Book: Их погубила Луна!



Мартьянов Игорь

Их погубила Луна !

Игорь МАРТЬЯНОВ

ИХ ПОГУБИЛА ЛУНА!

Научно-фантастический рассказ

После обеденного перерыва в наш отдел зашел ответственный секретарь редакции Костя Ледков и сказал:

- Старик, выручай. В областном музее открылась новая экспозиция о службе быта города. Шеф распорядился дать тридцать строчек в номер. Послать больше некого...

Я с досадой отложил начатый очерк и отправился выполнять это не очень-то престижное журналистское задание.

В музее было, как всегда, немноголюдно. Я быстро заполнил блокнот нужными сведениями и уже собрался уходить, как увидел группу школьников во главе с молоденькой учительницей. Юные экскурсанты направлялись в зал, где рассказывалось о прошлом нашей Земли. Что-то заставило меня последовать за ними, тем более что не был я в этом зале с детских лет. Ребята с интересом стали рассматривать музейные экспонаты, в том числе изображения вымерших древних животных, шумно обмениваться впечатлениями.

- Дети, тише, - сказала учительница. - Здесь вы видите, как выглядели пресмыкающиеся, населявшие нашу планету около двухсот миллионов лет назад. Вот здесь изображение игуандона, внешне напоминающего кенгуру. Ходил он на задних ногах и лишь изредка касался земли передними короткими конечностями. Высота этого динозавра была около четырех, а длина - до десяти метров. Питался он в основном растительностью. А рядом настоящий гигант животного мира - бронтозавр, достигавший длины двадцати пяти метров. Передвигался он уже с помощью четырех ног...

Учительница продолжала свой рассказ, и я поймал себя на том, что слушаю ее объяснения с не меньшим интересом, чем школьники.

Вскоре посыпались вопросы. Одна из девочек спросила, почему все эти гиганты не дожили до наших дней.

- На этот счет, ребята, выдвинуто немало гипотез, - ответила учительница. - Тут и резкое изменение среды обитания, и солнечная радиация, и многое другое. Но к окончательному твердому выводу о том, что погубило динозавров, ученые пока не пришли.

- Ерунда, их погубила Луна, - вдруг услышал я за спиной чей-то тихий голос. Обернувшись, увидел служителя музея - пожилого худощавого человека. Его реплика показалась мне неуместной и странной, и я не сдержал саркастической улыбки.

- Вижу, не верите? Что ж, ваше дело, - обидчиво сказал он.

- Простите, я не специалист по ископаемым животным, однако в ваше утверждение трудно поверить даже дилетанту.

- Вот, вот... И многие другие не верят. А я все же остаюсь при своем мнении, - проворчал старик.

Мне не захотелось с этим чудаком спорить, тем более что надо было спешить в редакцию. Поэтому, уходя, я назидательно произнес:

- Верят, папаша, только в те гипотезы, которые имеют хотя бы какие-то доказательства!

- У меня есть такие доказательства! - крикнул мне вслед старик.

Как ни странно, но этот музейный служитель несколько дней не выходил у меня из головы. Кто он? Непризнанный гений? Фантазер? Психопат?.. Наконец, чтобы не мучить себя догадками, я решил позвонить директору музея Лидии Георгиевне, с которой был немножко знаком.

- Вы про Порфирия Игнатьевича спрашиваете? - отозвалась она. - Ну что могу я о нем сказать? Пенсионер, бывший учитель зоологии... Да, на первый взгляд немножко чудаковат, увлечен какими-то исследованиями, кажется, из области астрономии. В общем, человек своеобразный, но к служебным обязанностям относится добросовестно, а это для нас главное. Я бы советовала вам самим с ним познакомиться...

"В самом деле, почему бы и не познакомиться? - подумал я. - В молодости я тоже увлекался астрономией, задумывался над тайнами Вселенной. И даже пытался писать научно-фантастические рассказы".

И вот однажды вечером, узнав адрес этого человека, я отправился к нему на квартиру, не зная, насколько доброжелательно он отнесется к моему незваному визиту. Но все опасения оказались напрасными. Бывший учитель зоологии меня сразу узнал и оживился.

- А, Фома неверующий!.. Какими судьбами, чем обязан?

Я объяснил, что заинтересовался его "Лунной гипотезой". На лице старика появилась радостная улыбка:

- Что ж, я с удовольствием вам ее изложу. Только посидите немножко, у меня ужин доваривается.

Пока Порфирий Игнатьевич заканчивал на кухне свои кулинарные дела, я успел оглядеть его небольшую комнату. Все в ней свидетельствовало, что проживает здесь одинокий мужчина. Бросалось в глаза обилие книг и журналов, разложенных в беспорядке, где только можно. На шкафу я заметил небольшой телескоп и какие-то непонятные приборы. А на стенах висело несколько уже изрядно выцветших акварельных пейзажей, видимо, сделанных хозяином квартиры много лет назад.

- Ну вот, теперь я весь в вашем распоряжении, - сказал Порфирий Игнатьевич, минут через пять вернувшись из кухни. - Только представьтесь, пожалуйста.

Я назвал себя, добавив, что имею техническое образование.

- Очень хорошо, значит, мы лучше поймем друг друга! Итак, вам непонятно, как наша романтическая Селена, на которой помешались поэты и влюбленные, могла погубить динозавров? Действительно, на первый взгляд такое утверждение звучит странно, особенно для человека, мало знакомого с далеким прошлым нашей Земли.

- Да, я, пожалуй, отношусь именно к таким людям.

- Ну ничего, - отозвался старик. - Сейчас мы мысленно отправимся с вами в глубь веков, в далекую мезозойскую эру. На нашей планете к этому времени создались очень благоприятные условия для развития животного и растительного мира. Вслед за рыбами и земноводными, в триасовом периоде появились пресмыкающиеся. Наша планета вращалась в то время в несколько раз быстрее, что способствовало испаряемости древнего океана. Частые мощные ливни создавали множество озер и болот, буйная растительность покрывала всю сушу и мелководья. К небу тянулись причудливые кроны громадных деревьев - хвощей, каламитов, сингиляриев и других.

Центробежный эффект, уменьшавший силу земного притяжения, особенно на экваторе и прилегающих к нему широтах, накладывал отпечаток на развитие не только растительного, а и животного мира. Природа могла позволить себе создать таких гигантов, как бронтозавры, стегозавры и прочие звери, а также летающие ящеры. Несмотря на огромный вес, передвигаться по земле и летать им было сравнительно легко.

- Но причем здесь все-таки Луна? - перебил я.

- Не спешите, дойдем и до нее, - отозвался мой собеседник. И продолжал: - Наша старушка Земля обращалась в то время вокруг Солнца в гордом одиночестве. Лишь изредка сближалась она на расстояние всего нескольких миллионов километров с небольшой бледно-желтой планеткой. И каждый раз они воздействовали друг на друга своим тяготением. Особенно заметно от таких встреч изменялась орбита малой планеты. И в конце концов она вынуждена была превратиться в спутницу нашей Земли. Это случилось где-то в конце мезозойской эры...

- Да, существует такая гипотеза, - отозвался я. - Но все же каким образом, став спутником Земли, Луна погубила древних великанов?

- Сейчас все поймете, - сказал Порфирий Игнатьевич. - До этого "брачного союза" Земля вращалась быстро и довольно равномерно, а ее жидкое ядро было значительно больше. И вот, когда она обзавелась Луной, в ее недрах и водах возникли мощные приливные явления. Они стали тормозить вращение, вызывать разломы в твердой коре. В результате возникли сильные землетрясения, заговорили тысячи новых вулканов. Потоки раскаленной лавы и ядовитые газы уничтожали все живое. А небо заволокли плотные черные тучи из дыма и пепла, сквозь которые трудно было пробиться солнечным лучам. Вот что наделала эта земная спутница!

Порфирий Игнатьевич немного передохнул и продолжал:

- А наша Земля все замедляла свое вращение, и в довершение прочих бед уцелевшим гигантам все труднее становилось передвигаться. Их тела, конечности и весь организм не был приспособлен ко все увеличивающемуся земному притяжению. Все это, вместе взятое, и послужило причиной резких изменений в животном и растительном мире.

- Но почему же в дальнейшем Луна стала такой безобидной?

- Так ли уж безобидной? - возразил хозяин квартиры. - Уже давно замечено, что землетрясения чаще всего случаются в дни новолуний и полнолуний, особенно если Луна в это время оказывается вблизи перигея. И сейчас она тормозит вращение нашей Земли, но очень медленно. А в то далекое время процесс торможения шел значительно активнее.

- Почему вы так считаете? - спросил я.

- Для этого существовал ряд причин, - ответил старик. - Во-первых, жидкое ядро нашей планеты было больше. Во-вторых, оно еще не "притерлось" к твердой коре. В-третьих, сама Земля вращалась быстрее. Ну и, в-четвертых, расстояние до Луны было тогда меньше, что очень существенно. Вас это убеждает?

- Не совсем, - признался я. - Скажите, "в-четвертых" - Лишь предположение?

- Не только предположение. Это почти точно доказано. В частности, на основании многолетних наблюдений и изучений лунных затмений. Некоторые из ученых подозревают, что продолжающееся медленное удаление от нас Луны вызвано постепенным уменьшением гравитационной постоянной. Впрочем, для нас с вами важна не причина, а следствие!

- И все же, как мне кажется, в настоящее время "взаимоотношения" двух космических тел почти нормализовались и стабилизировались, - заметил я.

- Да, почти так. Земля сейчас вращается достаточно равномерно, крупных катаклизмов не происходит. А животные и растения в своих размерах приспособились к существующей силе тяжести и не превышают разумных размеров.

- А вы знаете, - вспомнил я, - еще Эдуард Константинович Циолковский говорил о том, что размеры людей и всех других существ зависят от силы тяжести.

- К этому же выводу пришел в свое время и Галилей, - отозвался Порфирий Игнатьевич. - Природа - искусный конструктор, у нее все, до мелочей, точно рассчитано.

Некоторое время мы сидели молча. Музейный служитель ждал, видимо, оценки своей гипотезы, а я напрягал ум, пытаясь найти в ней уязвимые места. Но тщетно, все казалось допустимым, логичным.

- Почему же вы публично не выступите с этой интересной теорией? спросил я.

Хозяин квартиры слабо махнул рукой:

- Где уж мне, старому дилетанту, вступать в дискуссии со светилами науки! К тому же эта теория разработана лишь в общих чертах и еще недостаточно аргументирована.

- И все же она интересна во многих деталях. А что, если я сам попытаюсь о ней написать?

Старик немного подумал, затем сказал:

- Что ж, пишите. Только не указывайте моей фамилии.

...И я выполнил эту скромную просьбу Порфирия Игнатьевича.




home | my bookshelf | | Их погубила Луна! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу