Book: Дом Солнца



Дом Солнца

Гарик Сукачёв, Наталия Павловская

Дом Солнца

Авторы благодарят

Ивана Охлобыстина

за вдохновение и соучастие.

По холодному белокафельному больничному коридору бегом везут каталку, на которой лежит человек, накрытый простыней. Медсестра на ходу меняет опустевший флакон в штативе капельницы. Колеса грохочут по кафелю, быстро шаркают ноги в мягких туфлях. Из процедурной вышла медсестричка с подносом назначений, но отскочила в сторону, давая проехать каталке. Врачи деловито переговаривались:

– Быстрее!

– Операционная готова?

Лицо у человека на каталке грустное и безмятежное одновременно. Он молод, длинноволос, на нем – печать какой-то отдельности, или отделенности, сосредоточенной приподнятости над происходящим. Зовут человека – Солнце. Просто и ясно. Ну, конечно, в паспорте и прочих глупых и неважных бумагах написано что-то другое. Но этого не знает никто. Никто из тех, чье мнение интересовало бы самого Солнце.

Он спокоен. Сейчас он может видеть только круглые лампы на потолке, но это не имеет значения. Ничто не имеет значения. Лампы мелькаютвсе быстрее и быстрее, пока не сливаются в сплошной белый поток...


От солнечных бликов на белоснежном мраморе перил слепит глаза. Саша даже прищурилась. Милая, светлая, будто сама солнцем умытая девочка Саша поднимается по монументальной лестнице университета. Лестница ведет туда, где гудит беспокойный рой абитуриентов. Сейчас решится, кто из них станет избранным, надеждой страны, предметом гордости родителей и учителей, а кто отправится восвояси несолоно хлебавши пополнять ряды неквалифицированной рабочей силы.

Каждый из толпы был возбужден и старался оказаться поближе к стендам с названиями факультетов. Вдруг прошелестел говорок:

– Несет! Несет!..

В холле появилась дама-секретарь со списками поступивших. Внушительный бюст дамы, декорированный нейлоновым жабо, как нос ледокола рассекает гудящую толпу абитуриентов.

– Дорогу, дорогу, дайте дорогу... Товарищи абитуриенты, не толпитесь... Мы никого не забыли...

Дама крепит списки к стендам. Абитуриенты сперва благоговейно, а потом все более настойчиво пытаются заглянуть через плечо секретарши. Толпа напирает. Тогда невозмутимая на первый взгляд дама оборачивается и рявкает:

– А ну! Два шага назад! И раз, и два!

Начищенные гуталином громоздкие башмаки, потрепанные китайские кеды, модельные туфельки на платформах, разноцветные босоножки и даже одни кирзовые сапоги по команде отступают: раз, два.

А дама, снова приняв невозмутимый вид, напутствует:

– Кто не поступил – трудовая практика еще никому не вредила. Информация о курсах – на стенде. Аптека с валерьянкой – за углом.

Нежный кудрявый юноша в толпе тут же свалился в обморок.

– Расступитесь!

– Дайте воздуха!

– Воды!

– Портвейна! – высказался шутник, но его дружно осудили взглядами. Парни вытащили кудрявого из толпы, а толстая девушка с тонкой косицей начала нервно плакать. Дама-секретарь внушительно глянула на плаксу:

– А кисейным в университете вообще делать нечего!

Покойно покачивая крутыми бедрами, дама-секретарь ушла, а толпа в едином порыве бросилась к стендам.

Войдя в вестибюль, Саша растерянно замешкалась. Она испуганно засмотрелась на кудрявого юношу, которого аккуратно оперли о балясины лестницы, но тут толпа подхватила ее и понесла к стендам.

Сразу несколько указательных пальцев елозили по списку.

Толпа прижала к Саше Герду – веселую девушку в расшитой цветными нитками и бусинами рубахе, вытертых джинсах, с ленточками в распущенных медно-кудрявых волосах. На рубахе «регалия» – значок с группой «Битлз». На груди – ожерелье из мелких монеток. Герда зацепилась волосами за Сашину золотую сережку-самоколку, дернулась в сторону, ойкнула от боли:

– Ой, подруга, отцепись!

– Извините, я не нарочно. – Саша попыталась выпутать сережку из буйной Гердиной пряди, но получилось не сразу – только совместными усилиями девушки освободились друг от друга. Герда обернулась к напирающей толпе, прикрикнула строго:

– Потише там! Заслуженную абитуриентку раздавите!

И вот уже Сашин палец скользит по списку, останавливается... Саша издает сдавленный радостный крик: «Ура!»

Счастливая Саша выбиралась из толпы, когда холл мединститута пересек адмирал с фуражкой в руке. Он был по-военному подтянут, собран. На лице – никаких эмоций. Саша проводила его взглядом – все же нечасто приходится видеть адмиралов, тем более в университете.

А в холле появился профессор – погруженный в свои мысли, с растрепанной прической, разбухшей от бумаг папкой под мышкой. Профессор грустно и почему-то немного виновато смотрел вслед адмиралу. Тот легкой походкой сбежал со ступеней. Профессор окликнул адмирала, но он махнул рукой и, не оглядываясь, вышел. Профессор всплеснул руками, бумаги из его папки выпали и разлетелись по полу: заключения, ленты кардиограмм.

Саша тут же подскочила к профессору – помочь:

– Здрасьте! А вы меня помните? – заулыбалась она, собирая бумаги.

Профессор нахмурился, растерянно помотал головой, даже не глянув на Сашу. Но Саша не унималась – радость распирала ее:

– А я вам экзамен сдавала!

Профессор хмуро забрал у Саши бумаги и, даже не поблагодарив, проворчал:

– Поздно, девушка, поздно. Через год приходите.

– Да я поступила! – улыбнулась несообразительности профессора Саша.

Профессор равнодушно кивнул:

– А-а... Ну, тогда первого сентября приходите.

Профессор пошел прочь, а Саша удивленно посмотрела ему вслед, не понимая, как и почему профессор мог не разделить ее радость.

Саша заметила Герду, которая уселась прямо на ступеньках мраморной лестницы. Герда заглянула в пустую пачку от болгарских сигарет «Родопи» и скомкала ее. Саша поравнялась с Гердой, та окликнула:

– Эй, курить не будет?

Саша застенчиво улыбнулась, мотнула головой:

– Я не курю.

– Хреново, – прищурилась Герда.

Она скептически посмотрела на кудрявого юношу. Он уже оправился от обморока, но теперь никак не мог решиться подойти к стендам. Юноша решительно направился к спискам, но на полпути остановился, возвратился к лестнице. Герда хмыкнула, спросила Сашу:

– Ну чего, поступила?

Саша радостно кивнула:

– Поступила!

– Клёво, – безмятежно улыбнулась Герда. – А я опять... Как фанера... В пятый раз... или нет, в шестой... – Герда пыталась сосчитать, загибая пальцы. – Политех, пед, «керосинка», универ вот... А, ладно! В следующем году во ВГИК пойду! Может, там возьмут. А пока гуляю. Завидуй! Меня, кстати, Гердой зовут.

– А меня – Саша, – вежливо сообщила Саша.

– И ты не куришь, – иронично заметила Герда.

Саша пожала плечами, и тут ее осторожно дернул за рукав кудрявый юноша.

– Д-девушка, – заговорил он, слегка заикаясь и краснея, – из-звините, а у вас л-легкая рука?

– Не знаю... Не жалуюсь вроде бы, – растерялась Саша.

– Эт-то хорошо! В-вы не могли бы п-посмотреть для меня... ну, т-там, в списках, фамилию Иванов. Я сам как-то не решаюсь...

– Конечно!

Саша снова побежала вверх по ступеням, снова ввинтилась в толпу. Юноша демонстративно отвернулся.

Саша подпрыгивала, выглядывая поверх голов. Кроме нее в толпе почти синхронно подпрыгивали еще несколько абитуриентов.

– Молодой человек! – крикнула Саша.

Юноша испуганно обернулся.

– Здесь два Ивановых!

Юноша страдальчески нахмурился и побрел к лестнице:

– Я так и знал. Все кончено...

Но Саша побежала за ним:

– Да погодите! Ну куда же вы! Они оба зачислены!

– Что? – юноша обернулся.

– Зачислены, говорю! Оба Иванова!

И тогда наконец юноша расплылся в широкоймальчишеской улыбке, подскочил к Саше, подхватил ее на руки, закружил по вестибюлю. Саша взвизгнула от неожиданности:

– Ай, пустите! Сейчас же отпустите меня!

А юноша, аккуратно поставив Сашу на пол, прошелся колесом и бросился вниз по лестнице. Оторопевшая Саша смущенно одернула короткую юбочку. Юноша, уже открывая дверь, помахал Саше на прощанье:

– Спасибо, милая девушка!

Герда, наблюдавшая за Сашей и юношей, одобрительно показала Саше большой палец.

Вот так и стала Саша студенткой.


Вприпрыжку, напевая, идет Саша по солнечному городу. А город живет своей жизнью. Как ни странно, вся эта жизнь – веселая и разнообразная – проходит в очередях. У памятника Неизвестному солдату выстроилась очередь женихов и невест – возлагать букеты из желто-солнечных шариков астр и хризантем. У магазина на улице Горького выстроилась очередь за марокканскимиапельсинами – счастливцы отходят с авоськами, раздутыми маленькими солнцами. А возле школы очередь пионеров, усаживающихся в автобус с табличкой на лобовом стекле: «Осторожно, дети!», уезжают в лагерь. На пилотках у детишек нашивки-солнышки. Белые рубашечки с погончиками, васильковые юбочки и шорты.

Саша подходит к учительнице:

– Здравствуйте, Тамара Ивановна!

Учительница отвлеклась от пересчитывания подопечных, улыбнулась:

– Ну как, Саша, поступила?

– Поступила, Тамара Ивановна!

Учительница решила не упускать подходящий воспитательный момент, обернулась к любопытствующим пионерам:

– Вот, слышали? Если будете учиться так же хорошо, как Саша, тоже поступите в институт! – Учительница одернула мальчишку, который пытается украдкой усадить зеленую гусеницу на воротник красивой девочке. – Сёмушкин! Саша вот так никогда не делала!

Сёмушкин исподтишка показал Саше язык. Саша не удержалась и ответила тем же.

А учительница обняла Сашу:

– Ну, все, ты теперь – взрослый человек! Поздравляю!

Саша тихо призналась:

– Только страшно немножко.

Учительница мягко улыбнулась:

– Ты даже не представляешь, какое у тебя сейчас счастливое время! Вся жизнь перед тобой! – Учительница поцеловала Сашу в макушку и неожиданно строго добавила: – Ты там, в университете, смотри, школу нашу не позорь!

– Не буду, – легко пообещала Саша и пошла домой, а учительница вернулась к разбегающимся подопечным и стала хлопотливо загонять их в автобус.

Саша идет мимо расчерченных на асфальте возле школы «классиков» и, чтобы отвлечься от мыслей об ушедшем детстве, скачет по меловым клеткам на одной ноге.

В проходном дворе, между прочим, тоже очередь. Девочки выстроились, чтобы чинно, друг после друга прыгать через скакалку, которую вертят две подружки, а мальчишка подбежал и стал дурашливо подражать девочкам. Те прогнали хулигана, и он помчался запускать воздушного змея.

Саше под ноги выкатился мяч, который гоняла детвора. Не удержавшись, она от всей души зафутболила мяч носком своей взрослой туфли и тут же услышала возмущенное:

– Ну, тетя!!!

Саша удивленно оглянулась, но тут же поняла, что «тетя» относится именно к ней. Она смутилась, пробормотала:

– Ой, девочки, извините! Я сейчас! – и с виноватым видом побежала за угол дома – туда, куда укатился желтый, как солнце, мячик.

Саша обогнула дом и вдруг увидела, что мяч держит на одном пальце молодой человек. Он длинноволос, одет в диковинную, зашнурованную тесемками яркую рубаху, широченные вытертые джинсы и жилет из видавшей виды кожи, весь в разноцветных заплатках.

Саша помедлила в нерешительности. Она не смогла бы объяснить, что ее смущало в молодом человеке. Не одежда, нет. Хиппи она видывала и раньше. Они регулярно собирались на Пушке. Вот и Герда, с которой Саша познакомилась сегодня утром... Скорее Сашу смутило, что молодой человек ей очень понравился. Вот так прямо в первого взгляда взял и понравился. И даже не потому, что был очень красивым. Хотя он действительно был очень красивым. А вот какое-то у него было выражение лица... Среди Сашиных знакомых ни у кого не было такого. В нем – абсолютная уверенность... нет, не в завтрашнем дне, как у любого порядочного комсомольца, а в настоящем моменте. И печать какой-то отдельности или отделенности – Саша не поняла, – сосредоточенной приподнятости над происходящим. И еще – взгляд. Молодой человек так посмотрел на Сашу, что она вздрогнула, и как-то незнакомо заныло внизу живота. Словом, Саша растерялась. А молодой человек прокрутил мяч на пальцах и протянул ей.

У Саши неожиданно сорвался голос, и она жалко пискнула:

– Спасибо.

А молодой человек сверкнул взглядом и заговорщицки сообщил:

– Вот так все и начинается.

И ушел, а Саша только крикнула ему вслед:

– Что начинается-то?

Но он не ответил, а тут и возмущенные дети налетели:

– Эй, это наш мяч все-таки!

Саша очнулась от их голосов и поспешила домой.


В чинном «сталинском» дворе – с коваными воротами, газоном и фонтаном посередине гуляют бабушки с малышами – у подъезда, открыв капот надраенного до зеркального блеска черного «ЗИМа», возится в моторе водитель. Поравнявшись, Саша вежливо поздоровалась:

– Здравствуйте, Николай Иванович!

– Здравствуйте, Александра Владленовна! Ну что, поступили?

– Поступила!

– Молоток! Поздравляю!

Он протянул согнутую в кисти запачканную маслом руку. Саша улыбнулась, пожала запястье.

– Спасибо!

– Ну, бегите домой. Отец-то небось как на иголках. Говорит, дождусь Саньку, потом только поедем.

И Саша забежала в подъезд.

Она вошла в холл просторной «номенклатурной» квартиры: бархатные портьеры с «бомбошками» украшали двери, натертый паркет деловито сиял, картины по стенам рассказывали про моря и парусники и хвастались друг перед другом золочеными рамами. Саша с наслаждением сбросила «взрослые» лаковые туфли на платформе, размяла пальцы на ногах и удивленно прислушалась: тишина. Саша прошла по коридору – везде тихо. Саша озадаченно позвала:

– Мама! Папа! Вы где?.. Эй, родители?! Я поступила, между прочим!

Вконец растерянная Саша открыла дверь столовой и услышала дружное:

– По-здра-вля-ем!

На пороге просторной комнаты – сияющие родители: папа в сдержанно-щегольском синем костюме и галстуке, мама в кримпленовом платье с камеей у ворота и серьезный, холодно-красивый молодой человек с тщательно прилизанным пробором.

За ними виден большой круглый стол, покрытый нарядной скатертью. На столе – торт с монументальными розами, фрукты в вазе, коробка импортных конфет «Вишня в шоколаде», бутылка вина и хрустальные бокалы.

Мама бросилась обнимать-целовать Сашу, а счастливый папа усмехнулся, обращаясь к молодому человеку:

– Вот, Вадька, теперь у тебя невеста будет с высшим образованием.

– Да, это очень прекрасно, – чинно ответил Вадим.

Бдительная мама тут же оторвалась от Саши и строго заметила:

– Вадик, нельзя говорить: очень прекрасно. Это неграмотно.

– О! Педагог! – хмыкнул папа.

– Да, Антонина Анатольевна, вы абсолютно правы. Мне стоит еще немало поработать над своей речью. – Вадим уставился прозрачным взглядом на маму, а потом перевел его на Сашу. И она почему-то опустила глаза.

А деятельный папа принялся открывать бутылку вина.

– Ага, правильно, Вадька! Вот распределят тебя в Африку мартышек гонять – будешь над речью работать. Смотри только, чтоб тебя там не сожрали! – И папа жизнерадостно засмеялся.

Вадим вежливо, как, впрочем, и всегда, улыбнулся шутке будущего тестя.

Вдруг Саша растерянно отстранилась от мамы, посмотрела на стол, на празднично принаряженных родителей и жениха:

– Подождите-ка... Я что-то не понимаю – вы что, знали заранее?

– Что, Сашенька, знали? – прощебетала мама.

– Конечно знали! – перебил ее папа. – Небось отец не последний человек в городе! Ну, давайте по-быстренькому к столу. А то у меня заседание райкома в двенадцать.

Но Саша упрямо сжала кулаки:

– Нет, подождите! Я хочу знать!

– Сашенька, ну что ты! – захлопотала мама, почуяв неладное. – Ну, не капризничай! А что ты хотела? Мы ведь тоже волнуемся. Конечно, папа договорился, чтобы ему сообщили...

– Может, вы и о моем поступлении договорились?!

Тут еще и Вадим решил вмешаться:

– Алексаша, ты зря сердишься, – начал он вкрадчивым бархатным голосом. – Ведь это, наоборот, очень прекрасно... то есть, извините, Антонина Анатольевна... это хорошо, если у родителей есть возможности...

«Тебя кто спрашивает», – в уме разозлилась Саша, а вслух крикнула:

– Да мне не нужны их возможности! Я сама хотела!

Мама хлопотливо замахала руками:

– Да ты сама, конечно сама, мы только чтобы подстраховать! Ты же знаешь, какой конкурс! Никто же не говорит ничего...

«Только не зареветь! Только не реветь! – командовала сама себе Саша. – Ведь правда глупая какая! Сидела, зубрила до мотыльков в глазах. И ладно – не жалко, но ведь как теперь в глаза ребятам смотреть, которые сами поступили! Надо было как Ирка Фоминова! Родители заставляли ее в универ, на филфак: факультет невест, договорились там: папа Иркин – директор универмага, а Ирка тишком-молчком – и в театральный пошла! Вот и правильно! А ее, Сашу, как котенка обманули!» – И предательские слезы все-таки навернулись на глаза:

– Может, вы думаете, что меня вот так обманывать можно?! Как... как котенка?!

Почему именно «котенка», Саша не знала. Наверное, потому, что котят всегда жальче. Родители переглянулись.

– Сашенька, – осторожно улыбнулась мама, еще надеясь сгладить ситуацию, – давай это вот все потом... А сейчас нужно праздновать.



– Вы всегда знаете, что нужно, что не нужно!! – в сердцах бросила Саша и выскочила из комнаты.

«Ужасно невежливо», – подумала она, но иначе разревелась бы, а при Вадиме этого делать совсем не хотелось. Новые взрослые туфли надевать не стала, влезла в привычные босоножки и хлопнула дверью.

Родители и Вадим помолчали. Мама первой нарушила тишину:

– ...Но мы тоже молодцы. Надо было хоть сделать вид... – Пригорюнившись, она накрыла нетронутый торт коробкой, принялась убирать со стола.

А папа неожиданно обрадовался, хитро подмигнул жене:

– Огонь-девка! Вся в меня!

Вадим вздохнул, глянул на часы:

– Вы извините, что не смогу больше с вами праздновать: у меня распределительная комиссия на кафедре.

– Давай-давай, Грибоедов ты наш, надежда советской дипломатии.

Вадим раскланялся и ушел.

Мама устало присела на стул:

– Ну, вот и куда она побежала?

А папа подошел к ней, обнял, похлопал по спине. Синтетический кримплен наэлектризовался и ударил током. Папа ойкнул, отдернул руку.

Отпраздновали.


На город спустился вечер. Саша с булкой в руках устроилась на берегу пруда и попеременно то сама кусала булку, то крошила ее лебедям.

Лебедь-самец красовался перед самочкой. Красное солнце садилось в кроны деревьев. И Саша, вытерев тыльной стороной ладони последнюю слезинку, неожиданно передразнила:

– Вот так все и начинается! Можно подумать!

А почему вспомнила? И сама не знала.

Лебедь томно покосился на Сашу круглым глазом.

Вдруг за спиной раздался голос Вадима:

– Akvila non captad muskas!

Саша вздрогнула, обернулась и тут же состроила независимое выражение лица:

– И как же ты меня нашел?

– Орел не ловит мух. Интуиция и логика. Помнится, в прошлый раз, когда ты поссорилась с родителями, я нашел тебя здесь же... Нет, на другом берегу!

Саша едко усмехнулась:

– Какая проницательность!

– Обрати внимание: самцу достаются лучшие кусочки, а его самке – что придется!

– Спасибо, естественный отбор я уже проходила.

Вадим засмеялся:

– А знаешь, твой отец прав.

– Насчет чего?

– Вы с ним очень похожи.

– Неправда! – Саша вскочила с травы.

Вадим тут же галантно снял пиджак и набросил на Сашины плечи:

– Зачем праздник испортила? Родители за тебя радовались.

– Они за себя радовались, – надула губы Саша.

– Мама твоя небось дома валерьянку глотает... – не унимался Вадим. – А Сашечка пофыркала и уточек кормит. Стоит не только о себе думать, Алексаша.

Саша сердито помолчала, а потом вдруг спросила:

– А ты думаешь, я сама не смогла бы поступить?

– Думаю.

– Считаешь, я глупая для этого?

– При чем тут: глупая, умная! Здесь играют по другим правилам. Договариваются, просят. Ты – мне, я – тебе, и тут вдруг: здравствуйте! Девочка-максималистка с барабанным боем! Да будь хоть семи пядей во лбу – кто тебя пустит?

Саша глянула на Вадима почти с ненавистью:

– Но это же несправедливо, нечестно, подло по отношению к тем, кто просто так, сам добивается!

– А кто просто так? Александра! Их нет! Которые «просто так», те вон где... – Вадим показал на мороженщицу в конце аллеи, на дворника с метлой, – ...и то неизвестно! Эх, Александра – Александра... Сними розовые очки. Очнись. Детство кончилось. Пора взрослеть!

Саша сникла:

– Противно...

– Не противно, а правильно.

– Противно, что так – правильно.

– Ладно, хватит капризничать. Пойдем.

– Никуда я не пойду. – Саша стащила с плеч пиджак, сунула Вадиму.

Вадим улыбнулся с явным подвохом во взгляде:

– Что, и на «Генералов песчаных карьеров» не пойдешь?

– На «Генералов»?! – Глаза у Саши округлились, в них заплясали веселые щенячьи искорки.

Вадим аккуратно отряхнул невидимые пылинки с пиджака, надел его и скромно кивнул:

– Ну, есть у меня пара билетов. На факе распределяли – активистам, отличникам... Так ведь не купишь – люди у касс с ночи стоят.

Саша замерла в радостном предвкушении, а Вадим наслаждался игрой:

– Нет, если не в настроении, конечно, не стоит идти...

Саша шутливо стукнула Вадима:

– Самому тебе «не стоит»! Вадька, какой ты молодец! Хоть и активист и отличник!

И, подхватив Вадима под локоть, тут же забыв о своих переживаниях, Саша устремилась на аллейку.

Лебедь на середине пруда, будто в восторге, захлопал крыльями.


Желающие попасть на «Генералов песчаных карьеров» заполонили всю площадь перед «Художественным». К кинотеатру подкатил черный «ЗИМ», отражающий в зеркальных боках заходящее солнце. Народ, толпящийся на площади, уважительно расступился. Дверцы «ЗИМа» распахнулись, из него вышел Сашин папа. Подхватив маму под руку, он торжественно прошествовал к входу мимо длиннющей очереди у касс.

– Вот, Тонечка, обрати внимание, какая у нашего народа тяга к культуре! – удовлетворенно отметил он.

– Дождик не польет, как думаешь, Владик? – интересуется мама, поглядывая на небо.

– Я велел – Иваныч подождет. Куда ему спешить, – успокоил супругу папа.

А с другой стороны к кинотеатру подошли Вадим и Саша. Отделившись от строгой девушки, к ним подбежал худой взволнованный молодой человек:

– У вас случайно нет лишнего билетика?!

– Билеты – в кассе, молодой человек, – строго поднял брови Вадим.

– Извините, у нас только два... – смущенно добавила Саша.

Вадим повел Сашу дальше, а к кинолюбителю, озираясь, подошел мужчинка с бегающими глазками. Он поманил бедолагу, отвернув полу своего пиджака. Во внутреннем кармане пиджака белели заветные билеты.

Вдруг у входа в кинотеатр Саша заметила родителей. Те явно кого-то поджидали.

– Папа? Мама? – Заподозрив заговор, Саша испытующе глянула на Вадима. Тот принялся поспешно оправдываться:

– Честное слово, Алексаша, билеты мне на кафедре дали!

Саша хмуро прищурилась:

– Я помню. Как активисту и отличнику.

А родители, увидев Сашу, радостно устремились ей навстречу.

– Санечка! Какая неожиданность! – фальшиво щебечет мама. – Вы, оказывается, тоже в кино собирались! Вот и мы... Надо же...

– Хоть в кино встретились, – обиженно выговаривает папа. – Дома-то с родной дочерью не поговоришь! Расфыркалась, понимаешь!

– Алексаша просто пошла погулять! – решил «выручить» Сашу Вадим.

Папа рассердился:

– Слушай, может, ты не Грибоедов, а адвокат Плевако?

Мама прихватила папу под локоть, значительно посмотрела на него.

– Да ну вас! – махнул рукой папа.

А мама все пыталась сгладить обстановку:

– Папа имеет в виду: ты, Сашенька, так быстро ушла... погулять, что не узнала главного – мы же подарок тебе сделали.

Саша настороженно посмотрела на маму:

– Какой еще подарок?

– Подарок за то, что... – мама подчеркнула с нажимом, – ...ты сама поступила в институт!

Саша хмыкнула:

– И что за подарок?

Мама глянула на папу, изо всех сил изображающего невозмутимость, и объявила:

– Путевка в Болгарию! На две недели!

Саша восторженно взвизгнула:

– Класс!!!

Мама и папа переглянулись с мягкими улыбками.

– И когда едем? – Саша сияла, совершенно забыв о подозрениях и обидах.

– Не едем, а едешь, – торжественно заявил папа. – Са-мо-сто-ятельно!

Саша бросилась обнимать родителей. Ну, что ж, она и так пребывала в грустных раздумьях гораздо дольше, чем когда бы то ни было в своей короткой еще жизни. Может, Вадим и прав: нужно жить по правилам. Тем более, что все так прекрасно и все вокруг такие хорошие! Мама даже прослезилась от радости, Вадим благостно улыбался. Папа хмурился с притворной строгостью, но Саша знала, что в душе он уже размяк от нежности. Папа освободился от Сашиных объятий:

– Ладно, чего там. Идти пора, а то без нас начнут.

Саша еще раз напоследок чмокнула папу в щеку:

– Все-таки какие вы у меня хорошие!

– Во-во... – проворчал папа.

– Не из-за Болгарии! – заверила Саша.

– Угу... – недоверчиво кивнул папа.


Зал кинотеатра переполнен. Саша с родителями и Вадимом пробрались на свои места. Вначале Вадим сел рядом с Сашей, но мама, покосившись на них, попросила шепотом:

– Вадим, ты не против поменяться со мной местами? Мне отсюда плохо видно!

Вадим удивленно глянул на зрителей впереди: перед мамой – лысенький плюгавый дядечка, голова которого еле виднеется из-за кресла, а перед ним – дородная бабища с «халой» на полэкрана, но послушно пересел.

Саша разгадала мамин маневр: боится, а ну как вдруг Вадим сойдет с ума и станет вести себя, как другие мальчики в кино, – Саше об этом рассказывали подружки. Если честно, Саше было очень любопытно: как это они не стесняются целоваться, а может, и кое-что еще, когда в зале столько народу? Интересно было бы попробовать, но Вадим всегда вел себя прилично, даже когда родителей не было рядом, а просить не станешь ведь... Саша хихикнула, мама строго посмотрела на нее и внимательно уставилась на экран.

Перед фильмом пустили журнал «Новости дня». Бодрый диктор рассказывал, что советскаямолодежь гневно осуждает некоторых своих представителей, увлекшихся тлетворными западными влияниями. Тлетворные влияния были представлены в виде «балдеющих» на сейшенеприхиппованных юношей и девушек. Взамен советской молодежи предлагались достойные формы проведения досуга: освоение новых увлекательных специальностей, например – комбайнера, штамповщика, штукатура. Вдохновенные лица рабочих, занятых этим полезным трудом, должны были выгодно отличать их от развязных «хипарей».

– Жалко, – вздохнула мама, – я думала, «Ну, погоди!» перед сеансом покажут.

Но папа успокоил ее:

– Надо проявлять понимание, Антонина.

Вдруг рука Саши дернулась к шее. Она испуганно обернулась.

В кресле за Сашей сидел тот самый длинноволосый молодой человек. Он легонько дул Саше в шею, развевая дыханием ее светлые кудряшки.

Саша обомлела: полный кинотеатр народу, рядом – родители, Вадим, а он еще и пальцем провел по Сашиной шее, как бы нежась в шелковистости ее прядки.

– Это вы?!! – шепотом изумилась Саша.

Молодой человек улыбался нежно и как-то... «нагло», – как определила Саша.

– Вот оно и началось.

– Да что началось?! – совсем растерялась Саша.

И тут вмешалась мама:

– Кино началось!

И правда – на экране пошли первые кадры знаменитого фильма.

Саша смущенно отвернулась от молодого человека с опасным взглядом, а мама строго заметила ему:

– А вы, молодой человек, прекратите разговаривать!

А он наклонился к Сашиному уху и тихо запел «Дом восходящего солнца»:

–»Мама, скажи своим детям, чтобы они не были такими, как я, иначе они проведут всю жизнь в доме восходящего солнца!»...

Саша замерла с восторженным страхом и любопытством, но в этот момент возле дверей возникли шорох и суета.

Саша повернулась туда: двери в зал распахнулись и, несмотря на сопротивление билетерши, в зал втиснулась длинноволосая компания.

– Куда! Безбилетники! – возмущалась строгая тетенька.

Но группа молодых людей уже растворилась в темноте.

– А ну, выходите! Кому сказано! – не унималась билетерша.

Счастливые обладатели билетов выкрикивали из зала:

– Не мешайте! Тише! Дайте кино посмотреть!

Скандал утих, Саша снова оборачивается, но... молодого человека за ней уже нет.

Саша погрустнела, съехала на кресле пониже, подперла голову ладошкой.

И не такое уж интересное это кино...


Напевая песню из фильма, народ потоком выливался из кинотеатра на прохладную вечернюю улицу.

Вышла и Саша с родителями.

– Какие чувства! И ведь все без рук! – восторгался папа.

А мама взволнованно обмахивалась веером с надписью «Привет из Крыма!»:

– На мой взгляд, слишком много жестокостей. Все-таки «Зита и Гита» помягче.

Вадим выбрал момент для разговора с Сашиным папой:

– Владлен Николаевич, мне предлагают общественную нагрузку в райкоме комсомола взять. Я посоветоваться хотел – вы как думаете?

– А что тут думать! – хохотнул папа. – Дают – бери! Ты по комсомольской линии, знаешь, как пойдешь: мы тебя не догоним! Я могу поговорить с людьми в райкоме.

Саша, глядя на мужчин, тоскливо вздохнула: скучно.

– А я мороженого хочу... – попробовала она покапризничать.

Мама вынула из сумочки рубль:

– Пойди купи всем.

Саша хмыкнула, направилась к тележке мороженщицы.

А Вадим, кажется, и не заметил, что она ушла, продолжал «мужскую» беседу:

– Да, но, Владлен Николаевич, это может помешать аспирантуре. Понимаете, если добросовестно заниматься и тем и другим...

– Да что твоя аспирантура против райкома! – махнул рукой Сашин папа.

Саша стояла в очереди. К ней подскочила невесть откуда взявшаяся Герда.

– Ой, некурящая! Привет!

Не дожидаясь ответа, Герда схватила Сашину руку и высыпала ей в ладонь мелочь.

– На все возьми. – Герда затянулась сигаретой, и Саша на всякий случай глянула: не смотрит ли в их сторону мама – нравоучительных бесед потом не оберешься! Но мама, к счастью, что-то внушала Вадиму. Наверное, снова сказал «очень прекрасно» или «имеет место быть».

– Ты тоже была в кино? – поинтересовалась Саша.

– Не я, а мы, – гордо сообщила Герда. – Слышала, как билетерша на нас орала?

– А... вы – это кто? – не поняла Саша.

– Мы – это «система»! – торжественно объявила Герда.

– Какая система? – удивилась Саша.

– Хиппи! – гордо заявила новая Сашина знакомая. Она показала Саше на стоящую поодаль компанию длинноволосых, причудливо одетых молодых людей, которых опасливо обтекала толпа.

– Краснодарская система за винилом приехала.

Саша кивнула, сделав вид, будто поняла все, что сказала Герда, и вдруг изумленно ахнула: площадь перед кинотеатром пересекал тот самый загадочный молодой человек. Он на ходу кивнул «системе», а заметив Сашу, помахал ей рукой и улыбнулся особо.

– Ты что, Солнце знаешь?! – удивилась Герда.

– Солнце?! – «Ага, видимо, его так зовут. „Солнце»... Да, собственно, никак иначе его звать и невозможно. Именно Солнце...» – Н-ну... немного, – промямлила Саша. – А он тоже из вашей «системы»?

– Солнце – сам система, – мечтательно призналась Герда, провожая того нежным взглядом.

На площадь пришли еще двое длинноволосых парней и, поздоровавшись с краснодарскими собратьями, направились к Герде. Герда кивнула Саше:

– Сейчас я тебя познакомлю.

Из колоритной парочки юношей в экзотических одеяниях один – маленький и коренастый – постоянно пребывал в движении, а второй – высокий и тощий – двигался медленно, как бы нехотя, с постоянной печатью абсолютной флегматичности на лице.

– Это – Саша. Она знает Солнце, – отрекомендовала друзьям Сашу Герда.

– Скелет. Виталий, – с церемонным полупоклоном представился флегматик.

– Очень приятно. Саша.

А вертлявый тут же принялся энергично трясти Сашину кисть.

– Павел Владимирович Кочетков. Для друзей и заинтересованных лиц – просто Малой! – быстро покончил он с формальностями и затараторил:

– Герда, прикинь сейчас – я Хуану говорю: «Максимум по две штучки!» А он покивал и, хоп, и всю пачку сожрал! А там десять штук. А штука по «ванку». «Караул! – говорю. – Объел систему!»А он встал, как светофор, и давай ногой загребать. Я говорю: «Хуан, ты не кайфуешь, ты прешься!» А он упал и затих. Ну, я давай его водой поливать из чайника, Скелет – за телефон. Короче, еле до Склифа дотянули, а там его сразу на клизму. «А, – говорят, – старый знакомый». Яговорю: «Хуан, ты от жадности своей подохнешь. Нам теперь кушать нечего».

– Так главное, и мне клизму впарили, – невозмутимо дополнил рассказ Скелет.

– Зачем? – засмеялась Герда.

– Ну, я отвлекся, а медсестра и не разобрала, кто пациент!

– Ты хотя бы не зря отвлекся? – снисходительно поинтересовалась Герда.

Малой подмигнул и показал ей несколько пластинок с таблетками:

– Склифу – мелочь, системе – польза!

Не переводя дыхания, Малой обернулся к Саше, слушавшей его с расширенными от ужаса глазами, и вдруг деловито заявил:

– Все-таки, подруга, тебе очень повезло!

– Почему? – изумилась Саша.

– А у меня еще один тикет на «Приобретение» остался! По ванку – меньше никак! И не проси, от себя отрываю!

– Чего? – Саша даже лоб наморщила, силясь понять, о чем идет речь.

Герда любезно выступила переводчиком:

– Малой говорит, что он может тебе продать билет на концерт вокально-инструментальной рок-группы «Удачное приобретение». Стоит ван рубль. Один то есть.

Малой для ясности поднял вверх указательный палец и настойчиво поинтересовался:

– У тебя ванок есть?

– Рубль в смысле? Есть.

Саша честно разжала ладонь с рублем.

Малой взял рубль, сунул Саше половинку открытки «С праздником весны и труда» с чернильной печатью, изображающей пацифику.

– Эх, повезло тебе! Сам бы шел, да мани надо! Завтра. Станция «Балабаново». Три часа.

Подошла Сашина очередь.

Совершенно ошалев от потока впечатлений и информации, она протянула продавщице мороженого Гердину мелочь. Мороженщица выдала три оплывших вафельных стаканчика с пломбиром.

– Не-не-не! – неожиданно проявила практическую жилку Герда. – Нам – покрепче.

Мороженщица уничтожающе глянула на Герду, но достала из ящика другие порции.

Герда, Малой и Скелет взяли по стаканчику, а Саша разглядывала «билет».

– А ты-то мороженое брать будешь? – дернула Сашу Герда.

Саша растерялась, покачала головой:

– Нет, я не буду.

– Чудная ты какая-то, – хмыкнула Герда.

Дружная троица удалилась, оставив Сашу в одиночестве.



Саша спохватилась, крикнула вдогонку:

– А Солнце там будет, на концерте-то?

– Про Солнце никто ничего не знает наверняка, – загадочно улыбнулась Герда.

Саша вернулась к родителям.

– А где же мороженое? – удивилась мама.

– Я деньги потеряла... – с легким сердцем соврала Саша.

– Вот тоже мне растяпа! – покачала головой мама, а папа поторопил:

– Ладно, пойдемте. Дома торт есть. Тем более, мне из главка звонить должны.

Вадим настороженно глянул на новых Сашиных знакомых:

– А кто это такие? С кем ты разговаривала?

– Это?.. – Саша задумалась: как бы Вадиму объяснить, если и самой не очень понятно, а потом решила сказать, как есть. – Это – система.

– Это – не система, – фыркнул Вадим, открывая перед Сашей дверь автомобиля. – Это – хаос!

Саша весело пожала плечами и украдкой сунула билет в карман.

Захлопнулись дверцы машины, из трубы вырвалось облачко выхлопного газа.

Уезжая, Саша еще раз увидела своих новых знакомых, а с ними – Солнце!

Саша тут же взобралась с коленками на заднее сиденье и, к испугу мамы и к неудовольствию Вадима, со счастливой улыбкой замахала в заднее окно.


А потом дома, когда уже поужинали и проводили Вадима, Саша устроилась за своим письменным столом. На проигрывателе крутилась пластинка. Группа «Тhe Animals» пела «Дом восходящего солнца». Саша достала свою тетрадку-дневник, рядом поставила тарелку с надкусанным уже куском торта и принялась строчить, черкать, снова писать, перевернула страничку, задумалась: впервые ей не хватало слов для описания того, что чувствовала. Саша взяла мармеладину с торта, отправила в рот, а потом старательно нарисовала на всю страницу сердце, пронзенное стрелой. Затушевав сердце красным карандашом, Саша полюбовалась им и написала поверх сердца «LOVE». Потом откусила еще кусочек торта и, подумав, над сердцем пририсовала солнышко.

