возвращаться – и все пройдет само собой.

Пауза тянулась и тянулась, томительная и неловкая. Потом Бен откашлялся и предпринял еще одну попытку.

– Дети очень рады тебе. Им понравилось с тобой разговаривать.

– О! И мне было приятно. И про балет, и про школу.

– Они любят про это рассказывать. К сожалению, я плохой слушатель. Это была территория Марши.

– Ты отлично с ними справляешься, профессор. Они великолепно воспитаны. Тебе с ними повезло.

– Они очень скучают по маме, а я… я не умею их успокоить. Мы с ними никогда больше не чувствовали себя одним целым с тех пор, как… Марша ушла.

– Прости…

Мэгги в смятении опустила глаза и увидела, что Бен держит ее за руку. Интересно, это просто жест сочувствия или что-то еще? Мэгги заерзала на скамейке, и Бен немедленно встревожился.

– Ты действительно в порядке? Рука не болит?

– Не очень. Слушай, мы должны поговорить о моей работе в колледже. Как ты полагаешь… когда все разъяснится… возможно, я смогу ее продолжить? О, разумеется, не на месте Морин, но я могла бы… Ведь секретари вам нужны?

Ее вдруг прошиб холодный пот. Она и не подозревала, насколько это важно для нее. Кранц виновато взглянул на нее.

– Я не думаю, Морин, то есть… Мэгги… Корпоративная этика, знаешь ли. Нельзя нанимать в учебное заведение того, кто… даже если это ошибка. Собственно, это мой промах, я не дал тебе заполнить официальную анкету. Но я рад, что не сделал этого. Иначе мы могли бы и не встретиться…

Он еще что-то бормотал, но Мэгги уже почти не слушала. Радужный мир стал серым и тусклым. Ей предстоит все начинать сначала. Другой город. Поиски работы. Разлука с друзьями, которых она только что обрела. И ее прошлое, висящее камнем на шее.

Но зато – без Чико.

Она закрыла глаза, но перед ней тут же возникло его лицо, и Мэгги поспешно открыла глаза. Бен терпеливо ждал, участливо на нее поглядывая.

– Я думаю, что уеду завтра утром.

– Нет! То есть… У меня есть другое предложение. Только не говори сразу «нет».


На следующий день Бенжамен Кранц пришел на службу в парадном костюме.

Сью Болинжер кинулась к боссу и могучей грудью оттеснила его к факсовому аппарату, где и зажала в углу, надежно перекрыв пути отхода.

– Что происходит, Бенжамен?

– Ну… Морин… то есть Мэгги, вроде как уволилась…

– Я не об этом спрашиваю. В глаза мне смотри.

– Хорошо, хорошо, не кричи. Я предложил Морин… Мэгги выйти за меня.

– Что?!

– А что?

– И она согласилась?!

– Это поможет нам обоим. Как недостающий кусочек головоломки… Морин… Мэгги мечтает о спокойной, тихой жизни. Наша с детьми жизнь так и не наладилась после смерти Марши. Морин… Мэгги понравилась ребятам. Она красива, умна, хорошо воспитана, образованна…

Сью топнула ногой.

– Что ты там несешь! Зачем ты полез не в свое дело? Эта Морин-Мэгги – кусочек не из твоей головоломки, понял?! Ты размечтался о том, что могло бы быть, забыв о том, что уже есть. С женщиной, без женщины – у вас уже есть семья, к тому же очень хорошая. Мэгги не твоего круга! Не думала, что ты можешь пасть так низко, Бен Кранц!

– Но мы… мы просто… Иногда в брак вступают и по более дурацкой причине. А мы… мы любим друг друга!

– Знала я, что ты болван, да не знала, что такой! Ладно, от тебя все равно толку никакого, сама разберусь.

С этими словами Сью покинула учительскую, а Бен бросил извиняющийся взгляд на секретаршу. Та восхищенно посмотрела на профессора и заметила:

– Знаете, босс, я думаю, мы можем начать продавать входные билеты, как в театре. Я за последние десять лет не видала столько сцен, как за последние три дня.

15

Неделей позже Дик Манкузо, сверкая новеньким обручальным кольцом, вошел в кабинет Чико Пирелли и немедленно уперся взглядом в широкую спину и бычью шею своего старинного друга, задумчиво глядящего в окно. Как именно увольняются от старинных друзей, Дик не знал и потому отчаянно хамил.

– А-ха! Смотрю в окно уже давно, а там не люди, а…

– Я тоже рад тебя видеть. Не знаешь с чего начать? Помогу, братишка. Я ездил в Солитьюд-Вэлли. Я все знаю. С Мэгги мы расстались. Перед Морин я извинился. Поздравил ее. Передал поздравления тебе. Мы даже… немного подружились. Опровержение по обоим вопросам будет завтра по всем каналам и во всех газетах.

– То есть… Все это к лучшему в не лучшем из миров…

– Ненавижу расплывчатые формулировки. Будь добр, Дик Манкузо, объясни, что такое «это»? И почему оно именно к лучшему? Не к худшему, не к хорошему, не к синему или белому, а именно к лучшему…

– Не придирайся к словам, дорогуша, как сказала бы наша незабвенная Рози.

– Знаешь, ты даже внешне становишься похож на своих героинь, потому что выражаешься, как они.

– Вот так ты ко мне относишься, да? Впрочем, я не сержусь. Они, мои героини, в большинстве своем умные женщины, наблюдательные и острые на язык. Принимаю твои слова в качестве комплимента. Вообще, говоря обо всех этих барменшах, стриптизершах…

– Ни слова больше.

– Но она звонила и сказала…

– Дик, ты же не ее нянька? Когда ты капаешь мне на мозги, я начинаю нервничать.

– Ха! Ты и должен нервничать! Твоя Мэгги, твоя бывшая любовь, твой пропуск в светлое будущее – она совершенно неожиданно собралась замуж. Послезавтра она выходит за профессора. Я приглашен, поэтому мне неловко говорить ей, что она совершает ошибку. Согласись, было бы бестактно тревожить невесту подобными замечаниями. Вот если бы неожиданный приезд спасителя на белом коне… или хотя бы на «ягуаре»!

Громадные плечи чуть напряглись, и Чико Пирелли стал удивительно напоминать тигра перед прыжком. Дик предусмотрительно зашел за стол. Чико глухо и с явным трудом произнес:

– Я больше не могу вмешиваться в ее жизнь. Это было бы… нечестно.

– О, что я слышу? Речь истинного кандидата в мэры! Принципиальность, выдержка, такт – больше никаких пошлых разборок, грязных кампаний в прессе, стрельбы в салунах… Кстати, может, тебе интересно: остальные кандидаты уже опережают тебя едва ли не вдвое. Мне-то все равно, но Натти воет в голос и умоляет хотя бы об одном публичном выступлении.

– Знаешь, Дик, у меня тут появились кое-какие планы, так что это для меня не особенно важно…

Дик слегка опешил и растерянно произнес:

– Чико, это ты сегодня так говоришь, но вот через недельку, когда начнутся дебаты, появится азарт – о, тогда ты локти будешь кусать, что позволил себе раскиснуть из-за нелепой размолвки со своей…

Чико повернулся к окну спиной и холодно взглянул на Дика.

– Учитывая те сердечность и теплоту, с которыми ты начал разговаривать со мной не так давно, позволь поинтересоваться: волнует тебя хоть что-то иное, кроме моих душевных терзаний и разборок с прежними любовницами?

Дик и глазом не моргнул.

– Я люблю рыбалку. Гольф люблю, потом этот, как его…

– Я имею в виду существо из плоти и крови.

– О, так это моя мамочка! Кстати, я хотел тебе сказать, что твоя тетя Лукреция…

– Ты мне не родственник.

Дик посерьезнел и подался вперед.

– Чико, отвали. Да, я за тебя слегка чересчур переживаю, потому и ерничаю. Я о тебе забочусь. Я даже, не поверишь, желаю тебе счастья. Но, поскольку ты обручен с мафией и женат на деньгах, разве это имеет значение?

– Ты прав, не имеет. Слушай, Дик, я ведь тебя знаю много лет. За все эти годы у тебя никогда в жизни не было второго свидания с одной и той же женщиной. Ты мог бы попасть в Книгу рекордов Гиннесса – за количество одноразовых половых связей.

– Пф! Можно подумать, ты лучше.

– Неправда. Я, скорее, специалист по увиливанию от подобных связей. Кроме того, я привык делать жизнь с тебя, мечтать стать таким же, как ты, ведь ты же исправно платишь налоги и никогда не привлекался к суду! И потому – скажи, как ты избавлялся от своих женщин?

– Это не я от них, это они от меня избавляются. Женщины – страшные существа, брат. Они заползают тебе под кожу, словно те противные козявки амазонской сельвы, и питаются тобой, пока им не надоест. Раньше я думал: вот когда я встречу женщину, готовую сыграть в любовь открыто, как это делаем мы, мужчины, – что ж, тогда и поговорим…

– Романтично, нечего сказать. Теперь понятно, почему только одно свидание…

– О, смотрите на него! Чико, откуда тебе-то знать про романтику?

– Может, я учусь на ошибках?

– Учись! Только на ком-нибудь другом. Вот приедет тетя Лукреция…

– Слушай, Дик, кончай дуться и выпендриваться. Я знаю, с Мэгги вышло плохо, но ведь в глубине души ты знаешь, что иначе было невозможно?

– Брат, опомнись! Нельзя же наплевать на чувства, свои и чужие, только для того, чтобы без помех встретить старость, имея на счете большие деньги?

– Деньги ни при чем. Я хотел стать мэром, чтобы изменить… хоть что-то. Не вышло.

Дик хлопнул ладонью по столу, а потом воздел руки к потолку.

– Докатились! Господи, ну помоги ты мне справиться с этим придурком! Одна молния, всего одна малюсенькая молния, просто чтобы привести его в чувство! Или хоть тетя Лукреция…

– Нет. Бог мне пока не поможет. Это я тебе говорю. К богу нужно идти в чистом исподнем.

Уже у дверей Дика нагнал ровный, низкий голос Чико:

– Скажи Натти, пусть не плачет. Пресс-конференцию соберите на послезавтра. Позаботьтесь о прямом эфире.


