Book: Рассказы



Печкин Степан

Рассказы

Степан Печкин

Рассказы

Кавдаллор, крысиный король. Трагедия Стихи разных лет, хорошие и разные Песни разных авторов исполнявшиеся С.М.Пeчкиным Общество Российско-Эльфийской Дружбы "Херен Элендилион" А.Т.Шельен Хоббиты и психоактивные вещества Анатомия Рока Пять миллионов Так они возвращались в дождливый и ветреный день Из сборника "Сто одна хиповская телега" Индеи O.S. К вопросу о структурно-мифологическом подходе к новейшей истории Обращение по поводу фестиваля охраны культурной экологии Когда наступит этот день О Стасе (С. "Несси" Торопове) без названия Опыт шизофренического бреда за вскапыванием грядки картошки на даче у Браина Здравствуй, невидимый брат, здравствуй! Изобретатель просит помощи! Так давно я не был с тобой Я кладу голову на руки. Песни периода с 1987 по 1997 гг. Песни, исполнявшиеся группой Рождество (с 1988 по 1997 гг.) "Стрельцы" Проект Клипа Проекты клипов: Песнь о Кайфе, Весь мир сошел с ума, Дети Тумана Неоконченные стихи. Переводы лирики [S] Метроистории Начальный курс квенья

Все Плохо

(В.А.Сей)

C: |Dm7|IV |G7| |A7| |Dm7| |F7 F#7 G7 A7| R: |F7 F+7| |Hb+7 H-5| |E7| |A+7 A7| |Dm7| |G7 G#7 A7 Break|

C1R1-C[solo guit]-R2-C2R1-C[solo kbd]-R2

Мы стали славными хранителями светлых лет, Мы засыпаем до рассвета, мы едим в обед, Мы - осторожны на вистах, скупы в подарках. Мы знаем то, что мы - не боги, жаль, но вовсе нет, У нас никто и никогда не украдет кларнет; Мы говорим о чудесах - мы держим марку.

Мы помним ворохом хорошего все прошлое по крохам, Все будет хуже, а пока - все плохо!

Мы нынче вечером пойдем купить портвейн паршивый Мы будем петь, мы будем пить, пока мы живы!

Мы слишком верили всему, что говорят о нас, Теперь мы платим за квартиру, воду, свет и газ, И от обиды не кричим - мы жмем плечами. (Мы подустали веселиться - мы скучны как раз), Но продолжаем петь все те же песни в черный час И молча старые мечи точить ночами.

{1994} (c) Basile A. Sey 1996

Баллада о любви и смерти

Элис Илринсней Лейвлан

1992

Из цветов волшебных я сплел себе плащ Из цветов волшебных я сплел себе плащ А вернулся утром - сломался мой меч А вернулся утром - сломался мой меч Я вернулся утром

Я летал за птицами в замок ветров Я летал за птицами в замок ветров А вернулся утром - умер мой конь А вернулся утром - умер мой конь А вернулся утром

Я нашел в овраге кольцо-изумруд Я нашел в овраге кольцо-изумруд А вернулся утром - сгорел мой дом А вернулся утром - сгорел мой дом А вернулся утром

(Встретил я вчера эльфийскую дочь Встретил я вчера эльфийскую дочь А вернулся утром - меня встретила смерть А вернулся утром - меня встретила смерть Я вернулся утром)

Милая, прости мне, я же не знал Милая, прости мне, я же не знал Но вернусь я утром, вернусь за тобой Но вернусь я утром, вернусь за тобой Милая прости мне

{1995} Music (c) Stepan M. Pechkin 1996

Больничный Сон

(С.Кирсанов - А.Пупкин, Р*)

Спи чка, Спи ртовка Шприц с па

нтапоном...

Спи, усни плыви через песчано-пустынные Спи в спокойную теплую Сплю.

И пусть за спи нкой кровати

стоит полнейшая Спишь.

Бессонница заперта на крючок в бессонно урчащей уборной

Сплю щив подушку, сплю

со спущенною рукою

в Снись

Сон - слон, десять слонов, сто слонов, сон - складчатокожее, огромнокаменное многослоновье, сон - огромноокое глазоухощеконосодышащее

сплю

на подушечной отмели снов, и глаза мои сонные спящерицы.

Сплю без просьбы, сплю без просыпа, Сплю, как спит, вздыхая, госпиталь, И - кто доктора, кто господа...

Сплю, как чумные селения Спят и видят исцеление. Сплю, как спят дубы столетние перед рубкой. Как, по-заячьи, Никаких забот

не знающие, Спят в сугробах замерзающие.

{ноябрь 1991, Петрозаводск} Music (c) А.Пупкин, Р*ождество

Девушка из Города Серых столбов

(Я.Сикстулис - М.Галицкий)

Ты похожа на то, чего еще нет Ты похожа на то, чего не видел никто Ты похожа на то, чего не встретишь сейчас Ты похожа, но немногие знают, на что

Ты выходишь гулять одетая в шерсть Hо люди вокруг пьяны как дерьмо И в переводе со всех языков Твое имя означает "никто"

Я не хочу называть тех кто был рядом с тобой А если назову, то что же случится тогда Ведь перед тем как ты вырвешь язык ты можешь сказать Кто продержится в этом бою до конца

{1987} (c) Я.Сикстулис, М.Галицкий 1987

Древний Эльф

(Дж.Стивенс - С.Печкин)

Я - дух-разрушитель Я - дух-созидатель Нежданный спаситель Крылатый предатель Я - стрелы и струны Я - ветра дыханье Я - корень унынья Я - пламень желанья

Я - первый обманщик Притворщик лукавый Глаза смотрят влево А помыслы вправо Я - мед и полова Являюсь без зова Чтоб я показался Ищите другого

{осень 1993} Music (c) Stepan M. Pechkin 1993

Город Золотого Дракона

(А.Пупкин)

Не пугайся, если я молчу и не слышу ничего вокруг Если мне не хватает воздуха даже здесь И ни о чем не спрашивай меня, ведь я знаю, что есть Где-то там, похожий на сон, город Золотого Дракона.

Пусть будет все, как и было тысячу лет назад, Ведь сегодня ни за что не поймешь, каким будет завтрашний день Мир не изменится от наших желаний и грез, И синяя птица останется где-то там, за стенами города Золотого Дракона

Не остановят ветра развалины стен крепостных Похожий на дюны, город спит, как капля воды на листве дерева вечности. Кто ты, усталый путник по стране грез? Золотой треугольник в небе - это герб города Золотого Дракона

На фоне восходящего солнца стрелою летит быстроногий олень Легче ветра грациозная лань Розовый фламинго танцует в небе свой вальс Журавли все кричат, улетая в поднебесный край Лотос вонзает в небо упругий цветок Кровью по горам стекает мак А на земле прекрасней всего этот город Золотого Дракона

{июнь 1991} (c) А.Пупкин 1991

Heartbreak Hotel (Leiber-Stoller)

Since my baby left me I found me a place to dwell Down in the end of Lonely street at Heartbreak Hotel

I feel so lonely

I feel so lonely, baby

I feel so lonely I can die

Although it's always crowded, still you can find some room Where all the broken-hearted lovers can cry away their gloom

I feel so lonely

I feel so lonely, baby

I feel so lonely I can die

Well bellhope's tears keep flowing, and clercs are dressed in red They've been so long on Lonely street, they ain't never gonn' come back

I feel so lonely

I feel so lonely, baby

I feel so lonely I can die

Now if your babies leave you and you have a tale to tell Just take a walk on Lonely street to Heartbreak Hotel

I feel so lonely

I feel so lonely, baby

I feel so lonely I can die

{декабрь 1991 Исполнено 08.01.92 на вечере Э.Пресли в Голубой Гостиной ДК Железнодорожников}

Игры

(М.Галицкий,С.Печкин/)

В игры играли люди Со странной фамилией ты В игры играли люди Со странным именем я Тем кто играет долго Дарят крутые цветы Тех кто рано ушел Hазывают друзья

И только последний луч

Высветит краски теней

Только последний день

Покажет нам кайф прошедших дней

Я ухожу с тобой Кончился день и кончилась тень Пусть я не увижу света Hо я не буду не у дел Я начинаю строить Корабль из трех стволов Hо дерево так быстро гниет А я еще так не готов

Мы продолжаем петь Кончился бал и кончился век Пусть мы не увидим света Hо мы знаем каков этот свет Мы продолжаем строить Корабль из трех стволов Мы возьмем тебя с нами Когда ты поймешь значение слов

(c) Р*ождество 1988

Эстонская Песня

(Ю.Мориц - С.Печкин)

Влюбиться - пара пустяков. Осеннний свет из облаков. Жар-птице двадцать тысяч лет, И за углом - кофейня. Четыре или пять шагов, И нет долгов, и нет врагов, И молод в сорок тысяч лет, И за углом кофейня.

Свежо ли, милый, век вдвоем? Что в имени тебе моем? Вопрос на двадцать тысяч лет, И за углом - кофейня. Навстречу плут, весьма поэт, Он лихо врет: "Какой дуэт! Ищу вас сорок тысяч лет! Здесь за углом - кофейня!" А в зазеркальной глубине Часы-весы точны вполне. Плюс-минус двадцать тысяч лет, И за углом кофейня. Мы в ней садимся у окна Лицом к луне, и времена Шалят на сорок тысяч лет, Ведь за углом - кофейня.

О чем поет, переведи, Эстонка с хрипотцой в груди? Ужель сошелся клином свет, И за углом кофейня? Ты наклоняешься вперед, И твой подстрочник, нет, не врет: В нем этот свет, а также тот И там, и тут кофейня. Как сочен точный перевод! Он кормит нас не первый год. Прокормит двадцать тысяч лет, Ведь за углом кофейня, Где можно дешево поесть, Присесть и песню перевесть, И через сорок тысяч лет Ее споет кофейня.

Влюбиться - пара пустяков, Разбиться - пара пустяков: Нырнул на двадцать тысяч лет, И за углом - кофейня. Да в небесах - альпийский луг, Да золотой воздушный плуг, Да спросу нет, да сносу нет, Да за углом кофейня.

{весна 1994} Music (c) Stepan M. Pechkin 1996

Комната пуста

(Я.Сикстулис - Д.Мартынов)

Тучами покрылось небо, Вьется дым от сигареты, Как решетки, ветви за окном Хочется поставить чай, Докурить и спать, Hо даже это в лом

Моя комната пуста - в ней нет тебя

За окном не слышно ветра Солнца диск заходит медный В окнах свет погас давно Завтра днем будет лето Радио твердит об этом Hу а мне сейчас все равно

{aut.87} (c) Ян Сикстулис 1987

Маленькая Королева

(В.А.Сей)

A: (|D5| |D|)n C: |D5|D|D5|D4|Em| |A' A4' A''| R: |C| |G| |Hb7|II |E7| |G7 F#m7| |F+7 Hb+7| |A4' A'' Break'| A-CCR-...-CCR-...-CCR-A-E5-G5

Спи, маленькая королева; по лужам дождик каплет прологом сказки твоей. Итак: Спи, маленькая королева; спи, нареченный твой родился за час до тебя. Там, В далеком городе звезды на башнях, и низкое небо темней Там тебе жить, править и ждать корабля...

Этой заблудившейся ночью светлые руны твои глянут в просвет облаков; Спи, покуда нынешней ночью (пьяных) егерей перепугает молодой единорог. Там, За темным лесом, ты слышишь, копыта стучат далеко Выйди с утра на перекресток дорог!

Пусть цветные стеклышки окон властию красок станут Южному Ветру дверьми; Сквозь цветные стеклышки окон разукрасит милый сон той одинокий свет фонаря. Там, В соседней комнате, сказочник старый, дорожный свой посох возьми Стань в головах, сон королевы храня!

{1995} (c) Basile A. Sey 1996

Мы будем здесь

(Я.Сикстулис/)

Я вижу ветер, бегущий к воде F C G Am Ветви деревьев, растущих к луне F C G Am Лишь я один стою в стороне F C G Am Я жду D

Завтрашний день повернется к весне Солнце покажет ж..у зиме Что-то изменится завтра во мне Я хочу это знать

Жизнь это сказка с грустным концом Белая кошка с черным хвостом Hо мы не будем жалеть ни о чем Мы будем здесь

{win.89} (c) Ян Сикстулис 1989

Ночь

(Я.Сикстулис - М.Галицкий,С.Печкин)

Музыку не помню. Помню, что она была

очень навороченная в оригинале и еще

более - в моем переложении, уже не

импровизационном, а осознанном; но все

одинаково кануло в лету.

12-30-96

Hочь. С неба упала звезда. А ты стоишь над разбитым корытом. Луна надменно смотрит туда Сестра где ты так недавно была так любима

Ты сегодня хотел сказать ей эти слова Hо она холодна как лед покрывающий крыши И мы предаемся мечтаньям до тех пор пока Звонок не нарушит ночного затишья

Вот она рядом но между вами стена Ты хочешь ее но разве она это слышит И ты решился на первый свой шаг Hо есть тот кто раньше придумал их свыше

Еще одна ночь еще одна фаза луны Ты стоишь у окна и в небе видишь звезду И что тебе до того упадет ли она Ведь главное ты разрушил мечту

И ты ложишься плюнув на все и никого не виня И ангел-хранитель крутит тебе свои сны И ты встаешь по звонку не помня себе Сегодня я знаю мой друг ты будешь любим

(c) Р*ождество 1987-1989

Hовая Птица

(Д.Комаров)

Вот Hовая Птица влетела в мои небеса А старая камнем упала на дно Hо верная вера позволяет мне не менять имена Hеважно как ей так удобнее мне

Ты так высоко парила живя на земле Когда же я звал ввысь ты камнем падала вниз Ты говорила оставь эту чушь и проснись Тебе никак не понять как я могу всю ночь пропеть

Так слава птицам летящим в мои небеса И дай мне Бог сил ... Приди ко мне без звонка захватив с собой немного вина А что я скажу тебе ... сестра

(c) Митя Комаров 1989

Осталось 12 лет

(Д.Комаров)

Я видел вас - простите за это меня Я такой же как вы - простите за это меня Hо я не могу встать среди вас Hе то чтоб я лучше а просто - пьяней От этого пьянства не лечат нигде Спасает лишь только матушка-смерть Осталось всего ничего - каких-то 12 лет

И нужно еще что-то в жизни успеть и что-то оставить себе И нужно кому-то жизнь подарить и пару строчек сестре И нужно друзей вином угостить а можно и просто чайком И нужно хоть раз услышать БГ чтобы жить в полный рост даже днем Так хватит скитаться ведь времени нет Возьмите гитары - осталось 12 лет

Я вас не ругаю я вас не учу приказывать просто не смею Я вам по-митьковски совет дать хочу - скипайте пипл скорее Послушайте люди довольно играть в этот бред Возьмите гитары - осталось 12 лет

Мы воюем со злом уж немало лет все хотим его перестоять Мы верим что это возможно но мундиров их нам не порвать Их халаты пропитаны властью кто-то мажет их крепкой рукой И все что нам остается это просто вернуться домой Hо придя к источнику знанья плюньте в щедро даруемый вред Возьмите гитару - осталось 12 лет

{sum.88} (c) Митя Комаров 1988

Открой пошире ворота

(Д.Комаров)

Открой пошире ворота C Am Открой пошире глаза C Am И будь ты хоть слеп ты увидишь C Am Лица что смотрят с холста C Am

И может быть я был твоим государем F G

А ты был моим слугой Am F

И может быть ты был доброй собакой F G

А я молчаливой змеей Am F

И если ты хочешь увидеть себя F G

Зайди и встреть Рождество Am F

Садись мы будем вместе пить чай F G

Чтобы нам с тобой повезло Am F

И кто бы ты ни был я знаю Мы братки две тысячи лет И возможно мы даже встречались И я принес тебе много бед

И если ты хочешь увидеть себя

Зайди и встреть Рождество

Садись мы будем вместе пить чай

Чтобы нам с тобой повезло

И люди возможно станут добрей И мы увидим небо без туч И пусть это будет где-то ближе к концу Hо нам уже не свернуть

И если ты хочешь увидеть себя

Зайди и встреть Рождество

Садись мы будем вместе пить чай

Чтобы нам с тобой повезло

(c) Митя Комаров 1988

Священное Озеро Серебряного Бобра

(А.Пупкин)

Утро. Порозовели верхушки сосен. Насмешливый ветер запутался в лапах. Грустная песня старого индейца - осень. Червонное золото листьев дрожит в ожиданьи зимы. Кто ты, человек у костра? Что окружает тебя? Кому поклоняешься ты на крутых берегах Священного озера Серебряного Бобра?

Легкие лодки тумана плывут над землей. Горький запах неведомых трав. Сколько раз я пытался узнать, кто ты такой, Старый индеец на зачарованных берегах? Время узнать, Где бог, где порог. У каждого времени есть свой пророк.

Время несбывшихся снов возвращает любовь. На берегах Великих Озер тишина. Где ты, старый индеец, охранявший богов? Где легкие лодки тумана уносят в невидимый край? Чуть серебрится вода между стволов. Озеро спит, и не видно бобров. У каждого времени есть свой порог. У каждого времени - свой бог.

{июнь 1991} (c) А.Пупкин 1991

Старый плащ

(Анонимный бард)

Плащ мой бурый, плащ, мой друг, Долго жили мы сам-друг, Но пришла пора, хоть плачь, Мне с тобой проститься, плащ.

Ты потерся, ты залатан, Ты засален и захватан, Ведь с тобой за много лет Обошли мы белый свет.

И теперь ты стар, пропащий, Ты как нищеброд ледащий. Ныне я, тебя надев, Должен прятаться от дев.

Ты остался не у дел. Верх истлел и низ истлел; Ах, и королевство тоже Так с тобою в этом схоже!

А, протертый до основы, Был и ты когда-то новым. Жаль тебя! А впрочем, сам Плачу я по волосам.

Ты же был мне верным другом, Ты ходил по всем округам. Всюду пьющ, везде гулящ, Славься, славься, старый плащ!

{осень 1992, музыка при участии А.Пупкина} Music (c) Р*ождество 1992

Я из Коннахта

(П.О'Коллум)

Ох, боюсь, на моих поминках Будет людно - не продохнуть! Только как это все устроят? Вот на что я б хотел взглянуть.

Весь толковый народ в округе

У меня походил в друзьях.

Я всегда был в весельях первым

И во всяких других делах.

Кто когда-то, пускай хоть мельком, Хоть чуть-чуть был со мной знаком, Подтвердит, что в делах и в песнях Был я признанным вожаком.

Так пускай же дружище Мангус,

Коль сумеет, присмотрит, чтоб

Вышел ладным и не корявым,

Чтоб на совесть был сделан гроб.

На поминках пойдут рассказы, Стариковская болтовня, Да и парни, должно быть, тоже Добрым словом помянут меня.

А девчонки, склонив головки

И взгрустнув об утрате такой,

Будут тихо стоять в сторонке

И молиться за упокой.

Ну, а после три девы в черном

К нам в долину сойдут с горы,

Чтоб оплакать меня по чину

До прихода ночной поры.

{зима 1995} Music (c) Stepan M. Pechkin 1996

Пора Спать

(Д.Комаров)

Часы давно пробили двенадцать C D За окном горит фонарь C D Пора спать Am Em

Я не сплю до трех часов ночи Я мучаю "Митьку"(*), хотя Пора спать

Гонят к черту с места учебы Хотят посадить Сестренка ушла к другому И не на что пить Пора спать

Кому-то жизнь карамелька Кому один яд Все ищут любовь по деньгам И даже на Марсе блат Пора спать

И дай нам бог остаться такими Как наши стихи И пусть подохнут со скуки Все наши враги Пора спать.

(*) - Так звалась Митина гитара "Кремона".

{aut.1988} (c) Митя Комаров 1988

Про Природу

(Б.О'Пилкин)

Над помойкой пролетает за вороной ворона, А в парадной мужичок читает Жоржа Сименона. Я на улице стою, мне на мороз наплевати. Мои ботинки на меху, а куртка на вате. Я бы мог вам рассказать, что со мной вчера было. Но не могу нарисовать я ни слона, ни кобылу. Да и, впрочем, рисовать мне не придется. Через пять минут сюда любовь моя вернется. О! И начнется...

Лучше я вам расскажу, что такое природа И отчего мы все зависим так от времени года. Или просто пропою песню колыбельную. Вас к себе расположу краскою пастельною. Ветер с севера дует холодный и колкий. И под снегом стоят эвкалипты и елки. Уж давно на югах перелетные птицы. Медвежонок в берлогу отсыпаться ложится. О! Не спится...

{октябрь 1991} (c) А.Бейдер 1991

Шуньята

(Я.Сикстулис)

Вот он Он придумал меня Вот я Я придумал тебя Придуманный мир От этих фантазий Я скоро сойду с ума Сойду с ума



А мы Все просим у неба дождя В полях Мы все ищем стальные ветра Hо, милая, Будь осторожна Вокруг нас одна пустота Шуньята

Садришам чештате свасьях

Пракритер гьянаван апи Пракритим янти бхутани

Hиграхах ким каришьяти

Вот так Живем мы день ото дня Hаш дух Hе вытравит даже война Укрывшись Каждый своим капюшоном Мы уходим в свое никуда В конце ноября

(c) Ян Сикстулис 1988

Сон, которого не было

(Д.Комаров)

Волны бьются о борт Ветер бьется в лицо Я плыву на луне И мне на все наплевать Камыши по бокам Дико плещется рыба Чайки круто кричат Я уже это видел

Сон, которого не было

Сотни рук летят вверх Можно услышать крики ура Кто-то довольный поет А ты еще просишь вина Я тебе брат А ты мне сестра И что еще нужно нам Разве что только вина

Hе стоит считать тигров по шкурам Hе стоит считать людей по головам Hе стоит думать что ты мудрее чем я Потому что все это сон Потому что этого нет Потому что ты просто спишь Проснись же ты наконец

(c) Митя Комаров 1988

Городничий

("Упала звездочка")

Автор мне лично неизвестен; мы узнали эту

песенку от Роста и сделали свою

аранжировку, так как его нас не

устраивала.

12-30-96

Упала звездочка ночная Am Hа беззащитный сельсовет Am Я мимо ехал на трамвае Am F Hо это личный мой секрет E A

Hаш участковый городничий Был не таким каким он был И для вечерних променажей Использовал мотоцикыл.

Моя профессия простая Я часто слоников пасу И механическим баяном Я продуваю им в носу

Вставай проклятьем заклейменный Весь мир голодных и рабов Кипит наш разум возмущенный Иль закипеть почти готов

Весь мир насильно мы разрушим До основанья а затем Мы наш мы новый мир построим Кто был ничем тот стал совсем

{1989} Music (c) Р*ождество 1989

С.М.Печкин

Кавдаллор, крысиный король.

Трагедия

"... Вкушая, вкусих мало меду, и се ..."

Рукописи, обретенныя при производстве земляных работ

близ станции Удельной

От СоставитЬля серiи "Неведомые Памятнiки Лiтературы":

Манускрiпты сiи представляютъ собой въ орiгинале обрывочные листы пергамЬнта либо плотной бумаги, на коихъ почЬрками крайне неразборчивыми записаны данные тЬксты въ виде отрывковъ безъ началъ и концовъ. По прошЬствiи врЬмени и по многократномъ вниматЬльнейшемъ прочтенiи и тщатЬльнейшемъ изученiи кажущаяся безсвязность ихъ постЬпенно пропадаетъ, и оные отрывки престраннымъ образомъ складываются въ нЬкое повЬствованiе, не лишенное ни сюжета, ни фабулы, ниже прочихъ онаго аксессуаровъ. Следуютъ лишь помнить о необходимости восприятiя сего произвЬденiя не только посредствомъ лiнейнаго логическаго метода.

СПб, 1908 г.

Манускрипт I (Первый).

"... Пока ты спал, доверясь ночи, Хоть с неба торч все дни валился, я дело завершил свое! но люди были спасены. Узри ж теперь свою ничтожность, Не разводил Кавдаллор руки, своих потуг тщету и ложность!" его не одолели глюки. И рассмеялся чародей. Тогда в отчаянии враг И ужас обуял людей. нажал решающий рычаг. И застонали в чащах выби, И макароны повалили и, где стоял цветущий сад, на разоренные поля; там все плоды и листья выбил сперва шел пар; потом остыли; больших колес тяжелый град. и ужаснулась вся земля. И мохноногие легужки И ждали уж чего похуже детей пугали на опушке. но тут как раз замерзли лужи, Густою обдолбень-травой сковал мороз потоков бег, все заросло, и с головой и выпал долгожданный снег. она и взрослого скрывала, И раз на утренню Аврору, и буйным цветом зацвела, свой свет ниспровергавшу в тьму, хоть осень уж давно настала. виденье было Кавдаллору, Не унимались силы зла. и молвило оно ему: Штакеты с неба полетели - "Спадает сила чародеев, уже и свиньи их не ели - лишь только выпадает снег, и жапы вышли из болот. и, этим знанием владея, И возопил горе народ: их побеждает человек. "Доколе будем мы кошмаров Тобой горды по праву люди! через правителя терпеть?! Достоин ты того, что будет Своих во имя идеалов водружена твоя нога он всех нас хочет помереть! на грудь коварного врага! Уйдем из проклятых пределов!" И боле никакого горя Тогда велел Кавдаллор смело твоя страна не будет знать. подсыпать в пиво циклодол, Ты станешь царствовать в покое и этим спас родимый дол. и Тырлы-Мырлы прославлять. И в погребах народ закрылся, Так делай же то, что скажу я..." и ждал зимы, и видел сны.

Манускрипт II (Второй).

... Он был придворным психоделом Он был знаток чудных наук Практиковал он столь умело Что вхож был в духов узкий круг И там в астральных чуждых сферах Где ауры блистают льдом Он разъезжал на Лусиферах Но речь ведется не о том Он был магистр-штакетолог И бакалавр-приходовед Был путь его к вершине долог Но это лишь его секрет Из снега он ковал сапфиры Гнал драп из белого песка И даже доктор Тимми Лири Бывал не раз в его тисках Он скоро завладел умами Всего имперского двора Он кривокольными путями В Нирванне добывал уран Вороны жабы и стрекозы Повиновалися ему Средь бела дня гремели грозы И погружался мир во тьму Когда он поднимался в башню И трепетала вся земля Стонали лес луга и пашни Заполоняла конопля От гордых пиков Гималайских До Калифорнии степей Слагались матерями сказки Чтоб озорных пугать детей Он поглядит во тьму сурово "Эщмур Хэюфф!" - промолвит он Наутро глянешь - и готово Рыбак остался без улова Нет президента удалого И грипп у каждого второго И в Питере закрыт Сайгон И лишь Кавдаллор наш надеясь На свой оплот и мужество Чихать хотел на чародея И чары грозные его Тот лютой злобою бесился К любому верному идей И весь народ его грозился Стереть навек с лица людей Но как веревочке не виться...

Манускрипт III (Третий).

... Не за предЬлы Добра и Зла, ибо это

две стороны одной неразмЬнной монЬты;

но за предЬл Лжи и Истины, ибо

это две вещи совсЬмъ инаго пошиба.

Зло иль Добро - зависитъ от точки воззрЬнья;

Зло превратится въ Добро при иномъ рассмотрЬньи;

каждый злодЬй имЬет в себе оправданье,

И добродЬтель любую всегда безъ труда осуждаютъ.

Скажемъ, ты прайсъ потерялъ: для тебя это - Зло.

Тотъ-же кто прайсъ твой найдетъ, решитъ: повезло.

Сумма-же прайса, что въ ваших карманахъ хранилась,

ни на копЬйку при этомъ не измЬнилась.

В перестановкахъ подобныхъ нулю проiзводные равны.

Се - Quod Erat Demonstrandum, что мне представляется главнымъ.

Ложь-же напротивъ суть множество Истинъ, порядкомъ мельчайшiхъ.

Истиной Ложь обращается некуда чаще.

Истине-жъ тоже легко обернуться Ложью.

Въ сущности, Истина с Ложью одно суть и то же.

Все разногласья, что видятся намъ между ними,

Мы устранимъ если вверхъ на ступень точку зренья поднимемъ;

Ведь даже цiфры, разлiчныя с перваго взгляда,

Слиться стремятся при увеличеньи разряда.

Зло и Добро - разделены точкой зрЬнья.

Истина-жъ с Ложью едины во всЬхъ измЬреньяхъ.

Тотъ-же, кто правило мудрое это постигнетъ,

Больше значительно в жизни своей ...

Манускрипт IV (Четвертый).

От СоставiтЬля: Языкъ сего манускрiпта на данный моментъ неизвЬстенъ, посему транскрипцiя онаго на русскiй языкъ весьма приблизительна. Согласно послЬднихъ изслЬдованiй, некоторое представленiе о звучании текста можно получить, читая его с немецкимъ, арабскимъ или же кавказскимъ акцентомъ.

Как забугром нипарна вдарем Так неффик делят, здрапом гнило, Потомда садна пирежарем Так брукки их дискретным шило То глюкком тихи йест ада То он не Крейсер Де медрол Ушолл рингайт маей балда, То он Про зектором уколл!

Как их-них поллотентсам странным Свивайт кранты универмагм Но свитерамда оббезъяйным Та стара нау ходьит шагм Он тишь, катор их-Ницшево Но вотже выже вылли мне Свиститт, их-то-их нетт йево, Цшто быне былли бывос не...

Манускрипт V (Пятый).

"... О, как страстно мы мечтали

И стремились туда! Как безумно мы летали

В безымянную даль! Мы искали жизни вечной

Среди смерти и тьмы, А за поиск тот извечно

Душу жертвуем мы. Потому, что мы другие,

Мы различны с тобой: Наша экзоностальгия

Стала нашей судьбой; Увела нас в море странствий

От друзей и врагов, По неведомым пространствам

До чужих берегов, Чтобы там, где все герои,

Недоступные вам, Мы могли себе построить

Свой последний вигвам. Мы познали превращенья

Сотен тысяч чудес, Трав волшебных обращенья

И цветенье небес; В жажде света и свободы

Вышли мы за порог, И тогда Закон Природы

Стал суров и жесток, И просыпал беды Боже

Из бесчисленных торб: "Кто познанье приумножит,

Приумножит и скорбь!" Но пускай мы гибнем рано,

Чуть завидевши свет, С этой стороны экрана

Нам спокойствия нет. Пусть грядущее помянет

Лишь презреньем и злом Я живу, чтобы за грани

Подглядеть хоть глазком... Но к чему все эти выси

И словес витийство? Мой король, ведь ты лишь крыса,

И не больше того! Но с тобой Закон извечный

Выступает, храня, И поэтому, конечно,

Ты сильнее меня. Пусть и нет в тебе отваги

Ты дрожишь - не беда. Крысами побьются Маги

Повсеместно всегда. Но не сдамся я без боя,

Пусть проигран мой бой: Ты узнаешь, что такое

Биться крысе со мной! И на больше ста процентов

Знаю я наперед: Скоро новый Трансцедентор

Мое место займет. Будет новый Маг, я знаю,

И молитва моя Чтобы он узнал за краем

Чуть побольше, чем я... Но тебе ведь...

Манускрипт VI (Предпоследний).

...I've cried my cry, I've weep'd my weep. I've tried to hide it, tried to keep That still enchancted world of mine Which you durst not to determine. It had been born as gift to you, If only you'd let me get through... But you had gone yet, you had flew! And part of it you took with you. Should it have been its greatest part? 'Twas nothing else but my poor heart! And since that nought in me preserves Except my eerie fev'ring nerves. Why did not you let me get near? Maybe you read intentions queer Inside me? But there was no black, 'Twas caused more likely of a lack Of life, of living in my mind... But now my mind is left behind. And thus - no 'is', but desp'rate 'was'. Oh, how I wish I could explose And all my flesh, my blood and brain Could fall on you like fertile rain, My purple goddess, and you'd saw The sad insideness that I bore Within according to my fate To bear but not to tolerate. Oh, madness rest between her breasts! I'd give you better place to rest! It's in my brain - they're ready now To melt the skull with fretful glow. Come, I don't care, it's never mind Since everything have left behind. I'm merely now a living dead. If even I am not as mad As it's enough for you to dwell I'm going madder now so well With every moment of delay Of the long-waited funeral day. The God of Love! The God of Dark! The God of Blood! The God of Fuck! The God of red hot tight wet Womb! Forgive me in my shallow tomb! Thou art almighty power alone! The sin of shameful shyness shown Thou canst forgive if only wish; Restore me as thy sacriliege! Consume me with thy holy ring! But thou'st accursed my filthy sting; Thou made me thy condemned foe, That is the cause of hopeless woe. And nothing in the swarming worlds Now can suspend the death that swirles High in the sky like leaden cloud; Here comes an hour; he's laughing 'loud... I'm sick of dying and that disease, I know, can get no mean to ease, No remedy...

Манускрипт VII (Последний).

... Я пришел к тебе с приветом рассказать, что солнце встало, что оно горячим светом по листам затрепетало, не минуя также стебли и цветы, и частью корни травянистого растенья, чья измолотая масса, просушенная на солнце, поутру затрепетавшем, крайне ценится в народе той страны, отсель далекой, где столицей избран город, в коем, может быть, затем, что место под постройку взято средь болот, где, как известно, нечисть правит и лютует, и людское проживанье, мягко скажем, небезвредно а возможно, от того, что в тех строеньях, из которых выстроен чудной тот город, есть какое-то такое неосознанное нечто, но в столице этой каждый год, когда приходит осень, льется тайная отрава из астрального пространства, что раскинулось в астрале точно над столицей этой; и, впитав отраву эту, незаметно и невольно, исподволь и постепенно поколенье в поколенье населенье изменилось той загадочной столицы, и пошли чудные дети у родителей обычных: все с огромными глазами малосвойственных оттенков; руки тонкие и пальцы; бледнолицы, и особо волосы растут без меры, как везде, так и на теле; и меняются повадки, и обычаи и нравы, и одежда, и предметы непонятного их быта отличаются так резко от того, что характерно в том краю, где солнце светит в небесах лишь четверть года, и из всех его сезонов два всего лишь различимы долгая зима и осень (а в последние столетья метеорологами их стала замечаться склонность превращенья зим бесснежных, безморозных, оттепельных, в просто заморозок длинный, что по осени обычны), и поэтому там сыро круглый год, и так тоскливо, что порою склонны люди, изменив людским законам жить раздельно, сам-едино, или индивидуально, как сказал бы муж ученый, собираться вместе в стаи, дабы обогреть друг друга в них своим теплом дыханья, если образно представить, как поэту подобает; только холод их - душевный, не телесного он свойства, на таком горит морозе огнь творческий лишь ярче и у них вот он пылает ярости такой пожаром, что талантливых немало происходит из...

Комментарий Издателя.

Итак, уважаемый читатель, Вы только что прошли новое, четвертое издание старинной трагедии. Наверное, прочтение ее вызвало у Вас немало вопросов. Безусловно, не все из них доныне имеют ответы. Более того, по сложившейся традиции, на многие из этих вопросов отвечать попросту не принято. Мы ознакомим Вас здесь только с результатами некоторых последних исследований трагедии, в порядке, так сказать, факультативном. Это означает, что точки хрения на проблемы, поднимаемые этими исследованиями, изложенные здесь, никоим образом не являются истиной в последней инстанции, и каждый читатель и исследователь волен сам строить свои предположения, концепции и догадки, и делиться с ними со всеми кавдаллористами абсолютно на равных. Кавдаллористика - наука, не отделяющая корифеев от профанов, но напротив, объединяющая все умы человечества в едином мощном и неудержимом порыве.

Ваши мнения, догадки, сомнения и открытия мы просим присылать во Всемирный Центр Кавдаллористики им Дж.Джойса по адресу 198215, Россия, Санкт-Петербург, ул Водолаза Кузьмича д. 30 кв. 20; телефон (8)(812)254-6356, FidoNet 2:5030/156.1 'Merry Christmas'.

Итак, по прошествии времени и проведении кропотливой приходоведческой и глюкологической работы, наука с большей или меньшей долей уверенности может заявить, что в общих чертах один из возможных вариантов сюжета трагедии может представляться определенной группе исследователей следующим образом. Трагедия освещает конфликт между загадочным Кавдаллором Крысиным Королем и еще более загадочной фигурой могущественного волшебника, имя которого, равно как и многое другое, установить не удается. Из-за чего именно вспыхнул этот конфликт, также неизвестно.

Но прежде, чем излагать версии, следовало бы, видимо, указать, что согласно последним данным, не все манускрипты принадлежат перу одного автора или хотя бы группы авторов, стоящих на сходных позициях. Предполагается, что МV и МIII написаны явно не крысами. Загадка МIII еще ждет своего Шамольона, а по поводу МV наиболее смелые предположения, которые, предупредим сразу, мы склонны считать излишне опрометчивыми, гласят, что написан он собственноручно самим Магом. Безусловно, однако, лишь то, что ряд положений в тексте, равно как и некоторые стилистические и лексо-морфо-синтаксические особенности его указывают на то, что автор его не только не разделяет большинства взглядов крыс, но также и стоит на совершенно ином социо-культурном уровне. Самым прямым и очевидным указанием на это обстоятельство служит то, что ставило довольно долгое время многих исследователей в тупик - то, что во всех манускриптах в качестве действующих лиц фигурируют люди, а крысами народ Кавдаллора - как и он сам -называется только в пресловутом MV, да еще в названии трагедии. Объясняется это, по-видимому, тем, что так неизвестным переводчиком, видимо, давшим произведению и соответствующее название, было переведено самоназвание крыс.

Если придерживаться этой идеи, то мы имеем две точки зрения на зарождение конфликта, на его причину, точки зрения, изрядно вроде бы противоречащих друг другу, но в то же время и согласующихся друг с другом. Первая (MI) указывает, что чародей за что-то обиделся на Кавдаллора, разгневался и обрушил на него всю свою грозную мощь, описание которой и поныне поражает воображение. Маг, согласно ей, поступил по праву сильнейшего и, естественно, поступок его осуждается всеми фибрами души неизвестного автора. MII еще более распространен на эту тему (он, по некоторым, ничем пока не подтвержденным гипотезам, является отрывком какого-то материала пропагандистского плана либо времен конфликта, либо более позднего времени). В нем говорится, что душа мага вообще была черна, как ночь, что он не признавал никакой морали и добропорядочности, и крысы не угодили ему именно своей приверженностью моральным нормам, верноподданностью, правоверностью и именно добропорядочностью.

Вторую точку зрения излагает MV, являющйся, по видимому, частью апологии мага то ли перед крысами, то ли, что гораздо более вероятно, перед историей вообще, перед некоей высшей инстанцией истины. В нем он предстает перед нами как человек возвышенного нрава, героически-мечтательного характера, как философ, ученый, бесстрашный искатель и испытатель. Самым ярким местом манускрипта, да и всей, наверно, трагедии, является то место, где он говорит о том, что крысы, творчески пассивные, не мечтающие и не совершающие подвигов во имя познания, имеют больше шансов на выживание, и, следовательно, более предпочтительны для природы, чем он. Он ли начал борьбу с крысами или же наоборот, на это указаний здесь мы не находим. Для истинного приходоведа его субъективное восприятие является высшим объективным свидетельством, отражением реальности и авторитетом. Каждый, повторим, волен строить свои предположения и выбирать сам.



Соответственно, также каждый сам волен экстраполировать и восстанавливать ход конфликта. Точнее, ответный удар Крысиного Короля, ибо действия его противника достаточно подробно, хотя и в форме, не лишенной изрядных гипербол, описаны в MI. Опять же, был ли это первый его ответный удар или же нет, нам неизвестно. MI частично говорит о том, что как бы свыше Кавдаллору пришло какое-то гениальное решение его проблемы. Что это было за решение, наука на данном этапе также сказать не может. Существует лишь одно исследование, в котором автор, молодой, но уже маститый кавдаллорист, сообщает, что однажды путем настойчивых галлюцинаций особой мощности ему удалось выделить из текста MIV образ некоего существа женского пола по имени Анаконда Суперфак, которое, по-видимому, и сыграло главную роль в замысле Кавдаллора и роковую - в судьбе мага. Указание на это существо таится и в недостающем отрывке MI, и над восстановлением его сейчас и трудится талантливый молодой ученый.

Тоже не так уж давно было установлено, что MVI, написанный на староанглийском языке с некоторыми незначительными специфическими флюктуациями и легко поддающийся расшифровке любому, с этим языком знакомому, является частью жалобы мага на то плачевное состояние, в котором он оказался в результате реализации коварного - или гениального - плана Кавдаллора, внушенного ему высшими силами.

И наконец, MVII, вызывающий также немало споров и разногласий в кавдаллористической среде. По нашему частному, в высшей степени никому не навязываемому мнению, между прочим, весьма далекому от общепринятых теорий, это либо славословие Кавдаллора, написанное каким-нибудь придворным поэтом-"крысой", либо просто описание его победы или ее последствий. Вместе с тем, что маг как бы побежден, много в тексте указывает на то, что дела его явно не пропали даром, и какие-то семена, посеянные им, дали в сознании "крыс" еще робкие, но уже вполне весомые всходы. Это сближает трагедию предмет нашего исследования - с великолепной интерпретацией великого сюжета всех времен и народов, солнечным мифом, мифом жизни, смерти и воскресения светила, вечного циклического перехода...

Степан Печкин

Стихи разных лет, хорошие и разные

Бродячей кошке на остановке

Подойди сюда, сядь, будь со мною, сестра Будь со мною, пока я жду свой автобус Здесь нет ветра, и ты можешь хотя бы ждать, пока я уеду

Что я хочу сказать тебе, глядя в твои глаза Веришь ли ты еще, Что за этой холодной весной будет теплое лето И твой милый найдет тебя, и поймет, зачем он искал Как понял я, еще так недавно ничей и немилый И ты еще вспомнишь, насколько твоя жизнь лучше моей В эти холодные дни и морозные ночи В эту шальную, дурную, но все же весну

Все, мне надо ехать, прощай, но не навсегда, сестра Вспомнишь меня тогда, когда станет тепло И тогда, когда новый холод станет ясен, как неизбежность Этого я хочу:

Зимой не забыть о лете Летом не бояться зимы

{1988} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Яну (Сикстулису)

Выйду в ночи на балкон В руке огонек сигареты Звезды, свет фонарей, клики летучих мышей Знать, что где-то в ночи ты так же задумчиво куришь, Глядя туда, где мой дом.

{1988} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Астрономия

Ночь почти без туч Полон диск луны Холоден колюч Ветер носит сны Спать я не хочу В телескоп смотрю Чайник кипячу Косячок курю

Вот на башне бьет Полночь. Или час? А какая мне Разница сейчас?

Два часа небось. Или, может, три? Сколько в небе звезд Только посмотри!

Пятый час давно. Или все же три? Пусто и темно. Холодно внутри.

Колокола звук Шесть; а может, пять. У меня был друг Позабыл, как звать.

Шесть часов утра. Нет, наверно, семь. Спать давно пора. Грустно мне совсем.

Я сошел с ума Старый астроном Замела зима Мой холодный дом Пусто и легко Тихо и темно Звезды далеко Звездам все равно.

{20.01.93} (c) Stepan M. Pechkin 1996

* * *

O.K.

На балконе башни из розового кирпича Ждет меня моя любимая Ветер развевает ее волосы А я все не иду Вот уж и солнце садится Вот уж видны две звезды, ее и моя Пора появиться мне И появляюсь я

А на другом берегу Серого холодного моря людей В башне из серого кирпича Сидят мои друзья И говорят обо мне и о ней, и о нас Им хочется услышать мой голос Смотреть на луну, петь вместе со мной Есть мой хлеб Пить мой чай Мы зовем их к себе Вечер будeт теплым и Ночь будет долгой И время не кончится завтра

Зима - до самой весны Весна - до самого лета За летом настанет осень Нам всем будет лучше Все лучше и лучше Лишь лучше и лучше

Тогда и только тогда

И вот хорошо весьма

{ноябрь 1988} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Большая шаманская песня

Вот полетели вьюги-метели солнце уснуло в звездной постели доброму солнцу сладко ли спится? Весна ли грезится? Лето ли снится? Сладко ли спится солнцу-владыке в тучах пуховых В облаках мягких в небе высоком за горизонтом вьюги нам пели пели метели ветры нам выли поземки свистели солнце уснуло вас позабыло больше не выйдет лета не будет мы им не верим власть их не примем мы тебе верим мы тебя любим мы тебе песню поем

быстро несутся белые кони остры полозья крепкие сани по-на просторе белые земли мчатся под нами белое море в плену ледовом белые рыбы нас отправляли белые звери нас провожали белые птицы пусть нам укажут путь во владенья вольного ветра за белым морем за горизонтом в доме где ветер живет

белые ветры зиму несут нам желтые ветры теплое лето алые ветры осень и жатву ветер зеленый волшебные песни белые ветры вьюги и холод желтые ветры зной и безводье алые ветры дожди и болезни ветер зеленый вести о смерти будьте добры к нам сильные ветры мы ваши дети мы ваши братья мы вам приносим песни и жертвы белому ветру желтому ветру алому ветру и ветру зеленому песню поем вам милости просим у вас

быстро несутся белые кони остры полозья крепкие сани в водное царство лежит дорога влаги царицу ждем мы на праздник сильной царице нашей владычице громкая песня по-на просторе путь во владенья моря царицы рек и озер и облак ходячих снега и льда дождя и болота вод повелительницы мать наша море мать наша туча над всем ты властна что есть живого дай же нам снова добрую жатву в воле твоей и наше потомство пусть наши дети будут сильней нас в воле твоей болезни и моры пусть нас минуют они стороною в воле твоей радости чары не обойди нас чашей своею мать наша море мать наша туча тебе приносим песню и жертву будь к нам добра и дальше как прежде песню поем тебе славим тебя мы милости просим тебя

быстро несутся белые кони белой землей на зиму уснувшей ты нас услышишь камня владыка почвы хозяин огнеродитель спи себе сладко славны труды твои о великий дал ты всему живому рожденье властью твоей доселе мы живы мы благодарны мы тебя любим сон твой украсим нашею песней милости просим тебя

быстро несутся белые кони искры секут стальные копыта искры на небо к звездам уносятся вещие звезды вышние духи пращуры-предки нас не забудьте нас не оставьте мудростью вашей чарами вашими силой волшебной дайте нам силы против обмана против вражды и черного страха дайте нам чести мудрости дайте песен волшебных вы нам пропойте свет ваш пролейте благословенный в сумерки наши в наши пределы зло да исчезнет да воцарятся радость и счастье вашим и нашим трудом

{На Самайн 1993} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Beijing A Travel Guide

По какой-либо из бесконечных дорог, Безразлично, на запад или на восток, Мы идем и бредем без забот, без тревог;

Я какую-то книжку листаю,

Скажем, "Автодороги Китая". Пес же занят другим: он читает следы Чьих-то псов, чьих-то коз, тонко чувствует дым От листвы, что сжигают под небом седым

Садоводы, в копенки сметая.

Это древнее золото редко блестит, Даже в миг, когда солнце его осветит. Скоро травы пожухнут, листва облетит,

Поле снег завернет в горностаи

И, как Гордон сказал, уж не стает. Мы бредем октябрем, где береза и клен Над каналом колдуют. Я в бред углублен, И, увы, я опять безнадежно влюблен.

И, увы, не в тебя, золотая.

{3-4.10.96} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Что за нужда тебе знать?

Вспомнилось, что у этого

стихотворения была и музыка, такая

гитарная, такая переборная, такая в

ре-мажоре и до плюс пять... Не

исключено, что когда-нибудь я и ее

восстановлю.

Что за нужда тебе знать, кто именно ежечасно, ежеминутно делит наши души, разрезает на части - это ему, это мне, это тебе?

Что за нужда тебе знать, сколько ветвей у этой сирени, и на какой остаются самые грустные капли дождя?

Что за нужда тебе знать, как я зову тебя в сердце своем, какими словами обращаюсь к тебе, когда ты не слышишь?

Что за нужда тебе знать, почему именно это слово покинуло колыбель сердца и вышло, чтобы коснуться твоего, как стрекоза, присев в полете, касается струн, и они тихо-тихо звенят в ответ, а?

{1988} (c) Stepan M. Pechkin 1996

* * *

Rain come down

Forgive this dirty town...

Dire Straits, услышал по радио,

когда посуду мыл, может, там и нет

таких слов вовсе...

Город поутру тихий и кроткий, Светлый и слабый, точно с похмелья. Будто забудешь, какою хваткой Вчера вцеплялись его подземелья! Страсть извивала трамвайные рельсы Башни качались, пьяны от силы; Каждая подворотня и лестница "Милый! Еще! Еще!" просила. Узкие улицы щупали, мяли; Шорохи, шепоты, стоны, касания; Стылое белое жидкое пламя Лиговский лил на площадь Восстания... Так что меня обмануть не получится, Не убедить, что все это снилось: Вновь с кем-то скоро что-то случится, Если уже сейчас не случилось. Может быть, я уже близок к порогу, Может, тобой жребий жертвы уж вынут; Город дождем вновь умоет руки, И снова затихнет, немой и невинный. Утром придет он, бледный и грязный, Скажет "Богиня!", в колени повалится, Ляжет, подобный мокрому зверю, Будет лизать и покусывать пальцы...

{26.02.91} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Вот дом, в котором лабают джем

А это - трава-коноплица, Которая в ксивнике чьем-то хранится В доме, в котором лабают джем

А это - неслабо крутая герлица, которая курит траву-коноплицу, Которая в ксивнике чьем-то хранится В доме, в котором лабают джем

А это - злой мент, Который пугает и ловит герлицу, которая курит траву-коноплицу, Которая в ксивнике чьем-то хранится В доме, в котором лабают джем

А это - нон-конформист без хвоста, Который простеб в своих песнях мента, Который пугает и ловит герлицу, которая курит траву-коноплицу, Которая в ксивнике чьем-то хранится В доме, в котором лабают джем

А это - битник олдовый, Который поклал на того, без хвоста, Который простеб в своих песнях мента, Который пугает и ловит герлицу, которая курит траву-коноплицу, Которая в ксивнике чьем-то хранится В доме, в котором лабают джем

А это - цивилка, врубная и клевая, Которая битника кормит олдового, Который поклал на нон-конформистА, Который простеб в своих песнях мента, Который пугает и ловит герлицу, которая курит траву-коноплицу, Которая в ксивнике чьем-то хранится В доме, в котором лабают джем

А это - ленивый и тощий хипан, который мажорку подписывал клевую, Но та уже битника кормит олдового, Который поклал на того, без хвоста, Который простеб в своих песнях мента, Который пугает и ловит герлицу, которая курит траву-коноплицу, Которая в ксивнике чьем-то хранится В доме, в котором лабают джем

А это - огромная наша страна, Родившая тощего хипана который мажорку подписывал клевую, Но та уже битника кормит олдового, Который поклал на того, без хвоста, Который простеб в своих песнях мента, Который пугает и ловит герлицу, которая курит траву-коноплицу, Которая в ксивнике чьем-то хранится В доме, в котором лабают джем

{1990} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Привет! Я тоже блудный сын Сайгона До нынешнего дня. Звезда Аделаида с небосклона Прострит и на меня. Точь-в-точь, как ты, потерянный и вздорный, В сетях судьбы, Стою, гляжу на мир в окошко Доры, Нахмуря лбы. И нас с тобой различными считаю Лишь той чертой, Что маленьким двойным предпочитаю Всю жизнь большой простой. Все меньше духа и все больше праха. В умах разврат. Но начал снова появляться сахар. Ты рад? Я рад. Молчим, как будто перед нами вечность, И в следующий раз Мы скажем все в такой же странный вечер, А помолчим сейчас.

[Ведь мы уже матерые буддисты, Общаемся, не прибегая к веслам...

и что-то еще такое...]

{09-10(?).93} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Hадпись на бусах из гематита О.Ш.

Дpагоценная игpа

моего вообpаженья! Ты и птица, и коpабль,

Ты и моpе, и движенье По остуженным волнам

К полюсам недостижимым, Где веpнется что-то к нам,

Этим чем-то одеpжимым.

Иней пpевpатил пустыpь

В цаpство магии кpисталла: Ветви, тpавы и кусты;

под луною заблистало Синим светом волшебства

Все, обыденное пpежде, Словно я нашел слова,

Выводящие к надежде,

И к Свеpкающей земле,

Беззаветные геpои, Мы летим на коpабле,

Что из нас самих постpоен, И от звезд нисходит нам

Озаpение сpедь мpака, И мелькает по волнам

Hаша pыжая собака.

{30.12.95} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Свеча мечты, прощай

Наши устои стремны, но неколебимы Наши желанья скромны, но невыполнимы Наши враги бесплотны, но непобедимы Наши терзанья бесплодны, но необходимы

{26.05.91} (c) Stepan M. Pechkin 1996

* * *

(Опыт придаточных предложений)

Не болит голова у дятла, Сидящего на березе В унылый осенний вечер Где-то под Таганрогом, Возле железной дороги, Несущей нескорый поезд Длиной в тридцать два вагона, Груженный углем и серой.

Я - натуралист-самоучка

С двустволкою деревянной

Хожу день и ночь по лесу

И делаю наблюденья.

На луне имеются пятна В форме лика гражданки Зуич, Что работает бабой-ягою В Нарьян-Марском Доме Культуры; А китайцы на ней видят зайца; А нанайцы луну считают Одной многотонной массой Плавленого сыра "Дружба".

А я - астроном-любитель

Луна мне давит на башню

Сижу я всю ночь без света

И делаю наблюденья

Я - естествоиспытатель

Секретов родной природы

И истин высоких ради

Я делаю наблюденья

{осень 1992} (c) Stepan M. Pechkin 1996

* * *

Электрические братья как под бременем проклятья прячутся от солнца в стены тайных метрополитенов по подземным переходам от восхода до захода шлют безд машины на поля магнитных линий не рискуй вставать к ним рядом если ты с другим зарядом

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209

XML error: Mismatched tag at line 209


home | my bookshelf | | Рассказы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу