Book: Тайный страж



Тайный страж

Элизабет ТОРНТОН

ТАЙНЫЙ СТРАЖ

Пролог

Был один из тех редких для Англии вечеров, когда небо почти безоблачно и листья на деревьях не колышет даже легкое дуновение ветерка. Возле мраморной балюстрады небольшого садового павильона стояла молодая темноволосая женщина с черными глазами в нарядном муслиновом платье. Она любовалась открывавшейся перед ней панорамой — зелеными холмами и долинами, высокими платанами и буками и восхитительным озером с плавающими по нему лебедями. Понадобилось много сил и времени, чтобы парк, окружавший величественный дом ее мужа, стал настоящим шедевром, радующим глаз любого, кто в нем оказывался. Все вокруг дышало тишиной и спокойствием, однако женщину охватила вдруг тревога. На минуту ей почудилось, что она оказалась в прошлом.

Тряхнув головой, чтобы отогнать нахлынувшие воспоминания, она повернулась и медленно пошла по мощенной камнем дорожке. Муж попросил ее подольше погулять по парку, и вернуться в дом она не могла.

«Глупости, — сказала она сама себе, — мне нечего бояться. И не побегу я в свою комнату, точно маленькая девочка, которая не может найти себе занятие и потому пристает к взрослым».

Не было видно ни садовников, ни лакеев, и она отлично знала почему. Сегодня был день ее рождения, и муж готовил ей сюрприз. Предполагалось, будто она не догадывается, что на западной лужайке сейчас устанавливают огромный шатер. Этим занимались все слуги — вот отчего вокруг было так пустынно. Она усмехнулась. Последние несколько дней ей пришлось прикидываться слепой и глухой и делать вид, что она находится в полном неведении относительно того, сколько именно гостей посетят нынче усадьбу.

Улыбнувшись, она коснулась рукой живота. Что ж, секреты есть у каждого. Она решила рассказать обо всем мужу сегодня вечером, когда они будут лежать рядом, утолив свою страсть. Никогда она не думала, что жизнь ее сложится подобным образом. Выходила она замуж не по любви. Приехав в Лондон, чтобы отыскать себе подходящую партию, она и думать не думала, что ее мужем окажется самый завидный жених во всей Англии, о котором мечтала каждая девушка.

Позже он признался, что тоже полюбил ее не сразу. Его родные настаивали на скорой женитьбе, и он выбрал ее, потому что в ней не было ни капли жеманства и она отличалась удивительно мягким, покладистым нравом. Вдобавок она была настоящей красавицей. Спустя же всего месяц после свадьбы оба с удивлением обнаружили, что полюбили друг друга.

Миновав купу деревьев, молодая женщина подошла к озеру. Его неподвижная поверхность напоминала зеркало, и в нем отражалось небо и легкие облачка. Озеро было мелким, глубиной не более пяти-шести футов, но ей оно показалось бездонным. Вздрогнув как от холода, она зябко передернула плечами.

Поколебавшись, она все же заставила себя ступить на узенький деревянный мостик, перекинутый через озеро и соединявший его с небольшим водопадом и прудом на противоположной стороне. Несколько деревенских ребятишек пускали в озеро крохотные бумажные кораблики, а потом пробегали по мосту и смотрели, как они уносятся водопадом и всплывают где-нибудь посередине круглого пруда.

Природа дышала покоем. Молодая женщина долго стояла, опершись о перила, и смотрела вдаль. На воду она старалась не глядеть.

Ее муж знал, почему она так боится бывать возле озера. Много лет назад, когда она училась в школе, девочка, ее ровесница, утонула почти в таком же озере. С тех пор она опасалась приближаться к воде, и мужу никак не удавалось убедить ее, что с ней ничего не случится. Вот почему он очень радовался, когда слышал, что она одна гуляла возле воды.

Ей всегда хотелось знать, преследуют ли других девочек, бывших свидетельницами гибели Бэки, те же страхи, что и ее.

И тут в ее памяти всплыло имя — Тэсса. Она никак не могла заставить себя не думать о ней.

Облако закрыло солнце, и озеро сразу изменилось. Оно уже не было красивым. Оно было холодным и вязким на вид, и казалось, что оно готово поглотить все, что его окружает.

Она услышала шаги у себя за спиной и обернулась. Увидев того, кто так напугал ее, она вздохнула с облегчением.

— Ах, это ты, — сказала она. — Что, мне уже пора возвращаться?

Она взглянула на часики, висевшие у нее на груди. И тут ее ударили. Когда же она упала на колени, ее ударили еще раз.

…Час спустя муж нашел ее тело в озере неподалеку от водопада.

1

— Тэсса! Это ведь Тэсса Лоример, верно?

В голосе явно слышался английский акцент, и потому все гости, наполнившие в этот вечер элегантный дом одного из самых знаменитых парижан Александра Бопре, мгновенно умолкли. Шел год 1803-й, и Франция находилась с Англией в состоянии войны, так что французы никак не ожидали встретить врага в самом сердце Парижа. Но затем многие вспомнили, что внучка Бопре родилась в Англии, и рассудили, что, возможно, девушка, окликнувшая Тэссу по имени, была еще одной английской родственницей Бопре… или, например, американкой. Впрочем, в любом случае Александр Бопре имел право принимать у себя в доме кого угодно. Он был богатым банкиром, и его удостоил своей дружбой сам Первый консул.

Тэсса, изумленная тем, что ее имя было произнесено так громко, обернулась. У самой двери стояли двое — молодой мужчина и девушка. Они держались несколько в стороне от собравшихся, как будто сомневаясь, что являются тут желанными гостями. Девушке было около двадцати лет — столько же, сколько и Тэссе, а мужчина казался несколькими годами старше своей спутницы.

Тэсса наклонилась и спросила о чем-то седовласого старца, сидевшего в инвалидном кресле. Это был Александр Бопре, ее дедушка, который, несмотря на свою немощь, все-таки решил присутствовать на праздновании дня рождения внучки. На его бледном аристократическом лице, изрезанном глубокими морщинами, сияли проницательные темные глаза.

Старик ласково потрепал Тэссу по щеке и сказал:

— Иди-иди, дорогая. Не беспокойся, Марсель присмотрит за мной.

Затем он обернулся к слуге, стоявшему возле его кресла, и произнес:

— Принеси-ка сюда, голубчик, бокал шампанского. Доктор запретил мне пить его, но сегодня особенный день.

Тэсса, приветливо улыбаясь, подошла к девушке. Было ясно, что она не узнает гостью.

— Салли, — сказала девушка. — Мое имя Салли Тер-нер. Неужели ты не помнишь меня? Мы же с тобой учились в одной школе.

— Разумеется, я помню тебя, — ответила Тэсса, перебирая в уме все те школы, которые она посещала. Их было великое множество.

— Флитвуд-Холл, — напомнила девушка. — Конечно, мне не стоило надеяться, что ты узнаешь меня. Ведь ты пробыла там всего год, а потом уехала к своим родственникам в Бат, — добавила Салли, коря себя за то, что не смогла удержаться от неуместного возгласа.

Тэссу исключали последовательно из всех школ, в которых она начинала было учиться, но ей не хотелось упоминать сейчас этот малоприятный факт.

— Это было очень давно, — пробормотала она.

— Восемь лет назад, — помогла ей Салли. — Нам тогда едва исполнилось двенадцать.

Тэсса не помнила никакой Салли Тернер, но ей понравилось открытое лицо девушки.

— Послушай, — сказала Тэсса, — но как ты меня узнала? И что ты делаешь во Франции?

Гостья начала с ответа на второй вопрос:

— Мы были в Реймсе, когда опять началась война. И вот теперь Бонапарт должен решить нашу судьбу.

Тэсса понимающе кивнула. Она знала, что множество англичан оказались в подобном положении. Некоторые пытались вернуться на родину, наняв за большие деньги суденышки для переправы через Ла-Манш, но большинство томились во Франции или даже оказались в тюрьме.

— А узнала я тебя, — продолжала Салли, — по волосам. Мне никогда не приходилось встречать людей с таким необыкновенным оттенком волос. — Тут спутник подтолкнул ее локтем, и она вспомнила о правилах хорошего тона. — Тэсса, разреши представить тебе моего брата Десмонда. Дес, это… — Тут девушка запнулась и засмеялась. — Я не знаю, как тебя представлять. Может, ты уже замужем?

— Нет, не замужем. Я по-прежнему Тэсса Лоример, — поспешно ответила хозяйка бала.

Десмонд Тернер молча поклонился. Красавица в модном муслиновом платье — с квадратным декольте и завышенной талией — притягивала его взоры с тех самых пор, как он с сестрой вошел в этот зал. Ни одна женщина не нравилась ему прежде так, как эта золотоволосая Тэсса. Классические черты лица, приветливая улыбка, глаза глубокого голубого цвета — и удивительно идущий к ним букетик свежих фиалок, приколотый к платью…

Салли вопросительно посмотрела на него, и он опомнился.

— Как случилось, что вы тоже оказались во вражеской стране? — полюбопытствовал он. Тэсса не сумела скрыть изумления.

— Но это дом моего дедушки, — сказала она. — Я здесь живу.

— Значит, вы внучка господина Бопре? — спросил Десмонд. — Однако вы так похожи на англичанку!

— Моя мать была француженкой. Она умерла, когда я была совсем ребенком. — Тэссе не хотелось рассказывать этому незнакомому юноше, как ей удалось ускользнуть от своих опекунов в Англии и полуживой от голода наконец добраться до Парижа. С того дня прошло два года, но Тэсса до сих пор помнила радость, с какой встретил ее дед. Она предпочла задать вопрос, который давно уже вертелся у нее на языке. — Странно, что дедушка не сказал мне, что пригласил вас.

Десмонд, немного помолчав, негромко проговорил:

— Но господин Бопре и не приглашал нас. Мы здесь потому, что нас позвал господин Тревенан.

Услышав имя американца, Тэсса слегка нахмурилась, но сумела скрыть свое недовольство и продолжила тем же спокойным тоном:

— Ах вот как! Что ж, господин Тревенан — почти член семьи. В этом доме он имеет право на многое.

Тэсса оглядела зал и опять повернулась к брату и сестре.

— Он наверняка где-нибудь здесь, — заверила девушка гостей. — Сейчас я отыщу его и пришлю к вам.

Она еще раз ослепительно улыбнулась и упорхнула.

— По-моему, Сал, ей все еще невдомек, кто ты такая, — сказал Десмонд.

Они оба наблюдали за тем, как Тэсса идет по залу. К стеклянной двери, ведущей на террасу, девушка приблизилась уже в окружении кучки молодых людей. Казалось, они слетались к ней, как мотыльки к огню.

— Может, она и впрямь забыла меня, — отозвалась Салли. — Она нигде не задерживалась подолгу и никогда ни с кем не дружила — просто потому, что не успевала сойтись с кем-нибудь поближе. Ты заметил, что ей ничего не сказало даже название школы?

— Я заметил еще, что упоминание о Россе заставило ее перемениться в лице. Надеюсь, она не влюблена в него… — ответил Десмонд.

Последняя фраза была произнесена с таким нажимом, что Салли засмеялась.

— Не поддавайся ее красоте, братец. Тэсса очень богата, тщеславна и невероятно избалованна, — предостерегла она.

— Послушай, ты говоришь в точности как Росс, — обиженно произнес Десмонд. — Нет уж, я предпочитаю составить о мисс Лоример собственное мнение.

— Только не жалуйся потом, что я тебя не предупреждала, — улыбаясь, сказала Салли.

Тэсса остановилась у двери на террасу только для того, чтобы внять мольбам молодых людей и показать им свою бальную карточку. Два танца оставались еще незанятыми, но Тэсса приберегала их для Поля Мармо, который должен был вот-вот появиться. Вчера она получила от него записку — ему, мол, срочно надо уехать в Руан, но он надеется поспеть к концу бала; если же это у него не получится, то они встретятся в обычном месте. Не увидеться с Полем в день рождения было для нее большим ударом. Но как же хороши фиалки, которые он прислал ей и которые теперь красовались на ее платье!

Хотя ей и нравились почти все молодые люди, приглашенные на бал, никто из них не мог сравниться с Полем Мармо. Поль был старше Тэссы — ему уже исполнилось двадцать четыре, и все девушки сходили по нему с ума. Он был божественно хорош собой, все его движения были исполнены природной грации, а пристальный взгляд темных глаз заставлял ее иногда краснеть, как школьницу. Тэсса не могла понять, почему Поль так внимателен к ней, несмотря на то, что ему всегда было из кого выбирать. Девушке казалось, что он очень скоро попросит ее руки.

Тэсса засмеялась, когда увидела, что ее карточку внимательно рассматривает сразу несколько пар глаз.

— Пожалуйста, не огорчайтесь, — сказала она. — Я помню, что обещала хотя бы по разу потанцевать с каждым из вас, но моя карточка уже заполнена.

Тэсса не кривила душой. Хотя Поль пока не приехал, она все же внесла его имя в карточку, чтобы он не расстроился, обнаружив, что для него не оставили ни одного танца.

Вспомнив вдруг о том, что она должна была отыскать Росса Тревенана, девушка посмотрела в сторону Тернеров — и увидела Росса, который беседовал о чем-то с Десмондом, не сводя глаз с нее, Тэссы. В его взгляде явственно читались презрение и насмешка. Россу не нравилось, как она ведет себя с молодыми людьми. Ему вообще не нравилось, что ее всегда окружала толпа поклонников. Заметив, что на него смотрят, он отвел взгляд.

Тэсса же продолжала наблюдать за этим человеком, который последние несколько месяцев отравлял ей существование. Она неохотно соглашалась с теми, кто называл Росса хорошо сложенным красавцем. Он был блондином и потому всегда выделялся среди толпы французов. Тэсса не любила блондинов. Да и лет ему было немало — около тридцати. И все-таки она не могла заставить себя не смотреть в его сторону, хотя и знала, что, если они встретятся глазами, ей опять покажется, будто ее, как провинившуюся девочку, бьют линейкой по пальцам.

Странно, но Тэсса сразу не понравилась ему. Она прекрасно помнила, как дедушка позвал ее к себе в кабинет, чтобы познакомить с новым секретарем. Она увидела Росса, и ее сердце забилось. Но потом она поймала его взгляд, в котором сквозила неприязнь к ней, и вся сжалась. С тех самых пор ей всегда неуютно в его присутствии.

Росс считал ее пустоголовой бездельницей, которую занимает лишь одно: стать королевой любого бала. Пожалуй, она сумела бы заставить себя не думать об этом странном человеке, если бы не дедушка. Он теперь не мог обходиться без помощи Росса Тревенана, как не мог обходиться без помощи Марселя, дюжего лакея, который возил его инвалидную коляску.

Разумеется, дедушка по-прежнему любил ее, но авторитет Росса был так велик, что Тэссу теперь часто осыпали упреками. Высказывал их дедушка, но Тэссе казалось, что она слышит голос Росса Тревенана. Она слишком громко смеется и слишком часто флиртует. Ее платья слишком открыты. Она получает слишком много карманных денег. Она ведет себя так, как не подобает молодой девушке. К ней придирались каждый день, и если бы в ее власти было избавиться от Росса Тревенана, она сделала бы это с превеликим удовольствием.

Она несколько раз предостерегала дедушку — и вовсе не потому, что обижалась на Росса. Просто она не доверяла ему. Да, Тревенан представился американцем, но откуда им знать, что так оно и есть? Почему он всегда уклоняется от разговоров о своем прошлом? А вдруг он английский шпион, или контрабандист, или еще кто-нибудь похуже? У Тэссы не укладывалось в голове, что этот надменный, явно высоко себя ценящий человек с радостью согласился работать простым секретарем. Ей казалось, что ему на роду написано приказывать, а не подчиняться. И куда он иногда исчезает в середине дня? В общем, Росс Тревенан был загадочной личностью, и девушка решила проникнуть в его тайну. А потом дед уволит его, и все будет по-старому. Эта мысль так порадовала Тэссу, что она даже улыбнулась — как если бы Росс действительно уже покинул их дом.

Она не осознавала, что все еще смотрит на него, пока не почувствовала на себе его пристальный взгляд. Он как бы в изумлении вскинул брови, а потом понимающе улыбнулся. Ей всегда чудилось, что он читает ее мысли, причем делает это с удовольствием.

Вызывающе встряхнув головой, Тэсса принялась болтать с окружавшими ее молодыми людьми. Пускай Росс Тревенан знает, что его мнение ей безразлично. Гости не находят, что она ведет себя как-то не так. Они пришли сюда развлечься, а она, Тэсса, хозяйка, и сегодня ее день рождения. То же, что некий малоприятный мужчина хмурится в углу, ее нисколько не трогает.

Заиграла музыка, и очередной партнер подошел пригласить ее танцевать. Кружась по зале, она совершенно позабыла о Россе. Ее глаза блестели, а на губах блуждала улыбка. Она чувствовала себя счастливейшей девушкой в мире. Это был ее бал и ее вечер. Нарядное платье очень шло Тэссе, и все вокруг восхищались ею. Она танцевала, освещенная сотнями свечей в хрустальных канделябрах, и искала глазами Поля, который все не появлялся. Встретившись взглядом с дедушкой, Тэсса чуть подняла руку: запястье охватывала бархатная лента с приколотой к ней рубиновой розой. Это было первое настоящее украшение в жизни девушки, и получила она его сегодня утром от деда. Александр Бопре все понял и поднес к губам бокал шампанского. Он пил за нее.



2

Услышав стук в дверь кабинета, Бопре открыл глаза. В комнату вошел Росс, и старик попытался улыбнуться, чтобы тот не заметил, как ему больно.

Но Росс сразу все понял и спросил у Марселя:

— Когда это случилось?

— Еще перед балом, — ответил лакей. — Но хозяин не позволил мне увезти его и пожелал остаться до конца.

— Мадемуазель Тэсса? — тихо осведомился Росс.

Слуга отрицательно покачал головой.

— При чем тут Тэсса? — запротестовал Бопре. — Чем она может мне помочь? Поверьте, ничего страшного со мной не происходит. Обычный приступ. Сейчас я приму что-нибудь, и все пройдет. — Он согнул левую руку. — Вот видите, боль уже отступает.

Росс направился к двери со словами:

— Я немедленно пошлю за врачом.

— Нет!

Восклицание старика заставило Росса остановиться. Смягчив тон, больной продолжал:

— Врач мне не нужен. Я стар и немощен. Мое сердце вот-вот перестанет биться. Вы же знаете, что говорят все медики. Я проживу самое большее полгода. И Латур согласен с ними.

Повинуясь кивку хозяина, слуга вышел из кабинета. Росс приблизился к столу и еще раз внимательно посмотрел на старика.

Они придерживались различных политических взглядов, но за те несколько месяцев, что Росс провел в доме Бопре, он очень привязался к нему, и с каждым днем его уважение росло.

Более тридцати лет назад Александр Бопре неудачно упал с лошади и с тех пор не мог передвигаться самостоятельно. Вскоре после этого несчастья его жена сбежала с английским дипломатом, забрав с собой их единственного ребенка — десятилетнюю девочку, будущую мать Тэссы.

Другой на его месте наложил бы на себя руки, однако Бопре не только решился жить, но и выдержал натиск Революции. Он всегда играл большую роль в политических делах Франции и сейчас помогал Наполеону, которому требовалось много денег для ведения войны.

— Мне все хуже, — спокойно сказал Бопре. — Не думаю, что сумею протянуть еще полгода.

Наступило долгое молчание, а потом Росс спросил:

— Почему вы не велели прервать бал? Разве это было разумно — оставаться в зале до самого конца?

— Я не хотел огорчать Тэссу, — мягко произнес старик. — Вы забыли, что у нее сегодня день рождения?

— Вы слишком балуете ее, Александр, — сухо заметил Росс.

Бопре вопросительно поглядел на него.

— Вы, кажется, осуждаете меня? — заметил он. — Но поймите, что прежде я почти не знал ее — разве что платил за учебу в школах. Из-за революционного террора я не мог привезти ее во Францию, а мое состояние не позволило мне самому поехать в Англию. Положа руку на сердце, последние два года стали едва ли не самыми счастливыми в моей жизни.

— Счастливыми? Из-за Тэссы? — Росс удивленно вскинул брови. — Как странно вы говорите.

— Но, Росс, вы не представляете, как изменилась Тэсса за эти два года. Она просто расцвела, превратившись в прелестную девушку — веселую и жизнерадостную. — Тут Бопре заметил, что лицо его собеседника как будто окаменело, и усмехнулся. — Вы, англичане, всегда придавали хорошим манерам излишнее значение. Впрочем, что это я? Мне не следует забывать, что Тревенан Росс — американец.

— Так безопаснее, — кивнул тот.

— Я понимаю, — извиняюще проговорил старик. — Но, видите ли, мне нелегко отрешиться от мысли, что мой секретарь — английский аристократ. Вы слишком независимо держитесь, и моя внучка то и дело напоминает мне о том, что вы не слишком-то похожи на простого секретаря.

Росс усмехнулся:

— Что ж, постараюсь последить за собой. Но вы хотели сообщить мне нечто важное?

Бопре посмотрел на свои холеные руки, лежащие на коленях, и решительно произнес:

— Вы сами видите, как ухудшается мое здоровье. Поэтому я бы хотел, чтобы вы увезли отсюда Тэссу раньше, чем мы условились.

Росс задумчиво проговорил:

— Я много размышлял над нашим планом, Александр, и с каждым днем он нравится мне все меньше.

— Вы видите какие-то препятствия? Но какие же? — встревожился Бопре.

— Ваша внучка на каждом шагу перечит мне… — недовольно заметил Росс.

— Вы сами виноваты, — засмеялся Бопре. — Не надо быть с ней таким суровым.

— Но я не могу иначе, — возразил Тревенан.

— Она тоже. У девочки уже есть характер, — с гордостью заявил Бопре. — Однако я понял, что вы имели в виду. Вы хотите, чтобы ваша совесть была совершенно чиста. Так вот: я уверен, что вы найдете с Тэссой общий язык.

Сказав это, Бопре изучающе поглядел на англичанина. Неужели тот действительно не догадывается, почему Тэсса так держится с ним? Любой француз сразу бы все понял, но эти англичане… В чем-то очень умны, а в чем-то — сущие дети. Надо же! Не хочет прощать Тэссе ее маленькие слабости.

На мгновение он пожалел о том, что решил расстаться с Тэссой, но тут же отбросил эту мысль прочь. Речь сейчас идет о более важных вещах, чем его чувства и даже чувства Тэссы. Росс Тревенан как раз такой человек, который сумеет присмотреть за девочкой и направить ее по правильному пути. Ему он со спокойной душой может доверить заботу о Тэссе и ее деньгах. Росс нравился ему, и он даже слегка завидовал атлетическому телосложению молодого англичанина и его силе. Квадратный подбородок, волевое лицо, ум, светящийся в серых глазах… Нет-нет, внучка будет в надежных руках.

Прерывая паузу, старик спросил:

— А что ваши друзья, Тернеры?

— Время покажет, сойдутся они с Тэссой или нет, — задумчиво произнес Тревенан. — Впрочем, по-моему, они пришлись ей по душе.

— Кажется, за столом она сидела с ними рядом? — спросил Бопре.

— Да. И пригласила их в Пале-Рояль, — ответил Росс.

— Вы, наверное, не одобряете этого? — скептически усмехаясь, заметил старик.

— Пале-Рояль славен тем, что там собираются продажные женщины и заядлые картежники, — резко бросил Тревенан.

— Вы в этом уверены? — удивился Бопре.

— Уверен. — Росс помедлил, а потом нехотя признался: — Мне тоже приходилось бывать там. Но от этого Пале-Рояль не стал лучше.

— Мисс Тернер могла бы отказаться от приглашения, — заметил старый банкир.

— Вы же знаете Тэссу. Ее легкомыслие заразно. Салли сразу ухватилась за предложение посетить это злачное место, и Десмонд не сумел отговорить ее, — с недовольным видом ответил Росс.

Бопре усмехнулся.

— Вы преувеличиваете, друг мой. Да, под вечер Пале-Рояль действительно становится таким, как вы его обрисовали, но днем там совершенно безопасно. Магазины и кафе переполнены вполне респектабельной публикой. Так или иначе, но я рад, что моя внучка и мисс Тернер понравились друг другу.

— Да, это нам на руку… — Росс сделал несколько шагов по комнате, а потом, поколебавшись, сказал: — И все же я думаю, что Тэссе не следует покидать Францию. Может статься, что здесь она в большей безопасности. Кто знает, что ждет ее в Англии.

— Неужели вы хотите, чтобы моя внучка всю жизнь пряталась, как испуганный заяц? То и дело оборачивалась, чтобы посмотреть, не преследуют ли ее? Я не понимаю вас, Росс! — заволновался старик.

— А вдруг мое предположение ошибочно? Вдруг в Англии ее подстерегает какая-нибудь неведомая опасность? — не сдавался Росс.

— Вы сами не верите в то, что говорите! — воскликнул Бопре.

— Но человек, за которым я охочусь, англичанин, — пояснил Тревенан. — Во Франции его легче обнаружить. Бопре глубоко вздохнул.

— Я скоро умру, Росс, и мне бы хотелось, чтобы моя внучка как можно быстрее отправилась в Англию. Франция — чужая для нее страна. Тэсса никогда не станет настоящей француженкой. Если бы я был здоров, все сложилось бы иначе, но в теперешних обстоятельствах я настоятельно прошу вас позаботиться о Тэссе.

Росс попытался было возразить, но старик жестом прервал его.

— Послушайте, неужели вы не понимаете, что ожидает Тэссу после моей смерти? — с горечью проговорил он. — Она станет одной из самых богатых наследниц Франции и, следовательно, завидной невестой. Я хорошо знаю моего друга Бонапарта. Едва я испущу последний вздох, как он сделается опекуном девушки и поспешит выдать ее за одного из своих многочисленных нищих родственников-корсиканцев. Я не желаю своей внучке такой судьбы.

Росс, помедлив, спросил:

— А как же Поль Мармо? Кажется, она увлечена им. Может, пускай обвенчаются? Муж всегда сумеет защитить свою жену.

Бопре в изумлении воззрился на него.

— Вы и вправду полагаете, что Поль Мармо — подходящая партия для Тэссы?

Росс с трудом удержался от того, чтобы не сказать, что молодой человек с манерами армейского сержанта и Тэсса Лоример стали бы прекрасной супружеской парой. Вместо этого он произнес:

— Не в этом дело. Просто Поль мог бы увезти ее в Америку, где она была бы в полной безопасности.

— Эта мысль мне не очень по душе, — возразил старик. — Вдобавок, если Бонапарт вздумает сделать ее женой какого-нибудь своего дальнего родственника, на что он уже как-то намекал мне, он объявит брак недействительным. Нет-нет, я вовсе не хочу, чтобы она выходила за Мармо. Моя девочка должна быть счастлива в браке, а Мармо не любит ее. Его привлекает только огромное состояние Тэссы, которое может поправить пошатнувшиеся дела его отца. Кроме того, я уверен, что Мармо от природы распутен. Он не пропускает ни одной хорошенькой мордашки. Зачем же моей Тэссе такой муж?.. — Бопре замолчал, но вскоре раздраженно заявил: — Росс, сядьте, пожалуйста, а то у меня уже болит шея. Трудно говорить с человеком, который безостановочно шагает по комнате.

Росс послушно взял стул и сел.

— Давайте вернемся к этой беседе позже, — предложил он. — Вы выглядите усталым.

Бопре досадливо махнул рукой.

— Для меня уже нет такого слова — «позже», — отозвался он. — Я хочу обсудить все прямо сейчас. Итак, мой друг, вы не переубедили меня. Мое решение остается неизменным. Все необходимые бумаги уже подписаны. Осталось только сообщить о нашей договоренности Тэссе.

— И что же вы скажете ей? — осведомился Росс, с любопытством глядя на старика.

— Вы отлично знаете, что я скажу. Мы же с вами обо всем условились. — Бопре помолчал какое-то время, а потом продолжил слегка хриплым голосом: — Я понимаю, почему вы колеблетесь. Вам кажется, что вы пользуетесь моей немощью для того, чтобы разбогатеть. Так вот: выбросьте это из головы. Я сам попросил вас помочь мне.

Внезапно старик подался вперед и проговорил:

— Да, мы с вами рискуем, но поверьте, игра стоит свеч! Я поручаю свою внучку вашим заботам. Поклянитесь же всем святым, что вы никогда не обманете моего доверия!

Росс без раздумий крепко пожал руку старика и сказал:

— Клянусь!

— А теперь поклянитесь памятью вашей покойной жены, — потребовал Бопре.

На какое-то мгновение Росс заколебался, но потом произнес звучным и твердым голосом:

— Клянусь!

Бопре откинулся на спинку кресла. Его бледное усталое лицо осветила улыбка.

— Хорошо, — проговорил он. — А теперь пришлите сюда, пожалуйста, Марселя.

* * *

Подождав, пока Марсель и еще один лакей не отнесли больного наверх, в спальню, Росс закурил сигару и направился на террасу. Множество слуг сновало по дому, приводя его в порядок после бала, но молодой англичанин не обращал на них ни малейшего внимания. Он был погружен в свои мысли.

Он надеялся, что господь поможет ему не обмануть доверия старика. Росса восхищала проницательность Александра, сразу понявшего, что его мучит совесть. Да, скорее всего убийца охотится за Тэссой, и если он, Росс, действительно хочет схватить преступника, без Тэссы ему не обойтись. Молодой англичанин чувствовал себя поэтому виноватым и был преисполнен решимости исполнить клятву, данную Бопре, и стать для Тэссы добросовестным воспитателем и опекуном.

Спустившись по нескольким мраморным ступеням, ведущим в сад, Росс остановился у беседки. Отсюда открывался вид на Сену, по которой медленно плыли лодки. На них горели огни, но они не в силах были разогнать мрак ночи. Кругом царила темнота. Англичанин глубоко затянулся своей любимой тонкой сигарой и выпустил струйку дыма. Недавняя беседа не шла у него из головы.

Да, Александр прав. Жить ему осталось недолго, и обратиться за помощью он может только к Россу. Теперь лишь от Тревенана зависит, будет ли Тэсса счастлива и… останется ли вообще в живых.

Росс догадывался, что ему придется нелегко. Девушка привыкла к вседозволенности и наверняка возненавидит человека, который попытается изменить ее нрав. Александр плохо знал свою внучку, а Росс, не желая делать старику больно, не поделился с ним тем, что ему стало известно о похождениях Тэссы.

Он вспомнил, как девушка кружилась в танце по зале. Ее глаза блестели, она улыбалась — мягко, но вместе с тем призывно. Тэсса была не просто привлекательна — от ее красоты захватывало дух. Казалось, что она всегда освещена изнутри каким-то ровным ярким светом. Росс против воли сравнил Тэссу со своей покойной женой. «Касси тоже была красива, но не так, как Тэсса», — подумал англичанин и ужасно рассердился на себя за эту мысль.

Но до чего же ловко обвела эта девица своего дедушку вокруг пальца! Росс беседовал с ее дядей и тетей, которые воспитывали Тэссу в Англии. Их племянница отнюдь не была ангелочком. Она сменила множество школ, и повсюду от нее старались избавиться. Все люди, когда-либо сталкивавшиеся с Тэссой Лоример, говорили одно и то же: девушка очень своенравна, не терпит никаких замечаний, склонна к бунтарству и непредсказуемым поступкам.

Ее последний побег произошел при таких постыдных обстоятельствах, что дядюшка с тетушкой даже не стали разыскивать Тэссу. Россу они рассказали далеко не все, но он подкупил одного из слуг, который и поведал ему все подробности. Оказалось, что девица бежала вместе с неким молодым смазливым лакеем, так что немудрено, что мистер и миссис Бисли не захотели больше знаться со своей племянницей — ведь у них было две своих дочери.

Что сталось со спутником Тэссы, неизвестно. Спустя некоторое время после побега девушка явилась в дом Бопре и с тех пор жила припеваючи и в свое удовольствие.

У нее хватило ума не упоминать о лакее. Она сплела историю о том, что Бисли пытались выдать ее за отвратительного ей кузена. Вот почему, мол, она отправилась во Францию к любимому дедушке.

Взяв с Росса слово молчать, Александр, явно гордясь сообразительностью внучки, рассказал, как Тэсса, переодевшись мальчиком, наняла нескольких английских контрабандистов, которые и переправили ее во Францию. Росс изумился смелости девушки — изумился и одновременно задним числом испугался. Разве можно было так рисковать? Англия и Франция находились в состоянии войны, поэтому лодку мог потопить любой французский корабль. Ее могли принять за английского шпиона. И, наконец, контрабандисты могли бы открыть, что перед ними — девушка, и тогда наверняка случилось бы непоправимое!

Хотя… Хотя не исключено, что Тэсса Лоример уже потеряла свою невинность.

Он подумал о молодом красавце слуге, бросившем девушку на произвол судьбы, и рассердился на него. Нет, пожалуй, рассердился — это не самое подходящее слово. Да Росс разорвал бы его на части, попадись он ему сейчас! Разобравшись в своих мыслях, англичанин очень удивился и, желая успокоиться, затянулся сигарой.

На террасе послышался тихий шорох, и Росс понял, что он не один. Сделав несколько шагов, он притаился в беседке.

— Поль?

Это был голос Тэссы. Шурша платьем, она спускалась по ступенькам. Росс бросил сигару на землю и наступил на нее.

— Поль? — Девушка говорила с придыханием, явно волнуясь. — Я видела тебя из окна… но сначала я не была уверена, что это именно ты. А потом ты подал знак. — Тут она засмеялась: — Впрочем, может, и не было никакого знака, и тебе просто захотелось в одиночестве покурить.

Росс молчал. Он уже понял, что случайно открыл место тайных свиданий девушки с Полем Мармо. Очевидно, огонек сигары служил двум влюбленным условным знаком.

Тэсса вошла в беседку и остановилась, давая глазам привыкнуть к темноте.

— Я хотела поблагодарить тебя за фиалки. Они просто изумительны! Но вот записку мне пришлось сжечь. — Девушка опять засмеялась и продолжала с упреком: — Ты не должен писать мне таких вещей. Когда я спустилась вниз, у меня так горели щеки, что горничная спросила, не больна ли я. — Она помолчала, а потом добавила: — Хватит прятаться, Поль. Я же знаю, что тебе очень хочется поцеловать меня.

Россу и в голову не пришло сообщить ей о своем присутствии. Ему было интересно, как поведет себя девушка дальше. Теперь он находился в самом темном углу беседки.

Тэсса положила руки ему на плечи и прошептала:

— Поль! О, Поль!

Девушка уже имела представление о поцелуях. Во Франции она с изумлением обнаружила, что здешние мужчины отнюдь не так чопорны, как английские джентльмены, а юные француженки не слишком стыдливы. Все ее подруги никогда не заходили в своих отношениях с молодыми людьми слишком далеко, но и не видели ничего плохого в нескольких поцелуях. «Зато, — убежденно говорили они, — мы знаем, что ждет нас после свадьбы». Вот и Тэсса тоже полагала, что после двух лет, проведенных во Франции, она отлично изучила мужчин.



Она понимала, что тайно встречаться в беседке с Полем неприлично, но успокаивала себя тем, что Поль вот-вот попросит ее руки. А разве это зазорно — целоваться с женихом? Вдобавок ей было удивительно приятно с ним. Его поцелуи заставляли ее делаться легкомысленной.

Сегодня губы Поля были по обыкновению сухи и горячи, и ее кровь сразу быстрее побежала по жилам. Когда он властно притянул ее к себе, она немного удивилась, но мужчина продолжал целовать ее, и девушке сделалось весело. Тэсса даже засмеялась, почувствовав, что он прикасается губами к ее шее и груди — как раз над вырезом лифа. Но через несколько мгновений она опомнилась. Он никогда прежде не позволял себе этого. Его нужно остановить сию же минуту!

Однако Тэсса чувствовала себя беспомощной, как котенок. Она прошептала что-то невнятное, умоляя то ли оставить ее, то ли продолжать, и он вновь прильнул к ее губам. Все, что Тэсса знала о мужчинах и их страстных натурах, не имело к происходящему сейчас никакого отношения. Руки у нее дрожали, по телу прошла горячая волна, и она, сама не понимая, что делает, прижалась к мужчине, с наслаждением ощущая, как его ладони нежно гладят ей спину и бедра. Она знала, что поступает нехорошо, что так ведут себя только продажные женщины, но ничего не могла поделать с собой.

Когда он стал целовать ее уши, брови, щеки, она прошептала:

— Я и не догадывалась, что такое бывает. Как странно ты себя сегодня ведешь… Ты не похож на того Поля, которого я знаю…

Ну конечно! Широкие плечи, сильные руки, и этот запах!..

Наконец она все поняла и широко открыла глаза, пытаясь рассмотреть в темноте его лицо. Спустя мгновение девушка догадалась, кто держит ее в объятиях. От него совсем не пахло одеколоном, а пахло мылом и свежим крахмальным бельем. Гнев приковал ее к месту… а его руки тем временем спустились еще ниже и принялись гладить ее ягодицы.

— Тревенан! — вскрикнула она и отскочила в сторону.

Он не попытался остановить ее, а сказал только:

— Как жаль! Мы не дошли до самого интересного!

Ярость переполняла Тэссу, и она едва могла говорить.

— До самого интересного?! — прошипела она. — Вы сказали — до самого интересного?! Да вы просто развратник!

Он шагнул к ней, и ей пришлось отступить. Она была слишком горда, чтобы убежать, хотя и боялась его. Теперь они стояли возле каменных ступеней, и свет, падавший с террасы, позволял разглядеть его лицо. Тэссе показалось, что Тревенан готов расхохотаться.

— Неужели развратник? — спросил он. — А по-моему, вам понравилось. «Я и не догадывалась, что такое бывает. Как странно ты себя сегодня ведешь…» — повторил он ее недавние слова и засмеялся.

— Я думала, это Поль! — закричала она. — Да как вы посмели тронуть меня?!

Он слегка приподнял одну бровь.

— Дорогая мисс Лоример, позвольте напомнить вам, что я вас не трогал. Я всего лишь наслаждался сигарой, когда вы ворвались в беседку и буквально загнали меня в угол. Не я первым поцеловал вас — вы поцеловали меня. — Он усмехнулся, обнажив белые зубы. — Позвольте дать вам один совет. Впредь не кидайтесь мужчине на шею, ибо он по природе охотник, а не дичь. Постарайтесь создать у него впечатление, будто это именно он загнал вас в угол.

«Он не только распутник (конечно, распутник, раз его поцелуи заставили ее забыться!), но еще и наглец! — промелькнуло в голове у Тэссы. — Подумать только, осмеливается давать советы и вдобавок смеется!»

Она с трудом сдержалась, чтобы не ударить его, и проговорила сквозь зубы:

— Вы вели себя непозволительным образом. Вы прекрасно знали, что я приняла вас за Поля.

— Оставьте, мисс Лоример. Ваши уловки стары как мир, — съязвил Росс.

Ярость переборола страх, и девушка вплотную приблизилась к своему обидчику.

— Значит, вы думаете, что я добивалась ваших поцелуев? Да вы же никто, вы лакей моего дедушки! Вы секретарь, слуга! Как только я расскажу ему о том, что сегодня произошло, он немедленно вас прогонит! — закричала она.

— Да, да, обязательно расскажите, причем постарайтесь не упустить ни единой детали. Я отнюдь не упаду в его глазах оттого, что вел себя как обыкновенный мужчина из плоти и крови. А вот ваше поведение наверняка огорчит господина Бопре. — В голосе Росса зазвучал металл. — Если бы вас воспитывал я, такого бы не случилось! Я научил бы вас манерам!

— Слава богу, — воскликнула Тэсса, — я не ваша воспитанница и никогда ею не буду!

Росс засмеялся:

— Вы так думаете? Что ж, поживем — увидим.

Тэсса не сразу нашлась с ответом. Она понимала, что ей надо удалиться с гордо поднятой головой, но оставлять за ним последнее слово она не хотела.

Сделав глубокий вдох, девушка проговорила:

— Я ни за что не вошла бы в беседку, если бы догадывалась, что вы там стоите. Я и вправду думала, что это Поль.

Росс пожал плечами.

— Вы вели себя неосторожно, и я проучил вас.

Она вызывающе вскинула голову.

— Значит, вы хотели преподать мне урок? — спросила девушка.

— Да, — спокойно подтвердил Росс.

Тэсса в ярости топнула ногой.

— И как же далеко вы собирались зайти, господин учитель? — выкрикнула она.

Он протянул руку, как будто намереваясь взять ее за плечо, и сказал серьезно:

— Пойдемте со мной в беседку и продолжим наш урок.

Его слова хлестнули девушку, точно удар бича. Этот Тревенан всегда презирал ее. Он ни разу не пригласил ее танцевать нынче вечером, а теперь держался так, как если бы перед ним стояла не внучка его хозяина, а какая-нибудь развратная женщина. Никогда в жизни Тэссу так не унижали. Она почувствовала, что вот-вот заплачет, торопливо отвернулась и направилась в дом.

Росс подождал несколько минут, а потом последовал за девушкой. Она вела себя недопустимо, и молодой англичанин надеялся, что Тэсса надолго запомнит то, как он поступил с ней. Но было в ее поведении и нечто такое, что немало порадовало Росса. Теперь он знал, что Тэсса Лоример вовсе не так испорченна, как ему говорили.

И она была невинна.

Он заулыбался, еще раз вспоминая ее слова: «Я и не догадывалась, что такое бывает. Как странно ты себя сегодня ведешь». Хватит думать о Поле Мармо и смазливом английском лакее, который помог Тэссе сбежать. Но освободиться от мысли о том, что могло бы случиться, не прерви Тэсса их поцелуи, Россу так и не удалось.

Нахмурив брови, он резко остановился, сунул руку в карман жилета и вынул часы. Еще не поздно нанести визит Соланж.

Несколько минут спустя он сидел в карете, направляясь в Пале-Рояль.

3

В обрамленных четырехугольной каменной галереей садах Пале-Рояля расположилось кафе «Де Фой». За столиками на свежем воздухе отдыхали и наслаждались последними теплыми днями позднего лета те, кто посетил ближайшие магазины и лавки. Тэсса и ее новые друзья — Салли и Десмонд Тернер — тоже оказались здесь. Они уже обошли магазины, ряды которых помещались в галерее, и теперь наблюдали за разноцветной толпой, заполнявшей сады бывшего Королевского дворца. Тут гуляли щеголи и светские женщины, солдаты в военной форме и няни с малышами, добротно одетые горожане и элегантные мужчины с дамами, снимавшими апартаменты в верхних этажах дворца. Тэсса только что, по секрету разумеется, шепнула Салли, что дамы, которые проживают в Пале-Рояле, никакие вовсе не дамы, и с серьезным видом кивнула, подчеркивая свою осведомленность.

Десмонд, медленно потягивая вино, рассматривал гуляющих. Сегодня он впервые посетил Пале-Рояль в дневное время и облегченно вздохнул, убедившись, что в этот час здесь совершенно не видно накрашенных продажных женщин, которые вечерами бесстыдно предлагают свои услуги любому мужчине. Не было драк и скандалов, и не слышно было возбужденных пьяных голосов. Бонапарт реквизировал одно крыло дворца для своего Трибунала, потому и сады, и их окрестности буквально кишели агентами тайной полиции. Лишь подумав об этом, Десмонд с профессиональным интересом стал разглядывать праздношатающихся и чинно гуляющих мужчин, пытаясь определить, кто из них агент тайной полиции Бонапарта.

Тем временем Тэсса и Салли гадали, кто такие мужчины, время от времени открывающие двери справа от кафе «Де Фой».

— Они — игроки, — предположила Тэсса. — Игра не прекращается всю ночь. Ты только посмотри на их лица. Не так уж трудно догадаться, кто из них выиграл, а кто проиграл. А может… — Тут она подмигнула Салли и доверительно прошептала: — Может, они возвращаются домой после ночи, проведенной с «милой подружкой»…

Но, поскольку Салли явно ничего не поняла, Тэсса пояснила:

— С любовницей…

Появление официанта с подносом, уставленным бокалами и блюдечками, заставило девушек поменять тему разговора. Они глянули друг на друга и тихонько засмеялись.

Тэсса внезапно осознала, что, несмотря на ее антипатию к господину Тревенану, ей нравятся его друзья, особенно — Салли. Девушка, хоть и была англичанкой, выгодно отличалась от своих соотечественниц прямолинейностью и открытостью характера. Она, казалось, была полностью лишена английской жеманности и чопорности. Когда они сегодня наткнулись на неприличные гравюры в галерее Валуа, Салли даже не покраснела, наоборот, попыталась, ради шутки, конечно, уговорить брата приобрести их и положить начало новой семейной коллекции. Он, разумеется, не сделал этого, но дружеские, доверительные отношения брата и сестры понравились Тэссе.

— Чем вы занимаетесь, мистер Тернер? — спросила Тэсса. — До сих пор вы ни словом не обмолвились о своей профессии…

Вместо брата ей ответила Салли:

— Когда-то Десмонд был адвокатом и если бы захотел, то мог бы возглавлять юридическую контору…

— Редкая скучища, — вмешался Десмонд. Он поднес ко рту небольшую чашечку, которую только что поставил перед ним официант, и сделал маленький глоток черного крепкого кофе. Напиток, видимо, не пришелся ему по вкусу, ибо Десмонд поставил чашечку на блюдце и отодвинул ее подальше от себя.

— Теперь он занимается… Но это скорее хобби, чем профессия, — попыталась объяснить Салли, но ее брат снова вмешался:

— Я расследую преступления, — сказал он, — разыскиваю грабителей банков, задерживаю убийц и других нарушителей закона…

— Так вы, стало быть, служите в полиции? — догадливо кивнула Тэсса.

— О нет, нет, — возразил Десмонд. — Это неинтересно. Я оказываю платные услуги…

Тэсса, как она ни хотела, не сумела скрыть своего удивления. Она не могла представить себе, как кто-то нанимает Десмонда Тернера, чтобы он выслеживал грабителей банков и убийц. Но она также не представляла, как Десмонд Тернер-адвокат защищает в суде обвиняемого. Во-первых, он казался ей слишком молодым — лет двадцати четырех, не больше, — чтобы кто-либо принимал его всерьез, а во-вторых, он напоминал ей одного премилого, приятной наружности пастора из церковного прихода в Ардене и уж никак не был похож на грозного сыщика или сурового адвоката.

Не задумываясь, Тэсса вслух высказала свои сомнения.

Выслушав ее, Салли расхохоталась.

— Ты совершенно права, — согласилась она, — на первый взгляд такое никому и в голову не придет, но, уверяю тебя, Десмонд довольно известен в определенных кругах.

И, не обращая внимания на протесты брата, Салли принялась рассказывать о делах, которые тот раскрыл.

Оказывается, Тэсса слышала о похищении двадцати тысяч фунтов из банка на Пэлл-Мэлл, о краже картин из дома лорда Хаусера в Йорке, о шайке сводников, которые обманом завлекали молодых девушек в дома терпимости, а также об ужасном убийстве богатого молодого лорда, в котором поначалу обвиняли цыган, но позже, благодаря самоотверженной работе и сыскному таланту Десмонда, выяснилось, что преступление совершила жена лорда, расточительная и распутная женщина.

Отвечая на вопросы Тэссы, Десмонд рассказал, как случилось, что он занялся частным сыском, оказавшимся к тому же весьма прибыльным делом. Это было настоящее хобби, можно даже сказать — семейное. Двое дядюшек Десмонда были мировыми судьями [1], и юноша помогал им расследовать дела. Позже, уже став адвокатом, он обнаружил, что настоящий интерес для него представляет не защита преступников в суде, а расследование уголовных дел.

— Потрясающе! — воскликнула Тэсса. — И вам всегда удается раскрыть преступление?

— Ну что вы, конечно, нет, — ответил Десмонд. — Было, например, одно дело, от которого я пришел в полное недоумение…

Он посмотрел девушке в лицо, и взгляд его добрых карих глаз вдруг стал жестким и тяжелым. Тэсса, вздрогнув, машинально поправила шаль, прикрывая свои обнаженные руки. Прищурив глаза, она внимательно разглядывала Десмонда. Кажется, она неправильно определила его возраст — Десмонду не менее тридцати, — и теперь она вполне могла представить себе, как он выступает в суде, защищая своего клиента. Прекрасные манеры и любезная улыбка хорошо скрывали истинную сущность Десмонда Тернера.

Вдруг взгляд его смягчился, и Десмонд почти равнодушно произнес:

— Я расследовал дело об убийстве одной молодой женщины. Ей было всего двадцать два года. Ее звали Маргарет Хэммел.

— Вы сказали это так, словно я была с ней знакома, — удивилась Тэсса.

— Вполне возможно, так оно и было. Вы учились с ней в одной школе, — пояснил Десмонд.

— Я сменила столько школ, что едва ли смогу припомнить, чем они отличались друг от друга, — заявила Тэсса.

Прислушиваясь к разговору, Салли доедала растаявшее мороженое.

— Это было во Флитвуд-Холле, — сказала она. — Но я тоже не помню Маргарет Хэммел.

Она подняла на Тэссу задумчивый взгляд.

— Мы были в первом классе, а Маргарет — в одном из старших. В то время она была старостой, — напомнила Салли.

— Флитвуд-Холл?.. Не помню… Подожди минутку… Как звали директрису? — спросила Тэсса, напряженно вспоминая.

— Мисс Олифант, — ответила Салли.

Сердце Тэссы взволнованно забилось. Флитвуд-Холл. Теперь она вспомнила это место. Школа располагалась в величавом неоклассическом особняке, окруженном прекрасным парком. Там были рощи, аллеи и живописное искусственное озеро, ходить на которое девушкам одним строго запрещалось. Несмотря на запрет, Тэсса и Нэн, дождавшись, когда все заснут и особняк запрут на ночь, выходили из спальни и спускались к озеру. Как давно Тэсса не вспоминала Нэн? «Что с ней сейчас? Где она?» — вдруг подумала девушка.

Воспоминания освежили память, и Тэсса согласно кивнула.

— Да, Академия мисс Олифант, — в раздумье заговорила она. — Так называлась школа, а особняк — Флитвуд-Холл. Владелец поместья, ушедший от дел, передал его мисс Олифант под школу.

Салли ковыряла ложечкой в растаявшем мороженом.

— Вот этого я совсем не помню, — сказала она и, взглянув на Тэссу, добавила: — Зато помню, как одна из девушек утонула. Это было ужасно.

— Что было ужасно? — вдруг заинтересовался Десмонд.

— Я уверена, что рассказывала тебе об этом, — ответила Салли, — но, если ты забыл, могу напомнить. Это случилось в самом конце школьного года, едва ли не накануне летних каникул. Четыре девушки из старшего класса нарушили правила и ночью незаметно выскользнули из спальни, чтобы искупаться в озере. К сожалению, ни одна из них не умела плавать. Но не только они оказались на озере… — Салли вдруг прервалась, а потом заявила: — Тэсса была там. Она лучше меня расскажет, что случилось той ночью.

Сердце Тэссы забилось сильнее.

— Нет, я не ходила на озеро, — возразила она. — Я знаю, что говорили старшие девушки, но они ошибались. Было темно. Они не могли видеть меня. Им показалось, что они узнали мой голос. Но это была не я. Уже три дня я болела и не вставала с постели. Мисс Таннер, старшая учительница, сказала об этом на следствии.

— Ну, как бы то ни было, — заключила Салли, — с одной из старших девушек случилась беда — она утонула. Это был несчастный случай.

— Бэки Феллон, ее звали Бэки Феллон, — вспомнила Тэсса.

— Бежняжка Бэки, — кивнула Салли и посмотрела на брата.

— Да, — резко произнесла Тэсса, и ее пальцы крепко сжали ложечку, с которой капало давно растаявшее мороженое.

С тех пор как Бэки Феллон утонула, прошло уже несколько лет, но, каждый раз думая об этом, Тэсса испытывала чувство вины. Она не знала, почему ощущает себя виновной, однако девушка не лгала Салли. Когда произошел несчастный случай, она действительно болела и уже три дня не вставала с кровати. Правда, она не любила Бэки Феллон, но никогда не желала ей смерти. Узнав об ужасном происшествии, Тэсса пережила шок, как, впрочем, и все остальные девушки.

Осознав внезапно, что две пары глаз внимательно следят за ней, Тэсса заметила:

— А при чем тут Маргарет Хэммел? Вы сказали, что ее убили… Когда это было и как все произошло?

— Это случилось года три назад, — ответил Десмонд, — и было похоже на самое обычное дорожное происшествие — экипаж перевернулся и… Однако родители девушки не согласились с вердиктом коронера [2], как, впрочем, и я. Доводы коронера показались мне малоубедительными, но мне не удалось доказать, что Маргарет убили. Дело это до сих пор не раскрыто, и эта неудача не дает мне покоя.

— Как это ужасно, — сочувственно проговорила Тэсса.

Десмонд искоса поглядел на нее.

— Я не признал своего поражения, — сказал он, — и уверен, что в один прекрасный день мне удастся поймать убийцу.

Разговор становился тягостным, и все трое замолчали.

Внезапно на столик упала тень. Подняв голову, Тэсса увидела прямо над собой улыбающееся лицо Поля Мармо. Она вздохнула облегченно и протянула ему руку. Он отсутствовал уже три дня, занимаясь делами своего отца в Руане. Анри Мармо, как и дедушка Тэссы, был банкиром, а банковские дела не терпят отлагательств. Но вот наконец Поль вернулся в Париж.

Она представила его своим друзьям, и пока молодые люди обменивались любезностями, Тэсса постепенно успокаивалась — события во Флитвуд-Холле отступили на задний план.

— Как жаль, что вы не смогли присутствовать на моем балу, — сказала она, не спуская с Мармо восторженного взгляда.

— Я был вынужден уехать… по неотложным делам… — ответил он, поскорее меняя тему: — Ваша служанка сказала, что я найду вас здесь.

Поль никогда не извинялся, никогда не давал никаких объяснений — даже ради приличия. Это несколько раздражало Тэссу, в остальном же она восхищалась им. Ей нравилась популярность, которой он пользовался в обществе, и та непринужденность, с какой он вел себя в любой компании. К тому же он был очень красивым мужчиной, умеющим элегантно одеваться и обращать на себя внимание всех, с кем ему приходилось встречаться.

Теперь она наблюдала, как Поль пытается очаровать Салли, но, к своему удивлению, заметила, что Салли совершенно равнодушно воспринимает его любезности. На большинство женщин обаяние Поля производило неизгладимое впечатление — все они без исключения теряли голову, — поэтому поведение Салли вызывало у Тэссы недоумение, но и уважение. Определенно, Салли все больше нравилась ей. По крайней мере, на сей раз Тэсса не испытала ревности, которую была не в состоянии подавить, когда взор Поля — галантного француза — устремлялся на других женщин, что случалось довольно часто.

Поль жестом позвал официанта, заказал бокал вина, а потом сказал:

— Кажется, вы ищете возможность выбраться из Франции…

— Да, — ответил Десмонд, — мы хотим вернуться в Англию. Здесь мы оказались в весьма затруднительном положении…

— Возможно, я смогу помочь вам, — неожиданно заявил Поль.

Десмонд удивленно взглянул на молодого банкира, а потом медленно произнес:

— Спасибо, это весьма любезно с вашей стороны, господин Мармо, но пока у нас нет необходимости утруждать вас, — вежливо склонив голову, отказался он.

Поль улыбнулся.

— Так, значит, — заметил он, — у вас уже все улажено. Когда вы отъезжаете?

Брат с сестрой обменялись настороженными взглядами.

— Это нам еще предстоит решить, — спустя мгновение ответил Десмонд.

Официант принес заказанное Полем вино. Мармо поднял бокал и ровным голосом произнес:

— В любом случае я желаю вам счастливого пути.

Тэсса мельком взглянула на Салли и, пытаясь скрыть разочарование, проговорила:

— Я буду скучать без тебя.

Нелепость этого замечания вдруг дошла до нее, и она беспомощно пожала плечами. Учитывая, что они встретились только вчера вечером на балу, неожиданная привязанность к Салли самой Тэссе показалась странной.

Неловкое молчание нарушила Салли.

— Надеюсь, мы скоро встретимся в Лондоне, — с улыбкой сказала она.

— Я никогда не вернусь в Англию, — ответила Тэсса.

— Разумеется, нет, — вмешался Поль. — Будущее Тэссы связано с Францией и со мной.

От этих слов сердце Тэссы учащенно забилось. Она бросила быстрый взгляд на Поля, но его лицо, как всегда, оставалось непроницаемым. Он рассматривал свой бокал с вином так, словно в мире не существовало ничего более интересного.

Вскоре Тернеры заявили, что им пора уходить. Они договорились встретиться с Тэссой на следующий день после обеда и отправиться в музей Лувра. Поля они тоже пригласили, но он отказался, как всегда без объяснений.

Провожая Тернеров задумчивым взглядом, Поль заявил:

— Меня бы не удивило, если бы оказалось, что твой дедушка помогает им возвратиться в Англию.

— Поль, мой дедушка вряд ли знает об их существовании, — возразила Тэсса и пояснила: — Они — друзья Росса Тревенана.

— Значит, это Тревенан помогает им, — задумчиво произнес Мармо.

— Ты в самом деле так думаешь? Зачем американцу рисковать, — искренне удивилась Тэсса. — Американцы редко дружат с англичанами…

— Американцы любят деньги и ради них готовы на все, — заявил Поль. — К тому же я не уверен, что мистер Тревенан — американец. Если он переправляет в Англию попавших в беду англичан, то ему удобнее выдавать себя за американца…

— Ты думаешь, он — англичанин? — прервала Тэсса рассуждения Поля.

— Скорее всего да, — кивнул Мармо.

Это предположение могло быть верным, но Тэсса не стала задумываться над такой возможностью. Чувствуя на себе пристальный взгляд черных глаз Поля Мармо, она сразу же забыла о Россе Тревенане.

— У меня были веские причины, чтобы встретиться с тобой, — внезапно сообщил Поль. — Мне надо немедленно возвращаться в Руан, и я боялся, что разминусь с тобой.

— А что случилось? — спросила Тэсса, не в силах сдержать свое любопытство.

Он взял ее руку в свои ладони, развернул ладошкой кверху и провел вдоль линии жизни указательным пальцем. Потом, отпустив ее руку, сказал:

— Мой отец желает, чтобы я возглавил филиал нашего банка в Руане. Это означает, что мы не сможем видеться так часто, как мне бы этого хотелось.

— О! — разочарованно воскликнула Тэсса.

— Мне будет крайне неудобно ездить в Париж и обратно. Я буду постоянно жить в Руане. Там у нас есть дом, — без особых эмоций говорил Поль.

Она кивнула, не смея спросить, зачем он все это рассказывает ей.

— Если бы мы поженились… — Он позволил предложению повиснуть в воздухе.

Тэсса судорожно сглотнула — к горлу подступил комок, мешая ей дышать. Все, о чем она когда-либо мечтала, казалось, вот-вот сбудется. У нее будет собственная семья — муж и дети. Она останется во Франции. О ней будут заботиться и тогда, когда не станет ее дедушки. У нее будет дом и Поль, и они будут счастливы, любя друг друга всегда.

— Ты понимаешь, что я говорю? — спросил он ласково.

Она наконец смогла заговорить:

— Ты просишь меня выйти за тебя замуж?

— Ах нет. Пока нет, дорогая, — поспешно ответил Поль. — Прежде всего я должен переговорить с твоим дедушкой. Во Франции эти дела устраиваются именно так. Только когда я получу согласие твоего деда на наш брак, попрошу тебя выйти за меня замуж.

— Когда ты собираешься поговорить с моим дедушкой? — осведомилась Тэсса.

Поль улыбнулся, слыша нетерпение в ее голосе.

— Думаю, через неделю, — ответил он. — У тебя будет достаточно времени, чтобы подготовить его к встрече со мной.

— Это действительно необходимо? — удивилась девушка. — Почему не переговорить с ним сегодня же? Поль покачал головой.

— Я не уверен, что твой дедушка одобрит мое предложение, — сказал он. — Но, если ты замолвишь за меня словечко, то есть дашь ему понять, что ты этого желаешь, он, возможно, отнесется ко мне благосклонно.

Она подумала, что Поль слишком осторожен, но это было так по-французски. В любом случае неделя — не столь уж долгий срок, чтобы из-за него расстраиваться, кроме того, Тэссе казалось, что ее дед будет в восторге от такого брачного союза. А тогда Поль сделает ей предложение в более укромном, чем сады Пале-Рояля, месте, где они смогут сказать все, что обычно говорят друг другу влюбленные.

Кто-то вдруг окликнул Поля. Он повернулся. Какой-то мужчина за соседним столиком жестом подзывал его.

— Старик Дюмо, — пробормотал Мармо. — Он раньше управлял нашим банком в Париже. Извини, это займет одну минуту.

Пока Поль разговаривал с господином Дюмо, Тэсса, медленно натягивая перчатки, тщательно перебирала в уме многочисленные положительные качества Поля Мармо, которые должны непременно произвести впечатление на ее дедушку. Она знала, что для Александра Бопре не имеет значения мнение тех, кто считает Поля едва ли не самым завидным женихом в Париже — красивым, обаятельным молодым человеком, который может заполучить в жены любую девушку. Ее дед непременно пожелает узнать, какой у Поля характер и сможет ли Мармо сделать его внучку счастливой. Все остальное — не важно.

Она скажет дедушке, что Поль — один из самых добрых, благородных и порядочных мужчин, каких она знает. Она никогда не забудет ту ночь, когда они познакомились. Это был первый званый вечер, на котором она присутствовала после своего приезда в Париж. Ее дедушка искренне верил, что Тэсса завоюет Париж, как только выйдет в свет. Ради деда она пыталась выглядеть уверенной в себе, несмотря на охватившую ее нервную дрожь. Она не умела бегло говорить по-французски и чувствовала себя неловко в бальной зале, окруженная незнакомыми людьми, с которыми не могла вести непринужденную беседу.

Поэтому Тэсса держалась несколько надменно — она всегда так вела себя, когда была напугана, — и делала вид, что ее нисколько не тяготит общество вдов и великовозрастных девиц, среди которых она оказалась. С высоко поднятой головой, разговаривая лишь с пожилой дамой, сопровождавшей ее, Тэсса с равнодушным выражением лица наблюдала за девушками, которые танцевали, не щадя своих ножек. Слава богу, дедушки не было рядом, и он не мог видеть ее позора!

Никогда ей не забыть тот миг, когда она впервые увидела Поля. Бал подходил к концу, а Тэсса все стояла и смотрела в пол, следя за передвижением маленького паучка, который каким-то образом ухитрился выжить среди множества ног, когда пара начищенных до блеска темных мужских туфель остановилась прямо перед ней. Медленно поднимая глаза, она сначала увидела мускулистые ноги, обтянутые белым атласом, затем темный фрак поверх жилета из тонкой серебристой ткани, ладно облегающий широкие плечи, и, наконец, резко вскинув голову, оказалась лицом к лицу с темноволосым, очень привлекательным молодым человеком. Он ей улыбался.

Поль пригласил ее на танец, а потом представил своим друзьям — женщинам и мужчинам. Казалось, он единственный среди этой шумной толпы понимал, сколь она одинока и неуверенна в себе, и без колебаний составил ей компанию, беря на себя труд ухаживать за ней и развлекать ее. Та ночь была началом их знакомства. Со временем Поль для Тэссы стал своего рода наставником — он советовал ей, как одеваться, и уговорил сделать самую модную прическу. Ему нравился цвет ее длинных волос, о чем он не преминул сообщить ей, добавляя, что именно волосы выгодно отличают ее от других девушек.

Благодаря Полю она обрела уверенность в себе и готова теперь идти собственным путем.

Мечтая о счастливом будущем, Тэсса смотрела куда-то вдаль, когда вдруг ее взгляд остановился на той самой двери, за которой они с Салли наблюдали совсем недавно. На пороге стоял Росс Тревенан… и он был не один. Женщина с золотисто-каштановыми волосами, волнами ниспадавшими на оголенные плечи, в пышном платье из полупрозрачного муслина, улыбалась ему. Поглаживая его руку своей тонкой белой ручкой, она внимательно прислушивалась к тому, что говорил ей Тревенан. Внезапно откинув голову назад, она громко расхохоталась.

Тут-то Тэсса и узнала ее. Спутницей Росса Тревенана оказалась Соланж Гери — самая знаменитая в Париже куртизанка. У нее была собственная ложа в Опере и прекрасный экипаж, который уже издали узнавали парижане, к тому же она была признанной всеми законодательницей мод, с мнением которой считались даже самые знатные дамы. Тэсса знала все о мадемуазель Соланж Гери, ибо каждое появление куртизанки в свете подробно обсуждалось и Тэссой, и всеми ее подругами, что придавало их беседам особую пикантность. Правда, девушка вообразить себе не могла, что заставило секретаря ее дедушки посетить апартаменты Соланж Гери, но прекрасно представляла, чем он там занимался. Любые сомнения на сей счет (если таковые могли возникнуть) развеяла сама Соланж, обвив руками шею Тревенана и прильнув к губам мужчины в долгом страстном поцелуе.

Тэсса была не в состоянии отвести взор от целующейся пары. В ее воображении мелькали разные картины, но вдруг исчезло все, кроме воспоминания о ночной встрече в беседке и унижении, которое она испытала. Чувство жгучей обиды поднялось в душе Тэссы. Девушка не понимала, что с ней происходит, ее бросило в жар, она не могла совладать с собой. Как завороженная, она смотрела на любовников.

Когда они кончили целоваться и женщина повернулась, чтобы войти в дом, Тревенан легко шлепнул ее по ягодице. Исчезая за дверью, Соланж бесстыдно рассмеялась.

Росс собирался было уйти, когда взгляд его упал на Тэссу. Дурашливая улыбка мгновенно исчезла с его лица, и он мимо столиков направился к внучке своего патрона.

Тэсса покраснела, смешалась, словно совершила постыдный проступок, но гордость взяла верх, и она вскинула голову, глядя прямо в глаза приближающегося Росса. Не ожидая от него ничего приятного, она заговорила первой:

— Вам бы следовало чаше улыбаться, мистер Тревенан. Улыбка на вашем лице делает вас почти привлекательным.

Улыбка вдруг задрожала в уголках его рта, но Тэсса знала, что такого быть не может, поэтому решила, что это ей показалось.

— Я улыбаюсь, когда этого требуют обстоятельства, — несколько грубовато ответил он и сразу же спросил: — Разве Тернеры не сопровождали вас сегодня?

Кипя от негодования, Тэсса сделала медленный вдох. Она понимала, что Росс имел в виду. Он, видимо, подумал, что она пришла сюда одна, и считал неприличным ее пребывание здесь, несмотря на то, что его собственное поведение было просто скандальным.

Гнев придал Тэссе смелости, и она даже стала дерзкой.

— Сейчас не утро, сейчас послеобеденные часы, мистер Тревенан, — заявила она. — Кажется, вы с мадемуазель Соланж так забылись, что не заметили, как пролетело время.

На этот раз ни тени улыбки не появилось на его лице.

— Мадемуазель Соланж — не ваша забота, — парировал Росс. — Где те, кто сопровождает вас?

— Они — не ваша забота, — резко огрызнулась девушка.

В серых глазах Росса Тревенана вспыхнули ледяные искры, и Тэсса внезапно испугалась.

— А это мы сейчас посмотрим, — мрачно произнес он и потянулся к ней.

— Меня сопровождает Поль, — выпалила она, уверенная, что эти сильные руки сейчас схватят ее за плечи, встряхнут и резко поднимут с места, как непослушного ребенка. — Поль Мармо. Он отошел ненадолго.

Взглянув поверх плеча Росса и увидев, что Поль завершил разговор со старым Дюмо и уже возвращается к ней, Тэсса испытала настоящее облегчение.

— Вы помните Поля Мармо? — спросила она. — Я собираюсь выйти за него замуж, поэтому не нуждаюсь в опеке кого-нибудь другого. Поль — благородный человек.

Она сказала это с намерением оскорбить Росса, намекая на его отнюдь не благородное поведение прошлой ночью, и уже приготовилась услышать колкость в свой адрес, но он ответил ей взглядом, полным сочувствия и жалости к ней. Затем выражение его лица стало непроницаемым, он отвернулся и зашагал прочь.

* * *

В небольшой гостинице на окраине предместья Сен-Жермен, в маленькой комнатке сидели за столом и пили чай Салли и Десмонд Тернер.

— Извини меня за оплошность, — сказала Салли. — Я должна была помнить, что школу назвали в честь мисс Олифант.

— Не переживай, не стоит, в конце концов, ничего не случилось, — успокаивал ее брат. — Ты никогда не училась в этой школе, и помнить тебе нечего. Тем более что даже местные жители называют ее просто Флитвуд-Холл, давно позабыв про мисс Олифант. Да и Тэсса, кажется, не придала этому никакого значения.

— Нет, — согласилась Салли. — Она такая доверчивая. Мне ужасно неприятно, что я обманываю ее. Бедная девушка.

— Бедная девушка? — удивился Десмонд. — Насколько я помню, ты утверждала, что она тщеславная и очень высокого мнения о себе.

— Это было только первое впечатление, — сокрушалась Салли, — да и то я не подумала бы про нее так, если бы не рассказы лорда Сэйла.

— Сал! — Десмонд предостерегающе одернул сестру.

— Росса. Разумеется, я собиралась сказать — Росса, — поспешно исправилась Салли.

— Пока мы не окажемся в Англии, ты даже в мыслях не должна называть его лордом Сэйлом, — негодовал Десмонд. — Ты представляешь, что бы случилось, узнай французы, кто он на самом деле?..

— Я знаю… знаю… Они бы тут же посадили его под замок, и он просидел бы в тюрьме до конца войны… — извиняющимся тоном произнесла Салли и скорее вернулась к главной теме их беседы: — Но я уже говорила, что, если бы не рассказ Росса, у меня бы сложилось совершенно иное мнение о Тэссе. Она очень тепло отнеслась ко мне. Она на самом деле полюбила меня. Вот это-то и ужасно. Я чувствую себя виноватой.

Внимательно слушая сестру, Десмонд откинулся на спинку стула. Салли уже не раз оказывала ему помощь в расследовании разных дел, но сейчас она впервые выступала в качестве его полноправного партнера. Ей давно было известно, что поймать преступника можно, только прибегнув к хитрости, иногда — даже к обману. Им с Десмондом это давалось нелегко, казалось противоестественным и рождало чувство вины, тем более что отец их был пастором и с детства требовал от них честности и порядочности.

Тщательно подбирая слова, Десмонд сказал:

— Ты не обязана заниматься этим делом, и ты это знаешь. Если хочешь, можешь прекратить работу прямо сейчас. Завтра мы вместе сходим в Лувр, потом ты попрощаешься с Тэссой, пригласишь ее в Англию и вернешься домой. Я останусь здесь, чтобы помочь Россу.

Задумчиво посмотрев на брата, Салли неуверенно спросила:

— А может, сказать ей правду?

— Пока мы сами не знаем, в чем заключается эта правда, — ответил Десмонд, — что мы можем ей сказать?

— По крайней мере, то, что известно нам… — предложила Салли.

— Ну и что ты ей скажешь? — разволновался Десмонд. — Что среди ее знакомых есть убийца, который уже отправил на тот свет старших девушек — свидетельниц смерти Бэки Феллон, и что мы полагаем, что Тэсса будет его следующей жертвой? Ты представляешь, как после этого она будет себя чувствовать? Как будет жить, зная о грозящей ей опасности?

— Ты забыл самое главное, — напомнила брату Салли. — Ты решил не говорить, что одной из свидетельниц была жена Росса? Если бы Касси осталась жива, нас бы здесь не было…

— Ты права, — согласился Десмонд.

Она наклонилась к нему, продолжая:

— Неужели ты действительно считаешь, что Тэсса была свидетельницей того происшествия?

— Так считает Росс, — ответил Десмонд. — Об этом незадолго до своей смерти ему сказала жена. Тогда, во время первого дознания, три старшие девушки утверждали, что Тэсса была там.

— Но они ее не видели, не так ли? — уточнила Салли.

— Нет, не видели, — согласно кивнул Десмонд. — Было слишком темно, к тому же Тэсса купалась на противоположном берегу озера. Но все они узнали ее голос. Она бултыхалась в воде и звала на помощь. Старшие девушки не поддались на ее уловку. Тэсса любила разыгрывать подруг, и озеро не было глубоким.

— А потом все они вернулись в спальню, все, кроме Бэки Феллон… — вслух рассуждала Салли.

— Видимо, да, — ответил Десмонд. — Но, давая показания, они все перепутали, даже не могли точно сказать, что каждая из них делала в ту ночь, после того как вернулась в спальню. Одна Касси сообразила, что Бэки не вернулась, и помчалась обратно, чтобы искать подругу. Именно тогда она и увидела Тэссу, которая возвращалась с озера.

— Однако на следствии Касси об этом умолчала, — заметила Салли.

— Да, — кивнул Десмонд. — Видимо, Касси решила, что для Тэссы будет лучше, если она не упомянет об этом.

Глубоко вздохнув, Салли беспомощно посмотрела на брата.

— И все же я не знаю, как быть… — сказала она.

— Подумай еще, Сал, — попросил Десмонд. — Почему из девушек, которые той ночью ходили на озеро, в живых осталась только Тэсса?..

— Но почему убийца ждал столько лет? — вопросом на вопрос ответила Салли. — Почему не сразу расправился со свидетельницами трагического происшествия, которым вряд ли интересовались за пределами Флитвуд-Холла?

— Если бы я знал ответ на этот вопрос, убийца был бы найден. Но не забывай, Сал, что не только мы с Россом искали Тэссу. Про нее расспрашивал еще кто-то. Нам посчастливилось первыми добраться до нее. Она — последний свидетель. Нельзя допустить, чтобы с ней случилась беда.

Салли мрачно смотрела на брата.

— Бедная Тэсса, — сказала она.

— А я считаю — бедный Росс, — возразил ей Десмонд. — Ну как? Что ты решила, Сал? Ты остаешься со мной?

Наполнив чашку горячим чаем, Салли сделала несколько глотков освежающего напитка и наконец ответила:

— Если я буду рядом, с Тэссой ничего не случится. И если ради этого мне придется обманывать ее, что ж… Так тому и быть.

4

Тэсса сидела за маленьким столиком на свежем воздухе, на террасе, и терпеливо ожидала появления дедушки. Это было самое ее любимое время дня, как раз перед ужином, когда они с дедушкой вели долгие беседы или читали вдвоем, а то и просто сидели в молчании, погрузившись в свои мысли и любуясь открывавшимся с террасы видом.

Отложив в сторону книгу, которую перед тем читала, Тэсса подошла к балюстраде и посмотрела вдаль. Солнце стояло уже над самым горизонтом, и багряное зарево растекалось по небу; там, где зарево это расплескивалось над рекой, багряный цвет имел нежно-розовый оттенок. На противоположном берегу Сены черепичные крыши Лувра отливали кроваво-красным; а с Нового моста до ушей Тэссы доносился приглушенный шум проезжавших экипажей.

Теперь это был ее мир. Она ожидала, что на душу ее снизойдет привычный покой, как это бывало всякий раз, когда Тэсса созерцала панораму города, открывавшуюся с террасы; и Тэсса действительно почувствовала некоторое умиротворение, но до полного покоя ей было далеко… Какой-то смутный страх, неподвластный доводам рассудка, мучил и тревожил Тэссу, и она отчаянно ломала голову, пытаясь понять, что же ее так испугало.

Ведь с ней не случилось ничего особенного… Так, всякие мелочи, волноваться из-за которых просто смешно…

Дедушка уже второй день кряду запирается со своими поверенными. Когда она упомянула при нем имя Поля, он промолчал… Она не раз ловила на себе печальный и задумчивый взгляд деда; заметив же, что Тэсса смотрит на него, дед отчаянно пытался сделать вид, будто и не думал наблюдать за ней. И еще он подолгу беседовал с Россом Тревенаном, но стоило Тэссе подойти к ним, как они всякий раз умолкали, словно не хотели, чтобы Тэсса узнала, о чем же они говорят.

Она неподвижно стояла у балюстрады, не замечая ничего вокруг, и думала о Россе Тревенане. Никогда в жизни не знала Тэсса ни страхов, ни тревог, пока на сцене не появился этот человек. Тэсса не могла объяснить своих ощущений, но чувствовала, что все страхи сразу же испарятся, как только исчезнет Росс Тревенан, убравшись туда, откуда пришел.

Тэсса понимала, что с Россом Тревенаном связаны какие-то опасные тайны, в которые ее никто не посвящал. Даже Салли и Десмонд Тернер невольно понижали голос всякий раз, когда Тэсса невзначай упоминала его имя. Десмонд объяснил ей, что совершенно случайно познакомился с Тревенаном в одном из игорных домов Пале-Рояля и вскоре они подружились. Но история эта показалась Тэссе совершенно неправдоподобной. Не такое жалованье получают секретари, чтобы проматывать деньги за игорным столом. И опять же, ни один из знакомых Тэссе секретарей не смог бы позволить себе оплачивать услуги особы вроде Соланж Гери.

Так, может быть, Поль прав? Вдруг Росс Тревенан действительно англичанин, тайно помогающий бежать из Франции людям, которые мечтают выбраться из страны? Если так, это многое объясняет. Во-первых, богатство Тревенана. И во-вторых, бессознательное ощущение той власти, которую он имеет над другими людьми. Объясняет это и странную связь Росса с дедом Тэссы. Возможно, они обделывают эти дела вместе…

Если все дело только в этом, то Тэссе не о чем беспокоиться.

Она отвела взгляд от панорамы города, простиравшегося перед ней, и вздрогнула, увидев вдруг Росса Тревенана. Он стоял всего лишь в нескольких шагах от Тэссы и бесстрастно наблюдал за ней. Лицо его, как всегда, казалось непроницаемым. Одет Росс был весьма небрежно, если придерживаться строгих взглядов деда Тэссы. Расстегнутый сюртук-визитка из тонкого темно-синего сукна, серые шерстяные панталоны, туфли из тончайшей телячьей кожи. Росс выглядел как человек, который только что проделал немалый путь верхом. Светлые волосы Тревенана были растрепаны и падали ему на лоб, а на скулах играл румянец. Тэсса не могла заставить себя думать об этом человеке как о скромном секретаре. Он был слишком атлетически сложенным, слишком мужественным и слишком уверенным в себе.

— Я не хотел вас напугать, — сказал он. — Ваш дедушка желает поговорить с вами.

— А почему он не пришел сюда? Я ждала его, — обес-покоенно спросила Тэсса.

— То, что он хочет сообщить вам, лучше всего сказать там, где можно не опасаться чужих ушей, — пояснил Тревенан. — Он ожидает вас в своем кабинете.

Все дурные предчувствия, с которыми отчаянно боролся разум Тэссы, тут же вновь нахлынули на нее. Сердце ее затрепетало от страха, но, кое-как справившись с волнением, она пошла вслед за Тревенаном в кабинет дедушки.

Перед дверью Росс остановился и повернулся к Тэссе.

— Одно слово. Позвольте, прежде чем мы войдем, дать вам совет, — сурово проговорил он. — Постарайтесь помнить о том, что здоровье вашего дедушки оставляет желать лучшего. Мне не хотелось бы, чтобы вы переоценили его силы.

Тэсса задрожала от возмущения.

— Я не нуждаюсь в ваших советах, мсье Тревенан, — бросила она. — Я прекрасно знаю, как чувствует себя мой дедушка.

Александр Бопре сидел за столом. В комнате горели свечи, и не было никаких признаков того, что Марсель находится где-то поблизости. Тэсса с беспокойством вгляделась в лицо деда. Оно было бледным, но в бледности этой не было ничего особенного. И встревожила Тэссу не бледность, а глубокая серьезность деда. Он знаком указал внучке на стул, Росс же остался стоять, глядя в одно из окон.

Едва сев на стул, Тэсса тут же воскликнула:

— Дедушка! Что случилось?

Серьезное выражение сразу же исчезло, и он улыбнулся ей.

— Новости, дорогая. Хорошие и плохие, девочка моя, — но, безусловно, ничего такого, от чего стоило бы так пугаться и бледнеть, — успокоил он внучку. — Я сразу перейду к сути дела и начну с плохих вестей.

Его крепко стиснутые руки покоились на столе, и, посмотрев на них, дед вновь заговорил:

— Мне уже давно известно, что Бонапарт положил на тебя глаз. Разумеется, хлопочет он не о себе, как ты понимаешь, а о своем брате Жероме. — Дед внимательно посмотрел на Тэссу. —…И я долго ломал голову над тем, — продолжил старик спустя мгновение, — как отвести от тебя эту беду. Конечно, я пользуюсь некоторым влиянием, это верно, однако противоречить Первому консулу не могу. Тут я также бессилен, как любой парижский бедняк.

Тэсса слушала деда, но слова его казались ей совершеннейшей бессмыслицей. Тэсса в отчаянии взглянула на Росса, словно он каким-то образом мог помочь ей уловить смысл сказанного. Но Росс стоял у окна спиной к ней, и эта молчаливая, отрешенная поза лишила ее присутствия духа. Да, на помощь Росса рассчитывать не приходилось…

Тогда Тэсса посмотрела на своего деда.

— Какое дело до меня Жерому Бонапарту? — неуверенным тоном спросила она.

— Ты — моя единственная наследница, — сказал Александр Бопре. — Если ты выйдешь замуж за Жерома Бонапарта, то все, чем я владею, достанется твоему супругу, или, наверное, лучше сказать, Наполеону Бонапарту.

— Выйти за него замуж?! — Тэсса недоверчиво рассмеялась. — Я никогда бы за него не вышла! Я даже незнакома с ним.

— С твоим мнением никто не станет считаться, — сурово молвил дед. — Точно так же, как и с мнением Жерома Бонапарта. Для Первого консула и ты, и его собственный брат — всего лишь пешки, а свадьба ваша — только средство, которое позволит ему наполнить свои сундуки. Не смотри на меня так, моя дорогая. Я придумал, как перехитрить моего доброго друга Наполеона.

Тэсса погрузилась в ледяное оцепенение. Дед смотрел на нее взглядом, лишенным всякого выражения. Такой взгляд бывал у старика за карточным столом, когда сделанные ставки были слишком высоки. И Тэсса знала: что бы дед сейчас ни сказал, ей это вряд ли понравится.

Она поднялась со стула и протестующе вскинула руку, словно пытаясь заставить деда замолчать. Тихий скрип кожи по паркету возвестил ей о том, что Тревенан наконец-то соизволил взглянуть на нее; однако Тэсса сдержалась и не посмотрела в его сторону.

— Дедушка, — начала она и на миг остановилась, надеясь, что голос ее перестанет дрожать. — Я намереваюсь выйти замуж за Поля Мармо. Мы собирались переговорить с вами об этом в субботу, когда Поль вернется из Руана. Разве вы не понимаете, что это значит? Если я стану женой Поля, то не смогу выйти замуж ни за Жерома Бонапарта, ни за кого бы то ни было еще, и все планы Первого консула таким образом обратятся в прах.

— Присядь, Тереза, — приказал дед, едва ли не впервые называя внучку полным именем.

Тэсса медленно опустилась на стул, уже зная, что слова ее не возымели никакого действия. Девушка вся сжалась, словно ожидая удара.

— Я никогда не дал бы согласия на твой брак с Полем Мармо, — сказал Александр Бопре, не вдаваясь в объяснения причин своего отказа, — но даже если бы я и позволил вам пожениться, то свадьба ваша абсолютно ничего бы не изменила. Сейчас иные времена… — Старик прервался, глубоко вздохнул, словно ему не хватало воздуха, и продолжил: — Люди быстро женятся и с легкостью разводятся. Ты думаешь, Поль Мармо сможет воспротивиться воле Первого консула, если тот решит расторгнуть ваш брак? Поль не такой дурак. Ему известно, что тогда Бонапарт просто уничтожит его.

Замолчав, старик изучающе посмотрел на Тэссу. Вскоре он снова заговорил:

— Теперь — с твоего позволения — я хотел бы рассказать тебе о том, каким образом мы одурачим Первого консула.

Тэсса сдерживалась из последних сил. Гордость не позволяла ей потерять самообладания, хотя мечтала сейчас Тэсса только об одном — вскочить и стремительно выбежать из кабинета. Девушке стало ясно, что сообщение о ее предполагаемом браке с Полем Мармо отнюдь не явилось для деда сюрпризом. Росс Тревенан без устали разносил сплетни, и Тэсса задавалась вопросом, что еще успел этот человек наговорить деду о Поле. Судя по всему, ничего хорошего… Но все это не имело теперь никакого значения. Имело же значение лишь то, что Тэсса, кажется, поняла, к чему клонит дед, и твердо решила положить этому конец.

Самым язвительным тоном она проговорила:

— Не тратьте слов попусту, дедушка. Ничто на свете не заставит меня выйти замуж за Росса Тревенана.

На миг в комнате воцарилась абсолютная тишина, потом мужчины переглянулись — и громко расхохотались. Тэсса поняла, что сморозила жуткую глупость, и от стыда девушке захотелось провалиться сквозь землю — или хотя бы сквозь паркетный пол в кабинете.

— Моя дорогая мисс Лоример, — растягивая слова, с подчеркнутой медлительностью произнес Тревенан, — можете не сомневаться, что такая мысль никогда не приходила мне в голову. Простите мне мою откровенность, но мы были бы неподходящей парой.

Тэсса с ненавистью взглянула на Росса.

— Я и не предполагала, — ответила она, — что именно я являюсь предметом ваших воздыханий. Но я — богатая наследница, мсье Тревенан. Нужно ли мне говорить вам, что…

— Тереза!

Голос деда оборвал поток ее слов.

Девушка подалась вперед и сидела теперь на самом краешке стула.

— В таком случае почему он находится здесь? — воскликнула она. — Что общего у Росса Тревенана с вами или со мной, дедушка?

— Я все тебе объясню, если только ты дашь мне сказать хоть слово! — ответил Александр Бопре возмущенной внучке. — Тереза, возьми себя в руки! Ты ведешь себя как героиня греческой трагедии, готовая принять мученическую смерть, хотя на самом деле у тебя еще вся жизнь впереди!

— Если мне нельзя выйти замуж за Поля… — Расслышав в своем голосе капризные нотки, Тэсса сама остановилась на полуслове. Слова ее звучали по-детски. Хотя на самом деле чувство ее вовсе не было ребячеством. Сердце Тэссы разрывалось от горя.

Бопре испустил глубокий вздох.

— Тереза, могу ли я продолжать? — осведомился он.

Девушка хранила молчание.

— Как я уже сказал, — снова заговорил он, — нужно было найти какой-то выход. Росс послал несколько писем в Англию, и вдова одного моего старого друга пришла нам на помощь. Тебе нужно будет провести в Лондоне так называемый светский сезон, Тереза. Леди Сэйл будет тебя опекать. Ты станешь жить у нее на правах дочери… или воспитанницы этого семейства. Как ты понимаешь, это не навсегда. Когда страсти здесь поутихнут и Первый консул поймет, что понапрасну теряет время, ты сможешь вернуться ко мне. И если чувства твои к Полю останутся неизменными, то я обещаю, что не буду вставать у вас на пути. Что же касается Росса, то он будет сопровождать тебя в Лондон. Он знаком с леди Сэйл и сможет рассказать тебе о ней.

Англия. Дед отсылает ее обратно в Англию. После всего того, через что Тэсса прошла, чтобы добраться до него, он отправляет ее назад. Все это сразу напомнило ей детство, когда ее, сироту, отослали с глаз долой в школу, словно дорожный сундук, за которым не явился ни один из пассажиров… Однако дедушка был не таким, как ее родственники Бисли. Он любил ее. Он не стал бы отсылать ее прочь, если бы только знал, что она при этом чувствует.

Глаза Тэссы затуманились, и она поняла, что в любой момент может опозориться, горько заплакав. Собрав последние остатки самообладания, она сказала:

— Мсье Тревенан сможет рассказать мне о леди Сэйл как-нибудь в другой раз, при случае, дедушка. А сейчас мне нужно переговорить с вами наедине.

Росс и Бопре обменялись долгими взглядами, потом взор Росса наконец устремился на Тэссу, и глаза их встретились.

— Если я вам понадоблюсь, то буду на террасе, — сказал Тревенан.

Еще несколько секунд он, не отрываясь, смотрел на Тэссу, затем чуть склонил голову перед господином Бопре и покинул комнату.

Как только дверь за Россом закрылась, Тэсса вскочила со стула и, подбежав к деду, упала перед ним на колени. Он склонился над ней, сухими пальцами взял ее за подбородок и заставил приподнять голову. В глазах у Тэссы блестели слезы.

Голос ее вот-вот готов был сорваться, однако слова, которые она произнесла, лились плавно и почти спокойно:

— Не отсылайте меня отсюда. Франция стала теперь моим домом. Все, что мне дорого, и все, кого я люблю, находятся здесь. Светский сезон в Лондоне — для меня ничто. Разве вы не понимаете этого?.. Разве не осознаете, что если я сейчас уеду, то, возможно, никогда больше вас не увижу? Франция и Англия находятся в состоянии войны. Никому не известно, что готовит нам будущее. И я ненавижу Англию. Я действительно ее ненавижу! Я никогда не была там счастлива. Дедушка, — тут Тэсса остановилась, чтобы смахнуть слезы, — ах, если бы вы только позволили мне остаться! Ну, спрячьте меня в каком-нибудь монастыре. Я не знаю… Ведь что-то же можно придумать! Я бы выдержала все. Но я не хочу покидать вас.

Дед нежно погладил ее по голове.

— Я всегда спрашивал себя, — сказал он, — какой была твоя жизнь в Англии? Ты очень мало рассказывала мне об этом.

Что могла она рассказать ему? Бисли не были с ней намеренно жестокими. Они просто не испытывали к Тэссе никаких теплых чувств. Они относились к ней с холодной строгостью, однако больше всего пугало их то воспитание, которое дали девочке родители. Она попала к Бисли, когда ей было шесть лет, и в течение следующих шести лет они всеми силами старались сломить ее дух и привить ей то, что сами называли страхом господним. И Тэсса, и Бисли испытали огромное облегчение, когда она подросла настолько, что ее можно было наконец отправить в школу. Хоть там надеялась Тэсса обрести какое-то подобие дома. Но надежды девочки не оправдались. Казалось, что и в школе Тэсса все делала не так, как надо. И лишь одна-единственная мысль всегда согревала бедняжку. Она знала, что во Франции у нее есть дедушка, и твердо решила когда-нибудь обязательно отправиться к нему.

А сейчас ее душили слезы. Она не могла сказать ни слова и только замотала головой.

— Неужели ты думаешь, малышка, — с нежностью глядя на внучку, произнес Александр Бопре, — что я отослал бы тебя из Франции, если бы у меня был хоть какой-то выбор? Вытри слезы. Это еще не конец света.

Дед достал из кармана платок и протянул его Тэссе. Она послушно отерла слезы, вздохнула и высморкалась.

— Послушай меня, Тереза, — уже другим тоном заговорил дед. Голос его звучал теперь не успокаивающе, а громко и решительно, и Тэсса приподняла голову, чтобы взглянуть на старика. — Я знаю, что тебе не хочется возвращаться в Англию, я знаю, что ты боишься, однако уверен: этому удару судьбы тебя не сломить. Ты выстоишь! И знаешь почему? Потому что в жилах твоих течет кровь Бопре. А мы, Бопре, знаем, как обратить обстоятельства себе на пользу — даже тогда, когда жизнь обходится с нами сурово… Ты в этом смысле очень похожа на меня, девочка моя.

Тэсса знала, что он думает сейчас о том случае, из-за которого стал калекой, однако не понимала, какое отношение слова старика могут иметь к ней. Она была вовсе не такой храброй, как дед. Когда на нее наваливались горести и беды, она отнюдь не стремилась открыто противостоять им. Она пыталась найти способ обойти их, а если из этого ничего не получалось, то делала вид, что все совсем не так плохо, как кажется. Иногда Тэсса даже сама начинала в это верить… И теперь она попыталась объяснить все это деду, но едва девушка заговорила, как господин Бопре перебил ее:

— Именно об этом я тебе и толкую, Тереза. Мы, Бопре, — живучие! Мы так легко не сдаемся. И когда обстоятельства против нас, мы храбримся и делаем вид, что у нас все в порядке. Именно так я прошу тебя поступить и сейчас. К сожалению, твой отъезд из Франции неизбежен. Я знаю, что тебе совсем не хочется возвращаться в Англию, однако это единственный благоразумный поступок, который ты сейчас можешь совершить. Ради меня сделаешь ты вид, что у тебя все в порядке?

— О, дедушка, — еле слышно прошептала она.

— И еще одно я хочу тебе сказать, — заявил старик. — Я очень огорчен, что ты питаешь столь сильную неприязнь к мсье Тревенану. О, я знаю, ты думаешь, что у тебя есть на то достаточные основания. Он не балует тебя и не потакает тебе во всем, как я.

— Мсье Тревенан, — возразила Тэсса, — вечно придирается ко мне. Он считает меня совершенно никчемным существом!

Бопре усмехнулся.

— Да, — кивнул он. — Я наблюдал за вашими стычками, и это всегда страшно забавляло меня. Однако я думаю, что ты придаешь замечаниям Тревенана слишком уж большое значение… Впрочем, все это сейчас не важно. А важно то, что он честный человек. Я ему доверяю, Тереза, и хочу, чтобы ты тоже доверяла ему. Всегда помни о том, что он стоит на страже твоих интересов. Никогда ничего от него не скрывай! Если тебя что-нибудь встревожит и ты не будешь знать, к кому обратиться за советом, вспомни мои слова!

Тэсса присела на корточки и посмотрела на деда долгим испытующим взглядом.

— Я ничего не понимаю! — воскликнула она. — Что общего может быть у меня с мсье Тревенаном? Я полагала, что еду к леди Сэйл и что господин Тревенан должен лишь сопроводить меня к ней.

— Это так, — опять кивнул Бопре. — Однако существуют вопросы, связанные с денежными делами, которым необходимо будет уделить внимание. Я принял меры, чтобы ты не была стеснена в средствах — и так далее. Росс возьмет на себя заботу об этом.

Это замечание заставило ее встрепенуться и засыпать деда вопросами, которые так мучили ее.

— А что, Тревенан собирается остаться в Англии? Каким образом американец может войти в круг знакомых леди Сэйл? — недоумевала она. — Дедушка, считаете ли вы разумным доверять человеку, которого знаете всего три месяца? Я кое-что слышала о нем… Он совсем не похож на секретаря. У него слишком много денег. Он ходит в игорные дома и…

Она подумала о Соланж Гери и быстро прикусила язык.

— И?.. — с улыбкой переспросил дед.

— Это не имеет значения… — смутилась Тэсса.

— А я думаю, что имеет, — возразил дед.

Ее щеки зарделись.

— Я не думаю, что мсье Тревенана можно считать подходящим спутником для добропорядочной девушки из приличной семьи, — не сдержалась Тэсса.

Бопре, не переставая улыбаться, удивленно вскинул брови.

— Ты наслушалась сплетен, Тереза, — сказал он. — Что тебе наболтали?

Тэсса предпочла оставить этот вопрос без ответа.

Несколько секунд дед пристально смотрел на нее, а потом заявил:

— Ты молода, однако не настолько, чтобы не знать, что у мужчин бывают определенные желания и потребности. И существуют женщины, которые с готовностью торгуют своим телом. Росс — одинокий человек. Его связь с некой особой сомнительной репутации ни о чем не говорит. Ему никогда и в голову не придет воспользоваться своим положением и причинить зло невинной девушке.

Ах, дедушка снова защищал Тревенана — при том, что поведению этого человека не было никаких оправданий! Опять в ход пошла древняя как мир двойная мораль. Мужчина мог иметь множество любовниц и продолжал при этом считаться человеком уважаемым и благородным, но дама, появившаяся в публичном месте без провожатого, была опозорена навеки.

— Ив любом случае вы будете в этой поездке не одни, — добавил Бопре. — Тернеры тоже едут. Они ведь тебе нравятся, верно?

— Значит, Поль сказал мне о мсье Тревенане чистую правду? — вслух подумала Тэсса.

— А что он тебе сказал? — поинтересовался дед.

— То, что ваш секретарь переправляет беглецов в Англию, — ответила Тэсса.

— Ну, это преувеличение… — сказал Бопре. — Но в общем это так. Время от времени Росс помогает некоторым своим знакомым выбраться на свободу. Таким знакомым, как, например, Тернеры. Я думал, ты будешь довольна, узнав, что они поедут вместе с тобой.

На миг, не успев еще ни о чем подумать, Тэсса действительно обрадовалась возможности попутешествовать вместе со своими новыми друзьями и согласно кивнула. Однако эта ее радость длилась недолго. О нет! Тэсса не отправится в путь вместе с Салли и Десмондом. Несмотря на настойчивые уговоры деда, она не собиралась сдаваться. В голове у нее уже сложился план… Если Тэссе действительно необходимо покинуть Францию, то ничто не мешает Полю сопровождать любимую! Они вполне могут пожениться в Англии, если только дедушка благословит их.

Но пока еще не время говорить об этом. Как ни грустно было Тэссе признавать, что Росс Тревенан может в чем-то оказаться прав, сейчас господин Бопре и в самом деле выглядел утомленным. А ей нужно было обсудить с ним еще очень многое! Ведь не только о своем браке с Полем Мармо хотелось Тэссе поговорить с дедом. Вся эта история с Жеромом Бонапартом казалась ей не слишком правдоподобной. У Тэссы снова возникло ощущение, что за всем этим кроется нечто большее, чем ей говорят. Утром, когда дед отдохнет, она вновь побеседует с ним.

— Дедушка, — сказала Тэсса, — похоже, мне никакими силами не удастся переубедить вас?

Бопре покачал головой.

— Дорогая моя, мне очень жаль, решение мое твердо, — заявил он тоном, не терпящим возражений.

Тэсса поднялась на ноги.

— В таком случае мы увидимся с вами за ужином. Прислать вам Марселя? — спросила она.

— Нет. Скажи Россу, что я хочу его видеть, — попросил дед. — Нам с ним надо еще кое-что обсудить.

Печально и задумчиво смотрел Бопре вслед Тэссе, когда та выходила из его кабинета.

* * *

Через распахнутые стеклянные двери Росс увидел, как Тэсса выскользнула из кабинета. Тревенан стоял в это время на террасе, прислонившись к балюстраде, и курил сигару.

Мягкая прозрачная материя платья соблазнительно облегала каждую женскую округлость тела Тэссы; ее изящно уложенные волосы, на которые падал золотистый свет свечей, открывали высокий лоб и длинный изгиб великолепной шеи. Это была волнующе прекрасная молодая женщина, обладавшая врожденной чувственной грацией. И Росс никогда не мог смотреть на Тэссу без раздражения.

Он желал ее, сознавал это, и это терзало его. Она была своевольной, дерзкой, гордой, даже слишком гордой, и совершенно неуправляемой особой. Что бы он ни предлагал — она непременно должна была сделать наоборот. Она не обладала ни одним из тех женских достоинств, которые привлекали его в Касси. «Ласковая» и «покладистая» едва ли могли быть теми словами, которые приходили на ум при мысли о Тэссе Лоример. И тем не менее она завладела всеми его помыслами, из-за нее он переживал танталовы муки — постоянно, час за часом, день за днем. Росс и сам не понимал, что, черт возьми, с ним происходит.

Она все никак не отходила от дверей кабинета Бопре, и Росс спросил сам себя, о чем это, интересно, Тэсса сейчас думает. Внезапно она опустила голову и закрыла лицо руками. По какой-то непонятной причине Россу было больно видеть ее в столь подавленном состоянии. Он шагнул было к ней, не успев сообразить, что собирается сделать. Он ведь был последним человеком, которому она позволила бы себя утешить. И кроме того, он не смог бы ей ничего объяснить, не выдав при этом истинных причин, по которым Бопре отсылает ее из Франции.

Росс выпустил изо рта струйку дыма. Когда дымок рассеялся, Тревенан увидел, что к нему быстрыми шагами направляется та Тэсса, которую он хорошо знал. Брови ее были насуплены — сердито и непокорно, а губы поджаты — недовольно, воинственно и… прелестно. Ему еще не было видно, какого цвета у нее глаза, но он был уверен, что в них мерцают сине-фиолетовые искры, буйные и неукротимые, как пожар. Росс усмехнулся.

Она не стала выбирать выражений, и это тоже не слишком удивило его.

— Будьте вы прокляты, Росс Тревенан! — выпалила Тэсса. — Что вы наговорили моему деду о Поле Мармо?

— Ничего такого, о чем бы он не знал или не подозревал, — с явной издевкой ответил он.

В голосе Тэссы зазвучали пронзительные нотки.

— Вы говорили ему, что мы собираемся пожениться? — уточнила она.

— А это было секретом? Простите меня. С ваших слов я понял, что сие — общеизвестный факт. — Он изобразил удивление, вскинув брови.

— Вы!.. Вы!.. — Тэсса задохнулась от негодования. Она судорожно искала слова, чтобы побольше задеть этого негодяя с гнусной ухмылкой на лице. Пальцы девушки сжались в кулачки. — Впрочем, это совершенно все равно, — наконец заявила она. — Мы с Полем поженимся, какие бы козни вы ни строили.

Улыбка исчезла с лица Росса, и глаза его неприятно сузились.

— О? Вот так? И когда же это счастливое событие будет иметь место, Тэсса? — осведомился он.

Ей хотелось крикнуть ему, что это произойдет в ближайшее же время, но девушке удалось сдержаться, и она резко сменила тему:

— Вы настроили дедушку против этого брака, не так ли? И это из-за вас он решил отослать меня в Англию. Но вам-то что до этого за дело, Тревенан? И что вообще происходит? Как, например, случилось, что вы, обыкновенный секретарь, оказались знакомы с титулованной английской леди?

«Тэсса, — с опозданием припомнил Росс, — вовсе не тупица, неспособная сложить два и два». Это ему следовало получше запомнить на будущее.

— Одно время я служил у этой дамы, вел ее дела, — честно ответил Тревенан.

Так больше ничего и не услышав, Тэсса в отчаянии развела руками.

— Ну хоть кто-нибудь скажет мне, что же происходит на самом деле?! — возмутилась она. — Вы, должно быть, считаете меня круглой дурой, если думаете, что я поверю всей этой вздорной выдумке про Жерома Бонапарта. Если за деньгами моего дедушки начал охоту Первый консул, то он доберется до них так или иначе!

И снова Россу пришлось сказать ей чистую правду:

— Вашему дедушке известно об этом, и он уже перевел большую часть своих средств в английские банки.

Туг Тревенан заметил, что Тэсса немного поостыла, и насмешливо продолжал:

— Воображение у вас, конечно, буйное, Тэсса, но все же — откуда вы взяли, будто я собираюсь на вас жениться? Как вы додумались до такой чуши?

Лицо Тэссы залил густой румянец, и она в смятении отвернулась от Росса, но тут же вновь повернулась к нему и посмотрела ему прямо в глаза.

— Я никогда не считала… — начала она чуть сдавленным голосом, но вскоре обрела уверенность и заговорила громко и четко: — Мне и в голову не приходило, что вам нужна я. Я знаю, что я вам так же безразлична, как и вы мне. Но некоторые люди ради денег готовы на все.

Тревенан резким движением швырнул окурок сигары в кусты.

— Моя дорогая мисс Лоример, — произнес он ледяным тоном, — позвольте мне успокоить вас. Ни за какие деньги на свете я не женюсь на непослушном и обожающем прекословить ребенке. Как вы, возможно, заметили, я отдаю предпочтение обществу взрослых женщин.

Тэсса устояла перед мгновенным искушением возразить, что она — отнюдь не непослушный ребенок; устояла она также перед почти непреодолимым искушением звонкой пощечиной согнать самодовольную улыбку с этого красивого лица…

— Сэр, вы — преступник, — резко заявила девушка, — и если я решу когда-нибудь поехать в Англию, то, несомненно, отправлюсь туда не в вашем обществе.

Ей понравилось, что глаза его потемнели и сделались синевато-серыми. Довольная, что взяла верх в этой стычке, Тэсса повернулась, чтобы удалиться, небрежно и высокомерно бросив при этом через плечо:

— О, я чуть не забыла сказать вам, что дедушка хотел бы сейчас видеть вас в своем кабинете, мсье Тревенан.

Грубые руки схватили Тэссу за плечи и резко развернули ее. Она вскрикнула и вся сжалась, увидев, каким гневом сверкают глаза мужчины, возвышающегося над ней.

— Если вы решите поехать в Лондон, Тэсса? Бел и? — угрожающе повторил он. — Я хочу, дорогая моя, чтобы вы сразу уяснили себе одну вещь. Ваш дедушка доверил мне заботу о вашем благополучии. Я дал ему слово, что буду буквально выполнять его инструкции. И ты поедешь в Лондон, девочка моя, даже если мне придется приковать тебя цепью к своему запястью и всю дорогу волочь за собой. Поверь мне, что если понадобится, то я так и сделаю! — Он замолчал на мгновение, но тут же продолжил назидательным тоном: — Как только вы покинете дом своего деда, вам придется за все отвечать передо мной. Вы очень нуждаетесь в сильной руке, а я — именно тот человек, который этой рукой обладает. Причем я говорю о сильной руке отнюдь не в переносном смысле. Вы меня поняли, Тэсса?

Он так резко отпустил ее, что она невольно качнулась назад. Не отводя взгляда от его глаз, Тэсса стала медленно отступать от Росса.

— Тэсса, — произнес он совершенно другим тоном и протянул к ней руку.

— Убирайтесь к черту! — огрызнулась она и, повернувшись на каблуках, нетвердой походкой, но с достоинством удалилась.

5

Тэсса отчетливо видела этот поразительный сон. Они бежали по лесу, и Нэн мчалась далеко впереди.

— Поспеши, Тэсса! — кричала Нэн. — Иначе мы все упустим.

Это было одно из их полночных приключений, но затем все стало меняться… Тэсса была в озере — и тонула. Росс Тревенан обхватил ее за плечи, удерживая под водой. Она пыталась вырваться, но он стальной хваткой сжимал ее трепещущее тело.

— Нет! — закричала она. — Нет!

— Проснитесь, мадемуазель. Проснитесь! — кто-то тряс ее за плечо.

Она резко пробудилась. Хватка, сжимавшая ее плечо, ослабла, и Тэсса быстро села в кровати. За окном было темно, и спальню освещал лишь мерцающий свет свечи. Возле Тэссы стояла ее служанка Люсиль.

— Что случилось?! — воскликнула Тэсса. — Что-нибудь с дедушкой?

— Там мсье Тревенан. Он желает говорить с вами. Вы должны одеться и пойти вместе со мной, — сказала Люсиль.

Тэсса взглянула на часы и увидела, что едва миновала полночь.

— Ничего не понимаю! Что происходит, Люсиль? — зевая, спросила девушка.

Служанка покачала головой.

— Пожалуйста, мадемуазель, прошу вас… — взмолилась она.

Люсиль протягивала Тэссе ту одежду, в которую ей было велено облачить госпожу. Это было мягкое платье из голубой саржи, которое Тэсса иногда использовала как амазонку.

С отчаянно заколотившимся сердцем Тэсса принялась одеваться.

Росс Тревенан поджидал ее в другом конце коридора, в маленькой, обитой желтым ситцем гостиной — в комнате, которую Тэсса использовала обычно для своих личных нужд. Она задала ему тот же самый вопрос, с которым только что обратилась к своей служанке.

— Ваш дедушка ожидает вас внизу, — ответил Росс. — Вам незачем волноваться. Но прежде чем вы увидите его, я хотел бы сказать вам несколько слов с глазу на глаз.

— Просто объясните мне, что происходит… — попросила Тэсса.

Росс заговорил спокойно и деловито:

— Мы отправляемся в путь сегодня ночью. Все уже подготовлено. Вам осталось только сложить ваши вещи и попрощаться с дедушкой.

В замешательстве она посмотрела на свою служанку, потом снова перевела взгляд на Росса.

— В путь? Сейчас? Куда? — испугалась она.

— В Англию, Тэсса, — ответил Тревенан.

Глаза Росса потеплели, в них промелькнула искра сочувствия, однако голос Тревенана, когда он продолжил, звучал все так же сухо:

— Мне не хотелось бы лишний раз сталкиваться с патрулями, а потому лучше нам покинуть Париж еще затемно. Как только мы выедем из города, все станет проще. Через несколько часов вы окажетесь в теплой постели в Верноне. Там вы сможете хорошенько выспаться.

Тэсса с изумлением и ужасом смотрела на Росса. Они выезжают прямо сейчас — а она так и не успела ничего сказать Полю! Всего несколько часов прошло с того момента, как дедушка ошеломил ее известием о предстоящем отъезде в Англию, а теперь — вот это!

Ее глаза потемнели от ярости.

— Это невыносимо! Я никуда не поеду с вами среди ночи! Я не верю тому, что дедушка может допустить такое, — воспротивилась она.

Росс что-то сказал, и служанка торопливо вышла из комнаты. Тэсса хотела было последовать за ней, но Росс встал у девушки на пути и резко захлопнул дверь.

Взгляд его был холодным и острым, как сталь.

— Вы станете слушаться меня, Тэсса Лоример, — проговорил Тревенан. — Вы станете точно исполнять то, что я вам скажу. Сейчас вы пойдете и уложите самую необходимую одежду, а потом спуститесь вниз и попрощаетесь с дедушкой так, словно смирились со своей судьбой. Я не допущу, чтобы вы расстроили его своими детскими капризами. Первый раз в жизни вам придется сегодня подумать не о себе, а о ком-то другом. Господин Бопре нездоров. И меньше всего ему нужна сейчас бурная сцена, устроенная испорченным ребенком. Вам же это совершенно не поможет. Мы так или иначе уедем в Англию. Примиритесь с этим. Если вы сейчас ослушаетесь, то добьетесь лишь того, что, расставшись с дедушкой, будете оба сожалеть о случившемся. Горько сожалеть… Этого вы хотите, Тэсса?

Казалось, сердце у нее в груди то замирает, то несется вскачь, а мозг пульсирует, пытаясь постичь все то, что говорит этот человек. Но больше всего Тэссу взволновали слова Росса о здоровье господина Бопре, и она воскликнула:

— Что с моим дедушкой? О чем вы говорите? Доктор Латур заверил меня, что он крепок от природы и силен духом, а потому проживет еще много лет.

— Это ведомо лишь господу богу… — сочувственно проговорил Росс.

— Вы пытаетесь меня запугать! — вскричала она.

— Вовсе нет. Я пытаюсь лишь заставить вас прислушаться к голосу разума, — заметил Тревенан. — Вы прекрасно знаете, что у господина Бопре слабое сердце. Однако есть надежда, что надлежащий уход и нежные заботы преданных ему людей помогут вашему дедушке прожить еще много лет. Я прошу вас не расстраивать его.

Долго и внимательно смотрел Тревенан в лицо Тэссы. Наконец, словно удовлетворившись тем, что он прочел на этом лице, Росс развернулся на каблуках и вышел из комнаты. Через минуту в желтую гостиную вбежала Люсиль.

— Пойдемте, мадемуазель, — торопливо проговорила она и взяла Тэссу за руку.

Тэсса позволила отвести себя назад в спальню. Девушка сознавала, что Люсиль поспешно пакует небольшой кожаный саквояж, однако даже не полюбопытствовала, какие вещи собирает служанка ей в дорогу. Тэсса сидела, погрузившись в свои мысли…

Все произошло так быстро, что она не знала, как ей лучше поступить. Она не доверяла Россу Тревенану, однако не собиралась рисковать, проверяя, правду ли он ей сказал. Что, если дедушка вовсе не так крепок, как Тэссе внушали прежде? Ей требовалось время для того, чтобы поговорить с доктором Латуром, однако времени-то у нее как раз и не было.

Люсиль накинула своей госпоже на плечи теплый шерстяной плащ, заботливо застегнула его и подала Тэссе перчатки.

— Все не так плохо, — сказала служанка. — Мсье Тревенан — очень любезный господин.

От этого неосторожного замечания щеки Тэссы вновь запылали.

— О да, чрезвычайно любезный! — огрызнулась она. Однако, осознав, что срывает зло вовсе не на том, на ком следует, Тэсса улыбнулась. — Снеси мой саквояж вниз, Люсиль, — попросила она, — и скажи мсье Тревенану, что я присоединюсь к нему через пять минут.

Эти пять минут Тэсса провела, меряя шагами комнату и ломая голову над тем, как ей заставить дедушку передумать. Но измыслить ей так ничего и не удалось. Она могла, конечно, закатить сцену, однако это не подействовало бы ни на господина Бопре, ни на Тревенана.

Тэсса спустилась по лестнице, чувствуя себя мученицей, идущей на казнь.

Дедушка и Росс Тревенан ожидали Тэссу в холле, тихо разговаривая. Внезапно ощутив ее присутствие, оба они посмотрели вверх.

Тэсса не могла отвести взора от лица деда. Она говорила себе, что больным и усталым лицо это кажется лишь в неверном свете свечи. Это просто обман зрения! Но как глубоко запали глаза старика, какими огромными и черными кажутся они на фоне бледной кожи! И сколько морщин избороздило его щеки!

Он был старым человеком, более старым, чем хотелось Тэссе. И как же она не замечала этого прежде?

— Тэсса, — сказал господин Бопре и простер к ней руки.

Она сбежала с последних ступенек и упала на колени у стула, на котором он сидел; она схватила его руки и прижалась к ним лицом. В горле у нее застрял комок, и она не могла сказать ни слова. Она просто смотрела на деда снизу вверх с отчаянной мольбой в глазах.

— Моя английская роза, — тихо прошептал он; глаза его были прикованы к ее лицу, словно он хотел навеки запечатлеть в памяти дорогие черты. — Как же мне горько расставаться с тобой! Ты ведь знаешь это, правда?

— Да, я знаю, дорогой мой. Я… — Тэсса замолчала, не в силах продолжать.

— Помни наш разговор. Помни, что ты — Бопре.

Она кивнула. Старик прокашлялся:

— Поцелуй меня и скажи мне «до свидания»…

Тэсса, пребывавшая в полном шоке, механически повиновалась ему, так и не веря, что все это происходит с ней на самом деле. Потом она медленно поднялась с колен.

Дедушка щелкнул пальцами, и из полумрака возник Марсель. Последние слова деда были обращены к Россу Тревенану. Голос Бопре дрожал и доносился, казалось, откуда-то издалека:

— Мы с тобой обо всем договорились. Я знаю, что ты должным образом позаботишься о ней. А теперь поезжайте. И поскорее. И да благословит вас бог.

Тэсса была слишком ошеломлена, чтобы протестовать, когда рука Росса легла ей на плечо и он увлек ее к двери. Девушка пребывала в растерянности и отчаянии. Все случилось так быстро, что Тэсса просто не могла разобраться в своих мыслях и чувствах. Но вот так вот расстаться с дедом она тоже не могла.

— Нет! — воскликнула Тэсса, стряхнула с плеча руку Росса и бросилась назад. Но холл был пуст.

— Дедушка! — позвала Тэсса. — Дедушка!

— Тэсса!

Голос Росса Тревенана сразу же привел ее в чувства. Тон молодого человека был строгим, но не злым:

— Оставьте его наедине с его печалью, Тэсса. Ему нужно побыть одному. Вы вели себя сейчас очень разумно. Я уверен, что ваш дедушка гордится вами. Я бы на его месте наверняка гордился такой внучкой. Не портите же все теперь.

Тэссу раздирали самые противоречивые чувства, и она готова была разрыдаться, но, даже находясь в полном смятении, девушка не сомневалась в одном: именно Росс Тревенан виноват в том, что жизнь ее рухнула. Если бы он никогда не приезжал во Францию, то ничего бы этого не случилось.

Ее слезы высохли.

— Откровенно говоря, мсье Тревенан, — заявила Тэсса, — мне совершенно безразлично, что вы обо мне думаете.

Она быстрыми шагами направилась к боковой двери, которая выходила во двор, к конюшне. Оставшийся позади Росс провел рукой по волосам, тихо выругался и пошел следом за Тэссой.

Два грума поджидали их во дворе, держа под уздцы пять лошадей. Тэсса сразу же направилась к колоде, с которой легче было сесть на коня, и быстро оказалась в седле. Девушка услышала, как Росс отдает распоряжения слугам, и машинально двинулась за ним, когда он выехал из больших железных ворот. За Тэссой последовали грумы, а замыкала процессию лошадь с поклажей.

Тэсса уже не слышала и не видела ничего вокруг. Пока еще они не покинули Францию, и, значит, у Тэссы еще было время для того, чтобы придумать какой-нибудь план…

* * *

Они мчались по лесам и полям, держась близ дороги, однако редко выезжая на нее. Щадя Тэссу, Росс не слишком гнал лошадей, и все же девушка обрадовалась, когда они наконец прибыли в Вернон. Она изнемогала от усталости; к тому же пережитые волнения совершенно истощили ее душевные силы. Но вот кавалькада остановилась во внутреннем дворе гостиницы «У трех братьев». Это было небольшое строение на западной окраине города. Росс подошел, чтобы помочь Тэссе спешиться.

— Я могу справиться и сама, — сказала она ему холодно.

— Вы же едва не падаете с лошади! — заметил он.

— Я сама! — повторила Тэсса громко и упрямо.

Равнодушно пожав плечами, Росс направился в гостиницу взглянуть на комнаты, которые им отвели.

Из-за того, что им пришлось мчаться по бездорожью, Тэсса ехала не в женском, а в мужском седле, и потому спуститься с лошади было для нее сейчас нелегким делом; но, поскольку за ней наблюдали два грума, слышавшие ее горделивую похвальбу, Тэсса твердо решила спрыгнуть на землю с той же легкостью, с какой это получается у всех мужчин. Из последних сил заставляя усталое тело повиноваться, Тэсса лихо соскочила с седла. Это вышло просто замечательно, и она уже поздравляла себя с тем, что оказалась наконец на брусчатке двора, но прежде чем Тэссе удалось твердо встать на ноги, она вдруг почувствовала, что поскользнулась. Тэсса попыталась выпрямиться, но этим лишь испортила дело и со всего маху села на мостовую, пребольно ударившись задом о камни. Запах свежего лошадиного навоза ударил ей в нос, и Тэсса застонала.

Именно в таком положении нашел ее Росс, когда вышел из гостиницы.

— «Я сама, я сама!» — передразнил он с раздражением.

Подойдя к Тэссе сзади, он подхватил ее под мышки и поднял на ноги. После этого Росс втянул воздух носом один раз, затем другой — и закашлялся, пытаясь скрыть смех. Вслед за Россом расхохотались и грумы. Лицо Тэссы вспыхнуло. Не желая больше слышать никаких колкостей, она стремительно промчалась мимо мужчин и влетела в гостиницу. Росс задержался лишь для того, чтобы отвязать саквояж девушки, который везла вьючная лошадь. С саквояжем в руке Тревенан вошел в гостиницу следом за Тэссой.

В зале постоялого двора Тэсса разговаривала с хозяином, притворяясь, будто не чувствует зловонья свежего навоза, в котором она вывалялась. Тэсса стояла с таким видом, словно благоухала дорогими арабскими духами, не обращая внимания на брезгливую гримасу старика Фекампа.

Росс постарался сохранить невозмутимый вид. Молодой человек напомнил себе, что прощание Тэссы с дедом было просто душераздирающим и что девушка проехала до Вернона километров пятьдесят или около того, не издав ни единого стона. Росс восхищался ее мужеством. Но в то же время более низменная сторона его души возрадовалась бы, если бы жизнь раз-другой поставила мисс Тэссу Лоример на место. Она отказалась от его помощи — отказалась исключительно по причине своего дурного настроения, и теперь должна винить в случившемся только себя.

Ночлег для них был уже готов. Росс позаботился о том, чтобы все устроить загодя. Это была одна из тех гостиниц, в которых не задают лишних вопросов, и к тому же он был хорошо знаком с хозяином, промышлявшим на досуге контрабандой.

Тэсса отказалась от предложенного ей вина, а Росс точно так же, хотя и не без сожаления, отказался от стаканчика превосходного бренди. Тревенан знал, что бренди это — из личных запасов старого Фекампа и что лучшего во Франции не достать.

— Благодарю вас, но — нет, мсье Фекамп. Мы с женой мечтаем только об одном — поскорее добраться до постели, — сказал Росс.

Тут он услышал, как Тэсса резко втянула в себя воздух, готовясь возмутиться, и предостерегающе посмотрел на нее.

— Поторапливайся же, дорогая. Не заставляй мсье Фекампа ждать, — настойчиво проговорил он. — Я уверен, что он тоже отчаянно хочет спать.

Хозяин повел их вверх по лестнице и показал им небольшую комнатку, где молодым людям предстояло ночевать вдвоем. Как только хозяин их оставил, Тэсса набросилась на Росса:

— Как вы посмели сказать этому человеку, что я — ваша жена?! Я не стану делить с вами комнату, Тревенан, так что лучше вам позаботиться о другом ночлеге.

— Это была единственная свободная комната, — не моргнув глазом, солгал Росс. Он не хотел ни на миг выпускать Тэссу из виду, однако ей не стоило знать об этом.

— И еще я полагала, что Салли и Десмонд Тернер поедут вместе с нами. Где же они?! — возмущалась Тэсса.

— Тернеры уже в Руане и ожидают, когда мы их нагоним, — пояснил Тревенан.

Росс внимательно наблюдал за девушкой. Сейчас он впервые сказал ей о том, по какой дороге они поедут, и ему было очень хорошо известно, что в Руане находится Поль Мармо. Глаза Тэссы вспыхнули, и она поспешила опустить ресницы. Тревенан едва сдержал тяжкий вздох. Было бы слишком большой наивностью полагать, что Тэсса уедет в Англию без борьбы.

Девушка принялась раздраженно постукивать по полу своей маленькой ножкой.

— Почему бы вам не разделить комнату с нашими грумами? — предложила она.

— Они легли спать в конюшне. И потом — кто-то должен оставаться здесь, чтобы защищать вас, — спокойно ответил Росс.

— А что они подумают, узнав, что мы провели ночь вместе? — забеспокоилась Тэсса.

— Ничего не подумают, — отмахнулся Росс. — Они знают, что мы лишь играем роли супругов. Вы, по-видимому, не понимаете, сколь опасна наша поездка. Как еще мы можем путешествовать по Франции, не вызывая подозрений? И провести в одной комнате нам нужно лишь сегодняшнюю ночь.

Тэсса вздернула подбородок.

— Меня совершенно не волнует, где вы будете спать, — заявила она, — лишь бы только не вместе со мной.

Росс опустил кожаный саквояж, который все еще держал в руке, на ближайший стул. Хоть молодой человек и владел собой, однако тон его был несколько раздраженным, когда он делал ей замечание:

— Вы сейчас просто смешны! Нет, я не буду спать с вами. Я буду спать на полу. И не делайте вид, что вас так уж заботят приличия. Ваш дедушка рассказал мне, как вы приехали во Францию. Вы были единственной женщиной в компании головорезов.

— Это совсем другое дело! — воскликнула Тэсса.

— И чем же оно другое? — холодно осведомился Росс.

Тэсса одарила Тревенана высокомерной улыбкой.

— Они были джентльмены, — заявила она.

К ее великому разочарованию, он не оскорбился. Немного помолчал — и вдруг разразился хохотом. В глазах у Росса заплясали озорные искры, и он спросил:

— А, так вы все о том же? Думаете, что я — коварный соблазнитель, покушающийся на вашу добродетель? Я лишь еще раз могу изумиться живости вашего воображения. Даже если бы я не был джентльменом, Тэсса, со мной вы все равно были бы в полной безопасности. В отличие от некоторых негодяев, имена которых я мог бы вам назвать, меня никогда не тянуло к маленьким девочкам. Кроме того, сейчас вы, на мой вкус, слишком сильно надушились.

Росс осторожно втянул носом воздух.

— Конским навозом, — уточнил он, словно Тэсса была слабоумной и могла не понять его намека.

Тэсса вовсе не думала, что он мечтает покуситься на ее честь. На самом деле девушке просто хотелось немножко побыть одной. Она начала было снова спорить, однако, подумав, оставила эти попытки. Росс только сказал бы ей что-нибудь неприятное насчет того, что леди слишком много болтает.

Она оглядела комнату и поразилась тому, как люди могут выносить жизнь в браке. В этой спальне интимность была доведена до такой степени, что превращалась в страшное наказание. Не было никакой ширмы, за которой можно было бы раздеться. В одном углу находился умывальник; он стоял на самом виду, и Тэсса была совершенно убеждена, что если заглянет сейчас под кровать, то обнаружит там вездесущий ночной горшок. Выйдя замуж за Поля, она собиралась настоять на том, чтобы у них были отдельные спальни.

Девушка метнула на Росса тревожный взгляд. Серые глаза Тревенана спокойно и внимательно вглядывались в нее, и у нее возникло жуткое ощущение, будто он читает ее мысли.

Росс заговорил ровным и спокойным тоном:

— Я хочу осмотреться вокруг, чтобы удостовериться, что все в порядке. Я скоро вернусь — и надеюсь, что к тому времени вы уже переоденетесь и будете в постели. Оставьте это ваше платье перед дверью, и я скажу служанкам, чтобы они позаботились о нем.

Едва он вышел, Тэсса залезла в саквояж, который он поставил на стул. Через несколько минут она уже вышвырнула свое платье и плащ в коридор и легла в постель, натянув одеяло до самого подбородка. Прошло еще несколько минут, и Тэсса услышала за дверью шаги Росса Тревенана.

Войдя в комнату, он сразу направился к умывальнику, даже не взглянув на Тэссу. К ее ужасу, он начал раздеваться, и она зарылась лицом в подушки, чтобы не видеть этого. Ей был слышен плеск воды, а потом наступила тишина. Тэсса подождала. Потом подождала еще немного. Наконец она повернула голову и осторожно открыла глаза.

Росс, в одних только обтягивающих шерстяных штанах, стоял в изножье кровати и вытирался полотенцем. Глаза Тэссы сами по себе принялись медленно оглядывать Тревенана. Теперь ей стало понятно, откуда берется сила. Твердокаменные мускулы рельефно перекатывались под кожей его рук и плеч, когда он растирался полотенцем; густая поросль рыжевато-золотистых волос покрывала широченную грудь Росса; талия его была тонкой и гибкой; обтягивающие, сшитые по фигуре штаны не скрывали его длинных мускулистых ног и тугих бедер.

От волнения Тэсса громко сглотнула слюну. Состязаться с Тревенаном в остроумии где-нибудь в гостиной, когда одежда придает ему цивилизованный вид, — это одно, а увидеть Росса таким, какой он есть на самом деле, — это совсем другое… Тэсса чувствовала себя сейчас ужасно испуганной.

Росс шагнул к ней, и его взор упал на ее лицо. В глазах у Тревенана заискрились смешинки.

— Что это еще за чертовщина у вас на голове? — спросил он.

Тэсса рассвирепела.

— А на что это, по-вашему, похоже?! — взорвалась она. — Разумеется, это мой ночной чепчик.

— Ночной чепчик? — Хихикая, Росс подошел прямо к ней и пощупал пальцами хрупкую принадлежность женского туалета, которая была завязана у Тэссы под подбородком шелковыми ленточками. — Я никогда не спал с женщинами, которые носили ночные чепчики. Ну что ж, полагаю, все когда-нибудь бывает впервые. Ладно, ладно, не обижайтесь. Это в самом деле прелестно. Вы так похожи на маленькую куклу.

Окончательно разозлившись, Тэсса оттолкнула его руку. Дело было не только в том, что ее ночной чепчик совершенно его не касался (кстати, это был самый элегантный, самый хорошенький из ее ночных чепчиков); дело было еще и в грубоватом тоне Росса, ужасно ее задевшем.

— Доброй ночи! — резко бросила она и, в ярости примяв свою подушку ударами кулака, повернулась к Треве-нану спиной с твердым намерением заснуть.

«Я никогда не спал с женщинами, которые носили ночные чепчики». Эту фразу Тэсса мрачно повторила в подушку. Любопытно, между прочим, со сколькими же женщинами Росс Тревенан спал? Она готова была держать пари, что со многими. Правда, девушка не могла себе представить, как эти дамы решались на такое. Он весь состоял из волос и мускулов. Она бы скорее улеглась в постель с гориллой.

«Вы так похожи на маленькую куклу». Ей уже порядком надоели его частые намеки на ее юность: «подросток», «маленькая девочка», а теперь вот «маленькая кукла». А все дело попросту в том, что сам Тревенан стар, решила Тэсса. Она предполагала, что ему лет на десять больше, чем ей, однако вел он себя так, словно был ровесником какого-нибудь библейского патриарха.

Как не похож был Поль на Росса Тревенана! У Поля были отличные манеры, и он всегда относился к ней с уважением. Поль не считал ее маленькой девочкой. Он был невероятно красив, походя классическими чертами лица на греческого бога. Возможно, она и преувеличивала, однако — лишь самую малость. Поль, безусловно, был красивее Росса Тревенана, и это было главное.

Свеча внезапно погасла, и Тэсса услышала, как Росс мягкой поступью прошелся по комнате. Дверь стенного шкафа открылась, а потом захлопнулась, и по доносившимся до нее звукам Тэсса поняла, что Тревенан отыскал одеяло, которым собирался накрыться.

— Ночной чепчик, — произнес он чуть слышно. — О, мой бог, каких сюрпризов мне еще ждать?

Тэсса прекрасно представляла себе, как он ухмыляется, и ей отчаянно захотелось сделать что-нибудь такое, что стерло бы ухмылку с его лица. Однако если Тэсса сейчас выкинет какой-нибудь фортель, то Росс, несомненно, заставит ее пожалеть об этом. Ну ничего, скоро мсье Тревенан узнает, что она не собирается плясать под его дудку!

За время долгой поездки до Вернона Тэсса успела собраться с мыслями, и ей начало казаться, что Росс Тревенан попросту запугал ее деда и вынудил его таким образом отослать ее в Англию. Вся эта суета из-за сватовства Же-рома Бонапарта… Нелепая история, которая вполне могла оказаться чистейшей выдумкой, с начала и до конца. Тэсса не очень понимала, какие цели преследует Тревенан, однако подозревала, что это может быть как-то связано с теми деньгами, которые дедушка перевел в английские банки. Разве мало было случаев, когда кто-то втирался в доверие к старому человеку, чтобы обобрать его до нитки?

Если бы у Тэссы было время, она бы посоветовалась с Полем и вместе они бы решили, как лучше подступиться к дедушке. Однако Тревенан был слишком хитер, чтобы дать ей это время, а потом ловко сыграл на ее опасениях за дедушкино здоровье — и убедил уехать без шума.

Ах, она была совершенно сбита с толку! Она не могла уехать из Франции — и ни в коем случае не уедет, если только у нее и впрямь не будет никакого другого выхода. Теперь, когда она знала, что их путь пролегает через Руан, в сердце ее вновь проснулась надежда. Вдвоем с Полем они непременно придумают, что делать!

— Тэсса, вы не спите? — послышался тихий вопрос.

— Сплю, — мрачно ответила она.

Росс рассмеялся, а потом сказал:

— Я все думал о той истории, которую вы рассказали своему деду. Признайтесь мне честно. Вы и в самом деле пересекли Ла-Манш вместе с шайкой контрабандистов?

— Я ни за что не поверю, что дедушка рассказал вам о контрабандистах, — возмущенно возразила Тэсса. — Он внушал мне, что об этом никто не должен знать!

— Он рассказал мне по большому секрету, — ответил Росс. — И можете не сомневаться — я никому об этом не скажу. Ну так что, это правда?

— А если и так, то что? — огрызнулась девушка.

— Вы можете просто ответить на вопрос, не споря и не пререкаясь? — осведомился Росс.

— Да, — ответила Тэсса. — Я пересекла Ла-Манш вместе с шайкой контрабандистов. Почему вы спрашиваете?

— И вы не боялись довериться им? — удивился Тревенан.

Росс подумал о Бене, о Гарри и о Лу. Все они работали на земле, в Ардене, поблизости от его поместья. Арден был маленькой деревушкой на южном побережье Англии. Эти люди увеличивали свои скудные доходы с помощью контрабанды из Франции. Конечно же, промысел их был преступен, но в то же время они были кроткими, как ягнята, по крайней мере с Тэссой. Да и вообще, все это напоминало тогда захватывающую детскую игру.

— Я была напугана до ужаса, — проговорила Тэсса.

И это тоже было правдой, но боялась Тэсса вовсе не своих друзей-контрабандистов. Переправа через Ла-Манш — вот что внушало ей панический страх; не могла Тэсса без содрогания вспомнить и о тех неделях, когда она одна шла по дорогам Франции, ночуя в стогах сена или под заборами… Денег у нее тогда хватало лишь на то, чтобы не умереть от голода. Но через все это стоило пройти!

Воцарилось долгое молчание, полное сокровенного смысла. Все это было так странно и волнующе, что Тэсса даже ощутила какое-то смутное беспокойство. До нее доносилось дыхание Росса. Она слышала, как он ворочается, пытаясь устроиться поудобнее на жестком полу. А потом у Тэссы обострился не только слух, но и обоняние. И скоро она поняла, что Росс, оставив ее одну, чтобы выйти осмотреться, выкурил одну из тех тонких сигар, которые так любил.

Тэсса медленно и глубоко втянула в себя воздух и улыбнулась. Да, Росс все-таки принял предложение хозяина гостиницы и отведал его превосходного бренди. Бренди и табак всегда напоминали Тэссе о дедушке. Это были такие успокаивающие, такие мужественные запахи, и ее неизменно притягивало к любому джентльмену, от которого так пахло.

Эта мысль сразу разозлила Тэссу, и она сердито посмотрела в темноту.

— Тэсса? — снова тихонько позвал Росс.

— Ну что еще? — раздраженно отозвалась она.

— А что случилось с вашим статным молодым лакеем? — поинтересовался Росс.

— С каким еще лакеем? — не поняла Тэсса.

— С тем, с которым вы сбежали, — напомнил Росс.

— Как вы узнали про Робби? — Она не смогла скрыть удивления, заставившего ее задать этот вопрос. Тэсса не рассказывала дедушке про этого лакея.

— У меня есть свои источники информации, — заявил Росс, и Тэссе показалось, что произнес он это уж очень высокомерно.

Она предположила, что он имел в виду Салли Тернер, а если не Салли, то кого-нибудь еще, с кем она училась тогда в школе и кого он повстречал в Париже.

Росс зевнул.

— Я вполне пойму, если вы не захотите говорить об этом, — сказал он.

Вот именно. Она не хотела говорить об этом.

— Тэсса? — послышалось опять.

— У Робби, — ответила она, — была возлюбленная, которую он не собирался бросать ради меня, поэтому в Брайтоне мы с ним расстались.

Росс что-то промычал, видимо, не вполне удовлетворенный ее ответом, но постепенно его дыхание стало тихим и ровным, и Тэсса поняла, что он заснул.

Она почувствовала, что у нее тоже слипаются глаза. В следующий миг ее отяжелевшие веки сомкнулись…

Она уже давным-давно не вспоминала о Робби. Он был ливрейным лакеем в поместье ее двоюродного деда Лоримера в Норфолке; поместье это находилось неподалеку от последней школы, в которой училась Тэсса и названия которой сейчас не помнила. Там она очередной раз впала в немилость, и директор посчитал своим святым долгом отослать Тэссу к ее опекунам в Бат. На сей раз терпение опекунов лопнуло, и они вознамерились выдать Тэссу замуж за одного из ее кузенов, крайне ей неприятного и похоронившего к тому времени уже двух жен. Робби спас ее от участи, которая была хуже смерти.

Робби ненавидел лакейскую службу. Его единственной и страстной любовью было море, и он всей душой рвался в плавание. Услышав о том, что Робби уволился и собирается в Портсмут, чтобы наняться там на какое-нибудь судно, Тэсса упросила парня взять ее с собой, хотя бы до Брайтона. Деревушка Арден, единственное место на земле, которое Тэсса считала настоящим своим домом, находилась всего в шести милях от берега, и одноэтажный особнячок родителей Тэссы, принадлежавший теперь ей, все еще возвышался на крутом склоне холма, откуда открывался восхитительный вид на море.

Тэсса задержалась в деревушке лишь на несколько недель; ровно столько времени девушке понадобилось, чтобы возобновить старые знакомства и подготовиться к бегству. Она была уверена: родственники не сразу сообразят, что искать ее надо в Ардене; ведь она оставила дедушке Лоримеру записку, в которой сообщала, что сбежала с Робби в Шотландию.

Должно быть, Тэсса и впрямь была исчадием ада, о чем ей твердила в один голос вся родня… Но если даже и так, то сама Тэсса не видела в этом ничего плохого. Если бы она благонравно слушалась своих опекунов, то никогда не встретилась бы с дедушкой Бопре. Ее выдали бы замуж за первого попавшегося родственника, за одного из этих мерзких Бисли, которых интересовало лишь ее приданое. Опекуны очень надеялись, что дедушка даст ей богатое приданое. Ведь они не сомневались, что иначе ни один мужчина даже не посмотрит в ее сторону.

Они ничего не знали о Поле.

Тэсса грустно вздохнула. Это была самая долгая — и самая печальная — ночь в ее жизни. Разговор в дедушкином кабинете, известие о том, что ей, Тэссе, надо ехать в Англию, — все это, казалось, происходило много лет назад… Тэсса знала, как печется дед о ее интересах, но сейчас ей, видимо, стоило прислушаться к голосу собственного сердца.

Бросив взгляд на окно, Тэсса увидела, что на горизонте уже забрезжил рассвет. С мыслью о том, что скоро надо будет вставать, Тэсса наконец заснула.

6

До Руана они ехали не спеша, пускаясь в путь в сумерках, на рассвете же останавливаясь на отдых в очередной придорожной гостинице. Тэсса ни словом не обмолвилась о своих планах, стараясь убедить Тревенана в том, что в конце концов смирилась и готова отправиться с ним в Англию. Осуществить свои замыслы она могла, лишь сохранив их в строжайшей тайне.

Идея побега возникла у нее в голове в тот самый миг, когда она обнаружила красный сафьяновый мешочек, который служанка упаковала в ее саквояж. В этом мешочке находились фамильные драгоценности, а среди них, завернутая в белый атлас, лежала рубиновая роза — брошь, которую дедушка подарил Тэссе на день рождения.

«Моя английская роза», — сказал он тогда, раскрывая коробочку прямо за столом во время завтрака. Росс Тревенан присутствовал при том, как дедушка дарил брошь Тэссе, и должен понимать, что она ни за что не захочет расстаться со столь дорогим для нее подарком.

Приколов розу под отворотом плаща, Тэсса не снимала брошь уже два дня, притрагиваясь к ней время от времени, словно в подарке деда искала защиты и опоры. Она добилась того, что Росс Тревенан заметил этот жест, и, хотя ничего не сказал, холодный взгляд его серых глаз потеплел. Именно к этому она стремилась.

Когда подковы лошадей застучали наконец по булыжной мостовой, Тэсса украдкой огляделась. Они направлялись в гостиницу, где их ждали Салли и Десмонд Тернер, и ехали по улице, вдоль которой тянулись неказистые домики за деревянными заборами, а вдали мерцали огни на мачтах множества судов, пришвартованных в порту. На одном из этих судов они доберутся до устья реки, откуда морем отправятся в Англию. Но этого не случится, если она сумеет осуществить свой план.

А пока они ехали по ночным улицам Руана, и Тэсса озиралась, ища глазами высокие шпили собора Богоматери, чтобы по ним определить свое местонахождение.

Руан был большим торговым городом, и множество лавок и таверн все еще работало, несмотря на поздний час. Из дверей кабаков то и дело выходили полупьяные моряки, смотрели вслед мчащимся всадникам, но никто из них не окликнул, ни о чем не спросил путешественников.

Тем временем маленькая кавалькада оставила позади набережную, и Тэсса наконец увидела знакомый перекресток — здесь начиналась дорога на Амьен. Напротив, на холме, высился собор. Теперь девушка знала точно, где находится.

Счастье ей улыбалось. На пороге таверны вдруг яростно заспорили пьяные моряки и солдат в рваном мундире. Росс обернулся на шум, и тогда Тэсса бросила на дорогу брошь, которую давно сжимала в руке. Конечно же, это не была рубиновая роза, а совсем другая брошь, но звук металла о камень был отчетливо слышен.

— Моя брошь! — взволнованно вскрикнула девушка, поднимая руку к отвороту плаща, и, натянув поводья, остановила лошадь. — Я потеряла брошь. Мне надо вернуться!

Росс и грумы тоже остановились. Тэсса смотрела лошади под ноги, ища пропажу.

— Вот она! Да, да, я вижу ее! — обрадовалась девушка, развернула лошадь и поскакала назад к повороту на Амьен.

Она чувствовала на себе пристальный взгляд Росса, не сводившего с нее глаз, но не обернулась, сделав над собой усилие и подавив нарастающую панику. У поворота на Амьен она спешилась и, ведя лошадь под уздцы, медленно зашагала в нужном ей направлении, делая вид, что ищет брошь на мостовой. Нагнувшись, она что-то подняла и громко возвестила:

— Я ее нашла!

Ей удалось обмануть Росса — он кивнул и повернулся, готовый продолжать путь.

Тэсса взлетела в седло, вонзила каблуки в бока своей лошади и мгновенно скрылась за домами. Она знала, что ей не уйти от преследования, если не придумать новую хитрость. Поэтому, резко натянув поводья, она подняла коня на дыбы, проворно спрыгнула на землю, изо всей силы ударила хлыстом лошадь по крупу, а сама нырнула в боковую улочку и притаилась в тени ближайшего дома. Прижавшись к стене, она видела, как Росс и грумы пронеслись мимо, пытаясь догнать ее лошадь.

Подобрав юбки, Тэсса бросилась бежать. На перекрестке она свернула направо, в сторону холма, и не остановилась, пока не заметила длинной узкой аллеи позади улицы Грос-Орлож. Замедлив шаг, она пошла по аллее, глубоко дыша и успокаивая бешено бьющееся в груди сердце. От усталости и напряжения у нее дрожали руки и подкашивались ноги. Была глубокая ночь, жители Руана давно отдыхали в постелях, и Тэсса никого не встретила на своем пути.

К великой своей радости, она вскоре добралась до рыночной площади. За развалинами храма Спасителя, недалеко от места, где на костре была сожжена Жанна д'Арк, находился дом Поля. Площадь ярко освещали фонари, горевшие над входами домов, и Тэсса в нерешительности остановилась. Тогда-то она и заметила в дальнем конце площади всадников в военной форме — это был патруль.

Отступив в тень, девушка поспешила по аллее, которая и вывела ее прямо на заднее крыльцо дома Мармо. Оглядевшись по сторонам, девушка вздохнула с облегчением — совсем рядом она увидела ворота, а за ними небольшой дворик. Но ворота оказались запертыми, и Тэсса, разочарованно махнув рукой, задумалась, как ей пробраться через забор.

* * *

Поль Мармо, высвободившись из объятий спящей рядом женщины, приподнялся на локте и прислушался. Кто-то колотил в дверь черного хода, но никто не спешил открывать. Ругая своего лакея, который всегда спал как убитый, а заодно и своего приятеля Роберта, который, не успев приехать из Парижа, сразу пустился гулять по Руану, Поль встал с кровати.

— Поль? — Женщина в постели зашевелилась. — Что-то случилось?

Он наклонился и поцеловал ее в губы.

— Это, должно быть, Роберт, — тихо сказал Поль. — Наверное, он опять забыл ключи.

Пальцы мужчины погладили пышную грудь, и желание снова проснулось в нем. Удары в дверь возобновились. Поль, вздохнув, накинул на плечи бархатный халат, с высокого туалетного столика взял одну из горевших там свечей и отправился в глубь дома, открывать дверь черного хода.

В едва приоткрывшуюся створку, оттолкнув Поля, протиснулась женщина. Узнав ночную гостью, потрясенный Поль словно прирос к полу.

— Тэс… са… — пробормотал он, запинаясь.

— Скорее! Скорее закрой дверь! — потребовала она.

Он так и не смог сдвинуться с места, и она сама закрыла дверь и задвинула засов.

— Кажется, я от него избавилась… — сказала она.

— От кого? — недоуменно глядя на девушку, спросил Поль.

Тэсса, оказавшись в безопасности, воспряла духом и рассмеялась.

— Дорогой, ты словно увидел привидение! Не смотри на меня так! Лучше пригласи в дом, и я все расскажу тебе.

Она развернулась на каблуках, прошествовала мимо остолбеневшего Поля и вошла в длинный узкий коридор, в конце которого винтовая лестница поднималась вверх, на второй этаж. Тэсса уже направилась к лестнице, когда Поль наконец опомнился и бросился за ней.

— Тэсса, туда нельзя, — остановил он девушку.

Она оглянулась, удивленно посмотрела на него, одной рукой уже держась за перила. После пережитого напряжения, да и тех усилий, которые потребовались, чтобы преодолеть ограду и попасть в дом, Тэсса учащенно дышала, и ей понадобилось время, чтобы успокоиться и ответить ему.

— Не стоит беспокоиться о приличиях, дорогой, — беззаботно проговорила она, но вдруг осеклась.

Ей показалось, что Поль чем-то напуган, он так странно смотрел на нее. Она, наверное, выглядит ужасно, к тому же глубокой ночью подняла его с постели, и он, разумеется, вправе думать о чем угодно, даже о том, что она кого-то убила.

Она спустилась вниз с первой ступеньки и попала прямо в его объятия.

— В отношении Росса Тревенана ты был абсолютно прав. Этой ночью я должна была уехать с ним. Но я не могла не повидаться с тобой… Ты меня понимаешь?.. — опустив голову, прошептала она.

Слезы жгли глаза, и Тэсса шмыгнула носом, чтобы не расплакаться. На душе вдруг стало легко — теперь Поль позаботится о ней.

— Обними меня, пожалуйста, — попросила она. — Только чуть-чуть. Ах, Поль, если бы ты был в Париже, ничего бы не случилось.

Слушая ее несвязные объяснения, Поль понемногу стал соображать.

— Моя дорогая, маленькая девочка, — принялся он утешать ее. — Ты очень устала, тебе надо отдохнуть…

Схватив Тэссу под руку, он стал уводить ее подальше от лестницы, в небольшую гостиную в противоположном конце дома. Он почти тащил ее за собой, скороговоркой предлагая:

— Я налью тебе капельку вина… Хорошо?.. Давай чуть-чуть… Ты немного расслабишься и отдохнешь, а я тем временем оденусь и приведу себя в порядок. Потом ты мне обо всем расскажешь.

Она повернула голову, чтобы посмотреть на него, и с благодарностью улыбнулась, когда взгляд ее уловил вдруг неясные очертания какой-то фигуры, неподвижно застывшей на лестнице. Присмотревшись, Тэсса увидела рыжеволосую женщину в мужской сорочке, наброшенной на голое тело. Женщина, перегнувшись через перила, глядела вниз.

— Поль?.. — тихо спросила рыжеволосая. — Кто это? Роберт? Он в самом деле опять забыл ключ?

Тут она заметила Тэссу и отпрянула, вскрикнув:

— О!..

Изумленная Тэсса не сводила глаз с полуголой женщины.

— Ступай в спальню, Кэтрин, — коротко велел Поль.

Мармо бросил на Тэссу обеспокоенный взгляд, но вскоре лицо его просветлело, и он, глуповато улыбаясь, заявил:

— Она — просто развлечение и ничего не значит для меня. Я люблю только тебя…

Тэссе казалось, что сердце ее разорвется от горя. Чтобы не упасть, она схватилась рукой за дверной косяк и прислонилась к нему. Слезы унижения хлынули у нее из глаз, в горле пересохло. Она с трудом сглотнула слюну, прилагая огромные усилия, чтобы скрыть охватившее ее отчаяние.

Поль положил руки ей на плечи.

— Тэсса, — сказал он, — ты же знаешь, что я люблю тебя. Только тебя. Мне было так одиноко… Кэтрин… — Он пожал плечами и вдруг пояснил (чего никогда не делал прежде): — Наша связь закончится, как только ты станешь моей женой.

Лицо Тэссы залил багровый румянец, в глазах сверкнула ярость.

— У тебя что, совсем нет стыда? — прошипела она. — Этот дом должен был стать нашим с тобой домом. Счастливой новобрачной я должна была переступить его порог. Скольких женщин ты уже приводил сюда?

На это он спокойно заметил:

— Ты не в себе, Тэсса. Когда отдохнешь, успокоишься и сможешь думать, то обязательно поймешь, что сегодняшнее происшествие не имеет никакого отношения к нам с тобой. Позволь, я все-таки налью тебе бокал вина. Это успокоит твои нервы.

«Поль совсем не изменился», — с удивлением подумала Тэсса. Именно этого красивого, сладкоречивого, совершенно равнодушного мужчину она знала и помнила. Теперь он как ни в чем не бывало предлагал ей бокал вина для успокоения нервов. Как же она ошиблась, не разглядев под красивой наружностью лживую сущность этого человека? Как она могла поверить его льстивым речам? Если бы он на самом деле любил ее, он бы ее не предал.

Она громко рассмеялась, но, уловив истерические нотки в собственном голосе, замолчала и, чтобы успокоиться, сделала медленный глубокий вдох.

— Ты полагаешь, — ледяным тоном произнесла Тэсса, — что от бокала вина мне станет лучше? Но я вовсе не хочу чувствовать себя лучше. Я презираю тебя — и себя тоже, и на всю жизнь запомню сегодняшнюю ночь. А вот свое вино ты выпьешь сам, надеюсь, ты им захлебнешься.

Она резко отвернулась и направилась к выходу. Онемевший Поль, отставив бокал с вином, который он все еще держал в вытянутой руке, кинулся за ней следом. Когда он окликнул ее, Тэсса уже открыла дверь. Она повернулась к нему, и он увидел совершенно равнодушное лицо девушки. Высоко вскинув голову, она гордо выпрямилась.

— Что-нибудь еще? — тем же ледяным тоном спросила она.

— Бога ради, успокойся, Тэсса! Ты же не можешь одна бродить ночью по улицам Руана. К тому же ты не сказала мне, что случилось и почему ты пришла ко мне.

«Да потому, что я наивная дура!» — с презрением к себе подумала Тэсса, не собираясь, однако, жалеть себя, тем более — жаловаться этому, ставшему ей безразличным, человеку.

— Я уезжаю в Англию с Россом Тревенаном, — заявила она. — Мой дедушка попросил свою давнюю приятельницу, леди Сэйл, покровительствовать мне и представить в обществе. Я пришла, чтобы попрощаться с вами, Поль Мармо. Я собиралась попросить вас дождаться меня, однако, как я убедилась, обстоятельства изменились, и моя просьба потеряла актуальность. Прощайте, господин Мармо.

Не сдержавшись, он мрачно осведомился:

— Тревенан здесь, в Руане?

— Мне больше нечего сказать вам, Поль, — холодно произнесла Тэсса.

Она повернулась к двери, открыла ее, но не успела переступить порог, как на ее плечо легла тяжелая рука Поля. Мармо захлопнул дверь и задвинул засов.

В недоумении вскинув брови, Тэсса посмотрела ему в лицо. Взгляд ее фиалковых глаз стал резким, зрачки расширились, и в их глубине вспыхнул огонь ярости, к бледным щекам прилила кровь.

— Ты никуда не поедешь с господином Тревенаном, — злобно прошипел Поль, не отпуская плеча Тэссы. — Я потратил на тебя слишком много времени и усилий, чтобы просто так отказаться от тебя.

Тэсса молча стряхнула его руку со своего плеча и отстранилась.

— Дорогая, — вкрадчиво прошептал он. — У нас так много общего. Этот брак выгоден нам обоим. Разве ты не понимаешь… Слияние банков Бопре и Мармо превратит нас в крупнейших финансистов Франции. Только подумай! С нами будут считаться и искать нашей дружбы все знаменитости в стране. Не может же один неосторожный поступок перечеркнуть наше будущее! Подумай о наследстве, которое мы сможем оставить нашим детям…

Его слова жгучей болью отозвались в сердце Тэссы, но она сумела сохранить спокойствие. Громко и четко она произнесла:

— Сейчас я думаю именно об этом, и, откровенно говоря, эта перспектива меня не радует.

— Со временем ты поймешь, что была не права, — сказал Поль и обаятельно улыбнулся.

Улыбка преобразила его лицо — оно вдруг стало чувственным, в глазах вспыхнул страстный огонек, и Тэсса поняла, что он собирается заключить ее в объятия и поцеловать, чтобы таким образом лишить ее воли и заставить изменить решение. Но ведь совсем недавно он обнимал другую женщину! Поль Мармо был распутником!

С криком отчаяния и ненависти Тэсса ударила его в лицо сжатой в кулак рукой. Когда он, пошатнувшись, отступил, девушка рванула засов, настежь распахнула дверь и стремительно выбежала на улицу.

Миновав несколько домов, Тэсса остановилась. Сердце неистово колотилось в груди, разбитые в кровь костяшки пальцев ныли… Она стояла, не зная, куда идти и что делать дальше. Все ее надежды, связанные с Полем, рухнули. Горькие слезы потекли по щекам…

Звук знакомого голоса вернул Тэссу к действительности.

— Много же вам потребовалось времени, чтобы убедиться в непорядочности господина Мармо, — язвительно произнес Росс Тревенан. — А я-то думал, что, встретив прелестную Кэтрин, вы пулей вылетите из дома.

Росс скрывался в тени балкона дома на углу ближайшей улочки. Только услышав его голос и вглядевшись в ночной мрак, Тэсса заметила слегка наклонившуюся вперед фигуру мужчины на лошади. Рядом она увидела своего собственного коня — Росс держал его за поводья.

Подойдя к Тревенану, она подняла голову, посмотрела вверх и упавшим голосом спросила:

— Откуда вы знали, где меня искать?

— А где же еще? — удивился Росс.

Она заговорила громче, не пытаясь больше скрывать волнения:

— И вы знали, что я там увижу? Но откуда вы могли это знать?

— Я всегда стараюсь найти ответы на мучившие меня вопросы, и, как правило, их нахожу, — равнодушным тоном пояснил Тревенан.

Теряя самообладание, Тэсса вспылила:

— Вы могли предупредить меня, могли меня остановить! Почему вы не сделали этого?! Почему не сказали, что ждет меня в доме Поля Мармо?!

Взволнованная и плохо владевшая собой, Тэсса все же заметила странное выражение его глаз — задумчивое и настороженное, как будто Росс сочувствовал ей и жалел ее, но вскоре оно исчезло, и Тревенан снова стал самим собой — язвительным и уверенным в себе мужчиной, одно присутствие которого портило ей настроение.

Он ухмыльнулся.

— И вы бы поверили? — спросил он. — Вы никогда никого не слушаете, Тэсса, тем более — меня. Но, хотя это и не мое дело, я пытался остановить вас, поверьте, однако…

Он замолчал. На улицу выскочил Поль Мармо, успевший натянуть панталоны и набросить на себя белую рубашку. Росс с интересом наблюдал за Тэссой.

— Ну так что вы решили? — поинтересовался он. — Останетесь с Мармо или поедете со мной?

Тэсса переводила взгляд с одного мужчины на другого и думала о том, кого из них ненавидит сильнее. В порыве отчаяния она бросилась к своей лошади и вскочила в седло. Больше всего на свете она хотела бежать… бежать от обоих мужчин…

— Стой! — вскричал Поль. — Тэсса, вернись!

Он поднял руку — в свете уличного фонаря блеснуло дуло пистолета.

— Не сходите с ума, Мармо! Вы уже потеряли и Тэссу, и ее состояние. Она никогда не выйдет за вас замуж, — медленно произнес Тревенан, закрывая собой девушку.

Лицо Поля Мармо стало мертвенно-бледным.

— Это подстроили вы! Вы, не так ли?! — в бешенстве заорал он.

— Нет. Пеняйте на себя, исключительно на себя, Мармо, — ответил Росс, не сводя взгляда с разъяренного Поля.

Пистолет в руке Мармо вдруг резко дернулся вверх, и Росс прокричал:

— Тэсса, беги!

И в тот самый миг, когда ее лошадь рванулась вперед, пуля вонзилась в деревянную балку, чуть не задев Росса. Взбешенный трусливым поступком Мармо, Тревенан собирался наброситься на него, но заметил, что Тэсса, понукая лошадь, понеслась через площадь на холм, подальше от порта. Ругая себя за неосторожность, а Тэссу Лоример за строптивость, Росс кинулся в погоню. Поведение Тэс-сы ставило под угрозу их свободу, а возможно, и жизнь.

Шум погони и звук выстрела разбудили жильцов близлежащих домов. Перепуганные люди вскакивали с постелей, распахивали окна и громко спрашивали соседей о причине ночного беспокойства. На площади появились всадники в форме блюстителей порядка. Издали доносились неистовые крики Поля, орущего о каком-то похищении.

Пересекая площадь, Росс заметил патруль, застывший в нерешительности. Полицейские — почти мальчишки — казались напуганными до смерти.

— Ну и дурацкий фарс, — пробормотал Тревенан, доставая из-за пояса пистолет.

Громко выругавшись, Росс выстрелил в воздух, и полицейские бросились врассыпную, уступая ему дорогу. Пришпорив коня, Тревенан молнией пронесся между ними и поскакал по узкой улочке, по которой к городской окраине мчалась Тэсса.

Она ехала на север, в направлении Амьена. Росс едва сдержал яростное проклятие, готовое сорваться с его губ. Глупая девчонка пыталась сбежать от него! Ему казалось, что, узнав о похождениях Поля, Тэсса будет рада уехать в Англию. Россу даже стало ее жалко. Он почувствовал угрызения совести, но быстро взял себя в руки. Он вовсе не собирался проучить ее столь жестоким образом. На самом деле она застигла его врасплох. К счастью, он заранее навел справки о Поле Мармо и поинтересовался, где тот живет, поэтому в любой момент мог прийти Тэссе на помощь. Но теперь, когда девушка сама узнала, кто такой Поль Мармо, Росс не представлял, как она поведет себя. Правду говоря, ей было некуда деваться, но женщины существа непредсказуемые…

Обо всем этом думал Тревенан, не спуская глаз с едва различимой точки, движущейся впереди по дороге.

Тем временем погода изменилась. Поднялся ветер. Тучи закрыли луну, и стал накрапывать дождь. По мере того как дождь усиливался, раздражение Росса росло. Он заранее отправил грумов с багажом на корабль, но, если они с Тэссой не успеют к отплытию, их не станут ждать. На судно они смогут попасть только в Онфлер. Вместо того чтобы удобно расположиться в уютной каюте, им предстоит долгое и изнурительное путешествие по небезопасным дорогам Франции. И все из-за этой капризной, необузданной и своенравной девчонки!

Дождь вдруг полил как из ведра, плотной завесой отгородив от Тревенана скачущую впереди Тэссу. Он больше не видел ее, но по стуку копыт лошади легко определил расстояние. Вонзив шпоры в бока коня, он заставил своего чалого жеребца ускорить бег. Расстояние между ним и беглянкой сокращалось, вскоре он настигнет ее.

Тэсса промокла до нитки, мокрая одежда сковывала ее движения, волосы липли ко лбу. Кроме неясных теней на обочине дороги, она ничего не различала. Тэсса неслась вперед, думая лишь об одном — уйти подальше, убежать, скрыться от преследования.

Однако вскоре она убедилась в тщетности своих усилий. Она обернулась, но не увидела ничего, зато отчетливо расслышала стук копыт. Это мог быть только Росс Тре-венан.

Тэсса отпустила поводья своей лошади, давая ей полную свободу. Дорога уходила вниз, в долину, и девушка наклонилась вперед, спрятав лицо в конской гриве. Небольшая лошадка Тэссы, резвая и быстроногая, после многочасовой ночной скачки явно стала уставать. Несмотря на усилия всадницы, лошадь сбавила шаг. Сильный чалый жеребец Тревенана нагонял ее. Тэсса в порыве ярости и отчаяния ударила животное хлыстом, но это ни к чему не привело — лошадь начала спотыкаться. Не прошло и пяти минут, как Тревенан настиг Тэссу. Наклонившись, он схватил поводья ее лошади, повернул обоих коней и съехал с дороги в придорожные кусты. За этой живой изгородью Росс остановил лошадей.

Спешившись, он помог Тэссе спуститься на землю. Девушка была вне себя от злости и гнева. Она ненавидела Росса лютой ненавистью. Накопившиеся чувства нашли выход в стремительном потоке слов. Это он, Росс Тревенан, виноват во всех ее несчастьях. Если бы они не приехали в Руан, ничего бы не случилось. Кроме того, он должен был предупредить ее о том, что Поль Мармо — распутник, по крайней мере, она бы тогда знала, чего от него ожидать, и не попала бы в дурацкое положение. Но нет, Росс предпочел злорадствовать и смеяться над ней. Поэтому она ненавидит его всей душой и будет ненавидеть до конца своих дней.

Плотно сжав губы, Росс слушал упреки в свой адрес. Он терпеливо ждал, когда прекратится поток оскорблений, но Тэсса все больше распалялась, не собираясь замолкать. Тогда Росс схватил ее за плечо и грубо встряхнул.

— Да прекратите же вы, наконец! — прошипел он. — Мы в опасности. Нас преследуют полицейские. Я в них стрелял. Они не станут с нами церемониться. Вы меня понимаете или нет?!

Но она вряд ли понимала его. Она знала одно — он второй раз унизил ее и теперь злорадствует и насмехается над ней, в то время как сердце самой Тэссы навсегда разбито. Ее совершенно не волновало то, что с ними произойдет, ей только хотелось избавиться от него.

Она резко дернулась, стараясь вырваться, но он лишь крепче сжал пальцы на ее плече. Тогда она изо всей силы пнула его в ногу острым каблуком. Росс тихо выругался, обхватил ее в талии и вместе с девушкой рухнул на землю. Всей своей тяжестью навалившись на нее, он зажал ей рот большой ладонью.

— Слушай! — произнес он прямо ей в ухо. — Слышишь?!

Сквозь шум ливня она различила чавкающий стук конских копыт на раскисшей дороге и с новой силой дернулась под Россом, пытаясь высвободиться. Она была уверена, что поступает правильно. Полицейские непременно отправят ее к дедушке. Но чем отчаяннее она боролась, тем сильнее Росс удерживал ее. Тэсса задыхалась, сердце больно колотилось в груди, глаза застилала пелена слез. Ей казалось, что она вот-вот умрет.

Выбившись из сил, она вдруг обмякла. Росс разжал руки. Его лицо, склоненное над ней, казалось Тэссе бледным пятном. Она глубоко вздохнула и вдруг услышала, как замедляется стук конских копыт на дороге, а затем и вовсе стихает. Лошади остановились точно напротив того места, где они с Россом лежали в высокой траве за живым забором, и двое мужчин заговорили вполголоса. Тэсса не разобрала слов, но, когда всадники развернули коней и поскакали назад в сторону Руана, она поняла, что полицейские отказались от дальнейшей погони.

Лежа в высокой мокрой траве, Тэсса больше ничего не чувствовала, жизнь для нее, казалось, потеряла всякий смысл. У нее насильно отняли дедушку, Францию и любовь Поля Мармо. Росс Тревенан победил. Он отвезет ее в Англию к леди Сэйл. Тэсса молилась об одном — никогда больше не видеть Росса Тревенана.

Рука, зажимавшая ей рот, отстранилась, огромное тяжелое тело мужчины скатилось с нее. Но Тэсса, вся дрожа, так и осталась лежать, не чувствуя, как холодные капли дождя падают и стекают по ее лицу. У нее не было сил подняться, да и вообще она решила здесь умереть. Но вдруг его сильные руки вцепились в отвороты ее плаща и одним рывком поставили девушку на ноги. Никогда еще Тэсса не видела Росса в таком состоянии — он побелел от гнева, в серых глазах пылал огонь ярости. Он схватил ее за шиворот и встряхнул с такой силой, что у нее застучали зубы.

— Ах ты, противная девчонка! — злобно зашипел он. — Ты хотела, чтобы нас обнаружили… Ты хотела, чтобы меня пристрелили, как собаку!

Внезапно он отпустил ее, и Тэсса, потеряв равновесие, растянулась на земле. Потрясенная его неистовством и жестокостью, она лежала, дрожа от ненависти и унижения.

— Поднимайся! — велел он и, не дожидаясь, когда она встанет, резко дернув, поставил ее на ноги.

Она едва сдержала крик страха и отчаяния. Перед ней был не тот Росс Тревенан, которого она знала. Теперь он напоминал ей дикаря. Перед глазами мелькнула картина — Тревенан, голый по пояс, с мощной мускулатурой и стальными мышцами рук… Она испугалась. Одно неверное движение, и он снова применит грубую силу…

— Пошевеливайся! — скомандовал он.

И она безропотно подчинилась…

* * *

Она не знала, куда ведет дорога, но ехала, не глядя по сторонам. Прислушиваясь к мягкой поступи лошади позади, она не смела ни оглянуться, ни спросить его о чем-либо.

Когда они выехали из редколесья, впереди неясно замаячил маленький приземистый домик. Подъехав поближе, они спешились. Трава и сорняки, заполонившие все вокруг, подобрались вплотную к домику. Дверь была приоткрыта. Тэсса, вся дрожа, попыталась взглядом проникнуть в темноту за порогом, но резкий толчок в спину заставил ее шагнуть вперед. Стараясь держаться подальше от Росса, девушка осторожно ступила на порог.

7

Она повернулась на звук шагов и увидела мужской силуэт на фоне дверного проема. Промокшую и дрожащую от холода и злобы Тэссу вдруг бросило в жар, на лбу выступили крупные капли пота. Все ее чувства обострились до предела, и она стала ясно различать каждое его движение. Он шел так уверенно, словно обладал зрением ночного хищника. Он прекрасно знал, что надо делать. Он был сама решительность. Раздались негромкие глухие удары камня о камень, потом Росс грубо выругался, но спустя несколько минут появилось яркое пламя.

Осмелев, Тэсса быстро огляделась. Они находились в небольшой избе со столбом-опорой в центре; к столбу крепились железные кольца, с которых свисали длинные сыромятные ремни, явно служившие когда-то привязью для скота. Разбитые деревянные ясли валялись возле сложенного из камня очага, несколько глиняных черепков лежало в углу у дальней стены, да еще стояла табуретка с тремя ножками. Расшатанная деревянная лестница вела на чердак. Сквозь щели в потолке на плотно утоптанный глиняный пол капала вода. Этот заброшенный не то сарай, не то конюшня показался Тэссе самым унылым местом на земле.

Из-под ресниц она наблюдала за Россом. Он уже зажег фонарь и теперь склонился над очагом, стараясь разжечь огонь под железной решеткой. Плащ и раскрытая седельная сумка лежали на полу у его ног.

Вполне мирная картина, представшая взору Тэссы, успокоила девушку. Она присела, прислонившись спиной к столбу посередине ветхого строения, и, не отрывая взгляда от Росса, попыталась угадать, о чем же думает он. Ей не пришлось долго задаваться этим вопросом. Резко повернувшись, Тревенан дотянулся до разбитых яслей и с силой ударил ими о каменный очаг, разнося в щепки. Бросая деревяшки в огонь, он дал разгореться пламени. Когда огонь вспыхнул ярко, Росс посмотрел на Тэссу.

Острый взгляд его серых глаз буквально пронзил ее. Она почувствовала, что не сможет долго выдержать такого взгляда — проницательного и осуждающего одновременно, и опустила голову.

Бесстрастное лицо Росса озаряло пламя, но губы, до сих пор плотно сжатые, вдруг пошевелились, и он произнес:

— Иди сюда!

— Я совершенно… — пролепетала Тэсса, тут же превращаясь в дрожащий комочек.

— Я сказал, иди сюда! — повторил Тревенан.

Пытаясь обрести самоуверенный вид, она медленно поднялась и подошла к нему.

— Сними мокрые вещи и разложи их у огня. Одежда должна высохнуть, — скомандовал он.

Ей не хотелось сбрасывать с себя плащ — без него она чувствовала себя беззащитной, — но она промокла насквозь и в конце концов подчинилась приказу Росса.

— А теперь платье, — велел он.

Его глаза ярко вспыхнули в свете огня. Тэссу охватило смятение, и она отрицательно встряхнула головой.

— Хватит изображать скромницу, — резко проговорил Тревенан. — Все это последствия твоих действий, Тэсса Лоример, по твоей вине нам сейчас не во что переодеться. Возможно, ты хочешь схватить воспаление легких, но меня это не устраивает. Поэтому делай, что тебе велят, а не то я сам сниму с тебя платье.

Она бросила полный отчаяния взгляд в сторону приоткрытой двери за его спиной, но все замечавший Росс, тихо выругавшись, схватил ее за плечо, придержал, сорвал с нее платье и бросил мокрую тряпку на плащ, валявшийся около очага.

От неожиданности Тэсса вскрикнула и попыталась закрыть руками полуобнаженную грудь. Никто никогда не обращался с ней подобным образом, ни один мужчина не видел ее в нижнем белье. Ей стало стыдно и неловко, горячий румянец залил щеки, глаза метали молнии.

— Не строй из себя невинную девицу, — с глубоким презрением сказал Тревенан. — Как женщина ты мне безразлична, даже если сама проявишь ко мне определенный интерес. И не стоит воображать, что ты уж так неотразима.

Он подхватил ее на руки и понес к столбу в центре помещения. Тэсса в панике забилась в его объятиях, стараясь высвободиться. Удар ногой, видимо, достиг цели, ибо Росс поморщился от боли, но не ослабил медвежьей хватки. В два шага он достиг столба и, ловко придержав руки Тэссы, связал ее сыромятным ремнем, прикрепленным к железному кольцу.

Отступив на шаг, он грозно произнес:

— Я обещал твоему дедушке, что доставлю тебя в Англию, и намерен сдержать слово. Но я слишком мягко обращаюсь с тобой, пора положить этому конец. Твоя последняя выходка едва не стоила мне жизни, поэтому не рассчитывай на снисходительность и не жди сострадания.

— Я вас не понимаю! — все еще тяжело дыша, воскликнула Тэсса.

— Ты прекрасно меня понимаешь, — мрачно возразил Росс. — Ты вовсю старалась привлечь к нам внимание полицейского патруля. Если бы это тебе удалось, я бы валялся в канаве с простреленной головой.

— Это неправда! Я про такое и думать не могла… — смутилась девушка.

— Ты никогда не думаешь о последствиях своих поступков, — угрюмо произнес Тревенан. — И куда это ты собиралась бежать? Что делать?

Она тогда обезумела от отчаяния, предательство Поля раздавило ее морально, и она действовала под влиянием эмоционального порыва. Не находя слов для ответа, Тэсса покачала головой и прислонилась щекой к шершавому столбу. Да, она в самом деле выбежала из дома Поля, не задумываясь о том, что с ней будет дальше.

— Я не знаю, куда я собиралась идти и что делать, — произнесла она бесцветным голосом, лишенным всякого выражения. Она заставила себя отвечать Россу. — Мне было все равно, что со мною станется. Я только хотела побыть одна.

— Ах, как жалеет себя наша бедная девочка, — издевательским тоном проговорил Росс. — Но благодаря твоей ребяческой выходке нас ждет длительное путешествие, и я не намерен бороться с тобой, спорить и увещевать. Поэтому ты будешь делать все, что я прикажу. Ты поняла, Тэсса?

Еще минуту назад она почти раскаивалась, думая о том, что он прав и может на нее сердиться. Но теперь, уязвленная его презрением, она гордо вскинула голову.

— О да, я поняла, — произнесла она с сарказмом. — Я никогда не сомневалась в том, что вы способны на насилие.

— Ах вот как! — рявкнул Росс, меряя Тэссу долгим, изучающим взглядом. — В таком случае не забывай об этом!

Но, когда он заговорил снова, его голос звучал мягче:

— Не вынуждай меня быть жестоким, Тэсса. Если пообещаешь, что не сбежишь, я развяжу тебя.

Гордость не позволила ей сдаться.

— Меня нельзя заставить обещать что-либо, — ответила она.

— Ну что ж… Тебе придется испытывать неудобства. Ты сама так решила, — с явным сожалением произнес Тревенан и отвернулся, а Тэсса снова прижалась щекой к столбу.

Она смотрела, как он рылся в седельной сумке, как доставал оттуда свое пальто, как снова приближался к ней. Она вздрогнула, ощутив на плечах мягкую теплую ткань, и тут же попыталась сбросить с себя пальто. Однако на этот раз победил разум. Пальто было сухим, к тому же скрывало полуобнаженное тело от пытливого взгляда Росса. Правда, он сказал, что не считает ее женщиной, поэтому она с равным успехом могла завернуться в грубую мешковину, но под рукой оказалось только его пальто, и Тэсса воспользовалась им без дальнейшего сопротивления.

Он, казалось, ждал от нее слов благодарности, и она в конце концов выдавила короткое:

— Спасибо…

При этом она смотрела куда-то вдаль, словно благодарила вовсе не его. Росс как-то странно хмыкнул, отвернулся и направился к выходу.

Связанная и лишенная возможности защитить себя, Тэсса едва не впала в панику. Она с облегчением вздохнула, когда спустя несколько минут Росс вернулся, таща груду щепок и обломков штакетника. Он не сказал, где их взял, а она ни о чем не спросила. Подбросив дров в огонь, Тревенан полез на чердак, и вскоре из открытого люка полетела вниз, кувыркаясь в воздухе, охапка сена. За ней вторая, третья…

За несколько минут Росс превратил унылую лачугу в подобие жилища. Огонь весело полыхал под железной решеткой, на лестнице, повернутой боком к очагу, сушилась одежда, а на полу толстым пахучим слоем лежало сено, образуя удобную постель.

Наблюдая за Россом, Тэсса пыталась угадать его дальнейшие действия: оставит ли он ее привязанной к столбу на всю ночь, а сам растянется на мягкой постели из сена, или же развяжет ее и… Про это она старалась не думать.

Поймав на себе ее взгляд, Росс подошел к столбу. К ее огромному удивлению, он принялся развязывать ее.

— За навесом, где стоят наши лошади, находится уборная, — сообщил он, — но туда ходить не рекомендую. Я отведу тебя в более удобное место.

Ей почему-то в голову не пришло, откуда он узнал самые сокровенные ее мысли, и довольно резко ответила:

— Я не нуждаюсь в сопровождении, в такие места обычно ходят одни.

— Тогда пообещай, что не сбежишь, — потребовал Росс.

Отказавшись однажды, Тэсса считала своим долгом стоять на своем.

— Я же вам сказала, что меня нельзя заставить обещать что-либо, — упорствовала она, с презрением смотря на Росса.

— Пускай будет так. Не стоит терять время. Пошли, — кивнул тот, пропуская Тэссу вперед.

Он подвел ее к кустам и отвернулся, оставаясь неподалеку.

Возвращаясь в дом, Тэсса явственно ощущала, как от стыда ярко пылают ее щеки, но, узнав, что ей придется делить с Россом соломенное ложе, да еще привязанной к нему, она страшно побледнела.

Это было крайне унизительно, но одного-единствен-ного взгляда на его мрачное лицо оказалось достаточно, чтобы она даже не пыталась возражать. В случае сопротивления он применит силу (Тэсса в этом не сомневалась), но пока Росс все еще ждал, что она не выдержит и пообещает ему подчиниться, и тогда он предоставит ей относительную свободу. Пускай ждет сколько угодно!

Презрительно улыбаясь, она протянула ему руку, и он затянул на ее запястье кожаную петлю, второй конец ремня привязал к собственной руке, сорвал с плеч девушки пальто и велел ей ложиться.

Она неуклюже заползла на сено, все время чувствуя рывки петли на руке, Росс же, последовав за ней, лег рядом и накрыл их обоих своим пальто и плащом. Тэсса свернулась калачиком, стараясь держаться подальше от него, но Росс пододвинулся поближе, обнял ее за плечи, и сквозь тонкую сорочку и панталоны Тэсса ощутила тепло, исходящее от его упругого и могучего тела.

Это было невыносимо. Они лежали, слишком тесно прижимаясь друг к другу. Она всю ночь не сомкнет глаз… Но скажи она хоть слово, Росс окончательно уничтожит ее каким-нибудь замечанием по поводу ее пылкого воображения. Он достаточно ясно выразился, говоря, что считает ее ребенком и не прикоснется к ней даже в том случае, если она сама предложит ему близость. Тогда почему она не может оставаться такой же равнодушной, как он?

Наконец усталость взяла верх, и Тэсса закрыла глаза. Мысли путались, ей казалось, что слишком уж она подозрительно относится ко всему. Почему нельзя доверять Россу?.. Но Поль уже преподал ей урок… А дедушка?.. И леди Сэйл?..

* * *

Росс, стиснув зубы, пытался не обращать внимания на затекшую руку, которая доставляла ему массу неудобств. «Ну и ночка, да еще, черт знает, когда все это кончится», — думал он, злясь на себя за свою же неосмотрительность. Никогда еще ему не приходилось играть роль евнуха, когда рядом спала очаровательная женщина, но обстоятельства вынуждали изображать безразличие. Это была настоящая пытка.

Прошлой ночью, хотя они и делили одну спальню, Росс без труда сохранял спокойствие, не подозревая, что скрывает скромное Тэссино платье. Сегодня, срывая с девушки мокрую одежду, он рассчитывал увидеть плотную льняную сорочку и множество белых накрахмаленных нижних юбок и почти оторопел, когда перед ним вместо целомудренной девушки-англичанки предстала кокетка-француженка в оголявшем грудь тонюсеньком белье и полупрозрачных шелковых панталонах. Правда, судя по ее ночной рубашке с оборочками и рюшками, он мог бы догадаться еще вчера, но… такое ему в голову не пришло. Теперь при одной мысли о спящей рядом Тэссе его бросало в жар и кровь приливала к животу. Он пришел в ужас от неожиданно резкой реакции собственного тела на присутствие рядом Тэссы Лоример.

Не помогло напоминание о том, что Тэсса, хоть и отличается редкой красотой, вызывает у него сильнейшее раздражение. Она бросает ему вызов по любому поводу. Она — прирожденная мятежница, не поддающаяся ни на какие уговоры и не признающая никакой аргументации. Тэсса Лоример уступала только перед грубой силой и непреклонной волей, подавляющей ее собственную.

Да, Тэсса доставила и еще доставит ему массу хлопот. Росс тяжело вздохнул. Если его бабушка когда-нибудь узнает, как жестоко обращался он с этой хрупкой девочкой, она огорчится, но скорее всего не поверит, что он на такое способен. Ее Росс, безгранично любимый внук, всегда почитал женщин. Даже в порыве самого праведного гнева он бы никогда не поднял руку на представительницу прекрасного пола. Но ему до сих пор не приходилось встречать женщину, которая бы возненавидела его так сильно, что желала бы ему смерти.

В течение нескольких минут он пытался разжечь в себе чувство праведного гнева, вспоминая, как Тэсса криком старалась привлечь внимание французского патруля, но так и не смог по-настоящему разозлиться на нее. Вместо этого, к своему ужасу, он обнаружил, что в нем нарастает совсем иное желание.

Еще в Париже он заметил, что Тэсса живет в постоянном напряжении. Тогда-то он и поделился своими наблюдениями со стариком Бопре, и они вместе решили, что девушку можно обуздать только силой, и то застигнув ее врасплох. Поэтому, не оставив ей времени на раздумья, Росс увез Тэсс из дома деда среди ночи. А потом был эпизод с Полем Мармо. Видимо, ее чувство к Мармо было гораздо глубже, чем Росс мог себе представить, и теперь он пожалел, что не успел преподать этому донжуану урок, которого тот заслуживал…

Вдруг Тэсса повернулась к нему, свободной рукой обняла его за талию и всем телом прильнула к нему. Росс почувствовал, как у него в груди замирает сердце.

— Росс? — тихонько позвала девушка.

Она впервые назвала его по имени, и он в замешательстве наклонился над ней, ожидая очередного подвоха.

Не получив ответа, она открыла глаза — густые ресницы задрожали.

— Ах, скажите, что это был дурной сон, — отрывисто проговорила она и еще раз неуверенно спросила: — Росс?

Словно что-то всколыхнулось у него в груди, и, не в состоянии побороть искушение, он целомудренно поцеловал ее в лоб.

— Это был дурной сон, — сказал он мягко. — Успокойся. Я здесь. Все будет хорошо.

Его ответ действительно успокоил ее, и Тэсса расслабилась, прижавшись к нему. Ее юность, тепло и запах ее тела напрочь лишили его самообладания. Он едва сдержался, чтобы не прикоснуться к ее атласной коже, не заключить в объятия. Ему хотелось крепче прижать ее к себе и защитить от всего плохого и страшного в этом мире.

«Обманщик!» — упрекнул он сам себя. Росс, конечно, хотел защищать ее, но только не от себя.

Испугавшись этой мысли, он быстро развязал ремень, откатился подальше от Тэссы, выбрался из-под пальто и, наконец, встал. Он дышал глубоко и часто, и это тоже пугало его. Отвернувшись, он с мрачным видом подошел к очагу, подбросил дров в огонь и засмотрелся на яркое пламя.

«Надо думать о чем угодно, только не о Тэссе», — решил он.

И вот Росс вспомнил Касси, и сразу на душе у него стало легко и светло. Его жена была полной противоположностью Тэссы. Он никогда не слышал от нее ни одного упрека, Касси никогда не повышала голоса. Она была женщиной ласковой и нежной и никогда не вызывала у него отрицательных эмоций. И вовсе не потому, что ей недоставало живости характера либо ума. Нет, просто Касси больше всего на свете любила доставлять удовольствие другим.

Думая о Касси, он вдруг ощутил в груди знакомую боль, с которой, как ему казалось, научился справляться. Но воспоминания обрушились с новой силой, словно несчастье случилось только вчера.

Когда они поженились, Россу было двадцать восемь, а Касси двадцать один год. Тогда он не любил ее. Уступив просьбам родных, желающих поскорее увидеть наследников рода, Росс выбрал Касси, которая как нельзя лучше подходила на роль жены английского лорда. Она была из хорошей семьи, получила прекрасное воспитание, к тому же темноволосая и черноглазая Касси оказалась очаровательной и милой женщиной. Спустя всего месяц после свадьбы он с удивлением обнаружил, что влюбился в нее.

Такого подарка от жизни он, конечно же, не ожидал. В высшем обществе, к которому он принадлежал, брак предполагал союз двух особ знатного рода, не более того. Супруги чаще всего проживали отдельно, встречаясь лишь по необходимости. Россу никогда в голову не приходило усомниться в правильности такого образа жизни — просто ему не с чем было сравнивать. Но так было лишь до тех пор, пока он не женился на Касси.

Он обожал ее, и она его любила. Жизнь оказалась к ним благосклонна. Они были женаты почти год, когда в их доме впервые появился Десмонд Тернер.

Россу уже доводилось слышать о Десмонде Тернере, его необычном занятии и сыщицком таланте, поэтому неожиданный визит молодого человека лишь подогрел любопытство лорда.

Десмонд начал с того, что поведал ему о череде странных совпадений, с которыми столкнулся в ходе расследования одного из уголовных дел.

Несколько лет назад, а точнее — летом тысяча семьсот девяносто пятого года, будучи временным помощником своего дяди, мирового судьи в графстве Честер, он присутствовал на дознании, проводимом в связи со смертью девушки, ученицы школы во Флитвуд-Холле, утонувшей ночью в близлежащем озере. По делу допрашивались три свидетельницы того трагического происшествия — возможно, их было даже четыре, — и все они воспитывались и учились в Академии мисс Олифант во Флитвуд-Холле.

История показалась Россу ничем не примечательной, пока Десмонд не перечислил имена девушек-свидетельниц. Одной из них была Касси Мортимер — так в девичестве звали жену Росса. Другие имена Росс слышал впервые.

Время шло, рассказывал Десмонд, дел и работы по ним прибавлялось, и факты, связанные с тем дознанием, отступили на дальний план. Но вот месяца три назад его попросили расследовать дело о смерти молодой женщины, погибшей якобы в результате несчастного случая. Безутешные родители не согласились с вердиктом коронера и за помощью обратились к Десмонду. Погибшую звали Маргарет Хэммел, и была она одной из свидетельниц происшествия во Флитвуд-Холле.

В этом месте повествования Десмонда Тернера Росс ощутил неясную тревогу. Для него становилось очевидным, что Десмонд имел основания предполагать, что и Касси может угрожать опасность.

Из трех свидетельниц смерти ученицы во Флитвуд-Холле в живых осталась только одна — Касси, жена Росса, сообщил сыщик, две другие умерли в прошлом году, и в каждом случае коронер выносил вердикт о смерти в результате несчастного случая. Однако Десмонд, как и родители девушек, усомнился в правильности вердиктов. Правда, пока у него не было доказательств, опровергающих выводы, к которым пришли коронеры, кроме глубокого убеждения в том, что в свое время расследование «несчастного случая» во Флитвуд-Холле пошло ложным путем. Опыт и внутреннее чутье заставляли молодого сыщика полагать, что в этом деле не все было так просто, как казалось на первый взгляд. Поэтому он решил поговорить с Россом. Возможно, еще одна девушка, Тэсса Лоример, была свидетельницей и знала (даже об этом не подозревая) правду о смерти Бэки Феллон, но Десмонд до сих пор не смог найти ее.

Росс отнесся к делу весьма скептически. На его взгляд, в повествовании Десмонда не хватало логики. Зачем кому-то понадобилось ждать почти пять лет, чтобы устранить свидетельниц происшествия, о котором все давно забыли?

На всякий случай он поговорил с Касси, но, поскольку не хотел пугать жену, умолчал о подозрениях Десмонда и гибели двух ее бывших подруг при несколько странных обстоятельствах. Размышляя о происшествии, Росс пришел к мнению, что Десмонд придавал слишком большое значение череде случайных совпадений.

Но спустя два месяца Росс нашел тело Касси в озере неподалеку от водопада.

Она погибла в свой день рождения, когда он был занят подготовкой к празднику с сюрпризами для нее. Он попросил Касси подольше погулять по парку и вернуться домой часа через два. Он до сих пор до мельчайших подробностей помнил последний разговор с женой. Она смеялась, прекрасно понимая, что он затевает, а он нежно поцеловал ее, не сознавая важности момента. Никогда больше Росс не видел ее живой. Когда прошли два часа, а Касси не возвращалась, он отправился на ее поиски.

Росс почти ничего не помнил из того, что происходило позже. Ему казалось, что он сошел с ума. Он не верил, что Касси погибла в результате несчастного случая, хотя так утверждали все. Говорили, будто она села в лодку и выплыла на озеро, там лодка перевернулась, и Касси утонула. Но Росс не мог с этим согласиться. Он точно знал, что Касси панически боялась воды и никогда одна не села бы в лодку.

И тогда он вспомнил визит Десмонда Тернера и свое скептическое отношение к его подозрениям. За это недоверие и беспечность Касси поплатилась жизнью.

Хороня Касси, он уже знал, что вместе с женой он хоронит и своего ребенка, которого она носила под сердцем. В день похорон Росс испытал необъяснимое чувство злобы против незнакомой Тэссы Лоример, о которой упомянул Десмонд Тернер и которую пока хранила судьба.

После смерти жены Росс заперся в своей библиотеке и несколько недель не выходил оттуда, напиваясь до потери сознания. Он считал себя виновным в смерти жены, и страшное бремя ответственности за ее гибель тяжелым грузом легло на сердце Росса. Иногда, приходя в себя, он понимал, что, кроме него самого, за жизнь Касси в ответе прежде всего настоящий убийца, ибо Росс ни на минуту не сомневался в его существовании. И он проклял того, кто отнял у него любовь, уничтожил красоту и очарование, но в то же время Росс не мог понять, кому и зачем понадобилось ее убивать.

Свою библиотеку Росс покинул другим человеком, им владела одна мысль, одно желание — найти и наказать монстра, посягнувшего на жизнь Касси. Десмонд Тернер согласился помочь ему.

Всю надежду они возлагали на Тэссу Лоример, которая могла стать приманкой для убийцы, но которая бесследно исчезла, будто сквозь землю провалилась.

Несмотря на огромные трудности и препятствия, возникающие по ходу дела, они медленно продвигались вперед, и вот однажды обнаружили, что кто-то еще интересуется Тэссой и даже опережает их в своих поисках. Не сбеги тогда Тэсса во Францию, ее, возможно, постигла бы участь Касси.

А теперь он везет Тэссу в Англию, где убийца ждет удобного случая, чтобы нанести удар, но Росс не мог избежать этого путешествия. Только в Англии, тщательно охраняя девушку, они могли защитить ее, избавить от смертельной угрозы, нависшей над ней. Кроме того, согласно желанию ее деда, Александра Бопре, которое отвечало замыслам Росса, Тэсса должна была жить в Англии.

Росс не собирался успокаиваться, пока не отомстит за смерть Касси и не добьется приговора для ее убийцы.

Тэсса стала для них своеобразным ключом к разгадке тайны гибели девушек — бывших учениц школы во Флитвуд-Холле. Касси была уверена, что Тэсса купалась в озере той ночью. Жена Росса не только узнала ее голос, но и встретила ее, когда Тэсса возвращалась в спальню. Но объяснить, почему Тэсса отрицала свое присутствие на озере, Касси не могла.

Вглядываясь в пламя, вновь ярко вспыхнувшее в очаге, Росс мысленно восстанавливал последовательность событий во Флитвуд-Холле, вспоминая рассказы Десмонда и Касси. Беда случилась в конце учебного года, едва ли не накануне летних каникул. В Академии мисс Олифант существовала негласная традиция, согласно которой старшие девушки, расставаясь со школой, несмотря на строжайший запрет, купались ночью в озере. Девушки взрослели, и это купание считалось священным ритуалом — своего рода прощанием с детством, чем объяснялось и участие Касси в походе на озеро, ибо ни в каком другом случае Росс не мог себе представить, чтобы робкая девушка сознательно нарушила запрет.

Итак, четыре старшеклассницы отправились ночью купаться в озере. Вскоре они обнаружили, что кто-то подсматривает за ними, а потом услышали плеск воды и крики о помощи. Кроме них, еще одна ученица купалась в озере, правда, на противоположном берегу. Было слишком темно, и ни одна из них не видела Тэссу, но все узнали ее голос и решили, что девочка снова разыгрывает подруг. Тэсса любила шутить и проказничать, поэтому старшие девушки не забеспокоились, кроме того, все знали, что у берега утонуть нельзя. А потом все вернулись в школу и тихонько проскользнули в спальню. Все, кроме Бэки Феллон. Только Касси заметила, что Бэки отсутствует, и, не говоря никому ни слова, отправилась на поиски подруги. Тогда-то она и встретила Тэссу.

Но почему малышка упорно отрицала свой поход на озеро той ночью? Что такое увидела Тэсса, чтобы хранить молчание в течение стольких лет?

Росс знал, что ему она ничего не расскажет, но надеялся, что Салли Тернер удастся вызвать Тэссу на откровенность, ибо Салли уже сумела снискать любовь Тэссы.

Россу было безразлично, какие чувства питает к нему мисс Лоример. Он обещал старику Бопре защитить ее даже ценой собственной жизни, и он, конечно, сдержит слово, несмотря на явную неприязнь девушки.

Пережив ад после смерти Касси, он замкнулся в себе. Потеряв любовь, он никогда больше не хотел любить. Разумеется, Росс не стал женоненавистником, у него было много женщин, но ни одной из них он не позволил проникнуть в свое сердце. Если же когда-нибудь он встретит такую женщину, то станет избегать ее, как чумы. Он знал, что новой свадьбы ему не избежать, но женится он вновь лишь ради рождения наследника. Они с женой будут встречаться, пока не исполнят свой долг, в остальном же будут жить отдельно, занимаясь каждый своим делом. Вот таким представлял себе Росс свой второй брак.

Тэсса беспокойно задвигалась и застонала во сне. Она сбросила с себя тяжелое пальто и в своем французском прозрачном нижнем белье предстала взору Росса почти голой.

«Распутница», — подумал он и тут же отвернулся, спрашивая себя, с какой стати, черт возьми, он сейчас улыбается.

Набросив на нее пальто, он придвинул лестницу и привязал руку Тэссы к одной из перекладин. Он очень устал и должен был обезопасить себя от ее непредвиденных выходок. Нельзя позволить Тэссе сбежать, прихватив своего и его коня и бросив Тревенана на произвол судьбы.

Ее плащ уже высох, и Росс, завернувшись в него, растянулся у очага. Лежа, он вдруг вспомнил, как она впервые позвала его по имени, словно доверчивый ребенок, молящий о помощи. Разумеется, все это лишь плод его фантазии. Когда Тэсса Лоример проснется, она ему покажет, как ведут себя капризные, своевольные и строптивые девицы.

Предвидя будущие неприятности, Росс глубоко вздохнул. С первого дня знакомства у них сложились непростые отношения. Увидев Тэссу в доме ее дедушки, Росс испытал странное щемящее чувство. Он был в замешательстве, не понимая, что стало причиной столь необычного ощущения, и призвал на помощь другие эмоции. Он вел себя с Тэссой резко и грубо, думая о несправедливой судьбе, отнявшей у него Касси, в то время как Тэссе улыбалась жизнь. Девушка с первого взгляда невзлюбила Росса, и с тех пор ему постоянно приходилось бороться с ней. Только так он мог управлять ею.

Приподнявшись на локте, Росс посмотрел на спящую Тэссу. Во сне она походила на ангела. Как жаль, что утром в ней проснется дьяволенок.

Еще раз глубоко вздохнув, Росс лег и наконец закрыл глаза.

8

Им потребовалось три дня, чтобы добраться до Онфлер, три дня изнурительной скачки, и все из-за необдуманной выходки Тэссы в Руане.

Не зная, что Поль Мармо рассказал властям, опасаясь погони и встречи с военными патрулями на дорогах Франции, Росс решил объезжать стороной городки и деревни, дабы не привлекать внимания к себе и Тэссе. К тому же денег у него хватало лишь на еду, которую они покупали у крестьян, ночевать же им приходилось едва ли не под голым небом. Они оба устали, но Росс почти не смыкал глаз, наблюдая за Тэссой, — он не доверял ей.

Хотя она безропотно подчинялась ему, выполняя любые требования, а он на первых порах с облегчением воспринял эту перемену, ее покладистость все же казалась ему подозрительной. Тэсса потеряла аппетит, и он ежедневно уговаривал ее съесть хоть что-нибудь, опасаясь за ее здоровье. Она молча ехала за ним, грустная и отрешенная, ни на что не обращая внимания и ничем не интересуясь. Росс понимал ее состояние, но ничем не мог помочь ей, тем более что, как он полагал, Тэсса не приняла бы от него никакой помощи, а любые слова утешения она бы восприняла как издевательство над ней.

В Онфлер они приехали на закате дня и сразу направились на рыночную площадь, где обычно располагались платные конюшни. За небольшие деньги Росс устроил под крышей измученных лошадей, и, взяв Тэссу за руку, повел ее в порт. Там, в одной из портовых таверн, их ждут друзья. Наконец-то после долгого путешествия они смогут помыться, сменить грязную одежду, прилично поужинать и отдохнуть. Вскоре их мытарства закончатся, из Онфлер до Англии — рукой подать.

Узенькая грязная улочка привела их прямо к двери портовой таверны. Толкнув эту дверь, они сразу попали в большой шумный зал, битком набитый полупьяными моряками. Крепко держа Тэссу за руку, Росс, пробравшись сквозь толпу, поднялся по лестнице в глубине зала и тихо постучал в небольшую дверь на втором этаже. Дверь немедленно распахнулась, и они очутились в небольшой, не слишком чистой, но довольно уютной комнате. Три человека с радостными приветствиями бросились им навстречу. Оказавшись в объятиях Салли Тернер, Тэсса вздохнула и улыбнулась. Со слезами на глазах она смотрела в дорогое лицо подруги, чувствуя, как ледяной панцирь, сковывавший ее сердце, медленно тает.

Тэссу усадили в глубокое мягкое кресло у камина, и пока Салли наливала в чашку горячий крепкий чай, она с любопытством разглядывала незнакомого мужчину, который вместе с Салли и Десмондом Тернер ждал их в этой убогой гостинице. Вначале она приняла его за контрабандиста, за одного из тех французских капитанов, которые не прочь нажиться на войне, усердно ведя свои торговые дела с английскими партнерами.

Темноволосый мужчина среднего роста был одет в простой камзол и неопрятные саржевые панталоны, но первое впечатление оказалось ошибочным, в чем она сразу убедилась, когда увидела, с какой радостью он встречает Росса Тревенана. Кроме всего прочего, незнакомец бегло говорил по-английски, и они с Россом хохотали и хлопали друг друга по плечам, вспоминая общих друзей. Поль Мармо был прав, полагая, что Росс Тревенан никакой не американец и лишь прикидывается им, чтобы иметь возможность свободно разъезжать по Франции.

Почти так же тепло, как Джулиана (так Росс называл незнакомца), Тревенан приветствовал и Десмонда. Почему-то Тэсса никогда не могла себе представить, чтобы у Росса Тревенана были друзья — он всегда вел себя крайне надменно и отчужденно, держась со всеми ровно, но холодно. Сегодня Тэсса его не узнавала.

Когда с приветствиями было покончено, Россу пришлось объяснить, почему они не явились на встречу в Руане, и, к своему великому удивлению, Тэсса услышала, как Тревенан рассказывает друзьям о том, как лошадь девушки понесла, как ему пришлось долго нагонять ее и как им снова не повезло — они наткнулись на французский патруль.

Затем Росс представил Тэссу своему другу. Его звали Джулиан Перси, и он уже не раз помогал Россу переправлять в Англию попавших в беду англичан. Завтра Джулиан отвезет в Англию Росса и его друзей.

— Однако до сих пор, — заявил Джулиан, галантно целуя руку Тэссе, — не имел я удовольствия помогать двум столь восхитительным дамам.

У него было доброе открытое лицо, и Тэсса, не удержавшись, тепло улыбнулась ему. Джулиана трудно было назвать красивым, у него был слишком крупный нос и большой рот, зато глаза — темно-голубые с густыми черными ресницами и озорными огоньками, таившимися в их глубине, — излучали доброту и внушали доверие.

Он с улыбкой медленно отпустил ее руку.

— Росс, — обратился он к другу, — ты ввел меня в заблуждение. Ты сказал, что твоя подопечная — еще ребенок.

Джулиан понравился Тэссе. Он был человеком воспитанным, явно — из хорошей семьи, и, самое главное, знал, как вести себя с дамой! И все же Тревенан не смог удержаться, чтобы не подшутить над ней. Правда, на этот раз его наглое заявление об опекунстве показалось Тэссе не столь уж оскорбительным. Почему, она сама не поняла, но разъяснять истинное положение дел мистеру Перси не стала, хотя и не удержалась от ядовитого взгляда, которым одарила Тревенана. Тут-то, к своему великому удивлению, Тэсса заметила, что Росс вовсе не смотрит на нее, но не сводит настороженного взгляда с Джулиана, и выражение его лица уже не столь дружелюбно, как пару минут назад.

Не успела она как следует подумать об этом, как Росс уже пришел в себя и обычным властным тоном принялся отдавать распоряжения. Итак, она с Салли должна отправиться в их комнату, искупаться, переодеться, немного передохнуть и вернуться к ужину, который для всех подадут попозже в маленькой гостиной. Десмонду следует позаботиться о горячей воде для купания, заказать ужин и сообщить грумам, отъезжающим утром в Париж, где они найдут лошадей Тэссы и Росса.

Тэсса так сильно устала, что почти не слышала, о чем говорили другие Больше всего на свете ей хотелось лечь и уснуть, и она безропотно последовала за Салли в их общую спальню.

Джулиан же повел Росса в комнату по другую сторону коридора, но, как только дверь за ними закрылась, Росс повернулся к приятелю, изучающе смотря ему в лицо.

— Ее лошадь вовсе не понесла, — заявил он, срывая с себя грязную одежду и расхаживая из угла в угол по крохотной комнатке. — Тэсса попыталась сбежать от меня к Полю Мармо, своему возлюбленному. Но на французский патруль мы действительно наткнулись, поэтому не успели на корабль. Трехдневная скачка по французским бездорожьям была крайне утомительной, честно говоря, я валюсь с ног и не понимаю, как она все это выдержала. А вообще-то она любого может довести до белого каления. Иногда я был готов убить ее.

Росс злился и негодовал, но о подробностях встречи с Полем Мармо умолчал, не стал также пускаться в более детальное описание неприятностей, которые доставила ему Тэсса и которые в немалой степени определили их взаимоотношения. Джулиану не стоило труда догадаться, что они оставались весьма напряженными.

Стук в дверь прервал их разговор. Слуга принес воду для мытья — чуть теплую каплю на дне котелка. «Это все, что осталось, потому что мадемуазель потребовалось много, но, если господин подождет, воду для него быстро согреют…» — скороговоркой оправдывался мальчишка.

Росс без единого слова вылил воду в китайский тазик на умывальнике, вернул слуге котелок, закрыл за мальчишкой дверь, смочил полотенце и стал им обтирать свои мощную грудь и шею.

Джулиан, развалившись на кровати, с неподдельным интересом наблюдал за другом.

После трагической смерти Касси Росс относился к женщинам как к инструменту для удовлетворения собственных потребностей — не более того, но на сей раз Перси отметил, что Тэссе удалось разрушить стену отчужденности и равнодушия, за которой Росс укрылся.

И неважно, какие эмоции пробудила в нем девушка, — главное, что Росс Тревенан ревновал, когда он, Джулиан, попытался с ней флиртовать. Джулиан был уверен, что правильно оценил поведение друга, поэтому заговорил с нарочитой небрежностью:

— Накануне отъезда во Францию я видел Аманду Чалмерс. Она спросила, куда ты пропал. Должен тебе сказать, что милая Аманда явно что-то подозревает.

— Подозревает? — удивился Росс.

Джулиан усмехнулся.

— Она думает, что у тебя появилась новая пассия, — сообщил он.

— Но это не так. Впрочем, Аманды это не касается. Я порвал с ней несколько месяцев, — равнодушно заявил Росс.

— Я поражен… — пробормотал Джулиан.

— А это еще почему? — бросил Росс, шаря в сундуке в поисках чистого белья.

— Мне показалось, что ей об этом неизвестно, — заметил Джулиан. — Наверное, тебе придется поговорить с ней еще раз, чтобы у прекрасной Аманды не осталось на твой счет никаких сомнений. Но советую быть вежливым. Рыцарское отношение всегда вознаграждалось.

Теперь настал черед Росса усмехнуться.

— Ты же знаешь, я — рыцарь до мозга костей, можешь за меня не волноваться, — сказал он.

— Рад слышать, — заверил Росса Джулиан, — потому как успел заметить, что Аманда Чалмерс — настоящая ядовитая гадюка. И не забывай, пожалуйста, что у нее множество влиятельных друзей. Она запросто может жизнь любого мужчины превратить в ад.

Росс намылил лицо и с бритвой в руке повернулся к Джулиану.

— Я знаю, как заботиться о себе, — заверил Росс друга.

— Я думал не столько о тебе, сколько о Тэссе. Если Аманда заподозрит, что ты влюблен в эту девушку… — начал было Джулиан, но осекся, увидев, как Росс меняется в лице.

— Влюблен?! В Тэссу Лоример?! — Росс громко расхохотался. — Как тебе такое могло прийти в голову? Ты с ума сошел, Джулиан!

Он повернулся к зеркалу и стал бриться.

Затянувшееся молчание нарушил Джулиан:

— Этот Мармо… Кто он такой? Из-за него могут возникнуть проблемы?

Рука Росса дрогнула, и он порезал себе подбородок. Выругавшись, он вытер кровь полотенцем.

— Я не понял, что ты сказал… — невинно произнес Джулиан.

Росс пренебрежительно фыркнул:

— Ты о чем? Какие проблемы? Он — здесь, а она — в Англии…

— Он может приехать в Англию и разыскивать ее, — заметил Джулиан. — В Англию попасть нетрудно, сейчас там полно эмигрантов-французов.

— Пусть только сунется в Англию, будет иметь дело со мной, — зло бросил Тревенан. — Я насквозь проткну шпагой этого ублюдка.

Джулиан, удивленный столь резкой реакцией друга на, казалось бы, безобидный вопрос, медленно поднялся с кровати.

— Ты опять порезался, — спокойно заметил он. — Позволь, я помогу тебе, пока ты окончательно не превратил свою физиономию в кровавый бифштекс.

Не возражая, Росс опустился на край кровати, со вздохом вручая бритву Джулиану. Молодой человек с ловкостью профессионального цирюльника принялся за дело.

— А ты знаешь, Росс, — спустя мгновение Джулиан возобновил разговор, — что твои слова сильно смахивают на речи ревнивого любовника? Да не дергайся ты! — закричал он. — Я чуть нос тебе не отрезал! Ну, ничего страшного… Порез совсем маленький, крови почти нет…

Росс неожиданно схватил Джулиана за руку — тот даже не успел закрыть бритву.

— Давай, Джулиан, поговорим начистоту и разъясним все раз и навсегда. Дело в том, что я обещал деду Тэссы, старику Александру Бопре, оберегать ее даже ценой собственной жизни, и намерен сдержать слово. Вот и все, Джулиан.

Джулиан удивленно вскинул брови.

— И все?.. — недоверчиво повторил он, не спуская внимательного взора с рассерженного друга.

— Ради бога, Джулиан! — Росс вскочил на ноги. — Тэсса Лоример избалованная капризная девчонка. Она доставила мне массу хлопот. Сколько раз я должен это повторять? А я за нее в ответе, черт бы ее побрал!

Он шагнул к зеркалу, висевшему над умывальником, и принялся пристально изучать порезы на своем лице.

— Бифштекс! Кровавый! Ты прав! — пробормотал он, улавливая в зеркале пристальный взгляд Джулиана. — Тэсса Лоример — это… — Он безнадежно махнул рукой.

— Да, да, я знаю! — со всепонимающей улыбкой подтвердил Джулиан, возвращаясь на кровать и передразнивая Росса: — Она — избалованная капризная девчонка… — Но вдруг заговорил серьезно и громко: — Она прежде всего испорченная поклонниками красотка, самовлюбленная и самонадеянная. Разве не это ты собирался мне сказать?

Росс открыл было рот, но вдруг вспомнил, что за три дня изнурительного путешествия Тэсса, как и он, переносила все тяготы пути, но ни разу ни на что не пожаловалась. Он еще тогда с восторгом и уважением подумал, что, видимо, ошибся, приняв ее за маленькую капризулю. Он был к ней несправедлив, но осознание собственной неправоты почему-то еще больше раздражало его. Тогда-то он и сделал вывод, что она назло ему не жалуется и стойко переносит трудности, чтобы продемонстрировать свое пренебрежение и ненависть.

Думая об этом, Росс впервые задался вопросом, возможно ли вообще улучшение их отношений и что нужно сделать для того, чтобы они с Тэссой перестали быть врагами. Ведь во время путешествия были моменты (например, когда она нежно позвала его по имени, словно просила о помощи), когда в его сердце вдруг всколыхнулось теплое чувство к ней.

Губы Росса вздрогнули, когда он вспомнил об этом, но он тут же нахмурился, замечая, что Джулиан с большим интересом наблюдает за ним.

— Что я думаю о ней, неважно, — сказал Росс. — Я отвечаю за нее, и только это имеет значение.

— Как много она знает? — обеспокоенно поинтересовался Джулиан.

— Столько, сколько пока необходимо. Я сопровождаю ее к леди Сэйл, чтобы Тэсса провела в Лондоне светский сезон. — Он говорил и одевался, вынимая из сундука сюртук и панталоны. — Как только мы приедем домой, я все ей объясню.

— А почему не сейчас? — удивился Джулиан.

Росс представил себе Тэссу в состоянии крайнего раздражения, и его слегка передернуло.

— Потому, — ответил он, — что она немедленно сбежит от меня. А в Англии — совсем другое дело. Она не сможет запросто вернуться во Францию. Отсюда же она без колебаний сбежит в Париж. Ты что, какого черта ты смеешься?

Джулиан спрыгнул с постели и обнял друга за плечи.

— Все! Ничего не случилось! Если ты не понимаешь, я не смогу объяснить тебе, — сказал он, как-то по-особому улыбаясь.

Взгляд Росса помрачнел.

— Осторожнее, Джулиан. В этой игре могут принимать участие только два человека, — предупредил он.

— Я не понимаю, что ты имеешь в виду, — смутился Джулиан.

— Неужели не понимаешь? — усмехнулся Росс.

Улыбка исчезла с лица Джулиана.

— Если ты думаешь, что между мной и Салли Тернер что-то есть, то ты ошибаешься, — серьезно произнес он. На этот раз улыбнулся Росс.

— Я ничего не думаю, — заявил он и добавил: — Не пора ли нам присоединиться к нашим дамам?

* * *

Ужинали они в небольшой гостиной. Подавали наваристый овощной суп и тушеного кролика с черным ржаным хлебом. Еду запивали вином, и Росс, часто поглядывая на Тэссу, отметил, что хотя вино и вернуло свежий цвет ее щекам, но в то же время она почти ничего не съела, ковыряя ложкой в тарелке. И все-таки он надеялся, что это обычная усталость, а не нечто серьезное.

Тэсса словно очнулась ото сна, когда Джулиан, поднявшись из-за стола, заявил, что им пора собираться. Она побледнела и с явным волнением спросила:

— Собираться? Куда?!

— В порт, оттуда лодка доставит нас на мою яхту, — ответил Джулиан, проверяя свой пистолет и не обращая внимания на странную реакцию Тэссы. — Одевайтесь потеплее, дамы. Ночью в море бывает очень холодно.

Тэсса пошатнулась и, чтобы не упасть, схватилась обеими руками за край стола.

— Вы собираетесь ночью плыть на лодке?! Разве не лучше дождаться утра?

В ее голосе звучала паника. Первой к Тэссе подошла Салли. Она взяла девушку за руку и мягко ей улыбнулась.

— Ах, Тэсса, дорогая, — сказала она, — я тоже боюсь морских путешествий, особенно ночью, но что поделаешь, иногда необходимо преодолеть страх. Уверяю тебя, это плавание совершенно безопасно, к тому же я все время буду рядом с тобой.

Джулиан, наконец обративший внимание на девушек, весело проговорил:

— Тебе там будет хорошо, Тэсса. На моем судне удобно, как дома. У меня прекрасная яхта, Тэсса. Вот увидишь.

Тэсса едва взглянула на него. Широко раскрытыми глазами она неотрывно смотрела на Росса.

— Отправляйтесь все в порт, а мы с Тэссой вскоре догоним вас, — предложил он. — Встретимся на пристани. Это не займет много времени.

Все от удивления замерли на месте. В комнате воцарилось неловкое молчание, которое попыталась нарушить Салли, но одного взгляда Десмонда хватило, чтобы остановить ее протесты. Вслед за мужчинами Салли вышла из комнаты, бросив Тэссе долгий ободряющий взгляд.

Когда дверь закрылась, Росс тихо спросил:

— В чем дело, Тэсса? Ты боишься? Ты ведь уже переплыла Ла-Манш, когда бежала во Францию, разве нет?

Она облизнула пересохшие губы.

— Но тогда был день… — прошептала девушка.

— На самом деле? — удивился Росс. — Разве контрабандисты промышляют днем?

Тэсса закрыла лицо руками и сдавленным голосом пояснила:

— Я не знаю, как должны вести себя настоящие контрабандисты, но тогда мы шли под видом рыболовного судна Рыбаки забрасывали сети, вытаскивали рыбу… В порт мы вошли вместе с другими такими же судами.

— Да, они действительно вели себя хитро, и им повезло, — согласился Росс. — Но мы не можем подражать им. Яхта Джулиана дожидается нас в море, ночью ее не видно с французского берега, и мы должны попасть на борт до рассвета, в противном случае судно уйдет в Англию без нас. Джулиан сможет вернуться за нами лишь через три дня. Это опасно, Тэсса, и мы должны отплыть этой ночью.

— Вы ничего не понимаете! — вскричала она в панике. — Даже днем вода вселяет в меня ужас, а ночью… — глаза Тэссы безумно блестели, голос срывался, когда она заставляла себя говорить. — Я не могу, Росс. Пожалуйста, не принуждайте меня…

— Почему? — так же мягко, но настойчиво спросил он. — Почему ты боишься воды, Тэсса?

— Не знаю, я сама не знаю… — прошептала она.

Не услышав в ответ ни звука, она поняла, что Росс ей не поверил. Она все еще не могла решиться… До сих пор Тэсса никому не рассказывала о своих страхах, а Росс казался ей последним человеком, которому она хотела бы довериться.

Тем временем он уже направился к двери.

— У нас нет времени, Тэсса… — спокойно напомнил он ей.

— Подождите! — взмолилась девушка, внезапно замечая, как ее пальцы судорожно сжимаются в кулаки и острые ногти впиваются в ладони. От резкой боли она немного пришла в себя и попыталась разжать руки. Смотря на Росса широко раскрытыми глазами, она глубоко вздохнула и заговорила: — В нашей школе была девушка, которая утонула ночью в озере. Ее звали Бэки Феллон. С тех пор я каждую ночь вижу кошмарный сон, будто мы с ней купаемся вместе и вдруг я уже не могу найти ее…

Тэсса обхватила себя руками, стараясь унять сотрясающую ее дрожь.

— Я зову ее и зову, пока совсем не хрипну, а потом принимаюсь звать на помощь. На берегу есть люди, но они уходят, громко смеясь. Я ныряю, пытаясь найти Бэки, и мне кажется, что мои легкие лопнут от нехватки воздуха. Но все, что я достаю со дна, — это лишь водоросли и всякий мусор. А потом и я ухожу под воду, и оказывается, что я тоже тону. Но никто не спешит мне на помощь…

Росс подождал, пока Тэсса выговорится, и, когда она замолчала, спросил:

— А ты знаешь, кто те люди, которые отказались помочь тебе?

Она с сожалением покачала головой.

— Это всегда те, с кем я встречаюсь днем. Сегодня это можете быть вы, Салли и Десмонд. Любой из вас, — с грустью заявила она.

— А что происходит потом? — спросил Росс.

— Потом я просыпаюсь, — устало ответила Тэсса.

— А ты уверена, что это тебе только снилось? — попытался уточнить Росс.

Она вдруг закричала:

— Когда утонула Бэки, меня не было на озере! Клянусь вам, что это правда! Почему никто мне не верит?!

С трудом взяв себя в руки, Тэсса нервно засмеялась.

Потрясенный взрывом ее отчаяния, Росс молчал.

— Простите меня, — тихо отозвалась Тэсса, нарушив неловкую паузу. — Вас это не должно волновать, но я хотела, чтобы вы поняли, почему я не могу пойти с вами.

Он ответил ей спокойно и довольно мягко, однако слова его были неумолимы:

— Если бы я заранее знал о ваших страхах, то совсем иначе организовал бы наше путешествие. Но сейчас у нас нет выбора. Пора идти, Тэсса. Нас ждут.

По суровому выражению его лица она поняла, что никакие слова не заставят его изменить решение. Она лихорадочно думала, как оказать сопротивление: можно, например, громко позвать на помощь, а когда на крик прибежит хозяин гостиницы, попросить у него защиты. Но эту мысль она быстро выкинула из головы. Тэсса не хотела больше подвергать жизнь Росса опасности. Ведь так уже было в Руане. Она хотела только стать свободной.

— Идем! — сказал Росс, раскрывая дверь и пропуская ее вперед.

В коридоре за дверью их дожидался один из грумов. Он вручил Россу плащ Тэссы. Она стояла неподвижно, не сопротивляясь, когда Росс накинул плащ ей на плечи и застегнул пуговицу под подбородком.

— Хорошая девочка, — сказал он, улыбнувшись.

Ей захотелось плюнуть в это красивое лицо, но неожиданный порыв злобы тут же превратился в полное безразличие и апатию. Она поделилась с ним тем, что камнем лежало у нее на душе уже много лет, она доверилась ему, как еще никому в жизни, но он лишь посмеялся над ней. Гордо вскинув голову и выпрямившись во весь рост, Тэсса вслед за грумом стала спускаться по лестнице.

На пристани все уже заняли места в открытой лодке. Тэсса, сжав зубы, перешагнула через борт. Заботливые руки друзей подхватили ее и сразу же передали в сильные объятия Росса Тревенана, следом ступившего в лодку. Он провел ее к скамье на носу и сел рядом, потеснив Тэссу в самый угол.

Все сидели молча, опасаясь привлечь внимание береговой охраны. Весла бесшумно погрузились в воду, и лодка отчалила от причала, легко скользя по водной глади. Тэсса смотрела перед собой, собирая остатки воли, чтобы справиться с охватывающей ее паникой. На лбу у нее выступила испарина, она стала задыхаться. Росс, обняв ее за плечи и прижав к себе, почувствовал, как Тэссу бьет мелкая дрожь.

— На яхте тебе станет лучше, — с сочувствием прошептал он. — И я здесь, Тэсса. Я не позволю причинить тебе зла.

Она не смогла ответить ему презрением. Кошмар со всех сторон надвигался на нее. Тэсса словно наяву ощущала обволакивающую ее липкую слизь со дня озера, слышала, как билась в воде Бэки. Тэсса едва сдержалась, чтобы не выкрикнуть ее имя. В ушах стоял гул, глаза заволакивал туман. Она мертвой хваткой вцепилась в борт лодки и еще во что-то мягкое, что показалось ей надежной опорой, способной удержать ее на поверхности.

Росс даже не дрогнул, когда острые ногти впились ему в руку. Он лишь сильнее обнял Тэссу и крепче прижал ее к своей широкой груди. Во мраке ночи он не видел ее лица, но чувствовал, как вся она напряглась и как по телу ее волнами прокатывалась дрожь. До сих пор он не представлял себе глубины терзавшего ее ужаса и сейчас проклинал себя за невнимание к ней и за свою бессердечность.

Когда лодка подплыла к яхте, Джулиан быстро вскарабкался по веревочному трапу и наклонился, чтобы помочь Тэссе и Россу подняться на борт. Хотя за все время короткого плавания не было произнесено ни слова, всем стало ясно, что с Тэссой что-то творится. Росс, вслед за девушкой поднявшийся на палубу, подхватил ее на руки и понес в каюту.

Она не потеряла сознания, но пребывала в глубоком шоке. Сердце Тэссы еле билось, когда Росс осторожно укладывал девушку на кровать в личной каюте Джулиана. В неярком свете маленького ночника ее лицо казалось мертвенно-бледным. Не на шутку обеспокоенный, Росс схватил с полки стакан и наполнил его бренди, бутылку которого Джулиан всегда держал в стенном шкафу в своей каюте. Приподняв голову Тэссы, он заставил девушку проглотить обжигающий напиток.

Она поперхнулась и оттолкнула руку со стаканом.

— Нет, нет, — слабо противилась она.

— Выпей, выпей еще, — настаивал Росс. — Только чуть-чуть, один глоточек, и тебе станет лучше.

У нее не было выбора, и Тэсса подчинилась. Давясь, она осушила стакан до дна. Только тогда Росс опустил ее на подушки. Довольно долго она лежала неподвижно, не открывая глаз, но постепенно ее дыхание выровнялось, и Росс решил, что Тэсса уснула.

Невероятным усилием воли заставив себя поднять тяжелые веки, сквозь плывущий перед глазами туман Тэсса различила склоненное над ней бледное как мел, встревоженное лицо Росса. Он пытался улыбнуться ей, но улыбка получилась жалкой.

— Здесь все как в любой спальне, — тихо сказал он, рукой указывая на комнату, в которой она находилась. — Погляди, здесь совсем как дома.

Тэсса так и не смогла улыбнуться в ответ.

— Не оставляйте меня, — шепотом попросила она.

Он взял ее за руку.

— И не подумаю, — заверил он ее.

С легким вздохом она повернулась к стенке, а Росс, присев на краешек постели, не спускал с нее встревоженного взгляда. Время от времени он наклонялся над ней и поправлял завитки длинных золотисто-рыжих волос, падавшие ей на лоб и щеки.

Именно в такой момент застал его Джулиан, спустившийся в каюту после того, как яхта благополучно взяла курс на Англию. Росс, приложив палец к губам, вытолкал Джулиана в коридор и вышел за ним, оставляя открытой дверь в каюту.

— Мы на пути в Англию, и погони за нами нет, — сообщил Джулиан довольным тоном. — А как она?

— Уснула, — ответил Росс.

— Что с ней случилось? — спросил Джулиан, вглядываясь в испуганное лицо друга.

— Она панически боится воды, — шепотом пояснил Тревенан.

Джулиан бросил взгляд на спящую Тэссу.

— Как Касси… — тихо проговорил он. — Значит, она находилась там, когда утонула Бэки Феллон…

— Я почти уверен в этом, — кивнул Росс. — Однако сама она искренне считает, что не была той ночью на берегу озера. Ей снятся кошмары, в которых она пытается спасти Бэки, но даже сама перед собой боится признать, что все это случилось на самом деле. Она заставила себя забыть о трагедии, и лишь в ночном кошмаре действительность возвращается к ней.

Джулиан тихонько присвистнул:

— В таком случае она не сможет ничего рассказать нам.

— Возможно, со временем, когда память вернется к ней, она нам поведает правду о трагедии на озере во Флитвуд-Холле, — с надеждой в голосе произнес Росс.

Скрип пружин кровати заставил их замолчать.

— Росс? — послышался голос Тэссы.

— Я здесь, — откликнулся Тревенан, немедленно возвращаясь в каюту и закрывая дверь перед носом своего ближайшего друга, лишая того возможности попасть в собственные апартаменты.

Подойдя к кровати, Росс увидел, что Тэсса все еще не проснулась. Он положил ладонь ей на лоб, и она успокоилась. Однако стоило ему отвернуться, как она вновь беспокойно задвигалась под одеялом. В конце концов, оставив все приличия, Росс прилег рядом с ней. Уставший, он вскоре задремал, но так же быстро очнулся, чувствуя, как Тэсса прижимается к нему. Ее губы оказались так близко, что он не удержался и поцеловал ее.

Губы ответили поцелуем на поцелуй, а маленький рот призывно приоткрылся. Россу захотелось проникнуть глубже в теплую и сладкую нежность ее рта, но разум и на этот раз взял верх над зовом плоти. С Тэссой следует быть крайне осторожным, напомнил себе Росс, не то можно вдруг обнаружить, что ты влюблен, и тогда придется жениться на ней, а этого Россу хотелось меньше всего на свете. Тэсса была из тех женщин, которые требуют, чтобы сердце мужчины принадлежало им безраздельно. Но у него уже не было сердца, которое он мог отдать ей.

Она была мягкая, теплая, желанная и… желающая. Сквозь зубы шепча проклятия, Росс высвободился из ее объятий и соскочил с кровати. Судя по тому, как нежно она его обнимала, ей, видимо, снилось, что ее целует Поль Мармо…

Она тихонько вздохнула и шепотом произнесла имя, имя Росса. Спустя мгновение она довольно громко захрапела.

Будь проклята эта женщина! Все тело Росса пылало, а она даже не проснулась, когда он целовал ее. И что удивительно — даже храп не вызвал у него отвращения. Будь она проклята!

Невольно улыбаясь, он поправил сбившееся одеяло и, завернувшись в свой плащ, растянулся на жестком полу.

* * *

Тэсса проснулась с криком. Сердце бешено колотилось, кожа была липкой от пота. Она снова видела тот сон. Он всегда начинался счастливо, с ней была Нэн, они выходили из старой часовни; это должно было быть одно из их обычных полночных приключений. Но все опять за кончилось трагедией на озере — как, впрочем, заканчива лось всегда.

Когда Тэсса училась в Академии мисс Олифант, Нэн Робертс была ее ближайшей подругой. Однако до недавнего времени Тэсса почти никогда не вспоминала о ней. А теперь ей вдруг приснился сон про Нэн, и прежний кошмар вернулся, чтобы преследовать ее и наяву.

Вздохнув, она повернулась на бок. Яркий солнечный свет лился в каюту сквозь иллюминатор. Пока Тэсса еще не понимала, где находится, и лежала спокойно, глядя на это странное круглое окно. Вдруг что-то зашевелилось в глубине ее сознания. Росс Тревенан поцеловал ее, а она… Она хотела, чтобы он снова сделал это…

Как отвратительно!

Тэсса вдруг вспомнила все и приподнялась в постели. Убедившись, что в каюте никого нет, она вздохнула с облегчением. В глубине сознания сохранились смутные воспоминания о том, как она просила Росса не оставлять ее, и у нее появилась надежда, что, возможно, и поцелуй был лишь частью ее сна.

Выйдя на палубу, она увидела их всех на носу судна. Они смотрели в сторону Англии. Первым Тэссу заметил Росс и подошел к ней. Ей вдруг стало неловко, но выражение его лица было насмешливым и чуть язвительным, как обычно, и она успокоилась.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он.

Тэсса посмотрела на неспокойную поверхность моря, ожидая, что сейчас появится обычный страх, но ничего не случилось. Она с радостью ощутила, что дышит легко, и глубоко вдохнула свежий морской воздух. Она чувствовала, как палуба мягко ходит под ногами, и слышала хриплые крики чаек. Она не испытывала ни малейшего страха, она ничего не боялась.

Росс улыбнулся ей, и Тэсса ответила ослепительной улыбкой, прежде чем успела вспомнить, что он — ее заклятый враг.

— А как, по-вашему, я могу себя чувствовать? — огрызнулась она, и улыбка исчезла. — У меня жутко болит голова от бренди, который вы силой влили мне в рот. Я не вижу повода для радости.

— Да, ты права, — ответил он, но с его лица улыбка не исчезла.

Вскинув голову, Тэсса направилась к Салли.

— Посмотри, — сказала Салли, указывая рукой вперед. — Мы почти на родине.

Белые скалы Дувра величественно возвышались прямо перед ними.

— Англия, — вымолвила Тэсса, и все яркие краски этого дня сразу померкли для нее.

9

Вдову лорда Сэйла снедала тревога, которую она тщательно скрывала от своих гостей. Она приехала в Лондон, чтобы подготовить дом к приезду внука. Росс должен был вернуться из Франции вместе с мисс Лоример еще три дня тому назад. Всю прошлую неделю в Дувре его дожидался экипаж с кучером. Но Росс не подавал о себе никаких вестей, и леди Сэйл попросила своего лучшего друга Джорджа Нэсби отправиться в Дувр и попытаться разузнать что-нибудь на месте. Она не была уверена, что Росс одобрит ее поступок, но другого выхода у нее не было. Она знала Джорджа уже более пятидесяти лет и всецело доверяла ему.

Леди Сэйл делала все, что было в ее силах, чтобы скрыть от любопытных знакомых местонахождение Росса. Вокруг сновало множество французских шпионов, и хватило бы одного неосторожного слова, чтобы ее внук и мисс Лоример попали в беду. Когда ее спрашивали о Россе, она всегда отвечала, что он путешествует по Европе и вот-вот вернется вместе со своей подопечной.

Первым навестил ее в этот день шурин Росса виконт Ларри Пелхем. Он доводился Касси сводным братом и потому считался членом семьи. Пелхем был добродушным молодым человеком, которого все любили, — и леди Сэйл тоже. Но он частенько выводил Росса из себя, потому что совершенно не умел жить по средствам. Росс был опекуном Ларри, который то и дело обращался к Россу за деньгами. Долги, впрочем, он отдавал вовремя.

В этот день ей также нанесла визит миссис Аманда Чалмерс, которая приехала в сопровождении своего двоюродного брата Бертрама Гиббона. Их обоих приняли только потому, что они вошли в дверь буквально следом за Пелхемом. Леди Сэйл попросту не успела сказать слугам, что ее ни для кого нет дома.

И вот теперь вдова, рассеянно прихлебывая чай, наблюдала за тем, как Аманда флиртует с Ларри. Из этого не могло выйти ничего путного, и леди Сэйл не очень радовалась данному обстоятельству. Ларри нравился ей, и она надеялась, что со временем на нем остановит свой выбор какая-нибудь достойная особа. А Аманда никогда не была ей по сердцу. Вдобавок эта женщина имела определенные виды на Росса.

Существовало множество причин, по которым Аманда внушала леди Сэйл неприязнь, и одной из них была та, что вдове не нравилось выражение ее лица. Росс всегда смеялся над бабушкиным убеждением в том, что о человеке можно судить по его лицу, но леди Сэйл твердо стояла на своем, уверяя, что физиогномика — это настоящая наука, позволяющая прекрасно разбираться в людях.

Красота Аманды всегда казалась пожилой даме слишком холодной. Ее зеленые глаза были большими и блестящими, но иногда они неожиданно сужались и в них загорался жадный огонек. Веснушки нисколько не портили ее, а прическа выглядела безукоризненно при любой погоде. Но привлекательная внешность не могла обмануть леди Сэйл, которая упорно продолжала считать Аманду созданием хитрым и корыстолюбивым. Все, что она знала об этой женщине, только подкрепляло ее убеждение в собственной правоте.

Когда-то Аманда Чалмерс увлеченно делала политическую карьеру своему мужу. Беднягу Фредди занимали только лошади и собаки, и он был бы счастлив, если бы жена оставила его в покое и позволила наслаждаться уединенной жизнью в загородном доме, но Аманду это не устраивало. Ей хотелось быть светской львицей, хотелось обзавестись собственным салоном — и она добилась своего, записав в друзья даже принца Уэльского. Однако она понимала, что выйти за принца ей вряд ли удастся, и потому обратила свои взоры в сторону Росса.

В комнате неожиданно повисло молчание. Аманда первая прервала его. Она поглядела на хозяйку и негромко произнесла:

— Я слышала, в Лондоне вот-вот появится ваша крестница. По-моему, я ни разу не имела удовольствия видеть ее.

Грядущий визит Тэссы давно уже не был ни для кого секретом. По совету Росса леди Сэйл рассказала о приезде девушки нескольким своим закадычным друзьям, и весть быстро разнеслась по городу. Но старая дама не была уверена, что ее внук и Тэсса уже покинули пределы Франции, и потому решила проявить осторожность. Она сказала, что Тэсса вовсе не ее крестница, а подопечная Росса.

Леди Сэйл поведала гостям ту же историю, что рассказывал ей внук, опустив, разумеется, множество пикантных подробностей о похождениях юной особы. Она изложила только суть дела, заключавшуюся в том, что Росс был близким другом деда Тэссы, который и попросил молодого англичанина позаботиться о девушке.

— Насколько мне известно, — заключила леди Сэйл, — Тэсса никогда не бывала в Лондоне, так что вы действительно не могли встречаться с ней.

Пожилая дама еле заметно усмехнулась. «Как странно, — подумала она, — что вездесущая и всезнающая Аманда на этот раз не в курсе истинного положения дел. Как бы она стала ревновать Росса, если бы услышала хотя бы про малую толику приключений Тэссы. А то ведь, наверное, представляет себе этакую простушку, неуклюжую и робкую».

— Вы говорите, Тэсса Лоример? — спросил Бертрам Гиббон, тщательно протирая белоснежным носовым платком свой лорнет [3]. Ему было чуть за тридцать, и на висках его светло-каштановые волосы заметно поредели. Он был превосходно сложен: его атлетической фигуре мог позавидовать любой юноша.

Леди Сэйл не любила Бертрама так же, как и его кузину. Она слышала, что этот человек дурно обращается со своей женой. Вдобавок леди Сэйл внимательно изучила его лицо, и оно совершенно не внушало ей доверия.

— Лоример? — еще раз повторил Бертрам. — Она принадлежит к семейству Лоримеров из Норфолка? Когда-то я знавал адмирала Лоримера.

— Нет, она из сассекских Лоримеров, — ответила достопочтенная вдова.

— По-моему, я ни разу не встречался ни с одним из них, — задумчиво протянул Бертрам.

«Вот и отлично», — подумала леди Сэйл. Росс строго-настрого запретил ей посвящать посторонних в родословную Тэссы, потому что девушка уже успела испортить себе репутацию. Впрочем, Росс полагал, что его подопечная встала на путь исправления, который и пройдет до конца, ведомая твердой рукой.

— Если я не ошибаюсь, — произнесла она вслух, — ее отец был морским офицером, а дед — банкиром, — Вы хотите сказать, тетушка Эмма, что девушка — завидная невеста? — обрадованно предположил Ларри.

Леди Сэйл ласково посмотрела на виконта Пелхема и с улыбкой ответила:

— Если бы даже так оно и было, тебе, мой милый, я бы сказала об этом последнему.

Задай такой вопрос кто-нибудь другой, а не Ларри, он прозвучал бы грубо и прямолинейно, но юноше можно было простить многое. Да, он не скрывал того, что охотится за состоянием и что женится только на богатой, но он был еще так молод и так неопытен в житейских делах! Никто не принимал его пока всерьез — если, конечно, не считать Росса.

Ларри подошел к буфету и по-хозяйски уверенно наполнил два бокала — свой и Бертрама — шерри. Сделав глоток, он повернулся к леди Сэйл и капризно сказал:

— Пожалуйста, не нужно скрывать от меня имена состоятельных невест. Вдруг какая-нибудь из них захочет сделаться женой простого виконта.

— А как же мисс Фэйрчайлд? — спросила вдова. Она имела в виду очередную наследницу, за которой Ларри охотился весь сезон.

Молодой человек пожал плечами и беззаботно ответил:

— А разве вы не слышали? Ее отец подыскал ей жениха. Через несколько месяцев она выходит за старого Донкастера.

— Как, за графа Донкастера? — переспросила леди Сэйл.

— Да, да, именно за него, — подтвердил Ларри.

Тут в разговор вступил Бертрам.

— Скажите, Ларри, — с улыбкой поинтересовался он, — а разве вы не ухаживаете теперь за мисс Симпсон? Мне говорили, вы произвели на нее весьма выгодное впечатление.

— Мне не привыкать производить выгодное впечатление на девиц, — уныло отозвался Ларри. — Да что в этом проку? Вот если бы я нравился еще и их богатым папашам!..

Он скорчил забавную гримасу, и все рассмеялись.

Аманда, которой давно не терпелось выяснить кое-что о Россе, наконец-то дождалась подходящего момента.

— По городу ходят разные слухи, — начала она, внимательно глядя на пожилую даму. — Весь свет судачит о путешествии вашего внука. Некоторые утверждают, что он сейчас в Ирландии, другие уверяют, что своими глазами видели его в Корнуэлле. Единственное, что нам известно наверняка, так это то, что три месяца назад он внезапно покинул бал, который давала леди Брюстер, и уехал из Лондона. Леди Сэйл, пожалуйста, расскажите нам, где именно сейчас Росс. Я думаю, вы удовлетворите не только мое любопытство.

Леди Сэйл готова была ответить Аманде затверженными наизусть словами, которые подсказал ей Росс, но, к счастью, виконт как раз решил удалиться. Хозяйка извинилась и вышла вместе с ним.

— Мне очень жаль, что так получилось с мисс Фэйрчайлд, — серьезно сказала пожилая дама, когда они приблизились к лестнице.

В глазах юноши заплясали веселые огоньки.

— Неужели? — спросил он. — А по-моему, вы не раз бранили внешность мисс Фэйрчайлд. Кажется, вам не нравился ее нос…

— Негодный мальчишка! — в сердцах воскликнула пожилая дама. — Ты и Росс — вы оба готовы вечно высмеивать меня. Да, я полагаю, что нос этой девицы говорит о ее глупости и плохом характере. Я изучила множество лиц и редко ошибаюсь, когда выношу о человеке то или иное суждение.

Ларри улыбнулся.

— Хотел бы я услышать, что вы думаете обо мне!

Леди Сэйл приложила палец к губам и прошептала:

— Тсс! Пускай это останется моей тайной. — И, засмеявшись, продолжала: — Но я совсем не об этом хотела говорить с тобой, мой мальчик…

Ларри зарделся и опустил голову.

— Тетя Эмма, я понимаю, что должен вам очень много денег, но вынужден опять просить у вас отсрочки, — опустив глаза, сказал он. — Мне никак не удается взять за моих лошадей хорошую цену…

Леди Сэйл выпрямилась и гневно перебила его:

— Терпеть не могу, когда кто-нибудь пытается закончить за меня фразу. Я хотела лишь сказать, — добавила она мягко, — что ты всегда можешь положиться на меня, Ларри. Всегда, понимаешь?

Ларри поцеловал ей руку со словами:

— Тетушка, вы настоящее сокровище. Но мои дела не так плохи, как вы, быть может, думаете. Я приехал к вам вовсе не для того, чтобы просить взаймы. Просто мне хотелось повидать Росса. Вы не знаете, когда его ждать?

Голос пожилой дамы выдал ее волнение.

— Я надеялась, что он вернется три дня тому назад.

Тут она заметила в глазах юноши любопытство и твердо добавила:

— Наверное, он решил задержаться еще на неделю.

Виконт уехал, а она продолжала стоять возле лестницы, размышляя о нем. Она подозревала, что Ларри был безнадежно влюблен в Касси. Видимо, ее смерть так потрясла юношу, что он никак не может остановить свой выбор на какой-нибудь девушке, — ибо, сам того не понимая, ищет ту, что напоминала бы ему о Касси. Тут она опять подумала о Россе и о том, где он сейчас и чем занимается.

* * *

А Росс в эту минуту находился в пяти минутах езды от собственного дома. Они с Тэссой только что проводили Тернеров, которые жили на Вигмор-стрит, и теперь экипаж вез их домой. Джулиан остался у Тернеров, решив обсудить с Десмондом какие-то срочные дела.

Тэсса была очень раздосадована, когда узнала, что Росс доводится внуком леди Сэйл. Открыл же ей этот секрет простодушный полковник Нэсби, который поджидал путников в дуврской гостинице.

— Росс, — воскликнул он, — наконец-то! Ваша бабушка перепугана до смерти. Ведь леди Сэйл полагала, что вы приедете еще несколько дней назад…

Росс не очень удивился при виде полковника. Нэсби и леди Сэйл были так близки и откровенны друг с другом, что когда-то Россу даже казалось, что они любовники. Правда, старый полковник был совершенно лыс и мало походил на страстного обожателя, да и лет ему было немало — около семидесяти.

Одно Россу было известно наверняка. Его бабушка всегда относилась к Джорджу Нэсби с большой теплотой и признательностью и требовала того же от своего внука.

Разумеется, он пригласил полковника позавтракать с ними, и за трапезой Тэсса выпытала у старика все, что она хотела бы знать о Россе — то есть о лорде Сэйле. Ее спутники, обменявшись многозначительными взглядами, ели молча; они понимали, что Тэсса при первом же удобном случае набросится на них с упреками.

Они распростились с Нэсби перед гостиницей. Девушка расточала любезные улыбки и мило шутила — но лишь до тех пор, пока не оказалась в экипаже. Там ее лицо словно окаменело, и она замкнулась в презрительном молчании. Джулиан пытался объяснить ей, что Росс просто вынужден был скрывать свое настоящее имя, но Тэсса, казалось, не слушала его. До Лондона они добирались четыре часа, и за все это время она не произнесла ни единого слова.

— Тэсса, — сказал Росс, — неужели вы не понимаете, что у нас не было другого выхода? Если бы французы проведали, что двое английских дворян намереваются покинуть их страну, они все перевернули бы вверх дном, но отыскали бы нас. Клянусь, в гостинице я собирался открыть вам всю правду, и не моя вина, что этот старый болтун опередил меня!

— А мне полковник Нэсби показался достойным всяческого уважения пожилым джентльменом, — заявила Тэсса.

— Господи, конечно же, вы правы, и он именно таков. Дело не в этом. Говорю же вам, что…

Девушка коротко взглянула на него, и он осекся. Росс понимал, отчего так расстроена его спутница. Она рассчитывала никогда больше не видеться со своим назойливым провожатым, но он, на беду, оказался внуком леди Сэйл, избежать встречи с которой ей, разумеется, не удастся.

— Тэсса… — опять начал он.

— Знали ли об этом Салли и Десмонд? — невежливо перебила его девушка.

— Знали о чем? — непонимающе переспросил Росс.

— О том, кто такие на самом деле вы и Джулиан? — уточнила Тэсса.

— Они обещали сохранить все в тайне. Пожалуйста, не осуждайте Салли за то, что она скрыла от вас правду, — попросил Росс. — Она совсем было собралась все рассказать вам, но я отговорил ее.

— А вам не пришло в голову, что я тоже сберегла бы вашу тайну, если бы вы попросили меня об этом?

Тэсса внимательно взглянула на него и улыбнулась одними уголками рта.

— Откровенно говоря, не пришло, — честно признался Росс.

Девушка презрительно дернула плечом и отвернулась к окну. Она догадывалась, какого мнения был о ней Росс. Немудрено, что он даже не подумал о том, чтобы довериться ей. А ведь если бы он дал себе труд получше узнать ее, он бы понял, что Тэсса Лоример всегда держит свое слово.

Росс опять обратился к ней, и было в его тоне нечто такое, что заставило Тэссу отвлечься от созерцания придорожных пейзажей.

— Мы уже в Англии, — медленно проговорил Росс, — и я должен сообщить вам одну важную вещь.

— Я слушаю, — серьезно ответила Тэсса.

— Видите ли… — Лорд Сэйл помедлил, а потом веско произнес: — Вам придется примириться с тем, что я на некоторое время займу подле вас место вашего деда.

— Я не понимаю… — растерялась Тэсса.

— Это означает, что я буду ответствен за каждый ваш безрассудный поступок, — пояснил Росс.

— Но почему?! — воскликнула она. — Вы же совершенно посторонний человек!

— Позвольте мне объясниться, — серьезно произнес он. — С недавних пор я ваш опекун, а вы — моя подопечная.

— Ваша подопечная? — Девушка изумленно поглядела на своего спутника. — Но мой дедушка ни о чем не предупредил меня!

— Я обещал ему позаботиться о вас, — заявил Росс.

— Мне вовсе не нужен опекун, а если бы он вдруг и понадобился, то вас бы я выбрала в последнюю очередь! — возмутилась Тэсса.

— Ваше мнение на этот счет меня совершенно не волнует, — резко отозвался Росс. — Осторожнее, Тэсса! Не забывайтесь! Отныне вы обязаны повиноваться мне, потому что я за вас в ответе. — Девушка молча смотрела на него, и он смягчил тон: — Послушайте, Тэсса, я благоразумный человек, поверьте. Если вы станете вести себя подобающим образом, мы прекрасно поладим.

Но Тэсса вовсе не собиралась смириться со своей судьбой. Подумать только! Ее будет опекать человек, который с утра до вечера твердил деду, что она смеется слишком громко, одевается вызывающе, а денег тратит слишком много! Нет, нельзя позволить ему сломать ей жизнь!

Ее душил гнев. Приглушенным голосом она сказала:

— Я подам на вас в суд. Вам никогда не быть моим опекуном…

— Вы только выставите себя на посмешище, вот и все. У меня есть бумага, в которой ваш дедушка просит меня опекать вас.

Его слова явились для девушки полной неожиданностью. Господи, почему дед ничего не сказал ей? Почему скрыл это свое решение? Может быть, наглец как-то запугал его?

— Объясните, — горячо воскликнула она, — что за игру вы ведете?

— Пожалуйста, — сдержанно попросил Росс, — не продолжайте.

— Вы обманули нас, вы втерлись в доверие к дедушке, выдавая себя за американца! — вскричала Тэсса.

Серые глаза лорда Сэйла потемнели от ярости. Он глухо проговорил:

— Я никогда не обманывал вашего деда. Мы были полностью откровенны друг с другом. Он всецело доверял мне.

— Вы лжете! — возмущалась Тэсса. — Не может быть, чтобы дедушка скрывал от меня правду. Он знал, что я никогда бы не согласилась отправиться в Англию и поселиться в вашем доме как ваша подопечная!

— Александр знал вас куда лучше, чем вам кажется, — спокойно возразил Росс. — Он многажды пытался наставить вас на путь истинный, но вы не слушали его увещеваний. Старик не был уверен в том, что вы не натворите каких-нибудь глупостей. Да вы и сами сейчас понимаете, что я имею в виду.

Она молча отвернулась и принялась глядеть в окно кареты. Да, в его словах была истина. Тэсса давно чувствовала, что дедушка относится к Тревенану не так, как следовало бы относиться к обычному секретарю. И все-таки обидно, что ей не решились доверить тайну…

Подступившие слезы щипали глаза, и она часто моргала, чтобы не расплакаться.

Росс наклонился к ней и взял ее руки в свои.

— Послушайте, — сказал он мягко. — Не надо так переживать. Ваш дедушка очень любит вас и, конечно, ни за что не доверил бы вашей судьбы человеку, который вызвал бы у него малейшие подозрения. В Лондоне вам не придется скучать. Моя бабушка, леди Сэйл, введет вас в высшее общество.

Тэсса взглянула на сильные мужские пальцы, сжимавшие ее запястья.

— Вы делаете мне больно, — сказала она дрожащим голосом.

— Тэсса, посмотри на меня! — велел он.

Но, когда Росс увидел ее глаза, полные слез, он позабыл, что хотел сказать. Она страдала! Господи, она страдала… причем по его вине. Вид ее мучений был невыносим для него.

— Тэсса, — проговорил он хрипло. — Тэсса…

Она отвернулась и еле слышно повторила:

— Вы же делаете мне больно.

Он отпустил ее руки и откинулся на спинку сиденья — так, словно отступил от края пропасти, куда уже готов был упасть. Ее пальцы дрожали, и она крепко схватилась за край полости, закрывавшей ей ноги, чтобы он не заметил этой дрожи. Она была потрясена до глубины души. Была минута, когда Тэссе показалось, что ее вот-вот поцелуют. Однако нет, этого не произошло. Она все себе напридумывала. Никогда, никогда Росс не обратит на нее внимания! Он относится к ней точно к тяжкой ноше, которую ему навязали. Ей следовало помнить об этом и не рисовать в своем воображении упоительных картин.

— Вот мы и приехали, — сказал Росс.

Тэсса выглянула в окно. Экипаж как раз миновал огромную зеленую лужайку с купами старых деревьев, что она посчитала Гайд-парком, и повернул в сторону Кенсингтона. Затем перед ее глазами возникла узорная чугунная ограда, а за ней — деревья, кусты и, наконец, дом. Это было старинное здание красного кирпича с двумя боковыми флигелями, образовавшими западное и восточное крыло сооружения, которые, как подумала Тэсса, не слишком-то сочетались с самим домом.

— Это Сэйл-хауз, — пояснил Росс. — Мы живем тут, когда бываем в Лондоне. Он достался нашей семье в семнадцатом веке, и с тех пор его беспрестанно благоустраивают. Гринвей, мое поместье и усадьба в Оксфордшире, совсем другой. Там мы проведем Рождество.

Когда экипаж остановился у парадного подъезда, Росс первым покинул его и подал Тэссе руку, на которую она и оперлась. Перед домом стояла еще одна карета, и молодой англичанин слегка нахмурился, когда узнал ее. Поддерживая Тэссу под локоть, он помог девушке подняться по ступенькам и взялся за дверной молоток. Им открыл облаченный в ливрею швейцар, и путники вошли в мрачный, отделанный мореным дубом холл, со стен которого неприветливо взирали портреты каких-то старомодно одетых персон.

Сердце Тэссы билось, словно птичка в клетке. Во рту у нее пересохло, ноги стали ватными. Она вспомнила, как когда-то давно, еще совсем маленькой девочкой, ее после смерти матери привезли к Бисли. Тогда она чувствовала себя так же.

— Бабушка! — окликнул Росс и тут же понял, что обознался. — Аманда! Бертрам! — громко произнес он. — Значит, это все-таки ваш экипаж стоит у подъезда.

Тэсса замерла на месте, поймав на себе молниеносный взгляд молодой женщины. Этот взгляд был подобен удару хлыста — такая насмешка в нем сквозила. Женщина, названная Россом Амандой, сошла, казалось, с картинки журнала мод, и Тэссе стало стыдно за свой дорожный наряд, который, как ей вдруг подумалось, годен лишь для того, чтобы отпугивать ворон.

— Здравствуйте, Росс, — сказала Аманда, подходя к хозяину дома и протягивая ему руку. — А мы навещали вашу бабушку.

Он прикоснулся к ее руке губами.

— Что же привело вас в Лондон? Я был уверен, что вы останетесь в Хенли до самого Рождества.

В ответ Аманда лукаво улыбнулась.

— А мы были уверены, что вы присоединитесь к нам на одной из охот.

Тэсса почувствовала неладное. Женщина напомнила ей Соланж Гери, прекрасную куртизанку, которую Росс однажды на ее глазах целовал в Пале-Рояле. Конечно, Аманда принадлежала к высшему свету, но ее улыбка ясно сказала Тэссе, что они с Россом — любовники.

— Я был бы счастлив, если бы мне это удалось, — ответил Росс, — но мою подопечную следовало сопроводить в Лондон. — Тут он повернулся к девушке со словами: — Тэсса, подойдите поближе. Я представлю вас миссис Чалмерс и ее кузену мистеру Гиббону.

Тэсса закусила губу от обиды. «Неужели он полагает, что я все еще ребенок, которого следует учить держаться в обществе?» — подумала она. Выдавив улыбку, Тэсса шагнула вперед и присела в реверансе.

— Какое прелестное дитя! — воскликнула миссис Чалмерс, по-прежнему не сводя глаз с Росса. — Не будем вам мешать. Ведь вы наверняка нуждаетесь в отдыхе. Но все-таки — где вы пропадали последние несколько недель?

— Я был во Франции, — отозвался Росс. Теперь они с Тэссой были в безопасности, и нужда таиться отпала. — Мисс Лоример — внучка моего близкого друга. Он попросил, чтобы девушка пожила в Англии, пока во Франции все не образуется.

Тэсса с трудом сдерживалась, чтобы не закричать и не затопать ногами. Какое унижение! Он попросту не замечает ее, говорит о ней так, будто она бог весть как далеко отсюда! Но воспитание брало свое, и Тэсса стояла неподвижно, вежливо улыбаясь гостям.

Мистер Гиббон посмотрел на нее в свой лорнет, и девушка, благодарная хотя бы за этот незначительный знак внимания, улыбнулась чуть шире.

— Тэсса!

Она обернулась и увидела, что Росс смотрит на нее серьезно и даже чуть сурово.

— Пойдемте, Тэсса. Леди Сэйл ждет нас наверху, — сказал он.

Тут возникла некоторая заминка, потому что Аманда попыталась расспросить Росса о Франции. Тот, однако, повко уклонился от беседы, объяснив, что они скоро увидятся, и повел Тэссу к лестнице.

Несколько мгновений спустя он глухо произнес:

— Я не терплю флирта, к тому же в моем собственном номе.

— Скажите об этом миссис Чалмерс, — гордо возразила она и отвернулась.

Он сказал что-то еще, чего она не расслышала, потому что все ее мысли были сейчас поглощены предстоящей встречей с леди Сэйл. Девушке отчего-то очень хотелось произвести на нее хорошее впечатление.

— Бабушка! — воскликнул Росс, войдя в гостиную.

Дама, поднявшаяся им навстречу, настолько походила на собственного внука, что у Тэссы упало сердце. А она-то надеялась найти в леди Сэйл союзницу или хотя бы родственную душу!

Тэссу уже второй раз за последние четверть часа оглядели с ног до головы — только на этот раз приветливо и доброжелательно.

— Бабушка! — укоризненно произнес Росс.

Но старая дама только отмахнулась, продолжая внимательно вглядываться в лицо Тэссы. В горле у девушки опять пересохло. Эти мудрые глаза смотрели, казалось, на самое дно ее души, и Тэссе захотелось спрятаться или хотя бы закрыть лицо руками. Но тут леди Сэйл улыбнулась, и девушка вздохнула с облегчением.

— А у нее волевое лицо, — сказала вдова. — И оно излучает благожелательность. Но прежде всего у этой девушки нежное сердце. Готова спорить, моя милая, — обратилась она к Тэссе, — что в детстве на вашу долю выпало немало несправедливостей, и вы потеряли многих друзей. Я права, Тэсса?

— Но как вы это узнали? — изумленно прошептала девушка.

Ей ответил Росс.

— Я совсем забыл вас предупредить, — сказал он, улыбаясь, — что моя бабушка немножко колдунья.

После этого он повернулся к старой даме и нежно обнял ее.

На этом формальное знакомство и окончилось. Вдова положила руку Тэссе на плечо, предложила внуку отправляться к себе и подвела гостью к покойным креслам у камина, где, как она объяснила, им никто не помешает болтать.

Оглянувшись, Тэсса обнаружила, что Росс стоит возле двери, скрестив руки на груди, и загадочно усмехается, глядя на обеих женщин.

* * *

— Сохо-сквер, — сказал Бертрам кучеру после того, как занял место в экипаже подле своей кузины.

— Сохо-сквер? Но почему? — спросила Аманда.

— Мой ответ вам наверняка не понравится, — вяло улыбнулся ей Бертрам.

Она пристально взглянула на него, вскинув брови. Значит, опять дорогой бордель? И что такого приятного находят мужчины в постельных развлечениях? Она, Аманда, всегда считала, что до спальни дело лучше не доводить, но, к сожалению, карьера Фредди требовала от нее самоотверженных поступков, и Аманда прекрасно знала, как доставить мужчинам удовольствие. Ее обучили этому несколько опытных куртизанок. Она никогда не применяла своих знаний на супружеском ложе, но зато широко пользовалась ими, когда встречалась с государственными мужами, от которых зависела карьера Фредди. Теперь он умер, однако Аманда не собиралась играть роль безутешной вдовы и затворницы.

— И что вы о ней думаете? — неожиданно спросила она.

Бертрам повернул голову и лениво взглянул на кузину.

— Что она способна потягаться с вами за денежки Росса. Она на удивление привлекательна.

Аманда вздрогнула.

— Неужели вы полагаете, кузен, что она станет моей соперницей? — забеспокоилась она.

— Вы что же, плохо ее рассмотрели? — удивился Бертрам.

— Но ведь Росс даже не глядит в ее сторону! — воскликнула Аманда.

— Может, и так, но мне все же кажется, что он возвел вокруг этой девицы непреодолимую преграду. Разве вы не заметили, что он был сам не свой? И еще его убийственный взгляд, который он бросил на меня, когда я лорнировал его подопечную… — многозначительно протянул он.

Пальцы Аманды непроизвольно хищно скрючились.

— Ну и что же вы обо всем этом думаете? — поинтересовалась она.

— Я думаю, что либо он хочет заполучить ее приданое, либо просто вживается в роль опекуна. — И Бертрам задумчиво покачал головой. — По-моему, тут есть какая-то тайна, но нам вряд ли удастся проникнуть в нее.

— Да, да, вы правы, мне тоже что-то почудилось, когда я упомянула при этой хитрой старухе имя мисс Лоример, — вспомнила Аманда. — Что, собственно, нам известно о девушке?

Бертрам прищурился и медленно проговорил:

— Что она родом из Сассекса, что со временем оказалась во Франции, что ее отец был морским офицером и что дед, по всей видимости, является ее официальным опекуном. Вот и все.

Аманда нахмурилась. Бертрам с любопытством поглядывал на нее, догадываясь, о чем она сейчас думает. Они были кузенами, росли вместе и с детства научились читать мысли друг друга.

Итак, она хотела бы, чтобы он провел собственное расследование и выяснил о девушке нечто такое, что при желании позволило бы ее скомпрометировать. На месте Аманды он поступил бы именно так. Брат и сестра ни перед чем не останавливались, когда хотели достичь своей цели. Некоторое время назад Бертрама постигло глубокое разочарование. Он женился на богатой наследнице и вскоре после свадьбы обнаружил, что его тесть сделал все возможное, чтобы деньги не попали Бертраму в руки. Однако достойный сэр Томас просчитался, оценивая своего зятя. Сейчас несчастный отец готов был дать ему любого отступного взамен на согласие развестись с молодой женщиной, чья жизнь в браке была цепью разочарований и унижений.

— Вы думаете, нам будет под силу сразиться с ней? — спросила Аманда.

Да, ее мысли текли как раз в том русле, в каком он и предполагал. Бертрам улыбнулся и ответил:

— Конечно. Ведь у каждого есть что прятать.

Ему, кстати, тоже было что прятать. Вот уже много лет он был влюблен в Аманду, но поклялся себе, что кузина этого никогда не узнает. Она была безжалостна, как кошка на охоте, и ей доставило бы удовольствие хорошенько помучить его. Бертрам давно решил, что именно он окажется тем единственным мужчиной, в которого ей не удастся запустить коготки.

Наступило минутное молчание, а потом Аманда проговорила:

— Мне бы хотелось знать о Тэссе Лоример как можно больше. Вы обещаете помочь мне?

— Дорогая, но для этого потребуется немало времени, — предупредил ее Бертрам.

— Ничего, вы не пожалеете о потраченных днях, — с улыбкой пообещала Аманда.

— Что ж, я попытаюсь выполнить вашу просьбу, — согласился ее кузен.

10

Росс диктовал письмо своему секретарю, но внезапно прервался на полуслове и сердито посмотрел на потолок. Серебряная люстра угрожающе раскачивалась, а из комнаты Тэссы раздавались взрывы хохота. Спустя мгновение во входную дверь так заколотили молотком, что казалось, ее хотят пробить насквозь. Стоял чудесный день, и подопечная Росса по обыкновению принимала у себя своих друзей.

Росс услышал, как отворилась дверь и гость дружелюбно обратился к дворецкому с каким-то вопросом. Росс сразу узнал этот голос. Его шурин Ларри опять здесь! Он то и дело навещал дом лорда Сэйла, но отнюдь не для того, чтобы посоветоваться с Россом, который был его доверенным лицом, о том, как поправить свои запутанные денежные дела. Последний раз они говорили о картине, которую Ларри без спросу продал, чтобы заплатить какие-то срочные долги. Разумеется, они поссорились, и с тех пор юноша избегал Росса. Но теперь здесь появилась Тэсса, и все сразу изменилось. Ведь девушка была не только красива, но и сказочно богата, а Ларри никогда не скрывал своего намерения взять за женой хорошее приданое.

— Приветствую вас, Маннингс, — почти пропел Ларри. — Не медлите же и проводите меня к наследнице!

— Вы все шутите, сэр, — отозвался дворецкий.

— Только не говорите мне, что она сбежала с другим! — изображая ужас, воскликнул виконт.

Секретарь Росса рассмеялся.

— О, молодость, молодость, — сказал он. — Трудно и представить, что когда-то мы тоже были юны.

— Да, да, вы правы, — сухо ответил Росс и внимательно взглянул на старика. Майлз Джессоп служил секретарем еще у отца Росса, а после его смерти, восемь лет назад, перешел на службу к молодому лорду Сэйлу. Он был вдвое старше Росса, но почему-то всегда разговаривал с ним так, точно приходился ему ровесником.

Вообще-то Росс был всего восемью годами старше Лар-ри, но мыслил он совсем иначе, чем его шурин. У Росса было необыкновенно развито чувство ответственности, которое напрочь отсутствовало у Ларри. Вечный юнец — вот кто был этот человек.

Тэссу же, однако, Ларри совершенно не раздражал. Зато на Росса она смотрела так, как если бы он, согбенный под грузом прожитых лет, уже стоял одной ногой в могиле. Кажется, она и впрямь не замечала разницы в возрасте между ним и его секретарем.

Тут Росс вспомнил о письмах, лежавших на его столе, и об ответственности, неотделимой от звания пэра королевства, и смутился. Он улыбнулся Джессопу и сказал:

— Я не помню, на чем мы остановились. Прочитайте, пожалуйста, вслух то, что мы с вами написали.

Наконец секретарь удалился в свой кабинет, и Росс сам взялся за перо. Но не успел он потянуться к чернильнице, как его опять отвлек шум, доносившийся из комнаты Тэссы.

С того самого дня, как она поселилась в доме Росса, прежняя его жизнь разбилась вдребезги. Теперь он никогда не знал, с кем столкнется на лестнице, кого встретит за ужином и кто станет колотить в их дверь.

Правда, его бабушка тоже приложила ко всему этому руку. Росс, конечно, знал, что леди Сэйл собиралась ввести девушку в высшее общество, но ему и в голову не приходило, с каким рвением она возьмется за дело. Пожилая дама объехала всех своих друзей и пригласила их к себе вместе с чадами и домочадцами. Таким образом Тэсса перезнакомилась с цветом лондонской молодежи, даже не выходя из дому.

Но полной победы девушке все же добиться не удалось. Росс бдительно следил за тем, чтобы она не ездила никуда одна. На конной прогулке ее всегда сопровождал лакей. Если же к ней являлись гости, то в углу обязательно сидела какая-нибудь престарелая дама. Росс, желавший знать о каждом шаге своей подопечной, даже решился на маленькую хитрость.

Салли Тернер теперь жила у них. Об этом попросила леди Сэйл сама Тэсса, когда услышала, что Десмонду придется отправиться в Йоркшир, чтобы расследовать там какое-то преступление. Родственников у Салли в Лондоне не было, и Тэсса предложила девушке кров Сэйл-хауза. Все было очень умело подстроено, и Тэсса ни о чем не догадывалась. Росс знал, что на Салли можно положиться. Она была на удивление уравновешенной особой и наверняка известила бы Росса, если бы Тэсса задумала выкинуть какую-нибудь глупость.

Опять этот стук дверного молотка! Росс выругался сквозь зубы и вышел в холл. Дворецкий как раз открывал дверь новому посетителю. Им оказался Джулиан Перси — ло обыкновению нарядный и сияющий.

— Добрый день, Маннингс, — вежливо произнес он. — Как ваша подагра?

— Благодарю вас, милорд. Бывало и хуже, — ответил Маннингс, принимая у Джулиана шляпу.

— Рад это слышать. А, Росс! — обрадовался Джулиан. — Как хорошо, что я тебя встретил. Ну как тебе мой новый камзол?

И Джулиан, не дожидаясь ответа, подошел к зеркалу, что висело возле лестницы, и принялся любоваться своим отражением.

Росс усмехнулся. Он отлично понимал, что его друг просто играет в денди. Джулиан слыл едва ли не самым острым умом в Англии. Затем Росс невольно скользнул взглядом по темно-бордовому, украшенному большими серебряными пуговицами камзолу Джулиана, его желтовато-коричневым в обтяжку панталонам и модным туфлям с довольно-таки высокими каблуками.

— Если тебя попудрить и начернить тебе брови, то ты будешь выглядеть точь-в-точь как какой-нибудь щеголь времен нашего прадедушки.

Джулиан прищелкнул языком и в свою очередь внимательно оглядел друга с ног до головы.

— М-да, мрачноватый у тебя вид в этом строгом черном сюртуке и бежевых панталонах. Было бы неплохо, если бы ты навестил модного портного, — посоветовал он.

— А чем тебе не угодил мой наряд? — И Росс расправил плечи и провел ладонью по борту сюртука.

— Смею заметить, что он не сидит на тебе как влитой, — с укоризной проговорил Джулиан и пояснил: — А одежда должна облегать тело так, как перчатка обтягивает руку.

— Но это все же сюртук, а не перчатка, — не согласился с другом Росс. — И потом, представь, что я что-нибудь уроню. Как же я смогу наклониться? Ведь мне будет казаться, что все швы вот-вот лопнут.

— Неоспоримый довод, — засмеялся Джулиан. — И все же советую тебе свести знакомство с моим портным. Ну а теперь рассказывай, что случилось.

Они придвинули кресла поближе к камину.

— Десмонд уехал в Йоркшир, чтобы попытаться разыскать девушку по имени Нэн Робертс, — объяснил Росс. — Тэсса как-то говорила Салли, что училась с ней вместе во Флитвуд-Холле.

— А при чем тут, собственно, эта мисс Робертс? — не понял Джулиан.

Росс пожал плечами:

— Толком не знаю. Кажется, они все вместе ездили тогда на пикник… или на рыбалку.

— Вот как, — протянул Джулиан и достал табакерку. — Сегодня ты кажешься спокойным и собранным. В последний раз ты выглядел… э-э… совсем иначе.

— Полагаю, мой друг Джулиан намекает на тот день, когда он позорно ретировался, оставив меня один на один с разгневанной Тэссой? — вспомнил Росс.

Джулиан улыбнулся.

— Мне показалось, я помешаю вашей беседе, — объяснил он и полюбопытствовал: — Ну и как же все обошлось?

— Она прочитала документы, подписанные ее дедушкой, и с тех пор мы больше ни разу не ссорились, — криво усмехнулся Росс.

— Вот и отлично, — обрадовался Джулиан, которому очень хотелось поддержать друга.

Тут сверху послышались громовые раскаты хохота.

— Боже! — вскричал Джулиан. — Что там происходит?

— И так каждый день, — пожаловался Росс. — Тэсса превратила желтый салон — тот, что прямо над библиотекой, — в свою гостиную. Порой мне кажется, что мой дом — самое шумное место во всем городе.

— Если бы я знал, каково тебе приходится, я вернулся бы значительно раньше. А мы не можем разделить с ними их веселье? — неожиданно не то спросил, не то предложил Джулиан.

Росс кисло взглянул на груду писем, лежавшую на столе, безнадежно махнул рукой и поднялся.

— Пойдем, — сказал он, пропуская Джулиана вперед.

Когда они вошли в гостиную Тэссы, то обнаружили, Кто шумели вовсе не ее приятели, а достопочтенная леди Сэйл и раскрасневшийся полковник Нэсби. Эта пара с упоением отплясывала какой-то невообразимый танец давних времен.

— Ах, — сказала пожилая дама, заметив внука. — Как хорошо, что ты пришел. Полковник совершенно выбился из сил. Замени его, пожалуйста, и покажи молодежи несколько па гавота. Помнится, я учила тебя танцевать его, когда ты был ребенком.

— Вы перепутали меня с Джулианом, — с улыбкой отозвался Росс. — Я всегда был плохим танцором. — И он сел рядом с Салли Тернер.

Джулиан начал бурно протестовать, но леди Сэйл все же вытащила его на середину комнаты.

Тут Росс вдруг заметил, что Тэссы нет, и спросил у Салли, где она.

— Тэсса отправилась за веером леди Сэйл. Странно, что она так медлит, — забеспокоилась девушка.

Росс увидел Ларри, который оживленно беседовал с внучкой полковника Нэсби. По крайней мере, этой девушке ничего не угрожало, ибо у нее не было состояния.

Виконт упорно старался не замечать Росса. Еще бы… легко ли забыть унижение, которое Ларри пережил, когда Росс выкупал картину… впрочем, он не имел никакого права продавать ее. «Да и какое мне дело до дурного настроения этого юнца?» — с негодованием подумал Росс.

— Пожалуй, я пойду поищу Тэссу, — сказала Салли.

— Нет, нет, не беспокойтесь, я сам отыщу ее, — проговорил Росс и поднялся. Ему было здесь как-то не по себе.

Несколько минут спустя Джулиан вскрикнул, потер спину и, громко охая, опустился на диван рядом с Салли.

Салли искоса взглянула на него и тут же отвела взгляд решив, что ведет себя бестактно. Однако Джулиан оказал ся не таков. Он поднес к глазам лорнет и принялся бесце ремонно рассматривать свою соседку.

— Господи, что за наряд! — растягивая слова, произ нес нахал. — Хотите, я расскажу вам, где живет мой порт ной?

Салли сладко-сладко улыбнулась.

— Слушайте, вы, глупый толстый щеголь, — прошипела она, — еще одно гадкое замечание с вашей стороны, и я…

— Как вы сказали? Глупый толстый щеголь? Прекрасно! — воскликнул Джулиан. — Я должен это записать.

И Джулиан извлек откуда-то маленький изящный блокнотик с привязанным к нему золотым карандашиком.

— Итак, щеголь… Или, может, бездельник? — уточнил он. — Впрочем, это не имеет значения. Все равно сказано неплохо.

— Что вы делаете? — удивленно спросила Салли.

— Записываю ваши слова, чтобы при случае ловко ввернуть их в беседу. Так поступают все молодые люди, — сообщил Джулиан и раскрыл блокнотик. — Не считаете же вы, что они придумывают свои остроты просто с ходу? Нет, экспромт должен быть хорошо подготовлен.

Салли широко раскрыла глаза.

— Но это же… это же нечестно! — упрекнула она его.

— Конечно, — с готовностью согласился Джулиан. — Так на чем мы остановились? Кажется, вы сказали, что, если я не перестану грубить, вы что-то со мной сделаете? Пожалуйста, продолжайте.

— Если вы будете грубить, — продолжила Салли, — я помну ваш изумительный камзол!

— О, только не это! — воскликнул Джулиан и опасливо отодвинулся. — Вы знаете, чем меня можно пронять… Салли, неужели я вам ни чуточки не нравлюсь?

Умные карие глаза девушки немного прищурились.

— Павлины должны знать свое место, — заявила она сурово. — Я предпочитаю, чтобы все птицы, которые в жареном виде очутятся на моем столе, были предварительно ощипаны. Да и кричат павлины некрасиво.

— А хотите услышать, — склонился к ней Джулиан, — что я делаю со своими птичками?

— Не хочу. И не вздумайте начать — я завизжу на всю комнату и ославлю вас перед гостями, — предупредила девушка.

Не прошло и минуты, как Салли с достоинством встала и пересела к Ларри и мисс Нэсби.

Джулиан усмехнулся и выпустил из руки свой лорнет, который закачался на черной шелковой ленточке. Они обменивались такими уколами с того самого дня, когда было решено, что Салли и Десмонд тоже отправятся во Францию. Уже тогда девушка язвительно отзывалась о его нарядах, а он то и дело подтрунивал над ней. «А что, неплохой способ проводить время — не хуже любого другого», — решил Джулиан и улыбнулся.

* * *

Тэсса уже начала потихоньку осваиваться в этом огромном доме и потому решила, что доберется до спальни леди Сэйл коротким путем — воспользовавшись лестницей для прислуги.

Она миновала казавшийся бесконечным коридор и огляделась. Напротив комнаты леди Сэйл висело большое зеркало, но сейчас оно куда-то делось. Тэсса пожала пле чами и открыла ближайшую дверь. Вся мебель в комнате была покрыта полотняными чехлами. Ту же картину он; увидела в комнате по соседству.

Войдя в третью дверь, Тэсса приблизилась к окну и приподняла опущенные шторы. Внизу расстилался парк. Итак, было ясно, что она заблудилась и попала в западное крыло Сэйл-хауза. Вдова как-то говорила ей, что им давно уже не пользуются.

Обругав себя за опрометчивость, она опять вышла в коридор и уныло обозрела ряд совершенно одинаковых дверей. Тэсса не имела ни малейшего представления о том, как отыскать лестницу для прислуги, и потому принялась распахивать одну дверь за другой.

Тут в дальнем конце коридора показалась служанка. Она вышла из какой-то комнаты, неся несколько щеток и швабру. Тэсса окликнула девушку и торопливо направилась к ней.

— Вас зовут Дженни, правда? — спросила она.

— Правда, мисс. Мне очень приятно, что вы помните мое имя. — И служанка улыбнулась.

— А я и не знала, что этой частью дома пользуются, — заметила Тэсса.

Дверь была приоткрыта, и Тэсса распахнула ее пошире.

— Нет, тут никто не живет, мисс, — возразила служанка.

Улыбка сползла с лица Дженни, которая почему-то заволновалась. Тэсса удивленно вскинула брови — она ждала объяснений. Служанка от страха даже начала заикаться.

— В эти комнаты никому не разрешено входить, мисс. Лорд строго-настрого запретил это, — пояснила она.

— Запретил? — Тэсса немедленно проскользнула в комнату и с изумлением огляделась вокруг. — А здесь очень мило! — воскликнула она.

Это была гостиная, вся выдержанная в розово-белых тонах. Как ни странно, это не делало ее безвкусной. В окна лился солнечный свет, элегантная мебель ласкала взор, в одном из простенков стояла горка, полная изящных безделушек… В общем, Тэсса с удовольствием бы тут поселилась. Подойдя к камину, на полке которого красовалась ваза с тепличными фиалками, Тэсса уселась на расшитый гарусом стул и вопросительно посмотрела на служанку.

— Так чьи же это комнаты? — с неподдельным интересом спросила она. — Если не ошибаюсь, вот за этой дверью находится еще и спальня?

Дженни зачем-то глянула себе за плечо, а потом прошептала:

— Это покои леди Сэйл.

— Как, вдовы? — не поверила Тэсса.

Служанка покачала головой.

— Нет. Я говорю о молодой леди Сэйл, жене милорда, — шепотом ответила служанка.

— Жене милорда? Неужели вы имеете в виду Росса, лорда Сэйла? — Тэсса была поражена этим новым открытием.

— Да, мисс. О его жене я и толкую. Это ее комнаты, — подтвердила Дженни.

Тэссе показалось, что она получила удар под ложечку. У нее перехватило дыхание, и она откинулась на спинку стула.

Служанка смотрела на нее с нескрываемым любопытством, и девушка сделала над собой усилие, не желая давать повода для сплетен в людской.

— Так, значит, лорд Сэйл женат, — сказала она деланно безразличным тоном. — А я и не знала. И где же сейчас леди Сэйл?

— Она умерла, мисс, — сообщила служанка. — Умерла несколько лет назад.

Новости следовали друг за другом с такой скоростью, что Тэсса растерялась.

— А что с нею произошло? — спросила она наконец.

— Случилось какое-то несчастье, мисс, это все, что я слышала, — ответила Дженни, явно испуганная этим допросом. — Пожалуйста, давайте уйдем отсюда. Миссис Гарвей вот-вот меня хватится, а мне еще нужно все тут запереть.

— Что? А-а, миссис Гарвей… — протянула Тэсса и вдруг решилась: — Вот что, Дженни, ступайте. Я сама поговорю с домоправительницей.

Девушка открыла было рот, желая что-то возразить, но потом молча присела и вышла из комнаты.

Тэсса встала со стула и, испытывая смешанное чувство робости и уважения к памяти умершей, еще раз осмотрелась вокруг. Потом она принялась ходить по комнате, бессознательно прикасаясь то к одной, то к другой вещи. Войдя в спальню, она долго не сводила глаз с кровати, удивляясь тому, как бешено колотится сердце, стиснутое какой-то непонятной тоской. Потом она медленно раскрыла дверцу гардероба красного дерева. Там было очень много одежды — и светлых муслиновых, и нарядных, украшенных шитьем платьев, и бархатных мантилий, и кашемировых накидок. Тэсса легонько провела по некоторым платьям рукой в тщетной надежде узнать таким образом побольше о той, которую когда-то любил Росс.

Потом внимание девушки привлекли полки, занятые атласными домашними туфельками, вышитыми шелковыми чулками и перчатками из тончайшей лайки. Тэсса взяла одну такую — белую, до локтя, явно предназначенную для бала. Она приложила ее к щеке, а затем осторожно натянула. Перчатка оказалась ей как раз впору.

— Какого дьявола вам тут нужно?! — внезапно раздалось у Тэссы за спиной.

Росс! Он был так разгневан, что забыл о приличиях и не выбирал выражений. Тэссе было мало сказать, что неловко. Она чувствовала себя преступницей, застигнутой на месте преступления. Господи, если бы она занималась осквернением могилы, ей, наверное, и то было бы не так стыдно!

Молчание затягивалось, и Тэсса решилась все же взглянуть на лорда Сэйла. Из-за его плеча выглядывала служанка, на чьем лице явственно читалось желание поскорее оказаться как можно дальше отсюда. Тэсса вполне его разделяла.

Мрачный вид Росса пугал ее, но она понимала, что следует немедленно извиниться. Заикаясь, она пробормотала:

— Пожалуйста, простите меня. Я попала сюда совершенно случайно. — Потом девушка обвела рукой комнату и нерешительно добавила: — Здесь так красиво. У вашей жены был тонкий вкус…

У Росса дернулась щека.

— Неужели вы полагаете, что я нуждаюсь в ваших суждениях о вкусе Касси? И вообще — что вам понадобилось в ее шкафу?!

Тут его взгляд упал на руку Тэссы, и лицо его мучительно скривилось. Он взялся за перчатку и одним грубым рывком сорвал ее с руки девушки.

Служанка была изумлена до крайности. Она судорожно сглотнула и с ужасом уставилась на хозяина.

— Оставьте нас! — повелительно произнес Росс.

Обиженная Тэсса вскинула голову и смело посмотрела в глаза лорда Сэйла. Она не заметила ни адресованного ей виноватого взгляда служанки, ни того, как Дженни выскользнула из комнаты.

Когда они остались одни, Росс сказал:

— Я задал вам вопрос и теперь повторяю его. Что вы тут делаете?

Тэсса понимала, что совершила бестактность, но сколько же можно мучить ее? Ведь она уже извинилась!

— Еще раз прошу прощения, — проговорила она. — Я не должна была входить сюда. Но я не знала, чьи это покои. Вы ни разу не упоминали о своей покойной жене, а в Париже даже…

Тут она замолчала, решив, что и так сказала слишком много. Одно дело защищать себя, и совсем другое — нападать на него.

Да, пожалуй, она зашла слишком далеко. Лицо Росса побелело от ярости.

— Почему вы упомянули о Париже?

Тэссе было очень страшно, но она нашла в себе силы сказать:

— В Париже я своими собственными глазами видела вас с Соланж Гери, и я уверена, что были и другие женщины… Мне и в голову не могло прийти, что вы…

— Что я? — вкрадчиво спросил он.

— Что вы… что вы чтите память своей жены! — выпалила она.

— Самоуверенный и себялюбивый ребенок! — воскликнул он, теряя самообладание. — Что ты можешь знать о бессонных ночах, когда душу снедает тоска о навсегда ушедшем близком человеке! Расставшись с Мармо, ты не проронила ни слезинки!

— Неправда! — возмущенно запротестовала Тэсса.

Он отмахнулся от ее слов.

— Не лги! Я наблюдал за тобой и понял, что ты совершенно забыла о Мармо и что теперь тебя полностью занимают те молодые бездельники, которые тучами слетаются в этот дом. Вы думаете только о флирте и развлечениях. Да, после смерти Касси у меня было много женщин. Ну и что с того? Если бы моя жена была жива, я и близко ни к одной из них не подошел бы. Видит бог, Касси навсегда останется в моем сердце!

Тэссу эта внезапная вспышка сильно разозлила. Да как он смеет утверждать, что она не грустила, расставшись с Полем?! Росс не видел ее слез только потому, что она выплакала их еще во Франции. Почему этот человек постоянно оскорбляет и обвиняет ее?!

— Господи, до чего же вы мне надоели! — прокричала она прямо ему в лицо.

Внезапно Росс сильно стиснул руками ее плечи. Дверь за его спиной открылась, но ни он, ни Тэсса этого не заметили. Оба кипели яростью и ненавистью друг к другу.

— Ваша светлость!

Услышав голос домоправительницы, Росс оглянулся, иссис Гарвей стояла в дверях, а в коридоре переминалась с ноги на ногу Дженни. Росс убрал руки с плеч Тэссы, и та быстро сделала шаг назад.

— Все в порядке, ваша светлость? — спросила миссис Гарвей, недоуменно глядя то на лорда, то на его подопечную.

Тэсса наклонилась, подняла злосчастную перчатку и протянула ее Россу. Он взял ее и положил на кровать. Тэсса понимала, что ей следует сгладить неловкость, возникшую оттого, что слуги стали невольными свидетелями их ссоры, но она была слишком взволнована. Опустив голову, девушка быстро вышла из комнаты.

Спустя несколько долгих минут Росс наконец очнулся от задумчивости.

— Проследите, чтобы эта дверь всегда была заперта, — сказал он домоправительнице и в свою очередь удалился.

* * *

В этот вечер Тэсса, сославшись на головную боль, не вышла к ужину и попросила, чтобы еду принесли к ней в комнату. Но каждый кусок застревал у нее в горле, и она ограничилась тем, что выпила немного вина.

Она бродила по своей комнате из угла в угол, вновь и вновь перебирая в памяти все подробности нынешнего происшествия. И зачем только она принялась рыться в вещах его жены?! Теперь она уже никогда не сможет посмотреть ему в глаза и уж тем более объяснить, зачем ей понадобилось входить в эти нарядные покои. Подтолкнуло-то ее к этому простое любопытство, но, когда служанка все ей рассказала, надо было немедленно поворачиваться и уходить. Она забыла о приличиях, повела себя как маленькая девочка, привыкшая, что все ее желания выполняются…

И эта нелепая ссора… почти скандал. В ней тоже виновата только она сама. Зачем ей понадобилось дразнить его, вспоминать о Париже? Впрочем, он тоже получил кое-какой урок, пускай впредь не набрасывается на нее, точно хищный зверь…

Касси навсегда останется у него в сердце.

И Росс, и дедушка были правы. Она глупа и недогадлива. Она совершенно не разбирается в мужчинах. Да, он находил утешение в объятиях других женщин, но в этом не было ничего постыдного. К тому же ее это совершенно не касалось.

До чего же тяжело на душе! «Надо успокоиться, — говорила себе Тэсса, — и постараться забыть о пережитом сегодня позоре».

И тут в ее дверь постучали.

— Тэсса!

Голос Росса. Сердце девушки неистово заколотилось.

— Тэсса, я хочу поговорить с вами. Я знаю, что вы у себя.

Дверная ручка повернулась, и она затаила дыхание.

— Тэсса! — возвысил он голос. — Откройте же!

Она шагнула было к двери, но потом остановилась. Ей пока не хотелось встречаться с ним лицом к лицу. С другой стороны, этой встречи все равно не избежать…

Какое-то время девушка колебалась, а потом все же распахнула дверь. За ней никого не оказалось, но Тэсса услышала, как Росс спускается по лестнице.

11

Наблюдать за тем, как Джулиан обучает Салли верховой езде, было очень забавно. Эти упрямцы совершенно не желали слушать друг друга и поминутно ссорились. Тэсса полагала, что через час они вообще перестанут разговаривать и, сердитые, разойдутся.

Она ласково похлопала свою лошадь по шее, а потом улыбнулась виконту Пелхему, который приближался к ней по боковой дорожке. Он великолепно держался в седле, и Тэсса, которая всегда любила искусных наездников, приветливо помахала ему рукой. Ларри очень часто сопровождал ее в утренних прогулках по Гайд-парку.

В небе сияло солнце. Девушка подняла голову, посмотрела на голые ветки каштанов и с удовольствием втянула ноздрями пахнущий первым морозцем утренний воздух. Ей не терпелось пустить лошадь в галоп, и она, чуть сжав ногами лошадиные бока, помчалась вперед. Виконт замер от неожиданности, когда Тэсса пролетела мимо него, а потом поскакал следом.

Теплые солнечные лучи ласкали лицо, лошадь была вышколена и слушалась любого движения поводьев, погода стояла чудесная — и душа Тэссы пела от радости. Теперь она и Ларри скакали бок о бок в самую дальнюю часть парка.

В этот ранний час всадников в парке было немного, и даже любопытные пожилые дамы, обожающие глядеть на молодежь из окошек своих карет, наверное, еще не успели покончить с завтраком. Двое лакеев следовали за Ларри и Тэссой на почтительном расстоянии.

Молодые люди пришпорили лошадей, которые, казалось, теперь летели над травой, не касаясь ее копытами. Вскоре Ларри вырвался вперед и направил своего скакуна под арку. Тэсса повторила его маневр. Затем всадники остановили лошадей, и Ларри, первым соскочивший наземь, подал Тэссе руку.

— Недурно! — воскликнул он. — Совсем недурно для хрупкой девушки!

Тэсса задорно улыбнулась.

— Если бы не дамское седло, — сказала она, — я бы вас обогнала.

— Вот потому-то мы, мужчины, и придумали дамские седла! — самодовольно заявил виконт.

Смеясь, они подвели лошадей к лакеям и отдали им поводья. Ларри внимательно посмотрел на свою спутницу и внезапно сказал:

— А вы заметили, Тэсса, что наш общий опекун изо всех сил старается разлучить нас? Вы никогда не бываете в одиночестве. Вас охраняют, точно особу королевской крови. Ни лорд Харлоу, ни мисс Тернер ни на шаг от вас не отходят. Да еще эти лакеи, тенью следующие за вами.

— Значит, вы встречаетесь со мной только для того, чтобы позлить лорда Сэйла? — спросила Тэсса.

— Такая мысль попросту не приходила мне в голову, — заверил ее Ларри.

Тэсса недоверчиво взглянула на него, и он добавил:

— Впрочем, вы правы. Вначале так оно и было. Но потом, когда я лучше узнал вас, я и думать забыл об опекуне.

Тэссе нравился Ларри. Он был тремя или четырьмя годами старше ее, но выглядел моложе своих лет. Светло-каштановые волосы, широкая улыбка, ямочки на щеках, приятный голос, голубые веселые глаза… Он почти всегда находился в хорошем расположении духа — за исключением тех минут, когда вынужден был общаться с Россом. Ларри не скрывал, что с нетерпением ожидает своего двадцать пятого дня рождения — дня, когда он сможет освободиться от докучливой опеки лорда Сэйла. Тэсса отлично понимала, что именно он чувствует.

— Объясните мне, наконец, — попросила она, — кем вы доводитесь лорду? Почему леди Сэйл называет вас племянником, а Джулиан утверждает, что вы — шурин нашего опекуна?

— Я не племянник и не шурин. Но нужно же меня как-то представлять незнакомым людям. На самом деле я — сводный брат Касси. Мой отец женился на ее матери, когда мы оба были еще детьми. Да, мы действительно звали друг друга братом и сестрой, но лишь для того, чтобы угодить взрослым. Мысленно я никогда не называл ее так.

— Какой она была? — тихо спросила Тэсса.

Ларри вздохнул и медленно проговорил:

— Прекрасной. Удивительно тихой, спокойной. Она никогда не перечила Россу, и тот все всегда решал сам.

Тут Ларри усмехнулся и добавил:

— Наверное, мне следовало бы сейчас быть печальным. Ведь я был влюблен в Касси, но она не ответила мне взаимностью.

— Так вот почему вы не в ладах с Россом! — Тэссе казалось, что она наконец поняла всю сложность их отношений.

— Вовсе нет, — возразил Ларри. — Когда-то я даже преклонялся перед ним. Он казался мне героем. Но потом лорд Сэйл сделался моим опекуном и очень изменился по отношению ко мне.

— Изменился? Что вы имеете в виду? — Тэсса с удивлением воззрилась на своего спутника.

Ларри пожал плечами.

— Ему не нравится ничего из того, что я делаю, — обиженным тоном сообщил виконт. — Ему не по душе мои друзья, — тут он улыбнулся и посмотрел на свою спутницу, — а также мое пристрастие к дорогим вещам. Да вы наверняка понимаете, о чем я.

— Почему вы так думаете? — Тэсса не переставала удивляться откровениям Ларри.

— Но я же видел, что вы вся сжимаетесь, когда он просто проходит мимо вас. По-моему, вы столь же не хотите иметь его своим опекуном, как и я, — заметил молодой человек.

Тэсса развела руками.

— Да, я действительно против собственной воли покинула Францию. Ведь там остался мой дедушка, а других родственников у меня нет… — сказала она.

Девушка помнила наставления Росса, втолковывавшего ей, что нужно поменьше говорить о причинах, по которым она уехала из Парижа. Ей тоже казалось, что так будет лучше. Вокруг столько любопытных. И Ларри отнюдь не исключение.

— Так отчего же вы все-таки решились переселиться в Англию? — не скрывая интереса, спросил он.

Тэсса уклончиво ответила:

— Меня вынудили обстоятельства. Война… в общем, вы, я надеюсь, понимаете, к чему я клоню. Дедушка полагал, что здесь я буду в большей безопасности.

Ларри долго и серьезно смотрел на нее. Наконец он сказал:

— Наверное, я ошибался, когда считал, что Росс окружил вас надежной охраной только из-за меня. Думаю, дело в другом. Он боится, что вы сбежите от него и вернетесь в Париж.

Тэсса удивленно вскинула брови.

— Кажется, у вас разыгралось воображение, — высокомерно проговорила она.

Ларри рассмеялся:

— Значит, я еще не разобрался в характере очаровательной Тэссы Лоример.

Девушке не понравилось направление, которое приняла их беседа, и она неожиданно спросила:

— А что случилось с женой лорда Сэйла? Как она умерла?

Виконт испытующе поглядел на нее и предложил:

— Почему бы вам не поговорить об этом с самим лордом?

Да она не осмелилась бы даже осведомиться у Росса, который теперь час, не то что задавать вопросы о покойной Касси! С тех пор как он застал Тэссу в заветных комнатах, они говорили лишь однажды. Росс извинился за то, что не сумел сдержаться, а Тэсса в свою очередь принесла извинения за свой сумасбродный поступок. Оба старательно избегали друг друга, обмениваясь при встречах лишь вежливыми приветствиями.

Ларри, неверно истолковав ее молчание, задумчиво произнес:

— Я все понял. Вы уже спрашивали его, и он наверняка накричал на вас. Господи, подумать только, он все еще разыгрывает из себя убитого горем вдовца, хотя за несколько последних лет его утешали очень и очень многие женщины.

Тэсса знала, конечно, что джентльмен и дама не должны обсуждать такое, но ее снедало любопытство, и она решила выведать все до конца.

— Нет, Ларри, — сказала она. — Я никогда не спрашивала его о покойной жене. Мне кажется, это было бы ему неприятно.

— Несчастный случай, — тихо проговорил Ларри. — Она каталась на лодке по озеру. Лодка перевернулась, и Касси утонула.

Тэсса вздрогнула.

— Утонула в озере?! Боже, как это ужасно! — воскликнула она, потрясенная до глубины души. На мгновение ей даже показалось, что над ней смыкаются холодные волны.

Впрочем, Ларри не заметил, что его спутница взволнована. Он, нахмурив брови, вглядывался в дальний конец аллеи.

— Хм-хм, стоит помянуть дьявола, как он уже рядом, — пробормотал молодой человек. — Вы посмотрите-ка, кто с ним! А я-то был уверен, что они уже расстались…

Тэсса обернулась. В парк только что въехали два всадника. Мужчина сидел на вороном жеребце, а женщина — на изящной гнедой лошадке. Это были лорд Сэйл и Аманда Чалмерс.

Тэсса вопросительно посмотрела на Ларри.

— Я уже и так наболтал слишком много, — усмехнулся тот. — Нам пора.

Легко вскочив в седло, Тэсса еще раз обернулась. Росс и его спутница остановились, не делая попытки приблизиться к ним. Они просто молча наблюдали за юной парой. Тэсса тряхнула головой и легонько тронула лошадь рукояткой хлыста. Та послушно двинулась вперед; Ларри поехал следом.

Росс и Аманда по-прежнему не спускали с них глаз. Наконец женщина тихо спросила:

— Я не ошибаюсь, это действительно ваша подопечная и ваш шурин?

Росс невозмутимо отозвался:

— Да, это они. Тэсса и Ларри.

— Ну вот, я же говорила, что они якобы случайно встречаются тут каждое утро. — И Аманда замолчала, будучи уверенной, что Росс сейчас разразится гневной тирадой. Но лорд Сэйл не проронил ни слова, и женщина прибавила: — Впрочем, вас это, кажется, нисколько не удивляет.

Да, Росса это нисколько не удивляло, потому что Джулиан и Салли исправно сообщали ему о том, как именно проводит время его воспитанница. Жаль только, что он был именно с Амандой, когда увидел этих двоих.

Миссис Чалмерс снова посмотрела на девушку и юношу, которые как раз находились на вершине холма, и как бы в задумчивости произнесла:

— По-моему, Ларри просто создан для этой девочки. — Она испытующе взглянула на Росса. — Так вот почему леди Сэйл поселила ее в вашем доме и взяла под свое покровительство! Очевидно, пожилая дама собирается заняться сватовством.

— У моей бабушки хватает здравого смысла, чтобы понять: Ларри еще не созрел для женитьбы, — ответил Росс.

— А я думала, вы все это одобряете, — сказала Аманда. — Ведь вы же его опекун и должны блюсти интересы своего, воспитанника.

— Но я еще и опекун Тэссы, чьи интересы я тоже обязан защищать, — напомнил он своей спутнице.

— Значит, правы те, кто утверждает, что она — богатая наследница, — заметила Аманда, искоса поглядывая на лорда Сэйла.

Росс внимательно посмотрел на свою спутницу и вежливо, но холодно заметил:

— Богата Тэсса или нет — не имеет никакого значения. Эта девушка не будет участвовать в ярмарке невест.

— Участвовать в ярмарке невест? — Аманда засмеялась. — Звучит немного грубовато. А почему нет, собственно?

— Потому что я этого не желаю, — с нажимом произнес лорд Сэйл.

Она удивленно посмотрела на него и неуверенно улыбнулась. Ум и чутье подсказывали ей, что продолжать беседу опасно. Аманде совершенно не хотелось злить Росса — особенно теперь, когда она была так близка к цели.

Они медленно направились к соседней аллее. Аманда понимала, что допустила промашку и что надо поскорее вернуть себе утраченные позиции. Она заговорила о дебатах в парламенте, посвященных войне с Францией, в надежде отвлечь Росса от мыслей о его воспитаннице, но лорд отвечал односложно и неохотно, и в конце концов ей пришлось замолчать.

Росс ругал себя за то, что возобновил знакомство с Амандой. Это не могло привести ни к чему хорошему. Он решил опять ухаживать за ней в тот день, когда повздорил с Тэссой и буквально нос к носу столкнулся с миссис Чалмерс у подъезда собственного дома: Аманда намеревалась нанести визит леди Сэйл. Он скоротал вечер в обществе Джулиана и бутылки, но понял, что ему не удастся забыть о Тэссе. Тогда он попробовал заменить ее другой женщиной и поехал к Аманде. Но из его затеи ничего не вышло, и остаток ночи он провел в своем клубе на площади Сент-Джеймс.

Он отлично знал, что Аманда хочет одного — женить его на себе. Нет, она ни разу не произносила этого вслух, но все ее поведение свидетельствовало о том, что она уже ощущала себя леди Сэйл.

Жениться на Аманде? Такая мысль не раз приходила ему в голову. Она была привлекательна, неглупа, остра на язык. Да, ей не хватало страсти истинной любовницы, но она с успехом заменяла страсть умением, и Росса это вполне устраивало. Его сердце не принадлежало Аманде, да и она была совершенно равнодушна к нему. Но именно такой брак Росс, очень боявшийся предать память горячо любимой Касси, считал теперь единственно возможным для себя. Однако существовало некое препятствие, мешающее молодому лорду Сэйлу взять на себя обязательства по отношению к какой-либо женщине. Мы ведем речь о чувстве, которое он испытывал к Тэссе Лоример.

Росс был уверен, что он не любит Тэссу. Любовь — это нечто совсем другое, это то, что связывало его некогда с Касси. К любимому человеку испытываешь непреходящую нежность, сострадание; в его присутствии ты становишься добрым и готов заключить в объятия весь мир. К Тэссе же его попросту влекло. Когда он видел ее, в нем просыпались первобытные инстинкты самца. Ему хотелось обладать ею, и это желание было настолько сильным, что Росс пугался и старался держаться с девушкой холодно и встречаться с ней как можно реже.

Образ Тэссы преследовал его по ночам. Он давно уже вожделел ее, но не решался признаться в этом даже самому себе. Росс уже видел Тэссу в полупрозрачном фривольном французском белье, и дорисовать картину не представляло для него никакого труда. Он часто представлял себе тот миг, когда они окажутся рядом, в одной постели, и сияющие огнем волосы Тэссы окутают его плечи. Но почему же она так неприветлива с ним? Почему на ее лице читается не радость, а отвращение и едва ли не ненависть? Господи, хоть бы она изменила свое отношение к нему Хоть бы начала улыбаться! Неужели же она совершение равнодушна к своему опекуну?..

Вот именно — опекуну! «Что за отвратительные мысли, — выругал себя Росс. — Ты не имеешь права желать ее потому что поклялся Александру именем своей покойной жены заботиться о девушке и блюсти ее интересы». И Росс опять вспомнил, какое лицо было у Тэссы, когда он грубо сорвал с ее руки перчатку Касси.

Он повел себя тогда так отвратительно только потому, что ему показалось: память о Касси предана, и предатель — он сам! Ни одна женщина не могла сравниться с Касси, и потому, затевая очередную интрижку, он ни разу не испытывал угрызений совести. Но Тэсса… Да, он не любил ее, однако к Касси его в свое время влекло куда меньше, чем к этой юной особе. И Росс проклинал себя и злился на всех вокруг.

Горькая правда впервые открылась ему в тот день, когда он застал Тэссу в бело-розовых покоях нежилого крыла. Он довольно часто заходил сюда и всякий раз ощущал присутствие Касси. Несколько лет назад он согласился на ее просьбу перестроить старый дом, но отделать на новомодный лад успели только покои Касси. Они пришлись ей по вкусу; она и сама была такая — мягкая, спокойная, не любящая броские цвета. Чехлы для стульев она вышивала собственноручно, и Росс, глядя на них, всегда грустил. Он вспоминал, как его жена старательно работала иголкой, а он сам что-нибудь читал. Иногда ему хотелось узнать мнение Касси, и тогда он зачитывал ей тот или иной пассаж. Касси внимательно выслушивала его, а потом улыбалась и говорила, что ничего не поняла и что он, Росс, очень умный, а ее голова вечно занята хозяйственными делами.

Однако в последнее время это воспоминание стало тускнеть, вытесненное другим: Тэсса и ее дед сидят вечером на террасе и обсуждают какую-то книгу. Он, Росс, никогда не участвовал в их беседах. Он вообще избегал лишний раз встречаться с Тэссой.

Когда он увидел на лестнице служанку и та сказала ему, где Тэсса, он немедленно пришел в ярость. Если бы в комнаты Касси случайно забрел кто-нибудь другой, Росс остался бы невозмутим. Но мысль о том, что его воспитанница ходит сейчас по заветным покоям, заставила сердце лорда Сэйла биться чаще. Он почувствовал во всем этом некую угрозу; то, в чем она заключается, открылось ему сразу, едва он успел войти в гостиную Касси. Живая, пульсирующая красота мисс Лоример, казалось, заполнила собой эти молчаливые комнаты. Все его тело, как это всегда бывало в присутствии Тэссы, напряглось и словно потянулось ей навстречу. Господи, он хотел ее даже здесь, где все дышало Касси! Чтобы отвлечься, Росс взглянул на вышивку, на картины, заметил маленький букетик фиалок, который красовался на каминной полке. Фиалки были любимыми цветами Касси… Однако спокойствие не приходило. Само присутствие Тэссы убивало память о покойной; он даже не мог представить себе, как она выглядела, а в комнате не было ни одного портрета, который помог бы ему вспомнить милые черты Касси. Они были так мало женаты, что не успели запастись портретами друг друга… Потом он заметил перчатку на руке Тэссы и взорвался…

Позднее, успокоившись, он твердо решил перебороть свою пагубную страсть к девушке, потому что опасался сделать что-нибудь такое, о чем впоследствии придется пожалеть.

— Послушайте, — обратилась к нему Аманда, — у вас сейчас такое лицо, точно вы намереваетесь кого-нибудь убить…

Он медленно повернул голову и недоуменно посмотрел на нее. Аманде показалось, что он не может вспомнить, кто она такая.

И тогда она рассердилась и резко спросила:

— Росс, я вам очень надоела?

— Прекрасная женщина надоесть не может, — ответил он преувеличенно любезно. — Давайте-ка пожалеем наших лошадей и позволим им немного размяться.

Аманда молча кивнула.

* * *

Час спустя Аманда стремительно ворвалась в свой дом на Хилл-стрит, с силой оттолкнув лакея, открывшего ей дверь. Она торопливо взбежала по ступенькам, время от времени ожесточенно хлеща арапником по перилам, и направилась в свою комнату.

Уже подходя к двери, она увидела, как откуда-то выскочила молоденькая служанка. Девушка горько рыдала и безуспешно пыталась привести свою одежду в порядок. «Так вот чем занимаются слуги в мое отсутствие», — подумала Аманда и совсем было собралась окликнуть служанку и хорошенько ее отчитать, когда из той же комнаты вышел джентльмен. Это оказался Бертрам, который довольно улыбался и застегивал крючки на камзоле. Мужчина и девушка одновременно заметили Аманду. Служанка неловко присела и убежала, а Бертрам безмолвно развел руками.

Ноздри Аманды раздувались от ярости. Она хлопнула дверью своей комнаты, сама, без помощи горничной, сняла амазонку и села к туалетному столику, чтобы причесаться. Тут, предварительно негромко постучав, к ней вошел кузен.

— К чему совращать моих служанок? — недовольно спросила Аманда. — Я знаю наверняка, что в округе есть множество дорогих и дешевых борделей, способных утолить любой аппетит.

Он небрежно пожал плечами и оперся на прикроватный столик.

— Я делаю то, что мне нравится. Эта девчушка такая свеженькая… — Он причмокнул губами, словно смаковал вкусное блюдо.

Взгляды Аманды и Бертрама встретились в зеркале.

— А она этого хотя бы хотела? — осведомилась женщина.

— Наверное. Но какое это имеет значение? — Бертрам равнодушно пожал плечами.

Женщина повернулась и в упор посмотрела на Бертрама.

— Для человека, который мечтает получить с жены отпускного, это слишком рискованный поступок. И к тому же совершенно бессмысленный, — заметила она.

— Я не согласен, — возразил Бертрам. — Семейка моей женушки настолько высоко ставит нравственность, что чем беспутнее я буду себя вести, тем с большей охотой они откупятся от меня.

— До сих пор не понимаю, что на них нашло, когда они согласились, чтобы их дочь превратилась в миссис Гиббон, — съязвила Аманда.

Бертрам рассмеялся.

— А что нашло на достопочтенного Фредерика Чалмерса, который женился на моей милой кузине? — не менее язвительно отозвался он и сразу добавил: — Господи, вспомнить страшно, чего стоила мне эта моя женитьба! Я запоминал и читал наизусть целые куски из Библии, исправно посещал церковь, почти не бывал в своем клубе… Вот скучища-то! Даже сейчас скулы сводит.

Она хмуро посмотрела на него, а потом расхохоталась:

— Бедняжка Бертрам!

— Да, да, именно так: бедняжка Бертрам. Каково мне было обнаружить, что я женат на растекшемся пудинге! — воскликнул он. — А лицо-то ее, лицо! Вечно унылое, и губы вечно поджаты… Ну да бог с ней!.. Я рад, что моя Аманда наконец-то улыбнулась. Так что же произошло, пока мы не виделись?

— Это все Росс Тревенан, — коротко объяснила Аманда.

— Так я и думал! — кивнул Бертрам.

— Да, Бертрам, у меня появилась соперница. Очень опасная соперница, — со злобой произнесла она.

Его глаза слегка сузились, когда он посмотрел на кузину.

— Не понимаю, почему вы так расстроены? — удивился он. — Ведь на нем одном свет клином не сошелся. К тому же у вас никогда не лежало к нему сердце. Значит, все дело в титуле. Я угадал?

Кузина неохотно проговорила:

— Да, я должна была стать леди Сэйл, и эта мысль, не скрою, приятно согревала меня. Но есть и еще кое-что. Все вокруг знают, что он ухаживал за мной. Конечно, я не ждала, что он сделает мне предложение завтра же, но все-таки.

Бертрам кивнул.

— Ясно, — сказал он. — Ваша гордость не позволяет вам делаться мишенью для насмешек.

— Как это славно, когда тебя понимают с полуслова, — негромко засмеялась Аманда. — Да, я не привыкла, чтобы надо мной потешались. Вдобавок я не позволю какой-то неуклюжей пустоголовой девчонке отнимать у меня добычу.

— Неуклюжей пустоголовой девчонке? — Бертрам сел на кровать. — Это вы о Тэссе Лоример?

— А о ком же еще?! — вспылила Аманда.

— Осторожнее, сестрица. Вы ее явно недооцениваете. В моем клубе Тэссу прозвали Подрумяненной Булочкой, и все считают, что она очень неглупа и далеко пойдет, — предупредил он кузину.

Зеленые глаза Аманды широко распахнулись. Она встала, подошла к Бертраму и веско произнесла:

— Я готова на все, лишь бы отделаться от нее. Вы помните, что мы заключили сделку? Выясните же поскорее все, что только возможно, об этой девице, а я в долгу не останусь.

Бертрам открыл табакерку, взял щепотку табаку и посмотрел на двоюродную сестру.

— Как вы думаете, — растягивая слова, спросил он, — чем я занимался всю последнюю неделю?

— Разве вы не навещали родителей своей жены, чтобы обговорить с ними условия развода? — удивилась Аманда, с любопытством поглядывая на Бертрама.

— Я ездил в Норфолк, чтобы возобновить знакомство с адмиралом Лоримером, единственным известным мне Лоримером, — сообщил он. — Нас представили друг другу на охоте, которую несколько лет назад устраивал мой тесть. Так вот, оказалось, что мой Лоример доводится Тэссе… скажем для краткости — двоюродным дедом и что ему очень многое известно.

— Что же вы так долго молчали? — радостно засмеялась Аманда. — Ну же, выкладывайте свой секрет!

— У меня их припасено сразу несколько, — заявил Бертрам и принялся живописать приключения Тэссы в многочисленных школах, ее бегство с лакеем и то, при каких обстоятельствах ее родственники Бисли отказались от девушки. Однако пребывание Тэссы во Франции по-прежнему было скрыто завесой таинственности; не узнал Бертрам и того, почему Росс стал ее опекуном.

Когда он замолчал, Аманда поднялась и принялась в задумчивости ходить по комнате. Наконец она прервала затянувшееся молчание вопросом:

— А что тот лакей, с которым она сбежала? Он, быть может, сделался ее мужем?

Бертрам отрицательно покачал головой, и лицо Аманды омрачилось.

— А еще я обнаружил, — продолжил он, — что по английским законам Бисли по-прежнему являются ее опекунами. Дед никогда не был официальным опекуном своей внучки. Но он — самый богатый в семействе человек, и с его желаниями приходилось считаться.

Аманда медленно, ни слова не говоря, приблизилась к кузену. Ее глаза сверкали от радости.

— Спасибо, вы мне очень, очень помогли! — с чувством сказала она.

— Теперь я жду обещанной награды, — напомнил он ей.

Ее брови слегка приподнялись.

— Вам нравится еще какая-нибудь из моих служанок? — спросила Аманда. — Что ж, я готова закрыть на это глаза.

— Ну уж нет, — хрипло проговорил Бертрам. — Сделка есть сделка. Иди-ка сюда.

Она послушно подошла и стояла совершенно неподвижно, позволяя ему раздевать себя.

— И что тут приятного? — спросила она, когда кузен обеими руками приподнял ее груди.

— Я, конечно, мог бы объяснить, но ты все равно не поймешь, — ответил Бертрам, уверенно раздвигая ей ноги.

12

Росс немного задержался и опоздал к назначенному часу, поэтому, как только его великолепные, мышиной масти кони остановились у дома Тернеров на Вигмор-стрит, он выпрыгнул из двухколесного экипажа, бросил вожжи подбежавшему мальчику-груму и поспешно взбежал по лестнице. Его немедленно проводили в библиотеку, расположенную на первом этаже. Десмонд и Джулиан пили там шерри и поджидали его. Оба разом взглянули на вошедшего.

Росс пожал руки своим друзьям, и вскоре завязалась непринужденная беседа — обычная для людей, которые давно не виделись. Однако это была не пустопорожняя светская болтовня. Десмонд недавно вернулся из Йоркшира и теперь готов был поделиться с приятелями раздобытыми сведениями.

Когда Росс, налив себе шерри, сел в кресло, Джулиан сказал:

— Мы с Десмондом уже начали беспокоиться. Что тебя задержало?

— Я… моя воспитанница советовалась со мной относительно своего бального платья… — пробормотал Росс в ответ.

Но он солгал. Они с Тэссой поссорились, причем из-за совершеннейшего пустяка. Росс так рассердился, что едва не забыл о назначенной встрече. А началось все с того, что его бабушка позвала в дом искусного парикмахера, который умел великолепно укладывать волосы. Росс не придал бы этому никакого значения, если бы не узнал случайно, что Тэсса тоже собирается менять прическу. Ей взбрело в голову коротко постричься и завиться так, чтобы лицо обрамляли локоны. Конечно, это было глупо, потому что длинные роскошные волосы очень шли девушке, но Росс все-таки не имел права вмешиваться. А он вмешался. Сначала он сделал какое-то казавшееся ему невинным замечание, а потом пошло-поехало. Тэсса вспылила, наговорила ему дерзостей, он тоже не промолчал, и в конце концов она назвала его бездушным деспотом, а он ее — неисправимой капризной девчонкой. Опомнился же Росс только тогда, когда взглянул на лицо бабушки. Та находилась в полной растерянности и смотрела на внука так, словно у него внезапно выросла вторая голова.

Росс глотнул шерри и осведомился:

— И что же тебе удалось узнать в Йоркшире?

— К сожалению, я не нашел Нэн Робертс, — ответил Десмонд. — Но зато нам теперь кое-что известно о ее судьбе. Девушке пришлось через многое пройти. В раннем детстве она осиротела, и ее воспитывали какие-то дальние йоркширские родственники. У Нэн, по всей видимости, нелегкий характер, потому что ее, как и Тэссу, переводили из одной школы в другую. Когда же ее приемные родители умерли, Нэн пришлось пойти в гувернантки. Все это мне поведал местный викарий, прекрасно осведомленный чуть ли не о каждом своем прихожанине.

— Не стоит расстраиваться из-за того, что не удалось разыскать саму Нэн Робертс, — сказал Джулиан. — Вряд ли бы она многое сумела нам поведать.

Десмонд задумчиво покачал головой.

— Она была лучшей подругой Тэссы в Академии мисс Олифант, — сообщил он неожиданную новость. — Возможно, она видела или слышала что-нибудь такое, что могло бы помочь расследованию.

— Но она вовсе не была такой уж ее задушевной подругой, — заметил Джулиан. — Ведь девочки даже не переписывались.

— Тогда почему же Тэсса до сих пор помнит именно Нэн Робертс? — поинтересовался Десмонд.

Росс молчал. Им пока было известно об этой Нэн так мало, что расследование походило на игру в жмурки.

— Ну а теперь, — попросил Десмонд, — расскажите мне о том, что творилось в Лондоне, пока я был в отлучке.

— Да, можно сказать, ровным счетом ничего не творилось. Жизнь пресная, скучная, один день похож на другой, — улыбнулся Росс.

— Послушайте, а вдруг Тэсса не лжет, когда утверждает, что ее не было там в ту ночь, когда утонула Бэки Феллон? — задумчиво произнес Джулиан.

— Нет, она была там, — возразил Десмонд. — У нас есть свидетельства очевидцев. И потом — ведь кто-то, мы пока не знаем кто, искал и, наверное, до сих пор ищет Тэссу. Нам повезло, что именно мы первыми отыскали ее. Но я, разумеется, вовсе не утверждаю, что Тэсса — лгунья. Может статься, что она попросту все забыла.

— Да, да, — подхватил Джулиан. — Такое случается. Взять хотя бы моего дядюшку. Бедняга однажды упал с лошади и сломал ногу. Так вот, представьте себе, он до конца жизни так и не смог вспомнить этой верховой прогулки. Она начисто выветрилась у него из памяти.

— Давайте еще раз поговорим с Тэссой, — мрачно предложил Росс. — Вдруг она все-таки расскажет нам что-нибудь о той давней ночи?

Джулиан искоса поглядел на него.

— Я ошибаюсь, — мягко спросил он, — или ты действительно чем-то очень недоволен?

— Конечно, недоволен, — мгновенно вскипел Росс. — Да как она будет жить дальше, если мы с вами не поймаем этого подонка? Я не смогу, понимаете, не смогу всегда охранять ее! Через год она станет совершеннолетней, и я лишусь своего влияния на нее. Тэсса будет жить собственным умом и не захочет слушать ничьих советов… а уж моих — тем более.

Джулиан долго протирал свой лорнет, а потом небрежно предложил:

— Вот что, Росс, по-моему, тебе следует жениться на ней. Уж собственную-то жену ты защитить сумеешь.

В библиотеке повисло неловкое молчание, и все услышали, как потрескивают дрова в камине, тикают часы и грохочут за окном экипажи.

Десмонд откашлялся и проговорил:

— Мне почему-то кажется, что наш неведомый противник подозревает о расставленной ловушке. Может быть, он давно отказался от своей гнусной затеи и покинул Англию?

— Я так не думаю, — отозвался Росс, покачивая головой. — Да, это правда, что Тэссу прекрасно охраняют. Но все убеждены, что причина кроется в ее огромном состоянии и в том, что я боюсь, как бы ее не соблазнил какой-нибудь нищий, но смазливый малый. По-моему, никто не догадывается, как далеко простирается наша бдительность. Ведь мы глаз с Тэссы не спускаем, стараемся ни на минуту не оставлять ее в одиночестве. Я, Салли или Джулиан постоянно находимся подле нее. Джулиан даже делает вид, что ухаживает за Салли, чтобы иметь предлог ежедневно посещать наш дом.

Десмонд озадаченно посмотрел на Джулиана, и тот быстро сказал:

— Мы смогли придумать только это. Зато теперь я в Сэйл-хаузе — самый частый гость. О господи, Десмонд, это всего лишь невинный флирт. Да не смотри же на меня так!

— Да, да, конечно, — отозвался Десмонд, чьи мысли, как оказалось, бродили где-то далеко. Он добавил себе шерри и сказал: — Давайте-ка попробуем отвезти Тэссу во Флитвуд-Холл.

— Зачем? — не понял Росс.

— Видите ли, мне кажется, что она, оказавшись там, вспомнила бы кое-что. В нашей цепочке недостает стольких звеньев! — произнес расстроенный Десмонд.

Росс нахмурился:

— Но мы же не знаем, что именно произошло той злосчастной ночью. Как же мы сумеем объяснить Тэссе, что от нее требуется?

— Если собрать все клочки наших знаний воедино, — продолжал Десмонд, — выяснится, что нам известно не так уж мало. Конечно, есть существенные пробелы, но их можно попытаться заполнить как раз с помощью Тэссы. Главное, чтобы она согласилась делать то, что ей скажут.

Росс изумленно промолвил:

— Но это же значит дать ей понять, что она — следующая жертва убийцы. Мы не сумеем утаить от нее судьбы остальных девушек.

Десмонд кивнул.

— Я думал об этом. Другого выхода я не вижу. Может быть, она станет осмотрительнее в выборе знакомых. Впрочем… — Он поколебался, а потом все же закончил: — Впрочем, это всего лишь мое предложение. Если оно вам не по душе, так и скажите, я не обижусь.

Джулиан нетерпеливо заерзал в кресле и неожиданно выпалил:

— А может, никакого убийцы и нет! Может, это всего лишь несколько никак не связанных друг с другом несчастных случаев. Ведь этих женщин объединяет лишь то, что они учились когда-то во Флитвуд-Холле.

Росс было сердито вскинулся, но ему удалось взять себя в руки.

— Джулиан, я уверен, что Касси убили. Она очень боялась воды и никогда не села бы в лодку на озере, тем более что рядом с ней никого не было.

— Но на чем основывается твоя уверенность? А может, она просто захотела порадовать тебя? Ведь твоя жена любила подобные сюрпризы, — напомнил другу Джулиан.

Росс сердито ответил:

— Однажды я уже совершил ошибку, в результате которой погибла прекрасная молодая женщина. Я не хочу Тэссе той же судьбы. Когда Касси говорила мне о своих страхах, я смеялся и называл ее трусихой и глупышкой. Так вот, я позабочусь о безопасности моей подопечной, позабочусь во что бы то ни стало, даже если мне придется приковать ее к себе!

— Росс, — осторожно сказал Джулиан, — ты не должен упрекать себя за то, что случилось с Касси. Ты же не мог знать… Такое нельзя предвидеть…

— Нет, — перебил его Росс, — я знал, но ничего не предпринял!

Тут в разговор вмешался Десмонд:

— Да нет же, Росс! Когда все это произошло, даже я ни в чем не был уверен. Мы поняли, что это не несчастный случай, позже, когда… осматривали тело. Не падайте духом, дружище, мы непременно схватим убийцу.

Все заговорили о другом, однако Росс никак не мог отделаться от мысли, что рассказывать Тэссе о нависшей над ней опасности не следует. Она слишком молода, чтобы знать о темных сторонах жизни.

Однажды Росс предложил ее деду отправить Тэссу в Америку, дабы она — возможно, даже под другим именем — смогла начать новую жизнь. И вот теперь он снова всерьез задумался об этом. Его размышления прервал сильный стук во входную дверь. Трое мужчин быстро вскочили и направились в холл. Десмонд, опередив слугу, впустил в дом запыхавшегося человека в ливрее семейства Сэйл.

— Милорд, — обратился тот к Россу, — несчастье! Поспешите домой!

Росс вышел на крыльцо, спрашивая на ходу:

— Что-то с мисс Лоример? Что с ней стряслось?

Лакей последовал за ним со словами:

— Ее пытались похитить.

— Кто? — В голосе Росса звучали ярость и неподдельный страх.

Лошадь слуги была привязана к кольцу, вделанному в стену дома, и Росс, не обращая внимания на свой экипаж, схватил поводья и ловко вскочил в седло.

— Не знаю, — ответил лакей растерянно. — Там сейчас судья и констебль. И еще какие-то люди. Мисс Тернер велела мне отыскать вас и сказать, чтобы вы поспешили домой.

При желании любой сможет выдать себя за судью или констебля, пронеслось в голове у Росса, и он хлестнул лошадь.

Он выбрал кратчайший путь — через Гайд-парк и Кен-сингтон-роуд. Из-под лошадиных копыт летели куски дерна, попадавшиеся навстречу всадники испуганно шарахались в сторону и посылали Россу проклятья, но тот ничего не замечал. Он безумно, панически боялся за Тэссу, и этот ужас был сродни тому, который охватил его при виде мертвой Касси.

Перед Сэйл-хаузом стоял чей-то экипаж и две оседланные лошади. В холле Росса встретили взволнованные слуги.

— Идите наверх, сэр, — сказали ему. — Они в гостиной миледи.

Росс помчался по лестнице, перемахивая через несколько ступенек разом. На втором этаже он увидел слугу, нанятого им для охраны Тэссы. Похоже было, что в гостиной леди Сэйл творится что-то неладное.

— Они заперли дверь, — сказал телохранитель. — Но…

Тут из гостиной донесся протестующий вопль, и Росс узнал голос Тэссы. Он выхватил из кармана пистолет и ударил в дверь плечом. Дерево затрещало, и голоса внезапно смолкли. После второго удара дверь подалась, и Росс влетел в комнату.

13

Нахмурив брови, Росс остановился на пороге и быстро окинул взглядом собравшихся. Увидев Тэссу, здоровую и невредимую, он облегченно перевел дух и сердито уставился на краснолицего плотного джентльмена, который по-хозяйски держал девушку за руку. Джентльмен смутился и, отпустив Тэссу, попятился.

— Росс! — взволнованно воскликнула девушка. — Наконец-то вы появились! — И она быстро пересекла комнату и бросилась в его объятия.

Обхватив ее одной рукой и прижав к себе, англичанин еще раз осмотрелся по сторонам и, успокоенный увиденным, засунул пистолет в карман. Единственным оружием можно было счесть ножницы, которые судорожно сжимала его бабушка. Двоих мужчин — того, кто держал Тэссу за руку, и второго, пожилого и седовласого, — Россу раньше встречать не доводилось. Зато пожилая чета, стоявшая у стола, показалась ему знакомой. Еще в этой сцене участвовали леди Сэйл, Салли и мистер Харрис, известный парикмахер.

Внезапно все разом заговорили, однако Росс никого не стал слушать. Все его внимание было приковано к Тэссе. Огромные глаза девушки были наполнены готовыми пролиться слезами, лицо побледнело, голос дрожал.

— Господи, Росс, — тихо проговорила бедняжка, — они хотят забрать меня!..

Лорд Сэйл усмехнулся:

— Не бойтесь. Никто и никогда не заберет вас из этого дома.

— Вы не поняли… У них есть какой-то документ… в общем, так распорядился судья. Он говорит, что вы никакой не опекун и что я должна уехать отсюда вместе с моими настоящими опекунами!

— Кто это говорит? — осведомился Росс.

— Да судья же! Мистер Уэйд… — Она указала на седовласого господина. — И еще мой дядя Бисли… и моя тетя.

Тут Росс наконец понял, почему лица пожилых супругов были ему знакомы. Он навещал мистера и миссис Бисли в Бате, когда разыскивал Тэссу. В тот раз они показались ему достойными уважения людьми, которые наверняка были для юной неопытной девушки хорошими опекунами. Правда, его удивило, что после того, как Тэсса убежала с лакеем, они так легко умыли руки и отказались от ее поисков. Почему же теперь они непременно хотят вернуть ее? Росс внимательно взглянул на супругов. Женщина была на несколько дюймов выше мужчины. Одеты оба были неброско, если не сказать — мрачно. У Росса создалось впечатление, что из его дома они прямиком отправятся в церковь.

«Что за глупости лезут в голову», — рассердился на самого себя Росс. Дело вовсе не в том, как эти люди одеты. Просто он никогда и никому не отдаст Тэссу!

Девушка потянула его за рукав.

— Извините, Росс, но у меня не было другого выхода. Я рассказала им всю правду о нас…

Ему понравился тон, которым она это произнесла, понравился ее мягкий взгляд и то, как она прильнула к нему.

— И что же это за правда, Тэсса? — тихо спросил он.

Девушка судорожно сглотнула и выпалила:

— Я рассказала, что мы тайно обвенчались в Париже!

— Отлично, — продолжал улыбаться Росс. — Значит, обвенчались… — И тут только до него дошел смысл ее слов. — Кто… кто обвенчался? — запинаясь, пробормотал он.

— Мы с вами, — недовольно сказала Тэсса. — И ничего тут нет смешного.

— Да я и не думаю смеяться! — подбодрил он ее.

Девушка взглянула ему в лицо, убедилась, что он действительно серьезен, и доверительно прошептала:

— Должна же я была что-нибудь им сказать. А у замужней женщины опекунов не бывает. Но они мне почему-то не поверили и все настаивали на своем. Бабушка пыталась защитить меня с помощью ножниц мистера Хар-риса, однако у нее ничего не вышло… И тогда я заперла дверь и выбросила ключ за окно.

Росс не выдержал и расхохотался. Тогда все опять заговорили, перебивая друг друга. Росс протестующе поднял руку и в наступившей тишине обратился к седому джентльмену:

— Судья Уэйд, потрудитесь объяснить, что привело вас в мой дом.

Польщенный тем, что лорду Сэйлу известно его имя, судья выступил вперед и, поминутно оглядываясь на мистера и миссис Бисли, сообщил, что у него есть документ, согласно которому единственными законными опекунами мисс Лоример являются супруги Бисли — как кровные родственники девушки.

— Но если, — добавил судья, — мисс Лоример сказала правду и вы, милорд, с ней обвенчались, то говорить больше не о чем. Никто не вправе разлучать супругов.

Пышная грудь миссис Бисли всколыхнулась от негодования.

— Так вот какова твоя благодарность, испорченная дрянная девчонка! — воскликнула эта почтенная женщина. — Тайное венчание в Париже! Впрочем, милорд еще не подтвердил твоих слов, и я пока имею полное основание назвать тебя лгуньей. А мы столько сделали для тебя! Мы стремились к тому, чтобы ты стала богобоязненной и набожной особой. Да, видно, не в коня корм… И все же мы заберем тебя отсюда. Нечего тебе тут делать. Мистер Бисли, скажите же что-нибудь! — обратилась она к супругу.

Мистер Бисли послушно открыл рот и сказал:

— С ума можно сойти. А мы и не догадывались, что она так богата. То есть мы знали, конечно, что ее дед платит за все школы, но нам-то он этих денег не присылал. Кто бы мог подумать…

Тут супруга толкнула его локтем в бок, веля умолкнуть, повернулась к краснолицему констеблю и приказала:

— Констебль Портер, проводите, пожалуйста, мисс Лоример до нашего экипажа.

— На вашем месте, констебль, я бы не стал этого делать, — вкрадчиво сказал Росс. Было в его голосе нечто такое, что все замерли.

Свадьба? Да, если он подтвердит сейчас слова Тэссы, пути назад у него уже не будет. Но, может, оно и к лучшему. Вот и Джулиан советовал ему сегодня жениться на Тэссе. Прекрасное решение вопроса. Пожалуй, оно ему по душе.

И Росс с улыбкой обратился к своей воспитаннице:

— Дорогая, мы заслужили все эти упреки. И зачем только мы так тщательно хранили нашу тайну? Виноват во всем я один. Хотел сделать бабушке приятный сюрприз…

Тэсса, обрадованная его словами, благодарно посмотрела на него. Росс же тем временем продолжал:

— Моя жена сказала вам правду. Мы тайно обвенчались в Париже — разумеется, с согласия ее деда. — Тут миссис Бисли издала неясное восклицание, а леди Сэйл изумленно охнула, однако Росс не дал сбить себя с толку. Очаровательно улыбнувшись обеим дамам, он добавил: — Конечно, миссис Бисли, вы и ваш многоуважаемый супруг имели право первыми услышать эту замечательную новость, и я собирался приехать в Бат и все вам рассказать. Но дела, знаете ли… палата лордов, то да се. Я не осуждаю вас за попытку отнять у меня жену — ведь вы ни о чем не догадывались. Как хорошо, что вы оказались здесь и сможете первыми поздравить нас.

Тэсса никак не могла взять в толк, почему у всех такое хорошее настроение. Как только Росс вышел из комнаты, чтобы проводить гостей, немедленно появились Джулиан и Десмонд, которым Тэсса и пересказала всю историю. После того как молодые люди наконец перестали смеяться, Джулиан позвонил и велел подать шампанского. Кажется, все, кроме Тэссы, считали, что эта выдумка насчет венчания в Париже просто гениальна. Сама же девушка чувствовала себя виноватой и была растерянна. Что они с Россом станут делать, когда правда откроется? Какой позор навлекла она на них обоих!

Тэсса поминутно нетерпеливо смотрела на часы, гадая, что могло так задержать Росса. Неужели он все еще беседует с Бисли? Можно представить, что они ему говорят про нее! Но больше всего беспокоило девушку то, что придется выслушать от Росса ей самой. Ну что за нелепая мысль пришла ей в голову?!

Наконец лорд Сэйл вошел в гостиную и удивленно поднял брови, увидев бокалы с шампанским. Его лицо хранило серьезное выражение.

Никто, впрочем, не придал этому значения. В гостиной по-прежнему раздавался смех и тонкий звон хрусталя. Вскоре все разошлись. Тэсса тоже с удовольствием бы улизнула, но она понимала, что им с Россом надо многое обсудить. «Наверное, он сумеет найти выход из положения, — с надеждой думала девушка. — Ведь он такой умный».

Джулиан перед уходом с улыбкой похлопал хозяина дома по плечу.

— Впервые за много лет ты послушался моего совета, — заявил он. — Надеюсь, вы пригласите меня на свадьбу?

— Если это событие когда-нибудь произойдет, то непременно, — ответил Росс.

— Друг мой, насколько я понял, ты сегодня собственноручно подписал себе… — Тут Джулиан осекся, взглянул на Тэссу и закончил: — Короче говоря, я понятия не имею, как вы выпутаетесь из всего этого.

Десмонд же просто пожал Россу руку со словами:

— Отлично придумано.

После этого он следом за Джулианом покинул комнату. Салли положила руки на плечи Тэссы, расцеловала ее в обе щеки, прошептала:

— Все будет хорошо, вот увидишь! — и выскользнула из гостиной.

Леди Сэйл тоже была немногословна. Она ласково поцеловала девушку и сказала:

— Я была совершенно слепа и начала догадываться кое о чем лишь тогда, когда ты, дорогой, закатил скандал из-за того, что ей вздумалось постричься. Как же я рада за вас!

Когда дверь закрылась и они остались одни, Тэсса упала в ближайшее кресло, закрыла лицо руками и простонала:

— Господи, они все ведут себя так, словно мы и вправду поженились или скоро поженимся! — Она глубоко вздохнула, выпрямилась и посмотрела Россу в глаза: — Так что же нам делать?

— Что нам делать? — переспросил лорд Сэйл. — Вы все затеяли, значит, вам и решать. Так что же нам делать? — И Росс, налив себе шампанского, сел на диван.

— Я отказываюсь возвращаться к Бисли, — угрюмо заявила Тэсса.

— Может, соблаговолите объяснить почему? — полюбопытствовал он.

— Но вы же их видели! — в отчаянии воскликнула Тэсса. — Они набожнее самого архиепископа Кентербе-рийского! А уж до чего скучны! И ненавидят все светское — пение, танцы, вино… молодых людей, которые меня изредка посещали… Единственное, что они читают, кроме Библии, это дурацкие нравоучительные трактаты.

— А мне кажется, что опекуны из них просто замечательные… — пробурчал он.

Тэсса удивленно вскинула голову, заметила веселые искорки в его глазах и успокоилась. Встав, она начала ходить по комнате, шепча себе под нос:

— Все мужчины — лицемеры. Им-то не возбраняется в молодые годы веселиться, но если этого же захочет и девушка, то ее репутация будет запятнана…

— Запятнана? — расхохотался Росс. — Должен вам сказать, что ваша репутация прямо-таки проржавела!

Тэссе очень хотелось ответить ему колкостью — ведь события, на которые он сейчас намекнул, случились страшно давно, а в Сэйл-хаузе она всегда вела себя безукоризненно, — но чувство вины за то, что из-за нее Росс оказался в столь затруднительном положении, вынудило ее промолчать.

— Садитесь, Тэсса! — сказал он и, дождавшись, пока девушка опустилась в кресло, продолжил: — Нам с вами предстоит сейчас сделать выбор. Видите ли, Бисли — ваши законные опекуны, и стали они ими только потому, что согласились выполнить просьбу вашего отца. Я только что прочитал его завещание. Там говорится, что вы вверяетесь заботам этих уважаемых людей.

Тэсса изумленно всплеснула руками и спросила:

— Но почему же вы не выдали меня, а тоже сказали, что мы с вами — муж и жена?

— Да потому, — спокойно ответил Росс, — что они хотели забрать вас отсюда. Мне нужно было время, чтобы принять какое-нибудь решение… посоветоваться с вами, наконец! И пожалуйста, потушите горящий в вашем взоре огонек надежды. Я еще ничего не решил. Пока ясно одно — во Францию вы не вернетесь…

Девушка наклонилась к нему и тихо попросила:

— Не отдавайте меня Бисли. Вы не все знаете. У меня есть один кузен — он уже почти пожилой и очень противный и жадный. Так вот, Бисли хотят выдать меня за него. Я же не просто так убежала от них. Придумайте что-нибудь, иначе мне придется сделаться его женой!

— Но вы же слышали, что сказал судья, — ответил ей Росс. — Если мы не сможем доказать, что обвенчались — а мы, разумеется, не сможем, — то вам придется перебраться к настоящим опекунам. Есть, конечно, надежда, что суд признает опекуном меня, а не Бисли, но надежда эта очень слабая. Вас могло бы спасти только настоящее, а не выдуманное венчание.

Тэсса неотрывно смотрела на свои стиснутые от волнения кулачки. В ее голове роилось множество планов бегства от ненавистных Бисли, но девушка вдруг подумала, что… Да нет, он никогда на это не согласится. Тэсса вздрогнула как от холода, и глаза ее блеснули.

Она посмотрела на Росса, и тот заметил этот блеск.

— Что с вами? — спросил он.

— Нет, нет, н-ничего… — прошептала она. Мысль была слишком безумная, чтобы говорить о ней.

— Н-ничего? А почему вы начали заикаться? — не отставал от нее Росс.

— Н-не знаю, — запинаясь, ответила Тэсса.

— Зато я знаю. Вы что-то надумали, но боитесь мне об этом сказать. Так вот — я вас внимательно слушаю, — проговорил он и нагло уставился на Тэссу.

Тэсса торопливо проговорила:

— Мы могли бы пожениться. То есть, конечно, не по-настоящему, просто подписали бы брачный контракт. А потом я вернусь во Францию… и вы тоже поедете со мной… и там мы разведемся. Во Франции очень легко получить развод.

Какое-то время он молчал, а потом принялся смеяться.

Тэсса обиженно сказала:

— Жалко, что моя мысль вам не понравилась.

Росс перестал смеяться, в упор глядя на нее.

— А могу ли я вам доверять? Вдруг вы откажетесь разводиться со мной? — недоверчиво заметил он.

— Да вы с ума сошли! — фыркнула девушка и снова начала безостановочно бродить по комнате. — Вы мне вовсе не нравитесь. Я с нетерпением жду того дня, когда смогу расстаться с вами.

Как будто не слыша ее, Росс спокойно сказал:

— И можете ли вы доверять мне? Вот возьму и не дам вам развод. И во Францию не отпущу.

Тэсса остановилась и повернулась к нему.

— Все это пустое, — серьезно проговорила она. — Я для вас лишь маленький избалованный ребенок. Вы столько раз повторяли это, что я запомнила. Кроме того… — Тут она запнулась, и взгляд ее затуманился. — Кроме того, мы оба знаем, что вы по-прежнему любите свою покойную жену.

Он сердито вскинул голову.

— Тэсса, послушайте… — начал он.

— Нет, это вы послушайте меня, Росс Тревенан! — воскликнула девушка, подойдя к нему вплотную и глядя на него сверху вниз. — Вы обещали моему дедушке опекать меня. Вы говорили, что в Лондоне мне будет хорошо и что вы всегда встанете на мою защиту! Так держите же ваше слово — или отправьте меня обратно во Францию!

Росс резко поднялся, не сводя с нее взгляда. Тэсса откинула голову назад, чтобы по-прежнему видеть его глаза. Вся ее фигурка выражала крайнюю степень возмущения.

— Я помню свои обещания, — сказал Росс, — но вы требуете слишком многого. Тэсса, вы вовсе не центр мироздания. Я хочу жить своей собственной жизнью.

— Ну и живите себе на здоровье! — взорвалась она. — Я вам нисколько не помешаю. Вы вообще сможете забыть о моем существовании. Клянусь вам, что сразу после возвращения во Францию я разведусь с вами!

Росс задумчиво покачал головой.

— Ах, если бы я мог верить вам! Но вы далеко не первая женщина, которая пытается заманить меня в ловушку и привязать к себе супружескими узами, — заявил он, искоса наблюдая за Тэссой.

Ей хотелось ударить его, выцарапать ему глаза, вздернуть на дыбу или даже сварить живым в масле. Неужели он и впрямь вообразил, что она собирается за него замуж?! А может, он решил, что она влюблена?!

— Чванливый зазнайка! — в сердцах крикнула Тэсса. — Значит, я в вас не ошиблась, а вот дедушку вам удалось обмануть. Имейте в виду, что я все равно вернусь во Францию. Как вы помните, путешествовать тайком мне уже доводилось. Да я скорее выйду замуж за Жерома Бонапарта, чем за этого мерзкого Бисли, который… который даже осмелился однажды ущипнуть меня!

Она задохнулась от возмущения и быстро направилась к двери.

— Тэсса! — окликнул ее Росс.

— Что? — Она все же остановилась.

Он негромко проговорил:

— Вы меня убедили. Я стану вашим мужем. Но только при одном условии…

Девушка изумленно ахнула и прошептала:

— Так вы согласны?

— Я женюсь на вас, — невозмутимо продолжал Росс, — если вы пообещаете никому не говорить, что наш брак — простая формальность. Об этом не должны знать ни моя бабушка, ни Салли… в общем, ни одна живая душа. Пообещайте мне это, иначе я не соглашусь.

Тэсса готова была пообещать ему даже достать луну с неба — до того ей не хотелось опять оказаться в лапах Бисли.

— Клянусь, что об этом никто не узнает! — торжественно пообещала она.

— И еще одно, — сказал он. — Я надеюсь, что вы будете вести себя так, как подобает леди Сэйл. Я не хочу выглядеть смешным. Прошу вас слушаться меня и не спорить по всяким пустякам. Мы должны казаться всем счастливой семейной парой. Вы будете играть роль преданной и любящей жены, а я притворюсь заботливым и внимательным мужем. Если вы не готовы к этому, то отправляйтесь в Кларендон, где остановилась чета Бисли. Через час вы будете там.

Она сделала над собой усилие и улыбнулась. Ей ужасно хотелось дать ему пощечину, но она понимала, что одержала над ним победу. Что ж, пускай потешит свое самолюбие и покомандует.

— Хорошо, — проговорила Тэсса и направилась к двери. Но Росс опять окликнул ее. — Разве вы еще не все сказали? — удивленно спросила она.

— Куда вы идете? — поинтересовался Росс.

— Я хочу сделать себе прическу. Мистер Харрис, наверное, еще в доме, — ответила Тэсса.

— Но я вовсе не желаю, чтобы вы обрезали волосы, — сказал он. — Помнится, вы только что обещали слушаться меня.

— Неужели? — улыбнулась Тэсса. — Что ж, вы меня убедили. Впрочем… честно говоря, я и не собиралась обрезать волосы. Локоны — вот о чем я мечтаю. — И Тэсса одарила Росса еще одной, самой ослепительной, улыбкой и вышла из гостиной.

Оставшись один, молодой англичанин откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. Ну вот, все вышло так, как он и хотел. Правда, эта девица готова назвать черное белым, а белое черным ради того, чтобы позлить его, но это лишь до поры до времени. Скоро все изменится, он уверен. Вот сегодня, например, она поступила в соответствии с его желанием, хотя и не догадалась об этом.

И все же Росс не знал, радоваться ему или огорчаться. Да, он добился своего, но что будет, когда Тэссе откроется истина? А заключается она в том, что развод, которым мисс Лоример облагодетельствует его во Франции, ровным счетом ничего не значит в Англии.

Росс подумал о дедушке Тэссы. Время от времени от него приходили письма — бодрые и даже веселые. Но Росс не слишком доверял им. Он был убежден, что Александр чувствует себя все хуже. Да, пожалуй, весть о свадьбе внучки обрадует больного. Разумеется, Росс скроет от него, что это всего лишь брак по расчету. Зачем огорчать старика?

Брак по расчету… Кто, черт побери, придумал такую отвратительную вещь? Должно быть, женщина или скорее молодой человек, вынужденный жениться на отвратительной старой бабе…

Но Тэсса Лоример — вовсе не отвратительная старая баба, и Росс не знал, сможет ли держаться подальше от нее.

Одним глотком он осушил бокал шампанского. В настоящее время у него было слишком много хлопот, чтобы он мог думать о будущем. «Чему быть, того не миновать», — в сердцах подумал он. И все же ему придется позаботиться о свадьбе. И скоро…

Быстро вскочив с дивана, он вышел из комнаты.

14

Тэссе никогда не приходило в голову, что ее друзья не смогут понять: ее брак с Россом — лишь временный маневр, позволяющий ей избежать лап семейства Бисли. Однако все вокруг вели себя так, словно приближающаяся свадьба — повод для бог весть какого торжества. По-видимому, знакомые Тэссы забыли, что получить развод во Франции так же легко, как купить буханку хлеба. А Тэсса не могла напомнить им об этом из-за обещания, данного Россу.

Времени для того, чтобы обсудить с ним эту глупейшую ситуацию и найти какой-то другой выход из положения, не было. Всю неделю до свадьбы они почти не видели друг друга и обменялись на ходу лишь парой слов.

События обрушились на них как лавина. И лавину эту Тэсса вызвала сама, а теперь уже не могла остановить. Сообщение об их свадьбе во Франции обошло страницы всех утренних газет; писали там и о том, что брак будет снова торжественно отмечен в соответствии с обрядами англиканской церкви, как того требует высокое положение лорда Сэйла.

Вновь была вызвана портниха, которая занималась раньше гардеробом Тэссы, снабдив ее платьями, приличествующими юной девушке, впервые выезжающей в свет; теперь Тэссе предстояло обзавестись туалетами, которые подобает носить жене лорда Сэйла.

Уже были разосланы приглашения на бал, который должен был состояться в честь свадьбы в Сэйл-хаузе. Весь дом из-за этих приготовлений был перевернут вверх дном, но это было, пожалуй, даже приятно. Предпраздничным волнением был, казалось, пропитан сам воздух, которым дышала Тэсса.

На нее все это производило глубочайшее впечатление. Настроение девушки менялось с пугающей быстротой, и Тэсса готова была то беспричинно хохотать, то рыдать от отчаяния. Порой радостная суета так захватывала ее, что она совершенно забывала об иллюзорности своего будущего брака. А потом сердце ее наливалось свинцовой тяжестью, предвкушение праздника улетучивалось, счастливое возбуждение рассеивалось как дым. Она ведь не была невестой в истинном смысле этого слова. Она только играла роль… Почему, почему Тэсса никак не могла этого запомнить?

Накануне свадьбы, когда бабушка Росса пришла к Тэссе в спальню, девушка поняла всю серьезность своей затеи. Тэсса сразу догадалась, что привело к ней почтенную вдову. Та хотела объяснить Тэссе, к чему ей надо готовиться и что произойдет завтра во время первой брачной ночи… В этих объяснениях не было, разумеется, никакой необходимости, поскольку французские девушки были далеко не столь невинными, как их английские сверстницы. А кроме того, брак Тэссы вообще был ненастоящим. Это был просто фарс, но Тэсса не могла сказать об этом леди Сэйл. Однако пожилая дама чувствовала себя так неловко, говорила с такими паузами и так тщательно подбирала слова, что в конце концов Тэсса вывела ее из затруднительного положения, объяснив, что уже все знает о подобных вещах.

Но у почтенной вдовы было на уме еще кое-что. Она хотела поговорить о Россе, подготовить Тэссу к жизни с человеком, существовать рядом с которым совсем не просто…

Она рассказала девушке о родителях Росса и об их полном пренебрежении сыном. Потом поведала о Касси и о том, насколько сильно изменился Росс после того ужасного случая, который унес ее жизнь.

Тэсса молча слушала слова пожилой дамы, но в голове у девушки разрозненные события постепенно складывались в цельную картину… Тэсса все лучше представляла себе одинокого молодого человека, сильно изменившегося благодаря своей любви к юной женщине и пережившего потом столь жестокий удар судьбы.

Закончив свой рассказ, леди Сэйл улыбнулась Тэссе и нежно взяла ее за руку.

— Мой внук способен очень сильно любить, — сказала почтенная дама, — но вам придется запастись терпением… Будьте снисходительны к Россу. Дайте ему время привыкнуть к тем чувствам, которые он питает к вам. Не сдавайтесь слишком легко — и думаю, что вы сами увидите, сколь великое счастье будет вам наградой.

После ухода вдовы Сэйл Тэсса еще долго ворочалась в своей постели с боку на бок. Она с тоской думала о том, что пожилая дама ошиблась — Росс не питает к ней, Тэссе Лоример, никаких чувств. Он все еще любит Касси и никогда не сможет ее забыть.

О, как горько сожалела Тэсса, что судьба свела ее с Россом Тревенаном! Лучше бы ей никогда не знать этого человека!

* * *

Вернувшись в гостиную, пожилая леди продолжала думать о Тэссе. В гостиной почтенную вдову поджидал Джордж Нэсби с бокалом портвейна в руке. Все остальные разошлись: кто отправился домой, кто — в свою постель. Заслышав в комнате шаги старой хозяйки дома, Джордж Нэсби обернулся, и на сердце у нее потеплело — как всегда, когда она видела, что он вот так смотрит на нее. Когда-то он был самой большой любовью в ее жизни. Когда им пришлось расстаться, сердце ее было разбито; он тоже едва не обезумел от горя. Но время лечит даже самые глубокие сердечные раны, и молодые люди пережили крах своей любви. А теперь, почти пятьдесят лет спустя, они были рады тому, что остаются добрыми друзьями.

— Похоже на то, что вы с честью выдержали тяжелое испытание, — сказал Джордж Нэсби и рассмеялся.

Пожилая дама опустилась в кресло по другую сторону камина.

— Ну, не таким уж оно было тяжелым… — усмехнулась она. — Тэсса оказалась куда более осведомленной, чем английские девушки. Не забывайте, что она провела два года во Франции.

— Тогда в чем же дело, Эмма? — обеспокоенно спросил полковник. — Почему вы выглядите такой измученной?

— Это связано со свадьбой, — со вздохом ответила женщина. — Такие торжества всегда настраивают меня на грустный лад. Но здесь нечему удивляться, не правда ли? Моя собственная свадьба была самым печальным событием в моей жизни. Джордж, вы долго ненавидели меня после того, как я вышла замуж за Сэйла?

Нэсби отставил в сторону свой бокал, подошел к леди Сэйл и присел на подлокотник ее кресла.

— Эмма, — мягко произнес он, — я не ненавидел вас ни минуты. Я знал, что ваши родители заставили вас выйти за него замуж. Вы были богатой наследницей. А кем был тогда я?.. Беда наша заключалась в том, что мы были слишком юны, чтобы понять законы, по которым живет этот мир.

— Мы думали, что любовь может победить все, — прошептала она.

Он поцеловал ее в лоб.

— Да, именно в это мы и верили, — кивнул он.

— Я рада, что у вас была ваша Маргарет, — тихо сказала леди Сэйл. — Я рада, что вы были счастливы с ней.

— Она была хорошей женой, — сказал полковник. — Но я никогда не забывал вас, Эмма.

— И я тоже всегда помнила о вас, — ответила она с грустью.

Немного погодя полковник нарушил воцарившееся молчание.

— Опекуны девушки ведут себя как-то странно, вам не кажется? — спросил он.

Пожилая дама с любопытством взглянула на него.

— Они хотели завладеть состоянием Тэссы, — пояснила она.

— Но ведь ее деньгами управляет Росс? — уточнил Джордж Нэсби.

— Когда он привез девушку в Англию, дед Тэссы назначил его ее опекуном, — сказала вдова.

— В клубе говорили, что мистер и миссис Бисли могут причинить вашей подопечной массу неприятностей, — сообщил Эмме полковник городские новости.

— Ба! — воскликнула почтенная вдова. — Что они смогут сделать послезавтра?

— Это правда, — кивнул он согласно.

Женщина нахмурилась.

— Джордж, — сказала она, — ведь Росс женится на Тэссе не ради ее состояния.

— Вы уверены? — спросил Нэсби, посмотрев на собеседницу с добродушной, слегка насмешливой улыбкой.

— Он любит ее, — твердо проговорила вдова. — Просто сам еще не знает об этом.

Полковник рассмеялся.

— Ах, Эмма, вы ничуть не изменились, — сказал он. — Вы всегда были так романтичны.

Она улыбнулась.

— Ах вы, проказник! — весело воскликнула она. — Вы нисколько не лучше меня. Вы же не заставите вашу Софи выйти замуж за человека, которого она не сможет полюбить.

— Совершенно верно, — серьезно произнес полковник. — Но мне бы хотелось, чтобы она была хорошо устроена в жизни.

— Так и будет. — Она похлопала его по руке. — Джордж, предоставьте это мне. Я буду очень удивлена, если к концу сезона мы не объявим о помолвке Софи.

* * *

В день свадьбы Тэсса проснулась с тягостным чувством. Ей казалось, что над ней нависла какая-то страшная опасность. Но прежде чем девушка успела как следует осмыслить свои ощущения, появилась служанка с чашкой шоколада.

Глаза Дженни сверкали от возбуждения, и она беспрерывно болтала, отдергивая шторы и раскладывая на кресле подвенечный наряд Тэссы.

Платье из белого муслина с высокой талией, глубоким полукруглым декольте и длинными рукавами отличалось строгой простотой линий. Однако золотые украшения превращали его в одеяние сказочной принцессы. Атласные вставки с изображением лоз золотистого винограда и роз, вышитых с тем искусством, которым Тэсса так никогда и не овладела, шли от талии до подола и по бокам короткого шлейфа. Это было платье, которое с гордостью надела бы любая невеста.

Тэсса почувствовала такую сильную тоску, что у нее защемило сердце. Она никогда не думала, что день ее свадьбы будет вот таким… Нет, платье было само совершенство, но все остальное шло не так, как надо.

Ее дедушка должен был быть здесь, чтобы отвезти ее в храм. И она должна была выйти замуж за человека, который любил бы ее всей душой.

Тэсса вздрогнула, но быстро овладела собой и решила смириться с происходящим. «Ничего страшного не случится, все будет хорошо», — мысленно ободрила она себя. Росс сказал, что свадьба — это единственный выход. И даже для успокоения своей совести Тэсса не вернулась бы в железные объятия добрейшего семейства Бисли.

Едва она успела умыться и одеться, как в комнату вошла Салли. Она тоже была в белом муслиновом платье, очень похожем на наряд Тэссы, только без вышивки и украшений. В руках Салли держала букет красных роз.

— Это тебе, — сказала она, — от Росса. Уже пора, Тэсса. — Салли рассмеялась. — Если ты сейчас не спустишься вниз, то ему станет плохо. Он на ногах с самого рассвета. Мне никогда не приходилось видеть, чтобы жених так волновался!

Увы! В этом-то все и дело. В словах Салли заключалось что-то такое, о чем Тэссе никогда не следовало забывать.

— Тэсса, — посерьезнев, проговорила Салли и испытующе посмотрела на подругу, — ты ничего не скрываешь от меня?

От этих слов Тэсса вздрогнула и тревожно взглянула на Салли.

— Скрываю? — слабым эхом откликнулась девушка.

— Послушай, — произнесла Салли озабоченным тоном, — если что-то не так, то ты должна сказать мне об этом именно сейчас, и мы отменим свадьбу. Я не дам тебя в обиду. И никто не сможет заставит тебя идти под венец против воли.

Тэссе страшно захотелось броситься Салли на шею и признаться во всем. Никогда в жизни не было у Тэссы такой подруги. Девушка вздрогнула и заколебалась, но тут за дверью раздался голос Джулиана, и момент был упущен.

— Войдите, — крикнула Салли. — Ну и что? — вновь обратилась она к Тэссе.

Та глубоко вздохнула и взяла себя в руки.

— Я просто не могу поверить своему счастью! — выпалила она.

Нахмуренный лоб Салли разгладился, и она улыбнулась.

— Росс говорит, что с самого начала был уверен, что ты любишь его, — радостно проговорила Салли, — и должна признаться, что тоже начала подозревать это с той минуты, как ты бросилась к нему в объятия, когда эти Бисли хотели тебя увезти. На нас ты можешь положиться, мы все сделаем как надо.

Тэсса подождала немного, надеясь услышать что-нибудь и о чувствах самого Росса, но Салли больше ничего не сказала, и тогда Тэсса воскликнула с сияющей улыбкой:

— Так не будем же заставлять взволнованного жениха ждать!

И прежде чем Салли успела бросить на нее еще один испытующий взгляд, Тэсса выпорхнула из комнаты.

* * *

Войдя в библиотеку, девушка сразу увидела Росса. Он шагнул Тэссе навстречу — и отнюдь не показался ей взволнованным женихом. Он выглядел совершенно спокойным, и в глазах у него мерцали смешинки.

Взяв Тэссу за локоть, Росс отвел ее в сторону.

— У меня для вас кое-что есть, — сказал он.

Тэсса открыла рот от изумления, когда Росс, порывшись в кармане, извлек оттуда брошь, которую в день рождения подарил ей дедушка. Красная рубиновая роза была теперь вделана в изумруд, украшенный золотыми листьями. Росс быстро приколол брошь к корсажу Тэссы, даже не дав ей времени полюбоваться прелестной вещицей.

— Моя английская роза, — прошептал он Тэссе на ухо. — На нее приятно смотреть, но нельзя забывать об острых шипах. Не хмурьтесь, Тэсса. Помните, что вы — сияющая невеста и что это самый счастливый день в вашей жизни.

Безжалостное замечание Росса вернуло Тэссе присутствие духа. На лице ее вновь появилась ослепительная улыбка, и девушка кивком головы поздоровалась с немногими присутствующими, окружившими одетого в черное священника. Свидетелями на бракосочетании были только леди Сэйл, Джулиан, Салли и Десмонд. Все они улыбнулись Тэссе в ответ.

Росс подал ей руку, и Тэсса послушно подхватила его под локоть. Жених взглянул на невесту с ленивым одобрением.

— Вы перебарщиваете, — заметил он.

Ноздри у нее затрепетали, и улыбка исчезла с лица. Не разжимая губ, Тэсса процедила:

— Вы — грубиян, лорд Сэйл. — Потом повернулась к нему и одарила его мягкой неторопливой улыбкой. — Так лучше?

Его губы слегка дрогнули.

— Вот это уже более убедительно. Тэсса, вы уверены, что хотите продолжать эту игру? Или, может быть, вы и впрямь влюблены в меня и вынашиваете коварные планы, собираясь превратить этот фарс в настоящий брак?

В ответ Тэсса презрительно фыркнула.

— Неужели я похожа на сумасшедшую? — спросила она. — Может, мы скорее покончим с этим?

— Так вы хотите этого? — уточнил он еще раз.

— Я хочу вернуться к книге, которую читаю, — равнодушно ответила она.

Они улыбнулись друг другу, играя перед присутствующими свои роли, и Росс медленно перевел дух. Входя в библиотеку, Тэсса была похожа на перепуганного кролика, которого к тому же мучают угрызения совести — если такое вообще можно себе представить. Да Росс и так знал, что девушка может в любую минуту отказаться идти с ним под венец. Россу просто повезло, что он научился правильно вести себя с ней. Только поэтому ему и удалось сейчас добиться своего. «Вот так-то лучше, — подумал он, взглянув на Тэссу. — Да, гораздо лучше». Ее рука, лежавшая на сгибе его локтя, перестала дрожать, а щеки вновь порозовели.

Конечно, она была восхитительна. Рыжевато-золотистые волосы собраны сзади в свободный пучок, золотистые нити мерцают на кисее ее платья… Да, Тэсса была прекрасна… И желанна. И очень, очень испугана, несмотря на всю свою браваду.

Росс накрыл свободной рукой пальцы девушки, покоившиеся на сгибе его локтя, и слегка их сжал. Она удивленно взглянула на него.

— Доверьтесь мне, — сказал он тихо. — Все будет хорошо.

* * *

Прием, состоявшийся вечером, прошел лучше, чем того ожидала Тэсса. Росс позаботился о том, чтобы возле нее постоянно находились люди, которые могли помочь ей отвечать на щекотливые вопросы.

В конце концов Тэсса — возможно, под влиянием выпитого шампанского — даже начала испытывать удовольствие от своей роли. В глазах дам, исподтишка изучавших новобрачную, Тэсса видела благожелательную зависть. Еще бы! Ведь она, Тэсса Лоример, поймала в свои сети одного из самых завидных женихов Англии, и теперь дамы внимательно разглядывали счастливицу, пытаясь понять, что он в ней нашел.

Росс же своим поведением лишь разжигал их любопытство. Даже разговаривая с гостями, он не сводил глаз со своей молодой жены. Время от времени он улыбался ей с другого конца зала и в молчаливом приветствии поднимал свой бокал. А она — она охотно отвечала мужу. И когда он танцевал с нею, то это были легкие интимные прикосновения — ничего слишком откровенного, просто рука, скользнувшая по спине чуть ниже талии, легкое, как перышко, поглаживание плеча или шеи. А Тэсса посмеивалась над мужем и кокетливо поглядывала на него.

«Это же просто игра, — твердила про себя Тэсса, — что-то вроде тех грез, которым так приятно предаваться, будучи еще ребенком, которого в наказание за очередной проступок запирают в комнате». И Тэсса вспомнила, как грезы эти становились для нее порой настолько реальными и были настолько прекраснее унылой действительности, что девочке совершенно не хотелось, чтобы ее выпустили из заточения. Странно, но что-то в этом роде чувствовала она и сейчас.

Однако к концу бала с прибытием Аманды Чалмерс и ее двоюродного брата Бертрама Гиббона суровая реальность вступила в свои права.

Ненависть, буквально сочившаяся из глаз Аманды, заставила Тэссу сжаться. Она почему-то начала заикаться и оглянулась в поисках Росса.

Если Тэсса и сомневалась раньше в том, какую роль играет Аманда в жизни Росса, то теперь все стало ясно. Гости, окружавшие Тэссу, сразу замолчали. Девушка замерила несколько сочувственных взглядов, брошенных на нее. Джулиан и Салли неожиданно перестали танцевать и начали поспешно протискиваться к Тэссе сквозь толпу приглашенных на свадьбу гостей.

Росс и Десмонд в этот момент разговаривали с джентльменами, которых Тэсса не знала. Росс случайно поднял глаза, встретился с ней взглядом и решительно направился к юной жене. Десмонд поспешил вслед за ним, оставив своих изумленных собеседников.

Возле Тэссы неизвестно откуда вдруг появился Ларри. Виконт был последним человеком, на помощь которого могла бы рассчитывать Тэсса. Он весь вечер пребывал в скверном расположении духа, обидевшись на то, что его не пригласили на церемонию бракосочетания.

— Аманда! Бертрам! — воскликнул Ларри. — Какой Приятный сюрприз! — Он улыбнулся Тэссе, глядя на нее сверху вниз, и твердой рукой обнял ее за талию. — Мой ловкий зять заполучил богатую невесту — да еще и красавицу к тому же! Хотел бы я, чтобы кто-нибудь объяснил мне, как это делается. — Он внимательно посмотрел на Тэссу, и улыбка исчезла с его лица. — С вами все в порядке? — обеспокоенно спросил он.

У Тэссы перехватило горло, и голос ее показался странным даже ей самой.

— Я… у меня слегка закружилась голова, — пожаловалась она. — Я не знаю, что со мною…

— Возможно, вы выпили слишком много шампанского, — с ободряющей улыбкой проговорил Ларри и выудил из безжизненных пальцев девушки пустой бокал.

В этот момент к ним подошел Росс.

— Что случилось, Тэсса? — встревоженно спросил он, потом ловко извлек ее из объятий Ларри и прижал к себе.

— Мне кажется, юная леди Сэйл неважно себя чувствует, — сказал Бертрам Гиббон, изучающе разглядывая новобрачную в лорнет.

Все решили, что она выпила слишком много шампанского. Возможно, так оно и есть, но она вовсе не пьяна. Просто ей стало больно оттого, что грезы развеялись и реальность так грубо напомнила о себе.

— Я прекрасно себя чувствую, — заявила Тэсса и икнула.

Гости дружно расхохотались, но девушка успела расслышать голос бабушки своего мужа:

— Росс, я думаю, что тебе лучше отвести Тэссу наверх. Я распоряжусь, чтобы принесли кофе и сандвичи. Подозреваю, что у бедного ребенка маковой росинки с утра во рту не было.

— Тэсса, давайте попрощаемся с гостями, — предложил Росс.

Она сделала так, как он велел, но не смогла заставить себя посмотреть Аманде в глаза. Девушка не хотела, чтобы любовница Росса поняла, что она, Тэсса, практически заставила его жениться на себе. Тэсса просто физически ощущала ненависть Аманды, волнами накатывавшуюся на «счастливую соперницу». Но Тэсса не могла осуждать Аманду за это. Ах, ведь Тэсса никому не хотела причинять зла! Разве не повторяла она этого постоянно?

Нежно поддерживая Тэссу, Росс и Салли вывели ее из бального зала. Чтобы никто не усомнился в истинности этого брака, вещи Тэссы были перенесены в соседнюю со спальней Росса комнату. Когда Салли вошла туда, Росс задержал Тэссу в коридоре и тихо прикрыл дверь.

— Слезы? — сказал он и осторожно смахнул кончиком пальца предательскую капельку с ее ресниц.

— Мне так жаль, — проговорила Тэсса, понизив голос, чтобы слуги, стоявшие в обоих концах коридора, не услышали ее слов, — я все испортила.

— Нет, сегодня вечером я гордился вами, — возразил Росс.

В воцарившемся затем молчании была какая-то странная интимность. Губы у Тэссы задрожали, она едва сдерживала слезы.

— Я… я не пьяная, вы же знаете, — прошептала девушка.

— Я этого и не думал, — тихо откликнулся Росс.

Она явственно чувствовала, как отчаянно колотится сердце у нее в груди. Боясь сделать какую-нибудь глупость и показаться дурочкой, девушка потянулась к дверной ручке.

— Тэсса?

Она взглянула на его губы и с трудом перевела дыхание.

— Что? — хрипло спросила она.

В уголках его глаз собрались морщинки.

— Вы подождете меня?

Сказав это, он нежно поцеловал ее и ушел, прежде чем она собралась с духом, чтобы ответить ему.

* * *

Джулиан с нетерпением поджидал Салли. Но вот она наконец вышла из комнаты Тэссы.

— Слишком много шампанского? — озабоченно спросил он.

— Слишком много переживаний для одного дня, — ответила Салли. — Однако она съела сандвичи и теперь отдыхает. — Салли вдруг нахмурилась и решилась задать Джулиану вопрос, получить ответ на который ей казалось крайне важным: — Джулиан, какое отношение имеет Аманда к Россу?

Он бросил на Салли быстрый изучающий взгляд.

— Тэсса что-то сказала? — поинтересовался он.

— Нет. Но я же не настолько глупа! — вознегодовала девушка. — Я видела, как вы с Россом бросились к Тэссе, когда заметили, что она разговаривает с миссис Чалмерс.

Когда они спустились вниз по лестнице и слуги уже не могли их услышать, Джулиан объяснил:

— Аманда была любовницей Росса и надеялась стать его женой.

— Но… она ведь богатая вдова, — изумилась Салли. — Зачем же ей было становиться чьей-то любовницей?

— А вы как думаете? — Слабая улыбка появилась на губах у Джулиана.

Салли сердито посмотрела на него.

— У вас такой вид, что я почти уверена: следующим словом в нашем разговоре будет «совокупление» или что-то в этом роде, — выпалила она.

— Это старомодное слово, Сал. Я думал о наслаждении, — сказал Джулиан.

— Я старомодная девушка, — не без гордости заявила Салли.

— А разве старомодные девушки не интересуются наслаждениями? — поддразнил ее Джулиан.

Она раздраженно вздохнула.

— Лично я — нет! — бросила она.

— Я мог бы помочь вам изменить вашу точку зрения, — вкрадчиво предложил Джулиан.

Ее глаза сузились.

— Джулиан, я не собираюсь становиться одной из ваших женщин, — резко проговорила Салли.

— Сал, я не собираюсь тащить вас в постель, — заверил ее Джулиан. — Все, что меня интересует, это лишь легкий флирт. Боже мой, я думал, что заслужил хоть какую-то награду за то, что играл роль няньки Тэссы.

Салли презрительно фыркнула.

— Вы имеете в виду, как я полагаю, всех этих ваших танцовщиц из Оперы и актрис? — презрительно улыбаясь, спросила Салли.

— И la dolce Deluca [4], — подсказал Джулиан. — Не забудьте о ней, Сал.

— Это та, что разъезжала по всему городу в этом ужасном экипаже, украшенном розовыми атласными лентами и запряженном огромными белыми лошадьми? — уточнила Салли.

— Я думал, что вы выше того, чтобы прислушиваться к сплетням! — изобразив крайнее удивление, воскликнул Джулиан. — И насколько я знаю, лошади были мышиной масти. Они стоили мне кучу денег. Лучше бы вам не смотреть на меня так холодно, если мы хотим убедить всех вокруг, что я столь часто посещаю Сэйл-хауз исключительно ради вас. Я вижу, что вы сгораете от желания что-то мне сказать. Не могли бы мы пройти в галерею и полюбоваться картинами, прежде чем возвратиться в бальный зал?

В галерее они остановились перед портретом дамы в костюме времен королевы Елизаветы. Там прогуливались и другие пары, но никто не сделал попытки присоединиться к Джулиану и Салли.

— Улыбнитесь, Сал, — прошептал Джулиан. — Мы же на сцене!

Она повернулась к нему, улыбнулась и кокетливо похлопала ресницами, но в следующий миг, повернувшись взглянуть на картину, снова помрачнела.

— Это все равно не сработает, — прошипела Салли, — никто не поверит, что вы ухаживаете за мной! Вы ведь настоящий денди, а я…

— Безвкусно одетая женщина, — вставил Джулиан.

— Дочь сельского пастора, — резко возразила Салли.

— Не знаю, не знаю… Я уверен лишь в одном: меня привлекает все необычное. Взять хотя бы ту же Делюка. Она ведь совершенно некрасива. Ее таланты лежат совсем в другой области. — Он не обратил внимания на то, что Салли резко втянула в себя воздух, изо всех сил сдерживая праведный гнев, клокотавший у нее в груди с того самого момента, как Джулиан произнес имя Делюка. — А кроме того, как же еще я смогу объяснить, что постоянно кручусь возле Тэссы в отсутствие Росса? Мы с вами просто вынуждены мучить друг друга. А раз так, давайте уж смиримся с этим.

— А почему бы вам не рассказать всем, что вы приходите сюда к Десмонду? — подсказала Салли.

— Что? — удивился Джулиан. — Чтобы подтвердить, что мы тоже участвуем в затее Росса и Десмонда? Над чем, бишь, они там корпят? Я забыл.

— Они составляют план развития городов Англии и намерены представить его министру градостроения, — напомнила ему Салли. — И нечего над этим насмехаться. Это важное и нужное дело, и Росс с Десмондом отдают этому делу много времени и сил!

— Никто не поверит, что я интересуюсь такими вещами, — с сомнением высказался Джулиан. — Слишком уж это похоже на серьезную работу! Не то что охота за юбками, — вздохнул он. — Это совсем другое дело.

Салли передернула плечами.

— Джулиан, для вас вся жизнь — игра, не так ли? — с презрением осведомилась она.

— Не совсем, — возразил он. — Но я действительно верю, что жизнь дана человеку для того, чтобы наслаждаться ею. А сейчас — не оборачивайтесь, потому что сюда только что вошла миссис Абигейль Шортрид под руку со своим нареченным, старым майором Как-бишь-его-там. Клянусь, что у этой парочки самые длинные языки во всем Лондоне. Я собираюсь поцеловать вас, Сал, и если вы начнете отбиваться, то завтра же весь город узнает о том, что мы поссорились, и я не смогу больше приходить в этот дом. Вы ведь не хотите этого, не так ли?

Она оказалась в его объятиях, прежде чем успела произнести хоть слово. Поцелуй был быстрым, но основательным, и, когда Джулиан отпустил ее, Салли дышала так, словно ей пришлось взбежать по крутой лестнице на чердак. Джулиан же оставался совершенно невозмутимым, если не считать легких морщинок в уголках его глаз.

— Сал, все это входит в наши служебные обязанности, — напомнил он девушке.

Она взяла его под руку и не могла не покраснеть, когда они проходили мимо миссис Шортрид и майора Блейка.

— Джулиан, — нежным голоском проворковала Салли, — вам приходилось когда-нибудь слышать о «мышеловке священника»?

Он театрально вздрогнул.

— Конечно, вы имеете в виду супружество. Но это же гибель для каждого убежденного холостяка! А почему вы спросили?

— Просто чтобы напомнить вам — ну, если вы вдруг забыли, — что я — дочь священника.

— Но, Сал, цель моей жизни и состоит в том, чтобы заставить вас забыть, что вы — дочь священника, — сказал он и рассмеялся, а глаза Салли потеплели.

15

Тэсса стояла возле окна в своей спальне и бездумно глядела на множество отъезжающих экипажей. Бал закончился, и гости торопились домой. Слуги уже приводили дом в порядок. Только что мимо ее двери, о чем-то оживленно беседуя, прошли леди Сэйл и Салли. Тэссе хотелось спать, но в ее ушах звучали слова, вполголоса произнесенные Россом: «Вы подождете меня?»

Наверное, он хотел с ней кое-что обсудить, например, потолковать о миссис Чалмерс. Тэсса встряхнула головой и закусила губу. Ее совершенно не касается то, что у Росса есть любовница, — ведь Тэсса ему не настоящая жена.

Потом она прижала пальцы ко рту, вспоминая, как Росс целовал ее. Кажется, это ей нравилось… да, да, это определенно ей понравилось.

Послышался стук в дверь, и Тэсса, стараясь унять внезапное сердцебиение, повернула ручку. Но эго оказался всего лишь слуга.

— Миледи, вам письмо, — сказал он.

— Письмо? В такой поздний час? — И она взяла послание с серебряного подноса.

— Его доставил нарочный, — объяснил слуга.

Впрочем, письмо Тэссу не интересовало.

— А что его светлость… уже прошел к себе? — спросила она.

— Кажется, он в библиотеке, миледи, — ответил слуга. Тэсса кивнула и тихо прикрыла дверь. Она представления не имела о том, от кого письмо, но решила все же прочесть его — надо же чем-то заняться до прихода Росса. Она села к туалетному столику, подвинула поближе подсвечник и сломала печать. Послание оказалось весьма кратким и не содержало ни даты, ни подписи. Тэсса пробежала его глазами и вздрогнула, точно от холода.

«Наконец-то Вы вернулись. Нам надо поговорить о Бэки Феллон. Вы знаете, где меня искать».

Казалось бы, ничего особенного, просто грубая злобная выходка, однако Тэсса раз за разом перечитывала письмо, пытаясь угадать его автора. Кому в Лондоне известно, что она училась в Академии мисс Олифант? Кто подозревает, что ей удалось проникнуть в тайну гибели бедняжки Бэки? Да ведь она, Тэсса, ровным счетом ничего не знает, хотя в свое время и ходили упорные слухи, что она что-то скрывает от правосудия.

Может, это Салли? Она всегда заводит разговор о Флитвуд-Холле и с любопытством слушает рассказы Тэссы. Впрочем, рассказами эти бессвязные воспоминания назвать трудно. Например, в последний раз ей пришла на память Нэн Робертс — едва ли не единственная в школе девочка, которую Тэсса смогла назвать и по имени, и по фамилии.

Она в который уже раз перечитала письмо. Нет, Сал явно не имеет к нему никакого отношения. А может, сама Нэн? Господи, все это было так давно!..

К тому же Тэсса не знает, где искать Нэн.

Тэсса сдвинула брови и попыталась восстановить в памяти облик Нэн. Девочки подружились лишь потому, что обе поступили в школу в середине семестра, когда все уже обзавелись приятельницами. Тэсса и Нэн частенько устраивали всяческие проказы, причем только ради того, чтобы напугать или разозлить своих соучениц.

Точно так же, кстати, Тэсса вела себя и в остальных школах. Не было у нее врага более коварного и опасного, чем она сама, но поняла это девочка гораздо позже. Теперь, впрочем, все уже в прошлом…

По зрелом размышлении Тэсса пришла к выводу, что письмо написала все-таки Нэн. Да, они давно уже потеряли друг друга из виду, но ведь Росс поместил объявление о свадьбе во всех утренних газетах.

Она просто обязана показать письмо мужу. Он наверняка подскажет ей, как поступить… и, может быть, успокоит ее, заверит, что бояться не надо. Тэсса решительно поднялась и направилась в библиотеку.

* * *

Оставив Тэссу и Салли, Росс вернулся в бальный зал. Ему очень не хотелось уходить от своей молодой жены, но надо было непременно выполнить несколько обременительных обязанностей. Чем скорее он с этим покончит, тем лучше.

Первым делом он разыскал своего шурина. Ларри весело болтал с приятелями, но при виде Росса лицо его омрачилось. Отведя молодого человека в сторону, Росс тихо спросил:

— Что случилось с Тэссой? Может, миссис Чалмерс сказала ей что-нибудь неприятное?

— Мне об этом ничего не известно, — холодно отозвался Ларри. Он держался подчеркнуто надменно, не скрывая, что разговор ему неприятен. — Просто я увидел, что Тэсса расстроена, и подошел к ней.

— Спасибо, что позаботились о моей жене, — примирительным тоном произнес лорд Сэйл.

— Я не нуждаюсь в вашей благодарности, потому что поступил так не ради вас, а ради Тэссы, — не слишком вежливо парировал Ларри.

— И все же я весьма признателен вам, — еще раз поблагодарил его Росс. — Послушайте, Ларри, я понимаю, что вы рассержены. Не получить приглашение на бракосочетание — это, конечно, обидно, но…

— Я не обижаюсь, — перебил его Ларри. — Вы давно уже дали мне понять, что я для вас ничего не значу. Еще бы — я ведь не родственник вам!

Росс помрачнел и сказал:

— Поймите, что это было не рядовое бракосочетание, на которое рассылаются обычные глянцевые приглашения. И все же простите меня. Я вовсе не намеревался вас обидеть.

Однако Ларри не стал после этого приветливее. Он только спросил:

— Это все, что вы хотели узнать?

— Да, все, — сказал Росс.

— Что ж, мне тоже нечего добавить. — И Ларри, повернувшись на каблуках, удалился.

У Росса не оставалось времени раздумывать об оскорбленных чувствах шурина. Он заметил, что гости начали расходиться, и поспешил в дальний конец зала, чтобы отпустить оркестр и приказать официантам не подавать больше шампанское.

Аманда и ее кузен задержались. Росс, договариваясь о встрече, перекинулся со своей бывшей возлюбленной несколькими словами, затем раскланялся с важными старичками, как раз покидавшими его дом, и незаметно проскользнул в библиотеку. Аманда была уже там, и подле нее на столе стояли два бокала и бутылка шампанского.

Ее зеленые глаза призывно мерцали. С ними замечательно сочеталось сверкающее шелковое платье изумрудного цвета; оно очень шло к ее темным волосам и облегало точеную фигуру, точно перчатка. Элегантная, уверенная в себе красавица… как же не походила она на Тэссу, эту озорную выдумщицу. Вспомнив о Тэссе, Росс невольно улыбнулся, и Аманда насторожилась, потому что поняла: эта улыбка адресована вовсе не ей.

Издав короткий сладострастный смешок, женщина заговорщицки сообщила:

— Я отправила Бертрама домой в моем экипаже. Так что уехать отсюда я при всем желании не смогу.

Услышав намек, скрытый в этих словах, Росс недовольно нахмурился. Значит, он прав — эта женщина совсем не разобралась в его натуре. Однако же он попытался подавить свое раздражение. «Сам виноват, — корил он себя. — Зачем отправился к Аманде в тот вечер, когда повздорил с Тэссой и принял парадоксальное решение обвенчаться с ней?» Разумеется, Аманда подумала, что он намерен возобновить их прерванные некогда отношения. К счастью, любовник из него тогда получился неважный. Аманда списала это на счет вина, но Росс-то понимал, что все его мысли были о Тэссе и целовать другую женщину он был попросту не в состоянии.

Росс вежливо отказался выпить шампанского и остановился возле камина, даже не предложив своей гостье сесть. Он хотел, чтобы разговор получился короткий и ясный.

— Я должен извиниться перед вами, — сказал он. — Нам надо было объясниться еще несколько месяцев назад — именно тогда я понял, что мы с вами не подходим друг другу, и твердо решил жениться на Тэссе. Пожалуйста, простите меня.

Аманда на секунду закрыла глаза, а потом широко распахнула их. Она готова была заплакать. Поднеся руки к горлу, как если бы ее душили рыдания, она сдавленно произнесла:

— Росс, я ничего не понимаю… У меня и в мыслях не было вставать между вами и вашей женой. — Тут Аманда растерянно пожала плечами. — Просто я была уверена, что вы женитесь на этой девочке лишь для того, чтобы предоставить ей кров, и что наши отношения не изменятся.

— Наши отношения непременно изменятся, — мягко произнес Росс. — Именно это я и был намерен сообщить вам нынче вечером.

Она отвела взгляд и прошептала:

— Я знала, что вы никогда не любили меня… во всяком случае, не так сильно, как я вас… но мне казалось, вы успели привязаться ко мне.

Аманда действительно страдала, и это очень удивило Росса, который, разумеется, вовсе не хотел причинить ей боль. Он почувствовал себя ужасно неловко и искренне сказал:

— Господи, как же подло я поступил! Ну почему, почему я откладывал этот разговор?! Еще раз умоляю простить меня!

— Но, Росс, вы напрасно так строги к себе, — Аманда подошла к нему почти вплотную. — Это я вела себя по-детски глупо. Нет, нет, я, конечно, не ждала, что вы сделаете мне предложение… Но я очень хотела играть в вашей жизни хотя бы небольшую роль. Я должна была знать, чем все это кончится… Росс, ваша жена — замечательное создание! Такое чистое, такое невинное. Надеюсь, вы будете счастливы вместе. Я от души желаю вам этого.

— Аманда, вы само благородство, — вежливо отозвался Росс.

Ее глаза были по-прежнему полны готовых пролиться слез.

— Мне бы хотелось, чтобы мы остались друзьями, — прошептала она.

— Так оно и будет, можете не сомневаться, — заверил ее Росс.

— И еще одно. Могу я рассчитывать, что иногда… очень редко… вы станете навещать меня? — спросила она с мольбой во взгляде.

Росс какое-то время молчал, а потом осторожно сказал:

— Аманда, это будет неловко.

— Неловко? Но почему же? Неужели вы полагаете, что я приглашаю вас одного? — удивилась она. — Разумеется, леди Сэйл всегда будет желанной гостьей в моем доме. Вы же знаете, я принимаю почти каждый день. Впрочем, извините, я и забыла, что вашей жене быстро наскучат разговоры стариков. Ведь она так юна!

В ее словах проскользнула злоба на Тэссу, и Росс усмехнулся. Наконец-то Аманда показала свое истинное обличье. Черт побери, ведь ему всего тридцать один год! Сколько можно твердить, что Тэсса слишком молода для него?! И как ни странно, Аманда заблуждалась в ее отношении. Тэсса вовсе не была ребенком, хотя и любила всякие выходки и розыгрыши. Иногда Россу даже казалось, что Тэсса в чем-то мудрее и опытнее его.

Аманда, прищурившись, посмотрела на него.

— Пожалуй, я устрою журфикс [5] и нарочно приглашу на него ровесников леди Сэйл. Пускай веселятся! — предложила она.

Росс понял, что беседу пора заканчивать, иначе Аманда скажет что-нибудь такое, что выведет его из себя.

— Послушайте, что вы наговорили Тэссе в бальной зале? — неожиданно спросил он.

Аманда вздохнула.

— Неужели вы полагаете, что я могла заставить страдать юную девушку? — обиженно проговорила она. — Я бы только вызвала ваше и ее неудовольствие, а после того, что было между мною и вами… — И красавица потупилась.

Его раздражали и ее слова, и тон, каким они были произнесены. Да что такого особенного было между ними?! Они провели несколько приятных ночей в ее постели — вот и все.

— Я надеюсь на вашу скромность, Аманда, — предостерегающе сказал он. Это была угроза, и он не пытался даже скрыть ее.

Аманда растерянно улыбнулась и прошептала:

— Наверное, вы очень любите ее…

Он безмолвно наклонил голову, и женщина все поняла.

— Я велю заложить свой экипаж, — сказал Росс спустя мгновение. — Вам пора домой.

Она протянула к нему обе руки, и он понял, что ему придется поцеловать их. Но как только Росс склонился над ними, женщина подалась вперед и прильнула жадными губами к его рту.

Неожиданно она отшатнулась, и в ее глазах промелькнул ужас. Росс стремительно обернулся и увидел спину удаляющейся Тэссы.

— Бедняжка, — простонала Аманда. — Я сейчас догоню ее и все ей объясню.

— Не будьте смешной, — резко произнес Росс. Ее пальцы впились в его руку, точно клещи. Он вырвался и быстро пошел к двери.

— О Росс, не оставляйте меня здесь! — закричала Аманда. — Что подумает ваша жена? Где же обещанный экипаж?

Он проводил ее до ступенек кареты, а потом помчался наверх.

* * *

Тэсса вбежала в свою комнату и сразу же заперла за собой дверь. Но потом она решила, что это будет расценено как трусость, повернула ключ и отошла в дальний угол, к кровати. Письмо в ее руке совершенно помялось, но теперь это не имело никакого значения. Отбросив его в сторону, Тэсса неотрывно смотрела на дверь, ожидая появления мужа.

Почему его так долго нет?

Что за глупый вопрос? И с чего она взяла, что он вообще придет? Тэсса решила все же запереть дверь, но в этот момент появился Росс, который вышел из своей спальни. Тэсса резко повернулась к нему.

Росс небрежно оперся на дверной косяк. На первый взгляд лорд Сэйл казался совершенно спокойным, но на самом деле он очень волновался. Ему вовсе не хотелось ссориться с Тэссой — ни сегодня, ни когда-либо еще.

— Тэсса, это не то, что вы думаете, — мягко сказал он.

— Вы не должны ничего объяснять мне, — быстро отозвалась она. — Ларри рассказал мне о вас и миссис Чал-мерс, так что, пожалуйста, не утруждайте себя объяснениями.

Росс от изумления сделал шаг вперед.

— Ларри? — спросил он. — Вот как… И что же поведал вам мой дорогой шурин?

— Что миссис Чалмерс — ваша любовница! — не раздумывая, заявила Тэсса.

— Да, она действительно была моей любовницей, но с тех пор миновало уже несколько месяцев. А потом я встретил вас, — спокойно пояснил Росс.

— Но я ни в чем вас не упрекаю. — Тэсса очень гордилась собой за то, что ей удавалось сохранить столь же спокойный тон. — Я же говорила, что не намерена вмешиваться в вашу жизнь. Сделайте милость, ведите себя так, как если бы меня вообще не было в этом доме.

Росс чуть не рассмеялся. Да все его поведение теперь зависело от этой своенравной девицы! Просто он долго не котел признаться самому себе, что Тэсса притягивает его больше, чем когда-то Касси. Но он уже понял, что воспоминание о первой жене навсегда сохранится в его сердце и что это вовсе не помешает ему быть счастливым с Тэссой Лоример. А вот чего он и впрямь не сможет, так это поддерживать любовную связь с Амандой и подобными ей женщинами.

— Неужели вам безразлично, будет у меня любовница или нет? — настойчиво спросил он.

Тэсса судорожно сглотнула.

— Да, безразлично… или нет… Какое это имеет значение? Ведь у нас с вами брак не по любви, и я вам не жена, — прошептала она, смутившись.

— Вы не правы, — веско произнес Росс. — И запомните, что я никогда не уроню честь семьи и не обзаведусь любовницей. Вы поняли?

— Но мы же ненастоящие муж и жена! — разволновалась Тэсса.

— Пока вы носите мою фамилию, я — ваш супруг перед богом и людьми, — заверил ее Росс.

— Ах вот как! — надменно вскинула подбородок Тэсса. — Что ж, значит, я постараюсь при первой же возможности добраться до Парижа и вернуть себе прежнее имя. Тогда вы наконец-то обретете счастье с миссис Чалмерс!

— Но я совсем не это имел в виду, — сказал Росс. — Просто я полагал, что Аманда сама поймет — нашим отношениям пришел конец. Но она оказалась удивительно недогадлива. Только что в библиотеке у нас состоялось последнее объяснение. А тот поцелуй — он ровным счетом ничего не значит.

— Конечно, конечно. То же самое сказал мне Поль, когда я застала его с другой женщиной, — неожиданно вспомнила девушка неприятную встречу в Руане.

Росс невольно сжал кулаки, и Тэсса поняла, что оскорбила его.

— Я вам не Поль Мармо! — сдержанно проговорил лорд Сэйл, и в его голосе зазвучал металл. Тэсса не собиралась выяснять с ним отношения, ей хотелось только, чтобы он поскорее ушел.

— Послушайте, — примирительно сказала она, — миссис Чалмерс не сделала мне ничего плохого, и ее сегодняшнее поведение вовсе не оскорбило меня. Поверьте, что ваши с ней отношения мне безразличны.

— Да-а? — протянул Росс, пристально глядя на жену. — А почему же тогда вас так взволновал разговор с ней в бальной зале?

Взволновал? Это слово унижало Тэссу, но оно было точным. Она чуть не умерла от стыда, когда миссис Чалмерс подошла к ней. Тэсса подумала, что украла Росса у прекрасной вдовы и что та теперь очень страдает. Девушка чувствовала себя виноватой, но одновременно страшно ревновала и не знала, куда деваться от сочувственных и любопытных взглядов гостей, наблюдавших за встречей жены и любовницы.

Короче говоря, на сегодня с нее вполне хватило. Если ее будут и дальше унижать, она совершит какую-нибудь глупость — к примеру, ударит его по голове вот этой кочергой, которая всегда стоит возле камина.

— Росс, — сказала она тихо, — это все из-за шампанского. Я выпила слишком много и почувствовала себя плохо. По-моему, мы уже все сказали друг другу. Может быть, вы пойдете в свою комнату? Я очень устала.

Он взглянул на нее и понял, что сейчас она почти ненавидит его.

«Ах вот ты как? — промелькнуло в голове у Росса. — Ну, подожди!» И он шагнул вперед, заключил ее в объятия и принялся целовать.

Тэсса понимала, что не должна отвечать на его поцелуи, но кое-чего она не учла. Дело в том, что ее тело совершенно не повиновалось разуму. Юная леди Сэйл прильнула к своему мужу, обхватив его руками за шею и мечтая только об одном — чтобы поцелуй длился вечно.

Когда наконец Росс отстранился, Тэсса почувствовала, что у нее кружится голова и подкашиваются ноги. Она могла только молча стоять и смотреть на мужа.

Через несколько мгновений, справившись со своим учащенным дыханием, Росс спросил:

— Неужели ты действительно не догадывалась, отчего мы все время ссоримся? Я думаю, нам надо чаще бывать вместе.

После этого он отвернулся и направился к своей спальне. Но уже на пороге он снова взглянул на нее:

— А зачем ты приходила в библиотеку нынче вечером?

На его губах играла самодовольная улыбка, и Тэсса опять разозлилась.

— Просто я не могла уснуть и захотела найти какую-нибудь книгу поскучнее, — резко ответила она.

— Но разве никто не сказал тебе, что я там, причем в обществе Аманды? — лукаво усмехнулся Росс.

— Вы, очевидно, полагаете, что я пошла туда, горя желанием устроить сцену? Нет, я вовсе не ревновала вас, — мрачно заявила Тэсса.

— А я-то подумал… — Он умело изобразил сожаление. — Что ж, спокойной ночи, Тэсса.

И он удалился, по-прежнему широко улыбаясь. Девушка судорожно вздохнула и прижала ладони к пылающим щекам. Почему, почему он обладает над ней такой властью? Почему она совершенно теряется в его присутствии? Подобрав с пола мятое письмо, Тэсса зачем-то попыталась расправить его, а потом бросила в огонь. С рассеянным видом подойдя к сонетке [6], она позвонила горничной.

Когда Дженни вошла, она сразу заметила, что ее госпожа чем-то расстроена.

— Что случилось, миледи? — с беспокойством осведомилась служанка. — Что с вами?

— Это все шампанское, Дженни, — ответила Тэсса, смахивая слезинку с ресниц. — Это все шампанское.

И сама почти поверила своим словам.

* * *

Аманда Чалмерс перестала улыбаться, только переступив порог своей спальни. Бертрама там, разумеется, не было. Он полагал, что его сестрица проведет эту ночь в объятиях лорда Сэйла, и даже выпил бокал вина за ее триумф.

Нет, это еще не конец. Она непременно позабавится с ним, поиграет, как кошка с мышкой, и только потом, прилюдно унизив его, оттблкнет, подобно тому, как оттолкнул он ее ради этой смазливой девчонки. Неужто он думает, что последнее слово осталось за ним? Ну нет! Никто и никогда безнаказанно не оскорблял Аманду Чалмерс!

Она резко взмахнула рукой и сбросила на пол все склянки и флаконы, стоявшие на туалетном столике. Потом взглянула в зеркало и с шумом втянула ноздрями воздух. Когда ей хотелось, Аманда легко приходила в ярость. Но сейчас, решила она, не очень подходящий момент. Сбегутся слуги, поползут разные слухи и сплетни, и кто-нибудь наверняка предположит, что Аманда расстроена из-за того, что лорд Сэйл предпочел ей девочку-подростка с бледным личиком.

Ей казалось, она уже слышит издевательский смех Бертрама. Кузен предупреждал ее, что не стоит выводить на сцену скучное семейство Бисли, но кто же мог предположить, что все так обернется? Аманде и в голову не приходило, что Росс, ни словом ей не обмолвившись, тайно обвенчается в Париже со своей подопечной. Ну нет, такого оскорбления она ему не простит!

Аманла выросла в провинции, в Хемли. Ее отец был небогатым сквайром [7], не имевшим никаких других титулов. Еще девчонкой она влюбилась в Джека Фентона, наследника самого крупного в округе землевладельца. Молодой человек уверял, что тоже любит ее, однако на Рождество все узнали о его помолвке с дочерью лорда Мелроуза.

И Аманда извлекла из случившегося урок. Как только ее познакомили с Фредди Чалмерсом, она, не откладывая дела в долгий ящик, стала его невестой. Правда, прежде он был помолвлен с какой-то другой девушкой, но Аманду это не интересовало. Что же до Джека Фентона, то ему не повезло. Он пристрастился к карточной игре, промотал состояние жены и вынужден был уступить за долги свой Хемли-хауз миссис Аманде Чалмерс.

Только Бертрам всегда понимал ее. У него тоже был всего лишь один способ вырваться из мрака бедности и безвестности: брак по расчету.

Росс Тревенан казался Аманде очень выгодной партией: богат, знатен, хорош собой. К сожалению, на его пути очень некстати появилась Тэсса Лоример, но она, Аманда, пока не намерена сдаваться. Вспомнив о том, что произошло в библиотеке, красавица невольно улыбнулась. Как же ловко она провела его. Плакала, вздыхала, заламывала руки, расточала любезности в адрес Тэссы…

Мысль об этой девчонке была неприятна, и Аманда опять нахмурилась. Как это она раньше не поняла, что Росс по уши влюбился в свою воспитанницу? Ведь Бертрам несколько раз пересказывал ей то, что слышал в лондонских клубах. Молва утверждала, что лорд Сэйл совсем потерял голову. Что он тратит на Тэссу огромные деньги. Что ее гардероб обошелся ему в целое состояние. Что ее платья отделаны золотом, а мантильи — русскими соболями. И, наконец, что он подарил юной невесте едва ли не все свои фамильные драгоценности. Тут Аманда вспомнила, что сегодня на балу она собственными глазами видела на обнаженной шее девушки знаменитые алмазы рода Сэйл, и пожалела, что не вцепилась ей в прическу.

Да как он посмел так обойтись с благородной женщиной?! Сначала заявился среди ночи к ней в дом, чтобы попытаться затащить ее в постель, потом катался с ней верхом в Гайд-парке, сопровождал в театры, шептал на ухо всякие любезности — и вдруг!.. Да и она сама тоже хороша: похвасталась друзьям, что лорд Сэйл вот-вот сделает ей предложение.

Нет, он дорого за это заплатит. Аманда пока не знала, что именно она придумает, но была уверена: Росс еще пожалеет, что обидел ее.

Аманда удовлетворенно усмехнулась, когда представила себе лицо Росса, увидевшего, как его жена выходит из библиотеки, где он целовался с другой. Недурно получилось, совсем недурно. Но этого мало. Она не успокоится до тех пор, пока не поставит его на колени. Только после этого Аманда почувствует себя отомщенной. «Игра продолжается, милорд, и идти она теперь будет по моим правилам!» — решила миссис Чалмерс.

16

Войдя в гостиную, Тэсса увидела, что все уже в сборе. Салли играла на рояле, вдова вышивала, Десмонд и Джулиан склонились над шахматной доской, а Росс, удобно устроившись в кресле, читал. Она захватила с собой свою книгу и, усевшись поближе к камину, раскрыла ее.

Но мысли девушки были заняты другим. Она очень хорошо чувствовала себя в этом доме, где ее окружали друзья, ничего от нее не требовавшие и принимавшие ее такой, какова она есть. Когда Тэсса выезжала в свет, ей приходилось нелегко. Все разглядывали ее, шепотом обсуждая стоимость туалетов и то, почему все-таки лорд Сэйл остановил свой выбор именно на ней. Иногда Тэссе очень хотелось устроить праздник и пригласить на него всех тех учителей, которые в детстве наперебой уверяли ее, что она плохо кончит. Но потом девушка вспоминала обстоятельства, приведшие к свадьбе, и краснела. Пожалуй, ее учителя были правы — такая эскапада была как раз в духе прежней неисправимой Тэссы Лоример.

Впрочем, ее мало заботило мнение школьных наставников да и всего высшего света. А вот то, что думают о ней люди, находящиеся в этой комнате, очень занимало девушку. Ей не хотелось огорчать их, но она понимала, что друзья огорчились бы, если бы узнали, что они с Россом вовсе не муж и жена.

Их брак был сродни маскараду, причем Росс носил свою маску с куда большей непринужденностью, чем она. Иногда ей даже казалось, что он нарочно поддразнивает ее. Например, Росс любил неторопливо входить в ее спальню как раз в то время, когда Дженни убирала ей волосы на ночь, и заводить беседу о каких-нибудь пустяках. В такие минуты Тэсса не знала, куда девать глаза. Когда служанка наконец уходила и они оставались вдвоем, Тэсса начинала сердито требовать, чтобы он отдал ей ключ от двери, соединявшей две супружеские спальни. Но Росс всякий раз возражал и напоминал, что мысль о свадьбе осенила именно ее, Тэссу, а он, Росс, согласился на это с одним условием: чтобы она слушалась его и никому не рассказывала об истинном положении дел. «Слуги, — вещал Росс, — очень изумятся, если обнаружат внутреннюю дверь запертой. И вообще, — добавлял он, — все это пустяки по сравнению с путешествием во Францию в компании свирепых контрабандистов».

К счастью, приближалось Рождество. Балов устраивалось все меньше, потому что многие знатные лондонцы уехали в свои поместья. Разумеется, супругов Сэйл приглашали на званые вечера и концерты, но это не шло ни в какое сравнение с прежней непрерывной чередой празднеств. Однако Тэссе все же частенько приходилось играть на людях роль любящей и любимой жены и ласково улыбаться коварному Россу, иногда позволявшему себе такие вольности, за которые любой другой мужчина давно бы получил пощечину. Тэсса открывала для себя все новые и новые черты его характера и не переставала изумляться им. Он то и дело оказывал ей всяческие знаки внимания, и Тэссе приходилось с благодарностью принимать их. «Ничего, — уговаривала она себя, — скоро все это закончится. Мы сыграем свой спектакль и забудем друг о друге».

Забудем?..

Но больше всего волновало девушку то, что она обманула дедушку. Ей было страшно представить, как она с ним встретится. Плохо, очень плохо, что Росс не написал ему сразу после свадьбы и не попытался все объяснить. Сама же Тэсса слишком долго собиралась с духом — до тех пор, пока не получила из Парижа теплое письмо с поздравлениями. Дедушка уверял, что с самого начала подозревал, чем кончится дело, и писал, что теперь может умереть спокойно. Каждое слово письма ложилось на сердце девушки тяжким грузом, и она с ужасом думала о том, как расстроит старика их с Россом скорый развод. Открыть деду правду она так и не осмелилась и потому писала ему нечто неопределенное.

И все же Тэсса постепенно привыкала жить среди этого обмана и даже научилась не краснеть, когда бабушка Росса, рассказывая ей о том, как следует вести дом, называла ее шутя «наша молодая хозяйка». Жене лорда Сэйла приходилось теперь составлять меню, разбирать споры прислуги и заказывать провиант, который дважды в неделю доставляли в Лондон из поместья Росса. А уж чем ей предстояло заниматься, когда они переедут в Гринвей, Тэсса пока и понятия не имела. Но, как ни странно, ей нравилось вникать во всякие хозяйственные мелочи, и она радовалась, когда домоправительница сдержанно хвалила ее. Что же касается цветистых комплиментов, которыми ее осыпали в фешенебельных гостиных, то их она чаще всего просто пропускала мимо ушей.

Тэсса знала, что будет очень скучать без леди Сэйл и всех остальных, сидевших сейчас в этой гостиной. Хотя это, возможно, и хорошо, что они с Россом покинут Лондон. Муж уже несколько раз пенял ей за то, что она слишком близко к сердцу принимает все заботы членов его — а теперь и ее — семьи.

Последний раз они с Россом поссорились всего неделю назад, когда выяснилось, что Ларри тайком продал антиквару три серебряных блюда из своего кентского поместья. Росс очень негодовал по этому поводу и со скандалом выставил Ларри за дверь. Спустя какое-то время Тэсса сказала мужу, что ему не следует обращаться с шурином как с неразумным ребенком. Она полагала, что Ларри мог бы и сам вести хотя бы какие-нибудь свои дела. Росс сразу отверг это ее предложение, заявив, что Ларри натворит множество глупостей, но Тэсса осталась при своем мнении. Она узнавала в Ларри некоторые черты характера, свойственные ей самой. Например, когда учителя в школе говорили, что она ведет себя вызывающе, она всегда пыталась соответствовать их представлению о Тэссе Лори-мер — лентяйке и грубиянке. Вот и Ларри, втолковывала она мужу, тоже не хочет «разочаровывать» своего опекуна.

Тэсса очень обиделась на мужа за то, что тот не пригласил Ларри на церемонию бракосочетания. Конечно, теперь Росс пытался всячески загладить свою вину, но шурин держался с ним холодно и прощать опекуна явно не собирался.

Другим завсегдатаем их дома был Джулиан, чьи чувства к Салли давно уже перестали быть для окружающих тайной. Девушка, однако, не обнадеживала своего воздыхателя. Как-то она призналась Тэссе, что вообще не представляет себе лорда Харлоу в роли мужа (Салли была дочерью пастора и, кажется, опасалась, что ее сочтут чужой в кругах, где вращался Джулиан). Впрочем, Тэсса очень надеялась, что ее приятельница все же примет предложение руки и сердца и станет леди Харлоу.

Тэсса понимала, что с каждым днем она все сильнее привязывается к членам этого маленького кружка и начинает относиться к ним как к родным людям. Их беды становились ее бедами, их радости — ее радостями. Даже поразительные планы Десмонда, который мечтал о создании могучих, единых для всей Англии полицейских сил, и то занимали ее. Если бы Десмонд вдобавок проявил интерес и к незаметной внучке полковника Нэсби, счастье Тэссы было бы безгранично.

Софи Нэсби идеально подходила Десмонду. Немногословная, любящая держаться в тени, она была весьма неглупа и могла похвастаться прекрасным образованием. Эта девушка умела прислушиваться к мнению других, но всегда имела и собственное, которое при необходимости отстаивала в пылком споре. И вообще…

Тут книга выскользнула из пальцев задумавшейся Тэссы и со стуком упала на пол. Ну вот, она снова вмешивается в чужие дела! Юная леди Сэйл посмотрела на своего мужа и с удивлением поймала на себе его взгляд. Когда глаза супругов встретились, между ними на какое-то мгновение возникла странная духовная близость, но потом Росс кивнул ей и улыбнулся. Он заговорил, и в голосе его звучала привычная ласковая ирония:

— Кажется, моей милой женушке наскучила ее книга. Что же ты читаешь, позволь узнать?

«Милая женушка…» Подумать только! Конечно, эти слова предназначались вовсе не ей, а невольным зрителям семейной сценки. Тэссе пришлось взглянуть на заглавие, чтобы вспомнить, какую именно книгу выбрала она нынче в библиотеке.

— Это одна из пьес мистера Шеридана [8], — наконец ответила она. — «Школа злословия».

— Кажется, это комедия? — предположил Росс.

Она знала, что он прав, и знала также, что наверняка бы смеялась, если бы и в самом деле читала, а не пыталась разобраться в хитросплетениях чужих судеб.

— Мне… мне не очень нравится, — запинаясь, произнесла Тэсса, — как мистер Шеридан описывает своих героинь.

Росс закрыл книгу, которая лежала у него на коленях.

— А ты знаешь, — спросил он, — что этот автор всегда срисовывает характеры персонажей с живых людей?

Какое-то время Тэсса размышляла над его словами, а потом полюбопытствовала:

— Значит, леди Тизл и в самом деле существует?

— Он списал ее с леди Мельбурн, — пояснил Росс. — Ты наверняка встретишься с ней, когда она устроит бал в начале следующего сезона. Познакомишься ты и с мистером Шериданом. Правда, пьесе уже много лет, так что кое-кого ты попросту не узнаешь.

— Тэсса, не верь ему, — вмешалась в разговор бабушка Росса. — Леди Мельбурн и все прочие, с которых господин Шеридан списывал своих героев, глупы так же, как встарь.

Тэссу позабавила мысль о том, что она сможет познакомиться с известным писателем, и ей захотелось сказать об этом мужу. Но Росс смотрел на нее так странно, что она промолчала.

Тут появился слуга с чайным подносом, и Тэссу отвлекли обязанности хозяйки. Вскоре после чая Десмонд и Джулиан отправились по домам, а дамы пошли спать, оставив Росса в компании бренди и какого-то захватывающего романа.

* * *

Переодевшись ко сну, Тэсса отпустила горничную, накинула теплый шерстяной капот [9] и подсела к письменному столику. Все последние дни ее не оставляли мысли о дедушке и терзало неясное чувство вины перед ним. От него давно уже не было писем, и сегодня Тэсса решила наконец-то сообщить ему об истинном положении дел.

Она взяла перо, обмакнула его в чернила и принялась писать. Однако первый опыт оказался неудачным… второй тоже. В корзину для бумаг летели все новые и новые листы, и в конце концов Тэсса сдалась, поняв, что не в силах отыскать приличествующие случаю слова. Она загрустила, и из задумчивости ее вывел звон колокольчика у входной двери. Росс, как видно, сам открыл позднему посетителю, потому что Тэсса услышала его голос. Вскоре после этого раздался стук в ее собственную дверь. Не успела она произнести «войдите!», как в спальне появился Росс. В руке он сжимал какое-то письмо, а лицо у него было мрачное.

— Я увидел свет под дверью, — сказал он отрывисто, — и понял, что ты еще не спишь.

Тэсса мгновенно связала воедино чей-то поздний визит, печальный вид Росса, письмо в его руке и то, что от дедушки давно уже не было вестей. У нее перехватило дыхание, и она с ужасом ждала, что же сообщит ей муж.

Росс приблизился к ней и мягко сказал:

— Тэсса, постарайся мужественно перенести этот тяжелый удар. Я только что получил грустные вести от адвоката твоего дедушки. Александр… он умер в ночь на прошлый вторник. Это был сердечный приступ. Последние его слова были о тебе…

Тэсса почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица; голова закружилась, и девушка прошептала онемевшими губами:

— Нет, не может быть… Это наверняка ошибка… Адвокат что-то напутал…

— Нет, Тэсса, никто ничего не напутал, — сочувственно, но твердо проговорил Росс. — Твой дедушка многие годы страдал тяжким недугом, но не хотел говорить тебе об этом.

Росс положил письмо на столик и ласково взял Тэссу за руку.

— Я разделяю твое горе, девочка моя, поверь мне, — тихо произнес он.

Она посмотрела на него, всхлипнула и уткнулась лицом в его плечо.

— Господи, в прошлый вторник!.. — Тут голос ее прервался. — А я танцевала на балу у леди Уикбридж и ни о чем не догадывалась! Бедный дедушка! — разрыдалась она. — Никогда не прощу себе, что не была с ним рядом в последнюю минуту. Подумать только — он умер в окружении одних лишь слуг!

— Твой дедушка несколько дней был без сознания, так что ты ничем не могла бы помочь ему, — сообщил Росс грустные подробности.

Тэсса недоверчиво покачала головой.

— Но как же так? Почему его врачи заверяли меня, что он проживет еще много лет? — отчаянно рыдая, спрашивала она. — Ведь если бы я знала, что он серьезно болен, я никогда не бросила бы его, не уехала бы в Англию!

Непослушные пряди выбились из прически и упали ей на глаза. Она машинально убрала их с лица; руки у нее дрожали.

— Тэсса, — мягко сказал Росс. — Твой дедушка предвидел свою скорую кончину и именно поэтому просил меня увезти тебя из Парижа. Представить страшно, что сталось бы с тобой, находись ты сейчас во Франции. Поверь, ты сделала его счастливым, согласившись уехать. И он очень обрадовался, когда узнал о нашей свадьбе. Тебе не за что корить себя, слышишь?

Слезы текли у нее по щекам.

— Он мучился… страдал, а я в это время веселилась и развлекалась… — Она была безутешна.

Росс выпрямился.

— У тебя начинается истерика, — спокойно произнес он. — Не пытайся вставать. Я сейчас принесу тебе рюмку коньяку.

Но он успел сделать всего несколько шагов. Тэсса окликнула его, и он обернулся. Девушка стояла, выпрямившись во весь рост и опираясь рукой на столик. Глаза ее блестели от гнева.

— Вы знали, конечно же, знали, что мой дедушка вот-вот умрет, — проговорила она медленно, с расстановкой. — Но вы ни словом об этом не обмолвились! Отвечайте, вы догадывались, что я больше никогда его не увижу?

Росс медленно наклонил голову.

— Будьте же вы прокляты! — вскричала Тэсса. — По какому праву вмешиваетесь вы в мои дела? Почему распоряжаетесь моей жизнью, как своей собственной? Я не должна была покидать дедушку, но вы не оставили мне выбора. Вы отнеслись ко мне как к бездушной кукле, которой безразлично, куда ее везут хозяева. Но я взрослая женщина, и вы обязаны были посоветоваться со мной!

Тэсса была вне себя от горя и злобы.

— Решение о вашем отъезде принял Александр, — коротко ответил Росс.

— Однако вы наверняка могли переубедить его, — заявила Тэсса. — Он послушал бы вас. Он всегда дорожил вашим мнением — бог весть почему! Неужели вы не понимаете, что вы натворили?! Вы украли у меня кусок жизни! Я никогда, никогда не прощу вас!

Росс, словно пропустив ее тираду мимо ушей, мягко сказал:

— Позволь мне все же принести тебе коньяку. Вот увидишь, тебе полегчает, когда ты сделаешь несколько глотков.

Она смотрела ему вслед, тяжело дыша и кипя от ярости. Она понимала, что должна обуздать свой гнев, но у нее это никак не получалось. Почему он так поступил с нею? Почему скрыл от нее болезнь деда? Разве ей хотелось уезжать из Франции? Разве ее так уж привлекала возможность провести сезон в Лондоне? Просто они оба — и Росс, и дедушка — считали ее ребенком, с которым нет никакой нужды советоваться о серьезных делах.

Тут ее взгляд упал на столик, на неоконченные письма к деду — и слезы опять хлынули у нее из глаз. Никогда, никогда уже не будет она писать в Париж! Плохо сознавая, что делает, Тэсса резким движением сбросила на пол чернильницу и бювар [10] и выбежала из комнаты.

Росс как раз наливал в рюмку коньяк, когда в соседней спальне послышался шум. Поставив бутылку и рюмку на стол, он окликнул Тэссу и распахнул дверь к ней. В комнате никого не было, а на полу валялся раскрытый бювар; по ковру растекалась чернильная лужа.

В несколько шагов Росс пересек спальню и вышел в коридор. У лестницы стоял рослый лакей, обязанностью которого было будить Росса, если происходило что-то важное, и вопросительно смотрел на хозяина. Было ясно, что здесь Тэсса не появлялась. Росс поспешно направился к черной лестнице, и до его слуха донесся стук ее ночных туфелек.

— Тэсса, — позвал он. — Тэсса!

Она не ответила. Потом открылась и тут же захлопнулась входная дверь. Росс бросился следом за женой.

* * *

Молодая луна тускло освещала сад и парк Сэйл-хауза. Тэсса храбро нырнула в темноту. Она так часто гуляла здесь, что могла отыскать дорогу даже ночью. Девушка понятия не имела, куда ей направиться. Она просто шла той тропинкой, которая вела к ее любимой рощице. Миновав цветник, она оказалась на лужайке. Поскольку тут никаких препятствий (в виде, например, кустов или клумб) не рыло, она помчалась вперед, точно заяц, преследуемый гончими. Но она вовсе не искала укромное местечко, чтобы спрятаться, — ей и в голову не приходило, что Росс может искать ее.

И вдруг чья-то рука схватила ее за запястье, и знакомый голос сказал:

— Тэсса, дорогая, это неразумно. Пожалуйста, вернись со мною в дом!

Тут муж попытался привлечь ее к себе, но она глухо произнесла:

— Оставьте меня! Слышите? Оставьте! Будьте вы прокляты!

В ее голосе звучали такие боль и ярость, что Росс от изумления чуть ослабил хватку. Тэсса, воспользовавшись этим, ткнула его кулачком в плечо и бросилась прочь.

Теперь она решила скрыться от него в зарослях шиповника и ежевики. Колючие ветки хлестали ее по лицу, а когда она бралась за них руками, чтобы раздвинуть, ее ранили острые шипы. Потом капот зацепился за что-то, она вынуждена была остановиться, чтобы высвободить его, и в этот момент Росс опять настиг ее. Она накинулась на него, как загнанный в угол зверь, но муж не делал никаких попыток защититься от ее ударов, а только крепко обнимал. Дергаясь и извиваясь, Тэсса пробовала вырваться и бормотала нечто бессвязное, но гневное.

Он предал ее. Он обязан был все рассказать ей о дедушкиной болезни. Вот у нее совсем, совсем нет от него тайн — и теперь она жалеет об этом. Он всегда презирал ее. Ему было совершенно не важно, причиняет он ей боль или нет. Она тоже человек, и у нее есть чувства. Он ненавидит ее, вот-вот, именно так: ненавидит!

Она никак не могла остановиться, и Росс, по-прежнему крепко держа ее в объятиях, увещевал ее, как плачущего ребенка. Наконец поток упреков иссяк, и Тэсса начала еле слышно всхлипывать. Тогда муж взял ее на руки и прижал к груди. Тэсса прильнула к нему и затихла. Он нес ее домой, и оба молчали.

Оказавшись в Сэйл-хаузе, Росс положил свою драгоценную ношу на кровать в собственной спальне. Тэсса было запротестовала, но потом замолчала и отвернулась к стене. Ей было стыдно. Сама того не желая, она раскрыла перед ним душу, призналась в таких вещах, о которых стеснялась даже думать. Кем он теперь считает ее?

Росс понимал, в каком она состоянии, и попытался отвлечь от мрачных мыслей. Он сказал как ни в чем не бывало:

— Я сейчас позову кого-нибудь из служанок — надо же привести в порядок твою комнату. А пока выпей, пожалуйста, коньяк, который я тебе налил. Я знаю, ты не любишь его, но отнесись к нему как к целебной микстуре. Еще меня волнуют царапины у тебя на руках. По-моему, их надо немедленно промыть.

Его спокойный тон возымел действие. Немного погодя Тэсса, собрав все свои душевные и телесные силы, села на край кровати. Росс, казалось, был увлечен тем, что ворошил угли в камине, и даже не глядел в ее сторону. Тэсса была очень признательна ему за такую деликатность.

— Рюмка с коньяком стоит на столике возле кровати, — сказал он.

Она с сомнением взглянула на коньяк и осторожно сделала первый глоток. Сначала ей показалось, что она вот-вот задохнется, но потом стало легче, и девушка допила рюмку до конца. Глаза ее были опущены, и она не подняла их даже тогда, когда в дверь постучали. Это пришел слуга, который принес кувшин с горячей водой.

Росс водрузил на стол умывальный таз и налил в него роды из кувшина.

— Дай-ка мне взглянуть на твои руки, — попросил он.

На щеках у нее выступил румянец, но она послушно протянула ему руку. Он осторожно разогнул пальцы и принялся промывать глубокую царапину на запястье. На жену он не смотрел.

— Ты имела полное право рассердиться на меня, — наконец произнес он. — Я и впрямь мало думал о тебе и совсем не считался с твоими чувствами. Но поверь, что с некоторых пор все изменилось. — Покончив с одной рукой, Росс взялся за другую. — Я сам во всем виноват. Ты считала меня холодным и жестоким, но в действительности я совсем другой. Просто я боялся, что ты догадаешься, как я отношусь к тебе. Господи, ты не представляешь, чего мне стоили попытки вырваться из-под твоей власти!

Она удивленно взглянула на него. В его глазах светились кротость и участие, и Тэсса почувствовала, что рас-трогана до глубины души. У нее перехватило дыхание. От волнения комок подступил к горлу, и она судорожно сглотнула. Ей очень хотелось поверить, что Росс… что он любит ее… но она не могла.

Лорд Сэйл между тем продолжал:

— Да, я не рассказал тебе о болезни дедушки, и Александр тоже скрыл это от тебя. Но поверь, тебе непременно надо было уехать из Парижа, а если бы ты узнала правду, нам ни за что не удалось бы уговорить тебя. Прости за то, что наше решение причинило тебе боль.

Он уже промыл ей все ссадины и царапины, но не собирался выпускать ее руки из своих. Он очень внимательно разглядывал их, а потом тихо проговорил:

— Я любил Александра и скорблю сегодня вместе с тобой. Не было на свете человека, которым бы я восхищался больше. И я знаю, как сильно ты любила его, а он — тебя. А теперь я скажу главное: ты не одинока в этом мире. У тебя есть я. Твой дедушка просил, чтобы я всегда заботился о тебе, и я буду счастлив, если ты позволишь мне это.

Тут он поцеловал обе ее руки и поднялся с колен.

— Пойдем, — сказал он. — Я провожу тебя в твою спальню.

Тэсса поняла, что вот-вот заплачет.

— Росс, — попросила она, — ты не мог бы остаться со мной? Ты так хорошо знал моего дедушку, что наверняка сможешь многое рассказать мне о нем.

— Конечно, я останусь, если ты этого хочешь.

Тэсса громко всхлипнула, и он нежно обнял ее.

17

Тэсса очнулась, не понимая, где она находится. За окном стояла ночь, в комбате горели свечи. Было тепло, слишком тепло и душно, и у нее мелькнула мысль, что неплохо было бы открыть окно и впустить побольше свежего воздуха. У нее болело горло, удушье сдавило грудь, как будто… Затем к ней вернулась память, и Тэсса рывком села на кровати. Увидев, что Росс находится в комнате, она постепенно успокоилась.

Откинувшись на спинку кресла, он дремал у камина: у него были закрыты глаза, а ровное дыхание ритмично вздымало широкую грудь. Он снял пальто и шейный платок, и Тэсса видела выступающий кадык и пульсирующую на шее ниточку вены. Прядь белокурых волос упала ему на лоб, во сне черты лица смягчились. Теперь он казался ей почти юным и больше не внушал страха.

Тэсса поуютнее устроилась под одеялами и легла так, чтобы лучше видеть его. Сознание того, что он находится рядом, успокаивало ее. В то же время Тэсса с ужасом ожидала того мгновения, когда он проснется и ей придется посмотреть ему в лицо. Прошлой ночью она как ребенок рыдала в его объятиях, но ей вовсе не было стыдно за свое поведение, а вот своей откровенности она стеснялась.

Тихо застонав от сознания собственного бессилия, она откинулась на подушки и закрыла глаза. В минуту слабости она поведала ему все свои тайны, поделилась с ним самыми сокровенными мыслями и надеждами, которых не знала до него ни одна живая душа. Потрясение, вызванное известием о смерти дедушки, распахнуло дверь, которая, как она считала, была заперта навечно. Но Росс был таким участливым, таким терпеливым, что все ее детские унижения, все невзгоды и страхи прорвались наружу и выплеснулись бурным потоком эмоций. Но она ни в коем случае не хотела, чтобы он жалел ее.

«Ты не одинока в этом мире. У тебя есть я. Твой дедушка просил, чтобы я всегда заботился о тебе, и я буду счастлив, если ты позволишь мне это».

Тэсса боялась, что в этих словах она пытается найти слишком глубокий смысл, которого в них, возможно, и нет.

Вздрогнув, она открыла глаза и обнаружила, что Росс наблюдает за ней. Она все еще не могла глубоко дышать, и у нее саднило горло от вчерашних рыданий, но не из-за этого она молчала.

Росс пристально и строго смотрел ей в глаза, и сердце Тэссы тяжело забилось. Удары участились, когда он поднялся из кресла и, подойдя к кровати, остановился. Она не могла отвести от него взгляда — Росс словно гипнотизировал ее. Теперь она ощущала его присутствие совсем не так, как минуту назад. Он же не собирался утешать ее, это было видно по его глазам.

— Вчера, — сказал он, — ты упомянула о том, что, приехав к дедушке, собиралась начать новую жизнь. — Он испытующе посмотрел ей в лицо, а затем медленно наклонился, почти нависая над ней. — Ты можешь начать новую жизнь со мной, Тэсса? Ты можешь после нашей свадьбы подарить и мне новую жизнь?

Она лежала, не шелохнувшись, не в силах произнести ни слова. Огромная волна неизвестных доселе чувств поднялась у нее в груди, комом подступила к горлу, увлажнила ее глаза. В этом зеркале души Росс увидел ответ, которого ждал, и, наклонившись ниже, поцеловал Тэссу в губы.

Он знал, что в это мгновение он пользуется ее слабостью. Ночью, когда она спала сном измученного ребенка, он боролся с собой, стремясь остаться честным по отношению к ней. Ему всегда было известно, что Тэсса к нему неравнодушна, однако этой ночью она была очень уязвима, пережив слишком сильный эмоциональный стресс, вызванный неожиданным известием о смерти дедушки. Любой порядочный мужчина позволил бы ей обрести душевное равновесие, успокоиться и отдохнуть. Порядочный мужчина отошел бы в сторону и терпеливо ждал, пока она сама не позовет его. Росс считал себя глубоко порядочным мужчиной, однако со вчерашнего вечера его мнение о себе сильно изменилось, и все из-за того, что Тэсса позволила ему заглянуть в самые потайные уголки своего сердца. Он никогда не отрицал, что желал обладать ее прекрасным телом — в этом он всегда был честен перед собой, — но сейчас его желание превратилось в пламенную страсть.

Он легонько провел пальцами по ее чистому лбу, и Тэсса вновь закрыла глаза, предаваясь приятному ощущению тепла, исходящего от его ладони, и вслушиваясь в учащенное биение собственного сердца. Рука Росса внезапно дрогнула, и Тэсса, удивленная, открыв глаза, вопросительно посмотрела на него. В серых глазах мужчины мелькнула неуверенность.

— Тебе слишком много пришлось страдать прошлым вечером и ночью, — тихо произнес он. — Нам не следует торопиться.

Тэсса обвила руками его шею и прошептала:

— Росс, мне нужен ты. Мне нужна твоя любовь. Не оставляй меня сейчас.

Он со стоном привлек ее к себе, и его горячие губы отыскали ее нежные уста. Он поцеловал Тэссу, потом еще раз, и когда губы ее увлажнились и стали податливыми, он был уже готов отказаться от своего решения, но боялся испугать или обидеть ее. Он не позволит никому никогда обидеть или испугать ее. Уж он об этом позаботится.

Когда Тэсса, возбуждаясь, издала тихий стон, самообладание Росса подверглось серьезному испытанию. Он умел владеть собой, но дыхание его участилось, когда Тэсса провела кончиком языка по его губам и робко проникла к нему в рот.

Он медленно отстранился, и она встревоженно посмотрела на него, испугавшись, что поступила дурно.

— Это очень приятно, — подбодрил он ее. — Повтори-ка еще раз.

Она поспешно обняла его, а он склонился над ней. Тэсса скорее почувствовала, чем увидела улыбку на его губах, и тоже улыбнулась в ответ. Все было так просто и так естественно. Она не понимала, почему английские девушки приходили в ужас от одной мысли о первой брачной ночи. В отношениях мужчины и женщины она не находила ничего такого, что могло бы внушать страх.

Эта ее уверенность слегка пошатнулась, когда Росс ловким движением освободил из рукавов ночной рубашки сначала одну, а потом и вторую ее руку. Тэсса замерла на мгновение, но ласковое поглаживание по спине было таким успокаивающим, что она лишь удовлетворенно вздохнула.

Следуя ее примеру, он провел кончиком языка по ее губам и проник к ней в рот.

— Я правильно делаю это? — пробормотал он спустя мгновение.

— Открой рот пошире, — подсказала Тэсса. — Вот так лучше. Видишь, как это может быть приятно?

Росс спрятал лицо в ее волосах. Не будь он так возбужден, он бы расхохотался — девчонка действительно кое-что понимала в поцелуях, но в остальном… Кровь стучала У Росса в висках, руки дрожали. Если она еще раз прикоснется маленьким влажным язычком к его губам, он сразу же взорвется. Но Тэсса была столь неискушенной в любовных играх, что не могла себе представить, какие мысли проносились в голове мужчины, когда она охотно пропускала в свой рот его язык. Ему нестерпимо захотелось овладеть ею немедленно, сию же минуту, чтобы показать, к чему все это может привести.

«Не спеши», — напомнил он себе, вновь приникая к ее губам.

Тэссой тем временем овладело желание, ей уже было мало одних поцелуев, ей хотелось непонятной пока близости. Она стремилась всем телом прильнуть к обнаженному телу мужчины, чтобы слиться с ним воедино. Ей становилось то жарко, то холодно, и она изнывала от непонятной неудовлетворенности, не зная, что с ней творится Груди ее налились, болезненно набухли и стали упругими — раньше ничего подобного с ней не происходило.

— Росс? — шепнула Тэсса, и в голосе ее прозвучала мольба. — Росс?

Она вздохнула с облегчением, когда он откинул одеяла и улегся рядом с ней. Так было значительно лучше, именно этого она хотела. Прильнув к нему всем телом, она стала целовать его губы, глаза, щеки, грудь и шею. Она хотела, чтобы это длилось вечно.

Тогда он накрыл ладонью ее грудь, но это касание не было долгим. Он сдерживал себя, стараясь, чтобы его прикосновения не казались намеренными. Тэсса впервые была в постели с мужчиной, и Росс не хотел испугать ее. Он шептал ей слова утешения, в то время как руки его нежно ласкали ее, ни одним резким движением не выдавая безумного желания, которое все сильнее охватывало его.

— Тэсса? — Он потянул вниз ее ночную рубашку, обнажая полностью ее тело. — Ты ведь не хочешь, чтобы нас разделяла одежда, не так ли, дорогая?

Она пробормотала что-то невразумительное, но не остановила его. Все ее чувства обострились до предела, тело налилось тяжестью, глаза затуманились. Она отдалась на волю этих ощущений, поработивших ее, и вовсе не хотела им сопротивляться. Она слышала потрескивание угольков в камине, чувствовала трепетное тепло свечей на своей обнаженной коже… От накрахмаленных простыней исходил слабый аромат лаванды и… острый мускусный запах мужчины. Этот запах нравился ей.

Когда Росс отстранился от нее, Тэсса расслабилась и растянулась на простынях, но, когда он снова приблизился и прижался к ней всем телом, она вся сжалась. Его упругий член уткнулся в нижнюю часть ее живота. На мгновение ею овладела безумная паника: Тэссе вдруг стало ясно, сколь мало она знает об истинных отношениях между мужчиной и женщиной. Пальцы ее судорожно впились в его плечи, выдавая охватившую ее тревогу.

Росс поднял голову.

— Что с тобой, Тэсса? Что-нибудь случилось? — спросил он, успокаивающе проводя рукой по ее спине.

Тэсса проглотила подступивший к горлу комок и про-цептала:

— Я не знаю, Росс… то есть… никто мне не говорил… Росс, что ты хочешь сделать? — панические нотки явственно звучали в ее голосе.

Огромным усилием воли он сумел совладать с собой. В глазах Тэссы мелькнул страх, и это вернуло ему самообладание.

— Я думал, — тихо заговорил Росс, — что ты уже все знаешь. Ты же сказала моей бабушке, что девушки во Франции…

— Я помню, о чем мы говорили с твоей бабушкой, — неожиданно рассердилась Тэсса, — но я, кажется, ошибалась. Росс, ты будешь смеяться надо мной?

— Мне бы такое никогда в голову не пришло, поверь мне, Тэсса, — серьезно произнес он.

— Тогда скажи мне, — смущенно попросила она.

— Лучше, если я тебе покажу. Доверься мне. И ничего не бойся. Я никогда не сделаю тебе больно, — пообещал он.

На мгновение его слова будто повисли в воздухе, но вдруг она улыбнулась и обвила его шею руками.

— Да, да, — прошептала она, — покажи мне…

Он провел руками по ее плечам, коснулся груди и опустился ниже, к золотистому бугорку между ее бедер. Дыхание Тэссы участилось от этих медленных интимных поглаживаний, и кровь прилила к низу живота. Вздохи перешли в стоны, обрывки мыслей уплывали, растворяясь в охватившем ее наслаждении. Тэсса никогда не испытывала ничего подобного и никогда столь жадно не желала продолжения…

В то время как Тэсса всецело предавалась новым для себя ощущениям, Росс безжалостно сдерживал собственное желание. На лбу у него выступили капли пота, зубы сжались до боли. Снова и снова он напоминал себе о том, что с Тэссой должен быть предельно осторожен. Он умышленно сдерживал себя, не допуская малейшей грубости, целовал ее нежно, мимолетными касаниями губ, но чем больше он сдерживал себя, тем сильнее она возбуждалась. Ее глаза искрились желанием, руки жадно обхватили плечи мужчины, поцелуи стали неистовыми. Все ее тело вспыхнуло, волны наслаждения захлестывали ее. Она вся пылала, охваченная желанием принадлежать ему до конца. Поняв, что она готова принять его, Росс едва совладал с собой.

Он приподнялся над ней, и она, повинуясь его легкому прикосновению, открылась для него.

— Все хорошо, — прошептала Тэсса и, заметив в его глазах желание и восторг, не удержалась и поцеловала его.

— Тэсса… — он произнес ее имя с огромной нежностью. Никогда раньше Росс не переживал ничего подобного.

Ее тело выгнулось под ним, и Росс почувствовал, как сопротивлялась ее плоть, когда он рывком входил в нее. Она не вскрикнула, а только крепче обхватила его руками и ногами, приковав к себе. В это мгновение он преодолел преграду и стал медленно двигаться в ней.

Где-то в самой глубине затуманенного желанием мозга Тэссы шевельнулась мысль о том, что все свое умение она непременно должна подарить ему, но у Тэссы не было никакого опыта, и все ее движения были инстинктивными. Ей очень хотелось сказать ему… Что же такое ей хотелось сказать?.. Сердце, казалось, вот-вот взорвется… На вершине блаженства она закричала и уткнулась лицом в его шею.

* * *

Сквозь дрему он почувствовал, как Тэсса выскользнула из постели, услышал шорох рубашки и халата, а затем мягкие шаги, удаляющиеся в направлении его туалетной комнаты. Дверь тихо скрипнула, и звуки стихли. Ей, наверное, хочется уединиться, чтобы смыть с бедер следы их страсти. На этот раз Росс позволит ей сделать это, но он не столь утончен, как она, и ему приятно думать о том, что его семя пролилось в нее.

Он снова возбудился, и упругий мужской орган предательски приподнял простыню. Росс повернулся на бок. «Ничего больше не будет, поэтому лучше сразу взять себя в руки», — уговаривал он себя. Она будет смущенная и уставшая и не захочет его, а даже если и не откажет, он будет бессердечным дикарем, если возьмет ее два раза в их первую ночь.

Когда дверь в туалетную комнату открылась, он приподнял веки и молча принялся наблюдать за Тэссой.

Она высоко заколола длинные пышные волосы, и в мерцании свечей они засверкали, словно золотые. Кожа ее покраснела от бурных ласк, он знал, что губы ее распухли от поцелуев и стали пунцовыми, и с любопытством гадал, какой оттенок приобрели ее прекрасные фиалковые глаза.

Тэсса встала у окна и выглянула в сад, но тут же повернулась. Заметив, что Росс не спит, она показала рукой на окно и сообщила:

— Возле дома кто-то ходит с фонарем.

Росс приподнялся на кровати и поправил подушки. Подтянувшись повыше, он беззаботно ответил:

— Это один из охранников. Они обходят сад по ночам с собаками, чтобы отпугивать ночных воров. Ты понимаешь, что я имею в виду?

— А я и не знала об этом… — удивилась она.

— Разумеется, ты же не смотришь в окно по ночам… — улыбнулся Росс.

— Я… я, конечно же, сплю, — ответила она и покраснела.

Он все еще улыбался, говоря:

— Ну вот, так откуда тебе знать?..

Но Тэсса взволнованно прошептала:

— Я и раньше не замечала ни одного из них, даже тогда, когда выбежала из дома на заднее крыльцо.

Она права, и кое-кому придется ответить за то, что позади дома никого не оказалось, когда туда попала Тэсса. Но Росс разберется с виновником позже.

— Ты правда никого не видела? А я вот видел… — заявил он.

Он полусидел в постели, откинувшись на подушки, и смотрел на нее; одеяло лишь от пояса вниз закрывало его тело, и Тэсса не могла оторвать от него восторженного взгляда. Она вспомнила, как, охваченная страстью, упивалась волшебными ощущениями, которыми Росс так щедро одаривал ее. Кончики ее пальцев все еще чувствовали жар, исходящий от его тела, когда она ласкала его. Теперь она ясно видела Росса. Он был великолепен — широкоплечий, узкобедрый, с рельефными сильными мышцами.

— О чем ты думала, Тэсса, когда смотрела в окно? Ты о чем-то грустила? — озабоченно спросил он.

Она думала о многом, в основном о нем, Россе Треве-нане…

— О дедушке, — прошептала она, — и…

— И?.. — не отступал Росс.

Она пожала плечами.

— И о том, как ты отзываешься о нем. Я не знаю почему, но это помогает мне переносить боль, — опустив глаза, сказала она.

Он похлопал ладонью по краю постели и, когда она послушно подошла, взял ее за руки и усадил рядом с собой.

— Ты знаешь, о чем я думаю? — спросил он и тут же ответил на собственный вопрос: — Я думаю, что сейчас, в эту минуту, Александр Бопре от всей души смеется над нами. Он ведь знал, что все обернется именно так. Тебе, между прочим, тоже было известно, что он всегда этого хотел. Мы были просто слишком упрямы, чтобы самим себе признаться в том, что и мы тоже этого хотим.

Грусть, сковавшая ее сердце, отступила, и Тэсса улыбнулась.

— Если задуматься, — проговорила она, — то можно заметить, что дедушка предпочитал идти к цели прямым путем. Он постоянно расхваливал тебя на все лады, да так, что я уже была готова затыкать уши.

— То же самое происходило и со мной, — кивнул Росс.

— Возможно, он был не столь мудр, как нам казалось… — задумчиво произнесла Тэсса. — Помнишь, как мы ненавидели друг друга?

— Он был мудрее многих, а про нас и говорить не стоит. Ты взгляни на нас сейчас, и все сразу станет понятно, — ответил Росс.

Она почувствовала, как дыхание Росса учащается, и внимательно вгляделась в его лицо. За несколько последних часов Росс высказал ей то, во что Тэсса еще недавно боялась поверить. Но теперь, каждым своим взглядом и жестом, он ясно давал ей понять, что действительно любит ее.

Кончиками пальцев он медленно провел по ее щеке.

— Отчего такая задумчивость? — поинтересовался Росс.

— Я не понимаю себя, — ответила Тэсса. — Несколько часов назад я оплакивала деда, все мои мысли были о нем. А сейчас…

Он наклонился и поцеловал ее.

— Ты не должна чувствовать себя виноватой, — сказал он, утешая ее. — Александр не хотел бы этого. Кроме всего прочего, твои чувства совершенно естественны, так и должно быть между мужем и женой. Акт любви — не только удовольствие. Он сближает и соединяет мужчину и женщину.

Она смотрела на него серьезными, широко распахнутыми глазами, и Росс, уже не так уверенно, добавил:

— Ты ведь не жалеешь, что я, — он старался избежать слова «соблазнил», — любил тебя сегодня ночью?

— Нет, — она произнесла это с таким чувством, что он улыбнулся.

— Слава богу! — шутливо произнес он. — Потому что я намерен любить мою красавицу жену при любом удобном случае. Именно так и бывает между мужем и женой.

Тэсса не спускала с него глаз, все больше краснела и, запинаясь, хотела что-то сказать, но вдруг звонко рассмеялась.

— Извини, но я не знаю, как бывает между мужем и женой, — заявила она.

— Надеюсь, — заметил Росс.

— Не могу поверить, что была такой невежей, — смущенно произнесла Тэсса.

— И это говорит девушка, прожившая два года во Франции? — пошутил Росс.

Тэсса искоса посмотрела на него.

— Я знаю много о том, как надо целоваться, — хвастливо проговорила она.

— Это отрицать не могу, — согласился Росс.

— У меня были хорошие учителя, — она лукаво усмехнулась.

Глаза Росса вдруг потемнели.

— Поль Мармо, не так ли? — холодно уточнил он.

— О, он был одним из многих, — Тэсса небрежно махнула рукой.

Хотя Росс знал, что Тэсса только храбрится, в памяти всплыл тот первый поцелуй, который достался ему обманом. Он целовал, ласкал и мог сделать с ней почти все, если бы захотел. Теперь он подумал, что готов убить любого, кто прикоснется к Тэссе.

— Кто были эти мужчины? — спросил он.

В глазах Тэссы заплясали озорные искорки.

— Послушай, Росс, если ты пообещаешь не спрашивать меня о моих поклонниках, я не стану спрашивать тебя о твоих любовницах, — заявила она.

— Вот за такие речи ты и заслужила репутацию легкомысленной девицы, — сердито произнес он.

Чем дольше длился этот разговор, тем большую она чувствовала уверенность в себе. Она расслышала нотки раздражения в его голосе, но подумала, что Росс нарочно сердится, подыгрывая ей.

— Я предпочитаю, чтобы меня считали искательницей приключений, — с гордостью изрекла она. — Ты как-то сам подсказал мне эту мысль. Кто еще из твоих знакомых шам решался бежать с лакеем и переправляться через Ла-Манш на пиратском судне?

— Никто, насколько я помню. Ты пока первая и единственная. А я, кстати, думал, что они были контрабандистами. Куда этот разговор заведет нас, Тэсса?

Он, разумеется, прекрасно знал, куда заведет их этот разговор, но так и боялся поверить в то, что способен на ревность — он начинал чувствовать себя мальчишкой, которого обидели.

Глядя ему в глаза, Тэсса улыбнулась.

— Росс, — сказала она мягко, — когда ты любил меня, и чувствовала, что ты… ты бережешь меня. Это было чудесно.

Он улыбнулся ей в ответ.

— Я рад, что тебе понравилось…

— Но… — начала было она.

— Но?.. — повторил он чересчур спокойным тоном.

— Но… я не могла не ощутить, что ты… ну… сдерживаешь себя, — краснея, сказала она.

— Ты заметила это? — удивился Росс.

Тэсса серьезно кивнула.

— О да. Совершенно отчетливо, — заявила она. — Ты обращался со мной, как с бесценной фарфоровой статуэткой. О, ты не подумай, что я не благодарна тебе. Я просто хочу, чтобы ты знал, что я не такая уж хрупкая. Меня легко не разобьешь. — Она застенчиво засмеялась. — Ты, возможно, думаешь, что я… слишком храбрюсь… — Она испытующе глядела ему в лицо. Его ласковая улыбка приободрила ее. — Но я ведь объяснила, что не такая уж совсем неопытная. И меня трудно шокировать. Поэтому сам видишь, что тебе нет необходимости сдерживаться.

Она поднялась с кровати, но Росс схватил ее за руку и придержал.

— Ну и куда же ты направилась? — поинтересовался он.

— Задуть свечи. — Она посмотрела на большие напольные часы. — Пора спать, а то скоро рассветет.

Он потянул ее за руку и опрокинул на кровать. Оказавшись под ним, Тэсса прерывисто вздохнула. В глубине его темно-серых глаз загорелись огоньки, похожие на те, что увидела она в Париже, когда он впервые поцеловал ее.

— Ты ошибаешься, сокровище мое, — сказал Росс, склоняясь над ней. — Уверяю тебя — спать нам сегодня не придется.

— Росс… — начала она, но Росс прервал ее:

— Только в том случае, если ты говорила всерьез. А ты ведь говорила всерьез, Тэсса, не так ли? Ты не хочешь, чтобы я сдерживал себя?

Горячая волна прокатилась по ее телу. Не только его слова, но и чувственный изгиб губ, выражение его лица и ее собственное порочное воображение заставили ее сердце бешено забиться. И Тэсса еле слышно произнесла:

— Я говорила это всерьез.

— Так пусть же исполнится твое желание, — выдохнул он.

Росс уже пережил несколько бессонных ночей, мучаясь навязчивыми фантазиями о том, что он овладевает ею так, как этого хочется ему. Что ж, этой ночью они наконец осуществятся.

Если раньше Росс щадил невинность Тэссы, то теперь он отбросил все тормоза. Он не позволил ей сохранить даже видимости благопристойности. Он сорвал с нее рубашку и швырнул ее на пол. Тэсса не пыталась сопротивляться, когда он, крепко сжав одной рукой обе ее руки, завел их ей за голову и посмотрел вниз, жадно разглядывая ее обнаженное тело.

Фантазии нахлынули с новой силой.

— Совершенна, — пробормотал он. — Я догадывался об этом.

Он коснулся ее груди, неожиданно сжал сосок большим и указательным пальцами и улыбнулся, когда сосок затвердел.

— Так-то лучше, — сказал он и сделал то же со вторым соском.

У Тэссы закружилась голова, по телу пробежала дрожь.

— Росс, — хрипло произнесла она, — что… что ты собираешься сделать со мной?

— Я воплощаю в жизнь свои темные фантазии, — ответил он. — Я подумал, что ты тоже этого хочешь. Ты ведь сказала, чтобы я не сдерживался. Ты передумала?

— Я… я не знаю, — прошептала она.

— Возможно, вот это поможет тебе решить. — Он наклонил голову и выдохнул теплую струю воздуха на ее грудь. — У тебя прекрасные груди, — сказал он и накрыл одну из них ладонью, сжимая и разжимая пальцы в сладострастной ласке. — Они ложатся в мои руки так, словно созданы для меня. Твои соски стали пунцовыми. Они дразнят меня. Они просто просятся ко мне в рот. Дай мне руку. — Он взял ее пальцы и прижал их сначала к одному, а затем ко второму соску. Они были тверды, как камешки. — Они правда просятся ко мне в рот, Тэсса?

Ее соски? К нему в рот? Мысль эта была столь возбуждающей, что все ее тело вздрогнуло.

— Ты уверен, что хочешь их пососать? — с трепетом спросила она.

— О, еще как хочу. Если бы ты только знала… — хрипло проговорил он.

Слегка приподнявшись, он поцеловал ее грудь, затем его губы сомкнулись на набухшем соске, и он с силой всосал его в рот.

Горячая волна окатила Тэссу.

— Росс… — задыхаясь, прошептала она, — Росс…

Он придержал ее грудь рукой и неистово сжал сосок губами. Он ласкал, целовал, гладил и сжимал то одну ее грудь, то другую, и голос его продолжал околдовывать ее: она — прекрасна; он уже давно, очень давно хотел проделать с ней это; он рад, что она не пугливая, потому что это всего лишь первая из множества его фантазий, которые он собирается осуществить. Но всему свой черед.

Он и раньше был страстен, но то была не прежняя страсть. Тело Тэссы вибрировало, словно изумительно чувствительный инструмент, предназначенный исключительно для того, чтобы доставить удовольствие ему — мужчине.

Целомудрие и благопристойность никогда не были сильной стороной Тэссы, однако до сих пор она еще сохраняла некоторую сдержанную стыдливость. Теперь он лишил ее этой стыдливости. Он лишил ее воли. Она ни в чем не сможет ему отказать.

Он перевернул Тэссу на живот и осыпал поцелуями от затылка до пяток. Его руки сжимали ее ягодицы, нежно и сладострастно ласкали их. Пальцы его гладили и утопали в ее мягкой плоти, доставляя ей почти невыносимое удовольствие.

Когда Росс перевернул ее на спину и она взглянула ему в глаза, то увидела, что страсть томила не только ее. Ноздри мужчины раздулись, глаза горели огнем желания, грудь вздымалась, и Росс захрипел, пытаясь выровнять дыхание.

— Раздвинь ноги, — властно приказал он, и Тэсса повиновалась. — Нет, не так, дорогая.

Он приподнял ее колени и поставил ступни на постель. Пальцы его излучали тепло, когда он гладил внутреннюю сторону ее бедер.

— Не спеши, не спеши, — прошептал он, когда она беспокойно задвигалась, предвкушая момент, когда его пальцы проникнут в нее.

Томимая желанием, она со стоном произнесла его имя, и он тихо рассмеялся.

— Мои фантазии еще не иссякли, — заявил он. — О нет. Но я остановлюсь, если ты захочешь.

Она слабо покачала головой, давая понять, что согласна на все.

Росс раздвинул ее ноги шире.

— Скоро, — прошептал он все тем же нежным, вкрадчивым голосом. — Скоро я дам тебе то, чего ты хочешь. Только позволь мне, позволь мне…

Он ввел палец в нее и застыл, когда дыхание ее прервалось, а с губ сорвался долгий глубокий стон. Он снова углубился в нее, потом опять и опять, но не слишком глубоко, однако достаточно, чтобы довести ее почти до безумия. Когда он наконец убедился, что она готова, он еще шире раздвинул ей ноги, положил их себе на плечи и проник в нее языком.

Сквозь новый прилив наслаждения Тэсса поняла, что он делает, и попыталась сжать колени. Но это оказалось невозможным. Плечи его плотно устроились между ее бедрами, язык резко и глубоко проникал в нее, и все ее тело застыло, а затем задрожало в напряженном ожидании блаженства.

Росс услышал, как она со странным всхлипом выкрикнула его имя, и почувствовал, как ноги ее надавили ему на плечи, и вся подавляемая до сих пор страсть поднялась в нем бешеной, неукротимой волной.

Всей своей тяжестью навалившись на Тэссу, он отыскал ее рот и проник в него языком именно в тот момент, когда его мужская плоть глубоко вошла в ее тело. Он не дал ей передышки, а сразу задал такой темп движений, что она стремительно достигла вершины наслаждения. Почувствовав, как ее нежная плоть в глубоких спазмах сжимается вокруг его члена, он откинул голову назад в безумном животном экстазе. И наслаждение поглотило их обоих.

* * *

Росс лежал навзничь, одной рукой закрыв глаза, а рядом, отвернувшись от него, лежала Тэсса. Оба молчали, и он в душе корил себя за то, что сделал сегодня ночью. Она едва оправилась от потрясения, вызванного печальным известием, а он, вместо утешения, безжалостно воспользовался ее слабостью.

Мужчина не должен использовать жену для воплощения в жизнь своих фантазий, даже если эти фантазии навеяны именно ею и никакая другая женщина не годится для их осуществления. Росс уже был женат и знал, что такое брак. Жена заслуживает уважения со стороны мужа, и он обязан ее беречь. А Тэсса была лишь его невестой.

Когда он жил с Касси, такое с ним не случалось. Так почему с Тэссой он ведет себя совсем иначе, как будто вдруг стал другим?

Он протянул руку, чтобы дотронуться до нее, но передумал. Натянув рубашку, Росс выбрался из постели. Это наконец привлекло ее внимание.

— Ты куда? — спросила она.

Он взглянул на часы.

— Задуть свечи. Возможно, нам удастся вздремнуть часок-другой, скоро ведь рассветет.

Он увидел, как в ее глазах вспыхнули лукавые огоньки.

— Я точно помню, — отозвалась она, — как ты обещал, что этой ночью нам не придется спать.

Он уже полюбил эти искорки в ее глазах, полюбил ее особенную манеру говорить, чуть приоткрывая губы. Тэсса протянула к нему руку, и он машинально взял ее. Тогда она неожиданно сильно потянула его к себе, но он устоял, словно врос в землю. Она надула щеки и в изнеможении выдохнула:

— Ты должен был свалиться на кровать. Ты считаешь, что только у тебя бывают фантазии? Теперь моя очередь.

От удивления он застыл на месте, но, поняв, что происходит, расхохотался, заключил ее в объятия, и они оба упали на кровать.

18

Несмотря на то что на Рождество должны съехаться все, кого Тэсса любила, от одной мысли о том, что праздники придется встречать в Гринвее, ей становилось не по себе. Салли, Десмонд и Джулиан проведут в Гринвее несколько дней, но в Рождество Тернеры обещали навестить родителей, поэтому им придется уехать ненадолго. Леди Сэйл пригласила погостить в поместье полковника Нэсби с внучкой, а также Ларри. Все они были близкими друзьями Тэссы, и она с удовольствием ожидала встречи с ними, однако Гринвей — это совсем другое дело.

Именно в Гринвее погибла Касси, и Тэсса опасалась, что воспоминания о жене повлияют на отношение Росса к ней, Тэссе. Близость возникла между ними совсем недавно, и девушка пока боялась испытывать ее на прочность. Они с Россом стали больше чем любовниками — физическая близость превратилась в дружбу, и теперь они говорили о многом, что интересовало обоих. Он хотел знать о ней все, сам же, рассказывая ей о проделках, которые они с Джулианом устраивали в школе, заставлял Тэссу хохотать до слез. В ответ Тэсса делилась воспоминаниями о шутках над подругами и учителями, и хотя вкусы их не во всем совпадали, Тэссу и Росса объединял страстный интерес к книгам, авторов которых они часами могли обсуждать. Их разговорам не было конца, но одной темы они не касались никогда — они избегали говорить о Касси.

Накануне венчания с Россом пожилая леди Сэйл просила Тэссу проявить сдержанность и терпение, и хотя Тэсса никогда не отличалась этими добродетелями, она вдруг обнаружила в себе силы, о существовании которых даже не подозревала. Оказалось, что она готова терпеть сколько угодно, лишь бы достичь желанной цели, ибо она была влюблена и верила, что Росс тоже любит ее, хотя он до сих пор не говорил ей об этом.

Ночью, когда все ее существо переполняла великая любовь, она не раз порывалась сказать ему слова, которые до боли хотелось ей произнести, но всякий раз сдерживала себя, не представляя, как Росс ответит на столь спонтанное выражение чувств. Вот она и убедила себя в том, что слова любви первым должен произнести он. Как только она уверится, что он любит ее, как только он скажет ей об этом — Касси никогда больше не встанет между ними.

Тэсса много думала о Касси, ловила любые разговоры и воспоминания о ней, и чем больше узнавала о первой жене Росса, тем больше Касси нравилась ей. Тэссе казалось — нет, она была почти уверена, — что Касси никогда бы не лишила Росса возможности снова обрести счастье. Однако сам Росс не желал забывать о Касси, не позволяя ей уйти в прошлое, и Тэсса боялась, что он никогда не освободится от ее незримого присутствия.

И снова леди Сэйл, которая как никто другой понимала Тэссу, помогла девушке преодолеть мучительные сомнения. Она рассказала Тэссе о том, что Касси редко бывала в Гринвее, потому что никогда не любила это поместье. Что же касается озера и водопада, то их более не существовало. После смерти Касси Росс нанял целую армию рабочих, которые осушили озеро и на его месте разбили парк. Таким образом весь старый парк преобразился и изменился до неузнаваемости.

Все последующие дни Тэсса зорко наблюдала за Россом, пытаясь уловить первые признаки грусти, навеянные воспоминаниями о страшной трагедии, но, по-видимому, прошлое не тревожило Росса, ибо он, как обычно, по утрам приглашал Тэссу на прогулку верхом, увлеченно расписывая ей красоты своего поместья.

Во время одной из этих утренних прогулок, в момент, когда они остановились на вершине одного из окрестных холмов, откуда открывался вид на дом и конюшни, Тэсса спросила Росса об озере. Если при этом он испытал боль, то сумел так глубоко спрятать ее в душе, что Тэсса не смогла заметить даже тени грусти.

Он ответил сразу, не задумываясь:

— Парк очень изменился, все дорожки и тропинки поменяли направление, поэтому трудно сказать точно, где когда-то находилось озеро, но я рискну предположить, что оно было почти напротив того места, где мы сейчас стоим. С этого холма открывался вид на озеро.

Росс сделал небольшую паузу, но вскоре продолжил:

— Я рад, что озера больше нет, и не только из-за того, что воспоминания меньше тревожат меня и мне так спокойнее, а прежде всего из-за тебя. Я не могу забыть тот ужас, который ты испытала, когда мы на лодке плыли на яхту Джулиана. Скажи мне, чего ты так боялась?

Она нашла, что Росс произнес это слишком уж равнодушно, и с любопытством взглянула на него.

— Я ведь рассказывала тебе, — ответила она. — В школе, где я училась, произошел несчастный случай — утонула одна девушка; с тех пор мне снятся кошмары…

— Да, об этом ты мне уже рассказывала, — согласно кивнул Росс, — но ты также говорила, что с раннего детства жила в доме у моря и целые часы проводила на берегу, собирая крабов и ракушки во время отлива. С каких это пор ты стала бояться воды?

Сердце Тэссы бешено заколотилось, но она не знала, почему так происходит, когда речь идет о паническом страхе, который она испытывает ночью при виде воды.

— Это бывает только ночью, — объяснила она. — Об этом я тоже тебе говорила.

Она волновалась, сердце колотилось, словно хотело выскочить из груди, ладони неожиданно вспотели.

— Тебе все еще снятся эти кошмары? — поинтересовался Росс.

— Нет, — резко возразила девушка.

— Насколько я помню, не так давно тебе все же снился довольно странный сон. Ты тонула, но никто тебе не помог, хотя на берегу озера были люди, — напомнил ей Росс.

— Тебе обязательно надо продолжать этот разговор? — Тэсса подавила нервный смешок. — Если сегодня из-за нового кошмара я не усну, пеняй на себя…

Росс не спускал с нее внимательного взгляда, и Тэсса вдруг ощутила, как у нее по спине пробежал холодок. Она вздрогнула, но Росс уже отвел глаза, обнял ее и поцеловал в губы.

Отстранившись, он улыбнулся.

— Этого не случится, — заверил он ее.

— Чего? — Она все еще не могла собраться с мыслями — от его поцелуев с ней бог весть что творилось.

— Это не сон помешает тебе уснуть, спать не позволю я, — заявил он.

Смутный страх, таившийся где-то в глубине ее сознания, быстро рассеялся. Росс опять заигрывал с ней. Флиртовать Тэсса любила, это была именно та область, в которой она чувствовала свое преимущество.

— Ну и самоуверенный же вы человек, мистер Треве-нан! — воскликнула она. — Напрасно вы так думаете! Это я не позволю вам уснуть!

— Ну если ты собираешься воспользоваться лишь своим умением целоваться, то у тебя может не получиться, — проговорил Росс, бросая на нее взгляд, выражающий глубокое сомнение. — Ты слишком застенчива, дорогая, чтобы победить меня.

В ее глазах загорелись озорные огоньки.

— Посмотрим, что ты скажешь, когда я воспользуюсь приемами из книжки, которую нашла у тебя в библиотеке, — заявила она.

— Из какой еще книжки?! — остолбенев, воскликнул Росс.

— Из той, которую ты прятал на верхней полке за книгами о животноводстве. Тебе, наверное, казалось, что там ее никто не найдет. — Тэсса победно улыбнулась.

Совсем сбитый с толку, Росс уставился на нее широко раскрытыми глазами. Горячий румянец прилил к его щекам.

— Да, да, та самая книжка, — сочувственно кивнула Тэсса, откровенно потешаясь над Тревенаном. — Вынуждена заметить, Росс, я была от нее в шоке. О тебе я тоже была другого мнения. Ах, как обманчивы бывают впечатления… — Тэсса притворно вздохнула.

— Эта книга простояла там многие годы! Я совсем забыл про нее! — смущенно оправдывался Росс. — Дорогая, молодые люди часто собирают такие книги, но это ничего не значит… Ровным счетом ничего! И, как я уже сказал, я много лет не заглядывал в нее…

— О да, это точно. Когда книга свалилась на пол, поднялось такое облако пыли, что мы с Салли чуть не задохнулись. А потом мы ее раскрыли и увидели неприличные картинки… — беспощадно продолжала Тэсса.

— С Салли?! Ты это нарочно придумала?! — ошеломленно воскликнул Росс.

— Разве ты не заметил, как она покраснела, когда ты утром явился к завтраку? — искренне удивилась Тэсса.

— О боже! — ничего больше Тревенан сказать не мог.

— Я слишком застенчива для тебя, да? Вот и проверим, — пригрозила Тэсса с дерзкой улыбочкой и ударила хлыстом свою лошадь.

Неожиданная выходка Тэссы застала Росса врасплох, и теперь он в самом деле не знал, сердиться ему или смеяться. Смех все же взял верх над досадой, и он помчался за Тэссой. Она доставляла ему столько необычных ощущений! Эта девчонка непредсказуема! После возвращения в Лондон он обязательно закажет ее портрет, но вот кого из известных художников просить запечатлеть Тэссу на полотне, он пока не знал. Ему казалось, что нет мастера, способного правдиво изобразить ее дерзкую улыбку и озорство во взгляде фиалковых глаз.

Но Росс знал и другую Тэссу, в глубине глаз которой скрывался неподдельный ужас. И все же он не мог с полной уверенностью утверждать, что она на самом деле помнила ту ночь, когда утонула Бэки Феллон, или же умело притворялась. Только в одном он не сомневался никогда: Тэсса была на озере той ночью.

Однако сегодня, в прохладное чудесное утро, это не имело значения, и теперь он раскаивался, что заставил Тэссу вспомнить Флитвуд-Холл.

* * *

Ларри приехал в канун Рождества и вел себя безупречно: не позволял себе глупых шуточек на тему побега с богатой наследницей, не делал провокационных замечаний, которым Росс вынужден был бы давать отпор, не флиртовал с Софи Нэсби, единственной девушкой на выданье, присутствующей в Гринвее.

Такое его поведение очень устраивало Тэссу, поскольку она заметила, что Софи симпатизирует Десмонду, и считала, что они просто созданы друг для друга.

Джулиан задержался с приездом на один день, приняв приглашение Десмонда посетить на Рождество стариков Тернеров. Тэсса подозревала, что Джулиан стремился встретиться с родителями Салли, прежде всего с ее отцом, чтобы просить разрешения ухаживать за их дочерью.

Проходили дни, и Тэсса все увереннее чувствовала себя в качестве жены Росса. Именно об этом она думала вечером накануне отъезда гостей из Гринвея. Только они с Россом оставались в поместье на всю следующую неделю, якобы для того, чтобы привести в порядок загородный дом, на самом же деле — побыть наконец наедине друг с другом.

В последний вечер перед отъездом все собрались в гостиной, коротая время за игрой в вист. Росс читал газету, а Тэсса за маленьким столиком просматривала книгу расходов по дому, помечая, что необходимо купить в первую очередь.

Теперь ее главной заботой должны стать домашние дела. Об этом беспрестанно твердила ей старая леди Сэйл, и Тэсса изо всех сил старалась преодолеть трудности, подстерегавшие хозяйку двух огромных домов едва ли не на каждом шагу. Ей многому еще предстояло научиться, но она не сожалела о том, что вместо развлечений и удовольствий тратит время на домашние дела. В праздники, когда гости занимались охотой, писали письма или совершали долгие прогулки верхом, а по вечерам предавались карточным страстям, Тэсса думала о делах и в конце концов пришла к выводу, что если уж она хозяйка в доме, то имеет право произвести в нем изменения.

Думая об этом, она с силой захлопнула книгу, привлекая к себе внимание всех присутствующих.

— Эта гостиная, — сказала она, — гораздо уютнее гостиной в Сэйл-хаузе.

— Совершенно верно, — согласился с ней полковник Нэсби. — Но только потому, что в Гринвее дом со всех сторон окружает парк…

— Почти как и Сэйл-хауз, — ответила Тэсса, — за исключением восточного крыла, которое выходит на ряд строений, отделяющих дом от Гайд-парка. Но дело не только в этом. В комнатах восточного крыла солнце бывает только по утрам, а я предпочитаю, чтобы солнце заглядывало в комнаты по вечерам, особенно зимой.

Росс, прислушиваясь к разговору, опустил газету.

— К чему ты клонишь, Тэсса? — спросил он.

Тэсса глубоко вздохнула и решительно заговорила:

— Когда мы вернемся в Сэйл-хауз, я проведу там некоторые изменения. Западное крыло смотрит на сельскую местность и…

Когда-то в этом крыле жила Касси, до сих пор там располагались ее комнаты, о чем знали все присутствующие. Тэсса бросила быстрый взгляд на Росса и, вздрогнув, все же решилась продолжать:

— Разумнее и приятнее жить в западном крыле, по крайней мере в зимние месяцы. Летом это не имеет такого значения, поскольку густая листва деревьев закрывает постройки со стороны Гайд-парка, и они не видны с восточного крыла.

Росс медленно поднялся из глубокого кресла.

— Не будет никаких изменений, — мрачно произнес он.

— Но почему? — пытаясь сохранить спокойствие, спросила Тэсса. — Вы ведь произвели изменения в Гринвее. Почему не поступить так же и в Сэйл-хаузе. По-моему…

Он грубо оборвал ее на полуслове:

— Никто не спрашивал вашего мнения. Когда оно меня заинтересует, вы мне его сообщите.

Это была пощечина. В побледневшем лице Тэссы не осталось ни кровинки. Опустив голову, она смотрела вниз, на свои руки. Она долго думала, прежде чем решилась подвергнуть Росса этому испытанию, и он испытания не выдержал. Мало того — он публично оскорбил ее. Теперь Тэсса точно узнала о своем истинном положении в доме мужа, что, впрочем, для других никогда не было тайной.

— Росс, — с упреком отозвалась старая дама, — Тэсса высказала очень разумное предложение, и я согласна с ней. Ты ведешь себя неподобающе. На самом деле ты слишком болезненно воспринимаешь все, что касается комнат в западном крыле Сэйл-хауза. Прости меня за откровенность, но…

В гостиной воцарилось напряженное молчание. Кто-то нервно кашлянул.

Росс отбросил газету.

— С вашего позволения, я покину вас ненадолго, — сказал он. — В поместье есть дела, требующие моего присутствия.

И он вышел из комнаты.

Тэсса не знала, куда ей девать глаза. Полковник Нэсби разрядил обстановку.

— Софи, дорогая, — обратился он к внучке, — сыграй нам что-нибудь на рояле, ты знаешь, как я люблю слушать музыку. Доставь нам удовольствие. А ты, Тэсса, будь добра, займи место Софи. Только не отказывайся, пожалуйста. Партию надо доиграть. Софи никогда не любила карты, предпочитая им другие развлечения.

— Дедушка, как всегда, прав, — ответила Софи и, усевшись за рояль, быстро пробежала пальцами по клавишам.

Тэсса, не возражая, села за карточный стол. В который уже раз она отметила про себя, что полковник Нэсби едва ли не самый добрый и порядочный человек, которого она когда-либо знала. Подняв глаза, она неожиданно встретилась взглядом с Ларри, и они долго смотрели друг на друга. В его глазах она увидела сочувствие и понимание — слишком уж часто он сам оказывался в подобном положении.

— Черви — козыри, — заявил он и улыбнулся.

Тэсса посмотрела в свои карты.

* * *

Тэсса не стала дожидаться возвращения Росса. В эту ночь ей не хотелось делить постель с супругом. Она была потрясена и раздавлена его жестокостью. Не о таком браке она мечтала. Она хотела, чтобы муж искренне любил ее, однако Росс по-прежнему любил Касси. Ему не следовало жениться на Тэссе, но теперь было уже слишком поздно, чтобы отсылать ее обратно во Францию.

Она задула свечи и скользнула под одеяло. Сон не шел к ней, и она долго крутилась, стараясь устроиться поудобнее, пока наконец не уснула. И тогда к ней вновь вернулся кошмар, навещавший ее по ночам уже многие годы. Тэсса снова почувствовала, как сильные мужские руки удерживают ее под водой, и на этот раз она знала, что это руки Росса.

Она проснулась с криком, но крик застрял у нее в горле. Испуганная, утратившая ориентацию, она стала бороться, пытаясь сбросить с себя тяжесть, навалившуюся на нее.

— Тэсса! Я не хотел напугать тебя. Это я, Росс, — услышала она знакомый голос.

Успокаивающие слова принесли мгновенное облегчение. Она находилась в своей собственной постели, и Росс был рядом с ней. Это кромешная тьма помутила ее сознание. Как только ощущение реальности вернулось к ней, Тэсса вспомнила обиду и возмущение, охватившие ее вечером в гостиной. Она высвободилась из объятий мужа и приподнялась в постели.

— Зачем вы здесь? — резко спросила она.

— Странно, что жена спрашивает мужа о таких вещах… — удивился Росс.

Его удивление подействовало на нее как удар хлыста. Тэсса спрыгнула с кровати, зажгла свечи на каминной полке и повернулась к Россу.

— Вы женились не на той женщине, Росс, — с грустью сказала она. — Я больше не сомневаюсь в этом…

— Ты о чем?! Я не понимаю… — начал он, но Тэсса перебила его:

— О Касси! Ну вот, наконец я произнесла запретное имя…

— Тэсса, не надо… — умоляюще отозвался Росс.

— Почему? Разве со мной что-нибудь случится, если я посмею произнести вслух это священное имя? Меня поразит молния или испепелит пламя? А может, произойдет землетрясение?

Она подняла глаза к потолку и воскликнула:

— Вы тут, Касси? Если да, то вам лучше спуститься и забрать вашего мужа — мне он больше не нужен!..

На последних словах голос Тэссы сорвался.

Росс вскочил с постели и заключил ее в объятия. Сейчас ей меньше всего на свете хотелось быть с ним — она не хотела, чтобы он жалел ее. Однако чем сильнее она сопротивлялась, тем крепче становились его объятия. Бороться с Россом она могла только одним оружием.

— Касси, — несколько раз нараспев повторила она. — Касси, Касси…

Она заметила вспышку ярости в его потемневших глазах, а потом его рот с силой приник к ее устам, словно желал наказать ее. Внезапно отпустив Тэссу, Росс зарылся лицом в ее волосы и заговорил хриплым, прерывающимся голосом:

— Почему ты не можешь принять все как есть? Я отдаю тебе все, что у меня осталось. Разве этого мало?

Тэсса отвернулась, чтобы он не увидел страдания в ее глазах. Она не могла винить его за то, что он не любил ее, не могла приказать ему полюбить. Любовь — слишком капризная и странная штука…

Она тихонько вздохнула, и тогда Росс подхватил ее на руки и понес к кровати. Тэсса чувствовала, как он дрожит, вытягиваясь рядом и снова заключая ее в объятия. Его лицо стало бледным, как полотно.

— Ты мне нужна, — прохрипел он. — Ты мне нужна сейчас.

Он сдавил грудь Тэссы и поцеловал ее, сначала нежно, а потом, когда она расслабилась от его ласки, более страстно. Ее руки медленно заскользили по спине Росса, чувствуя, как напрягаются его мускулы. Она не могла ответить страстью на его страсть, потому что любила его, и в этом было все дело. Ведь страсть не похожа на любовь, и ее можно изобразить. Тэсса взъерошила пальцами волосы на его затылке и привлекла голову Росса ближе к себе.

Это было быстрое и яростное соитие, от которого нельзя получить удовольствия. По крайней мере, так казалось Тэссе. Росс двигался как заведенный. Одного раза ему было мало, и Тэсса безропотно отдавалась ему, но не способна была воспламениться и чувствовала его разочарование.

Когда она наконец стала засыпать, он грубо схватил ее за плечо и с силой потряс, заставив проснуться.

— Но почему, Тэсса? — спросил он. — Почему ты не уступишь мне?

Она не собиралась умышленно причинять ему боль, но слова сорвались с языка помимо ее воли:

— Я отдаю тебе все, что у меня есть. О большем не проси.

После этого он оставил ее одну.

* * *

Еще целую неделю они оставались в Гринвее, но их медовый месяц закончился. Им нечего было больше сказать друг другу, они чувствовали себя неловко, пытаясь в отсутствие гостей поддерживать постоянно угасавшую беседу. Росс большую часть времени проводил в конюшнях, Тэсса целиком предалась домашним обязанностям, но каждую ночь он приходил к ней и предъявлял свои супружеские права.

Она ни разу не отказала ему, и Росс — он был в этом абсолютно уверен — доставлял ей удовольствие. Однако теперь у него создалось впечатление, что он занимается любовью с совсем другой женщиной. В ней не осталось больше ни капли игривости, она не поддразнивала его и не сообщала скандальных новостей, зато в ней появилась сдержанность, которую ему хотелось разнести вдребезги.

Она требовала от него слишком многого, но даже ради нее он не собирался уничтожить последние следы существования Касси. Озеро — это одно дело: оно унесло жизнь Касси, поэтому он наказал его. Но комнаты Касси в Сэйл-хаузе — это совсем другое: они единственное, что осталось от нее. Какое Тэссе дело до них? Какая ей, в конце концов, разница, где жить?

Росс должен был понимать, что Тэсса никогда не смирится с существованием запертых дверей и что она захочет получить Росса всего, безраздельно владеть его сердцем, телом и душой. Но он не был готов к этому и, наверное, никогда не будет. И он не видел ничего предосудительного в том, что требовал от Тэссы больше, чем сам собирался ей дать. Ведь до сих пор она отдавалась ему вся — уж такая была у нее натура — щедрая и благодарная, и это не он переменился — изменилась она.

Они оба вздохнули с облегчением, когда наконец возвратились в Сэйл-хауз. Росс с интересом наблюдал за тем, как Тэсса обнимает его бабушку и на лице ее расцветает искренняя улыбка — первая за последнюю неделю.

Бабушка небрежно приветствовала внука взмахом руки поверх Тэссиной головы, а затем обе дамы, обнявшись, стали подниматься по ступенькам в дом, поглощенные беседой, словно не виделись целый год.

И впервые за всю неделю Росс тоже улыбнулся. Он думал о том, что Тэсса любит Сэйл-хауз, что она — его жена и, хотя их брак, возможно, не идеален, между ними, несомненно, существует личная привязанность. Кроме того, она обожает его бабушку — и это очень важно. А со временем появятся и дети. Однако задолго до этого Тэсса даст ему то, чего он от нее добивается, потому что она, несмотря ни на что, осталась прежней Тэссой. Она не способна отмерять любовь жалкими капельками, как океан не может удержать волну во время прилива.

И Росс решил про себя, что даст ей еще одну неделю.

Приглушенный гул голосов, донесшийся из библиотеки, положил конец его мечтам. Переступив порог комнаты, он увидел Джулиана и Десмонда, уютно расположившихся в креслах возле камина. Они пили кофе и громко разговаривали. Росс не ожидал увидеть их так скоро. Покидая Гринвей, они заявили, что и им пора заняться устройством собственной личной жизни и перестать завидовать другим. Они вовсе не собирались постоянно находиться в распоряжении Росса, считая, что их вечное присутствие в Сэйл-хаузе, словно на страже, привлечет внимание посторонних и вызовет нежелательные разговоры, объектом которых непременно сделаются Тэсса и почтенная вдова леди Сэйл.

Росс налил себе чашечку кофе и вопросительно взглянул на друзей. После обычного обмена приветствиями Джулиан сразу перешел к делу.

— В Лондоне говорят исключительно о Тэссе, — заявил он. — Даже в моем клубе. Это самая отвратительная кампания сплетен и лжи, с какой мне в жизни довелось столкнуться.

— И что же говорят? — спросил Росс, пытаясь сохранить хладнокровие.

— Говорят, что скандалы сопутствуют ей со дня ее рождения. Все знают о ее школьных подвигах и побеге с лакеем, а также о контрабандистах, которые помогли ей добраться до Франции… — сообщил Джулиан.

— А тебе что известно, Десмонд? — обратился Росс к Тернеру.

— Мне — ничего, за исключением того, что рассказал мне Джулиан, — ответил Десмонд, смотря Россу в глаза. — Но я не вращаюсь в кругах, куда вхож он.

— К тому же, — добавил Джулиан, — обо всем говорится с исключительной злобой, преувеличивая любую мелочь…

Он прервался, пытаясь подыскать наименее обидные слова, но, не найдя их, решил говорить откровенно:

— Нет смысла что-либо скрывать от тебя, Росс. Все судачат о том, что она торговала собой, собственным телом платя лакею за помощь в побеге и контрабандистам за проезд. Говорят также, что она стала твоей любовницей задолго до того, как сделалась женой. Я попытался возражать, но люди верят тому, чему хотят верить, и тут уж ничего не поделаешь.

Лицо Росса покрылось смертельной бледностью.

— Кто первым распустил эти сплетни? — спросил он с угрозой в голосе.

— Мистер и миссис Бисли из Бата, родственники Тэссы, я в этом более чем уверен, — отозвался Десмонд и пояснил: — Их сейчас нет в столице, но у Бисли обширные связи, и они умело воспользовались ими.

— Я найду способ заткнуть им глотки, — со злобой проговорил Росс. — Они за все ответят.

— Не стоит вмешиваться или возражать, Росс, — предупредил его Джулиан. — Это лишь усугубит дело. Но мы обязаны восстановить репутацию Тэссы. В противном случае она станет изгоем — ее нигде не будут принимать.

— Предлагаю раздуть пожар, который поглотит огонь скандала, — внезапно вмешался в разговор Десмонд.

Росс с любопытством посмотрел на сыщика.

— Какой еще пожар? — поинтересовался он.

— Ничего особенного, — пояснил Десмонд, — надо лишь подорвать доверие к этим Бисли. У меня тоже имеются вполне определенные связи. Стоит кое-кому шепнуть словечко, и Бисли окажутся в тюрьме по обвинению в воровстве или в чем-нибудь еще… Но мне бы не хотелось заходить слишком далеко, пока мы не будем абсолютно уверены, что именно они злословят и обливают грязью собственную племянницу.

— Боже! — воскликнул потрясенный Росс. — И это предлагает сын пастора!

Джулиан расхохотался:

— Не позволь одурачить тебя, Росс. Дес на самом деле похож на своего преподобного родителя, но только внешне. На этом сходство заканчивается. У него лицо невинного младенца, зато ум изобретательный и извилистый, как лабиринт.

На сей раз Росс пристально посмотрел на Джулиана.

— Ты действительно ездил в Кент, чтобы познакомиться с родителями Салли? — осведомился он.

— Ну, разумеется, я с ними познакомился, но как близкий друг Деса, — поспешно ответил Джулиан.

— Да, да, я все понял, — кивнул Росс, улыбаясь.

Джулиан сердито бросил:

— Ничего ты не понял… — и смущенно умолк.

— Конечно, ничего. Это я просто так, ты же меня знаешь… — И Росс вернулся к сути их разговора: — А бабушке что-нибудь известно?

— Все, — заявил Джулиан, даже не стараясь смягчить удара. — И не смотри на меня так! Когда она вернулась из Грин-вея и не нашла в Сэйл-хаузе ни одного приглашения от знакомых, то сразу почувствовала неладное. Мне пришлось ей все рассказать. И без меня она бы вскоре обо всем узнала.

— Ну что ж, — философски заметил Росс, — чем скорее устроим пожар, тем быстрее восстановим мир и покой.

И он взглянул на Десмонда.

— Я займусь этим, — обещал Тернер.

* * *

В своей комнате наверху Тэсса застыла с письмом в руке над раскрытым сундуком — она собиралась распаковать свои вещи, когда увидела адресованное ей послание.

— От кого это письмо, Тэсса? — раздался у нее за спиной знакомый голос.

Тэсса поспешно сунула письмо, которое только что прочитала, в ящик своего секретера и с улыбкой повернулась к бабушке Росса.

— От давней знакомой. Мы случайно встретились на одном музыкальном вечере, — ответила она. — Ее зовут Шарлотта Сэндис.

— Кажется, я ее не знаю, — засомневалась пожилая леди.

— Она напоминает мне об ужине в Опере в четверг. Я обещала встретиться с ней там, — сказала Тэсса.

Улыбка исчезла с лица леди Сэйл.

— И ты пойдешь туда, моя дорогая? — удивилась она. — У тебя сейчас траур, и ты вправе отказаться от этой встречи. Я думаю, что твоя подруга поймет тебя.

Тэсса села за туалетный столик и, смотря на бабушкино отражение в зеркале, сказала:

— Дедушка очень любил музыку. Вы ведь знаете об этом, правда? Когда я бываю в Опере, то чувствую, что он находится рядом со мной.

— Ну что ж, — ответила пожилая дама, — в таком случае ты можешь пойти туда со спокойной душой. А пока отдохни с дороги, ты, наверное, устала. Через час я пришлю тебе чай с печеньем. Служанка разбудит тебя.

— Спасибо вам. Я на самом деле немного устала, — ответила Тэсса, вздохнув.

Оставшись одна, она извлекла письмо из секретера и, подойдя с ним к окну, еще раз быстро пробежала глазами.

«Дорогой Тор.

Обед в Опере. Круглый зал. Четверг.

Ищи меня там. Мне нужна твоя помощь.

Один».

Тор. Один. Тэсса ничего не знала про этих скандинавских богов, пока не оказалась в Академии мисс Олифант. Там она стала Тором, а Нэн Робертс, ее подруга, — Оди-ном. Это был их секрет и тайный код. Любое письмо, подписанное тайным именем, следовало немедленно уничтожить, чтобы оно не попало в чужие руки.

Но прошло несколько минут, прежде чем Тэсса смяла письмо, превратив его в тугой шарик, и швырнула в огонь в камине.

19

Спустя всего несколько минут после прихода в оперный театр Росс стал подозревать, что зря отправил Десмонда в Бат. Он все больше убеждался в том, что вовсе не Бисли организовали клеветническую кампанию, чтобы скомпрометировать Тэссу. Нелепые слухи и сплетни распускала Аманда Чалмерс.

Она расположилась в галерее, возвышавшейся над фойе, через которое все входили в театр, и оживленно беседовала со знакомыми. В это время сопровождавший ее кузен, Бертрам Гиббон, в театральный бинокль разглядывал зрителей, собиравшихся внизу. Заметив Росса и его друзей, он дотронулся до плеча Аманды и передал ей бинокль. Все разговоры моментально стихли, когда она навела бинокль на Росса Тревенана. Потом она передала бинокль одному из своих друзей.

Все еще продолжая глядеть на Росса, она откинула голову назад и ослепительно улыбнулась. Росс очень хорошо знал эту улыбку. Это была триумфальная улыбка, и ему не раз доводилось видеть ее на лице Аманды в момент, когда ей удавалось одержать победу над тем, кто оказывался настолько недальновидным или просто глупым, что предпринимал попытку использовать Аманду для решения своих проблем. Но тогда уничтожение врага происходило в одном из ее салонов и сопровождалось дискуссиями и спорами. Тэсса же не совершила ничего, что могло бы вызвать враждебность Аманды.

Однако на смену этой мысли в голову Росса пришла другая — Аманда вовсе не наказывала Тэссу. Она мстила ему, Россу Тревенану, за то, что он бросил ее.

Росс услышал ее вызывающий смех и увидел, как с пренебрежительным поклоном она поворачивается к нему спиной. Он был вне себя от ярости, кровь бросилась ему в лицо, он был готов задушить Аманду собственными руками. Опасаясь за Тэссу, Росс взглянул на жену, но она, казалось, не обратила внимания на сцену, устроенную Амандой. Тэсса смотрела по сторонам, явно ища кого-то. А вот Джулиан сурово нахмурил брови — уж он-то не пропустил представления.

На пути к ложе почти никто не подошел к ним, не остановил, не заговорил и не поздравил со свадьбой. Росс полностью отдавал себе отчет в том, что происходит, но в то же время он отметил, что Тэсса ни на что не обращала внимания.

Она казалась подавленной, выглядела бледно и устало, но, возможно, такое впечатление создавал контраст между ее светлой кожей и черным траурным платьем. И все же она не была собой. Она выглядела слишком хрупкой и уязвимой, и Росс задавался вопросом, не дошли ли до нее случайно какие-то сплетни.

Когда они проходили по галерее, Аманда со своей свитой преградила им путь. Она сделала это с явным умыслом оскорбить Тэссу, да так, чтобы все вокруг заметили это. Она бросила Россу вызов, и Тревенан уже был готов резко ответить Аманде, когда Джулиан легонько толкнул его локтем в бок, заставляя друга обратить на себя внимание.

— К нам прибыло подкрепление, — тихо сообщил он.

Росс обернулся и среди толпы заметил нескольких их общих друзей. Ему стало неловко оттого, что, к сожалению, он пренебрегал ими с тех пор, как умерла Касси, но все они, улыбаясь, уже двигались ему навстречу, и спустя мгновение Росс и Тэсса оказались в тесном кругу людей, желающих им счастья и долголетия. Тэсса стала объектом всеобщего внимания, и Россу с извиняющейся улыбкой пришлось отступить. Он был тронут до глубины души преданностью и тактичностью своих друзей и был им искренне благодарен за поддержку в трудную минуту. Проявление их дружбы Росс счел хорошим предзнаменованием, однако не собирался успокаиваться до тех пор, пока репутация Тэссы не будет полностью восстановлена.

Посмотрев в глубь коридора, Росс увидел, как Аманда входила в свою ложу. Она оглянулась и одарила его своей ослепительной победной улыбкой. Легким движением ресниц и высокомерным кивком она дала понять, что пока отпускает и Росса, и его друзей, и скрылась в ложе.

Представление закончилось. Теперь они направлялись в Круглый зал, и Тэсса почувствовала, как каждый ее нерв напрягается в ожидании неизвестного. Загадочное письмо Нэн Робертс всколыхнуло спрятанные в самом отдаленном уголке ее сознания непонятные страхи, выдвинув их на передний план, но, сколько бы Тэсса ни думала о том, что же заставляет ее трепетать от ужаса, понять, чего она боится, она так и не могла.

Странные ощущения уводили ее в прошлое, во Флитвуд-Холл, о котором она не вспоминала долгие годы, однако за несколько последних месяцев все, словно сговорившись, на каждом шагу напоминали ей не только об Академии мисс Олифант, но и о роковом происшествии на озере, унесшем жизнь Бэки Феллон. Даже прежний кошмар, от которого, как ей казалось, она уже избавилась, снова стал преследовать Тэссу по ночам. Почему от одного упоминания о несчастном случае на озере во Флитвуд-Холле она теряла самообладание?

Постепенно Тэсса лишилась покоя, стала нервной и подозрительной. «Неужели, — думала она, — все они — и Росс, и Салли, и Джулиан, и Десмонд — устроили заговор против меня?» Она ничего не понимала, но не могла не заметить, что все они прилагали массу усилий, чтобы заставить ее вспомнить Флитвуд-Холл.

Оставаясь наедине со своими тревожными мыслями, Тэсса приходила к выводу, что ее собственное воображение сыграло с ней злую шутку. Ведь заговор против нее был полным абсурдом!

Но если это было так, то почему она боялась довериться Россу? В конце концов, она не знала, что ей думать по этому поводу.

«Ищи меня там», — написала ей Нэн. Тэсса весь вечер высматривала подругу в толпе, напрягая память. Она искала взглядом невысокую брюнетку с карими глазами — именно такой она помнила Нэн, которая всегда выглядела слишком маленькой для своего возраста. Но так было много лет назад, а с тех пор прошла целая жизнь. Правда, тогда они с Нэн были неразлучны и поверяли друг дружке самые сокровенные тайны, как, в общем, делали это все молодые девушки. Никогда у Тэссы не было другой более близкой подруги.

По пути в Круглый зал Тэсса пыталась отыскать взглядом Нэн, но молодую леди Сэйл окружало столько высоких мужчин, что из-за их широких спин и плеч она ничего не видела. Когда все наконец уселись за стол, у Тэссы появилась возможность без помех оглядеть зал. Но все оказалось бесполезно. Она заметила нескольких дам, которые ловили ее взгляд, но была ли среди них Нэн, Тэсса не знала.

Наполняя бокал шампанским, лакей неловко задел и сбросил ей на колени салфетку. Пробормотав извинения, он попытался поднять этот кусочек цветной ткани, но Тэсса удержала его. Она всматривалась в салфетку минуты две, пока не сообразила взять ее в руку. Под салфеткой на коленях остался лежать маленький кусочек бумаги. Тэсса подождала еще немного, развернула бумагу и прочитала записку. Подняв глаза, она отыскала дверь, через которую входила в зал прислуга.

* * *

Росс дождался, когда ужин закончился и прислуга стала убирать со столов, готовя зал к танцам, которые должны были вскоре начаться. Они с Тэссой не собирались оставаться, поскольку Тэсса носила траур, и теперь он разрешил ей в сопровождении друзей пройти в гардероб и взять верхнюю накидку. Как только она скрылась за дверью, Росс направился к Аманде Чалмерс.

Поклонники Аманды расступились, давая ему проход. Лишь один Бертрам Гиббон остался стоять на месте. Он со скучающим видом рассматривал Росса в монокль, и у лорда Сэйла возникло желание съездить Бертраму по роже, но тот как раз повернулся к Аманде и с издевательской ухмылкой спросил:

— Мне остаться или удалиться, кузина?

Аманда тихонько хихикнула и сложила веер из черных страусиных перьев.

— Ну зачем же так, Бертрам, — укоризненно произнеела она. — Вы же знаете, что лорд Сэйл — один из самых близких моих друзей.

С деланым почтением выслушав кузину, Бертрам поклонился и медленно отошел.

Росс предложил даме руку и, чувствуя, что ее пальчики, обтянутые лайковой перчаткой, коснулись его ладони, повел Аманду в сторону глубокой оконной ниши.

Его взгляд был убийственным, но сам он был вежливым и спокойным, когда спросил:

— Чего вы добиваетесь, Аманда, подвергая остракизму мою жену?

Она не стала делать вид, что не поняла его:

— Это лишь маленькая месть, дорогой.

— Будьте осторожны, Аманда. В эту игру может играть кто-то еще, — предупредил ее Росс.

Она удивленно вскинула брови:

— Это угроза, Росс? Ну что ж, это даже интересно, но я вас не боюсь, и вы знаете об этом.

Он сжал зубы, подавив громкое ругательство. Аманда Чалмерс — это не супруги Бисли, просто так ее не испугаешь, за нее есть кому заступиться, взять хотя бы принца Уэльского, да и других высокопоставленных друзей… В ее случае метод Десмонда не сработает.

— Роль женщины, ставшей объектом презрения, не слишком уж заманчива, не так ли, Аманда? — вкрадчиво поинтересовался Росс. — Мне бы и в голову не пришло, что вам такая роль по вкусу.

На один миг гнев сверкнул в ее глазах, но тотчас же погас:

— Вы, кажется, уже обнаружили, что эта роль уготована вашей жене, лорд Сэйл. Я думаю, что ей она досталась по справедливости. А вы так не считаете, Росс?

Ему хотелось задушить Аманду, но он лишь окинул ее долгим оценивающим взглядом, а потом снова посмотрел ей в лицо.

— Вы красивая и умная женщина, Аманда, — сказал Росс, — но вы лишены души.

Она резко раскрыла веер и бросила на Росса быстрый лукавый взгляд. Со стороны могло показаться, что она с ним флиртует.

— Что вы можете знать о душе? — удивленно произнесла она.

— Не слишком много, конечно, — согласился с ней Росс, — в этом смысле мы с вами похожи. Но вот мне повезло — бог наградил меня прекрасной женой, которой, правду говоря, я не достоин, поэтому не позволю вам причинить ей зла. Если вы не прекратите свои выпады против моей жены, я найду способ погубить вас.

Аманда рассмеялась, ей было смешно. Закрыв веер, она хлопнула им Росса по руке.

— Ох! Ох! Какие сильные слова! Как вы ее защищаете! Но я не стану на вас обижаться, я ведь понимаю, что вы сейчас чувствуете. Подумать только — побег из дома с лакеем! А потом еще целая шайка контрабандистов! Я не представляю, каким образом леди Сэйл сможет восстановить свою репутацию…

Росс терпел поражение в этом сражении; ничто не могло поколебать холодной уверенности Аманды во всю ту клевету и грязь, которой облили Тэссу.

— Мне следовало прислушаться к советам бабушки, — ледяным тоном произнес Росс.

— Простите, я не поняла вас, — Аманда удивленно вскинула брови. — На что же намекала ваша бабушка?

— На ваш облик. Вы знаете, сколько в вас изъянов? — язвительно проговорил Росс.

— Вы говорите загадками, — сказала Аманда.

— Мне так хочется придать правильную форму… — продолжал Росс.

Она неуверенно взглянула на него:

— Чему?..

— Вам, разумеется. Вы чудовищно плохо сложены, Аманда. Вас надо выправить…

Он выхватил у нее из рук веер, переломал все перья — одно за другим, после чего, грубо сунув остатки веера ей в руку, с нажимом произнес:

— Именно так я поступлю с вами, Аманда, если вы не прекратите преследовать мою жену.

Развернувшись на каблуках, он пошел прочь, слыша за спиной ее злорадный смех.

Салли и Джулиан ждали его у входа в вестибюль.

— Тэссы с вами нет? — спросила Салли, с тревогой всматриваясь в его лицо.

— Она куда-то пропала, — добавил Джулиан, — словно растворилась в воздухе.

* * *

По другую сторону двери, через которую в Круглый зал входили официанты, царила всеобщая суета и неразбериха. Тэсса осторожно продвигалась вперед, стараясь не сталкиваться с потоком прислуги, торопящейся подготовить зал для танцев. Туда-сюда сновали молодые люди с подносами, уставленными горами грязной посуды, ловко уступая Тэссе дорогу. В конце концов одна из девушек, заметив Тэссу, подошла к ней.

— Прошу прощения, мадам, — вежливо отозвалась она, — но здесь вы можете запачкать платье…

Тэсса, рассеянно глядя поверх ее плеча, тихо сказала:

— Я ищу здесь одну особу…

Девушка подошла к ней ближе.

— Вы леди Сэйл? — скорее уточнила, чем спросила она.

Тэсса кивнула.

— Пожалуйста, пойдемте со мной. Ваша подруга ждет вас, — позвала девушка и повела Тэссу обратно в Круглый зал, где на небольшом возвышении музыканты, заняв места, уже настраивали свои инструменты, готовясь к началу бала. Здесь было многолюдно, уже царила атмосфера вечеринки, и никто не обратил на них внимания. Через противоположную дверь они вышли в длинный коридор и вскоре попали за кулисы. Тут было поспокойнее. Гардеробщицы и швеи укладывали театральные костюмы, уборщики подметали полы. Девушка провела Тэссу вверх по винтовой лестнице, и они оказались у входа на сцену.

Тэсса, стараясь оставаться незамеченной, ступила на сцену и посмотрела в зал. Большую часть свечей уже потушили, но в полумраке все еще работали уборщики, собирая мусор, оставшийся после зрителей, которые совсем недавно оттуда смотрели спектакль. Ряды кресел и ярусы лож вплотную подходили к сцене.

Тэсса повернулась к девушке, которая привела ее на сцену, и сказала:

— Там никого нет, во всяком случае, нет леди, которую я жду. Вы уверены, что мы должны были встретиться именно здесь?

— Тэсса, — девушка вдруг произнесла ее имя. — Тэсса, ты не узнаешь меня?

За кулисами было ничуть не светлее, чем в зрительном зале, и Тэсса сделала несколько шагов, чтобы получше разглядеть лицо девушки.

— Нэн? — спросила она. — Это ты?

— Разве я так сильно изменилась? — удивилась она. — А вот я узнаю тебя всегда. Ни у кого нет таких волос, как у тебя.

Перед Тэссой действительно стояла Нэн. Теперь Тэсса узнала ее. У Нэн были огромные, почти круглые глаза, жесткие черные волосы, которые непокорно выбивались из-под маленькой бархатной шляпки, и смуглая, словно всегда загорелая кожа. В школе девочки шутили, называя Нэн цыганкой. Обо всем этом Тэсса ни разу не вспомнила — вплоть до сегодняшнего вечера.

Она ощутила в горле комок и с трудом проглотила его. Когда-то они с Нэн были очень близки. Они вели бесконечные разговоры, делясь всеми секретами, надеждами и желаниями. Теперь они неловко смотрели друг на дружку, не зная, могут ли навести мост над разделявшей их бездной, которую между ними образовали минувшие годы. Все вопросы, ответы на которые Тэсса пыталась найти с момента получения от Нэн загадочного письма, теперь полностью вылетели у нее из головы.

— Я писала тебе, — тихо сказала Тэсса, — но ты ни разу мне не ответила.

Нэн пожала плечами.

— Вскоре после тебя мне тоже пришлось оставить Академию мисс Олифант. Никто мне не пересылал твоих писем, и я не знала, где тебя искать, — с печалью в голосе ответила Нэн.

Тэсса облизнула пересохшие губы и, поколебавшись мгновение, спросила:

— Почему ты надела черное платье прислуги?

Нэн опустила глаза.

— Потому что у меня закончились деньги, а есть все равно надо.

Резко вскинув голову, она посмотрела Тэссе в глаза.

— Впрочем, здесь я не работаю, — поспешно заявила она. — Мне просто было необходимо переговорить с тобой наедине, и это — лучшее место, которое я смогла выбрать. Я пыталась подойти к тебе, Тэсса, но ты никогда не бываешь одна. Я знаю, что ты живешь в Сэйл-хаузе, но даже там тебя постоянно охраняют.

— Ты за мной следила?! — возмутилась Тэсса.

Нэн кивнула.

— Я даже как-то пыталась привлечь твое внимание, но садовники и охранники прогнали меня, — сказала она.

— Почему ты не пришла ко мне открыто? — Тэсса не могла понять странного поведения подруги.

И тогда Нэн заговорила:

— Это долгая история, Тэсса, но дело в том, что я очень боюсь одного человека. Я не хочу, чтобы он увидел меня. Мне приходится прятаться от него. Для меня настали трудные времена, и я очень надеюсь на тебя, Тэсса. Ради нашей дружбы, в память прежних лет, помоги мне выбраться из тяжелого положения. Очень тебя прошу. Мы ведь с тобой сестры по крови, помнишь нашу клятву?

Тэсса кивнула. Об этом она никогда не забывала.

— О, я помню, как в старой часовне ты до крови уколола иголкой меня и себя, а потом у алтаря смешала в чашке нашу кровь и заставила меня нараспев произнести заклинание, правда, слова я забыла. А ты их помнишь, Нэн?

— Это древнее цыганское заклинание, — ответила Нэн и, протянув руку, легонько коснулась рукава Тэссы. — Я попала в беду, Тэсса, в ужасную беду. Мне нужны деньги, чтобы уехать из Лондона и начать новую жизнь. Мне не к кому обратиться. Если ты мне не поможешь, я не знаю, что сделаю.

— Конечно же, я помогу тебе, — пообещала Тэсса. — Но ты должна рассказать мне, что произошло. Из твоих записок я ничего не поняла.

— Записок?! Я послала тебе только одну, — забеспокоилась Нэн. — Кто-нибудь еще писал тебе, используя мое тайное имя?

Тэсса заговорила мягко, успокаивающе:

— Нет, нет. Кто-то, видимо, пошутил надо мной, но не называл себя Одином.

— Ты кому-нибудь говорила, что встречаешься здесь со мной? — оглядываясь по сторонам, спросила Нэн.

— Нет, разумеется, нет. Ведь ты просила сохранить в секрете нашу встречу. Но ты обязательно должна сказать мне, что происходит, — настаивала Тэсса.

Нэн еще раз посмотрела вокруг, а затем, глядя Тэссе в глаза, заявила:

— У меня нет времени вдаваться в подробности. По крайней мере не здесь и не сейчас. Так ты поможешь мне, Тэсса? Двухсот фунтов будет вполне достаточно, я даже обойдусь сотней, если у тебя нет больше. Мне необходимо срочно выбраться из Лондона. Моя жизнь в опасности, Тэсса.

— Я дам тебе денег, но ты должна рассказать, что с тобой стряслось, — не сдавалась Тэсса.

Нэн покачала головой.

— Не здесь, — возразила она. — Ты сможешь принести мне деньги завтра вечером?

— Завтра вечером? — повторила Тэсса и быстро добавила: — Да, конечно, смогу.

На самом деле Тэсса не представляла, откуда возьмет двести фунтов и каким образом выберется из дома, чтобы передать их Нэн, но ей ужасно хотелось поскорее узнать, что же такое случилось с подругой. До сих пор они разговаривали тихо, но теперь, отвечая Тэссе, Нэн перешла на шепот:

— Тебе не придется далеко ходить. Я живу в Кенсингтоне, в маленьком домике напротив церкви. Из окна моей спальни я много раз видела, как ты приходила на службу, но боялась показаться тебе. Узнав меня, ты бы заговорила со мной, а этого мне нельзя было делать. Нас не должны видеть вместе, Тэсса. Это опасно. Никому не говори о нашей встрече и о деньгах. Это очень важно. Сохрани в тайне наше знакомство и извини, что пока не могу рассказать тебе, что происходит. Но вскоре ты обо всем узнаешь. Обещаю тебе.

Беспокойно оглянувшись, Нэн поспешно добавила:

— Прощай, до завтрашнего вечера. Я буду ждать тебя у черного хода. Но будь осторожна, убедись, что за тобой не следят.

Нэн собралась уйти, но Тэсса схватила ее за руку. Девушка попыталась вырваться, однако Тэсса не отпускала ее.

— Нэн, — сказала она, — если кто-то пытается причинить тебе вред, разреши мне обратиться за помощью к моему мужу. Я уверена…

— К твоему мужу?! — в панике воскликнула Нэн. — Он последний человек, к которому я обращусь за помощью. Если бы твой муж узнал, что я сделала, он бы убил меня!

Нэн боролась всерьез, стараясь высвободиться, но пальцы Тэссы лишь крепче сжали ее руку. Подозрения, до сих пор казавшиеся Тэссе иррациональными, начали приобретать реальные очертания.

— Это связано со смертью Бэки Феллон? — упавшим голосом спросила она.

Нэн промолчала, и Тэсса с силой встряхнула ее.

— Нэн, что ты сделала?! — закричала Тэсса, чувствуя, как у нее от страха холодеет в груди.

Нэн посмотрела на Тэссу и вдруг заговорила:

— Я не думала, что мне угрожает опасность — в ту ночь он не видел меня. Скорее всего он принял меня за одну из старших девушек…

Сбивчивые слова, которые поначалу Нэн произносила с опаской, теперь превратились в бурный поток, прорвавший плотину ее молчания. Она уже не могла остановиться:

— Я почти уверена, что он убил их всех, Тэсса. Я никогда не думала, что… Я не знала… Я искренне верила, что все это были несчастные случаи! Ты была в безопасности, потому что уехала во Францию. Или, возможно, он считает, что ты на самом деле не имеешь ко всему этому никакого отношения. Но я боюсь за тебя, поэтому нас не должны видеть вместе… Теперь позволь мне уйти, Тэсса! Позволь мне уйти!

— Нэн, успокойся! — Тэсса пыталась образумить подругу. — Если мы обратимся к властям, тебе помогут.

— Ты ничего не знаешь! — вскричала Нэн. — Власти тоже преследуют меня. Меня ищут… Один человек, его зовут Десмонд Тернер, расспрашивал обо мне у соседей. Он помогает полиции расследовать убийства. Ты вообще представляешь, что меня ждет?! Если из-за меня кто-то убил этих девушек, меня повесят, в лучшем случае — сошлют в колонии.

Она резко высвободила руку и, вся дрожа, принялась растирать место, где крепкие пальцы Тэссы оставили красные следы.

— Тебе они ничего не сделают, — продолжила Нэн. — Ты повела себя умно, Тэсса, утверждая, что тебя не было на озере той ночью. А вот я… Теперь он меня разыскивает и убьет, точно так же, как убил тех девушек.

Дрожащими пальцами Тэсса сжала виски. Мысли ее путались, в голове стоял шум.

— О чем ты, Нэн? Кто пытается убить тебя? Я ничего не понимаю, — сказала Тэсса и в упор посмотрела на подругу.

Замогильное эхо вдруг заполнило громадное пространство театра, постепенно превращаясь в жуткий, полный тревоги шепот:

— Тэсса…

Девушки испуганно отпрянули друг от друга. Нэн мгновенно исчезла, оставив открытой дверь на винтовую лестницу.

— Тэсса?.. — шепот приблизился, и Тэсса узнала голос Росса.

Но она еще не была готова предстать перед мужем. Недолго думая, она повернулась и направилась к винтовой лестнице. В большей мере подчиняясь инстинкту, чем по какой-либо другой причине, она повторила весь маршрут, который до этого они проделали с Нэн. Войдя в Круглый зал, где музыканты все еще настраивали инструменты, Тэсса попала прямо в объятия виконта Пелхема.

— Ларри… — облегченно вздохнула Тэсса и неожиданно прижалась к ему.

Тэссе казалось, что Ларри излучает спокойствие и силу. Он был не таким, как ее муж или Десмонд, Салли и Джулиан, которые с момента первой встречи изо всех сил пытались заставить ее вспомнить ту ночь, когда утонула Бэки Феллон. Ларри никогда не расспрашивал ее ни о Флитвуд-Холле, ни о Нэн Робертс. Он был подобен прочной опоре, на которую она наткнулась посреди предательской трясины. Даже сердитые слова, которыми встретил ее Ларри, подействовали на Тэссу успокаивающе.

— Где вы были, Тэсса? — гневно вопросил он. — Росс злой как черт, на всех орет и велит искать вас.

Он отодвинул Тэссу на расстояние вытянутой руки и посмотрел ей в лицо.

— Вы бледны, как привидение, — обеспокоенно заметил он. — Вас кто-нибудь обидел? Если так, то ему придется иметь дело со мной…

— Нет, нет, — Тэсса поспешно затрясла головой. — Я рада, что именно вы нашли меня, потому что мне нужна ваша помощь.

— В чем дело, Тэсса? — насторожился Ларри.

— Я знаю, что у меня есть собственные средства, и немалые, но не представляю, как к ним подобраться, — заявила Тэсса. — Я должна пойти в банк и попросить, чтобы мне выдали деньги? До сих пор я в них не нуждалась — обо всем заботился Росс, но вот… — Она вдруг замолчала.

— Тэсса, зачем вам деньги? — удивился Ларри.

— Пожалуйста, Ларри, — она вцепилась в край его сюртука, — ответьте на мой вопрос.

— Как правило, у замужних дам нет банковских счетов, — пояснил Ларри. — Вы должны попросить Росса обратиться в банк от вашего имени. Но скажите, что происходит?

Подумав немного, она спросила:

— Когда вы, Ларри, оказываетесь в стесненных обстоятельствах, где вы берете деньги?

Ларри нахмурился.

— Росс говорил с вами обо мне? Потому что, если он… — смутившись, пробормотал молодой человек.

— Нет, нет! Вы меня не поняли. Но пока я не могу ничего вам объяснить. Вы только скажите, где достать две сотни фунтов так, чтобы мой муж не узнал об этом. Вы ведь знаете, откуда взять деньги, не так ли? — взмолилась Тэсса.

Ларри криво усмехнулся.

— Я обычно что-нибудь продаю либо закладываю. Но предупреждаю вас, что Росс всегда об этом узнает. А почему бы вам, Тэсса, просто не одолжить эти деньги? Ну, например, у меня? — неуверенно предложил он.

Глаза Тэссы зажглись, от волнения у нее защекотало в горле.

— И вы сделали бы это для меня, Ларри? — с надеждой спросила она.

— Я буду счастлив помочь вам. Но мне потребуется несколько дней, чтобы раздобыть такую сумму, — заявил он.

Тэсса легонько коснулась рукой плеча Ларри.

— Я не могу ждать. Но благодарю вас за предложение. Ларри, вы сделаете кое-что для меня? — попросила она. — Не заедете ли за мной утром и не прокатите в своем экипаже?

Ларри бросил на Тэссу внимательный взгляд, а потом озабоченно покачал головой.

— Я догадываюсь, что вы задумали, но мне не кажется, что это блестящая идея, — заявил он. — Лучше обратитесь к Джулиану. У него денег много, и он без лишних расспросов одолжит вам двести фунтов.

— Нет! — По мере того как Тэсса успокаивалась, к ней возвращалась самоуверенность. — Вы единственный, кому я могу довериться. Никто другой не поймет меня. А теперь предложите мне руку и проводите к мужу.

* * *

Следом за Тэссой Росс вошел в спальню и тихо прикрыл дверь. У него не было возможности поговорить с ней по дороге домой, поскольку его бабушка, ехавшая с ними, внимательно прислушивалась к каждому слову. Теперь он смотрел, как Тэсса медленно идет по комнате, расстегивая на ходу отороченную собольим мехом накидку, с отсутствующим выражением лица бросает ее на кресло, подходит к окну и останавливается, вглядываясь в ночной мрак.

— Тэсса, — позвал Росс. — Что произошло в Опере? Почему ты ушла, никому не говоря ни слова?

Когда она ответила, ее голос звучал отдаленно и глухо:

— Мне стало жарко, и слуга отвел меня в комнату, где было попрохладней. — Тэсса раздвинула муслиновые занавески. — Это церковь, куда мы ходим по воскресеньям? Да, это, должно быть, она… и так близко от нашего парка… Как это я не заметила раньше?..

Росс подошел к окну и, став рядом с Тэссой, медленно развернул ее лицом к себе.

— Тэсса, — произнес он мягко, — может быть, ты услышала что-то такое, что расстроило тебя? Какой-то разговор, заставивший тебя бежать?

— Разговор? Какой? — равнодушно спросила она.

Он взял ее лицо в свои ладони и поцеловал Тэссу в губы.

— Не позволяй, чтобы подобные вещи расстраивали тебя, — проговорил он тихо. — Все они — ограниченные и жадные до сплетен люди. Я заставлю Аманду Чалмерс замолчать, обещаю тебе.

Тэсса вздрогнула и, высвободившись из его объятий, отступила на шаг.

— Аманду Чалмерс? — повторила она.

— Да, именно она стоит за этой клеветнической кампанией. Она призналась мне в этом. Наконец-то я начинаю многое понимать. Видимо, она расспрашивала Бисли о тебе, а потом попыталась заставить их увезти тебя в Бат. Но мы уже успешно справлялись с интригами Аманды, Тэсса, и теперь тоже справимся. Все, кто знает тебя, не доверят во все эти истории, которые распространяют про тебя друзья Аманды.

Тэсса уставилась на Росса широко открытыми глазами.

— О, я понимаю, — произнесла она наконец. — Дурная слава настигла меня. Это так, да? Ну что ж, мне это не ново.

Росс помрачнел, нахмурил брови.

— Ты ничего не знала? Ничего не слышала? — удивился он.

Ошеломленная и испуганная разговором с Нэн, Тэсса постепенно приходила в себя. Наконец она поняла, что Росс не поверил в ее объяснение о плохом самочувствии и решил, что она услышала какую-то дурацкую сплетню, из-за которой обиделась и расстроилась. Если бы Тэсса заранее обдумала ответы на возможные вопросы мужа, она бы, разумеется, позволила ему и дальше заблуждаться. Но Росс застал ее врасплох, и по выражению его лица Тэсса поняла, что он не отступится, пока не прояснит всего до конца.

«Если бы твой муж узнал, что я сделала, он бы убил меня!» Эти слова Нэн не шли у Тэссы из головы. Нет, она ничего не скажет Россу. Ничего. До тех пор, пока сама не получит ответов на все свои вопросы.

Ее не оставляло ощущение странного оцепенения, от которого Тэсса не могла избавиться. Это было похоже на сон. Казалось, невидимые враги выстраивают свои войска, чтобы сразиться с ней, а она вступить в бой не может, поскольку не знает, кто они. Но Тэсса и знать не хотела. Она не могла побороть собственного страха и ужаса, она была смертельно напугана. Но почему?

И ложь с легкостью сорвалась у нее с языка.

— Я думала о дедушке, — сказала она. — Почему в Опере? Потому что там я всегда думаю о нем — ведь он так любил музыку. Мы всегда обсуждали с ним спектакли… Я… Я не смогла справиться со слезами и убежала, скрылась ото всех, чтобы совладать с собой.

Выражение его лица смягчилось, и она поняла, что заставила Росса поверить в свой рассказ.

— Тэсса, — позвал он и протянул к ней руки.

Рассудок советовал ей быть осторожной, но сердце готовило сюрприз. Она хотела довериться Россу, о, как же она хотела довериться ему! Тихонько вскрикнув, она упала в его объятия.

— Я не хочу ни о чем думать, это бесполезно, — пожаловалась она. — Я хочу забыться. Помоги мне, Росс. Сделай так, чтобы я забылась.

Он крепко сжал ее в объятиях и стал целовать ее брови, щеки, глаза. Он утешал ее, как мог, но ей этого было мало. Прильнув к нему всем телом, Тэсса принялась целовать его со страстью, о которой Росс давно позабыл. Она больше была не в силах сдерживать свою любовь, и он почувствовал ее страстное желание, однако где-то в самой глубине ее естества таилось отчаяние. Что-то явно было не в порядке.

Стараясь ее успокоить, он нежно погладил Тэссу по голове — из распущенных волос градом посыпались шпильки.

— Тэсса, что случилось? Скажи. Расскажи мне все, — попросил Росс.

Но ей меньше всего хотелось сейчас говорить с ним. Просунув руку в панталоны Росса, Тэсса дотронулась до его мужской плоти. Реакция на это прикосновение последовала незамедлительно.

— Да, — прошептала она, — да…

И потянула его в сторону постели.

Ему хотелось ласкать ее как можно дольше, но она не пожелала. Она прекрасно знала, как заставить его потерять контроль над собой. Она соблазняла его поцелуями и самыми интимными ласками до тех пор, пока у него не возникло непреодолимое желание немедленно овладеть ею. Он подмял ее под себя, и их глаза встретились. В его взоре были неуверенность и ожидание ответа, ее взгляд затуманила страсть.

— Сделай так, чтобы я забылась, — прошептала она и, приподняв голову с подушки, прильнула к его губам в долгом глубоком поцелуе.

Тэсса вскрикнула, когда Росс проник в нее, и они оба замерли. Потом он начал двигаться, медленно, осторожно, усиливая ее наслаждение, пока она не забыла обо всем на свете. Он снова и снова подводил ее к грани, за которой ее ждал момент высшей кульминации, но тогда, сдерживая себя, Росс приостанавливался, позволяя ей прийти в себя, чтобы вскоре опять повести ее к вершине блаженства. Когда, наконец удовлетворенная, она замерла в его объятиях, он попытался возобновить разговор:

— Тэсса, ради бога, скажи мне, что тебя беспокоит?

— Я тоскую по Франции. Это тоска по дому, — ответила она и отвернулась.

Тэсса почти сразу заснула, в то время как Росс долго еще ворочался, думая о том, что все-таки случилось.

20

Росс работал в библиотеке, когда ему принесли письмо. Доставил его мальчик, которому было велено непременно дождаться ответа. Росс взглянул на подпись и удивленно поднял брови: письмо оказалось от мистера Кинга, одного из известнейших лондонских ростовщиков. Россу и прежде приходилось иметь дело с людьми этой нужной, хотя и малопочтенной профессии, и всякий раз оказывалось, что Ларри пытался что-нибудь заложить у них. В конце концов Росс учтиво попросил всех ростовщиков не брать у виконта Пелхема ни единой вещицы, и с некоторых пор его не беспокоили. Вот почему он так удивился посланию мистера Кинга.

Надо сказать, что мистер Кинг был не совсем обычным ростовщиком. К нему обращались в трудные минуты и члены палаты лордов, и герцоги, и даже особы королевской крови. Виконт Пелхем был птицей более низкого полета, и Росс даже не стал предупреждать мистера Кинга на его счет.

Откинувшись на спинку кресла, Росс принялся читать письмо. В нем сообщалось, что нынче утром одна молодая особа заложила у мистера Кинга ожерелье, в котором он без труда узнал фамильную драгоценность рода Сэйл. Было и еще кое-что, о чем мистер Кинг хотел бы известить его светлость. Молодая дама показала ему также брошь — рубиновую розу, вделанную в изумруд, украшенный золотыми листьями, — но не стала закладывать ее, когда узнала, что легко получит требуемую сумму за одно лишь ожерелье.

Росс мгновенно сообразил, как именно обстояло дело. Нынче утром Ларри повез Тэссу в своем экипаже кататься по Лондону. Предполагалось, что они расстанутся возле дома Тернеров, где Тэсса намеревалась провести всю вторую половину дня. Росс же должен был отправить за женой, Салли и Джулианом карету, чтобы они могли все вместе поужинать в Сэйл-хаузе.

Скрипя от ярости зубами, Росс смял письмо и отбросил его в сторону. Итак, Ларри, должно быть, опять залез в долги и уговорил Тэссу помочь ему, заложив одну из семейных драгоценностей. Росс даже не знал, что сердило его больше — то, что Тэсса согласилась проделать подобное у него за спиной, или то, что Ларри осмелился толкнуть ее на подобный поступок.

Впрочем, по здравом размышлении Тэсса была им прощена. Она была наивна, его маленькая женушка, и, разумеется, понятия не имела о том, что у Ларри никогда недостанет денег выкупить это ожерелье. А уж громоздить горы лжи его шурин умел, так что немудрено, что Тэсса ему поверила. Потом Росс подумал о Ларри, и его гнев сменился глухим беспокойством. Он понятия не имел о том, как быть со своим подопечным. Прежде они хотя бы могли разговаривать друг с другом, но со временем все изменилось, и Ларри попросту перестал слушать все его увещевания. Он обожал азартные игры, не умел и не хотел считать деньги и совсем не задумывался о завтрашнем дне. А ведь у него не было ничего, кроме роскошного двухколесного экипажа и пары породистых гнедых.

Цедя сквозь зубы проклятия, Росс вскочил и отправился разыскивать мальчишку, доставившего ему письмо.

* * *

Салли налила чай, и Тэсса с улыбкой передала чашку Джулиану. Затем, взяв свою чашку, она села на стул поближе к камину. У всех было прекрасное настроение, потому что они только что вернулись с прогулки по Гайдпарку.

И вот Тэсса не спеша пила чай и размышляла о том, почему в скромной гостиной Салли она всегда чувствует себя так уютно и покойно. Все вокруг было привычно и обыденно. В камине пылал огонь, молоденькая служанка только что принесла огромное блюдо, на котором лежал тминный кекс… и Салли с Джулианом привычно обменивались колкостями.

И все же сегодня не все было так, как всегда. Тэсса знала, что в кармане ее платья лежал банковский билет на двести фунтов, и это обстоятельство заставляло ее волноваться.

При одной лишь мысли о том, что случилось нынче утром, Тэссе стало не по себе. Ларри привез ее к лавке ростовщика, но она настояла на том, что внутрь зайдет без него. Ей не хотелось, чтобы ярость Росса — если, конечно, он когда-нибудь проведает об этой истории — обрушилась на юношу.

Однако она надеялась, что Росс ни о чем не узнает. Во-первых, она назвалась вымышленным именем, а во-вторых, надеялась выкупить алмазное ожерелье всего через неделю. Ведь у нее имелся ее собственный капитал, оставалось только выяснить, как можно им воспользоваться.

Тэсса взглянула на часы. Еще немного — и она встретится с Нэн и узнает ответы на те вопросы, что давно мучают ее. Подумать только — она начала подозревать даже своих друзей. И Росса, между прочим, тоже. Стояло же что-то за словами Нэн, воскликнувшей совсем недавно: «Если бы твой муж узнал, что я сделала, он бы убил меня!»

Нет, Тэсса, конечно, понимала, что это просто цветистый оборот. Так говорят очень многие, не имея при этом в виду ничего кровавого и таинственного. И все же странно. Каким образом могли быть связаны между собой Нэн и лорд Сэйл, пэр Англии?

«Один человек, его зовут Десмонд Тернер, расспрашивал обо мне соседей». Вот что еще сказала Нэн.

Господи, еще и Десмонд! Ну что, что могло все это значить?!

Тэсса глотнула чаю и завела тот разговор, который, как она надеялась, поможет ей кое-что разузнать.

— Салли, когда ты ожидаешь Десмонда? — спросила Тэсса.

— Завтра или в крайнем случае послезавтра, — равнодушно ответила Салли, занятая тем, что наполняла чашку Джулиана.

— Он что, расследует очередное преступление? — полюбопытствовала Тэсса.

Салли подняла на подругу глаза.

— С чего ты взяла? — удивилась она.

— Но ведь совсем недавно он занимался чем-то подобным в Йоркшире, — напомнила Тэсса подруге.

— Ах да, верно, — согласилась Салли. — Может, и расследует. Работа у него всегда на первом месте.

Тэсса сделала еще глоток, чтобы собраться с духом.

— Помнится, — проговорила она с невинным видом, — когда мы только-только встретились в Париже, он рассказывал об одном из самых интересных своих дел, уверяя что оно заставило его поломать голову. Кажется, он сказа; тогда, что не успокоится, пока не разыщет убийцу.

— Да, да, помню, — отозвалась Салли.

— Еще бы ты не помнила! — удивленно воскликнула Тэсса. — Ведь погибшая девушка училась с нами в Академии мисс Олифант. Вот только я, к сожалению, позабыла ее имя.

— Маргарет Хэммел, — сказала Салли. Она мельком взглянула на Джулиана и отвела глаза в сторону.

Чашка Тэссы уже опустела, но она продолжала делать вид, что пьет из нее. Как странно! Значит, ей ничего не показалось. Она чувствовала, что все в гостиной напряглись в ожидании ее следующей реплики. Джулиан и Салли напоминали сейчас статуи, готовые ожить от произнесенного ею, Тэссой, слова.

В Опере Нэн в ужасе шептала: «Скорее всего он принял меня за одну из старших девушек… Я почти уверена, что он убил их всех. Я искренне верила, что все это были несчастные случаи».

Тэсса сказала:

— Если я не ошибаюсь, Десмонд говорил тогда, будто все указывало на то, что это обычный несчастный случай. То ли экипаж сломался, то ли перевернулся, то ли лошади понесли — толком не помню.

— Как это похоже на Десмонда — строить всяческие предположения, — засмеялся Джулиан.

Тэсса тоже засмеялась, а Салли улыбнулась.

— Поверишь ли, Салли, — продолжала Тэсса, — я совсем не помню Маргарет Хэммел. Ты не расскажешь мне, с кем она дружила?

— К сожалению, я тоже ее не помню, — покачала головой Салли.

Джулиан спросил:

— А почему ты заговорила о мисс Хэммел? Может, кто-нибудь интересовался ею?

Он говорил совершенно равнодушным тоном, но в его глазах светилось откровенное любопытство. Тэсса покрепче обхватила пальцами чашку, чтобы унять нервную дрожь.

— Нет, — спокойно ответила она. — Просто Ларри недавно спрашивал меня, не знаю ли я, чем занимается сейчас Десмонд. (И это не было ложью.) Он впервые встретил человека, которому платят за расследование преступлений.

— Ларри? — Джулиан переглянулся с Салли. — Да, верно, меня он тоже расспрашивал о Десмонде.

Тэсса поняла, что пора перевести разговор в другое русло. Сама того не желая, она навлекла подозрения на бедолагу Ларри. Подозрения? Но в чем, ради всего святого, его могут подозревать?!

Она опять взглянула на часы. До встречи с Нэн оставалось еще несколько часов, и Тэсса знала, что все это время ее будет снедать тревога.

— Салли, — улыбнулась она, — твой тминный кекс просто восхитителен. Пожалуйста, напиши, как его готовить. Я непременно закажу такой же нашему повару.

* * *

Тэсса придумала, каким образом ей удастся незаметно выскользнуть из дома, но этот план был, к сожалению, не очень надежным. Конечно, если бы Нэн не была до такой степени напугана, Тэсса попросила бы Ларри подвезти ее прямо к двери дома, где обитала сейчас Нэн. Но девушка боялась собственной тени, так что Тэссе не оставалось ничего другого, как навестить свою школьную подругу глубокой ночью.

Вся трудность заключалась в том, что Тэсса почти никогда не была одна. Рядом с ней постоянно кто-нибудь находился. И вот теперь ей пришло в голову, что не только она опасается своих друзей и даже мужа, но и ее, Тэссу, тоже в чем-то подозревают. Или не подозревают, а попросту охраняют, сторожат — на всякий случай. Но на какой? Что с ней может случиться? Кому она может быть опасна?

Она осторожно сняла со своей груди руку спящего Росса. Тот не проснулся, и спустя несколько минут Тэсса выскользнула из постели. Чтобы надеть пеньюар, ей хватило считанных мгновений.

— Тэсса, — послышался сонный голос Росса. — Куда ты?

— Я не могу уснуть, — ответила леди Сэйл. — Пойду в библиотеку, отыщу там какой-нибудь роман.

— Хорошо, — и он повернулся на другой бок.

Она подождала минуты три, удостоверилась, что он опять заснул, и на цыпочках вышла из комнаты.

Как только Тэсса прикрыла за собой дверь, Росс приподнялся на локте и прислушался. Он не поверил жене. Не нужна ей никакая книга, и вовсе не в библиотеку она направилась. Но тогда куда же? Это ему и предстояло сейчас выяснить.

Весь день он боролся с искушением спросить у нее, зачем она заложила ожерелье. Он разыскал Ларри и заставил его все рассказать. Оказалось, что ростовщик был нужен самой Тэссе. Но зачем, черт возьми, он ей понадобился? Единственное, что Росс знал наверняка, это то, что у Тэссы есть сейчас двести фунтов. Оставалось выяснить, как она собирается их потратить.

Росс был уверен, что его жена предпримет что-то этим же вечером. Она была сама не своя, ее мысли блуждали где-то далеко, и она почти не принимала участия в общей беседе, хотя обычно бывала душой их маленькой компании. Когда же они оказались наедине в спальне, она сказала, что у нее болит голова, и отказала ему. Впрочем, Росс даже обрадовался этому. Он был так раздражен, что Тэсса наверняка бы что-нибудь заподозрила, — а так они только пожелали друг другу спокойной ночи и обменялись нежным поцелуем.

Отбросив одеяло, Росс быстро оделся, прошел к черной лестнице, бесшумно спустился вниз и очутился на первом этаже.

* * *

Тэсса вошла в малую столовую, которая примыкала к кухне, и поставила на стол предусмотрительно захваченную с собой свечу. Лакею, который сидел в холле, она доверительно сообщила, что никак не может уснуть и потому решила устроиться в малой столовой и немного почитать. Разумеется, в другое время она бы не снизошла до разговоров с лакеем, но ей вовсе не хотелось, чтобы он начал что-нибудь подозревать.

Ее шерстяное платье и полусапожки лежали в том самом ящике, куда она их спрятала вечером. Переодевшись, она нащупала в кармане банковский билет и опять ощутила тревогу.

Окно открылось совершенно бесшумно, но она нимало не удивилась, потому что удостоверилась в этом еще несколько часов назад.

Она влезла на подоконник и спрыгнула в сад. Какое-то время она стояла неподвижно, пытаясь дышать ровнее и давая глазам привыкнуть к темноте. Справа от нее неясно вырисовывался силуэт церкви монастыря Святой Марии.

Пока все шло хорошо, но вот как быть со сторожами, охранявшими парк, и с их огромными злыми псами?

Тут она как раз увидела свет фонарей и услышала голоса сторожей, которые в сопровождении собак обходили владения лорда Сэйла. Вскоре они завернули за угол дома.

Тогда, собрав все силы, Тэсса бросилась бежать.

Парк был обширным, и, когда она наконец добралась до церковной стены, сердце у нее колотилось так, что она вынуждена была прислониться к холодным камням и передохнуть. Ей показалось, что один из сторожей заметил ее на парковой дорожке, но тогда она уже была почти у церкви.

Она прижала ладонь ко рту, потому что была уверена, что ее громкое дыхание слышно даже в Сэйл-хаузе. Ничего подозрительного. Где-то залаяла собака, пробежал, шурша в траве, какой-то маленький зверек, ветер раскачал кроны деревьев, и они зашумели… Обычные звуки ночи.

Но только спустя примерно четверть часа Тэсса заставила себя двинуться вперед. Она вошла под аркаду и ощупью, осторожно стала пробираться вдоль стены. Наконец она оказалась на узкой сельской улочке, вдоль которой, утопая в садах, стояли немногочисленные коттеджи. Около каждого дома горели фонари, и их неверный бледный свет слегка рассеивал темноту. Ни одно окошко не светилось. И вокруг не было ни единой живой души.

Тэсса внимательно вгляделась в домик, где ждала ее Нэн. Он стоял прямо против церкви и тоже был окружен садом. Вернее сказать, сад был только с одной стороны дома, а с другой располагался газон. Окна были темные, горел только фонарь, висящий над крыльцом. Тэсса подняла глаза к мансарде. Ей почему-то казалось, что Нэн живет именно там. Домик окружала изгородь; в темноте белела калитка.

Повсюду, казалось, царили мир и покой, да и как могло быть иначе, если сейчас стояла глубокая ночь?

Внезапно Тэсса вздрогнула и отступила в тень. Оставивший было ее страх накинулся на нее с новой силой. Слишком уж тихо, слишком обыденно было вокруг. И Тэссе показалось, что кто-то нарочно устроил так, чтобы она почувствовала себя в полной безопасности.

Она понимала, что ее тревога смешна, и все же не могла заставить себя сдвинуться с места и выйти из спасительной темноты на освещенную улицу. Но в конце концов она справилась с собой. «Я должна встретиться с Нэн, — говорила она себе, — и не только ради нее, но и ради Росса. Пора узнать, что происходит, и перестать подозревать самых близких людей».

Решившись действовать, она подобрала юбки, чтобы они не мешали ей быстро идти, перешла улицу и взялась за щеколду на калитке. Потом она ступила на тропинку и вскоре оказалась у заднего крыльца. Фонаря там не было, но в окне виднелся свет. На столе буфетной стояла горящая свеча.

Она легонько постучала в дверь костяшками пальцев и боязливо оглянулась. Здесь было не так темно, как возле церкви, и ей удалось различить несколько строений. Это, кажется, прачечная, а вот это — сарайчик, где хранят уголь. И вдруг ей послышался скрип — как будто кто-то открывал дверь прачечной. Потом раздались осторожные шаги, и у нее от страха перехватило дыхание.

— Ну же, Нэн, быстрее! Я боюсь! — шепотом умоляла она подругу.

Она опять постучала, а потом толкнула дверь — и та поддалась. Тэсса вбежала внутрь и прикрыла за собой дверь. Она бы с удовольствием заперла ее, но для этого нужен был ключ, а она понятия не имела, где его искать.

— Нэн! — дрожа от ужаса, позвала она. — Где ты, Нэн?

Никто ей не ответил.

«Ничего страшного, — успокаивала она себя, — просто Нэн надоело ждать, и она отправилась спать». Что же до отсутствующего ключа, то тут тоже все было ясно. Ведь в округе так спокойно, что люди привыкли вообще не запирать дверей — ни днем, ни ночью…

И все же внутренний голос просил, требовал, умолял: «Беги, Тэсса, беги отсюда! Тебе угрожает смертельная опасность!»

Но прежде она найдет Нэн. Ей тоже незачем тут оставаться.

С трудом передвигая ослабевшие от страха ноги, она вошла в буфетную и взяла свечу, стоявшую в подсвечнике на разделочной доске.

— Нэн, — опять окликнула она, с удовольствием отметив, что на этот раз ее голос звучит увереннее.

Убедившись, что на первом этаже никого нет, Тэсса начала подниматься по лестнице.

— Нэн! — то и дело повторяла она. — Где же ты, Нэн?

Кругом царила мертвая тишина. Пламя свечи колебалось, и по стенам метались жуткие тени. Сердце Тэссы трепетало, точно птичка в силке птицелова.

Лестница упиралась в дверь, и дверь эта была распахнута настежь. Тэссе стало так жутко, что она остановилась, не в силах переступить порог.

Кто знает, что найдет она в этой комнате? Может, Нэн, плавающую в луже крови, может, огромный нож или даже острый, как бритва, топор…

Это оказалась спальня. Кровать была разобрана, но пуста. Взгляд Тэссы обежал комнату, и волосы у нее на голове зашевелились. Кругом все было перевернуто. Кресла вспороты, диван тоже… Картины на стенах висели косо, а некоторые так и вовсе сорвались с гвоздей. Ящики комода были выдвинуты, их содержимое грудой валялось на полу. И кровать вовсе не была разобрана — в ней что-то искали и потому переворошили…

В этой спальне имелась еще одна дверь, и Тэсса осторожно подошла к ней. Она выходила на площадку, откуда вниз вела крутая деревянная лесенка. Очевидно, ею обычно пользовались слуги, и скорее всего она заканчивалась в той самой буфетной, где Тэсса взяла свечу. Возвратившись в спальню, Тэсса попыталась понять, что же ей делать дальше. Пожалуй, надо привести сюда Росса. С Нэн почти наверняка случилась беда.

Ее рука как раз легла на перила главной лестницы, когда внизу раскрылась дверь и кто-то начал медленно подниматься по ступеням.

— Нэн? — крикнула Тэсса охрипшим от страха голосом. — Это ты?

Идущий замер на месте, и в доме опять воцарилась тишина. Однако Тэсса явственно слышала чье-то дыхание.

И она была уверена, что это не Нэн.

Ее охватила паника, и она метнулась к лестнице для прислуги. Ей даже в голову не пришло спрятаться, затаиться — она думала только об одном: поскорее покинуть это страшное место. Стремительно сбежав вниз, она влетела в буфетную, по-прежнему сжимая в руке тяжелый подсвечник со свечой, и попыталась открыть заднюю дверь.

И тут ее ударили. Свеча упала на пол, и дом погрузился в темноту. Тэсса громко вскрикнула, бросилась в сторону, а потом замерла на месте. Ее мозг работал с лихорадочной быстротой. Она понимала, что убийца — да, да, конечно же, убийца, в этом нет никаких сомнений! — преграждает ей путь к выходу. В прихожей было две двери, и Тэсса понятия не имела о том, какая из них выходит в сад.

Незнакомец опять набросился на нее. Она ощутила запах пота и слабый аромат табака. Почувствовав на своем лице его дыхание, она ойкнула и выбросила вперед руку с тяжелым подсвечником. Удар был так силен, что ей на мгновение показалось, что она сломала себе запястье. Нападавший охнул, застонал и на шаг отступил от своей жертвы. И тогда Тэсса одним прыжком очутилась у двери, распахнула ее и выбежала в сад.

Она ни разу не оглянулась. Ее гнал вперед инстинкт самосохранения. Она хотела одного — выжить! Она даже не заметила, что на ее пути вдруг оказалась живая изгородь. Проскочив ее, Тэсса понеслась к Сэйл-хаузу, ни на секунду не останавливаясь, чтобы перевести дыхание. Ей казалось, что, если она остановится, убийца тут же накинется на нее и задушит. И, только завидев свет фонарей и услышав, как перекликаются сторожа и лают собаки, она громко зарыдала.

Пробежав еще несколько шагов, Тэсса, обессиленная, рухнула на траву. Она жадно втягивала в себя ночной воздух, а собаки скакали вокруг и норовили лизнуть ее в лицо.

Она заметила двух сторожей, подбегавших к ней, и обрадовалась, что они вооружены. Она попыталась рассказать им о Нэн и о том, что случилось с нею самой, но из ее горла вырвался только хрип.

Один из сторожей сорвал с плеча ружье и выстрелил в воздух. Со всех сторон к ней спешили слуги с фонарями. Среди них был и Росс. Завидев мужа, Тэсса с трудом поднялась и кинулась ему на грудь.

Росс отправил Тэссу домой, дав ей нескольких провожатых. Он и сам бы пошел с ней, но Тэсса так умоляла его поскорее отыскать ее подругу, что он внял ее просьбам — просто чтобы не расстраивать ее. Она мало что успела рассказать ему, но главное он понял: двести фунтов предназначались для Нэн Робертс, которая переживала тяжелые времена. Подруги договорились встретиться в коттедже глубокой ночью. И пока Росс сходил с ума, не понимая, куда подевалась его жена, на Тэссу напал какой-то человек.

Он был так зол на этого неведомого мерзавца, что не раздумывая всадил бы ему пулю в голову и не испытал бы при этом ни малейших угрызений совести. Господи, как же напугана Тэсса! Но что стряслось с Нэн Робертс? Росс прекрасно помнил это имя. Десмонд не сумел тогда разыскать ее, и вот теперь она объявилась сама! Пока Росс мог только догадываться, какое отношение имеет к той давней истории Нэн Робертс (которая тоже училась тогда во Флитвуд-Холле), но, чтобы узнать все наверняка, ему следует отыскать ее.

Послав одного из своих людей за местным коронером, Росс приказал остальным своим спутникам — а их насчитывалось около десятка, причем некоторые имели при себе ружья, — растянуться цепью и начать прочесывать улицу и сад, окружавший зловещий коттедж. Он чувствовал себя так, словно находился на охоте и собирался затравить крупного зверя. Однако нынче ему не повезло — зверю удалось уйти от преследователей.

Когда Росс и его люди подошли к домику, где жила Нэн Робертс, Росс первым делом осмотрел парадную дверь. Она не была заперта, но и следов взлома он не обнаружил.

В узкую прихожую выходили четыре двери. Высоко подняв фонарь, Росс толкнул ближайшую, оказавшуюся дверью в столовую. В комнате царил страшный беспорядок — все ящики были выдвинуты, стулья опрокинуты, их обивка исполосована ножом. Тот же хаос предстал его глазам и в гостиной, находившейся по соседству. Затем он вошел в спальню и замер на пороге. В этой комнате тоже что-то тщательно искали, но не беспорядок заставил сердце Росса биться чаще и сильнее.

Возле кровати лежала мертвая пожилая женщина. Несчастная была задушена — Росс убедился в этом, когда увидел на ее шее характерные отметины. Но убийца душил жертву не голыми руками. По всему судя, он воспользовался шелковым шарфом или, быть может, чулком. И вряд ли женщина сумела оказать ему хоть какое-нибудь сопротивление.

Поднявшись по лестнице на второй этаж, Росс заглянул в первую же дверь и немного успокоился, увидев, что она пуста. Дверь носила явные следы взлома: одна из петель оторвалась, а возле засова виднелись зазубрины и царапины — наверное, преступник пытался поддеть его ножом.

Росс уже составил себе впечатление об этом злодеянии. Сначала незнакомец задушил старую леди, а потом направился в эту комнату. Тот, кто находился в ней, либо крепко спал, а перед сном запер дверь на засов, либо — что вероятнее — задвинул засов, когда услышал шум и понял, что убийца вот-вот появится.

Нет, нет, конечно, Нэн Робертс не спала. Ведь она ждала Тэссу, которая должна была принести ей обещанные деньги. Скорее всего она находилась внизу, а потом, после прихода убийцы, попыталась спастись бегством и укрылась в своей спальне.

Росс принялся осматривать черную лестницу и довольно скоро обнаружил атласную ночную туфельку.

— Кому бы она ни принадлежала, — задумчиво пробормотал он, глядя на находку, — ее хозяйка спускалась вниз очень поспешно.

— Ваша светлость! — раздался чей-то взволнованный голос. — Ваша светлость!

Росс вернулся на первый этаж, миновал буфетную и вышел на заднее крыльцо.

— Мы нашли кое-что вон там, — сказал ему слуга, показывая рукой на одну из хозяйственных построек. — Это прачечная, милорд, — счел он своим долгом пояснить.

Росс сразу понял, что перед ним — Нэн Робертс. Ее глаза были широко открыты, и в них навсегда застыл ужас. Она была босая. Вторая атласная туфелька лежала в дальнем углу.

Он опустился на колени и потрогал ее запястье. Конечно, Росс понимал, что девушка мертва, но он хотел выяснить, как давно ее убили. Рука покойной была холодна как лед, но в прачечной тоже было очень холодно. Росс не смог определить время смерти. Он вздохнул и поднялся на ноги.

— Принесите одеяло, — отрывисто бросил он. — Или простыню. Надо же чем-то накрыть бедняжку.

Ему очень хотелось поскорее повидать Тэссу, но он не мог уйти, не переговорив с коронером. Ночь обещала быть длинной.

21

Поднеся чашку к губам, Тэсса сделала большой глоток чая. Чай был горячий, но она не почувствовала, что напиток обжег ей язык. Нэн была мертва, ее убили, как и ту пожилую женщину, у которой жила подруга Тэссы. Росс видел их тела собственными глазами.

Тэссу стала бить нервная дрожь, и она сделала еще один глоток чая, чтобы успокоить нервы. Взглянув на Росса, она почувствовала себя лучше. Он был сильным и ответственным мужчиной, и на него можно было положиться. Он не внушал ей страха, как тот человек, с которым она столкнулась в домике Нэн.

Оперев ногу о каминную медную решетку, Росс ворошил угли, чтобы поддержать пламя. Он был полностью одет, в то время как Тэсса, которая целый час провела в спальне, уже успела переодеться в ночную рубашку. Было поздно, очень поздно, но в доме никто не спал. Тэсса слышала, как где-то тихо закрылась дверь, различала звуки шагов и приглушенный шепот. Похоже, Росс, обнаружив ее исчезновение, поднял на ноги всех. Пожилая леди Сэйл удалилась в свои комнаты всего несколько минут назад, но слуги все еще не ложились.

Тэсса не понимала, почему мысли ее занимали подобные мелочи. Нэн убили! Вот о чем ей следовало думать. Казалось, она никак не могла до конца осознать трагедию.

Росс посмотрел на нее. Бледная и усталая, она все еще дрожала, не в силах взять себя в руки. Словно успокаивая напуганное дитя, он мягко заговорил с ней, предупреждая о будущих неприятностях, которых избежать нельзя:

— Судья и констебли сейчас находятся там, однако завтра утром они прибудут сюда, чтобы допросить тебя.

Она кивнула, но смысл его слов с трудом доходил до ее сознания.

— Нэн ничего мне не сказала о пожилой женщине, с которой жила. Кто она была? — спросила она.

— Миссис Конвей, — ответил Росс. — Твоя подруга работала у нее — обслуживала и ухаживала за старой женщиной. Обо всем этом рассказали судье их соседи.

Соседи, которых пришлось поднять с постели среди ночи, сообщили также, что миссис Конвей была глуха как пень, потому и не услышала, как грабитель проник к ней в дом. Что же касалось мисс Робертс, то девушка переехала к миссис Конвей недавно. По подсчетам Росса, она стала ее служанкой вскоре после того, как сообщение о бракосочетании Тэссы появилось в лондонских газетах. По его мнению, это вряд ли было простым совпадением — Нэн Робертс желала находиться поблизости от своей бывшей подруги. Теперь Россу предстояло выяснить почему.

— Как умерла Нэн? — тихо спросила Тэсса.

— Дорогая… — укоризненно заговорил Росс, но жена перебила его:

— Я должна это знать. — Голос Тэссы прозвучал резко. Он колебался лишь мгновение, а затем сказал:

— Их задушили, обеих. Миссис Конвей нашли внизу, в ее спальне, а твою подругу — в прачечной во дворе.

Росс не собирался посвящать Тэссу в детали картины, которая предстала глазам его, коронера и мирового судьи, когда они заглянули в прачечную. Нэн Робертс, видимо, заперлась там, но деревянная хлипкая дверка не смогла защитить ее от убийцы. В отличие от миссис Конвей, Нэн умерла не сразу. Врач, который приехал с судьей, по повреждениям кожи и пятнам на шее сделал заключение о том, что девушку душили медленно. Похоже, убийца ослаблял хватку — то ли мучая ее, то ли заставляя отвечать на вопросы.

После убийства он перевернул все в доме, пытаясь отыскать то, что скрывала от него Нэн. Тэсса уже сказала Россу, что не представляет, что это такое.

— Когда я заглянула в спальню на первом этаже, там была миссис Конвей? — спросила Тэсса. Голос у нее вновь задрожал. — А Нэн пряталась в прачечной… О господи! А ведь я слышала, как скрипнула дверь, а потом раздались звуки шагов. И все это время я ждала, когда Нэн впустит меня в дом…

При одной мысли о том, какому риску подвергала себя Тэсса, Росс едва сдержал закипавшую в нем ярость, пришедшую на смену страху за Тэссу.

— Что заставило тебя войти в дом, если никто не открывал тебе двери? Ты ведь тоже могла лежать там! — воскликнул он.

Тэсса вздрогнула и уставилась на мужа широко раскрытыми глазами.

— Я не знаю… — прошептала она. — В буфетной горела свеча, и я подумал, что ее оставила Нэн.

— Убийца знал, что делает, — сказал Росс, кивая головой.

— О нет, ты ошибаешься! — возразила Тэсса. — Зачем я была ему нужна?

— Он хотел, чтобы ты вошла в дом, — пояснил Росс. — В доме он с легкостью справился бы с тобой…

— Но зачем ему понадобилась я? — переспросила Тэсса. — Нет, я уверена, что ты ошибаешься.

Ее нежелание смотреть фактам в лицо только больше разозлило Росса.

— Как ты не понимаешь?! Он ведь ждал тебя, — не сдержавшись, заявил Тревенан. — Видимо, он считал, что тебе известно, где спрятано то, что он ищет. Убийца знал, что ты придешь. Он ждал тебя и курил сигары в прачечной, где убил Нэн. Мы нашли там полно окурков.

Глаза Тэссы наполнились слезами. Увидев, как она задрожала, Росс опомнился и замолчал. Гнев медленно стихал, но страх не отпускал его, потому слова его звучали резче, чем ему этого хотелось.

— Расскажи мне точно, что произошло, когда ты подошла к дому, — попросил он.

Рассказ был кратким — он уместился в нескольких фразах, произнесенных невыразительным голосом. Но, когда Тэсса закончила, Росс был потрясен не меньше ее.

— Он заманил тебя в ловушку! — воскликнул он.

Тэсса кивнула и облизнула пересохшие губы.

— Ты ударила его подсвечником и потому смогла убежать? — уточнил он.

— Да, — прошептала она.

— Ты бы его узнала, Тэсса? — с надеждой в голосе спросил Росс.

— Нет. Было слишком темно, — ответила Тэсса, качая головой.

Перед мысленным взором Росса возникла страшная картина: словно он, опустившись на колени возле тела Нэн Робертс, вдруг явственно увидел безжизненное лицо Тэссы. Единственное, что он мог сейчас сказать, было:

— Почему, Тэсса, почему?

Она прекрасно понимала, что он имел в виду. Росс хотел знать, почему она все делала тайно, почему не доверилась ему. Однако есть вещи, которые не подлежат разглашению. Тэсса не желала, чтобы Росс узнал, что ее чрезмерно пылкое воображение сыграло с ней злую шутку, что из-за ночных кошмарных сновидений она стала отказывать в доверии каждому, кто был близок к ней. Росс спас ее прошлой ночью, поднял на ноги весь дом, когда обнаружил, что она исчезла. Теперь Тэсса испытывала глубочайшее чувство стыда из-за того, что позволила себе усомниться в нем.

Подумав, она подыскала довольно правдоподобное объяснение, которое к тому же и было отчасти правдой.

— Я хочу, чтобы ты понял суть наших с Нэн отношений, — тихо заговорила она. — Нэн была моей единственной подругой, единственной девочкой, с которой я подружилась и сблизилась, единственной — среди множества учениц во всех школах, в которых я побывала. Мы стали кровными сестрами и поклялись всегда помогать друг другу, несмотря на обстоятельства. И вот впервые за многие годы она обратилась ко мне. Нэн была напугана, напугана так, что даже думать боялась о том, чтобы близко подойти ко мне, — она опасалась навлечь беду и на меня Она приходила в парк, а один раз даже заглянула в наш сад, надеясь застать меня одну, но вокруг меня всегда были люди. Нэн нужны были деньги, чтобы уехать из Лондона, поэтому она написала мне письмо.

Росс уже получил ответ на один из вопросов, а именно — он узнал, почему Нэн Робертс нанялась работать у миссис Конвей: она искала возможность встретиться с Тэссой. Однако Росс надежно позаботился о том, чтобы ни один человек не подошел к ней незамеченным. К сожалению, Росс не предвидел, что сама Тэсса ускользнет от охраны, если ей это будет нужно.

— Росс, — извиняющимся тоном произнесла Тэсса. — Я не могла предать ее. Ты ведь понимаешь меня…

Росс повернулся и пристально посмотрел на жену. Лицо его было жестким и неприветливым, почти враждебным.

— Расскажи мне все о Нэн Робертс, — велел он. — Скажи, как получилось, что ты встретилась с ней спустя годы. Я хочу знать все. Не пропускай никаких подробностей, Тэсса.

Тэсса засмотрелась на пустую чашку, которую бесцельно вертела в руках. Холодность его тона обескураживала ее, но она уже простила Россу его бессердечное обращение, поскольку знала, что сама во всем виновата. И она начала свой рассказ, медленно цедя слова, но вовсе не из-за того, что ей приходилось напрягать память, а потому, что ей хотелось пощадить его чувства.

— Все началось, я полагаю, с первой записки, которую я получила, — подбирая слова, произнесла она. — Хотя позже Нэн отрицала, что послала ее мне…

— Две записки? — резко спросил Росс. — Какие записки?

— Первая, наверное, была шуткой. Но я не уверена… — И Тэсса постаралась точно изложить содержание коротенького письма. Он выслушал ее молча, и она спросила: — Как думаешь, Росс, что это могло означать?

— Не знаю, Тэсса… Давай пока оставим первую записку в покое… Что говорилось во второй? — нетерпеливо спросил он.

Пока Тэсса рассказывала, Росс вышагивал по комнате из угла в угол, перебивая ее вопросами, когда что-то казалось ему непонятным. Вспоминая разговор с Нэн в Опере, Тэсса вдруг потеряла связность мысли, смутилась и замолчала.

Один раз Росс резко вспылил:

— Она сказала, что я убью ее, если узнаю, что она сделала? Что она имела в виду?

— Конечно, она так не думала. Она, наверное, хотела сказать, что сделала что-то такое, что могло бы тебя сильно разгневать. К тому же она считала, что власти сошлют ее в колонии, если станет известно о том, что она сотворила. Видимо, она все же сделала что-то плохое, Росс, и это тревожило ее. А ты как думаешь?

Он пальцами взъерошил волосы на затылке — этот его жест всегда выражал задумчивость и неуверенность.

— Нет, мне ничего не приходит на ум, — сказал он в ответ.

— Она назвала имя Десмонда, сказала, что он расспрашивал о ней. Тебе что-нибудь известно об этом? — спросила Тэсса, зорко следя за выражением лица Росса.

Он не ответил сразу, а полез в карман за сигарой. Прикурив ее от уголька, Росс выпустил ароматную струйку дыма.

— Только Десмонд может ответить на этот вопрос, — сказал он, — но я уверен, что в его расспросах не было ничего зловещего.

— Но… но разве ты не считаешь, что все это довольно странно? Не слишком ли подозрительное совпадение? — не унималась Тэсса.

— Что же тут странного? — удивился Росс. — Твоя подруга, очевидно, совершила что-то предосудительное, возможно, какое-нибудь преступление, а Десмонду платят за то, что он раскрывает преступления. Так что ничего странного я тут не вижу.

Тэсса опустила глаза.

— Думаю, ты прав, — спустя мгновение согласилась она. Он не дал ей времени на раздумья, говоря:

— Меня гораздо больше интересует, чего на самом деле боялась твоя подруга, почему ее убили и что искали в доме. Ты помнишь все, что Нэн говорила тебе?

— В Опере у нас не было времени. Нэн собиралась рассказать мне все при встрече у нее дома. — Тэсса с опаской взглянула на Росса. — Нэн только сказала, что этот человек знает, что она была на озере той ночью, когда утонула Бэки Феллон. Я уже рассказывала тебе эту грустную историю.

— Да, я помню и знаю, что после этого ты стала бояться воды. — Он посмотрел на свою сигару, вспомнил об окурках, которые нашел в прачечной, и швырнул сигару на раскаленные угли в камине.

Тэсса испытывала непонятное желание сохранить следующую мысль для себя, но, поколебавшись, все же заставила себя высказать вслух то, что больше всего ее тревожило:

— Росс, она, кажется, считала, что я тоже была там. — Встряхнув головой, Тэсса поправилась: — Нет, она не просто так считала — она была уверена, что я была на озере. Нэн еще сказала, что я поступила очень умно, притворившись, будто ничего не знаю. Она сказала… она сказала… — Последние слова застряли у Тэссы в горле, но она сделала над собой еще одно усилие и громко произнесла: — Она сказала, что я была в безопасности потому, что жила во Франции. И упомянула о других девушках. О, Росс, это было ужасно…

— О других девушках? — забеспокоился Росс.

— Нэн сказала, что это он их убил, хотя все решили, что они умерли в результате несчастного случая. Но Нэн так не считала. Она сказала… нет, я не могу в это поверить… — Тэсса с трудом сдерживала слезы.

— Поверить во что? — допытывался Росс.

— Что она виновата в том, что он убил этих девушек… Но она сама не была в этом уверена… — прошептала Тэсса.

Он посмотрел на нее и сказал несколько пренебрежительно:

— И ты собиралась вручить ей двести фунтов и помочь скрыться…

— Разумеется, нет! — возразила Тэсса. — Сначала я должна была поговорить с ней. Мне казалось, что она все преувеличивает. Я хотела увидеть ее, прежде чем что-либо сделаю, — оправдывалась девушка.

Росс, все время стоявший у окна, неожиданно повернулся к ней спиной, и Тэсса больше не видела выражения его лица, но заметила, как все его тело, каждый мускул отвердел от напряжения.

Росс понимал, что пугает ее, но не мог, пока еще не мог повернуться к ней лицом. Он пребывал в смятении и знал, что не сможет говорить с Тэссой, пока не овладеет собой. Слова Тэссы, словно кинжалом, пронзили его сердце; стиснув зубы, он боролся с нахлынувшими воспоминаниями. Если бы он не позволил Тэссе внезапно исчезнуть, если бы ее лучше охраняли, то он мог бы сейчас беседовать с Нэн Робертс и получать ответы на все давно мучившие его вопросы. Нэн была права в одном — она не зря его боялась. Если Касси погибла по ее вине, пусть даже неосознанной, Росс, несомненно, захотел бы наказать Нэн.

Глубоко потрясенный всем, что рассказала ему Тэсса, Росс вдруг почувствовал свою беспомощность. Он не находил смысла в происходящем и не знал, в каком направлении вести дальнейшие поиски. Они с Десмондом опросили всех свидетелей, изучили протоколы следователей, коронеров и судей. Нигде, даже намеком, не упоминалось о том, что Нэн Робертс была на озере в ту злополучную ночь, когда погибла Бэки Феллон. Расследуя дело о смерти девушек-свидетельниц, они ни на шаг не приблизились к его разгадке. Они плутали в потемках, метались по лабиринту, откуда, как ему казалось, могла их вывести только Тэсса. Но, к сожалению, она не смогла им помочь.

Росс глубоко вздохнул и, когда спокойствие вернулось к нему, в памяти вдруг возник разговор с Десмондом. Эта беседа имела место в тот момент, когда он высказал Десмонду свое разочарование по поводу крушения их надежд. Росс столь явственно услышал спокойный голос Десмонда, словно Тернер стоял у него за спиной.

«А что, если нам отвезти Тэссу во Флитвуд-Холл? Если удастся заставить ее воспроизвести на месте события той ночи, уже известные нам, возможно, остальные воспоминания сами вернутся к ней».

Когда Росс повернулся к Тэссе лицом, он уже взял себя в руки и был совершенно спокоен.

— Повтори еще раз, — деловито заговорил он, — что сказала твоя подруга о той ночи, когда утонула Бэки Фел-лон. Я хочу составить себе четкое представление об этом происшествии.

Прежде чем ответить, Тэсса долго смотрела ему в глаза.

— Я не помню точно, — наконец отозвалась она, — но суть такова: Нэн была ночью на озере, и убийца знает об этом.

— А что она сказала о тебе? — ровным голосом спросил Росс.

Тэсса облизнула пересохшие губы и ответила:

— Она сказала, что я тоже была там, но поступила умно, все отрицая.

— А ты была там, Тэсса? — настойчиво справлялся Росс.

Отрицание уже готово было слететь с ее губ, но так и не прозвучало. Ей хотелось сказать «нет», но в этот решающий момент она не смогла возразить тому, о чем теперь знала: что это правда, которой она всегда боялась, но о сокрытии которой всегда втайне подозревала.

— Думаю, что я была там, — неуверенно проговорила она.

Когда Росс посмотрел ей прямо в глаза, удивление читалось на его лице.

— Ты не уверена, Тэсса? Ты так странно говоришь… — медленно произнес он.

У нее перехватило горло, но она сделала над собой новое усилие и снова заговорила:

— Всегда, когда я вспоминаю о той ночи, сердце у меня бьется как бешеное, и я задыхаюсь. Что-то или кто-то вселяет в меня ужас, но я не знаю, что или кто. И мне снятся сны, жуткие сны, впрочем, я тебе о них говорила. — Голос ее задрожал, но она мужественно продолжала: — Ты знаешь, о чем я думаю, Росс? О том, что я, возможно, была на озере в ту ночь, но решила об этом забыть. Я так сильно этого хотела, что на самом деле все позабыла, и даже поверила, что меня там не было, хотя все кругом твердят, что это неправда. — Она беспомощно пожала плечами. — И у меня создалось впечатление, что, если бы только мне удалось вспомнить, что тогда произошло, я бы сразу поняла, о чем говорила мне Нэн, и мы бы уже нашли ее убийцу.

Росс старался сохранять спокойствие, чтобы не выдать собственных чувств. Он не хотел напугать Тэссу неверным словом или жестом. Если бы был другой способ узнать, кто убийца, он бы с радостью воспользовался им, не впутывая Тэссу в расследование этого жуткого дела. Но Тэсса, к сожалению, была его единственным козырем в этой игре.

Выпрямившись, он отошел от окна, пересек комнату и присел на корточки у ее кресла.

— Послушай меня, Тэсса, — сказал он. — Когда ты отправилась в дом своей подруги, убийца уже ждал тебя. Я не сомневаюсь, что он возобновит попытки добраться до тебя. Его надо остановить. Ты меня понимаешь? Если есть хоть малейший шанс, что тебе удастся вспомнить события той ночи, мы должны им воспользоваться.

Она посмотрела на него огромными, полными доверия глазами. Да, да, она ему доверяла и уже не боялась его.

— Что я должна сделать, Росс? — решительно спросила она.

* * *

В эту ночь Тэсса спала без сновидений, но это не был естественный сон. Предоставленная сама себе, она бы глаз не сомкнула. Но прежде чем лечь в постель, она выпила стакан теплого молока, в которое Росс добавил несколько капель настойки опия. Снотворное подействовало быстро.

На следующее утро, когда прибыли судья и констебли, длительное действие опия все еще давало себя знать. Тэсса чувствовала вялость и отвечала на вопросы спокойно и обстоятельно, без лишних эмоций. Испытание оказалось не слишком суровым не только благодаря действию опия. Никто не задавал Тэссе щепетильных вопросов. Возможно, из-за присутствия достопочтенной вдовы, которая в течение всего разговора ни на шаг не отходила от Тэссы, опекая ее, как наседка единственного цыпленка, а также Росса, который, сложа руки на груди, неподвижно стоял рядом.

Только когда они уже сидели в карете и ехали по направлению к Флитвуд-Холлу, в голове у Тэссы стало понемногу проясняться. Несмотря на то что она все еще ощущала необычную сонливость и не могла сдержать зевоту, она почувствовала себя значительно лучше.

— Нервничаешь? — тихо спросил Росс и обнял ее.

Она повернула к нему голову. Тэсса знала, что они направлялись во Флитвуд-Холл в надежде, что на месте она скорее вспомнит трагические события ночи, когда утонула Бэки Феллон.

— Нет… То есть немножко… — честно призналась она.

Он улыбнулся, радуясь, что она искренне ответила ему, и похлопал Тэссу по руке.

Помолчав еще немного, она вздохнула и сказала:

— Росс, прошлым вечером эта сумасбродная затея казалась мне неплохой идеей, но сейчас я начинаю сомневаться… — Он вопросительно поднял брови, но она продолжила: — Если я была на озере той ночью, то почему я ничего не помнила все эти годы?

— Не думай об этом сейчас. Если что-то вспомнишь — хорошо, если нет — все равно наша поездка не будет напрасной, мы превратим ее в отдых. Я отправил во Флитвуд-Холл слугу, который должен заказать для нас комнаты в деревенской гостинице «Колокол». Говорят, там вполне уютно, а прогулки в этих местах доставляют большое удовольствие, — заверил он Тэссу.

— Прогулки? В январе? — удивилась она.

— Если не захочешь гулять, — он улыбнулся лукаво, — мы придумаем, чем нам еще заняться.

Она улыбнулась ему в ответ, но вдруг в самом отдаленном уголке ее сознания мелькнула тревожная мысль, и улыбка исчезла.

— Я не могу перестать думать о Нэн, — прошептала Тэсса.

Росс вовсе не был человеком бесчувственным, но обстоятельства складывались так, что он не мог позволить себе расслабиться и поддаться естественному желанию обнять Тэссу и попытаться отвлечь и успокоить ее. Во Флитвуд-Холл они ведь ехали с определенной целью. Поэтому он только взял ее за руку и ободряюще сжал маленькие пальчики.

— Не думай о прошлой ночи. Вспомни о более счастливых временах. Расскажи мне о своей дружбе с Нэн Робертс и об Академии мисс Олифант, — попросил он.

Тэсса облизнула губы и кивнула. Рассеянно расчесывая пальцами мех на воротнике у горла, она начала тихим голосом:

— Ни я, ни Нэн не годились для этой школы. Все девочки, которые здесь учились, принадлежали к высшему обществу и смотрели на нас свысока. В Академию мисс Олифант отбор был очень строгий. Я не знаю, как мы с Нэн вообще там оказались.

— Ну что ж, — заметил Росс, когда она замолчала, — видимо, мисс Олифант придерживалась прогрессивных взглядов и не признавала классовых различий.

— Возможно, но мы с Нэн понятия об этом не имели. Зато мы прекрасно знали, что среди этих девиц мы смотримся бедными родственницами. Наверное, Нэн была очень умной девочкой, потому что она получала стипендию, а за меня, конечно, платил дедушка, хотя в то время я совершенно не думала об этом. — Она улыбнулась, словно вспомнив что-то. — Мы с Нэн и правда вели себя отвратительно. Мы вечно проказничали, и нас, разумеется, постоянно наказывали. Помню, как однажды ночью, когда все уже заснули, мы забрались в часовню и ударили в колокол. Вся школа переполошилась. Вот была потеха! К сожалению, нас сразу же нашли и в наказание развели по разным спальням. Воспитательницам казалось, что таким образом они помешают нам общаться.

— Но вам это, конечно, не помешало! — рассмеялся Росс.

Тэсса улыбнулась.

— Боже праведный, — воскликнула она, — разумеется, нет! Мы придумали тайный шифр и обменивались посланиями, которых никто прочитать не мог. Я тогда подписывалась именем Тор, а Нэн — Один. Но и об этом я уже тебе говорила…

Тэсса рассказывала ему о жизни в школе, но, несмотря на забавные описания проказ и розыгрышей, он находил их скорее трогательными, чем смешными. Нетрудно было догадаться, сколь одинокими были эти две девочки. Отверженные остальными, они искали поддержки друг у друга.

Он вспомнил Аманду Чалмерс и ее попытку опозорить и изгнать Тэссу из общества. Кровь от возмущения сразу же вскипела в жилах, и Росс решил во что бы то ни стало воспрепятствовать замыслам Аманды. Он никому не позволит снова обидеть и унизить Тэссу.

Вдруг Росс напрягся, услышав до боли знакомое, дорогое имя.

— Кассандра Мортимер? Ты сказала — Кассандра Мортимер? — поспешно уточнил он.

— Да, и знаешь, я только сейчас вспомнила о ней, — сказала Тэсса. — Она училась в старшем классе, но никогда не важничала и не задирала носа. Она была одной из немногих девушек, которые нам с Нэн нравились. К сожалению, она была значительно старше нас, поэтому мы не могли считать ее своей подругой.

Он сидел, окаменев и отвернувшись к окну, чтобы лицо не выдало его чувств. Тэсса говорила о Кассандре Мортимер. О Касси. О его жене.

Сладко зевнув, девушка вздохнула.

— Я знаю, что о мертвых не принято говорить плохо, — смущенно заметила она, — но Бэки Феллон… ну… в общем… она была неприятной девицей. Она невзлюбила Нэн и открыто смеялась над ней.

— Почему она невзлюбила твою подругу? — поинтересовался Росс.

— Нэн объясняла это тем, что Бэки тоже получала стипендию, ужасно этого стыдилась и не хотела, чтобы об этом стало известно. Кажется, их семьи были знакомы, но я не уверена. Как бы то ни было… — Последовал еще один длинный зевок.

Немного погодя Росс заставил ее возобновить рассказ:

— Ты говорила, что Бэки тоже получала стипендию, но не хотела, чтобы об этом узнали…

— Так говорила Нэн. Как бы то ни было, Бэки всем рассказывала, что она — наследница огромного состояния, а ее семья связана родственными узами с герцогами Нортумберлендскими. Однажды Нэн сказала Бэки прямо в глаза, что она врет. — Тэсса снова зевнула и доверчиво положила Россу голову на плечо. — Бэки всегда ябедничала на нас с Нэн. Примерно так: «Нэн и Тэсса опять выходили без шляпок…» Из-за Бэки Феллон нас вечно наказывали. Но Бэки тоже не была святой… — Голос Тэссы стих, и глаза у нее закрылись.

Росс потряс ее за плечо, спрашивая:

— Что ты имела в виду, Тэсса, говоря, что Бэки не была святой? Говори же…

— Я так сказала? — Она провела рукой по лицу. — Нэн говорила, что, если бы наши учителя узнали, что задумала Бэки, ее бы исключили из школы. — Поняв, что она сказала что-то важное, Тэсса вдруг оживилась. — Я совсем про это забыла, — проговорила она, сама себе удивляясь.

— Когда Нэн сказала это? — спросил Росс, напряженно всматриваясь в лицо девушки.

— Я… я… не помню, — упавшим голосом призналась она.

Он старался унять нарастающее в груди волнение. Тэсса кое-что вспомнила. Возможно, на месте к ней вернется память, особенно если они с Десмондом умело подтолкнут ее. У них появится реальный шанс распутать это дело, слабенький, правда, но все же шанс.

Джулиан и Салли не одобрили бы эту затею, поэтому он не сказал им, что везет Тэссу во Флитвуд-Холл. А вот Десмонд был, как и Росс, одержим желанием предать суду и наказать злобное чудовище, отнявшее жизнь у молодых женщин, бывших воспитанниц Академии мисс Олифант. Они обязаны были сделать это, ибо в противном случае над Тэссой нависала смертельная угроза.

Он посмотрел на нее, спящую рядом на сиденье, сжал руку в кулак и непроизвольно погрозил невидимому убийце.

* * *

Тэсса так и не проснулась, когда они в сумерках прибыли в гостиницу «Колокол». Он взял ее на руки и понес по лестнице наверх, в их комнаты. По пути она что-то пробормотала в слабой попытке протеста, но, едва он положил ее на кровать, Тэсса снова глубоко заснула. Росс развязал ее шляпку, расстегнул, снял и бросил на кресло ее пальто. Улыбаясь и качая головой, он стащил с нее полусапожки и унес их в прихожую. На Тэссе был короткий шерстяной жакет, который Росс тоже расстегнул и осторожно снял, любуясь при этом ее прекрасной обнаженной грудью. Не удержавшись, он легонько прикоснулся к ней, ощущая под пальцами тепло и мягкость атласной кожи.

Тэсса дышала глубоко и ровно, но знакомый приступ страха внезапно захлестнул Росса холодной волной. Жизнь была так хрупка, а Тэсса так часто подвергала себя бессмысленному риску. Прошлой ночью он пережил из-за нее сущий ад. Она обманывала его, таилась от него, лгала ему и едва не попала прямо в лапы убийцы. А позже, когда она наконец уснула, он метался по дому, от бессилия и тревоги за ее жизнь не находя себе места. Думая о жуткой участи Нэн Робертс, он не мог сомкнуть глаз. Он все еще видел ее мертвое тело, скорченное на грязном полу прачечной, и в его воображении возникал образ Тэссы, которая могла в ту же ночь разделить судьбу подруги.

И он был готов ценой собственной жизни защищать Тэссу.

Росс заметил, что у него дрожат руки. Резко поднявшись, он сбросил пальто, снял шейный платок и подошел к умывальнику. Вода была холодной, именно такой, какая была ему нужна. Наклонившись над тазом, он вылил себе на голову целый кувшин, отряхнул с волос крупные капли и вытерся полотенцем.

Ледяной душ мало помог. Росс отшвырнул полотенце и бросил взгляд на кровать. Тэсса казалась ему такой маленькой и беззащитной. Ярость уступила место чувству беспомощности. Мужчина не должен испытывать такого чувства. Он должен быть уверен, что сможет защитить любимую женщину. Но жизнь преподала ему жестокий урок, и теперь Росс просто боялся за Тэссу.

Он вернулся к кровати и присел на краешек постели. Вдыхая запах духов Тэссы, он в то же время слушал, как ровно она дышит, и наблюдал, как на ее шее медленно бьется голубая жилка. Она понятия не имела, какие переживания доставил ему этот ее безрассудный, опрометчивый шаг. Он хотел внушить, вдолбить ей в голову понятие об ответственности, он хотел, чтобы она накрепко усвоила, что без вреда для себя не может не считаться с его желаниями.

Пальцы его коснулись золотисто-огненных прядей ее волос и трепетно погладили их.

Тэсса проснулась. Ресницы вздрогнули, глаза раскрылись, и она посмотрела на него. Лицо Росса было бледным, в серых глазах притаилось страдание.

— Росс, что с тобой? — встревожилась Тэсса.

Когда он запустил пальцы в ее волосы и приподнял ее голову для поцелуя, на мгновение ее охватила паника. Она попыталась отстранить его рукой, и тогда под ладонью ощутила, как гулко стучит его сердце. Тело Росса сотрясала дрожь. Его поцелуй имел горький вкус безнадежного отчаяния, и еще в нем чувствовалось что-то грубое и примитивное. Он был сам не свой. Что-то явно было не так.

Желание любить ожило в Тэссе. Она нужна ему, ему нужно ее тело. Она сразу поняла это. Без раздумий она бросилась к нему в объятия. Руки ее, не переставая, гладили его спину, плечи, волосы, укрощая демонов, которые им овладели.

Он ответил ей неистовым поцелуем и рывком подмял под себя, навалившись на нее всем телом. Он не просил ее ни о чем, он брал то, что принадлежало ему. Об этом сказали Тэссе его поцелуи. Он был ее мужем и требовал от нее покорности.

Застонав, он поднял голову.

— Это не так просто, как тебе кажется! — в бессильной ярости воскликнул он.

— Я знаю, знаю. — Переполненная любовью, она потянула его к себе, но он не повиновался.

— Я готов сделать все, чтобы ты была в безопасности, даже если мне придется заставить тебя бояться меня, Тэсса, — мрачно заявил он.

В ответ она крепко поцеловала его в губы.

— Так заставь меня бояться, — прошептала она, проникая языком к нему в рот.

Он грубо смял ее губы неистовым поцелуем, сжал тело в своих сильных объятиях, показывая, как легко он может покорить ее.

Она соблазняла его восхитительными ласками и нежными словами, которые он впервые слышал от нее.

— Я люблю тебя, люблю тебя, люблю! — выкрикивала она, не в силах остановиться.

— Тэсса… — прошептал Росс.

— Молчи, — приказала она.

Извиваясь, она стягивала юбки, обнажая для него свое тело.

— О нет! — Он тряс головой, возражая и пытаясь рассеять туман, застилавший его разум. — Не так. — Он хотел, пусть и запоздало, вернуть себе самообладание, но лишь глубоко вздохнул, когда ее ловкие пальчики стали расстегивать его панталоны. — Нет! — еще раз воспротивился он. — Подожди!..

— Все будет хорошо, — успокаивающе шептала она.

Его яростный протест сменился стоном наслаждения, когда она направила его отвердевший мужской орган прямо в свое тело. Еще секунду он боролся с собой, стараясь преодолеть извечный инстинкт, но она, прильнув к нему, не позволила ему отстраниться. И со стоном он неистово овладел ею.

Обхватив его руками и ногами, она начала двигаться, а когда поцеловала его, Росс почувствовал, что она улыбается.

— Тэсса, ты — ведьма! — заключил он. — Только ведьмы бывают столь безжалостными!

А потом остались одни лишь ощущения, и наконец — сладкое, безумное освобождение.

* * *

Тэсса вошла в маленький кабинет, где им подали ужин. Этот кабинет примыкал к их спальне, но, поскольку был поздний час, Тэсса не переоделась, а лишь набросила на себя кружевной пеньюар. Росс уже ждал ее, но он был полностью одет.

Она подметила теплый огонек, сверкающий в глубине его серых глаз, и улыбнулась, но огонек неожиданно погас, и взгляд Росса утратил всякое выражение. Он встал, отодвинул для нее стул, а когда она села, вновь опустился на свое место и принялся разливать по тарелкам ароматный густой суп из дымящейся супницы. На столе уже стояло множество блюд с мясом и овощами, и у Тэссы потекли слюнки.

— Хочешь есть? — вежливо отозвался Росс.

— Прямо умираю от голода, — ответила Тэсса, нетерпеливо ерзая на стуле.

Ей было страшно неловко, и она скрывала робость, улыбаясь и громко шутя. В жизни Тэссы было лишь несколько моментов, когда она чувствовала себя столь неловко, и сейчас был как раз один из них. Когда они любили друг друга, она обнажила перед Россом не только тело, но и свое сердце, и теперь ей хотелось услышать от него те же заверения в любви, но он молчал, а она была слишком горда, чтобы просить его об этом.

Росс вел себя крайне сдержанно, натянутая улыбка кривила его губы, и странный, какой-то отрешенный взгляд его серых глаз был чужим и далеким. Пребывая в нерешительности, обиженная до глубины души тем, что он провел между ними полосу отчужденности, Тэсса взяла вилку и нож и, отодвинув тарелку с супом, принялась резать мясо.

Наполнив вином ее бокал, Росс сказал странным, бесцветным голосом:

— Оденься потеплее, нам предстоит долгая прогулка.

Тэсса подняла глаза и посмотрела ему в лицо.

— О чем ты? — удивилась она.

— Мы прогуляемся по Флитвуд-Холлу, — сказал он. — Но от дома до озера довольно далеко, и ночью будет прохладно. Оденься потеплее, — повторил он.

— Зачем нам ходить туда ночью? — забеспокоилась Тэсса.

— А почему бы и нет? — равнодушно бросил Росс.

— Потому что… Потому что… уже темно, — вяло возразила она.

— Мы возьмем фонарь. Не беспокойся, Тэсса, мы не заблудимся, — сказал он, не обращая внимания на ее настроение.

— Но уже слишком поздно, — противилась она, все еще надеясь отговорить его.

— Не позднее, чем в ту ночь, когда утонула Бэки Феллон, — заметил Росс.

— Я думала, что мы пойдем туда утром, — сказала она, стараясь сохранить остатки самообладания и не поддаться панике. Она медленно отложила в сторону вилку и нож. — Мы больше увидим при свете дня.

— Да, конечно, но не в этом смысл нашей прогулки, не так ли? — Он положил себе на тарелку мясо и овощи. — Ты должна вспомнить события той ночи, и ночь тебе в этом поможет, — произнес он, не поднимая глаз на Тэссу.

Ей не нравилось выражение его лица, не нравились слова, которые он произносил ровным, бесстрастным голосом. Сердце Тэссы неистово заколотилось, знакомый комок подступил к горлу, холод сковал грудь, и она стала задыхаться. Посмотрев на свою тарелку, она поняла, что не сможет проглотить ни кусочка.

Росс наблюдал за ней прищуренными глазами, в которых Тэсса прочла холодную решимость. Она поняла, что зря возражает и пытается сопротивляться. На этот раз ей не провести его, и любая попытка улизнуть будет напрасной.

Дрожащими пальцами она подняла бокал с вином и осушила его до дна.

22

Они остановили карету у ворот особняка и дальше пошли пешком. Тэссу удивило, что сторожа у ворот позволили им войти, и она не преминула сказать Россу об этом.

— Они нас ждали, — спокойно пояснил Тревенан.

— Ждали?! Нас?! — удивилась Тэсса, растерянно глядя на мужа.

— Когда ты спала, я предупредил их, что мы приедем, — заявил Росс.

Дрожь пробежала по телу Тэссы, но она постаралась взять себя в руки.

— А ты разговаривал с мисс Олифант и просил ее разрешить нам разгуливать по парку глухой ночью? — не удержалась она от следующего вопроса. Ей казалось, что таким образом она затянет время.

— Нет, — ответил Росс. — Все должно быть так, как в ту ночь, когда вы с Нэн тайком выскользнули из спальни и отправились на озеро. Я хочу, чтобы ты заново пережила ваше приключение.

Слова эти неприятно поразили Тэссу, и она кинула на Росса обеспокоенный взгляд. Фонарь в его руке отбрасывал странные тени, до неузнаваемости искажая черты его лица. Росс вдруг показался ей совершенно незнакомым человеком. Даже голос его звучал непривычно — сурово и неумолимо.

Чтобы успокоиться, она обернулась. Позади них следом шла группа вооруженных, как и Росс, мужчин. Их было шестеро, и каждый из них нес фонарь. Их вид должен был бы приободрить ее, но их фонари точно так же отбрасывали пугающие тени, и мужчины походили скорее на шайку разбойников, чем на кучеров, конюхов и лакеев леди Сэйл, которых Тэсса знала в лицо и к которым относилась с симпатией.

Ночь выдалась холодная, но Тэссе было жарко. Быстрая ходьба и подбитое мехом пальто не давали ей замерзнуть. Лунный свет серебрил голые ветви дубов и лип, высаженных вдоль подъездной аллеи, и бледным рассеянным светом ложился на низкий кустарник, кое-где освещенный фонарями, зажженными на высоких столбах. Все остальное скрывал ночной мрак.

Они шли молча, и царившую вокруг тишину нарушал лишь хруст гравия под их ногами да шелест голых ветвей.

Все вокруг застыло в безмолвии, лишенном всяческих признаков жизни.

«В ту ночь, когда мы с Нэн вышли из спальни, все было не так», — вдруг вспомнила Тэсса.

Но прежде чем она что-либо сообразила, в ее памяти возникли знакомые образы: деревья, одетые в листву, шелестящую при малейшем дуновении теплого западного ветерка, и мягкая благоухающая трава под ногами. Тэссу знобило, и ей было жарко, слишком жарко, и она уже знала, что заболевает. А вот и Нэн, хихикающая в предвкушении неизведанного…

Тайна!

Тэсса должна все увидеть собственными глазами, иначе она никогда не поверит!

Эти воспоминания ни к чему не вели… Они с Нэн много раз покидали дом по ночам. Возможно, это вовсе никакие не воспоминания, и они ничего общего не имеют с событиями той жуткой ночи… Возможно, она просто заставила свое воображение создавать эти образы, зная, как отчаянно Росс хотел, чтобы она вспомнила, что тогда произошло.

— А вот и особняк во Флитвуд-Холле, — сказал Росс, и Тэсса мгновенно пришла в себя.

Они остановились под огромным раскидистым каштаном и молча разглядывали дом. Он напоминал усадьбу Гринвей и состоял из главного здания и отходящих от него двух флигелей. Когда-то ее спальня находилась в западном крыле, а Нэн — в восточном. Сейчас, перед началом нового семестра, здесь почти не было девушек, но кое-где в окнах все же мерцали огоньки свечей, и свет фонаря над крыльцом рассеивал мрак. Значит, в доме кто-то был.

Размышления Тэссы нарушил тихий голос Росса.

— Вот отсюда и начнем, Тэсса, — сказал он.

Он пристально посмотрел на нее, желая убедиться, что она поняла его, и Тэсса согласно кивнула. Какой бы ни была правда о том давнем происшествии, Росс хотел, чтобы Тэсса вела себя так, словно она действительно была на озере в ту ночь, когда утонула Бэки Феллон. Тэсса уже ознакомила его с воспоминаниями старших девушек о трагических событиях, и теперь они с Россом должны были шаг за шагом пройти по следам той ночи от начала до конца, словно разыгрывали пьесу. Она обещала ему, что пройдет через это испытание, и тем самым отрезала себе пути к отступлению.

Понаблюдав за Тэссой и оценив ее состояние, Росс, довольный ее поведением, продолжил:

— Вы договорились с Нэн встретиться той ночью, но как? Вы обменялись, как обычно, посланиями, или как-нибудь иначе условились о встрече?

— Мы, как обычно, обменялись посланиями, — сказала Тэсса. — Послания мы оставляли в часовне. Каждый день утром и вечером все воспитанницы и учителя Академии мисс Олифант собирались там на молитву. — Она вдруг явственно увидела маленький столик у входа в часовню с ящичком, который поставил на столике священник, чтобы девушки бросали в него пожелания об особой молитве. Эти пожелания были анонимными, и священник исполнял их, молясь, когда оставался наедине с господом. Тэсса и Нэн засовывали свои записки под ящичек.

— Кто из вас решил выйти из дома той ночью? — спросил Росс, нарушая ход ее мыслей.

— Кажется, Нэн… — неуверенно ответила Тэсса.

— Почему? — последовал очередной вопрос.

Тэсса беспокойно переступила с ноги на ногу.

— Потому… потому что… — начала она. — Потому что я уже несколько дней плохо себя чувствовала. У меня был жар. Вечером старшая воспитательница приготовила для меня свежий лимонад с ложкой бренди…

— Понятно… — кивнул Росс. — И как вам удалось незаметно выскользнуть из дома?

— Я не помню… — замялась Тэсса.

Росс повернул голову и долго укоризненно смотрел на нее. Вздохнув, Тэсса сказала:

— Это было не особенно трудно. Все давно спали. Моя спальня находилась на первом этаже, рядом с кладовкой. Я обычно выбиралась и залезала обратно через окошко в кладовке.

— Почему ты не спала? Если у тебя был жар и ты выпила лимонад с бренди, как ты сама сказала, то должна была заснуть, — заметил Росс.

— Я его не пила, — ответила Тэсса. — Я вылила его в помойное ведро.

Да, именно так она и сделала. Вся эта картина, отчетливая, как наяву, предстала перед ней. Она отпила глоток лимонада, поперхнулась и вылила напиток в помойное ведро. Она всегда помнила об этом, потому что ей не понравился вкус бренди. Но с этого момента она больше ни о чем не могла вспомнить. Она была уверена, что забралась обратно в постель, где и пролежала в бреду, пока простуда не отступила дня три спустя.

— Где ты встретилась с Нэн? — спросил Росс, зная, что мрачные воспоминания, кошмаром возвращавшиеся к ней во сне, Тэсса подавляет подсознательно.

— У часовни. Мы всегда встречались там, — не раздумывая, ответила она.

— Проводи меня туда, — велел Росс.

Она послушно двинулась вперед по дорожке, но он остановил ее.

— Ты, конечно, не ходила по этой дорожке, тебя ведь могли бы увидеть. Покажи мне путь, которого не видно из дома, — потребовал Росс.

Он, разумеется, был прав.

— Пошли, — сказала Тэсса, сворачивая в сторону, и быстро зашагала, направляясь к кустам и низким деревцам, которые густыми купами росли позади дома.

Часовня находилась всего в пяти минутах ходьбы от особняка и была единственной постройкой, сохранившейся во Флитвуде со времен Тюдоров.

Росс внимательно осмотрел часовню, обошел ее вокруг и даже попробовал открыть дверь.

— Как вы попадали внутрь? — недоумевал он.

— Что? — спросила Тэсса, погруженная в собственные раздумья и потому не обращавшая внимания на тщетные попытки Росса открыть дверь в часовню.

— Ты сказала, что вы с Нэн встречались здесь. Однажды вы даже ударили в колокол. Значит, вы нашли способ, как пробраться в часовню, — подытожил Росс свои умозаключения.

— У Нэн был ключ, — спокойно сообщила Тэсса.

Он медленно и глубоко вздохнул.

— Где она хранила ключ, Тэсса? — стараясь не волноваться, продолжал спрашивать Росс.

Она опять ощутила странное нежелание отвечать ему. Ей не хотелось открывать эту дверь, не хотелось входить в часовню. Слишком много воспоминаний жило за порогом этой церквушки.

Если она не возьмет себя в руки, то к тому времени, когда они наконец дойдут до озера, она просто сойдет с ума. И Тэсса заговорила с вновь обретенной решимостью:

— Нэн обнаружила, где священник хранил запасной ключ. Должно быть, теперь там его уже нет.

— А где он был тогда? — интересовался Росс.

— В уборной за часовней. Она, кажется, так и стоит там. Ни одна из девочек никогда не пользовалась ею, а вот мы с Нэн заглянули туда, обследуя все вокруг. Насколько я помню, ключ висел на гвоздике над дверью.

Росс оставил ее под опекой двух слуг и ушел. Только сейчас Тэсса обнаружила, что четверо остальных куда-то исчезли. Но, поскольку это обстоятельство никого не беспокоило, она тоже решила не придавать ему значения.

Росс вернулся с ключом через несколько минут, и вскоре они уже входили в часовню. Сначала они попали в узкий проход с аркой, ведущий в небольшое помещение собственно часовни. Росс поднял вверх фонарь, и, стоя позади ряда скамеек, они увидели алтарь. Справа от алтаря находилась купель для крещения, а слева — амвон. Оба были установлены здесь уже в настоящее время последним из владельцев Флитвуд-Холла.

Тэсса затаила дыхание, словно ждала, что из укромного уголка вот-вот появится Нэн. Медленно, часто останавливаясь, Тэсса приблизилась к амвону. Обрывки девичьей болтовни проносились у нее в голове. Вот Нэн смеется, слушая жалобы подруги на то, что та не может больше гулять по ночам, потому что отстает в учебе. Нэн учеба давалась легко, она была очень способной девочкой, потому и могла меньше заниматься.

А вот и совсем другая Нэн. Теперь она жалуется Тэссе, что Бэки Феллон — мисс Наиблагороднейшая и Всемогущая — мешает ей, как чирей на одном месте. Нэн опять наказали, оставив без прогулки, потому что Бэки наябедничала о том, что Нэн лакомилась булочкой с заварным кремом на улице в деревне. Поступок этот, конечно же, свидетельствует об отсутствии утонченности, хороших манер и вообще нарушает школьные правила. Но Нэн собирается поставить на место Бэки Феллон. Бэки — не святая, о нет, далеко не святая…

«Но это — тайна! — говорит Нэн. — Ты не поверишь, если я тебе скажу. Ты должна все увидеть собственными глазами, поэтому нужно ночью выйти из дома! Это совершенно необходимо! У тебя всего лишь легкая простуда, соглашайся, Тэсса!»

Тяжелая рука легла ей на плечо, и от неожиданности Тэсса подпрыгнула.

— Извини, что напугал тебя, — отозвался Росс. — Но ты так пристально смотрела на амвон, что я подумал, что ты, быть может, что-то вспомнила.

Она отступила на шаг, и рука Росса повисла в воздухе.

— Нет, — ответила она. — Мы с Нэн прятались внутри амвона. Если фонарь поставить на пол, снаружи не видно света. Как раз об этом я и думала.

— Зачем вы жгли фонарь? — удивился Росс.

Взгляд ее невольно упал на купель. «Наше священное укромное место» — так называла Нэн большую, заполненную водой чашу.

— Мы писали рассказы, — пояснила Тэсса. — А потом по очереди читали их друг другу. Но у нас не всегда был с собой фонарь.

— А где колокол, в который вы с Нэн ударили и переполошили всю округу? — полюбопытствовал Росс.

Она указала на нишу позади алтаря, и он отправился посмотреть туда.

— Это мало похоже на колокол, — заявил он, задирая голову и смотря туда, куда уходила вверх крошечная звонница.

— Но это же не собор, Росс, это всего лишь маленькая часовня, — обиженно напомнила ему Тэсса. — А звонницу пристроили к часовне в более поздние годы. Ударом в колокол всегда утром и вечером созывали на молитву воспитанниц Академии мисс Олифант.

Осмотрев амвон и купель, Росс с сожалением покачал головой.

— Авторы этих двух творений безнадежно испортили старинную часовню, — сокрушенно проговорил он.

Тэсса прошла вперед и присела на первой скамье, Росс пристроился рядом.

— Что теперь? — нервно теребя пальцами меховую опушку пальто, спросила Тэсса.

Он взял ее за руку и, чувствуя, что она дрожит, посмотрел Тэссе в глаза. На одно мгновение, на кратчайший миг, ей показалось, что взгляд его потеплел, но это была лишь игра света, что и доказала следующая фраза, которую Росс произнес:

— Мы пойдем дальше, Тэсса, и будь что будет. У нас нет выбора.

— Понимаю, — прошептала она.

Он делал все это ради нее. Именно эта мысль придала ей мужества. Но воображение уже рисовало образ озера, и кровь болезненными толчками застучала в висках.

— Вспомни ту ночь, Тэсса, — настаивал Росс. — Стоял июнь, и приближался конец школьного года. Старшие девушки должны были вскоре покинуть Академию навсегда. Но, согласно давнему ритуалу, они ночью шли купаться на озеро, несмотря на строгий запрет ходить туда одним. Таким образом они прощались с детством. Я все правильно понял, Тэсса?

— Это продолжалось целую неделю, — возобновила рассказ Тэсса. — Они ходили туда не все сразу, а небольшими группами, чтобы воспитатели не заметили их отсутствия. Ритуал хранили в тайне, хотя каждый в школе знал об этом.

— И вы с Нэн решили подшутить над ними? — догадался Росс.

Тэсса виновато вздохнула. Ничего из этого она не помнила, но в спектакле, который они сейчас разыгрывали, Тэсса, как предполагалось, должна была следовать подсказкам Росса.

— Я не хотела идти, потому что плохо себя чувствовала, — повторила она. — Всю неделю Нэн писала мне записки, уговаривая согласиться на ночную прогулку. — Вот это была правда. — И, кажется, ей удалось добиться своего… — А вот это было лишь предположение.

Когда Росс поднялся, давая понять, что им пора идти, Тэсса приложила руку к груди, пытаясь унять неистовый ритм сердца. Медленно выпрямившись, она позволила Россу вывести ее из часовни.

— Вы отправились на озеро отсюда? — уточнил он.

— Да, — утвердительно кивнула Тэсса. Ведь они с Нэн всегда встречались в часовне. У нее сохранилось множество воспоминаний о том, как они отправлялись отсюда на ночные прогулки, но это вовсе не означало, что в ту ночь они пошли на озеро вместе.

— Веди меня, — велел Росс.

— К озеру? — с опаской спросила Тэсса.

— Куда же еще? — возмутился Росс.

Что-то всколыхнулось в глубине ее сознания — воспоминание, которое она попыталась воплотить в зримый образ, но не смогла, или же непонятное чувство тревоги, годами преследующее ее.

Росс наблюдал за ней, ожидая, пока она наконец двинется с места.

К озеру вела хорошо протоптанная тропинка, но они с Нэн, если на самом деле отправились туда вместе в ту ночь, скорее всего выбрали другой путь.

Бесшумно ступая, Тэсса миновала тропинку, помедлила немного, а затем уверенно зашагала в направлении густых зарослей кустарника. Она сама удивлялась тому, как. хорошо она помнила этот путь. Она, не думая, шла вперед, а когда задумывалась, шаг ее становился неуверенным. Видимо, путь этот она проделывала столько раз, что теперь машинально повторяла его — ноги сами несли ее по знакомой дорожке.

Спуск к озеру был довольно крутым, к тому же нагромождения сухих веток и густой кустарник преграждали им путь. Тэсса устала и вспотела, и не только оттого, что на ней было теплое пальто, — ее словно обдало жаром, когда она осознала, что они вот-вот выйдут к озеру.

«Скорее, Тэсса! Скорее! — прозвучал у нее в ушах голос Нэн. — Поторапливайся, а то мы все упустим!»

Нэн шла первой, указывая путь, и не потому, что всегда была вожаком, а потому, что сегодняшняя ночная вылазка была исключительно ее идеей.

Нет, нет! Ничего этого не было! Всему виной ее разыгравшееся воображение. Росс просто-напросто заставляет ее придумывать все это на ходу.

Тэсса не заметила, как ускорила шаг и побежала. Кустарник кончился, и она остановилась, выбежав на открытое место.

После густого ночного мрака озеро, казалось, лучилось мерцающим светом, отражая, словно огромное зеркало, бледную бесцветную луну. Тэсса многое бы отдала, лишь бы никогда больше не глядеть в это зеркало.

Она стояла, напряженно застыв, парализованная сомнениями и страхом, порываясь убежать подальше отсюда, но не в силах пошевелить и мизинцем. Ей не следовало приходить на озеро. Что-то было здесь не так. В ту ночь все было по-другому.

— Тэсса! — кто-то громко произнес ее имя.

Она отпрянула, когда рядом с ней из темноты внезапно возник Росс. Как и она, Росс дышал тяжело и часто.

— Я… Я не хочу это продолжать, — выдавила из себя Тэсса. — Мне не надо было приходить сюда. Пожалуйста, Росс, давай уйдем.

Он не поддался на ее мольбу, не смягчился.

— Ты должна продолжить, Тэсса. Ты ведь вспоминаешь, не так ли? — беспощадно молвил он.

— Нет! — крикнула она. — Все как в тумане. Все совершенно бессмысленно, в этом нет логики.

— Мы еще не закончили. Возможно, это поможет тебе вспомнить, — безжалостно проговорил он и, крепко подхватив ее под руку, повел куда-то в ночь.

Они обогнули озеро и оказались на его противоположной стороне. Когда они остановились, повернувшись лицом к особняку, Тэсса уже знала, почему Росс привел ее сюда. В этом месте утонула Бэки Феллон. Тэсса подняла голову и поглядела на звезды, а потом над верхушками деревьев отыскала глазами тонкую звонницу маленькой часовни. Она явно избегала смотреть на воду.

— Смотри, — приказал Росс, — смотри в озеро, Тэсса.

Он заставил ее опустить голову и изо всех сил встряхнул за плечи, когда она закрыла глаза. Нехотя она приподняла веки, посмотрела вниз и застонала, глядя на бесформенную массу — всего лишь темное очертание, — выступавшую из воды.

— Бэки, — отрывисто прошептала она, упала на колени и закрыла лицо руками.

Но Росс не оставил ее в покое. Опустившись рядом, он обнял ее за плечи и приказал:

— Посмотри на другой берег, Тэсса. Ты видишь их? Разве это не те девушки, за которыми ты пришла подсматривать?

Она опустила руки и, хотя слезы застилали ей глаза, не смогла оторвать взгляда от того, что происходило на противоположном берегу. Там она видела свет — это горел фонарь — и четыре фигурки у самой кромки воды.

— Кто это, Тэсса? Ты помнишь, как их звали? — настойчиво спрашивал Росс. — Нет? Тогда я напомню тебе. Это Маргарет, Джоанна, Кассандра и Бэки. Теперь ты вспомнила, Тэсса?

Этот холодный, ненавистный голос проникал в ее сознание, словно стальной клинок — беспощадный и жестокий.

— Нет, — прошептала она. — Нет…

— Маргарет, Джоанна, Кассандра и Бэки. Я прав, Тэсса? — настаивал Росс. — Они живут в твоих снах, навещают тебя по ночам…

Она подняла взгляд, но на этот раз на том берегу она увидела не просто четыре неясных силуэта. Там были четыре старшие девушки. Но что-то все же было не так. Их должно было быть только три. Росс ошибся, называя имя Бэки. Ее там быть не могло.

— Ты помнишь, что произошло? — спросил он тем же неумолимым тоном. — В протоколах следствия есть запись о том, что девушки слышали, как ты плещешься в воде. Ты ведь хотела, чтобы они услышали тебя. Ты притворялась, что попала в беду. Ты помнишь, Тэсса?

— Не надо, Росс, пожалуйста, не мучай меня! Это была не я! — взмолилась она. — Клянусь, это была не я! Но он был непреклонен.

— А потом ты стала кричать и звать на помощь. Помнишь, что ты выкрикивала? — заставлял он Тэссу вспоминать. — Об этом тоже есть соответствующая запись. Я могу произвести ее слово в слово.

Прошлое и настоящее смешались в ее сознании. Сильные руки, словно клещи, сжали ее плечи, не давая пошевелиться. Тэсса стала сопротивляться и бороться, пытаясь высвободиться из стальных тисков. Он хочет утопить ее! О боже, эти крепкие мужские руки удерживают ее под водой. Она задыхается и тонет!

В эти несколько отчаянных мгновений прошлое вернулось, и Тэсса снова стала двенадцатилетней девочкой, в бессильном ужасе и отчаянии взывающей о помощи.

— Помогите! — закричала она. — Кто-нибудь помогите! Пожалуйста! Я не умею плавать! О боже, я не умею плавать! Вы должны мне помочь! Прошу вас! Пожалуйста! Почему вы не верите мне?! Помогите! Помогите!

Вновь и вновь слова срывались с ее губ, пока она не охрипла от страшного крика и не разразилась рыданиями.

Потрясенный и бледный как полотно, Росс взял ее за подбородок и заставил поднять голову.

— Это вовсе не был розыгрыш, — сказал он. — Ты и в самом деле звала их…

— Конечно, — рыдала Тэсса. — Но они не слушали меня. Они повернулись и ушли.

— Так что же случилось, Тэсса? — успокаивающе гладя ее по спине, спросил Росс.

— Это Бэки была в воде! — всхлипнула она. — Бэки! Она барахталась, пытаясь вырваться из его рук. Но он держал ее под водой! Это было ужаснее любого ночного кошмара! А я не могла ей помочь — я не умела плавать, и я оказалась трусихой… Я испугалась… И… и когда все было кончено и он погнался за мной, я со всех ног пустилась наутек. Я убежала и спряталась от него.

Дыхание Росса стало хриплым и тяжелым. Потрясенный ее рассказом, он не мог произнести ни слова. В конце концов он все же превозмог себя и спросил:

— Кто это был, Тэсса?

— Не знаю. Я не видела его лица, а если и видела, то не помню. Он был любовником Бэки. Они встречались в оранжерее. Туда Нэн и повела меня в ту ночь. Но все вышло совсем по-другому. — Тэсса говорила, и слезы ручьем текли у нее по щекам.

— Но ты помнишь все, что тогда произошло, не так ли? — скорее уточнил, чем спросил Росс.

— О да. Теперь я вспомнила все, — ответила Тэсса.

Он беспокоился за нее, так беспокоился, что не повел обратно к карете, а пошел прямо во Флитвуд-Холл. Открывшая дверь экономка в шерстяном капоте, наброшенном поверх ночной рубашки, отнеслась к ним с подозрением, но, узнав, кто они такие, позволила им войти. Росс коротко объяснил, что по пути в гостиницу с его женой случился приступ, но, как только она поправится, они немедленно покинут Флитвуд-Холл.

Миссис Доил взглянула на Тэссу и сразу прониклась сочувствием к ней. Она провела их через западное крыло, где когда-то жила Тэсса, и впустила в уютную, очевидно свою собственную, комнату.

— Старшая воспитательница, — сказала она, — вернется завтра, а девушки, которые разъехались на каникулы, — появятся только к концу недели. В доме почти никого нет, если не считать нескольких учителей и горничных, а также девушки, которой некуда ехать, поскольку она сирота. Но все они живут в другом крыле и вам не помешают.

Экономка оказалась доброй, по-матерински заботливой женщиной, которая не стала суетиться вокруг них, а сразу принялась за дело. Не ожидая, когда ее о чем-либо попросят, она разворошила угли в камине, где огонь уже почти погас, и подбросила туда несколько поленьев. Тем временем Росс, сняв с Тэссы пальто, усадил ее в глубокое удобное кресло, а женщина, укутав ей ноги теплой шалью, ушла подогреть чайник, чтобы приготовить чай. Росс только успел придвинуть свое кресло и сесть рядом с Тэссой, как миссис Дойл вернулась с бутылкой бренди и двумя бокалами.

Поставив бутылку и бокалы на сервант, она сделала реверанс и вышла.

Росс посмотрел на Тэссу. Она сидела неподвижно, откинувшись на спинку кресла. Белый муслиновый платок светлым пятном выделялся на фоне ее темного платья. Лицо Тэссы казалось таким же белым, а губы — бескровными. Глаза ее были закрыты, влажная прядь волос упала на лоб.

— Прости, что я был суров с тобой, — отозвался Росс.

Тэсса открыла глаза.

— Разве? — равнодушно ответила она.

— Тэсса…

Он попытался обнять ее, но она отвернулась, и он опустил руки.

— Я не мог поступить иначе, — оправдывался он.

— Ты был со мной жесток, безжалостен и беспощаден, — проговорила она бесцветным голосом. — Но ты был таким всегда, еще в Париже. Я сама виновата, что забыла об этом.

— Когда отдохнешь и хорошенько обо всем подумаешь, ты увидишь события в истинном свете, поверь мне, Тэсса, — сказал Росс.

— Полагаю, там, на противоположном берегу, были твои люди. А я думала, куда это они ушли? — не обращая внимания на слова Росса, рассуждала Тэсса.

Нервный тик исказил лицо лорда Сэйла.

— Я был вынужден заставить тебя вспомнить ту ночь, — сказал он. — В этой игре поставлено на кон больше, чем ты можешь себе представить.

Дрожь пробежала по телу Тэссы. Она поежилась и глубже вжалась в мягкие подушки кресла.

— Неужели нужно было бросать в воду одежду, или что-то там еще, чтобы заставить меня думать, будто это мертвая Бэки? — совершенно равнодушно, будто все это происходило не с ней самой, спросила Тэсса.

— Было крайне необходимо, чтобы ты вспомнила, Тэсса. — Он взъерошил пальцами волосы на затылке. — Что мне сделать, чтобы ты поверила, как сильно я сожалею, что вынужден был столь жестоко поступить с тобой?

— О да, ты, разумеется, сожалеешь, — с горечью промолвила она. — И сейчас, полагаю, с нетерпением ждешь, когда я наконец начну рассказывать все, что вспомнила… Но я не могу сказать тебе, кто это был. — Голос ее дрогнул. — Неужели ты не понимаешь, что я тоже хочу найти убийцу, и не столько ради отомщения за смерть Бэки, сколько ради Нэн?

— Я налью тебе бренди, — предложил он.

Откупоривая бутылку, Росс в душе проклинал себя за то, что вынужден был вести себя столь безжалостно. В то же время у него не было выбора. Теперь у них наконец появилась ниточка, которая, возможно, приведет к разгадке тайны.

У Росса множились вопросы, которые ему хотелось задать Тэссе. И она была права — ему не терпелось услышать все, что она могла рассказать. Но когда он увидел, как дрожит ее рука, принимавшая от него бокал, он понял, что должен позволить ей отдохнуть и прийти в себя.

— Прошу тебя, выпей бренди, — попросил он, — весь, до дна. Я позову экономку, чтобы она посидела с тобой, пока я буду говорить с моими людьми. Пожалуй, я отправлю их в гостиницу и прикажу прислать карету к утру. Ты совершенно выбилась из сил, поэтому я думаю, что будет лучше, если мы заночуем здесь. Я попрошу экономку приготовить для нас постель.

— Нет, — остановила его Тэсса, — пока не надо звать экономку. Сядь, Росс. Я хочу и должна рассказать тебе, что произошло в ту ночь. Если я не расскажу об этом сейчас же, то, наверное, сойду с ума.

Когда он сел в кресло, она сделала глубокий вдох и начала говорить:

— Я ждала Нэн у часовни. Она опаздывала, а я так плохо чувствовала себя, что готова была бросить эту затею и вернуться в постель. Но тут наконец появилась Нэн — она была очень возбуждена. Оказалось, что она выкрала письма, которые кто-то посылал Бэки, и мисс Феллон, как сказала Нэн, придет в ужас, когда обнаружит их пропажу. Если бы я чувствовала себя лучше, я бы поподробнее расспросила ее об этих письмах, но в тот момент они меня не интересовали. Все, чего мне хотелось, — так это поскорее очутиться в своей постели.

Тэсса умолкла, но лишь для того, чтобы перевести дыхание. Вскоре она снова заговорила:

— «Это всего лишь обычная простуда», — сказала Нэн, игнорируя мои жалобы на плохое самочувствие, и обещала показать нечто такое, что поразит меня до глубины души. Поэтому я дала себя уговорить.

Тэсса облизнула пересохшие губы и продолжила:

— Мы не спустились к озеру, хотя и прошли совсем близко от него. Мы видели девушек, которые пришли купаться, но не стали за ними подсматривать. Нэн привела меня к оранжерее, где уже были двое — Бэки и какой-то мужчина. Они ссорились. Нэн прокралась поближе и заглянула в окно, а потом вернулась ко мне. «Это он, — шепотом сообщила она, — любовник Бэки». И едва она произнесла эти слова, как лампа в оранжерее погасла.

Тэсса вздохнула и возобновила рассказ:

— Что произошло потом, я точно не помню. Бэки вдруг закричала, а потом крик оборвался. Я ужасно испугалась и, не задумываясь, схватила камень и запустила им в окно оранжереи, но не попала… Камень ударился в дерево… Когда я пришла в себя, Нэн уже не было рядом — она убежала.

Тэсса прервалась, но Росс не стал торопить ее. Он не хотел нарушать ход ее мыслей и решил ни о чем не спрашивать, пока Тэсса не закончит своего рассказа.

Широко раскрытыми глазами она глядела на огонь в камине, но Россу не пришлось долго ждать.

— Я тоже убежала, — сказала она, — и спряталась в кустах. Дверь распахнулась, и из оранжереи выбежала Бэки, а следом за ней появился он. Бэки, не задерживаясь, побежала дальше, но он остановился, огляделся вокруг и, недолго думая, бросился вдогонку за ней. Крадучись, я пошла за ними.

Тэсса закрыла рукой глаза и понизила голос до прерывистого шепота:

— Думаю, Бэки побежала к озеру потому, что там были ее подруги и она могла рассчитывать на их помощь. Но они были на противоположном берегу, по эту же сторону озера не было ни живой души. Никого, кто мог бы ей помочь… Никого… кроме меня…

Тэсса подняла на Росса полные ужаса глаза.

— Остальное тебе известно, — сказала она. — Когда я подбежала к берегу, Бэки и мужчина уже были в воде. Бэки боролась с ним, а он тащил ее под воду и удерживал там. Хотя и не очень отчетливо, но я видела их в свете луны, а когда поняла, что происходит, стала звать на помощь, но только напугала девушек на том берегу. Вот тогда-то он и выбрался из воды, и я убежала и опять спряталась в кустах. Не знаю, сколько я там просидела, мне казалось, прошли часы, но я чувствовала, что он где-то поблизости и ищет меня, поэтому боялась даже пошевелиться. Он, наверное, поймал бы меня, если бы одна из девушек не вернулась искать Бэки.

— Кассандра Мортимер, — прошептал Росс.

— Да, Кассандра Мортимер. Наверное, я была в шоке. Все, о чем я могла думать, так только о том, что она появилась слишком поздно. Я услышала, как мужчина убегает, вышла из своего укрытия и вернулась в дом. Это все, что я знаю. Я не видела его лица и не смогу его узнать.

Она подняла голову и посмотрела Россу в глаза.

— Теперь, думаю, у тебя будет ко мне тысяча вопросов.

Слова эти несколько успокоили его. Тэсса была бледна и явно потрясена, но переживания сегодняшней ночи не сломили ее. И у Росса отлегло от сердца.

— Вопросы могут подождать, — сказал он, поднимаясь из кресла. — Ты очень мужественная девушка, Тэсса. Но сейчас тебе надо отдохнуть. Выпей бренди, а я позову экономку, чтобы посидела с тобой.

— А ты куда? — испугалась она.

— Отпущу людей и сразу вернусь, — ответил он.

Как только дверь закрылась за Россом, Тэсса отставила бокал, отбросила шаль с колен и встала. В маленькой комнатке было слишком жарко — Тэссе не хватало воздуха, она стала задыхаться, а может, воспоминания о той жуткой ночи все еще тревожили ее…

Она заметалась по комнате, оглядываясь вокруг, обеспокоенная непонятно чем. В ее сознании, сменяя друг друга, все еще проносились образы прошлого. Теперь ей уже не казалось странным, что она когда-то заперла эти ужасные воспоминания в