Окинув ласковым взором собравшихся на пресс-конференцию репортеров, Дик Манкузо жизнерадостно заорал:

– Доброго всем утра, хорошего настроения, а главное – чтобы всем досталось место в зале, потому что сегодня вам полагается только балкон!

На секунду бурлящая толпа репортеров замерла, а потом стремительным потоком хлынула на лестницы, ведущие на балкон. Дик хихикал. Чико подошел, улыбаясь углом рта.

– Всегда ты знаешь, что сказать, Змей.

Дородная и седовласая женщина в розовом платье неслышно подошла сзади и бесцеремонно хлопнула Чико по плечу:

– Ядовитый Змей, так будет правильнее.

Чико резко развернулся – но тут же от души рассмеялся и заключил женщину в объятия.

– Радость моя, ты-то что здесь делаешь?

– В отличие от Ядовитого Змея, ты никогда не умел вовремя ввернуть нужное словечко! Если ты перестанешь работать с утра до ночи, возможно, выкроишь время на обучение. Змей тебя поднатаскает. Надо было сказать: «Какая приятная неожиданность, тетечка!»

– Ты же знаешь, что именно это я и имел в виду, тетечка.

Говоря это, Чико бросил вопросительный взгляд на Дика, но тот пожал плечами и красноречиво вздохнул.

Лукреция Пирелли извинилась и куда-то отошла, после чего Чико немедленно одарил Дика Манкузо взглядом, которому позавидовал бы и василиск.

– Отвечай, не задумываясь: это ты подстроил?

– Нет. Ты велел мне этого не делать, я этого и не делал. Я хороший мальчик.

– Кто это сделал? Кто вызвал сюда мою чертову тетку… О, тетечка, вот и вы…

Лукреция Пирелли метнула на Чико красноречивый взгляд, обещавший долгие мучения и нелегкую смерть, но улыбнулась вполне светски.

– Я пойду в бар и выпью кофе. Перед прессой не мекай, не сопи, не употребляй дурных слов и не говори, ради Мадонны, как ты обычно делал, «падлой буду»!

– Тетечка! Я, можно сказать, уже давно другой человек. Дик, дружок, а что ж ты мне не сказал, что тетечка приедет?

Дик откашлялся и пропел противным голоском:

– Так я ж тебе, дружок, пытался позавчера сказать, что твоя тетечка приезжает аж на две недели, но твои мысли бродили неизвестно где…

– Чико! Ягненок мой, иди в зал, не зли тетю!

– Иду, тетечка. Только с Диком договорю. А вас в баре найду… Ну все. Ушла. Теперь с тобой, Дикки.

– Чико, клянусь…

– Заткнись. И слушай. Они ведь поженятся у Рози дома? Как и вы?

– Ну, я вообще-то…

– Дик, у меня очень мало времени. А дел полно.

– Да. Морин сказала, что, если я не приду к началу банкета, она со мной разведется.

– Придешь, не волнуйся. В полдень?

– Откуда ты…

– Ее профессор зануден и предсказуем, как налоговая декларация. У нас меньше часа. Ты должен будешь сделать следующее…


Дик независимо, как мог, фыркнул вслед Чико и повернулся. В этот момент прямо на него из-за угла вышла Морин. Дик был вынужден приобнять ее за плечи, чтобы она не упала.

– Морин? Что ты здесь делаешь?

– Хотела переждать, пока все уйдут, и забрать тебя с собой. Дома психует Мэгги, а Рози вообразила себя фельдмаршалом и командует подготовкой банкета. Да, Бен с детьми и Сью приедет чуть позже, так что церемонию перенесли.

– Значит, я успею. Поезжай без меня.

– Дик… Как он?

– Как всегда. Спокоен. Молчалив. Опасен.

– Он… знает?

– Ну… в общих чертах.

Морин вдруг нахмурилась и стала точной копией Мэг.

– Это все неправильно! Они оба убивают себя собственным упрямством.

– Это их выбор, милая. И я не думаю, что на этих двоих способен повлиять хоть кто-то из живущих на земле…

Дик умолк и залюбовался своей женщиной. Морин вскинула на него взгляд глубоких карих глаз – и он утонул в их шелковистой глубине. Забыв и про пресс-конференцию, и про нелепую свадьбу, Дик снова покрыл поцелуями лицо Морин.

Теперь на ее нежном личике отражалась такая безмятежная и бесконечная любовь, что Дик вдруг подумал, что Морин – ангел, посланный ему с небес за неведомые подвиги. Ее хотелось немедленно обнять, прижать к груди и защищать от всего света. Удивительно, как непохожи сестры-близнецы. Мэгги совсем другая… Хотя, познакомившись с ней, он сразу понял, чем она могла так быстро завоевать Чико Пирелли. Огонь, порывистость, резкость суждений, острый язычок… Дик наклонился и нежно поцеловал Морин в губы в последний раз.

– Ты знаешь, что ты лучше всех, золотая?

– Теперь – да. Я люблю тебя, Дик.

– Я люблю тебя.

– До встречи.


Морин уже почти вышла на улицу, когда из полутемной прохлады небольшого кафе ее окликнула пожилая черноглазая женщина. Морин взглянула на незнакомку повнимательнее – и подошла к ней.

– Вы… тетя Чико Пирелли, не так ли?

– Лукреция. Или Лу. Как вы догадались?

– Ваши глаза. Как у Чико…

– Да, он пошел в мать, а она была мне родной сестрой. А вот усмешечка его паскудная, взгляд, как у кобры перед броском, хватка, как у бульдога, – это все от папаши. Не спорю, все эти качества помогли ему достичь всяческих успехов, но когда-нибудь именно из-за них он останется на бобах.

Морин невольно обиделась за Чико. Даже, скорее, за его усмешку. Надо же так было ее назвать…

– О чем вы хотели со мной поговорить?

– Если меня не подводит чутье, то о вашей сестре. Ведь вы – не Мэгги Стар?

Морин улыбнулась.

– Нет. Я Морин. И я три дня назад вышла замуж за Дика Манкузо.

– Вот об этом в газетах не сообщали. Мои поздравления. Скажите, только не обижайтесь: ваша сестра совсем не любит моего племянника?

Морин помрачнела.

– Честно говоря, это меня и беспокоит…

Лукреция подалась вперед:

– Неужели…

Морин серьезно посмотрела на пожилую итальянку.

– Она без него жить не может. Я пыталась говорить с ней об этом, как только она приехала, и Рози Каллаган тоже, но…


Мэгги еще раз повернулась в профиль, придирчиво изучая кремовое шелковое платье, идеально облегавшее ее стройную фигурку. Открытые плечи, изящный корсаж, узкая юбка, переходящая в небольшой шлейф…

Морин хмыкнула, а Рози пропела, уперев руки в крутые бедра.

– Ну прям как невеста! Ты, девка, замуж, что ли, собралась?

Мэгги натянуто улыбнулась.

– Я и есть невеста. Почему – «как»?

– Потому что невесты сияют от счастья, переполнены восторгом, трепещут в предвкушении.

– Я сияю. И трепещу. Только… Я не могу принять такой дорогущий подарок.

– Можешь. Я не-на-ви-жу дарить никому не нужные сковородки, кофемолки, пароварки и сервизы на восемнадцать персон. А твоя сестрица Морин конвертики с деньгами не признает, говорит, что это пошло. Так что прими это от нас обеих в качестве… пароварки в конвертике.

Продавщица робко вклинилась в разговор:

– И, потом, вы сможете носить его по другим торжественным поводам…

Морин, Рози и Мэгги переглянулись – и дружно расхохотались. Продавщица смирилась с очевидным фактом, что ей достались сумасшедшие покупательницы.

Морин отсмеялась и обняла Мэгги за плечи.

– Это было здорово, Мэгги. Готовить дом к празднику, мыть, скрести, красить, переставлять мебель. Лучшее время в нашей жизни. Правда, Рози?

– Знаешь, дорогуша, неприятно об этом говорить, но… Для меня – точно. Я страшно рада, что ты этим всем занималась. Потому как я-то как раз ненавижу убираться – а тут две свадьбы за одну неделю!!!

Мэгги не сказала ничего. Только вскинула на сестру и новую подругу огромные, тоскливые, как сама тоска, глаза.

И продавщица подумала, что в жизни не видела таких печальных невест.

16

Едва Морин успела закрыть за собой дверь, вернувшись после встречи с Диком и разговора с Лукрецией Пирелли, в дверь снова позвонили.

Крайне прыщавый и меланхоличный подросток в форменном комбинезоне самозабвенно ковырял в зубах ключами от машины, привалившись к двери. При виде Морин он принял вертикальное положение, убрал ключи и ослепительно улыбнулся, явив миру стальные брекеты и розовые десны.

– Я привез ваши цветы, мэм.

Мэгги вылетела из спальни на втором этаже, вцепилась в перила. Надежда умирает последней… Мэгги замерла на самом верху лестницы, прижав руки к груди.

– Цветы??

– Ну да. Ваш заказ.

Мэгги окончательно смирилась с поражением.

– Мы не заказывали цветы.

Прыщавый отрок извлек из кармана накладную и прочитал ее про себя, беззвучно шевеля губами. Морин в это время выключила фонарь – на улице вовсю светило солнце. Наконец посыльный снова уставился на нее.

– Вы Рози Каллаган?

– Нет, я…

– Тогда не остается ничего другого, как уносить свою задницу!

– Повремени, сынок! Лучше двигай своей задницей пошустрее, потому что тебе предстоит перенести все эти цветы в дом.

Морин заинтересовало выражение лица прыщавого парня, и она обернулась. Вообще-то, его можно было понять.

Рози Каллаган стояла в дверях во всем своем утреннем великолепии. Грива светлых кудряшек ниспадала на плечи и роскошный бюст, весьма небрежно прикрытые полупрозрачным пеньюаром, который к тому же распахнулся внизу, являя миру – и посыльному – крепкие ножки профессиональной барменши, вышагивающей за день не менее пятнадцати миль, как утверждает статистика.

Посыльный ошарашенно кивнул и нетвердой походкой отправился за цветами. Морин хихикнула.

– Рози, как тебе не стыдно? Совращать мальчишку, который еще даже не знает, как правильно писать слово «секс»…

– Во дает! Ты серьезно, дорогуша? Да этот мальчонка знает столько, сколько тебе и не снилось! Это же новое поколение. Их учат пользоваться презервативом раньше, чем они научатся писать и читать. Для них в жизни не осталось приятных сюрпризов, исключительно неприятные!

– Тебе точно нужно заняться ток-шоу.

– Хорошо, только попозже, ладно? Сегодня самый лучший – или самый худший, это как пойдет, – день в жизни твоей сестры.

– Ой! Рози, сколько же здесь цветов…

Посыльного можно было узнать только по ногам. Весь его верх прикрывали пачки увязанных в дюжины роз. Отважный юноша пытался пролезть с ними в дверь, но пока ему это не удавалось.

– Рози, зачем… Я хотела, чтоб все было скромно…

– Мэгги, детка, у меня нет дочерей, и потому позволь уж мне хоть сестру моей подруги выдать замуж так, как я хочу.

Слезы благодарности заблестели в глазах Мэгги, она порывисто обняла Рози.

– За последние три дня я плакала больше, чем за всю жизнь!

– Зато могу поспорить, что и смеялась ты тоже чаще! Так что все в порядке.

Едва они начали помогать посыльному разворачивать цветы, как звонок вновь залился трелью. Все четверо обернулись – и увидели, что перед открытой дверью стоит Бенжамен Кранц, а на газоне возле крыльца смирно ожидают Ханна и Джозеф, чисто умытые и наряженные в парадные костюмы. Мэгги нахмурилась и поинтересовалась с некоторым вызовом:

– Ну и чего ты, интересно, ждешь, Бенни-бой? Дверь открыта, если ты не понял, забирай детей и входи.

– Я просто не был уверен, что…

– Ой, заткнись и входи. И перестань рыскать глазами и краснеть! Это Рози, и она не голая, а в утреннем неглиже! И Морин тоже. У тебя прямо непристойное выражение лица, как у маньяка…

Рози уставилась на профессора:

– Док, а чего это ты приперся, прости мой французский, ни свет ни заря? Ты что, не знаешь самую страшную на свете примету? Вот жених увидит невесту до свадьбы, и будет ему…

Бен Кранц даже побледнел от волнения. Похоже, он всерьез воспринял дурачества Рози.

– Нет, я слышал, но я думал, это не считается? То есть считается, когда невеста уже в подвенечном платье, а так…

– Успокойся, Бен. Это просто глупое старое суеверие. Я шучу.

Лицо Бена немедленно просветлело, а Рози распорядилась:

– Ладно, раз уж ты здесь, помогай этому юному цветоносцу распихать розы по вазам и банкам, а потом расставь стулья в гостиной.

Бен покладисто кивнул, но судьбу искушать не стал и глаз на Мэгги на всякий случай так и не поднял. Джозеф вызвался пойти с отцом, а вот Ханна увязалась за Мэгги и Морин, с обожанием глядя на них снизу вверх.

– Можно, я пойду с тобой… и с тобой… и буду смотреть, как вы наряжаетесь?

– Надо спросить папу, дорогая. Бен! Можно Ханна пойдет с нами наверх?

Из гостиной донесся голос Кранца:

– Она будет путаться под ногами.

– Она не будет, она нам поможет.

– Хорошо, но если все же будет, отправьте ее вниз.

Мэгги поднялась наверх первой и теперь ждала их у дверей своей спальни, держа в руках большую коробку.

– Если помнишь, я с семнадцати лет должна тебе куртку, сестрица! Ведь в большой город я сбежала в твоей.

Морин, смеясь, развернула модную обновку и прижала ее к груди.

– Мэг, я собираюсь вернуться к своей самой обычной жизни, но разве у меня это получится в такой шикарной куртке?

Мэгги ответила неожиданно серьезно.

– Ты можешь попытаться прожить обыкновенную жизнь, но обыкновенной женщиной не станешь никогда, Морин.

Между тем подоспевшая Рози достала из кармана две маленькие бархатные коробочки.

– Я знаю, кто-то наверняка скажет, что опалы приносят несчастье, но это ведь ваш талисман, не так ли?

Морин раскрыла коробочку, и на синем бархате переливчато заиграли синие, зеленые, золотые огоньки. Серьги и подвеска. Морин подняла голову и улыбнулась, Мэгги тоже.

– Это действительно наши камни. И мы будем носить их, не снимая. Спасибо.

– Так, теперь последнее. Дорогая Мэгги. Поскольку платье у тебя новое, серьги новые, куртка у твоей сестры новая, то, согласно ирландским приметам, которые никогда не врут, нам теперь потребуется нечто старинное. Невесты обязательно должны получить что-то подобное в подарок…

Ханна застенчиво приблизилась и протянула Морин и Мэгги маленький розовый сверток, перетянутый золотой лентой.

– Это от меня. Соль для ванны. Она старинная, это точно. Тетя Сью подарила мне ее три года назад, а папа отобрал и не велел трогать, потому что это для взрослых. Я дарю ее вам. Понюхайте, как пахнет!

Морин растроганно приняла сверток и поцеловала довольную девочку в щечку, а Мэгги мужественно поднесла подарок к носу и с наслаждением принюхалась – хотя резкий химический запах едва не свалил ее с ног.

– Спасибо, Ханна, мы обязательно примем ванну с твоим подарком.

Рози хмыкнула.

– Ладно, у вас есть чем заняться, а я пошла вниз. Руководить!

Ханна залезла на диванчик и с интересом смотрела, как Морин и Мэгги раскладывают на широкой кровати платье, шелковые перчатки и тонкое белье. Потом она безмятежно поинтересовалась:

– Мэгги, а ты папу любишь? Я потому что думаю, что ты должна знать. Папа-то тебя не любит.

Мэгги замерла, а Морин села на кровать и осторожно спросила:

– А… почему ты так решила, Ханна?

– Он сам сказал. Нам с Джозефом. Что они с Мэгги должны пожениться, потому что так будет лучше для всех. Что тебе нужен дом, нам с Джо мама, а папе – жена. И что мы все будем жить хорошо. Вообще-то это правда, потому что нам с Джо Мэгги понравилась, а папа говорит, она хорошенькая. Но раз ты еще кого-то любишь, то будешь несчастливая.

Мэгги с трудом смогла проглотить комок, неожиданно вставший в горле.

– Это… папа сказал, что я люблю… кого-то другого?

– Не-а. Я не думаю, что он заметил. Джо точно не заметил, он ведь мальчик, а мальчики глупые.

– Заметил что?

– Как ты и тот дядька на мотоцикле смотрели друг на дружку. Ну, когда он пришел к нам домой, когда ты руку поранила. Вы смотрели, как мама и папа раньше смотрели… до того, как мамочка умерла. А потом папа сказал, что никого больше не полюбит. Я слышала. Как ты думаешь, может, у него получится?

– Я думаю, он сможет, он просто не пробовал…

Морин отчаянно пыталась помочь сестре выйти из трудного положения, но бесхитростная Ханна легко рушила все ее комбинации.

– Он Сью сказал, что научится тебя любить, но я думаю, учиться-то трудно, а любовь не должна быть трудной.

– Ну почему, иногда бывает… Папа говорил обо мне со Сью?

– Ага. Не совсем, то есть. Просто Cью узнала о свадьбе и сначала вышла из себя, а потом сошла с ума, а папе она тоже нравится, даже очень.

Морин не верила своим ушам. Мэгги тихо спросила:

– У папы и Сью… Они… Он за ней ухаживал?

– Не-а. Папа всегда следит, чтобы все делать прилично и правильно, а Сью из этого… как его… пир… пирсанала! И еще он немножечко думает, что она сумасшедшая, потому что одевается и говорит, как клоун. А вообще-то она симпатичная, как ты думаешь?

– Да. Думаю, очень даже.

Ханна вздохнула и подытожила с обезоруживающей прямотой:

– Жаль, что папочка женится не со Сью, а с тобой. Я-то тебя ужасненько полюбила, но ведь тебе будет плохо, и папе тоже, и Сью. И тому дядьке с мотоциклом.

Голос Рози раздался очень вовремя.

– Ханна, детка, помоги мне внизу. Пусть девочки спокойно примут душ.

Ханна слезла с диванчика и побежала к двери, не подозревая, что отставляет позади себя выжженное пространство. Мэгги сидела, бессильно уронив руки на колени и невидящими глазами смотрела в пространство. Морин боялась посмотреть на сестру.


– Чем это так… пахнет?

Рози с подозрением оглядывалась по сторонам. Морин смущенно улыбнулась.

– Это… боюсь, это от нас.

– Вы что, после душа валялись в куче компоста?

– Мы обещали Ханне, что воспользуемся солью… Вот и приняли ванну с ее подарком.

– О господи!

В дверь кухни просунул голову распорядитель свадьбы.

– Прошу прощения, милые дамы, но все уже готово, и мы можем начинать…

Мэгги мрачно буркнула:

– Спасибо…

Рози погрозила распорядителю пальцем.

– Не смей подгонять меня, Джепп! Мэгги, милая, ты уверена, что не хочешь торжественно спуститься со ступеней, как бы с небесных высей, вместо того чтобы банально выйти из кухни, когда запоют «Се Невеста грядет»?

– Уверена. Во-первых, я хочу простую, скромную церемонию. Ты, Рози, и так превратила этот день во вселенский праздник. Розы, свечи, горы еды, толпы гостей…

– Должна же я получить хоть какое-то удовольствие!

– Во-вторых, я не смогу спуститься по лестнице, потому что едва могу ходить в этом платье. Нет, изящно дефилировать по абсолютно ровной поверхности могу, но лестница исключена.

Лицо распорядителя просияло.

– Отлично. Значит, я даю вам еще пять минуточек собраться с духом – и начинаем!

Мэгги мрачно кивнула. Последние два часа она провела в мучительных размышлениях о том, что сказала простодушная маленькая дочь Бена. Не совершают ли они с Беном ошибку, не поторопились ли они с выводом, что так будет лучше для всех?

Она, Мэгги, принимает его предложение, чтобы одним махом приобрести и дом, и мужа, и готовую семью. Но Бен не любит ее, она не любит его, а ведь он мог бы еще найти свое счастье, если бы попробовал хоть на время забыть о самодисциплине… И Сью Болинжер… Не разбивает ли Мэгги ее сердце, сама при этом не испытывая ни радости, ни боли, совсем ничего?

Можно было бы отменить свадьбу (Бен будет сконфужен – это так неприлично!) и дать всем шанс найти свое счастье… Кроме нее самой, разумеется. Потому что отмена свадьбы в ее ситуации означает одно: ей придется уехать и начать все с нуля. Страшно даже не это: она не может находиться далеко от Чико Пирелли. Почему-то даже мысль о том, что они просто живут в одном городе, успокаивает, а на новом месте у Мэгги не будет совсем никого…

Телефонный звонок заставил всех нервно подпрыгнуть, Рози энергично выругалась и схватила трубку.

– Але! Я вас внимательно! Говорите! Ах, это ты, сын змеи и отца всех грехов… Да. Да. Да. Что? ЧТО?! Поняла… Сейчас… Не ори на меня, придурок!!! Целую.

Рози аккуратно положила трубку и повернулась к Мэгги и Морин. Лицо ее медленно заливал румянец, а глаза предательски блестели.

– Морин… Мэг, детка, ты только не волнуйся, но… Это Дик звонил… Чико Пирелли сейчас, в данный момент, находится перед полицейским управлением. Он явился добровольно, и Дик говорит, на сегодняшней пресс-конференции он публично признался в связях с мафией и снял свою кандидатуру…

Мэгги застыла. Слова окружающих доходили до нее с трудом, словно сквозь толстый слой ваты…

Рози усмехнулась и закончила:

– …А еще он попросил у одной девушки прощения. И сказал, что был полным идиотом. И знаешь, что я думаю по этому поводу? Чтобы вымыть дом, надо извозиться в пыли. Чтобы отмыть репутацию, надо перекидать горы дерьма, прости мой французский. Чико не тот, кому я доверила бы воспитание своего первенца, но он тебя любит… Иди, дорогуша, и будь счастлива.

Мэгги посмотрела на Морин и Рози безумными и счастливыми глазами.

– Но как же… Бен, дети…

– Если ты о Бенжамене Кранце, то не беспокойся. Он отличный парень, все такое, но твои переживания вовсе не ранят его самолюбие. Он прекрасно знает, что жену отхватил дуриком, и ты ему ничего не должна, с его стороны никакой самоотверженной любви…

– Он умрет от ужаса! Такой скандал…

– Ох, что-то мне подсказывает, не особенно он и расстроится. А дети все равно не относятся к этому всерьез. Ты ведь останешься их другом?

– Но ему надо сказать…

– Он занят, говорят тебе!

С этими словами Рози поманила Мэгги к двери и приоткрыла ее.

Посреди чулана Бен Кранц растерянно и нежно обнимал Сью, а та негромко завывала, пачкая губной помадой белоснежную рубашку жениха и размазывая по зареванному и совершенно распухшему лицу слезы. До подслушивающих донеслись голоса:

– …я же не думал, Сью, милая, ну не расстраивайся, я был уверен, что я тебе совсем не нравлюсь…

– …отравлю ее, змею тощую, у-у-у! Бен, Бен, как мне жить без тебя, Бен…

Мэгги осторожно прикрыла дверь и посмотрела на Морин шальными от счастья глазами.

– Морин… Рози… А что же вы будете делать со всеми этими горами еды и выпивкой?

– А кто сказал, что вместе с твоей свадьбой отменяется и пирушка? Кроме того, у нас появляется несколько хороших поводов выпить, вместо одного крайне сомнительного. Мисс Сью! Твои ставки повышаются! Что стоим, дорогуша? Мужик – штука ненадежная. Лови, пока не смылся.

Мэгги всего этого уже не слышала. Она вылетела на улицу и поняла, что шансов выехать на машине у нее нет. Гости перегородили пути выезда автомобильчику Рози. Мэгги обернулась и бросила ключи обратно хозяйке, потом сбросила с ног туфли, наклонилась и рванула подол платья до самого бедра. Кто-то восхищенно ахнул, и в толпе зевак захлопали. Сразу стало легче, а еще через секунду из-за угла вывернул автобус. Мэгги вскочила на подножку, взмахнула рукой – и в этот момент из окон дома раздались первые аккорды свадебного гимна «Се Невеста грядет»…

Эпилог

– Привет, привет, привет, я Рози Каллаган, и мы начинаем наше еженедельное шоу «Посиделки с Рози». Сегодня мы не в студии, не в павильоне и даже не у меня дома, сегодня мы выходим в эфир прямо отсюда, с зеленой лужайки, окружающей резиденцию нашего новоизбранного мэра. И я не собираюсь делать вид, что никогда с ним знакома не была, потому что все вы, ребята, отлично знаете, что Чико Пирелли и его красотка Мэг мои лучшие друзья. Да, это именно так, и никто не в силах с этим поспорить…


Репортеры сбивались с ног, со всех сторон щелкая вспышками фотокамер. Кто-то свистел, кто-то вопил, и где-то в гуще толпы, как всегда, чувствовала себя, как рыба в воде, Рози Каллаган, ведущая одного из самых рейтинговых ток-шоу последнего сезона.

Чико Пирелли почти не слышал шума. Он смотрел только на одну женщину – ту, которая стояла рядом с ним. Карие глаза женщины блестели, умопомрачительная фигура профессиональной танцовщицы заставляла фотокорреспондентов совершать трюки повышенной опасности… Напрасный труд! Маргарет Пирелли смотрела только на своего мужа.

На его смуглое лицо – лицо кондотьера-завоевателя. На жесткие кольца вороной шевелюры, обильно припорошенные снегом седины на висках. На жестокий и чувственный рот, на широкие плечи, на всю его мощную, уверенную фигуру. Смотрела – и умирала от любви, как и восемь лет назад, когда он впервые сказал ей слова, которые сейчас горели в его черных огненных глазах…


– …Она прошла за своим Чико Пирелли все круги чистилища, которые этот мощный и отважный человек сам предназначил для себя. Она ждала его из тюрьмы, куда Чико Пирелли отправился добровольно, чтобы искупить все свои грехи перед законом и с чистой совестью выйти к нам, своим согражданам, и сказать: я сделал то, что должен, а вот теперь я сделаю то, что хочу…


Мэг не плакала. Она научилась сдерживать свои эмоции, потому что не хотела расстраивать своего Чико. Ведь только она знала, что под внешностью матерого мачо, властного и уверенного в себе вожака, скрывается неразговорчивый, угрюмый парнишка, с самого детства умевший встать и заслонить собой друга. И поэтому Мэг не плакала ни разу. Ни на суде, ни на коротких свиданиях в общей комнате во время первого года заключения, ни дома, в своей одинокой комнате, после этих свиданий, ни на венчании в крошечной тюремной церкви, после того как Дик добился разрешения у губернатора штата…

А на второй год им с Чико разрешили комнату для личных свиданий. Раз в полгода.

Целоваться они тогда начали еще на пороге – жадно, бурно, бесстыдно. Конвоиры, как ни странно, проявили такт и ушли тихо и незаметно, впрочем, даже бей они в барабаны и распевай веселые песни, Мэг Пирелли ничегошеньки не заметила бы. И Чико Бешеный, Чико Пирелли, ее единственный и неповторимый мужчина, тоже.

Он любил ее так нежно, так бережно, так неторопливо, что в наивысший миг блаженства, когда звездный дождь проступил прямо на обшарпанном потолке комнатки для свиданий, отразившем эхо ее счастливого крика, Мэгги наконец расплакалась.

Она плакала и чувствовала, как стремительно спадает тяжесть, давившая на ее сердце все это время, как наполняется радостью душа, как новой силой и новой страстью наливается тело, истосковавшееся по любви одного-единственного мужчины на свете…

И тогда Чико Пирелли, целуя ее соленые от слез и улыбающиеся губы, прошептал:

– Не плачь. Я больше не разрешу тебе плакать. Никогда! Это я сказал!

И, разумеется, сдержал слово.


– …Думаете, легко было этим двоим четыре года подряд довольствоваться двумя свиданиями в год? Однако ж плоды этих свиданий помогли им пережить разлуку! Дамы и господа, встречайте: Андреа, Элинор и Рикардо Пирелли!..


Шестилетний Андреа сделал шажок вперед, потом вбок – и заслонил собой изрядно перепуганную скоплением народа золотоволосую и черноглазую девочку четырех лет. Сестренка с облегчением вцепилась в мускулистую смуглую ручонку брата, явно перестав бояться. Андреа увидел, что дядька с большущей трубкой в руках подбирается все ближе… Он засопел и оглянулся – всего разочек, чтобы просто проверить, есть ли кто сзади…

Из-за папиной ноги вынырнула точная копия Андреа – такой же смуглый, кряжистый пацаненок с суровым взглядом черных глазенок. Андреа приободрился, и братья встали перед малышкой Элинор живым щитом, бессознательно одинаковым движением выдвинув вперед левую ногу – так удобнее атаковать противника при внезапном нападении…


– …Многие удивятся и спросят меня: старушка Рози, а где же твоя вторая лучшая подружка, Морин Манкузо? И совершат этим большую бестактность, потому что наша Морин сейчас не на симпозиуме, не на заседании своей кафедры германской литературы, а там, где ей, судя по всему, больше всего нравится бывать, а именно – в роддоме!..


Дик с восторгом и нежностью смотрел на измученное личико Морин. Она ответила ему слабой, но счастливой улыбкой и тихо спросила:

– Неужели… опять?

Дик зажмурился и отчаянно замотал головой. Морин вздохнула с явным облегчением.

– Слава богу!

– А-ха…

– …А то мне уже неудобно перед врачами – как ни приеду сюда, все двойняшки да двойняшки!..

– А-ха… и так три раза…

– …Семь детей – это вполне пристойно, даже сказочно немного… Семь гномов, семь принцев, потом эти… семь волшебных поросят…

Дик расслабленно кивал и гладил ее по голове, а потом нежно пропел:

– А-ха! Только не семь, любовь моя…

– Что? Дик, я не понимаю…

– Не семь. Девять, Мори. На этот раз ты родила тройню…


Купить книгу "Дети любви" Мэй Сандра

home | my bookshelf | | Дети любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу