Book: Сказки для тебя



Сказки для тебя

Андрей Маркович Максимов

Сказки для тебя

Купить книгу "Сказки для тебя" Максимов Андрей

Почти сказочное почти предисловие

Жил-был на свете Мальчик, который больше всего на свете любил сказки. Сказки отвечали ему взаимностью и всегда с радостью ему рассказывались.

Они рассказывались столь часто, что однажды Мальчику показалось, будто все сказки на свете уже рассказались, закончились. Едва начнёт рассказываться сказка про Змея Горыныча, а Мальчик говорит: «Не рассказывайся больше. Я тебя уже слышал». И со сказками про заморских принцев и местных принцесс – та же история. И даже марсианские сказки все рассказались. И венерианские тоже.

Мальчик грустил-грустил… Грустил-грустил… Грустил-грустил… Но от грусти ещё ни одной сказки не появилось.

И тогда Мальчик подумал: «А почему это сказки всегда рассказываются только про дальние страны и неведомые миры? Неужели о собственном доме сказка рассказаться не может?»

Оказалось – может, и ещё как! Самые, казалось бы, обычные предметы запросто могут обернуться волшебной историей. Не веришь? Так слушай.

…И вот теперь каждый день Мальчик слушает свой дом. Дом рассказывает ему сказки.

Рассказываются эти волшебные истории, и кажется: нет им конца. Истории странные: послушав каждую из них, Мальчик обязательно идёт к маме, и они разговаривают. Ведь никогда не рано начать говорить про жизнь и про любовь.

А как ты думаешь, в твоём доме рассказываются сказки? Оглядись хорошенько. Послушай внимательно. Столы, стулья, лампочки, шкафы – они только кажутся обыкновенными, а на самом деле… Стоит только прислушаться…

Слышишь?

Два брата и ещё один

Традиционная сказка

Сказки для тебя

В некотором царстве в непонятном государстве жил да был мужик. Как водится, жены не было у него, зато имелось три сына: старший, средний, ну, и ещё один.

Чтоб сказка дальше двигалась по своему сюжету сказочному, надумал как-то мужик помирать. Как положено, лёг в избе на печь, поднял глаза ввысь, принял, то есть, положение задумчивое.

Потом подозвал к себе сыновей и говорит:

– Ну вот, сыны, чую, смерть ко мне в гости пожаловала.

Старшие сыновья стоят, потупившись, – приготовились горевать.

И только третий сын говорит взволнованно:

– Это… бать… ну, может, мы врача позовём, а?

– Вечно ты! – От возмущения отец чуть с печи не свалился. – Сказано: помираю, значит, надо так… а ты тут, понимаешь…

Ну, третий сын тоже пригорюнился: что ж делать, раз надо?

Отец снова положение задумчивое принял и говорит:

– Надобно нам, значит, наследство делить. Жил я долго, работал честно: много не нажил. Но поскольку мужики вы у меня, решил я каждому из вас оружие дать, чтоб пошли вы по белу свету и сами своё добро завоевали. Тебе, старший, даю я меч острый – много на нём зазубрин от былых боёв, но сталь его ещё крепка. А тебе, средний, даю я золото, непосильным трудом заработанное. Капитал первоначальный невелик, так он же не зря нынче первоначальным именуется.

Оглядел младший брат избу, – совсем пригорюнился. Кроме кота без сапог, да крысы – подружки его, – ничего не осталась.

– А тебе, сын мой младший, – произнёс отец торжественно, – слово своё оставляю в наследство. Много раз выручало оно меня.

Момент хоть и торжественный, а всё одно – средний брат да старший – улыбки сдержать не могут, думают про себя такие одинаковые мысли.

«Что за штука такая – слово? – думают. – Голову им не отрубишь, коня на него не купишь. Баловство одно, одним словом».

Оглядел отец избу взглядом прощальным и говорит:

– И ещё хочу, сыны мои, чтобы через семь лет, семь месяцев и семь дней пришли вы на могилку мою, и рассказали друг другу по чести, чем богаты стали.

С этими словами сложил мужик руки на груди, и поступил, как хотел, то есть умер.

Дальше всё, как водится пошло.

Поднимает солнце луну на своих лучах, опускает месяц солнышко на своих рожках – бегут дни. Завьюжит позёмка, – скроет тепло; распустятся листья, сбросят снег – проходят годы.

А три брата, выполняя наказ отцовский, бродят по земле, – добро наживают. Избу свою на кота без сапог оставили, потому как, ежели велел отец – деться некуда, надо добро наживать.

И вот, наконец, прошло семь лет, семь месяцев и семь дней. Пришли братья на могилу отцовскую.

На камень большой сели: старший брат, средний и ещё один.

Начал старший первым говорить – по старшинству.

– Я, – говорит, – мечом своим такое себе богатство завоевал, – и не рассказать. На меня специально люди посмотреть ездят.

– А я, – сказал средний. – Всех купил. И те, кто к тебе ездит, стоит мне только захотеть, с места не сдвинутся.

Поворчал старший брат, но спорить не стал, знал потому что: со златом не больно-то поспоришь.

Смотрят два брата на младшего, – а тот молчит. Правда, не просто молчит, а со смыслом, – многозначительно, то есть. Но всё одно: слóва не роняет.

Наконец, не выдержал старший брат, повернул к младшему своё иссечённое в битвах лицо, – без глаза и без уха, – и спрашивает:

– Что, не о чем рассказать тебе, братец? Ты, конечно, может, и сохранился лучше нас, зато одежда на тебе какая-то бедная, будто с чужого плеча.

Молчит младший. И не то, чтобы грубо молчит или по-хамски, но не разговаривает и всё тут.

Тогда протянул к нему свои узкие, длинные, перстнями украшенные руки, средний брат и спрашивает:

– Что, нечего тебе, братец, сказать?

Молчит младший брат. И не просто так молчит, а как будто со смыслом каким.

А, между тем, посерел день, успокоились земные краски, затихли.

Оглянулись братья: люди вокруг них сидят. И со всех сторон, куда только глаз достать в силах, – ещё тянутся.

– Чего это они? – удивились братья хором.

– Ко мне идут, – сказал, наконец, младший. – За словом.

И снова замолчал: значительный такой и молчаливый.

– Да что ты им дать-то можешь?! – удивился старший. – У тебя ж ни силы нет, ни славы!

– Да зачем они идут к тебе только?! – возмутился средний. – У тебя же ни влияния, ни богатства!

Но не отвечает им младший брат. Не из гордости не отвечает, и не от плохого воспитания. Просто: для чего слова-то попусту тратить, не для того они, слова, созданы. А люди всё идут, идут да идут. Столько их уже, – счесть невозможно.

С окрестных холмов спускаются, по всем дорогам приближаются, – молчаливые, сосредоточенные. Глядят внимательно, ищут младшего брата глазами, а как найдут, – улыбнутся. Подойдут близко, сядут на землю, ждут.

И тут встал младший брат, шапку снял и поклонился отцовой могиле.

И люди, – все, все, как один, – встали тоже за ним вслед, да и поклонились.

А двум братьям отчего-то страшно стало. Не за богатства свои, нет, а за что-то другое, необъяснимое…

Про слова

Сказки для тебя

…Жил-был один человек, он был очень труслив. Он жил в постоянном ожидании, что его кто-нибудь обидит. И, надо сказать, его постоянно обижали – потому что чего человек ждёт, то, как правило, и получает.

Человек не знал, как себя обезопасить. Он строил деревянные заборы, но стоило подуть настоящему ветру – заборы падали, и человек снова чувствовал себя незащищённым. Он строил каменные заборы, но за ними было невыносимо душно жить. Когда человек выходил из дома, он брал с собой палку, чтобы ударить того, кто его обидит. Но и палка не спасала.

Человек жил в обиде. И чем острее понимал человек свою беззащитность перед обидой – тем больше становилась обида.

И тогда трусливый человек нашёл самый крепкий на свете материал. Он нашёл материал, который не тонет, не боится ветра и хорошо пропускает воздух. Человек построил изгородь из слов. Он постоянно говорил бессмысленные слова. Знаешь, есть такие слова, в которых смысла нет вовсе. Например, когда люди ругаются: говорят, вроде, много и темпераментно – а смысла ни на грош.

И чем больше говорил человек, тем выше становилась изгородь из слов, тем беспомощней становилась обида. Наконец она вовсе исчезла, а человек сел в центр изгороди и спокойно закурил.

Изгородь стояла величественная и неприступная. Слова складывались в монолитные предложения, и, казалось, нет такой силы, которая может их разрушить. И никто из людей не знал, что с ней можно поделать.

Но однажды к изгороди подошёл маленький мальчик и спросил:

– Что это?

Вопросительный знак отскочил и встал рядом с каким-то предложением в изгороди. Предложение сразу отвалилось.

– Почему оно здесь стоит? – снова спросил малыш.

И снова вопросительный знак ударился о забор слов, и снова какое-то предложение отвалилось.

– Кому нужна эта глупость?

И всё повторилось.

Мальчик всё время что-нибудь спрашивал – ему надо было во многом разобраться. И удивительное дело: предложения казались непоколебимыми и ясными, они были спаяны так крепко, но стоило встать сзади них вопросительному знаку – они почему-то сразу распадались на отдельные слова.

И очень скоро человек остался сидеть безо всякой защиты посреди вороха ненужных слов и букв.

– Вот так, – сказал почему-то мальчик и ушёл.

А трусливый человек поднялся, отфутболил подвернувшееся некстати слово и отправился искать такое место на земле, где не обижают трусливых людей.

Говорят, до сих пор ищет.

Пять фраз про ерунду

Сказки для тебя

В чёрном-чёрном лесу жила чёрная-чёрная пантера, которую, впрочем, никто никогда не видел: невозможно увидеть чёрную-чёрную пантеру в чёрном-чёрном лесу.

В белом-белом лесу жил белый-белый заяц, которого, впрочем, тоже никто никогда не видел: невозможно увидеть белого-белого зайца в белом-белом лесу.

Ах, если бы их поменять местами: чёрную-чёрную пантеру поселить в белый-белый лес, а белого-белого зайца – в чёрный-чёрный лес: то-то всё стало бы ясно и зримо.

Но вот вопрос: какого цвета поле разделяет чёрный-чёрный и белый-белый лес, и не приметит ли на этом поле пантера зайца, а если приметит – не съест ли?

На вопрос этот нет ответа: и потому всё остаётся, как прежде: чёрная-чёрная пантера живёт в чёрном-чёрном лесу, а белый-белый заяц – в белом-белом лесу, и их никто никогда не видит.

Про глупую дверь

Сказки для тебя

Однажды одной Двери надоела её жизнь.

«Ну что такое, в самом деле, – думала Дверь и нервно скрипела. – Работа вредная: всё время на сквозняке. Каждый, кому не лень – ногой бьёт, уже вся в ссадинах, каждая дощечка ноет. К тому же, никакого творчества: «откройся – закройся», вот тебе и всё. И вообще…»

Дверь точно не знала, что именно «и вообще», но так всегда бывает: стоит начать жаловаться самому себе на жизнь – на ум сразу приходит масса всяких грустных, ненужных, тревожных и прочих неприятных мыслей, но всегда остаётся ощущение, что не пришло ещё больше.

«И ведь самое обидное, – гневно скрипнула Дверь, – что, в сущности, никто не обращает на меня внимания. Привыкли: «туда-сюда» – и всё. Они, наверное, думают, что каждый так может – на сквозняке, без творчества, в ссадинах… Ладно-ладно, я заставлю их обратить внимание на меня».

Как известно, чтобы обратить внимание на себя, надо сделать то, чего от тебя никто не ждёт. И Дверь закрылась. Плотно. Крепко. Навсегда.

Сначала все удивились. Стали стучать. Колотить. Потом – просить. Всё без толку. Что оставалось делать? Пришлось рядом со старой Дверью выдолбить новую.

А старую Дверь забили. За ненадобностью. И она превратилась в часть стены.

По ночам старая Дверь вздыхала и говорила своей новой соседке – Двери:

– Не хочешь дать дуба и стать просто частью стены – работай, пока дают, и не жалуйся.

Про скучалку, кошмарика и другие существа

Сказки для тебя

Однажды Мальчик со всеми поссорился: и с мамой поссорился, и с папой поссорился, и с бабушкой, и с дедушкой, и с другом своим единственным-закадычным. В общем, со всеми поссорился, сидел себе во дворе и скучал. Одинокий, как белый медведь в пустыне. Или как змея во льдах. Что, в сущности, одно и то же.

Мальчик сидел и говорил сам себе: «Я никому не нужен, и мне, значит, не нужен никто». И совсем Мальчик расстроился и решил пойти туда, где людей нет, чтобы ему никто не мешал.

И пошёл. И вот идёт он сам по себе. Вдруг видит: стоит посреди поля Дворец. Очень красивый. Прям как персидский. Разукрашенный весь. Двери ажурные, везде камни драгоценные натыканы.

Толкнул он дверь резную, она заскрипела таинственно и открылась. Мальчик во Дворец вошёл. А там, в полумраке девушка сидит. Грустная-грустная. Но очень красивая. Как киноактриса.

– Здравствуйте, – говорит Мальчик.

– Не уверена, – говорит девушка и вздыхает.

Повздыхала она, повздыхала и говорит:

– Меня Скучалка зовут. Потому что я целыми днями только и делаю, что сижу и скучаю. А сейчас ещё и Кошмарик придёт.

Мальчик не успел даже спросить, что за существо такое – Кошмарик, как вдруг, откуда ни возьмись юноша появляется: голова нечёсаная, из одежды – одна набедренная повязка, да и та не стиранная, зубов почти нет, а те, которые есть – нечищеные. В общем, страшный.

– Я – Кошмарик, – говорит. – А ты кто?

Мальчик отвечает запросто:

– Я просто погулять вышел. Поссорился со всеми – вот и гуляю.

– Скандальчика, значит, выпустил, – вздохнула Скучалка. – Пошли с нами. Будем скучать кошмарно.

И вот пошли они по Дворцу. Идут по длинному коридору. Потолки в коридоре высокие, а на каждом потолке – люстры висят. Огромные, как во Дворце Съездов, и красивые.

Ходят они, ходят. Вздыхают все вместе. Но не разговаривают. Потому что со Скучалкой и Кошмариком какой разговор?

Правда, время от времени бросаются им под ноги маленькие Драчунчики и всё норовят ударить. Однако Драчунчики трусливые, как тараканы. Стоит им погрозить – сразу убегают.

Ещё Ворчунчики попадаются. Про жизнь хотят разговоры говорить. Но от разговоров Ворчунчиков какой интерес? Никакого. Как от дикторов телевидения.

Мальчик спрашивает:

– А Прекрасенок у вас нет? Хоть одна маленькая Прекрасенка к вам не заходила?

– Прекрасенки в другом дворце живут, – отвечает Кошмарик.

– А Интересенки?

– И Интересенки в другом, – причитает Скучалка.

Ходят они, ходят. Мальчик утомился очень сильно. Устал. Как Суворов при переходе Альп. Или как хоккеисты после матча. Что, в принципе, одно и то же.

И спрашивает Мальчик:

– А можно в тот дворец попасть, где Интересенки живут и Прекрасенки?

И тут вдруг такое произошло. Удивительное. Невероятное прямо.

Скучалка и Кошмарик как упадут на пол и как начнут на Мальчика смотреть. А во взгляде их – не то интерес неподдельный, не то раздумья сомнительные: нормальный Мальчик или всё-таки какой-то другой?

– Вы чего? – Мальчик спрашивает.

А Кошмарик отвечает:

– Это мы от удивления упали. И тебя изучать начали.

И снова смотрят на Мальчика снизу. И взгляд у них такой неприятный. Как у учителя физики, когда он пальцем по журналу водит – ищет, кого к доске вызвать.

Наконец Скучалка говорит:

– А мы думали, ты – человек. Хоть в чём-то и Скандальчик, но в целом – человек.

– Я человек и есть, – отвечает Мальчик, но не очень уверенно.

– А был бы ты человек, – сказал Кошмарик, – ты бы знал, что и Прекрасенки, и Интересенки, а также Кошмарики, Скучалки…

– А также Вредятинки, Скандальчики, – подхватила Скучалка, – Грязнулики и Чистюлики и многие другие полезные существа в тебе самом живут. Важно только выпускать на свободу кого надо.

– А кого не надо – не выпускать, – подытожил Кошмарик.

И только он произнёс такие слова, Мальчик видит, что он уже опять в своём дворе сидит.

Сидел он так, думал-думал и придумал.

– Сейчас Извинялку выпущу и с мамой помирюсь.

Мальчик выпустил на свободу Решилку и пошёл к маме – Извинялку выпускать.



Два квадрата

Cказка с оформлением

Сказки для тебя

Хватит тебе просто так сидеть, – сказки слушать. Возьми-ка, дружок, бумажку, – будем рисовать.

Нарисуй, пожалуйста, два одинаковых квадрата. Один и другой.

Получилось? Одинаковые?

А теперь, – слушай про них сказку. И не забывай периодически на сами квадраты смотреть, чтобы у нас получилась «сказка с оформлением».

Квадраты эти, уверяю тебя, только с виду такие одинаковые, а, на самом деле, – они разные совсем. Потому что разные у них характеры.

А характер, он, знаешь, от чего зависит? От взгляда на жизнь.

Один Квадрат, – правый, погляди внимательно, – он смотрит на мир из своего внутреннего угла. Понимаешь, как это происходит? То глядит из правого угла, а то – из левого. Но всегда весь мир через себя видит. То есть, сначала, – себя, а затем уж, – весь мир.

И тем больше он на весь мир через себя глядит, тем больше сам себе нравится.

«Вот, – думает правый Квадрат. – Я и мир. И мы – равны! Здорово! Что бы ни случилось, я навсегда таким останусь: прямым, гладким, четырёхугольным!»

А второй Квадрат, левый, смотрел на мир из своего внешнего угла. Посмотри теперь на него внимательно, чтобы понять, как это происходит.

То есть, сам себе он был абсолютно неинтересен: левый Квадрат всегда миром окружающим интересовался. Всё хотел засунуть свой угол, куда не следует, разумно полагая, что, если совать свой угол, куда не следует, – можно на что-нибудь интересное наткнуться.

Бывало, натыкался левый Квадрат на интересное. А бывало, – что и на опасное. Иногда даже давали любопытному Квадрату пинка, но он не обижался, потому что любопытство его было сильнее всех обид.

И вот однажды любопытный левый Квадрат обнаружил, что все его углы пообтесались от тычков, и вообще квадратом он может называться только условно, ибо превратился в круг.

Отчеркни карандашом у квадрата четыре угла. Что получилось? То-то же!

Вот круглый Квадрат покатился по всему миру и увидел столько всего интересного, чего даже сказочники не видят, хотя они, уверяю тебя, видят всё.

А его, очень правый собрат, так и остался стоять на месте: гладкий, аккуратный, обыкновенный… Как скука.

Глянь-ка на него, сам убедишься.

Про любовь

Сказки для тебя

Выключатель был маленький-маленький.

К тому же – чёрный, и, как говорили, – плоский.

Лампочка была большая-большая. К тому же – яркая, и одетая в столь прекрасный и модный абажур, что нет ничего удивительного – Выключатель в неё влюбился.

Ему очень нравилось, что она то вспыхивала – и тогда казалась весёлой и беззаботной, то гасла – и тогда представлялась задумчивой и нежной. К тому же, у неё были такие прекрасные формы, а эта широкополая шляпа-абажур – с ума сойти! В общем, Выключатель очень страдал.

Лампа висела в центре комнаты, а Выключатель торчал в углу, откуда мог только вздыхать. Лампочка кокетливо подмигивала. Но быть вместе они никак не могли. Никогда.

Оконное Стекло было никакое. Его даже никто не замечал. Смотрели, казалось бы, на него, а говорили что-нибудь вроде: «Какая сегодня хорошая погода». Или: «Посмотри, какой на улице смешной щенок». А про Оконное Стекло никто никогда ничего не говорили хорошего, разве ругали иногда: «Стекло, – ворчали, – опять грязное». Было отчего разозлиться и обидеться.

К тому же, Оконное Стекло считалось дальним родственником лампочки, и судьба Лампочки всегда казалась ему более светлой.

И вот однажды Оконное Стекло сказало: «Послушай, друг Выключатель. – Выключатель и Оконное Стекло никогда не дружили, но когда говорят что-нибудь неприятное – часто лгут. – Послушай, друг Выключатель, – повторило Оконное Стекло для пущей убедительности. – Ты хоть знаешь, по кому вздыхаешь, наивный? Ты хоть знаешь, что Лампочка без тебя жить не может?»

Выключатель очень обрадовался и испугался. Так всегда бывает, когда дело касается любви.

– Ты же её король, её начальник, её предводитель, – Оконное Стекло даже задрожало от волнения. Когда хочешь сделать гадость – тоже волнуешься. – Если ты захочешь – она будет светиться. Не захочешь – погаснет. Было бы только твоё желание – и она начнёт мигать каждую секунду или не гореть вовсе. Что ты страдаешь? Она – твоя слуга, подчинённая, рабыня. А ты по ней вздыхаешь, дурачок…

От удивления Выключатель ушёл в себя – выключился – и тотчас погасла Лампочка.

– Что ты мне сказал? Как ты можешь так называть её! – вышел из себя Выключатель, и Лампочка включилась.

– Ну, убедился? – радостно задребезжало Оконное Стекло.

– Это правда, ты так зависишь от меня? – спросил Выключатель Лампочку, потому что влюблённые верят только друг другу.

– Правда, – вздохнула Лампочка и будто потускнела. – Теперь ты можешь издеваться надо мной и делать со мной, что хочешь. Теперь ты понял, как я завишу от тебя, и любовь превратится в рабство.

– Вот так-то… А то вздыхают тут, спать не дают, – очень противно дзинькнуло Оконное Стекло.

– О чём ты? – улыбнулся Выключатель. – Значит, на самом деле мы не далеки друг от друга, и это всё обман? Значит, мы связаны? Значит, самой судьбой уготовано нам быть вместе. Оказывается – мы с тобой муж и жена. И теперь мы будем жить с тобой очень счастливо: когда ты захочешь, только скажи мне – вспыхнешь ярким светом. Устанешь, – будешь отдыхать. Я стану защитником твоего света. И сторожем.

– Вот дурак-то! – выругалось Оконное Стекло. Так часто бывает: когда нечего сказать – ругаются.

На этом можно было бы поставить точку, но если уж быть правдивым до конца, надо добавить: Лампочка эта никогда не перегорала. Все вокруг удивлялись: как неправдоподобно долго горит эта Лампочка. Все вокруг, наверное, просто не знали: эту Лампочку любят…

Про Ленивца

Сказки для тебя

Однажды Мальчик болел. Потому что простудился: насморк и кашель. И всё потому, что по лужам ходил босиком и мороженое ел. Если б он это по отдельности делал: поел бы мороженое, потом бы чинно разулся, по лужам бы ходил босиком – может, и не заболел бы. Но он совершил два таких поступка. Потому и заболел.

И загрустил. Потому что – заболел. А ещё потому, что телевизор смотрел. А там всё про грустное показывали: про людей. Потому что про привычное – потому и грустное. Людей и в окошко можно увидеть.

И вдруг – нате вам! – про зверей. Да ещё про австралийских! Мальчик сразу перестал грустить – стал на экран смотреть.

Мальчик смотрит, как Кенгуру бегает.

А Кенгуру смотрит, как Мальчик болеет. Жалеет его. И говорит своим кенгурятам: «Никогда не ходите босиком по лужам. А уж если пошли – ни за что не ешьте при этом мороженое».

И вдруг видит Мальчик: Ленивец висит на дереве. И ничего не делает! Висит себе вниз головой, потому что ему так удобней – и не делает ничего!

Мальчик не утерпел, конечно, сильно уменьшился и прыгнул в телевизор. Потому что очень хотел. Захотел, уменьшился и прыгнул.

Попал в Австралию и сразу рядом с Ленивцем повис.

И вот висят они вдвоём вниз головами.

Мальчик говорит:

– Привет!

А Ленивец не отвечает. Причём, с таким видом не отвечает, будто важным делом занят. Хотя на самом деле просто вниз головой висит.

Тут мимо Собака Динго бежит и говорит:

– Привет! Ты чего здесь висишь – умный, что ли?

А Мальчик не отвечает. Потому что он же тоже ленивец.

Собака Динго на него посмотрела уважительно и дальше бежит.

Тут мимо Крокодил ползёт и шипит такие слова:

– Ты что, новенький ленивец? И такой же умный?

Мальчик ничего не отвечает. Потому что Ленивец не отвечает. А он, Мальчик, потому что тоже ленивец и тоже не отвечает.

А тут вдруг никто не ползёт.

И тогда Мальчик спрашивает у Ленивца:

– А что, мы – ленивцы – самые умные?

Ленивец не ответил сначала, но потом сказал всё-таки. Наверное, ему слова эти приятно было произносить, вот он их и произнёс.

– Мы, ленивцы, – ответил Ленивец, – самые умные. К нам всегда за советом идут. Потому что мы висим целыми днями и думаем. У нас, у ленивцев, мыслей очень много – мы ими делимся всегда. К тому же, все на жизнь смотрят головой вверх, а мы, ленивцы, головой вниз. Это создаёт неожиданный взгляд.

Тут Мальчик почувствовал, что у него кровь к голове приливает, и подумал: «Наверное, это неожиданный взгляд пришёл».

Спрыгнул с дерева и домой пошёл. Потому что дома лучше.

Но теперь, если Мальчику надо про что-то подумать – он сразу вниз головой повисает. Потому что так думается лучше.

Кстати, после Австралии Мальчик сразу выздоровел – потому что климат там хороший.

Только одного никак понять не мог – хоть и висел вниз головой многократно – как же это он всё понимал, что ему в Австралии говорили? Неужели он на самом деле ленивцем был, причём, австралийским? Совершенно непонятно.

Вот и вся история.

Монолог Микрофона

Сказки для тебя

Что в нашем доме находится?

То, что в нашем доме находится.

А ещё что в нашем доме находится?

То, что в телевизоре находится.

Вот ведь какое дело: оно, вроде как, в телевизоре. А, с другой стороны, так нам знакомо, что как бы и у нас в доме.

Например, Микрофон на тоненькой ножке. Всякий его видел, всякий знает. Но мысли Микрофона никому не ведомы.

Мне один раз, да и то случайно, удалось узнать, что думает Микрофон:

– Ой! Ну, только не надо ко мне приставать, пожалуйста. Не надо ко мне подходить и орать в меня всякую ерунду. Орать не надо, я вас очень прошу.

Я могу так кричать, что трибуны стадиона лавками заткнут свои уши. Я могу так орать, что раскаты грома покажутся вам шёпотом небес. Я – король звуков, царь грохота…

Но эти звуки чужие. Этот грохот не мой.

Я могу изгибаться, чтобы вам было удобнее поднести меня к своему рту, а потом вопить вашим голосом ваши же мысли.

Но если бы вы знали, как я мечтаю прошептать, тихо-тихо прошептать собственные слова. Тихо-тихо. Собственные.

…Так думает Микрофон на тоненькой ножке.

Но мысли Микрофона никого не интересуют. Не для того он создан, чтобы думать.

Он создан, чтобы в него орать.

Про перламутровую Пуговицу

Сказки для тебя

А теперь встань, пожалуйста, и попроси у мамы коробочку, в которой лежат пуговицы. Ведь в каждом доме есть такие коробочки. Ты погляди: каких только пуговиц здесь нет!

Но только той, про которую я тебе расскажу историю – нет точно. Потому что она в другом месте живёт.

Впрочем – послушай. Жила-была принцесса. Обычная такая принцесса: капризничала всё время и балы устраивала. Просто, что ни неделя – то бал, а что ни бал – то новое платье, будьте любезны! Знаешь, принцессы они вообще такие странные: почему-то считают, что хорошая жизнь – это когда много платьев. Вот глупые!

Но одно платье у принцессы было самое любимое. За что уж она его полюбила? Может, за кружевной белый воротник, пеной лежащий вокруг шеи? Может быть, за пышные белые оборки, превращающие капризную принцессу в прилежную девочку? А может быть, за перламутровую пуговицу, которая и была главным украшением платья?

Если честно – я не знаю. Во вкусах девочек – тем более, если они принцессы – нелегко разобраться. Но вот, что я знаю абсолютно точно: Пуговица эта ощущала себя очень несчастной. Знаешь, почему? Потому что Пуговица сама мечтала быть принцессой. Как говорится, с кем поведёшься – от того и получай.

Пуговица все время дёргалась (оторваться пыталась) и думала при этом такие мысли: «Я такая красивая! Я такая круглая! И дырочек у меня есть целых две, из которых слёзки могут литься, столь принцессе необходимые. И вообще, это я только с виду прозрачная, а на самом деле – таинственная. Если бы не торчала на этом платье – точно была бы принцессой. Просто обязательно».

Думала так Пуговица, думала, дёргалась, дёргалась – да и оторвалась. Неаккуратно оторвалась – на платье сразу появилась дырка.

Принцесса как увидит! Как закричит! Как ногами затопает! Но делать нечего, пришлось платье выбрасывать. (Конечно, можно было бы и зашить дырку – не такая уж она и большая, – но принцессы этого не умеют. Они вообще ничего не умеют. Только капризничать).

И Пуговицу тоже выбросили. Прямо на помойку.

И вот лежала себе Пуговица на помойке и думала: «Что ж такое? Ну почему так: или жизнь без свободы, или свобода без жизни. И никакого выбора».

Но тут увидел Пуговицу старый ржавый Гвоздь. И даже привстал от удивления и шляпку приподнял, чтобы получше разглядеть.

Луч солнца как раз упал на Перламутровую Пуговицу, и она заиграла таинственными красками. А слёзы, которые капали из её дырочек, делали Пуговицу ещё прекрасней.

– Принцесса! – прошептал Гвоздь.

– Да-да, – сказала Пуговица таким тоном, будто давно привыкла к подобному титулу. – Это я.

И все, кто жил на помойке, стали кричать:

– Принцесса! Принцесса! К нам пришла принцесса!

И все стали Перламутровую Пуговицу утешать, чтобы она не плакала. Но Пуговица сразу не утешилась – как принцессам и положено.

И стала наша Перламутровая Пуговица принцессой помойки. Все её очень любили. И капризы её прощали. Потому что с принцессой – оно и на помойке веселей.

А ты видишь, видишь, сколько в маминой коробке пуговиц? Одна из них – точно! – принцесса. Как ты думаешь, какая именно?

Роза и Кактус

Сказки для тебя

А вот ещё есть – любовь.

Вокруг кричат: «Не надо, мол, детям про это… Ещё успеют… намучиться…»

Но куда же денешься, когда она, – везде? Просто везде вокруг. Куда ни глянь, ни кинь, ни посмотри… Буквально всюду.

Вот, например, однажды росли Роза и Кактус. Между ними была бездна. Пустыня. Космос. Между ними был подоконник.

И что нашла Роза в толстеньком, вечно озабоченном неизвестно чем, Кактусе? И что нашёл Кактус в худющей большеголовой Розе?

Тут ведь, в каком возрасте ни размышляй, в любви ничего понять невозможно.

Часто Кактус смотрел на тощую фигуру Розы, на её вызывающе яркую причёску и думал: «И чего я только в ней нашёл?»

Но глаз оторвать не мог.

Роза смотрела на несимпатичный Кактус, и думала про него такое, о чём мне даже рассказывать неловко.

Но смотрела всё равно.

Любовь их была обречена. Но, скажу тебе по секрету, когда любовь обречена, тут-то всё самое главное и случается: есть у любви такая сила, которая всё может.

Она так и называется сила любви. И это стоит запомнить.

Нам ли судить о всемогуществе этой силы? Нам ли разбираться, каким непостижимым образом Роза и Кактус оказались рядом? И вот они стоят уже близко-близко.

Мгновение: и обнимут друг друга. Но… мешают колючки.

Вот ведь какое дело: колючки – это то единственное, что их и роднило, и объединяло, и потому они не обращали на них никакого внимания. Совсем.

Кактус родился тугодумом. Но тут и он сообразил, что жить без Розы не сможет.

Сила любви, – одно слово. Точнее, – два.

Ну, а как догадался, жизнь его стала ясной и простой.

Кактус сбросил свои колючки!

– Что ты наделал! – закричала Роза.

Как и всякая настоящая Роза, она никогда не выказывала своей радости перед мужчиной.

– Ты теперь абсолютно беззащитен! Беззащитен! – причитала Роза. – Как же так можно! Без шипов! Без шипов!

Тут она – р-раз! – и тоже сбросила свои колючки.

Должен тебе сказать, что Розы нередко говорят одно, когда делают что-нибудь абсолютно противоположное.

И тогда они обнялись и слились воедино. И им уже никак нельзя друг без друга: ведь они ничем не защищены. А если они вместе, – попробуй, сломай.

Нам ли понять, как питаются они от одного корня? И как не скучно им друг с другом, – всегда вместе и столько лет?

Любовь, – одно слово.

Точно – одно.

Но всё объясняет.

Про скамейку, которая хотела поиграть

Сказки для тебя

Самое удивительное в этом мире – это то, что в нём со всеми что-нибудь происходит. Куда ни погляди – обязательно происходит что-нибудь. Потому что нет на свете никого, с кем не могло бы произойти какого-нибудь приключения.

Так думала одинокая Скамейка, стоя в парке на берегу моря. С тоской глядела она на проходящих людей, на пролетающих птиц, на проплывающие корабли.

У Скамейки была одна, самая главная мечта: с кем-нибудь поиграть. Она не знала точно, во что именно и с кем, но поиграть ужасно хотелось.

Но никто не хотел играть со Скамейкой – на неё просто плюхались все, кому не лень, а некоторые – страшно сказать – даже плевали.

Ну, разве можно жить на свете, когда на тебя плюют? Вот Скамейка и решила: «Даром, что ли, есть у меня ноги – целых шесть? Пойду, поищу того, кто захочет поиграть со мной».

И пошла Скамейка. Шла себе, шла. Устала. Но никто так и не предложил ей поиграть.

Скамейка расстроилась очень сильно и решила полетать. Разбежалась, взлетела. Шесть ног превратились в шесть крыльев – взлёт прошёл нормально.

Птицы сначала испугались немножко, а потом обрадовались.

– Вот здорово, – говорят. – У нас теперь есть летающая скамейка. Теперь можно отдыхать, не приземляясь.

И птицы уселись на Скамейку.

Скамейке это очень не понравилось: во-первых, того и гляди, на землю рухнешь. А во-вторых, стоило ли в небо подниматься, чтобы опять на тебе все сидели? Когда же игра-то начнётся?

Не понравилось скамейке быть летающей – решила она побыть плавающей. Может, в море кто захочет с ней поиграть?

Опустилась Скамейка в море. Рыбы поначалу тоже испугались, а потом обрадовались.

– Вот, – говорят, – здорово. Теперь заживём, как люди. Раз у нас Скамейка появилась – совсем другая жизнь начнётся. Ведь это же очень важно, чтобы было где отдохнуть.



И рыбы уселись на плавающую Скамейку.

Скамейке это совсем не понравилось: во-первых, того и гляди, утонешь. А во-вторых, стоило ли в море опускаться, чтобы на тебе сидели все, кому не лень?

«Что ж такое, – думает, – неужели никто не предложит мне какую-нибудь игру? Что за жизнь пошла, если Скамейке даже поиграть не с кем?»

Вдруг слышит голос:

– А ты сама игру придумай.

Скамейка так резко остановилась, что все рыбы с неё попадали и, обиженные, поплыли в разные стороны. Один Сом усатый остался. Смотрит на Скамейку – улыбается.

Поулыбался, а потом говорит:

– Мы, сомы, умные очень. Нам даже говорить ничего не надо – мы чужие мысли понимаем чрезвычайно легко.

– И какие же мои мысли вы понимаете? – спрашивает Скамейка.

– Понимаю я: ждёшь ты, Скамейка, кто бы тебе игру придумал. А ведь могла бы придумать сама. Или Скамейки совсем уж деревянные – сами игру придумать не могут?

– Могут! Конечно, могут! – закричала Скамейка.

А про себя подумала: «Могут-то могут, да только не знают как».

Забыла Скамейка, что сомы мысли умеют читать. Сом – он такая рыба таинственная: ты ему что угодно можешь рассказывать, а он всё равно мысли твои прочтёт.

И тогда Сом говорит:

– Хочешь совет? Вот ты была в небе – там много птиц. Я мудрый Сом, я знаю, что в небе есть птицы, но другие рыбы об этом не знают. А птицы не знают о том, что есть рыбы. Почему бы тебе не поиграть в мост между птицами и рыбами? Это будет очень даже неплохая игра.

Скамейка сказала:

– Спасибо тебе, Сом. Я так и сделаю. Даром, что ль, я деревянная? Буду мостом.

И подумала Скамейка то же самое. Потому что когда искренние слова – тогда они с мыслями совпадают.

Стала Скамейка играть в мост между рыбами и птицами. И птицы и рыбы стали ходить друг к другу в гости. При этом заметь, никто никого не ел. Потому что все друг другу очень нравились.

Самое удивительное в этом мире, что в нём со всеми что-нибудь происходит, куда ни погляди – обязательно происходит что-нибудь.

Это уж точно.

Про забытый Свет, солнечных мишек и волшебную Сосульку

Сказки для тебя

Известно ли тебе, что всё на свете, буквально всё, бывает добрым или злым. Всё-всё. Даже ты сам.

Ну и свет, конечно, бывает добрым, а бывает и злым. И вот жил на свете маленький, но очень добрый Свет. Это был Свет, который создает уют. Знаешь, бывает такое настроение, когда хочется крикнуть: «До свидания!» – всем большим светильникам, огромным пузатым лампам и прошептать: «Здравствуй!» – маленькому и симпатичному Свету.

Однажды Свет сидел на свечке, болтал ногами и создавал уют. Ему было хорошо и воздушно. Ты понимаешь, конечно, что значит «воздушно»? Это когда так хорошо, что хочется летать. Но только, если захочешь полетать, обязательно придёт кто-нибудь и сделает тебе какую-нибудь гадость. И почему так бывает?

И вот, представь себе, про Свет забыли. Он сидел себе на свечке, а на него никто не обращал внимания, совсем никто. А без внимания – какая жизнь?

Свечке тяжело было держать Свет, и она начала опускаться всё ниже, ниже, ниже… и вот уже ножки Света коснулись пола. Но и на это никто не обратил внимания – видно, про Свет действительно все позабыли.

А знаешь, что бывает, когда ноги Света касаются пола? Правильно, бывает пожар.

Только ведь это был очень добрый Свет – он не умел приносить неприятности. Поэтому он соскочил со свечки и пошёл себе. Сам себе пошёл просто так.

Печально шёл маленький Свет. Очень уж это грустное занятие: быть никому не нужным, особенно, когда ты маленький, да к тому же – Свет.

А знаешь ли ты, что бывает с теми, про кого все забыли и кто никому не нужен? Они начинают страшно мёрзнуть.

Вот Свет мёрз-мёрз, да и превратился в Сосульку. Висел себе под крышей – ничем от других сосулек не отличался. Точнее, почти ничем… Потому что очень уж хорошо эта Сосулька отражала свет. Она пускала такие огромные солнечные зайчики – словно солнечные мишки. Но взрослых людей это не удивляло. Они говорили с серьёзным видом: «Подумаешь, солнечные мишки! Такие же, как зайчики – только большие!»

Но однажды Волшебную Сосульку увидел маленький Мальчик. А надо тебе сказать, что маленькие отличаются от взрослых тем, что взрослые видят то, что им нужно, а маленькие – то, что им интересно. И, конечно же, маленький Мальчик увидел Волшебную Сосульку, и, разумеется, она ему ужасно понравилась. А что хочется сделать с тем, что понравилось? Правильно. Его хочется взять и отнести домой.

Маленький Мальчик так и поступил. И тут надо тебе обязательно сообщить ещё вот что: маленькие отличаются от взрослых также и тем, что взрослые уверены: сосулька обязательно дома растает, а маленькие подозревают, что такое может случиться, но надеются на чудо.

А чудо очень любит, когда на него надеются.

И вот маленький Мальчик принёс Сосульку домой, поставил её на свой стол, и в Сосульке родился добрый Свет. Свет давно хотел опять родиться, но зачем было рождаться, если ты никому не нужен? Сосулька стала светиться, как лампочка, и в комнате Мальчика сразу появился уют.

Маленький Мальчик и маленький Свет сидели и улыбались друг другу. Каждый вечер.

Про самую твёрдую Свечу

Сказки для тебя

Правда, это была не совсем обычная Свеча, потому что у неё был слишком длинный фитиль. Такой длинный – просто невозможно не сунуть его в какую-нибудь тайну. Все свечи, которые с нормальными фитилями, знай себе сгорают, а эта решила тайны познавать. Ну, точно – бракованная.

Долго Свеча думала и, наконец, проникла в самую главную свечную тайну: все беды свечные оттого, что они слишком мягкие: горят себе, только потрескивают – вот и сгорают вмиг.

Как узнала Свеча про эту тайну – очень обрадовалась. Остальные-то свечи не ведают, что горят, а она – ведает: значит, не простая она свеча, а особенная.

О! Это была мудрая Свеча – Свеча, познавшая, что она мягкая и что весь её век – короткая вспышка. И стала она твердеть. Твердела прямо на глазах.

И однажды, увидев её, кто-то сказал: «Смотрите, какой красивый подсвечник в форме свечи!» И сверху на неё поставили другую свечу, и та, вторая свеча, горела ярким пламенем.

Шёл год. За ним другой. За ним ещё и ещё. Менялись свечи над ней, а она оставалась всё такой же твёрдой. И век её был долог и тёмен.

И лишь однажды кто-то, посмотрев на удивительный подсвечник, сказал: «Странно, такое впечатление, что на подсвечнике выступила соль.

Уж не слёзы ли это? – Но, подумав, добавил: – Впрочем, нет: плачут только свечи, подсвечники не горят и не плачут».

Страшная сказка про домашние тапочки

Сказки для тебя

Однажды с одним Мальчиком история приключилась… Я бы рассказал, конечно, только история уж больно страшная. Не боишься? Тогда расскажу. Только, чур, уговор: после этой истории спать не ложись, а то не уснёшь от страха. А если и уснёшь вдруг, то такое приснится… Лучше уж не ложиться. Вот ты и не ложись.

Слушай историю.

История эта началась как раз с того, что тебе делать не надо: один Мальчик лёг спать. Чинно так улёгся в постель, руку под щёку положил, другой рукой свет погасил, глаза закрыл…

А тут такое началось! Ветер ка-ак завоет! Окно ка-ак распахнётся! Мальчик в страхе на кровати сел.

И влетает в комнату огромная чёрная птица. Нет, если уж честно рассказывать, не очень огромная – но птица. Чёрная. И начинает по комнате кружить.

Мальчик спрашивает:

– Чего вам надо, птица?

А птица кружит безответно. Но с намёком. Видно, что она не просто так в комнату прилетела, а по делу.

Ветер дует. Птица кружит. Окно хлопает. Мальчик совершенно не знает, как быть.

А птица вдруг заговорит, причём, человеческим голосом:

– Человек, а человек! Спаси нас! Ты должен нас спасти!

И всё кружит, не останавливается.

Мальчик говорит:

– Послушайте, птица, если у вас дело какое – вы объясните, пожалуйста, а то вы волнуетесь очень, я ничего не могу понять.

Фонари на улице ка-ак закачаются, и только отблески от них по стенам – туда-сюда, туда-сюда. Кошмарный ужас и одновременно – ужасный кошмар!

– Как же мне не горевать, человек, – отвечает птица, – когда с нашей принцессой такое несчастье приключилось. И никто ей помочь не может. Вот и явилась я к вам, людям, молить вас о том, чтобы спасли вы нашу принцессу. Потому что, сам понимаешь, без принцессы какая жизнь?

Ясное дело: без принцессы – какая жизнь? Беспринцессная – хуже нет.

Мальчик и отвечает:

– Какие проблемы? Пошли спасать.

Тут ветер ещё сильнее задул. Отблески от фонарей ещё быстрей закачались, кажется, кто-то огромный кистью по стене водит туда-сюда, туда-сюда.

– А ты летать умеешь? – спрашивает птица.

Ты бы что ответил?

Вот и Мальчик говорит:

– Нет.

А птица говорит:

– Пешком до нас добираться очень долго. Вот были бы у тебя сапоги-скороходы…

Только откуда у Мальчика сапоги, да ещё скороходы? А принцесса, наверное, гибнет-погибает в неведомой беде. Что же делать?

И вдруг домашние тапочки из-под кровати ка-ак заговорят, и, заметь, совершенно человеческим голосом.

– Мы, – говорят они хором, – как раз дальние родственники сапог-скороходов. Мы от них некоторые умения приобрели, не все, конечно, но некоторые. То есть, по лужам ходить не можем, а летать – это сколько угодно.

Мальчик обрадовался очень сильно и подумал: «Надо же, у меня, оказывается, волшебные тапочки».

Обулся он в тапочки и полетел с птицей.

Летят они по чёрному небу. И тут молния ка-ак сверкнёт, и гром ка-ак ша-а-рахнет. Мальчик вниз посмотрел, а земля далеко-далеко, так далеко, что её, землю, и не видно вовсе.

«Кошмар, – думает Мальчик, – а вдруг мои тапочки не приобрели умения летать на дальние расстояния? Сейчас они меня уронят, что я буду делать?»

Но тапочки ничего, летят. Сквозь грохот грома и отблески молний. Летят бесстрашно и настойчиво – как самолёт-истребитель.

Наконец птица начала снижаться. И тапочки за ней.

И вот опустились они в тёмном-тёмном лесу.

Вдруг на дереве филин ка-ак ухнет! А под ногами змея ка-ак зашипит.

Мальчик думает: «Уходить надо. Точнее, улетать. Могут быть неприятности».

Но ведь принцессу выручать надо? Надо, куда ж денешься?

А птица кружит у Мальчика почти под ногами и говорит:

– Ну что же ты стоишь, человек, выручай нашу принцессу. Неужели не видишь, – задыхается она совсем?

И тут одновременно гром ударил, молния сверкнула, филин заухал, змея зашипела, волк завыл. Вдалеке, правда, завыл, но волки, известное дело, очень быстро бегают…

Мальчик на землю от ужаса сел, но принцессу всё равно не видит.

И тут тапочки снова ка-ак запищат. Причём, что интересно: говорят тихо, а Мальчик всё равно слышит.

– Мы, – говорят они хором, – ближе к земле, чем ты, сейчас найдём принцессу и выясним, в чём там дело.

С такими словами сорвались тапочки с ног и исчезли в темноте.

Мальчику стало совсем не по себе: в тапочках он себя гораздо увереннее чувствовал. Остался Мальчик один в темноте и слышал только разные неприятные звуки – жуткие и ужасные.

Наконец, чувствует, тапочки снова на ноги надеваются.

– Я думал, вы совсем не вернётесь, – сказал Мальчик с облегчением.

А тапочки ему на это отвечают:

– Мы ж домашние тапочки – не дикие. Нам без тебя нельзя. А теперь вставай на четвереньки – будешь принцессу спасать.

Мальчик не подозревал, что принцессу надо спасать именно в таком положении, но совета тапочкинского послушался – они ж домашние тапочки, плохого не посоветуют.

И кто бы мог подумать, что, оказывается, принцесса птиц – прекрасная Роза? Представляешь? Птицы её назвали принцессой потому, что она красивая очень. Они в небе летают, а она – такая красивая – их на земле ждёт. Здорово ведь?

Но напали на принцессу злобные сорняки. Птицы с ними справиться не могут, а Мальчик – запросто. Тапочки разведали, где именно противные сорняки растут, а Мальчик их вырвал. Вот и всё.

– Спасибо тебе, человек, – сказала птица. – Ты спас нашу принцессу. Ведь невозможно летать в небе, когда на земле тебя никто не ждёт.

– И вам спасибо, тапочки, – изрекла Роза. – Вы тоже спасли меня. И кто бы мог подумать, что домашние тапочки бывают очень смелыми?

Услышав такое, тапочки покраснели. Но этого никто не заметил потому, что темно было.

А потом Мальчик полетел домой. И ни разу с курса не сбился. Потому что домашние тапочки дорогу домой хорошо чувствуют – они на тепло домашнее летят.

Впрочем, если бы сбился – тоже ничего страшного: быстро бы нужный курс нашёл. Ведь Мальчика сопровождал целый эскорт птиц. Знаешь, что такое эскорт? Это когда хотят своё уважение выказать – собираются большой толпой и сопровождают. Вот Мальчик и летел в толпе птиц. И было ему совершенно не страшно. Потому что, если спасёшь кого, – страх непременно пропадает.

И, если ты сегодня кого-нибудь спас – тоже заснёшь легко, несмотря на то, что сказка была такой страшной. А чтобы совсем хорошо уснуть, надо подумать перед сном о чём-нибудь приятном.

Например, Мальчик, засыпая, подумал: «Бывает же в жизни такое! Казалось бы, незаметные существа – тапочки, а пришла пора – и они помогли спасти саму принцессу».

И он посмотрел на тапочки с уважением. А тапочки на него не посмотрели. Они уже спали. Всё-таки спасать принцесс – нелёгкое дело…

Мальчик и Троллейбус

Сказки для тебя

Каждый вечер Мальчик выходил на проспект и смотрел на огоньки проносившихся мимо автобусов и машин.

Вот раньше были такие люди (есть они и сейчас, но их почему-то становится всё меньше), которые любили серыми сумерками сидеть на железнодорожной насыпи и смотреть на проносящиеся внизу поезда. Мальчик жил в самом центре большого города, и поездов рядом не было. Зато каждый вечер можно было выходить на проспект и смотреть, как жёлтые копья фар режут черноту ночи.

Мальчик всегда завидовал фарам: ведь их было две, а вдвоём ничего не стоит пробить темноту.

Ещё Мальчику очень нравилось распознавать характеры машин. Вот мудрые, трудолюбивые грузовики, очень важные. «Запорожцы», правда, тоже ехали с важным видом, но это была вовсе другая важность. «Запорожцы» ведь самые маленькие машины, вот и приходилось важничать, чтобы никто этого не заметил. Расторопные «РАФики» поражали своей деловитостью.

Но больше всего Мальчик любил троллейбусы. Троллейбус со вздохом подходил к остановке, открывал двери и, снова обиженно вздыхая, отъезжал. Большие стёкла троллейбусов смотрели на мир смиренно и печально.

Мальчик сидел на непонятно кем и зачем поставленной тумбе и ждал чуда. Он был уверен: если чудо и придёт в город, то непременно по проспекту. И чудо, конечно, появилось. (Чудо всегда так делает: если его ждут – обязательно приходит).

Правда, поначалу казалось, что это вовсе не чудо пришло, а несчастье: у проходящего мимо Троллейбуса сломалась штанга. Может, от усталости, а, может, из вредности, только вдруг переломилась штанга пополам, искры спрыгнули на землю, и Троллейбус, как ни старался, с места сдвинуться не мог.

Рассерженный водитель объявил, что Троллейбус дальше не пойдёт. Он выскочил на дорогу, ударил по ней и сказал: «Всё, завтра пересаживаюсь на «РАФик». Надоел этот медленный, вечно вздыхающий Троллейбус!»

Троллейбус тяжело вздохнул, и на его глазах-стёклах появились слёзы. Шофёр подумал, что начался дождь и убежал прятаться.

А Мальчик понял, что Троллейбус плачет от обиды. С ним тоже так бывало.

Он подошёл к Троллейбусу и сказал:

– Ну что ты плачешь, а? Подумаешь, штанга сломалась. Всяко бывает.

– Никогда-никогда, – вздохнул Троллейбус. – Никогда в жизни я не смогу больше ездить. Меня сдадут в металлолом и сделают из меня автобус или машину. А я хочу быть троллейбусом!

И Мальчик подумал: «Неужели же, если я очень-очень захочу, то не смогу помочь Троллейбусу?» А потом он ещё подумал: «Ведь заводят же люди у себя кошек и собак, почему бы не завести Троллейбус? Когда никому до тебя нет дела, можно и с Троллейбусом подружиться».

И он вынул из своего ботинка шнурок, привязал один его конец к сломанной штанге, другой взял в руки и сказал:

– Поехали!

– Что ты притащил? – возмутился папа. – Что за чудище?

– И где он будет жить, он же разносчик грязи? – спросила мама.

– И вообще он у нас не поместится, – подытожила бабушка.

– Неужели, если Троллейбусу некуда деться, он не сможет поместиться у нас? – удивился Мальчик.

– Смогу! – сказал Троллейбус.

И поместился.

Как ему это удалось – совершенно неважно. Важно, что теперь вечерами Мальчик выводит Троллейбус гулять на проспект, они вместе смотрят на мелькающие огоньки, и Мальчик больше не завидует фарам, которые вдвоём разрезают тьму. А когда кто-нибудь ругает Мальчика, ему есть кому пожаловаться на свою судьбу.

Вот и вся история. Пожалуй, ещё можно добавить, что, когда Мальчик выгуливает свой Троллейбус, все прочие троллейбусы – взрослые, большие, грустные – очень удивляются: почему это у их собрата вовсе не несчастный, как это принято у троллейбусов, а вполне даже счастливый вид.

А ты понимаешь – почему?

Очень грустная сказка про Ветер и Тучу

Сказки для тебя

Жил-был Ветер. Он был огромным и сильным. И поэтому сам себе казался прекрасным: так бывает.

Ветер был везде: на земле, в небесах, на море. Просто вот куда ни глянь: всюду можно встретить Ветер.

Бывало просто в комнате сидишь, а он вдруг – р-раз! – и сбросит со стола бумажку какую-нибудь: так хочет Ветер на себя внимание обратить. Трудно Ветру без чужого внимания.

А Туча жила на небе, и больше нигде не жила. Она плыла по синеве небес мягкая и пугливая.

В ней была та грациозность, которая свойственна настоящим тучам. Не этим облачкам, что всё пыжатся стать больше и грознее, и не этим, вязким и противным, старым тучищам. Такая грациозность была свойственна только ей.

Она плыла по небу легко и независимо, – так в стародавние времена, когда ветер был ещё совсем молодым и не таким буйным, плавали по морю прекрасные многопарусные шхуны.

Разумеется, однажды они встретились: Ветер и Туча. Если б этого не случилось, сказки бы не было: любая история в этой жизни начинается со встречи. Кончается, правда, по-разному…

Когда Ветер увидел Тучу, ему показалось, что он напрасно продул всю свою предыдущую жизнь.

Ветер забыл, что был когда-то сварливым сквозняком, которого все опасались, но никто не уважал. Он запамятовал, что в молодости был он лёгким ветерком, который разве что и мог, так это гонять по асфальту обрывки газет. Он не хотел вспоминать, как завидовал урагану, и понимал: ему таким никогда не стать.

Ветер увидел Тучу и понял: он способен на всё. Ветер влюбился. А когда кто-то влюбляется, – хоть Ветер, хоть человек, – он всегда делает опрометчивые выводы.

Ветер не знал, как обратить на себя внимание Тучи, и погнал её по синему небу.

И Туча плыла, подвластная его дуновеньям, но, как всякая настоящая Туча, делала вид, что это она сама так плывёт, и Ветер тут вовсе ни при чём.

Ветер глядел на её жемчужные мягкие бока, и понимал: сейчас, именно сейчас, и только сейчас начинается настоящая жизнь. Ему захотелось обнять Тучу, сказать ей самые главные, самые добрые слова.

Ветру ужасно нравилось, что он такой могучий, сильный, прекрасный. В общем, лучше всех…

Когда Ветер опомнился: Тучи уже не было.

Вместо неё по небу плыли маленькие, слезливые облачка.

«Я хочу быть маленьким и слабым! – завыл Ветер. – Кому нужна моя сила?»

Так воет Ветер каждый вечер, вспоминая прекрасную Тучу.

Он забивается под кровли крыш, прячется в подворотнях, растворяется в тёмных углах.

Он готов отдать всю свою величественную силу за один взгляд прекрасной Тучи.

Но только слезливые облачка плывут по серому небу…

Обидел Заяц Волка

Сказки для тебя

Обидел как-то Заяц Волка.

Представляешь?

Ну, Волк расстроился ужасно, рассвирепел даже, зубами защёлкал страшно.

Стал там, на Зайца кричать, оскорблять его всячески, говорить слова обидные, письма писать повсюду: мол, пора уж зайцев как-то уже… к ногтю…

В общем, даже поседел Волк от натуги. А Заяц, знай себе, наглеет. Ужас какой-то! Приставит уши к виску, и вертит ими, – мол, ты Волк – псих ненормальный.

Ну, Волк от этого ещё больше расстраивается.

В таком расстройстве поседевший Волк пошёл к Медведю.

Медведь большой был, толстый и спокойный. Он в лесу поэтому самым мудрым считался.

«Всё испробовал, – жалуется Волк. – Язык мой кричать устал, ноги притомились по инстанциям ходить, голова устала ответные оскорбления придумывать, руки замаялись письма писать… А длинноухий только наглеет. Что делать, мудрый Медведь, подскажи».

Вздохнул Медведь и спросил спокойно:

– А ты съесть его не пробовал?

Про Колобка

Сказки для тебя

Ты, конечно, знаешь, кто такой Колобок? Кто ж не знает Колобка! Все Колобка знают, а некоторые даже любят.

Но – стоп! Давай подумаем: а знаем ли мы Колобка по-настоящему? Так ведь бывает в жизни: кажется, что знаешь кого-то… да хоть приятеля по двору, а прислушаешься, что он говорит, и оказывается: ничего-то ты про него не знаешь на самом деле.

Хорошее это дело: послушать. Можно такие неожиданные вещи узнать.

Посмотри-посмотри, вон катится по большой дороге Колобок и что-то говорит.

Прислушаемся?

Ба! Да он не просто говорит! Он страдает.

«Что такое?! Ну, в чём дело – не понимаю! – страдает Колобок. – Ведь самое интересное во мне не то, что я хитрый – лиса хитрее меня. Самое замечательное во мне не то, что я быстрый – заяц быстрее меня. Самое интересное и замечательное во мне то, что я – свежий. Я – свежеиспечённый Колобок, но этого вроде уже никто не замечает. Это уже никого не интересует. Какой же я был глупый, когда решил посмотреть мир! Я совершенно не учёл силу ветра, бьющего в лицо – а от него так твердеешь… Как это страшно: катиться куда-то и постепенно забывать, для чего тебя когда-то выпекли».

Но тут на счастье Колобку подвернулась Лиса.

– Лиска-Лиса, – обрадовался Колобок, – ты случайно не голодная?

– Я не ем хлеба! – крикнула Лиса.

Но Колобок сам прыгнул ей в пасть и съелся.

Очень грустная сказка про Зайца, который никогда не удивлялся

Сказки для тебя

Жил-был на свете Заяц, который никогда не удивлялся.

«Подумаешь, – бывало, говорил Заяц, удивляться! Это ниже моего заячьего достоинства».

«Подумаешь, – ухмылялся Заяц, – звёзды! Они всё равно светят: удивляйся – не удивляйся».

«Подумаешь, – кривился Заяц, – весна наступила. В прошлом году было то же самое».

«Подумаешь, – складывал Заяц лапки на груди, – цветы! Та же трава – только раскрашенная».

Раз гулял Заяц по лесу и увидел какую-то металлическую штуку, которая лежала на земле. Увидел, но не удивился.

«Подумаешь, – шагнул Заяц. – Капкан! Видели мы кап…»

Больше Заяц в своей жизни ничего не сказал.

Вот и вся сказка.

Совсем короткие сказки про одного Мальчика

Сказки для тебя

У одного Мальчика всё время всё падало из рук. Прямо наваждение какое-то. Что ни возьмет – всё падает. Кружку возьмёт – падает. Ложку возьмёт – падает. Книжку возьмёт – на землю летит. Холодильник с каким трудом поднял, и тот из рук выпал.

А что упадёт – то ломается. Это уж как водится. Ну, а если не ломается, – бьётся. Это уж обязательно.

Мальчик огорчался ужасно. Огорчался, огорчался, и однажды подумал: нельзя жить, всё время огорчаясь. И стал тогда хватать, что ни попадя. Не потому, что жадный был, а потому что огорчаться не хотелось.

Та же история: книжку возьмёт – падает. Дверку возьмёт – падает. Дом схватит, – падает и бьётся. Город схватил, – уронил, рассыпал. Землю схватил – не удержал, сломалась. К солнцу тянуться стал – слава богу, не дотянулся, а то бы какой кошмар был!

И вот стоит Мальчик посреди обломков – думает: «Что же теперь делать?» Но делать нечего – стал строить из обломков. Строил, строил – дверку построил, дом, потом город, потом Землю и ещё много чего всякого.

И ничего у него больше из рук не падало. Потому что ТО было плохо построено, а ЭТО – хорошо. Вот и не падало. И не билось.

ОДИН МАЛЬЧИК очень полюбил Сон. Так полюбил, что просто жить без него не мог. Как свободная минутка выпадает, сразу кричать начинает: «Сон, Сон, приди ко мне!» Сон – вежливый: не мог отказать. Поэтому приходил всегда.

Ну и вот однажды Сну надоело всё время к Мальчику бегать, он у него насовсем остался. Мальчик заснул.

А все-то остальные люди спать не могут, потому что Сон у Мальчика гостит. И тогда все остальные люди стали дела вершить. Сна нет – занятия надо придумывать, и стали всякие глупости творить. Столько натворили – страшное дело! Потому что ведь никто не спит – всяк работает, как ему заблагорассудится. Кошмар! Ужас!

Мальчик, в конце концов, проснулся, Сон прогнал и еле весь сделавшийся кошмар в порядок привёл. Слава богу, хоть выспался хорошо, а то бы ни за что не разобрался.


ОДИН МАЛЬЧИК очень любил скучать. Про него так и говорили: «Ему палец в рот не клади – дай поскучать».

Мальчик сидел и скучал целыми днями. Очень ему было скучно.

И вот однажды шёл по дороге Леденец, увидел: Мальчик скучает, и положил ему палец в рот.

Мальчик подумал-подумал и съел палец. Палец ему очень понравился. Мальчик обрадовался и перестал скучать.

Мораль: как это все-таки важно, чтобы глупости вокруг не говорили, а вместо этого какой-нибудь мимо идущий Леденец палец в рот положил.


ОДИН МАЛЬЧИК влюбился.

На этом сказка кончается, потому что настоящий мужчина никогда не рассказывает про свою любовь.


ОДИН МАЛЬЧИК сидел на подоконнике и плевал вниз.

Пять раз плюнул – не попал. Шестой плюнул – попал.

Тогда тот, в кого он попал, взял камень и кинул. Пять камней кинул – не попал. Шестым – попал.

Тогда Мальчик с синяком на глазу стал вынимать кирпичи из стены и кидать. Пять раз промахнулся. В шестой раз – попал.

Тогда тот, сильно побитый, стал бросать гранаты. Попал с первого же раза.

Тогда Мальчик в пороховом дыму начал кидать бомбы. И тоже попал с первого раза. Но попал не только в того, но и в себя тоже.

Жуткая история… А началась – с пустяка.


ОДИН МАЛЬЧИК сидел на берегу и ловил Рыбу.

А одна Рыба сидела в воде и ловила Мальчика.

Мальчик ловил на червяка.

А Рыба ловила на конфету.

Мальчик был очень терпеливый.

И Рыба очень терпеливая.

У Мальчика ничего не получалось.

И у Рыбы ничего не получалось.

Так они никогда и не встретились.

И не жаль…

Пусть плавают каждый в своей воде.


ОДИН МАЛЬЧИК очень вежливо попросил одного дяденьку рассказать сказку.

Но дяденька очень торопился, и сказку рассказывать не стал. Хотя, вообще-то был отцом и вполне мог рассказать. Но торопился и не рассказал.

А чтобы Мальчик, – который, в сущности, был сыном – не расстраивался, дяденька говорит: «Придумай-ка ты сказку сам. Что уж, и сказку придумать не можешь?»

Мальчик подумал-подумал и придумал сказку. И у него получилось.

А у тебя получится?

Боль и Жалость

Сказки для тебя

Боль и Жалость шли по Большой дороге.

Одним концом дорога упиралась в горизонт. И другим упиралась в горизонт. Так что можно сказать, что не было у неё ни начала, ни конца.

– Мне больно, – вздыхала Боль.

– Жалко тебя, – отвечала Жалость.

– Мне так плохо, – жаловалась Боль, – что кажется: никогда не было хорошо. Пожалей меня…

И Жалость жалела Боль. Очень жалостливо.

– Спасибо тебе, – приговаривала Боль. – Но мне всё равно так плохо, что кажется: никогда хорошо не будет.

И Жалость старалась. Она очень старалась жалеть лучше.

И чем больше старалась Жалость, тем хуже становилось ей самой. Тем больнее делалось.

– Мне как будто лучше, – неожиданно улыбнулась Боль. – Ой, а ты чего такая невесёлая?

– Мне почему-то стало больно, – ответила Жалость. – Плохо мне.

– Жаль тебя, – ответила Боль.

Так и идут они по Большой дороге вдвоём, меняясь местами: Жалость и Боль, Боль и Жалость.

Одним концом дорога упиралась в горизонт. И другим упиралась в горизонт. Так что можно сказать, что не было у неё ни начала, ни конца…

Кораблик в ванне

Сказки для тебя

Один Мальчик очень не любил купаться…

Хотя, конечно, если рассказывать эту историю с самого начала, то нужно сказать, что и его родители не любили купаться, и бабушки не любили, и дедушки не любили, и прабабушки не любили, и прадедушки не любили.

Говорили: «Зачем купаться, если можно так ходить? В воде – мокро, на суше – сухо. Любой скажет: когда сухо – лучше».

Вот Мальчик и не любил купаться по семейной традиции.

И когда его засовывали в ванну – он очень горевал. Плакал даже. Слёзы облегчали его участь, потому что когда и сверху мокро и снизу мокро – это всё-таки не так обидно.

Вот так сидел он однажды в ванне, горевал в три ручья – вдруг видит: Кораблик плывёт. То ли родители для облегчения участи в ванну Кораблик запустили, то ли – сам откуда-то приплыл. Не знаю.

Кораблик спрашивает:

– Мучаешься?

Мальчик отвечает:

– А то.

Кораблик тогда спрашивает:

– Полетели?

А Мальчик отвечает… То есть, тоже спрашивает, но как бы отвечает:

– Разве корабли летают?

А Кораблик уже отвечает на самом деле:

– Которые в ванне плавают – те летают.

Мальчик сел на Корабль и полетел.

Сначала они с Корабликом по квартире летали, потом в форточку вылетели.

Лето. Жарко. А они летят себе. Прилетели к озеру.

Кораблик приводнился.

Только Мальчик решил спросить, где это, мол, мы приводнились, как озеро вдруг заволновалось, будто внутри у него кто-то ожил.

Мальчик подумал было испугаться – но не успел: интересно ему стало. А когда интересно – не до испуга.

Видит: поднимается с самой глубины озера остров. Небольшой такой, но настоящий. А на острове – дворец. Красивый. Как в кино.

Около дворца стража стоит: маленькие лягушки, правда, вид у них очень грозный, и у каждой в руке – копьё.

Кораблик как увидит остров – да как закричит:

– Приветствую тебя, царевна!

И вот открываются толстые ворота дворца, выезжает из них карета, запряженная раками. Раки назад пятятся, а карета вперёд едет. Такой вот механизм.

Выходит из кареты Лягушка. Именно выходит, а не выпрыгивает. И одежда на Лягушке царская, и корона золотая на голове. И улыбается Лягушка по-доброму. По-королевски.

– Ещё одного привёз? – спрашивает Лягушка.

«Сейчас меня съест», – подумал Мальчик некстати.

А Лягушка его спрашивает:

– Купаться не любишь?

Мальчик молчит. От страха сказать ничего не может. Лягушка – она, конечно, по-доброму смотрит. Но кто ж их разберёт, царей: смотрят, может, и по-доброму, а потом как казнят.

А Лягушка продолжает говорить, будто ей вовсе неинтересно – отвечает ей Мальчик или нет:

– Знаешь ли ты, почему лягушки любят купаться? И корабли любят. И даже киты – уж на что башковитые, – а тоже любят. Потому что они не купаются в воде, они в ней живут. Живут своей жизнью. Вот и ты – как залезешь в ванну, живи своей жизнью. В этом большой секрет купания заключается. Только я – Лягушка-царевна – его знаю.

Сказав такие слова, Лягушка вежливо попрощалась и укатила к себе во дворец.

А Мальчик на Корабль сел и полетел обратно. Пока летел – всё Лягушкины слова обдумывал.

И понял – в чём большой секрет купания заключён: надо в ванне не купаться специально, а придумывать жизнь. Неужто жизнь в ванной придумать нельзя? Ещё как можно: если солдатиков с собой взять или маску, или мяч, или какое-нибудь иное приспособление для создания жизни в ванной.

Как домой прилетел – маме с папой большой секрет купания рассказал, и бабушкам рассказал, и дедушкам, и прабабушкам тоже…

Правда, у каждого своё приспособление для жизни в ванной оказалось. У папы, например, газета – он её как возьмет, его из ванной не вытащишь. А у мамы – книжка типа детектив…

И вот с тех пор в семье полюбили купаться. А Лягушке памятник соорудили: корону вырезали из мыла, а на ней написали: «Лягушке-царевне посвящается». И водрузили памятник прямо в ванной комнате, чтобы про секрет не забыть.

Впрочем, теперь про него не забудут. Теперь в этой семье так говорят: «Сухим ты всю жизнь ходишь, поэтому мокрым побыть ужасно интересно».

А Кораблик куда-то исчез, наверное, в другие семьи полетел.

К вам в ванну, кстати, Кораблик не залетал?

Марсианская сказка

Сказки для тебя

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был Король…

Что вы говорите? Старомодно? Хорошо, осовременим.

Пускай на какой-нибудь планете… да хоть на Марсе… Годится?

Вот и славно. Значит, на Марсе жил Король, и – тут уж ничего не поделаешь, – даже на Марсе у королей рождаются принцессы, даже на Марсе они взрослеют и хотят выйти замуж.

Принцесса придумала вопрос, и тот, кто ответит на него… не то, чтобы правильно, а так, как хотелось бы Принцессе – тот, значит, на ней и женится.

Даже на Марсе девушки не могут выйти замуж просто так – им обязательно нужно строить препятствия.

Первым в тронный зал дворца вошел красноухий марсианский Пьяница. На Марсе после выпивки краснеют уши, а не нос.

– Зачем нужна песня? – спросила Принцесса.

– Песня нужна для того, чтобы, немножко выпив, можно было немножко повеселиться, – ответил Пьяница.

– Фи! – сказала Принцесса.

Вторым притопал длинный и тонкий марсианский Обжора. На Марсе, когда мало едят – толстеют, а когда много – растут.

– Зачем нужна песня? – опять спросила Принцесса.

– Для аппетита, – облизнулся Обжора.

– Хм, – сказала Принцесса.

Следующим претендентом на её руку оказался марсианский Военный с красными глазами. На Марсе у всех военных красные глаза.

– Зачем нужна песня? – спросила Принцесса.

– Чтобы лучше воевалось, – гаркнул красноглазый Военный.

– Уф, – сказала Принцесса. Не вздохнула, а прямо так сказала чётко. – Уф!

Вслед за военным вошёл марсианин, голова которого была покрыта голубой марсианской сединой.

– Может, ты знаешь, зачем нужна песня? – спросила Принцесса.

– Когда мы молоды, – нам нужна песня, чтобы взывать к сердцам возлюбленных. Когда мы становимся старше, нам надобна песня, чтобы творить. Когда мы состаримся, нам необходима песня, чтобы вспоминать былое и петь на поминках друзей.

– Ты прав, – вздохнула Принцесса. – Мне нравится твой ответ. Но кто ты? За кого я выйду замуж?

– Ха! – воскликнул марсианин. – Мне не нужна жизнь в четырёх стенах, даже если они золотые. Мне необходима только истина и весь Марс.

Принцесса достала маленький шёлковый платочек и стала тихо сморкаться, что на Марсе является безусловным признаком любви.

– Останься! – крикнула она марсианину.

Но тут к нему подлетел крылатый конь, как и на Земле его звали – Пегас. Марсианин сел на него и улетел.

… Вот такая сказка.

А если, например, ты не знаешь, кто таков есть крылатый конь Пегас, – то ты спроси об этом у родителей.

Не мешает иногда спрашивать у них что-нибудь умное, правда?

Про Джинсы

Сказки для тебя

Однажды утром Мальчик проснулся. Он всегда так поступал. Что ещё и делать-то утром, как ни просыпаться?

Ну вот, он проснулся, встал, сделал вид, что умылся (чтобы папа с мамой не ругали), и пошёл джинсы надевать.

Синие эти штаны были его любимой одеждой, потому что джинсы – это одежда свободных людей, штаны эти не просто говорят, – кричат: «Сегодня в школу идти не надо!» Потому что в джинсах, как известно, куда угодно можно пойти, кроме школы.

Только Мальчик бросил презрительный взгляд на школьную форму, как вдруг услышал, что Джинсы ему говорят: «Полетать бы…» Мальчик даже сначала не поверил, что это Джинсы сказали: не верил, что Джинсы могут разговаривать – не понимал потому что, где у них рот. Потом пригляделся и прислушался: точно – Джинсы! Рта нет. А говорят. И звук идёт из того места, где молния. Сразу всё стало ясно и совсем не удивительно: Джинсы молнией разговаривают.

– Вы умеете летать? – воскликнул Мальчик.

– А то! – гордо сказали Джинсы. – У нас вон какие крылья огромные.

И Джинсы пошевелили брючинами.

Брючины и вправду очень походили на крылья, особенно когда шевелились.

Мальчик поинтересовался осторожно:

– Вместе полетим?

И Джинсы ответили:

– Конечно! В одиночку летать, какая радость? Птицы и те, когда в одиночку летают, слышал, как орут от несчастливого восприятия жизни?

Мальчик сразу сообразил, что летающие Джинсы надевать, конечно, нельзя – размаха крыльев не будет. Он тогда на Джинсы сел, и упорхнули они в окно. Хорошо, что оно было открыто, а то как-то неприятно, летя на Джинсах, врезаться в стекло.

Лететь над городом было очень интересно. Сверху все казалось маленьким, игрушечным почти, а оттого красивым. Мальчик давно заметил: маленькое – оно чаще бывает красивым, чем большое.

– Хорошо летим, – сказали Джинсы.

– Хорошо, – согласился Мальчик.

На них, летящих, никто внимания не обращал. Птицы не обращали, потому что привыкли, – надо городом чёрт те что летает всё время: то салюты, то фейерверки, то вертолёты, то воздушные шары. Если на всё это свое внимание обращать, – никаких птичьих нервов не хватит.

А люди их не замечали, потому что не было у них никакого резона в небо смотреть. Люди резон искали почему-то на земле.

Так и летели они, Мальчик и Джинсы, никем не замечаемые, по голубому небу. Небо, правда, может, и удивлялось, что по небу Мальчик на Джинсах летит, но небу совершенно нечем было разговаривать, поэтому оно молчало. У неба, правда, своя молния есть, и оно может ею поговорить. Но тут молнии не было – пришлось небу молчать.

Мальчик смотрел вниз, и вдруг подумал, что у всего на земле – прям, буквально у всего – есть крылья. У людей – руки. У деревьев – ветки.

Даже у машин – зеркала заднего вида – два маленьких крыла.

– А машины не летают потому, что у них крылья маленькие, размаха не хватает? – спросил Мальчик.

В ответ Джинсы вздохнули:

– Мы сейчас на посторонние разговоры не можем отвлекаться – силы надо беречь. Думаешь, так просто над городом лететь, да ещё тебя везти?

Мальчик так не думал. Он вообще думать перестал. Потому что, если думаешь – то мысли появляются, а в мыслях только тогда смысл есть, когда ими можно поделиться. Ну а если поделиться нельзя, – то и думать бессмысленно.

Джинсы полетали-полетали, да и вернулись домой. Причём, что интересно, сразу дорогу нашли. Джинсы – они, как лошади, дорогу к дому обязательно чуют.

Мальчик как слез с Джинсов, – по дому пошёл бродить. И обнаружил, что, крылья, действительно, есть, ну, буквально у всего. У рубах и курток – рукава. У книг – две твёрдых обложки: и чего только книги не летают, как птицы? У кружки – одно крыло: ручка, но и с одним крылом полетать можно. У окна – две створки, у шкафа – две дверки. Фломастер, карандаш, ручка – каждый из них – само по себе крыло, если вглядеться. Даже у школьной формы – что уж, кажется, совсем невероятным – и у той были крылья: и у брюк, и у пиджака, и даже у ненавистной жилетки.

Мальчик вернулся к Джинсам. После тяжёлого полета Джинсы отдыхали на кресле, раскинув в стороны два своих крыла.

Джинсы, безусловно, в их доме были самыми большими специалистами по полётам. И Мальчик спросил их вежливо:

– Скажите, пожалуйста, дорогие Джинсы, а если у всего есть крылья, то чего ж оно всё не летает?

– Понятно отчего, – ответили Джинсы. – Цели у них нет. Без цели только листья порхают, да и то быстро приземляются. – Джинсы помолчали немного, а потом сами задали вопрос. – Вот мы с тобой, когда какую цель отыщем, гораздо на дольше полетим и с ещё большим удовольствием, правда?

– Правда, – ответил Мальчик.

И на диван лёг: обдумывать цель, ради которой стоит летать.

Про Компьютер и Серую Мышь

Сказки для тебя

Больше всего на свете маленькая Серая Мышь мечтала найти друга.

Потому что жила она в квартире среди огромных людей и непонятных вещей. И люди и вещи таили опасность, поэтому жизнь Серой Мыши была тревожна и ужасна. У неё даже имени не было, – потому что имя бывает только у тех, кого окликают. А Серую Мышь никто никогда не окликал. Представляешь, какой ужас, – жить всю жизнь неокликнутым?

И вот однажды днём Серая Мышь, как всегда пряталась за плинтусом, и вдруг услышала, как мама говорит мальчику: «Сынок, я тебе купила новую мышку!»

Серая Мышь так обрадовалась, что едва не выскочила из своего укрытия, но вовремя одумалась! Она знала: люди почему-то не хотят с ней общаться, хотя за столько лет тревожной жизни в квартире Серая Мышь научилась не только понимать человеческую речь, но и разговаривать, и могла бы много чего интересного рассказать про неведомый людям подплинтусный и межстеночный мир. Но люди были плохо воспитаны, и совершенно не хотели общаться с Серой Мышью.

А тут – мышь! Да ещё и новая! Ну, разве не чудо? Серая Мышь осторожно высунула свой нос из-под плинтуса, и увидела странное существо, которое за шнурок было привязано к Компьютеру. Это существо было совершенно не похоже на мышь, хотя невоспитанные и не больно-то умные люди называли его именно этим святым и прекрасным словом.

Ну, а то, что это существо было привязано к Компьютеру, – делало его уж совсем, совсем не мышью! Надо сказать, что Серая Мышь терпеть не могла Компьютер – он казался его недопустимо важным, толстым и отвратительным.

Ночью, когда квартира погрузилась в столь приятную темноту и тишину, Серая Мышь вылезла из своей норки и, на всякий случай, пошла знакомиться с той, кого люди называли мышью.

Серая Мышь залезла на стол и понюхала незнакомку.

Незнакомка пахла скукой. Точно также пах компьютер, принтер, проигрыватель – в общем, всё то, в чём не находилось никакого смысла. Блюдца, в которых можно было отыскать крошки, или, например, прекрасное помойное ведро, – пахли совсем по-другому: интересно.

Серая Мышь настолько устала от одиночества, что не могла сразу расстаться с мыслью его уничтожить. Ты ведь и сам, наверное, знаешь: надежда – это то, с чем совсем не хочется расставаться, даже ещё больше не хочется, чем, например, с вкусной булкой.

И поэтому Серая Мышь сказала:

– Здравствуйте, – и посмотрела с надеждой на ту, которую называли мышью.

Но та молчала.

И Серая Мышь поняла, что в доме появилось ещё одно существо, которому до неё нет никакого дела.

Тогда Мышь села на стол, подперла голову лапкой и стала смотреть на Компьютер: просто так, от тоски и от нечего делать.

Компьютер смотрел на неё. Потому что ему было интересно. А то всё вокруг – люди да люди, а тут – Серая Мышь. Интересно ведь.

Компьютер был очень умный: он очень много знал, да, пожалуй, он знал всё, что только можно знать. Кроме одного, он не знал: где у него душа.

Компьютеру было известно, что душа есть у всего. Значит, и у него тоже должна быть. Больше всего на свете мечтал он познакомиться со своей душой, но совершенно не понимал, где в нём самом эту душу искать.

Мышь пошла на кухню, заела погибшую надежду оставшимися крошками, и отправилась в свою нору, понимая, что так и не появится в этом мире никогда никто, кто захотел бы её окликнуть.

Компьютер остался на столе, с печалью размышляя о том, что никогда не удастся ему познакомиться со своей душой, что, конечно, жить не мешает, но почему-то мешает ощущать себя счастливым.

Ты, конечно, прекрасно знаешь, что так часто бывает: кажется, что всё в жизни плохо, и вдруг – раз! – начинается хорошо. Причём, это «хорошо» очень часто начинается совершенно неожиданно.

Однажды, когда за окном квартиры наступило лето, и все люди уехали из жаркого города куда-то, где было ещё жарче, – в доме случился пожар. Может быть, ты знаешь, что вместе с пожаром обязательно наступает наводнение: так уж повелось. Когда верхняя квартира пылает, и её заливают водой, нижняя заливается за компанию.

Серая Мышь жила как раз в нижней. И сначала ей понравилось, что с потолка течёт вода. Она подумала: может быть, эта вода принесет ей друга?

Но вода поднималась всё выше и выше: она залила плинтус и стала подниматься над ним. Квартира превратилась в озеро, посредине которого плавала Мышь, с ужасом понимая, что плавательные силы оставляют её.

Компьютер всю жизнь стоял на столе, и у него никогда не было необходимости сходить со своего места. И вправду: если место хорошее, настоянное – зачем с него сходить?

Но когда он увидел, как в воде барахтается Серая Мышь, внутри Компьютера что-то шевельнулось. И это не была новая программа. Это вообще была не программа, а что-то совсем другое, что заставило его покинуть настоянное место, прыгнуть в квартирное озеро, и поднырнуть под плывущую мышь.

Почувствовав под собой твёрдую поверхность, Серая Мышь сначала обалдела, потом обрадовалась, а потом решила поздороваться.

– Здравствуйте, – сказала Серая Мышь.

– Здравствуй, пловчиха, – выплёвывая воду, сказал Компьютер.

– Это вы мне? – удивилась Серая Мышь.

– Тебе, – попытался улыбнуться Компьютер.

Так у Серой Мыши появилось имя, которое ей очень понравилось: Пловчиха.

А потом пришли люди, сказали, что Компьютер безнадёжно испорчен и выбросили его на помойку.

Серая Мышь решила не покидать того, кто дал ей имя, и выбросилась вместе с ним.

А та, которую называли мышью, оказалась совсем не испорченной, и её оставили в квартире. Что, признаться, очень обрадовало Серую Мышь – ей почему-то совсем не хотелось, чтобы Компьютер по-прежнему был привязан к каким-то сомнительным и ненастоящим мышам.

С тех пор Серая Мышь, которую теперь звали Пловчиха, и Компьютер стали жить на помойке.

Днём Пловчиха ходила по новой, прекрасно пахнущей жизни, в поисках пропитания и новостей. А вечером рассказывала новости Компьютеру.

Компьютер говорил ей:

– Молодец, Пловчиха, интересно рассказываешь, – и смотрел на Серую Мышь внимательно и с нежностью.

И вот, что интересно: чем больше он слушал Пловчиху и смотрел на неё, тем отчётливей ему казалось, что он теперь знает, что такое его душа.

И ещё Компьютер совсем перестал думать о том, как стать счастливым. Ему было и так хорошо. А когда хорошо – что Компьютеру, что человеку – про счастье как-то не думается.

Вот такая история про Компьютер и Серую Мышь по имени Пловчиха, представляешь?

Про Хамелеона

Сказки для тебя

Как будешь в зоопарке – непременно найди клетку, в которой сидит хамелеон. Есть такой зверёк, похожий на ящерицу. У него – большие, удивлённые и несколько обиженные глаза.

И есть, скажу тебе, на что обижаться!

Дело в том, что люди решили, что хамелеон – это буквально символ непостоянства!

Взрослые наверняка будут говорить тебе: «Хамелеон – он такой непостоянный! Он вечно меняет цвет! В зелёной траве он становится зелёным. А в жёлтой, понимаешь ли, жёлтым!»

Взрослые, конечно, много чего знают: с этим было бы нелепо спорить. Но иногда они не в курсе чего-то самого главного.

И я тебе сейчас про это главное расскажу.

Все дело в том, что хамелеон родился ужасно добрым. Добрым, но ужасно. Так бывает.

От этого-то он и погорел. Так тоже случается.

Бывало, притопает к нему огромная бегемотиха и попросит ласково:

– Не мог бы ты, любезный хамелеон, стать такого цвета, который не видел никто? Этим бы ты очень повеселил моего малыша – бегемотика.

Хамелеон не умел отказывать, и выполнил просьбу бегемотихи. Правда, его никто не увидел. Потому что он стал такого цвета, который не видел никто. А бегемотик очень смеялся!

Или, например, подойдёт к нему жираф и попросит:

– Если ты не можешь стать таким же высоким, как я, то стань, пожалуйста, пятнистым. И я обрадуюсь.

Кому охота становится пятнистым? Вот и хамелеону не хотелось. Но жираф очень просил…

С тех пор так и повелось: кто ни попросит хамелеона цвет изменить, он никому не отказывает никогда.

Звери ругали хамелеона за непостоянство.

Они говорили:

– Нельзя дружить с тем, кто непостоянен даже в собственном цвете!

Звери осудили хамелеона на вечное одиночество. Когда они осуждали его – глаза у них горели любопытным блеском.

А потом, трусливо озираясь, подполз к хамелеону маленький ужонок и попросил:

– Стань, пожалуйста, зелёным. Тогда ты совсем растворишься в траве, и с тобой можно будет играть в прятки.

Больше всего на свете хамелеон не любил играть в прятки: ему не хотелось прятаться, а, наоборот, хотелось кричать: «Я тут! Увидьте меня!»

Но хамелеон не умел отказывать: вот и приходилось зеленеть.

Не всякий, даже умный взрослый скажет, как выглядит хамелеон. Но любой знает, что он – символ непостоянства и ветрености.

Но тебе-то теперь известно, что хамелеон, может быть, самое постоянное существо на Земле. Он верен доброте.

В чём его вина?

Так что ты обязательно подойти к клетке с хамелеоном и скажи ему что-нибудь доброе. Он поймёт, я точно знаю.

Договорились?

Про Сизифа, Тантала и Прометея

Сказки для тебя

Сказки – это, конечно, существа. Даже и не стоит в этом сомневаться: раз существуют, – значит, существа. Но вот всякие иные существа – рыбы, птицы или даже тигры – существуют, где им положено. Ты ведь, когда выходишь из дома, совершенно не опасаешься встретить на улице рыбу или, скажем, тигра. И когда голову к небу задираешь – твёрдо знаешь: никакой бегемот там не пролетит.

А вот сказки – существа настолько любопытные, что готовы селиться везде. Буквально не найдёшь такого места – ни на земле, ни на воде, ни в воздухе, ни даже внутри самого себя, – где бы сказка не могла бы родиться.

Вот, например.

Сидел однажды Мальчик дома и читал книжку про Древнюю Грецию. Книжка была умная – папа велел Мальчику читать, вот он и читал: привык потому что делать то, что папа скажет.

И вот Мальчик узнал, что был, оказывается, такой греческий герой – Сизиф. Пока он жил на Земле, ему удавалось всех обманывать. А как под Землю в царство Аида попал, – так за всё и поплатился. Аид приговорил его к страшному наказанию: велел тяжеленный камень в гору катить. И как только камень оказывался на вершине, – он тут же срывался вниз. И так изо дня в день, из года в год, из века в века: страшное дело.

Такая печальная, не очень-то и сказочная история.

Мальчик поглядел на картину – там был изображен сильный, потный мужчина, который старательно толкал в гору камень.

Мальчику стало ужасно жалко огромного дядьку, который занимается такой трудной и, главное, бессмысленной работой.

Но вдруг Сизиф… подмигнул ему.

Начинается сказка! – понял Мальчик и прислушался.

(Ты, наверное, и сам знаешь: чтобы познакомиться со сказкой, надо обязательно к ней прислушаться).

И тут же услышал, что древнегреческий Сизиф с ним разговаривает!

Сизиф

– Не жалей меня! Конечно, самый страшный в мире труд – не тот, который тяжёл, но тот, который не имеет смысла. Боги обрекли меня на бессмысленную работу, но я сумел их перехитрить.

Со стороны я вижу свои движения замедленными и мягкими – плавный толчок, и камень, медленно поворачиваясь своими аккуратно отшлифованными гранями, катится вниз, к подножию.

Боги ждали, что я буду плакать. Но я – человек! Я улыбаюсь… И я подсчитываю: тридцать три шага до вершины было сегодня. Сколько будет завтра?

Я тащил этот кусок гнева богов, зная, что у самой вершины он обязательно вырвется из моих рук и скатится вниз. Усталость тяжёлым кулаком била меня в живот и поясницу. От каждого удара злость и беспомощность разливались у меня внутри, затопляя все остальные чувства. И только бессмысленность огромным островом жила среди этого океана.

Бессмысленность насмехалась надо мной – она была сильнее меня.

Но я – человек! Я не могу позволить тупой бессмысленности чернить мою живую душу!

И тогда я решил обрести смысл: я решил устанавливать рекорды по вкатыванию камня в горы.

Стал думать: как смогу узнавать я время?

Начал искать солнце – но вечен мрак в царстве Аида, никогда лучи солнца не переливаются в водах подземной реки Леты.

Решил разыскать часы, но вспомнил, что только нам, мученикам, дано заглядывать через века, как через головы людей: часы ещё не были изобретены.

И тогда я нашёл отсчет времени в себе самом – я стал считать шаги.

Тридцать три шага до вершины было сегодня. Сколько будет завтра?

Иногда муки колют меня в самое сердце. Иногда усталость не даёт мне идти. Но я всё равно шагаю в гору, потому что у меня есть вера.

Моя вера – один шаг до вершины. Я верю, что смогу докатить камень за один шаг. И так будет. Пусть через столетия и через века, но когда-нибудь я докачу камень до вершины за один шаг.

Я – рекордсмен. Я верю в свою цель. И я счастлив.

Сизиф замолчал и снова подмигнул.

А Мальчик почему-то вспомнил, что, когда сидишь, скажем, на математике, или того хуже, на геометрии – то делается очень скучно потому, что совершенно неясно: зачем изучать все эти цифры и решать задачи? То ли дело – на физкультуре, там понятно, что и зачем делать. Правда, его другу Петьке почему-то на математике очень интересно, а от физкультуры он как раз всегда отлынивает…

Наверное, каждому интересно своё, – подумал Мальчик.

И больше про Петьку думать не стал, потому что на соседней странице оказался ещё один интересный дяденька.

Звали дяденьку Тантал. И у него, как выяснялось, были свои муки. Он стоял по горло в воде, но стоило ему наклониться, как вода уходила. Над ним висели фрукты, – но стоило протянуть руку, ветки поднимались вверх, и он оставался ни с чем.

От такой жизни вид у дяденьки был, конечно, несчастный. Но какой-то… специально несчастный: словно дяденька изо всех сил старался выглядеть бедным.

– Как вы там живёте? – спросил Мальчик, понимая, что, если сказка началась, она так просто не закончится.

И дяденька ему ответил.

Тантал

– Ой, как мне плохо! Как ужасно хочется есть и пить!

А ведь как всё хорошо начиналось!.. там, на Земле, пока я не попал в это царство, меня все любили. Я это помню очень хорошо. Приходили ко мне на пиры, уважали меня… А потом я решил пошутить и подать богам плохое мясо. Любопытный я такой человек: решил проверить, правда ли, что богов нельзя обмануть?

И чем дело кончилось? Меня отправили на вечные мучения…

Не забыть бы: на мучения… Мне ведь, действительно, очень плохо. Плохо мне!

Подо мной прозрачная, невидимая вода, надо мной – деревья с сочными и румяными, как шеи и прочие места красоток, – плодами. Но всё это недосягаемо, как гора богов – Олимп для простых смертных. Кажется, вот оно всё – тут, рядом. А, поди, доберись…

Трудно мне. Ах, как мне нелегко! Неужто богам удалось меня победить – меня, человека?

И однажды я подумал: а так ли уж я, на самом деле, несчастен, как мне кажется? Я хочу есть? Но еда – не более чем привычка: если я столько веков живу без еды в мрачном царстве Аида, если я уже позабыл вкус фруктов, – то так ли уж они мне необходимы на самом деле? Я утверждаю, что меня одолевает жажда? Но ведь я давно позабыл, что такое утоление жажды, откуда ж мне помнить, что такое жажда?

Нет, если богам так нужно, чтобы я страдал – я могу и поохать. Пожалуйста. Боги на то и боги, чтобы им подчиняться. Но я-то знаю, что сумел победить богов: я превратил страдания в привычку, и они исчезли.

И снова Мальчик подумал почему-то о том, что не имело ровно никакого отношении к древнегреческим героям. Он вспомнил, что, когда математика только началась, – он страдал на каждом уроке, чуть не плакал. А теперь – просто скучает.

Но про математику думать было неинтересно. И вообще не интересно, а уж, тем более сейчас, когда сказке не спится, а на следующей странице книги нарисован могучий человек, прикованный к скале.

Человека зовут Прометей. Как выяснялось, он выкрал у богов огонь и отдал его людям. За что главный бог по имени Зевс приковал его к скале, висящей над бурными водами океана, и придумал страшные мучения: каждый день к Прометею прилетает орёл и клюет его печень. Печень за ночь вырастает, и на следующий день эта ужасная история повторяется.

Неужели и этот человек научился не мучиться? – подумал Мальчик, и посмотрел на картинку.

Прометей совсем не выглядел несчастным. Он выглядел, скорей, виноватым.

Мальчик был уверен, что Прометей заговорит. И не ошибся, конечно.

Ведь если надеешься на сказку, – она никогда не подводит.

Прометей

– Мне даже как-то неудобно говорить, правда: такое чувство, что я всем ужасно надоел. Навещающие меня дочери Океана – Океаниды рассказывают, как меня все превозносят. И уже столько веков! Океаниды всё время поют песни в мою честь, которые сочиняют благодарные люди. Приятно, конечно. Но неловко. Я ведь не сделал ничего особенного…

Я выбрал самую простую на свете боль – физическую. Когда болит тело, это ерунда в сравнении с тем, когда болит душа. Об этом я всё время думаю, глядя на прилетающего ко мне орла.

Он ведь вовсе ни при чём, а страдает куда больше меня! Ему надоело жить, летать, ему печень моя – поперек его орлиного горла – а деться некуда: прилетает и клюет!

Я принёс людям огонь и страдаю за это. А за что страдает бедная птица? Ни за что! И это самое ужасное!

Иногда орёл, вопреки наставлениям Зевса, улетает не сразу, а помогает мне прийти в себя. Тогда мы беседуем с ним. И однажды я узнал его историю.

В одном зверинце орёл, чтобы обрести свободу, убил своего хозяина, убил человека. Боги не узнали имени убийцы и решили наказать весь орлиный род. Они расселили орлов на вершинах скал, куда никогда не добирается человек, и где даже травинки не радуют взгляд. Они согнули орлиный клюв, отчего вид у птицы сразу стал хищным и злым. Они посеяли вражду между орлами и людьми, хотя лучшие из людей так похожи на орлов…

А потом боги выбрали по жребию одну из птиц и заставили её клевать мою печень, и это ещё больше разожгло ненависть людей к орлам. Боги не ведают, что наказание несёт настоящий убийца, хотя вряд ли могло быть иначе – жребий богов не может ошибиться.

И однажды орёл сказал мне: «Если бы боги знали, что человека убил я, и я бы страдал за свою свободу – мне не было бы так больно. Но принимать муку по жребию – это до невозможности мучительно. Душа болит, понимаешь?»

Я понял.

Я не люблю, когда Океаниды сообщают мне, будто кто-то снова назвал меня героем. Я – не герой. Просто обстоятельства сложились так, что я смог помочь людям.

Хотя, конечно, скала – место не очень-то приятное. Но я испытываю всего лишь физическую боль… А физическая боль, как страх: дело не в том, чтобы её не было, а в том, чтобы сказать себе: её нет.

А вот боль души…

И тут пришёл папа и сказал, что пора идти спать.

И почему эта пора, когда надо идти спать, всегда наступает в самый неподходящий момент?

Но ничего, – решил Мальчик, – наступит завтра, и появятся новые сказки.

Так всегда бывает.

Часы и Кактус

Сказки для тебя

Нет, что бы там кто ни говорил, а в доме – всё живое. Это только кажется, что оно – всё, которое в доме – просто так тут находится. На самом деле, всё за всем следит, наблюдает и делает выводы.

Вот, например, часы. Обычные настенные.

И вот, например, Кактус. Обычный, настольный. Толстенький такой, симпатичный.

Часы не обращают никакого внимания на Кактус – они заняты.

– Быстрей, быстрей! – подгоняет длинная минутная стрелка свою старшую сестру. Мой принцип: лучше обогнать, чем отстать! Впереди – огромное белое поле! Короткий отдых в маленьком чёрненьком домике – циферке, – и вперёд! Мы должны покрыть эти невероятные расстояния!

– Я устала, – вздыхала старшая. – Не могу так быстро. Ты вон какая длинноногая, а я даже усохла от долгого пути. От одного домика до другого пока добежишь – ужас как умаешься! Но ты права: перспективы, расстояния… надо спешить!

А Кактус внимательно наблюдал за часами. У него и дел-то иных не было, как только смотреть: ведь в своей длинной кактусовой жизни он не сделал ни одного шага. Ни единого.

Мудрый Кактус очень хорошо видел, что и младшая и старшая сёстры стараются напрасно, потому что бегут по кругу.

Как мечтал он объяснить глупым стрелкам их нелепую жизнь! Но он не знал языка, на котором разговаривают те, кто движется.

Так у них и повелось: он всё понимал, но не мог ничего объяснить.

Они мчались, подгоняя друг друга, и ничего не понимали.

Такая уж у них была жизнь.

Про Струну

Сказки для тебя

Однажды Мальчику подарили гитару. А струны на гитаре оказались плохими.

Ну, Мальчик не сильно расстроился: он новые купил и домой принёс маленький пакетик, в котором лежали сложенные струны.

Когда струны увидели гитару, они обрадовались чрезвычайно. Потому как каждая струна мечтает в своей жизни только об одном: вытянуться. Оно и понятно: противно ведь лежать свёрнутым, зная, что способен создавать музыку.

Струны, казалось, сами наматывались на колки, а звучать они начали ещё до того, как к ним прикоснулись пальцы Мальчика, – до того струны истосковались по музыке.

И всё было бы хорошо, и сказки бы никакой не получилось (потому как, ежели всё хорошо, то и сказка не нужна), если бы не осталась в пакетика одна, самая маленькая, самая тоненькая Струнка. Ей просто места не хватило: у этой гитары было шесть колков, а струн купили семь.

Ненужную Струну бросили на пол, будто какую бельевую верёвку.

Струна маленькая расстроилась, сжалась, сложилась в крошечное колечко, и начала страдать.

Страдала она, страдала и поняла, что жизнь её кончилась, не начавшись. Оно и правда так получалось: ведь если живёшь ожиданием музыки, – к чему жизнь, в которой не будет её никогда?

И решила Струна повеситься.

Добралась кое-как до двери и повесилась на ручке.

Маленькая тоненькая Струнка висела на ручке и ждала, когда в ней кончится жизнь.

Но жизни нравилась маленькая Струна, и она совершенно не хотела заканчиваться так некстати.

Неожиданно Струна зацепилась за нижний край двери, натянулась… Дуновение ветра, – и она зазвучала.

Это была странная музыка, – одиночества, тоски, безысходности. Но, чёрт возьми, это была музыка!

Мальчик, услышав её, так и закричал:

– Смотрите! У нас в доме живёт музыка!

А шесть натянутых струн взглянули на свою несчастную подругу и увидели в ней соперницу. И даже ей позавидовали.

«Раз мне завидуют, – значит я живу», – обрадовалась тонкая Струна.

И была права.

Как Мальчик в Гномию летал

Сказки для тебя

Вышел однажды Мальчик во двор, видит – гном сидит.

Мальчик даже не понял сразу, что это гном, подумал: игрушка. Наклонился игрушку взять, а она и говорит: «Здравствуй». Мальчик, конечно, сразу понял, что это – гном.

Мальчик был очень вежливый, он сразу руку гному пожал – осторожно так, бережно, уж очень маленькая рука у гнома.

Гном и говорит: «В Гномию поедем? В страну, где гномы живут. У нас – проблема. Поехали – поможешь».

Мальчик никогда в Гномии не был и согласился.

Гном тогда три раза свистнул, и прямо с неба Баба-яга в ступе к-а-ак рухнет. Мальчик испугался, а гном спрашивает:

– Ты чего испугался? Глупый, что ли? Баба-яга – ведь тоже гном. Она вон какая маленькая. Гном – только женщина. Она у нас лётчиком работает. Гномов перевозит на дальние расстояния.

И пригласил Мальчика в ступу сесть. Мальчик снова подумал: «Эх! Как хорошо, что я маленький».

Поздоровался с Бабой-ягой. И она тоже поздоровалась, такие слова сказала:

– Рада приветствовать вас на борту нашей ступы. Летим в Гномию.

Потом помелом к-а-ак взмахнет! Причём, три раза. И полетели они.

Гном как в ступу сел, сразу предупредил:

– Я полёты на дальние расстояния не очень хорошо переношу. Если б не дело важное – я б и не полетел вовсе. И поэтому я спать буду. Как в Гномии сядем – ты меня сразу буди.

Произнёс такие слова и уснул.

А Мальчик полёты на дальние расстояния переносил хорошо. И поэтому смотрел всё время вниз.

Впрочем, сначала он вверх посмотрел. Но там ничего не было видно, кроме неба. А внизу много чего можно было разглядеть. Там земля потому что.

Если сверху глядеть – всё на земле кажется маленьким и очень красивым. Даже люди – когда маленькие – кажутся очень симпатичными. Причём все. И дома – тоже. И вообще, весь мир в уменьшенном варианте представляется красивым и уютным.

Летят они, летят. Баба-яга сообщает:

– Наш полёт проходит, как всегда, на высоте. Температура воздуха за бортом такая же, как на борту. Мы пролетаем над полями и лесами. Прошу вниз сильно не свешиваться – можно упасть, а на борту ступы парашютов нет.

Мальчик тут же перестал свешиваться. Да и к чему? И так всё видно. Куда ни погляди – всюду видно землю.

Так они и летели. Потом Баба-яга сообщила:

– Внимание! Через несколько минут наша ступа совершит посадку в ступопорте Гномии. Температура воздуха, как всегда в Гномии, – в самый раз.

Совершили они мягкую посадку: прямо в мох упали, как и было задумано. А гном всё равно спит – хоть бы что.

Тогда Мальчик его разбудил.

Гном проснулся и говорит:

– Какой сон прервал! На самом интересном месте. Мне снилось, будто наша проблема уже решилась.

Какая такая проблема? Но Мальчик не стал спрашивать. Раз его в Гномию привезли – значит, расскажут. В своё время. А пока, значит, не своё – чужое чьё-то…

Вот они вылезли из ступы, попрощались с Бабой-ягой и пошли, куда глаза глядят.

Впрочем, шли они, куда глаза гнома глядят. Потому что у Мальчика они глядели во все стороны, а идти во все стороны сразу, как известно, невозможно.

Вдруг как бросится на них собака! Как залает! Мальчик остановился… Не то чтобы испугался, просто решил постоять пока, отдохнуть.

А гном говорит:

– Ты не бойся. Это она здоровается просто. Вежливая потому что.

Мальчик тоже поздоровался. Он и остановился-то, чтобы поздороваться. А зачем же ещё? Тем более, что и собака маленькая была, болонка называется. Болонка – она ведь тоже собачий гном. Значит, ей в Гномии самое место жить.

Потом они дальше пошли: Мальчик и гном. И Мальчик много разных гномов видел: вот солдатик, тот же гном – только военизированный. И ездили гномы в маленьких машинках. И росли в их городе исключительно карликовые березы и ёлки.

– Устал? – спросил гном вежливо. – Ничего, скоро придём туда, где твоя помощь нужна.

А Мальчик и не устал. Потому что когда много новых впечатлений, не устаёшь вовсе.

И вот пришли они на площадь, где среди множества маленьких домов стояла огромная ёлка. Очень большая. Такая большая, что даже Баба-яга в своей ступе до верхушки долететь не могла.

Тут гном куда-то исчез, но уже через минуту вернулся, держа в руках «макушку». Знаешь, бывают такие «макушки» красивые – их на ёлки вешают сверху. У тебя макушка сама по себе есть, а ёлке вешать надо.

Гном сказал:

– Полезай, повесь, а? Тебе же нетрудно? А то мы, гномы, по деревьям плохо умеем карабкаться, а мальчишки, говорят, хорошо.

Мальчику, конечно, не очень хотелось на ёлку лезть, тем более, она высокая такая. Мальчику хотелось по Гномии ходить и глядеть на гномовскую жизнь. Но когда просят – не отказывать же!

И он полез. И «макушку» укрепил. Смотрит сверху на Гномию. А там, под ёлкой, народу полно и все кричат: «С Новым годом! С Новым годом!»

Мальчик слез и спрашивает:

– А у вас что, Новый год летом?

А гном ему отвечает:

– А у нас много новых годов! Мы – сами маленькие, и год у нас поэтому – маленький. Мы вообще Новый год празднуем, когда у нас душевное расположение есть, понимаешь?

А потом все гномы: и собачьи – болонки, и лошадиные – пони, и медвежьи – коалы и все, все, все – провожали его на ступодром.

На прощание гном сказал:

– Спасибо тебе. Ты заходи к нам в Гномию. Может, чего надо будет. Или просто взгрустнётся. Залетай.

Мальчик пообещал, как время будет – непременно залетать.

Три закона мудрости

Сказки для тебя

Шёл однажды Мальчик по лесу. Со стороны можно было подумать, будто сам по себе идёт. Но на самом деле вместе с Мальчиком шла печаль.

Шёл Мальчик и печалился. Потому что вроде лето, солнце, трава кругом и деревья, а, кроме печали, никого рядом нет. Ни тебе зверя какого, или гриба, или лешего, например.

Вдруг видит Мальчик: на пенёчке гном сидит. Обыкновенный сказочный гном: толстенький, борода длинная, глаза хитрые.

Только хотел Мальчик с гномом поздороваться, а гном и говорит:

– Зря печалишься.

Мальчик спрашивает:

– Откуда вы знаете, что я печалюсь? Я ведь вам не говорил ничего.

Гном вздохнул только и отвечает:

– Мудрый я и старый. Старый и поэтому мудрый.

Тут Мальчику пришла пора вздыхать. Тем более, он ведь с печалью вместе был, а печаль очень вздохам способствует.

– Неужели? – вздохнул Мальчик. – Неужели мудрым можно только в старости стать. А что же до этого делать? Как быть?

Гном отвечает:

– Могу тебе три закона мудрости сказать. Они очень твоему помудрению способствовать будут. Согласен?

Мальчик, конечно, согласился.

И тут гном встал на пенёк, посмотрел на Мальчика внимательно и говорит торжественно:

– Для начала скажи: готов ли ты стать таким же маленьким, как я?

Ты бы что на месте Мальчика ответил? Вот и Мальчик испугался. «Как же так? – думает. – Все мальчики вокруг – большие, а я буду маленький?»

Но с другой стороны – интересно ведь про три закона мудрости узнать.

– Готов я стать маленьким, – сказал Мальчик и даже рукой махнул от волнения.

И тут же сам стал маленьким-маленьким. Но зато мир вокруг него стал большим-большим. И трава – большая, и пни, а деревья – так просто гигантские.

И в этом большом мире Мальчик сразу стольких встретил: жучков, паучков да божьих коровок. Такие они, оказывается, занятные. Жучки, например, в знак приветствия крылышками взмахивают, а божьи коровки глаза опускают – от смущения, застенчивые они очень. А печаль, как только Мальчик уменьшился, куда-то убежала – как не было.

– Нравится? – услышал Мальчик незнакомый бас.

Оказалось, это гном так разговаривает. Он ведь теперь тоже побольше стал. Но, что интересно, остался гномом.

Мальчик ничего не ответил, потому что когда что-то очень нравится, тогда нет слов.

– То-то же, – пробасил гном. – И вот тебе первый закон мудрости: НЕ БОЙСЯ ВЫГЛЯДЕТЬ НЕ ТАК, КАК ДРУГИЕ – ПОБЕДИШЬ ПЕЧАЛЬ.

Мальчик подумал: хороший закон. Мудрый. Ведь если бы он испугался, если бы решил остаться таким же, как другие мальчишки – он бы никогда не увидел этого шелестящего, звенящего, прекрасного огромного мира вокруг.

– Ну, пошли, – сказал гном.

И они пошли. Они раздвигали руками огромные травы, перелезали через корни деревьев и здоровались со всеми, кого встречали. А поскольку они всё время кого-нибудь встречали, то здоровались постоянно.

Вдруг гном как закричит: «Ужас какой!» – и встал, как вкопанный. Мальчик так сразу встать не смог, пришлось несколько раз на месте повернуться – и потому он встал, как ввинченный.

Видят они – перед ними ручей. А через ручей кузнечики пытаются перепрыгнуть. Разбегаются – прыгают и – в воду! Тонуть начинают. Другие кузнечики их спасают изо всех сил. А потом – всё сначала.

Разбегаются – прыгают и – в воду! Кричат. Плачут. А переправиться через ручей не могут.

– Ужас какой! – повторил маленький гном. – И о чём они только думают?

– Мы думаем, как на тот берег переправиться, – отвечает кузнечик.

А Мальчик говорит:

– Дурачки вы. Вы б на листик сели – переплыли. Не додумались до такого пустяка.

Кузнечики так и сделали. И переправились быстро. А потом также быстро побежали, даже «спасибо» забыли сказать. Потому что у них соревнования «Кто ниже прыгнет» проводились на том берегу. Вот они и торопились.

А потом гном говорит:

– Молодец, парень. И вот тебе второе правило мудрости: «НЕ БОЙСЯ ДУМАТЬ НЕ ТАК, КАК ДРУГИЕ – ПОМОЖЕШЬ ДРУГИМ».

Мальчику эти слова очень понравились. И – одновременно – разозлили его. Так бывает.

«Чего это гном ходит тут со мной и всякие умные вещи говорит? По-простому ничего не скажет, – подумал Мальчик. – И вообще – мир, конечно, хороший вокруг, только к маме хочется. И к папе. А если я к ним маленьким приду – они меня и не заметят. А заметят – не узнают».

– Ну-ка, – говорит Мальчик грозно, – сделай меня опять большим. Я хочу домой. У нас мама сегодня блины печёт, а я блины очень люблю. Особенно со сметаной.

Гном потряс бородой, почесал её в задумчивости, а потом говорит:

– Сколько мальчиков я этой тропой водил, а никто домой не просился. Странно ты себя ведёшь. Не по правилам.

А Мальчик возьми, да и скажи:

– НЕ БОЙСЯ ДЕЛАТЬ НЕ ТАК, КАК ДРУГИЕ – ДОЙДЁШЬ ДО ЦЕЛИ.

Гном спрашивает:

– Ты откуда третий закон мудрости знаешь?

А Мальчик отвечает – невежливо, может быть, но по сути верно:

– Превращай меня в большого!

Гном превратил, конечно, что ж делать?

Мальчик сразу домой побежал.

А гном сел на пенёчек и задумался: «Как же так получилось, что Мальчик оказался мудрей гнома?»

Невдомёк ему было, что Мальчики нынче не те пошли, и, чтобы блинов со сметаной поесть, не то, что закон мудрости изобретут, а, может, что и покруче.

Вот и вся история.

Да! Чуть не забыл. Мальчик потом блинов гному принёс. Они сидели на пеньке, ели блины и говорили о мудрости. Гном очень много интересного узнал.

Впрочем, это уже совсем другая история.

Две истории про гнома Пузю

Сказки для тебя

История первая

Собственно говоря, ничего страшного. Конечно, можно быть гномом. Многие так делают – живут себе гномами и ничего. А вот гному Пузе жилось очень плохо.

Знаешь, почему? Потому что гному надо жить среди гномов. Или хотя бы среди людей обычного роста. А гном Пузя жил среди великанов.

Так мало этого: гном Пузя был ещё некстати тщеславен. Ты понимаешь, разумеется, что это за слово такое? Больше всего на свете гном хотел, чтобы на него показывали пальцем и говорили: «Вот гном Пузя идет. Как замечательно!»

Надо обязательно заметить в оправдание гному, что очень трудно не стать тщеславным в городе великанов, где все, кроме тебя, такие большие и все – опять же, кроме тебя – смотрят вверх, туда, где небо. А ты, даже если и захочешь, посмотреть в небо – увидишь чужие ноги…

«Как же внимание обратить на себя?» – бывало, думал Пузя, сидя в маленьком домике на окраине городка. И однажды он понял: ничего не остаётся, как пойти на Хитрость.

Хитрость возвышалась в самом центре города. У её подножия гудел великанский базар. Гном пошёл на Хитрость, невзирая на то, что это была самая высокая гора в городе. Впрочем, это была единственная гора, и ей ничего не оставалось, как стать самой высокой.

Когда гном находился на середине пути – великаны заметили его. «Гляди-ка, – закричали они, и от этого крика поднялся такой ветер, что гном Пузя чуть не упал. – Гляди-ка, гном пошёл на Хитрость. Того и гляди, доберётся до вершины!»

И, действительно, гном Пузя добрался до вершины Хитрости. Все базарные торговцы показывали на него пальцем и говорили: «Смотрите-ка, гном на Хитрости!»

А гном сидел на вершине и думал, что сейчас он выше всех в городе и это, конечно, замечательно! И внимание обратилось на него: смотрят во все глаза. А у внимания, знаешь, сколько глаз? И не счесть…

Но очень скоро гному Пузе захотелось кушать – всё-таки восхождение совершил! Пришлось сойти с Хитрости. И сразу про гнома Пузю все забыли.

И снова, сидя в своем маленьком домике, Пузя думал: «Ну как же обратить внимание на себя? Это ж, если всё время на Хитрость восходить – умаешься…»

И то, правда: нельзя же всю жизнь прожить на Хитрости?

А вот ещё вторая история

Плохо жилось маленькому Пузе среди великанов. Мало того – грустно. Мало того – без внимания. Так ещё и очень тяжело. В практическом смысле. Выйти из дома – проблема. Шаг ступишь и обязательно напорешься на какую-нибудь железяку или вляпаешься в какую-нибудь лужу.

Всё это особенно обидно потому, что гном Пузя был чрезвычайно аккуратным гномом. В его домике всё было начищено и надраено, словно на корабле перед приездом адмирала. Но вот великаны…

Великаны смотрели в небо – оно было им ближе. А на то, что творится у них под ногами, не обращали никакого внимания. Перешагивая кучи мусора, поскальзываясь на грязи, – они считали звёзды, тыкали пальцем в небо и качали на радуге своих детей.

«Доколе! – гневно подумал однажды гном. Но даже гневные мысли гнома, увы, мало кто слышит. – Не обращают внимания на меня, обратили бы его на свой город. Сколько можно бедному гному маяться не только внутри себя, но и внутри города?»

И гном Пузя начал конструировать огромную рогатину. Не ту, с которой охотятся на медведя, а просто такую большую рогатку.

Два дня он старался и соорудил гигантскую рогатку на длинной ножке. После чего гном поднял с земли железку и выстрелил в небо.

На самом же деле это был очень хитрый манёвр. Ведь выстрел в небо, как ты понимаешь, – это всё равно выстрел в землю. Великаны, которые были от природы весьма любопытны, следили за полётом железки. Они поднимали головы, а потом, естественно, опускали: ведь это очень интересно – посмотреть, куда падает то, что летает в небе.

И они увидели, куда оно падает. Увидели – и поразились.

– Какая грязь! – воскликнули великаны.

– Гляди-ка, – удивились великаны, – какая мерзость. Это в нашем-то городе! Кошмар! Ужас!

И они пошли за вениками и метёлками.

И тогда самый маленький, но уже великан, точнее – великанский сын сказал: «Смотрите, вот стоит маленький гном. Он стоит и стреляет. Он стреляет в небо, а попадает в землю. Он попадает в землю, и мы видим, в какой грязи живём. Если бы не гном, мы так никогда б и не узнали, какой на самом деле неухоженный мир нас окружает».

И сын великана подошел к Пузе, поставил его очень аккуратно на ладонь, а другой рукой осторожно и мягко пожал гному руку.

– Слава гному! – закричали великаны. И великанскому сыну пришлось придержать Пузю, чтобы тот не упал, ведь от крика великанов поднялся страшный ветер.

– Слава Пузе! – шёпотом закричали великаны. – Маленький гном показал большим великанам, где они живут. Гном показал нам нашу землю! Это героический гном, это исторический гном!

С тех пор исторический гном Пузя живёт в историческом музее города: переселился с окраины в центр. Его домик теперь стоит в стеклянной витрине, а под витриной подпись: «ГНОМ ПУЗЯ, УКАЗАВШИЙ НА ЗЕМЛЮ. ИЗБАВИТЕЛЬ ОТ ГРЯЗИ».

Все экскурсанты обязательно обращают внимание на Пузю. Но никто не показывает на него пальцем, потому что когда настоящее внимание – тогда пальцем не тычут.

А по понедельникам, когда музей закрыт, гном Пузя шагает по чистому, убранному городу, и все великаны с ним здороваются: мужчины снимают шляпы, а женщины делают реверанс.

Вот так!

Колесо радуги

Повесть-сказка

Моей маме, – которая навсегда останется самой главной моей читательницей – посвящаю эту повесть и не забываю никогда.

Мама, ты научила меня понимать, что мир гораздо интереснее и чудеснее, чем можно о нём подумать. Стараюсь не забывать уроков и передавать сыновьям.

Сын.

Глава первая,

с которой всё начинается

Сказки для тебя

Здравствуй!

Ты взял в руки книжку, лёг на диван (или сел в кресло), выключил телевизор (я не ошибся, – выключил?), положил рядом с собой пачку сухарей или сушек (не знаю, как ты, а я, например, очень люблю читать, когда у меня во рту что-нибудь похрустывает) и приготовился спокойно читать. Но не тут-то было! Потому что ведь не бывает сказок без неожиданностей. И вот тебе – первая.

Я прошу тебя встать. Я, конечно, понимаю, что весьма неприятно и обидно вставать, когда только уселся. Это примерно так же обидно, как прийти в кинотеатр и не посмотреть кино.

И всё-таки ты встань. Подойди к окну. Посмотри вниз.

А теперь скажи: что ты там видишь?

Могу поспорить на пять, нет, на десять бутылок лимонада или даже «Фанты», плюс ещё два мороженых (чтоб не простудиться – всего два), что наверняка в окне ты видишь машины. Или если не машины, то хотя бы автобус или троллейбус. Ну? Проспорил?

А знаешь ли ты, что на земле есть город, где живут одни только машины? Если посмотреть на карту, то это ближе, чем Северный полюс, но дальше, чем озеро Титикака, то есть как раз где-то между Амстердамом, Нью-Орлеаном и речкой Вороной.

Правда, случилась беда: на всех указателях исчезло имя этого города! Это имя было ужасно несчастным: его постоянно склоняли так и эдак, произносили на каждом углу, писали, где не лень, и, в конце концов, оно обиделось и исчезло.

Так что теперь около города стоят осиротевшие указатели:

ДО ГОРОДА …… ОСТАЛОСЬ

ЧУТЬ-ЧУТЬ ТЕРПЕНИЯ

А названия-то и нет. Но это не страшно: ты ведь и сам можешь его придумать, правда? Тогда имён у города будет много, и их не будут склонять столь часто.

Придумал? Вот и прекрасно. Теперь ты можешь вписать имя города в табличку. Я же буду называть город просто – Город.

А ещё неподалеку от города есть Прекрасный Лес. Впрочем, с тех пор, как там стал править Одуван, он называется Ужасный Лес. Представляешь, жители Города никогда не бывают в Лесу, а жители Леса никогда не заходят в Город. Потому что – зачем машине Лес? А, с другой стороны, зачем Лесу машины?

Но на самом-то деле – всё не совсем так. И когда наступили в Прек… то есть, в Ужасном Лесу ужасные времена, тогда…

Но в этот самый момент в мой рассказ вмешалась первая Глава. Да-да, та самая первая Глава, которую ты сейчас читаешь. А что, главы уж и поговорить не могут?

Она спросила:

– А что, правда, с меня всё будет начинаться?

– Да, – ответил я честно, – потому что если глава первая – значит, она начальная.

Первая Глава подумала и согласилась.

– Ну что же, – всё-таки продолжала любопытствовать она, – ты ещё хочешь, чтобы во мне что-то происходило? Да к тому же хочешь бежать впереди событий и рассказывать о них до того, как они произошли?

– А зачем нужна глава, в которой ничего не происходит? – удивился я. – Тогда это уже не глава будет, а непонятно что!

– Очень даже понятно! – возмутилась Глава. – Я не какая-нибудь там происходительная главка, которых в книжке о-го-го сколько. А я – уникальная начальная Глава. Первая и единствен-на-я! Не могу же я нести сразу две нагрузки? Это будет нечестно!

Тут настал черёд задуматься мне, и я согласился со строптивой Главой. Пришлось сразу перейти к следующей.

А про Ужасный Лес придётся рассказать попозже. Что делать? Чтение сказок, как и всякое хорошее дело, – требует терпения. А иначе будет неинтересно.

Глава вторая,

довольно происходительная, в которой появляются два главных героя

Маленький Мотороллерчик ехал по Большой Дороге и думал печальную мысль следующего содержания: «День идёт. Я ничем не занимаюсь. Это грустно и неправильно».

Ты, наверное, замечал, что печальные мысли думать как-то лучше вдвоём, и поэтому нет ничего удивительного в том, что Маленький Мотороллерчик поехал к своему другу – тоже не очень большому «Запорожцу» по имени Оселок.

Смотри-ка, уже появился второй главный герой. Теперь их ровно столько, сколько надо, чтобы рассказать о жизни Города.

Вообще-то у маленького «Запорожца» было очень хорошее и благородное имя – Колесо. Но «Запорожец» постоянно всё путал, и очень редко называл вещи своими именами. Для себя он делал исключение: назывался хоть и своим именем, но наоборот – Оселок.

«Запорожец» вообще машина очень странная, «наооборотная». У всех автомобилей мотор спереди, а у «Запорожца» наоборот – сзади. Так что «Запорожцы» большие путаники. Даже взрослые.

Оселок стоял около своего домика-гаража и качался. Ты, конечно, знаешь, что колёса у всех машин (и даже Маленького Мотороллерчика) резиновые, так что приходится их постоянно накачивать, чтоб не сдувались.

Правда, Оселок накачивался странно: он подпрыгивал около насоса, будто хотел взлететь.

– Ты занимаешься зарядкой? – спросил Мотороллерчик и начал гордиться другом, который с утра занимается зарядкой.

– Отчасти, – ответил Оселок, – накачиваюсь я.

Маленький Мотороллерчик перестал гордиться своим другом, потому что – кто ж сегодня не накачивается? Это совсем не то, что делать зарядку…

Мотороллерчик объяснил другу, как надо накачиваться правильно и после того как подкачались оба, они стали думать в две машинные головы.

Думали они такую мысль: «Что бы такое сделать?» Иногда они думали другую мысль: «Чем бы таким заняться?» А потом вдруг начинали думать совсем по третьему: «Не заняться ли нам чем-нибудь?»

(Мне скучно даже описывать, как друзья скучали, ну а уж как им было скучно скучать, представляешь?)

Когда Оселку совсем уже надоело думать (а это, согласись, занятие не из лёгких), он предложил:

– В прятки нам ли не сыграть, – ещё подумал и добавил, – …ли.

Получилось так: «В прятки нам ли не сыграть ли».

– Так ты же – поэт, – восхитился Мотороллерчик. Оселок был очень скромный «Запорожец», и потому от такой похвалы покраснел, даже колёса у него покраснели, даже ручки на дверях…

– Ты такой хороший, – прошептал он своему другу. – Такой хороший ты… что я… что… буду водить.

С этими словами он повернулся к своему домику-гаражу и начал считать:

– Один грузовик проехал, два грузовика проехали, три грузовика…

Конечно, можно было считать: один, два, три… Но ведь это неинтересно. Куда интереснее считать грузовики.

Оселок считал грузовики, и всё было хорошо, пока дело не дошло до двадцать восьмого грузовика, на котором совершенно неожиданно оказались насосы. Оселку пришлось прервать счёт, и он начал размышлять, как лучше перевозить насосы: лёжа или стоя?

«Если насосы класть, – размышлял Оселок, – то можно положить несколько рядов ввысь… А если ставить…»

Но тут раздалось какое-то «ТРАХ!!!», потом «БДУМ!!!», потом голос Мотороллерчика сказал: «Я уже…» Потом добавил как-то хрипло и неуверенно: «Всё…»

И ничего больше не раздавалось, кроме ватной тишины. Она была очень противная, эта тишина: так и норовила залезть в уши.

Оселок подумал: если сначала был шум, а теперь – вязкая тишина, то, может быть, нужно уже не просто искать, а спасать? А ведь это совсем не одно и то же…

На самом-то деле, Оселок думал, конечно, как всегда путано и непонятно, но чтобы Оселку не было обидно, давай, хоть иногда представлять, что он думает правильно и чётко. Договорились?

– Эй! – крикнул Оселок сначала тихо, а потом погромче. – Э-гей!

Но никто не ответил маленькому Оселку.

И Оселок поехал спасать своего друга.

А Мотороллерчик никак не хотел спасаться.

«Это даже вовсе и нехорошо с его стороны, – решил Оселок. – Если друг стремится тебя спасти, то можно ему в этом хоть как-то помочь».

– Э-ге-гей! – позвал Оселок уже настойчиво.

Но ответила ему все та же вязкая тишина. И опять никто ему не ответил.

– А может, он уже не может помогать? – подумал Оселок, и очень обрадовался этой мысли: ведь спасать друга, который не может тебе в этом помочь – вовсе не то же самое, что спасать друга, который пока ещё помогать может.

Оселок, включив третью скорость, стал носиться по окрестностям, пугая своим видом взрослые машины и невесть откуда залетевших ворон.

Но Мотороллерчика не было видно совершенно нигде.

Так, на третьей скорости, Оселок чуть было не врезался в неповоротливый Трамвай.

Неповоротливым называли Трамвай не потому, что он был нерасторопный, а потому, что, как и всякий уважающий себя Трамвай, никогда никуда не сворачивал. Был прям. До обидного.

– Всё понял, – сказал Трамвай. – У тебя что-то украли, и ты за кем-то гонишься. Куда ещё можно мчаться с таким очумелым видом?

Оселок сильно напрягся, чтобы ничего не перепутать, и сказал:

– Тороллерчик… Мото… Пропал…

– Всё понял. Некий Тороллерчик у тебя что-то украл?

Оселок подумал, что пока он будет всё объяснять Неповоротливому Трамваю, Мотороллерчик может пропасть уже совсем окончательно…

Утомившись, Оселок остановился под большим и сухим деревом (в Городе все деревья были сухие) отдохнуть.

Из последних машинных сил он крикнул:

– Эгей!

И когда снова ему никто не ответил, Оселок понял совершенно точно: его лучший друг, Мотороллерчик, пока ещё Маленький, но зато – самый замечательный из всех, живущих в Городе – исчез, испарился, пропал…

Глава третья,

в которой Оселок и Мотороллерчик становятся друзьями по спасению

В это самое время мимо самого сухого дерева ехал Очень Старый Умный Автомобиль.

Раньше, говорят, у этого Автомобиля было совершенно иное имя, но если все вокруг называют тебя Очень Старый Умный Автомобиль, то что, в сравнении с этим именем-званием, все иные имена?

В городе было несколько Очень Старых Умных Автомобилей, и, чтобы не путать, их сокращенно называли: ОСУА № 1, ОСУА № 2, ОСУА № 3 и так далее…

ОСУА № 18 с этой половиной (а это был именно он, а не его брат-близнец – тоже ОСУА № 18, но с другой половиной) подъехал к Оселку и, глядя на него, спросил:

– Маленький Мотороллерчик, а не перепутал ли ты у себя с другом планёром? Если перепутал, могу тебе сказать точно: сделал ты это совершенно напрасно.

«Интересно, – подумал Оселок, – не путает ли ОСУА № 18 с этой половиной меня с Маленьким Мотороллерчиком, который путает себя с Планёром?»

Но в это время откуда-то сверху раздался испуганный голос:

– Молчите про это! Я же спрятанный!

– Когда я был молод, – вздохнул ОСУА № 18 с этой половиной, – я не лазал по деревьям. А если и лазал, то лишь затем, чтобы прибить…

– Кого? – спросил Оселок и очень обрадовался, что умудрился ничего не перепутать в целом предложении.

– Скворечники, – буркнул ОСУА № 18 с этой половиной, – и вообще, эти молодые только и могут, что…

И хотя он не закончил фразу, но было ясно: ничего хорошего от молодых ОСУА № 18 с этой половиной (а может, это был всё-таки – с той половиной?) не ждёт.

Оселок наконец-то догадался поднять фары вверх и увидел Маленького Мотороллерчика.

– Мой друг! – заорал Оселок громко. – Я знал, что ты спасёшься! Я спасал и верил! Тен! Нет! Я верил и спасал! Тен! Спасал и верил я! Я! И вот я тебя спас!

– Но ты ж меня долго искал, правда? – спросил Мотороллерчик свысока и одновременно с вышины: так бывает.

– Мой друг Мотороллерчик, себя ли ты хорошо чувствуешь? – поинтересовался Оселок.

– А кого ж я ещё могу чувствовать? – удивился Мотороллерчик. – Впрочем, ещё я чувствую ветку, на которой сижу, и палку, которая всунулась в заднее колесо.

– Сейчас я принесу дощечки длинные, – сказал Оселок. – И помогать тебе начну, – он подумал и добавил, – как солнце в мае.

Конечно, солнце в мае не имело никакого отношения к Мотороллерчику, но уж больно складно получилось: «И помогать тебе начну, как солнце в мае».

Оселок поехал искать длинную доску, но когда он нашел её и, кряхтя, привёз к дереву – Мотороллерчик уже стоял на земле.

– Сам спасся ты? – растерянно спросил Оселок.

– По-моему, мне ничего не угрожало, – улыбнулся Мотороллерчик. – Мне кажется, мы играли в прятки, вот и всё.

Оселку сразу стало так грустно-грустно, как бывает грустно-грустно только в сумерках.

– Вот всегда так, – вздохнул он. – Спасти друга захочешь, а, оказывается потом, что он просто с тобой играл.

Маленькому Мотороллерчику было очень приятно, что Оселок хотел его спасти. Ведь главное – это желание, правда?

– Конечно, ты меня спас! – воскликнул Мотороллерчик. – Потому что!.. Потому что!.. Потому что ты очень предусмотрительно отъехал от дерева. Ведь если бы ты не отъехал от дерева, – мне некуда было бы спрыгнуть, и я сидел бы на дереве целый день. А то и целых два дня. А если бы пошёл дождь? Представляешь, каково бы мне было сидеть на дереве, если бы пошёл дождь?

Оселок представил, а потом сказал, краснея:

– Да… Я да ты… Ты да я… Мы – теперь друзья по спасению. А если бы мы вместе играли в прятки, – мы были бы просто друзья по пряткам. А это совсем не то, то есть, не то, что друзья по спасению, правда?

Но тут опять возник Прямолинейный Трамвай и буркнул:

– Всё ясно. Вы не можете быть друзьями по спасению.

– Почему? – удивился Оселок.

– А кого сейчас спасать-то? Вы что? Всем же понятно, что мы так хорошо живём, так хорошо, что совершенно некого спасать. А потом: это ж куд рявому грузовику ясно: что такие маленькие не то что спасти, а и просто помочь никому не могут. Помощники-спасатели…

Проворчав так много неприятных слов, Прямолинейный Трамвай исчез.

А друзья загрустили: неужто, действительно, жизнь стала так хороша, что уж совершенно некого спасать?

Глава четвёртая,

в которой маленький Пип уходит за подмогой

Тёмной-тёмной ночью, когда ленивая луна, закутавшись в тёплые облака, закатилась спать, – обитатели Ужасного Леса тайно собрались на поляне.

Они должны были решить очень важный вопрос: как победить Одувана?..

Наверное, надо рассказать тебе, кто такой Одуван. Но это такое противное существо, что говорить о нём совсем не хочется. Это ведь из-за Одувана Прекрасный Лес стал называться Ужасным…

К тому же, жители Леса очень спешат решить важный вопрос, и пока мы будем говорить об Одуване, – они его уже решат. Им надо торопиться: если злые чёрные муравьи узнают про это собрание… О! Мне даже страшно представить, что тогда будет.

Так что – поспешим на поляну. Тем более что мы уже и так чуть-чуть опоздали: спор в самом разгаре.

– Надо решить твёрдо, – сказала Медуза. – Не расплываясь, решить окончательно.

Если ты решил, что Медуза живет на поляне в лесу, – ты ошибся. Медуза живет в своём домике, чем-то похожем на таз на колёсиках. (Не могла ж она остаться в стороне от важного разговора – вот и приехала).

Вокруг таинственно шумели чёрные деревья. Иногда ветки бросали на обитателей Леса тревожные, осторожные тени, будто специально, чтобы страху навеять.

– Все знают принципиальность Медузы. Уж если Медуза сказала: железно, – выступил важный Черепах, муж Черепахи. – Только надо побыстрей решать, а то приползут чёрные муравьи – и нам каюк.

Звери представили, как в чёрном лесу на чёрной поляне появляются чёрные муравьи, и им стало не по себе.

– Надо бежать за помощью в Город, – сказал Гриб-Боровик, бывший профессор Сельскохозяйственной Академии, специалист по боровам.

Как ты уже знаешь: жители Ужасного Леса даже в те времена, когда он назывался Прекрасным, в Город не ходили, не летали и даже не ползали. Потому что так уж повелось: Лес сам по себе, Город – сам по себе.

Но то ли оттого, что собрание затянулось, то ли оттого, что чёрной ночью на чёрной поляне трудно о чём-то долго говорить (не веришь, – попробуй сам) – так или иначе все поддержали Гриба-Боровика.

Кого же послать в Город? – возник новый вопрос.

(Вопросы они вообще такие, неуправляемые: стоит один решить, как тут же возникает новый).

– Надо послать кого-нибудь очень высокого, чтобы его сразу заметили, – намекнул Жираф.

– Так его же все заметят, – веско сказал Гриб-Боровик. – И значит враги тоже.

Зашумели кроны деревьев, будто огромная чёрная птица готовилась сорваться с небес на поляну.

Хрустнула ветка. Где-то вдали послышался крик непонятного происхождения.

– Быстрей надо решать, быстрей! – затараторил Черепах.

И тут над поляной начала кружиться Бабочка. Она совершенно не умела разговаривать, но очень хотела, чтобы на неё обратили внимание. Однако её никто не замечал: она же такая маленькая, хрупкая, да и крылья у неё слабые.

Если бы ты знал, как ошибались жители Леса в отношении Бабочки: не всегда ведь маленький – означает беспомощный, правда? А жители Леса ещё очень пожалеют. Очень…

Но это будет позже. А пока посредине поляны стоял серьёзный и важный вопрос, и, выпятив свой толстый живот, вопрошал: «Кто пойдёт в Город за подмогой?»

– Нужно идти самому незаметному, – пискнул кто-то, кого и видно-то как следует не было. – Я намекаю на себя.

Пришлось светлячкам нарушить конспирацию и посветить честной компании.

– Я намекаю на себя, – снова пискнул незамеченный, оказавшийся маленьким мышонком по имени Пип. – Пип пойдёт в Город за помощью.

Тут все жители Леса ужасно обрадовались, потому что им очень хотелось поскорее разбежаться по своим норкам и домикам.

– Это решение – твёрдо, – сказала Медуза и для солидности скрипнула одним из колёс своего домика.

– Но ведь незаметного никто не увидит, – вздохнул Гриб-Боровик. – Ни друзья, ни враги.

Однако, слова бывшего профессора растворились в ночной тишине.

И снова мне придётся признать, что жители Леса поступили неумно. Если бы они не были так запуганы и не торопились спрятаться в своих домиках, если бы они послушали Гриба-Боровика…

Впрочем, запуганные никогда ничего как следует решить не могут. Это уж точно.

И вот маленький Пип пошёл в большой Город помощь искать.

С этой, незаметной вроде бы минуты, начинается новая эра в жизни Города и Ужасного (когда-то Прекрасного) Леса. Впрочем, эры всегда так поступают: они любят начинаться с незаметных минут.

Глава пятая,

в которой Мотороллерчик витает в облаках и приносит оттуда Важную Вещь

Ещё ранним утром дождь вышел на улицу, и до того ему там понравилось, что он, судя по всему, никуда уходить и не собирался.

Оселок поглядел в окно и ничего не увидел. Длинные ножки дождя спускались по стеклу на землю и загораживали собой весь мир.

Тогда Оселок открыл дверь. В дверь много чего было видно. Чёрные стволы деревьев почему-то казались скользкими. Дождинки ударяли в листья, листья подпрыгивали, как резиновые, а дождинки уже падали вниз, стукались о лужи и превращались в толстые важные пузыри. Пузыри чинно плыли по глади луж, но очень скоро, видимо, от своей важности лопались, а на смену им уже плыли новые – такие же важные и серьёзные.

Дождь шёл и шёл, как заведённый.

«Ему, наверное, и самому надоело идти. Но он уже никак не может остановиться», – подумал Оселок.

Он так и сидел у двери: смотрел, как гуляет по улице дождик.

И вдруг дождик убежал. Быстро-быстро, будто его позвал кто-то.

После дождика остался умытый воздух и ясное небо.

Оселок как сидел у двери – так прямо в дверь и выехал. И помчался к Маленькому Мотороллерчику. Куда же ещё можно мчаться, когда целый день торчал дома?

Оселок торопился к Маленькому Мотороллерчику, а колесо радуги в это время спешило, наверное, догнать дождик. Разноцветное колесо вязло в разбухшей земле, – виднелась лишь его половинка.

«Куда ж оно катится? – подумал Оселок. – Наверное, туда, где не хватает разноцветности».

(Колесо радуги так поразило Оселка, что он сказал целых две фразы, совершенно ничего не перепутав).

Но прямо возле дома друга Оселка ждало разочарование: Маленького Мотороллерчика дома не было. То есть, не то, чтобы совсем не было, а, вроде бы, и было, но не целиком.

Потому что – с одной стороны – Мотороллерчик сидел около дома, но – с другой стороны – вид у него был явно отсутствующий, и рядом висел плакат: «Я ВИТАЮ В ОБЛАКАХ, ПРОШУ НЕ МЕШАТЬ».

«Интересно, – подумал Оселок. – Это далеко ли облака? Быть может, сел на колесо радуги один Мотороллерчик, уехал и в разноцветность?»

И Оселку стало немного обидно, что друг его не подождал.

Время шло. Мотороллерчик витал. Оселок сидел рядом.

Наконец он сказал (как будто себе):

– Пойти погулять можно вполне. Хотел увидеть Мотороллерчика я, и его увидел я.

– Нет, – сказал Мотороллерчик, и в глазах его появилась осмысленность. – Мы поедем вместе.

И Оселок понял, что предстоит важное дело.

Они поехали по Большой Дороге. Оселок чувствовал, как атмосфера сгущается, словно сумерки. Но Мотороллерчик молчал. И Оселок молчал.

Наконец Оселок, как бы между прочим, спросил:

– А в облаках хорошо витать?

– Нормально, – ответил Мотороллерчик. – Витая там, я понял одну Важную Вещь.

Он так и сказал: «Важную Вещь» – с большой буквы.

Потом он вынул из повешенной на бок сумки клочок газеты, протянул его Оселку и сказал твёрдо:

– Читай.

– Не умею я, – жалобно протянул Оселок. – Но скажи ты, я пойму: догадливый я очень.

Мотороллерчик остановился – ведь не будешь же Важную Вещь говорить походя, – и сообщил:

– Тут написано, что моя родная сестра – краснобокая красавица «Ява» – стала чемпионкой мира по мотогонкам.

Оселок понял, что Важная Вещь на подходе, а потому молчал и слушал.

– По-моему, – сказал Мотороллерчик, – это неправильно: краснобокая красавица «Ява» стала чемпионкой, а мы тут с тобой в прятки играем.

Оселок задумался: что же тут неправильно: то ли то, что они играют в прятки, или же то, что красавица «Ява» становится чемпионкой.

– Я вот думаю… – начал Мотороллерчик.

– И я, – пискнул Оселок.

– Прекрасно. Значит, мы с тобой вместе думаем: неужели ж мы с тобой ни на что не способны? Неужели мы никому не можем, например, помочь? И неужто мы действительно так хорошо живём, что вокруг совершенно некого спасать?

– Твоя Важная Вещь есть это и? – спросил Оселок.

– А что? По-моему, это очень важно: решить, что уже можешь кому-то помогать. Чтобы это решить, мне пришлось немало повитать в облаках.

Сказав такие слова, Мотороллерчик поехал по Большой Дороге.

Оселок, конечно, тоже поехал вслед за ним, хотя было ему немножко грустно. В голове Оселка вертелась одна противная мысль примерно следующего содержания: «Помогать и спасать можно возраста какого с? Прав, может, Трамвай Прямолинейный – жизнь хороша так, что спасать вовсе некого? Тем более – сейчас? Более тем, не совсем ещё взрослым машинам?»

Мотороллерчик ехал всё быстрей. Оселок поспешил за ним, и противная мысль вскоре отстала – не выдержала скорости.

Противные мысли вообще очень невыносливые: если быстро ехать, они сразу отстают.

Глава шестая,

в которой мышонок Пип спешит в Город и борется со Шмелём

Сказки для тебя

На растрёпанном розовом утреннем небе желтело солнце. Ветер спал и устало вздыхал во сне. От каждого его вздоха слегка дрожали листья на деревьях.

Погода стояла – как раз. Замечательная стояла погода. Солнце светило не тускло и не ярко. Ветер дул не сильно и не слабо. Птицы пели не громко, не тихо.

Раннее утро обещало спокойствие. Но обещание это было обманчивым. Пип знал это совершенно твёрдо.

Он бежал по петляющей лесной тропинке и старался не думать о том, что ждёт его впереди. Его послали друзья, и он должен был им помочь. Как всякий уважающий себя мышонок, Пип надеялся двояко: во-первых, на себя, а во-вторых, на удачу. А может и наоборот…

Пип мчался, уткнув нос в землю. Так лучше вынюхивать следы, – например, чёрных муравьев, которые всегда появлялись внезапно. А, кроме того, Пипу не очень хотелось поднимать глаза: вдруг сразу увидишь что-нибудь жуткое…

Тропинка была очень непослушной: она то падала вниз, то взлетала вверх, и Пип падал и взлетал вместе с ней.

Вдруг дорога резко оборвалась, и мышонок чуть не свалился с обрыва. Он успел резко затормозить и осторожно поглядел вниз.

Низ был очень далеко и казался почти недостижимым. Но Пип обязан был его достичь, и поэтому осторожно пополз.

Он прополз почти до середины пути, когда услышал очень противное жужжание. Это жужжание узнал бы любой житель Леса, – так жужжал только Шмель: противное создание, слуга и подхалим Одувана.

Пип похолодел внутри так, будто съел целую порцию мороженого (что, как ты понимаешь, очень много для обычного, небольшого мышонка).

Шмель летел агрессивно, словно хотел врезаться в Пипа и сбить его с высокой стены. Мышонок зацепился за корень, торчащий из земли, и замер в ожидании неизбежного.

Но Шмель не торопился. Он понимал своё превосходство и решил немножко поиздеваться над Пипом. Противно жужжа, он пролетел прямо перед носом мышонка, а затем замер над ним и нагло спросил:

– Ползёшь?

Пип не знал, каким словом назвать то, чем он занимался в данную минуту, врать он не любил, а потому смолчал.

Тогда Шмель уточнил, причём грубо:

– Ну и куда ползёшь?

Поскольку, как я уже сказал, Пип не любил врать, а правду сказать не мог, он снова не ответил.

– Зачем ползёшь? – поинтересовался Шмель, и Пип почувствовал, что сейчас упадёт в обморок от страха.

– Молчать вздумал! – разозлился Шмель. – Ну так получай же!

И он поднялся повыше, чтобы ударить Пипа с высоты.

Но не так-то просто справиться с мышонком, когда он спешит за помощью. И пока глупый Шмель разгонялся, Пип подтянулся на хвосте и спрятался под корень.

Со страшным жужжанием Шмель начал пикировать на Пипа и едва не ударился о землю.

Он ещё раз взлетел, надеясь с высоты увидеть, куда исчез мышонок. Но сверху Шмелю ничего не было видно, кроме старого серого корня.

Тогда сердитый Шмель приземлился на отвесный склон и медленно побрёл, выискивая Пипа.

Впрочем, это я зря написал, что он «побрёл медленно». Это и так ясно. Ты когда-нибудь видел, чтобы Шмели ходили быстро? Шмели – они в воздухе – короли, а на земле так – лакеи. Пип это отлично знал, так что всё рассчитал замечательно.

И стоило только Шмелю подойти совсем близко к укрытию мышонка, – Пип вылетел из-за корня в сложенном состоянии, – он был похож на серый шарик, – и покатился на Шмеля.

От сильного удара и ещё более сильного ужаса Шмель опрокинулся.

Теперь они катились рядом: маленький Пип и противный Шмель. Но маленький Пип катился по расчёту, а Шмель – по глупости, поэтому Пипу, конечно, катиться было гораздо приятнее.

Очутившись на земле, каждый расправил то, что у него было: Шмель – крылья – и взлетел в розовое небо, а мышонок – лапки – и серой тенью исчез в густой траве.

Сколько ни носился Шмель над травой, сколько ни злился – разглядеть мышонка в траве он не смог.

А Пип мчался быстрее пули – туда, где ждал его неведомый Город.

Он бежал, не поднимая мордочки, до тех пор, пока лапы его не почувствовали странную, непонятную поверхность. То был асфальт, который Пип видел впервые в жизни.

Принюхавшись, Пип медленно поднял голову…

Глава седьмая,

в которой появляется Маг по имени Зин

Размышляя про помощь и спасение, Маленький Мотороллерчик и Оселок подъехали к странному дому.

То есть, дом-то был обычный – обыкновенный такой домик для машин, – но надпись на нем была действительно странная и жутковатая.

Надпись – такая: «МАГ ЗИН».

– Как ты думаешь, что могут значить эти неясные слова? – спросил Маленький Мотороллерчик.

Оселок не мог думать на скорости. (Кстати, правильно делал). Он остановился, поднял глаза к небу и тут же вспомнил, что недавно в Город приезжал цирк. И вот в этом цирке Оселок увидел громадный Автобус с огромными строгими стёклами и разноцветными фарами. На лбу Автобуса была нарисована звёздочка, одет он был в костюм звездочёта и назывался Маг.

Оселок совсем уж было заблудился в воспоминаниях, но его вывел оттуда Мотороллерчик.

– Что может это значить? – повторил он.

И тогда Оселок произнес целую ответную речь (ответную на вопрос):

– Если над воротами твоими надпись есть «МАЛЕНЬКИЙ МОТОРОЛЛЕРЧИК», то она зачем? Чтобы каждый проезжающий знал: в этом доме живет не кто-нибудь, а МОТОРОЛЛЕРЧИК именно, который, правда, пока МАЛЕНЬКИЙ. А если доме написано на, то есть, на доме написано, «МАГ ЗИН» – то значит это что? Значит это то, что здесь живет МАГ по имени ЗИН.

– А почему у него такое странное имя? – недоверчиво спросил Мотороллерчик.

– Тебе бы такую профессию.

– А если он – Маг, то, наверное, всё может? – спросил Мотороллерчик.

Оселок, ужасно гордый тем, что умный друг всё время задаёт ему вопросы, ответил чрезвычайно уверенно:

– Всё. Совершенно всё. Даже ключ гаечный может. Универсальный.

Этот аргумент, разумеется, решил всё.

– Мы поедем к Магу, – сказал Мотороллерчик. – И если он такой всемогущий – он нам покажет, кому помочь. Или посоветует, как и кого можно спасти, когда все вокруг живут хорошо.

В доме Мага стоял вязкий полумрак.

Откуда-то сверху на друзей смотрело множество страшных существ. У них не было ни туловищ, ни голов – только по одному ярко-красному глазу. Глаза явно что-то требовали.

– Едем дальше? – спросил Мотороллерчик, и в голосе его явно не было прежней уверенности.

– Мм, – ответил Оселок непонятно.

Приглядевшись, друзья поняли, что одноглазые существа не одиноки в своей странности. Они поняли больше: нормальные существа здесь не жили.

В доме Мага всё было удивительным.

На полках, которыми был заставлен весь дом, стояли некто молчаливые на одной ноге. У них не было ни глаз, ни головы, да и туловища как такового не было. Огромная нога заменяла всё.

Оселок робко пошарил светом фар по полкам. И увидел набор маговских инструментов: тут были ключи разных размеров, небольшой молоточек, отвёртка…

Собравшись с духом (а дух так и норовил куда-нибудь убежать и оставить Оселка в бездушном пространстве), Оселок произнес:

– Я думаю, если мы будем ехать рядом, Мага мы найдем скорее.

Оселку и Мотороллерчику не было страшно. Совсем не было. Ни капельки. Им было неуютно, что вполне естественно в их положении. И тут, совершенно неясно откуда, выехал пожилой Автобус и хриплым голосом спросил:

– Что угодно молодым людям?

Одноглазые существа, казалось, захихикали.

Одноногие хранили молчание, и было в этом что-то зловещее и ужасное.

– По-моему, вы – маг? – выдавил из себя вопрос Мотороллерчик.

– Простите, я плохо слышу, – старичок Автобус подъехал ближе к друзьям.

Оселок совсем не мог ничего говорить и думать ни о чём не мог. Думалась только одна страшная мысль: «Сейчас во что-нибудь превратит. Сейчас во что-нибудь превратит».

Когда Маг приблизился, – мысль конкретизировалась: «Буду мопедом! Буду мопедом!»

А Маленький Мотороллерчик совершенно не нервничал. Он вёл себя так, будто не только каждый день общается со всевозможными магами, но и очень это дело любит.

– Простите, вы маг? – интеллигентно поинтересовался он.

– Молодым людям нужен магнитофон? – Автобус улыбнулся. – Пожалуйста. Однако, что ж мы в темноте-то разговариваем? Одну секундочку…

Через мгновение дом Мага озарился светом. Как и должно быть в доме приличного мага – свет оказался волшебным. Едва только вспыхнул, как под воздействием волшебных лучей одноглазые существа превратились в маленькие красные передние фары, а одноногие – в обычные насосы.

Вообще в доме Мага оказалось очень много разных полочек, заставленных всевозможным товаром.

– Магнитофоны всех систем! – старичок-Автобус снова предстал перед друзьями. – Стерео и не стерео, громкие и тихие, хорошие и… замечательные!

– Нет, – возразил Мотороллерчик, – магнитофон нам не нужен, – нам нужен маг.

– Простите, не понял, – замялся Маг, и передние стёкла Автобуса снова приобрели свое вечно удивленное выражение. (Кстати, будешь идти по улице, – обрати внимание на выражение лица Автобусов – оно того стоит).

Ты, наверное, заметил, что пожилые люди удивляются куда реже, чем остальные, и если ты – это только к примеру – разобьёшь вазу, то мама начнет ахать и охать: «Как же так? Как такое могло случиться?!», а бабушка всё спокойно уберёт, ни минуточки не удивляясь.

Пожилой Маг привык ко многому, но эти странные молодые люди уже начали его порядком удивлять.

А когда Маленький Мотороллерчик сказал такие слова: «Вот если над домом Маленького Мотороллерчика написано: «МАЛЕНЬКИЙ МОТОРОЛЛЕРЧИК», – то это значит что?» – Автобус понял, что в их милой компании кто-то явно начал сходить с ума. Оставалось только выяснить: кто именно – то ли посетители, то ли он сам.

– Ну, что это значит? Что? Что? – занервничал Оселок.

– Висит себе табличка, – безнадёжно сказал Маг.

– Это говорит о чём? О чём? О чём? О чём? – продолжал кудахтать Оселок.

– Молодым людям что-то угодно? – Автобус понял, что сейчас упадёт в обморок. (А когда Автобусы падают в обморок – это страшно).

Друзья увидели, что магия Мага тает на глазах, и это прибавило им сил.

– Вы – Зин? – прямо спросил Мотороллерчик. В его голосе дрожала решительность.

– Зин вы или не Зин? – спросил Оселок, и на всякий случай добавил: – Зин ли вы?

И тут Маг как-то сразу стушевался, развернулся и исчез. Друзья ещё не успели сообразить: бояться или радоваться такому обороту событий, – как Автобус появился вновь и громко сказал:

– Езжайте, глядите!

Повинуясь маговскому приказу (а маговскому приказу не повиноваться нельзя), друзья выехали из дома…

Над домом горела надпись: «МАГАЗИН».

– Просто буква «А» сломалась и не горела в сумерках, вот и всё, – подъехал к друзьям старичок.

Друзья понурили фары. Им стало ясно, что помочь сегодня не удастся. Никому.

Они совсем уж было собрались ехать по Большой Дороге каждый в свой домик, но старичок окликнул их:

– Погодите! Вот тут у меня… Понимаете ли, мне очень неудобно вас просить… Тут у меня… Насосы привезли, не могли бы вы п о м о ч ь расставить их на полках?

Оселок сказал:

– Ой… Уф… Мы… ко… не… Мы, конечно.

А Мотороллерчик добавил:

– Мы… ко… по… вам… Мы, конечно, поможем вам.

А потом Оселок собрал все свои мысли и чувства в единственное целое и спросил: на удивление чётко и разборчиво:

– А насосы надо ставить стоя или класть лёжа?

– Не знаю, – замялся Автобус. – А как, по-вашему, лучше?

И друзья стали размышлять над этим вопросом.

Размышления их были приятны. Жизнь казалась им прекрасной и, отчасти, даже удивительной. Не знали друзья, что настоящая Помощь и настоящее Спасение ещё не встретились им. Ещё караулят их на Большой Дороге.

Глава восьмая,

в которой у Пипа ничего не получается

Если ты помнишь, мы покинули Пипа в тот решительный момент его жизни, когда он, опираясь лапками на твёрдый асфальт, медленно поднял голову и увидел…

Так что же увидел Пип?

Множество маленьких, больших, симпатичных, страшных автомобилей проносилось мимо него на огромной скорости. Они мчались столь быстро, будто знали, где дают счастье и спешили попасть на раздачу первыми.

Маленький Пип стоял на обочине. Из глаз его выглядывал ужас. Пип совершенно не понимал, как обратить внимание этих автомобилей на себя.

А тут ещё огромная чёрная машина проехала так близко от носа Пипа, что мышонку пришлось сделать кувырок назад через голову. (Ты, наверное, знаешь, как нелегко сделать это тебе – человеку! – а теперь представь, сколько бы это стоило сил, если бы ты был мышонком!.. Кошмар!..)

Мимо всё ехали и ехали, ехали и ехали, ехали и ехали. Всё машины и машины, машины и машины. Всё мимо и мимо, мимо и мимо…

А стоило Пипу чуть ближе подползти к дороге, как кто-нибудь обязательно обдавал его противным газом. С непривычки Пип даже потерял сознание, но от страха быстро его нашёл.

И вдруг – о счастье! – прямо рядом с Пипом остановилась огромная белая машина с красным крестом на боку.

Машина спросила:

– Помощь требуется?

– Очень! – обрадовался Пип.

– Хорошо, – обрадовалась в свою очередь машина с красным крестом. – Записываю: нужна помощь. Не волнуйтесь, всё записано.

Взревев мотором, машина умчалась.

«Да, – подумал Пип с печалью. – Законов Города мне не понять. Это уж точно».

И мышонок снова уселся на краю дороги, положив голову на лапку, и от безысходности и тоски начал петь.

Первый куплет сочинился у Пипа очень быстро, будто сам собой.

Куплет получился такой:

Как же бедный мышонок несчастен,

Ведь не слышит мышонка никто.

Его жизненный путь так опасен,

И извилист весьма.

Но зато…

А вот дальше произошла заминка, потому что, что именно «но зато» – мышонок не знал.

И поскольку остальные куплеты никак не придумывались, мышонку пришлось ограничиться одним и петь его на разные мелодии.

Как это ему удавалось, я описывать не буду. Если хочешь, – попробуй сам и убедишься, что это не так уж трудно петь одни и те же слова на разные мелодии.

И как раз, когда Пип пел свою песню на самый печальный мотив, он услышал, как над головой его раздались очень приятные слова: «Вы весьма нежно поёте».

Заметил Пипа ОСУА № 12. Ведь ОСУА всегда ездят солидно, то есть медленно, и потому немудрено, что они замечают даже мышат.

Пип знал, что должен сделать вежливый мышонок, когда встречается с кем-нибудь.

Первым делом он должен поздороваться.

И Пип сказал:

– Здравствуйте.

– Приветствую вас, – ответил ОСУА № 12, чрезвычайно довольный столь вежливым обращением.

Вторым делом вежливый мышонок должен представиться.

И Пип представился:

– Пип.

ОСУА № 12 понимающе улыбнулся. Он решил, что маленькое существо хочет говорить с ним на специальном машинном языке, и произнёс самое распространённое среди машин слово:

– Бип.

Пип подумал, что ОСУА № 12 плохо слышит, и громко-громко крикнул, ударяя себя лапкой в грудь:

– Пип!

ОСУА № 12 очень не понравилось, что, во-первых, на него кричат, а, во-вторых, что его учат, и он вежливо, но настойчиво возразил:

– Бип.

– Пип, – настаивал мышонок, как заведённый, ударяя себя лапкой в грудь.

– Бип! – возразил ОСУА № 12 уже без улыбки.

– Пип! Пип! Пип! – запищал мышонок.

– Бип! Бип! Бип! – заорал ОСУА № 12.

– Пип!

– Бип!

– Пип!

– Бип!

– Пип!

Тут нервы ОСУА № 12 не выдержали, и, говоря всякие обидные слова в адрес молодёжи, он все так же чинно покатил по Большой Дороге.

– Ну, Пип я, Пип! – закричал ему вслед мышонок, совершенно не понимая: чем же так не понравилось это звучное имя солидному автомобилю.

И Пип снова попробовал петь. Но почему-то не пелось.

И тогда маленький, но героический мышонок принял единственное, но страшное решение: он решил погибать.

Он решил сесть посредине дороги, и пусть какая-нибудь машина его собьёт, и тогда она наверняка остановится, и Пип, истекая кровью и умирая, попросит помощи для Ужасного (ранее – Прекрасного), но всегда любимого Леса.

Пип лёг на траву, робко пробивающуюся сквозь асфальтовую твердыню, поднял мордочку к небу и начал представлять. Он представлял, как машины свергнут Одувана, и тогда начнётся праздник ликования и радости, но вдруг на главной поляне появится траурная процессия, и собаки… нет, медведи… нет, лучше слоны, да, слоны, исполинские и величественные, будут нести маленького мышонка, погибшего за свой Лес. И сразу смолкнет прекрасная музыка, и зазвучит печальная мелодия, знамёна опустятся к земле, и все жители Леса зарыдают и начнут говорить: «Вот какой мышонок Пип был прекрасный, могучий, сильный, а мы-то его раньше просто не замечали. Ах-ах-ах!» А потом Пипу поставят памятник, и маленькие мышата, щенята, котята, леопардята, медвежата, рысята и все остальные будут носить к подножию памятника цветы, в школах введут новый предмет: «Жизнь Пипа», и когда родители начнут спрашивать своих детей: «Какими вы хотите быть?» – все дети, как один, станут отвечать: «Таким, как Пип, и никаким другим!»

Пипу настолько понравились его мечты, что он смело вышел на Большую Дорогу и встал в самом её центре – как маленький, но непоколебимый, живой монумент.

Но машин не было. Совсем не было.

То ли счастье уже кончилось, и им больше некуда было торопиться, то ли просто из вредности, – но не ехали машины и всё.

«Почему это внимание такое противное, что всегда отворачивается в самый главный момент?» – думал Пип, чувствуя, как желание погибнуть за Лес в нём медленно, но неуклонно гаснет.

И тут на краю горизонта возник Прямолинейный Трамвай. Он мчался, отбрасывая искры во все стороны, и орал:

– Всё ясно! Мне всё ясно про тебя! Я всё понял!

Да, Пип готов был умереть. Славно погибнуть – это пожалуйста. Но увидеть впервые в жизни существо, которое всё про тебя знает – это уж, извините, это не всякий выдержит.

И Пип кубарем покатился по Большой Дороге и упал в придорожную траву.

Трамвай не обратил на его манёвр никакого внимания. Он пронёсся мимо всё с тем же своим вечным криком:

– Всё понял! Мне ясно про тебя всё! Понял всё!

Только когда крик жуткого Трамвая растворился в прозрачном дрожании летнего дня, мышонок Пип открыл глаза.

Первое, что он увидел: четыре ноги неизвестного происхождения, возвышающиеся прямо над ним…

Глава девятая,

(уникальная или единственная), потому что почти вся она состоит из песни, которую пели Оселок и Маленький Мотороллерчик и которую услышали… Читайте и узнаете, кто именно

А в это время Оселок и Маленький Мотороллерчик просто так ехали по Большой Дороге.

Конечно, это только со стороны могло показаться, что они едут просто так, а на самом деле они ехали со смыслом. Они искали, кому бы можно помочь или кого бы можно спасти.

И как часто бывает, когда делать нечего, но что-то делать хочется – друзья пели песню.

Песня у них была такая:

Если вянет цветок в пыли,

Если накачаться вы не смогли,

Если бензин у вас кончился вдруг —

Слёз понапрасну из фар не лейте,

Только бибикнуть, бибикнуть сумейте —

Сразу рядом окажется друг.

Дома,

дома,

дома скучно играть.

Помо —

помо —

помогать

Нужно,

нужно

нужно всем вокруг.

Скучно,

скучно,

скучно жить без этого, друг.

Если расцветает цветок в пыли,

Если накачаться с утра вы смогли,

Если бензином наполнен бак —

По сторонам посмотреть сумейте,

Много машин проживает на свете,

Может, у них где-то что-то не так?

Где-то,

где-то,

где-то рядом с тобой.

Беды,

беды,

беды бросились в бой.

Утром,

утром,

утром иль в ночь.

Мудрым,

мудрым,

мудрым делом помочь.

Всем!

Дома,

дома,

дома скучно играть.

Помо —

помо —

помогать.

Нужно,

нужно,

нужно всем вокруг.

Скучно,

скучно,

скучно жить без этого, друг.

Так друзья ехали и пели.

Солнце било своими лучами в раскалённую землю, деревья шумели ветками, потому что листьев у деревьев в Городе нет, а шуметь им тоже хочется. Мимо мчались вечно торопливые машины. Короче говоря, всё было как обычно, и ничто не предвещало опасных событий.

(Впрочем, ты, наверное, уже сам заметил: опасные события – они ведь очень вредные. Всегда появляются тогда, когда их никто не ждёт).

– А грустно всё-таки, как думаешь ты, что Автобус не оказался магом? – спросил Оселок, когда песня закончилась. – А то я уже подумал, что под надписью «УНИВЕРМАГ» мог бы случайно оказаться самый-самый универсальный маг, который бы обязательно нам помог.

Мотороллерчик ничего на это не ответил, – только вздохнул.

Молчать было скучно, и друзья снова запели:

Где-то,

где-то,

где-то рядом с тобой.

Беды,

беды,

беды бросились в бой.

Утром,

утром,

утром или в ночь.

Мудрым,

мудрым,

мудрым делом помочь.

Всем!

– Вы и нам помочь можете? – услышали друзья вопрос, который раздался с немыслимой высоты, прямо оттуда раздался, где находилось небо.

– Жем… мо… Мо… жем, – ответил Оселок, вздрогнув.

И было от чего задрожать: прямо на Оселка шли ноги.

– …Стоп! – вмешалась в мой рассказ девятая Глава. Да-да, та самая Глава, которую ты сейчас читаешь. Вечно с этими главами трудности, никак не хотят себя спокойно вести.

– Ты всё перепутал! – возмутилась Глава. – Ты собираешься рассказать, с какими ногами встретились Оселок и Маленький Мотороллерчик? Но ведь ты ещё не рассказал, с какими ногами встретился мышонок Пип.

– А может быть это одни и те же ноги? – возразил я.

Девятая Глава вздохнула:

– Хитрые же вы люди, которые пишут. Давай-ка, возвращайся к Пипу. И вообще, мне кажется, пора, чтобы все твои герои перезнакомились, и, наконец, стали двигаться в одном направлении.

Главы у меня такие – упорные. Их не переспоришь: они всегда правы, как родители.

Так что придётся вернуться к Пипу. А девятая Глава так и останется удивительной и уникальной, которая почти вся состоит из песни.

Глава десятая,

в которой все герои встречаются, а две тропинки соединяются в одну дорогу

Сказки для тебя

Итак, первое, что увидел напуганный Прямолинейным Трамваем Пип, были четыре ноги неизвестного происхождения.

Пип приготовился к самому худшему. Он не знал точно, каково это «самое худшее» на цвет и запах, но ужасно его боялся.

Однако четыре ноги переминались весьма добродушно и даже стеснительно, и Пип, собравшись с духом, решился-таки поднять голову.

И он увидел огромное солнце на голубом небе, а рядом с солнцем, посреди голубого простора, сияла огромная голова Жирафа. Того самого Жирафа, который первым вызвался идти в Город.

– Привет, – сказала голова. – Я вот тут… Решил всё-таки прийти… Просто я так подумал: не всем же известно, какой на самом деле храбрый и могучий маленький Пип, и вдруг Пипу придётся тяжело? И тогда, может быть, ему поможет большой Жираф? Маленький и большой – они должны быть вместе.

Пип так обрадовался, что ему сразу захотелось расцеловать друга. Но как мышонку поцеловать Жирафа?

Жираф наклонил свою шею до самой земли, Пип сначала поцеловал его, а потом замечательно примостился около самого уха.

И они зашагали по Большой Дороге: огромный Жираф и крошечный Пип.

Но удивительное дело: машины всё равно не обращали на них ровно никакого внимания. Может быть, они просто считали, что это – новая разновидность автомобиля? А может быть, опять спешили за каким-нибудь дефицитом?

Так и шли Жираф и мышонок неизвестно куда, пока не услышали песню про то, что

Где-то,

где-то,

где-то рядом с тобой.

Беды,

беды,

беды бросились в бой, —

и поняли: это песня про них и про их Лес.

– Вы и нам помочь можете? – спросил Жираф у двух очень обаятельных и симпатичных существ на колёсах.

(Ты, конечно, понял: это были Оселок и Маленький Мотороллерчик).

– Жем… Мо… Мо… Жем… – ответил Оселок, вздрогнув.

Вздрогнешь, когда на тебя совершенно самостоятельно идут четыре ноги.

– Здравствуйте, – сказали ноги.

– Ствуйтездра, – прошептал Оселок.

– Привет, – ответил Мотороллерчик смело.

Вдруг раздался треск, и между друзьями упала большая сучковатая ветка.

– Ты не ушибся? – спросил Жираф непонятно у кого, а потом добавил: – Всё-таки ужасно трудно быть высоким: нужно или постоянно кланяться, или постоянно стукаться.

Мотороллерчик набрался смелости и зачем-то пощекотал одну ногу.

– Хи-хи, – усмехнулись ноги, – у вас, что ли, так принято здороваться?

Мотороллерчик попал в тупик: он не знал, что отвечать.

– Тогда давайте знакомиться, – предложили ноги, – меня зовут Жираф Необыкновенный.

– А почему именно Необыкновенный? – спросил Мотороллерчик таким тоном, будто знал, почему именно – Жираф.

– А что же вы думаете: раз Жираф – так уж обязательно обыкновенный?

Признаться, никто из друзей про это не думал.

– Кол… Окол… Коле… – начал представляться Оселок. – Коле… Оселок. Оселок – это я.

– Очень приятно, – сказал Жираф Необыкновенный. – Хотя вообще-то приятного мало. У нас такая беда…

– Какая? – оживился Мотороллерчик.

– Боюсь, вы не сможете её до конца понять, – вздохнул Жираф. – Вы ведь никогда не сталкивались с Одуваном.

– Мы вообще ни с кем не сталкиваемся, – солидно сказал Оселок. – Ездим потому что осторожно.

– Скажите лучше, что просто живёте в Городе, где нет Одувана, – при этих словах одна нога почесала другие. – А то бы обязательно с ним столкнулись.

– А кто такой Одуван, собственно говоря? – небрежно спросил Мотороллерчик.

– Нашему Лесу нужна помощь, – сказал наконец Жираф самые главные слова.

– Помощь! – обрадовались друзья и уже через секунду они сидели на дереве и изучали мордочку Жирафа Необыкновенного.

Половину длинненькой мордочки занимала доброжелательная улыбка. А вторую половину занимали глаза, казавшиеся ещё больше из-за застывших в них слёз. Длинные ресницы хлопали виновато и несчастно.

Но самое необыкновенное состояло в том, что рядом с ухом Жирафа сидело некое существо, которое поначалу можно было бы принять за часть Жирафа. Но когда существо зашевелилось, стало ясно, что оно совершенно самостоятельное.

Как всякий вежливый мышонок, Пип не вмешивался в разговор Жирафа с не очень понятными, но симпатичными существами, и терпеливо ждал, когда внимание обратят на него.

– Здравствуйте, – сказал Пип.

– Привет, – ответили друзья.

– Пип, – представился Пип и мелко задрожал. Он очень хорошо помнил историю с ОСУА № 12…

Но Мотороллерчик и Оселок сразу поняли, что Пип – это имя. Да и почему бы ни быть такому имени: Пип? Имена вообще смешными не бывают, – смешные попадаются существа.

– Привет, Пип, – поздоровался Маленький Мотороллерчик. – Я вот – Мотороллерчик, пока маленький, а это – Оселок. Мой друг.

Друзья поудобнее уселись на дереве (представляешь, как трудно это было сделать Оселку?) и начали слушать Жирафа.

И Пип тоже стал слушать Жирафа, потому что он так устал, что говорить не мог, а слушать – это пожалуйста.

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!

С этой самой страницы, с этой самой главы две тропинки нашей истории – та, что петляет по Городу, и та, что идёт из Леса, – соединяются в одну дорогу.

Знаешь, куда ведёт эта дорога?

Она ведёт к историческим событиям.

Вперёд!

Глава одиннадцатая

(неоконченная), в которой Жираф Необыкновенный рассказывает, как хорошо было в Ужасном Лесу, когда Лес был Прекрасным

Жираф посмотрел на друзей своими огромными глазищами и спросил:

– Знаете ли вы Прекрасный лес?

– Нет, мы не знаем Прекрасного Леса, – ответили друзья хором.

А Пип вздохнул – тяжело и безнадёжно.

– Так узнайте ж его! – воскликнул Жираф и начал свой рассказ.

…Самое прекрасное в Прекрасном Лесу – это не воздух, всегда свежий и лёгкий, и даже не листья, вечно зелёные. Самое прекрасное то, что все жители Прекрасного Леса дружили. И не было такого случая, чтобы кто-нибудь кого-нибудь хоть как-нибудь тронул. Все, как могли, друг другу помогали.

Деревья раздвигали ветки, чтобы на траву падало больше света.

Трава мягко ложилась под лапки маленьким зай чатам, чтобы те не поскользнулись.

Когда, скажем, Крокодилу надоедало сидеть в реке, – Слон сажал его на спину и возил по окрестностям.

Цветы в Прекрасном Лесу никто не рвал, а если Бегемоту очень хотелось подарить своей любимой букетик цветов, – он приходил на поляну и говорил: «Уважаемые Ромашки, не могли бы вы сегодня прийти ко мне домой, если вам не трудно». Ромашкам, конечно, было легко, и Бегемотиха радовалась сюрпризу…

Жираф замолчал. Оселок посмотрел Жирафу в глаза и увидел себя – он отражался, как в кривом зеркале. «Запорожец» в кривом зеркале – это смешно. Но Оселок не смеялся, потому что, кроме себя, в глазах Жирафа он увидел неприкрытую ничем тоску.

– Ладно, – подал голос Пип. – Не грусти. Образуется. Расскажи им лучше историю про Царевича-лягуша.

– Да, – вздохнул Жираф. – Эта история многое объясняет в жизни Прекрасного Леса.

…Однажды у Царевны-лягушки (надо сказать, что в Прекрасном Лесу все лягушки – царевны, чтобы никому не было обидно) заболел любимый сын – Царевич-лягуш, маленький головастик. Болезнь у него была страшная: никак не мог превратиться в лягушку. (Хотя и очень старался). Помочь беде мог только волшебный Цветок, который рос высоко-высоко в горах, где даже летом так холодно, что звери не снимают шуб.

Никто не знал, как помочь несчастному царевичу, и тогда быстрокрылый Орёл спросил: «Неужто мы – такие огромные звери и птицы – не сможем помочь несчастному Царевичу-лягушу?»

И Орёл воспарил к холодным вершинам и попросил волшебный Цветок опуститься на землю.

Так головастик с помощью Орла и Цветка превратился в лягушку.

По этому поводу в Лесу был устроен выдающийся праздник, что вовсе не удивило жителей Леса. Потому что праздники в Прекрасном Лесу устраивались очень часто, и все, разумеется, были выдающимися.

Скажем, почувствовал Медведь, что день наступил необыкновенный, и восклицает: «Я чувствую – сегодня мой день рождения!» И весь Лес по этому поводу радуется и веселится.

Почувствуют, например, Олени, что именно сегодня им очень хочется побегать, и объявляют: «Сегодня в нашем Лесу – Олимпийские игры!»

Захотелось Утконосу…

А как ты думаешь, читатель, чего может захотеть Утконос?

И вообще, как ты думаешь, читатель? Быстро, медленно? А самое главное: нравится ли тебе это занятие – думать?

Мне кажется, самая пора настала будить тебе свою фантазию. Позёвывая, просыпается она в тебе, и я прошу тебя придумать дальше самому: какой же была жизнь в Прекрасном Лесу? Какие замечательные истории там происходили? Какие звери жили там?..

Пофантазируй! Это ведь замечательное занятие. Нередко и так бывает: начнёшь про чужую жизнь придумывать – глядишь, и про свою что-нибудь поймёшь…

Глава двенадцатая,

в которой Жираф Необыкновенный и маленький Пип просят о помощи

– Ну, когда же про Одувана будет? – не выдержал Оселок.

Да, как это ни печально, пора нам рассказать про Одувана. Если б ты знал, – как не хочется мне этого делать, но придётся. Иначе невозможно будет рассказывать и про дальнейшие события.

– Одуван где же? – снова спросил Оселок.

Мотороллерчик посмотрел на него многозначительно. Во взгляде этом без труда можно было прочесть следующее: «Вежливые Оселки не перебивают Необыкновенных Жирафов, у которых вон какая длинная шея, а Одуван, может быть, в самом низу. Нужно терпеливо ждать, пока он появится».

– Ну, давай, про Одувана, – вздохнул Пип.

И действительно, ни мне, ни Жирафу больше нельзя откладывать рассказ об этом чудовище.

…Одуван появился в Прекрасном Лесу внезапно и вдруг. Во время одного из выдающихся праздников.

На главной поляне все кружились в хороводе: цветы держались за львов, жуки – за крокодилов, а Жираф катал маленькую Божью коровку и очень боялся, что она может упасть.

И вдруг в самый центр хоровода выехало непонятное создание и сказало: «Я – Одуван! Я – буду самым главным!»

Все решили, что начинается новая игра – игра в Одувана.

– Ошиблись вы? – спросил Оселок.

– Ошиблись мы, – подтвердил Жираф. – Жестоко ошиблись. Одуван не играл. Он всерьёз решил стать Хозяином Леса.

Одуван ездил по Лесу и говорил: «Я – Одуван! Я буду самым главным!»

И все соглашались с ним, ведь жители Прекрасного Леса не умели спорить.

Скоро все привыкли, что Одуван – самый главный и покорно исполняли его приказы. А Одуван сначала отменил в Лесу праздники, потом запретил разговаривать просто так, без дела, и вообще…

Огромная слеза засверкала в глазу Жирафа, Пип быстренько вытер её, но на смену первой слезе выкатилась вторая.

Жираф тяжко вздохнул и продолжил свой грустный рассказ:

– Однажды я встретил Одувана, который, как всегда, ездил на своем непонятном домике, и спросил: «Хотите, я прочитаю вам стихи? Только что написал».

Не дожидаясь ответа – я ведь привык, что в Прекрасном Лесу все очень любят стихи – я прочёл:

Небо светит. Солнце ясно.

Звёзды греют. Жизнь прекрасна.

Что тревожить может вас

В этот расчудесный час?

– Отличные стихи! – воскликнул Оселок.

– И мне понравилось, – согласился Мотороллерчик.

На мордочке Жирафа вспыхнула улыбка и тут же погасла, превратившись в обиженную гримасу.

– Одуван сказал, что стихи плохие, что в них нет мысли, что одновременно с солнцем звёзд не бывает, и что небо не светит, а звёзды не греют.

– Наверное, он очень скучный, этот ваш Одуван, – подумал Оселок вслух.

– И вот этот скучный, ничего не понимающий в поэзии Одуван, совершенно испортил жизнь в Прекрасном Лесу, – Жираф возмущённо выгнул шею.

– А самое главное, – пискнул Пип, – что Одуван запретил говорить волшебное слово.

– А разве есть такое? – удивились друзья.

– Что ж за жизнь без волшебного слова! – в свою очередь удивился Жираф. (А Пип даже подпрыгнул от возмущения и чуть не свалился). – Должно же быть слово, которое произнесёшь, – и сразу хочется смеяться?

– Это слово – смех? – предположил Мотороллерчик.

– Радость! – воскликнул Оселок.

– Нет, – улыбнулся Жираф. – В сущности, это очень серьёзное слово, но стоит его произнести, и сразу становится весело.

Он хитро посмотрел на друзей и сказал:

– Путь.

И все вместе стали кричать: «Путь! Путь!» (Ты, кстати, тоже можешь повторить раз-другой такое простое слово «Путь». И тебе захочется улыбнуться).

– Есть один путь, – важно сказал Пип. – Есть два пути. Но самое замечательное: это три пути. Потому что стоит кому-нибудь сказать: «Ты не трипути!». И он наверняка улыбнётся.

– А Одувана вы просили не трипутить? – поинтересовался Мотороллерчик.

– Одувана нельзя ни о чём просить. Он же – Одуван! Мы не знаем совсем, что делать, и вот все звери, собравшись на поляне, решили просить Город о помощи.

– Прекрасному Лесу нужна помощь! – закричали друзья и запели песню:

Победим мы Одувана —

Мы его засунем в ванну!

Нам не страшен Одуван —

Ведь у нас так много ванн!

– А вы уверены, что с Одуваном надо бороться именно таким способом? – поинтересовался любопытный Пип.

– Нет, – ответил Мотороллерчик. – Но эта песня вселяет в нас уверенность.

– Мы едем побеждать Одувана сейчас и немедленно! – воскликнул Оселок.

– А вы не боитесь? – удивился Жираф. – Всё-таки это Одуван, а вы такие маленькие…

Честно ответить на этот вопрос друзья не могли. Но надо ли долго рассуждать, если рядом кто-то просит о помощи и даже – о спасении?

И потом: Одуван – совершенно один, а их – вон сколько: Мотороллерчик, Оселок, Жираф Необыкновенный, Пип, да ещё весь Прекрасный Лес, да ещё – Город.

А насчёт того, кто большой, а кто маленький – погодите ещё, разберёмся.

– Поехали! – сказал Мотороллерчик.

Глава тринадцатая,

в которой чувствуется приближение Одувана

Оселок и Мотороллерчик ехали следом за ногами Жирафа и вдруг почувствовали, что на них набросилось множество запахов. Запахи – нежные и наглые, приятные и резкие, медлительные, проникающие неспешно, и врывающиеся мгновенно…

Наверное, все машины Города вместе взятые не чувствовали столько запахов и не видели столько света, сколько почувствовали и увидели за одну только секунду Оселок и Мотороллерчик.

Им стало необычно.

– Кто это, ой?! – Оселок резко затормозил.

Перед ним стоял Гриб-Боровик.

– Разрешите представиться. – Гриб снял шляпку, – Гриб-Боровик. Специализируюсь в сельском хозяйстве по боровам. Профессор Лесной Академии, – он вздохнул. – Бывший профессор.

– Чему… по… Почему… по?.. – попытался спросить Оселок.

– Одуван… – только и сказал бывший специалист по сельскому хозяйству.

Оселок поднял фары и посмотрел на солнце. Там, над Прекрасным Лесом, лучи солнца были яркие и жёлтые, они пробивались сквозь листву, зеленели и радугой застывали в паутинке.

– Паутинка – это застывшая радуга, – задумчиво сказал Оселок. И сам удивился, что совершенно ничего не перепутал в этой фразе.

– Вы – поэт? – услышал он голос откуда-то снизу.

Приглядевшись, Оселок увидел небольшого Жучка, который тащил на себе громадную ветку. Ветка была в несколько раз больше Жучка, и всё время цеплялась за землю, как неподнятый якорь.

– Да… нет… нет… да… – засмущался Оселок.

А Моторолерчик, чтобы поддержать разговор, вежливо спросил:

– Это вы для своего домика такую замечательную ветку несёте?

– Для Одувана, – вздохнув, буркнул Жучок и заторопился куда-то.

На фару Оселка села Бабочка. Она была крошечная и почти невесомая. Но странное дело: от прикосновения ее лёгких крыльев куда-то улетучились все страхи и сомнения.

Маленький Мотороллерчик, отъехав чуть в сторону, увидел озеро. Озеро было большое, неподвижное и величественное. Как небоскрёб. Только в небоскрёбе нет ничего таинственного, а в озере – есть. Это Мотороллерчик понял сразу.

Но времени любоваться озером не оставалось. Время, хотя и не ощущалось, но всё равно шло вперёд. Оно всегда так делает.

Одуван находился где-то рядом, и его ещё предстояло победить.

Маленький Мотороллерчик подъехал к Жирафу, намереваясь спросить его или Пипа, где найти Одувана, и вдруг Лес ожил.

По небу взад-вперёд заспешили птицы. Казалось, они решили заштриховать собой небо.

Деревья зашумели, предупреждая друг друга об опасности.

Трава клонилась к земле, будто пряталась.

Цветы закрывали бутоны. (Бутоны – это ведь дети цветов. А цветы, как и все жители Прекрасного Леса, первым делом думают о своих детях).

Заяц замер посреди поляны. Он совершенно не представлял, куда бежать. Увидев Оселка и Мотороллерчика, он решил, что в Лесу появились пришельцы. Заяц завертелся на одном месте, как буравчик, и растворился в тумане.

– Одуван, – прошептал Жираф, и шея у него задрожала.

По дрожащей шее, как альпинист, медленно и осторожно сполз Пип. Он встал рядом с Жирафом и принял боксёрскую позу, приготовившись к бою.

– Вы твёрдо решили драться с Одуваном? Твёрдо решили? – успела крикнуть друзьям Медуза и тут же укатила на своем домике на колёсах.

Солнце светило по-прежнему ярко, и небо не хмурилось.

«Небо, солнце и, наверное, понимают: мы здесь раз – всё в порядке будет», – решил Оселок и приготовился к неизвестному.

Глава четырнадцатая,

в которой почти происходит сражение

Сказки для тебя

Сначала на поляне появились блестящие чёрные жуки. Несколько десятков. Они шли ровным строем, как на параде. Впереди важно шествовал золотой Шмель.

Периодически жуки подхалимскими голосами затягивали:

Нет сильнее Одувана,

Нет мудрее Одувана,

Это поздно или рано

(Лучше – рано! Лучше – рано!)

Понимает всяк.

Слава, слава Одувану!

Слава, слава Одувану!

Слава, слава Одувану!

Много славы Одувану

Не вредит никак!

Слава – пустяк,

Не вредит никак!

Следом за жуками появилось несколько сот изнурённых муравьев. Они тащили на себе повозку, сплетённую из травы и листьев.

На повозке помещалось следующее: изгородь (из репейника), некоторое подобие домика (из папоротника), белая (или седая) голова, торчащая из домика.

– Как ты думаешь, кто из них Одуван? – спросил Мотороллерчик.

Но сделал это совершенно напрасно. Потому что Оселок, открыв рот, смотрел на процессию, и было совершенно ясно, что ничего больше он не слышит, не видит и не понимает.

– Одуван могуч и прекрасен! – возвестил Шмель. – Ж-жутко ж-жалит ж-жалких ж-жителей ж-Жемли, – добавил он, очевидно для устрашения.

– Мотороллерчик. Оселок, – представились друзья неизвестно кому.

Жираф стоял, откинув чуть назад свою длинную шею, становилось даже страшно, что она перевесит, и Жираф перевернётся.

Маленький Пип наоборот наклонился вперёд, и, казалось, приблизься кто-нибудь на расстояние вытянутой лапы, – Пип тут же мощным ударом свалит его с ног… Но мышиные лапки такие коротенькие.

– Очень-очень приятно, – бросила друзьям белая голова. – Я – Одуван. Я – самый главный. Я – самый мудрый на земле, недаром у меня красивая седая голова. От имени своей мудрости и своей главности я приветствую вас в Ужасном Лесу.

– Уж-ж-жасном, уж-ж-жасном, ужа-жасном Лесу, – продолжал пугать Шмель.

– Я повелеваю, – произнес Одуван со значением, – уничтожить вас, как пришельцев, посмевших сомневаться в моей силе. Мне донесли о вашем недостойном поведении. Никто и никогда не сможет победить Одувана.

Золотой Шмель взлетел и сделал три круга над поляной.

И тогда со всех сторон на друзей двинулись чёрные огромные муравьи. Их было так много, что, казалось, поляну вмиг залило чернилами.

– Вам нет спасения! – Одуван приподнялся на колеснице, и друзья увидели, какая у него тоненькая шея. Они даже успели удивиться тому, как такая огромная голова может держаться на столь тоненькой шее.

А муравьиное кольцо все сужалось. Зелёный цвет исчезал, будто его стирали ластиком.

– Умрём, как герои, – вздохнул Пип.

– Кто-нибудь когда-нибудь дрался с муравьями? – поинтересовался Мотороллерчик на всякий случай.

– Тен, – ответил Оселок за всех. – Ен дрался.

– Смерть! – воскликнул Одуван.

– Ж-жуткая, без-з-з ж-ж-жалости! – гневно разжужжался Шмель.

– Смерть! Смерть! Смерть! – закричали другие жуки.

И тут над поляной появилась Бабочка, на которую, конечно же, никто не обратил внимания. Да и что на неё внимание тратить: она же почти незаметная, почти прозрачная и даже говорить вовсе не умеет.

Чёрное облако со всех сторон обтекало друзей. Муравьи уже карабкались на шину Мотороллерчика. Храбрый Пип ещё оборонялся от них, и Жираф ещё пытался с ними бороться, но силы были явно неравны.

А Бабочка вела себя так, будто все происходящее её вовсе не касается. Она садилась Оселку на крышу, снова взлетала в небо и опять садилась – уже на стекло, а потом вдруг начала невесомым крылом гладить Оселку фару.

И то ли от этого, то ли от страха, то ли ещё по какой-то неведомой причине, Оселку вдруг ужасно захотелось чихнуть.

(Честно признаюсь, я понятия не имею, где першит у маленьких «Запорожцев», когда они хотят чихнуть. Но говорю тебе точно: в этом самом месте у Оселка першило невыносимо).

Наконец он не выдержал и, хотя, конечно, стыдно чихать в разгар боя, повернулся в сторону Одувана и… чихнул.

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ТУТ СЛУЧИЛОСЬ НЕВЕРОЯТНОЕ!

От головы Одувана отделились белые парашютики и разлетелись по поляне.

Одуван полысел за один миг. И стал совершенно нестрашным. Просто – абсолютно. Настолько нестрашным, что даже смешным.

– Я самый главный! – провозгласила тоненькая ножка, которая ещё мгновение назад называлась Одуван.

Но все только засмеялись.

Чёрные муравья, быстро сообразив, что власть переменилась, стройными рядами отступили с поляны. Больше в Прекрасном Лесу они не появлялись.

– Что это? – спросил Оселок у Мотороллерчика. – С Одуваном что случилось, а?

– Ты знаешь, – ответил Мотороллерчик, немного подумав. – Я, кажется, понял, в чём тут дело. Страшный Одуван на самом деле был обыкновенный Одуван-чик. Просто он выбросил свой «чик», чтобы его все боялись. Но Одуванчик, даже выбросивший свой «чик» – не перестает быть Одуванчиком. Ты чихнул на него, – и он облетел. Вот и всё.

– Неужели и надо было всего чихнуть на Одувана, – удивился Пип. – А мы-то думали: как его победить?

Глава пятнадцатая,

в которой автор снова говорит: «Здравствуйте!»

На поляну со всех ног и крыльев бежали, летели и ползли обитатели Прекрасного Леса.

Они долго не могли понять, как удалось славным рыцарям победить злого Одувана.

И только мудрый старый Карп, живший в озере, сразу обо всём догадался. Но поскольку он не умел разговаривать – этого так никто и не узнал.

Крики: «Путь! Путь!» – раздавались со всех сторон. Точно известно, что в этот день никто в Лесу не трипутил.

Обитатели Прекрасного Леса стали качать победителей. Труднее всего оказалось подбрасывать в воздух Жирафа и Бабочку.

И с тех пор в Прекрасном Лесу появилось два новых праздника:

ДЕНЬ ВЕЛИКОГО ЧИХА и ДЕНЬ МУЖЕСТВЕННОЙ БАБОЧКИ

(По совести говоря, можно было назвать праздник в честь любого из участников сражения, но Бабочка… Она ведь почти незаметная, почти прозрачная и даже говорить не умеет – ну как не устроить в честь неё праздник?)

Город встречал друзей, как героев – речами и улыбками.

ОСУА № 1 сказал:

– Ах, если бы я был молодым «Запорожцем», ах, если бы…

Больше он ничего не мог сказать, но ему все хлопали.

И Прямолинейный Трамвай приехал, и старик-Автобус тоже был на празднике и подарил друзьям насосы последней модели – заграничные. Все приехали. Даже Несчастный Троллейбус (не замечал, кстати, что у Троллейбуса всегда несчастный взгляд, и, подходя к остановке, он непременно вздыхает. Почему? Ну, это уже совсем другая история).

В Город прибыла и краснобокая красавица «Ява». Все очень обрадовались её появлению: во-первых, она была чемпионкой, а, во-вторых, ведь именно из-за неё, точнее, из-за её победы, друзья решили всем помогать и всех спасать.

Что ещё сказать? С тех пор по выходным дням машины отправлялись в Прекрасный Лес погулять и подышать свежим воздухом, которого в машинном Городе всегда не хватает.

Да! Чуть не забыл. Необыкновенный Жираф и Пип (которые теперь, кажется, вовсе не расставались) научили машины поливать деревья и ухаживать за растительностью. Теперь в Городе зеленеет трава, а весной на ветках выскакивают удивлённые клейкие листочки.


…За моим окном забибикали машины. Они разбудили солнце. Солнце выскочило из-за домов стремительно, как выскакивает на автостраду машина. Значит, – наступило утро. Пора ставить последнюю точку.

Я откладываю в сторону ручку, потягиваюсь, встаю из-за стола, высовываюсь в окно и кричу: «Доброе утро!» Но люди ещё спят. Лишь деревья и машины отвечают мне: «Здравствуй!»

С приветствия деревьев и машин начинается мой день.

Здравствуйте! Доброго всем утра!


Купить книгу "Сказки для тебя" Максимов Андрей

home | my bookshelf | | Сказки для тебя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу