Book: Стихи



Тихонов Николай

Стихи

Николай Семенович Тихонов

- Баллада о гвоздях - Баллада о синем пакете - Вот птица - нет ее свежей... - Гулливер играет в карты - Другу - И сказал женщине суд... - Инд - Искатели воды - Как след от весла, от берега ушедший... - Киров с нами - Когда уйду - совсем согнется мать... - Крутой тропою - не ленись... - Ленинград - Могила красноармейцев - Мы разучились нищим подавать... - На могиле матери - Наш век пройдет. Откроются архивы... - Не заглушить, не вытоптать года... - Ночь - Огонь, веревка, пуля и топор... - Опять стою на мартовской поляне... - Перекоп - Песня об отпускном солдате - Под сосен снежным серебром... - Праздничный, веселый, бесноватый... - Радуга в Сагурамо - Рубашка - Сами - Цинандали

* * * Праздничный, веселый, бесноватый, С марсианской жаждою творить, Вижу я, что небо небогато, Но про землю стоит говорить.

Даже породниться с нею стоит, Снова глину замешать огнем, Каждое желание простое Освятить неповторимым днем.

Так живу, а если жить устану, И запросится душа в траву, И глаза, не видя, в небо взглянут,Адвокатов рыжих позову.

Пусть найдут в закона 1000 х трибуналов Те параграфы и те года, Что в земной дороге растоптала Дней моих разгульная орда. 1920 Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

БАЛЛАДА О ГВОЗДЯХ Спокойно трубку докурил до конца, Спокойно улыбку стер с лица.

"Команда, во фронт! Офицеры, вперед!" Сухими шагами командир идет.

И слова равняются в полный рост: "С якоря в восемь. Курс - ост.

У кого жена, брат Пишите, мы не придем назад.

Зато будет знатный кегельбан". И старший в ответ: "Есть, капитан!"

А самый дерзкий и молодой Смотрел на солнце над водой.

"Не все ли равно,- сказал он,- где? Еще спокойней лежать в воде".

Адмиральским ушам простукал рассвет: "Приказ исполнен. Спасенных нет".

Гвозди б делать из этих людей: Крепче б не было в мире гвоздей. 1922 Во весь голос. Soviet Poetry. Progress Publishers, Moscow.

* * * Огонь, веревка, пуля и топор Как слуги кланялись и шли за нами, И в каждой капле спал потоп, Сквозь малый камень прорастали горы, И в прутике, раздавленном ногою, Шумели чернорукие леса. Неправда с нами ела и пила, Колокола гудели по привычке, Монеты вес утратили и звон, И дети не пугались мертвецов... Тогда впервые выучились мы Словам прекрасным, горьким и жестоким. 1921 Поэзия Серебряного Века. Москва, "Художественная Литература", 1991.

* * * Мы разучились нищим подавать, Дышать над морем высотой соленой, Встречать зарю и в лавках покупать За медный мусор - золото лимонов.

Случайно к нам заходят корабли, И рельсы груз проносят по привычке; Пересчитай людей моей земли И сколько мертвых встанет в перекличке.

Но всем торжественно пренебрежем. Нож сломанный в работе не годится, Но этим черным, сломанным ножом Разрезаны бессмертные страницы. Ноябрь 1921 Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

* * * Как след весла, от берега ушедший, Как телеграфной рокоты струны, Как птичий крик, гортанный, сумашедший, Прощающийся с нами до весны,

Как радио, которых не услышат, Как дальний путь почтовых голубей, Как этот стих, что, задыхаясь, дышит, Как я - в бессонных думах о тебе.

Но это все одной печали росчерк, С которой я поистине дружу, Попросишь ты: скажи еще попроще, И я еще попроще расскажу.

Я говорю о мужестве разлуки, Чтобы слезам свободы не давать, Не будешь ты, заламывая руки, Белее мела, падать на кровать.

Но ты, моя чудесная тревога, Взглянув на небо, скажешь иногда: Он видит ту же лунную дорогу И те же звезды, словно изо льда. 1937-1940 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

* * * И сказал женщине суд: "Твой муж - трус и беглец, И твоих коров уведут, И зарежут твоих овец".

А солдату снилась жена, И солдат был сну не рад, Но подумал: она одна, И вспомнил, что он - солдат.

И пришел домой, как есть, И сказал: "Отдайте коров И овец иль овечью шерсть, Я знаю всё и готов".

Хлеб, два куска Сахарного леденца, А вечером сверх пайка Шесть золотников свинца. 6 ноября 1921 Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

БАЛЛАДА О СИНЕМ ПАКЕТЕ Локти резали ветер, за полем - лог, Человек добежал, почернел, лег.

Лег у огня, прохрипел: "Коня!" И стало холодно у огня.

А конь ударил, закусил мундштук, Четыре копыта и пара рук.

Озеро - в озеро, в карь 1000 ер луга. Небо согнулось, как дуга.

Как телеграмма, летит земля, Ровным звоном звенят поля,

Но не птица сердце коня - не весы, Оно заводится на часы.

Два шага - прыжок, и шаг хромал, Человек один пришел на вокзал,

Он дышал, как дырявый мешок. Вокзал сказал ему: "Хорошо".

"Хорошо",- прошумел ему паровоз И синий пакет на север повез.

Повез, раскачиваясь на весу, Колесо к колесу - колесо к колесу,

Шестьдесят верст, семьдесят верст, На семьдесят третьей - река и мост,

Динамит и бикфордов шнур - его брат, И вагон за вагоном в ад летят.

Капуста, подсолнечник, шпалы, пост, Комендант прост и пакет прост.

А летчик упрям и на четверть пьян, И зеленою кровью пьян биплан.

Ударило в небо четыре крыла, И мгла зашаталась, и мгла поплыла.

Ни прожектора, ни луны, Ни шороха поля, ни шума волны.

От плеч уж отваливается голова, Тула мелькнула - плывет Москва.

Но рули заснули на лету, И руль высоты проспал высоту.

С размаху земля навстречу бьет, Путая ноги, сбегался народ.

Сказал с землею набитым ртом: "Сначала пакет - нога потом".

Улицы пусты - тиха Москва, Город просыпается едва-едва.

И Кремль еще спит, как старший брат, Но люди в Кремле никогда не спят.

Письмо в грязи и в крови запеклось, И человек разорвал его вкось.

Прочел - о френч руки обтер, Скомкал и бросил за ковер:

"Оно опоздало на полчаса, Не нужно - я все уже знаю сам". 1922 Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

ГУЛЛИВЕР ИГРАЕТ В КАРТЫ В глазах Гулливера азарта нагар, Коньяка и сигар лиловые путы,В ручонки зажав коллекции карт, Сидят перед ним лилипуты.

Пока банкомет разевает зев, Крапленой колодой сгибая тело, Вершковые люди, манжеты надев, Воруют из банка мелочь.

Зависть колет их поясницы, Но счастьем Гулливер увенчан В кармане, прически помяв, толпится Десяток выигранных женщин.

Что с ними делать, если у каждой Тело - как пуха комок, А в выигранном доме нет комнаты даже Такой, чтобы вбросить сапог?

Тут счастье с колоды снимает кулак, Оскал Гулливера, синея, худеет, Лакеи в бокалы качают коньяк, На лифтах лакеи вздымают индеек,

Досадой наполнив жилы круто, Он - гордый - щелкает бранью гостей, Но дом отбегает назад к лилипутам, От женщин карман пустеет.

Тогда, осатанев от винного пыла, Сдувая азарта лиловый нагар, Встает, занося под небо затылок: "Опять плутовать, мелюзга!"

И, плюнув на стол, где угрюмо толпятся Дрянной, мелконогой земли шулера, Шагнув через город, уходит шататься, Чтоб завтра вернуться и вновь проиграть. [1926] Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

ЦИНАНДАЛИ Я прошел над Алазанью, Над причудливой водой, Над седою, как сказанье, И, как песня, молодой.

Уж совхозом Цинандали Шла осенняя пора, Надо мною пролетали Птицы темного пера.

Предо мною, у пучины Виноградарственных рек, Мастера людей учили, Чтоб был весел человек.

И струился ток задорный, Все печали погребал: Красный, синий, желтый, черный,По знакомым погребам.

Но сквозь буйные дороги, Сквозь ночную тишину Я на дне стаканов многих Видел женщину одну.

Я входил в лесов раздолье И в красоты нежных скал, Но раздумья крупной солью Я веселье посыпал,

Потому что веселиться Мог и сорванный листок, Потому что поселиться В этом крае я не мог,

Потому что я, прохожий, Легкой тени полоса, Шел, на скалы непохожий, Непохожий на леса.

Я прошел над Алазанью, Над волшебною водой, Поседелый, как сказанье, И, как песня, молодой. 1935 Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

НА МОГИЛЕ МАТЕРИ Сквозь гул Москвы, кипенье городское К тебе, чей век нуждой был так тяжел, Я в заповедник вечного покоя На Пятницкое кладбище пришел.

Глядит неброско надписи ко 1000 роткость. Как бы в твоем характере простом Взяла могила эту скромность, кротость, Задумавшись, притихнув под крестом.

Кладу я розы пышного наряда. И словно слышу, мама, голос твой: - Ну что так тратишься, сынок? Я рада Была бы и ромашке полевой.

Но я молчу. Когда бы мог, родная, И сердце положил бы сверху роз. Твоих забот все слезы вспоминая, Сам удержаться не могу от слез.

Гнетет и горе, и недоуменье Гвоздем засело в существо мое: Стою, твое живое продолженье, Начало потерявшее свое. 1955 Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск-Москва, "Полифакт", 1995.

* * * Когда уйду - совсем согнется мать, Но говорить и слушать так же будет, Хотя и трудно старой понимать, Что обо мне рассказывают люди.

Из рук уронит скользкую иглу, И на щеках заволокнятся пятна,Ведь тот, что не придет уже обратно, Играл у ног когда-то на полу. 1921 Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.

ИСКАТЕЛИ ВОДЫ Кую-Уста зовут того, кто может Своим чутьем найти воды исток. Сочти морщины на верблюжьей коже, Пересчитай по зернышку песок

Тогда поймешь того туркмена дело, Когда, от напряженья постарев, Он говорит: "Колодец ройте смело, Я сквозь песок узнал воды напев".

Но он кустарь, он только приключенец, Он шифровальщик скромненьких депеш, В нем плана нет, он - как волны свеченье, И в нем дикарь еще отменно свеж.

Его вода равна четверостишью, Пустыне ж нужны эпосы воды,Он, как бархан, он времени не слышит, Он заметает времени следы.

Но есть вода Келифского Узбоя,Но чья вода? Победы иль Беды? И там глядят в ее лицо рябое Глаза иных искателей воды.

Они хотят вести ее далеко Через Мургаб, к Теджену,- оросить Все те пески, похожие на локоть, Который нужно все же укусить.

Они правы, они от злости пьяны, Они упрямы: должно рисковать Невероятным водяным тараном Пробить пески, пустыню расковать.

Им снятся сбросы, полчища рабочих И хлопок - да,- десятки тысяч га; Их в руку сон - земля победы хочет, Она зовет на общего врага.

Кую-Уста глядит на инженера С большой усмешкой, скрытой кое-как. Тот говорит: "Ты думаешь, химера? А это, брат, вполне возможный факт!

Твои колодцы что же, это крохи... А мы Узбой наполним наконец..."Они стоят сейчас, как две эпохи, Но победит великих вод ловец! 1930 Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.

РУБАШКА Сияли нам веселые подарки

Платки и голубки, По залу шел над зыбью флагов ярких

Свет голубой реки.

И день и ночь струился этот зыбкий

И теплый свет, И в этом зале не было б ошибкой

Сказать, что ночи нет.

Встал человек,- ну, как сказать короче:

Пред нами встал таким, Как будто он пришел из бездны ночи

И ночь вошла за ним.

"Мой друг - сторонник мира в Парагвае,

Его со мною нет; Он шел сюда, дорогу пробивая...

Его убили! Вот его привет!"

И в зале все, кто как ни называйся,

Увидели, вскочив, Кровавую рубашку парагвайца,

Висевшую, как в голубой ночи.

А друг держал кровавые лохмотья;

Стояли мы в молчании глухой И видели, как обрастает плотью

Что на словах борьбою мы зовем! 1951 Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.

* * * Под сосен снежным серебром, Под пальмой юга золотого, Из края в край, из дома в дом Проходит ленинское слово.

Уже на дальних берегах, Уже не в первом поколенье, Уже на всех материках И чтут и любят имя: Ленин!

В сердцах народных утвержден, Во всех краях он стал любимым, Но есть страна одна, где он Свой начал путь неповтори 1000 мый,

Где были ярость, ночь, тоска, И грохот бурь в дороге длинной, Где он родного языка Любил могучие глубины,

И необъятный небосклон, И всё растущий вольный ветер... Любить Россию так, как он,Что может быть святей на свете! 1960 Русская советская поэзия. Под ред. Л.П.Кременцова. Ленинград: Просвещение, 1988.

САМИ

Мариэтте Шагинян

1

Хороший Сагиб у Сами и умный, Только больно дерется стеком. Хороший Сагиб у Сами и умный, Только Сами не считает человеком. Смотрит он на него одним глазом, Никогда не скажет: спасибо. Сами греет для бритья ему тазик И седлает пони для Сагиба. На пылинку ошибется Сами Сагиб всеведущ, как Вишну, Бьет по пяткам тогда тростниками Очень больно и очень слышно. Но отец у Сами недаром В Беджануре был скороходом Ноги мальчика бегут по базарам Все уверенней год от году.

2

Этот год был очень недобрым: Круглоухого мышастого пони Укусила черная кобра, И злой дух кричал в телефоне. Раз проснулся Сагиб с рассветом, Захотел он читать газету Гонг надменно сказал об этом. Только Сами с газетою нету. И пришлось для бритья ему тазик Поручить разогреть другому, И - чего не случалось ни разу Мул не кормлен вышел из дому.

3

Через семь дней вернулся Сами, Как отбитый от стада козленок, С исцарапанными ногами, Весь в лохмотьях, от голода тонок. Синяка круглолобая глыба Сияла, как на золоте проба. Один глаз он видел Сагиба, А теперь он увидел оба. "Где ты был, павиан бесхвостый?" Сагиб раскачался в качалке. Отвечал ему Сами просто: "Я боялся зубов твоей палки И хотел уйти к властелину, Что браминов и раджей выше,Без дорог заблудился в долинах, Как котенок слепой на крыше"."Ты рожден, чтобы быть послушным: Греть мне воду, вставая рано, Бегать с почтой, следить за конюшней, Я властитель твой, обезьяна!"

4

"Тот, далекий, живет за снегами, Что к небу ведут, как ступени, В городе с большими домами, И зовут его люди - Ленни *. Он дает голодным корочку хлеба, Даже волка может сделать человеком, Он большой Сагиб перед небом И совсем не дерется стеком. Сами - из магратского рода, Но свой род для него уронит: Для бритья будет греть ему воду, Бегать с почтой, чистить ему пони. И за службу даст ему Ленни Столько мудрых советов и рупий, Как никто не давал во Вселенной,Сами всех сагибов погубит!"

5

"Где слыхал ты все это, несчастный?" Усмехнулся Сами лукаво: "Там, где белым бывать опасно, В глубине амритсарских лавок. У купцов весь мир на ладони: Они знают все мысли судра, И почем в Рохилькэнде кони, И какой этот Ленни мудрый"."Уходи",- сказал англичанин. И Сами ушел с победой, А Сагиб заперся в своей спальне И не вышел даже к обеду.

6

А Сами стоял на коленях, Маленький, тихий и строгий, И молился далекому Ленни, Непонятному, как йоги, Чтоб услышал его малые просьбы В своем городе, до которого птице Долететь не всегда удалось бы, Даже птице быстрей зарницы. И она б от дождей размокла, Слон бежал бы и сдох от бега, И разбилась бы в бурях, как стекла, Огненная сагибов телега.

7

Так далеки был этот Ленин, А услышал тотчас же Сами. И мальчик стоял на коленях С мокрыми большими глазами, А вскочил легко и проворно, Точно маслом намазали бедра. Вечер пролил на стан его черный Благовоний полные ведра, Будто снова он родился в Амритсаре И на этот раз человеком,Никогда его больше не ударит Злой Сагиб своим жестким стеком!

* Так индусы произносят имя "Ленин". (Примеч. Тихонова.) 1920 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.

ПЕРЕКОП Катятся звезды, к алмазу алмаз, В кипарисовых рощах ветер затих, Винтовка, подсумок, противогаз И хлеба - фунт на троих.

Тонким кружевом голубым Туман обвил виноградный сад. Четвертый год мы ночей не спим, Нас голод гло 1000 дал, и огонь, и дым, Но приказу верен солдат.

"Красным полкам За капканом капкан..." ...Захлебнулся штык, приклад пополам, На шее свищет аркан.

За море, за горы, за звезды спор, Каждый шаг - наш и не наш, Волкодавы крылатые бросились с гор, Живыми мостами мостят Сиваш!

Но мертвые, прежде чем упасть, Делают шаг вперед Не гранате, не пуле сегодня власть, И не нам отступать черед.

За нами ведь дети без глаз, без ног, Дети большой беды; За нами - города на обломках дорог, Где ни хлеба, ни огня, ни воды.

За горами же солнце, и отдых, и рай, Пусть это мираж - все равно! Когда тысячи крикнули слово: "Отдай!" Урагана сильней оно.

И когда луна за облака Покатилась, как рыбий глаз, По сломанным рыжим от крови штыкам Солнце сошло на нас.

Дельфины играли вдали, Чаек качал простор, И длинные серые корабли Поворачивали на Босфор.

Мы легли под деревья, под камни, в траву, Мы ждали, что сон придет, Первый раз не в крови и не наяву, Первый раз на четвертый год...

Нам снилось, если сто лет прожить Того но увидят глаза, Но об этом нельзя ни песен сложить, Ни просто так рассказать! 1922 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.

ПЕСНЯ ОБ ОТПУСКНОМ СОЛДАТЕ Батальонный встал и сухой рукой Согнул пополам камыш. "Так отпустить проститься с женой, Она умирает, говоришь?

Без тебя винтовкой меньше одной,Не могу отпустить. Погоди: Сегодня ночью последний бой. Налево кругом - иди!"

...Пулемет задыхался, хрипел, бил, И с флангов летел трезвон, Одиннадцать раз в атаку ходил Отчаянный батальон.

Под ногами утренних лип Уложили сто двадцать в ряд. И табак от крови прилип К рукам усталых солдат.

У батальонного по лицу Красные пятна горят, Но каждому мертвецу Сказал он: "Спасибо, брат!"

Рукою, острее ножа, Видели все егеря, Он каждому руку пожал, За службу благодаря.

Пускай гремел их ушам На другом языке отбой, Но мертвых руки по швам Равнялись сами собой.



"Слушай, Денисов Иван! Хоть ты уж не егерь мой, Но приказ по роте дан, Можешь идти домой".

Умолкли все - под горой Ветер, как пес, дрожал. Сто девятнадцать держали строй, А сто двадцатый встал.

Ворон сорвался, царапая лоб, Крича, как человек. И дымно смотрели глаза в сугроб Из-под опущенных век.

И лошади стали трястись и ржать, Как будто их гнали с гор, И глаз ни один не смел поднять, Чтобы взглянуть в упор.

Уже тот далёко ушел на восток, Не оставив на льду следа,Сказал батальонный, коснувшись щек: "Я, кажется, ранен. Да". 1922 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.

* * * Не заглушить, не вытоптать года,Стучал топор над необъятным срубом, И вечностью каленная вода Вдруг обожгла запекшиеся губы.

Владеть крылами ветер научил, Пожар шумел и делал кровь янтарной И брагой темной путников в ночи Земля поила благодарно.

И вот под небом, дрогнувшим тогда, Открылось в диком и простом убранстве, Что в каждом взоре пенится звезда И с каждым шагом ширится пространство. [1922] Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.

КИРОВ С НАМИ

1

Домов затемненных громады В зловещем подобии сна, В железных ночах Ленинграда Осадной поры тишина. Но тишь разрывается воем Сирены зовут на посты, И бомбы свистят над Невою, Огнем обжигая мосты. Под грохот полночных снарядов В полночный воздушный налет, В железных ночах Ленинграда По городу Киров идет. В шинели армейской походной, Как будто полков впереди, Идет он тем шагом свободным, Каким он в сраженья ходил. Звезда на фуражке алеет, Горит его взор огневой, Идет, ленинградцев жалея, Гордясь их красой боевой.

2

Стоит часовой над водою, Моряк Ленинград сторожит, И это лицо молодое 1000

О многом ему говорит. И он вспоминает матросов Каспийских своих кораблей, Что дрались на волжских откосах, Среди астраханских полей. И в этом юнце крепкожилом Такая ж пригожая стать, Такая ж геройская сила, Такой же огонь неспроста. Прожектор из сумрака вырыл Его бескозырку в огне, Названье победное: "Киров" Грозой заблистало на ней...

3

Разбиты дома и ограды, Зияет разрушенный свод, В железных ночах Ленинграда По городу Киров идет. Боец, справедливый и грозный, По городу тихо идет. Час поздний, глухой и морозный. Суровый, как крепость, завод. Здесь нет перерывов в работе, Здесь отдых забыли и сон, Здесь люди в великой заботе, Лишь в капельках пота висок. Пусть красное пламя снаряда Не раз полыхало в цехах, Работай на совесть, как надо, Гони и усталость и страх. Мгновенная оторопь свяжет Людей, но выходит старик,Послушай, что дед этот скажет, Его неподкупен язык: "Пусть наши супы водяные, Пусть хлеб на вес золота стал, Мы будем стоять, как стальные, Потом мы успеем устать. Враг силой не мог нас осилить, Нас голодом хочет он взять, Отнять Ленинград у России, В полон ленинградцев забрать. Такого вовеки не будет На невском святом берегу, Рабочие русские люди Умрут, не сдадутся врагу. Мы выкуем фронту обновы, Мы вражье кольцо разорвем, Недаром завод наш суровый Мы Кировским гордо зовем".

4

В железных ночах Ленинграда По городу Киров идет. И сердце прегордое радо, Что так непреклонен народ, Что крепки советские люди На страже родимой земли... Все ближе удары орудий, И рядом разрывы легли, И бомбы ударили рядом, Дом падает, дымом обвит, И девушка вместе с отрядом Бесстрашно на помощь спешит. Пусть рушатся стены и балки, Кирпич мимо уха свистит, Ей собственной жизни не жалко, Чтоб жизнь тех, зарытых, спасти. Глаза ее грустны и строги, Горит молодое лицо, Ей гвозди впиваются в ноги, И проволок вьется кольцо. Но сердце ее непреклонно И каменно сжаты уста,Из Кировского района Прекрасная девушка та. Вот юность - гроза и отрада, Такую ничто не берет. В железных ночах Ленинграда По городу Киров идет...

5

Глашатай советского века, Трибуном он, воином был На снежных предгорьях Казбека, Во мраке подпольной борьбы. Он помнит кровавые, злые, В огне астраханские дни, И ночи степные, кривые, Как сабли сверкали они. Так сердцем железным и нежным Осилил он много дорог, Сражений, просторов безбрежных, Опасностей, горя, тревог. Но всей большевистской душою Любил он громаду громад Любовью последней, большою Большой трудовой Ленинград. ...Но черные дни набежали, Ударили свистом свинца, Здесь люди его провожали, Как друга, вождя и отца. И Киров остался меж ними, Сражаясь, в работе спеша, Лишь вспомнят могучее имя И мужеством крепнет душа.

6

На улицах рвы, баррикады, Окопы у самых ворот. В железных ночах Ленинграда За город он тихо идет. И видит: взлетают ракеты, Пожаров ночная заря, Там вражьи таятся пикеты, Немецких зверей лагеря. Там глухо стучат автоматы. Там вспышки, как всплески ножа, Там, тускло мерцая, как латы, Подбитые танки лежат. Враг к городу рвется со злобой, Давай ему дом и уют, Набей пирогами утробу, Отдай ему дочку свою. Оружьем обвешан и страшен, В награбленных женских мехах, Он рвется с затоптанных пашен К огням на твоих очагах. Но путь преградить супостату Идет наш парод боевой. Выходит, сжимая гранату, Старик на сраженье с ордой. И танки с оснеженной пашни Уходят тяжелые в бой; "За родину!" - надпись на башне, И "Киров" - на башне другой.

7

И в ярости злой канонады Немецкую гробить орду В железных ночах Ленинграда На бой ленинградцы идут. И красное знамя над ними, Как знамя победы встает. И Кирова грозное имя Полки ленинградцев ведет! Ноябрь 1941 Русские поэты. Антология в четырех томах. Москва, "Детская Литература", 1968.

ДРУГУ Ночь без луны кругом светила, Пожаром в тишине грозя, Ты помнишь все, что с нами было, Чего забыть у 1000 же нельзя:

Наш тесный круг, наш смех открытый, Немую сладость первых пуль, И длинный, скучный мост Бабита, И в душном августе Тируль.

Как шел ночами, колыхаясь, Наш полк в лиловых светах сна, И звонко стукались, встречаясь, Со стременами стремена.

Одних в горящем поле спешил, Другим замедлил клич: пора! Но многие сердца утешил Блеск боевого серебра.

Былое заключено в книги, Где вечности багровый дым, Быть может, мы у новой Риги Опять оружье обнажим.

Еще насмешка не устала Безумью времени служить, Но умереть мне будет мало, Как будет мало только жить. 1917 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

* * * Вот птица - нет ее свежей Оттенков пепельного дыма,Породы башенных стрижей, Чья быстрота неповторима.

Летит, нигде не отдохнув, От тростников Египта пресных До Гельголанда - ночь одну До стен, как мужество, отвесных.

Уж небо стало зеленей. Она зарей уже умылась, И, окантован, перед ней Могучей пеной остров вырос.

Но там, где серого гнезда Комок однажды прилепился, Бьет время, волны разнуздав, Осколки рухнувшего мыса.

И плачет птица, огорчив Весельем залитые мели, Как будто ночь еще кричит В ее худом и темном теле.

Так, европеец, удалясь От той земли, что звалась детством, Ты вспомнишь вдруг былую связь И чувств потерянных соседство.

Преодолев и ночь и дождь Крылом свистящим, в летной славе, Ты прилетишь - и ты найдешь Совсем не то, что ты оставил. 1935 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

* * * Крутой тропою - не ленись К лесам Таврарским подымись, Взгляни в открывшуюся высь,И ты увидишь наяву Не снившуюся синеву.

Не позабыть, пока живу, Долин Сванетских синеву.

Перед такою синевой Я был когда-то сам не свой. Перед такою синевой Встань с непокрытой головой... 1938-1940 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

НОЧЬ Спит городок Спокойно, как сурок. И дождь сейчас уснет, На крышах бронзовея; Спит лодок белый флот И мертвый лев Тезея, Спит глобус-великан, Услада ротозея, Спят мыши в глобусе, Почтовый синий ящик, Места в автобусе И старых лип образчик,Все спит в оцепенении одном, И даже вы - меняя сон за сном. А я зато в каком-то чудном гуле У темных снов стою на карауле И слушаю: какая в мире тишь. ...Вторую ночь уже горит Париж! 1940 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

ЛЕНИНГРАД Петровой волей сотворен И светом ленинским означен В труды по горло погружен, Он жил - и жить не мог иначе.

Он сердцем помнил: береги Вот эти мирные границы,Не раз, как волны, шли враги, Чтоб о гранит его разбиться.

Исчезнуть пенным вихрем брызг, Бесследно кануть в бездне черной А он стоял, большой, как жизнь, Ни с кем не схожий, неповторный!

И под фашистских пушек вой Таким, каким его мы знаем, Он принял бой, как часовой, Чей пост вовеки несменяем! 1941-1943 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

МОГИЛА КРАСНОАРМЕЙЦЕВ НА ПЛОЩАДИ В БЕЛГРАДЕ Им, помнившим Днепр и Ингулец, Так странно - как будто все снится Лежать между радостных улиц В земле придунайской столицы.

Смешались в их памяти даты С дел d92 ами, навек золотыми; Не в форме советской солдаты, Как братья, стояли над ними.

И женщины в черном поспешно Цветами гробы их обвили, И плакали так безутешно, Как будто сынов хоронили.

И юные вдовы Белграда Над ними, рыдая, стояли, Как будто бы сердца отраду Погибших мужей провожали.

Страна приходила склоняться Над их всенародной могилой, И - спящим - им стало казаться, Что сон их на родине милой,

Что снова в десантном отряде, Проснутся и в бой окунутся, Что снится им сон о Белграде, И трудно из сна им вернуться. 1947 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

РАДУГА В САГУРАМО Она стояла в двух шагах, Та радуга двойная, Как мост на сказочных быках, Друзей соединяя.

И золотистый дождь кипел Среди листвы багряной, И каждый лист дрожал и пел, От слез веселых пьяный.

В избытке счастья облака К горам прижались грудью, Арагвы светлая рука Тянулась жадно к людям.

А гром за Гори уходил, Там небо лиловело, Всей пестротой фазаньих крыл Земли светилось тело.

И этот свет все рос и рос, Был радугой украшен, От сердца к сердцу строя мост Великой дружбы нашей. 1948 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

ИНД Я рад, что видел у Аттока Могучий Инд в расцвете сил И весь размах его потока, Который землю веселил.

И я, смотря, как дышит долгий, Пришедший с гор высокий вал, От имени могучей Волги Ему здоровья пожелал. 1951 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

* * * Опять стою на мартовской поляне, Опять весна - уж им потерян счет, И в памяти, в лесу воспоминаний, Снег оседает, тает старый лед.

И рушатся, как ледяные горы, Громады лет, вдруг превращаясь в сны, Но прошлого весенние просторы Необозримо мне возвращены.

Вновь не могу я вдоволь насмотреться На чудеса воскресших красок дня, Вернувшись из немыслимого детства, Бессмертный грач приветствует меня!

Мы с ним идем по солнечному склону, На край полей, где, как судьба, пряма, Как будто по чужому небосклону, Прошла заката рдяная кайма. 1967-1969 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.

* * * Наш век пройдет. Откроются архивы, И все, что было скрыто до сих пор, Все тайные истории извивы Покажут миру славу и позор.

Богов иных тогда померкнут лики, И обнажится всякая беда, Но то, что было истинно великим, Останется великим навсегда. 1967-1969 Москва: Художественная литература, 1977. Библиотека всемирной литературы. Серия третья. Редакторы А.Краковская, Ю.Розенблюм.




home | my bookshelf | | Стихи |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу