Book: Торговец смертью



Монро Джеймс

Торговец смертью

ДЖЕЙМС МОНРО

ТОРГОВЕЦ СМЕРТЬЮ

Глава 1

Одним прохладным, ясным воскресным апрельским утром тысяча девятьсот шестьдесят первого года Чарли Грин собирался отправиться в гараж своего зятя за машиной. Лично ему принадлежал только мотороллер, да и то купленный в рассрочку, а сегодня он сядет за руль роскошного "бристоля"! Восемь цилиндров и дисковые тормоза - это не шутка, и держать ногу на его педали газа - значит чувствовать силу и власть.

В шикарном костюме за пятьдесят гиней и туфлях ручной работы (зять часто отдавал ему надоевшие вещи), он открыл дверь, оказался в саду где-то на северо-востоке Англии и сразу почувствовал, что похолодало. На него обрушился злой и колючий ветер, набравший силу где-то на просторах Сибири. Над головой раздался жалобный крик чайки, Чарли поежился и ускорил шаг.

Ворота гаража легко распахнулись, и наверное уже в тысячный раз его взгляду предстало сверкающее полированное чудо. Даже рабочий стеллаж и аккуратно разложенный инструмент радовали глаз. Вот что могут деньги! Да, его cестрица неплохо устроилась, а это значит, что и ему тоже что-нибудь перепадет. Ведь у его зятя, несмотря на состояние, характер не испортился. Довольно редкое сочетание щедрости и богатства в одном человеке, весьма редкое...

В гараже было тепло, в самом углу стоял небольшой калорифер, и Чарли решил его не выключать, ему нравились комфорт и тепло. Он открыл переднюю дверцу машины, сел за руль, долго рылся в поисках ключа, наконец нащупал тонкую серебряную цепочку его брелка, вставил ключ в замок зажигания и некоторое время выжидал, предвкушая, с каким удовольствием поведет эту роскошную машину.

"- Жизнь прекрасна," - ещё успел подумать Чарли и включил зажигание...

Взрыв полностью уничтожил машину и добрую половину гаража, а ещё мгновенье назад полного надежд Чарли превратил в бесформенный кусок мяса. Потом начался пожар, и уже вряд ли кто-нибудь смог бы опознать то, что то него осталось. Дому тоже порядочно досталось. Немногие уцелевшие после взрывной волны окна были выбиты разлетевшимися обломками кирпича. Один такой обломок размозжил голову сестры Чарли Грина, и теперь та лежала без чувств рядом с причудливо изогнутым в виде меча осколком стекла.

Ее муж в это время обрезал ветви деревьев в яблоневом саду ярдах в пятидесяти от дома. Взрыв оглушил его, и он едва не потерял сознание. Отшвырнув пилу, которая в тот момент была у него в руках, Джон Крейг помчался, огибая гараж, к дому, при этом часто припадая к земле, очевидно опасаясь нового взрыва. Первое, что бросилось ему в глаза неестественность позы его жены. Она лежала навзничь, одна нога подвернута, из-под задравшейся юбки виднелась бледная кожа нагих бедер. Джон аккуратно поправил подол её юбки, подобной неряшливости она даже в таком состоянии не могла бы себе простить, и с трудом нащупал слабый, неровный пульс. Из уголка её полуоткрытого рта сочилась тонкая струйка крови. Немного помешкав, он отправился в свой кабинет, открыл буфет и извлек оттуда небольшой кейс, плоский чемодан и "люгер-автоматик", потом набросил поверх своего комбинезона шерстяную куртку Чарли и ещё раз склонился над телом жены. Телефонный звонок вывел его из оцепенения, Крейг направился к мотороллеру Чарли, закрепил вещи на багажнике, завел мотор и покинул место происшествия. Дом стоял в четверти мили от ближайших соседей, так что его никто не видел.

Из ближайшей телефонной будки он вызвал скорую помощь и позвонил в полицию, а когда его жену доставили в госпиталь, Джон уже миновал Ньюкасл и выехал на автостраду. Южнее Йорка он свернул на пустынный проселок, оставил мотороллер у какого-то грубо сколоченного помоста, накрыл его курткой, забрал свои вещи, облил горючим и поджег. Вскоре за его спиной раздался ещё один взрыв. Потом Крейг добрался автобусом до Йорка, перекусил в станционном буфете крепким чаем с сэндвичами в обществе солдат, ремонтных рабочих и нескольких юнцов с гитарами. Его поезд был ещё нескоро, выбора не было и это действовало на нервы. Когда же наконец поезд подошел к платформе, он разыскал пустой вагон, занял место у окна и не менял позы до самого Кинг Кросса...

Детектив-инспектор Маршалл позвонил в клинику и отправился взглянуть на пострадавшую. Ее лечащим врачем оказался доктор Брейди, невысокий крепыш с лицом мартышки - уродливым, вредным и в то же время симпатичным. Маршалл всегда чувствовал себя с ним несколько неловко.

- Тяжелая контузия, - сказал Брейди. - Ей в голову попал один из кирпичей, отброшенный взрывом. Она пока ещё жива, но даже если придет в себя, её память... - тут он пожал плечами.

Маршалл посмотрел на неподвижное тело женщины с мертвенно бледным лицом.

- Когда она придет в сознание? - поинтересовался он.

Брейди снова пожал плечами.

- Это может произойти уже сегодня, а может и никогда. Она уже двадцать четыре часа без сознания. В Мидленде одна женщина пробыла без сознания месяцев пятнадцать и только после этого не приходя в себя скончалась, - тут он снова посмотрел на женщину. - Старая грымза.

Маршалл удивленно взглянул на него.

- В своей работе я могу себе позволить обходиться без лицемерия, изрек Брейди. - А вы разве не были с ней знакомы?

- Нет.

- Постоянный член всевозможных общественных комитетов, пояснил врач. "Спасите детей", "Борьба с проказой", "Благотворительный фонд". Ни одна из моих жен терпеть её не могла.

Брейди считал брак идеальным доказательством мужской состоятельности, и был женат уже в третий раз.

- Всегда переполнена сознанием своей социальной значимости, продолжал он. - Она всегда представлялась как жена мистера Джона Крейга." Как вам известно, мой муж занимается морским транспортом, он - правая рука сэра Джеффри".

- Именно так оно и было, - подтвердил Маршалл. - Он руководил "Роуз Лайн" - у фирмы было шесть грузовых судов, готовых выполнить любые заказы. - Кроме того, он отлично играл в бридж, - согласился Брейди, - и в покер тоже.

- В самом деле? - удивился Маршалл.

- Еще бы, не мозг, а компьютер, плюс железные нервы. В его бизнесе без этого нельзя. Он работал на Хантера, вы с тем уже виделись?

- Нет, мне это ещё предстоит.

- Кому это могло понадобиться? - Брейди запихнул стетоскоп в карман жилета и предложил инспектору сигарету.

- Трудно сказать. Никаких причин, но факт остается фактом... - Маршалл хотел ещё что-то сказать, но заколебался.

- Динамит, - не успокаивался врач. - Зачем нужно было разрывать бедного Джона на куски?

- Если вам что-нибудь станет известно по этому поводу, дайте мне знать, - после некоторых раздумий сказал инспектор. - Я буду у сэра Джеффри.

Брейди неприязненно покосился на неподвижное тело на кровати.

"- Как это на него похоже. - подумал Маршалл. - Он будет пахать как лошадь, чтобы сохранить ей жизнь, но ему по-прежнему будет противно даже смотреть в её сторону."

- Ну взять хотя бы её, - прервал его мысли Брейди. - Я ещё могу понять, что кому-то захотелось прикончить эту напыщенную дуру... - тут он стал пародировать её манеру говорить:" - Мой муж - компаньон сэра Джеффри, Вам должно быть известно. Такой приятный мужчина. В наше время так трудно найти воспитанного человека с приличными манерами, моему мужу просто повезло", - врач поморщился. - А бедный старина Джон слушал всю эту галиматью и даже не пытался ей возразить.

- Ты так считаешь? - усомнился Маршалл.

- Мне кажется, что остановить её было просто невозможно, - пояснил Брейди. - Она постоянно его воспитывала, выбирала ему знакомых, учила, как надо одеваться, каким тоном разговаривать. Для неё не имело никакого значения, что вся фирма держалась исключительно на его способностях. И спорить было бесполезно. Она просто его не слушала, можете мне поверить, тут он ненадолго задумался. - Единственное, что могло бы привести её в чувство, это пара хороших затрещин, но Джон вряд ли мог себе это позволить. Ведь он был англичанином и, к тому же, из среднего класса, а для того, чтобы заткнуть пасть миссис Крейг, требовалось нечто экстраординарное.

- Что же, например?

- Динамит, - выдохнул Брейди.

Маршалл повернулся и направился к выходу, где его ждал сержант Хоскинс, коротавший время за беседой с симпатичной медсестрой. Хоскинс был высоким блондином, прекрасно умевшим ладить с прекрасным полом. Он первым заметил инспектора и что-то быстро шепнул хихикающей собеседнице.

- Медсестра Карр, сэр, - представил её Хоскинс. - Она принимала миссис Крейг.

- Кроме того, у неё довольно красивые ноги, - несколько минут спустя заметил Маршалл.

Сержант только ухмыльнулся в ответ.

- Брейди сказал, что миссис Крейг ещё не скоро придет в себя, продолжал инспектор. - Он утверждает, что испытывал искренние симпатии к её мужу, как, впрочем, и все, кто его знал. Довольно приятный мужчина, уравновешенный, блестящий специалист в своем деле, отличный игрок в карты. Не тот тип, чтобы устраивать на него покушение. Кажется, Брейди был даже удивлен, что не только она одна пострадала от взрыва, пожалуй, даже обескуражен.

- Так кто же пытался её убить? - поинтересовался Хоскинс.

- Согласно теории Брейди, это должен был быть сам Крейг, - невозмутимо ответил детектив. - Он даже не винит его за это. Кстати, умела ли миссис Крейг водить машину?

- Во всяком случае, водительские права у неё были, - ответил сержант, - но вряд ли можно предположить, что муж устроил ей такую дьявольскую ловушку, а потом почему-то забыл об этом.

- Конечно нет, - согласился инспектор. - Это не Крейг, а у неё тем более не было причин убивать его, впрочем, как и у всех остальных, вздохнул Маршалл. - Так что пока у нас нет ни одной мало-мальски подходящей версии. Будем искать причину, а пока отправимся к сэру Джеффри.

Полицейский "хамбер" повез их через центр города. Они миновали пятнадцатиэтажные дома, особняки и футбольные площадки, собачьи бега, супермаркет, потом старый город с его кинотеатрами, танцевальными залами и пабами, долго пробирались по его длинным, тесным улицам. Доки, горы уже никому ненужного угля и свинцовый блеск воды подсказали, что они оказались у цели своего путешествия, в порту. Где-то ниже по течению реки ждали своей очереди крупные суда, а у причала рядами, чуть покачиваясь с боку на бок, как утята, были пришвартованы буксиры и рыболовецкие суденышки. Именно здесь и размещалась компания, в которой работал Джон Крейг, используя весь свой талант и деловитость, чтобы зарабатывать деньги. Довольно скромные суммы для себя и целые состояния для сэра Джеффри - президента компании "Роуз Лайн", которой теперь срочно требовался новый менеджер.

Офис компании занимал крыло в доме, построенном дедом сэра Джеффри, весь этот комплекс был спроектирован ещё Добсоном и сохранялся в первозданном состоянии, потому что хозяин не любил излишеств и использовал любую возможность для экономии. Большое и удивительно пропорциональное здание подходило бы больше для Лондона, чем для Тайнсанда, как впрочем и его хозяин, розовощекий, прекрасно сложенный здоровяк в твидовом костюме с неизменной сигарой в руке, воплощавший все приметы своего класса. Да и сами сигары казались атрибутами эпохи короля Эдуарда, а уж предлагал он их с поистине королевским видом, и как всякий джентльмен подчеркивал этим жестом пренебрежение к неравенству положения со своим собеседником. Даже Хоскинсу было понятно, что его патрону отказаться от предложенной "гаваны" было просто невежливо, тем более что пожилой джентльмен делал это с явным удовольствием. Затем он опустился в кожаное кресло и жестом предложил детективу проделать то же самое, выпустил струйку сигарного дыма и стряхнул в медную пепельницу серебристый пепел на добрых полкроны.

"- Быть состоятельным человеком, - подумал Хоскинс, - совсем не всегда значит быть мерзавцем, но у богатых свои проблемы. Вот где теперь сэру Джеффри найти второго Крейга?" - На флоте, - раздался голос владельца фирмы, - он во время войны не раз отличился, а в сорок седьмом пришел к нам. Был ещё зеленым юнцом, но быстро встал на ноги, и, я должен заметить, весь бизнес держался на нем.

В сорок седьмом, как было известно Хоскинсу, судов для морских перевозок страшно не хватало, как впрочем и многих других вещей. Поэтому в первую очередь преуспевали те, по чьим заказам строились новые транспорты, чтобы возместить потери за время войны. Если кому-нибудь нужно было вклиниться в эти ряды, у него был только один путь: угрозами, подкупом и шантажом перехватить суда прямо на стапеле. Сэр Джеффри явно не принадлежал к их числу. В пятидесятые годы судовладельцы неплохо погрели руки, но затем лихорадка на верфях пошла на спад, судов стало гораздо больше, чем грузов, и угроза разорения как тень преследовала многих судовладельцев. Хоскинс ещё помнил рассказы отца о последней депрессии, как из Тайнсанда отплывали торговые суда с полудюжиной капитанов на баке. И хоть сейчас дела шли не настолько плохо, но судовладельцам иногда приходилось творить чудеса, а сэр Джеффри не был способен даже на фокус.

- Мы сконцентрировали всю свою деятельность главным образом в Средиземноморье, - объяснял он, - и ещё на Балтике. Множество мелких грузов, но если их удается объединить в одну крупную партию, то дела идут как нельзя лучше. В этом у Крейга определенно был талант. И многочисленные связи.

- Где, сэр?

- Повсюду. Франция, Италия, Испания, Греция, Северная Африка, Германия. Он был приятным и обходительным человеком.

Кроме того,"Роуз Лайн" всегда слыла надежной компанией, и все, кто хоть раз имел с нами дело, становились нашими постоянными клиентами. Крейг следил за этим.

- А чем он занимался до сорок седьмого года? - поинтересовался Маршалл.

- Какими-то экспортно-импортными торговыми операциями. В этом деле Крейг тоже неплохо преуспел и даже принес в фирму приличный капитал.

- И где он этим занимался?

- На Средиземном море. Очевидно, оттуда и его связи.

- А в Танжере у него были контакты?

- Вполне возможно, - медленно протянул сэр Джеффри, его лицо стало пунцовым. - Послушайте, вы хотите сказать, что мой компаньон был контрабандистом?

- Очень может быть, - заметил детектив. - А если так, то это могло случиться много лет назад. Тогда же у него появились враги.

- Он был очень порядочным и приличным человеком, - упрямо настаивал сэр Джеффри.

- Нисколько не сомневаюсь в этом, - кивнул Маршалл. - У него были родственники?

- Нет. Бедняга был сиротой, а вот кажется у его жены был брат.

- Вы не ошиблись, - подтвердил инспектор. - Мы как раз пытаемся его разыскать.

- Он, насколько я помню, был никчемным человеком. Постоянно в долгах и нигде подолгу не задерживался.

- Крейг его боялся? - перебил Маршалл.

- Джон никогда никого не боялся, - уверенно заявил сэр Джеффри.

- У него были враги, о которых Вы знали?

- Нет. Откуда им было взяться? Я уже говорил вам, что он был очень порядочным и обходительным человеком. Конечно, у него были соперники по бизнесу, это вполне естественно. Но динамит... В нашем деле подобных вещей не бывает, инспектор.

- Это я уже понял, - мрачно отрезал инспектор, - но надо же нам хоть за что-то зацепиться. Вы говорили, что он был очень приятным и обходительным человеком, а я не смог найти ни одного мало-мальски близкого его друга. Мы даже не смогли найти брата его жены. Нам нужна хоть какая-то ниточка. Скажите, сколько вы ему платили?

Сэр Джеффри немного попыхтел и поерзал в своем кресле, но в конце концов случай был из ряда вон выходящий, и он искренне хотел помочь следствию.

- Пять тысяч в год. Конечно, у него были ещё комиссионные. Но он свои деньги отрабатывал полностью и был чертовски трудолюбив.

Потом они отправились в кабинет Крейга и обыскали его. Ничего нового это не принесло. Во всех делах царил образцовый порядок и было видно, что хозяин кабинета отлично справлялся со своими обязанностями. Полицейские расспросили его секретаршу, мисс Кросс, но удалось выяснить только то, что она тайно влюблена в своего шефа, а тот был слишком занят, чтобы заметить это. Шаг за шагом они обследовали содержимое его стола, полок и сейфа. Контракты, торговые декларации и деловые письма за последние десять лет на немецком и французском языках.

"- Надо будет отдать их на перевод, - подумал Маршалл. - Вряд ли обнаружится что - то новое, но нельзя упускать ни малейшего шанса".

Мисс Кросс долго отказывалась открыть сейф, но Хоскинс пустил в ход все свое обаяние, и вскоре их взглядам предстали аккуратные стопки гроссбухов, сотня фунтов наличными и пачка старых фотографий, на которых отразились разные этапы службы Крейга на флоте. Вот он в простой форме матроса, затем старшина, а в конце войны Джон уже был в форме лейтенанта, правда довольно замызганной, отчего больше смахивал на пирата. На всех фотографиях он был снят на фоне небольших катеров и под палящим солнцем Средиземного моря.

- Специальное десантное подразделение. Работа для крепких парней. Надо будет связаться с Адмиралтейством и выяснить все, что относится к этому периоду его жизни.



Хоскинс хмыкнул, полез в сейф и вскоре в его руках оказался ролик черной простеганной материи. Он взял его за свободный конец и узкая полоска развернулась до самого пола. Сержант снова аккуратно смотал её в ролик.

- Дзю-до. Черный пояс, - пояснил он Маршаллу.

- Что это означает? - поинтересовался инспектор. - Он преуспел в этом виде борьбы?

- Даже слишком хорошо, лучше некуда, о себе я уже не говорю, - тут Хоскинс повернулся к мисс Кросс. - Вы когда-нибудь видели у него эту вещь раньше?

Она отрицательно покачала головой.

- Я даже не думаю, что она принадлежала мистеру Крейгу.

- Почему?

- Вы имели в виду борьбу дзю-до, не так ли? - тут сержант утвердительно кивнул. - Вряд ли мистера Крейга могли заинтересовать подобные вещи. Он был слишком мягким человеком.

Маршалл ещё раз посмотрел на фотографии. Молодой человек, запечатленный на них, был явно не робкого десятка. Он снова взглянул на мисс Кросс, которой Крейг представлялся совсем другим человеком: неизменный котелок, галантность и деловитость бывшего офицера создали в воображении его секретарши совершенно противоположное впечатление. Мисс Кросс влюбилась в придуманный ей самой образ. Возможно, она была в это не одинока и только разделила участь миссис Крейг. Инспектор не стал спорить, но фотографии и пояс забрал с собой. .

Глава 2

Маршалл и Хоскинс вернулись в участок, им нужно было собраться с мыслями перед встречей с полицейским врачом и экспертом из лаборатории криминалистики. Дежурный сержант передал инспектору, что сразу после совещания его хочет видеть начальник полиции. Маршалл с безучастным видом выслушал эту новость, чем вызвал симпатию Хоскинса: детектив-инспектор, да ещё с пустыми руками, должен был отнестись к подобному известию с большим благоговением.

В крошечном кабинете Маршалла их уже поджидали двое мужчин. Томас, полицейский врач, был молчаливым очкариком с замедленной реакцией и весьма посредственными способностями, особенно если дело не касалось самой насущной проблемы: где достать выпивку. Экспертом оказался инспектор Мейнард, бывший военный инженер, чья страсть ко всему взрывоопасному была общеизвестна и пережила не одну обезвреженную адскую машину. Когда Маршалл появился в кабинете, тот благодарно похлопал его по плечу.

- Ну, Боб, - сказал эксперт. - Ты сделал мне настоящий подарок.

- Рад, что тебе понравилось, - ответил инспектор, но в его голосе уже звучало уныние от предстоящего визита к начальству.

- Самый потрясающий случай за мою практику. Такого ещё не было, продолжал Мейнард. - Просто грандиозно, мы нашли кусочки обшивки автомашины вонзившимися в дерево в пятидесяти ярдах от гаража. Они разлетелись, как пули, и нам пришлось вырезать их бензопилой. С таким же успехов можно было сбросить на него водородную бомбу. Никогда не доводилось видеть ничего подобного.

- Что за взрывчатку они использовали? - спросил Маршалл.

- Пока ещё трудно сказать, - задумался эксперт. - Возможно, гелинит, и если так оно и было, то они заложили его чертовски много. Я сразу понял, что это что-то новенькое. Может быть даже пластид. Такая картина взрыва для динамита совсем не характерна.

- Так это был не тринитротолуол? - удивился инспектор.

- Сдетонировать такое количество динамита, - снизошел до объяснения Мейнард, - уже сама по себе задача сложная. Для этого пришлось бы делать ещё один довольно мощный заряд, - тут он откинулся на стуле с видом человека, собирающегося сообщить нечто очень важное, и его большие руки грациозно извлекли из довольно древнего портфеля останки стальной коробки и плоскую свинцовую лепешку.

- Крышка этой коробки была намагничена, причем очень сильно. Взрывчатка находилась внутри нее, так что убийце оставалось только подложить её под сиденье водителя. Крышка коробки была соединена шнуром с этим свинцовым грузом. Как вы уже смогли заметить, он очень тяжелый, - для вящей убедительности он подбросил лепешку в воздух и поймал. - Груз поместили в выхлопную трубу автомашины, и в любую секунду это шаткое равновесие...

- Но ведь это невозможно. Я хотел сказать, что для такой цели у этого грузила слишком неподходящая форма, - перебил его Томас.

- До того, как эта штука сработала, она была именно той формы, какая требовалась, - поморщился эксперт. - Мы с трудом отковырнули её от кирпича, - тут он с торжествующим видом окинул взглядом присутствующих. Мейнард оседлал своего любимого конька, и ничто не могло испортить ему настроение.

- Когда запустили мотор, груз от вибрации свалился и потянул за собой шнур, произошла детонация. Результат вы могли видеть своими глазами.

Теперь его голос стал бесстрастным, как у профессионального лектора, и Маршалл удивленно поднял глаза, ведь он первый увидел тело. В прошлом ему приходилось иметь дело с трупами людей, которых застрелили, зарезали, забили до смерти, сожгли, но ничего подобного этим бесформенным, ужасным останкам он не встречал. Ниже пояса вообще ничего не было, голова была размозжена о лобовое стекло машины, а тут ещё пожар... Этот человек умер мгновенно, но само расчленение человеческого существа казалось таким жестоким, что вызвало у него непрекращающийся кошмар последних двух ночей. Он повернулся к Томасу.

- Вам есть что сказать, док?

Тот выдержал паузу, как будто сосчитал до трех перед тем, как ответить.

- Я мало что нового могу вам сообщить, - наконец начал он. - У него было множество повреждений и каждое из них смертельно. Травма черепа, сломанная шея, повреждения основных артерий, больше дюжины переломов костей и в довершении всему колонка руля пробила сердце. Смерть его была мгновенной, - тут врач снова замолчал и тщательно протер линзы очков. Когда я впервые увидел останки, меня вырвало.

- Меня тоже, - сказал Хоскинс.

Томас повернулся к инспектору.

- А как же вы опознали тело?

- Одежда и обувь, - ответил Маршалл. - Все вещи принадлежали Крейгу. Я лично это проверял.

Томас удовлетворенно кивнул.

- Понятно. Я ещё вам нужен?

Детектив ответил отрицательно и врач вскоре ушел.

- Впервые вижу, как Томас распустил нюни, - заметил Мейнард..

- Вы не видели труп, - ответил ему Маршалл. - Мне бы самому никогда не видеть ничего подобного. Так вернемся к нашей адской машине...

Эксперт подробно объяснил устройство контейнера, что у основания он сужался, а намагниченная крышка намного тоньше, чем корпус. В этом случае основная сила взрыва направлена прямо на водителя.

- Изящная вещица, - закончил свой монолог Мейнард и затем, добавил: Дерьмо!

Хоскинс от удивления даже оторвался от своей записной книжки, ему ещё никогда не приходилось слышать от эксперта бранных слов о вещах, хоть как-то связанных со взрывами и взрывчаткой.

- Этот парень не очень - то беспокоился, кто ещё пострадает от взрыва, - не успокаивался тот. - В машине могли быть дети или кто-нибудь еще. Эту падаль такое мало интересовало, главное, чтобы с Крейгом было покончено. Это звучит глупо, но я его ненавижу.

- Есть какие-нибудь соображения по поводу того, кто мог это сделать? спросил Маршалл.

Мейнард пожал плечами.

- Я сообщил все, что знаю, а остальное - это уже ваши проблемы. Я дал вам modus operandi, дальше все зависит от вас. Вы любите пиво?

- Да, - ответил Маршалл, - но меня вызывают к шефу.

- Жаль. Но если появиться свободная минутка, вы сможете найти меня в "Лозе", - заметил на прощание Мейнард.

Инспектор вышел вскоре после него, пройдя по коридору, оказался у массивной двери кабинета начальника полицейского управления города, постучал в неё и тут же вошел.

- Садитесь, инспектор, - сказал Седдонс. - Как продвигается дело Крейга?

Маршалл сообщил, как было обнаружено тело, про бойню в гараже, о том, что миссис Крейг до сих пор находится в бессознательном состоянии, описал конструкцию и принцип действия взрывного устройства, изложил содержание своей беседы с сэром Джеффри. Крейг был человеком с сотнями знакомых и без единого друга, который жил своей работой, а из личных вещей имел только пачку старых фотографий и черный пояс дзю-до.

- Вы проверили это?

Маршалл утвердительно кивнул.

- Он не состоял ни в одном из местных клубов, сэр. Хоскинс сейчас занимается этим вопросом. Он утверждает, что черный пояс может принадлежать только бойцу высшей категории, а уж он, можете мне поверить, сэр, знает в этом толк, - инспектор некоторое время молчал, словно вспоминая о чем-то. Я думаю, сэр, надо связаться с Адмиралтейством по поводу его службы на флоте.

- Я уже сделал это.

Детектив был не в силах скрыть свое раздражение и нахмурился.

- Я понимаю, что мне не следовало этого делать и приношу вам свои извинения, инспектор, но у меня не было выбора. Вы сейчас поймете, почему, вот только прочитайте это, - он протянул ему отпечатанный на машинке лист бумаги.

"Кому: начальнику полицейского управления.

Из архива Адмиралтейства.

Расшифровка стенограммы телефонного сообщения.

"В возрасте семнадцати лет Джон Крейг вступил в британский военно-морской флот. Прошел подготовку в Девонпорте. Проявил выдающиеся способности в обращении с катерами, личным оружием, а также в боевых единоборствах. Направлен в специальное подразделение малых судов на море, где и прослужил до конца войны. Продвижение по службе: старший матрос, старшина, младший лейтенант, лейтенант. Произведение старшины в офицеры происходит чрезвычайно редко, но в данном случае это обусловлено: а) нехваткой офицерского состава; б) выдающимися способностями лейтенанта Крейга.

Лейтенант Крейг был дважды награжден и трижды упоминался в официальных донесениях. Принимал участие в семнадцати крупных боевых операциях в Греции, Италии и Северной Африке, дважды был захвачен в плен и оба раза бежал. Все катера, которыми он командовал, наносили серьезный урон противнику. (детали опускаются, поскольку эта информация все ещё остается секретной).

Лейтенант Крейг является человеком исключительной храбрости и мужества, кроме того обладает высоким интеллектом (к концу войны он свободно владел французским, итальянским и греческим языками, а также мог разговаривать на арабском и немецком). Все офицеры, с которыми ему приходилось служить, и его подчиненные единодушно характеризуют его как решительного человека, обладающего поразительными способностями."

Маршалл молча положил лист бумаги на стол своего шефа.

- У Вас ещё есть ко мне вопросы, сэр? - поинтересовался Седдонс.

Маршалл некоторое время колебался, но наконец нарушил молчание.

- Бомба, сэр. Инспектор Мейнард дал мне список названий взрывчатых веществ, которые могли в ней применяться.

- И что же?

- Я думаю, это был пластид, сэр.

На лице начальника полицейского управления появилась довольная ухмылка.

- Почему вы так решили?

- Крейг занимался морскими перевозками, - стал излагать свою точку зрения детектив, - его корабли доходили до Балтики, набивали трюмы и отправлялись обратно через Северное море и Атлантику, мимо берегов Франции и Италии в Средиземное.

Это их типичный маршрут, сэр, - тут он извлек из своего кармана блокнот. - Вот, например, "Роза Трейл" в прошлом году. Данциг, Гамбург, Антверпен, Рабат. Рабат находится в Марокко, сэр. В Данциге были погружены сельхозмашины и обувь из Чехословакии. Обувь разгрузили потом в Антверпене. В Гамбурге они взяли автомобили, швейные машины и спортинвентарь, и все это было разгружено в Рабате.

Маршалл перевел дыхание перед тем, как сделать серьезное заявление, ведь даже небольшая ошибка могла стоить ему нескольких лет колкостей и едких замечаний на всех совещаниях и разговорах с начальством. Наконец он решился.

- Я уверен, что в декларации груз указан неверно, и считаю, что под видом сельхозмашин и спортинвентаря было доставлено оружие для алжирских повстанцев. Не думаю, что это было известно сэру Джеффри Хантеру, Крейг занимался торговлей оружием самостоятельно, а тому доставался стандартный тариф за транспортировку. Кроме того, Крейг владел немецким, французским и арабским языками, и его ежегодные полуторамесячные поездки за границу служили хорошим прикрытием для развития оружейного бизнеса.

- Продолжайте, - ободрил его Седдонс.

- У него было все отработано до мелочей и тщательно спланировано, к тому же, хладнокровия ему было не занимать потому его лидерство неоспоримо, На кораблях у него должен быть доверенный человек из первых лиц, инспектор постучал пальцем по своему блокноту, - только тогда эта схема могла работать.

- Почему вы считаете, что это был пластид?

- Французские поселенцы не любят людей, сотрудничающих с арабами, пояснил Маршалл. - Они объединяются в различные организации типа "ОАС". У них есть хорошо подготовленные террористические группы, состоящие из фанатиков. Настоящие изуверы. Очень любят пользоваться взрывчаткой, чаще всего это пластид. Вот поэтому я и ... - тут детектив запнулся. - Извините, сэр, я понимаю, что все это может показаться смешным, но это единственная гипотеза, которая не противоречит фактам.

- Сегодня я имел беседу с представителем одного отдела, о существовании которого до сегодняшнего дня даже не подозревал, - Седдонс не мог сдержать улыбку, и это служило добрым предзнаменованием. - Так сказать, один из представителей рыцарей плаща и кинжала. Он разыскивал одного человека, возможно даже Крейга. Мне кажется, что все это было из области догадок и предположений, но когда я упомянул об убитом, то тут же последовал вопрос, не был ли тот plastique. Вы понимаете, что это значит? По-французски это значит подорвать на пластидовой бомбе. Жаль, что он не появился здесь немного раньше, - тут начальник полиции снова расплылся в улыбке. - Все было сделано великолепно, - похвалил он инспектора. - У еас есть ещё что-нибудь?

- Да, сэр, - кивнул Маршалл. - Есть ещё одно обстоятельство. Нужно разыскать брата миссис Крейг, Чарли Грина. Он единственный человек, который регулярно бывал у Крейга и клянчил деньги.

- Вы думаете, он как-то в этом замешан?

- Все может быть, - неопределенно заметил Маршалл. - В любом случае, это наша единственная зацепка. Прислуга Крейгов достаточно подробно его описала. Он недавно купил мотороллер, нигде подолгу не задерживается, любит менять место жительства. Занятный тип, сэр.

- Хорошо, займитесь им. Это как раз по вашей части, - напутствовал Седдонс.

Инспектор встал со стула и немного замешкался у двери.

- Вот еще, сэр. "Роза Трейл" завтра прибудет в Геную. Надо бы дать знать о происшествии её капитану, ведь он может оказаться следующим.

- Неплохая идея, - похвалил его Седдонс, и умиротворенный Маршалл покинул кабинет своего начальника, который предпочел не говорить ему, что утренний визитер из Интеллидженс Сервис предложил то же самое. .

Глава 3

Крейг переночевал в дешевой гостинице Сен-Панкраса и потом перебрался в более приличные апартаменты в Бейсуотере. Даже этот шаг был тщательно обдуман. Он выбрал хороший, не очень дорогой отель с приличной репутацией из разряда тех, к которым полиция не питает повышенного интереса. В "Ровене" по случаю выставки Эрас Корт свободных номеров почти не оставалось. Крейг зарегистрировался как Джон Рейнольдс и дал манчестерский адрес. Рейнольдс был его командиром во время высадки на Крите и умер у него на руках. Того буквально изрешетили из "шмайсера", с тех пор ему довелось продать не одну тысячу этих автоматов...

Он сидел в баре и за выпивкой рассказывал барменше, как работает финансовым агентом торговой компании. Та слушала его излияния без особого энтузиазма, но несмотря на это Крейг обрушивал на неё все новую и новую информацию. Она была уверена, что имеет дело с закоренелым занудой и ждала, когда он уберется восвояси. Все шло как нельзя лучше. Барменша всем расскажет, что за зануда поселился в их отеле. Его будут игнорировать и попросту не замечать, что ему и было нужно. Любой другой вариант мог означать только одно - смерть.

Джон отправился в телефонную будку и позвонил.

- Доброе утро. "Баумер экспорт".

- Будьте любезны мистера Баумера.

Ему пришлось выслушать сбивчивые объяснения секретарши о том, что из-за срочных и неотложных дел мистер Баумер некоторое время будет отсутствовать.

Да, нескоро ей теперь придется увидеть своего шефа - мистер Баумер будет отсутствовать вечно. Крейг повесил трубку. В телефонной кабине кто-то оставил свежий номер "Ивнинг стандарт". Его история попала на первую полосу, правда без фотографий. В этом вопросе он всегда был осторожен, и хотя пачка старых фотографий уже почти наверняка в руках полиции, пользы от них будет мало - все-таки двадцать лет прошло.

Крейг с удивлением обнаружил, что ему потребовалось некоторое усилие, когда он читал статью о себе. Джон не интересовался подробностями описания места происшествия. Элис по-прежнему не приходила в сознание, а человек, которого все считали Крейгом, был разорван буквально на куски. Бедняга Чарли слишком часто донашивал его обувь и одежду. Джон отложил газету и набрал ещё один номер.

- Хакагава слушает, - сказал негромкий высокий голос в трубке.



- Это Крейг.

На другом конце линии раздался тяжелый вздох.

- Я остался жив. Они по ошибке убрали кого-то другого. Мне срочно нужно тебя увидеть, Хак.

- Хорошо, - сказал Хакагава, - приходи прямо сейчас.

Японец повесил трубку, а Крейг отправился ловить такси. По дороге в Кенсингтон он подумал, куда мог бы уехать Баумер. Возможно он уже в Штатах или в своей любимой Бразилии.

Ему всегда хотелось осесть где-нибудь в Рио, а после последней поездки денег у него стало предостаточно. Но его, пожалуй, будут искать даже активнее, ведь эти люди были антисемитами. Эту идею они заимствовали у нацистов, так же, как оголтелый милитаризм и принцип фюрерства. Их непоколебимое кредо - подавляющее превосходство белой расы над всеми остальными. От этих мыслей Джону стало не по себе. Он был уверен, что рано или поздно они найдут Баумера, и если его убьют сразу, то ему просто повезет.

Хакагава занимал первый этаж и подвал в доме на Черч-стрит, одном из нелепых монстров розового кирпича эпохи короля Эдуарда, украшенном рельефами из белого камня, который блестел на солнце, как лед. Джон позвонил, и Санаки Хакагава, опрятная японка неопределенного возраста, впустила его внутрь.

- Шинь-ю дает урок, - сказала она. - Он скоро освободится.

Они выпили кофе, поговорили о погоде и даже успели обсудить ужасную дороговизну в магазинах этого района. Если миссис Хакагава и читала в газетах о смерти Крейга, то внешне это никак не проявилось. Наконец прозвенел звонок об окончании занятий, Джон резко встал и, стараясь удерживаться в рамках приличий, вышел из комнаты и поспешил в подвал, где находился гимнастический зал Хакагавы.

Хак был в костюме дзюдоиста и вытирал вспотевшие руки и шею полотенцем. Удивительно красивый японец средних лет пружинистой походкой двадцатилетнего юноши подошел к Крейгу и крепко пожал руку.

- Рад тебя видеть в добром здравии, Джон. Когда я прочел в газете о твоей смерти, то...

Крейг улыбнулся ему в ответ.

- Они убили брата моей жены, тот донашивал мой старый костюм. Вот потому и произошла путаница.

- Как твоя жена?

- Я знаю только то, о чем писали в газетах. Все ещё без сознания, но они не очень расстроятся, если она умрет.

- Что это за люди?

- Тебе лучше не знать. Поверь мне, Хак, так будет для тебя лучше, - от него не ускользнуло выражение обиды на лице японца. - Если они начнут хотя бы подозревать, что я жив, то примутся за моих друзей. Говорю тебе это только потому, что хочу просить об одном одолжении.

- Сделаю все, что в моих силах, ты ведь знаешь, - сказал Хакагава.

- Подумай сначала о том, что я тебе сказал. Кроме того, сюда может нагрянуть полиция.

- Ей будет интересно узнать, откуда у тебя черный пояс?

- И что ты им расскажешь?

- Правду, - ответил Хакагава. - Я давал тебе уроки борьбы, ты был моим любимым учеником, очень многообещающим дзюдоистом. Чем ты занимался и почему тебя хотели убить, мне неизвестно, но я был очень огорчен, прочитав это сообщение в газете... Так чем я могу тебе помочь?

- Каратэ, - сказал Крейг. - Ты должен научить меня ему.

- Ты умер и тебе нечего бояться, - улыбнулся японец.

- Трудно сказать, в любой момент охота может начаться снова. Я должен быть всегда готов к бою.

- Это очень плохие люди?

- Хуже не бывает.

- Ты можешь поклясться, что будешь применять эти приемы только против них?

- Даю слово, - кивнул Крейг.

- Хорошо, - протянул Хакагава. - Но помни, в твоих руках окажется страшное оружие, и пользоваться им надо умело. В Японии настоящий каратист приравнивается к вооруженному человеку, особенно в суде. Я научу тебя всему, что знаю сам, Смотри.

Он поставил вертикально обрезок сосновой доски толщиной не меньше дюйма и закрепил его парой струбцин, потом замер на мгновение и сделал резкий выпад рукой, сжатой в кулак. После третьего удара половинки доски разлетелись в разные стороны. Потом такую же доску он закрепил горизонтально и ударил по ней ребром ладони. Она лопнула после первого же удара.

- Это очень эффектный трюк, - пояснил Хакагава. - Потому я и держу здесь эти доски - это производит сильное впечатление на моих учеников. Но настоящий дзюдоист не должен бояться ударов, даже таких. Он использует силу соперника, направит её в нужное русло и проведет бросок.

Час спустя, обливаясь потом, Крейг уже начал изучение ещё одной главы науки убивать. Хакагава приготовил для него два мешка, туго набитых песком. На этих импровизированных снарядах Крейг должен был ежедневно отрабатывать удары кулаком и ребром ладони до тех пор, пока те не затвердеют и не станут настоящим оружием бойца каратэ.

- У тебя хорошо получается. Ты очень способный ученик, рано или поздно наступит день, когда ты победишь меня.

- Сомневаюсь, - буркнул Джон, отирая пот со лба.

- Нет, нет, - запротестовал японец. - Пройдет год или два, и ты превзойдешь меня в этом искусстве. Даже сегодня, после этих ужасных событий, тебе ни в чем не хочется уступать мне. Ты весьма неординарный и очень опасный человек, Джон.

- Скорее был таким, - не согласился Крейг.

- Ты и сейчас такой же, и никогда не сможешь стать другим.

- Элис, моя жена, вряд ли согласится с тобой. Она всегда считала меня... - Тут он заколебался, - машиной для добывания денег и упрочения её положения в обществе. Не очень то вежливо с моей стороны? Но я просто хотел сказать правду.

Хакагава встал коленями на татами и жестом предложил Джону последовать его примеру. Он понимал, что его собеседнику необходимо выговориться.

- Когда мы поженились, она была беременна. Собственно поэтому все и произошло. Я был одиноким неотесанным парнем, а она знала, как себя вести, как разговаривать с людьми и все такое. Я этого не умел, даже когда меня произвели в офицеры. Тогда мне хотелось стать настоящим джентльменом, и она меня им сделала. Одному богу известно, откуда это у нее, ведь среда, в которой она выросла, мало отличалась от моего окружения, - Крейг ухмыльнулся. - Я рос сиротой, Хак. Поступить на флот для меня было все равно, что обрести дом. Раньше я знал только воспитательниц из сиротских домов. Глупых, несчастных дуры. Война стала моей жизненной школой и я хорошо усвоил её уроки.

Когда она закончилась мне пришлось некоторое время проболтаться в Танжере. Старому менеджеру из компании Хантера потребовался помощник, а я как раз подвернулся под руку. Ему нужен был бухгалтер с задатками пирата. Я в этом преуспел, появились хорошие деньги, много денег. Мне пора уже было открывать собственное дело, но Элис об этом и слышать не хотела. Ей больше льстило, что я был правой рукой сэра Джеффри, - тут он снова ухмыльнулся. и на этой самой руке держалась вся фирма, вот так-то. Я зарабатывал гораздо больше денег, чем думала моя жена, но мне и в голову не приходило надоедать ей подробностями. Больше всего её могло напугать то, что об этом могли узнать в её клубе.

- Это был незаконный бизнес? - спросил Хакагава.

- Да, - согласился Крейг. - Но не думаю, что он был бесчестным.

- А что случилось с ребенком?

- Он умер от менингита. Она больше не хотела детей, то же самое можно было сказать и обо мне. У нас были сложные отношения, ребенку в них не было места, а тут ещё этот бизнес... Я надеюсь, что она не умрет, Хак, это было бы нечестно.

- Я надеюсь, что вы оба останетесь живы, - уточнил Хакагава.

- Такой шанс у нас есть, - согласился Джон. .

Глава 4

Штаб-квартира "Общества по решению проблем Алжира" находилась в Ницце. Она занимала большое каменное здание, которое втиснулось между многоэтажным гаражом с одной стороны и офисом нефтяной компании с другой. Тусклое и ничем не примечательное здание, вот только особо прочные стекла в его окнах были с дюйм толщиной и защищены решетками, да ещё стальные сейфовые двери, замаскированные под деревянные. Все эти меры предосторожности очевидно были рассчитаны на длительную осаду и штурм здания с применением бронетехники. Сотрудники, работающие внутри здания, все были отставными военными, прошедшими школу войн в Индокитае и Алжире. Это были люди, свято верившие в то, что Алжир принадлежит Франции, и никаких сомнений по этому поводу быть не может.

В здании был оборудован гимнастический зал с примыкавшим к нему тиром. В кабинетах хранились все непременные атрибуты современного шпионажа: микрофильмотека, многочисленные досье, коротковолновые передатчики, разнообразные сведения об арабских странах и их руководителях, своих союзниках, боевиках, источниках финансирования и фанатиках, готовых не раздумывая отдать свою жизнь во имя идеи. Списки врагов подразделялись на тех, кого можно подкупить или запугать и тех, кого может остановить только смерть. Отдел допросов находился непосредственно на вилле полковника, и его сотрудники появлялись в штаб-квартире очень редко.

Три дня спустя после гибели Чарли Грина один из них появился там и был немедленно принят руководством. Табличка на двери кабинета, находившегося на верхнем этаже здания, гласила: "Полковник де Сен-Бриак, основатель и президент". Вход охранял человек с автоматическим карабином, а внутри в оливковой униформе, с эполетами французской армии, хотя и был давно уже уволен из её рядов, восседал его хозяин. Его выцветшие глаза на аскетическом лице фанатика смотрели на посетителя с маниакальным спокойствием. У его ног лежала овчарка, готовая по первому знаку хозяина броситься на посетителя. Сен-Бриак ласково потрепал её за холку, и она осталась на месте.

- Войдите, Каделла, - сказал полковник, и тот подошел к столу, щелкнул каблуками и отдал честь.

Крупный коренастый человек с желтоватым, болезненным цветом лица не был похож ни на француза, ни на итальянца, а по злобному выражению его лица можно было заключить, что он корсиканец.

- Я просмотрел английские газеты. Все было выполнено великолепно, похвалил Сен-Бриак.

Каделла вытянулся по стойке смирно.

- Вольно, - скомандовал полковник, и его приказ был выполнен немедленно. Даже в штатском Каделла продолжал оставаться унтер-офицером.

- Крейг был крепким орешком, но вы с первого же удара покончили с ним раз и навсегда. Это не может не радовать. У нас на очереди ещё Баумер и Раттер.

Сен-Бриак позвонил в колокольчик, и на пороге появился невысокий мужчина, по-видимому, тоже корсиканец. При виде Каделлы он улыбнулся

- Превосходная работа, поздравляю ...

- Еще две такие удачи, и это дело можно будет считать закрытым, негромко перебил его полковник. Пучелли умолк на полуслове. - Раттер капитан корабля "Роуз Трейл". На днях он прибывает в Триест.

- Я прошу разрешения встретить его, - сказал Пучелли.

- Нет, - возразил Сен-Бриак, - корабль далеко не самый надежный вид транспорта, его может задержать шторм, или он может сменить курс. Будет гораздо лучше, если Раттер сам придет к тебе.

Полковник достал ключ, открыл шкаф и у него в руках оказалась папка с надписью "Раттер".

- Ему скоро все станет известно, если только он уже не знает. Как только корабль войдет в порт, Раттер помчится прямо... к тебе в объятия.

- И куда же он направится?

- В Женеву, - пояснил Сен-Бриак, - только у него уже будет другая фамилия - Олтерн. Ему нужно будет появиться в банке, где он хранит свои деньги, много денег, - тут полковник улыбнулся. - Понаблюдаешь за крупными отелями. Но на этот раз никакого шума, Пучелли, никаких взрывов. Не стоит привлекать к себе внимание.

Пучелли кивнул в знак согласия.

- Остается Баумер, - продолжал полковник, - который скорее всего отправится в Бразилию. Он неоднократно наводил справки в туристических агентствах. У меня здесь ждет человек, который очень хочет оказать нам эту услугу... за деньги, разумеется, - он снял трубку телефона внутренней связи. - Впустите Кавальо.

В кабинете воцарилась тишина. Наконец охранник открыл дверь, Сен-Бриак снова успокоил собаку, ласково поглаживая её по спине, и в комнату вошел толстый потный коротышка с блестящими черными глазами.

- Чем могу быть полезен, полковник? - спросил он.

- Ты должен мне найти Баумера, - Сен-Бриак снова подошел к шкафу и достал фотографию.

- Вот он. Сорок три года, еврей, довольно состоятельный.

- Что я должен с ним делать?

- Убить... Деньги он всегда носит с собой...Можете оставить их себе.

- Я найду его, - решительно заявил Кавальо.

- Несомненно. Ты же не захочешь терять пятьдесят тысяч франков... Пять тысяч на возвращение в Бразилию и ещё сорок пять, когда я узнаю, что он мертв.

Он выдвинул незапертый ящик письменного стола, набитый деньгами так плотно, что несколько банкнот упали на пол. Пучелли наклонился и поднял пять тысячефранковых купюр, скатал в шарик и бросил толстяку, тот поймал его на лету.

Сен-Бриак улыбнулся, когда заметил, что он не может оторвать взгляд от выдвинутого ящика с деньгами.

- Тебе не дает покоя мысль, что такие суммы могут храниться в незапертом столе? - поинтересовался полковник.

- Простите меня. Просто мне показалось странным, ведь если сюда проникнет вор...

- Он немедленно будет убит, Кавальо. Это ждет каждого, кто попытается обокрасть или обмануть меня, - Сен-Бриак повернулся к Каделле. - Отвезите его на виллу и кое-что покажите. Это поможет ему уберечься от соблазнов и немного прибавит рвения.

Когда он шагнул к толстяку, тот вздрогнул и стал ловить ртом воздух.

- Я сделаю все, что в моих силах. Уверяю вас...

- В этом нет необходимости, - перебил его полковник. - Ты его найдешь. Алчность будет подстегивать тебя, тем более что ты сможешь получить не только все его деньги... но и мои. К тому же ты боишься последствий в случае неудачи и не зря. Страх - полезная штука.

Потом Каделла повез толстяка на виллу, где показал ему кое-что в пыточной камере. В конце концов у Кавальо началась рвота, и когда он покинул виллу, то был твердо убежден, что лучше покончить жизнь самоубийством, чем позволить это сделать людям полковника, а ещё лучше добраться до Баумера. .

Глава 5

Радист судна "Роуз Трейл" принял радиограмму для капитана. Когда он постучал в дверь каюты, тот ещё спал. Капитан Раттер проснулся, сразу вскочил с дивана и подошел к двери.

- Войдите, - пригласил он, и взял у радиста телеграмму.

"Сообщаю, что мистер Крейг погиб при взрыве автомашины.

Хантер."

Раттер прочитал текст и кивнул.

- Я полагаю, это был наш управляющий, сэр? - полюбопытствовал радист и чуть не присел под холодным взглядом невысокого крепыша со щегольской бородкой.

- Должно быть так, - кивнул капитан. - Какой смысл посылать такую радиограмму? Сегодня в полдень мы уже будем в порту.

- Будете отвечать, сэр?

- Зачем? Крейг уже мертв.

Радист удалился, а Раттер стал обдумывать свои действия. Если его уже поджидают в порту Генуи, ему конец. Первоначально её не было в маршруте их следования."Роуз Трейл" направили туда вместо Триеста, и если это им неизвестно, то у него появляется шанс. Он достал из сейфа кольт, пять тысяч долларов и центральноамериканский паспорт. На первое время вполне достаточно.

В полдень корабль прибыл в порт, и Раттер, как обычно, отправился на встречу с агентом фирмы. Понти был добродушным толстяком, щедро потчевавшим своих гостей коньяком.

Признаки беспокойства первый помощник капитана начал проявлять только спустя три часа после его ухода. Такие встречи часто надолго затягивались, да он и сам был бы непрочь оказаться вместе с ними в тихом уютном ресторанчике подальше от этой посудины. Через три с половиной часа он понял, что случилось нечто из ряда вон выходящее, и позвонил агенту. Тот сообщил ему, что Раттер не только не встречался, но даже не связывался с ним.

К тому времени, когда прибыла полиция, Раттер уже отбыл в Рим, а когда начались поиски в порту, он уже сидел в кресле самолета, летевшего в Швейцарию. После посадки в Женеве Раттер почти сразу направился в свой банк, правда вид его совершенно преобразился. Он появился там в дорогом итальянском костюме, чисто выбритым, с паспортом на имя Олтерна и небольшим кожаным кейсом в руке. Ему сразу же предложили легкое сухое вино, каким обычно угощают клиентов среднего класса. Заверили, что нет ничего проще, чем перевести его средства в Грецию, если он захочет там обосноваться.

Раттер остановился в приличном отеле и впервые за последние сутки перевел дух. А потом заказал по телефону виски в номер. Когда в дверь постучали, он сунул свой "кольт" в карман пиджака, отошел от двери и пригласил войти. Там был официант, который профессионально отточенным жестом налил в бокал скотч, получил чаевые и удалился. Раттер подождал, пока дверь захлопнется, взял в руки бокал и вдохнул аромат дорогого виски.

Дверь снова отворилась, и он в зеркале увидел фигуру официанта, но на этот раз уже без подноса, а в его руке - небольшой револьвер с несоразмерно длинным стволом.

В Раттера стреляли дважды, хотя последний выстрел в затылок был уже просто лишним. Никто не услышал два негромких хлопка в номере сеньора из Центральной Америки. .

Глава 6

Крейг обнаружил, что у него масса свободного времени, которое надо было чем-то заполнить. Для роли финансового агента в деловой поездке ему, чтобы не привлекать к себе внимание, нужно было проводить большую часть дня вне стен отеля. В этом ему помогали магазины и картинные галереи. Свои дальнейшие действия Джон спланировал много лет назад, но необходимо было выждать ещё некоторое время, прежде чем начать новую жизнь, а пока оставалось только мечтать и любоваться картинами. Когда он расхаживал по залам Национальной Галереи, ему впервые захотелось найти и уничтожить человека, который отдал приказ убить его.

Шесть долгих лет Крейг планировал, вел переговоры, устраивал выгодные контракты, подбирал маршруты судов так, чтобы они курсировали между Северной Африкой и Францией, не вызывая ни малейших подозрений у людей, которые сейчас за ним охотились, бравировал незапятнанной репутацией "Роуз Лайн" и именем сэра Джеффри. Шесть лет - долгий срок в торговле оружием. Его состояние теперь выражается цифрой со многими нулями. Теперь он может начать новую жизнь, выбрать себе занятие по душе, но все это при условии, что враги будут считать его мертвым, а пока продолжается следствие, абсолютной уверенности в этом быть не может. Вот потому ему и пришлось брать уроки у Хакагавы.

Как-то раз он недолго задержался у полотна Рубенса "Шато де Стин ". На переднем плане был изображен охотник с непомерно громадным ружьем. По тому, как он держал свое оружие, как использовал для маскировки рельеф местности, было видно мастера своего дела. Крошечное, едва различимая фигура на заднем плане придавала сюжету картины законченность, Человек с ружьем был готов в любую минуту пустить в ход оружие и убить, выбора у него не было. Это будет сделано или ради того, чтобы поддержать свою жизнь и добыть еду, или потому, что его кто-то преследует, и надо спасти свою жизнь.

Сейчас сюжет картины стал особенно близок Крейгу, ему тоже выбирать не приходилось. Особенно трудно было точно выяснить, кто именно подложил в его машину взрывное устройство, хотя это не представлялось неразрешимой задачей, а имя человека, отдавшего приказ, для него загадки не представляло. Его мысли унесли его в те далекие времена, когда он в Гамбурге встретил человека по фамилии Ланг, с которого все и началось.

Ланг тоже воевал в Греции, хотя и на стороне противника. Впервые он узнал о существовании Крейга ещё в сорок третьем году, а после войны они какое-то время вместе занимались контрабандой. Сигареты, батарейки, автопокрышки - все было в страшном дефиците, от покупателей отбою не было. Джон вспомнил греческого миллионера, который умолял достать ему сигар, и представителя электрической компании из Каталонии, заказавшего четверть мили медного провода. Все было доставлено в срок и щедро оплачено, тем более, что испанская полиция едва не потопила их суденышко. Никаких накладных расходов, налогов и страховки, только чистая прибыль.

Они приоделись, вели себя как настоящие бизнесмены, каковыми в то время себя считали. Крейг мечтал стать бизнесменом ещё со времен войны и был счастлив. Дела его шли успешно. Им не надо было иметь дело с оружием, простые, обычные товары приносили бешеную прибыль. Потом их пути разошлись, они уже стали солидными людьми, Джон стал работать в компании "Роуз Лайн ", которая нуждалась в нем гораздо больше, чем он в ней, и все же он был доволен своей ролью: это давало ему возможность путешествовать, устанавливать новые связи, планировать маршруты судов.

Именно такая работа была ему по душе. Когда Крейг фактически возглавил всю работу компании, дела у неё пошли в гору, и она стала походить на отлаженный часовой механизм известных швейцарских мастеров. Потом его брак вступил в новую фазу, пылкая страсть сменилась терпимостью супругов и незаметно перешла во взаимное презрение. И тут его снова разыскал Ланг. С истинно немецкой пунктуальностью он появился именно в тот момент, когда такой образ жизни стал для Джона просто невыносим. Крейг ухватился за его предложение, ни секунды не раздумывая.

Ланг был хорошим психологом и видел своего бывшего напарника насквозь: тот просто не мог отказаться от нового дела, ведь оно было романтическим, опасным и сулило хорошую прибыль. Им предстояло снабжать оружием алжирских повстанцев, боровшихся за независимость своей родины против французских оккупантов. Они щедро платили за риск, но деньги для Джона уже давно перестали быть самоцелью. Он был человеком действия и уже тяготился своей нынешней ролью, кроме того Лангу нужны были его связи, его корабли, не говоря уже о деловой хватке и умении с честью выходить из сложных ситуаций.

Поначалу Крейг был на подхвате, методично выполняя указания своего патрона, но когда на первые роли в этом дуэте вышел он сам и понял, что далеко не каждый араб-повстанец является бескорыстным патриотом, а любой француз - варваром, было уже слишком поздно. Джон оказался на крючке, хотя в первое время особенно не задумывался над сложившейся ситуацией, а когда решил кончить с этим делом, на него уже вышли французские террористы, и чтобы выжить, потребовалось взаимная поддержка всех членов их организации. Ловушка захлопнулась. Все они, Раттер, Ланг и Баумер, были помечены смертью.

Ланг всегда настаивал, чтобы их встречи происходили в борделях, ночных клубах, сомнительных барах со стриптизом. Он знал, что дни его сочтены, и хотел взять от жизни все. Крейг не раз предупреждал его об осторожности, но вскоре тот нашел свой преждевременный конец. Тогда с ним была его подруга, её они тоже не пощадили. Рано или поздно ему придется разделить их участь.

Тут ему почему-то вспомнился Макларен.

Он впервые встретил его во время передышки на Сицилии в сорок третьем. Тот был сержантом коммандос, высоким, стройным мужчиной с загорелым как у араба лицом. Мягкий акцент ничего не говорил собеседнику о мужестве и стойкости его обладателя. Макларен раздобыл где-то бутылку виски. Ему хотелось с кем-нибудь разделить свою удачу. Крейгу тогда было девятнадцать, он был старшим матросом и с уважением смотрел на Макларена. Тому было уже двадцать пять, он был на целую вечность старше своего напарника и понимал, что такое смерть.

Сержант Макларен оказался философом и хорошую беседу предпочитал любой женщине. Он так часто смотрел смерти в лицо, что ни на секунду не сомневался - и его не минует чаша сия. Глоток за глотком они опустошили бутылку "Джонни Уокера", и с последним глотком сержант сказал цивилизованному миру "прощай". Он был глубоко убежден, что война сулила скорый конец. С этих пор люди, по его мнению, смогут бороться только за собственную жизнь и, в исключительных случаях, за свое благополучие. Но таких останется очень немного, большинству будет вполне достаточно хоть как-нибудь существовать.

Когда наступит мир, преуспеют только те, чей характер только закалился на этой войне, те, кто смогут действовать решительно и не раздумывая, кто хорошо усвоил уроки школы выживания... и джентльмены.

- Другого пути для англичанина нет, - сказал он. - Ты тоже должен стать джентльменом.

Крейг вспомнил свою юность; трущобы, сиротство, бараки Девенпорта, и нашел свое прошлое довольно неподходящим для будущего джентльмена.

- Не знаю, как мне это может удаться, - возразил он.

- Стань офицером, - посоветовал Макларен. - Переведись в специальное подразделение малых судов, только там ты можешь преуспеть в этом, и избавься от своего акцента.

- Но ты же не смог.

- Не захотел. Я не собираюсь стать джентльменом. Мне по душе профессия школьного учителя, - отрезал сержант. - Именно поэтому я снова вернусь в университет Глазго... если доживу конечно. На мой акцент никто не обратит внимания, вот у тебя совсем другое дело.

- Но почему я должен стать джентльменом? - с пьяной настойчивостью допытывался Крейг.

- Ты мне нравишься, - улыбнулся ему Макларен. - Всегда задаешь умные вопросы. Ни один философ не должен обходиться без старшего матроса, заправившегося щедрой порцией виски. Необходимейшая принадлежность, так сказать... Ты должен стать джентльменом потому, что ни на что другое ты не годишься. Вот если только пиратом, но этому тебя учить не надо. Так что стань офицером, это лучше и безопаснее.

Это случилось в самом начале мая, когда цвел миндаль и тихо стрекотали цикады. Как черная тряпка темнели под лунным светом, смягчавшим неказистый сицилийский пейзаж, развалины греческого храма.

Крейг взял из рук сержанта почти пустую бутылку и сделал последний глоток.

- Ублюдки, - выругался он. - Чертово сиротство. Мной командуют ублюдочные свиньи. Но подождите, это скоро закончится, и тогда я вам покажу.

- Эй, - похлопал его по плечу Макларен, - будь уверен, ты им покажешь.

Со стороны развалин древнего храма послышались заунывные звуки волынки, и сержант с трудом встал на ноги.

- Это шотландские стрелки, - сказал он, приглашая Джона следовать за ним.

Крейг заколебался. Там, в поселке его ждала молодая вдова, которая спала с ним, угощала местным вином и давала уроки итальянского языка. И все это за несколько сигарет. С другой стороны, Макларен подсказал ему отличную идею, ориентир и цель в этой жизни, и надо было отнестись к его приглашению с уважением. Ничего страшного не случится, если он сходит поглазеть на шотландских стрелков.

Они миновали их лагерь и подошли к небольшой плоской площадке, утрамбованной ногами и обожженной беспощадным солнцем. Вокруг неё расселась группа шотландских солдат, они потягивали сицилийское вино и наблюдали за происходящим на этом пятачке. В центре стоял волынщик в национальном костюме, а вокруг танцевали шестеро мужчин в юбках солдат шотландского полка.

Зрители не аплодировали. В эти минуты они все мысленно были с танцующими, наслаждаясь пронзительными и в то же время печальными звуками волынки. В движениях шотландских танцоров была какая-то особая мужественная красота. Кто-то принес два мяча, и один из юношей, одногодок Крейга, исполнил танец с мячами. Это был такой синтез грации и силы, что Макларен громко вздохнул.

- И это тоже исчезнет. Последние следы древней культуры. Может быть в последний раз нам довелось увидеть военные танцы шотландских стрелков.

- Какого черта? - прервал его тираду Джон. - Чего ради они танцуют?

- Потому что это искусство, - терпеливо объяснил ему сержант. Конечно, им самим это слово может не нравиться, но именно так обстоит дело. Искусство с большой буквы. Это часть их жизни. Каждый мужчина здесь отличный танцор, - он ещё раз посмотрел на одинокую танцующую фигуру. - У них был бой под Катаньей. Они победили, но не выставляют свою радость на показ, так им лучше.

Звуки волынки прекратились, и танцор отдал мячи. Вот теперь раздался шквал аплодисментов. На площадке появился очередной танцор, но волынщик отрицательно покачал головой и отхлебнул из бутылки с вином. Макларен и потащил Крейга за собой.

- Пошли со мной. Я ещё раз покажу тебе отголоски умирающей культуры.

Он подошел к волынщику и о чем-то переговорил с ним на языке шотландских кельтов. Тот ухмыльнулся, кивнул ему в знак согласия, и Макларен запел. Высоким голосом он стал выводить сложную, запутанную мелодию с почти неразличимым ритмом. Его голос подражал то скрипке, то волынке, и в то же время казалось, что певец почти не дышал. На площадку вышел молодой солдат и начал танцевать, суета среди зрителей прекратилась, и они сосредоточили все свое внимание на этом дуэте. Позднее, будучи уже зрелым мужчиной, Крейг понял, что оказался свидетелем удивительной сцены: старинные танцы кельтов посреди руин древней цивилизации, да ещё в военное время. Но тогда все это ему так понравилось, что защемило сердце, а когда песня прекратилась, он уже с трудом сдерживал рыдания.

- Виски пополам с ностальгией, - сказал подошедший Макларен. - Ничто так легко не заставляет нас плакать, как эта гремучая смесь.

Крейг кивнул ему в знак согласия, правда в то время ему ещё не было известно, что такое ностальгия.

- Как будто я оказался в родительском доме. Отец иногда брал меня на рыбалку, - наконец смог выдавить он. - Среди рыбаков один старик любил петь старинные песни. От них на душе становилось теплее.

- Тебе надо украсить эту историю ещё кое-какими подробностями и почаще вспоминать о ней. Джентльмены не чужды сентиментальности и любят истории о честной и достойной бедности, - посоветовал сержант, но Крейг не слушал его.

- А когда мне стукнуло одиннадцать, мать сбежала с молодым матросом, стюардом с "Кингс Лайн". Мой старик сиганул головой вниз с моста, а я оказался в этом дурдоме, который они называли приютом. Там уже было не до рыбной ловли, зато меня там научили драться.

Тут он оставил Макларена и отправился к своей вдовушке...

Он вышел из галереи и купил газету. Заметка на последней странице сообщала о загадочном убийстве в Женеве человека по имени Олтерн. Крейг хорошо знал, кто скрывался под этим именем. Раттер тоже был с ним тогда в лагере на Сицилии. Джон от всей души желал ему успеха, но все-таки они его нашли. На какое-то время он замешкался на ступеньках парадного входа, вспоминая молодого и полного сил Раттера, его отчаянную отвагу во время боевых операций - ведь тому всегда хотелось доказать всему миру, что несмотря на маленький рост ему по силам любое задание. Взрыв на катере и ночная погоня в оливковой роще теперь казались Крейгу ночным кошмаром.

Он вспомнил, как Раттер сцепился в смертельной схватке с белокурым немцем громадного роста. Тот всегда выбирал именно таких, словно желал доказать, что для него они не так уж и велики... Он оставил хорошо оплачиваемую, спокойную работу ради службы в "Роуз Лайн". Раттер знал, что его ждет, и прекрасно сознавал опасность, сопряженную с его новой работой. Вот бы сейчас перекинуться парой слов с Маклареном, поинтересоваться, чем он занимался после войны.

- С Вами все в порядке, мистер? - послышался у него за спиной встревоженный голос газетчика, и только тут Джон заметил, что по его лицу текут слезы. Крейг отрицательно покачал головой и пошел к Трафальгар сквер, потом сунул газету под мышку, смешался с толпой и перестал привлекать к себе внимание.

Джон вернулся в отель, переоделся и снова отправился побродить по городу. Он понимал, что в таком состоянии это довольно опасно, но просто не мог один сидеть в четырех стенах. Крейг направился в сторону Сохо, не пропуская ни одной забегаловки, где ему могли налить стаканчик спиртного. Он ненадолго задержался у входа в итальянский ресторанчик, в котором они с Раттером любили провести время за тарелкой спагетти и бутылкой хорошего вина, а потом снова пошел по улицам, время от времени заглядывая в пабы.

В одном из них на Тоттенхем Корт Роуд Крейг познакомился с ирландцем по имени Даймонд, который сразу проникся к нему симпатией и сопровождал его до позднего вечера. Когда все пабы уже были закрыты, Даймонд потащил его в "Лаки Севен", ночной клуб, в котором ему приходилось бывать. Не последнюю роль в этом выборе сыграло то обстоятельство, что до него было рукой подать, и к тому же туда иногда заходила его знакомая. Даймонд работал в букмекерской конторе, был страстным поклонником театра, и остаток ночи решил посвятить пересказу сюжетов всех пьес, которые ему удалось посмотреть. Время от времени они угощали друг друга виски, и под нескончаемую болтовню своего нового знакомого Джон думал о судьбе Раттера. Потом появилась его девушка, Даймонд засуетился, нашел свободный стул, заказал для неё джин с тоником, представил её Крейгу и, как ни в чем не бывало, возобновил свой монолог с той самой фразы, на которой его прервал.

Девушку звали Тесса Харлинг и Джон попытался вспомнить, что ему было о ней известно со слов нового знакомого. Кажется, она пыталась сделать карьеру на сцене, но потерпела неудачу. Потом без особого успеха пыталась устроить свою семейную жизнь - её муж оказался редкостным мерзавцем. Теперь она жила на его алименты, слонялась по клубам типа "Лаки севен", угощалась дармовой выпивкой и терпела присутствие Даймонда за его мягкость и нетребовательность.

Позднее пробуждение, головная боль, кофе с аспирином вместо завтрака и куча сигарет... Иногда она проводила время с мужчинами, которые ей могли даже быть противны и от которых она не могла отказаться из-за своего одиночества. Прирожденная жертва, совсем как та девица Ланга.

И так же, как неведомая ей крестница, она была красива. На вид около двадцати восьми, высокая, с пышными формами. короткой стрижкой крашеных в иссиня-черный цвет волос и печальными карими глазами, которые уже давно не видели ничего веселого в этой жизни, хотя её крупный рот был словно создан самой природой для улыбок.

На ней было красное платье с открытой спиной, дорогие модельные туфли. Ее внешность, фигура и манера одеваться делали её самой привлекательной девушкой в клубе, но это ей было абсолютно безразлично. Она пришла сюда выпить и поболтать с Майклом Даймондом. Крейгу она очень понравилась, он ненадолго оторвался от своих воспоминаний и постарался произвести на соседку благоприятное впечатление. Та была явно не прочь потанцевать с ним, что он и делал время от времени, пока Даймонд изливал свое красноречие на официантку.

За соседним столиком сидели трое мужчин. Двое из них были молоды и одеты в шикарные итальянские костюмы темного цвета и дорогие кожаные туфли. Третьему было уже за тридцать, осанкой и грубыми, агрессивными манерами он напоминал удачливого боксера-средневеса. Вот ему-то и захотелось потанцевать с Тессой, что с точки зрения Крейга было вполне разумным, ведь она была самой привлекательной девушкой в клубе и к тому же отлично танцевала.

Но грубость этого костолома оттолкнула её. Тесса пришла сюда поболтать с Майклом, да и его новый приятель, Джон Рейнольдс, почему-то был ей очень симпатичен, и она предпочла остаться в их компании, продолжая слушать несмолкаемую болтовню Даймонда и стараясь обратить на себя внимание его приятеля.

Крейга это почти на занимало. Джон уже выпил достаточно много вина, а потом, даже по клубным меркам, лошадиную дозу виски, и с трудом понимал, что красивая девушка в красном платье с открытой спиной хочет с ним танцевать, а неутомимый ирландец рассказывает сюжет постановки, в которой двое бродяг поселились в мусорных баках.

Сам по себе клуб был просто ярко освещенным баром с музыкальным автоматом, но для Крейга все это снова перестало существовать, в своих мыслях он уже опять был в Танжере и распивал с Раттером бутылочку "перно". Это было в пятьдесят шестом году. Они встретились в выходные и вскоре собирались пообедать с двумя испанскими девушками, но беседа их увлекла, и они вновь переживали триумф былых побед и вспоминали о смертельном риске, без которого никакие победы невозможны. Крейг осторожно коснулся темы торговли оружием, и Раттер даже прослезился от избытка чувств и благодарности за возможность снова почувствовать себя героем. До самой своей смерти он так и не догадывался, что та встреча в Танжере была далеко не случайной. Но какое это сейчас имело значение? Раттер всегда получал свою долю и даже сверх того, жизнь его до этого была нудной, утомительной и порядком ему опостылела. Тогда в баре царили приятный полумрак и прохлада, а из динамиков магнитофона звучала витиеватая восточная мелодия.

- А вы действительно коммерческий агент? - услыхал он голос Тессы.

- Да, - кивнул Крейг.

- А чем вы занимаетесь?

- Коммерцией.

- Должно быть, ваша жизнь может иногда показаться скучной, - пыталась поддержать разговор Тесса.

- Я слишком занят, чтобы скучать.

- А я вам рассказывал пьесу о двух полоумных? - снова завел свою песню Даймонд.

- Нет, - ответила ему Тесса и повернулась к Джону. - Если вы меня сейчас пригласите на танец, то у меня не будет возражений.

Средневес снова замаячил перед их столиком и пригласил её танцевать.

- Мне жаль, - покачала головой девушка, - но я пришла сюда с этими двумя джентльменами.

- Оставьте их, - посоветовал верзила.

- Одного из них лечили электрошоком, - продолжал свой бесконечный монолог Майкл. - Он подружился с одним бродягой, тут он, наконец, начал осознавать происходящее и посмотрел на средневеса. - Тесса пришла сюда с нами и у неё совершенно нет желания танцевать с вами, она хочет танцевать с Джоном.

Даймонд снова повернулся к Тессе и сразу же оседлал своего любимого конька.

- Последнее время в театральных постановках речь идет только о бродягах. Не то, чтобы я был против, уверяю вас, мне просто временами это непонятно, но все это очень трагично.

- Меня зовут Эдди Лимман, - представился средневес.

Крейг неприязненно покосился в его сторону. Его назойливость мешала ему думать о Раттере.

- Мне все равно, как вас зовут, - сказал Майкл, поднимая бокал, но при этом было заметно, как у него задрожала рука.

- Нет, нет, все нормально, - попыталась снять напряжение девушка и пошла танцевать с Лимманом, чья агрессивная манера сделала танец похожим на прелюдию к изнасилованию.

Джон угрюмо наблюдал за ними. Лимман может спровоцировать Даймонда на драку из-за Тессы. К чему это могло привести, было ясно как день, но ему стало жаль парня. Тот начинал ему нравиться.

- Был боксером, - шепнул ему Майкл, - теперь имеет сеть букмекерских контор, говорят, что он содержит несколько девиц или что-то в этом роде. Удивительно мерзкая личность. Лучше держаться от него подальше, Джон.

- Мне на это наплевать, - процедил Крейг. - А как же твоя девушка? Нужно увести её отсюда.

- Это не моя девушка, - грустно сказал Даймонд. - Хотя я бы очень этого хотел... И я не могу увести отсюда Тессу, Лимман знает, где меня найти.

- Тогда нам нужно ещё раз выпить, - сказал Крейг.

Тем временем танец закончился, верзила подвел девушку к их столику и бесцеремонно уселся вместе с ними. Затем к нему присоединились его напарники, и Эдди заказал всем выпивку. Разговор сразу перешел на игре на скачках, тут Крейг нарочито явно зевнул. Лимман поставил свой бокал на столик.

- Я тебя угостил, разве не так?

- Да, - нехотя буркнул Джон.

- Я не приставал к тебе, не так ли?

- Нет.

- Так в чем же дело?

- Азартные игры вызывают у меня апатию.

- Ты хочешь сказать, что я тебе надоел? - с нажимом произнес Лимман.

- Вот именно, - заверил его Крейг.

Вся троица как по команде захохотала - да этот парень просто сумасшедший!

Джон не спеша встал из-за столика, отправился в туалет и постарался при помощи холодной воды привести себя в порядок, в то же время ругая себя за ребячество. Если Лимман не шутил, то драки не миновать, а это уже будет большой глупостью. Потом он внимательно рассмотрел свое отражение в зеркале, выпил чашку кофе за стойкой и подошел к столику.

- Ну, что там с тобой стряслось? - ехидно поинтересовался Лимман.

- Мне кажется, я слишком много выпил, - ответил Джон, чем привел всю компанию в удивительно веселое расположение духа.

- Я хочу танцевать, - обратился Крейг к Тессе.

Она нерешительно посмотрела на Лиммана, и тот великодушно кивнул в знак согласия.

Как только они смешались с танцующими, девушка быстро зашептала на ухо:

- Вам лучше немедленно уходить отсюда. И заберите с собой Майкла.

- А как же вы?

- Я уйду при первой же возможности.

- Думаете, он вас отпустит?

Она обреченно пожала плечами.

- Майкл не в курсе... он уже подъезжал ко мне раньше, но как-то удавалось выкручиваться, - неуверенно ответила Тесса.

Джон почувствовал как дрожит у него на плече её рука.

- Вряд ли это может продолжаться до бесконечности, он слишком опасен, - в голосе девушки слышалась безысходность.

- Похоже, что он именно так и считает, - задумчиво процедил Крейг.

- Вот я и говорю. У него жуткий характер. Он может избить до полусмерти любого, кто встанет на его пути.

- В самом деле?

- Да, да. Я не шучу, - она крепко сжала его руку. - Не так давно он подрался с человеком по имени Гарри Корнер. Это здесь любой подтвердить может. Для бедняги дело закончилось больницей, а это был крепкий парень, уверяю вас.

- Удивительный мерзавец, - поморщился Джон.

- Придите же в себя наконец. - прошипела Тесса. - Пока его все это забавляет, но стоит ему разозлиться... Майкл не должен был приводить вас сюда. Лучше уходите и заберите его с собой, а я постараюсь отвлечь их внимание. Если кто-нибудь увяжется за вами, то кричите изо всех сил не переставая. Может быть, найдется смелый полицейский и придет к вам на выручку.

- Хорошо, - согласился Крейг, - я уйду, но Даймонд пусть выкручивается сам.

Девушка отшатнулась, и Джон не удерживал её. Двое слабых людей оказались целиком во власти более сильного, но ему до этого не должно быть никакого дела. Он не должен вмешиваться и стараться не привлекать к себе внимания.

Музыка закончилась и танцующие стали расходиться по своим местам.

- Ну так вот, - прошептала она. - Постарайтесь как можно быстрее уйти.

Он сел за столик и заказал ещё кофе.

- Выпей что-нибудь ещё для разнообразия, не смеши людей, - ухмыльнулся Лимман.

- Приятно было провести с вами вечер, но, пожалуй, мне пора домой, негромко сказал Крейг, и конец этой фразы заглушил взрыв хохота.

- Аб-аб - солютно верно, - наконец смог выдавить из себя раскрасневшийся Лимман и снова заржал. Тесса попыталась изобразить на лице некое подобие улыбки, а Даймонд просто побледнел от страха. Это ещё больше развеселило подонка, он облапил девушку за бедра и грубо ущипнул её. На лице Тессы появилась гримаса боли.

- Как жаль, что вы уже покидаете нас, мистер Рейнольдс, - с издевкой сказал средневес. - Вы так повеселили нас сегодня. Слушай сюда. Я приглашу ещё пару-тройку девушек и мы устроим у меня дома настоящую вечеринку. Как тебе это понравиться, дорогая?

- О, да, - оживилась девушка. - Мне это очень понравится.

- Боюсь, что я не смогу составить вам компанию, - пробормотал Даймонд.

- Это хорошо, тем более, что тебя и не приглашали. Можешь сматывать удочки.

- Я ещё не допил свой джин, - почему-то заупрямился Майкл.

- Ах, да, - спохватился подонок и выплеснул содержимое бокала ему в лицо.

Крейг ещё раз повторил, словно уговаривая себя, что это не его проблемы и ему нет до этого никакого дела. Подумаешь, Даймонд потерял свою девушку, этого добра на его долю ещё хватит, как впрочем, и унижения. Он равнодушно проводил взглядом уходящего Майкла, потом смотрел, как Тесса суетливо принесла свой плащ.

- Мне тоже, пожалуй, пора уходить, - Крейг встал из-за столика. - У меня нет никакого желания веселиться сегодня.

- Перестань болтать. У меня вечеринка, я приглашаю, и хватит об этом, - рявкнул Лимман с угрозой, но Джон остался на месте. Идти к этому подонку ему, мягко говоря не хотелось, но и устраивать потасовку в людном месте тоже было нельзя. Пара молодчиков с бычьими шеями чутко уловила желание своего патрона и как в почетном карауле встали по обе стороны Крейга. Так втроем, шаг в шаг, они и очутились на тихой, пустынной улице.

"Ягуар" Лиммана стоял в двадцати футах от дома. Крейг повернулся, двое парней шагнули к нему поближе.

- Мне нужно идти, - сказал Крейг.

Парни взяли его под руки.

- Мистер Рейнольдс, - сказал Лимман, - вы должны поехать ко мне на вечеринку. Вам ясно?

После этого Лимман сделал нечто совсем уже глупое. Он ударил Крейга по лицу раз, а потом еще; это были жесткие и сильные удары.

И в ответ Крейг совершенно рефлекторно ударил его между ног, ударил с той ужасающей силой и точностью, которым так терпеливо учил его Хакагава. Лимман вскрикнул и скорчился, и в этот момент Крейг рванулся, развернул громил вокруг себя, вырвал одну руку и сбил подножкой того, который держал за вторую. Когда он поворачивался, первый ударил его и угодил в плечо. Крейг покачнулся и сильно рубанул его ребром ладони по горлу, но удар пришелся неточно, так что парень пошатнулся, но устоял на ногах. Второй прыгнул вперед с тяжелой полицейской дубинкой. Крейг уклонился от удара, перехватил руку и швырнул его на Лиммана.

За это время первый здоровяк выхватил складной нож, - наводящее ужас оружие, столь распространенное среди крутых парней, и снова двинулся вперед. Несколько мгновений они с Крейгом танцевали друг против друга в свете уличных фонарей, потом парень прыгнул - и рука Крейга, точная, как удар кобры, перехватила руку, сжимавшую нож, вывернула запястье и рванула. Кости хрустнули, молодчик завопил-и затих.

Первый громила, которого Крейг швырнул так, что тот врезался головой в бордюрный камень, лежал поверх Лиммана. Со стороны клуба никто не появился, на ступенях зрителей не было. Крейг привел в порядок одежду, поправил котелок и взглянул на Тессу, которая замерла неподвижно с самого начала схватки.

- Ну хорошо, - сказал он, - так что же мне делать с вами?

Взяв её под руку, он миновал Лиммана, который продолжал стонать. Тесса немного поколебалась.

- Вам не следовало бы сделать что-нибудь для него? - спросила она.

Еще затуманенный выпивкой мозг Крейга поискал ответ. И нашел.

- Для него ничего сделать нельзя. Ему конец.

Она чувствовала, что он крепко держит её за руку, пока они вновь не вышли на Тоттенхем Корт Роуд и не подозвали такси. Когда машина подъехала, он продолжал придерживать руку, пока она не уселась, а потом быстро сел рядом с ней.

- Я не убегу, - сказала Тесса и поцеловала его.

Машинально Крейг ответил на поцелуй, но, делая это, думал о девушке только как о средстве спасения. Куда ещё ему оставалось теперь идти? Она видела его в деле слишком близко, чтобы оставлять её одну, и, кроме того, имя Рейнольдса стало известно; его могли выследить. То, что сейчас она его хотела, могло оказаться полезным, но маловероятно, что её энтузиазм продлится слишком долго.

Она жила в квартире на Холланд-парк, однако сначала они заехали в отель "Ровена". Входя внутрь, он прихватил её сумочку с собой, сообщил ночному портье о внезапной смерти дядюшки в Мидленде и своем желании немедленно выехать. Пока ему выписывали счет, он уложился, заплатил, вернулся к такси, в котором его ждала Тесса, и вернул ей сумочку.

- Вам не следовало этого делать, - сказала она.

- Я не хотел вас обидеть, - буркнул Крейг. - Просто я не мог позволить вам уехать.

- Я не собираюсь уезжать, - сказала она. - После всего, что вы для меня сделали...

- Ничего я не сделал для вас, - возразил Крейг. - Будет лучше, если вы это поймете. Все, что я сделал, я делал для себя. Просто так случилось, что вы оказались рядом.

Тесса улыбнулась в темноте. Она уже решила, что он слишком скромен и ненавидит похвалы. В этом было что-то любопытное. Такому человеку нет необходимости быть скромным.

У себя в квартире она ненадолго его оставила, чтобы приготовить кофе, и Крейг позволил себе ещё одну небольшую порцию спиртного. Виски обожгло горло, но довольно мягко, голова осталась ясной и он стал рассматривать её гостиную. Над камином не слишком ровно висела репродукция с картины Каналетто, большой деревянный диван с поцарапанной ножкой был покрыт полосатой тканью, в углу ваза с букетом нарциссов. Симпатичная комната, симпатичная девушка, только обе они ему ни к чему. Он просто плыл по течению, так как плыть по течению было легче, чем всерьез разбираться в происходящем.

Из кухни не доносилось ни звука. Крейг поставил стакан и направился к двери. Из комнаты напротив донесся щелчок телефона, а затем тихий звук вращающегося телефонного диска. Крейг толкнул дверь и вошел.

Там была спальня. Тесса стояла у телефона в изголовье кровати. Ночная рубашка из прозрачного и тонкого белого нейлона подчеркивала смуглый цвет её блестящей кожи. Когда она повернулась к нему, горевший у постели ночник осветил её всю её, так что Крейг смог увидеть всю зрелость её тела, уже напряженного и жаждавшего его. Он быстро шагнул к ней, его левая рука нажала на рычаг телефона, правая забрала телефонную трубку и положила её на место.

- Нет, - сказал Крейг.

- Я просто хотела позвонить Майклу Даймонду, - сказала она. - Чтобы убедиться, что с ним все в порядке.

- С ним все будет в порядке. Он смотался вовремя, - сказал Крейг.

Он стоял очень близко от неё и она придвинулась, преодолела жесткий барьер его рук и обняла его за шею. Ее поцелуй был знаком полной покорности, но и после этого он продолжал удерживать её, не двигаясь и не прикасаясь.

- Милый, - прошептала Тесса. - Что-то не так? Что мне сделать?

- Ты что-то говорила о кофе, - сказал Крейг. - Я бы с удовольствием его выпил.

Взяв его руку, она прижала её к своей вздымающейся груди. Сосок был твердым, как камень.

- В самом деле? - спросила она. - Ты действительно хочешь кофе?

- Да, - ответил Крейг. - Я хочу кофе.

Тогда она оттолкнула его, накинула халат и проскользнула на кухню. Крейг сбросил пиджак и вытянулся на широкой мягкой постели, прислушиваясь к яростному грому посуды. Наконец она вернулась с подносом и с грохнула тот на ночной столик у кровати, а потом стащила с него ботинки.

- Это моя постель, - заявила она. - И я не хочу, чтобы она была грязной.

После этого она налила ему кофе, зажгла сигарету и вставила её ему в рот.

- Ну, вот, - сказала она, - могу я ещё что-нибудь для тебя сделать?

- Хватит чего-то от меня ждать, - буркнул Крейг. - Я не твоя собственность.

Он сел на кровати и отхлебнул кофе. Кофе был хорошим.

Тесса покраснела, ее губы на мгновение дрогнули, но потом она опять испытала неожиданную, переполняющую её страсть к этому мужчине, ощутила всю скрытую в нем силу, которая должна вырваться наружу и после взрыва страсти перейти в твердую надежность любви.

- Я пошутила насчет моей постели, - шепнула она. - Я вовсе не имела в виду, что ты её испачкаешь.

Крейг ничего не сказал.

- Полагаю, Майкл рассказывал тебе обо мне? Как я живу, и что иногда я выпиваю слишком много и чувствую себя одинокой, и какой-нибудь мужчина знакомится со мной исключительно ради постели? Но честное слово, это происходит не слишком часто, а когда и происходит, то ничего не значит.

И опять он ничего не сказал.

- Пожалуйста, - взмолилась Тесса. - Пожалуйста! Неужели ты совсем не хочешь мне помочь?

- Я тебе помогаю, - сказал Крейг. - Я не хочу сделать тебе плохо. А именно это и случится, если ты будешь вести себя таким образом.

- Ты уверен, что это будет для меня плохо? - спросила Тесса.

- Я верю тебе, - сказал он наконец. - Даймонд говорил, что ты прекрасная женщина, но тебе слишком не везло. Этому я тоже верю.

- Ну, ладно, - кивнула она, её руки скользнули к поясу халата, она повела плечами и халат упал на пол. Рука протянулась к выключателю и во тьме он услышал легкое шуршание нейлона, а потом она оказалась возле него, крепко прижавшись к нему всем телом, и её пальцы проворно расправлялись с его галстуком и пуговицами его рубашки и брюк.

Мягкое движение её рук по телу вызвало в нем острое желание, его пальцы крепко сжались на её бедре и мягком изгибе живота, пока она его раздевала. Теперь он мог забыть свое одиночество и страх в той умелой и страстной любви, которую она предлагала. Но даже сейчас он осознавал всю опасность, которой может её подвергнуть, и возможно, он даже бы отступил, если бы рот её не нашел его рот, если бы её губы и язык страстно не призвали взять ее...

Их любовь была яростной и одновременно нежной, требовательной, но благотворной, очистив его тело и его ум от всего, кроме желания овладеть ею. Но даже при этом сон его оставался чутким. .

Глава 7

В комнате неподалеку от Куин Энн Гейт сидели трое мужчин с чашками кофе. Одним из них был Линтон, инспектор специального отдела, посетивший с визитом начальника полиции Маршалла. Рядом с ним - Грирсон, агент специального подразделения разведки. Лицом к ним за столом сидел Лумис, крупный, неряшливо одетый мужчина; он был руководителем подразделения Грирсона, известного под названием "Отделение "К". Это было небольшое тщательно отобранное подразделение, и оно действительно было очень засекреченным. Отделение "К" выполняло те задания, которые были слишком опасными и слишком ответственными, чтобы поручить их кому-то еще. Люди, служившие этом подразделении, были очень квалифицированными и совершенно безжалостными профессионалами. Им приходилось быть такими, чтобы выжить. Они встретились для того, чтобы обсудить дело Крейга, и Лумис был зол; он часто бывал зол.

- Мы должны как можно скорее найти его, - сказал он. - Это может нам здорово помочь. Конечно, у французов это вызовет раздражение.

- Эти ненормальные из Алжира наверняка заметили, - сказал Грирсон.

Вновь заговорил Лумис.

- Крейг, Баумер и Раттер в этой стране были единственными, кто способен на такое безумное дело. Теперь Крейг мертв, в Женеве они прикончили Раттера, Баумер исчез. Он не будет пытаться вновь заняться прежним делом, даже если выжил, так что с этой стороны все в порядке. Сейчас не совсем подходящее время для того, чтобы затевать ссору с французами. Во всяком случае, прежде всего вы должны были найти его, Линтон. Я хочу с ним встретиться. Позаботьтесь об этом.

Линтон осторожно кашлянул. Характер у Лумиса был такой, что он мог все, но не умел прощать.

- Это можно будет сделать, если он не мертв, сэр.

Лумис повернулся в своем кресле, чтобы взглянуть на него. Он был крупным мужчиной с волосами, тронутыми сединой, словно снегом на пшеничном поле, со светлыми глазами маньяка.

- Вам нечего опасаться, - сказал он, - я почти уже решил простить вас.

Линтон покачал головой.

- Я совершенно серьезно. Вчера я опять ездил на север. Там я говорил с детективом инспектором Маршаллом. Начальник полиции поручил ему это дело, даже после того, как я сказал, что вы возражаете.

Лумис резко дернулся и Линтон заторопился.

- Мне кажется, Маршалл достаточно сообразительный парень. Он поручил своим медэкспертам поработать над тем, что осталось от тела. И оказалось не совсем похоже на Крейга, сэр. Он был излишне тяжеловат. А потом ещё мотороллер его шурина. Его нашли. Точнее то, что от него осталось. Он был уничтожен в окрестностях Йорка.

- Уничтожен?

- Взорвался бак с горючим, сэр. Повезло, что удалось установить номер шасси.

Лумис что-то проворчал.

- Маршалл думает, что шурин погиб в автомобиле. Крейг иногда давал тому кое-что из своей старой одежды, что могло привести к ошибке при опознании тела. Он считает, что Крейг добрался на мотороллере до Йорка, а оттуда двинулся поездом.

- Куда? - спросил Лумис.

- Возможно, в Лондон, сэр.

- А возможно, что в Тимбукту, - буркнул Лумис. - Почему в Лондон?

- Вчера вечером некто по имени Лимман был избит вблизи Тоттенхем Корт Роуд, - сообщил Линтон. - Сейчас он находится в больнице королевы Александры, где ему придется провести некоторое время. Для него будет счастьем, если он когда-нибудь сумеет стать отцом.

- Это все гангстерские разборки, - отмахнулся Лумис. - Это дело для воскресных газет.

- Лимман - крепкий парень, - сказал Линтон. - В помощниках у него было ещё двое парней. Полагают, они тоже были крепкие ребята. Они вышли из клуба с четвертым мужчиной и девушкой. Этот четвертый элементарно расправился с ними. Ему понадобилось для этого всего лишь пять ударов и примерно тридцать секунд. После этого он исчез вместе с девушкой.

- Деловой парень, - заметил Лумис.

- По приметам это может быть Крейг, - сказал Линтон.

Лумис возразил:

- А почему? Потому что он справился с тремя парнями? И вы могли бы это сделать. Даже Грирсон может. А что касается примет, то по ним вы оба можете выглядеть, как Крейг. Может оказаться, что это Грирсон приятно провел вечерок и просто слишком скромен, чтобы рассказать нам об этом.

- Сэр, - сказал Линтон. - Я не смог бы справиться с этими тремя. По крайней мере, я не смог бы сделать этого в одиночку. Они были профессионалами. Причем хорошими профессионалами. Может быть, Грирсон смог бы с ними справиться...

- Это очень любезно с вашей стороны, - сказал Грирсон.

- Они первые на него напали. Но на этом парне не осталось даже отметины. И они его испугались. А Лиммана испугать нелегко.

- Как он это сделал? - спросил Грирсон.

- Главным образом приемами дзюдо, - ответил Линтон.

- А у Крейга черный пояс, - заметил Грирсон.

- Хорошо, - сказал Лумис. - Посмотрим не удастся ли вам найти девушку и поговорить с ней. Только если это действительно был Крейг, то ради Бога, будьте осторожны. Мне бы не хотелось, чтобы вы его насторожили.

- Вы не хотите, чтобы мы привели его сюда, сэр? - переспросил Линтон.

- Я хочу, чтобы вы попросили его прийти сюда, - сказал Лумис. - Я хочу, чтобы вы вежливо его попросили. Так будет лучше и для вас. Плохо, если он начнет вас колошматить. Людям нравится думать, что мы супермены. Он взглянул на них с презрительной ухмылкой. - Все в порядке. Приступайте.

Филиппу Грирсону было тридцать семь лет. Черные волосы, голубые глаза и склонность к лени, которая неожиданно могла превратиться в жестокую ярость - все это делало его необычайно привлекательным для женщин. Бывший капитан морских командос прекрасно стрелял из пистолета и обладал быстрым и изобретательным умом. Он глубоко и страстно верил в важность и необходимость работы, которую он выполнял достаточно хорошо, чтобы заставить Лумиса относиться к нему с недоброжелательным уважением. Более того, до настоящего момента он всегда выполнял задания и при этом убил трех человек. К своему ужасу Лумис обнаружил, что он начинает на него полагаться.

Линтон очень мало знал о Грирсоне, причем совершенно не знал о том, что тот убивал. Это было делом Лумиса - следить за тем, чтобы такие вещи оставались неизвестны, и он блестяще справлялся со своим делом. Вот почему он руководил специальным подразделением уже девять лет, и причем со стороны правительства ему не задавали лишних вопросов.

Линтон, как и все остальные в специальном подразделении, знал, что слово "специальный" означает широкую область чрезвычайной активности. Где-то на книжной полке в его доме в Пимлико между книгой Стоуна "Учебник права" и книгой Мориарти "Полицейский закон" стоял словарь, в котором слово "специальный" определялось как "один из других, особый, характерный, высочайшего качества, специально выделенная вещь или лицо". Линтон очень хорошо знал, что Грирсон соответствовал всем этим определениям, но он также знал, что с ним легко работать и маловероятно, что он станет суетиться и нервничать.

Они отправились в клуб, где побывал Крейг, "Лаки севен", на машине Грирсона, старой "лагонде", потребление бензина которой приводило к бесконечным стычкам Грирсона с налоговым управлением и которая время от времени вызывала почтительные приветствия со стороны наиболее консервативных полицейских. Когда они подъехали, на поле битвы было спокойно, зеваки отсутствовали, а клуб как всегда начал работать после обеда. Линтон показал свое удостоверение скучавшей официантке, чья скука моментально исчезла, когда она поняла, что нашла новую аудиторию для своих рассказов.

Линтон и Грирсон слушали её с деланным безразличием профессионалов и в результате услышали как выглядел и как был одет человек по имени Рейнольдс, который выпил огромное количество виски, а затем попытался протрезветь с помощью кофе. Когда они попросили официантку поточнее описать его, та сказала, что он был симпатичный парень, а когда речь зашла о деталях, заявила, что он был, пожалуй, похож на Грирсона, только не такой темный. Грирсон как всегда остался доволен оценкой своей внешности; Линтон полагал, что парень представлял немалую угрозу, но, также как и Грирсон, умел маскировал это.

После того, как Линтон ей пригрозил, а Грирсон постарался сыграть на её симпатиях, официантка очень неохотно сказала им, где живет Тесса. Затем появился управляющий клуба, провел их в свой кабинет, налил виски и долго говорил о мирном и законопослушном характере членов клуба, отметив, что во всем был виноват неизвестный гость. Окно, в которое он наблюдал за конфликтом, находилось справа от его стола; телефон, которым он не воспользовался, чтобы сразу же вызвать полицию, стоял перед ним. Линтон обратил на это его внимание и управляющий настойчиво подчеркнул свой такой же мирный характер, как и у остальных членов клуба, и отметил, что он был настолько потрясен жутким зрелищем, что совершенно потерял способность к действиям и фактически потерял сознание. Грирсон и Линтон выпили ещё его виски, а затем отправились звонить Тессе Харлинг.

А та в этот момент, аккуратно причесанная и весьма симпатичная в своем нейлоновом халатике, сидела у себя на кухне и смотрела, как Крейг уничтожает прекрасно приготовленную ею обжаренную ветчину и яичницу.

Тесса чувствовала к своему огромному удивлению, что она влюбилась в этого человека. Вчера вечером она наблюдала, как он дрался с одним из величайших подонков и искалечил его именно в том месте, где тот и заслуживал. Тесса знала, что он это сделал, защищая себя, не думая о её присутствии и даже не интересуясь этим, но тем не менее она полюбила его. Он был опасен и самостоятелен, и почти наверняка он был преступником. Но ей не было до этого никакого дела.

Скоро, вероятно очень скоро он покинет её, так как она недостаточно умна или недостаточно привлекательна, а ещё потому, что он живет тайной жизнью, как и должен жить человек, за которым охотятся. И с этим ничего не поделать. Она видела, как он дрался, видела ту ужасную энергию, которой он обладал, его умелое искусство разрушения. Куда бы не направился Крейг, он всюду понесет с собой опасность, как бомба, но до тех пор, пока он позволит, она будет следовать за ним.

Крейг закончил завтрак и предложил ей сигарету.

- Все было очень вкусно, Тесса, - сказал он. - Это, пожалуй, самая вкусная моя еда за последние недели.

Он благодарно улыбнулась ему, но его глаза продолжали оставаться холодными и настороженными. Она уже поняла, что он думает, как лучше её оставить и исчезнуть.

- Мне хочется помочь тебе. Я хотела бы, чтобы ты остался, - сказала она.

"- Даже вчера вечером, - думала она, - когда он был пьян, причем странным образом, в то же время полностью себя контролируя, я бы не могла оставить его одного, я должна была последовать за ним, не обращая внимания на Майка, который так много на меня тратил и который мне действительно очень нравился. Но я не могла о нем даже думать. Этот человек стал для меня всем."

- Они пойдут по моим следам, - сказал Крейг. - Они попытаются убить меня.

Она ни на мгновение не усомнилась в том, что он сказал.

- Кто?

- Есть такие люди, которым не нравится дело, которым я занимаюсь.

- Ты имеешь в виду бандитов, да? - спросила она.

- Нет. - сказал он. - Это не бандиты. Это убийцы. Это лучшие убийцы из живущих на свете. Они должны быть такими. Дело в том, что у них очень большая практика.

- Но они не смогут узнать, что ты здесь, - возразила она.

- Зато может узнать полиция, - сказал он. - А им останется только последовать за ней.

- Никто не видел, как ты пришел сюда, - сказала она. - Люди постоянно приходят сюда и уходят. Милый, здесь ты будешь в безопасности. У меня есть деньги...

- У меня тоже есть деньги, - ответил он. - Я богатый человек, Тесса.

- Тогда ты можешь уйти отсюда, - сказала она. - Куда угодно.

Он пожал плечами.

- Все думают, что я уже мертв, - сказал он. - Но я не знаю, поверили они в это или нет. Если я сейчас уеду и полиция нападет на мой след, то и они тоже найдут меня.

Он подумал о расследовании.

"- Если они опознают Чарли, если бедная Элис придет в себя и расскажет полиции, что он собирался ехать на автомашине, а я в это время был в саду, то они опять найдут меня. Но они уже и сейчас могут знать, что им и на этот раз не повезло. Возможно, они меня уже ищут. Я не могу позволить себе уехать."

Она видела, как страшно устал Крейг, когда он продолжил:

- Тебе лучше не впутываться во все это. Преследуя меня, они убьют и тебя. Вот что я имею в виду. Каждый раз, когда они пытаются добраться до меня, умирает кто-нибудь другой. Однако это не означает, что они не попытаются снова.

Он протянул к ней руку и она почувствовала его сильные пальцы на своей теплой коже. В его руках было желание, но ещё в них чувствовалась и дружба, и нежность, и прощание, не только по отношению к этой девушке, но ко всему теплу и нежности жизни, которыми он не мог воспользоваться.

- Мне хотелось бы остаться, - сказал он.

Тогда она поцеловала его, прижалась к нему, ей хотелось, чтобы он любил её, и она прижималась до тех пор, пока он не ответил ей с такой страстью, которая не уступала её собственной.

Когда зазвенел дверной звонок, они все ещё тесно сжимали друг друга в объятиях, стараясь не обращать внимания на его звук, но тот продолжал звенеть и звенеть, пока она не почувствовала, как рука, лежавшая на её плече, шевельнулась и приподняла её подбородок так, что она могла взглянуть в его глаза, вновь настороженные и жестокие.

- Нет, - прошептала она. - Нет. Поверь мне. Я не могла...

Наконец он сказал:

- Я тебе верю. Узнай, кто это.

Когда она направилась к двери, он быстро и молча вскочил, сложил тарелки в раковину и спрятал свои вещи. А когда она вернулась, у него в руках был автоматический пистолет.

- Это полиция, - сказала Тесса. - Мне придется их впустить.

- Очень хорошо, - кивнул он. - Открой и постарайся задержать их в гостиной. И, ради Бога, постарайся выглядеть возмущенной. Ты же платишь налоги!

Он снова проскользнул в кухню, а звонок все звенел, и она открыла дверь. Ленивое обаяние Грирсона сразу смыло под напором её гнева.

- Какого черта вам нужно? - спросила она. - Я только что встала.

- Мисс Харлинг? - спросил Линтон.

- Да, - ответила Тесса. - А кто вы такие?

Линтон представил себя и Грирсона.

- Можем мы войти? - спросил он.

- А вы считаете, что должны это сделать?

- Это важно. Это очень важно - для вас, - сказал Линтон.

- Очень хорошо, - кивнула она. - Проходите.

Они прошли в гостиную и Тесса постаралась сдержать себя, чтобы не взглянуть в сторону кухонной двери.

Линтон начал с места в карьер:

- Вчера вечером вы видели драку.

- Почему вы считаете, что я её видела?

- Ну, не нужно так, - сказал Грирсон и предложил ей сигарету. Тесса отрицательно покачала головой.

- Все в "Лаки севен"вас видели, - продолжал Грирсон. - Вы вышли вместе с человеком по имени Лимман и двумя его громилами, которые считали себя крутыми парнями. С вами вышел ещё один человек. Мистер... - Он щелкнул пальцами.

- Вы помните как его зовут?

- Да, - сказала она. - И вы тоже. Это был Рейнольдс.

- Вы видели, что он сделал с другими тремя?

- Совершенно верно. Я видела, что он сделал.

- Куда вы направились после этого?

- Я вернулась сюда.

- Вместе с мистером Рейнольдсом?

- Вы шутите, - сказала она. - После всего того, что он сделал с Эдди Лимманом? А представьте, что он проделал бы тоже самое со мной?

- А почему он должен был так поступить? - спросил Грирсон. - Вы же не похожи на Эдди.

- Нет. И я не дралась с ним.

- Люди говорят, что вы уехали вместе с ним, - сказал Линтон.

- Люди могут сказать что угодно, - ответила Тесса. - Мы вместе вышли на Тоттенхем Корт роуд, и там он меня покинул.

- Вы ему не понравились?

- Я могла ему и не понравиться, не так ли?

- Тогда почему произошла его стычка с Лимманом?

- Люди вроде него не нуждаются в поисках каких-то причин.

- Что вы имеете в виду, когда говорите "люди вроде него"?

- Сумасшедшие, - сказала Тесса.

- Вы думаете, он сумасшедший?

- Он должен быть сумасшедшим. А вы знаете, почему он это сделал?

Грирсон покачал головой.

- Потому что Лимман хотел, чтобы он поехал с ними на вечеринку, а он захотел уйти домой. Он едва не убил всех троих. Не иначе как он сумасшедший.

- Домой? - спросил Линтон.

Тесса подумала, что должна быть более осторожной.

- По крайней мере, он так говорил.

- Вы имеете в виду, что он живет в Лондоне?

- Этого он не сказал, - ответила Тесса.

- Но он должен был это сделать, не так ли? Или в любом случае это выглядело так, словно он намерен остаться здесь.

Тесса промолчала.

- Он не говорил, кто он такой?

- Бухгалтер, - ответила она.

- Бухгалтер? - воскликнул Грирсон. - Он один искалечил Лиммана и двух его телохранителей.

- Может быть, он брал уроки бокса?

Вмешался Грирсон:

- Вы наверно не могли наблюдать все достаточно близко. Он ударил Лиммана и расшвырял остальных. Когда он их бил, это было похоже на такое движение?

Он провел рукой в воздухе, демонстрируя рубящий удар каратиста.

- Это было похоже на такое движение, не так ли?

Тесса усмехнулась:

- Вы ведь крепкий человек, не так ли? - Она повернулась к Линтону. - И вы тоже вроде бы не из слабаков. Но вы лучше поостерегитесь этого человека. Он справится с вами обоими.

- Вы очень уверенно это говорите, - заметил Грирсон.

- Я видела его, - ответила Тесса.

- Но после этого вы его не видели?

- Да, вы правы.

- Парень, которого зовут Даймонд - это ваш приятель, не так ли? спросил Грирсон.

Тесса кивнула.

- Он, кажется, подумал, что вы влюбились в этого...Рейнольдса.

- Если он так подумал, то он не прав, - сказала Тесса. - Кроме того, он был пьян.

- Так что если мы осмотрим вашу квартиру, то не найдем здесь этого парня?

- Конечно нет.

- Понимаю, - улыбнулся Грирсон, используя все свое обаяние.

- Ну, в таком случае, мисс Харлинг, будет лучше, если мы все-таки взглянем, конечно, исключительно ради вашей собственной безопасности. Я имею в виду, что такой парень, как этот, может вломиться к вам в любое время, и как вы сами сказали, он сумасшедший и никогда нельзя заранее знать, что сделает сумасшедший.

Говоря все это, Грирсон вышел в холл, а затем открыл дверь в кухню прежде, чем Тесса успела его остановить. Кухня была пуста. Тесса заставила себя протестовать, когда он принялся осматривать её спальню и ванную комнату, однако закончив, он повернулся к ней, излучая полное благодушие.

- Ну, вот и все, мисс Харлинг, - сказал он. - Вам совершенно не о чем беспокоиться. Вы находитесь в полной безопасности.

- Конечно, - сказала Тесса. - Я же вам сказала, что здесь никого нет.

- Ну, это в общем-то неважно, мисс, - сказал Линтон. - Ведь это вы попросили нас осмотреть квартиру, разве не так? Мы же не можем делать такие вещи без соответствующих документов, однако, если нас попросят...

Тесса глубоко вздохнула и Грирсон с удовольствием наблюдал, как от волнения приподнялась у неё грудь.

- Убирайтесь, - бросила она.

Грирсон вздохнул.

- Если вы настаиваете. Мы, полицейские, привыкли к неблагодарности. Послушайте, мисс Харлинг, если вам придется снова увидеть Рейнольдса...

- Я его не увижу, - сказала она.

- Жизнь ведь иногда выкидывает очень неожиданные штуки. Если так случится, что вы нечаянно столкнетесь с ним, попросите его позвонить мне, будьте так добры! - Он написал номер телефона на страничке из блокнота и протянул ей. - Скажите ему, что он сможет позвонить по этому номеру в любое время. Вы можете сказать ему, что мы знаем все о парне по имени Раттер. И ещё скажите, что мы можем ему помочь. Мы хотим помочь ему. Посмотрите, я все это написал.

- Почему вы так беспокоитесь? - спросила Тесса.

- Это не беспокойство, - сказал Грирсон. - Он ведь симпатичный парень, не так ли?

- Он был пьян, - сказала Тесса. - А потом он дрался. Не имеет значения, как он выглядел.

- Вы имеете в виду - для него?

- Для кого бы то ни было, - сказала она. - Он выглядел как человек, уверенный в себе.

После этого они ушли, а Тесса заперла дверь и побежала посмотреть, куда он спрятал чемоданы. Один из них был открыт и пуст. Она немного всплакнула и стала мыть тарелки. Снаружи на улице Грирсон с отвращением рассматривал убогую имитацию кирпичной коробки под дом времен короля Георга.

- Я думаю, что мы упустили его, - сказал он. - Ты же видел постель? И тарелки после завтрака? Я думаю, что это был он.

- Быстрая работа, - сказал Линтон.

- Ты забываешь обстоятельства. Этого не следует делать. Всегда следует учитывать обстоятельства. Посмотри. Она вполне самостоятельная девушка. И она одинока - ей надоела её собственная компания и её собственные друзья и она плывет по течению - встречает не очень подходящих людей вроде Лиммана. Она не проститутка, но он относился к ней, как к проститутке, и она знает о его репутации. Она знает, что он сделает, если она будет ему противоречить. Потому она и не противоречит. Она подчиняется правилам и надеется на чудо. И вот она получает это чудо. Рыцарь со сверкающим мечом. Спаситель несчастных девиц. С кем ещё она легла бы в постель? Он Робин Гуд, сэр Галахер и Молодой Локинвар, все вместе взятые в одной великолепной шестифутовой упаковке. "Он выглядел как человек, уверенный в себе" сказала она. "Не имеет значения, как он выглядел", - сказала она. - Бедная девочка попалась на крючок.

- А Крейг? Если Рейнольдс и есть Крейг?

- Он понимал, что она чувствует, - сказал Грирсон. - А ему нужно жить. Ну, а сейчас он уже за много миль отсюда. Но даже если он не сделал этого, то нам лучше всего вернуться назад.

Они обследовали все здание этаж за этажом, а затем снова вернулись к квартире Тессы. Она сразу же открыла дверь и когда увидела их, то её лицо помрачнело.

- Вы, кажется, разочарованы, - заметил Грирсон.

- А вы можете в чем-то меня упрекнуть? - спросила она, но не сделала никакой попытки остановить их, когда они снова начали осматривать квартиру.

- Вы все ещё намерены утверждать, что его не было у вас вчера вечером? - спросил Грирсон.

- У вас отвратительная манера разговаривать, - сказала Тесса.

- Нет, - ответил Грирсон. - Только не при исполнении служебных обязанностей. Вы же были вдвоем в постели. Это факт, мисс Харлинг. Просто факт. И кто же был этот второй?

- Я не помню, - сказала Тесса. - У меня очень плохая память...на лица.

- Вы не умеете притворяться, - сказал Грирсон. - У вас это не получается.

Тесса покраснела.

- Скажите Рейнольдсу, что я хочу увидеться с ним. Я хочу, чтобы он остался в живых, - сказал Грирсон.

После этого они опять ушли, а Тесса убрала постель, проглотила пару таблеток и уснула. Полчаса спустя Крейг вернулся в квартиру, посмотрел на спящую девушку и сел, решив подождать, пока она проснется. Через три часа она пошевелилась, через четыре часа открыла глаза и увидела, что он смотрит на нее.

- Тебе не следовало... - сказала она. - Эти полицейские. Они один раз уже возвращались...

- Один из них все ещё околачивается снаружи, - сказал Крейг. - Теперь они будут следить за тобой. Я же говорил, что случится что-нибудь подобное.

- Но я сказала им именно то, что ты велел...

- Тот брюнет, которого зовут Грирсон, - сказал Крейг. - Он неплохой полицейский. Он сообразил, что я был здесь.

- Мне очень жаль, - кивнула Тесса. - Я не смогла скрыть этого.

Крейг пожал плечами.

- Это не имеет значения. Когда они пришли, я как раз собирался уходить. Я забрал свои деньги и ушел, пока вы разговаривали. Перед тем как снова вернуться сюда, они обыскали все здание. Разве ты не знала этого? Грирсон достаточно умен. Но в его распоряжении не было достаточного количества людей, чтобы проделать эту работу надлежащим образом. Тем не менее он должен был бы обследовать служебный лифт. - Он усмехнулся. - К счастью для меня он не сделал этого. Все то время пока мы играли в в прятки, я размышлял над тем, что же я должен теперь делать, и каждый раз приходил к одному и тому же выводу. Я больше не хочу оставаться один. Если мы сделаем все правильно, то сможем исчезнуть отсюда. Во всяком случае на это есть определенный шанс. В любом случае, Тесса, ты чертовски рискуешь.

- Я не против, - сказала она. - Честное слово. До этого моя жизнь не была такой уж прекрасной.

- И если дела пойдут плохо, я могу снова оставить тебя.

- Я возьму то, что удастся, - сказала она и притянула его к себе.

В этот раз они занимались любовью со всей полнотой и страстью, которые были близки к отчаянию, и когда они кончили, Крейг без всякого страха крепко уснул. А снаружи Линтон продолжал наблюдать, злился и страстно мечтал о возможности снять осаду. Крейг мог быть уже за много миль отсюда, но даже если это было не так, то с какой стати он должен сдаваться Грирсону? Даже если он сделает это, почему он должен помогать Лумису? Он переступил с ноги на ногу, покосившись на мрачное облако, тяжелое от собиравшегося дождя. Грирсон в каком-то смысле рассуждал правильно, но когда подходило время делать скучную работу, он всегда исчезал. .

Глава 8

Брейди отправился в больницу во всем великолепии вечернего костюма. Он надел все орденские колодки, в том числе Военный крест, Звезду Северной Африки, медали за кампанию в Италии и Нормандии. Кроме того он приколол большой значок, купленный когда-то в доках, который предупреждал: "Девушки, будьте осторожны" и на котором большими красными буквами было написано "Я шесть месяцев был в море". Брейди намеревался отправиться на бал, который устраивался в больнице, уступая угрозам и просьбам последней из своих жен, но тем не менее выразив свой протест. По дороге на бал он позвонил в больницу, чтобы убедиться, что никто из пациентов не испортит ему вечер. Он намеревался сказать кое-что майору...У него были все шансы на это, хотя миссис Крейг все ещё находилась без сознания.

- Прошло одиннадцать дней, и она за это время не произнесла ни слова, - сказал он ночной сестре. - Две недели назад вы могли поставить сто против одного, что такого никогда не случится. Так что пока вы живы, никогда не опорожняйте второй ночной горшок.

Ночная сестра фыркнула, и Брейди, решивший любой ценой произвести впечатление, похлопал её ниже талии.

На танцах он встретил Томаса, полицейского хирурга, которому поставил виски и стал рассказывать, как неудачно устроена жизнь, потому что миссис Крейг лежит себе и помалкивает, тогда как её муж вместо того, чтобы радоваться этому, уже давно на том свете. Томас, который был холостяком и не слишком привык к виски, в ответ заметил, что Крейг может радоваться молчанию своей жены, если ему это нравится, но что тот оказался настолько черств и бесчувствен, что даже не поинтересовался состоянием своей жены, хотя она могла умереть.

Когда Брейди узнал, что Крейг все ещё жив, он заказал ещё виски, так что к полуночи об этом знал уже и Пресс. Пресс был круглолицым озабоченным молодым человеком, посланным местной газетой, чтобы правильно записать фамилии, достаточно застенчивым, чтобы отказаться от дармового пива, однако набравшимся храбрости подойти к Брейди и спросить, что означает его значок, и воздержавшимся от этого, начав бесстыдно подслушивать, когда было упомянуто имя Крейга. На следующий день оказалось, что круглолицый озабоченный молодой человек является корреспондентом общенациональной ежедневной газеты на северо-востоке и его репортаж появился на первой полосе.

Это стало началом большой карьеры. Еще где-то круглолицый озабоченный молодой человек услышал, что Крейг был в Танжере, и максимально это использовал. Из лабиринта намеков возникла история о благородном и романтическом преступлении, в которой Крейг, избежав смерти, каким-то образом вернулся на родину, чтобы встретиться с теми, кого он знал как своих безжалостных врагов. И репортеры снова отправились на север. Одного из них послала газета "Оссерваторе романо", другого с фоторепортером журнал "Шпигель". Внезапно появились два француза, заявивших, что не принадлежат к какой-либо определенной редакции.

Маршалл пришлось снова встретиться со своим шефом. Он уже встречался с доктором Томасом, беседа с которым оказалось очень нелегкой. Люди из специального подразделения прилагали огромные усилия, чтобы избежать утечки информации, и шеф дал слово, что будет им содействовать. Маршалл постучал в дверь шефа и вошел, услышав громогласное приглашение.

В комнате находился ещё один человек, толстый рыжеволосый мужчина с заметными признаками седины, его огромные ягодицы свисали с сидения жесткого деревянного стула. Толстяк с явным неудовольствием покосился на Маршалла, а потом хмуро взглянул на шефа.

- Это и есть тот парень? - спросил он.

- Да, это детектив инспектор Маршалл, - ответил тот.

- Выглядит вполне прилично. Он похож на парня, у которого есть идеи в голове. Хорошие идеи, - добавил толстяк с ещё более хмурым видом.

- Ты все сделал очень хорошо, сынок, но теперь тебе следует оставить это дело.

Шеф сказал:

- Этот джентльмен из контрразведки. Боюсь, тебе придется делать то, что он скажет.

- Но я же знаю, что я прав. Я могу это доказать. Я получил отчет доктора Томаса.

- Ну, конечно, ты прав, - кивнул толстяк. - Видишь ли, трудности состоят в том, что это дело стало слишком широко известным.

- Но при расследовании все непременно выплывет наружу, - сказал Маршалл.

- Это спорный вопрос, - сказал толстяк. - Очень спорный. Я должен попросить вас вести себя разумнее при расследовании; поверьте мне, я должен это сделать. Дело складывается таким образом, что я намерен попросить вас отложить это дело. Я также хотел бы попросить вас отказаться от вашего заявления, что Крейг все ещё жив.

- Но какого черта мне это делать? - спросил Маршалл.

- Потому что если вы не сделаете этого, то его не будет в живых, сказал толстяк, - а у меня есть кое-какая работа для Крейга. Не очень приятная, но очень важная небольшая работенка. И он не сможет её выполнить, если будет мертв. Как же он сможет это сделать?

- А как насчет шурина Крейга?

- Он мертв, сынок. О нем нечего беспокоиться.

- А относительно миссис Крейг? Предположим, что она поправится? спросил Маршалл.

- Она не сделает никаких публичных заявлений до тех пор, пока Крейг не выполнит свое задание.

- И я должен отказаться от ведения дела? - спросил Маршалл.

- Я думаю, что тебе придется сделать это, если только ты не большой мастер врать. Ты хорошо соображаешь, меня это восхищает, и я с уважением отношусь к твоей воле и прочим способностям-ведь дело оказалось бы для меня довольно сложным, не приди ты к мысли, что Крейг жив. Но теперь это может стать известно всем, особенно если ты все не опровергнешь. Но если опровергнешь, это нужно сделать убедительно. Официально ты будешь выглядеть несколько неловко, но неофициально окажешь себе небольшую, но важную услугу. Твой шеф сказал, что ты сумели сообразить, на что способен Крейг. Ну а сейчас сложилась такая ситуация, что Крейг может оказаться весьма полезным нашей стране. Видишь ли, он обладает весьма специфическими знаниями. Твоя голова нам изрядно помогла, сынок. Боюсь, что теперь тебе придется отступить.

- A что относительно доктора Томаса?

- Я поговорю и с ним, - сказал толстяк. - Но Пресс будет ходить за вами по пятам.

- Хорошо, - кивнул Маршалл, - я откажусь от своего заявления.

- Это очень разумное решение, сынок, - сказал толстяк.

Теперь он стал добродушным и расслабленным, как это бывает с толстяками, но таких холодных и беспощадных глаз Маршаллу никогда в жизни видеть не приходилось.

Маршалл и доктор Томас провели следующие два дня, стараясь или избегать репортеров, или направляя их по ложному следу и предоставляя тем возможность теоретизировать, не имея никаких фактов, или стараться как-то использовать коматозное состояние миссис Крейг и фотографию Чарли Грина. Никакие взятки или угрозы не помогли достать фотографию Крейга. Два французских репортера посетили контору "Роуз Лайн" и задали такое множество вопросов, что довели мисс Кросс до слез, а сэра Джеффри до состояния тихого бешенства. Когда он пригрозил, что вызовет полицию, они оставили его в покое. Поскольку его оставили в покое, а мисс Кросс продолжала плакать, то сэр Джеффри не стал вызывать полицию.

В общем все обошлось. Французы убедились в его полной непричастности и не видели причин, почему он должен был умереть.

Репортеры вернулись обратно в Париж, а оттуда следующим самолетом вылетели в Ниццу. В аэропорту их поджидал черный "ситроен", и они немедленно отправились в здание неподалеку от площади Массены. Оба с удовольствием грелись на ярком солнце; в Англии было холодно, а они любили средиземноморское тепло...

Войдя внутрь, им пришлось трижды предъявить свои удостоверения личности, прежде чем они смогли попасть к человеку, с которым собирались встретиться; тот был в оливково-зеленой рубашке со знаками различия полковника французской армии и спортивные брюки; при этом телохранитель сидел здесь же и рассматривал их, держа в руках автомат "стен", а у его ног сидел эльзасский дог, который часто и тяжело дышал и, как и хозяин, внимательно и настороженно смотрел на них, готовый по первому слову броситься и убить.

Сен-Бриак сидел очень спокойно, сдерживая себя страшным усилием воли, выдаваемым лишь безумным блеском его светлых глаз. Он выглядел очень худым и тем не менее сильным, причем это была не физическая сила, а сила фанатика. Даже его безмятежность достигалась исключительно в силу того, что он был не способен к жалости и состраданию. Беспредельная физическая боль и даже сама смерть были для него всего лишь средствами достижения результата и ничем иным.

Один из репортеров доложил:

- Мы думаем, что Крейг все ещё жив.

- Что заставляет вас так думать?

Голос полковника был таким же безмятежным, как и его лицо, но он прекрасно понимал: если Крейг остался в живых, то проваливалось одно из самых важных его дел.

- Английские репортеры считают, что полиция лжет, когда утверждает, что он мертв, но не знают, почему она так делает.

- Вы думаете, что полиция прячет его? - спросил полковник.

- Пожалуй, нет. Они его все ещё ищут. Им помогает в этом специальное подразделение Скотланд-Ярда. Это люди, которые имеют дело со шпионажем.

- Я не знал этого, - буркнул полковник, репортер покраснел и заторопился: - Один из них, детектив инспектор Линтон был в доме Крейга. И ещё он посетил местную полицию.

Полковник кивнул и откинулся в кресле, телохранитель мягко сказал что-то собаке. Только после этого оба репортера осмелились подняться, чтобы уйти. Когда они вышли, полковник нажал кнопку на своем столе. Почти тотчас дверь распахнулась, сторожевой пес вскочил, шерсть у него на загривке встала дыбом, но он тут же снова сел, увидев другого человека в оливково-зеленой форме, капитана с золотистой кожей и русыми волосами, симпатичного молодого человека с прекрасными и глуповатыми голубыми глазами.

- Роберт, - сказал полковник, - Крейг все ещё жив.

Капитан начал было протестовать, но полковник вновь заговорил и тот замолчал.

- Он жив, - повторил полковник. - Если бомба кого-то и убила, то не Крейга. Ну, а теперь он исчез - и английская полиция его ищет. Этим занимается специальное подразделение Скотланд-Ярда. Они превосходные специалисты по розыску людей. Я думаю, что мы должны позволить им сделать это, а когда они добьются успеха и найдут его, Крейг умрет. И на этот раз мы будем совершенно уверены, что он мертв.

- Кого я должен послать? - спросил капитан.

- Каделла может попытаться снова, - сказал полковник. - Это его шанс искупить свою вину. И на этот раз с ним поедет Пучелли. Крейг теперь о нас знает и он слишком хорош для любого из нас. Даже для вас, Роберт.

Капитан нахмурился.

- Я поеду сам, - сказал он.

- Нет, - ответил полковник, - ты нужен мне здесь.

Он показал на дверь и охранник вышел.

- Нам нужны дополнительные средства, Роберт. И ты так хорошо умеешь их добывать! Ты такой большой, белокурый и мужественный - какая старая дама сможет тебе отказать? Нам нужны деньги, Роберт. На Ближнем Востоке слишком спокойно. В Маскате, Омане, Адене - всюду спокойно. Англичане должны сражаться точно также, как мы сражаемся в Алжире. Наступило время поработать со старыми дамами.

Капитан вытянулся по стойке смирно, лицо его было настолько несчастным, что полковник расхохотался.

- Быть любезным со старыми дамами - это тоже очень важное дело, сказал он. - Без денег мы ничего не сможем. Даже привести в исполнение приговор Крейгу тоже стоит денег. Добудь мне денег, Роберт, и я найду тебе другую работу. Такой работы великое множество. Пожалуй, её даже слишком много.

Однако это не спокойная работа. Мы должны удержать Алжир. Это часть Франции. Если мы не удержим его, то для этого будет только одно извинение. Что я имею в виду, Роберт?

- Мы все будем мертвыми, - сказал капитан. Он сказал это без всякого мелодраматизма; это была просто констатация факта.

- Это не должно случиться, - кивнул полковник. - Обещаю тебе, этого не произойдет. Особенно если мы получим те деньги, что мне нужны. А кроме того, когда ты закончишь работу, у тебя всегда под рукой твой симпатичный англичанин... - Капитан опять попытался протестовать и опять немедленно замолчал, когда вновь заговорил полковник.

- То, что ты гей, не имеет для меня ни малейшего значения, - сказал он. - Но будь осторожен, Роберт. Это не должно стать широко известным, ты меня понимаешь?

- Да, сэр.

- Тогда можешь идти.

Когда Роберт вышел, полковник отпер ящик стола и достал оттуда список. Имя Крейга там было тщательно вычеркнуто красными чернилами. Там же были Ланг и Раттер. Тщательно и аккуратно полковник вписал Крейга снова.

Капитан Роберт Ля Валере снял свои знаки различия и вышел на площадь Массены. Худощавый брюнет в желтой шелковой рубашке, узких спортивных брюках и желтых сандалиях, с бутылкой красного вина, сидел перед кафе, щурился на солнышке и хмуро поглядывал на здание, перед ним стояла нетронутая выпивка.

В уме он вновь и вновь повторял слова, написанные на дощечке у двери: "Общество решения алжирской проблемы. Президент: полковник де Сен-Бриак" и каждый раз добавлял непристойности, которые не очень подходили к желтой шелковой рубашке, бутылке красного вина и узким спортивным брюкам. Затем он увидел Роберта и его хмурого вида как не бывало. Для Роберта у него всегда была наготове улыбка. Может быть, когда-нибудь он и предаст Роберта, но только для его же собственного блага. Он обожал Роберта. Капитан протянул ему руку, он схватил её в ладони и долго не мог отпустить.

В квартире Тессы Крейг легко приспособился к новому образу жизни: тренировался по системе, которой его научил Хакагава, занимался любовью с Тессой, разговаривал с ней, слушал её бесконечные рассказы о жизни. Сначала медленно, а потом со все быстрее и сильнее он позволил себе поддаться влиянию другого человека, начал устраивать свою жизнь в соответствии с представлениями другого человека. Это изменило его куда больше, чем борода, которую он начал отпускать.

Когда она вернулась домой с газетой, он не стал спорить. Было лучше, чтобы она знала, кто он такой. Такое знание дало ей огромную власть над ним, но попытайся она воспользоваться ею, ему было бы лучше умереть. Она слишком хотела его; совершенно ясно, что она никогда бы не решилась навредить. Соберись он связать свою жизнь с другим человеком, и она и он подвергались бы огромному риску, но не сделай он этого-оставался лишь долгий период страха и одиночества, прежде чем по примеру Баумера и Раттера он сумел бы создать новый облик, неизвестный его преследователям.

Единственное, что спросила Тесса:

- Я полагаю, ты женат?

Он кивнул.

- Ты ведь не очень любил её, правда?

- Нет, - сказал он. - По крайней мере, не очень долго. Я старался. Она не слишком помогала мне в этом, но я старался. Тебя беспокоит, что я женат?

- Я давно не мечтаю о цветах флердоранжа, - сказала Тесса. - И надеюсь, что с ней все будет в порядке.

- Я тоже надеюсь, - кивнул Крейг. - Она пострадала из-за моей ошибки. И вдобавок осталась одна. У меня была возможность помочь ей, но я просто сбежал. Если что-то случится с тобой, это тоже будет моя ошибка.

Зазвонил телефон и она взглянула на Крейга, спрашивая его разрешения, прежде чем поднять трубку.

- Не слышали вы чего-нибудь о своем сэре Галахаде? - спросил Грирсон.

- О ком?

- О том парне, который уложил Лиммана. Он ещё не заглядывал к вам?

- Вы имеет в виду Рейнольдса? Я должна заглянуть в свою записную книжку, - сказала Тесса.

Грирсон вздохнул.

- Скажите ему, чтобы он позвонил мне, - и повесил трубку.

Тесса начала было говорить до того, как опустила трубку на рычаг, но Крейг прижал палец к губам и осторожно положил трубку на место.

- Они могут прослушивать телефон. Я не думаю, что это так, но все может быть. Что имел в виду Грирсон, когда говорил, чтобы я ему позвонил?

Она отвела глаза.

- Лучше расскажи, - покачал он головой.

Тесса упрямо смотрела на него, готовая сопротивляться. Он может причинить ей боль, но для его собственной безопасности не должен знать.

- Тесса, - сказал он. - Не думай, пожалуйста, за меня. Я сам могу добраться до Грирсона, если захочу этого. Все, что мне нужно будет сделать - сказать любому полицейскому, кто я такой. Потому позволь мне узнать, что он имел в виду. Ведь в этом деле специалист я, а не ты, моя милая. Может быть, сидеть тихо на сегодня самый большой риск.

Делать было нечего и она немедленно рассказала все.

- Грирсон сказал:" - Мы знаем о Раттере - и мы можем помочь ему", сказала она и протянула номер телефона.

- Сказал он, кого он имел в виду, когда говорил "мы"? - спросил Крейг.

Она покачала головой.

- Может быть речь шла о полиции?

- Может быть, - согласился Крейг, - но я не думаю, что Грирсон из полиции.

- Кто же он тогда?

Крейг пожал плечами.

- Рыцарь плаща и кинжала, - сказал он. - Легкомысленная улыбка и стремительный удар. Один из тех, кто предпочитает затащить в постель графиню, пока другие тем временем взламывают сейфы и похищают планы. В этот раз пусть он будет поосторожней. У меня тоже неплохой удар.

- Что ты намерен делать? - спросила она.

- Любить тебя, - сказал Крейг, - чтобы ты ни о чем не спрашивала.

Но потом она опять спросила и он ответил:

- Я подумаю. Есть масса вещей, о которых я должен подумать. И когда у меня будет ответ, я тебе скажу.

Лумис снова послал за Грирсоном и тот снова сидел и тянул черный обжигающий кофе и слушал ворчание Лумиса.

- Было очень важно получить возможность поговорить с Крейгом; это могло спасти некоторых людей, - сердито ворчал Лумис, - а также позволило бы сэкономить немало работы и может быть даже деньги налогоплательщиков. Какого черта, Грирсон, вы не можете доставить его сюда?

- Я пытаюсь сделать это, сэр, - сказал Грирсон. - Линтон поставил на ноги половину всей полиции в Лондоне, бросив их на поиски Крейга. Мы наблюдаем за морскими портами и аэропортами, устраиваем периодические неожиданные проверки в поездах. Сложность заключается в том, что единственные фотографии, которыми мы располагаем, относятся к временам войны. Мы немного подправили их, но тем не менее их нельзя считать точными портретами. Вы не хотите, чтобы Линтон передал их в прессу?

- Боже мой, конечно, нет, - воскликнул Лумис, по-настоящему обеспокоенный такой возможностью.

- Будь у меня хоть малейшее представление, для чего он вам понадобился, это помогло бы, - заметил Грирсон.

- Очень хорошо, - сказал Лумис. - Вы не сможете сказать, что я не предоставил вам абсолютно все шансы. Я хочу, чтобы Крейг сделал для меня определенную работу.

Чашка Грирсона звякнула о блюдце.

- Крейг? Работу? - переспросил он.

- Не кричите, - зарычал Лумис. - Я не выношу, когда кричат. Совершенно верно, работу. А почему бы и нет? Существует только один человек, который может сделать эту работу, конечно, не считая вас. Вы можете - если вам повезет, и если я не найду Крейга, то мне придется каким-то образом использовать вас. Но я бы предпочел воспользоваться его услугами. Ему не нужно никакого везения.

- А в чем заключается эта работа? - спросил Грирсон.

- Та, которую вы начали в Ницце, - сказал Лумис. - Он просто предназначен для этого. Как по-вашему, черт возьми, где он сейчас находится?

- Не имею ни малейшего понятия, - ответил Грирсон.

- Так вот, а я знаю, - сказал Лумис. - Это примерно в миле отсюда. Он все ещё с этой Тессой. В Холланд-парке.

- Но мы дважды обыскали квартиру.

- Видимо, он оказался слишком умен для вас. Хотя это и кажется вам крайне маловероятным, не так ли? - проворчал Лумис.

- Вы хотите, чтобы я пошел и проследил теперь за ним?

- Нет, - сказал Лумис. - Он может доставить вам неприятности. Ступайте и послушайте из соседней квартиры. Оденьтесь каким-нибудь газовщиком или что-то в этом роде. Ну, вы сами знаете, как поступить в подобном случае.

Грирсону повезло. Человек, который жил в соседней квартире, стряпчий по фамилии Реддиш, жил холостяком и посещал службы в Кентерберийском соборе. Грирсон нашел привратника, присматривавшего за квартирой, со зловещим видом обсудил возможность утечки газа и был беспрепятственно допущен в квартиру. Он установил свое оборудование и старательно записывал мурлыкание голосов, скрип кроватных пружин и продолжительный шум обильно льющейся воды в ванной. Один раз он воспользовался телефоном мистера Реддиша и позвонил Тессе, причем понял, что она вышла, так как никто не взял трубку, но вскоре после этого в туалете снова раздался шум льющейся воды. Затем наступила тишина, пока Тесса не вернулась Грирсон получил большую порцию "Радио Люксембург", включенного на полную мощность, и решил, что слышал достаточно.

Совершенно очевидно, что Лумис был прав, и что теперь он и все остальные, включая Линтона, будут только без толку тратить время, пытаясь убедить Крейга выпить чашечку кофе возле Куин Энн Гейт. Пока же оставалось только вернуть технику, подцепить девушку и отправиться с ней пообедать, пока ему будут усиливать и обрабатывать запись. Единственная проблема состояла в том, какую девушку выбрать.

В квартире Тессы Крейг мучился над проблемой, звонить Грирсону или нет. В его голове не оставалось места для других мыслей, кроме мыслей о его собственном и её выживании, и тщательно проверяя все, что он должен делать, и делая это, он обнаружил, что ему придется вновь вернуться к тому, кем он был и откуда взялся. Он вспомнил веселые пирушки в доме своего отца, радость рыбной ловли, идиллию испеченного в печи пирога, удовольствие от лазания в слуховое окошко и умения управлять лодкой. Затем его мать предала его и с тех пор женщины стали чем-то подозрительным, всего лишь терпимым, предметом роскоши, который нес с собою, как неосторожно собранные грибы. Он всегда был очень осторожен с женщинами, по крайней мере, до настоящего момента. Затем неожиданно его ум отказался относиться к Тессе, как к проблеме. Он мог доверять ей, и он знал это, и ему не было необходимости заботиться о доказательствах.

Он вспомнил о сиротстве и нищете, в которых жил до тех пор, пока его тело не возмужало и его быстрота и сила не обеспечили ему спокойную жизнь. Поначалу он плакал и его мучили, но когда он научился давать сдачи, уже никто не осмеливался приближаться к нему. Так он остался в гордом одиночестве. Затем матери-воспитательницы: хорошие, плохие, безразличные. После этого служба в морском флоте. Снова море и безопасность, по крайней мере, до конца войны; это было единственное время, когда подарки, которыми одарила его судьба: агрессивность, безжалостность, воля к жизни поощрялись властями; они даже платили ему за это. А после войнысовет сержанта Макларена, и пиратство - пожалуй это было самое правильное название для этого - в Танжере. Затем "Роуз Лайн", его шанс в жизни.

Крейга всегда удивляло, чем занимался сержант Макларен. Тот что-то говорил о преподавании в школе, но казалось совершенно невозможным, чтобы человек мог учить чему-то после того, как он узнал всю глубину отчаяния, заставившую Макларена с такой горькой убежденностью говорить, что после войны ни для чего не осталось места кроме собственного выживания человека. Ему доставило бы удовольствие снова увидеть Макларена, столкнуться с ним лицом к лицу и сказать: - Ну, вот и я. Я сделал то, что ты мне посоветовал. Ты по-прежнему считаешь, что твой совет был хорош?

Макларен сказал тогда, что единственным выбором для Крейга будет превращение в джентльмена или пиратство, а так как тот был англичанином, то выбрал компромисс и попробовал и то, и другое, ибо сержант Макларен говорил, что цивилизация кончилась и единственное, что осталось сделать это захватить как можно больше власти, чтобы сделать жизнь сносной.

Он и хватал: хватал обеими руками и сжимал до тех пор, пока жертвы не начинали пищать. Затем они пытались дать сдачи; жертвы, которые он выбирал, были таким же грубыми, как и он сам; они огрубели в Индокитае в ходе многолетней войны до тех пор, пока у них не осталось одно лишь умение уничтожать других и отчаянное стремление к победе. К любой победе. После Индокитая они двинулись в Северную Африку, это были наиболее элегантные разбойники в истории. Сен-Сир для изящной беседы, парашютно-десантные войска - для беспощадности.

И в Северной Африке они боролись против Крейга, а он профессионально продавал минометы, базуки, гранаты и пулеметы всегда готовым нажать на курок арабам, которые были счастливы уже оттого, что им удавалось направить оружие в нужную сторону. Разрушения, которые они причиняли, были огромными и абсолютно случайными. С помощью винтовок, которые он поставлял, они убивали французов, и женщин, и детей; а затем и друг друга: крепкий или немощный, молодой или старый, это не имело никакого значения. Лишь узнав, где находится курок, они немедленно на него нажимали. Для европейца это было более чем страшно, это было непостижимо. Но они хорошо платили. Наличными. Каждый раз.

Французы контратаковали, не с большей жестокостью, так как это было уже невозможно, но с большей эффективностью. Они охотились за борцами за свободу или за террористами (это всегда синонимы: различаются только точки зрения), за руководителями, за штабами, за линиями снабжения и так далее, в конце концов они охотились за Крейгом, который, как они утверждали, заслуживал смерти за то, что продавал средства убийства дикарям. Крейг вспоминал встреченных им убитых мужчин и женщин, голые пальцы на руках и ногах, размозженные армейскими башмаками, удары электрического тока по яичникам. Ему показывали машину, специально предназначенную для этого, своеобразный подарок на день рождения для маркиза де Сада. Затем были взрывы бомб в арабских кварталах, молодые колонисты, ревущие на улицах, гром кастрюлек и гудки автомобилей, скандирующие - Ал-жир фран-цуз-ский Та-та та-та-та. Они были не лучше, чем арабы, может быть даже хуже. Им следовало бы помнить, на кого они сами стали похожи.

Крейг отмахнулся от этой мысли. Правильно или неправильно они поступали, он не вникал, его это не касалось. Их коммерческое предприятие было призвано удовлетворить потребность, возникшую у двух враждующих идеологий. Он улыбнулся. Это была фраза Баумера. Баумер никогда не чувствовал себя счастливым до тех пор, пока ему не удавалось облечь грязные дела в большие умные слова.

Если появлялась возможность, они продавали одно и то же обеим сторонам, но французы, как правило, обходились без Крейга и Баумера. А Крейг никогда не мог обойтись без них. Поскольку на колонистах и полковниках* он сделал сотню тысяч фунтов. Причем свободных от налогов. Теперь ему не было нужды опасаться сиротского дома или матерей воспитательниц. Последней у него была Элис. Элис много работала над ним и довольно близко подошла к тому, чтобы изменить его, но так до конца с этим и не справилась.

Он делал свои деньги и рисковал жизнью. Если бы он сделал так, как хотела Элис, то этого бы никогда не случилось, но он пошел своим собственным путем, а она сейчас, возможно, где-то умирала. Теперь он всегда носил смерть с собой.

Ланг. Раттер. Элис.

Возможно, скоро придет очередь Баумера.

Тесса была симпатичной, искренней, может быть не очень умной, но она делила с ним подстерегавшие его опасности и тревоги, потому что любила его. Он не мог позволить ей умереть. Завтра он позвонит Грирсону. Может быть, он заодно напишет и Макларену, и сообщит тому, что воспользовался его советом.

Крейг зевнул и прислушался к радио. Передавали народную еврейскую песню "Миндаль с изюмом". Он постарался не думать о Баумере.

*игра слов - colons (колонисты) и colonels (полковники)

- прим. перев. .

Глава 1

0

На следующий день он сказал Тессе, что собирается уходить. Ему потребовалось много времени и терпения, чтобы убедить её, что он будет в безопасности, но в конце концов она согласилась, потому что поверила, что так будет лучше для него, что может быть это даже спасет ему жизнь. Сквозь занавешенное окно он посмотрел на человека, наблюдавшего за квартирой. Это был серьезный мужчина среднего возраста. Широкополая шляпа. Трубка. "Файненшел Таймс". Он стоял на остановке автобуса и поглядывал на часы.

Крейг натянул узкие спортивные брюки, хлопчатобумажную рубашку, замшевую куртку. Они неплохо придумали с бородой. Затем он рассказал Тессе, что она должна делать. Он собирался встретиться с Грирсоном в одиночку.

Человек на автобусной остановке увидел, как она выскочила из дома, торопливо застегивая чемодан, с растрепанными волосами, и побежала на стоянку такси. Крейг из темноты вестибюля наблюдал, как он заколебался, а затем вскочил в стоявшее следующим в очереди такси. Когда обе машины скрылись за углом, Крейг собрался выйти, но замер на месте. За вторым такси двинулся "фиат", в котором сидели двое мужчин. Один из них, он был в этом уверен, следил за ним в Марселе, а потом ему показывали фотографии, чтобы он никогда его не забыл.

Это был Пучелли. Французский гражданин. Корсиканец по происхождению, живущий в Северной Африке. Исполнитель смертных приговоров.

Крейг медленно и глубоко вздохнул, подождал, пока его страх не уляжется, а потом отправился в бар, про который Тесса говорила, что там есть телефон. Он заказал пиво и набрал номер, который ему дал Грирсон.

- Грирсон слушает, - произнес голос.

- Это Крейг.

- А, хорошо, - сказал Грирсон. - Когда мы можем встретиться?

- За обедом, - сказал Крейг. - В"Бревер Амс". Это неподалеку от Кенсингтон Хай стрит. В час дня. Будьте там.

Он повесил трубку, а Грирсон скорчил гримасу, когда в телефоне щелкнуло, и отправился на кухню, где девица, одетая в верхнюю часть его пижамы, жарила яичницу.

- Мне очень жаль, дорогая, - сказал он. - Кое-что произошло.

Затем Крейг позвонил Хакагаве, который немедленно согласился выполнить его просьбу, затем занялся своим пивом и газетой. Когда Тесса вошла, он вышел, оставив газету на столике. Инструкции, которые он на ней написал, были совершенно недвусмысленными.

Человек в широкополой шляпе и с трубкой ещё расплачивался со своим такси, но "фиата" нигде не было. Крейг вернулся обратно к жилому дому."Фиат"стоял на углу и внутри находился один человек. Пучелли. Крейг прошел к служебному входу, поднялся на лифте на следующий этаж над квартирой Тессы и с величайшей осторожностью спустился вниз. Дверь была заперта и он открыл её ключом Тессы, медленно, медленно, слышен был стук его сердца, когда он это делал. Затем он вытащил свой "люгер" - холод стали немного успокоил его - и вошел в холл.

Человек в спальне был выше и тяжелее Пучелли, но двигался очень мягко, ловко и уверенно, открывая чемоданы Крейга. Крейг вежливо заговорил по-французски.

- Стой спокойно, - сказал он, - или я убью тебя.

Человек на какое-то мгновение подчинился, но в тот момент, когда Крейг сделал шаг вперед, крутнулся как большая рыба и прыгнул вперед, рука его скользнула к пистолету. Крейг ударил его дулом пистолета, но рука мужчины изменила направление и он попал по плечу. Тот вскрикнул от боли, но снова бросился на него, пустив в ход колени, кулаки и ноги; теперь его руки обхватили Крейга, стараясь сковать движения. Рука Крейга с пистолетом была прижата к телу, но левая рука оставалась свободной и он изо всей силы ударил ребром ладони по горлу противника. На этот раз тот громко застонал и давление его рук ослабло; Крейг ударил ещё раз, освободился, ударил мужчину под сердце, и затем ещё раз рубанул того по шее страшным приемом дзюдо.

Бандит рухнул на постель, а Крейг быстро проверил его карманы, затем схватил чемодан и вновь положил туда деньги, сунул в другой чемодан некоторые вещи Тессы и свои собственные. Мужчина тяжело и прерывисто дышал. Не обращая на него внимания Крейг вышел, закрыв входную дверь на защелку.

После этого он снова спустился по служебной лестнице вниз и подождал, пока Пучелли не вышел из "фиата" и не направился к квартире. Тогда он перехватил такси, подъехал к дому Хакагавы и подождал там, пока не приехала Тесса. Когда она вошла внутрь, он не сказал ничего, кроме того, что она должна оставаться здесь, пока он не вернется, и еще - что в доме Хака она в полной безопасности.

После этого он отправился в Британский музей и просмотрел справочник университета в Глазго. Там было огромное множество Макларенов, и семь Янов Макларенов, но только одному из них было тридцать девять лет и он окончил факультет философии. Жил он в Челси. На такую удачу он даже боялся надеяться. Крейг списал адрес и отправился метро на Кенсингтон Хай стрит.

В баре "Бревер Амс" он выпил пива и заказал холодный ростбиф и салат. Грирсон опоздал, но как только он появился, официантка подлетела, как почтовая голубка.

- Вы опоздали, - сказал Крейг.

- Дела, уверяю вас, - сказал Грирсон, и Крейг продолжал есть.

- Послушайте, - сказал Грирсон. - Поскольку уж мы с вами вместе, не будете ли вы так любезны и не перестанете изображать эдакого молчуна-фронтовика? Не то что я не могу помешать вам оставаться грубияном, но это раздражает меня и будет плохо для нас обоих.

Крейг взглянул на него; это был крупный, худощавый, уверенный в своих движениях мужчина; за его мягкими манерами чувствовалась твердость, чертовская твердость.

- Вы хотите, чтобы я тоже показал зубы? - спросил Грирсон.

- Именно за этим вы меня и искали?

- Ну, хорошо. Вы несговорчивый человек, я согласен с этим, - сказал Грирсон. - А теперь мы можем перейти к делу?

- Может быть. Но прежде всего я хотел бы кое-что узнать. Вы намерены взять меня?

- Дорогой мой, откуда такая идея? - спросил Грирсон.

- Ниоткуда, - сказал Крейг.

- О, тогда молчите и слушайте, - сказал Грирсон.

Однако в этот момент вернулась официантка, спросила, кого из них зовут Грирсон, и увела его в телефонную будку.

Крейг некоторое время продолжал есть, потом огляделся вокруг. Они с Грирсоном сидели за стойкой бара и были возле неё единственными посетителями. Большая часть столиков за их спинами была свободна, во всяком случае судя по отражению в зеркале позади бара. Глядя в него, Крейг мог совершенно точно видеть, что происходит. Тесса рассказала ему и об этом. Вот почему он выбрал именно этот бар. Еда здесь была ужасной. Крейг заказал ещё пива, и барменша взглянула на недоеденный обед Грирсона.

- Он ушел надолго, не так ли? - спросила она.

- Да, - ответил Крейг.

- Симпатичный парень, правда? - сказала барменша.

- Он снимается в кино, - сказал Крейг. - Ему нужно так выглядеть. Ничего не поделаешь. Это его работа.

- А как его зовут?

- Старк Уайльд, - сказал Крейг.

Лицо барменши стало печальным.

- Никогда не слышала, - сказала она.

- Вы ещё услышите, моя дорогая. У этого парня есть все данные, чтобы стать настоящей кинозвездой.

- Прекрасно, - вздохнула барменша. - А вы тоже снимаетесь в кино?

- Я - режиссер, - сказал Крейг.

- Я думала, что вы, может быть, играете злодеев, - сказала барменша, Крейг усмехнулся, топорща бороду и барменша вздрогнула от благоговейного ужаса.

- Может быть так и случится, моя дорогая, если вы не оставите нас одних, - сказал он. - Старк получит большой шанс, если я решу, что он подходит на эту роль.

Тут вернулся с озабоченным видом Грирсон и барменша поставила им ещё пива.

- Послушайте, что вам скажет этот джентльмен, - сказала она. - Он знает, что вам больше всего нужно, мой дорогой.

Грирсон небрежно кивнул, улыбнулся и она отошла к другому концу стойки, готовая зарычать на любого, кто осмелится прервать разговор, способствующий прогрессу Британского Кино.

- У меня плохие новости, - сказал Грирсон.

- Это не новость, - сказал Крейг.

- Ради Бога прекратите. Эта ваша подружка - точнее, ее квартира...

- Что там случилось?

- Внутри оказалась бомба. Ее убрали.

Крейг отхлебнул пива.

- И нашли труп.

Крейг облизал губы.

- Ну?

- Ну и что? - спросил Крейг.

- Ваша девушка...

- Она ушла оттуда, - сказал Крейг. - Сейчас она находится у друзей. Труп-это Каделла. Жан-Мари Каделла. Я думаю, что в нем шесть футов два дюйма роста и четырнадцать стоунов* веса. Шрам на правом виске. Он был вместе с человеком по имени Карло Пучелли. Пучелли должно быть исчез. Жаль.

- Вы уверены? - спросил Грирсон.

- Я обнаружил Каделлу в квартире, - сказал Крейг. - Пучелли ждал его снаружи в машине. Мне приходилось видеть его прежде. Вряд ли я забуду, как он выглядит.

- Вы знали, что он собирается подложить бомбу?

Крейг пожал плечами.

- Я знал, что это возможно. Я не стал тратить время на поиски, - Он отхлебнул ещё пива. - Что мы теперь будем делать?

- Я хотел, чтобы вы поехали со мной и встретились кое с кем, - сказал Грирсон.

- Вашим боссом?

Грирсон кивнул.

- Это он намерен мне помочь?

- Да, - сказал Грирсон.

- Хорошо, - кивнул Крейг. - Но он должен действовать лучше, чем делал это до сих пор.

На Куин Энн Гейт Лумис поджидал их, прихлебывая свой ужасный кофе, пока Грирсон представлял Крейга. Затем Лумис сделал невероятную вещь. Он встал, пожал руку Крейгу и предложил ему сигару, причем даже не заворчал, когда Крейг ее

*английская мера веса, 1 стоун равен 6, 34 кг. - прим. пер. взял.

Грирсон подумал, что Лумис страшно нуждается в Крейге. Крейг подумал то же самое, осматривая комнату с великолепным лепным потолком, подъемными окнами, письменным столом в стиле "чиппендейл" и глубокими креслами, обитыми цветастым ситцем. Грирсон принес кофе, и он удобно откинулся в кресле. Вне зависимости от того, что происходило, он попал к самому главному человеку. Все это могло каким-то образом оказаться полезным и для Тессы. Так что он спокойно наслаждался сигарой, пока Грирсон рассказывал Лумису о трупе в квартире Тессы.

- Вы можете это доказать? - спросил Лумис.

Крейг протянул бумажник, пистолет и дорожные чеки, которые он забрал у Каделлы, и Лумис с удовольствием их просмотрел.

- Я послал человека посмотреть, как там обстояли дела, - сказал он. В этот раз они проявили чуть больше воображения. Бомба была спрятана под кроватью. Часовой механизм в ней поставлен на три часа утра. Они собирались дать вам возможность умереть счастливым. Беда в том, что они установили его неправильно.

- Им вообще не следовало позволять сделать это, - сказал Крейг. Вашим бойскаутам следует побольше тренироваться.

Величественным жестом руки Лумис остановил возражения Грирсона.

- Вы не совсем правы, - сказал он. - Этот клоун, переодетый третьим секретарем министерства болтовни и глупости, не из наших людей. Мы взяли его взаймы из... из другой фирмы.

"- Теперь, подумал Лумис, - Линтон даст себе волю, и то ли ещё будет, когда он услышит о корсиканцах."

- Видите ли, у нас недостаток рабочих рук, - сказал он.

- Так и должно быть, - согласился Крейг.

Лумис весь побагровел, потом стал розовато-лиловым и в течение двадцати секунд старался восстановить самообладание. Грирсон подумал, что день начался неплохо.

- Вы думаете, что наши друзья вышли на вас с помощью того, кто наблюдал за домом? - выдавил он наконец. Крейг кивнул. - Но как они могли это сделать?

- Они прибыли в мой дом, - сказал Крейг. - Они видели там огромное количество полицейских и репортеров, так что они тоже назвались репортерами. Затем они обнаружили, что служба безопасности также занимается этим делом. Они узнали о Тессе. После этого им оставалось только наблюдать за теми, кто наблюдал за мной.

- Вы обнаружили себя в "Лаки севен", - сказал Лумис.

- Это оказалось очень кстати для вас, - буркнул Крейг. - Иначе вы бы никогда на меня не вышли. Так в чем же заключается ваше предложение?

- Вы проделаете для нас определенную работу, а мы поможем вам исчезнуть. Кроме всего прочего, вы сможете заработать.

- Не нужно о деньгах. У меня их и так достаточно. Как насчет Тессы?

- Мы вытащим и её.

- В чем состоит работа?

- Каделла и Пучелли работают на человека, которого зовут Сен-Бриак, сказал Лумис.

- Полковник Пьер-Огюст Люсьен де Сен-Бриак, - поправил Крейг.

- Вы встречались с ним?

Крейг покачал головой.

- Если бы я с ним встретился, то один из нас был бы мертв.

- Он - опасный человек. Очень опасный. Все эти люди из Алжира сумасшедшие, но Сен-Бриак особенно. Он старается втянуть нас в свою войну. Он думает, что настало время, чтобы мы тоже ввязались в драку с арабами. Вы знали об этом?

- Нет, - сказал Крейг.

- Так вот, именно этим он и занят, - сказал Лумис. - Он устраивает нам неприятности на Ближнем Востоке, - всюду, где только может. Иордания, Оман, Аден, Ирак, всюду, где есть британские интересы. И всем известно, что там, где нефть, там есть и неприятности. Он почти до полусмерти избивал политиков и использовал их для того, чтобы устраивать бунты и восстания. Последнее обошлось в одиннадцать жизней. Среди них было трое женщин и двое детей. И он намерен продолжать все это до тех пор, пока он не втянет нас в войну с арабами так же глубоко, как уже втянулись французы.

- Но почему, черт возьми... - начал Крейг.

- Он считает, что арабы объединятся - и я беру на себя смелость сказать, что он прав - потому он думает, что мы тоже должны объединиться. Французы не смогут справиться с арабами собственными силами. Им нужна помощь. Он думает, что мы единственные, кто может им помочь.

- Мы никогда не сделаем этого, - сказал Крейг.

- Коечно, нет, но нам придется чертовски долго выбираться из всего того, что он натворил, - кивнул Лумис. - Он уверен, что мы будем нести ответственность за все, что он сделал.

- Тогда почему немедленно не отказаться от этого? Не сказать, что все сделал он?

- Арабы никогда нам не поверят. И почему они должны это делать? У них есть все доказательства, которые он им оставил. Оплата в пятифунтовых банкнотах, британское оружие и боеприпасы, листовки и памфлеты британских фашистских организаций. Не так легко отрицать все подряд и быть при этом достаточно убедительным. Особенно, когда люди, которых ты стараешься убедить, хотят верить, что все это в какой-то степени твоя вина.

- Пожалуйтесь французам, - посоветовал Крейг.

- Мы так уже делали, - ответил Лумис. - Да, мы делали это. Но Сен-Бриак - никто. Он не занимает никакой официальной должности. Они вышвырнули его из армии за жестокость. Официально французская разведка никогда не слышала о нем - хотя неофициально добрая половина из них оказывает ему всю ту помощь, в которой он нуждается. У них хватает наглости уверять нас, что они не могут напасть на его след, хотя все это время его штаб-квартира находится в Ницце. Она называется "Обществом по решению алжирской проблемы". Общество это преследует две цели. Одна заключается в том, чтобы втянуть нашу страну в их войну, а вторая - в том, чтобы, исключить нежелательные влияния. Под нежелательными влияниями они подразумевают тебя и парней вроде тебя, а исключение означает убийство, и он чертовски хорош для этого. Ты первый, с кем он дважды потерпел неудачу. Раттера он прикончил с первой попытки.

- Вы хотите, чтобы я убил его, - сказал Крейг.

- Да, - сказал Лумис. - Я действительно хочу. Я уже пытался сделать это и ничего не получилось. Ближний Восток - пороховой погреб, а он сидит в самом центре, хихикает и разбрасывает спички. Мне приказано остановить его. А как - это мое дело. Но ты должен убить его, сынок.

- А почему он не может этого сделать? - спросил Крейг, указывая на Грирсона.

- А, - протянул Лумис, - я так и знал, что ты об этом спросишь. Видишь ли, Сен-Бриак достаточно хитер. Телохранители и все прочее. Я имею в виду, что ты не сможешь просто позвонить ему, назначить свидание и расстрелять его в упор. Тебе понадобится добраться до него. Ну так вот, я думаю, что для тебя это будет достаточно просто. Он уже несколько недель пытается добраться до тебя. Все, что тебе будет нужно сделать - позвонить ему, сказать, что ты хочешь заключить сделку, что ты дома и хочешь выпить. Да, ещё одно. Убить его нужно тебе самому.

- Вы это уже говорили, - заметил Крейг.

- Стоит повторить, - сказал Лумис. - Он убил Ланга. Он убил Раттера. Раньше или позже он убьет и Баумера. Он почти убил твою жену, дважды пытался убить тебя и один раз - твою подружку. Для тебя единственный способ уцелеть состоит в том, чтобы убить его.

- Я могу исчезнуть, - сказал Крейг.

- Теперь уже нет, - Лумис откашлялся, деликатно прикрывшись квадратным футом белого батиста. - Я надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду, не так ли, сынок? Мы должны добраться до Сен-Бриака. И если мы не сможем использовать тебя в качестве исполнителя, то используем как приманку.

Крейг ничего не сказал.

- Есть ещё одна причина, - продолжал Лумис. - Ты очень подходишь для этой работы. Ты уже убивал и прежде. Как говорят во флоте, ты делаешь все четко, быстро и тихо, и ты справишься. Кроме того, ты для подготовлен. Чертовски хорошо подготовлен. Черный пояс. Карате. И я готов держать пари, что ты умеешь пользоваться пистолетом.

Крейг кивнул.

- О, ты сделаешь большое дело. Знаешь ли, сынок, когда ты отбросишь все сомнения относительно долга и выживания, то это тебя даже порадует.

Крейг выслушал все, не проронив ни слова.

_ Ну, так вот, - сказал Лумис. - Что ты на это скажешь?

- Есть ещё одна причина, - сказал Крейг. - Если меня при этом убьют, никто не сможет сказать, что я был одним из вашей команды, не так ли? Все будет списано на простую перестрелку при сведении счетов.

- Совершенно верно, - Лумис взглянул на Грирсона. - Он неплохо соображает. Он настолько хорош, что аж мурашки бегут по коже. - И снова повернулся к Крейгу. - Теперь мы заполучили тебя, сынок. И не намерены отпускать.

- Я хотел бы подумать, - покачал головой Крейг.

- И сколько ты будешь думать?

- До завтра. Давайте отложим это до завтра.

- Как хочешь, - сказал Лумис. - Пообедаем в моем клубе. Тогда ты мне все и расскажешь. - Он поднялся с кресла. - Еще одно. Мы хотели бы устроить тебе проверку. Ты не возражаешь против того, чтобы спуститься вниз?

- Нет, я не буду возражать, - согласился Крейг. - Но сначала я хотел бы кое-что узнать.

- Постараюсь сделать, что смогу, - ответил Лумис.

- На кого, черт возьми, я буду работать?

- Это отдел К в МИ-6* - сказал Лумис. - Мы в каком-то роде команда чистильщиков. Все, что попадает сюда, фильтруется и мы собираем грязь; тут настолько грязно, что только мы можем с этим справиться. Все это, естественно, совершенно неофициально. О нас никто не знает и не хочет знать. Но я должен что-то с этим делать. Это очень важно, сынок.

Они спустились в подвал на старом и медленном лифте, и Лумис жестом пропустил Крейга вперед. Пол и стены были сделаны из твердого темного камня и слабо освещались мерцающими флюоресцентными лампами. Крейг прошел вперед по коридору, Лумис с Грирсоном немного отстали и шли следом. Он свернул за угол и пистолетный выстрел в этом каменном мешке прозвучал как удар грома, а пуля свистнула мимо его уха и срикошетила от стены. Крейг бросился на пол, несколько раз перевернулся и откатился в самый темный угол. Однако он уже заметил фигуру, стрелявшего в него человека. Его собственный писто *Военная разведка (прим. пер.) лет прогремел раз и ещё раз, затем неожиданно вспыхнул яркий свет и он увидел, что стрелял в манекен.

Лумис и Грирсон вышли из-за угла и Лумис довольно рассмеялся.

- Ты достаточно быстр, сынок, - сказал он, - теперь посмотрим, насколько ты аккуратен.

Грирсон подошел к манекену, дешевому портновскому созданию с плечами тяжеловеса и физиономией Бардо.

- Великолепно, не так ли? - спросил Лумис.

Затем он подошел поближе и посмотрел внимательнее. Вблизи того места, где у манекена предполагалось сердце, были видны две маленькие дырочки на расстоянии четырех дюймов друг от друга.

- Неплохо, сынок, - сказал он. - Так и должно быть. Одно попадание ещё может быть счастливой случайностью, но два - я должен был бы встретить тебя несколько лет назад. Тебе это действительно нравится, не так ли? Ты вошел в подвал и какой-то парень выстрелил в тебя и что же ты сделал? Закричал и позвал на помощь самую хорошую полицию в мире? Спросил меня, какого черта и в какую игру я играю? Написал своему члену парламента? Нет. Ты открыл ответный огонь. И я готов держать пари, что ты нажал на курок ещё раньше чем сообразил, что ты делаешь.

Он с бесстыдной гордостью хозяина похлопал Крейга по плечу, как человек мог бы похлопать шератоновский буфет, обнаруженный в лавке старьевщика.

- Сынок, ты быстр как компьютер и все делаешь рефлекторно.

- Вы правы, - согласился Крейг. - Я не останавливаюсь, чтобы думать. Если бы я это делал, то давно уже был мертв. Откуда я могу знать, что вы именно тот, за кого себя выдаете?

Он взглянул на руку Лумиса, все ещё лежавшую на его плече, руку, цветом и размером напоминавшую окорок.

- Ты ублюдок, - сказал тот. И добавил: - Я знал, что я тебе понравлюсь. Так случается со всеми, кто здесь появляется.

Они прошли в спортивный зал с жестким матом для занятий дзюдо, где их поджидали двое плотных мускулистых мужчин, одетых в спортивные куртки. У них был характерный вид инструкторов рукопашного боя с рельефной мускулатурой, людей, которые ничего не боятся, так как изучили все руководства вдоль и поперек, а в руководствах была предусмотрена любая неожиданность.

- Мне хотелось бы, чтобы ты показал, что ты сделал с этим парнем... он щелкнул пальцами.

- Лимманом, сэр, - подсказал Грирсон.

- И его друзьями. Эти два прекрасных парня могут изобразить его друзей. Так как они значительно лучше оригиналов, то я думаю, что ты можешь начать со свободными руками. А Грирсон изобразит Лиммана. - Он взглянул на Грирсона. - Если ты не возражаешь, мы предположим, что ты его уже ударил. Иначе это может плохо для него кончится. Ложись, Грирсон.

Грирсон лег на пол.

Крейг сказал:

- Я не думаю, что смогу это сделать.

- Почему? - спросил Лумис.

- Они могут пострадать, - буркнул Крейг.

- Им платят за риск, - ответил Лумис. - Нам всем платят за риск. Так что начинай.

Растянувшийся на полу Грирсон с изумлением наблюдал за мягкой и легкой манерой Крейга. Все было похоже на балет. Инструкторы двинулись к нему, он схватил одного, швырнул его и в том же движении атаковал второго, сбив его с ног. Первый, которого он отшвырнул, снова бросился на него и снова Крейг отшвырнул его, но на этот раз применил свой прием. Инструктор застонал и затих. Крейг оставил его в покое и повернулся к Лумису, и в этот момент Грирсон вспомнил данные ему инструкции и приготовился вскочить.

- Еще? - спросил Крейг. Грирсон прыгнул на него и зажал его руку в захват. Крейг кувыркнулся вперед и Грирсон перелетел через него, продолжая удерживать его запястье. Он рухнул на землю, а Крейг отклонился в сторону и ударил его ребром ладони по руке. Боль пронзила мышцы и он ослабил свой захват. Крейг высвободился, его рука нашла горло Грирсона и начала сжимать его все сильнее и сильнее. Грирсон стал задыхаться; его глаза вылезли из орбит, ноги дергались.

- Ну и с кем я должен разделаться еще? - проворчал Крейг, поворачиваясь к Лумису. - С вами?

- Нет, нет, ты меня убедил, - сказал Лумис. - Но мы должны заняться своими делами. И ты тоже. Дай Грирсону немножко подышать.

Крейг поднялся и поставил Грирсона на ноги. Некоторое время ему пришлось того поддерживать, но наконец Грирсон смог вздохнуть уже без того ощущения, что каждый вздох нужно проталкивать через горло, сжатое стальным кольцом.

- Вы проиграли, Грирсон, - сказал Лумис и добавил, поворачиваясь к инструкторам, - Вы тоже проиграли.

Один из них промолчал, так как по-прежнему был без сознания. Второй же, в глазах которого горела смертельная ярость, кивнул:

- Да, сэр.

Грирсон хлопнул Крейга по спине.

- Пошли, - сказал он. - Я полагаю, что ты заработал выпивку.

Дальше в глубине подвала был небольшой, но роскошный бар. Лумис зашел за стойку и смешал пинту черного бархатного пива, пива "Гиннесс", налитого из деревянной бочки, и шампанское, открытое так, чтобы был минимум пены.

Крейг подозрительно посмотрел на пивную кружку.

- А что здесь внутри? - спросил он. - Испанская мушка?

- Прошу, - сказал Лумис. - Меня этот напиток вполне устраивает и я уверен, что и Грирсона тоже. Не так ли, Грирсон?

- Да, - проворчал Грирсон и позволил мягкому холодку напитка смочить его горло.

- Видишь ли, я беспокоюсь, - сказал Лумис. - Я должен беспокоиться. Вот почему я хочу прежде всего представить, как пойдут дела. Я никогда не работал прежде с таким парнем как ты. Я никогда не думал, что мне представится такая возможность.

- Я не думаю, что на свете много парней, похожих на меня, - сказал Крейг. - Если это так, то мне жаль тех, кому придется с ними столкнуться. Послушайте, через мои руки прошло огромное количество денег. Около ста тысяч фунтов. - Лумис присвистнул. - Но вы не можете заработать такую кучу денег и после этого жить спокойно. По крайней мере, я не смог.

Крейг отхлебнул ещё черного бархатного пива, поколебался, но затем продолжил.

- Я знал, что они занесли меня в свой список ещё два года тому назад. Я знал, что я должен был умереть. Вот почему я занялся дзюдо. Вы не представляете как это трудно. Для того, чтобы практиковаться, я должен был проезжать по двадцать миль - я не мог даже позволить говорить о том, где я живу. Это было бы слишком большой подсказкой. Ну, а затем пистолет. Единственный способ подружиться как следует с пистолетом - это практиковаться и практиковаться, и это тоже было не очень легко. - Он вздохнул. - Да, правильно, я делал деньги и это доставляло мне удовольствие. Меня не очень беспокоило, откуда они берутся. Нет. Это неправда. Меня вообще это не интересовало. Но это не принесло мне счастья. Об этом я тоже не очень беспокоился. До последнего времени. Я сделал свой выбор и свои деньги и я не хочу отказываться от этого. Я был готов к неприятностям. Я не думал, что это будет Элис и её бедный братец, который пострадал за меня.

Он взглянул на свою кружку.

- Вот уж не думал, что шампанское сделает меня таким несчастным.

- Это достаточно крепкая выпивка, - заметил Лумис. - Что ты собираешься теперь делать?

- Повидаться со своей девушкой, - сказал Крейг. - Если вы не будете возражать.

- Почему, черт возьми, я должен возражать, - удивился Лумис. - Мы же здесь все гетеросексуальные мужчины. Или может быть есть кто-то еще?

- Я хотел бы встретиться с человеком по фамилии Макларен, - сказал Крейг, и когда Лумис спросил, зачем ему это нужно, попытался объяснить.

- Я встретил его на Сицилии, - сказал он и рассказал о том, что там случилось.

- Очень хорошо, это хорошая история, но зачем ты хочешь его видеть? не отставал Лумис.

- Вы наверняка много слышали о вещах или событиях, которые существенно меняют жизнь человека - об этом любит писать "Ридерс дайджест", и я не обвиняю Макларена в том, как сложилась моя жизнь, но он единственный человек, который знает, кем я был прежде и что из меня получилось. Мне хотелось бы знать, проделал ли он то же самое.

- Проделал что? - спросил Грирсон.

Крейг, занятый своими мыслями, пожал плечами; эти мысли не имели ничего общего со счетами на погрузку, таможенными декларациями или текущим ремонтом легкого оружия.

- Он говорил мне о том, что представляет из себя наш мир и он был прав. По крайней мере, когда он говорил об окружающем мире. Я сделал именно то, что по его мнению должен был сделать. Я не думаю, что в этом есть его вина. Ведь это сделал я сам. Мне хотелось бы знать, продолжает ли он учить других. Иной раз я не могу удержаться от чувства, что он хотел бы пойти тем же самым путем, что и я.

- Предположим, что он не сделал этого? - спросил Лумис.

Крейг пожал плечами.

- Это не имеет никакого значения; сейчас уже слишком поздно начинать. Мне просто хотелось знать. - Он снова пожал плечами и сказал, - Послушайте. Я сделал массу вещей, прежде чем встретился с ним. А после этого я проделал ещё больше. И я никогда не вспоминал о них. Никогда. Но я действительно вспоминал этот чертов лагерь, и его пение, и как я смотрел на этих бедных придурков-солдат, танцующих под луной. Мне хотелось бы знать, что с ним стало теперь.

- Он знает твою фамилию? - спросил Лумис.

Крейг покачал головой.

- Он знал меня просто как Джона. Я знаю его фамилию потому, что он представлялся шотландским стрелкам.

Лумис поворчал и задумался. Немного погодя он сказал:

- Мне кажется, тут все правильно. Но мне хочется, чтобы ты рассказал это ещё кое-кому, прежде чем я приму решение.

- Кому?

Лумис насмешливо посмотрел на него.

- Психиатру.

- Вы думаете, я сошел с ума? - спросил Крейг. - Я не собираюсь убивать его. Я просто хочу поговорить.

- Мне наплевать, сумасшедший ты или нет, - сказал Лумис. - Мне ты нужен таким, каким ты есть. Если ты считаешь себя чайником, можешь им и дальше оставаться до тех пор, пока работа не будет закончена. И, видишь ли, разговор с Маклареном может как-то изменить ситуацию. А я не могу рисковать. - Он повернулся к Грирсону. - Пойди и найди Уэтерли.

Уэтерли присоединился к ним в баре. Это был маленький румяный и белокурый человек, очень напоминавший Пиквика, известного героя романа Диккенса; он выпил пинту черного бархатного пива и выслушал историю про Макларена, Лумис тем временем отодвинулся в сторону и читал затрепанный роман в бумажной обложке "Смерть в пурпурном ордене". Немного погодя психиатр оставил Крейга и оторвал Лумиса от его книги.

- Всегда одно и то же, - пожаловался он. - Вы требуете, чтобы я ответил через несколько минут, когда мне нужно несколько дней, чтобы разобраться.

Лумис задумчиво посмотрел на обложку книги. Да действительно, там были изображены пурпурные ордена.

- Ну, ладно, - фыркнул Уэтерли. - Он достаточно здоров, но находится под воздействием большого эмоционального напряжения, скорее всего, страха. Человек, которого зовут Макларен, важен для него в определенном смысле, который мне трудно объяснить. Можно сказать, что он представляет для него какого-то супер-Крейга - реализацию всех надежд и забот Крейга.

- Мне нет дела до вашей научной кабалистики, - сказал Лумис. - Это нужно срочно.

Уэтерли вздохнул.

- Вы используете все те же слова, что и я, но они имеют другое значение, - сказал он. - Ему недостает его жены, ему недостает его друзей, он боится потерять свою девушку. Он очень горячий, вспыльчивый человек. Людям, которые столкнутся с ним, может крепко достаться.

- Это случится, как только я найду этих людей, - сказал Лумис. - Так что делать с этим Маклареном?

- Если он действительно является воплощением супер-Крейга и жизнь у него тоже не сложилась, то Крейг будет чувствовать себя не так плохо. Если же он преуспел...

- Что вы имеете в виду, когда говорите "преуспел"?

- Крейг думает, что он может быть школьным учителем. По его оценкам это означает высокую степень успеха. Если это так, то я не советовал бы проводить эту встречу. С другой стороны, если с точки зрения Крейга он потерпел неудачу, то встреча может оказаться полезной для ваших целей.

- Я выясню, чем он занимается, - сказал Лумис, все ещё разглядывая обложку своей книжки.

- Он дал мне адрес Макларена.

Лумис не глядя протянул руку.

- Это не имеет никакого значения, - заметил Уэтерли, - но я могу заверить вас, что с анатомической точки зрения такое строение это молодой женщины совершенно невозможно.

Казалось, что это огорчило Лумиса.

- У нас у всех есть мечты, - сказал он. - Да, у всех. Иначе у вас не было бы работы. .

- 126

Глава 1

1

В тот же вечер Грирсон вез Крейга на своей "лагонде" в студию "Экспресс Телевижн Компани". Рука у него только что перестала болеть и настроение было отвратительным. Он ненавидел Крейга и то, с каким легким презрением тот швырнул его и чуть-было не покалечил, и теперь для него было делом чести добиться, чтобы тот был поражен, если не запуган.

Большой, мягко мурлыкающий автомобиль должен был по всем стандартам произвести впечатление и такое же впечатление производило водительское умение Грирсона, когда он гнал машину в сторону Хемпстеда сквозь усиливающееся движение по улицам Лондона; затем через Хит и к северу в сторону магистрали А1, заставляя стрелки компрессора, тахометра и спидометра карабкаться все выше и выше до тех пор, пока они не достигли отметки в сто миль и продолжали подниматься выше; автомашина, которая была достойна умелых рук, находилась в умелых руках. "Ну, погоди, подонок" мысленно кричал Грирсон на Крейга. И он проходил повороты так, что все четыре колеса шли юзом, а тахометр только чуть вздрагивал, а он все жал и жал на педаль газа. Крейг, который все это время молчал, прислушиваясь к работе двигателя, повернулся к Грирсону.

- Вам следует почистить клапана, - сказал он.

Какой-то миг Грирсон был настолько зол, что чуть было не разбил машину, а затем, ослабив нажим своей правой ноги, рискнул взглянуть налево. Крейг явно смеялся над ним.

Грирсон снова резко нажал на педаль газа и машину бросило вперед, потом он ослабил нажим и они оба расхохотались.

- Очень хорошо, - сказал он. - Сдаюсь. Полагаю, что вам приводилось водить и "Ле Ман".

- Нет, - покачал головой Крейг. - Мне хотелось, но не пришлось. Обычно я водил "ягуар" типа "Е", но потом поменял его на "бристоль". Моя жена... он поколебался, - предпочитала крышу над головой. У вас тоже неплохая игрушка.

- Сто десять миль - это её потолок, - сказал Грирсон. - При её возрасте грешно требовать большего. - Он ещё немного сбросил скорость. Теперь запоминайте. Я - парень, присланный рекламной компанией, потому что они хотят взять меня на работу, а я сказал, что хочу просмотреть запись. А вы - мой старый приятель, который оказался здесь, потому что я вас пригласил. Это означает, что все будут обращать внимание только на меня.

- Меня это устраивает, - сказал Крейг. - Представьте себе. Старый Макларен. Старый телевизор, - В его голосе звучала ирония и Грирсон снова взглянул на него. Крейг не выглядел рассерженным; просто это его немного забавляло или вызывало сожаление.

- Как вас зовут? - спросил Грирсон.

- Джон Рейнольдс.

- Профессия?

- Директор компании, - сказал Крейг. - Продаем всякие большие игрушки.

- Как называется рекламная компания?

- "Дженсен, Кальдекорт и Трю".

- Роджер, - сказал Грирсон. - Когда все закончится, у Макларена будет вечеринка. Я договорился, что мы подъедем к нему, если ты не против.

- Посмотрим, - кивнул Крейг.

- Дайте мне знать, - сказал Грирсон. - Теперь расскажи мне подробнее о твоей компании, ты, грязный подонок.

Студия компании "Экспресс Телевижн" представляла собой большое здание с застекленным фасадом, расположенное среди лужаек, фонтанов и цветов. Вокруг было довольно много рощиц типа хертфордширских, которые создавали соответствующее обрамление и скрадывали некоторую угловатость здания, и сейчас весенним вечером его стеклянные стены излучали тепло многочисленных огней. У входа стоял швейцар в форме, которая представляла нечто среднее между формой офицера флота и патрульного королевских бронетанковых войск; широкие двери - безукоризненно чистые стеклянные поверхности - открывались автоматически, в лифтах пахло гвоздикой, а работники студии были так преданы своей работе, так поглощены ею, так счастливы от того, что они служат катодной трубке, что двое мужчин просто почувствовали стыд, что ничего не знают о телевидении.

Одному из сотрудников, Слетеру, было поручено просветить их. Он ввел их в курс дела в течение пятнадцати минут, затем пригласил в свой кабинет, где налил по большой порции розового джина, а потом повел в студию - через путаницу осветительных кабелей, звуковых установок и камер в укромный уголок, из которого они могли в почтительном молчании наблюдать, как делается запись.

Крейг наблюдал за длинной процессией исполнителей: танцовщицы, одетые как райские птички; два комика в футболках; четверо молодых людей, целиком состоявших из зубов и электрических гитар, и шотландец по имени Арчи Макфи, который рассказывал шотландские анекдоты мягким голосом горца и философствовал на тему о стремительности городской жизни и о том, как плоха она по сравнению с журчанием ручья, в котором водится форель, и криками выпи посреди вересковых зарослей. Настоящее имя философа было Макларен.

Когда репетиция закончилась, Слетер вновь отвел их в свой кабинет, где угостил сендвичами с жареными цыплятами и бутылкой мозельского вина, а затем провел в просмотровую комнату, где они смогли посмотреть всего "Храброго шотландца", сценарий и главная роль в котором принадлежали Арчи Макфи. Грирсон предпочел бы посидеть с сотрудниками студии, но Крейг, ещё не совсем готовый к этому, весь сконцентрировался на экране.

Сначала промелькнул знак компании, затем ревущий дизель пролетел через мост, затем прошли волынщики, как почетная стража, грохоча подвешенными на поясе барабанами, потом под аплодисменты публики появился Арчи Макфи, рассказывающий истории и афоризмы о мудрости жителей гор и восторженно повествующий о серых холмах и пурпурном вереске. Следом появились танцовщицы, исполнившие модернистский танец, а затем комики в футболках. Рекламная пауза. Еще Арчи. Затем шотландский тенор, слегка замаскированный под принца Чарли. Снова комики. Птички из райского хора. Рекламная пауза. Зубастые молодые люди с гитарами. Снова Арчи, на этот раз поющий протяжную мелодию с завываниями для команды танцоров, причем все мужчины были загримированы под принца Чарли, а женщины - под Флору Макдональд, но в этот раз они танцевали настоящий танец, что служило сотым доказательством того, что Макларен называл упадком культуры, умершей вместе с войной. Затем вступил оркестр, мелодия которого перешла постепенно в твист, потом хор (все полураздетые Флоры Макдональд) также начал отплясывать на заднем плане, появились и начали мигать звезды, музыка смягчилась, тогда Арчи вышел вперед и снова напомнил о криках кроншнепов и плеске воды, в которой водится быстрая форель. И затем все кончилось и публика умирала от смеха, глядя, как две девушки из хора пытаются научить Арчи танцевать твист и его шотландская юбка кокетливо заворачивается, а репутация катится вниз.

- Я думаю, что в лице Арчи мы нашли удачного исполнителя, - сказал Слетер. - Конечно, он неплохо показал себя в шоу на местном уровне, но мне кажется, что сам он немного переигрывает, не так ли? Он пойдет программу в следующем месяце. Этот легкий налет философии производит впечатление на публику. Вы не находите, что он искренен? Он действительно человек из народа, но к тому же образованный. И аудитория знает это. Вы не можете обмануть аудиторию.

Тут лицо Слетера приняло религиозное выражение, словно он искренне верил в то, что сказал.

- Мы сейчас пойдем выпьем, чтобы дать Арчи время переодеться, продолжил он, - а затем встретим его и отправимся на вечеринку. Вы ведь поедете с нами?

Крейг кивнул.

- О, отлично. Мне хотелось бы, чтобы вы рассказали вашим людям, что мы не только показали вам хорошее шоу, но и дали возможность хорошо провести время.

Затем снова было мозельское и визит в сопровождении очень важных персон в гримерную звезды, где Арчи принял их как равных - а разве они тоже не были весьма важными персонами? - и открыл для них шампанское. Четверо полураздетых молодых людей, теперь потерявших свои гитары, но продолжавших сверкать зубами, позволили, чтобы их представили. И каждый был исключительно мил, и в атмосфере всеобщей расслабленности Крейг впервые после того как попал в студию, ощутил чувства, которые мог разделить.

- Ну, не забудьте о вечеринке, - сказал Слетер. - Это в Челси. Я надеюсь, вы найдете дорогу?

- Мы можем ваз подвезти, - предложил Крейг. - А вы покажете нам, где это.

Слетер поколебался, потом согласился. У компании, пославшей Грирсона, были такие внушительные счета... "Лагонда" также произвела на него впечатление, как это и было задумано.

Крейг спросил, может ли он сесть за руль, и Грирсон без особого желания согласился. Слетер пробормотал что-то о том, что Тем устроит ему нагоняй, и о стоимости аренды студии за минуту, но затем сел в машину в надежде выяснить, в чем заключаются собственные интересы Грирсона, и тот достаточно благополучно что-то ему наврал, тогда как водительское мастерство Крейга оказалось достойным автомобиля и "лагонда" ревела от удовольствия, мчась по пустынным освещенным луною дорогам. Только однажды возникла довольно рискованная ситуация, когда Крейг протискивался между двумя тяжелыми грузовиками, но он переключился так мягко, сменил передачу так точно перед тем, как рвануться вперед, что Грирсон улыбнулся от удовольствия, удивляясь, почему вдруг Слетер так притих. Тот не произнес больше ни слова, пока они не приехали в Чейни Уок, и затем первым выбрался из машины.

Квартира Макларена была расположена на первом этаже и была такой же большой и блестяще обставленной, как театральная сцена. Она была полна света, воздуха и легкомысленного веселья, все двери были открыты настежь; все присутствующие были шведами, датчанами и финнами, за исключением одной служанки, которая была испанкой. Слетер снова вернулся к жизни, принес им индюшку и ветчины, добавил приправы в салат и налил шампанского; тем временем машина за машиной прибывали другие гости и он мог представить этих влиятельных сумасшедших двум симпатичным девушкам, сказать Арчи, что тот был великолепен, и отправиться домой к своей жене, которая постоянно его пилила, своему какао и романам Энтони Троллопа.

Вечеринка доставила Крейгу большое удовольствие. Он пил целый вечер и выпивка снимала накопившееся напряжение; вид Пучелли, смерть Каделлы, испытания, которые как бомбы обрушил на него Лумис. Теперь он снова был Джоном Рейнольдсом, которого интересовали станки и штампы, болты и гайки, который танцевал с симпатичными девушками, время от времени целовал то одну, то другую в оранжерее, которая казалось и была построена специально для этого, изображал преданного спутника Грирсона и поджидал, когда толпа немного рассосется и он сможет потолковать с Маклареном по душам и спросить, какого черта он все это изображает.

В начале вечеринки Макларен держался несколько отчужденно, был вежлив, но сдержан, словно лорд Честерфильд среди поэтов, но затем он стал постепенно меняться и сначала превратился в орущего деревенщину, затем в угрюмого Гарри Лаудера, вслух подсчитывающего стоимость индюшек, ветчины, виски и вина и придающего значение каждому слову. Большинство из его гостей было по-видимому знакомо с этой его манерой и, не обращая никакого внимания, продолжало пить и веселиться до тех пор, пока он не отправился на диван, где пристроил свою голову на коленях у одной из танцовщиц, угощавшей его виски из большого стакана.

Крейг поцеловал ещё одну девушку, угостил Грирсона ещё одной шуткой и отправился на диван.

- Весьма милая вечеринка, мистер Макларен, - начал он.

- Зови меня Арчи, - сказал Макларен. - Я перестал быть Маклареном десять лет назад.

- Мы встречались ещё до этого, - сказал Крейг, - Сицилия, май 1943 года.

- Боже мой, вы тоже были там? - спросил Макларен и повернулся к хористочке. - Ты видишь, какой я старый? Где ты была в мае 1943-го? А вообще-то ты уже была?

Девушка влила ему в рот очередную порцию виски.

- Мы с вами были в резервном лагере, - напомнил Крейг. - У вас была бутылка виски и мы выпили её. Это было очень хорошее виски.

- Боже мой, конечно, - сказал Макларен. - Припоминаю. В ту ночь танцевали шотландские стрелки.

- Правильно, - кивнул Крейг. - Они очень грустили, потому что большинство их друзей погибли.

- И они должны были погибнуть, - продолжил Макларен, - но оставшиеся в живых танцевали здорово.

- Они были прекрасны, - сказал Крейг.

- Да, конечно. В тех обстоятельствах они и должны были быть прекрасны. А вы тоже были солдатом, не так ли?

- Служба специальных судов, - сказал Крейг. - Я - Рейнольдс.

- Вы - шотландец?

- Из Джордии.

- Да, конечно. Я вспоминаю ваш акцент. Кстати, куда он подевался?

- Вы посоветовали мне избавиться от него и стать джентльменом.

- И вы сделали это? Я очень рад.

- А как вы?

- Я сделал тоже самое. Это конечно не преступление - быть бедняком, но иной раз может им и оказаться. Я думаю, что я где-то украл эту цитату. А вы не бедствуете?

- Нет, - сказал Крейг.

- Тогда я дал вам хороший совет.

- Да, я действительно богат, - кивнул Крейг. - Конечно, мне пришлось много рисковать...

- Вам нравилось рисковать, - сказал Макларен. - Я вспоминаю, как вы рассказывали мне об этом с вашим смешным акцентом. Вам действительно нравилась опасность. Вот почему я посоветовал вам сделать опасность своей работой. Вам повезло. На свете не так много людей, которые это могут.

- А вы можете?

- Я боролся за то, чтобы выжить, - покачал головой Макларен, - и действительно выжил. Затем я опять вернулся в университет заниматься философией, потому что она мне нравилась. Кроме того, я занимался культурой моего народа, потому что это мне тоже нравилось. А потом я работал учителем, журналистом, агентом бюро путешествий, продавцом - и это мне совсем не нравилось. Теперь я проституирую дух моего народа и делаю на этом деньги. И это доставляет мне не больше удовольствия, чем все остальное. Это вас шокирует?

- Нет, - сказал Крейг.

- Эти молодые люди, от которых пахло смертью, танцующие на развалинах греческого замка - романтизм девятнадцатого века, немецкий романтизм - это уже больше не работает. С этим все кончено...э...как вас...

- Рейнольдс.

- Извините меня, Рейнольдс. Все кончено, включая вас и меня.

- Я так не думаю, - сказал Крейг. - Ничего не кончено до тех пор, пока вы можете бороться за то, что вам нужно.

Макларен покачал головой.

- Это тоже романтизм, - сказал он. - Вы опоздали. Мы уже приехали к последней остановке, старина.

Он сказал это довольно самодовольно и снова устроился на длинных мускулистых бедрах танцовщицы, лаская их кончиками пальцев.

- Простите, - обратился он к Крейгу с истинной старинной вежливостью горца, - а вы не желаете одну из этих?

- Нет, спасибо, - ответил Крейг. - Я привык двигаться на своих.

Макларен засмеялся, резко и пронзительно, так что оставшиеся на ногах гости удивленно оглянулись на него.

- Приходите, - сказал он, - а если мне захочется поскучать, то я приду к вам.

Крейг кивнул и вернулся к Грирсону, который развлекался тем, что запоминал телефонные номера. Они нашли свои плащи и вернулись к Макларену, к тому времени уже уснувшему. Танцовщица оставалась недвижима.

- Нам пора уходить, - сказал Крейг. - Передайте ему, что мы прекрасно провели время.

Девушка кивнула, а когда он повернулся, окликнула их.

- Он действительно был на войне? - Крейг кивнул. - И он видел людей, которых убили?

- Да, - сказал Крейг.

- А он...он тоже был в опасности?

- Конечно. Ведь он был коммандос.

- Арчи? - недоверчиво спросила она. - Он мне говорил, что был чиновником в налоговом управлении.

- Нет, - сказал Крейг. - Он был сержантом коммандос.

- Вы имеете в виду, что он тоже убивал людей? - Она с благоговением и страхом взглянула на лежавшего Макларена. - Он ведь чудный, правда?

- Полагаю, да, - кивнул Крейг. - Спокойной ночи.

В машине Грирсон спросил Крейга:

- Ты хотел ее?

- Нет, - ответил Крейг. - Если бы я захотел, мог заполучить любую из них. Надо поблагодарить Арчи. Он поставляет их пакетами по две дюжины. Я соскучился по Тессе.

Он откинулся назад и вздремнул, пока Грирсон не довез его до дома Хакагавы, а там повернулся, чтобы взглянуть ему в лицо.

- Мне очень жаль, что пришлось тебя ударить, - сказал он.

- Мне тоже, - ответил Грирсон.

- Нет. послушай. Если тебе придется сделать это снова, то я снова отвечу. Я ничего не могу с этим поделать. Просто я имею в виду, что мне очень жаль, если Лумис заставит тебя сделать это.

- Лумис - подонок, - буркнул Грирсон, - но он знает, что делает.

- Ему следует лучше это знать, - заметил Крейг.

- Так ты согласишься? - спросил Грирсон.

- Да, - ответил Крейг.

Постарайся стать джентльменом, - сказал ему Макларен, и он сделал все, что было в его силах, и потерпел неудачу. С одеждой у него было все в порядке, с манерами за столом - тоже, акцент и лексика - по меньшей мере удовлетворительны, но это и все. Ему понадобился бы миллион лет, чтобы научиться вести себя как сэр Джеффри, и даже тогда ему приходилось бы бороться, бороться, чтобы победить, пробиваться руками и ногами, используя любые подручные средства.

Джентльмен из него не получился. Он потерпел неудачу. И уже не мог вести себя как одинокий волк. Его жена, его умерший ребенок, Тесса, даже сэр Джеффри, за всех за них он нес ответственность. Это была его ответственность. Иногда он сознавал её, иногда пытался пренебречь ею, но они всегда оставались с ним, ожидая, что он сделает что-то для них. Это были его люди, и когда им была нужна защита, его обязанностью было её обеспечить, также как отец защищал его в рыбацком баркасе много лет назад. Для того, чтобы защитить их, ему нужно было убить Сен-Бриака.

- Я должен убить его, - сказал Крейг. - У меня нет другого выбора.

Тесса не спала, поджидая его в гостиной. Пока он раздевался, она рассказала, как добра была к ней семья Хакагавы, какие у них прекрасные манеры, они ни разу не позволили себе никаких замечаний в её адрес, ни разу не выразили удивления по поводу того, что произошло.

Крейг сказал:

- Ты будешь здесь в безопасности, Тесса.

- Почему ты говоришь только обо мне?

- Возможно, мне придется ненадолго уехать. Нужно кое-что узнать.

- Это надолго?

- Не очень. Может быть, на неделю.

- Это все из-за Грирсона?

- Нет, - сказал Крейг. - Из-за тебя. Если я с этим не разберусь, то мы никогда не будем жить спокойно. Если мне удастся сделать это...тогда нам не о чем будет беспокоиться.

Осторожно подбирая слова Тесса спросила:

- После этого... ты вернешься ко мне?

- Ну конечно, - сказал Крейг. - Ты задаешь глупые вопросы.

И потом, даже несмотря на то, что Тесса стеснялась семьи Хакагавы, спавшей за тонкой дверью, она просто должна была заняться с ним любовью.

На следующее утро она проснулась рано, поела и шутила с Сануки, пока Крейг спал. Женщины быстро подружились, возясь вместе на кухне. Мягко двигаясь, как всегда, вошел Шен-ю, позавтракал фруктами и молоком, пока Тесса жарила яичницу с ветчиной.

- Это для меня неподходящая пища, - сказал Шен-ю, - но она хороша для Джона. Он так быстро сжигает свою энергию.

Он очистил яблоко, срезав кожуру в виде тонкой, как лист бумаги, спирали.

- Джон, пожалуй, лучший дзюдоист их тех, кого мне приходилось обучать, и это делает его очень опасным человеком.

- Я так не думаю, - ответила Тесса.

- О, да. Он - человек, которому можно доверять, но он опасный человек. И ещё более опасный, потому что я научил его... я научил его. Он был очень долго несчастлив. Я не думаю, что и сейчас он несчастлив. - Японец поклонился Тессе.

- Он собирается уехать.

Шен-ю быстро и пристально взглянул на нее, хотя рука, державшая нож, оставалась совершенно неподвижной.

- Надолго? - спросил он.

- Говорит, примерно на неделю.

- Он сказал, зачем едет?

- Какое-то дело, которое он должен закончить. После этого, сказал он, мы будем жить спокойно.

- Вы оба этого заслуживаете, - сказал Шен-ю. - Вам не следует беспокоиться, Тесса. Он - очень хороший человек. У него все будет нормально.

Она отнесла завтрак Крейгу и, прихлебывая кофе, наблюдала за тем, как он ест, сидя в постели.

- Все нормально? - спросила она.

- Прекрасно, - кивнул он. - И ты знаешь, что это так.

Наконец он отодвинул поднос, закурил сигарету и притянул её к себе.

- Но мне не хотелось бы чтобы ты это делала, - сказал он.

- Что именно?

- Ждала меня, как ты сейчас это делаешь. Я мог встать и позавтракать.

- Ты устал...и кроме того мне нравится это делать. У меня не будет этой возможности, когда ты уедешь. - Тут она повернулась к нему, он увидел страх в её глазах. - Шен-ю сказал, что я не должна беспокоиться. Что с тобой будет все в порядке.

- Конечно.

- Но он имел в виду не это. Ведь тебе предстоит что-то опасное, правда?

- Нет, - сказал Крейг. - Он просто подшутил над тобой...

- Ты меня обманываешь, - сказала она. - Думаешь, я не знаю, когда ты меня обманываешь?

Крейг пожал плечами.

- Ничего не поделаешь, милая, - сказал он. - Я должен ехать.

- Куда?

Он покачал головой.

- Что ты собираешься делать?

- Я уже говорил тебе, - сказал он. - Обеспечить спокойствие нам обоим.

- Или погибнуть? Да?

- У меня нет выбора. Поверь мне...

- О, да, ты должен, - кивнула Тесса. - Мы могли бы уехать. Сейчас. Сегодня.

- Вчера, - сказал он, - но не сейчас. Теперь мы не можем уехать.

- Это все Грирсон, да? - спросила она.

- Это ты и я. Я говорил тебе вчера вечером.

- Дорогой мой, - сказала она. - Пожалуйста, скажи мне, что ты собираешься делать.

Он покачал головой.

- Не могу.

Тогда она отодвинулась от него и сидела молча, наблюдая, как он умывается, одевается, достает свой пистолет, проверяет его и пристраивает кобуру под мышкой. Потом он вывернул свой бумажник, высыпая все деньги ей на колени.

- Я должен ехать, - сказал он. - Этого тебе хватит до моего возвращения.

Она продолжала молчать.

- Это может быть опасным, - сказал он. - Я надеюсь, что ничего не случится, но все может быть. Не беспокойся, милая.

У тебя будет все хорошо.

- Хорошо? - переспросила она. - Будет ли так на самом деле?

- Я уверен. - Он кивнул и продолжил очень серьезно, - Если со мной что-то случится, ты будешь богатой женщиной. Я составил новое завещание.

Она вздрогнула так, словно он её ударил.

- Но я собираюсь вернуться...ради тебя. Ты мне веришь?

Медленно, неохотно, она кивнула.

- Ты будешь здесь?

- Да, - прошептала она.

- Тогда в чем же дело?

- Я буду ждать тебя, потому что я должна, - сказала она. - Потому что у меня нет другого выбора. То, что я чувствую...но мне это не нравится. Это меня пугает.

- Очень жаль, - сказал Крейг, - я уже говорил, как это будет.

- Разве мы не можем прямо сейчас уехать, - спросила она. - Разве не можем?

- Мы увидимся через неделю, - он наклонился, чтобы поцеловать её, но она отвернулась.

Крейг пожал плечами и надел плащ. Не было смысла спорить. И нужно было идти. .

Глава 1

2

Совершенно естественно, что клуб Лумиса был расположен на Сент-Джеймс стрит, и именно туда направился Крейг, чтобы позавтракать с ним вареными креветками, холодной говядиной и салатом, яблочным пирогом, чеддерским сыром и пинтой горького пива. В качестве еды это вряд ли годилось, но Лумис хвалил меню за скромность.

- В Ницце вы получите такую экзотическую пищу, какую только захотите, - сказал он. - Эта еда должна вас успокоить. Изысканная кухня призвана возбуждать. А это просто еда.

- Вы считаете, что мне нужно успокоиться? - спросил Крейг.

- Полагаю, что нет. Я получил для вас кое-какие новости. Пучелли направился в клуб дзюдоистов. Он разыскивает Хакагаву.

- Продолжайте, - сказал Крейг.

- Мы не позволим ему продвинуться слишком далеко, - добавил Лумис. Не беспокойтесь. Если он начнет становиться слишком опасным, мы найдем, что с его паспортом что-то не в порядке, и выставим домой. Если не... - он жестко посмотрел на Крейга, - вы не захотите сами разобраться с ним.

- Нет, - буркнул Крейг.

- Располагайтесь поудобнее, - Лумис набросился на говядину. - Я полагал, что вы намерены проделать для нас и эту небольшую работу?

- Да, - кивнул Крейг. - Но прежде всего Сен-Бриак. Это главное.

- Грирсон сказал, что вы вчера вечером немного поболтали с Маклареном. Он поучал вас?

- Он поучает всех. Он не может этого не делать. И сам не верит в свои проповеди.

- Ну и как, он смог вас переубедить?

- Нет, - сказал Крейг. - Он - обманщик, как и я. И он это знает. Он никак не мог меня переубедить. Но я теперь впутал в это дело Тессу, вот почему придется сделать то, что вы хотите. Это единственный способ обеспечить её безопасность.

- Вы могли бы оставить её, - заметил Лумис.

- Это единственное, чего я не могу сделать. Давайте не будем даже обсуждать такую возможность. С того момента, как я столкнулся с Сен-Бриаком, выбора не осталось.

- Сен-Бриак - это все, чего я хочу, - сказал Лумис. - Но другие могут захотеть вас. Эти парни - фанатики. Они не знают, где остановиться. Вот почему я утверждаю, что они безумцы, но когда речь заходит об организации, они становятся такими же здравомыслящими как вы или я, и такими же хитрыми.

- Видите ли, они организуются в ячейки. Ячейка Сен-Бриака - это ячейка убийц. В ней состоят пять человек. Заместителя командира зовут Ля Валере. Гаденький тип, но умеет ловко обращаться с пистолетом. Дюкло и Пучелли - я вернусь к ним немного погодя - предназначены для грубой работы. Обычно в качестве помощника они использовали Каделлу, пока ты не прикончил его. Затем ещё двое или трое телохранителей - вот и все. Это вполне самостоятельная группа. И они верят в закон мести. Пучелли - корсиканец, а мать Дюкло тоже была с Корсики. Троньте одного из них и все остальные набросятся на вас. Затроньте их шефа, и вы обнаружите, что отступить будет нелегко. Можно сказать, что они преданы ему. Или, по крайней мере, я так слышал.

- Это я тоже слышал, - признал Крейг. - Но я должен попробовать.

Лумис взял очередной кусок яблочного пирога и сыра.

- Оказывается, вы слышали о множестве вещей, - сказал он, - откуда вы все это узнаете?

- От арабов, - сказал Крейг. - У них есть собственная информационная сеть. Причем весьма неплохая. И они помогают мне оставаться в живых, потому что нуждаются в моих поставках.

- Не хотите рассказать мне о них?

- Нет, - отрезал Крейг.

- Ну, как хотите. - Лумис отодвинул свою тарелку, а потом, забыв про собственную теорию, громко произнес, - Боже мой! Это ужасно.

Пожилой старший официант, совершенно глухой, сказал, Благодарю вас, сэр, - после чего Лумис прошел в читальню, где громко храпели три пожилых джентльмена.

- Они тоже глухие, - сказал он. - Однако, нам пожалуй не стоит предоставлять кому-либо лишний шанс.

Он позвонил официанту и приказал подать кофе в комнату для писем.

Это была большая пустынная комната, заставленная письменными столами в стиле короля Эдуарда с толстыми пачками клубных письменных принадлежностей на них, словно совет клуба ещё не понял, что Эдисон совершил открытие века и что теперь клуб может приобрести телефон. Официант налил им кофе и Лумис громко повторил:

- Это ужасно, ужасно!

- А зачем нужно было есть здесь? - спросил Крейг.

- Я привык к ним, и они привыкли ко мне, - ответил Лумис. - Когда вы доживете до моего возраста, то поймете, в чем дело. Нам уже нелегко меняться. Правда, к вам это не относится.

- Когда мне следует выехать? - спросил Крейг.

- Именно об этом я и хотел поговорить, - проворчал Лумис. - Вы всегда торопитесь, а я терпеть не могу переходить прямо к делу. Но вы ещё не привыкли ко мне.

Он нахмурился и опять перешел на"ты":

- Ты ещё слишком самонадеян, сынок. Ты поедешь сразу же, как только я смогу все уладить. Грирсон едет с тобой.

- Вы мне не доверяете?

- Как я могу тебе не доверять? - обиделся Лумис. - В любом случае он может оказаться весьма полезным, Грирсон это умеет. И мне кажется, что ты ему нравишься, правда, Бог знает почему. Слабость Грирсона заключается в том, что он легко влюбляется в людей.

Крейг закурил.

- Вы много поработали над тем, чтобы стать непереносимым, - сказал он.

Лумис, не спрашивая, взял сигарету из его пачки.

- Я кое-что вам расскажу, - сказал он. - Я числюсь в официальных документах гражданским служащим. Все думают, что это просто прикрытие для меня, так как я чертовски груб. Не более тридцати человек в мире знают обо мне столько же, сколько знаете вы - и все они такие же, как и вы. Они не могут меня выдать.

- Почему же, вполне могут, - сказал Крейг.

- Раньше или позже один из них это сделает, - согласился Лумис. - И я сразу узнаю и буду готов к отпору. До того времени это всего лишь веселая шутка. Запомни, сынок, я остаюсь в неизвестности до тех пор, пока хорошо делаю свое дело.

- Убивая людей?

- Иногда. Не часто. Просто твое дело оказалось одним из многих, которыми я занимаюсь в данный момент, вот и все. Когда нет другого решения проблемы, то я использую этот, если думаю, что я прав. Вот моя позиция.

- Это вас беспокоит?

- Нет, - отрезал Лумис. - Это не беспокоит меня до тех пор, пока я не потерплю неудачу, а я не часто терплю неудачи. Совершенно ясно, что и в этот раз не намерен. Если Сен-Бриак не умрет, то умрет немало других людей. И значительно лучших, чем он. Поэтому больше не говори мне о нем.

Крейг повторил то, что Бен Бакр рассказывал ему в небольшом ресторанчике неподалеку от Жарден де Фаро в Марселе. Он вспомнил, что в ресторанчике было очень жарко, но буйябесс оказался достаточно хорош, и ещё лучше было провансальское вино. Мусульманин или нет, но Бен Бакр свой литр вина выпил. Ведь недаром двадцать четыре часа в сутки он находился в опасности.

Сен-Бриак ещё не выяснил, кто он такой, но Бен Бакр каким-то образом вышел на Пучелли и от него наконец-то узнал о существовании ячейки Сен-Бриака и о характере её руководителя. Совершенно очевидно, что Сен-Бриак окончил Сен-Сир, он получил Военный Крест в Индокитае за проявление исключительной храбрости в тех условиях, когда храбрость была обычным явлением. Он был офицером разведки в департаменте Атлас в Алжире и уволен за то, что был слишком жесток, хотя в Алжире в то время жестокость была обычным явлением. И ещё Бен Бакр настаивал на том, что он не был садистом, как большинство людей, работавших на него. Просто он использовал жестокость, поскольку она была эффективна и давала те результаты, в которых он больше всего нуждался.

Сен-Бриак был решительно настроен на то, что Алжир должен остаться частью Франции, что страна и армия, которую он обожал, не должны больше страдать от поражений, не должны больше испытывать унижений. В сопоставлении с этой грандиозной целью ни одна человеческая жизнь, включая его собственную, не имела никакого значения.

Медленно, терпеливо, с огромным риском Бен Бакр собирал свое досье: modus operandi, персональная информация, финансовая поддержка, - и кое-что из этого он рассказал Крейгу. В конце концов Сен-Бриак выследил его, но Бен Бакр умер слишком быстро и вот уже второй год Крейг оставался в живых...

Лумис спросил:

- Видели вы его после того... как с ним покончили?

Крейг покачал головой.

- Я слышал, - сказал он. - Это было месиво.

- Вы испугались?

- Конечно, - сказал Крейг. - Как только я услышал об этом, я хотел выйти из игры, но не смог. Вы были правы, когда говорили обо мне. По крайней мере частично правы. Мне не доставляет удовольствия, что бы вы там не думали, убивать людей, но я не могу жить без ощущения опасности. Я был как наркоман. Вы понимаете, что я не испытывал от этого удовольствия, мне это просто было необходимо.

- Были? Вы хотите сказать, что больше в этом не нуждаетесь?

- Мне нужна девушка, - сказал Крейг. - Поэтому вам не о чем беспокоиться, не так ли? Если я не сделаю эту работу, то мы никогда не сможем жить спокойно.

- Тогда все в порядке, - кивнул Лумис. - Я отправлю вас через пару дней. Потом у вас будет четыре дня на то, чтобы сделать работу, вот и все. Он должен через неделю выехать в Аден-там у него какие-то планы. Большие планы. Или, по крайней мере, мне так сказали. Забастовки, восстания, убийства. Мы будем вынуждены ввести войска и убить чертовски много арабов, но даже при этом волнения могут распространиться слишком широко. Лучше всего, если он не попадет в Аден. И ваше дело - присмотреть за тем, чтобы он туда не попал. Если будет возможно, мне хотелось бы получить побольше информации о том, что он намеревается делать. Но это не так важно. Главное - присмотреть за тем, чтобы он не уехал. О'кей?

- Он не уедет, - ответил Крейг.

- Он - любопытный парень, - сказал Лумис. - Безжалостный, вероломный, отвратительный. И он ещё считает себя джентльменом. И блюдет свою честь! Вы должны иметь это в виду. Это может помочь вам добраться до него.

Он внимательно посмотрел на Крейга, оценивая его силу, его умение, быстроту его реакции, его способность убивать. Наконец он удовлетворенно откинулся назад.

- Пожалуй все. - Если у вас нет каких-нибудь пожеланий...

- Я хотел бы немного поработать с Грирсоном. Есть парочка вещей, которым я хотел бы его научить.

- Используйте спортивный зал в подвале. Что-нибудь еще?

- Пучелли. Мне хотелось бы, чтобы его арестовали, когда мы уедем. Но не депортировали. Только арестовали. Подержите его здесь, пока мы не вернемся.

- Сделаю, - кивнул Лумис и ухмыльнулся. - Мне хотелось бы встретить тебя раньше, сынок. Мне действительно этого хочется.

Баумер уехал в Сан Пауло, а не в Рио де Жанейро. Рио могло подождать, пока ситуация немного не уляжется. Он прочел о Раттере и, будучи человеком сентиментальным, даже всплакнул о нем, но с другой стороны чувствовал себя в Сан Пауло вполне счастливым. Там было шумно и весело, и целый день светило солнце. В то же время Баумер полагал, что ему удастся заняться там бизнесом. Но сейчас он наслаждался отпуском: ходил на концерты, в картинные галереи, бездельничал на солнышке. Было так приятно пользоваться такой возможностью после детства, проведенного в Германии, бурных странствий по Северной Африке, вновь Германии, вновь попытки спрятаться и, наконец, тюрьма в Испанском Марокко, перед тем как он смог добраться до Англии, начать свое дело, встретить Ланга, а потом и Крейга.

Он не удивился, прочитав, что Крейг убит. Крейг был самым сильным среди них, но и самым уязвимым. Вот почему он зарабатывал больше всех денег и не умел жить так, чтобы наслаждаться ими. У Крейга не было таланта наслаждаться жизнью. Баумер сожалел об этом. Он был бы рад, проживи Крейг достаточно долго, чтобы понять истинную цену удовольствию, как понимал он сам. Но Крейг всю свою жизнь провел на войне. Для него не было другого мира. Для него Моцарт и Веласкес были не более чем именами, вечерняя заря всего лишь прелюдией к ночному рейду, женщина - всего лишь средством на несколько минут расслабиться...

Баумер уже три недели наслаждался всем этим. А потом его нашел Кавальо.

Девушка, которую он знал, танцевала с Баумером в одном из клубов Сан Пауло и запомнила его из-за щедрости. В конце концов Баумер вынужден был сказать Кавальо и его помощнику, где спрятаны деньги, и они убили его. Потом они напились, разбили пластинки, порвали и разбросали книги. Девушке, с которой танцевал Баумер, предложили подарок. Она выбрала золотого Св. Христофора.

Лумис подготовил для них окончательные инструкции. Он поговорил с ними, пока они лежали под кварцевыми лампами, набирая загар, чтобы не выделяться на побережье, где бледный цвет кожи уже сам по себе выглядит подозрительным и служит предметом пересудов. Связной Эшфорд должен встретить их в Сан-Тропезе и сообщить точное время прибытия Сен-Бриака в Ниццу. После этого он должен исчезнуть.

- Видите ли, он - гомосексуалист, - сказал Лумис. - Именно благодаря этому мы и вышли на него. Он оказался дружком заместителя Сен-Бриака, того самого Валере, о котором я вам говорил. Парни, которые занимаются нашим делом, не должны заводить друзей, Крейг.

- Я не занимаюсь вашим делом, - сказал Крейг, - и не сожалею об этом.

- Это совсем нехорошо пахнет, не так ли? - сказал Лумис, - Но я должен думать об альтернативных вариантах и расскажу вам, в чем они будут заключаться. Совершенно очевидно, что готовится массовое убийство и, весьма возможно, война. Потому я надавил на него, точно так же как и на вас. К сожалению, у меня не так уж много возможностей для выбора, сынок.

- Вы встречались с ним?

Лумис покачал головой.

- Грирсон займется деталями - и намерен сказать Эшфорду, что он работает на вас. Видите ли, это работа любителя. Грирсон - это плутоватый джентльмен, которых вам приходилось встречать в прежние времена в Танжере.

- Вы были уверены, что я помогу вам, - сказал Крейг.

- Это не так уж существенно, - заметил Лумис, - Мы должны сделать это от вашего имени, что бы не случилось. Кроме того, я пообещал Эшфорду, что Ля Валере не тронут, точнее вы пообещаете это - конечно, если так получится. В любом случае, Ля Валере ничего не значит без Сен-Бриака. Еще один спятивший офицер-парашютист. Как я уже говорил вам, он знает как убивать, но не блещет умом. И в любом случае, он влюблен. Нам нечего о нем беспокоиться.

- Теперь о Дюкло, это совершенно другое дело. Он бывший полицейский из Алжира. Немного садист и очень предан своему делу. До тех пор, пока есть кому отдавать приказы, Дюкло опасен. Примерно таковы же и телохранители. Вы должны каким-то образом нейтрализовать их и это нельзя сделать с помощью взятки.

- Есть два места, где вы можете встретить его. Одно - его вилла в Вийефранш, другое - это офис самой Ассоциации в Ницце. Эшфорд введет вас в курс дела. - Он взглянул на Грирсона, который кивнул в ответ. - Если сможете получить дополнительную информацию об организации, я буду вам благодарен, но самое главное - Сен-Бриак должен умереть. Так, теперь какое снаряжение вы хотите получить?

- Можно бомбой, - сказал Крейг, - но я не хотел бы рисковать. Погибнет слишком много людей. Ружье?

- Мы довольно долго наблюдали за ним, - сказал Грирсон, - Можно бы воспользоваться ружьем, но он все время настороже - его всегда окружают его люди. Единственный способ добраться до него - это приблизиться вплотную, но тогда не возьмешь ружья.

- Тогда это должен быть пистолет для стрельбы по мишеням, - сказал Крейг. - Что-то типа "кольт вудсмен". Сможете достать мне такой?

Лумис кивнул.

- Грирсон знает пути отхода - сказал он. - Он расскажет вам сам. Вот ещё одно. Если они схватят вас, то вы же знаете, что произойдет, не так ли? - Крейг кивнул. - Мы дадим вам на этот случай таблетку. Если вы не сможете ею воспользоваться, то они узнают обо мне все. - Он пожал плечами. - Это будет неприятность, но не конец света. Согласно мнению правительства Ее Величества, Лумиса не существует. - Продолжая сидеть он весьма официально поклонился Крейгу.

- Удачи, сынок. Пусть вся удача мира сопутствует тебе. .

Глава 1

3

Крейг вылетел в Париж на "каравелле" военно-воздушных сил. Он выглядел и вел себя как весьма состоятельный турист. На одну ночь он остановился в отеле на улице Риволи, пил в барах на Елисейских полях, посетил Лувр и музей Родена, казино и кабаре"Крези Хорс". Он ухаживал за девушками, угощал их выпивкой, танцевал с ними, а затем бросал их. Когда он убедился, что за ним никто не следит, он присоединился к Грирсону и заставил того ещё и ещё раз практиковаться в тех приемах, которым он научился от Хакагавы.

Затем Грирсон на некоторое время исчез и появился с потертым кожаным чемоданчиком. В нем лежали два "кольта" 38-го калибра, "люгер" Крейга и "кольт вудсмен", о котором он просил. Этот пистолет представлял собой длинноствольное оружие для стрельбы по мишеням, обладавший большой точностью. По крайней мере, он должен был ею обладать. Его пули обладали слишком малой убойной силой, если только они не попадали в жизненно важное место. До того, как покинуть Лондон, Крейг постоянно тренировался с ним, и теперь уже неплохо знал это оружие. Достав пистолет из чемоданчика, он взвесил его на руке.

- Теперь можно ехать.

Грирсон возразил:

- Сначала нужно достать машину. Я заказал для вас "альфа-ромео".

- Разве мы не воспользуемся вашей?

- Нет,"лагонда" осталась в Лондоне. Она слишком приметна для такого рода работы. Себе я взял "мерседес". Он достаточно быстроходен, не бросается в глаза, с левосторонним управлением.

- И у "альфы"тоже?

Грирсон кивнул.

- Хорошо спланировано, - заметил Крейг, - мне нравится.

"Альфа" была черного цвета и так натерта воском, что сверкала на солнце. Она была сдана Крейгу в аренду англичанином, жившим в Париже, на что были все документы. Здесь же был и сам англичанин, который понаблюдал, как Крейг управляет его любимицей в парижской толчее, затем тихо вздохнул, попросил его высадить, погладил сверкающий шедевр и исчез.

Крейг поехал к Порт де Пикпус, выехал из Парижа по дороге Н5 и направился в сторону Сана, делая семьдесят миль за час с четвертью. Автомобиль показал себя великолепно. Следовавший за ним Грирсон всю дорогу жал на педаль газа и ругался.

Пообедав в Сане, он поехал дальше по дороге Н6 через Оксьер и Макон в сторону Лиона, проделав следующие двести пятьдесят миль. Грирсону пришлось попотеть, чтобы не потерять его из виду. В Лионе они остановились на ночь. Теперь он знал свою машину; он разгонял её до скорости более ста миль, экспериментировал с управлением, проскакивая повороты по обочине, проверял надежность тормозов. Автомобиль, как и пистолеты, были лучшими из того, что мог достать Лумис.

Он поужинал в ресторане возле базилики Фурвьер, в тихом и уютном месте, где серьезные люди и ужинали серьезно. Gras-double по-лионски, cervelas en brioche, poulet en chemise заслуживающая всяческого уважения выпивка - "божоле", "макон","Коте де Рон". Грирсон, расположившийся через два столика, восхищался его аппетитом. На следующее утро после кофе и бриошей они выехали из Лиона по дороге Н7, самой скоростной дороге на Ривьеру, и продолжили путь. Теперь сияло солнце, достаточно сильное для того, чтобы надеть темные очки, воздух стал теплее.

Немного спустя Грирсон вырвался вперед и с ревом обошел "альфу". Крейг прибавил скорость и догнал его. Грирсон не мог гнать "мерседес" слишком быстро - дорога была забита, а при скорости ниже девяноста миль "альфа" могла легко его обойти. За Валенсой на дороге стояла парочка девушек, странствующих автостопом. Грирсон проехал мимо, но Крейг сбросил скорость и остановился. Ему был нужен кто-то, чтобы поговорить и, кроме того, как ему показалось одна из девушек, черненькая, прихрамывала. Девушки пустились к нему и он увидел, что черненькая, которая несла гитару, больше не прихрамывает.

Крейг усмехнулся про себя. Лучший способ остановить машину... Он твердо напомнил себе, что он - англичанин; что Вогезы начинаются в Кале. Здесь уже не стыдно говорить по-французски, но человек все ещё не должен говорить очень хорошо.

Обе девушки были в клетчатых рубашках, голубых джинсах и сандалиях и обе были прехорошенькими. На этом их сходство заканчивалось, так как одна была белокурой, пухленькой, слабенькой и француженкой, а другая - темной, сильной и американкой. Они направлялись в Сан-Тропез, как сказала француженка, но по пути им нужно было попасть в Авиньон, как настаивала американка. Им хотелось увидеть папский дворец.

- Как хотите, - сказал Крейг, - мы с тем же успехом можем пообедать в Авиньоне, как и в любом другом месте.

Он мягко нажал на педаль газа и "альфа" мощно двинулась вперед.

- Послушай, - спросила американка, - что это за машина?

- "Альфа-ромео", - ответил Крейг.

- Она неплохо ведет себя, когда мужчина заставляет её двигаться.

- Да, полагаю, именно так, - согласился Крейг.

- Я вижу. Но она выглядит не очень большой, верно?

- Да, действительно, она не выглядит... - Крейг закашлялся.

- Я имею в виду, что она маленькая.

- Но отважная, - сказал Крейг.

Американка предложила всем сигареты, закурила одну из них и сунула её Крейгу в рот.

- Вы в отпуске? - спросила она.

Крейг кивнул.

- Мы тоже - можно сказать. Я Сикорская - Мария Сикорская. Она - Софи Журден.

- А я - Джон Рейнольдс.

- Привет, - сказала Мария.

- Привет, - сказала Софи.

После этого ему оставалось только слушать и вести машину. Девушки были певицами и надеялись в сезон поработать на Ривьере. Все их имущество состояло из 300 новых франков, содержимого рюкзаков и разрешения на работу для Марии и, конечно, никаких автомобилей. Им было по двадцать одному году.

- Я пою кантри, - сообщила Мария. - Сама я из Детройта, но работала в Лас Вегасе и там выучила от ковбоев несколько песен. Вы были в Лас Вегасе? - Ответа она дожидаться не стала. - Самое сумасшедшее место в мире! Тысяча миль пустыни и в центре город, полный машин и фруктов. Вы знаете, что значит Лас Вегас? Это означает - Открытая Страна. Испанцы никогда не видели ничего более открытого, чем Вегас. А если оглядеться вокруг, то можно увидеть несколько ковбоев. У них очень хорошие песни. И Софи очень нравятся ковбои.

- А вы тоже поете кантри? - спросил Крейг.

- Нет, - ответила Софи. - Я пою обычные песни. Баллады. Знаете - такие печальные песни, которые поют поздно вечером.

- Послушайте, она очень славно поет, - сказала Мария. - Она каждый раз заставляет меня плакать. Вы знаете почему? Раньше она была танцовщицей. Она даже выступала в стрип-шоу.

Она с гордостью взглянула на Софи и Софи попыталась, хотя ей это и не удалось, выглядеть скромницей. Крейга это заинтриговало.

- И вам это нравилось? - спросил он.

- Хорошие деньги, но очень тяжелая работа. И глупая к тому же. Вверх, вниз, вверх, вниз. То ли кто-то пойдет в постель, то ли не пойдет.

- А вы тоже занимались стриптизом? - спросил Крейг Марию.

- Нет, - покачала головой Мария. - У меня недостает для этого темперамента. И ещё туда нужны томные девушки. Они выглядят более сексуальными. Я ни за что не смогу заставить себя быть томной.

Она болтала всю дорогу до Авиньона и Крейг ей поверил.

Авиньон очаровал её. Она проверила существование моста, о котором говорилось в песне, и то обстоятельство, что мост лежал в руинах, совершенно её не смутило. Когда-то он стоял, песню сочинили по этому поводу и этого было достаточно. Кафедральный собор и вид, открывавшийся с Променад дю Роше, полностью удовлетворили её ожидания, а тяжелая серая масса дворца, мрачного и от этого ещё более величественного, и благоухающая красота висячих садов на какое-то время заставили её замолчать.

- Видите, как вам повезло, что вы нас подвезли, - заключила она наконец. - Не сделай вы этого, не увидели бы такой красоты.

- Я в большом долгу перед вами, - сказал Крейг. - Может быть, вы позволите мне угостить вас обедом?

- Боже мой, я должна это обдумать, - сказала Мария строго. - Впрочем, я надеюсь, что он будет хорош, - так что решено!

Они направились в провансальский ресторан и ели там долго и вкусно, а когда закончили, Мария спросила:

- Долго вы собираетесь пробыть в Сен-Тропезе?

- Я останусь там на ночь.

- О, это прекрасно, - протянула Мария.

- Завтра утром я намерен выехать в Канны, - солгал Крейг.

- Вы собираетесь совершить большое путешествие, - заметила Софи.

- Возможно, мне придется встретиться в Сен-Тропезе с другом, - сказал Крейг, - во всяком случае, я никогда там раньше не был и всерьез решил, что нужно побывать, прежде чем я умру.

Софи серьезно спросила:

- Вы же не такой старый, правда?

Крейг громко рассмеялся. Кажется, прошло очень много лет с той поры, когда он делал это последний раз.

После этого они проехали через Экс-ан-Прованс и Бриньоль в сторону Канн-де-Мор, оставили национальную дорогу Н8, повернули на юг к Гримо и наконец добрались до Сен-Тропеза. Девушки покинули его на площади и он обещал, что обязательно найдет их, чтобы вместе поужинать. Потом он подъехал к небольшому отелю возле английской церкви, где у него была назначена встреча с Грирсоном, и дождался того, чтобы получить дальнейшие инструкции.

Уже в конце мая город был переполнен: двадцать тысяч человек толкались там, где зимой живет всего лишь пять тысяч, причем отнюдь не в роскошных условиях. Но для Грирсона и Крейга была снята комната, прохладная большая комната с французскими окнами, открывающимися в сад, и собственным душем. Хозяйка была предупреждена, что прибудут два состоятельных и щедрых англичанина, которые очень болезненно относятся к вмешательству в их частную жизнь. Кроме того, ей уплатили вперед. И она осталась вполне довольна.

Грирсон был в бешенстве.

- 162

- Вам не следовало этого делать, - сказал он. - Мы здесь не в отпуске.

- Мы должны делать вид, что это именно так, - возразил Крейг, - а парочка девушек - самое лучшее прикрытие, какое только можно придумать. В любом случае, они не представляют опасности. Мне нужно было поговорить с людьми. И они напомнили мне о Тессе. А завтра мы уедем. Я сказал им, что мы направляемся в Канны.

- Вам не следовало этого делать, - настаивал Грирсон. - Вы и сами знаете, что не должны были этого делать.

- Они мне нравятся, - пожал плечами Крейг. - Неужели вы думаете, что я позволю, чтобы им причинили какой-то вред? Послезавтра они нас не увидят.

Грирсон вздохнул.

- Очень хорошо. - Я прийду и взгляну на них. Но Лумису это бы не понравилось.

- Лумиса никто не приглашал, - сказал Крейг.

Мужчины приняли душ и переоделись, выпили холодного белого бургундского, а Грирсон тем временем прочитал вслух письмо от Эшфорда, которое их ждало.

"- Наш друг все ещё отсутствует и не вернется по крайней мере ещё два дня, - прочитал он. - Я вложил в конверт газетную вырезку, которую меня просили передать Джону. Она может показаться ему забавной, по крайней мере мне так сказали".

Вырезка была из нью-йоркской газеты и в отмеченной статье говорились очень серьезные вещи о союзе портовых грузчиков. Ниже была помещена маленькая заметка о подвергнутом пыткам и убитом неизвестном мужчине, обнаруженном в Сан Пауло, в Бразилии. Грирсон подождал, пока Крейг дочитает, а потом сжег письмо и газетную вырезку.

- Это мог быть я, - сказал Крейг.

- Баумер? - спросил Грирсон.

- Да, - кивнул Крейг. - Мне это не кажется забавным.

- Эшфорду нужно быть осторожным, - сказал Грирсон.

Крейг выпил ещё вина. Наверняка бумаги, которые прислал Эшфорд, были подготовлены Лумисом, и тот знал, что они приведут Крейга в ярость. Лумис хотел видеть Сен-Бриака мертвым, и для этой цели никакие детали не могли быть слишком незначительными, даже использование слова "забавный".

Они встретили Марию и Софи в баре неподалеку от порта. Как и на всех остальных сидевших там мужчинах на Крейге и Грирсоне были пляжные рубашки и спортивные брюки, а на девушках - штаны как у матадоров и провансальские блузки. Так была одета здесь каждая вторая девушка. Это напомнило Грирсону дни его службы на флоте. Крейг хотел выпить ещё вина и обнаружил, что ему нужно виски: не было и речи о каком-то выборе. Он должен был пить виски, так как только им можно было напиться пьяным. Перед лицом такой логики он отбросил все оправдания.

Позже он обнаружил, что ел жареные сардины в одном из трех ресторанов, где их подавали, а потом танцевал при свете свечей в подвале, завешенном сетями. Еще он помогал Марии нести её гитару и в четыре часа утра слушал, как она пела ковбойские песни.

Она пела на набережной, сидя на перевернутой лодке, и у неё не было недостатка в слушателях. Голос у неё был хрипловатый и берущий за душу, гитарой она владела профессионально; иногда в её исполнении были слышны негритянские вариации, а иногда намеки на мексиканскую манеру. Крейг даже подумал, что ему прикажут пойти со шляпой по кругу, но за это дело взялась Софи: она льстила, уговаривала, выпрашивала монеты до тех пор, пока не наступила её очередь петь, и её голос был полон отчаяния, а Мария аккомпанировала. Они остановились только тогда, когда набрали тридцать новых франков, которых им должно было хватить на завтрашний день.

Толпа рассеялась и Крейг посмотрел с мола на мягкое море с лунной дорожкой, на котором как лебеди покачивались рыбацкие лодки. Софи прижалась к нему и он обнял её за плечи.

- Ты очень хорошо пела, - сказал он.

- Действительно хорошо? - спросила Софи. - Послушай. Вы с другом богаты?

- Никто ещё не отвечал утвердительно на такой вопрос, - сказал Крейг, - но мы не бедны.

- Именно так я и подумала, - кивнула Софи. - Что, если Мария и я поживем с вами некоторое время? - Крейг изумленно посмотрел на нее. - Ну, а почему бы и нет? Вы нам нравитесь.

- Ты очень добра, - сказал Крейг.

- Да, я умею быть доброй, - согласилась Софи.

- Но, послушай... - Он заколебался. Теперь она пристально смотрела на него. - Мы слишком стары для вас. Мне уже тридцать шесть.

- Мне нравятся взрослые мужчины, - сказала Софи, - Я думаю, что ты очень умный, очень серьезный, и ещё остроумный.

Я чувствую себя с тобой очень спокойно. Мне нравится такое состояние. - Она коснулась его руки, почувствовав его твердые мускулы. - Ты - очень сильный, Джон. В твоем мире очень важно быть сильным.

- В моем мире?

- Там где вы занимаетесь бизнесом, - кивнула она. - У нас с Марией все по-другому. Нам ничего не нужно. У нас так много друзей. Знаешь, мы снимаем комнату на восемь человек! Через час подойдет наша очередь спать. Я предпочла бы спать с тобой.

- Нет, - Крейг нежно поцеловал её. - Я не могу. Я бы хотел, но не могу. - Он заглянул ей в глаза. У неё были очень печальные глаза, серые и спокойные.

- Мне очень жаль, - повторил Крейг. - Я не могу.

- Почему?

Он вздохнул и снова взглянул на нее. Помимо легкого нрава, претензий на обед в четырехзвездном ресторане и постель в пятизвездном отеле в ней было что-то еще, на что он не имел права. Он нравился этой девушке, нравился так сильно, что она готова была полюбить его. Так, как это уже сделала Тесса. Он не мог рассказать ей о Тессе. И было очень нелегко отказывать ей. Она достаточно хорошо знала, насколько она привлекательна, знала, что многие мужчины её хотели. Если он скажет нет, она обидится и не простит...

- Почему ты остановилась на мне? - спросил он. - Грирсон тоже весьма неплохо выглядит. Глаза тебя подвели.

- Я все прекрасно вижу, - возразила она. - Конечно, Грирсон привлекательный мужчина. Но ты - ты куда более интересен. Видишь ли, ты куда сильнее его и гораздо мягче.

- Ты ошибаешься, - улыбнулся Крейг.

- Нет. Если ты кого-нибудь полюбишь, то этот человек будет в безопасности. Я знаю это.

1Насколько в безопасности была Тесса? Насколько в безопас 1ности будет эта девушка? 0

- А кроме того, ты живешь насыщенной жизнью, - сказала Софи и смущенно улыбнулась. - Ты живешь куда интенсивнее, чем другие, - каждую минуту, которую я провела с тобой, ты буквально поедаешь жизнь. Авиньон, "альфа-ромео", я, сардины на ужин. Ты просто глотаешь все это. Ты так жаждешь жить, милый...

1Потому что у меня так мало времени...

- Почему ты не хочешь? - вновь спросила она.

- Дело в том, что мы снимаем комнату на двоих.

- Попроси своего друга отправиться куда-нибудь еще.

- Нет, - покачал головой Крейг. - Не могу. Он должен думать, что все знает про нас. Он не знает - но он должен думать, что знает. Я никогда не позволю ему узнать.

- Тебе ничего не нужно делать в ближайшее время?

- В самое ближайшее-ничего, - ответил Крейг. - Ты - просто мечта, Софи. Ты возникла из какого-то невероятного места...

- Из клуба "Венера".

- И исчезнешь где-то среди звезд.

- В клубе "Ля Ультима".

- Вот места, из которых приходят мечты. Если невозможно, сделать мечты идеальными, то я не хочу их вовсе.

Софи вздохнула.

- А где мы могли бы выпить виски? - спросила она.

- Я думаю, в нашем отеле. Ты хочешь выпить?

- Позже станет холоднее. - сказала девушка и вздохнула ещё раз. - Я бы предпочла уснуть сегодня ночью в постели. В большой теплой удобной постели. - Она засмеялась. - Я ведь очень вещественная мечта, Джон. Во мне сорок килограммов. - Она положила свои руки на его и неожиданно её коготки впились в его мышцы.

- Может быть я не так сильна, как ты, но даю слово, я могу закричать очень громко, и если ты не пойдешь со мной, я так и сделаю. Я действительно так сделаю!

И Крейг знал, что она так сделает, и пошел с ней, говоря сам себе, что у неё возникнут подозрения, если он не пойдет, и понимая, что дело вовсе не в этом. Она предлагала ему радость жизни, может быть в последний раз, и у него не было сил отказаться. Он не мог поступить как Грирсон. Возможно, Грирсон в конечном счете был сильнее его. И Тесса - может быть, он больше не увидит Тессу. Возможно, все произойдет последний раз в его жизни.

Он заехал в свой отель, купил бутылку скотча, вернулся к дому, в котором Софи снимала комнату, подождал, пока та не вышла, сгибаясь под тяжестью большого спального мешка, и положил его в машину. Затем он поехал в том направлении, которое она указала, по залитой лунным светом дороге вдоль берега, пока она не попросила его свернуть и машина запрыгала на второй скорости по разбитой дороге. Наконец она велела ему остановиться и они перебрались через изгородь. Крейг сражался с неуклюжей массой спального мешка и в конце концов очутился в винограднике. Она пробралась среди виноградных лоз, и Крейг обнаружил, что они снова вернулись к дороге, а под ними расстилалось море.

Наконец она велела ему положить спальный мешок и расстелила тот под шпалерами старых виноградных лоз. Неподалеку без устали рокотали волны и бились о скалы. И повсюду стоял тонкий горьковатый запах винограда.

- Я спала здесь в прошлом году, - сказала Софи. - Одна. Больше никто не знает этого места. Только ты. Это странное место для того, чтобы заниматься любовью. Достаточно странное даже для мечты.

Он смотрел на неё в слабом свете луны, превращавшем её золотистые волосы и кожу в тонкое серебро, и на какое-то время утратил чувство реальности, а потом она просто, без изощренных уловок женщины, привыкшей заниматься стриптизом, сбросила всю одежду, аккуратно сложила её возле спального мешка, обнаженная встала перед ним и спокойно и терпеливо стояла, пока Крейг смотрел на её сильное и красиво сложенное тело, пока он раздевался и пока не заключил её в свои объятия.

Когда он коснулся её, её кожа была холодной и она задыхалась в его сильных объятиях, а потом они целовались, пока она неожиданно не отодвинулась.

- А теперь мы пойдем купаться, - сказала она. - В лучших сказках всегда купаются.

И Крейг, чертыхаясь про себя, обернул какое-то полотенце вокруг бедер, надел ботинки, огляделся вокруг - не видно ли машин, перебежал через дорогу и стал спускаться по скалам вниз, к морю. Некоторое время они, обнаженные, балансировали на уступе скалы, а затем нырнули в темную воду, подняв фонтан брызг. У Крейга перехватило дыхание от холодной воды, он вынырнул и поплыл быстрым кролем, с силой рассекая воду, к девушке, которая двигалась ему навстречу; её тело было серебряным в ореоле пены, белой как пена шампанского, он схватил её в свои объятия и они снова погрузились под воду и целовались, целовались, пока снова не всплыли на поверхность, медленно поплыли обратно, взобрались по скалам и вернулись на виноградник.

Там они вытерлись досуха и пили виски, пока их тела не согрели друг друга, и она лежала в его объятиях, все ещё вздрагивая, и её кожа пахла чистым соленым запахом моря, когда он брал её. Она была умелой и отзывчивой, ей хотелось доставить наслаждение и ему, и себе, так что их любовь была требовательной и полной. Когда они кончили, то забрались внутрь спального мешка, наслаждаясь его теплом, и выпили еще.

Софи взяла его руку в свои, целовала его пальцы, потом положила её так, чтобы та коснулась её тела, а сама расслабленно вытянулась рядом с ним.

- Ты слишком хорош для старика, - сказала она.

Крейг ущипнул её и она взвизгнула.

- Вы, молодежь, сейчас так плохо воспитаны, - сказал он.

Софи покорно покаялась:

- Да, мсье. Прошу прощения, мсье, - и подкатилась под него, дразня и стараясь, чтобы он снова захотел её.

- Я читала о том, когда так занимаются любовью, - сказала она, - В книге Эрнеста Хемингуэя. Девушка любила парня, который был солдатом. Он должен был убивать своих врагов. - Крейг напрягся и она придвинулась ближе к нему, не понимая. - У неё было так мало времени. Как и у меня... У тебя же есть девушка, правда? И ты вернешься к ней, даже после всего этого?

Крейг начал было говорить: - Я должен, - но прежде чем он смог ответить, она страстно поцеловала его и прильнула всем телом, требуя, чтобы он снова любил её.

Наконец они заснули. А на рассвете ещё раз искупались, оделись и вернулись в отель. Мария была уже там вместе с Грирсоном, который выглядел злым и сонным. Мария все рассказывала ему о Детройте.

- Эй, что с вами случилось? - спросила она.

- Мы купались при луне, - ответила Софи.

- А мы только разговариваем. Я предложила тоже, но он отказался. - Она казалась удивленной.

Софи покосилась на Крейга, но тот покачал головой.

- Представляешь, мой тоже, - сказала она.

Мария засмеялась и провела рукой по струнам своей гитары. .

Глава 1

4

На следующий день из Ниццы приехал Эшфорд. Это был высокий, элегантный темноволосый мужчина, выглядевший несколько раздраженным. Он знал, что эти двое - мастера своего дела и весьма крутые парни. Они так и выглядели. Брюнет, с которым он встречался прежде, смотрелся не так уж плохо, при других обстоятельствах он мог быть даже симпатичным, но другой, с бородой, - абсолютно стальной человек, слишком жестокий и решительный, чтобы ограничиться одними словами. Он с удовольствием бы исчез и предоставил этим боевикам действовать самостоятельно. Когда он заговорил с ними, в его голосе слышалась горечь.

Грирсон заметил:

- Успокойся. Ведь ты же на нашей стороне. Именно поэтому Джон тебе платит.

- Мне очень жаль, - сказал Эшфорд. - Все это ужасно тяжело для меня. Дважды меня едва не схватили. Я уже много недель только этой работой и занимаюсь.

- Как только наш общий друг вернется, ты будешь свободен, - пообещал Грирсон.

- Он должен вернуться завтра, - сообщил Эшфорд. - Офис расположен на улице Демулен, это недалеко от площади Массены. Он сначала заедет туда, а потом отправится на виллу. Та почти в самом Вийефранш. Я примерно представляю его перемещения до вечера. Если вы не возражаете, то я бы остался здесь, пока вы не... пока вы все не сделаете.

- В этом нет необходимости, - отрезал Крейг.

- Я могу вам понадобиться, - сказал Эшфорд. - Он очень опасен. Если бы не это, я не стал бы вам помогать. Он опасен. Просто дьявол во плоти. Он уничтожает людей. Он погубил моего друга. Я не могу ему это простить. - Он помолчал, потом продолжил, - Вы обещаете, что капитан Ля Валере не пострадает?

- Он не должен пострадать, - сказал Крейг.

- Он не кровожаден, совсем не так как тот, другой. Но те ужасные вещи, которые тот заставляет его делать - они его губят. Превращают его в зверя. Это так ужасно - сидеть и наблюдать как тот, кого ты любишь, деградирует, превращается просто в глину в его руках. Я не позволю ему это делать. - Он содрогнулся. - Думаю, вам лучше поехать в Ниццу сегодня. Я заказал для вас номер в "Риальто". Это на Променад дез Англез. Вы можете зайти выпить по соседству в новое казино в девять часов вечера. К тому времени я буду там и постараюсь сообщить последние новости.

- Мы будем там, - пообещал Крейг.

- Хорошо, - Эшфорд поднялся, чтобы уйти. - Мне действительно нужно вернуться. Я просто вынужден сделать это.

Когда он ушел, Крейг спросил:

- Чем он занимается?

- Проектирует пляжные костюмы, - сказал Грирсон, - для дам с полными фигурами.

- Хороший способ научиться быть смелым, - заметил Крейг.

Грирсон собрался ехать, но Крейг не спешил.

- Целый день в нашем распоряжении, чтобы добраться до Ниццы, - сказал он и решил немного позагорать. Люди Сен-Бриака не знали, что они здесь, и к тому же предстояло убить немало времени до встречи с Эшфордом. Оставаться в Сен-Тропезе было безопаснее.

- Ты хочешь снова встретится с этой француженкой, - сказал Грирсон.

- Она мне нравится, - признал Крейг. - Почему я не могу провести время с тем, кто мне хоть немного нравится?

Промелькнули воспоминания о последней встрече с Маклареном и, словно по контрасту, вернулись чувство ответственности за Тессу и то наслаждение, которое он испытал в объятиях Софи. Да, они не облегчат убийство Сен-Бриака. Теперь он почувствовал разницу. Теперь он стремился к жизни, а не к смерти. Смерть была всем, что он знал, она была его движущей силой, смыслом его существования, его страстью. Он убивал быстро и точно, как это делают животные; без угрызений совести. Он не сомневался в то, что должен сделать: Сен-Бриак должен умереть; но этот раз станет последним. Макларен правильно понял его тогда, в ту ночь в Сицилии, но это произошло потому, что Макларен представлял его одиноким человеком, навсегда одиноким.

Он никогда не допускал возможности, что такие женщины как Тесса и Софи смогут обогатить его жизнь, и даже, может быть, заставить подвергать её опасности.

- Это не твое дело - любить людей, - сказал Грирсон.

- Послушай, - вспылил Крейг, - когда начнется работа, я сделаю то, что должен. А до того времени я намерен развлекаться по-своему. И могу завести девушку, если захочу. - Он зевнул и растянулся в нагретой солнцем комнате.

- Они сказали, что будут на пляже "Таити", - бросил он Грирсону, - я тоже собираюсь туда.

Грирсон проворчал, но пошел вместе с ним.

На пляже загорелые тела обоих мужчин прекрасно выглядели среди золотистых россыпей песка. Другие тела лежали рядами как сардины, ожидающие упаковки в банку; неуклюжие толстые тела, изможденные худые тела, просто нескладные тела, и изредка тела элегантные, пропорциональные, великолепные. Крейг увидел золотистую головку, двигавшуюся параллельно берегу, бросился к морю, в три прыжка преодолев отделявшее его расстояние, нырнул и поплыл к ней торопливым кролем. Грирсон посмотрел вслед, а потом покачал головой в сердитом восхищении. Явно было что-то, в чем ему до Крейга было далеко.

Крейг подплыл к Софи, нырнул под неё и вынырнул с другой стороны. Девушка продолжала плыть, движения её были размеренны и неторопливы.

- Ты передумал? - спросила она.

- Не могу, - ответил Крейг. - Мне очень жаль, Софи.

- Мне тоже очень жаль, - сказала Софи, повернулась к нему и бросилась в его объятия, они вместе нырнули вниз и целовались, целовались, целовались её полуобнаженное тело крепко прижималось к нему. Когда они вынырнули, она высвободилась и поплыла к берегу. Он медленно и лениво последовал за ней и мелководье они преодолели вместе.

- Я не думаю, что ты забудешь меня, - сказала она.

Он взглянул на нее. На ней было белое-голубое бикини, походившее на пестрый зонтик, кожа отсвечивала темным золотом по сравнению со светлым золотом её волос. Склонное к полноте тело было округлым и женственным, пышность её груди компенсировалась её безукоризненной формой. Она была женщиной, которая не может потерпеть неудачу, удовлетворяя мужчину, и даже сделав это, она вызывала новое желание. Вся её натура, тело, ум наслаждались тем, что она была женщиной. Она взяла его руку и прижала к своему обнаженному бедру.

- Нет, ты не забудешь меня, - повторила она.

- Я и не хочу этого, - ответил Крейг.

Она подошла ближе, заглянула в глаза, и он ответил ей взглядом, не сказав ни слова, просто глаза в глаза, и в них не было никакого тепла.

- Ты только что меня встретила, - сказал он. - Я подвез тебя и мы провели вместе один день. Вот и все. Будь что-то другое...

- Но другого не было, - сказала она. - Другая женщина для тебя важнее.

Крейг молчал.

- Если она когда-нибудь бросит тебя, я хочу, чтобы ты пришел и сказал мне об этом, Джон. Обещаешь?

- Обещаю, - сказал Крейг.

Софи горько всхлипнула.

- Она тебя не оставит. Если она не дура...а ты бы не выбрал дуру.

Она повернулась и, взяв его за руку, повела по пляжу.

- Сегодня утром кое-что произошло, - сказала она. - У нас появился миллионер. Американский миллионер. Пошли, я покажу тебе.

Она повела его в тот уголок пляжа, который был почти пуст, хотя остальной пляж переполнен.

- Он снял все это, - сказала Софи. - Ему не нравится толпа. И ещё он хочет, чтобы мы спали с ним, Джон. Тебе не кажется это странным?

- Обе?

- Думаю да, - кивнула Софи. - Он очень приятный мужчина. Он тебе понравится.

Это показалось Крейгу весьма маловероятным, но Софи была права. Ден Тернер оказался весьма привлекательным мужчиной.

Он лежал, раскинувшись как паша, Мария, склонившись, дразнила его, а он наслаждался, гладкий как дельфин, теплом солнца и темного сверкающего тела девушки. Возле них стоял Грирсон, выглядевший благородно, отчужденно и очень по-английски.

Софи сказала:

- Ден, я хочу познакомить тебя с Джоном.

- Привет, - сказал Тернер, потом неожиданно сел, чтобы взглянуть на Крейга. С высоты своей фигуры с прекрасной мускулатурой Крейг глянул вниз: перед ним была гора мяса, со свекольно-красного лица торчал внушительный клюв римского носа, который был сломан и сращен очень плохо.

- Садитесь, - предложил Тернер. - Хотите пива?

- У нас его больше не осталось, - сказала Мария.

- Я уверен, что осталось. Эй, Ларри, Ларри, - заорал Тернер таким голосом, который мог сокрушить бетон.

Очень черный негр, сложенный как полутяжеловес, вскочил и поставил на песок большую серебряную корзину. Из корзины раздавался тонкий перезвон льда. Тернер запустил внутрь ковшом руку, вытащил бутылку и швырнул Крейгу, который ловко её поймал, а другую протянул Софи. Руки Тернера мелькали все быстрее и быстрее и темные бутылки сверкали в чистом воздухе и шлепались в руки Грирсона, а затем и Ларри; причем последнюю тот поймал в невероятном броске высоко влево от себя. Однако негр поймал её в воздухе одной рукой так, словно она проплывала мимо него на ленте транспортера.

- Ларри привык играть в бейсболл. Лучший третий нападающий в команде. Теперь он мой шофер. - Тернер отхлебнул пива из бутылки. - Поверьте мне, этот парень умеет вести машину. Уж я знаю в этом толк. Я занимался перевозками. Большие грузовики. Куда угодно - откуда угодно - в любое время. Заработал восемнадцать миллионов долларов.

- Зачем? - спросила Мария.

- Зато теперь я могу сидеть на пляже и пить пиво, - сказал он. - И делать предложения вам обеим.

- Ден, мы уже сказали тебе, - буркнула Софи.

- Да, малышка, конечно, - кивнул Тернер. - Но мне нравится предлагать. Вы так мило сердитесь... - Он повернулся к Крейгу. - Вы здесь надолго?

- Нет, - ответил Крейг. - Нам нужно ехать в Канны.

- Очень плохо. - сказал Тернер, затем взглянул на Софи и захохотал. Я именно это имею в виду, малышка. Какого черта, здесь полно девушек. Мне просто хочется видеть, что вы хорошо проводите время. - Он подмигнул Крейгу. - И именно вы олицетворяете её идеал хорошего времяпровождения. Ловите ещё пиво.

Снова заходила большая рука и в воздухе замелькали сверкающие бутылки.

- У меня вилла на мысе Ферра, - сообщил Тернер. - Навестите меня там, если будет время.

- Спасибо, мне эта идея нравится, - сказал Крейг.

- Я хочу, чтобы девушки поехали со мной, - сказал Тернер, - Там также много места, как здесь, и нужно хоть немного женщин, чтобы его заполнить.

Софи зевнула, потянулась и легла на пляжное полотенце. Красное лицо Тернера покраснело ещё больше.

- Я полагаю, это именно то, что всем нам нужно, - сказал он и вперевалку двинулся к морю. Плавал он как дельфин. Крейг растянулся рядом с Софи, солнечное тепло действовало на него расслабляюще, как снотворное.

- Он действительно хочет, чтобы мы поехали с ним, - сказала Софи. Почему бы тебе тоже не поехать?

- Мне хотелось бы, но я не могу, - ответил Крейг.

Вскоре они ушли и направились по прибрежной дороге в сторону Ниццы. В воздухе стояла альпийская свежесть, виноградники и цветы, пальмы и сосны, виллы и скалы, чистота белого камня и голубого моря были именно такими, как их представляют рекламные агентства. Такими они и будут всегда. Но для Крейга и Грирсона вся эта красота не имела значения.

Смерти красота ни к чему.

"Риальто" представлял из себя роскошный отель, постепенно входивший в пору зрелости и уже немного обветшалый, так что возникало некоторое беспокойство о его будущем. Он был как усохший свадебный пирог времен короля Эдуарда, наполненный воспоминаниями о прошедшем величии: эрцгерцогах, миллионерах и куртизанках времен "бель эпок", сожалеющих о том, что автомобили, даже такие, как "альфа-ромео", пришли на смену двухместным конным экипажам.

Служители и швейцары толпились вокруг них, человек в золотых галунах, как боливийский адмирал, громко отдавал команды и они были подхвачены этой волной роскоши, поднесшей их к приемной стойке из красного дерева и мрамора, к лифту, отделанному красным деревом и красным плюшем. На втором этаже два служителя с ловкостью фокусников открыли замки, подняли шторы, спрятали чаевые и исчезли.

Крейг обследовал свою комнату, вытянулся на кровати с мощными пружинами, глядя в потолок, выкрашенный в холодный голубой цвет. На стенах были тисненые кремовые обои, покрывало на постели - розового цвета. Общий эффект напоминал унылый патриотизм, которого он не разделял.

Грирсон постучал и вошел, держа в руках бутылку виски.

- Привет от мистера Эшфорда, - сказал он, наполнив два бокала.

- Ура мистеру Эшфорду, - сказал Крейг.

- Он обеспокоен, - заметил Грирсон, - Я тоже обеспокоен. А как вы себя чувствуете?

- Мне хотелось бы быть в Сен-Тропезе. Я слишком стар для таких развлечений, но они мне нравятся, - Он отхлебнул виски и посмотрел на Грирсона. - Когда мы все сделаем, как мы будем отсюда выбираться?

- Если сможем, отправимся в аэропорт, - сказал Грирсон. - Если не удастся, то отправимся на мыс Ферра.

- Там находится вилла Тернера.

- Я знаю. Мы сядем на яхту, которая отвезет нас в Италию.

- Приятная прогулка, - признал Крейг. - Вы думаете, нам это удастся?

- Вы излишне беспокоитесь, - сказал Грирсон.

- Перед обедом это вредно, - признал Крейг. - Я, пожалуй, немного посплю.

И, как это не было невероятно, он уснул. А Грирсон бродил по отелю, пообедал в маленьком ресторанчике в саду, поднялся на лифте к развалинам старинного замка и смотрел оттуда, укрытый соснами, в сторону мыса Ферра и толпы сверкающих белых яхт. Их было очень много; ещё одну, пожалуй, не заметят?

Крейг проснулся в шесть часов, умылся, побрился, переоделся и присоединился к Грирсону в баре отеля. Он выглядел спокойным и хорошо отдохнувшим. Мужчины поели в отеле, а потом отправились в сад Альберта I, где пальмовые деревья сверкали голубым, пурпурным и красным цветом в свете разноцветных гирлянд. В театре на открытом воздухе оркестр исполнял произведения Штрауса.

"- Там бы надо быть парочке великих герцогов, - подумал Грирсон, - и причем с девицей от Максима на каждой руке".

На набережной Соединенных Штатов неподалеку от оперного театра располагалось новое казино, ещё один сверкающий свадебный торт в саду, заполненном розами, красными гвоздиками и пальмовыми деревьями. Большой бар возле игровых залов был уже полон и Крейг с искренним восхищением рассматривал мраморный пол, изящный фонтан и большую изогнутую стойку бара, покрытую плитками тикового дерева. Эшфорд уже пил коктейль с шампанским. На нем был белый смокинг, малиновый пояс и плиссированная рубашка из плотного шелка. Крейг и Грирсон в темных костюмах из легкого шелка и дакрона рядом с Эшфордом походили на ворон.

- Он должен вернуться сегодня вечером, - тотчас сообщил связной. Насколько я смог узнать, он приедет очень поздно. Может быть, даже ранним утром. Завтра весь день он должен провести в офисе ассоциации. Там будет совещание. Место проведения будет надежно охраняться. Я думаю, что вам лучше попытаться добраться до него на вилле.

- Насколько точна эта информация? - спросил Крейг.

- Абсолютно.

- Вы уверены? От кого вы её получили?

Эшфорд упрямо нахмурился и Крейг грубо бросил:

- Послушай, красавчик, речь идет о наших шеях. Мы не можем позволить себе ошибаться. Кто это сказал?

Грубость сработала. Медленно, неохотно Эшфорд выдавил:

- Бобби...капитан Ля Валере. Честное слово, я чувствую себя продажной сукой. После этого я никогда не посмею взглянуть ему в лицо.

- Тем лучше для вас, - сказал Грирсон. - Если вы вообще захотите кого-нибудь видеть.

- О, Боже, - простонал Эшфорд. - В какое грязное дело вы меня впутали!

Он допил свой бокал и спустился с табурета.

- Я пойду. Меня ждет Бобби. Надеюсь, больше я никогда не увижу никого из вас.

Протянув руку Грирсону, он вышел.

- Он тебе нравится? - спросил Крейг.

Грирсон покачал головой. В руке у него был тонкий листок бумаги.

Он прочел:

"Пучелли исчез. Опасаюсь, что он вернулся в Ниццу".

- Нам лучше уйти, - сказал Крейг. .

Глава 1

5

В казино "Гарденс" Эшфорд нашел Бобби, который, как и обещал, ждал его. Бедняга выглядел ужасно расстроенным, но так было каждый раз, когда Сен-Бриак приезжал в Ниццу. Эшфорд ненавидел Сен-Бриака. Действительно, как бы суметь оторвать от него Бобби... Конечно, он никогда не сможет сказать Бобби, что он сделал, но будет так приятно самому обладать им безраздельно! Он зарабатывал более чем достаточно для них обоих, разрабатывая пляжные костюмы для этих жирных коров.

"Ситроен" Бобби ждал их на набережной. По дороге они обменялись лишь несколькими словами, и новый шофер Бобби, темноволосый плотный человек, быстро погнал машину в сторону Вийефранш.

Эшфорд сказал:

- Дорогой мой, я думал, что мы поедим в этом восхитительном месте на Променад дез Англез... - Он уже дрожал, и когда Бобби ничего не ответил, стал дрожать ещё сильнее.

- Бобби, что-то случилось? - спросил он и глупо добавил, - Что я сделал?

"Ситроен" выехал из города и в темноте Бобби повернулся к нему и несколько раз ударил кулаком по зубам. Машина понеслась ещё быстрее и шофер-им был Пучелли - усмехнулся. Может быть Ля Валере и не был мужчиной, но бить он умел. Хотя это все равно ему не поможет, когда вернется полковник. У полковника не было времени для маленьких слабостей - ни для мужчин, ни для женщин. Ситуация станет не слишком приятной для Ля Валере, когда полковник услышит что он, Пучелли, видел Эшфорда в баре казино, разговаривающим с Крейгом. Теперь Пучелли больше не усмехался. Он отвечал за бомбу, подложенную в автомобиль Крейга, и Крейг до сих пор был жив. Он увидел его и рассказал об этом Ля Валере.

Крейг вернулся в старый город, пройдя через площадь Массены на улицу Демулен и осмотрев офисы различных обществ. Все они были выстроены из прочного серого камня, двери специально усилены, окна защищены стальными решетками. Стоило им остановиться, как ниже по улице из дверей появился жандарм и двинулся к ним, и даже когда они пошли дальше, он следовал за ними до тех пор, пока они не вышли на площадь Массены.

- Никакой надежды, - буркнул Грирсон, - если только нам не удастся что-то сделать в тот момент, когда он будет выходить из машины.

- Остается ещё вилла, - напомнил Крейг, - Нужно взглянуть и на нее.

Они вывели машину и поехали вдоль улицы Корниш в сторону Вийефранш. Перед местечком свернули на тихую дорогу, в конце которой стояла вилла Сен-Бриака, окруженная стеной из гранитных блоков высотою в восемь футов. Вся местность была ярко освещена и Крейг не остановился. Рядом с этой виллой, как рассказывал Эшфорд, находилась другая, пустая и темная. Он проехал мимо и свернул на узкую разбитую деревенскую дорогу, которая шла вдоль высокой изгороди из дикого самшита. Они перебрались через изгородь и пошли по саду. Бассейны со стоячей водой, сухой фонтан, дикие и неухоженные цветы. Два здания разделяла такая же высокая стена и на расстоянии фута над ней шла проволока.

- Под напряжением, - сказал Грирсон.

Крейг кивнул и бросил сухую ветку на стенку. Раздалось шипение, полетели искры и распространился слабый запах горящего дерева. Они молча двинулись назад к пустому зданию. Все двери и окна были заперты на висячие замки, но Грирсон с помощью отмычки справился с одним из них. Они прошли по пустому зданию, миновали элегантную мебель, закрытую от пыли серыми чехлами, поднялись по лестнице все выше и выше, пока ковер не сменился линолеумом. Из чердачного окна открывался вид на сад виллы Сен-Бриака. Множество фонарей, развешенных на деревьях, освещало сад так, что все было видно как днем. На всем обширном пространстве никакого укрытия; любой путь подхода могли легко перекрыть из дома. Через регулярные интервалы времени по саду проходил человек с автоматом в руках. Вместе с ним шли три эльзасские овчарки.

- Вам никогда не удастся подобраться поближе, - сказал Грирсон.

Крейг продолжал пристально всматриваться.

- Нужно попытаться отсюда, если нам удастся достать винтовки, - сказал он.

Грирсон покачал головой.

- Когда Сен-Бриак здесь, они патрулируют и этот участок.

Они прошли в другой конец здания. Из другого чердачного окна были видны сараи, гаражи и прочие дворовые постройки.

Одна из них выглядела довольно любопытно - небольшое деревянное строение, в котором размещался генератор.

- Вам придется искать его в темноте, - сказал Грирсон.

- Возможно, мне не придется этого делать, - сказал Крейг. - Кажется, я уже знаю, как до него добраться.

Он заговорил, и Грирсон слушал его поначалу рассеянно, а потом со все нараставшим интересом.

- Вот единственный путь, который нам остался, - сказал Крейг, - Либо это, либо нужно бросать водородную бомбу.

- У вас нет никаких шансов.

- О, нет, - возразил Крейг, - У меня есть единственный шанс. Он есть всегда. Не будь его, я бы не взялся.

- А как насчет пистолета? Вас обыщут.

- У меня их два. Может быть, они найдут только один. Если же не удастся... - Он посмотрел на свои руки; сильные, тренированные руки, руки мастера.

- Когда? - спросил Грирсон.

- Завтра вечером. В девять часов. Луна взойдет в десять. Мы должны быть к этому времени на мысе Ферра - если не удастся попасть на самолет.

Пока они наблюдали, запоминая расположение построек, раздался пронзительный крик, крик человека, который затем словно задохнулся и замолчал.

- Нам нужно сделать это раньше, - сказал Грирсон.

- Нужно, но мы не можем.

Они вернулись в отель и Крейг написал письмо Тессе, а затем второе письмо - Лумису, в котором просил позаботиться о ней. Он уже распорядился передать ей все свои деньги, вырученные от продажи оружия, если что-то пойдет не так, но хотел быть уверенным, что она будет жить и иметь возможность их потратить. Он хотел получить гарантии в ситуации, в которой никакие гарантии не были возможны.

Пока он писал, Грирсон пытался дозвониться Эшфорду. Ему были нужны инструменты и изоляционный материал; кроме того, нужно было позаботиться о машинах. С "альфой" все было в порядке, однако"мерседес" оказался слишком велик. Сколько раз он не набирал номер, ответа не было. Грирсон пока не волновался. Полночь ещё не наступила и Эшфорд видимо где-то шлялся. Но около часа ночи он начал беспокоиться. В два часа он пришел и разбудил Крейга. Напомнил об оборвавшемся крике, пронзительном и высоком, но несомненно мужском. Крейг согласился, что это мог быть Эшфорд. Он напомнил также, что Пучелли исчез и мог появиться в Ницце, мог увидеть их вместе в казино.

- Пожалуй, нам могут понадобится ваши отмычки, - сказал он. - Я думаю, что нам лучше выйти через соседнюю дверь.

Комната по другую сторону холла была пуста, Грирсон быстро и тихо проник в неё и мужчины расположились там, чтобы отдохнуть и понаблюдать. В половине четвертого в абсолютной предрассветной тишине они услышали, как лифт прошел мимо их этажа, затем раздался тихий шорох шагов людей, спустившихся по лестнице, прошедших по пушистому ковру и остановившихся перед дверью Крейга. Сквозь узкую щель в двери комнаты напротив они наблюдали, как двое мужчин в нерешительности остановились, затем один из них начал возиться с отмычкой. Грирсон открыл дверь, держа пистолет в руке, и Крейг мягко, как кошка, выскользнул из-за него.

- Не двигаться, - приказал Грирсон.

Человек с отмычкой стал поворачиваться, Крейг всего раз ударил его и подхватил прежде, чем тот упал. Второй на мгновение замер, когда Крейг вытащил у него пистолет, затем повернулся и прыгнул. Крейг почувствовал руки у себя на горле, ударил его в живот, перевернул, захватил его руку, вывернул её и держал до тех пор, пока Грирсон не втащил потерявшего сознание человека внутрь. Крейг также втолкнул в номер своего противника и взглянул на него. Высокий, элегантный, коротко подстриженные русые волосы, великолепный загар.

- Вы, должно быть, Бобби, - сказал он и обыскал того, чтобы убедиться, что другого оружия нет, пока Грирсон обыскивал лежавшего без сознания. Тот со стоном вздохнул, когда воздух проник ему в легкие.

- Капитан Ля Валере? - спросил Грирсон.

Мужчина на полу снова застонал.

- Отвечайте, - сказал Крейг очень мягко, - или я заставлю вас это сделать.

- Да, я - Ля Валере, - сказал элегантный мужчина.

- Вы схватили Эшфорда, не так ли? - спросил Крейг.

Ля Валере молчал.

- Вы не могли этого не сделать, - сказал Грирсон, - так как только он один мог сказать вам, где мы находимся.

- И что вы собирались делать? - спросил Крейг. - Убить меня?

- Вы уже приговорены, - бросил Ля Валере. - Чтобы вы не сделали, все равно вам долго не прожить.

- Я могу прихватить с собой хорошую компанию, - сказал Крейг.

Ля Валере вздрогнул.

- Меня теперь нечего принимать в расчет, - сказал он. - Эта маленькая свинья... - Он качнулся и оперся рукой о стол. - Я был очень привязан к Рикки Эшфорду. Я любил его. Я и сейчас его люблю. Это глупо, не правда ли? Я точно знаю, что он сделал, и я все равно люблю его. Я знаю, почему он привел вас сюда.

- Что ты знаешь?

- Что вы намерены собрать компрометирующие документы против нас. Что вы намерены выдать нас нашему собственному правительству. Рикки сказал мне все. Я ненавижу вас за это. Я никогда не думал, что заставлю Рикки страдать. Никогда.

Лежавший без сознания человек пошевелился, застонал и Ля Валере замолчал.

- Очень хорошо, - усмехнулся Крейг. - Таким образом, я использовал Рикки, а ты заставил его страдать. Это очень плохо.

- Вы использовали его? Он сказал мне, что этот сделал тот человек...

- Я использовал и Грирсона, - сказал Крейг. - Он работает на меня. Он нанял Рикки Эшфорда и таким образом Эшфорд работал на меня.

Ля Валере взглянул на Грирсона.

- Ты, должно быть, очень глуп, - сказал он. - Так тяжело работать, чтобы умереть...

- Ему заплатили, - заметил Крейг, - и он ещё не умер. Я хотел бы заключить с тобой сделку, капитан.

- Полковник не станет с тобой торговаться.

- Я знаю всех торговцев оружием. Я знаю о них все. Как ты думаешь, неужели это его не заинтересует?

Ля Валере заколебался.

- А что ты хочешь взамен? - спросил он.

- Чтобы меня оставили в покое. Чтобы мне оставили то, что я заработал. И тоже самое для Грирсона.

- А для Рикки?

- Конечно, и для него тоже. Это очевидно.

- Я не могу ничего обещать, но посмотрю, что смогу сделать, - сказал Ля Валере.

- Скажи ему, что я готов встретиться в любом месте, например в его офисе, если хотите...

- Нет, - сказал Ля Валере, - это место слишком на виду. Мы найдем, где встретиться.

- Как хотите, - пожал плечами Крейг. - Мне хотелось бы закончить это дело.

Он наклонился и поставил лежавшего без сознания человека на ноги. Это был коренастый человек, мускулатура делала его толстым, по лицу было видно, что он жесток и привык не слишком сдерживать себя. Это был Дюкло. Крейг похлопал его по щекам, чтобы привести в чувство, и тот ушел вместе с Ля Валере. Сначала он хотел остаться и рассчитаться с Крейгом, но Ля Валере приказал и Дюкло пошел с ним. Было очевидно, что в "Обществе по решению алжирской проблемы" поддерживается твердая дисциплина и строго соблюдается принцип иерархии. Дюкло соображал значительно лучше чем Ля Валере. Было бы лучше, если бы Ля Валере был немного поумнее, хотя бы настолько, чтобы Сен-Бриак прислушался к его предложениям.

Подойти к Сен-Бриаку достаточно близко и остаться незамеченным было невозможно, возле его офиса не было зданий, в которых мог спрятаться человек с ружьем, и даже если бы такое здание было, то Сен-Бриак постоянно находился среди людей, в центре группы; бомба слишком опасна и слишком неразборчива. Крейг и Грирсон снова и снова обсуждали имеющиеся возможности.

- Это нужно сделать с первой попытки, - говорил Грирсон. - Если он насторожится, шансы на успех сойдут к нулю.

- Все равно я должен до него добраться, - ответил Крейг.

- Я постараюсь сделать все возможное, чтобы прикрыть тебя, - сказал Грирсон, - но вытащить тебя оттуда будет нелегко.

Крейг пожал плечами.

- Моя работа состоит в том, чтобы увидеть, как он умрет. Потом будем поступать по обстоятельствам.

Грирсон хотел возразить, но тут зазвонил телефон и Крейг поднял трубку.

- Это Сен-Бриак, - произнес голос в телефонной трубке. - Я полагаю, что вы хотели бы встретиться со мной?

- Да, это так, - подтвердил Крейг.

- Тогда приходите и поговорим, - предложил Сен-Бриак.

- Вы не хотите прийти к нам в гостиницу?

- Я даю слово джентльмена, что вам не причинят вреда, - сказал голос в трубке. - Я никогда не нарушал своего слова.

- Так вас заинтересовало мое предложение?

- Оно кажется привлекательным. Я не могу дать вам никаких гарантий безопасности до тех пор, пока мы не переговорим.

- Это меня устраивает, - сказал Крейг.

- А моя гарантия вашей безопасности? Вы её принимаете?

- Да, - сказал Крейг. - Вы способны на что угодно, но вы не лжете.

- Очень хорошо. Я даю вам свое слово. Вечером в восемь часов. На моей вилле. Возьмите Грирсона с собой.

- Он тоже вам нужен?

- Нет, - сказал голос, - Он мне не нужен, так же как и другой симпатичный молодой человек. Но вы привезете Грирсона с собой. Я не доверяю вам, Крейг. Я пришлю машину в семь тридцать.

- У меня есть своя машина, - возразил Крейг.

- Да, я слышал. Итальянская машина, и очень дорогая. У меня французская машина, и куда более надежная. Вы поедете на моей.

Он повесил трубку и Крейг повернулся к Грирсону.

- Теперь надо действовать в соответствии с моим планом, - сказал он.

- Я тебя не понимаю, - удивился Грирсон. - Ты, похоже, почти счастлив.

- Наступило время, когда мы можем что-то сделать, - улыбнулся Крейг. Мне не нравится бродить вокруг да около. Это заставляет меня нервничать.

В полдень они отправились на "мерседесе" и "альфе-ромео" на заброшенную виллу. Крейг посматривал по сторонам, пока Грирсон прошел через сад, загнал "альфу-ромео" внутрь и спрятал её возле изгороди, полностью скрывавшей её от посторонних глаз. Они вернулись в Ниццу на "мерседесе", убедившись по пути, что за ними никто не следит, и все равно их нервы были натянуты до предела.

- Предположим, они найдут машину? - спросил Грирсон.

- Тогда мы пропали, - сказал Крейг. - Но ты видел, как этот охранник проходит по саду. Он делал это так много раз и настолько уверен, что там нет ничего нового, что не потрудится взглянуть ещё раз. Я не думаю, что они найдут её. А что ты собираешься делать с "мерседесом"?

- О нем позаботятся, - ответил Грирсон, и Крейг больше ничего не стал спрашивать. Он и так уже знал слишком много секретов.

Потом они ждали в комнате Крейга, пока не зазвонил телефон. Крейг взял трубку, послушал некоторое время, кивнул Грирсону и очень медленно положил трубку на место. Машина уже ждала их. Последний раз он проверил свой "кольт" и спрятал его в мягкую кожаную кобуру под мышкой. Затем он проверил "люгер" и положил его в карман брюк.

Внизу у выхода их ждал черный Ситроен. Пучелли открыл заднюю дверь, в дальнем углу сидел Дюкло, через руку которого был переброшен легкий плащ. Он любезно улыбался, пока швейцар не ушел, а затем сказал:

- У меня под плащом автомат. Садитесь - и все будет в порядке.

Они подчинились и дверь захлопнулась.

- В этом нет необходимости, - сказал Крейг.

- Мы не забыли Каделлу, - возразил Дюкло.

- Каделла пытался убить меня.

- Хватит болтать. И оба положите руки на колени.

Крейг пожал плечами и подчинился, он ждал, что Дюкло обыщет его, но тот был слишком хорошо тренирован. Время для обыска придет позднее. Черный автомобиль помчался к вилле. Там их уже ожидал охранник с автоматическим карабином. Они прошли через сад к дому, вошли в то, что когда-то было элегантным холлом, а теперь, несмотря на то, что каждый день мылось и чистилось, выглядело бараком. Комната позади холла, в которой их ждал Сен-Бриак, походила на штаб батальона.

Охранник все ещё шел за ними, его карабин был наведен на обоих. Этот охранник был уж слишком безразличен. Крейг подумал, что представляющаяся возможность явно не хуже других. Он мог выхватить пистолет, застрелить охранника с карабином, а затем и Сен-Бриака. В этом случае весьма велика была вероятность, что он тоже будет убит. Наверняка будет убит и Грирсон. Он подумал о том, что будь он японцем, все прошло бы значительно легче. Камикадзе решил бы любую проблему, включая и свою собственную. Затем он подумал о Тессе, о том, в безопасности ли она в доме Хакагавы.

- Я не знаю, из-за чего столько шума. Вы сами просили меня приехать.

Сен-Бриак спросил:

- У вас есть пистолет?

Крейг кивнул.

- Есть, - и его рука нырнула под пиджак.

Карабин уставился на него и Крейг замер до тех пор, пока Дюкло не обыскал его, вытащил "кольт", положил перед своим хозяином; затем он снова медленно и тщательно обыскал его и нашел "люгер", затем повторил всю эту операцию с Грирсоном.

- Вы солгали, - сказал Сен-Бриак. - У вас были два пистолета. Я думаю, что вы понимаете - вам лучше всего рассказать нам всю правду.

Он взял кольт, осмотрел длинный ствол и магазин.

- Вы - хороший стрелок?

Крейг кивнул.

- Да, я предполагал, что вы должны быть хорошим стрелком.

Он отложил пистолет и повернулся к человеку с карабином.

- Уведи Грирсона, - сказал он. - Запри его. Мы поговорим с ним позднее.

Крейг вздохнул и заставил себя не смотреть, как уводят Грирсона. Теперь он был предоставлен сам себе. Три человека, и по крайней мере ещё два охранника. И три собаки. И что-то ещё было не так. Что-то такое, что он должен был заметить и не мог. Крейг почувствовал, как его начинает заливать пот.

- Теперь мы можем поговорить, - сказал Сен-Бриак. - Но прежде чем мы начнем, я должен сказать вам кое-что. Я не говорил сегодня с вами по телефону. Это делал Пучелли. Вот почему он не сказал вам ни слова в машине по дороге сюда. Вы понимаете, не так ли, Крейг? Я не обещал вам ничего.

Сен-Бриак взял кольт со стола и навел на него.

- Вы мне скажете все, все что мне нужно знать, а потом умрете. .

Глава 1

6

Грирсона отвели во двор, в домик с зарешеченными окнами. Там же оказался и скорчившийся в углу Эшфорд. Человек с карабином по-прежнему наблюдал за ним и здесь его ещё раз обыскали, на этот раз тюремщик; тщательная и унизительная процедура. Наконец человек с карабином ушел, а тюремщик достал пистолет, заглянул ему в ствол и сильно ударил Грирсона по шее. Острая боль пронзила его.

- Дисциплина, - сказал тюремщик. - Мы должны здесь соблюдать дисциплину. Ты понимаешь?

- Да, - ответил Грирсон.

Снова в ход пошел ствол пистолета, снова его пронзила острая боль.

- Да, сэр, - сказал тюремщик.

- Да, сэр, - сказал Грирсон.

- Хорошо, - буркнул тюремщик. - Теперь ты присмотришь за этим дегенератом в углу. В кувшине вода, вон там полотенце. Умой его.

Грирсон подошел к кувшину и поднял его. Тот был наполовину заполнен водой и Грирсон вздрогнул, так как вес кувшина больно отозвался в том месте, куда его ударил тюремщик.

Тюремщик вышел и дверь за ним захлопнулась. Грирсон стал мыть Эшфорду лицо до тех пор, пока холодная вода не подействовала, и тот смог сесть и взглянуть на него.

- Это не поможет, - горько бросил он. - После того, что они со мной сделали, ничто не поможет.

- Еще есть шанс, - сказал Грирсон.

- Они убьют нас, - заныл Эшфорд. - Вы ведь знаете это, правда? Они убьют нас всех. Почему вы не смогли просто застрелить его и скрыться?

- Не было возможности подойти к нему достаточно близко, - пояснил Грирсон.

- Зато теперь она у вас есть.

- Она есть у Крейга. Сейчас полковник его допрашивает.

- О, Боже мой, - Эшфорд закрыл лицо руками. - Я не сказал им, что вы приехали убить его. Я не сказал даже тогда, когда Бобби... - когда он сделал мне больно. Это было ужасно, но я не сказал им. Я сказал...

- Я знаю, - кивнул Грирсон. - Ля Валере нам сказал. Вы поступили очень хорошо. Не беспокойтесь. Мы выберемся отсюда. Сильно вам досталось? Сможете идти?

Эшфорд убрал руки от лица. Теперь, когда Грирсон смыл кровь и слезы, он увидел, насколько оно изуродовано, от прежней привлекательности не осталось и следа.

- Все это сделал со мной Бобби, - всхлипывал Эшфорд. - Я его ненавижу.

- Сможете вы идти? - снова спросил Грирсон.

- Да, - кивнул Эшфорд, - но у нас не будет такой возможности.

Грирсон взглянул на часы. Они держали Крейга уже полчаса. Он позвал тюремщика.

- Что вы делаете? - воскликнул Эшфорд. - Он изобьет нас. И вообще он вас не услышит - наверняка отправился выпить.

- И долго его не будет? - спросил Грирсон.

- Иногда десять минут, иногда полчаса.

- О, Боже мой, - воскликнул Грирсон и снова стал звать тюремщика.

Дюкло ещё раз тщательно обыскал Крейга и на этот раз нашел таблетку с цианидом, которую дал Лумис. Она была зашита в лацкан пиджака и это сказало о многом. Стало ясно, что это не его частное дело. Крейг был послан с определенной целью и ему было дано средство покончить самоубийством в случае провала. Сен-Бриак никогда не сомневался, что Крейг прибыл во Францию убить его, но теперь он хотел знать, кто послал его. Перед тем как начать пытки, он беседовал с Крейгом о тех, кому тот продавал орудия смерти, упирая на то, как правильно и справедливо, что теперь пришла очередь Крейга страдать.

"- Может быть он и прав", - подумал Крейг, но когда пришла настоящая боль, все утратило всякое значение. В мире не осталось ничего, кроме боли...

Когда тюремщик вернулся, Грирсон все ещё продолжал кричать. Он вошел, взглянул на Эшфорда, скорчившегося в углу, затем на Грирсона, который в ужасе смотрел на кувшин.

- В чем дело? - заорал он.

- Вода, сэр. Только взгляните на нее, - сказал Грирсон.

Он протянул кувшин. Когда тюремщик заглянул туда, Грирсон двинул его кувшином в лицо так, что острый край врезался тому в горло. Тогда он отшвырнул его и дважды ударил так, как учил его Крейг. Тюремщик упал и не шевелился, а Эшфорд замер в своем углу, с ужасом глядя на него.

- Дурачок, - сказал он, - Теперь будет ещё хуже.

Грирсон забрал пистолет тюремщика и подтащил его к Эшфорду, снял с него рубашку и надел поверх своей.

- Я намерен выйти наружу, - сказал он. - Попробую сделать что-нибудь с генератором. Теперь слушай, что я скажу. У меня нет времени повторять тебе дважды. Если я справлюсь, свет погаснет, отключится все электричество. Ты узнаешь об этом, потому что в первую очередь начнут мигать наружные фонари. Когда это произойдет, ты должен приготовиться. А когда они погаснут, как можно скорее перебирайся через стену - на соседнюю виллу. Там на первом этаже есть открытое окно. Жди меня там.

- Они тебя убьют, - сказал Эшфорд.

- Но зато меня не будут пытать, - бросил Грирсон и вышел.

Крейга пытали систематически и профессионально. Его тело было избито, обожжено, скручено и в конце концов он почти захлебнулся. Они держали его голову под водой до тех пор, пока становилось невозможным дальше сдерживать дыхание и когда он почти готов был открыть рот и позволить воде ворваться в его легкие, они выдергивали его голову наружу, позволяли ему подышать несколько болезненных минут, а затем снова погружали его в агонию. Он пытался подкупить их, называя имена алжирских арабов, но они знали, что он лжет. Они хотели, чтобы он назвал имя человека, пославшего его. Наконец они позволили ему немного отдохнуть, чтобы собраться с силами и страдать снова.

Сен-Бриак подсунул ствол кольта ему под подбородок, заставив сильно откинуть голову назад.

- Ля Валере - дурак, - сказал он. - Очень храбрый, очень патриотичный, очень лояльный - но очень глупый. Ты не стал бы рисковать своей шеей, явившись сюда просто для того, чтобы разоблачить меня, не так ли, Крейг?

Ствол пистолета слегка похлопал его по щеке.

- Нет, - пробурчал Крейг.

- Ты приехал сюда для того, чтобы убить меня, не так ли?

Ствол пистолета снова ударил его по щеке, затем снова и снова, все по одному и тому же месту, так, что каждый следующий удар ощущался как удар молотка.

- Да, - прошептал Крейг.

- Кто тебя послал?

Удары продолжались, ещё и еще, до тех пор, пока не стали невыносимыми. Его голова упала вперед и Сен-Бриак оставил пистолет в покое.

- Это долго не продлится, - сказал он, и Дюкло засмеялся.

Сен-Бриак немедленно огрызнулся:

- Если это тебе кажется забавным, тебе лучше убраться отсюда. Нечего здесь делать.

Крейгу казалось, что его голос доносится откуда-то издалека, но даже при этом он знал, что тот настроен совершенно серьезно. Избиение пистолетом не было потаканием садистским наклонностям, а скорее деловой необходимостью.

Свет в комнате мигнул, а затем снова загорелся нормально. Крейг продолжал сидеть, свесив голову вперед, но собрал последние остатки сил, чтобы быть готовым действовать. На какой-то миг его мучители насторожились - они были подозрительны, как крысы - но когда свет загорелся нормально, они успокоились.

- Можешь снова сунуть его в воду, - сказал Сен-Бриак.

Когда он сказал это, свет погас и мозг Крейга продиктовал телу, что то должно делать. Последним усилием он выгнулся со своего стула, здоровой рукой нащупал запястье Сен-Бриака, поднял его и рванул так, что кольт оказался у него в той руке, которую они раздробили, затем локоть скользнул по плечу Сен-Бриака и его предплечье вдавилось полковнику в горло. Находившиеся в комнате услышали, как их полковник застонал, и замерли на месте. Пучелли чиркнул спичкой и в её свете они отчетливо увидели, что произошло.

- Теперь ваш ход, - сказал Крейг и нажал на запястье Сен-Бриака так, что тот снова застонал. Он совершенно не сопротивлялся; давление на его горло было слишком сильным.

- Дюкло, - прохрипел Крейг, - делай, как я скажу, и он может остаться в живых. Есть здесь фонарь?

Дюкло кивнул.

- Дай его сюда.

- Нет, - застонал Сен-Бриак, но Крейг усилил нажим и Дюкло повиновался, шагнул к столу и нашел фонарь.

- Посвети на остальных, - сказал Крейг и Дюкло снова подчинился. Теперь бросьте пистолеты на пол.

Один за другим пистолеты попадали на пол и Крейг напрягся, чтобы справиться с нахлынувшей волной слабости, которая угрожала поглотить его. Где-то в саду находился человек с карабином и три сторожевых собаки. С ними должен был справиться Грирсон. Если он хорошо знал свое дело, они ещё могли ещё сделать ту работу, ради которой сюда приехали. А его обязанностью было держать Сен-Бриака. Он делал это, и полковник стонал.

Охранник направился к вилле, пробираясь в непривычной темноте, собаки бежали впереди него. Оставалась небольшая вероятность, что генератор вышел из строя в результате случайной аварии. Скорее всего это была прелюдия к нападению. Ему нужно было найти полковника и получить у того инструкции. Собаки окружили ствол платана и охранник прикрикнул на них, приказывая идти вперед. Затем над ним неожиданно хрустнула ветка и ствол пистолета уперся ему в шею.

- Собаки знают свое дело, - сказал Грирсон, - Нет. Не оборачивайся. Стой тихо или я убью тебя.

Охранник замер и Грирсон продолжил:

- Ты не сможешь достать меня, так что не пытайся. Положи карабин на землю. Я считаю до трех и после этого все будет кончено. Один...два... Охранник выпустил карабин. - Прикажи собакам подойти поближе. - Охранник снова подчинился. Ветка ещё раз хрустнула и Грирсон оказался на земле позади него.

- А теперь, - сказал он, - мы пойдем к собачьим будкам.

Ствол пистолета безжалостно ткнул в шею и охранник двинулся вперед, говоря себе, что нужно обернуться и защищаться... через пять метров...десять...двадцать. Но он был слишком напуган, чтобы обернуться; его воображение слишком живо рисовало картину того, как тяжелая пуля войдет в него и раздробит позвоночник прежде, чем он услышит звук выстрела.

Он подошел к сторожке и приказал собакам войти за проволочную загородку, после этого ствол пистолета переместился от шеи к затылку и когда он наконец попытался обернуться, Грирсон втолкнул его внутрь так, что он растянулся на мисках с собачьей едой. Грирсон запер сторожку, побежал к платану, подхватил карабин и двинулся к вилле.

Крейг все ещё держал Сен-Бриака, тогда как остальная четверка наблюдала и ждала, когда он упадет.

Грирсон осторожно позвал его:

- Это Грирсон, Джон.

- Ты почти вовремя, - выдавил Крейг, - Разберись с этой компанией, будь так любезен.

Грирсон сделал жест карабином и они начали подниматься по лестнице впереди него.

На верхней площадке лестницы Ля Валере остановился и остальные остановились тоже.

- Очень хорошо, Ля Валере, - сказал Грирсон, - если ты хочешь стать героем, можешь обернуться. Только ты. - Остальные продолжали стоять неподвижно, пока Ля Валере очень медленно обернулся.

- Посмотри на меня, - сказал Грирсон, - Если ты попытаешься сделать что-нибудь, хоть что-нибудь, я перестреляю всех вас. Вот этой штукой, - он приподнял карабин, - и ты даже не сможешь добраться до меня. И мне совершенно все равно, будешь ли ты жить или умрешь. Ты мне веришь?

Ля Валере посмотрел вниз в черный зрачок дула, понимаяи ненавидя себя за это понимание - что Грирсон находится вне его досягаемости. Он был храбрым и глупым, но он не хотел умирать.

- Да, - сказал он, и маленькая процессия двинулась дальше.

Грирсон нашел ванную комнату с одним маленьким высоко расположенным окошком, запер их внутри и вставил стул в ручку двери. Когда он спустился вниз, Крейг все ещё держал Сен-Бриака в том же самом положении.

- Очень хорошо, - сказал Грирсон, - Теперь я им займусь.

- Нет, - прошептал Крейг. - Возьми только пистолет у меня из руки. Он - мой.

Они вышли наружу во тьму сада и направились к стене, разделявшей две виллы. Грирсон забрался первым и держал Сен-Бриака на мушке, пока тот не вскарабкался наверх, затем Грирсон спрыгнул вниз. Наступила очередь Крейга. Медленно, бережно придерживая поврежденную руку, он вскарабкался на стену и в тот момент, когда он это сделал, снова вспыхнул свет. Эта неожиданная вспышка заставила его покачнуться и упасть на колени. Сен-Бриак бросился на него и даже в этой ситуации Крейг поступил совершенно рефлекторно, схватив того за ботинок и вывернув его. Он почувствовал, как хорошо выделанная кожа скользнула у него в руке.

Сен-Бриак взлетел в воздух и тяжело рухнул вниз, его грудь и руки ударились о проволоку, тело изогнулось и вздрогнуло, когда ток прошел через него, а Крейг все ещё стоял на коленях, бессильно качаясь, и Грирсон кричал ему, чтобы он скорее спускался, затем снова вскарабкался на стену, поднял Крейга над проволокой и помог спуститься вниз. От дома прозвучал пистолетный выстрел, пуля ударилась о стену в тот момент, когда Грирсон спрыгнул, поднял Крейга на ноги и потащил к заброшенной вилле. Крейг каким-то образом, спотыкаясь, добрался до двери и дрожа прислонился возле нее. Дверь была заперта.

Грирсон закричал:

- Эшфорд, вы здесь?

Над стеной появились два человека и он выпустил в их сторону очередь из карабина. Они свалились назад, не спрыгнули, а упали, как падают раненые.

- Эшфорд, - закричал Грирсон.

Дверь виллы открылась и появился Эшфорд.

- Простите, - сказал он, - но я должен был убедиться, что это вы.

- Очень хорошо, - буркнул Грирсон, - Держите. - И он протянул ему кольт. - Помогите Крейгу выбраться отсюда.

Эшфорд подхватил отяжелевшего Крейга и потащил его к дальней стене. Грирсон шел следом, наблюдая за ситуацией позади. Огни на вилле снова погасли и он услышал лай выпущенных на свободу собак. Ванная комната оказалась не очень прочной, чтобы удержать его пленников; без инструментов у него было время только на то, чтобы просто выключить генератор.

Кое-как они дотащили Крейга до изгороди. Первая собака почти настигла их и Грирсон снова разрядил карабин, увидел как собака упала, тоже добрался до изгороди и нащупал дверцу автомашины. Эшфорд опустил Крейга на заднее сидение и в этот момент вторая собака бросилась на Грирсона. Эшфорд закричал, Грирсон обернулся и ударил её прикладом карабина. Она зарычала и снова бросилась на него, а Грирсон выставил ствол карабина перед собой и, когда собака схватила его, ударил её по морде. В это время Эшфорд опустил стекло и выстрелил в бегущего к ним Дюкло. Грирсон проскользнул в машину и она немедленно рванулась вперед, мягко рыча от ощущения своей мощи, по дороге на Корниш и мыс Ферра.

- Как он себя чувствует? - спросил Грирсон.

- Он в обмороке, - сказал Эшфорд, - похоже, что они здорово пытали его.

- Сзади есть немного бренди, - сказал Грирсон. - Попробуй дать ему.

Через некоторое время Крейг закашлялся и пришел в себя, все тело его было опутано болью, как паутиной.

- Мы выбрались? - спросил Крейг, - Спасибо.

- Благодари себя, - ответил Грирсон, - Ты взял Сен-Бриака.

- Да, верно, - кивнул Крейг, - Я убил его, правда?

- Он упал на проволоку.

- А куда мы сейчас направляемся?

- На мыс Ферра, - ответил Грирсон, - Мы не можем больше здесь оставаться.

- А что с Сен-Бриаком? Ты думаешь, что нам нужно бы выяснить, что он собирался делать дальше?

- Я думаю, мы и так уже сделали достаточно, - буркнул Грирсон.

- Он собирался на той неделе лететь в Аден, - вмешался Эшфорд, - Это мне Бобби сказал.

Грирсон резко затормозил на повороте.

- Вот что он должен был сделать, - сказал он.

Он сбросил скорость, проезжая Вийефранш, и только свернув на дорогу, идущую к мысу мимо великолепных белых вилл и отвесных скал, под которыми шумело море, заметил, что черный ситроен намертво прицепился к ним. После того, как они миновали Сен-Жан, Грирсон выключил огни и въехал в ворота одной из вилл, сделанные из кованного железа и раскрашенные черным и золотом. Там машину оставили, Грирсон провел их на какой-то мысок и оставил там, а сам начал карабкаться вниз по скалам, чтобы подать сигнал на яхту.

Крейг и Эшфорд лежали, уткнувшись носами в сухую жесткую траву у дорожки, и видели, как черный ситроен проехал мимо. Эшфорд, сам не замечая этого, дрожал всем телом. На ясном и безоблачном небе появилась луна и в её свете Крейг увидел, как тот дрожит, и понял, что ничем не сможет помочь.

Двигаясь чрезвычайно осторожно, вернулся Грирсон.

- Они меня заметили, - сказал он. - Нужно как можно скорее спуститься вниз. Они пошлют лодку.

- Я не могу, - простонал Эшфорд, - не могу.

В дальнем конце дорожки скрипнули колеса разворачивающегося автомобиля.

- Пошли, - сказал Грирсон.

- Я не могу. У меня кружится голова, - ныл Эшфорд.

- Мы не можем ждать, - сказал Грирсон.

- Тогда идите, - умолял Эшфорд, - только оставьте мне пистолет.

- Нет, - сказал Крейг, - мы должны сделать для тебя немного больше.

Грирсон вновь начал спускаться вниз по скалам, чтобы встретить посланную за ними с яхты лодку, стараясь производить при этом как можно больше шума, а Крейг и Эшфорд побежали обратно к машине, взобрались на её крышу и перебрались через изгородь в сад, их третий сад за эту ночь. Этот сад был в таком идеальном состоянии и в нем царил такой порядок, словно его только что доставили завернутым в целлофан, кустарники вдоль дорожек были совершенно симметрично подстрижены, розы пахли духами Шанель.

Укрывшись в тени кипарисового дерева, Крейг обследовал дом. Казалось, он пуст. Вместе с Эшфордом они подошли поближе, отыскивая открытое окно. Наконец нашли одно и проникли в холл, нашли бутылку бренди и поднялись наверх, разыскивая ванную комнату. На лодке в бухте фыркнул подвесной мотор, покашлял и затих.

Наконец они нашли ванную и Эшфорд громко застонал, увидев свое лицо в зеркале, затем пришла очередь Крейга почувствовать укусы мыла и пальцы Эшфорда, когда тот накладывал пластырь на открытые раны у него на щеках и на спине. Он взглянул на свои пальцы. Видно было, что они закопчены, но Эшфорда слишком сильно трясло, чтобы он мог заняться ими.

Неожиданно ручка двери ванной комнаты повернулась. Крейг завернул кран и прислушался к удаляющимся мягким шагам по ковру, затем выскользнул из ванной. Теперь коридор был освещен и он выключил свет. Из под двери спальни просачивалась узкая полоска света. Крейг вытащил кольт и, производя не больше шума, чем его собственная тень, приблизился к двери и повернул ручку. Дверь бесшумно открылась. На постели лежала девушка и читала. Она взглянула на него и замерла.

- Спокойно, - шепнул Крейг, - Лежите тихо и мы не причиним вам вреда.

- Привет, - сказала Мария, - У вас пистолет.

- Привет, - сказал Крейг, - Правильно, у меня пистолет.

Он опустил руку, она подошла ближе и взглянула на его лицо.

- Боже мой, вы побывали в хорошей переделке.

Крейг кивнул.

- А где Софи? - спросил он.

- В ванной. Она практически там живет.

- Это были мы, - сказал Крейг.

- Тогда она в соседней комнате. Позвать?

Крейг опять кивнул. Казалось, что его голова налита свинцом.

Прежде чем Мария вернулась с Софи, он подошел к двери и жестом пригласил Эшфорда войти внутрь. На Софи была полудетская ночная сорочка и очень много духов. Она радостно обняла Крейга, а затем откинулась назад, чтобы взглянуть на его лицо.

- Мой бедный Джон, - сказала она, - тебе следовало остаться с нами.

Крейг обнял её, чувствуя, какая она сильная, чистая и очень женственная.

- Это мой друг - Ричард Эшфорд, - сказал он. Софи взглянула на него, дважды повотрила "- Боже мой", побежала в свою спальню и вернулась в халате.

- Друг? - переспросила она.

В её устах слово содержало какой-то дополнительный смысл.

Крейг сказал устало: - Мы вместе занимались бизнесом.

- А где наш сексуальный Грирсон? - спросила Мария.

- На морской прогулке, - ответил Крейг, - Он вернется сюда.

Вдалеке раздался выстрел, затем другой.

- Стреляют холостыми? - спросила Мария.

Крейг выбежал на веранду. Подвесной мотор на лодке снова заработал и она зигзагами продвигалась к яхте, а трое мужчин на мысу её обстреливали. Он вернулся обратно в спальню.

- Неприятности, - сказал он. - Кто владелец этой виллы?

- Ден Тернер, - сказала Софи. - Ты должен помнить его. Вы встречались с ним в Сен-Тропезе.

- А где он сейчас?

- Отправился играть в покер в Болье. Попозже он вернется с компанией. Дорогой мой, что случилось? Что происходит?

- Дай мне минутку, - сказал Крейг. - А где все слуги? Вилла таких размеров должна кишеть ими.

- Подонки, - бросила Мария, - Они сбежали.

- Мария, ты не совсем права, - поправила Софи, - Ден - очень симпатичный парень, но иногда он слишком напивается. И любит палить из револьвера. Даже в этом случае, я думаю, они не стали бы возражать, но он очень плохой стрелок. Поэтому все ушли. Теперь у него остались только повар и шофер.

- А где они?

- Вместе с ним, - сказал Мария. - Они тоже играют в покер. Причем лучше, чем он.

- Мне хотелось бы ненадолго остаться здесь..., - заметил Крейг.

- Конечно, - согласилась Мария. - Здесь куча комнат и Ден не будет возражать.

- Только это может оказаться небезопасно для вас. Люди, с которыми я дрался, все ещё меня преследуют. Они могут появиться и здесь. Если они это сделают, то захотят убить меня. А то, что вы здесь, не будет иметь для них никакого значения.

- Так это стреляли не холостыми? - спросила Мария.

- Нам лучше уйти отсюда, - настаивал Эшфорд.

- Рикки, - заметил Крейг, - ты просто великолепен, ты знаешь это? И я очень тебе признателен. Пошли.

- Нет, - воскликнула Софи. - Подождите! - Она подошла вплотную к Крейгу. - Пистолеты, убийство. Вы ограбили банк?

- Нет, - заверил Крейг. - Ничего подобного. Мне очень жаль, но я ничего не могу рассказать тебе.

- Он сделал то, что должен был сделать. - торжественно заявил Эшфорд. - Нечто безумно смелое.

Софи коснулась плеча Крейга, почувствовав под своими сильными пальцами его твердые мускулы.

- Смелое, - сказала она. - Конечно, смелое. Это то, для чего он создан - мышцы и пистолеты и блестящий ум, которым он не пользуется. Мой бедный дурачок, ты ещё не можешь уйти. Ты едва стоишь на ногах. Дай-ка я взгляну на твою руку.

Она нежно обработала и забинтовала сломанный палец и прижала другую руку Крейга к ручке кресла, а он собрал всю свою волю, чтобы не закричать. Когда все было сделано, она поцеловала его.

- Ты должен был кричать, - сказала она, - Ты должен был назвать меня паршивой сучкой.

Дверной звонок проиграл первые такты песенки "На мосту Авиньон".

- Это Тернер, - сказала Мария. - Он немножко чудной.

- Это могут быть люди, о которых я говорил, - покачал головой Крейг.

Мария открыла ящик стола и вытащила оттуда полицейский револьвер.

- Оружие разбросано по всему дому, - сказала она. - Это просто сумасшествие.

Прежде чем Крейг успел её остановить, она спустилась по лестнице и он пошел следом. Эшфорд был прав. Им следовало уйти. Он не считал возможным прятаться у женщин, и опять вынужден был прибегать к этому, вот уже второй раз за несколько последних недель.

- Кто там? - крикнула Мария.

- Полиция, - крикнул кто-то за дверью. - Откройте.

- Если вы из полиции, вам следует доказать это, - сказала Мария. Иначе я вас не пущу.

- Здесь укрылись беглые преступники. Их автомобиль стоит у ваших ворот.

- Здесь их нет, - сказала Мария.

- Это убийцы.

Мария заколебалась, но Софи закричала:

- Все равно их здесь нет.

Мария крикнула:

- Покажите ваши удостоверения через щель почтового ящика, иначе я буду стрелять. Полиция, как бы не так? Вы думаете, что я дура?

Раздались тяжелые удары в дверь, Мария подняла револьвер двумя руками и выстрелила в притолоку. Удары прекратились.

- В следующий раз я прицелюсь пониже, - сказала она.

Наступило молчание, а затем сквозь щель почтового ящика протиснулся кожаный бумажник.

- Вот мое удостоверение, мадмуазель, - прокричал кто-то.

- Боже мой, - сказала Мария. - Это действительно полиция.

Софи побежала с Крейгом и Эшфордом наверх и провела их на лоджию, заросшую шпалерами виноградных лоз. Крейг и Эшфорд скорчились позади них, а Софи в развевающемся халате побежала обратно помочь Марии открыть дверь. Мария стояла перед двумя полицейскими. В руках у неё по-прежнему был полицейский револьвер.

- Мне ужасно жаль, - сказала она. - Честное слово, я даже не подозревала. Я имею в виду, что мы с Софи совершенно одни в этом доме и когда вы пришли и начали так страшно стучать...я имею в виду, что если бы я знала...

- Да, конечно, - сказал старший полицейский. - Теперь, если вы не возражаете, отдайте мне револьвер...

- Конечно, - согласилась Мария. - На самом деле я не очень люблю эти штуки.

- Чей это пистолет? - сказал полицейский и протянул руку. Мария неохотно вложила в неё револьвер.

- Мистера Тернера, - ответила она. - Он владелец этой виллы и он очень любит оружие.

- Да, - кивнул инспектор, - я слышал. Мы хотели бы осмотреть дом, мадмуазель.

- Но здесь нет никого, кроме нас. Честное слово, - заверила Мария.

- Это очень большой дом, - сказал полицейский. - Здесь могут оказаться люди, о которых вы и не подозреваете.

- Боже мой, мы могли столкнуться с ними, - сказала Мария и взглянула на Софи.

- Возможно вам тогда лучше осмотреть дом, - кивнула та.

- Я тоже так думаю. Меня зовут инспектор Сегюр. А это сержант Мартини. Мы беспокоимся о вас, милые дамы. Я сказал вам сущую правду. Люди, которых мы ищем... их машина стоит у ваших ворот.

- У ворот мистера Тернера, - сказала Мария.

- Трое этих людей...известно, что они очень опасны. Они вооружены.

- Трое? - спросила Софи.

- Это вас удивляет?

- Нет, - сказала Софи. - Если не считать...что мы, бедные девушки, могли бы сделать против троих вооруженных мужчин. Я очень рада, что вы пришли, инспектор.

- Я тоже рад, - сказал Сегюр и поклонился, а затем заговорил с Софи на быстром провансальском наречии, по мере того, как они переходили из комнаты в комнату. Когда они обошли весь дом, Сегюр послал Мартини с Марией вниз, а сам вместе с Софи вернулся в лоджию. Они стояли на каменном балконе и смотрели на море.

- Прекрасные виноградные лозы, - сказал он. - Какой замечательный ствол, он, наверно, в два этажа высотой.

- Отсюда вы можете увидеть собор Пресвятой Девы, - сказала Софи, Подойдите сюда и взгляните.

- Я родом из Ниццы, - сказал Сегюр. - Я вижу собор Пресвятой Девы по крайней мере один раз в году на протяжении последних пятидесяти трех лет. Но я в первый раз вижу виноградную лозу высотой в два этажа. - Он перешел на английский. - За таким стволом легко может спрятаться человек. Будь у него пистолет, он мог бы убить меня.

- Будь он человеком такого сорта, - поправила Софи.

- Человек, о котором я думаю, уже совершил убийство сегодня вечером. Он убил бывшего полковника французской армии. Его звали Сен-Бриак. Мне сказали, что это было убийство. Я же думаю, что это была самооборона. Меня послали сюда арестовать этого человека и его друзей, но мне запретили осматривать место преступления. Полицейский не должен так работать. Вы знали Сен-Бриака?

- Нет, - сказала Софи.

- Он поддерживал, как бы это сказать, экстремистов в Алжире. Вы тоже их поддерживаете?

- Нет, - сказала Софи. - Из моих сверстников их поддерживают очень немногие. Нас уже тошнит от этого Алжира. Вы должны это знать.

- Да, я знаю, - кивнул Сегюр. - Мне тоже все это надоело. Вот почему я доволен, что этого человека здесь не оказалось. Вы же видели, что мы все осмотрели, не так ли?

- Да, конечно, - согласилась Софи, - вы все осмотрели очень тщательно.

- Я расскажу вам кое-что об этом Сен-Бриаке. Он был отвратительной скотиной. Конечно, вам придется поверить мне на слово...

- Этого вполне достаточно, - сказала Софи. - Совершенно ясно, что вы честный человек.

- Его сторонники - тоже мерзкие негодяи, - продолжал Сегюр. - Меня уже тошнит от них. Они разыскивают тех троих, о которых я вам говорил, трех человек, которых здесь нет. Я очень боюсь, что они хотят их убить. Я надеюсь, что им это не удастся, но не могу им помешать. Мне не разрешают мешать им. Я уже однажды оказался в подобной ситуации. Это было во время войны. Только в тот раз убийцами были французы, а охотились за ними немцы. - Он пожал плечами. - Я сделал все, что мог. Мне хотелось бы сделать больше - я помню, что я сказал это себе тогда, в тот раз. - Неожиданно его вежливые манеры исчезли и он в ярости воскликнул: - Я должен был сделать больше!

- Нет, - возразила Софи. - Вы были очень добры к нам. Мы вам за это благодарны.

- Я был настолько добр, насколько это было в моих силах. - покачал головой Сегюр. - Не думаю, что я заслужил вашу благодарность, но я выпил бы чего-нибудь, если вы не возражаете.

- Бренди внизу, - сказала Софи.

К нему вновь вернулись вежливые манеры, которые служили защитной оболочкой от приказов, которые он ненавидел.

- Давайте присоединимся к ним. Знаете, у меня есть странная привычка. Когда я уезжаю, я всегда даю два длинных гудка. Не могу понять, почему я это делаю.

Он вышел, а некоторое время спустя Крейг и Эшфорд услышали два длинных гудка, спустились вниз и прошли на кухню, где Софи сделала им омлет и салат и достала холодных цыплят из холодильника. Крейг обнаружил, что он чертовски голоден, и ел все подряд, запивая розовым анжуйским вином, которое подливала ему Мария. Софи с обожанием смотрела на него.

- Ну, разве он не великолепен? - спросила она, - Так и хочется съесть.

- Он - весьма привлекательная штучка, - согласилась Мария, - но что делать после того, как он будет съеден?

- Мы должны идти, - сказал Крейг.

- Дорогой мой, ты не в силах это сделать, - сказала Софи. - Эти люди все ещё бродят где-то здесь, разыскивая тебя, так сказал инспектор, и они видели твою машину. Они должны понимать, что ты здесь, и Сегюр сказал, что у него есть приказ позволить им дожидаться снаружи. Я думаю, что тебе лучше всего остаться здесь с нами.

После этого она приготовила кофе, которое он пил с бренди, а потом отвела его в спальню, уложила в постель, сбросила халат и устроилась рядом с ним. Ее сильные и ласковые руки обняли его, она положила его голову себе на грудь. Он слышал спокойное и ритмичное биение её сердца, а потом она взглянула вниз на его лицо и рассмеялась, и в её голосе послышались насмешка и нежность, за которыми скрывалось отчаяние.

- Не беспокойся, - сказала она. - Я вижу, как ты устал. Я могу попытаться справиться со своей ужасной страстью. Но ты такой вкусный. Мне хочется откусить от тебя кусочек. Все время хочется.

- Я слишком тощий, - сказал Крейг. - Старый. Жесткий. Жилистый.

- Но не здесь, - сказала Софи, - И не здесь. И не здесь. - Она дотрагивалась до его шеи, уха, а затем очень осторожно до повязки на его щеке. - Это правда - то, что сказал Сегюр?

Крейг кивнул. Он чувствовал, что засыпает.

- И он действительно был скотиной? Это тоже правда?

- Мы все такие, - устало сказал Крейг. - Теперь я это знаю.

И он уснул. .

Глава 1

7

Софи разбудила его в два часа ночи. Стоило ей его коснуться, он мгновенно проснулся и открыл глаза, и его здоровая рука была тут же готова, причем не к обороне, но к атаке.

- Пора вставать, - сказала она. - Скоро вернется Ден Тернер и начнется вечеринка.

Крейг встал, подошел к умывальнику, умылся одной рукой, потом взял бутылку бренди и изрядно отхлебнул.

- Почему вы здесь? - спросил он.

- Ден хотел, чтобы мы были с ним. Это ничего нам не стоит и он нам нравится. А ему нравится держать нас около себя, по крайней мере, он так говорит. Думаю, что ему понравилось бы спать с нами...

- Конечно понравилось бы, - сказал Крейг, понимая, что он должен так сказать.

- Но я не нахожу его привлекательным. То же самое думает и Мария. Очень жаль. Вот с тобой совершенно другое дело. Тебя мне все время хочется. Особенно после той нашей ночи под открытым небом.

Крейг выглядел одновременно смущенным, польщенным и взволнованным, и Софи хихикнула.

- А ты завел себе маленького дружочка-мальчика-цветочка. Такая жалость...

- Эшфорда? - Он выглядел таким ошарашенным, что она снова хихикнула.

- С Эшфордом все в порядке. Поверь мне. Мы просто друзья.

Софи поцеловала его.

- Бедный Джон, - сказала она. - Теперь послушай меня. Мы с Марией скажем Дену, что ездили в Ниццу и там встретили тебя и твоего приятеля. Вы с Рикки попали в аварию, вот почему вы оба так выглядите.

- Спасибо. А где сейчас Рикки?

- Внизу. Он знает множество всяких вещей об одежде. Он точно сказал мне, сколько это стоит.

Она коснулась своего платья, тонкой оболочки из белого хлопка, подчеркивающей её золотистый загар, бледное золото её волос.

- Это его бизнес, - сказал он.

- Я знаю. Он сказал мне. Бедный Рикки. Некоторые из его клиентов дерутся очень больно. - Она отскочила в сторону; подол платья приподнялся над пеной белых кружев. - Это платье купил мне Ден. Тебе оно нравится?

- Да, - кивнул Крейг, - но мне нужно поговорить с Рикки.

Рикки чувствовал себя теперь гораздо проще и свободнее, разговаривая с Марией о платьях, рисуя, жестикулируя, его живой шарм делал незаметными его разбитые губы.

- Мне кажется, что мы с Марией старые друзья, - воскликнул он, - Это чудесно.

- Нужно повидаться с Грирсоном, - сказал Крейг. - Ты не знаешь, как бы мне добраться до него?

Эшфорд повернулся к Марии.

- Дорогая, ты не будешь возражать?

Бросив на него сердитый взгляд, Мария вышла. Эшфорд вздохнул.

- Она знает, Софи ей сказала. Так неудобно... Я прекрасно понимаю, что все это моя вина и все такое, но этим девушкам не следовало знать. Они могут рассказать кому-нибудь.

- Мы можем уйти, - сказал Крейг.

- Я полагаю, что нас убьют, - буркнул Эшфорд. Крейг заметил у него в руках пустой стакан. - Ну, а что будет, когда появится этот Ден? Мы просто не можем здесь оставаться.

- Так что насчет Грирсона?

- Ах, да. Я ведь собирался вам сказать, не так ли? Он отправился в Бордигерру. Я могу позвонить ему туда - но не раньше шести утра.

- Лучше дай мне номер телефона.

- Мне очень жаль, - возразил Эшфорд, - но не могу.

- Почему?

- Он не разрешил, - сказал Эшфорд, - но я думаю, что вы могли бы выбить его из меня.

- Не будь таким дураком, - возмутился Крейг.

- Меня только несколько раз ударили по зубам, - сказал Эшфорд, думаю, что вам досталось гораздо больше.

- Да уж, - кивнул Крейг.

- Разумеется, вы храбрый человек. И не боитесь высоты.

- Ты тоже храбрый человек, хоть и боишься высоты.

- Пожалуйста, не смейтесь надо мной, - попросил Эшфорд.

- Я не смеюсь. Ты же просил нас тебя оставить.

- Потому что с меня было довольно. Я хотел вернуться к своим корсетам. Что здесь странного?

- Почему он запретил давать мне этот номер?

- Потому что случись самое худшее - а всегда так и бывает - все свалили бы на вас, мой милый. Вы бы оказались единственным виновником. Вот награда за вашу храбрость.

- Это сказал тебе Грирсон? - спросил Крейг.

- Он сказал мне и кое-что еще. Не вы отвечаете за операцию, а он. Он профессионал. Ему очень жаль, что придется так с вами поступить, но он сделает это.

Крейг пожал плечами.

- Меня нанимали не за мои мозги, - сказал он. - Но нас ещё не поймали.

- Я боюсь, что они это сделают, - сказал Эшфорд. - Если бы у меня не закружилась голова, вы давно были бы на месте. Вам лучше уйти отсюда без меня. Нам лучше разделиться.

Крейг покачал головой.

- Нет, - сказал он.

Эшфорд собирался возразить, но Крейг пресек все его попытки.

- Я не уйду далеко с такой рукой, - сказал он.

Эшфорд вздохнул.

- Вы способны с двумя сломанными ногами добраться до луны. Вы необычайно тактичный человек, Джон.

Крейг вспомнил все, что с ним проделали. Сломанные пальцы, ожоги, побои, пытка водой. Он вспомнил схватку на стене, запах паленого мяса Сен-Бриака, когда тот упал на проволоку, его дергающееся тело, когда по нему пошел ток. Он не испытывал никаких угрызений совести от того, что сделал; Сен-Бриак был опасным сумасшедшим, который угрожал жизням куда большего числа людей, чем Крейг.

Теперь он ни для кого не представлял угрозы. Крейг сделал это, защищая себя, и ещё для того, чтобы отомстить за людей, которых убил Сен-Бриак; по крайней мере, все это время он верил, что это правда. Конечно, он был просто орудием, пистолетом, направленным в нужную точку, спусковым крючком, на который один раз нажали-и отбросили в сторону, когда иссякла приносимая им польза. Не было никакого смысла выдавать Лумиса. К тому времени, когда прекратится обмен дипломатическими нотами, будет очень трудно доказать, что Лумис вообще когда-либо существовал.

Дверной звонок сыграл на этот раз мелодию песенки "Давай станцуем", и Мария поспешила открыть дверь, через которую уже доносился оглушительный шум, производимый прибывшими участниками вечеринки.

- Любитель пистолетов мистер Тернер, - вздохнул Эшфорд. - Надеюсь, что сегодня он не в дурном настроении. - Затем он добавил: - Бордигерра 06053. Ведь мы все не можем быть профессионалами, не так ли?

- Спасибо, - сказал Крейг, - Я этого не забуду.

Тернер с шумом ввалился в дом, прижав Эшфорда к стене. Одной рукой он держал за горлышки две бутылки коньяку, а другой - попку тоненькой вьетнамки, которая висела у него на шее. На ней были белые шелковые брюки и длинное развевающееся платье из тонкого зеленого шелка, и казалось, что она доставляет ему не больше неудобств, чем две бутылки коньяку.

Мария и Софи с двух сторон в два голоса объясняли, что произошло в его отсутствие, тогда как остальная компания ворвалась в комнаты и бросилась разыскивать пластинки, бутылки и стаканы. Время от времени Тернер кивал. Крейг сомневался, удавалось ли тому расслышать хоть слово из того, что выкрикивали ему на ухо девушки. Но держался Тернер с монументальным спокойствием человека, который уже несколько дней не просыхает.

- Великолепно, - сказал он. - Рад вас видеть. Здесь. Держите это. При этом вьетнамка была переброшена по воздуху на здоровую руку Крейга, где и устроилась с ловкостью обезьянки.

- Рад встретиться с вами, - сказал Крейг.

- Enchante-я в восторге - сказала она.

- Привет, - повторил Тернер. - Привет, я помню. Вы мне нравитесь. Давайте выпьем.

Он открыл одну из бутылок и налил пять бокалов: себе, Крейгу, Софи, Марии и тоненькой вьетнамке. Когда он закончил, бутылка оказалась пустой. Он задумчиво покрутил её в руках, сказал, - Посмотрите-ка, - и со страшной силой швырнул бутылку через плечо. Та летела прямо в окно, но высокий худощавый негр вытянул руку и бутылка попала прямо к нему.

- Ты все ещё здесь, Ларри? - прокричал Тернер.

- Я здесь, - кивнул негр. Казалось, он чем-то рассержен.

- Ох уж этот Ларри, - буркнул Тернер, - Лучший третий нападающий, которого вам когда-либо приходилось видеть, и он хочет стать поэтом. Он из Теннесси.

Крейг пригубил свой коньяк. Вьетнамка деликатно потянула его за ухо.

- Она слишком тяжела для вас? - спросил Тернер.

Она была очень тяжелой, но Крейг отрицательно покачал головой. Тернер казался довольным.

- Теннесси, - сказал он. - Это место, откуда Ларри родом. Это его огорчает. Он хочет, чтобы мы были друзьями, но не хочет лизать мне зад. Будь это так, мы были бы голубыми - просто он был бы черным, вот и все. Но он не может. И я не делаю для него никаких поблажек. Он не любит, чтобы ему делали поблажки.

- Я рассказывал эту историю в Алабаме и там все просто позеленели от злости, - продолжал он. - Мне кажется, вы не из Алабамы. Опустите её куда-нибудь. Вы не сможете выпить, пока заняты руки.

Крейг позволил вьетнамке скользнуть по его пальцам и она мягко приземлилась на диван, где и свернулась клубочком с кошачьей грацией, не расплескав содержимого своего бокала.

- Ты мне нравишься, - снова сказал Тернер. - Чем ты занимаешься?

- Станки, прессы, штампы, болты и гайки.

- Великолепно. Я в свое время занимался грузовыми перевозками. А теперь я валяю здесь дурака. Здесь лучше, чем во Флориде, - сказал Тернер. - По крайней мере это относится к людям, с которыми приходится встречаться.

Он удивленно покачал головой и осмотрелся, разглядывая людей, которых привел с собой: пару молоденьких киноактрис, исполнителя популярных песен, другого миллионера, какого-то графа или что-то в этом роде и сопровождавших того дам и господ, пестрых, как птицы, ярких, как бабочки.

- Никого не касается, кто вы такой и что вы делаете, - сказал он. Все что нужно, так это достаточное количество денег и место, где можно выпить, и они сразу туда сбегутся. Пошли.

Он повел Крейга в сад, и Софи с Марией пошли вместе с ними. Стало прохладно, в ночном воздухе стоял тонкий и свежий запах. Они прошли по дорожке, выложенной мраморными плитами, к удивительно безобразному фонтану. Его чаша походила на жестяную ванну, вделанная в камень, а над ней возвышалась русалка, взгромоздившаяся на дельфина, который выглядел не как морское млекопитающее, а как чудище с молотообразной головой, опирающееся хвостом на три точки. Русалка, несмотря на хвост, и наготу, выглядела как сорванец Милдред из популярного фильма. Позади неё находился каменный экран в виде огромной устричной раковины, края которой были выщерблены и искрошены.

- Это мишень для тренировки, - сказал Тернер. - Последние три недели я пытаюсь попасть в эту чертову русалку. Или хотя бы в этого чертова дельфина.

Его рука нырнула в огромный карман и вытащила оттуда револьвер. Позади скрипнула галька и появился обеспокоенный коренастый филиппинец.

- Привет, Луис, - бросил Тернер. - Где ты прятался?

- Я знал, что рано или поздно вы придете сюда, - сказал Луис.

- Это Луис, - пояснил Тернер. - Он думает, что умеет готовить.

- Я знаю, что я могу готовить. Я также знаю, что вам не следует баловаться с этой штукой.

- С этой штукой? - закричал Тернер. - Это 38-й калибр.

Это чертовски хороший револьвер.

- Вам не следует использовать его таким образом, - настаивал Луис.

- Нет?

Тернер прицелился и пальнул в русалку. От края каменной статуи отлетели кусочки.

- Здесь мало света, - сказал Луис. - Никто не может точно попасть при лунном свете. Пойдемте к гостям. Я приготовил кое-что вкусное.

- Нет, - заявил Тернер и выстрелил снова. Пуля ударила в сосну в шести футах от цели.

- Цыплята по-королевски?

- Нет. - 38-й калибр прогремел и сосна опять пострадала.

- А что вы скажете насчет бифштекса? Средней прожаренности. Лук, жареный по-французски. Бобы. Салат. Яблочный пирог. Я поставил пиво на лед.

- Ну...

Тернер повернулся кругом и ствол револьвера 38-го калибра описал при лунном свете черную и блестящую дугу. Крейг выхватил его у Тернера и тот строго сказал:

- Не балуйтесь с этой штукой. Она заряжена, - а затем затеял долгую дискуссию с Луисом по поводу толщины яблочного пирога.

Крейг поднял револьвер и выстрелил три раза, после этого улыбка навсегда исчезла с лица русалки. Но что более важно, револьвер после этого оказался разряженным.

- Эй, - крикнул Тернер, - Вы неплохо обращаетесь с этой штукой. Дайте я перезаряжу её.

Он взял оружие у Крейга, порылся в кармане, выгреб пригоршню патронов 38-го калибра, вставил их один за другим в барабан и протянул револьвер Крейгу.

Крейг покачал головой.

- Я бы предпочел заняться бифштексом.

- Прекрасная идея. Постреляем позже, - согласился Тернер.

Когда он отвернулся, Крейг сунул револьвер под ограду фонтана. Он уже достаточно настрелялся.

Они вернулись в дом и обнаружили там Эшфорда, который совершенно засыпал, несмотря на вопли участников вечеринки и грохот пущенных на полную мощность пластинок. Тернер сказал, что им следует отправиться на кухню, и Крейг немного поколебался, но потом оставил Эшфорда в покое. Тому нужно было отдохнуть.

Как оказалось, среди участников вечеринки у Тернера соблюдалась строгая иерархия. Только гостям первого ранга разрешалось заходить на кухню, чтобы понаблюдать за Луисом, облаченным в белое и священнодействующим над электрическим алтарем, от которого неслись неслыханные ароматы. Крейг, успевший к этому времени снова проголодался, пришел на кухню вместе с Марией, Софи, итальянским графом, худощавым и очень усталым, и самим Деном. Они сидели за длинной изогнутой стойкой, ели бифштексы, которые готовил Луис и пили провансальское вино, тогда как Тернер пил пиво.

Все было очень шикарно и вполне заслуживало двойного разворота в элитарном журнале, хотя Крейг сомневался, что кто-либо из этой компании, кроме него и двух девушек, был последние недели трезвым. Он ел бифштекс и слушал, как Тернер рассказывал о своих дорожных происшествиях, а граф, которого звали Ноно, подсчитывал расходы на содержание виллы в Тоскане. В какой-то момент возник непонятный шум и Тернер отправился выяснить, в чем там дело, а затем взревели автомобили, увозившие часть компании на другую вечеринку, но потом снова была очень хорошая еда и наконец Луис угостил их кофе, черным и крепким, и Тернер налил в него бренди, а граф окончательно побледнел.

Затем дверь позади них открылась и Луис был совершенно шокирован. Мелким сошкам никогда не позволялось вторгаться в кухню в присутствии Дена Тернера. Вошел Ларри, а за его спиной стоял одетый в форму Ля Валере.

Ларри сказал:

- Прости меня, Ден. Парень утверждает, что это очень срочно.

Ля Валере проигнорировал присутствие Тернера и направился прямо к Крейгу. Он был бледен и весь в поту.

- Ты трусливая свинья, - сказал Ля Валере. Крейг усмехнулся. - Ты подонок. Ты бесчестный человек.

- Пошел отсюда к черту, - загремел Тернер.

Очень спокойно Ля Валере ударил Крейга по щеке. Крейг вздрогнул, но его усмешка осталась на месте и он жестом призвал Тернера к спокойствию.

- Нет, - сказал Ля Валере. - Я сделаю это снова. Ты - свинья.

Он снова ударил Крейга, тот поймал его запястье одной рукой и вывернул. Ля Валере начал потеть ещё больше.

- Просто скажи мне, чего ты хочешь, - сказал Крейг.

- Дуэли, - прошипел Ля Валере, - я вызываю тебя на дуэль.

- Этот парень спятил, - бросил Тернер. - Вышвырните его отсюда.

Ля Валере попытался высвободиться, но Крейг усилил нажим и он замер.

- Это смешно, - заметил Ноно. - Молодой человек... - он показал жестом на Ля Валере - не в том положении, когда он вправе требовать удовлетворения. Он не был оскорблен.

- Но ты был, - прошипел в сторону Крейга Ля Валере. - Я оскорбил тебя публично. Это ты должен бросить мне вызов.

- Это уже лучше, - сказал Ноно. - Джентльмен, который таким болезненным способом держит ваше запястье, теперь должен потребовать удовлетворения. Если он сделает это, мы можем приступить к выбору оружия при это предполагается, что вы оба джентльмены.

- Я - офицер французской армии, - сказал Ля Валере.

- В самом деле? - сказал Ноно. - Я полагаю, что этого вполне достаточно. А вы, мсье?

- Я - бизнесмен, - ответил Крейг.

- Вы однажды уже имели дело с британским военно-морским флотом, сказал Ля Валере.

Ноно задумался.

- Я считаю, что вы с полным правом можете встретиться на дуэли, сказал он наконец. - Действительно я думаю, что вы можете принять участие в дуэли, Рейнольдс. Француз видимо будет настаивать на этом.

Крейг отпустил запястье Ля Валере.

- Я не намерен этого делать, - сказал он.

- Я привел с собой секундантов, - закричал Ля Валере. - Дюкло и Пучелли.

- Что вы скажете об оружии? - спросил Ноно. - Едва ли он потребует сражаться на шпагах - даже если предположить, что он способен на это. Граф жестом показал на руку Крейга.

- Пистолеты, - сказал Ля Валере, - это будет замечательно.

Тернер швырнул свою вилку.

- Вы сошли с ума, - сказал он. - Я не намерен терпеть здесь сумасшедших. Пьяных - да, но не сумасшедших. Убирайтесь отсюда.

- Я действительно собирался уйти, но сначала я должен поговорить с ним.

Крейг пожал плечами и направился вместе с Ля Валере к двери.

- Это ваш единственный шанс, - прошептал француз. - Если вы не согласитесь, то Пучелли убьет вас.

- Может быть, - сказал Крейг.

- Он убьет и ваших девушек тоже, - продолжал Ля Валере, - и любого, кто окажется у него на пути.

Крейг пожал плечами.

- Тогда ему придется убить множество людей, - сказал он.

- Не совсем, - сказал Ля Валере, - Остальные гости уже уехали. Мы их видели. В Каннах сейчас в разгаре другая вечеринка. Здесь только негр, который перечитывает Рембо, и вьетнамка, которая спит. Очень необычные домочадцы, - добавил он сурово.

- Вы рассчитываете убить меня? - спросил Крейг.

- Я знаю, что сделаю это, - кивнул Ля Валере. - В Сен-Сире я был лучшим стрелком моего выпуска. Но если я погибну, вас убьет Пучелли. Я предоставляю вам возможность умереть как джентльмен.

- Почему?

- Потому что я хочу сам вас убить. А ещё потому, что я предал величайшего человека, которого мне приходилось знать. И я должен пострадать за это. Мое страдание состоит уже в том, что я вижу вас. Вы убили единственного человека, который мог спасти Францию. Вы должны умереть.

Крейг видел, что он говорит совершенно серьезно.

- А Эшфорд? Он тоже должен драться с вами?

- Нет, - сказал Ля Валере, - его кара отличается от вашей. Ему придется просто смотреть, - Он глянул в сторону Софи. - Собираетесь вы заставить страдать и другую женщину? И соображай быстрее, свинья. Пучелли ждет снаружи. Он не слишком терпелив.

Крейг взглянул на людей, сидевших за кухонным баром; это были веселые жизнерадостные люди, любившие удовольствия, которых ему не следовало втягивать в это дело.

- Если я буду драться, - спросил он, - вы не причините им вреда?

- Только вы и Эшфорд. Я даю вам слово, - заявил Ля Валере.

Крейг вздохнул и взглянул на Софи.

- Ладно, - сказал он и вернулся к стойке.

- Он действительно очень хочет этого, - сообщил Крейг. - Думаю, что будет лучше, если мы доставим ему такое удовольствие.

- Мы совершенно не обязаны этого делать, пошел он к черту, - закричал Тернер.

- Правильно, он сумасшедший, но у него пистолет. А кроме того, он привел с собой двух друзей, которые тоже вооружены. Если мы не сделаем того, что он требует, то они пустят это оружие в ход каким-то иным способом.

- Нет, - не выдержала Софи, - нет!

Крейг мягко закрыл ей рот рукой.

- Я не могу тебе объяснить, - сказал он, - но он имеет право поступать таким образом. И он намерен им воспользоваться. Причем немедленно.

- Но он сумасшедший, - сказал Тернер. - Я не дерусь с сумасшедшими.

- Боюсь, мне придется это сделать. Вы просто оставайтесь здесь, мистер Тернер, и не вмешивайтесь, что бы ни случилось.

- Почему я не должен вмешиваться?

- Вы - очень плохой стрелок.

Крейг улыбнулся ему и повернулся к Ля Валере.

- Я готов.

Ля Валере что-то крикнул и в кухню вошли Эшфорд, Пучелли, вьетнамка и Дюкло. Пучелли и Дюкло держали в руках пистолеты и толкнули вьетнамку вперед к кухонному бару. Она выглядела очень испуганной, её золотистая кожа стала оливковой, руки были прижаты к губам.

- Почему здесь Эшфорд? - спросил Крейг.

- Он будет вашим секундантом, - ответил Ля Валере и Дюкло расхохотался.

- Ты ведь все делишь с этим человеком, мой дорогой Рикки, не так ли? Как хорошие времена, так и плохие.

Эшфорд ничего не сказал. Он рыдал.

Софи негромко всхлипнула и Тернер выругался.

- Что за чертовщина здесь происходит?

- Мне очень жаль, что пришлось прервать вашу вечеринку, - извинился Ля Валере, его голос вновь был абсолютно серьезным, - но это необходимо было сделать. Пожалуйста, все оставайтесь на своих местах, пока я не вернусь. Этот человек, - он кивнул в сторону Дюкло, - останется с вами. Если вы попытаетесь справиться с ним, у него есть приказ застрелить одну из женщин. Вас. - Он показал на Софи. - Подойдите сюда.

Медленно, неохотно она подчинилась. Потом, когда дуло пистолета Дюкло коснулась её шеи, вздрогнула. Пучелли расстегнул пиджак Крейга, достал "кольт" и положил его на стол.

- Этот пистолет вам не понадобится, - сказал Ля Валере. - Вы получите оружие, когда мы выйдем наружу. Это будет точно такое же оружие, как и у меня. Мы проследим, чтобы вам были предоставлены равные шансы. Не хотите что-нибудь сказать?

Крейг покачал головой.

- Как хотите, - сказал Ля Валере, - Пойдемте.

Они вышли в сад, захватив с собой и Эшфорда, и Крейг почувствовал, что он совершенно не боится. Теперь пришла его очередь умирать. Он достаточно долго жил за счет страданий других: даже Сен-Бриак, причиной смерти которого он стал, страдал из-за него. Было совершенно справедливо, что Сен-Бриаку пришлось умереть, но также справедливо было и то, что придется умереть и Крейгу. Тесса и его жена были обеспечены, и в тот момент, когда их с Эшфордом убьют, Софи с остальными окажутся в безопасности. Только Эшфорд ещё занимал его мысли. Эшфорд любил этого жестокого безумца.

Ля Валере остановился на дорожке, покрытой гравием.

- Это место прекрасно подходит для нашей цели, - заявил он.

Пучелли спросил:

- Отдать ему пистолет?

- Конечно, - сказал Ля Валере.

Пучелли пожал плечами, положил пистолет перед Крейгом и отступил назад, подталкивая Эшфорда большим автоматическим "маузером".

- Позволь, я все сделаю. Мы теряем время, - сказал Пучелли.

- Нет. Это мое дело. Делай, как я сказал.

Пучелли пожал плечами, но его пистолет был по-прежнему направлен на Эшфорда.

Крейг подумал, что это не имеет никакого значения. Он намеревался выстрелить в воздух.

- Возьмите пистолет.

Крейг подчинился.

- Встаньте спиной к спине, - сказал Ля Валере и снова Крейг подчинился. - Делаем десять шагов, затем поворачиваемся и стреляем. Начнем двигаться в тот момент, когда я скомандую. Я буду считать шаги. Готовы? Пошли. Раз...два...три...

Крейг слышал скрип шагов по гравию дорожки. Следующим умрет Эшфорд. А сейчас наступила его очередь. Грирсон не придет, чтобы отомстить за него; Грирсон - профессионал. Он несколько хуже Крейга обращается с пистолетом, но куда более законопослушен.

- Четыре...пять...шесть...

Тесса поплачет о нем; а жена может вскоре умереть. Если она останется в живых, то получит более чем достаточно средств к существованию. И Тесса... - он оставил ей все деньги, что принесла ему торговля оружием. Денег было много, много ли будет печали? Слишком много на свете печали, чтобы тратить её на Крейга.

- Семь...восемь...

Он оказался возле фонтана, по которому так плохо стрелял Тернер. Симпатичный человек. Ему очень скучно. Он слишком много пьет. Но он счастлив со своим шофером-негром и поваром-филиппинцем и самыми дорогостоящими прихлебателями на всем Лазурном берегу.

- Девять...десять.

"- Чего-то недостает", - подумал Крейг. Он слышал только собственные шаги. Тут раздался голос, голос Эшфорда, закричавшего в порыве стыда и любви:

- Бобби, нет! Ты не должен так делать!

Крейг резким рывком бросился в сторону и вниз, и пуля просвистела в воздухе точно в том месте, где мгновение назад была его спина. Оказывается, Ля Валере уже повернулся к нему лицом и шел в его сторону, готовясь выстрелить второй раз; Крейг откатился под защиту фонтана. Краем глаза Крейг заметил, что Эшфорд в ужасе смотрит на них. Оказавшись в тени фонтана, он вспомнил данное им обещание, что Ля Валере не пострадает. Он не представлял тогда, что Ля Валере намерен делать. Осторожно и аккуратно он нажал курок пистолета, полученного от Ля Валере. Курок сухо щелкнул, магазин пистолета был пуст.

Эшфорд снова закричал:

- Нет, Бобби, нет! - и бросился к ним.

Ля Валере кричал, приказывая ему вернуться назад, но Эшфорд продолжал бежать к единственному существу в мире, которого он любил, к единственному человеку, чей позор, чье предательство он не мог перенести.

Эшфорд оказался между Крейгом и Ля Валере и Крейг, воспользовавшись этим, откатился за раковину фонтана, задохнувшись от боли, когда его поврежденная кисть ударилась о камень основания. Пучелли предупреждающе вскрикнул, но рука Крейга уже схватила спрятанный им совсем недавно револьвер. Его пальцы поймали рукоять в тот самый момент, когда Ля Валере выстрелил, Эшфорд вскрикнул последний раз и как подрубленное дерево рухнул к ногам Ля Валере.

Крейг видел, как он падает, но ум отказывался согласиться с этим. Он не мог думать ни о чем другом, кроме того, что Ля Валере обманул его, подсунув пустой пистолет. Он вспомнил, что сумасшедшие сами придумывают собственные правила, и в этот момент Ля Валере выстрелил вновь и пуля попала в злосчастную вазу фонтана, просвистев в нескольких дюймах от его головы. Справа от него маневрировал Пучелли, выбирая удобную позицию, чтобы покончить с ним, и в руках у того был автоматический "маузер", способный выпустить весь магазин, словно миниатюрный пулемет.

Медленно, с величайшей тщательностью Крейг прицелился в Ля Валере и выстрелил ему в сердце. Когда тот умирал, на лице его было написано огромное изумление.

Как только Ля Валере упал, открыл огонь Пучелли. Пули большого калибра били по фонтану, но Крейг скорчился у его подножия и слышал, как они летели мимо. Он лежал совершенно неподвижно и минута прошла в такой тишине, что он слышал тиканье своих часов. Пучелли снова выстрелил, и снова пуля прошла рядом, а он продолжал лежать неподвижно. Наконец Пучелли встал и вышел из-за укрытия, осторожно продвигаясь вперед, держа руку на коробке"маузера".

Крейг выстрелил в тот момент, когда Пучелли оказался на дорожке. Это был лучший выстрел в его жизни. Он должен был быть таким. Пуля попала Пучелли в руку и большой "маузер" упал на землю. Крейг встал на ноги. Пучелли стоял перед ним, шатаясь, и когда Крейг наклонился и поднял пистолет, он продолжал качаться. Крейг чувствовал, как волны слабости заливают его, и усилием воли заставил себя устоять.

- Ты - дурак, - закричал он. - Идиот. Если бы вы играли честно, я намеревался умереть. Вы - безмозглые подонки. Почему вы решили меня обмануть?

Пучелли прижал к себе раненую руку.

- Я не хотел этого делать, - простонал он. - Я собирался сам тебя прикончить. Это все Ля Валере с идеей дуэли. Он у нас был джентльменом, Он буквально выплюнул это слово.

Крейг сказал:

- Мы вернемся в дом и ты поговоришь с Дюкло. Обсуждать здесь нечего. Просто делай что говорят.

Пучелли заглянул в глаза Крейга и подчинился. Альтернативой могла быть только смерть, и он понял это.

Дюкло чувствовал себя великолепно. Симпатичные девушки, важные мужчины были в его власти. Черный и цветной вели себя скромно и послушно и это было правильно и справедливо. Его пистолет был символом его власти, его скипетром, и до тех пор, пока он держал его в руках, все повиновались ему. Это было хорошо; это было просто великолепно. И он держал его, наведя на девушку. Это было совсем замечательно. Когда раздались выстрелы и все подняли головы, все, что нужно было сделать Дюкло - просто поднять пистолет на пару сантиметров повыше и снова все замерли, став ещё более послушными.

Пистолет был замечательной вещью. И идея Ля Валере о дуэли может быть и не была, в конце концов, такой уж глупой. Пистолет следует использовать с достоинством, со знанием дела и соблюдая ритуал. Совершенно ясно, что следовало соблюсти ритуал, когда должен был умереть такой преступник, как Крейг. Рука Дюкло пошевелилась и ствол пистолета коснулся горла Софи, прошелся по плечу и дотронулся до округлой линии её упругой груди. Иногда жизнь улыбалась ему. Улыбалась она и в этот раз.

Позади него раздался голос Пучелли:

- Все в порядке, Дюкло. Теперь ты можешь выйти. Капитан хочет тебя видеть.

Дюкло вздохнул и недовольно отвернулся от девушки. Хорошие времена никогда не длятся слишком долго. Неожиданно лицо девушки изменилось и на нем появилось изумление, переходящее в истинное счастье. Дюкло слишком поздно начал поворачиваться. Что-то твердое ударило его в шею и он упал, дернулся один раз и затих.

Тернер воскликнул:

- Ты купил меня с потрохами, сынок. В любое время, в любом месте. Только свистни.

Софи бросилась в объятия Крейга и замерла, вся дрожа, до тех пор, пока сила его рук не дала ей возможность почувствовать себя в безопасности и она смогла взглянуть на растянувшегося на полу Дюкло и скорчившегося в кресле Пучелли.

Ларри поднял пистолет Дюкло.

- А где второй парень? - спросил он.

- Он мертв, - сказал Крейг и рассказал, что произошло в саду. Ноно был потрясен.

- Но это же бандитизм, - сказал он, - Это же убийство.

- Ну, конечно, это было убийство, - подтвердил Крейг.

- Но честь! - воскликнул Ноно, - Он же опозорил свою честь.

- Не сделай он этого, - ответил Крейг, - я не смог бы его убить.

Ларри повернулся к Тернеру.

- Вы должны взять у него несколько уроков, Ден.

- Да, - кивнул Тернер, шагнул вперед, взглянул на Дюкло и перевернул его ногой.

- Ты видел как он его ударил, Ларри? Он должен дать несколько уроков и тебе, сынок, но не сейчас. Сейчас у нас несколько иные проблемы.

Ноно сказал:

- Я думал, что все наши проблемы решены благодаря мистеру Рейнольдсу. - Он налил бренди и Крейг выпил.

- Что мы будем теперь делать? - спросил Тернер. - Прежде всего, нужно от всего этого избавиться. В моем саду лежит убитый. А здесь эти два бандита. Мне очень неприятно говорить это, Джон, но я намерен вызвать полицию.

- Двое убитых, - сказал Крейг. - Второй - Эшфорд. Я же сказал вам они убили и его. Он до самого конца любил Ля Валере. Он старался уберечь того от обмана - так как он любил его и знал, что обман - самое тягчайшее преступление в кодексе чести. И Ля Валере убил его.

- Джон, мне очень жаль, - повторил Тернер, - но я должен позвонить в полицию.

Крейг пожал плечами.

- Поступайте, как знаете, - сказал он. - Только прежде я предпочел бы исчезнуть отсюда.

- Конечно, - сказал Тернер, - ты можешь идти, куда захочешь. - Он твердо взглянул на Крейга, - Я не задаю вопросов, сынок, потому что не хочу ставить тебя в неудобное положение и заставлять лгать, но если ты занимаешься болтами и гайками, то я - Красная Шапочка.

Крейг сказал:

- Мне бы хотелось позаимствовать и автомобиль.

- Ты не сможешь вести машину. С такими руками, как у тебя, - покачал головой Тернер. - Возьми "кадиллак". Ларри отвезет тебя.

- Спасибо, - кивнул Крейг. - Кстати о полиции. На вашем месте я бы позвонил полицейскому, которого зовут Сегюр. Он уже был здесь. Это очень тактичный полицейский.

- О'кей. А что я ему скажу?

- Расскажите ему все, что здесь произошло. Какой-то подонок ворвался сюда и убил Эшфорда, а меня заставил драться на дуэли. Скажите, что вы встретили меня в Ницце и пригласили сюда. А заодно и Эшфорда. Мне бы не хотелось, чтобы в это дело оказалась замешана Софи.

- Мне тоже этого не хочется, сынок. Я сделаю все, как ты скажешь. Теперь ты намерен уехать?

Крейг кивнул.

- Где найти тебя? - спросил Тернер.

- Вы не сможете этого сделать, - ответил Крейг. - Я позвоню вам - если смогу.

Он взял со стола "кольт" и повернулся к Софи. Она видела в его глазах прощание и снова заплакала. Когда она прижалась к нему, он мягко шепнул ей что-то на ухо и постарался, как только мог, её успокоить. Но времени на это уже не было. Ради благополучия их всех, и в первую очередь её благополучия, ему нужно было уходить.

Софи всхлипнула.

- Все то время, что я была с тобой, я говорила правду. И тогда, когда я как бы в шутку говорила, что могла бы стать порядочной девушкой. Когда-нибудь я снова тебя увижу, правда? - Он заколебался и она добавила: Не нужно обсуждать это, Джон. Я увижу тебя, я уверена в этом.

Он улыбнулся, поцеловал её и пошел к ожидавшему его "кадиллаку". Тернер и все остальные уже начали обсуждать случившееся. У него оставалось не больше часа до того, как Тернер позвонит в полицию и предоставит им самим решать, кто говорит правду: пара убийц или добропорядочный миллионер, из которого так и сочатся доллары. Это должна быть великолепная сцена. Крейг пожалел, что ему придется её пропустить.

- Куда едем? - спросил Ларри.

- 243

Крейг сказал адрес и откинулся на голубоватом сиденьи, пока машина с тихим шелестом мчалась обратно в Вийефранш, через город и в сторону виллы Сен-Бриака, а Ларри рассказывал о бейсболе, и карате, и о поэзии Эдны Сен-Винсент Милле.

На вилле все было тихо и спокойно, она была совершенно пустынной, и в эти мертвые предрассветные часы не было слышно ни звука, кроме шума прибоя. Крейг сидел в машине и смотрел на высокую стену и находившуюся под напряжением проволоку. Не было слышно лая собак, в саду не горели огни.

- Вы хотите, чтобы я пошел вместе с вами? - спросил Ларри.

- Я не хочу, чтобы ты что бы то ни было делал, разве что помоги мне перебраться через стену, а потом исчезни.

Ларри пожал плечами.

- Вы - босс.

- Не надо так. Там может быть полиция - а я уже доставил вам массу неприятностей.

- Вас избили, - сказал Ларри. - Вас почти убиты, за вами охотились, вам угрожали, вас пытали. У вас должна быть веская причина вернуться сюда.

- У меня есть такая причина, - сказал Крейг, - Именно поэтому я и не могу взять тебя с собой.

В проволоке не было напряжения, поэтому Ларри оказалось нетрудно перебросить его через стену, и на этот раз он приземлился вполне благополучно, раненая рука не пострадала. Он немного постоял в саду, слегка покачиваясь и испытывая легкое головокружение от усталости и перенапряжения, затем медленно двинулся к дому, уговаривая себя, по мере того, как он заставлял свое тело двигаться вперед, что всегда можно сделать ещё один шаг, сделать ещё одно дело. На дорожке лежал мертвый охранник с карабином. Неподалеку в сторожке завыла эльзасская овчарка и он замер на месте. Неожиданно из-за угла дома вышел полицейский и он снова замер. Затем он осторожно обошел дом и зашел сзади.

Пучелли сказал, что там должен быть всего один полицейский и он не солгал. Смерть Сен-Бриака была слишком важным делом, чтобы им занимались люди типа Сегюра. Крупные, ответственные люди были посланы сюда из Парижа и до их прибытия ничего не следовало трогать. Ля Валере и все остальные должны были охранять виллу до тех пор, пока не приедут важные персоны.

Нигде не было видно огней. Всюду было пусто. Люди, которым надлежало быть здесь, теперь были мертвы или ждали приезда полиции на вилле Тернера. Он достал из кармана связку ключей Пучелли. Третий ключ подошел и Крейг прошел в кабинет, где его так тщательно допрашивал Сен-Бриак. Все шкафы были заперты, но ключи Пучелли подошли, и он открыл сейф. Там лежали пачки новых франков на сумму около 10 000 фунтов стерлингов и кейс, набитый документами. Крейг отложил их в сторону, потом обследовал остальные столы и ящики. Списки фамилий, списки мест, фондов, солдат, врагов, - вот что можно было разобрать в лунном свете. Он отобрал то, что ему показалось интересным, а остальное отложил - за исключением одного документа. Это был листок с его собственным именем, а также именами Баумера, Раттера и Ланга, каждое из них было аккуратно вычеркнуто. Этот листок он сжег; на нем были и какие-то другие имена.

В одной из спален он нашел чемодан и набил его доверху бумагами и документами, а затем с чемоданом направился в холл. Собака снова завыла и Крейг спрятался под лестницу, поставил чемодан и вытащил свой "кольт", так как собака не унималась.

Послышалось несколько щелчков замка, дверь открылась. Стиснув револьвер, Крейг ждал в темноте, когда новый гость станет виден в лунном свете. Вдруг опять неожиданно залаяла собака и появился второй человек, бросился на первого и свалил того на землю. Первый вывернулся как кошка и оба начали кататься по полу... и вдруг Крейг громко расхохотался, и смеялся до слез, до боли в животе, до тех пор, пока он не ослабел настолько, что вынужден был сесть на ступеньки лестницы, все пытаясь справиться с душившим его смехом, тогда как оба схватившихся в изумлении остановились, поднялись и стояли перед ним, встрепанные и возмущенные тем, что он смеется, вместо того, чтобы прийти на помощь.

- О, Грирсон, - простонал Крейг, - почему вы не остались в Бордигерре? А вы, Ларри? Почему вы не поехали домой?

Ларри буркнул:

- Я прикрывал вас. Я видел, как этот парень проник в дом. Я подумал, что может быть он преследует вас. Вы хотите сказать, что это ваш друг?

Крейг перестал смеяться.

- Мы на одной стороне, - сказал он и повернулся к Грирсону. - Куда вы теперь?

- В бухту дез'Анж, - ответил Грирсон. - Яхта ждет там.

- Предполагается, что я тоже должен ехать?

Грирсон кивнул.

- Может быть, Ларри подвезет нас, - сказал Крейг.

- Конечно, - ответил Ларри, - мне очень жаль, что я на вас набросился. Но я думал, что вы следите за мистером Рейнольдсом.

- Все в порядке, - кивнул Грирсон.

- Я хочу сказать, что мистер Рейнольдс - мой друг. Я не хотел, чтобы он пострадал.

- Да, я это заметил, - сказал Грирсон. - Вы показали себя неплохо.

- Это рефлексы, - сказал Ларри. - Я думаю, что это самое важное. Если вы родились с хорошими рефлексами, то вы никогда не промахнетесь. - Затем огорченно добавил, - Все это дело совершенно меня запутало. Если бы я знал, кто на чьей стороне, то возможно, смог бы как-то помочь...

- А ты сможешь, - сказал Крейг. - Отвези нас в бухту дез'Анж.

- Эшфорд... - начал Грирсон.

- Эшфорд мертв, - сказал Крейг.

- Ладно - сказал Грирсон. - Ладно. Когда узнают, что они тут творили...А что будем делать с жандармом?

- Да, - спросил Крейг. - Что мы будем с ним делать?

- Мне ужасно жаль, но боюсь, я его нокаутировал, - сказал Ларри.

Они вышли, захватив с собой чемодан, и Крейг с Грирсон подождали, пока Ларри не выберется на дорогу и не вернется на "кадиллаке". Большой автомобиль мягко и уверенно взял с места и рванулся прочь. Крейг молчал, молчал и неловко застывший рядом с ним Грирсон. Ларри начал разговор о творчестве Карла Сендберга и этого им хватило, чтобы, миновав аэропорт, доехать до небольшой бухты, где вблизи от берега их поджидала белая яхта, а на галечном пляже стояла маленькая шлюпка с подвесным мотором.

Они столкнули её в воду, Грирсон дернул за шнур и в этот раз мотор завелся немедленно. Ларри пожал руку Крейгу, подождал, пока тот заберется в шлюпку, а затем протянул чемодан Грирсону. С Грирсоном он не разговаривал. Шлюпка помчалась к яхте, на которой уже поднимали якорь, её дизеля заработали громче, пока они поднимались на борт. С палубы яхты Крейг мог видеть задние огни "кадиллака", мчавшегося к Ницце, к мысу Ферра. Ларри придется немало рассказывать, когда он поставит машину на место.

Яхта сразу вышла в море, шкипер и команда делали свое дело, не обращая внимания на двух мужчин, стоявших на палубе и напряженно всматривавшихся в удаляющийся французский берег, пока не взошло солнце.

Грирсон заметил:

- Пожалуй, нам лучше спуститься вниз. Мы не невидимки.

Крейг спустился вниз, принял ванну и позавтракал в прохладном салоне, где проворный стюард подал ему яичницу с ветчиной и кофе, а затем Крейг наконец-то собрался выспаться и вытянулся в глубоком кресле под монотонную песню яхтенных дизелей. Он хотел подумать о Софи, а ещё о Сен-Бриаке и Эшфорде, Ля Валере и Грирсоне. Как теперь сложатся его отношения с Грирсоном и этим толстым, неряшливым, но таким блистательным мерзавцем Лумисом? Важно было все обдумать, очень важно для него, но Грирсон куда-то делся, а он очень устал. И Крейг заснул.

В четыре часа Грирсон разбудил его и он побрился, переоделся и вновь принялся за еду. На этот раз появилось вино, а потом даже бренди. Крейг подумал, не напиться ли ему, но потом отбросил эту мысль. Еще не время. Грирсон сидел рядом и следил, как он ест. Никто из них не проронил ни слова, пока Крейг не покончил с едой, снова перебрался в глубокое кресло, зевнул и вытянул ноги. Это было так здорово, так чудесно, снова вздремнуть.

Грирсон спросил:

- Ты намерен предъявить мне претензии?

- Нет, - сказал Крейг. - Я жду, когда ты скажешь, что я должен делать.

- Очень хорошо, - вздохнул Грирсон. - Давай твой отчет.

Крейг рассказал ему все: о Сегюре и Эшфорде, Ля Валере и дуэли, и о намерении Тернера позвонить в полицию. Было очень трудно выразить словами, как подействовала на него дуэль; какое-то время он чувствовал себя таким усталым и был готов умереть, а вместо этого он снова начал убивать, фарс превратился в мелодраму и Софи и Мария могли умереть вместо него. Он чувствовал, как все это вновь проносится в его сознании.

- Когда пришло время уезжать, - сказал он, - я подумал о деле и о том, чего хотел Лумис. Вас не было, Эшфорд был мертв. Оставался только я. Я полагал, что существует возможность проникнуть на виллу Сен-Бриака и заняться его документами. Так я и сделал. А затем вернулся ты.

- Если бы я не вернулся, - спросил Грирсон, - чтобы ты стал делать?

- Я бы выбрался. У меня есть друзья, деньги и оружие. Я бы выбрался. Это стало бы моим делом, или делом людей, которым я доверяю. Это не имеет отношения к Лумису.

- Когда ты начали работать с нами, то согласился выполнять приказы. Любые приказы, не имеет значения, кто их отдает. Именно так и должно быть. Я знаю, что Лумис был не прав относительно тебя; я знаю, что он недооценил тебя - но он не хотел слушать. Он сказал мне, что нужно делать, и я это сделал.

- Почему ты вернулся назад?

- Я должен был попытаться добраться до бумаг Сен-Бриака, - сказал Грирсон.

- Ты немного опоздал, не так ли?

Грирсон вздохнул.

- У меня ещё был приказ вытащить оттуда Эшфорда - если удастся. Но я не мог подобраться поближе. И, во всяком случае...

- Он мертв, - сказал Крейг.

- Ты уверен в этом?

- Я видел его, - вздохнул Крейг. - Поверь мне, он был мертв.

- У тебя не было возможности помочь ему?

- У меня было не больше возможностей, чем у тебя, когда ты должен был помочь мне, - сказал Крейг и Грирсон вздрогнул. - Чего ты хотите? Спустить с меня шкуру? Сен-Бриак частично это уже сделал. Я выдержал это и убил Сен-Бриака. И Ля Валере. И я справлюсь с тобой. Я уверен в этом, приятель. Если ты снова попытаешься меня бросить, я убью тебя.

- Вы ушли, - сказал Грирсон. - А у меня был приказ.

- Да, ты должен был получать приказы. От меня, - сказал Крейг и Грирсон снова вздрогнул и продолжал сидеть молча, а яхта все плыла и наконец мягко бросила якорь возле местечка Диано Марина.

Они сошли на берег в небольшой бухточке неподалеку от города. Там их уже ждал "фиат", взятый напрокат. У Грирсона оказались ключи. Зад автомобиля была завален багажом и фотокамерами, бутылками "кьянти" и итальянскими вязаными вещами; обычная добыча возвращающихся туристов. Грирсон включил двигатель, мотор заработал и они двинулись по автостраде в сторону Савоны, а затем по другой автостраде, которая вывела их к Генуе. В течение часа они оба молчали. Наконец Грирсон сказал:

- Ну, ради Бога, послушай. Ты мне нравишься. Это было удовольствие работать с тобой. Ты думаешь, что мне хотелось тебя бросать?

- Нет, - сказал Крейг. - Я не думаю, что тебе хотелось. Но у меня тоже есть свои проблемы. В частности, этот Тернер. Он - хороший парень. И Софи с Марией - они были заперты вместе с садистом, которому доставляет наслаждение играть с пистолетом.

Там остались два трупа, появление которых им придется объяснить. И все эти неприятности у них из-за меня. А я оказался там из-за вас - и ты бросил меня, потому что так приказал Лумис. И я полагаю, что он сделал это, потому что считал это необходимым. Очень хорошо. Это - система. Но не рассчитывай, что я буду от этого счастлив. - Он спустился пониже на своем сидении. - Ты мне тоже нравишься. - сказал он. - Вот почему я тебе доверяю. А ведь много лет не доверял никому. Ну, ладно. Дальше будет видно.

- Мерзость, - бросил Грирсон, - Ужасная мерзость.

Крейг не ответил. Несколько миль спустя Грирсон сказал:

- Есть ещё кое-что, что тебе следует знать.

Но Крейг не ответил. Он спал.

Грирсон ехал в аэропорт Генуи. Крейг храпел всю дорогу, но как только послышались звуки большого города, он тотчас и полностью проснулся и молча выслушал инструкции Грирсона, что им нужно делать. Была уже ночь и аэропорт почти пуст, Грирсон достал паспорта и они пошли за посыльным, который провел их через таможню и эмиграционную службу, где чиновники сонно покивали и поставили нужные печати, а Крейг старался выглядеть несчастным, так как отпуск кончился, и прятал свою изувеченную руку.

Диктор объявил посадку и они направились навстречу самолету фирмы "Бритиш эйруэйз" и радушной улыбке стюардессы в форме цвета бутылочного стекла.

- Грирсон и Лавгроув, - сказал Грирсон и стюардесса улыбнулась, взяла их посадочные талоны и поставила маленькие аккуратные галочки против их фамилий.

- Лавгроув, - протянул Крейг, - А почему вы не сделали меня Уинтерботтомом?

- Это лучшее, что я смог вовремя достать, - сказал Грирсон, - В любом случае, что может более респектабельным?

- А кто я такой?

- Вы - служащий в крупной фирме, - сказал Грирсон. - Вы неплохо работаете. Через несколько лет, возможно, вас сделают младшим партнером.

Самолет взлетел, набрал высоту, врезавшись в сверкающую средиземноморскую ночь, внизу на побережье огни каждого местечка слились в цепочки, окаймляющие Геную, и были видны до тех пор, пока они не поднялись выше облаков и тогда Грирсон достал сигареты и заказал джин. Они болтали, дремали, читали журналы, которые купил Грирсон, пока самолет неуклонно двигался над Альпами, через Францию и Ла-Манш к Англии и наконец достиг Манчестера.

Тут на таможне не было никакой лени, никто с зевотой не намекал, что уже поздно и что все устали. Суровые таможенники в строгой форме словно исповедники терпеливо вслушивались в бормотание кающихся мирян. Багаж Крейга и Грирсона обследовал очень строгий офицер таможенной службы, чемодан с документами был пропущен без всяких затруднений, но он взыскал с них четыре фунта стерлингов за бренди и свитера и они поняли, что наконец-то оказались в Англии.

После этого они выпили чаю и были отвезены на ожидавшем их "рапиде" в аэропорт Гетвик, где моноплан с маленькой кабиной с ревом пробился сквозь туман и дождь к нежности нового восхода и они ещё раз поняли, что находятся в Англии, настолько пастельными были все краски. .

Глава 1

9

Кто-то поставил "лагонду" Грирсона в аэропорту и они в предрассветной тишине направились в Лондон, обгоняя рабочие автобусы и тяжелые грузовики, проносясь по улицам, где тянулись кучки зевающих людей, дрожащих от утреннего холода, заехав сначала ко врачу, молча обработавшему раны Крейга, а затем в тихие кварталы Вест-энда, в сторону Куин Энн гейт, где лишь черный дрозд нарушал тишину своей бесконечной песней.

- Наверно мы позавтракаем вместе с ним, - сказал Грирсон. - Я полагаю, что ты проголодался. Он же голоден всегда. Сначала лучше умыться и побриться.

Они прошли в ванную, где побрились электробритвой, а затем в столовую с овальным столом, на котором дворецкий, похожий на бывшего боксера средневеса, расставлял тарелки. Чай и кофе были уже на столе, но Грирсон был слишком хорошо вымуштрован, чтобы сесть до появления Лумиса. Крейг закурил и брови у дворецкого полезли на лоб от изумления. Когда же он налил себе чашку чая, тот готов был упасть в обморок.

- Нам наверное следует подождать Лумиса, - заметил Грирсон.

- Откуда мне было это знать? - удивился Крейг. - Я ведь всего навсего простой любитель. А кроме того, я хочу пить.

Грирсон вздохнул. Он уже заранее знал, что встреча пройдет не просто. Если Крейг приготовился к войне, это было его право, после всего того, что произошло. И он знал, кто окажется между двух огней. Ясно, что ему это было предназначено судьбой.

Лумис торопливо появился к завтраку, оживленный и легкий, в костюме сельского помещика из твида, с галстуком бригады почетного караула и очень грязной рубашке. Он выглядел как профессиональный жулик после окончания аферы. Его лохматые брови нахмурились при виде курящего Крейга, но он сдержал свой гнев, придвинул к себе индийское блюдо из риса, яиц и лука и принялся за еду. Грирсон простонал про себя и тоже принялся за это блюдо, а также за яичницу с ветчиной и почки, приготовленные в остром соусе. Было неплохо уже то, что в данный момент Лумис оказался в хорошем настроении.

Крейг налил себе вторую чашку чая, взял тонкий ломтик поджаренного хлеба и молча наблюдал, как Лумис ест. Этот тучный, прожорливый, необычайно грубый и подавляющий всех человек обладал огромной силой и жаждой успеха, которые двигали его вверх. Несомненно, руководители правительства и государственной службы осуждали его; и столь же несомненно было то, что они нуждались в нем и имели с ним дело, так как никто другой не смог бы выполнять работу: работу гангстера, судьи и детектива; и все это в одной толстой и неряшливой упаковке.

Наконец завтрак закончился и трое мужчин перешли в большой кабинет, где сначала они сели все вместе. Лумис что-то тихо бормотал про себя, опускаясь с довольным вздохом в большое кресло, которое тут же откликнулось, принимая его вес.

- Расскажите мне, - сказал Лумис, - расскажите все.

Сначала говорил Грирсон, холодно, бесстрастно, не упуская из виду ни одной детали, которая представляла какую-либо ценность. Крейг слушал и восхищался тем, что человеческий ум может работать с такой безукоризненной логикой, когда тот говорил о Софи и Марии, об Эшфорде, о самом себе. Ужас, который они испытали на вилле у Сен-Бриака, бегство и охота на них в саду, дуэль, побег, - все это свелось в его изложении к холодному и обдуманному передвижению шахматных фигур, так словно тело не покрывалось потом во время схватки или не корчилось от боли, так словно смерть была ничем иным, как самым заурядным событием.

Но в то же время он был абсолютно честен. Крейг убил Сен-Бриака, Крейг проник на виллу. Похвала произносилась столь же легко, как и осуждение, столь холодно и отстраненно, что не могло возникнуть никакой неловкости. Когда Грирсон закончил, Лумис пару раз довольно кивнул и повернулся к Крейгу.

- Хорошо. Теперь расскажите вы. Видите ли, я хочу знать обе версии происшедшего. Мне нужно выяснить, совпадут ли они. Расскажи мне свою версию, сынок. И не беспокойся о времени. В нашем распоряжении целый день.

Какое-то время Крейг сидел молча и неподвижно, вспоминая все, что произошло. Наконец он сказал:

- Ты, большой толстый грязный подонок, что ещё я должен сделать для тебя? Я убил человека, которого ты хотел видеть мертвым, я украл документы, которые ты хотел заполучить. Я старался спасти Эшфорда. Я научил Грирсона драться. И единственное, чего я не сделал - так это не погиб, но тебе и не следовало на это рассчитывать. Ты думал, что я настолько глуп, что дам себя поймать. И ты ошибся. Ты приказал Грирсону бросить меня - и он это сделал...А когда мы снова встретились, я сказал ему, что убью его, если он попытается сделать это ещё раз. Может быть я так и сделаю ... Я не знаю. Но ты... ты - мерзавец, и я точно также могу убить и тебя.

Он остановился в ожидании взрыва, но Лумис остался все таким же совершенно спокойным и расслабленным.

- Если ты выйдешь отсюда живым, - заметил он.

- Я выйду, - заверил Крейг. - И я вернусь сюда за тобой. Но уж если уж мы говорим друг другу голую правду, то позволь мне спросить тебя кое о чем. Что произошло с Пучелли? Я думал, что ты собираешься задержать его здесь.

- Тут я должен просить у тебя прощения, - признал Лумис. - Я действительно виноват, что это прошляпил. Беда заключается в том, что Пучелли - человек, за которым очень трудно следить. Наши парни потеряли его. - На какой-то момент хорошее настроение покинуло его и он прорычал, Я поговорил с ними как следует. - И снова вежливо. - Но ведь все это не имело большого значения, верно? Я так понял, что ты справился с Пучелли без особого труда?

- О, да, - с горечью сказал Крейг. - Я справился с ним. Я всадил ему в руку пулю тридцать восьмого калибра.

- Ну, вот видишь, - кивнул Лумис.

- Дело вовсе не во мне, - сказал Крейг. - Он и его дружок-садист могли убить невинных людей.

- Невинных, - задумчиво повторил Лумис. - Какое приятное слово. Такое привлекательное. Такое старомодное. Хотя немного глупое - в твоих устах. Это все были люди, с которыми ты общался, не так ли? Ты подобрал двух девушек; ты вломился в их дом; ты подружился с Тернером... стрелял с ним из пистолетов, что позволило Ля Валере узнать, где ты находишься.

- Мне повезло, что я это сделал, - сказал Крейг. - Иначе они бы меня схватили.

- Ты все равно справился бы с ними, - сказал Лумис. - Я допускаю это. Парочка сексуальных пташек и миллионер-любитель выпить. Между прочим, у них было все, чего тебе хотелось...кроме благоразумия.

- Они позволили мне уйти, - снова возразил Крейг.

- А ты втянул их в это дело, - настаивал Лумис. - И если они оказались в опасности, то это была твоя ошибка, не так ли? Грирсон лучше знал, как надо вести себя. Он не хотел брать их с собой. Он хотел оставить их.

- Они служили хорошим прикрытием, - сказал Крейг. - И в любом случае Грирсон был намерен меня бросить.

- В каждый момент времени нужно делать только одно дело, - весело сказал Лумис. - Теперь давайте вернемся к твоим друзьям. Подобрал бы ты их на дороге, будь они несколько толще или наоборот? Остался бы ты на вилле Тернера, будь они не столь симпатичными? Ты же знаешь, что тебе не следовало там оставаться. Грирсон - то не сделал этого. И раз ты мне неустанно повторяешь, что ты такой изумительный парень, что все мог сделать сам... А сломанные пальцы и все такое...

Теперь поговорим о дезертирстве Грирсона. Действительно, он покинул тебя...потому что я приказал ему так поступить...и теперь я намерен рассказать, почему. Я думал, что ты сам сможешь выпутаться из беды...и я хотел, чтобы это произошло именно так... и более того, я хотел, чтобы ты проделал это с максимально возможным шумом... потому что тогда это походило бы на работу любителя. И ты оказался самым подходящим любителем, которого нам удалось найти. У тебя были средства для выполнения этой работы, у тебя был мотив, и мы предоставили тебе возможность. Когда все было бы кончено и ты выбрались...

- Если бы я выбрался, - поправил Крейг.

- Ты бы выбрался, - сказал Лумис. - Мы не собирались заставлять тебя играть с ними бесконечно... когда бы ты выбрались, то должен был исчезнуть. Французы запросили бы нас о Рейнольдсе, а мы им ответили, что такого не существует. И все это время ты бы счастливо жил на Багамских островах или где-то еще.

- А если бы они запросили о Крейге?

Лумис хитро посмотрел на него.

- А как бы они могли это сделать? Только представьте себе, что они запрашивают о Крейге. А мы спрашиваем, почему они им интересуются. Они заявляют, что он убил Сен-Бриака, а я отвечаю, что по моим сведениям несколько недель назад Сен-Бриак убил Крейга, и спрашиваю их, верят ли они в привидения. Они оказались бы в глупом положении, не так ли? А французы терпеть не могут попадать в глупое положение.

- Так что все в полном порядке? - спросил Крейг.

- Ты считаешь? Я могу объяснить роль Грирсона. Просто ещё один боевик, которого ты нанял для осуществления этого дела...но что делать с Эшфордом? Вначале, когда я только планировал эту операцию, Эшфорд был всего лишь любовником Ля Валере. И он действительно был им, сынок. Я использовал Эшфорда по той же причине, по которой использовал и тебя. Он не был профессионалом...просто так случилось, что он был влюблен в Ля Валере...и Ля Валере обожал его. Я заставил его работать на нас. Я шантажировал его. И теперь он мертв, потому что ты позволил Ля Валере найти его, и его связи стали известны. Конечно, мы будем все отрицать и они не смогут ничего доказать...но тем не менее все станет известно. В эту минуту в Париже есть человек, который знает, что я причастен к этому убийству. Может быть сейчас он уже знает, почему это произошло... и это чертовски весомая причина. Так не должно было случиться.

Ты же не думаешь, что я занимаюсь такими вещами каждую неделю, не так ли? Я убиваю тогда, когда не существует другого способа решения проблемы и Сен-Бриак был одним из тех, кого нужно было убить. Не сделай мы этого, он убил бы огромное количество людей и, возможно, вызвал бы войну. Потому я нашел тебя. Видишь ли, ты был сделан, как на заказ, не правда ли? В любом случае я знал, как добраться до них. А я никогда не ошибаюсь.

- Полагаю, что это когда-нибудь должно было случиться в впервые, сказал Крейг. - Мне очень жаль, что таким случаем оказался я.

- Когда я говорю никогда, это означает никогда. В том числе и теперь. В том числе и с тобой. Я просто не делаю ошибок. Ты их делаешь и я их тебе объяснил. Существуют вещи, о которых тебе следует знать, и я могу, если хочешь, рассказать, почему ты их делаешь. Но я не стану этого делать. Я не решаюсь. Все твои ошибки были предусмотрены. Посмотри - ка. Тот факт, что вы подобрали девушек, показывает, что вы были не моими агентами. Затем деньги, которые вы взяли из сейфа. Это доказывает, что вы оба были преступниками.

- А Эшфорд?

- Эшфорд просто столкнулся с проблемой, слишком серьезной для него. Он любил человека, который пытался погубить свою страну. Он обнаружил это... и это оказалось для него слишком тяжело. Это его убило. Когда мы начали серьезно обсуждать меры, которые должны предпринять наши люди, он попытался связаться с британской разведывательной службой и мы сказали, что это его право. Мы не могли допустить, чтобы он был связан с нами. Другая сторона наверняка узнала об этом, но они не смогли ничего доказать.

- Во всяком случае, большинство из них порядочные люди. Алжир для них - сумасшедший дом с открытыми настежь дверьми. И они пытаются их закрыть. Сложность заключается в том, что некоторые из этих сумасшедших - достаточно высокопоставленные люди - настолько высокопоставленные, что имеют возможность защитить Сен-Бриака и ему подобных; будь это не так, мы давно запросили бы его выдачи. Теперь он мертв и они ничего не смогут с этим сделать, разве только потребовать твоей выдачи. И если ты - Крейг, то ты мертв, а если ты - Рейнольдс, то тебя не существует. И мы можем это доказать.

- А что делать с блестящей идеей инспектора Маршалла?

- О ней забудут, - сказал Лумис. - Нас это не интересует.

- А Дюкло и Пучелли?

- Я думаю, что сейчас они в тюрьме, - сказал Лумис, - если этот твой приятель Тернер действительно так богат, как он говорит. Еще что-нибудь?

- Вы сказали, что знаете, почему я делаю ошибки.

- Это очень просто. Ты слишком долго находился в одиночестве. Все эти годы ты жил, будучи накрепко отгорожен от всех остальных - и никому, кроме себя, не доверял. И теперь ты пытаешься вернуться назад, попытаться опереться на других людей; сделать так, чтобы они опирались на тебя. Это делает тебя уязвимым, Крейг. Но эато это делает тебя человечным.

Крейг кивнул.

- Я не жалуюсь, - сказал он. - Будет лучше, если дело будет обстоять именно таким образом. А что с моей женой?

- Никаких изменений, - Лумис покачал головой. - Но маловероятно, что она поправится, по крайней мере, сейчас положение именно таково.

- Мы привыкли друг к другу, - сказал Крейг. - И в значительной мере это была моя вина. Я мог бы изменить её, если бы попытался. Но я не хотел даже пробовать. - Он поднялся. - Я хочу повидаться с Тессой.

- Ну конечно, - кивнул Лумис. - Мы перевели её в другое место. Теперь у неё квартира на Риджент-парк. Можешь ехать туда. Мы позвоним, если понадобится. Вот адрес. - Он протянул Крейгу листок. - Тебе тяжело досталось, сынок. Я знаю. Люди, подобные Сен-Бриаку, знают как причинить боль. И я знаю, что ты ничего им не сказал. Если бы ты захотел, то мог бы не возвращаться сюда. Я благодарен, что ты это сделал.

Крейг кивнул и вышел.

- Он - неплохой парень, - заметил Лумис.

- Превосходный, - сказал Грирсон.

- Он тебе понравился, не так ли? Это меня не удивляет. Он хорошо поработал. Жаль, что мы не встретились с ним много лет назад. Теперь уже слишком поздно. Он больше не хочет оставаться один, а только в таком случае он мог бы представлять для нас какой-то интерес.

Квартира на Риджент-парк оказалась большой, полной воздуха и обставленной в соответствии со спокойным вкусом хорошего стилиста: подобающие ковры на паркетном полу, подобающие тона мебели, традиционные и в то же время современные; скромно закрытый телевизор; копии трех известных полотен - Ван Гога, Моне и Каналетто - повешены наилучшим образом.

Когда Крейг пришел, квартира была пуста. Он заглянул в буфет и шкафы и заметил, как тщательно разложены его вещи, восхитился спокойным видом на парк, строгим порядком на кухне, налил себе выпить и уселся в ожидании. Оно не затянулось.

Послышался звук ключа, повернутого в замке, но Крейг остался сидеть, потягивая свою выпивку, спокойный и довольный. Высокие каблуки простучали на кухню, хлопнула дверца холодильника и послышался шум воды из крана, наливаемой в чайник. Когда Тесса вошла наконец в комнату, она выглядела высокой и элегантной в темно-синем костюме, с сумкой из белой соломки через плечо, но когда она увидела его, сумка полетела на пол и вся элегантность пропала.

- Боже мой, - сказала она, - О, Боже мой.

Когда он встал, она бросилась к нему, тесно прижалась всем телом, но когда он нагнулся, чтобы поцеловать, уткнулась лицом ему в плечо и не поднимала глаз до тех пор, пока он не взял её за подбородок и не откинул её голову назад.

- Тесса, - спросил он, - что-то случилось?

- Я думала, ты никогда не вернешься назад, - выговорила она, задыхаясь. - Я думала, что все кончено. А ты повредил руку. Что случилось? Ты попал в аварию? Милый, тебе надо быть осторожнее. И, пожалуйста, прости меня. Мы с тобой ссорились - разве ты не помнишь? Я знаю, что это было глупо, и чувствую себя очень неловко, потому что не могла удержаться.

Он же все забыл, кроме того, что она была нужна ему и что она должна жить. Когда он поцеловал её, её губы были сухими, твердыми и неподатливыми, но наконец они оттаяли и её язык скользнул меж его зубов. Когда он отпустил её, она откинулась назад в кольце его рук.

- Мне очень жаль, - сказала Тесса. - Я знаю, я была глупой, но.. о, мой милый, я настолько счастлива,.. черт возьми, что у тебя в пиджаке?

Она расстегнула пуговицы и пиджак распахнулся. Под ним все ещё висел "кольт-вудсмен".

- О-о - протянула она.

Крейг сбросил пиджак, расстегнул ремни мягкой кожаной кобуры и снял её, вынул револьвер, разрядил его и заглянул в дуло. Оружие нуждалось в чистке. Потом он заглянул ей в глаза и увидел там и страх, и любовь.

- Все в порядке, - сказал он. - Мне пришлось им воспользоваться. Именно поэтому я и уезжал. Ты же знаешь...

- Ты...убил кого-то?

Он кивнул.

- Он пытался убить меня. И почти смог это сделать. - Он положил пистолет на стол. - Ты все знаешь. Я тебя предупреждал. У меня был только один шанс, Тесса. Это был шанс для нас обоих. Я должен был либо либо убить его, либо ждать, пока он не найдет меня.

Она все ещё молчала.

- Послушай, - воскликнул он, - в этом деле участвовали четверо - мы продавали оружие арабам. Остальные трое мертвы. Бах-бах-бах. И виноват был он. Моя жена умирает, мой шурин мертв. И виноват он. А потом он схватил меня. Тебе лучше все это знать. Я почти захлебнулся, причем это повторялось снова и снова, я был избит и обожжен, они сломали мне пальцы. И он был виноват. Он был виновен во всем.

Здоровой рукой он расстегнул рубашку и показал ей повязки крест-накрест на груди и спине.

- Это все сделал он... и потом он пытался убить меня...но один раз он оступился...всего лишь раз... но этого было достаточно. И теперь он мертв. Ты думаешь, это меня не беспокоило? Он чуть было не убил и тебя. Он подложил бомбу в твою квартиру - ты помнишь? Или приказал кому-то сделать это - какая разница? А теперь он мертв. Теперь они оставят нас в покое.

Она шагнула к нему, её руки мягко касались его израненного тела, и все её существо излучало благодарность и заботу. И Крейг любил её с такой нежностью, которой никогда не испытывал по отношению к другим женщинам, так что потом она тихо плакала, и в его глазах тоже стояли слезы удивления, что двое людей могут так обладать друг другом, что желания их тел и сердец могут так сливаться. Он нежно целовал её, удивляясь, как только он мог даже подумать, что он должен простить или пожалеть её. Когда она была так необходима ему, просто не было места для прощения и жалости.

Для Тессы следующие двадцать четыре часа были лучшими в её жизни. Она знала, знала без сомнений, всю глубину его любви к ней; она знала, что все трудности и опасности, которые ему пришлось пережить, были хоть частично связаны с ней. И теперь он демонстрировал ей свою любовь всеми возможными способами.

Он повел её в ресторан, к ювелиру, к меховщику, покупая все, что взбредет голову, словно каждая новая вещь должна была стать символом не ценности, а доверия. Вечером он повел её в театр, а потом в ресторан и в клуб. Он даже спросил, нет ли у неё желания вновь зайти в "Лаки севен", это было самое глупое и самое удивительное предложение, которое он только мог сделать.

И когда она ответила отрицательно, он повел её в самые дорогие заведения, в одно за другим, а когда они вернулись домой, то он вновь и вновь любил её, и это было ещё прекраснее, чем прежде, и потом они лежали в темноте и мягким шепотом говорили другу другу о том, куда они поедут, и он рассказывал ей о греческом острове, который хорошо знал, и о том, как они будут там счастливы, и говоря это он уснул на её обнаженной груди, а Тесса лежала очень тихо, нежно гладила его жесткие темные волосы и думала о том, могут ли вот такие двадцать четыре часа полностью перечеркнуть десять лет невзгод и страданий.


home | my bookshelf | | Торговец смертью |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу