Book: Сорванная вуаль (Любовь срывает маски)



Дебора Мартин

Сорванная вуаль

Пролог

Не надо больше слез, печальны очи,

она уж спит, спокойно спит и видит

сладкий сон.

Неизвестный автор.

Лондон, 1661 г.

Тамара посмотрела в эти ясные, невинные глаза и почувствовала острый укол совести. Какой подлый поступокона собирается совершить – дать снотворное собственной племяннице! Но у нее нет выбора: сон милосерднее, чем смерть.

– Выпей этот чай, Мина, – уговаривала Тамара молодую леди Марианну. – Я приготовила его специально для тебя. – «Как только услышала об этом», – добавила она про себя.

В слабом свете лампы, освещавшей цыганскую кибитку, она увидела, как Марианна улыбнулась. Эта улыбка заставила Тамару еще острее почувствовать свою вину. Восемнадцатилетняя Марианна была ее единственной племянницей, единственным ребенком покойной сестры Тамары Дантелы и ее мужа сэра Генри Уинчилси. За эти годы Там-ра редко видела племянницу, но недавний переезд семьи Уинчилси в Лондон вселил в нее надежду на то, что теперь это будет происходить чаще.

Ранним утром этого дня Марианна пришла в табор повидать свою тетю. Однако во время ее посещения Тамару отозвали в сторону и сообщили страшное известие, отравившее ее радость.

Теперь она молча наблюдала, как Марианна, прикрыв глаза, медленно пьет чай, наслаждаясь ароматом ромашки.

– Маме всегда нравился твой чай, – тихо произнесла девушка. Ее губы дрогнули при воспоминании о покойной матери.

Тамара вздохнула. Она разделяла горе племянницы. Смерть Дантелы, умершей от лихорадки, стала для Тамары сильным ударом. Даже сейчас, спустя два года, она по-прежнему чувствовала острую боль, особенно когда смотрела на единственного ребенка своей сестры.

Любому, кто видел ее вместе с Марианной, показалось бы странным, что девушка с такими тонкими чертами лица может быть родственницей цыганки. С первого взгляда казалось, что Марианна, розовощекая, со светлыми, как мед, волосами, ни в чем не походила на Тамару. Однако, присмотревшись, можно было заметить и легкий бронзовый оттенок кожи, и высокие скулы, и яркие губы, которые придавали Марианне большее сходство с теткой, чем с матерью.

Воспоминание о сестре только укрепило решимость Тамары.

– Выпей все, Мина, – сказала она, заставляя себя улыбнуться. – Ты же знаешь, как полезна для здоровья ромашка.

Марианна откинула назад густые золотистые волосы и с изумлением взглянула на тетку:

– Это ты деликатно стараешься сказать, что моим щекам не хватает румянца? Ты совсем как отец, он все время беспокоится, что я провожу слишком много времени одна, за приготовлением его лекарств и за занятиями.

Марианна все же прислушалась к совету тетки и отхлебнула ароматного горячего чая.

Тамара всеми силами старалась сохранить на лице улыбку и не смотреть на фарфоровую чашку.

– Твой отец – мудрый человек. Тебе следовало бы… следовало бы быть рядом с ним каждый день, когда он оказывает услуги королю. Как иначе ты найдешь себе подходящего мужа?

– Подходящего мужа? При дворе Карла? Не говори глупостей. Кавалеры красуются перед королем, как павлины, а женщины стараются поймать взгляд его величества в надежде стать его следующей великой любовью. – Марианна нахмурилась. – Сколько он уже наплодил незаконнорожденных? Десять? Двадцать? Каждый из них получит титул и имение, в то время как люди умирают от голода на улицах Лондона. Нет, при дворе я не найду «подходящего» мужа, это точно.

Марианна снова поднесла к губам чашку.

– Следи за своими словами, детка, – предупредила Тамара. – В эти неспокойные дни опасно заводить врагов.

Марианна пожалела о сказанном, увидев тревогу на лице тетки.

– Прости меня. Поговорим о более приятных вещах, ладно?

Тамара кивнула и, заметив, что Марианна допила чай, вся напряглась:

– Мина, боюсь, что с более приятным разговором придется подождать. Я должна сказать тебе что-то очень важное. Оно не понравится тебе.

– Так покончим с этим, – беспечным тоном произнесла Марианна. – Какое страшное предсказание ты приготовила мне на этот раз?

У Тамары сжалось сердце.

– Ты никогда не простишь меня за то, что я сделала.

– Что же такого ты могла сделать, что требует моего прощения? – рассмеялась Марианна.

– Скоро ты уснешь, моя милая. Я хочу, чтобы ты была готова к тому, что ждет тебя. Кроме других трав, в чае был корень валерианы.

Лицо Марианны помрачнело.

– Я вынуждена это сделать, – продолжала Тамара. – Мы должны уехать, и я не могу допустить, чтобы ты помешала мне.

– Ради Бога, что ты хочешь сказать? Мы должны уехать? – Марианна попыталась подняться. – А как же отец?

– Видимо, я должна сказать тебе все. – Тамара заметила, как под действием снотворного ослабела Марианна. – Твой отец арестован за измену. Обнаружилось, что в одном из его лекарств, приготовленных для короля, был яд.

– Этого не может быть! – воскликнула Марианна, снова безуспешно пытаясь встать со стула. – Эти лекарства я приготовила сама!

– Знаю, – прошептала Тамара. – В этом-то и беда. Они наверняка знают, что ты помогаешь отцу. Теперь они придут за тобой. Я постаралась сделать так, что, когда они придут, тебя здесь уже не будет.

В глазах Марианны застыл ужас.

– Но я не могу уехать сейчас! Я должна остановить это безумие! Отца оклеветали!

– Конечно. Но они не станут слушать, их не убедишь, в этом я уверена. Яд там был: тот, кто приходил предупредить меня, уверяет, что это не ошибка. Кто-то очень ловко подстроил ловушку твоему отцу. Что бы ты ни говорила, это не заставит их изменить свое решение.

– Конечно же, король не верит, что отец способен на измену! – возразила Марианна. – Его величество всегда уважал отца и доверял ему, иначе не предложил бы стать одним из придворных врачей и вступить в Королевское общество!

Тамара вздохнула:

– Мина, милая моя, послушай меня. В эти темные времена король никому не может доверять. Тот, кто выбрал твоего отца жертвой предательства, знал это. У твоего отца был необычный брак. Он всегда отказывался ввязываться в политику. Все это делает его подозрительным в глазах людей, для которых вся жизнь заключена в политике.

Марианна беспомощно смотрела на тетку.

– Но отец никогда бы не убил его величество! Это было бы против его убеждений. Он невиновен! Я должна… должна сказать им, что… – Голос девушки начал слабеть.

– И какое же доказательство ты бы им представила? – спросила Тамара. – Нет, это единственный выход. Люди уже готовятся свернуть табор. Мы уедем, как только закончатся сборы.

– Пожалуйста, – прошептала Марианна. Глаза ее закрывались под действием снотворного. – Как ты могла?! Как ты могла… усыпить меня… и лишить воли?!

Голова девушки опустилась ей на руки.

– Мина, Мина, как я могла допустить, чтобы они отняли у тебя жизнь? – тихо проговорила Тамара, отводя рукой золотистый локон с лица племянницы.

Печально покачав головой, она встала и сильными от многолетней тяжелой работы руками подняла Марианну. Девушка была миниатюрной, как и ее покойная мать, поэтому Тамаре, крепкой женщине крестьянского склада, не составило большого труда отнести племянницу к потайному ларю, стоявшему в глубине повозки. Она открыла незаметные взгляду дверцы и положила Марианну на лежавший внутри соломенный тюфяк.

Закрыв дверцы, Тамара прошла к выходу. Нужно уехать как можно скорее, думала она, до того, как королевские солдаты выследят леди Марианну, укрывшуюся в таборе, и до того, как снотворное перестанет действовать. Сейчас это единственный шанс спасти девушку. Она не закончит свои дни в лондонском Тауэре. И если ради спасения Мины Тамаре придется лгать, обманывать или воровать, она сделает это.

Глава 1

Вы горн так раскалите для врага,

что сами обожжетесь.

Уильям Шекспир. Генрих VIII

Король Карл II в глубокой задумчивости вошел в гостиную своих просторных личных апартаментов. Его радовала возможность побыть немного одному. Последние отблески заходящего солнца проникали в сгущавшуюся темноту роскошно обставленной комнаты. Он обвел ее взглядом и слегка улыбнулся. Ему до сих пор доставляли удовольствие атрибуты королевской власти. Слишком долго он был лишен их.

Улыбка исчезла с лица короля, когда из тени выступил человек.

– Черт, Фолкем, ты напугал меня! – выругался король, узнав своего друга. – У тебя отвратительная привычка появляться ниоткуда и именно в тот момент, когда этого меньше всего ждешь.

– Эта привычка последние несколько лет вызывала недоумение у врагов вашего величества, не так ли? – со свойственной ему холодной улыбкой ответил Фолкем и шагнул навстречу королю.

Карл пытался строго посмотреть на стоявшего перед ним молодого человека, но не смог. Он усмехнулся, оглядев Гаррета Лайона, графа Фолкема, которого он не видел почти целый год. Внешне Фолкем мало изменился. Те же насмешливые серые глаза встретили оценивающий взгляд короля, в них лишь усилился стальной блеск. Густые каштановые волосы прямыми прядями спадали на плечи. Как обычно, Фолкем не потрудился уложить их в пышные локоны, которые были модны нынче при дворе.

И все же Карл заметил, что за этот год Фолкем приобрел еще более самоуверенный вид. Откровенный цинизм читался в его взгляде, а лицо казалось слишком суровым для его двадцати трех лет.

– Я искренне рад, что ты вернулся, – проговорил Карл. – Жаль, что в прошлом году ты не смог к нам присоединиться, когда мы торжественно въезжали в город, но, видимо, ты нашел более полезным выполнить мое поручение. Лорд-канцлер Кларендон говорит, что ты справился с ним вполне успешно.

Фолкем вопросительно приподнял бровь:

– А разве не всегда так было?

– Только если это соответствовало твоим желаниям, – пожал плечами король.

– Я делаю только то, что соответствует желаниям моего короля. Просто мой король не всегда знает свои желания.

– В самом деле, – холодно ответил Карл. – Тебе лучше бы быть поосторожнее, мой друг. Твой король может терпеть твои остроты, однако другие не сочтут их такими забавными.

– Я слишком хорошо это знаю, ваше величество.

– Следовало бы, после этих десяти лет. Я довольно часто пытался научить тебя придерживать свой острый язык. – Король нахмурился. – Боюсь, я был не лучшим компаньоном для молодого человека, только что потерявшего семью. Между моей горечью и твоей ненавистью мы взрастили нездоровую злость. Такая злость может погубить человека, если он не будет осторожен.

– Но горечь вашего величества была смягчена в конце концов. Ваши подданные наконец опомнились. – В голосе Фолкема слышалась слабая насмешка. Он лучше, чем кто-либо, знал, что теперешняя власть Карла над своими подданными была слаба.

Карл вздохнул:

– Поживем – увидим. Люди так переменчивы, за ними надо следить. Но я все же верю, что они действительно рады видеть меня снова на троне. В отличие от Кромвеля я не кормлю их вместе с мясом еще и религией.

Громкий смех Фолкема прозвучал в комнате резко и невесело.

– Нет, конечно, нет.

– Теперь, полагаю, ты, завершив дело в Португалии, пришел получить награду.

– Если ваше величество помнит, вы мне ее обещали.

– Я действительно обещал, но сожалею, что не могу нарушить обещание и таким образом оставить тебя у себя на службе.

Угрюмый вид Фолкема свидетельствовал о том, что он не оценил полушутливого замечания короля.

– Лучше служат те, кто служит по доброй воле, мой повелитель.

Карл усмехнулся:

– Это правда. И я подозреваю, что оставить тебя служить мне против воли так же опасно, как и сделать тебя своим врагом. В любом случае ты заслужил свободу, это бесспор-но, как и вознаграждение, которое я обещал.

– А мое имение, мои земли?

– Они и так принадлежали бы тебе.

Лицо Фолкема по-прежнему ничего не выражало.

– Возможно. Но, говорят, мой дядя пользуется большим влиянием среди старых сторонников Кромвеля. И перейти ему дорогу означало вызвать неодобрение тех самых людей, которых ваше величество желает умиротворить.

Карл подошел к окну, выходящему в сад, и стал смотреть на кавалеров и дам, прогуливающихся там.

– Мне придется рискнуть, – наконец проговорил он, с осторожностью подбирая слова. – Обещание, данное тебе, не должно быть нарушено, ибо в прошлом году без твоего участия в устройстве моего брака с инфантой я оказался бы в крайне затруднительном положении.

– Я рад, что смог услужить вам, ваше величество.

– В любом случае ты получишь свою награду – свою месть – с моего благословения. Я не доверяю твоему дяде. Он изображает из себя человека умеренных взглядов, но я знаю намного больше о его «круглоголовых» компаньонах, чем он думает.

– Кларендон рассказал мне, что «круглоголовые» покушались на жизнь вашего величества, – заметил Фолкем вкрадчивым тоном человека, привыкшего получать сведения, ничем не выдавая своего интереса.

Карл нахмурился:

– Да, это сделал один из моих врачей, которому, как мне казалось, я мог доверять. Но насколько мне известно, он не принадлежит к «круглоголовым».

– Так вы не знаете, кто стоит за этим?

– Нет, но мы узнаем. Я приказал моим людям объявить, что во время его пребывания в Тауэре его убили, убили его же друзья-заговорщики. Кларендон надеется, что слух об этом вызовет растерянность у его сообщников и толкнет их на необдуманный поступок. Кроме того, не в наших интересах, чтобы сообщники врача убили его прежде, чем мы успеем его допросить. Это дает нам время узнать от него правду.

– Ваше величество верит, что он виновен?

Король пожал плечами:

– Не знаю. Это случилось при очень странных обстоятельствах. Он недавно вернулся в Лондон, а до того почти совсем не интересовался государственными делами. Он вел довольно уединенный образ жизни в деревне недалеко от города, который ты хорошо знаешь, – Лидгейта.

Карл резко обернулся, чтобы посмотреть, какое впечатление сказанное произвело на Фолкема, однако его лицо оставалось бесстрастным.

– Почему этот врач оказался в Лидгейте? – нарочито небрежным тоном спросил Фолкем.

Карл ответил не сразу. Сначала он подошел к покрытому богатой резьбой письменному столу, выдвинул ящик, что-то достал из него, а затем с мрачным выражением лица приблизился к Фолкему и положил ему в руку тяжелый предмет.

– Это все объяснит тебе. Он носил его на цепочке на шее. При аресте солдаты отобрали у него это.

Фолкем смотрел належавший у него на ладони необычной формы медный ключ. Один его конец был отлит в форме головы сокола. Лицо графа окаменело.

– Так это он купил Фолкем-Хаус у моего дяди, – уверенным тоном произнес он наконец.

Карла не обмануло внешнее спокойствие собеседника. Он почти физически ощущал гнев Фолкема.

– Да, это он, – тихо повторил король.

Он не винил Фолкема за этот гнев. Карл и сам был поражен, когда восемь лет назад узнал, что Тирл продал родовое гнездо Фолкемов. Гаррету было пятнадцать лет, когда он услышал об этом. С тех пор он пылал ненавистью к дяде.

– В те дни мир сошел с ума, Гаррет, – сказал Карл. – Люди раздавали земли, словно это были мешки с зерном.

– Но те земли были проданы их законными владельцами, а не узурпаторами, – возразил Фолкем.

– Вспомни, тогда никто, кроме твоего дяди, не знал, что ты жив.

– Теперь они знают… или узнают завтра, когда я представлю палате лордов петицию о возвращении мне моих земель.

Карл улыбнулся:

– И они удовлетворят твою петицию. А я, конечно, это одобрю.

Фолкем помолчал, глядя на ключ, затем произнес, взвешивая каждое слово:

– Этот врач, тот, что купил мое имение. Вы не задумывались над тем, что он и мой дядя могли составить заговор с целью убить вас? Их связывал Фолкем-Хаус. Может быть, этот врач знал, что вы властны над моей собственностью, как и над его имением.

Карл, рассеянно потирая подбородок, повернулся к окну.

– Или, возможно, Тирл и его сторонники решили воспользоваться этим врачом, который в глазах окружающих выглядел таким безобидным. Однако я сомневаюсь, что все это как-то связано с тобой и твоим возвращением. Вероятно, этот человек и не подозревал о твоем существовании. Но даже если бы и знал…

– Если бы он знал, ему не следовало покупать имение, – закончил за короля Фолкем.

– Ты не должен слишком строго судить его и в этом случае. В те дни все думали, что мы навеки останемся изгнанниками. Даже мы с тобой. Так думал и твой дядя.

– Это не снимает с Тирла вину за предательство.

– Нет. Все же я никогда до конца не понимал, почему так велика твоя ненависть к нему. Ты готов рисковать всем ради того, чтобы отомстить дяде.

Фолкем отвел взгляд.

– У меня на это есть причины.

– Не сомневаюсь, ты заставишь дядю пожалеть о содеянном им. Тогда ты был слишком молод, чтобы наказать Тирла, но сейчас… Я понимаю, твоя жажда мести справедлива, но не забывай: я хочу установить мир в моем королевстве любой ценой.

Одного лишь взгляда на хмурое лицо Фолкема было достаточно для того, чтобы понять: это напоминание ему не понравилось.

– У тебя есть средства на восстановление твоего имения, – продолжал король. – У тебя также есть земли…



– А как же этот врач? Вы отнимете у него Фолкем-Хаус? Закон говорит, что земли, проданные во время отсутствия вашего величества, остаются у покупателя.

– Он оказался изменником. Я, конечно, конфисковал его земли и с радостью возвращаю их тебе. Понятно? У тебя есть все, что тебе нужно. Постарайся не злоупотреблять моей добротой, не совершай в отношении своего дяди ничего такого, что могло бы поставить нас обоих в трудное положение.

– Он заслуживает возмездия, – с холодной решимостью заявил Фолкем. – И я отплачу ему, как только представится случай.

– Вот этого я и боюсь, друг мой, – проговорил король. – Эти раздоры между родственниками…

– Он родственник только потому, что женат на сестре моего отца, – перебил короля Фолкем. – И это он первый разорвал родственные связи, а не я.

– Знаю. Но я говорю сейчас как твой друг, а не как твой король… Я опасаюсь, что твоя месть принесет ему меньше страданий, чем тебе самому.

Резкий смех Фолкема неприятно задел короля.

– Неужели ваше величество уподобилось пуританам, утверждающим, что месть в руках Божьих? Неужели моя душа будет проклята навеки, если я заставлю Питни Тирла страдать за то, что он украл наследство у беззащитного мальчишки?

Карл постарался не реагировать на резкие слова Фолкема. Он достаточно хорошо знал этого молодого человека, чтобы понимать, какие чувства вызвали их.

– Нет, я так не думаю. – Карл заставил себя улыбнуться. – Поверь мне, Господь Всемогущий поймет. Тирл уже давно посеял в твоей душе семена горечи, и теперь они прорастают. А я все думаю, сможешь ли ты помешать их побегам задушить твое сердце.

Фолкем невидящим взглядом смотрел куда-то вдаль.

– Опасения вашего величества вполне обоснованны. Но я долгие годы взращивал эти семена и не могу сейчас вырвать их ростки. Когда наступит время, я вырежу их. А нынче позабочусь о том, чтобы ростки моей ненависти к Питни Тирлу стали сильными и крепкими.

С этими словами Фолкем удалился.


Марианна с грустью смотрела на некогда ухоженные сады Фолкем-Хауса. Она хорошо помнила ту минуту, когда впервые увидела его. Ей, десятилетней девочке, привыкшей к тесноте небольшого лондонского жилища, Фолкем-Хаус показался тогда сказочным прекрасным дворцом. Возведенный во времена правления Елизаветы, как тогда было принято, в форме буквы Е, дом поражал красотой многочиленных застекленных окон и изяществом фронтонов. Один взгляд на его красные кирпичные стены заставил Марианну поверить в то, что в этом доме все будет хорошо.

Здесь прошли лучшие годы ее жизни. Жители Лидгейта, расположенного в нескольких милях от Фолкем-Хауса, охотно приняли ее мать-цыганку. Конечно, им тогда сказали, как и всем друзьям отца Марианны, что она – дочь бедного испанского дворянина. «Приняли бы они мать так сразу, если бы знали ее истинное происхождение?» – спрашивала себя Марианна.

И все же жители Лидгейта быстро прониклись симпатией к матери Марианны. Ее кроткий нрав и желание ухажи вать за больными снискали ей любовь соседей. Позднее, когда им все же стало известно о том, что она принадлежит к цыганскому племени, они ревностно оберегали ее тайну от остального мира. Родители Марианны были им за это благодарны.

У девушки сжималось сердце при виде заброшенных участков. Они были дороги ей даже в теперешнем жалком состоянии. Марианна наклонилась и, сорвав веточку одичавшего тимьяна, поднесла ее к лицу. Вдыхая приятный аромат, она вспомнила, как любили выращивать травы ее родители.

Если бы только отец был сейчас здесь, думала Марианна. Королевское общество не заслуживало его. Он не должен был уезжать в Лондон. И зачем только он взял ее туда…

Марианна старалась не расплакаться, зная, что слезы не принесут облегчения. Как отец мог умереть? Это невозможно. Его убили по какой-то непонятной причине в тюрьме. Зачем и кому нужна была его смерть? Зачем и кому нужно было делать из него негодяя, чтобы арестовать его?

– Пойдем, – прошептал ей на ухо чей-то голос, прервав горестные размышления.

Марианна обернулась и увидела свою тетю. Суровое выражение на лице Тамары заставило Марианну вздохнуть.

– Пойдем, Мина, – повторила Тамара. – Ты обещала не испытывать судьбу и не приближаться к Фолкем-Хаусу. Если кто-то чужой увидит тебя здесь, у него могут возникнуть вопросы. Все в окрестностях Л идгейта верят моему рассказу. Ты утопилась, услышав об аресте отца. Помнишь? Не давай им повода в этом сомневаться. Давай вернемся в кибитку.

Марианна не желала слушать тетку. Вид любимого дома снова пробудил чувство горькой обиды на нее.

– Ты права. Мне вообще не следует здесь находиться, – сказала Марианна с упреком в голосе. – Мне не следовало уезжать из Лондона. Тогда я была бы рядом с отцом, и, может быть, эти люди не убили бы его.

– Уверяю тебя, солдаты не пустили бы тебя в его камеру. Они бы тут же арестовали тебя. Этого ты хотела? Чтобы тебя пытали? Они заставили бы тебя сознаться в преступлении, которого ты не совершала.

Марианна мысленно признавала правоту слов тетки, но все же не могла смириться с тем, каким способом Тамара спасла ее, лишив при этом свободы выбора.

Тамара вздохнула:

– Я понимаю твои чувства, но не могу позволить тебе поддаваться им. Как и все молодые, ты бы смело рисковала жизнью, борясь с бурей. Это пустая затея.

Марианна гордо выпрямилась. Она любила тетку, но часто раздражалась из-за того, что Тамара, будучи всего лишь на двенадцать лет старше Марианны, упорно обращается с ней как с ребенком.

– Возможно, это не было бы так бесполезно, – с обидой в голосе проговорила Марианна. – Отец пользовался большим уважением. Даже король сказал, что у него потрясающий талант. Я могла бы убедить их.

Тамара невольно рассмеялась:

– Эти времена святых и дураков, Мина. А ты ни то ни другое. У тебя есть мозги. Тебя никто не стал бы слушать.

– Я бы предпочла убедиться в этом сама.

Тамара виновато отвела взгляд.

Марианна, заметив ее выражение лица, устыдилась своих слов и, взяв тетку за руку, поднесла ее к губам и поцеловала.

– Я знаю, ты поступила так, как считала нужным. Тогда это был единственно возможный выход.

Однако сначала Марианна никак не хотела этого понять. Когда она проснулась и узнала, что цыгане уже находятся на расстоянии дня пути от Лондона, она пришла в ярость. И хуже того, никакие ее слова не изменили решения тетки.

Пока они не добрались до Колчестера. Там они были вынуждены остановиться на пару дней, и там услышали страшную новость о смерти отца Марианны. Спустя несколько дней Марианна пришла в себя от горя и решила остаться в Англии, чтобы найти убийц своего отца и восстановить его доброе имя.

Так она оказалась в Лидгейте. Марианна знала, что найдет здесь убежище и горожане не выдадут ее солдатам. У нее будет время обдумать свои намерения.

Тамара не одобрила решения Марианны расстаться с цыганами и вернуться в Лидгейт. Она спорила с ней до хрипоты, но в конце концов сдалась. Марианна была непоколебима в своем решении. Цыгане проводили их до Лидгейта, затем отправились во Францию без них.

Тамара ворчала всю дорогу. Очутившись в Лидгейте, женщины без труда нашли место, где поселиться. Марианна быстро привыкла ночевать в тесном деревянном фургоне и проводить дни, гуляя по лесу, собирая топливо. Иногда она отправлялась в город за провизией.

Чтобы содержать себя и тетю, Марианна стала заниматься лечением горожан. Она ухаживала за больными и принимала роды.

Тамара не оставляла надежды уговорить племянницу уехать.

– Еще не поздно передумать, – глядя в лицо племянницы, шептала она. – Мы можем встретиться с цыганами через несколько дней во Франции.

Марианна отрицательно покачала головой:

– Я не могу. Карты розданы, и я должна сыграть партию.

– Надо было заставить тебя поехать вместе с нами во Францию, – проворчала Тамара.

– Ты не смогла бы все время одурманивать меня, – возразила ей Марианна и, глядя на мрачное выражение лица тетки, добавила с легкой усмешкой: – Кроме того, не было необходимости тебе оставаться. Могла бы присоединиться к цыганам.

Тамара возмущенно фыркнула:

– И бросить свою племянницу на съедение волкам! Не думай, что избавишься от меня сейчас, детка. Я еще побуду здесь. Кто-то же должен удерживать тебя от безрассудных поступков.

Марианна улыбнулась и обняла тетку. Странно, но спокойная решимость, придававшая этой женщине стальную силу, подействовала на Марианну успокаивающе.

– Ты права. Без тебя я бы здесь пропала.

– Так бы и случилось, могу поклясться. И ты не забывай об этом!

Тамара кивнула в сторону уединенной части леса, где они жили в кибитке, и Марианна послушно последовала за теткой.

Неожиданно странное зрелище привлекло ее внимание.

На вершине холма, возвышавшегося перед Фолкем-Хаусом, появилась тяжелогруженая телега. Марианна молча наблюдала за ней, ожидая, что она повернет в сторону Лидгейта.

Однако телега стала спускаться по узкой извилистой дороге, ведущей к Фолкем-Хаусу.

– Смотри! – воскликнула Марианна, обращаясь к тетке. Еще одна телега перевалила через вершину холма, за ней другая. – Кто это может быть?

На лице Тамары отразился ужас, когда она увидела незнакомцев, спускавшихся с холма.

– Быстрее! Надо бежать!

Она схватила Марианну за руку, но та не слушалась ее:

– Нет! Не сейчас. Я хочу узнать, кто сюда едет!

– Это, конечно, люди короля, и мы пропали, – в страхе бормотала Тамара. – Они явились объявить права короля на этот дом.

Марианна помрачнела, увидев на вершине холма еще одну телегу.

– Как мог его величество так поступить? Фолкем-Хаус принадлежит мне!

– Ты забыла, что все думают, что ты умерла. Некому из семьи наследовать его, и я боюсь, что ты потеряла его. Король, конечно, конфисковал дом и затем кому-то его продал.

Марианна похолодела.

– Должно быть, этот человек купил его, – прошептала она, когда на фоне заходящего солнца возник силуэт всадника.

На его лицо падала тень широкополой шляпы. Серый плащ был откинут за спину, открывая широкие плечи. Вот он проехал вдоль обоза, раздавая команды людям. Его крепкие мускулистые ноги были обтянуты черными бриджами.

– Наглец! – негромко воскликнула Марианна. – Как он смеет въезжать в мой дом, как будто он всегда принадлежал ему?!

Одна из телег начала объезжать сад, направляясь к задней стене дома. Через минуту она окажется позади них и отрежет путь к отступлению.

– Вот чего ты добилась! Нам надо было ускользнуть, пока это было возможно, – прошипела Тамара.

Неожиданно незнакомец пустил коня галопом и подъехал к этой телеге. Возница остановился в нескольких футах от края сада.

– Что случилось с псарней? – резко выкрикнул незнакомец, указывая рукой на сад.

Марианна ахнула, и Тамара рукой зажала ей рот.

Псарня.

Марианна припомнила обветшалое серое строение, предназначенное для охотничьих собак, стоявшее на месте этого сада, когда ее родители купили Фолкем-Хаус.

– Они снесли псарню, милорд, – ответил возница.

Марианна узнала голос, принадлежавший человеку, который когда-то был у него конюхом.

– Кто снес? Тирл? Этот мерзавец…

– Нет, милорд. Те, что купили у него дом. Уинчилси. Сэр Генри сказал, что ему не нужна псарня, и захотел разбить на этом месте сад. – Возница медленно обвел взглядом сад. – Конечно, сад раньше был намного красивее.

Всадник оглядел заросшие сорняками дорожки и густо разросшиеся ветки живой изгороди.

– Его сад не слишком процветал в его отсутствие, не так ли? – небрежно заметил всадник. – Но это вполне справедливо, поскольку он украл у меня имение, а затем имел наглость изменить его.

Марианна вся подалась вперед, чтобы лучше слышать всадника.

– Прошу прощения, милорд, – сказал возница, – но разве вы не знаете, что это лорд… я хочу сказать «сэр» Питни, продал дом сэру Генри? Его надо обвинять, если вам хочется кого-то обвинить.

Марианне удалось разглядеть лицо незнакомца. Оно выражало такую ненависть, что девушка невольно содрогнулась.

– Я знаю, кто продал мой дом и кому продал, – отрезал всадник. – Это не извиняет Уинчилси за то, что он купил дом, которым не имел права владеть.

Марианна чуть не задохнулась от возмущения, услышав слова незнакомца. Кто он такой, чтобы так говорить? Ее отец честно приобрел этот дом. И почему конюх называет Питни Тирла «сэр Питни», а не «лорд Фолкем»?

– У вас есть право сердиться, это верно, – ответил возница примирительным тоном, невольно съеживаясь под гневным взглядом хозяина. – По крайней мере все кончилось должным образом.

– Это сделал я сам, – ответил всадник, и его глаза холодно блеснули. Он резко повернулся и гневным взглядом окинул дом. Этот взгляд заставил Марианну снова содрогнуться. – Я провел в ожидании много лет и убил не мало людей ради того, чтобы снова стать владельцем Фолкем-Хауса. Он никогда не должен принадлежать другим, никогда.

С этими словами всадник развернул коня и поскакал назад.

– Пойдем скорее, – подтолкнула Марианну Тамара, не спускавшая глаз со всадника. Тот уже выехал на дорогу и свернул на аллею, ведущую к парадным дверям дома. – Не мешкай. Если нас здесь застанут, возникнут вопросы, на которые ни мне, ни тебе не захочется отвечать.

– Это был его дом, – не обращая внимания на слова тетки, сказала Марианна.

Произнеся это, она поняла, что Фолкем-Хаус был для незнакомца не просто домом, в котором он когда-то жил. Он считал его своей собственностью.

– Должно быть, он был его владельцем еще до Питни Тирла, – продолжала рассуждать вслух Марианна. – Как ты думаешь, что он имел в виду, говоря, что убил немало людей, чтобы вернуть его? Кто этот… этот кровожадный человек? Ты не думаешь… ты не думаешь, что он может быть причастен к аресту отца?

Тамара испуганно посмотрела на незнакомца. Этот темный человек тоже внушал ей страх своим грозным видом.

– Не думаю, – ответила Тамара. – Он не производит впечатления человека, который интригами добивается того, чего хочет.

– Но он сделал так, чтобы дом принадлежал ему. Ты только подумай: едва арестовали отца за то, чего он не совершал, как тут же появился этот никому не известный человек и предъявляет права на имение отца. Не находишь ли ты это немного подозрительным?

– Думаю, ты со своей жаждой найти врагов своего отца слишком торопишься с выводами. – Тамара указала на незнакомца. – У него действительно устрашающий вид, однако это вовсе не значит, что он виновен в каких-то преступлениях.

Марианна поджала губы и продолжала наблюдать за незнакомцем. Он слез с коня, подошел к дому и не спеша что-то вынул из кармана. Марианна не могла разглядеть, что это было, но когда мужчина шагнул к двери и вставил этот предмет в замок…

Марианна впилась ногтями в руку тетки. Ключ! Не может быть! Отец всегда носил ключ от Фолкем-Хауса на цепочке на шее.

У Марианны похолодело в груди. Не обращая внимания на предостерегающий шепот тетки, забыв об опасности, она направилась крадучись через сад к дому.

Ее влекло непреодолимое желание узнать что-нибудь об этом человеке и о том, что связывает его с отцом. Она должна узнать о ключе. Должна!

Едва только Марианна присела около живой изгороди всего в нескольких футах от входа в дом, как незнакомец разразился леденящим душу смехом.

– Теперь он мой, Тирл, вопреки тебе и этому врачу, – злорадно проговорил он и снял руку с ключа, чтобы открыть дверь.

Марианна успела лишь на мгновение увидеть ключ, но этого было достаточно, чтобы разглядеть его.

Незнакомец открывал дверь ключом отца!

Затем он с торжествующим видом переступил порог дома.

Марианна наблюдала за ним, и боль сжимала ее сердце: этот человек, владевший ключом ее отца, не мог быть ей другом.

Глава 2

Он, оказавшись в окружении врагов, о возвращении мечтал, в тоске пораю часто восклицал: «Ах, как были эти дни прекрасны!

Генри Воган. Падение

– Я бы не советовал вам сейчас снимать маску, – сказал мистер Эндрю Тиббет Марианне, когда она, войдя в его аптекарскую лавку, откинула капюшон плаща и собралась снять шелковую маску, скрывавшую ее лицо.

– Послушай разумного человека, – поддержала его Тамара.

– Но здесь, кроме нас, никого нет, – ответила Марианна. – Сегодня слишком тепло, и в маске мне жарко.

Мистер Тиббет отрицательно покачал своей лысой го ловой:

– Если люди в Лидгейте согласны укрывать вас, леди Марианна, то и вы должны помогать им и не открывать лицо в присутствии посторонних.

– Я так и буду вести себя, мистер Тиббет, если вы будете помнить, что меня зовут Мина, – в ответ уколола его Марианна. – Я бедная цыганка. Не забыли?

На лице мистера Тиббета появилось выражение растерянности.

– Не волнуйтесь, – поспешила успокоить его Марианна. – Вы первый, кто об этом забыл. Меня удивляет, как много горожан откликнулись на мою просьбу. Конечно, они заинтересованы в моей безопасности, ибо, если меня здесь найдут, это очень повредит Лидгейту. Мне не следовало бы подвергать всех вас такой опасности.



– Чепуха. Мы все очень обрадовались, когда узнали, что вы не утопились в Темзе. Ваше присутствие здесь нам на пользу. Четыре месяца, которые вы пробыли в Лондоне, показались нам слишком долгими, нам недоставало помощи вашего отца. Некому было лечить людей. К счастью, вы обладаете способностями ваших бедных покойных родителей. Господи, упокой их души, и мы признательны вам за то, что помогаете нам.

– Не льстите девушке, – проворчала Тамара и ткнула Марианну пальцем в бок: – Маску, Мина.

Марианна со вздохом натянула на голову капюшон и завязала тесемки маски. Обычно маски носили благородные дамы, чтобы уберечь лицо от непогоды. Марианна всегда презирала это, но с некоторых пор признала полезность этой вещи: маска скрывала ее лицо, не привлекая внимания. К сожалению, она мешала Марианне хорошо видеть и временами причиняла неудобства.

– Ну, тогда, – сказал мистер Тиббет, – чем могу быть полезен вашей милости… э… сегодня?

– Мы хотели узнать, кто купил Фолкем-Хаус, – решительно заявила Марианна.

Аптекарь судорожно сглотнул. Его и без того красное лицо покраснело еще больше.

– Я вижу, вы уже слышали эту новость. – Он огорченно вздохнул. – Надеюсь, она не очень вас расстроила.

– Никто нам ничего не говорил, – вступила в разговор Тамара. – Мы случайно оказались там, когда кто-то въезжал в дом. – Она бросила на племянницу многозначительный взгляд. – Мина не может успокоиться, пока не узнает, кто же украл у нее дом.

Марианна почувствовала, как от волнения ее руки стали влажными.

– Я имею право знать, кто он, – тихо сказала она и, наклонившись, положила дрожащие руки на прилавок. – Пожалуйста, скажите мне.

Мистер Тиббет смущенно потер нос и вздохнул:

– Граф Фолкем.

– О, детка, знатный дворянин, не меньше! – воскликнула Тамара. – Какое несчастье! Нам надо сейчас же уехать, пока ты не оказалась в большой беде!

Но Марианна отмахнулась от тетки. Что имел в виду мистер Тиббет? Единственным графом Фолкемом, которого она знала, был Питни Тирл. Марианна внутренне содрогнулась.

Если вернулся Тирл…

Она вспомнила о том времени, когда Питни Тирл, сильно нуждаясь в деньгах, продал Фолкем-Хаус за гроши ее отцу.

Спустя шесть лет, когда ему повезло, он неожиданно появился у их дверей с предложением выкупить имение обратно.

К тому времени Марианна была уже достаточно взрослой, чтобы правильно судить о характере людей, и она сразу решила, что Тирл ей не нравится. В нем было что-то такое, от чего Марианне становилось не по себе.

Она чувствовала, что этот человек способен на любое преступление.

Когда отец Марианны отказался продать Фолкем-Хаус, Тирл стал говорить суеверным жителям Лидгейта, что Марианна и ее мать – ведьмы, потому что умеют лечить и потому что в них течет цыганская кровь. К счастью, никто не слушал его. Тогда отец Марианны окончательно укрепился в решении не продавать дом Тирлу. Он был невысокого мнения об этом человеке.

– Не понимаю, – сказала Марианна мистеру Тиббету. – Если имение купил Питни Тирл, что там делал другой человек? Это был его агент? Он вел себя как хозяин.

Мистер Тиббет отчаянно затряс головой:

– Нет, нет, вы меня не поняли. Я говорю не о Питни Тирле, а о его племяннике, настоящем графе. Это он вернулся.

Прежде чем Марианна успела что-то сообразить, Тамара сердито фыркнула и крепко обхватила ее за талию:

– Настоящий граф? Выкладывайте все! Что такое с этим графом? Марианне грозит опасность?

– Не от настоящего графа Фолкема, Гаррета Лайона, – ответил мистер Тиббет. – Знаете, это странная история. Мы все думали, что его убили во время войны вместе с его родителями. Очевидно, даже сэр Питни так думал. Сэр Питни тогда был всего лишь рыцарем, но поскольку его жена оказалась единственной наследницей имения Фолкемов, он оратился в парламент и получил право на титул Фолкема. Однако, судя по тому, что я слышал, – доверительным тоном добавил мистер Тиббет, – настоящий граф на самом деле в это время находился с королем во Франции. Настоящий граф только что вернулся и потребовал вернуть ему земли. А в его земли входит и Фолкем-Хаус. Я слышал, что он пришел в ярость, когда узнал, что имение продано. Сэр Тирл не имел права продавать его, как и присваивать себе титул при живом наследнике.

– Значит, не имел? – сухо повторила Марианна. – Тогда этому… этому наследнику не следовало прятаться где-то во Франции, если он собирался вернуться и потребовать свои земли.

Негодование Марианны было так велико, что она не обратила внимания на предупреждающий взгляд мистера Тиббета.

– Нельзя сказать, что я сочувствую сэру Питни, – продолжала она, – но никто бы не купил у него Фолкем-Хаус, если бы этот наследник просто потрудился бы сообщить кому-нибудь о том, что он не погиб на войне. Ужасно эгоистично со стороны этого человека резвиться с королем во Франции, в то время как здесь все считают его умершим. Это даже на-водит меня на мысль…

– А вот и баночка с розмарином, который вам нужен, – нарочито громко проговорил мистер Тиббет, перебив Марианну. Он взял с полки баночку и резким движением поставил ее на прилавок перед Марианной.

– Розмарин? – с недоумением переспросила девушка. – Зачем мне розмарин?

– Я полагаю, – раздался неожиданно за ее спиной зычный мужской голос, – мистер Тиббет в свойственной ему деликатной манере всего лишь пытается помешать вам и дальше оскорблять мои чувства.

Вздрогнув, Марианна обернулась, нечаянно задев баночку с розмарином. Она упала на каменный пол, разбилась, и воздух наполнился острым ароматом.

Марианна едва не раскрыла от изумления рот: перед ней стоял новый владелец Фолкем-Хауса, или, если верить мистеру Тиббету, старый владелец.

Тамара придвинулась к племяннице плотнее, готовая встать на ее защиту. Марианна пребывала в нерешительности. Надо ли ей извиниться за свои слова или лучше промолчать? Чем она привлечет к себе меньше внимания? Хотя граф не мог видеть под маской ее лицо, Марианна не хотела вызвать у него интерес к себе.

Она поспешно наклонилась, чтобы собрать осколки.

Снизу ей были видны высокие сапоги графа из мягкой серой кожи. Медленно поднимаясь с осколками в руке, Марианна оглядывала его снизу вверх: шелковые чулки, кашемировые штаны, серый шерстяной плащ, закинутый за спину, камзол, а под ним сшитая из тонкого голландского полотна рубашка.

Граф смотрел на Марианну с подозрением, обратив внимание на ее странный наряд. Погода в последний месяц лета была еще не настолько холодной, чтобы надевать накидку.

Более того, только леди носили такие, как у Марианны, маски, и то только для верховой езды или на балах.

Девушка украдкой взглянула на свою тетку. По крайней мере внешний вид Тамары не должен был вызвать у графа подозрения. Хотя темная кожа и выдавала в Тамаре цыганку, но одевалась она неярко и ничто в ней не указывало на ее положение в обществе. Она легко могла сойти за компаньонку какой-нибудь бедной дворянки.

Марианна проклинала себя за то, что приехала в город. Но откуда она могла знать, что граф тоже появится здесь? Почему он не в Фодкем-Хаусе?

– Чем могу служить, милорд? – спросил мистер Тиббет, бросив суровый взгляд в сторону Марианны.

Она поняла намек и отступила назад. Фолкем перестал разглядывать девушку и перевел взгляд на мистера Тиббета:

– Много времени прошло, не правда ли, мистер Костоправ?

На лице графа появилась приятная улыбка. Она так не вязалась с его суровым, даже немного устрашающим видом.

Мистер Тиббет, казалось, был удивлен той теплотой, которая слышалась в голосе графа. Аптекарь невольно улыбнулся в ответ:

– Да, милорд, много. Те дни, когда вы называли меня «мистер Костоправ», остались так далеко позади, что я не подумал бы, что вы помните мое прозвище. И правда, я думал, что никогда больше не увижу вас в этой жизни.

– Я рад, что кому-то в Англии приятно меня видеть, – сказал Фолкем, бросив короткий насмешливый взгляд в сторону Марианны. – Не всякий желал встать на мою сторону. Друзья моего дяди, «круглоголовые», некоторые из них до сих пор у власти, хотели бы видеть меня лишенным всякого наследства, если бы смогли это сделать, и рассчитывали извлечь из этого для себя пользу.

– Теперь, спаси нас всех Господь, – коротко заметил мистер Тиббет. Фолкем поднял бровь, и аптекарь спохватился: – Примите мои извинения, милорд. Я… я только хотел сказать, что лучше, когда в Фолкем-Хаусе живете вы, а не сэр Питни. – Граф Фолкем ничего не ответил, и мистер Тиббет продолжил еще более неуверенным тоном: – Позвольте вас заверить, что мы здесь, в Лидгейте, сделали бы больше, чтобы помешать ему, если бы знали о его предательстве. Он сказал, что вы умерли вместе с вашими родителями, и он забрал ваши имения, как будто они принадлежали ему, как будто он имел на них право! Мы поверить не могли, когда этот негодяй продал Фолкем-Хаус…

Мистер Тиббет осекся и побледнел, поняв, какое впечатление могут произвести его слова на Марианну и Тамару.

Граф улыбнулся зловещей улыбкой:

– Дорого бы обошлось этому негодяю, если бы я вернулся и нашел имение проданным. Парламент возвращал владельцам большинство имений, захваченных Кромвелем, но кроме тех, что были проданы в уплату налогов и семейных долгов.

Марианна мгновенно сообразила: граф не мог бы претендовать на Фолкем-Хаус, если бы ее отец не умер. От этой мысли она оцепенела.

– Фолкем-Хаус был бы потерян для вас, – тихо проговорил мистер Тиббет, словно прочитал мысли Марианны. – У вас возникли бы трудности, если… если бы дело повернулось по-другому.

Мистер Тиббет смущенно замолчал.

– Да. Дело повернулось в нужную сторону, – заключил граф.

Марианну всю трясло от гнева и страха.

– В любом случае я уверен, что все в Лидгейте ужасно рады, что теперь вы владеете имением, а не сэр Питни, – поспешил сгладить неловкость мистер Тиббет. – Вы будете хорошим хозяином Фолкем-Хауса.

Граф мрачно улыбнулся и неожиданно обратился к Марианне:

– А что вы думаете, мадам? Ваши симпатии на моей стороне? Вы тоже думаете, что я буду хорошим хозяином?

Марианна не ответила, сознавая, как опасно вступать в разговоры с этим человеком.

Глаза графа потемнели от гнева.

– Конечно, нет. Без сомнения, вы предпочитаете видеть в имении этого сэра Генри или даже сэра Питни вместо законного владельца.

Усилием воли Марианна заставила себя промолчать. Глаза жгли подступившие слезы.

Снова заговорил мистер Тиббет, пытаясь сменить тему разговора:

– Конечно, нас огорчает утрата сэра Генри, но мы рады, что вы вернулись. Я знаю, что вы бы глубоко переживали потерю Фолкем-Хауса, если бы сэр Генри был жив и сохранял права на это имение.

– Этого бы не произошло, – уверенно заявил граф.

– Почему нет? – не выдержав, спросила дрожащим голосом Марианна.

Граф пристально посмотрел на маску, скрывавшую ее лицо.

– Я предложил бы ему столько денег, что он бы с радостью согласился продать мне мое имение. К счастью, такая ситуация даже не возникала. Сейчас эта собственность свободна. Его величеству было более чем приятно вернуть мне Фолкем-Хаус и остальные земли.

Мистер Тиббет, казалось, был чем-то обеспокоен.

– Осмелюсь сказать, это не понравится вашему дядюшке. Сэр Питни всегда был жадным тираном с грандиозными планами и склонностью к… э… насильственным методам достижения своих целей.

– Я не боюсь дяди, – коротко ответил граф. – Теперь он должен уже понять, что самой большой ошибкой в его жизни была кража моего наследства. И если то, что я вернул себе Фолкем-Хаус, не доказывает этого, я без колебаний представлю другое доказательство. В любом случае я проучу его, даже если придется учить его снова и снова.

От угрозы, звучавшей в словах графа, у Марианны по спине пробежали мурашки. Этот человек был явно одержим желанием вернуть свои земли, думала она. Такой человек может сделать что угодно. Он способен подвести под арест невиновного, если это послужит его целям. Неужели ее первые подозрения были верны?

– С вашего позволения мы уходим, господа, – вмешалась в разговор Тамара и подтолкнула племянницу к двери.

Марианне, сгоравшей от желания услышать еще что-нибудь, не хотелось уходить. Но предостерегающий взгляд тетки напомнил ей, что сейчас не время и не место выяснять то, что интересовало ее. Марианна, вздохнув, нехотя завернулась в накидку и направилась к двери.

– Пожалуйста, останьтесь, я не хочу мешать вам закончить ваши дела, – услышала она голос графа. – Мне бы хотелось побольше узнать о том, как приятно я проводил дни во Франции.

Марианна с досады скрипнула зубами. Граф явно желал наказать ее, и ей хотелось сцепиться с ним, но она не смела. Тамара предпочла не заметить вызова в словах графа.

– Мы закончили наше дело, милорд. Благодарю вас за любезность, – сказала она льстивым тоном, каким часто разговаривала с джентльменами, посещавшими цыганский табор.

Однако, очевидно, слова Тамары не удовлетворили Фолкема. Он шагнул вперед и положил руку на дверную ручку, как бы собираясь открыть перед дамами дверь, однако делать это не спешил.

– Я вижу, ваша спутница проглотила язык, – обратился Фолкем к Тамаре, не спуская глаз с маски на лице Марианны. – Как жаль, мне так хотелось услышать ее пылкие высказывания. Но не могу ли я хотя бы узнать ваши имена?

Марианна понимала что граф не увидит сквозь маску ее лицо, однако чувствовала, как краснеет под его пристальным взглядом.

– В конце концов, – с сарказмом в голосе продолжал Фолкем, – я так долго здесь не был и потерял связи с теми, кто когда-то служил моему отцу. Мне бы хотелось как можно скорее возобновить знакомство с жителями Лидгейта.

Марианна сомневалась в его истинном интересе к «жителям Лидгейта». Скорее всего он просто хотел узнать, кто оскорбил его, чтобы потом отомстить.

Тетя поспешила исправить положение и, сделав неглубокий реверанс, представилась:

– Я Тамара, а это моя племянница Мина. Вы должны извинить ее за маску. Видите ли, это оспа, милорд. Моя племянница переболела ею, когда была еще совсем молодой, и ее лицо теперь обезображено.

Марианна едва не ахнула от изумления. «Вот и позволь тете объяснить, почему я ношу маску, и та найдет самое обидное объяснение», – с недовольством подумала она.

Фолкем перевел взгляд с Тамары на Марианну:

– Простите, я не хотел быть любопытным.

Марианна почувствовала, что он не верит словам тетки.

– Нам действительно пора идти. – В голосе Тамары послышались просящие нотки. От волнения она еще сильнее сжала руку Марианны.

Граф с наигранной любезностью распахнул перед дамами дверь:

– Ни в коем случае не позволяйте мне задерживать вас. Я уверен, мы еще встретимся.

Оказавшись за дверью, Тамара чуть слышно шепнула Марианне:

– А я уверена, что не встретимся… если смогу этому помешать.

Как только они отошли достаточно далеко, Тамара набросилась на племянницу:

– Видишь? Ты должна была слушаться меня! Нас чуть не узнали! Нам надо немедленно уехать из Лидгейта.

– Ничто не заставит меня сейчас уехать, – решительно заявила Марианна. – Тетя Тамара, может быть, он из тех, кто арестовал отца! Ему нужно было имение отца. Возможно, он решил, что лучший способ получить его – это избавиться от отца навсегда!

– Ты хочешь сказать, подсыпать яда и обвинить в этом твоего отца? Но это значило и рисковать жизнью короля.

– Это правда, но мы не знаем, что произошло с этим ядом. Он мог и не подвергать опасности жизнь его величества, а только сделать так, чтобы это выглядело, как будто это сделал отец! Человек, обладающий такой властью, может сделать что угодно, чтобы добиться чьего-то ареста.

Тамара внутренне содрогнулась.

– Да, я понимаю. Этот граф действительно может быть опасен. Это меня и пугает. Если он узнает, кто ты…

Марианна рассмеялась:

– Да как он узнает? Ты удачно придумала причину, по которой я могу постоянно носить маску. Это была блестящая мысль, тетя Тамара. Но надо ли было делать меня такой безобразной? Сначала ты всем рассказываешь, что, когда я услышала о смерти отца, я утопилась в Темзе, как какая-то безумная Офелия, а теперь ты обезобразила меня на всю жизнь. Не сомневаюсь, твоими стараниями через год от моей репутации останутся только клочья.

– Лучше репутация в клочья, чем твоя шея в петле на виселице, – парировала Тамара.

– Не беспокойся, – с уверенностью в голосе произнесла Марианна. – Я хочу быть повешенной не больше, чем ты – видеть меня в петле.

– Этот граф может сказать свое слово!

Марианна похолодела, вспомнив, как граф пристально смотрел на нее и как говорил о своей мести Питни Тирлу.

– Я просто буду избегать его, – ответила она.

Тамара сокрушенно покачала головой:

– Боюсь, этого графа будет нелегко избегать. Будь осторожна, детка, не попадись в его западню.

– Он, вероятно, уже забыл обо мне, – сказала Марианна, но ее сердце еще долго трепыхалось в груди от пережитого волнения.

Глава 3

Будь осторожен,

чтобы страсти не помешали правому суду,

суда иного свобода воли не допускает.

Джон Мильтон. Потерянный рай

Усталая до изнеможения, Марианна выскользнула из маленького тесного домика, где только что принимала роды у миссис Эйкен. Бедная женщина ужасно страдала, но наконец произвела на свет двух мальчиков-близнецов, чем привела в восторг своего мужа, потому что до этого у них рождались только девочки.

Марианна с отвращением натянула на голову капюшон и завязала тесемки маски, которая ей страшно надоела. Ей хотелось отбросить всякую осторожность и отказаться от нее, но она знала, что тетя будет ругать ее, если застанет без маски.

Марианна медленно и без боязни шла по ночным улицам Лидгейта, считая этот город родным. Он казался ей надежной крепостью. Здесь среди его мужественных жителей она обрела рай.

Вдруг на другом конце темной улицы возник силуэт худощавого мужчины. Увидев Марианну, он направился к ней. Чувствуя себя в безопасности, Марианна не испытывала страха. Люди часто искали ее, когда нужна была помощь их заболевшим близким.

– Это вы цыганская знахарка по имени Мина? – подойдя ближе, спросил незнакомец.

Марианна не могла не заметить его волнение.

Она утвердительно кивнула, и мужчина, издав вздох облегчения, схватил ее за руку и потянул в ту сторону, откуда появился.

– В кабачке мне сказали, чтобы я искал вас здесь. Слава Богу, нашел – бормотал он, широко шагая.

– Может быть, вы скажете, куда вы меня ведете? – спросила Марианна. Незнакомец был так уверен, что она согласится пойти с ним, или был настолько взволнован, что даже не представился и не спросил, пойдет ли она с ним.

Поняв свою оплошность, мужчина остановился:

– Простите, мадам. Я не сказал вам? Я камердинер его сиятельства, Уильям Крэшоу. Его сиятельство лежит раненый. В кабачке мне сказали, что вы можете помочь.

У Марианны все похолодело внутри.

– Его сиятельство?

Мужчина утвердительно кивнул и снова потянул Марианну за руку вперед.

– Граф! – с раздражением в голосе проговорил он. – Конечно, вы о нем знаете.

Марианна с ошеломленным видом смотрела на Уильяма. Она не могла прийти на помощь Фолкему, не рискуя быть разоблаченной! Но не могла же она не помочь раненому. Что же ей делать?

Вдруг она вспомнила о мистере Тиббете. Да, это то, что надо. Аптекарь сможет позаботиться о графе, если рана не слишком серьезная.

– Как тяжело его сиятельство ранен?

– Очень тяжело, – резко ответил молодой человек. – И ему станет еще хуже, если мы будем торчать здесь! На дороге на него напали два человека. Один проткнул ему бедро. Он умрет, если не остановить кровотечение и не перевязать ногу!

Марианна побледнела.

– Есть мистер Тиббет…

– Пуританин! Я не хочу, чтобы такой человек даже приближался к моему хозяину, – презрительно фыркнул Уильям. – Но я в таком отчаянии, что обратился бы и к нему, однако его нет дома. В кабачке мне сказали, что хозяину можете помочь вы. Но если вы слишком брезгливы, чтобы перевязать рану…

– Не беспокойтесь, я умею перевязывать раны! Когда я осмотрю вашего хозяина, в зависимости от тяжести ранения мне, возможно, потребуется отправить вас снова к аптекарю. Слуга мистера Тиббета даст вам нужные снадобья.

Марианна могла бы послать Уильяма в кибитку к Тамаре, но она предпочитала, чтобы люди графа не знали, где она живет. Нет, когда мистер Тиббет уходил, его слуга всегда оставался в лавке. Он сможет послать ей все, что потребуется.

Сердце Марианны громко стучало. Ей никогда не приходилось обрабатывать тяжелые раны, хотя она сотни раз видела, как это делал отец. Как она сможет перевязывать рану графа, зная, что, может быть, из-за него арестован ее отец? Как она может коснуться его, когда ужасно боится, что он узнает, кто она?

Марианна вздохнула. Но разве можно не помочь графу? Она поклялась помогать сохранять жизни, как клялись ее отец и мать. Возможно, жизнь этого человека не заслуживает, чтобы ее сохраняли, но кто она такая, чтобы это решать? Жизнь есть жизнь. Она должна сделать все, чтобы спасти его жизнь.

Марианна ускорила шаги, чтобы не отставать от слуги графа. Когда они поднялись на холм, она увидела свой старый дом и сердце у нее сжалось. Он был там, в доме, том, который отобрали у ее отца!

В том месте, где дорога поворачивала к Фолкем-Хаусу, Марианна вдруг остановилась. Она вспомнила, как они с матерью поздно ночью возвращались домой после того, как провели вечер у постели больного ребенка. Этот граф, возможно, устроил заговор против ее отца. Как же она может помочь ему? И может ли она?

Уильям прошел еще несколько шагов, прежде чем заметил, что Марианна остановилась. Он обернулся:

– Послушайте, мадам. Я бы послал человека за Боджером, но тот живет слишком далеко. Боюсь, он не сумеет приехать вовремя. Но если вы не можете помочь его сиятельству, я подожду врача. Я не могу позволить вам допубтить ошибку, за которую ему придется заплатить потерей ноги.

При упоминании о Боджере Марианна похолодела: этот врач погубил больше жизней, чем спас.

Мысль, что этот недостойный человек будет резать чью-то ногу, ужаснула ее. В конце концов, она же не уверена, что граф виновен в аресте ее отца. И если он умрет невиновным…

Марианна, приняв решение, инстинктивно расправила плечи.

– Я не лишу графа ноги, если только ее уже невозможно спасти. Но заверяю вас, если вы допустите к нему Боджера, граф тогда окажется ближе к могиле, чем к выздоровлению. Вы можете доверить мне его лечение.

– Тогда пойдемте, – тихо сказал слуга, поворачиваясь в сторону дома. – Мы теряем драгоценное время.

Спустя несколько минут они вошли в дом. Марианна шла рядом с камердинером через знакомые комнаты, и сердце ее наполнялось болью.

Неожиданно громкие проклятия нарушили тишину дома. Марианна поспешила в спальню, откуда доносились эти звуки.

То, что она увидела, войдя в комнату, повергло ее в ужас. Один из слуг графа, судя по его виду, старый солдат, стоял наклонившись над графом с пустой чашкой в руке. А сам граф сидел, вытянув перед собой ногу, на старой кровати родителей Марианны. Над огнем в камине висел котелок, и она почувствовала запах кипящего масла. Боль исказила лицо графа, и он осыпал проклятиями всех, кто находился поблизости.

В эту минуту Марианна забыла обо всех своих подозрениях и страхах. Она видела лишь бессмысленные страдания человека, попавшего в руки неуклюжего лекаря, применявшего устаревший и бесполезно жестокий способ очищения ран.

– Если хоть одна капля упадет на его кожу, – пригрозила Марианна, становясь рядом с солдатом и вырывая у него чашку, – я сварю тебя в этом котле!

– Но, мисс, мы должны выжечь яд, – возразил солдат, невольно отступая от одетой во все черное фигуры в маске.

– «Выжечь яд», подумать только! Вон отсюда, вон! – возмущенно воскликнула Марианна, отталкивая упрямого старого солдата. Ее тошнило от запаха горелого мяса.

– Уилл, ради Бога, убери его отсюда! – превозмогая боль, скомандовал Фолкем.

Уильям прошептал что-то на ухо старику, и тот, ворча, ушел.

– Надеюсь, вы пришли не мучить меня дальше, – сердито сказал граф.

Марианна взглянула на ярко-красную опухшую кожу, обожженную маслом, и пришла в ужас. Она должна была бы получать удовольствие, видя страдания графа, но ей хотелось убежать, чтобы не видеть этого. Марианна поспешно вынула из сумки мазь и стала смазывать ею обожженное место. Когда она дотронулась до раны, граф болезненно поморщился. Тошнота подступила к горлу Марианны при виде рваной раны на его ноге.

– Рана очень серьезная, – сказала она, стараясь сдержать дрожь в голосе. – Но заживет быстро. Благодарите судьбу, что у них не было пистолетов.

– У одного был, – сквозь стиснутые зубы сказал Фолкем. – Но он оказался плохим стрелком, и мне удалось вырвать у него пистолет. К несчастью, шпагой он владел лучше, чем я полагал.

– А он не ожидал, что вы еще лучше, – сказал Уильям, стоявший у Марианны за спиной.

Марианна старалась не обращать внимания на страх, охвативший ее при этих словах. Она молча подошла к тазику с водой, который кто-то поставил около стола, смочила чистые полотенца, лежавшие рядом, и медленными осторожными движениями начала промывать рану.

– Разбойники часто нападают на дорогах в этих местах? – спросил Уильям, наблюдавший за ее работой.

– Это первый случай, о котором я слышу, – коротко ответила Марианна.

– Это были не разбойники. – Желваки заходили на скулах графа.

Уильям взглянул на хозяина:

– Вы думаете, за ними стоит Тирл?

– Наверняка. Ему не понравилось, что я вернул себе имение. Теперь он еще и боится меня. Он знает, как мне хочется перерезать ему горло. И если бы не король…

Граф замолчал и пристально посмотрел на закрытое маской лицо Марианны. Она вся напряглась.

Ее сердце громко стучало, а движения уже не были такими уверенными.

– А вы рассказали констеблю о нападении? – спросила она, чтобы как-то поддержать разговор.

– В этом нет необходимости, – ответил Уильям, заглядывая ей через плечо. – Его сиятельство оставил их обоих лежащими на поляне с распоротыми животами.

– Довольно, Уилл! – резко перебил слугу Фолкем. – Не надо, чтобы молодая женщина слышала о таких вещах.

– Совершенно с вами согласна, – торопливо ответила Марианна, почувствовав, как ее затошнило. – Я питаю отвращение к убийству.

Фолкем услышал в ее тоне презрение и улыбнулся:

– Вы бы предпочли, чтобы они убили меня?

Марианна подавила в себе желание сказать «да», но только лишь потому, что не была абсолютно уверена, что граф заслуживает смерти. Она сурово посмотрела на него:

– Конечно, нет, но мне бы не хотелось слушать, как небрежно говорят о смерти.

– Простите меня. За последние годы мы с Уиллом слишком привыкли к убийствам. Служа у герцога Йоркского, мы побывали во многих сражениях.

Марианна снова осмотрела ногу, на этот раз обратив внимание на многочисленные шрамы. Она знала, что люди герцога Йоркского, служившие во французской, а затем в испанской армии, завоевали почет и славу. Этот человек был одним из его солдат.

Он, должно быть, видел слишком много смертей. А сколько жизней отнял он? Марианна содрогнулась от этой мысли.

Она закончила осмотр: рана не очень глубокая. Наложить швы, сделать припарки, и через несколько дней граф будет ходить, подумала она. Марианна скользнула взглядом по покрытой волосами ноге графа.

«О нет!» – ужаснулась она, только сейчас заметив, насколько обнажено его тело. Марианна почувствовала, как румянец заливает ее лицо. Она и раньше видела голых мужчин, находясь рядом с отцом, когда тот оказывал им помощь. Но этот мужчина так отличался от них. Он не зарос щетиной, не был грязным и грубым, как те солдаты, которых лечил отец.

Взгляд Марианны скользнул дальше, туда, где густой пучок волос, как она понимала, окружал его…

Она отвела глаза и вдруг заметила, что граф внимательно наблюдает за ней. Она посмотрела ему в глаза и чуть не задохнулась. Взгляд его ясных серых глаз, казалось, проникал сквозь маску, проникал в ее мозг, он словно читал ее нескромные мысли.

– Так как, – спросил он с легкой усмешкой, – вы сумеете это спасти?

Марианна еще больше растерялась. Ей показалось, что граф имеет в виду что-то другое, а не свою ногу.

– Да, конечно, но надо послать вашего слугу к аптекарю, мне кое-что потребуется.

– Только скажите, что вам нужно, – откликнулся Уильям, не заметивший странной улыбки хозяина, и направился к двери.

– Скажите слуге, чтобы он дал баночку мази аконита, – ответила Марианна.

Уильям кивнул и открыл дверь.

– И, Уильям, – добавила Марианна, с опаской взглянув на графа, – пусть слуга передаст моей тете, что я вернусь поздно.

– Если вы скажете, где живете, я передам ей это сам.

– Нет!

Оба мужчины испытующе посмотрели на Марианну.

– Я хочу сказать, что вам самому не стоит беспокоиться. Просто пошлите слугу. И не… э… говорите ей, кто мой пациент. Моя тетушка придет в ужас, если узнает. Просто пусть слуга передаст, что я скоро вернусь. Тетя Тамара привыкла, что я возвращаюсь поздно, она поймет.

Когда Уильям ушел, Марианна огорченно вздохнула. Тетя Тамара придет в ярость, когда узнает, где она была. Со дня их встречи у мистера Тиббета тетя много раз настойчиво повторяла, как важно для Марианны не попадаться на глаза графу.

– Почему ваша тетя придет в ужас, узнав, что вы лечите меня? – спросил Фолкем.

Марианна, достававшая толстую иглу и крепкую черную нитку из кожаного мешочка с травами, замерла. Она вдруг осознала, что осталась наедине с очень опасным для себя человеком.

– Прошу прощения, милорд, но моя тетя не доверяет дворянам, – ответила она, пытаясь не выдать охватившего ее волнения.

– Почему же? Разве дворяне менее приятны или менее достойны доверия, чем цыгане? – рассмеялся Фолкем.

– Некоторые из них отвратительны, – сердито ответила Марианна.

– Как и некоторые цыгане. Может быть, вашей тете просто попадались не те дворяне.

Марианна не ответила, понимая, что спор с графом ни к чему хорошему не приведет. К тому же в его словах была доля правды. Мать Марианны как-то намекнула, что какой-то дворянин разбил сердце Тамары, что и стало причиной ее презрения к дворянам, которых она считала слабыми и мягкотелыми щеголями.

Марианна взглянула на Фолкема. Этот граф явно не походил на тех людей благородного происхождения, которых презирала ее тетка. Это вызывало сожаление. Поскольку он был далеко не глуп, его пребывание в Фолкем-Хаусе делало положение Марианны еще более удручающим.

Хорошо, что он ранен и не может преследовать ее, если она вдруг будет вынуждена бежать. В то же время она была почти уверена, что если он захочет преследовать ее, он, раненый или нет, сделает это.

Ей просто надо убедиться, что у него нет такого желания. Марианна посмотрела на иглу, в которую уже вдела нитку. После того как она наложит швы, вероятнее всего, он никогда больше не захочет, чтобы она приближалась к нему. Марианна поморщилась, представив себе, какую боль причинит сейчас графу.

И тут же она напомнила себе о том, кто перед ней. Она оглядела комнату, которую граф выбрал для себя. Это была спальня ее родителей. Неприязнь Марианны к Фолкему возросла, когда она увидела, как он переделал комнату. Старые любимые кресла и письменный стол ее отца заменили новой ореховой мебелью, лишенной теплоты и уюта. Ее взгляд упал на окровавленную шпагу, лежавшую на роскошном ковре.

«Граф – жестокий убийца, – сказала Марианна себе. – Он заслужил эту боль, от которой теперь страдает, и лучше поскорее закончить с этим неприятным делом».

– Я собираюсь зашить вашу рану, так она лучше заживет, – сказала Марианна, снова подходя к кровати. – Вам будет больно.

– Больнее, чем сейчас, уже не может быть, но я надеюсь, вы умеете орудовать иголкой, – язвительно заметил граф.

– Разве вы не знаете? Мы, цыгане, славимся своим умением шить, – сказала Марианна и, вонзив иглу в его тело, протащила нить.

– Вы не цыганка, – проговорил граф сквозь стиснутые зубы.

Марианна так растерялась от услышанного, что нечаянно уколола его.

– Черт побери, женщина, – закричал Фолкем, – я вам не подушка для иголок!

– Простите, – стараясь сохранять спокойствие, тихо произнесла Марианна. – Что вы хотите сказать, заявляя, что я не цыганка?

– Для цыганки вы говорите слишком правильно. У вашей тети есть акцент, а у вас нет. У вас речь образованного человека.

Марианна судорожно сглотнула. Этот человек слишком проницателен. Она должна дать ему какое-то объяснение, но какое? И тут Марианна вспомнила, что однажды сказала ее тетка: наилучшая ложь – та, что всего ближе к правде.

– Мой отец был благородного происхождения, – ответила Марианна. – Цыганкой была моя мать.

– Так вы незаконнорожденный ребенок? Это объяснило бы вашу правильную речь, но лишь в том случае, если бы вас воспитывали как дворянку. Вы хотите сказать, что ваш отец признал вас?

Слава Богу, граф сделал желательный для нее вывод, и ей почти не пришлось лгать.

– Да. Я росла в его доме, пока он не умер, – с трудом проговорила Марианна. Ей хотелось, чтобы смерть отца была неправдой. – После этого его семья не захотела принять меня, поэтому я уехала к тете. С тех пор она заботится обо мне.

– У вас была тяжелая жизнь, – сочувственно произнес граф.

– Моя жизнь не была такой уж ужасно тяжелой, напротив, я была очень счастлива. Для меня жизнь похожа на заросший сад. Можно вообще не обращать внимания на сорняки, а можно трудиться в поте лица, выпалывая их. В обоих случаях важны только цветы.

Взгляд графа стал холодным.

– Некоторые сады слишком запущены, чтобы их возрождать. Лучше сровнять их с землей, – с горечью в голосе проговорил он.

– Вероятно. Но тогда надо обязательно посадить новый сад.

Фолкем хрипло усмехнулся:

– Я вижу, вам обязательно нужны цветы. И что бы ни сделали с вашим садом, вы добьетесь, чтобы в нем росли цветы.

– Полагаю, я говорю слишком весело с человеком, которого только что ранили разбойники.

– Немного. Или, может быть, немного наивно.

– А что вы знаете о тяготах жизни, милорд? – спросила Марианна, слегка уязвленная его словами. – Разве вы страдали, рожая ребенка, или видели, как голодают дети? Вы видели смерть на полях сражений, это правда, но вы, без сомнения, упивались своей славой. Я видела, как смерть забирала тех, кто ее не заслуживал, кто умирал только потому, что родился не в той семье. Такие, как вы, никогда не видят этих страданий. Нет, такие, как вы, только причиняют их.

Граф пристально смотрел на Марианну.

– Вероятно, не только ваша тетя не любит дворян.

Она отвернулась, смущенная своей вспышкой. Она не имела ничего против дворян. Да и не могла иметь. Ее отец был баронетом. Но в то же время относилась к титулованным особам не так, как другие. Мать открыла ей глаза на страдания простых людей, научила ее относиться к ним, как к любым другим людям. Именно поэтому ее отцу так не хотелось служить при дворе. Несмотря на то что он всегда был на стороне роялистов, он был почти доволен правлением Кромвеля. Он даже начал думать, что, может быть, нет ничего ужасного в том, что государством управляет весь народ, а не малочисленная кучка.

Теперь двор вернулся – бездельники дворяне во главе с распутным королем. Марианна взглянула на графа. Может, он и кажется другим, но в душе такой же, как и все «кавалеры». Он с предубеждением смотрит на мир, ни разу не испытав чувства отчаяния и безнадежности, знакомые беднякам.

Марианна принялась со злостью рвать простыню на бинты.

– У меня такое ощущение, что вам хотелось бы не простыню, а меня разорвать на мелкие куски, – спустя некоторое время проговорил граф.

– Не говорите глупостей, милорд, – резко ответила Марианна. – Мне же надо чем-то перевязать вашу ногу.

Граф усмехнулся:

– Если я не ошибаюсь, у вас достаточно бинтов, чтобы перевязать обе ноги.

Марианна остановилась и посмотрела на кучу полотна, разорванного ею.

– Наверное, достаточно, – с сожалением сказала она.

– Если вам действительно необходимо столько бинтов, может быть, следует нанести рану и на другую ногу? – насмешливо спросил граф. – Кажется, у вас есть огромное желание сделать это.

Марианна попыталась ответить таким же шутливым тоном:

– Может, и следует. Тогда я могу попробовать способ лечения вашего старого слуги на другой ноге.

Граф помрачнел:

– Только если вы этими бинтами привяжете меня к кровати. Я под страхом смерти запрещу ему применять свое лекарское искусство и приближаться к моим владениям ближе чем на сотню миль.

В это время вернулся Уильям с мазью.

– Ваша тетя подняла шум, – проворчал он.

Марианна дрожащими руками взяла у него мазь.

– Как вы нашли мою тетю?

– Она была в лавке аптекаря, пытала бедного слугу, куда пропала ее племянница. Видимо, надеялась найти вас там.

Марианна, затаившая дыхание, облегченно вздохнула.

– Понятно, – прошептала она и принялась щедро наносить мазь на рану.

Уильям скорчил гримасу:

– Она отругала меня. Сказала, что вы не нанимались в прислуги к горожанам и вам, как и любому человеку, требуется отдых. Потом она рассердилась на меня, потому что я не сказал, где вы. Я сказал, что с вами все в порядке, но она все равно отчитывала меня. Сказала, что я должен помнить, что вы невинная девушка, и даже пальцем не трогать вас.

Марианна с досадой прикусила губу, заметив, что последние слова весьма заинтересовали графа.

– Моя тетя слишком осторожна. Не обращайте на нее внимания, – тихо сказала Марианна, осторожно забинтовывая ногу графа.

– Не так просто не обращать внимания на такую злоязычную женщину, как ваша тетя, – ответил Уильям, усаживаясь на стул возле кровати графа. – К тому же и без острого языка трудно не обратить на нее внимания, – загадочно добавил он.

Но казалось, граф понял, на что намекал Уильям.

– Не старовата ли для тебя эта цыганка? – усмехнулся Фолкем.

– Не так уж она стара, милорд. И совсем неплохо выглядит.

Фолкем засмеялся, но Марианна с силой затянула повязку на его ноге, и он осекся.

– Если вы, джентльмены, закончили обсуждение моей тети, то я бы хотела показать Уильяму, как ухаживать за раной.

Наступившее молчание заставило Марианну поднять голову. Мрачного, угрожающего взгляда графа хватило бы, чтобы заставить робкую душу бежать отсюда без оглядки. Но Марианна не была робкой душой. Она спокойно встретилась взглядом с графом.

– Разве вы не вернетесь сменить повязку? – с угрозой в голосе спросил Фолкем.

Несмотря на то что горящий камин освещал всех находившихся в комнате, лицо графа казалось темным от гнева. В душе Марианны шевельнулся страх, но она не поддалась ему.

– Я уверена, Уильям прекрасно справится с перевязкой.

Она закончила завязывать бинт, когда граф схватил ее руку.

– Я бы предпочел, чтобы вы это делали сами, – тихо сказал он и еще крепче стиснул руку Марианны, когда она попыталась отдернуть ее.

– Пожалуйста, милорд, – сказала Марианна, ее сердце тревожно забилось, – в этом нет необходимости. А меня ждут другие больные.

– Но Уильям может повредить рану, – возразил Фолкем.

Сила, с которой он удерживал ее, пугала Марианну.

– Я… я уверена, что он сумеет сделать все, что я ему скажу.

– Возможно… – рассеянно ответил граф.

Он схватил Марианну за другую руку и некоторое время пристально рассматривал ее.

– Скажите мне, Мина, как случилось, что на ваших руках нет следов оспы? – наконец спросил граф, с подозрением глядя на девушку.

Марианна растерялась.

– Я… я не знаю, – заикаясь произнесла она.

– Разве не странно, что ваше лицо так пострадало, что вы носите маску, а ваши руки гладкие и мягкие, как у ребенка? Насколько я знаю, так не бывает при оспе.

Свободной рукой граф медленно сдвинул край рукава к локтю.

– Вы врач, – продолжал он. – Так скажите, бывает ли так, что оспа беспощадна к одному месту на теле и щадит другое?

– Это бывает, – ответила Марианна.

Нарастающий внутри ее гнев заглушал страх перед графом. Да как он смеет так бессердечно обращаться с женщиной, которая признается, что стыдится своей внешности?!

– А как ты думаешь, Уильям? – обратился к слуге граф. – Ты когда-нибудь слышал, чтобы оспа была так разборчива?

– Сейчас же отпустите меня, милорд! – возмущенно воскликнула Марианна, пытаясь вырвать руку из цепких пальцев графа.

Фолкем насмешливо скривил губы:

– А что, если я захочу и дальше исследовать это странное явление?

Марианна раздраженно ответила:

– Тогда лишь подтвердите то, о чем я все время думала: несмотря на все ваши внешние признаки джентльмена, вы так же порочны, как и остальные придворные короля!

Улыбка исчезла с лица графа.

– А что может знать цыганка о королевских придворных?

Марианна мысленно обругала себя за свой язык и ответила:

– Как и все, я слышала разные истории. Как предается двор тайным недопустимым развлечениям. Как джентльмены, подобные вам, вылезают из постели одной распущенной женщины лишь для того, чтобы залезть в постель другой. Неужели вам так надоели красавицы, что вы пристаете к бедной, обезображенной оспой девушке, едва она успела закончить перевязывать вашу рану?

Граф мгновенно отпустил ее руку.

– Ах да, мои раны, – равнодушным тоном сказал он. Затем он взглянул на забинтованную ногу, и на его лице появилось выражение недовольства оттого, что его воле препятствуют, и одновременно отвращения к самому себе за свое поведение. – Вы хорошо справились с моей ногой. Я не имел права смущать вас. Я вам очень благодарен за заботу.

– Уже все забыто, – отмахнулась Марианна, стремясь сбежать из этой комнаты, пока он снова не начал допрашивать ее.

– Но не мною. И я не собираюсь оставить ваше искусство без вознаграждения. Уилл, принеси мне кошелек.

– Нет, пожалуйста, не надо! – запротестовала она, боясь снова остаться наедине с графом.

Уильям задержался в дверях, ожидая распоряжения хозяина.

Фолкем вопросительно поднял брови:

– Ваши услуги должны быть оплачены. Я достаточно хорошо знаю цыган, и знаю, что они ничего не делают, если не ожидают вознаграждения.

Марианна пропустила мимо ушей оскорбление, прозвучавшее в словах графа. В эту минуту ей так хотелось уйти неузнанной, что ей было все равно, что он говорил.

– Я… я не беру денег за свои услуги, – объяснила Марианна, надеясь, что сейчас граф отпустит ее.

– Наверняка ваша тетя не столь великодушна. Скоро я поговорю с ней…

– Нет!

Бурный протест Марианны вызвал в графе любопытство.

– Я… я хочу сказать, – залепетала она, – что она скажет то же самое. Я лечу для собственного удовлетворения, а не ради денег. Тетя зарабатывает шитьем, этого нам вполне достаточно. Пожалуйста, милорд, не беспокойтесь о нас.

Фолкем так пристально посмотрел на Марианну, что ее сердце сжалось от дурного предчувствия. Наконец он коротко кивнул:

– Как хотите.

– Благодарю вас. Но теперь я должна идти, пока моя тетя не начала волноваться.

– Но вы вернетесь, чтобы сменить повязку? – спросил граф.

Его требовательный тон не понравился Марианне.

– Если возникнет такая необходимость, – неохотно ответила она.

«Я не солгала», – говорила Марианна себе позднее, вспоминая, что граф, похоже, принял ее слова за обещание. Если она будет ему нужна, она, конечно, вернется, но в этом не будет необходимости. Он сильный и здоровый, и рана быстро заживет. Если вдруг Уильям будет спрашивать о ней мистера Тиббета, аптекарь сможет научить его менять повязки. Ей больше не придется встречаться с этим страшным графом. Но если он разыщет ее, она как-нибудь сумеет избежать его любопытства.

«Сумею», – убеждала себя Марианна. Но воспоминание о силе, с которой граф Фолкем держал ее за руки, рождало в ней сомнения.

Глава 4

Где есть вина, там есть и гнев и безрассудство.

Бен Джонсон. Сиджанс, его падение

Марианна поклялась себе, что не вернется в Фолкем-Хаус. Она и не думала, что снова окажется здесь. Спустя всего лишь пять дней она снова стояла в великолепном зале, протянувшемся во всю длину второго этажа дома.

«Я ничего не могла сделать», – убеждала мысленно она себя. Мистер Тиббет сказал, что граф тяжело болен. Что оставалось делать? Марианна старалась найти причину, из-за которой наложенные ею швы и припарки не помогли. С каким бы подозрением она ни относилась к графу, мысль о том, что он страдает от боли, вызывала у нее сострадание.

Марианна украдкой взглянула на тетку, которая на все смотрела с явным подозрением и опаской. Интерьер зала, в котором они находились, разительно отличался от того, каким он был во времена, когда дом принадлежал отцу Марианны. Хотя картины и гобелены по-прежнему украшали его стены, но на них были изображены не мирные картины с пастушками и не почтенные предки Уинчилси, а битвы и сражения. Со стен на Марианну смотрели портреты мужчин и женщин, имевших большое сходство с графом. Картина с двумя почти обнаженными пышнотелыми женщинами, полулежащими в присутствии двух джентльменов, заставила девушку сильно покраснеть. Но что-то было притягательное в этих буйных темных красках и этой откровенной чувственности, и вопреки своему желанию Марианна смотрела на них.

Казалось, даже мебель здесь служила для устрашения. Дорогие, с искусной резьбой кресла, стоявшие в огромных оконных нишах, старинный мраморный стол в классическом стиле, крышку которого поддерживали ножки в форме злобно усмехающихся сатиров. Марианна отвернулась, чтобы не видеть их злых глаз, и наткнулась взглядом на еще более страшное зрелище.

Часть зала была отведена под необычное собрание оружия. Перекрещенные испанские рапиры, острые блестящие сабли и украшенный драгоценными камнями турецкий ятаган придавали обстановке зала зловещий вид. «И какой человек повесит такие ужасные изображения войны на стены? – подумала Марианна и сама себе ответила: – Человек, который желает напомнить всем сюда входящим, что с ним нельзя шутить». Новый владелец Фолкем-Хауса был закаленным в битвах солдатом, привыкшим к крови, раненым и ужасам войны.

«Тогда почему он так тяжело переносит ранение шпагой?» – в недоумении спрашивала себя Марианна. Рана была не тяжелее тех, что он получил в битвах. Она хорошо очистила ее и плотно зашила. Рана не должна была загноиться, и граф не должен теперь лежать без сознания в лихорадке.

Тетя Тамара, конечно, не верила этому. Как только мистер Тиббет сказал, что услышал о плохом состоянии графа от Уильяма Крэшоу, Тамара сразу же заявила, что это все выдумки, ловушка, чтобы заманить Марианну в Фолкем-Хаус.

– Это безумие, – ворчала Тамара, когда они ожидали, пока слуга доложит Уильяму об их приходе. – Поверить не могу, что ты опять сюда пришла.

Марианна сама верила в это с трудом, но вслух об этом не сказала.

– Мистер Тиббет опасается за жизнь графа.

– Но мистер Тиббет был против того, чтобы ты шла сюда. Он даже и не видел Фолкема, поэтому не может поручиться за его состояние.

– Я говорила тебе, Уильям никогда не допустит мистера Тиббета к своему хозяину. Он мне говорил, что не доверяет пуританам.

Тамара фыркнула:

– А ты не должна доверять дворянам. Ты сделала глупость, когда впервые оказалась рядом с графом. Если бы не твоя маска, кто знает, что могло бы случиться?

Марианна виновато посмотрела на свои руки. Она помнила твердые длинные пальцы Фолкема, обхватившие ее запястья. Она не призналась тетке, как близка была она в ту ночь к разоблачению. Мог ли Уильям подстроить ловушку, сказав, что граф очень болен, или это была правда?

В любом случае Марианна оказалась в очень опасном положении. Если Фолкем действительно болен, то горожане могут подумать, что она намеренно мешает его выздоровлению.

Марианна взглянула на Тамару:

– Ты думала, что произойдет, если граф умрет?

Тамара замерла, выражение беспокойства не сходило с ее лица.

– Если дворянин с его титулом умрет после моего лечения, моя судьба решена, – мрачно проговорила Марианна. Горожане не посмеют защитить меня, а как только солдаты узнают, что Мина и леди Марианна – одно лицо, меня арестуют. Разве ты не понимаешь? Я должна помочь графу, иначе я заплачу за его смерть своей жизнью.

Тамара блеснула черными глазами:

– К ночи мы могли бы быть далеко отсюда.

– Я не могу бросить человека на верную смерть, – с жаром возразила Марианна. – Кроме того, даже если мы сбежим, на этот раз они будут охотиться за мной, пока не поймают. Меня оставили в покое только благодаря твоей хитрости.

Тамара ненадолго задумалась, затем, вероятно, осознав правоту племянницы, расправила плечи и сказала:

– По крайней мере я смогу защитить тебя от этого нахала Уильяма и его страшного хозяина, когда ты займешься своим делом.

– Для этого ты и здесь, не правда ли? – чуть насмешливо спросила Марианна.

Она вдруг представила себе, как Тамара срывает со стены одну из сабель и бросается на защиту чести своей племянницы.

Тем временем в доме происходило что-то непонятное. Если в зале царила атмосфера горя и уныния, то в других частях дома было весьма оживленно. На лестнице слышался топот ног, в дальней комнате что-то, фальшивя, насвистывал лакей. Через зал шумно проследовали три служанки, с нескрываемым любопытством смотревшие на Марианну и Тамару. Их, казалось, нисколько не волновало здоровье хозяина.

Прежде чем Марианна успела по-настоящему встревожиться, в зал вошел Уильям. От его худощавой гибкой фигуры веяло спокойной уверенностью.

– Так вы пришли, – подойдя, негромко сказал он, старательно избегая взгляда Марианны.

Нежелание Уильяма смотреть в глаза испугало ее. Неужели они пришли слишком поздно?!

– Он… он умер? – спросила Марианна.

Вздрогнув, Уильям посмотрел ей в лицо:

– О… о нет, с ним все хорошо… То есть его лихорадит. Сейчас он немного отдыхает, но… – Заметив Тамару, стоявшую позади Марианны, он умолк, а затем настороженно спросил: – Что вы здесь делаете?

– Я, конечно, пришла помочь племяннице, – ответила Тамара.

Марианна заметила, как потеплели глаза Уильяма при взгляде на ее тетку. Они смотрели друг на друга как-то по-особенному. Марианна вспомнила, что Уильям встретился с Тамарой в лавке аптекаря в ту ночь, когда был ранен граф.

Не спуская глаз с Тамары, Уильям взял Марианну за руку и потянул за собой.

– Пожалуйста, пройдите в комнаты хозяина. Вы знаете, где это, – тихо сказал он, кивнув в ту сторону, откуда пришел.

Когда Тамара шагнула вперед, намереваясь последовать за племянницей, он рукой остановил ее:

– А вы останетесь здесь.

Марианна оглянулась на Уильяма с подозрением:

– Почему она не может пойти со мной?

– Да, почему? – вмешалась Тамара, скрестив руки на своей пышной груди. – Куда Марианна, туда и я, сэр. Дайте мне пройти, если хотите, чтобы она вошла к графу.

Уильям перевел взгляд с одной женщины на другую.

– Вы его не увидите, – сказал он, обращаясь к Тамаре и становясь между ней и Марианной. – Я не допущу, чтобы вы его сглазили и ему стало бы хуже.

Когда Тамара, хмыкнув, рванулась вперед, Уильям схватил ее за плечи:

– И так уже плохо то, что ваша племянница мог ла бы убить его. Вместе вы наверняка сможете убить его. Нет, я буду держать вас здесь и послежу, чтобы девушка «случайно» не навредила ему.

– Послушай, ты, зловредный негодяй, ты не смеешь говорить так о моей племяннице… – гневно произнесла Тамара.

Но Марианна не разделяла возмущения тетки, ибо слова Уильяма встревожили ее. Она пошла вперед, полная решимости узнать, почему ее лечение не помогло графу.

– Ничего, тетя, – оглянувшись, произнесла Марианна, направляясь в хозяйские апартаменты. – Побудь здесь. Да и что больной человек может мне сделать?

Марианна торопливо прошла по сводчатым коридорам и, приблизившись к апартаментам графа, на минуту остановилась. Что ожидает ее за этой дверью? Если граф при смерти, сумеет ли спасти его? Она должна, ибо от этого, может быть, зависит ее жизнь и жизнь ее тетки.

Замирая от страха, Марианна толкнула тяжелую дубовую дверь и вошла в освещенную мягким светом комнату. В недоумении она застыла на пороге. Постель была пуста. Но где же граф? Не перенесли ли его в другое место? Придя в волнение от этих мыслей, Марианна намеревалась уже уйти, чтобы расспросить Уильяма, как вдруг услышала у себя за спиной звук открывающейся двери. Она мгновенно обернулась и оказалась лицом к лицу с графом Фолкемом.

Он, одетый в жилет, белую рубашку голландского полотна и темно-синие штаны, стоял, небрежно прислонясь к двери и опираясь на здоровую ногу. Граф выглядел немного бледным, но, глядя на него, нельзя было сказать, что он страдает от лихорадки.

– Как хорошо, что вы пришли, – тихо проговорил Фолкем. Его серые глаза неотрывно смотрели на маску, как будто он видел сквозь нее. Неожиданно улыбка появилась на его лице.

Увидев графа живым и здоровым, Марианна пришла в ярость:

– Значит, моя тетя была права и ваши «призывы о помощи» – обман! Как вы смеете?! Как вы смеете пугать меня тем, что я довела вас до смертного порога, а сами при этом живы и здоровы?!

Улыбка на лице графа стала еще шире.

– Вы беспокоились обо мне?

– Я беспокоилась, что ваш человек может бросить меня в тюрьму за то, что я убила его хозяина. Вот о чем я беспокоилась. Вы – подлый мерзавец! – гневно воскликнула Марианна. – Что заставило вас распространять такую ложь? Или вы просто ненавидите цыган? Неужели вам так противно прикосновение цыганки?

Граф отошел от двери, и Марианна заметила, как он поморщился, ступив на больную ногу.

– Честно говоря, я предполагал поблагодарить вас, – холодно проговорил он.

– Погубив мою репутацию… распространяя злостную ложь и слухи для того, чтобы горожане шарахались от меня? Какая же это благодарность?

Глаза графа темнели и темнели, пока не стали цвета стали. Он решительно шагнул к Марианне:

– Уилл пытался разыскать вас, но никто не захотел сказать ему, где вы живете. Даже создалось впечатление, что никто не хочет подтвердить, что вы существуете. И это единственный способ, который я смог придумать, чтобы привести вас сюда, дабы выразить свою благодарность. Скажите мне, кто-нибудь в Лидгейте обвинил вас? Кто-нибудь обидел вас из-за моей маленькой хитрости?

Ответ был готов сорваться с губ Марианны, но она не спешила. Кто-нибудь обидел ее? Нет. Ее страхи разжигались ее же тревогой и ее отчаянным положением, а не чьими-то словами. Конечно, мистер Тиббет беспокоился, что она может нечаянно навредить графу и тогда за ней явятся солдаты, но он, несомненно, не обвинил бы ее в том, что она сделала это нарочно. Все же у нее было достаточно оснований для страхов, и ее возмущало, что граф отнесся к этому с таким пренебрежением.

– Никто в Лидгейте не обвиняет меня… пока, – ответила Марианна, – но здесь часто относятся к цыганам с подозрением, и ваша «хитрость» не улучшила положение, в этом я уверена.

Фолкем нахмурился. Его лицо неожиданно напомнило Марианне когда-то увиденную ею картину, на которой мстительный Сатана хмуро смотрел на Создателя. Содрогнувшись, она плотнее запахнула накидку, только теперь сообразив, как опасно оставаться с графом наедине.

Он как будто не заметил ее жеста, но подошел ближе.

– Я приношу извинения за неудобства, которые могла причинить моя уловка. Но как можно обвинять меня за то, что я хотел найти женщину, которая спасла мне ногу? Что я хотел еще раз каким-то образом вознаградить ее? Если желаете, вы можете добавить мой последний… э… необдуманный поступок к моему долгу перед вами. Долгу, который мне не терпится уплатить.

Слова графа мало тронули Марианну. Теперь, когда ее гнев немного остыл, к ней вернулась осторожность. Сейчас не время осуждать графа, который обладает достаточной властью, чтобы ее арестовали. Она должна быть осмотрительна.

– Можете считать, что оплатили ваш долг. Видеть, что вы здоровы и что мне удалось облегчить вам боль, для меня достаточная награда, – ответила Марианна с легким сарказмом. – А сейчас мне лучше уйти, пока тетя не начала беспокоиться обо мне.

Она стала обходить графа, продвигаясь к двери, но он схватил ее за плечо:

– Вы не можете уйти, не позволив мне полностью оплатить мой долг.

Марианна попыталась вырваться. От страха ее сердце готово было выскочить из груди. Пристальный взгляд графа, устремленный на ее маску, приводил Марианну в ужас.

– Пожалуйста… отпустите меня, – задыхаясь, попросила она.

Что-то в ее дрожащем голосе, должно быть, подействовало на графа, потому что он убрал руку с ее плеча, однако дорогу не уступил.

– Я не требовала вашей благодарности, – захлебываясь словами, проговорила Марианна. – То, что я делала для вас, я бы сделала для любого человека. – Она остановилась, всей душой жалея, что не послушалась тетки и не держалась подальше от Фолкем-Хауса. – Я уже отказалась от платы, и нам не о чем больше говорить.

– Но я хочу предложить нечто лучшее, чем монеты. Я слыхал, что в Лондоне есть врач, которого зовут Милберн, он делает чудеса со следами оспы. Он заявляет, что может полностью убрать их и кожа станет мягкой и гладкой, как у младенца. Я отправлю вас к нему. Это самое малое, что я могу сделать для женщины, которая спасла мне ногу, а может быть, и жизнь.

Марианна резко подняла голову и, потрясенная, уставилась на графа. Предполагалось, что у нее на лице ужасные шрамы. О Боже! Она и подумать не могла, что такое может случиться. Теперь она уже не считала такой блестящей идею объявить, что она обезображена оспой.

Марианна вдруг насторожилась. Почему граф сделал ей такое предложение? Она тоже слышала о Милберне. Отец считал этого человека шарлатаном, но кое-кто утверждал, что он им помог. Милберн большей частью лечил богатых и всегда вытягивал из своих пациентов большие деньги. Мог ли Фолкем действительно иметь намерение потратить такую огромную сумму денег на то, чтобы отправить цыганку лечиться в Лондон, особенно если «лечение» Милберна могло оказаться всего лишь мошенничеством? Было удивительно даже то, что он подумал об этом.

Или мог? Марианна смотрела на графа сквозь прорези маски и видела, как он перевел взгляд с ее рук на шелк, скрывающий ее лицо, и обратно на руки. Не могло бы это предложение быть просто уловкой, чтобы узнать, что она прячет? Как она сможет отказать ему, не возбуждая подозрений?

– У меня нет желания обращаться к этому доктору, – сказала Марианна, лихорадочно соображая, как обосновать свой отказ. – Я научилась жить с моей… э… необычной внешностью. Если этот доктор не сможет мне помочь, я буду страдать гораздо сильнее, чем до сих пор.

Она надеялась, что такой ответ удовлетворит графа, но напрасно.

– Сначала вы показались мне храброй женщиной, – сказал он, старательно сдерживая раздражение. – Не думал, что вы настолько трусливы, что вас испугали предложенные мною награды за спасение моей жизни.

Марианна пыталась по лицу графа определить, старается ли он понять, что она говорит неправду о причинах, заставляющих ее носить маску, или он искренне хочет «спасти» ее. К сожалению, выражение его лица ни о чем ей не говорило.

– Я не боюсь вашей награды, милорд, – гордо подняв голову, произнесла Марианна. – Просто я не верю, что старания этого врача не окажутся напрасными. Но благодарю вас. Уверена, ваши намерения благородны.

– Подумайте, какие возможности мой подарок откроет перед вами. Может быть, он поможет вам найти мужа, который заботился бы о вас лучше, чем это может делать ваша тетя.

– Я уже сказала, что не приму вашего подарка, милорд, – ответила Марианна дрогнувшим голосом. – Я рада, что вы полностью поправились, но меня нельзя заставить терпеть праздное любопытство жестоких чужих людей, когда мне самой невыносимо видеть собственное лицо. Шрамы на нем так глубоки, и оно слишком уродливо.

В этот момент граф неожиданно схватил Марианну за плечо и протянул руку к капюшону ее накидки.

– Позвольте мне, пока вы не отказались от моей помощи, самому взглянуть на ваше «уродливое» лицо. – Он откинул капюшон и дернул за завязки маски. – Если то, что вы сказали, правда, вы можете без лишних слов покинуть этот дом.

– Нет! – в панике выкрикнула Марианна, но граф уже снял с нее маску…

Глава 5

Всем безупречна красота ее,

Когда ее наряды украшают,

Но истинную вижу красоту,

Когда одежды все с нее спадают.

Неизвестный автор. Мадригал

Снимая с цыганки маску, Гаррет полагал, что готов ко всему. Но то, что предстало перед его взором, поразило его. Бархатные карие глаза, широко распахнутые, смотрели на него со страхом. На лице не было никаких шрамов, а кожа была светло-золотистого цвета – не темно-оливкового, как у цыган, и не молочно-кремового, как у леди, прячущейся от солнца.

Граф смотрел на нежный овал девичьего лица, яркие, сочные, как персик, полураскрытые губы. Теперь он мог поверить, что отец девушки был аристократом. Но, вглядываясь в ее лицо, упрямую линию подбородка и неукротимый блеск в глазах, Гаррет заметил, что ее внешность не во всем следовала образцу благородной леди.

Ее создала природа, чтобы интриговать, очаровывать… соблазнять.

Граф продолжал откровенно разглядывать Марианну, наслаждаясь нежданно представшей перед ним красотой, а она, по-видимому, придя в себя, хотела взять шелковую маску, но его пальцы сдавили ее запястье.

– Не надо, – приказал Гаррет чуть хрипловатым голосом и медленно повернул Марианну так, чтобы солнечный свет из зарешеченного окна падал на ее лицо.

– Вы не имеете права, – прошептала она.

Граф не обратил внимания на страх, промелькнувший в глазах девушки, и лишь улыбнулся, когда солнце осветило ее лицо. Его рука невольно потянулась к ее лицу. Он осторожно провел пальцем по ее щеке, восхищаясь гладкостью и нежностью кожи.

– Кажется, вы действительно не нуждаетесь в услугах Милберна, – многозначительно сказал Гаррет.

Марианна покраснела, нежный румянец окрасил ее щеки. Она слегка наклонила голову в сторону, пытаясь уклониться от ласкающей ее руки.

– Вы и не собирались отвезти меня к нему, не так ли? – с сарказмом спросила Марианна. – Все это – и ваше предложение, и ваша ложь – имело целью разоблачить меня. Я права?

Граф некоторое время молча смотрел на Марианну, затем пожал плечами:

– Не совсем. Но ваша история с оспой выглядела фальшивой. Как же еще я мог проверить свои подозрения? Уверяю вас, если бы то, что вы говорили, было правдой и вы приняли бы мое предложение, я отвез бы вас к Милберну.

Марианна откинула назад голову и скептически посмотрела на графа:

– В самом деле. А сейчас, сэр, когда вы удовлетворили свое любопытство, я хочу уйти.

Ее слова не только рассердили его, но и показались вызовом. Неужели она думает, что он так просто позволит ей уйти? Мысли о ней слишком мучили его во время выздоровления. Прежде чем он отпустит ее, он должен что-то о ней узнать.

Марианна попыталась протиснуться мимо него, но он помешал ей.

– Удовлетворил свое любопытство? Нисколько. Вы только разожгли мой интерес. Какие еще тайны скрываются за этими прекрасными глазами? Например, может быть, для начала вы мне расскажете, почему носите маску?

Марианна с опаской взглянула сначала на руку графа, удерживающую ее, затем подняла глаза и сказала:

– Я не думаю, что это касается вас, милорд.

Гаррет чувствовал, что девушка боится его. Она, казалось, приготовилась бежать, как кошка, как только откроется дверь. Но он не позволит ей ускользнуть, пока не получит ответы на некоторые вопросы.

– Меня касается все. – В голосе графа прозвучала угроза. – Это мои владения. Мне не нравится, когда две неизвестные цыганки бродят по ним, особенно когда одна из них прячет свое лицо и говорит неправду. Это наводит меня на мысль, что она задумала что-то дурное.

– Я ничего не задумала, – решительно заявила Марианна, подняв подбородок. – Разве недостаточно того, что я спасла вам жизнь? Неужели вам надо обязательно знать, почему я предпочитала скрывать свое лицо, когда лечила вас?

Гаррет почувствовал укол совести, но предпочел не обращать на это внимания. Он должен узнать причину, по которой девушка прятала свое лицо, хотя бы для того, чтобы убедиться, что она не приспешница его дяди, явившаяся шпионить за ним.

Могли быть, конечно, и другие, заставлявшие ее скрываться, причины, которые он должен узнать. Цыгане способны почти на все. Он слишком часто сталкивался с ложью и обманом, чтобы доверять цыганской девушке, даже такой красивой, как эта.

– Вы совершили какое-то преступление? – наугад спросил Гаррет. – Вы прячетесь от солдат или стражников?

На какое-то мгновение в глазах девушки появился страх, но она быстро справилась с ним и гордо вздернула подбородок:

– Нет, милорд, я скрываюсь от таких же, как и вы, джентльменов, которые не находят лучшего занятия, чем преследование таких, как я, – цыган.

Резкий ответ удивил графа. Не приходилось сомневаться, что эту девушку нелегко запугать. Он усмехнулся:

– Почему вы думаете, что я буду преследовать вас?

Его усмешка разозлила Марианну не меньше, чем сам вопрос.

– А разве вы не держите меня здесь против моей воли? Разве вы обманом не заманили меня в имение? Это достаточное доказательство того, что вы намерены причинить мне зло. Вот из-за таких, как вы, тетя Тамара думает, что разумно скрывать мое лицо и фигуру. Это было и остается моей единственной защитой.

Граф взглянул Марианне в лицо:

– Я понимаю, почему ваша тетя считает необходимым защищать вас. Но почему надо прятать ваше лицо? Не лучше было бы выбрать вам покровителя?

Марианна от изумления широко распахнула глаза.

Гаррет улыбнулся:

– Я вижу, вы понимаете, что я имею в виду. Вы молоды и привлекательны. Вы легко могли бы найти вместо ворчливой тети кого-нибудь, кто оберегал бы вас от мира.

Марианна посмотрела на него уничтожающим взглядом. Почему она пришла в такую ярость? Она вела себя как леди, дорожившая своей репутацией.

– Только безнадежный мерзавец может предложить такой выход!

Мерзавец! Не совсем подходящее слово, чтобы выразить те чувства, которые пробуждала в Гаррете близость этой девушки.

«Как приятно было бы взять эту прелесть под свое покровительство!» – подумал он и окинул взглядом ее фигуру, скрытую накидкой.

– Цыгане с давних пор ищут покровительства у благородных людей.

Всем своим видом девушка показывала, что оскорблена.

– И вот почему, милорд, столько незаконнорожденных детей с цыганской кровью скитаются по деревням! Не говоря уже о цыганах с благородной кровью, которые просто погибают, потому что надежда на лучшую жизнь была отнята у них в последнюю минуту!

Гаррет понимал, что она этими словами ограждала себя, не желая даже думать, что подразумевалось под его предложением, и поспешил перейти в наступление.

– И вы считаете, что принадлежите к ним? – с иронией спросил он.

Его вопрос, очевидно, застал девушку врасплох.

– Ч-что вы имеете в виду?

– У вас тоже отняли надежду на лучшую жизнь? Вы сказали, что ваш отец был дворянином, и, судя по цвету вашей кожи, вы сказали правду. Так вы не из тех ли «погибающих» цыган?

Марианна в растерянности прикусила губу и нахмурила брови:

– Нет. Я говорила не о себе.

– Так, значит, покровительство вашего отца, оказываемое вашей матери, не погубило вас? – продолжал Гаррет.

Было видно, что его замечание поразило девушку. Она опустила голову, чтобы граф не видел ее лица, и тихо сказала:

– Я… я полагаю, нет.

– Но вы остались, как я уже говорил, только с тетей и этой тонкой маской для защиты.

Гаррет заметил, как напряглась рука девушки, сжимаясь в кулак.

– Нас двоих было достаточно, чтобы отпугивать большинство мужчин, – неуверенно ответила она и отвернулась.

Гаррет наклонился, и его губы коснулись ее уха.

– А я без труда сорвал вашу слабую защиту, разве не так? – прошептал он.

Девушка покраснела вопреки явным попыткам игнорировать его. Этот румянец, непонятно почему, доставил Гаррету удовольствие.

Он решил как можно больше узнать об этой таинственной цыганке.

– Вероятно, мне тогда следовало предложить вам мое покровительство, а не золото.

Девушка уже открыла было рот, чтобы выразить свое негодование, но не успела – дверь распахнулась, и вошла Тамара.

– Так я и знала! – гневно воскликнула она, увидев Мину и Гаррета, стоявших в неприличной близости друг к другу. Маска Мины болталась на одной тесемке у плеча, а капюшон сполз на спину. – Я знала, что все это бессовестный обман!

За ней следом вбежал Уильям, потирая голову, на которой красовалась большая шишка. Гаррет сердито посмотрел на Тамару и на Уильяма, крайне недовольный тем, что они прервали интересный разговор.

Уильям беспомощно развел руками:

– Я не ожидал, что эта девка ударит меня вазой по голове, милорд, совсем не ожидал!

Он попытался выдворить Тамару из комнаты, но она, не обращая на него никакого внимания, продолжала кричать, заметив, что граф держит Марианну за руку:

– Сейчас же отпустите ее! Как вы смеете трогать мою племянницу?! И это после всего того, что она сделала для вас! Неблагодарный развратник!

Гаррет и бровью не повел.

– Женщина, я всего лишь предложил ей вознаграждение, – с невозмутимым видом ответил он. – У нее не хватило здравого смысла принять его. Пока еще.

Это как будто заставило Тамару замолчать. Она взглянула на каменное лицо племянницы, затем снова на насмешливое лицо графа.

– Представляю, какую «награду» вы предложили, – прищурив глаза, сказала Тамара, – и она действительно утратила бы здравый смысл, если б приняла ее. Она не так глупа, чтобы лесть и ласковые слова соблазнили ее. Мина примет вознаграждение, милорд, и это будет золото и ничего другого. Все, кроме него, тускнеет слишком быстро.

– Я не хочу и его золота! – возмутилась Марианна, вырывая у графа свою руку. – Я не возьму его!

Гаррет пристально смотрел на девушку. Почему она так упорно отказывается взять у него деньги? Неужели она так сильно ненавидит дворян, что презирает и их деньги? Она оказалась совсем не такой, какой он представлял себе цыганскую девушку.

Однако ее тетка явно была женщиной практичной.

– Мы возьмем золото! – заявила она, посмотрев на племянницу предостерегающим взглядом. – Она его заработала.

Правда, девушка заработала. Для нее Гаррету было не жаль золота.

– Конечно, – ответил он и, посылая Уильяма за деньгами, бросил в сторону Мины насмешливый взгляд. Она смотрела ему в лицо горящими от бессильной ярости глазами.

Уильям вернулся с кошельком. Гаррет высыпал из него половину монет и вложил их в руку Тамары. Та криво улыбнулась ему. Когда Уильям проворчал что-то относительно слишком большой суммы, Тамара лишь подняла голову и метнула на него взгляд, заставивший его тут же замолчать.

Мина, указав на монеты, которые Тамара аккуратно складывала в кошелек, висевший у нее на поясе, спросила:

– Вы наконец удовлетворены, милорд? Вы сделали то, чего желали, и вознаградили меня за мои старания спасти вашу шкуру. А теперь оставьте меня и мою тетю в покое. Мы не нуждаемся в таких людях, как вы.

– Да, ведь у вас для защиты есть маска? – с издевкой в голосе заметил Гаррет.

– Да оставьте же нас в покое! – повторила Мина и повернулась, чтобы уйти. Тамара бросила на обоих мужчин презрительный взгляд и, выйдя следом за племянницей, захлопнула за собой дверь.

Гаррет смотрел, как они уходят, со смешанным чувством. Ответы Мины не удовлетворили его, а только еще сильнее возбудили интерес к тому, что она и ее свирепая тетка делают в Лидгейте. Зачем маска? Ее объяснения звучали довольно убедительно, но он чувствовал, что существуют другие причины, которые она утаила.

К тому же в среде горожан он наталкивался на странное молчание в ответ на его вопросы. В таком городке, как Лидгейт, люди никогда не держат свое мнение при себе. Или просто цыгане не интересовали их? Или в этом молчании таилось что-то иное?

– Две приятные на вид девицы, – проворчал Уильям, глядя на закрытую дверь, – но языки у них слишком острые, чтобы доставить удовольствие мужчине.

– Да уж, – рассеянно ответил Гаррет.

– У этой Тамары сильная рука, она так запустила этой вазой, – с усмешкой продолжал Уильям, – но могу поспорить, что она становится как шелк, когда мужчина уложит ее в постель.

Тамара нисколько не интересовала Гаррета. Но Мина… У нее такие пухлые соблазнительные губы. Он мог бы поспорить, что они нежнее шелка.

– Нам что, оставить их в покое, как они просили? – спросил Уильям, лукаво взглянув на хозяина.

Улыбка медленно появлялась на губах Гаррета, все мысли о мести своему дяде на время уступили место воспоминанию о Мине. Она, может быть, и осторожна, но он знал, что сумеет выведать ее тайны, было бы для этого время.

– Оставить в покое? – вслух подумал Гаррет, отворачиваясь от двери. – Нет, если мое слово что-то значит.

Уильям тоже улыбнулся:

– А вы действительно хотите сказать свое слово, милорд?

– О да, – коротко ответил граф.


Недалеко от Лондона, в маленьком уединенном имении, Бесс Тирл незаметно наблюдала за мужем, который ходил по ее спальне из угла в угол. Его седеющие волосы были подстрижены, как принято у «круглоголовых», по одной линии на уровне подбородка. Но она лучше других знала, что, кроме стрижки, он ничем не походил на «круглоголовых». От донышка своей дорогой шляпы до привезенных из Франции чулок он целиком был во власти жажды денег и титулов, как и роялисты, которых он презирал.

До последнего времени он публично осуждал свободные нравы «кавалеров», добиваясь одобрения как пуританской, так и англиканской церкви, ибо в их руках находились бразды правления. Но потихоньку он неизбежно извлекал выгоду всегда, когда представлялся удобный случай. И чащевсе-го ему удавалось получить то, чего он хотел, ибо кто откажет в чем-нибудь человеку с его положением и богатством?

Но похоже, кто-то встал на его дороге, думала Бесс, потому что его слишком толстые губы были сжаты от гнева, а его все еще красивое лицо почти никогда не покидало хмурое выражение. Сейчас был неподходящий момент для того, чтобы спросить мужа о том, что ей хотелось узнать. По его угрюмому виду было понятно, что случилось что-то плохое. Однако узнать все же нужно. Если она позволит ему и дальше предаваться этим размышлениям, в конце концов он начнет вымещать свой гнев на ней.

Бесс набралась храбрости и спросила:

– Почему мы все еще не переехали в Фолкем-Хаус? Ты сказал, что скоро переедем. Сказал, что теперь он принадлежит нам. Но мы провели здесь, в глуши, много недель, а ты ничего не сделал, чтобы перевезти наши вещи или…

Она не договорила. Питни резко повернулся. Его светло-голубые глаза побелели от гнева.

– Не говори мне об этом месте! – прорычал он.

Бесс испуганно замолчала. Но она не хотела остаться без ответа. Она должна знать.

– Что случилось? – робко спросила она. – Пожалуйста, Питни, скажи, что…

Муж ударил кулаком об стену:

– Черт побери, женщина! Ты выводишь меня из терпения! – Затем он взглянул на Бесс и с презрительной усмешкой добавил: – Ладно, я скажу тебе правду раз и навсегда, чтобы иметь хоть немного покоя. Ты все равно узнаешь об этом, поскольку мои усилия предотвратить это оказались бесполезными. Фолкем-Хаус потерян. Я не сумел сохранить его. Вот уже несколько недель он принадлежит другому.

Этот ответ Бесс и боялась услышать. Она уже пять месяцев носила своего первого ребенка и была потрясена, узнав, что они не вернутся в Фолкем-Хаус. Она так мечтала, что будет растить ребенка в своем любимом доме, в котором провела детство.

Она сглотнула, пытаясь сдержать слезы.

– Теперь Фолкем-Хаус принадлежит вашему племяннику, мадам. Более того, он отобрал и титул, и все земли. Благодаря твоему племяннику я больше не граф, а ты не графиня.

Услышав это, Бесс онемела. Ее племянник?! Но он умер во время войны вместе с ее дорогим братом. И только по этой причине земли перешли к Питни, ведь, кроме нее, не было наследников.

– Я не понимаю, – прошептала Бесс, теребя ткань своего модного платья.

Питни подошел к кровати, на краю которой она сидела. Его лицо пылало от гнева. Он заметил слезы жены, но это, казалось, еще сильнее разозлило его.

– Твоему племяннику удалось скрыться, когда солдаты убивали твоего драгоценного братца Ричарда. Каким-то образом Гаррет пробрался в Вустер и там присоединился к королю. Когда Карл сбежал, Гаррет сопровождал его. Как видишь, до недавнего времени твой племянник жил в изгнании. А теперь он вернулся и отобрал у нас Фолкем-Хаус.

Бесс с трудом могла поверить в то, о чем говорил муж, но знала, что лгать у него не было причины. Когда же до ее сознания дошел смысл сказанного мужем, она вся просияла от радости:

– Гаррет жив! Мой дорогой мальчик жив. Благодарю тебя, Господи, за это.

Питни криво усмехнулся:

– Да, можешь радоваться. Но разве тебе все равно, что он украл имение, которое должно принадлежать мне? Разве для тебя не имеет значения, что он отобрал и титул, и земли, и даже Фолкем-Хаус?

– Он всегда принадлежал ему, – ответила Бесс, осмелевшая от известия, что ее племянник жив. Она уже так привыкла думать, что у нее нет семьи, что теперь сам факт его существования придавал ей смелости. – Ведь он законный владелец.

Эти слова привели Питни в ярость.

– И ты можешь так говорить после всего, что я сделал, чтобы вернуть Фолкем-Хаус? Я делал это ради тебя, ради нас. Я думал, ты хочешь получить его любой ценой.

Бесс взглянула в лицо человека, которого привыкла презирать, и спокойно произнесла:

– Я хотела, чтобы он снова принадлежал моей семье. И сейчас так оно и есть. Для меня не имеет значения, что им владеет мой племянник, поскольку он – Лайон.

– Лайон! – злобно прошептал Питни. – Твое проклятое семейство причинило мне больше горя, чем сотня роялистов. Из-за твоего подлеца племянника я потерял все, включая Фолкем-Хаус!

Бесс понимала, что не следует раздражать мужа, но не могла остановиться:

– Прежде всего ты не должен был продавать его! Если бы не твоя жадность, он так и оставался бы в семье.

Питни занес руку, чтобы ударить жену, но она смело встретила его взгляд.

– Будь он проклят! – Тихо выругавшись, Питни опустил руку. – Теперь из-за него ты не желаешь слушаться меня. Но лучше выкиньте эту мысль из головы, мадам, это не принесет вам пользы. Ваш племянник не хочет иметь дела ни с одним из нас, так что, если вы собираетесь сбежать и укрыться у него, сначала подумайте. Как только он увидит вас, тут же убьет.

У Бесс задрожала нижняя губа, но она старалась побороть охвативший ее страх.

– Почему он должен ненавидеть меня? Он же не может обвинить меня в получении наследства, когда его здесь не было. И он не претендовал на него. Мы даже не знали, что он жив!

Тут Питни повернул голову и с торжеством посмотрел на жену.

– Мы не знали, не правда ли? – неуверенно спросила она. Питни ухмыльнулся в ответ. – О Боже! – беспомощно произнесла Бесс, почувствовав, как от боли у нее сжалось сердце. – Ты знал! Ты знал, что он жив, и не сказал мне!

Ее родного племянника намеренно бросили, а она ничего об этом не знала.

Питни протянул руку к ее бледному лицу и, приподняв его, провел большим пальцем по ее все еще красивым губам.

– Сначала я не знал, – равнодушным тоном объяснил он. – Но потом пришли письма из Франции, от Гаррета. Он просил меня сохранить его земли до его возвращения. Гордость не позволяла ему просить денег, но я знал, что он нуждался в них. – Взгляд Питни наполнился ненавистью. – Я-то думал, что он умер вместе с родителями. Думал, что мне наконец принадлежит весь мир. Титул, земли – у меня было все. И вдруг все пошло прахом…

– Почему ты не сказал мне о письмах? – тихо спросила Бесс.

– Чтобы слушать, как ты скулишь о том, что надо вернуть Гаррету дом? Сам Кромвель хотел сделать меня… министром. И это только благодаря моему титулу. Ему хотелось привлечь дворянство на свою сторону. И будь здесь этот роялистский щенок, я бы потерял свой шанс, это точно.

– Поэтому ты отказался вернуть Гаррета сюда, – в задумчивости проговорила Бесс. Она вдруг представила себе, что бы сделал ее алчный муж, узнав, что ему придется лишиться титула. – А как ты объяснил ему это? Как ты объяснил, что не хочешь его возвращения, потому что это нарушит твои планы?

Питни с удивлением посмотрел на жену:

– Объяснил? Уж не думаешь ли ты, что я что-нибудь рассказал Гаррету? Дура, я не ответил на его письма. Он прислал их пять, и каждое следующее было отчаяннее предыдущего. Все письма я порвал.

– Нет! – в ужасе прошептала Бесс.

– Да! – с вызовом произнес Питни. – Я был уверен, что если выжду достаточное время, твой племянник умрет с голоду там, во Франции, вместе с другими изгнанниками. Прошло некоторое время, а от него не было никаких известий. Я решил, что он умер. Но нет! Твой любимый племянничек вернулся в Англию и все отобрал у меня. Я думал, что роялисты не вернутся никогда!

Бесс отвернулась от мужа. Тихое отчаяние охватило ее. Племянник и Фолкем-Хаус теперь потеряны для нее. Муж позаботился об этом. Она помнила Гаррета десятилетним мальчиком. Он отличался сообразительностью и самоуверенностью и этим напоминал ей брата.

Что сделали с Гарретом годы скитаний? Как он выжил? Она слышала, что изгнанники в те годы не всегда имели еду на столе. Как-то раз Питни сказал, что даже король живет в нищете. Что уж говорить о Гаррете. Каково ему было на чужбине без денег и без родителей? Гаррет, конечно, винит в своих злоключениях и ее. Как же иначе? Простит ли он когда-нибудь, что она отказалась от него?

Гаррету было тринадцать, когда Бесс видела его в последний раз. Он достаточно хорошо знал ее мужа, знал, какой это жестокий человек. Конечно, он не забыл это. Он поверит ей, когда она скажет, что ничего не знала. Он поможет ей вырваться из этого несчастливого брака. Она наконец сможет покинуть Питни и не бояться его мести.

Питни с подозрением посмотрел на жену, затем запустил руку в ее темные волосы и повернул голову так, что она вынуждена была смотреть ему в лицо.

– Я знаю, о чем ты думаешь. Тебе лучше забыть о бегстве к племяннику. Я убью вас обоих, если ты сбежишь. Ты знаешь, я способен это сделать.

– Ненавижу тебя! – воскликнула Бесс.

– Ненавидишь? – Питни дернул жену за волосы с такой силой, что она вскрикнула. Свободной рукой он дотянулся до воротника ее платья, расстегнул его и, просунув руку вовнутрь, крепко ухватил ее за грудь. Бесс с трудом сдержала отвращение к нему. – Можешь сколько угодно ненавидеть меня, но ты все равно принадлежишь мне, моя благородная женушка. Если ты собираешься сбежать к своему племяннику, то помни: твоя жизнь в моих руках.

Питни с силой стиснул грудь, но Бесс не закричала от боли, не желая этим доставить ему удовольствие.

– Мне все равно, что будет со мной, – с пылающими от гнева глазами сказала она. – А у тебя не хватит смелости убить Гаррета.

Питни криво усмехнулся. Его рука продолжала шарить у жены под сорочкой, пока не добралась до ее живота.

– Значит, ты готова рисковать и жизнью своего ребенка? – спросил он.

Испуг отразился на лице Бесс. Нет, он, конечно, не это хотел сказать. Не о ее ребенке. Они прожили в браке четырнадцать лет и оставались бездетны. Теперь наконец Бесс забеременела. Она так давно хотела иметь ребенка. Ей был нужен кто-то, кого она могла бы любить и лелеять.

– Ты не навредишь собственному ребенку, – прошептала Бесс, чувствуя, как под рукой Питни шевельнулся в животе ребенок.

– Если бы он был моим, ему бы ничего не грозило. Но я не уверен, что он мой, – холодным тоном произнес Питни и больно ущипнул жену за грудь.

– Он твой, – заявила Бесс, стараясь голосом не выдать того, что говорит неправду. Ей так хотелось уколоть его, сказав прямо в лицо, что он никогда не был способен иметь детей и что один из красивых купцов, с которыми он имел дело, без труда сделал ей ребенка.

Но Бесс не отважилась на такое, понимая, что пострадает и сама, и ее ребенок. Питни убьет и ее любовника, единственного человека, относившегося к ней с такой добротой. Он ничего не знал о ребенке. Бесс не говорила ему, ибо знала, что сделает Питни, если она сбежит с этим купцом. Она не хотела рисковать. Она должна заставить Питни поверить, что это его ребенок.

– Ребенок не интересует меня, – грубо прошептал он ей на ухо. – Я могу уничтожить мать, не уничтожая дитя. Не выводи меня из терпения. Отправляйся к Гаррету, и я увижу, как вы с племянником умрете и оставите ребенка без матери.

Бесс вся задрожала. Муж снова загнал ее в ловушку. Она не знала, как долго сможет вынести это, оставаясь с ним. Но вынести она должна ради своего ребенка. Она не может умереть и допустить, чтобы его растил Питни.

Бесс молчала.

– Значит, жена, обещаешь быть послушной? – спросил Питни, устремив на нее похотливый взгляд.

Бесс подняла затуманенные печалью глаза, посмотрела ему в лицо и, стараясь сохранить спокойствие, с достоинством кивнула.

Он глумливо улыбнулся и выпустил ее волосы из рук. Затем он ослабил пояс нижних штанов, и они упали на пол. Положив руку Бесс на плечо, Питни силой заставил ее опуститься перед ним на колени.

– Посмотрим, как ты будешь послушна, жена, – пробормотал он и, обхватив ее за голову, пригнул к своей вздыбившейся плоти.

– Пожалуйста, Питни, – прошептала Бесс с выражением отвращения на лице. Как она могла совершить такую глупость и выйти за него замуж? Ей следовало бы прислушаться к словам своего брата, когда он говорил, что Питни нельзя доверять. Но ее покорили мужественность Питни, нежные слова и красивая внешность.

Сейчас Бесс думала о том, что просил сделать ее муж, и колебалась.

– Помни о ребенке, – угрожающим тоном произнес Питни и притянул голову жены ближе к себе. – Тебе лучше доказать мне свое послушание, если хочешь жить ради этого щенка.

Всем сердцем Бесс ненавидела мужа, но какое это имело значение, если он был сильнее ее. Заливаясь слезами, она доказала, что послушна ему.

Глава 6

К бокалу твои губы прикоснулись,

И вижу я – один лишь поцелуй

В вино мгновенно воду превращает.

Роберт Геррик. Речным нимфам, пьющим воду из фонтана

Утренняя заря заливала пламенным светом сады Фолкем-Хауса, таинственно мерцая каплями росы. Марианна лишь на минуту остановилась полюбоваться красотой этого утра, затем поплотнее завернулась в накидку и стала пробираться сквозь невысокие кусты по заросшей сорняками тропинке. В холодном осеннем воздухе было заметно дыхание, вырывавшееся из губ облачками тумана.

Наконец она остановилась возле заросших травой грядок и украдкой огляделась вокруг. Ничто не нарушало покоя этого укромного места, рядом с которым росли яблони. Это был особый сад ее матери, где она выращивала лечебные травы. Марианна внимательно оглядела заросшие буйными сорняками грядки. Стараясь не шуметь, она пробиралась все дальше, пока не заметила алые ягоды и темно-фиолетовые цветы – признаки черных «ветреных ягод» семейства пасленовых.

Слава Богу, они пережили эти месяцы запустения. Эти растения встречались довольно часто на полях и в канавах, но здесь были необыкновенные экземпляры. Ее отец приложил немало труда, чтобы несколько лет назад привезти из Франции специально выведенный сорт. Французы научились выращивать растения с особыми свойствами, и «ветреные ягоды» могли применяться в самых различных случаях, даже в смертельных.

Марианна вынула из-под накидки маленькую лопатку, затем, опустившись на колени, осторожно выкопала несколько растений, намереваясь унести их с собой и пересадить в другом месте. Она завернула корни в мокрые тряпки и опустила их в мешочек.

Марианна еще раз оглянулась на погруженный в тишину дом. Никто еще не появлялся. Вдруг ее охватила злость при виде застекленных окон, весело отражавших первые лучи утренней зари. Она должна бы находиться в доме, а не тайком бродить здесь в холоде и сырости! Как несправедливо, что она, леди, вынуждена приходить крадучись в свой собственный сад! Она заставит графа Фолкема заплатить за эту несправедливость, пусть даже это будет последнее, что она сможет сделать в своей жизни!

Марианна отвернулась, посмотрела на сад и не двинулась с места. Теперь, когда у нее были «ветреные ягоды», ей следовало уходить. Но где еще она найдет столько трав, нужных для ее сада? Мистер Тиббет пользовался порошками и сухими травами, привезенными из Лондона. Иногда у него имелось то, что было ей нужно, а иногда нет. Чтобы заниматься целительством, ей необходимы свежие травы.

Один из жителей отдал Марианне кусок земли для ее сада, однако потребуются месяцы, чтобы проросли семена и растения укоренились. А здесь, в имении, были все нужные для целительства травы и никто не обращал внимания на этот отдаленный участок сада. Почему бы не взять все, что нужно, когда никто ей не помешает?

Приняв такое решение, Марианна стала пробираться по саду, останавливаясь то тут, то там, чтобы выкопать нужные растения.

Марианна старалась не думать о графе, спящем в доме совсем неподалеку. Всю прошедшую неделю она пыталась забыть тот день, когда он разоблачил ее, гнала из памяти сделанное им оскорбительное предложение. Но забыть о графе было не так просто, когда тетя Тамара каждый день не уставала повторять о том, как глупо связываться с таким человеком.

Марианна, безусловно, не хотела иметь с ним дела. Но воспоминания, как будто назло, не отпускали ее от него. Марианна с волнением вспоминала о том, как он смотрел на нее. Казалось, его взгляд проникает под одежду. Однако хуже всего было то, что прикосновение графа не вызвало у Марианны отвращения. Она его боялась, но не испытывала отвращения.

«Это только потому, что я мало общалась с мужчинами», – говорила она себе, но в этом была не вся правда, и Марианна это понимала. Семья Уинчилси вела уединенный образ жизни. Правда, время от времени они посещали балы или семейные обеды, но баронет с его «испанской» женой не был любимцем общества. Уинчилси мало общались с людьми своего круга. Отец Марианны находил друзей среди интеллектуалов, эксцентричных личностей. Объединяющий их интерес к медицине делал их безразличными ко всему остальному. Марианна выросла в окружении людей, настолько поглощенных наукой, что они просто не имели времени интересоваться ею. Даже когда она стала старше, друзья отца относились к ней скорее как к младшей сестре, чем как к женщине, за которой стоило бы поухаживать.

По мере того как росла ее дочь, Дантела Уинчилси начала беспокоиться о ее будущем, но Марианну нисколько не волновал тот факт, что она может остаться незамужней. Ей всегда хотелось пойти по стопам родителей, а для этого муж не нужен.

Когда умерла мать, у Марианны почти не оставалось времени для балов и званых обедов. Она вела хозяйство в имении отца и была занята с утра до вечера. Время от времени кто-нибудь из молодых друзей отца обращал на нее внимание, одному из них даже удалось сорвать ее поцелуй, но сама Марианна ни одного из них не воспринимала всерьез. И вот теперь эта встреча с графом. Он смотрел на Марианну такими… голодными глазами. Да, именно так – как голодающий, впервые за долгое время допущенный на пир. Такой взгляд было трудно выдержать. Как и устоять перед ним.

«Хватит тебе думать об этом графе», – строго приказала себе Марианна. Нет смысла позволять ему испортить ей еще один день. Кроме того, у нее есть дела поважнее. Надо поживее собрать травы и уходить, пока кто-нибудь не обнаружил ее здесь. Вот тогда она попадет в настоящую беду.

– Медленно поднимитесь, если хотите прожить этот день. – Раздавшийся позади громкий голос вывел Марианну из задумчивости.

«Вот и убежала, пока меня не заметили», – уныло подумала она и, узнав раскатистый голос, почувствовала, что готова от стыда провалиться сквозь землю. Граф Фолкем! Она как будто вызвала его своими мыслями. Вдруг что-то острое уперлось Марианне в ребра, и она вся внутренне сжалась. О Господи, этот человек приставил шпагу к ее спине!

– Стойте! – приказал граф, и Марианна повиновалась, в душе проклиная свою накидку, в которой ночью ее можно было принять за воровку.

– Это всего лишь я, цыганка, – чуть слышно прошептала Марианна. – Я не делаю ничего плохого, милорд.

– Повернитесь, – коротко скомандовал граф, и Марианна так быстро повернулась, что споткнулась, наступив на край накидки. Она широко раскрыла глаза, увидев его чеканное лицо, казавшееся в слабом утреннем свете мрачным и жестоким. Он держал шпагу наготове. Его взгляд остановился на маске, которую Марианна надела на случай встречи с незнакомым человеком. Затем он оглядел ее с ног до головы, заметив, что под накидкой, где Марианна одной рукой придерживала мешочки с травами, что-то оттопыривается.

– Снимите маску и накидку, – так же строго приказал граф.

– Не сниму! – возразила Марианна. – Вы же знаете, кто я!

Граф угрожающе поднял шпагу:

– Снимайте!

Выпустив из рук мешочки, Марианна трясущимися руками развязала тесемки маски, а затем сняла и накидку.

Граф опустил шпагу и обвел взглядом ее фигуру, задержавшись на тонкой длинной шее и груди, прикрытой прозрачной муслиновой сорочкой. Он пробежал глазами по жесткому корсажу ее простого шоколадно-коричневого цвета платья, по тонкой от природы талии и округлым бедрам. В эти дни Марианна не надевала много нижних юбок, и поэтому ее фигура выглядела именно такой, какой ее создала природа.

– Очаровательно, – с улыбкой проговорил граф, возвращаясь взглядом к лицу Марианны, – как я и думал.

Он вложил шпагу в ножны.

Марианна поняла, что он заставил ее снять накидку лишь для того, чтобы удовлетворить свое похотливое любопытство и поглазеть на ее тело. Она с негодованием схватила накидку.

– Вы… вы, сэр, – развратник! – воскликнула она, неловко натягивая ее на плечи. Она пыталась завязать тесемки, но от волнения ей это не удавалось. Накидка снова соскользнула вниз.

Граф тихо усмехнулся:

– Кто же вы, моя цыганочка? Шпионка? Воровка? Что вы здесь делаете, тайком, на рассвете? Вы так напугали кухарку, что она нарушила мой крепкий сон, потребовав, чтобы я разобрался с незваным гостем.

Марианна покраснела под пристальным взглядом графа.

– Я… я только хотела позаимствовать кое-какие растения из вашего сада, милорд, – ответила она и, опустившись на колени, вынула из мешочка одно из растений. – Видите? Я хочу завести собственный садик и… ну… я подумала, что вы не станете возражать, если я возьму те, которые трудно вырастить. Ведь у вас их множество, и вам они, конечно, не нужны. А весной я могла бы принести вам некоторые из моего сада, которые укоренились и… и размножились.

С выражением недоверия на лице граф подошел ближе и опустился на колени так близко от Марианны, что она невольно вздрогнула. Он заглянул в мешочки, но, не найдя в них ничего, кроме растений, поднялся и протянул руку, чтобы помочь встать Марианне. Она словно не заметила этого и поднялась сама.

– Так, значит, эта упрямая цыганка, не желающая брать мои деньги, не так уж независима, как она старается всех уверить, не так ли? – сказал Гаррет с нотками превосходства в голосе. – Для вас было бы слишком унизительно попросить у меня эти травы? Вы подумали, что я пожалею для вас несколько ничтожных растений?

Марианна подняла голову:

– Я понятия не имею, о чем вы могли бы пожалеть, милорд.

Гаррет молча оглядел сад, словно хотел убедиться, не занималась ли она чем-то еще, кроме выкапывания трав.

– Мои сады довольно велики, как вы узнали, где вы найдете то, что вам нужно? – недоверчиво спросил он. – Вы не могли пробыть здесь более получаса, а уже набрали неплохой запас трав.

Вопрос застал Марианну врасплох. Она пыталась скрыть смущение и искала ответа, который мог бы удовлетворить его. И нашла.

– Я бывала здесь раньше. Прежние владельцы позволяли мне брать все, что я хотела, поэтому я не задумываясь пришла сюда. Я привыкла собирать здесь то, что мне нужно.

Неожиданно граф шагнул к Марианне и, взяв ее за подбородок, поднял голову так, что ее глаза оказались на уровне его глаз.

– И поэтому вы пришли в такой час, зная, что никто не увидит вас? Я бы сказал, что так делают воры, а не гости.

На глаза Марианны набежали слезы, готовые пролиться в любую минуту.

– Я не воровка, – обиженно прошептала она, но, заметив на лице графа слабую улыбку, возмутилась: – Уинчилси никогда не называли меня так, и вам я не позволю! Вас не интересуют сады, так какое вам дело до того, что я взяла несколько растений? От вашей заботы они просто превратились бы в сорняки!

Губы графа превратились в одну тонкую линию. Отпустив Марианну, он наклонился и вытащил какое-то растение из мешочка. У нее забилось сердце, тогда она увидела в его руках «ночную тень».

– В сорняки? – переспросил он. – Я бы не назвал белладонну просто сорняком, а вы?

Марианна заставила себя сохранять спокойствие. Если граф узнал растение, то он должен знать и его свойства. Он наверняка заподозрит, что она использует его с самой дурной целью.

– Я пользуюсь белладонной для припарок, – спокойным тоном сказала Марианна.

– А я-то думал, для того, чтобы сделать взгляд ваших очаровательных глаз еще более таинственным, – с сарказмом проговорил Гаррет.

Это тоже было одним из свойств растения: итальянские дамы пользовались им, чтобы расширить зрачки и таким образом придавать взгляду особое очарование.

– У меня нет желания выглядеть таинственной.

Граф рассмеялся в ответ:

– У вас нет желания выглядеть таинственной, поэтому вы прячетесь под накидкой и маской, пробираетесь украдкой в мой сад, воруете мои травы, в основном ядовитые…

– Я никого не хочу отравить, милорд! – в отчаянии воскликнула Марианна. – Мне нужна белладонна лишь для приготовления лекарств! А остальные всего лишь травы, вы сами можете это видеть. Почему вам надо поднимать такой шум из-за нескольких растений?

Это было так несправедливо! Это были ее сады, ее травы, а она вынуждена объяснять, зачем они нужны ей, что она собиралась с ними делать! Будь проклят этот граф со своими подозрениями!

Кончиком сапога граф перевернул мешочек с травами, лежавший перед ним, и торопливо произнес:

– Мне наплевать на растения, даже на белладонну, вы найдете сколько угодно ядов в лесу. Но я не могу терпеть, чтобы вы втайне от меня бродили по моему саду. У меня есть враги…

Гаррет замолчал, как будто рассердившись на себя за то, что сказал лишнее.

Марианна почувствовала страх. У большинства мужчин, без сомнения, были враги, но какие преступления совершил этот человек, если даже в собственном доме не чувствует себя в безопасности? Конечно, существовал сэр Питни, но он не отважится появиться вблизи Фолкем-Хауса. Не так уж он глуп. Нет, подозрительность Фолкема лишь доказывает, что ему свойственно наживать врагов и создавать опасные ситуации.

Граф оглянулся на дом, а затем опять повернулся к Марианне.

– Вы знали этих Уинчилси? – вдруг спросил он.

Марианна чувствовала, что он ждет ее ответа с большой долей любопытства. И с подозрением. Ей лучше быть поосторожнее.

Чувствуя на себе пристальный взгляд графа, Марианна опустила глаза.

– Я хорошо знала Уинчилси, хотя и жила здесь совсем недолго.

Она была довольна своим ответом. До сих пор почти все, что она говорила, было правдой, хотя и представляло ее несколько в другом свете.

– Я мало знаю о тех, кто жил здесь раньше. Расскажите мне о них, – вдруг попросил граф.

– Ч-что вы хотите узнать?

– Этот сэр Уинчилси. Что это был за человек?

Желание правдиво описать своего отца оказалось сильнее здравого смысла, который подсказывал Марианне, что она должна рассказать как можно меньше.

– Он был удивительным человеком, добрым и кротким, – сказала она, не в состоянии скрыть удовольствие от возможности поговорить о своем отце. – Он заботился обо всех одинаково – о богатых и бедных. От него я многому научилась в лечении больных.

Тень пробежала по лицу Фолкема.

– Кажется, вы знали его лучше, чем я мог бы подумать, принимая во внимание, что вы цыганка. Более того, кажется, он нравился вам. Возможно, у вас больше опыта общения с покровителями, чем я вначале предполагал.

Глаза Марианны расширились, когда она поняла, что имел в виду граф.

– Стыдитесь! Как вы смеете намекать, что сэр Уинчилси и я… что мы…

– Да?

– Только такой развратник, как вы, может такое подумать! Так вот, он был стар и любил свою жену! Чем его могла привлечь… такая, как я?

Марианна с пуританским презрением взглянула на графа. Этот взгляд произвел на него впечатление. Его настроение резко переменилось.

– Чем, действительно, могли привлечь его вы? – Он, прищурившись, оглядел ее. – Легко могу ответить на ваш вопрос, милочка. Мужчина должен быть или слеп, или глуп, чтобы не соблазниться вашей фигурой.

Грубый намек, прозвучавший в словах графа, насторожил Марианну. Она, приготовившись бежать, если он накинется на нее, попятилась и обогнула живую изгородь так, что она оказалась между ними.

– Пожалуйста, милорд, – проговорила Марианна, когда граф не спеша стал надвигаться на нее. – Я думаю, мне лучше сейчас уйти. Моя тетя будет беспокоиться.

– Пусть беспокоится. Вы же не беспокоились о ней, когда пробирались сюда, не так ли?

Граф сделал еще несколько шагов, становясь между Марианной и ее мешочками с травами. Живая изгородь по-прежнему разделяла их.

– Кроме того, вы же не хотите оставить здесь то, за чем пришли.

Марианна взглянула на мешочки, в беспорядке валявшиеся на земле.

– Мне… мне они в общем-то не нужны, – солгала она.

– Глупости. Они были вам так нужны, что вы были готовы их украсть. А что мне с ними теперь делать? Они погибнут, если их не пересадить, и, уверяю вас, садовник из меня никакой. Вам обязательно надо взять их с собой.

Граф опустился на колени, собрал мешочки и положил их на изгородь. Но Марианна не успела схватить их, граф легко перепрыгнул через изгородь, оказавшись между нею и мешочками.

– Они все же вам нужны, не правда ли? – спросил он.

– Да-а. – Марианна попятилась, пока не уперлась в яблоню, росшую на границе сада. Отступать дальше было некуда, граф загнал ее в ловушку.

– Вы их получите, но за плату, – с торжествующей улыбкой произнес он, чем вызвал у Марианны подозрения. Она подумала, что ей совсем не хочется узнать, какова эта плата.

– Один поцелуй. Вот и все. Затем вы можете взять эти травы и делать с ними все, что захотите.

Один поцелуй? Как будто она допустит, чтобы ее коснулись губы этого… этого убийцы! Марианна забыла об осторожности и, упершись кулаками в бока, в ярости накинулась на графа:

– Это все, чего вы желаете? Один поцелуй? Только дворянину может прийти такое в голову! Да как вы смеете просить об этом?!

– Какое негодование вижу у цыганки! Вы воображаете себя принцессой. Не забывайте, вы без разрешения проникли в мой сад. Один поцелуй – незначительная цена за то, что я не преследую вас за преступное поведение.

– С каких это пор дворяне ограничиваются одним поцелуем, милорд? Я не настолько наивна, чтобы позволить вам уговорить меня на такие глупости. Тетя достаточно часто предостерегала меня против таких, как вы.

Лицо графа помрачнело. И тут только Марианна осознала, что совершенно беззащитна здесь, наедине с ним. В доме, вероятно, есть слуги, но они достаточно далеко. Граф может сделать с ней все, что хочет, и никто не обратит на это особого внимания.

Марианна быстро огляделась в поисках какого-нибудь орудия защиты, но рядом ничего не было, даже какой-нибудь ветки.

– Должен вам напомнить, мадам, – сурово произнес граф, придвигаясь к Марианне все ближе, – если бы я захотел, то передал бы вас констеблю и вас посадили бы в тюрьму.

Глаза Марианны гневно вспыхнули.

– Вы бы это сделали? И все это из-за нескольких травинок. Мне следовало бы ожидать этого от… такого негодяя. Ну так отправляйте меня к констеблю. Полагаю, он предпочел бы видеть меня свободной, чтобы я помогла его жене, которой нездоровится после родов, а не в заключении по прихоти безумного дворянина!

На лице графа отразилось нечто похожее на восхищение ее смелостью.

– Очень хорошо, как видно, я не смогу заковать вас в цепи, иначе весь город восстанет против меня, – мрачно пошутил он. – Но все равно не могу позволить вам взять эти травы, если не заплатите ту незначительную цену, которую я прошу. Не понимаю, цыганка рискует вызвать гнев благородного пэра по такой незначительной причине. Немногие цыганки колебались бы заплатить за свою свободу тем, что я прошу.

«Черт бы его побрал! Зачем ему надо все время напоминать, что я веду себя как оскорбленная леди, а не как льстивая цыганка? Что бы сделала на моем месте молодая цыганка? Вероятно, воспользовалась бы его страстью и выторговала бы у него небольшую награду, – с иронией подумала Марианна. – Надо позволить ему этот поцелуй и покончить с этим. Почему бы не сыграть роль до конца?»

– Один поцелуй, милорд? Думаю, это слишком высокая цена за какие-то жалкие растения. А если вы предложили бы мне что-либо более соблазнительное…

Гаррет прищурил глаза и, подойдя к Марианне, уперся руками в ствол дерева так, что она оказалась прижатой к дереву.

– Вот цыганская принцесса и показала свое истинное лицо, – с торжеством заметил он.

Марианна сразу же пожалела о своей глупой попытке перехитрить графа. Она смотрела ему в глаза. Он ответил ей холодным как лед взглядом, затем перевел его на ее губы.

– Вы правы, – тихо сказал он. – Одна только сладость ваших губ стоит больше, чем простые травы. Но боюсь, сделка уже заключена. Ни одна цыганская девушка не отвергнет меня. Вы выполните мой каприз, милая, независимо от того, поцелуете вы меня по своей воле или я заставлю вас сделать это.

Теперь, испуганная по-настоящему и его близостью, и желанием, которое видела в его глазах, Марианна уперлась руками графу в грудь:

– Пожалуйста, милорд, я не хочу отказывать вам. Я… я сделаю, как вы желаете… если вы дадите мне минуту… чтобы приготовиться.

Граф отступил, но недостаточно далеко для того, чтобы можно было успокоиться. Марианна все сильнее волновалась, чувствуя на себе его пристальный взгляд, больше всего пугавший ее. Она лихорадочно искала, что бы сказать, как заставить графа отказаться от своего намерения.

– Иди ко мне, Мина, ты узнаешь вкус поцелуя, – зашептал он голосом, полным искушения. Марианна боролась с желанием сделать все, что приказывал этот ласкающий бархатный голос.

Стряхнув с себя это наваждение, она протянула руку и, сорвав яблоко, сунула его графу:

– Если вы голодны, милорд, может быть, оно лучше утолит ваш голод.

– Может быть, яблоко и погубило Адама, моя маленькая Ева, – с мрачным видом проговорил граф. – Но мужчина не попадается дважды на один и тот же крючок.

С этими словами он взял яблоко и отбросил в сторону. Затем, преодолевая сопротивление Марианны, притянул ее к себе. Она почувствовала стальную твердость каждого мускула его тела.

– Я не… – попыталась протестовать Марианна, но граф не дал ей продолжить.

Его губы были твердыми, как отброшенное им яблоко. Когда он прижался ими к ее губам, все мысли вылетели у Марианны из головы. Она уперлась руками в его грудь и напряглась всем телом. Граф удерживал ее с такой силой, будто боялся, что она улетит, если он отпустит ее. Неожиданно его губы стали мягкими, а рука легла Марианне на талию. Какое нежное прикосновение, подумала она. Слишком нежное. Оно отняло у нее всякое желание сопротивляться.

Его губы ласкали ее губы, и они сами собой отвечали ему, а в теле рождалось странное ощущение предвкушения чего-то. Его еще не выбритый утром подбородок царапал ее нежную кожу, но она ничего не могла сделать, а только ждала, ждала, пока приятная сладость, вызванная его поцелуем, исчезнет и она сможет вырваться из его объятий.

Но ожидание затянулось. А ощущение этой сладости, делавшее ее беспомощной, было восхитительным опьянением. Марианна инстинктивно прижималась к графу, и ее тело обмякло в его объятиях.

– Ах, Мина, – прошептал граф с нежностью, – один твой поцелуй слаще вина!

Он поцеловал Марианну в щеку, затем за ухом.

– Милорд, пожалуйста… – ахнув, прошептала она.

– Гаррет, – так же шепотом ответил граф, прижимаясь губами к ее шее. – Меня зовут Гаррет, милая. Думай обо мне только как о Гаррете Фолкеме, который просто хочет получше узнать тебя.

Фолкем! Это слово заставило Марианну прийти в себя. Это ее враг! Что за безумие! Как она могла допустить, чтобы он прикасался к ней? Еще хуже, как она могла испытывать при этом наслаждение?

Когда граф коснулся губами ее плеча и тепло от них растеклось по ее телу, Марианна слабо запротестовала:

– Один поцелуй, вы сказали. Только один поцелуй.

Гаррет откинул назад голову и улыбнулся, блеснув рядом ровных белых зубов:

– С каких это пор мужчины удовлетворяются одним поцелуем?

Эта фраза вызвала в воображении Марианны образы цыганок, соблазненных и брошенных дворянами. «Бежать! Надо бежать!» – промелькнуло у нее в голове.

Марианна стиснула кулачки и с силой ударила графа в грудь.

– Значит, вы овладели бы девушкой против ее желания? – возмущенно спросила она. Неожиданный гнев и страх придавали силу ее словам.

– Эта девушка не против своей воли только что трепетала в моих объятиях, – с издевкой заметил граф, но его руки, державшие Марианну за талию, ослабели.

Он был прав. Ее тело все еще было во власти чувств, которые он пробудил в ней, но Марианна поклялась себе, что он никогда не узнает об этом. Она сдержанно заметила:

– Вы назвали цену, милорд, и я заплатила ее. Вы сказали, что поцелуй должен быть добровольным. Он таким и был. А теперь вы намерены воспользоваться своими же условиями, чтобы потребовать еще одну плату?

Ее деловой тон заставил Гаррета нахмуриться. Он отступил на шаг, и от его взгляда у Марианны перехватило дыхание. Она покраснела от смущения, прекрасно сознавая, что ее сердитые слова не обманули его.

– Вы говорите так, как базарная торговка говорит о своем товаре, – холодным тоном проговорил Гаррет. – Можете это отрицать, если хотите, но поцелуй не был просто платой. Честная женщина призналась бы в этом.

– А благородный человек отпустил бы меня сейчас и больше не мучил своими капризами, – ответила Марианна, желая лишь одного – сбежать, пока не станет ясным, насколько проницательность графа встревожила ее.

Он снова оценивающе оглядел ее фигуру с головы до ног. Марианна почувствовала, что краснеет, заметив, на каких местах останавливается его взгляд.

Марианна подняла руку и намеренно вытерла губы так, словно хотела стереть с них следы от поцелуев.

Заметив это, граф онемел от гнева. Затем он повернулся, взял мешочки с травами и протянул их Марианне:

– Вот. Возьмите и убирайтесь с моей земли. Бегите к вашей тетушке, припаркам и пациентам. Но в следующий раз, если я увижу вас там, где вам не следует находиться, вы не отделаетесь поцелуем. Нет, моя спесивая цыганочка, в следующий раз цена за вашу свободу будет намного выше. Помните об этом, когда станете что-то затевать.

С этими словами граф шутовски поклонился, повернулся и ушел. Марианна осталась стоять, пытаясь как-то успокоить все еще бешено колотящееся сердце.

Глава 7

И для судьи, что приговор выносит вору,

Он кажется виновней во сто крат,

Чем сам того своей виною заслужил.

Уильям Шекспир. Мера за меру

Прошло два дня, а Гаррета все еще преследовал образ Мины. Он ехал быстрым шагом на своем жеребце Цербере по дороге, ограничивающей его владения, и не переставал проклинать себя за то, что думает об этой упрямой цыганочке.

Он понимал, почему она не выходит у него из головы. Когда она раскрыла перед ним свое лицо, она не раскрыла своих тайн. Ее скрытность не давала ему покоя. То он верил, что ей нечего скрывать, у нее нет никаких позорных тайн, то его охватывали подозрения, что она подослана его дядей.

Даже если она служит дяде, что она может ему сделать? Она явно была слишком неопытна для настоящего предательства, а Гаррет повидал достаточно истинных злобных интриганов, чтобы предположить, что она чем-то может помешать ему. Однако если ее послал Тирл, она может оказаться более чем помехой, особенно когда она так волнует его.

Сейчас, если он намерен достичь своей цели, ему меньше всего нужны были лишние переживания. В последние дни эта цель все более и более захватывала его. Возвращение в Фолкем вновь разбередило его душевную рану, нанесенную известием о смерти родителей.

Когда Гаррету рассказали об их гибели, он смирился с объяснением, что произошла одна из тех трагедий, которые случаются на войне. Но со временем он пришел к осознанию некоторых вещей.

Только одному дяде Гаррета было известно, что его родители под чужими именами направились в Вустер, чтобы там присоединиться к королю. Только Тирл знал, какой дорогой они поедут и как их можно узнать. И теперь Гаррет был уверен, что только Тирл мог выдать их «круглоголовым». У него не было доказательств, но он всем сердцем верил в это.

С годами его подозрения переродились в жгучее желание отомстить. Сейчас он едва мог поверить, что через столько лет наконец близок к осуществлению своего желания.

Его месть началась с его появления в палате лордов и возвращения ему его владений. Его неожиданное возвращение породило множество слухов. Пройдет немного времени, и общество узнает всю правду о Тирле, о его двуличности. И тогда Питни невозможно будет показаться в приличном обществе. Тогда Гаррет начнет затягивать петлю на его шее. Он уже старательно готовил для этого почву. И скоро, очень скоро…

Громкие крики нарушили полуденную тишину и отвлекли графа от его мыслей. Повернув Цербера в ту сторону, откуда доносились звуки, он увидел столб дыма, поднимавшийся над его полями. Черт побери, кто-то поджег поля! Гаррет пришпорил коня. Услышав душераздирающий крик, он еше сильнее ударил Цербера.

Доскакав до места, Гаррет увидел трех мужчин посреди выгоревшего участка поля. Он не узнал человека, неподвижно лежавшего на земле. Его камзол и рубашка на глазах набухали от крови. Двое других, возмущенно кричавших друг на друга, были Гаррету знакомы. Оба работали на него. Тот, что повыше, сжимал в руке окровавленный нож.

Гаррет соскочил с седла.

– Прекратите это безумие! – закричал он, становясь между ссорящимися.

Высокий тотчас же обернулся на голос, держа наготове нож. Увидев Гаррета, человек мгновенно побледнел и выронил нож.

– М-милорд, я не знал…

Мрачный взгляд Гаррета заставил его замолчать.

– Расскажите, что случилось, – потребовал Гаррет, не спуская недоверчивого взгляда с обоих.

Высокий, оказавшийся местным жителем, нанятым на время жатвы, пришел в себя и поспешил объяснить.

– Этот негодяй, – он указал на распростертого на земле мужчину, – пытался поджечь поля. И ему бы это удалось, если бы я не распорол ему брюхо.

Тот, который был пониже ростом, арендатор этого поля, со злостью замахнулся на высокого кулаком:

– Ты «распорол ему брюхо», только когда появился я и выбил факел из его руки. Он не был вооружен. Если бы не твоя глупость, я взял бы его живым. Его сиятельство мог бы допросить его. Стоило бы узнать, кто подослал мерзавца поджечь нас, вместо того чтобы иметь безымянного мертвеца, которого надо похоронить.

Гаррет еще раз огляделся. Факел, закатившийся в зеленую траву, явно недолго горел, перед тем как погаснуть. Гаррет внимательно осмотрел распростертое на земле тело. Оружия при нем не было.

Гаррет вопросительно взглянул на высокого крестьянина. Тот переводил взгляд с арендатора на графа, как будто соображая, как ему лучше объяснить свои действия.

– Может, я и поспешил, – наконец пробормотал он. – Но откуда я мог знать, что он не вооружен? Я сделал то, что сделал бы любой солдат.

Это замечание заставило Гаррета спросить:

– Тебя зовут Эштон, не так ли?

Высокий утвердительно кивнул.

– И ты был солдатом?

Эштон прикусил губу и опустил глаза.

– Ты пришел просить работу и сказал, что ты фермер, – продолжал Гаррет. В его голосе появились стальные нотки. – Ответь на мой вопрос: ты когда-нибудь служил в армии?

– Я только хотел сказать, милорд, что я хотел защитить себя, как это сделал бы любой солдат.

– Так ты не был солдатом.

– Нет.

Гаррет взглянул на окровавленный нож в руке Эштона, а затем на раненого, лежавшего на земле.

– Ты уволен. Я более не нуждаюсь в твоих услугах.

Арендатор мрачно кивнул в знак одобрения, а Эштон в растерянности уставился на графа:

– Н-но, милорд, почему?

Гаррет посмотрел в глаза Эштону, и тот залился краской.

– Я не терплю лжецов, – заметил Гаррет. – Простые фермеры не носят ножей, и какая необходимость скрывать, что ты когда-то был солдатом?

На какой-то момент выражение лица Эштона изменилось, как будто кто-то сорвал с него маску. Его взгляд стал похож на взгляд дикаря, загнанного в угол.

– Милорд, я… я не был уверен, что мне следовало говорить вам, что когда-то я был солдатом. Солдаты не всегда становятся хорошими фермерами. Но если вы не прогоните меня, может быть, вам было бы выгодно иметь солдата на вашей стороне.

Гаррет улыбнулся, хотя его глаза при этом оставались холодными.

– Может быть, и было бы. Но солдаты, которые лгут, мне не нужны.

Эштон побледнел.

– Ваше сиятельство, я буду преданным…

– Преданным кому? – сурово спросил Гаррет. – Это главный вопрос. Нет, я полагаю, будет лучше для нас обоих, если ты покинешь свою службу у меня, пока твоя «преданность» не окажется опасной для меня и не вынудит принять меры.

Угроза, прозвучавшая в словах графа, заставила Эштона снова покраснеть. Он только слегка кивнул, развернулся и зашагал по направлению к Лидгейту.

Арендатор с презрением посмотрел Эштону вслед:

– Попомните мои слова, милорд. Это негодяй, настоящий негодяй, хотя и умеет хитро говорить. Вы не пожалеете, что прогнали его.

Выражение лица Гаррета было суровым.

– Настоящим негодяем был тот, кто послал его, и этот человек заплатит мне, как только я смогу доказать его предательство.

Неожиданно раздался тихий стон. Это стонал лежавший на земле человек. Гаррет резко повернулся в его сторону.

– Это бесполезно, – бормотал лежавший. – Бесполезно… совершенно бесполезно.

Гаррет опустился на колени и приподнял ему голову.

– Что бесполезно? – спросил он, но раненый снова потерял сознание.

– Может, он еще выживет, – заметил арендатор. – Если вы добьетесь от него признания, то сможете поймать его хозяина.

Гаррет кивнул, на этот раз с большим интересом осматривая лежавшего мужчину. Трудно было определить, насколько серьезны были его раны. Но если бы его можно было спасти…

– Я знаю человека, который сможет поддержать в нем жизнь, – решительно произнес Гаррет и резко встал. – Устройте его поудобнее, а я привезу знахарку-цыганку.

Арендатор кивнул:

– Вы говорите о Мине? Если кто и может вернуть этого человека к жизни, так это она.

Садясь в седло, Гаррет задумался над словами фермера. Мина наверняка не одобрит решение сохранить мерзавцу жизнь лишь для того, чтобы услышать его признание. Лучше не говорить ей о том, что он задумал, иначе она не захочет выполнить его желание.

Гаррет бешеным галопом помчался мимо Фолкем-Хауса в лес. Мина думала, что он не знает, где она живет. Но в тот день, когда Гаррет застал ее в саду, он проследовал за ней. Теперь он ехал к этой поляне. Придется убедить девушку поехать вместе с ним. Добравшись до поляны, Гаррет никого там не увидел. Угли в костре перед цыганской кибиткой еще не остыли, но котелок, подвешенный на изогнутых железных стойках, был пуст. Гаррет сошел с коня и тут услышал голоса, доносившиеся из-за фургона. Обогнув его, Гаррет обнаружил Уилла и Тамару, жарко споривших друг с другом.

– Для цыганской девицы у тебя слишком высокие запросы! – кричал Уилл.

– А для слуги джентльмена у вас, сэр, слишком воровские ухватки! У тебя что, нет дел в другом месте? Здесь ты мне не нужен.

Гаррет заметил, как покраснели губы и растрепались волосы у Тамары.

– Очевидно, Уиллу интереснее оказывать внимание вам, чем выполнять свои обязанности, – сухо заметил Гаррет. Увидев его, Уилл и Тамара от неожиданности подскочили. – При других обстоятельствах я бы не помешал разговору, но вы оба мне очень нужны.

Тамара не замедлила занять оборонительную позицию.

– Вы явились, чтобы вместе с вашим лакеем нападать на меня, милорд? – спросила она, бросив насмешливый взгляд в сторону Уилла.

– Нападать! Ну уж ты скажешь, – проворчал Уилл.

– Я не нападаю на беззащитных женщин, – раздраженно ответил Гаррет. – Сейчас у меня другие заботы. Где Мина?

Тамара, прищурившись, посмотрела на графа:

– А что?

– Мне нужны ее услуги, – резко ответил Гаррет.

Тамаре, казалось, не понравился его ответ, она уперлась кулаками в бока и грозно свела брови:

– Не сомневаюсь, что нужны, милорд, но она не окажет их вам.

Гаррет сделал несколько шагов вперед и резко схватил Тамару за плечи:

– Слушайте, женщина. В двух милях отсюда умирает человек. Ваша племянница могла бы спасти его. Я не могу терять время на споры с вами: или вы говорите, где она, или я отведу вас к констеблю.

Тамара презрительно фыркнула и вызывающе взглянула Гаррету в лицо:

– Ну ладно, давайте, милорд, приступайте, я все равно не скажу вам…

– Я здесь! – раздался звонкий голос из леса, и на поляну вышла Мина. – Не надо пугать ее, милорд. Я сделаю то, что вам нужно.

Гаррет обернулся и замер на месте при виде Мины.

Она не была потрясающей красавицей, как увешанные драгоценностями накрашенные придворные дамы, которых он привык видеть в свите короля. Но что-то в ней, уверенной в себе, пышущей здоровьем и молодостью, потрясало его. Сейчас она стояла перед ним с распущенными и растрепанными ветром волосами, держа в руках вязанку хвороста. Если бы существовала богиня осени, то это была она. Мина выглядела так, как будто была самой душой этих осыпанных бриллиантовыми каплями росы деревьев.

«Нет, – подумал Гаррет, – она выглядит так, будто бог осени, кем бы он ни был, только что держал ее в своих объятиях». Гаррет без труда представил ее распростертой на опавших листьях. Ее глаза таинственно мерцали в сумраке темного леса. Эта воображаемая картина острым желанием пронзила его с такой силой, что он вздрогнул.

– Что вам от нас нужно? – спросила Мина, скользнув взглядом по его рукам, сжимавшим Тамару за плечи.

Гаррету хотелось признаться, что ему на самом деле хотелось от нее, но он заставил себя сдержаться.

– Произошел несчастный случай. Мне требуется ваша помощь как лекаря, – торопливо проговорил он, отпуская Тамару.

Цыганка попятилась и попала прямо в объятия Уилла. Она стряхнула с себя его руки, но Уилл остался стоять рядом; внимательно наблюдая за тем, что происходит между его хозяином и Миной. Одной рукой он по-прежнему касался плеча Тамары.

– Мне кажется, милорд, – опередила с ответом племянницу Тамара, – что к вам просто липнут «несчастные случаи». Я не так уж уверена, что моей племяннице следует находиться в вашем обществе. Вы приносите несчастье.

Гаррет взглянул на Мину. Она смотрела на него с негодованием.

– В данный момент я склонен согласиться с вами, – сказал он. – Мне не помешало бы немного удачи. – Гаррет смотрел на Мину, хотя его слова адресовались Тамаре. – Если вы хотите сопровождать нас, пожалуйста, но только если захотите помочь. Если же нет, то можете оставаться здесь с Уиллом. В любом случае Мина едет со мной.

Тамара шагнула вперед, но Уилл железной хваткой сдавил рукой ее плечо. Тамара бросила на него злобный взгляд, но он лишь улыбнулся и снисходительно пожал плечами.

Мина подошла ближе и бросила на землю хворост. По выражению ее лица было заметно, что ей совсем не нравится то, как фамильярно ведет себя Уилл с ее теткой.

– Если вы отзовете своих собак, – ответила она, указывая на Уилла, обнимавшего одной рукой Тамару за талию, – то я подумаю над вашей просьбой.

Гаррет кивнул Уиллу, и тот, улыбаясь, отпустил Тамару.

– Пошли, – скомандовал Гаррет Мине и направился к своему коню.

Но Мина не пошла за ним. Гаррет остановился и, медленно повернувшись, пристально посмотрел на нее.

– Это приказание или просьба, милорд? – спросила Мина, горделивым жестом откидывая волосы назад.

Гаррет не сводил с нее взгляда, пока она не покраснела.

– А что заставит вас пойти по доброй воле? – с некоторым раздражением спросил он.

– Просьба, – ответила Мина, гордо вскинув подбородок. Она явно не собиралась тронуться с места, пока они не решат этот вопрос.

– Мадам, вы поедете со мной сейчас, пока этот человек еще дышит? – наконец произнес Гаррет. Ему уже надоело уговаривать эту гордячку.

Мина не знала, как это понимать: была ли это просьба или приказание.

– Пожалуйста, – добавил граф с еще большим раздражением.

Это последнее слово, казалось, удовлетворило Мину.

– Как пожелаете, – ответила она, величественно кивнув. – Я возьму мои снадобья.

Она повернулась и грациозной походкой пошла к фургону.

Тамара проворчала что-то неодобрительное себе под нос, но остановить племянницу не попыталась. Когда Мина скрылась внутри фургона, Тамара, сверкая глазами, подошла к Гаррету:

– Если вы пытаетесь таким путем соблазнить ее, милорд, то вы выбрали не ту девушку. Она не прыгнет в вашу постель из-за сочувствия к вашим бедам.

Рассерженный тем, что Тамара так легко разгадала его тайные мысли, Гаррет с раздражением в голосе сказал:

– Не говорите глупостей, женщина. Зачем мне соблазнять цыганку?

– Может, я не так сказала. Может, вы подразумевали «поиметь», а не «соблазнить».

Гаррет сурово свел брови, но Тамара не смутилась. Заметив опасный блеск в глазах хозяина, Уилл шагнул вперед; Тамара, не обращая внимания на обоих мужчин, продолжала:

– Знаете, милорд, цыганки славятся как непревзойденные гадалки. Хотите, я предскажу ваше будущее? Я знаю, если вы принудите мою племянницу, я мало что могу сделать. Но предупреждаю: вам нелегко будет бросить ее после одной ночи, как вы, без сомнения, привыкли поступать с другими. Эта девушка – сама чистота и радость. Ее невинность – бальзам для такого ожесточенного сердца, как у вас. Если не остережетесь, то будете нуждаться в этом бальзаме все чаще и чаще, пока не умрете от тоски по нему. Вы должны овладеть ее сердцем, иначе будете страдать.

– Не беспокойся, цыганка, – ответил Гаррет. – Твоя племянница хорошая девушка. Уверяю тебя, я никогда не принуждал девушек. И не собираюсь делать это теперь.

Тамара пристально посмотрела на графа и, когда он не отвел глаза, успокоилась.

– Значит, мы поладим с вами, милорд, ибо я знаю, что Мина никогда по своей воле не ляжет в вашу постель.

Если бы Тамара знала, что ее племянница по своей воле уже подарила ему поцелуй, то не была бы так убеждена, что Мина откажет ему и в других вольностях.

Тамара искренне верила, что хорошо знает свою племянницу, но в одном она ошибалась. Может быть, Мина и была гордой и скромной, но в его объятиях она становилась пылкой и страстной. И она снова будет такой. Уж он позаботится об этом.

Глава 8

Я дам тебе три феи, чтоб тебе служили.

Они достанут для тебя алмазы из глубин

земли и будут петь тебе,

Когда на ложе из цветов ты будешь почивать.

Уильям Шекспир. Сон в летнюю ночь

Когда Марианна с графом возвращались к цыганскому фургону, месяц серебряным светом освещал им дорогу. Марианна, сидевшая с Гарретом в его неудобном седле, слегка пошевелилась. Она была слишком измучена, чтобы обращать внимание на то, что всем телом прижимается к нему. Она хотела сейчас только одного – отдохнуть.

Никогда раньше она не тратила столько сил, спасая жизнь одного больного. Но и никогда раньше она не видела такой ужасной раны. Днем, когда они с графом подъехали к выжженному участку поля, где лежал раненый, она почти впала в отчаяние. Он был ранен в живот, и Марианна боялась, что он скоро умрет.

Но небо было милосердно к нему. Мужчина был без сознания, но упрямо цеплялся за жизнь. У Марианны не было времени спрашивать, кто же всадил нож в его живот. Она сразу принялась за дело.

По ее указаниям Гаррет и арендатор осторожно уложили раненого в карету, которую Уильям пригнал из имения. Весь длинный мучительный путь до Фолкем-Хауса Марианна сидела рядом с раненым. Еще час ушел на то, чтобы перенести его в комнату. Это оказалась ее бывшая спальня. Марианне пришлось действовать быстро. Она распорядилась вскипятить воду, смешать и растолочь травы, приготовить полотно для перевязки.

Для того чтобы вымыть раненого, потребовалась вся ее сила воли, от вида крови ее тошнило. Но Марианна не могла отказаться, когда он сам так отчаянно боролся за свою жизнь. Она ни на минуту не отходила от него, промывала раны, вливала в рот бульон и лечебные отвары и старалась, как могла, остановить кровотечение.

Наконец, когда Гаррет увел ее из комнаты и приказал вернуться в кибитку и поспать, что для нее было совершенно необходимо, она стала с ним спорить, хотя на данный момент сделала все, что можно было сделать. В конце концов он победил, и сейчас Марианна была благодарна ему за его настойчивость. Она чувствовала себя так, словно кто-то колотил по ее телу мешком с картошкой. В глаза словно насыпали песку, а веки закрывались сами собой. Неровная поступь лошади укачивала.

Гаррет усадил Марианну еще ближе к себе. Ей надо держаться прямо, чтобы не касаться его, говорила она себе, но тепло его тела было так приятно, что у нее не было сил отодвинуться подальше.

– Если я не делал этого раньше, то должен поблагодарить вас за то, что вы сделали для меня сегодня, – тихо проговорил Гаррет чуть хрипловатым голосом.

– Это было сделано не для вас, а для этого несчастного человека. Я даже не уверена, что он выживет, но я сделала для него все, что могла.

– Да, вы чуть не убили себя, ухаживая за ним. Вероятно, это больше, чем он заслужил.

Марианна на минуту задумалась над словами графа. С какой странной горечью в его голосе он произнес их!

– Каждый заслуживает права жить, милорд, даже самый жалкий нищий. Может быть, у него нет богатого имения и знатных друзей в Лондоне, но он радуется пению скворца и ароматам осени так же, как и вы. И чтобы вновь услышать и ощутить это, он должен жить.

Гаррет вздохнул:

– Вы неправильно поняли меня, Мина. Я не отрицаю права любого человека, бедного или богатого, на жизнь. Как солдат, я отнял слишком много жизней, чтобы не понимать, что жизнь драгоценна. Кроме того, я встречал негодяев среди богатых и святых среди бедных. Поэтому я согласен, что ценность человека не должна измеряться количеством монет в кошельке. Я только хотел сказать, что никогда не знаешь истинное содержание души другого человека, как и его истинную способность совершать подлости.

Марианна молча слушала графа. Он высказывал те же мысли, которые она иногда слышала от своего отца. Что же ей думать об этом странном графе? Сегодня он рядом с ней боролся за жизнь человека. Этот человек не был важной персоной, но граф так упорно хотел спасти ему жизнь.

Забота Гаррета о ней самой тоже вызывала у Марианны недоумение. Он был настолько внимателен и обращался с ней почти с нежностью. Что же это был за человек? С первой их встречи она держала глаза и уши настороже, надеясь найти доказательства той роли, которую он сыграл в аресте ее отца. Когда в Лидгейте она встречала его слуг, то осторожно расспрашивала их. К сожалению, они мало что знали, поскольку их наняли совсем недавно. Люди графа, которых она иногда лечила, были преданы ему всей душой. Они всегда хвалили его за справедливость.

Сам Гаррет не слишком распространялся о своем прошлом. Единственное, что он открыто признавал, так это то, что за свою жизнь убил немало людей. Но все солдаты убивают. Марианне нужны были другие доказательства его истинного характера. Был ли он человеком, способным предать невинного ради того, чтобы украсть его собственность? Видит Бог, но ей просто необходимо это узнать. Ведь если граф не причастен к аресту ее отца, ее влечение к нему не так сильно беспокоило бы ее.

А Марианну влекло к графу. Даже сейчас, несмотря на усталость, ее тело трепетало от его близости. Его сильная рука лежала под ее грудью и при каждом движении коня касалась ее. Жеребец графа шел так медленно, что казалось, они плывут в этой ночи как во сне. Лунный свет превращал обыкновенные деревья и кусты в сказочные существа, охранявшие их путь.

Неожиданно рука Гаррета, обнимавшая Марианну, начала ласково гладить ее. Она замерла. Граф становился все смелее, и вот его палец проскользнул под ее грудь. Это было всего лишь прикосновение, но Марианне показалось, что ее опалил пылающий факел. Она пыталась отодвинуться подальше, но граф обхватил ее за талию и еще сильнее прижал к себе.

Затем он наклонил голову и, откинув прядь ее волос, потерся носом о шею.

– М-милорд… что… вы делаете? – слабым голосом спросила Марианна. От волнения она не услышала собственных слов. Гаррет покрывал ее шею легкими поцелуями, от которых по телу пробегала дрожь.

Не следовало позволять ему этого, но его поцелуи действовали на усталую Марианну как целебный бальзам. Она откинула назад голову и положила ее графу на плечо.

Он воспринял это как поощрение и натянул поводья. Конь остановился, тихо заржал и, опустив голову, начал щипать траву. Марианна даже не успела осознать весь ужас своего положения, как вдруг ощутила губы графа на своих губах.

Она оцепенела. Но Гаррет провел языком по изгибу ее губ, словно прося их раскрыться, и от этой ласки жаркая волна прокатилась по телу Марианны и у нее перехватило дыхание. Его поцелуи обладали такой силой власти над ней, что она не могла противостоять.

Ему снова это удалось, смутно промелькнуло в голове у Марианны. Своими дьявольскими поцелуями он смел все ее внутренние запреты. Она боролась со своим телом, старалась вернуть свою власть над ним… до тех пор пока его язык не вошел в ее рот, принося с собой наслаждение, окончательно лишившее ее сил.

Его губы казались такими теплыми на холодной от ночного воздуха коже. Как Галатея, прекрасная статуя, в холодный твердый камень которой вдохнула жизнь любовь Пигмалиона, Марианна оживала от поцелуев графа.

– Какое же ты страстное создание, – с удивлением заметил он и с нежностью поцеловал ее вьющийся локон. – Я так хочу узнать, какие тайны еще откроются для меня в этом чудесном теле…

– Н-никаких тайн… – прошептала Марианна. Гаррет слегка прикусил мочку ее уха, и жаркая волна наслаждения пробежала по ее телу. – Пожалуйста… пожалуйста… – Она замолчала, не зная, что сказать.

– Если бы я не знал, как ты устала, я бы сейчас же предложил тебе вернуться вместе со мной в Фолкем-Хаус. Сегодня же с моей стороны было бы жестокостью звать тебя в постель. – Гаррет провел рукой по талии Марианны и остановился под грудью. – Тогда опять… – прошептал он, прижимаясь губами к ее губам.

«Звать тебя в постель», – мысленно повторила Марианна и пришла в ужас. Она уперлась кулаками графу в грудь, желая показать, что никуда с ним не поедет.

Он оторвался от поцелуя и вопросительно посмотрел на нее.

– Пожалуйста, милорд… – прошептала дрожащим от страха голосом Марианна.

На мгновение Гаррет застыл, вглядываясь в ее встревоженное лицо, затем вздохнул и провел пальцем по ее припухшим губам.

– Я знаю. Я так же устал, как и ты, я не имею права настаивать. Полагаю, лучше покончить с этой игрой, пока не окажется, что я делаю то, о чем завтра буду жалеть.

Он с неохотой усадил Марианну так, как она сидела до того, как он стал целовать ее, взял поводья и тронул коня.

Марианна почувствовала, что сгорает от стыда. Как унизительно! Граф отступился от нее только потому, что его беспокоила ее усталость. Иначе он принял бы ее поведение как поощрение и был бы прав. О, как она могла дойти до такого?! Марианна старалась привести в порядок путавшиеся мысли. Усталость так ослабила ее волю, что она позволила графу чудовищные вольности. Ясно, что он принял ее за настоящую распутницу, готовую лечь в его постель после нескольких поцелуев.

Наконец они доехали до поляны, на которой стоял цыганский фургон. Вот что получилось из сказочной ночи и волшебства, таившегося в ней. Она заставила Марианну забыть об основном инстинкте всех мужчин. Ей бы лучше не забывать, что это не страна чудес, а Гаррет не сказочный принц, вполне возможно, убийца.

Гаррет легко соскочил с седла, взял Марианну за талию и опустил на землю. Она попыталась проскользнуть мимо него, но он не выпускал ее из своих рук.

– Что? Ты не поцелуешь меня на прощание, моя цыганская принцесса? Ты сердишься, что я на время прервал наши удовольствия?

Марианна подняла на графа пылающие праведным гневом глаза:

– Нет. Я сержусь на то, что усталость помешала мне показать вам мои истинные чувства.

В темноте Марианна почти не видела лица Гаррета, но все же почувствовала, что ее слова не понравились ему.

– Значит, мне всего лишь показалось, что ты растаяла в моих объятиях. Вероятно, лунный свет так обманчив? Или это шутка цыганки, которая обиделась, не получив то, чего хотела?

– Обиделась! Обиделась! Я не обиделась. Я возмущена! Вы играете со мной в ваши дворянские игры и каким-то образом лишаете силы воли! Это сводит с ума! Вы заставляете меня забыть все, что я должна помнить. Это… это…

Марианна осеклась, поняв, что в порыве гнева сказала лишнее.

Гаррет впился в нее взглядом. Лунный свет зловеще отражался в его глазах и делал его похожим на сероглазого ангела мести.

– Да? Так что я заставляю тебя забыть, Мина? – спросил он, больно стиснув Марианну за предплечье.

«Что вы негодяй», – подумала она про себя, но вслух сказала:

– Что мы слишком разные.

Казалось, ее ответ удивил графа.

– Слишком разные в чем?

– Во всем! Вы смотрите на меня как на развлечение, как на игрушку, которой можно поиграть, пока вы скучаете в деревне. А я не хочу ничего подобного.

Только когда граф отпустил ее, Марианна почувствовала, с какой силой он сжимал ее руки.

– А если и я не хочу этого?

Марианна с удивлением взглянула на графа:

– Если бы вы так сказали, милорд, я назвала бы вас лжецом, ибо вы так не думаете.

– Возможно, – пожал плечами Гаррет. – Но все же я никогда так не желал женщину, как хочу тебя. Сейчас. В эту минуту. Так сильно, что завтра я буду удивляться, как я смог оторваться от тебя.

Его слова снова привели Марианну в смятение.

– Но я не хочу вас! – в отчаянии воскликнула она.

Граф провел рукой по овалу лица и слегка коснулся ее губ. Марианна инстинктивно прильнула к нему. Он, обняв ее за талию, торопливо прижал к себе и крепко поцеловал в губы. Она невольно ответила на его поцелуй.

– Ты не обманешь меня, Мина, – проговорил Гаррет, и в его голосе слышались нотки торжества. – Может быть, ты не хочешь желать меня, но твое желание все равно не скроешь. Оно как это заключенное в фонарь пламя. Я вижу его, чувствую его тепло, но еще не дотронулся до него. – Граф улыбнулся. – Я терпелив. Я могу подождать, пока ты разобьешь стекло, чтобы мое пламя слилось с твоим. Только не заставляй меня ждать слишком долго, иначе мы оба сгорим в этом пламени.

Он резко отстранился от Марианны. Ее сердце бешено колотилось в груди. Что она могла ответить графу? Что, возможно, он не ошибался. Она не знала. Тогда она должна бежать от него, пока вновь из-за него не потеряла способности здраво мыслить.

Марианна бросилась бежать к фургону, словно спасала свою жизнь.

– Доброй ночи, трусиха, – насмешливо сказал ей вслед Гаррет.

Марианна торопливо забралась в фургон и долго стояла у двери, затаив дыхание. Наконец она услышала топот конских копыт и облегченно вздохнула.

– Он что-то с тобой сделал? – раздался из темноты голос тетки.

Марианна от неожиданности вздрогнула.

– Нет, тетя Тамара, ничего не сделал.

Последовало недолгое молчание.

– Но он целовал тебя, правда? – снова задала вопрос Тамара.

Марианна покраснела. Хорошо, что тетка в темноте этого не видит. Или видит?

– Почему ты так думаешь?

– Я слышала некоторое время назад, как он подъехал на лошади. Все это время вы должны были чтото делать. Вы не разговаривали, потому что, когда вы разговаривали, я вас слышала.

Марианна пробралась к своему тюфяку в углу кибитки.

– Я устала, тетя Тамара, – тихо сказала она, раздеваясь, – и так хочу отдохнуть.

– Он красив, детка. Можешь мне поверить. Но не позволяй ему сбить тебя с толку. Помни, ты больше не леди, а бедная цыганка. Этот человек не так благороден, как твой отец. Его сердце ожесточилось, полно ненависти и жажды мести. И если он завоюет твою любовь, он превратит сладкий сок доброты твоего сердца в горький сок полыни.

– А ты не думаешь, что может случиться наоборот? Я не хочу сказать, что когда-нибудь паду жертвой хитрости такого человека. Но может быть, я могла бы превратить горечь полыни в сладость доброты?

– Нет, детка, думаю, это невозможно, – помолчав, ответила тетка. – Чтобы превратить полынный сок в вино, нужна сильная любовь. Не думаю, что этот джентльмен на нее способен.

Марианна, не ответив, улеглась на тюфяке и накрылась покрывалом. Но настойчивый голосок внутри нее нашептывал, что вино не созревает за сутки, а цыгане не всегда видят будущее.


На следующий день Марианна обнаружила, что ей не хочется возвращаться в Фолкем-Хаус и снова видеть Гаррета. Однако совесть не позволяла ей бросить раненого человека, лежавшего теперь в ее бывшей спальне.

К счастью, граф лишь на несколько минут появился в комнате больного и, убедившись, что раненый все еще без сознания, предоставил Марианне заботу о нем.

Спустя некоторое время, когда Марианна мыла раненого, он на минуту открыл глаза и неразборчиво произнес, несколько слов.

Марианна склонилась над ним:

– Что? Вам что-то нужно? Воды?

Мужчина снова закрыл глаза. Марианна закончила его мыть и постаралась уложить поудобнее. Оставив раненого отдыхать, она отправилась на поиски графа.

Спускаясь по лестнице, Марианна услышала громкие сердитые голоса, доносившиеся снизу.

– Я уже вам сказал. Его сиятельство не желает видеть ни вас, ни миледи. Вы должны уйти, – сказал голос, принадлежавший Уильяму. Его тон был слишком грубым. Марианне стало любопытно и захотелось посмотреть, кто явился причиной столь бесцеремонного поведения Уильяма.

– Мне наплевать, желает он видеть нас или нет! – последовал наглый ответ. – Я желаю видеть его. И мы не уйдем отсюда, так что лучше доложи его сиятельству, мы ждем.

Марианна тихо спустилась по лестнице и, остановившись на последних ступенях, заглянула в холл. Там она увидела богато одетую даму в утреннем атласном платье с отороченными мехом юбками. Женщина была на вид старше Марианны лет на десять и отличалась удивительной красотой. Однако ее лицо омрачало выражение глубокой печали, в руках она комкала шелковый платок. Марианне почему-то сразу же стало жаль ее.

Тут вперед выступил щегольски одетый мужчина, вероятно, муж женщины, и вырвал у нее платок, пробормотав что-то себе под нос. Женщина покраснела. Мужчина медленно повернулся, и Марианне стал виден его профиль. В ту же минуту она окаменела. Перед ней стоял сэр Питни. В панике Марианна бросилась вверх по лестнице.

Какой ужас! Как мог сэр Питни оказаться в Фолкеме? Марианна не хотела, чтобы он был здесь. Он знал ее в лицо и мог выдать.

«Не паникуй!» – мысленно приказала себе Марианна. Надо все обдумать. Маловероятно, что сэр Питни узнает ее. Она встречалась с ним раньше только раз или два, да и то была тогда нескладной долговязой пятнадцатилетней девчонкой. Кроме того, он не ожидает увидеть Марианну живой, поскольку, конечно же, слышал о ее самоубийстве.

Все же на всякий случай надо постараться не попасться ему на глаза. Марианна услышала вдалеке чьи-то шаги и поняла, что это, вероятно, Гаррет направляется в холл, чтобы выставить дядюшку за дверь. Ее ноги словно приросли к полу. Она просто не могла пропустить стычку, которая, как она понимала, была неизбежной.

Первой заговорила женщина.

– Доброе утро, Гаррет, – полным печали голосом сказала она.

– Доброе и тебе утро, тетя Бесс, – донесся издалека голос графа. – Мне не сказали, что ты тоже приехала. Прости, что не вышел встретить тебя.

Словно какая-то неведомая сила тянула Марианну вниз. Она спустилась на несколько ступеней и встала так, что ей была видна дверь холла.

Леди Бесс стояла перед Гарретом, а он улыбался ей. Сэр Питни подошел к жене и грубо обхватил ее за талию.

– Мы приехали сообщить тебе новость. Моя жена ждет ребенка. Мы уверены, что ты хотел бы узнать об этом.

Леди Бесс при этих словах мужа покраснела.

– Мне приятно узнать о твоем ребенке, – ответил Гаррет, намеренно обращаясь только к тете.

– Я так рада видеть тебя после стольких лет разлуки, – тихо сказала она и, отстранившись от мужа, шагнула к Гаррету.

Он взял тетю за руки и поднес их к губам. Этот жест явно взволновал женщину.

– Ты вырос, стал таким высоким, – сказала она, пытаясь не выдать голосом волнения. – Едва могу поверить, что это ты. И ты кажешься… намного спокойнее, чем когда был ребенком.

Гаррет бросил быстрый взгляд на сэра Питни:

– Этим я обязан годам, проведенным во Франции.

Сэр Питни нахмурился.

– Я думаю, тебе следует знать, что… – побледнев, проговорила тетя Бесс.

Сэр Питни шагнул к ней и схватил за плечо:

– Разве ты не видишь, Гаррет очень занятой человек, любовь моя? Мы не должны отнимать у него слишком много времени на разговоры о семейных делах.

Что-то в поведении сэра Питни заставило Марианну вздрогнуть. Гаррет, очевидно, тоже заметил его тон, потому что лицо его от недовольства потемнело.

– А теперь пойдем, Бесс. Ступай к карете, – грубо скомандовал сэр Питни жене. – Я скоро приду туда. Нам с твоим племянником надо обсудить кое-какие дела.

Леди Бесс испуганно кивнула и повернулась к двери. Однако она не успела уйти, Гаррет подошел к ней и снова взял за руки.

– Ты хорошо выглядишь, тетя Бесс, – ласково сказал он. – Надеюсь, что ты и чувствуешь себя хорошо. Если окажется, что это не так, и тебе потребуется моя помощь…

– Я сам забочусь о том, что принадлежит мне, – вмешался в разговор сэр Питни.

Леди Бесс торопливо вырвала свои руки и поспешно скрылась за дверью.

Как только она покинула комнату, Гаррет повернулся к дяде и гневно посмотрел на него:

– Лучше бы мне не знать, что ты плохо обращаешься с нею, Тирл. Может быть, вы оба бросили меня в Европе, но она все же моя кровь, и я не потерплю, чтобы человек моей крови подвергался унижениям.

Гладкое красивое лицо Питни исказилось от злобы.

– Ты – подлый ублюдок! Ты въезжаешь в Англию как охвостье его величества, отнимаешь у меня имения, над которыми я так трудился, улучшая их, потом еще имеешь наглость указывать мне, как обращаться с моей женой!

Гаррет презрительно рассмеялся, а затем зло стиснул кулаки:

– Ты улучшил мои имения? Каким же образом? Заставляя арендаторов голодать и забирая у них заработок на уплату налогов и на твои заговоры в борьбе за власть? Или издеваясь над жителями окрестных деревень так, что имя Фолкемов стало всем ненавистно?

Гаррет встал перед сэром Питни, возвышаясь над ним, ибо тот был невысокого роста.

– Единственное место, избежавшее твоих «улучшений», – это Фолкем-Хаус и Лидгейт. Только у тебя могло хватить совести продать этот дом, мой дом, чужим людям, принудив меня бороться за его возвращение. Если ты так улучшил мои владения, то неудивительно, что с помощью таких, как ты, советников Кромвель дошел до отчаяния и умер! Этого было бы достаточно, чтобы свести в могилу любого.

– Я вкладывал большие деньги в эти земли…

– И тут же забирал большую часть их обратно, – холодно заметил Гаррет. – Ты украл у меня более чем достаточно, так что, если ты приехал просить денег…

– Я приехал только сообщить тебе о ребенке!

Гаррет усмехнулся:

– Неужели?

– И напомнить тебе, что, если ты умрешь без наследника, мой сын – а это будет сын – станет им.

Лицо Гаррета потемнело. Дрожь пробежала по спине Марианны. Она и раньше видела этот мрачный взгляд, не предвещавший ничего хорошего.

– Для тебя было бы весьма выгодно, если бы я умер, не оставив наследника, не правда ли, Тирл? Так же выгодно, как и смерть некоторых других людей.

Взгляд Питни стал угрожающим.

– Смерть каких людей? Что ты хочешь сказать?

– Ты знаешь, что я хочу сказать, – загадочно ответил Гаррет. – Но требуется больше, чем пара бестолковых разбойников, чтобы убить меня. Так что тебе следует пересмотреть свои планы. Может оказаться, что осуществить их будет для тебя нелегко.

При этих словах Гаррета Питни побледнел.

– Да, дядя, я знал, что этих разбойников подослал ты. Еще я знаю, что ты послал человека сжечь мои поля. Но твои планы не удались. Нанятые тобой люди лежат мертвыми, а твоего шпиона я выгнал из деревни.

– Какого шпиона?! – воскликнул Питни. Ему было явно не по себе. – Ты безумен, племянник. Все эти разговоры о разбойниках и шпионах. Ты ничего не можешь доказать.

– Пока не могу. Но скоро докажу. Видишь ли, Тирл, человек, которого ты послал сжечь мои поля, а возможно, и усадьбу, пойман живым. Твой шпион пытался убить его, чтобы тот ничего не сказал, но не сумел. Так что твой слуга сейчас находится в этих стенах. Уверяю, его раны хорошо залечили. Как только он сможет говорить, кто знает, о чем он поведает. Может быть, расскажет достаточно, чтобы отправить того, кто его послал, на виселицу.

Услышав эти слова Гаррета, Марианна почувствовала, как к горлу подступила тошнота.

Так вот каким оказался Гаррет! И не доброе дело хотел он совершить, обращаясь к ней с просьбой о помощи! Нет, жажда мести привела его к ее порогу. Марианна вспоминала, как хлопотал Гаррет над раненым. Он помогал ей, это правда, но ни разу не выразил беспокойства о самом человеке. Он хотел только одного – чтобы раненый не умер.

Зачем? Чтобы пытками выведать у него правду? Неужели он настолько чудовищен, что может спасти человеку жизнь, а затем отнять ее?

– Ты еще не победил, племянник! – прорычал Питни. – Я не допущу, чтобы ты захватил все, за что я боролся!

Хриплый смех Гаррета словно нож вонзился в сердце Марианны. Она вспомнила слова тетки, сказанные прошлой ночью: горький сок всегда остается горьким.

– Слушай меня внимательно, – зловещим тоном проговорил Гаррет. – В Лондоне, когда я предстал перед парламентом, я держал свой гнев в узде, потому что его величество желает сохранить мир в Англии. Но мое терпение небесконечно. Здесь, на моей собственной земле, мне тяжело переносить твое присутствие. Поэтому предлагаю тебе вернуться в Лондон к твоим могущественным друзьям, пока я не решил испытать, какой из тебя фехтовальщик!

Сэр Питни, увидев искаженное от ненависти лицо племянника, испуганно попятился. Гаррет повернулся к нему спиной и направился к двери.

– Ты думаешь, последнее слово осталось за тобой? – остановил его голос сэра Питни. – Ты так же высокомерен, как твой проклятый отец. Но даже и он в конце концов был унижен. Не забывай об этом. В наши времена людей просто купить. Даже женщины имеют свою цену. Не будь слишком уверен в том, что избавился от всех врагов в своем доме.

Презрительная усмешка на лице сэра Питни вывела Гаррета из себя. Скрипнув зубами, он схватился за кинжал, всегда висевший у него на боку:

– Я могу сейчас же избавиться от всех моих врагов.

Марианна обмерла от страха. Она была уверена, что станет свидетельницей убийства. Но сэр Питни вовремя сообразил, что ему пора уходить. Он попятился назад и торопливо выскользнул в открытую дверь.

– Я еще увижу, как тебя повесят, дядя! – пригрозил ему вслед трясущийся от ярости Гаррет.

Марианна была уверена, что действительно так и будет.

Глава 9

Есть, стало быть, на свете божество,

Устраивающее наши судьбы по-своему.

Уильям Шекспир. Гамлет

Марианна в оцепенении стояла около лестницы. У нее было такое ощущение, как будто кто-то погрузил ее в волны моря ненависти и злобы. Из ее груди вырвался протяжный и громкий вздох и эхом отозвался в лестничном пролете, отражаясь от каменных стен.

Очевидно, он был слышен не только на лестнице, потому что Гаррет резко обернулся и, нахмурившись, направился из холла к лестнице. Здесь он увидел Марианну.

– Что ты здесь делаешь? – со злостью в голосе спросил он. Этот тон возмутил Марианну. Она вспомнила о намерении графа подлым образом использовать ее для отмщения.

– Что я делаю? Вы еще спрашиваете. Это вы привезли меня сюда, а сейчас показали, какое вы на самом деле чудовище!

Глаза графа пылали гневом, словно два раскаленных угля.

– И как давно ты здесь шпионишь за мной?

– Шпионю? Вы смеете обвинять меня в таком отвратительном поступке, когда сами играли моей жизнью и жизнью этого несчастного раненого? Шпионю! Как будто я намеренно хотела узнать, какую дуру вы из меня делаете!

Гаррет взглянул на рассерженное лицо Марианны и еще более помрачнел. Казалось, он не знал, что ответить на ее обвинения. Его лицо оставалось суровым, но во взгляде было нечто такое, что говорило: он признает ее правоту.

– Не говори о том, чего ты не понимаешь, Мина. Тебе не следовало знать то, что тебя не касается.

Эти слова еще более возмутили Марианну.

– Я не собиралась подслушивать, но рада, что так получилось. Как вы используете мои способности, меня касается. Теперь, когда я знаю, что вы собираетесь сделать, я… я разрушу ваши подлые планы!

Марианна попыталась проскользнуть мимо графа, но он задержал ее, схватив за руку:

– Не делай глупости, Мина. Разве можешь ты, женщина, вывезти мужчину из моего дома так, чтобы я об этом не узнал? Не думаю. И уверяю тебя, никто из моих слуг не поможет тебе. Тогда ты убьешь его, чтобы «спасти» от меня? Нет.

Марианна сникла, мысленно признавая, что граф прав. Черт бы его побрал, но он точно описал ее положение. Марианну охватила бессильная ярость. Она опять оказалась во власти графа. Но она не станет участницей его грязных дел.

Она не хочет ничего знать – ни его ненависти к Питни, ни его одержимости местью.

Она уйдет. Марианна, не глядя на Гаррета, спустилась на две ступени вниз. Граф отпустил ее руку, и Марианна, не спуская глаз с дубовой двери, направилась к ней, как будто эта дверь была ее единственным спасением.

Она уйдет и не вернется больше сюда. Может быть, даже уедет из Лидгейта. Как-нибудь она найдет способ узнать, принимал ли граф участие в аресте ее отца. И если он причастен, она сумеет заставить его заплатить за это.

Марианна услышала у себя за спиной тяжелые шаги, но не остановилась.

– Мина, ты не можешь уйти! Этот человек без тебя умрет!

Марианна замедлила шаг, моля Бога дать ей силы не поддаваться на уговоры графа.

– Если он умрет, то последние его часы будут мучительны, – продолжал Гаррет. – Ты могла бы облегчить его страдания.

Марианна понимала, что он рассчитывает на ее доброе сердце и думает, что ею легко манипулировать. Она повернулась и с выражением презрения на лице сказала:

– Если он останется жив, вы будете пытать его. И та боль будет сильнее, чем боль, с которой он будет умирать! Я не могу стоять рядом и смотреть на это!

Гаррет склонил голову набок и с великим изумлением смотрел на Марианну. Затем, поняв смысл ее слов, он гневно произнес:

– За какого дикаря ты меня принимаешь? Пытать человека?! Я подвешу его за пальцы, пока он не скажет правду? Видит Бог, я повидал на войне достаточно оторванных и окровавленных рук и ног, чтобы не иметь желания смотреть, как по моему приказу пытают человека!

Марианна недоверчиво посмотрела на графа. Ей хотелось верить ему, но что-то не позволяло сделать это.

– Вы говорили сэру Питни, что есть способы заставить человека все рассказать. Так вы сказали? И я не настолько наивна, чтобы не понять, что вы имели в виду!

– Я не имел в виду дыбу, если ты об этом подумала. Честное слово, я не дьявол, каким ты меня представляешь!

В эту минуту Марианне было трудно поверить Гаррету. Его глаза сверкали так гневно, что делали похожим на настоящего правителя ада. Он сделал несколько шагов вперед, и Марианна испуганно попятилась:

– Я вам не верю. Что же еще вы могли иметь в виду?

– Я только хотел посадить его под замок и держать там, пока он не скажет все, что я пожелаю узнать. Человек, которого легко купить, недолго просидит в темнице. Скоро он решит, что выдать того, кто его нанял, – самый благоразумный выход.

Марианна смерила Гаррета недоверчивым взглядом:

– Вы только заключили бы его в темницу?

– Если бы он выжил, я так бы и поступил.

«Если бы он выжил…»

– Заключить его в темницу, когда он едва поправится, – это жестоко, – возразила Марианна.

– Этот человек пытался поджечь мои поля, – проворчал Гаррет. – Могли бы погибнуть люди и пострадать сильнее, чем он страдал бы в темнице. Остерегайся, Мина, как бы тебе не пожалеть не того, кто этого заслуживает. Ведь этот человек все же негодяй.

Марианна отвернулась. Голова у нее шла кругом. Говорил ли Гаррет правду? Действительно ли он хотел всего лишь держать раненого в заключении? Если это так, она не может уйти, потому что, если она бросит его, он наверняка умрет. Несчастный может умереть, даже если она останется с ним, но тогда она спасет его от предсмертных страданий. Но Марианна не знала, можно ли верить словам Гаррета.

Граф подошел ближе.

– Клянусь честью, я не применю никаких варварских пыток. Если хочешь, можешь оставаться с этим человеком в темнице, чтобы убедиться в этом. Клянусь, ты можешь доверять моему слову.

Марианна повернула к графу голову:

– Доверять вашей чести? Честь – всего лишь бумажный меч в руках бесчестного человека.

Губы Гаррета снова превратились в тонкую линию.

– Если бы ты была мужчиной, мы бы дрались на дуэли из-за таких слов.

Марианна побледнела, но не ответила на оскорбление.

– Мне нет нужды доказывать какой-то цыганке, что я заслуживаю доверия, – гневно сверкнул глазами Гаррет. – Мое прошлое – свидетельство моей чести. А твое? Ты лгала мне… ты тайком пробиралась в мои сады… ты подслушивала мои разговоры… Где же твоя честь?

– Я только пыталась защитить себя…

– От чего? Я даже этого не знаю. Я ничего не знаю о твоем прошлом. И ты, и горожане избегаете моих вопросов.

Лицо Марианны побелело. До сих пор граф не слишком интересовался ее прошлым. И если сейчас ее отказ вызвал у него вопросы к ней, она может попасть в большую беду. Марианна закрыла глаза, лихорадочно соображая, что ей делать.

Почувствовав ее неуверенность, Гаррет снова шагнул к ней.

– Почему тебе так трудно смириться с тем, что я хочу сделать с этим человеком? Как цыганка, ты, конечно, видела и более жестокие наказания преступников.

Марианна широко раскрыла глаза и, взвешивая каждое слово, медленно проговорила:

– Не забывайте, милорд, меня воспитывали как благородную леди. У меня принципы благородной женщины.

– Тогда придерживайся этих принципов и сделай все, что требуется, для этого человека. Сейчас ранена только твоя гордость. Но этот человек умрет, если ты не поможешь ему. Поверь мне, гордость – мелочь по сравнению с жизнью человека.

Марианна выдержала пристальный взгляд Гаррета.

– Если гордость – такая мелочь, то почему вы не отбросите ее и не забудете о своих планах мести? Ведь когда ваш дядя отнял у вас земли и титул, пострадала только ваша гордость. Вы ведь весьма неплохо жили во Франции в годы изгнания? Почему бы не забыть о прошлом? Сейчас у вас есть все, что вам нужно. Чего вы добьетесь, мучая других людей?

Желваки заходили на скулах Гаррета.

– Ты ничего не знаешь, абсолютно ничего.

Его взгляд был полон ненависти. Неожиданно он расправил плечи и процедил сквозь стиснутые зубы:

– Я хочу, чтобы ты осталась и ухаживала за этим человеком. Ты знаешь, что мне от тебя нужно, и можешь это сделать. И я знаю, что твоя тетка не откажется от денег, которые я предложу за твои услуги. – В голосе графа звучала суровая решимость. – Но предупреждаю, что бы ты ни выбрала, я не изменю своих намерений относительно этого человека. Так что оставайся или уходи. Тебе решать.

Сделав это категорическое заявление, граф развернулся и зашагал к лестнице.


Гаррет хмуро смотрел на огонь, затем взглянул на человека, который несколько часов неподвижно лежал в этой маленькой неуместно украшенной кружевами спальне, явно когда-то принадлежавшей хозяйке дома. Солдат еще не умер, но Гаррет не сомневался, что он долго не протянет.

Гаррет перевел взгляд на другую фигуру, примостившуюся на жестком стуле. В конце концов его цыганочка осталась. А какой выбор он предоставил ей? Он знал, что ее можно убедить. Но сейчас это не доставляло ему радости.

– Черт побери! – проворчал Гаррет вслух. Кто она такая, эта цыганская девчонка, без гроша в кармане, чтобы поучать его, что такое честь и ответственность?

Гаррет снова взглянул на Мину. Ее голова опустилась на грудь, и спутанные локоны мягкими волнами падали на плечи, закрывая собой кружевной край сорочки, выглядывавший из-под жесткого корсажа.

Она сидела, по-детски подогнув под себя ноги. Однако в ее восхитительных губах не было ничего детского, как и в изящной лодыжке, выглядывавшей из-под простых муслиновых юбок. Этого уже было достаточно, чтобы даже монаха не оставить равнодушным. Ничего удивительного, что ее обвинения доводили Гаррета почти до бешенства. Ему невыносимо было думать, что это очаровательное создание считает его каким-то зверем.

Гаррет решительно отвел взгляд, злясь на себя за то, что позволяет чувствам вмешиваться в дела. Как он мог позволить женщине не считаться с его решениями? Что она о нем думает, не имеет значения. Никто больше не обвинит его, что он держит в темнице человека, пытавшегося лишить его фермеров средств к существованию.

И никто другой не станет осуждать его за желание отомстить Тирлу. Гаррет помрачнел, вспоминая, как Мина призывала его забыть о мести. Если бы она только знала… Но как она может знать? У него самого есть лишь подозрения и никаких доказательств того, что Тирл предал его родителей.

Гаррет вспомнил те тяжелые дни во Франции. Только спустя много времени он сумел привыкнуть к мысли о том, что никогда больше не увидит доброго лица матери и не обменяется остроумными шутками с отцом. Самым мучительным было то, что он почти ничего не знал о том, что с ними произошло. Кто убил их? Страдали ли они или их в последние минуты избавили от мучений? Душевные муки, вызванные известием о смерти родителей, были настолько сильны, что Гаррет почти с радостью воспринимал лишения, которые переносил во Франции. Заботы о хлебе насущном отвлекали его от горестных мыслей. Не имея ни семьи, ни денег, он был вынужден браться за любую работу. Дружба с королем ничего не меняла в его положении, король и сам нуждался. В конце концов он был вынужден покинуть Францию. А Гаррет, тринадцатилетний Мальчишка, выполнял непосильную, грязную работу, которую французы считали подходящей для него. И все это время он думал о своем дяде. Поскольку Тирл упорно не отвечал на его письма, подозрения Гаррета переросли в уверенность, что дядя предал его родителей.

С этой уверенностью пришла и осторожность, особенно когда приехавший из Англии человек начал искать Гаррета с намерением убить. Об этом Гаррета предупредили друзья. Вот тогда он, убежденный, что дядя хочет его смерти, перестал упоминать свой титул и даже скрывал свое имя. Он смешался с другими изгнанниками, став еще одним мальчиком без дома и имени. Все эти годы он взращивал в своей груди ненависть к своему дяде.

Став достаточно взрослым, он убедил герцога Йоркского взять его на службу в наемную армию… Те годы Гаррет хотел бы забыть навсегда. Только неудержимая ненависть к Тирлу хранила его в ужасных битвах, где сражались не за любовь или за родину, а за деньги. Гаррет думал о Тирле каждый раз, когда видел, как солдат подвергают порке за непослушание или убивают ударом меча. Каждый акт насилия заставлял Гаррета думать о том, в каких муках умерли его родители по вине Тирла. И тогда он заставлял себя учиться, оттачивать свое умение владеть шпагой, доводя его до совершенства, чтобы, когда наступит день, вонзить ее в грудь вероломному дяде.

Однако, достигнув возраста двадцати трех лет, Гаррет пришел к мысли, что смерть слишком легкое наказание для дяди. Он мечтал разоблачить предательство Тирла не только перед дворянством, которое и так презирало его за потерю титула, но и перед людьми, которых Тирл считал своими друзьями – «круглоголовыми», давшими ему власть, и перед купцами, обеспечивавшими его деньгами. Гаррет мечтал увидеть Тирла опозоренным и униженным настолько, что ему оставалось лишь уехать в изгнание, как когда-то Гаррету. Изгнание из страны было бы более подходящим наказанием, чем смерть, для человека, упивавшегося властью.

Гаррету потребовалось все его самообладание, чтобы не всадить кинжал в сердце Тирла, когда этот негодяй явился в Фолкем-Хаус. Только присутствие тети Бесс удержало его от этого. Встреча с дядей еще сильнее распалила в Гаррете желание отомстить. И как ни странно, встреча с тетей Бесс тоже.

Гаррет запомнил ее веселой молодой женщиной, которая шутливо отчитывала его за дерзкий язык. Он втайне боготворил ее и не сомневался, что она не догадывалась о подлостях своего мужа. Гаррет не мог поверить, что, зная об этом, тетя осталась бы с Тирлом.

Как она вообще могла жить с таким человеком? Но может быть, она счастлива, что носит его ребенка. Кажется, рождение ребенка делает большинство женщин счастливыми. Однако тетя Бесс не выглядела такой.

Гаррет взглянул на Мину: интересно, обрадует ли ее появление детей? И тут же мысленно обругал себя за слабость. Только его цыганская принцесса способна отвлечь его от мыслей об отмщении. Только она искушала его, заставляя отказаться от своих целей ради других забот. Нет, он не должен позволять ей этого и не должен забывать о том, что его планы могут в значительной степени зависеть от признаний раненого солдата.

Мина пошевелилась и медленно открыла глаза. Она растерянно огляделась вокруг. Заметив Гаррета, нахмурилась и спустила ноги на пол.

– Ему лучше? – спросила она, протирая глаза.

– Не могу этого сказать, но и не думаю, что ему хуже.

С усталым вздохом Мина встала и подошла к постели.

Наклонившись, она положила руку на лоб солдата, не подозревая, что предоставляет Гаррету любоваться прелестной частью своего тела.

Это зрелище, несмотря на мрачные мысли, вызвало у него улыбку, которую она успела заметить, повернувшись к нему.

– Чем это вы так довольны?

– Ничем.

Мина озадаченно взглянула на Гаррета и, пожав плечами, стала проверять повязки на раненом. С встревоженным выражением лица она показала их Гаррету.

– Милорд, знаете, он может умереть, несмотря на мои старания. С тех пор как мы привезли его сюда, он не пошевелился.

– Знаю, – кивнул Гаррет. – Мы можем записать еще одну смерть на счет Тирла. Если ты слышала все, что говорилось этим утром, то знаешь, что это шпион Тирла зарезал твоего пациента.

Мина взглянула на него. Ее лицо выражало удивление. Она явно об этом забыла.

– Вот видишь? Это сделал негодяй, присланный Тирлом, а не я и не мои люди.

Мина взяла свой мешочек с лечебными травами, отошла от солдата и села у камина.

– Возможно, на этот раз вы не виноваты, но ведь вы и раньше убивали, не правда ли?

Гаррет долго и пристально смотрел на нее.

– Да. Но для этого и существуют солдаты.

Мина на минуту задумалась, а затем задала следующий вопрос:

– Так вы убивали людей, только когда были солдатом?

Гаррет подумал о разбойниках и тех людях, которых он убил, защищаясь, в Испании, где находился короткое время как шпион короля.

– В большинстве случаев.

Мина побледнела. Опустив глаза, она теребила мешочек с травами.

– Почему же вы не убили вашего дядю, если так его ненавидите?

– У меня есть причины, – холодно ответил Гаррет, недовольный тем, какое направление принял их разговор. – Но не беспокойтесь, его время придет.

Мина торопливо взглянула на него, и Гаррет вдруг пожалел, что не может рассказать ей большего.

– Мина, я законопослушный человек. Я бы никогда хладнокровно не убил человека, если бы только он не пытался убить меня.

Мина по-прежнему смотрела на графа, хотя ее лицо выражало уже не страх и отвращение, а растерянность.

– Вы не убили бы по другой причине? Например, защищая… или… может быть, желая не потерять что-то, что по праву принадлежит вам?

– Честное слово, не знаю, – раздраженно ответил Гаррет, мысленно удивляясь, что это ей вдруг захотелось углубляться в эту тему. Он на минуту задумался. – Полагаю, это от многого зависит. Стал бы я сражаться за свои земли, если бы какая-то чужая армия попыталась захватить их? Конечно.

Мина вся подалась вперед:

– А если бы кто-то другой захотел завладеть ими? Как… как сэр Питни. Убили бы вы сэра Питни, чтобы получить обратно Фолкем-Хаус… если бы он захватил его?

– У меня не было необходимости убивать кого-то, чтобы вернуть свой дом. А почему ты задаешь этот вопрос? Какое тебе дело, что я сделал, чтобы получить его назад?

Мина неожиданно заволновалась, что возбудило в графе подозрение.

– Я только пытаюсь понять вас, – неуверенно ответила Мина.

Гаррет собрался было продолжить разговор, но тут вдруг солдат издал громкий стон и начал метаться по постели, что-то бормоча.

Гаррет и Мина бросились к нему.

– Спокойно, приятель, – приказал Гаррет, когда солдат сорвал с себя простыни. Мина снова прикрыла его одеялом. Солдат медленно открыл глаза.

Сначала, казалось, он не замечал ни Гаррета, ни Мины, потом вдруг резко попытался встать с постели.

– Тише, тише, – зашептала Мина, стараясь снова уложить его. – Раны откроются, и вам будет хуже.

Солдат еще сильнее заметался. Мина тихо разговаривала с ним, осторожно прижимая его к постели, и он постепенно успокоился. Гаррет заметил, как напряженно вглядывался солдат в лицо Мины. Затем он затряс головой и прошептал:

– Нет, нет.

– Что? – испуганно спросила девушка.

Солдат прикрыл рукой глаза и жалобно простонал:

– Не может быть. Ты умерла.

Сначала Гаррет подумал, что раненый бредит. Он вопросительно взглянул на Мину, но она только недоуменно пожала плечами и продолжила расправлять простыни.

– Не разговаривайте, – сказала она, обращаясь к раненому, – вам вредно говорить.

Солдат убрал руку с лица и снова посмотрел на Мину:

– Я знаю, ты умерла.

– Нет, – тихо ответила девушка, взяв его руку. – Чувствуете мои пальцы? Видите, я живая.

Солдат снова затряс головой и закашлялся.

– Нет, нет, не живая. Но это хорошо.

– Тс-с, – успокаивала его Мина.

– Может, ты теперь ангел, – не спуская с Мины лихорадочно блестевших глаз, сказал солдат и с усилием кивнул: – Хорошо для меня. Если я умру, хорошо, что ангел рядом со мной.

Гаррет про себя подумал, что Мина, с ее мягкими волосами, блестевшими в свете лампы, действительно была похожа на ангела. Неудивительно, что солдат думал, что он уже на пути в рай.

– Вы не умрете, – заверила солдата Мина.

Он с недоверием взглянул на нее. Затем его лицо разгладилось и он сказал печальным голосом:

– Ты ангел. Так и должно быть. Всегда знал, что ты хорошая девочка.

Странно, казалось, солдат был совершенно уверен, что знает Мину. Гаррет лишь удивлялся. За кого он ее принимает? Солдат попытался подняться.

– Никогда не верил, когда Тирл говорил плохие вещи о тебе… которые ты делала. Все вранье. Грязная ложь… и о твоей матери тоже… Старый распутник. – Солдат застонал и заворочался в постели. – Он всегда хотел ее тела, хотя она и была цыганкой.

Чем больше Гаррет прислушивался к словам раненого, тем больше сомневался в том, что солдат бредит. Он заметил, как побледнела Мина и как торопливо опустила глаза.

Солдат закашлялся.

– Может, хорошо, что ты привиделась мне. Твой отец… – Он снова закашлялся.

Гаррет видел, как у Мины задрожали руки. Она выронила простыни, затем снова схватила их.

– Вы не знаете, что говорите, – прошептала она. Тревога ясно слышалась в ее голосе. – Вы думаете о ком-то другом. А теперь тише, пока вам не стало хуже!

Но ее слова не остановили солдата.

– Вижу, почему Тирл хотел тебя и твою мать. Ты – хорошая девочка… даже если и мертвая, – бормотал он, снова заметавшись по подушке.

– Я не мертвая, – твердо сказала Мина и сжала губы, увидев, что кровь просочилась сквозь повязки. – Вот видите, к чему привела ваша глупость? Вы навредили себе. Лежите тихо, а я дам вам что-нибудь, чтобы вы уснули.

Гаррету хотелось услышать, что еще скажет солдат, и он бросился, чтобы помешать ей, но, увидев его раны, он заколебался. В одном она была права. Раненый должен лежать спокойно, иначе разбередит раны. И Гаррет мрачно наблюдал, как Мина пытается влить в рот солдата какой-то теплый чай, тот же самый, что раньше давала и ему.

Наблюдая, как Мина старается облегчить страдания солдата, Гаррет не мог отогнать от себя подозрения, холодными тисками сжимавшие его сердце. Тут же всплыли в памяти слова Тирла: «Даже женщин можно купить». Гаррет вспомнил все вопросы, которые задавала ему Мина. Почему она задавала ему так много вопросов?

Он смотрел на Мину, дрожащими руками снимавшую бинты с солдата. Совершенно очевидно, что солдат знал ее раньше. Как знал ее и Тирл. Как Тирл мог знать мать Мины, цыганку? Дядя уже долгое время не жил в Фолкем-Хаусе к тому времени, когда, как утверждала Мина, она приехала в Лидгейт. Однако из слов солдата было понятно, что Тирл близко знал мать Мины. Он даже намекнул, что Тирл и Мина… Гаррет холодел от этой мысли. Что же она сделала вместе с Тирлом или против него? Теперь Гаррет жалел, что не допросил солдата до того, как Мина успела дать ему снотворное. Необъяснимый гнев охватывал его.

Слишком много подозрительного было в словах раненого, и Мина явно не хотела, чтобы их кто-то услышал. Необходимо все выяснить. Если она каким-то образом связана с Тирлом, то может оказаться намного опаснее, чем Гаррет сначала предполагал. Надо заманить дядю в ловушку и заставить его признаться. Гаррет не мог допустить, чтобы Мина и дальше доносила Тирлу о каждом его шаге!

Он с такой силой стиснул кулаки, что ногти впились ему в ладонь. Он хотел посмотреть Мине в лицо, но она избегала его взгляда. Гаррет чувствовал, что она что-то скрывает, боится, что солдат может рассказать о чем-то еще. Чего она боится? Он узнает об этом, чего бы это ни стоило. Он узнает, кто она… какая она. Он заставит эту притворщицу сказать ему правду.

Глава 10

Есть холм высокий, каменистый,

Там на вершине истина стоит.

Тому, кто хочет до нее добраться,

Путь долгий и тяжелый предстоит.

Джон Донн. Сатира третья

Марианна смывала кровь с открывшихся ран солдата, чувствуя на себе настороженный взгляд Гаррета, и проклинала себя за свою глупость. Она не была готова к тому, что солдат может узнать ее.

Как неразумна она была! Если бы она заранее подумала об этом, то поняла бы, насколько это вероятно. Когда сэр Питни пытался заставить ее отца продать Фолкем-Хаус, его люди шныряли повсюду, распространяя слухи о том, что ее мать колдунья. Любой, кто последние несколько лет работал на Питни, наверняка знал, что говорили о ее матери, особенно после того, что произошло в результате козней Питни.

Каким-то образом сэр Питни узнал, что Дантела была цыганкой, и рассказал об этом всем жителям Лидгейта. В памяти Марианны ожило воспоминание о волнениях, вызванных его «разоблачением». Но Питни недооценил доброго отношения горожан к ее родителям и лютой ненависти к нему. Они помнили, каким он был хозяином Фолкем-Хауса – холодным, грубым, жестоким, нисколько не заботившимся о фермерах. Поэтому, когда он обвинил мать Марианны в колдовстве, все горожане выступили на защиту семейства Уинчилси.

А сейчас слова солдата непременно вызовут дальнейшие расспросы Гаррета о том, кто она. Марианна находила только слабое утешение в том, что солдат не успел назвать фамилию ее семьи.

Вдруг она похолодела. Что мог подумать Гаррет, услышав утверждение солдата, что она умерла? Если он догадается, почему солдат в это верил…

«О, почему Гаррет услышал так много?!» – в отчаянии думала Марианна. Она украдкой взглянула на Гаррета и сразу же опустила глаза, заметив, что он с непроницаемым выражением лица наблюдает за ней.

В отчаянной надежде избежать его вопросов Марианна собрала окровавленные бинты и понесла их к двери.

Резкий голос Гаррета остановил ее:

– Оставь их.

– Я должна их выстирать или…

– Потом. Сейчас ты пойдешь со мной. Мы должны поговорить.

Марианна могла бы отказаться под предлогом того, что должна остаться с солдатом, но это только продлило бы ее мучения. Если уж Гаррет пожелал поговорить с ней, он все равно это сделает. Лучше пусть он допросит ее, и все закончится.

Что она может рассказать Гаррету о своей семье, не раскрывая всей правды?

Гаррет указал Марианне на стул, но она предпочла разговаривать стоя.

– Ты надеялась, что солдат не проснется? – спросил он.

Этого вопроса Марианна не ожидала.

– Что вы имеете в виду? – В ее голосе слышалось недоумение.

– Если бы он умер, твой маленький секрет умер бы вместе с ним, не так ли?

«О каком маленьком секрете говорит он?» – лихорадочно соображала Марианна, не зная, что Гаррет понял из слов солдата. Властный тон и выражение лица графа так пугали ее, что она плохо соображала.

В этот момент Марианна вспомнила отца. Он разговаривал с ней таким же тоном, когда хотел заставить ее сознаться в каком-то мелком проступке, а сам не был уверен, что она его совершила. Марианна смотрела на графа, стараясь не выдать своего страха. Она уже не ребенок, которого нетрудно запугать.

– Какой маленький секрет? – переспросила она наивным тоном.

Гаррет раздраженно сказал:

– Он знает тебя. И Тирл знает тебя. Ты, конечно, понимаешь, что я должен об этом думать?

Опять туманный вопрос с целью вырвать у нее признание. Ну нет, не такая уж она дурочка.

– Можете думать все, что хотите, но ваши измышления не обязательно должны соответствовать истине, милорд.

Ее ответ явно вывел графа из терпения.

– Черт побери, Мина, откуда приспешник Тирла знает так хорошо тебя и твоих родителей? Откуда Тирл так близко знаком с тобой?

Марианна всеми силами старалась сохранять полнейшее безразличие.

– Я бы вам сказала, если бы знала, но поскольку я и понятия не имею, то не могу вам ответить.

Пылая гневом, граф запустил пальцы в свои волосы и свел брови.

– Ты думаешь, что умна, не так ли? Так вот, ты имеешь дело не со своим пациентом. Этот солдат может лечь и замолчать, когда ты убаюкиваешь его, но меня не так легко успокоить. Я требую ответа! Ты служишь Тирлу? Это он прислал тебя, чтобы закончить то, что недоделали разбойники?

Он просто не мог говорить то, что она слышала. И не его попытки разгадать, кто она, заставляли его так пристально смотреть на нее. Боже, этот несчастный действительно думал…

Страх в душе Марианны сменился негодованием. Как смеет граф думать, что она служит его дяде, только потому, что какой-то человек в полубреду связал ее имя с Питни?! У него хватало наглости, высокомерной наглости, верить…

– Отвечай мне! – закричал Гаррет.

Этот крик был последней каплей, переполнившей чашу терпения Марианны. Она подошла к графу и, гневно сверкнув карими глазами, решительно выпалила ему в лицо:

– Я десять раз могла уже убить вас, милорд, если бы захотела. Я могла бы влить достаточно валерианы в ваше вино, и вы заснули бы вечным сном. Или затолкать горчицу в ваши раны, и вы кричали бы, умоляя избавить вас от жгучей боли. Но я не сделала этого. И никогда бы не сделала. Вспомните ту ночь.

Мышцы на лице Гаррета нервно задергались.

– Ты спасла меня в ту ночь, потому что была вынуждена сделать это. Если бы ты убила меня тогда, то лишилась бы своей свободы, ибо констебль прежде всего пришел бы за тобой.

– После того, как вы касались меня и мы… Как вы можете даже и думать, что я попыталась бы убить вас, да еще ради такого гнусного негодяя, как сэр Питни?!

Глаза графа грозно потемнели.

– Так ты знаешь Тирла!

Марианна вздрогнула от испуга. Ее праведный гнев мгновенно исчез. Она мысленно ругала себя за то, что упомянула имя сэра Питни. Теперь подозрения Гаррета будут иметь все основания.

Она чувствовала себя Одиссеем, плывущим между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, она не могла отрицать слов солдата. С другой – не могла сказать правду, как и не могла допустить, чтобы Гаррет продолжал думать, что она служит его дяде. Так что она может сказать, чтобы опровергнуть его подозрения? Она выдавала себя за цыганку, а могла ли цыганская девушка знать сэра Питни? Маловероятно… но все же…

– Я жду ответа, – тихим, но твердым голосом проговорил Гаррет и шагнул к Марианне.

Она вдруг подумала, что он все равно найдет способ добиться от нее ответа, и выпалила:

– Да. Я… я знаю его.

Глаза Гаррета стали цвета стали.

– Откуда ты его знаешь? Почему ты его знаешь?

Марианна лихорадочно искала ответа – какую-нибудь полуправду, которая помешала бы Гаррету узнать о ней слишком много, но не находила его.

– Может быть, ты была его любовницей?

Изумление Марианны было совершенно искренним.

– Более отвратительного предположения я еще никогда не слышала. Он был такой же старый, как… как сэр Генри, а я вам уже говорила, что не была его любовницей. Почему вы все время думаете так обо мне?

– Цыганские женщины, Мина, часто имеют покровителей, как я уже тебе говорил. А старый покровитель ничем не хуже молодого. Если не лучше, потому что у него больше денег.

– Последний раз повторяю, у меня никогда не было покровителя! А если бы мне пришлось выбирать, то это был бы не ваш дядя.

– Почему же? – настаивал Гаррет. – У него есть… или был высокий титул. И он все еще богат. Почему бы тебе не выбрать его? Скажи мне, он твой враг или друг?

– Он мне не друг, – честно призналась Марианна.

– Почему?

Она сердито топнула изящной ножкой.

– Клянусь, вы со своими вопросами не лучше констебля!

Марианна повернулась к графу спиной. Что она могла ему сказать, не выдавая себя?

– Отвечай, Мина.

Марианна колебалась, в голову ничего не приходило, кроме правды.

Она вздохнула:

– Сэр Питни знал моего отца. И мою мать.

– И?..

Марианна повернулась к Гаррету лицом.

– Он достаточно знал о происхождении моей матери и ее… отношениях с отцом, чтобы погубить его.

– И он? – Лицо Гаррета выражало непоколебимую решимость узнать все до конца.

И тут Марианне пришла в голову отличная идея. Она упрямо подняла подбородок:

– Больше я вам ничего не расскажу, а то вы догадаетесь, кто был моим отцом. Этого нельзя допустить, потому что его имя будет опозорено.

– Но ты сама призналась, что семья отца отказалась принять тебя и никогда не признавала, – напомнил Гаррет. Он подошел к Марианне совсем близко. Она хотела отступить назад, но он схватил ее за запястье. – Зачем оберегать семью, которая никогда не признавала тебя?

Слезы выскользнули у Марианны из глаз и покатились по щеке. Неожиданно эта игра стала для нее невыносима. Ей была ненавистна ее роль, ей хотелось крикнуть, что ее отец был хорошим, честным человеком, но она не осмеливалась сказать правду, ибо ее жизнь и жизнь ее тети будут загублены. И она продолжала молчать.

Гаррет увидел ее слезы, и давно забытое чувство жалости и сострадания шевельнулось в его груди. Он привлек Марианну к себе.

– Черт побери, Мина, – прошептал он, уткнувшись в ее волосы. – Ты самая плохая из цыган – лгунья, забравшаяся в мою душу, чтобы мучить меня, когда я совершенно не готов к этому.

– Я не причинила вам никакого зла, – обиженным шепотом ответила Марианна. – Почему вы все время подозреваете меня в каких-то подлых поступках?

Тихий стон, сорвавшийся с губ графа, поразил Марианну. Он выпустил ее из своих объятий, отвернулся и подошел к камину.

– Потому что ты явилась ко мне, прикрываясь черной накидкой и ложью. Потому что в тебе течет цыганская кровь. – Граф замолчал, и Марианна заметила, как напряглась его спина. – Потому что ты знаешь моего вероломного дядю.

– Но не так, как вы думаете, – возразила Марианна.

Граф обернулся и посмотрел на нее пристальным взглядом:

– И еще потому, что ты первая женщина, которая тронула мое сердце. И это беспокоит меня больше всего остального.

Марианна не знала, что сказать. Казалось, она лишилась способности дышать. Она совсем не хотела тронуть сердце графа. Как и не хотела испытывать такое сильное влечение к нему.

– Что же мне делать с тобой, моя милая? – спросил Гаррет. Он посмотрел на дверь, ведущую в комнату, где лежал солдат, и добавил с яростью в голосе: – Если ты служишь Тирлу, я не могу отпустить тебя.

Марианна набралась храбрости и спросила:

– Что вы имеете в виду?

– До тех пор, пока ты не скажешь мне правду, кто ты и почему я должен верить твоим уверениям в невиновности, я вынужден буду держать тебя там, где могу приглядывать за тобой.

– Как… как вы предполагаете «приглядывать за мной»? – спросила Марианна, испытывая странное предчувствие чего-то нехорошего.

– Тебе придется оставаться здесь моей… э… гостьей… пока ты не расскажешь мне правду о своем прошлом. Пока не сумеешь доказать, что не Тирл подослал тебя разведать о моих делах и найти мое слабое место, чтобы нанести удар.

– Гостьей?! Гостьей?! – воскликнула Марианна звенящим от возмущения голосом. – Вы хотите сказать «пленницей»! Вы хотите держать меня здесь, как этого солдата! Да вы в своем уме? Вы не можете поступить так с… с… – Она чуть не сказала «с леди».

– С цыганкой? – закончил за нее граф.

Марианна опустила голову, злясь на себя за то, что чуть не проговорилась.

Гаррет быстро подошел к ней и, взяв за подбородок, поднял ее голову.

– Все, что от тебя требуется, Мина, – это сказать мне правду. И не рассказывай мне сказок, ибо я могу различить неумелую ложь. Я уже научился разбираться даже в твоей полуправде, и ты должна потрудиться, чтобы убедить меня. Ты должна рассказать мне все, или, клянусь, я не выпущу тебя отсюда.

– Вы дьявол и негодяй, – прошипела Марианна, тщетно пытаясь оттолкнуть руку графа от своего подбородка.

– Ты не первая, кто так говорит, – спокойно ответил он. – Но ты первая, кто солгал мне и не поплатился за это. Я намерен исправить свою ошибку. Я требую правды. Сейчас же.

– На сегодня вам достаточно правды. Если я скажу вам всю правду, милорд, мне это дорого обойдется. Я не хочу рисковать.

Ее отказ привел графа в ярость.

– Ты отказываешься мне сказать?!

– Ничего больше того, что уже сказала. Ничего, кроме того, что я никогда не была и никогда не буду ни шпионкой, ни любовницей сэра Питни. Можете верить моему слову.

Граф поджал губы.

– Не думаю, что смогу. Видишь ли, человек, которому я когда-то поверил, украл мой титул, мои земли и… и все, что мне было дорого. Боюсь, я утратил привычку доверять людям.

В отчаянии Марианна попыталась действовать по-другому:

– Если вы будете держать меня здесь, моя тетя пожалуется на вас констеблю.

Граф криво улыбнулся:

– Констебль знает меня с давних пор, когда ты еще и не появлялась вблизи Лидгейта. Он не обратит внимания на глупые жалобы какой-то цыганки.

Марианна сокрушенно покачала головой:

– Не могу поверить, что вы будете держать меня здесь против моей воли. Каким же должен быть человек, способный на такую подлость?

Кривая усмешка исчезла с лица графа.

– Уставшим от лжи. Так как же, Мина, почему бы не сказать мне правду? Если ты боишься Тирла, то ты же знаешь, что я могу защитить тебя от него. Тебе все равно нужен покровитель. Что бы ты мне ни наговорила, я согласен стать твоим покровителем. Даже если скажешь, что Тирл воспользовался сведениями о твоем отце, чтобы принудить тебя служить ему, или расскажешь какую-то другую грязную историю, я забуду о ней. Как только ты скажешь мне правду.

Марианна несколько минут с тоской смотрела на графа. Ей так хотелось облегчить душу, поговорить с кем-то. Но не с ним! Даже если ее подозрения относительно его необоснованны, даже если он не имел отношения к аресту отца, он все равно был человеком короля. Он не станет, как бы сильно ни желал ее, укрывать женщину, о которой говорят, что она соучастница покушения на короля.

– Мне нечего сказать, – прошептала Марианна.

Гаррет не спускал с нее глаз, наблюдая, как меняется выражение ее лица. Услышав ответ, он медленно поднес руку к щеке Марианны, но затем опустил ее.

– В таком случае, я надеюсь, время развяжет тебе язык. Иначе мы вместе проведем в молчании длинную зиму.

Глава 11

Ум может создавать законы поведенья,

Но нрав горячий их не признает.

Уильям Шекспир. Венецианский купец

Уилл стоял перед закрытыми широкими дверями цыганского фургона и, хмурясь, оглядывался по сторонам. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он неохотно поднял руку, собираясь постучать, но не успел этого сделать. Двери распахнулись, и на пороге появилась встревоженная Тамара.

– Где она? – упираясь кулаками в бока, спросила она. От этого движения ее пышная грудь непроизвольно выступила вперед. Уилл не мог не уставиться на такую грудь. Более того, простая свободная блуза и тяжелые юбки, которые она обычно носила, были в беспорядке. Без сомнения, Тамара только что встала с постели. Ее волосы, легкое облако черных кудрей, свободно падали на ее плечи. Боже, от этого зрелища все мысли исчезли из головы Уилла.

– Ну? – в нетерпении произнесла Тамара.

– Она все еще в доме.

Тамара тихо выругалась, а затем, шурша юбками, спустилась по грубым деревянным ступеням, которые Уилл сам пристроил к фургону, и прошла мимо него.

– Куда ты идешь? – окликнул ее Уилл.

– Спасать свою племянницу от твоего хозяина.

Уилл схватил Тамару за руку, пытаясь остановить. Ее глаза угрожающе вспыхнули.

– Он не позволит ей уйти с тобой, – без обиняков заявил Уилл.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросила Тамара, сердито сводя брови.

– Он… она… О, черт! Он думает, что Мина – шпионка Тирла! Это слишком трудно объяснить. Но правда в том, что граф не отпустит ее, пока не убедится, что она не предательница.

На мгновение на лице Тамары промелькнуло изумление, затем она побледнела. Было похоже, что она близка к обмороку.

У Уилла заколотилось сердце. Проклятие, она приняла это слишком близко к сердцу, как он и опасался! Он обещал маленькой мисс рассказать ее тетке, что произошло. Это он мог сделать, не нарушая верности своему хозяину. Он ожидал, что Тамара придет в ярость, разразится гневными тирадами, а она, того и гляди, упадет без чувств.

– Он ничего ей не сделал, – сказал расстроенный Уилл, протягивая руку, чтобы поддержать Тамару. – Можешь об этом не беспокоиться.

Она подняла на него глаза, вдруг потемневшие от тревоги, и у Уилла сжалось сердце. В эту минуту Тамара казалась совсем молодой и беззащитной.

– Нет, но сделает, – мрачно сказала она. – Особенно когда он узнает…

– Что узнает? – Уилл прищурил глаза.

Выражение лица Тамары стало непроницаемым.

– Узнает… узнает, что она девственница. Это все равно что отдать беззащитного цыпленка стервятнику.

– Мой хозяин не людоед, Тамара, – холодно заметил Уилл.

– Все равно он хочет лишить ее невинности. Разве ты не заметил? Как он впивается в нее глазами, как только оказывается поблизости? А она… а она невинна, вот и все. Она не может устоять перед своим влечением к нему, как и он – к ней. Она для него словно приманка для сокола. Он хочет овладеть ею, Уилл. А сейчас он нашел повод удерживать ее во власти его чар.

Уилл хитро улыбнулся и привлек Тамару к себе, безумно радуясь, что она не отталкивает его.

– Ты должна верить в свою племянницу. Когда я уходил, эта «невинность» честила графа на чем свет стоит. Она даже не дала ему спокойно позавтракать! Она совсем такая, как ты, точно. Она доставит ему много беспокойства.

Тамара сокрушенно покачала головой:

– Столько всякого другого, о чем ты не знаешь, связано с этим… Пойми одно: твой хозяин не для нее. Бог знает, что он может сделать теперь, когда она в его руках. Хуже всего то, что я не смогу защитить ее.

– Ладно, любовь моя, не все так уж плохо, – прошептал Уилл, крепче обнимая Тамару. Он решил быть посмелее. – Кроме того, если ты права и граф хочет… завоевать ее любовь, ну и что? Посмотри на нас. Ты вошла в мое сердце в тот день, когда я увидел тебя. Может быть, у них то же самое.

Когда Тамара неожиданно застыла в его объятиях, Уилл подумал, что наконец тронул ее сердце. Но когда она повернулась к нему с выражением презрения на лице, он понял, что поторопился.

– Ты со своими сладкими словами такой же, как граф. – Тамара поджала пухлые губы и сурово смотрела на Уилла. – «Вошла в твое сердце». Скажешь тоже! Нет у тебя сердца, а то бы ты не позволил своему хозяину так обращаться с бедной девочкой. Не старайся успокоить меня. Я не допущу, чтобы вы погубили нас обеих.

По своей природе Уилл был терпеливым человеком, но с тех пор, как начал ухаживать за Тамарой, обнаружил у себя способность раздражаться, о которой раньше и не подозревал.

Впервые он почувствовал, что не может отмахнуться от ее ядовитых слов, как делал это раньше.

– А что тут губить? – запальчиво спросил Уилл. – Вы обе цыганки. И не похоже, чтобы жили как монахини, не так ли?

А вот этого говорить не следовало, понял Уилл, стоило ему лишь взглянуть на Тамару. К такому он еще не привык. Обычно она кипела и бушевала, ее гнев был очевиден, но не страшен. Сейчас она молча смотрела на него с такой ненавистью, что он невольно испугался.

– Я не то хотел сказать, Тамара… – растерянно забормотал Уилл.

Он протянул к ней руку, но она ударила его и прорычала:

– Никогда, никогда больше не прикасайся ко мне, Уильям Крэшоу! Если прикоснешься, обещаю, я изрежу все чувствительные части твоего тела на кусочки. – И она зашагала в направлении к Фолкем-Хаусу.

Уиллу ничего не оставалось, как последовать за ней, раскаиваясь в своих словах. Каким-то образом он должен убедить Тамару не вступать в схватку с его хозяином. Уиллу было бы невыносимо видеть, как она проиграет в схватке, в которой просто не могла победить. Трудно сказать, что в таком случае она сделает. Возможно, даже запретит Уиллу приближаться к ней.

«Нет, я не могу этого допустить», – говорил Уилл себе, следуя за Тамарой по пятам. Даже если он вызовет недовольство хозяина, он все равно это сделает. Он не позволит Тамаре бросить его. Только не сейчас.


Марианна стояла посреди библиотеки, погрузившись в воспоминания о многих часах, проведенных когда-то здесь. В библиотеке ничего не изменилось. Очевидно, Фолкем предпочел оставить в ней все, как было при прежних хозяевах.

Марианна водила пальцами по корешкам книг на одной особой полке, пока не нашла ту, которую искала – «Травник» Джона Джерарда. Когда Гаррет вошел в свой кабинет, Марианна проскользнула в библиотеку, желая взглянуть на книгу Джерарда. Если она не ошибалась, в ней содержались превосходные объяснения свойств травяных сборов, которые она хотела испробовать на раненом солдате.

Марианна заметила другую книгу, стоявшую на нижней полке. Почему-то этот томик привлек ее внимание. Она вытащила его, немного запылившийся от того, что его не брали в руки уже много месяцев.

С благоговением Марианна раскрыла книгу в богато украшенном переплете. На титульном листе была надпись:

«Приятная занимательная комедия под названием «Бесплодные усилия любви». Разыграна перед ее королевским высочеством в прошлое Рождество. Заново исправлена и дополнена У. Шекспиром».

На минуту Марианна замерла. Воспоминания нахлынули на нее. Когда Уинчилси только переехали в Фолкем-Хаус, она обнаружила в библиотеке этот небольшой томик и часто перечитывала его. Когда-то это была ее любимая пьеса.

Но сейчас не сама пьеса интересовала Марианну. Дрожащими руками она перевернула страницу и нашла на обороте выцветшую надпись: «Моему сыну Гаррету. Всегда встречай мир с легким сердцем, даже когда он кажется унылым, и силы никогда не покинут тебя. С любовью, мама».

У Марианны дрогнуло сердце. Она уже забыла об этих строчках. Она видела эту надпись в книге еще девочкой и думала об этом мальчике по имени Гаррет. Слова его матери были так похожи на то, что могла бы сказать и ее мать. Марианна воспринимала их так, будто они были обращены и к ней.

Однако они были написаны не для нее, а для другого ребенка, потерявшего мать в более раннем возрасте, чем она.

В ее юном воображении он рисовался очаровательным счастливым мальчиком, любившим, как и она, пьесы Шекспира. Воображаемый Гаррет был, конечно, шаловливым, но с добрым сердцем, готовым помогать больным и бедным. Девочкой Марианна часто мысленно разговаривала с ним о книгах, о Лидгейте и его жителях… о самой жизни.

Шли годы, Марианна читала другие книги, и мальчик Гаррет отошел куда-то на задний план. Но сейчас он снова вернулся к ней.

Марианна бессмысленно смотрела на страницу, и написанное на ней теперь казалось ей насмешкой. В детстве она никогда не представляла Гаррета надменным человеком, который никому не доверяет, который, казалось, не знает, что значит жить с легким сердцем. Гаррета, которого она теперь знала, Марианна даже не могла представить с удовольствием читающим остроумную пьесу.

Она так задумалась, что даже не услышала, как открылась, а затем закрылась дверь библиотеки. Она почувствовала чье-то присутствие только тогда, когда у нее из рук вырвали книгу.

Испуганно обернувшись, она увидела Гаррета. Он посмотрел на книгу, затем на Марианну, затем снова на книгу.

Марианна чувствовала себя ребенком, пойманным в тот момент, когда он запустил палец в воскресный пудинг. И тут она возмутилась. Конечно, библиотека и дом сейчас принадлежали графу, но они принадлежали какое-то время и ей.

Гаррет молча раскрыл книгу и перевернул страницу. Он читал надпись, и его лицо постепенно становилось мягче. Затем он захлопнул книгу и пытливо посмотрел на Марианну.

– Как… – начал он и осекся. – Почему ты взяла эту книгу именно сейчас?

Конечно, он должен был спросить об этом. И что она могла ответить ему? Правду.

– Я искала книги о травах.

– Понимаю, – сказал Гаррет тоном, говорившим, что он ничего не понимает. – Но в этой книге ничего нет о травах.

– Когда я достала ее, я не знала, о чем она. Затем… затем, когда я раскрыла ее… ну, она заинтересовала меня, – запинаясь, объяснила Марианна.

Гаррет пристально смотрел на нее, всем своим видом показывая, что не верит ни одному ее слову.

– Оставим тот факт, что ты читала, а я понятия не имел, что это занятие свойственно цыганам. Я удивился, что ты выбрала именно эту книгу… э… случайно.

– Она просто попала мне под руку, вот и все.

Гаррет удивленно приподнял бровь:

– Попала тебе под руку?

– Да, и я рада этому, – продолжала Марианна, решив перевести разговор на другое. – Видите ли, я никогда не думала о вас как о человеке, у которого есть мать. Расскажите мне, милорд, какой была ваша мать.

На лице графа застыла маска осуждения, хотя Марианна заметила боль в его глазах.

– Моя мать… Почему тебе хочется это знать?

Марианна тихо ответила:

– Это помогло бы мне понять, как мальчик, чья мать говорит о его «легком сердце», мог превратиться в человека, который ни перед чем не остановится ради своей мелкой мести.

Гаррет долго смотрел на Марианну, а затем сказал:

– Когда-то, Мина, я жил с легким сердцем, но это мало чем помогло мне. Моя мать ошибалась. Легкое сердце не делает тебя сильным. Это может сделать только боль. И гнев, который вызывает эта боль.

После таких слов Марианна почувствовала, как в ее сердце возникла пустота. Она надеялась, что, обращаясь к тому мальчику, которым он когда-то был, сумеет разбудить в нем лучшие чувства. Как же глупа она была! В его душе не было места лучшим чувствам.

Но Марианна не могла забыть слова, написанные его матерью. Она указала на книгу:

– Кажется, у вашей матери были большие надежды на вас. Она бы посчитала такой гнев недостойным вас.

Граф швырнул книгу на ближайшую полку.

– Я не хочу говорить о матери, Мина. Я хочу поговорить о тебе. Откуда эта неожиданная забота о моих чувствах и о моем будущем?

Когда Марианна отвела глаза, он ответил сам:

– Ах да. Полагаю, мои чувства и мое будущее связаны с твоими. Ты думаешь, что можешь излечить меня от гнева, как ты излечиваешь от болезни, и я отпущу тебя? Сожалею, моя милая, но излечение моей болезни не в твоих руках. Ничто не удовлетворит меня, кроме справедливого наказания Тирла. Даже если ты скажешь мне правду, это ничего не изменит. Правда лишь даст мне более сильное оружие в борьбе с ним.

При этих словах у Марианны сжалось сердце.

– Правда не даст вам никакого оружия, ибо мне не в чем сознаваться. Да и мои признания вряд ли бы могли помочь вам уничтожить сэра Питни.

Неожиданно Гаррет взял Марианну за подбородок и приподнял его так, что теперь они смотрели друг другу в глаза.

– Да, но ты можешь признаться ему в чем-то, что поможет ему уничтожить меня? Это еще одна моя, возможно, более важная забота.

– Да что я могу рассказать ему? Вы ничего не совершали противозаконного или… по-настоящему безнравственного в моем присутствии.

Граф улыбнулся:

– Совершенно верно. Так почему ты все время обвиняешь меня, считаешь чудовищем и распутником?

– Любой мужчина, который держит пленницей невинную женщину против ее воли…

– Против ее воли? У тебя есть выбор, и очень простой. Расскажи мне все, и я ни на минуту не задержу тебя.

– Этот выбор неприемлем, – упрямо возразила Марианна.

Граф засмеялся:

– Почему же получается, что как только выбор касается меня, ты находишь его «неприемлемым»? Для цыганки ты поразительно щепетильна. Ты не хочешь принять ни мое золото, ни мое покровительство и даже мое доверие. И мне кажется, что есть только одно, что ты возьмешь у меня.

– И что же это? – спросила Марианна чуть дрогнувшим голосом.

Гаррет посмотрел на нее многозначительно, и она покраснела.

– Вот что, – прошептал он и, взяв Марианну за подбородок, поцеловал.

Его губы прикоснулись к ней, и она слегка отстранилась, но он обхватил ее тонкую талию и, преодолевая ее сопротивление, прижал к себе. Она чувствовала его теплые губы на своих губах. Такого Марианна еще никогда не ощущала.

Он побуждал ее ответить на его ласки, проводя языком по ее сжатым губам.

Марианна попыталась оттолкнуть графа, но он взял ее руки и с силой завел их за спину.

Ей следовало бы возмутиться, но его руки были такими теплыми, что Марианна не могла преодолеть удовольствия, которое они возбуждали в ней, мешая думать.

Поцелуи Гаррета доставляли наслаждение и разжигали огонь в ее крови.

– Откройся мне, моя цыганская принцесса, – прошептал граф, отрываясь от ее губ и обжигая их своим горячим дыханием. – Позволь мне узнать твои сладкие чары.

Эта просьба лишила Марианну самообладания. Как цветок раскрывает свои лепестки навстречу солнцу, так она раскрыла свои губы.

И в эту минуту разум покинул ее. Гаррет отпустил ее руки и прижал к книжным полкам. Марианна сильнее прильнула к нему, и он застонал, почувствовав, что она уступает. Обхватив ее ягодицы, он целовал ее прикрытые веки, изящное ушко, обнаженную шею, а затем положил руку на ее грудь.

Марианна почувствовала это даже сквозь жесткий корсаж, и шок от того, что его рука находится в таком интимном месте, мгновенно охладил ее пыл. Она осознала, как неприлично ведет себя.

– Не надо, – хрипло прошептала Марианна, схватив графа за запястье в попытке оттолкнуть его руку.

Он убрал ее и потянулся к завязанной на груди Марианны полотняной косынке.

– Хотя бы один раз не разыгрывай передо мной леди. Сейчас я предпочел бы обнимать очаровательную цыганку, – возбужденно шептал граф.

Она с растущей тревогой наблюдала, как он откинул в сторону концы косынки, обнажая ее пышные груди, выступавшие из низкого квадратного выреза корсажа.

Марианна покраснела, когда граф без стеснения оглядел ее обнаженную грудь.

– Я могу быть только такой, какая я есть, милорд, – сказала она, хватаясь за концы косынки и пытаясь снова завязать их.

Он резким движением отвел в стороны ее руки, заглушая протесты такими поцелуями, что Марианна сначала даже не заметила, как его пальцы принялись расшнуровывать корсаж на спине ее платья. И лишь почувствовав, что корсаж уже не стягивает ее, поняла, какие вольности он себе позволяет. А когда граф спустил сорочку с ее плеч, она страшно возмутилась.

Она пыталась натянуть ее обратно, но он взял ее руку и крепко прижал к своей груди. На нем не было ни камзола, ни жилета, а только тонкая рубашка из голландского полотна. Под своей ладонью Марианна ощутила быстрое биение его сердца.

– Ты первая женщина, заставившая так биться мое сердце, – тихим прерывающимся голосом сказал Гаррет. – Нравится тебе это или нет, моя милая, но ты слишком соблазнительна, чтобы я мог остановиться на полпути.

Марианна открыла рот, намереваясь протестовать, но граф не позволил ей это сделать, накрыв ее губы поцелуем.

Он, словно в чашу, положил ее грудь в свою ладонь. От потрясения Марианна застыла как каменная.

– Это нехорошо, милорд, – сказала она, пытаясь снова убрать его руку, но, прижатая к книжным полкам, не смогла ничего сделать.

– Ты довольно часто называла меня распутником. Наверняка хотела, чтобы я оправдал это название, – с усмешкой сказал Гаррет, поглаживая подушечкой большого пальца сосок.

– Я… я… – заикаясь произнесла она, но предательское наслаждение, разливающееся по ее телу, не позволяло ей высказать слова протеста до конца.

Ее почти не трогало то, что в его глазах, устремленных на ее лицо, она видела удовлетворение. Самообладание покидало ее. Холодное прикосновение его руки к ее горячей груди и острое ощущение, пронзившее ее, когда он осторожно стал сжимать ее грудь, было приятно, как осенний ветерок после жаркого лета.

Когда глубокий вздох вырвался из груди Марианны, торжествующий блеск погас в глазах Гаррета, уступив место желанию, сжигавшему их.

– О Боже! Ты можешь довести человека до безумия, – хрипло прошептал граф и прикоснулся губами к шее Марианны, затем ниже, к чувствительной коже над ее грудью, и еще ниже.

Его губы жадно ласкали сосок, как какую-то драгоценность.

Марианна запустила пальцы в волнистые волосы Гаррета и притянула ближе к себе его голову. Все тревоги о том, кем он мог оказаться, были забыты. Исчезли все девичьи запреты, все представления о том, как должна себя вести леди. Его ласки и поцелуи действовали на Марианну опьяняюще. Она чувствовала себя одновременно и нежной, и пылкой, и немного порочной.

Она сознавала, что пора остановиться, но он уже ласкал другую грудь, и медленно мучительное желание овладевало ею, толкая на самый край забытья, когда она не сможет или, вернее, не захочет остановить его. Эта смутная мысль принесла с собой манящее ощущение предвкушения, которое заглушило в Марианне остатки врожденной стыдливости.

Не сводя глаз с ее лица, Гаррет коленом раздвинул ей ноги, затем поднял ее и, упершись ногой в полку, посадил верхом на свое колено. У Марианны возникло страстное желание обхватить ногами его бедро и прижаться к нему. Гаррет почувствовал, как напряглись ее ноги, и поцеловал ее долгим неспешным поцелуем. Затем опустил ногу, и Марианна заскользила вниз.

– Сюда, моя милая, – проговорил Гаррет, крепко взяв ее за руку, и повел к толстому меховому ковру, лежавшему перед камином посередине просторной библиотеки. Марианна послушно пошла за ним.

Граф опустился на колени, посадил ее рядом и начал торопливо расстегивать свою рубашку. Марианна как зачарованная наблюдала затем, как постепенно обнажается его покрытая темными волосами грудь.

В этот момент в дверь постучали. Гаррет замер, а Марианна покраснела. Ни он, ни она не произнесли ни слова. Стук повторился.

Граф грозно свел брови.

– Я сейчас выйду, – рявкнул он и снова потянулся к Марианне.

– Милорд, это срочное дело. – Марианна узнала взволнованный голос Уильяма.

– Если тебе дорога жизнь, оно подождет! – прорычал Гаррет, хватаясь за завязки на юбке Марианны.

Но для Марианны этот стук оказался знаком свыше. Он вернул ей способность различать плохое и хорошее.

– Нет, – прошептала она, отталкивая от себя руки Гаррета.

– Милорд, мне действительно необходимо поговорить с вами, – убеждал Уильям из-за двери. Марианна слышала дрожь в его голосе.

С проклятием Гаррет поднялся.

– Не двигайся, – приказал он Марианне и направился к двери.

Она не послушалась его и принялась возиться со своим платьем в отчаянной попытке прикрыться. Когда Гаррет подошел к двери, Марианна услышала голос своей тетки и стала в панике приводить себя в порядок.

– Я сказал, чтобы ты подождала внизу, – услышала Марианна голос Уильяма.

– Я хотела увидеть его сейчас, а не через сто лет, – с горячностью отвечала Тамара.

Гаррет не успел и взяться за ручку двери, как она распахнулась и в комнату ворвалась Тамара.

– Милорд, я пришла заявить, что… – Она умолкла при виде Марианны, стоявшей на коленях посреди ковра, ее косынка была неизвестно где, платье расшнуровано на талии. Сама Марианна с испуганным видом прижимала руки к груди.

Стыд охватил ее. Она взглянула на Гаррета, ожидая уви-деть, что и он страшно смущен, но его лицо оставалось бесстрастным.

– Что она здесь делает, Уилл? – спросил он, оглядывая Тамару холодным взглядом. Спокойствие в его голосе и небрежная поза, в какой он стоял, многое сказали Марианне. Он был дворянином, для которого забавы с девушками из низшего класса были обычным делом. Для него их встреча, без сомнения, казалась пустяком, никак не влиявшим на его репутацию.

Но черт побери, она не была простой девкой, с которой он мог бы кувыркаться в постели! От гнева Марианна едва не задохнулась. Она грациозно, насколько ей это удалось, поднялась с ковра.

Тамара, увидев ее обиженное лицо, затряслась от гнева и набросилась на графа:

– Уилл рассказал мне какую-то дикую историю о ваших подозрениях. Вы заявляете, что моя племянница – шпионка этого мерзавца Тирла. Это правда? И что именно поэтому вы держите ее здесь. Как бы не так! Я понимаю ваши истинные намерения. Эта глупая выдумка лишь уловка, чтобы не пускать меня к ней, пока вы будете иметь ваши удовольствия!

Тамара с вызовом смотрела на Гаррета, ожидая, что он будет отрицать ее обвинения.

Уильям быстро выступил вперед и положил руку ей на плечо.

– Я бы не стал тебе лгать, Тамара. Мне и в голову не приходило…

Она сбросила его руку.

– Я говорила вам, что из этого выйдет. Я говорила, что вы погубите ее.

Теперь уже ужаснулась Марианна. Она совсем не желала, чтобы ее тетка хотя бы на минуту поверила, что она отдалась Гаррету.

– Ничего не случилось, – заверила Марианна. – Он не… я хочу сказать…

– То, что ваша племянница так красноречиво пытается вам сказать, – перебил ее Гаррет, – означает, что вы вмешались прежде, чем я успел «обесчестить» ее.

– Но что-то все же произошло. – Тамара указала на ковер.

– Возможно, – согласился Гаррет. – Ваша племянница достаточно взрослая, чтобы выбрать себе любовника, если захочет этого.

Марианна мысленно возмутилась его грубым и двусмысленным словам. Как он смеет намекать на то, что она, леди с титулом, независимо от того, известно ему это или нет, выберет его себе в любовники?! Если бы он не был таким… таким искусителем, она бы никогда не позволила ему прикоснуться к себе.

– Предупреждаю вас, Тамара, – продолжал граф, – что происходит между вашей племянницей и мною, теперь уже не ваше дело. Пока она или вы не признаетесь мне, кто она и почему мой дядя знал ее и ее родителей, я намерен держать ее здесь. Как постелешь, так и поспишь. И вы с этим ничего не можете поделать.

Тамара с открытым ртом смотрела на графа, не веря собственным ушам. Но ее возмущение было несравнимо с яростью Марианны. Внутренне холодея, Марианна проговорила надменным тоном:

– Я не выбрала вас в любовники, милорд, так что не заблуждайтесь на этот счет. Вы не предоставили мне выбора. Безусловно, я предпочла бы не быть вашей пленницей, как и не желала бы, чтобы меня унижали и мучили только потому, что я здесь. Это вы стелили мне постель, и поэтому я в нее не лягу.

Гаррет смотрел на Марианну, прищурившись, а она стояла, дрожа от негодования.

– Мучил тебя? Он? – вмешалась в разговор Тамара. – Ну, больше это не повторится. Пойдем, Мина. – Она повернулась к двери. – На этот раз мы уезжаем из Лидгейта, и, полагаю, чем скорее, тем лучше.

Когда Марианна храбро направилась вслед за теткой к двери, Гаррет мгновенно встал между ними.

– Вы можете уйти, когда пожелаете, Тамара, – небрежно заметил он, – но ваша племянница остается здесь.

Марианна взглянула на тетку. Тамару трясло от ярости.

– Вы негодяй, милорд, несмотря на ваш высокий титул. Но будет не по-вашему. На этот раз не будет, поверьте моему слову. Я сразу же пойду к констеблю. Я расскажу ему, что вы задумали. Я раструблю по всему городу о ваших преступлениях, пока…

– Ты этого не сделаешь, – резко заявила Марианна. Им обеим меньше всего требовалось вмешательство констебля. Если на него окажут давление, он не посмеет выступить на их стороне против графа. Он может даже решить, что безопаснее открыть имя Марианны, чем рисковать, поддерживая Тамару. Как бы ни была ненавистна Марианне роль пленницы Гаррета, она не решалась подвергаться риску быть разоблаченной.

Тамара с удивлением взглянула на племянницу:

– Разве ты не хочешь, чтобы граф отпустил тебя?

– Конечно, хочу. Но в Лидгейте не все любят цыган, – многозначительно сказала Марианна, надеясь, что тетка поймет, как опасно угрожать Гаррету. Несмотря на то что горожане предоставили убежище Марианне, им, возможно, не захочется защищать ее, если это вызовет недовольство графа. Когда Марианна увидела по блеснувшим глазам тетки, что та поняла ее, она с облегчением вздохнула. – Конестебль не захочет слушать цыганку. Он даже может изгнать тебя, если почувствует, что ты причинишь ему беспокойство. Мы бы не хотели этого, разве не так?

– Нет, любовь моя, ты бы не хотела, – сказал Уильям, явно встревоженный таким оборотом дела.

– Пусть она идет к констеблю, Уилл, – заявил Гаррет. – Пусть увидит, как ей это поможет. А может быть, следует пойти мне…

– Нет! – в ужасе воскликнула Марианна. Гаррет мрачно улыбнулся, и она, бросив предостерегающий взгляд на тетку, продолжала: – Никто не пойдет к констеблю, и ты тоже, тетя.

– Я не могу позволить ему принуждать тебя… – начала Тамара.

– Он не принуждал меня сегодня, – вставила Марианна, и румянец запылал на ее лице. Как бы ни было ей больно говорить правду, она не могла допустить, чтобы тетя поверила лжи, иначе Тамара своими обвинениями заставила бы графа что-то предпринять. Марианна даже и думать не хотела о том, что тогда сделает Гаррет.

Тамара, никогда добровольно не отступавшая перед обстоятельствами, проворчала:

– Мне это не нравится.

– Мне тоже. Но если его сиятельство… – Марианна вложила в последнее слово столько сарказма, сколько могла, и взглянула на Гаррета. – Если его сиятельство сможет воздержаться от своих похотливых знаков внимания, то я полагаю, мы с тобой сможем потерпеть, пока я не докажу, что я такая же слуга сэра Питни, как и Уильям.

Гаррет стоял, скрестив руки на полуголой груди и впившись взглядом в Марианну.

– Я более чем согласен с желаниями Мины, – заявил он, намеренно не сводя глаз с ее корсажа, который бесстыдно сполз вниз.

Марианна мгновенно отвела глаза, понимая, что он вспоминает, с какой готовностью она отвечала на его «похотливое внимание».

– Я бы предпочла, чтобы вы поступили согласно моим желаниям, а не желаниям моей племянницы, – сказала Тамара, показывая этим, что она тоже не уверена, что Марианна сможет устоять перед попытками Гаррета соблазнить ее.

Этого Марианна уже не могла вынести.

– Твоя племянница, – решительно заявила она, – сумеет позаботиться о себе. Не беспокойся. Его сиятельство может думать, что мое заключение здесь так напугает меня, что я сознаюсь в воображаемых им преступлениях, но время докажет мою невиновность. Если он настаивает, чтобы я оставалась здесь, я согласна.

«И не потерять свою невинность», – мысленно добавила она. Она докажет им обоим, особенно Гаррету, что они ошибаются. Она разочарует его в следующий раз, когда он попытается соблазнить ее. После его сегодняшних оскорблений она не будет так доверчива и глупа, чтобы позволить ему прикоснуться к ней.

– Значит, мы все пришли к согласию? – тактично сказал Уильям, не сводя настороженного взгляда со своего хозяина и двух женщин.

Ответом ему была мертвая тишина.

Глава 12

Ни каменные стены, ни решетки

Не создают тюрьмы.

Приюта там, за ними, ищут

Безгрешные, невинные умы.

Ричард Ловелас. К Алфее из темницы

Марианна сидела в саду в тени под яблоней, поджав под себя ноги и расправив на траве юбки. На коленях у нее лежал томик с пьесой «Бесплодные усилия любви». Она заложила пальцем страницы и задумалась.

Затем она рассеянно взглянула на стоявшего в нескольких футах от нее крепкого мужчину, притворявшегося, что не следит за ней, хотя именно этим он и занимался. Гаррет определенно умел подбирать людей, которых брал к себе на службу. Этот служил с Гарретом в Испании и был всецело предан своему хозяину. Марианна улыбнулась ему, но соглядатай не обращал на нее внимания, продолжая смотреть прямо перед собой.

Пожав плечами, она раскрыла книгу, затем со вздохом закрыла ее. Сегодня чтение пьесы Шекспира не доставляло ей удовольствия.

Прошло две недели после того, как Гаррет объявил ее пленницей, – две ужасно длинные, тяжелые недели.

Сначала умер раненый солдат. Марианна надеялась, что он скажет что-то еще, что бы убедило Гаррета, что она не служит сэру Питни. С другой стороны, она боялась, что солдат может выдать ее. Но все равно, она делала все, чтобы спасти его. Однако он умер, так больше и не поговорив с ней. С его смертью умерла и ее надежда. Теперь она думала, сумеет ли когда-нибудь убедить Гаррета освободить ее.

Смерть солдата подействовала и на Гаррета. Он стал более замкнутым. Временами он совсем не замечал Марианну. А когда замечал, его мрачный вид и пристальный взгляд тревожили ее.

Она закрыла книгу и с тоской посмотрела вдаль. Устремленный к одной цели – таким был Гаррет эти последние две недели. Одержимый своей местью. Иногда Марианна думала, что он тоже хочет забыть тот день в библиотеке, чтобы сосредоточиться на более важных делах.

Когда он разговаривал с ней, что случалось нечасто, то только, как ни странно, о том, какие усовершенствования он ввел в имении, или спрашивал ее мнение относительно каких-то хозяйственных дел. Он говорил вежливым, но равнодушным тоном. Незримо сэр Питни стоял между ними, но о нем они не говорили.

Хуже всего было то, что каждый день начинался с одного вопроса, на который она не отвечала, – кто она? Каждый раз ей хотелось ответить таким же вопросом, ибо иногда она действительно не знала, кто он. Был ли он расчетливым интриганом, предавшим ее отца и отнявшим у него жизнь? Или бессердечным распутным роялистом, развлекавшимся с королем во Франции? Или обаятельным мальчиком, созданным ее воображением в юности?

Только в одном Марианна была уверена: Гаррет способен превратить ее тело в пылающий ад чувственности одним своим прикосновением. Даже спустя две недели воспоминания о его волнующих поцелуях заставляли Марианну трепетать всем телом и странная боль пронзала ее груди там, где он прикасался к ним. Она не понимала чувств, которые он пробудил в ней. Она была к ним не готова.

Однажды ее мать пыталась описать ей то удовольствие, которое может доставить женщине мужчина. Но из скромности она рассказывала об этом так расплывчато и неопределенно, что Марианна не могла связать что-либо из ее рассказа с тем, что испытывала сама.

Конечно, она знала, что делают мужчина и женщина, оставаясь наедине в своих комнатах. Изучение медицинских книг и помощь родителям в лечении больных в течение нескольких лет просветили ее. Однако она никогда не задумывалась над самим актом, ибо у нее создалось впечатление, что это что-то очень грязное и постыдное.

Но теперь она много думала об этом. Постоянно. Иногда задавала себе вопрос, что бы она почувствовала, если бы тело Гаррета лежало на ней, а его руки, руки волшебника, касались бы самых интимных мест ее тела, а его требовательные губы проникали в…

– Фи! – произнесла вслух Марианна, рассердившись на себя за такие ужасные мысли. Она поклялась, что не позволит ему соблазнить себя, а соблазняла сама себя вместо него! Хуже того, в те минуты, когда ее тело начинало вспоминать его ласки, ее ум отказывался помнить, кем он был.

А ей хватало напоминаний о том, кто он и какую роль он, возможно, сыграл в аресте ее отца. Тамара достаточно часто напоминала об этом во время ежедневных посещений, разрешенных Гарретом.

И все-таки, каким-то образом все, что Марианна в отсутствие Гаррета считала правдой, исчезало при его появлении рядом с ней. Может быть, у него было холодное сердце, это бесспорно. И она прекрасно знала о его ненависти к дяде. Но никогда не видела его по-настоящему жестоким или бесчестным. Для своих фермеров и слуг он был заботливым и внимательным хозяином. Даже в отношении к солдату он проявил какое-то сочувствие. Когда тот перед смертью попросил священника, Гаррет привел его.

Однако, зная его неукротимую ненависть к сэру Питни, Марианна не могла заставить себя доверять ему. Она не была уверена в том, как далеко он мог зайти ради возвращения Фолкем-Хауса и унижения своего дяди.

Бесполезно снова и снова задавать одни и те же вопросы, говорила себе Марианна. Кроме того, она не собиралась сидеть на солнышке в такой прекрасный день и позволять ему занимать все ее мысли. И так уже плохо, что он, кажется, уже владеет ее будущим.

Она решительно встала, отряхнула юбки и с томиком Шекспира под мышкой направилась к дому.

Вдруг Марианна услышала приближающийся топот лошадиных копыт. Она оглянулась, ожидая увидеть Гаррета. Но вместо него незнакомый всадник остановил перед ней своего коня.

При первом же взгляде на него она догадалась, что это «кавалер», но вид у него был более вызывающий, чем у Гаррета. Яркая одежда, с богатой бархатной оторочкой на манжетах и свободно завязанный шелковый платок на шее. Его жилет и камзол были сшиты из тонкого сукна василькового цвета, не слишком тонкого для верховой езды, но и не грубого. Но более всего о принадлежности к своему классу свидетельствовали его волосы, золотистыми сияющими локонами падавшие на плечи.

– Так что тут у нас? – с хитрой усмешкой спросил незнакомец. Он снял шляпу, соскочил с седла и отдал поводья прибежавшему из конюшни груму.

Увидев его вблизи, она заметила, что он похож на Гаррета, но только был немного выше его и шире в плечах, а его камзол был тесен для него.

Незнакомец, бесцеремонно оглядев Марианну, сказал:

– Как всегда, у Фолкема хороший вкус. Скажи мне, нимфа, в каком лесу он отыскал тебя?

Почему эти «кавалеры» так невероятно красивы и так ужасно безнравственны? Он даже хуже Гаррета, если только можно быть хуже.

– Вероятно, в том же, где он потерял вас, – с холодным презрением ответила Марианна, ее раздражало, что незнакомец рассматривает ее, как лошадь, выставленную на продажу. – В лесах есть одна особенность… в них так удобно скрываться от друзей с плохими манерами.

Есколкое замечание, казалось, совершенно не задело незнакомца. Он усмехнулся и покачал головой:

– Как я вижу, еще и остроумна.

– Да, и у меня целы все зубы, если это вас интересует.

– Ну вот, я вас обидел, – сказал незнакомец, притворно огорчившись. Он шагнул к Марианне, схватил ее руку и поцеловал. – Честное слово, я не хотел обидеть такое божественное создание.

– Осторожнее, Хамден. Это «божественное создание» – цыганка, – раздался вдруг голос позади. – Она может навести на тебя порчу, если ты будешь приставать к ней.

Гаррет вышел вперед и встал рядом с Марианной. Он сердито нахмурился, но по веселому блеску его глаз она поняла, что ее догадка оказалась правильной. Хамден был другом.

Когда Хамден увидел Гаррета, откровенная радость отразилась на его лице.

– Могу поверить, что она цыганка, – сказал он Гаррету, подмигнув Марианне. – Она уже околдовала меня. – Когда взгляд Гаррета стал угрожающим, Хамден расплылся в улыбке. – Как я понимаю, она тебя тоже околдовала?

Хмурое выражение лица Гаррета и его нескрываемое недовольство привели Марианну в восторг. Ей было так приятно, что Хамден заставил Гаррета проявить какие-то чувства, что она не удержалась, чтобы не поддразнить его самой.

– О, сэр, – обратилась она к Хамдену, – вы, конечно, знаете, что лорда Фолкема нельзя околдовать. Только не этого непоколебимого, непогрешимого лорда Фолкема. Женщины не производят на него никакого впечатления, особенно такие женщины, как я.

– Такие, как вы? – озорно блестя глазами, удивился Хамден, в то время как Гаррет сердито смотрел на них обоих.

– Да. Женщины, которые бросаются к нему по первому его зову. – Марианна притворно вздохнула. – Увы, но, по его мнению, я слишком самостоятельна. Он предпочитает женщин, которых можно запугать, а я ему не подхожу.

Слабый намек на улыбку появился на лице Гаррета.

– Мина не совсем справедлива, Хамден. Мне не нравится не ее самостоятельность, а ее намеренная непокорность.

Глаза Марианны засверкали, а Хамден неожиданно обхватил ее за талию и притянул к себе.

– А мне самому нравится непослушание. Кроткие женщины смертельно скучны. А мне подавай дерзкую девчонку.

Когда Гаррет подошел и резким движением сбросил руки Хамдена с ее талии, Марианна начала сожалеть, что поощряла друга графа.

– Боюсь, тебе придется самому найти «дерзкую девчонку», – проворчал Гаррет и как бы случайно положил руку Марианне на плечо. – Эта находится под моим покровительством.

– Значит, таково положение вещей? – Хамден был явно доволен.

Марианне надоела их игра, и она сердилась на Гаррета, давшего понять Хамдену, что она его любовница. Ей было тяжело притворяться цыганкой, когда на самом деле она была благовоспитанной леди. Но играть роль его любовницы…

– Нет, положение вещей не таково. Лорд Фолкем прекрасно знает, что, будь моя воля, меня бы здесь не было.

Марианна повернулась и направилась к дому. Мужчины последовали за ней.

– Рад снова видеть тебя, Фолкем, – сказал Хамден. – И в таком приятном обществе.

– А я не уверен, что так уж рад видеть тебя, – сухо ответил Гаррет. – Ты пробыл здесь всего несколько минут, а «мое общество» уже готово перерезать мне глотку. И тебе тоже, должен добавить.

Хамден засмеялся:

– Не верю. Этого лица и этой фигуры вполне достаточно, чтобы сразить человека. Зачем ей нужен нож?

Марианна резко повернулась и, упершись руками в бока, смерила взглядом мужчин:

– Если вы, джентльмены, закончили обсуждать мою персону, то можете поискать другую тему для разговора. Хотя бы не такую грубую.

Хамден хитро заулыбался:

– Этого сделать я не в силах, голубка. Прелесть в том, что ты так отличаешься от придворных дам. Большинство из них жеманничают и глупо улыбаются, и никогда не знаешь, что они на самом деле думают. Только любовницы короля показывают свою… э… самостоятельность.

– Мистер Хамден! – воскликнула Марианна с негодованием, не веря, что он только что сравнил ее с королевскими любовницами. О, как бы она хотела высказать ему все, что она о нем думает! Но не могла этого сделать, не назвав ему своего имени.

– А что такого я сказал? – искренне удивился гость.

– Мистер Хамден, если вы собираетесь… – начала Марианна.

Гаррет перебил ее:

– Лорд Хамден, так будет точнее. Полагаю, мне следовало бы представить вас как должно. Мина, это мой дорогой друг, Колин Джеффри, маркиз Хамден. Он пробыл некоторое время в изгнании во Франции вместе со мной.

Марианна недоверчиво взглянула на Хамдена: «Еще один! Только этого мне не хватало, еще одного аристократа, чтобы мучить меня!» Она подняла глаза к небу, а мужчины рассмеялись. Сердито взглянув на них, Марианна развернулась и направилась к садам.

– Куда ты идешь? – окликнул ее Гаррет.

– Туда, где мне не надо терпеть высокомерных лордов!

Мужчины рассмеялись.

– Значит, увидимся за обедом? – крикнул Хамден, но Марианна не ответила.

Гаррет посмотрел ей вслед, а затем огляделся в поисках ее стража. Только убедившись, что тот стоит на углу сада, он успокоился.

– Бог мой, Фолкем, где ты ее нашел? – спросил Хамден, когда Марианна исчезла из виду.

– Можно сказать, она нашла меня, – ответил Гаррет и зашагал к дому.

Хамден пошел за ним.

– Она действительно цыганка? Трудно в это поверить. Она, конечно, дерзкая, но в то же время грациозная, как настоящая леди.

Гаррет невесело улыбнулся. Именно в этом и заключалась загадка. Мина относилась к жизни как истинная леди. Если она сталкивалась с чем-то грязным, то умела обойти это, не запачкавшись.

После того случая в библиотеке Гаррет был готов ко всему.

Там, в библиотеке, он думал, что она влюблена в него и, честно признаться, рассчитывал на это, добиваясь от Мины правды. И это больше всего раздражало Гаррета.

– Она действительно цыганка? – повторил свой вопрос Хамден.

– Да. То есть отчасти. Она незаконнорожденная дочь дворянина.

– Тогда понятно, – кивнул Хамден.

– Что понятно?

– Почему она здесь под твоим покровительством.

Гаррет взглянул на друга, подумав, не сказать ли ему правду. И решил, что так будет лучше. Ведь Хамден мог знать что-то, что помогло бы Гаррету узнать настоящее имя Мины. И правду о ее отношениях с сэром Питни.

– Признаюсь, она находится под моим покровительством по другой причине. Я подозреваю, что она служит моему дяде, – сказал Гаррет.

Хамден в изумлении уставился на него:

– Черт знает что ты говоришь! Это прелестное создание? Я признаю, что у нее острый язык, но не похоже, что Тирл мог ее выбрать. Он любит покорных и слабых женщин. Как я слышал, ему особенно нравится смотреть, как они трепещут от страха перед ним. Мне кажется, твоя Мина не из тех, кого можно запугать.

– Знаю, – согласился Гаррет. – Но возможно, Тирлу что-то известно о ней и он пользуется этим, чтобы заставить ее исполнять его приказания.

Хамден недоуменно хмыкнул:

– Вероятно, тебе просто хочется так думать. Но… мне в это не верится.

– Конечно, ведь она к тебе не приходила в черной накидке и маске, ссылаясь на то, что болела оспой и поэтому вынуждена прятать обезображенное лицо. И не ты был свидетелем того, как ее узнал перед смертью приспешник Тир-а. И не ты видел того…

– Довольно. Я тебя понял. – Хамден в задумчивости потер подбородок и свел брови. – Возможно, ты и прав, но я все равно не могу в это поверить. Такие глаза бывают только у невинных. Могу сказать, поразительно привлекательных невинных.

Гаррет скрипнул зубами, заметив восхищенный блеск в глазах друга.

– Даже и не думай, Хамден. Ты ее не получишь. Независимо от того, в чем я ее подозреваю, она все равно под моим покровительством.

Хамден вопросительно приподнял бровь:

– Только под покровительством? Я хочу сказать, если ты не спал с ней…

– Даже и не думай, – решительным тоном заявил Гаррет. Прозрачные намеки друга начали раздражать его. Хамден рассмеялся:

– Я не могу не думать об этом, старина, уж слишком тебя это беспокоит. Должен признаться, я рад, что приехал к тебе. Я пробыл здесь всего несколько минут, а уже получил огромное удовольствие.

Гаррет посмотрел на друга пристальным взглядом:

– Я думаю, Хамден, это единственный раз, когда я не пожалею, если ты уедешь.

– Может быть, и будешь прав, – произнес Хамден. – Может быть, ты действительно будешь прав.


Марианна в волнении расправила складки простого муслинового платья, самого лучшего, какое было у нее сейчас. Остальные остались в Лондоне, да она бы все равно не осмелилась их носить. Чего бы она не отдала сейчас за то, чтобы появиться за обедом в одном из ее более дорогих платьев. Она никогда не придавала этому значения… то есть до этой минуты.

Сейчас ей предстояло обедать с двумя мужчинами, которые были самого плохого о ней мнения.

Это платье годилось для любого случая, и даже было красивым. Но не совсем подходило для обеда с графом и маркизом. Единственным украшением было лишь кружево ее сорочки, обрамлявшее низкий вырез. Но янтарно-желтая ткань удачно гармонировала с золотом волос, которые Марианна искусно уложила изящными локонами. Это платье сшила Тамара, когда они впервые приехали в Лидгейт. Оно плотно облегало фигуру, подчеркивая тонкую талию и высокую грудь.

Марианна хотела отказаться обедать с графом и его другом, но ее лишили даже этой возможности. «Хамден подумает, если ты не придешь, что я намеренно прячу тебя», – сказал ей Гаррет.

Одна мысль о том, что ей предстоит провести какое-то время с двумя умными и красивыми мужчинами, приводила Марианну в ужас. Войдя в столовую, она сразу же отыскала глазами лицо человека, который не вызывал у нее тревоги. Уильям. За последние две недели они очень сдружились. Он сообщал ей все о Тамаре, а Тамаре – о ней. Их бурный роман с теткой продолжался, и Марианна не имела ничего против. По крайней мере Уильям не подозревал ее в том, что она служила сэру Питни.

Марианна посмотрела на Уильяма и немного успокоилась. Только после этого она отважилась взглянуть на Гаррета и его друга.

Оба стояли у камина и были увлечены беседой. Они не сразу заметили, как Марианна вошла, и у нее было время понаблюдать за ними. Оба выглядели потрясающе красивыми.

Первым ее внимание привлек Хамден. На нем был камзол цвета бургундского вина, такого же цвета штаны. На широкий кружевной воротник волной ниспадали белокурые локоны.

Затем Марианна перевела взгляд на Гаррета. Он, как всегда, выглядел дьявольски красивым, хотя и был одет скромнее Хамдена. Сизо-серые штаны, черные шелковые чулки, черный камзол с сизо-серыми обшлагами и такого же цвета жилет. Никакого кружева. Его роскошные волосы мягкими волнами спадали на плечи.

Почувствовав на себе взгляд, Гаррет обернулся. Он медленно оглядел Марианну с головы до ног и нахмурился. Это ранило ее сильнее, чем все, что он говорил в тот день. Не было сомнения, он не одобрял ее простого платья.

Марианна стояла, смущенная тем, что так бедно одета. Хамден при виде ее заметно оживился и присвистнул:

– Ах, Фолкем! Если бы я знал, что ты тут прячешь, я бы поторопился приехать.

Гаррет стиснул ножку бокала, который держал в руке, с такой силой, что Марианна испугалась, как бы он не раздавил его.

– Почему ты не надевала это платье раньше, Мина? Его слова еще сильнее, чем до этого, ранили ее.

Она подняла подбородок и улыбнулась Хамдену:

– Я берегла его для особого случая. Но теперь вижу… мне нечего и надеяться, что я могу одеться подобающим образом для обеда с двумя аристократами. Поэтому прошу извинить меня…

Марианна быстро вышла из комнаты. Комок слез стоял у нее в горле. А она-то думала, что выглядит красивой! Неужели она так долго играла роль цыганки, что уже забыла, как следует одеваться к обеду?

Она не успела дойти до лестницы, как Гаррет догнал ее и преградил дорогу:

– Господи, Мина, я не хотел…

– Это не важно, Гаррет. Обедайте с лордом Хамденом, а я…

– Нет, ты не поняла. – Впервые за все время Гаррет выглядел смущенным. – Ничего нет плохого в том, как ты одета, за исключением одного… это…

– Слишком просто? – язвительно добавила Марианна.

Гаррет многозначительно посмотрел на вырез платья.

– Нет. Слишком соблазнительно.

– Что?

– Я знаю, в Лондоне все дамы так одеваются, – поспешил оправдаться Гаррет. – С их точки зрения, это даже не очень смело, но, черт побери, мне невыносимо, что Хамден видит тебя такой восхитительной.

Радость охватила Марианну, когда она посмотрела Гаррету в лицо и по тому, как он отвел глаза, поняла, что он сказал это искренне. И все из-за того, что Гаррет ревновал? И не к кому-нибудь, а к Хамдену. Марианна не знала, что ей делать: торжествовать или возмущаться.

– Вернемся в столовую, моя милая, – тихо попросил Гаррет. – Пожалуйста. Я не хочу, чтобы ты осталась без обеда из-за того, что я… я сказал глупость.

Два сюрприза за один вечер, подумала Марианна. Гаррет приревновал ее и признался в своей глупости.

– Хорошо, – с царственным видом ответила она. Лицо Гаррета мгновенно просветлело. Он взял Марианну под руку и повел в столовую.

Хамден ожидал их с откровенной насмешливой улыбкой на лице. После того как все уселись за стол, Хамден весело заметил:

– Я рад, что мой суровый друг убедил тебя, Мина, вернуться. Обед был бы ужасно скучен в компании этого старого медведя.

Марианна взглянула на Гаррета, пытавшегося сохранить выражение безразличия на лице.

– Лорд Фолкем не так уж ужасен, – сказала она, подхватив шутливый тон Хамдена, и подняла бокал вина. – Но если вы рассчитываете на интересный разговор за обедом, то не спрашивайте об усовершенствованиях в его имении.

– Я уверен, Мина предпочла бы поговорить о своем отце, – с сарказмом добавил Гаррет.

Почему он не может оставить ее в покое? Марианна удержалась от резкого ответа и намеренно медленно пила вино, чтобы иметь время подумать.

– Честно говоря, милорд, меня гораздо больше интересует, как вы познакомились с лордом Хамденом.

Вот так. Безопасная тема. Они могут предаться воспоминаниям, а она будет избавлена от необходимости отвечать на словесные выпады Гаррета в присутствии чужого человека.

– Мы познакомились в конюшне, – ответил Хамден и еще шире улыбнулся, заметив, как нахмурился Гаррет. – Глядя на него, ты бы никогда не подумала, что наш друг Фолкем был когда-то помощником конюха.

– Неужели? – искренне удивилась Марианна.

– Да. Мы оба. И он, и я. Во Франции. Мы работали на отвратительного старого графа, которому доставляло удовольствие иметь в услужении двух английских аристократов.

Гаррет – помощник конюха?

– Почему?

– Почему мы работали на графа? Или почему мы были во Франции? – спросил Хамден.

– Почему вы были конюхами?

– Мы больше ничего не умели делать. Когда мы прибыли во Францию, Фолкему было только тринадцать, а мне шестнадцать. Ты должна понять, что мы были не единственными английскими аристократами, и никому не были нужны.

– Но как же король? – спросила Марианна. – Он же, конечно, защищал вас. Он же помогал своим соотечественникам.

Хамден грустно улыбнулся:

– О короле спроси Фолкема.

Марианна перевела взгляд на Гаррета. Он лениво ковырял еду на своей тарелке.

– Король испытывал те же лишения, что и мы, Мина. Он не имел достаточно пищи и на своем столе, и тем более не мог помочь нам набить животы.

– Но нам говорили… – попыталась вставить Марианна.

– Кто? Кромвель и его люди? – спросил Гаррет с горечью в голосе. – А что еще они должны были говорить вам? «Круглоголовым» было удобнее, чтобы англичане думали, будто их король наслаждается жизнью и живет во Франции в роскоши. А он ходил от одного знакомого к другому, пытаясь найти кого-то, кто помог бы ему деньгами поднять восстание против Кромвеля. Его величество дарил нам свою дружбу, но не мог дать нам что-либо еще. Потом он уехал в Испанию. У нас не было денег, чтобы последовать за ним.

– Пока ты не вступил в армию герцога Йоркского, – вставил Хамден.

– Да. – Гаррет снова помрачнел, и Марианна уже пожалела, что разговор принял такой оборот.

– Не так уж все было плохо во Франции, – весело заметил Хамден. – Помнишь Уорика, Фолкем?

Слабая улыбка тронула губы друга.

– Как я могу забыть? От него всегда пахло горелой шерстью, особенно во время дождя.

– Как я слышал, до сих пор пахнет, – ответил Хамден и взглянул на Марианну: – Однажды камзол Уорика загорелся. Нам удалось погасить огонь, но полы камзола совсем обуглились. У Уорика, как и у всех нас, денег было мало, поэтому он отрезал их и продолжал носить камзол.

Хамден засмеялся, но Марианна не могла присоединиться к нему. История показалась ей скорее грустной, чем смешной.

– Не волнуйся, этот человек не страдал от холода зимой, – сказал Гаррет, безошибочно угадав причину ее грусти. – Ему было не холоднее, чем нам. И уж если стоит кого-то пожалеть, так это нас. Это мы страдали от запаха дыма, исходившего от его одежды. Мы говорили: «Где дым, там и Уорик».

Мужчины весело рассмеялись, а за ними и Марианна.

– В те дни в нашей жизни было мало смешного, – заметил Хамден. Его весело блестевшие глаза потухли. – Граф и твой дядя позаботились об этом.

– Сэр Питни? – растерянно спросила Марианна. Сэр Питни находился в Англии, не зная о существовании Гаррета. Как он мог навредить ему?

– Ты не рассказывал ей о письмах, о тех людях, которых Тирл подослал, чтобы убить тебя? – спросил Гаррета Хамден.

Гаррет пожал плечами, но в этом жесте было что-то похожее на вызов.

– Я уверен, ей это известно.

– Я не знала! – возмутилась Марианна и повернулась к Хамдену: – Сэр Питни знал, что Гаррет жив?

Хамден помрачнел:

– Возможно, сначала он мог и не знать, ибо, как оказалось, мальчика-слугу, сопровождавшего родителей Гаррета и убитого вместе с ними, приняли за Гаррета и похоронили как наследника Фолкема. Но потом он узнал. Гаррет отправил ему четыре или пять писем с доказательствами, подтверждающими его личность. Сэр Питни не ответил. Затем однажды пришел человек, искавший Гаррета. Гаррету повезло, вместо него этот человек нашел меня, а я был вооружен и смог постоять за себя.

Гаррет упорно сохранял отчужденный вид, и Хамден ухмыльнулся и добавил:

– А граф жаловался, что я запачкал его полы кровью.

Марианна была в полном недоумении. Почему Гаррет ничего этого ей не рассказал? Но она знала почему. Упрямая гордость. Он считал, что не обязан давать объяснения кому бы то ни было.

– Расскажите мне об этом графе, – попросила Марианна. Ей вдруг показалось очень важным узнать всю правду о том, почему Гаррет вернулся из Франции таким ожесточенным.

– А… граф, – сказал Гаррет, беря подсушенный хлеб и с треском ломая его.

– Граф был именно тем человеком, который научил меня по-настоящему ненавидеть французов, – ответил Хамден. – Я уверен, что Гаррет согласен со мной, поскольку он мучил Фолкема больше, чем меня. Он ненавидел Фолкема. Называл его «1е petit diable».

Марианне нетрудно было представить, почему Гаррет получил прозвище Дьяволенок.

– Но все же он давал вам возможность заработать на пропитание. Вы сказали, что если бы не он, вы не нашли бы работу.

– Не уверен, что это было бы страшнее, – спокойно заметил Гаррет, поднося бокал к губам и делая глоток вина. – Мы, возможно, жили бы лучше, если бы просили милостыню на улицах Парижа, а не работали на графа.

Хамден усмехнулся:

– Это правда. Просто чудо, что после его побоев мы дожили до совершеннолетия.

Марианна побледнела:

– Побоев?

– По правде говоря, мне доставалось меньше, чем Фолкему.

Гаррет сухо объяснил Марианне:

– Это потому, что граф знал, что Хамден был самым лучшим в городе источником придворных новостей. Хамден всегда убеждал графа не бить его, предлагая рассказать что-нибудь скандальное о его врагах, чего, кроме него, никто не знал.

– Ах да, – улыбнулся Хамден. – Я чуть не забыл. Я подкупал его сплетнями. Конечно, помогало то, что я спал с женами его врагов. В те времена это казалось лучшим способом добыть деньги, чем работать в конюшне.

Марианна вспыхнула и опустила глаза. Теперь уже засмеялся Гаррет:

– Так вот как ты узнавал сплетни. А я все удивлялся этой твоей способности. Теперь, когда я узнал, как ты добывал их…

– Ты жалеешь, что был слишком молод, чтобы самому добывать их? – продолжил за него Хамден.

– Нет. Я жалею, что не подсунул тебе жену графа. Тогда бы нам обоим легче было жить.

– Эту старуху с кислой… – Хамден осекся, вспомнив о присутствии дамы. – Ну, из этого ничего бы не получилось. Она ненавидела тебя не меньше, чем ее муж. А все из-за твоей неукротимой гордости. Они ее просто не выносили. Они хотели проучить тебя, варвара-англичанина. Им нравилось, что ты нищий аристократ. Но что действительно выводило их из себя, так это то, что никакие побои не могли сломать тебя.

У Марианны сжималось сердце от мысли, что тринадцатилетнего Гаррета били. Она не могла удержаться от вопроса:

– Побои… это было ужасно?

Гаррет, бросив на Хамдена предупреждающий взгляд, ответил:

– Нет.

Когда Марианна вопросительно посмотрела на Гаррета, Хамден поднял брови:

– Как я понимаю, ты не показывал ей свою спину, а то бы она знала, что ты лжешь.

– Хамден, пора перейти к более подходящей теме разговора, – решительно заявил Гаррет, глядя на Марианну, которая становилась все бледнее.

Хамден пожал плечами, затем охотно начал рассказывать новости об английском дворе. Но Марианна больше не слушала его. Ей представлялось, как маленького Гаррета бьют кнутом. Теперь она понимала, почему он так ненавидел своего дядю. Сэр Питни сознательно оставлял племянника без гроша во Франции, а сам тем временем присваивал имения мальчика. Как это сказал Гаррет?

«Только боль делает тебя сильным». Теперь она знала, что произошло с «мальчиком с легким сердцем», о котором писала его мать. Того мальчика не стало, его убили, сначала смерть родителей, а затем предательство дяди. Вместо него появился повзрослевший Гаррет, ожесточенный, озлобленный и жаждущий мести.

Марианна взглянула на графа, который лениво расспрашивал Хамдена о королевском дворе. Чудо, что он выстоял в те годы тяжких испытаний. Затем была служба в армии. О том времени он отказывается даже говорить. Понятно, почему он ей не доверяет.

Вдруг Марианне послышалось имя отца, упомянутое Хамденом. Стараясь не выдать своих чувств, она начала прислушиваться к разговору мужчин.

– Смерть Уинчилси взбудоражила весь город, – говорил Хамден, отрезая кусок мяса. – Никто не верил, что Уинчилси виновен, пока его не убили. Это был благородный дворянин, у которого не было причины покушаться на жизнь его величества.

– Ты думаешь, он был невиновен? – спросил Гаррет со странным выражением лица. – Как я слышал, он не выпускал из рук отравленное лекарство с тех пор, как вышел из дома. Кларендон, кажется, думает, что он был связан с «круглоголовыми», и я склонен разделить его мнение. Именно они на такое способны.

Хамден пожал плечами:

– Кто знает правду? Но я не уверен. Хотя был одним из немногих, кто высказал сомнения в его вине. После его смерти сплетники мгновенно осудили старика и вынесли приговор. А что им оставалось делать? Не осталось никого, кто доказал бы его невиновность. Его дочь покончила с собой и…

– Дочь? – переспросил Гаррет.

Марианна почувствовала, как ледяная рука страха сжала ее сердце. У нее задрожали руки, и она быстро спрятала их под столом.

– Я не знал, что у Уинчилси была дочь, – сказал Гаррет и посмотрел на Марианну.

Стараясь выглядеть как можно спокойнее, она смело встретила его взгляд.

– Да, у него была дочь. Но, говорят, она покончила с собой, когда узнала об аресте отца.

– Верно, – подтвердил Хамден. Гаррет продолжал задумчиво смотреть на Марианну. – Бросилась в Темзу. Кажется, некоторые даже думают, что она могла быть замешана в этом отравлении.

– Неужели так думают? Расскажи мне, какой была дочь Уинчилси, – попросил Гаррет друга.

Хамден откинулся на спинку стула и вытер салфеткой рот.

– Что я о ней слышал? Ах да. Своего рода затворница. Некрасивая, как говорили. Весь день она сидела в своих комнатах и не являлась ко двору. Как я думаю, она вообще не любила людей.

Наглая ложь, подумала Марианна, начиная сердиться. Хотя в данном случае ей следовало бы радоваться. Она старалась казаться совершенно равнодушной, видя, что Гаррета заинтересовал рассказ Хамдена.

Она решила, что не допустит, чтобы Гаррет обнаружил связь леди Марианны с цыганкой Миной.

– К тому же, – сказала она с натянутой улыбкой, – леди Марианна была страшно застенчива.

– Ты ее знала? – пристально глядя на Марианну, спросил Гаррет.

– Конечно. Я вам говорила, что знала ее родителей.

– Почему ты не говорила о ней раньше?

Марианна небрежно махнула рукой:

– А зачем говорить о ней? Я ее плохо знала. Она не выходила из своих комнат, ни с кем не разговаривала, и мы с ней редко сталкивались. Я не удивляюсь, что она покончила с собой. Она была из тех, кто падает в обморок при малейшем намеке на насилие. Она не выносила вида крови. Могу представить, в каком она, должно быть, была ужасе, когда услышала об аресте отца.

Хамден презрительно фыркнул:

– Сделать такую глупость! Очень похоже на слабовольных придворных дам. Я никогда бы не представил вас, мадам, кидающейся в Темзу из-за такого известия. Спорю, вам бы это и в голову не пришло.

– Только не Мине, – насмешливо заметил Гаррет.

Марианна лишь мельком взглянула на него и почувствовала огромное облегчение, не заметив в выражении его лица подозрительности. Пользуясь придворными сплетнями Хамдена и собственными выдумками, она помешала ему докопаться до истины. Слава Богу!

Хамден начал рассказывать о последней любовнице короля, а Гаррет, слушая его, делал саркастические замечания. С каждым сказанным ими словом в Марианне нарастала тревога. Их разговор подтверждал то, что она уже поняла из их предыдущей беседы: оба знали его величество очень-очень хорошо.

Теперь Марианна все больше убеждалась в необходимости скрывать от Гаррета свое имя. Он открыто высказался, что верит, что ее отец виновен, и так же легко может поверить в ее участие в покушении на короля. Если он когда-нибудь узнает, кто она, то тут же выдаст ее королю. В этом не приходилось сомневаться. Марианна крепко вцепилась в салфетку, лежавшую у нее на коленях.

Чего бы это ни стоило, она должна сохранять свою тайну.

Глава 13

Ревнивца убеждает всякий вздор,

Как доводы Священного Писанья.

Уильям Шекспир. Отелло

– А где твоя прелестная пленница? – спросил Хамден, когда они с Гарретом вышли из Фолкем-Хауса. – Разве она не собиралась проводить меня?

– Мина всю ночь провела у жены одного из моих арендаторов, принимая роды, – небрежно бросил Гаррет.

Конюх подвел лошадь Хамдена.

Насмешливая улыбка друга странно разозлила Гаррета. Хамден искоса взглянул на него:

– Ухаживает за женой одного из твоих арендаторов? Какое у тебя доброе сердце. Как жаль, что ее здесь нет. Я так надеялся сорвать прощальный поцелуй.

Только огромное усилие воли помогло Гаррету сохранить равнодушный вид.

– Значит, слава Богу, что ее здесь нет. Это избавляет меня от необходимости защищать ее от твоих дурных манер.

Хамден фыркнул, показывая, что он об этом думает.

– Дурные манеры! Не мои дурные манеры раздражают тебя. Тебя возмущает, что я понравился ей, а она – мне.

– Тебе нравится каждая женщина, которая встречается на твоем пути, – ответил Гаррет с подчеркнутым сарказмом.

Хамден усмехнулся:

– Может быть, но твоя красотка очень заинтересовала меня.

Гаррет понимал, что Хамден его дразнит, но все равно едва удержался, чтобы насильно не посадить Хамдена на лошадь и не отправить в Лондон, предварительно дав ему хорошего пинка под зад.

Хамден, очевидно, правильно истолковал мрачное молчание Гаррета.

– Как я мог не заинтересоваться женщиной, которой удалось вызвать у тебя такую ярость… и чувство собственника? Никогда не думал, что увижу, как ты так ведешь себя с женщиной. До оих пор ты был слишком занят своими планами мести, чтобы проявить интерес к какой-нибудь женщине.

Не в силах дальше скрывать свое раздражение, Гаррет ответил:

– Если ты ждешь, что я объясню свое поведение, то можешь отправляться в Лондон. Насколько серьезно я отношусь к Мине, не твое дело, черт побери.

По широкой улыбке друга Гаррет понял, что выдал, как сильно на самом деле увлечен Миной. Он улыбнулся Хамдену:

– Если ты думаешь, что, вызывая во мне ревность, заставишь меня страдать, то ты ошибаешься.

– Почему? – спросил Хамден.

Его явно забавлял этот разговор.

– По двум причинам. Во-первых, я знаю, что ты флиртуешь с Миной только для того, чтобы подразнить меня, а не потому, что действительно питаешь к ней какие-то чувства.

Неожиданно Хамден стал серьезным.

– А во-вторых?

Гаррет пытливо посмотрел в глаза друга. Увидев в них только искренний интерес, он решил признаться:

– Как бы твои заигрывания с ней ни раздражали меня, они лишь булавочный укол по сравнению с теми муками, которые я испытываю каждый день. Она рядом, а я не могу даже дотронуться до нее.

Хамден вздохнул и покачал головой:

– Ты сделал глупость, не овладев ею сразу же, как только ее увидел. Что касается первой причины, ты неправильно понял меня, Гаррет. Если бы я думал, что у меня есть хоть какой-то шанс отбить ее у тебя, можешь не сомневаться, я бы попытался.

– Ты никогда раньше не боролся со мной за женщину.

Хамден пожал плечами:

– Это правда. И вероятно, никогда не буду. Если только ты не решишь, что сердце Мины тебе не нужно. Тогда, милый друг, я с большой радостью вмешаюсь и утешу ее.

– Ты полагаешь, что у нее есть сердце и она предложит его мне.

Хамден ответил не сразу. Он сел на коня, взял поводья, затем посмотрел на Гаррета и с серьезным видом произнес:

– О, у нее женское сердце, не сомневайся. Если бы ты так упорно не копался в ее «сомнительном» прошлом, ты бы это понял. А отдаст она тебе его или нет, поживем – увидим. Я предполагаю, что если ты продолжишь преследовать ее, то не отдаст. И это будет огромной потерей для тебя, Фолкем. И находкой для меня.

С этими словами Хамден развернул лошадь и пустил ее рысью.

Глядя вслед другу, Гаррет чувствовал странное облегчение. Его заявление, что он не ревновал, не совсем было правдой. Заигрывания Хамдена с Миной ранили его, как удары острого ножа, потому что в ответ она дразнила его и кокетничала с ним.

Во время четырехдневного пребывания Хамдена она дерзко отражала остроумные шутки маркиза, что приводило Хамдена в восторг, а Гаррета раздражало. Гаррету не нравилось, как они поддразнивают друг друга. Он знал, что Хамден не пойдет дальше шуток.

Но в Мине Гаррет не был так уверен. В присутствии Хамдена она становилась оживленной. Ее радостное возбуждение временами передавалось и Гаррету, но он знал, что этим ее настроением он целиком был обязан Хамдену. И это его злило сильнее всего.

Ему хотелось, чтобы он был причиной ее хорошего настроения.

Гаррет повернулся к дому, злясь на себя за то, что придавал этому такое большое значение. Конечно, он хотел Мину. Это было вполне объяснимо. Ее прелестная фигура и смелость очаровали бы любого нормального мужчину. Но он не должен допустить, чтобы она пожелала стать чем-то более важным для него. Он не должен позволить ей пробраться в его душу, иначе она воспользуется этим. Она цыганка, напомнил Гаррет себе, и, возможно, связана с его дядей.

Внезапно перед ним возник ее образ: Мина с распущенными волосами, которыми играл легкий ветерок, объясняет Хамдену разницу между поганкой и съедобным грибом. Выражение ее лица напоминало Гаррету его учителей, когда они искренне восхищались предметом, который преподавали. Нет, это не лицо расчетливого шпиона!

Гаррет решительно повернул обратно и направился к конюшням. Он устал строить догадки о прошлом Мины. Он достаточно долго вел эту игру и ничего не добился. Пора менять тактику. Его допросы и грубость не испугали ее. Его отчужденность и холодность не огорчили и не заставили ее броситься в его объятия и во всем признаться.

Хватит, решил Гаррет, седлая Цербера. Она уже отвечала на его поцелуи. Так будет и дальше. Как-нибудь он сумеет заставить ее открыть свою тайну.

Усмехнувшись, Гаррет вывел коня из конюшни и сел в седло. Он направлялся к дому фермера, к которому пошла Мина. Соблазнить, чтобы узнать ее имя. Какая глупость! Если быть честным, то он должен был признаться, что не мог прикоснуться к ней, не теряя при этом головы, и тем более выведать у нее что-то важное. Он не мог бы притворяться.

Нет, думал Гаррет, пришпоривая коня, он не хочет соблазнять ее ради чего-то другого, кроме самой естественной причины – он хотел ее.

Он торопил коня, сгорая от желания снова увидеть Мину теперь, когда Хамден уехал и они снова остались вдвоем. Подъезжая к домику фермера, Гаррет услышал слабый крик новорожденного.

«Хорошо, – подумал он, – скоро Мина сможет вернуться вместе со мной». Он соскочил с седла и посмотрел на стража, всегда сопровождавшего Мину.

– Как я слышу, ребенок родился? – спросил граф.

– Ага. – Страж, как всегда, был немногословен.

Гаррет встал рядом с ним в тени деревьев, наблюдая за входом в маленький аккуратный домик.

– Давно? – спросил Гаррет. Мина ушла из Фолкем-Хауса накануне вечером вскоре после обеда.

– Не больше часа.

Значит, она только что все закончила. Конечно, она совершенно измучена. Он замолчал, не спуская глаз с двери домика.

Ему не пришлось долго ждать, Мина вышла и остановилась на пороге. С усталым вздохом она откинула влажные волосы с лица и стала медленно растирать затекшие руки и плечи. Взглянув на своего стража, она заметила рядом с ним Гаррета. Он улыбнулся:

– Младенец здоров?

Мина кивнула:

– Да. Как настоящий мужчина, он упрямился даже при рождении. Мне пришлось потрудиться, чтобы выманить его из материнской утробы.

– С матерью все в порядке?

– Да. Мэгги чувствует себя неплохо, учитывая обстоятельства.

– Хорошо. У нее прекрасный муж. Она нужна ему, чтобы взять на себя заботу о ребенке, пока он работает в поле.

– А мне кажется, милорд, – сухо заметила Мина, – что она нужна ему не только для этого. Верите или нет, но некоторые мужчины нуждаются в своих женах не только для воспитания своих детей.

Гаррет усмехнулся:

– Ты права. Судя по тому, что менее чем за два года это их второй ребенок, я подозреваю, что муж Мэгги довольно скоро будет нуждаться в ней для… э… выполнения более важных дел.

Явно смущенная его двусмысленным намеком, Мина заметно покраснела и с оскорбленным видом посмотрела на Гаррета. Затем она гордо подняла голову, всем своим видом показывая, что отвечать на его намеки ниже ее достоинства.

Гаррет снова усмехнулся. Мина притворилась, что не заметила этого, но ей не удалось скрыть слабую улыбку, притаившуюся в уголках ее губ.

В эту минуту фермер, жена которого только что родила, вышел из дома. Он был так взволнован, что, казалось, не замечал Гаррета, прислонившегося к дереву.

– Я иду, – сказала Мина, собираясь вернуться в дом.

– Нет, – возразил фермер. – Вам пора идти домой и отдохнуть. Вы уже все сделали. Пришла сестра Мэгги, она сумеет позаботиться о моей жене теперь, когда вы сделали самое трудное. – Фермер с чувством пожал Мине руки. – Ребенок прекрасный, и мы вам очень признательны. Ваша мать гордилась бы вами обязательно, если бы дожила до этих дней.

В то же мгновение Гаррет посмотрел на лицо Мины. Она немного побледнела и незаметно кивнула в сторону Гаррета. Фермер, взглянувший в направлении ее кивка, увидел стоявшего там Гаррета и побледнел. Он выпустил руки Марианны и начал суетливо озираться по сторонам.

– Может, я лучше пойду и погляжу, как там Мэгги, – забормотал он, густо покраснев, и торопливо вошел в дом.

Наступило долгое молчание, во время которого Мина старалась не смотреть на Гаррета. Затем она тихо сказала:

– А не лучше ли мне самой взглянуть на нее?

Она повернулась к двери, но тут Гаррет властно скомандовал:

– Нет. Ты устала. Это всем видно. Ты должна вернуться со мной в имение.

– Я не…

– Слышала, что сказал фермер? Сегодня ты им больше не нужна.

Гаррет быстро подошел к Мине. Она испытующе посмотрела на него, а затем отвернулась.

– Если у вас есть какие-то вопросы, – со спокойным достоинством проговорила Мина, – вы могли бы задать их сейчас.

Гаррет промолчал и указал взглядом на стража, который стоял под деревом и прислушивался к каждому их слову. Мина вздохнула. Гаррет подвел ее к лошади, усадил в седло и сам сел позади. Они тронулись с места.

– И так? – спросила Мина, когда они отъехали довольно далеко от фермерского дома.

Возвращаться к этому вопросу было смелостью с ее стороны. Хорошо, подумал Гаррет. Пора уже ей понять, как важен для него ответ на вопрос о том, кто она.

– Ты не находишь странным, что все, кажется, знают твою благословенную мать? – спросил Гаррет.

– Нет, не нахожу. Мы, цыгане, словно мыши. То и дело пробираемся в чей-то амбар, – помолчав, ответила Мина.

Гаррет опустил голову так, что его губы оказались рядом с ее ухом.

– «Пробираемся» – удачное слово, Мина. А теперь скажи точно, когда вы с матерью впервые «пробрались» в Лидгейт. Из того, что ты мне рассказывала, я понял, что ты приехала сюда уже после смерти твоих родителей.

Мина дернула головой, отстраняясь от его губ. Она молчала, но Гаррет видел, как ее руки вцепились в луку седла.

– Твой отказ рассказать о том, что я желаю знать, порядком мне надоел, – холодно сказал он.

– Мне тоже.

– До сих пор это было между нами, тобой и мной. И твоей теткой. Но это ничего мне не дало. Я думаю, что пора обратиться к добрым людям Лидгейта.

– З-зачем? – заикаясь спросила Мина, и ее плечи обмякли.

– Мне ясно, что они знают значительно больше, чем говорят мне. Но сомневаюсь, что они проявят такое же упорство и не расскажут всю правду, когда этого потребует их сосед-граф.

Мина обернулась, чтобы посмотреть на графа.

– Зачем вам их трогать? – испуганно спросила она. – Они не знают ничего, что бы принесло вам пользу. Неужели вы думаете, что они не сказали бы вам, если бы знали обо мне что-то плохое?

Гаррет остановил коня, бросил поводья и положил руки Мине на плечи.

– Да, думаю. Теперь я вижу, как они относятся к тебе, Мина. Они так благодарны тебе за твои лекарства и исцеляющие руки, что никогда сознательно не навредят тебе.

Мина с силой сбросила его руки со своих плеч, затем быстрым движением перекинула ногу через голову лошади, соскользнула на землю и решительной походкой направилась к имению. Гаррет ехал рядом с ней.

– Если они ничего не знают, то почему ты боишься их вмешательства?

– Я не боюсь! Но думаю, что уже очень хорошо знаю вас, милорд. Вы будете задавать им вопросы, на которые они не могут ответить. Тогда вы будете мучить их до тех пор, пока они не скажут что угодно, лишь бы умилостивить разгневанного графа, и кто знает, что могут наговорить напуганные люди.

– А как ты думаешь, что я желаю услышать?

Мина остановилась и, скрестив на груди руки, с обидой и негодованием посмотрела на Гаррета:

– Я думаю, это совершенно ясно, не так ли? Вы хотите услышать, что я действительно хитрая, заслуживающая презрения цыганка, какой вы меня считаете. – Она заплакала. Крупные слезы катились по ее побледневшим щекам. – Если ваши… ваши проклятые подозрения подтвердятся, тогда вы наконец с полным правом сможете заявить, что во всем мире нет никого, кому можно было бы доверять. Тогда вы можете строить ваши злобные планы, изобретать пытки для вашего дяди и больше никогда не беспокоиться о том, что, возможно, только возможно, что вы не правы!

Мина опустила голову и быстро зашагала прочь от графа.

Он соскочил с коня, догнал ее и, схватив за руку, повернул лицом к себе. При виде ее мокрого от слез лица что-то сжалось в груди Гаррета.

– Ты на самом деле думаешь, что я хочу оказаться прав? – спросил он. – Уверяю тебя: не хочу. Больше всего на свете мне бы хотелось забыться в твоих сладких объятиях. Но я не могу. Пока не узнаю правды. Я не могу преодолеть себя и довериться тебе.

– Я знаю, – прошептала Мина, и слезы снова покатились по ее щекам. – И, даже зная почему, я не могу этого вынести. – Она подняла голову и умоляюще посмотрела на Гаррета. – Почему просто не отпустить меня, Гаррет? Если хотите, вы можете послать Уильяма проводить меня и мою тетю до моря. Мы уедем из Англии, этого больше всего хочет моя тетя. Вы никогда больше не увидите нас. Вы сможете воевать с вашим дядей, не опасаясь, что я каким-то образом предам вас.

Гаррет смахнул со щеки Мины слезу.

– Этого я тоже не могу сделать, моя милая, – с чувством сказал он и медленно провел рукой по нежному овалу ее лица.

Внезапно из его груди вырвался стон и, обняв Мину за талию, он резко прижал ее к себе.

– Я не могу отпустить тебя, не узнав о тебе всего.

– Этого никогда не будет… – прошептала Мина.

И тут Гаррет, наклонившись, прижался губами к ее губам со всей страстью, которую сдерживал более двух недель.

Мина пыталась вырваться, но не смогла. Она уперлась руками Гаррету в грудь, но он еще крепче прижал ее к себе и приподнял так, что почувствовал своей возбужденной плотью ее тело. У Мины перехватило дыхание. Гаррет языком разжал ее губы, и она перестала сопротивляться. Ее руки обвились вокруг его шеи.

Гаррет покрывал поцелуями ее лицо, ощущая соленый вкус слез.

– Вы не можете стереть все одними поцелуями, – задыхаясь, прошептала Мина.

Гаррет слегка отстранился от нее, погладил по щеке и накрутил на палец длинный локон ее волос.

– Это правда. Но когда я целую тебя, я забываю обо всем.

– А я не могу, – сказала Мина, и одинокая слеза скатилась по ее щеке.

– Господи, не надо больше плакать, моя милая! – Гаррет пальцем подхватил слезинку и, глядя Марианне в глаза, слизнул ее. – Вот так же легко можно утолить твою печаль, – тихо сказал он. – Только скажи мне все, что я хочу узнать.

Мина отчаянно затрясла головой:

– Тогда это будет настоящим горем для меня.

Гаррет опустил ее голову к себе на грудь.

– Нет. Ты не понимаешь, как сильна моя страсть. У меня достаточно власти и денег, чтобы дать тебе все, что ты пожелаешь, – собственный домик, дорогие платья и столько золота, что его хватит до конца твоей жизни. И если страх вынуждает тебя молчать, я защищу тебя от любого, кого ты боишься… Особенно от Тирла. Только доверься мне.

Мина откинула голову назад. В ее глазах было отчаяние и мука.

– Довериться вам? Единственный человек, которого я боюсь, – это вы! – невольно вырвалось у нее.

Она оттолкнула Гаррета и, приподняв юбки, с рыданиями бросилась бежать к дому.

Он хотел последовать за Миной, но заставил себя остановиться. Ее последние слова еше звучали у него в ушах. Она его боится. Он знал, что ей не нравится, что он аристократ, и она осуждает его жажду мести. Он сразу же понял, что она изо всех сил старается сохранить свою тайну. Но бояться его? Этого Гаррет не мог предвидеть. До этой минуты.

Он не мог в это поверить, и его гнев медленно переходил в ярость. Он ни разу не обидел ее. Он держал ее пленницей, это правда, но в шелковых оковах. Она спала на мягкой постели, на чистых простынях и ела самую вкусную пишу, какой, вероятно, раньше и не пробовала. И все равно сопротивлялась ему, как будто он был каким-то безобразным зверем. Почему? Только потому, что он дворянин? Или была в ее прошлой жизни еще и другая тайна, заставлявшая ее бежать от него?

Гаррет сжал руку в кулак с такой силой, что ногти впились ему в ладони. Она боялась его? Цыганочка, которая, вероятно, всю жизнь спасалась от солдат и констеблей, боялась его – единственного человека, не мучившего ее ничем, кроме своей страсти.

Ну и пусть. Может быть, пришло время дать ей повод чего-то бояться.


– Будь ты проклят, старый дурак! – кричал Питни Тирл на ростовщика, сидевшего с каменным лицом залакированным столом. Питни со злостью смотрел на сокровища этого человека, занимавшие каждый дюйм его набитой вещами комнаты. То, что он видел, все больше возмущало его. Он ударил кулаком по столу. – Как ты смеешь отказываться вести со мной дела?! Как ты смеешь… ты, еретик?!

Ростовщик холодно посмотрел на Питни.

– Я больше не ссужаю деньгами христиан, – пожав плечами, ответил он. – Сегодня они объявляют ростовщичество грехом, а завтра хотят с выгодой воспользоваться им.

– Это паписты ненавидят ростовщиков, – презрительно усмехнулся Питни, – а не добропорядочные англичане. Я ненавижу папистов и все, что они проповедуют. Так что тебе нечего меня бояться в этом отношении.

Старик скрестил на груди руки.

– Для меня это одно и то же. Христианские собаки. Больше я не имею с ними дел.

Питни бросился на ростовщика, стараясь стащить его с кресла.

– Ты раньше давал мне в долг и дашь опять. Ты же каждый день даешь христианам, старик. Не возражай! Я знаю по меньшей мере троих христиан, которым ты постоянно даешь деньги в долг.

– Я даю деньги кому хочу. Вам давать я не хочу, – бесстрашно промолвил старик, глядя Питни в глаза.

Тот толкнул старика обратно в кресло и раздраженно заходил по комнате. Он думал, не следует ли попробовать другой подход. Угрозы явно не действовали. А он, к несчастью, крайне нуждался в деньгах. Деньги, которые он получил, украв земли Гаррета, кончались. Часть их Питни потратил на помощь своим друзьям, на их бесплодные попытки восстановить свое положение в новом парламенте. Остальные ушли на такое же неудачное дело – попытки устранить своего племянника раз и навсегда.

Его красивое лицо исказилось от злобы. Если бы он только мог избавиться от Гаррета. Тогда бы он по-настоящему стал наследником богатства Фолкемов. Никогда больше он бы не зависел от милости ростовщиков. Питни зло посмотрел на старого еврея. Этот был пятый по счету, к кому он обращался с просьбой одолжить ему денег. Никто не захотел сделать это.

– Почему? – вслух спросил Питни.

– Что?

– Почему ты не хочешь дать мне денег? – повторил свой вопрос Питни и снова зло посмотрел на ростовщика.

Тот улыбнулся:

– Это большой риск. Не похоже, что я получу свои деньги обратно.

Питни весь затрясся от гнева.

– Я всегда возвращал тебе деньги. На мне ты, старый дурень, нажил целое состояние.

– Это было раньше, – презрительно заметил ростовщик.

Питни уперся обоими кулаками в стол и наклонился поближе к лицу старика:

– Я – друг сына Кромвеля. Я знаю половину торговцев в этом городе, и каждый из них подтвердит мою платежеспособность.

– Да? А где же ваши прекрасные друзья? Вы стали не нужны им, когда они узнали, как вы получили ваши деньги. Никто не любит воров, даже в дорогой одежде.

Питни похолодел. Что слышал о нем этот человек? Он всегда был очень осторожен. Он сжег все письма Гаррета, собрал много людей на якобы его похороны, а когда Гаррет вернулся, притворился, что удивлен не меньше других.

Теперь он сомневался, не оказались ли все его усилия напрасными. В гневе забыв о всякой осторожности, Питни обошел вокруг стола и ударил ростовщика кулаком в лицо.

– Что ты имел в виду, называя меня вором?

– Я знаю, что вы вор. Все знают. Вы бы удивились тому, с какой легкостью слухи разлетаются по нашему прекрасному городу. Каждый знает о вас, сэр Питни. Раньше, когда вы сжигали на кострах моих друзей евреев за колдовство, никто не осмеливался противиться вам, особенно такие, как я, кому надо было кормить семью. Но теперь… теперь даже ваши друзья знают, как вы предали собственного племянника. И они знают, что он этого так не оставит. Никто вас не боится. И я тоже.

Питни со всей силой снова ударил старика по лицу, но тот только поморщился и потер челюсть.

– Бейте меня, если вам так хочется, – с осуждением в голосе проговорил он. – Кроме силы вашего кулака, у вас уже ничего нет. Ваша власть кончилась. Ваш племянник поаботился об этом. И я скорее умру от ваших побоев, чем дам вам хоть еще одно пенни.

– Да будьте вы все прокляты! – закричал Питни и, развернувшись, выбежал из комнаты.

Он с трудом спустился по расшатанной лестнице. От ярости его всего трясло. Никогда еще ему так не хотелось избавиться от угрозы, которую представлял собой племянник. До сих пор Питни по-настоящему не боялся его. Правда, поддержка Гаррета королем напугала его, но Питни был уверен, что сумеет сохранить свою репутацию в глазах придворных. Как бы ни было ему ненавистно пресмыкаться перед королем, которого он презирал, он делал это, надеясь противодействовать той лжи, которую Гаррет говорил его величеству.

Но слухи, связанные с Гарретом, не так легко было остановить. Изгнанники рассказывали о страданиях Гаррета. А этот напыщенный распутник Хамден без угрызений совести заявлял, что Питни – мерзавец и подлец. Затем появились торговцы, которые слышали эти истории и стали брезгливо отказываться иметь дела с Питни.

Он знал, что Гаррет не может ничего доказать, но это-то и было хуже всего. Гаррету не приходилось что-то доказывать. Намеки и слухи сделали это за него. А если Гаррет и подозревал, кто виноват в смерти его родителей…

Питни зло сцепил зубы. Гаррета надо обезвредить и уничтожить.

Глава 14

Нам Верность никогда не изменяет

Ни в поражены, ни в победе,

Хотя она не озаряет нас, как солнце,

Но, как и солнце, не покинет нас.

Сэмуэл Батлер. Гудибрас

Уильям осторожно ввел Марианну в самую лучшую гостиницу Лидгейта. Со дня своего возвращения из Лондона она не появлялась в городе без накидки и маски и теперь, без нее, чувствовала себя голой. Было странно ощущать себя выставленной на всеобщее обозрение, хотя она знала, что находится среди друзей.

Марианна быстрым взглядом окинула пивной зал, ожидая увидеть Гаррета. Они не виделись с тех пор, когда ранним утром он приезжал к домику фермера. Тогда он вернулся в имение, но лишь для того, чтобы забрать своего коня, который сам нашел дорогу домой, и затем ускакал в Лидгейт.

Несколько часов спустя пришел Уильям и сказал, что хозяин прислал ему приказание приехать вместе с Миной в Лидгейт.

Сердце Марианны бешено колотилось, потому что она знала, зачем была привезена сюда. Ведь этим утром Гаррет пообещал, что в поисках правды обратится к жителям города. Мысль о том, что он собирался сделать, вызывала у Марианны нервную дрожь.

Уильям ослабил руку, сжимавшую ее плечо.

– Не позволяйте хозяину запугать вас, мисс, – шепнул он Марианне на ухо, подводя к стоявшему у камина стулу. – Все это потому, что он совсем не знает, что с вами делать. Вы с вашей тетей так скрытны и все такое… ну, это беспокоит его. Он хочет знать, что можно ожидать от окружающих его людей.

«Это еще мягко сказано», – подумала Марианна, а вслух спросила шепотом:

– Где он?

Уильям кивком указал наверх:

– Мы должны подождать. Нам сообщат, когда надо будет подняться к ним наверх.

Марианна чуть слышно простонала. Городской совет обычно собирался в одной из верхних комнат гостиницы в тех случаях, когда предстояло обсудить важные дела. Если Гаррет наверху, это означает, что он собрал совет. Не стоит удивляться. Он грозил это сделать, если Марианна не скажет ему, кто она. Однако когда она представила себе, как будут страдать из-за нее горожане, она возмутилась. Она возмущалась не только Гарретом.

Она злилась на себя прежде всего за то, что поссорилась с ним. Если бы она вела себя более смиренно во время их первой встречи… если бы была чуть осторожнее, когда лечила его рану… если бы…

Теперь уже поздно упрекать себя. Надо готовиться к тому, что ее ожидает, и думать, что делать.

Марианна могла избавить горожан от опасности оказаться в трудном положении, если они встанут на ее сторону. Признаться, что она дочь сэра Генри, – единственный выход. Если она сделает это, то должна быть готова к тому, что ее посадят в тюрьму. Марианна не сомневалась, что Гаррет, будучи преданным королю, исполнит свой долг и передаст ее солдатам.

Да, признавшись, она окажется в опасности. Но не только это тревожило Марианну. Вместе с ней в опасности окажутся и другие – ее тетка, мистер Тиббет, многие другие, кто, зная правду, помогал ей. Если она сразу же все скажет, кто знает, к чему это приведет? Оказавшись перед выбором, совет может предпочесть сохранить ее тайну, чем подвергать себя риску стать жертвой гнева самого короля. По крайней мере если они ничего не скажут, Гаррет не сможет доказать, что они все время знали, кто она.

Марианна в отчаянии скрипнула зубами. Что бы она ни сделала, ничто не поможет. Продолжая молчать, она заставит горожан сделать трудный для нее выбор. Сказав правду, подвергает их еще большей опасности.

Конечно, может быть, она переоценивала их преданность. Они могут открыть ее тайну графу, лишь только увидев ее лицо. Они могут заявить, что ее маска мешала им узнать правду.

Нет, с болью в сердце думала Марианна, жители Лидгейта никогда так легко не выдадут ее. Как и она не могла предать их. Единственным спасением было молчать и надеяться, что все обойдется.

Беспокойно ерзая на жестком стуле, Марианна оглядела комнату. Осторожные взгляды, которые время от времени на нее бросали посетители гостиницы, в основном были дружелюбными и ободряющими. Это ее немного успокоило.

Вдруг она встретилась глазами с каким-то незнакомым человеком. Марианна прежде никогда не встречала его в Лидгейте, иначе бы запомнила. В его глазах было столько холодного коварства, что она мгновенно насторожилась. Незнакомец с наглым видом кивнул, и Марианна вдруг со страхом поняла, что он знает ее.

Она наклонилась к Уильяму, сидевшему рядом:

– Вон там, что за человек со шпагой?

Уильям проследил за ее взглядом, и на его лице отразилась тревога.

– Это Эштон. Милорд считает его человеком Тирла. Он и есть тот самый негодяй, который зарезал солдата, пытавшегося поджечь поле.

– Почему граф позволяет ему свободно разгуливать по Лидгейту?

– О, Эштон нужен ему для особой цели. Можно не сомневаться, он доносит Тирлу только о том, о чем милорд хочет, чтобы он доносил, хотя этот проклятый ублюдок этого и не знает.

Марианна вопросительно посмотрела на Уильяма. Он опустил глаза, избегая ее взгляда. И тут ее озарило.

– Так вот зачем он здесь! Посмотреть на меня и передать сэру Питни, что твой хозяин поймал меня! Не так ли?

– Нет! – возмутился Уильям и схватил Марианну за руку. – Я уверен, что милорд не имеет отношения к появлению этого типа здесь. Наглец дьявольски любопытен, и скорее всего он просто слышал, что собирается совет. И он хочет посмотреть, в чем здесь дело, вот и все.

Марианна не могла ему верить. Ее не удивило бы, если бы Гаррет собирался отправить таким путем еще одно мстительное послание сэру Питни. У нее заныло под ложечкой. Хотел ли Гаррет, чтобы этот Эштон увидел ее или нет, но если этот человек, как и тот солдат, узнает ее, конец будет один. Или он сразу же сообщит графу, кто она, или передаст эти сведения сэру Питни. Кто знает, что сделает сэр Питни с этими сведениями?

Марианна исподтишка снова взглянула на Эштона, но на этот раз он склонил голову над кружкой эля.

«Пожалуйста, Господи, – молила Марианна, – сделай так, чтобы он не узнал меня».

Через несколько минут Эштон встал и вышел из гостиницы. Марианна не знала, радоваться ли ей. Уильям, нахмурившись, следил, как Эштон уходит, и это еще больше расстроило ее.

«Прекрати, – сказала Марианна себе. – Что толку все время думать об одном и том же». Она решительно запретила себе думать о человеке Тирла.

Но она не могла не беспокоиться, если не о людях Тирла, то о Гаррете и его настойчивости. Раньше она подозревала, даже боялась, что Гаррет был причастен к аресту ее отца. Но был ли в этом какой-то смысл? Гаррет верно служил королю, теперь она это знала. Он положил бы яд, чтобы обвинить ее отца в преступлении, только если бы был уверен, что помешает королю принять его и что его самого не смогут поймать.

Но если он так тщательно подготовил заговор только для того, чтобы обвинить отца и таким образом вернуть свои земли? Гаррет был одержим Фолкем-Хаусом и, вероятно, зол на ее отца за то, что тот купил имение. Но его ненависть к сэру Питни превосходила все. Почему-то Марианна верила, что Гаррет предпочел бы заговор против дяди, а не против ее отца, ибо дядя был настоящим виновником его изгнания.

Более того, сердце подсказывало ей, что Гаррет не мог бы так поступить. Человек, заботившийся о благополучии своих арендаторов, не мог погубить ее отца. Тогда кто же? Возможно, сэр Питни, поскольку он тоже хотел завладеть Фолкем-Хаусом, ненавидел ее отца. И все же поступил бы он так, зная, что его племянник вернулся и предъявил на имение законные права, которых у сэра Питни никогда не было?

Марианна отогнала от себя эти мысли. Сейчас ее больше беспокоила одержимость Гаррета желанием узнать ее имя. После долгой и тяжелой борьбы за возвращение в Англию станет ли он рисковать всем, покрывая человека, скрывающегося от правосудия? Если бы он когда-нибудь узнал…

Марианну все больше охватывал страх, и чем сильнее становился ее страх, тем яростнее она проклинала Гаррета за это его настойчивое желание узнать, кто она такая.

Наконец вниз по лестнице спустился хозяин гостиницы. Избегая смотреть на Марианну, он наклонился и что-то шепнул на ухо Уильяму. Тот кивнул и встал.

– Пойдемте, – сказал он Марианне, предлагая руку. Она оперлась на нее, потому что у нее дрожали ноги, и встала.

Проходя через комнату к лестнице, она увидела, что все смотрят на нее, с беспокойством ожидая, что она каким-то знаком даст им понять, что вполне владеет собой и их будущему, находившемуся в ее руках, не угрожает никакая опасность. Собрав всю волю, Марианна придала своему лицу выражение спокойной уверенности и поднялась по лестнице, убежденная, что жители Лидгейта могут положиться на нее.

Всего через несколько минут они с Уильямом стояли у двери в комнату, где собрался совет. Уильям осторожно постучал, и им разрешили войти. Войдя в комнату, Марианна увидела Гаррета, стоявшего в конце длинного стола. Он смотрел не на нее, а на людей, наблюдавших за тем, как она входила. Очевидно, Гаррет не сказал им, зачем их собрали, ибо на большинстве лиц было написано удивление.

Мистер Тиббет покраснел, что всегда с ним случалось, когда он попадал в неприятное положение. А мэр, над щегольством которого подсмеивался весь город, начал старательно расправлять кружева на своих штанах, как будто, занимаясь этим, он мог заставить Марианну исчезнуть.

Гаррет медленно перевел взгляд на Марианну. Она смело посмотрела ему в глаза.

Наконец тишину нарушил мистер Тиббет, громко прочистив горло. Затем, бросив взгляд на все еще молчавших членов совета, он отважился сказать:

– Милорд, может быть, было бы полезнее, если бы вы сказали нам, что все это значит?

Гаррет перевел взгляд с Марианны на Тиббета и перешел прямо к делу:

– Как вы знаете, с того времени, как я вернулся в Фолкем-Хаус и получил обратно свое наследство, я заинтересовался Лидгейтом. Мои арендаторы приезжают в ваш город за покупками, развлечениями… кружкой эля.

Один из присутствовавших нервно рассмеялся.

Гаррет продолжал:

– Как ваш ближайший сосед, от которого в немалой степени зависит ваше благополучие, я внимательно изучил и ваши нужды. Но сейчас мне нужна ваша помощь.

– Как это, милорд? – спросил мэр, подаваясь вперед.

– Вы все знаете Мину, – указывая на Марианну, сказал Гаррет. – Может быть, вы не… узнали ее без маски, но все равно, вы ее знаете. Как я понял, она лечила многих из вас и ваших детей.

В комнате раздались тихие голоса, подтверждающие его слова.

– Несмотря на то что она цыганка, я понимаю, что она оказывала большую помощь в этом городе. Я заметил, джентльмены, что Мина не та, кем она кажется. Она мне призналась, что в ней есть благородная кровь, возможно, вы этого не знали.

Марианна увидела страх на лицах людей. И поспешила спросить:

– Неужели необходимо объявлять всему свету, что я незаконнорожденная, милорд? Не вижу, чем это вам поможет.

Гаррет нахмурился, но он пытался скрыть свое недовольство.

– В любом случае ее прошлое нетипично для цыганки, – продолжал Гаррет, бросив на Марианну такой грозный взгляд, что от страха дрожь пробежала у нее по телу. – Недавно я также узнал, что у нее есть связи с моим дядей. – Он оглядел всех сидевших в комнате. – Вам всем очень хорошо известно, чего добивался мой дядя, как он забрал мои земли, когда я находился в изгнании. Но возможно, вам неизвестно, что после моего возвращения он подослал людей, чтобы сжечь мои поля и даже убить меня.

В ответ раздались гневные восклицания, и лица присутствующих посуровели. У Марианны часто забилось сердце. Она поняла, что Гаррет умело манипулирует членами совета, завоевывая их симпатии.

– Теперь вы понимаете, почему я вынужден быть осторожным, имея дело с незнакомыми людьми, особенно с теми, кто хорошо знает моего дядю. И поэтому я обращаюсь к вам. Я знаю, что раньше вы доверяли Мине, она лечила вас, не сомневаюсь, заслужила ваше доверие. Но с первой же минуты, когда я увидел ее, я заметил, что она что-то скрывает. И невольно заинтересовался, что же она скрывает и почему не хочет говорить о том, какие отношения существуют между ней и моим дядей.

Мистер Тиббет вдруг побледнел и взглянул на Марианну.

– Милорд, я уверен, что ее отношения с вашим дядей ничего не значат. Что касается того, что она что-то скрывает… осмелюсь сказать, что цыгане часто умалчивают о своем прошлом. Они… они ведут довольно распущенный образ жизни.

Гаррет помолчал, как бы обдумывая услышанное, хотя видел явное смущение мистера Тиббета, затем спросил:

– Как же вы можете так доверять одной из них? Разве вы не задаете себе вопроса, зачем ей лечить вас? Разве не удивляетесь, что она не берет с вас денег?

Марианна сдержала стон. Все ее глупые ошибки оборачивались против нее. Поднялся мэр:

– Но она берет у нас деньги, милорд. – Он запнулся, словно не был уверен, что сказал то, что надо. – Я хочу сказать, что за то добро, которое она делает всем нам, стоит дать ей немного золота.

Гаррет устремил на Марианну холодный взгляд.

– Значит, ты отказываешься брать только мои деньги? – спросил он.

Она нервно сглотнула, но ничего не ответила.

– Милорд, не думаю, что вам надо беспокоиться о нас, – поспешил вставить мистер Тиббет, пытаясь отвлечь внимание графа от вопроса о деньгах. – Мы и раньше имели дело с цыганами. Некоторые из них, бесспорно, негодяи и воры, но мы можем поручиться зато, что Мина заслуживает доверия. Она никому из нас не причинила зла.

Гаррет гневно оглядел каждого из членов совета.

– Тогда скажите мне вот что. Почему она лгала мне, всем нам? И зачем ей маска?

Мэр откинулся на спинку стула и пожал плечами:

– Кто знает? Женщины такие странные. Возможно, она застенчива.

Несмотря на страх, Марианна с трудом сдержала улыбку. Подумать только, эксцентричный мэр Лидгейта нашел такое абсурдное объяснение.

– Может быть, она не хотела, чтобы мы считали ее… женщиной легкого поведения, – заметил другой член совета. – Таких, знаете ли, много среди цыганок. Может быть, она боялась, что мы примем ее за такую, если она… будет открыто показывать свою привлекательность. Вы меня понимаете. – Он смущенно взглянул на Марианну, как будто хотел сказать, что это лучшее объяснение, которое он смог придумать. В знак благодарности она чуть заметно улыбнулась ему.

Однако Гаррет не был удовлетворен. Он зло стиснул кулаки.

– Кажется, вы все готовы смотреть сквозь пальцы на странные привычки Мины. Но до сих пор вы не объяснили сколько-нибудь убедительно, что связывает ее с моим дядей.

У мистера Тиббета хватило храбрости ответить:

– Милорд, вас это не должно беспокоить. Сэр Питни, если он ваш враг, – он враг и нам. Я нисколько не сомневаюсь, что Мина в этом солидарна с нами.

– Конечно, – решительно заявила Марианна. – Я ненавижу сэра Питни.

– Почему? – обратился ко всем Гаррет, неожиданно подходя к столу, за которым сидели члены совета. Он уперся кулаками в стол и, наклонившись вперед, обвел всех взглядом. – Скажите мне, джентльмены, зачем ей это нужно? Она цыганка. У нее нет причины становиться на мою сторону против дяди, как это делаете все вы. У нее нет земли и нет никаких обязательств передо мной. Так почему мой дядя стал врагом Мины? Что он ей сделал, чтобы она ненавидела его?

Сидевшие за столом пришли в замешательство. Тишина в комнате становилась гнетущей.

– Я вам уже говорила, – торопливо объяснила Марианна. – Он знал об отношениях моего отца с моей матерью вполне достаточно, чтобы погубить его.

– А теперь помолчи, – приказал Гаррет Марианне, даже не взглянув на нее. В этом не было необходимости. Жестокого выражения его лица хватило бы, чтобы заставить замолчать любого.

Он оглядел каждого сидевшего за столом.

– Когда Мина впервые приехала в Лидгейт?

Мужчины стали растерянно переглядываться. Марианна едва удержалась, чтобы не ответить за них. «Пожалуйста, Господи, – страстно взмолилась она, – дай им мудрости и не позволь сказать что-либо, что не совпадало с моими словами». После долгого молчания мэр произнес:

– Я… я что-то не могу припомнить, милорд. Однажды мы просто поняли, что она живет неподалеку, вот и все.

Гаррет повернулся к Тиббету:

– И ваш ответ тоже таков, мистер Костоправ?

Лицо мистера Тиббета приобрело все оттенки красного, когда он услышал свое старое семейное прозвище. Было ясно, что он разрывается между своей привязанностью к Гаррету и преданностью Марианне. Поколебавшись, он опустил глаза и кивнул.

– Кто-нибудь из вас знал ее отца? – неожиданно спросил Гаррет присутствующих. – А ее мать?

Стояла тревожная тишина. Это еще больше разозлило Гаррета.

– Вы, господин мэр. – Мэр смущенно заерзал на стуле. – Вам есть что сказать мне о личности Мины, что бы убедило меня в том, что ей можно доверять?

У мэра был такой вид, будто он вот-вот упадет в обморок.

– Милорд, – выдавил он из себя, – однажды она грозилась отхлестать вашего дядю кнутом.

Марианна едва не расхохоталась. Она почти забыла о том случае, когда набросилась на сэра Питни. В тот день он пришел к ее отцу с последним предложением продать дом.

Однако Гаррета слова мэра нисколько не рассмешили. Он стукнул кулаком по столу:

– Да понимаете ли вы, джентльмены, с кем имеете дело?

Снова наступило молчание.

– Чем она вас всех покорила? Как эта девчонка может заставить вас так рисковать, защищая ее?

При этих словах тошнота подкатила к горлу Марианны. О Боже, что она навлекла на них всех?! Что она наделала?!

С суровым выражением лица поднялся со своего места мистер Тиббет:

– Милорд, мы не допустим, чтобы вы сердились на нас. Боимся ли мы вас? Да, боимся. Мы знаем, что наш город не выживет без ваших фермеров, наши торговцы не смогут богатеть без вашего покровительства, даже наша церковь обнищает без ваших пожертвований. – Он взглянул на Марианну и продолжил: – Но мы верим, что вы справедливый человек, каким был и ваш отец. Вы должны признать, что Мина не причинила вам никакого зла…

– Пока, – вставил Гаррет.

– Пока. И никогда этого не сделает, уверяю вас. Я скажу так: она боится всех дворян и поэтому думает, что у нее есть все основания бояться вас. Но, милорд, вы же не можете обвинять ее за страх и видеть в нем признаки обмана.

Гаррет посмотрел на бледное лицо Марианны:

– Боятся только виновные.

Марианна беспомощно смотрела на него. Затаив дыхание, она ждала ответа мистера Тиббета.

– Или несправедливо обвиненные, – сказал аптекарь.

– В любом случае Мина с самого появления в Лидгейте доказала, что заслуживает нашего доверия. А вы бы хотели, чтобы мы заплатили за ее доброту, выдав ее секреты?

Гаррет с таким грозным и мрачным видом уставился на мистера Тиббета, что Марианна не смогла этого вынести.

– Милорд, пожалуйста, не мучайте больше этих людей. Я единственная, кто должен принять на себя всю тяжесть вашего гнева. Если вы опасаетесь, что я преступница, тогда предъявите мне обвинение и передайте меня констеблю. Если меня должны посадить в тюрьму, по крайней мере пусть это будет настоящий тюремщик.

Гаррет помрачнел еще больше.

– Черт бы тебя побрал, Мина, я не хочу, чтобы тебя посадили в тюрьму или повесили. Ты, конечно, это понимаешь. Но я был бы рад, если бы ты мне доверилась. Мне ясно, что ты прячешься от кого-то или чего-то. Мне все равно, кто это или что это. Даже если это мой дядя. Но я не могу защитить тебя, если не знаю, от чего защищать. И я не могу доверять тебе, если ты не доверяешь мне. Так почему бы не сказать мне правду? Это было бы лучше для всех нас.

О, как ей этого хотелось! Как приятно было бы довериться ему, поверить, что он действительно сможет защитить ее! Но захочет ли он защитить ее от короля, оставаясь его слугой? Станет ли защищать ее тетку и жителей Лидгейта?

Марианна опустила глаза, понимая, что не должна полагаться на графа. Это было слишком рискованно.

– Милорд, – с трудом, почти шепотом сказала она, – мне больше нечего сказать.

В комнате наступила зловещая тишина. Наконец Гаррет сквозь зубы произнес:

– Джентльмены, могу я поговорить с Миной с глазу на глаз?

Члены совета спешили покинуть комнату. Мистер Тиббет остановился в дверях, намереваясь что-то сказать, но холодный взгляд Гаррета заставил его отказаться от этого и уйти.

Гаррет некоторое время молча стоял по другую сторону стола. Сердце Марианны стучало от страха.

Сейчас она желала только одного – поскорее отсюда сбежать.

– Я поражен, – наконец проговорил с иронией Гаррет. – Думал, что я – единственная жертва твоих чар. А теперь вижу, ты околдовала целый город. Как ты это делаешь?

Марианна не знала, что ему ответить, и только смотрела на его суровое лицо.

– Моя мать однажды сказала мне, – неожиданно спокойным тоном продолжил Гаррет, – что истинно благородного джентльмена, как и благородную леди, отличает способность завоевать преданность и уважение тех, кто по происхождению ниже его. – Он помолчал. – Если бы я не познакомился с твоей теткой-цыганкой и не видел фургон, в котором ты живешь, то после сегодняшнего дня мог бы поклясться, что ты настоящая леди.

– Они… они просто благодарны мне за лечение, – заикаясь, сказала Марианна.

Гаррет покачал головой:

– Нет. Они очень любят тебя, это видно. Более того, ты тоже их любишь. И доверяешь им. Скажи мне, моя милая, почему ты можешь доверить свои тайны этому дураку, мэру Лидгейта, а не мне?

Невероятно, неужели она расслышала обиду в его голосе? Неужели ему так необходимо ее доверие? Ей трудно было в это поверить.

– Он заслужил мое доверие, милорд, – тихо ответила Марианна. – Как и все жители Лидгейта.

Гаррет отстранился от стола и подошел к ней. Марианна отступила назад, но граф обнял ее за талию и, медленно подняв руку, взял за подбородок. Он вглядывался в ее лицо, и на этот раз Марианна была уверена, что боль, таящаяся в глубине его глаз, не игра ее воображения.

– Что я должен сделать, чтобы заслужить твое доверие, моя цыганская принцесса? – спросил Гаррет.

Его страдальческий взгляд волновал Марианну. Ей хотелось рассказать ему все, хотя она понимала, что не должна этого делать.

– Вы могли бы отпустить меня? – шепотом взмолилась она.

– Проси у меня что хочешь, только не это. Я не могу освободить тебя, даже в обмен на твое доверие.

Категорический тон возмутил Марианну.

– Почему? Вы слышали, что сказал совет. Я не сообщница сэра Питни. У вас нет причины задерживать меня, нет причины и подозревать. Я не сделала ничего плохого!

– Если ты не сделала ничего плохого, почему ты не расскажешь мне правду о своем прошлом?

Граф загнал ее в тупик. Пока она не представит ему убедительных доказательств своей честности, он не отпустит ее. Марианна в отчаянии оттолкнула графа. Горечь поражения душила ее.

– Уильям! – позвал Гаррет.

Дверь приоткрылась, и Уильям просунул в щель голову:

– Милорд?

– Отвези ее обратно в Фолкем-Хаус.

Марианна застыла на месте, когда она услышала эти слова. Она чувствовала себя обреченной.

– Разве вы не едете с нами? – спросил Уильям.

– Пока нет, – коротко отрезал Гаррет, бросив на Марианну сердитый взгляд. – Мне еще надо поговорить кое с кем в Лидгейте.

Если он надеялся испугать ее этой скрытой угрозой, ему это не удалось, поскольку на совете она поняла, что никто в Лидгейте не выдаст ее. Марианна не обратила внимания на его слова и не задумываясь направилась к двери.

Граф остановил ее:

– Мина, предупреждаю тебя. Я докопаюсь до правды, даже если мне придется допросить каждого мужчину и каждую женщину в Лидгейте. Так что бесполезно бороться со мной. Это только продолжит твои мучения.

– Боюсь, милорд, я ничего не могу поделать. Мне больше нечего сказать. Так что я научусь переносить эти мучения и надеюсь, что со временем вы опомнитесь.

Марианна решительно сняла руку графа со своего плеча и, не оглянувшись, вышла из комнаты вместе с Уильямом.


Уилл исподтишка взглянул на цыганочку. Она сидела на лошади как королева, но грустное выражение ее лица свидетельствовало о том, что встреча с его хозяином на городском совете прошла неудачно.

Стыдно, что он не мог сделать больше, чтобы помочь ей. Да и что он мог сделать? Мина была такой же скрытной, как и ее соблазнительная тетушка. Не зная их секретов, он не мог дать им совет, как лучше всего вести себя с его хозяином.

Их секреты не так беспокоили Уилла, как они беспокоили графа. Конечно, на это имелись причины. Прежде всего, в отличие от хозяина, Уилла не волновало их прошлое. Уиллу было безразлично, какую жизнь раньше вела Тамара. Все, что ему хотелось каждый раз, когда он видел ее, – это схватить в объятия и целовать ее. Все-таки что же сделала с ним эта чертова женщина? Она была даже старше его. У такого молодого мужчины могло бы быть немало женщин. Зачем ходить к враждебно настроенной женщине, которая к тому же на пять лет старше его?

Но из-за этого ее губы не становились менее сладостными… когда ему удавалось заставить ее прикусить свой острый язык. Даже ее смелое поведение не смущало его. Он бы умер, но не признался бы ей, что ему доставляют удовольствие их перебранки. Ему нравилось находить способы удивлять ее так, что она замолкала и он мог урвать минутку ее ласки.

Уилл вздохнул. На этот раз ему придется потрудиться, чтобы вернуть расположение Тамары. Когда она увидит, какой несчастной сделал граф ее племянницу…

Уилл снова взглянул на Мину. Бедная девушка. Граф был очень жесток к ней. А все потому, что не хотел быть рассудительным, как Уилл, и признать, что ему больше всего на свете хочется уложить девушку в свою постель. Ему следовало бы сделать это, как только он приметил ее, и не мучиться никакими сомнениями. Ведь всякому было видно, что она не преступница.

Слезы выступили из-под ресниц девушки, и Уилла охватило желание утешить ее.

– Не плачьте, мисс. Со временем все уладится.

– Он никогда не отпустит меня.

«В этом она, пожалуй, права», – рассудительно заметил про себя Уилл. Она завладела сердцем хозяина, хотя он не хочет в этом признаться.

– Что мне делать, Уилл? Я больше этого не выдержу, я сойду с ума.

– Не говорите так. Что бы сказала ваша тетя, если бы услышала, какие вы говорите глупости?

Мина посмотрела на поводья.

– Моя тетя, – произнесла она так тихо, что Уилл едва услышал ее. – Что она скажет, когда узнает, что произошло сегодня?

Уилл приготовился отвечать, но, взглянув на Мину, осекся. Казалось, она над чем-то глубоко задумалась. Однако когда они подъехали к лесу, ее лицо прояснилось.

– Уилл, ты можешь оказать мне услугу? – спросила Мина, искоса взглянув на слугу.

– Если смогу, – ответил тот, с интересом наблюдая за меняющимся выражением ее лица.

– Прежде чем мы поедем в Фолкем-Хаус, ты позволишь мне навестить тетю Тамару?

Ему следовало бы ожидать, что она попросит его об этом.

– Послушайте, мисс. Вы не должны просить меня об этом, – со страдальческим выражением лица проговорил Уилл. – Не думаю, что это бы понравилось хозяину.

– Но ему и не надо знать, – настаивала Мина. – Мы пробудем там недолго. Пожалуйста, Уилл. Мне просто необходимо… поговорить с тетей.

Голос у девушки дрогнул, и Уилл почувствовал себя ужасно неловко. Он беспокойно заерзал в седле и посмотрел вперед. До Фолкем-Хауса оставалось совсем немного. Ему не следует оказывать Мине эту услугу, но он прекрасно понимал, как она несчастна. Вроде бы граф не запрещал ей посещать Тамару. Он разрешал ей эти поездки при условии, что ее будет сопровождать Уилл или страж. А чем отличалось это посещение?

Уилл украдкой посмотрел на Мину, и его сердце сжалось от сострадания к ней. Девушка была такой маленькой и выглядела такой измученной. Щеки ее еще были мокрыми от слез. Что скажет Тамара, если узнает, что он отказал ее любимой племяннице в такой пустяковой просьбе?

«А зачем отказывать ей? – спросил Уилл сам себя. – Какой от этого вред?»

– Ладно, – проворчал он, – только давайте побыстрее. Я не хочу, чтобы хозяин вернулся и обнаружил, что нас нет.

– Это было бы ужасно, не правда ли? – едва заметно улыбнулась Мина.

Она пришпорила лошадь и помчалась по дороге, ведущей в лес. Уилл последовал за ней. Вскоре они остановились у цыганской кибитки.

– Пойдем со мной, – весело позвала Уилла Мина, поднимаясь по ступенькам. – Я знаю, ты тоже хочешь повидаться с тетей.

Уилл неопределенно пожал плечами, но ускорил шаги и вместе с Миной поднялся в фургон. Они застали Тамару сидящей на тюфяке. Она что-то шила. Подняв голову и увидев племянницу, Тамара вся засияла от радости.

– Я уговорила Уилла привезти меня сюда, – сказала Мина, усаживаясь на табурет. Уилл тоже сел.

Внимательно посмотрев на Мину, Тамара вдруг всполошилась:

– Что-нибудь случилось, детка?

Мина вздохнула:

– Очень многое. Но прежде, чем я расскажу тебе, я хотела бы выпить чаю. Думаю, наш гость тоже не откажется.

Уилл хитро улыбнулся в ответ:

– Честно говоря, я не прочь выпить чего-нибудь, чтобы согреться.

Тамара сердито посмотрела на него, затем встала и уперлась руками в бока.

– Чай может подождать. Что случилось?

Уилл заметил, как пристально Мина смотрит на тетку.

– Пожалуйста, тетя Тамара, – каким-то странным тоном сказала она. – Я не могу говорить, у меня пересохло в горле. Сделай нам твоего ромашкового чая. Я так его люблю.

– Моего ромашкового чая? – с недоумением спросила Тамара. Вдруг выражение ее лица изменилось. – Ах да, мой чай. Ну ладно. Если вы хотите сначала чаю, мы так и сделаем.

Через несколько минут она вернулась с котелком и мешочками с травами в руках и, ослепляя Уилла сияющей улыбкой, принялась готовить чай, аккуратно отмеряя травы. Уилл при этом удивился: почему столько внимания какому-то чаю?

Затем Тамара прошла мимо него, направляясь из фургона к костру. Ее плавно покачивающиеся бедра полностью завладели его вниманием, и Уилл больше не думал о ромашковом чае.

Глава 15

Но тот, кто предан был,

Страдает от измены,

А тот, кто предал,

На страданья обречен.

Уильям Шекспир. Цимбелин

– Он еще спит? – спросила Тамару Марианна, слегка натянув вожжи, когда та, раздвинув занавески, вылезла из фургона и села рядом с ней.

– Боюсь, он скоро придет в себя. Ты так поздно предупредила меня, что я не смогла приготовить напиток покрепче.

– Полагаю, нам следовало оставить его там, – тихо заметила Марианна.

– Нет, это было бы неразумно, – возразила Тамара. – Проснувшись, он бросился бы искать своего хозяина. И его сиятельство тотчас бросился бы в погоню за нами. А так по крайней мере Уилл у нас на глазах.

– Теперь у нас есть мужчина для защиты, – с легким сарказмом заметила Марианна, взглянув на Тамару.

Та лишь что-то проворчала в ответ.

Марианна напряженно смотрела вперед на дорогу, прикидывая, сколько миль отделяло их от Гаррета.

– Жаль, что Уилл не проспит подольше. Он не обрадуется, когда обнаружит, что…

– Тамара, чертова ведьма! – раздался голос в фургоне за их спиной.

– Думаю, он все понял, – ухмыльнулась Тамара.

Голос Уильяма становился все громче.

– Сейчас же развяжи меня, или, клянусь, я высеку твою очаровательную задницу так, что ты пожалеешь, что встретила меня!

Тамара напряглась, а Марианна попыталась скрыть улыбку.

– Мы тебя не развяжем, пока не будем в безопасности! – крикнула в ответ Тамара. – Так что перестань орать, если не хочешь, чтобы я заткнула тебе рот платком.

После этого довольно долго стояла напряженная тишина. Марианна надеялась, что это означало, что Уильям смирился со своей судьбой. Она испытывала легкое чувство вины за то, что обманула его, но у нее не было иного выхода. После заседания совета она ясно поняла, что должна действовать. Она не могла допустить, чтобы Гаррет повел ее, как овцу на бойню. Спасибо Богу за чудесный чай ее тетки. Как странно, с этого чая началась самая ужасная пора ее жизни и им же она заканчивается.

Тетя Тамара во всем была права, думала Марианна. Попытка узнать, кто оговорил ее отца, окончилась ничем. Она просто рисковала жизнями и будущим других людей. Больше этого не будет. Если им удастся продержать Уильяма связанным день или два, они уедут достаточно далеко, чтобы Гаррет не успел их догнать. Они с Тамарой доберутся до моря, и как только окажутся во Франции, навсегда освободятся от Гаррета.

Марианна не хотела признаваться себе, какой несчастной делает ее эта мысль. Непрошеное воспоминание о дурманящем прикосновении его губ приводило ее в трепет.

Неожиданно за спиной раздался грохот, и фургон закачался.

– Тьфу на него! – проворчала Тамара себе под нос, а Марианна старалась сдержать лошадей, напуганных шумом.

Фургон опасно раскачивался. Тамара поменяла положение, и тут вдруг между занавесками просунулась рука, схватила Тамару и втащила в фургон. Марианна остановила лошадей и заглянула внутрь.

На полу, скрестив ноги, сидел Уильям, а у него на коленях – Тамара. Она нещадно колотила его по мускулистым рукам, державшим ее за талию, но сила явно была на стороне Уильяма. Как ему удалось освободиться от пут?

– Отпусти меня, грубиян! – размахивая кулаками, закричала Тамара, когда поняла, что борьба бесполезна.

Уильям повернулся и сердито посмотрел на Марианну:

– Лживые цыганки вы обе! Как это вы усыпили меня?

– Это совершенно безвредно, Уилл, – пыталась успокоить его Марианна. – Тетя Тамара положила немного трав в твой чай, вот и все.

– Ты должен был проспать дольше, – вставила Тамара, отказавшаяся от бесполезной борьбы. – Но ты такой беспокойный, тебя нельзя вразумить. Как ты освободился?

Уильям сдержанно улыбнулся и поудобнее усадил Тамару себе на колени.

– Когда-то я был солдатом. Или ты не помнишь? – Он вытянул ногу, и Марианна заметила рукоятку ножа, торчавшую из голенища его сапога. Тамара проследила глазами за взглядом Марианны. Увидев нож, она инстинктивно потянулась за ним, но Уилл резким рывком притянул ее к себе. – Не спеши. Я прекрасно знаю, что бы ты сделала со мной, если бы это попало тебе в руки. Я не хочу быть связанным, поэтому подержу его при себе.

Тамара снова начала вырываться.

– Успокойся, – проворчал Уилл. – Вы еще никуда не едете.

– Пожалуйста, отпусти ее, – попросила Марианна. – Она тебе ничего не сделает.

– Это уж мне судить. Так скажите же мне, куда вы предполагаете поехать?

– Во Францию, – ответила за племянницу Тамара. – Мы с Миной уедем далеко, чтобы как можно больше миль отделяло нас от этого чудовища – твоего хозяина.

– И я поеду с вами? – холодно осведомился Уильям.

– Да, – ответила Марианна. – Ты поедешь с нами. По крайней мере до моря. Затем выбирай: возвращаться к Гаррету или оставаться с нами.

Тамара фыркнула:

– Нет у него никакого выбора, он не останется с нами после того, как мы доберемся до пролива.

Неожиданно Уильям опустил голову и быстрым поцелуем коснулся шеи Тамары. Она густо покраснела.

– Ты ведь не хочешь потерять меня, любимая? – широко улыбаясь, прошептал он ей на ухо. – Я могу быть полезен вам обеим. Вам нужен мужчина, чтобы заботиться о вас.

Тамара затрясла головой и уже открыла рот, чтобы возразить, но Марианна опередила ее, спросив:

– Так ты поедешь с нами?

Улыбка погасла на лице Уильяма.

– Нет. Я должен вернуться к хозяину. И вы должны вернуться вместе со мной.

Уильям ослабил руки, державшие Тамару, и она, выбрав момент, ударила его локтем в живот. Несмотря на боль, Уилл еще сильнее стиснул ее за талию.

– Честное слово! Неужели ты не можешь сидеть спокойно, как положено женщине?

– Я не буду сидеть спокойно, если ты увезешь мою племянницу, – ответила Тамара.

– Кроме того, – быстро сообразив, вставила Марианна, – ты не сможешь увезти нас обратно. Нас двое, а ты один. Ты можешь вернуться, но к тому времени Гаррет уже решит, что ты по собственной воле помог нам сбежать. И маловероятно, что он снова возьмет тебя на службу.

Уильям нахмурился:

– Вы все продумали, не так ли? Пытаетесь погубить мою жизнь после всего, что я сделал для вас.

– Сделал для нас? – возмущенно взвизгнула Тамара. – Ты помогал держать Мину взаперти. Или ты об этом забыл?

Уильям внимательно посмотрел на женщин:

– Ладно, не так уж важно, что я сделаю. Гаррет все равно найдет нас прежде, чем мы доедем до моря. Все, что мне остается, – это сидеть и ждать.

При этих словах Уилла Марианна заметно встревожилась:

– Графу до нас ехать несколько часов. И он остановится в городе, чтобы расспросить людей. Может быть, он еще не вернулся в Фолкем-Хаус и не узнал, что я сбежала.

Громкий смех Уильяма свидетельствовал о том, что он так не думал.

– После того, что произошло сегодня утром, – сухо заметил он, – хозяин мог держаться в стороне от вас не дольше, чем волк от нежной голубки. Ручаюсь, он уже едет по нашему следу. И не хотел бы я оказаться на вашем месте, когда он догонит нас.

Тамара вывернулась из его рук, чтобы посмотреть ему в лицо.

– А как он узнает, какой дорогой мы уехали, сэр всезнайка? Мы могли выбрать сотню разных дорог.

Уильям пожал плечами:

– Всего лишь три месяца назад хозяин выследил человека в Испании и поймал его через четыре дня после того, как тот сбежал во Францию. Хозяин сделал это, выполняя поручение короля. И сейчас он приложит не меньше сил. Он найдет нас, и вы ничего не можете с этим поделать.

Уверенность Уильяма в том, что Гаррет способен найти их, пугала Марианну. Но нечто другое в сказанном им привлекло ее внимание. Три месяца назад. Как раз три месяца назад ее отца обвинили в попытке покушения на короля. Слабая надежда вспыхнула в ее сердце.

– Уильям, когда твой хозяин вернулся в Англию? – спросила она.

Уильям с подозрением посмотрел на нее:

– А почему вы хотите это знать?

– Я… я не могу тебе сказать, – замялась Марианна, но затем решительно сказала: – Но я должна знать. Пожалуйста. Что плохого в том, что ты скажешь мне?

Уильям сурово свел брови, но, вероятно, решив, что ничего плохого действительно нет, произнес:

– Подождите немножко, дайте подумать… так, когда мы уехали из Испании в поисках того человека, мы не вернулись. Мы пересекли пролив. Ну и качка была, должен вам сказать…

– Когда он вернулся? – перебивая его, повторила свой вопрос Марианна. Тамара пристально смотрела на нее, но Марианна не обращала на нее внимания. Она должна узнать, находился ли Гаррет в Англии, когда арестовали ее отца.

– Думаю, это было в начале августа, – наконец сказал Уильям. – Два дня спустя после моего дня рождения. – Он расплылся в улыбке. – Я тогда сказал милорду, что это лучший подарок, который я когда-либо получал, – я снова увидел Англию.

Марианна больше его не слушала. Если Гаррет вернулся в Англию в августе, то его не было в стране, когда в лекарствах отца обнаружили яд, думала она. Конечно, ему не обязательно было присутствовать при этом заговоре, но казалось маловероятным, чтобы он преследовал какого-то человека в Испании и одновременно готовил арест ее отца.

Голос Тамары вывел Марианну из задумчивости:

– Поедем, и побыстрее, детка. Нам надо выиграть побольше времени. Не слушай этого болтуна. Граф не догонит нас. Уилл надеется запугать нас, чтобы мы вернулись.

Марианна рассеянно дернула вожжи и прищелкнула языком. Лошади тронулись, и она погрузилась в размышления о своем новом открытии. Все это время она была убеждена, что Гаррет вернулся в Англию вместе с королем, как и все остальные изгнанники. Она не задавала себе вопроса, почему он так долго ничем не проявлял свою жажду мести.

Но если он вернулся в Англию уже после того, как отец был арестован… Марианна почувствовала огромное облегчение. Гаррет не мог быть причастен к смерти ее отца!

Эта мысль доставила ей такую радость, что у нее чуть не закружилась голова. Она была неравнодушна к Гаррету, и ей не хотелось, чтобы он оказался негодяем.

«Это безумие», – сказала Марианна себе и пустила лошадей рысью. Даже если Гаррет невиновен, это ничего не меняло. Ей все равно следовало его бояться. Человек, который выполнял поручения короля, не позволит дочери изменника гулять на свободе.

Если Гаррет узнает, кто она, трудно предсказать, что он сделает. Он сказал, что желает ее. Но он желал Мину, очаровательную цыганку, а не Марианну, леди, подозреваемую в преступлении. В лучшем случае его подозрения еще более усилятся. В худшем – он отдаст ее и Тамару в руки королевской стражи.

Марианна старалась подавить в себе страх, сжимавший, как тисками, ее сердце. Гаррет не должен найти их. Не должен!

Затем Марианна попыталась успокоить себя. Что бы ни говорил Уильям, Гаррет не умел творить чудеса. Он не найдет их. Возможно даже, он не поехал следом за ними. После их стычки он, может быть, рад избавиться от нее.

Весь день эта надежда поддерживала Марианну. Позднее, когда зашло солнце, а лошади устало цокали копытами по дороге, она решила, что в конце концов все хорошо кончится. Гаррет не появлялся. Более того, всходила луна, и они могли еще некоторое время продолжать путь.

Если бы только она так не устала, думала Марианна, кутаясь в накидку, холодный ветер пробирался под одежду. День оказался слишком длинным, произошло столько событий, и она нуждалась в отдыхе. Ранее, когда наступил вечер, она заглянула за занавеску, чтобы попросить тетку занять ее место на козлах, но увидела, что Тамара и Уильям спят вместе в фургоне на тюфяке. Во сне они имели такой блаженный вид, что у Марианны не хватило духу разбудить их.

Она завидовала им, у них было то, чего ей так не хватало, – возможность поспать. Незадолго до этого они проехали через деревню, и вид гостиниц, где предлагались еда и постели, вызывал у Марианны желание остановиться. Но она знала, что этого нельзя делать. Думая о постелях с восхитительно мягкими перинами, Марианна не заметила, как ослабели ее руки, державшие вожжи, а голова опустилась на грудь.

Когда она, вздрогнув, очнулась, то поняла, что задремала. Но как долго она спала? Марианна огляделась. Лошади стащили фургон с дороги на поляну и теперь усердно жевали траву. Высоко в небе стояла луна.

Марианна тяжело вздохнула. Очевидно, она проспала несколько часов. К счастью, она проснулась, когда до рассвета еще оставалось достаточно времени.

И тут Марианна догадалась, что разбудило ее. Вдалеке слышался стук копыт. Она сидела, прислушиваясь к становившемуся все громче звуку, и ужас охватывал ее. Марианна резко дернула вожжи и попыталась вывести лошадей обратно на дорогу. Она убеждала себя, что это не может быть Гаррет, потому что звук слышался где-то впереди, а не позади них. Причем, судя по громкому топоту копыт, там была не одна лошадь.

Марианну охватила паника. Кого встретишь на дороге ночью? Ей вспомнились рассказы о разбойниках, и она на всякий случай надела на лицо маску. Торопливо откинув занавеску, Марианна тихо окликнула спящих:

– Уильям! Тетя Тамара! Кто-то едет сюда!

Марианна снова попыталась отогнать лошадей от травы, но они не слушались ее. Тогда она соскочила с козел и в отчаянии дернула вожжи. Однако лошади были измучены и голодны и не желали покидать поляну.

Из-за поворота выехали всадники. Сердце Марианны испуганно затрепетало. Девять вооруженных солдат не спеша приближались к ним. Она застыла как каменная, надеясь, что они не заметят фургон.

Но в эту ночь цыганское счастье изменило ей. Кибитка, освещенная лунным светом, была хорошо видна, и ее заметил солдат, ехавший впереди.

– Поглядите-ка сюда! – крикнул он своим товарищам. – Цыганская кибитка. Вот что нам нужно, чтобы умилостивить нашего капитана, когда мы скажем, что упустили вора. Он не так рассердится, если мы приведем ему несколько бродяг.

Марианна сцепила от злости зубы, хотя руки у нее тряслись. Она надеялась, что на этот раз солдаты не займутся своим любимым делом – травлей цыган.

– Да ладно, Гарри. Я устал и не хочу ничего, кроме чистой мягкой постели и кружки эля, – ответил один из солдат.

Марианна на мгновение подумала, что удача повернулась к ней лицом. К несчастью, именно эту минуту выбрала Тамара, чтобы проснуться и выглянуть из-за занавески.

– Что случилось? – сонно спросила она.

– Тише, – прошептала Марианна, но было уже поздно. Солдат заметил тень от кудрявой головы Тамары на белой занавеске.

– Ого! – закричал тот, кого звали Гарри, сворачивая с дороги. – На это раз нам попалась цыганская девка.

– Уилл! – позвала Тамара обернувшись, а солдаты тем временем выехали на поляну.

Уильям с ножом в руке уже выбрался из фургона через заднюю дверь. Солдаты расхохотались при виде его жалкого оружия и худощавой фигуры. Трое из них соскочили с лошадей и набросились на Уильяма. Он дрался отчаянно. Ему даже удалось рассечь одному из солдат руку. Тот с воплем отступил назад, но потом остальные обезоружили Уилла. Четвертый начал бить его кулаком в живот.

– Оставь его! – закричала Тамара, выпрыгивая из фургона, и не раздумывая бросилась в толпу солдат. Один из них поймал ее.

– Гарри, сегодня ты нашел хорошую для нас! – крикнул он, хватая Тамару за пышную грудь.

Уильям, тщетно вырывавшийся из рук солдат, что-то крикнул и тут же застонал, получив новый удар.

Ярость ослепила Марианну. Натянув на себя накидку, она выступила из темноты.

– Отпустите ее! – выкрикнула она.

Солдаты замерли, уставившись на нее. Сначала ее накидка и маска смутили их.

– У нее оспа, – поторопилась пояснить Тамара, привыкшая быстро соображать, когда дело доходило до защиты от солдат.

– Оспа? – переспросил тот, кого звали Гарри. Затем он ухмыльнулся и сказал: – Так покажи нам эту оспу, и мы отпустим вас.

Марианна колебалась, не зная, что ей делать дальше. Гарри бросился к ней и, прежде чем она успела увернуться, схватил ее за руку.

Марианна стала отбиваться от него, но он вцепился в маску и сорвал ее. Капюшон сполз назад, и волосы рассыпались по плечам.

– Ну и как, парни? – спросил Гарри, выталкивая вперед сопротивлявшуюся Марианну. Он сдернул накидку с ее плеч, и та упала на землю.

Кто-то тихо присвистнул:

– Черт, Гарри! У тебя тут настоящая красотка!

Гарри тяжелой рукой обхватил Марианну за талию, и она почувствовала, как он подсунул нож под шнуровку ее корсажа. Распоров платье на спине, он отбросил нож под радостные крики солдат, затем сбросил косынку с ее груди, оттянул жесткий корсаж вниз и так ущипнул за грудь, что Марианна вскрикнула от боли.

Этого она уже не могла вынести. Марианна ударила Гарри ногой, с мрачным удовлетворением почувствовав, как каблук врезался в мягкую часть тела Гарри.

Выкрикивая ругательства, Гарри повалил ее на землю и с силой завел ей руки за спину, усевшись сверху.

– Лживая колдунья! – прорычал он. – Оспа! Придумала же! Ну так посмотрим, цыганская ведьма, хватит ли тебя на ночь с нами. Мы сможем научить тебя и твою подружку, как угодить мужчине.

Марианна застонала, чувствуя, что тяжелое тело Гарри вот-вот раздавит ее. И тут один из солдат крикнул:

– Гарри, сюда кто-то едет!

Марианну это мало обрадовало. Она подумала, что это еще один насильник едет мучить их.

– Ну и что? – прорычал Гарри. – Проедет мимо, когда увидит, кто здесь. Никто ни о чем нас не спросит.

Марианна подняла голову, собираясь закричать в надежде, что тот, кто приближается к ним, пожалеет ее и Тамару и придет на помощь. Но ей не хватало воздуха. Она слабо вскрикнула, и Гарри тут же прижал ее голову к траве, пытаясь заставить ее замолчать. Топот копыт становился все слышнее и вдруг прекратился.

– Что вы тут делаете? – раздался в следующее мгновение чей-то грозный голос, и Марианна услышала, как лошадь сошла с дороги. А когда она узнала голос Гаррета, то очень обрадовалась.

– Не твое дело! – прокричал Гарри.

На этот раз голос Гаррета прозвучал намного ближе.

– Сейчас же оставь ее! – приказал он.

– Да кто ты такой… – начал Гарри, но договорить до конца не успел. Марианна почувствовала, что тяжелое тело Гарри больше не давит на нее. Она подняла глаза и увидела Гаррета, который приподнял солдата над землей и одной рукой держал, сжимая за горло.

Гарри хватал ртом воздух, а его лицо налилось кровью. Гаррет в ярости швырнул его на землю и опустился на колени около Марианны. Он повернул ее на бок, окинул быстрым взглядом, определяя, не пострадала ли она. При виде ее почти обнаженной груди и распоротого корсажа Гаррет рассвирепел. Поднявшись, он помог Марианне встать, затем взял ее накидку и набросил ей на плечи.

– Кто ваш капитан? – грозно спросил Гаррет, повернувшись лицом к солдатам.

Один из солдат неуверенно рассмеялся.

– Если ты думаешь, что нашему капитану есть дело до того, как мы развлекаемся с какими-то цыганками… – начал он.

– Это будет его делом, если он узнает, что вы напали на друзей графа Фолкема, – холодно перебил его Гаррет.

– Графы не дружат с цыганами! – выкрикнул солдат, стоявший позади всех.

К этому времени к Уильяму вернулся голос. Вырываясь из рук державших его солдат, он крикнул:

– Дурни! Он знает, о чем говорит. Он действительно граф. И сейчас я не стал бы сильно сердить его. Я всего лишь его слуга, но она… – он кивнул в сторону Марианны, – его сбежавшая любовница.

На этот раз Марианна промолчала, пусть они думают все, что хотят, если это поможет ей, Тамаре и Уиллу остаться живыми и невредимыми.

Эти слова, казалось, заставили солдат призадуматься, но было видно, что им не хотелось в это верить и оставлять их в покое. Двое солдат стали надвигаться на них. Гаррет оттолкнул Марианну в сторону и обнажил шпагу.

– Сначала подумайте, – предупредил он. – Если я не граф, вы ничего не теряете, кроме ночного развлечения. Но если я граф и вы нападете на меня, ваша судьба решена.

Те двое заколебались. Вдруг Марианна заметила, как позади Гаррета поднимается с земли Гарри.

– Гаррет! – крикнула она, указывая на солдата. Гаррет обернулся как раз вовремя, чтобы отразить удар сабли. Гарри замахнулся снова, но Гаррет сумел ударом выбить саблю из его руки и, приставив шпагу к горлу солдата, спросил:

– Что ты скажешь, Мина? Перерезать ему глотку сейчас или передать его капитану?

– Пожалуйста, милорд, – прохрипел Гарри, – я не знал, что она ваша любовница.

Гаррет с отвращением смотрел на солдата. Уверенная, что он может убить человека, если она не вмешается, Марианна прошептала:

– Н-не убивайте его из-за меня.

Гаррет взглянул на нее:

– Почему?

– Я не хочу, чтобы его кровь пала на мою голову.

Марианна подошла и осторожно положила руку на сжатую руку Гаррета. Она чувствовала, как напряжены его мышцы и как постепенно они расслабляются.

– Кто твой капитан? – спросил Гаррет у Гарри.

– М-Меривейл, – заикаясь, ответил солдат, не сводя глаз с кончика шпаги, упиравшейся в него.

Гаррет опустил шпагу.

– Я сообщу ему, не сомневайся, и позабочусь о том, чтобы тебя отстегали кнутом за то, что ты сегодня сделал. – Затем он обратился кдругим солдатам: – Что касается остальных, радуйтесь, что моя любовница не выносит вида крови. Предлагаю вам всем уехать, пока я не передумал.

Гарри бросился к своей лошади. Уильяма сразу освободили, и он упал на одно колено. Солдат, державший Тамару, оттолкнул ее. Солдаты, ворча, двинулись за своим вожаком, явно не желая испытывать судьбу и связываться с графом, так искусно владеющим шпагой.

Тамара кинулась к Уильяму и, проклиная солдат, ощупала его тело, пытаясь определить, не поломаны ли кости. Гаррет стоял неподвижно, как статуя, и, не выпуская из рук шпагу, смотрел, как уезжают солдаты. Как только они скрылись из виду, он вложил шпагу в ножны и повернулся к Марианне:

– Они не… они не… – Казалось, он не мог произнести вслух, чего он боялся, хотя она понимала, что он хочет спросить.

– Нет, – тихо проговорила Марианна, кутаясь в накидку. – Я должна быть благодарна вам за это, милорд.

– Поговорим об этом позднее, – сдержанно ответил Гаррет.

Он повернулся к Тамаре, суетившейся вокруг Уильяма:

– Как он?

– Кости целы, – прерывающимся голосом ответила Тамара. – Жить будет.

– Хорошо. В нескольких милях отсюда есть деревня. Как ты думаешь, Уильям, вы с Тамарой доберетесь туда сами?

– Да! – ответил Уильям.

– Я с Миной поеду вперед и найду гостиницу. Вот тебе деньги, вдруг они тебе понадобятся. – Гаррет бросил Уильяму кошелек.

Его поймала Тамара.

– Оставьте Мину здесь, милорд, – сказала она, передавая кошелек Уильяму. – Я могу позаботиться о ней не хуже, чем вы.

Гаррет усмехнулся:

– Да, и увезти ее. Нет уж, спасибо. Ты уже один раз уговорила моего слугу помочь вам сбежать. Другого случая я вам не предоставлю.

Два чувства боролись в душе Марианны. С одной стороны, она была рада, что Гаррет отвезет ее назад. С другой – ее не оставляло сильное чувство вины, ибо ей не хотелось, чтобы Уильям пострадал из-за ее поступка.

– Гаррет, Уильям поехал с нами не по своей воле, – тихо проговорила Марианна.

– О! – Гаррет перевел на нее гневный взгляд.

– Мы… мы… – Марианна запнулась, не в силах вынести его взгляда.

– Мы опоили его, – откровенно призналась Тамара. – Это был единственный способ увезти Мину от вас. А потом, когда Уилл проснулся, мы были уже далеко и возвращаться не было смысла.

– Черт бы тебя побрал, женщина! Ты же знаешь, что это неправда, – возмутился Уильям.

Было темно, и Марианна не была уверена, но ей показалось, что Гаррет улыбнулся.

– Уильям был уверен, что вы найдете нас, – призналась Марианна, не обращая внимания на недовольство тетки.

– Мне помогло, что он все время выбрасывал что-нибудь из фургона, чтобы указать мне дорогу, – сухо заметил Гаррет.

Теперь наступила очередь возмущаться Тамаре.

– Уильям Крэшоу, ты подлый предатель! Мне следовало бы…

– Послушай, Тамара, разве плохо, что милорд догнал нас? – перебив ее, спросил Уильям.

Тамара только сердито посмотрела на него.

– Вы двое поедете как можно быстрее. Как показала эта ночь, дороги небезопасны для цыган, – твердым голосом проговорил Гаррет.

– Не беспокойтесь, милорд, – ответил Уильям. – Мы оставим этот дурацкий фургон здесь, а возьмем лошадей. Тогда никто не тронет нас.

Тамара сразу же начала спорить, но Гаррет не обратил внимания на их с Уильямом спор. Он взял на руки Мину и направился к своему коню.

Марианна молчала, слишком измученная событиями этой ночи, и даже не протестовала, когда Гаррет посадил ее в седло и затем сам сел позади нее.

– Ты могла бы, пока есть возможность, немного поспать, – тихо сказал он ей на ухо. – Потому что потом нам с тобой предстоит очень длинный разговор.

Что-то в его голосе подсказало Марианне, что ей совсем не понравится то, что собирается сказать Гаррет.

Глава 16

Ее походкой я любуюсь,

Мне наслаждения она сулит

И поцелуи обещают губы.

Речам ее и ангелы внимают.

Она – восторг мой, мое чудо,

Но день один в разлуке проведу —

И ревность мое сердце разрывает.

Джон Уилмот, граф Рочестер. Песня

Марианна, кутаясь в накидку, сидела на жестком стуле перед камином и настороженно наблюдала за Гарретом, который стоял неподалеку с хозяином гостиницы, договариваясь о ночлеге. Комната, которую Гаррет снял для нее, оказалась маленькой и скудно обставленной, но Марианне это было безразлично.

Она слышала обрывки разговора о «двоих, кто приедет вслед за ним», и о том, что «завтрак надо подать в комнату рано утром». Только потом она поняла, что комната предназначалась для них обоих.

Сердце Марианны забилось от страха… и предвкушения. Она не стала высказывать возражения хозяину гостиницы, понимая, что этим только рассердит Гаррета.

Не стоило еще больше сердить его после того, что она сделала. А Марианна не сомневалась, что вызвала его гнев.

У него были все основания сердиться, призналась она себе. Как хорошо защищенная женщина благородного происхождения, она никогда не сталкивалась лицом к лицу с жестокостью, свидетельницей которой она оказалась в эту ночь.

Пережитое приводило Марианну в ужас. Неудивительно, что тетя Тамара всегда так оберегала ее, что Гаррет считал, что она нуждается в покровителе. Марианна вспомнила руки солдата, хватавшие ее за грудь, и содрогнулась. Сейчас предложение Гаррета казалось более привлекательным, чем раньше. Ее ожидала жизнь, полная бесконечной борьбы с мужчинами, подобными этим солдатам. Не лучше ли дать Гаррету то, чего он хочет, в обмен на его покровительство?

Нет, так может думать только трус, лживый человек, говорила она себе. Это также противоречило тому, что ей внушали о святости брака и важности брачных обетов. Отец Марианны женился на цыганке, потому что слишком любил и уважал ее, чтобы вступать с ней в иные отношения.

Ради своего отца она должна устоять перед ухаживаниями Гаррета, выражающими не любовь, а примитивное желание.

Марианна взглянула на графа. Несмотря на усталость, выглядел он потрясающе красивым. Существовала еще одна причина, по которой Марианна не могла позволить ему соблазнить себя. Она не могла отдаться ему, не отдавая и тело, и душу. Но он никогда не захочет этого для себя, пока отказывается от освящения их союза брачным обетом. Если она уступит ему, то потом ее боль будет сильнее, чем если бы она рассталась с ним, особенно когда он в конце концов узнает, кто она на самом деле. Сейчас, как никогда, она должна найти способ сбежать от него или иначе погубит свою душу.

Когда Гаррет вышел вместе с хозяином гостиницы, Марианна еще раз оглядела комнату в слабой надежде на побег. Но она знала, что это бесполезно. Гаррет все еще стоял за дверью. Она слышала его властный голос в маленьком холле.

Она с нетерпением ждала, желая, чтобы разговор с Гарретом закончился как можно скорее. Она рассеянно смотрела на тени, которые отбрасывал огонь на противоположную стену. Они танцевали, как темные отражения ярких образов, которые они передразнивали. Бесцветные пальцы, казалось, тянулись к ней, маня ее…

Она отвернулась, чтобы не видеть эти прыгающие тени, наводившие на мысль, что и у света есть темная сторона. Они отражали слишком много чувств, охвативших ее в эту минуту: неуверенность, огорчение от того, что ее поймали… и, как бы ей ни было неприятно в этом сознаться, глубокое облегчение.

Она вздрогнула, когда в комнату вошел Гаррет. Один.

Он осторожно закрыл дверь, задвинул засов. Зловещий звук еще больше встревожил Марианну. Довольно странно, но она не боялась Гаррета. Она знала, что он ничего с ней не сделает. Но она по-настоящему боялась его слов, ибо его слова, казалось, всегда устанавливают для нее еще больше ограничений.

Неловкое молчание длилось несколько минут, Гаррет пристально оглядывал испачканную и разорванную в нескольких местах накидку Марианны. При этом у него нервно дергалась щека.

– Я должен был убить их. Я должен был убить этих проклятых ублюдков всех до одного, – сказал он с такой ожесточенностью, что Марианна удивилась, как он смог сдержать себя и не убить тех негодяев.

Она встала и повернулась к Гаррету:

– Их было слишком много. Вас бы убили, если бы вы попытались.

– Разве тебя это бы огорчило? – Слова давались Гаррету с трудом. Не спуская с Марианны глаз, он шагнул к ней и, сбросив камзол, швырнул его на другой стул, стоявший у камина. – Тебя не волновало, что значил твой отъезд для меня. Зачем же беспокоиться, жив я или умер?

Он отвернулся и стал смотреть на огонь, как будто он не вынесет ее ответа, если будет смотреть на нее. Сердце Марианны дрогнуло. Она видела усталость на лице Гаррета и почувствовала желание немедленно разгладить страдальческие складки на его лбу.

– Я не могла желать, чтобы вы погибли от рук этих мерзавцев, милорд. И вы, конечно, знаете это. И что бы вы ни думали, я страшно благодарна, что вы…

– Черт подери, я не нуждаюсь в твоей благодарности! – выкрикнул Гаррет с такой яростью, что Марианна еще плотнее закуталась в накидку. Он впился в нее горящими глазами. – Есть только один способ выразить мне свою благодарность.

Марианна боялась спросить, что это за способ.

– Это не то, о чем ты думаешь, – добавил Гаррет, увидев выражение ее лица, – хотя, видит Бог, я этого тоже хочу. То, что я прошу, – это твой долг передо мной за те часы, которые я провел сегодня в мучениях, представляя, какой опасности ты подвергаешься. А затем нашел тебя в той самой опасности, которую представлял…

Гаррет замолчал. Марианна была не в силах смотреть ему в глаза, чувство вины переполняло ее.

– Что… что вы хотите? – заикаясь, спросила она.

– Твоей клятвы. – Гаррет коротко усмехнулся. – Не думаю, что она что-то значит для цыганки, но однажды ты сказала, что живешь по законам нравственности, присущим женщине благородного происхождения. – В свете камина было ясно видно серьезное выражение его лица. – Ну, хорошо. Я хочу, чтобы эта леди, живущая в тебе, дала мне клятву, что никогда снова не сделает этого. Поклянись мне, что ты покинешь Фолкем-Хаус только вместе со мной.

Марианна вся похолодела. Просьба графа не удивила ее, но она не могла выполнить ее. Побег должен быть ее самой главной целью, ибо если она останется…

– Поклянись, Мина! – потребовал Гаррет, подходя совсем близко.

– Я не могу, – прошептала Марианна. Она заставила себя выдержать пристальный взгляд Гаррета.

Он сжал руки, как будто сдерживал в себе порыв задушить ее.

– Ты бы предпочла риск быть изнасилованной, или еще хуже, бандой грязных омерзительных солдат, а не жизнь со мной?

– Нет. Вы знаете, что нет! – воскликнула Марианна, сдерживая рвавшиеся наружу рыдания. При других обстоятельствах она бы хотела жить с ним. В этом она была вынуждена себе признаться.

– Да ты понимаешь, что бы случилось, если бы я не подъехал?

Ответить Марианна не успела. Гаррет дернул за завязки накидки, и та упала к ногам Марианны. Ее распущенный корсаж едва прикрывал нижнюю часть груди. В свете камина над нею ясно были видны синяки. Гаррет увидел эти темные пятна, и его глаза наполнились смятением и гневом.

Он осторожно коснулся одного из них:

– Это только пример того, что они могли бы сделать с тобой. А ты не боишься.

– Конечно, боюсь! Неужели вы думаете, что я не желала бы ездить, куда мне хочется, не сталкиваясь с такими мужчинами, которые хватали меня грязными руками и жестоко обращались со мной, только потому, что я цыганка? Я боюсь, милорд, и намного сильнее, чем вы думаете.

– Так позволь мне защищать тебя. – Гаррет сказал это так, как будто другого выхода не существовало. – Отдайся под мою защиту. Поклянись мне, что не уедешь. Дай мне такую клятву!

– Я… я не могу, – повторила Марианна. – По тем же самым причинам, заставившим меня сегодня уехать из Фолкем-Хауса. Я не могу обещать, что снова не сбегу.

Колеблющийся свет камина придавал лицу графа почти дьявольское выражение, он искал в ней хотя бы какие-нибудь признаки, говорившие, что сумеет сломить ее сопротивление.

Марианна не смогла удержаться и вскинула голову, показывая этим простым движением свою решимость. Она не позволит графу запугать ее, пользуясь тем, что произошло этой ночью. Она не допустит этого!

Но Гаррет, очевидно, заметил этот жест, потому что выражение его лица изменилось.

– В таком случае я буду вынужден по-другому привязать тебя к себе.

Глядя Марианне в лицо, он начал медленно расстегивать длинный ряд позолоченных пуговиц на своем жилете.

Она видела суровость в его глазах и почему-то подумала, что Гаррет собирается побить ее. Он снял с себя длинный расшитый жилет и отбросил его в сторону. Затем начал расстегивать рубашку. Поняв его намерение Марианна, потрясенная, прошептала:

– Нет. Нет, прошу вас. Это вам ничего не даст. Если вы принудите меня, я каждую минуту моей жизни потрачу на попытки снова скрыться от вас.

– Принудить тебя? – спросил Гаррет, насмешливо подняв брови, продолжая расстегивать манжеты. – Ты принимаешь меня за какого-то грязного солдата, который в поле набросился на тебя? Мне не требуется такая жестокость.

Марианна отступила назад и, приподняв юбки, приготовилась бежать.

– Какой же вы самоуверенный наглец, если думаете, что я охотно…

Она замолкла, увидев, как Гаррет через голову снял рубашку, обнажив верхнюю часть торса. На минуту Марианна застыла в изумлении. Она и раньше видела голую грудь мужчин, пациентов ее отца. Но такого великолепия она еще не встречала. Широкие плечи переходили в хорошо сложенную мускулистую грудь, довольно густо покрытую темно-каштановыми волосами. Ее глаза проследили эти волосы, спускавшиеся неровной полосой к его животу и ниже…

Отведя глаза, Марианна перевела дыхание. О чем она думала, стоя здесь и глазея на него? Пора было бежать!

Но Гаррет стоял между нею и дверью. С неожиданной быстротой, рожденной страхом, Марианна бросилась поперек кровати, пытаясь перебраться на другую сторону. А Гаррет сел на стул у камина и с равнодушным видом начал снимать сапоги.

– Знаешь ли, в этом нет никакой необходимости, – сказал он, сбрасывая сапог на пол. – Поклянись, как я тебя прошу, и я позволю тебе еще некоторое время хранить свою глупую добродетель.

Кровь застучала у Марианны в висках.

– Чтобы вы могли отнять ее у меня позднее, как только благополучно снова сделаете меня пленницей в Фолкем-Хаусе? Я не так глупа, и вы никогда не заставите меня поклясться, что я перережу собственное горло, милорд.

– Ты же знаешь, что тебе совсем не хочется бороться со мной. Только твое упрямство заставляет тебя сражаться с ветряными мельницами. Глупое занятие.

– Вы не ветряная мельница, – проговорила Марианна, огибая кровать и приближаясь к двери.

Гаррет встал.

– Нет. Но и ты не Дон Кихот, ибо ты не за то борешься. Что заставляет тебя сопротивляться? Ничего, кроме недоверия к аристократам, которое мешает тебе признать несколько истин.

– Каких же? – рассеянно спросила Марианна, лихорадочно соображая, как бы ей подойти к двери и отодвинуть засов раньше, чем Гаррет успеет схватить ее.

– Ты меня хочешь.

На такое заявление, естественно, она не могла не обратить внимания.

– Нет. Никогда.

– Твои губы, когда прошлый раз я попробовал их, сказали мне совсем другое.

Марианна покачала головой, ей не хотелось признаваться в этом даже себе самой, но понимала, что отрицать этого не сможет.

– Более того, у тебя нет никакой причины отказывать мне. Она могла бы придумать несколько причин, и среди них – инстинкт самосохранения. Если Гаррет дотронется до нее, она потеряет половину своей решимости.

Эта мысль заставила Марианну рискнуть. Она подобрала лежавший у нее под ногами брошенный Гарретом жилет и бросилась к двери.

Но не успела Марианна открыть ее настолько, чтобы могла протиснуться в образовавшуюся щель, как дверь с силой захлопнулась и ее прижало к тонкой дверной доске.

– Не могу поверить, что после того, что произошло, ты снова сделаешь попытку, – прошипел Гаррет. Он повернул Марианну лицом к себе. – Господи, теперь я постараюсь, чтобы это была твоя последняя попытка.

Марианна не успела ответить. Гаррет грубо и властно поцеловал ее.

Охваченная паникой, Марианна стала сопротивляться, пряча от него губы и ударяя кулачками в грудь. Гаррет зажал ее между своими сильными ногами. Марианна уворачивалась от поцелуев, а он прижался лицом к ее шее и слегка покусывал ее.

Неожиданно его губы скользнули вниз, и Марианна почувствовала поцелуй в том месте, где был синяк.

– Я бы никогда не сделал тебе больно, моя милая, – взволнованно прошептал Гаррет, поднимая голову.

Неожиданно Марианна перестала сопротивляться, завороженная сверкавшей в его глазах страстью.

– Вы сейчас делаете мне больно, – удалось ей выдавить из себя явную ложь в последней отчаянной попытке помешать графу соблазнить ее.

– Где? – спросил он, не отстраняясь.

Марианна молча смотрела на него.

– Где? – повторил Гаррет, прикасаясь кончиками пальцев к ее шее. У нее не находилось сил, чтобы ответить. Хуже того, она чувствовала, как учащенно бьется ее пульс под его пальцами. Он тоже это чувствовал, судя по тому, как разгорались его глаза.

– Может быть, здесь, – шептал он, проводя ладонью по ее груди и останавливаясь на том месте, которое он целовал. И там, где билось ее сердце.

«Да, – думала Марианна. – Именно здесь и болит».

Эта была ее последняя связная мысль, больше Гаррет не позволял ей думать. Он снова овладел ее губами, и в ней медленно зарождалось желание.

Он поднял ее на руки.

– Сегодня, моя милая, ты выдашь мне по крайней мере одну тайну.

Марианна хотела возразить, но Гаррет наклонил голову и легким поцелуем коснулся ее губ.

Посадив ее рядом с кроватью и стоя перед ней, он, нисколько не стыдясь, снял штаны и чулки. Она смотрела на него глазами, полными ужаса.

– Я поклянусь, как вы этого желаете, – прошептала Марианна, стараясь не смотреть на его обнаженную плоть. – Я дам клятву не уезжать.

Гаррет улыбнулся, кладя руки ей на плечи:

– Сейчас уже поздно давать клятвы, моя милая искусительница. Тот момент упущен, но этот многое обещает нам обоим.

Его долгий поцелуй, от которого у Марианны закружилась голова и перехватило дыхание, лишил ее желания сопротивляться.

Часть ее существа чувствовала, как он спустил платье с ее плеч. Слышала, как он, тихо ругаясь, развязывает тесемки ее юбок. И даже видела, как ее разрезанное пополам платье скользит вниз.

Другая же часть слышала, чувствовала и видела только бурную страсть, с которой Гаррет провел руками по ее телу, прикрытому лишь сорочкой, и остановился на ее бедрах. Марианна на шаг отступила назад, но дальше двигаться было некуда, прямо за ее спиной стояла кровать.

– Пожалуйста, Гаррет… – с бьющимся от страха и желания сердцем прошептала Марианна.

– Ты сыграла немало ролей, моя цыганская принцесса, но ни в одной из них ты не была трусливой. Так не играй эту роль сейчас.

Гаррет оттянул свободную сорочку вниз и начал гладить грудь, обводя вокруг соска. У Марианны вырвался судорожный вздох. Она сознавала, что должна стыдиться, но все, что она чувствовала, – это всевозрастающее удовольствие, чувственное желание, манившее ее, словно Крысолов, увлекающий за собой детей навстречу опасности.

Марианна закрыла глаза и ахнула, когда Гаррет, опустившись на одно колено, губами стал ласкать ее грудь. В этом была такая чувственная сладость, что она откинула назад голову и ухватилась за темную гриву его волос, притягивая ближе к себе. Казалось, он не мог насытиться ее грудью, он с жадностью ласкал ее, пока колени Марианны не ослабели и она не испугалась, что сейчас упадет.

«Неужели я потеряла рассудок?» – подумала Марианна, чувствуя власть Гаррета над ее телом. Его руки ласкали и возбуждали ее, пока она совершенно не обессилела.

Тогда Гаррет снова встал, и Марианна почувствовала, как его пальцы скользят по ее плечам, увлекая за собой вниз сорочку. Марианна открыла глаза и увидела перед собой пылающие страстью глаза Гаррета.

На какое-то мгновение она с торжеством заметила восхищение в блеснувших в лунном свете его глазах, когда он жадным взглядом окидывал ее обнаженное тело. Затем ей стало стыдно. Нехорошо, что он видит ее голой. Только мужу можно было бы позволить видеть ее такой.

Но, заглушая стыд, к ней пришла уверенность, что она не хотела бы, чтобы ее видел какой-то другой мужчина. Никакой другой, кроме Гаррета.

– Твое тело – священное место. Как собор, – тихо сказал он.

– Правда? – прерывающимся голосом также тихо произнесла Марианна.

Она должна разрушить его чары. Она должна!

– Тогда зачем вы хотите осквернить его? – спросила она резким тоном.

Коварная улыбка появилась на лице Гаррета.

– Не осквернить. Боготворить. Позволь мне преклониться перед алтарем, моя милая, чтобы не попасть в ад.

– Я не могу спасти вас от вечных мук, – прошептала Марианна, решив в последний раз попытаться избежать неизбежного. Она воспользовалась единственным оружием, которое, как она думала, остановит его. – Если вы овладеете мною сейчас, может быть, вы и забудете о прошлом на время, но малейшее упоминание о вашем дяде – и вы превратитесь в моего врага.

Гаррет с такой силой прижал ее к себе, что она почувствовала, как что-то твердое упирается ей в живот.

– Нет, этого не будет, даже если ты окажешься такой же вероломной, как и он.

Марианна пыталась вырваться, но он с такой страстью поцеловал ее, что ей стало еще труднее сдерживать себя. Она боролась с желанием уступить графу, боролась и проиграла.

Словно в забытьи она ухватилась за его тугие твердые ягодицы. Не то со стоном, не то с рычанием Гаррет осторожно повалил Марианну на кровать. Она почувствовала его колено между своих раскинутых ног, и ее глаза широко раскрылись, когда она поняла, что наступает эта минута.

Слеза покатилась по ее щеке, скорее от злости на саму себя за то, что не может сопротивляться ему, чем от какой-то боли. Лицо Гаррета потемнело. Он нежно провел рукой по щеке, стирая слезу, и посмотрел в ее полные страсти глаза:

– Хотя бы раз не лги мне, Мина. Скажи мне, что я не ошибаюсь. Скажи мне, что хочешь меня так же, как я тебя.

Марианне очень хотелось сказать, что он ошибается. Она чувствовала, что, если это скажет, Гаррет оставит ее и, вероятно, больше никогда не прикоснется. Однако ей была невыносима мысль, что он подумает, будто она не видит различия между ним и теми солдатами. Все в ней восставало против того, чтобы солгать ему, какие чувства он в ней вызывал.

И в то же время она не могла не признаться, что даже сейчас ее тело горит и трепещет лишь от одного прикосновения его кожи.

– Я… я не знаю, чего хочу, – наконец прошептала Марианна.

Она ожидала, что Гаррет рассердится, но он только ласково усмехнулся:

– Нет, знаешь. Просто ты слишком горда и упряма, чтобы признаться в этом.

Его спокойная уверенность слегка возмутила Марианну.

– Я не хочу, – начала она, всерьез намереваясь поставить Гаррета на место, но его губы не дали ей договорить.

Он не спеша целовал ее, а затем, повернувшись, оперся на локоть. Марианна смотрела на него, не в состоянии вымолвить даже слово. Она только знала, что ей хочется снова ощутить вкус его губ. Она невольно притянула Гаррета к себе, но он не дался.

– В тебе есть еще многое, что я хотел бы попробовать, – сказал он и стал медленно гладить ее живот. Вдруг его рука легла на мягкие завитки волос, скрывающих ее самое интимное место. Марианна оцепенела, но Гаррет не двигался дальше.

– Для цыганки ты ведешь себя как сама невинность, – озадаченно сказал он.

– А я и есть сама невинность, – прошептала Марианна, сгорая от стыда и пытаясь отвернуться от него. Ей не следовало позволять ему так обращаться с ней. Это было просто безумие.

Но Гаррет не дал ей отодвинуться. Он перекинул на ее ноги свою ногу и взял ее за подбородок.

– Посмотри на меня, – приказал он, заставляя Марианну повернуться к нему лицом.

Некоторое время он смотрел ей в глаза, словно был в чем-то не уверен.

– Я должен был понять, что ты девственница, по тому, как Тамара оберегала тебя. А я, дурак, думал, что она просто неодобрительно относится ко мне. Но любого мужчину она встретила бы враждебно, не правда ли?

Марианна согласно кивнула. Она подумала, не отпустит ли Гаррет ее теперь, когда узнал, что она девственница.

– Значит, я буду у тебя первым, – сказал он, и его глаза заблестели от удовольствия.

Она затрясла головой:

– Я не могу сделать это, милорд. Это было бы несправедливо.

– Справедливость давно уже не имеет значения для нас обоих, – ответил Гаррет. В его хриплом голосе звучала такая нежность, что у Марианны сладко заныло в груди. – Но если тебе от этого станет легче, моя пугливая лесная нимфа, то знай, что эта минута стала неизбежной в ту ночь, когда ты перевязывала мои раны и я почувствовал впервые твое нежное прикосновение.

Он снова поцеловал Марианну, но она не ответила на поцелуй. Все ее ощущения сосредоточились на том, что его пальцы раздвигали ее потайные складочки и…

– О Боже, милая, – шептал Гаррет, – ты такая теплая, такая очень, очень теплая!

Марианна еще не понимала, что с ней происходит какое-то невероятное чудо. Сначала она сопротивлялась тому наслаждению, которое разливалось по ее телу. Но это продолжалось недолго, ибо желание, которое Гаррет пробудил в ней, было непостижимым, как море, и таким же безграничным. Через мгновение она уже изгибалась, прижимаясь к его руке.

– Гаррет… Гаррет… – повторяла Марианна снова и снова. В ответ он ускорял движения руки, пока она не застонала.

Марианна не заметила, как Гаррет лег у нее между ног и быстро вошел в нее. Она только удивилась, как неожиданно что-то заполнило ее. Он остановился перед преградой, охранявшей ее девственность.

– Держись, дорогая, – шепнул Гаррет, беря Марианну за плечи. – Держись за меня, теперь я уже не отпущу тебя. И после этой ночи между нами не будет никаких тайн.

Марианна послушалась его, потому что ей хотелось верить ему. Никаких тайн. Как чудесно будет отбросить неприятную роль и раскрыть перед Гарретом душу, как он раскрыл ее тело! Но в глубине души Марианна боялась, что этого не произойдет. Эта мысль приводила ее в отчаяние. Если она не могла рассказать ему все, по крайней мере она сможет отдать ему свое тело.

Боль на мгновение ошеломила Марианну. Но Гаррет подхватил ритм ее движений, и они оба погрузились в бездну восхитительных чувств.

Гаррет одаривал ее такими дарами чувственности, о существовании которых Марианна даже не подозревала. Этот шепот и восклицания, страсть и сила – и все это на грани сладкого безумия. Она откинула голову, ее тело сотрясалось от наслаждения.

Вдруг тело Гаррета напряглось, он выкрикнул имя Марины, и она почувствовала, как теплый поток изливается в нее.

Опустошенная и удовлетворенная, Марианна прижалась к нему всем телом, потому что не могла отпустить его теперь, когда узнала, какое наслаждение он может дать ей. Спустя несколько минут Гаррет повернулся на бок и, опершись на руку, провел другой рукой по ее животу.

От смущения Марианна уткнулась лицом в его плечо.

– Ну-ну, моя цыганская принцесса, не прячь свое хорошенькое личико, – сказал Гаррет. – Ты, может быть, лгала мне иногда, но я всегда могу прочитать по твоим глазам то, о чем ты думаешь. Дай мне посмотреть в твои глаза.

Марианна не могла избежать его взгляда, ибо тоже надеялась увидеть какой-то знак того, что слияние значило для него больше, чем минутное удовольствие.

Но в его глазах она увидела откровенную страсть, такую яростную, что она заслонила бы любое другое чувство, если бы оно и было. Жаркая волна пробежала по ее телу.

Гаррет с нежностью улыбнулся:

– А теперь скажи, моя милая. Скажи мне, что получила от этого не меньше удовольствия, чем я. Скажи, что ты хотела меня. Ты могла бы признаться в этом еще и потому, что я не дам тебе и минуты покоя, пока ты не скажешь этого.

– Это было… интересно, – пробормотала Марианна, не желая давать Гаррету повода еще более возгордиться. Она ахнула, когда его рука оказалась между ее ног.

– И?

– И… и приятно, – призналась Марианна, задыхаясь от того, как он умело играл ее телом, подобно тому, как опытный музыкант играет на флейте.

– И?

Голова у нее опустилась, глаза закрылись. Он не давал ей возможности подумать.

– Пожалуйста, Гаррет…

Он слегка усмехнулся:

– Скажи же, милая.

– Я хочу тебя, – прошептала Марианна. – Я хочу тебя… я хочу тебя…

С тихим стоном Гаррет опустился на нее:

– И ты будешь меня иметь.

Глава 17

Истина – дитя времени.

Джон Форд. Разбитое сердце

День уже клонился к вечеру, когда Гаррет проснулся. Густые локоны золотистых волос щекотали его голую грудь.

Мина. После всех этих недель неутоленного желания он наконец держал ее в своих объятиях в своей постели. Гаррет осторожно отвел волосы от ее лица. Как она могла спать, лежа на нем? Хотя ему тоже удалось хорошо поспать. Даже во сне она околдовывала его.

Гаррет увидел пятна крови на простыне. Он никогда бы не подумал, что женщина с таким прошлым, как у Мины, может быть такой непорочной.

Если бы он узнал об этом раньше, изменилось ли бы что-нибудь? Вероятно, нет. Его жажда обладания ее с самого начала была безрассудной. Он не смог бы заставить себя отказаться от нее, лишь сказав себе, что она девственница.

Сейчас ему больше всего хотелось разбудить ее нежными поцелуями, снова прижать ее к подушкам и…

Нет, с глубоким сожалением остановил он себя. Ей надо дать время отдохнуть. Накануне ночью он не щадил ее. Она получила удовольствие, как ей ни было трудно в этом признаться. Ему доставляло наслаждение возбуждать ее против ее воли, до тех пор пока она не ответила страстью на его страсть. Но она удивила его. Она быстро поняла, что и с ним можно сделать то же самое, об этом он догадался, когда в первый раз попытался заснуть. Он никогда не встречал женщину, которая находила бы такое удовольствие в занятии любовью. Он еще никогда не получал такого подарка.

Гаррет задумчиво смотрел на Марианну. Как бы ему этого ни хотелось, он не мог провести в постели целый день. Необходимо узнать, как дела у Уильяма и Тамары.

Гаррет осторожно выбрался из постели, но Марианна все равно проснулась. Она медленно открыла глаза и увидела его.

– Гаррет! Что ты…

Она перевела взгляд с его голой груди на то место, где явно проявлялось проснувшееся желание. Гаррет изо всех сил старался не улыбаться, глядя на покрасневшее от стыда лицо Марианны.

– О Боже! – прошептала она. – Видимо, мне это не приснилось.

– Нет, – усмехнулся Гаррет. – Нет, если мы видели один и тот же сон.

– Не могу поверить, что я… Тетя Тамара убьет меня! – жалобно воскликнула она, пряча лицо под покрывалом.

– Нет. Спорю, она убьет, но не тебя.

Марианна посмотрела на Гаррета с такой красноречивой мольбой, что он сразу стал серьезным.

– Тогда мы ей не скажем, – предложила она.

На мгновение Гаррет смутился:

– А ты не думаешь, что от нее это трудно будет скрыть, когда ты поселишься в Фолкем-Хаусе как моя любовница?

Марианна резко села и, прикрывая наготу, натянула на себя все простыни и одеяла, до которых смогла дотянуться. Она побледнела.

– Твоя любовница? Но… но… я не могу быть любовницей.

– Ты уже ею стала, – спокойно ответил ей Гаррет.

Марианна покачала головой, прикрываясь простынями, словно щитом.

– Прошлой ночью… Гаррет, этого никогда не должно было случиться. И не должно случиться опять.

Она стала подниматься, но он положил руки ей на плечи, не столько для того, чтобы успокоить, сколько для того, чтобы не позволить снова убежать от него.

– Послушай, моя милая, – тихо, но твердо проговорил он. – Сделанного не воротишь, как бы нам этого ни хотелось. Зачем разрывать нашу связь? Ничто не разделяет нас теперь, нет причины отказываться от удовольствия, когда оно доступно.

– Нет причины, кроме моего будущего. Я хочу когда-нибудь выйти замуж. Если я останусь с тобой, ни один мужчина не возьмет меня. Я уже не чиста.

Гаррету не понравился такой поворот их разговора.

– Потеря невинности не остановит ни одного мужчину. Но этот разговор о мужьях бесполезен. Как моей любовнице, тебе не потребуется муж.

– Мне не требуется и любовник, – ответила Марианна. – Он мне не нужен.

– Значит, ты отрицаешь, что прошлой ночью тебе нравилось заниматься со мной любовью, – мрачно улыбнулся Гаррет.

Марианна покраснела и молча опустила глаза.

– Вот видишь? Ты не можешь отрицать, что хочешь меня, или взять обратно слова, сказанные тобой прошлой ночью. И, видит Бог, я хочу тебя. Неужели ты не можешь принять все как есть?

Марианна посмотрела на Гаррета полными слез глазами:

– Этого недостаточно.

– Это больше того, что ты имела раньше.

Марианна отрицательно покачала головой:

– Ты не понимаешь. И никогда не поймешь.

– Я хочу, чтобы ты была со мной. Это все, что мне нужно в данный момент.

– Это неправда. Кое-что другое тоже нужно тебе. Разве ты забыл, что не доверяешь мне? Что думаешь, будто я участвую в каком-то ужасном заговоре твоего дяди?

Гаррет не забыл, более того – верил, что после такой ночи Марианна скажет ему все, что он хочет знать.

– Это ты не доверяешь мне. Я уже говорил, какие бы ни были у тебя тайны, со мной ты будешь в безопасности. Я убеждал тебя, что бы ты ни рассказала, я буду защищать тебя. Теперь, когда мы связаны, как мужчина и его любовница, полагаю, ты можешь рассказать мне о своем прошлом.

Марианна долго смотрела на Гаррета, решая про себя – довериться ему или нет. Наконец она отвела глаза и, глядя на испачканную простыню, спросила:

– А чего стоит связь мужчины с его любовницей? – Заметив гневный взгляд Гаррета, Марианна поправилась: – Нет, я… я не так выразилась, я имела в виду другое. Но вот что хотелось бы мне узнать. Когда ты говоришь об этой связи, что под этим подразумеваешь?

– Ты знаешь, что я имел в виду. Я буду таким же покровителем, как и другие.

– Ты будешь защищать меня ценою своей жизни?

Гаррет всеми силами старался сдержать нарастающий гнев.

– Разве не так я поступил прошлой ночью?

Выражение растерянности промелькнуло на лице Марианны.

– Да.

– И я всегда буду так поступать, – смягчился Гаррет.

– Мне требуется большее, – вздохнула Марианна.

– Деньги. Конечно, я буду содержать тебя. Ты ни в чем не будешь нуждаться.

– Пока я не надоем тебе, – тихо добавила Марианна.

Гаррет хотел обнять ее, но она не позволила.

– Уверяю тебя, моя милая, ты еще очень долго не надоешь мне.

– Мужчинам надоедают женщины, милорд. И в этом нет ничего необычного.

– Мужчинам надоедают обычные женщины. Тебя же не назовешь обыкновенной.

Что-то отдаленно похожее на улыбку промелькнуло на лице Марианны и исчезло.

– Во всяком случае, не деньги интересуют меня. С моими знаниями я, как знахарка, вполне могу содержать себя. Но эта связь, о которой ты говоришь, требует других обещаний с твоей стороны. Заставит ли тебя эта связь встать на мою сторону против… против тех, кого я считаю своими врагами?

– Конечно… – сдержанно ответил Гаррет, раздраженный тем, что это начинало как-то странно напоминать брачные обеты.

– Даже если это будут твои друзья? Примешь ли ты и тогда мою сторону? – продолжала Марианна, не обращая внимания на его недовольство.

Гаррет задумался. Если по каким-либо причинам ему придется выбирать, например, между Хамденом и Миной, кого он предпочтет? Трудный выбор, но он знал, что, выберет не Хамдена.

– Да. Против моих друзей, хотя я не вижу, почему это может стать необходимым.

– Ты выступишь против близких тебе по происхождению людей? Против своей страны? – Марианна замолчала, ее глаза странно блестели. – Против своего короля? – шепотом закончила она.

– Если ты желаешь, чтобы я поклялся тебе в вечной верности, Мина, – холодно ответил Гаррет, – то сначала тебе надо проявить доверие ко мне. Ты требуешь от меня так много, а предлагаешь так мало. Я до сих пор не понимаю, почему ты скрываешь от меня свое настоящее имя, когда, кажется, каждый проходимец, каждая женщина и каждый ребенок в Лидгейте знают о твоем прошлом. А я не знаю, как ты познакомилась с моим дядей. Я не стану давать тебе никаких обещаний, пока ты что-нибудь не расскажешь мне. Хотя бы что-нибудь.

Марианна отвернулась и стала смотреть в камин, в котором оставалась только зола.

– Я боюсь, Гаррет, – тихо проговорила она.

– Боишься меня? – нерешительно спросил Гаррет, почти со страхом ожидая ответа.

– Да… нет… я не знаю.

Он увидел растерянность на лице Марианны, и внутри у него что-то дрогнуло. Не в силах сдержать себя, Гаррет притянул ее к себе. На этот раз она не сопротивлялась. Марианна положила голову ему на грудь, затем нерешительно обняла за талию и прижалась к нему, словно он был ее последним спасением.

Гаррет поцеловал ее в спутанные волосы:

– Тебе нечего меня бояться, моя милая. Доказательством этому была прошлая ночь. Я не обижу тебя, даже если бы это стоило мне жизни.

Марианна долго молчала, затем подняла голову и посмотрела на него:

– Прошлая ночь доказала только то, что ты хотел меня. Но иногда одного желания недостаточно.

– В таком случае будет достаточно моего слова чести. Что бы ты ни сказала, я буду защищать тебя, Мина, клянусь Богом.

– Дай мне время, – шепотом попросила Марианна. – Мне надо подумать.

Гаррет вздохнул, понимая, что должен подчиниться ее желанию. Она была похожа на дикую лань, которую надо уговаривать довериться человеку, прежде чем она подпустит его к себе.

– Как пожелаешь. Я даю тебе время.

Они еще долго сидели обнявшись. Гаррет гладил Марианну по голове, постепенно ощущая, как тепло ее тела проникает все глубже внутрь его. Наконец он почувствовал необходимость убедиться в том, что накануне ночью она отдалась ему не под влиянием минутного каприза.

Он взял Марианну за подбородок и, подняв голову, приблизил губы к ее губам.

– Я дам тебе время, сколько ты хочешь, – проговорил Гаррет, – но будь я проклят, если позволю тебе провести все это время в размышлениях.

Ее губы приоткрылись навстречу ему. Гаррет накрыл их своим поцелуем, Марианна не противилась этому.


Питни мрачно смотрел на толстые счетные книги, сложенные стопкой на его столе из орехового дерева, какие теперь были в моде. Выругавшись, он оттолкнул их от себя, жалея, что не может заставить их вовсе исчезнуть. Его расходы росли с каждым днем, а доходы, к несчастью, нет. Друзья требовали возвращения долгов, враги отнимали у него власть, а банкиры отказывались давать деньги в долг.

У него еще оставались кое-какие земли и небольшое имение. Но какой в этом толк, когда арендаторы не проявляли желания трудиться на его полях? Они открыто не повиновались ему и, когда он пытался применить свою власть над ними, с недовольным видом поработали несколько дней, затем скрылись в местной пивной залить элем свои беды.

Питни вспомнил об ухоженных землях Гаррета и скрипнул зубами. Уже десятый раз за это утро он проклинал солдат, которые приняли за Гаррета мальчика-слугу и убили его вместо Гаррета.

В висках застучало, и Питни позвал служанку. Сутулая женщина вошла нерешительно, склонив голову, и Питни со злостью посмотрел на нее. По крайней мере в своем доме он все еще был хозяином.

– Позови жену! – приказал Питни. – И пошевеливайся побыстрее, лентяйка, – добавил он со злорадным удовольствием, заметив, как женщина покраснела. Он так надеялся, что служанка ответит на его оскорбление, ему хотелось растерзать кого-нибудь прямо сейчас, но она сумела сдержаться и, осторожно попятившись, вышла за дверь. Питни разочарованно нахмурился. Придется выместить свою злость на жене.

Однако последнее время делать это становилось все труднее. Бить Бесс он не мог, учитывая ее теперешнее положение, оставалось лишь угрожать. А его угрозы, казалось, не доходили до ее ушей. Это выглядело так, словно у нее была поддержка, делавшая ее невосприимчивой к его злобе.

«Гаррет, – зло подумал Питни. – Она все еще надеется, что племянник «спасет» ее». Ну нет, уж он позаботится, чтобы этого никогда не произошло. Вот и еще один повод убить Гаррета.

Питни злорадно ухмыльнулся, услышав стук в дверь. Служанка и в самом деле поторопилась. Однако на его разрешение войти в комнате появилась не его жена, а Эштон. Его глаза горели от нетерпения.

– У меня важные новости, сэр.

– О Фолкеме?

– О Фолкеме. И еще о ком-то, кто вас интересует.

– Что ты имеешь в виду?

Эштон заговорщически улыбнулся, отряхивая пыль со своей одежды.

– У вашего племянника теперь есть подружка – дочка Уинчилси.

Питни уставился на него как на сумасшедшего:

– Леди Марианна?

Эштон согласно кивнул.

– Этого не может быть! – прорычал Питни. – Ты ошибся. Девчонка мертва.

Эштон отчаянно замотал головой:

– Нет. Солдаты, которых послали за ней в цыганский табор, должно быть, солгали. Она жива. Я сам ее видел и уверяю вас, никогда бы не спутал это хорошенькое личико ни с чьим другим. Она в Лидгейте, живет в Фолкем-Хаусе.

Питни тяжело откинулся на спинку кресла. Так, значит, прекрасная леди Марианна жива?! Он почувствовал, как твердеет его член при воспоминаниях о том, как она была мила и молода, о ее матери с ее колдовским непокорным взглядом. Как раз такие женщины и нравились Питни. Плохо, что она была дерзкой, слишком дерзкой для девушки. Ему страшно хотелось сделать ее покорной. Он даже подумывал предложить ей стать его любовницей, когда ее отца надежно упрятали в тюрьму.

И ее тоже отобрал у него Гаррет. Марианна теперь принадлежала ему. Леди Марианна и его племянник. Этот союз грозил Питни опасностью. Если Марианна догадалась, кто в действительности виновник ареста ее отца, и рассказала Гаррету…

– А Фолкем знает, кто она? – спросил Питни.

– Не думаю. В деревне ее называют Миной, хотя, как вы знаете, они все ее знали. Когда я видел ее последний раз, его слуга привел ее в городской совет. Я подслушал, как кто-то говорил, что у Фолкема есть подозрения и он хочет узнать, кто она такая.

Питни подался вперед:

– А кто же она, по мнению моего племянника?

– Цыганка-знахарка. Пока Фолкем не взял ее в Фолкем-Хаус, леди Марианна жила в фургоне с другой цыганкой.

Радостно потирая руки, Питни засмеялся:

– Полагаю, она не скажет ему, кто она, из страха, что он выдаст ее людям короля. Отлично! Вполне заслуженное наказание для надменной маленькой сучки. Ты со мной согласен? Ей приходится жить так, как должна была жить ее мать, – потаскушкой, обслуживающей благородного джентльмена. Ее мать не имела права законно выходить замуж за чистокровного англичанина. Вот теперь леди Марианна и расплачивается за это. Ах, есть еще справедливость на земле.

Эштон смущенно переминался с ноги на ногу.

– Но, сэр, а что, если он узнает, кто она? Что, если она будет утверждать, что ее отец невиновен? Если она узнает, что вы…

– Тише! – приказал Питни, кивая в сторону двери, которая оставалась открытой, и понизил голос: – Мы должны что-то сделать, пока он не узнал, кто она. Но мне нужно время, чтобы придумать, как застать их вместе. Даже фавориту короля будет трудно объяснить, почему он укрывает изменницу.

Лицо Эштона радостно просветлело.

– Блестяще! Вы можете навсегда лишить его доверия короля.

Питни задумался.

– Сомневаюсь, что это повредит ему. Ведь ее не признали в чем-то виновной. Но, если бы случилось так, что, когда я привел солдат схватить его, он бы оказал сопротивление… – Он расплылся в улыбке. – И если бы я оказался там и мне бы пришлось помешать ему скрыться… Тут много всяких возможностей, не так ли?

Эштон утвердительно кивнул и похлопал по своей рапире:

– Да, сэр, много.

Улыбаясь, Питни достал из кармана жилета табакерку, взял пальцами понюшку и втянул в нос.

– Я мог бы даже найти способ избавиться от леди Марианны, прежде чем она натолкнется на какое-то доказательство того, что ее отца оклеветали, а затем и убили.

Эштон бросил на Питни хитрый, понимающий взгляд:

– Но до этого вам надо попробовать то, что сейчас имеет Фолкем. Ей-богу, она отличная штучка.

– И опасная, – с досадой добавил Питни. – Не забывай об этом.

Эштон пожал плечами:

– А что она может сказать? Она же ничего не знает о том, как это случилось. Не знает, что это я подсыпал яд в ее лекарства. И меня не было поблизости, когда лекарства просыпали и королевские собаки проглотили их. И что…

Тихий звук у двери заставил обоих мужчин обернуться. На пороге комнаты стояла Бесс со смертельно бледным от ужаса лицом. Она повернулась, чтобы убежать, но из-за беременности не смогла сделать это быстро.

– Вернись, Бесс! – взревел Питни, а Эштон бросился вслед за женщиной. Он быстро поймал ее и ввел в кабинет.

– Закрой дверь! – приказал Питни.

Бесс смотрела на мужа с ненавистью и отвращением. Питни встал с кресла.

– Как давно ты стояла там? – грозно спросил он, стараясь испугать жену.

Бесс вызывающе посмотрела на него. Губы ее дрожали.

– Всего несколько минут, – сказала она.

– Не лги мне, Бесс. Ты знаешь, что бывает, когда я уличаю тебя во лжи.

Питни выдвинул ящик своего стола и достал оттуда хлыст для верховой езды. Лицо Бесс побледнело еще больше.

– Как давно, Бесс? Что ты слышала?

– Ничего, – прошептала она, не спуская глаз с хлыста. Питни ударил им по столу, и Бесс вздрогнула.

– Не лги! – прорычал он. – Ты слышала, как мы говорили о яде?

Бесс опустила глаза. Питни обошел стол и занес над ней хлыст.

– Да! – в испуге крикнула Бесс, прикрывая руками лицо. – Да.

– Оставь нас, Эштон, – нриказал Питни.

Как только Эштон ушел, Бесс заговорила торопливо:

– Я не совсем поняла, что ты сделал, Питни, но обещаю, ни слова никому не скажу.

– Не притворяйся дурой, Бесс. Ты прекрасно знаешь, что кто-то пытался отравить короля и яд обнаружили только потому, что какой-то идиот рассыпал его, а собаки его величества слизали его.

Бесс вся задрожала, плечи ее опустились.

– Ты подсыпал яд, – тихо произнесла она. – Я знаю, ты всегда ненавидел его величество. Я знаю о твоих Политических амбициях. Но… но заговор против короля. Это безумие. Как ты мог совершить такое злодейство?

Питни смотрел жене в глаза, удивляясь ее глупости. Он не мог поверить, что она раньше не догадалась, какую роль он сыграл в покушении на короля.

– Это не было ни злодейством, ни безумием. Когда на карту поставлена власть, великие люди совершают смелые поступки. Наш король торопится разрушить все, что удалось создать «круглоголовым». Я не мог допустить, чтобы это произошло. Послушай, ты же не думала, что этот слабак Уинчилси участвовал в отравлении?

Выражение лица Бесс изменилось, как будто она увидела в муже что-то такое, что изменило ход ее мыслей.

– Ты действительно безумен, – прошептала она, отступая назад.

Эти слова возмутили Питни.

– Никакого безумия тут не было, – со злобой ответил он. – Разве сумасшедший мог устроить так, что яд принес Уинчилси и чтобы в случае, если яд обнаружат, он был бы единственным, кто ответит за это? Разве было безумием получить твой драгоценный Фолкем-Хаус обратно? Ты знаешь, что это было моей основной целью. Умер бы король или не умер, как только яд обнаружили, сэр Уинчилси был обречен. А после устранения сэра Уинчилси я мог бы выкупить Фолкем-Хаус у государства. Так что ты видишь, моя дорогая, я это сделал ради тебя.

Глаза Бесс гневно блеснули.

– Ты не переложишь вину за преступление на меня!

Питни обошел жену и остановился у нее за спиной:

– Именно это я и сделаю. Если ты скажешь хотя бы слово о том, что слышала сегодня, я постараюсь, чтобы тебя признали виновной не меньше меня, милая женушка.

Он поднял хлыст и провел по спине Бесс. Она задрожала.

– Да. Не забывай, что я могу сделать с тобой. Я могу подкупить служанку, и она поклянется, что ты признавалась ей в своем преступлении. Эштон, если я попрошу, насочиняет разных сказок про тебя. Видишь, ты соучастница моего преступления и даже не знала об этом.

Бесс резко повернулась к мужу лицом:

– И ты предашь свою жену?

Он холодно улыбнулся:

– Только если она предаст меня.

Питни дотронулся хлыстом до кисейной косынки, прикрывавшей плечи Бесс, подцепил ее кончиком хлыста и сдернул, обнажая верхнюю часть ее полной груди. Затем провел хлыстом по ее коже.

Бесс покраснела и оттолкнула хлыст.

– Гаррет не допустит, чтобы это преступление осталось нераскрытым. Он разоблачит тебя. И что ты тогда будешь делать? Он уже добился, что ты стал посмешищем при дворе и среди знати. Ты не можешь помешать ему.

Холодная ярость вспыхнула в Питни. Он с силой ударил хлыстом Бесс по плечу и еще больше разъярился, когда она даже не вскрикнула.

Питни с ненавистью отбросил хлыст, схватил жену за запястья и начал сжимать их все сильнее и сильнее, пока она не застонала от боли.

– Если ты скажешь хоть одно слово Гаррету, я убью тебя, поняла? И я постараюсь, чтобы ты умерла в мучениях. Не думай, что сможешь помешать мне, если даже меня арестуют. У меня все еще есть люди, которые мне должны, и они выполнят мое поручение, где бы я ни находился.

Бесс попыталась вырваться, но Питни крепко держал ее, сново в тисках.

– И не думай, что я не сделаю этого, Бесс. Сделаю без всяких угрызений совести. Так что лучше тебе не раскрывать свой хорошенький ротик.

Он прижал ее руку к своей набухшей плоти. Бесс сопротивлялась, но Питни гладил себя ее рукой.

– Радуйся, что в твоем непривлекательном положении ты еще интересуешь меня. А теперь, когда ты услышала мои тайны, это единственное, что сохраняет тебе жизнь, это и еще ребенок, и те немногие связи в обществе, которые ты сохранила. Если когда-нибудь ты утратишь эти три вещи…

Питни резко вывернул жене руку.

– Я ничего не скажу! – выкрикнула Бесс. – Не скажу.

– Хорошая девочка, – плотоядно усмехнулся Питни. Гнев и желание наказать жену росли в нем, как воспаленный фурункул.

Он отпустил жену и начал расстегивать штаны. Питни не мог выместить свой гнев на том, кто этого заслуживал, но у него все же был кто-то, кого можно было наказать.

Глава 18

Любить – значит страдать,

и не любить – страдать.

Но самое ужасное страданье —

любить безответно.

Абрахам Коули. Золото

– Ты ему еще не сказала? – спросила Тамара, наклонившись к племяннице, которая, стоя на коленях, выпалывала сорняки в саду Фолкем-Хауса.

– Нет, – ответила Марианна, не поднимая головы, чтобы тетка не увидела досады на ее лице.

– Прошла уже неделя с тех пор, как он спас нас. Не слишком ли это долго? Тебе следовало бы сказать ему.

Марианна, прикрывая лицо от солнца, посмотрела на тетку:

– Как я могу?

Тамара плюхнулась на землю среди груды разбросанных грязных и уже увядающих стеблей амброзии и других сорняков и взглянула на Марианну с нескрываемым негодованием:

– Этот человек одержим тобою. Любому это заметно. И теперь, когда ты удостоверилась, что граф не предавал твоего отца, почему не сказать ему о том, кто ты? Может быть, он сможет помочь тебе узнать, кто совершил это преступление.

Марианна покачала головой:

– Поверить не могу, что ты это предлагаешь.

Тамара вздохнула:

– А почему нет? Если ты ему не скажешь сейчас, он сам потом узнает. Он настойчив, этого у него не отнимешь. И мало смысла скрывать твое имя сейчас. Чего ты боишься?

– Ты знаешь, чего я боюсь.

Тамара рассеянно выдернула какой-то сорняк.

– Думаю, я могу правильно оценить человека, детка. Ни за что на свете граф не пошлет тебя на виселицу.

Марианна выдернула длинный стебель и бросила его на землю. Ей тоже хотелось быть уверенной в том, что Гаррет правильно воспримет правду, когда ее узнает.

– Он ведь спал с тобой, не так ли? – со свойственной ей прямотой спросила Тамара. – Ну, тогда ему пора узнать, во что он ввязался. Я думаю, он поступит с тобой по справедливости. И тем охотнее он это сделает, если будет знать, что ты равна ему по происхождению.

Марианна раздраженно отбросила сорняк и поднялась с земли. Приподняв юбки, она повернулась и пошла прочь от Тамары. Тамара вскочила и последовала за ней.

– Он ведь спал с тобой? – снова спросила она, догнав Марианну. – Не могу поверить, что вы в гостинице провели всю ночь за беседой.

Марианна остановилась и сердито посмотрела на тетку. Впервые в жизни ей не нравилась ее прямота. Под пытливым взглядом Тамары она покраснела.

Ей следовало бы знать, что тетя Тамара задаст этот вопрос, как только они окажутся наедине. До сих пор они встречались в присутствии Уильяма или Гаррета и Тамара не проронила ни слова.

Марианна приняла равнодушный вид, но когда заговорила, ее голос дрожал.

– Я же не спрашиваю, чем ты с Уильямом занималась той ночью. Ты не имеешь права спрашивать меня, что произошло между мной и Гарретом.

– Не груби мне, девочка, – ответила встревоженная Тамара. – Как бы я ни была плоха, я все еще вроде твоей опекунши.

Упрек попал в цель. Марианна вспомнила, чем пожертвовала тетка, приехав вместе с ней в Лидгейт, и мгновенно раскаялась.

Выражение лица Тамары смягчилось.

– Кроме того, такое положение не может продолжаться вечно.

Ласковый тон тетки тронул Марианну. Горячая слеза скатилась по ее щеке, и она смахнула ее, не замечая, что оставила грязь на лице.

Тамара облизнула палец и стерла ее.

– Ну, не плачь. Это так на тебя не похоже.

Марианна прижала к себе сжатые в кулаки руки, пытаясь сохранить самообладание. Тетя не должна видеть ее такой – такой расстроенной. После всех предупреждений и наставлений тети Тамары Марианна не вынесла бы, если бы та сказала: «Я тебе говорила».

Но потребность поделиться своим горем победила.

– Я не знаю, что мне делать, – чуть слышно прошептала Марианна.

– Нет, знаешь. Расскажи графу правду.

Марианна прикусила губу:

– И что, если я это сделаю? Гаррет знает, что я раньше лгала ему. Почему он должен теперь мне верить? Он может с отвращением отшвырнуть меня или… или в гневе выдать солдатам. Он может в своей жажде мести далеко зайти, если почувствует себя оскорбленным. Я видела, как он вел себя с дядей.

Тамара, качая головой, нетерпеливо постукивала ногой.

– Как будто тебя можно сравнивать с его дядей. Что такого ты сделала графу, что он захочет отомстить тебе? Немного наврала ему? Так это не сравнить с тем, что сделал его дядя.

Марианна смотрела на Фолкем-Хаус, и у нее сжималось сердце, когда она вспоминала, с какой нежностью Гаррет обращался с ней в эти последние недели. Это было блаженство… О, как ей хотелось рассказать ему все! Если бы только она так не боялась того, что он сделает, узнав правду…

Марианна невольно вспомнила то первое утро, когда она проснулась в его постели. Он ничего не обещал. И был прав: как он мог что-либо обещать, когда она ничего ему не рассказала? Но она знала, что если Гаррет бросит ее сейчас, когда она наконец осознала горькую правду, это убьет ее.

– Ты его любишь? – спросила Тамара, глядя племяннице в лицо.

Марианна хотела возразить, но не смогла.

– Разве любовь превращает тебя в жалкого труса? Делает тебя осторожной, заставляет бояться рисковать всем в надежде, что твой возлюбленный любит тебя, когда он даже не произнес ни одного слова о любви?

Тамара протянула руки и заключила Марианну в объятия.

– Любовь делает тебя беззащитной, детка, – прошептала она, прижимаясь губами к волосам племянницы. – И никто не знает этого лучше, чем я.

Марианна отстранилась и с интересом взглянула на тетку.

– Уилл просил меня выйти за него замуж, – тихо сказала Тамара.

– Это чудесно! – воскликнула Марианна. Если кто и заслужил счастье, так это ее тетя Тамара.

– Я сказала ему, что подумаю. Но я почти решила отказать ему.

Улыбка исчезла с лица Марианны.

– Почему? Он тебя любит, это любому видно.

Тамара сокрушенно покачала головой:

– Может быть. Ах, детка, как я могу выйти за Уилла?! Брак с цыганкой помешает ему заниматься тем, чем ему хочется.

– И чем это?

– Этот плут хочет стать хозяином гостиницы. – Марианна усмехнулась, и Тамара печально кивнула: – Да, хочет, дурак проклятый. Он даже отложил на это деньги. Он думает, что из меня получится прекрасная жена хозяина гостиницы. Из меня, цыганки, которую скорее бросят в тюрьму, чем попросят у нее пинту эля.

– Ты могла бы выдавать себя за испанку, как моя мать, – возразила Марианна.

– Мне нравится быть такой, какая я есть, – ответила Тамара, упрямо вздернув подбородок. – Я не хочу притворяться кем-то другим. – Ее лицо смягчилось, и она выглядела такой молодой. – Все же это соблазняет меня.

Марианна подошла к тетке и положила руку ей на плечо:

– Так скажи Уиллу «да».

В глазах тетки Марианна увидела беспокойство и вдруг поняла настоящую причину, почему Тамара не решалась воспользоваться предлагаемым шансом обрести счастье.

– Если ты беспокоишься обо мне, то напрасно. Дай мне еще несколько дней. Я наберусь храбрости и скажу графу правду. Обещаю.

Тамара обрадованно улыбнулась, затем взяла руку Марианны, лежавшую на ее плече, и с нежностью пожала ее:

– Я думаю, это будет лучше всего. Вот увидишь.

Тамара оглянулась, и улыбка сошла с ее лица.

– Помяни дьявола, и он тут как тут… – проворчала она, и Марианна, проследив за ее взглядом, увидела Гаррета, направлявшегося к ним.

– Мне все равно пора возвращаться в кибитку, – сказала Тамара и, еще раз ободряюще пожав руку племянницы, зашагала через сад, что-то ворча себе под нос.

У Марианны перехватило дыхание, когда она увидела Гаррета на ухоженной лужайке. Он только что вернулся из города и еще не снял шляпу с плюмажем и роскошный плащ.

– Возвращайся в дом, – скомандовал Гаррет, как только приблизился настолько, что Марианна могла расслышать его. – У нас едва хватит времени на приготовления.

– Приготовления? – переспросила Марианна, смутившись вдруг от того, что представила, какой грязной и растрепанной, должно быть, выглядит.

Легкая усмешка появилась на лице Гаррета, когда он заметил ее неприглядный вид.

– Насколько я понимаю, чтобы выглядеть прилично, тебе потребуется больше времени, чем я предполагал.

Подняв гордо голову, Марианна прошла мимо него с достоинством оскорбленной принцессы.

– Ради чего я должна «выглядеть прилично»?

Гаррет сунул ей в руку письмо:

– Смотри сама. Черт бы побрал этого Хамдена со всеми его светскими играми. Клянусь, когда-нибудь он мне заплатит за свои шутки.

В письме Хамден сообщал, что сегодня вечером привезет к Гаррету гостей – шесть придворных дам и пять джентльменов. Он писал, что Гаррет слишком долго находился в одиночестве и ему следует напомнить о его обязанностях перед обществом. «И еще, – гласила приписка в послании Хамдена, – постарайся, чтобы твоя голубка была там к моему приезду. На этот раз я хотел бы поздороваться с ней должным образом».

– А что это значит – «должным образом»? – поинтересовалась Марианна.

Гаррет слегка поморщился:

– Не обращай внимания. Достаточно сказать, что Хамден уже в дороге. Он предупредил меня, предоставляя мне достаточно времени, чтобы подготовиться, но недостаточно, чтобы отправить ему отказ. Чертов хитрец. Мне следовало бы вечером уехать из дома и посмотреть, как ему это понравится: ни обеда, ни развлечений.

– Но ты ведь этого не сделаешь? – с веселым блеском в глазах заметила Марианна.

Гаррет хмыкнул:

– Нет. Я сыграю роль хозяина, как он и просит. А ты, моя дорогая, – роль хозяйки.

Марианна с ужасом посмотрела на него:

– Но… но я не могу!

– Почему же? Уверяю тебя, им всем совершенно безразлично, кто играет роль хозяйки в моем доме. Я просто скажу, что ты моя недавно овдовевшая дальняя родственница, приехавшая навестить меня, или какую-то другую чепуху, и все будет выглядеть вполне респектабельно. Ты не раз говорила мне, что тебя воспитывали как женщину благородного происхождения. Уверен, на один вечер ты можешь взять на себя роль леди.

Марианна пытливо посмотрела на Гаррета. Он ответил ей таким же внимательным взглядом, и она в смущении опустила глаза.

Что же ей делать? Она не могла появиться за обедом перед группой придворных аристократов. Это было бы безумием! Возможно, кто-то из гостей знал ее или ее отца. Слишком большой риск.

– Я… я не могу быть твоей хозяйкой, Гаррет, – сказала Марианна. – Я буду чувствовать себя ужасно неловко.

Гаррет схватил ее за руку и продолжал идти к дому.

– Я буду рядом с тобой, – произнес он. – С тобой будет все в порядке.

– Но я не хочу этого! – Марианна выдернула свою руку.

Гаррет пристально посмотрел на нее:

– Ты чего-то боишься?

– Да, боюсь, что буду посмешищем.

Его мрачная улыбка еще больше испугала Марианну. Гаррет покачал головой:

– Нет, ты не этого боишься. Ты стояла перед целым городским советом и не боялась меня, как же ты можешь быть посмешищем?! Так чего же ты боишься?

Марианна не могла придумать ответ. Если она будет слишком сильно протестовать, Гаррет наверняка догадается, почему она отказывается от роли хозяйки.

– Вот видишь? Тебе нечего бояться.

Марианна прикусила губу, думая, что ей возразить. Неожиданно ее осенило.

– У меня нет подходящего для такого случая платья, – заявила она.

Странная улыбка Гаррета удивила ее.

– К вечеру оно у тебя будет. Я уже заказал тебе несколько платьев у модистки в Лидгейте. Как только пришло письмо от Хамдена, я послал в город сказать, чтобы одно из них было готово к сегодняшнему вечеру.

Эти слова доставили Марианне огромное удовольствие. Гаррет проявил такую заботу о ней. Но с другой стороны, она оказалась в ловушке. Теперь у нее не было повода для отказа.

Взглянув на Гаррета, Марианна поняла, что он сознает это и очень доволен. Она не сомневалась: он надеялся, что кто-нибудь из друзей Хамдена узнает ее. А ей оставалось только надеяться, что среди них не будет ни одного, с кем бы она когда-нибудь встречалась. Во время пребывания в Лондоне она не очень часто появлялась в светском обществе. Однако все может случиться…

– Как ты думаешь, кого может привезти Хамден? – решилась спросить Марианна.

Гаррет с подозрением посмотрел на нее, затем неопределенно пожал плечами:

– Кто знает? У Хамдена полно друзей. Но скорее всего это будут изгнанники, которых мы оба знали во Франции.

Марианне стало легче. Она никогда не знала никого из изгнанников, хотя когда они начали возвращаться в Англию, она жила в Лондоне. Возможно, все не так уж плохо. Возможно, не будет никого из тех, кого бы она знала.

В любом случае выбора у нее не было, и она к тому же могла использовать этот случай в своих интересах.


– Фолкем говорит, что ваш муж недавно умер. Скорблю вместе с вами о вашей потере, леди Мина, – с чуть заметной насмешкой произнес мужской голос.

Марианна оглянулась и увидела Хамдена, опиравшегося на спинку стула, на котором она сидела, не сводя глаз с блистательного хозяина, сидевшего напротив нее.

– Тише, – прошептала она, но все же улыбнулась. – Он старается, чтобы я не попала в затруднительное положение. Честно говоря, я признательна ему за это. Так что будьте хорошим мальчиком и подыграйте ему.

Хамден ухмыльнулся:

– Старается, чтобы вы не попали в затруднительное положение, вот как? А вы совершили что-нибудь, что могло бы поставить вас в затруднительное положение?

Марианна почувствовала, что краснеет. Она отвернулась и стала смотреть прямо перед собой.

– Настоящие джентльмены не спрашивают об этом, Хамден, – сказала она ледяным голосом.

Хамден положил руку ей на плечо:

– Не сердитесь на меня, дорогая. Я не мог не заметить, что сегодня вы оба какие-то другие. Более того, я бы сказал – удовлетворенные. Но этого нечего стыдиться.

Хамден потрепал Марианну по плечу и отошел, оставив ее расстроенной и сердитой. Хамден ошибался. Ей нечего стыдиться. Гаррет содержал ее как свою любовницу. Как бы она ни старалась не признаваться в этом себе и ему, это так и было. Он одевал ее, кормил и всем обеспечивал.

Марианна взглянула в ту сторону, где стоял Гаррет, небрежно опершись рукой о стену, и разговаривал с красивой молодой женщиной в платье с таким вызывающе низким вырезом, какого Марианна еще никогда не видела. Ее имя было леди Суонсдаун. Она была вдовой, но один из гостей сказал Марианне, что она считается одной из самых завидных невест Лондона.

Марианна наблюдала, как леди Суонсдаун флиртует с Гарретом, и слезы подступали к ее глазам. Она не может быть для Гаррета тем, кем была эта женщина, – возможно, будущей женой. По крайней мере пока будет продолжать притворяться цыганкой. А если она откажется от этой роли, она может потерять его навсегда.

Марианна впилась пальцами в подлокотник кресла. Больше она этого не вынесет и сойдет с ума. Нет, ей поскорее надо рискнуть и рассказать все Гаррету. Очень скоро она поставит все на карту и узнает, действительно ли он любит ее. Даже пребывание в тюрьме было бы легче, чем сомнения, терзавшие Марианну.

Хорошо, что хотя бы сейчас ей не надо было беспокоиться о том, что кто-то из придворных узнает ее. Друзья Хамдена явно не присутствовали при дворе в тех редких случаях, когда там бывала Марианна. Она не узнала ни одного из них.

К Гаррету подошел один из слуг и что-то прошептал на ухо. Гаррет кивнул, затем, сказав несколько слов и поклонившись леди Суонсдаун, направился к Марианне. Она заставила себя ему улыбнуться.

– Ты здесь самая красивая, – тихо сказал Гаррет, беря Марианну за руку. Он перевернул ее и коснулся губами запястья. Кровь с ужасающей быстротой вскипела в ее жилах. Гаррет не мог не заметить этого. – Позднее, моя милая. Я должен показать тебе, как я наслаждаюсь твоей красотой. Но боюсь, пора идти к столу.

Обед оказался для Марианны особенно мучительным. Гаррет сидел во главе стола, а она – на противоположном конце. Никогда еще Марианна не чувствовала себя такой далекой от него. Она думала только о том, когда и как сказать Гаррету правду.

Тем временем за столом шла оживленная беседа.

– О, Хамден, конечно, ты, должно быть, уже что-то разузнал, – говорил молодой человек по имени Уиклифф. – Должно быть, кто-то убил этого человека. Уинчилси не мог во сне заколоть себя кинжалом. Наверняка кого-то в этом подозревают. В конце концов, кто бы ни сделал это, он может оказаться врагом его величества и должен быть найден.

В этот момент все замолкли и устремили свои взоры на Хамдена, сидевшего рядом с Марианной.

Она изо всех сил собиралась сохранить равнодушное выражение лица.

– Я только знаю, что это был заговор, – коротко ответил Хамден.

Человек, которого звали Уиклифф, недовольно фыркнул:

– Это всем известно. Что случилось с твоей знаменитой любовью к сплетням, Хамден? Нет ли у тебя чего-нибудь более интересного, чтобы рассказать нам?

Хамден сокрушенно вздохнул:

– Нет. Его величество избегает упоминать об этом. Он не говорит ни слова, кто бы ни спросил его. Я пытался выведать что-нибудь у Кларендона, но вы его знаете. Он осторожен во всем и со всеми.

– И это именно так… – вмешался другой гость и начал рассказывать забавную историю о Кларендоне. Марианна в душе поблагодарила Бога за то, что разговор переменился.

Вдруг с другой стороны от Хамдена раздался тихий женский голосок:

– Я кое-что знаю об Уинчилси.

– Да что вы можете знать? – насмешливо спросил Уиклифф.

Девушка немного повысила голос:

– Я знаю нечто о жене сэра Уинчилси.

– Она ведь умерла? – спросил Хамден.

– Да. Но я узнала от Элизабет Маунтбеттен, что его жена была цыганкой.

Марианна вся напряглась и старалась не смотреть на Гаррета. Она только молилась, чтобы девушка больше ничего не сказала.

Но, побуждаемая хором взволнованных восклицаний сидевших за столом женщин, гостья все же продолжила:

– Он по-настоящему женился на ней. Можете себе представить: баронет женился на цыганке.

Леди Суонсдаун со злобным блеском в глазах наклонилась над столом:

– Этим можно объяснить, почему у них была такая странная дочь.

– Странная?

Марианна замерла, ибо этот вопрос задал Гаррет. Она не выдержала и посмотрела на него. Сердце у нее упало. В устремленном на нее взгляде читалось явное подозрение. Он, казалось, приковал ее к месту.

– Ну, леди Марианна была настоящей буквоедкой, – продолжала леди Суонсдаун. – Она постоянно что-то изучала. Говорят, она даже приготовляла лекарства для отца. Вероятно, научилась этому у своей матери. – Она понизила голос и заговорщически прошептала: – Вероятно, она приготовила яд, предназначенный для его величества.

– Трудно поверить, – заметил Хамден, – что женщина дворянского происхождения способна на это, но, возможно, она в этом замешана. По крайней мере так говорят. Говорят, она передала лекарство отцу, и после этого он не выпускал его из рук. Кто знает? Может быть, он невиновен, а преступление совершила его дочь. Если это так, то неудивительно, что она убила себя.

– Меня нисколько не удивляет, если она сделала это, – со злорадством добавила леди Суонсдаун. – Вы знаете этих цыган с их снадобьями и припарками.

Только когда Хамден неожиданно под столом сжал ее руку, Марианна поняла, как сильно дрожит. Догадался ли он или просто почувствовал жалость к цыганке, которой приходилось терпеть оскорбления этих женщин? Марианна не задумывалась над этим, она была благодарна ему за этот жест. Не спуская глаз с Гаррета, она незаметно пожала руку Хамдена и убрала свою.

Гаррет, казалось, не видел никого, кроме нее.

Кто-то обратился к нему. Он ответил, продолжая неотрывно смотреть на Марианну.

Она отвела глаза и заставила себя взять вилку и подцепить кусочек жареного фазана.

– А как выглядела эта леди Марианна? – спросил Гаррет с другого конца стола. Его тон был нарочито небрежным. – Может быть, она была буквоедкой, потому что не могла стать чем-то другим.

– Уверена, она была некрасива и черна, как ворона, – откликнулась леди Суонсдаун, которой надоел весь этот разговор.

Уиклифф рассмеялся:

– Вы никогда не видели эту женщину, Кларисса! Откуда вы знаете, как она выглядела?

– Один мой знакомый знал ее достаточно хорошо, – раздался по другую сторону от Марианны громкий голос.

Она бросила взгляд на тщедушного человечка, произнесшего эти слова.

– Он был одним из тех… ну, вы знаете, ужасно усердных студентов, которые думают, что можно познать все тайны жизни из книг, – продолжил человечек. – Он говорил, что был одним из учеников ее отца. Даже хвастался, что сорвал у нее поцелуй. Вам будет приятно, Кларисса, узнать, что он также уверял, будто дочь баронета была красавицей и совсем не смуглой.

Вилка выпала из руки Марианны и громко стукнула об оловянную тарелку.

– Извините, – пробормотала она, протягивая руку к бокалу с вином.

– Тогда жаль, что она убила себя, – сказал Хамден. – Я был бы не прочь познакомиться с таким интересным созданием.

Марианна пыталась понять по его тону, не догадался ли он, но Хамден, казалось, не сознавал иронии в своих словах.

А Гаррет? Мог ли Гаррет, услышав все это, не догадаться? Марианна сомневалась в этом, но в душе лелеяла надежду, что он не увидел связи между этими фактами.

Разговор за столом перешел на другую тему. Марианна сидела молча и лишь изредка поглядывала на Гаррета.

Выражение его лица ни о чем ей не говорило. Марианна несмело улыбнулась ему, он коротко кивнул. Сердце екнуло у Марианны в груди.

Он знал. «Нет, – сказала Марианна себе, – не предполагай худшего, иначе допустишь ошибку и скажешь что-нибудь, чего не следует говорить. Возможно, Гаррет ни о чем не догадался».

Марианна промучилась весь обед, всеми силами стараясь не показать страха, терзавшего ее. Вдруг поднялся Уиклифф и сказал:

– Я желаю произнести тост.

Пять раз я пью за здоровье,

О, Хелен, сердца моего желанье,

Пять раз я пью твое здоровье

От всей души, пылающей любовью.

Марианну позабавили неуклюжие стихи Уиклиффа. Она едва сдержала улыбку, наблюдая, как он с серьезным видом выпил полный бокал, затем повторил стихи и выпил еще четыре полных бокала.

Однажды она слышала об этом обычае, популярном в Европе. Мужчины пили столько раз за здоровье любимой женщины, сколько букв было в ее имени. Марианна, глядя, как от вина краснеет лицо Уиклиффа, подумала, что интересно было бы посмотреть на эту Хелен.

Тут встал Хамден. Он грустно подмигнул Марианне и произнес тост:

Шесть – это совершенство,

Так совершенна моя леди Табита,

И пусть она отвергнет страсть мою,

Я за ее здоровье все же пью.

Выпив шесть бокалов, Хамден сел, наклонился к Марианне и шепотом спросил:

– Не очень я хороший поэт, не так ли?

– Нет, – также шепотом ответила она. – Но скажите, кто эта Табита?

– Моя последняя любовь, если хотите знать, хотя она разыгрывает скромницу передо мной. Я думал, что добьюсь своего. Ее здесь нет, но ее брат сидит рядом с леди Суонсдаун, и он обязательно скажет ей, если я не выпью за ее здоровье. Полагаю, я должен поблагодарить ее за длинное имя. Оно дает мне повод как следует напиться.

Марианна рассмеялась, но тут заметила, как поднялся Гаррет. В комнате наступила гробовая тишина. Марианна была уверена, что все слышат, как громко стучит ее сердце.

Гаррет поднял серебряный кубок и произнес:

Прекрасна леди, о которой говорю,

Ее походка, речь достоинства полны.

Не знаю имени ее – оно покрыто ложью слов,

Но время настает сорвать с него покров.

Марианна слышала, как все вокруг зашептались о странном тосте Гаррета. Она сидела, положив сжатые в кулаки руки на колени, и молча смотрела, как он выпил вино и снова наполнил свой кубок.

С каждым разом, когда Гаррет опустошал и вновь наполнял кубок, кровь все сильнее стучала в висках у Марианны. Она считала тосты, и ее сердце чуть не выскочило из груди, когда он налил себе пятый кубок.

Граф Фолкем пил не за здоровье цыганской девушки Мины. Он пил за здоровье леди Марианны.

Осушив последний, восьмой по счету, кубок, Гаррет сел.

Хамден стал шептать Марианне на ухо какие-то утешающие слова, из чего она сделала вывод, что он не догадался, почему Гаррет произнес восемь тостов. Леди Суонсдаун сидела с самодовольной улыбкой, явно уверенная, что восемь тостов означали восемь букв ее имени – Кларисса.

За столом снова возобновились разговоры, но Марианна в них не участвовала. На сердце у нее была тоска. Она положилась на волю случая. И, судя по мрачному лицу Гаррета, проиграла.

Не думая о том, что кто-то заметит ее побледневшее лицо или дрожащие руки, она неуверенно встала:

– Извините меня. Мне стало нехорошо.

С этими словами Марианна вышла из комнаты.

Глава 19

Как пламя, женщины стремятся все разрушить,

и их нельзя остановить, лишь надо ждать,

когда их пламя их самих поглотит.

Уильям Конгрив. Лицемер

Когда Мина вышла из комнаты, Гаррет встал. Он с такой силой ухватился за край стола, что у него побелели костяшки пальцев.

– Простите меня, друзья, – обратился он к своим гостям, которые начали перешептываться, – но я должен позаботиться о моей заболевшей хозяйке.

Не обращая внимания на громкий говор за спиной, он вышел из комнаты. Он хотел только одного – разоблачить свою лживую любовницу.

Он пересек холл и уже поднимался по лестнице, когда Хамден окликнул его. Гаррет остановился и холодно посмотрел на друга.

Хамден приблизился к нему:

– Почему ты не оставишь ее в покое и не перестанешь мучить бедную девушку? Что ты от нее хочешь? Чтобы она сидела тихо и покорно слушала, как ты пьешь за здоровье другой женщины?

В ответ Гаррет рассмеялся:

– Другой женщины? Ты до сих пор ни о чем не догадался? Господи, да ты, должно быть, как и я, околдован ею.

Хамден смотрел на Гаррета как на сумасшедшего.

– О чем это ты болтаешь?

– Не беспокойся, Мина прекрасно знает, за кого я пил. Ее расстроило нечто другое, что тебя не касается.

Гаррет повернулся спиной к Хамдену и стал подниматься по лестнице. Подойдя к двери спальни, которую с того дня, когда он заставил ее остаться в Фолкем-Хаусе, занимала Мина, он без стука распахнул дверь.

Мина стояла возле кровати, складывая в холщовый мешок свою одежду. На минуту Гаррет остановился, наблюдая за ней. «Могут ли это невинное личико и эти нежные ласковые руки принадлежать убийце?» – спрашивал он себя и сам себе отвечал: «Нет».

Но она лгала ему. Какой вывод можно из этого сделать? Гаррет твердо решил не давать волю чувствам, которые могли поколебать его решимость.

Войдя в комнату, он громко хлопнул дверью. Марианна вздрогнула, затем смертельно побледнела, но головы не подняла и продолжила заниматься своим делом.

– Куда-то собрались, леди Марианна? – полным сарказма голосом спросил Гаррет.

Марианна вся сжалась и, не говоря ни слова, подошла к комоду, из которого вынула свой мешочек с травами и мазями, и положила его в мешок с одеждой.

Гаррета бесило, что она не обращает на него внимания. Он подошел и, схватив ее за запястье, стиснул их, словно железными тисками.

– Сейчас же прекрати собирать свои вещи! Ты никуда не поедешь! – резким тоном заявил он.

Марианна подняла к нему лицо:

– Не поеду? Я не так глупа, Гаррет. Или вы передадите меня в руки королевской стражи, или вышвырнете отсюда. Но в любом случае я обязательно уеду куда-нибудь.

Гаррет стоял словно громом пораженный. Он приготовился увидеть Марианну надменной, даже возмущенной, возможно, даже она попробует защищаться, убеждать его в своей невиновности. Но он не был готов увидеть ни ее тихое отчаяние, ни ее грустную покорность.

– Почему ты думаешь, что я так поступлю? – спросил он, напрасно стараясь скрыть горький упрек в голосе.

Глаза Марианны налились слезами. Она смахнула их тыльной стороной ладони.

– А что же еще вы можете сделать? Вы клялись в верности королю, а меня объявляют врагом его величества. Если вы позволите мне уехать, вы сможете заявить, что я сбежала, и тогда ваша честь не пострадает. Выдав меня, вы исполните свой долг. Но вам нельзя укрывать меня. Это я хорошо понимаю. Слишком хорошо.

Ее печаль глубоко потрясла Гаррета. Ему хотелось успокоить Марианну, сказать, что ценой собственной жизни он готов защитить ее. Но с другой стороны, она с самого начала лгала ему, играла на его сочувствии. Но больше этого не будет.

– Ты совершила преступление, в котором тебя обвиняют? – спросил Гаррет более сурово, чем намеревался. Этот вопрос мучил его с тех пор, как он узнал правду. – Это ты положила яд?

Марианна словно окаменела. Сверкая глазами, она смотрела на Гаррета с гневом и презрением.

– Вы еще спрашиваете? О, конечно. Я забыла, что в ваших глазах я вероломная предательница.

– Мина…

– Не называйте меня так, милорд. Так ласково называла меня мать. Это от моего второго имени – Люмина. – Марианна горестно усмехнулась. – Вам бы понравилась ирония, скрытая в этом слове. На языке моей матери оно означает «свет». Раньше вы произносили его, как мне казалось, с любовью. А теперь я вижу, что заблуждалась. Отправляйте меня на виселицу, если вам этого хочется. Но помните, вы посылаете на смерть леди Марианну. Мина умерла в тот день, когда доверила свое будущее вам.

– Черт побери! – воскликнул Гаррет, хватая Марианну за плечи. – Это не тебя ввели в заблуждение, а того, кому лгали. Ради тебя я рисковал жизнью. Ты могла бы по крайней мере сказать мне правду!

При этих словах силы, казалось, покинули Марианну. С тихим плачем она отстранилась от Гаррета и подошла к окну. Несколько минут она молчала, а затем произнесла:

– Думаю, вы заслуживаете правды. Так вот, я не подсыпала яд в лекарство. И я уверена, что и он не делал этого, ибо мой отец никогда не был изменником.

– Как же яд попал туда?

– Я не знаю. Должно быть, кто-то подсыпал его, зная, что обвинят отца. Я не знаю, кто так сильно ненавидел его, чтобы так поступить с ним. Но ведь нашелся кто-то, кто хотел навсегда погубить его. – Слезы мешали Марианне говорить. – И кто-то еще сумел убить его.

На мгновение у Гаррета мелькнула мысль, не сказать ли ей, что ее отец жив. Но передумал. Прежде всего Гаррет не был уверен, что он еще жив. Во-вторых, король подозревал, что отец Марианны причастен к какому-то заговору. В таком случае она может быть его участницей.

– Ты говоришь, что кто-то другой подсыпал яд, – сказал Гаррет. – Но есть сведения, что ты передала лекарство прямо отцу и оно все время оставалось у него на глазах.

Марианна вздрогнула.

– Я слышала, что так говорят. Это правда, что я передала лекарство, как только его приготовила. Но я не могу сказать, что было дальше. Меня не было с отцом, когда он ушел из дома. Возможно, он где-нибудь положил мешочки или кто-то подменил их. Я не знаю. – Марианна повернулась к Гаррету и смерила его негодующим взглядом. – Но когда я отдавала их, они были чисты. Клянусь.

Убежденность Марианны заставляла Гаррета думать, что она не лжет. Он всем сердцем надеялся, что она сказала правду. Если это так, он приложит все силы и докажет, что она и ее отец невиновны. Но тут Гаррет напомнил себе о тех случаях, когда в прошлом Марианна лгала ему. Он не знал, может ли доверять ей. Его родители совершили смертельную ошибку, доверившись его дяде. Не совершит ли и он такую же ошибку, доверившись Марианне?

Оставалось еще так много мучительных вопросов, на которые она все еще не ответила.

– Почему ты вернулась именно сюда? Почему вообще не сбежала из Англии?

Марианна судорожно вздохнула:

– Я думала… вернее, надеялась найти человека, который оклеветал отца. Но мои надежды не оправдались.

Марианна замолчала. Гаррет вспомнил две первые встречи с нею. Стольким вещам, которые озадачивали его раньше, теперь нашлось убедительное объяснение: ее маска… ее непреодолимый страх перед констеблем… ее манеры благовоспитанной леди. И только одно до сих пор оставалось загадкой.

– Когда мы впервые встретились, ты боялась меня. Полагаю, потому, что знала, что я слуга короля. Так почему ты не скрылась, когда имела такую возможность? Почему по-прежнему подвергала себя опасности?

Марианна колебалась, а затем произнесла через силу:

– Я бы не хотела… отвечать на этот вопрос… милорд.

Гаррет подошел к ней и взял за плечи. В ее глазах уже не было слез, но был страх, страх перед ним.

– Боюсь, вы должны ответить, леди Марианна, – холодно произнес Гаррет. – Сейчас только я один стою между тобой и сырой темницей. Советую помнить об этом и сказать мне все.

Марианна опустила глаза.

– Как я уже сказала, я хотела найти человека, виновного в аресте отца. Я не могла уехать, не сделав этого.

Ее уклончивый ответ сделал Гаррета еще настойчивее.

– Если ты не знала, кто этот человек, почему оставалась здесь? Почему не поискала его в Лондоне?

Марианна посмотрела пристальным и спокойным взглядом, хотя Гаррет чувствовал, как она дрожит.

– Подумайте, милорд. Кто рассчитывал получить наследство моего отца? Кто не мог осуществить свои мечты, пока мой отец владел Фолкем-Хаусом? Кто?

– Ты думала, что я подсыпал яд?! – удивленно воскликнул Гаррет, осознав, в чем его подозревала Марианна.

– Я думала, что вы подстроили его арест и каким-то образом добились, чтобы его обвинили в преступлении. Я не знала, кто убил отца. Вы должны признать, что были единственным, у кого была причина избавиться от него.

– Неужели ты считала меня таким чудовищем? – Гаррет покачал головой, отказываясь поверить в подозрения Марианны. – О Боже, – прошептал он, закрывая глаза, чтобы не видеть ее пристального взгляда, – как давно… Когда ты перестала думать, что я способен на такое? Ты в это верила, когда мы занимались любовью? Неужели ты лежала в моих объятиях, думая, что, может быть, я убил твоего отца?

Гаррет открыл глаза и увидел, как побледнела Марианна.

– Нет, – твердо сказала она, и слезы показались у нее на глазах. – Нет, к тому времени у меня не было сомнений в том, что ты не мог быть к этому причастен. Я… я собиралась все рассказать, но я не знала, что ты сделаешь, узнав правду. Мне было так страшно.

Гаррет посмотрел Марианне в лицо:

– Когда я заставлял тебя бояться меня? Как часто я просил довериться мне! Сколько раз я обещал защитить тебя от всяческих опасностей и неприятностей!

– Ты не знал, что обещаешь. Я не могла положиться на такие обещания.

Ответ Марианны больно ранил Гаррета, ибо его обещания не были пустыми словами и он искренне верил, что убедил ее хотя бы немного доверять ему.

– А твои отношения с моим дядей? – Гаррет вспомнил вопрос, который все время мучил его.

Марианна удивилась:

– С твоим дядей?

– Да. Почему он так хорошо знал тебя?

– Он пытался выкупить обратно Фолкем-Хаус у моего отца и пользовался для этого самыми подлыми способами, включая распространение гнусных слухов о моей матери и обо мне, чтобы заставить отца продать дом. Но отец отказался продавать. Вот и все. Я не могла допустить, чтобы ты узнал, что Фолкем-Хаус принадлежал отцу. Тогда тебе все стало бы ясно.

– Почему дядя прекратил попытки заставить твоего отца продать дом? – спросил Гаррет.

Она покачала головой, явно озадаченная вопросом:

– Не знаю. Может быть, он понял, что отца ему не убедить.

– А может быть, была совсем другая причина. Ты знаешь, что король подозревает моего дядю в этой попытке отравления?

Марианна как-то странно посмотрела на Гаррета:

– Я одно время думала, что он мог это сделать. Но если он знал, что ты возвращаешься, чтобы вернуть свои владения, зачем ему было помогать тебе вернуть Фолкем-Хаус?

– Он не знал, – ответил Гаррет. – Не знал, что я вернусь, до того самого дня, когда я приехал в Лондон.

Лицо Марианны помрачнело.

– Так это он…

– Да. Он ненавидит короля. Он действительно хотел, чтобы король умер.

В волнении Марианна схватила Гаррета за руку:

– Значит… значит, отец невиновен! Все это подстроил сэр Питни, а потом в тюрьме убил его!

– Есть другое объяснение, – холодно заметил Гаррет. – Мой дядя и твой отец могли заключить соглашение, которое устраивало их обоих. Может быть, твой отец согласился взять на себя грязную работу в обмен на обещание Тирла отказаться от покупки Фолкем-Хауса.

Гаррет плохо верил в высказанное им же предположение, но, произнеся его вслух, понял, что оно звучит правдоподобно. Тирл всегда был самым вероятным подозреваемым. А Фолкем-Хаус – нитью, связывавшей его и отца Марианны.

– Нет! – воскликнула Марианна. – Ты не можешь так думать! Мой отец никогда бы не совершил такого ужасного преступления! Никогда!

– Возможно, он боялся того, что мог сделать Питни, если бы он продолжал отказываться продать Фолкем-Хаус. Может быть даже, он боялся за тебя и хотел спасти от Питни. Он мог сделать это ради тебя, Мина. Это возможно.

Марианна бросилась на Гаррета и стала колотить кулаками по его груди:

– Не говори таких вещей! Это ложь, это все ложь!

Ее горячий протест заставил Гаррета почувствовать себя последним негодяем. Схватив Марианну за запястья, он притянул ее к себе.

– Послушай, если твой отец любил тебя так же сильно, как ты его, он мог сделать все, чтобы спасти тебя.

Марианна отчаянно замотала головой:

– Только не мой отец. Он никогда бы не стал изменником. Он нашел бы другой выход. Если ты веришь, что он виновен, то должен верить, что и я тоже виновна. Это я растирала все порошки и смешивала мази, которыми пользовался отец. Моя мать и я, а не отец, знали лекарства… и яды.

Гаррет в упор смотрел на Марианну.

Ему так хотелось ей верить. Затем Гаррет подумал о своем дяде. Тирл как раз относился к типу людей, которые умеют манипулировать другими. У Гаррета возникло страшное подозрение: Тирл мог принудить женщину выполнить для него грязную работу.

Гаррет вцепился руками в Марианну, не зная, что ему делать: верить или не верить ей.

– Гаррет, что ты со мной теперь сделаешь? – печально спросила она.

У Гаррета стучало в висках. Как бы ему хотелось повернуть время вспять. Она бы оставалась цыганкой, женщиной, которую бы он сделал своей вечной любовницей. Возможно, Марианна была права, когда просила его не спрашивать, кто она.

Гаррет встряхнулся. Какая польза рассуждать, что ему следовало тогда сделать? Он должен принять решение сейчас. Но прежде чем он примет решение…

– Завтра мы едем в Лондон, – решительным тоном произнес Гаррет. Только там он сможет узнать правду. Оставались еще предположения, которые надо было проверить. Он все проверит, прежде чем что-то решить.

– Что мы там будем делать? – дрожащим голосом спросила Марианна.

Гаррет посмотрел на ее белое как мел лицо. Она была явно напугана. Но в эту минуту Гаррет не мог успокоить ее, ибо сам не знал, что их ожидает в Лондоне.

– Скажи мне, что ты собираешься делать? – требовательным голосом снова спросила Марианна.

– Не знаю, – неохотно ответил Гаррет. Он видел, что Марианна готова разрыдаться, но постарался не поддаваться порыву утешить ее.

– Сейчас я ни черта не знаю. Но Лондон – отличное место, где можно получить ответы на некоторые вопросы, поэтому мы отправимся туда, как только все будет готово.

– В Лондоне для меня нет больше ответов, – ответила Марианна. – Ответы должны быть только для тебя. Скажи, Гаррет, что именно ты надеешься найти там? Ты и в самом деле думаешь, что отыщешь правду, когда прошло столько недель и месяцев и его величество сам, видимо, не очень убежден в виновности моего отца? Что ты сможешь сделать?

– Черт меня побери, если я знаю, – ответил Гаррет. – Тебе лучше надеяться, что я найду что-нибудь оправдывающее тебя, поскольку в настоящий момент ты очень нуждаешься в моей помощи. Но только Богу известно, чего надо искать.

Несколько секунд они смотрели в глаза друг другу: Марианна – с вызовом и обидой, Гаррет – с неуверенностью и горечью. Затем Марианна отвернулась и снова стала укладывать свои вещи.

– Мы отправляемся рано, – сказал Гаррет тоном, не терпящим возражений, – и ты поедешь со мной.

Он повернулся и вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь.


– Ты могла бы сказать мне, – проговорил Уилл, когда в ответ на его настойчивый стук Тамара открыла дверь фургона.

– Сказать что? – спросила она, приглаживая растрепавшиеся во сне волосы.

Этот жест воспламенил Уилла. Неожиданно он схватил Тамару и крепко поцеловал в губы. Затем с большой неохотой отстранился от нее и произнес:

– Ну, начать с того, что ты могла бы рассказать мне, что твоя племянница не кто-нибудь, а леди, и у нее неприятности с королем и его стражей.

Тамара внимательно посмотрела на Уилла:

– Так ты хочешь сказать, что его сиятельство теперь знает правду?

– А как я об этом узнал? Он как будто с ума сошел. Даже толком не попрощался с лордом Хамденом и гостями. А сейчас орет на слуг, чтобы готовили лошадей в дорогу, и расхаживает по холлу с таким видом, словно ищет, кого бы убить.

– О Боже! – прошептала испуганно Тамара и схватила Уилла за руки. – А где Мина?

– Не волнуйся. Насколько я понял, милорд не тронул ее. Бедная девушка в своей комнате. Одна.

– Ты сказал «в дорогу»…

Уилл помрачнел:

– Да. Граф с Миной собираются завтра в Лондон.

– Настоящий дьявол! Неужели он и в самом деле такой жестокий? Допустит, чтобы ее повесили за то, чего она не совершала? – Тамара сокрушенно покачала головой. – Мина мне говорила, что боится того, что он сделает, если узнает. А я ее не слушала. Уговаривала все рассказать…

– Она ему не рассказала. И я думаю, это его и бесит, хотя он в этом не признается. Он узнал правду совершенно случайно. Некоторые гости лорда Хамдена достаточно наговорили о леди Марианне, чтобы его милость догадался. Черт, но я жалею, что ты не рассказала хотя бы что-нибудь! Я мог бы помочь вам.

Тамара недоверчиво посмотрела на Уилла и осталась довольна, убедившись, что он говорит искренне.

– Ты сказал, что любишь меня, – глядя Уиллу в глаза, тихо проговорила Тамара. – Ты говорил это много раз. Так вот, пришла пора доказать, что это не пустые слова. Уведи Мину от графа. Все равно как, только вырви ее из когтей этого человека!

Уилл смофел на нее, и Тамара отшатнулась, заметив в его взгляде презрение.

– Значит, ты воспользуешься моей любовью как орудием сделки? Я должен заслужить любовь своей дамы благородными подвигами? Я не рыцарь, любимая. Я бедный, израненный солдатик, ищущий немножко счастья. Я не хочу покупать твою любовь, ибо она ничего не стоит, если ты просто не подаришь ее мне.

Ей следовало бы рассердиться, но безграничная радость охватила ее. Она поняла, какой Уилл человек. Тамара знала, как подчинить мужчин своей воле. И когда она так поступала, то чувствовала к ним презрение из-за того что они теряли гордость. И именно поэтому она не оставалась ни с одним из них.

Но Уилл никогда не терял чувства собственного достоинства.

– Ты прав, – согласилась Тамара. – Я не должна была просить тебя сделать это, чтобы доказать свою любовь. Однако это надо сделать. Поэтому я прошу тебя как друга и как любовника. Моя любовь принадлежит тебе, поможешь ты мне или нет. Но, Уилл, я единственный раз прошу, сделай это ради меня.

Уилл вздохнул и прижал Тамару к себе.

– Это не так просто, и ты хорошо это знаешь. Я не могу отобрать Мину у графа, даже если это возможно. Трудно поверить, но он уже почти влюблен в нее. Если она уедет, он снова отыщет ее.

Тамара вздрогнула.

– Или, того хуже, пошлет на поиски солдат.

Лицо Уилла исказилось от гнева.

– Нет! Граф не такой. Я достаточно хорошо знаю своего хозяина. Он злится, вот и все. Дай ему время, и все будет хорошо. Вот увидишь.

Тамара посмофела на Уилла:

– Я не хочу, чтобы Мина страдала, это ты понимаешь? Она все, что есть у меня, и я не хочу потерять ее из-за того, что какой-то мужчина думает не головой, а другим местом.

– Она была любовницей графа, и это немного затуманило ему мозги. Он поступит с Миной по справедливости, и я, если смогу, позабочусь об этом. Я еду в Лондон, обслуживать его сиятельство, и буду приглядывать за маленькой мисс.

Тамара одарила Уилла ослепительной улыбкой:

– А если тебе покажется, что он отдаст ее сфаже?

– Не отдаст.

– Это ты так говоришь. Но…

– Если я увижу, что твоей племяннице угрожает какая-нибудь опасность, клянусь, клянусь своей любовью к тебе, я буду защищать ее.

– Даже от своего хозяина.

– Даже от его сиятельства, – твердо пообещал Уилл.

Тамара радостно вскрикнула и обвила его за шею руками.

– Спасибо тебе.

– Все ради тебя, любовь моя.

– Когда ты вернешься, Уильям Крэшоу, я буду здесь ждать тебя.

– Будешь моей женой? – спросил Уильям. Тамара чуть заметно улыбнулась:

– Буду всем, чем ты захочешь. Уильям засмеялся:

– Очень в этом сомневаюсь, ты всегда была строптивой и вряд ли изменишься из-за того, что я оказываю тебе эту услугу.

– Хорошо, что не рассчитываешь. Я надеюсь, что много долгих лет я буду твоей строптивой женой.

– И я надеюсь, что много долгих лет проведу с тобой, – прошептал Уильям, привлекая Тамару к себе и целуя ее.

Глава 20

Как жить мне без тебя, как мне забыть

Те речи сладкие и нас связавшую любовь,

Как в одиночестве мне жить в лесах пустынных?

Джон Мильтон. Потерянный рай

Лошадь, на которой ехала Марианна, осторожно обошла яму на дороге и наступила в неглубокую рытвину. Толчок разбудил дремавшую Марианну. Сквозь прорези маски она поискала взглядом Гаррета и обрадовалась, увидев, что он едет рядом.

На этот раз она была довольна, что надела маску и накидку. Маска помогала ей уберечь лицо от холодно го осеннего ветра, а накидка спасала от холода и скрывала от взглядов мужчин. Всех, включая Гаррета. Марианна могла наблюдать за ним, не опасаясь, что по ее лицу он догадается о ее чувствах.

Довольно странно, но маска и накидка были его идеей. Ее немного успокаивало его явное нежелание, чтобы кто-либо узнал ее по дороге в Лондон. Разве это не говорило о его намерениях относительно нее?

Однако Марианна больше ни в чем не была уверена, даже в чувствах Гаррета. Все утро он почти не разговаривал с ней, а большую часть времени занимался приготовлениями к поездке. Он послал слугу, чтобы предупредить домочадцев о своем приезде в Лондон. Долгие сборы убедили Марианну в том, что Гаррет собирается пробыть в Лондоне довольно долго. Было ли это хорошо для нее?

Вскоре после полудня они покинули Фолкем-Хаус. Всю дорогу Гаррет совершенно не обращал на Марианну внимания, чем глубоко ранил ее самолюбие. Как будто маска отдалила его от нее. Всего лишь раз он взглянул в ее сторону. Заметив выражение его лица, Марианна обрадовалась, что он избегает разговаривать с ней. На лице Гаррета видны и боль, и гнев, и мрачная решимость, и что-то еще, чего Марианна не могла понять. Жалость? Нет, она не думала, что Гаррет жалеет ее. Она сомневалась, питает ли он к ней вообще какие-нибудь нежные чувства.

Размышления Марианны прервал Уильям. Он ехал позади на телеге с багажом, догнал их и окликнул Гаррета.

– Остановимся в Мейвуде, милорд? – спросил Уильям. – Скоро вечер. Мы не найдем более удобного места для остановки перед Лондоном.

– Я думал, мы поедем прямо в Лондон. Осталось всего лишь несколько часов пути, – возразил Гаррет, поворачивая на другую дорогу.

Во время их разговора Марианна молчала. У нее болело сердце, и было страшно от неизвестности. Скоро она узнает, как Гаррет собирается поступить с ней. Вопрос в том, сможет ли она это перенести.

– Прошу прощения, милорд, – настаивал Уильям, – но в наше время ночью ездить по дорогам стало опасно. А с нами еще и мисс.

Гаррет не ответил и нахмурился. Марианна подумала, что, вероятно, он вспомнил о ее последнем путешествии. А Уильям продолжал:

– Может, мисс хотела бы отдохнуть и поесть перед тем, как мы приедем в Лондон. Дома будет суета, когда мы туда явимся.

Гаррет взглянул на Марианну, в его взгляде было столько отчужденности, что она невольно поежилась, как от холода.

– Ты хотела бы, чтобы мы остановились на ночь?

Марианна молча кивнула.

– Ладно, мы остановимся, – сказал Гаррет Уильяму, который очень обрадовался.

Услышав слова Гаррета, Марианна перестала нервно теребить поводья, и на сердце у нее стало легче. Все же он поинтересовался ее самочувствием, даже если вопрос был задан лишь из вежливости.

Спустя полчаса они прибыли в Мейвуд и остановились у гостиницы «Черный лебедь», которую Уильям, по его словам, хорошо знал. Они едва успели остановиться во дворе гостиницы, как из нее высыпали слуги, помогли им сойти с седла и занялись лошадьми.

Марианна смотрела на все происходящее… и на Гаррета как завороженная. Все это было так не похоже на то, как они с Гарретом подъезжали к гостинице в прошлый раз. Тогда он был рассержен, даже разъярен, но не был таким холодным и чужим. Сейчас он проявлял такую же заботу, как и прежде, но что-то изменилось. Что случилось? Марианна мучилась этим вопросом.

Держась так же отчужденно, они вошли в гостиницу. Гаррет стал договариваться с хозяином, и Марианна с досадой поняла, что он собирается снять комнату для них, как для мужа и жены.

Как только хозяин отошел поговорить со своей женой, она схватила Гаррета за руку, намереваясь объяснить, что ей невыносимо даже находиться с ним в одной комнате, когда он так ведет себя. Гаррет словно прочитал ее мысли.

– Боюсь, сегодня, леди Марианна, вам придется смириться с моим обществом. Я не желаю предоставлять вам возможность сбежать.

– Я дала вам слово, что не буду делать таких попыток. Пожалуйста, Гаррет…

– Об этом не может быть и речи. – Гаррет не смотрел на Марианну, но ей показалось, что выражение его лица немного смягчилось. – Одна в комнате, без мужской защиты, вы будете в опасности.

Тут подошел хозяин гостиницы и показал, чтобы они следовали за ним.

Вскоре они оказались в просторной комнате. Как только хозяин гостиницы ушел, Гаррет сел на край огромной кровати под балдахином и начал снимать заляпанные грязью сапоги.

Марианна со вздохом развязала ленты маски и накидки. Она бросила накидку на стул, а маску продолжала держать в руке.

– Когда-то я ненавидела эту маску, – тихо сказала она, – а теперь мне снова приходится скрывать свое лицо от людей.

Гаррет посмотрел на Марианну долгим немигающим взглядом:

– Маска подходит женщине, у которой так много тайн.

– Теперь у меня нет от вас никаких тайн, – ответила Марианна, чувствуя, как кровь закипает в ее жилах.

Тут в дверь постучали.

Гаррет не спеша поднялся и подошел к двери. Это оказался слуга, который принес ужин. Гаррет и Марианна молча стояли, наблюдая за тем, как слуга расставляет на столе блюда. Когда за слугой закрылась дверь и Гаррет сел за стол, Марианна подошла к окну.

– Отойди оттуда, иди сюда и съешь что-нибудь, – приказал Гаррет. Его резкий тон напомнил Марианне, что ее могут увидеть со двора. Вздрогнув, она отошла от окна на несколько шагов и взглянула на стол. С каким удовольствием она насладилась бы пиршеством, которое он заказал! Ее желудок бурно протестовал, требуя пищи. На деревянных блюдах лежали вареная баранья нога, жареный голубь и вареный горох. Марианна почувствовала аромат свежеиспеченного хлеба и запеченных с корицей яблок.

Но ее голод был несравним с той бурей чувств, которые мучили ее. Она сомневалась, что сможет проглотить хотя бы кусочек и желудок примет его, поэтому не проявила желания присоединиться к Гаррету.

– Ты весь день почти ничего не ела, – настаивал на своем Гаррет. – И совсем ничего прошлой ночью.

– Я была слишком взволнована.

Гаррет рассмеялся резким скрипучим смехом и заметил с сарказмом:

– В самом деле.

Марианна почувствовала, что больше не может этого вынести. Сжимая в руках маску, она посмотрела ему в лицо:

– Скажи, Гаррет, если бы я сказала тебе правду, когда ты в первый раз попросили об этом, что бы ты тогда сделал? Отдал бы меня королевской страже?

– Я даже сейчас не знаю, как я поступлю с тобой. Как я могу знать, как бы я поступил тогда?

Марианна вздохнула:

– Я бы хотела, чтобы ты принял решение и перестал мучить меня. Мне уже все равно, что ты сделаешь со мной. Посадишь в тюрьму, отправишь на виселицу, но скажи мне, что ты собираешься сделать, иначе я сойду с ума.

Гаррет оттолкнул стул и встал:

– Неужели ты не представляешь, как это трудно для меня? У меня долг перед королем и моей страной, о котором я не должен забывать.

– Так выдай меня без всяких колебаний.

– Нет, черт побери! – закричал Гаррет, подходя ближе. – Но не могу же я притворяться, что этого никогда не было! Если бы ты только не была связана с моим дядей…

– Связана? – перебила его Марианна, и ее глаза гневно вспыхнули. – Послушай, Гаррет. Я не была «связана» с твоим дядей, если только ты не считаешь его плотскую страсть к моей матери связью.

– Подозревают, что за этим заговором стоит он.

– Он хотел погубить моего отца. И вот как он это подстроил!

– Как бы он сумел подсыпать яд в лекарство, если бы ты или твой отец не помогли ему?

– Я не знаю! – в отчаянии воскликнула Марианна. – Но и дураку ясно, что я говорю правду. Если бы я участвовала в заговоре, то не осталась бы в Англии, когда все раскрылось.

– Ты осталась отомстить за отца. Ты уже в этом призналась. Возможно, ты думала, что мой дядя…

– Твой дядя. Кажется, тебя больше беспокоят мои чувства к твоему дяде, чем предположение о моем участии в этом гнусном преступлении. Почему? Что такого в твоем дяде, что ты видишь во мне врага, только потому, что я могу быть каким-то образом связана с ним? Да, он украл у тебя то, что принадлежит тебе по праву от рождения. Но ты же получил все обратно. Почему ты так одержим ненавистью к нему, что хочешь, чтобы и я понесла наказание за его преступления?

Боль, звучавшая в голосе Марианны, тронула душу Гаррета. Он подошел к ней:

– Я не хочу, чтобы ты была наказана. Но для Питни я хочу справедливой кары.

Марианна умоляюще посмотрела Гаррету в глаза:

– Почему? Почему это так важно для вас?

– Он убил моих родителей, – коротко ответил он. Ответ ошеломил Марианну.

– Вы в этом уверены? Можете доказать?

– Нет. Но я это точно знаю. Он был единственным, кто знал, что они поехали под чужим именем. Он был единственным, кто знал, какой дорогой они поедут и когда отправятся в дорогу. Он совершил это не сам, а приказал другим убить их. И я все больше убеждаюсь в этом.

– П-прости, – с трудом произнесла Марианна. Ее сердце сжималось от боли за Гаррета. И за себя саму. Если причина его страданий крылась в этом ужасном преступлении, тогда нечего и удивляться, что он не знал, как поступить с ней. Если Гаррет верил, что она и его дядя состоят в заговоре, то понятно, почему он не испытывал жалости к ней.

Но это не так, и Марианна должна заставить его это понять. Иначе для нее все потеряно. Если Гаррет не доверяет ей, оца не видит смысла жить дальше.

– Теперь ты знаешь все, – проговорил Гаррет, яростно блеснув глазами. – Я не могу позволить Питни жить и дальше безнаказанно совершать преступления. Он должен быть наказан.

– И будет, – с жаром поддержала его Марианна. – Я знаю, ты сумеешь найти способ доказать его вину. Но я не могу тебе помочь доказать это, потому что ничего не знаю. Если бы я могла рассказать тебе что-нибудь, что дало бы повод для его ареста, я бы рассказала. Можешь ты поверить хотя бы в это?

– Я не знаю, Мина, – сквозь стиснутые зубы произнес Гаррет. – Ты меня так околдовала, что я уже не знаю, что мне думать.

Марианна дрожала, сознавая, какая борьба происходит сейчас внутри его. Он верит и не верит ей. Но она хочет и должна завоевать его доверие. И его любовь. Ничего на свете Марианна не желала так, как его любви.

Судьба, предназначившая Гаррету быть графом Фолкемом, не помешает ей, решила Марианна.

Неожиданно она взяла со стола большой нож и приставила его к шее Гаррета:

– Если бы я действительно была такой злодейкой, какой ты меня считаешь, ничто не помешало мне вонзить нож тебе в горло. И почему бы мне этого не сделать? Все равно ты хочешь, чтобы меня повесили. А это всего лишь еще одна смерть.

Гаррет молча смотрел на Марианну, и в его глазах не было и намека на страх.

– Вот видишь, ты мне не веришь, – с жаром продолжала Марианна. – Если бы ты знал, что тебе грозит опасность, ты бы вырвал у меня нож. Но ты даже не пытаешься сделать это, потому что знаешь, что я никогда не причиню тебе зла. Никогда. Ты доверяешь мне. – Ее голос дрогнул. – Ты доверяешь мне. Просто ты этого не знаешь.

Марианна резко перевернула нож, направив его себе в шею, и, прежде чем Гаррет успел спохватиться, слегка порезала ее.

Гаррет схватил ее за руку и вывернул ее. Нож со стуком упал на пол.

Гаррет притянул Марианну к себе и обнял так крепко, что она едва могла дышать.

– Ты даже не можешь смотреть на то, как я делаю себе больно, – прошептала она, уткнувшись лицом в его камзол. – Как же ты сможешь смотреть, как чужие люди повесят меня?

– Никто тебя не повесит! – воскликнул Гаррет. – Я этого не допущу.

Марианна едва сдерживала слезы.

– Если ты выдашь меня королевской страже, то, может быть, ты не сможешь помешать этому.

– Довольно! – приказал Гаррет, выпуская ее из своих объятий. Он обхватил ладонями голову Марианны и проникновенно посмотрел в ее затуманенные слезами глаза. – Не будет никакой тюрьмы. Не будет никакой виселицы. Ты сумела мне доказать, что я не перенесу, если они отнимут тебя у меня.

Марианна пристально всматривалась в лицо Гаррета, ища ответа на свой вопрос: выиграла ли она битву или ненадолго приостановила ее?

– А как же твоя клятва верности королю, твоей стране?

– Клятвы все ложны, если заставляют меня поступать против моей воли. Я не могу видеть твои страдания.

Всем сердцем я хочу верить, что ты невиновна. Но если ты… моей гордости придется перенести этот удар, ибо я не могу предать тебя, даже если буду выглядеть дураком, не сделав этого.

Радость переполняла Марианну, но в то же время она чувствовала и беспокойство. Гаррет был человеком чести, он не мог легко отказаться от своих обязательств, и Марианна не знала, имеет ли право требовать от него этого.

– Я не допущу, чтобы ты выглядел дураком, – сказала она. – Если ты все еще не веришь мне, я постараюсь, чтобы ты поступил так, как считаешь самым разумным.

– Довольно, – тихо, но резко сказал Гаррет. – Мне надоели эти разговоры о том, что я сделаю или не сделаю. А разум? Я потерял его в тот день, когда впервые увидел тебя. Мне следовало бы тогда приказать тебе уехать из Лидгейта, но я не приказал.

– Почему же? – спросила Марианна, подавляя в себе вспыхнувшую страсть.

Глаза Гаррета потемнели от того чувства, которое она уже не надеялась снова увидеть. Желание. Он перевел взгляд на ее губы, затем провел пальцем по щеке и погладил верхнюю губу.

– По той же самой причине, что не позволяет мне отпустить тебя сейчас.

Его губы были твердыми и теплыми. Марианна ответила на его поцелуй, обрадованная, что Гаррет по-прежнему испытывает желание обладать ею.

Как он желал ее! Гаррет крепко держал Марианну, словно боялся, что она исчезнет. Его руки скользили по ее телу, и она не сопротивлялась. Ей было достаточно того, что вопреки ее опасениям Гаррет хотел ее.

Она всем телом прижалась к нему, ее сердце было так переполнено любовью к нему, что она не могла сдержаться, чтобы не проявить ее тем единственным способом, который теперь знала. Он научил ее, как доказать любовь, и она, овладев этим искусством, щедро дарила ее ему. Марианна раскрыла губы навстречу его жаждущим губам и прижалась бедрами к его бедрам.

– Черт побери, Мина, – проговорил Гаррет с горящими от страсти глазами. – Я думал, что мое сердце окаменело за те годы, что я провел во Франции, но ты оживила его.

– А ты разбудил мое, – прошептала Марианна, гладя его щеку.

Гаррет вздрогнул при этих ее словах и блаженно прикрыл глаза.

– Не так просто изгнать тебя из моих мыслей, – сказала Марианна и приложила руку Гаррета к своей груди, чтобы он мог почувствовать биение ее сердца.

Он открыл глаза и посмотрел на нее с неукротимой страстью:

– Я безумно хочу тебя! Я не знаю, кто ты на самом деле, Мина, но я все равно так хочу тебя!

Марианна до боли стиснула его руку:

– Ты знаешь, кто я. Я – Мина, цыганка, спасшая тебе жизнь. И я же леди Марианна, которая не хотела говорить тебе правду из страха потерять твою… твою симпатию.

Марианна прижалась к Гаррету и положила голову ему на грудь. Неистовое биение его сердца вселяло в нее надежду, что он питает к ней какие-то другие чувства, кроме простого желания обладать ее телом.

– Ах, Мина, ты разрываешь мне сердце, – тихо сказал Гаррет, затем поцеловал Марианну в макушку и направился к двери.

Открыв ее, он бросил на Марианну взгляд, полный страсти:

– Предоставляю тебе возможность. Можешь уйти, если хочешь. Я не стану удерживать тебя.

Неужели он подумал, что она предлагает ему себя, пытаясь таким образом заставить его освободить ее? Марианна некоторое время с изумлением смотрела на Гаррета, затем неуверенно рассмеялась:

– А куда я пойду? Все солдаты Англии будут охотиться за мной, если я уйду отсюда.

– Ты не понимаешь. Я не буду держать тебя здесь против твоей воли. Больше не буду. Ты можешь выйти из гостиницы и исчезнуть. Я не помешаю тебе, и ты навсегда избавишься от страха перед солдатами, потому что никто из них еще не знает, что ты жива.

Как он мог после того, что сказал, прогонять ее прочь? Марианна слушала Гаррета и не верила своим ушам.

– Ты действительно хочешь, чтобы я ушла? Я… я думала, что я тебе небезразлична…

– Черт побери, Мина! Я не знаю, что получится от этой поездки в Лондон. Тебя там кто-нибудь может увидеть и узнать. Тирл может попытаться устранить тебя сам. Или я могу узнать о тебе такое, что… Это не важно. Я говорю, что тебе лучше держаться подальше от меня. По крайней мере ты останешься жива! Я могу дать тебе денег и всего, что…

– Я не уйду! – выкрикнула Марианна и, подбежав к двери, захлопнула ее.

То, что предложил Гаррет, ей было не нужно, больше не нужно. Она должна остаться с ним, чтобы обрести покой. Или он научится доверять ей, или бросит ее. Но его решение должно быть осознанным и зависеть от того, чего он хочет, а не от того, что считает лучшим для нее.

– Я остаюсь с тобой до самого конца, даже если из-за этого буду проклята навеки, – решительно заявила Марианна.

В какой-то момент ей показалось, что Гаррет намерен ей возразить, но он неожиданно заключил ее в свои объятия и с чувством произнес:

– Значит, мы будем прокляты вместе. Я клянусь, что теперь никогда не отпущу тебя. Никогда!

Не дожидаясь ответа, он запечатлел на губах Марианны долгий поцелуй. Она не протестовала, потому что хотела его так, что едва могла сдержаться.

Его дыхание как будто вливало в нее жизнь. Каждая клеточка ее тела трепетала в предвкушении счастья, от каждого его прикосновения вскипала в жилах кровь. Сладкое томление овладевало Марианной, и она не замечала, как в нетерпении расстегивает пуговицы на камзоле Гаррета.

Она чувствовала, что и он испытывает такое же нетерпение. Его ласки теряли свою нежность, а его грубоватость, вызванная нетерпением, доставляла ей удовольствие. Приподняв ее ягодицы, он с силой прижался к ней своей отвердевшей плотью.

– Ты такая нежная, – шептал он ей на ухо. – Иногда я забываю, как ты нежна. Я не хочу делать тебе больно, моя милая.

Марианна теснее прижалась к нему.

– Ты не причинил мне боли.

Она потянулась и поцеловала его в шею, почувствовав, как напряглись его мышцы от ее прикосновения. Затем Марианна осторожно провела языком по его щеке в направлении к уху.

От такой утонченной ласки Гаррет потерял над собой власть. Издав тихое рычание, он поднял Марианну на руки и понес к кровати. Замелькали кожа, полотно, кружева, он снимал с нее одно за другим ее сапожки и всю одежду, и чем больше перед ним открывалось красоты, тем смелее он становился.

Несмотря на то что он видел ее обнаженной уже несколько раз, она не успела привыкнуть к тому, что ее тело так откровенно рассматривали. Она инстинктивно схватила покрывало, чтобы прикрыться, но Гаррет шепнул: «Не надо» – и отбросил его. На кровати Марианна молча встала перед ним на колени. Не спуская с нее глаз, он начал раздеваться. Она с жадностью смотрела, как он обнажается.

В тусклом сумеречном свете его тело казалось припорошенным золотом, а завитки каштановых волос, покрывавшие его тело, светились в лучах заходящего солнца. Он напоминал ей могучий дуб – крепкий и несгибаемый в своем величии.

Марианна рассматривала Гаррета с беззастенчивым удовольствием, а он, опустившись перед ней на колени, осторожно провел рукой от ямочки на ее шее до ее соблазнительной груди и немного поиграл с набухшим соском.

Гаррет все нежнее ласкал Марианну, гладя плоский живот, бедра, и она чувствовала, как слабеет от его прикосновений. Неожиданно он погрузил палец в ее теплую сладостную глубину, и она, ухватив его за плечи, начала извиваться под ним, охваченная одним желанием – почувствовать, как сливаются их тела.

– Вот так, моя цыганская принцесса. Покажи мне истинную страсть, – шептал Гаррет.

Прижав Марианну к постели, он резким движением вошел в нее.

– Я разгадал тебя… раз и навсегда? Неужели я и в самом деле поймал… эту неуловимую леди Марианну?

– Да, – ответила Марианна. – Я твоя. Да, да…

Эти слова звучали в ритм его все ускоряющихся движений. Их тела сливались воедино, они становились одной ветвью, одним деревом, внутри которого струились жизненные соки. Необыкновенный танец любви вознес их на самую вершину. Гаррет издал торжествующий крик и излился в Марианну своим семенем.

Потом они лежали, опустошенные, тяжело дыша, не выпуская друг друга из объятий. Гаррет не переставал ласкать Марианну, и его нежность настолько потрясла ее, что она едва сдерживала слезы, зная, что Гаррет не поймет их причину.

Наконец он приподнялся на локте и посмотрел на нее. Его лицо сияло от счастья.

– Надеюсь, ты не сделала трагической ошибки, оставшись со мной, моя милая? – тихо спросил Гаррет, становясь вдруг серьезным.

– Тише, – прошептала Марианна, не желая нарушить прелесть этой минуты. – Давай не будем говорить о завтрашнем дне, пока он не наступит. – Гаррет хотел возразить, но она рукой зажала ему рот: – Я проголодалась, Гаррет, и хотела бы поесть.

Гаррет снова пытливо посмотрел на нее, затем со вздохом отвел ее руку от своих губ:

– Как хочешь. Мы поедим. И оставим завтра до завтра.

Марианна хотела встать с постели, но он заставил ее снова лечь, а сам встал и подошел к столу.

Марианна следила за тем, как он наполнил две деревянные тарелки едой и принес их к кровати. Она с восхищением любовалась его широкой грудью, тонкой талией и стройными крепкими бедрами. Когда Гаррет, балансируя тарелками, забрался на кровать, он перехватил ее взгляд и улыбнулся.

Марианна покраснела. Гаррет поставил тарелки между ними, и она поняла, что он всерьез намерен есть в постели.

– Что ты делаешь? – удивленно спросила она.

В ответ он взял ломоть хлеба, густо намазанного маслом, отломил кусочек и поднес к ее рту.

Его пальцы касались ее губ, и Марианна вздрагивала от удовольствия. Как это интимно, когда тебя кто-то кормит. Такого с ней еще никогда не было. И она никогда не решалась есть в постели.

Вскоре она с удовольствием поменялась с Гарретом ролями, скармливая ему кусочки жареного голубя. Он облизывал и обсасывал ее пальцы, делая это с явным удовольствием.

Их ужин переходил в некую сладострастную игру. Каждый старался придумать самый соблазнительный способ накормить другого, и оба по молчаливому согласию старались не говорить о том, что их ожидает в Лондоне.

После того как они съели голубя, баранину, хлеб и горох, Гаррет взял ломтик печеного яблока, с которого капал сок, и, хитро блеснув глазами, предложил Марианне попробовать его. Она взяла яблоко в рот, и несколько капель сока упали ей на грудь. Она хотела вытереть их, но Гаррет наклонил голову и слизал их языком. Затем он провел языком по ее груди и соскам, и Марианна издала тихий стон удовольствия.

Гаррет поднял голову, посмотрел на нее и улыбнулся. Не говоря ни слова, он перевернул Марианну и выдернул из-под нее простыню. Затем слез с кровати и, подняв простыню за углы, вместе с тарелками, костями и всем прочим, связал в узел. Затем бросил узел в угол комнаты.

Когда он подошел к кровати, его намерения были совершенно ясны.

– Но, Гаррет, я все еще голодна, – игриво произнесла Марианна.

Гаррет забрался на кровать и притянул ее к себе:

– Я знаю, любовь моя. Но это ненадолго.

Глава 21

И не читал в истории ли, в сказке ль,

Чтоб гладким был путь истинной любви.

Уильям Шекспир. Сон в летнюю ночь

Был уже полдень, когда путешественники остановились перед домом Гаррета в Лондоне. Марианна смотрела на внушительное здание, напоминавшее о том, насколько могущественным стал Гаррет после того, как вернул свои земли. Теперь она и ее будущее находились в его руках. С бьющимся сердцем она смотрела, как он сходит с седла. Несмотря на проведенный вместе удивительно прекрасный вечер, Марианна все еще не была уверена в том, как Гаррет намерен поступить с ней.

Не была ли прошлая ночь их близости всего лишь сном? Утро принесло с собой ужасное предчувствие, холодными тисками сжимавшее их сердца. Они молча оделись, молча продолжили свое безрадостное путешествие. Почти все утро Гаррет избегал смотреть на Марианну. Но надежду ей давал короткий поцелуй Гаррета, полученный перед тем, как они вместе покинули комнату в гостинице.

Теперь вид у обоих был подавленный. Прошлой ночью Марианна бессовестно воспользовалась его страстью как средством заставить признать, что она значит для него больше, чем он хочет показать. Она думала, что ей это удалось. Но она не знала, сумела ли завоевать его доверие. Гаррет так и не сказал, что они будут делать в Лондоне, и теперь его молчание лучше всяких слов говорило Марианне, что он не во всем доверяет ей.

Гаррет помог ей сойти с лошади, лишь на мгновение задержав взгляд на ее скрытом маской лице. Затем они вошли в дом. В холле их встречали пятнадцать выстроившихся в шеренгу хорошо одетых слуг. Пятнадцать пар глаз с любопытством уставились на Марианну.

Она удивилась, когда, представив ее как Мину, его гостью, Гаррет ничего не сказал о ее маске, но затем поняла, что он таким образом проявляет осторожность. Пока слуги не знают, кто она, их нельзя обвинить в том, что они не донесли о ее присутствии в доме хозяина. Гаррет ясно дал им понять, что не следует обсуждать его гостью за стенами дома.

Отослав слуг разгружать телеги и заниматься домашними делами, он отвел Марианну и Уильяма в сторону.

– У меня есть кое-какие дела, и, возможно, я буду занят до позднего вечера, – сказал Гаррет Уильяму. – Пока я буду отсутствовать, проследи, чтобы никто не вошел в этот дом. Никто, даже торговцы или друзья моих слуг.

– Да, милорд, – ответил Уильям.

– И подготовь все, что необходимо, для нашего путешествия во Францию.

– Во Францию?! – в один голос воскликнули Уильям и Марианна.

Лицо Гаррета стало суровым.

– Делай, как я сказал. – И, коротко кивнув, он отпустил Уильяма.

Когда тот удалился, Гаррет повернулся к двери, но Марианна, дотронувшись до его руки, остановила его:

– Зачем… зачем мы поедем во Францию?

Гаррет старался не смотреть ей в глаза.

– Может быть, и не поедем. Я еще не решил. Все зависит от того, что я сегодня узнаю. Но если дело обернется плохо… – Он нахмурился. – Тебе лучше не оставаться в Англии.

У Марианны неприятно заныло под ложечкой.

– А ты? Ты поедешь со мной?

Гаррет задумчиво посмотрел на нее:

– Конечно. Кто-то же должен оберегать тебя.

Марианна едва могла поверить его словам.

– Ты… ты останешься там со мной?

– До тех пор, пока станет возможным вернуться. Нам обоим.

– Но, Гаррет, а как же Фолкем-Хаус? Твои земли?

– А что с ними? – спросил он с таким равнодушием, словно покидать свои имения было для него обычным делом. Но Марианна-то знала, как он любил свою землю и как хотел возродить былое величие Фолкем-Хауса.

– Ты бросишь их ради меня? – с волнением в голосе спросила она.

Гаррет блеснул глазами. На мгновение Марианне показалось, что он ненавидит ее за ту власть над ним, которую она обрела. У нее было ощущение, что она держит сокола за одну ногу, а он вырывается и пытается освободиться от нее и в то же время понимает, что это невозможно.

– Я не могу найти другого выхода, чтобы спасти тебя от виселицы или тюрьмы, – ответил Гаррет холодно. – Если ты останешься в Англии, кто-нибудь в конце концов узнает о твоем существовании. Тогда за тобой придут.

– Я не могу позволить тебе…

– Оставь это! – резко перебил Марианну Гаррет. Схватив ее за плечи, он посмотрел на нее проникновенным взглядом. – Я не перенесу, если тебя схватят, ты слышишь? Но я и не смогу помешать им. Поэтому мы не станем рисковать.

– Ты мог бы отправить со мной Уильяма. Тетя Тамара могла бы приехать сюда через день. Мы бы отправились втроем, а ты мог бы остаться…

– Нет! – решительно заявил Гаррет. – Вчера я сказал тебе, что никогда не отпущу тебя.

– Но такая жертва…

Он не дал Марианне договорить, в его коротком крепком поцелуе было столько же нежности, сколько и ярости. Затем его взгляд стал ясным и холодным.

– Не будем больше об этом говорить. За моими имениями присмотрят управляющие. Со временем, возможно… – Гаррет замолчал. – Это не важно. Но это единственный путь спасти тебя.

Марианне хотелось сказать, что она любит его, но при этом она чувствовала огромную вину за то, что он собирался сделать. Если она скажет Гаррету, что чувствует, он еще острее поймет необходимость своей жертвы. У нее не было права принуждать его.

Если он хочет увезти ее из Англии, то должен сделать это по велению своего сердца, а не потому, что этого хочет она. Но он сказал, что они могут и не уехать. Что он задумал?

– Куда ты сейчас идешь? – с беспокойством спросила Марианна.

Неожиданно Гаррет смутился и отвел взгляд. Она схватила его руку:

– Гаррет! Что ты собираешься сделать?

Он снял ее руку и, прежде чем отпустить, крепко сжал пальцы.

– Только помни, никому не открывай дверь.

Еще долго после его ухода Марианна смотрела на закрытую дверь, и слезы текли по ее лицу.

– Я люблю тебя, Гаррет, – шептала она с надеждой, что наступит день, когда она сможет сказать ему это.

Свернувшись калачиком в кресле, Марианна приготовилась ждать возвращения Гаррета.


Гаррет стоял в приемной, с волнением поглядывая на дверь, ведущую в гостиную короля. Никогда еще он не обращался к его величеству за такой большой милостью. Никогда еще так не боялся получить отказ.

Вот до чего доводит любовь к женщине! Впервые в жизни его сердце сжималось от страха, к тому же от страха не за себя. От мысли, что Мина, леди Марианна, окажется в руках солдат, у Гаррета стыла в жилах кровь. Он не понимал, как ей это удалось, но она проникла в его душу, и он не мог прогнать ее оттуда прочь. Ему этого уже не хотелось. И это было хуже всего.

– Его величество сейчас примет лорда Фолкема, – объявил вошедший в комнату камергер.

Гаррет выпрямился. Сердце сильно забилось в его груди. Он напомнил себе, что это всего лишь еще одна из встреч, на которой он хотел получить сведения, не открывая того, что знает сам. Различие заключалось в том, что на этот раз его собеседником будет король. Размеренным шагом он последовал за камергером в гостиную.

Карл стоял у окна, наблюдая за тем, как в саду под окном его последняя любовница играла в теннис с тремя дамами. Король обернулся, когда вошел Гаррет, и встретил его теплой улыбкой.

– Ваше величество, – почтительно поклонился Гаррет.

– Так ты все же покинул свое убежище?

Гаррет недоуменно посмотрел на Карла. Король усмехнулся:

– Я все думал, чем тебя так притягивает Фолкем-Хаус, что ты даже не удостаиваешь нас своим присутствием. Потом Хамден рассказал мне, что ты заперся в старом имении с новой любовницей. Это многое мне объяснило.

Гаррет не сумел скрыть своей досады.

– Что еще рассказал вам Хамден о моей любовнице?

– Что она – нечто экзотическое, цыганка, или что-то в этом роде… и что у нее острый язычок, что она настоящая красавица и ты ревностно охраняешь ее.

Гаррет почти не слышал последнюю фразу. Значит, Хамден ничего не сказал королю о прежних подозрениях Гаррета в отношении Мины. По крайней мере это было уже хорошо.

– Хамдену следовало бы хоть иногда держать свои наблюдения при себе, – сказал Гаррет, без труда подхватывая роль, которую Хамден бессознательно приписал ему.

– Послушай, Фолкем, ты должен представить свою пассию ко двору. Дай нам всем поглядеть на нее. Или ты для этого и приехал?

Гаррет спокойно встретил вопросительный взгляд короля.

– Нет, ваше величество. На этот раз я приехал просить вашей милости.

– Милости?

– Это касается человека, который нас обоих интересует.

Карл снова подошел к окну и, нахмурившись, посмотрел в сад.

– Твоего дяди?

– Да.

Беспокойство отразилось на лице короля.

– Не знаю, что еще я мог бы с ним сделать. Ты и сам прекрасно справился. Его репутация испорчена, он весь в долгах и потерял множество влиятельных друзей. Никто не осмеливается поддерживать его против тебя.

Мрачная улыбка Гаррета подтвердила слова короля.

– Но еще остается дело о его участии в покушении на вашу жизнь.

– Да, в самом деле, остается, – заметил Карл, задумчиво прищурив глаза.

– Вы уже добились признания от этого врача? – осторожно спросил Гаррет. – Он подтвердил причастность к делу моего дяди?

Карл вздохнул и покачал головой:

– Нет. Но его еще не пытали. Мне противно применять такие варварские методы дознания к человеку столь высокого положения.

Гаррет постарался скрыть охватившую его радость. Отец Мины все еще жив и, очевидно, невредим.

– Но вы уверены, что сэр Генри виновен?

Король поднял руки, явно теряя терпение:

– Не знаю. У меня всегда было… внутреннее убеждение, что он говорит правду. Однако все верят, что он виновен. Яд содержался в его лекарствах. По его собственному признанию, он не выпускал их из рук с тех пор, как его дочь передала их ему.

– Дочь? – спросил Гаррет, изображая на лице непонимание.

– У него была дочь, которая приготовляла эти лекарства.

– И что же с ней?

Выражение презрения появилось на лице короля.

– Глупая девчонка, очевидно, хотя я так бы не подумал, когда впервые увидел ее. Известие об аресте отца так напугало ее, что она бросилась в Темзу и утонула.

– Действительно глупая, – пробормотал Гаррет, снова стараясь скрыть свою радость. Слава Богу, никто не подозревал, что Марианна жива. – Поскольку лекарства приготовила она, вы думаете, что яд попал в них не без ее участия?

– Это возможно, я полагаю, хотя и очень странно. Сэр Генри настаивает, что она приготовила их и сразу же отдала ему. Значит, он не выпускал их из рук. Он мог бы солгать или даже обвинить дочь, благо она умерла, но он не сделал этого. Он, кажется, тоже озадачен всем случившимся. Конечно, я допускаю, что дочь сэра Генри могла сама подсыпать яд, а потом убить себя, поняв, что ее обязательно разоблачат. Кто знает? Но я не верю, что она одна задумала это коварство.

– Да, это выглядит сомнительно, – согласился Гаррет.

Интересно, что бы подумал король, если бы узнал правду о «смерти» Марианны.

– Но вернемся к твоей просьбе, – сказал Карл, поворачиваясь к Гаррету. – Какую же милость ты хотел попросить у меня?

Гаррет встретил взгляд короля с самым невинным видом, какой только мог изобразить.

– Мне бы хотелось самому допросить арестованного.

Карл посмотрел на него с откровенным изумлением:

– Зачем?

– Вспомните, ваше величество, какие услуги я вам оказывал в прошлые годы. Я был настоящим мастером добывать сведения у упрямых собеседников.

– Да. Я всегда удивлялся, как это у тебя получается.

– Уверяю вас, я никогда не прибегал к жестоким мерам.

Карл изучающе посмотрел на Гаррета, а затем сказал:

– Нет, не думаю. Тебе удается устрашить человека одним лишь своим грозным взглядом.

На лице Гаррета появилась легкая улыбка.

– Кроме вашего величества, конечно.

– Конечно, – сухо добавил Карл.

– Если вы позволите мне допросить этого сэра Генри, может быть, я получу его признание.

– Или подтверждение, что твой дядя тоже участвовал в заговоре, – приподняв бровь, сказал Карл.

– Да.

Карл в раздумье потер подбородок.

– Я верю, что если кто-то и сумеет этого добиться, то это только ты.

Гаррет изображал полнейшее равнодушие, ожидая ответа короля.

После паузы Карл снисходительно пожал плечами:

– Ну хорошо. Полагаю, никакого вреда не будет, если ты попробуешь.

Гаррет почувствовал, как радостно затрепетало сердце у него в груди.

– Благодарю вас, ваше величество, – тихо сказал он и низко поклонился.

Король вызвал своего камергера и отдал приказание отвезти Гаррета в Тауэр на свидание с узником. Всю Дорогу Гаррет сосредоточенно думал о предстоящем разговоре с сэром Генри. Когда они подъехали к мрачным башням Тауэра, Гаррет неожиданно похолодел от страха.

Шагая по длинным и узким коридорам, он слышал вой и рев диких животных, доносившиеся откуда-то издалека. Часть Тауэра все еще была отведена диким зверям – медведям, львам и самым разнообразным экзотическим животным, привезенным из многочисленных колоний Англии. Эти звуки приводили Гаррета в уныние. Он никогда не допустит, чтобы его цыганская принцесса оказалась в этом месте. Никогда!

Наконец они подошли к камере, где содержался сэр Генри. Тюремщик открыл дверь и впустил Гаррета. Войдя, он увидел узника, стоявшего спиной к нему и смотревшего на лучи солнца, отражавшиеся на поверхности Темзы. У него был изможденный вид.

Гаррет сделал знак сопровождавшим его людям, и они вышли из камеры, закрыв за собой дверь.

– Сэр Генри? – спросил Гаррет.

Человек обернулся, и Гаррет увидел перед собой глаза своей возлюбленной. Глаза сэра Генри удивительным образом напоминали глаза его дочери.

В их взгляде сейчас была та же враждебная настороженность, которую слишком хорошо знал Гаррет.

– Так, они прислали еще одного мучителя на мою голову, – проворчал сэр Генри. – По виду вы хороший молодой сильный солдат. Они решили, что пора испробовать на мне более сильные способы убеждения?

– Нет, – ответил Гаррет, в упор глядя на узника, стоявшего перед ним.

Сэр Генри становился все более раздраженным.

– Но, сэр, могу я хотя бы узнать имя моего мучителя?

Гаррет слегка замялся, а потом представился:

– Гаррет Лайон.

Сэр Генри наморщил лоб, пытаясь вспомнить, где он раньше слышал это имя.

– Граф Фолкем, – добавил Гаррет.

Сэр Генри пристально всмотрелся в лицо Гаррета.

– Племянник Питни, – проворчал он. – Я слышал о вас из сплетен моих тюремщиков. Вы тот самый, кто разделался с ним, так они говорят.

– Да.

– Правильно сделали. Я всегда ненавидел этого злодея.

Гаррет молчал.

– Вы отобрали мой дом, не так ли? – спросил сэр Генри с неприкрытым вызовом.

– С самого начала это был мой дом. Я его законный наследник. Этот дом нельзя было продавать вам.

Сэр Генри снисходительно пожал плечами:

– Возможно. Но мы думали, что вы умерли. Мертвые не владеют имениями. В любом случае это не имеет большого значения. Если каким-то чудом моя невиновность будет доказана, пожалуйте в свое имение. Я предпочитаю мой тихий домик здесь, в Лондоне. Фолкем-Хаус был радостью моей жены и дочери. – Лицо сэра Генри исказилось от боли. Он помолчал немного, затем медленно проговорил: – Он составил бы наследство моей дочери. Но после ее смерти я не вижу смысла бороться за него.

Гаррет подошел к старику и, взяв его за руку, отвел как можно дальше от двери и, посмотрев ему в глаза, произнес:

– Предположим, я пришел сказать вам, что ваша дочь не умерла.

Лицо сэра Генри оставалось бесстрастным, лишь на мгновение его глаза ярко вспыхнули, но тут же погасли.

– Это что, новый вид пытки, милорд? – сердясь, спросил он. – Терзать меня надеждой? Если так, то этого недостаточно. Я знаю, что Марианна умерла. Мне об этом сказали в первый же день моего ареста.

– Но сказали ли вам, как она умерла? Утопилась в Темзе? Теперь спросите себя: неужели Мина способна убить себя?

Сэр Генри хмыкнул и покачал головой:

– Знаю, знаю, я сам не мог в это поверить. Мина бы никогда… – Он вдруг замолчал и недоуменно посмотрел на Гаррета: – А как вы узнали второе имя моей дочери?

– Так ее называет Тамара, – ответил Гаррет. – Это производное от Люмины, второго имени вашей дочери. Его дала ей ваша жена, цыганка. Оно ей так подходит. Своими золотистыми волосами и нежной улыбкой она действительно похожа на свет.

Лицо сэра Генри стало мертвенно-бледным. Он, явно потрясенный, молча опустился на узкую жесткую кровать и закрыл глаза. Затем снова открыл их и недоверчиво посмотрел на Гаррета:

– Так… так моя дочь действительно жива?

– Да. Слух о том, что Мина утопилась, – это хитрость, придуманная сестрой вашей жены, которая помогла вашей дочери скрыться от королевской стражи и бежать из Лондона.

Сэр Генри долго молчал, потом пристально посмотрел на Гаррета и дрожащим голосом спросил:

– А как вы познакомились с Миной?

«Теперь предстоит самое трудное», – подумал Гаррет.

– Она вернулась в Лидгейт, и я арестовал ее, – холодно сказал он, намеренно не упоминая, что прошло много времени, прежде чем он узнал, кто она.

Сэр Генри закрыл лицо руками и с отчаянием в голосе прошептал:

– Значит, она тоже узница короля.

– Нет.

Сэр Генри резко поднял голову:

– Ее не посадили в Тауэр, как меня?

Теперь Гаррету пришлось заставить себя проявить жестокость и не выдать свои чувства.

– Пока еще нет. Король все еще думает, что она умерла. Поэтому ее жизнь и ее свобода – в моих руках. И в вашей власти вернуть ей и то и другое. Я устрою Мине побег во Францию, позабочусь, чтобы у нее было достаточно денег, если только вы расскажете мне правду о покушении на жизнь короля. Назовите мне ваших сообщников, и я отпущу вашу дочь на свободу.

Лицо сэра Генри исказилось от боли, и Гарретом невольно овладело чувство вины. Ему хотелось заверить этого несчастного человека, что он никогда и ничем не причинит зла Марианне, но в то же время он понимал, что это был его последний шанс узнать всю правду.

– Она… она не пострадала? – прерывающимся голосом спросил сэр Генри.

– Нет. У нее есть все, что ей нужно, и с ней обращаются с учтивостью, соответствующей ее происхождению.

Сэр Генри облегченно вздохнул.

– Она здорова, – прошептал он, успокаивая себя.

Гаррет подошел к нему ближе.

– С ней все будет хорошо, если вы скажете мне правду. Кто замыслил это покушение на жизнь короля? Кто приготовил яды? Мой дядя?

Сэр Генри с трудом встал на ноги и с вызовом посмотрел на Гаррета:

– Вы, милорд, подлый змей. Я немного знал вашего отца. Он в гробу бы перевернулся, увидев, как его сын использует такие гнусные приемы.

Эти слова задели Гаррета за живое, ибо он понимал, что старик прав. И как бы он ни оправдывал себя в собственных глазах, говоря, что не может защитить Мину, не узнав правды, он знал, что добивается признаний старика из эгоистических побуждений.

Его обращение с отцом Мины стало казаться Гаррету недостойным. Более того, он неожиданно понял, что оно бессмысленно. Чего бы он ни добился своими приемами, в душе он никогда бы не поверил, что Мина вместе с его дядей участвовала в заговоре против короля. Ее невинность, ее доброе сердце – все говорило против этого. Она в самом деле была светом во мраке, в котором так долго пребывала его душа. Как он мог сомневаться в чистоте этого света, сияющего в каждой ее милой улыбке? В эту минуту Гаррет осознал, что любит Марианну, что никогда не верил в ее вину.

– Милорд, вы предложили мне сделку, какой бы отвратительной она ни была, – с мрачной решимостью произнес сэр Генри. – Видит Бог, я мог бы принять ваши условия ради спасения дочери. Но даже ради ее спасения я не могу сказать, кто совершил покушение на жизнь короля, ибо не знаю этого. Уверен только в одном: это был не я.

Не вызывающая сомнения искренность старика еще больше усилила в Гаррете сознание своей вины. Как он мог сомневаться в невиновности Мины? Каким он был тупицей, не понимая, что ее любовь искренняя! Если бы он больше прислушивался к своему сердцу, то скорее понял бы это и избавил бы их обоих от бесконечных страданий.

– Что… что вы теперь сделаете, милорд? – спросил сэр Генри, испуганный долгим молчанием Гаррета.

– Конечно, все что смогу, чтобы доказать, что вы и ваша дочь невиновны.

Сэр Генри с недоверчивым видом посмотрел на Гаррета:

– Почему вы так стараетесь доказывать нашу невиновность?

Гаррет сказал то, что пришло ему в голову, – правду.

– Потому что я люблю вашу дочь, сэр.

Вот так. Эту правду теперь узнает весь мир, и Гаррету было безразлично, что весь мир подумает об этом.

Изумление на лице сэра Генри сменилось выражением задумчивости. Затем он вдруг скрестил на груди худые руки, стиснул челюсти и, прищурившись, строго спросил:

– И как давно вы держите мою дочь в заточении, милорд?

Гаррету стало по-настоящему стыдно. Он не жалел о том, что сделал, но и не мог не понимать, как это выглядит в глазах отца Мины. Он неожиданно растерялся, не зная, что ответить разгневанному отцу. Он мог солгать, а мог рассказать всю правду и создать тем самым ряд нежелательных проблем. Гаррет медлил с ответом.

– Как давно? – снова спросил сэр Генри.

Гаррет посмотрел в его суровые глаза:

– Достаточно, чтобы узнать ее.

Но этого ответа оказалось недостаточно для сэра Генри. Старик угрожающе сжал костлявые кулаки.

– Она провела пленницей в вашем доме все эти недели?

– Нет, – ответил Гаррет. – Я до недавнего времени не знал, кто она.

Лицо сэра Генри немного смягчилось.

– С Миной находилась ее тетя, – добавил Гаррет в надежде успокоить старика.

Он все еще не решался верить Гаррету.

– Если вы обидели ее… или… или…

– Мина счастлива и здорова. Уверяю вас, сэр.

Сэр Генри возмущенно хмыкнул:

– Это уж мне судить. Если вы скомпрометировали мою дочь, я желаю, чтобы все было немедленно исправлено.

Гаррета возмутило то, что с ним обращаются как с нашкодившим котом, и он вспыхнул от гнева:

– Я люблю вашу дочь, сэр. Клянусь честью, я не допущу, чтобы она страдала.

Сэр Генри окинул Гаррета оценивающим взглядом, помолчал, а затем кивнул:

– Вот и хорошо. Вы уже подумали, что сделаете, чтобы она не попала в тюрьму за преступление, к которому непричастна?

– Нет, – честно признался Гаррет. – Пока нет. Мы должны начать с того, что попытаемся установить, кто в действительности совершил это преступление и как им удалось впутать в него вас обоих. Мина думает, это мог сделать мой дядя, чтобы вернуть себе Фолкем-Хаус.

– Это возможно, – сказал сэр Генри и в задумчивости свел брови. – Сэр Питни продал мне дом за гроши, потому что нуждался в деньгах. Позднее, когда я привел имение в порядок, он, очевидно, решил, что у него хватит денег, чтобы снова купить его. Но я ни за что не хотел продавать.

– Тогда, вероятно, он решил избавиться от вас и оклеветал.

Сэр Генри стал медленно ходить по комнате, заложив руки за спину.

– Это на него похоже. Когда Питни пытался заставить меня продать ему имение, он распространил грязные слухи о моих жене и дочери в надежде опозорить меня в глазах соседей.

Гаррет вдруг понял, что означали странные слова того солдата о Питни и Мине. Как он мог поверить, что Мина способна поддерживать какие-то отношения с его коварным дядей? И неудивительно, что она не хотела доверить Гаррету свои тайны.

Он постарается искупить свою вину за то, что не доверял ей. Он узнает, кто на самом деле стоял за покушением на жизнь короля, чего бы это ему ни стоило, а потом всю свою оставшуюся жизнь посвятит Мине.

– Если мой дядя действительно преступник, давайте подумаем, как он мог все это подстроить. Что можно сказать о самих лекарствах? Вы утверждаете, что, получив их от Мины, не выпускали из рук. Так как же в них попал яд?

Сэр Генри недоуменно пожал плечами:

– Не могу сказать. Я все время думаю об этом. Я отлично помню, что не выпускал мешочка из рук.

– Ваши лекарства были не в пузырьках?

– Нет. Я ужасно неловок. Разбил много пузырьков, поэтому пришел к выводу, что лекарства лучше держать в маленьких мешочках.

Гаррет на минуту задумался.

– А вы уверены, что мешочки всегда были при вас?

– Могу в этом поклясться. Каждый раз, когда я ехал ко двору, Мина вставала рано утром, чтобы приготовить мои порошки, и насыпала их в два или три мешочка. Я прятал их под своим поясом, где они и оставались до тех пор, пока я не использовал их при лечении.

Неожиданно в памяти Гаррета всплыло воспоминание о детской шутке, которую он подстроил своему дяде, которого уже тогда он не любил. Однажды вечером перед обедом он намазал изнутри дядину кружку тонким слоем мыла. Когда всем за столом налили в кружки эль, дядя сделал большой глоток и чуть не задохнулся от отвратительного вкуса. Потом Гаррета разоблачили и заставили извиниться перед сэром Питни. Но эта шутка доказала его дяде одно – даже если кружка кажется пустой, это не значит, что она действительно пуста.

У Гаррета от волнения пересохло во рту. Он посмотрел на сэра Генри:

– Эти мешочки, которыми вы пользовались, они были особыми? Вы их где-нибудь покупали или шили дома?

Сэр Генри в недоумении посмотрел на Гаррета:

– Мина шила их из белого атласа и вышила на них разные узоры. А что?

Белый атлас! Гаррет помрачнел.

– Если бы кто-нибудь посыпал изнанку ваших мешочков белым порошком, таким как мышьяк, вы с Миной могли и не заметить его.

– Да, – тихо отозвался сэр Генри. – Мина всегда наполняла их рано утром при свете свечи в полутемной комнате. Более того, иногда мешочками не пользовались по нескольку дней. Любой мог войти в дом и насыпать в них яд. У меня часто бывали посетители, и сделать это было легко…

– Достаточно легко, – перебил старика Гаррет. – Это мог сделать подкупленный слуга или кто-то незаметно вошедший в дом.

– Да, да, – испуганно шептал сэр Генри. – Как это легко – быть злодеем, а?

Гаррет кивнул. И как трудно доказать злодейство. Но наверняка кто-то вспомнит, что видел чужого человека, входившего в личные комнаты сэра Генри или Мины. Или, вероятно, если слуга был подкуплен…

– Что вы теперь будете делать? – спросил сэр Генри.

– Где-то есть еще человек, который может дополнить то, что нам известно. Для этого потребуется время, но, может быть, то, что я знаю, убедит короля больше не допрашивать вас, пока я сам не найду ответы на свои же вопросы.

– Все это прекрасно, но пока вы ищете врагов короля, что будет с моей дочерью? – спросил сэр Генри.

Выражение лица Гаррета смягчилось, когда он подумал о Мине. Теперь она будет принадлежать ему навеки. Он добьется этого. Тут Гаррет вспомнил: она думает, что ее отец умер. Когда Мина узнает, как много всего он от нее скрывал, она наверняка рассердится.

– Так что же будет с моей дочерью, милорд? – снова спросил обеспокоенный сэр Генри.

– Я обеспечу ее безопасность, сэр. Даю вам слово чести. И, когда все это закончится, с вашего позволения она станет моей женой.

«И я не потерплю никаких возражений», – добавил про себя Гаррет.

Глава 22

Пусть негодяи поостерегутся,

как бы ни скрывали они свои тайные дела,

муки и позор им предначертаны…

Уильям Конгрив. Лицемер

В нетерпеливом ожидании Марианна ходила по холлу городского дома Гаррета, ежеминутно поглядывая на дверь. Гаррет отсутствовал всего лишь несколько часов, но ожидание становилось невыносимым. Ее мысли все время возвращались к их последнему разговору.

Гаррет предлагал ей огромную жертву. С одной стороны, Марианну радовало это, поскольку свидетельствовало о его сильных чувствах к ней. Но с другой стороны, ей хотелось отказаться от такой жертвы. Что они будут делать там, во Франции? Может ли Гаррет быть счастлив, оставив все, за что так боролся? Маловероятно.

Он ничего не говорил о любви или о браке. Было ясно, что он намерен жить с ней как муж с женой, но ничего не говорил о необходимых для этого обетах. Марианна обхватила плечи руками, слезы показались в ее глазах. Сможет ли она долго оставаться в таком положении? Ее сердце принадлежало ему, но могла ли она надеяться, что он не разобьет его?

Но Гаррет сказал, что никогда не отпустит ее. Не было ли это таким обетом?

Эти вопросы мучили Марианну, пока громкий стук в дверь не прервал ее размышления. Она остановилась в нерешительности, не зная, что ей делать. В дверь снова постучали, и на шум вышел Уильям. Войдя в холл, он жестом показал Марианне, чтобы она молчала. Шум привлек внимание и других слуг. Они стояли, с тревогой глядя на дверь.

Затем раздался голос:

– Именем его величества короля приказываю немедленно открыть дверь!

Марианна смертельно побледнела. Видя, как напуганы слуги, она кивком указала Уильяму, чтобы он открыл дверь. Уильям нахмурился, но пошел к двери. Скрываясь в тени ниши, Марианна смотрела, как он приоткрыл тяжелую дверь и что-то спросил.

В следующее мгновение в холл ворвались люди. У них были свирепые, страшные лица, а одежда грязной и засаленной. По сравнению с ними неохотно вошедшие следом за ними солдаты выглядели почти джентльменами. Последним вошел Питни Тирл.

Она по-прежнему держалась в тени ниши.

– Где твой хозяин? – спросил Питни у Уильяма.

– Его здесь нет. И для чего вы привели с собою своих грязных лакеев пачкать дом милорда? – презрительно сказал Уильям, указывая на грязные следы на каменных плитах пода.

Человек в форме капитана недовольно посмотрел на Уильяма:

– Послушай, ты разговариваешь со стражей короля, так что тебе лучше придержать язык. Я и мои солдаты не имеем желания оставаться здесь. Но вот этот джентльмен сообщил нам такое, что мы не могли оставить без внимания. Он говорит, что твой хозяин укрывает преступника – женщину, которая, возможно, покушалась на жизнь его величества.

Одна из служанок испуганно ахнула и побелела как мел. Несколько пар глаз посмотрели в ее сторону.

– Да не стойте вы тут, – сказал Питни капитану, указывая на дрожавшую служанку и остальных слуг. – Допросите их, пока эта женщина не успела сбежать. Если мой племянник в Лондоне, она должна быть с ним. Почему бы не начать с допроса этой пугливой? – Он указал на служанку, которая ахнула.

Девушка разразилась рыданиями:

– Я… я ничего не знаю о преступниках, сэр. Правда, я не знаю!

Питни шагнул к ней, намереваясь схватить ее за плечо, этого Марианна уже не могла стерпеть. Она покинула темную нишу и вошла в холл.

– В чем дело? – строго спросила она капитана. Маска на ее лице и ее благородная осанка, казалось, смутили его.

– А кто вы такая? – спросил он.

– Я, скажем так, друг его сиятельства, – спокойно ответила Марианна в надежде, что капитан примет ее за любовницу Гаррета, а может быть, даже за замужнюю женщину, не желавшую, чтобы ее узнали. – Его сейчас здесь нет, а я сама только что собиралась уйти. Может быть, вы зайдете позднее?

Питни, прищурившись, самодовольно улыбнулся, глядя на Марианну, а капитан смущенно переступал с ноги на ногу.

– Простите, мадам, но я…

– Дурак! – сердито бросил Питни капитану, когда понял, что тот не торопится что-либо предпринимать. – Это она, отродье Уинчилси!

Капитан покраснел, предостерегающе взглянул на Питни и медленно повернулся к Марианне:

– Мадам, боюсь, этот джентльмен думает, что вы та женщина, которую мы ищем. Я должен попросить вас, миледи, снять маску.

– Но, капитан, вы ставите меня в ужасное положение…

– Разве я не понимаю, миледи? Но я все равно должен попросить вас об этом.

Марианна поняла, что, несмотря на кажущуюся неловкость, капитан был не глуп и у нее мало шансов уговорить его отпустить ее.

– Если вы этого желаете, – тихо сказала она, а про себя уныло подумала: «Борьба окончена. По крайней мере Гаррету не придется жертвовать своими землями ради меня».

Когда маска упала на пол, Питни с довольным видом посмотрел на Марианну.

– Вот видите, – сказал он капитану, – это и есть та самая цыганская колдунья.

Капитан выступил вперед:

– Боюсь, миледи, я должен попросить вас следовать за мной.

Питни загородил капитану дорогу:

– Нет, только с лордом Фолкемом. Он изменник, ибо защищал ее.

Марианна вдруг поняла, чего Питни добивается, и ее сердце затрепетало от ужаса. О Боже, так вот что он задумал – использовать ее как ловушку для Гаррета! Его шпион, тот человек, Эштон, который видел ее в Лидгейте, должно быть, рассказал о ней. Возможно, он следил за ними до самого Лондона.

– Нет, – сказала она капитану, – лорд Фолкем не знает, кто я. Он… он сделал меня своей любовницей, но я никогда не говорила ему, кто я на самом деле. Боялась, что он выдаст меня, если узнает.

Питни злобно рассмеялся:

– Стараешься выгородить своего любовника? Как жаль, что тебе это не удастся. Мы подождем его здесь и послушаем, какую историю он нам расскажет. Так ведь, капитан?

Капитан чувствовал себя неловко, но было ясно, что он исполнял свой долг: лорд Фолкем прятал у себя женщину, которую обвиняли в измене, и его должны были допросить.

– Мы подождем, – угрюмо сказал капитан.

По его команде солдаты встали у двери, а люди Питни направились в глубину дома перекрыть другие выходы.

Питни с плотоядной улыбкой подошел к Марианне и, сбросив капюшон с ее головы, провел рукой по волосам. Когда она ударила его по руке, он схватил ее за запястье и до боли сжал его.

– Жаль, что ты пошла к нему, а не ко мне, цыганское отродье. Я бы сумел получше защитить тебя от солдат, – тихо прошипел он. Его взгляд остановился на ее губах, и он улыбнулся. Затем обхватил пальцами Марианну за шею. – Какая чудная шейка! Грустно будет видеть, как вокруг нее затянется петля. Конечно, есть вероятность, что этого не случится. Я все еще пользуюсь влиянием, и когда Гаррет не будет стоять на моем пути, моя власть снова возрастет. Я мог бы уговорить его величество выдать тебя мне под надзор.

Марианна плюнула ему в лицо.

Он посмотрел на нее полным ненависти взглядом и, утеревшись, замахнулся:

– Ты, цыганская шлюха, я…

– Только ударь ее, и тебе не жить! – прогремел чей-то голос.

Все повернулись к двери. На пороге стоял Гаррет с обнаженной шпагой. Не обращая внимания на солдат, он прошел через холл к Питни:

– Убери свою руку сейчас же!

Питни выхватил свою шпагу.

– Милорды! – закричал капитан, становясь между ними. – Я пришел произвести арест, а не смотреть на кровопролитие. Вложите в ножны ваше оружие, пока я не арестовал вас обоих!

Марианна затаив дыхание смотрела, как мужчины настороженно следят друг за другом.

– Милорды! – повторил капитан.

Первым выполнил приказание Питни. Он бы потерял больше, если бы не подчинился, потому что был уверен, что Гаррета все равно арестуют.

– Он причинил тебе боль? – спросил Гаррет, обращаясь к Марианне.

– Нет, – тихо ответила она.

Услышав ее ответ, Гаррет вложил шпагу в ножны.

– Милорд, я должна вам что-то сказать, – прошептала она. – Боюсь, эти джентльмены верят, что я совершила преступление. Я говорила им, что вы не знаете, кто я, но…

– Молчать! – в ярости закричал Питни. – Этот человек может сказать сам, что он знает и чего не знает. Пусть говорит.

Марианна умоляюще взглянула на капитана, но тот перевел суровый взгляд на Гаррета:

– Милорд, я должен попросить вас рассказать все, что вы знаете об этой женщине.

Гаррет посмотрел на Марианну долгим пристальным взглядом и повернулся к капитану:

– Эта женщина – леди Марианна, дочь сэра Уинчилси. Последние несколько недель я помогал ей, потому что верю, что она ни в чем не виновата. Насколько мне известно, никто еще не обвинил ее в каком-либо преступлении – обвинили только ее отца. И я не совсем понимаю, почему вы явились сюда, чтобы арестовать ее.

Марианна была потрясена. Ради нее Гаррет рисковал своей репутацией, своими землями, даже своей жизнью! Ей хотелось остановить его, но она не знала, как это сделать.

От гнева лицо Питни покрылось пятнами.

– Она изменница! Она против короля и своей страны! Она избежала обвинения только потому, что все думали, что она умерла!

Капитан с интересом наблюдал за обоими мужчинами.

– Я утверждаю, что леди Марианна невиновна, как и ее отец, – заявил Гаррет.

– Тогда кто же совершил преступление? – спросил Питни. – Никто не брал в руки лекарства, кроме него. Так все говорят. А она приготовила их. Ты не можешь доказать обратное!

– Нет, могу, – спокойно ответил Гаррет.

Марианна была удивлена, как и все находившиеся в холле.

– Каким образом?! – зло выкрикнул Питни.

Гаррет обратился к капитану:

– Я считаю, сэр, что этот спор следует продолжить в присутствии тех, кто обладает властью и правом судить. Его величество должен меня выслушать. И я больше ничего не скажу, пока я и леди Марианна не предстанем перед ним.

У Марианны перехватило дыхание. Какую игру затеял Гаррет? Неужели он узнал что-то или блефует в надежде на то, что сумеет убедить его величество отпустить их обоих? Неужели он сумеет этого добиться? Капитан пребывал в нерешительности, не зная, как ему поступить, и Питни воспользовался этим.

– Не будь дураком, солдат, – сказал он капитану, опуская руку на эфес шпаги. – Если ты приведешь этого сумасшедшего к его величеству, король за это отрубит тебе голову. Брось их обоих в Тауэр. Тогда его величество сможет допросить их, когда захочет.

– Тебе бы этого хотелось, не так ли? – спросил Гаррет. – Конечно, мы не прожили бы в Тауэре и дня. Ты бы постарался, чтобы нас убили.

– Ты, проклятый… – набросился на Гаррета Питни и спохватился, ощутив на себе взгляд капитана.

– Милорд, вы понимаете, что я не обязан выполнять вашу просьбу? – спросил капитан, обращаясь к Гаррету.

Гаррет холодно улыбнулся:

– И все же, если вы это сделаете, я обещаю, что добровольно отправлюсь во дворец. Если король откажется принять меня, тогда вы можете бросить нас обоих в Тауэр. Но если сначала вы не доставите нас к королю, то при попытке арестовать нас я буду сражаться с вами и вашими солдатами. Конечно, я не смогу победить, но я умру, сопротивляясь. И как вы это объясните королю? Он может и не поверить тому, что я дрался, потому что был виновен. Король достаточно хорошо меня знает и никогда не имел повода сомневаться в моей верности ему, в то время как верность сэра Питни не раз подвергалась сомнению.

– Ты… ты проклятый лжец! – злобно зашипел Питни.

– Тихо! – раздраженно скомандовал капитан. – Ладно, я отведу вас в Уайтхолл, – добавил он, обращаясь к Гаррету. – Там посмотрим, получите ли вы аудиенцию у короля.

Марианна почувствовала, как напряжение внутри ее немного спало. Гаррет знал что-то, о чем не говорил. В этом она была уверена.

По команде капитана два солдата стали по обе стороны от Марианны, а двое подошли к Гаррету.

– И еще одно, – сказал он. – Вы должны связать нас обоих, леди Марианну и меня.

Капитан почувствовал себя оскорбленным:

– Милорд, я верю, что вы и миледи не…

– Да, – перебил его Гаррет. – Я знаю, что верите. Но не мой дядя. Мне не хочется оказаться с перерезанным горлом только потому, что я споткнулся на улице, а он принял это за попытку к бегству.

Марианна взглянула на Питни и увидела, что его лицо стало мертвенно-бледным. Очевидно, Гаррет безошибочно угадал его намерение.

– Капитан, – вмешался Питни, – может быть, лорду Фолкему будет удобнее, если я не буду сопровождать вас. Я выполнил свой долг. Мне нет необходимости находиться там и обвинять их.

Гаррет засмеялся:

– Боитесь, дорогой дядюшка, того, что я могу рассказать королю? Боитесь, что это касается вас?

Капитан посмотрел на Питни и решительно сказал ему:

– Сэр, вы должны пойти с нами. Вам еще надо объяснить, как вы узнали, что здесь находится миледи.

Марианна подумала, что Питни будет протестовать, однако он снисходительно пожал плечами и пробормотал:

– Если вы настаиваете.

Капитан сделал знак солдату, стоявшему рядом с Марианной. Тот достал пару наручников и защелкнул их на ее запястьях. В оцепенении Марианна смотрела, как Гаррет подошел к капитану и что-то прошептал тому на ухо. Капитан взглянул на него, затем подозвал одного из солдат и тихо, чтобы больше никто не слышал, что-то приказал ему. Солдат кивнул и вышел из дома.

Еще один солдат выступил вперед, чтобы надеть наручники на Гаррета. Гаррет стоял всего лишь в нескольких футах от нее и не сводил глаз с ее лица. Казалось, он говорил ей: «Доверься мне».

Марианне хотелось довериться ему. Никогда в жизни ей не было так страшно. Она встретила свою любовь среди тяжких испытаний и боялась потерять ее так скоро. Гаррет ободряюще улыбнулся, и она ответила ему улыбкой.

Вдруг его глаза ярко блеснули, а губы прошептали какие-то слова. Марианне показалось, что это было: «Я люблю тебя», а может быть: «Я хочу тебя».

Их повели по улице. Марианна шла следом за Гарретом. Слабая надежда на удачу и спасение теплилась в ее душе.


В зале, где король Карл II давал аудиенции, гулко раздавался топот солдатских сапог по мраморному полу. Король сидел в дубовом кресле, пристально рассматривая собравшуюся здесь странную группу своих подданных. Он нетерпеливо постукивал унизанными кольцами пальцами по подлокотнику кресла, когда вошел Питни Тирл с таким видом, словно являлся ко двору каждый день. Затем капитан стражи ввел лорда Фолкема. Король нахмурился, заметив на нем наручники.

Следом ввели Марианну и поставили ее рядом с Гарретом. Было заметно, что король весьма удивлен.

– Леди Марианна? – приподнимаясь с кресла, спросил он.

Марианна сделала глубокий реверанс.

– Снимите наручники с ее милости! – приказал король капитану. – И с лорда Фолкема тоже.

Приказание короля было немедленно выполнено.

– Что все это значит? – спросил король. – Мне рассказали какую-то непонятную историю о том, что Фолкем укрывает преступников и просит аудиенции.

Мельком взглянув на Питни, Гаррет выступил вперед:

– Ваше величество, как я вижу, вы знаете леди Марианну.

Король утвердительно кивнул:

– Несколько месяцев назад начальник моей стражи сообщил, что она умерла.

– Как видите, она жива, – продолжал Гаррет. – Я встретил ее несколько недель назад в своем имении, она выдавала себя за цыганскую знахарку.

Карл удивленно поднял брови:

– А, так это та любовница-цыганка, о которой я столько слышал от Хамдена?

Марианна смущенно покраснела. Хамден и его болтливый язык! Если она когда-нибудь выпутается из этой истории, то заставит его поплатиться за свои сплетни.

– Да, – ответил Гаррет решительным тоном. – И только недавно я узнал, кто она на самом деле. А теперь мой дядя, видимо, желает, чтобы меня осудили за укрывательство изменницы.

– Ваше величество, – поспешил вмешаться Питни, – ясно, что эта женщина помогала своему отцу в недавнем покушении на вашу жизнь. Всем известно, что готовила лекарства она. Всем известно, что после того как она дала их ему, он не выпускал их из рук. Так что для меня совершенно очевидно…

– Леди Марианна, – обратился король, вынуждая Питни замолчать, – вы так и не предоставили нам возможности допросить вас, но я уверен, что вы сознаете, в каком опасном положении находитесь. Мне кажется, что сэр Питни очень точно изложил, как обстоят дела. Вы можете что-либо сказать в свою защиту?

Глаза всех присутствовавших устремились на Марианну. Она волновалась, но смело встретила пристальный взгляд короля.

– Я не изменница, ваше величество. Как и мой отец. Я не могу объяснить, как в лекарства попал яд, но, клянусь, я не подсыпала его.

Карл вздохнул:

– Понятно. – Он посмотрел на Гаррета: – Так поэтому ты приходил ко мне сегодня утром с просьбой самому допросить моего узника?

Гаррет согласно кивнул:

– Да, ваше величество. Думаю, вам будет интересно услышать о результатах этого допроса. Вы можете узнать об этом и от вашего узника, и от меня. Я взял на себя смелость попросить капитана доставить узника сюда, чтобы нам было легче распутать этот узел.

Марианна в растерянности взглянула на Гаррета. Он молча взял ее за руку и пожал ее.

– Ну так введите его, – приказал король.

Дверь распахнулась, и в зал в сопровождении двух стражников вошел средних лет мужчина. Он был худым и изможденным. Марианна мгновенно узнала в нем своего отца.

– Отец? – изумленно прошептала она. Когда мужчина улыбнулся ей, она повторила уже громче: – Отец!

От изумления Марианна не могла прийти в себя. Ей сказали, что отец умер! И вот он стоит перед ней, исхудавший, но бодрый духом. Спустя мгновение она оказалась в его объятиях. Радость переполняла ее.

– Неужели это ты, отец? – повторяла Марианна, все еще не веря своим глазам.

– Да, да, моя девочка, – с сияющей улыбкой говорил отец. Он посмотрел на Гаррета: – Я вижу, вы не солгали мне, милорд.

Его тон и то, как он обратился к Гаррету, сказали Марианне о многом. Она вспомнила, что король говорил что-то о просьбе Гаррета допросить узника. Так, значит, Гаррет все время знал, что ее отец жив! Она повернулась и с упреком посмотрела на него:

– Ты… ты ничего не сказал мне.

Гаррет подошел к Марианне и, взяв ее руку, прижал к своей груди.

– Я не был уверен, что твой отец еще жив, дорогая, пока не поговорил с королем. Я возвращался, чтобы сказать тебе об этом, но обнаружил в доме солдат.

Марианна молча покачала головой. Она не знала, что и думать. Перед ней стоял отец, которого она считала умершим. Видимо, Гаррет многое скрывал от нее, и она не знала, как ей вести себя.

И еще один человек также с трудом пытался понять, что ему делать при таком повороте событий. Питни сначала обомлел от изумления, а затем, очевидно, догадавшись, что может означать для него появление сэра Генри, презрительно сказал:

– Трогательная сцена. Но едва ли она что-либо доказывает. Он все равно виновен в измене, вместе с дочерью.

– В самом деле? – спросил Гаррет. – За дверью ожидает еще один человек, который может кое-что рассказать об этом. С позволения его величества…

Король кивнул. С другой стороны в зал вошел солдат, сопровождавший бледную женщину, в которой Марианна узнала жену Питни, бедняжку Бесс.

На этот раз Питни стал белее своих волос.

– Зачем ее привели сюда? – злобно прошипел он. – Она ждет ребенка. Ее нельзя тащить через весь город, можно навредить ребенку, которого она носит!

Король, нахмурившись, взглянул на Гаррета:

– Зачем она здесь, Фолкем?

Бесс выглядела напуганной, но при упоминании имени племянника отыскала его глазами и робко улыбнулась. Гаррет ответил ободряющей улыбкой.

– Она тоже может помочь нам распутать этот узел. Видите ли, ваше величество, я поехал в Тауэр и допросил сэра Генри, о чем и просил вас. Я даже пригрозил сэру Генри выдать леди Марианну стражникам, если он не сознается. Естественно, сэр Генри был очень расстроен, но тем не менее настаивал на своей невиновности. Это показалось мне странным. Ведь даже самый плохой отец не сразу бы решился пожертвовать своей дочерью ради собственного блага, а сэр Генри не из таких. Поэтому мне оставалось только поверить, что он говорит правду.

– Все это чепуха, – проворчал Питни.

Король не обратил на него внимания:

– Продолжай.

– Но одна вещь озадачила меня, – проговорил Гаррет. – Сэр Генри сам настаивал на том, что в то утро, когда он собирался во дворец, леди Марианна приготовила лекарства и отдала их ему. Он носил их с собой весь день, пока, собираясь дать их королю, случайно не рассыпал порошки. Его рассказ совпадал с тем, что говорила мне леди Марианна. Поэтому если сэр Генри не совершал преступления, то кто и как это сделал?

– Да, в самом деле, кто и как? – спросил король и мельком взглянул на Питни. Тот стоял с каменным лицом.

Гаррет обратился к своей тетке:

– Скажите, тетя Бесс, вы помните, какую шутку я сыграл с моим дядей, когда был ребенком? Я вымазал изнутри пивную кружку мылом. Потом, когда ее наполнили элем, его ждал неприятный сюрприз. Помните?

Бесс испуганно взглянула на мужа, но, очевидно, не нашла причины не отвечать и согласно кивнула.

– Он тогда ужасно разозлился, – продолжал Гаррет, – и после проверял каждую кружку, каждую коробку… каждый мешочек, которые ему приносили, чтобы убедиться, что они действительно пусты.

Каждый мешочек. Марианну затрясло, когда она поняла, к чему клонит Гаррет. Она наполняла мешочки, но никогда не проверяла их. Зачем ей было это делать? Их стирали накануне. И никто бы не подумал, что в них может что-то находиться, например яд.

Король, видимо, тоже о чем-то догадался. Он откинулся на спинку кресла и, наморщив лоб, задумался:

– Если кто-то зашел в комнату леди Марианны и насыпал в ее мешочки яд задолго до того, как…

– Мешочки были сшиты из белого атласа, и Марианна наполняла их рано утром, – заметил Гаррет. – Она никогда бы не заметила яда на изнанке. Любой имевший доступ в их дом мог бы…

– Это все глупости! – нагло оборвал его Питни. – Твои рассказы о мешочках, чашках, мыле… Если кто-то другой и сделал это, так ты все равно не знаешь, кто именно.

Гаррет повернулся и пристально посмотрел Питни в лицо:

– А кто так сильно желал стать хозяином Фолкем-Хауса, что ради этого готов был убивать? Если бы удалось устранить сэра Генри…

– Все это рассуждения и пустая болтовня, – снова перебил Гаррета Питни. – У тебя нет доказательств. Ни единого.

Гаррет взглянул на Бесс:

– Я подозреваю, что кое-кто может предоставить достаточно доказательств, если сочтет это нужным. Так ведь, тетя Бесс?

Питни от изумления обомлел, а затем в ярости выкрикнул:

– Бесс, не поддавайся ему и не клевещи на меня, слышишь?

Бесс выглядела совсем больной, и Марианне было жаль ее.

– Вы можете нам что-нибудь сказать, тетя Бесс? – мягко спросил Гаррет.

Бесс взглянула на мужа, и ее лицо исказилось от ужаса. Гаррет встал рядом с теткой.

– Не позволяйте ему запугать вас, – сказал он, беря ее за руку. – Клянусь, он уже не может причинить вам боль. Что бы здесь ни произошло и что бы мы ни узнали, я не допущу, чтобы он обидел вас.

Положив руку на живот, Бесс стояла в нерешительности. Она снова взглянула на мужа, потом на Гаррета и тихо сказала:

– Я… я ничего не знаю, милорд.

Король поднялся во весь свой рост.

– Леди Бесс, – сурово произнес он, – вы находитесь в присутствии короля, не забывайте об этом. Ложь здесь недопустима.

Бесс пребывала в полной растерянности. В какой-то момент она взглянула на Марианну, и та ободряюще улыбнулась ей.

– Тетя Бесс? – снова обратился к ней Гаррет.

Питни возмущенно закричал:

– Я не позволю, чтобы так обращались с моей женой, Фолкем! Она беременна. Если она потеряет ребенка из-за этих твоих абсурдных обвинений…

– Как я потерял отца и мать из-за твоей жадности? – ответил Гаррет.

В зале послышался удивленный шепот.

– Ты думаешь, я не знаю, кто убил их? – продолжал Гаррет. – Я прекрасно помню, как посланный отцом слуга говорил, что, если он и моя мать не прибудут в Вустер в назначенное время, я должен обратиться к тебе, потому что только ты один знал, какой дорогой они поедут.

Бесс испуганно ахнула и осела, но Гаррет успел поддержать ее.

– Гаррет, – прошептала она чуть слышно. В зале наступила гробовая тишина. Каждый из присутствующих пытался уловить ее слова. – Он… он мне сказал, что даже не знал, что они уезжают…

– Он знал, – повторил Гаррет. – Я думал, что вы тоже знали.

Последние слова как будто придали Бесс силы.

– Нет! – воскликнула она. – Нет, я до сих пор об этом ничего не знала! – Тяжело ступая, Бесс вышла на середину зала и, указав пальцем на мужа, почти в истерике закричала: – Это ты их убил! Ты всегда хотел захватить земли Ричарда. Я слышала, как ты часто говорил об этом. Ты убил родного брата! Что же ты за чудовище?!

– Он лжет, Бесс. Не слушай его, – пытался убедить ее Питни. – Вспомни, что я говорил тебе! Подумай о ребенке!

– Ты никогда не увидишь этого ребенка! Никогда! Он даже не твой! – выкрикнула Бесс. – И я не допущу, чтобы ребенка, отца которого я люблю, воспитывал бы такой человек, как ты! – Бесс обратилась к королю: – Ваше величество, мой племянник говорит правду. Мой муж задумал это отравление, чтобы получить обратно родовое имение моей семьи. Я только недавно узнала об этом, однако…

– Она лжет! – закричал Питни. – Она так же виновна, как и я! Она была сообщницей, клянусь!

– И можешь доказать? – спросил Гаррет. – Нет, думаю, не можешь. Тетя Бесс всего лишь еще одна невинная жертва, которую ты хотел заставить понести наказание за твои преступления.

Глаза Бесс потемнели от гнева.

– Ваше величество, у меня есть доказательство измены моего мужа. Если вы пошлете своих солдат в дом моего мужа за человеком по имени Эштон, вы сможете убедить его сознаться в том, как это было сделано. Он слуга моего мужа. Я слышала, как он говорил, что именно он подсыпал яд.

– Я убью тебя за это, неблагодарная тварь! – снова закричал Питни.

– Взять его! – приказал король стражникам, и они направились к Питни.

Но тот выхватил короткую шпагу и бросился к Марианне, стоявшей подле отца. В считанные секунды он приставил шпагу к ее шее.

– Попробуйте остановить меня, и она умрет! – крикнул Питни и потащил Марианну к двери.

Она чувствовала, как лезвие неприятно холодит ее кожу. Гаррет выхватил свою шпагу:

– Если хоть один волос упадет с головы Марианны, я разрублю тебя, Тирл, на куски! Отпусти ее!

– Нет! – рявкнул Питни, пятясь вместе с Марианной к двери. – Она умрет прежде, чем ты доберешься до меня, презренный пес!

Питни пытался затащить Марианну за дверь, но она уперлась в пол ногами, понимая, что, если окажется вне зала, ее положение будет безнадежным.

– Так убейте меня сейчас, – с трудом проговорила Марианна.

– Нет, Мина! – закричали одновременно Гаррет и отец Марианны, но она не слушала их, убежденная, что ее единственный шанс – это заставить Питни что-то сделать.

– Я никуда с вами не пойду. Убейте меня сейчас. Но и сами приготовьтесь умереть, вы знаете, что Гаррет убьет вас.

Гаррет стоял наготове и не сводил глаз с Питни.

– Не будь дурой, – сказал Питни и сильнее нажал на лезвие шпаги. Кровь струйкой потекла по шее Марианны.

Лицо Гаррета исказилось от ярости, но Марианна оставалась спокойной.

– Всего лишь укол! – с насмешкой произнесла она, глядя на Питни. – Убейте меня. Говорю вам, убейте меня, иначе вам не вытащить меня отсюда!

В одно ужасное мгновение ей показалось, что Питни так и сделает. Марианна затаила дыхание, ожидая этого, но неожиданно Питни отвел шпагу, с силой толкнул Марианну к Гаррету, а сам стремительно бросился к двери. Два солдата с саблями наготове преградили ему дорогу.

Питни развернулся и побежал к другой двери, но на этот раз на его пути оказался Гаррет.

– Сдавайся! – выкрикнул Гаррет, угрожая шпагой.

– Никогда! – Питни замахнулся на Гаррета шпагой.

Марианна испуганно вскрикнула, но Гаррет ловко уклонился от удара.

– Жалею, что убили не тебя, а того мальчика-слугу, – злобно прошипел Питни. – Ты должен был умереть вместе с родителями. Знаешь, в каких муках они умирали? Я мог бы рассказать тебе…

Гаррет не дал ему договорить, сделав выпад вперед. Питни уклонился от удара.

– Твоя мать так умоляла пощадить их, – продолжал злорадствовать Питни. – Я до сих пор слышу ее мольбы…

Марианна вдруг поняла, что Питни пытается разговором вывести Гаррета из себя, чтобы он от гнева перестал контролировать себя и ситуацию, но Гаррет был настороже.

– Моя мать никогда никого и ни о чем не молила, – сказал он. – Но когда я разберусь с тобой, ты…

Разъяренный Питни не дал Гаррету договорить и бросился на него. Гаррет сделал обманное движение и пронзил Питни шпагой грудь.

На какое-то мгновение оба застыли. Питни, смотревший на Гаррета с изумлением и ужасом, выронил свою шпагу.

Гаррет выдернул из его груди шпагу, и Питни упал на колени.

– Жалкий… – прохрипел он и рухнул на пол.

Глава 23

На свете нет ничего, кроме взаимной любви,

что может сделать счастливыми созревшую деву

и настоящего мужчину.

Уильям Конгрив. Любовью за любовь

В королевском зале воцарился хаос. Солдаты окружили Гаррета и лежавшее у его ног тело Питни. Бесс застыла от изумления. Король поднялся и подошел к ней. А сэр Генри поспешил поддержать ослабевшую вдруг Марианну.

– Вот все и кончилось, Мина, – шептал он, прижимая дочь к себе.

Она пришла немного в себя в его теплых объятиях, но боялась посмотреть на Гаррета, стоявшего в окружении солдат.

Король жестом приказал солдату вывести Бесс из зала, а затем подошел к Гаррету и капитану стражи. Они о чем-то тихо переговорили, и по указанию капитана двое солдат унесли тело Питни. Слуги начали смывать с мраморного пола кровь.

Слезы струились по щекам Марианны. Столько крови! Она видела, как Гаррет обвел глазами зал, видимо, отыскивая взглядом ее. В его глазах застыла печаль. Что будет дальше с их любовью? Гаррет говорил, что никогда не покинет ее. Однако он никогда и не обещал жениться на ней.

Когда Гаррет подошел к Марианне и ее отцу, у него был несколько растерянный вид. Видимо, он думал, что будет лишним в их общении.

– Благодарю вас за то, что вы вернули мне мою девочку, – сказал сэр Генри, обращаясь к Гаррету. – Я чуть не умер от мысли, что ее убили.

– Я бы никогда не допустила, чтобы ты поверил в такую ложь, отец, если бы знала, что ты жив. Прежде всего я бы не оставила тебя одного в Тауэре.

– Тогда очень хорошо, что граф не сказал тебе обо мне, – дрожащим от волнения голосом проговорил сэр Генри. – Иначе сейчас мы были бы там вдвоем.

– Я в этом сомневаюсь, – раздался позади них голос короля. – Я бы никогда не посадил вашу очаровательную дочь в Тауэр. Как только солдаты привели бы ее сюда на допрос и она посмотрела бы на меня своими ясными невинными глазами, я бы сразу понял, что она говорит правду.

Марианна застенчиво улыбнулась королю и, искоса взглянув на Гаррета, сказала:

– Ваше величество так добры, но я не думаю, что все было бы так просто. К примеру, с лордом Фолкемом это было непросто. Ему было трудно мне поверить, даже когда я говорила правду.

– Леди Марианна права, – произнес Гаррет, взглядом умоляя Марианну простить его. – Боюсь, я с годами стал относиться с подозрением ко всем, даже к невинным молодым девушкам благородного происхождения. Но и я нехорошо поступил, не сказав ей о ее отце. В этом-то я мог бы довериться ей.

Его взгляд согревал Марианне душу. На минуту она забыла, что они в зале не одни.

– Теперь это не имеет значения, милорд, – прошептала Марианна.

– А вы понимаете, что поставили меня в весьма затруднительное положение? – вмешался король. – Лорд Фолкем и сэр Генри, чья репутация восстановлена, оба являются законными владельцами Фолкем-Хауса. Так кому же он будет принадлежать?

– Это не является проблемой, ваше величество, – подмигнув дочери, ответил сэр Генри. – Мы с лордом Фолкемом решили ее еще до того, как он покинул мою тюремную камеру.

– И какое решение вы предлагаете? – удивленно спросил Карл.

– Я думаю, сначала мне следует поговорить с… – начал Гаррет.

Сэр Генри перебил его:

– Я передаю имение в наследство моей дочери. Предпочитаю жить в Лондоне, если ваше величество позволит мне оставаться вашим врачом. Граф может владеть Фолкем-Хаусом, который в любом случае принадлежит ему по праву. Более того, его сиятельство согласен жениться на Марианне.

У Марианны от волнения пересохло во рту. Широко раскрытыми от удивления глазами она посмотрела на Гаррета. Он настороженно наблюдал за ней.

– Мы уже коротко обсудили брачный контракт, – продолжал сэр Генри. – Думаю, мы без труда придем к полюбовному соглашению.

– Вот это мудрое решение, – заметил король. – И я должен сказать, что мне приятно видеть одного из моих любимых подданных женатым на такой красивой, храброй женщине.

У Марианны так бешено колотилось сердце, что она не расслышала комплимента короля. Выйти замуж за Гаррета?! Это все равно что очутиться на небе! Наконец до нее дошел смысл сказанного отцом. Гаррету будет принадлежать Фолкем-Хаус. Сомнение охватило ее. Конечно, не это повлияло на его решение жениться на ней. Марианне так хотелось в это верить, но она помнила, что Гаррет всегда добивался того, чего хотел, а он хотел Фолкем-Хаус.

– А меня не надо ли спросить, отец? – громким голосом спросила Марианна. – Со мной даже не посоветовались.

Сэр Генри смутился.

– Но я думал… – начал он и замолчал, услышав громкий смех короля.

– Очень интересно, Фолкем. Очевидно, леди не интересует твой высокий титул и все растущее богатство. – Карл обратился к Марианне: – Вы не желаете выходить замуж за лорда Фолкема?

Марианна покраснела от смущения, увидев окаменевшее лицо Гаррета. Она не хотела унижать его. Но и не могла же она выйти за него замуж только потому, что ему нужно это имение!

– Он не заставлял вас против вашей воли принимать знаки своего внимания? – со строгим видом спросил король.

– Знаки внимания? – переспросил, нахмурив шись, сэр Генри.

– Нет, нет, ваше величество, – поспешила заверить короля Марианна, избегая отцовского взгляда. – Конечно, нет. Но я бы хотела…

– Ваше величество, – вмешался Гаррет, – не мог бы я поговорить одну минуту наедине с леди Марианной? Думаю, мы смогли бы разобраться в этом недоразумении.

– Неужели смогли бы? – насмешливо спросил король, которого происходящее очень забавляло. – Ладно. То есть если леди тоже хочет остаться здесь с тобой.

– Марианна, можно его сиятельству минутку поговорить с тобой наедине? – спросил у дочери сэр Генри.

Марианна согласно кивнула и вся напряглась в ожидании: если Гаррет заговорит о выгоде их брака, она умрет на месте.

Наконец Гаррет и Марианна остались одни. Она опустила глаза вниз, не зная, с чего начать.

– Милорд, вы не должны думать, что вам необходимо жениться на мне только для того, чтобы сохранить Фолкем-Хаус. Я знаю, что сказал мой отец, но я этого не хочу, и мне было бы приятнее жить здесь, в Лондоне, вместе с ним.

– В самом деле? – спросил Гаррет, приблизившись к Марианне. – Ты могла бы быть счастлива здесь и прожить всю жизнь только со своим отцом? А может быть, ты и не собираешься делать этого? Может быть, тебе приглянулся какой-то другой джентльмен, кто-то более веселый, такой, как Хамден?

Марианна отчаянно затрясла головой. Слезы выступили у нее на глазах.

– Нет, больше никто, – прошептала она.

Гаррет обнял ее:

– Не плачь, моя цыганская принцесса. Твои слезы разрывают мне сердце. А я не могу допустить этого, ибо оно у меня одно и принадлежит тебе.

Марианна подняла глаза:

– Пожалуйста, не говори таких слов, если это неправда.

– Ах, но я никогда не думал ничего другого, – с жаром заверил Гаррет, смахивая слезинки со щек Марианны. – Знаю, ты сердишься на меня за то, что я не сказал тебе об отце. Ты имеешь право обижаться, но, клянусь, я сделаю для тебя все, если ты выйдешь за меня замуж. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Мина. И совсем не потому, что мне хочется сохранить Фолкем-Хаус.

– Тогда почему? – спросила Марианна. Ей необходимо было услышать эти слова, она чувствовала, что умрет, если Гаррет их не скажет.

И тогда он улыбнулся. Впервые за время их знакомства Марианна могла сказать, что у него легко на сердце, как у того мальчика Гаррета, которого она рисовала в своем воображении много лет назад.

– Потому что ты красива и добра. Потому что мои фермеры обожают тебя, а мой слуга и твоя тетка, без сомнения, убьют меня, если я оставлю тебя здесь. И потому что я еще ничего в жизни не хотел так сильно, как хочу тебя, – с чувством произнес Гаррет. – Но самое главное, потому что я люблю тебя. Я не понимал этого до сегодняшнего дня. Но я знаю, что люблю тебя уже давно.

Сердце Марианны переполняла радость. Наконец она преодолела все барьеры и нашла дорогу к сердцу Гаррета. Теперь оно принадлежало ей.

– Так как? – спросил Гаррет, глядя в сияющие глаза Марианны. – Сможет ли твое сердце полюбить такого нечестивца?

Марианна поднялась на цыпочки и с нежностью поцеловала Гаррета.

Он прижался к ее губам с такой страстью, что Марианна почувствовала, как слабеет в его объятиях.

– Скажи и ты, – прошептал Гаррет, отрываясь от ее губ. – Скажи и ты, Мина!

– Я люблю тебя, – произнесла Марианна неожиданно дрогнувшим голосом. – Я люблю тебя так давно, мой бедный дорогой изгнанник.

– И ты выйдешь за меня замуж, – добавил Гаррет тоном, не терпящим возражений.

Он снова поцеловал Марианну. В этот момент в дверь просунули головы король и сэр Генри, чтобы узнать, как обстоят дела. Отец Марианны мгновенно возмутился и был готов положить конец тому, что видел, но Карл, улыбаясь, оттащил его назад от двери.

– Не беспокойтесь, – шепнул король. – Я думаю, они вполне во всем разобрались.

Эпилог

– Папа! Мама! Посмотрите, что мы нашли с тетей Тамарой!

Гаррет повернулся и увидел, как его четырехлетняя дочь Беатрис, подпрыгивая, бежит по траве к яблоне, под которой он стоял.

Тамара немного медленнее шла следом за девочкой, которая сжимала в кулачке что-то черное и как знаменем размахивала им над головой.

– Что это? – спросила Марианна, сидевшая на земле около Гаррета. Ее лицо озаряла улыбка.

Гаррет почувствовал, как у него перехватило дыхание, когда он взглянул на жену. Она была беременна вторым ребенком и вся светилась от счастья.

Беатрис, запыхавшись, остановилась перед родителями. Обаятельная улыбка делала девочку похожей на Марианну.

Гаррет ласково взъерошил волосы дочери:

– Что же ты нашла там, детка?

Голубые глаза девочки восторженно засияли, и она протянула Гаррету смятый кусок черного шелка. Гаррет узнал его и с улыбкой взглянул на Марианну.

– Моя маска, – тихо сказала она. – Где ты нашла ее?

Опустившись на колени рядом с матерью, Беатрис разложила тряпицу и принялась благоговейно разглаживать ее.

– Она была в сундуке со старой одеждой. Тетя Тамара сказала, что я могу поиграть с этими вещами, пока за ней не придет дядя Уильям. А потом мы нашли это! – Девочка посмотрела в лицо матери. – Тетя Тамара сказала, что когда-то это принадлежало тебе.

– Да. Она была на лице твоей мамы, когда я впервые увидел ее, – ответил Гаррет дочери. Перед ним возник образ Марианны, какой она была, когда он увидел ее в лавке мистера Тиббета. Он до сих пор помнил презрительный взгляд ее карих глаз в прорезях маски.

Марианна подняла на мужа глаза и улыбнулась. Она тоже помнит, подумал он и положил руку жене на плечо. Марианна накрыла ее своей ладонью.

– А почему мама носила маску? – спросила Беатрис.

– Она не хотела, чтобы я видел ее прекрасное лицо, дорогая, – усмехнувшись, ответил Гаррет. – Она знала, что как только я увижу его, то обязательно захочу на ней жениться.

Тамара возмущенно фыркнула, напоминая о своем присутствии:

– Думаю, она знала, что вы захотите кое-что еще.

Марианна вспыхнула от смущения, а Гаррет усмехнулся:

– Да.

– Вы оба не должны говорить о таких вещах при Беатрис, – возмутилась Марианна, пытаясь сдержать смех.

Но Беатрис не обратила внимания на ее слова. Мимо пробежала одна из собак из вновь отстроенной псарни, и девочка, вскочив на ноги, со смехом бросилась за ней.

– Я догоню ее, – сказала Тамара и, подобрав юбки, быстрым шагом направилась за Беатрис, не переставая ругать ее.

Гаррет присел рядом с Марианной и, взяв маску в руки, поднес ее к лицу Марианны.

– Ты не поверишь, – сказал он серьезным тоном, – но в ту страшную ночь, все время, пока ты занималась моей раной, я не мог заставить себя поверить, что ты не солгала мне об оспе. Я был уверен, что твое лицо должно быть таким же очаровательным, как и твой голос.

Марианна недоверчиво посмотрела на мужа:

– Мой голос? Но в ту ночь я говорила тебе грубые слова.

Гаррет покачал головой и положил маску Марианне на колени.

– Но не все слова. Ты говорила о цветах, когда в моем сердце росли только сорняки. Вот тогда я впервые понял, что ты нужна мне. Я хотел тот цветок, который ты прятала под покровом таинственности. – Гаррет взял жену за руку. – Я довольно долго не мог сорвать эти покровы, не так ли? Слава Богу, наконец мне это удалось. – Он прикоснулся к щеке Марианны, а затем начал поглаживать ее нижнюю губу.

– И ты нашел цветок, который искал? – шепотом спросила Марианна.

– Его и многое другое, – так же тихо ответил Гаррет. – Я нашел целый сад. Сад любви в твоем сердце.

Марианна улыбнулась в ответ счастливой улыбкой.


home | my bookshelf | | Сорванная вуаль (Любовь срывает маски) |     цвет текста   цвет фона