Пластинка закончилась.


Утром Саша еще нежилась в кровати. Она любила такую игру: протянуть руки к окну и как будто брать ими с неба солнце. Сегодня эта игра наполнилась особым смыслом.

Вошла мама:

– Проснулась, доча? Доброе утро.

– Доброе-предоброе!

Мама улыбнулась, чмокнула Сашу:

– Собирайся, Сашечка, мы едем на дачу.

Саша тут же энергично замотала головой, лихорадочно придумывая уважительную причину:

– Нет-нет-нет! Я устала, у меня голова болит, я должна к Кате Лицман зайти, мне надо книжки в библиотеку сдать...

– Ну, ладно-ладно, – посочувствовала мама. – Я понимаю, что тебе на даче скучно. Но там же свежий воздух!

– Я буду дышать свежим воздухом! Честное слово! – Саша даже пионерский салют изобразила для убедительности. Мама вздохнула:

– Разве в городе воздух? Ну, ладно. Пойду, тебе бутербродиков нарежу с сервелатиком.

– Ма-ам, ну я же сама могу! – не особенно настойчиво сопротивлялась Саша.

– Ага, знаю я, как ты сама!

– Ну, ма-а-ам! – И маме, и Саше нравилась эта игра: в Сашу – маленькую неумеху. Хотя ни одна из них не призналась бы в том, что это – всего лишь игра, и обе втайне боялись момента, когда придется с любимой игрой расставаться.


Родители уехали.

Саша в одних трусиках побродила по пустой квартире, жуя бутерброд, запивая его молоком. Потом залезла в шкаф, где хранились особые, праздничные припасы, и, мгновение помучавшись угрызениями совести, выудила оттуда нарядную импортную шоколадку, с вкусным хрустом распечатала ее. Вдруг Саша заметила на тумбочке билет. То есть не билет, конечно, а дурацкую половинку открытки.

Как она могла забыть?!

И вот уже гремит в квартире музыка. На проигрывателе – энергично-позитивные напевы популярных исполнителей эстрады братских социалистических стран.

Саша поставила на трюмо раскрытый журнал «Америка». На развороте – фотография американских хиппи.

Поглядывая на картинку и пританцовывая, Саша готовилась к походу на концерт.

Она выхватила из маминой шкатулки бусы, надела их во много рядов – не то!

Надела мамину же длинную ситцевую юбку со своей джинсовой курточкой. Не то!

Пригладила водой волосы на прямой пробор, перевязала лоб ленточкой. Не то!

С досадой показала сама себе в зеркале язык.

Наконец, глянув на часы, Саша сердито натянула свои привычные юбочку-кофточку и убежала, хлопнув дверью.

Но нет. Еще не все. Дверь снова открылась. Саша влетела в квартиру, схватила забытый на тумбочке билет-открытку и выключила музыку.

Уже в прихожей улыбнулась сама себе в зеркале и три раза сплюнула через левое плечо.


А у магазина «Березка» – традиционная толкучка.

Народ фланирует по пятачку перед вожделенным магазином для иностранцев, работающих в Москве, и примкнувших к ним валютнооплачиваемых счастливцев. Ходят с невозмутимым видом – вначале и не поймешь, зачем. Только гул голосов, если прислушаться, выдает намерения присутствующих. Продавцы бубнят ассортимент, покупатели интересуются ценой и вежливо возмущаются дороговизной. Здесь и вездесущий Малой со Скелетом. Малой вполголоса отчаянно торгуется с дородной матроной в джинсовом брючном костюме, чуть не лопающемся на ее вскормленных спецпайком телесах.

Скелет флегматично стоит среди толкущейся и торгующей толпы, время от времени поглядывая на Малого. Тот на толкучке – как рыба в воде, а Скелету явно неуютно – он бы пошел в парк на скамеечку, подумал о жизни. Больше всего Скелет любил то трудноуловимое состояние, когда вот-вот заснешь – приятный гул в голове, ласковый водоворот мыслей... На скамеечку! Определенно на скамеечку – решил отпроситься у Малого Скелет, но тут к нему подошли двое парней с простоватыми лицами. «Приезжие, – подумал Скелет, – щас бы быстренько товар впарить, тогда Малой точно отпустит».

– Что сдаешь? – заговорщицки спросил первый парень.

– Джинсы, – попытался изобразить доброжелательность на своем лице Скелет. Малой говорил Скелету, что на Западе все продавцы доброжелательные. Поскольку Малой западнее Ленинграда не бывал, было неясно, стоило ли ему верить, но на всякий случай Скелет слушался. Малой был строгий.

Второй парень заинтересовался и уточнил:

– Страус?

Скелет гордо кивнул:

– Страус.

– Сколько? – спросил парень.

Скелет еще раз покосился на Малого и выдохнул:

– Сто двадцать.

– Дай заценить, – застенчиво улыбнулся второй парень.

Скелет жестом показал: «давай за мной». Он с парнями выбрался из толпы, прошел мимо Малого, кивнул на парней. Малой взглядом показална припаркованную у тротуара «шестерку» «Жигули» цвета «дипломат». Такая вот была у них сложная товарно-денежная система.

Парни пошли следом за Скелетом к машине, но тот жестом велел им подождать на тротуаре.

Скелет открыл дверцу. Грустный мужчина, похожий на младшего научного сотрудника на пенсии, оторвался от чтения романа братьев Стругацких. Скелет шепнул ему на ухо. Мужчина наклонился, выудил из-под сиденья пакет с надписью «Marlboro» и вручил Скелету.


Скелет и парни вошли в подъезд ближайшего жилого дома.

Устроившись на подоконнике между этажами, парни рассматривали джинсы, слегка вытащив их из пакета: пакет Скелет не выпускал из рук. Парни придирчиво рассматривали «лейбак»:

– А чё говорят «страус», а тут кони? – недоумевал один из парней.

– Американцы! У них вообще все на обмане построено! – сказал Скелет: он слышал, что так говорил покупателям Малой.

Второй покупатель кивнул и сосредоточенно помял ткань:

– Слышь, говорят: если джинса реальная, семь полосок, вот рубчиков этих должно быть в одном сантиметре, – проявил он осведомленность.

Парень вопросительно глянул на Скелета.

– Где я вам сантиметр возьму? Не в канцтовары пришли, – насупился тот.

– А вот спичечный коробок, например, пять сантиметров длиной. Это все знают. Так можно семь на пять умножить и посчитать, – стал фантазировать второй.

Скелет заскучал:

– Ну чё делаем? Меряем или разговоры разговариваем? – поставил он вопрос ребром.

– Меряем-меряем, – заволновался покупатель. Он проворно расстегнул брюки, по всему видать, рожденные фабрикой «Большевичка», явив миру сатиновые трусы в игривый, но застиранный цветочек.

Скелет наконец выпустил пакет с джинсами из рук. Парень расправил джинсы для примерки. В это время внизу хлопнула входная дверь. Первый парень приложил палец к губам: мол, тихо. Снизу донесся сварливый женский голос:

– Сюда они зашли! Точно! Я видела! Никакого житья от этих фарцовщиков нет! Все подъезды загадили!

Ей ответил низкий мужской голос:

– Ничего, мы им охоту отобьем!

Скелет бросил испуганный взгляд на лестничный пролет. Мелькнуло плечо с красной повязкой на рукаве: дружинники.

Скелет растерянно обернулся к парням. А те уже на цыпочках поднимались вверх по лестнице.

Скелет бросился за ними, требуя шепотом:

– Эй, джинсы, джинсы давай!

Парень сунул ему пакет, и они побежали вверх по лестнице, Скелет – следом. Он споткнулся, отстал, но, увидев макушку дружинника, припустил по ступенькам на четвереньках.

Запыхавшись, Скелет выбрался на крышу, огляделся по сторонам – парней уже след простыл. Скелет пошел по крыше к слуховому окну следующего подъезда, на ходу пряча пакет за пазуху, бросил взгляд вниз и заметил, как мужчина с красной повязкой и женщина в домашних тапочках быстро удалялись от подъезда. Скелет облегченно вздохнул.

Малой заметил пробирающегося сквозь толпу Скелета, отвлекся от своего покупателя – нагловатого парня в кожаной кепке – и расхлябанной походочкой «подвалил» к товарищу.

– Сдал?

Скелет отрицательно помотал головой:

– Дружинники, еле ушел.

Малой удивленно поднял брови:

– Дружинники? Сейчас? Говорили, после пяти они только придут...

Малой нахмурился:

– А ну-ка дай.

Скелет достал из-за пазухи пакет. Малой раскрыл его и вынул... нет, не джинсы, а какое-то рванье.

Скелет растерянно хлопал глазами:

– Что это?

Малой посмотрел на Скелета, как классная руководительница на прогульщика:

– Кукольники, что!.. – Не удержавшись, коротышка Малой подтянулся и выдал оглобле Скелету подзатыльник. – Я тебя сколько раз учил: из рук не выпускай, глаз не своди!

– Я не сводил, не выпускал! – виновато бормотал Скелет.

Малой сунул пакет «Marlboro» в стоящую рядом мусорную урну, пробурчал сердито:

– Не сводил он! Ничего, ничего поручить нельзя!

Малой достал из кармана сложенную пополам ученическую тетрадку в зеленой обложке, ручкуи принялся что-то подсчитывать, не переставая ворчать:

– Вот убьют меня, что делать будете? Система с голоду помрет.

– Кто тебя убьет? – удивился Скелет.

– А я знаю – кто? Блин, одни убытки! – Малой закрыл тетрадку.

Скелет попытался загладить вину:

– Я видел, куда эти, типа дружинники, сплюнули! Давай догоним.

Малой презрительно фыркнул:

– Иди-иди догоняй. Раздогонялся!

Скелет чуть не плакал:

– Малой, я верну. Честное слово, верну. Декабрист говорит, на второй базе картошка россыпью по двадцатке за вагон. Шесть вагонов – и верну. Через неделю.

Малой:

– Да пошел ты со своей картошкой. Хребет еще надорвешь, а я потом апельсины в больницу носи!

Скелет, опустив плечи, шел за Малым на полшага позади.

– Почем, ты сказал, картошка? По двадцатке? – неожиданно остановился, озарившись идеей, Малой. – Пэтэушников можно чуваков пять по пятнахе нанять?.. Хотя можно и по чирику – куда им столько бабок, их в бурсе кормят!.. Ну, гдеты там плетешься? Догоняй.

И Скелет облегченно выдохнул: гроза миновала.


Саша вышла из поезда на маленькой станции и вдруг увидела, что из всех дверей электрички появлялись хиппообразные молодые люди, приветствующие друг друга двумя растопыренными пальцами. С двух сторон платформы, поглядывая на хиппи, лениво прохаживались несколько милиционеров.

Саша поспешила за длинноволосым народом, пристроилась в хвост компании. Идущий перед ней молодой человек, с очень длинными волосами, в пончо обернулся, приветливо улыбнулся Саше, показал пальцами знак «V». Саша секунду поколебалась, а потом тоже смело вскинула два пальца.

«Система» миновала металлические конструкции высоковольтных линий, полосующих небосвод, и приблизилась к приземистому зданию, покосившийся греческий портик которого выдавал его культурно-просветительское прошлое.

Возле здания суетились какие-то люди.

– Йес! Там наши! Уже начинают! – крикнул хиппи по прозвищу Декабрист.

И группа, поддавшись единому порыву, побежала. Не отставала и Саша.

Она заметила в толпе Герду, догнала ее:

– Привет!

– А, некурящая! Пришла-таки! – Герда усмехнулась и шикарным жестом сбросила пепел сигареты.

Сегодня Герда была в многослойной цыганской юбке. Медные кудри перевязаны поперек лба цветастой косынкой, связанной жгутом. На ногах – сандалии из разноцветных веревок. Саша залюбовалась и восхитилась: это же она так и по городу ходит, и все смотрят...

Спутником Герды был странный юноша с туманными глазами. Похож не то на цыгана, не то на индейца из фильмов с артистом Гойко Митичем – непонятно. Он посасывал длинный мундштук расписной, необычной формы трубки.

– Знакомься, кстати, Хуан, – небрежно бросила Герда, а Саша тут же вспомнила вчерашний рассказ Малого и некстати хихикнула.

– А что делать?.. – туманно хмыкнула Герда.

Хуан смотрел куда-то вверх и в разговоре участия не принимал.

Из двери клуба выглянул строгий дяденька с глубокими залысинами и пустым рукавом потертого пиджака, засунутым в карман, – начальник клуба. Он опасливо поглядывал на подозрительную молодежь.


На сцене клуба, за вполне традиционной трибуной, обтянутой красным кумачом, выступал лектор. За ним расположилась громоздкая музыкальная аппаратура. Лектор в очередной раз прокашлялся, вытер несвежим платком лысеющую макушку и продолжил:

– ...представители капиталистических стран поставили очень жесткие условия: СССР долженпризнать царские долги, причем немалые – восемнадцать с половиной миллиардов золотых рублей...

В зале – ожидание, гул, шепотки. Кроме хиппи здесь сидят несколько политически активных старушек. Одна из них старательно конспектирует лекцию.

– ...и вернуть иностранным владельцам их заводы, национализированные после революции. Речь шла о восстановлении капиталистических порядков в СССР. Это был ультиматизм и шантаж, иначе никакой помощи голодной России... – лектор рассказывал с чувством, как о личной драме.

По проходу осторожно пробирались Герда, Хуан, Декабрист и Саша.

– А где концерт-то? – осведомилась Саша у Герды.

– Товарищи, вы мне мешаете, сядьте на свободные места, – строго глянул на молодежь лектор.

– Извините, мы больше не будем, – по-школьному пообещала Саша.

Они нашли свободные места, расселись.

Лектор бросил взгляд на часы и продолжил:

– Но Чичерин, возглавлявший советскую делегацию, отказался разговаривать об отмене и выдвинул встречные претензии – возместить ущерб, нанесенный интервентами, который исчислялся суммой в тридцать девять миллиардов золотых рублей.

– Жалко, Малого нет. Он про золото любит, – шепотом заметила Герда.

– Таким образом дипломатическая блокада была прорвана! Ну вот, пожалуй, и все. В следующий раз, товарищи, я расскажу вам, как складывалась жизнь нашей страны в тысяча девятьсот двадцать четвертом году, когда произошли поистине трагические события. – Лектор собрал свои конспекты и удалился под жидкие аплодисменты. Хиппи оживились.

А на сцену уже выходит главный дружинник Дома культуры. Он поднял руку, призывая зал к тишине:

– Товарищи, концерт вокально-инструментального ансамбля «Счастливое приобретение» отменяется. Перед вами выступит молодежный ВИА Архитектурного института.

В зале послышался недовольный гул, свист. Хиппи заорали наперебой:

–»Приобретение» давай!.. Где «Приобретение»?

Дружинник счел своим долгом пояснить:

– Замена произошла в связи с несоответствием репертуара ансамбля «Счастливое приобретение».

– Интересно, несоответствием чему? – едко поинтересовался Декабрист.

– Итак, встречайте! «Машина времени»! Исполняются песни советских композиторов! – уничтожающе глядя на Декабриста, провозгласил Дружинник.

На сцену вышли молодые музыканты. Они пробовали гитары, настраивались. А публика свистела, топала ногами, гудела. Ошарашенная Саша оглядывалась по сторонам: такого беспорядка на официальных мероприятиях ей видеть не приходилось. Наконец музыканты вступили с первыми аккордами. Но это оказались вовсе не песни советских композиторов. Юные архитекторы запели на английском языке. Народ в зале притих, а потом стал одобрительно подпевать, раскачиваться и размахивать руками. Старушки с первого ряда ретировались. Соседи слева и справа от Саши взяли ее за руки, и вот она вместе со всеми стала раскачивать руками в такт музыке. Музыканты на сцене разошлись, затрясли головами, гитарист даже подпрыгнул разок. Саша глянула на Герду. Таодобрительно подмигнула.

А тем временем завклубом ворвался в каптерку к главному дружиннику:

– Елки зеленые, у тебя что там, на сцене, происходит?!

– Так... это... концерт, – растерялся дружинник.

– Я тебе сейчас такой концерт устрою – будешь медведям на поселении песни петь!

Дружинник и завклубом помчались за кулисы.

– Ты какого хрена этих агентов вражеских на сцену выпустил?!

– Так у них бумага была, я проверял. Репертуар залитованый. С печатью бумага.

– Ага, только поют они не с бумаги, а с вражеских голосов! Устроил из клуба притон, понимаешь!

– Сейчас все исправим! – поклялся дружинник, бросился к электрощиту и решительным жестом вырубил главный рубильник.

Свет на сцене погас, гитары смолкли. Хиппи ахнули.

И тут двери распахнулись – в зал ворвались дружинники и милиционеры.

– Атас! Менты! Ноги! – наперебой заорали хиппи, вскакивая с мест.

Саша ошалело оглядывалась по сторонам.

– Линяй, некурящая! – крикнула Герда и, ловко подобрав цыганскую юбку, взобралась на подоконник, чтобы прыгать вниз.

Саша в испуге заметалась по залу, но тут Герда крикнула:

– Некурящая, давай сюда! – и протянула руку.

С Гердиной помощью Саша вскарабкалась на подоконник. Герда уже прыгнула. Саша глянула вниз – прыгать было страшно: буйные заросли скрывали неизвестно что. Вдруг там камни? Или овраг? А крапива – так уж наверняка! Но на спасительный подоконник уже запрыгнули еще двое хиппи, Сашу торопили:

– Ну, давай! Менты идут!

Саша зажмурилась и прыгнула.

Ничего. Только коленку немного ссадила. И Саша вдруг почувствовала себя первоклашкой, лазающей по деревьям. Вот так же когда-то сорвалась с высокой ветки, куда полезла на спор с мальчишками. И вот такое же ощущение: терпко-сладкий запах травы и саднящая коленка. И радость: сделала!

Милиция и дружинники поджидали незадачливых меломанов у главного входа в клуб: наготове милицейский мотоцикл с коляской. Плюгавый участковый грозно командует в мегафон:

– Всем выходить по одному через главный вход!

Не тут-то было. Наученные горьким опытом хиппи выбираются откуда угодно, только не через главный вход.

Второй милиционер смачно хрустит огурцом и вместе с начальником клуба неприязненно наблюдает, как хиппи выбираются из всех возможных окон и дверей клуба, бросаются врассыпную.

– Как тараканы, ей-богу! – сплюнул милиционер.

– Контра, одним словом!.. Волосатая! – сердито прищурился начальник.

Саша бежала по полю рядом с Гердой и Хуаном.

– Слушай, Хуан, у тебя нет ощущения, что Малой всех надул? – озабоченно спросила на бегу Герда.

Хуан вынул трубку изо рта и, тщательно подбирая слова, подтвердил с сильным акцентом:

– У меня нет такого ощущения – у меня есть такая уверенность.


А потом вся хипповская тусовка, убежав на безопасное расстояние, с кайфом расположилась на живописной поляне. Милицейская облава – не повод терять прекрасный день. Сколько их было в жизни каждого из «детей цветов», сколько еще будет. А вот солнышко светит, папиросы в кармане, друзья рядом – вот и все хорошо.

Часть народа собралась у одинокого чахлого деревца, обвязали его голые колючие ветки нашедшимися у каждого цветными ремешками, лентами и, провозгласив деревце Богом любви, взявшись за руки, принялись водить вокруг него хоровод.

Жило-было себе дерево, почему-то подумалось Саше, никого рядом с ним не выросло – остальные оказались умнее, проворнее и поселились в более благоприятных местах. Все ветра, все засухи – всё ему одному доставалось. А главное – ни для чего это дерево оказалось непригодным. И непонятно, зачем мучалось. Ни друзей, ни радостей, ни благодарности за урожай не виделодерево. Так и засохло в грусти и безнадеге. И, если бы не запели сегодня эти смешные лохматые пареньки-музыканты вопреки правиламна английском языке, так бы и осталось дерево бесполезной корягой. А теперь стало оно не кем-нибудь, а настоящим Богом любви. Ни одному его собрату из сада или заповедника такое и не снилось. Странно как в жизни бывает...

– Счастье спряталось на кончике несчастья, – вдруг сказал Хуан.

Герда снисходительно улыбнулась, забрала у него трубку, затянулась.

Саша прилегла на траве рядом с Гердой и Хуаном. Она с любопытством разглядывала мальчиков и девочек в ярких одеждах. Правда, было ощущение, что эта веселая команда ограбила костюмерный склад провинциального театра: вещи казались ненастоящими, надетыми для спектакля под названием «Несуществующий праздник несуществующей жизни». Зато некоторые вещи, наоборот, сбивали с толку своей смутной узнаваемостью – были состряпаны из привычных глазу вещей: индийских синюшных брюк – симуляторов джинсов, из купленных в «Детском мире» цветастых сорочек. Какая-то девочка смастерила платье из фланелевых пеленок и оттого казалась беззащитной и нежной.

Саша никого не знала здесь, кроме Герды и Хуана, если, конечно, считать, что она знала Герду и Хуана... И Саше почему-то стало грустно.

– А где же Солнце? – тоскливо спросила она Герду.

Герда хитро улыбнулась и ткнула пальцем в раскаленный шар на небосводе:

– Да вон оно, солнце!

Саша насупилась.

– Не обижайся. – Герда передала трубку Хуану, блаженно прищурилась. – Солнце – он такой. Никогда не знаешь, где его встретишь. Никогда не знаешь, когда он уйдет.

«Дети цветов» принялись украшать себя венками, гирляндами из полевых цветов.

Герда нарвала пучок ромашек, растущих на поляне, и тоже стала плести венок.

– Говорят, у Солнца где-то на море дом есть, – не глядя на Сашу, сказала она. – «Дом восходящего солнца», врубаешься? Только никто не знает где. – Герда помолчала, любуясь сплетенными ромашками. – Я думаю: Солнце – посланец с другой планеты, и у него там, в доме, межгалактическая станция.

Хуан, лежащий рядом и попыхивающий папироской, констатировал:

– Это, сестра, у тебя... как сказать... глюки, – и глаза его снова блаженно затуманились.

– Да ну тебя! – беззлобно махнула рукой Герда.

Она водрузила венок на голову Саши.

– А ты у нас тоже как солнышко. Правда, Хуан? – Герда потрепала Хуана по волосам, возвращая к действительности

– Нет, – изрек Хуан, пристально глядя на Сашу, так пристально, что она даже поежилась, и выдал вердикт: – Она как... как принцесса.

И в знак признания Хуан передал Саше трубку.

– Нет-нет, я не курю! – испугалась Саша.

– Зря, – улыбнулся Хуан.

Трубку взяла Герда, затянулась, легла рядом с Хуаном на траву.

Саша прислушалась к разговорам вокруг.

Длинноволосый хиппи в пончо читал стихи, которые, впрочем, никто не слушал, болтая каждый о чем-то своем:

Забросив скушные дела,

Срывая голос в пьяном хрипе,

О революции и хиппи

Мы говорили до утра.

Пусть топором дамоклов меч

Висел в дыму джинсово-синем,

Где потонула чья-то речь

В поддержку нового Мессии,

Приятно было сознавать,

Что ты силен в борьбе с собою,

На разрисованных обоях

Свободу слова утверждать.

И, переполненный стакан

Плеснув в мещанскую лагуну,

Глядеть, как бродит таракан

По стенам, названным «коммуна».

Рядом рассуждали о смысле жизни Декабрист, длинные волосы которого были заплетены в множество косичек, и пухлогубый мальчик в очках.

– Если не нашел цель в жизни, сделай жизнь самоцелью, – провозгласил Декабрист.

– Ништяк! – только и смог вымолвить мальчик.

Чуть поодаль милые близняшки-хиппушки тараторили с подружкой в пеленочном платье о вещах более прозаических:

– А Кошку менты остановили, хотели ксивник отобрать – она сама его расписала, там мандала, то, сё. Жалко, ясное дело, так она им: вы чё, это – подарок угнетенных южно-африканских коммунистов!

– И чё – отпустили?

– Отпустили, куда делись!

– А я с одной герлой офигенный ченч сделала. Я ей – шузы, которые мне фазер презентовал. А она мне, прикиньте, свой галстук из джинсы. Риал Ю-Эс-Эй.

В разговор вмешивается Декабрист:

– Только джинсы и заплаты стать помогут демократом!

Девчонки захихикали, затянулись по очереди папироской.

Саша совсем заскучала, стала накручивать прядь волос на палец и соображать, будет ли вежливо уйти прямо сейчас от новых знакомых и как самой найти железнодорожную станцию.

И вдруг абсолютно ниоткуда (ну, если не иметь воображения, то из-за ближайшего пригорка) наполяне возникла фигура Солнца. Настоящее, закатное солнце оказалось прямо у него над головой, образуя багровый нимб.

– Вот это да!.. – пробормотала Саша.

Но, видимо, не только на Сашу произвело впечатление явление Солнца.

Хуан тряхнул головой и аккуратно загасил трубку.

– Действительно, – сказала Герда.

А другие хиппи отвлеклись от дерева в лентах и бросились к Солнцу, окружили его дурашливым хороводом.

Солнце улыбался, трепал по волосам одну барышню, другую. Вместе они подошли ко всей компании, расположившейся на траве. Хиппи вскочили, радостно приветствуя Солнце. Он заметил Сашу, которая постеснялась подойти ближе, и улыбнулся ей особо. И все поняли, что особо. Это Саша прочла в глазах Герды. Та фыркнула и отвернулась.

Солнце вынул из домотканой сумки, висящей через плечо, пачку рублей, помахал.

– Малой просил извиниться, – мягко улыбаясь, сообщил Солнце, – на самом деле барабанщику «Приобретения» менты руку сломали, поэтому он прислал этих ребят новых, архитекторов. Но раз концерт сорвали, то деньги он всем возвращает.

– Вот, а ты говоришь! – вдруг назидательно сказала Герда Хуану.

– Я?! Да никогда! – заверил Герду Хуан.

Солнце пустил пачку денег по кругу. Каждый забирал свой рубль и передавал дальше.

Декабрист протянул Солнцу папиросу:

– Посидишь с нами?

Солнце качнул головой, папиросу не взял:

– Не могу.

Декабрист пожал плечами, затянулся.

Солнце махнул системе на прощание и пошел по тропинке среди высокой полевой травы.

– Солнце зашло за тучи, – мрачно констатировала Герда.

Саше тоже вручили рубль. Она повертела его в руках, а потом спохватилась и, не говоря никому ни слова, прямо в венке, побежала за Солнцем.

Трава была выше пояса, Саша раздвигала ееруками – будто в море плыла и все не могла поспеть за широкими шагами Солнца, который шел по земле, как по воздуху. Он, конечно, слышал ее шаги, понимала Саша, но не останавливался, не ждал.

Наконец Саша догнала Солнце. Трава стала ниже, тропинка шире. Саша пристроилась рядом, приноравливаясь к шагам Солнца. Шли молча. Наверное, Саша должна была бы почувствовать неловкость, бояться, что кажется смешной, глупой и назойливой, но почему-то ей было просто хорошо. Вот так бы шла и шла...

– Ну и что ты здесь делаешь? – вдруг буднично спросил Солнце.

– Я?.. – растерялась Саша. – Хиппую...

Солнце усмехнулся, замедлил шаг:

– И давно?

– Уже... почти целый день, – доложила Саша.

– А по-настоящему никто не умеет, – заявил Солнце.

– А ты? – помолчав, спросила Саша.

– Это моя работа, – заговорщицки понизил голос Солнце.

– Как это? – не поняла Саша

Солнце показал ей на высоковольтные провода:

– В детстве я думал, что это – линия для передачи мыслей на расстоянии. Мне казалось, что я слышу чьи-то голоса. Допустим, кто-то в Париже думает про кого-то, кто сейчас в Москве. И этот, в Москве, чувствует и думает про того, кто в Париже, а я слышу их здесь, в поле. Это было очень важно для меня... А потом я узнал, что это – просто электрические провода.

– И что? – снова не поняла Саша.

– И это перестало быть для меня важным.

– Почему?

– Все стало слишком предсказуемым. А жаль, – грустно улыбнулся Солнце.

Саше показалось, что она поняла, хотя объяснить не смогла бы, и просто снова попыталась приноровиться к шагам Солнца, придерживая съезжающий с макушки венок.

Было такое время суток, когда на небе мирно соседствовали солнце и луна.


А потом мчались в пустой электричке мимо мелькающих сизых лесов.

Саша робко поглядывала на Солнце, но, однажды встретив его взгляд, смутилась, опустилаглаза, сняла венок, повертела в руках и, не придумав, куда деть, повесила на угол спинки скамьи.

За окном показались первые городские дома, чуть позже – перрон вокзала. Уже зажгли желтые фонари.

На углу скамейки остался висеть Сашин венок.


Саша и Солнце дошли до перекрестка.

– Есть хочешь? – неожиданно спросил Солнце.

Саша кивнула.

В кафе «Арагви», в сопровождении вислозадого официанта неопределенного возраста, проследовали за столик, стоящий на импровизированном балкончике.

Основной зал внизу оккупировала для веселья многолюдная грузинская свадьба. Для них играл ансамбль лощеных ресторанных лабухов.

Не успели Саша и Солнце расположиться за столиком, как на лестнице, ведущей к балкончику, показались Малой и Скелет. Они озабоченно огляделись, а увидев Солнце, радостно направились к нему.

– Торжествуем? – азартно потер руки Малой.

Не дожидаясь ответа, он уселся за столик, широким жестом приглашая присесть и Скелета.

– Ну, Скелет, у тебя и нюх на жратву, – с плотоядной улыбкой заявил Малой и повернулся к Солнцу. – Прикинь, говорит: давай зайдем! Яему: у нас мани – йок! А он: так и чё – не жрать теперь! Может, добрых людей встретим!

– Чё ты гонишь – это ж ты сказал, – тихо возмутился Скелет.

– Вот какой ты педантичный! – укоризненно покачал головой Малой. – Как моя бабушка прямо! – И как ни в чем не бывало углубился в чтение меню.

Саша и Солнце переглянулись, улыбаясь.

Подошел официант, вопросительно глянул на компанию, нервно постучал карандашиком по блокноту:

– Ну, что, будем заказывать или читать? Здесь не библиотека, между прочим.

– Олл райт! – легко согласился Малой и принялся бодро заказывать: – Значит, так: четыре «по-киевски», четыре пива...

– Я не пью! – быстро сообщила Саша.

– Ну и не пей. Я выпью... Четыре пива, значит... – продолжил Малой.

– Мне «Боржоми», – добавил Солнце.

– Да. Четыре «Боржоми»... – по-хозяйски подтвердил Малой.

– А заплатите? – усомнился официант.

– Обижаешь, начальник! – вскинул оскорбленный взгляд Малой. – Мы стипуху обмываем!

Саша удивленно глянула на Малого, но промолчала.

И вот компания уже чревоугодничала. Солнце ел не спеша. Скелет пытался справиться с котлетой вилкой и ножом, потом, оставив тщетные усилия, взял ее за перевязанную салфеточной розочкой косточку и начал аккуратно обкусывать, не забыв при этом извиниться перед Сашей.

А Саша во все глаза смотрела, как Малой, несмотря на хлипкое телосложение, с ужасающей быстротой поглощал свою котлету, выпивал вторую бутылку пива и поглядывал на третью, нетронутую, бутылку – Солнца.

Переведя дух, Малой выпалил:

– Короче, я понял: рок-группы – это тема!

– В каком смысле? – озадачилась Саша неожиданным заявлением.

– В смысле хлеба с маслом! – пояснил Малой.

– Бутерброд обычно падает маслом вниз, – заметил Солнце.

– Так вовремя ловить надо! – уверенно заявил Малой, повернулся к Скелету. – Ты же в музыкалке учился?

– Три года на скрипке, – проглотив последний кусочек котлеты, кивнул Скелет.

– А на гитаре? – испытующе прищурился Малой.

– Да фиг знает. Надо попробовать. – Скелет разомлел от еды и был согласен на все.

– Попробовать!.. – проворчал Малой. – ...Микроскопом гвозди забивать! Как это я сразу не сообразил?.. – Малой изучающе смотрел на Скелета, как портной смотрит на отрез ткани. – Я тебя в ансамбль устрою, будешь лабать!

– Чего буду? Лабать? – поперхнулся «Боржоми» Скелет.

Но Малой уже воодушевился, и его мозговые извилины снова принялись плясать акробатический рок-н-ролл:

– А что?! Знаешь, сколько музыканты маней рубят? Нехило, скажу я тебе! Тебе кайф, системе польза!

Заметив, что Саша не ест, а, раскрыв рот, слушает его, Малой вопросительно скосил глаза в ее тарелку и деловито осведомился:

– Ты чего? Больше не будешь, что ли?

И не успела Саша ответить, как Малой проворно придвинул ее тарелку к себе. Солнце засмеялся, а Скелет толкнул Малого локтем:

– Ты это... Совесть имей.

– А чё? Она сытая, – отрубил Малой.

Скелет вздохнул и тихо попросил:

– Ну, тогда делись...

И, пока Малой еще не возразил, Скелет отгреб себе половину Сашиной порции.

– И куда в тебя столько лезет! – сокрушенно покачал головой Малой.

Две Сашины половинки котлеты с гарниром исчезли в мгновение ока.

– Ну, благодарствуйте, оченно было сытно! – стал суетливо раскланиваться Малой. – Мы пойдем. У нас еще дел невпроворот. – Малой тараторил на ходу, как Вини-Пух у Пятачка, выдергивая салфетку из-за ворота аккуратного Скелета и таща его к выходу.

Саша даже не успела «до свидания» сказать, а деловая парочка уже исчезла.

Сбежав по лестнице в основной зал, Малой и Скелет прошли мимо лабухов. Те наслаждались заслуженным отдыхом – у свадьбы был перерыв на тосты. Пока гости говорили, музыканты выпивали и закусывали прямо на рабочем месте.

Малой остановился возле них, оценивающе пригляделся к электрогитаре.

– Реальный «Стратокастер»? – строго спросил Малой.

– А тебе чего? – неприязненно покосился на него гитарист, тщательно прожевывая шашлык.

– Слушай, ты же только вечером работаешь? – Малой провел пальцем по блестящей деке.

– Да что ты привязался?! – Гитарист промокнул губы салфеткой, подтянул рукава «рабочего» пиджака из сверкучей, колом стоящей ткани. Его коллеги – клавишник и ударник вопросительно покосились: «Помощь не нужна?»

А Малой официально протянул руку для пожатия:

– Павел Кочетков. Будем знакомы. А днем, значит, он тебе не нужен?

Скелет недоуменно смотрел на товарища, даже подергал того за рукав, но Малой не сводил преданного взгляда с гитариста.


Солнце ласково рассматривал Сашу, пытающуюся с балкончика увидеть, куда направились Малой со Скелетом.

– Ну, что, наелась? – усмехнувшись, поинтересовался Солнце.

Саша расплылась в счастливой улыбке:

– Какие у тебя приятные друзья!

Солнце насмешливо склонил голову:

– А я?

Саша смутилась, выдавила как бы через силу:

– И ты...

– То есть, ты вот так сразу можешь определить, кто приятный, а кто – нет? – иронично спросил Солнце.

– Ну... а что же в этом сложного? – растерялась Саша.

– Тогда ты можешь оказать мне одну услугу? – попросил Солнце.

– Конечно, – с готовностью кивнула Саша.

– Выйди сейчас на улицу, и жди меня в арке у газетного киоска через дорогу.

– А зачем? – удивилась Саша.

– Затем, что я попросил, – отрезал Солнце.

– Ну... ну ладно. – Саша пожала плечами и послушно направилась к выходу.

Она вышла на улицу. Уже совсем стемнело, стало прохладно. Саша поежилась. Все-таки это очень странно... Но интересно. Саша тихонько засмеялась, вспомнив Малого и Скелета, и направилась было, как и сказал Солнце, через дорогу, к киоску. Но, глянув в ресторанное окно, передумала, осталась смотреть на Солнце.

Как только Саша ушла, у столика Солнца возник официант.

– Расплачиваться сейчас будем? – с деланной невозмутимостью спросил он.

– Попозже, – с ленцой пообещал Солнце.

Молодая парочка – девушка в рискованном мини, с залакированным начесом и вихрастый паренек, изо всех сил пытающийся выглядеть бывалым гулякой, озадаченно оглядываются, не видя свободных столиков.

– ...Я еще друзей жду, – поясняет Солнце беспокойному официанту и машет парочке рукой. – А вот и они! Принеси еще бутылочку «Крымского».

– А та девушка? – все еще сомневается официант.

– Я ее больше не люблю, – легко «признался» Солнце.

– Понятно, – вздохнул официант, собирая грязные тарелки.

Парочка нерешительно переглянулась, но, коротко посовещавшись, все же направилась к Солнцу.

Официант с грязной посудой удалился, а парочка с благодарной улыбкой подошла к столику.

– У вас свободно? – жеманно спросила девушка в мини.

Солнце приласкал девушку взглядом, кивнул.

Молодые люди несмело присели.

– Вэлкам, – изобразил широкий жест Солнце.

Солнце изучающе глядел на парня и девушку. Те натянуто улыбались.

– Ар ю стьюдентс? – спросил Солнце.

Парочка недоуменно переглянулась.

– Иностранец! – шепнул парень своей спутнице.

Он сделал попытку вскочить, но подруга, заглядевшись на Солнце, удержала. Сильно артикулируя, она громко спросила:

– А вы и-но-стра-нец?

Солнце ласково улыбался ей. Парень нервно прошептал барышне:

– Не понимает. Может, он вообще хиппи какой-нибудь? – И на всякий случай громко спросил Солнце: – Вы хиппи?

Солнце усмехнулся:

– Но. Ай эм нат хиппи. Ай эм э вэри фэймоус поэт. Поэт, андэстэнд?

Солнце придвинул ребятам оставшиеся бутылки пива и воды:

– Плиз, май фрэндс стьюдентс!

«Студент» расслабился, налил пиво в стакан.

– А! Так он поэт! Это хорошо, – значительно сказал спутнице «студент».

Тогда Солнце уточнил:

– Ай эм э рок поэт. Рок мьюзик, ю ноу?

Глаза «студентки» загорелись. Она нежно застонала:

– Рок поэт! Рок музыка! Ты слышал? Это круто!

– А как вас зовут? Это... Как это будет... Вот из ёр нэйм? – изобразил радушие и «дружбу между народами» «студент».

Солнце сообщил небрежным тоном:

– Май нэйм из Боб. Боб Дилан.

– Боб Дилан! – простонала «студентка» спутнику. – Слыхал?

– Нет, – тихо признался тот.

– Я тоже, – кивнула «студентка», но продолжила поедать Солнце глазами. – Ни-че-го себе!

«Студент» с воодушевлением поднял стакан:

– Ну, за мир во всем мире!

Солнце старательно, как бы с трудом выговорил:

– На здо-ро-вья!

Девушка истекла влюбленным взглядом:

– Какое неожиданно приятное знакомство!

Солнце, улыбаясь девушке, поднялся:

– Ван момент! Сюрпрайз фор ю. Окей?

– Окей! Окей! – закивала «студентка».

Когда Солнце отошел, «студентка» принялась суетливо прихорашиваться, а «студент» заинтригованно смотрел вслед Солнцу.

Почистив перышки, «студентка» вспомнила про спутника и, обернувшись к нему, протянула в истоме:

– Я балдею!

Солнце сбежал вниз по лестнице в общий зал.

Здесь жених и невеста в национальных костюмах танцевали традиционный грузинский танец. Невеста застенчиво хлопала ресницами, жених бравым гусем вышагивал вокруг нее, постепенно переходя на неистово-страстные па.

Гости, собравшиеся вокруг, подпевали, прихлопывали молодоженам.

За столом сидел седой грузинский дедушка, увешанный орденами.

Солнце подошел к нему.

– Поздравляю!

– Спасибо, дорогой, садись с нами, выпей, гостем будешь! – радушно пригласил дедушка. Он взял рог и глиняный кувшин с вином.

Солнце мягко остановил того:

– Подождите, пожалуйста, я вернусь через минуту, – пообещал он.

Официант показался из кухни с бутылкой вина на круглом подносе и сразу заметил исчезновение Солнца. Ловко балансируя с подносом, он бросился к столику:

– Где он?

– Иностранец? Сейчас придет. – доложил «студент».

– Какой иностранец?! – напрягся официант.

– Который с нами был! Известный зарубежный поэт! – с вызовом сказала «студентка».

– Чего-о?! Какой еще поэт зарубежный?! – опешил официант.

– Ну, как какой? – «Студентка» обернулась к вихрастому спутнику. – Как, он сказал, его?.. Боб...

– Боб Дилан, – сообщил «студент». – Знаете такого?

– Тьфу ты ё...! – в сердцах ругнулся официант. – Ушел все-таки! Вот чуяло же мое сердце!

И официант, не оставляя своего подноса, бросился по лестнице вниз.

– А чего теперь будет? – растерялась «студентка».

– Платить заставят, вот чего! – зло посмотрел на спутницу «студент». – Набалделась, дура?!

– А что я? А я-то чего? – принялась оправдываться «студентка», сразу превратившись в того, кем она и была – доверчивую глуповатую лимитчицу. – Не будем мы платить, ты только не ругайся! – И, для верности перегнувшись через перила, лимитчица крикнула официанту: – Имей в виду: мы за всяких волосатиков платить не собираемся! Развели тут! Простым трудящимся ни попить, ни поесть!

Официант, профессионально лавируя с подносом на вытянутой руке, пробирался между танцующими грузинами.

Кто-то пытался поцеловать его на ходу, кто-то обнимал, заставляя двигаться в танце.

– Да пустите! Мне нужно... У меня столик ушел... – отбивался от кавказского радушия официант.

Но тут, прямо под ногами у официанта, жених от избытка чувств пошел вприсядку. Не ожидавший этого официант отпрянул, и бутылка «Крымского», соскользнув с накренившегося подноса, упала на пол, разбившись вдребезги.

– Ну, все! – вконец разъярился официант.

И тут же перед ним возник дед с наполненным вином рогом:

– Э, дорогой, выпей, не сердись – посуда на счастье бьется!

Официант схватил рог и принялся жадно пить, не обращая внимания на капли, текущие на крахмальную рубашку и форменный пиджак.


У входа дорогу Солнцу преградил дюжий швейцар.

– Кузьмич, с четвертного сдача есть? – деловито поинтересовался Солнце.

Кузьмич растерянно наморщился, припоминая:

– Нет. Не насобирал еще... – и автоматически распахнул перед Солнцем дверь.

– А ты говоришь... – назидательно бросил ему Солнце и исчез в темноте улицы.

К швейцару подбежал официант:

– Кузьмич, свисти!

Швейцар непонимающе застыл. Тогда официант сам выхватил у того из кармана милицейский свисток.

Выйдя из кафе, Солнце резко ускорил шаг. Из-за угла вынырнула Саша.

– Ты почему здесь? Я где сказал ждать? – рассердился Солнце.

– Но ты их оставил и не заплатил! – возмущенно воскликнула Саша.

– Каяться недосуг, бежим, – усмехнулся Солнце.

И они помчались по улице. За их спинами раздавалась заливистая трель.

Забежали в арку. Саша перевела дух, выглянула: не видно ли погони? Нет. Преследователи отстали. Обернулась – сообщить об этом Солнцу и увидела, что он, морщась, припал к стене, прижал руку к груди.

– Ты чего? – удивилась Саша, – Что случилось?!

Но Солнце уже улыбался. Он вытащил из нагрудного кармана граненый бокал.

– Это тебе. На память.

– Ты и стакан утащил?! – округлила глаза Саша

– Не утащил, а взял, чтобы подарить тебе.

– Краденый?!

– Это имеет значение?

– Но так нечестно! Это предательство! – негодование просто распирало Сашу. – Ты обманул людей!

Неожиданно с лица Солнца сбежала улыбка, он холодно приподнял бровь:

– А что такое предательство? Где грань допустимого? Я преподал им урок, дал пищу для размышлений, новый жизненный опыт. Неужели это не стоит паршивого ужина? – Солнце казался натянутым как струна и буравил Сашу твердым, холодным взглядом. Но, против ожидания, она не испугалась.

– Почему ты решил, что имеешь право учить?! – заорала Саша и стукнула Солнце кулачком.

Солнце расслабился, с интересом посмотрел на Сашу и невозмутимо улыбнулся:

– Ну, да, в общем можно и так.

Он швырнул бокал в кусты и пошел вперед.

Саша помедлила секунду, а потом снова поспешила догонять Солнце, приноравливаться к его шагу. Немного прошли молча, пока Саша, не выдержав напряженной тишины, примирительно не сказала:

– ...вообще-то было интересно... Только страшно немного...

А Солнце шепотом ответил:

– Мне тоже.

Саша облегченно рассмеялась.

Мимо, искря проводами, медленно проехал ночной технический трамвай.

– А я послезавтра в Болгарию уезжаю... – буднично сообщила Саша.

– У-у, послезавтра! Это еще через целую жизнь! – заметил Солнце и вдруг запрыгнул на подножку трамвая:

– Ты заходи как-нибудь. Марксистская, пять.

Саша оторопело остановилась, глядя вслед Солнцу, уезжающему на платформе.

– Как-нибудь обязательно... – пробормотала Саша.

День оборвался, как перезрелый плод, и шмякнулся о землю. Обидно.


Саша вернулась домой. Вообще-то она любила бывать дома одна – можно валять дурака, танцевать перед зеркалом, есть лежа на диване, да мало ли что еще. Но сейчас было грустно. Новая жизнь, такая необычная и многообещающая, разогналась, как поезд под горку, и остановилась на полном ходу. Тряхнуло неприятно. Саша достала из кухонного «пенала» банку со сгущенкой, проковыряла в крышке ножом две дырочки. Сладкая струйка полилась на язык. Ну, вот вроде и полегче стало.

Не переодеваясь, Саша забралась с ногами в кресло, раскрыла свой дневник. На последней страничке красовалось зарисованное красным карандашом сердце и солнце. Саша нахмурилась и стала аккуратно выдирать страницу.

Вдруг раздался звонок.

Саша растерянно вскочила и тут же просияла. Она заметалась по комнате, запихивая сгущенку в ящик «стенки», а дневник – под кресло. Уже на пути к двери Саша притормозила у зеркала, пригладила волосы, послала сама себе воздушный поцелуй и, с выражением радостного ожидания, распахнула ее.

На пороге стоял усатый дяденька в брезентовом плаще, резиновых сапогах, с удочками. Саша сникла:

– А-а-а... Дядя Родион... А родители на дачу уехали. Будут поздно, сказали.

– А что ж рыбалка? – расстроился дядя Родион. – Владька ж сказал: с ночевкой ехать – на зорьке чтобы посидеть.

Саша не удержалась от ехидной гримаски и с притворным сочувствием сообщила:

– Мама сказала, что у папы печень.

Дядя Родион задумчиво потоптался на пороге, изрек глубокомысленно:

– ...И все-таки Антонина Анатольевна очень привлекательная женщина, – и, по-военному развернувшись, пошел к лестнице.

Саша вздохнула, вернулась в комнату, достала сгущенку, дневник, задумчиво погрызла кончик ручки... картинки сегодняшнего дня вертелись в голове, как калейдоскоп. Вдруг Саша решительно встала. Нет, невозможно так! После всего, что было сегодня, – просто сидеть дома? Невыносимо!

Хлопнула дверь.


Саша вышла из троллейбуса, поглядела таблички с номерами домов. Но на Марксистской улице пятого дома не наблюдалось.

Спросить тоже было не у кого. Из прохожих – только молодой человек с жиденьким букетом гвоздик исступленно орал в телефонной будке:

– Катю! Катю позовите!

Саша покосилась на молодого человека, прошла дальше, но он выскочил из будки и окликнул Сашу:

– Девушка, простите, вы не Катя?

– Нет, я Саша, – улыбнулась Саша.

– А где же Катя? – сокрушенно посмотрел на часы молодой человек.

Саша пожала плечами. Молодой человек с букетом разочарованно отошел к фонарному столбу и замер там, как часовой.

– Извините, а вы не знаете, где здесь Марксистская, дом пять? – вслед ему крикнула Саша.

Молодой человек грустно покачал головой:

– Я вообще не местный. Командировочный я.

Но неожиданно за Сашиной спиной раздался голос, до боли знакомый всем гражданам Советского Союза:

– А вот это, девушка, Марксистская, пять, и есть.

Саша обернулась и оторопела: мимо нее шествовала пожилая пара – мужчина с очень густыми бровями и его спутница. На метр позади неслышно сопровождали генсека с супругой двое крепких молодцев в строгих костюмах и медленно катился правительственный «ЗИМ».

Брежнев ткнул пальцем в маленькую церковку без креста на куполе:

– Здесь библиотека атеизма, девушка.

Саша, заикаясь, поблагодарила, а процессия двинулась дальше.

– Табличку надо бы побольше сделать, – заметил жене Генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза.

Саша застыла с открытым ртом, глядя удаляющейся паре вслед, а до нее все доносился характерный говор:

– Правильно Арвид Янович говорит: очень полезно гулять перед сном.

В недоумении взошла Саша на церковное крыльцо и нерешительно постучала. А дверь открылась сама собой. Саша несмело ступила в притвор.

В полутемной церкви играла музыка, а все стены ее были заставлены стеллажами с книгами. Саша остановилась в нерешительности и вдруг услышала голос Солнца:

– Честно говоря, я думал, ты не придешь.

Саша оглянулась: Солнце стоял на высокой стремянке у верхних полок стеллажей.

– Я тоже думала, что не приду... А там возле церкви знаешь, кто гуляет?!

– Иисус Христос? – предположил Солнце.

Саша сообщила громким шепотом:

– Леонид Ильич Брежнев.

– Жизнь полна противоречий, – Солнце усмехнулся и спустился со стремянки.

– Странная библиотека, – заметила Саша.

– Хорошо, что не овощной склад, – пожал плечами Солнце.

– А ты здесь работаешь? – поинтересовалась Саша.

– Я здесь друга подменяю, – ответил Солнце.

Саша кивнула, прошла вдоль рядов книг. Она заметила, что в углу из-за стеллажа выглядывает рука какого-то святого с фрески. Саша прикоснулась к ней пальцами, и вдруг ей показалось, что рука на фреске – теплая. Саша испугалась и отдернула пальцы.

– А я никогда не была в церкви, – призналась она. – Не понимаю, как это люди раньше верили в Бога?

– Люди всегда верят в Бога. И неважно, как они это называют.

– Ну и верили бы. – Саша подняла глаза к куполу, он оказался замазан грязноватой краской. – Зачем куда-то ходить, молиться? Молиться – это значит просить. А просить, по-моему, унизительно.

– Просто в храме ты можешь общаться сама с собой. И никто тебе не помешает.

Саша провела пальцем по книжным корешкам. Она не решалась смотреть на Солнце, хотя ей очень хотелось этого. А Солнце, она чувствовала, смотрел на нее. И это было приятно. Но почему-то было боязно замолчать – казалось, что-то разрушится или что-то произойдет... И Саша продолжила упрямо спорить:

– А вот у нас соседка есть. Она каждое воскресенье ходит в церковь, хотя у ее мужа из-за этого неприятности на работе. Ну и что? Она же все время ругается, скандалит и детей своих бьет.

– Зато она приходит в церковь и на какие-то полчаса становится другим человеком. Не женой, не соседкой, не мамашей, а самой собой. Разве плохо?

Саша больше не выдержала и посмотрела на Солнце. И так ей стало хорошо, что она вдруг улыбнулась:

– Я подумаю об этом... Интересно, а как тут все было раньше?

– Хочешь посмотреть? – Солнце подошел к одному из стеллажей и стал снимать книги с полок. – Помогай, – обернулся он к Саше.

Вдвоем они стали быстро освобождать стеллаж за стеллажом. В глубине, за перекрещением полок, им начали открываться лики святых.

Солнце зажег большой фонарь, и Саша застыла в изумлении.

Мощные в своем смирении, взирали на нее с фресок фигуры апостолов, как бы заключенные в клетку из решета пустых полок.

Сперва они напугали Сашу. Кажется, смотрели строго и вопрошали: а что она, Саша, такое? Зачем пожаловала и чего ждать от нее? И Саша мысленно попросила: «Не сердитесь, что я пришла к вам и потревожила», и, кажется, они подобрели. Саше даже показалось, что один, самый маленький, в углу, улыбнулся ей. Ну и правда – не станет же улыбаться маленькой глупой девчонке, комсомолке к тому же, самый главный святой. А маленький – станет. И Саша улыбнулась маленькому в ответ, а потом с восхищенной благодарностью глянула на Солнце:

– И что, про них никто не знает?!

– Только ты и я, – заверил Солнце.

– А можно я еще буду сюда приходить? – попросила Саша.

– Это будет уже не то. – Солнце выключил фонарь.

– Почему? – удивилась Саша.

– Потому что это уже не будет в первый раз.

И Саша поняла, и поверила, и стала глядеть на своих первых апостолов, чтобы наглядеться в первый раз. Вдруг рука ее дернулась к шее. Солнце легонько подул, развевая Сашины легкие прядки. Саша улыбнулась.

– Пойдем в гости? – предложил Солнце.

– А библиотека? – забеспокоилась Саша. – Ее же охранять надо.

Солнце кивнул на фрески:

– Есть кому.

Но еще нужно было сложить обратно книги.

Когда последняя стопка книг готова была снова окончательно закрыть святые лики, Саша не удержалась и, стоя на стремянке, дотянулась и погладила своего, маленького, апостола по щеке.


Солнце позвонил условленным сигналом в обитую рваным дерматином дверь.

– А кто здесь живет? – спросила Саша.

– Кореец, – ответил Солнце

– Настоящий кореец? – удивилась Саша.

Солнце кивнул.

– А что он делает у нас в стране? – не унималась Саша.

– Корействует, – улыбнулся Солнце.

Дверь открыл вполне славянского типа мужчина с интеллигентной бородкой, в очках.

Саша удивленно глянула на Солнце, на Корейца.

– А, заходите. Здравствуйте, милая барышня. Я – Борис Павлович, – сообщил Кореец.

– Очень приятно. Саша, – представилась Саша, уж в который раз за последние два дня.

– Теперь полагалось бы сделать книксен, – улыбнулся Кореец.

Саша смутилась.

Вслед за Солнцем и Корейцем Саша пошла по длинному коридору, завешанному картинами разных стилей, сухими букетами, медными тазами, перуанскими резными масками. Из очередной двери выглянули две старые таксы. Они поворчали и с достоинством удалились.

Саша поманила Солнце и спросила шепотом:

– А почему же он Кореец?

Солнце ответил таким же заговорщицким шепотом:

– Наверное, потому что собак любит.

– Чай? Кофе? – обернулся Кореец.

Они вошли в огромную комнату, лишенную всяких бытовых условностей. Повсюду громоздились разнокалиберные изображения вождя мировой революции. В одном углу, сидя на полу, пожилой тувимец в колоритном национальном костюме выводил горловые рулады, потрясая бубном. Ему вторил внук – юноша в городском пиджаке, но в оленьих унтах.

А рядом с ними человек с выразительным лицом «пил чай» из воображаемой чашки. Он церемонно поздоровался с Солнцем, а увидев Сашу, будто бы от восхищенного изумления пролил воображаемый чай и обиженно нахмурился, принялся отряхивать брюки от невидимых капель.

– Знакомьтесь, барышня, это Леня Енгибаров, – представил гостя Кореец.

«Грустный клоун» поклонился Саше и протянул ей «цветок». Оглянувшись на Солнце, Саша приняла условия игры: понюхала цветок, которого не было, и сделала книксен, который не умела делать.

– Она ничего, – кивнул Солнцу Кореец.

В другом углу, не реагируя на этническое пение, на лежащем прямо на полу матрасе самозабвенно целовались юноша и девушка, причем стоило большого труда распознать, кто из них – одинаково одетых, одинаково тщедушных и длинноволосых – есть кто.

А посередине мастерской на деревянном возвышении стояли в диковинных позах раздетые по пояс Малой и Скелет. Малой держал в вытянутой над головой руке бильярдный кий, словно намереваясь кого-то пронзить, а Скелет одной рукой сжимал крышку от кастрюли – наподобие щита, в другой у него дымилась сигарета. Перед ними располагался скульптурный станок с накрытым мокрой холстиной изваянием.

Малой воззвал к хозяину дома:

– Кореец, не будь жмотом, по ванку накинь – два часа уже корячимся!

– А вы передохните, – невозмутимо посоветовал Кореец и жестом отозвал Солнце в сторону.

Малой тем временем принялся с энтузиазмом разминаться. Он сообщил Саше:

– Вот, атлетов фигурируем. Борцов с древнегреческим самодержавием. Скоро Герда придет – сменит нас. Скелет, слезай, кости разомни.

А Скелету хорошо: стой себе, двигаться не надо, копеечка капает – Малой не ругается. Скелет затянулся папироской:

– А мне чего – мне нормально.

Кореец отодвинул занавеску, прикрывающую полку, на которой, контрастируя с многочисленными вождями, стояли небольшие, ломаных форм и причудливых очертаний, скульптуры, взял одну из фигур и, демонстрируя Солнцу, нервно сглотнул:

– Н-ну, как тебе?

Солнце взял фигурку, присмотрелся, широко улыбнулся:

– Клёво!

– Правда?! Тебе действительно нравится? – смущенно обрадовался Кореец.

– Суперская вещь, – подтвердил Солнце. – А ты Эрнсту показывал?

Кореец замялся, кивнул.

– Ну и чего он сказал?

– Ты знаешь, он как-то странно промолчал... – задумчиво сказал Кореец

– Вот видишь! А он очень хороший художник! – обрадовался Солнце.

Саша подошла к Солнцу и Корейцу. Кореец торопливо поставил скульптурку на место, задернул занавеску.

А Малой забрал у Скелета папиросу, затянулся и заявил безапелляционно:

– Короче, Кореец когда бабки заплатит – явсе возьму.

Скелет не особо-то и спорил, только спросил, вежливо изобразив интерес:

– Зачем тебе?

– Здрасьте! – воодушевился Малой. – А прокат «Стратокастера»? Лабухи так не дадут, без аванса.

– На фига этот «Стратокастер»? – хмыкнул Скелет.

– Ни фига себе – «на фига»! А ты думаешь, тебя за мутные глаза твои в рок-группу возьмут?! – возмутился таким непониманием Малой.

– Меня?! В группу?! – изумился Скелет.

– Ну да! У меня же какая идея: я Макару – инструмент, а он тебя басистом! Я ж все рассчитал! Не голова, а Дом Советов! А я вашим импресарио буду! Раскрутимся – нефиг делать! Свой «Стратокастер» купим! Два!

– Ты бредишь, – меланхолично резюмировал Скелет.

– Я твою старость обеспечить хочу! – снисходительно опроверг Малой.

– А я при чем? – растерялся Скелет. – У меня и слуха-то нету.

– Так я ж тебя и не в консерваторию отдаю! – ласково улыбнулся подопечному другу Малой.

Скелет тяжко вздохнул и задумчиво затянулся сигаретой.

Через мастерскую Солнце, Саша и Кореец пошли в кухню.

– Саша, вы мне позировать не хотите? – неожиданно спросил Кореец. – В качестве богини Артемиды? Как девушке, полтора рубля за час, после работы глинтвейн.

Саша вспыхнула, усмотрев в предложении Корейца скрытый неприличный смысл, и заявила решительно:

– Я не позирую!

– А жаль, – огорчился Кореец. – Такой выразительный нос. Знаешь, Галине не сегодня-завтра визу дадут, – сообщил Кореец Солнцу, – так она свою библиотеку по людям раскидывает. Тебе вот Бродского оставляет.

– Всего? – удивился Солнце.

– Филейные части, – улыбнулся Кореец

Саша не поняла, о чем разговор, но, честно сказать, с момента знакомства с Солнцем она многого не понимала и, что было самое странное, ей это даже нравилось.


В кухне нервно-худая красивая Галина внимательно слушала инструктаж дородной блондинки.

– Значит так: только приезжаешь, сразу звонишь по этому телефону, – совала Галине листок блондинка Люка.

– Да я их не знаю. Неудобно беспокоить, – отнекивалась Галина.

– Ты дура – не понимаешь. Людям радостно: они для тебя будут решать проблемы, которые сами уже решили, – убеждала Люка. – Это поднимает их в собственных глазах, а значит – дорогого стоит.

– Тебе виднее, – сдалась Галина.

– Во-от, дальше слушай: пока Гринкарту не получишь, особо не рыпайся...

Блондинка увидела входящих, замолчала, подозрительно смерила Сашу взглядом.

– Свои, Люка, – успокоил Солнце.

– Боже мой, – подскочила к Солнцу Галина, – ну что ж ты к нам не заходишь! И дома тебя не было! Ты же знаешь, как я нервничаю, когда люди пропадают! Мало ли... – она порывисто обняла Солнце и заплакала.

Саша настороженно замерла на пороге. А Солнце ласково обнял плачущую Галину, погладил по спине.

– Ну-ну, все хорошо, – приговаривал он ласково.

Кореец принялся яростно протирать очки полой испачканной в глине рубахи.

– Ой, прости, я вся на нервах. – Галина помахала руками перед лицом, обратила внимание на Сашу. – А ты проходи, девочка, не бойся, это я так... от радости.

Кореец нахмурился и, разряжая обстановку, взял с холодильника кустарным способом переплетенный томик Бродского. Книга была напечатана на папиросной бумаге нечеткими буквами через один интервал. Кореец протянул книгу Солнцу, цитируя по памяти:

–»И луна в облаках, как пустая площадь без фонтана, но из того же камня». Гениально пишет, подлец!

Галина, вытирая слезы, набросилась на Корейца:

– Да брось ты, Боря! У его стихов только одно неоспоримое достоинство – они подозрительно хорошо на английский переводятся!

– Ты вот что, – вмешалась Люка, – ты только там не вздумай Бродского обсуждать – вмиг одна останешься!

Солнце потянул воздух носом, кивнул на духовку:

–»Три топора» греете?

– Не угадал, – улыбнулась Люка, – «Слезы Мичурина».

Саша застенчиво шепнула Солнцу:

– А что это такое: «Три топора» и «Слезы Мичурина»?

Люка, обладающая тонким слухом, снисходительно вздохнула:

–»Три топора», девочка, это портвейн «777», а «Слезы Мичурина» – «Плодово-ягодное» вино. Если нагреть в духовке, получается вроде как глинтвейн – благородный напиток.

Она достала из духовки бутылку, стала разливать по глиняным прибалтийским стаканчикам. Один протянула Саше.

– Нет-нет, спасибо, я не пью! – испугалась Саша.

– Все мы не пили когда-то, – усмехнулась Люка и, задержавшись взглядом на Солнце и Саше, грустно вздохнула. – Какой ты красивый все-таки... И девочка твоя... Эх! Так и жизнь прошла...

– Господи, Люка, у меня и так душа изрыдалась, а тут ты еще... – всхлипнула Галина.

– Как будто кто-то тебя... – начал Кореец о наболевшем, но Галина решительно зажала ему рот ладонью:

– Не надо, слышишь! Все, не надо!

А Саша с робким изумлением посмотрела на Солнце. «Я – твоя девочка?..» – спросили ее глаза. «Как захочешь», – ответили его.

Раздался звонок в дверь. Галина испуганно дернулась.

– Да расслабься ты, – махнула рукой Люка. – Сейчас уже чего переживать – уже как будет, так будет. На вот, выпей! – Люка протянула Галине стакан, взяла свой, чокнулись.

Кореец пошел открывать.

– Спасибо, Галь, за книжку, – вспомнил Солнце, перелистал томик.

– Да ладно, – махнула рукой Галина. – Я же знаю, что ты читать не будешь. Может, продашь хотя бы. Все польза.

– Да, так вот, мы отвлеклись... – допив вино, продолжила деловую беседу Люка. – Это – список дешевых магазинов шмуточных, – она вручила Галине еще один исписанный листок. – В принципе, если крышу не снесет от загнивающего изобилия, то пособия твоего должно хватить на посылки в Союз. А Борька будет фарце загонять, грины покупать и посылать тебе. Я потом скажу, через кого и как это делать.

– Ой, да зачем это все! – с досадой поморщилась Галина.

– А чтобы ты себя там свободно чувствовала, вот зачем, дорогая моя!

– Ты смешная, Люка! Я отсюда уезжаю, чтобы от унижений, от низости сбежать. А ты мне предлагаешь там унижаться, но по-другому? Ну, что я – спекульша какая-то? – Галина невесело усмехнулась, а Люка неожиданно рассердилась:

– Унижаться, говоришь? Унижение, моя милая, это когда у тебя пары целых колготок нет! Извини, дорогой, – мимоходом бросила она Солнцу. – А обеспечивать себе достойную жизнь – это не унижение!

– ...Да не умеем мы – ни я, ни Борька... – Галина долила себе вина.

Люка скептически сощурилась:

– Не умеешь – дома сиди! Там все такие поначалу: «Я не умею». А потом не успеваешь следить: у кого – ресторан, у кого – заправка! Вот еще послушай: есть один дядечка там, так он готов...

Солнце и Саша, не дослушав, вышли в коридор.

Кореец беседовал с краснолицым участковым, за спиной которого застыли два дружинника – комсомольца с каменными лицами.

Саша испуганно покосилась на Солнце, но он успокаивающе улыбнулся.

– Значит так, Палыч, – рубил ладонью воздух участковый, внушительно глядя на Корейца, – начальство одобрило, прям, говорит, очень культурно. Не отделение, говорит, у вас, а живой уголок. Оформил так оформил! И Лукич, прости Господи, Ленин то есть, как живой. Ветеран один зашел, так чуть не перекрестился. Очень, говорит, копия.

Саша прыснула, зажала рот рукой, Солнце мгновенно толкнул ее за стоящий в коридоре массивный старинный шкаф.

– Ну, я рад. Заходите, отметим, – без энтузиазма предложил Кореец.

А участковый с готовностью вынул из-за пазухи газетный сверток с предательски выглядывающим из него бутылочным горлышком и направился в комнату.

Увидев с порога поющих тувимцев, участковый обернулся к Корейцу:

– Ага. Культура малых народов Севера? Это хорошо. Одобряется.

Участковый уже собрался расположиться в мастерской, но, помедлив, оценил чрезмерное скопление юных неформалов и отступил обратно в коридор.

– Ты знаешь чего, Палыч. Я... в другой раз. – Участковый строго кивнул на комнату: – Не шалят?

– Нет, они дисциплинированные, – заверил Кореец.

– Ага. Подрастающее поколение, значит, – определил участковый.

Прижав палец к губам, Солнце заговорщицки улыбнулся Саше.

Участковый проследовал обратно к выходу:

– А вот еще что, Палыч, сказать забыл: для детской площадки материал только через месяц подвезти обещали. Все нервы, ёлки, издергали. Но ты готовься, Палыч. Надо, понимаешь, детям нашу, социалистическую сказку изваять.

– Если надо, изваяем, – не стал спорить Кореец.

Участковый еще раз с тоской глянул в комнату, потом – на цилиндрический газетный сверток, выдающий его сорокаградусное содержимое:

– А что ж с этой-то делать? Хотел же, ёлки, культурно посидеть с работником искусства. Ну, ладно, придется с ребятами в отделении за твое здоровье употребить, – принял нелегкое решение участковый и скомандовал: – Пошли, комсомольцы!

Огоньки смеха погасли в Сашиных глазах. Она снизу вверх смотрела на Солнце, и ей показалось, что это – «тот» самый момент. Когда что-то произошло, чему нет названия, и после чего уже не будет так, как раньше. Саше показалось, что между ними пробежал ток – как на макете в кабинете физики... И разве может взгляд проникать так глубоко? Глубоко, куда и свои-то мысли никогда не добирались... И что теперь с этим делать?..

Саша услышала стук закрываемой двери. Солнце отстранился и как ни в чем не бывало с шутливой укоризной покачал головой:

– Что это ты вздумала – над представителем правоохранительных органов при исполнении насмехаться?

– Я больше не буду. Честное пионерское! – подыграла Саша, хотя от этого всегдашнего тона Солнца сейчас стало холодно и неуютно.

Кореец, проходя мимо, тяжело вздохнул:

– Не жизнь, а Кафка! – И некстати спохватился: – Так я забыл, вы что будете: чай или кофе?

– Мы пойдем уже. – Солнце протянул Корейцу руку.

– Когда в дорогу? – спросил Кореец, прощаясь.

– Как только... А ты?

– По обстоятельствам, – неопределенно махнул рукой Кореец.

Саша снова ничего не поняла, но спрашивать уже не стала.

Выйдя от Корейца, пересекли дворик, странно непохожий на московский, скорее, какой-то южный: с деревянными террасами и лестницами, увитыми диким виноградом, и, поднявшись на второй этаж, вошли в темную квартиру.

– А теперь мы куда пришли? – в темноте спросила Саша.

Солнце зажег стоящую на полу настольную лампу. Она слабо осветила большую комнату, не страдающую избытком мебели: матрац на полу, старое кожаное кресло, приемник, служащий тумбочкой, урчащий холодильник да еще большой аквариум на полу.

– Ко мне пришли, – ответил Солнце.

Саша с любопытством огляделась:

– Так вот где ты живешь!

– Я не живу здесь. Я здесь ночую.

Саша улыбнулась:

– А я зато знаю, где ты на самом деле живешь!

– Интересно.

– Герда сказала, где-то на море есть Дом Солнца. – Саша хитро глянула на Солнце, но тот остался серьезным:

– У солнца нет дома. Небо разве что.

– Ну, вот какой ты! – притворно рассердилась Саша. – Я же не о том! Я о твоем доме!

– Я понимаю.

– Но не хочешь говорить?

Солнце молча улыбнулся.

– Ну и ладно! – Саше не приходилось еще бывать в таких жилищах, и она не могла определить, нравится ей здесь или нет. – А у тебя тут... интересно...

– У нас с Лизой, – уточнил Солнце.

– С женой?!! – вдруг испугалась Саша.

– Нет, с крысой. Обычной серой крысой.

Солнце подвел Сашу к большому, пустому, на первый взгляд, аквариуму.

– Лиза, выходи знакомиться, – позвал Солнце.

Из лежащей в аквариуме пестрой вязаной шапки высунулась крысиная мордочка.

Саша призналась шепотом:

– Я боюсь.

– Она тоже, – заверил Солнце.

Солнце достал крысу из аквариума:

– Саша, это Лиза. Лиза, это Саша. Она практически хиппи, соответственно, любит венки из ромашек и говорить о духовности.

Саша на всякий случай отстранилась подальше от Лизы, а Солнце достал из холодильника кусок колбасы, кроме которого в агрегате не было ничего, положил кусок в аквариум и опустил туда крысу. Лиза жадно принялась за еду.

– Она ест мясо?! – изумилась Саша.

– А как же? Лиза – ветеран.

– Ветеран чего? – не поняла Саша.

– Ветеран-крысолов, – пояснил Солнце. – Она много лет служила на теплоходе «Иван Сусанин», пока я не выменял ее у старшего помощника на капитанский ремень.

– Да как же это: крыса – крысолов?! – недоверчиво следила за Лизой Саша.

– На флоте есть такой обычай. В пустую бочку сажают молодых крыс и не утруждают себя заботами об их пропитании. В результате выживает одна. Ее выпускают на свободу, и она, по привычке, продолжает питаться сородичами.

– Ужас! Зачем она тебе такая? – нахмурилась Саша.

– Я – ее пенсия. Каждый имеет право на заботу и понимание. Что бы он ни делал в прошлом.

Раздумывая над словами Солнца, Саша удивленно оглядела комнату: повсюду – на батарее, подоконниках – сушились черные сухари.

– А почему у тебя столько сухарей? – спросила Саша.

– Они всегда пригодятся в дальней дороге, – ответил Солнце.

Саша вопросительно посмотрела на Солнце, но тот лишь улыбался, не собираясь давать пояснений.

Саша снова почувствовала себя неуютно и глянула на часы:

– Наверное, уже родители вернулись. Волнуются...

Вместо ответа Солнце набрал номер телефона:

– Борь, а Герда пришла уже? Пусть зайдет на минуту.

– ...Так я пойду? – Саша была уязвлена, но старалась не выдать себя: ничего себе – она, Саша, еще даже уйти не успела, а он уже звонит другой девушке! Тоже мне Солнце!

– А ты хочешь уйти? – неожиданно спросил Солнце.

– Я... я не понимаю... – призналась Саша.

– Не нужно понимать. Просто скажи: ты хочешь уйти?

И Саша почему-то честно выдохнула:

– Нет, – а про себя подумала: «А мне все равно, пускай думает что хочет!»

– Это мне и нужно было знать, – улыбнулся Солнце.

Лиза, доев, снова забралась в шапку.

А в дверь постучала Герда.

На ней была сооруженная из простыни древнегреческая туника.

– Добрый вам ивнинг! – бодро поприветствовала Солнце и Сашу Герда и покрутилась на месте.

– Ну как? Изображаю Афину, символ победы пролетариата во всем мире, полтора ванка за час. Кореец вылепит – буду в каком-то ДК стоять. А чего звали-то?

Солнце указал взглядом на пригорюнившуюся Сашу.

– Понятно, – кивнула Герда. – Говори телефон. – И решительно сняла телефонную трубку. – Ну?

– Чей? – переспросила Саша.

– А как ты думаешь?! Твой, конечно, – строго посмотрела на Сашу Герда.

– 123-45-67. А зачем? – Саша удивленно наблюдала, как Герда уверенно накручивает номер на телефонном аппарате, попутно интересуясь:

– Родителей как зовут?

– Чьих? – все не понимала Саша.

– Ну не моих же, – раздраженно пожала плечами Герда. – Моих – я знаю как.

– Владлен Степанович и Антонина Анатольевна...

– Подружку какую-нибудь как зовут?

– Катя Лицман... А что?

Но Герда уже щебетала в трубку совсем другим голосом – голосом послушной девочки и хорошей подружки:

– Аллё! Антонина Анатольевна? Здравствуйте, это Катя, Катя Лицман. Ага, мне тоже приятно. Антониночка Анатольевна, можно Сашка у меня еще пару часов задержится, а то у меня день рождения был, посуды грязной – ужас сколько! А Саша мне помогает. Ага. Ой, спасибо вам огромное! Что? Госпремию?

Герда прикрыла мембрану рукой и шепотом уточнила:

– А кто у нас папа Лицманов?

– Академик, – ничего не понимала Саша, а Солнце с улыбкой наблюдал за ее недоумением.

Герда уверенно отвечала по телефону:

– Да, получил, получил папа Госпремию! На прошлой неделе еще. Маме шубу купил. Морской котик. Ага. Ну, вы же понимаете... Ну, все, спасибо, побегу, а то Сашка там одна все моет... Что?.. Нет, мы не на Бронной. Мы у бабушки моей. На Богдана Хмельницкого. Дом четыре. Квартира двадцать два. Ага. Спасибо.

Положив трубку, Герда со значением посмотрела на Солнце:

– Ну, все? Порядок теперь?

– Зачем ты им адрес сказала? – ласково пожурил ее Солнце.

Герда ядовито уточнила:

– Но она же не собирается оставаться здесь на всю ночь?

Саша смущенно покосилась на Солнце. Ей показалось, что Герда – независимая, смелая, боевая Герда попросту ревнует. Но Саша отогнала эту девчачью мысль.

– Все равно спасибо, – не отвечая на вопрос, кивнул Герде Солнце.

– Пустяки. – Герда плотнее запахнулась в тунику. – Меня тоже когда-то отмазывали. Белка со Стрелкой. Клёвые девчонки были. Ну, пошла я, а то у Корейца глина сохнет.

Герда исчезла за дверью.

– А почему были клёвые? – спросила Саша.

– Белка замуж выскочила, – рассказал Солнце, – уехала с мужем в Чимкент. Трое детей, хозяйство. А Стрелка, наоборот, развелась, диссер защищает.

Солнце раскрыл окно. Теплый летний ветерок раздул занавеску и принес звуки энергичных заключительных аккордов. Раздались аплодисменты. В доме напротив на балкон вышли люди. Один из них – с хриплым голосом – потребовал:

– Ну, Севка, иди давай. Сил терпеть нету. Валер, дай ему денег.

– Это кто? – посмотрела на мужчин Саша.

– А там ребята из театра на Таганке живут, – ответил Солнце. – Вон тот – Володя Высоцкий.

Тот, на кого показал Солнце, взял гитару, и через короткое мгновение снова донеслись мощные аккорды и все тот же хриплый голос: «В холода, в холода. От насиженных мест, нас другие зовут города...»

– Как... интересно... – только и смогла сказать Саша.

Солнце внимательно разглядывал Сашу. Саша истолковала его взгляд по-своему:

– ...Теперь мы будем спать?

– Ты хочешь спать? – изобразил удивление Солнце.

– Н-ну... я имею в виду, как мужчина с женщиной, – потупилась Саша.

– А ты раньше спала с кем-нибудь? – с дружеской непосредственностью спросил Солнце.

– Нет... – призналась Саша. – Я думала, чтобы спать... надо любить.

– Ну, в общем, не мешало бы, – улыбнулся Солнце.

– А ты кого-нибудь любил? – спросила Саша.

Солнце помолчал.

– ...Во всяком случае, я так думал тогда.

– И где же она теперь? – продолжила любопытствовать Саша.

Солнце присел на подоконник.

– ...Нам было радостно и празднично. И мы поехали на юг. А там она влюбилась во врача из пансионата «Мисхор». Он возил ее по горному серпантину на иностранном кабриолете, который тогда мог себе позволить только врач из «Мисхора»... Солнце и облака ослепительно отражались в капоте... Это очень красиво, поверь... И она вышла за врача замуж... С тех пор они живут вместе долго и счастливо. У них большой гостеприимный дом... Замечательные дети... Очень похожие на нее...

На самом деле кабриолет врача из «Мисхора» сорвался с обрыва тем же летом. И врач, и его жена погибли. Жена была на сносях... Но Саша не могла этого знать, поэтому по-детски возмутилась:

– Это, по-моему, предательство с ее стороны! Я терпеть таких не могу!

Но Солнце жестом заставил Сашу замолчать:

– Ну все. Вечер воспоминаний закончен.

Солнце спрыгнул с подоконника, подошел к приемнику, достал из него и проглотил какие-то таблетки.

Саша обиженно нахмурилась:

– Зря ты это... Я думала, у меня все будет по-настоящему, а так ты потом, наверное, даже не вспомнишь.

– Ты о чем? – Солнце закрыл приемник.

– Ну, эти твои таблетки... – презрительно прищурилась Саша.

Солнце улыбнулся, слегка поморщился:

– Вообще я стараюсь ничего не забывать.

Солнце подошел к Саше, положил руки на ее плечи, наклонился... Саша прикрыла глаза, готовясь к поцелую, но Солнце только легонько подул ей в шею, развевая прядки волос. Саша улыбнулась, потерла шею и смущенно подошла к окну:

– Извини, я очень глупо повела себя...

Но вдруг Саша испуганно обернулась:

– Там Вадим!

– Кто такой Вадим? – удивился Солнце.

– Мой жених! – отчаянно воскликнула Саша.

– Твой жених? – переспросил Солнце.

– Ну, во всяком случае, он так думает.

– Бить будет? – догадался Солнце.

– Если бы, – вздохнула Саша, – на совесть давить будет!

Вадим действительно шел по двору. Сверив записанный на бумажке адрес с табличкой на доме, он поднялся по лестнице, неодобрительно глянул на окна, из которых раздавалось хриплое пение под гитару.

Саша нервно оглянулась по сторонам и неожиданно метнулась к приемнику, подняла крышку, выгребла оттуда разноцветные упаковки с таблетками, несколько шприцев, схватила Лизу из аквариума.

Присев в кресло, Солнце невозмутимо наблюдал за Сашей, не задавая вопросов. В этот момент раздался звонок в дверь. Саша разбросала таблетки и шприцы по кровати и полу, усадила Лизу Солнцу на грудь, затем бросилась к двери, щелкнула замком.

На пороге – негодующий Вадим:

– Александра, что это значит?! Разве можно в такое позднее время молодой девушке...

А Саша, старательно изображая отсутствие координации движений и четкости мысли, забормотала заплетающимся языком:

– М-можно.

– Алексаша! – всполошился Вадим. – Что с тобой?! Ты пьяна?!

Саша опустилась на четвереньки и поползла в комнату.

– Спать... Спать... Спать...

Вадим от неожиданности тоже плюхнулся рядом с ней и пополз следом:

– Алексашенька, ты заболела?

Но, увидев тщательно оформленную Сашиными стараниями комнату и Солнце в ней, Вадим вскочил:

– Очень прекрасно! Это что же здесь такое?!

– Это здесь притон, – доложила Саша.

Вадим вынул из кармана платок и брезгливо вытер ладони:

– Как же так?!. А это кто? – Вадим наконецзаметил Солнце.

Тот невозмутимо кивнул:

– Солнце. Приятно познакомиться. А это – Лиза. – Солнце погладил Лизу, она юркнула под его жилет.

– Она питается крысами, – заплетающимся языком добавила Саша.

Потрясенный Вадим с отчаянием взирал на хаос, который неожиданно вторгся в его жизнь.

– И это в тот момент, когда мне уже подписали распределение в капстрану! – простонал он.

– Да я тут при чем?! – вполне трезво удивилась Саша.

– Как при чем?! – воскликнул Вадим. – В капстрану только женатых посылают! – И, решив не сдаваться без боя, Вадим вскричал: – Александра! Тебя нужно спасать!

Вадим подхватил на руки Сашу и бросился вон из комнаты.

Дверь за Сашей и Вадимом захлопнулась. Лиза высунула мордочку.

– Так вот, – сказал ей Солнце и принялся собирать разбросанные Сашей медикаменты. Лиза тоже соскользнула на пол. Солнце протянул ей пластинку с таблетками:

– Будешь?

Лиза гневно пискнула.

– Лиза, ты – ханжа, – пожурил ее Солнце.

Вадим вынес Сашу из подъезда, беспомощно оглянулся по сторонам, закричал сорвавшимся голосом:

– Такси!

Неожиданно Саша вырвалась из рук Вадима:

– Ну, все, хватит. – И пошла прочь.

– Александра! – опешил Вадим. – Что это все значит?.. Почему ты так мучаешь меня?!

– А потому что ты дурак! – бросила Саша, не останавливаясь.

Оставшись в одиночестве, Вадим мстительно посмотрел на окна Солнца и решительно направился в подъезд.


Саша пошла домой пешком – она чувствовала себя так, будто перед ней поставили целую вазу невиданных конфет, и теперь хотелось без помех, не торопясь, распробовать каждую. Саша перебирала в голове все подробности сегодняшнего дня. Шла – и улыбалась, а иногда даже смеялась. Так что патруль дружинников остановился и на всякий случай проводил Сашу строгим взглядом.

Едва Саша открыла дверь квартиры, мама, нервно мерявшая коридор шагами, схватила Сашу за руку, закатала ей рукав и стала внимательно изучать сплетение вен на сгибе у локтя. Саша молча ждала. Мама отпустила Сашину руку и улыбнулась:

– Эх ты, вруша! А Вадим-то нам позвонил – бог знает что рассказал!

– Бог точно не знает, что вам рассказал Вадим... – хмыкнула Саша, сбрасывая босоножки.

– Саша!.. Такие шутки... – предостерегла мама.

– ...потому что бога нет, – с хитрой улыбкой добавила Саша.

Мама укоризненно вздохнула.

– Зачем вы его вообще туда отправили? – вполголоса возмутилась Саша. – Позорище устроил.

Мама заботливо подала блудной дочери тапочки.

– Ну, как же... Вадим пришел в гости – тебя нет. Он спрашивает – где? Я говорю: «У подружки». Он говорит: «Поздно уже. Я пойду, встречу, скажите адрес». Ну и все. А потом звонит, говорит: его чуть не искалечили, твой приятель в него мышью кидался.

Саша прыснула. Мама тоже с трудом сдержала улыбку, но сердобольно добавила:

– Он ведь хороший, Вадим-то.

Саша обняла маму:

– А Солнце, он, знаешь, какой!

– Какое солнце? – удивилась мама

– Не какое, а какой! Это прозвище – Со-олнце! – пропела Саша, закружившись в холле.

– Вот видишь, прозвище, – назидательно подняла палец мама. – Приличным людям кличек не дают...

Но, поняв, что на Сашу ее аргументы впечатления не производят, махнула рукой.

– А папа ногу вывихнул, – сообщила мама. – Ведро выносил – и поскользнулся. – И добавила строго: – Вот иди и все ему расскажи!

Саша хитро прищурилась:

– Все-все?

– Ой, что-то у меня... не знаю, давление, что ли, померить... – вздохнула мама.

На кухне папа с забинтованной, заботливо уложенной на табуретку ногой душевно сидел за бутылкой «Столичной» с дядей Родионом.

– Папочка, как нога? – елейным голоском, войдя, поинтересовалась Саша. – Здрасьте, дядя Родион!

– Да виделись уже, – кивнул дядя Родион.

А папа добросовестно изобразил родительский гнев:

– Ты мне зубы ногами не заговаривай! Где была, отвечай?

Саша подумала и сообщила торжественно:

– Папа, я стала хиппи!

Папа с досадой хлопнул кулаком по столу:

– Я так и знал!

– А это кто? – уточнил у папы дядя Родион.

– И не останавливай меня, папа! – неожиданно всхлипнула Саша и убежала в свою комнату.

– Во, видал?.. – крякнул папа.

– Ну что ж ты! – сочувственно нахмурился дядя Родион. – С молодежью надо по-другому. Тут, заметь, психология!

– Да. Перегнул, – признался папа и разлил остатки водки по рюмкам. – Но какова, а? Мой характер! – гордо улыбнулся он.

Папа и дядя Родион чокнулись, выпили, и папа продолжил прерванный разговор:

– ...Ну и вот, чего я говорил, а, да! Подкормлю, значит, и сижу некоторое время. А потом – как прорывает – одна за другой, одна за другой! В три ладони!

– Да-а... Просто другая планета! – задумчиво протянул дядя Родион.

А папа свинтил пробку со следующей бутылки «Столичной».


Саша лежала на кровати в темноте, шмыгая носом и вытирая время от времени глаза.

Заглянула мама:

– Сашенька... Ты спишь?..

Саша сердито отвернулась к стене. Она хотела подождать, пока мама уйдет, и продолжить красиво и сладостно страдать, но вместо этого тут же заснула.

И увидела сон: морской берег. На нем – странный, будто из веток сплетенный домик. Возле домика – мужская фигура. Лица мужчины не видно. Но почему-то Саше ясно, что ему страшно. Саша хочет подойти и успокоить человека, но вокруг домика и фигуры прочерчен круг из горящей травы...


Круг огня из сна стал кружком газовой конфорки с синими язычками пламени.

Мама сунула сковороду в мойку, та зашипела, выпустив облачко пара, выключила газ, посыпала сахарной пудрой сырники, размешала сахар в чашке:

– Сашенька, завтракать!

Саша появилась в кухне одетая по-уличному.

– Мам, я не хочу есть, – капризно протянула она.

Папа, заботливо намазывавший вазелином ботинки в прихожей, крикнул с притворной строгостью:

– Вот-вот, потакай ей! Допотакались уже: это хочу, то не хочу!

Саша обиженно надула губы.

– Сашенька, через не хочу, – ласково уговаривала мама.

Саша тяжело вздохнула. Мама придвинула Саше еще и плошку с вареньем и как бы невзначай заметила:

– Вот, кстати, почитай хорошенько. Отец в своих папках откопал.

Только сейчас Саша обратила внимание на газетную вырезку, лежащую на веселенькой клеенке, покрывающей стол. Отдельные абзацы в вырезке были подчеркнуты красным карандашом.

Перед глазами Саши заголовок: «ДВИЖЕНИЕ ХИППИ – ПУТЬ В НИКУДА!»

Отхлебывая чай, Саша быстро пробежала глазами по тексту.

– Мам, ну это же все специально! Они не такие! Они добрые, веселые. Стихи читают, венки плетут...

Не выдержал и появился на пороге кухни строгий папа:

– Скажи еще: не пьют, не курят, и свободной любви у них нет!

– Владик, при ребенке! – испугалась мама.

– Смотри, Александра, – угрожающе потряс пальцем папа, – я в сорок пять лет внуков нянчить не собираюсь! Хочешь все наши труды псу под хвост?!

– Ничего я не хочу! – оскорбленно вскочила Саша.

Папа, хлопнув дверью, вышел из кухни. Мама примирительно погладила Сашу по руке:

– Ты подумай, Санечка... Твое Солнце встанет да зайдет, а с Вадимом на сто лет вперед ясно.

– Вадим, может, и проживет сто лет – он такой правильный, а я... – Саша неопределенно махнула рукой.

Мама перебила Сашу:

– И перед отцом извинись. Он очень переживает.

Саша послушно кивнула.

– Мам, можно я второй сырник не буду? – взмолилась она под шумок.

Мама улыбнулась Саше, поцеловала ее в макушку.

Саша вышла в коридор:

– Пап, ну не сердись на меня, ну, пожалуйста!

Саша знала беспроигрышный способ: она обняла папу, и тот сразу смягчился, но для вида продолжил строго наставлять:

– Ты, Александра, комсомолка, взрослый человек. Думать должна.

– Папа, я думаю! Честное слово! – И Саша звонко чмокнула папу в щеку.

А он еще энергичнее стал начищать ботинки.

Саша повертелась перед зеркалом в прихожей, влезла в любимые босоножки. Папа строго глянул на дочь:

– А куда это ты собралась? Дома сиди! Хватит! Нагулялась вчера!

Саша на мгновение растерялась, но тут же нашла выход:

– Да мне же книжки в библиотеку сдать надо – как же дома сидеть!

– Никаких книжек!

– Ну, здрасьте – никаких книжек! – Саша «сделала» честные глаза. – А мне этот... обходной лист не выдадут!

Саша метнулась в свою комнату и вышла со стопкой книг.

– Вы вот с мамой о глупостях думаете, а мне некогда! – И, не дав папе опомниться, Саша выскочила из дома.

Папа нахмурился, крикнул жене:

– Вот вижу, что сочиняет, а не придерешься!

– Конечно, она же вся в тебя! – выглянув из кухни, иронично заметила мама.

Папа молодцевато улыбнулся:

– Когда это я сочинял?

– Ой, молчи, грусть, молчи! – беззлобно махнула поварешкой мама.


В это время на сцене актового зала Дома культуры репетировали музыканты «Машины». Барабанщик беспощадно колотил по барабанам, один из гитаристов отрабатывал свою партию, клавишник – свою. В зале стояла какофония.

В зал вошли Малой и Скелет. У Малого в руке футляр с гитарой, и он сияет, как именинник. Гитарист заметил гостей, кивнул Макару. Тот обернулся:

– Здорово, Малой. Вам чего?

Малой протянул руку:

– В общем, у меня одно деловое предложение.

– Не-не-не, на концерт больше не поедем, – замотал головой Макар, – полдня в ментовке просидели, еле аппарат отдали, а нервные клетки – вообще не восстанавливаются! И не проси!

– И не надо, – пожал плечами Малой.

Он положил футляр с гитарой на край сцены. Потом, как фокусник, чуть вздернул рукава, торжественно отщелкнул замки и раскрыл футляр.

В нем покоилась роскошная красавица – заветная мечта всех рок-музыкантов Советского Союза и братских социалистических стран: гитара марки «Stratocaster».

Музыканты «Машины» тут же подтянулись поближе, заглянули в футляр. Повисло восторженное молчание. Первым набрался смелости Макаревич: осторожно потрогал гриф, струны, нежно и радостно пробормотал:

– Реальный «Стратокастер»!

– Точно!.. Нулевый!.. Как живой!.. – подтвердил гитарист.

– Вот это машинка!.. – одобрительно покачал головой клавишник.

– Чтоб такую взять – весь клуб с молотка пустить надо, – предположил барабанщик.

– Не хватит, – возразил гитарист.

Первым от бесцельного восторга опомнился Макаревич и деловито спросил Малого:

– Продаешь?

– Не-а.

– А чего принес тогда?

– Говорят, у вас бас-гитариста на сборы забили? – как бы между прочим спросил Малой.

– Говорят, – настороженно ответил Макар, – а гитара здесь при чем?

– Ченч, – добродушно улыбнулся Малой.

– Какой такой ченч?

Малой жестом подозвал молча и неподвижно стоящего до сих пор Скелета.

– Мне пацана пристроить надо, – Малой покровительственно подтолкнул к музыкантам Скелета. – Классный музыкант, виртуоз, лауреат международных конкурсов...

Скелет закашлялся. Малой заботливо похлопал его по спине и продолжил:

– Короче. Если берете чувачка, я вам «Стратокастер» на полтора месяца в прокат. Идет?

Музыканты переглянулись. Малой дернул Скелета и дипломатично отошел на шаг. А Скелет взволнованно зашептал:

– Какие полтора месяца? Ты ж его на день взял!

Вместо ответа Малой дал Скелету тычка и с широкой доброжелательной улыбкой снова подошел к музыкантам, всем видом показывая, что ждет ответа.

Видно было, что принятие решения дается им нелегко. Макаревич переглядывался с музыкантами, на его лице светилось вожделение: так хотелось этот «Стратокастер»! Макар обернулся к Скелету:

– А ты хоть на бас-гитаре умеешь?

Скелет покосился на Малого и выдавил:

– Угу.

Макаревич вздохнул:

– Как зовут-то тебя?

– Скелет, – уныло пробубнил Скелет, а Малой добавил тоном заботливой мамы:

– Виталик он у меня!

Музыканты переводят взгляды с Малого на Скелета. В глазах – сомнение.

– А вообще с кем играл? – спросил гитарист.

– Я? – Скелет снова покосился на Малого. – Я в ДК железнодорожников. У нас там ансамбль скрипачей под руководством Усминского был.

– При чем тут скрипачи? – удивленно переглянулся с товарищами гитарист.

– Да вы разве не знаете? – почуяв опасность, встрял Малой. – Скрипка – мать гитары. Кто не освоит скрипку, тому в гитаристах делать нечего! Это – профаны от рока! Еще Моррисон говорил!

– Моррисон играл на скрипке? – усомнился гитарист.

– Знаешь что... – обидчиво начал Макаревич.

– Ладно, – сразу сдался Малой, – я в коридоре подожду – не буду вам мешать.

И Малой ретировался из зала.

– Ну... Давайте послушаем, – принял решение Макаревич.

Малой кивнул Скелету, и тот неуверенно направился к сцене. Музыканты расселись в зрительном зале, а Макаревич уже не выпускал роскошную гитару из рук, все любовался ею, поглаживая гриф.

Выйдя в коридор, Малой вынул сигареты, но возле него тут же материализовалась строгая бабулька с синем сатиновом халате, с ведром и тряпкой в руках. Малой без лишних слов спрятал сигареты обратно в карман, а бабулька изрекла:

– Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят!

Малой слонялся по коридору, а мимо, прекрасные, как мотыльки, пролетали с занятий ритмикой девушки в гимнастических купальниках.

Малой загляделся на прелестниц и, будто намагниченный, пошел следом:

– Девушки! Подождите!

Мотыльки приостановились, обернулись с насмешливыми лицами.

– У меня к вам деловое предложение! – оправившись от элегического шока, в обычном режиме затараторил Малой. – Я – импресарио известной музыкальной группы...

Девушки оглядели своеобразный наряд Малого, его прическу, дружно прыснули смехом и убежали.

– Ну вот... – не очень расстроился Малой.

А в зале, пока Скелет забирался на сцену, Макар тихо сказал своим музыкантам:

– Если хоть немного тянет, берем.

– Андрей!.. – попытался вразумить его гитарист, на что Макар настойчиво распорядился:

– Научишь!

Озадаченно потоптавшись, Скелет подключил к усилителю бас-гитару и принялся настраивать ее.

Макаревич значительно кивнул гитаристу:

– Ничего, видишь: сечет поляну.

Скелет зачем-то попробовал микрофон так, словно собирался петь:

– Раз, раз, раз – два – три...

Клавишник вздохнул и закатил глаза.

А Скелет, набравшись смелости, наконец начал играть – сначала робко, потом все увереннее. Он играл самозабвенно, искренне... но очень фальшиво.

Музыканты возмущенно уставились на Макаревича, а тот умиротворенно кивал, поглаживая гриф «Стратокастера»:

– По-моему, вполне годится...

Ободренный Скелет разошелся: он мотал головой и бил по струнам, как заправский рокер. Музыканты опасливо присмирели.

– Эй, Виталик, стоп, стоп! Хватит! – закричал Макаревич.

Но Скелет его уже не слышал: вдохновение – великое дело! Он прыгал, мотался по сцене, воображая себя всеми звездами зарубежной эстрады одновременно. Техника оказалась не в силах соответствовать такому полету чувств: один из проводов натянулся, штекер отлетел со свистом трассирующей пули, электричество замкнуло, а из усилителя посыпались искры. Гитара смолкла. Вспотевший, но счастливый Скелет растерянно остановился. Музыканты и Макаревич со всех ног бросились к усилителю.

Малой, поглядев по сторонам и не обнаружив поблизости бабульки с ведром, снова вынул пачку с сигаретами и уже приготовился закурить, как вдруг услышал вопль Макаревича:

– Убил, сука!..

Малой бросился в зал.

Макар и музыканты щелкали тумблерами, выдергивали шнуры из сети – все зря.

– Сжег! Усилок насмерть сжег! – орал в сердцах Макаревич.

Гитарист грубо отобрал у присмиревшего Скелета гитару, тронул струны, страдальчески поморщился:

– А ну, катись отсюда, Виталик! Скрипач, чтоб ты был здоров!

– Блин! Видно же было по нему, что нельзя инструмент в руки давать!

– Ну, ладно, мужики, чего орать? – вступился Малой. – Тут починки на час! У меня свой мастер в Бытсервисе, договорюсь!

– Нет, это всё! – сокрушался Макар со товарищи.

– А чё – всё-то? – не унимался Малой. – Подумаешь, усилок! Зато я вам – »Стратокастер»!

– Да пошел ты со своим «Стратокастером»! – взревел Макаревич, а крепкий ударник засучил рукава.

Малой в мгновение ока упаковал гитару, схватил за полу рубахи онемевшего от ужаса Скелета и торопливо ретировался.


Пушкинская площадь, как всегда, оживлена. Группы иностранных туристов: африканцев в пестрых хламидах и тюрбанах, индусов в сари и дхоти – добросовестно следуют за экскурсоводами к памятнику великому поэту, фотографируются. Малышня бегает за голубями. Здесь же, как обычно, устроилась на солнечной скамейке группка хиппи. Саша вышла из подземного перехода на площадь, прижимая к груди стопку книжек, заметила хипарей на скамейке, радостно вгляделась. Но знакомых среди тех нет. Саша разочарованно побрела дальше.

Малой и его верный спутник Скелет заняты новым бизнесом. Малой со спортивной сумкой на плече подскакивает к иностранцам, о чем-то бойко договаривается с ними. Скелет – тоже с сумкой на плече. Но, по своему обыкновению, он болтается по площади с равнодушным видом. Увидев собратьев на скамейке, Скелет флегматично поднял руку с двумя растопыренными пальцами.

Вертлявой походочкой Малой вернулся к Скелету. Он не унимался:

– Нет, ну я все думаю: тоже мне группа! Архитекторы! Играть бы научились!

– Ну! Не говори, чувак! Чистые лохи! – вяло сопереживал Скелет.

– Ничего! – Малой, как всегда, полон энтузиазма. – Пока вернемся к старому бизнесу! Неудачи не должны сломить нас! Кто ищет, тот всегда найдет!

Скелет только угрюмо кивнул.

Вдруг Малой заметил Сашу.

– О! Пойду поздороваюсь. А ты смотри: меньше чем по чирику не отдавай!

Малой пробрался к Саше через толпу. Увидев его, Саша просияла.

– Салют, подруга. Как сама-то?

– Спасибо, хорошо! – улыбнулась Саша.

Малой обратил внимание на ее книжки:

– Книжки сдаешь?

– Ага.

– Почем?

– В смысле? – удивилась Саша.

– Ну, почем книжки сдаешь?

Саша поняла, рассмеялась:

– Да ты что! Я в библиотеку сдаю!

– И то хорошо, – одобрил Малой. – А то вот Декабриста за фарцу арестовали.

– Как это?

– А так. Он джинсы на антикварные книжки из библиотеки менял.

Саша догадливо прищурилась:

– На Марксистской, пять, которая?

– Она самая, – улыбнулся Сашиной осведомленности Малой.

– И что теперь ему будет? – забеспокоилась Саша.

– Да фигня, – пренебрежительно дернул плечом Малой, – ничего не будет. Меня восемь раз арестовывали. Отпустят, только джинсы не отдадут. В моих джинсах все десятое отделение милиции ходит. Тихо вы! – Малой встряхнул сумку.

– А кто у тебя там? – полюбопытствовала Саша.

– Калинка-малинка обыкновенная: редкий вид карликового подмосковного соболя, – и Малой торжественно вынул из сумки хомяка.

– Но это же просто хомяк! – поразилась Саша.

– Что делать, – серьезно поделился производственной проблемой Малой, – белки закончились, а спрос остался. – Малой нежно поглядел на мохнатый источник своих доходов. – Сегодня уже седьмого отдаю. Правда, приходится иностранцам врать, что их можно научить говорить. Но ведь необязательно любить только тех, кто разговаривает, правда?

– А как же ты иностранцам все это объясняешь? – прервала тараторящего Малого Саша.

– Ну, как? На английском или на немецком, – небрежно пояснил Малой. – Реже – на французском. Французы – страшные жмоты.

– Ты знаешь три языка?! – изумилась Саша.

– Почему три? – обиделся Малой. – Я знаю четыре и еще голландский учу.

Саша уважительно разглядывает Малого:

– Полиглот! А твой друг, Скелет, он небось десять языков знает?

– Не, Скелет и по-русски плоховато, – вздохнул Малой. – У него болезнь такая: физиологическое отторжение инородных знаний. – И Малой собрался бежать дальше.

Саша совсем запуталась, когда Малой шутит, а когда – говорит серьезно. И она просто спросила:

– А ты случайно Солнце не видел?

Малой наклонился к Сашиному уху и шепнул без тени улыбки:

– А он случайно прямо за твоей спиной сидит, – но в глазах его тут же заплясали смешливые искорки.

Саша изумленно обернулась: на парапете действительно сидел улыбающийся Солнце. Саша радостно бросилась к нему. Оказавшись рядом, она снова немного растерялась и не нашла ничего лучше, чем спросить:

– А что ты здесь делаешь?

– Смотрю на тебя, – просто ответил Солнце.

Саша смутилась.

– Ну, как, дома вчера сильно ругали? – сочувственно спросил Солнце. Саша присела рядом с ним на нагретый солнцем парапет:

– Не очень. Папа вывихнул ногу, и мама разрешила им с дядей Родионом... – Саша сделала значительную паузу, – посидеть.

– У тебя очень терпимые родители, – улыбнулся Солнце. – Но этим нельзя пользоваться.

Саша смотрела на Солнце. Солнце – на Сашу. И просто было хорошо.

Вдруг подбежали Малой со Скелетом. Малой возбужденно размахивал руками:

– Ох, сейчас будет! Во будет!

– Такое будет! – вторит ему на удивление оживший Скелет.

– Что будет? – удивилась Саша.

– А то и будет!

– Демонстрейшн грандиозная, – восторженно выпалил Малой.

– Сегодня же не Первое мая, – озадачилась Саша.

– А вот увидишь! – торжествующе заявляет Малой.

– Откуда знаете? – посерьезнев, спросил Солнце.

– Люди из серого дома сами пришли и попросили систему: типа мэйк демонстрейшн, – затараторил Малой. – Типа за Вьетнам и за невинно осужденную коммунистку Анджелу Дэвис. Ну, а хипарям не западло. Даже штатовские хипы против войны во Вьетнаме. А Анджела эта, по всему видать, клёвая чувиха. По голосам вражеским говорят: ее бойфренд травой торговал, а у нее нашли. Зато теперь по ящикам покажут: ништяк, ребята, в «совке» хипы как белые пиплы! И не будут нас больше стремать!

Солнце совсем помрачнел, только коротко спросил:

– Где?

Заметив его беспокойство, Малой вопросительно замолчал.

– Возле универа сказали собраться, – ответил за него Скелет и заторопил друга: – Ну чё, пошли, что ль, а то флажков не достанется, будем, как лохи, идти...

Малой испытующе посмотрел Солнцу в глаза, что-то понял и неожиданно спокойно и неторопливо обернулся к Скелету:

– Подожди, у меня клиент еще на последнюю калинку-малинку. Сейчас подойдет, сказал.

Скелет удивился:

– Чего ты? Все уже пошли туда...

И правда: хиппи, оккупировавшие скамейку, давно ушли.

– Успеем, – нарочито спокойно похлопал его по плечу Малой, – ты покури пока. Покури.

Солнце пристально глянул на Малого, тот опустил глаза.

Солнце спрыгнул с парапета и быстро направился прочь с площади.

– Ты куда? – изумилась Саша.

Солнце обернулся:

– Не ходи со мной!

Он шел все быстрее, почти бежал. Саша глянула на Малого. Тот отвел взгляд, дрожащей рукой достал пачку сигарет. И Саша, не выпуская из рук книжки, бросилась догонять Солнце.


Площадь перед памятником Ломоносова у старого здания университета полна хиппи. Многие из них разворачивают самодельные транспаранты: разрисованные цветами надписи: «Make Love Not War», «Свободу Вьетнаму!», «Flower Power», «Yankee, go home», «Руки прочь от свободного народа», «Peace, Love, Freedom». Вот и плакат «Свободу Анджеле Дэвис» с характерным черно-белым портретом пышноволосой негритянки. А держит его счастливый хипарь с таким же сногсшибательным «афро».

Из здания университета вышли тувимец с дедушкой. Они с любопытством рассматривали хипарей. Дед улыбнулся, снял с себя один из амулетов и, бормоча что-то по-своему, вручил Декабристу. Декабрист в ответ снял с себя феньку, завязал на руке деда.

Кто-то из хиппи окликнул Декабриста:

– По системе слух прошел: тебя менты закрыли.

– Открыли – демонстрацию строить, – улыбнулся Декабрист.

К сидящим на ступенях памятника хиппи подошли двое людей неопределенного возрастав серых костюмах с серыми лицами и комсомольскими значками. Кто-то из хиппи испуганно вскочил.

– Свои, свои, – успокаивающе выставил ладонь комсомолец.

– Не стремайтесь, пиплы, это добрые люди, – подтвердил Декабрист.

А комсомолец распорядился:

– Пора.

Декабрист скомандовал своему народу:

– Тайм пришел, фрэнды! Летс гоу! Причем квикли!

Хипари выстраиваются в колонну под руководством невзрачных комсомольцев.

Они двинулись вдоль университета. Лица – одно вдохновеннее другого. На ходу братались, целовались, передавали папиросы и бутылки с портвейном, пели битловские песни.

В конце улицы показались бегущие Солнце и Саша.

Солнце, видя, как яркая колонна движется к ближайшему переулку, замахал руками:

– Стойте! Не надо!

Но люди в штатском настойчиво направляли колонну в переулок.

Солнце и Саша уже близко.

– Остановитесь! – кричал что есть сил Солнце.

Но свернувшие в переулок хипари и сами увидели, что дорогу им преградили выехавшие с параллельной улицы автобусы с непрозрачными стеклами и распахнутыми дверями.

Колонна дернулась было назад, но из переулков на них вылетела конная милиция, отрезая пути к отступлению.

Лохматый паренек с плакатом Анджелы Дэвис оглянулся.

– Шухер! Это ловушка!

Руки милиционеров выхватили у него древко плаката, ударили паренька по голове.

Вход в переулок, куда только что зашли хиппи, наглухо преградил стоящий поперек дороги фургон с яркой надписью «Зоопарк» и нарисованными силуэтами лошадей.

А внутри переулка – столпотворение, крик, ужас. Ржали и становились на дыбы кони. Милиционеры, с трудом сдерживая их, загоняли толпу в автобусы. Сопротивляющихся подгоняли ударами. Летели на землю плакаты, транспаранты. Ошалело метались тувимцы, но их тоже втолкнули в автобус. Саша выронила книги, из глаз брызнули слезы ужаса. Милиционер замахнулся на перепуганную девочку, но тут хиппи, бежавшегорядом, смяла милицейская лошадь. Падая, он толкнул Сашу, и удар милиционера вместо Саши достался Солнцу. Он упал. Саша истошно завизжала.


С другой стороны переулка прогуливалась мирная семья с фотоаппаратом.

– Мама, смотри, лошадки! – обрадовался малыш с надувными шариками в пухлой ручке, увидев разрисованный фургон.

– Ну-ка, сынок, стань сюда, – распорядился веселый упитанный папа. Он нацелился фотоаппаратом на ребенка: портрет на фоне яркого фургона.

В этот момент из-за угла возник неприметный человек в сером и тихо, но внушительно распорядился:

– Быстро уходите!

Мама испуганно схватила ребенка и мужа за руку, и они поспешно зашагали прочь. Малыш удивленно выворачивал шею:

– А что там? Дядя, что там?

Человек в сером изобразил на лице жутковатое подобие улыбки:

– Это, малыш, кино снимают.


В переулке уже почти всех загнали в машины, кони сплотились в единую теснящую массу.

Мелькнуло перепуганное лицо Саши. Грубый вояка толкнул ее в черную пасть автобуса. Саша завопила:

– Мамочка-а-а! Солнце!

Напирающие следом невольно скрыли Сашу в людском месиве.


«Обезьянник» отделения милиции набили хипарями до отказа. Пристроились кто где смог: на прибитых к стенам лавках, на полу. Все они по-разному относились к своему заточению. Кто-то, как Саша, попавший в такую переделку впервые, плакал, кто-то замер в страхе, но многие хипари – люди бывалые. И, не на шутку перепугавшись жестокого захвата их мирной демонстрации, в отделении – знакомом и почти родном – они поуспокоились, занялись привычными делами: кто-то философствует, кто-то плетет фенечки, кто-то царапает на стене ключом глубокомысленные изречения собственного сочинения, а кто-то целуется. Длинноволосый красавец, похожий на викинга, спит, обняв сразу двух хипушек-близнецов.

Вдруг белобрысая девушка в пончо подбежала к решетке, принялась трясти ее:

– Эй! Кто-нибудь, выпустите меня отсюда!

Ее крик разбудил красавца и близняшек:

– Уймись, герла! Дай поспать! – капризно просит одна близняшка.

– У герлы – клаустрофобия, она всегда орет, – поясняет Декабрист. – Прошлый раз вас не было, а нас из-за нее сутки продержали.

Вторая близняшка, не открывая глаз, мечтательно прошептала:

– А в Лондоне сейчас тихо... туман.

– Пахнет слезоточивым газом... – язвительно дополнил картину хиппи в широченных красных штанах.

Белобрысая девушка не унимается – бьется в решетку.

Майор, записывающий в протокол задержания деда-тувимца с внуком, гаркнул на нее:

– А ну тихо там, а то все автоматом на пятнадцать суток пойдете!

Саша опять всплакнула, испугавшись такой перспективы.

Красавец томно высвободился из объятий близняшек, подошел к рыжей девушке, взял ее в охапку и оттащил от дверей. Белобрысая умолкла в его объятиях.

Декабрист усмехнулся:

– Спас положение... Смотри, Казанова, твои девушки заревнуют.

Красавец ласково улыбнулся:

– Все девушки зеленой планеты – мои.

Декабрист играет с хипарем в красных штанах в морской бой на невесть откуда взявшемся листке бумаги в клеточку.

– Товарищ адмирал, разрешите обратиться. Вы убиты, – церемонно объявляет Декабрист.

Но тут сержант открывает решетку и выводит сидящего у выхода Декабриста. Он усаживает его на стул перед строгим лейтенантом, записывающим задержанных.

– Имя? Фамилия? – неприязненно спрашивает Декабриста сержант, косясь на его шевелюру до пояса.

– Декабрист, – с независимым видом отвечает тот.

Недолго думая, Сержант замахнулся для удара, но лейтенант жестом остановил его.

Декабрист обернулся к нему:

– Ну, к чему эти вопросы? Вы, что ли, меня не знаете?

Лейтенант недобро сощурился:

– Я тебя знал раньше, как мелкого фарцовщика и спекулянта. И мирился с тобой. Но сегодня ты стал врагом моей родины. Ты понял, урод?! – лейтенант резко перегнулся через стол к Декабристу. Тот испуганно отшатнулся.

За другим столом майор разбирается с тувимцами.

– Тебя-то, дед, чего понесло? – устало интересуется он, заполняя протокол, – Дома сидел бы, с оленями.

Дед отвечал майору на своем языке. Внук работал переводчиком:

– Дедушка говорит, думал – праздник.

– Сейчас вам всем будет праздник... – сердито шуршит бумагами майор. – Документы твои где, дед?

Внук с трудом подбирал русские слова взамен родных, дедушкиных:

– Он говорит, зачем документ – он в своя страна ходит.

– Поговори мне! – хлопнул ладонью по столу майор. – Страна, между прочим, не твоя, а советская. Понял, шаман? Вырядился! Может, вы вообще диссиденты!

– Зачем ругаешься? – укоризненно покачал головой внук. – Меня совхоз в университет прислал. Учиться. Дедушка со мной приехал – Кремль смотреть, царь-пушка...

Дед кивал, радостно улыбаясь, и вдруг обернулся на крики:

– Не надо! Зачем?!

Сержант, ухмыляясь, грубо брил пышную шевелюру Декабриста. Тот морщился от боли и унижения.

Майор отвлекся от деда, хохотнул довольно:

– Так его, волосатика!

Вдруг старик встал и начал водить руками над головой майора, приговаривая что-то по-своему.

– Э! Э! Э! Чего это он делает?! – отшатнулся майор.

– Дедушка говорит, – пояснил внук, – черный птица, злой у тебя в голове, прогнать надо – люди добрый надо быть...

Майор зло оттолкнул деда:

– Да пошел ты!

Саша съежилась в углу «обезьянника» и со страхом наблюдала за экзекуцией над Декабристом.

В отделение вошла возмущенная уборщица и, не обращая внимания на происходящее, направилась прямо к майору:

– Слушай, товарищ майор, навели-то их сколько, а я убирай! Они намусорют, а у меня оклад сорок рублей.

– Ну и что – я убирать должен? – удивился майор, отмахиваясь от дедушки шамана. – Да подожди ты!

Уборщица покосилась на толпу задержанных:

– Слышь, товарищ майор, а может, ты мне кого из этих гавриков дашь в подмогу?

– Да бери – не жалко! Пусть общественно – полезным трудом занимаются!

Сержант отпер уборщице железную дверь.

Хиппи в красных штанах ерничал:

– Смотрите, пипл, ангел!

– Все шутишь, доходяга? – беззлобно покачала головой уборщица. – Сейчас научу туалеты мыть!

Белобрысая девушка вырвалась из объятий красавца:

– Я! Я буду туалеты мыть! Только заберите меня отсюда!

Но уборщица внимательно оглядывала хипарей, пока не заметила Сашу:

– Вот ты! Ага, иди сюда!

Не сразу сообразив, что обращаются к ней, Саша стала протискиваться через толпу к выходу. Уборщица сунула ей в руки облупленное ведро со склизкой тряпкой:

– Пошли, покажу, где воду брать.

Хипари проводили Сашу сочувственными взглядами.

Уборщица повела Сашу по темноватому коридору к каморке под лестницей.

– Вот здесь, – объявила уборщица и толкнула дверь в каморку.

Саша шагнула в каморку, а ей навстречу неожиданно вышел Солнце.

Саша счастливо ахнула, уронив ведро с тряпкой, бросилась ему на шею и облегченно заплакала.

– Ну, тихо-тихо! Всё, уходите! – скомандовала уборщица.

– Как? – изумилась Саша. – Как уходить?

– Да как – ногами и быстро! Еще спасибо скажи, что не успели записать тебя, а то сразу – по месту работы родителей, в комсомольскую организацию – везде сообщат!

Солнце ласково отвел Сашины руки, сердечно приобнял уборщицу:

– Спасибо, тетя Валя!

Старушка была польщена, но старалась скрыть это под показной строгостью:

– Но не рассчитывай – это первый и последний раз! С хипями твоими еще я не возилась!

– Да вы посмотрите, – улыбнулся Солнце, – какая она хиппи – она домашняя!

Уборщица снисходительно покачала головой.

Саша и Солнце быстро пошли по улице, свернули в переулок, затем еще в один... Опасность миновала. Саша уцепилась за руку Солнца, как спасшийся от кораблекрушения за спасательный круг. Стуча зубами от еще не прошедшего страха, спросила:

– Почему она помогла мне?

Солнце невозмутимо улыбается:

– Тетя Валя – милейшая женщина.

– А откуда ты ее знаешь?

– Я – завсегдатай этого клуба, – он кивнул на оставшееся позади отделение. – Было время подружиться.

– Другие тоже часто бывали в милиции. Почему она не помогла другим?

– Потому что они другие.

– А если бы она не согласилась меня отпустить?! – жалобно простонала Саша. – Страшно подумать!

– Тогда бы я придумал что-нибудь другое, – спокойно пожал плечами Солнце.

Неожиданно Саша остановилась.

– Я не могу домой...

Солнце вопросительно посмотрел на Сашу.

– ...Я маму с папой увижу и опять плакать буду, – призналась она.

Солнце взял Сашу за руку:

– А я, честно говоря, надеялся, что ты пригласишь меня в гости.

Разгадав нехитрый маневр Солнца, Саша благодарно улыбнулась, и они пошли к Сашиному двору.


А потом, когда небо за окнами уже стало чернильным, Сашины папа и мама молча лежали, вытянувшись в струнку, в темной спальне.

– Нет, ну как тебе это нравится! – не выдержал папа. – Сюда привела! В мою квартиру! Абсурд какой-то!

– А что, лучше, когда неизвестно где? – бодро отозвалась «спящая» мама.

– Тоже плохо! – сел на кровати папа. – Должна дома сидеть и уроки учить!

– Что учить-то? – зевнула мама. – Школа уже закончилась, а институт еще не начался.

– А вот не знаю, что! – забывшись, папа стукнул по колену больной ноги, ойкнул.


Саша сидела в своей комнате, на кровати молча, отрешенно. Солнце поглядывал на Сашу, невозмутимо перебирая пластинки возле ее проигрывателя:

– У тебя хороший вкус, – заметил он.

Но Саша не отвечала, как будто оцепенев. Солнце отложил пластинки, подошел к Саше, присел перед ней на корточки, заглянул в глаза. Саша отвернулась. Солнце ласково повернул ее лицо к себе. Саша отрицательно помотала головой. Ей казалось, что, если она скажет хоть слово, ее разорвет лавина негодования, отчаяния и обиды. Но и молчать было очень тяжело: страх душил ее, облапил, как бесцеремонный отвратный ухажер, и требовал подчиниться. Солнце понял. Он присел рядом с Сашей и по-братски нежно и уверенно прижал ее к себе. Саша беззвучно, с облегчением разрыдалась. Солнце тихо покачивал ее, как маленькую.

Пролив первые потоки слез, Саша стала жаловаться – быстро, обрывочно, всхлипывая:

– Мы же... мы же ничего плохого не делали...А нас – в тюрьму! Мы же против войны... Мы же...

Солнце усмехнулся:

– Мы?

Саша подняла на него заплаканные глаза – ресницы слиплись лучиками:

– Советский Союз – всегда за мир!.. Это же... Чтобы людей ни за что били?!. Как такое вообще в нашей стране может быть?!

Солнце ответил твердо и внушительно:

– А это не наша страна. Это – их страна.

– Чья это – их?

– Тех, кто врет. Кому все равно.

Саша помолчала, подумала и тихо спросила:

– А наша тогда где?

Солнце взял Сашу за руки. Одну приложил к своей груди, вторую – к ее:

– Здесь.

Саша смотрела на него, понимая что-то новое для себя, и была ему за это очень благодарна. А Солнце как ни в чем не бывало снова вернулсяк Сашиным пластинкам. Выбрал из стопки одну и положил на диск проигрывателя. Раздалась песенка из мультфильма. Саша смутилась:

– Отдай!

– Да чего ты! Клёво! – улыбнулся Солнце


Папа снова попытался улечься, но снова не выдержал, включил бра над кроватью:

– Вот что они там делают?

Мама часто заморгала от света:

– Владик, ну что они там могут делать?.. Музыку слушают.

– Ага! Музыку!.. – сердито хмыкнул папа. – Пойди, чаю им предложи.

– Сам предложи, – мама выключила бра.

– У меня нога... – папа снова включил свет, уселся.

Мама потерла глаза, села рядом.

– А вдруг... – со скрытым ужасом предположил папа.

– Да нет... – успокаивающе покачала головой мама.

– Ты знаешь! – фыркнул папа.

– Ну а что?.. – беспомощно отозвалась мама.

– Я это терпеть не намерен! – и папа решительно поднялся с кровати.


Саша и Солнце затеяли детскую битву: Саша хотела забрать пластинку с мультяшными песенками, а Солнце не отдавал.

Наконец Саше со смехом удалось прорваться к проигрывателю и сбросить лапку звукоприемника. Солнце схватил Сашу за руки, она стала отбиваться – совсем как в школе на переменке – и вдруг заметила темное пятно на рукаве рубахи Солнца. Саша сразу съежилась, сказала тусклым голосом:

– У тебя на рукаве... это кровь, наверное...

Солнце молчал.

– ...Может, даже убили кого-то... мы же не знаем... Многие падали... – голос у Саши сорвался.

– Где у тебя ванная? – буднично спросил Солнце.

– Думаешь, если смыть следы, можно забыть о том, что видел? – горько усмехнулась Саша.

– Если чего-то не видишь, этого как будто нет, – твердо сказал Солнце.

Солнце сбросил жилет и, не расстегивая, стянул рубашку через голову. Саша увидела на левой половине его груди шрам.

– Откуда у тебя это?

– Меня хотели зарезать, – «признался» Солнце.

– За что? – Сашины глаза расширились от ужаса.

Солнце улыбнулся:

– Я не успел спросить.

– А кто? – волновалась Саша.

– Друзья, – просто ответил Солнце и, повязав рубаху на поясе, вышел из комнаты.


Папа Саши решительным шагом (насколько позволяла ему забинтованная нога) направился к Сашиной комнате, но остановился на полпути и поковылял на кухню. В кухне потоптался неопределенно, а потом увидел на плите большую эмалированную кастрюлю с цветочком на боку. В кастрюле томился тяжелым ароматом борщ. Схватив ложку, папа принялся успокаивать нервы, неистово работая этой ложкой прямо в кастрюле и с наслаждением отправляя в рот густое варево.

Вдруг капустная ленточка повисла у него на подбородке: в проеме двери он увидел, как из Сашиной комнаты вышел голый по пояс Солнце и направился в ванную.


Оставшись в комнате одна, Саша подняла с пола и погладила жилет Солнца, а потом провела гладкой кожаной полой по своей щеке.


Папа Саши вышел в коридор и тяжелым взглядом уставился на Солнце.

– Скажешь, это на всю жизнь? – мрачно спросил он.

– Нет, не скажу, – честно ответил Солнце.

– Ну, идем, поговорим, – кивнул на кухню папа.


Услышав голоса на кухне, Саша отложила жилет, вытряхнула из стакана, стоящего на столе, карандаши и взобралась с ним на кровать. Саша приставила стакан к стене и прижалась к нему ухом. Она напряженно прислушалась и поморщилась досадливо: ничего не разобрать.


А в другой комнате Сашина мама также прильнула к стене, приставив к ней стоявшую на тумбочке вазочку.


Дверь в комнату Саши открылась неожиданно – она едва успела спрыгнуть с кровати.

На пороге стоял Солнце – уже одетый, с мокрым рукавом рубахи и с папиными ботинками в руках.

– Клевый у тебя фазер: шузы мне подарил, – продемонстрировал Солнце ботинки.

– Зачем? – удивилась Саша.

– Не знаю, – пожал плечами Солнце. – Но неудобно было отказываться. Проводишь?

– Как? Уже? – расстроилась Саша.

– Обстоятельства, – загадочно улыбнулся Солнце.


Не реагируя на красноречиво-вопросительные взгляды мамы, папа открыл тумбочку с гордым названием «бар» и достал бутылку коньяка:

– Слушай, а может, мне отпуск взять? А то я за этими делами и жизни не увижу!

Мама настороженно нахмурилась.


Саша и Солнце целовались на лестничной клетке.

– Ты придешь меня завтра провожать в Болгарию? – шепотом спросила Саша.

Солнце молча улыбнулся.

– Ну... что ты молчишь? – капризно надула губы Саша. – Скажи, мы увидимся завтра?

– Обязательно, – поцеловал ее Солнце.

– Ага! Так значит, придешь! – обрадовалась Саша.

Но Солнце снова ничего не ответил – только легкими касаниями губ дотронулся до ее висков, лба, макушки.

– Ну, вот какой ты! – отстранилась Саша. – Пообещай, что мы завтра встретимся!

– Обещаю, – кивнул Солнце.

Саша расплылась в счастливой улыбке и, привстав на цыпочки, крепко обняла Солнце.


А Сашины родители, поставив на проигрыватель пластинку Визбора и обнявшись, рассматривали пухлый альбом с фотографиями, поочередно отхлебывая коньяк из бутылки.

– А это мы с Родькой в первой командировке на Памире. Помню, на спор приударили тогда за проводницей! – радовался папа.

– Хоть бы не рассказывал, изменщик! – притворно сердилась мама.

– Так я тебя еще не знал тогда! – оправдывался папа. – А какие, Тоня, там звезды! Я больше таких звезд нигде не видел. С грецкий орех! А луна! С арбуз! Давай на Памир махнем, а?!

Так пришла ночь. И все были счастливы.


А потом наступило утро.

Саша и мама застегивали чемоданчик: Саша прижимала крышку, мама защелкивала замочки.

– Тоня, где мои ботинки? – тщетно взывал к жене папа.

Замочки наконец защелкнулись. Но мама тутже спохватилась:

– Ой, я же красненький свитерок теплый тебе не положила! – и тут же расщелкнула с таким трудом застегнутые замочки.

– Ма-ам, ну зачем теплый? – заныла Саша. – Я же на юг еду!

– А вдруг придет холодный антициклон? Такое бывает, – и мама метнулась Сашину комнату за свитером.

– Ну где же мои ботинки?! – снова подал голос папа.

– Какие, Владик, ботинки? – наконец отозвалась мама, запихивая свитер в переполненный чемодан.

– Какие! Коричневые. Которые я из Чехословакии привез!

– Я опоздаю сейчас из-за ваших свитеров, ботинок! – нервничала Саша.

– Главное, только вчера же вазелином смазал! – сокрушался папа.

– Владик, ну надень другие, – примирительно посоветовала мама. – Ты же видишь, Сашенька опаздывает.

– Я надену другие, – возмутился папа, – но я хочу знать, что происходит у меня в доме!

– Так! Всё! – хлопнула в ладоши мама. – Присели на дорожку...

Папа уселся на обувную тумбу, Саша – прямо на пол.

– Саня! – укоризненно покачала головой мама и присела краешек трюмо. Помолчали секунду.

– Пошли! – скомандовала мама.


Во дворе Саша забралась в отцовскую машину.

Мама жалобно заглянула в салон:

– Санечка, может, все-таки проводить тебя?

– Ну, мама!

– Все-все, хорошо!.. Ничего не забыла?

– Мамочка, ты пять раз все проверила! – улыбнулась Саша.

– Да-да... А Вадим так и не пришел... вздохнула мама. – Наверное, обиделся.

– Да и хрен с ним! – неожиданно решительно заявил папа. – Только и умеет, что задницы лизать! Пускай теперь мартышкам полижет!

– Владик! При ребенке! – зашипела мама, быстро захлопнув дверцу машины.

Саша выглянула из окна машины:

– Родители! Я вас очень люблю!

– Езжай уже, не рви сердце! – махнул рукой папа. – Иваныч, вези ее, а то опоздает.

Водитель послушно завел мотор.

– Сашенька, с иностранцами там не болтай! – погрозила пальцем мама.

– Ага. А то вышлют – «мама» не скажешь, – подтвердил папа.


Саша стояла возле одного из вереницы туристических автобусов на Васильевском спуске и искательно глазела по сторонам.

К ней подскочила строгая женщина в очках-стрекозах с синими стеклами, со списками в руках:

– В Болгарию?

– В Болгарию, – кивнула Саша.

– Путевку покажи.

Саша вынула из сумочки документ. Женщина-стрекоза изучила путевку и распорядилась:

– Хорошо. Во второй автобус.

– Вы знаете, я пока здесь постою. Я человека одного жду.

– Что значит «человека жду»? Какое еще «постою»? – возмутилась «стрекоза». – Выезд за рубеж – это вам не шуточки. Если вы здесь так себя ведете, чего от вас можно ожидать там?!

Саша послушно полезла в автобус.

И вот первый автобус просигналил, тронулся с места. За ним – второй. Вся вереница начинает выползать на Москворецкий мост.

Сопровождающая группу женщина-стрекоза взяла микрофон:

– Товарищи! Наше путешествие начинается! И начинается оно с поездки в аэропорт, которая займет у нас около сорока минут...

Под стрекотание сопровождающей Саша пригорюнилась, уставившись в окно. Рядом с ней, отдуваясь, сидел толстый дядька в плотном, несмотря на лето, черном костюме и соломенной панаме. Впереди – хитроглазые пергидрольные блондинки тщательно скрываемого возраста. Дальше по салону – не лучше.

– По прибытии в аэропорт мы очень быстро и дисциплинированно занимаем очередь на регистрацию пассажиров, отлетающих за рубеж... – продолжала «стрекоза».

И вдруг Саша увидела за окном стоящих на мосту Малого, Скелета, Хуана и Герду. Малой, как всегда, что-то рассказывает, эмоционально размахивая руками, Герда и Скелет слушают его, а Хуан сидит на парапете и с отрешенным видом попыхивает своей трубочкой.

– ...а сейчас, – не унималась «стрекоза», – я напомню вам правила, которые обязан соблюдать за границей каждый советский гражданин

Саша встрепенулась, замахала рукой – конечно, ее не видели. Саша привскочила со своего места:

– Остановите, пожалуйста, автобус!

– Что значит «остановите»?! – опешила «стрекоза», а Саша уже карабкалась через толстые коленки потного соседа к выходу:

– Я... я загранпаспорт дома забыла! – веская причина родилась у Саши, как озарение, вызвав агрессивное недоумение сопровождающей.

Автобус Саши притормозил прямо напротив компании хипарей.

Саша соскочила с подножки и радостно бросилась к ним.

Автобус двинулся дальше в составе колонны. Саша проводила его испуганным, но решительным взглядом.

Хипари, кажется, не удивились, увидев Сашу, а Скелет почему-то сказал Малому:

– С тебя ванок.

– Салют, некурящая! – добродушно кивнула сияющей Саше Герда.

– Салют! – улыбнулась Саша. – Вы вместе с Солнцем пришли?

Хипари переглянулись.

– Ну, летс-гоу-кам-тугезер, что ли, – невозмутимо предложил Малой и пощелкал пальцами перед глядящими в бесконечность глазами Хуана. – Хуан, таблетки ням-ням, пошли!

Хуан беззлобно усмехнулся, слез с парапета. Компания направилась вниз по лестнице, к набережной.

– А вы куда? – удивилась Саша вдогонку.

– К морю, к солнцу! – обернувшись, прищурилась Герда многозначительно. – Нам по пути?

Саша пожала плечами и побежала за хипарями.

– А где Солнце. – догнав их, попыталась выяснить она.

– А мы думали, теперь у тебя нужно спрашивать, где Солнце, – испытующе глядя на Сашу, заявила Герда.

Саша нахмурилась, но к ней подошел Скелет:

– Лукай, какие шузы мне Солнце подогнал! Солнце – добрый человек! – И Саша с изумлением увидела на ногах Скелета те самые, папины, вазелином мазанные чехословацкие ботинки...

Но Саша не успела как следует изумиться и подумать на эту тему, потому что хипари подошли к припаркованной под мостом пожарной машине.

Малой первым открыл дверь кабины и по-хозяйски запрыгнул на водительское сиденье. Его примеру последовали и остальные. Только Саша, ничего не понимая, стояла внизу:

– Вы что, ее украли?

– Нет, нам только до вокзала, – флегматично сообщил Скелет.

– Ну, ты чего там? – поторопил Сашу Малой. – Железка ждать не будет.

И Саша, сама не зная почему, полезла в кабину.

– Ну, ямщик, трогай! – скомандовал Малой сам себе и, перегнувшись через Сашу, захлопнул дверь.


На перроне царила обычная кутерьма. Многочисленные родственники помогали загрузиться молодой маме с малышом на руках.

Счастливые жители провинций пихали в вагон раздутые сумки с добытыми в столице припасами.

Чинно и бодро осуществляет погрузку в поезд стройотряд – бравые ребята и девушки в новенькой стройотрядовской форме, со знаменем и транспарантом «Студенческий строительный отряд, даешь ударный труд!».

В вагон СВ усаживались немцы в смешных тирольских шапочках. За ними, якобы ожидая посадки в соседний вагон, наблюдали кагэбэшники, замаскированные под типичных граждан одной шестой части суши: дама с высокой прической и плюгавый мужчинка в костюме неопределенного цвета.

Мимо шел Кореец с этюдником на плече. Кагэбэшница проводила его пристальным взглядом.

Кореец подошел к вагону, в который пытались усесться хипари, и заметил Сашу, растерянно стоящую в сторонке.

– Здравствуйте, милая Саша! – галантно поклонился он.

Саша вежливо улыбнулась.

А проводница тщетно пыталась пересчитать снующих туда-сюда хайратых пассажиров и сопоставить их число с количеством билетов.

– Ну, шесть же! – раздраженно констатировала она.

– Да пять! – не сдавался Малой. – Ну, считаем еще раз!..

Герда снисходительно поглядывала на грустную Сашу:

– Не дрейфь, некурящая. Сейчас Малой проводницу уболтает.

– Это правда, Саша, не волнуйтесь, – улыбнулся и Кореец, – если бы я везде ездил только с билетом, то еще никуда бы из Москвы не выехал.

– Да я не волнуюсь, – кисло ответила Саша.

Кореец пошел на помощь Малому к проводнице.

Герда закурила сигарету:

– Вернешься – чемодан в аэропорту заберешь. Не пропадет.

– Да я не из-за чемодана... – нахмурилась Саша.

– А, понятно, – выпустила дым колечками Герда. – Ну, все равно – не дрейфь. Солнце всегда появляется вовремя. Только никто не знает, в какое время!

Саша обреченно вздохнула.

Малой продолжал «добивать» проводницу:

– ...считаем, да?.. Раз, один, два, три... О, а вот вы билет неправильно положили... четыре... ага, вот... пять...

Кореец счел за благо не мешать Малому, тихо отдал проводнице билет и вошел в вагон.

– ...Ну ...пять, вот еще, это чей билет? – тут же ухватился за его квиток Малой. Проводница вытерла испарину со лба.

К грустной Саше подошел Скелет.

– Сейчас сдастся, – кивнул он на проводницу, – от Малого никто живым не уходил...

– И зачем я с вами сюда приехала? – пробурчала о своем Саша. – На самолет уже опоздала...

– Ну, приехала, значит, надо, – твердо сказал Скелет.

– Кому надо? – обиженно хмыкнула Саша.

– Ну, всё! Я сам уже сбился! – тоном утомленного инфанта заявил Малой. – Возвращайте наши билеты – пойду к начальнику вокзала разбираться!

Проводница, совершенно замороченная Малым, устало помотала головой:

– Ну, черт уже с вами, заходите!

– Пиплы! Порядок! – торжествующе замахал друзьям Малой.

Герда и Хуан залезли на подножку.

– Ты не обижайся, – торопливо уговаривал Сашу Скелет, – просто нас Солнце просил ждать тебя на Москворецком мосту, сказал, ты выйдешь из какого-то автобуса. Из какого автобуса – мы и не знали. Я еще с Малым поспорил на ванок: выйдешь – не выйдешь. Я выиграл...

Саша сердито прищурилась:

– Ванок? Один рубль, значит?.. Ну и прекрасно!.. Очень смешно.

И, резко развернувшись, Саша пошла по перрону. Скелет беспомощно посмотрел ей вслед и окликнул Малого, заходящего в вагон:

– Малой...

Малой, заметив уходящую Сашу, скомандовал Скелету:

– Ты хотя бы зайди – отстанешь еще! Горе мне с вами! Ни дня без строчки – ни секунды покоя! – И, пропустив Скелета в вагон, повис на подножке, несмотря на протесты проводницы. – Эй, ты чего? Как тебя... – обеспокоенно крикнул он вслед Саше.

Выглянувший из-за его плеча Хуан неожиданно трезво напомнил:

– Она – принцесса.

– Эй, принцесса! – орал Малой. – Залезай!

Саша обернулась:

– Никуда я не поеду.

– Ты что? Крейзанулась?! – возмутился Малой.

Саша грустно покачала головой.

Поезд лязгнул, заскрежетал, тронулся с места.

Саша медленно пошла по перрону против движения поезда.

Колеса завертелись все быстрее. И вдруг...

– Руку! – услышала Саша крик Солнца.

Саша резко обернулась.

Из проема двери предпоследнего вагона высунулся Солнце, одной рукой держась за поручень, другую – протягивая Саше.

И Саша, ни секунды не раздумывая, подскочила к поезду и ухватилась за руку Солнца. Почти на полном ходу он втащил Сашу на подножку.


Когда в тамбуре немного отдышались, Саша набросилась на Солнце с упреками:

– Почему ты всегда так! Я не знаю, чего от тебя ждать!

– А ты хотела бы все знать заранее? – дурашливо удивился Солнце. – Ну и зачем тогда жить?

Саша обиделась:

– Опять шуточки? Да ну тебя!

Неожиданно Солнце взялся за рукоять стоп-крана и серьезно сказал:

– Еще не поздно. Ты можешь вернуться.

Саша усмехнулась:

– И что же – ты остановишь поезд?

– Если ты хочешь остановиться. – Солнце не шутил.

Саша секунду помедлила с ответом, но потом решительно заявила:

– Не хочу.

Солнце отпустил стоп-кран, улыбнулся:

– Первый шаг к свободе.

Саша растерянно улыбнулась.

– ...Только как же я поехала: мои вещи в аэропорт увезли.

– Значит, у них есть шанс увидеть Золотые пески, – утешил Солнце. – И у теплого свитера, который в последний момент положила твоя мама, будет роман с зубной щеткой.

– Откуда ты знаешь про свитер?! – удивилась Саша.

– Мамы всегда кладут теплый свитер. На случай непредвиденного похолодания.

Саша улыбнулась, а потом решительно глянула в глаза Солнцу:

– Можно я тебе один вопрос задам?.. Только ты не обижайся.

– Попробую, – пообещал Солнце.

– Зачем ты украл папины ботинки?

Солнце замялся:

– Честно?

– Да... Пожалуйста.

– Не знаю! – Солнце по-мальчишески смутился, а Саша рассмеялась.

Тогда Солнце вынул из расшитой сумки, висящей наперевес, мятый цветок – явно родом с городской клумбы и пристроил его у Саши за ухом:

– На островах республики Индонезия это называется «Вэлкам флауэрс». Так что – добро пожаловать в хипповскую жизнь. А теперь нужно найти себе ночлег.

– Разве мы не вместе с ребятами? – удивилась Саша.

Солнце глянул на нее с притворным ужасом:

– В плацкартном вагоне? А как же целоваться? – и открыл дверь в вагон. Саша нерешительно помедлила, но пошла в открытую Солнцем дверь.


Она нервно барабанила пальцами по раме окна спального вагона. А Солнце в спальном двухместном купе с бархатными занавесками, под несущиеся из приемника тирольские рулады, что-то убедительно объяснял по-немецки пузатым и щекастым бюргерам в тирольских шапочках, утыканных разноцветными значками.

Слова Солнца привели тирольцев в радостное возбуждение, и, схватив чемоданы и приемник, они устремились в коридор.

– Куда это они? – спросила Солнце Саша.

– В погоню за великорусскими чувствами. Располагайся, – и Солнце приглашающим жестом указал Саше на малиновый мягкий диван. – Наше двухместное удобство.

– Но так же нечестно, – колебалась Саша. – Все – в жестком, а мы – здесь.

– А нет такого слова «все». Человек всегда один. – Солнце снял сумку, жилет, удобно расположился на диване.

– А когда любит? – не сдавалась Саша.

– Тогда – вдвоем, – пояснил Солнце. – Он и его любовь.

– А другой человек?.. – удивилась Саша.

– А другой человек здесь вовсе ни при чем.

– И я? – с вызовом спросила Саша.

Но в этот момент в дверь купе раздался удар, а в узкий проем двери рухнула чья-то нога. Послышались крики проводницы.

Саша и Солнце выглянули в коридор.

Он был загроможден колонками и ящиками с аппаратурой.

На полу лежит бездыханный ударник «Машины времени», а клавишник, Макаревич и гитарист, сметая сопротивление проводницы, затаскивали ящики из тамбура в коридор.

– Да что это такое! У меня спальный вагон! Я сейчас начальника поезда позову!

– Ну, тетенька, милая, ну не выбрасывать же! Ну, опаздывали мы! Куда успели! – уговаривал клавишник.

– Мы заплатим! – заверял проводницу Макар.

Появился начальник поезда.

– Немедленно покинуть помещение железнодорожного состава вместе с негабаритной ручной кладью!

– Как? На полном ходу? – притворно изумился Макар.

– А я вас везти не имею права! – визжала проводница. – Хулиганье!

Она ткнула пальцем в лежащего ударника:

– Вот если он стоп-кран сорвет?!

Музыканты внимательно посмотрели на товарища.

– Он? Нет, он не сможет, – убежденно сказал Макар.

– Допились! Пьяные в коридорах валяются! – возмущалась проводница.

– Он не пьяный. Он аппарат охраняет, – пытался оправдаться клавишник.

– А людям как ходить: ни чаю попить, ни в туалет! – трубил начальник поезда.

Солнце вышел из купе.

– Здорово, Макар, – он кивнул на аппаратуру. – На заработки?

Увидев Солнце, Макар обрадовался, полез обниматься через ящики:

– Солнце! Живой еще!

– Почему это «еще»? – вышла за Солнцем и Саша.

Увидев незнакомую хорошенькую барышню, Макар приосанился и зафонтанировал:

–»...Человек смертен, но это еще полбеды. Иногда он внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что будет делать в сегодняшний вечер».

– Не пугай девушку, – добродушно улыбнулся Солнце, а тот хитро прищурился:

– А что? М. А. Булгаков. «Мастер и Маргарита». Страница десятая. Восьмая строка снизу.

А проводница и начальник поезда, неприязненно глядя на Солнце, безуспешно пытались вытащить бездыханного рокера в тамбур.

– Вишь ты, оказия... – взъерошил волосы Макар.

Солнце оценил происходящее и предложил:

– А давай аппарат к нам в купе затащим, а ночевать можно у «системы» в плацкарте.

– Круто, чуваки! – обрадовался услышавший предложение Солнца клавишник. – Респект в полный рост!

И тут же потащил колонку в купе, пихнув при этом лежащего ударника:

– Вставай, бразер, гуд найт образовался!


Малой, как всегда, не терял времени зря. Они со Скелетом проходили через тамбур в купейный вагон. В руках у Малого была пачка брошюрок: «Здравницы Крыма».

Скелета, как всегда, тяготила бурная бизнес-деятельность друга:

– Ну, на фига людям твои книжки. Они и так в Крым уже едут...

– Так им море станет ближе! – убежденно заявил Малой

Они зашли в спальный вагон. Малой уже занес руку – постучать в первое купе, как вдруг заметил Макара со товарищи и, дернув Скелета заруку, стремглав выскочил обратно в тамбур. Друзья помчались через вагоны к своим.

– Ну, попали! – сокрушался Малой на бегу.

– Я говорил: ну ее на фиг, эту рок-музыку, – ныл Скелет. – Теперь, как здрасти, фейс начистят.

– А кто виноват? – возмутился Малой. – Если бы ты, дубина стоеросовая, аппарат не сжег, щас бы уже по турбазам бабки лопатой гребли бы! Вино, девушки в придачу!

– И так сил нет, – запыхавшись, сопротивлялся заманчивым перспективам Скелет.

– Настоящий художник должен страдать за искусство!


Поезд мчался по солнечной русской равнине с перелесками.

Уступив свое купе, Солнце и Саша пошли к остальным. В одном вагоне из купе проводников послышался строгий голос:

– Ну, вы полнее наливайте, полнее! За обвес и недолив у нас по головке не гладят!

Навстречу Саше и Солнцу вышел бригадир стройотряда с гроздью чайных стаканов в подстаканниках. Увидев Солнце, он удивленно остановился:

– Ты?.. Неожиданная встреча! Давно не виделись.

Бригадир протянул Солнцу свободную от стаканов руку для приветствия, но в этот момент между ними протиснулся плюгавый кагэбэшник, и рука бригадира повисла в пустоте.

– Извините, разрешите пройти... – пробормотал кагэбэшник, изучающе глядя на Солнце.

Бригадир с холодным недоумением разглядывал Солнце:

– И вот ради этого ты бросил институт?..

Солнце молча посмотрел вслед удаляющемуся кагэбэшнику.

– ...между прочим, ты еще можешь восстановиться. Тема твоего диплома была очень перспективной. Ты бы мог принести пользу людям своей научной работой, – продолжил бригадир.

Саша удивленно глянула на Солнце, на бригадира, а Солнце усмехнулся:

– Чем больше тайн Вселенной остается нераскрытыми, тем больше пользы для людей.

– Меня, Сергей, всегда удивлял твой аполитизм, – неприязненно поморщился бригадир, – я бы даже сказал, нигилизм!

Солнце пожал плечами и, взяв Сашу за руку, пошел в следующий вагон.

– Ты учился с ним в институте? – полюбопытствовала Саша.

– Я думаю, он меня с кем-нибудь перепутал, – безмятежно ответил Солнце.

Саша еще раз обернулась на бригадира. Поезд дернулся, притормозив, и чай из стаканов выплеснулся на него.


А в вагоне, где расположилась система, – безудержное веселье.

Пришли и Саша с Солнцем, и музыканты, и тирольцы, и даже начальник поезда.

Хором допели «Let it be».

– А теперь давайте «зэ энд» Дорз! – просит Скелет.

– Да ну-у, сопли, – протестует Герда. – Давай «Мишель»!

– Старуха, а это не сопли?

– Это – кровавые слезы!

Кореец, озорничая, подобрал на гитаре «Интернационал». Идею приняли на ура, и вот уже музыканты, тирольцы и хиппи поют хором «Интернационал» в рок-обработке, раскачиваясь, аккомпанируя себе на подручных предметах. Причем Малой избрал для этой цели круглую голову тирольца в шапочке и барабанил по ней вилками.

А прилично набравшийся к этому моменту начальник поезда доверительно склонился к Герде:

– ...А я ей: ну и что, что пьяный! А она... Э-эх! Не ценит!

– Диалектика... – вздыхала Герда.

– Точно! Не в бровь, а в глаз! – кивал начальник.

Они чокнулись стаканами с красно-коричневой жидкостью.

Герда делала вид, что слушает начальника, а сама пристально следила за Солнцем и Сашей.

А те просто улыбались друг другу. Вокруг них утих шум бесшабашных песен. Только хрустальные колокольчики звенели.

Хуан уставился на Герду, перевел взгляд на Солнце, затянулся неизменной трубкой.

Скелет совал тирольцам целую горсть октябрятских значков, хищно поглядывая на фотоаппарат, висящий на шее одного из немцев.

– Беби Ленин, круто! – убеждал Скелет.

– Я-я, зер гуд! – соглашался немец.

А Малой, стуча кулаком в грудь, каялся перед Макаром:

– Мильён сорри! Ну, хочешь, стукни меня!.. Только не сильно.

Макар вздохнул и взял гитару из рук Корейца:

–»Все очень просто, сказке обман, солнечный остров, скрылся туман».

Герда скептически прищурилась, глядя на музыканта:

– А ты чем другим заниматься не пробовал? Ну, там рисовать или художественно картошку варить?

Тот смутился, отложил гитару, и Малой снова завладел его вниманием:

– Это же значит, у него темперамент такой! Аппаратура не выдерживает, понимаешь?!

Малой с гордостью молодой матери посмотрел на Скелета, который пытался торговаться с немцами.

Макаревич не выдержал:

– Все! Хватит! Я уже не знаю, что хуже – что аппарат сгорел или что ты третий час подряд извиняешься.

– Понял. Нем как рыба! – согласился Малой и тут же затараторил с удвоенным энтузиазмом: – Кстати, в «Науке и жизни» прочел, что на Галапагосских островах водятся певчие рыбы! Когда они начинают общаться, а общаются они практически круглосуточно, потому что являются животными со стадной психологией, жители островов вынуждены затыкать уши. Поэтому в тех краях изобрели первые сенсорные дистанционные переговорники.

Макар озадаченно смотрел на Малого.

– Я вот думаю связаться с правительством Галапагосских островов и предложить им поставку лучших советских беруш! – на полном серьезе сообщил Малой и потянул к себе недопитую начальником поезда бутылку с портвейном. – Так что – за мир во всем мире?

Малой отпил вино, протянул бутылку Макару. Тот пил молча.

– Ну, берете меня в импресарио? – Малой радостно улыбнулся.

Макар поперхнулся вином.

– Понял, – не стал настаивать Малой.


А в соседнем вагоне подтянутые образцовые стройотрядовцы, попивая чай, пели оптимистические песни о родной природе и стремлении к лучшему будущему.

Рядом сидела взволнованная тетка и обнимала большую плоскую коробку. Ее сосед – пожилой мужичок, на шее которого висела гирлянда рулонов туалетной бумаги, а рядом стояла раздутая авоська. Из нее торчали кульки из жесткой серой бумаги, колбасные хвосты.

– ...А это еще мне как повезло, – делилась радостью тетка, – это в ГУМе сапоги выбросили, югославские. Я и ухватила – это размер маловат, правда, но у меня соседка есть – это с вот такой лапой бабища, это я ее попрошу, так она мне до зимы в дому разносит.

– Какая у нас жизнь пошла хорошая! – радовался мужичок. – Поедешь в Москву, так колбаски любительской возьмешь палочку, маслица «Крестьянского»... – Мужичок любовно похлопал по своей авоське. – Опять-таки ребятам конфет «Раковые шейки» – пусть побалуются! Месяц целый будем есть и радоваться! Так еще удача какая: вот бумаги для подтирки, я извиняюсь, давали гражданам по две в руки, а мне по ветеранской книжке еще две полагалось, да плюс как герою Советского Союза! Во как!

Молодая мама, сидящая тут же в купе, высвободила грудь и приложила к ней младенца.

– А на юге, говорят, черешни, как яблоки, а яблоки, говорят, как дыни... – проговорила она задумчиво – почти пропела.

Растрогавшись, мужичок снял с гирлянды один рулон бумаги и протянул молодой маме:

– Возьми, дочка!

Молодая мама растерялась, замотала головой:

– Ой, нет, что вы!

– Бери, бери! А то что ж – попку детскую нежную газетой «Правда» тереть будешь? – улыбнулся добрый мужичок.

Кагэбэшница с высокой прической острым взглядом резанула мужичка, а молодая мама смущенно взяла бумагу:

– Спасибо вам, дедушка...

– Да чего там! Мы ж свои люди. Советские. Что ж делать, когда власть наша для души много дает, а для брюха и для жопы – нету ничего!

Дама с высокой прической встрепенулась:

– Прошу прощения, а вы до какой станции едете?

– Я-то? Я до Первомайска. Живу там.

– А работаете где? – настойчиво интересуется дама.

– Да на пенсии я, – охотно стал рассказывать бесхитростный мужичок. – Вот в рыбацкой артели сторожем подрабатываю. Пенсия у нас сами знаете...

Дама кивнула, пометила в блокноте «проверить первомайскую первичную организацию», со значением глянула на своего попутчика. Тот уставился на мужичка сверлящим взглядом.


Хипари затянули «Дом восходящего солнца». Малой, Скелет, Герда, Кореец и Солнце переглядывались как-то особенно, как свои со своими. Саша смотрела на них и гадала: где же они, такие разные, могли познакомиться?

А было на самом деле так: дюжину лет назад отчаянно-рыжая девочка-пятиклашка, с горлом, схваченным толстым белым компрессом, сидела на кровати в палате детской больницы в полном одиночестве и читала книжку «Снежная королева». Вдруг дверь открылась, в палату заскочил светловолосый мальчик лет двенадцати и встал за косяк двери с застекленным проемом.

– Сбежал? – хриплым голосом невозмутимо поинтересовалась девочка.

Мальчик кивнул.

– Имеешь право, – согласилась девочка. С тем же невозмутимым видом она отогнула край свисающего одеяла на своей кровати. Мальчик тут же юркнул под кровать. Девочка опустила одеяло и снова углубилась в книгу.

Дверь распахнула медсестра.

– Ну, куда же он девался? Я уже капельницу приготовила! Не забегал сюда?

Девочка отрицательно покачала головой.

Раздосадованная медсестра ушла.

Мальчик вылез из-под кровати, уселся на подоконник:

– Я считаю, что человеку не нужно лечиться. Уж какой есть, такой есть. А то, когда человек лечится, он пытается вроде как стать лучше. Стать не самим собой. Жить не свою жизнь, понимаешь?

Девочка честно помотала головой:

– Нет. Но красиво.

Солнце за спиной мальчика осветило его кудрявые волосы так, что они стали похожи на нимб. Девочка посмотрела на мальчика и вздохнула:

– Буду звать тебя Солнце.

– Почему ты так грустно это сказала?

Девочка обреченно качнула головой:

– Влюблюсь, наверное.

Мальчик улыбнулся, кивнул на книжку:

– Тогда я буду звать тебя Герда.

– Мне вообще-то маленькая разбойница больше нравится, – независимо отвернулась девочка.


А в коридоре больницы с прохладно-белыми стенами и глупыми картинками про недотёпистых зверей худющий мальчишка лет восьми с загипсованной ногой устроился в дерматиновом кресле и сосредоточенно перекладывал из конверта в кляссер новые марки. К нему с двух сторон подошли двое ребят постарше. Один – с забинтованной головой, другой – с рукой, примотанной к планшетке. Первый ударом ладони выбил у худющего мальчика конверт. Другой, не успел тот ахнуть, забрал кляссер.

– Вы чего?! Осторожно! Помнете! – забеспокоился худыш.

– Цыц, малявка!

– Это же мои марки!

– Были твои, стали наши! – И, осененный идеей, пихнул товарища: – Мы щас медсеструхе весь халат обклеим! Во орать будет!

Тощий мальчик чуть не плачет:

– Отдайте! Не смейте! Это мне папа подарил! – Он попытался встать, но старший балбес толкнул его обратно в кресло.

– Сиди, скелет!

– Почему это я скелет?! – обиделся худыш.

– Тощий потому что и страшный!

Старшие заржали и собрались уходить с трофеем, но тут, откуда ни возьмись, появился шустрый малорослый парнишка-второклассник, схватил прислоненный к креслу костыль Скелета и двинул им обидчиков.

– Э! Ты чё, малой! – возмутился один из балбесов. – Совсем уже!

Но мальчонка грозно уставился на них, держа костыль наперевес:

– Быстро марки отдали и свалили! – он снова взмахнул костылем, и хулиганы опасливо переглянулись.

– Тебе башку еще надо подкроить? – заорал малыш первому, а потом и другому. – А тебе вторую клешню не жалко?

– Ладно-ладно, – примирительно отступил балбес с забинтованной головой, – малой, чё ты – шуток не понимаешь?

Он протянул Малому кляссер, и посрамленные хулиганы удалились.

Малой отдал кляссер худому мальчику. Тот шмыгнул носом, скрывая постыдные мальчишеские слезы, и выдавил сорвавшимся голосом:

– Спасибо.

Опустив голову, он тут же принялся проверять, не помялись ли марки, а Малой широко улыбнулся:

– А ты и правда Скелет!

И, странное дело, теперь худенькому мальчику вовсе не было обидно.

Малой пристроился рядом, заглянул через плечо Скелета в кляссер.

– Слушай, я у одного тут видел – жвачки есть. «Ригли» там, «Бруклин»...

– Ну и чё? – не понял Скелет.

– Так можно на марки сменять! – лучезарно улыбнулся Скелету Малой. – Марки – это тема!

Скелет насупился.

– Ты подумай: у тебя все равно эти марки отобрали бы! – настаивал Малой.

На лице Скелета отразилась мучительная внутренняя борьба.

А Солнце тем временем выбрался из палаты Герды, огляделся по сторонам – медсестры не было видно. И он отправился путешествовать по больничным коридорам.

В холле студент художественного училища расписывал стену нежным панно. Инспектирующий его одышливый завхоз был недоволен:

– Что у тебя тут мрачно-то так, ну я не знаю!

Студент независимо дернул плечом:

– Панно решено в минорной гамме.

– Что ты мне со своими гаммами! У нас тут не музучилище! Веселей надо! Жизнерадостнее!

Студент отошел на пару шагов, прищурился, разглядывая панно:

– Не знаю, по-моему...

– Ну, что ты щуришься, как кореец! – заорал завхоз. – Мне ж по шапке дадут – разложенчество, скажут! Ты мне дай социалистическую сказку! Солнышко нарисуй! Раскрась поярче! Понял, кореец?!

Студент покорно вздохнул:

– Понял.

Шумно дыша, завхоз удалился. А к студенту подошел Солнце, стал наблюдать за тем, как тот принялся перекрашивать детали панно в яркие аляповатые цвета.

Студент оглянулся на Солнце, а тот вежливо сообщил:

– Ваш вариант мне нравился больше. Было красиво...

Студент небрежно махнул рукой:

– А, вода!.. Тебя как зовут?

Солнце подумал и ответил:

– Солнце.

– Ну, тогда я Кореец, – улыбнулся студент. – Иди, помогать будешь.

И вручил мальчику флейц и банку с ядовито-желтой краской.

В холле показалась Герда со «Снежной королевой» под мышкой. Она облокотилась о стену и стала наблюдать, как Солнце рисует на стене пронзительно-желтый круг на химически-лазурном небе. Солнце обернулся, Герда улыбнулась.

А к Солнцу подскочил Малой с кляссером Скелета и деловито протянул руку:

– Здорово, давай знакомиться! Пашка Кочетков, но ты можешь звать меня Малой. Марки нужны?

Солнце недоуменно пожал плечами:

– Нет. Мне некому писать письма.

– Письма? – чуть не подпрыгнул от возбуждения Малой. – Насмешил! Да здесь коллекционные! Зацени!

Жестом заправского купца щупленький Малой развернул кляссер:

– Марки – это вообще тема! Только тебе, по дружбе. Один к пяти!

– Что один к пяти? – не понял Солнце.

– Одна жвачка – пять марок! А чё – нормально!

– Да я тебе и так жвачки могу дать, – пожал плечами Солнце.

Малой подозрительно прищурился:

– Нежёваные?

Герда хмыкнула и убежала.

На лестнице стояли видный мужчина в форме морского офицера и женщина в красивом платье, с медальоном в виде солнца на груди, но с исплаканным лицом. В руках мужчина держал иностранную коробку с моделью автомобиля. Пробегая мимо них, Герда, разумеется, не знала, что это были отец и мать Солнца.

– Не нужны нам твои подачки! – со злостью выговаривала мать Солнца. – Все эти твои машинки, жвачки! Ты думаешь так купить его любовь?!

– Я просто люблю своего сына!

Мать Солнца перебила с ненавистью:

– Кто любит, не поступает так, как ты!

– Я все тебе объяснил... – упрямо сказал отец.

Мать Солнца заплакала:

– Убирайся! Я не хочу слушать тебя!

Бравый морской офицер как-то съежился:

– Прошу тебя... Я хочу повидать его перед отъездом.

– Не смей! – закричала мать Солнца. – Не смей приходить к моему сыну!

– Нашему сыну... – глухо поправил ее отец.

Мать Солнца оттолкнула отца, затрясла головой в беззвучных слезах, и он молча пошел вниз. Спустившись на один пролет, замешкался и поставил коробку с машинкой на ступеньки.

Солнце уже закончил раскрашивать кадмиевый диск и любовался своей работой, когда к нему подскочила мама. Она принялась бурно целовать мальчика, попутно утирая слезы:

– Мальчик мой! Тебе же доктор сказал лежать! Иди, иди, милый! И краской здесь пахнет!

– Хорошо, мама, я сейчас лягу, – ласково и терпеливо ответил Солнце.

– Ну, вот и молодец! – возбужденно заулыбалась, закивала мама. – Умный, замечательный мальчик! Слушаешь маму! А больше никого не слушай! Никого, хорошо?.. Я зайду к доктору!

Мама унеслась по коридору к ординаторской. Кореец сочувственно глянул на Солнце, кивнул на панно:

– Хорошо получилось. Молодца! А ты чем болеешь-то?

– Я сердцем болею, – спокойно объяснил Солнце. – Оно у меня слишком большое.

– Бывает... – подумав, ответил Кореец.

И Солнце медленно побрел по коридору в палату.

Он шел мимо Скелета, пытающегося костылями играть в футбол с другими детьми, мимо старших балбесов, нашедших автомобиль Солнца и с воодушевлением разбирающих его, мимо Герды, задумчиво провожающей его взглядом из своей палаты, мимо Малого, который пытается впарить марки другим маленьким пациентам, мимо своей мамы, что-то эмоционально требующей у молодого, но усталого доктора Немчинова...


В конце концов петь хипари устали, просто смотрели в окно.

– Что у Галины? – спросил Корейца Солнце.

– Да непонятно. Тянут с визой. Узнать ничего невозможно. Приеду на место, сразу отзвонюсь. Не нравится мне это все...

– Думаешь... – начал Солнце.

– А главное, вот ведь какая штука, – перебилего Кореец, – я ее так люблю... понимаешь, я думаю, что это я виноват...

– Ты что?..

– Нет-нет, не в том смысле! Просто я по-скотски себя чувствую: ей не дают визу, а я радуюсь... понимаешь?

– Понимаю. Это нормально.

Саша придвинулась ближе, улыбнулась Солнцу, и тот сразу сменил тему:

– Лиза как – нормально себя вела?

– Галина считает, что все проблемы Лизы – из-за отсутствия коллектива, – авторитетно заявил Кореец.

– А разве у Лизы проблемы? – удивилась Саша.

– Галина так считает, – улыбнулся он.

– И что? Удалось приучить к коллективу? – поинтересовался Солнце.

Кореец вздохнул:

– У наших собак хороший ветеринар... – И добавил Саше деловито: – А ты не волнуйся. Я твой выезд в Болгарию переоформил на неделю позже.

– Но как?!

– Ну, не сирота же я в нашем славном городе, – уклончиво объяснил Кореец.

– А зачем вы это сделали? – недоумевала Саша.

– Затем, чтобы ты вернулась с курорта – загорелая и веселая. Чтобы родители пришли тебя встречать в назначенное время и встретили. Родителей нужно беречь.

Саша перевела взгляд с Корейца на Солнце:

– Вот скажите мне честно: вы что, все это заранее организовали? – Саша больше не злилась – просто хотела понять. – Ну, что я с вами поехала?

Кореец и Солнце переглянулись.

– Вы договорились, что ли? – продолжала допытываться Саша.

– Просто мы очень взрослые, – грустно сказал Кореец, – взрослые многое знают наперед, но жить легче им от этого не становится.

В купе заглянул плюгавый кагэбэшник – бдил. Он бегло, но внимательно осмотрел всех и улыбнулся с фальшивым смущением:

– Извините, ошибся номером.

Оттеснив его мощным бюстом, к Солнцу подошла проводница с бутылкой портвейна «33»:

– Все вагоны обежала – еле нашла. Лучше бы «Белый аист» взяли. И то вкусней!

– Не можем, – улыбнулся Солнце, – традиции.

Солнце откупорил бутылку, отхлебнул, протянул Саше.

– Нет-нет, я не пью! – замахала руками Саша.

– Я помню, – спокойно кивнул Солнце.

Саша колебалась, глядя на протянутую бутылку:

– Но я не смогу!

– Откуда ты знаешь? – приласкал Сашу взглядом Солнце.

И Саша решилась: взяла бутылку, несмело пригубила, а потом со спортивным азартом принялась пить залпом.

Улыбаясь, Солнце поморщился, воображая Сашины ощущения.

– Эй-эй-эй! Люди! Где же ваш гуманизм?! – спохватился вездесущий Малой, забрал у Саши бутылку, приложился к ней сам и передал Скелету.

Саша проницательно посмотрела на Малого:

– Ты забрал у меня вино тоже, потому что знаешь наперед, что мне, маленькой девочке, больше не нужно пить? Тоже решил позаботиться?

Малой широко улыбнулся и честно ответил:

– Нет. Просто потому что я жадный. – И, как бы в подтверждение, отобрал бутылку у Скелета. – Делись давай.

Саша с видом победителя повернулась к Солнцу:

– Ну, доволен?

– А ты? – улыбнулся Солнце.

– Все-таки такая гадость – этот ваш портвейн! – поморщилась Саша и сонно положила голову на плечо Солнцу.

Кореец ласково улыбнулся и показал Солнцу взглядом на дверь.


Солнце принес Сашу на руках и заботливо уложил на полку отвоеванного у немцев спального купе. Сам сиротски пристроился на другой полке, среди нагромождения ящиков с аппаратурой. Поезд мерно покачивался, проплывая мимо однообразных степных пейзажей.

Саша открыла глаза – она не спала и стала рассматривать Солнце.

– Расскажи мне про дом, – вдруг попросилаона.

– Какой дом? – невозмутимо отозвался Солнце.

– Дом солнца. Он большой?

– Нет, – помолчав, ответил Солнце.

– Маленький?

– Нет.

– Красивый? – озадаченно угадывала Саша.

– Нет.

Саша обиженно нахмурилась:

– Может, вообще никакого дома нет?

– Нет, – согласился Солнце.

Саша удивленно уставилась на него, приподнялась на полке:

– Что – нет? Нет-нет или нет-да?

– Давай спать, – предложил Солнце.

– Вообще-то... – потупившись, решила признаться Саша, – я твердо собиралась... тебе сегодня отдаться... – Испугавшись собственной смелости, она свернулась клубочком и накрылась простыней с головой.

Солнце погладил Сашу по голове поверх простыни:

– Не нужно никому отдаваться – тогда себе ничего не останется, – и ласково поцеловал через грубую казенную простыню в макушку.


Солнечные блики ударили в купе. Встрепанная со сна Саша приподнялась на своей полке, выглянула в окно. За окном – блеклая степь.

– Это мы где?

Вдруг она увидела, что Солнце надевает на плечо сумку, собираясь выходить.

– Ты куда? – удивилась Саша.

–»Столбы», – коротко ответил Солнце.

Саша хмурится спросонья:

– Какие столбы?

– Пойдем, увидишь.

И Саша, ничего не понимая, быстро выбралась из-под простыни, влезла в босоножки.


Солнце и Саша спрыгнули на насыпь.

Герда – за ними, острым взглядом полоснула по Солнцу и Саше, пытаясь угадать: было или небыло, и тоже спрыгнула с подножки, игнорируя протянутую руку Хуана.

– Летс гоу! Не задерживаемся, – как обычно, командовал Малой, нахлобучивший выклянченную у немцев тирольскую шапочку. – Десять минут стоим!

«Столбы» – узловая безлюдная станция, запутавшаяся в сплетении бесконечных рельс и проводов. Уныло пыхтят и покрикивают вдали паровозы.

На этой же станции и стройотряд организованно выгружался из поезда. Их встречал духовой оркестр в сопровождении председателя колхоза и двух ядреных активисток-комсомолок, держащих в руках хлеб-соль.

– Вот здесь! – сорванным голосом объявил председатель колхоза. – На этой заброшенной станции, товарищи! Под вашими руками! Всё! Преобразится! Здесь вами, товарищи комсомольцы и комсомолки! Будет воздвигнут! Сверхсовременный, товарищи комсомольцы и комсомолки! Коровник! Ура, товарищи!

Стройотрядовцы зааплодировали, духовой оркестр грянул Гимн Советского Союза. Мимо, вызывающе диссонируя своим видом с торжественной обстановкой, пробежали хипари.


За железнодорожными путями открылась голая степь, заваленная каркасами списанных грузовиков. Посреди степи – водонапорная башня. К ней-то и спешила компания.

Проржавевшая башня пестрела разноцветными надписями:

«Отдай феню, Генри! Пандус». «Если увидите Генку Маклая, передайте – у него сестра утонула». «Сталкер – донецкая система не забудет тебя!»

– Значит, Сталкер все-таки уехал... – грустно сказал Скелет и с силой ударил кулаком по металлу стены. Стена траурно загудела.

– А куда он уехал? – спросила Саша, пытаясь пальцами расчесать спутанные после сна волосы.

– Плотно уехал! – непонятно и печально ответил Скелет.

– А Маклая-то марьинская урла по пьяне забила... – грустно вздохнул Малой.

Достав из кармана кусок мела, запасливый Малой размашисто написал мелом на ржавом боку башни: «Люди! Любите друг друга!»

Саша читала надписи, прижимаясь головой к плечу Солнца:

– Так страшно. Как будто в космосе. Послания в никуда.

– Почему же в космосе страшно? – не согласился Солнце. – Там просторно.

Поезд издал характерный перестук. По сигналу Малого хипари поспешили к вагонам.

Саша тоже потянула Солнце к поезду:

– Побежали!

Но Солнце загадочно отрицательно покачал головой.

Саша удивленно захлопала глазами:

– Ты что?! Поезд уйдет!

Солнце со снисходительной улыбкой беспечно пожал плечами.

Саша растерянно перевела взгляд с Солнца на компанию, бегущую к поезду, и опять на Солнце

– Мы же на море собирались... – посчитала нужным напомнить она.

– Ты думаешь – на море попадают только поездом? – спросил Солнце.


Шли долго. Очень долго. Часов не было, но и сил не было тоже. Саша плелась рядом с Солнцем и капризничала:

– Я устала...

Солнце молчал.

– Я есть хочу...

Солнце вынул из сумки, болтающейся через плечо, черный сухарь, протянул Саше. Та нахмурилась:

– Они всегда пригодятся в дальней дороге?

Солнце с улыбкой поглядывал на Сашу, продолжая идти.

– И почему мы не поехали со всеми, вместе?!. – канючила Саша.

– Потому что тогда ты и море увидела бы со всеми вместе.

Саша сердито поджала губы и прибавила шаг. Она обогнала Солнце и, упрямо глядя себе под ноги, зашагала первая.

Вдруг она услышала окрик Солнца:

– Осторожно!

Саша вскинула голову и остановилась как вкопанная: она оказалась на краю обрыва. Внизу, сколько хватает взгляда, искрилось под солнцем море.

– Вот это да-а-а... – восторженно ахнула Саша.

Солнце подошел к Саше, обнял ее за плечи.

Саша моментально забыла про усталость, обиду и обернулась к Солнцу с детской счастливой улыбкой:

– Можно, это будет мое море?!

Солнце великодушно кивнул:

– Ты первая его нашла.

– Спасибо тебе, – растроганно улыбнулась Саша.


В чисто выбеленном глинобитном домике, стоящем прямо на морском обрыве, у маяка, раскладывала на столе гадальные карты сморщенная, притемненная солнцем старуха в платочке – баба Оля. Перед ней – грудастая тетка в платье с крупными цветами.

– Ты, Матрена, не переживай, – смотрела в карты баба Оля, – похоже, сладится у вас... Вот только... Что это тут такое выпало... Вот что-то, кажись, тебе помешает. Какой-то волосатый... Росточку небольшого. Неожиданно он появится. И будет тебе большой испуг.

В тот же момент в маленькое открытое окошечко возле стола заглянула патлатая голова Малого:

– Здрасьте! Драку заказывали?

Тетка взвизгнула, схватилась за левую грудь обеими руками. А старуха расплылась в улыбке:

– Приплыли, голуби лохматые! – и поспешила во двор.

Обнимались, как родные:

– Что-то ты, Витася, за год и не потолстел совсем – так и есть тощий, как скелет, – сокрушалась баба Оля.

Компания засмеялась.

– А Борька где ж?

– А он с поезда сразу на почту пошел – звонить ему надо.

– А Солнце ваш?

– Солнце – он ходит по своей орбите, – поджала губы Герда.

– А тебе, Герда, – доложила баба Оля, – ябисер перебрала за зиму.

– Спасибо, бабулечка!

Примчался со счастливым лаем лохматый пес неопределенной масти.

– Пацифик! Узнал! – обрадовалась Герда, трепля барбоса за ушами.

– Помнит! – удовлетворенно заметил Малой.

– Ага, конечно! – заворчала баба Оля. – Помнит, как вы ему на боку свои фокусы понарисовывали!

– Это мы пацифику ему нарисовали, – стал оправдываться Скелет.

– Не знаю, что вы там нарисовали, – перешла от радостных сантиментов к разбору полетов баба Оля, – а вот ты, жулик, сказывай, куда в прошлом году коврик из сарая дел? – налетела она на Малого.

– Какой такой коврик?

– А с журавлем! Что мне соседка отдала!

– А, с журавлем? Не брал! – на чистом голубом глазу стал отнекиваться Малой.

– Не брал? А кто из него жакет сшил и Кольке с пристани продал как иностранный?

– Виноваты! Нуждались! – не выдержал и признался Скелет.

– Вот охломоны! – всплеснула руками баба Оля. – Теперь так: деньги вперед за неделю!

– Бабулик, без ножа режешь! – возопил Малой. – Мы ж твои любимые!

– Поэтому и пускаю, – призналась баба Оля. – Но деньги – вперед!


На улице у калитки топтался помятый невзрачный мужичок. А за калиткой жмурился на солнце и блаженно раскуривал трубочку Хуан.

Мужичок измаялся в ожидании и наконец окликнул Хуана:

– Слышь, дай закурить.

Хуан протянул мужичку трубку.

– А это... папиросы простой нету? – озадачился мужичок.

– Это лучше папиросы, – улыбнулся Хуан.

Мужичок недоверчиво взял протянутую трубку, затянулся, прислушался к ощущениям:

– Что за табак у тебя? Как трава, аптекой воняет.

– Аптека? Но аптека. В аптеке такую не возьмешь. Ты тяни, пор фавор. Си. Задержи. Си. Си. Выдыхай.

Мужичок действовал по инструкции Хуана, но, заметив спешащую к нему тетку в цветастом платье, поспешно вернул трубку.

Подойдя к калитке, взволнованная тетка возмущенно глянула на Хуана, по-хозяйски подхватила мужичка под руку и потащила по пыльной улице.

Она что-то строго выговаривала ему, когда мужичка стало разбирать. Он плелся за теткой и блаженно хохотал, загребая ногами теплую пыль.

Хуан умиротворенно смотрел ему вслед.


Когда Саша и Солнце пришли к бабе Оле, Кореец копался в моторе старого трактора, пытаясь завести его. Герда развешивала на заборе лоскутные одеяла и подушки из дощатого сараюшки, притулившегося на обрыве. А Хуан, как всегда, нашел самое высокое место в округе – здесь им оказался маяк – и оттуда смотрел в вечность, попыхивая трубкой.

Калитка стукнула. Кореец обернулся, вытер руки ветошью. Герда, глянув на Сашу и Солнце, нарочито невозмутимо снова ушла в сарай с грохотом наводить там порядок.

Кореец обнялся с Солнцем, кивнул Саше.

– Где были-то? – спросил он.

– Мы искали море, – радостно сообщила Саша.

Вышла из домика баба Оля: равнодушно скользнула взглядом по Саше, улыбнулась Солнцу:

– Приехал!

– Пришел, – обнялся с бабой Олей Солнце.

Баба Оля с нежностью погладила его по голове.

– Ну, как ты, сердешный?

Солнце только улыбнулся:

– Это Саша. Познакомьтесь.

– Влюбился, что ли? – прищурилась баба Оля.

Саша смущенно улыбнулась, но тут же услышала едкий голос Герды:

– Он никогда не влюбляется. Он же Солнце.

– Малой и Скелет где? – спросил ее Солнце, переводя тему.

– На «Титанике».

– А он разве не утонул? – удивилась Саша.

– Наш – не потонет, – усмехнулась Герда, – У него ватерлиния правильная. – И тут же скомандовала Саше: – Идем, помогать будешь, раз пришла.

Саша вслед за Гердой вошла в сараюшку с земляным полом, щелястыми стенами.

– Мы что, здесь будем жить?! – спросила Саша настороженно.

Насмешливо прищурившись, Герда вручила Саше подушки:

– Нет, здесь мы будем наслаждаться жизнью! Тащи на солнце.


А потом вся компания нежилась, развалившись на палубе «Титаника»: наполовину затонувшего судна, чья носовая часть торчала среди валунов. Разжарившись, купались, прыгали с кормы судна в воду: Герда, с наслаждением раскинув руки, Хуан – умело сгруппировавшись, Малой – дурашливой бомбочкой, Скелет – долго нерешительно потоптавшись, Кореец – ладным «академическим» прыжком.

Саша делала вид, что купаться ей вовсе не хочется, хотя на самом деле с удовольствием нырнула бы в бирюзовые прохладные волны. Мучил вопрос: что делать без купальника? Солнце догадывался о причинах Сашиных продолжительных солнечных ванн, но ни на чем не настаивал, ничего не предлагал, а благородно составил компанию: они сидели на бортике, опустив ноги в воду.

Искупавшись, неугомонный Малой пустился на изучение внутренностей судна. Верный Скелет последовал за ним. Забрались в сохранившуюся радиорубку, дурачились, дергая за рычаги. Малой заметил панель радиоприемника, покрутил ручки, и вдруг радио ожило, раздался шорох, писк неведомых радиоволн.

– Круто! Работает! – завопил Малой.

Он крутил ручки настройки, пока из динамиков не послышался хриплый развязный голос:

– А-внимание всей «системе»! А-слушаем самое клёвое пиратское радио! А-с вами Баба Беда! Тудэй передаю вам привет от моего фрэнда Севы Новгородцева. – Послышались знакомые всему прогрессивному населению «оплота социализма» позывные передачи Новгородцева, а потом – музыка. Немыслимая в этом месте и прекрасная в это время.

Малой тут же высунулся из радиорубки, завопил друзьям:

– Ништяк! Баба Беда форэвэр!

Все обрадовались, засвистели, вскидывая растопыренные в знаке V пальцы.


Музыка была везде: по пыльной дорожке катил мужчинка на велосипеде. К раме прикручены удочки, болтается садок с рыбешкой. На раме велосипеда – приемничек. Из него – тоже передача Бабы Беды.

На густонаселенном городском пляже традиционно оздоравливался советский народ: волейбол, котлеты с помидорами на подстилке из жаккардового одеяла, пощипывание соседок за ягодицы, строительство песочных замков. На одной из подстилок тревожно ожидал купающихся хозяев дрожащий мокрый пуделек. Рядом с ним – тоже приемник, с той же передачей.

И в милицейской машине, патрулирующей городок, через какофонию разных волн пробивались позывные Бабы Беды. Милиционер с досадой сплюнул, но, по долгу службы, принялся настраивать ее эфир поточнее.

И даже в радиорубку подводной лодки прорвалась Баба Беда! Мужественные моряки-подводники сгрудились у динамика, слушая привет из свободного мира.


На «Титанике» устроили самозабвенные танцы.

– Крутая тетка эта Баба Беда! – извивался в танце Скелет.

– До сих пор не повязали! – уважительно кивал головой Малой, выделывая немыслимые прыжки.

– Третий год ищут. – Герда с чувством превосходства поглядывала на истомленную жарой Сашу, встряхивала мокрыми рыжими кудрями.

Вдруг музыку из радиоприемника заглушило шипение.

– Глушат, гады! – досадливо поморщился Кореец.

Малой метнулся в радиорубку, подергал тумблеры и рычаги, и неожиданно чистые голоса детского хора запели: «В траве сидел кузнечик! Совсем как огуречик!..»

Компания оторопела, а Малой согнулся пополам от хохота:

– О, Хуан, это про тебя: «...Зелененький он был!»

А Хуан уже успел забраться на самую высокую площадку «Титаника» и беззлобно улыбался оттуда, затягиваясь трубочкой и глядя вдаль.

Скелет фотоаппаратом прицелился к чайке, усевшейся на ржавые перилла. Малой удивленно подошел к нему:

– Ты чего делаешь?

– Художественную фотосъемку, – гордо ответил Скелет и добавил доверительно, – я вот подумал, может, мне фотографом сделаться? Буду ездить по всему миру – природу снимать.

– Ага. В Когалым ты будешь ездить – передовиков коммунистического труда снимать. – Малой бесцеремонно отобрал у насупившегося Скелета фотоаппарат, придирчиво осмотрел: – Ништяк. Завтра в городе на толкучке продадим. Системе на неделю нехилый хавчик будет.

– Иди ты, – неожиданно взбунтовался Скелет. – Я его на всех Беби Ленинов выменял, торговался как подорванный.

– Ну так! Моя школа! – похвалил Малой. – Чувак, ты делаешь успехи! – Но фотоаппарат отдавать он явно не собирался.

Тогда Скелет нахмурился и пробормотал себе под нос:

– Мне отец еще, когда я маленький был, сказал: «Может, фотографом станешь»... это когда он от мамы к этой балерине Большого театра уходил... и фотоаппарат мне свой оставил... а мама фотоаппарат этот с балкона запустила... в машину его попала... мы на восьмом этаже жили... мне лет шесть было, а я помню...

Малой молча вернул Скелету фотоаппарат, но усмехнулся с сарказмом:

– А мой батя каждый вечер, когда напивался, а напивался он, напоминаю, каждый вечер, так завещал: «Быть тебе, Паха, вальцовщиком, как я вальцовщик! Будет у нас, Паха, блин, долбаная рабочая династия». Ну, так и что? А живут они до сих пор в бараке. Я бы осторожнее относился к завещаниям. Вон знающие люди говорят, что Сталин даже завещание Ленина похерил, а ты говоришь...

– Ты поменьше болтал бы, Малой, – вмешался Кореец, прислушавшийся к разговору Малого и Скелета.

– Так все ж свои, – пожал тот плечами.

– Навык теряешь, – улыбнулся Кореец, – безусловный рефлекс советского гражданина: куда не надо – не смотреть, чего не надо – не болтать.

Саша смотрела-смотрела, как Герда с демонстративным наслаждением плескалась в воде, плавала в спущенном на воду спасательном пробковом круге, да и решилась. Она резво вскочила, одним махом сбросила юбку и, оставшись в трусиках и кофточке, обернулась к Солнцу как ни в чем не бывало:

– А давай вместе нырнем!

Солнце молча улыбнулся, любуясь Сашиной фигуркой-веточкой.

– Ну давай! Ты что – боишься? – кокетливо подначивала Саша и, не услышав ответа, предложила: – Ну тогда я первая, а ты – за мной! Договорились?

И, став на борт, рыбкой нырнула в воду.

Под водой извивались водоросли, блестели боками серебряные рыбешки. Луч солнца ударил в толщу воды и пронизал ее до самого белопесчаного дна. Саша постаралась покрасивее изогнуться в воде, представляя себя русалочкой, а когда уже нестерпимо захотелось вздохнуть, обернулась – полюбоваться произведенным эффектом. Но в воде никого, кроме нее, не было... Саша с силой оттолкнулась от воды и стрелой пошла вверх.

Вынырнув на поверхность, Саша хватала воздух и одновременно озиралась по сторонам, волчком вертясь в воде. На ее лице отразились обида и изумление: Солнца на палубе не было.

Герда насмешливо наблюдала за Сашей и даже заботливо протянула ей руку – помочь выбраться из воды. Саша с трудом взобралась на борт, оцарапав коленку о гроздь наросших на борту мидий. Она дрожала, и губы ее мелко тряслись.

– Перекупалась, подруга? – невозмутимо спросила Герда.

Саша ничего не отвечала, только шмыгала носом, а Малой с видом знатока одобрительно присвистнул, рассматривая Сашу в мокрой одежонке.

– Ты чё? – возмутился чересчур порядочный Скелет.

– Да я так, чисто теоретически, – стал оправдываться Малой.

На берег спускался вечер.


Солнце подошел к заправке. К колонкам тянулся длинный хвост автомобилей. Их владельцы никуда не спешили – они ждали. Кто-то спал, разложив водительское кресло. Кто-то сидел тупо и неподвижно – привычка отключать внутренний диалог в очередях, кто-то, скооперировавшись, резался в засаленные карты.

Солнце склонился в окошечко кассы:

– Простите, у вас можно купить канистру?

Кассирша отвлеклась от занимательнейшего занятия – выщипывания буйных южных бровей – и неприязненно глянула на Солнце:

– Ну, допустим. А тебе зачем?

Солнце вежливо улыбнулся:

– Буду выращивать в ней куколки черноморского шелкопряда.

Кассирша поджала губы – она не любила, когда хамили, а тем более, когда хамили интеллигентно, потому что до конца не было ясно, хамятили нет, и требовалось прилагать лишние мыслительные усилия.

– Бензовоз сегодня еще не приезжал, – хмуро буркнула она.

– А когда обещал почтить присутствием? – не отставал Солнце.

Кассирша сердито передернула плечами:

– Ждите. Другие с утра ждут, – и захлопнула окошечко.

Солнце собрался уходить, как вдруг дверь будки кассирши открылась, обладательница буйных бровей выставила на улицу ржавую, но вполне пригодную канистру и, не говоря ни слова, снова захлопнула дверь.

Солнце взял канистру, пошел в конец очереди, присел на нее.


Когда совсем стемнело, компания расположилась на берегу моря, у догорающего костра. Малой мастерски ворочал веткой картошку в углях.

Корейца и Солнце не было, Саша грустила, сидя чуть в стороне ото всех, а Герда исподтишка поглядывала на нее. Хуан как обычно забрался на пригорок со своей трубочкой.

Сердобольный Скелет подсел к Саше:

– Ты не переживай... Солнце, наверное, в своем доме.

Саша независимо хмыкнула:

– И ничего я не переживаю... Столько разговоров про этот дом... А он где вообще?

– А этого никто не знает, – развел руками Скелет, – наверное, где-то в горах. Мы с Малым шесть раз ходили искать, но так и не нашли.

– Я думала, дом – это место, куда зовут друзей, – грустно сказала Саша.

– Дом – это там, где человеку хорошо, – подумав, ответил Скелет.

Саша покорно вздохнула:

– Значит, ему там хорошо...

Впрочем, Скелет и не надеялся утешить или развеселить Сашу. Так что, неловко посопев, он вернулся к костру:

– Ну, чего там, Малой, картошка твоя – каменная, что ли? Сколько уже печется!

– Дареному коню в зубы не смотрят, – отбился Малой.

– Она не дареная – она краденая! – неожиданно раздраженно напомнила Герда, но Малого такими обвинениями не смутить.

– В Библии сказано: делиться надо, – парировал он.

– В Библии написано: «Не укради», – у Герды явно было желание с кем-нибудь поругаться.

– А вы что – читали Библию?! – вдруг вмешалась Саша.

Малой загадочно пожал плечами:

– Говорят...

– ...Просто не люблю, когда на чужое рассчитывают! – заявила Герда и многозначительно глянула на Сашу. Саша поежилась, отвернулась.

– Чё ты злая такая сегодня, Герда? – добродушно улыбнулся Малой.

– Голодная потому что, – предположил Скелет.

Послышался шорох шагов. Саша радостно вскочила, увидев приближающийся мужской силуэт, и невольно воскликнула:

– Солнце!

Но это оказался Кореец. Герда хмыкнула, Скелет одернул ее:

– Ну, чё ты, хватит уже...

– Вон, иди, за картошкой следи, а ко мне не лезь! – взвилась Герда.

Хмурый Кореец подошел к ребятам, уселся на песок, снял сандалии.

Саша грустно сообщила:

– А у нас скоро картошка будет готова.

– Да-да... – кивнул Кореец, – картошка... Это именно то, что нужно...

Саша продолжала вглядываться в темноту.


Солнце шагал вдоль моря, перекладывая тяжелую канистру из руки в руку. Наконец он подошел к выброшенному морем изогнутому, отполированному бревну, поставил канистру, присел на бревно, как на скамейку, болезненно поморщился. Если сильно напрячь зрение, на другом берегу залива можно было увидеть точку костра. Солнце знал, что там сидит Саша. Знал он и то, что ей сейчас грустно. И немного страшно. Солнце хотел открыть канистру, но помедлил...


Хуан наблюдал за ночной букашкой, взбирающейся по стебельку, и ласково бормотал по-испански:

– Куда же ты карабкаешься? Зачем? Ты хочешь попасть на небо?.. Ты глупая: небо начинается сразу за твоей головой. И не нужно лезть так высоко.

Поглядев на Хуана, Саша подсела к Малому и Скелету, спросила шепотом:

– А Хуан, он вообще кто?

Малой жонглировал испеченными картошками и ответил, не отводя от них глаз:

– Хуан? Чилиец.

– Настоящий чилиец?! – изумилась Саша. – Как Виктор Хара?!

– Он сам был на стадионе «Сантьяго», – сообщил Скелет.

– Чудом живой остался, – добавил Малой, – потом коммунисты вывезли его в Москву.

Скелет и Малой говорили тихо, но Хуан услышал, откликнулся буднично, медленно подбирая русские слова:

– Там, на стадионе, были хиппи. Иностранцы. Хунта ловила всех, кто похож на хиппи. Мужчины с длинными волосами. Женщины в брюках... Они помогли мне сбежать. Пожалели. А их расстреляли...

И Хуан, вместе с остальными, стал чистить картошку.

А Саша заплакала. Ей вдруг стало так жалко всех: Хуана, который пережил такой ужас, о котором Саша только слышала из газет на политинформации. Скелета, которого все время шпыняет Малой. Малого, потому что он всегда старается для других, а его никто не принимает всерьез. Корейца, который тоскует по своей Галине, а Галина, как угадала своим девичьим чутьем Саша, его не любит... Герду, которая, это Саша тоже прекрасно понимала, влюблена в Солнце... И почему-то самого Солнце. Почему – этого Саша не знала, просто его было жалко... Но больше всего стало жалко себя. И страшно: куда она приехала, с кем, зачем... И по маме с папой соскучилась... Они уже поужинали, наверное...

– Ты что? Перестань, ну, подруга! – бросились жалеть Сашу Скелет и Малой. – Ты из-за Хуана, да? Так вот же он, живой-здоровый. И никакие колеса его не берут!

– А, я тоже ревела, когда узнала, – махнула рукой Герда.

– Не плачь, Принцесса, – улыбнулся и сам Хуан, – мертвые тоже грустят, когда живые плачут.

Но Саша уткнулась лицом в коленки и зарыдала еще горше. Кореец жестом показал: «Оставьте ее, пускай поплачет».


Солнце сидел один на берегу. Канистра стояла рядом. Он так и не открыл ее.

Костер на другом берегу залива погас.


И был другой день.

Хуан с неизменной трубочкой сидел на самой верхней площадке маяка, созерцательно уставившись в сторону горизонта.

– Горе ты наше! Доторчишься когда-нибудь! – крикнула ему Герда, прижав ко лбу ладонь козырьком.

– Я не торчу – я ищу нирвану, – сообщил со своей высоты Хуан.

Грустная Саша почесывала спящего Пацифика.

Подошел Скелет, гордо демонстрируя грампластинку в ярком конверте:

– Лукай! Мне Малой на день рождения «Пинк Флойд» подарил.

– А у тебя что, сегодня день рождения? – удивилась Саша.

– Не, у меня в декабре.

– А почему же он сегодня подарил?

– Это он заранее. Мало ли что зимой будет... Герда! Зацени!

И Скелет пошел хвастаться Герде, которая упоенно мастерила феньки из бисера.

А Саша ушла в сараюшку, плюхнулась на матрац, положенный на пол и застеленный лоскутным одеялом, – свою постель.

Заботливый Скелет нахмурился, взглядом показал Герде на Сашу.

Герда снисходительно хмыкнула, но, отложив свое рукоделие, пошла в сарай.

– Чего киснешь? Пошли купаться? – предложила Герда.

– Не пойду я, – Саша даже головы не повернула.

Герда подошла ближе, вопросительно склонила голову.

– Мне, наверное, вообще лучше уехать, – глухо пробормотала Саша.

Герда присела рядом с Сашей на матрац:

– Из-за Солнца, что ли?

– ...Мне кажется, он просто посмеялся надо мной, – неожиданно призналась Саша. – Привез и бросил. А я, как маленькая глупая девочка, навоображала себе...

Герда перебила Сашу с возмущением:

– Да ты что?!! Это ж надо такое придумать про Солнце! «Привез и бросил»! Да ты совсем не знаешь Солнце!

Саша хмуро посмотрела на Герду.

– Ты, что ли, знаешь?

– Знаю!

– Ну и сколько ты его знаешь?..

Герда задумалась и усмехнулась:

– Всю жизнь.

Герда отвернулась и глухо призналась:

– И любила его, кажется, всю жизнь... Ну, обычно, как девушка... А когда ты появилась... Мне очень обидно стало. Хотя, если честно, он не говорил мне, что любит, мы даже не... не встречались. Но я надеялась. До тебя. А сейчас поняла: я могу его любить как друга. Это тоже счастье... Но тебе я не обещаю, что мы подружимся. Понимаешь?

Саша кивнула и спросила:

– Так ты думаешь, что я для него что-то значу?

– Он же Солнце, – горько улыбнулась Герда. – Солнце не может греть кого-то одного и принадлежать кому-то одному не может.

– Я так не умею, – подумав, призналась Саша.

– Дело твое, – пожала плечами Герда, – но, конечно, я могу и ошибаться... блин, что-то я слишком добрая сегодня... не к добру. – Герда поднялась и пошла во двор.

– Ну и что же мне – сидеть и гадать: придет он сегодня, не придет... – беспомощно спросила Саша вслед ей.

Герда бросила через плечо:

– Кстати, баба Оля классно гадает!


А баба Оля вошла в дом с миской зеленого гороха с грядки. В кухне Кореец, отдавшись творческому порыву, расписывал диковинными цветами, петухами, птицами белоснежные стены печи.

– Только не ругайтесь, – предварил возмущение бабы Оли Кореец. – Не понравится – все закрашу.

– Да чего уж, рисуй, – махнула та рукой, – мой Колька тоже рисовать любил. Говорил: «Я, мам, в город поеду на художника учиться».

– А выучился на кого? – спросил Кореец, выводя кисточкой затейливое петушиное перо.

– Да ни на кого он не выучился, – просто ответила баба Оля. – Погиб на войне. Ему в сорок первом и семнадцати еще не было, так он в паспорте цыфирку подрисовал – и в военкомат. Художник...

– Война... – вздохнул Кореец.

Баба Оля вздохнула, устроилась за столом, принялась лущить горох:

– ...Все как вот горошинки из стручка повыкатились. И муж мой погиб – правда, до Сталинграда успел дойти. Свекор – тот без вести в плену пропал. Мамку немцы убили – у нас тут немцы стояли. Говорят: «Хлеб есть?» А она: «Нету». Они – к подвалу, проверить. А в подвале она меня прятала. Я краси-и-ивая тогда была. Она: «Не пущу!» Так им что – стрельнули, глазом не моргнули. А отец вернулся, да... Без ноги, правда. Но и то – как радовались! Только он болел потом сильно – контуженый был. И помер в сорок шестом.

Кореец отложил кисти, присел рядом с бабкой, обнял ее за плечи.

– А я вот всех пережила, – с легким сожалением сказала баба Оля. – Такие дела...

Падали в тарелку крупные горошины.


Набравшись решимости, Саша все же поднялась и направилась к бабе Оле.

Она зашла в дом, увидела Корейца, остановилась в нерешительности. Но Кореец, догадавшись по испуганному Сашиному лицу, что дело у нее важное и секретное, встал со скамейки, вышел во двор.

– Бабушка... – вышла из тени и попросила елейным голоском Саша, – погадайте мне, пожалуйста.

– Что ты выдумала? – строго нахмурилась баба Оля. – Это бабы из деревни ко мне ходят, а ты? Комсомолка небось!

– Мне очень нужно. Прошу вас! – не отставала Саша.

Баба Оля задумчиво посмотрела на нее.

– Пожалуйста... – пискнула Саша.

Не отвечая, баба Оля убрала со стола миску с горохом, сгребла в корзину шелуху. Саша замолчала в ожидании.

Баба Оля строго посмотрела на Сашу:

– На лавку садись!

Саша послушно присела на краешек скобленой лавки у стола.

– Руки-ноги не скрещивай! – распорядилась баба Оля.

Саша послушно сжала коленки, руки вытянула на столе.

Баба Оля достала с полки над столом затертые карты, но, исподлобья глянув на Сашу, передумала:

– Будет тебе особое гадание.

Саша испуганно вздрогнула. Баба Оля полезла в сундук, вынула из него старинный темный платок, развернула его. В платке оказались диковинные, морем отполированные камни – разноцветные, с космическими узорами. Баба Оля перемешала их на столе узловатыми руками.

– Думай про то, о чем гадаешь, – глухо велела она, не поднимая на Сашу взгляда.

Саша напряженно уставилась на камни, которые так и эдак, по закону, известному ей одной, раскладывала баба Оля. Саша вытянула от любопытства шею, пытаясь понять хоть что-то в затейливых комбинациях, как вдруг баба Оля нахмурилась и быстро смешала камни.

– Что? – насторожилась Саша.

– Ничего! – грубо заявила баба Оля. – Не будет сегодня гадания!

С сердитым стуком она открыла сундук и швырнула туда и камни, и платок. Саша вскочила:

– Как не будет? Почему?

– Не идет потому что! И нечего тут!.. Да и гуси у меня...

Баба Оля подхватила с печки казанок с кашей и засеменила во двор.

– Подождите! – окликнула ее Саша. – Вы что-то плохое увидели?

Но баба Оля не ответила – ушла. Саша проводила ее оторопелым взглядом.


– Тега-тега-тега! – созывала баба Оля гусей на кашу.

Навстречу ей пришел Скелет:

– Баб Оль! Можно я у тебя пластинку одну послушаю?

– Опять свои буги-вуги? – набросилась на него баба Оля. – На что они мне сдались?! Для этого меня ветеранский совет проигрывателем наградил?!

– Ну, бабулечка, ну, пожалуйста, ну, один разик! – вымучивал умильную улыбку Скелет.

Баба Оля покачала головой:

– Ой, божечки, ну что же мне с вами со всеми делать!.. Ладно. Только ты за это мне весь огород вскопаешь!

– Окей! – возликовал Скелет.


В парадной комнате, именуемой «зала», прохладной и почти пустой, на почетном месте стоял накрытый вязанной крючком салфеткой проигрыватель. С величайшей аккуратностью Скелет достал пластинку из конверта, сдул с нее невидимые пылинки, поставил на диск проигрывателя, повернул регулятор громкости на максимум, опустил головку звукоснимателя и блаженно прикрыл глаза.

Саша остановилась у двери и смотрела на Скелета. Скелет был симпатичен ей, и она приготовилась порадоваться за товарища.

Пластинка зашипела, Скелет, дружески подмигнув Саше, уже приготовился наслаждаться, заняв позу рок-гитариста. Но вдруг динамик проигрывателя взревел густым проникновенным голосом: «Я могла бы побежать за поворот, только гордость, только гордость не дает...»

Скелет застыл, как громом пораженный, а из-за окна раздался заливистый смех Малого.

– Малой! Убью! – взвыл Скелет и, не разбирая дороги, выскочил через окно.

Сочувственно улыбаясь, Саша тоже пошла во двор. Скелет с воплями носился за Малым вокруг колодца. За Скелетом со счастливым лаем бегал Пацифик.

– Малой! Меня! Как последнего фрайера! Самое святое! – возмущенно орал Скелет на бегу.

И в этот момент зарычал побежденный Корейцем трактор. Малой со Скелетом, забыв про злополучную пластинку, дружно завопили:

– Ур-р-ра-аа!!!

– У Кена Кизи в коммуне был автобус, а у нас будет свой трактор!!! – восторженно тараторил Малой.

Хохоча и помогая друг другу, компания забирается в трактор. Скелет подхватил на руки и затащил с собой Пацифика. Баба Оля беззлобно погрозила ребятам кулаком. Только Саша осталась в стороне.

Трактор делал первый торжественный круг по двору, когда Пацифик вырвался из рук Скелета, спрыгнул на землю и, неистово виляя хвостом и повизгивая, с лаем понесся к калитке.

Саша с робкой надеждой обернулась и увидела, как во двор зашел Солнце.

Ребята с трактора замахали Солнцу:

– Солнце! К нам иди!

А Саша стремглав бросилась к нему:

– Ты вернулся! Ты пришел за мной!

– С чего ты взяла? – с ироничной усмешечкой проронил Солнце. – Просто шел мимо, – и одарил Сашу своей обычной невозмутимой улыбкой.

Саша взорвалась:

– Почему ты так поступаешь со мной?! Что я тебе сделала?! Зачем ты обижаешь меня?! – и Саша хлюпнула носом, уже приготовившись плакать долго и безутешно – до самой Москвы, в которую еще непонятно как попасть...

И тут Солнце без слов обнял ее за плечи и повел к трактору и ребятам.

Саша шла, снова приноравливаясь к его широкому шагу, и думала: «Надо сказать ему, что так не поступают! И вообще: что он воображает о себе! Подумаешь, Солнце!» – но ничего не говорила... И еще думала: «И вообще не надо было за ним ходить. Как ты себя ведешь, Александра? Где твоя гордость? Он тебя пальчиком поманил, и ты уже бежишь, как собачонка! Ты должна повернуться и уйти! Девушку украшает гордость!» Но Саша не поворачивалась и не уходила. И даже, как ни странно, не обижалась на Солнце. Не обижаются ведь на ветер за то, что он дует, или на снег за то, что он холодный. Вот и Солнце...

Катались на тракторе, горланили песни, хохотали и дурачились, пока трактор не чихнул и не остановился. Раздался общий возглас разочарования.

– Ничего. Дело мастера боится, – спрыгнул на землю Кореец. – Техническая пауза. Я только на почту схожу.

– Каждый день ходишь – не надоело? – проворчала баба Оля, проходившая мимо.

– Надоело – сил нет, – улыбнулся ей Кореец.

– Говорят, в следующем году телефоны к нам сюда проведут, – гордо сообщила баба Оля.

– В следующем году мне не нужно уже будет, – усмехнулся Кореец.

Малой со Скелетом собрались на берег – собирать мидий.

– Вполне ужин, – решил Малой, – ты штаны здесь оставляй – чего тащить лишь бы, – скомандовал он Скелету.

– Почему это? – не понял Скелет.

– Ну, ты же в воде будешь лазать, мидии отковыривать, – пояснил Малой.

– А ты чего в штанах тогда идешь? – насторожился Скелет.

– Ну, потому что ты же в воде будешь лазать, мидии отковыривать, – терпеливо повторил Малой.

– А ты, что ли, не будешь? – удивился Скелет.

– А как?! – не меньше его изумился Малой. – Чего я там насобираю? Я же маленький. И простудиться могу – там знаешь сколько торчать надо, пока на всю толпу наберешь!

– А я?.. – растерялся Скелет.

– А что ты? Ты – оглобля вон какая! Кормлю тебя, забочусь, все, пошли, пока солнце не село! – заторопил Малой.

Герда вернулась к своим фенькам – начала плести новую.

– Как красиво! – восхитилась Саша.

– Баба Оля запасы бисера пожертвовала, – рассказала Герда. – С революции, видно, собирала. Говорит, я как передача «А ну-ка, девушки».

Саша засмеялась и стала перебирать уже готовые браслеты. На каждом – другой рисунок.

– Вот эта фенечка называется «Охота на кошек», – вдруг сказала Герда.

– Почему? – спросила Саша.

– Была такая герла, «кошка», – стала рассказывать Герда. – Мы с ней как-то в Питере от ментов убегали, а потом она фенечку сплела и мне подарила.

Герда выбирала подходящие бусины из россыпи бисера и поддевала их тонкой леской в нужном порядке.

– А эта? – взяла Саша следующую феньку.

Герда глянула мельком:

– А эта называется «Мороженое в дождь». Когда я в прошлый раз в политех пролетела, мне Хуан мороженое купил, в утешение...

– И пошел дождь? – попробовала угадать Саша.

– Да нет, жара стояла страшная... Это феня-мечта.

– Хуан клёвый, – помолчав, сказала Саша.

Герда снисходительно промолчала.

Саша видела, как баба Оля дала Солнцу кружку с каким-то отваром. Солнце послушно выпил снадобье бабы Оли, она обеими руками нагнула голову Солнца и поцеловала его в лоб.

Солнце пришел к Саше и Герде.

– Как твой дом? – тоном светской беседы спросила Саша Солнце.

Герда быстро глянула на Сашу, прикусив губу, словно та совершила ужасную бестактность.

– Я устал... – вдруг просто сказал Солнце и сел прямо на землю, рядом с девочками.

– Хочешь, пойдем на море, – предложила Саша.

– Пойдем! – оживилась и Герда, складывая свое рукоделие. – Малому и Скелету компанию составим.

– А Хуан где? – спросил Солнце.

– Да нажрался опять чего-то. Всё на себе экспериментирует. У Малого из сумки вытащил запасы. А Малой, ты же знаешь, все, что плохо лежит, собирает. Хуан залез на маяк, орал оттуда: «Вижу дверь в иные миры!», потом еще по-испански что-то. Потом курил вроде. А теперь затих.

Солнце с тревогой глянул в сторону маяка:

– Давно он там?

– С утра сидит, – пожала плечами Герда, – а так – с час, наверное, его не слышно.

Ни слова не говоря, Солнце вскочил и бросился к маяку.

Саша и Герда переглянулись и побежали следом.

– Блин, дура я, – причитала на ходу Герда, – следить за ним надо было!

– А что случилось-то? – не понимала Саша.


Лицо Хуана искажено судорогой. Глаза открыты, но не выражают ничего. Тело неестественно вывернуто.

Распахивается дверь на площадку маяка, выскакивает Солнце. За ним – Герда. Увидев Хуана, она истошно завопила:

– Передозняк!

– Вниз его! Быстро! – скомандовал Солнце.


Из последних сил Солнце, Герда и Саша вытащили безжизненного Хуана с маяка во двор.

– Герда, воды! Бегом! – отдавал приказания Солнце. – Саша, ложку и лейку!

Герда и Саша молча бросились врассыпную.

– Не вздумай! Дыши! – умолял Хуана Солнце.

– Баба Оля ушла куда-то! – плача подбежала Саша. – Я не знаю, где у нее что!

– Найди! – заорал на нее Солнце.

Саша испугалась, попятилась.

Рыдая, прибежала Герда с ведром воды. Солнце хлестал Хуана по щекам:

– Не смей, дурак! Очнись!

– Не надо! Ты убьешь его! – плакала Герда.

Примчалась и Саша, где-то разыскавшая все, что нужно.

И вот она уже держит голову Хуана, Солнце мастерски ложкой прижимает ему язык, вводит в горло лейку, заливает воду.

Герда тащит таз.

Хуан задергал ногами, закашлял, его переворачивают лицом вниз, придерживают над тазом. Раздались характерные звуки принудительного очищения организма.

Хуан пришел в себя, заплакал, заговорил, мешая русские и испанские слова:

– Не надо! Бросьте меня! Я уже не живу! Мне не надо жить!

– Дурак! – закричал на него Солнце. – Да ты хоть понимаешь, какая она клёвая, эта сраная жизнь! – И, махнув рукой, Солнце ушел, хлопнув калиткой.

Саша глянула ему вслед, но не решилась оставить Хуана.


Бледный, с иконописным выражением лица, впервые с ясными глазами, Хуан лежал, свернувшись калачиком, в одном пончо, с торчащими из-под него тощими голыми ногами. Малой, вернувшийся с моря, возмущался внизу, сортируя по размеру собранные Скелетом мидии:

– Нет, вы мне скажите: можно вас оставить хоть на минуту?! Только ушел...

– Ну, чё ты орешь, – утихомиривает его дрожащий, с синими губами, Скелет. – Он, может, спит там...

– Конечно, он теперь может спать! – тут же сбавив тон, ворчит Малой. – А все пускай переживают: как он там, что он? – Он покосился на дрожащего Скелета: – Ты-то хоть не простудился у меня?

Саша вкарабкалась по хлипкой лестнице на крышу, стараясь не расплескать большую чашку с чаем из трав бабы Оли, протянула ее Хуану.

А Хуан смотрел на Герду, которая, ворча, стирала во дворе штаны и рубаху Хуана.

– Все, подруга, дожила, мужику штаны стираешь! – сама себе под нос бормотала Герда. – Своими, блин, руками!

Хуан приподнялся, взял у Саши чашку, благодарно улыбнулся:

– Скажи, Принцесса... Как ты думаешь... – с трудом подбирал он русские слова. – Когда любишь девочку одну, как знать, она меня может любить или нет?

Саша понимающе улыбнулась:

– А зачем тебе знать? Люби и все.

– Ты так думаешь? – обрадовался Хуан.

– Уверена, – кивнула Саша.

Хуан помолчал, потом доверительно глянул на Сашу:

– На стадионе, в Сантьяго, хунта мою сестру расстреляла. Я видел... Она была очень похожа на Герду...

Саша подавленно молчала. Хуан закрыл глаза.


Саша вышла за калитку. Солнце сидел на пригорке, смотрел на море. Саша присела рядом. Солнце обернулся к Саше, улыбнулся, притянул ее к себе:

– Пойдешь со мной?

– Пойду, – не спрашивая, куда, просто сказала Саша.


Быстро темнело. Они дошли до пирса, у которого болтались на привязи несколько разномастных лодок и катеров. Вот и еще один прогулочный катерок пришвартовался к причалу. Его владелец – пузатый жизнерадостный дядька в тельняшке и «капитанской» белой фуражке – вышел на берег с громкоговорителем и принялся зазывать клиентов:

– Товарищи отдыхающие! Приглашаем вас на увлекательные морские прогулки по воде! Вы увидите незабываемые виды Балаклавского залива! Или, как говорили греки, Лимне Сюмбалон, гавань символов! Мы посмотрим место, где находился Ламос – город великанов-людоедов! Увидим стаи живых дельфинов! Скалу Крест, где приносились кровавые жертвы богине Деве! Подплывем к месту, где затонул легендарный фрегат «Черный принц» с грузом золота английской армии! Записывайтесь, граждане! Завтра только один заплыв! В очередь, товарищи, в очередь! – кричал зазывала, хотя особого ажиотажа возле него не наблюдалось.

Солнце и Саша шли мимо.

– Странно получается, – Саше хотелось разобраться в том, что она пережила, – Хуан не хочет жить, потому что у него родители и сестра погибли. И в то же время хочет, потому что у него теперь есть Герда. Как это может быть?

– Так и бывает, – серьезно, без обычной иронии, ответил Солнце, – смерть стоит перед твоим лицом, а тут вдруг приходит любовь. И так страшно хочется жить... Очень хочется, – с болью выдохнул Солнце и тут же продолжил снова легко и безмятежно, – но смерть – такая штука. С ней не поспоришь.

– Откуда ты знаешь? – сердито нахмурилась Саша.

– Знаю, – твердо сказал Солнце.

– А я вот поспорю! – жизнерадостно заявила Саша. – Я же буду врачом!

Солнце остановился, пристально посмотрел на Сашу и вдруг спросил:

– Хочешь увидеть Дом?

Саша восторженно ахнула:

– Дом Солнца?! Ничего себе! Конечно! А как туда добираться?

Солнце глянул по сторонам, заметил лодочника-экскурсовода, его судно и ответил:

– На лодке, – и быстро пошел к пирсу.

Саша – следом, озадаченно допытываясь:

– На какой лодке? У нас же нет лодки.

Поравнявшись с прогулочным суденышком, Солнце схватил Сашу за талию.

– Что ты делаешь?! – пискнула Саша. – Куда ты?!

А Солнце уже усадил Сашу в лодку, сам прыгнул следом.

Пока лодочник-зазывала занимался окучиванием курортников, Солнце завел мотор. Под винтом вспенилась вода.

– Ты что?! – не на шутку перепугалась Саша.

Но лодка, взметнув при развороте фонтан, уже уходила в море. Саша с ужасом смотрела на зазывалу, который, размахивая руками, метался по берегу, на рыбаков и отдыхающих, сочувствующих и возмущающихся. Лодочник бросился за помощью к рыбакам с других лодок. «Стой! Не уйдешь!» – кричали с берега преследователи.

– А если догонят?! – запричитала Саша.

– Утопят, – заверил Солнце.

Саша сжалась в комок, а Солнце кивнул ободряюще:

– Не бойся. Нам повезет!

Их катер сделал крутой вираж и скрылся от преследователей за выступом скалы.


Над морем опрокинулось глубокое небо. Подмигнули осколки звезд.

Саша и Солнце лежали в лодке, глядя в бесконечную черноту. Где-то завывала сирена.

– Хорошо бы нас теперь не приняли за иностранных шпионов – а то только даром боеголовку изведут, – усмехнулся Солнце.

– Но мы же вернем лодку? – с надеждой спросила Саша.

– А она сама домой приплывет. Как верная лошадь, – уверенно сказал Солнце.

С одной стороны их окружала холодная, взбитая лунным светом горная гряда, с другой простиралась литая гладь моря.

На холме кто-то невидимый ломким подростковым голосом под монотонный гитарный перебор пел о невинно убиенной сестренке, об отце-прокуроре и прочих хитросплетениях уголовной судьбы. Последние строчки припева подхватывал невидимый хор. Взрослый голос оборвал на слезливой ноте:

– Ну, пора в лагерь. А то хватятся нас, побег припаяют.

– А ракету?! – заканючили детские голоса.

– Ну, ясное дело: дал слово – держи! – согласился голос постарше.

В небо взмыла сигнальная ракета и на мгновение осветила группу пионеров с вожатым у догорающего костра.

– Ур-р-ра-а-а!!! – завопили пионеры.

Саша улыбалась. А Солнце смотрел на нее нежно и внимательно. Так, будто хотел сохранить ее в своем взгляде.


Дно лодки мягко ткнулось в песок. Солнце выпрыгнул из катера, подхватил на руки Сашу. Вышли на берег. Саша посмотрела через плечо Солнца и увидела, что катер за их спинами медленно удалился обратно в море. «Как верная лошадь», – вспомнила Саша и тихо засмеялась.

Солнце нес Сашу мимо бревна, на котором сидел в одиночестве. Канистра так и стояла рядом.

А чуть дальше, на берегу, у скалы ютился небольшой домик, похожий на тот, который Саша видела во сне. Его сколотили из разномастных, кружевных от прожорливых жучков бревен, отполированных веток – всего, что вынесло и подарило море.

Солнце вошел первым. Зажег расставленные прямо на песчаном полу оплывшие свечи, жестом пригласил Сашу.

Внутри дом оказался похож на самодельную шкатулку: все его стены густо утыканы обточенными морем разноцветными стеклышками и обломками раковин.

Откуда-то сюда приволокли израненную временем красного дерева кровать с очевидно благородным происхождением, и она заняла почти весь дом. Когда на нее набросили перуанское наивное и яркое покрывало, кровать затаилась, ожидая неприятностей, но потом они подружились. А теперь пришла сюда и Саша.

– Так это он и есть – Дом солнца?

– Дом восходящего солнца, – поправил ее Солнце. – Из его двери всегда виден восход, а из окна – закат. И ты единственная, кроме меня, кто переступил его порог.

– Здорово! – прошептала Саша. – Я бы хотела остаться здесь жить.

– Это невозможно, – сказал Солнце.

– Почему?

– Потому что солнце здесь не живет... Просто приходит и уходит.

– А где живет солнце? – Саша лукаво улыбнулась и указала пальчиком себе на лоб. – Здесь?

Солнце взял Сашу за палец и передвинул его к сердцу:

– Вот здесь.

Слова казались непрошеными гостями. Солнце просто обнял Сашу и долго нежно целовал ее...


В просвет между ветками заглянуло умытое утреннее небо.

Еще не совсем проснувшись, Саша улыбнулась, нащупала у себя на груди медальон, изображающий солнце. Она медленно приоткрыла глаза... и тут же вскочила – в доме она одна.


Саша выбежала наружу и облегченно выдохнула: Солнце сидел на берегу. Точь-в-точь, как в Сашином сне.

Саша бросилась к Солнцу, спотыкаясь в песке, и, подбежав, упала рядом с ним на колени:

– Я испугалась, что ты исчезнешь.

– Когда-нибудь – обязательно, – кивнул Солнце.

Саша села рядом с Солнцем, положила голову ему на плечо.

– Так странно... Я ведь даже не знаю, как тебя зовут, – подумала она вслух.

– Тебе нужно знать? – спросил Солнце.

Саша молчала.

– Ты права, – помедлив, сказал Солнце. – Ядолжен рассказать тебе все.

Саша благодарно посмотрела на Солнце. А он начал будничным голосом:

– Зовут меня...

Но тут вдруг Саша быстро прижала пальцы к его губам:

– Не надо... Я не хочу!

– Спасибо, – шепнул Солнце.

И они целовались, упав на берег, не обращая внимания на волны, набегающие на их тела.

На небе солнце насколько раз успело смениться луной, сочная голубизна – бархатной чернотой, а Саша и Солнце все не находили в себе сил вернуться. Туда, где так много лишних и лишнего.


Система жила своей жизнью. Обсуждать чужое счастье здесь было не принято. Счастье любит тишину. Поэтому все делали вид, что Солнце и Саша только что вышли по незначительной причине и сейчас вернутся.

Во дворе у бабы Оли из утащенных откуда-то старых сетей и тюфяков соорудили гамаки. Разморенные валялись-покачивались на них после моря. Кожа у всех уже потемнела, просолилась, волосы выгорели. В душе пел свежий ветерок.

Обычно, когда с гор чуть спускалась предвечерняя прохлада, Малой первым начинал скучать по какой-нибудь бурной деятельности. Так было и на этот раз:

– Слушайте, пиплы, у системы жрать нечего. Я, например, есть похачиваю. Пора на «аск».

– Можно феньки мои толкануть, – лениво отозвалась Герда.

– А что – клёво. Тебе в кайф, а системе польза.


И вот компания веселой гурьбой вышла на набережную. А дальше разделились. Кореец, посерьезнев, отправился по обычному маршруту – к почте. Герда устроилась у гипсовой статуи циклопического пионера с горном – постелила прямо на земле яркую косынку, разложила на ней феньки.

Малой и Скелет направились по запаху – к шашлычной.

А Хуан неожиданно обнаружил себя абсолютно счастливым, скачущим на детской карусельной лошадке в компании шумливых дошколят.

Девчушка с льняными косичками и глазами-вишенками, увидев Герду с феньками, задергала моложавую бабушку:

– Бабуля! Купи мне бусики!

Бабушка выпучила глаза:

– Куплю-куплю! Только тише! Мы же договаривались: не называть меня бабуля!

– Хорошо, бабуля!

Бабушка вздохнула, вынула из плетеной сумки кошелек:

– Сколько, девочка, твои поделки стоят?

– А сколько вам не жалко, – пожала плечами Герда.

Бабушка раскрыла кошелек, подумала и достала рубль.

Приговаривая, Герда завязала на руке девчушки феньку:

– Носи – не теряй, желанье загадай. Шнурочек не порвется – желание исполнится.

– Бабуля, а хочешь, я загадаю, чтобы мы уже встретили настоящего мужчину? – великодушно предложила девочка. – И тогда ты больше не будешь ругаться, что я тебя называю «бабуля»?

Бабушка смутилась и потащила девочку по набережной, что-то внушительно выговаривая. А девочка обернулась к Герде и улыбнулась.


В городском саду на сцене-»ракушке» добросовестный массовик-затейник обучал танцам немногочисленных пренебрегших пляжным отдыхом отдыхающих. Среди них были несколько чинных старушек с внуками, влюбленная парочка, командировочные, мающиеся с портфелем в ожидании поезда, и группа удалых подвыпивших дембелей.

Пара, вызвавшаяся быть подручными взопревшего в концертном блестящем пиджаке затейника – некрасивая девушка в очках и обгоревший до малинового цвета толстяк, – отчаянно смущалась, путалась в собственных ногах, хотя добросовестно пыталась выполнять все указания затейника. Аккомпаниатор, страдальчески морщась, в музыкальных паузах тайком отхлебывал теплое «Жигулевское» из бутылки.

– Молодой человек! – сорванным дискантом командовал затейник. – Одну руку вы кладете на плечо партнерши... да не эту руку... да, вот та-ак... а вторую руку... вторую руку кладем...

– ...на жопу! – выпалил развеселившийся дембель.

Затейник кротко вздохнул, повернулся к дембелю:

– Товарищ! Ведите себя в соответствии!

Дембеля ржут под неодобрительными взглядами старушек. А затейник продолжает:

– ...а вторую руку вы кладете...

Малиновый толстяк поспешно перебил:

– Я понял! Понял! – и целомудренно прикоснулся рукой к талии некрасивой девушки.

– Музыка! – скомандовал затейник.

Аккомпаниатор, нехотя отставив «Жигулевское», ударил по клавишам, но не угомонившийся дембель полез на эстраду:

– Да что ты, жиртрест, девчонку, как боезаряд, держишь! Дай покажу, как надо!

Девушка спряталась за спину малинового, но дембель сильной рукой советского бойца выдергивает ее оттуда. Девушка ахнула и от переизбытка чувств, а может, просто от жары обмякла в руках дембеля.

– Ты моя хорошая! – склабится он.

– Товарищ! Я вынужден принять меры! – устало сообщил дембелю затейник, вынул из кармана спортивный свисток и его трелью принялся призывать органы правопорядка.


Мимо Герды проплыла нарядная дама бальзаковского возраста, держа под ручку лысоватого мужчину в модной нейлоновой рубашке. Тот вывернул шею, заглядевшись на рыжекудрую, позолоченную солнцем Герду.

– Безобразие! – воскликнула дама, разворачивая голову своего морально неустойчивого спутника. – Развели цыганщину! И куда это милиция смотрит! Скоро вообще одичаем до уровня Запада!

Герда усмехнулась, подмигнула нейлоновой рубашке, который еще раз ухитрился обернуться – полюбоваться, закурила папироску.

Прошли румяные южные девахи, окинули взглядом Герду, хихикнули с быстрым шепотком.

Подошли девушка и парень – оба в формах курсантов морского училища, с красными повязками дружинников на рукавах. Герда насторожилась, быстро затушила папиросу, сунула в сумку, но курсантка приветливо улыбнулась, присела, чтобы лучше рассмотреть феньки, посмотрела на курсанта:

– Олежка, купишь мне браслетик? А я тебя поцелую!

Курсант зарделся, кивнул, порылся в карманах, выгреб мелочь, смущенно протянул Герде:

– Столько хватит?

– Но проблем, – покладисто кивнула Герда.

– Ты молодец, – улыбнулась Герде курсантка. – А я училась-училась в кружке «Умелые руки», да без толку! Видно, я к ручному труду неспособная!

Курсант благоговейно слушал подругу и влюбленно улыбался. А она честно чмокнула своего приятеля в щеку. Очевидно, он рассчитывал на большее, так что уныло вздохнул и поплелся за ней следом.

– Влюбленный курсант... – снова раскурив папиросу, сказала сама себе Герда. – Клёво!..

А Малой со Скелетом занимались «аском», или, попросту говоря, интеллигентно попрошайничали. Добродушные, как всегда на югах, подвыпившие сограждане охотно расставались с деньгами, польстившись на артистичное кривляние Малого. А улыбчивый усатый шашлычник вручил Малому шампур с шашлыком. Тот на ходу, со Скелетом по очереди, с наслаждением откусывал сочные куски мяса.


По лестнице, ведущей с берега на набережную, поднимались Саша и Солнце. Теперь счастья на двоих у них стало столько, что необходимо было выплеснуть его на город, на людей, которым даже не мечталось быть такими счастливыми. Они шли, едва касаясь друг друга кончиками пальцев. Казалось, если прижаться хотя бы ладонью, то произойдет такой силы разряд, что взрыв счастья сметет все вокруг на биллионы мегаметров томящейся по любви земли.

Все казалось значительным и значимым: василек, прорвавшийся через массив ступеньки из камня-ракушняка, взлетевшая от дыхания приморского ветерка, как чудо-бабочка, чья-то капроновая лента, даже глупая песенка о любви, доносившаяся из городского сада, – все становилось нотами общей партитуры искристого восторга.

Вдруг Солнце заметил Корейца. Тот сидел на трибуне, выстроенной для зрителей состязаний по водным видам спорта, с совершенно потерянным видом и непрерывно протирал полой рубашки очки. За его спиной с вышки прыгали в море сосредоточенные спортсмены.

Саша и Солнце подошли к Корейцу, молча сели рядом. Саша безмятежно болтала ногой, рассматривая спортсменов. Она думала о том, что всем должно стать заметно: она – это не та Саша, которая была, а вместо нее теперь другая Саша – взрослая и счастливая. А Солнце сразу почувствовал, что с Корейцем что-то не так, и это погасило его звуки ликующих фанфар. Он посмотрел на судорожные движения рук Корейца и отобрал у него очки.

– Мне в Москву надо, – глухо сказал Кореец, не размениваясь на формальности приветствия, – Галина к телефону не подходит.

– Мало ли – не подходит, – неубедительно утешил Солнце.

Кореец глянул на Сашу. Солнце понял, поцеловал ее:

– Посидишь одна?

Саша весело кивнула. Солнце и Кореец отошли, остановились в тени щита, на котором расклеена пресса.

– Я маме дозвонился... Галину вызывали в КГБ. Сказали: либо она назовет тех, через кого получала вызов, либо ее посадят в психушку.

– А она? – спросил Солнце, хотя знал ответ.

Повисла тяжелая пауза. Кореец отвернулся, пряча слезы.

– Я могу тебе помочь? – спросил Солнце.

– Да хрен тут уже чем поможешь! – выругался Кореец. И этот ответ Солнце тоже знал заранее.

Солнце грустно оглянулся в сторону городского сада, откуда слышалась режущая по нервам оптимистичная советская эстрада.

– Билетов нет, – сокрушался Кореец, – даже на проходящий. Я на автовокзал пойду. До Алушты доеду. Оттуда на перекладных доберусь...

Солнце обнял Корейца, ободряюще похлопал по спине.

– Вот черт! – смаргивая слезы, попытался улыбнуться Кореец. – Иногда так хочется быть богом!.. Или хотя бы секретарем райкома партии...

Они ударили в ладони, прощаясь.

Солнце проводил глазами сутулую фигуру Корейца. Вдруг взгляд его упал на прилепленный к стенду свежий номер местной газеты.

На первой полосе газеты была статья о том, что город посетил адмирал Карелин, что подтверждала мутная фотография мужчины в адмиральской форме на борту миноносца. Солнце сорвал со стенда и смял газету, бросил ее в урну и пошел обратно к Саше.

Она ждала его с доверчивой улыбкой.

– Я не хочу возвращаться, – сказал Солнце, помолчав.

Саша обняла его, прижалась крепко. И пошли обратно, к морю, к общему одиночеству, к безлюдью.


Изгнанные из городского сада дембеля топали по набережной во всей своей дембельской красе: оформленная согласно армейским понятиям об эстетике форма, долгожданно расхлябанный вид честно отслуживших «дедов».

Их вожак – косая сажень в плечах, чубчик кучерявый – заметил Герду и Хуана: тот принес Герде добытую на «аске» бутылку сладкой воды «Буратино». Длинноволосый, одетый в цветастые штаны и пончо Хуан стоял к дембелям спиной, что позволило вожаку возрадоваться и возопить:

– О! Девчонки!

И, круто развернувшись, направился по курсу. Свита с готовностью последовала за ним.

Но тут удивленный Хуан обернулся. Осознание, что он – не девчонка, привело дембелей в состояние глумливого восторга. Они заржали, сгибаясь пополам, а вожак, чуть дыша от смеха, протянул лапы:

– Ну, чё, девчата, давай знакомиться! Ефрейтор Пацюк!

– Слушай, иди, куда шел! – посоветовала Герда.

– Оп-па! Не понял! – с претензией уставился на нее дембель.

– Что ты не понял? Русский язык ты не понял? Нам уже пора! – чувствуя, что спокойной торговле пришел конец, Герда стала сворачивать и складывать в сумку косынку с феньками.

– Ну, так и я говорю: пора! – Дембель отставать не собирался. – Кино-вино-домино, танцы-шманцы-обжиманцы! – и он схватил Герду за руку.

– Да отвали ты! – вырвала руку Герда.

И тут дембель гневно взревел:

– Ты что, блядь, солдатом Советской армии брезгуешь?!

– Ну, чё вы, братишки! Нормальная погода... – старательно выговаривая слова, примирительно улыбнулся Хуан.

Дембель давил Хуана мутным взглядом:

– Я тебе, сука, не братишка! Ты – позор на теле советской родины!

И его свинцовый кулак сбил Хуана на землю. Герда взвизгнула, а Хуан, вытирая выступившую на губах кровь, укоризненно спросил:

– Ну, вот и скажи, зачем ты меня ударил? Разве тебе стало легче?

– Мне, блин?! – завыл дембель. – Мне, падла волосатая, щас так легче станет, что тебя три «скорые» с асфальта не соберут!

Герда бросилась к Хуану, заслоняя его собой от дембелей, деловито засучивающих рукава. Но те, отшвырнув девушку, принялись технично молотить парня. Герда закричала, схватила бутылку»Буратино» и в отчаянии ударила вожака по голове, но, против ожидания, он только встряхнул мокрыми вихрами и снова ринулся в атаку.

Увидев неладное, к Герде и Хуану уже бежали Малой и Скелет.

Драка завязалась на полнабережной: отдыхающие с готовностью поспешили принять участие в бесплатном курортном развлечении. Но вот уже подъехал милицейский «газик» с сиреной. На ходу выскочили милиционеры. Хипари бросились бежать. «Газик» полетел за ними.


Саша и Солнце нашли приют на пустынном морском берегу. Они целовались, перекатываясь по песку.

– Я тебя люблю, – простонала Саша, задыхаясь от невозможного, переполняющего счастья.

– Я не смогу с тобой остаться! – прошептал Солнце.

– Я знаю, – чуть не заплакала Саша от того, что ее счастье – это только мгновение жизни, но это мгновение сейчас весомей, чем вся жизнь.

А потом, обнявшись, сидели на заброшенномпричале, смотрели, как утомляется, лиловеет море.

– ...Скажи, – вдруг потребовала Саша, – что я для тебя? Скажи!

– Не могу... – ответил Солнце.

– Ну... ну тогда хотя бы соври, – обреченно попросила Саша.

– Не хочу... – ответил Солнце.

– ...А я все равно тебя люблю... – понурилась Саша, и Солнце поцеловал ее.

А по холмистому, изрезанному оврагами обрыву, плача, бежала Герда. Сверху она заметила Сашу и Солнце, ринулась вниз, падая, скатываясь по пыльному склону.

– Солнце!!! Я тебя ненавижу! – со слезами закричала она.

Саша и Солнце вскочили, побежали к Герде. Герда подскочила к Солнцу и стала в отчаянии колотить его в грудь:

– Ты с ней... А наших забрали!!

Саша испуганно остановилась поодаль.

– Не надо, Герда! – пытается остановить Герду Солнце.

– ...Пока ты тут с ней... – рыдает Герда.

– Не надо! – повысил голос Солнце.

Герда обессилела и, истекая слезами, повисла на Солнце:

– Их убьют там!

Солнце прижал Герду к себе.

– Почему ты ничего не делаешь?! – всхлипывала Герда. – Ты же всегда знаешь, что делать! Сделай что-нибудь!

Саша подошла к Герде, погладила ее, утешая, и тоже заплакала. Солнце обнял и Сашу. И обе поверили, что он один сможет защитить их обеих, помочь и сделать так, чтобы дурной сон стал дурным сном.

– Я что-нибудь придумаю, – твердо сказал Солнце.

– Правда? – подняла заплаканные глаза Герда.

– Иди домой и жди, – распорядился Солнце.

– Чего ждать?! – высвободилась из его рук Герда.

– Не чего, а кого. Хуана и ребят.

– Что ты собираешься делать? – шмыгнула носом Герда, вытерла мокрые от слез щеки.

Солнце молча улыбнулся и спросил Сашу как ни в чем не бывало:

– Составишь мне компанию?

Саша и Герда озадаченно переглянулись, и Саша молча кивнула.


Кореец стоял у окошка кассы, тщетно пытаясь обаять кассиршу:

– Девушка, милая моя, а может быть, все-таки поближе к Москве есть какой-то билетик?

Кассирша отвечала через громкоговоритель, и ее голос разносился по автобусной станции:

– Я же вам объясняю, мужчина! Нету билетов!

На ее крик оглянулся дядечка, загружающий корзины с фруктами в автобус.

Удрученный Кореец отошел от кассы. Навстречу ему шла импозантная дама с высокой прической – та самая, из поезда. В руках у нее болезненно желтел букет встрепанных хризантем. Кореец узнал даму, кивнул вежливо, даже немного заискивающе. Дама холодно улыбнулась одними губами. Поравнявшись с Корейцем, она оступилась и уронила букет.

– Извините, – почему-то сказал Кореец и наклонился поднять цветы. В ту же секунду на площадь автовокзала выехала номенклатурная «Волга» с патриархальными занавесочками на окнах, а с другой стороны появился кагэбэшник, ехавший в поезде, по виду – обычный отдыхающий с газеткой в руке. Так что, когда Кореец поднял букет и подал даме, «Волга» была рядом с ним. Дверцы машины распахнулись, кагэбэшник отшвырнул газету, его коллега выскочил из машины. Вдвоем молниеносным движением они скрутили руки Корейца и запихнули его в автомобиль.

«Волга» взревела, дымнула выхлопными газами и уехала с площади. Занавесочки на заднем окне бурно заколыхались.

Дядечка, грузивший фрукты, оторопело посмотрел вслед «Волге», но, поймав на себе строгий взгляд дамы-кагэбэшницы, поспешно залез в автобус.

Дама деловито поправила костюм и невозмутимо удалилась с площади.


А в машине Кореец бился в стальных руках кагэбэшников:

– Что вы себе позволяете?! Вы не имеете права!

Жестокий и четкий удар кагэбэшника заставил его замолчать. Голова Корейца безжизненно поникла.


Солнце и Саша ехали в кабине грузовика, тяжело взбирающегося по горному серпантину. Саша разглядывала многочисленных моргающих красоток на панели машины. Бравый водитель в майке-тельняшке не умолкал:

– Вот говорят: сфинксы, сфинксы!

– Какие сфинксы? – удивилась Саша.

– Египетские, – пояснил водитель. – Видал я ваших сфинксов, когда Асуанскую плотину строили. Ничего особенного. Кстати, будем знакомы. Березкин, троеборец.

Не отрывая взгляда от дороги, он протянул Солнцу руку для пожатия.

– Очень приятно, – ответил Солнце. – Осинкин. Биатлонист.

Саша хихикнула, а водитель продолжил:

– Да! А стенку когда в Берлине строили для защиты от капитализма! Ох, выпивали! Кирпичик за кирпичиком, полтинничек за полтинничком!

Водитель покосился на Сашу и счел нужным оправдаться:

– Но редко. В исключительных случаях. А в Индии, когда электростанцию строили...

Из приемника доносилось задушевное «Ромашки спрятались, поникли лютики...». Водитель расплылся в умиленной улыбке, стал вдохновенно подпевать.

Солнце легонько подул Саше в шею. Она улыбнулась, потерла шею рукой, ласково заглянув ему в глаза.

Грузовик подпрыгнул на кочке. Эфир зашипел и вдруг заговорил знакомым уже хриплым голосом:

– А-я опять с вами, бразерс энд систерс! Стречайте, Баба Беда! А-сейчас слушаем психоделического бога всех времен и народов Джима Моррисона!

Послышались вступительные аккорды. Водитель сплюнул с досадой:

– Какую песню испортили! Хулиганье!

Он стал крутить ручку приемника, но «Ромашки» не возвращались. Водитель сердито выключил радио и снова ушел в воспоминания:

– Вот вы говорите...

Но Солнце решительно прервал:

– Ни в коем случае!

– Что ни в коем случае? – растерялся водитель.

– А что я говорю? – невозмутимо спросил Солнце.

Водитель покачал головой, снова включил приемник. Пел Моррисон.


Саша озиралась в фойе номенклатурного Дома отдыха – с росписью по потолку, красными коврами и пальмами в кадках. Она вопросительно посмотрела на Солнце, спросила тихонько:

– А что мы здесь делаем?

Но Солнце, как всегда, только загадочно улыбался.

Портье – строгая, внушительных размеров дама с пергидрольной «халой» на голове – подозрительно смерила их взглядом.

– К кому? – грозно преградила она дорогу к лестнице.

– Адмирал Карелин в каком номере остановился? – спросил Солнце.

Саша исподтишка изумленно глянула на Солнце.

Портье, не отвечая и не спуская глаз с Солнца, подняла трубку внутреннего телефона:

– Алексей Иванович, тут к вам молодежь... Нет, не курсанты... В джинсах... Слушаюсь.

Положив трубку, портье расплылась в наиумильнейшей улыбке и гостеприимно взмахнула рукой:

– Проходите, пожалуйста! Второй этаж, третий номер. Может, кофейку принести?..


Дверь номера открылась, и крепкий, с чуть поседевшими висками видный мужчина в адмиральской форме без кителя бросился к Солнцу:

– Как ты меня нашел?

– В газете прочитал, – спокойно сказал Солнце.

– Ну, проходите, проходите! – Адмирал мельком глянул на Сашу, но она догадалась, что, очевидно, он ее и не заметил толком. Не она была важна ему – только Солнце.

Вошли в номер. Саша несмело присела на краешек стула. На спинке висел адмиральский китель.

Глянув на Сашу, Солнце вышел на балкон. Адмирал поспешил за ним.

– Ты... Ты образумился наконец? – пытаясь совместить радость, которая рождалась сама, и строгость, которую он считал нужным выразить, бормотал адмирал. – Я так рад, что ты все-таки пришел...

Солнце перебил его:

– Папа, мне нужна твоя помощь.

– Да-да, я понимаю, – закивал адмирал. – Мы можем прямо завтра вылететь к профессору Немчинову...

– Я не о том, – снова перебил Солнце. – Мои друзья попали в беду. Если ты поручишься, их отпустят.

Отец пристально вгляделся в лицо Солнца:

– Ты же никогда ни о чем не просишь меня!

Солнце усмехнулся:

– Надо же когда-то начинать.

– Но ведь это, кажется, твой принцип? – желчно напомнил адмирал.

– Мой принцип – не иметь никаких принципов, – прямо смотрел ему в глаза Солнце.

– Меня поражает твое отношение к жизни! – растерялся адмирал, как всегда он терялся при общении с сыном, и на лице его отразилось обычное в таких случаях смешанное выражение вины и обиды. Он опустил глаза.

Солнце раздраженно повысил голос:

– Послушай, ты можешь просто помочь и не доставать меня своими нравоучениями?!

– Ты больше не носишь медальон твоей мамы? – заметил адмирал.

– Папа, мы о другом сейчас.

– Мы так редко видимся, что я пытаюсь поговорить обо всем, – с вызовом сказал адмирал.

– Говорить нам с тобой о маме – самая плохая идея, – усмехнулся Солнце.

Адмирал ссутулился, тяжело оперся на перила, помолчал. Солнце отвернулся.

– Хорошо! Я помогу тебе, – принял решение адмирал, – но только при одном условии...

– Почему ты не можешь просто помочь, без условий?! – возмутился Солнце.

Саша, услышав крики с балкона, встала со стула и тактично вышла в коридор.

Адмирал повторил настойчиво:

– При одном условии... Я выручу твоих друзей. Как я догадываюсь, они – в милиции? Так вот, я поручусь за них только в том случае, если ты завтра же уедешь в Москву, ляжешь в больницу к доктору Немчинову, будешь выполнять все его предписания и перестанешь наконец так преступно-халатно относиться к своей жизни!

Солнце усмехнулся, кивнул на кургузую пальму в кадке:

– Хочешь, чтобы я жил, как растение?

– Я хочу, чтобы ты жил. Просто жил! – с чувством воскликнул адмирал.

– Я могу жить только так, как я живу, – отрезал Солнце.

– Что за идиотское упрямство?! – разошелся отец. – Ты на все готов, лишь бы мне досадить! Лишь бы доставить мне боль!

– Ты так ничего и не понял, – грустно сказал Солнце и пошел к двери.

Адмирал растерялся:

– Постой!.. Мы не договорили! Подожди, мы можем найти компромисс!

Но Солнце уже хлопнул дверью.

В коридоре испуганная Саша сделала вид, что рассматривает аляповатую картину на стене. Солнце вышел и, не говоря ничего Саше, быстро пошел к лестнице. Саша бросилась было за ним, но в этот момент открылась дверь номера.

Адмирал выскочил в коридор. В руках у него – яркий заграничный пакет.

– Подожди! – крикнул он вслед Солнцу. – Ятебе кое-что приобрел... Просто... сувенир... Мы так неожиданно встретились...

– Мне ничего не надо! – бросил Солнце через плечо.

Адмирал застыл с униженно-просительным видом:

– Возьми... пожалуйста... Я думал, тебе понравится...

Не оборачиваясь, Солнце молча сбежал по лестнице.

А Саше вдруг стало отчаянно жалко этого странного адмирала. Она подошла к нему и взяла пакет.

– Спасибо, – вежливо сказала она. – Я передам ему. До свидания.


Саша догнала Солнце уже на кипарисовой аллее, высаженной у санатория. Неожиданно Солнце свернул с аллеи на поляну, невидимую из окон санатория, и ничком упал на траву.

Солнце болезненно морщится. Саша тревожно смотрит на него.

– Тебе плохо?

Солнце справился с собой:

– Нет, мне очень хорошо.

Саша присела рядом, раскрыла пакет:

– Ой, а здесь пластинки! Ничего себе! – Саша вынула из пакета яркие конверты с дисками рок-групп.

– А еще – вот что! – она достала большую ракушку-рапан. – Ух ты! Я такие только в Зоологическом музее видела!

Видя, что Солнце не отзывается, Саша опасливо наклонилась к нему, потрогала за плечо:

– Что случилось?

Солнце перевернулся на спину и улыбнулся обычной скептической улыбкой, только губа была закушена до белизны. Он взял ракушку из Сашиных рук и выбросил ее под куст:

– Ерунда!

Саша вскочила, подобрала ракушку:

– Жалко! Может быть, она видела Южный Крест!

– Выбрось эту пошлятину!

Но Саша умоляюще прижала ракушку к груди:

– Разве ты не чувствуешь? Ракушка – это же дом моря!.. А еще хиппи называется!

– Ладно. Дом моря, так дом моря, – согласился Солнце.

Саша задумалась: она все пыталась вспомнить, где она видела этого адмирала. А ведь видела – это точно.

– ...А мне кажется, я где-то видела этого адмирала... – сказала она и вслух.

И тут вспышкой в памяти возник вестибюль института, профессор, разговаривающий с адмиралом. Да, да, она видела его именно там, у стенда со списками абитуриентов.

Солнце помнил другое... Он услышал тогда их разговор случайно. Пришли с отцом на консультацию к вечно занятому профессору Немчинову, потом его отправили погулять, сославшись на необходимость неинтересных ему разговоров. Но он понимал, что речь пойдет о нем. Он услышал, как профессор сказал:

– Ну что я могу тебе сказать, Лёша? При его диагнозе... Первая операция, конечно, дала определенное улучшение, но динамика неутешительна... Я говорил: нужно соблюдать очень строгий режим, поддерживающую терапию. А в такой ситуации, когда тебе чудом удается привести сына хотя бы на кардиограмму...

– Ты же знаешь, он не хочет ничего от меня, он не хочет со мной общаться, – сокрушенно напомнил адмирал.

– Леша! Я ведь предлагал тебе, чтобы он оставался в моем кардиоцентре, в этом случае были бы шансы, – развел руками профессор.

– А сейчас? – сорвавшимся голосом спросил адмирал.

– А сейчас... я не сказочник, я доктор, Лёша... Вольной птицей он проживет не больше месяца...


Саша отвлекла Солнце от воспоминаний:

– А он правда твой отец? Этот адмирал?

– Нет, конечно! – беспечно ответил Солнце. – Разве может быть у адмирала сын хиппи?

Саша улыбнулась оттого, что уже знала Солнце и могла читать его настоящие ответы в его ненастоящих словах.

– А почему он такой грустный? – еще спросила она.

Солнце прилег рядом с Сашей. Он тоже понимал, что Саша уже понимает... И от этого стало тепло, но и немного горько.

– Да ему веселиться особенно не от чего, – балагурил он все не то и не о том. – Государственная безопасность, знаешь, не шуточки...

Помолчали. И вдруг Солнце заговорил сам:

– ...В юности он полюбил девушку, и она полюбила его... Но Родина приказала ему отправляться аккурат в противоположную точку материка. И девушка испугалась. Так что опустошенная душа юноши стала искать других утешений. После нескольких лет глухого загула он встретил чудную женщину. К этому времени юноша достиг умственной, физической и, что немаловажно, материальной зрелости. Прогремел марш Мендельсона. Он родил ребенка и зажил, как барсук в спячке. И все бы ничего, да только он с мучительной частотой видел во сне свою первую возлюбленную. Причем, как выяснилось, она страдала тем же недугом. Так что лет через десять он отправился навстречу своей первой любви.

А в пути, надо же было такому случиться, его настигло известие о внезапной, но, как утверждали приближенные лица, неслучайной кончине жены. Так судьба посмеялась над ним. Возлюбленная обвинила себя в смерти супруги и отказала ему во всяком общении.

Но и обратно вернуться он уже не смог... Так что ему пришлось целиком посвятить себя Отечеству... Вот такая незатейливая история.

– ...А ребенок? – грустно спросила Саша.

– Он превратился в чудовище... – отрезал Солнце, поднялся с травы и прихватил пластинки. – Идем.


Держа в руках отцовский пакет, Солнце позвонил в калитку высоченного глухого забора с табличкой «Осторожно, злая собака».

Им открыла строгая полноватая девочка с косичкой и веснушками, в очках с толстыми линзами и в тщательно отутюженной пионерской форме.

– А, Солнце, – свойски кивнула девочка, – привет, заходите.

Саша недоуменно пожала плечами, вошла следом за Солнцем и девочкой в калитку.

Девочка повела Солнце и Сашу через двор, оформленный в стиле образцово-показательной военной части. На идеально ухоженном огородике грузная тетка в ситцевом халатике, согнувшись в три погибели, аккуратно собирала малину.

Когда подошли к крыльцу, навстречу с угрожающим видом вышла огромная овчарка и преградила дорогу.

– Вольно! – невозмутимо скомандовала собаке девочка, и та тут же безропотно ушла в будку.


Комнаты в доме тоже были идеально убраны, а детская умиляла пупсами на окне.

– Ну, рассказывай, – девочка прикрыла дверь в свою комнату.

– В этом городе только ты можешь помочь, – проникновенно заявил Солнце.

Девочка кивнула, глянула на часы:

– Ой, извини, можешь подождать? У меня – время. – Неожиданно движением фокусника девочка сбросила вязанную крючком накидку с тумбы, открыла ее. Внутри тумбы оказались подсоединенные друг к другу радиоприемник, усилитель, работающий катушечный магнитофон, пленка накотором уже смоталась на одну из бобин.

Девочка взяла микрофон, прокашлялась и вдруг, одновременно меняя бобину на магнитофоне, заговорила хриплым, почти рычащим голосом с разнузданными интонациями:

– А-я снова с вами! Звиняйте за паузу. Энд нау – для самых отвязанных системщиков в эфире все еще я, ваша Баба Беда! Ну, че, пиплы, клёво поторчали? Да, бразерс энд систерс, «Роллинг Стоунз» – это вам не песня о пионерском галстуке. Ну, а теперь – «Хайвэй ту хэвэн»! Группа «Лед Зеппелин»!

Девочка нажала кнопку «Пуск» и обернулась к Солнцу и Саше. Саша застыла с открытым ртом. Солнце исподтишка посмеивался, а девочка умело прикурила папиросу, с наслаждением выдохнула дым и поинтересовалась у Солнца снова чистым детским голосом:

– Ну, чего там у тебя? Какие проблемы?

Солнце достал из пакета пачку пластинок, подаренных отцом.

Девочка со знанием дела стала пересматривать пластинки:

– Вау! Клёво!.. Чумовые винилы!.. А вот этот – левачок...


По улице медленно ехала милицейская машина с радиопеленгатором. Локатор на крыше машины крутился во все стороны.

Два милиционера в машине выжидающе смотрели по сторонам.

– Если сегодня не найдем – все, шандец! – вздохнул первый милиционер, жуя кусок домашней колбасы.

– В былые времена изъяли бы всю радиоаппаратуру, сотню-другую народа посадили бы для профилактики – и на рыбалку загорать. А так – езди в выходной с этой бандурой! – сокрушался второй, смачно кусая упругий огурец.

Вдруг лампочки на панели активно замигали.

– Засекли, кажись! – обрадовались милиционеры.

Локатор развернулся в сторону дома с высоченным забором и замер. Из притормозившей машины осторожно высунулись оба милиционера и переглянулись.

– Ты знаешь, чей это дом?! – испуганно спросил первый милиционер.

– Ё-ёпрст... – только и смог сказать второй.

– А ну, поехали отсюда!!! – с ужасом скомандовал первый.

Парочка занырнула обратно в машину. Автомобиль, пробуксовав и выплюнув гравий из-под колес, рванул с места. А локатор упрямо разворачивался в сторону дома девочки.

А тем временем девочка поставила пластинку на проигрыватель, взяла микрофон:

– Конгратюлейшнс, пиплы! – хрипло начала она. – Эксклюзив! Сюрпрайз от Солнца дарит вам Баба Беда! «Хаус оф райзинг сан», группа «Энималс». Релакс энд энджой!

Зазвучали вступительные аккорды. Девочка показала Солнцу большой палец.

Из двора послышался женский голос:

– Катюша, доча, я на работу ухожу.

– Хорошо, мамочка, – выглянув в окно, звонким, как колокольчик, голоском сказала девочка.

– Покушай – я малинку собрала, там, на кухне в лукошке стоит.

– Уже иду! Спасибо, мамочка, – нежно пообещала девочка и снова обернулась к Солнцу, – ну, короче, возьму у тебя винилы. А левачок артельщику одному сдам.

– Но мне прямо сейчас бабки нужны, – взмолился Солнце. – Вилы, мать!

– Не дрейфь, – коротко подумала девочка, – мне как раз за товар оставил один кент фарцовый.

Открыв нежно-голубой ранец с белым парусником на крышке, девочка вынула из него рваный конверт, посвященный годовщине Октябрьской революции, с пачкой денег, перетянутых аптекарской резинкой, и отдала Солнцу.

– Респект, мать, – искренне пожал девочке руку Солнце.

– Да ладно, – польщенно отмахнулась она и вдруг кивнула на Сашу: – Клёвая чувиха у тебя, Солнце!

– Ты думаешь? – изобразил сомнение Солнце. Саша шутливо стукнула его по плечу.


Мама девочки Кати работала начальницей отделения милиции. Так что переполох засекших радиопирата милиционеров оказался совершенно оправданным. Они и теперь сидели за столом для совещаний с выражением безысходного ужаса на лицах, а мама Кати – грозная и непримиримая, в милицейской форме устраивала разнос подчиненным. Никому бы не пришло в голову, что только недавно она в ситцевом халатике собирала малинку для любимой доченьки. Гости из столицы – кагэбэшники – были здесь же, с показной скромностью пристроились в уголке.

– До каких пор я буду получать по загривку от районного начальства?! – разорялась начальница отделения. – О нашем пирате уже вражеские голоса поют!

– Да-да, – кивнул кагэбэшник.

– Позор на весь мир! Уже вам этот хренов локатор из области прислали – все без толку! – громыхал начальницкий голос, а у подчиненных формировалось стойкое желание залезть под стол. – Я не понимаю, что – нельзя в своем городе найти какую-то одну бабу?!

Первый милиционер хотел было что-то сказать, но второй пихнул его локтем. Первый вздохнул и понурил голову.

– Короче! – резюмировала начальница милиции. – Кто хочет с головой на плечах остаться – делайте выводы!

Милиционеры дружно встали и молча потянулись к выходу.

А в дверь кабинета заглянул угодливый и предупредительный заместитель:

– Там, товарищ начальник, пришли по поводу этих... ну, волосатых.

Кагэбэшники переглянулись.

– Да пошли они! – отмахнулась начальница. – Терпеть не могу!

Заместитель со значением приподнял брови:

– Но принесли некоторые... ммм... документы.

Начальница секунду поколебалась, глянув на столичных гостей, а потом махнула рукой и, решительно одернув китель, вышла из кабинета.


Стараясь быть спокойным, Солнце смотрел, как начальница открыла конверт про революцию, как оценивающе посмотрела на пачку денег, перевязанных аптекарской резинкой. Она перевела взгляд с денег на Солнце, задумалась.

– ...Ремонт в отделении делать надо, – размышляла она вслух. – А из центра средства не выделяют...

– Да, я понимаю, – с неискренним сочувствием покачал головой Солнце.

Саша осталась ждать Солнце поодаль, под раскидистой шелковицей. Она старалась следить за тем, что происходит у отделения, но издалека начальница и Солнце просто мило беседовали, так что Саша потихоньку объедала спелые ягоды с дерева и надеялась, что Солнце сможет все уладить.

– Короче, так, – приняла решение и строго огласила его начальница, – забирай своих придурков, и валите отсюда на все четыре стороны!

– Спасибо, – благодарно кивнул Солнце.

А начальница отделения добавила сердито:

– Моя бы воля – я бы вас всех в лагеря отправила!

– Сочувствую, – бесстрастно сказал Солнце. – Не то время.

Начальница пристально посмотрела на спокойного и уверенного в себе Солнце и рассвирепела:

– В своем городе я хозяйка! Сама устанавливаю и время, и порядки!! Так что – вон из моего города, стиляги волосатые!!!


Милиционеры выволокли избитых, помятых Малого, Скелета и Хуана, самозабвенно орущих песню Виктора Хары, и потащили их к выходу.

Дембеля, сидящие в соседней клетке, бросились к прутьям:

– Э! Чего это! А нас?

Заместитель начальника гаденько ухмыльнулся:

– А у вас, простых советских людей, таких друзей заботливых не нашлось, как у этих волосатиков.

Вожак дембелей с бешенством тряс прутья решетки и ревел вслед хипарям:

– Я вас достану, суки! Гадом буду – достану!


Саша и Солнце радостно обнимались с освобожденными узниками.

На порог отделения вышла начальница и неприязненно окинула взглядом счастливую компанию:

– Слушайте, вы!

Компания обернулась.

– Приказ: сегодня же чтобы и духу вашего в городе не было! Поняли? Сегодня!!


И снова было счастье: все живы-здоровы, хоть некоторые и с подбитыми глазами и ссадинами, все вместе, жизнь улыбалась и манила всевозможными удачами.

Баба Оля вынесла во двор блюдо с круглым пирогом, похожим на языческое изображение Солнца, и все наперебой стали разбирать румяные куски сдобного светила. Последний достался Солнцу.

– Ешьте, горемыки, – ласково смотрела на них баба Оля.

– Спасибо! – с набитыми ртами благодарили хипари.

Баба Оля только рукой махнула, а Саша заторопила друзей:

– Доедайте скорее, надо же к поезду успеть!

Но Солнце покачал головой:

– Не сегодня.

– Как не сегодня? – изумилась Саша. – Тыже слышал, что нам сказали! Надо уезжать отсюда!

– Для этого будет другое время, – непреклонно сказал Солнце.

– Но почему?! – заволновалась Саша.

Малой хитро прищурился подбитым глазом, улыбнулся загадочно:

– Потому что сегодня будет клёво!

– Есть только сегодня, – добавил Хуан и посмотрел на Герду.

– Именно сегодня, – мечтательно вздохнул Скелет.

– Собственно, всё ради сегодня... – блеснула улыбкой Герда, положив руку на руку Хуана.

Растерянная Саша, видя их лукавые улыбки, и сама заулыбалась.

– Да ну вас, никогда ничего толком объяснять не хотите!

– Человек сам до всего дойти должен, – назидательно заявил Малой.


А в отделении милиции заместитель начальника открыл клетку с дембелями. Заговорщицки улыбнувшись, он похлопал по плечу освобожденных вояк, похожих на стаю голодных волков.

– Давайте, ребятки! – «благословил» заместитель.

Дембеля дружно двинулись к выходу.

Кагэбэшник протянул вожаку дембелей фуражку, которую тот уронил в драке:

– Фуражечку не надо терять, товарищ сержант погранвойск...

– Да я это... – смутился дембель, а кагэбэшник по-свойски обнял его за плечи, отвел в сторонку:

– У меня к вам есть серьезный разговор...


Из-за огромных валунов, из-за кустов, с горизонта бескрайнего морского берега, с обрывистой кручи по одному, по двое, группами сходились, стекались на пустынный пляж многочисленные «дети цветов».

Кто-то, раздевшись, уже плескался в воде, кто-то пел, аккомпанируя себе на гитарах, кто-то пил домашнее вино прямо из трехлитровой банки, передавая по кругу друг другу, кто-то целовался, кто-то разжигал костер.

Малой, Скелет, Герда и Хуан с шиком выехали к морю на реанимированном Корейцем тракторе. Хиппи встретили их овациями. Кто-то забрался к ребятам в кабину, кто-то уселся на радиатор.

Саша несла в руках рапан, подаренный адмиралом.

Ее ноги и ноги Солнца шагали вдоль заботливо выложенного товарищами маршрута из ракушек.

Саша улыбнулась и тоже положила на землю раковину.

– Сегодня здесь будут все, – рассказал Саше Солнце. – Люди со всей страны. Такое бывает только раз в год.

– Ты счастлив? – спросила Саша.

– Абсолютно! – не колеблясь, ответил Солнце.


У костра на пляже уже расположились и Герда с Хуаном, и юноша-тувимец, и Декабрист, и близняшки.

– Главное – это любовь! – вещал Декабрист. – Если человек кого любит, он как заговоренный! Его ни менты, ни КГБ не тронут!

Хиппи радостно кивали, передавая по кругу папиросу.

Саша и Солнце, обнявшись, подошли к компании у костра. Их радостно приветствовали, и они подсели к огню.

Декабрист передал Солнцу папиросу. Солнце затянулся, протянул папиросу Саше. Она засомневалась, помедлила, но Солнце кивнул ободряюще, и Саша смело втянула сладковатый дым. От нее папироса перешла к Герде, дальше – к Хуану, к Малому.

Малой передает папиросу Скелету и вдруг хлопает себя по лбу:

– Блин! Как я раньше не допер!

– Чего? – закашлялся, испугавшись, Скелет. У него тут же забрали папиросу близняшки.

Малой вскочил:

– Я сгоняю за фотиком твоим!

– На фига?

– Тема есть! – Глаза Малого загорелись азартом. – Сейчас систему пощелкаем, а потом будем им фотки продавать! Можно наложенным платежом рассылать! Нам кайф, а системе – что?..

Скелет оскорбленно уставился на Малого:

– ...Польза! Да ты чё, Малой, вообще?! Здесь же Вудсток, а ты со своей темой, пользой! Блин, вообще уже не догоняешь!

– Я-то как раз догоняю, – нисколько не смутился Малой, – вот скажи, откуда, по-твоему, мир про Вудсток узнал бы, если б там фотографов не было?!

Скелет, подавленный аргументом, замолчал, а Малой решительно направился к дому бабы Оли.

– Интересно, как всё у нас с тобой будет, когда мы вернемся? – спросила Саша у Солнца.

– Не так, как мы ожидаем, – уверенно ответил Солнце.

– Это значит – хорошо или плохо? – допытывалась Саша.

– Это значит: так, как должно быть. Жизнь вообще очень правильная штука. Хотя это и не всегда сразу понятно...


Насвистывая мелодию «Дома восходящего солнца», Малой бодро шагал по каменистой тропинке. Вдруг из-за валуна навстречу ему выступили дембеля. Их вид не предвещал ничего хорошего.

– О, старые знакомые... – притормозил Малой и попытался сохранить независимый вид. – Заблудились? Танцплощадка в той стороне...

Вожак ударил первым. Малой охнул, согнулся пополам. Друзья дембеля подскочили к нему и стали методично забивать.


Скелету было как-то неспокойно. Он маялся, все высматривал что-то по сторонам, а потом и вовсе поднялся с песка.

– Ты куда? – спросила Герда. Разнеженная, она полулежала на коленях Хуана. Он играл ее медными кудрями.

– Да Малой чё-то... – пробормотал Скелет. – Долго нет его.

– Ну и что? – удивилась Герда. – Куда денется?

Скелет неопределенно пожал плечами и решительно двинулся туда, куда ушел Малой.

– Может, у него девушка случилась! – рассмеялась вдогонку Герда.

Скелет вяло улыбнулся, отдав дань дружеской вежливости, и скрылся в темноте.

Декабрист выпустил колечко дыма:

– У хиппи нет будущего... Все равно к Олимпиаде «систему» уничтожат.


А дембеля зверски избивали Малого. Он уже недвижно лежал на земле, но вояки, войдя в раж, никак не могли остановиться.


Тувимец задумчиво смотрел на языки костра, вонзающиеся в небо, и запел свою извечную, бескрайнюю мелодию.

Саша вскочила и пошла вокруг костра в танце – отрешившись от действительности, принадлежа только звукам.

Солнце расслабленно наблюдал за ней. Ему было спокойно: это танцевала его жизнь, его любовь, его счастье. Языки пламени были совсем близко, но пока оставляли ее невредимой.


Убедившись, что Малой больше не подает признаков жизни, дембеля удовлетворенно разжали кулаки и, тяжело дыша, не сговариваясь, разошлись в разные стороны.

Малой остался один под звездами.


«Система» отбивала такт Сашиного танца ладонями. К костру стали подтягиваться все странники побережья.

Герда гордо кивнула Хуану на Сашу:

– Наша Принцесса!


Скелет уныло топал по тропинке и вдруг заметил лежащего на земле Малого, бросился к нему:

– Э!.. Ты чего?..

Скелет склонился над Малым, увидел его окровавленное, избитое лицо, тело, захлебнулся отчаянием и завопил с таким страхом, который шел из самого потайного уголка души:

– Пашка-а-а!!! Не бросай меня!

Он схватил Малого, попытался поднять, встряхнуть того, привести в чувство:

– Пожалуйста! Не надо! – безутешно рыдалСкелет. – У меня никого, кроме тебя, нет! Пашка!!!

Он обнял голову Малого и заскулил с тягучей болью непоправимого.


А на берегу никто не знал, что случилась беда. К Сашиному танцу присоединялось все больше народа. Казалось, весь заполненный людьми пляж пришел в движение.


Скелет бессильно раскачивался над телом Малого и тихо плакал:

– Я тоже жить не хочу!.. На фига мне жить?!.

И вдруг неожиданно Малой приоткрыл глаза, посмотрел сквозь кровавую пленку на зажмурившегося от слез Скелета и с трудом прохрипел:

– Ничё себе – на фига!.. жить... Мы же хотели сделать рок-группу!..

Скелет изумленно замолчал, уставившись на ожившего Малого.

– Живой... – несмело, сквозь слезы, улыбнулся Скелет.

– А ты думал! – срывающимся голосом выдавил Малой. – На кого ж я тебя, дурака, оставлю!..

И Скелет снова заплакал – но теперь от счастья.


Танцующая в центре хоровода Саша глянула: как она нравится Солнцу? Но увидела, что его место у костра пусто.

Саша растерянно остановилась, огляделась. Вдруг она увидела, как Солнце уходит в темноту и тишину ночи.

Саша хотела крикнуть, позвать, побежать, вернуть его. Но танцующие подхватили ее за руки, вернули в круг. Саша проводила Солнце взглядом. И вдруг почувствовала, что больше не боится того, что он исчезнет. Ей казалось, что Солнце теперь с ней навсегда. И она почувствовала себя очень сильной от его любви. Саша задорно тряхнула волосами и с новой силой влилась в общий танец.

В какой-то момент взвились в небо домодельные шутихи. И вдруг из-за песчаного пригорка появились Малой и Скелет. Скелет тащил Малого на себе.

Из последних сил несгибаемый Малой вскинул пальцы в знаке победы и прохрипел:

– Народ! Мы с вами!

К ним бросились радостные, любящие, сочувствующие, окружили заботой, лаской и круговертью праздника. Счастье переполняло Малого, Скелета и всех, кто увидел их.

На пляже не на шутку разошлись мастера огненного шоу. Хиппи танцевали вокруг них.

Лежащий на песке у костра избитый Малой по-детски широко улыбался, затягиваясь самокруткой.

– А я так думаю, – даже полчаса назад чуть не отдав Богу душу, Малой не утратил болтливости, – еще пару лет, и «Мальборо» на каждом углу продаваться будет, а джинсы легче кирзы купить будет! Что Нью-Йорк, что Москва – огни, реклама, ночные магазины, концерты!..

Скелет смотрит на Малого, как на самого родного и близкого человека, с нежной и преданной улыбкой.

Хиппи хохотали, слушая Малого.

– Малой, ты клёвый! – близняшки потянулись к Малому и чмокнули его в обе щеки.


А в это же время на другом берегу залива чьи-то руки плеснули бензином на стену маленького домика, сплетенного из веток, чиркнули спичкой.

Вспыхнула стена дома. Огонь распространяется, языки пламени доходят до крыши.

Солнце с канистрой в руках облил бензиномдругую стену и стоял, наблюдая, как уходит его дом.

– Прощай... – проговорил он шепотом.

Он присел на песок. За его спиной – стена огня. Это Саша тоже видела во сне...


Утром весь вокзал был оцеплен милицией и солдатами.

Вереницей стояли наготове автозаки.

Хиппи растекались по вагонам стоящих на перронах поездов через коридоры из стражей порядка.

Малой, Скелет, Герда и Хуан нервничали у двери в свой вагон. Малой заметно прихрамывал, Скелет поддерживал его. Саша стояла здесь же, но, в отличие от друзей, была безмятежно спокойна.

– Ну, чего, ехать будем? – поинтересовалась проводница.

– Хотим, но не можем, – проворчал Скелет.

– Так трогаемся уже, – пожала плечами проводница.

Герда и Хуан держались за руки и тревожно оглядывались по сторонам.

– Ну, все – времени нет. Заходим, – принял решение Малой.

– Как же Солнце? – заволновался Хуан.

– Принцесса, где Солнце? – спросила Герда.

Саша спокойно улыбнулась:

– Никто не знает, когда он придет. Но это будет тогда, когда нужно.

– Ты уверена? – усомнился Скелет.

– Конечно. В жизни вообще все устроено именно так, как нужно, – убежденно ответила Саша.


А потом она одна стояла у окна вагона. Поезд проезжал мимо блистающей в лучах солнца кромки моря, видной из-за кипарисовой гряды. Закончились кипарисы, открылся морской берег. А вскоре и он скрылся из поля видимости. Саша прижала к губам кулон-солнце.


По холодному белокафельному больничному коридору бегом везли каталку, на которой лежал человек, накрытый простыней. Медсестра на ходу меняла опустевший флакон в штативе капельницы. Колеса грохотали по кафелю, быстро шаркали ноги в мягких туфлях. Из процедурной вышла медсестричка с подносом назначений, но отскочила в сторону, давая проехать каталке.

– Быстрее! – переговаривались врачи. – Операционная готова?

Больного переложили с каталки на операционный стол. Руки хирурга в перчатках приблизились со скальпелем к его груди. Там уже был один шрам...

В операционной – суета. Упал на кафельный пол лоток с инструментами.

Работала помпа. Слышались голоса: «Давление упало! Пульса нет! Давай открытый массаж!»

Кривые на мониторах приборов дрогнули несколько раз и, будто бы с облегчением, выровнялись в бесконечные прямые...

Хирург, профессор Немчинов, стянул перчатки и, ссутулившись, отошел от операционного стола.

В операционную ворвался адмирал и остановился, потрясенный:

– Сынок... Прости меня...

Профессор развел руками:

– Чудес не бывает...

Адмирал во все глаза смотрел на безжизненное лицо Солнца, поглаживал его волосы и вдруг, ни к кому не обращаясь, сказал:

– Мне показалось... Когда я видел его в последний раз... Он был счастлив...

Профессор обнял адмирала за плечи, увел его из операционной.

Медсестра накрыла лицо Солнца простыней.


В большой, устроенной амфитеатром аудитории на лекцию собралось огромное количествостудентов в одинаковых белых халатах и колпаках.

Среди студентов – Саша. В ожидании лекции она, улыбаясь, рисовала на последней странице тетрадки солнце, заключенное в сердечко, и вдруг сделала рукой движение у шеи – как раньше, с Солнцем, будто почувствовала его дыхание.

Вдруг откуда-то ей послышалась песня про «Дом восходящего солнца». Саша не знала, что Солнце умер в эту минуту...


Лектор задерживался. Студенты шумели, болтали, смеялись, пока не вошел преподаватель и не объявил торжественно:

– Товарищи студенты, сегодня ваша первая лекция по кардиологии. Мы пригласили прочитать ее нашего знаменитого кардиохирурга, профессора Немчинова.

Саша вскинула взгляд на профессора. Он устало улыбался:

– Извините за опоздание. Я прямо с операции...

Песня оборвалась и тут же сменилась громом аплодисментов.

Студенты поднимаются со скамеек, аплодируют.

И вместе со всеми, безмятежно улыбаясь, хлопает в ладоши Саша.

Кулон Солнца поблескивает в вырезе ее белого халата.


home | my bookshelf | | Дом Солнца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 13
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу