Book: Сватовство по ошибке



Надин Миллер

Сватовство по ошибке

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Взгляд Тристана Тибальта, словно магнитом притягивало к огромному черному похоронному венку, прибитому к воротам особняка Уинтерхэвен.

– Итак, этот старый развратник, который был моим отцом, действительно мертв, – произнес он, натягивая поводья усталой лошаденки, на которой ему пришлось под ледяным дождем тащиться из Дувра.

Тристан покачал головой. Старый распутник Дикки Рэмсден, четвертый граф Рэнда, наконец протянул ноги, и его смерть не вызывала в душе молодого человека никаких чувств, кроме уверенности, что в аду станет жарче, когда в нем поселится новый жилец.

Последние лучи короткого зимнего дня скупо освещали портик трехэтажного каменного особняка, который Тристан называл своим домом до того дня, как ему исполнилось двадцать два года. Даже ряды узких окон выглядели угрюмо и непривлекательно… Казалось, будто его обитатели уже не надеялись дождаться гостя.

Перед взором Тристана вновь предстало загадочное письмо, которое он получил от своей единокровной сестры. В нем сообщалось, что граф покинул земную юдоль. "Пожалуйста, приезжай, – умоляли едва различимые каракули Кэролайн. – Отца убили во время ссоры в игорном доме, и мы в отчаянном положении". Эти строки повергли Тристана в недоумение. Кончина старого графа могла принести его исстрадавшимся жене и детям только облегчение. Все проблемы, которые возникали у Рэмсденов, включая и незаконнорожденность Тристана, были следствием невоздержанности графа. Возможно, теперь, благодаря его осторожному, уравновешенному сыну Гарту, пятому графу, жизнь в Уинтерхэвене наладится.

Тристан задумчиво нахмурился. У него было сильное подозрение, что отчаянная мольба Кэрри о помощи – это всего лишь следствие ее излишней впечатлительности. Она всегда была склонна, при малейшем затруднении впадать в панику. И все же с ее запиской надо было считаться. Ведь это была первая весточка, которую Тристан получил из дому за те шесть лет, которые прожил на континенте, и с пылкостью, свойственной человеку его возраста и темперамента, он жадно вчитывался в каждое слово. Все его личные контакты были оборваны: секретному британскому агенту, выдававшему себя за простого горожанина в наполеоновской Франции, другого выбора не оставалось. Но вот война окончилась, Корсиканец на Эльбе – под надежной охраной. Мысли Тристана вновь возвратились к Уинтерхэвену и людям, которых он с детских лет считал своей семьей.

Он огляделся в поисках грума, чтобы отвести лошадь в конюшню, но, как ни странно, вокруг не было видно ни души. Приезжего не встретил даже лакей, прежде поспешно сбегавший по ступеням пологой каменной лестницы, чтобы принять у гостя багаж. Охваченный внезапной тревогой, Тристан привязал лошадь к голой ветке куста, взял седельную сумку и двинулся вверх по ступеням к массивной дубовой двери. Но не успел он взяться за тяжелый медный дверной молоток, как дверь распахнулась, и на Тристана с визгом налетел маленький золотоволосый вихрь:

– Тристан! Я знала, что ты приедешь! Я точно знала!

Уронив сумку, Тристан сжал в своих медвежьих объятиях тоненькую фигурку младшей сестры.

– Конечно, я приехал. – Он довольно рассмеялся. – Хотя я очень подозревал, что ты меня просто надула своим драматическим посланием, маленькая плутовка. Но это неважно. Честно говоря, я уже и сам был готов возвратиться домой, и осесть на том клочке земли, который когда-то обещал мне Гарт.

Кэролайн обняла Тристана и прижалась щекой к его груди.

– О, Трис, как бы мне хотелось, чтобы все наши беды оказались простым преувеличением… – Ее голос дрогнул. – Знаешь, все это похоже на ночной кошмар, когда молишь Бога лишь о том, чтобы скорей проснуться.

Тристан внимательно взглянул на сестру и поразился тому, что увидел. Вместо румяного озорного ребенка, с которым он расстался шесть лет назад, перед ним стояла бледная молодая женщина. В глубине ее серьезных синих глаз таился темный огонь. Он осторожно опустил ее на скамью ночного привратника, стоявшую у стены при входе в вестибюль.

– Расскажи мне все. Особенно мне хотелось бы знать, каким образом твоя записка оказалась в официальном пакете Уайтхолла, адресованном лорду Каслри на Венский конгресс.

– У меня есть друг, который служит клерком в Уайтхолле, – спокойно пояснила Кэрри. – До него дошел слух, что ты находишься вместе с лордом Каслри, и мы решили, что стоит попытаться. Но если кто-то узнает, что он помог мне связаться с тобой, это наверняка станет концом его карьеры. Поэтому не спрашивай у меня его имя. – По ее щеке скатилась слезинка. – Я совершенно не представляла, что нам делать. Ни Гарт, ни мама не знают, что я вызвала тебя.

Кэролайн поднялась, ухватила Тристана за руку и увлекла его за собой.

– Мама у себя. Пойдем к ней. Твое присутствие ее успокоит. К тому же тебе лучше услышать всю историю сразу от нас обеих. Вряд ли тебе захочется слушать все это еще раз.

Продолжая свою речь, Кэролайн поднималась по лестнице, ведущей в личные покои графини. Тристан следовал за ней, тревога его росла с каждым мгновением. Графиня полулежала в шезлонге, прикрывшись пуховым стеганым одеялом. Эта комната прежде вызывала в душе Тристана светлые и радостные чувства, но сейчас она была словно наполнена мраком, который казался еще темнее от пламени единственной свечи, потрескивавшей у окна на конторке в стиле "Чиппендейл". Тлеющие в камине угли едва согревали спальню.

Кэролайн улыбнулась графине:

– Мама, ты ни за что не угадаешь, кто здесь! Это наш дорогой Тристан! Теперь он поможет Гарту во всем разобраться!

Повернув голову, леди Урсула Рэмсден взглянула на вошедших покрасневшими глазами.

– Тристан? Слава Богу, наконец, ты дома. – Она выпрямилась в шезлонге. – Ну, значит, так. Я категорически не хочу больше терзаться ни минуты. Вы оба должны, наконец, разрешить эту ужасную путаницу. – Графиня откинула упавший ей на глаза потускневший золотистый локон.

Тристан никогда прежде не замечал, чтобы из прически графини выбивалась хоть единая прядь. Но сегодня она выглядела на удивление небрежно, словно ей каким-то чудом удалось ускользнуть от бдительного ока своей преданной горничной.

Леди Урсула оглядела Тристана с головы до ног своими бледно-голубыми глазами.

– Господи, в тебе почти невозможно узнать того славного маленького мальчика, которого я каждую ночь укладывала в постель. Как ты вырос! Ты стал таким солидным.

Кэролайн кивнула:

– Мама права. Этот бронзовый загар, эти длинные черные волосы! Ты стал похож на пирата.

– Меня называли и похуже, – усмехнулся Тристан. – Одна старая цветочница на Марше-де-Пари даже крестилась всякий раз, когда я смотрел на нее своими "дьявольскими глазами".

– Сколько же ты пережил… сколько мы все пережили с тех пор, как расстались с тобой! – Леди Урсула раскрыла свои объятия Тристану, и на ее выразительные голубые глаза навернулись слезы. Этот жест пробудил в молодом человеке мучительно сладкие воспоминания, заставившие его сердце болезненно сжаться. Точно так же эта благородная женщина когда-то встретила испуганного шестилетнего мальчика, переступившего порог ее дома с запиской, в которой говорилось, что он – бастард ее распутника-мужа. "Лорд Тристан" – так приказала она слугам называть его. С тех пор он так и остался "лордом Тристаном", хотя на этот титул имел не больше прав, чем последний бродяга из трущоб (откуда, собственно говоря, он и прибыл).

Тристан преклонил колени и с нежностью заключил в объятия эту стройную женщину средних лет и запечатлел на ее лбу поцелуй. Как и Кэролайн, она горячо прильнула к нему, будто утопающий, схватившийся за спасительную веревку.

– Так что же за проблемы у Гарта? – спросил Тристан. – Кстати, где же новый граф? И где слуги? Почему они не следят за огнем? Тут еще холоднее, чем в моей каюте на пакетботе.

– Новый граф здесь, брат, – прозвучал с порога знакомый голос. – И дрова для маминого камина. А слуги все ушли, кроме нашей верной экономки, миссис Питермен, да старого садовника, который не покинул нас, хотя и остался без жалованья.

Тристан был поражен видом брата. Осунувшееся лицо, грязная, растрепанная одежда… Пятый граф Рэнда с вязанкой дров в руках выглядел как беднейший арендатор поместья.

– Что здесь происходит, черт побери?!

Гарт сложил дрова у камина и повернулся к Тристану:

– Это долгая и мерзкая история, и мне не хотелось бы обременять тебя подробностями. Достаточно сказать, что я продал свое звание, когда Бонапарта разбили, и вернулся домой… но лишь затем, чтобы узнать, что наш отец – гореть бы ему в аду! – ухитрился проиграть все, что имел, прежде, чем получил справедливое возмездие от руки некоего капитана Шарпа, которого он попытался обвести вокруг пальца у Хэзарда.

– Все проиграл? – ужаснулся Тристан.

– Все. Охотничий домик в Мидлендсе, дом в Лондоне, ферму в Суффолке и даже Уинтерхэвен со всей обстановкой… – Гарт отрешенно провел рукой по тонким светлым волосам. – Единственное, что он оставил своим наследникам, – кучу долговых обязательств в лондонских игорных домах, в общей сложности около двадцати тысяч фунтов.

Тристан с недоверием посмотрел на брата. Старый граф всегда был мотом, но чтобы проиграть такое внушительное состояние, которым владели Рэмсдены, большинству людей одной жизни бы не хватило. Тристана охватил ледяной гнев, и он пробормотал французское ругательство, которое употребляют беспризорники в парижских трущобах. Во Франции Тристан научился довольствоваться малым, но он не мог представить себе, как теперь будут жить эти трое любимых им людей, для которых богатство всегда считалось само собой разумеющимся.

Оправившись от потрясения, Тристан поправил одеяло леди Урсулы и подошел к камину, чтобы подложить в него принесенных братом дров.

Гарт проводил его отсутствующим взглядом.

– Более того, – произнес он все тем же тусклым голосом, – закладные на имущество и все долговые расписки скупил один человек – Калеб Харкур.

Тристан поднял глаза, оторвавшись от своего занятия.

– Это богатый горожанин? Владелец судовой компании "Харкур Шиппинг"?

Гарт кивнул:

– А также владелец шерстяных фабрик и двух лучших лондонских отелей и Бог знает чего еще. Интересно, не вообразил ли этот глупец, что, завладев состоянием графа Рэнда, он также приобретет и наш титул? Ходят слухи, что он договаривается с регентом насчет титула баронета в обмен на уплату его самых срочных долгов.

– Думаю, что Калеб Харкур вовсе не так глуп. – Глубоко задумавшись, Тристан шевелил кочергой в камине, пока сухие дрова не разгорелись. – У него должна быть какая-то причина, чтобы разыскивать кредиторов графа и скупать у них векселя… хотя Бог знает, для чего ему это нужно.

– Я тоже не знаю зачем. Но кое о чем я намерен спросить его. Завтра утром я приглашен в его контору в лондонских доках.

– Мы приглашены. Мы возьмем быка за рога прямо в его стойле, – сказал Тристан. Его сердце щемило от жалости к брату. Он понимал, как тяжело богатому и респектабельному человеку в одно мгновение оказаться в крайней нищете и бесчестье.

– Благоразумно ли это, дорогие мои? – Личико леди Урсулы, очертаниями напоминающее сердечко, утратило свое обычное выражение безмятежности. – При всем своем необыкновенном богатстве, этот человек – простой горожанин. Разве достойно джентльмена обсуждать что-либо с человеком, который настолько ниже его по положению?

Гарт отошел от камина, взял стул и опустился на него.

– А разве у меня есть выбор, мама? – несколько раздраженно произнес он. – Из-за того, что отец пристрастился к азартным играм, этому простому горожанину удалось приобрести все, что принадлежало мне, и теперь я в его власти. – Он поднял измученный взгляд на Тристана. – Я даже не могу отдать тебе обещанное поместье в Суффолке, так как не являюсь больше его законным владельцем. Как, впрочем, и всего остального моего имущества.

Тристан пожал плечами, стараясь не показать своего разочарования.

– Не беспокойся. Я не уверен, что подошел бы на роль фермера. – Он выдавил из себя некое подобие улыбки. – Что касается отношений с горожанами, то все шесть лет, что я находился во Франции, я ни с кем, кроме них, не имел дела, включая и такого горожанина с дурной репутацией, как наполеоновский министр полиции Фуше. Откровенно говоря, простые горожане мало чем отличаются от своих титулованных собратьев. С этим выскочкой-англичанином мы обойдемся соответственно его собственным понятием о приличиях.

Хотя Тристан и понимал, что его пустые заверения вряд ли могут послужить разрешению проблемы, но, все же, судя по выражению глаз женщин, с надеждой обращенных к нему, увидел, что добился желаемого воздействия на графиню и Кэролайн. Судя по мрачному выражению лица Гарта, было ясно, что его-то речь Тристана не смогла одурачить, но, поймав выразительный взгляд брата, он поддержал его. Кроме них, больше некому было успокоить этих двух отчаявшихся женщин. И спустя несколько минут братья, под предлогом того, что им необходимо обсудить план предстоящей встречи, покинули дам.

– Знает ли леди Сара о твоих проблемах? – спросил Тристан Гарта по пути к библиотеке. Дочь их соседа, виконта Тинсдэйла, бегала за Гартом по пятам еще с тех пор, когда они были маленькими детьми. Обе семьи всегда считали само собой разумеющимся, что они когда-нибудь поженятся.

– Я до сих пор не нахожу в себе сил порвать с ней. – Голос Гарта, полный горечи, заметно дрогнул. – Самое страшное во всей этой безобразной истории то, что я вынужден причинить боль любимой женщине. Сара так долго ждала моего предложения, что теперь я не знаю, как рассказать ей о крушении всех наших планов.

Тристан нахмурился:

– Я слишком хорошо знаю Сару, чтобы поверить, что ее любовь к тебе зависит от твоего богатства.

– Конечно, мы никогда не сможем разлюбить друг друга. Но неужели ты думаешь, что виконт Тинсдэйл отдаст свою единственную дочь за нищего, даже если этот нищий носит титул графа? Да и я сам никогда не смогу предложить ей разделить со мной жизнь, полную отныне позора и лишений. – Гарт резко покачал головой. – Нет. Я представляю себе весь ужас моего положения и найду в себе силы порвать с ней.

Гарт гордо распрямил свои узкие плечи, и этот жест заставил сердце Тристана сжаться от острой жалости к своему несчастному брату. Вместе с тем он испытал странное облегчение оттого, что его душа свободна от столь сильных страстей. Тристан всегда сомневался, что радости любви способны окупить причиненные ею страдания.

– То, что сейчас тебе крайне необходимо, – это залить свое горе… – решительно заявил он. – Да и мне не помешает хорошая выпивка. Что, если нам совершить налет на винный погреб? Может, там завалялась бутылка французского коньяка. За последние шесть лет я научился понимать толк в подобных вещах.

Гарт улыбнулся уголками губ.

– Великолепная идея, – с деланным энтузиазмом произнес он. – Но прежде я хотел бы кое-что тебе передать. – Он вытащил из ящика библиотечного стола золотые карманные часы и протянул их Тристану. – Это одна из двух вещей, оставшихся после нашего покойного отца.

Тристан брезгливо взглянул на богато украшенные часы.

– Благодарю покорно, но я не испытываю ни малейшего желания хранить память о старом распутнике, который не удосужился даже признать меня своим сыном.

– Пускай тогда они послужат тебе предостережением от всего порочного и дурного, что было в душе старого негодяя, – мрачно отозвался Гарт. – Только ради этого я тоже оставил у себя старую папашину табакерку.

***

Контора компании "Харкур Шиппинг" была расположена в двухэтажном пакгаузе неописуемой архитектуры, возвышавшемся среди обширного рыбного рынка Биллинсгейт. Тристан и Гарт приехали сюда в фаэтоне покойного графа – не очень удобном, но внешне весьма импозантном. Их экипаж прокладывал путь сквозь толпу домохозяек и слуг из богатых домов, которые торговались с владельцами прилавков из-за тюрбе, лососей, омаров, угрей и прочих даров моря.

Воздух вокруг был насыщен острым рыбным запахом, который перебивал зловоние старых, заваленных мусором доков и массы немытых людских тел, до отказа заполнявших оживленный рынок. Тристана уже начинало мутить, и он почувствовал предательскую слабость в желудке. Ночной налет на винный погреб в Уинтерхэвене вместо одной принес братьям целых две бутылки отменного коньяка, и Гарту с Тристаном удалось осушить их обе. И только холодный серый рассвет напомнил им, что через несколько часов их ждет встреча с Калебом Харкуром.

И сейчас, когда яркое солнце слепило налившиеся кровью глаза Тристана, а пронзительные крики рыбных торговок отдавались болью в его тяжелой голове, он молился не только о том, чтобы успокоился его желудок. Сжав зубы, он просил Господа даровать ему ясный рассудок при встрече с человеком, в руках которого находилась судьба Рэмсденов. Трясущимися руками он остановил фаэтон перед дверью, на которой была медная табличка с надписью: "Компания „Харкур Шиппинг"", бросил монетку уличному мальчишке-носильщику и помог своему измученному брату выбраться из экипажа.



Минутой позже, войдя в контору, они, к своему удивлению, обнаружили, что насколько этот нелепый пакгауз казался им безобразным снаружи, настолько строго и изысканно выглядел изнутри. Большая приемная, куда они сразу попали, была устлана разноцветными коврами ручной работы, стены были украшены со вкусом подобранными картинами, не уступавшими полотнам из галереи Уинтерхэвена, которые просуществовали до тех пор, пока ими не пришлось оплатить пагубную страсть четвертого графа к игре в кости. К счастью, рыбные запахи не смогли пропитать стены конторы Калеба Харкура. Напротив, обоняние Тристана ласкал необычный пряный аромат. Причину этого благоухания объясняла вывеска "Лучшие специи и экзотические травы Харкура" у подножья лестницы, ведущей на верхний этаж. Тристан указал на нее Гарту:

– Ты был прав. Грузовые перевозки – это лишь одно из предприятий Харкура.

Не менее двух дюжин человек в одинаковых темных плащах и бриджах, разбившись на небольшие группы, стояли посредине комнаты.

Несмотря на приглушенные голоса, в них чувствовалось некое нервное напряжение. Все это напоминало Тристану ожидание аудиенции у регента в Карлтон-Хаус. Как только Тристан и Гарт вошли в комнату, разговор тотчас же прекратился, все присутствующие торопливо сняли свои высокие бобровые шапки. Хотя по стандартам высшего света одеяние братьев выглядело старомодно, все же по сравнению с купцами Тристан и Гарт казались двумя павлинами, попавшими в стаю дворовых гусей.

Едва за братьями успела прикрыться дверь, как к ним семенящей походкой подбежал какой-то морщинистый человечек весь в черном. Его редеющие седые волосы были прикрыты париком с косичкой в сетке, а на ногах старикашки было нечто, подозрительно напоминавшее домашние туфли.

– Милорд Рэнда? – осведомился он, переводя с Тристана на Гарта пристальный взгляд из-под очков в проволочной оправе.

– Я граф Рэнда, – чопорно ответствовал Гарт. – А это мой брат, лорд Тристан.

– Да-да, разумеется. Эфраим Скраггс к вашим услугам, господа. – Старикашка согнулся в таком низком поклоне, что казалось, еще немного, и он стукнулся бы лбом о пол. Выпрямившись, он заявил: – Капитан ждет вас. Он едва не взбесился час назад, узнав, что вы еще не приехали. Подождите немного, будьте так любезны. Я только загляну к нему и доложу, что вы здесь.

И с этими словами Эфраим Скраггс развернулся, просеменил через комнату и исчез за тяжелой дубовой дверью. Несколько секунд спустя он высунул голову из-за двери и скрюченным пальцем поманил Тристана и Гарта.

И без того бледное лицо Гарта покрылось смертной белизной.

– Что это за сумасшедший дом? – прошептал он. – Куда мы попали?!

– Смелее, братец, – шепотом подбодрил его Тристан, чувствуя на себе взгляды любопытных глаз. – Сдается мне, что самое худшее еще впереди.

Маленький личный кабинет Калеба Харкура выглядел еще элегантнее, чем приемная, но здоровяк, высившийся над резным письменным столом красного дерева, был бы гораздо более уместен на палубе одного из принадлежащих ему кораблей, чем в этом изысканном окружении. Его лицо покрывал сильный загар, волосы цвета соли с перцем были не по моде длинными, а черное пальто великолепного покроя выглядело так, словно его владелец спал не раздеваясь. Калеб Харкур окинул вошедших взглядом, полным нескрываемого любопытства.

– Ну, так и кто же из вас граф, а кто – бастард? – прогромыхал он.

Тристан заметил, как Гарт напрягся, сдерживая гнев.

– Я Тристан Тибальт, – быстро проговорил он. Теперь не оставалось сомнений, что Харкур – неизлечимый невежа, однако в этой игре он держал на руках все козыри, и раздражать его лишний раз было бы глупо.

– Значит, передо мной – любимый шпион Каслри, если, конечно, мои осведомители не ошиблись. – В проницательных серых глазах Харкура отразилось нечто сродни уважению. – А я полагал, вы сейчас в Вене.

– Ваши осведомители отстали от событий, сэр. Надеюсь, вы не переплатили им. Я вернулся в Англию три дня назад.

К удивлению Тристана, Харкур запрокинул голову, тряхнув львиной гривой волос, и затрясся от хохота.

– Что за нахальный щенок! Впрочем, вы правы. Мои высокооплачиваемые осведомители в этом квартале будут слегка разочарованы.

Затем внимание его переключилось на Гарта.

– А что вы скажете, милорд? Или вы предпочитаете, чтобы за вас говорил ваш браг?

Гарт расправил плечи, но все равно остался на голову ниже Тристана и уж, разумеется, гораздо ниже владельца конторы.

– Нет, сэр. Я сам говорю за себя, когда мне есть что сказать. Но в данный момент я нахожусь в невыгодном положении, как вам, должно быть, хорошо известно.

Харкур ногтем указательного пальца постучал по кипе бумаг на письменном столе.

– Весьма невыгодном, я бы сказал. Однако сядьте, побеседуем. – Он указал братьям на два стула и сам тут же уселся за стол. – Не пытайтесь сохранить хорошую мину. Нет смысла. Ваш отец был жалкой пародией на человека. Хуже пьянства и волокитства может быть только шулерство… а он страдал всеми тремя пороками. Ваш родитель оставил вас на бобах, это факт.

Тристан и Гарт обменялись выразительными взглядами, но, несмотря на всю наглость этого выскочки, он был прав.

Подавшись вперед, Харкур навис над столом.

– Подозреваю, у вас теперь нет ни малейшего представления о том, как позаботиться о вашей матери и сестре, не говоря уже о нищих арендаторах.

Братья потрясенно молчали. Тишина, воцарившаяся в тесном кабинете, казалась густой и холодной, как лондонский туман.

– Так я и думал, – проворчал Харкур, словно своим молчанием Гарт признал, что не имеет возможности разрешить свои финансовые проблемы. Владелец кабинета откинулся на спинку стула с самодовольной улыбкой. – Что ж, отлично, милорд. Вот мое предложение, простое и ясное. Я аннулирую всю гору долгов, которая досталась вам в наследство, и ссужаю вам столько, чтобы вы смогли поставить на ноги свое хозяйство… если вы согласитесь на два мои условия.

Братья ошеломленно переглянулись. Долгой ночью за бутылками коньяка они успели обсудить дюжину возможных исходов встречи с Харкуром, но услышать такое предложение они не ожидали. В следующую секунду, как по команде, оба уставились на человека за столом.

– Какие условия? – произнесли они в один голос.

– Во-первых, милорд, я хочу, чтобы вы дали слово, что будете сами трудиться над восстановлением хозяйства, а не просто перепоручите дела управляющему. Не вижу пользы в человеке, который боится труда, будь у него хоть тысяча титулов.

Гарт тяжело сглотнул, видимо едва не поперхнувшись гордостью.

– Если нам удастся прийти к соглашению, я посвящу восстановлению хозяйства все свое время до последней минуты. – Он перевел дыхание. – Мои интересы несколько более серьезны, чем увлечения моего отца.

Тристан ободряюще положил ладонь на плечо брата:

– А я буду ему помогать.

– Но не сразу, – заявил Харкур. – Для начала вам придется заняться гораздо более важными делами на континенте. Мои осведомители сообщили, что вы знаете Францию лучше любого французишки. – Он предостерегающе поднял руку, не позволяя Тристану вмешаться с возражениями. – Это дело займет всего пару недель, а поскольку от него целиком зависит вся ваша судьба, я бы на вашем месте крепко подумал, прежде чем отказываться.

Тристан заскрежетал зубами. Скрытая угроза в голосе Харкура была ему не по нутру, но выбора не оставалось: ради своей семьи он должен был выслушать этого наглеца.

Харкур оперся локтями на столешницу и сцепил пальцы.

– Итак. Моя дочь Мадлен живет в Лионе со своим дедом по матери, французским графом. Этот старый дикарь прислал письмо, где пишет, что помирает и не хочет, чтобы Мэдди осталась одна, когда он отбросит копыта. И я тоже этого не хочу. Поэтому я желаю, чтобы вы поехали туда и забрали ее. Один из моих бригов доставит вас в Кале, и мой капитан подождет там, пока вы не привезете Мэдди из Лиона. Пустяковая задача для человека с вашим прошлым.

Тристан что-то неразборчиво проворчал, сочтя за благо дослушать, этого невежу до конца, прежде чем давать какие-либо обещания.

Харкур же перевел взгляд на Гарта:

– А теперь самое время вернуться ко второму условию нашего предполагаемого договора, милорд. В обмен на то, что я спасу вашу шкуру, я желаю получить письменное обещание, что, как только Мэдди вернется в Лондон, вы сделаете ее графиней.

Легкая краска надежды, уже озарившая щеки Гарта, в одно мгновение схлынула, как морская волна при отливе, и лицо молодого графа вновь покрылось пепельной бледностью.

– Вы хотите, чтобы я же… женился на вашей дочери? – выдохнул Гарт. – Но, сэр, позвольте… как я могу дать такое обещание? Я ни разу в жизни не видел вашей дочери!

– Разумеется. Я и сам ее не видел лет пятнадцать. Ее мать сбежала во Францию, задрав хвост, и прихватила с собой Мэдди, как только обнаружила, что эти титулованные хлыщи из лондонского высшего света не удостоят своим вниманием жену простого купца. Я тогда владел всего одним кораблем и сам был на нем капитаном, поэтому ничего не мог с этим поделать. Но теперь ситуация изменилась. Теперь я богат и желаю, чтобы перед Мэдди были открыты все двери в Лондоне, в том числе и двери Карлтон-Хаус. И если для того, чтобы добыть ей титул, нужно потратить состояние, я готов.

Харкур грохнул кулаком по столу с такой силой, что чернильница подпрыгнула и оказалась в опасной близости от края. От этого звука в похмельной голове Тристана заплясали черти. Только силой воли он заставил себя сдержать стон.

Но Гарт уже не считал нужным соблюдать приличия. Зажмурившись, он прижал трясущиеся пальцы к вискам: дикое предложение Харкура в сочетании с выпитым коньяком довело его почти до предела.

Харкур помахал у Гарта перед носом пачкой расписок:

– Соглашайтесь на мое предложение, милорд. Или откажитесь и примите все последствия. В конце концов, вы не единственный обнищавший аристократ в Англии. Не вы первый, не вы последний.

Гарт испустил стон.

– Хотел бы я знать, часто ли людям в вашем положении предоставляется шанс выкрутиться из неприятностей и получить в придачу хорошую, крепкую женушку?

– Крепкую? – слабым голосом переспросил Гарт. Болезненно скорчившись, он по-прежнему сидел с закрытыми глазами.

Тристан бросил на брата нервный взгляд, но Харкур, по-видимому, ничего не замечал.

– Ну, что скажете, мой мальчик? – Казалось, от его мощного баритона в кабинете вот-вот начнут трястись стены. – Договорились? Меняем состояние на кандалы?

Гарт бросил на Тристана жалобный взгляд, в котором читался ужас лисицы, затравленной свирепыми гончими и уже понимающей, что минуты ее жизни сочтены.

– Договорились, – сдавленным голосом пробормотал пятый граф Рэнда и, к ужасу Тристана, рухнул на колени рядом с письменным столом Калеба Харкура и опорожнил желудок в собственную бобровую шапку.

***

Мадлен Харкур не знала, кто стучится в двери скромного жилища ее деда – друг или враг. С одинаковым успехом это мог оказаться и роялист, пришедший на помощь умирающему аристократу, и бонапартист, вознамерившийся отомстить одному из самых ярых противников императора.

Пять дней назад до Лиона докатились слухи о том, что Корсиканец бежал с Эльбы, и с тех пор на каждом углу собирались группы сторонников императора, взволнованно обсуждающих планы возвращения Бонапарта к власти. А сегодня стало известно, что император со своими верными людьми уже добрался до Гренобля, и заговорщики почувствовали себя на высоте. Теперь они безнаказанно расхаживали по улицам и били стекла в витринах лавок и в домах известных роялистов. Дворецкий и камердинер деда Мадлен уже покинули своего господина, с ними ушла и унылая старуха, в последние шесть лет совмещавшая обязанности экономки в доме и дуэньи Мадлен. Девушка понимала, что не вправе винить их.

Стараясь двигаться неслышно, она подкралась к окну своей спальни, откуда был виден парадный подъезд. Осторожно отодвинув занавески, Мадлен выглянула наружу. Уже сгущались сумерки, но в ярком свете луны у дверей отчетливо был виден человек, стучавший в дверь. Он был высокий… пожалуй, слишком высокий, чтобы оказаться одним из французских аристократов, наведывавшихся время от времени в дом старого графа.

Несколько долгих, ужасных минут Мадлен стояла, прижавшись к стене, и только когда стук прекратился, она перевела дыхание, только сейчас заметив, что все это время старалась не дышать. Стряхнув оцепенение, девушка поспешила по узкому коридору туда, где на высоких подушках лежал дед. Глаза его были закрыты, хриплое дыхание с трудом вырывалось из приоткрытых губ, черты лица старика заострились и стали словно восковые – признак надвигающейся смерти.

Мадлен ощутила острый приступ горя. Дедушка всегда был таким неукротимым и гордым, таким невероятно властным… Видеть его в подобном состоянии, смотреть, как час за часом он беспомощно цепляется за угасающую жизнь, было невыносимо. Но старый граф не желал смиренно склонить голову перед волей Угрюмого Жнеца: он сам решил избрать мгновение своей смерти. Наклонившись, Мэдди нежно поцеловала его в морщинистый лоб.

И в ту же секунду царившую в доме тишину нарушил неожиданный грохот бьющегося стекла. Сердце Мадлен бешено заколотилось. Господи! Незваный гость разбил французское окно! Должно быть, он уже поворачивает дверную ручку и входит в дом.

***

Мэдди отчаянно принялась оглядываться по сторонам в поисках оружия, которым могла бы защититься. Взгляд ее упал на инкрустированный сундук, стоящий у стены, и девушка вспомнила, что среди прочего в этом сундуке хранился выстланный бархатом футляр с дедушкиными дуэльными пистолетами. Пистолеты не были заряжены, но гость об этом не знал. Подбежав к сундуку и подняв крышку, Мадлен достала из футляра один из грозных на вид пистолетов и крепко вцепилась в него обеими руками.

– Кто-нибудь здесь есть? Отзовитесь! – В голосе гостя не слышалось угрозы, однако, сильный гортанный акцент выдавал в нем обитателя парижских трущоб. Сердце девушки забилось еще быстрее, пальцы еще крепче стиснули рукоять пистолета.

Мгновение спустя, на пороге спальни появился мужчина в запыленном дорожном камзоле, головой он едва не задел за притолоку. Худое разбойничье лицо его обрамляли растрепанные черные волосы, а странные светлые глаза незнакомца пронзили девушку таким взглядом, от которого у нее едва не подкосились ноги.

– Ни с места! Еще один шаг – и я стреляю! – Мадлен слышала, как дрожит ее голос, но все же сумела направить пистолет прямо в грудь пришельцу, хотя в трясущихся пальцах ее он прыгал, словно в руке у пьяницы.

– Мадемуазель Харкур? – Гость бросил нервный взгляд на пистолет. – Боже мой! Осторожнее с этой штукой! Смотрите, куда вы ее направляете! – Губы гостя приоткрылись в волчьей ухмылке, от которой волосы у Мадлен встали дыбом. – А вообще-то, мадемуазель, когда вы вознамеритесь в следующий раз пугать кого-нибудь этой игрушкой, взведите курок.

Внезапным движением левой руки, за которым девушка даже не успела проследить, гость выхватил пистолет из ее пальцев и положил на конторку.

– Кроме того, такие вещи срабатывают куда лучше, если предварительно их зарядить. Вот, как этот. – Он поднял правую руку и продемонстрировал Мадлен маленький, но, несомненно, смертоносный пистолет. – И последний совет: никогда не цельтесь в мужчину из незаряженного оружия. Если бы я пришел сюда с дурными намерениями, вы были бы уже мертвы.

Мадлен попятилась назад, но вынуждена была остановиться, прижавшись спиной к спинке кровати, на которой лежал дед.

– Кто… кто вы такой? – пробормотала она, запинаясь. Сердце ее по-прежнему билось так, что грозило выпрыгнуть из груди. – Что вам нужно?

Тристан засунул пистолет за пояс и, прежде чем ответить, пристально оглядел стоявшую перед ним девушку. Губы его вновь невольно изогнулись в улыбке. Если это темноволосое, похожее на мальчишку создание с огромными перепуганными глазами было той самой "хорошей, крепкой" дочерью Калеба Харкура, то Тристан сильно заблуждался, рассчитывая встретить в Лионе какую-нибудь пышущую здоровьем селянку. Он внимательно взглянул на нее еще раз. Похоже, невеста окажется дюйма на два повыше своего будущего жениха.

Тристан слегка поклонился:

– Я – Тристан Тибальт. Я приехал по просьбе графа де Навареля.

– Что за сказки вы мне рассказываете, мсье? Мой дед давно уже не переписывается ни с кем из Парижа!

– При чем тут Париж? – Гость удивленно приподнял бровь. – Ах да, мой акцент! – Он пожал плечами. – Я прибыл не из Парижа, мадемуазель, а из Лондона.

Не успела Мадлен Харкур оценить эту новость, как умирающий граф внезапно зашевелился.

– Кто это там с тобой, малышка? – раздался слабый голос. – Мне это приснилось? Или он действительно сказал, что приехал из Лондона?

Тристан перевел взгляд с испуганной девушки на графа. Перед ним был исхудавший седовласый старик с орлиным носом и глубоко посажеными глазами, мучительно пытавшимися разглядеть гостя в полумраке спальни.



– Вы все услышали правильно, сэр. – Тристан шагнул ближе к изножью постели. – Калеб Харкур прислал меня сюда, чтобы я разыскал его дочь и доставил ее в Лондон, как вы просили.

– Благодарение Богу! Мои молитвы были услышаны. Забирайте ее, мсье. Увезите ее отсюда, пока этот корсиканский дьявол не добрался до Лиона, пока его чертов приспешник Фуше не обрушил месть на голову внучки своего заклятого врага.

– Нет, дедушка! Не говорите так! – Мадлен Харкур сжала тонкую руку старого графа. – Не заставляйте меня покинуть вас ради отца, которому я не нужна, который даже ни разу не пожелал увидеться со мной! Вы вынуждаете меня ослушаться вас… а я ведь никогда этого себе не позволяла!

Старик с нежностью улыбнулся, и на глаза его навернулись слезы.

– Это не ты меня покидаешь, ma petite fille, а я тебя… и туда, куда я отправляюсь, ты не сможешь за мной последовать.

Граф поморщился от терзавшей его боли, и ястребиное лицо его покрылось предсмертной бледностью.

– Этому англичанину… твоему отцу… ты нужна, – с трудом продолжил он. – Он всегда нуждался в тебе и любил тебя. Ты никогда не задумывалась о том, откуда взялись все те средства, на которые мы жили в роскоши при Бонапарте, когда почти все роялисты вдали в нищету?

Он перевел дыхание.

– Прости меня, – упавшим до шепота голосом пробормотал он. – Я обманывал тебя. Я боялся, что потеряю тебя, если ты узнаешь правду о своем отце. Во всем виновата твоя дура-мать, а не этот английский купец.

Мадлен Харкур поднесла к губам морщинистую руку графа.

– Это неважно. Я все равно бы вас не покинула.

Но старый аристократ уже не слышал слов внучки. Тристан увидел, как пальцы его, сжимавшие руку девушки, безвольно разжались. Веки графа закрылись, и он испустил последний вздох.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мадлен Харкур в приступе горя бросилась на замершее в неподвижности тело деда. Тристану стало не по себе, и он молча вышел из комнаты, предоставив девушке изливать свою скорбь в одиночестве, но отчаянные рыдания Мадлен долго еще звенели в его ушах, не давая ему покоя. Не оставалось сомнений, что девушка искренне любила покойного старика, и что со смертью его весь ее привычный мир перевернулся. Точно так же Тристан чувствовал себя двадцать лет назад, когда стал свидетелем несчастного случая, в котором его бедная мать погибла под колесами уличной кареты. Он до сих пор ощущал гнетущую пустоту и чувство болезненной утраты, навсегда оставившей рубец на его юном сердце.

Стоя у окна маленькой гостиной на первом этаже дома, Тристан вглядывался в темноту ночи и гадал, как же ему справиться с очередным непредвиденным обстоятельством с виду такого простого задания, в которое втравил его Калеб Харкур.

До сих пор все складывалось на удивление неудачно. Во-первых, Наполеону Бонапарту, этой монументальной мухе в европейском флаконе с благовониями, вздумалось бежать с Эльбы в тот самый день, когда фрегат Харкура высадил Тристана в Кале. Весть о возвращении Корсиканца неслась по стране со скоростью лесного пожара, и тысячи бывших вояк вновь надевали испытанную в боях солдатскую форму и стекались под крылышко императора. Двигаясь миля за милей на юг, к Лиону, Тристан то и дело слышал их боевой клич: "Долой ненавистных Бурбонов! Да здравствует император!" Калеб Харкур не мог бы найти худшего момента, чтобы послать бывшего британского шпиона во Францию за своей дочерью-роялисткой. Теперь, чтобы вернуться в Англию целыми и невредимыми, им потребуется просто дьявольское везение.

Мало того. Не успел он толком представиться деду Мадлен Харкур, как тот испустил дух. И теперь придется убеждать убитую горем девушку вверить свою жизнь незнакомцу, посланному ее отцом, которого она не видела пятнадцать лет.

– Мсье Тибальт? – оборвал его мысли голос Мадлен Харкур.

Тристан обернулся и увидел, что девушка стоит на пороге гостиной. Щеки ее покрывала бледность, веки покраснели и опухли от слез, но в целом для сложившейся ситуации она держалась вполне неплохо. Похоже, эта мадемуазель была крепче духом, чем можно было предположить по ее хрупкой, утонченной внешности.

– Мне понадобится ваша помощь, мсье, – ровно, без выражения проговорила она. – Я завернула дедушку в саван, но он слишком тяжелый. В одиночку мне его не перенести.

– Перенести? Куда вы собираетесь нести его, мадемуазель?

– В церковь святого мученика Варфоломея. В фамильный склеп Наварелей. Он должен быть погребен, как подобает доброму католику, в месте, освященном церковью.

Тристан ушам своим не поверил.

– Вы шутите!

Но упрямо сжатые губы Мадлен свидетельствовали о полной серьезности ее намерений.

Тристан бросил взгляд на недавно приобретенные золотые часы.

– Скоро полночь, мадемуазель. Лион кишит бонапартистами, и толпа разошлась не на шутку. Неужели вы не понимаете, в какую беду мы попадем, если попытаемся пронести через всю эту кутерьму тело известного роялиста? С подобными делами должны разбираться местные чиновники. Даже во время мятежей.

– Все городские чиновники – бонапартисты, заклятые враги моего деда. Они не дозволят похоронить его не то что в фамильном склепе, но даже на освященной земле, – таким же безучастным голосом возразила Мадлен. – Я и так уже подвела его. Я не пригласила священника в нужный момент, и дедушка умер без причастия. Я не могу взять на душу еще один грех. Нельзя допустить, чтобы его похоронили в земле, с которой добрый Господь не сможет призвать его к себе.

Тристан испустил стон досады. Он достаточно долго прожил во Франции, чтобы усвоить, насколько для папистов важны все эти религиозные условности. В обычной ситуации он без труда уважил бы вполне понятное желание этой девушки, но нынешнюю ситуацию никак нельзя было назвать обычной: Лион превратился в пороховую бочку, грозившую взорваться в любой момент.

– Прошу прощения, мадемуазель, – негромко проговорил он, – но то, что вы предлагаете, не просто опасно, но и вообще невозможно без транспортного средства. Я уже осмотрел ваши конюшни за домом. Они пусты, не считая одной-единственной чалой кобылы.

– Есть ручная тележка садовника. – Мадлен вздрогнула, словно мысль о том, чтобы перевозить тело деда столь неподобающим способом, приводила ее в ужас. – Я не прошу вас рисковать своей безопасностью, мсье. Церковь совсем недалеко, я без труда довезу тележку сама. Я прошу вас лишь помочь мне перенести его тело в сад. Обещаю вам: как только я удостоверюсь, что мой дед покоится с миром, я сразу же отправлюсь с вами в Англию к моему отцу. – Голос ее дрогнул. – Во Франции мне больше нечего делать.

Тристан заскрежетал зубами. Он не мог не восхищаться в душе преданностью этой девушки своему деду… и ее удивительной смелостью. Более того, он даже понимал ее и вполне искренне сочувствовал ее горю, но понимать и действовать – разные вещи. Он не собирался рисковать ни ее жизнью, ни своей собственной ради такого пустяка, как погребальный обряд. И ничто на свете не заставит его передумать! Да, ничто… кроме ее слез! Тысяча чертей! Не успел он и слова сказать, как ее печальные глаза цвета янтаря наполнились слезами. Крупная капля скатилась по бледной щеке и упала на грудь, обтянутую темно-серой тканью траурного платья. При виде плачущей женщины Тристан всегда становился дурак дураком, а видеть слезы Мадлен Харкур почему-то было для него особенно нестерпимо. За первой слезинкой скатилась вторая, и Тристан почувствовал, как вся его решимость рассыпается на части, как стена беззащитной крепости под ударами вражеских таранов.

Он потратил еще несколько минут на тщетные попытки убедить девушку взять с собой в церковь вещи, которые понадобятся ей в путешествии до Англии. Но Мадлен отказалась. – Сначала сделаем одно дело, потом – другое, – упрямо заявила она. – Я начну собирать вещи, как только выполню свой долг по отношению к дедушке.

У Тристана осталось два варианта на выбор: согласиться на ее условия или силой приволочь ее в Кале. Вздохнув, он прошел с девушкой в спальню покойного, перенес завернутое в саван тело старого графа в сад, погрузил его на тележку и покатил через боковую калитку в ограде сада на улицу, обсаженную двумя рядами деревьев.

Чуть поодаль, у главных ворот сада, собралась группа мужчин точно в такой же потрепанной солдатской форме, какая уже не раз попадалась на глаза Тристану в других районах города. Увидев, что к ним приближается странная похоронная процессия, солдаты умолкли, но Тристан чувствовал, что подспудно в них закипает злоба. Такие сборища он видел и в Париже. Он научился безошибочно чувствовать толпу, готовую в любую секунду обезуметь.

Мадлен Харкур шла впереди и, похоже, не осознавала, какая ей грозит опасность. Фонарь, который она несла в вытянутой руке, светил довольно ярко, но лицо девушки было скрыто под капюшоном серого шерстяного плаща.

С криком "Да здравствует император!" дорогу ей преградил какой-то молодой солдат, один рукав которого был пуст и приколот к плечу. Даже не замедлив шага, Мадлен откинула капюшон на плечи и взглянула солдату прямо в глаза. Тот отшатнулся, выругавшись сквозь зубы, и Тристан облегченно перевел дыхание.

Бледный свет луны, близящейся к полнолунию, пробивался сквозь голые ветви деревьев, придавая пышным темным волосам и изящному серому одеянию Мадлен Харкур почти неземную красоту. Высоко подняв голову и глядя прямо перед собой, девушка казалась в тот миг воплощением Жанны д'Арк, ведущей войска на битву. Угрюмая толпа расступалась перед ней, как по волшебству. Кое-кто из солдат даже суеверно перекрестился.

Тристан повернул вслед за ней за угол ограды, толкая перед собой тележку на скрипучих деревянных колесах, и оказался на узкой, мощенной булыжником улице – к счастью, безлюдной. Пока что удача была на их стороне, но благодарить судьбу было рано. Издали доносились крики и звуки выстрелов, а красноватое зарево на ночном небе недвусмысленно говорило о том, что кое-какие дома в городе уже подожгли.

– Теперь уже совсем недалеко, мсье, – произнесла Мадлен Харкур. – Смотрите, вон там уже видна колокольня.

Тристан что-то неразборчиво проворчал. Крепче сжав ручки тележки, он сосредоточился на том, чтобы не упустить из виду колеблющийся свет фонаря.

Внезапно краем глаза он заметил, как от ограды отделилась темная тень. Нервы его сжались в напряженный комок. Тристан быстро опустил взгляд, чтобы удостовериться, что пистолет по-прежнему надежно заткнут за пояс, а затем, обернувшись через плечо, увидел прямо у себя за спиной коротышку с прилизанными черными волосами и лицом, похожим на мордочку встревоженного хорька.

– Дьявол тебя задери! Это ты, Форли? – спросил он, узнав одного из главных агентов союзников, заработавшего кличку "Торговец маслом" за то, что ухитрился проникнуть в окружение Бонапарта на Эльбе, продавая его матери и сестрам оливковое масло. Тристан прежде работал с ним в паре, когда им было поручено проникнуть в министерство полиции Фуше в Париже.

Мадлен Харкур остановилась, как вкопанная, и, развернувшись, впилась в Тристана широко распахнутыми от ужаса глазами.

– Мсье?..

Тристан тоже остановился.

– Все в порядке, мадемуазель. Это мсье Форли… он друг.

– Друг? – Мадлен прищурилась, но, не задавая больше вопросов, отвернулась и двинулась вперед.

Тристан снова покатил тачку следом за ней.

– Что ты делаешь здесь, в Лионе? – негромко осведомился он у коротышки, уже шагавшего рядом с ним.

– Я приехал из Гренобля, чтобы отправить в Париж предостережение королю Людовику и его кабинету. Я должен был сообщить им, что Бонапарт намеревается войти в столицу двадцатого марта, в день рождения своего сына, короля Рима. Но, к сожалению, я опоздал: почта уже в руках бонапартистов, а к утру они захватят и весь город.

Тристан едва слышно пробормотал проклятие. Нелепая ситуация, в которую он угодил, становилась все хуже с каждой минутой.

– Я слышал, что Корсиканец движется очень быстро. Но мне и в голову прийти не могло, что он разовьет такую скорость… и сможет собрать столько сторонников. И что же теперь делать? Ты, должно быть, поедешь на север, в Руан?

– Ну уж нет, милорд. Увольте. Только не я. Климат во Франции нынче какой-то нездоровый. Я собирался вернуться к своим родителям в Тоскану, но, когда увидел, как ты въезжаешь в город, изменил свои планы и последовал за тобой. Мне было чертовски любопытно узнать, какие тайные дела привели знаменитого Британского Лиса в Лион в такое смутное время.

Взгляд Форли упал на тележку.

– Будет ли мне позволено спросить, что заставило тебя настолько утратить бдительность, чтобы возить за собой по улицам следы твоей политической деятельности?

– Болван! Это не мои следы. Я всего лишь помогаю этой мадемуазель похоронить ее дедушку.

– Ах, должно быть, это сама изящнейшая мадемуазель Харкур! Мой лионский приятель говорил мне, что она и ее дед – весьма известные фигуры в роялистских кругах. – Черные глаза-бусинки Форли хитро блеснули. – Да, прелестное создание, слов нет. Но все же, друг мой, не боишься ли ты свалять дурака? Когда Корсиканца сослали на Эльбу, власть Фуше изрядно пошатнулась, но сейчас, когда удача вновь повернулась к Бурбонам спиной, этот старый пес может опять взяться за свои штучки. Если кто-нибудь из его миньонов тебя узнает, твои часы сочтены. Я слыхал, что Фуше поклялся пробудить к жизни Мадам Гильотину ради твоих прекрасных глаз… впрочем, и моих тоже.

Тристан нахмурился:

– Я тоже слышал эту угрозу, но пускай он сначала поймает меня. – Взгляд его скользнул по напряженно выпрямленной спине Мадлен Харкур. Что-то в посадке ее головы свидетельствовало о том, что она слышит их разговор. – Тише! – велел Тристан своему собеседнику. – Эта мадемуазель знает меня только в качестве посланника от ее отца, каковым я на данный момент и являюсь. Форли кивнул:

– Калеб Харкур. Чертовски богатый британский купец.

– Ты знаешь Харкура?

– Лично я с ним не встречался, но в свободное время от работы на Каслри я собираю для него кое-какую информацию. – В голосе Форли послышалась горечь. – Могу сказать о нем только одно: он-то свои долги платит. А вот Британская военная служба еще не заплатила мне за все это вонючее дело на Эльбе… и сомневаюсь, что теперь, после того как Корсиканец сбежал, заплатит вообще. Хотя, видит Бог, я достаточно часто предостерегал их, что поставить полковника Нейла Кэмпбелла на охрану Корсиканца – все равно, что поставить мышь охранять льва.

Тристан сочувственно кивнул. Ему тоже причитались кое-какие деньги, и он всерьез намеревался выколотить их из военной службы, когда вернется в Лондон. Крепче сжав ручки траурной тележки, он ступил следом за Мадлен Харкур во двор церкви святого Варфоломея.

Форли остановился перед воротами:

– Итак, милорд, теперь и вы оказались на службе у Харкура. Позвольте полюбопытствовать – за какую плату?

Тристан тщательно взвесил свой ответ. Обсуждать свои планы, связанные с Мадлен Харкур, ему не хотелось, но, с другой стороны, помощь Форли может ему понадобиться.

– Харкур решил вернуть эту милую пташку в родное гнездышко и послал меня за нею, – произнес он, наконец.

– Весьма благоразумно! Теперь, после смерти старого графа, она может стать легкой добычей любого распоясавшегося негодяя. – Губы Форли едва заметно изогнулись в улыбке. – Ну что ж, прощай. Хотел бы я хоть чем-то оказаться тебе полезным. Ведь я твой должник! Даже подумать страшно, какая судьба меня бы постигла, не приди ты мне на помощь три года назад, во время того ужасного провала в Париже.

Он вскинул руку в прощальном салюте:

– Удачи, мсье де Ренар! Она тебе понадобится, если ты собрался в такие трудные времена пересечь Францию в компании этой прелестной мадемуазель. Подозреваю, что Фуше не прочь наложить лапы на внучку знаменитого роялиста графа де Навареля. Боюсь, это доставит ему не меньше удовольствия, чем встреча с прославленным Британским Лисом.

***

Отец Бертран из церкви святого Варфоломея предложил отслужить короткую панихиду по графу, за что Мадлен преисполнилась к нему глубокой благодарности. Если б ее старый дед в те минуты смотрел на них с небес, он остался бы доволен: со стариком Бертраном их связывала теплая, почти братская дружба.

Мадлен не раз слышала историю о том, как святой отец укрыл ее деда и бабку от кровожадных санкюлотов в эпоху Террора. В тот страшный год на гильотину взошло более трех тысяч лионцев, и граф с графиней наверняка оказались бы в их числе, не спрячь их отец Бертран в том самом семейном склепе, где оба они теперь нашли последнее пристанище.

– Вы исполнили свой долг перед дедом, Мадлен. Больше вы уже ничем не можете ему помочь, – сказал старый священник девушке и ее спутнику, помогавшим ему подняться из склепа по крутым каменным ступеням.

– В таком случае я отправлюсь в Англию к своему отцу, как только соберу вещи в дорогу, – пообещала Мадлен дородному седовласому старику, который все эти годы был для нее вторым дедом.

Но не успела девушка приблизиться к тяжелой дубовой двери, ведущей во двор, как снаружи ее распахнул тот самый странноватый на вид коротышка, который получасом ранее сопровождал их по дороге к церкви.

– Дом графа де Навареля разграблен и предан огню! – прокричал он. – Вам надо немедленно покинуть Лион, милорд. Вы и мадемуазель Харкур в большой опасности!

Сердце Мадлен замерло. Она не могла поверить своим ушам. Ее дом… все, что у нее было на этом свете… Она пыталась справиться с подступающей паникой, но напрасно. Миниатюрный портрет ее деда… единственная память, которая о нем оставалась… Но слишком поздно. Надо было послушаться мсье Тибальта, когда он убеждал ее сначала собрать вещи, а потом уже отправляться в церковь.

Пелену горя, застилавшую разум девушки, пронзила внезапная вспышка гнева. Люди, собравшиеся там, у ворот… Они ведь были соседями ее деда! И эти соседи, как голодные стервятники, кружили вокруг беззащитной жертвы, ожидая ее смерти. Всего несколько дней назад эти соседи беспечно желали Мадлен Харкур доброго утра, а сейчас сожгли и разграбили ее дом под покровом ночи… и даже поставили под угрозу саму ее жизнь!

Почти утратив способность соображать, Мадлен, словно сквозь туман, слышала, как Тристан спрашивает своего друга о том, что случилось с чалой кобылой и с его собственной лошадью, которую он оставил на конюшне старого графа.

– Перед тем как дом загорелся, их увели двое каких-то громил, – ответил Форли.

– Ну что ж… Если нам придется отправляться в путь пешком, то лучше не терять времени. – Тристан Тибальт крепко схватил Мадлен за запястье, увлекая ее к двери.

Но отец Бертран поднял руку, удерживая их:

– Постойте, мсье. Вы в безопасности до тех пор, пока находитесь в церкви. Толпа не посмеет ворваться в Дом Божий. Они не осмеливались на это даже в худшие дни Террора.

Форли кивнул:

– Святой отец прав. Бонапарт издал указ, защищающий всех священников… очевидно, очередная попытка привлечь церковь на свою сторону.

Мадлен бросила взгляд сквозь цветные стекла высокого окна. Даже отсюда были видны языки пламени, поднимавшиеся над крышей дома, который столько лет был для нее родным кровом. Девушка задохнулась от горя и отчаяния.

– Я не останусь в Лионе, если для этого мне придется прятаться, как преступнице, – с горечью прошептала она.

Тристан Тибальт кивнул:

– Мне тоже не терпится покинуть этот город. И указ Бонапарта может проложить нам дорогу в Кале… если, конечно, вы согласитесь помочь нам, святой отец.

Отец Бертран устало оперся на одну из мраморных колонн, поддерживавших потолок просторного нефа.

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь малышке моего старого друга, – проговорил он. – Но мне нелегко смириться с мыслью, что юная девушка благородного происхождения будет путешествовать без компаньонки.

– Боюсь, что в такие суровые времена не до приличий, – возразил Тристан Тибальт звенящим от нетерпения голосом. – Но если это вас утешит, я могу поклясться, что буду до последней капли крови защищать честь дочери моего нанимателя.

Священник вздохнул:

– О большем я просить не смею. Отвезите в Англию внучку моего друга, мсье. Помогите ей начать новую жизнь на земле, не залитой кровью французов, павших от рук французов. И скажите мне поскорее, чем я могу помочь вам.

– Мне понадобится сутана священника… И если возможно, бритва. Моя осталась в седельной сумке. Слава Господу, бумаги и деньги я ношу при себе. – Тибальт искоса бросил взгляд на Мадлен. – И еще – рубаха и штаны для этого юного крестьянина.

Отец Бертран изумленно вытаращил глаза.

– Вы собираетесь путешествовать под видом священника и служки? Но не слишком ли это рискованно? Что, если вас разоблачат?

– Полагаю, это не так рискованно, как путешествовать без маскарада. – Тристан Тибальт провел рукой по своим длинным черным волосам. – Слава Богу, священники из вашего ордена не выбривают тонзуру!

Он оценивающе смерил Мадлен взглядом своих диковинных светлых глаз, проникавшим, казалось, до самой глубины души.

– Впрочем, ножницы нам все равно понадобятся. Полагаю, из мадемуазель получится прелестнейший мальчик, когда мы ее подстрижем.

– Вы хотите остричь мои волосы? – потрясенно воскликнула Мадлен. Рука ее инстинктивно потянулась к роскошным темно-каштановым косам, уложенным в аккуратный шиньон. Она и так уже потеряла все, чем владела! А этот бесчувственный негодяй, который еще имеет наглость радоваться, что ему не придется брить голову, смеет требовать от нее такой жертвы!

Тристан подавил улыбку. Жест этой мадемуазель и ее откровенный ужас при мысли, что ей придется лишиться своих кос, были настолько женственными, настолько кокетливыми и в то же время сладостно-беспомощными, что в душе Тристана впервые мелькнул проблеск надежды на успех порученного ему неблагодарного предприятия. Он уже начал было опасаться, что доставит своему брату в Лондон жену-святошу, – судьбы хуже этой и вообразить было невозможно. Однако теперь появилась вероятность, что мадемуазель Харкур была все же вполне нормальной женщиной.

С помощью Форли ему, наконец, удалось убедить Мадлен в своей правоте и в логичности своего плана. Затем вслед за отцом Бертраном они проследовали в ректорий – готовиться в дорогу. Смирившись со своей участью, Мадлен села на скамью, сняла с головы накидку и принялась вынимать шпильки из прически.

У Тристана перехватило дыхание при виде блестящего водопада волос мадемуазель Харкур, ниспадавших ниже талии шелковыми локонами. Внезапно ножницы священника, которые он сжимал в руке, показались ему орудием пытки. Тристан смущенно уставился на них, не в силах заставить себя поднять руку на такую красоту.

– Если хотите, милорд, я сам ее остригу, – с готовностью предложил Форли. – Мой отец цирюльник, и я кое-что понимаю в этом ремесле. – Выхватив ножницы из негнущихся пальцев Тристана, он несколькими короткими взмахами срезал пышные локоны Мадлен чуть пониже ушей.

Тристан перевел взгляд с побледневшей и крепко зажмурившейся Мадлен Харкур на груду каштанового шелка у ее ног… и едва подавил желание придушить бездушного коротышку, который продолжал деловито обкарнывать остатки некогда роскошной прически.

– Вот и все!

Форли отступил на шаг, чтобы полюбоваться плодами своей работы, а Мадлен Харкур, наконец, открыла глаза и вопросительно взглянула на Тристана. Тристан трусливо отвернулся, не желая, чтобы она прочла правду по выражению его лица. А правда состояла в том, что сейчас мадемуазель больше всего походила на дикобраза, изготовившегося выстрелить иглами в противника.

– Великолепно! – констатировал Форли, протягивая руку к заказанной заранее кастрюле с теплой водой. Смочив пальцы, он провел ими по торчащим во все стороны волосам Мадлен, а затем слегка протер их лоскутом грубого льна, который предложил ему слуга отца Бертрана. Словно по волшебству, уродливые патлы превратились в мягкую шапочку шелковистых кудрей.

Форли ухмыльнулся:

– Вот так, милорд! Получите своего милого мальчика!

Тристан почувствовал, как губы его против воли растягиваются в улыбке. Священник и слуга тоже заулыбались, и даже Мадлен Харкур слегка приободрилась, когда Форли вручил ей зеркало.

Коснувшись мягких кудрей, обрамлявших теперь ее лицо, она с удивлением заметила:

– Какая легкая у меня стала голова! – На какое-то мгновение взгляд ее задержался на груде волос под скамьей, но в следующую секунду девушка уже расправила плечи и горделиво вздернула подбородок, точь-в-точь как во время недавней встречи с бонапартистами. – Что ж, это гораздо лучше, чем я предполагала. Возможно, играть роль мальчика окажется не так уж страшно. Благодарю вас, мсье Форли.

Форли опять ухмыльнулся от уха до уха, как горгулья.

– Не стоит благодарности, мадемуазель. Но должен предостеречь вас: если вы хотите успешно сыграть роль крестьянского мальчишки, вам придется сменить изысканную речь аристократки на грубый язык простолюдинов.

Тристан облачился в сутану, повесил на шею крест на цепочке, а пистолет засунул в карман. Подняв голову, он обнаружил, что Форли пристально и задумчиво смотрит на него.

– В чем дело? – удивленно приподнял брови Тристан.

– Да нет… ничего особенного… Только мне что-то перестала нравиться эта идея с маскарадом. Мужчин ты, возможно, и одурачишь, но едва ли сможешь провести хоть одну женщину в здравом уме. Ваши глаза, милорд, это глаза не священника.

– А твой язык – это не язык благоразумного человека, – сухо отрезал Тристан, смерив низенького итальянца взглядом, от которого люди обычно становились еще раза в два ниже.

Но Форли только пожал плечами:

– Впрочем, ладно. Церковь пережила испанскую инквизицию и распутных Борджиа, значит, переживет и священника с глазами Люцифера.

Тристан стиснул зубы. Шуточки итальянца по поводу его "дьявольских глаз" были ничем не хуже тех замечаний, которые Тристан то и дело слышал в свой адрес с тех давних пор, как женщины стали обращать на него внимание. Он уже успел привыкнуть к смешкам и похотливым комплиментам, которыми был обязан странному светло-серому цвету своих глаз. И даже умудрялся не уронить репутацию, заслуженную в Вене и Париже благодаря этому цвету.

Но в данный момент замечание Форли было неуместно: что, если Мадлен Харкур обратит на него внимание? Провести много дней – и ночей! – наедине с нареченной невестой своего брата и так будет достаточно нелегко, но если этой мадемуазель взбредет в голову, что Тристан представляет собой угрозу ее добродетели, их путешествие превратится в сплошной кошмар! Он украдкой бросил взгляд на девушку и с облегчением вздохнул: Мадлен суетилась в дальнем углу комнаты, упаковывая в дорожную сумку хлеб и сыр.

Тристан обернулся к Форли:

– Удачен ли мой маскарад, нам еще только предстоит проверить. Главное сейчас не это. Нам необходимо средство передвижения.

Форли кивнул:

– У меня есть лошадь и кабриолет, в котором я приехал из Гренобля. Я спрятал их в роще за Ла Крус Рус, там, где сливаются Сона и Рона. Они в вашем полном распоряжении. Но улицы, по которым вам придется пройти, кишат бонапартистами.

– Как жаль, что вы не настолько хорошо знаете Лион, чтобы воспользоваться трабулями, – вздохнул отец Бертран. – Ночью по ним почти никто не ходит, а поскольку один из них выходит к церкви, вы смогли бы добраться до Ла Крус Рус, даже не ступив ногой на улицы города.

Тристан нахмурился:

– Трабули? А что это такое?

– Сеть подземных коридоров. Ее строили в четырнадцатом и пятнадцатом веках, и она до сих пор пронизывает весь город, как пчелиные соты. Это кратчайший и самый безопасный путь через Лион в тревожные времена, в чем многие роялисты удостоверились на деле в эпоху Террора. Но в трабулях легко заблудиться. Время от времени в них теряются даже коренные лионцы.

Мадлен Харкур подняла голову.

– Святой отец! Вы, должно быть, забыли, что я тоже отправляюсь в путешествие! – Она обвела надменным взглядом озадаченных мужчин и добавила: – Если вам эта задача не по силам, предоставьте ее мне!

Тристан испустил стон. Если у него до сих пор еще и оставались сомнения, что Мадлен была родной дочерью Калеба Харкура, то этот взгляд развеял их окончательно.

– Я отлично знаю трабули, – со спокойной уверенностью продолжала девушка. – Дедушка научил меня пользоваться ими на тот случай, если возникнет необходимость. Мы с ним не раз ходили под землей в Ла Крус Рус покупать шелк прямо у ткачей. Я без труда найду дорогу.

– Ну вот, все и решилось, – просиял отец Бертран. – Неисповедимы пути Господни! Мадлен покинет церковь святого Варфоломея через ту же дверь, в которую некогда вошли в поисках убежища ее дед и бабка!

С помощью Мадлен священник оторвал свое грузное тело от стула, на котором сидел, пока Форли занимался стрижкой.

– Следуйте за мной, – велел он. Вскоре вся компания оказалась в комнатушке у задней стены церкви, где хранились облачения священников. В центре одной из стен они увидели массивную дубовую дверь в глубине каменной арки. Слуга повернул в замке железный ключ, и дверь распахнулась.

Тристан сделал глубокий вдох, закинул за спину дорожную сумку и переступил порог. Подняв фонарь повыше, он обнаружил перед собой узкий коридор, стены которого были выложены огромными каменными плитами. Потянуло сыростью, а ноздрей Тристана коснулся слабый кисловатый запах плесени.

Холодок пробежал по его спине. Тристан с детства испытывал страх перед замкнутыми помещениями, и хотя он отлично знал, откуда возникла эта боязнь, отогнать ее не удавалось никакими уговорами. Тристан понимал, что эти древние катакомбы – единственный безопасный путь через Лион, однако войти в них для него, было равнозначно перспективе оказаться в аду. Тристану оставалось лишь надеяться, что по дороге он не опозорится перед спутниками. Его ладони уже покрылись потом, а колени малодушно затряслись.

Священник за его спиной снял с груди цепь с крестом и повесил ее на шею Мадлен.

– Сомневаюсь, что в этой жизни нам доведется встретиться еще раз, дитя моего сердца, – ласково проговорил он, – но я буду молиться за вас до конца моих дней. Да благословит вас Бог, милое дитя.

С блестящими от слез глазами Мадлен крепко обняла своего старого друга и ступила вслед за высоким англичанином в лабиринт трабулей, сыгравших некогда столь важную роль в истории ее семьи.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Держа перед собой фонарь в одной руке, она возглавила маленькую процессию. Путники миновали темный коридор и поднялись по каменным ступеням в более широкий участок лабиринта. Здесь в потоке были щели, сквозь которые проникал слабый свет луны, а одна из стен от середины продолжалась решеткой, отбрасывавшей на пол коридора зловещие тени.

Оглянувшись, Мадлен увидела, что Тристан Тибальт прильнул к решетке и уставился в небо сквозь одну из щелей. Он тяжело дышал, лоб его покрылся крупными каплями пота. Даже в скудном свете фонаря было заметно, как ужасно он побледнел.

– Вы не больны, мсье? – спросила Мадлен, тревожно вглядываясь в его лицо.

Тибальт в ответ пробормотал что-то нечленораздельное и взглянул на девушку с таким ледяным гневом, что кровь застыла у нее в жилах. Смутившись, Мадлен быстро отвернулась. Дедушка всегда говорил ей, что у англичан дурной характер; посмотрев на мосье Тибальта, она убедилась в правоте этих слов.

– Держитесь ко мне поближе, – предостерегла она. – В этом месте пересекается много трабулей. Если вы отстанете, то можете заблудиться.

Тристан Тибальт мгновенно придвинулся к ней почти вплотную. Похоже, он истолковал ее слова слишком буквально! Жар его тела обдавал спину девушки, и кожа ее начинала гореть от этой близости. Мадлен стало не по себе.

Это вовсе не означало, что она была зеленой девчонкой, ничего не знавшей о мужчинах.

Каждый юный роялист в Лионе, мечтавший соединиться узами родства с ее дедом, считал своим долгом ухаживать за Мадлен Харкур. Все эти кавалеры были французами, очаровательными и романтичными, а один особенно хорош. Он походил на героев самых любимых книг Мадлен. Но ни один из них, ни разу не заставил ее вздрогнуть от странного ощущения, которое навевал на нее этот невежа-англичанин.

Но почему ее так необъяснимо волновал человек, рычавший в ответ на самые невинные ее вопросы? Человек, который даже в лучшем своем настроении походил на медведя, занозившего лапу?.. Это было просто нелогично… впрочем, оставалось одно объяснение. Возможно, она настолько ослабела от горя и усталости, что не могла больше прислушиваться к голосу разума. Разумеется, в этом дело! Дедушка болел так долго, что Мадлен уже и забыла, когда в последний раз ей удавалось выспаться.

Она все еще продолжала раздумывать над этой загадкой, когда обнаружила, что они достигли места, пугавшего ее больше всего: перед ней лежала открытая круглая площадка, в которой сходились шесть разных коридоров. Заявив, что отлично знает дорогу по лабиринту, Мадлен, говоря откровенно, была не вполне честна. С тех пор, как они с дедом ходили по трабулям, миновало много лет, и воспоминания ее успели изрядно потускнеть. Но единственная альтернатива – прятаться в церкви, дрожа от беспомощности, была для нее немыслима.

Мадлен лихорадочно озиралась по сторонам, переводя взгляд с одного коридора на другой. Все шесть проходов были абсолютно одинаковы… и девушка с ужасом поняла, что не имеет понятия, который из них ведет в Ла Крус Рус. Один неверный поворот – и они застрянут в подземелье на много часов или, хуже того, окончат свои дни в этих таинственных катакомбах, где, по слухам, поклонники сатаны регулярно устраивали черную мессу. Тут-то они и попадут в настоящую беду благодаря компании фальшивого священника, которого мсье Форли на удивление удачно сравнил с самим сатаной во плоти.

– Я должна собраться с мыслями, – проговорила Мадлен, остановившись так резко, что Тристан Тибальт налетел на нее, а Форли уткнулся ему в спину.

– А-а-а!!! – завопил Тристан, хватая девушку за талию, чтобы не упасть. Восстановив равновесие, он тут же убрал руки, но Мадлен уже успела ощутить невероятную силу его мускулов и твердого поджарого тела.

Вот, опять оно – это диковинное чувство… Мадлен вздрогнула, осознав, насколько глупо она поступила, доверившись этому зловещему незнакомцу только потому, что он назвался посланцем ее отца-англичанина… и сразу же сообразив, что сожалеть об этом слишком поздно. Так или иначе, судьба ее уже решена, и выбора не оставалось. Скрестив пальцы на удачу, Мадлен направилась к третьему коридору по правую руку.

Форли двинулся следом за нею, Тристан неохотно поплелся последним, молясь про себя, чтобы коридор как можно скорее вывел на очередную открытую площадку, прежде чем нервы его окончательно сдадут. С угрюмой решимостью Тристан заставлял себя передвигать ноги шаг за шагом и постарался сосредоточиться на том, что говорила Мадлен.

– В эти трабули ведут черные ходы домов самых богатых жителей Лиона, – рассказывала она. – Если я увижу дверь дома, когда-то принадлежавшего моему деду, я пойму наверняка, что мы попали в коридор, который рано или поздно выведет нас в Ла Крус Рус.

Тристан поднял фонарь повыше и уставился на ряд совершенно одинаковых дверей, тянувшийся вдоль стены коридора.

– Но как вы отличите вашу дверь от всех остальных? – удивился он. – По-моему, они все одинаковые!

– На двери, которую я ищу, должно быть два герба: герб герцогов Медичи, которые построили этот особняк в пятнадцатом веке, и… – в голосе ее зазвенела неприкрытая гордость. – И герб благородного рода Наварелей, владевших этим домом на протяжении трех последних столетий. – Помолчав немного, Мадлен добавила: – Сейчас в нем, разумеется, живет префект Лиона – бонапартист, который до революции был фермером, и разводил свиней.

Тристан отметил прозвучавшее в этих словах презрение и впервые начал понимать, почему Калебу Харкуру так хочется ввести свою дочь в круги английской аристократии. Подобно своей матери, Мадлен Харкур на меньшее не согласится. Интонация, с которой она произнесла слова "разводил свиней", свидетельствовала о том, что эта мадемуазель питала откровенное презрение к простолюдинам.

Тристан улыбнулся. До чего же неуютно эта французская аристократка будет чувствовать себя в шкуре простого крестьянина… и как же застыла бы в жилах Мадлен Харкур ее голубая кровь, узнай она, что в течение следующих двух недель спутником ее будет сын проститутки из лондонских трущоб!

Бедный Гарт! Провести всю жизнь прикованным к этой тщеславной француженке… и не слишком ли дорогая цена за надежду спасти свой титул и имение? Впервые в жизни Тристану подумалось, что в положении незаконного отпрыска есть свои преимущества.

И почему-то он испытал немалое удовольствие от мысли, что обнаружил в своей будущей невестке хотя бы один изъян.

В тот момент он не задумался, почему это так его порадовало.

***

– Боюсь, я свернула не туда, – извиняющимся тоном созналась она. – Надо вернуться обратно.

Ответом на это признание была гробовая тишина. Девушка помедлила, ожидая от спутников взрыва досады, а возможно, и гнева. Но Тристан Тибальт стоял неподвижно, вслушиваясь во что-то, как насторожившаяся гончая, а Форли обеспокоено вглядывался в его лицо.

– Там, впереди, какие-то люди, – наконец сообщил Тибальт. – Не знаю точно, сколько их там. Они довольно далеко, но движутся быстро и направляются в нашу сторону.

Мадлен затаила дыхание, тоже прислушиваясь.

– Вы уверены? Я ничего не слышу.

– Поверьте ему, – сказал Форли. – Я по опыту знаю, что у милорда слух и инстинкты, которым могла бы позавидовать даже… лиса.

– Встречаться с ними нельзя ни в коем случае, – угрюмо пробормотал Тибальт. – Нам надо где-то спрятаться, а до сих пор я не видел в этой стене ни единой ниши. – Он передал свой фонарь Форли и нащупал свободную руку Мадлен. – Единственная наша надежда – успеть вернуться на центральную площадку и нырнуть в один из коридоров.

С этими словами Тристан взял фонарь Мадлен в левую руку, правой рукой сжал запястье девушки и бросился бежать по коридору, увлекая свою спутницу за собой.

Мадлен могла похвалиться длинными ногами, однако ноги англичанина были еще длиннее, а пальцы его стальным браслетом сжимали ее запястье. Девушка отчаянно торопилась следом за ним по узкому трабулю, с трудом передвигая ноги в тяжелых крестьянских башмаках и, молясь про себя, чтобы эти башмаки не свалились на бегу. К тому моменту, когда они достигли площадки, сердце ее бешено колотилось, а легкие горели, требуя хотя бы глоток свежего воздуха. Ни секунды не колеблясь, Тристан нырнул в ближайший проход и отбежал на такое расстояние, на котором их ни при каких обстоятельствах не смогли бы заметить с площадки.

– Дайте мне вашу куртку. Я прикрою фонарь, – потребовал он.

Мадлен сбросила с плеч холщовую куртку и вручила ее Тристану. Мгновенно воцарилась темнота, и сердце девушки вновь испуганно затрепетало. Вообще-то она не боялась темноты, но этот старинный лабиринт и близость загадочного незнакомца выводили ее из себя.

– Не будет ли безопаснее, если мы пройдем дальше по коридору? – прошептала она, когда смогла, наконец, перевести дыхание.

– Возможно, но я предпочел бы остаться здесь.

Глаза Мадлен привыкли к темноте, и она заметила, что взгляд Тристана прикован к освещенной луной площадке. Он глядел туда с такой настойчивостью, словно от этого зависела вся его жизнь… и, с ее точки зрения, это было странно. Собравшись с духом, Мадлен сделала еще одну попытку:

– Не слишком ли мы близко стоим к площадке на тот случай, если те, кто шли навстречу нам в том коридоре, выберут этот коридор?

– Если у вас есть заступники на небесах, помолитесь им, чтобы этого не случилось.

Мадлен фыркнула:

– Будь у меня заступники, мсье, мы с вами не тряслись бы сейчас от страха в этом трабуле!

– Тряслись от страха? Вы себя имеете в виду, мадемуазель? – Тристан презрительно поморщился. – Да если бы вас бросили в клетку к голодным львам, я, не колеблясь, поставил бы свой последний шиллинг против этих несчастных Божьих тварей!

– Это следует понимать как комплимент?

Тристан по-прежнему неотрывно смотрел в сторону площадки.

– Понимайте, как хотите.

Мадлен предпочла проигнорировать это замечание. Лучше сменить тему, чем позволить этому неотесанному грубияну считать, что ее волнует его мнение. Она тоже с тревогой взглянула на площадку.

– Где же фонарь мсье Форли? Боюсь, мы его потеряли!

– О Форли не беспокойтесь. Он сам о себе позаботится.

Мадлен вздрогнула, охваченная страхом за этого забавного маленького итальянца, к которому уже успела проникнуться дружескими чувствами. Наверняка этот черствый англичанин проявил бы такое же безразличие к ней самой, окажись она на месте Форли! Ее поражало, насколько этот человек замкнут на себе: похоже, ему не нужен никто на всем белом свете! Мадлен задумалась: уж не за эту ли холодность и равнодушие к людям мсье Форли прозвал его Лисом?

Но тут объект этих размышлений неожиданно с силой схватил ее за плечо.

– Какого черта здесь творится? – хрипло прошептал он.

Мадлен увидела, как на площадке собираются какие-то фигуры в черных капюшонах. У каждого в руке была свеча. В то же мгновение луна скрылась за тучей, и теперь только крошечные огоньки свечей озаряли эту диковинную процессию, похожую на сборище теней.

Десяток фигур образовали на площадке круг. Затем, невзирая на то, что даже луна отвратила свой лик от их дьявольского действа, один запел на каком-то древнем языке… Ничего подобного Мадлен еще никогда не слыхала. Остальные один за другим подхватывали напев, и голоса их сливались в какой-то извращенной гармонии, от которой у Мадлен пробежали мурашки по коже.

– Во имя Бога, – выдохнула она. – Значит, слухи о черной мессе не лгали!

– Черная месса?! – Тристан Тибальт едва слышно пробормотал свое любимое парижское ругательство. – Только этого нам не хватало, чтобы достойно завершить прекрасный сегодняшний вечер!

Впервые с того момента, как Тристан вторгся в ее жизнь, Мадлен почувствовала, что полностью с ним единодушна. Перекрестившись, она затаила дыхание и стояла, не сводя глаз с площадки до тех пор, пока последняя из зловещих фигур не исчезла в коридоре точно напротив того, в котором прятались беглецы.

Рослый англичанин не пошевелился, только пальцы его крепче сжались на плече Мадлен, а дыхание стало тяжелым и хриплым. Мадлен Харкур испытала минутное торжество: итак, этот невозмутимый на вид англичанин все-таки знает, что такое страх.

Несколько мгновений спустя луна снова выбралась из-за туч и залила площадку серебристым светом. Англичанин, наконец, ослабил свою стальную хватку, снял куртку с фонаря и снова уставился на площадку, словно пятна лунного света тянули его к себе, как магнит.

– Ну вот, – проговорил он без всякого выражения. – Что дальше, мадемуазель лоцман? У вас есть хоть малейшее представление, где мы находимся?

Заразившись его хладнокровием, Мадлен собралась с духом и огляделась по сторонам, твердо решив не поддаваться страху.

– Трудно сказать. Слишком темно. Но что-то в этом коридоре кажется мне знакомым, – ответила она так же спокойно, как прозвучал обращенный к ней вопрос.

– Вот и хорошо. Чем скорее мы отсюда выберемся, тем лучше. Но если у вас есть какие-то сомнения, Бога ради, выскажите их сразу. Хватит с нас беготни по этим проклятым трабулям!

Мадлен напряглась.

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы не причинить вам новых неудобств, мсье.

Еще раз скрестив пальцы, она двинулась вперед по коридору. Этот ход был чище и шире, чем предыдущий, а двери в его стене выглядели богаче и дальше отстояли друг от друга.

Со вздохом облегчения Мадлен увидела нишу со старинным каменным колодцем, за которым от главного коридора ответвлялся узкий боковой ход. Если память не изменяла ей, дом, когда-то принадлежавший ее деду, находился буквально в нескольких шагах от этого перекрестка.

– Вот дверь, которую я искала, – сообщила она, остановившись, чтобы провести рукой по двум резным гербам четырнадцатого века. Точно так же она ощупывала эти эмблемы и в тот раз, когда дедушка впервые привел ее сюда, чтобы рассказать историю ее благородного рода.

Мадлен помнила, какая горечь звучала в голосе старого графа, когда он объяснял ей:

– Я не смею подвести тебя к парадному входу, ma petite fille. Увы, мы вынуждены стоять здесь, как торговцы рыбой у дверей богатого купца. Ибо в доме, который веками принадлежал Наварелям, теперь поселилась наглая чернь.

Хотя со времени того разговора прошли годы, Мадлен до сих пор не могла избавиться от сострадания к старику, который всю жизнь потратил на оплакивание богатства и привилегий, некогда принадлежавших ему по праву.

Бросив прощальный взгляд на свой родовой герб, она мысленно захлопнула дверь своего аристократического прошлого и распахнула другую, ведущую в неизвестное будущее, куда собирался доставить ее этот суровый англичанин. Мадлен вдруг пришло в голову, что он удивительно терпелив с ней, учитывая явную вспыльчивость его натуры. Сначала он помог ей похоронить деда, подвергаясь огромной опасности, а вот теперь смиренно ждет в этом темном трабуле, пока она распрощается со своей жизнью в Лионе. Возможно, на самом деле он не такой уж черствый и бездушный, как кажется…

– Я готова, – проговорила Мадлен, чувствуя, как в потаенном уголке ее сердца зарождается симпатия к этому загадочному незнакомцу, которому отец поручил быть ее защитником. – Обещаю вам, больше мы не задержимся ни на одну лишнюю минуту.

– А я обещаю, что при первой же попытке нарушить это обещание я вам его напомню.

Язвительный сарказм в его голосе слишком явно свидетельствовал о том, что Тристан Тибальт не был ни терпелив, ни сострадателен. Просто-напросто он выполнял неприятное задание Калеба Харкура. Но по какой-то необъяснимой причине неодобрение этого угрюмого англичанина выводило Мадлен из себя. Она внезапно задалась вопросом: сколько в это смутное время платят лондонские купцы за доставку в родительский дом дочерей из Франции?

– Сколько нам еще идти? – мгновение спустя осведомился Тристан сдавленным голосом.

– Я не уверена, мсье. С тех пор как я в последний раз спускалась в трабули, прошло довольно много времени.

– Если бы вы передвигали ноги немного быстрее, мне было бы очень приятно, – проворчал Тристан сквозь сжатые зубы.

– Быстрее, мсье?! – Испуганная настойчивостью этой просьбы, Мадлен обернулась и окинула его взглядом. Вот опять… этот демонический взгляд… эти крепко сжатые кулаки… Казалось, англичанину приходится сдерживаться изо всех сил, чтобы не наброситься на свою спутницу со всей накипевшей в его груди злобой.

– Да, быстрее, мадемуазель. Я хочу взять лошадь и экипаж Форли прежде, чем их постигнет судьба моей собственной лошади.

Ах, вот что его беспокоило! Англичанин потерял свою лошадь по вине Мадлен и, должно быть, именно поэтому на нее злился.

– Не бойтесь, мсье, – язвительно проговорила девушка. – Я прослежу за тем, чтобы мой отец компенсировал вам эту потерю.

– Потерю? Какую потерю? – пробормотал Тристан, недоуменно наморщив лоб.

Мадлен воззрилась на него с изумлением. Неужели она имеет дело с сумасшедшим? Или он все-таки болен? Быть может, у него лихорадка? Жар? А иначе, почему он обливается потом в этих холодных, промозглых трабулях?

Не переставая терзаться этими вопросами, Мадлен прибавила шагу и, в сущности, пробежала последнюю четверть мили до выхода на Ла Крус Рус. Англичанин следовал за ней по пятам.

– Вот мы и пришли, – задыхаясь, сообщила она. – Осталось только пересечь этот квартал, и мы попадем к месту, где сливаются Рона и Сона. Мсье Форли говорил, что именно там он спрятал лошадь и кабриолет.

– Слава Богу, – прошептал Тристан Тибальт, уставившись на звездное небо над головой. Его чудные светлые глаза горели от восторга.

По обе стороны этого узкого переулка высились двухэтажные дома, однако, давящего потолка над головой здесь уже не было. Тристан прислонился к стене, глотая воздух, словно эта короткая пробежка отняла у него последние силы. Все это показалось Мадлен чрезвычайно странным: такой здоровый и крепкий на вид человек должен был бы без труда перенести это ночное приключение.

Мадлен прижала палец к губам, призывая Тристана хранить молчание. Она снова прикрыла фонарь курткой, но в переулке все равно было слишком светло от луны и света, льющегося из множества открытых дверей. Мадлен сделала глубокий вдох. Воздух был наполнен тяжелым восковым дымом от десятков свечей, горевших в домах, и странным затхлым запахом. Мадлен вспомнила, как дед говорил ей, что этот запах исходит от тканей, хранящихся здесь в ожидании доставки на корабли торговцев шелком, которыми так славился Лион.

Тристан Тибальт коснулся ее плеча.

– Что это за шум? – прошептал он. Мадлен прислушалась к знакомым звукам: клик-клак-дзынь… клик-клак-дзынь…

– Это ткачи… они ткут шелк… – шепнула она в ответ. – В этом квартале ткацкий станок есть в каждом доме. Члены семьи работают по очереди, а спят на чердаках. Поэтому ткацкие станки никогда не умолкают. – Она задумчиво нахмурилась. – Ткачам жарко за работой, поэтому они почти никогда не закрывают двери домов. Чтобы добраться до цели, нам придется пройти мимо десятков открытых дверей. Остается лишь молиться Господу, чтобы нас не заметили.

– Я так полагаю, эти ткачи – бонапартисты?

– По-моему, этих ткачей даже возвращение императора не сможет оторвать от их станков. Но они всей душой ненавидят старую аристократию. Если они заподозрят, кто мы такие на самом деле, они передадут нас в лапы солдат… а я не знаю, как им объяснить, что понадобилось священнику и служке в трабулях посреди ночи. Одним словом, мы будем в безопасности только тогда, когда Ла Крус Рус останется за спиной.

Тристан слушал свою спутницу вполуха. На самом деле у него голова кружилась от радости, что он сумел преодолеть эти чудовищные трабули, не превратившись по дороге в слюнявого идиота. И еще больше радовала его мысль о том, что остаток пути они смогут проделать под открытым небом.

Поправив на спине дорожную сумку, Тристан изготовился двинуться следом за Мадлен по переулку… но тут в глаза ему бросился освещенный свечой ткацкий станок в дверном проеме и ткач, трудившийся за станком.

Клик-клак-дзынь… Клик-клак-дызнь… Седовласый ткач сноровисто передвигал челнок, погрузившись в свою работу так же увлеченно, как Румпельштильцхен – злобный карлик из немецкой сказки, которую Тристану рассказывала в детстве леди Урсула. Тристан подумал, что в жизни больше не наденет шелковую рубашку.

Его мальчишески угловатая проводница скользила как тень мимо освещенных дверей. Одна дверь, другая, третья… Тристан спешил за ней, тщательно прикрывая курткой колеблющееся пламя свечи в фонаре.

Он уже готов был поздравить себя, что выбрался без потерь из этого жуткого логовища бонапартистов, как вдруг дорогу им преградили две огромные повозки, нагруженные сотнями локтей шелковой ткани.

Чтобы протиснуться между домами, необходимо было сдвинуть одну из повозок. Передав своей спутнице фонарь, Тристан с силой налег плечом на повозку. К счастью, она легко сдвинулась с места, несмотря на свои размеры, но, к несчастью, старые деревянные колеса заскрипели чересчур громко.

Один из ткачей, крепкий мужчина средних лет, мгновенно остановил свой челнок и выглянул в сумеречный переулок, подслеповато щурясь. Мадлен Харкур испуганно прижалась к каменной стене, а Тристан достал пистолет, лихорадочно молясь про себя, чтобы не пришлось пустить его в ход.

Повисла жуткая тишина. Тристан видел, как исказилось от ужаса лицо его спутницы, когда та заметила в его руке смертоносное оружие, и слышал, как она тихо ахнула, когда Тристан взвел курок. Но в тот момент, когда нервы его уже готовы были сдать, ткач типичным французским жестом пожал плечами и вернулся к станку. Двое беглецов проскользнули мимо его двери и продолжали свой опасный путь.

– Мы избежали еще одной крупной неприятности, – прошептал Тристан, пряча пистолет.

Мадлен Харкур не ответила и даже не обернулась. Тристана охватил новый приступ злости при мысли о том, что теперь эта мадемуазель считает его еще более опасным, чем враги, от которых они пытались ускользнуть.

Ему было совсем не до того, чтобы успокаивать визжащую женщину. Он не спал уже почти сутки. Голова его гудела и раскалывалась от боли, ноги уже почти отваливались от усталости, а жуткое путешествие по подземным трабулям только что поставило под угрозу его веру в собственное мужество.

Более того, как ни печально было ему признать это, восхищение этой юной девушкой в душе Тристана росло с каждой минутой. За последние несколько часов Мадлен Харкур лишилась всего, что ей было дорого в этой жизни. Любая другая женщина на ее месте была бы абсолютно сломлена. Но в душе Мадлен, похоже, с каждым новым несчастьем отвага и выдержка только возрастали… те самые отвага и выдержка, которые вот-вот готовы были покинуть самого Тристана. В сущности, он уже начал сомневаться в том, что именно он спасает эту девушку, а не наоборот.

Наконец жилища ткачей остались позади, и путники оказались на берегу Соны как раз в тот момент, когда первые розоватые лучи рассвета озарили восточный горизонт. В ноздри Тристану ударил едкий запах дыма. Небо за спиной его полыхало заревами от пожаров, поглощавших дома немногих оставшихся в Лионе роялистов. А прямо перед ним виднелась роща, о которой говорил Форли.

Внезапно до слуха Тристана донесся приветственный возглас сотен и сотен глоток. Он уловил издалека обрывки “Марсельезы” и голоса людей, нараспев перечислявших названия: Фридленд, Маренго, Аустерлиц… и другие победные сражения императора. Тристан понял, что Лион в руках генерала Камброна.

Мадлен Харкур в отчаянии закрыла ладонями лицо. Тристан инстинктивно протянул к ней руку, предлагая утешение, какое мог позволить себе в такой момент чужой человек.

– Если глаза меня не обманывают, то лошадь и экипаж Форли ожидают нас в этой роще, – проговорил он, пытаясь отвлечь внимание девушки оттого, что творилось в городе.

Мадлен отняла руки от лица и взглянула в направлении, куда указывал Тристан. В то же мгновение одинокая фигура отделилась от ствола одного из деревьев на другом берегу реки и помахала рукой. Тристан обратил внимание своей спутницы на это неожиданное явление:

– Это Форли! Черт бы его побрал, кого это он ведет? Неужели осла?

– Должно быть, он его где-то украл, – невольно улыбнулась Мадлен. – Вы были совершенно правы, мсье. Действительно, о вашем приятеле не следовало тревожиться. Но как же он присоединится к нам? Ведь здесь нет переправы!

– Он и не собирается переправляться. Наш путь лежит на север, к Парижу, а оттуда – в Кале. А Форли двинется на юг, в Тоскану.

– Значит, дальше мы направимся вдвоем? Тристан кивнул:

– Да, вдвоем.

Настороженные янтарные глаза Мадлен впились в его лицо. Тристан ответил ей не менее внимательным взглядом. И тут девушка внезапно пошатнулась, как ива под порывом ветра.

– Держитесь, Мэдди! – воскликнул англичанин, подхватывая ее за талию. С легкостью приподняв девушку над землей, он двинулся к зарослям, где их поджидал кабриолет.

– Мэдди, – повторила она, протирая глаза, как сонный ребенок. – Вы назвали меня Мэдди. Меня никто так не называл за последние пятнадцать лет. Меня вообще никто так не называл, кроме отца.

Тристан улыбнулся:

– Я и впредь буду вас так называть. Поскольку это имя во Франции малоизвестно, никто не поймет, обращаюсь я к девушке или к мальчику. – Тристан задул свечу и поставил фонарь под сиденье экипажа. – А вы, как это вам ни противно, должны будете впредь именовать меня “отец Тристан”. Иначе наш маскарад не сработает.

Мадлен прислонилась к стене кабриолета.

– Как-как я должна вас называть? – переспросила она, едва ворочая языком. Голова ее безвольно качнулась.

Тристан подхватил девушку, увидев, что она уже не держится на ногах. Заключив в объятия ее хрупкую, нежную фигурку, англичанин всерьез усомнился в успехе своей идеи выдать мадемуазель Харкур за мальчишку.

– Отец Тристан, – повторил он, бережно усаживая ее на сиденье кабриолета. Девушка тут же свернулась калачиком и прижалась бледной щекой к спинке сиденья, обтянутой черной кожей. – Вы меня слышите, Мэдди?

Мадлен не отвечала. Веки ее опустились, рот слегка приоткрылся, дыхание стало глубоким и ровным. Она погрузилась в сон.

Мэдди снилось, что она бежит по бесконечным темным трабулям, а за ней гонится черноволосый мужчина с диковинными светлыми глазами и блестящим серебряным пистолетом в руке… Проснувшись, она обнаружила, что едет в кабриолете по сельской местности. Верх экипажа был опущен, солнечные лучи падали девушке на лицо, а голова ее – о небо! – покоилась на плече того самого мужчины, который только что преследовал ее в кошмарах. Мадлен резко выпрямилась, опустила ноги на пол кабриолета и огляделась по сторонам.

– Nom de Dieu, где мы находимся?

– На дороге в Руан. Мы уже изрядно продвинулись. Вы проспали не один час. – С буйными черными волосами, обрамлявшими его лицо, и с суточной щетиной на щеках этот англичанин положительно походил на прислужника дьявола. Глаза его, устремленные на лицо спутницы, окончательно довершали сходство.

– Скажите, Мэдди, вы умете править лошадьми?

– Править лошадьми? Но зачем?..

– Видите ли, мы все еще слишком близко к Лиону, и останавливаться рискованно. А мне нужно поспать.

Мадлен испуганно уставилась на него:

– Я никогда не правила лошадьми, мсье! Благородная девушка не обязана владеть этим искусством!

– В Лионе, возможно, и не обучают, но в Лондоне все иначе. – Тристан пожал плечами. – Ладно, сейчас самое подходящее время научиться. Эта старая лошаденка смирнее дойной коровы.

Тристан передал поводья своей спутнице.

– На самом деле все очень просто. Если хотите повернуть направо, натяните правый повод, а если налево – левый. Если хотите остановиться, натяните оба повода и скажите: “Тпру!”

И без лишних слов Тристан откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза и тотчас же уснул.

Мэдди отчаянно вцепилась в поводья. К счастью, дорога впереди была прямая, как копье, и лошадь спокойно трусила по ней без всяких напоминаний.

К концу первой мили Мадлен уже пришла к выводу, что мсье Тибальт ее не обманул: чтобы править этой лошаденкой, требовалась только крепкая рука и капля здравого смысла. К концу следующей мили девушка даже позволила себе расслабиться и слегка разжать онемевшие пальцы.

Но это была ошибка. Почему-то пробегавший мимо заяц выбрал именно этот момент, чтобы выскочить на дорогу прямо перед носом у лошади. С криком ужаса Мадлен резко натянула поводья. Старая кляча остановилась как вкопанная, а мсье де Лапэн, благополучно добравшись до цели, обернулся и презрительно сморщил нос, словно желая сказать: “Неужели ты думаешь, что молодой здоровый заяц не в состоянии увернуться от какой-то дряхлой лошаденки?” И на прощание поведя ушами, скрылся в кустарнике. 1

Судя по тому, как фыркнула старая кляча, она была крайне недовольна тем, как Мадлен обращалась с поводьями.

– Прошу прощения, мсье де Шеваль, – сокрушенно проговорила девушка. – Я вовсе не хотела доставить вам неудобство. Не подумайте, Бога ради, что я пыталась вырвать вам зубы. И вообще… клянусь, больше ничего подобного не повторится. Можете спокойно продолжать свой путь.

Лошадь не двигалась с места.

Самым сладким голоском, на какой она только была способна, Мадлен продолжала:

– Пожалуйста, мсье де Шеваль! Нам надо двигаться дальше. Понимаете, Корсиканец идет по следу!

Лошадь фыркнула и дернула ушами, но не оторвала копыт от земли.

Хотя Мадлен была уверена, что упрямая кляча родилась, выросла и состарилась во Франции, она попробовала обратиться к ней по-английски, по-итальянски, а затем и по-немецки – просто на всякий случай. Бесполезно.

Мадлен поняла, что лошадь не сдвинется с места до тех пор, пока не услышит правильную команду. Но этот болван англичанин научил ее только останавливать лошадь и не сказал, как заставить ее вновь пуститься в путь.

Отчаявшись, девушка потрясла за плечо своего спутника, по-прежнему мирно дремавшего рядом с ней.

– Проснитесь, мсье, – попросила она. – Вы мне нужны!

И тут, к ее немалому изумлению, этот чудной англичанин, не открывая глаз, поймал ее за руку, прижал к губам ее пальцы и нежно провел языком по ее ладони, от чего у Мадлен по всему телу разлился огонь.

– Спите, дорогая, – бархатным голосом промурлыкал он. – Я удовлетворю ваше желание утром.

Мадлен отдернула руку. Мсье Тибальту снилась женщина. Наверняка его жена, поскольку ему снилось, что они спят вдвоем. Лицо Мадлен вспыхнуло от смущения. Даже невинной девушке нетрудно было догадаться, как он истолковал ее просьбу.

Мадлен задумчиво потерла ладонь, все еще пылавшую от прикосновения его языка. Почему-то раньше ей не приходило в голову, что этого англичанина с дьявольскими глазами и сатанинским темпераментом в Лондоне могла дожидаться жена.

В следующее мгновение Мадлен задумалась о том, какая женщина могла согласиться связать свою жизнь с таким ужасным человеком.

А затем ей стало любопытно, какую женщину этот бесчувственный наглец мог найти настолько желанной, что сделал ее своей женой. И, наконец, оставался третий вопрос: какими чарами эта женщина (кто бы она ни была!) сумела превратить рычащего тигра в мурлычущего котенка?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Неустанный цокот копыт и во сне преследовал полумертвого от усталости Тристана Тибальта. И даже сквозь сон он чувствовал, что экипаж едет слишком медленно. О чем только думает эта глупая девица в стране, кишащей бонапартистами, которые уже наступают нам на пятки?!

Тристан повернул голову и с трудом приоткрыл один глаз. Сиденье рядом с ним было пусто, поводья лежали на дверце кабриолета. Но почему тогда экипаж все-таки движется?! Стряхнув с себя остатки сна, Тристан распрямился и уперся взглядом в кудрявый затылок Мэдди, которая шла рядом с едва плетущейся лошадью, ведя ее под уздцы.

– Черт подери! Что вы делаете?! – вскричал Тристан.

Мэдди остановилась.

– По-моему, это вполне очевидно, – проговорила она, пылая негодованием. – Я веду эту злосчастную скотину. Стоило ей остановиться, как тронуться с места и идти дальше она уже не желала без волшебного слова, которое вы не удосужились мне сообщить.

– Вы что, не могли щелкнуть поводьями и крикнуть: “Но!” – Заметив, что с губ девушки уже готов сорваться раздраженный ответ, Тристан примирительно поднял руку. – Знаю, знаю. Женщин вашего положения не обучают языку кучеров. Садитесь, – нетерпеливо добавил он. – Надо оторваться подальше от Корсиканца, пока не стемнело.

Усталым взглядом он проследил за тем, как Мэдди усаживается в кабриолет и машинально расправляет на коленях штаны, словно до сих пор носила юбку. Да, штанов и короткой стрижки явно недостаточно, чтобы скрыть рвущуюся наружу женственность Мадлен Харкур. Когда она придет в хорошее настроение, надо будет ей об этом напомнить.

– Полагаю, вы не пожелаете объяснить мне, почему вы сказали “волшебное слово”, из-за которого лошадь остановилась? – Тристан щелкнул поводьями и пустил старую клячу проворной рысью.

– Не пожелаю.

Тристан заметил ее смущение и почувствовал, как губы его против воли растягиваются в улыбке.

– Я так и знал. Но мне было бы весьма интересно узнать, почему вы предпочли идти пешком, а не разбудить меня.

Бледные щеки Мадлен снова окрасились румянцем.

– Я пыталась, но вы не проснулись. Вам снился сон. – Она оглянулась по сторонам, словно желая убедиться, что их никто не подслушивает. – Кажется, вы видели во сне свою жену.

– Мою жену?! – обычный баритон Тристана от изумления превратился в тенор. – Какого дьявола вам пришло в голову, что я женат?!

Румянец на щеках Мадлен вспыхнул еще ярче.

– Вы говорили во сне. Само собой, я предположила, что женщина, к которой вы обращались так… так интимно, должна быть вашей женой.

На сей раз настала очередь Тристана смущаться. Что же такое ему снилось? И кто?.. И что он такого сказал?.. Почему Мэдди была так шокирована?.. Совсем пав духом, Тристан припомнил кое-что из тех ночных постельных бесед, которыми так восхищалась его постоянная парижская любовница Минни. Дай Бог, чтобы у него не сорвалась с языка подобная чушь!

Я не женат, – отрезал он. Пусть эта скромница сама делает выводы… чем она и занялась, судя по неодобрительной гримасе. Ну и черт с ней! Пусть думает что хочет! Тристан привык иметь дело с опытными женщинами, а не с невинными девицами, шарахающимися от любого неосторожного слова, даже сказанного во сне.

Следующий час они ехали в напряженном молчании. Никто не желал открывать рот первым до тех пор, пока Тристан, наконец, не заметил, что лошаденка уже давным-давно нуждается в отдыхе.

– Нашей четвероногой подруге пора перекусить и напиться. Да и нам не мешает, – проворчал он. – Я уже не помню, когда в последний раз ел.

Экипаж остановился у яблоневого сада, вдоль которого бежал маленький ручеек. Торопливо выбравшись из кабриолета, Тристан поправил неудобную сутану, запутавшуюся в ногах, и распряг лошадь.

– Если вы будете так любезны и возьмете сумку, я отведу лошадь к воде, – бросил он через плечо своей спутнице.

Мэдди не ответила, но к тому времени, как Тристан покончил с водопоем, она уже расстелила на берегу ручья дорожное одеяло и разложила на нем хлеб и сыр.

Солнце пригревало по-весеннему, кристально-прозрачная вода ручейка плескалась под дуновениями легкого ветра. Отличный день для пикника! И Тристан невольно вернулся мыслями к таким же пикникам, на которые много лет выезжали обитатели Уинтерхэвена. Только на тех прогулках царили шутки и смех, иногда даже звучали песни, а леди Сара аккомпанировала на гитаре.

А здесь обед проходил в полном молчании. Только ветер чуть шелестел в яблоневых ветвях, да пара малиновок шумно возмущалась тем, что люди вторглись в их владения и мешают им строить гнездо. Но Тристан понимал, что, каким бы мирным ни казалось это местечко по сравнению с бурлящим мятежным Лионом, его придется покинуть, как только дряхлая кляча придет в себя.

Но пока еще было время, Тристан вытянулся во весь рост на влажной траве, подложив руки под голову. Спутница его продолжала сидеть, выпрямив спину, словно аршин проглотила. Отвернувшись, она устремила взгляд куда-то вдаль, где простирались открытые луга.

Тристан мрачно разглядывал ее застывший профиль.

– Если вас что-то беспокоит, Мэдди, лучше поговорить об этом сейчас, пока никто не может услышать разговор, не приличествующий священнику и служке. У нас впереди еще долгий путь. Нам и так придется трудно. Незачем осложнять наше положение из-за каких-то глупостей. Тем более что я даже вспомнить не могу, что мне снилось.

Мэдди повернулась и, прищурившись, уставилась ему в лицо.

– Ваши эротические сновидения меня не интересуют, отец Тристан. И для меня совершенно неважно, кто вам снится. Просто этот эпизод лишний раз укрепил меня во мнении относительно всех мужчин без исключения.

– Которое, судя по всему, весьма низко. – Тристан сорвал травинку и задумчиво принялся ее жевать. – Как же я могу перед вами оправдаться, не имея даже смутного представления о том, чем именно оскорбил ваш невинный слух? Могу сказать только одно. Я никогда не пытался казаться святым, но я и не дьявол, как бы ни был похож на него. Я не представляю собой ни малейшей угрозы для вашей добродетели, Мэдди, если именно это вас волнует.

– Меня волнует, мсье, что все мужчины – коварные создания. Единственное, что мне о них известно, это то, что на самом деле они все не такие, какими кажутся. – В голосе Мадлен явственно слышались горечь и обида. – Как я могу доверять вам, если даже мой дед целых пятнадцать лет обманывал меня по поводу моего отца?!

Ах, так вот с чего все началось! Тристан почувствовал легкий укол досады. Почему женщины вечно кружат вокруг да около, как коршун над добычей, прежде чем, наконец, решатся дойти до сути дела?! У смертного одра Мадлен с такой легкостью отмахнулась от признания старого графа, что Тристан решил, было, что она пропустила эту исповедь мимо ушей. Но теперь стало очевидно, что ложь деда на самом деле до глубины души уязвила девушку.

– Даже мне, совершенно постороннему человеку, совершенно очевидно, что граф де Наварель был испуганным стариком, который боялся потерять вас – единственное близкое существо на этом свете, – негромко проговорил Тристан. – Это, разумеется, не означает, что он поступал правильно. Но испуганные мужчины, как, смею заметить, и женщины, часто совершают поступки, недостойные их.

Мэдди вздернула подбородок уже знакомым Тристану движением; он начинал подозревать, что так эта девушка скрывает свои подлинные чувства.

– И что же? Значит, теперь, через пятнадцать лет, в течение которых я не получила от своего отца ни единой весточки, я должна поверить, что он якобы заботился обо мне все это время? Не слишком ли это трудная задача, мсье?

– Я встречался с Калебом Харкуром лишь однажды, когда он пригласил в свою контору в лондонских доках меня и моего брата, пятого графа Рэнда. Сообщить вам о нем я не могу почти ничего. Но одно могу утверждать наверняка: он настолько искренне желает, чтобы вы вернулись к нему, что готов ради этого на немыслимые поступки. – Тристан почувствовал укол совести из-за того, что вынужден скрывать от нее самую главную часть плана Харкура, однако слово чести есть слово чести, а Харкур заставил Тристана перед отъездом поклясться, что тот ни словом не обмолвится Мадлен о предстоящей ей свадьбе с Гартом.

– Какие немыслимые поступки, мс… отец Тристан?

– Пока мы с вами наедине, можете называть меня просто Тристаном… а ответить на этот вопрос сможет только ваш отец.

– Отлично! Тогда ответьте мне на другой вопрос, если сможете. Чего ради английский лорд рискует жизнью, чтобы вернуть дочь простому купцу? Моя мать рассказывала мне, до какой степени титулованные аристократы в Англии презирают купечество!

Тристан не имел ни малейшего желания делиться с этой мадемуазель своими проблемами и объяснять ей, что вынудило его отправиться за ней во Францию. Она и так скоро все узнает – как только они доберутся до Лондона. Однако при виде столь серьезных и озабоченных глаз, устремленных на него, Тристан почувствовал, что солгать ей не может.

Он приподнялся и сел лицом к своей собеседнице.

– Для начала позвольте уточнить: ваш отец – не простой купец, а один из богатейших людей Англии.

– Значит, мой отец вас нанял. – Мэдди смерила его высокомерным взглядом. – Что ж, надеюсь, он хорошо оплатил это поручение.

– Он ничего мне не платит, – возразил Тристан, едва сдерживая гнев. – Я согласился выполнить это поручение потому, что ваш отец спас моего брата, когда тот находился в затруднительном положении.

– Ваш брат? Пятый граф Рэнда? Да, должно быть, его положение и впрямь весьма затруднительно, если английский лорд предпринимает рискованное путешествие во Францию только ради того, чтобы вернуть долг чести какому-то купцу, пусть даже и богатому, как Крез.

Проклятая женщина! Почему она не оставит его в покое?!

– Я не лорд, – жестко проговорил Тристан. – Я всего-навсего внебрачный сын четвертого графа Рэнда. Но графиня оказалась великодушной и любящей женщиной и воспитала меня как родного сына, а мои сводные брат и сестра приняли меня, как родного брата… а это, должен вам признать, большая редкость в британском высшем свете. Ради них я готов на все. Удовлетворил ли вас мой ответ?

Мэдди покачала головой:

– Не совсем. Вы объяснили мне, почему вы решились на это путешествие, но я не понимаю, почему ваш отец счел, что вы способны исполнить эту миссию.

Нет, эта мадемуазель положительно была слишком любопытна! И слишком проницательна. Полу правдой от нее не отделаешься. Тысяча чертей! Она не успокоится, пока не вытрясет из него все! Послав к черту все предосторожности, Тристан в гневе выпалил:

– А как, по-вашему, кто справится с таким заданием лучше, чем агент британского министерства внутренних дел, который последние шесть лет прожил в Париже, прикидываясь французом?!

– Значит, вы шпионили против Франции?

– Не против Франции. А против жадного Корсиканца, который грозил уничтожить всю Европу. Кому как не верной роялистке понять разницу?

– Подозреваю, эту разницу куда лучше смог бы понять мой покойный дед, – холодно проговорила Мадлен. – Он готов был приветствовать все, что могло пойти на пользу делу Бурбонов.

– Судя по вашему тону, вы придерживаетесь иного мнения. – Тристан уже едва сдерживал приступ ярости: эта чертова французская жеманница смеет его судить! – Я полагал, что все роялисты – верные сторонники короля, – фыркнул он.

Мадлен пожала плечами:

– Сомневаюсь, что короля Людовика мое благосостояние волнует больше, чем императора.

– Что ж, хотя бы в этом мы с вами согласны. – Тристана поразило, что, несмотря на светское воспитание, этой девушке удалось сохранить такую независимость мысли.

Мэдди прислонилась спиной к стволу дерева и принялась сверлить Тристана взглядом с настойчивостью, которая уже всерьез выводила его из себя.

– Тогда почему же вы шпионили против Бонапарта?

– Ну уж, во всяком случае, не ради того, чтобы Людовик Восемнадцатый взошел на трон. Я питаю глубокое уважение к Веллингтону и Каслри, однако расхожусь с ними во мнении по поводу того, кто должен править Францией. Шесть лет, прожив под видом одного из простых трудяг-французов, я отлично понимаю, почему они так ненавидят Бурбонов.

– Все это замечательно, но вы так и не ответили на мой вопрос. Почему вы стали шпионом?

Тристан поднял глаза к небу, где на горизонте уже начали сгущаться грязновато-серые тучи, и задумался о том, как ответить на этот вопрос, не внушив своей спутнице еще большего отвращения к себе, чем то, которое, по-видимому, она уже испытывала. Ведь ему придется путешествовать в ее компании еще две недели… а потом, если не случится чуда, прожить остаток дней в качестве ее деверя.

– На карту была поставлена судьба Англии, – проговорил он, наконец. – И у меня был только один способ использовать разум, которым наделил меня Господь. Я должен был спасать свою страну. Мой брат Гарт купил себе офицерский чин в пятом полку Нортумбрских мушкетеров. У меня остался небогатый выбор: в офицерском корпусе Британии бастардов не жалуют. Если бы я решил воевать, меня зачислили бы простым солдатом в пехоту, а мой патриотизм не простирается настолько далеко, чтобы добровольно превратить себя в пушечное мясо.

Мэдди чувствовала, что в глубине души этого мрачного, замкнутого англичанина кипит гнев – гнев на всю ту несправедливость, которая преследовала его от рождения и в которой он был неповинен. Рассудок предостерегал ее, что разгневанный мужчина всегда опасен. Однако прислушайся она к рассудку, получилось бы, что ей полагается дрожать от страха при одной мысли, что ей придется провести час наедине с Тристаном Тибальтом… не говоря уже о двухнедельном путешествии. Но вместо страха Мэдди испытывала лишь странную, необъяснимую приподнятость духа и волнение.

Она еще ни разу не встречала мужчины, который признался бы, что служил шпионом, и Мэдди одолевали бесконечные вопросы, ответы на которые ей хотелось узнать как можно скорее.

– Так вот почему мсье Форли называл вас Британским Лисом! – воскликнула она. – Это ваша кличка!

– Была. Это была моя кличка. Я оставил свою неблагодарную профессию, когда Бонапарта отправили на Эльбу. Последний год я провел в штабе лорда Веллингтона в Париже и на Венском конгрессе в качестве помощника лорда Каслри. – Нахмурившись, он продолжал: – И в настоящий момент я чертовски об этом жалею. Мое лицо и моя репутация слишком хорошо известны многим высокопоставленным бонапартистам, включая этого мерзавца, гражданина Фуше, который поклялся отрубить мне голову. Боюсь, ваш отец мог бы сделать более мудрый выбор сопровождающего.

“Возможно, – подумала Мэдди, – но это было бы не так интересно”. Да, большую часть времени Тристан Тибальт пребывал в мрачном и раздражительном настроении, однако Мэдди сомневалась, что ей когда-нибудь станет с ним скучно… хотя в обществе любого другого мужчины она начинала скучать уже через полчаса.

Мэдди улыбнулась:

– Вот видите, между нами есть и еще нечто общее, кроме недоверия к Бурбонам. Фуше был заклятым врагом моего деда, и, похоже, эта ненависть перешла по наследству и ко мне.

Тристан опять нахмурился:

– Лишняя причина, по которой мы должны выбраться из Франции как можно быстрее.

Отшвырнув изжеванную травинку, он поднялся, шепотом обругал сутану, которая опять запуталась в ногах, и подошел к пасшейся неподалеку кляче:

– Собирайтесь и садитесь в кабриолет, – велел он звенящим от нетерпения голосом, запрягая лошадь. – Из-за ваших бесконечных вопросов мы задержались здесь слишком долго. Надо успеть проехать еще несколько миль. А потом придется искать убежище от грозы. Видите, она уже надвигается с севера.

Мадлен понимала: Тристан досадует на себя из-за того, что выдал ей такие подробности своего живописного прошлого. Он так сурово сдвинул брови, что при виде его лица всякий здравомыслящий человек бросился бы бежать без оглядки.

Всякий, но не Мадлен! Прожив пятнадцать лет со своим дедом, она научилась противостоять любому, кто попытался подчинить ее своей воле с помощью вспышки гнева. И этот вздорный англичанин – не исключение.

Мэдди неторопливо собрала в сумку остатки хлеб и сыра, завернув их в полотенце, которое любезно подарил путникам слуга отца Бертрана. Столь же неторопливо она подошла к экипажу и устроилась на сиденье.

– Можно ехать дальше, отец Тристан, – проговорила она.

В ответ раздалось такое проклятие, от которого последняя трущобная крыса в Париже задрожала бы, поджав хвост.

Но Мадлен лишь скрестила руки на груди и отвернулась.

Тристан не представлял, как именно Мадлен должна отреагировать на его признания, на известие о том, что он – внебрачный сын и шпион, однако ее спокойствие оказалось для него сюрпризом. Она больше не задавала никаких вопросов и не позволяла себе никаких замечаний о том, что услышала. Вообще, за весь этот долгий день они перекинулись едва ли десятком слов. И все же воцарившееся молчание было неожиданно теплым, как будто в кабриолете ехали двое старых друзей, а не посторонние люди, которых свел друг с другом каприз судьбы.

Первые два часа после привала они проезжали мимо садов. Миля за милей по сторонам узкой дороги тянулись яблони в розоватом цвету и белоснежные сливы; поднявшийся ветер вскоре засыпал весь кабриолет шелковистыми лепестками. Глядя, как цветы падают на темные кудри Мадлен, Тристан невольно улыбнулся, сравнив их про себя с крошечными белыми и розовыми мотыльками.

Затем сады сменились роскошными зелеными лугами, на которых паслись белые овечки; Тристану эта картина остро напомнила о том имении в Суффолке, которое обещал ему Гарт. Теперь он сомневался, что когда-либо получит этот подарок. Пока кошельком пятого графа распоряжается Калеб Харкур, Гарт не сможет позволить себе проявить щедрость к своему незаконному брату.

Придорожные поля уже готовили к весеннему севу. Крестьянин, шедший за плугом, остановился и снял шляпу, поклонившись путникам.

– Вы должны осенить его крестным знамением, отец Тристан, – прошептала Мэдди. – Он надеется, что вы благословите его поле.

Тристан покорно повиновался, приободрившись при свидетельстве того, что маскарад его способен одурачить хотя бы крестьянина. Затем, для полноты картины, он и себя осенил крестом. Слишком набожным он не был никогда, но все же мысленно попросил прощения у Бога за это святотатство.

С каждой милей тучи сгущались, а ветер становился все сильней и порывистей. В надвигающихся сумерках Тристан почувствовал, как на щеку ему упала первая капля дождя. Скоро стемнеет. Он устал и снова проголодался, а Мэдди, как ни старалась держаться молодцом, была уже близка к истощению. Но как Тристан ни вглядывался в окрестные поля, нигде не было видно ни трактира, ни почтовой станции.

Спустя несколько мгновений дождь уже пошел в полную силу, и в лицо Тристана вонзились тысячи ледяных иголок. Кудри Мадлен слиплись, вода стекала у нее по подбородку. Крестьянская куртка промокла и обтягивала теперь ее фигуру так, что выдать мадемуазель Харкур за мальчишку больше не представлялось возможным, а Тристан реагировал на это соблазнительное зрелище вовсе не так, как подобало бы священнику. Отчасти из самозащиты, отчасти руководствуясь заботой о девушке, он достал из-под сиденья свой камзол и набросил его на плечи Мэдди.

– Надо найти укрытие, – торопливо проговорил он, чтобы скрыть свою досаду. Через несколько секунд он указал спутнице на несколько крестьянских домов, показавшихся на горизонте. – К тому времени, как мы туда доберемся, будет уже темно. Мы сможем переночевать в сарае, и никто нас не увидит, если мы проснемся до рассвета и снова тронемся в путь.

– Вы хотите спать в сарае?! – изумилась Мэдди. Этот наглец рассчитывает, что она проведет с ним наедине ночь на сеновале?! Она сомневалась, что даже такой беспечный родитель, как ее папаша, одобрил бы подобное поведение своего посланца. Мэдди смерила Тристана оскорбленным взглядом. – Я полагаю, нам следует найти приличную гостиницу, мсье. Хотя бы ради приличия.

– Я и сам не способен думать ни о чем, кроме уютной перины и горячего ужина, – согласился Тристан. – Если вы можете гарантировать, что мы найдем такие удобства, проехав не больше мили, то я с радостью готов их поискать.

– Вам отлично известно, что гарантировать этого я не могу!

Тристан пожал плечами:

– Тогда, боюсь, вам придется довольствоваться грудой соломы и ужином из хлеба и сыра.

Как он и предсказывал, стало уже совсем темно, когда они подъехали к ближайшему сараю – надежной постройке из дерева и камня. Из-за узких ставней маленького, аккуратного крестьянского дома пробивался свет свечи, но сарай находился достаточно далеко, чтобы путников заметили.

Тристан распряг старую клячу и поставил ее под навесом сарая, привязав поводья к столбику коновязи.

– Отдохни, подружка. Ты заслужила, – проговорил он и, пообещав лошади чуть позже вернуться к ней с водой и кормом, распахнул дверь сарая и пропустил Мэдди вперед.

Притворив дверь, Тристан достал кремень (которыми щедро снабдил их в дорогу слуга отца Бертрана) и зажег фонарь, который не забыл прихватить из-под сиденья экипажа. К его облегчению, сарай оказался чистым и опрятным, как и весь этот крестьянский двор. Все инструменты были в порядке развешаны по стенам, все животные спали в своих стойлах, и даже кошка с котятами мирно дремали в корзинке у двери.

Между центральными опорами были сложены охапки свежескошенного сена и джутовые мешки с зерном; в глубине стойл виднелись две дойные коровы и огромная ломовая лошадь серой масти, которая недовольно всхрапнула при виде незваных гостей. Четвертое стойло пустовало, но грязный пол был присыпан свежей соломой.

Тристан вдохнул едкий запах теплых тел и свежего помета, и внезапно на него нахлынули воспоминания о той далекой весенней ночи, когда они с Гартом еще детьми тайком прокрались в конюшни Уинтерхэвена – посмотреть на рождение жеребенка.

Еще долгое время после того, как жеребенок встал на дрожащие ножки и нашел материнское вымя, Тристан и Гарт лежали бок о бок на сеновале и делились друг с другом мечтами о своем будущем. И уже тогда Гарт мечтал о Саре и о том, как в один прекрасный день они счастливо заживут с ней в Уинтерхэвене.

Но теперь судьбы братьев приняли странный, непредвиденный оборот, и, по-видимому, мечтам их не суждено было осуществиться. Ибо теперь женой Гарта и матерью его детей станет не Сара Саммерхилл, а Мэдди Харкур, и к алтарю Гарта поведет любовь не к женщине, а к Уинтерхэвену.

Тристан перевел взгляд на девушку, стоявшую на коленях возле кошки и поглаживавшую одного из котят, который в ответ довольно мурлыкал. Зубы Мадлен стучали от холода, но она не произнесла ни слова жалобы. При всех ее недостатках, Мадлен Харкур нельзя было упрекнуть в недостатке мужества. Она не опозорит титул графини Рэнда. К своему удивлению, Тристан обнаружил, что надеется даже, что эта девушка все-таки сможет обрести хоть подобие счастья в браке, купленном ее отцом.

Он строго напомнил себе, что счастье Мэдди Харкур – не его забота. Жениться на ней предстояло Гарту, и, хотя Тристан был вовсе не в восторге от этого союза, он поклялся выполнить свою часть договора с Харкуром, от которого зависело будущее Рэмсденов. И по сравнению со всем, чем он был обязан этой семье, задача его казалась сущим пустяком.

И, прежде всего, он решил попытаться придать возможно лучший вид сложившейся ситуации, которая, по всей видимости, приводила его спутницу в откровенный ужас.

– А сарай совсем недурен, – заметил он с наигранной бодростью, которая прозвучала фальшиво даже на его слух. – Могло быть гораздо хуже.

Подняв голову, чтобы осмотреть чердак, Тристан с облегчением вздохнул: между настилом и потолком было вполне достаточно места, а это значит, что ему не грозит очередная пытка теснотой.

– Как много воды утекло с тех пор, когда я в последний раз ночевал на свежей, чистой соломе! – продолжал он все с тем же притворным энтузиазмом. – Ни в одной гостинице мира мы не нашли бы лучшую постель! – Взгляд его упал на ряд накрытых ведер, выставленных на грубо сколоченной полке у дальней стены сарая. – И нет на свете лучше напитка, чем свежее молоко прямо из-под коровы!

Мэдди выдавила улыбку, но лицо ее по-прежнему оставалось осунувшимся и бледным, а под огромными глазами темнели тени. Тристан взъерошил ее мокрые кудри, словно и впрямь имел дело не с девушкой, а с крестьянским парнем.

– Выше нос, мой мальчик! – шутливо проговорил он. – Боги к нам благосклонны. Этой ночью мы будем спать как короли.

После того как Тристан погасил фонарь, Мэдди долго еще лежала без сна, крепко сжимая в руке тяжелый крест – подарок отца Бертрана. Гроза, собиравшаяся весь день, наконец, обрушилась на землю во всем своем неистовстве, почти сразу после того, как путники взобрались по приставной лестнице на чердак и улеглись на ароматной соломе. Дождь монотонно стучал по кровле сарая, словно тысячи крохотных камешков сыпались с неба, а ветер завывал дико, как оголодавший волк. Ни разу еще за всю свою жизнь Мэдди не чувствовала себя такой одинокой.

Мужчина, спавший рядом с ней, вел себя вполне по-джентельменски. Однако в его обращении с ней была какая-то холодность… он обходился с ней не более любезно, чем с той старой лошаденкой, которую, перед тем как улечься спать, поместил в пустое стойло. Похоже, этот англичанин воспринимал свою спутницу всего лишь как еще одно животное, порученное его заботам.

Он даже насухо вытер их обоих пустыми мешками, которые нашел на одной из полок. Сначала – лошадь, а потом – спину и плечи Мадлен, кратко объяснив ей по ходу дела, что это лучшее, что он может ей предложить, ибо освободиться от промокшей одежды в таких условиях было невозможно.

Затем мсье Тибальт вручил девушке мешок, попросив ее оказать ему аналогичную услугу. Он, должно быть, полагал, что это не сложнее, чем поухаживать за лошадью. Но с точки зрения Мадлен, нельзя было придумать ничего более личного, чем эта процедура. Она до сих пор дрожала, вспоминая прикосновения к твердой мускулистой спине своего спутника. Прежде Мэдди, по существу, никогда не касалась мужчины (не считая, разумеется, деда, за которым ей приходилось ухаживать в последние дни его болезни). И она даже представить себе не могла, насколько сильное здоровое тело молодого мужчины отличается от дряблой плоти старика.

Дедушка. При мысли о нем чувство одиночества захлестнуло Мадлен с новой силой. Дедушка был эгоистичным, раздражительным и требовательным, более того, он лгал ей, преследуя свои цели. Однако он по-своему любил Мадлен и нуждался в ней. А теперь во всем мире не осталось человека, который бы питал к ней любовь. Отец не в счет: ведь он совершенно спокойно обходился без нее целых пятнадцать лет.

Мэдди охватило отчаяние. Слезы, весь этот долгий утомительный день таившиеся где-то в глубине ее души, внезапно прорвались наружу и водопадом хлынули по щекам. Еще мгновение, и Мадлен разрыдалась, не в силах дольше противостоять своему горю. Закрыв лицо ладонями, она оплакивала свое прошлое, утраченное навсегда, и будущее, которое не сулило ей ни малейшего проблеска счастья.

Тристан не спал. Разве мог он уснуть, когда пальцы его до сих пор хранили воспоминание о нежных плечах и испуганно напрягшейся спине Мадлен?! Тысяча чертей! Каждая клеточка его тела горела от близости женщины, лежавшей рядом с ним в темноте. Вот расплата за доброту! Он всего лишь пытался согреть ее – и вот теперь приходится терпеть такую пытку, потеть и сопеть как похотливый козел!

Сон все не шел к нему, и Тристан настороженно прислушивался к тому, как Мэдди ворочается с боку на бок. Как же ему хотелось, чтобы эта ночь их путешествия была не первой, а последней! Еще не хватало – желать невесту собственного брата!

И тут Тристан услышал странный звук. Похоже на всхлип… Еще один и еще… О Господи! Она снова плакала. Казалось, будто у нее вырывают сердце из груди. Охваченный ужасной беспомощностью, как всегда, когда дело доходило до женских слез, Тристан приподнялся на локте и уставился в чернильную темноту, туда, где должна была находиться Мэдди.

– Мэдди?..

Он еще не знал, что ей сказать, но единственным ответом ему был очередной всхлип. Тристан напомнил себе, что мадемуазель Харкур еще очень молода, едва ли старше Кэрри, и, возможно, подвержена такого же рода истерикам. Но ни Кэрри, ни любая другая из знакомых Тристану женщин не смогла бы перенести весь этот ад, через который им довелось пройти за последние сутки, с такой же стойкостью и смирением, как Мэдди. У нее были все основания плакать, и сердце Тристана разрывалось от сострадания.

Больше всего на свете в то мгновение ему хотелось обнять ее и утешить, но у Тристана было предчувствие, что если он поддастся этому порыву, то вся жизнь его изменится раз и навсегда.

И все же выражение лица Мадлен, с которым она говорила о лжи своего деда, тронуло его до глубины души, а та очевидная уязвимость, с которой Мэдди расспрашивала его о своем отце, до сих пор не выходила у Тристана из головы. К черту предчувствие! Тристан приподнялся и привлек девушку к себе.

– Плачьте, Мэдди! Плачьте, вам будет легче, – прошептал он, покачивая ее в объятиях как ребенка.

Наконец напряженные мышцы Мадлен расслабились, и она перевела дыхание, которое испуганно затаила, как только Тристан прикоснулся к ней. Со сдавленным стоном она уткнулась лицом в его плечо и продолжала рыдать, выплакивая свое горе, до тех пор, пока рубашка Тристана не промокла от слез, как несколькими часами раньше – от дождя.

Позже, когда рыдания ее, наконец, утихли, а глубокое ровное дыхание подсказало Тристану, что Мэдди погрузилась в сон, он осторожно сменил позу, чтобы ей было удобнее лежать в его объятиях. И еще долго лежал без сна, прислушиваясь к бушующей снаружи грозе и мерному биению сердца Мадлен, вторившему ударам его собственного сердца.

Свирепый порыв желания, которому он едва мог противостоять, сам собой угас, сменившись трепетной нежностью к этой хрупкой девушке, так доверчиво спавшей у него на груди. Ничего подобного этому чувству Тристан Тибальт прежде не испытывал ни к одной женщине.

Широко раскрыв глаза, он вглядывался в беспросветную темноту ночи, пораженный неожиданной глубиной своих эмоций. Вздохнув, он, наконец, мысленно признал, что предчувствие его, как всегда, оказалось верным. С этой минуты жизнь его необратимо изменилась, и Тристан имел все основания страшиться, что изменилась она не в лучшую сторону. Ибо на сей раз боль терзала не его плоть, а его душу.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Проснитесь, Мэдди! Уже почти рассвело.

Голос, будивший ее, был нетерпелив и настойчив, и Мэдди изо всех сил пыталась подчиниться ему, но глаза ее были словно засыпаны песком.

Когда ей, наконец, удалось разлепить веки, она обнаружила, что Тристан склонился к ней с фонарем в руке. С пугающей ясностью Мадлен вдруг припомнила, что полночи проплакала на плече этого англичанина, прежде чем уснуть.

Неужели она так и осталась спать в объятиях мсье Тибальта? Вмятина в соломе рядом с ней свидетельствовала именно об этом, а последней мыслью Мэдди, перед тем как она провалилась в сон, было удивленное понимание того, как приятны могут быть сильные мужские руки, когда ты отчаянно нуждаешься в утешении.

Мэдди хотела поблагодарить своего спутника за доброту и заверить его в том, что больше ему нечего опасаться: этой ночью она выплакала все слезы. Но Тристан не дал ей возможности объясниться. Он снова замкнулся в непроницаемом панцире холодного безразличия, который натянул на себя после их вчерашнего разговора за обедом. Мэдди оставалось лишь гадать, только ли от нее мсье Тибальт пытается скрыть свои человеческие чувства или же шпионское ремесло приучило его держать дистанцию со всеми знакомыми.

Спустившись с чердака по приставной лестнице, Мэдди обнаружила, что Тристан опять делит свое внимание в точности поровну между нею и старой лошаденкой. Нет, не поровну: Мадлен он теперь вообще игнорировал, а старую клячу терпеливо выманивал из уютного стойла, обещая угостить ее сахаром, как только они доберутся до ближайшей деревушки.

Хуже того, он вручил Мэдди совок и велел ей прибрать в стойле, пока он запряжет лошадь. Девушка понимала, что этого нахального англичанина давно пора поставить на место. И соскребая с пола вонючий лошадиный помет, она окончательно утвердилась в этой мысли.

Когда Мадлен, покончив с этим неприятным заданием, вышла из сарая, ее приветствовал крик петуха. В сером предрассветном свете кабриолет и лошадь были почти неразличимы. Прежде чем Мадлен успела поинтересоваться, куда девался Тристан, он неожиданно выскочил из-за угла сарая, налетел на нее, сгреб в охапку и чуть ли не силой усадил в кабриолет.

– Вы сошли с ума? – выдохнула Мадлен, глядя, как Тристан опускает верх экипажа и тянется за поводьями. Но тут она услышала с веранды крестьянского дома сердитый окрик. Из-под копыт лошади во все стороны брызнули перепуганные цыплята, завизжала свиноматка, барахтавшаяся с поросятами в луже, мимо которой экипаж проехал в опасной близости.

Когда кабриолет пересек грязную лужайку, злобные крики крестьянина стали глуше, однако за секунду до того, как беглецы выбрались на дорогу, прямо над ухом Мадлен просвистела пуля – и впилась в ствол стоявшей неподалеку яблони.

– Почти попал, – угрюмо заметил Тристан, проследив за полетом пули. – Не хотел бы я столкнуться с этим разбойником нос к носу.

Мэдди проглотила комок в горле и кивнула в знак согласия. В тот момент она не смогла бы выдавить ни единого слова, даже если бы от этого зависела ее жизнь.

Проехав еще немного, они оказались на пригорке и обнаружили, что небо на востоке порозовело, а над горизонтом уже виднеется краешек солнца цвета спелой тыквы.

– Нам везет, – усмехнулся Тристан. – Похоже, гроза прошла, и день будет славный.

По крайней мере, Мадлен показалось, что он усмехнулся. Точно сказать было трудно, поскольку лицо его уже заросло густой двухдневной щетиной.

Тристан же, пустив запыхавшуюся лошадь более спокойным шагом, откинулся на спинку сиденья с таким видом, будто ровным счетом ничего не произошло. Со стороны можно было подумать, что он безмятежно любуется красотами сельской природы, а не спасает свою шкуру от разъяренного фермера. Мадлен оставалось прийти к выводу, что подобного рода рискованные инциденты в его профессии случаются на каждом шагу.

– Я очень надеюсь, что мы доберемся до одной деревушки, до того как стемнеет, – сообщил Тристан спустя несколько минут. – Неподалеку от нее есть отличная гостиница, где подают великолепное рагу на ужин, а перины на кроватях мягкие, как облака. – Помолчав немного, он добавил: – А еще там есть рынок, где я намерен заняться торговлей лошадьми.

– Торговлей лошадьми?

Тристан кивнул:

– Общественным транспортом мы воспользоваться не сможем. Из-за побега Корсиканца он теперь почти не работает. Я убедился в этом, когда ехал на юг. А у нашей древней лошаденки мужественное сердце, но не слишком резвые ноги. Ей пора на покой.

Мэдди бросила взгляд на изможденную клячу, тянувшую за собой их маленький кабриолет. Как ни грустно было это признавать, Тристан был совершенно прав. Эта лошадь не дотянет даже до Парижа, не то, что до Кале. Мадлен опечалила эта очередная грядущая утрата, которая тоже была связана с преклонными годами.

Девушка сморгнула вновь навернувшиеся на глаза неуместные слезы.

– Мне будет жаль с ней расставаться. Я уже успела к ней привыкнуть, да и вы, я вижу, тоже.

– Я? – Тристан раздраженно фыркнул. – Я никогда не позволяю сентиментальным чувствам взять верх над практичностью. И всегда предпочитаю действовать разумно, а не поддаваться всякой слезливой ерунде.

Мадлен чувствовала себя так, будто ей дали пощечину. Ей сразу же стало понятно, что этот развратный наглец имел в виду вовсе не лошадь. Мсье Тибальт всего лишь хотел предупредить свою спутницу, что она не должна придавать сколь либо серьезное значение посетившей его этой ночью внезапной вспышке сострадания. Как будто она и без него этого не понимала! Уж кем-кем, а дурой-то ее назвать было нельзя.

В следующий момент Мэдди задумалась о том, все ли соотечественники этого англичанина такие невежи. Если да, то выходить замуж в Англии она не собирается!

Поначалу этот день как две капли воды был похож на вчерашний, однако с каждым часом дорога становилась все более людной. Многие путешественники направлялись на север: роялисты бежали от наступающей армии Корсиканца. А сторонники императора, напротив, двигались на юг, чтобы объединить силы с солдатами генерала Камброна.

Дважды в этот день Тристан и его спутница едва не угодили в стычки, однако, большинство роялистов и бонапартистов спокойно разъезжались при встрече, ограничиваясь лишь взаимными оскорблениями. Несмотря на всю остроту политической ситуации, французы, в сущности, уже устали от смертей и кровопролития. И Тристан подозревал, что это окажется на руку императору. Если только разрозненные отряды роялистов не объединит какой-нибудь сильный вождь, то Корсиканец исполнит свою хвастливую угрозу и действительно доберется до Парижа за двадцать дней.

Снова и снова путники, движущиеся на юг, останавливали Тристана и спрашивали его, не из Лиона ли он едет и верны ли слухи о том, что город сдался Бонапарту без единого выстрела. Поначалу Тристан настораживался в ответ на подобные расспросы, но поскольку до сих пор никто еще не поставил под сомнение их с Мэдди маскарад, он, в конце концов, обрел уверенность в себе и стал отвечать совершенно спокойно.

Как и следовало ожидать при их-то везении, когда они добрались до обещанной “отличной гостиницы”, та оказалась переполнена. Свободной оставалась лишь маленькая каморка под самой крышей, куда обычно помещали слуг богатых постояльцев, да и за ту Тристану пришлось заплатить втридорога. Как следует все взвесив, он счел за благо сначала поужинать, а затем уже ставить Мадлен в известность об ожидающем их “комфорте”.

В желудке у него уже урчало от голода, при мысли о великолепном рагу, которое подавали в этой гостинице, у него потекли слюнки. Убедившись, что лошадь и кабриолет благополучно разместили в лен в обеденный зал.

В зале стоял оглушительный шум. Казалось, все посетители говорили одновременно и беспрерывно, а вонь от застарелого пота и кислого вина была настолько сильной, что буквально перехватывало дух. Тристан и Мадлен уселись за общий стол. Тристан старательно не обращал внимания на посторонние запахи: питаясь два дня подряд черствым хлебом и засохшим сыром, он, во что бы то ни стало, вознамерился отведать, наконец, горячего сочного мяса.

Но тут он заметил, что Мэдди опустила голову и прикрыла лицо руками.

– Боюсь, нам придется уйти отсюда, – сиплым от ужаса голосом прошептала она. – Я узнаю вон тех двух стариков на дальнем конце стола, а они могут узнать меня. Это роялисты из Лиона, они часто бывали в гостях у моего деда.

Однако голод заглушил в Тристане обычную осторожность.

– Чепуха! С вашим загаром и стрижкой вас все примут за крестьянина, – шепнул он в ответ.

Мэдди безропотно перенесла этот отказ, однако скептицизм в ее глазах свидетельствовал о том, что слова Тристана вовсе ее не убедили. Да и в действительности, по правде сказать, он был далеко не так спокоен, как хотел показать.

Со всей возможной скоростью Тристан обвел взглядом людей, сидящих за столом. Те, похоже, были всерьез увлечены обменом оскорблениями. Тристан едва слышно застонал.

С одной стороны стола собрались люди с белыми кокардами Бурбонов, а напротив расположились бонапартисты с трехцветными кокардами… и, судя по виду, все эти люди были готовы не отходя от стола разыграть Французскую революцию в миниатюре. Если бы старая кляча была в силах двигаться дальше, Тристан, пожалуй, вытребовал бы у хозяина гостиницы свою плату обратно и двинулся бы дальше.

Но лошаденка не смогла бы и копытом шевельнуть, а Мэдди так измоталась за день, что с трудом сидела за столом. Да и сам Тристан был не в лучшей форме. Оставалось лишь надеяться на лучшее, а утром покинуть гостиницу как можно раньше.

Но, похоже, удача всерьез и надолго отвернулась от Тристана Тибальта. Пышнотелая черноволосая служанка, подошедшая к путникам с заказанным рагу, внезапно застыла на месте и выронила из рук деревянную миску, рассыпав по полу картофель и мясо.

– Боже мой! – ахнула она. – Это вы… тот самый парижанин с глазами дьявола и искусными руками… – Служанка принялась лихорадочно креститься. – Матерь Божья! Матерь Божья! Я переспала со священником!

При этих словах в переполненном зале мигом повисла жуткая тишина. Все роялисты и бонапартисты, как по команде, осуждающе уставились на Тристана.

Тристан сморгнул, смутно припоминая эту Бабетту… или Колетту?.. Эту услужливую трактирную девицу, с которой он как-то провел в одной из гостиниц по дороге в Лион довольно бурную ночь. Дернул же ее черт сменить место работы! До чего это некстати!

Краем глаза Тристан поймал устремленный на него взгляд Мэдди, от которого его двухдневные усы едва не задымились. Но на данный момент он решил не обращать на это внимания: сперва нужно было отделаться от служанки, все еще таращившей на него испуганные глаза.

– Любезная девица, – проговорил он точь-в-точь с той же интонацией, с которой отец Бертран провожал старого графа в последний путь. – Не знаю, за кого вы меня приняли, но позвольте заверить вас, что мы с вами никогда раньше не встречались.

– Но… ваши глаза, мсье! Другого человека с такими глазами на свете быть не может!

– Ах! – воскликнул Тристан, откидываясь на спинку стула и растягивая губы в блаженной улыбке. – В таком случае ваше заблуждение вполне объяснимо. – Он скорбно покачал головой. – Мне очень жаль… Стыдно признать, но, очевидно, вы имели несчастье встретиться с позором всей моей жизни, с моим непутевым братом-близнецом. Мы с ним похожи как две капли воды. Но он, увы, отказался исполнить волю нашего добрейшего отца и не пожелал войти в лоно святой церкви. Он предпочел идти по этой земной юдоли греховными путями Люцифера.

Люди за столом едва ли не в голос пробормотали что-то одобрительное. Очевидно, они поверили этому объяснению и тотчас же вернулись к своему словесному турниру, зашумев еще громче, чем прежде. Не было сомнений, что ни среди роялистов, ни среди бонапартистов никто не имел желания оказаться зачинщиком рукоприкладства.

– Этого Люцифера я не имею чести знать. – Служанка повысила голос из-за возобновившегося в комнате гула. – Господин с таким именем в трактире “Черный скарабей”, насколько мне помнится, не останавливался. Но вот что я скажу вам, святой отец. Вы не должны стыдиться вашего прекрасного брата. Во всей Франции не сыскать господина более порядочного и щедрого.

Опустившись на колени, служанка собрала рагу с пола обратно в миску и вытерла пятно грязным передником. Приподняв голову, она уставилась на Тристана снизу вверх тупыми карими глазищами, которые придавали ее толстощекому лицу сходство с коровьей мордой. О Господи, в ту ночь он, верно, был пьян как лошадь пивовара, если польстился на такое безмозглое создание.

Служанка поднялась на ноги, на лице ее появилось мечтательное выражение.

– Этот господин оставил на моей подушке десять франков – ровно столько, сколько нужно было заплатить за место в карете, чтобы доехать сюда и воссоединиться, наконец, с моим дорогим другом, с моим милым конюхом, который служит в этой гостинице.

Тристан услышал, как Мэдди сдавленно кашлянула, и мысленно застонал от своей невезучести. Тысяча чертей! Он подорвался на собственной петарде!

– Все это очень хорошо, дитя мое, – пропел он набожнейшим тоном, – однако плотское соитие, не освященное таинством брака, все же грех, и я призываю вас исповедаться священнику вашего прихода. – Прочистив горло, Тристан продолжал: – А пока что будьте столь любезны, достопочтимая мадам, покажите наши комнаты как можно скорее. Боюсь, что настроение, царящее здесь, становится слишком суровым для чувствительного слуха моего юного помощника.

Не успел он произнести этих пророческих слов, как один молодой роялист с блестящими глазами и раскрасневшимися щеками поднял свой стакан и воскликнул: “Да здравствует король!”. Сидевший напротив него юный бонапартист с не меньшим энтузиазмом вскочил на ноги, выплеснул вино из своего стакана в лицо роялисту и завопил: “Да здравствует император!”.

Все присутствующие, как по команде, вскочили на ноги и обнажили шпаги. Тристан выдернул Мэдди из-за стола и стал подталкивать ее и жалобно захныкавшую служанку к двери, стараясь отгородить их своим телом от уже разгоравшегося за спиной побоища.

– Ужин, – прокричал Тристан вслед служанке, которая, улучив безопасный момент, улизнула на кухню. – И таз с горячей водой! Если их не доставят за пять минут, я сам тебя найду!

Мэдди вырвала руку из пальцев Тристана, пробормотав: “Держите свои “искусные руки” от меня подальше”. Она снова держала спину так, словно аршин проглотила, и, поднимаясь по лестнице, раздраженно топала деревянными башмаками. Добравшись до первой площадки, она остановилась и вопросительно взглянула на Тристана:

– Где моя комната?

Тристан молча указал ей на лестницу, ведущую в мансарду, и поймал себя на том, что завидует оставшимся в обеденном зале. Прожив шесть лет в парижских трущобах, он научился находить вкус в настоящих мужских сражениях. Но, увы, ему предстояло нечто совершенно иное – стычка с раздраженной женщиной. А какому мужчине в здравом уме это понравится? Вздохнув, Тристан угрюмо поднялся вслед за Мадлен вверх по лестнице и распахнул дверь крошечной каморки.

Мэдди просунула голову в дверь и потрясенно уставилась на узкую кровать и перевернутый деревянный ящик, заменявший стол. На ящике горел кривой огарок сальной свечи. Гнев, давно уже клокотавший в душе девушки, наконец, прорвался наружу в полную силу.

– Что это значит? – развернулась она к своему спутнику. – Вы хотите, чтобы я ночевала в комнате для слуг?!

– Ш-ш-ш, Мэдди. Говорите тише. Мэдди перешла на зловещий шепот:

– Вы слишком далеко зашли с этим маскарадом, отец Тристан. Я согласна играть роль вашего помощника, но не согласна спать на соломенном тюфяке, в то время как вы будете нежиться на пуховой перине!

Тристан осторожно подтолкнул ее вперед, вошел вслед за ней в каморку и закрыл за собой дверь.

– На тот момент, когда мы прибыли в гостиницу, это была единственная свободная комната. – Он бросил взгляд на часы. – Сейчас уже половина одиннадцатого. Едва ли какая-то комната освободится. Можете возмущаться, сколько вам вздумается, но этим вы ничего не добьетесь. Впрочем, у вас есть выбор. Если вам не нравится эта кровать, можете спать в конюшне с десятком-другим конюхов и кучеров. Правда, лично я не счел бы этот вариант благоразумным. Но выбор за вами.

Наклонившись, Тристан достал нож из-за голенища.

– Если вы все же предпочтете ночевать в конюшне, советую вам прихватить с собой оружие. Как вы, должно быть, заметили, в этой гостинице сегодня собрался отвратительный сброд. Бог знает, что эти грубияны способны сотворить с миловидным мальчиком… не говоря уже о том, что случится, если они обнаружат, кто вы такая на самом деле.

– Но разве я буду в большей безопасности наедине с развратником, который даже не может придумать правдоподобную ложь, чтобы скрыть свои пороки?

Глаза Тристана превратились в серебряные льдинки, а сжатые от гнева губы – в лезвие кинжала.

– Вам нечего бояться, мадемуазель. Рядом со мной вы в такой же безопасности, как и в одном из ваших папистских монастырей. Вы должны понимать, что если бы я считал вас хоть в малейшей степени соблазнительной, то наверняка воспользовался бы случаем вчера в сарае… когда вы бросились мне на шею посреди ночи. Но, видите ли, желание во мне способны пробудить только женщины с горячей кровью и горячим сердцем. Моя развратность, как вы изволили выразиться, не простирается на костлявых, жеманных девиц со змеиным жалом вместо языка.

Мэдди чувствовала себя так, словно ее хлестнули по лицу. Ей отчаянно хотелось бросить ему в ответ что-нибудь столь же обидное и унизительное. Но прежде чем подходящие слова пришли ей на ум, в дверь постучали, и раздался голос:

– Ваш ужин, святой отец! И горячая вода!

Мэдди инстинктивно отступила в глубь комнатушки, когда Тристан потянулся к ручке двери. На пороге стояла та самая пухленькая служанка с подносом в руках, а рядом с ней – мальчишка-прислужник с двумя льняными полотенцами и тазом воды, от которого поднимался горячий пар.

Служанка нерешительно улыбнулась:

– Рагу уже кончилось. Когда вы меня напугали там, внизу, я рассыпала последнее, что было. Понимаете, эти головорезы прожорливы как свиньи… Но не расстраивайтесь, святой отец! Вам с вашим спутником не придется ложиться спать голодными! Я кое-что для вас разыскала. – Служанка вручила Тристану поднос. – Возьмите. Здесь хлеб и сыр.

Утро, наконец, забрезжившее после долгой ночи, было холодным и бледным, как улыбка сборщика налогов. Сквозь полуопущенные ресницы Мэдди глядела, как серый свет сочится через грязное стекло узкого окошка. Этой ночью она плохо спала, хотя кровать была предоставлена ей в безраздельное пользование. Накануне, молча расправившись с ужином, Тристан завернулся в дорожное одеяло, улегся на полу, подложив под голову сумку, и закрыл глаза.

Еще долгое время после того, как погас дымный огарок, Мэдди лежала, глядя в темноту, и вспоминала оскорбительные слова своего спутника: “Костлявая жеманная девица со змеиным жалом вместо языка”.

Она старалась убедить себя, что обижаться тут ровным счетом не на что. Ведь Тристан говорил в порыве гнева… и она сама вызвала эту вспышку. Однако Мэдди казалось, что именно в этих словах правды было значительно больше, чем желания оскорбить ее. Она понимала, что грудь у нее и впрямь далеко не такая пышная, как хотелось бы. Но… змеиное жало?! Если и это было правдой, то часть вины, без сомнения, можно переложить на мсье Тибальта, которому каким-то чудом удавалось пробуждать в Мадлен Харкур все ее самые неприятные качества.

Вспоминая свои вчерашние мысли и сонно оглядывая еще полутемную каморку, Мэдди увидела, что Тристан пошевелился… затем потянулся, зевнул… поднялся с пола, с трудом шевеля затекшими ногами, и свернул одеяло. Порывшись в сумке, он достал бритву, которой снабдил его слуга отца Бертрана. Обнаружив в умывальном тазу остатки воды и кусок мыла, Тристан принялся неторопливо бриться перед треснувшим зеркалом, которое висело на стене над ящиком-столом.

Мэдди еще никогда не видела мужчину за подобным занятием. Ее дед был слишком благовоспитанным и чопорным, чтобы допустить женщину к своему личному туалету. Даже после того как он слег от болезни, он всегда требовал, чтобы Мэдди выходила из комнаты, когда слуга купал и брил его.

Словно зачарованная, Мадлен следила за движениями руки Тристана. Черная щетина, в последние два дня скрывавшая четкие черты его лица, исчезала, как по волшебству. Даже в тусклом рассветном свете Мэдди могла оценить, насколько красив он без бороды, и не удержалась от мысленного вопроса, сколько еще женщин, кроме вчерашней глупенькой служанки, не смогли устоять перед этой красотой. И при этой мысли ее охватило странное чувство – совершенно неподобающее, по ее мнению, благовоспитанной девушке.

Покончив с бритьем, Тристан упаковал сумку, подобрал с пола одеяло и подошел к постели своей спутницы. Мэдди притворилась спящей, не желая в этот момент встречаться взглядом с его светлыми проницательными глазами: слишком велик был риск, что англичанин заметит, в какое смущение привело ее это интимное зрелище. Спустя мгновение девушка услышала, как Тристан тихонько выскользнул из комнаты и притворил за собой дверь.

Мэдди тут же села на постели. Куда он пошел? Ее охватили запоздалые сожаления: уж лучше бы она нашла в себе смелость взглянуть ему в лицо и спросить, куда он собрался. Она торопливо сунула ноги в башмаки, поднялась, плеснула себе в лицо остатками холодной воды и пригладила пальцами короткие кудрявые волосы. Мсье Тибальт был совершенно невыносим, но стоило ему исчезнуть из виду, как Мэдди начинало казаться, что она осталась в этом мире одна-одинешенька.

Осторожно заглянув в обеденный зал, она убедилась, что Тристана там нет. В зале оказалась только та самая пухленькая служанка, суетливо убиравшая следы бурной ночи. В тот момент, когда Мэдди просунула голову в дверь, служанка как раз пыталась оттереть кровавое пятно с половицы.

– Мужчины! – фыркнула служанка, смерив презрительным взглядом “крестьянского мальчика”. – Все вы одинаковы! Пьяные свиньи! Сначала кидаются друг на друга, как бешеные быки, а потом уползают дрыхнуть, а женщине приходится после них чистить и скрести! На вашем месте, юноша, я бы следовала примеру святого отца и держалась бы подальше от таких заварушек, как вчерашняя.

Мэдди рассмеялась:

– Разумеется. Я и так намереваюсь идти по его стопам, – проговорила она, старательно изменив голос, чтобы не выдать себя.

– Что ж, тогда вам надо поторапливаться, – отозвалась служанка, по-видимому, истолковав эти слова буквально. – Он только что постучался на кухню, заказал кружку кофе, а потом уехал в этом маленьком черном экипаже.

У Мэдди сердце ушло в пятки.

– Он уехал из гостиницы?

– Да. Помахал мне рукой на прощание и послал воздушный поцелуй. – Служанка вздохнула. – Какая досада, что он священник!

Схватившись за спинку ближайшего стула, чтобы не упасть, Мэдди вспомнила, в какую ярость пришел Тристан, когда она назвала его развратником, и как жестоко затем он описал ее непривлекательность. В тот момент он действительно кипел гневом… Но кто бы мог подумать, что этот англичанин настолько мстителен, что бросит ее на следующее утро в этой гостинице без единого су! И что этот бессердечный негодяй скажет ее отцу, когда вернется в Лондон? Впрочем, Мэдди не сомневалась, что он без труда придумает какую-нибудь правдоподобную басню. Он уже зарекомендовал себя изворотливым лжецом.

– Не понимаю, почему святой отец оставил вас здесь, – заметила служанка, с любопытством разглядывая Мэдди. – Это очень странно. Ведь гостиница битком набита настоящими разбойниками! Они могут очень жестоко обойтись с таким красивым юношей, как вы, если узнают, что вы беззащитны!

У Мэдди пробежал холодок по спине, однако, она все-таки сумела выдавить ободряющую улыбку.

– Здесь неподалеку живет моя сестра с мужем, – поспешно ухватилась она за первую пришедшую на ум выдумку. – Отец Тристан просто любезно подвез меня до гостиницы, а дальше я уже дойду пешком.

– Ах, вон оно что. – Служанка вытерла ладони о передник, еще хранивший следы злополучного рагу. – Что ж, тогда пойдемте на кухню. Святой отец велел подать вам кусок хлеба и кружку кофе, когда вы проснетесь.

– Как это любезно с его стороны!

– Да, в наше время во Франции не часто встретишь таких добрых людей. Все слишком заняты тем, кто сядет на трон, а до таких простых людей, как вы и я, им и дела нет.

Полчаса спустя, насытившись, Мадлен попрощалась со служанкой и направилась во двор, где оказалось на удивление тихо и пусто. Правда, из конюшни доносились голоса конюхов и ржание лошадей, а в прохладном утреннем воздухе ощущался запах свежего сена, но постояльцы, по-видимому, еще отсыпались после вчерашней потасовки. Это было весьма кстати.

Щурясь от яркого света, Мэдди с минуту простояла во дворе, собираясь с мыслями. Первый шок от известия о том, что мсье Тибальт покинул ее, уже прошел, и на смену ему пришло какое-то странное отупение.

Она мрачно обдумывала, что ей остается делать. Было только два варианта. Можно вернуться в Лион пешком и спрятаться в церкви, как и предлагал отец Бертран. Если кто-нибудь спросит по дороге, куда она направляется, можно будет сказать, что она хочет присоединиться к армии Бонапарта. Это было бы разумнее всего.

Но если бы каким-то чудом удалось добраться до Кале… Мэдди вспомнила, что Тристан как-то раз обмолвился об отцовском судне, которое ожидает в порту, чтобы доставить ее в Англию. Но для этого понадобится лошадь. Пешком она так далеко не дойдет… а даже если и дойдет, то корабль к тому времени уже давно покинет порт. Однако на север бежали целые толпы роялистов, и не исключено, что Мэдди смогла бы найти среди них безопасных попутчиков. Возможно, семейную пару или какую-нибудь аристократку, путешествующую в карете со служанкой… Если такого рода люди еще оставались в Южной Франции, то сейчас они должны были изо всех сил стремиться на север, подальше от Корсиканца.

Мэдди приняла решение. Расправив плечи, она вышла за ворота и двинулась… прямо на север. Колени ее все еще дрожали, но сам факт, что ей удалось принять решение, придавал ей духу.

Дорога была ровная, по обе стороны от нее расстилались мирные зеленые лужайки, слева паслись овцы, справа – коровы. Теплый ветер доносил запах свежевспаханной земли, где-то жалобно блеял ягненок, подзывая мать. В тот момент Мэдди трудно было даже представить себе, что эта идиллическая местность может вновь превратиться в арену кровавых сражений за французский престол.

Вперед бежал ручей, узкий каменный мостик вел на дальний берег, где в лучах утреннего солнца купалась деревушка – та самая, которую упоминал Тристан. Только ступив на мост, Мэдди внезапно услышала за спиной топот копыт. Обернувшись, она увидела, что прямо на нее несется на бешеной скорости какой-то всадник. С криком ужаса девушка одним прыжком взлетела на каменный парапет моста, едва успев спастись от столкновения.

Всадник, обливаясь потом, натянул поводья уже у дальнего конца моста и, обернувшись, погрозил Мэдди кулаком. По огненному цвету волос Мадлен узнала в нем того самого молодого роялиста, который накануне в гостинице стал зачинщиком стычки. Всадник был без шляпы, один глаз его совсем заплыл, а под ним багровел огромный синяк, придававший ему сходство с совой. Тонкая царапина, красневшая на правой щеке, свидетельствовала о том, что этот забияка оказался не так уж силен в фехтовании.

– Черт подери! Болван! Знаешь, сколько стоит этот жеребец?! Он сломал бы себе ногу, если бы споткнулся об тебя! – проорал роялист, надменно воззрившись сверху вниз на незадачливого “крестьянина”.

Мэдди почувствовала, как в висках ее горячо запульсировала кровь. Ноги ее до сих пор так отчаянно дрожали, что она не решалась слезть со своего насеста, а этот наглец еще смеет обвинять ее в том, что она поставила под угрозу здоровье какого-то жеребца!

– Наглая свинья! – крикнула она в ответ. – Если б не мое проворство, ты убил бы меня!

– Туда тебе и дорога! Одним головорезом меньше на побегушках у проклятого Корсиканца! – И, выхватив шпагу из ножен, юный роялист развернул коня и галопом помчался обратно через мост. Мэдди оставался небогатый выбор: или прыгнуть в воду, или чересчур близко познакомиться с роялистским клинком.

Ручей оказался холодным (наверняка сюда стекала талая вода со снежных вершин), а камни на дне – невероятно скользкими. Не успела Мэдди приземлиться, как сразу же поскользнулась и оказалась сидящей по пояс в ледяной воде. Торопливо поднявшись и кое-как сохраняя равновесие, она, пошатываясь, побрела к берегу. Но ее мучитель этим не удовольствовался. Угрожающе размахивая шпагой, он подскакал к ней ближе и снова загнал на середину ручья.

– Езжай своей дорогой, придурок! – крикнула Мэдди. – Ты и так натворил достаточно злодейств для одного дня!

– Придурок?! Ты осмелился назвать меня, шевалье де Монтрассата, придурком?! Пора научить тебя почтению к знатным господам, грязная собака! – Вернувшись на мост, роялист приосанился в седле и принялся размахивать шпагой с таким видом, словно готовился к дуэли. – Посмотрим, насколько горячей будет твоя дрянная кровь, после того как час-другой ты просидишь в этом ручье!

– В-вы ч-что… хотите остав-в-вить м-м-меня в этой холодной в-в-воде? – пробормотала Мадлен, уже понимая по злорадному выражению на лице роялиста, что именно это он и намерен сделать. Но если этот высокомерный молокосос полагал, что мнимый крестьянин смиренно покорится своей участи и кротко стерпит такое варварское обращение, то глубоко заблуждался. Наклонившись, Мэдди зачерпнула со дна ручья пригоршню камней и замахнулась, целясь в своего противника. Как раз в эту секунду краем глаза она заметила, что со стороны деревни к мосту приближается еще один всадник на гнедом жеребце, ведя за собой в поводу гнедую кобылу.

Солнце било Тристану в глаза, поэтому он не сразу понял, что происходит на каменном мостике, который ему предстояло преодолеть по пути к гостинице. Тристан прищурился. Этот рыжеволосый всадник, должно быть, тот самый запальчивый роялист из трактира. Похоже, он столкнул кого-то с моста… без сомнения, очередного бонапартиста… а теперь от души забавляется конфузом своей жертвы.

Бросив взгляд на жертву, Тристан не поверил своим глазам. Боже! Не может быть! Но это на самом деле была Мэдди! Она стояла по колено в ручье!

Тристан уже открыл, было, рот, чтобы окликнуть ее, но в этот самый момент Мэдди запустила камнем в своего обидчика. Камень угодил роялисту прямо в лоб, и тот с воплем выпустил поводья и схватился за голову. Лошадь его встала на дыбы, роялист вывалился из седла, шлепнулся на середину моста и так и остался лежать, слегка поскуливая.

Тристан соскочил с лошади и бросился к берегу ручья.

– Черт побери, Мэдди! Все в порядке?

– А как, по-вашему?! Придурок! – огрызнулась она, сверля его таким злобным взглядом, что Тристан испугался, не швырнет ли она и в него столь же метко.

Пожав плечами, он отвернулся, предоставив девушке своими силами выбираться на сушу. Бегло оглядев главного пострадавшего в этой стычке, Тристан обнаружил, что над здоровым глазом злосчастного забияки уже вздулась шишка размером с яйцо.

Подняв голову, Тристан убедился, что Мэдди уже вышла на берег у дальнего конца моста. С ее одежды стекала вода, и она дрожала всем телом.

Расширенными от ужаса глазами Мэдди уставилась на неподвижно распростертое у ног Тристана тело.

– Я… уб-б-била его? – пробормотала она, лязгая зубами.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Тристан боролся с искушением солгать Мэдди, что она и впрямь прикончила этого типа. Мадлен Харкур давно уже нуждалась в том, чтобы ей напомнили о страхе Божием. С нее нельзя было спустить глаз: стоило отвернуться, как она тут же выкидывала какой-нибудь безумный номер. Но сейчас Мэдди и без того была настолько перепуганной и жалкой, что Тристан смилостивился.

Он прижал пальцы к жилке, бившейся на шее роялиста. Этому трюку он научился у парижских жандармов, которым часто приходилось определять, выживет ли какой-нибудь бродяга, пострадавший в очередной уличной драке. У роялиста пульс оказался ровным и сильным.

– Полагаю, можно без преувеличения сказать, что он выживет, – сухо проговорил Тристан. – Но благодаря вам у него теперь будет два больных глаза вместо одного и головная боль в два раза сильнее, чем прежде.

Эта приятная новость тут же вернула краску на побледневшие щеки Мадлен.

– Что ж, я рада слышать, что он останется жив, ибо я не желаю послужить причиной смерти человека, как бы он этого ни заслуживал. – Мэдди своенравно тряхнула головой. – Но по поводу подбитого глаза и головной боли я нимало не раскаиваюсь. Этот мерзавец пытался наехать на меня, когда я шла по мосту.

– Почему?

– Полагаю, просто потому, что считал меня крестьянином.

Тристан нахмурился так сурово, что у Мэдди пробежал по спине холодок, не имевший ничего общего с ее недавним купанием.

– Я не спрашиваю, почему этот парень пытался на вас наехать. Я спрашиваю, почему вы шли через мост.

Мэдди очень хотелось ответить: “Затем, чтобы оказаться на другой стороне”, – но она удержалась от этого искушения. Инстинкт подсказывал ей, что сейчас не самое для шуток. Взгляд ее упал на двух лошадей, привязанных неподалеку, и Мэдди вдруг вспомнила, что Тристан собирался отправиться на рынок за лошадьми. Значит, он вовсе не пытался бросить ее одну! Эта утешительная мысль несколько согрела сердце Мадлен, но в то же время повергла ее в смущение. Она сама виновата в том, что поддалась дурацким страхам!

– Я жду объяснений, Мэдди! Почему вы шли по мосту? Почему вы покинули гостиницу, не дождавшись моего возвращения? – Голос Тристана звенел, намекая на то, что терпение его вот-вот лопнет, и Мэдди поняла, что он не довольствуется ничем, кроме чистой правды.

Она обхватила себя руками за плечи, чтобы хоть немного унять дрожь.

– Я испугалась, – неуверенно проговорила она. – Я не нашла вас, а служанка сказала, что вы уехали.

– И вы, разумеется, решили, что я вас бросил. – Пристальный взгляд Тристана впился ей в лицо. – Почему, Мэдди? Почему вы считаете меня таким дурным человеком? Сначала вы приняли меня за вора и убийцу, потом – за насильника, а теперь – за бессердечного негодяя, который способен покинуть вас без единого пенни посреди страны, бурлящей мятежом!

Мэдди потупилась, донельзя смущенная тем, что англичанин так быстро угадал тот оскорбительный вывод, к которому она пришла, как только узнала, что он покинул гостиницу. Задним числом этот вывод уже казался ей удивительно глупым. Несмотря на все свое темное прошлое, со своей спутницей Тристан обращался, как полагалось честному человеку. Единственное, в чем Мадлен могла бы упрекнуть его, – это в слишком частых проявлениях дурного характера.

– Если вас волнует мое незаконное происхождение, – с горечью продолжал он тем временем, – то позвольте заверить вас, что я был воспитан женщиной, которая научила меня вести себя, как подобает джентльмену, хоть я никогда и не стану джентльменом в полном смысле слова.

– Нет… неудачные обстоятельства вашего появления на свет здесь ни при чем, – робко начала Мадлен.

– Понятно. Значит, причина в моей профессии.

– Шпионаж? О Боже, нет! Наоборот, эта профессия делает вас еще более интригующим человеком. – Щеки Мэдди вспыхнули, когда она поняла, какую допустила ошибку.

К счастью, молодой роялист выбрал именно этот момент, чтобы прервать их беседу требовательным стоном. Тристан опять наклонился и нащупал пульс на шее пострадавшего. Мэдди понимала, что это – лишь временная отсрочка и что допрос сейчас продолжится.

Но что же ему сказать? Едва ли допустимо было открыть правду… поскольку правда состояла в том, что Мэдди гораздо удобнее было судить Тристана слишком строго, чем признать то пугающее воздействие, которое он на нее оказывал.

В самом деле, не сообщать же этому высокомерному англичанину, что всякий раз, когда он смотрит на нее, сердце ее начинает бешено колотиться, а саму ее пронзает странное томление. А что творилось, когда он прикасался к ней! Боже, да чтобы описать это ощущение, у нее просто не было слов!

Поэтому Мэдди ограничилась следующей тирадой:

– Примите мои извинения. Обычно я вовсе не столь пуглива. Но прежде мне никогда не случалось оказаться вне привычного мира, а, кроме того, никогда не приходилось общаться с англичанином. У меня просто голова кружится от новизны! – Подняв голову, Мэдди встретилась с ним взглядом. – Но, поверьте, я уже пришла в себя. Обещаю, что никогда больше не усомнюсь в вашей честности. Отныне и впредь я всецело вам доверяю.

Худое лицо Тристана внезапно озарила улыбка, на которую он обычно был весьма скуп.

– Не надо таких далеко идущих обещаний, – тихо заметил он, разворачивая дорожное одеяло, которое лежало на крупе жеребца, бережно накидывая его на плечи Мадлен и стягивая узлом. – Прекрасная и желанная женщина никогда не должна полностью доверяться мужчине.

“Прекрасная, желанная женщина”?! Эта чудовищная ложь была настолько нелепой по контрасту с неприглядной правдой, которую Тристан высказал ей накануне, что Мэдди вынуждена была собрать в кулак всю свою волю, чтобы не выдать обиду.

– Для светского человека у вас очень странный вкус, мсье. Вы называете желанной костлявую, жеманную девицу со змеиным языком?

– Тысяча чертей, Мэдди! Вы же отлично понимаете, что я тогда просто бранился. Вы меня разозлили. А что вы ожидали услышать после того, как обозвали меня развратником?! – Голос Тристана звучал так искренне, что Мэдди почти поверила ему. Почти, но не до конца.

Тристан протянул ей руку.

– Давайте договоримся… больше никаких ссор, пока мы вместе, ладно? Уверен, нам это удастся… если мы оба постараемся.

Мэдди серьезно пожала его руку, остро отдавая себе отчет в том, насколько обречено прозвучали эти слова – “пока мы вместе”. Внезапно она поняла, что, как только Тристан исполнит свое задание и доставит ее к отцу, он может навсегда исчезнуть из ее жизни. И эта мысль повергла девушку в странное уныние.

Мэдди отдернула руку. Как странно… ей будет не хватать этого человека. “Чувство сродни тому, как не хватает вырванного зуба”, – с мрачным юмором подумала она.

Тристан прислонил все еще не очнувшегося роялиста к парапету моста и направился к своим лошадям.

– Мы не можем просто так бросить его здесь, – запротестовала Мэдди.

Тристан недоуменно приподнял бровь.

– А что вы предлагаете с ним делать? – поинтересовался он. – Привязать к седлу его жеребца и взять с собой? Его соратники и так слишком скоро будут здесь. Они о нем позаботятся.

– Но что, если его обнаружат первыми передовые отряды Корсиканца?

– Послушайте, Мэдди, если армия Камброна так близко, то мы должны беспокоиться о собственной шкуре, а не об этом забияке!

Тристан отвязал лошадей и помог Мэдди сесть в седло гнедой кобылы. Несмотря на то, что он старательно поддерживал девушку, все ее движения были до крайности неуклюжими.

Тристан раздраженно нахмурился:

– Черт побери! Я забыл спросить вас, умеете ли вы ездить верхом!

– Конечно, умею, – надменно заявила Мэдди. – Я отличная наездница! Просто я не привыкла к такому седлу.

Тристан хлопнул себя ладонью по лбу.

– Господи, до чего же я глуп! Ну, разумеется, вы же ездили в дамском седле! Но, увы, при нашем маскараде это исключено. – Он озабоченно оглядел девушку. – Надеюсь, вы справитесь?

– Справлюсь. Это дело привычки, – заверила его Мэдди с деланным спокойствием.

И она действительно справилась – вопреки своим худшим ожиданиям. Каким бы неудобным ни казалось поначалу это седло, все же было приятно снова ощутить под собой бодрого скакуна. А эта гнедая кобылка и впрямь знала свое дело.

Выпрямившись в седле, Мэдди взглянула на Тристана. Тот сражался с сутаной, не предназначенной для верховой езды. Сначала подол сутаны задрался до колен, потом – до середины бедер… и, наконец, не выдержав, Тристан поддернул его и обернул вокруг пояса.

– Боюсь, мы с вами поменялись ролями, отец Тристан, – отметила Мэдди, изо всех сил стараясь сохранять серьезное выражение лица. – Уж не понадобится ли вам дамское седло?

К ее удивлению, Тристан только усмехнулся:

– Посмотрим, кто будет смеяться к вечеру, мой мальчик.

Он пустил коня неторопливой рысью, но стоило только Мэдди расслабиться, как он все ускорял темп, и, в конце концов, оба всадника уже неслись на север полным галопом.

Мэдди инстинктивно сжала коленями бока своей кобылы и ударила каблуками, стараясь не отстать от Тристана. Несмотря на то, что это стоило ей огромных усилий, Мэдди испытала в тот момент настоящее счастье. Солнце ярко светило, в лицо бил свежий ветер, и день обещал быть необычно погожим для раннего марта. Мэдди с наслаждением подставляла лицо солнечному теплу, одежда ее уже просохла, а дрожь после ледяного купания давно унялась.

Не прошло и получаса, как Мэдди сняла с плеч одеяло и перебросила его перед собой через седло. Аура страха и смерти, обволакивавшая ее уже много недель – с тех пор как старый граф де Наварель окончательно слег, – развеялась сама собой. Чувствуя, как теплый ветер обдувает ее лицо и ерошит мягкие кудри, Мэдди дала себе слово: отныне каждый новый день путешествия с этим загадочным англичанином она будет принимать таким, каким будет этот день, и не станет больше оглядываться назад и гадать, что могло бы случиться.

Еще два часа они скакали без перерыва, и Мэдди, наконец, поняла, что означала таинственная реплика Тристана. В мужском седле ехать было очень неудобно, и скоро Мэдди отчаянно устала. Но девушка со свойственным ей упрямством игнорировала все неудобства и старалась сосредоточиться на удовольствии, которое доставляла ей верховая езда. Гордость требовала от Мэдди ни словом не выдавать свое состояние Тристану и не замедлять скорость до тех пор, пока англичанин не сочтет нужным дать лошадям отдых.

Солнце уже близилось к зениту, когда путники, переехав деревянный мост, остановились на берегу журчащего ручья, в роще серебристых осин. Мэдди осторожно спешилась и двинулась вверх вдоль ручья, чтобы напиться и плеснуть водой в разгоряченное лицо.

Тристан улегся на траве у воды и, прищурившись, смотрел ей вслед. Заметив, с каким трудом она передвигает ноги, он едва сдержал улыбку. Что ей сейчас могло бы помочь, так это хороший массаж. Но это исключалось. И проблема была не только в ее девичьей скромности. Тристан сам не хотел подвергаться очередной пытке, которую представляло бы для него столь интимное прикосновение к этой маленькой чертовке. Правда, мысль об этом была все же соблазнительной, но, при здравом размышлении, Тристан предпочел оставить Мэдди в покое.

Кроме того, у них была другая, более насущная проблема.

– У нас скоро кончатся деньги, – сообщил Тристан девушке, когда она вернулась к нему и уселась на траву, ожидая, пока лошади напьются. – Ваш отец щедро снабдил меня средствами для путешествия, однако он полагал, что мы воспользуемся общественным транспортом. Он не думал, что мне придется покупать лошадей. А я приобрел уже трех скакунов, считая того, на котором добирался в Лион. – Тристан с тревогой взглянул в лицо Мэдди, пытаясь понять ее реакцию на эту неприятную новость. – Несколько франков, которые мне удалось выручить за ту старую лошаденку и экипаж, не покрыли стоимость двух резвых лошадей. Но я все равно решил купить их. Чем скорее мы выберемся из Франции, тем лучше.

Мэдди кивнула в знак согласия:

– Хватит ли у нас денег на хороший обед? Сомневаюсь, что я смогу еще раз давиться хлебом и сыром.

– У нас хватит денег на несколько хороших обедов… но лишь в том случае, если мы не будем тратиться на ночлег.

– Это означает, что нам придется ночевать на сеновалах? – уточнила Мэдди, с виду ничуть не обескураженная этой перспективой.

– На сеновалах, на чердаках, в сараях, в конюшнях… одним словом, где придется.

Мэдди откинулась на спину, опершись на локти, и уставилась в безоблачное небо.

– Что ж, я согласна. Даже если нам придется спать под открытым небом… признаться, у меня всегда была тайная мечта ночевать под звездами. Возможно, другого такого случая мне не представится.

Тристан не сдержался. Его рука, словно по собственной воле, скользнула к растрепанным кудрям девушки, пальцы ласково взъерошили волосы Мадлен.

– Позвольте кое-что сообщить вам, Мадлен Харкур. Вы потрясающая женщина.

Впервые Тристан поймал себя на мысли, что его добропорядочный и благовоспитанный брат может и не оценить по достоинству эту юную оригиналку, которую судьба предназначила ему в супруги.

Остаток дня прошел быстро. Когда дорога стала слишком пыльной, Мэдди поравнялась с Тристаном и путники поехали бок о бок. Они почти не разговаривали, однако в связующем их молчании чувствовалась удивительная гармония. Тристан был тем более поражен, что большинство знакомых ему женщин чувствовали себя неуютно, когда им приходилось молчать… тем более – молчать в обществе мужчины.

Когда начало смеркаться, Тристан заметил вдали небольшой трактир с черепичной кровлей. Он стоял у дороги рядом со старинной каменной мельницей.

– Выглядит многообещающе, – заметил Тристан, натягивая поводья. – Здесь мы и перекусим.

Мэдди тоже остановилась, в глазах ее блеснули озорные огоньки.

– Цитируя какого-то давно забытого поэта, “я голоден, как сотня бешеных волков”, мсье. Но предупреждаю вас: если мы опять лишимся ужина по вине какой-нибудь неуклюжей служанки, которая примет вас за вашего щедрого брата-близнеца… то я за себя не отвечаю!

Тристан почувствовал, как щеки его заливаются краской смущения, и едва слышно выругался. Последний раз он краснел из-за женщины, когда ему еще не исполнилось и шестнадцати.

– Так вот, – продолжал он, сделав вид, что не обращает внимания на шутку своей спутницы, – я хотел сказать, что мы здесь поужинаем, а затем поищем место для ночлега. Боюсь, выбор у нас будет небогатый: или сеновал, или конюшня.

Мэдди не ответила. Тристан заметил, что взгляд ее прикован к огромному водяному колесу мельницы и к сверкающему ручью, который медленно, ритмично вращал лопасти. За колесом стоял деревянный помост, на котором было сложено десятка полтора мешков с зерном.

– Можно заночевать вон там, – сказала Мэдди, указывая на помост. – Мы можем выкупаться в мельничном пруду, а мешки с зерном послужат нам отличной постелью. – Она подняла взгляд к небу. – Кроме того, сегодня наверняка будут видны звезды: закат был таким красивым. – Она обернулась к Тристану, глаза ее сверкали от воодушевления. – Давайте заночуем здесь! Я запомню это на всю жизнь!

Тристан предчувствовал, что и он запомнит на всю жизнь ночь под звездным небом рядом с этим очаровательным созданием, от одного прикосновения которого кровь вспыхивала в его жилах. В этом-то и заключалась проблема. Тристану вовсе не хотелось провести остаток дней в мучительных воспоминаниях о жене своего брата.

– Прошу вас, Тристан! Это будет прекрасно!

В первый раз Мэдди назвала его по имени, не предварив это имя саркастическим “отец”.

Устоять было невозможно… тем более при таком певучем, таком колдовском галльском акценте.

– Тре-е-стон! – повторила она… и англичанин забыл о том, что на свете существует слово “нет”.

***

Мягкий, как перышко, ветерок ласкал щеки Мадлен. Она сидела на груде мешков с зерном, прислонившись спиной к каменной стене мельницы. Впервые за несколько дней она наелась по-человечески. Фрикасе из цыпленка, которым их потчевали в трактире, оказалось вполне сносным, хотя ему недоставало подлинной пикантности, какой отличалось бы творение настоящего шеф-повара. Мэдди отозвала в сторону жену трактирщика и посоветовала ей в следующий раз готовить бульон из телятины, добавив в него щепотку тимьяна и несколько ягод можжевельника.

Поужинав, Мэдди искупалась в мельничном пруду: наконец-то ей пригодился брусок мыла, который заботливо положил им в дорожную сумку слуга отца Бертрана. Жизнь стала гораздо приятнее.

Небо над головой Мэдди уже превратилось в черный бархатный плащ, усыпанный тысячами сверкающих бриллиантов; полная луна стояла высоко над землей, заливая пейзаж ярким серебристым светом. Вытянув ноги, Мэдди пошевелила затекшими пальцами и попыталась уловить ускользающий запах жимолости, которой была увита мельничная стена. До ее слуха доносился скрип водяного колеса и плеск воды – это купался Тристан.

Закрыв глаза, Мэдди вообразила себе, как кристально-прозрачная вода струится по его мускулистым рукам и груди, красота которых наверняка могла бы сравниться с красотой молодого спартанского воина, статуей которого Мадлен когда-то восхищалась в Лионском музее. От этой мысли щеки девушки вспыхнули, румянец не покинул их и несколько минут спустя, когда Тристан, покончив с купанием, выбрался по ступеням на помост.

– Наверно, это была самая холодная ванна в моей жизни, – проворчал он, опускаясь на мешок с зерном рядом с Мэдди. Подтянув колени к подбородку и обхватив их руками, он мрачно уставился на сверкающую луну. Мэдди чувствовала, что по какой-то непонятной причине Тристану не хочется ночевать под открытым небом. Лицо его оставалось хмурым и непроницаемым.

– Вы скоро согреетесь. Мне уже совсем не холодно, – проговорила Мэдди. – Так приятно снова почувствовать себя чистой! Разве это не стоит нескольких минут неудобства?

Тристан лишь неразборчиво хмыкнул. Мэдди сделала еще одну попытку разговорить его:

– Ветер такой теплый! Мои волосы почти уже высохли.

Взгляд ее упал на волосы Тристана. Черные как смоль и блестящие, они слегка завивались от влаги, из-за чего Тристан еще больше походил на разбойника, с которым Мэдди мысленно сравнила его в первую встречу.

Улыбнувшись, Мэдди подумала, в какой ужас пришла бы ее старая дуэнья, узнав, что ее воспитанница оказалась наедине с этим таинственным англичанином в такой романтической обстановке… Но, к счастью, эта старая карга никогда больше не станет докучать ей своими проповедями!

Мэдди чувствовала себя как птица, выпущенная из клетки и впервые вкусившая прелесть свободы. Что-то в глубине ее души вырвалось на волю и жаждало испытать новизну настоящей жизни. Ночь под звездами была началом этой жизни. Возможно, такому прозаическому человеку, как Тристан, эта ночь не казалась особо волнующей, но для Мэдди это было самое захватывающее приключение.

Тристан следил за выражением лица Мэдди, обуреваемой какими-то неизвестными ему чувствами, и невольно гадал, что заставляет ее губы изгибаться в улыбке, а глаза – блестеть то лукаво, то мечтательно.

– О чем вы думаете? – спросил он, наконец, хотя не был уверен, что ему стоит это знать.

Уперев руки в бока, Мэдди запрокинула голову и окинула взглядом небо, усыпанное звездами.

– Я думаю, что за всю свою жизнь я ни разу еще не видела такой роскошной ночи. Сегодня все дышит волшебством.

Мэдди обернулась к своему собеседнику, и, по сравнению с блеском ее янтарных глаз, лунный свет показался Тристану тусклым и невзрачным.

– Перестаньте, – хрипло перебил ее англичанин. – Перестаньте так на меня смотреть!

Мэдди удивленно расширила глаза:

– Как?

– Как женщина, которая хочет, чтобы ее поцеловали.

Тристан слишком поздно осознал, как неуместны были его слова. Он рассчитывал, что Мэдди одернет его или, по меньшей мере, начнет возражать, как поступила бы на ее месте любая мало-мальски разумная девушка. Однако Мэдди продолжала серьезно смотреть ему в лицо, словно обдумывая его предложение.

– Я об этом не думала, поскольку у меня совсем нет опыта в подобных вещах, – проговорила она, наконец. – Но теперь, когда вы сами это сказали… что может быть прекрасней, чем пережить свой первый поцелуй в самую прекрасную на свете ночь?

Мэдди с надеждой наклонилась к нему, и кровь ударила Тристану в голову. Он отшатнулся, мысленно кляня себя за то, что сам создал эту двусмысленную ситуацию, подхлестнув любопытство своей спутницы.

– Ночь, быть может, и прекрасна, но мужчина, который сейчас рядом с вами, не годится на эту роль, – заявил он. – Я не тот человек, с кем вы должны пережить ваш первый поцелуй, Мэдди.

– Почему?

– Потому, что на моей совести все отвратительные грехи, в которых вы меня обвиняли… и не только в них. Тысяча чертей! Да за последние шесть лет я сделал столько, что такая невинная девушка, как вы, и вообразить себе не может!

– В том числе, я полагаю, вы неоднократно целовались. – Глаза Мадлен озорно блестели. – Подозреваю, вы стали в этом деле настоящим мастером, а поэтому, на мой взгляд, вы идеальный мужчина для первого поцелуя. Разве вы не понимаете? Первый поцелуй должен быть мерилом совершенства, которым в будущем следует мерить все последующие поцелуи.

Она придвинулась ближе к Тристану, и теперь они сидели бок о бок. Аромат ее свежевымытых волос ударил ему в ноздри, а от прикосновения ее пальцев к его руке голова Тристана закружилась так, словно за ужином он выпил кувшин вина, а не жалких два стакана.

– Вы играете с огнем, леди, – хрипло прошептал он, пытаясь отстраниться… но затылок его тут же уперся в прохладный камень стены.

Не обращая внимания на это предостережение, Мэдди с любопытством глядела ему в лицо.

– Когда мы будем целоваться, я должна закрыть глаза или оставить их открытыми?

– Твердых правил на этот счет не существует, – пробормотал Тристан, заворожено глядя на ее полные, мягкие губы. Нижняя губа Мэдди была чуточку полнее, чем верхняя, отчего рот ее казался невыразимо желанным. Как же до сих пор он не обращал внимания на эту соблазнительную черту?

Тристан облизнул пересохшие губы и напомнил себе, что это безумие. Мэдди должна будет стать женой его брата. Если он коснется ее, то предаст Гарта… и, в сущности, предаст все, что считал для себя священным.

– Итак, глаза – это дело личного предпочтения, – серьезно подытожила Мэдди. – Тогда я их закрою. – Тотчас же исполнив это обещание, она наклонилась еще ближе к Тристану. Тристан инстинктивно подхватил девушку, боясь, что она упадет. И это была ошибка.

Как только он коснулся ее, здравый рассудок покинул его окончательно.

– Вы не хотите поцеловать меня перед сном, Тристан? – низким голосом проговорила Мэдди, не открывая глаз.

Тристан сглотнул комок в горле.

– Да, черт меня побери! Хочу! Хоть я и подозреваю, что обоим нам придется горько об этом пожалеть.

У него не оставалось выбора. Эта женщина сводила его с ума. Оставалось либо поцеловать ее, либо задушить, но душить Мадлен было нельзя. Как он объяснит ее смерть Калебу Харкуру? Не говоря уже о Гарте, судьба которого всецело зависела от Мэдди?

Тристан со стоном наклонился и прижал губы к ее губам.

В этом поцелуе было все, о чем Мэдди мечтала… и не мечтала. Губы Тристана оказались жадными и требовательными и в большей степени гневными, чем нежными, однако в этот поцелуй он невольно вложил такое острое одиночество, что столь же одинокое сердце Мэдди в то же мгновение разбилось на тысячу осколков.

Она поняла, что всю свою жизнь ждала этого мужчину. И узнав его, наконец, отвечала теперь на его поцелуй всем своим существом. Обвив руками его крепкую шею, она отдалась чистому восторгу этой волшебной минуты, чувствуя, что у нее и впрямь никогда не было такой великолепной ночи.

Все кончилось внезапно. Опомнившись, Тристан резко оттолкнул ее, и Мэдди ничком упала на мешок с зерном.

– Боже мой! – воскликнула она, во все глаза глядя на Тристана. – Я даже не представляла себе, что поцелуй может быть таким… таким изумительным!

Тристан тоже не отрывал от нее взгляда, его лицо было пепельно-бледным, в глазах появилось затравленное выражение.

– Вы не одиноки, – проговорил он, тряхнув головой, словно пытаясь привести в порядок спутанные мысли. – Я изумлен не меньше.

Словно в трансе, он поднялся на ноги, подхватил тяжелый мешок и поставил его вертикально, затем – еще один… Вокруг Мэдди начала появляться настоящая баррикада. Девушка приподнялась на локте и удивленно выглянула из-за мешков.

– Боже! Что вы делаете?!

– Надлежащие приготовления ко сну. – Постанывая от усилия, Тристан приподнял третий мешок и присовокупил его к остальным. – Насколько я припоминаю, американские колонисты называли этот процесс “мешкованием”. Они изобрели его, чтобы оградить таких, как вы, молодых, любопытных и невинных девушек от беды, в которую вы пытаетесь ввязаться при помощи столь кокетливого поведения.

– Вы считаете, что я веду себя кокетливо? – переспросила Мэдди, заинтригованная тем, что Тристан, по-видимому, считает ее роковой женщиной.

В ответ англичанин лишь проворчал нечто неразборчивое. Развернув одеяло, он набросил его на девушку. Затем, стянув сапоги, улегся по другую сторону баррикады, скрывшись из виду.

– Я всегда презирал американцев, – спустя несколько секунд пробормотал он почти про себя. – Я встречался с несколькими парнями из Америки, и все они были невежами и грубиянами. Но теперь-то я понимаю, что колонисты заслуживают уважения. Пусть им недостает утонченности, но зато они дают последний шанс бедолаге, которого искушает невыносимая женщина.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Долго еще после того, как луна закатилась за горизонт, Мэдди лежала без сна, наслаждаясь пережитым блаженством поцелуя. Снова и снова она оживляла в памяти тот момент, когда твердые и горячие губы Тристана овладели ее губами с невыразимой страстью и жадностью, а она ответила на эту страсть с равной пылкостью.

Мэдди старалась убедить себя, что ошеломлена до такой степени всего лишь потому, что это был ее первый поцелуй. Но Мэдди не очень хорошо умела лгать, особенно самой себе. Истина же заключалась в том, что ошеломил ее не сам поцелуй, а именно то, что поцеловал ее этот странный англичанин, с которым она познакомилась всего три дня назад.

У Мэдди не было сомнений в том, что Тристан был чрезвычайно искушен в поцелуях… да и вообще во всем, что может произойти между мужчиной и женщиной. Но опытность составляла лишь малую долю всего, что привлекало ее в этом человеке. Мэдди чувствовала, что ее связывают с ним необъяснимые узы, более высокие, чем просто плотское притяжение. Когда Тристан целовал ее, Мэдди казалось, будто соприкоснулись сами их души, а не просто губы.

А ведь он предупреждал ее, что оба они пожалеют о том, что поддались взаимному влечению! Как же глупо с ее стороны было не прислушаться к этому предостережению! Как глупо, как по-детски должны были звучать ее рассуждения о “мериле совершенства”! Неудивительно, что Тристан обвинил ее, сказав, что она играет с огнем!

Ну что ж… теперь ей придется расплачиваться за эти дурачества. Ибо теперь, после этой краткой и страстной ласки, Мэдди уже не могла закрыть глаза на правду, которую она так долго старалась не признавать: она влюбилась в этого упрямого, своенравного англичанина. Влюбилась с первого взгляда.

Мэдди даже себе не смогла бы объяснить, почему так случилось. Просто Тристан был единственным мужчиной, от одного взгляда которого сердце ее начинало биться быстрее, от одного прикосновения которого ее охватывало дивное, необъяснимое чувство блаженства.

Мэдди вздохнула. Беда была в том, что именно этот мужчина, которому она невольно отдала свое сердце, легче любого другого мог разбить его.

Если только не… Ведь он был испуган так же, как она сама, когда оттолкнул ее после этого головокружительного поцелуя; он даже счел необходимым соорудить баррикаду, поскольку, по собственному его признанию, Мэдди оказалась для него почти непреодолимым соблазном.

Быть может… быть может, он не настолько холоден и черств, как кажется. Быть может, сердце его столь же уязвимо.

Мэдди снова вздохнула. А быть может, нет ничего глупее, чем предаваться подобным иллюзиям!

Легкие и печальные вздохи, доносившиеся из-за баррикады, говорили Тристану, что Мэдди тоже не может уснуть, как и он. Возможно, по той же самой причине.

Проклятый поцелуй!

Что на него нашло? Почему он это сделал? И почему этот поцелуй ошеломил его, как какого-нибудь юнца, впервые узнавшего, чем девочки отличаются от мальчиков? Конечно, запретный плод сладок… но это ничего не объясняло. Тристан не однажды срывал тайком столь же запретные плоды, и всякий раз уходил безнаказанным.

Нет, он больше не мог этого отрицать. Он желал женщину, которая вскоре станет женой его брата… желал ее со всей возможной страстью. Каждая клеточка его тела тянулась к ней. И это желание было куда сильнее, чем чисто физическое влечение, которое он испытывал в прошлом к куда более роскошным женщинам.

Видимо, все дело было в ее безукоризненной честности, в ее отваге и в том, что Мэдди постоянно удивляла его, всякий раз делая то, что он меньше всего ожидал. По правде говоря, Тристан решил бы, что влюбился в нее, если бы он вообще верил в такое чувство, как любовь. А, судя по тому, как страстно Мэдди ответила на его поцелуй, можно было предположить, что она питает к нему схожие чувства. Тристан поставил бы последний грош на то, что Мэдди способна проявлять подобную пылкость, не испытывая в действительности серьезных чувств.

Именно поэтому впредь нельзя было повторять эту глупость. Даже прикасаться к ней больше нельзя! Больше никаких ночевок под открытым небом, на сеновалах и на чердаках! Они будут гнать лошадей во весь опор от рассвета до ночи, пока не доберутся до Кале. А если понадобится, Тристан продаст и пистолет, который получил в подарок от лорда Каслри, и часы старого графа Рэнда. Он без малейшего сожаления расстанется с обоими вещами, лишь бы обеспечить для себя и Мадлен приличный ночлег.

Законы чести требовали от Тристана Тибальта сдержать клятвы, данные отцу Бертрану и Гарту, и доставить Мэдди ее отцу такой же невинной, какой он ее встретил.

Облегченно вздохнув при мысли, что, наконец, нашел решение проблемы, Тристан неслышно поднялся с мешков, спустился по лестнице в пруд и принял вторую ледяную ванну за этот вечер.

Мэдди проснулась на рассвете в твердой решимости с этого момента и впредь вести себя скромно и сдержанно, чтобы сгладить впечатление той наивной глупышки, которое накануне произвела на него. Задолго до того, как солнце выглянуло из-за горизонта, она уже лежала без сна, дрожа от холода и репетируя про себя слова, которые скажет Тристану, чтобы справиться со смущением, все еще обуревавшим ее после вчерашнего страстного объятия.

Но все ее приготовления была напрасны. Тристан даже не дал ей возможности заговорить с ним. Следующие три дня он так старательно держался от нее на расстоянии, что Мэдди пришла к неутешительному выводу. Она решила, что Тристан преисполнился к ней невыразимым отвращением после того, как она практически вытребовала у него поцелуй… и от одной этой мысли краска стыда бросалась ей в лицо.

Дело было не только в том, что все эти дни он был безупречно вежлив, но смертельно холоден. Он еще и тщательно заботился о том, чтобы снимать для ночлега комнаты в дальних концах коридоров придорожных гостиниц… несмотря на то, что утверждал, будто им едва-едва хватит денег на еду. И только после того, как Мэдди, ничего не подозревая, попыталась узнать у своего спутника, который час, выяснилось, что Тристан продал свои драгоценные часы, чтобы заплатить за эти комнаты в гостиницах.

Мэдди хотелось плакать от разочарования. Неужели этот чванливый нахал придерживается настолько высокого мнения о своих мужских достоинствах, что полагает, будто она бросится на него, как похотливая кошка, стоит ему приблизиться к ней на расстояние вытянутой руки? Никогда еще она не испытывала такого гнева и унижения!

Наутро четвертого дня ей настолько осточертела его безукоризненная вежливость, что Мэдди отреклась от своей клятвы смирения и решила вывести Тристана из себя, чтобы тот, наконец, вернулся к своим обычным грубостям.

– Нравится вам это или нет, но вам придется подсадить меня в седло! – заявила она, когда они остановились напоить лошадей у ручейка. – У меня болят все суставы от езды в мужском седле! Я не смогу забраться на лошадь без вашей помощи.

– Ни за что, – отрезал Тристан и отвернулся. Но Мэдди не сдавалась, и, в конце концов, он, с угрюмым выражением лица, наклонился и буквально подбросил ее в воздух. Мэдди не ожидала ничего подобного. Разумеется, она пролетела мимо седла, успев только схватиться за луку руками, и снова упала в объятия Тристана.

– Я же говорю вам: я стала совсем неуклюжей! – смеясь, воскликнула она.

Но Тристану было не до смеха. Несколько долгих секунд он молча прижимал ее к груди, и глаза его становились все темнее и выразительнее. Сердце Мэдди бешено заколотилось.

– Тристан? – прошептала она, замирая от блаженства.

Тристан хмуро сдвинул брови, черные, как вороново крыло.

– Черт побери! Мэдди! Сколько раз я должен вас предупреждать? Не делайте этой ошибки, иначе я зайду слишком далеко. Я изо всех сил стараюсь вести себя с вами как джентльмен, но это дается мне нелегко. И поверьте, вам придется не по нраву тот зверь, которого вы совершенно напрасно пытаетесь во мне раздразнить! – И с этими словами Тристан разжал объятия и направился к своему жеребцу, предоставив Мэдди забираться в седло самостоятельно.

Следующие несколько часов Мэдди следовала за ним как во сне. Голова ее кружилась от наплыва чувств. Значит, она все же не ошиблась! Тристана тянуло к ней с такой же колдовской силой, как и ее к нему. Просто он считал неприличным сообщать Мэдди о своих чувствах, пока они путешествуют вдвоем, да еще при столь двусмысленных обстоятельствах. Быть может, он намеревается ухаживать за ней, когда они приедут в Лондон? Мэдди даже задрожала, предвкушая это счастье. При одной мысли о том, что Тристан будет ухаживать за ней, у нее перехватило дыхание.

Ярко светило весеннее солнце; дорога бежала на запад, к Парижу; со стороны дороги расстилались пышные виноградники. Но Мэдди не замечала окружающей красоты. Она была полностью погружена в свои мечты о том, как в один прекрасный день Тристан, встав перед ней на одно колено, объявит, что получил разрешение ее отца просить ее руки.

Мэдди нахмурилась. Но на какие деньги может содержать жену человек, только недавно оставивший ремесло шпиона? Мэдди вгляделась в горделивую осанку Тристана, в надменно расправленные плечи и высоко поднятую голову… Едва ли такой человек захочет оказаться на содержании у тестя, сколь бы богатым ни был этот тесть.

Но, быть может, его брат, этот граф, подарит ему часть своих владений, когда Тристан сообщит ему о своем намерении жениться? Да, конечно. Вот и разгадка. По-видимому, его связывали с братом крепкие узы, несмотря на то, что Тристан был незаконнорожденным. И нет сомнений в том, что такой знатный лорд, как его брат, владеет множеством мелких поместий, где можно разводить овец… а Тристан, судя по всему, очень любил овец. Всякий раз, когда они проезжали мимо отары, пасшейся на лугу, в глазах Тристана вспыхивал огонек.

Внезапно Мэдди охватила настоящая радость. Она нашла человека, рядом с которым счастливо проведет всю свою жизнь. И этот человек отвечает ей взаимностью! И, по правде сказать, ей совершенно все равно, где они будут жить. Жизнь рядом с Тристаном нигде не будет скучной.

На щеку ей упала капля дождя… затем еще одна, и еще… Мэдди настолько углубилась в свои прекрасные мечты, что не заметила, как на горизонте сгустились черные тучи. Но теперь и ей стало ясно, что с минуты на минуту на них обрушится весенний ливень.

– Надо найти укрытие! – прокричал Тристан сквозь налетевший шквал ветра.

Прикрыв глаза от дождя, уже бившего ей в лицо, Мэдди огляделась по сторонам в поисках сарая или навеса, где можно было бы переждать бурю. Поначалу ничего подобного вокруг не обнаружилось. Но затем Мэдди разглядела слева от дороги, на холме, покрытом виноградными лозами, небольшую беседку, из тех, в которых в пору сбора урожая ночевали работники. Это крошечное каменное строение, похожее на пчелиный улей, не имело окон и едва могло вместить двух человек… но этого было вполне достаточно, чтобы защититься от ливня.

– Вон там, – указала Мэдди Тристану на едва различимую вдали беседку.

Тристан проследил за ее рукой, и лицо его застыло в ужасе. Он побледнел, лоб его мгновенно покрылся каплями пота.

– Вы шутите, – пробормотал он. – Там едва поместится пара белок… а внутри, должно быть, темно, как в погребе!

Мэдди улыбнулась про себя и направила свою лошадь к беседке. Видимо, Тристан боялся, что, если они окажутся вдвоем в таком тесном помещении, он снова испытает соблазн поцеловать ее. Не слишком ли этот повеса погряз в добродетели? Теперь Мэдди уже почти не сомневалась, что в Лондоне Тристан к ней посватается.

– Нет времени спорить из-за мелочей, – заявила она, спешившись, привязала кобылу к ближайшему шесту и заползла в узкий вход беседки.

– Внутри просторнее, чем кажется! – крикнула она, обернувшись.

Тристан молчал. Высунув голову наружу, Мэдди увидела, что он стоит у беседки под проливным дождем.

– Не глупите, – с укором проговорила она. – Здесь полным-полно места для двух человек, если пригнуть голову.

Тристан испустил стон. Ни за что на свете он не согласится залезть в эту тесную темную беседку!

– Я подожду здесь, – отрезал он. – Это всего лишь весенний дождик. Он скоро кончится.

– Но прежде вы успеете схватить воспаление легких! – Мэдди уставилась на него снизу вверх, наморщив лоб. – Не думайте, что я не ценю вашу заботу о моей репутации. Ваше благородное поведение делает вам честь, однако, подумали ли вы, каково будет мне, если из-за моего доброго имени вы серьезно заболеете?

Тристан уставился на нее во все глаза, разинув рот от удивления. О чем это она? И какое отношение имеет его страх перед замкнутым пространством к ее доброму имени? Но тут он вспомнил, что Мэдди ничего не знает. Откуда ей знать, что, оказавшись в тесном помещении, он начинает сходить с ума от страха?!

Черт побери! Наверное, придется признаться ей в этом. Она не отстанет от него, пока не услышит правду, и какая разница, если она, правда, покажется ей отвратительной? Все лучше, чем то очарованное выражение, не сходившее с ее лица с тех пор, как он имел глупость поцеловать ее.

– Поверьте мне, я не смог бы забраться в эту беседку, даже если бы от этого зависела моя жизнь, – мрачно сообщил он. – Я с детства боюсь закрытых помещений… особенно тесных и темных. С меня довольно трабулей. Если я залезу в эту беседку, я превращусь в безумца.

Вот он и признался. Пусть теперь презирает его, если хочет. До сих пор в эту постыдную тайну были посвящены только Гарт и Кэролайн.

Мэдди не сводила с него глаз.

– Я слыхала о подобных страхах, – спокойно проговорила она. – Думаю, они встречаются не так уж редко. Но, ради Бога, объясните, почему вы не сказали мне об этом еще там, в трабулях? Почему вы просто рычали на меня, как дикий зверь, всякий раз, как мы оказывались в замкнутом пространстве? – Мэдди нахмурилась. – Ладно. Не объясняйте, я уже все поняла. Ваша дурацкая мужская гордость! Не понимаю, почему добрый Господь сделал мужчин господами мира. В них столько глупости, столько гордыни.

В считанные секунды Мэдди превратила страх, преследовавший его в детства, в простое неудобство, которое “встречается не так уж редко”. Можно подумать, он признался ей не в позорной трусости, а в том, что у него на пальце заусеница. Но, черт побери!.. спокойствие, с которым эта девушка восприняла известие о его унизительной слабости, смутило Тристана едва ли не больше, чем сама эта слабость.

Неловко переминаясь с ноги на ногу, Тристан смотрел, как Мэдди смахивает со лба капли воды.

– Ладно. Возьмите, по крайней мере, одеяло и накройте голову, – внезапно потребовала она. – Я не собираюсь нянчиться с вами весь остаток путешествия, если вы простудитесь!

Черт бы ее побрал! Сначала она выставила его дураком, а теперь хочет, чтобы он, как какой-нибудь жалкий молокосос, прикрывался одеялом от простуды!

– Я не простужаюсь! – рявкнул Тристан. – За всю свою жизнь я не болел ни разу!

Набросив на голову капюшон сутаны, он прислонился к стене беседки, защищавшей его от ветра, и приготовился пережидать бурю.

– А вы помните, из-за чего у вас в детстве возник этот страх перед теснотой? – спросила Мэдди, когда ветер утих и больше не мешал разговору.

Тристан надвинул капюшон на брови. Конечно, помнит. Но этим воспоминанием он еще не делился ни с кем… даже с Кэролайн и Гартом.

– Иногда, если удается облечь подобный страх в слова, это становится первым шагом к избавлению от него, – заявила Мэдди так бесцеремонно, словно не понимала, что требует от Тристана выдать самую мрачную тайну его души.

Интересно, права ли она? Неужели, обнажив свои страхи, он и вправду сможет ослабить их цепкую хватку? Тристан сомневался в этом, однако знал по опыту, что рано или поздно Мэдди все равно вытянет из него унизительную правду.

– Моя мать была шлюхой в одном из самых известных лондонских борделей, – выпалил он, наконец, и услышал, как Мэдди потрясение ахнула. Пусть переварит это, если сможет! – Хозяйка борделя разрешила ей оставить меня при себе, но при условии, что я не буду мешать ее профессиональным обязанностям. Всякий раз, когда к матери приходил клиент, а это бывало почти каждую ночь, она запирала меня в платяном шкафу. Там было очень темно и тесно, а я тогда был еще несмышленышем с чересчур богатым воображением. Чтобы не кричать от страха, я засовывал кулак в рот.

В ужасе вытаращив глаза, Мэдди выползла из беседки и уселась под дождем рядом с Тристаном.

– Но зачем она это делала, если знала, что это вас так пугает?

– Она не знала, – возразил Тристан. – Я ничего ей не говорил. Даже шестилетнему ребенку было понятно, что у нее просто нет другого выхода.

Мэдди показалось, что сердце ее разрывается на части. Перед ее мысленным взором предстала эта чудовищная картина: маленький черноволосый мальчик дрожит от страха в темном шкафу, пока его мать торгует своим телом как грошовая шлюха.

Тристан отвернулся, не желая встречаться с ней взглядом, и уставился на далекий горизонт, где солнце уже пробивалось сквозь тучи.

– А потом, – продолжал он вполголоса, – все мои проблемы с платяным шкафом решились благодаря одному кучеру. Он переехал мою мать. Тот день был очень похож на сегодняшний. В лицо этому кучеру бил ветер и дождь, и, наверное, он даже не заметил, что кто-то угодил под колеса экипажа. Моя мать была такой маленькой и худенькой… ее легко было принять за кучу тряпья, которое кто-нибудь уронил посреди Хеймаркет-стрит.

– Ох, Тристан! Какой ужас вам довелось пережить! – Мэдди ласково коснулась его руки. – А после этого вас взяла к себе графиня Рэнда?

– Да. – Тристан, наконец, взглянул в лицо своей собеседнице, и губы его искривились в болезненной улыбке. – Хозяйка борделя знала, кто был моим отцом, и велела одному из своих громил-помощников доставить меня в дом графа. Разумеется, граф все отрицал. Но графиня прижала меня к своей груди, осушила мои слезы поцелуями и приняла меня в своем доме как родного сына. С тех пор я стал лордом Тристаном, и ничто уже не напоминает мне о моем отвратительном детстве и о моей бедной матери, кроме этой проклятой трусости, которая, должно быть, будет преследовать меня до могилы.

Мэдди ободряюще сжала его руку.

– Никогда больше не называйте себя трусом! Вы самый смелый человек из всех, кого я когда-либо встречала! Когда я думаю о том, какую пытку вам пришлось вынести в тех ужасных темных трабулях, мне просто хочется плакать. – И опустив голову на плечо Тристана, она действительно расплакалась.

Тристан ошеломленно тряхнул головой. Он ошибся, предполагая, что внушит Мэдди отвращение этой грязной историей. Очевидно, его откровения ничуть не изменили ее отношения к нему. Когда Мэдди выплакалась, на лице ее было столь же очарованное выражение… и это грозило бедой, если только Тристану не удастся сию же минуту выбить из ее головы идиотское представление о нем как о трагическом герое.

И это была не единственная его ошибка. Вторая состояла в том, что Тристан все же простудился. Следующие два дня и две ночи его лихорадило. Мэдди ни разу не упрекнула его в том, что он не прислушался к ее совету, однако в глазах ее явственно читалась укоризна.

Однажды она даже предложила ему задержаться на несколько дней в очередной гостинице, где они остановились на ночлег, но это лишь укрепило Тристана в его решимости как можно быстрее добраться до Парижа. Вечером девятнадцатого марта, когда они въехали в город, Тристан чувствовал себя слабым, как котенок. Мало того, он постоянно кашлял, а мышцы его то и дело сводило судорогой, отчего верховая езда превратилась для него в постоянную пытку.

В Париже было необычно тихо. Трудно было поверить в то, что Наполеон со своим войском вот-вот вступит в столицу. Ничто не предвещало того, что вечером горожане уснут под властью короля, а, проснувшись утром, обнаружат, что на троне снова восседает император.

– Надо заехать в Тюильри, – прохрипел Тристан между приступами кашля. – Каслри захочет получить отчет из первых рук о судьбе короля Людовика, а я, возможно, окажусь единственным, кто сможет предоставить ему эти сведения.

Вспомнив о фанатичной преданности, которую питал к Бурбонам ее дед, Мэдди кивнула в знак согласия, хотя больше всего на свете в тот момент она желала горячего обеда и мягкой постели.

У ворот королевского дворца собралась толпа. Тристан и Мэдди спешились и, ведя лошадей в поводу, направились к народу.

– Что происходит? – осведомился Тристан у какого-то грязного старика, опиравшегося на палку.

Старик окинул Тристана угрюмым взглядом из-под набрякших век.

– Ничего такого, что могло бы заинтересовать вас, святой отец. Толкуют, что Маленький Капрал сегодня ночует в Фонтенбло, а Жирный Людовик бежит в Гент. – Старик пожал узкими плечами. – Но какая разница, кто сидит на французском троне? Для нас, простых горожан, это ничего не меняет. – Подняв голову, он бросил взгляд на ворота. – Ага, вот и король, – заметил он, снимая шапку.

Мэдди увидела двух лакеев в ливреях. Они несли огромное кресло, в котором восседал толстяк в пурпурном атласном жилете, с редеющими седыми волосами и тройным подбородком, колыхавшимся, как пудинг.

Мэдди недоверчиво уставилась на него.

– Только не говорите мне, что эта жаба-переросток и есть тот самый король, за которого мой дед готов был пожертвовать жизнью! – шепнула она Тристану.

– Но это и вправду король, – прошептал он в ответ, сдерживая кашель.

Толпа приветствовала монарха со сдержанным энтузиазмом, и лакеи задержались на мгновение, чтобы король мог в ответ помахать народу рукой.

– Возлюбленные мои соотечественники, – произнес Людовик на удивление сильным и певучим голосом. – За себя не боюсь, я боюсь за Францию. Тот, кто разжег в нашей стране пламя гражданской смуты, обрушил на Францию и все несчастья войн с иными государствами. Он снова хочет надеть на шею нашей страны железное ярмо. Он намерен уничтожить конституцию, которую я даровал вам.

По толпе прокатился гром аплодисментов, а какой-то молодой солдат в потрепанной роялистской форме даже прокричал: “Да здравствует король!”

Король промокнул лоб кружевным платком и продолжал:

– Да будет эта конституция, эта гордость каждого француза, любящего свое отечество, нашим священным знаменем!

Толпа снова разразилась приветственными возгласами, на сей раз более искренними. Затем с помощью полудюжины крепких стражников Людовик Восемнадцатый сошел с носилок и уселся в богато украшенную дорожную карету. Напоследок Мэдди заметила, что король помахал пухлой, унизанной перстнями рукой из окна кареты, уже катившей на север, к бельгийской границе.

Глаза девушки наполнились слезами.

– Слава Богу, что моего деда здесь нет! Слава Богу, что он не увидел эту жалкую пародию на короля, дрожащую от страха перед Корсиканцем! – грустно проговорила она и огляделась вокруг. – Но у короля все-таки осталась горстка сторонников. Они хотя бы приветствовали его напоследок.

– Точно так же они будут завтра приветствовать Бонапарта, – сухо заметил Тристан. – Этот старый парижанин совершенно прав. Людям надоело сражаться не на жизнь, а на смерть, и они готовы с распростертыми объятиями принять любого, кто пообещает им мир и спокойствие. Но это не наша забота. – Он обвел взглядом толпу, уже заметно поредевшую. – Пока что мне не попалось на глаза ни одного знакомого, но удача может изменить нам. Надо покинуть Париж как можно скорее, прежде чем меня кто-нибудь узнает.

Усевшись в седло, он оглядел широкую улицу, полукольцом окружавшую Тюильри.

– Но сперва нужно добыть овса для лошадей, обед для нас с вами и постели, где мы могли бы отдохнуть хотя бы несколько часов. А как только рассветет, мы поскачем в Кале.

Мэдди устало взобралась в седло и последовала за ним по улицам Парижа. Уже почти стемнело. Миновав недостроенную Триумфальную арку, которую Наполеон велел воздвигнуть в честь своих побед, путники оказались в районе, где улицы сменились узкими кривыми переулками, а элегантные здания уступили место грязным хибарам и крошечным лавкам без витрин.

Дул резкий ветер. Сырой, тяжелый воздух над городом пропах грязью и отбросами, которыми были завалены старинные улицы. Одной рукой придерживая поводья, а другой прикрывая глаза от пыли, Мэдди старалась не отставать от Тристана, который гнал жеребца по лабиринту переулков.

Дважды он терял дорогу и проезжал по той же самой улице, которую лишь несколько минут назад оставил позади. Но, наконец, когда Мэдди уже решила, что они безнадежно заблудились, Тристан остановился в конце мощенного булыжником тупичка перед дверью, ведущей в полуподвал.

– Вот мое бывшее жилище, – пояснил он своей спутнице осипшим от простуды голосом и постучал в дверь. – Владелица этого дома моя старая приятельница. Здесь мы можем рассчитывать на приличный ужин и чистую постель.

Он постучал еще раз, и дверь, наконец, отворилась со скрипом. На пороге появилась миниатюрная темноволосая фигурка в белом пеньюаре.

– Тристан, друг мой! – воскликнула она, обвивая его шею пухлыми ручками. – Но зачем ты натянул на себя эту сутану? Она тебе не идет!

Тристан хохотнул, от чего у него опять начался приступ кашля.

– Это долгая история, Минни, и лучше рассказывать ее за стаканом вина и тарелкой хорошей еды. – Он передал поводья обеих лошадей вертевшемуся рядом с ним уличному мальчишке и велел отвести животных в конюшню, а затем легонько подтолкнул Мэдди к двери. – Минни, ты не могла бы пустить нас с другом переночевать? Нам нужны соседние комнаты, соединенные дверью.

Минни удивленно приподняла бровь, пропуская Тристана и Мэдди в дом.

– Итак, дорогой, ты не согревал мою постель вот уже десять месяцев, а теперь просишь устроить тебя на ночлег с этим… этим созданием! – Она смерила Мэдди презрительным взглядом.

Тристан искоса взглянул на Мэдди, не зная, как она отреагирует на эти рискованные слова, однако Мэдди усилием воли скрыла свое потрясение.

Она внимательно всматривалась в лицо этой “старой приятельницы”, которая, очевидно, оказалась также и любовницей Тристана. Даже в тусклом свете свечей Мэдди различала тонкую сеточку морщин под черными круглыми глазами этой женщины, свидетельствовавшую о том, что Минни была уже не в первом цвете молодости. И все же этой женщине нельзя было отказать в определенной роковой красоте, а тонкий пеньюар почти не скрывал ее полную грудь и округлые бедра… Мэдди всегда втайне завидовала женщинам с такой пышной фигурой.

Минни обиженно выпятила нижнюю губу.

– Я по тебе скучала, Тристан. Чем я провинилась, что всю свою жизнь вынуждена тосковать по такому жестокому, такому бездушному мужчине! – Она бросила на Мэдди еще один злобный взгляд. – И вот ты опять так меня обижаешь!

– Я тоже по тебе скучал, дорогая, – проговорил Тристан, равнодушно целуя в лоб женщину, которая была его любовницей почти семь лет.

Беззастенчивые намеки Минни на их прошлые взаимоотношения почему-то смущали его. Прежде ее откровенность никогда не вызывала у него раздражения, напротив, он даже находил ее забавной. Но сейчас он невольно смотрел на всю эту ситуацию глазами Мэдди… Впрочем, небольшой образчик его прошлой жизни, возможно, развеет, наконец, ее иллюзии.

Минни нужно было успокоить, во что бы то ни стало. Она была ревнивой как кошка, и если не удастся умаслить ее, то придется ночевать на улице на пустой желудок. Но этой ночью Тристан намеревался ограничиться только сладкими речами. Желания делить с Минни постель он не испытывал… и объяснял для себя этот редкий феномен последствиями простуды.

Тристан ласково оторвал пальцы Минни от своей руки.

– Что за чепуха взбрела тебе в голову? – спросил он, приподнимая нежный подбородок своей любовницы и легко целуя ее в пухлые красные губы. – Я же сказал тебе: этот мальчик просто мой друг.

– Это правда?

– А разве я тебе когда-нибудь лгал?

– Нет, но я часто подозревала, что ты не говоришь всей правды. – Минни пожала плечами. – Ну что ж, никто не совершенен, и, кроме того… – Взгляд ее скользнул по худощавому стройному телу Тристана. – Кроме того, в тебе и так много достоинств.

Спустя несколько минут Минни уже приготовила восхитительную закуску, которой Тристан наслаждался, когда жил в Париже.

Мэдди и Тристан сели ужинать за круглый дубовый стол в гостиной на первом этаже дома. Минни, накрыв на стол, присоединилась к ним… вернее к Тристану: нимало не смущаясь, она уселась к нему на колени. Тристан изо всех сил старался утихомирить ее, чтобы спокойно поесть, однако Минни ерзала, не затихая ни на минуту.

– Веди себя прилично, Минни, – наконец велел Тристан, легонько шлепнув ее пониже спины. Бесполезно. Пальцы Минни по-прежнему то робко, то требовательно исследовали его анатомию. Подняв голову, Тристан обнаружил, что взгляд Мэдди прикован к ее тарелке, а щеки ее полыхают, как красные яблоки в корзине, которую Минни заботливо выставила на стол.

Покончив с ужином, путники поднялись из-за стола и направились на второй этаж, в спальные комнаты. Минни прошептала:

– Моя дверь, как всегда, не заперта, дорогой!

Мадлен опять залилась краской смущения, поскольку шепот эхом разнесся по узкому коридору, как звук трубы в пещере.

– Не гаси свечу и не закрывай дверь в мою комнату, – велел Тристан Мэдди, стоя на пороге между двумя соседними спальнями. – Я тоже оставлю свечу зажженной. – Он достал из-за пояса пистолет и вручил его Мадлен. – Обычно я легко просыпаюсь, но сегодня я себя чувствую из рук вон плохо, поэтому держи оружие под рукой… и, Бога ради, не забудь взвести курок, если понадобится пустить его в ход.

Мэдди с отвращением уставилась на пистолет.

– Зачем мне это нужно? Единственный, кто может к нам пожаловать, это ваша бывшая домовладелица… если вы не воспользуетесь ее любезным приглашением. Или вы хотите, чтобы я застрелила вашу “старую приятельницу”?

Мэдди отвернулась, но Тристан успел заметить, сколь соблазнительной была для нее эта идея. Зеленоглазое чудовище ревности прежде не посещало ее, но сейчас одна мысль о том, что твердые губы Тристана будут прижиматься к губам этой парижской Иезавели, сводила Мадлен с ума.

– Минни не придет в мою комнату. Это не в ее манере. А поскольку я не намерен вставать с постели после того, как улягусь, вы можете спать совершенно спокойно… но благоразумнее все же принять меры предосторожности.

Наклонившись, Тристан достал нож из-за правого голенища и положил его к себе на подушку.

– Спокойной ночи, Мэдди. Помните: нам надо подняться с рассветом.

И с этими словами Тристан сбросил с ног сапоги, не раздеваясь, забрался под одеяло и мгновенно провалился в сон.

Мэдди прошла в свою спальню, сняла пыльные штаны и рубаху и с наслаждением избавила от сапог ноющие ноги. Оставшись в одной сорочке, она плеснула на руки и лицо воды из умывального тазика и забралась в постель. Но, несмотря на усталость, сон не шел к ней. Матрас оказался неудобный, сбитый комками, а в уме Мадлен непрестанно вертелись события последнего дня и последних двух недель.

Главным образом, она, конечно, была изрядно шокирована “старой приятельницей” Тристана. Она никогда еще не встречалась с женщинами такого рода. Конечно, ей было известно, что большинство аристократов, посещавших дом ее деда, содержали любовниц, но все это хранилось в глубокой тайне.

Мэдди огорченно прикусила нижнюю губу. Когда Тристан посватается к ней, она даст ему понять, что после свадьбы не потерпит подобных связей. Впрочем, возможно, Тристан и сам решил исправиться: ведь, несмотря на соблазнительное приглашение Минни, он не выказал намерения нанести ей ночной видит.

Мэдди даже представить себе не могла, как мужчина в здравом уме может находить подобную вульгарность привлекательной. Впрочем, поразмыслив, она пришла к выводу, что это может восприниматься как приятное разнообразие. Но ведь должна же где-то быть золотая середина между грубой сексуальностью Минни и холодным равнодушием, которое выказывали к своим мужьям едва ли не все лионские аристократки!

Прошел целый час, а Мэдди все еще раздумывала над этим мучительным вопросом: каким образом, оставаясь настоящей леди, можно уберечь своего супруга от цепких объятий дам полусвета? И тут внезапно она услышала, как дверь в комнату Тристана открывается, и кто-то украдкой движется к его кровати.

Мэдди заскрежетала зубами. Выходит, Тристан заблуждался. Минни оказалась совсем не прочь нанести ему визит, когда поняла, что сам он к ней не явится. Мэдди прислушалась, затаив дыхание. Шаги замерли. На мгновение воцарилась тишина, а затем раздался хриплый вскрик Тристана и чье-то сдавленное ругательство. Второй голос явно принадлежал не хозяйке дома… и вообще не женщине.

Мэдди вскочила с постели, схватила пистолет, взвела курок и бросилась к двери в спальню Тристана. В свете свечи она разглядела высокого темноволосого мужчину в черном вязаном жакете и черных панталонах, плотно обтягивавших его ноги словно вторая кожа.

Неизвестный гость боролся с Тристаном на кровати. Противник Тристана навалился на него и занес руку. Сердце Мэдди бешено заколотилось: незнакомец сжимал в толстых пальцах смертоносный кинжал.

– Стойте! – закричала Мэдди, двумя руками поднимая пистолет. – Бросьте нож, или я выстрелю!

Убийца медленно опустил руку и оглянулся через плечо, впившись в Мэдди маленькими, глубоко посаженными черными глазками. У девушки пробежал холодок по спине. Она лихорадочно стиснула пистолет, руки ее дрожали, как листья на ветру. Злобные глазки убийцы остановились на трясущемся пистолете, он выругался и снова занес нож.

– Бога ради, Мэдди, застрелите этого ублюдка! – сдавленно прохрипел Тристан из-под прижавшей его к полу массивной туши.

Мэдди зажмурилась и нажала на спусковой крючок. В ноздри ей ударил едкий запах дыма. Раздался грохот, треск и приглушенный стон. Мэдди открыла глаза и увидела, что Тристан уже выбрался из-под обмякшего тела незадачливого убийцы и поднимается на ноги. Его лицо и волосы были присыпаны каким-то белым порошком, что придавало ему сходство с призраком.

– Хороший выстрел! Вы спасли мне жизнь, – спокойно сообщил он, отряхивая белую пыль со своей сутаны и вынимая пистолет из негнущихся пальцев Мэдди.

Мэдди прижала руку к губам, чувствуя, как к горлу подступает тошнота.

– О, Боже мой! Он… Я…

– Ничего подобного. Но вы все равно отлично поработали. Если вы откроете глаза, то увидите, что ваша пуля попала в потолок, одна из плиток откололась и свалилась на голову этого мерзавца как раз в тот момент, когда он собирался воткнуть в меня нож.

Тристан провел пальцами по волосам, и с них хлопьями посыпалась штукатурка. Губы его растянулись в улыбке.

– Удары по голове отлично вам удаются, Мэдди. Похоже, это ваша специальность. Вы оставляете за собой по всей Франции длинный след из проломленных черепов.

Незваный гость на кровати застонал, и Тристан поспешно стукнул его по затылку рукоятью пистолета.

– Я узнал этого негодяя, – сообщил он, засовывая пистолет в карман сутаны. – Это один из наемных убийц Фуше, и во всем Париже не сыскать другого мерзавца, который заслужил бы головную боль больше, чем он. Вообще-то, я оказал бы Франции хорошую услугу, если бы прикончил его прямо здесь сию секунду.

Мэдди ахнула.

– Но из почтения к вашим нежным чувствам я обуздаю свои природные инстинкты и всего лишь сделаю так, чтобы он не помешал нам спокойно убраться из Парижа. – Разрезав простыню на полоски своим ножом, Тристан тщательно связал своего противника по рукам и ногам.

– Прежде чем мы отправимся в Кале, я должен обменяться парой слов с Минни, – угрюмо добавил он. – Она наверняка приложила руку к этому грязному делу: когда мы ехали по Парижу, за нами никто не следил.

– Но ведь вы считали ее своей подругой! Зачем она это сделала?

– Именно это я и хочу выяснить. – Тристан засунул нож за голенище и направился к двери. – Держите дверь на замке, пока я не вернусь. Обычно жильцы этого дома не суются в чужие дела, но выстрел они наверняка услышали. Если они увидят, что я вышел из комнаты, то могут проявить неуместное любопытство. – Остановившись на пороге, он добавил: – Тем временем я советую вам надеть рубаху и штаны. Если кто-нибудь увидит вас в таком виде, вам будет непросто убедить его, что вы – юноша.

Мэдди проследила за направлением его взгляда и, к своему ужасу, обнаружила, что стоит перед ним всего-навсего в одной тоненькой сорочке. Залившись краской смущения, она бросилась в свою комнату и с грохотом захлопнула за собой дверь.

Увидев свое отражение в треснувшем зеркале, которое висело на стене ее спальни, Мэдди окончательно пала духом: если у Тристана до сих пор еще оставались сомнения относительно ее женских достоинств, то теперь эти сомнения наверняка были разрешены не лучшим образом… особенно по контрасту с пышнотелой Минни. Мэдди нахмурилась. Впрочем, мужчины такие странные создания… а этот англичанин самый странный из всех мужчин, каких ей доводилось встречать. И откуда ей знать, так ли уж важны для него роскошные формы, если речь идет о женщине, которая станет хозяйкой в его доме и родит ему детей?!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Почему, Минни? Почему ты это сделала? Прежде ты никогда не питала особой любви к гражданину Фуше! – Тристан впился ледяным взглядом в женщину, лежавшую на кровати, которую за последние шесть лет он так часто разделял с нею.

– Фуше? При чем здесь Фуше? – Минни не стала притворяться, будто ничего не знает об убийце, явившемся в спальню к Тристану, однако была, по-видимому, искренне удивлена тем, что это имеет какое-то отношение к министру полиции. Отчасти Тристан поверил ей: Минни практически не умела лгать, и эту черту он всегда находил в ней наиболее привлекательной.

– Ты меня предал! – объявила Минни, гневно сверкая глазами. – В моем собственном доме! После всего, что мы друг для друга сделали!

– И как же, позволь узнать, я тебя предал?

В темных глазах Минни блеснули слезы.

– Если бы ты завел другую женщину, я бы тебя еще поняла. Мы с тобой никогда не считали нужным ограничиваться одним партнером. Но этот костлявый мальчишка с оленьими глазами! Этого я тебе никогда не прощу!

– Мэдди? Ты подослала ко мне убийцу из-за того, что приревновала к Мэдди?

– Я не подсылала к тебе убийцу, – возмущенно возразила Минни. – За кого ты меня принимаешь? Я всего лишь попросила моего нынешнего друга, который занимает комнату, где когда-то жил ты, чтобы он преподал тебе урок хороших манер.

– К вашему сведению, мадам, этот ваш… друг – один из доверенных прислужников Фуше. Ему наверняка приказали поселиться в вашем доме для слежки, поскольку всем известно, что ваши симпатии на стороне роялистов.

Минни потрясение уставилась в лицо Тристана.

– Клянусь, я ничего не знала! Подумать только! Я делила постель с этим отродьем дьявола больше месяца! – Склонив голову, она метнула на Тристана кокетливый взгляд из-под темных ресниц. – Поверь мне, Тристан, я никогда не желала и не желаю тебе смерти. Я просто не могу разозлиться на тебя до такой степени. – Минни залилась слезами. – Но подумать только! Во что ты превратился в этой развратной Вене! Или ты считал меня невинной воспитанницей монастыря? Думаешь, я ничего не поняла, когда ты потребовал смежные спальни?

– Ничего подобного, Минни. Я всегда помнил, что ты дитя парижских трущоб, а теперь я понимаю, что мысленно ты до сих пор живешь там, – холодно возразил Тристан. У него руки чесались отколотить эту ревнивую стервочку, которую он когда-то находил забавной. – Так вот, слушай меня внимательно, трущобная крыса! Ты поставила под угрозу жизнь внучки одного из первых роялистов Франции, которую я должен доставить в Англию к ее отцу.

– Значит, это мальчишка на самом деле девчонка? – Минни смерила Тристана недоверчивым взглядом. – Но как это может быть? У нее фигура точь-в-точь как у мальчишки!

– Не всех женщин природа одарила так щедро, как тебя, Минни. Но уверяю тебя: Мэдди – женщина. И куда более женственная, чем все, кого я до сих пор встречал. А чтобы ты поняла, как серьезно ошиблась, скажу тебе, что она не была и никогда не станет моей любовницей.

Минни закрыла лицо руками в точно рассчитанном жесте раскаяния.

– Матерь Божья, что я наделала?! – Подняв голову, она просительно взглянула в лицо Тристану. – Скажи мне, дорогой, что я должна сделать, чтобы заслужить твое прощение?

Тристан облегченно вздохнул. В конце концов, ему, возможно, удастся обернуть эту ситуацию к лучшему. Он смерил взглядом свою бывшую любовницу, которая, дрожа, прижалась к изголовью кровати.

– По твоей вине мы не сможем дожидаться рассвета. Нам надо отправиться в путь немедленно, – проговорил он, придав своему голосу всю суровость, на какую был способен. – Но, к сожалению, наши лошади слишком устали и все еще нуждаются в отдыхе.

Минни просияла.

– Ни слова больше! – воскликнула она. – Мой брат Филипп, который сейчас спит в соседней комнате, лучший во всем Париже конокрад. Стоит мне шепнуть ему, и он в течение часа доставит вам двух великолепных скакунов, даже если для этого ему придется обокрасть королевские конюшни.

Со вздохом она откинулась на подушки, предоставив Тристану полюбоваться богатым содержимым ее декольте. Полные красные губки Минни, которые он находил когда-то такими соблазнительными, проворковали:

– Итак, дорогой… не будет ли у тебя каких-нибудь еще желаний, прежде чем мы пойдем будить Филиппа?

***

Буря, гнавшаяся за Мэдди и Тристаном по пятам всю дорогу от Парижа, утихла, когда они, наконец, добрались до Кале. Порт был до отказа забит кораблями, а доки кишели перепуганными роялистами, которые стремились бежать в Англию, прежде чем Наполеон Бонапарт снова завладеет французским престолом.

– Бриг вашего отца стоит на якоре вдалеке от всей этой толчеи, – сообщил Тристан, прикрывая глаза ладонью, чтобы осмотреть гавань со своего наблюдательного пункта на южном пирсе. – Сначала найдем гостиницу, где можно будет смыть с себя дорожную пыль. Потом я продам лошадей. Мне нужны штаны и рубаха, а вам – приличное платье и шляпка. И только потом мы наймем шлюпку, которая доставит нас на корабль. Вы не должны ступить на землю Англии в этом маскараде.

– Merci, – прошептала Мэдди, благодарная за эту неожиданную заботливость. При желании Тристан мог быть совершенно очарователен. Какое счастье, что он, наконец, стряхнул с себя эту холодную мрачность, в которой он пребывал в течение всей бешеной скачки от Парижа до Кале. Все это время он был настолько молчалив и угрюм, что Мэдди решила, будто опять ненароком обидела его.

Она улыбнулась:

– Я хотела сказать: спасибо. Отныне я должна говорить по-английски.

– И я, – улыбнулся в ответ Тристан, но улыбка получилась какой-то жалкой, а глаза его остались печальными. Он снял с руки перчатку и хлопнул ею о бедро – в солнечном свете закружились пылинки. – Итак, Мэдди, наше эпическое странствие подошло к концу. Должно быть, вы чрезвычайно счастливы.

Мэдди кивнула:

– Я вовсе не сожалею о том, что покидаю Францию. Здесь очень беспокойно, а я не чувствую склонности ни к одной из враждующих сторон. Все, что я любила в этой стране, умерло вместе с моим дедом. Но что касается нашего путешествия, то я желала бы, чтобы оно продолжалось вечно. Это было потрясающее приключение, и я на всю жизнь сохраню о нем драгоценные воспоминания.

– Действительно? Тогда вы и впрямь необычное создание. Ибо любая другая женщина с радостью променяла бы тяготы этого пути на роскошную жизнь, которая ждет вас впереди. – Тристан сделал паузу, тщательно подбирая слова. – Ваш отец – один из богатейших людей Англии, а вы – единственная наследница его состояния, а также внучка французского аристократа. Обещаю вам, что высший свет примет вас с распростертыми объятиями.

Мэдди рассмеялась:

– Сомневаюсь. Насколько мне известно, ваш британский свет воротит нос от всякого, кто имел неосторожность замарать руки о коммерцию.

– Времена меняются, Мэдди. В последние годы многие английские аристократы претерпели жестокие финансовые потери, поэтому они с радостью женят своих сыновей на дочерях богатых купцов. Получается весьма недурно. Юный лорд спасает имение своей семьи от краха, а юная леди получает доступ в высший свет, в котором ей иначе было бы отказано.

– Во Франции тоже случаются подобные браки, – подтвердила Мэдди, – но, с моей точки зрения, ничего хорошего в них нет. Лично я не хотела бы выйти замуж лишь для того, чтобы принести своему мужу богатое приданое. – Она наклонилась в седле и погладила нервничающую лошадь. – Подумайте сами. Разве вам, например, было бы приятно, если бы женщина вышла за вас замуж только для того, чтобы получить деньги вашего отца?

– Во всяком случае, мне никогда не придется столкнуться с этой проблемой, – сухо ответил Тристан. – Но если бы все же пришлось, я смотрел бы на вещи реалистично.

– Понятно. И какая же точка зрения, по-вашему, будет реалистичной для меня? – саркастически осведомилась Мэдди. – Если бы я и впрямь захотела найти себе титулованного супруга, неужели лондонское общество закрыло бы глаза на тот факт, что мой отец – простой торговец?

– Над этим стоит поразмыслить, – угрюмо проговорил Тристан.

Мэдди почувствовала, как от этих слов по спине ее пробежал холодок. Она нервно сглотнула.

– Но… разумеется, это всего лишь предположение… но что, если я предпочту мужчину без титула… и даже без фамилии, которую в светских кругах считали бы достойной?

– Тогда, Мэдди, я посоветовал бы вам обратить свои симпатии на более достойного кандидата. Ибо если этот мужчина без титула, о котором вы предположительно говорите, – человек чести, то он поймет, что ничего не может предложить вам… и уж тем более – руку и сердце.

У Мэдди перехватило дыхание.

– Должно быть, вы шутите! Он предложил бы мне руку и сердце, если бы любил меня… и если бы знал, что я люблю его. Ибо все остальное не имеет значения!

– Напротив. Существует много вещей, которые чрезвычайно важны.

Мэдди уловила в его голосе ноты смиренного самоотречения, столь несвойственного этому отважному и гордому человеку, которого она успела полюбить всем сердцем за прошедшие две недели. Что он пытается внушить ей этими странными недомолвками?

Мэдди прижала ладонь к груди, чтобы унять сердцебиение.

– Скажите мне, пожалуйста, что может иметь значение, если два человека любят друг друга?

– Верность, благодарность, ответственность… и, в первую очередь, честь. – Тристан подался вперед, заметив, наконец, вдали корабль Харкура. – Тот, кто считает себя мужчиной, никогда не должен отрекаться от этих понятий… даже ради любви.

– Но зачем отрекаться от них? – спросила Мэдди, охваченная странным предчувствием, что в ее судьбу вмешались некие загадочные силы, которыми она была не в состоянии управлять, и что эти силы определят всю ее будущую жизнь.

– Потому что таков порядок вещей, Мэдди, – ответил Тристан, пожимая плечами. – Потому что конец той драмы, главную роль в которой играет ваш гипотетический мужчина без титула, написан задолго до того, как эта драма началась… и изменить его невозможно.

– Я не согласна с этим. – Мэдди заметила на лице Тристана такую же мрачность, какая воцарилась несколько минут назад в ее собственной душе. – При желании всегда можно что-нибудь изменить. И я верю в это всем сердцем.

Тристан понимал, что причинил Мэдди боль и что, возможно, даже напугал ее… об этом он будет жалеть до конца своих дней, почти так же, как о той слабости, которая побудила его поцеловать эту невинную доверчивую девушку с такой безудержной страстью. Эта страсть разожгла огонь, который теперь грозил поглотить их обоих.

Сделанного не воротишь, однако Тристан не мог допустить, чтобы Мэдди слепо верила в будущее счастье. Теперь, по крайней мере, планы ее отца не окажутся для нее полной неожиданностью.

Тристан убеждал себя в том, что страдания ее будут недолгими, что чувство, которое она приняла за любовь, окажется на поверку лишь временным увлечением мужчиной, который первым дал ей ощутить свою собственную чувственность.

Он убеждал себя, что с Гартом Мэдди будет гораздо более счастлива, чем с ним. Из Гарта получится гораздо лучший супруг.

К несчастью, только в одном он не мог себя убедить. Он не верил в то, что выдержит боль расставания с Мэдди, когда та станет супругой его брата.

Для себя Тристан приобрел грубую одежду моряка – полотняные штаны, шерстяную куртку и шерстяную матросскую шапку. Но на новое дорожное платье для Мэдди он не поскупился: он выбрал французский батист роскошного янтарного оттенка – цвета осенних листьев клена. Это платье удивительно шло к ее глазам, равно как и подбитая мехом мантилья из утрехтского бархата и высокая шляпка, прикрывавшая ее свежевымытые волосы.

Такого великолепного наряда у Мэдди никогда еще не было, и при других обстоятельствах она была бы на седьмом небе от счастья. Но из-за мучительного разговора с Тристаном настроение ее было бесповоротно испорчено.

Тристан ясно дал понять ей, что никогда не сделает ей предложения… и не потому, что не любил ее, а потому, что поступить так ему запрещало чувство чести. Но Мэдди не понимала, при чем здесь честь. Тристан и без того при каждом удобном случае демонстрировал, что он – человек чести, несмотря на свое неблагородное происхождение.

Что ж… она просто не примет это заявление всерьез. По крайней мере, до тех пор, пока Тристан прямо не заявит ей, что не любит ее. До сих пор произнести эти слова у него поворачивался язык. Нет, он скоро поймет, что она так легко не сдастся! И все же слова Тристана серьезно встревожили ее. И подумать только, он испортил ей настроение как раз в тот момент, когда Мэдди казалось, что все уже пошло хорошо. Каким же оружием должна воспользоваться женщина, чтобы справиться с мужчиной, который неверно понимает чувство чести… особенно если этот мужчина настолько упрям, как Тристан?

Все еще мучаясь этим вопросом, Мэдди взошла на борт шлюпки, Тристан присоединился к ней. Они направлялись к кораблю, нос которого украшала резная русалка, удивительно похожая на Минни лицом и фигурой. Неудивительно, что при виде ее Мэдди стала еще мрачнее.

Шлюпка обогнула корму и приблизилась к свисающей с корабля веревочной лестнице. Подняв голову, Мэдди с изумлением обнаружила, что на борту отцовского корабля огромными буквами написано ее имя: “Мадлен”.

– Он назвал корабль в мою честь! – воскликнула она, оборачиваясь к Тристану. На глаза ее невольно навернулись слезы. – Все эти годы, пока я пребывала в убеждении, что отец даже знать меня не желает, этот корабль бороздил океаны, прославляя мое имя! – Мэдди подавила рыдание и взяла протянутый Тристаном чистый носовой платок – один из четырех, которые он приобрел в числе прочих покупок в Кале.

В какой удивительный бал-маскарад превратился ее тихий маленький мирок! И ничего этого не произошло бы, если б этот упрямый, невыносимый англичанин не приехал за нею в Лион. Мэдди серьезно глядела ему в глаза, даже не пытаясь скрыть обуревавшие ее чувства.

– Черт побери, Мэдди! Перестаньте глазеть на меня, как преданный щенок! – рявкнул Тристан, неодобрительно поджав губы. – Полезайте по этой лестнице.

Последний раз взмахнув мокрыми от слез ресницами, Мэдди свернула платок и спрятала его в карман. Ничего не изменилось, но в глубине ее души забрезжил лучик надежды. “По-моему, он чересчур рьяно сопротивляется”, – подумала она, мысленно улыбнувшись.

Протянув руку к веревочной лестнице, качающейся у борта корабля, она поставила ногу на первую перекладину. Но стоило ей попробовать переступить на вторую перекладину, как выяснилось, что подчиниться приказу Тристана в новом костюме не так-то просто. Юбка оказалась слишком узкой, чтобы карабкаться в ней по лестнице, но слишком широкой, чтобы надежно скрыть ноги Мадлен от любопытных глаз двух матросов в шлюпке… а Мэдди, несмотря на всю свою оригинальность, все же была воспитана как леди.

С пылающими от смущения щеками она вцепилась в лестницу, не в состоянии двинуться ни вперед, ни назад. С какой тоской в тот момент она вспомнила о своих простых крестьянских штанах и о той свободе движений, какой может наслаждаться мужчина!

– Найдите другой способ подняться на борт! Что вы ухмыляетесь как обезьяны! – прикрикнул Тристан и, подойдя к девушке, прикрыл ее своим телом от похотливо глазеющих матросов.

Мэдди вздохнула. Ее герой снова пришел к ней на помощь; кто же смеет усомниться в том, что Тристану было хорошо знакомо чувство чести?

Когда Тристан и Мэдди ступили на палубу, команда брига уже поднимала паруса. Капитан приветствовал их и уставился на Мэдди с явным любопытством. К ее изумлению, Тристан поспешно представил ее как свою подругу мисс Смит. Коротко поклонившись, капитан оставил их наедине и удалился на мостик; первый помощник уже отдавал распоряжения матросам, торопливо поднимавшим якорь.

– Ваш отец пожелал, чтобы ваше имя хранилось в тайне до тех пор, пока вы не прибудете в Англию. Он хочет лично объявить о вашем существовании, – пояснил Тристан, когда капитан отошел достаточно далеко.

– Почему?

– Это вы у него сами спросите. – Тристан уклончиво опустил глаза, и Мэдди поняла, что он знает о ее отце и его намерениях гораздо больше, чем говорит. По существу, даже ответ на ее вопрос о том, почему отец избрал именно его, Тристана, для поездки в Лион, оставлял желать лучшего.

Но к чему такая таинственность? Что ему скрывать? И почему ее преследует чувство, что отказ Тристана сделать ей предложение как-то связан с ее отцом и его пожеланиями? Возможно, ответ на этот вопрос и был тем самым оружием, которого ей недоставало, чтобы сразиться с таинственными требованиями чести, связывавшими Тристана.

Паруса над головами путников уже поймали свежий солоноватый ветер, и корабль заскользил по волнам. Тристан натянул воротник своей шерстяной куртки до самых ушей и надвинул шапку на лоб. У Мэдди перехватило дыхание: теперь он стал удивительно похож на морского разбойника, и ей было бы легче представить себе, что они направляются вовсе не к Дуврскому проливу, а к берегам Испании.

Как только корабль покинул гавань и вышел в открытое море, ветер усилился. Мэдди крепче стянула под подбородком ленты шляпки, чтобы ее не унесло в море, и почувствовала, что сердце ее забилось чаще. Наконец-то Франция осталась позади, а впереди была Англия.

Мэдди с любопытством оглядывала корабль, носивший ее имя. Палуба была безупречно чистой, все медные детали надраены до блеска, а матросы, хотя и были на вид неотесанными мужланами, работали слаженно и бодро. Даже угрюмый капитан приободрился, сойдя с мостика, он вновь приблизился к Тристану и Мэдди.

Капитан был невысок ростом и, как говорится, поперек себя шире, однако во всем его плотном, мускулистом теле не было ни унции жира, а лицо казалось таким же обветренным и просоленным, как деревянная обшивка палубы. Форма его представляла собой нечто неописуемое: синее с позеленевшими от времени медными пуговицами. Из-под засаленной шляпы выглядывала седая косичка, перевязанная узкой лентой из черной кожи. Очевидно, подумала Мэдди, отец не требовал от своих капитанов такой же безупречности, как от вверенных им кораблей.

– В последние четыре дня я ожидал вас с минуты на минуту, милорд. Признаться, я весьма тревожился, – проговорил капитан, объясняя причины столь поспешного отплытия. – Если бы Старик не велел дождаться вас, я давно бы поднял якорь. Матросы слышали в Кале тревожные новости. Говорят, Корсиканец победным маршем движется по Франции, собирая армию по дороге. Если это правда, то в любую минуту меня могли бы схватить.

– Это правда, – подтвердил Тристан. – Слухи совершенно справедливы. Бонапарт уже в Париже, и, несмотря на все беды, которые он навлек на головы французов в последние годы, солдаты, служившие ему, вновь стекаются под его знаменами целыми тысячами.

– Ад и все его черти! Этот Корсиканец, должно быть, продал дьяволу свою сучью душонку! – Опомнившись, капитан покраснел. – Прошу прощения, мэм. Мы не так уж часто перевозим пассажиров… особенно дам. Я не привык следить за своим языком.

Поднеся к глазу подзорную трубу, капитан оглядел горизонт.

– Поговаривают даже, что в засаде стоит французский фрегат, который перехватывает британские суда, пытающиеся войти в пролив. Но я в это не очень-то верю. С тех пор как адмирал Нельсон прищучил французский флот, лягушатники ведут себя на море тише воды, ниже травы. Впрочем, все равно надо быть начеку. – Капитан ухмыльнулся. – Сказать по правде, я предпочел бы встретиться в бою с Бонапартом и всеми его легионами, чем иметь дело со Стариком, если по моей вине что-нибудь стрясется с “Мадлен”. Понимаете, ведь это его лучший корабль, его краса и гордость. Если бы Старик знал, что Корсиканец снова поднимет бучу, он ни за что не послал бы “Мадлен” во Францию. – Капитан снова окинул взглядом Мэдди, не скрывая любопытства. – Насколько я понимаю, сейчас он рвет на себе волосы из-за того, что вы уговорили его рискнуть этим кораблем. Должно быть, вы были чертовски красноречивы, милорд. Иначе Старик никогда не позволил бы вам воспользоваться “Мадлен” для ваших личных целей.

Мэдди поняла, что капитан пытается выудить из своего пассажира информацию. Но Тристан лишь уклончиво улыбнулся, и капитан остался при своих догадках. В этот момент Мэдди особенно остро почувствовала, что ее спутник скрывает информацию не только от капитана. Давешний упрек Минни был совершенно справедлив. Тристан был весьма искушен в умении раскрывать собеседнику только то, что сам желал сообщить… без сомнения, это был весьма полезный для шпиона талант.

Но черт бы побрал этого надменного англичанина с его полу правдой! Мэдди и так всю свою жизнь довольствовалась полу правдой, и это порядком ей надоело. И сейчас ее охватило неудержимое желание устроить какую-нибудь невероятную выходку, которая заставила бы Тристана сбросить этот непроницаемый панцирь самодовольства и стерла бы с его лица это невыносимое выражение холодности и равнодушия.

Мэдди задумчиво оперлась рукой на отполированные до блеска деревянные перила и вдохнула бьющий в лицо соленый ветер.

– Меня только что осенило, – сообщила она, упираясь взглядом в безупречно строгий профиль Тристана. – Видите ли, сэр… вы передо мной в долгу.

Тристан обернулся к ней, сдвинув брови.

– Что это значит? Мэдди лукаво улыбнулась:

– Я спасла вам жизнь. Помните? А значит, мне положена компенсация.

Тристан удивленно вытаращил глаза.

– Не могу отрицать, что без вашей помощи мне пришлось бы отправиться на тот свет с кинжалом под ребрами… но неужели вы считаете достойным требовать компенсации за подобную услугу? – Он смерил девушку суровым взглядом. – Кроме того, признать долг и заплатить его – не одно и то же. Вы наследница огромного состояния, Мэдди, а не я. Все, что у меня есть в карманах на данный момент, – это то, что осталось от продажи лошадей, после того как я купил нам одежду. И все это до последнего фартинга уйдет на проезд от Дувра до Лондона. Боюсь, вам придется смирить свою жадность и подождать, пока Уайтхолл соизволит рассчитаться со мной за последние шесть месяцев службы.

Мэдди заметила, как ветер, раздувающий паруса корабля, играет черными прядями волос ее спутника, и улыбнулась. Тристан угодил в ее ловушку. Приподняв бровь, она осведомилась:

– Но вы признаете долг?

– Да. Признаю.

– Тогда вы должны признать за мной право определить, какова будет компенсация.

Тристан оперся на перила, следя взглядом за белыми бурунами, катящимися вслед кораблю. Уголок его чувственных губ слегка изогнулся в невольной улыбке: как ни странно, этот спор ему даже нравился.

– Ах, – вздохнул он, – но разве я в состоянии уплатить вам достойную компенсацию? Мои карманы пусты. Или вы хотите, чтобы я оказался в долговой камере Ньюгейта?

– Ни в коем случае! – воскликнула Мадлен. – Плата, которую я от вас потребую, не показалась бы чрезмерной даже самому нищему торговцу жареными каштанами, вроде тех, которых мы с вами видели вчера у Тюильри!

– Что ж, отлично. – Тристан повернулся спиной к перилам и окинул Мэдди вопросительным взглядом. – Знаете, у меня возникло какое-то странное чувство… Что-то здесь не так… По-моему, вы со мной не совсем откровенны.

– Возможно, дело в том, что вы, как и все мужчины, смотрите на мир своими собственными коварными глазами. Так, давайте считать. Сколько у нас получается? – Мэдди подняла левую руку и принялась правой рукой загибать на ней пальцы. Указательный, средний, безымянный. – Итого – три!

– Вы хотите сказать, что я должен вам три фунта? Удивительно, до чего справедливо!

– Три фунта? О каких фунтах может быть речь? Я еще не ступила на землю Англии и понятия не имею о ваших деньгах!

– Значит, три франка? Ну, это уже оскорбление. Неужели вы и вправду так низко цените мою жизнь, мадемуазель?

– И снова вы ошиблись! Франция для меня осталась в прошлом, я больше не веду расчеты во франках.

Выразительные черные брови Тристана недоуменно приподнялись.

– Тогда в чем же вы ведете расчеты? Что я вам должен, Мэдди?

Мэдди снова сомкнула пальцы вокруг деревянных перил. Корабль мягко покачивался на волнах, а сердце Мэдди трепетало от собственной дерзости. Она взглянула на небо: бледное солнце пробивалось сквозь пелену облаков над проливом. Мэдди решила, что это добрый знак.

– Три чего? – нетерпеливо повторил Тристан.

– Разве вы еще не поняли, что между нами расчеты могут проводиться только в одной-единственной валюте? По моему мнению, мсье, вы задолжали мне ровно три… поцелуя!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Черт побери, Мэдди! Это уж чересчур! Вы всегда проявляли склонность к диким выходкам, но сейчас вы перешли все границы. – Тристан даже зубами заскрежетал от злости. – Как вы можете вести себя столь неподобающим для леди образом? Только что вы краснели до ушей из-за того, что на какую-то минуту показали матросам свои лодыжки… а через полчаса ведете себя, как отъявленная чертовка!

– По-вашему, настоящей леди не должно нравиться, когда ее целуют? – Мэдди ошарашено уставилась на него. – Но это очень странно. До сих пор я целовалась только один раз, но могу заявить с полной ответственностью: это было в высшей степени приятно. Если приличия требуют от меня притворяться, что мне это не понравилось, то ничего не выйдет: я никогда не умела лицемерить.

Тристан застонал. Снова этот проклятый поцелуй! Сколько же еще ему придется расплачиваться за одну-единственную минуту безумия?!

– Я должен просить у вас прощения, – натянуто проговорил он. – В тот раз я поддался низменным инстинктам… и чрезвычайно об этом сожалею.

– Значит, вы полагаете, что если бы я была настоящей леди, то считала бы поцелуи отвратительными?

– Разумеется, нет. – О Боже, как же его угораздило попасть в такую передрягу?! – В том, чтобы наслаждаться поцелуями, нет ничего дурного, однако леди должна приберечь подобные чувства для человека, за которого она намеревается выйти замуж.

Тристан слишком поздно заметил свою очередную оплошность. На лице Мэдди снова появилось то очарованное выражение, которого он так боялся. Тристан решил, что лучше не обращать на это внимания, иначе он так и не выберется из ямы, которую сам себе вырыл. Он лишь плотнее закутался в куртку и уставился на пенное море за бортом.

– Давайте просто забудем об этом случае. И оставим этот разговор.

– Ни за что! – Голос Мэдди дрогнул от возмущения. – Вы первым заговорили о чести. Разве честно не платить свои долги?

– Долги здесь ни при чем. Возможно, вы меня и не поймете, но в делах такого рода существуют определенные неписаные законы. Ни один мужчина, владеющий хотя бы смутным представлением о чести, не посягнет на собственность другого мужчины. – И снова он сболтнул лишнее… чуть было не проговорился!

Мэдди расправила плечи и уставилась Тристану в глаза.

– А какое это имеет отношение к нашему делу, скажите на милость? Я не принадлежу ни одному мужчине… И вот еще что я скажу вам, мистер Тристан Тибальт. Я не какая-нибудь глупая девчонка, которую можно водить за нос. Я взрослая женщина, к тому же дочь купца. И я все равно получу то, что мне причитается, так или иначе.

Тристан стиснул зубы. Он еще не знал, когда и как потерял контроль над ситуацией, но понимал, что контроль потерян, ибо ему никак не удавалось отвлечь Мэдди от мысли о поцелуях. Она оказалась самой упрямой, самой своенравной и невыносимой женщиной из всех, кого он когда-либо имел несчастье знать.

Отвернувшись, Тристан оперся о перила и уставился вниз, на пенящуюся за бортом воду. Мысли его были так же темны, как и буруны. Тысяча чертей! Мэдди дошла до того, что заявила ему о своем намерении собрать “компенсацию” частями: отныне всякий раз она будет требовать от него поцелуй, как только ей захочется поднять настроение! Словно ребенок, который требует конфетку.

Тристан не мог найти логического объяснения этой выходке, как он ни ломал голову. Ведь Мэдди не была какой-нибудь потаскушкой с нравственностью уличной кошки, как Минни. Но вместе с тем она не проявляла скромности и чопорности, которые приличествовали бы настоящей леди. Скорее, в ней было того и другого поровну… если такая странная смесь вообще возможна.

Как же несчастный, добропорядочный Гарт сможет ужиться с такой непредсказуемой женой? И как он объяснит ее отцу и Гарту, если Мэдди вздумается потребовать свою “плату” в самый неподходящий момент?

Оставалось надеяться только на то, что, оказавшись в Лондоне, Мэдди настолько увлечется своей новой жизнью, что выбросит из головы все эти глупости. Если же этого не случится, Тристан найдет способ исчезнуть с ее глаз до тех пор, пока они с Гартом не поженятся.

Дувра они достигли уже вечером. Следуя рекомендациям владельца гостиницы в Кале, Тристан разыскал менялу и обменял остатки франков, вырученных от продажи лошадей, на фунты в банкнотах.

Затем путники направились на постоялый двор, где перед отплытием в Кале Тристан оставил пару серых лошадей и фаэтон – жалкие остатки былого великолепия конюшен графа Рэнда.

– Накормите лошадей и подготовьте экипаж. Завтра на рассвете мы выезжаем в Лондон, – велел Тристан конюху.

Затем он разыскал скромную, но чистую гостиницу у доков и заплатил за ночлег. Заказав кружку эля и две порции баранины с жареным картофелем, он истратил почти все свои деньги, кроме нескольких монет. Но зато в последнюю ночь этого путешествия они с Мэдди лягут спать не на голодный желудок.

– С вашего позволения, я хочу получить свой первый поцелуй сейчас, – заявила Мэдди час спустя, стоя на пороге своей комнаты.

Тристан, собиравшийся уже пожелать ей спокойной ночи, потрясенно застыл.

– Что?!

– Я хочу получить первый поцелуй из тех, которые мне причитаются, – повторила она. – Мне срочно необходимо поднять настроение. Я не могу избавиться от воспоминаний о моем дедушке и о жизни в Лионе… Боюсь, Англия оказалась для меня чересчур унылой.

– Унылой? Почему?

– Мэдди нахмурилась:

– Во-первых, этот язык слишком груб для моего утонченного французского слуха; во-вторых, еда здесь отвратительна. Nom de Dieu! 2. В этой ягнятине не было и намека на розмарин, и вообще я подозреваю, что это была не ягнятина, а баранина. А в картофель не положили ни единой веточки петрушки. – Мэдди пожала плечами. – И вообще, в этом Дувре так холодно… и серо…

– Это туман, – пояснил Тристан, и у него защемило сердце при виде тоскливого выражения на лице Мэдди. Пальцы девушки скользнули к цветам, украшавшим ее новую шляпку, словно этот искусственный букет мог напомнить ей о более солнечном и радостном климате южной Франции, к которому она привыкла с детства.

Тристан ласково отбросил со лба Мэдди вьющуюся прядь волос.

– Завтра солнце снова покажется из-за туч, и все здесь станет веселее. И не стоит судить об английской еде по тем блюдам, которые подают в портовом трактире. На мой взгляд, нет ничего лучше, чем простая деревенская еда. Впрочем, должен признать, что наши британские повара не столь искусны в обращении со специями и пряностями, как их коллеги на континенте. Именно поэтому почти все наши пэры содержат французских шеф-поваров.

Тристан понимал, что несет всякую чушь, но надеялся, что своей болтовней сможет хоть немного отвлечь Мадлен от тоски по дому. За последние шесть лет он сам достаточно часто испытывал приступы ностальгии, чтобы безошибочно распознавать ее симптомы. Кроме того, Мэдди была утомлена почти до полного изнеможения. Даже в тусклом свете единственной лампы в этом узком коридоре было заметно, как она бледна и какие темные тени сгустились под ее глазами.

Мэдди серьезно смотрела ему в лицо… должно быть, ожидала, когда же он, наконец, удовлетворит ее невероятное требование. Господь свидетель, он не собирается целовать ее! Не сейчас… И вообще больше никогда! Он отлично усвоил урок.

Но, черт побери, Мэдди казалась сейчас такой юной, такой ранимой… такой невыразимо одинокой! Душу Тристана захлестнула волна безумной нежности, и он понял, что не в силах отказать ей сейчас в утешении.

– Ах, Мэдди, – прошептал он и привлек девушку к себе, касаясь губами ее губ с таким же целомудренным состраданием, с каким когда-то целовал Кэролайн, чтобы рассеять ее детские горести. Подняв голову, он улыбнулся, мысленно поздравив себя с тем, что на сей раз ему удалось сдержать свою страсть.

Мэдди со вздохом прижалась к его груди. Глаза ее были плотно закрыты.

– Я не знала, – проговорила она вполголоса. – Я так невежественна в подобных делах! Я думала, что все поцелуи одинаковы. Но теперь я понимаю, что это не так. Этот поцелуй был совсем не похож на предыдущий. Было очень приятно, – торопливо добавила она, – но совсем по-другому. – Ресницы ее слегка затрепетали и поднялись, янтарные глаза встретились с глазами Тристана. – Как же вы проницательны! Вы умеете точно угадать, какой именно поцелуй лучше всего подходит к моему настроению.

Она нежно коснулась рукой его щеки, и сердце Тристана бешено заколотилось.

– Мэдди, – хрипло прошептал он, и на его глазах ее губы, секунду назад дрожавшие, как у испуганного ребенка, внезапно изогнулись в соблазнительной женственной улыбке, при виде которой по жилам его разлился огонь. Со сдавленным стоном Тристан снова жадно впился в ее сладостный, чуть приоткрытый рот.

– О Боже! – выдохнула Мэдди спустя долгое, долгое время. – Теперь я вижу, что вы и впрямь неплохо разбираетесь в поцелуях. В самых что ни на есть разнообразных поцелуях. Если бы я не подозревала этого заранее… – Мэдди прижала пальцы к губам. – Ну ладно, теперь я буду готова ко всему.

Тысяча чертей! Ей опять это удалось! Она опять заставила его утратить над собой контроль, которым он так гордился. Как же этой невинной девушке удается быть настолько соблазнительной? Тристан разомкнул объятия и отступил от нее на несколько шагов, чтобы дать ей понять, насколько глупы все ее иллюзии.

– Мэдди… – начал он, переведя дыхание.

– Спокойной ночи, Тристан, – нежным голоском перебила его Мэдди, прежде чем он успел закончить фразу. Отворив дверь, она торопливо скользнула в свою спальню. – Спите сладко. И знайте, что благодаря вашим удивительным поцелуям мое настроение снова стало превосходным.

На лице ее снова появилась загадочная улыбка, несколько минут назад заставившая его потерять голову.

– Но помните, – тихо добавила она, – о втором поцелуе я не просила. Вы подарили его мне по собственному желанию. Так что за вами остаются еще два.

Как и предсказывал Тристан, наутро небо уже было безоблачным и день обещал быть солнечным и ярким. Мэдди проснулась в приподнятом состоянии духа, и Тристан, собиравшийся было прочесть ей проповедь о приличиях, сочиненную им за эту долгую бессонную ночь, по здравом размышлении решил не рисковать. А вдруг у нее опять испортится настроение? Уж лучше потерпеть. Как только они доберутся до Лондона, и Гарт начнет ухаживать за нею, Мэдди и думать забудет про оставшиеся два поцелуя.

С упрямой решимостью Тристан запретил себе думать о том, какие муки принесет ему это неумолимо надвигавшееся будущее. Он хотел, чтобы последние часы этого странного путешествия пролетели как можно более приятно.

Серые рысаки были явно счастливы, что их наконец-то выпустили из стойла, и Тристан гнал их во весь опор, лишь изредка делая короткие передышки. Ибо с каждой милей, приближавшей их к Лондону, Тристан все острее чувствовал потребность окончить эту пытку, в которую превратилось для него общение с Мэдди. Теперь он понимал, что ему остался единственный выход: выпросить у лорда Каслри поручение, которое включало бы в себя поездку как можно дальше от Лондона.

Когда они въехали в Лондон, над городом уже сгущались сумерки. Говорливые уличные торговцы-разносчики и унылые лоточники, деловитые матроны и шумные детишки уступали место на улицах раскрашенным проституткам и богатым искателям удовольствий.

Тристан направил коней по Холборн-роуд к шумному перекрестку, за которым лежал квартал, где жил Калеб Харкур. “Не пропустите Блумсбери-сквер, это совсем рядом с Британским музеем”, – объяснял Харкур Тристану в день их расставания. И сейчас Тристан с облегчением оценил этот совет: он получил возможность ознакомить Мадлен с красотами английской столицы и тем самым хоть ненадолго отвлечь ее внимание от собственной персоны.

Он еще не знал, чего ожидать от жилища, столь удаленного от аристократического района Мейфер, где размещались дома графа Рэнда и прочих представителей высшего света. Но в ту секунду, когда на глаза ему попался двухэтажный особняк из красного кирпича, стоящий на северной оконечности Блумсбери-сквер, Тристан решил, что этот дом как нельзя лучше подошел бы Калебу Харкуру.

Аккуратный, без претензий, без всяких ионических колонн и ухмыляющихся горгулий, которыми пестрили окружающие здания, этот изящный домик обладал симметрией и грациозностью, живо напомнившими Тристану любимый корабль Харкура, носивший имя его дочери.

– Мой отец живет в этом милом домике? – спросила Мэдди. В этот момент глаза ее действительно были очень похожи на глаза испуганного оленя. – Вы уверены?

– Уверен, – подтвердил Тристан. – Он дал мне чрезвычайно подробные инструкции насчет того, куда именно я должен вас доставить. В частности, он сказал, что я должен искать медный дверной молоток в форме дельфина… и если зрение меня не подводит, то вот он.

Тристан перебросил поводья оборванному уличному мальчишке – одному из множества беспризорников, которые зарабатывали себе на жизнь, присматривая за лошадьми посетителей Блумсбери-сквер. Мальчишка удовлетворился обещанием шиллинга. Тристан помог Мэдди выйти из экипажа и подвел ее к пологим ступеням, поднимающимся к двери особняка.

Не успел он протянуть руку к молотку, как дверь распахнулась настежь, и на пороге появился какой-то диковинный старик. Его одежда выдавала в нем дворецкого, однако, шрам на щеке и повязка, закрывавшая глаз, придавали ему немалое сходство с берберийским пиратом.

– Входите, входите, мисс Мэдди, и вы тоже проходите, молодой человек, как я рад вас видеть, – затараторил старик. – Капитан в ярости всю последнюю неделю, бушует, как зюйд-вест, и я уже устал от его дурного настроения! – заявил он с неприличной для дворецкого фамильярностью. Припомнив, что этого старого чудака он уже видел в конторе Харкура, Тристан философски решил, что эксцентричный богач может позволить себе всякие прихоти… в том числе – и окружать себя колоритными слугами.

Отступив с дороги, дворецкий жестом пригласил их пройти в дверь, ведущую в небольшой холл, стены которого были украшены живописными изображениями бригантин с развернутыми парусами, на каждом корабле развевался флаг Харкура, каждая картина была снабжена медной пластинкой с выгравированным на ней названием корабля.

Эти картины и искусная модель парусника, выставленная у стены на столике черного дерева, настолько заинтересовали Тристана, что он не заметил, как старый дворецкий подковылял к подножию изящной винтовой лестницы, ведущей на второй этаж.

– Она здесь, капитан. Можете больше не волноваться, – проорал он во всю силу своих старческих легких и тут же исчез где-то под лестницей.

Мгновение спустя Калеб Харкур уже топал вниз по ступеням, на нем не было ни сюртука, ни жилета, только рубаха с закатанными до локтей рукавами. Остановившись в нескольких шагах от Тристана, он смерил его укоризненным взглядом.

– Наконец-то, – пробасил он своим гулким голосом, так хорошо знакомым Тристану. – Давно пора! Зная, что Корсиканец наступает вам на пятки, я был уверен, что вы примчитесь в Лондон неделей раньше… а вы явились неделей позже, чем мы договаривались!

Тристан с негодованием воззрился на купца.

– Обстоятельства нашего путешествия не позволяли соблюдать четкое расписание, – ледяным тоном проговорил он. – Учитывая, что творится во Франции в последний месяц, удивительно, что мы вообще добрались до Лондона!

Это справедливое возмущение несколько обескуражило Харкура.

– Ну да, именно так я и подумал, – смирился он. – Я вовсе не сержусь на вас, дружище. Просто мне надо дать выход раздражению, которое накопилось за последнюю неделю.

Взгляд купца упал на Мэдди и так пристально обвел девушку с головы до ног, что краска отхлынула с ее лица.

– Ни за что бы не подумал, что эта взрослая девушка – моя дочка Мэдди, – удивленно проворчал он. – Черт подери, детка! Когда я в последний раз тебя видел, я мог носить тебя на плече! До чего же давно это было! Слишком давно…

Мэдди присела в грациозном реверансе.

– Я тоже рада вас видеть, отец, – пробормотала она сдавленным голосом, из чего Тристан заключил, что нервничает она гораздо сильнее, чем желает показать.

Харкур махнул рукой:

– Нечего передо мной расшаркиваться, детка. Я – человек простой. Оставь эту чепуху для светских щеголей, с которыми ты будешь встречаться после того, как модистка тебя приукрасит. – Заметив на лице Мэдди удивленное выражение, купец ухмыльнулся: – Да-да, юная леди. У меня есть на вас кое-какие планы. Я вынашивал их все эти долгие годы, дожидаясь, пока ты вспомнишь, что у тебя есть отец.

Мэдди почувствовала дрожь в коленях, вспомнив предсмертное признание своего деда.

– Я полагала, что это вы забыли обо мне, отец, – прошептала она, подавляя подступающие к горлу рыдания. – Я только недавно узнала, что это не так.

Глаза Харкура гневно сверкнули.

– Я забыл? Как ты могла такое подумать? Даже когда, Англия воевала с Францией, я умудрялся каждые три месяца передавать твоему деду достаточно денег, чтобы ты не чувствовала себя обделенной! – Прищурившись, он вгляделся в лицо дочери. – Значит, этот лживый старый дикарь ничего тебе не говорил! А я-то все время думал, что моя доченька, моя плоть и кровь, и вспомнить обо мне не желает! Что ей лень даже черкнуть мне пару строчек раз в год! – Харкур извлек из кармана носовой платок, громко высморкался и вытер подозрительно заблестевшие глаза. – Тысяча чертей! Я должен был давным-давно послать за тобой! – Купец расправил свои мощные плечи, словно сбрасывая с себя непосильное бремя. – Ну да ладно. Все это теперь в прошлом, куда я не хочу оглядываться. Нас ждет будущее. – Он протянул руки к Мадлен. – Иди сюда, девочка. Обними своего старого папу. Он ждал этого пятнадцать долгих лет. Мэдди повиновалась. Склонив голову на плечо старика, она дала волю слезам.

– Но послушайте, – несколько секунд спустя опомнился Харкур, – почему мы торчим в этой занюханной прихожей? – Он приподнял подбородок Мэдди. – У тебя под глазами круги. Черные, как сажа из лондонских труб. – Морщинистое лицо купца озарила улыбка. – Сейчас старик Григгинс покажет тебе твою комнату, и ты немного поспешишь, пока я переговорю с братом графа. Потом мы слегка перекусим и будем долго-долго болтать обо всем на свете.

Только что Харкур назвал ее взрослой девушкой, а теперь отсылает спать, словно пятилетнюю малышку! Мэдди поняла, что нужно будет поставить его на место… но не сейчас! Сейчас все ее тело рассыпалось на части от усталости.

Она высвободилась из его объятий. Харкур запрокинул голову и проревел:

– Григгинс! Куда ты подевался, старый недотепа? Иди сюда!

– Что за спешка, капитан? Иду-иду. Вот только с ужином расправлюсь… – донесся из-под лестницы старческий голос. Мэдди едва сдержала улыбку при виде дворецкого, который спустя несколько секунд присоединился к компании, на ходу дожевывая свой ужин.

– Отведи мисс Мэдди в ее комнату, пока ее еще ноги держат, – велел он.

Мэдди обернулась к Тристану, и на какое-то мгновение взгляд его задержался на ее лице с нежной заботой. Но в следующую секунду Тристан снова скрылся под своей обычной маской холодного равнодушия. Взглянув на его твердые, выразительные губы, Мэдди испытала неожиданный прилив желания немедленно потребовать причитающиеся ей остальные поцелуи.

Nom de Dieu, что за непотребные мысли! Леди не должна думать о подобных вещах. Мэдди оставалось только надеяться, что Тристан скоро сделает ей предложение, иначе она не сможет ручаться за свое поведение.

Решительно собравшись с мыслями, она проговорила:

– Благодарю вас, Тристан. Мы разделили с вами потрясающие приключения, и я буду до конца своих дней бережно хранить память об этом. Однако папа прав. Теперь, когда все это кончилось, я чувствую, что очень устала. И немного вздремнуть мне не помешает. – Пройдя вслед за Григгинсом к винтовой лестнице, она вдруг остановилась и обернулась с улыбкой. – Но я рассчитываю еще увидеться с вами, Тристан.

– Не сегодня, Мэдди. Когда я уезжал во Францию, моей приемной матери нездоровилось, и я должен проведать ее.

– Отлично. Значит, завтра. – Мэдди пристально взглянула Тристану в глаза, и губы ее вновь изогнулись в озорной улыбке. – Не забывайте: мы еще не окончили одно важное дело.

***

Расставшись с Мэдди, мужчины прошли в кабинет. Калеб Харкур налил два бокала бренди, вручил один Тристану и уселся за письменный стол в стиле шератон. Жестом он указал Тристану на стул напротив.

– Мэдди не уступает по красоте своей матери, – заявил Харкур. – Только вот росту в ней многовато. Кларисса была на голову ниже… ах, какое было прелестное создание! Стоило мне раз увидеть ее, и я совсем потерял голову. И только когда родилась Мэдди, я понял, что женился на женщине, которой за всю жизнь в голову не пришло ни единой разумной мысли. От души надеюсь, что умом Мэдди пошла в меня.

Тристан улыбнулся, вспомнив, сколько раз Мэдди удавалось его перехитрить.

– Можете на этот счет не беспокоиться, сэр. Она в высшей степени умна, а что касается смелости, то она даст сто очков вперед любому мужчине. Путешествуя по Франции, мы не раз попадали в трудные положения, и ваша дочь преодолела все опасности с честью и без единой жалобы.

– Хорошо. Ничего другого я и не ожидал от своей дочери. – Проницательные глаза купца внимательно следили за выражением лица Тристана. – Что имела в виду Мэдди, когда сказала, что вы не окончили какое-то дело?

– Ничего особенного. Просто дружеская болтовня, – неопределенно ответил Тристан.

– Дружеская? Что ж, я заметил, насколько вы сдружились за время этого путешествия… даже стали обращаться друг к другу по имени. – Помолчав немного, он добавил: – Надеюсь, эта дружба не зашла слишком далеко. Признаюсь вам как мужчина мужчине, я с радостью взял бы вас в зятья вместо вашего сводного брата. Но у него есть титул, а на меньшее я для Мэдди не согласен.

Тристану отчаянно захотелось влепить этому старому тирану пощечину, хотя он и понимал, что гнев его объясняется не только бездушным признанием Харкура, но и собственным его, Тристана, чувством вины.

– Будьте вы прокляты, Харкур! – рявкнул он. – По вашей милости мы с вашей дочерью попали во Франции в чертовски опасную ситуацию. Но нам удалось выжить, и в результате мы, естественно, сдружились, Трудности сближают. Хоть это вы понимаете? Мне крайне неприятно, что вы предполагаете, будто я мог злоупотребить этой дружбой.

К вашему сведению, сэр, тот факт, что я – незаконнорожденный, ничуть не мешает мне вести себя достойно!

Харкур смущенно заморгал.

– Остыньте, дружище. Я не хотел вас обидеть. Я ничего не имею против бастардов. Сказать по правде, я и сам бастард во всех смыслах этого слова. Именно поэтому я и желаю лучшей судьбы для своей дочери. Я видел, как мучилась ее мать из-за нашего мезальянса. И я не потерплю, чтобы эти светские хлыщи захлопнули двери перед носом у Мэдди! Не потерплю, чтобы с Мэдди поступили так же, как когда-то – с Клариссой!

– Это я понимаю. Думаю, будь у меня дочь, я испытывал бы точно такие же чувства, – сдержанно проговорил Тристан. – А теперь, сэр, если мы с вами все обсудили, то я хотел бы откланяться. Мне предстоит двухчасовая поездка в Уинтерхэвен, а я уже валюсь с ног. Да и моим рысакам нужен отдых.

– Вам не надо ехать в Уинтерхэвен.

– Сэр?

– Леди Урсула просила меня передать вам, что лондонский дом графа уже отремонтировали и что ваша семья проживет там до конца сезона. Леди Урсула перевезла в Лондон ваши веши.

Тристан не поверил своим ушам. Он провел в лондонском доме графа Рэнда две ночи перед отъездом во Францию и просто не мог себе представить, что его семья поселилась там. Все слуга давным-давно разбежались, а большую часть мебели, картин и прочих вещей четвертый граф Рэнда продал, чтобы покрыть свои игорные долги. Оставалось предположить, что Калеб Харкур уже начал пополнять пустые кошельки Рэмсденов в предвкушении свадьбы своей дочери с Гартом.

Тристан знал, что так оно и случится, и даже успел убедить себя, что смирился с неизбежным. Но это осязаемое подтверждение того, что Мэдди скоро станет женой его брата, показалось ему последним ударом неотвратимого рока.

Без лишних слов Тристан поднялся и начал прощаться, не дожидаясь, пока Мэдди отдохнет: еще одной мучительной встречи с нею он бы сейчас не вынес.

Калеб Харкур пожал ему руку и выразил сердечную признательность за то, что Тристан все-таки доставил его дочь в Англию, несмотря на все препятствия.

– Дайте нам три-четыре дня, чтобы как следует подготовить Мэдди. Затем вы с братом можете нанести ей визит, – добавил купец, провожая Тристана до двери.

– Нанести визит?! – Сердце Тристана готово было выпрыгнуть из груди.

– Так предложила леди Урсула. Прекрасная женщина! С удивительным чувством такта. Она полагает, что Мэдди должна познакомиться с вашим братом наиболее естественным образом. Лучше всего будет, если вы представите их друг другу. – Харкур улыбнулся, невероятно довольный собой. – Я полностью с ней согласен. Видите ли, я не хотел бы, чтобы Мэдди решила, будто ее брак с графом – это союз по расчету. Юные девушки придают такое большое значение любви! Понимаете?

Тристан сдержанно кивнул и торопливо удалился, прежде чем этот старый лис успел догадаться, что в сердце его зияет открытая рана, из которой по капле сочится жизнь.

***

Мэдди спала так глубоко, словно приняла настойку опия. Пробуждение ее было внезапным, и некоторое время она лежала, не шевелясь и пытаясь понять, где же она находится и как здесь оказалась. Наконец она все вспомнила. Она в доме своего отца, а это – спальня, в которую привел ее этот чудной дворецкий.

– Вот ваша каюта, мисс Мэдди, – сообщил ей старик, распахивая дверь в небольшую уютную комнату. – Здесь не так роскошно, как в мейферских особняках, но я надеюсь, вам понравится. Капитан сам подбирал занавески… и все такое прочее.

Осмотревшись, Мэдди решила, что спальня и вправду хороша. По крайней мере, насколько можно было разглядеть при, тусклом свете ароматной восковой свечи, горевшей на столике у кровати. Мэдди смутно припомнила, что дальнюю стену украшает камин из венецианского мрамора, а покрывало, на котором она уснула не раздеваясь, было из бледно-зеленого шелка с узором из листьев.

Мелодично прозвонили часы на каминной полке, и Мэдди удивленно ахнула. Оказывается, она проспала больше двух часов! Отец, наверное, устал ее дожидаться и поужинал в одиночестве. В желудке у Мэдди было пусто, как в нищенской чашке для подаяний… вот уже двенадцать часов она ничего не ела.

Вскочив с постели, Мэдди сунула ноги в туфельки и подошла к отделанному мрамором комоду, умылась прохладной водой из таза и пригладила пальцами кудрявые волосы.

Взгляд ее упал на полку, где между миниатюрным парусником и кукольным домиком, обставленным крохотной мебелью ручной работы, лежала тряпичная кукла с лохматыми волосами и черными глазами-пуговицами. Ее игрушки, которые мать второпях забыла, когда бежала во Францию пятнадцать лет назад! Отец хранил их все это время… он выставил их с такой же гордостью, как прекрасную модель парусника в прихожей! При этой мысли слезы снова навернулись Мэдди на глаза.

В доме было тихо как в могиле, когда Мэдди со свечкой в руке спустилась по винтовой лестнице на первый этаж. Где же отец? И Григгинс? И все прочие слуги?

Но тут Мэдди вспомнила, как старый Григгинс появился из-под лестницы, когда отец оторвал его от ужина. Если ей удастся найти кухню, там наверняка будет какая-нибудь еда… а быть может, она даже сама приготовит себе что-нибудь поесть. Мэдди питала большое недоверие к английской кухне, а своим кулинарным искусством, которое освоила вопреки неодобрению деда, чрезвычайно гордилась.

Как она и подозревала, под лестницей тянулся узкий коридор; пройдя по нему, Мэдди сразу же услышала мужские голоса.

Распахнув дверь в конце коридора, она очутилась на кухне, чрезвычайно похожей на кухню в ее бывшем лионском доме.

– Мэдди, детка! Наконец-то ты проснулась! – эхом прокатился по кухне громовой голос Калеба Харкура. Обернувшись, Мэдди увидела, что он все в том же затрапезном виде сидит за дубовым столом, а перед ним стоит тарелка с горячим ужином. Рядом, прихлебывая чай, сидел Григгинс. Мэдди невольно попыталась представить себе деда, ужинающего на кухне со слугами, но это было невообразимо.

Отец радостно улыбнулся ей и помахал вилкой.

– Я уж грешным делом решил, что ты проспишь до утра. – Он кивком указал на соседний стул. – Садись, садись. Ты, должно быть, умираешь с голоду. Лакомка приготовил потрясающее жаркое.

Только сейчас Мэдди заметила третьего человека на кухне. Она удивленно вгляделась в его лицо – смуглое, с черными выпуклыми глазами, увенчанное шапкой кудрявых черных с проседью волос. Если бы не испачканный белый передник, этот коротышка, склонившийся над духовкой, как две капли воды был бы похож на ее лионского спасителя – мсье Форли.

– Джузеппе Понтицетти дель Флорино к вашим услугам, принцесса, – нараспев произнес коротышка с сильным итальянским акцентом

Калеб Харкур усмехнулся:

– Понимаешь теперь, почему мы прозвали его Лакомкой? Но в кулинарии этот лягушонок – настоящий бог. Потому-то мы с Григгинсом уверены, что ему цены нет. – Он проследил взглядом за тем, как Лакомка ставит перед Мэдди дымящуюся тарелку жаркого, от аромата которого у девушки буквально потекли слюнки. – Вот, дорогая моя, – продолжал Харкур, как только Мэдди взялась за вилку, – это и есть все мои домочадцы.

– Всего три человека? В таком большом доме?

Харкур кивнул.

– Днем еще приходят экономка, две горничные, лакей и мальчик-уборщик. Если бы я знал, как без них обойтись, я не потерпел бы их в своем доме и минуты. Но к этим двоим… – Калеб жестом указал на дворецкого и повара. – …К этим двоим я привык. Григгинс когда-то был моим помощником на первом моем корабле, а Лакомка – коком. С тех пор минула уже четверть века.

– Это чистая правда, мисс Мэдди. Что за дрянная посудина была! – вмешался Григгинс. – Ничего общего с этими чистенькими, аккуратными парусниками, которые сейчас плавают под флагом Харкура. Когда капитан поселился здесь, он отправил то дырявое корыто в отставку, а заодно и нас с Лакомкой. И с тех пор мы служим ему.

Мэдди улыбнулась. Было совершенно очевидно, что эти двое, “служившие” ее отцу, в действительности были давними товарищами “капитана”. Как, однако, все это странно! Один из самых богатых купцов Англии обходится услугами всего лишь пары старых помощников. С другой стороны, это соответствовало образу “простого человека”, каковым хотел казаться Калеб Харкур.

Разделавшись с ужином, Харкур положил вилку на опустевшую тарелку и нахмурил густые брови. Его обветренное лицо внезапно залилось румянцем.

– Этот дом не годится для женщины, и я отлично понимаю это, дочка.

– Нет, папа. Для меня он вполне годится, – возразила Мэдди, удивляясь, почему это отцу вздумалось извиняться за такой чудесный, уютный дом.

– Нет, ты не права, Мэдди. Этот дом и прислуга подходят для моих простых нужд, но для юной леди на выданье, которой предстоит завязывать знакомства в лондонском свете, он слишком мал и находится слишком далеко от Мейфера.

Мэдди изумленно уставилась на отца. – Но я вовсе не собираюсь завязывать знакомства, папа!

– Нет, дочка. Любой женщине хочется войти в свет, и я не допущу, чтобы тебя постигла судьба твоей матери. – Харкур невесело улыбнулся. – С тобой все будет иначе. Теперь я богат, как набоб, и ты войдешь в свет, даже если ради этого мне придется истратить все до последнего фартинга. У меня уже есть план, и поверь, не пройдет и года, как ты получишь все, о чем может мечтать девушка твоего возраста. Балы, званые обеды… и даже приглашение в Карлтон-Хаус!

Мэдди решила, что не станет спорить с отцом: ведь он придавал такое большое значение своим планам! Было бы слишком жестоко указать ему на то, что скорее человек научится летать, как птица, чем дочь простого купца войдет в надменный лондонский свет. И брак с бывшим шпионом и графским бастардом не увеличит ее шансы попасть в высшее общество. Но социальное положение Мэдди ничуть не интересовало. Сердце ее было отдано Тристану, и она выйдет за него замуж… как только этот тугодум, наконец, сделает ей предложение.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На следующее утро Мэдди поднялась поздно и обнаружила отца в гостиной на втором этаже за серьезной беседой с какой-то худощавой, нервной женщиной с гладкими каштановыми волосами и бледно-голубыми глазами.

– Мэдди, детка, – обернулся Харкур к вошедшей девушке, – это мадам Элоиза Блузо, французская модистка. Леди Урсула порекомендовала нам обратиться к ее услугам. Я поручил ей сшить для тебя платья, которых тебе хватит до тех пор, пока леди Урсула не закажет тебе полный гардероб.

Кто такая эта леди Урсула и почему она должна заботиться о гардеробе его дочери, Харкур не сообщил, а Мэдди в присутствии модистки постеснялась спрашивать: вдруг эта леди окажется любовницей отца? Однажды Мэдди уже допустила подобную ошибку в отношении некой стареющей райской пташки, навещавшей ее деда по средам между часом и четырьмя. То был единственный случай в жизни, когда дед позволил себе поднять руку на любимую внучку, но щека ее после этого горела несколько часов. Повторять эту же ошибку с отцом Мэдди не хотелось.

– Леди Урсула предлагает для начала два утренних платья, дорожное платье и одно простое вечернее платье, в котором вы сможете посещать балы и театры, – проговорила мадам Элоиза с таким чудовищным акцентом, что Мэдди тут же поняла: эта женщина за всю свою жизнь и дня не провела на континенте. Но Мэдди сдержалась, несмотря на то, что ей хотелось от души расхохотаться. Ведь если она разоблачит эту мошенницу, то тем самым бросит тень на вкус леди Урсулы… а значит, и на вкусы своего отца в отношении любовниц.

– Из какой части Франции вы приехали? – не замедлила осведомиться Мэдди у модистки, как только Калеб Харкур оставил их наедине. – Я жила в Лионе с пятилетнего возраста и знакома с акцентами большинства французских провинций. Но такого, как у вас, я, признаться, нигде не слышала. – Мэдди сдержала улыбку, глядя, как мнимая француженка сперва побагровела, а затем побелела как мел.

– О Господи! – простонала мадам Элоиза. – Я пропала! – Расширенными от ужаса глазами она уставилась на Мэдди. – Вы, должно быть, поставите джентльмена в известность…

– Вы полагаете, что я намерена сообщить отцу, что вы не француженка? Нет, я ничего ему не скажу. Это не моя забота… если, конечно, вы не собираетесь обманывать его.

Мадам Элоиза горделиво приосанилась:

– Не бойтесь! Его деньги не пропадут зря. Во всем Лондоне не найдется модистки, чье мастерство сравнилось бы с моим!

– Тогда зачем же выдавать себя за француженку?

Модистка презрительно фыркнула:

– Хотела бы я знать, сколько у меня осталось бы богатых клиентов, если бы они знали, что я – всего лишь Мэри Блоджетт, выросшая в винной лавке в Ист-Энде? Думаю, они разбежались бы скоре, чем моя старая мамаша допила бы кружку эля!

– Кажется, понимаю. Нет пророка в своем отечестве, верно?

– Насчет пророков я ничего не знаю, но зато много знаю о модистках и о том, что делает их популярными среди светских матрон, – проворчала мадам Элоиза. – Десять долгих лет я, не разгибая спины, трудилась на французскую тиранку по имени мадам Адрианна. Я кроила и шила ей платья, а она все брала в кредит. А когда эта старая карга, наконец, протянула ноги, я получила всю сумму сполна и, наконец, смогла открыть свою мастерскую, назвавшись ее племянницей из Парижа. От нее я научилась и французскому языку. Этих познаний мне вполне хватало… до тех пор, пока не появились вы.

– Не волнуйтесь, мадам. Ваша тайна в полной безопасности. Клянусь, что не выдам вас ни единой живой душе, – пообещала Мэдди.

Краска стала медленно возвращаться на худые щеки модистки.

– Но почему? Чем я заслужила такую милость? – пробормотала она.

– Потому что я восхищена вашей предприимчивостью. В последнее время я научилась уважать людей, которым собственными силами удается возвыситься над своим скромным положением. – Мэдди улыбнулась. – А теперь, мадам, не приступить ли нам к примерке? Вы ведь не захотите разочаровать вашу покровительницу, леди Урсулу!

Два часа спустя, сняв необходимые мерки и продемонстрировав ткани для будущих платьев, мадам Элоиза попрощалась с Мэдди. Напоследок она пообещала доставить одно из утренних платьев на следующий же день.

Верная своему слову, на следующий день модистка прислала посыльного с пакетом, в котором оказались элегантное утреннее платье из желтого муслина, сорочка, пеньюар и домашний халат.

Мэдди тут же велела лакею принести ей в спальню лохань с горячей водой, чтобы принять ванну и вымыть голову.

Затем она надела шелковую сорочку и платье и села у окна в гостиной – дожидаться Тристана. За время путешествия она очень привыкла к его обществу и в его отсутствие не находила себе места.

Но Тристан не явился. Ни в тот день, ни на следующий, ни даже на третий день.

Когда прошло целых пять дней, а Тристан даже не прислал о себе весточки, Мэдди с ужасом начала предполагать, что он не шутил, когда уверял, что чувство чести не позволит ему сделать ей предложение.

Но всякий раз, когда рядом был отец, Мэдди удавалось спрятать свой страх под маской беспечной бодрости. Она была слишком горда, чтобы показать кому-либо, что отдала свое сердце мужчине, который отверг ее… каковы бы ни были причины этого отказа.

Каждый вечер Мэдди переодевалась в очередное новое платье и встречала отца реверансом и улыбкой. Ее от души забавляло, что Харкур полагает, будто у нее на уме одни фасоны и наряды.

И вот однажды солнечным днем, когда она стояла у окна в ожидании отца, взгляду ее предстал Тристан, едущий верхом через Блумсбери-сквер на черном коне, чья пышная грива была под стать развевающимся на ветру черным локонам всадника. Следя за тем, как он спешивается, Мэдди не обратила внимания на его спутника.

Теперь в Тристане трудно было узнать того грубоватого, бесцеремонного компаньона, который сопровождал ее в путешествии. Судя по всему, он получил причитавшиеся ему деньги, ибо сейчас красовался в темно-синем сюртуке изящнейшего покроя, желтовато-коричневых панталонах и элегантной бобровой шапке. В этом наряде он был настолько прекрасен, что Мэдди задохнулась от восхищения.

– Тристан! – воскликнула она, подбегая к двери гостиной, чтобы встретить его на пороге (хотя и знала, что благовоспитанная леди не должна так вести себя). Григгинс впустил гостя, и Мэдди с улыбкой подошла к нему, только теперь заметив краем глаза его спутника – невысокого молодого человека, чьи блеклые волосы и заурядные черты лица казались совершенно невзрачными рядом с мрачным великолепием Тристана.

– Добрый день, Мэдди.

Равнодушно-холодный тон его мог бы ввести Мэдди в заблуждение, если б она не успела прежде узнать, какая огненная страсть скрывается под этой ледяной маской.

Тристан легко подтолкнул вперед своего спутника.

– Позвольте представить вам моего сводного брата Гарта Рэмсдена, пятого графа Рэнда.

Мэдди протянула руку, и граф поднес ее к своим губам.

– Я очарован, – проговорил он, хотя это никак не отразилось на его лице. Губы его были скорбно поджаты, а в глазах застыло выражение глубокой печали.

Мэдди предположила, что брат Тристана, должно быть, недавно перенес какую-то тяжелую утрату. Быть может, именно поэтому Тристан не появлялся так долго? А безразличие, с которым он приветствовал ее, быть может, только маска, под которой скрывается скорбь о той же потере?

Мэдди предложила гостям садиться и села сама. В гостиной воцарилась неуютная тишина. Мэдди не смогла не заметить, что граф внимательно разглядывает ее с таким видом, будто оценивает картину, выставленную на продажу.

Наверняка Тристан захотел заручиться одобрением брата, прежде чем сделать ей предложение! При мысли о таком бестактном поступке со стороны человека, которому она столь неосмотрительно отдала свое сердце, Мэдди охватил гнев. Она не ожидала от Тристана ничего подобного и твердо решила высказать ему свое неудовольствие, как только они окажутся наедине.

Но сейчас, как хозяйка дома, она должна была занять гостей разговором, достойным ушей титулованной особы. Разумеется, разговор зашел о погоде и вскоре превратился в неимоверно скучную беседу о красотах сельской природы Англии. Вскоре Мэдди пришла к выводу, что брату Тристана повезло, что ему достался титул. Иначе он вообще ничем не смог бы выделиться на фоне серой массы скучных людишек.

Тристан не участвовал в разговоре вовсе. Он молча наблюдал за тем, как граф и Мэдди беспомощно барахтаются в сетях нудной беседы, как две рыбы, заглотнувшие наживку на крючке и не способные ни проглотить ее, ни сорваться. Мэдди скрежетала зубами и клялась себе отомстить Тристану за это предательство любой ценой. Как он смеет мучить ее подобным образом? Или это он проверяет ее способность общаться со своими титулованными родственниками?

Когда Мэдди уже практически исчерпала запасы терпения, к ее большому облегчению, через распахнутое окно до нее донесся скрип подъезжающего отцовского экипажа. Минуту спустя Харкур вошел в гостиную.

– Милорд Рэнда! – воскликнул он, расплывшись в улыбке от уха до уха.

Граф и Тристан поднялись навстречу хозяину дома. Оказавшись между здоровяком Харкуром и своим рослым братом, Гарт походил на заблудившегося в строевом лесу бедолагу. По-видимому, подобное сравнение пришло в голову и ему, ибо бледные щеки графа покрылись смущенным румянцем. По необъяснимой причине Мэдди почувствовала жалость к этому печальному человеку, а к двум другим мужчинам преисполнилась столь же необъяснимого презрения.

Отец Мадлен, очевидно, пребывал в блаженном неведении относительно того, что пришлось вытерпеть его дочери.

– Ну вот, Мэдди. Разве это не прекрасно? Это первые твои гости, и один из них настоящий граф!

На лице Харкура появилось увлеченное выражение охотника, выслеживающего добычу, и Мэдди внезапно вспомнила о его планах ввести ее в высшее общество и поняла: ей остается лишь надеяться на то, что отец не выставит себя дураком перед графом… да и ее за компанию. Но, разумеется, надежда эта оказалась тщетной.

– Мне давно хотелось, чтобы Мэдди познакомилась с человеком, который помог бы ей утвердиться в светском обществе, – медовым голосом проговорил Харкур, усаживаясь в кресло и жестом предлагая другим мужчинам садиться. Мэдди поморщилась. Харкур уже, без сомнения, предвкушал, что несчастный граф станет для него легкой добычей.

– Между прочим… – Граф Рэнда смущенно прочистил горло. – Я как раз собирался сказать, что лорд и леди Фэйвершем в следующую пятницу дают бал. Там будет чудовищная давка, поскольку явятся все, кому не лень, но зато это отличный случай познакомиться с лондонским светом. – Граф еще раз откашлялся. – Лорд Фэйвершем мой давний друг. Мне достаточно попросить его – и мисс Харкур тоже получит приглашение… разумеется, если ей захочется посетить этот бал.

– Какая шикарная идея! И как любезно это с вашей стороны, милорд! Разумеется, мы с удовольствием примем ваше предложение. Не так ли, Мэдди?

Мэдди с трудом выдавила улыбку.

– Я не сомневаюсь, что это будет превосходный вечер, милорд, и я благодарна за ваше приглашение, но, боюсь, я вынуждена отказаться. – Ошеломление, с которым уставились на нее три пары глаз, принесли Мэдди немалое злорадное удовольствие. – Видите ли, я не могу явиться на бал. Я не умею танцевать.

– Что?! – в один голос вскричали граф и Харкур. Потрясенное выражение на их лицах было чрезвычайно комичным, и даже Тристан, похоже, был ошарашен этим неожиданным признанием.

– На что же тратил твой дед все те деньги, которые я ему посылал, если он даже не удосужился обучить тебя необходимым для юной леди умениям? – возмутился Харкур. – Или ты скажешь, что не умеешь играть на фортепиано и ни разу в жизни не держала в руках кисть для акварели?

Уважение к памяти деда не позволило ей заявить при всех, что она ничего не знала о тех деньгах, которые присылал отец.

– Точный отчет о каждом франке я представить не могу, – тихо проговорила она. – Но, мне думается, большая часть денет ушла на взятки местным чиновникам, чтобы те молчали о том, что заклятый враг императора и гражданина Фуше нашел себе пристанище в Лионе. Что касается второго вашего вопроса, отец… Да, это правда. Я не умею играть на фортепиано, не умею ни петь, ни рисовать. Одним словом, я не владею ни одним из тех талантов, которые требуются светской леди в Англии. Поэтому, боюсь, ваши планы ввести меня в высший свет обречены на провал.

Калеб Харкур побагровел… Мэдди не могла сказать – от смущения или от гнева.

– Чушь, – проворчал он. – Все эти недостатки легко исправить. Я могу нанять лучших учителей в Лондоне.

– Матушка знает, к кому обратиться, сэр, – подхватил граф. – Сегодня же вечером я попрошу ее составить список.

– Благодарю вас, милорд. Я буду весьма признателен. В подобных делах я всецело доверяю мнению леди Урсулы.

Значит, мать графа… любимая мачеха Тристана… и таинственная леди Урсула одно и то же лицо?! Мэдди изумленно обводила взглядом своих собеседников. Кровь бешено стучала у нее в висках. Наконец-то она начинала кое-что понимать… Этот безумный план отца… неужели в нем был замешан и граф Рэнда?! Тристан как-то сказал ей, что согласился доставить ее в Англию потому, что Харкур спас его брата, когда тот находился в затруднительном положении. Боже! Неужели теперь этот граф в свою очередь вынужден помогать Харкуру ввести его дочь в высшее общество?

Тристан поерзал на стуле и забросил ногу на ногу.

– А тем временем, Гарт, ты можешь повести Мэдди в театр. Так ты сможешь продемонстрировать обществу свою заинтересованность в ней, – проговорил он, нарушив долгое молчание и подтвердив самые худшие ее догадки. -. Завтра вечером Эдмунд Кин дает премьеру, “Отелло”. – Обернувшись к Мэдди, он улыбнулся одними губами; светлые глаза его остались холодными и безрадостными. – “Отелло” – это пьеса самого замечательного поэта Англии, – пояснил он.

– Я знакома с сочинением мистера Шекспира, – поджав губы, отозвалась Мэдди. – Возможно, мне и недостает талантов, которыми могут похвастаться ваши английские леди, однако я не безграмотна. Вообще-то я очень люблю пьесы Шекспира. Некоторые из них я даже перевела на французский, чтобы познакомить с ними моего деда.

– Тогда вам должна чрезвычайно понравиться и постановка мистера Кина.

“Пожалуй, – подумала Мэдди, – так бы оно и было при иных обстоятельствах”. Хотя она не сомневалась в душе, что Тристан предложил ей посетить театр в обществе графа только ради того, чтобы скорее избавиться от долга чести перед Харкуром, все же ей было обидно. Все это казалось ей таким вульгарным… и таким ненужным! Чванливый лондонский свет интересовал ее ничуть не больше, чем безвкусное пестрое сборище при дворе императора Наполеона.

Она уже открыла рот, чтобы сообщить этот факт, но граф перебил ее.

– Ну конечно, – поддержал он Тристана. – Отличная идея! С тех пор как Кии в прошлом году сыграл Шейлока, он так и не вышел из моды. Какая дельная мысль, Тристан! Кроме того, в театре мисс Харкур наверняка может не бояться, что недостаток светского опыта как-либо повредит ей.

И граф застенчиво улыбнулся, смягчая чопорность своей тирады. Мэдди невольно подумала: какой хороший, добросердечный человек… несмотря на всю свою невзрачность и легкое занудство. Неудивительно, что Тристан так любит его. И подумать только: из-за ее отца этот несчастный юноша попал в такое дурацкое положение! Почти такое же дурацкое, как то, в котором находилась теперь по милости Харкура сама Мэдди.

– Итак, мисс Харкур, мы отправляемся в Друри-Лейн, – подытожил граф, словно Мэдди уже дала свое согласие. – Как насчет завтрашнего вечера?

Если бы ее отказ положил конец этому безобразию, Мэдди наверняка отказалась бы, но она подозревала, что в вопросах чести граф не менее упрям, чем Тристан. Единственный способ освободить его – дать ему возможность уплатить свой долг.

И Мэдди улыбнулась ему в ответ:

– Очень хорошо, милорд. Театр так театр. – Обернувшись к Тристану, она спросила:– А вы к нам присоединитесь? Ведь это была ваша идея!

Мэдди жадно ждала его согласия… не только ради себя, но и ради графа. Ей очень хотелось первый раз оказаться в театре в обществе Тристана, а, кроме того, она понимала, что застенчивый маленький граф будет чувствовать себя гораздо спокойнее, если в столь двусмысленной ситуации брат будет рядом с ним.

По какой-то необъяснимой причине этот невинный вопрос явно взволновал Тристана.

– Нет, Мэдди. Я не смогу, – отрезал он, стараясь не встречаться с ней глазами. – У меня уже назначена встреча на завтрашний вечер, и честь обязывает меня явиться на эту встречу, поскольку она связана с моей работой в министерстве иностранных дел.

Честь. Опять это проклятое слово! Мэдди стиснула зубы. Сколько же еще этот англичанин будет носиться со своей честью? Мэдди подозревала, что эта честь, не позволявшая Тристану отправиться с нею в театр, ничем не отличается от чести, мешающей ему сделать ей предложение, и чести, по вине которой Мэдди приходилось всякий раз прибегать к уловкам, чтобы выманить у него поцелуй. Французы тоже гордятся своей честью, но ей не встречалось во Франции ни одного мужчины, который позволил бы чести вмешаться в сердечные дела.

Nom de Dieu, что же ей делать с этим невозможным человеком?! Будь на ее пути соперница, она бы справилась с нею, но как завоевать возлюбленного, когда сердцем его владеет только честь?!

***

Тристан понимал, что оскорбил Мэдди своим отказом. Увидев отразившуюся в ее глазах боль и изумление, он почувствовал, как нож, давно уже вонзившийся в его сердце, мучительно повернулся. Но Тристан понимал и то, что должен как-то найти в себе силы причинить Мэдди еще более сильную боль. Она должна разочароваться в нем! Только так она освободится, чтобы стать женой человека, которого судьба предназначила ей в супруги.

К счастью, этот человек первые полчаса после того, как они покинули дом Харкура, предпочел провести в молчании. Иначе Тристан ни за что не сумел бы скрыть от Гарта, что испытывает к Мэдди нечто большее, нежели поверхностный интерес.

Краем глаза он заметил, что Гарт пришпорил своего коня. Спустя несколько секунд братья уже скакали бок о бок.

– Мисс Харкур меня несколько удивила, – заметил Гарт, вцепившись в поводья так крепко, что костяшки его пальцев побелели от напряжения. – Конечно, на ту “крепкую” французскую селянку, которую я нарисовал себе в мыслях по описанию ее отца, она не похожа… но, на мой вкус, она высоковата… для женщины.

Тристан кивнул:

– Верно.

– Впрочем, я нахожу ее вполне приятной особой;

– За время нашего путешествия я пришел к такому же выводу.

Гарт смотрел прямо перед собой, углы рта его по-прежнему были скорбно опущены.

– Но что удивило меня по-настоящему, так это ее невероятный ум. Я никогда не встречал женщины, которая читала бы Шекспира, да еще и переводила его на французский! – Гарт вздохнул. – Черт побери. Надеюсь, нам удастся как-то притереться друг к другу. Но умные женщины всегда выводили меня из равновесия.

Тристан воздержался от комментариев. Он просто не мог ответить на это наблюдение, не намекнув, что его брат никогда не отличался сообразительностью. Впрочем, недостаток интеллекта Гарт с избытком компенсировал добротой сердца.

Тристан был в ужасе. Ему оставалось лишь надеяться, что брак его кроткого, добродушного брата с острой на язык, проницательной и хитроумной дочерью Харкура не обернется катастрофой. Ибо ничто на всем белом свете, по-видимому, не могло бы отвратить упрямого купца от идеи воплотить в жизнь свой злосчастный план.

Тристан стиснул зубы: сердце его снова пронзила боль. Мало того, что сам он вынужден бороться с невыносимым мучением разбитой любви. Ему еще и придется всю жизнь наблюдать, как мучаются два близких ему создания.

***

Вечером следующего дня граф прибыл к дому Харкура в элегантном экипаже, запряженном четырьмя гнедыми. Дверца кареты была украшена его родовым гербом, а грум и кучер красовались в ливреях при полном параде.

Примерив новое вечернее платье из розового шелка, расшитое цветами, Мэдди решила, было, что выглядит очень изящно. Ей даже понравилось, как сочетаются с этим нарядом ее коротко остриженные кудри. Но сейчас, оказавшись рядом с графом, она почувствовала себя невзрачной серой мышкой.

Граф явился в великолепном вечернем костюме: синяя атласная визитка, отлично гармонировавшая с его светлыми волосами, расшитый серебром жилет и монокль. Однако, как ни странно, несмотря на этот парадный наряд, граф казался сегодня еще более застенчивым и несчастным, чем в прошлый визит.

– Какая прекрасная карета! – воскликнула Мэдди, когда грум помог ей усесться. Она надеялась, что этим комплиментом сможет несколько разрядить напряженность графа. Экипаж явно был приобретен совсем недавно, судя по характерному запаху, исходившему от красных бархатных подушек. К удивлению Мэдди, граф в ответ на комплимент пробормотал что-то невнятное и всю дорогу до театра молчал, мрачно глядя в окно, словно эта реплика показалась ему обидной.

Мэдди тоже смущенно умолкла и больше не делала попытки заговорить со своим спутником. В который раз ей пришлось убедиться, что англичане – странный народ.

Наконец экипаж остановился перед входом в Королевский театр на Друри-Лейн. Выйдя из кареты, Мэдди увидела перед собой величественное здание с арочными дверьми и сияющими рядами окон. Присмотревшись, она решила, что эта постройка более новая по сравнению с окружающими зданиями… но оставила это наблюдение при себе, боясь снова обидеть графа.

– Этот театр довольно новый. Его построили всего три года назад, – внезапно сообщил граф, словно прочитав ее мысли. – Вообще-то, театр на этом месте стоял с 1663 года, но в 1809 году он в третий раз сгорел дотла, а это здание построили в 1812, – продолжал он педантичным тоном.

Мэдди заподозрила, что накануне он заучил наизусть историю этого театра, чтобы иметь возможность беседовать с ней хоть о чем-нибудь, кроме погоды. Это ее тронуло. По правде говоря, она испытывала почти непреодолимое желание погладить графа по голове и сказать: “Молодец, мальчик”.

Граф предложил ей руку, и Мэдди оперлась на нее, заметив, что он выше ростом, чем казался прежде. Сейчас глаза их были на одном уровне, а в прошлую встречу ей приходилось опускать взгляд, чтобы встретиться с ним глазами.

В следующую секунду она заметила, что граф не совсем твердо держится на ногах. О Боже! Неужели необходимость сопровождать ее в театр была для него так мучительна, что графу пришлось укрепить свой дух щедрой порцией спиртного?! Мэдди смущенно опустила голову… и тут же поняла, нечему граф ступает так неуверенно. Каблуки его вечерних туфель были не меньше трех дюймов в высоту!

На всякий случай Мэдди крепче взяла его под руку. И это оказалось весьма благоразумно, поскольку прежде, чем добраться до заказанной ложи, граф дважды успел споткнуться.

Театр был полон до отказа, и Мэдди едва удерживалась, чтобы не уставиться с разинутым ртом, как деревенская дурочка, на всю эту блестящую публику и не менее блестящий интерьер. Все богатые театралы Лондона сочли своим долгом посетить премьеру мистера Кина, и просторный зал сверкал драгоценностями, в которых красовались и женщины, и мужчины, занимавшие отдельные ложи.

Мэдди вздрогнула от охватившего ее возбуждения. Бели бы только рядом с ней сейчас был Тристан, она была бы полностью счастлива. У нее ныло сердце от тоски после злосчастной вчерашней встречи с ним, и воображение попыталось сыграть с ней злую шутку. Мэдди готова была поклясться, что видела, как Тристан вошел в одну из лож на противоположной стороне.

Она пригляделась внимательнее. В той ложе было двое мужчин и женщина. Светловолосый мужчина сел, а брюнет, похожий на Тристана, помогал женщине снять накидку. Ложа была слишком далеко, чтобы Мэдди смогла разглядеть черты его лица, но в наклоне головы и развороте плеч этого брюнета было что-то знакомое. Граф поднес к глазам оперный бинокль и навел его на ложу, расположенную на ярус выше той, которую так внимательно изучала Мэдди.

– Кто-то знакомый? – беспечно спросила Мэдди.

– Виконт Тинсдэйл с женой и дочерью… леди Сарой Саммерхилл. Владения виконта граничат с Уинтерхэвеном. – Граф опустил бинокль, и в глазах его отразилась такая мука, что Мэдди пришлось крепко сцепить руки, чтобы не коснуться его жестом сочувствия. Должно быть, понесенная им утрата как-то связана с этой соседской семьей. Наверное, он потерял старого друга детства, причиной чему могла быть или смерть, или какое-то ужасное недоразумение. Мэдди всем сердцем сожалела о том, что не может утешить этого милого, несчастного человека.

Пока она размышляла над сущностью горя, постигшего графа, ропот голосов вокруг умолк и занавес начал медленно подниматься.

Граф вложил бинокль в ее руку, и Мэдди, поднеся его к глазам, была очарована игрой Кина – не меньше, чем его великолепным голосом. Как же этому человеку удается вечер за вечером так изливать перед публикой потаенные глубины своей души и все же оставаться в здравом рассудке?!

Увы, первый акт скоро кончился, и занавес опустили. Мэдди с бьющимся от волнения сердцем повернулась к графу – и, к своему изумлению, обнаружила, что тот опустил голову и закрыл глаза. Мэдди недоуменно покачала головой. Чтобы уснуть во время столь волнующего представления, нужно обладать чувствительностью и темпераментом ежа… или черепахи…

Подняв голову, Мэдди заметила, что множество биноклей из лож напротив устремлены на другие ложи… и не в последнюю очередь на ту, в которой разместились они с графом. Подумать только, этот невзрачный человечек, спавший рядом с ней в кресле, вызывал такой интерес! Наверное, лондонскому свету просто катастрофически недоставало развлечений.

Мэдди навела свой бинокль на ложу, где сидел мужчина, напомнивший ей Тристана… и ахнула. Это и вправду был Тристан в элегантнейшем вечернем костюме.

Светловолосый мужчина оказался гораздо старше Тристана, он был увлечен беседой с женщиной – прекрасно сложенной блондинкой с пышной грудью (куда до нее “старой приятельнице” Тристана Минни!), довольно крупными чертами лица и розовыми щеками, свежий цвет которых, с точки зрения Мэдди, был достигнут не без помощи румян.

Несомненно, это была любовница. А изысканное платье из рубинового шелка, щедро обнажавшее ее великолепную грудь, и настоящие рубины, сверкавшие на ее шее и в ушах, свидетельствовали о том, что ее покровитель – человек весьма богатый. Мэдди вздрогнула от ужаса. Неужели раннее детство Тристана, проведенное в компании падших женщин, приучило его к подобному обществу?! И что, если эта привычка сохранится у него и после женитьбы?!

Мэдди настроила бинокль, чтобы рассмотреть дальнюю ложу внимательнее. Женщина от души смеялась над каким-то замечанием Тристана или пожилого блондина… грудь ее колыхалась от хохота так, что грозила вот-вот вывалиться из малопристойного декольте.

Затем женщина прикрыла лицо усыпанным драгоценностями веером, словно перешептываясь по очереди со своими спутниками. По-видимому, она пыталась в шутку стравить их друг с другом… и, кажется, весьма успешно. Теперь рассмеялись мужчины, да так, словно эта вульгарная девица только что высказала самую очаровательную мысль из всех, какие им когда-либо доводилось слышать.

Мэдди взяла на заметку, что на досуге ей надо будет освоить искусство обращения с веером: оказывается, это удобное подспорье в беседе. С этой мыслью она опустила бинокль. С нее довольно. Какие же дураки все мужчины… даже лучшие из них. Неужели Тристан и его приятель почтенных лет не понимают, что выставили себя на посмешище?

В этот момент граф зашевелился и выпрямился в кресле. Открыв глаза, он огляделся по сторонам в очевидном недоумении.

– Первый акт окончился?

Мэдди кивнула:

– Да, милорд. Мистер Кин был превосходен:

– Прекрасно. Я надеялся, что вам понравится театр, мисс Харкур. – Он застенчиво улыбнулся. – А я всегда засыпаю в театре. Он оказывает на меня такое же воздействие, как проповеди нашего деревенского священника.

Заметив в руках Мэдди бинокль, он осведомился:

– Вы, я вижу, наблюдаете не только за игрой актеров, но и за играми светской публики?

Мэдди фыркнула:

– Я наблюдаю за играми вашего брата Тристана, милорд. Он со своим приятелем – в одной из лож напротив.

Граф зевнул.

– Ах да, он говорил, что будет на премьере. С министром иностранных дел Каслри и великой герцогиней Софией.

– Эта женщина – великая герцогиня?! Вы уверены? – Мэдди вручила графу бинокль. – На мой взгляд, она больше похожа на дорогую куртизанку.

– Мисс Харкур! – Граф залился краской смущения. – Я не ожидал, что невинная девушка знает, как называются и как выглядят женщины такого рода!

Он поднес бинокль к глазам и вгляделся в глубину ложи, на которую указывала Мэдди.

– Хм-м-м… Понимаю, что вы имеете в виду. Да, она и вправду производит такое впечатление. Но это действительно великая герцогиня какого-то австрийского герцогства. Трис подружился с ней на Венском конгрессе… хотя не понимаю, что он там делал. Послушать Триста, так он только и занимался, что вальсами, пьянством… – запнувшись, граф еще сильнее покраснел. – Конечно, это не мое дело, но Трис в подобных делах весьма искушен. Думаю, что дружба с этой герцогиней принесла большую пользу лорду Каслри, ибо она – правая рука князя фон Меттерниха.

– Который, в свою очередь, правая рука австрийского императора, – подхватила Мэдди, вздохнув от облегчения. Значит, Тристан все же не флиртовал в свое удовольствие, а действовал во благо страны.

– Учитывая, что Наполеон вырвался с Эльбы, – продолжала она, – лорду Каслри особенно выгодно держать Меттерниха в друзьях: ведь австрийский император выжидает, пока не выяснится, кто встанет во главе Франции.

Граф изумленно вытаращил глаза:

– Откуда вам все это известно?

– Это простая логика, милорд. Австрийский император опасается, что в один прекрасный день ему придется защищать Вену от русских казаков. И в этом случае ему будет крайне необходима поддержка французских войск.

– Черт побери! – Граф недовольно сдвинул брови. – Думается мне, что порядочной леди грех рассуждать о подобных вещах. Надеюсь, мисс Харкур, вы – не какой-нибудь “синий чулок”, которому нравится копаться в политических дрязгах!

При виде явного недовольства на лице графа Мэдди не сдержала смеха.

– Увы, милорд, но я и вправду “синий чулок”, если я правильно поняла это выражение. В сущности, я росла и воспитывалась на политике. Другие темы в гостиной моего деда практически не обсуждались.

Граф позеленел от ужаса… но Мэдди этого не заметила. Она была слишком упоена своим неожиданным счастьем, чтобы обращать внимание на нечто столь тривиальное, как лицо графа Рэнда.

Итак, призвание Тристана – международная политика, а вовсе не разведение овечек. Как же ей раньше не приходило в голову, что от шпиона до дипломата – один шаг?!

Но что ожидало впереди этого, по всей видимости, искушенного в политике англичанина? Несомненно, его незаконнорожденность не смущала могущественного министра иностранных дел. Возможно, при покровительстве лорда Каслри Тристан станет британским послом в Вене. А если ему удастся правильно разыграть свои карты, он может даже войти в палату общин. Какая карьера для человека, начавшего свой жизненный путь как бастард!

И кто может стать идеальной женой для мужчины с такими амбициями? Ну, разумеется! Только женщина, которая когда-то была хозяйкой самого блестящего политического салона в Лионе!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Леди Урсула Рэмсден, вдовствующая графиня Рэнда, взяла небольшой глазированный бисквит с чайного подноса, принесенного ее дворецким, и положила в чай ложку сахару. Дождавшись, пока ее дочь леди Кэролайн и ее гостья сделают свой выбор, она велела дворецкому удалиться, чтобы они могли насладиться чаепитием без лишних помех.

– Итак, дорогая мисс Харкур, – проговорила она своим певучим голосом, – обнаружилось, что нам с вами предстоит много потрудиться, чтобы вы успели дебютировать в этом сезоне. Мистер Харкур сообщил мне, что, кроме разработки подходящего гардероба, мы должны заполнить кое-какие пробелы в вашем образовании. – Отхлебнув глоток чаю, она продолжала: – Но, прежде всего надо подыскать вам хорошую горничную. Пожалуй, лучше, чтобы это была пожилая женщина. Тогда она сможет совместить обязанности горничной и дуэньи.

– Горничная? Зачем мне горничная? – удивилась Мэдди. – Я с пяти лет привыкла сама заботиться о себе.

– Но теперь это будет не так просто, дорогая моя. Кроме того, ваша служанка сможет сопровождать вас, если вы захотите отправиться за покупками или в гости. Порядочная леди не выходит из дому без родственников или слуг. Надеюсь, вы запомните это.

Мэдди подавила подступающий к горлу смех. Она пересекла всю Францию в одежде крестьянского юноши, она спала в сарае на плече у бывшего шпиона и даже целовалась с этим бывшим шпионом при лунном свете… а теперь не имеет права даже выйти за порог без дуэньи!

– Кое-что нам уже удалось… мадам Элоиза знает свое дело, – заметила леди Урсула, сложив губки бантиком и, оглядывая Мэдди с таким же придирчивым вниманием, с каким при первой встрече оценивал ее граф Рэнда. – Я даже не думала, что вам пригодится дорожное платье, да еще такого необычного зеленого оттенка… но, оказывается, это весьма недурно!

– Благодарю вас, миледи. – При иных обстоятельствах Мэдди была бы возмущена столь пристальным вниманием, однако ни графиня, ни ее сын почему-то не вызвали у нее раздражения. Оба они, несомненно, обладали добрым сердцем. Особенно графиня. Ведь она воспитала Тристана как родного сына, когда он появился у нее в доме беспризорным малюткой.

Теперь Мэдди поняла, почему граф сложен столь миниатюрно и обладает такими изысканными манерами: он полностью пошел в мать – хрупкую, изящную блондинку. Рядом с ней Мэдди чувствовала себя неуклюжей деревенщиной. А леди Кэролайн вообще казалась точной копией своей матери. Неудивительно, что графиня была несколько испугана предстоящими ей попытками превратить рослую и угловатую дочь Калеба Харкура в элегантную фарфоровую куколку, которые так ценились в английском высшем свете.

– Не принимайте планы моего отца слишком близко к сердцу, миледи, – проговорила Мэдди. – Это всего лишь его очередная причуда. Но, поверьте, он умный человек. Он скоро поймет, что его идея безнадежна, и откажется от нее.

– О, мисс Харкур, не говорите так! Кровь отхлынула от лица леди Урсулы, а леди Кэролайн уронила чашку на блюдце. Две пары бледно-голубых глаз уставились на Мэдди в абсолютном ужасе. Но в чем дело? Мэдди не понимала, почему их так напугала мысль о том, что Харкур может отказаться от своего “плана”.

– Его идея вовсе не безнадежна, дорогая моя, – заявила леди Урсула, прижимая руку к своей взволнованно вздымающейся груди.

– Гарт старается изо всех сил. Планы вашего отца уже начали воплощаться в жизнь, – добавила леди Кэролайн. Глаза ее, по-прежнему округлые от страха, метались по элегантной гостиной лондонского дома Рэмсденов, словно все украшавшие ее картины и безделушки могли в мгновение ока исчезнуть, как по волшебству.

Мэдди вздохнула. Очевидно, придется согласиться со всеми “планами”, чтобы не обидеть этих прекрасных людей.

– Я высоко ценю ваши усилия, миледи. – Мэдди сделала паузу, тщательно подбирая слова. – Но, надеюсь, мы избежим многих неприятностей, если я буду с вами полностью откровенна. Мне кажется, что все эти планы в первую очередь полностью изменят мою жизнь, а не жизнь моего отца.

Леди Урсула, последовав примеру дочери, уронила чашку на блюдце.

– Ну, конечно же, дорогая моя! – задохнувшись, воскликнула она. – И мы хотим, чтобы вы были счастливы!

– Едва ли мы имеем возможность желать вам иного, – неожиданно добавила леди Кэролайн, но, тут же умолкла под укоризненным взглядом матери.

Мэдди сочла за благо проигнорировать эту краткую, но красноречивую вспышку. Судя по всему, леди Кэролайн не чувствовала себя так крепко связанной узами чести, как прочие члены семьи Рэмсденов.

– Говорите же, дорогая моя! Мы вас очень внимательно слушаем, – ласково проговорила леди Урсула.

Мэдди опустила взгляд на чайную чашечку из тонкого фарфора.

– Ну, во-первых, миледи, честно говоря, я терпеть не могу чай. Поэтому ваша идея представить меня дамам из высшего света, устроив серию чаепитий, меня не привлекает. Видите ли, чай не очень-то популярен во Франции. Я привыкла к кофе. Крепкому черному кофе. – Мэдди сдержала желание сообщить своим собеседницам, что французы окрестили чай, этот любимый английский напиток, “кошачьей мочой”. Она понимала, что графиня едва ли оценит юмор этого сравнения.

– Далее, что касается всех этих уроков, которые вы обсуждали с моим отцом, – продолжила она. – Научиться танцевать я вовсе не против. Особенно мне хотелось бы научиться танцевать вальс. В Лионе я однажды видала, как танцуют вальс, и мне это очень понравилось.

Больше всего ее, разумеется, привлекала надежда, что в один прекрасный день она будет вальсировать в объятиях Тристана.

– Я уже договорилась с учителем танцев, который, в числе прочего, обучает и вальсу, – ответила леди Урсула. – Но, разумеется, прежде чем вы сможете танцевать на балах, вы должны получить разрешение патронесс клуба Олмака.

– Вы, должно быть, шутите, миледи! Кто такие эти патронессы, чтобы указывать мне, что я могу, и что не могу делать?!

– Вот и я так же считаю, – вмешалась леди Кэролайн. – Эти старые драконши до сих пор не допускают меня на балы! И до чего же я на них зла!

Леди Урсула строгим взглядом велела своей дочери умолкнуть.

– Леди Джерси и прочие патронессы устанавливают правила высшего света. Правила, с которыми я совершенно согласна. Тебе едва исполнилось восемнадцать лет, Кэролайн! Ты еще слишком молода и невинна, чтобы танцевать все эти скандальные танцы. Я лично никогда не вальсировала. И надеюсь, что и впредь никогда не буду.

– Ты просто слишком старомодна, мамочка! Именно потому, что я так молода, мне хочется всех этих волнующих развлечений, пока я еще способна наслаждаться ими! – Леди Кэролайн сердито тряхнула золотыми кудрями, на основании чего Мэдди заключила, что младшая представительница семейства Рэмсденов не наделена столь кроткой натурой, как ее брат и мать.

Леди Урсула смерила свою дочь взглядом, означавшим конец дискуссии о вальсе, и Мэдди сделала еще один вывод о характере графини. При всей кротости и добродушии, леди Урсула умела настоять на своем.

– Итак, мисс Харкур, вопрос об уроках танцев мы уладили, – подытожила графиня, не обращая внимания на то, что леди Кэролайн обиженно надула губки. – Что касается других важных умений, которые вам предстоит приобрести…

– В этом-то и состоит главная проблема, миледи. – Мэдди доела бисквит и отставила тарелку. – Акварель меня просто не интересует, а голос у меня хуже, чем у вороны, поэтому тратить время и деньги на уроки пения было бы просто бессмысленно. Поскольку же я не намерена тратить десять часов в день на занятия, то уверяю вас: сезон окончится гораздо раньше, чем я продвинусь в упражнениях на фортепиано дальше гамм. – Взгляд Мэдди упал на пяльцы, стоявшие рядом со стулом леди Урсулы. – Боюсь, вышивание тоже не для меня. Я слишком нетерпелива. Однажды я попробовала вышивать… но кончилось тем, что плоды этой попытки отправились в камин.

Леди Урсула изумленно приподняла брови:

– Но, дорогая моя, чем же тогда вы занимаетесь целыми днями?

– О, не беспокойтесь, миледи! У меня дел побольше, чем у кота в амбаре, кишащем мышами. Я обожаю читать, а у отца – великолепная библиотека, за которую мне не терпится приняться. – И мысленно прибавила: “А в памяти Лакомки хранятся бесчисленные рецепты, которым он собирается научить меня… но об этом здесь лучше умолчать”.

– Ах да, ваше чтение, – без особого энтузиазма подхватила леди Урсула. – Сын говорил мне, что вы необычайно умны. Насколько я его поняла, вы не только читали пьесы мистера Шекспира, но и переводили их на французский язык!

– Вообще-то я переводила их на французский, немецкий и итальянский, – улыбнулась Мэдди. – Знаете ли, просто для развлечения. И честно говоря, это доставило мне огромное удовольствие.

Леди Урсула побледнела.

– О Господи! Думаю, лучше оставить это нашей маленькой семейной тайной. Не годится заявлять направо и налево, что вы “синий чулок”.

Вот, опять это слово. Мэдди задумчиво нахмурилась: – Насколько я поняла из ваших слов, в высшем свете не любят образованных женщин.

– Точнее сказать – женщин, которые слишком много читают.

– О конечно, миледи. Я все поняла. А поскольку мне известно, что в свете не одобряют также и деловых людей и даже аристократов, которые пользуются своим умом, который даровал им le bon Dieu, то у меня остается только один вопрос относительно этого избранного общества.

– И какой же, дорогая моя?

Мэдди глубоко вздохнула:

– Не могу понять: как все эти безмозглые аристократы еще не умерли от скуки?

***

Тристан оторвался от вчерашнего выпуска лондонской “Таймс” и взглянул на сестру.

– Леди Урсула говорит, что в последние три недели, пока я ездил в Бельгию по поручению лорда Каслри, Гарт и Мэдди Харкур были неразлучны, – внезапно заметил Тристан, когда Кэролайн села за стол напротив него.

– Мама, как всегда, преувеличивает, – проговорила она. – Гарт водил ее только на два музыкальных четверга леди Фэйвершем… больше он никуда не может пойти с ней, пока она не научится танцевать. Впрочем, он почти каждый день ходил с ней на прогулки. – Кэролайн хихикнула. – Боюсь, за последние три недели наш бедняжка Гарт узнал о Лондоне в десять раз больше, чем за все двадцать семь лет своей жизни. Сначала мисс Харкур упросила его сходить с нею в Британский музей посмотреть на барельефы Элгина 3

Тристан отложил газету:

– Гарт ходил смотреть на барельефы Элгина? Да еще и в обществе женщины? О Боже!

– Само собой, он был потрясен до глубины души, тем более что мисс Харкур нашла эти барельефы совершенно очаровательными и настояла на том, чтобы осмотреть их во всех подробностях. Видел бы ты, с каким выражением лица он рассказывал об этом маме. “Несколько лошадей – вот, в сущности, и все, что там есть, не считая уймы отвратительных голых тел, половине из которых недостает рук или ног”, – гримасничая, повторила Кэрри.

Тристан невольно ухмыльнулся при виде столь точной пародии на своего чопорного сводного брата.

– Потом она потащила его в собор святого Павла, – продолжала Кэролайн, – который Гарт весьма удачно окрестил “унылой грудой старых камней”, а потом – в Тауэр, где Гарт едва не избил смотрителя за то, что тот так дурно содержит бедных животных, выставленных там. А потом они целый день провели в книжной лавке Хэтчарда. Можешь себе представить, каково пришлось бедному Гарту! На моей памяти он открывал книгу только однажды, чтобы вложить туда цветок, которым леди Сара украсила прическу на свой дебют. – Кэрри испуганно прижала пальцы к губам. – Ох! Надо быть осторожнее, а то еще наболтаю лишнего.

– Это точно! – задумчиво нахмурился Тристан. – Леди Урсула сказала, что Мэдди пила с вами чай. Ты нашла с ней общий язык?

Кэролайн склонила голову набок, обдумывая этот вопрос.

– Ну, в общем, да. Честно говоря, до знакомства с ней я была готова ее возненавидеть. Но, как ни странно, она мне очень понравилась! Такая умная, такая интересная! И потрясающе честная! И настолько точно знает, чего хочет, а чего – нет! – Глаза Кэролайн лукаво блеснули. – Знаешь, у мамы просто волосы встали дыбом, когда она отказалась брать почти все уроки, необходимые, чтобы превратить ее в настоящую английскую леди. Одним словом, она совсем не похожа на тех глупых девиц, с которыми я общалась в школе мисс Хайклифф, да и на дочек маминых титулованных подруг. Более оригинальной девушки я еще не встречала. И я уверена, что мы с ней скоро подружимся.

Красочное описание сестры настолько соответствовало тому, что Тристан и сам думал о Мэдди Харкур, что у него опять привычно защемило сердце.

– Значит, ты довольна, что она станет женой Гарта, несмотря на то, что у них не обнаружилось общих интересов?

Улыбка исчезла с лица Кэролайн.

– Нет, этого я не говорила. Мне даже трудно вообразить, чтобы два человека настолько друг другу не подходили. Гарта она пугает до дрожи, а сама, должно быть, скучает рядом с ним до зевоты.

– Я и сам задумывался, поладят ли они.

– Поладят? Ты шутишь! Между ними просто нет ничего общего, и это бросается в глаза каждому… кроме мамы, разумеется. Она, как всегда, закрывает глаза на правду, когда та оказывается слишком суровой.

Тристан отодвинул стул, поднялся и подошел к окну, уставившись на улицу внизу невидящим взором:

– Сначала я надеялся, что мне это только показалось… я надеялся, что они смогут ужиться друг с другом… не только ради Гарта, но и ради Мэдди, – печально проговорил он. – Но с каждым днем я только тверже убеждался в том, что ее брак с Гартом будет ужасной ошибкой. Можешь себе представить, как я себя чувствовал, понимая, что везу ее домой лишь для того, чтобы она оказалась в ловушке?

– Думаю, ты сильно мучился. Как и всякий человек чести.

Тристан грохнул кулаком по дубовому подоконнику:

– Тысяча чертей! От такого кошмара кто угодно сбежит в Индию или еще куда подальше!

Кэролайн вытаращила глаза:

– Так вот почему ты отправился в Бельгию с этим поручением от лорда Каслри! А я то думала, зачем ты так спешно опять отправился на континент, не успев толком отдохнуть от путешествия! – Ахнув от неожиданно осенившей ее мысли, Кэрри уставилась на брата. – О Трис! Только не говори, что ты влюбился в нее! – Вскочив из-за стола, она со стоном бросилась ему на шею. – Но ты действительно влюбился! Все, я поняла. И не пытайся это отрицать. У тебя все на лице написано.

Тристан и не пытался. Боль в его сердце была слишком сильна, чтобы и дальше таить ее от всего мира.

– Вы идеально подходите друг другу, – прошептала Кэрри, уткнувшись лицом в его грудь. – Неужели ты не можешь убедить в этом ее отца?

– В чем убедить? В том, что его драгоценная дочь будет лучше себя чувствовать в качестве супруги безымянного бастарда, чем в качестве графини Рэнда? Сомневаюсь, что какой-либо отец способен усмотреть логику в подобном заявлении.

– Но ведь она тоже в тебя влюблена! Теперь я это поняла! Когда Мэдди была у нас в гостях, она только о тебе и говорила! И всякий раз, когда упоминали твое имя, она просто вспыхивала от счастья. – Подняв голову, Кэролайн заглянула брату в глаза. – Надеюсь, я не выдала тебе ничего такого, чего бы ты не знал сам?

– Какое-то время я подозревал, что Мэдди считает, будто влюбилась в меня. Но она очень сильная девушка и, в своей особой манере, на удивление практичная. Она способна оправиться от любой душевной боли и, в конечном счете, обернуть любое страдание себе во благо.

– А, кроме того, она весьма независимая, – заметила Кэролайн. – Боюсь, она не захочет выйти замуж за человека, которого не любит.

Тристан покачал головой.

– Разумеется, поначалу она будет упираться, – с горечью проговорил он, – но рано или поздно согласится с отцом. А что ей остается? У Харкура все деньги, и нам приходится плясать под его дудку.

– Если он заставит Мэдди вступить в брак против ее воли, то тем самым заслужит только ее ненависть. И неважно, сколько денег мы при этом получим, – заявила Кэролайн. – Мэдди показалась мне не способной на легкую перемену привязанностей. Да и ты, подозреваю, влюбляешься не так уж часто и не так уж легко. – Глаза Кэрри сверкнули от слез. – Неужели этот купец настолько бесчувственный, что считает, будто любовь – это какая-то болезнь, которую можно вылечить медом и валерианой? Если бы это было так, то Гарт не ходил бы до сих пор с видом побитого щенка, а Сара не являлась бы несчастным бледным призраком на балах, где когда-то они танцевали вдвоем.

Кэролайн высвободилась из объятий Тристана и принялась расхаживать по комнате.

– Все это напоминает сюжет какого-нибудь романа миссис Радклифф: все сговорились во что бы то ни стало устроить неправильную свадьбу. Правда, в ее романах все заканчивается хорошо.

Внезапно застыв на месте, Кэрри обернулась к Тристану;

– А ты не мог бы убедить мисс Харкур бежать с тобой в Гретна-Грин 4? Я уверена, что она согласится. Ей совершенно безразлично, что думает светское общество.

– Ты полагаешь, что эта идея не приходила мне в голову? – горестно проговорил Тристан. – Но это случалось только в самые темные ночные часы, когда говорит мое сердце, а рассудок умолкает. Но в трезвом свете дня я понимаю, что не смогу завладеть рукой Мэдди, если для этого ей придется отказаться от своего отца. В конце концов, она наследница огромного состояния! Как же я могу предложить ей существовать на те жалкие крохи, что перепадают мне в министерстве иностранных дел? – Тристан прижал пальцы к ноющим вискам. – Кроме того, я не могу рисковать судьбой Гарта. Если Харкур разгневается, он может посадить его в долговую тюрьму. Нет, Кэрри, побег – не решение проблемы, каким бы заманчивым выходом он ни казался.

– Во всем виноват этот гадкий купец! – прохныкала Кэролайн. – И пускай мама сколько угодно твердит, что мы должны быть ему благодарны, Я все равно ненавижу его и этот его дурацкий план!

– Калеб Харкур – не главный злодей этого романа, Кэрри, – возразил Тристан, остро осознавая всю странность этой ситуации, когда ему приходится защищать человека, отнимающего у него любимую женщину. – Он вовсе не виноват в том, что наш отец проиграл свое состояние и довел Рэндов до полного разорения. Харкур руководствуется только любовью к дочери. Он твердо убежден, что только титулованный муж сможет обеспечить ей счастье в жизни.

– Даже если этот муж сделает ее несчастной? Неужели он настолько слеп?

– Это долгая история, и началась она пятнадцать лет назад, – уклончиво ответил Тристан. – Просто поверь, что его намерения вполне чисты, а леди Урсула права в том, что мы должны быть благодарны этому человеку. Если бы долговые расписки и закладные нашего отца скупил кто-нибудь другой, то в эту самую минуту Гарт, возможно, спасался бы от кредиторов на борту корабля, плывущего в Америку… или того хуже, гнил бы в долговой тюрьме.

Кэролайн, встревожено вгляделась в лицо брата:

– Но что же ты намерен делать, Трис? Хочешь сам бежать в Америку? Я не представляю себе, что ты смог бы провести остаток дней рядом с любимой женщиной, ставшей женой твоего брата!

– Куда именно я отправлюсь, я еще не знаю, но как можно дальше от Англии. Лорд Каслри предложил мне должность атташе в Париже или в Вене… но, разумеется, сперва нужно раз и навсегда покончить с Бонапартом.

– А ты считаешь, что с Корсиканцем можно покончить раз и навсегда?

Тристан помолчал, обдумывая ответ.

– Мы победим его, если эти дураки в парламенте отдадут командование Веллингтону. Его талант полководца подвергают сомнению только у нас в Англии. А в Европе все убеждены, что только Веллингтон способен поставить на место этого зарвавшегося безумца. Но что бы ни ожидало в будущем лично меня, – проговорил он, разглядывая чаинки на дне чашки, словно пытался угадать по их узору свое будущее, – я пообещал Гарту, что, пока он будет ухаживать за своей богатой невестой, я буду находиться в Уинтерхэвене. Надо присмотреть за рабочими, которых Харкур нанял для ремонта старого замка. По-моему, Гарт боится, что этот купец переделает Уинтерхэвен по своему вкусу. – Опершись локтями на стол, Тристан сжал ладонями раскалывающуюся от боли голову. – Такое положение дел меня вполне устраивает. В конце концов, неважно, где я буду находиться – в Вене или в Уинтерхэвене. Лишь бы Мэдди не попадалась мне на глаза.

По щекам Кэролайн струились слезы.

– Ох, Трис у меня просто сердце разрывается! Как мне жаль тебя! И Гарта! Если б я хоть чем-нибудь могла помочь вам…

– Можешь, Кэрри. Пообещай мне, что не выдашь ни единым словом того, что узнала о моих чувствах и о чувствах Мэдди, ни Гарту, ни леди Урсуле.

– Обещаю, – торжественно поклялась Кэролайн. – Гарту довольно собственных терзаний. Если он узнает, что его брак с Мэдди Харкур лишит счастья и тебя, боюсь, это убьет его. А мама просто не захочет поверить, что люди, которых она любит, не могут жить счастливо,

– Тогда, чтобы я смог покинуть Англию с чистой совестью, мне остается исполнить только одну задачу.

Кэролайн кивнула, и скорбь, отразившаяся на ее лице, сразу сделала ее старше и опытней.

– Явиться на свадьбу Гарта?

– Именно, моя мудрая сестричка. Я должен быть рядом с ним во время этого испытания, – устало подтвердил Тристан. – Отказать ему в этой поддержке я не вправе, учитывая, какую жертву он приносит ради благополучия дома Рэндов. Но, черт побери, как мне надоело ждать! Скорей бы он сделал ей предложение – и покончил с этим!

***

Сидя за обеденным столом, Мэдди вполуха прислушивалась к беседе, которую леди Урсула и граф вели со своими влиятельными друзьями, приглашенными в гости с тем, чтобы представить им дочь Харкура. Она почти не обращала внимания ни на элегантно сервированный стол, освещенный свечами в изящных канделябрах, ни на столь же элегантно разодетых гостей.

Она не находила себе места. Сначала Тристан отправился в Брюссель по какому-то поручению лорда Каслри, а теперь, как Мэдди выяснила всего за несколько минут до обеда, снова покинул Лондон. На сей раз ему вздумалось отправиться в Уинтерхэвен, наблюдать за ходом ремонтных работ.

Мэдди уже почти не сомневалась, что Тристан намеренно избегает ее. Но почему? Неужели он полагает, что клеймо его незаконнорожденности сможет запятнать и ее, если она покажется с ним в свете? Но неужели этот упрямый дурак не понимает, что ее не интересует никто, кроме него?!

Невеселые раздумья Мэдди прервал сидевший справа от нее пожилой виконт Хэлибертон, и несколько минут она была вынуждена поддерживать бессмысленную беседу с этим тучным стариком о разведении охотничьих собак. От одной мысли об этом излюбленном среди английских аристократов виде спорта у Мэдди кровь застывала в жилах.

Затем барон Фитцхью, прыщавый юнец, сидевший от нее по левую руку, принялся рассказывать последние новости о скандальной связи лорда Байрона и леди Каролины Лэм. Ту же самую историю Мэдди слышала перед обедом от вдовствующей графини Уайльд, и во второй раз она показалась ей еще скучнее, чем в первый.

Nom de Dieu, эта нелепая затея отца ввести ее в высший свет раздражала ее с каждым днем все сильнее. Мэдди чувствовала, что у нее нет ничего общего с этими людьми. За три недели, проведенные в обществе графа Рэнда, она убедилась в этом окончательно.

Как прекрасно было бы созерцать великолепие собора святого Павла в компании Тристана! Жаль, что они покинули Париж так быстро, что не успели посетить Нотр-Дам…

Мэдди не сомневалась, что восхитительные барельефы Элгина пришлись бы Тристану по душе не меньше, чем ей, а граф только и был способен возмущаться “постыдной наготой”.

Мало того, в потрясающем книжном магазине Хэтчарда этот бедняга так заскучал, что просто-напросто уснул, прислонившись к одной из книжных полок.

И все-таки граф был ей симпатичен. Он обладал на редкость добрым сердцем и изо всех сил старался должным образом ввести свою подопечную в лондонский свет. Но… хорошенького понемножку! Мэдди полагала, что потратила на общение с графом достаточно времени. Она уже налюбовалась на представителей этого высшего света, а они – на нее. Мэдди понимала, что ее терпение вот-вот истощится. Пора, наконец, продемонстрировать отцу и леди Урсуле, что она никогда не сможет занять то общественное положение, которое они ей прочат.

Может быть, тогда они позволят ей заняться своими делами… и она, наконец, сможет убедить Тристана, что способна стать идеальной женой для мужчины, который стремятся сделать карьеру дипломата. Но как убедить этого упрямца, если она даже не может увидеться с ним?

***

– По-моему, вечер прошел великолепно, – объявила леди Урсула, когда трое представителей семейства Рэмсденов и Мэдди собрались в гостиной на первом этаже, проводив гостей. – Я горжусь вами, Мэдди, – добавила она, грациозно усаживаясь на резной стульчик. – Ваши манеры безупречны.

– Благодарю вас, миледи, – ответила Мэдди.

– Однако я заметила, что вы почти не прикоснулись к еде, – продолжала леди Урсула. – Боюсь, у вас пошаливают нервы, дорогая. Но я вас хорошо понимаю. Поддерживать беседу в таком изысканном обществе довольно тяжело,

– В самом, деле, миледи.

– И потом, полагаю, в доме вашего отца кухня куда менее экзотична.

– Да, блюда, которые подают здесь, достаточно отличаются от того, к чему я привыкла.

– Я попрошу помощника повара приготовить для вас что-нибудь попроще. Вам надо поесть, прежде чем вы уедете.

– Вы очень, добры, миледи. Но, поверьте, я доберусь до дома без малейших затруднений.

Наш повар наверняка еще не спит, а я так привыкла к его блюдам!

– Как пожелаете, дорогая.

Графиня чинно сложила руки на коленях и продолжала:

– Что касается планов на завтрашний день… Мой сын утверждает, что вы выразили желание посетить музей восковых фигур.

– Я всего лишь вскользь упомянула о такой возможности, – уточнила Мэдди, бросив взгляд на грустного, молчаливого графа, сидевшего у дальней стены гостиной рядом со столь же молчаливой и печальной сестрой.

– Все равно, завтра – отличный день для столь приятной экскурсии, – настояла графиня. – Вы можете отправиться в музей прямо с утра, к ленчу вернетесь домой, а затем можете поупражняться с Гартом и Кэролайн в танцах, которые вы уже успели разучить. Сегодня леди Джерси прислала для вас приглашение в клуб Олмака, так что самое время попытаться, так сказать, расправить крылышки.

Мэдди охватил внезапный гнев. Ей надоело, что ее время планирует за нее кто-то другой… пусть даже столь благонамеренная покровительница, как леди Урсула.

– Это прекрасная идея, миледи, и, полагаю, я получила бы немалое удовольствие, если бы мои планы на завтрашний день не расходились с вашими.

– Ваши планы? – переспросили три голоса хором в полном недоумении.

– Да. Видите ли, я устала от этого города, – стала импровизировать Мэдди. – Понимаете, весь этот шум и грязь, – добавила она, пытаясь смягчить впечатление от своей выходки. – Мне так хочется поехать в деревню, подышать свежим воздухом и побродить по зеленым лугам в тишине и спокойствии. – Мэдди лучезарно улыбнулась своим собеседникам. – Я решила попросить отца, чтобы он позволил мне провести месяц-другой где-нибудь за городом.

– Вы хотите уехать из Лондона в самый разгар сезона? – с ужасом воскликнула леди Урсула. – Но, дорогая моя, так не пойдет! И что подумает леди Джерси, если вы не воспользуетесь приглашением, которое она столь любезно предоставила вам?

Мэдди опять охватил гнев. Эту леди Джерси она как-то раз встретила в Гайд-парке во время одной из прогулок в компании графа, и эта леди потратила минут десять на то, чтобы вдоль и поперек измерить Мэдди уничижительными взглядами.

– Не знаю, миледи, и даже не желаю знать. Честно говоря, я совсем пала духом в последнее время, и мне нужно взбодриться. А для этого я должна уехать за город.

– В таком случае, вместо того чтобы арендовать какой-нибудь коттедж, посетите мой загородный замок Уинтерхэвен, – предложил граф. – Если пожелаете, я с радостью составлю компанию вам и вашему отцу. Это всего в двух часах езды от города.

– Нет! Только не Уинтерхэвен! – неожиданно выпалила леди Кэролайн.

– Почему нет? На мой взгляд, Гарту пришла на ум великолепная идея! – Леди Урсула смерила дочь укоризненным взглядом. – Не понимаю, почему я сама не додумалась. Кроме того, мы сможем удостовериться, что работы по реставрации замка продвигаются.

– Но этим уже занимается Трис! – возразила леди Кэролайн. – А ты знаешь, как он может рассердиться, если мы станем вмешиваться в его дела.

Графиня ошеломленно уставилась на дочь.

– Ничего такого я не знаю… и вообще не желаю больше слышать ни единого упрека в адрес моего дорогого мальчика.

– Но как вы не понимаете, насколько будет неудобно, если мы все нагрянем в дом, кишащий плотниками и малярами! – Леди Кэролайн положила руку на плечо брата и с мольбой заглянула ему в глаза. – Прошу тебя, Гарт, не надо! Поверь мне, это очень плохая идея!

– Перестань, Кэрри! – раздраженно отмахнулся граф. – Что тебе взбрело в голову? Ремонт уже почти окончен, работы идут только в южном крыле замка, а в остальной части дома места для наших гостей будет больше чем достаточно.

Мэдди затаила дыхание. Она надеялась, что граф не поддастся на уговоры сестры и не изменит своего намерения. Ведь для Мэдди это была теперь единственная возможность встретиться с Тристаном вдали от Лондона и от любопытных взглядов светских бездельников. Мирная, спокойная обстановка поможет ей подтолкнуть Тристана к решению, которого она так страстно ждала от него.

Почему леди Кэролайн так возражает против поездки в Уинтерхэвен, Мэдди не понимала, но это вмешательство выводило ее из себя. К счастью, на сей раз леди Урсула оказалась на ее стороне.

– Кэролайн, сходи в мою спальню и принеси мне шаль. Я совсем продрогла, – велела она тоном, не терпящим возражений.

– Но, мама…

– Принеси мне шаль, Кэролайн. И побыстрее.

Бросив на брата последний умоляющий взгляд, Кэролайн вдруг разрыдалась и выбежала из комнаты.

Леди Урсула проводила дочь изумленным взглядом.

– По-моему с Кэролайн творится что-то неладное. В последние дни у нее глаза постоянно на мокром месте. И вот теперь эта странная вспышка… Она просто не в себе.

– Ей всего восемнадцать лет, мама, – сдержанно заметил граф.

– Возможно, в этом все дело. Да, наверное, ты прав. – Графиня пожала плечами и вернулась к обсуждению более насущного вопроса. – Итак, дорогие мои, все решено. Мы отправляемся в Уинтерхэвен через… ну, скажем, через три дня.

– Меня это вполне устраивает, миледи.

Разумеется, Мэдди предпочла бы отправиться в дорогу завтра же утром, но она взяла себя в руки и сдержалась. Нельзя допустить, чтобы Гарт и леди Урсула догадались об истинной цели ее стремления уехать за город.

– Тогда я напишу приглашение, а вы передадите его вашему отцу, – сказала графиня и направилась к маленькому секретеру у окна.

Полчаса спустя граф усадил Мэдди и ее пожилую горничную в городскую карету Харкура. Мэдди откинулась на подушки с улыбкой на лице и с запиской леди Урсулы в ридикюле. В ушах ее все еще звенели прощальные слова графини: “Представляю себе, как удивится наш милый Тристан! Должно быть, мой дорогой мальчик отчаянно скучает там в одиночестве”.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Тристан и впрямь был удивлен неожиданным приездом Гарта и его гостей в Уинтерхэвен… не меньше, чем Наполеон был удивлен исходом Трафальгарской битвы.

Первой подбежала к Тристану Кэролайн. Выскочив из экипажа прежде, чем грум успел подать ей руку, она бросилась вверх по пологим ступеням, пересекла террасу и, запыхавшись, остановилась.

– Я пыталась отговорить их, Трис! Честное слово! Но мама была непреклонна. Понимаешь, она вбила себе в голову, что если Гарт увидит, как движется реставрация Уинтерхэвена, он быстрее сделает предложение Мэдди. Мистер Харкур уже сердится на него за то, что он так долго тянет.

– Понятно, – пробормотал Тристан, признавая про себя, что не может винить купца за такое нетерпение. Харкур вложил в свой план целое состояние. Неудивительно, что он не может дождаться того дня, когда в лондонской “Таймс” опубликуют объявление о помолвке графа Рэнда с его дочерью.

По правде говоря, Тристан ждал этого момента с таким же нетерпением, как Харкур. Он уже почти убедил себя, что, как только состоится помолвка, ему сразу станет легче смириться с мыслью о том, что Мэдди для него потеряна.

Но стоило Мэдди выйти из кареты и взглянуть на него, как эта уверенность рассеялась, словно дым.

Радостная улыбка девушки ножом вонзилась в сердце Тристана, звук ее голоса, окликающего его по имени, мучительной болью отозвался в его душе. Мэдди уже приближалась к нему с распростертыми объятиями.

– О, Тристан, как я рада снова видеть вас!

От прикосновения ее рук, обтянутых перчатками, Тристана охватило такое блаженстве, что у него едва не подкосились ноги.

– Мэдди, – прошептал он, и на какой-то краткий миг счастье от встречи с нею затмило все перенесенные им страдания. Янтарные глаза Мэдди встретились с его глазами, и в них горела все та же пылкая страсть, воспоминания о которой терзали душу Тристана все три недели, которые он провел в разлуке с ней.

– С нами приехала мама, Трис. И Гарт. И мистер Харкур. – Тревожно звенящий голос Кэрри вторгся в его блаженное беспамятство, и Тристан мгновенно отшатнулся от Мэдди, словно ее руки обожгли его огнем.

– Миледи! – воскликнул он и, пытаясь собраться с мыслями, заключил леди Урсулу в объятия и коснулся нежным поцелуем ее щек по обычаю, к которому привык во Франции.

Стоило ему разжать объятия, как Кэрри потребовала от него столь же обильных знаков внимания. Затем Гарт принялся трясти его руку с таким энтузиазмом, словно не виделся с ним лет десять, а Харкур начал раздавать лакеям приказы с такой уверенностью, словно был в этом поместье хозяином, а не гостем.

А потом все внезапно разразились смехом, и завязалась оживленная беседа.

И только Мэдди молча стояла в стороне, с грустным обожанием глядя на Тристана.

***

Этот день показался Мэдди очень долгим и насыщенным. Специально для нее граф устроил экскурсию по Уинтерхэвену. Мэдди недоумевала, почему он показывает местные достопримечательности только ей одной, не пригласив на этот осмотр ее отца.

Впрочем, что бы там ни было, возвращение в родные пенаты сказалось на графе благотворно. Он вернулся к жизни буквально на глазах, а пару раз его даже охватывало неподдельное воодушевление, когда он принимался в самых утомительных подробностях перечислять Мэдди все нововведения, учрежденные в замке тем или иным из его многочисленных титулованных предков.

– Итак, мисс Харкур, вы познакомились с Уитерхзвеном, служившим резиденцией графам Рэнда на протяжении двух столетий, – объявил Гарт, когда, совершив обход замка, они оказались на залитой солнцем террасе.

– О да, милорд. Должна признать, ваш замок произвел на меня весьма приятное впечатление, равно как и окружающий его парк.

– Благодарю вас, мисс Харкур. – Граф окинул гордым взглядом зеленые луга и изящные рощицы. – Этот парк проектировал по заказу моего деда, третьего графа, сам великий Браун. К счастью, излюбленный мистером Брауном натуралистический стиль не требует слишком тщательного ухода. Дело в том, что за последние несколько лет штат садовников несколько убавился. – Граф обернулся к своей собеседнице, и впервые со дня их знакомства лицо его озарилось совершенно искренней улыбкой. – Вы, должно быть, уже поняли, что мой дом для меня важнее всего на свете… исключая, разумеется, мою семью.

– Вы правы. Дом и семья – это чрезвычайно важно, милорд. У меня до сих пор сжимается сердце, когда я вспоминаю своего деда и дом, в котором жила в Лионе.

– Тогда, должно быть, вы понимаете, почему я готов на все ради того, чтобы дом Рэндов не погиб. У меня есть еще пять поместий поменьше, и два из них не входят в майорат. – Граф помолчал, подбирая слова. – Поместье в Суффолке я пообещал подарить моему сводному брату, Тристану. И мне хотелось бы сдержать это обещание, если только против этой идеи не возникнут серьезные возражения.

– Не могу себе представить, зачем кому-нибудь понадобилось бы возражать, милорд. В конце концов, обещание такого рода – это священная клятва чести, а я уже поняла, насколько важны дела чести для членов вашей семьи.

“Значит, Тристан все-таки получит свою овечью ферму. И это совсем недурно. Даже дипломату нужно место, которое он мог бы называть своим домом”.

В то же время Мэдди начала беспокоиться, куда подевался сейчас этот будущий международный дипломат. За все время экскурсии по замку она ни разу не заметила его даже издали, хотя постоянно искала его взглядом. Впрочем, чтобы сохранить в душе отблеск счастья встречи с Тристаном, ей вовсе не нужно было постоянно видеть его лицо. Она могла бы несколько дней прожить воспоминаниями о том, какими страстными взглядами они успели обменяться в тот момент на террасе.

– Полагаю, пора переодеваться к обеду, мисс Харкур. Здесь, в деревне, мы встаем и ложимся раньше, – вернул ее к действительности голос графа. Опершись на его руку, Мэдди проследовала за ним в глубь здания.

У подножия лестницы, ведущей на верхние этажи, граф поклонился ей и снова улыбнулся.

– Приятно было побеседовать с вами, мистер Харкур, – торжественно произнес он. – Полагаю, наш с вами образ мыслей довольно схож и нам удастся неплохо друг к другу приспособиться.

– Благодарю вас, милорд, – машинально ответила Мэдди, хотя не могла взять в толк, почему граф считает для них необходимым “приспособиться” друг к другу. Разве что… сердце ее бешено застучало… разве что Тристан сообщил брату, что намерен сделать ей предложение, и выразил надежду, что его семья не будет стеснена ее присутствием.

Час спустя, сидя в своей комнате за туалетным столиком и терпеливо ожидая, пока горничная превратит ее кудри в приличную прическу, Мэдди все еще размышляла о скрытом смысле загадочной фразы графа. Наконец, пожав плечами, она отказалась от бесплодных домыслов, решив, что все это не стоит беспокойства.

Поднявшись, она критически оглядела свое отражение в высоком зеркале. Обычно Мэдди не придавала особого значения своей внешности, но сегодня она тщательно примеряла одно платье за другим, пока не выбрала то, которое, по ее мнению, должно было понравиться Тристану. Светло-желтый шелк, простой покрой… но отделка из роскошного бледно-зеленого атласа. Великолепный наряд для теплого весеннего вечера.

И даже короткие кудри, по поводу которых леди Кэролайн заметила, что в Лондоне это последний писк моды, казались на удивление уместными. Повертевшись перед зеркалом, Мэдди убедилась, что полностью довольна своим внешним видом.

Сердце ее забилось быстрее при мысли, что, быть может, ей с Тристаном удастся ускользнуть от общества достаточно надолго, и она сможет получить два причитающихся ей поцелуя. Возможно, он даже не станет ломаться по своей отвратительной привычке… При встрече в глазах его Мэдди прочла такую пылкую страсть! Она с надеждой улыбнулась. В конечном счете, долгий месяц разлуки пошел ей на пользу: Тристан явно соскучился по ней не меньше, чем она по нему.

Но в замке столько людей… как же устроить свидание, чтобы никто не помешал. Отпустив горничную и собираясь выйти к обеду. Мэдди остановила свой выбор на оранжерее. Какое романтичное место! Густая зеленая листва и апрельская луна, которую будет так хорошо видно через стеклянный купол!

Кровь прилила к щекам Мэдди при воспоминании о том, как она вполуха слушала рассуждения графа о пользе оранжереи для выращивания свежих овощей и фруктов в зимние месяцы, а сама в те минуты воображала себя в объятиях Тристана.

Когда Мэдди спустилась по лестнице, ее встретил молодой рыжеволосый лакей в ливрее.

– Мне поручили провести вас в гостиную, мисс Харкур, – проговорил он с певучим ирландским акцентом.

Мэдди вежливо поблагодарила его, переступила порог услужливо распахнутой перед ней двери и очутилась в одной из немногих комнат, которую Гарт не показал ей в ходе экскурсии. К ее удивлению, в небольшой гостиной не было никого, кроме графа.

Граф снова был в синем фраке, но более светлого оттенка, чем тот, в котором когда-то сопровождал Мэдди в театр, Цвет этого фрака точь-в-точь совпадал с цветом изысканных обоев гостиной, а расшитый золотом жилет напоминал отделку темно-синих штор.

Мэдди едва заметно улыбнулась. Все же до чего забавно тщеславие этого человека! Интересно, он выбрал себе одежду под цвет гостиной или, наоборот, распорядился отделать гостиную под цвет своего любимого наряда?

Она перевела взгляд на торжественно-мрачное лицо графа. Очевидно, что-то беспокоило его. Воодушевление, горевшее в его глазах несколькими часами ранее, бесследно исчезло, щеки его были смертельно бледны, а рука, сжимавшая стакан хереса, явственно дрожала.

– Ах, это вы, мисс Харкур, – прочистив горло, вполголоса проговорил граф.

Мэдди машинально обернулась, подумав, что он ожидал кого-то другого. Граф опять кашлянул.

– Ваш отец любезно дал мне свое позволение побеседовать с вами. – Голос его дрожал, а херес выплеснулся из стакана ему под ноги, прямо на синий с золотом ковер.

– Да? – переспросила Мэдди, озабоченно вглядываясь в лицо графа и отмахиваясь от подозрения, что ее бесцеремонный отец чем-то оскорбил этого беднягу. – Но зачем вам понадобилось просить позволения побеседовать с гостьей в вашем собственном доме… тем более что не далее как несколько часов назад мы с вами уже беседовали?!

На бледных щеках графа вспыхнули два ярко-красных пятна, как капли крови, упавшие на пергамент.

– Но та беседа не касалась вопроса личного свойства, который я намереваюсь обсудить с вами сейчас.

Личного свойства? Мэдди охватило какое-то недоброе предчувствие.

– Мы с вами познакомились всего месяц назад, – продолжал граф, – но за это время я успел проникнуться к вам искренним восхищением и уважением.

– Что ж, благодарю вас, милорд. Очень мило с вашей стороны. Вы мне тоже нравитесь. – Мэдди улыбнулась этому занятному маленькому добряку с искренней симпатией. – Думаю, вы понравились бы мне, даже если бы не были братом Тристана.

– Я счастлив это слышать. Я надеялся, что смогу завоевать вашу благосклонность, но, разумеется, вовсе не был в этом убежден. – Граф уставился куда-то в стену над головой Мэдди и наморщил лоб, словно школьник, пытающийся припомнить заученное наизусть стихотворение. Он тяжело сглотнул. – Не окажете ли вы мне честь, мистер Харкур… – запнувшись, он снова сглотнул комок в горле и продолжал уже увереннее: – Не окажете ли вы мне честь согласиться на предложение стать моей женой и графиней Рэнда?

– Что-что? – Мэдди воззрилась на него как на сумасшедшего.

– Вы согласны выйти за меня замуж, мисс Харкур?

– Нет, милорд! Ни за что на свете! – воскликнула она. – Вы оказали мне большую честь этим предложением, но я полагала, что вы, как и я, прекрасно понимаете, что мы не пара друг другу.

– Но, мисс Харкур… – запинаясь, пробормотал граф. – Вы… вы не можете мне отказать… Что скажет ваш отец?!

– Не знаю, и знать не желаю. Речь идет о моей жизни, а не о жизни моего отца… – Мэдди прищурилась. – Или это мой отец заставил вас сделать мне предложение?

– Он… он выразил надежду, что… что, так сказать, он зашел так далеко, что…

– Ага! Так я и знала! – Мэдди нахмурилась. – Разумеется, это не ваша затея. Бога ради, вы только посмотрите на себя, милорд! Вы настолько расстроены, что вас трудно принять за человека, нашедшего девушку своего сердца, с которой он готов прожить всю жизнь душа в душу.

– Но вы меня не поняли, мисс Харкур. Нам с вами действительно необходимо пожениться. Ваш отец на это рассчитывает.

Бедный граф выглядел в этот момент настолько жалким, что у Мэдди сердце облилось кровью. Она сочувственно обняла Гарта и похлопала его по плечу.

– Все это сущий вздор, милорд. Мы не должны делать того, чего не хотим делать, кто бы на это ни рассчитывал. Вы ведь не станете отрицать, что ни вам, ни мне этот брак не нужен! С отцом я разберусь сама. У меня богатый опыт обращения с семейными тиранами.

Все еще обнимая графа рукой за плечи, она обернулась на грохот распахнутой в гостиную двери. На пороге стоял не кто иной, как “семейный тиран” собственной персоной, довольный, как кот, не только сожравший, но и успевший основательно переварить жирную мышь.

– Итак, Мэдди, итак, милорд, вы позволите пожелать вам счастья? Я уже составил объявление для завтрашнего выпуска “Таймс”, а грум уже наготове, чтобы отвезти его в Лондон. Сейчас я его отправлю. – Рокочущий голос Харкура эхом отражался от стен маленькой гостиной, на лице купца сияла торжествующая улыбка.

Мэдди почувствовала, как граф съежился, словно в ожидании удара. Она не знала, какую власть над ним имеет ее отец, но сама мысль о том, что кто-то смеет терроризировать это милое кроткое создание, не способное обидеть даже мухи, приводила ее в ярость.

– Нет, папочка, вам не удастся пожелать нам счастья, – проговорила Мэдди с ледяным презрением в голосе, – Граф сделал мне предложение, уступив вашему требованию, в чем я не сомневаюсь. Я ему отказала. Мы с ним просто не подходим друг другу. И это ясно видно всякому… кроме тех, конечно, кто слеп, как сова среди белого дня.

– Не подходите? А мне казалось, что граф без гроша “богатая наследница без титула – это идеальная пара.

Деньги! Так вот в чем дело! Мэдди дружески стиснула плечо графа. Выходит, этот бедняга, оказавшись с пустыми карманами, решил продать себя на аукционе, чтобы спасти свой любимый дом, Уинтерхэвен. И, разумеется, самую высокую цену на этом аукционе смог предложить Калеб Харкур. Мэдди задыхалась от гнева и отвращения.

– Граф очень симпатичен мне, – холодно проговорила она, – но я его не люблю, а он, вне всяких сомнений, не любит меня. – Она взглянула в лицо графу, потерявшему дар речи от ужаса. – Более того, мне теперь начинает казаться, что сердце его принадлежит другой девушке. – Внезапно вспыхнувший на щеках графа румянец подсказал ей, что она не ошиблась и верно истолковала причину грусти в глазах этого бедняги. – Он оказался в плену у обстоятельств, но я, слава Богу, свободна. И я никогда не соглашусь вступить в брак, который означал бы крушение чьей-то настоящей любви.

– Настоящей любви! – взорвался Харкур. – Ад и все его черти! Детка, ты уже вышла из того возраста, когда верят в подобную романтическую чушь! Я могу сказать тебе по личному опыту, что если брак не является деловым соглашением, удовлетворяющим нужды обоих партнеров, то он обречен.

– Я буду верить в настоящую любовь до последнего вздоха… и даже после смерти, если небеса – не утешительная сказка, упрямо возразила Мэдди.

– Черт побери, Мэдди, я сделал тебе уйму поблажек! Ты и так почти провалила мои планы сделать из тебя приличную леди. Скажи спасибо леди Урсуле, которая столько раз умоляла меня смягчиться! Но на сей раз я буду неумолим. Я все тщательно обдумал и пришел к выводу, что граф Рэнда лучше всех удовлетворяет требованиям, которые я предъявляю к твоему будущему мужу.

– Требованиям, которые предъявляете вы? – Мэдди яростно сжала кулаки. – Но как насчет моих требований? Или они для вас ничего не значат?

Харкур метнул мрачный взгляд на дрожащего графа:

– Оставьте нас, милорд. Я хочу переговорить наедине со своей дочерью.

– Вы горько разочаровываете меня, мисс, – заявил он, как только граф захлопнул за собой дверь. – Я полагал, что у вас в голове есть хоть капля ума. Но теперь я понимаю, что вы той же безмозглой породы, что и ваша мать.

– Вы тоже разочаровали меня, сэр. Я наивно полагала, будто вы заботитесь о моем счастье.

– Вот именно. Я забочусь о твоем счастье. А иначе зачем, по-твоему, я стал бы тратить втрое больше денег, чем я плачу всем своим капитанам вместе взятым, на ремонт городского особняка Рэнда и этого полуразваленного замка? Зачем, скажи мне на милость, я стал бы это делать, если бы не рассчитывал, что ты станешь хозяйкой всех этих домов и поместий? Только подумай, Мэдди: с моими деньгами и титулом Рэнда ты станешь королевой лондонского света. Ни одна из этих светских матрон не посмеет задирать нос перед тобой так, как было с твоей матерью… а твой сын станет настоящим графом, и у него будет право заседать в палате лордов.

Мэдди потрясение воззрилась на отца, только теперь осознав, насколько глубоко ранило его бегство ее матери. Она печально покачала головой.

– Как удивительно, что человек, самостоятельно достигший такого высокого положения в жизни, считает наследственный титул мерилом человеческого достоинства!

– Ты что, не понимаешь, детка?.. Титул – это единственная вещь, которую я не могу купить за свои деньги. Если ты послушаешься меня, ты и твои дети будут пользоваться такими привилегиями, о каких я и мечтать не смел.

– Жаль разочаровывать тебя, папочка, потому что я понимаю: ты и вправду хотел для меня только добра. И еще обидней, что тебе пришлось истратить на эти планы столько твоих драгоценных гиней. Но ты не прав. Я буду совершенно несчастна в браке, который ты пытаешься для меня устроить.

– Чепуха. Граф – славный парень. Конечно, он немного застенчив, но зато у тебя хватит смелости на двоих. Ты не переубедишь меня, Мэдди. Мне лучше знать, что для тебя хорошо.

Мэдди снова грустно покачала головой:

– Нет, папа. Что для меня хорошо, могу решать только я. И как бы я тебя ни любила, я не позволю тебе отнять у меня право самой принимать решения, которые определят всю мою дальнейшую жизнь. Через две недели мне исполнится двадцать один год, и я получу право свободно распоряжаться своей жизнью. И воспользуюсь этим правом.

– Гм-м-м… Скорее уж, это будет право свободно голодать на улицах. Ты, наверное, забыла, что деньгами распоряжаюсь я. А это значит, что вся твоя свобода полностью зависит от меня.

Мэдди своевольно вздернула подбородок.

– Должно быть, сэр, вы забыли, что я не какая-нибудь из ваших английских кисейных барышень! Если даже такой простой француженке, как мадам Элоиза… – Мэдди скрестила пальцы за спиной. -… Если даже ей удалось пробить себе дорогу в жизни, то мне уж и подавно удастся.

– Ты что, хочешь, чтобы я поверил, будто ты умеешь держать в руках иголку? – Густые брови Харкура изумленно поползли вверх. – Не пытайся водить меня за нос, детка! Леди Урсула уже сообщила мне, что ты не в состоянии сделать даже простейшую вышивку!

– Это правда, но я вовсе не собираюсь работать швеей. Мои таланты лежат в другой области.

– И какой же, скажи на милость?

– Я превосходно готовлю, папа. По сути дела, я настоящий шеф-повар. Как ты думаешь, кто готовил все эти дивные французские блюда, которыми ты угощался в последние три недели? – Мэдди тряхнула головой. – Даже Лакомка может подтвердить, что я без труда заработаю себе на жизнь, устроившись на кухню любого знатного дома в Лондоне,

– Лакомка?! Черт побери! Я заживо сдеру шкуру с ЭТОГО жалкого предателя и скормлю его труп крысам!

– За что? За то, что он подтвердит чистую правду? Не говорите глупостей, отец!

– А вы, мисс? Вы разве не говорите глупостей? Разве не глупо работать кухаркой в чужом доме, вместо того чтобы стать хозяйкой своего дома?

– Конечно, глупо. Но, что бы вы ни думали, глупо это вовсе не потому, что я отказываюсь выходить замуж по вашему выбору. Я была бы счастлива стать хозяйкой в своем собственном доме, но только в том случае, если смогла бы разделить этот дом с мужчиной, которому отдам свое сердце.

– Значит с каким-нибудь французским молокососом? С каким-нибудь роялистишкой, которого приглядел для тебя твой любимый дед? Не иначе. Ведь в Англии ты никого не знаешь, кроме графа. – Внезапно Харкур прищурился, пораженный неожиданной мыслью. – Если не считать его сводного братца, этого красавчика с глазами дьявола! Богом клянусь, я давно чуял, что тут дело нечисто! Если это сатанинское отродье осмелилось обесчестить мою дочь, я отправлю его болтаться на виселице!

– Тристан меня не обесчестил. Он не сделал ничего такого, чего следовало бы стыдиться! – возмущенно воскликнула Мэдди. – Он самый достойный и честный человек из всех, кого я знаю!

– Он – бастард без гроша в кармане… да еще и один из шпионов Каслри! Я не допущу, чтобы моя дочь стала женой подобного ничтожества! Если ты выйдешь за него замуж, от тебя отвернутся все! Ты тоже превратишься в ничтожество!

Мэдди пристально взглянула отцу прямо в глаза:

– Прошу тебя, папа, давай окончим этот бесполезный спор. Мы с тобой не виделись слишком много лет, и мне не хочется, чтобы мы расстались вновь только из-за того, что наши мнения не во всем совпадают. Я знаю, какой муж мне нужен, и твердо могу сказать, что граф мне не подходит. Я выйду замуж только за того человека, которого люблю. И даже если тебе он не нравится, я нахожу его самым достойным, из всех возможных кандидатов на мою руку.

– Но захочет ли этот твой достойный бастард жениться на тебе, если я отправлю его брата в долговую тюрьму, а его приемную мать и сестру выгоню на улицу? Сомневаюсь. Насколько я что-либо понимаю, ты успела привязаться к этим людям… равно как и этот, с позволения сказать, кандидат, учитывая все, что они для него сделали.

Мэдди в ужасе уставилась на отца.

– Неужели ты сделаешь такую ужасную вещь только из-за того, что хочешь настоять на своем любой ценой?

– Дело не в том, что я хочу настоять на своем, – угрюмо возразил Харкур. – Хочешь, верь, хочешь, не верь, но я люблю тебя всем сердцем, Мэдди, и я пойду на все, чтобы удержать тебя от ошибки, которая перечеркнет все, что я для тебя сделал.

Мэдди охватила бессильная, мучительная ярость.

– Если ты заставишь меня согласиться на этот брак, который мне отвратителен, я буду всю жизнь ненавидеть тебя, папа!

– Что ж, мне придется пойти на этот риск. Все лучше, чем беспомощно смотреть, как моя единственная дочь рушит свою жизнь. – Упрямо выставленная вперед нижняя челюсть Калеба Харкура свидетельствовала, что он говорит вполне серьезно. – А если ты сомневаешься, что у меня хватит силы воли и средств, чтобы уничтожить твоего достойного бастарда и его драгоценную семейку… что ж, можешь испытать меня, – зловеще добавил он. – Но прежде подумай, как следует. И подумай вот еще о чем: Тристан Тибальт с самого начала был посвящен в мой план. И был его добровольным исполнителем. И в тот момент, когда ты, по твоему выражению, отдала этому “достойнейшему из мужчин” свое сердце, он прекрасно сознавал, что тебе предстоит стать женой его брата!

***

Как осужденный, приближающийся к виселице, Тристан плелся через анфиладу залов Уинтерхэвена в гостиную, где, по словам Калеба Харкура, Мэдди ждала его для разговора.

Он не сомневался в том, что его ждет; уши его до сих пор горели от предположений Харкура насчет причины, по которой его дочь отказывается от долгожданной помолвки.

Гарт был в панике, леди Урсула слегла в постель с приступом мигрени, а Кэрри заперлась в библиотеке и горько рыдала. Все согласились с Харкуром, что раз Тристан был, так сказать, “камнем преткновения”, то ему и расхлебывать кашу. Теперь все рассчитывали на то, что он сможет урезонить Мэдди. Но никто и не подумал хотя бы посоветовать ему, как этого добиться. И никто, кроме Кэрри, не догадывался, что совершить это чудо Тристану придется вопреки своему самому страстному желанию.

Глубоко вздохнув, Тристан постучал в дверь гостиной и, войдя, увидел, что Мэдди сидит на стуле, чинно сложив руки на коленях и склонив голову. Она подняла голову, но в глазах ее не было гнева – только скорбная покорность и невыносимая грусть… такая же, какая в тот момент сжимала сердце Тристана.

Мэдди взглянула в его лицо.

– Папа сказал, что вы все время знали, что я должна стать женой вашего брата. Это правда? – спросила она, сразу беря быка за рога, на что Тристан и рассчитывал.

– Да.

– Почему вы мне не сказали?

Тристан прикрыл за собой дверь. К черту приличия! Это дело касалось только его и Мэдди и не предназначалось для посторонних ушей.

– Перед тем как я покинул Лондон, ваш отец взял с меня клятву, что я буду держать в тайне его план. Если бы я мог знать, чем это обернется, я ни за что не стал бы давать такой клятвы.

– Я так и думала. Я не могла поверить, что вы в состоянии добровольно солгать мне… или даже просто умолчать о такой важной вещи. Теперь я понимаю, почему вы говорили, что честь запрещает вам посягать на собственность другого мужчины.

При виде ее невеселой улыбки сердце Тристана снова заныло от боли… хотя ему и было так приятно узнать, что Мэдди по-прежнему безоговорочно доверяет ему. Он не мог не восхититься в очередной раз ее мужественным и преданным сердцем.

– Значит, я поступила глупо, что влюбилась в тебя? – грустно спросила она.

– Нет, Мэдди! Не говори так! – Тристан понимал, что откажется от нее, потому что выбора у него не оставалось… но ничто не заставит его солгать ей. Ничто… даже верность Гарту. – Даже если влюбляться глупо, любимая моя, то мы оба совершили эту глупость, – нежно добавил он.

Слезинка скатилась по щеке Мэдди и упала на стиснутые руки.

– Что ж, хоть какое-то утешение. Так мне будет легче переносить одиночество. – Мэдди глядела в лицо Тристана, не отрываясь, словно пыталась запомнить каждую его черту. – Полагаю, вам тоже не удалось разубедить моего отца?

– Я даже пытаться не стал. У него предубеждение против бастардов… особенно против нищих бастардов. Я готов был убить этого негодяя на месте… но я понимаю, что он желает вам только добра.

– Мой папочка дурак! – заявила Мэдди. – Но он преисполнен благих намерений, и сейчас у него все козыри на руках… и я достаточно хорошо его знаю, чтобы не сомневаться: он разыграет эти козыри, если я откажусь выйти замуж за графа.

Она покачала головой, словно все еще не в силах поверить в обрушившееся на нее несчастье.

– Как досадно, что благонамеренные дураки губят счастье своих близких гораздо чаще, чем настоящие злодеи. – Она рассеянно разглаживала пальцами складки своего платья.

– Мне нравится ваш брат, – добавила она. – Кому не понравился бы такой добрый, кроткий человек? Я не могу стать причиной его гибели… Но я окажусь для него совершенно ужасной женой, а это очень грустно. Ведь он заслуживает того, чтобы его любили по-настоящему, а не просто терпели. – Мэдди улыбнулась. – Зато для вас я стала бы идеальной женой. Думаю, даже мой змеиный язык не слишком бы вам досаждал. И ещё, подозреваю, если бы мы поженились, вам никогда бы не пришла на ум идея завести любовницу.

На чувственных губах Тристана невольно заиграла понимающая улыбка, и Мэдди догадалась, что он тоже вспоминает пылкие поцелуи, которыми они успели обменяться.

– И это-то печальнее всего, – со вздохом подытожила Мэдди. – А к тому времени, как мой отец поймет, что он натворил, будет уже слишком поздно.

Еще несколько секунд она вглядывалась в дорогое ей лицо. Она полюбила этого человека не только за страсть, которую он пробуждал в ней, но и за непогрешимую смелость и честность. Сейчас он выглядел усталым и измученным, и Мэдди хотелось прижать его к груди и утешить, как утешала его графиня, когда он был еще маленьким мальчиком.

– Я люблю тебя, Тристан, – застенчиво проговорила она. – Прости… мне хотелось хоть один раз произнести эти слова.

– Я тоже люблю тебя, Мэдди. – Тристан стоял, не шевелясь на том же месте, где остановился, войдя в гостиную, словно от малейшего движения мог утратить над собой контроль.

Мэдди поднялась и подошла к нему:

– Я хотела бы получить свой второй поцелуй. Пожалуйста…

Тристан отступил на шаг, сжимая кулаки.

– Не проси меня об этом, любовь моя. У меня сердце разорвется на части от этого поцелуя. Ведь он будет для нас с тобой последним.

– Но я прошу тебя! – настаивала Мэдди. – Радость воспоминания об этом поцелуе скрасит предстоящие мне годы пустоты и боли.

– Ах, Мэдди, – простонал Тристан. – Ну что мне с тобой делать?.. И что я буду делать без тебя?

Заключив ее в объятия, он приник к ее губам в поцелуе, полном такой нежности и муки, что Мэдди почудилось, будто в ее душе в это мгновение зажглась свеча. Свеча, которая до конца ее дней будет гореть жарким, чистым и светлым пламенем.

Поцелуй кончился. Мэдди ласково коснулась пальцами щеки Тристана.

– А теперь ступай, – проговорила она, – пока мне не захотелось потребовать от тебя последний поцелуй. Ведь я дочь купца! И ты останешься передо мной в долгу. И где бы ты ни оказался в будущем, как бы ни распорядилась судьба, маленькая частичка тебя всегда будет принадлежать мне.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Помолвка Гарта Рэмсдена, пятого графа Рэнда, с мисс Мадлен Харкур была на устах у всех посетителей самых модных салонов Лондона в день, когда на страницах “Таймс” появилось соответствующее объявление.

Рэмсдены были не первым аристократическим семейством, которое ради спасения своего тонущего корабля награждало титулом дочь какого-нибудь богатого промышленника. Но графы Рэнда принадлежали к числу самых уважаемых династий, а Калеб Харкур к числу самых богатых английских купцов. И в глазах света этот союз обладал респектабельностью, которой были лишены предшествующие альянсы такого рода.

Как со смехом заметил Красавчик Бруммель, обращаясь к своим сотрапезникам у Уэйтерса: “Даже самые благородные ноздри становятся способны перенести вонь коммерции, как только над ними нависнет угроза нищеты”.

По настоянию леди Урсулы визит в Уинтерхэвен оказался недолгим.

– Как мне ни жаль расставаться с нашим дорогим Тристаном, – поясняла она всем, кто интересовался причинами такой спешки, – все же надо готовиться к свадьбе, а не тратить время на буколические услады.

– Вы совершенно правы, дорогая леди Урсула, – поддержал ее Калеб Харкур. – Я хотел бы, чтобы свадьба состоялась как можно скорее.

Мэдди не возражала. Для нее предстоящее событие было чем-то вроде удаления зуба: чем скорее будет покончено с этой болезненной процедурой, тем лучше. С Тристаном она уже попрощалась, в Уинтерхэвене ее больше ничто не удерживало.

Итак, Рэмсдены вернулись в Лондон всего через неделю после того, как отправились за город, – все, кроме графа, который предпочел следующие две недели провести в Уинтерхэвене с Тристаном.

Возвратившись в лондонский дом, Рэмсдены обнаружили, что графа и его невесту уже засыпали приглашениями на балы и рауты, на маскарады и музыкальные вечера, на пикники и венецианские завтраки. Калеб Харкур был на седьмом небе.

– Теперь вы видите, что я был прав! – заявил он в тот вечер, сидя в обществе леди Урсулы, Мэдди и леди Кэролайн в маленькой гостиной на втором этаже дома Рэмсденов. Он помахал перед носом у Мэдди пачкой приглашений. – Видишь, детка? Двери лучших лондонских домов уже распахнуты перед тобой. Скоро ты будешь на короткой ноге с графами и герцогами, а возможно, и с парочкой принцев. У тебя будет все, чего ты никогда не получила бы, останься простой дочерью купца.

Не отрывая взгляда от книги, которую она читала, Мэдди перевернула страницу.

– Вы, должно быть, путаете меня с моей матерью, сэр, – холодно ответила она. – В отличие от нее, меня титулы не интересуют.

Это были первые слова, которые она сказала отцу с того момента, как он поместил в “Таймс” объявление о ее помолвке.

– Все еще дуешься на меня? – спросил Харкур, нимало не обескураженный ее язвительным тоном. – Ладно, подождем, пока ты не станцуешь свой первый вальс с герцогом, и пока сам регент не поцелует тебе руку. Посмотрим, что ты тогда запоешь, детка.

– Наш Дорогой Калеб совершенно прав, Мадлен, – подхватила леди Урсула, откладывая список, гостей, которых она намеревалась пригласить на свадьбу, и поднимаясь из-за стола. – Как только вы справитесь с первым смущением, вы поймете, что попали в удивительно прекрасный мир, о каком не смели и мечтать. Только представьте себе, дорогая: с деньгами вашего отца и с титулом вы без малейшего труда станете хозяйкой одного из самых блестящих лондонских салонов! И как прекрасно это будет для всех нас!

– Разумеется, дорогая леди Урсула. Под вашим руководством Мэдди будет царить в лондонском свете, – проворковал Калеб Харкур, поднимаясь и подходя к графине. – А теперь давайте пройдем в библиотеку и обсудим планы подготовки к свадьбе. – Купец протянул руку миниатюрной графине. – Я хочу, чтобы эта свадьба стала самым блестящим событием сезона, и полностью полагаюсь на ваш вкус.

– Как вы любезны, дорогой Калеб, – промурлыкала в ответ графиня, и, обменявшись лучезарными улыбками, они покинули гостиную руку об руку.

– Когда мой папочка успел превратиться в “дорогого Калеба”, а графиня – в “дорогую леди Урсулу”? – осведомилась Мэдди у Кэролайн, когда эта парочка скрылась за дверью. – И как меня угораздило не обратить внимания на это чудесное преображение?

Кэролайн подняла голову от вышивки, над которой все это время старательно трудилась.

– Полагаю, ваши мысли просто были заняты другим. А вообще-то эти двое стали просто неразлучны с того самого момента, как была объявлена помолвка их детей. – Кэрри смущенно порозовела. – Только не судите маму слишком строго за то, что она поддалась планам вашего отца, мисс Харкур! Поймите, чтобы прожить тридцать лет в одном доме с таким чудовищем, как мой отец, она была вынуждена закрывать глаза на ужасную действительность и притворяться, что жизнь ее течет безмятежно и счастливо. Она настолько привыкла к самообману, что ей не составило труда убедить себя, будто вы с Гартом – идеальная пара. Не удивлюсь, если через пару дней она уже будет полагать, что вы с Гартом по уши влюблены друг в друга и что этот брак состоится по вашей доброй воле, а не по настоянию мистера Харкура.

– Вы умны не по годам, леди Кэролайн, – заметила Мэдди, поднимая голову от книги. – И вам делает честь то сочувствие и понимание, с которым вы относитесь к своей матери. – Помолчав немного, она неуверенно добавила:– Понимаете, мне нужен мудрый друг, который помог бы мне пройти через предстоящие испытания. И я надеюсь, что вы станете для меня таким другом и… настоящей сестрой.

Давайте скрепим нашу дружбу тем, что отныне будем называть друг друга просто по имени! Кэролайн серьезно кивнула:

– Я сочту за честь стать подругой и сестрой женщины, на которой женится мой брат Гарт… и которую любит мой брат Тристан.

Сердце Мэдди затрепетало.

– Тристан сам тебе это сказал?

Кэролайн кивнула:

– Он признался мне, что любит тебя, еще до того, как уехал в Уинтерхэвен. Но кроме меня этого не знает никто. Ни мама, ни Гарт. И нельзя, чтобы Гарт об этом узнал. Он просто сойдет с ума, если поймет, что, женившись на тебе, разрушит счастье Тристана.

– Теперь я понимаю, почему у тебя уже две недели глаза на мокром месте! И думается мне, ты плачешь не только из-за Тристана, но и из-за Гарта и той леди, которую он любит.

Кэролайн уставилась на Мэдди в полном изумлении.

– Ты знаешь о Саре?

Мэдди закрыла книгу и отложила ее в сторону.

– Имени ее я не знала, но несложно было заметить, что граф пытается справиться с терзаниями разбитой любви.

– Гарт и леди Сара Саммерхилл, дочь нашего соседа, виконта Тинсдэйла, еще в детстве поклялись друг другу, что станут мужем и женой. Они были так счастливы вместе и так подходили друг другу, что порой казалось, будто у них одна душа на двоих, – проговорила Кэролайн, вдевая в иголку темно-зеленую нить. – Саре, двадцать четыре года, ей давно пора замуж, – продолжила она, делая стежок, – И все эти годы, пока Гарт был помощником Веллингтона на Пиренейском полуострове, она отказывала всем женихам и дожидалась его. Когда Гарту пришлось признаться ей, что это ожидание было напрасным, он чуть не умер от горя.

Мэдди задумчиво окинула взглядом свою собеседницу,

– Полагаю, семья леди Сары находится в таком же тяжелом финансовом положении, как Рэмсдены?

– Нет, что ты! Виконт Тинсдэйл богат, как Крез!

– Но почему же тогда он не помог твоему брату?

Кэролайн подняла голову от вышивки и устремила на Мэдди печальный взгляд. Сейчас она была особенно похожа на Гарта.

– Во-первых, Гарт не просил его о помощи. Во-вторых, виконт Тинсдэйл не только любящий семьянин и отец. Он еще и максималист. Подозреваю, он считает, что мужчина, честь которого запятнана финансовым скандалом, не достоин внимания его дочери. – Глаза Кэрри наполнились слезами. – Я так хочу, чтобы и ты, и Сара стали моими сестрами! Я не в силах видеть, как несчастны мои братья и их возлюбленные! И подумать только, все это из-за наших отцов! Мой отец не заботился ни о ком, кроме себя… а твой отец и отец Сары умеют любить всей душой, но ослеплены честолюбием. – Внезапно Кэрри умолкла на мгновение, а затем просияла: – А вдруг… вдруг мистер Харкур полюбит маму? Ведь он не захочет отправить в долговую тюрьму сына женщины, к которой решит посвататься!

Мэдди поморщилась:

– Ты хочешь сказать, что тогда он дает графу деньги, чтобы тот расплатился с кредиторами? – Кэролайн вытаращила глаза от изумления. Вышивка, нитки и ножницы соскользнули с ее колен и упали на ковер.

– О Боже! Я думала, ты знаешь! – простонала она, прижимая пальцы к губам.

– О чем?

– Я не могу сказать… Гарт рассказал мне это под строжайшим секретом и взял с меня слово, что я не выдам тебе эту тайну. Иначе ты очень огорчишься.

Мэдди увидела, как краска отхлынула от щек Кэролайн.

– Но ты просто обязана мне рассказать! Я должна это знать. Возможно, я сумею воспользоваться этой информацией и извлечь из нее пользу. Возможно, именно здесь и кроется разрешение всех наших проблем!

Кэролайн колебалась, внутренне сражаясь с угрызениями совести, а Мэдди уже охватило какое-то странное предчувствие. Женская интуиция подсказывала ей, что информация, которой владеет Кэролайн, может распутать, наконец, всю эту чудовищную паутину, в которую Калеб Харкур поймал Рэмсденов, а заодно и собственную дочь.

– Расскажи мне все, Кэрри! Я должна знать! – повторила она.

– У Гарта только один кредитор – обречено прошептала Кэролайн. – Мистер Харкур скупил все долговые расписки, которые наш отец оставил в игорных домах, и все закладные на поместья Рэмсденов…

– И шантажом заставил Тристана привезти меня в Лондон из Франции, а Гарта – сделать мне предложение! – закончила за нее Мэдди. Ее снова охватила ледяная ярость, вмиг погасившая все искры приязни к отцу, только недавно начавшие вновь разгораться в ее сердце. – Nom de Dieu, – еле слышно пробормотала она. – Неудивительно, что этот старый негодяй стал самым богатым купцом в Англии: он не гнушается ничем, чтобы достичь своих целей!

Поднявшись, Мэдди принялась расхаживать по гостиной. Некоторое время она молчала, глубоко задумавшись, а потом вновь обернулась к Кэрри:

– Возможно, нам удастся победить этого тирана его же оружием, если я смогу добраться до долговых расписок графа. – Она прижала пальцы к вискам. – Интересно, где отец их хранит? Дома я уже изучила все комнаты, но не заметила ни малейших признаков какого-либо тайника. – Она вновь погрузилась в раздумья, восстанавливая в памяти интерьер дома на Блумсбери-сквер. – Отец часто сидит за письменным столом в библиотеке и работает там со своими расчетами. Возможно, в этом столе есть ящик, который запирается на ключ.

Кэролайн встревожено следила взглядом за Мэдди, вышагивающей по комнате.

– Думаю, что эти бумаги, скорее, хранятся в его конторе. Там он показывал их Трису и Гарту. Но как тебе туда проникнуть? Ни одна леди не посмеет рискнуть своей репутацией, показавшись в Биллинсгейтских доках. – Кэрри нахмурила брови. – И потом… что ты сделаешь с этими бумагами, когда найдешь их? По-моему, просто уничтожить юридические документы – это не совсем честно…

– Конечно, нечестно! А шантаж, по-твоему, это честно? – Мэдди вздохнула. – Но ты все-таки права. Зная Тристана и графа, я, пожалуй, придумаю какой-нибудь честный способ избавиться от долговых расписок. Но об этом я буду думать после того, как найду их. По крайней мере, в моих руках они станут безопасны для Гарта. – Она подошла к Кэролайн и остановилась, скрестив руки на груди. – Сначала я обыщу письменный стол отца в нашем доме. Но если бумаг там не окажется, у нас не будет выбора: нам придется посетить его контору.

– Нам? – Кэролайн удивленно моргнула. – Ты хочешь сказать: тебе и мне?

– Разумеется. Ты понадобишься мне для отвлечения. Скажем, ты сможешь упасть в обморок или вытворить еще что-то в этом роде… а я тем временем обыщу письменный стол в конторе, – пояснила Мэдди, надеясь, что не ошиблась, оценив Кэрри как отважную девушку.

– О Господи! Не знаю, смогу ли я… – Голос Кэролайн дрогнул. – Я имею в виду… что скажет мама? И потом, я никогда еще не падала в обморок. Я даже не представляю себе, как это делается! – Внезапно она умолкла, и уголки ее губ изогнулись в лукавой улыбке. – Впрочем, мама часто говорила, что, если б я не родилась дочерью графа, из меня могла бы получиться блестящая актриса!

В письменном столе дома на Блумсбери-сквер бумаг не оказалось. В сущности, Мэдди почти не надеялась найти их там, так что разочарование было не слишком горьким. Но прежде чем ей удалось посвятить Кэролайн в свои планы проникновения в контору Харкура, пришлось потратить целых три драгоценных дня на раскрой и примерку свадебного платья.

Отказаться покорно терпеть булавки и выкройки мадам Элоизы Мэдди не посмела, но проявила так мало интереса к фасонам и образцам тканей, что леди Урсула только разводила руками в отчаянии.

– Как же мне превратить тебя в модную леди, Мадлен, если ты совсем не уделяешь вникания своей внешности? Неужели ты хочешь разбить сердце своего бедного отца?

Мэдди очень хотелось ответить на это, что отец не остановился перед тем, чтобы разбить ее сердце, однако она сдержалась. Кэрри была совершенно права насчет леди Урсулы. Графиня закрывала глаза на то, что брак, затеянный Калебом Харкуром, был вовсе не идеальным решением проблем, с которыми столкнулись Рэмсдены. Поэтому Мэдди лишь кротко улыбнулась и сделала вид, будто готова уделить выбору фасона достаточное внимание.

Но, в конце концов, примерки окончились, и Мэдди приступила к осуществлению своего тайного плана. Отец предоставил экипаж в ее полное распоряжение, а кучер и грум, к счастью, оказались пожилыми моряками, чьи познания о том, как должна вести себя леди, ограничивались сведениями из жизни “ночных бабочек” Лондона. Поэтому им не пришло в голову задаться вопросом о том, насколько прилично двум молодым леди появляться в районе Биллинсгейта, где располагалась контора Калеба Харкура.

– Ты хорошо запомнила, что мы должны сделать? – спросила Мэдди, когда девушки вышли из кареты у двери конторы.

– Хорошо, – заверила ее Кэролайн. – Но надеюсь, мне не придется прождать здесь слишком долго. Иначе мое любимое платье пропитается этим рыбным запахом навсегда!

Мэдди бросила на нее укоризненный взгляд.

– Не слишком дорогая цена за счастье обоих твоих братьев.

И, не тратя времени даром, она двинулась к двери, на которой висела табличка с именем ее отца. Оживленный гул разговоров в приемной смолк, как только Мэдди появилась на пороге, сменившись изумленными вздохами. Мэдди обвела взглядом сборище людей в темных деловых костюмах, походивших на стаю черных дроздов среди ржаного поля, и щеки ее вспыхнули от смущения. Теперь у нее не оставалось сомнений, что это мужская среда и путь женщине сюда закрыт. Но Мэдди вспомнила о Тристане, сделала глубокий вдох и перешагнула через порог.

Черные дрозды бросились от нее врассыпную, и только какой-то чудной старик, протолкавшись вперед, приблизился к нежданной гостье.

– Извините, мисс, боюсь, я вынужден просить вас покинуть это помещение. Здесь заключаются важные сделки… и здесь не место для леди, – проговорил он, неодобрительно

Мэдди уставилась на него сверху вниз с той же надменностью, с какой некогда живо ставила на место зарвавшихся юных роялистов.

– Я Мадлен Харкур, сэр. Я хочу повидать своего отца.

– Мисс Мэдди? Это и в самом деле вы? – Старик уставился ей в лицо слезящимися глазами. – Не могу поверить, что это действительно вы! Впрочем, капитан говорил, что вы все-таки вернулись домой. – Его морщинистое лицо расплылось в улыбке. – Не думаю, что вы меня помните. Господи, когда я видел вас в последний раз, вы были еще совсем крошкой! – Старик показал рукой, что в те далекие времена Мэдди не доходила ему и до пояса.

Мэдди удивленно заморгала.

– Мистер Скраггс? О Господи, неужели вы до сих пор работаете у отца?

– Да, и буду работать у него до тех пор, пока Господь не приберет меня. Правда, мы с капитаном стареем. Хорошо, что вы вернулись и сможете присмотреть за ним. У него ведь никого нет, кроме этих двух старых морских волков, которых он поселил в своем доме.

Мэдди почувствовала легкий укол совести, но тут же напомнила себе, как далеко зашел ее отец, чтобы выдать ее замуж за нелюбимого человека.

– Следуйте за мной, мисс Мэдди, – сказал старый клерк, – я покажу вам кабинет капитана. Как видите, мы теперь живем побогаче, чем в прежние времена, когда вы с вашей матерью вынуждены были ютиться на втором этаже конторы капитана на Флит-стрит.

– В самом деле, – согласилась Мэдди, разглядывая элегантную мебель и картины.

Эфраим Скраггс поманил ее согнутым пальцем к массивной резной двери в дальней стене просторной приемной комнаты. Коротко постучавшись, он повернул ручку.

– Мисс Мэдди пришла навестить вас, капитан, – сообщил он и отступил, пропуская девушку в кабинет.

– Мэдди? Какого черта ты тут делаешь? И совсем одна! О Боже, детка, разве леди Урсула не объясняла тебе тысячу раз, что порядочная леди не должна покидать дом без сопровождения?

– Но я приехала не одна, папа, – возразила Мэдди. – Меня ждет в карете леди Кэролайн.

– Ад и все его черти! – Харкур подскочил, как ужаленный. – Биллинсгейтский рыбный рынок не место для такого невинного ребенка, как леди Кэролайн!

– Я это уже поняла, – сварливо заявила Мэдди. – Это трусливое создание даже побоялось выйти из кареты. Поэтому я оставила ее там хныкать и скулить в свое удовольствие.

– Черт тебя подери! Господи, Мэдди, я и вправду начинаю думать, что у тебя в голове ни капли мозгов! – Грозно нахмурившись, Харкур подошел к двери и распахнул ее. – Не выходи из этого кабинета. Я схожу за леди Кэролайн, а потом мы с тобой потолкуем.

Как только дверь за отцом захлопнулась, Мэдди бросилась к письменному столу и принялась лихорадочно обшаривать ящики. Удача ей улыбнулась: во втором же ящике, в правом углу, лежали нужные ей бумаги. Мэдди торопливо запихнула пачку расписок в свой ридикюль, а закладные – в заранее подготовленный разрез в подкладке своей накидки. Задвинув ящик, она торопливо уселась на один из двух стульев, стоявших по другую сторону от стола.

Отдышавшись, она обвела взглядом небольшой, со вкусом обставленный кабинет, настолько непохожий на шумный, вонючий рынок, раскинувшийся внизу, за окном. Всего два месяца назад Тристан и Гарт сидели на этих же стульях, выслушивая ультиматум ее отца. Мэдди почти наяву видела, как отец размахивает перед носом бедного графа этими проклятыми долговыми расписками и требует либо подчиниться его условиям, либо претерпеть унижение долговой тюрьмы.

Мэдди стиснула зубы, представляя себе, насколько беспомощным чувствовал себя Тристан, глядя на незаслуженные терзания своего любимого брата, как отчаянно желал он спасти его из когтей этого почти всесильного купца, который получил возможность распоряжаться будущим графа, а заодно и будущим приемной матери и сестры Тристана. Как-то раз Тристан сказал, что готов ради этих людей на все… и он доказал свои слова, пожертвовав любовью ради чести.

Прошло еще минут десять, прежде чем дверь, наконец, распахнулась, и Харкур подвел плачущую леди Кэролайн к свободному стулу. Кэрри старательно исполнила свое задание, задержав Харкура на время, вполне достаточное для обыска кабинета. И судя по всему, эта неожиданная возможность проявить свой актерский талант чрезвычайно ее порадовала.

– Надеюсь, вы довольны плодами своих усилий, мисс! – возмущенно заявил отец Мэдди, налив Кэролайн стакан воды из графина. – Это бедное дитя упало в обморок от страха, прежде чем я до нее добрался! Она была так перепугана, что мне чуть ли не силой пришлось вытаскивать ее из кареты! – Своей медвежьей ручищей Харкур ласково потрепал по плечу Кэролайн, все еще дрожащую от рыданий.

– Это было так ужасно, – прохныкала Кэрри, стискивая руки так, что костяшки пальцев побелели. – Эти жуткие люди отрубали головы бедным беспомощным рыбкам! Какие у них были страшные топоры… как боевые алебарды саксов! Теперь мне придется купаться в лимонном соке… иначе сегодня вечером в клубе Олмака я буду пахнуть, как утопленник со дна Темзы!

Самая знаменитая актриса из театра на Друри-Лейн не смогла бы сыграть эту роль убедительней. Час спустя, вернувшись вместе с Кэролайн в дом Рэмсденов, Мэдди все еще содрогалась от смеха.

– Ну вот, теперь эти бумаги у нас. Что дальше? – спросила Кэролайн, когда они закрылись в ее спальне, чтобы обсудить свои первые успехи. Судя по тону ее голоса, Кэрри была готова к новым приключениям.

Мэдди сбросила туфли и уселась на подоконник, обхватив колени руками.

– У меня уже есть план, – ответила она, задумчиво глядя на толчею карет и пешеходов внизу, на улице. – Прежде всего, ты должна представить меня леди Саре Саммерхилл, поскольку мне понадобится ее помощь.

– Ну, тогда твой план заранее обречен на провал. Сара – просто душечка, но это самое застенчивое, самое пугливое существо на свете. Она не смогла бы справиться даже с двухлетним ребенком, не то, что с твоим отцом.

Мэдди нахмурилась:

– Ты говорила, что она любит твоего брата. А я убеждена, что женщина всегда найдет в себе смелость сразиться за мужчину, которого любит! Итак, что я должна сделать, чтобы познакомиться с этой застенчивой леди?

– Она будет сегодня в клубе Олмака. Ее матушка таскает ее туда каждую среду, надеясь, что к ней хоть кто-нибудь посватается. Мэдди издала раздраженный стон.

– Ладно, пусть будет Олмак. Ради такого дела я изо всех сил постараюсь вести себя вежливо с нашей чудовищно невежливой леди Джерси.

Клуб Олмака поверг Мэдди в изумление. Она ожидала, что этот самый элитный из лондонских клубов будет донельзя элегантен. Но леди Урсула ввела Мэдди и Кэролайн в большую, жарко натопленную залу, увешанную пыльными бархатными шторами, с покосившимися балконами и колоннами, пропорции которых были слишком диковинными, чтобы иметь право претендовать на родство со своими греческими прародителями.

– Ни в коем случае ничего не ешь и не пей, – шепнула Кэролайн из-под веера. – Олмак славится черствыми бисквитами, пересоленной ветчиной и перегретым лимонадом.

– Тогда почему приглашение в это дрянное местечко считается такой высокой честью? – шепотом полюбопытствовала Мэдди.

– Семь патронесс этого клуба, – самые влиятельные дамы лондонского света. Достаточно одного их слова – и тот, кто оказался в опале, не получит больше ни единого приглашения на сколь либо важное мероприятие. – Кэрри пожала плечами. – Вообще-то, Эмили Купер и леди Мария Сефтон вполне милы, но вот остальные… Ну, леди Салли Джерси ты уже увидела. А остальные четыре дамы мало чем от нее отличаются. Разве что не так болтливы.

Леди Урсула нервно оглянулась через плечо.

– Ш-ш-ш, девочки. Ведите себя прилично. Нам необходимо, чтобы Мадлен произвела благоприятное впечатление. Ведь это первый ее визит в клуб Олмака.

Кэрри скорчила гримасу за спиной матери, и Мэдди с трудом удержалась от смеха.

– Ты видишь леди Сару? – спросила она у Кэрри, пробираясь вслед за нею и леди Урсулой через толпу нарядных дебютанток и их матерей, собравшихся на самую знаменитую в Лондоне ярмарку невест.

– Она у дальней стены, возле площадки для танцев, вместе с матерью и отцом, – ответила Кэролайн. – Я подойду к ней и отведу ее в комнату отдыха. А ты сможешь присоединиться к нам чуть позже.

Мэдди взглянула туда, куда указывала Кэрри. Но в этот момент леди Сару загородила от ее взгляда какая-то невероятно тучная дама в пурпурном платье и пурпурном тюрбане высотой фута в два, украшенном страусовыми перьями. Рядом с нею семенила почтенная леди Джерси.

– Ах, леди Урсула! Как давно мы с вами не виделись! – трубным голосом воскликнула дама в пурпуре, похожая на фрегат с развернутыми парусами. Поднеся к глазам лорнет, усыпанный аметистами, она обвела Мэдди внимательным взглядом. – Итак, это и есть та самая девица, которая должна спасти шкуру бедняги Рэнда.

Леди Урсула побледнела. – Ваша светлость! Позвольте представить вам невесту моего сына, мисс Мадлен Харкур, – Торопливо выпалила она в нервном возбуждении. – Мадлен, дорогая, поздоровайся с ее светлостью герцогиней Шербурн!

Мэдди присела в грациозном реверансе, хотя больше всего на свете ей хотелось отхлестать по щекам эту старую грубиянку, а заодно и ее спесивую спутницу.

– М-м-м… Чересчур костлява, на мой вкус, но на удивление хорошо сложена для дочки простолюдина. – Герцогиня опустила лорнет, но продолжала сверлить Мэдди пристальным взглядом, словно оценивала покупку на аукционе. – Итак, мисс, всем нам известно, кто ваш отец, но кто же была ваша мать? Что-то я не припомню, чтобы Харкур был женат! Правда, теперь он утверждает, будто давно овдовел…

– Моя мать была дочерью графа де Навареля, – заявила Мэдди с надменностью поистине достойной благородных Наварелей, воззрившись сверху вниз на эту беспардонную нахалку, осмелившуюся поставить под сомнение ее родословную. – Лондон не пришелся ей по вкусу, и, прожив в браке шесть лет, она вернулась в Лион, к моему деду.

– Дерзкая девчонка! – проворчала герцогиня. – Ты, наверное, уже решила, что с деньгами старого Харкура и титулом графини Рэнда ты поднимешь в свете настоящий переполох!

– Ничего подобного мне даже в голову не приходило, ваша светлость, – скромно возразила Мэдди. Подняв веер жестом, который она подглядела еще в театре у австрийской великой герцогини, она подалась вперед и вполголоса добавила:– Видите ли, я привыкла к салону моего деда, где собирались самые блестящие политики Европы. Боюсь, что менее интересное общество окажется для меня невыносимо скучным.

Герцогиня отпрянула, словно ужаленная осой. Ее и без того румяное лицо побагровело и стало точь-в-точь как пурпурный тюрбан, венчавший ее голову. А в следующую секунду она разразилась таким громовым хохотом, что взгляды всех в зале невольно устремились на нее.

– Да, нахальства тебе не занимать! Что скажете, леди Джерси? Встречали ли вы в этих стенах что-нибудь подобное?

Леди Джерси пробормотала в ответ что-то совершенно невнятное, а герцогиня снова уставилась на Мэдди взглядом василиска.

– Возьми меня под руку, милочка, – велела она. – Пройдемся по зале, я кое-кому представлю тебя.

Мэдди неохотно повиновалась. Ее дерзкие ответы герцогине были чистой импровизацией, и теперь ее своевольный язык завел ее в ловушку. Теперь ей предстояло знакомиться с людьми, которые ее ничуть не интересовали… ибо во всем этом зале интересовала ее только леди Сара Саммерхилл.

Под руку с герцогиней она медленно двигалась по периметру танцевальной площадки, приседая в реверансах перед всеми, с кем ее спутница останавливалась побеседовать. Леди Урсула, леди Джерси и Кэролайн неотступно следовали за ними.

– Ах, виконт Тинсдэйл! Как вы поживаете? Как чувствуют себя ваши прелестные дамы?

Герцогиня остановилась перед невысоким полноватым джентльменом средних лет, чье лицо застыло такой надменной маской, что казалось, от одной-единственной улыбки оно рассыплется на тысячу осколков. Рядом с ним стояли две миниатюрные блондинки – молодая и постарше.

Мэдди заметила, что молодая леди очень расстроена. Ей сразу стало понятно, почему бессовестная герцогиня предпочла заговорить с Тинсдэйлами. Эта старая калоша наверняка извлекала злорадное удовольствие из смущения и боли, которые испытывала бывшая возлюбленная графа Рэнда при встрече с его нынешней невестой.

К счастью, умница Кэрри тут же подошла к леди Саре и ласково обняла ее.

– Как я рада тебя видеть! – воскликнула она. – Пойдем, немного поболтаем наедине. – Повернувшись спиной к герцогине, она обхватила рукой изящную талию леди Сары и направилась с нею к двери, за которой, как предположила Мэдди, и находилась пресловутая комната отдыха.

– Ну и ну! – возмутилась герцогиня. – Когда же вы научите свою дочь хорошим манерам, леди Урсула? – Она раздраженно стряхнула со своей руки пальцы Мэдди. – Все, с меня хватит. Я страшно устала.

Мэдди лукаво улыбнулась:

– Неудивительно, ваша светлость. Я давно заметила, что усталость наступает сразу же, как только исчезает азарт.

– Ну и ну! – повторила герцогиня и, фыркнув на прощание, двинулась прочь.

– Ох, дорогая моя, что вы наделали! – Леди Урсула достала из ридикюля платок и промокнула выступившую на лбу испарину. – Вы натворили столько глупостей! Да и Кэролайн была не лучше. Боюсь, вы обе нажили себе могущественную недоброжелательницу.

– Чепуха! – неожиданно возразила леди Джерси. – Давно пора поставить эту старую грымзу на место. Браво, мисс Харкур! Вы поразительно остроумны. Поверьте, я-то знаю толк в подобных делах! Так что вы нажили себе не только врага, но и друга… смею заметить, не менее влиятельного в свете, чем эта герцогиня. – Леди Джерси от души поцеловала Мэдди в щеку. – А теперь прошу извинить меня. Мне просто не терпится рассказать своим приятельницам, как герцогиня села в лужу. – Злорадно улыбнувшись, она добавила:– Не хотите ли составить мне компанию, леди Тинсдэйл?

Мэдди в полном недоумении смотрела вслед удаляющимся под руку дамам. Нет, наверное, ей никогда не понять этих англичан! На лице виконта Тинсдэйла было такое кислое выражение, словно последние десять минут он жевал лимон. Поднеся к глазам лорнет, он уставился на Мэдди.

– Вы встали на защиту моей дочери, мисс Харкур, и я перед вами в долгу. Бели вам когда-либо понадобится моя помощь, смело обращайтесь ко мне.

Мэдди любезно улыбнулась виконту.

– Благодарю вас, милорд, – серьезно ответила она. – Можете не сомневаться, что в самое ближайшее время я воспользуюсь вашим предложением.

Оглядевшись по сторонам, Мэдди не увидела ни Кэрри, ни леди Сары. Она обернулась, было, к леди Урсуле, чтобы узнать, где находится комната отдыха, но ответ на этот вопрос затерялся в гуле голосов приближающейся к Мэдди целой толпы франтоватых денди. Все требовали немедленно представить их невесте графа Рэнда, а добрая половина юных аристократов уже успела нацарапать свои имена на танцевальной карточке Мэдди, несмотря на ее протесты и заверения в том, что она успела выучить только два танца.

К счастью, очередной танец оказался как раз знакомым, и, благодаря опытности своего партнера, Мэдди с честью прошла испытание первого публичного выступления в бальной зале.

Прежде чем следующий партнер успел пробраться к ней сквозь толпу, Мэдди спряталась за колонну, подождала, пока начнется танец, а затем отправилась на поиски комнаты отдыха. Как она и подозревала, Кэрри и леди Сара до сих пор были там.

– Я рассказала Саре все, что знаю, – прошептала Кэрри, прикрываясь веером от заглянувших в комнату отдыха дамы с юной дочерью, которой необходимо было срочно исправить беду, постигшую во время танцев ее бальное платье. – Ты была совершенно права насчет влюбленных женщин, – продолжала она с улыбкой. – Сара сказала, что сделает все, о чем ты ее попросишь, если это даст ей хоть малейшую надежду на брак с Гартом.

Леди Сара застенчиво улыбнулась Мэдди. Точно так же порой улыбался граф, и Мэдди сразу же почувствовала искреннюю приязнь к несчастной девушке. Она улыбнулась ей в ответ и прижала палец к губам, призывая Кэрри и леди Сару потерпеть, пока посторонние не выйдут из комнаты отдыха.

– Я очень много думала о том, что мы можем сделать, и вот что мне пришло в голову, – сказала Мэдди, как только дама с дочерью удалились. – Вообще-то идея довольно дерзкая, но мой отец – упрямейший человек во всей Англии. Чтобы заставить его отказаться от своего безумного плана, потребуются поистине драконовские меры. – Мэдди пристально вгляделась в бледные, напряженные лица своих собеседниц. – Вы готовы, леди?

Не колеблясь ни секунды, Кэролайн и Сара одновременно кивнули.

– Отлично. Тогда вот с чего мы начнем…

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Краткую записку Кэролайн, адресованную Гарту, доставил в Уинтерхэвен один из грумов лондонского дома Рэмсденов. Посланец прибыл в поместье дождливым днем, в пятницу, спустя неделю после отъезда в Лондон остальных членов семьи. Как раз в этот момент Гарт и Тристан сидели за обеденным столом. Гарт сломал печать на письме и прочел вслух:

“Дорогой Гарт!

Маму убедили устроить предсвадебный ужин в честь тебя и Мэдди в следующую пятницу, в восемь часов вечера. Она попросила меня написать тебе приглашение. Приезжай и обязательно возьми с собой Тристана. Это очень важно. Вы должны приехать оба. От этого зависит успех всего предприятия. Это крайне важно. Не подведи нас.

Твоя любящая сестра Кэрри”.

Гарт аккуратно сложил письмо и засунул его под тарелку.

– Что за чертовщина? – пробормотал он. – Это какой-то вызов на военный совет, а не приглашение на ужин! – Он задумчиво нахмурился. – И потом… кто мог убедить маму устроить предсвадебный ужин? Я ведь сказал ей, что не хочу участвовать ни в каких мероприятиях, кроме тех, которые, безусловно, необходимы для соблюдения приличий! Неужели она не понимает что делает?!

– Наверное, это очередная идея Харкура, – предположил Тристан. – Он твердо намерен превратить эту свадьбу в самое блестящее светское событие сезона.

Гарт рассеянно поигрывал вилкой, задумчиво сдвинув светлые брови.

– Боюсь, у нас нет выбора. Кэрри просит, чтобы мы приехали.

– Похоже, что так, – согласился Тристан, хотя у него сердце обливалось кровью при мысли о предстоящей ему пытке. Но, собравшись с силами, он все же спрятал свою боль за ободряющей улыбкой: у Гарта и так достаточно своих проблем. – Все равно тебе скоро придется вернуться в город, чтобы примерить свадебный костюм, – напомнил он Гарту, – Следующая пятница ничем не хуже любого другого дня.

Граф кивнул.

– Конечно, ты прав. И тебе тоже надо будет примерить новый костюм. Не годится, чтобы шафер на самой элегантной свадьбе сезона выглядел оборванцем.

Вплоть до этой минуты Тристану удавалось полностью занять свои мысли перестройкой Уинтерхэвена, чтобы не думать о перспективе участия в предстоящих брачных торжествах. Но теперь ему волей-неволей пришлось, наконец, взглянуть в лицо реальности. А реальность состояла в том, что скоро он будет стоять у алтаря в церкви Сент-Джорджа, наблюдая, как, его возлюбленная становится супругой его брата.

– Ладно, – угрюмо проговорил он. – Поедем в Лондон вместе. Пусть Уэстон со своими подручными займется нашими костюмами. Но приглашением леди Урсулы на этот ужин я, пожалуй, не воспользуюсь. Лучше уж я проведу этот вечер в Уайтхолле, узнаю последние новости о Корсиканце.

– Но Кэрри ясно дала понять в этой записке, что мы с тобой должны присутствовать на, ужине вместе! – воскликнул Гарт уже на грани паники. – Пожалуйста, сделай это, хотя бы ради меня! Прошу тебя, Трис! Мне так нужна твоя поддержка! Иначе я просто не вынесу этих чертовых приготовлений к свадьбе!

Это было уже слишком. Что-то внутри Тристана взбунтовалось, и чувства, которые ему удавалось держать в узде все эти долгие недели, наконец, хлынули наружу, как разлившаяся в весеннее половодье река.

– Черт побери, Гарт! Ты требуешь от меня слишком много! Или ты полагаешь, что никому, кроме тебя, не знакомы муки разбитого сердца?

Эти страстные слова Тристана отразились на мгновенно побледневшем лице его брата целой бурей чувств. Потрясение… Недоверие… Изумление…

– Боже мой, – простонал Гарт. – Как же я мог быть настолько слеп? Подумать только, все это время, пока я нянчился со своим несчастьем, ты тоже страдал, как и я! Но почему ты сразу не сказал мне, что любишь мисс Харкур?

Тристан открыл, было, рот, чтобы возразить, что чувства его вовсе не столь глубоки и серьезны… но тут же передумал. По выражению лица Гарта он понял, что отрицать необдуманно выданную правду уже слишком поздно.

– А чего бы я добился этим признанием? – ответил он вопросом на вопрос. – И чего я добился сейчас этой неуместной вспышкой? Только прибавил тебе новых неприятностей.

Опершись локтями на стол, Гарт пригвоздил Тристана к месту пристальным взглядом. Было очевидно, что сейчас он не потерпит недомолвок и полправды.

– Мисс Харкур знает, как ты к ней относишься? – вполголоса осведомился он.

– Да.

– И она тоже любит тебя?

Тристан откинулся на спинку стула и мрачно уставился на нетронутый деликатес в своей тарелке. Он был не в силах выносить пронизывающий взгляд Гарта.

– Насколько я понимаю, да.

Гарт грохнул кулаком по столу.

– К черту этого купца с его паршивыми угрозами! Я отменю свою помолвку с мисс Харкур и найду какой-нибудь другой способ уладить свои дела. Я не такой подлец, чтобы спасать свою шкуру ценой счастья моего брата!

Тристан подался вперед и, наконец, заставил себя взглянуть Гарту в глаза.

– Ты не сделаешь этого. Этот великодушный жест ничего не изменит в моей жизни. Харкур никогда не согласится выдать свою дочь за безымянного бастарда, тем более с такой сомнительной репутацией, как у меня. Я уже смирился с тем, что Мэдди никогда не станет моей. И я рад, что она выходит замуж именно за тебя: ведь ты никогда не станешь унижать и мучить ее только из-за того, что тебе пришлось взять ее в жены ради приданого. – С мрачным видом он снял с колен салфетку, свернул ее и положил на стол. – Мэдди поразительно отважная девушка. Ее гордый дух не сломили ни тирания ее деда, ни дурацкие затеи ее отца. И я не вынес бы, если б ей пришлось оказаться под пятой у какого-нибудь грубияна и невежи, который видел бы в ней только средство разбогатеть.

Краска, залившая щеки Гарта, напомнила Тристану, что он только что высказал истинную причину, по которой его брат решился на эту женитьбу.

– Ну, ты понимаешь, что я имею в виду, – смущенно опустив голову, добавил он.

– А ты прекрасно понимаешь, что я буду проявлять к ней только доброту и уважение. Но я сомневаюсь, что это сделает мисс Харкур счастливее. – Гарт озабоченно вгляделся в лицо брата. – И сомневаюсь, что твои страдания уменьшатся, если ты всю свою жизнь будешь вынужден общаться с мисс Харкур как с моей супругой. Думаю, что я не перенес бы, если б Сара вышла замуж за другого.

– Лорд Каслри предложил мне отправиться в Вену или в Париж в качестве его представителя, как только будет покончено с Бонапартом. Я согласился, – сообщил в ответ на эту тираду Тристан.

– Так я и знал. – Голос Гарта расстроено зазвенел. – Пытаясь решить свои финансовые проблемы, я потеряю сразу двух дорогих мне людей – Сару и тебя. Мне кажется, это слишком высокая цена за титул графа Рэнда.

– Но ты все равно ее заплатишь, потому что альтернатива еще ужаснее. – Тристан поднялся из-за стола и похлопал Гарта по плечу. – Крепись, брат. Говорят, что время исцеляет все… и даже разбитое сердце. А пока что будем делать то, чего требует от нас честь. – Он с трудом выдавил улыбку. – Может быть, поедем в город завтра же? Не будем дожидаться пятницы? Покончим с этим занудой Уэстоном, а потом снимем комнаты в Кларендоне и проживем как беспечные холостяки остаток дней… и ночей до твоей свадьбы. Сколько лет прошло с тех счастливых времен, когда мы с тобой развлекались вместе! – Помолчав, Тристан пожал плечами и добавил: – Кто знает, если мне удастся, как следует, измотать себя пьянством и разгульной жизнью, я, возможно, даже смирюсь с необходимостью явиться на ужин к леди Урсуле!

***

В пятницу вечером, когда Тристан и Гарт подъехали к дверям лондонского дома Рэмсденов, назначенные восемь часов давно уже миновали. Однако это было простительно: за последнюю неделю братья разучились отличать день от ночи, не говоря уже о таких тонкостях, как следить за точным временем.

Слегка пошатываясь, они выбрались из наемного экипажа, доставившего их сюда из Кларендона. Остановившись у подножия ступеней, они с немалым трепетом взирали на двери дома, за которыми их ждало нелегкое испытание.

Гарт первым нарушил тишину;

– Мы опоздали почти на целый час. Мама будет в гневе. Ты знаешь, она помешана на точности, когда речь идет о приличиях!

– Не волнуйся. Леди Урсула добрая женщина. Она простит наше опоздание, когда мы объясним его причину, – успокоил его Тристан с показной уверенностью, хотя в глубине души боялся не меньше, чем Гарт.

Гарт смерил его скептическим взглядом:

– Какую причину, ты собираешься ей назвать?

Тристан попытался пошевелить утратившими былую подвижность мозгами, но так и не смог подобрать удачного ответа на этот вполне резонный вопрос.

– Я что-нибудь придумаю по ходу дела, – отмахнулся он от Гарта. – И вообще, я сомневаюсь, что леди Урсула станет поднимать этот вопрос. На таких собраниях обычно бывает много народу, поэтому не думаю, что наше отсутствие успели заметить.

Оглянувшись, он внезапно осознал, что у подъезда почему-то не толпятся бесчисленные кареты, как полагалось бы в столь торжественной ситуации. Перед домом стояли всего два экипажа: ландо Калеба Харкура и еще какая-то черная четырехместная коляска. Кому она принадлежала, было неясно.

– Сегодня точно пятница? – спросил Тристан, охваченный ужасным подозрением, что в угаре бессмысленных развлечений, которым братья предавались всю последнюю неделю, они могли на самом деле потерять счет дням и пропустить вечер предсвадебного ужина.

– По-моему, да. – Гарт потер виски с таким видом, словно этот жест и впрямь мог пробудить его мозги от спячки. – Да, точно! Один из портье в гостиной говорил, что сегодня именно пятница.

– Тогда одно из двух: или этот ужин будет совсем скромным, или мы, наоборот, приехали слишком рано, а не опоздали.

Эта мысль оказалась настолько утешительной, что братья немедленно двинулись вверх по ступеням, держась за руки. Тристан без колебаний нащупал медный молоток и уверенно постучался.

Дверь открыл молодой лакей-ирландец, которого леди Урсула забрала в Лондон из Уинтерхэвен. На его веснушчатом лице отразилось явное облегчение.

– Как я рад вас видеть, милорды! Все гости уже собрались. Все ждут в маленькой гостиной, рядом с обеденным залом.

– Все? – Гарт удивленно приподнял бровь. – Похоже, ужин будет совсем скромным.

– О да, милорд. Стол накрыли всего на девять персон.

– Девять персон? Как странно. Что-то здесь неладно, – пробормотал Гарт, бросая тревожный взгляд на Тристана. – Обычно мама старается собрать как можно больше гостей. Не понимаю, о чем только она думает!

– Список гостей составляла леди Кэролайн… с помощью мисс Харкур, разумеется, – пояснил молодой ирландец, лукаво улыбнувшись до ушей. – Леди Урсула была занята другими делами… если вы понимаете, что я имею в виду.

Тристан решил, что лакей имеет в виду приготовления к свадьбе. Он не мог себе представить, чем еще может заниматься графиня, когда до брачной церемонии оставалось всего три недели.

Лакей принял у братьев шляпы и перчатки и проводил их по коридору.

– Я сам объявлю о вашем прибытии, если вы не возражаете. Две юные леди очень волнуются, и не хотелось бы заставлять их дожидаться старого Фробишера, нашего дворецкого. – С этими словами ирландец распахнул дверь в гостиную и провозгласил: – Это те, кого вы ждете, миледи.

– Гарт! Тристан! Слава Богу, наконец-то! – Леди Урсула, сидевшая рядом с Калебом Харкуром, вскочила на ноги и бросилась к братьям со счастливой улыбкой на лице. – Кухарка только что сказала, что не может больше задерживать ужин, а Фробишер буквально рвет и мечет из-за такого сбоя в расписании! – Графиня наградила обоих молодых людей поцелуями, еще один воздушный поцелуй послала Харкуру и протянула руку к шнурку звонка. – Я позвоню этому старому ворчуну, чтобы он знал, что вы на месте, – добавила она, с трудом удерживаясь от потребности хихикнуть.

Тристан озадаченно взглянул на Гарта. Он просто не мог узнать в этом беспечном ангелочке, приветствовавшем их с таким легкомыслием, ту чопорную и благопристойную даму, которую знал с шестилетнего возраста. Да и этот сидевший за столом здоровяк с мальчишеской ухмылкой на лице утратил свой обычно суровый вид.

Но мгновение спустя Тристан напрочь забыл и о графине, и о Калебе Харкуре. Взгляд его упал на Мэдди и больше уже не мог от нее оторваться. Мэдди стояла у дальней стены вместе с Кэролайн. На ней было то самое платье цвета весенней зелени, в котором она две недели назад покидала Уинтерхэвен. Это зрелище заставило Тристана буквально задохнуться от восхищения.

Но тут в его блаженное забытье вторгся какой-то странный сдавленный звук, похожий на стон смертельно раненного животного. Тристан обернулся к Гарту. Гарт все еще стоял в дверях у него за спиной, и взгляд его был прикован к трем гостям, занимавшим нефритово-зеленую софу, рядом с которой стояли Мэдди и Кэролайн.

Тристан заморгал, не веря собственным глазам. Степенный джентльмен в вечернем костюме цвета красного вина, восседавший в центре композиции, был не кем иным, как виконтом Тинсдэйлом. По левую и правую руку от него расположились две дамы: жена виконта и его дочь, леди Сара Саммерхилл.

– Как она докатилась до такой жестокости? – ахнул Гарт, вцепившись в руку Тристана. Было не совсем ясно, кого он обвиняет в жестокости: свою сестру, посмевшую пригласить леди Сару на этот ужин, или саму леди Сару, явившуюся на предсвадебные торжества своего бывшего нареченного.

В душе Тристана вскипала бессильная ярость. Он понимал, что в качестве шафера своего брата вынужден смириться с необходимостью светского общения с Мэдди до тех пор, пока не состоится эта проклятая свадьба, но он не мог подыскать ни малейшего основания для того, чтобы мучить и унижать Гарта общением с Сарой.

Тристан инстинктивно попытался поймать взгляд Мэдди, страшась того ужаса или отвращения, которые мог прочесть в ее глазах. Но, как ни странно, это причудливое собрание гостей ничуть не смущало мисс Харкур… напротив, в ее янтарных глазах горел огонь решимости и уверенности в себе.

Кэролайн, стоявшая рядом с Мэдди, имела столь же воинственный вид, а леди Сара, обычно такая кроткая и застенчивая, в этот момент напоминала бульдога, готового вцепиться в принадлежавшую ему по праву косточку.

У Тристана засосало под ложечкой. По спине его пробежал холодок ужаса. Он чувствовал себя в эту минуту точь-в-точь как перед входом в те зловещие лионские трабули. Он понимал, что в этой невинной с виду гостиной назревает нечто тайное и страшное. И ощущения его были сродни тем, которые испытывает человек, сидящий на пороховой бочке, в паре дюймов от которой горит смертоносная свеча.

Опомнившись, Тристан пересек гостиную в три шага и подошел почти вплотную к Мэдди и Кэролайн.

– Что, черт побери, здесь происходит? И у кого из вас хватило жестокости устроить это адское сборище? – осведомился он хриплым шепотом, который могли услышать только те, к кому были адресованы эти вопросы.

Две пары глаз – янтарные и голубые – смерили его с головы до ног. Обладательницы этих глаз молчали.

– Говорите же! Что здесь происходит?

– Этот ужин устроила я, – вызывающе заявила Мэдди. – Я собрала всех этих людей, чтобы исправить ту ошибку, которую допустил мой отец по отношению к твоему брату.

Тристан застонал. Он уже налюбовался тем, как Мэдди исправляет ошибки. И хорошо помнил, что всякий раз при этом шишки валились на его бедную голову. А на этот раз пострадать может не только он, но и Гарт!

– Тебе никогда не приходило в голову, что ты играешь с огнем, Мэдди? – спросил он, едва сдерживая ярость. – Твой отец упрямый, своенравный человек, который твердо уверен в том, что все делает правильно. По меньшей мере, глупо сопротивляться его воле, когда у него на руках все козыри.

Мэдди вздернула подбородок.

– Но это не так… я хочу сказать, что никаких козырей на руках у него нет. Теперь они у меня.

– Она украла расписки, – пояснила Кэрри. – С моей помощью.

Тристан перевел взгляд с Мэдди на раскрасневшуюся от возбуждения сестру. Под ложечкой заныло еще сильнее.

– Что она сделала?

Но ответа на этот вопрос он так и не услышал – по той простой причине, что в это самое мгновение на пороге появился Фробишер со словами:

– Кушать подано!

***

Разговор за столом был, в лучшем случае, бессвязным. Но Мэдди ничего другого и не ждала, учитывая весьма причудливый состав гостей, собравшихся на ужин у леди Урсулы.

Кэрри ничем не могла помочь ей. Она вертелась, как уж на сковородке, и не могла думать ни о чем, кроме грандиозной задачи, предстоявшей им по окончании ужина. А говорить об этом за столом было, само собой, неуместно.

Виконт Тинсдэйл хранил угрюмое молчание. Леди Тинсдэйл ела мало, а говорила и того меньше, не сводя с дочери озабоченного взгляда.

Это было неудивительно. С того момента, как Гарт переступил порог гостиной, Сара только молча смотрела ему в глаза, не в силах ни притронуться к еде, ни включиться в разговор. Задним числом Мэдди сообразила, что не стоило усаживать их за столом друг против друга. Если Сара не возьмет себя в руки, от нее будет еще меньше проку, чем от Кэрри, в предстоящем выяснении отношений.

Мэдди поймала себя на мысли, доведется ли ей когда-нибудь еще хоть раз встретить нежный взгляд Тристана. Ибо с того момента, как она сообщила ему о своем намерении сразиться с Харкуром, Тристан опять натянул на себя маску равнодушной мрачности и лишь изредка поглядывал на Мэдди с явным раздражением.

Мэдди фыркнула. Посмотрим, какую песню запоет этот неблагодарный тип, когда все будет окончено!

Она бросила на отца виноватый взгляд, гадая, подозревает ли он, какой удар припасен для него в конце вечера. Однако по глуповато-добродушному выражению лица Харкура было очевидно, что у него на уме только шашни с леди Урсулой; графиня же в равной степени была поглощена мыслями о Харкуре.

Что ж, для Мэдди это не было сюрпризом. Кэролайн уже предупредила ее раньше: “Не рассчитывай, что мама поддержит нас против мистера Харкура. С тех пор как было объявлено о помолвке их детей, они превратились в парочку воркующих голубков”.

Мэдди вздохнула. Она поняла, что всю сегодняшнюю миссию ей придется исполнить самостоятельно. Что ж, так тому и быть. За последние недели после смерти деда она научилась смело смотреть в лицо любым испытаниям.

Наконец невыносимый ужин кончился, слуги очистили стол. Мэдди подавила приступ неожиданно охватившей ее робости, последний раз исподтишка бросила взгляд на мрачное, но все же прекрасное лицо Тристана и, крепко сжав в руке крест отца Бертрана, поднялась со стула. Откашлявшись, она приступила к своему решающему монологу, прежде чем леди Урсула успела предложить дамам покинуть гостиную, чтобы джентльмены спокойно насладились портвейном и манильскими сигарами.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

– Я хочу сделать два объявления, – проговорила Мэдди четким громким голосом, хотя колени ее дрожали так сильно, что ей пришлось опереться руками о стол, чтобы не упасть.

Взгляды всех присутствующих обратились к ней, и вялая беседа, наконец, завязавшаяся за десертом, немедленно оборвалась. Удивленные лица гостей и хозяев дома напомнили Мэдди, что от благовоспитанной юной леди трудно было ожидать, подобных публичных высказываний. Но ею уже овладела упрямая решимость, и Мэдди приготовилась во что бы то ни стало довести дело до конца.

– Во-первых, я пришла к выводу, что принадлежу к породе тех самых “отвратительных синих чулок”, которую и граф, и леди Урсула считают совершенно неприемлемой, – продолжила она. – И в качестве такового “синего чулка” я категорически отказываюсь впредь появляться на всех этих скучных светских сборищах, исключая собрания дамского Клуба любителей чтения и Общества друзей британского музея.

Все сидящие за столом потрясение ахнули – кроме Кэрри и леди Сары, одобрительно улыбнувшихся в ответ, и Тристана, который вообще никак не прореагировал на это заявление. Мэдди, не обращая внимания ни на тех, ни на других, продолжала:

– Насколько я понимаю, такие мероприятия, как любительские музыкальные вечера, венецианские завтраки и в особенности эти ужасные танцевальные среды в клубе Олмака, всего лишь пустая трата времени для образованной женщины.

– Прекрати, Мэдди, – прорычал Харкур. – Не смей кощунствовать в присутствии стольких благородных, утонченных дам!

– Тише, дорогой мой. Я сама все улажу. – Леди Урсула положила свою миниатюрную белую ручку на огромную загорелую ручищу Калеба Харкура. – Я отлично понимаю ваши чувства, Мадлен. Разумеется, образ жизни британской аристократии предъявляет к светской леди гораздо более высокие требования, чем те, к которым вы привыкли, и, разумеется, вам придется приложить немало усилий, чтобы приспособиться к нему. Но прошу вас, посмотрите на вещи трезво. Вы не сможете поддерживать высокий титул графини Рэнда, не исполняя своих светских обязанностей!

– Именно к этому вопросу я только что собиралась перейти, миледи. Я изо всех сил старалась убедить вас и моего отца, что не гожусь на роль графини. Но вы даже не пожелали слушать меня.

– Из тебя получится отличная графиня – возразил Харкур. – Все, что для этого тебе нужно сделать, – прислушаться к советам леди Урсулы и… изменить отношение к жизни.

– Я не намерена менять отношение к жизни, папа, и я не могу вообразить себе ни одного занятия, подобающего приличной титулованной даме, которое представляло бы для меня хоть малейший интерес. Зачем мне учиться тому, чем мне не интересно заниматься?

– Но, Мадлен, дорогая, подумайте о Гарте! – воскликнула леди Урсула, готовая разрыдаться от ужаса. – Неужели вы хотите опозорить его?

– Разумеется, нет. Я питаю к графу большую симпатию, – заявила Мэдди, внутренне поздравив себя с тем, что вынудила графиню произнести именно те слова, которые ей нужно было услышать. – Именно поэтому я хочу сделать еще одно объявление. – Она повернулась к Гарту, еще более бледному и несчастному, чем обычно. – Я освобождаю вас от брачного предложения, к которому принудил вас мой отец, милорд.

Щеки графа залились краской смущения. Он открыл рот, но не смог произнести ни звука.

– Сядь, Мэдди, и веди себя прилично! – рявкнул Харкур громовым голосом, от которого в бытность его капитаном все матросы, должно быть, в ужасе разбегались кто куда. – Мы с тобой уже все обсудили. Я уже сообщил тебе о своих намерениях и не собираюсь их менять. Если этот брак не состоится, ничто не удержит меня от решимости предпринять определенные меры. – Бросив взгляд на Гарта, он пожал плечами. – Что касается графа, то ему просто придется набраться терпения и подождать, пока его мать не сделает из тебя приличную леди. В конце концов, он сделал выбор по собственной воле. Никто не принуждал его под дулом пистолета.

– По собственной воле?! – Наклонившись, Мэдди достала припрятанную пачку долговых расписок четвертого графа. – Тогда ответь мне, папа: что это за документы? Что это за любопытные бумажки, которые ты скупил у тех, кому они принадлежали изначально? Разве они не сыграли свою роль в этом “добровольном” решении?

Харкур изумленно вытаращил глаза. Граф и Тристан последовали его примеру.

– Черт бы тебя побрал, подлая маленькая дрянь! Где ты их взяла? – проревел Харкур.

– Она украла их из вашего письменного стола с моей помощью! – вмешалась Кэрри, тоже вскочив на ноги. – И как вы посмели назвать Мэдди подлой дрянью?! Вы… вы… грязный шантажист!

Мэдди увидела, как ужасно побагровело лицо Харкура, и затаила дыхание, испугавшись, что его сейчас хватит удар. Сколько бы хлопот ни доставил он ей своим дурацким планом, все же он был ее отцом. И все же Мэдди любила этого упрямого старого тирана.

– Калеб, дорогой, не надо так расстраиваться! – воскликнула леди Урсула. – Я уверена, что все это просто недоразумение, которое сейчас разъяснится. – Внезапно голое ее стал невероятно твердым и решительным, ничего подобного Мэдди от этой хрупкой леди не ожидала. – Сию же секунду сядь, Кэролайн! – велела она. – И вы тоже сядьте, Мадлен! Не знаю, что вы натворили, но, по-моему, все это просто ужасно, и вы должны извиниться перед нашим дорогим Калебом!

– Нет, миледи, я не сяду и извиняться не стану! – возразила Мэдди. – Это мой отец должен извиниться передо мной и перед графом за то, что пытался принудить нас к браку, который нам обоим отвратителен! Если бы он и вправду любил меня, он просто уничтожил бы долговые расписки покойного графа и позволил бы мне и милорду Гарту самим устраивать свое счастье!

Переведя дыхание, Мэдди украдкой бросила взгляд на Тристана, но мрачное выражение его лица ее не вдохновило.

– Я тоже не буду извиняться! – упрямо заявила Кэрри, несколько ободрив Мэдди своей поддержкой. – Я согласна с Мэдди. Мистеру Харкуру должно быть стыдно за то, что он возомнил себя Господом Богом, имеющим право распоряжаться судьбами других людей! – Скрестив руки на груди, Кэролайн дерзким взглядом обвела всех сидящих за столом.

– Боже! Боже мой! Какой ужас! – Леди Урсула закрыла лицо ладонями и разрыдалась.

– Я тоже согласна с Мэдди! – неожиданно поднялась из-за стола леди Сара. – И мистер Харкур не единственный человек за этим столом, которому должно быть стыдно!

– Сядь Сара! Сядь немедленно! – Виконт Тинсдэйл поднес к глазам лорнет и смерил дочь ледяным взглядом. – Как ты смеешь так нарушать приличия? Эта пошлая возня должна быть ниже твоего достоинства! И вообще, это не твое дело. И вообще, по-моему, нам давно пора покинуть это недостойное сборище!

Сара вызывающе тряхнула головой.

– Нет, папа, я не сяду, и мы никуда не уедем. Я всегда тебя слушалась прежде, но сейчас ты не прав. Все, что касается Гарта Рэмсдена, имеет ко мне прямое отношение. Мне двадцать четыре года, и я жду его с тех пор, как мы обменялись клятвами верности. Мне тогда было всего четырнадцать лет…

– Сара, дорогая, не надо! Замолчи! Я этого не вынесу! – вскричал Гарт, пряча лицо в ладонях.

Несколько секунд Сара глядела на поникшую голову Гарта, а затем снова обернулась к отцу:

– Ты знал, что я люблю Гарта. Но когда я умоляла тебя помочь ему, ты сказал, что не можешь швыряться деньгами, потому что уже заключил контракт на покупку нескольких дорогих полотен для твоей драгоценной коллекции! Что ж, папа, наслаждайся своими картинами, если сможешь! А я не выйду замуж ни за кого, кроме Гарта. Я умру старой девой, и у тебя никогда не будет внука. Некому будет скрасить твою унылую старость!

Виконт Тинсдэйл выронил монокль и разинул рот в изумлении. Он впился в свою обычно кроткую и покорную дочку таким потрясенным взглядом, словно у нее вдруг выросла вторая голова.

– Черт тебя побери, Харкур! Смотрите, что вы наделали! – пробормотал он, наконец, обращая полный презрения взгляд на купца.

– Он прав, Калеб. Действительно, вы во всем виноваты. – Леди Урсула промокнула влажные глаза платком. – Не понимаю, как я могла подпасть под ваше обаяние настолько, что почти влюбилась в человека, который шантажировал моего бедного сына?!

– Черт, побери, Урсула, мне никто не удосужился сообщить, что ваш граф просватан, – проворчал Харкур. – Я просто пытался найти самый легкий способ обеспечить свою дочь титулом.

– Вы готовы были идти по трупам, чтобы упрочить свое положение! – Виконт Тинсдэйл уставился на купца с таким видом, словно только что нечаянно вступил в лужу помоев. – Вот образцовый пример того, почему мы, старые аристократы, так старательно не допускаем в наши ряды амбициозных простолюдинов!

– Ах ты, чванливый индюк! – взорвался Харкур, поднимаясь со стула с явным намерением схватить обидчика за грудки.

Но в этот момент Тристан, прежде остававшийся в стороне от этой жаркой дискуссии, вышел из-за стола и, подойдя к разъяренному купцу, положил ему руку на плечо и шепнул несколько слов, от которых его боевой задор несколько угас.

– Элизабет! Сара! Мы уезжаем! – гордо объявил виконт, воспользовавшись паузой.

Леди Тинсдэйл отодвинула стул и поднялась. Глаза ее пылали гневом, а на бледных щеках горели яркие пятна румянца.

– Можешь уезжать, если хочешь, Горацио, но я останусь здесь с моей дочерью! Тридцать долгих лет я терпела твой эгоизм! С меня хватит! Харкур действует нечестными путями и неверно судит о людях, но он, по крайней мере, искренне желает своей дочери блага, а ты продал счастье своего единственного ребенка за несколько полотен Рембрандта и Ван Дейка! Этого я тебе никогда не прощу!

Глаза виконта Тинсдэйла выкатились из орбит.

– Элизабет! – ахнул он. – Неужели ты совсем потеряла чувство приличия? Как ты разговариваешь со своим мужем?!

– Мне нечего терять, Горацио, кроме уважения к тебе! – Губы леди Тинсдэйл заметно дрожали, но в глазах по-прежнему светился дерзкий вызов. – И теперь, вместо того чтобы тратить деньги на дорогие картины, тебе придется потратиться на содержание любовницы, поскольку я боюсь, что в обозримом будущем меня будут мучить нестерпимые головные боли, которые помешают тебе наслаждаться твоими супружескими привилегиями, когда тебе заблагорассудится!

Виконт Тинсдэйл прямо на глазах поник, как цветок, лишенный солнечного света и воды, и Мэдди вспомнила, что, по словам Кэрри, несмотря на весь свой эгоизм, этот человек горячо любил жену и дочь.

– Чего же ты хочешь от меня, Элизабет? – с неожиданной покорностью спросил он.

Выражение лица леди Тинсдэйл несколько смягчилось.

– Я хочу, чтобы ты помог графу решить финансовые проблемы, которые оставил ему в наследство его бесстыжий отец. Тогда он сможет жениться на Саре.

– Но как я могу это сделать, если все его расписки у Харкура?

Словно все это время она только и ждала этого вопроса, леди Урсула мгновенно перестала всхлипывать и тоже поднялась из-за стола.

– Я полагаю, мистер Харкур намерен уничтожить эти ужасные расписки, милорд, – проговорила она обманчиво спокойным тоном. – Ибо в противном случае он, к сожалению, тоже лишится неких привилегий, которыми с недавнего времени получил возможность наслаждаться. – Она устремила гневный взгляд на обладателя упомянутых привилегий.

– Что?! Мама, неужели ты хочешь сказать, что… – Кэролайн залилась краской смущения. – Я знала, что ты увлечена мистером Харкуром, но мне даже в голову не приходило, что вы… я хочу сказать, ты всегда была такой приличной и благопристойной, что…

– Не говори глупостей, Кэролайн. Я вовсе не так прилична и благопристойна. – Леди Урсула вновь устремила взгляд на сидящего рядом с ней Харкура. – Итак, Калеб, что ты собираешься сделать с этими расписками, которыми Мадлен уже полчаса размахивает у тебя перед носом?

– Это шантаж! – возмущенно заявил Харкур, но тут же пристыжено покраснел под укоризненным взглядом Мэдди.

– Можно сказать и так, – согласилась леди Урсула, – однако я предпочитаю называть подобную сделку “услуга за услугу”.

Харкур обвел собравшихся недоуменным взглядом и нахмурился:

– Черт побери, мадам! Вы с моей бессовестной дочкой просто загнали меня в угол!

Протянув руку, он выхватил из пальцев Мэдди документы, бросил их в серебряную пепельницу и поджег свечой из подсвечника.

– Вот, пожалуйста, – проворчал он, когда пламя в пепельнице весело разгорелось. – Я сделал для Рэндов более чем достаточно, если к стоимости этого костерка прибавить все те деньги, которые я вложил в ремонт этого городского дома и того мавзолея, который вы называете Уинтерхэвеном. А теперь поглядим, сможет ли раскошелиться этот скряга виконт.

– Полагаю, я смогу вложить достаточно средств в восстановление хозяйства графа Рэнда и поддерживать его до тех пор, пока поместья графа не станут приносить доход, – проворчал в ответ виконт.

И тут воцарилась полная неразбериха. Казалось, все присутствующие разом принялись смеяться, плакать и нести какую-то околесицу, а лакеи во главе с Фробишером лихорадочно пытались погасить “костерок” Харкура, грозивший перекинуться на скатерть.

Все бросились к Мэдди с объятиями и поцелуями. Сначала – леди Тинсдэйл, потом – леди Сара и граф (как только насмотрелись друг на друга). Правда, виконт Тинсдэйл не проявил такого радушия. Он лишь пробормотал нечто невнятное насчет того, как иностранное воспитание портит приличных английских девушек, и торопливо отбыл в компании жены, дочери и будущего зятя.

Мэдди улыбалась сквозь слезы, глядя им вслед. Граф и вправду был милейшим человеком и заслуживал такую верную и любящую жену, какой станет для него леди Сара.

– Ну вот, детка, ты своего добилась, – заявил Харкур, добродушно хлопнув Мэдди по плечу. – И хотя это дорого мне обошлось, я ни о чем не жалею. Если б я не заварил всю эту кашу, я не добился бы руки и сердца такой славной женщины, как леди Урсула.

Мэдди улыбнулась:

– Она действительно прелестна, и я от души желаю тебе счастья, папа!

– А я тебе, детка. Ты и вправду оказалась умной… пожалуй, даже чересчур. Как бы это тебе не повредило! Впрочем, надеюсь, этот твой везунчик-бастард не побоится взять себе в жены такую властную умницу. – Наклонившись, Харкур поцеловал дочь в щеку и прошептал ей на ухо: – Если, не приведи Господь, он заартачится, напомни ему о своем приданом.

И с этими словами, взяв за руки леди Урсулу и Кэрри, он удалился. Несколько минут спустя разошлись и слуги, унося с собой все еще дымящуюся скатерть.

Наступило мгновение, которого Мэдди дожидалась с таким нетерпением и страхом. Наконец-то она осталась наедине с Тристаном. И вся ее бравада внезапно рассеялась, как клуб дыма на ветру.

Тристан все это время воздерживался от участия в грандиозном спектакле, который она разыграла (если не считать того, что он вовремя удержал Харкура от драки с виконтом Тинсдэйлом). Со стороны можно было бы подумать, что все это просто его не касается. И даже когда все кончилось, и остальные трое мужчин заверили своих дам в своей вечной любви и преданности, Тристан ограничился тем, что молча отошел к окну.

Неужели отец прав? Неужели она отпугнула его своей властностью?

Словно желая подтвердить самые худшие ее подозрения, Тристан приложил правую руку к виску на манер военного салюта.

– Великолепно, мадам генерал! Сам Веллингтон не сумел бы построить столь великолепную стратегию! Однако, выиграв это сражение, вы тем самым, быть может, нанесли смертельный удар своему собственному счастью.

Мэдди напряглась, не совсем понимая, что он имеет в виду.

– Вообще-то в обычной жизни я совсем не такая властная, – попыталась оправдаться она, вглядываясь в его непроницаемое лицо. – Я просто сделала то, что должна была сделать. Иначе мой отец погубил бы счастье четырех человек!

– Из-за своей проклятой властности, – подхватил Тристан с глубоким вздохом. – У меня, не осталось сомнений в том, что это ваша семейная черта. А еще я теперь абсолютно уверен в том, что если бы ты взяла под командование французскую армию, то Бонапарт в, эту минуту уже сидел бы на троне Безумного Георга.

Мэдди охватила ярость. Как он смеет насмехаться над ней после всего, что ей пришлось ради него сделать?

– И, разумеется, ты хочешь сказать, что властная жена тебе не нужна.

– Ну, бывают судьбы и похуже… но придумать пример такой судьбы сразу будет сложновато, – не поведя бровью, заявил Тристан.

– Ну что ж, – пробормотала Мэдди, чувствуя на сердце тяжелый камень. – Полагаю, что если я и вправду решусь выйти за тебя замуж, то смогу дать слово, что лично с тобой никогда не попытаюсь держаться властно, – робко проговорила она.

– Почему бы тебе ни дать слово, что ты повернешь Темзу вспять? В это было бы проще поверить. – Тристан грустно покачал головой. – Я тебя хорошо знаю, Мэдди Харкур. Ты чудовищно умная и коварная женщина. Я содрогаюсь от ужаса, когда вспоминаю, сколько раз ты хитростью заставляла меня проделать то, чего я делать не желал… точь-в-точь, как сегодня поставила на колени своего отца и виконта Тинсдэйла. Всего-навсего несколькими хорошо подобранными словами.

– Но я действовала не в одиночку! – возмущенно заявила Мэдди. – Ты, наверное, забыл, что мне помогали еще четыре женщины!

– Ха! Ты думаешь, я поверю в то, что эти кроткие создания решились на это сами? Да они же были просто марионетками! Они просто плясали под твою дудку! Нет, дорогая моя, я отлично понимаю, кто дирижировал сегодняшним концертом!

Улыбка, с которой воззрился на нее Тристан, вывела Мэдди из себя. В этот момент ей отчаянно захотелось проучить этого наглеца тем же способом, каким она когда-то поставила на место молодого роялиста на мосту.

– Папа предупреждал меня, что ты заупрямишься! – с горечью воскликнула она. – Он сказал, что ты побоишься брать в жены властную женщину. А я ему не поверила. Не поверила, что ты можешь оказаться настолько труслив. Какая же я была дура!

– Твой отец, как всегда, ошибся. – В странных глазах Тристана мелькнуло необъяснимое веселье. – Властность меня не пугает, дорогая моя. Она меня не пугает, а просто повергает в ужас. Я еще никогда не встречал в своей жизни настолько решительной, настолько сильной женщины… настолько сильной, что ради своей цели она готова даже перерезать собственное горло!

Тристан подошел к столу, налил себе стакан вина из хрустального графина и принялся задумчиво разглядывать его сверкающее золотыми искрами содержимое в свете свечи.

– Простая истина, Мэдди, состоит в том, что ни один мужчина в здравом уме не женится на такой женщине, как ты.

Мэдди окончательно пала духом.

– Даже если этот мужчина любит меня?

– Ну, это совсем другое дело, не так ли? – Тристан отхлебнул вина, поставил стакан на стол и придвинулся к Мэдди. – Если этот мужчина имеет несчастье любить тебя, если его поразил столь страшный, неисцелимый недуг, то перед нами – готовый кандидат на койку в Бедламе. Поэтому едва ли можно рассчитывать на то, что такой мужчина будет руководствоваться в своих поступках здравым смыслом.

Тристан стоял теперь совсем близко. Так близко, что Мэдди ощущала тепло, исходящее от его сильного, мускулистого тела, и лимонный запах от надушенного галстука. В его дьявольских глазах снова сверкнули искры веселья… или это ей только почудилось? Черт побери, если все это время он всего лишь ее дразнил…

– Что ты хочешь этим сказать? – спросила Мэдди. Сердце ее стучало так громко, что она не сомневалась: Тристан это слышит.

– Я хочу сказать, что подозреваю тебя в приверженности к черной магии, Мэдди Харкур! Ибо я не сомневаюсь, что меня околдовали в ту лунную ночь, у мельницы. Иначе я просто ничем не могу объяснить себе тот факт, что всей душой хочу взять в жены костлявую девицу со змеиным языком… девицу, которая оказалась настолько глупа, что отказалась от возможности унаследовать огромное состояние только ради того, чтобы выйти замуж за безымянного бастарда.

У Мэдди гора свалилась с плеч,

– Ох, Тристан! – с восторгом проговорила она. – Это правда? Ты готов взять меня в жены даже без приданого?

Тристан привлек ее к себе и сжал в объятиях.

– Конечно, моя маленькая колдунья. Я хочу тебя, и только тебя. И больше ничего мне не надо. Я взял бы тебя в жены, даже не будь на тебе этого платья и туфелек. – Он ласково погладил ее по затылку. – Да, без платья было бы даже лучше.

Мэдди залилась краской смущения при мысли о неизведанных наслаждениях, которые сулили ей эти лукавые двусмысленные слова. Она прильнула к Тристану и обхватила руками его крепкую шею. Тристан нежно поцеловал ее в кончик носа, затем – в ямочку на щеке, затем дразняще коснулся языком нежной мочки уха… и, наконец, Мэдди, не вытерпев, подставила ему губы, безмолвно моля о настоящем упоительном поцелуе.

Но Тристан не хотел торопиться. Внезапно он поднял голову и встревожено заглянул ей в глаза.

– Только пойми меня правильно, Мэдди… Я смогу обеспечить тебя, но далеко не так роскошно, как твой отец. Полагаю, меня ждет хорошее будущее в английском дипломатическом корпусе, но поначалу мое жалованье атташе будет весьма скудным.

– Я все понимаю. Но мы отлично проживем на эти деньги. Я умею вести хозяйство и отлично готовлю, – успокоила его Мэдди, внезапно решив, что информацию о том, что отец намерен снабдить ее щедрым приданым, она сообщит ему позже. Гораздо позже. После того, как на ее пальце уже появится обручальное кольцо Тристана.

Дело было вовсе не в том, что она хотела обмануть его. Боже упаси! Просто Тристан был настолько доволен мыслью, что сам будет содержать семью! Мэдди не хотела его разочаровывать.

Она понимала, что для Тристана это вопрос чести. Ведь он так дорожил своей честью!

А еще она сильно подозревала, что возможность распоряжаться деньгами придаст ему чувство уверенности. Жизнь в обществе деда научила ее тому, что мужчины придают этому чувству огромное значение.

– Ну вот, любимый, мы все уладили. Может быть, теперь ты, наконец, поцелуешь меня? – спросила она с кроткой улыбкой. – Иначе, боюсь, мне придется потребовать от тебя последний из причитающихся мне поцелуев. – Она вздохнула с притворной грустью. – А поскольку на данный момент все мое состояние ограничивается одним этим поцелуем, мне не хотелось бы тратить его попусту.

Радостно рассмеявшись, Тристан наклонился и прильнул к ее губам с нежностью, но и не без требовательной страсти, напомнившей ей, что отныне она принадлежит этому человеку до конца своих дней. Точь-в-точь так, как и должно было случиться.

The End

Примечания

1

Lapin – Кролик (фр.). – (Здесь и далее прим, перев.) Cheval – Лошадь (фр.).

2

Во имя Бога! (фр.)

3

Барельефы Элгина – мраморные детали из фриза Парфенона работы Фидия, вывезенные английским дипломатом графом Томасом Брюсом Элгином из Греции в 1803 г. и проданные Британскому музею

4

Гретна-Грин – пограничная деревни в Шотландии, где допускалось заключение браков без формальностей


home | my bookshelf | | Сватовство по ошибке |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу