Book: Рыжеволосая бестия



Рыжеволосая бестия

Дэй Леклер

Рыжеволосая бестия

ПРОЛОГ

Николо Данте мучили дурные предчувствия. Ему казалось, что он скоро женится. Мысль о женитьбе приводила Николо в ужас, и он бежал от нее, как бегут от стихийного бедствия.

Некоторые мужчины видели в браке определенную неизбежность. Северо и Марко, братья Николо, в конце концов, подчинились этой неизбежности, и пошли под венец, как агнцы на заклание. Но у Николо и без того в жизни было достаточно проблем. И самую серьезную из них звали Кайли О'Дел.

– Необходимо, чтобы ты разобрался со всем этим, – проинструктировал Ника его старший брат, Северо. – Документы, которые обнаружила Кейтлин, подтверждают то, что у этой женщины есть все права на часть нашего алмазного рудника.

И это действительно была серьезная проблема. Если Кайли О'Дел потребует свою долю, ювелирная империя Данте, совсем недавно оправившаяся после тяжелейшего кризиса и только что начавшая набирать обороты, снова затрещит по швам.

Рудник, о котором шла речь, – единственное в мире месторождение особых, так называемых огненных алмазов, а клан Данте на сегодняшний день – единственный в мире поставщик этих камушков. Все, начиная с королевских особ и заканчивая владельцем провинциальной ювелирной лавки, покупают огненные бриллианты у ювелирного дома Данте. Николо помрачнел.

– Лучше бы наша дорогая невестка не совала свой нос во все эти старые бумаги. Они не принесли нам ничего, кроме неприятностей.

В ответ Северо только покачал головой:

– Судя по всему, ты понятия не имеешь, чем нам это может грозить.

– Возможно, я как раз единственный, кто все понимает.

Николо уселся на письменный стол брата.

– Продолжай раскапывать это дело. Твоя избранница будет в восторге от тебя, когда Инферно сведет вас.

Северо скрестил руки на груди.

– Забудь об Инферно, – отмахнулся Николо. – Насколько мне известно, это родовое проклятие…

– Благословение, – мягко поправил его старший брат.

– Благословение? – с недоверием переспросил Николо. – По-моему, это больше смахивает на инфекцию.

Склонив голову набок, Северо задумался.

– Интересная аналогия, однако, я бы сказал, что Инферно навеки соединяет жизни двух людей.

Николо совсем не понравилось то, что он услышал. Он предпочел бы оставить выбор за собой. В семье Данте у него была репутация человека, способного разрешить любую проблему, а это требовало внутренней свободы. Перспектива потерять над собой контроль не привлекала Николо, а Инферно действовало именно так. Для Николо это означало: потерять власть над ситуацией, а значит, утратить и свою силу.

– Что ж, будем надеяться на то, что Инферно не затронет меня, – тихо произнес Николо. – А теперь скажи-ка, что тебе удалось узнать об этой Кайли О'Дел?

– Ничего, – коротко ответил Северо.

Ник сдвинул брови:

– Что ты хочешь этим сказать?

– С тех пор как вопрос о том, кто же на самом деле является настоящим владельцем алмазного рудника, начали муссировать в «Снитче»…

– Опять этот мерзкий желтый журнальчик…

– По-видимому, эта О'Дел читает подобные журналы. – Глаза Северо на мгновение вспыхнули и тут же погасли. – Она потребовала встречи для того, чтобы обсудить вопрос. На эту встречу пойдешь ты, Ник. К сожалению, не было возможности раздобыть информацию о ее прошлом. По крайней мере пока у нас на нее ничего нет.

Николо с ужасом посмотрел на брата:

– Ты хочешь, чтобы я провел встречу вслепую?

– У нас нет выбора. Просто выслушай ее для начала. Наш дед Примо честно приобрел этот рудник. Попытайся выяснить, почему ее семья после стольких лет считает, что у нее есть права на часть рудника. Потом постарайся успокоить мисс О'Дел, а мы тем временем наймем сыщиков, чтобы все расследовать. – На лице Северо появилась свирепая мина. – Надеюсь, мне не нужно объяснять тебе, как много мы потеряем, если Кайли О'Дел докажет свои права.

– Империя Данте пойдет на дно, – угрюмо пробормотал Николо.

Сев кивнул:

– Все, что удалось восстановить за последнее десятилетие, превратится в прах. Нам необходимо выяснить, на каком основании эта О'Дел считает себя вправе требовать от нас часть прибыли. Чтобы выждать время, нам нужно как-то успокоить ее.

Взгляд Николо стал решительным.

– Этим я и займусь, – коротко произнес он.

– Ник, – остановил его брат.

– Я понимаю, как это важно.

Николо посмотрел Северо в глаза. Возможно, это была самая деликатная задача, которая когда-либо стояла перед ним. И самая трудная одновременно.

– Я найду способ вывести ее из себя. Заставлю занервничать.

– Будь осторожен, – предостерег брата Сев. Заметив в глазах Николо недоумение, он пояснил: – Может быть, ее требования имеют под собой серьезные основания. Нам не нужна открытая конфронтация. Мы заинтересованы в том, чтобы конфликт разрешился полюбовно и как можно тише. Сейчас нам меньше всего нужны скандалы и судебные разбирательства.

Николо покачал головой.

– Что ж, в таком случае мисс О'Дел не следовало начинать эту войну, потому что – тем или иным способом – я положу ей конец.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Кайли О'Дел была совсем не такой, какой Николо ее себе представлял. И уж, конечно, он никак не ожидал того, что с ним произошло в ту самую минуту, когда он ее увидел.

Эта женщина сама по себе оказалась проблемой – от пальчиков ног с покрытыми ярко-красным лаком ногтями до изящной головки с роскошной рыжей шевелюрой.

Но Николо не нужны были проблемы. Он не хотел пускать их ни в свою жизнь, ни в свою постель, ни, тем более, в свое сердце.

Но что это с ним творится? Волны необоримого желания начали накатывать на него, словно мощный прилив, извещавший о грядущем шторме. Он перестал видеть и слышать все, что происходит вокруг. Все, кроме этой женщины, просто перестало для него существовать. Она открывала рот, однако Николо не слышал ее, потому что в ушах его звучал другой голос, настойчиво требовавший от него одного – овладеть этой женщиной, сделать ее своей и никогда не отдавать никому.

Уж не пресловутое ли это проклятие-благословение коснулось его своей рукой? Но нет… Нет! Он не допустит этого, не позволит какой-то потусторонней силе лишить его разума!

И так ли уж трудно избавиться от этого? Нужно всего лишь принять правильное решение, и тогда Инферно оставит его в покое.

Вскинув голову, Николо внимательно посмотрел на Кайли О'Дел, мучительно пытаясь найти выход из неприятного положения, но в голове у него было пусто, а поэтому он просто стоял и глазел на эту рыжеволосую бестию.

У нее была изящная подвижная фигурка с выразительными изгибами как раз в тех местах, где требовалось, так что любой мужчина сразу же загорелся бы желанием изучить каждый дюйм ее сливочной кожи. Длинные огненно-рыжие кудри спадали до середины спины. Кайли О'Дел также была обладательницей потрясающих глаз светло-зеленого цвета.

– Вы мистер Данте? – спросила она, скорее всего уже не в первый раз. У нее был низкий мелодичный голос. – Что-то не так? – забеспокоилась Кайли. – Николо.

Это было единственное слово, которое он смог процедить сквозь сжатые зубы. Ах, если бы она знала, что он сейчас чувствовал! Каких трудов ему стоило держать себя в рамках приличия, чтобы не поддаться инстинктам, не схватить ее и не утащить немедленно в спальню!

Николо увидел, как у нее на шее пульсирует жилка, предательски выдавая реакцию Кайли на него. Широкие скулы женщины покрылись густым румянцем, и Николо почти почувствовал запах желания, которое охватило их обоих.

О, это было совсем некстати!

Однако Кайли удалось справиться с собой значительно быстрее, чем ему.

– Я Кайли О'Дел, – сказала она. – Спасибо, что нашли время встретиться со мной.

Да, этой женщине свойственны быстрота и решительность. Об этом говорили и взгляд, которым она окинула гостя, и просторный номер отеля, который – Николо сразу же понял это – был тщательно подготовлен ею для встречи. Здесь все продумано и обставлено так, чтобы она всегда оставалась хозяйкой положения.

– Заходите, – предложила она, отступив в сторону.

Кайли О'Дел даже не удосужилась протянуть ему руку. Но, в конце концов, это сослужило Николо добрую службу. Если учитывать то, какое сильное желание вызывала в нем одна только ее внешность, то что бы с ним стало после рукопожатия? Впрочем, Николо мог себе это представить – ведь женатые братья и дед испытали нечто подобное и поведали ему об этом.

Нет, конечно же Николо не верил ни в какие таинственные силы. Боже упаси! Даже когда Примо Данте, всеми уважаемый дедушка и глава рода, рассказал ему об Инферно, он лишь усмехнулся. У сентиментальных стариков каких только странностей не бывает. Даже когда Северо и Марко поделились с Николо тем, что они чувствовали, впервые увидев своих будущих жен и прикоснувшись к ним, он не сомневался – никакого Инферно нет и быть не может.

Николо и сейчас был в этом уверен. И все это – несмотря на то, что отчаянное желание обладать Кайли О'Дел заполнило его целиком. Это желание было таким сильным и таким всепоглощающим, что, казалось, вот-вот готово было взорвать его.

– Хотите что-нибудь выпить? – быстро бросила через плечо Кайли, ступая по мягкому ковру, лежавшему на полу номера. – Могу предложить вам содовую или что-нибудь покрепче.

Вообще-то Николо сейчас все бы отдал за двойное виски, но приличия ради все же отказался.

– Мы немного поболтаем или сразу перейдем к делу? – спросила Кайли.

– О чем поболтаем?

Этот вопрос заставил Кайли обернуться. На лице ее промелькнула едва уловимая усмешка.

– Мы могли бы положить сегодня начало нашим дружеским отношениям. Во время первой встречи принято обмениваться любезностями.

Николо был явно заинтригован.

– Каким образом?

Его голос прозвучал немного игривее, чем следовало.

– Каким образом… – Она пристально посмотрела на собеседника. – Скажи мне, что ты делаешь у Данте, Николо?

– Разруливаю проблемы.

В ответ Кайли громко рассмеялась, и ее необычные зеленые глаза стали яркими, как весенняя листва.

– Если я правильно тебя поняла, сейчас я – твоя главная проблема?

– Не знаю, – вскинув бровь, ответил Николо. – А сама ты как думаешь?

Кайли пожала плечами.

– Поживем – увидим.

Она скрестила руки на груди и прислонилась к спинке огромного роскошного дивана. Женщина с пристрастием изучала гостя, который стоял перед ней. Ищет слабые места, не мог не подумать в эту секунду Николо. Что ж, долго же ей придется искать! Они оба молчали, и оба выжидали. Кайли не выдержала первой.

– Твоя очередь, – сказала она негромко.

– Моя очередь?

– Задавать вопросы, – вздохнув, пояснила она. – Когда ты хочешь узнать кого-то, то просто болтаешь с ним о том о сем, чтобы снять напряжение.

– Ты напряжена? – удивился Николо.

– Слушай, ты что, издеваешься надо мной? – не выдержала Кайли.

Она всплеснула руками, и этот жест был таким же быстрым и ярким, как и все, что она делала.

– Это уж чересчур! Может, сразу перейдем к десерту?

Оба оценили двусмысленность этой фразы. Так, значит, она тоже чувствует что-то! Значит, это не только его воображение!

– Давай перейдем к десерту.

– Ты предлагаешь такое решение проблемы?! – Щеки Кайли снова зарделись. – Неужели ты думаешь, что сможешь таким образом заставить меня забыть о моих притязаниях на часть рудника? Творческий подход, нечего сказать!

Николо, конечно же, очень хотел согласиться, но ответил:

– Нет.

– Что ж, я с облегчением слышу это, – усмехнулась она.

– Потому что ты не можешь претендовать на рудник.

Николо подошел ближе, просто для того, чтобы посмотреть на ее реакцию, и с радостью заметил, как дрогнули губы, как расширились зрачки. Есть! Однако Кайли довольно быстро заставила себя расслабиться. Она хорошо играет, но его ей не обыграть.

– А раз у тебя нет права на рудник, я могу переспать с тобой. Это все равно ничего для тебя не изменит.

К удивлению Николо, Кайли громко рассмеялась. В ее смехе не было ни злости, ни раздражения.

– Я рада, что ты не собираешься смешивать секс с делами.

– Забавно, но между нами что-то есть. Это чувствуется… – тихо произнес Николо.

Теперь настала ее очередь сделать шаг ему навстречу.

– Давай разберемся с этим, Данте, – отважно предложила она. – Это будет нетрудно, не правда ли?

Кайли прикоснулась к верхней пуговице своей черной блузки и расстегнула ее. Затем она медленно расстегнула вторую пуговицу. Затем третью. Николо увидел маленький серебряный медальон в форме сердца на тонкой цепочке и краешек красного бюстгальтера, полыхнувшего, как пожар. Взгляд его скользнул вниз. Посмотрев на черные слаксы, Ник задумался, носит ли она трусы в тон бюстгальтеру. Николо медленно поднял глаза. Его взгляд встретился со взглядом Кайли. Интересно, сколько времени ему понадобится, чтобы выяснить это? Судя по выражению ее лица, не очень долго. Пальцы Кайли приближались к двум нижним пуговицам.

– Не останавливайся, – с трудом сдерживая дрожь в голосе, попросил Николо.

Он стоял так близко, что мог слышать ее дыхание. В нем боролись два чувства – желание и недоверие. Николо решил побороть первое и укрепить второе.

– Не останавливайся, – повторил он. – Покажи себя такой, какая ты есть на самом деле.

Кайли резко отпрянула и замерла. Лицо ее покрылось красными пятнами, а глаза потемнели. Она поняла, что он смеется над ней. Ее пальцы дрогнули, и, вместо того чтобы расстегнуть последние две пуговицы, она начала застегивать верхние, что у нее плохо получалось.

– Что это со мной, черт побери? – невнятно пробормотала Кайли, смутившись, но быстро взяла себя в руки и, тряхнув головой, спросила требовательно:

– Что ты делаешь со мной, Данте?

– Это вы, леди, решили устроить стриптиз. Так что не стоит винить меня в том, чего я не делал. А теперь давай перейдем к делу. Итак, на каких доказательствах основаны твои требования? Или то, что ты мне сейчас показала, и есть основной аргумент?

Николо удалось смутить Кайли, а это редко случалось с всегда уверенной в себе мисс О'Дел.

– И, тем не менее, я не из тех, кто сразу же раздевается, – возмущенно заметила рыжая бестия.

Николо показалось, что Кайли и сама немало удивлена своим поведением.

– Да, Данте, теперь мне придется как следует следить за собой, когда ты рядом. Ты разбудил во мне распутницу.

Кайли с упреком посмотрела на него и покачала головой. Вздохнув, она обошла диван и указала на журнальный столик, заваленный какими-то бумагами, затем пригласила Ника сесть.

– Итак, перейдем к делу. Ты хочешь доказательств? Вот они. – Кайли взяла одну из папок и подвинула ближе к Николо. – Моего деда звали Кэмерон О'Дел. Он и его брат Шеймас были владельцами рудника до того, как твой дедушка Примо Данте купил его. Здесь свидетельство о рождении моего деда, свидетельство о смерти и документ, подтверждающий его право собственности на половину рудника.

Николо пролистал бумаги.

– Если я правильно понял, твой дед умер до того, как сделка по продаже была окончательно завершена.

– Так. Это значит, что его доля автоматически перешла к моему отцу. – Кайли передала Нику еще один документ. – Вот завещание моего деда.

– У тебя есть свидетельство о рождении твоего отца? Он родился при жизни Кэмерона?

Еще один листок отправился в путешествие по гладкой поверхности журнального столика и попал прямо в руки Николо.

– Вот он.

Кайли наклонилась вперед. Медальон в форме сердца выпал из декольте. Это была, весьма занятная вещица.

– Твой дед, возможно, договорился с Шеймасом, но Шеймас не имел права продавать часть рудника, принадлежавшую моему отцу.

Николо внимательно изучал документы. Все они были в идеальном порядке. Любой мошенник в первую очередь позаботился бы об этом, поэтому Ник пытался найти любую зацепку, указывающую на нелогичность утверждений Кайли. Ему не пришлось долго искать.

– Почему же ваша семья так долго молчала? – спросил он с недоумением. – Почему вы не потребовали причитающуюся вам долю сразу же после смерти Кэмерона?

– Я не знала, что могу стать владелицей рудника. Что же касается моего отца… – В ее глазах промелькнуло сожаление. Возможно, это были какие-то болезненные воспоминания. – Я не имела возможности задать ему этот вопрос, потому что он умер, когда мне было чуть больше года.

Николо позволил себе проявить сочувствие.

– Тебя воспитывала мама? – участливо поинтересовался он.

– Какая разница, кто меня воспитывал? – огрызнулась Кайли.

Эта реакция о многом поведала Николо. Без всяких усилий со своей стороны он быстро нашел больное место Кайли О'Дел.

– Ты первая предложила получше узнать друг друга, – сказал Ник. – Именно это я и делаю. – Он решил не отступать. – Расскажи мне о матери. Как ее звали? Ей, наверное, тяжело пришлось после того, как твой отец умер?

Кайли поджала губы:

– По-моему, ты просто хитришь.

Николо пожал плечами.

– Думай, что хочешь, но я просто выясняю, имеет ли она хоть какое-то отношение к затеянной тобой авантюре или это исключительно твоя инициатива.



– Это не авантюра, – возразила Кайли.

– Сдается мне, Шеймас мог бы поведать совсем другую историю.

Движения Кайли стали медленнее. Сейчас она была похожа на птицу, садящуюся в гнездо. И Николо насторожился. Это был знак. Бессознательная промашка. И она говорила о том, что Кайли лжет. Ник всегда был силен в распознавании подобных знаков. По этой причине еще в детстве его братья отказывались играть с ним в покер. Он всегда безошибочно определял блеф.

Кайли облизнула пересохшие губы кончиком языка. Это был уже второй очевидный признак лжи.

– Шеймас? – повторила она.

Николо решил замаскировать свой удар.

– Примо говорит, что он еще жив. – Широкая улыбка осветила лицо Данте. – Вот что я скажу: почему бы тебе не понежиться несколько дней в этом роскошном номере? А я тем временем встречусь с Шеймасом. Уверен, что он сможет очень быстро все прояснить.

– Дай мне мои бумаги, – довольно резко потребовала Кайли.

Не сказав ни слова, Николо подвинул их к ней по столешнице журнального столика. Кайли потянулась к доцентам, и кончики их пальцев соприкоснулись. Это было едва ощутимое касание, но после него каждый из них испытал шок. В ту же секунду Николо вскочил на ноги.

– Какого черта! Почему ты все время пытаешься переткнуть одеяло на себя?

Кайли откинулась на спинку дивана, на котором сидела. Лицо ее было бледным.

– Не понимаю, о чем ты.

Впервые в жизни Николо проигнорировал инстинкты. Подозрение, которое зародилось в нем, заставило его подчинить их своей воле.

– Прекрасно понимаешь. Вы наверняка читаете журнал «Снитч», мисс О'Дел? Ты узнала об алмазном руднике и решила шантажировать нас! Ты также изучила все, что могла, о нашей семье и о пресловутом проклятии. Тогда-то в твоей голове и зародилась замечательная мысль. Тогда ты сказала себе: «Соберу-ка я все свои старые бумаги и попробую сфальсифицировать законные претензии на часть состояния Данте, а если это не сработает, притворись, будто меня поразило Инферно».

Кайли вскочила с дивана.

– У меня есть все доказательства.

– А как ты можешь объяснить тот электрический разряд, что пробежал между нами?

– Да откуда мне, черт возьми, знать? Может, это твои мозги заискрились?

Кайли прижала документы к груди. Она обошла журнальный столик и быстро направилась к двери номера.

– Я думаю, тебе следует уйти.

– Я никуда не спешу. По крайней мере до тех пор, пока мы во всем не разберемся. Мы еще не закончили.

– Нет, мы закончили, – резко возразила Кайли. – Завтра утром я первым делом свяжусь со своим адвокатом. А сейчас – убирайся вон!

Николо стоял очень близко к Кайли. Настолько близко, что мог ощутить некие импульсы. Эти самые импульсы притягивали его к ней, подталкивали к последнему решительному шагу.

– Мы не закончили, – повторил он. – Ты знаешь это.

Дыхание Кайли стало прерывистым. Николо видел в ее зеленых глазах отражение своей страсти. Желание Кайли было таким же сильным, как и его, и он мог поклясться, что слышит, как их сердца громко бьются в унисон. Искушение побороло его волю. Николо впился в губы Кайли с таким неистовством, что сам испугался этого. Для того чтобы в следующую секунду оторваться от ее губ, ему понадобилась вся его воля. Не говоря ни слова, он рванул на себя дверь и выскочил в коридор. Дверь номера громко захлопнулась у него за спиной.

На мгновение Николо остановился. Он все еще чувствовал присутствие этой женщины, будто она продолжала оставаться рядом, хотя дверь номера была уже закрыта. Он чувствовал, что она стоит, прислонившись к двери, пытаясь так же, как он, побороть притяжение и говоря себе, что все ее эмоции – чистой воды помешательство. Такое просто невозможно. Всего этого нужно избегать любыми возможными способами.

Николо с отвращением тряхнул головой, пытаясь избавиться от распутных мыслей, и направился к лифтам. Внизу он остановился в холле возле просторной зоны отдыха. Кресла были расставлены уютными группами. Огромные папоротники, цветущие кусты и декоративные деревья создавали иллюзию уединения.

Николо сразу же обратил внимание на кресло в укромном уголке. Оттуда открывался прекрасный вид на двери лифтов и выход из отеля. За тридцать лет жизни он научился не противиться своим инстинктам. Они редко подводили его. Николо сел в это кресло. Долго ждать ему не пришлось.

Минут через пять из лифта вышла Кайли и, покачивая бедрами, направилась к выходу. Ее рыжие волосы были стянуты в узел на затылке. Черный жакет очень подходил к черным слаксам. Настоящая деловая женщина!

Кайли, быстро подошла к портье. Было заметно, с каким нетерпением она ждет его ответа. Дамочка явно должна была с кем-то встретиться. Николо осталось только выяснить, где и с кем. Ему важно было знать, есть ли у нее сообщник.

Портье, по всей видимости, дал Кайли именно тот ответ, который она ждала. Она отплатила ему лучезарной улыбкой, резко повернулась… И тут произошло невероятное.

Несмотря на то, что Николо спрятался за густыми кустами, поравнявшись с его убежищем, Кайли споткнулась и остановилась. Время замедлило свой ход. Звуки людских голосов слышались теперь через какую-то пелену, свет померк. Только они двое оказались в этом светящемся пространстве. Голова Кайли медленно повернулась в сторону Николо. Как только она увидела его, ее глаза расширились от удивления и ужаса. Ее боль тут же отозвалась в его душе.

Николо отнюдь не хотел сочувствовать этой почти незнакомой и, надо сказать, малоприятной женщине. Он вообще не хотел испытывать по отношению к ней никаких эмоции. Но, к несчастью, он понимал, что все совсем наоборот. Они провели вместе всего ничего, но за это короткое время с ним что-то произошло, что-то очень важное, чего он раньше никогда не испытывал.

Время снова набрало обороты, звуки снова стали обычными, краски – тоже. Кайли стремительно направилась к дверям отеля и скрылась из виду. Николо бросился за ней, как охотник за добычей. Когда он вышел на улицу, Кайли стояла на перекрестке, дожидаясь зеленого света. Бросив взгляд через плечо, она заметила своего преследователя и, как только вспыхнул желтый сигнал светофора, стремительно пошла по зебре на другую сторону дороги.

Какое-то такси объехало медленно идущую машину и на большой скорости помчалось к перекрестку. Разумеется, водитель не мог знать, что там кто-то был. Николо показалось, что он кричит. Он знал, что бросился к переходу. Водитель заметил ее в самый последний момент и нажал на тормоза. Она пыталась увернуться, но было слишком поздно. Такси ударило ее так сильно, что, прежде чем упасть на асфальт тротуара, она перевернулась в воздухе.

Николо бежал к Кайли, доставая на ходу мобильный телефон. Не глядя, он набрал номер и вызвал «скорую». Затем опустился на колени. Женщина не двигалась. Николо показалось, что она даже не дышит. Роскошные рыжие волосы разметались вокруг головы, излучая энергию жизни и красоты, чего нельзя было сказать о самой Кайли. Ее лицо было мертвенно-бледным. Серебряный медальон в виде сердечка впечатался в щеку, как поцелуй.

– Кайли!

Николо не отважился прикоснуться к ней. Затем он заметил, что грудь ее медленно поднимается и опускается.

– Я не видел ее.

Водитель такси стоял рядом. По его бородатому лицу текли слезы.

– Откуда она взялась?

– Я наблюдал, как все произошло. Это не ваша вина.

Николо понимал, что сам виновен в случившемся.

– Она… – Таксист недоговорил. – Она?..

– Нет.

Николо тоже не смог произнести это страшное слово.

Где-то вдалеке послышалась тревожная сирена машины «скорой помощи». Вокруг уже собрались зеваки, и Николо пришлось прикрикнуть на них, чтобы они держались на расстоянии.

Минуту спустя прибыла полиция, затем медики. Николо беспомощно смотрел, как они увозили Кайли. Он дал им свои координаты. Он утверждал, что Кайли его женщина, так как интуитивно знал, что так оно и есть, а значит, ее здоровье и благополучие теперь зависят только от него.

Ничего не произошло бы, если бы он не пошел за ней. Она не попала бы под машину и не страдала бы. Ник увлекся, доказывая себе, что она мошенница, и подверг ее жизнь серьезной опасности.

Медики обменялись угрюмыми взглядами. Неужели он убил ее?! Николо закрыл глаза.

То, что произошло между ними, было на самом деле, и Кайли удивилась этому не меньше его самого. Он видел это. Судя по всем признакам, их свело Инферно. Встретив свою вторую половину, он своими подозрениями разрушил их общее будущее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Ты что, с ума сошел?

Николо огляделся, желая убедиться, что их никто не слышит. В комнате ожидания больницы было несколько человек. Поймав на себе пару любопытных взглядов, он перешел на итальянский.

– Нет, я не сошел с ума, – ответил он своему брату Лаззаро, самому рассудительному из всех Данте. – Это моя вина. Если бы я не побежал за ней, она не попала бы под машину.

Лаззаро только отмахнулся:

– Это я уже слышал. – Брат Николо тоже говорил по-итальянски. – Ты хочешь сказать, что к своим притязаниям по поводу нашего алмазного рудника Кайли О'Дел может добавить обвинения в преследовании?

– Да… Нет.

Николо и Лазз были настолько разными людьми, что им и в спокойной-то ситуации всегда было нелегко понять друг друга. А уж теперь…

– Ты не понимаешь меня… – сокрушенно произнес Ник.

– Что ж, объясни, – жестко настаивал брат. – И еще, какого черта все здесь называют тебя мистером О'Делом?

Николо скрестил руки на груди.

– Мне нужно было узнать, как чувствует себя Кайли, и поскольку медики обсуждают такие вещи только с родственниками, они, должно быть, приняли меня за ее мужа.

– Что ты несешь? – Лаззаро провел руками по волосам, пытаясь вернуть себе самообладание. – Только не говори мне, что это один из твоих творческих ходов.

– Раньше ты не имел ничего против моих творческих ходов. Они всегда работали на пользу империи Данте.

– Черт побери, Николо! – снова не выдержал Лаззаро.

Какое счастье, что они могли говорить по-итальянски!

– Послушай. Просто так получилось. У меня в руках оказалась ее сумочка, в которой было удостоверение личности и медицинские карты, поэтому они и решили, что я ее муж. Я не стал их разуверять, тем более что это работает на нас.

– Это работает на нас, пока тебя кто-нибудь не узнает. Ты что, забыл, что наши физиономии появляются в каждом номере «Снитча»? Любая собака в Сан-Франциско знает, кто мы такие.

– Северо, ты и Марко действительно часто мелькаете на страницах желтой прессы, а я пока ни разу не попадался. Что же касается Кайли… Я буду притворяться ее мужем до тех пор, пока нам будет это нужно. – Николо протянул брату сумочку Кайли О'Дел. – Передай это нашему детективу. Пусть узнает о ней как можно больше и как можно скорее.

– Я уже сделал это. – Лаззаро снисходительно посмотрел на брата. – Я попросил Руфио об этом еще вчера.

Николо кивнул.

– Отлично. Пошли также кого-нибудь в «Ле Премьер». Пусть обыщут ее номер. Скажи Руфио, пусть копает глубже. Я хочу знать о ней все. Ты слышишь, Лаззаро? Все! От того, какой размер одежды она носит, до того, какими марками косметики пользуется. Понял?

– Зачем тебе это? Ты что-то задумал?

Николо ушел от ответа:

– Да так. Мысли на ходу.

– Дьявол!

У Лазза не нашлось больше слов. А Ник продолжал раздавать инструкции:

– Когда у меня будут все данные, я проанализирую их и дам тебе знать. Кстати, заскочи ко мне домой, покорми и выгуляй Брутуса. Ладно? Не знаю, когда смогу выбраться отсюда.

– Ну, ты даешь, братец! – Лаззаро покачал головой. – Ты и раньше был горазд на всякие фокусы. Но это…

– Это долго не продлится. Как только Кайли придет в себя, все откроется и мне придется переходить к другому плану.

– Искать способы, как избежать серьезного судебного разбирательства?

Николо помрачнел:

– Это возможно только в том случае, если она винит меня так же сильно, как я сам себя виню.

– Ты бы лучше молил Бога, чтобы она тебя ни в чем не винила, – посоветовал брату Лаззаро.

Внезапное появление медицинской сестры избавило Николо от необходимости продолжать разговор, принявший не совсем приятный для него оборот.

– Простите, это вы мистер О'Дел?

– Как Кайли? – немедленно спросил Николо, повернувшись спиной к брату.

Глаза медицинской сестры потемнели от сопереживания.

– Доктор хочет видеть вас. Он ответит на все ваши вопросы. Пойдемте.

Николо поспешно последовал за женщиной, абсолютно забыв о брате. Через минуту он оказался в крошечном кабинете. За письменным столом сидел врач. Он что-то быстро записывал в карту больного.

Захлопнув карту, доктор встал и протянул Николо руку.

– Я доктор Руис.

– Она жива?

– Жива, и ее состояние стабильно, – уверенно сказал доктор. – Но удар был очень сильным. Невероятно, однако, все кости целы. Имеются довольно серьезные разрывы и гематома на левом бедре, но над этим мы уже поработали.

– Вы что-то не договариваете, доктор.

– В такой ситуации практически невозможно избежать травмы головы. Вы, наверное, догадываетесь об этом. У нее сотрясение мозга и небольшие отеки в нескольких местах. Однако лекарства, которые мы дали ей, уже начали действовать. Сканирование показало, что серьезных нарушений нет.

– Она в сознании?

Доктор покачал головой.

– Она пришла в себя ненадолго, была очень возбуждена и дезориентирована, затем снова отключилась.

Одной из способностей Николо, которые делали его незаменимым в работе, было умение видеть людей насквозь.

– Вы что-то скрываете от меня, – сказал он врачу.

– Мне очень жаль, – с напряжением произнес доктор Руис. – Последствия травм головного мозга непредсказуемы. До тех пор, пока она не проснется, мы не можем с уверенностью говорить о том, насколько серьезна ее травма. Возможно, ничего страшного не произошло, тогда у нее будут некоторые проблемы с памятью, начиная с аварии. А может быть, все гораздо сложнее. Так что надейтесь на лучшее и готовьте себя к худшему.

– Когда я смогу увидеть ее?

– Сейчас она находится в отделении интенсивной терапии. Вы можете зайти, чтобы взглянуть на нее. Затем я советую вам отправиться домой и отдохнуть. Мы позвоним, если возникнет необходимость.

Через минуту медицинская сестра отделения интенсивной терапии уже вела его мимо маленьких боксов, в одном из которых лежала Кайли. Она показалась Николо маленькой и хрупкой, опутанная непонятными проводами и трубками. Сейчас больше всего на свете ему хотелось, чтобы она открыла глаза.

Какая-то странная сила потянула его к ней. Неужели это Инферно?

– Она чувствует ваше присутствие, – сказала медсестра, глядя на многочисленные приборы, окружавшие Кайли. – Вам пора уходить. Оставьте мне номер вашего телефона, и я сообщу, когда будут готовы результаты анализов.

Николо поступил, как ему советовали, но на следующее утро снова пришел в больницу, не в силах отложить свидание с Кайли до вечера. Медсестра встретила его широкой улыбкой. Перед тем как войти в бокс, Николо услышал голос лечащего врача:

– Здесь ваш муж.

Оба – и Николо, и Кайли – замерли и с изумлением посмотрели друг на друга. Затем она затрясла головой и с отчаянием залепетала:

– Это невозможно. – В глазах ее появились слезы. – Он не может быть моим мужем.

– Доктор Руис… – начал Николо.

– Не стоит паниковать, мистер О'Дел, – перебил его врач. – Мы предупреждали вас, что у нее могут быть проблемы с памятью.

– Нет. Я бы помнила, если бы выходила за него замуж.

– Все в порядке, миссис О'Дел. – Доктор успокаивал Кайли. – Вы просто потеряли память в результате аварии.

Ник закрыл глаза. Он не в силах был дольше притворяться.

– Доктор, она не…

Но врач снова не дал ему договорить.

– Кайли, вы не помните даже, как вас зовут, – мягко произнес он. – Вполне естественно, что вы забыли о муже. Постепенно все наладится. Память вернется к вам. Это может занять несколько часов или несколько месяцев, а скорее, недель. Через некоторое время мы переведем вас из отделения интенсивной терапии, а пока нужно сделать еще кое-какие анализы.

– Почему вы не верите мне? – В голосе Кайли чувствовались истерические нотки. Ее зеленые глаза наполнились слезами. – Я же говорю вам: это не мой муж!

Руис подал знак одной из сестер, которая спешно начала готовить инъекцию.

– Мистер О'Дел, мне очень жаль, но я вынужден попросить вас уйти. Кайли нужно время, чтобы успокоиться.

Николо кивнул:

– Конечно. Но позвольте мне еще одну секунду… Он действовал не задумываясь, подчиняясь одним только инстинктам. Подойдя к Кайли, Николо быстро взял ее за руку. Протест врача не остановил его. Не остановила и реакция Кайли, которая всеми доступными ей способами пыталась отстраниться. Но, как только ее рука оказалась в его руке, оба ощутили нечто вроде электрического заряда, пробежавшего по всему телу. Неужели это Инферно? – подумал Николо. Приборы, окружавшие Кайли на минуту тревожно запищали, но затем быстро пришли в норму. Ни разу в жизни Ник не испытывал ничего подобного. Эти ощущения были настолько сильны, что он едва управлял собой, просто утопая в своем желании.



Николо наклонился и поцеловал Кайли, а через секунду почувствовал, что ее губы отвечают ему. В жизни его было немало поцелуев, но такое он переживал впервые. Сейчас он понял, что никакая другая женщина уже не сможет заменить эту хрупкую, бледную рыжеволосую девушку, которая страдает по его вине.

Теперь Николо уже не мог скрывать от себя правду, а правда заключалась в том, что Кайли О'Дел и есть его вторая половинка.

– Кто ты? – спросила Кайли. – Как тебя зовут?

– Николо. – Его черты смягчились. – Впрочем, когда ты сердишься, то выбираешь другие имена.

– И как часто это происходит?

Николо улыбнулся.

– Довольно часто. У нас обоих бурный темперамент.

Николо посмотрел на медиков, собравшихся неподалеку, и тут же задернул занавеску бокса, в котором лежала Кайли. Люди в белых халатах немедленно покинули палату. Они поняли намек и подчинились. Это была еще одна особенность Николо Данте – он умел подчинять себе людей.

– Я хочу кое-что уточнить, – сказал он, как только они остались наедине. – Моя фамилия не О'Дел, а Данте. Николо Данте. Когда все это произошло, началась неразбериха и я не успел объяснить тебе ничего.

– Я не понимаю, – растерянно пролепетала Кайли. – Если мы женаты, почему у нас разные фамилии?

Ник пожал плечами.

– Мы поженились совсем недавно, и ты просто не успела решить, хочешь ли взять мою фамилию.

– Как давно мы женаты? – спросила она.

– Всего несколько дней. Это была любовь с первого взгляда. Бурный роман…

– Бурный роман… – повторила Кайли, и глаза ее сузились. – Странно, Николо Данте. Ты не похож на импульсивную личность. Напротив, ты производишь впечатление человека расчетливого, который делает только то, что хочет, добиваясь поставленной цели. И неважно, кто стоит на его пути. Я права?

Кайли внимательно посмотрела на Николо, и в этот момент маска упала с его лица, красивые мягкие черты стали жесткими, как алмазные грани.

– Интересное наблюдение. Мы ведь общаемся всего минуту или две… А может быть, ты помнишь еще кое-что?

Боже праведный, как же она была глупа, выйдя замуж за такого мужчину, как он! Сила его характера угрожала поглотить ее. Даже если бы сейчас она не лежала на больничной койке, вряд ли могла бы противостоять ему. Она, должно быть, была не в себе, когда выходила за него. Может быть, а той жизни, о которой Кайли забыла, ей слишком нравилось разнообразие? Или она была сумасшедшей? Что ж; время покажет.

– Отвечая на твой вопрос могу сказать только, что не помню тебя совсем, – призналась Кайли. – Мне бы очень хотелось вспомнить о тебе хоть что-нибудь, но… Что же касается моего замечания, оно основано на том, как лихо тебе удалось выпроводить всех отсюда. Одним лишь взглядом.

Николо внимательно посмотрел на Кайли.

– Ты права. Я всегда достигаю цели. Однако моя семья будет уверять тебя в том, что я самый импульсивный человек на свете. Мгновенное решение. К черту правила! Неразрешимых проблем просто не существует. Всегда имеется подходящее решение.

– И какое отношение это имеет к нам?

– По своей реакции на мое прикосновение ты могла бы и сама понять, что для этого существует вполне весомая причина.

Она догадалась, на что намекает Николо.

– Ты хочешь сказать, что между нами возникло физическое влечение?

Николо молча наблюдал за Кайли, и ей стало не по себе от его пристального взгляда.

– На самом деле все значительно сложнее, чем ты думаешь. Глубже.

Кайли удивленно заморгала. Их пальцы снова переплелись. Несмотря на тревожные сигналы приборов, окружавших Кайли, она не торопилась отрывать свою ладонь от ладони Николо.

– Ты думаешь, это говорит о том, что я узнаю тебя на подсознательном уровне? – медленно произнесла она.

Ник медлил с ответом, осторожно подбирая слова. Кайли почувствовала это, и ей очень захотелось узнать, что же все-таки он от нее скрывает. Но что она могла поделать, не зная ничего о своей жизни? Ни о прошлом, ни о будущем. Она вынуждена доверять этому человеку. Боже, помоги ей!

– Доктор Руис сказал, что память вернется к тебе со временем, – обнадежил ее Николо.

Кайли обратила внимание на то, что этот мужчина не задавал ей вопросов и не объяснил, как и почему она узнала его на подсознательном уровне, однако его слова вызывали у нее подозрение.

– А что, если память ко мне не вернется?

Николо не стал с ней миндальничать.

– Тогда ты начнешь новый отсчет своей жизни с сегодняшнего дня. – Он улыбнулся. – Судя по твоей реакции на меня, ты очень скоро начнешь все вспоминать.

– По какой реакции? – В глазах Кайли блеснули веселые огоньки. – Истерической или похотливой?

Этот вопрос застал Николо врасплох, но он не растерялся и не задумываясь ответил:

– Похотливой.

Он негромко рассмеялся. Щеки Кайли слегка покраснели, но взгляд она не отвела.

– И как это называется?

– Инферно, – снова не задумываясь ответил Николо.

– Ин-фер-но, – повторила она, смакуя каждый звук. – Инферно Данте. Что это? Семейная шутка?

Глаза Николо потемнели.

– К тебе вернулась память?

Кайли вздрогнула, но затем надула губы и обиженно фыркнула:

– Неужели ты думаешь, что я притворяюсь?

Взгляд Николо оставался тяжелым.

– Зачем тебе это нужно знать?

– Ты не забыл, что я потеряла память? Итак, расскажи мне, как произошла авария.

К облегчению Кайли, на этот раз Николо не стал взвешивать каждое слово, а просто поведал все как было.

– Тебя сбило такси, когда ты переходила дорогу. Я вышел из отеля и увидел, как все это случилось.

Николо замолчал, но Кайли поняла, что он сделал это только потому, что сильно переживает. Ему понадобилось время, чтобы вернуть себе самообладание. Молчание затянулось.

– Но ты что-то не договариваешь, – Кайли с недоверием посмотрела на молодого мужчину. – Я чувствую это.

– Перед тем как тебя сбила машина, мы поссорились. – Это признание нелегко далось Николо. – Ты очень спешила, покидая отель. Если бы я остановил тебя, если бы не стал преследовать, ты была бы сейчас здорова.

У Кайли не было ни единого сомнения в искренности Николо. Это успокоило ее. Даже очень сильные мужчины иногда бывают уязвимыми.

– Ты винишь себя в том, что со мной случилось?

Пальцы Николо крепко сжали ее руку.

– Да.

– Но если бы мы были вместе, ты бы сейчас тоже лежал на больничной койке.

Кайли улыбнулась.

– Сомневаюсь. Скорее, я предотвратил бы это несчастье.

Уверенность, звучавшая в его голосе, удивила Кайли.

– Так, значит, я замужем за очень самонадеянным типом, – смеясь, сказала она.

– Это не самонадеянность, это – факт.

Кайли рассмеялась еще веселее.

– Это только подтверждает твою самонадеянность.

Кайли не могла вспомнить, был ли Николо ее мужем. Однако она испытывала к нему сильное физическое влечение. И все-таки этого было недостаточно для признания того факта, что они – муж и жена.

– О чем ты думаешь? – тихо спросил Ник.

– Я пытаюсь вспомнить, но…

– Что?

– Я боюсь… Боюсь того, что могу вспомнить.

– Не бойся, – успокоил ее Николо. – Теперь моя очередь задавать вопросы. Я хочу знать то, что не договариваешь ты.

По какой-то странной причине из ее зеленых глаз хлынули слезы.

– Я боюсь заснуть и снова забыть все, – шепотом призналась она. – Помнишь, как в том фильме? Ты наверняка смотрел. Героиня каждый день просыпается и все начинает сначала.

– «Пятьдесят первых свиданий»?

– Да. – Кайли почувствовала, как сильно пульсирует кровь в раненом бедре, и замолчала. Она немного поворочалась, чтобы найти удобное положение, затем продолжила: – Смешно! Я помню этот фильм, но не помню, где и когда его видела. И с кем тогда была. – Она с надеждой посмотрела на Николо. – По-моему, это был не ты.

К разочарованию Кайли, Николо помотал головой.

– Я уже говорил тебе, что наши отношения развивались так бурно, что мы не успели узнать друг друга как следует.

Кайли улыбнулась.

– Тогда нам не понадобится много времени, чтобы наверстать упущенное, – сказала она и почувствовала, как сильно забилось ее сердце.

– Совсем немного, – подтвердил он.

Беседа утомила женщину. Веки ее отяжелели.

– Я хочу спать, – пробормотала она. – Это, должно быть, от укола, который мне сделала медсестра. Ты будешь здесь, когда я проснусь? – спросила она слабым голосом.

– Да, – ответил Николо.

– Я вспомню тебя? – с трудом выговорила Кайли.

– Если не вспомнишь… – Он поднес ее руку к своим губам и поцеловал в центр ладони. – Этого ты не забудешь никогда.

– Ты прав. Этого я никогда не забуду, – прошептала она. – Спасибо, Николо. Я так рада, что ты мой муж.

В этот момент Кайли снова накрыла темнота.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Ты с ума сошел?

Уже второй раз за последнее время Николо пришлось услышать этот вопрос от своих братьев. Он вдохнул и с шумом выпустил наружу воздух из легких.

– Это я уже слышал, – ответил он Лаззаро, стараясь держать себя в руках.

– Мне приходится повторять. – Тот даже не пытался скрыть свое раздражение. Он повернулся к Северо. – Ты можешь мне объяснить, что он делает?

– Вряд ли, – угрюмо произнес Северо. Он немного помешкал, но затем добавил: – Хотя…

Лаззаро закрыл глаза.

– О, нет! Нет, черт побери! Даже не думай оправдывать его. Все, что он творит, – одно сплошное сумасшествие.

– Это даст нам время выяснить, что она задумала, – предположил Сев. – Когда к ней вернется память, мы уже будем во всеоружии.

– Я вообще сомневаюсь в том, что все это законно, – резко заявил Лаззаро.

Пока его братья спорили, Николо продолжал потирать правую ладонь.

– Если кто-нибудь еще не понял – я не спрашиваю ни у кого совета и не интересуюсь ничьим мнением, – заявил он. – Я просто информирую вас о том, как продвигается наше дело.

– То есть ты продолжаешь уверять ее, что ты ее муж, – почти закричал на брата Лазз. – И что прикажешь нам делать, когда к ней вернется память?

Николо пожал плечами.

– Я разберусь с этим как-нибудь.

Наконец-то до сих пор молчавший Марко Данте заговорил:

– На мой взгляд, важнее понять, как мы поступим, если память не вернется к ней никогда. – Марко внимательно посмотрел на Ника. – Как долго ты собираешься притворяться? И что будешь делать, когда ее вина будет полностью доказана?

– Вполне вероятно, что она ни в чем не виновна, – ни на секунду не задумавшись, ответил Николо.

Марко не отводил от брата пристального взгляда.

– Думаешь, это возможно?

Николо неохотно согласился с братом.

– Нет. Когда мы встретились с ней в «Ле Премьер», я не сомневался в том, что она затеяла какую-то игру. Если нам повезет, Руфио скоро все разузнает. Я попросил его забрать вещи Кайли. Так мы сможем хоть что-то узнать о ее прошлом.

– И что же он выяснил? – спросил Северо.

– Ничего особенного, – ответил Николо. – Нам не удалось выяснить, ни где она живет, ни есть ли у нее сообщник. Нет ни записной книжки, ни персонального компьютера, ни даже визитной карточки. В ее сотовом телефоне нет никакой информации, а в водительских правах указано старое место жительства, Феникс, – но она уехала оттуда полтора года назад и не оставила никаких координат.

Сев нахмурился:

– Уже одно это должно было бы заставить нас насторожиться. Никто просто так не будет скрываться. Надо сказать Руфио, чтобы продолжал копать.

– До тех пор, пока мы не получим достоверные сведения о ее жизни, я буду держать ее поближе к себе, – заявил Николо.

Лаззаро напрягся.

– Насколько близко?

– Подумай сам, Лазз. – Николо впился глазами в брата. – Кайли должна оставаться моей женой. Завтра ее выпишут из больницы, и я привезу ее домой. Я уже придумал историю о том, как, когда и где мы встретились. – Братья Ника одновременно вскочили со своих мест, но он продолжил: – Она только что серьезно пострадала в аварии, потеряла память, и никто, кроме ее мужа, не может помочь ей.

– А что, если она симулирует амнезию? – спросил Лаззаро.

– Или это часть ее плана? – добавил Марко.

Лицо Николо стало серьезным. Он был уверен в том, что это не так. В противном случае он бы почувствовал обман.

– Кайли постоянно будет у меня под контролем. Она верит в то, что я ее муж, и я собираюсь притворяться до тех пор, пока у меня на то будут причины. Как только Руфио разузнает правду о Кайли, мы решим, что делать дальше.

– Неужели ты не понимаешь, какие нас могут ждать последствия? – рассерженно бросил Лаззаро.

Николо рассмеялся, с иронией глядя на брата.

– Ты даже представить себе не можешь, какие это могут оказаться последствия. Но, к сожалению, у меня нет выбора.

Инферно уже все решило за него.


– Ты здесь живешь?

– Мы живем, – мягко поправил Николо.

– Ах, да, – рассеянно произнесла Кайли. Она с удивлением разглядывала элегантную гостиную. Неожиданно за дверью, украшенной изящным витражом, раздались странные звуки. – Что это? – Она испуганно посмотрела на него.

– Это не «что», а «кто». Его зовут Брутус. Это моя собака, сенбернар. Очень милое создание.

– Но рычит он, как лев. – Кайли повернулась к входной двери, потом снова беспомощно посмотрела на Ника. – Ты можешь мне напомнить, любила ли я собак?

– Да. Очень, – категорично ответил Николо. – Ты просто с ума сходила от Брутуса. Все сходят от него с ума.

– Ну, раз ты так говоришь…

Николо открыл дверь, и в комнату на бешеной скорости вбежала огромная лохматая собака. Кайли в ужасе замерла. Она была уверена, что при желании этот пес сможет легко проглотить ее. Голова собаки доставала ей до плеча.

Николо встал на четвереньки и очень смешно потерся носом о морду Брутуса. Скорее всего, это был ритуал. Кайли в ужасе отпрянула и, прислонившись к двери, прошептала:

– Николо…

– В чем дело?

– Мне кажется, что из-за амнезии моя любовь к собакам куда-то пропала, – пролепетала Кайли, едва шевеля пересохшим языком.

Ник поднялся и подошел к ней.

– Не бойся. Клянусь тебе, Брутус – самый милый пес на свете.

– Просто… – Кайли сглотнула, пытаясь справиться с волнением. – Просто он такой большой.

– Да, – радостно согласился с ней Николо. Он подал знак, и собака немедленно упала на пол и замерла в позе сфинкса. – Ты постепенно привыкнешь. Я всегда буду рядом, и ничего страшного не случится.

– Спасибо. – Николо протянул руку, и Кайли, не задумываясь, ухватилась за нее. Она даже позволила подвести себя к собаке, у которой при этом не дрогнул ни один мускул.

– Брутус очень воспитанный пес, – сообщил Николо не без гордости. – Я потратил много времени на то, чтобы приучить его к командам. – Ты не первый человек, на которого большое впечатление производят его габариты.

– Ты хочешь, чтобы мы стали с ним друзьями, не так ли? – без особого энтузиазма спросила Кайли.

– Ап! – По команде Николо голова Брутуса в ту же секунду упала на огромные лапы. Большие грустные глаза с любовью смотрели на Кайли. – Кайли, это Брутус, – представил собаку Николо. – Сожми свой кулак и дай ему понюхать. Не волнуйся, он узнает тебя по запаху.

Превозмогая страх, Кайли выполнила его просьбу. Брутус смешно задвигал носом, обнюхивая Кайли, затем весело завилял хвостом и лизнул ей руку. В этот момент страх куда-то сам собою испарился.

Кайли не смогла устоять перед искушением почесать Брутуса за ушком.

– У него такая мягкая шерсть, – сообщила она Николо.

– Не позволяй ему садиться тебе на шею. Он тот еще проказник! – предостерег он. – Будь осторожна за столом. Брутус очень умело отвлекает внимание, а сам тем временем тащит еду с тарелки. – Ник взял Кайли за руку. – Пойдем, я покажу тебе дом.

– С удовольствием.

Брутус тут же побежал вперед. Николо показал Кайли помещения этажа – огромную кухню, строгую столовую и красивую гостиную. Затем показал ей любимую комнату, которую называл своим логовом. Это было уютное уединенное помещение со встроенным в стену книжным шкафом, огромным плазменным телевизором и удобным диваном со множеством мягких подушек.

Когда они поднимались наверх, зазвонил сотовый телефон Николо. Извинившись, он ответил на звонок.

– Что тебе удалось узнать, Руфио? – спросил он и потом долго слушал. – Спасибо. Это как раз то, что мне нужно. – Он отключил телефон и улыбнулся. – Извини, Кайли. Важные деловые новости.

– Конечно.

Николо остановился в дверях большой спальни и ждал, когда Кайли обойдет ее всю.

– Эта комната – твоя. Тебе здесь будет удобно. Наверняка тебе нужна отдельная комната. По крайней мере на какое-то время…

Кайли удивленно посмотрела на мужа и на минуту замерла, затем тихо произнесла:

– Очень мило с твоей стороны.

Она не отважилась признаться в том, что почувствовала себя еще более одинокой, узнав об отдельной спальне. Но, с другой стороны, готова ли она провести ночь в его постели? Несмотря на сильное физическое влечение, возникшее при первой же встрече, они были знакомы всего лишь несколько дней. Больше она ничего не помнила.

Николо подошел к платяному шкафу и распахнул дверцы.

– Твоя одежда здесь, – пояснил он, – и в гардеробной.

Кайли с любопытством посмотрела на наряды. Ей очень хотелось понять, каким же человеком она была. Платяной шкаф был до отказа забит туалетами для самых разных случаев. На большинстве вещей были ярлыки.

– Почему одежда новая?

– Теперь ты член семьи Данте. Твоя одежда должна соответствовать нашему уровню жизни.

Кайли внимательно изучала платья, юбки, блузки.

– Николо, все эти вещи от известных дизайнеров. Они стоят уйму денег.

Ник растерянно пожал плечами.

– Если тебе что-то не нравится, отложи. Ты меня предупреждала, что некоторые из этих вещей требуют переделки. – Он посмотрел на Кайли. – Я думал, моя жена будет в восторге от такого модного гардероба.

Кайли постаралась загладить неловкость.

– Спасибо, – с трудом выговорила она. – Роскошная одежда.

– Но… – Николо впился в Кайли своими проницательными глазами. – Она тебе не очень нравится.

– Ее просто слишком много. – Кайли растерянным взглядом окинула платяной шкаф. – Со временем я привыкну. – Она помолчала и тихо добавила: – Может быть…

Странная реакция на роскошь: у Кайли дрожали колени от ужаса, когда она смотрела на это богатство, как будто она попала в чужую жизнь.

Николо взял ее за руку и сразу же почувствовал пламя знаменитого проклятия Данте. Кайли испытала то же самое.

Николо неожиданно сказал:

– Мы упустили одну вещь.

«Ты упустил», – захотела сказать она, но вслух произнесла:

– Какую?

– Твое обручальное кольцо.

В глазах Кайли появилась тревога.

– Я потеряла его во время аварии?

– Я уже говорил тебе, что мы поженились слишком поспешно и собирались купить кольца именно в тот день, когда ты пострадала.

– О, как это грустно.

– Не беспокойся, мы позаботимся об этом, как только ты поправишься.

Кайли растерянно спросила:

– Ты уверен в том, что не хочешь подождать до того времени, когда ко мне вернется память?

– Я не это имел в виду. – Николо снова поймал на себе тревожный взгляд Кайли. – Ты думаешь, что можешь изменить свое мнение о дизайне колец, если амнезия пройдет?

Кайли снова окинула напряженным взглядом свой роскошный гардероб.

– Такое может быть. Я не хочу принимать никаких решений, о которых потом могу пожалеть.

– Если ты передумаешь, мы поменяем кольца.

– Так просто? – изумилась она. – Они ничего не значат для тебя? Скажи мне, Николо, ты действительно готов поменять обручальные кольца? И я, наверное, такая же?

Николо испуганно затряс головой.

– Мы никогда не обсуждали это.

– Конечно, нет. Зачем?

Кайли продолжала говорить, а Ник с ужасом смотрел на нее. Он не понимал, что происходит, и испугался этого.

– Вот что я тебе скажу, Ник. Давай не будем ничего усложнять и подождем немного.

– Тебе не нужно принимать решение немедленно. Как знать, может быть, когда мы придем в магазин, тебе что-нибудь понравится. – Николо выдвинул верхний ящик комода и достал оттуда маленькую коробочку. – Это твое. Он был на тебе в день аварии.

Кайли взяла коробочку в руки. С любопытством открыв крышку, она обнаружила там серебряный кулон на такой же серебряной цепочке.

– Красивый. Это ты мне подарил? – Кайли с надеждой посмотрела на Николо.

– Нет. Это твое любимое украшение. Я думаю, оно досталось тебе по наследству.

– Да. Он старинный. – Она покрутила кулон в руках. – Похоже, он открывается. Ты не знаешь, как?

Он с интересом смотрел на Кайли.

– Даже если он и открывается, ты никогда не показывала мне секрет. Хочешь, мы сходим к ювелиру и он посмотрит на эту вещицу?

– Прекрасная мысль. – Кайли протянула кулон Николо. – Ты не поможешь мне надеть его?

Николо взял кулон, а Кайли повернулась к нему спиной и перекинула волосы на одно плечо, чтобы он мог застегнуть кулон сзади. Тут Кайли увидела себя в огромном старинном зеркале, висевшем над комодом, и замерла.

– В чем дело? – затревожился Ник.

Как только он застегнул замок цепочки, Кайли немедленно отвернулась от зеркала, чтобы не видеть свое отражение.

– Ничего. – Она с трудом улыбнулась. – Все просто ужасно.

Николо взял ее за плечи и развернул к зеркалу, заставляя посмотреть на себя еще раз.

– Почему ты не хочёшь полюбоваться на себя?

– Мне кажется, я увидела женщину, которой хотела бы быть. – Кайли нервно рассмеялась. – Странно звучит, не так ли?

– Немного. – Николо убрал волосы с ее лица. – Ведь ты и есть она.

– Ты не понимаешь.

Руки Николо сжали плечи Кайли.

– Объясни мне.

– Это так страшно. Я не помню даже, как выглядела.

– Тебе показалось, что ты смотришь на незнакомого человека?

– Да!

Кайли попыталась отойти от зеркала, но Николо удержал ее. Она встретила в зеркале его взгляд. Его, как полночь, черные и ее, как весенняя листва, зеленые глаза.

– Я смотрю на себя и пытаюсь вспомнить, кто же я такая. Но пока могу сказать только одно: я… не очень страшная.

– Ты красивая, – заверил ее Николо. – Немного фея, немного ангел.

От волнения Кайли покраснела.

– Я имела в виду характер. Я симпатичная. Даже больше… Но…

Кайли внимательно изучала свое отражение.

По какой-то непонятной причине Николо охватила тревога.

– Ты милая, – попытался успокоить он девушку.

Она рассмеялась.

– Да. Не пойми меня неправильно. Я хочу быть хорошим человеком. Я чувствую, что так оно и есть. – Кайли дотронулась до своей груди чуть выше того места, где висел кулон. – Я чувствую это внутри.

– Значит, ты такая и есть, – нежно произнес Николо. – Иначе я на тебе не женился бы.

Николо почувствовал, как она расслабилась в его объятиях.

– Мне так приятно слышать это, – сказала Кайли и затем снова напряглась, будто ее посетила неприятная мысль. – Но что, если я изменилась из-за амнезии? Что, если я превратилась в первоклассную стерву?

В зеркале было видно, как глаза Николо сузились. Сердце Кайли от этого взгляда вздрогнуло и беспокойно забилось.

– Ты чувствуешь, что тебе хочется что-то украсть? – быстро спросил Николо.

– Ни в коем случае, но…

– Тогда тебе не о чем беспокоиться.

Кайли повернулась, и на этот раз Николо не стал останавливать ее.

– Но… Разве наши характеры не зависят от того, что с нами произошло в прошлом? Если у меня нет прошлого…

– Тебе нужно просто доверять своим чувствам и жить так, как тебе хочется.

Неудовлетворенность снедала Кайли.

– Ты слишком легко говоришь об этом.

– Потому что это легко. Нужно просто поступать так, как ты считаешь нужным. – Он провел рукой по ее щеке. – Почему бы тебе не отдохнуть, а я пока позабочусь об ужине?

Это предложение развеселило Кайли, и она снова расслабилась.

– Могу поспорить, что ты не умеешь готовить.

– Но почему же? Я вполне могу приготовить тосты, если постараюсь. А вообще-то оставляю кухню нашим знатокам. Таким, как Марко и мой дедушка.

– Марко? Это твой брат, – предположила Кайли.

– Один из трех моих старших братьев. – Николо начал загибать пальцы на руках. – Северо – самый старший, затем идут Марко и Лаззаро, близнецы. Нас воспитали дедушка и бабушка. Примо и Нонна.

– А я? – спросила вдруг Кайли. – У меня есть родственники?

Николо с грустью посмотрел на нее.

– У тебя нет ни братьев, ни сестер. Твой отец умер, когда ты была младенцем. Мама жива, но я не смог найти ее. – (Услышав о матери, Кайли разволновалась.) – Не паникуй, – попросил ее Николо. – Судя по тому, что ты рассказывала мне, она очень любит путешествовать.

Глаза Кайли помрачнели. Так, значит, у нее никого нет. Или почти никого.

– По-моему, это говорит о том, что у меня не очень близкие отношения с матерью.

Кайли на секунду представила себе, что могла не встретить Николо. Как бы она тогда справлялась со всем этим! Эта мысль заставила ее вздрогнуть от страха, и Николо тут же догадался, о чем она думает.

– Моя семья, Кайли, – это твоя семья, – сказал он, желая успокоить ее. – Хотя я не успел познакомить тебя ни с кем из них.

– Наши отношения развивались так быстро? – с тревогой в голосе поинтересовалась она.

– Ну вот, ты снова разволновалась. Не нужно, Кайли. Когда ты поправишься, у тебя будет масса времени, чтобы встретиться с ними.

– А если я не поправлюсь?

Николо улыбнулся.

– Так как ты не видела их раньше, это в любом случае будут новые впечатления.

– Ух!

Эта мысль заинтриговала ее. Николо заботливо посмотрел на любимую женщину.

– Ты устала? Судя по всему, у тебя снова начинается головная боль. Это, наверное, из-за нервов. – Николо подвел ее к постели. – Поспи немного. Я буду рядом.

Не задумываясь, Кайли ответила на поцелуй Ника и в следующую же секунду поняла, что натворила. В его глазах моментально вспыхнула искра желания.

Еще в больнице она почувствовала, что их влечение сильно и взаимно. На этот раз поцелуй был мягче, медленнее, однако захватил ее с не меньшей силой.

Николо крепче прижал Кайли к себе. Его руки жадно исследовали каждый изгиб ее тела. Он прикоснулся к ее груди, затем его руки нырнули под мягкую трикотажную блузку.

Он обхватил ее тонкую талию, погладил узкую полоску обнаженной кожи между джинсами и блузкой, потом, проникнув под шелковый бюстгальтер, снова переключился на грудь.

Кайли почувствовала, как от сильного желания напряглась его плоть. Губы Николо стали решительнее. Руки его ласкали ее спину. Кайли напомнила ему, что ее бедро еще не зажило, но правда заключалась в том, что она хотела Николо не меньше, чем он ее.

Кайли понимала, что ее муж находится на грани и едва контролирует свои действия. Она тоже была близка к той точке, после которой этот процесс становится необратимым, но в самый последний момент Ник отпустил ее и отступил назад.

– Поспи, – сказал он дрожащим от волнения голосом. – Сон тебе сейчас нужен больше, чем это.

Кайли хотела возразить, но усталость накрыла ее, словно простыня, и она послушно свернулась клубочком на постели. Если раньше у нее и были какие-то сомнения по поводу отношений с Ником, то сейчас он развеял их.

Она сладко зевнула и улыбнулась. И как только ей удалось найти свое счастье?


Николо разбудил звук выстрелов. Вскочив с постели, он пулей вылетел в коридор и только там понял, что звуки доносятся из его «логова». Заглянув к Кайли, он обнаружил, что комната пуста, и направился к лестнице. К его удивлению, светильники в доме были включены на полную мощность. Добравшись до кухни, он выключил почти все.

Пройдя через столовую, Николо попал в гостиную и наконец-то – в свою любимую комнату. Вот она где! Кайли и Брутус уютно устроились на кушетке. Они крепко спали, и орущий телевизор, по которому шел гангстерский боевик в стиле сороковых годов, нисколько им не мешал.

На Кайли были ночная сорочка и синий пеньюар – одни из тех, что Николо купил ей, пока она лежала в больнице. На фоне синего ее роскошные рыжие волосы смотрелись особенно выразительно. Она лежала, запустив пальцы в шерсть собаки. Брутус деликатно свернулся рядом с ней и мирно посапывал. Желание, которое Николо испытал несколько часов назад, молниеносно захватило его вновь. Оно было таким же сильным и всепоглощающим, как раньше. Он едва сдерживал порыв немедленно сорвать с нее пеньюар и накрыть ее своим телом. Он знал, что она не стала бы сопротивляться, но, подойдя ближе, увидел кровоподтек на ее плече.

С шумом втянув в себя воздух, Николо повернулся и выключил телевизор. Кайли проснулась в ту же секунду. Ник поднял ее на руки и вынес из комнаты. Расстроенный Брутус вскочил и побежал за ними.

. – Куда мы идем? – зевнув, спросила Кайли.

– Обратно в постель, – ответил Николо.

Сейчас он особенно отчетливо ощущал ее запах, очень женственный и безошибочно подтверждавший то, что она и есть именно та женщина, которая ему нужна.

– Ох… – Кайли сморщила нос. – Я бы не хотела…

Николо остановился.

– Ты предпочитаешь спать с моей собакой?

Кайли смущенно промолчала. Николо мог поклясться, что ее смущение было искренним. Но кто знает?

– Мне бы не хотелось спать одной, – призналась она. – Не то чтобы я боюсь. Нет. Просто не привыкла быть одна.

– Я думаю, что смогу решить эту проблему.

Это было неизбежно. С момента их встречи, с самого первого взгляда, с первого прикосновения он знал об этом. Рано или поздно Кайли должна была оказаться в его постели. И лучше раньше, чем позже.

– Ты несешь меня в нашу спальню?

– Да.

– Мы будем спать вместе?

– Без сомнения.

Даже если весь мир проклянет их после этого.

– Тогда ладно. – Кайли прижалась к груди Николо.

Он вошел в спальню и положил ее на кровать. Она показалась ему такой крошечной и хрупкой! Но, может быть, ей просто удавалось искусно притворяться. Может быть, эта искренность – только маска.

Кайли посмотрела на Николо сонными глазами и улыбнулась.

– Ты не хочешь снова лечь в постель? – спросила она.

– Непременно. Хотя теперь, когда ты здесь… – Николо склонил голову набок, внимательно изучая женщину, лежавшую перед ним. – Что же мне с тобой делать?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Я объясню тебе, что со мной делать, – прошептала Кайли.

И в ту же секунду Николо накрыла мощная волна желания.

– Что же?

Не в силах противиться зову природы, он лег рядом и обнял ее. Она положила голову ему на плечо. Николо смотрел на Кайли и думал о том, что после аварии она очень изменилась, и эти перемены трогали его. Когда они встретились в первый раз, Кайли была совсем другой. Но вместе с памятью, казалось, исчезло и коварство, а его место заняли доброта, щедрость и доверчивость.

Конечно, все это могло быть всего лишь хитроумным планом, великолепной мистификацией, цель которой – вывести его из равновесия. Но если бы Кайли симулировала амнезию, он уже давно понял бы истину.

Она спокойно лежала сейчас рядом с ним, как будто это было самое естественное действие на земле, как будто они уже спали так вместе тысячу раз. На мгновение оба улыбнулись. Он слышал ее дыхание, осязал сквозь шелковую ночную сорочку ее маленькие, округлые груди.

Ему очень хотелось опрокинуть Кайли на спину и выпустить на волю инстинкты. И все же Ник сдерживал себя. Его беспокоили последствия. Что будет, если Руфио докажет ее виновность? Что будет, когда к ней вернется память? Тогда все его ошибки обратятся против него.

К тому же Кайли выписали из больницы всего несколько часов назад. Все ее тело покрыто гематомами. Но самое ужасное то, что она… мошенница.

И при чем тогда Инферно? Он не может доверять ей – ведь на карту поставлено благополучие всей семьи.

Кайли водила пальцами по его груди, рисуя маленькие нетерпеливые круги.

– Я знаю, что ты должен сделать.

Кайли тихо рассмеялась. Ее дыхание коснулось его подбородка, и это едва не лишило Ника самообладания.

– Я хочу начать все сначала.

Однако… Это было не совсем то, чего ожидал Николо. Он взял женщину за руку.

– Начать все сначала?

Кайли кивнула. В глазах ее вспыхнули веселые искорки.

– Я подумала об этом, когда вновь познакомилась с Брутусом. Понимаешь, я совсем ничего не могу вспомнить о нем.

Она и не могла ничего вспомнить. Брутус узнал ее запах только потому, что Николо накануне дал ему понюхать вещи Кайли.

– Когда память вернется к тебе, все придет в норму, – обнадежил ее Ник.

Хотя сам он понимал: когда память вернется к ней, он окажется в ловушке.

– Нет. Я не могу ждать. Жизнь слишком быстро проходит, – очень серьезно сказала Кайли. – Я не помню ничего ни о Брутусе, ни о нас с тобой.

Николо нежно погладил ее руку.

– Спроси меня.

В глазах Кайли блеснули решимость и… отчаяние.

– Я хочу, чтобы это еще раз произошло. Ты говорил, что у нас был бурный роман.

Кайли дожидалась подтверждения своим словам и, когда Николо кивнул, продолжила:

– Значит, нам будет легко пройти через все, что было, заново?

– Пройти через все заново?

Кайли улыбнулась, и Николо неожиданно заметил, что улыбка эта – неискренняя.

– Правильно. Мы можем воспроизвести нашу первую встречу и все последовавшие за ней свидания. Это поможет мне вернуть память.

Николо почувствовал подвох. С его стороны достаточно нечестно объявление ее своей женой. Однако их соединило проклятие Данте, а значит, в будущем у них вполне могут сложиться крепкие отношения. Но если Кайли была мошенницей, он не собирался идти за ней в ад.

К сожалению, реакция Ника на ее женские прелести серьезно осложняла ему задачу.

– Николо? – Глаза Кайли немного потухли. – В чем дело? Тебе не нравится мое предложение?

– Нравится.

– Так ты согласен?

Он понимал, что загоняет себя в ловушку, из которой будет очень трудно выбраться. И все же в предложении Кайли имелся смысл. Начав подыгрывать Кайли, Николо сможет выяснить правду и по поводу их намерений, и по поводу ее амнезии.

– Что ж, я согласен, – сказал он. – Мы начнем все сначала.

Кайли вздохнула с облегчением.

– Где мы впервые встретились? – радостно спросила она.

– В парке, – ответил Николо, следуя собственной версии. – Я выгуливал Брутуса.

– И что же я там делала?

– Сидела. Ты приехала в наш город, чтобы найти работу. К сожалению, компания, в которую ты устроилась, разорилась уже через неделю.

– Ты меня пожалел? – Кайли так мило посмотрела на Николо, что он ощутил укор совести.

– Мы вместе с Брутусом тебя пожалели, – снова солгал он. – И пригласили тебя поиграть с нами.

– Знаешь, что мы завтра сделаем? – весело произнесла Кайли и, не дожидаясь ответа, продолжила: – Пойдем в парк и поиграем там.

– На самом деле… – растерялся Николо, – мы не сможем.

– Но…

Протестуя, он энергично затряс головой.

– Тебя только вчера выписали из больницы. Нельзя рисковать. – Кайли хотела возразить, но Николо остановил ее. – Это была очень короткая встреча, Кайли. У меня есть другое предложение.

– Какое?

– Я воссоздам наши свидания, если тебе так хочется играть в эту игру. – Ник был убежден, что эта игра нужна только Кайли. – Взамен ты больше не задашь мне ни одного вопроса, касающегося нашего прошлого. Пусть твоя память восстанавливается естественным путем.

– Но я не понимаю, почему?

– Потому что тогда у тебя не появится никаких неоправданных ожиданий. Просто будь собой и наслаждайся каждым мгновением жизни. Что бы я ни сделал, ты должна реагировать естественно.

– Но я не знаю, что для меня естественно, – возразила Кайли.

– Просто доверься своим чувствам.

Она колебалась. Но потом все же неохотно кивнула:

– Хорошо. Но ты уверен в том, что мы не сможем начать завтра же?

– Нет, – решительно заявил Николо. – Мы должны подождать до тех пор, пока доктор нам не разрешит.

На лице Кайли появилась кривая улыбка.

– В таком случае я позвоню доктору Руису утром.

Николо задумался на минуту, потом, слегка пожав плечами, сказал:

– Что ж, если он разрешит, я согласен. Однако мне нужно немного времени, чтобы все устроить.

Первым делом ему нужно будет устроить несколько «свиданий» так, чтобы выяснить, действительно ли у нее амнезия, а Руфио тем временем успеет разузнать еще что-нибудь о ее прошлом. Кстати, хорошо бы доказать или опровергнуть тот факт, что эта женщина жила на широкую ногу. Николо протянул руку и выключил свет.

– Постарайся заснуть, – посоветовал он, быстро чмокнув ее в бровь, хотя сам сомневался, удастся ли ему заснуть сегодня ночью.

Кайли беспокойно заерзала.

– Мне не нравится, когда темно, – сказала она.

– Я здесь, рядом с тобой, – успокоил ее Николо. – С тобой ничего не случится, но если ты хочешь, чтобы свет был включен… – Он протянул руку к светильнику, и лампа зажглась снова. – Так лучше?

– Ты не возражаешь? – Ее глаза стали таким же темными, как его. – После этой аварии…

– Что? – Он погладил ее по волосам. – Ты что-то вспомнила?

– Нет, я не то хотела сказать. – Кайли облизнула пересохшие губы. – Помню только, что… было так темно или тихо. Больницы всегда большие и шумные. До твоей гостевой спальни я никогда не была одна. Мне… это не нравится.

Прежде чем ответить, Николо немного подумал.

– Это легко поправить, – предложил он после недолгой паузы. – Теперь ты всегда будешь спать: со мной и свет будет включен.

– Ты уверен, что тебе это не помешает?

– Нисколько.

Николо продолжал обнимать Кайли до тех пор, пока она не заснула. Проклиная себя, он не отрываясь смотрел на Кайли, обожая каждый изгиб, каждую черточку ее лица. Она доверчиво лежала в его объятиях. На щеках появился легкий румянец, золотисто-рыжие кудри тяжелыми прядями падали ей на плечи и на его нагую грудь. Губы Кайли слегка шевелились, заставляя его желать ее с новой силой. Какая же это была мука – желать ее и не позволять себе обладать ею!

И как только женщина может выглядеть такой невинной и одновременно быть такой аморальной? Интуиция говорила Николо о том, что Кайли невиновна, что ее амнезия – не притворство. Но разум предупреждал об осторожности – слишком велика была ответственность перед корпорацией Данте.

Николо закрыл глаза, сожалея о том, что не может доверять этой женщине, что сомневается в реальности Инферно, в прощении и возможности начать все снова, не верит в доброту людей.

И все же, засыпая, он крепче обнял Кайли, чтобы защитить ее от всех бед.


Только через три бесконечно долгих дня Кайли получила от доктора Руиса официальное разрешение не ограничивать себя ни в чем. Доктор Руис порекомендовал ей врача, который специализировался в ретроградной амнезии. Однако Кайли очень надеялась на то, что ей не понадобится его помощь. Она была уверена в том, что ей поможет муж. Нужно только немного подождать.

Женщина очень сожалела, что не в состоянии объяснить, как ужасно она себя чувствует, забыв свое прошлое. Николо знает о ней все. Она же тем временем не знает о нем ровным счетом ничего. Ей приходится доверять всему, что она видит и слышит. Кайли может только реагировать на события, но не способна ни планировать, ни контролировать их. Это заставляет ее быть неуверенной и бояться.

Жизнь превратилась для нее в огромный знак вопроса. И каждый раз, когда она что-то спрашивает, то чувствует свою зависимость и уязвимость.

Но есть по крайней мере две вещи, в которых Кайли абсолютно уверена. Во-первых, ей не нравится быть зависимой и уязвимой. Во-вторых, несмотря на то, что она не может вспомнить ничего о своей личной жизни, ее чувства к мужу не изменились. Она желает его и нуждается в нем, и нисколько не сомневается, что так было и раньше. Вскоре ей снова предстоит пережить их первую ночь. Возможно, столь бурные эмоции помогут ей вернуть память.

Кайли очень надеялась на это.

– Я знаю, все вернется, если мы снова испытаем то, что испытывали раньше, – сказала она Николо.

– Возможно, – осторожно поддержал ее он.

– Ты думаешь, моя память уже не восстановится? – расстроилась Кайли, заметив его неуверенность.

Он тут же обнял ее, чтобы успокоить.

– Ни в коем случае. Когда ты все вспомнишь, мы решим, о чем можем забыть.

Они хотели воспроизвести их первую встречу и отправились прогуляться. К разочарованию Кайли, все прошло совсем не так, как она предполагала. Сначала они совершили тур по Сан-Франциско. Николо показал ей все достопримечательности – Рыбацкий причал, площадь Джирарделли, с которой открывался замечательный вид на остров Алькатрас. Они прокатились по Чайнатауну и улице Ломбард. В завершение путешествия Кайли и Николо объехали на автомобиле Голден-Гейт-Парк. Впечатления утомили ее. К сожалению, ни одно из этих мест так ничего и не прояснило.

Во время каждой остановки Кайли беспомощно смотрела на Николо, надеясь получить хоть какую-то подсказку. Несмотря на свое обещание не задавать вопросов о своем прошлом, она постоянно задавала их.

Наконец-то она вышла из машины и уселась на скамью в парке. Николо присоединился к ней.

– Не сработало, – сокрушенно произнесла Кайли. – Я ничего не вспомнила.

Николо опустил голову. Он сумел только выговорить:

– Мне очень жаль.

Ник взял Кайли за руку.

– Твоей вины здесь нет. – Кайли не позволила ему остановить ее. – Я знаю, ты считаешь себя ответственным за то, что произошло со мной. Но если бы я не была столь импульсивна, то не попала бы под машину.

Кайли видела, что не смогла убедить Николо.

– Почему бы нам не прийти к соглашению не соглашаться по этому конкретному вопросу? – попытался отшутиться он.

Кайли улыбнулась.

– Я смогу с этим жить.

Она почувствовала, как рука Николо сильнее сжала ее руку. В ответ женщина тут же упала к нему в объятия и положила голову на плечо Ника.

– Так мы продолжим наш тур? Или у тебя появились новые соображения по поводу того, как можно вернуть мне память?

Николо немного подумал, затем кивнул, подтверждая ее догадку.

– Есть еще одно местечко, которое сможет подтолкнуть тебя.

– Какое же?

Он улыбнулся ей так, что она растаяла. Наверняка во время первого свидания Ник улыбался так же. Ах, если бы только она могла вспомнить!

– Пусть это будет сюрприз!

Николо выехал из парка и помчал машину к центру города. Припарковав автомобиль у одного из небоскребов, он проводил Кайли к скоростному лифту, который очень быстро поднял их в роскошный пентхаус. Когда двери распахнулись, они оказались в огромной комнате. На первый взгляд она казалась резиденцией какой-то крупной компании.

Кайли прошла вперед, и ее ноги немедленно утонули в ворсистом ковре. Приглушенный серый цвет стен придавал помещению солидность и в то же время располагал к интимности. В комнате стояли несколько диванов в мелкую серо-белую полоску с узким черным кантом по краям. Кресла были обиты рубиново-красным шелком. Их дизайн был простым и изысканным одновременно. Около диванов и кресел располагались стеклянные столы. Они были немного выше традиционных кофейных столиков. Освещение тоже было необычным. Светильники размещались над каждым из столиков, превращая их в некое подобие блестящей водной глади, тогда как диваны и кресла оставались в полутени. Растения и искусно аранжированные свежесрезанные цветы придавали интерьеру особую теплоту.

– Что это за место? – спросила Кайли шепотом.

– «Данте эксклюзив» – офис, в котором демонстрируются лучшие коллекции ювелирного дома Данте.

Возможно, Кайли показалось, что глаза Николо блеснули каким-то особым огнем, когда он говорил это. А может быть, это был всего лишь отблеск светильников на стеклянной столешнице.

– Данте? Я не… – В замешательстве она покрутила головой. – Это ваш семейный бизнес?

– Ты не слышала о Данте?

Кайли растерянно заморгала.

– Ты говоришь о ювелирной фирме? – (Николо внимательно наблюдал за ней.) – Ты один из них?

– Ты помнишь нас?

Кайли посмотрела на своего мужа так, будто видела его впервые. Она не могла припомнить, чтобы он вращался в таких влиятельных кругах… или чтобы она вращалась. Неужели она жена одного из тех Данте? Неужели такое возможно и как она, в таком случае, должна себя вести?

– Я не могу сказать, что помню, – неуверенно ответила Кайли. – Конечно, мне известно о корпорации Данте. Я слышала о них. Но кто же не слышал?

Николо, кажется, поверил Кайли, но ее волновало то, что он по-прежнему сомневается в ее искренности и не верит в ее амнезию. Она чувствовала – он что-то скрывает от нее. Но что? Может быть, ему хочется, чтобы кое-что навсегда осталось в забвении?

– Этот офис используется нашей компанией для продажи изделий высокопоставленным клиентам. Сюда приходят только по предварительной договоренности. Я думаю, созерцание наших лучших образцов доставит тебе истинное наслаждение.

Кайли натянуто улыбнулась.

– Спасибо.

Ник провел ее через зону для гостей, мимо впечатляющего бара, отделанного зеркалами, в котором были все существующие на планете напитки, к едва заметной двери, встроенной в стену и защищенной хитроумной охранной системой. Он достал из портмоне карту-ключ и просунул ее в щель, затем, после опознания по голосу, набрал шифр. Открываясь, дверь издавала специфические сигналы. Когда она распахнулась окончательно, Кайли оказалась в сияющей стране фантазий.

Широко раскрыв глаза, она смотрела по сторонам.

– О… – смогла лишь вымолвить женщина.

– Чувствуй себя как дома, – подбодрил ее Николо. – Любуйся, а я пока проверю, есть ли здесь кто-нибудь из нашей семьи.

Кайли с тревогой посмотрела на него.

– Из твоей семьи?

– Не паникуй. Они не причинят тебе зла. Я обещаю. – Он повернулся, но потом вдруг снова обратился к Кайли: – Да, если не хочешь быть замурованной, ни к чему не прикасайся.

Кайли немедленно убрала руки за спину и сцепила пальцы.

– Я и не думала.

Как только Николо вышел из комнаты, Кайли начала медленно осматривать драгоценности, выставленные в витринах. Все они были потрясающе красивыми. Об их цене Кайли даже не задумывалась, но, судя по всему, это было нечто астрономическое. Неужели и к ней подобная роскошь имеет какое-то отношение? Нет, такого просто не может быть!

Остановившись возле одной из витрин, Кайли услышала голоса. Они доносились из-за двери, за которой исчез ее муж. Николо говорил, понизив голос. Он не хочет, чтобы она была в курсе? Затем раздался уже более отчетливый женский голос.

– Забудь об этом, Николо. – Женщина повысила тон. – Я не хочу участвовать в…

В испуге Кайли отошла от двери. Чего хочет Николо и почему эта женщина с ним спорит? Может быть, они говорят о ней?

Кайли замерла. Она смотрела на изумительные ожерелья, браслеты и серьги. Их великолепие захватывало. Через секунду Николо вошел в комнату в сопровождении высокой блондинки с темно-карими глазами. Блондинка натянуто улыбнулась. От этого Кайли стало совсем не по себе.

– Это моя невестка Франческа, – представил женщину Ник. – Она жена Северо и топ-дизайнер ювелирного дома Данте. – Николо показал на витрины. – Это ее произведения.

– Невероятно! – сказала Кайли, когда они пожимали друг другу руки. – Ваши работы – просты и элегантны. От них веет душевным теплом.

Искренность Кайли подкупила Франческу, и улыбка ее стала мягче.

– Спасибо, – поблагодарила дизайнер. – То, что вы здесь видите, – часть коллекции, которую мы назвали «Сердце Данте».

Кайли повернулась к витрине.

– Вот эти украшения понравились мне больше всех.

– О, да! Это огненные бриллианты, – пояснила Франческа. – Такие камни даже в самой простой оправе выглядят прекрасно.

– Так, значит, это особенные бриллианты? – Кайли наклонилась, чтобы лучше рассмотреть удивительные камни. – О боже! Теперь я вижу. Они как будто пылают…

Кайли не поняла, что с ней вдруг произошло, но она ощутила какой-то толчок. Возможно, это было из-за холодности, которая исходила от Франчески и Николо. Или она почувствовала, как они переглянулись у нее за спиной. Кайли медленно выпрямилась.

– Не могли бы вы объяснить, что происходит? – спросила она. – Это плохо, конечно, что я ничего не помню, но мне необходимо понять, чего вы оба от меня хотите. – Кайли внимательно посмотрела на Ника. – По-моему, ты привел меня сюда не только для того, чтобы познакомить с семейным бизнесом и Франческой.

– Я надеялся, что эти камни дадут тебе подсказку.

– Какую подсказку?

– Какую-нибудь. – Николо склонил голову набок. – Но ты ничего не вспомнила, не так ли?

– Совсем ничего. – Кайли заставила себя улыбнуться. – Мне очень жаль, Франческа, что у меня нет вашего таланта. Это такое наслаждение – создавать столь великолепные… – В эту минуту Кайли осенило. – О, мой Бог! – с восторгом воскликнула она. – Неужели я тоже дизайнер ювелирных изделий? Так вот почему я здесь! Так вот почему ты ведешь себя странно! Ты, наверное, хотел, чтобы я узнала одно из своих произведений?

Едва сдерживая дрожь, Кайли с надеждой кинулась к другим витринам, надеясь увидеть хоть что-то знакомое.

– Я ничего не узнаю. Я стараюсь, но не могу. – Кайли оглянулась. Ее глаза встретились с глазами Николо. – Пожалуйста… Пожалуйста, помоги мне.

Он кинулся к ней еще до того, как она успела договорить, и крепко обнял.

– Черт! Я так виноват перед тобой, дорогая. Я и подумать не мог, что такое может случиться.

– Ох!

Кайли боролась с разочарованием, переполнявшим ее душу, но тщетно. Слезы, которые она так старалась скрыть, брызнули из глаз. Франческа подошла к ним и взяла Кайли за руку.

– Мне очень жаль, – сказала она. – Это было очень жестоко, но мы и предположить не могли такую реакцию.

– Не извиняйтесь, не надо. – Кайли уже не могла сдерживать эмоции. – Не обращайте на меня внимания. Я, наверное, просто переутомилась сегодня. Все так сразу навалилось…

– Николо, – шепотом обратилась Франческа к деверю. В ее голосе слышался гнев.

– Это моя ошибка, – отозвался он. – Я все улажу.

Николо посмотрел на Кайли. Ее несчастное лицо заставило сжаться его сердце. Он обнял женщину и прижал к своему плечу. Франческа молча вышла из комнаты.

– Прости меня, – сказал он тихо. – Я немного переборщил. Я просто хотел, чтобы ты выбрала себе обручальное кольцо. Тебе что-нибудь понравилось?

– Нет, Николо, это слишком… Слишком быстро.

– Я понимаю, – согласился он. – Теперь, по крайней мере понимаю.

– Я надеюсь, что наше настоящее первое свидание закончилось не так, как это, – тихо проговорила Кайли.

– Нет. Слава богу, ты не плакала.

Кайли улыбнулась.

– Я рада слышать это. – Она посмотрела ему в глаза. – Не сочти за любопытство: как же оно все-таки закончилось?

Николо закрыл глаза. В душе его происходила какая-то битва, и он эту битву проиграл.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Николо обхватил лицо Кайли ладонями и поцеловал, ощущая на губах вкус ее слез, а в душе – тревожащую смесь вожделения и надежды. Ему не следовало прикасаться к ней, не нужно было целовать. Он надеялся, что, приведя Кайли сюда, в самое сердце могущественной империи Данте, он сможет спровоцировать ее на откровенность. Он ожидал увидеть в глазах женщины алчность, восхищение… жадность, которую так сложно скрыть.

Но ничего подобного он не обнаружил даже, тогда, когда оставил ее одну и наблюдал за ней при помощи мощных камер, способных уловить любое изменение настроения.

Николо чувствовал, как Кайли таяла, припав к его груди. Ее губы были мягкими и податливыми. Если бы они находились где-нибудь в другом месте, он взял бы ее не задумываясь, немедленно. И она не стала бы сопротивляться.

– Мне бы очень хотелось увидеть тебя в одном из этих украшений, – сказал Николо, покрывая лицо Кайли быстрыми поцелуями. – На черных простынях, в бриллиантах…

Она задрожала.

– Нам это не поможет. Давай пока обойдемся без простыней и бриллиантов.

– Мы не можем этого сделать, пока ты не поправишься. – Николо еще раз поцеловал Кайли в губы. – Пойдем домой.

Кайли была разочарована. Она знала, что Николо весьма рассудительный и осторожный человек, но сейчас предпочла бы напор и страсть.

– Домой так домой, – неохотно согласилась она и замолчала. И только когда они спускались на лифте в гараж, спросила: – Так какие же у тебя планы на завтра?

Чудесный вопрос! Реакция Франчески подсказала ему, что он должен увезти Кайли из Сан-Франциско, пока Руфио не закончит свое расследование.

Уехать из города несложно. Нужно было только позвонить старинному другу семьи Джосу Арно.

Джос был известным финансистом и обладал миллиардным состоянием. Обручальное кольцо, которое он подарил своей жене Розалин, было сделано ювелирами корпорации Данте. Джос также заказал Данте комплект ювелирных украшений, подаренный им жене после рождения их сына Джошуа. Ник очень надеялся на то, что Джос не откажет в помощи и позволит ему пожить с Кайли на своем острове. Они могли бы там спокойно провести некоторое время, а он, в конце концов, найдет выход из этой ужасной ситуации, в которую сам себя загнал.

Выезжая из гаража, Николо еще раз посмотрел на Кайли. Она была бледна и выглядела истощенной. Он не должен был так утомлять ее сегодня и корил себя.

– Мне нужно позвонить другу, чтобы кое-что уладить. Предупреждаю, это может занять день или два.

– Еще одно из наших свиданий?

Николо заставил себя солгать.

– Это предшествовало нашей женитьбе. На самом деле это то, что убедило тебя выйти за меня замуж.

– Ты убедил меня выйти за тебя на втором свидании?

– Нет. Просто после сегодняшнего провала я решил продвинуться в нашей истории на несколько недель вперед.

– На несколько недель? – повторила она слабым голосом. – Так ты пошутил, когда говорил, что у нас с тобой был скоротечный и бурный роман?

– Я просто предупредил тебя, что мы не знали друг друга достаточно долго.

Кайли откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.

– Странно. Я, наверное, была весьма импульсивной особой. Поэтому и бросилась наперерез такси.

– Ну, вот ты и нашла объяснение, – тихо сказал Николо. – А теперь попробуй догадаться, почему я так быстро на тебе женился?

– Я думаю, что во всем виновато Инферно. Судя по всему, оно очень сильно действует на тебя. – Кайли открыла глаза и пристально посмотрела на Николо, потом рассмеялась. – Или на нас обоих.

– Не спорю, – согласился он.

Кайли была права. Инферно сильно воздействовало на них обоих. Оно также создавало множество проблем. Когда Руфио найдет доказательства вины Кайли, Николо вынужден будет положить конец их отношениям. Он не сможет связать себя узами брака с женщиной, которой не доверяет. Но такая ли уж это проблема? Ведь когда к Кайли вернется память и она вспомнит, как Ник выслеживал ее, от любви к нему не останется и следа. И милое доброе создание превратится в алчное существо, которое зарабатывает себе на жизнь шантажом и обманом. Но, возможно, тогда Инферно перестанет действовать.

На это Николо оставалось только надеяться.

* * *

Кайли не смогла сдержать восхищения, когда двумя днями позже поднялась в сопровождении Николо на борт корпоративного авиалайнера Данте.

– Куда мы летим? – спросила она.

Николо посмотрел на нее и лениво улыбнулся.

– На остров Десеос.

– Звучит романтично. И что мы там будем делать?

– Ничего особенного, просто отдыхать и наслаждаться жизнью. Это поможет тебе восстановить силы. Кроме того, у нас будет время и возможность лучше узнать друг друга.

– Значит, мы должны заново познакомиться и воссоздать свидания, которые привели нас к решению пожениться. Я вынуждена доверить это тебе, Николо. А еще я должна окончательно поправиться. Словом, убиваем трех птиц одним камнем.

– Четырех.

Кайли заинтригованно посмотрела на Николо.

– И какая же четвертая?

Его взгляд был предельно жестким.

– Восстановить твою память.

– Ах да.

Странно… Кайли хотела, чтобы к ней вернулась память. Это очевидно. Но почему же тогда она смутилась? Николо показалось, что она знает больше, чем говорит.

Да, в этом нет никаких сомнений! Придет время и он выскажет ей все, пока ему остается только терпеливо ждать.

Кайли спала почти всю дорогу до острова Десеос. Рядом с Николо женщина чувствовала себя в безопасности. Когда она проснулась, они тихо побеседовали. Николо рассказал Кайли о своем детстве, о родителях, которые погибли, плавая на яхте в открытом море. После этого его с братьями воспитывали дедушка и бабушка. Он рассказал о старшем брате Северо, который, работая с утра до ночи, сумел восстановить утраченное после гибели отца могущество империи Данте. Рассказал о своих братьях-близнецах – страстном обольстителе Марко, который обманом женился на невесте рассудительного Лаззаро. Он рассказал Кайли, как Инферно коснулось его бабушки Нонны. Она разорвала помолвку и вместе с дедушкой Примо бежала в Калифорнию.

Кайли отчетливо представила себе детство Николо. Она чувствовала его боль, понимала его решимость в преодолении жизненных трудностей. Возможно, на него повлияли семейные проблемы и проблемы бизнеса. Она подозревала, что с той же решимостью он принялся и за ее излечение. Кайли улыбнулась Николо, и он не упустил случая поцеловать ее еще раз.

– Мне нравится, когда ты улыбаешься, – сказал он.

– Ты весьма неохотно признаешься в этом, – пошутила Кайли. – Ты, наверное, боишься, что я смогу использовать это против тебя?

– А ты сможешь?

– Да. – Она обвила руки вокруг его шеи. – Если это заставит тебя целовать меня, то я буду пользоваться этим каждые пять минут.

Стюард объявил о посадке, и через несколько минут Кайли уже любовалась роскошным пейзажем. В иллюминатор она видела красивый гористый остров, казавшийся небольшим пятнышком в аквамариновом море. Они приземлились на частном аэродроме, затем их довезли на автомобиле до уединенного бунгало, утопающего в тени пальмовых деревьев. Буквально в нескольких шагах плескались волны лагуны.

При взгляде на бунгало у Кайли перехватило дух. Оно было декорировано в ярких тонах, свойственных карибскому стилю. Самым удивительным в этом жилище было то, что, будучи сделанным из бамбука, оно было напичкано всеми современными удобствами.

– Как долго мы останемся здесь? – спросила Кайли.

– Сколько захотим.

Она с тревогой посмотрела на Ника.

– Я взяла с собой только одну смену одежды.

Он пожал плечами.

– Не волнуйся. Люди здесь вообще без одежды ходят.

Кайли с испугом посмотрела на него. Николо захотелось тут же рассмеяться, но он выдержал паузу, чтобы помучить ее немного.

– Я шучу, – прыснув, объяснил он.

– Слава богу! – облегченно вздохнула Кайли.

– Мы сможем купить все, что тебе понадобится.

Ее брови сдвинулись.

– По-моему, это будет слишком дорого.

– Тебе понадобится всего пара купальников и пара платьев для вечера.

Так, сначала гардероб, полный эксклюзивных нарядов, потом огненные бриллианты и теперь вот… Кайли смущенно посмотрела на Николо.

– Я должна задать тебе один вопрос и не знаю, как это сделать.

– Просто спроси, – предложил он.

– Мы… богатые? – Кайли задумалась. – Нет, я имею в виду тебя.

– Да.

– А я?

Николо медлил, потом помотал головой.

– Нет.

Кайли испытала облегчение.

– Это имеет смысл. Я чувствую…

– Что? – с нетерпением спросил он.

– Разницу. – Кайли пожала плечами. – С другой стороны, учитывая то, что мы жили вместе совсем недолго, возможно, я просто не успела привыкнуть к такой роскоши.

Николо повернулся к ней и сложил руки на груди.

– Ты так много знаешь о себе, несмотря на амнезию? – поинтересовался он.

– Я не помню ничего, – поспешно заявила Кайли. – Я просто чувствую. Мне кажется, что это не я.

– Не ты? – Николо удивленно посмотрел на Кайли. – Странное утверждение. Однако я мало что могу разъяснить. У тебя не было больших денег, но ты, тем не менее, вела жизнь богатой женщины.

Кайли не смогла скрыть удивления.

– Я?

– Да, – подтвердил Николо. – Дизайнерская одежда и аксессуары, пятизвездочные отели. – Он взял ее за руки. – Маникюр и педикюр. Личный парикмахер. Все это присутствовало в твоей жизни, когда мы встретились.

– Я не знаю, – растерянно произнесла Кайли. – Но почему ты меня полюбил, если я была такой? Почему женился на мне?

Пальцы их рук сплелись. Она чувствовала, как бьется его сердце. Инферно.

– И так было с самого начала? – О боже! Кайли разочарованно смотрела на Николо. – Значит, все это только физиология? Вернее, Инферно…

– Ты хочешь, чтобы между нами было что-то большее?

– Конечно! – Кайли с надеждой вздохнула. – А ты?

– Мои дедушка с бабушкой женаты уже сорок пять лет. Я прекрасно понимаю, для брака требуется не только физическое влечение. Но на это нужно время.

– Как мы сможем разобраться в наших отношениях, если я ничего не знаю о своем прошлом?

– Мы начнем с этого…

Он сжал Кайли в своих объятиях и поцеловал так, что в голове у нее не осталось ни одной мысли.

Кровь быстрее побежала по жилам, прилила к щекам и груди. Ник целовал ее губы с такой страстью, обнимал ее так крепко, что она едва могла держать себя в руках.

Кайли ответила на поцелуй Николо с той же страстью, и теперь настал его черед сходить с ума. Она потянула его рубашку вверх, и через секунду ее руки уже блуждали по его груди. Горячие ладони медленно спустились вниз, минуя тяжелую пряжку ремня. В последнее мгновение Ник остановил ее, крепко схватив за руки.

– Мы начнем с физиологии, – сказал он. – Начнем наши отношения с этого. Вместе.

Ее голова упала к нему на грудь. Какое замечательное слово!

– Вместе, – повторила она шепотом.

С трудом контролируя себя, он произнес:

– И первым делом, которое мы сделаем вместе, будет покупка одежды для отдыха.

Кайли сморщила носик.

– Это не совсем то, что я имела в виду.

– Я тоже не это имел в виду. – В темных глазах Николо блеснули лукавые искорки. – Но нам нужно успеть до…

– До чего? – с любопытством спросила Кайли.

Она еще ни разу не видела Николо таким смущенным.

– До того, как к тебе вернется память.


Кайли вошла в ресторан «Амброзия», чувствуя себя весьма неуверенно и натянуто улыбаясь. Однако не все так плохо. По крайней мере, теперь на ее теле нет синяков. Кайли провела рукой по бледно-зеленому шелку вечернего платья, плотно обтягивающего грудь, талию, бедра и свободно спадавшего вниз. Плечи и руки были открыты. В общем, это платье показывало больше, чем скрывало.

В ее сознании это платье ассоциировалось со старой Кайли, с той женщиной, которую она знала только по описаниям своего мужа, однако не любила и не понимала. Может быть, та, прежняя, вела жизнь, полную чувственных наслаждений. А единственное чувственное наслаждение, о котором мечтала новая Кайли, – Николо.

Но хочет ли этого он сам? Он – Данте и запросто общается с сильными мира сего. Он был очень добр к ней, но, возможно, его доброта скоро закончится. Возможно, он привез ее сюда для того, чтобы попытаться вернуть ту женщину, на которой когда-то женился?

Кайли беспокоило еще одно обстоятельство. Возможно, Николо заключил брак с ней, потому что она была ему ровней, но она-то ничего не помнит, не знает, как себя вести, и все делает невпопад.

С того самого момента, когда Кайли очнулась на больничной койке, она могла опираться только на свои инстинкты. И эти инстинкты говорили ей, что она не имеет никакого отношения к той женщине, которую ее муж привел в ресторан на встречу с его хорошими знакомыми.

Появился метрдотель. Он провел их в небольшой зал, и через несколько минут появились Джос Арно и его жена Розалин. Кайли приятно удивилась, увидев, что Розалин тоже рыжеволосая. Но ее волосы были намного темнее, чем золотистые кудри Кайли. Значит, в чем-то вкусы друзей совпадают!

Однако совпадения на этом закончились. Розалин была высокой статной женщиной с роскошными формами. Ее походка выдавала в ней уверенную в себе особу, которая одинаково естественно ведет себя и на ранчо в Техасе, и на балу в королевском дворце.

– Розалин Арно, – представилась она, протягивая руку Кайли. – Рада встрече с вами. А это мой муж, Джос.

– Кайли О… Данте. Извините. – Кайли неловко хихикнула и протянула руку. – Я еще не привыкла к своей новой фамилии.

– Николо рассказал нам о том, что с вами произошло. – Розалин села на стул, который Джое заботливо подвинул ей. Она взяла Кайли за руку и легко пожала ее. – Мне очень жаль, что вам пришлось все это пережить.

– Врачи говорят, память может вернуться ко мне в любое время.

– А пока вам, наверное, очень нелегко. Я представляю, какой зависимой и уязвимой вы себя чувствуете.

– Вы совершенно правы, – призналась Кайли. – Даже не знаю, что бы я делала, если бы не Николо.

– Правильно. – Розалин почему-то сердито посмотрела на Ника. – По крайней мере, у вас есть муж, любящий и заботливый.

Джос взял из рук официанта меню и передал его своей жене.

– Ты снова за свое, Рыжая, – сказал он, укоризненно глядя на жену.

А та лишь улыбнулась и прошептала Кайли на ухо, но так, чтобы слышали все за столом:

– Он хочет, чтобы я вела себя скромнее, но будем считать, что я его не слышала. Я никогда его не слышу.

Кайли рассмеялась.

– А как вы с мужем познакомились? – спросила она.

– Джос прислал своих представителей ко мне на ранчо, решив купить его. После чего я штурмом взяла цитадель Джоса, чтобы объяснить ему, почему это невозможно.

– А потом?

– А потом он просто похитил меня и…

– Я и не думал тебя похищать, – возразил Джос. – Я сделал тебе предложение, от которого ты не смогла отказаться.

– И привез сюда, продолжая меня соблазнять. – Розалин с удовольствием откусила маленький кусочек хлебной палочки. – Должна признаться, это было очень мило.

– Гостить здесь или быть соблазненной? – захотела уточнить Кайли.

Все весело рассмеялись, а Розалин посмотрела на нее с нескрываемым одобрением.

– Так как все закончилось рождением нашего сына Джошуа, я должна признать, что склоняюсь в сторону соблазнения. А как все это было у вас?

– О, я тоже очень надеюсь быть соблазненной. – Кайли дождалась, когда утихнет смех, потом спросила: – Сколько лет вашему сыну?

– Ему нет еще и года, но он уже пошел, – похвастался Джос. – Вот почему мы немного опоздали. Нам нужно было уложить его, а он все никак не хотел засыпать. Затем мне пришлось уговаривать жену надеть что-нибудь симпатичное.

– Ну. – Кайли замолчала, подыскивая нужные слова. – Вы, наверное…

– Вы имеете в виду, что мы всегда одеваемся, как сегодня? – Розалин улыбнулась. – Дорогая, была бы моя воля, я бы до конца жизни не носила ничего другого, кроме джинсов. Это все только из-за Джоса.

– Ничего не поделаешь. Наше положение обязывает. Думаю, – Джос взглянул на Николо, – положение Данте тоже.

Ник кивнул, и только сейчас Кайли заметила, что все это время он сидел молча и не проронил ни слова. Просто наблюдал за тем, что происходит. Наблюдал за ней.

– Я не так заметен, как Северо или близнецы, – сказал Николо. – Но я честно делаю свою работу и всегда стараюсь соответствовать обстоятельствам.

– Мне кажется, что я к этому никогда не привыкну, – неожиданно призналась Кайли. – Я ужасно нервничаю. Даже сейчас.

Брови Джоса сдвинулись.

– Что ж, мы можем это поправить. – Отодвинув стул, он встал. – Я распоряжусь, чтобы ужин доставили к нам домой. Вы с Николо можете прийти туда, ну, скажем, через двадцать минут. Думаю, у вас будет достаточно времени, чтобы переодеться во что-нибудь менее обязывающее. Мы отошлем няню домой и просто расслабимся все вместе, поедим и выпьем вина. Как вам мое предложение?

Прежде чем Кайли успела возразить, Николо кивнул:

– Великолепно, Джос. Спасибо за понимание.

Они встретились ровно через двадцать минут, и с этой минуты уже ничто не мешало Кайли наслаждаться вечером. После ужина в одной из спален раздался требовательный звонок. Вскоре Розалин появилась с заспанным ребенком на руках. Поначалу его волосы показались Кайли абсолютно темными, как у его отца, но, приглядевшись, она заметила в них материнский красновато-коричневый оттенок. Глаза у малыша тоже были мамины – необычного фиалкового цвета. Минуту ребенок внимательно смотрел на собравшуюся компанию, будто соображая, что здесь происходит, затем улыбнулся, с гордостью демонстрируя пару прорезавшихся нижних зубов.

Кайли была очарована. Она всегда мечтала о детях.

– Могу ли я подержать его? – попросила она. – Я хочу вспомнить, держала ли когда-нибудь на руках ребенка.

Розалин тут же растаяла.

– Джошуа еще не совсем проснулся, поэтому вряд ли согласится сидеть у вас на руках. Не сочтите за оскорбление, если он потянется к Джосу. Он отнюдь не мамочкин сынок.

Кайли взяла ребенка на руки, едва дыша от восторга. Джошуа смотрел на нее, моргая.

– Ему почти год, а он все еще пахнет, как грудничок.

Николо улыбнулся и сел рядом.

– Понюхай его, когда он наложит в свой подгузник.

– Аминь! – в унисон воскликнули Джос и Розалин.

Остаток вечера прошел просто волшебно. Кайли чувствовала себя уверенно и спокойно. Может быть, она справится с этим, если все друзья Николо такие же милые, как супруги Арно. Она продолжала баюкать Джошуа, который заснул у нее на руках.

– Счастливчик, – прошептал ей на ухо Николо.

– Нет, – шепнула в ответ Кайли. – Это мне повезло.

Когда вечер подошел к концу, Кайли неохотно рассталась с Джошуа и распрощалась с гостеприимной четой Арно. Они с Николо шли к себе в домик, наслаждаясь экзотическими ароматами острова, и Кайли думала о том, что произошло сегодня.

Во-первых, она поняла, что войти в мир, в котором живет Николо Данте, не так уж и трудно. Во-вторых, ей совсем не обязательно притворяться кем-то. Она может довериться своим инстинктам и быть самой собой.

Николо открыл дверь домика, в котором они жили, и пропустил ее вперед. Было темно. Кайли остановилась в холле и повернулась к Николо.

– Я не могу больше притворяться, – сказала она.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Николо замер. Слова Кайли отозвались в нем смесью горького разочарования и циничного триумфа.

– Что ты имеешь в виду?

Кайли подошла ближе. Ее лицо было бледным в свете луны.

– Я не могу больше так жить. Я чувствую, что это не я. Это не моя жизнь.

Что ж, это было не совсем то, чего он ожидал.

– Тебе не понравился вечер?

– Вечер прошел великолепно. Но я имею в виду все остальное. – Выражение лица Кайли стало озабоченным. – Неужели это так необходимо, Николо? Неужели для продолжения наших отношений я обязательно должна стать той женщиной, которой была раньше?

– Нет. – Это слово вырвалось у Николо прежде, чем он успел подумать. – Ты можешь быть такой, какой захочешь.

– И ты по-прежнему будешь любить меня?

Этот вопрос обжег его, как кислота.

– Мои чувства к тебе не изменятся.

– Даже если изменюсь я сама?

– Не стоит торопить события, дорогая.

Кайли сделала еще один шаг в направлении Николо. Ее руки скользнули по его груди.

– Я не хочу быть такой Кайли, какую ты описал мне, – нервно заговорила она, ухватившись за его рубашку. – Как можно любить и уважать эту глупую бабенку? У нее нет ни мозгов, ни сердца. Я просто хочу быть такой, какая я сейчас. Мне наплевать на мое прошлое. Неужели ты не можешь принять это?

– Это не в моей власти. – В голосе Николо слышалось сожаление. – Когда к тебе вернется память, ты снова станешь прежней.

В глазах Кайли появились слезы.

– Я слышу, как тикают часы. Я не знаю, в кого должна превратиться Золушка, когда часы пробьют полночь. Мне страшно.

– Я тебя не понимаю. Ты не хочешь вспоминать?

– Нет. То есть… Не хочу так, как ты предлагаешь. – Слезы блестели на кончиках ее ресниц. – Вы все что-то не договариваете. Все. Даже Розалин…

О, дьявол!

– Чем она тебе не угодила?

– Она почему-то была на тебя рассержена. Не отрицай! – добавила Кайли, не дав Николо возможности возразить ей. – Зачем она говорила о моей уязвимости и зависимости от тебя? Я умею читать между строчками. А еще ты ссорился в «Данте эксклюзив» с Франческой. Что ты от меня скрываешь?

– Ничего.

По щекам Кайли полились слезы, и каждая из них была как нож, приставленный к горлу Ника.

– Ты лжешь мне, – прошептала Кайли, даже не пытаясь скрывать свою боль. – Ты сказал, что мы поссорились перед тем, как я попала под машину. Мы хотели разойтись? Это ты не можешь открыть мне? Хочешь дождаться, когда ко мне вернется память, чтобы объявить о разводе?

– Мы действительно поссорились, – признал Николо. – Возможно, когда пройдет амнезия, ты сама решишь положить конец нашим отношениям.

– Почему?

– Можешь называть это непреодолимыми разногласиями.

– А что будет, если память не восстановится? – настаивала Кайли. – Если я никогда не смогу вспомнить свое прошлое, мы так и будем притворяться, что у нас нет проблем? Как долго?

– Ты вспомнишь.

Николо так решительно произнес это, что она вздрогнула.

– А что, если нет? – Этот вопрос был больше похож на мольбу. – Что тогда?

– Мне нечего тебе ответить.

– Так вот почему ты сначала поселил меня в отдельную спальню? Мы ни разу не занимались любовью. Почему ты настаиваешь на том, что мы не можем делать это до тех пор, пока я не поправлюсь? Мы были на грани развода?

– Мы всего лишь немного повздорили, Кайли. Вот и все.

Кайли сделала шаг назад. Ее заплаканные глаза сияли, как бриллианты, в свете луны. Она расстегнула верхнюю пуговицу на своей блузке, потом – вторую, третью. Все было точно так же, как в их первую встречу в «Ле Премьер». На ее шее блеснул серебряный кулон в форме сердечка.

Николо посмотрел Кайли в глаза, но не увидел там даже намека на игру. Напротив, в них была только отчаянная решимость.

Кайли сбросила блузку. Скинув сандалии, она расстегнула молнию на джинсах и стянула их со своих узких бедер.

Теперь она стояла перед ним в одних только трусиках и лифчике. Николо даже не пошевелился. Тогда Кайли расстегнула лифчик, быстро сняла его и отшвырнула в сторону. Затем с той же молниеносной скоростью исчезли трусы.

Теперь она была окутана только светом луны. Он серебрил ее сливочную кожу, создавая забавные тени под грудью и в изгибах талии. Сейчас Кайли была похожа на полностью распустившийся роскошный цветок.

Возможно, кому-то ее фигура могла показаться мальчишеской, но Николо не согласился бы с этим. Руки и ноги были крепкими и тонкими, но при этом весьма женственными. Грудь – маленькая и восхитительно округлая. Лодыжки и щиколотки – хрупкие, как у породистого жеребенка. Чудесное сочетание!

Николо стало безразлично, кем эта женщина была раньше. Они созданы друг для друга. Он не хотел больше отрицать это. Он не знал, как поступит, когда память вернется к ней, но сейчас не мог не принять того, что Кайли так щедро предлагала ему.

Бери и благодари Бога за эту возможность, потому что, вспомнив прошлое, она заставит тебя заплатить за все.

Николо поднял Кайли на руки.

– Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, – сказал он ей.

Она обхватила руками его шею.

– Даже не собираюсь. Мне все равно.

Он принес ее в спальню и опустил на огромную кровать. Она лежала на кремовых шелковых простынях и ждала, когда Ник присоединится к ней. Он не заставил ее долго ждать, быстро скинул с себя одежду и лег рядом. Здесь Николо постарался замедлить бег времени, чтобы дать себе возможность полностью насладиться этим моментом.

Лунные блики переливались в ее золотистых локонах.

– Свет? – спросил Николо, вспомнив, как она ненавидит темноту.

– Неважно. – Кайли притянула его к себе и впилась ему в губы. – Теперь это неважно.

– Ты уверена? – спросил Николо, утопая в мягкости ее тела.

– Можешь не сомневаться.

– Не пожалеешь об этом утром?

– Никогда не пожалею.

– Я бы на твоем месте был осторожнее, – с юмором заметил Николо.

– Что это значит?

Он запустил пальцы в ее тяжелые рыже-золотые пряди.

– Есть одна вещь, о которой я хотел бы тебе сказать.

Кайли откинула голову назад, позволяя Николо целовать ее в шею.

– Что же это?

Он пальцем провел по пульсирующей у нее на шее жилке. Затем тот же путь проделал его язык.

– Я хотел тебя с самой первой нашей встречи. С самого первого взгляда.

– Как ты думаешь, это чувство было взаимным? – решилась Кайли.

– Только ты знаешь ответ на этот вопрос.

Кайли улыбнулась. В уголках ее губ пряталась какая-то загадка.

– Ты уже и сам все знаешь. Помнишь, как я отреагировала на твое присутствие в больнице? Приборы зашкалило.

– Да.

– Возможно, я потеряла память, – прошептала Кайли, – но нашла тебя. Мне известен твой запах, твои прикосновения. Я знаю, как бьется твое сердце и как отзывается мое. Я знаю, что должна принадлежать тебе, а ты должен принадлежать мне.

– Кайли…

Николо хотел что-то сказать, но она прервала его.

– Я серьезно, Николо. На каком-то подсознательном уровне я помню тебя. Ты запечатлен в моем сердце и моей душе. Не могли бы мы начать все снова, так, будто той ссоры и не было?

Николо закрыл глаза.

– Это ничего не изменит. Ни сейчас, ни потом, когда память вернется к тебе.

– Мне хотелось бы попробовать…

Николо больше не мог сопротивляться. Он опустился на нее, ощущая всем телом ее гладкую кожу, каждый изгиб и каждую выпуклость ее фигуры. И вдруг его будто пронзило.

Если ее амнезия – не притворство… Если Кайли не может вспомнить ничего из своего прошлого опыта, она не знает, как нужно заниматься любовью. Значит, для нее это будет словно впервые. Тогда он должен сделать так, чтобы эта ночь осталась в ее памяти как нечто особое и неповторимое. Движения Николо стали медленнее. Его руки нежно ласкали и поглаживали Кайли, губы шептали слова, от которых кружилась голова. Каждым прикосновением, каждым вздохом своим он заставлял ее почувствовать себя самой прекрасной женщиной на земле. И Кайли поверила ему, потому что это правда. Для Ника она действительно была самой прекрасной.

– Наша первая ночь была такой же? – задыхаясь от восторга, спросила Кайли.

Он не мог соврать. Не сейчас.

– Так еще не было никогда. Это новые ощущения для нас обоих.

– Я рада. Мне хотелось, чтобы все было по-другому. Пусть эта ночь длится вечно.

Кайли была так привлекательна в серебристом отсвете луны, что Николо не сразу смог ответить ей.

– Это не в моей власти, – выдавил он наконец-то.

Ник впитывал в себя каждую черточку ее лица. Выгнутые брови, красивые, живые глаза, выразительные скулы, чуть вздернутый носик, податливые губы.

– Но память об этой ночи останется с нами навсегда.

Вдруг ее улыбка померкла.

– А что, если я и это забуду?

Николо с нежностью посмотрел на Кайли.

– Я напомню тебе.

Ее глаза наполнились слезами.

– Мне бы этого очень хотелось.

Больше они не сказали ни слова. Весь мир растворился в их любви, и теперь Николо было неважно, мошенница Кайли или нет. Они созданы друг для друга, и сейчас важно только то, что происходит в их душах. А уж каким образом закончится их роман – этот вопрос будет решаться не здесь и не сейчас.


– Как же я могла забыть такое? – прошептала в темноте Кайли. – Неужели что-то настолько…

– Совершенное? – Это слово само собой слетело с языка Николо.

– Да. Совершенное. – Кайли задумалась, потом добавила: – Я надеялась, что вспомню свое прошлое, когда мы будем заниматься любовью. Надеялась, что сила любви вернет мне память.

Николо похолодел.

– Ты вспомнила?

– Нет.

Кайли уткнулась в плечо Николо и заплакала. Ее слезы обжигали его. Он слышал, как она плачет, и мучился от чувства вины. Больше он не мог сомневаться в Кайли. По крайней мере, был уверен, что ее амнезия – настоящая. Все, что было с ней до аварии, осталось где-то в глубинах ее подсознания. Возможно, навсегда.

Николо закрыл глаза. До этого момента он еще мог как-то оправдывать свои действия. Но теперь… Мошенница Кайли или нет – он воспользовался ее беспомощностью. Она согласилась с тем, что они муж и жена, и доверилась ему, как самому близкому человеку.

Он притянул ее к себе и поцеловал волосы. Она что-то пробормотала сонно и прижалась к нему еще крепче.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Влюбленные провели на Десеосе еще пять волшебных дней и ночей. Это были самые яркие моменты в жизни Кайли. Уж их-то она не забудет никогда. Именно теперь она поняла, что такое настоящая любовь. Кайли ничуть не жалела о том, что так и не смогла вспомнить прошлое. Теперь ее жизнь была наполнена настоящими чувствами и любовью, которую она всегда будет хранить в своем сердце как истинное сокровище.

Но наконец-то пришло время возвращаться в Сан-Франциско. Упаковав множество чемоданов, они сели в самолет и проворковали всю дорогу, не отрываясь друг от друга ни на секунду.

Приземлившись в аэропорту, они сразу же взяли такси, которое доставило их к дому Николо. Выйдя из машины, он сам донес багаж до широкого винтового крыльца и поставил его рядом с дверью.

– Дедушка с бабушкой привезли Брутуса сегодня утром, – сказал Ник, повернувшись к Кайли. – Ему уже пора погулять. За домом есть огороженный вольер, в котором он обычно проводит время, но этого недостаточно для нужной нагрузки. – Николо с опаской посмотрел на Кайли. – Тебе, наверное, лучше уйти. Брутус, скорее всего, будет очень взволнован встречей со мной.

Кайли решила подождать в сторонке, а Николо тем временем выпустил собаку. Не успел он вставить ключ в замок, как Кайли ощутила толчки, подобные землетрясению. Это означало, что Брутус приближается. Однако вместо обычного ритуала приветствия Брутус на огромной скорости промчался мимо своего хозяина и бросился прямо к ней. В его массивной челюсти был зажат изжеванный теннисный мячик.

Кайли поприветствовала пса, почесав его за ухом. Довольный Брутус положил к ее ногам теннисный мяч, и она тут же подобрала его.

– Ты хочешь побегать за мячиком? – весело спросила женщина.

Брутус радостно завертелся и залаял, выражая свой восторг. Но в следующую секунду она с ужасом увидела, как собака метнулась на улицу. Кайли услышала у себя за спиной крик Николо, который дал Брутусу команду остановиться. Пес замер на месте и лег.

После этого события развивались, как в замедленном кино. Повернув голову, Кайли заметила массивный внедорожник, несущийся прямо на неподвижно лежавшую на проезжей части собаку, которая подчинилась команде хозяина. Повинуясь душевному порыву, Кайли ринулась вперед, не успев подумать о собственной безопасности. Подскочив к Брутусу, она схватила его за ошейник и что было сил потянула к себе.

Но огромный внедорожник был уже слишком близко, а собака была слишком тяжелой. В следующую секунду Кайли услышала, как отчаянно звучит сигнал автомобиля и скрежещут тормоза. Она закрыла Брутуса собой, наивно пытаясь защитить животное, которое было в два раза больше ее самой.

Пронзительные звуки клаксона и тормозов, казалось, не прекратятся никогда. И вдруг, в самый последний момент, что-то вспыхнуло в ее памяти. Воспоминание. Воспоминание о сильной боли и страхе, которое заставило ее съежиться. Кайли увидела себя не здесь, рядом с домом Николо, а совсем на другой улице. Она увидела, как на нее несется какая-то желтая машина…

Пронзительный скрежет тормозов, который, казалось, никогда не стихнет, неожиданно прекратился. Шины джипа остановили свое страшное скольжение в нескольких сантиметрах от того места, где лежали Кайли и Брутус. Она спрятала голову в густой шерсти собаки. Машина стояла так близко, что жар раскаленного двигателя обжег ей ухо. Запах моторного масла и бензина заполнил лёгкие, мешая дышать.

Будто сквозь дымку она слышала, как гневно и тревожно кричит водитель. Слышала, как что-то отвечает Николо. Потом водитель снова нажал на сигнал, и она задрожала от страха. Скулил Брутус, Николо что-то говорил ей, но Кайли ничего не могла понять.

Она была не в состоянии пошевелиться, ответить Николо, который пытался подбодрить ее. Ей показалось, что она не способна даже чувствовать. Но Брутус слизнул слезы с щеки Кайли, а Николо наконец-то поднял ее на руки – и эмоции хлынули потоком, они переполнили душу и вырвались наружу бесконтрольными рыданиями.

– Успокойся, дорогая, – услышала она голос своего мужа. – С тобой все в порядке. Страшное позади.

– Бру-брутус?

Зубы Кайли так отчаянно стучали, что она едва смогла выговорить кличку пса.

– С ним все в порядке.

Николо щелкнул пальцами, и собака взбежала за ним на крыльцо. Хвост бедняги мелькал в воздухе. Николо шел по дому, неся Кайли с такой осторожностью, будто она была дорогой фарфоровой статуэткой.

– И о чем ты только думала, когда побежала на дорогу?

Николо был зол, но Кайли понимала, что гнев его вызван страхом за ее жизнь.

Она крепче прижалась к мужу.

– Да я совсем ни о чем не думала. Просто не могла думать.

– В том-то и дело. Неужели ты решила, что сможешь спасти Брутуса, бросившись наперерез автомобилю, который весит две с половиной тонны?

Кайли заставила себя улыбнуться.

– А ты еще не понял? Меня ничто не берет.

– Не надо так шутить. – Голос Николо нервно задрожал. – Ты могла погибнуть. Опять.

Она прижала свои губы к его шее, вдыхая неповторимый мужской запах. Его запах. Голова закружилась от желания. Неужели такое было возможно после того, что ей только что пришлось пережить?

Николо осторожно опустил Кайли на пол, потом внес в дом все чемоданы и закрыл дверь дома на замок. Затем он снова взял Кайли на руки, собираясь отнести ее в спальню. Ник сделал шаг и… вдруг, ничего не понимая, оказался на полу. Ноги не держали его.

– Ох, черт, – тихо выругался Николо. – Черт побери, Кайли! Я думал, что потерял тебя.

– Извини, – пролепетала Кайли. Она еще не совсем пришла в себя. – Я просто не могла думать ни о чем другом, кроме спасения Брутуса. Я цела. Мы оба целы.

– Уже дважды…

Николо опустил голову и жадно вдохнул запах ее тела, затем покрыл Кайли тысячей быстрых поцелуев.

– Уже дважды я видел тебя на волосок от гибели. И оба раза не успел спасти.

– Со мной все в порядке. – Кайли схватила Брутуса за ошейник и заставила подойти ближе к ним. – И с Брутусом тоже.

Николо понял, что настало время посмотреть в глаза фактам. Он абсолютно не знал женщину, которую некоторое время назад встретил в «Ле Премьер». Но кем бы та ни была, она не имеет никакого отношения к нынешней Кайли, которую он сейчас держит в своих руках. Та женщина вряд ли стала бы рисковать своим идеальным маникюром ради спасения его собаки. Но ее больше нет. Николо очень надеялся на то, что она ушла навсегда. И он мог только благодарить за это Бога.

– Брутус, место! – скомандовал Ник.

Он обожал пса, но сейчас жена была ему нужнее. Ах, боже мой, она же ему не жена… Пока не жена.

Он обхватил ее лицо ладонями и медленно, наслаждаясь каждым мгновением этого чуда, поцеловал. Этот поцелуй был гимном жизни, благодарностью Господу за то, что он – дважды! – спас Кайли.

Прикосновение его губ сделало ее податливой. Она открылась навстречу Николо, будто приглашая домой после долгого путешествия. Его желание обладать ею было таким сильным, что он едва сдерживал себя.

– Сейчас. Я хочу тебя здесь и сейчас.

Кайли откинулась на спину, а он еще крепче сжал ее в своих объятиях, не желая отпускать.

– Подожди, – сказала она и рассмеялась.

В ее смехе было столько счастья и столько жизненной энергии, что ими нельзя было не заразиться.

– Я не собираюсь от тебя убегать. Ты можешь заниматься со мной любовью где захочешь, когда захочешь и как захочешь.

– Здесь. Сейчас. Абсолютно голыми.

Ее смех смолк, а глаза вспыхнули огнем.

– В таком случае…

Кайли снова откинулась назад, и на этот раз Николо не стал ей мешать. Ухватившись за край своей блузки она резким движением сбросила ее через голову. Николо не мог дождаться, когда же она освободится от лифчика. Его терпения не хватило, и он сам расстегнул застежки на изящной шелковой вещице.

Кайли приподнялась и села, к нему на колени, обвив ногами талию. Она начала методично расстегивать каждую пуговицу на его сорочке. Однако на это у Николо тоже не хватило терпения. Ухватившись за ворот, он резко рванул сорочку. Она в одно мгновение распахнулась, и он тут же ощутил прикосновение рук Кайли.

Николо молил Бога помочь ему – так прекрасна была женщина, сидевшая сейчас перед ним. Она была красива и нежна. Он обхватил ее гибкий стан ладонями, увидел, как ее голова резко запрокинулась назад, услышал ее стон. Ник покрывал поцелуями шею Кайли, плечи и грудь, все ее тело, молившее его о ласках. Он изучал это тело, ничего не пропуская, и ему все было мало.

Николо рванул джинсы Кайли и стянул их с ее бедер, обнажив родимое пятно в форме цветка. Теперь она лежала на полу нагая. Солнце золотило ее бледную кожу и красными всполохами металось в золотисто-рыжих волосах.

Николо быстро снял свои джинсы и, не медля, жадно овладел ею, проникая внутрь мощными движениями и слушая, как ее крики эхом отдаются в холле.

Никогда в жизни он не чувствовал себя столь зависимым от женщины и столь ранимым одновременно, никогда так безумно никого не желал.

– Не останавливайся, – приказала Кайли.

Их тела сплелись и двигались в унисон.

– И никогда не покидай меня.

– Никогда. Клянусь, я запру тебя на замок, чтобы никто больше не смог причинить тебе зло.

Кайли не нашла в себе сил ответить. Она полностью подчинилась его власти, отдавая все, что имела, и не прося ничего взамен. Ее глаза стали пронзительно-зелеными. Николо не уставал любоваться им, потому что видел в них любовь, глубокую душевную привязанность.

Прошло довольно много времени, прежде он смог пошевелиться, понимая, что совершил преступление. Николо осторожно поднял Кайли на руки и отнес в спальню, не переставая размышлять о том, какого черта он все затеял и каким образом будет из этого выбираться?


На следующее утро Кайли проснулась, ощущая себя заново рожденной, хотя все ее тело пронизывала сладкая усталость. На подушке она обнаружила записку, в которой весьма деловым тоном Николо сообщал, что весь день будет в офисе. Под первой запиской лежала вторая, в которой вовсе не было ничего делового. Несколько строк касались прошедшей ночи. Они заставили ее покраснеть от восторга и рассеяли любые сомнения по поводу чувств Николо. Если вторая записка вызвала у нее широкую улыбку, то первая оставила только чувство разочарования.

Выбравшись из постели, Кайли провела все утро в домашних делах, распаковывая чемоданы и стирая одежду. Когда стрелка часов подобралась к двенадцати, она решила удивить своего мужа ланчем. За время их знакомства Кайли прекрасно изучила его вкусы. Цыпленок, сыр, фисташки и горький шоколад – все это она быстро заказала по телефону, затем уложила в корзину, которую нашла в шкафчике над холодильником, и украсила веточкой жимолости, что росла у изгороди на заднем дворе.

Кайли вызвала такси и была очень обрадована тем, что водитель знал, как доехать до главного офиса ювелирного дома Данте. Таксист высадил ее напротив парадного входа, и Кайли смело прошла сквозь вращающиеся двери.

Она уже направилась к стойке администратора, как вдруг к ней приблизился немолодой мужчина с густой седой шевелюрой.

– Извините меня, пожалуйста, – сказал он, напевно растягивая гласные, что выдавало его средиземноморское происхождение. – Вы Кайли О'Дел?

Кайли загадочно улыбнулась и ответила:

– На самом деле, я Кайли Данте.

– Да, конечно. – Мужчина посмотрел на нее излучавшими доброту глазами. – Я полагаю, моя дорогая, мы уже встречались. Меня зовут Примо Данте.

Кайли улыбнулась и взглянула на Примо с искренним восторгом.

– Вы дедушка Николо. Он мне о вас так много рассказывал.

Примо взял Кайли за руки и поцеловал сначала в одну щеку, потом в другую.

– Вы пришли навестить Николо?

Кайли показала на корзинку.

– Я думаю, он не откажется от ланча.

Примо провел пальцами по цветкам жимолости, украшавшим корзину.

– И что же вы ему принесли? – Он внимательно слушал, как Кайли перечисляла названия блюд. – О, вам прекрасно знакомы вкусы моего, внука. Могу я проводить вас?

– Спасибо. Я вам очень признательна.

Примо воспользовался ключом, чтобы войти в частную кабину лифта.

– Вы оправились от того, что с вами случилось? – вежливо поинтересовался он.

– Физически – да. – Ее бровь немного дрогнула, и они вместе вошли в лифт. – Но память все еще не восстановилась. Хотя…

– Хотя?

Кайли колебалась. Она не говорила об этом даже со своим мужем, но по какой-то причине все же решила признаться Примо:

– Я кое-что вспомнила вчера. Перед тем, как джип чуть не наехал на нас. Была вспышка памяти.

– И что же это была за вспышка?

– Я полагаю, это касалось аварии.

Примо медленно кивнул:

– Это может быть. Схожесть ситуаций могла вернуть вам память или, по крайней мере, стать толчком к ее возвращению.

Кайли посмотрела в глаза седовласого джентльмена. Она увидела в них сострадание и мудрость. Да, этому человеку многое в жизни пришлось пережить – как хорошее, так и плохое.

– И все же память не восстановилась, хотя на какие-то доли секунды я все же вспомнила… Боль. Страх. И…

– И? – поддержал ее Примо. – Что вы так боитесь вспомнить, Кайли О'Дел?

– Данте, – поправила его Кайли и улыбнулась. – Вы правы. – Ее улыбка погасла. – Я испугалась воспоминаний. Наверное, я боюсь еще раз пережить то, что произошло во время аварии.

– А может быть; вы боитесь вспоминать о своей прошлой жизни?

Услышав эти слова Примо, Кайли вздрогнула.

– То есть вы хотите сказать, что я не хочу вспоминать?

Примо пожал плечами.

– Мозг – довольно странная штука. Возможно, он защищает вас от чего-то, и когда эта защита не будет больше вам нужна, вы вспомните. – Прежде чем Кайли успела ответить, двери лифта распахнулись и Примо пригласил Кайли выйти из кабины первой. – Вы найдете офис Николо в конце коридора с левой стороны. Скажите ему, что вас пора знакомить с семьей.

Набрав в легкие побольше воздуха, Кайли пошла в направлении, которое указал Примо. Она остановилась возле двери. На ней висела табличка с именем Николо. Она постучалась и открыла дверь.

Маленькая комната была заполнена людьми. Четверо мужчин стояли рядом и очень эмоционально что-то выясняли. Николо не было видно, но трое из них чем-то походили на него, и Кайли сразу догадалась, что это Северо и близнецы. В стороне сидел еще один человек. У него были черные с сильной проседью волосы и прозрачная кожа красноватого оттенка. Видно было, что он очень волнуется.

Наконец-то Кайли обнаружила своего мужа. Он сидел, облокотившись на свой письменный стол, с угрюмым выражением лица. Когда она вошла, он тут же поднял голову и, увидев ее, помрачнел еще больше.

Николо медленно поднялся.

– Что ты здесь делаешь, Кайли? – тихо, но требовательно спросил он.

Седовласый человек посмотрел в ее сторону и тут же вскочил на ноги.

– Это она! – воскликнул он, пальцем указывая на Кайли. – Боже мой, вы нашли эту маленькую сучку. – Мужчина бросился к ней, но был остановлен братьями Ника. – Прочь с дороги! – прорычал незнакомец. – Я долго ждал этого момента. Дайте поговорить с ней наедине и можете забрать деньги, которые она должна мне.

Кайли отступила назад. Она немного успокоилась, увидев рядом с собой Николо. Он закрыл ее от разъяренного незнакомца.

– Тебя не должно здесь быть, – кинул он через плечо. – Зачем ты пришла?

– Я… я принесла ланч. Хотела сделать тебе приятное.

Огромный комок в горле мешал ей говорить.

– Худшего времени для этого просто быть не могло.

– Кто этот человек? Откуда он знает меня и почему так зол?

– Это Джек Феррел. Он выдвигает против тебя серьезные обвинения. Мои братья и частный детектив Руфио, которого я нанял, пытаются вникнуть в суть дела.

Кайли вышла из-за спины мужа. Присутствующие и Руфио продолжали сдерживать Феррела, ярость которого не утихала.

– В чем он меня обвиняет?

– Он говорит, что ты мошенница.

– Нет.

Кайли что было сил затрясла головой. Николо повернулся к жене.

– Кайли…

– О боже!

Корзинка с едой выпала у нее из рук, и все содержимое оказалось на полу. Банка с фисташками вывалилась прямо на цветок жимолости, придавив нежные бутоны. Комната наполнилась резким ароматом.

– Ты поверил ему…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

К ужасу Кайли, Николо не стал ничего отрицать.

– У Феррела есть доказательства, дорогая, – мягко произнес он. – Все это, разумеется, нужно еще проверить, но он утверждает, что ты обманула его, использовав ожерелье из огненных бриллиантов, которое якобы принадлежало твоей бабушке.

– Огненные бриллианты.

В памяти Кайли вспыхнула картинка: Николо и Франческа внимательно изучают ее, в то время как она рассматривает огненные бриллианты. Они ожидают… Ожидают чего? Чтобы она вспомнила об этом ожерелье, которое упоминает Феррел?

– Я ничего не понимаю. О каком ожерелье он говорит?

– Я не знаю. Это нам предстоит выяснить вместе.

Кайли закрыла глаза, наслаждаясь словом «вместе». Николо понял, как это важно для нее. Он нежно провел пальцем по ее шее.

– А пока тебе нужно возвращаться домой.

– Она никуда не пойдет, – запротестовал Джек Феррел. – Я требую, чтобы мне вернули мои деньги, и пусть она заплатит за то, что сделала. Я настаиваю на том, чтобы вы позвонили в полицию. Она предложила мне купить ожерелье своей бабушки. Я внес залог, а когда наступил день заключения сделки, она сбежала вместе с моими деньгами и ожерельем. – Феррел не сводил с Кайли глаз, пылающих гневом. – Тебе удалось ускользнуть, маленькая дрянь, но на этот раз ты от меня не уйдешь.

Кайли с ужасом смотрела на человека, которого, как ей казалось, видела впервые в жизни.

– Я не могла сделать ничего подобного. Вы меня с кем-то путаете, – испуганно пролепетала она.

– Ни за что на свете, – жестко произнес Феррел. – У тебя на бедре родинка в форме цветка.

Кайли почувствовала, как кровь до последней капли покидает ее и без того уже бледное лицо, и в отчаянии молча затрясла головой.

– Нет? – Феррел с издевкой посмотрел на нее. – Давай, милашка, оголись! Не стесняйся! Докажи, что я не прав.

– Немедленно уходи отсюда, Кайли. – Николо попытался прекратить эту ужасную сцену. – Я буду дома, как только улажу все это.

– Нет, я никуда не пойду, пока мы все не обсудим. – Она посмотрела на братьев Данте. – С глазу на глаз.

– Я полагаю, ты хочешь обмануть его так же, как меня, – вмешался Феррел. – Но ты зря тратишь время. Он не такой дурак, как я. С той информацией, которой располагает, он может просчитать каждый твой шаг. Тебе не уйти.

Николо резко развернулся и посмотрел на братьев.

– Заткните ему глотку, в конце концов. Я скоро вернусь. – Он быстро подхватил Кайли под локоть и вывел ее из комнаты. – У меня всего пять минут. Остальное мы сможем обсудить, когда я вернусь домой.

Кайли позволила Николо проводить себя в комнату для совещаний.

– Зачем ты нанял сыщика? – спросила она.

– Я нанял Руфио после того, как ты попала в аварию.

– Ты не ответил на мой вопрос, – парировала Кайли. – Ты нанял Руфио расследовать причины аварии или это как-то связано с нашей ссорой?

– Какое это имеет значение?

– Этот человек, – Кайли указала в сторону кабинета, – говорит, что я украла у него деньги и ожерелье. Мы об этом спорили перед аварией?

– Не совсем так.

– Прекрати, Николо! – взорвалась она. – Прекрати увиливать. Скажи мне обо всем прямо. – Она рассмеялась, но в смехе слышалась душевная боль. – В конце концов, у меня нет другого выхода. Сама я ничего не помню.

– Хочешь правду?

– Если ты не возражаешь.

– Твой дедушка и его брат владели частью алмазного рудника. Свою долю они продали моему дедушке Примо. Мы встретились, чтобы обсудить, насколько эта сделка была законной. Ты утверждала, что существует некая проблема, и ты до сих пор имеешь право на часть рудника.

– Так, значит, мы не встречались в парке?

– Нет.

Глаза Кайли стали грустными.

– Зачем ты придумал все это? – с горечью спросила она. – Какая, в конце концов, разница, когда и где мы встретились?

– Это важно.

Кайли овладело отчаяние.

– Но почему?

Николо устало потер пальцами лоб.

– Я не хотел разбираться с этим сразу после аварии. Мне нужно было время, чтобы выяснить, насколько оправданны твои требования. Мне нужно было время, чтобы Руфио раскопал необходимую информацию, а ты поправилась. Нам с тобой требовалось время, чтобы узнать друг друга ближе и разобраться в своих чувствах.

Кайли нахмурилась.

– Какое отношение все это имеет к ожерелью, о котором говорит Феррел?

– Понятия не имею. Если связь и существует, я пока не нашел ее.

– Этот человек убежден в том, что я обманула его?

– Да.

– А ты?

– Мы разбираемся, Кайли.

– Но, возможно, он прав?

Она посмотрела в глаза Николо, и что-то очень важное умерло в ее душе. Кайли постаралась собраться с мыслями и задала еще один вопрос:

– Ты думаешь, что я пыталась обмануть тебя с этим алмазным рудником?

– Пожалуйста, Кайли… Не сейчас.

– Ответь мне, Николо. Когда мы встретились, ты был уверен в том, что я мошенница?

Он медлил, но все же неохотно кивнул:

– Я полагал, что это вероятно.

– Почему?!

Это был крик души. Ник пожал плечами.

– Ничего определенного, – устало произнес он. – Просто у меня было такое ощущение.

Кайли хотелось броситься к нему, обнять его и сказать, что все это перемелется. Но она не могла. Слишком многое разделяло их сейчас. Сомнения разъедали душу, и Кайли не знала, как с ними справиться.

– Если ты подозревал, что я авантюристка, почему продолжал встречаться со мной? Как же нас угораздило влюбиться друг в друга и пожениться?

– Инферно не заботится о таких мелочах, как…

– Как моральный облик? – отрезала она.

– Кайли…

Она посмотрела на дверь, мечтая поскорее уйти.

– Это правда? То, в чем меня обвиняет Феррел?.. Я это сделала? Я на самом деле такая?

– Не знаю. – Кайли отчетливо слышала разочарование в голосе Николо. – Я не хочу в это верить.

– Тогда не верь. – Она отважилась подойти к нему, положить руки ему на грудь и услышала, как бьется его сердце. – Мне нужно, чтобы ты верил мне, Николо, чтобы ты боролся за меня. Даже если все, что говорит Феррел, правда. Даже если я самый отвратительный человек на свете.

– Это не так, – вырвалось у Николо, и этот порыв стал для Кайли первым проблеском надежды.

– Ладно, была, – опустив голову, тихо сказала она. – Может быть, я была мошенницей. Но что, если все это лишь ошибка? Из-за потери памяти я не могу защитить себя. Мне приходится верить другим. – Кайли посмотрела на Николо. Ей больше не хотелось убегать, она решила бороться. – Пожалуйста, Николо, мне необходимо знать правду.

– А если правда – не то, что ты хочешь услышать?

– И, тем не менее, это будет правда.

Ей не следовало целовать его, не следовало оказывать на него давление, но она ничего не могла с собой поделать. Кайли обняла Николо и прижала свои губы к его губам. Она почувствовала, что какую-то секунду он противился этому, а потом расслабился, и Кайли поняла, что Ник не бросит ее.

Она снова поцеловала Николо.

– Я хочу, чтобы ты пообещал мне еще кое-что.

– Если смогу.

– Пообещай, что расскажешь мне всю правду. Сегодня же мы выложим все карты на стол.

Николо кивнул, неохотно соглашаясь.

– Это я могу тебе обещать. А теперь иди домой.

Он наклонился и в свою очередь поцеловал Кайли. Его глаза потемнели от боли.

– Предупреждаю тебя, Кайли, откровенность может положить конец нашим отношениям.

Она не смогла ничего ответить на это. Николо открыл дверь, и Кайли вышла. Направившись к лифтам, она неожиданно поняла, что не может уйти. Кайли не осознавала, как долго она бродила по коридорам, пока Примо снова не встретился на ее пути.

Пробормотав что-то успокаивающее по-итальянски, старик отвел ее в свой огромный кабинет, усадил в глубокое кресло, а сам направился к бару. Налив в бокал бренди, он подал его Кайли.

Примо помалкивал. Он просто сел напротив за письменный стол и занялся какими-то документами. А Кайли потягивала бренди, не замечая хода времени. Наконец она подняла глаза и посмотрела на Примо.

– Я так и не накормила его ланчем, – сказала она угрюмо.

Примо отложил бумаги и ручку.

– Ничего страшного.

– Забавно. За последние несколько недель я узнала много интересного… Но не сегодня… Сегодня – нет.

– Иногда испытывать трудности полезнее, чем наслаждаться жизнью.

Кайли, до сих пор находившаяся в напряжении, расслабилась и удобнее устроилась в кресле.

– Мне это не нравится.

– Возможно, сейчас вы поймете, что именно должны исправить в своей жизни. Из отрицательного опыта тоже следует извлекать пользу.

– Как же я могу что-то исправить, если я авантюристка?

Примо пристально посмотрел на Кайли.

– Итак, вы верите этому Феррелу.

Кайли не удивилась тому, что Примо в курсе происшествия в кабинете Николо. Данте были дружной семьей.

– Феррелу, конечно, известно обо мне кое-что, но ему не следовало…

Голос Кайли дрогнул, и она замолчала, пытаясь восстановить душевное равновесие.

– А что, если он прав? Что, если я действительно мошенница?

– Вы мошенница? – Примо сделал паузу. – Или были ею?

В глазах Кайли появились слезы.

– Это имеет какое-то значение?

– Очень большое, – поспешил заверить ее Примо. – Одна осталась в прошлом, о котором вы забыли, другая может появиться в будущем, которое пока не наступило.

Слова пожилого джентльмена потрясли Кайли, возродив надежду, которую она уже почти потеряла. Встав с кресла, она подошла к нему и поцеловала в щеку.

– Спасибо, Примо. Я очень рада, что мы встретились.

Дедушка Данте поднялся и сердечно обнял ее.

– Я тоже очень рад.

Николо просил Кайли вернуться домой, но ей неприятно было даже представить, что она окажется там одна, без него. Итак, Кайли решила снова заглянуть к мужу в надежде на то, что теперь они вместе смогут уйти. К своему огорчению, она обнаружила, что кабинет пуст. Но Кайли все же вошла. Ей захотелось оставить Николо короткую записочку. Подойдя к столу, она увидела кожаную папку со своим именем на обложке.

Покидая офис корпорации Данте, Кайли была уверена, что Николо уже ждет ее дома. Злополучную папку она крепко сжимала под мышкой, намереваясь получить объяснения по каждому пункту.

Однако дом был пуст. Ее встретил лишь Брутус, который сразу же почувствовал ее отчаяние. Собака крутилась возле нее, жалобно скуля, пока Кайли бесцельно бродила по комнатам, пытаясь прийти в себя. Она была в самой глубине дома, когда услышала звонок в дверь. Сердце екнуло и сжалось от счастья. Николо! Он пришел!

Кайли бросилась в прихожую и открыла входную дверь. Она была очень удивлена, увидев на пороге женщину, которая пританцовывала от нетерпения.

– Знаешь ли ты, сколько времени мне понадобилось, чтобы выследить тебя? – объявила незнакомка. – В конце концов мне удалось узнать твой адрес в больнице, хотя они так и не сказали, какого черта ты там делала.

– Кто?

Кайли колебалась, разглядывая женщину. Та была яркой блондинкой, которой на первый взгляд можно дать около тридцати лет. Однако, внимательно присмотревшись к морщинкам вокруг ее идеально подведенных глаз и накрашенного рта, Кайли поняла, что она намного старше. Телосложение женщины было таким же хрупким, как у нее. Однако блондинка была на несколько сантиметров шире в талии и бедрах. Светлые волосы были коротко подстрижены и крупными завитками обрамляли голубоглазое лицо.

И вдруг Кайли озарило.

– Я знаю, это прозвучит странно… – Она боролась с эмоциями. – И тем не менее… Вы моя мать?

Тщательно выщипанная бровь блондинки резко взлетела вверх.

– Ты что, с ума сошла? Разумеется, я твоя мать.

– О боже! – Кайли кинулась на шею матери. – Мама, ты не представляешь, как я счастлива, – сквозь слезы прошептала она.

Блондинка высвободилась из объятий Кайли и пристально посмотрела на нее.

– И с каких это пор ты называешь меня мамой? Зови меня Лэйси, как раньше, неблагодарная девчонка. И где, в конце концов, это чертово ожерелье?

Кайли отступила назад.

– Я… я зову тебя Лэйси? – в недоумении пролепетала она.

– Если ты немедленно не возьмешь себя в руки, клянусь, я отшлепаю тебя. Должно же было хоть что-то остаться в твоей дурной голове! Я не шучу, Кайли. С чего ты вдруг взяла, что сможешь безнаказанно скрыться с ним?

– Скрыться?.. – Кайли растерянно смотрела на нее. – Меня сбила машина. Я потеряла память. Я понятия не имею, о чем ты говоришь.

К ужасу Кайли, Лэйси громко рассмеялась.

– О, это добрый знак, – сказала она. – Ты всегда хитрила, не правда ли? Что ж, давай. – Женщина сложила руки на груди. – Расскажи мне, что ты придумала на этот раз.

Кайли в ужасе смотрела на мать. Неужели та не верит своей собственной дочери? Но, с другой стороны, если информация в папке правдива, ей нельзя верить.

– Неужели ты не понимаешь? Я ничего не помню о своем прошлом.

– Ох, бедняжка! – Лэйси с сочувствием посмотрела на дочь, но потом снова разразилась громким смехом. – Да, дорогуша, в этом тебе равных нет. – Лэйси подошла к Кайли и взяла ее за руки. – Ну же, не заставляй свою любимую мамочку стоять на пороге. Почему бы тебе не показать мне дом?

Это предложение не понравилось Кайли, и она сказала:

– Давай лучше пройдем в гостиную. А когда появится Ник, я, возможно, покажу тебе дом. Николо должен быть с минуты на минуту.

– Николо? – Лэйси удивленно посмотрела на дочь.

– Мой муж.

– Ты замужем? – с трудом выговорила мать.

– Уже почти месяц. – Кайли предложила ей сесть на диван. – Я приготовлю тебе выпить.

– Как обычно, только двойное.

– А что «как обычно»?

Лэйси пожала плечами.

– Ты все продолжаешь притворяться. Ну, да… Мне следовало бы знать. Двойное виски. Неразбавленное. – Лэйси дождалась, пока ей подадут напиток, и затем снова заговорила: – Ну, давай же, Кайли, расскажи все. Я смогу подыграть тебе.

Кайли смотрела на свою мать и ничего не могла понять.

– Я не притворяюсь. Меня действительно сбила машина, и я страдаю от заболевания, которое называется ретроградной амнезией.

Лэйси лишь отмахнулась.

– Ладно. Но скажи мне хотя бы, кто на этот раз?

Кайли удивленно захлопала ресницами.

– Кто? Только мой муж. – Лэйси щелкнула пальцами.

– Правильно. Твой муж. Как же я сразу не догадалась! Но все слишком запутано. Ну, и как же его зовут?

– Николо Данте.

– Данте? – Лэйси резко распрямилась, ее глаза округлились от удивления. – Николо Данте? Ты совсем потеряла рассудок? Неужели ты думаешь, что сможешь обвести вокруг пальца кого-нибудь из Данте?

– Но я же говорю тебе, – устало повторила Кайли. – Я не притворяюсь.

Лэйси поставила бокал на кофейный столик, с такой силой грохнув дном о столешницу, что хрусталь пронзительно зазвенел.

– Что ж, я не желаю принимать в этом участие.

Она схватилась за сумочку и хотела встать, но Кайли остановила ее.

– Ответь мне только на один вопрос. – Она схватила папку и, с шумом открыв ее, достала какие-то страницы. – Ты знаешь эти имена? Я на самом деле обобрала всех этих людей?

С подчеркнутой неохотой Лэйси отложила сумочку в сторону и взяла в руки листы бумаги, которые ей протянула дочь. Пробежав глазами по строчкам, женщина побледнела.

– И о чем ты только думаешь? Как можно оставлять следы?

– Я хочу знать, правда это или нет.

Лэйси быстро вернула бумаги дочери.

– Я понятия не имею, чего ты добиваешься, но не желаю иметь к этому никакого отношения. Я надеюсь, ты сожжешь документы. А пока все! – Лэйси протянула руку. – Отдай мне ожерелье, и я уйду.

Кайли стало совсем не по себе. Опять это ожерелье! Она аккуратно сложила бумаги вчетверо и положила в карман:

– Какое ожерелье?

– Прекрати паясничать! – Голос Лэйси стал таким пронзительным, что мог резать металл. – Ожерелье из огненных бриллиантов, что принадлежало твоему деду Кэмерону.

– Так, значит, это ожерелье действительно существовало? – Кайли замерла на месте.

– Конечно, – раздраженно воскликнула мать. – Где оно?

– Понятия не имею. – Кайли начала истерически хохотать. – Может быть, когда ко мне вернется память, я вспомню.

– Кулон. – Лэйси сменила гнев на милость, впрочем, скорее это было коварство. – Если у тебя нет ожерелья, значит, есть ключ от сейфа, в котором оно хранится, и, скорее всего, он в кулоне.

Рука Кайли скользнула под блузку, и пальцы инстинктивно сжали серебряное сердечко.

Она вспомнила, как больно ей было, когда Николо сообщил, что у нее с матерью плохие отношения. Она позавидовала тогда дружной семье Данте. Сейчас Кайли многое дала бы за то, чтобы быть сиротой.

– Я не знаю, как открыть кулон.

– О, может быть, ты ненадолго забудешь про свою амнезию? – Лэйси сделала несколько шагов в сторону Кайли. – Дай мне кулон! Я открою его, если ты не в состоянии.

– Я тебе ничего не дам.

– Какая же ты дурочка! – Лэйси смотрела на дочь со злой иронией. – Неужели ты думаешь, что я не позаботилась обо всем еще тогда, когда мы задумали проделку с рудником Данте? Где твои мозги? Я лучше знаю, что именно нужно сейчас делать, хотя твоя амнезия – тоже неплохой поворот.

– Это не…

– Я твоя мать, Кайли. Ты не сможешь меня одурачить. Отдай мне ключ, или, клянусь, я отберу его силой. Не хочу оказаться где-нибудь поблизости, когда Данте обнаружат, что ты симулируешь амнезию.

– Слишком поздно. – В комнату вошел Николо. Брутус был у ноги хозяина. – Боюсь, Данте удалось выяснить кое-что значительно раньше, чем вы предполагали.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Николо понадобилась вся сила воли, чтобы сдерживать свой гнев. Обе женщины повернулись к нему, и он увидел, что их лица очень похожи друг на друга. Но в выражении лица старшей он разглядел алчность, коварство и самолюбование.

Брутус потрусил к гостье, чтобы обнюхать ее, и та поспешно отступила.

– Ты просила, чтобы я рассказал тебе правду, Кайли. – Николо скинул с себя пиджак и швырнул его на ближайший стул. – Я не предполагал, что узнаю ее от тебя.

– Нет, Николо! – Щеки Кайли горели. – Ты неправильно понял наш разговор.

Жестом Николо прервал ее.

– Хватит разыгрывать комедию, Кайли. У меня все в порядке и со слухом и с головой. Я понял каждое слово, которое произнесла твоя… мать?

Николо вскинул бровь и посмотрел в сторону незваной гостьи, ожидая подтверждения своей догадки.

– Лэйси О'Дел, – холодно представилась та, протянула руку и хотела сделать несколько шагов, но остановилась, услышав неодобрительный рык собаки. – Зовите меня просто Лэйси, – собравшись с духом, сказала она.

Ослабив туго стянутый узел галстука, Николо снова обратился к Кайли:

– Я понял все. Ты симулировала амнезию, чтобы получить долю нашего алмазного рудника.

– Я предупреждала тебя. – Лэйси посмотрела сначала на Кайли, потом на Николо. Холодный блеск бледно-голубых глаз пронзил его, как кинжал. – Полагаю, вы Николо Данте, муж Кайли?

– Это она вам сказала?

Лэйси на минуту пришла в замешательство, затем на лице ее появилось разочарование.

– Еще одна ложь?

Николо стянул галстук и отбросил его.

– На сей раз это была моя ложь.

Кайли тихо ахнула.

– Этого не может быть. – Она смотрела на него умоляющим взглядом. – Все что угодно, только не это.

Николо молча смотрел ей в глаза и просто ждал. Кайли потупила взор, признавая свой проигрыш.

– Мы не женаты? – Ее глаза потемнели от боли. – Все эти романтические свидания, о которых ты мне рассказывал, свадьба – все выдумка? – Николо не ответил. Кайли поднесла дрожащую руку к губам. – Все ложь? Поездка по городу. «Данте эксклюзив». О боже, и Десеос! И прекрасные романтические ночи. Это была просто игра?

– Судя по всему, лгал не только я, не так ли, Кайли? Мы оба зарезервировали себе уютное местечко в аду.

– Нет! Я не верю тебе.

Заметив в глазах Лэйси нездоровый интерес к этой теме, Николо прервал Кайли. Он не хотел вспоминать о том, каким глупцом был. Особенно не хотел вспоминать Десеос.

– Достаточно. Я оценил твои драматические способности. Можешь считать, что свой «Оскар» ты уже заслужила. Я даже поверил в то, что у тебя амнезия. Правда, всего на несколько недель.

Лэйси громко вздохнула.

– Узнаю свою дочь, – сказала она с подчеркнутой симпатией. – Один обман за другим.

Николо повернулся к ней:

– Вполне достойна своей матери?

Лэйси гордо вздернула подбородок.

– Вовсе нет. Вы слышали нашу беседу, а поэтому уже знаете – я хочу помочь ей, так как кое-что проделала бы лучше.

– Очень благородно с вашей стороны, – сухо заметил Николо. – Я, конечно, был бы значительно меньше впечатлен, если бы не услышал, что вы могли бы придумать кое-что получше, чем просто сделать этих Данте. Аплодирую вашему уму и чувству самосохранения.

– Спасибо. – Лэйси, ничуть не смущаясь, подмигнула Нику.

Он снял запонки, положил их в карман и завернул рукава рубашки. Проделывая эти нехитрые операции, Николо продолжал изучать Лэйси.

– Любопытно, а как вы обошлись с другими?

– С другими?

Движения ее стали медленнее. Она нервно провела языком по пересохшей губе. Эта маленькая деталь до боли напомнила ему первую встречу с Кайли. Тогда, в «Ле Премьер», она тоже облизнула губу перед тем, как солгать. Это был верный знак.

– Я имею в виду тех мужчин, которых вы обманули за все эти годы.

Взгляд Лэйси стал ледяным.

– Не думаю, что мне нравится такой поворот нашей беседы, а потому, если не возражаете, я не буду отвечать на ваш вопрос. – Энергично покачивая бедрами, она подошла к дивану, взяла в руки свою сумочку и обратилась к дочери: – Если мне не изменяет память, ты хотела что-то отдать.

Странные интонации в голосе Лэйси заставили Брутуса немедленно кинуться на защиту Кайли. Николо никогда раньше, не видел его таким агрессивным. Ахнув, дама отпрянула.

Кайли протянула руку и успокоила пса.

– Жаль, что мне нечем тебя угостить, Брутус, – сказала она. – Ты ведь у нас большой любитель полакомиться.

Собака громко рявкнула в ответ. Лай Брутуса так испугал Лэйси, что она быстро направилась к выходу, но, оказавшись на достаточно большом расстоянии от пса, снова открыла рот.

– Это еще не все, – предупредила она. – Затишье будет недолгим.

С этими словами она удалилась под пристальным присмотром Брутуса, который проводил ее до самой двери. Именно этим обстоятельством объясняется тот факт, что ее пятки с невероятной скоростью мелькали по полу холла. Через секунду входная дверь открылась и тут же с шумом захлопнулась. В доме стало тихо.

Николо видел, как Кайли пытается найти нужные слова для того, чтобы как-то оправдаться. Он решил не давать ей такой возможности.

– Так когда же к тебе вернулась память? – спросил Ник, глядя в ее усталые глаза.

А может быть, она ее вообще не теряла? Женщина резко вскинула подбородок.

– Я не помню свою жизнь до аварии, несмотря на то, что вы с моей матерью считаете иначе.

Николо рассмеялся.

– Ах да, конечно…

Кайли внимательно изучала его лицо. Без сомнения, она искала брешь в его броне.

– Я не смогу доказать, что моя амнезия – не выдумка, и ты это знаешь.

– Да, ты не сможешь доказать мне это.

Кайли устало опустила голову.

– Ладно, Николо. В конце концов ты можешь думать все, что хочешь. Я лгала тебе. Я симулировала амнезию. Скажи, а что я выиграла? Это будет моим утешительным призом.

– О чем ты говоришь? – нерешительно произнес он.

– Я должна была симулировать амнезию по какой-то причине. – Кайли развела руками. – Объясни, какую цель я преследовала.

– Ты хотела получить половину нашего алмазного рудника. Разве это не так?

– Для того, чтобы продолжить наш спор, давай предположим, что так. Сработало?

– Однозначно – нет.

– Но почему же?

Глаза Николо сузились.

– Какую игру ты сейчас ведешь, Кайли?

Но Кайли не дала увести себя в сторону.

– Ответь мне, почему не сработало? – повторила она.

– Потому что твои доводы в тот день были нелогичны. У тебя были все документы, но непонятно, почему твоя семья ждала столько лет, прежде чем выдвинуть свои требования.

– Ух. Хороший вопрос. – Николо почти почувствовал, как Кайли пытается проанализировать услышанное, хотя и не мог понять, зачем ей это нужно. – Ладно. Я пыталась обмануть тебя. Это не сработало. Каков мой следующий шаг?

– Скрыться как можно скорее, пока я не вызвал полицию.

– Тогда почему же я не сделала этого? Каким образом мне могла помочь моя амнезия? Чего я хотела добиться?

– Ты проникла в мою жизнь.

– Ты снова об этом… С какой целью? Деньги? Я не просила, а ты не давал мне их. Секс? Допускаю. Однако овчинка не стоила выделки. Рано или поздно все раскрылось бы.

Николо сложил руки на груди.

– Хочешь знать, какие выгоды ты рассчитывала извлечь из своей амнезии?..

– А еще Инферно. – В глазах Кайли на секунду блеснули чертики, но тут же погасли, уступив место сладострастному взору. – Я ведь понятия об этом не имела. Возможно, я влюбилась в тебя, когда мы впервые прикоснулись друг к другу. Но винить в этом ты можешь только Инферно. Вероятно, мне требовалось несколько дней, несколько бесценных недель, чтобы хоть немного пожить как нормальный человек. Без всяких уловок. Без всякого мошенничества. Просто побыть влюбленной женщиной рядом с любящим мужчиной – без всяких обязательств с обеих сторон.

Николо собрал волю в железный кулак, чтобы не показать Кайли, как сильно ее слова подействовали на него.

– И что же? – понизив голос, спросил он. Кайли опустила руку в карман и что-то сжала там.

Николо услышал негромкое металлическое клацанье. Кайли замерла, наконец подняла голову и посмотрела на него. В ее глазах сверкала алчность, столь свойственная ее матери.

– Я полагаю, мои каникулы закончились, – вкрадчиво произнесла Кайли. – Было весело. Я получила в подарок много одежды от известных дизайнеров, не говоря уже о фантастической поездке на райский остров. Жаль, все кончилось не так хорошо, как я рассчитывала. Но давай забудем об этом и пойдем дальше каждый своей дорогой.

– Кайли, что…

– Не нужно, – резко остановила она его. – Это не поможет. Ты понял это, прочитав мое досье. Если мы решимся на что-то большее, чем короткий роман, репутация твоей семьи рухнет. Просто позволь мне уйти и вернуться к своей прошлой жизни.

Кайли была права. Николо знал это.

– Отлично. Не будем с этим тянуть.

Не сказав ни слова в ответ, Кайли прошла в холл, подхватив по дороге свою сумочку, но, уже взявшись за ручку двери, остановилась на секунду и, не оборачиваясь, произнесла:

– Я очень благодарна тебе за то, что ты заботился обо мне после аварии.

Николо стоял в арке, соединявшей гостиную и холл.

– Прежде чем ты уйдешь, ответь на один вопрос, – попросил он. – В том, что между нами произошло, было хоть что-то настоящее?

Кайли резко обернулась и посмотрела на Ника, но это была уже не прежняя Кайли. Перед ним стояла копия Лэйси О'Дел.

– Ты, наверное, хочешь спросить, любила ли я тебя?

– Ты любила меня? – повторил Николо.

Движения ее стали очень медленными.

– Извини, Данте. Я думаю, что тогда в «Ле Премьер» меня просто переглючило из-за этого твоего Инферно. Возможно, мы тогда, да и позже, хорошо развлеклись, но это не была любовь.

И Кайли ушла.

Как только дверь за ней захлопнулась, Брутус жалобно завыл.

– Я с тобой, дружище, – успокоил его Николо. – Я с тобой.


Кайли не помнила, что с ней было после того, как она покинула дом Николо. Женщина не помнила, где была и что делала. Она бесцельно бродила по городу, не обращая внимания ни на что до тех пор, пока не сгустились сумерки. Неожиданно для себя она оказалась возле какой-то дешевой гостиницы.

Быстро проверив кошелек, Кайли обнаружила там пять стодолларовых купюр и пару кредитных карт. На одной из них денег точно не было, и Кайли воспользовалась другой кредитной картой. По крайней мере, теперь у нее была крыша над головой.

Кайли медленно вошла в маленький унылый номер, сжимая в руках свой медальон. Серебряное сердечко обжигало ей ладонь.

Она не могла думать ни о чем другом, кроме Николо. Перед глазами ее стояло его лицо. Ей никогда не забыть, как он смотрел на нее, войдя в гостиную и случайно подслушав ее разговор с ма… Нет, не с мамой! С Лэйси.

Кайли разжала ладонь и рассеянно уставилась на кулон. Она не могла не солгать Нику. Как только Кайли прочитала то, что хранилось в ее досье, она поняла, что не может больше оставаться в его доме, не может допустить того, чтобы их отношения продолжались.

Даже если бы Николо был готов закрыть глаза на ее прошлое, она не хотела рисковать. Память могла вернуться в любой момент, и тогда она снова превратится в точную копию Лэйси. Кайли не собиралась использовать положение Ника и его состояние в своих собственных интересах. И неважно, что решение уйти от него разбило ей сердце. После всего того, что она творила в прошлом, это – ничтожная цена.

Ее пальцы сами нажали на замок, и медальон открылся. Кайли, как завороженная, смотрела на маленький ключик, лежавший внутри. Если Лэйси сказала правду, это ключ от ее проблем.


– Ты сошел с ума! – заорал Лаззаро на брата.

– В последнее время ты слишком часто это говоришь, – попытался отшутиться Николо.

– Потому что ты не желаешь одуматься. – Лаззаро провел руками по волосам. – Разве ты не читал ее досье?

– Читал, – хмуро согласился Ник.

– Неужели ты не понял, что она мошенница?

– Я понял, – сквозь зубы процедил он.

– Так что же? Она обворовывала всех мужчин, с которыми встречалась, и после этого ты будешь утверждать, что с тобой ничего не случится, поскольку вмешалось Инферно?

– Это еще не все.

– Неужели?

– Кайли изменилась. Она больше не та, какой была раньше.

От удивления Лаззаро открыл рот. Какое-то время он просто не мог говорить.

– Скажи мне, что я ослышался, – выдавил он наконец.

Николо тихо выругался. После того как Кайли ушла, он битых три часа вспоминал ее слова, пока не нашел нестыковку. Теперь Ник не сомневался: память не возвращалась к ней. Иначе она знала бы, что они не занимались любовью в «Ле Премьер».

Как только Николо понял, что же все-таки произошло в действительности, он немедленно покинул дом и всю ночь вместе с Брутусом прочесывал город в поисках Кайли. Но она исчезла, будто ее никогда и не было. Впервые в жизни Николо не знал, как ему поступить. Он блестяще справлялся с проблемами и нашел выход из огромного количества патовых ситуаций, однако сейчас видел перед собой толстую кирпичную стену, пробить которую был не в состоянии. Больше того, эту стену нельзя было ни обойти, ни перелезть, ни сделать под нее подкоп.

– Она ничего не помнит, Лаззаро, – продолжал настаивать Николо. – У нее по-прежнему амнезия.

– Откуда ты знаешь? – не сдавался старший брат.

– Она сказала, что мы почувствовали непреодолимое влечение друг к другу еще в «Ле Премьер», но там мы даже не обменялись рукопожатиями. Мы просто устроили поединок взглядов. Инферно ударило нас, когда я впервые взял ее за руку в больнице.

– Снова здорово, – в отчаянии произнес Лаззаро. – Неужели ты до сих пор не, понял: Кайли – мошенница! Она никогда не изменится. Все, что она говорит – не просто так. Такие женщины всегда преследуют какую-то цель. Она рассчитывала, что ты обязательно отреагируешь на эту так называемую нестыковку, и тогда можно продолжать водить тебя за нос. И ты попался, Николо, не так ли?

– Если эта женщина по-прежнему мошенница, тогда – да. Я попался и готов терпеть ее до конца своей жизни. Я все равно женюсь на ней.

Николо огляделся и был очень удивлен тем, что Марко и Северо согласились с ним, одобрительно кивнув. Еще больше обнадеживало выражение лица Примо. Это была безоговорочная поддержка.

– Каждый имеет право начать все сначала, – уверенно произнес Николо. Он посмотрел на Лаззаро уже с большей решимостью. – Итак, ты поможешь мне найти ее или станешь препятствовать? И поверь, братишка, в проклятие Данте. Трое из нас уже сдались, так что ты остался в гордом одиночестве.

Лаззаро поднял руки.

– Отлично. Ты хочешь ее – ты ее получишь.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Конечно, это было нелегко. Для поисков Кайли потребовались усилия целой команды, включая детектива Руфио. Николо не мог вспомнить, чтобы в его жизни когда-нибудь был такой тяжелый период. Однако ему некого было в этом винить. Он сам позволил ей уйти, и это больше всего терзало его сейчас. Когда же детектив наконец-то позвонил ему, Николо не сразу смог произнести что-то связное.

– Где она, Руфио? – спросил он после долгой паузы.

– В дешевом мотеле в Мишн. Я лично не рекомендовал бы женщинам останавливаться в таких местах.

Николо выругался.

– Какого черта ее туда занесло?

– Не могу сказать. Возможно, это все, что она сейчас может себе позволить. Слава богу, мисс О'Дел все-таки воспользовалась кредитной картой, а то мы искали бы ее целую вечность.

Николо устало закрыл глаза.

– Наблюдайте за гостиницей, – проинструктировал он детектива. – Через пятнадцать минут я буду на месте.

– Лучше, если через десять.

– В чем дело?

– Наш старый знакомый Феррел только что вышел из такси. Похоже, он направляется в мотель, и выглядит так; будто выполняет важную миссию. Ты хочешь, чтобы я остановил его?

– Нет. По крайней мере до тех пор, пока не возникнет какая-нибудь проблема. Я выезжаю немедленно.

Через пять минут, когда Николо был уже в пути, Руфио снова позвонил.

– У меня новости, – прозвучал в трубке угрюмый голос детектива. – У Кайли еще один посетитель. Блондинка небольшого роста. Очень похожа на нее.

– В каком номере Кайли?

– В 209-м. Я буду ждать тебя наверху.

– Мне будет трудно пройти мимо консьержа? – предусмотрительно поинтересовался Николо.

– Я не уверен, что тебя радушно встретят, поэтому брошу Франклина на консьержа, и он у нас сразу оглохнет, ослепнет и онемеет.

– Держись. Я уже почти на месте.

Через несколько минут автомобиль Николо повернул к мотелю «Рафф Рифф». Взятка, которую сунули консьержу, сработала. Тот лениво поднял голову и жестом указал на старую лестницу, покрытую протертой до дыр ковровой дорожкой. Николо прошел по коридору к Руфио, который стоял недалеко от номера Кайли.

– Там, – прошептал он, указывая на дверь. – Я, пожалуй, подойду поближе на тот случай, если дела пойдут совсем плохо. У них, по-моему, небольшая ссора.

Николо слышал разгневанные голоса Феррела и Лэйси. Когда же раздался отчаянный крик Кайли, он не стал церемониться и выбил хлипкую дверь. За доли секунды Николо оценил ситуацию. Феррел и Лэйси боролись за какой-то предмет, излучавший сияние, которое нельзя было перепутать ни с чем другим. Бриллиантовое ожерелье. Это, несомненно, было оно. Затем Николо увидел Кайли. Она лежала на полу, прижимая руку к сильно покрасневшей щеке. Он подхватил ее на руки и перенес подальше от дерущихся. Он еще не разобрался, кто ударил ее и за что, но точно знал, что этот кто-то непременно заплатит ему за все.

– Ты в порядке?

– Да. – Кайли пожирала Николо глазами. – Не сочти меня неблагодарной, но… Что ты здесь делаешь?

Николо медленно растянул губы в улыбке.

– Спасаю тебя. Разве не так должно быть? Вместе они стали разнимать Феррела и Лэйси.

Мать Кайли удивленно взвизгнула и отскочила от Феррела, как только Кайли схватила ее за руки. Пожилой мужчина попятился. В руке он держал часть бриллиантового ожерелья.

– Если ты немедленно не отдашь мне ожерелье, я заставлю тебя съесть все ковры в этой гостинице, – потребовал Николо.

– Я никому ничего не отдам, – прорычал Феррел. – Бриллианты мои.

– Я вернул тебе твои деньги. – Николо с презрением посмотрел на него. – Даже больше. Или ты забыл об этом?

Кайли сжала кулаки.

– Ах ты низкий лгунишка! Ты же сказал мне, что не получил от Данте ни гроша.

– Помолчи! – прокричал в ответ Феррел. – Я заслужил эти бриллианты уже потому, что ты славно поиздевалась надо мной.

– Второй раз я тебя предупреждать не стану, – прервал его Ник. – Брось ожерелье.

Но Феррел, казалось, не понимал, что происходит. Он уставился на Николо невидящим взглядом. Тот подошел ближе.

– Я могу поверить в то, что синяк на щеке Кайли появился в результате случайного недоразумения и что ты, урод, не имеешь к этому никакого отношения. И пока я нахожусь во власти подобного заблуждения, ты уберешься отсюда так быстро, как только сможешь. Понял?

Рука Феррела крепче сжала ожерелье. Здравый смысл боролся в нем с жадностью. Эта схватка длилась мучительно долгое мгновение.

– Ладно, – глухо прозвучал его голос. – Я уйду. Но ты, Данте, глупец. – Феррел с отвращением посмотрел на Кайли. – Она прикончит тебя, и ты будешь проклинать тот день, когда впервые встретил ее.

Сказав это, Феррел швырнул Николо обрывок ожерелья, что был у него в руке, и, шатаясь, вышел из комнаты. Ему очень хотелось хлопнуть дверью на прощание, но та почти слетела с петель.

– Спасибо, что помогли нам от него избавиться. – Лэйси одарила Николо сияющей улыбкой. – Можете спасать меня в любое время.

– Весьма польщен, однако я спасал Кайли, а не вас.

Лэйси наклонилась и подняла ожерелье. На секунду она нахмурилась.

– Черт возьми, – буркнула женщина себе под нос. – О чем ты только думала, Кайли?

Кайли пожала плечами.

– Ты знаешь, о чем я думала.

– Что случилось с ожерельем? – спросил Николо. – Где остальная часть?

Лэйси заговорила раньше, чем Кайли успела ответить.

– У моей девочки, кажется, проснулась совесть. – Миссис О'Дел бросила кислый взгляд на Ника. – Это ваше влияние.

– Я выяснил, что это ожерелье принадлежало Кэмерону О'Делу. – (Лэйси кивнула.) – Вы не возражаете? – Николо протянул руку.

– От него не очень-то много осталось. – В глазах Лэйси появилась грусть. – Жаль, что вы не видели украшение раньше, до того, как Кайли сломала его. Оно было великолепно.

Николо внимательно смотрел на оставшиеся бриллианты – два камня по одному карату и один роскошный экземпляр достоинством в пять карат. Он был самым изысканным из всех огненных бриллиантов, которые Николо когда-либо видел.

– Он превосходен, – тихо произнес Ник.

– Был, – поправила его Лэйси.

Но Николо сейчас было не до нее. Он подошел в к Кайли и усадил ее на кровать. Затем начал внимательно рассматривать кровоподтек у нее на щеке.

– Это работа Феррела? – спросил он.

– Он сделал это не нарочно, – прошептала Кайли.

– Черт! – Николо посмотрел на Лэйси и кивнул в сторону двери. – Почему бы вам не принести своей дочери немного льда?

– О, разумеется. Сию минуту, – согласилась та, но тон ее однозначно дал понять, что она не в восторге от этого предложения. – Желаю вам счастливого оказания помощи, – язвительно закончила Лэйси и покинула номер.

– Что здесь происходит, Кайли? – спросил Николо, как только Лэйси вышла. – Что ты сделала с ожерельем?

Кайли повела плечом.

– Я поняла, как можно открыть медальон.

Николо вскинул бровь.

– Ты хочешь сказать, что ожерелье было внутри?

Из глаз Кайли брызнули веселые смешинки.

– Нет, там лежал ключ от банковской ячейки. Мне понадобилось время, чтобы найти банк. Но в конце концов я вычислила его.

Николо прищурился. Понимает ли она, что говорит?

– Так что же ты сделала после того, как нашла ожерелье?

– Я прочитала документы из твоей папки.

– Ну и?.. – мягко поторопил ее он.

– Я отдала бриллианты тем людям, которых… – Ее голос дрогнул, но уже через секунду она снова смогла говорить. – Людям, которых я обманула. Феррел был последним. Я не знала, что ты уже заплатил ему.

– Если я правильно понял, один бриллиант его не устроил.

– Хотя даже самый маленький бриллиант в этом ожерелье стоит в два раза больше, чем я взяла у него. Однако Феррел считает, что заслужил больше за свою боль и страдания. Он хотел забрать все три. Потом появилась Лэйси, и началось… – Кайли посмотрела в глаза Николо. – Как ты нашел меня?

Она положила голову ему на плечо.

– Я пытался отыскать тебя практически с того самого момента, как ты покинула мой дом.

– Почти, – повторила Кайли.

– Ну… Сначала я должен был прийти в себя, – признался Николо. – Я не смог тебя найти, поэтому попросил помощи у своей семьи.

– У своей семьи? – Кайли не поверила своим ушам. – Они согласились помочь тебе?

– Да. Все до одного, – подтвердил Николо.

Кайли все еще недоверчиво смотрела на любимого.

– Но как же так? Разве они не прочитали мое досье?

– Они обо всем знали.

– Ничего не понимаю.

Прежде чем Кайли успела задать еще один вопросов комнате появилась Лэйси с ведерком, наполненным кубиками льда. Разыгрывая из себя заботливую мамашу, она обернула несколько ледяных кубиков салфеткой.

– Вот, золотко, – сказала она, прикладывая лед к щеке дочери. – Это должно помочь.

– Теперь ваша очередь помогать, – съязвил Николо.

Лэйси манерно вздохнула.

– Я чувствовала, что мне не удастся выбраться из этого невредимой.

– Удивляет уже то, что вы вернулись. Я был почти уверен в том, что вы сбежите.

– Я думала об этом.

– Тогда что же вас остановило?

Лэйси криво улыбнулась.

– Бриллианты остались у вас.

Разумеется. Глупо было предполагать, что она так легко откажется от них.

– Расскажите мне об ожерелье и о том, как Кайли должна была отобрать у нас алмазный рудник.

Лэйси вскинула бровь и вызывающе посмотрела на Николо.

– Что я получу взамен?

– Лэйси! – запротестовала Кайли.

– Два маленьких бриллианта, – предложил он.

– Не пойдет. Я хочу большой.

– Он принадлежит Кайли, – заявил Николо тоном, не терпящим возражений. – Итак, если вы все еще хотите два маленьких, вам придется выложить все, раз уж Кайли не в состоянии сделать это.

Лэйси скривила лицо.

– Она что, действительно ничего не помнит? Судя по всему, да. Если бы помнила, ни за что не отдала бы бриллианты.

– Так что же все-таки произошло с долей Кэмерона? – потребовал объяснений Николо.

– Он передал ее своему брату Шеймасу, прежде чем ваш Примо начал с тем переговоры. Он отдал ее в обмен на…

– Ожерелье, – опередил ее Николо.

– Точно. Кэмерон думал, что рудник истощился. Шеймас тоже был в этом уверен.

– Понятно. А вы с Кайли решили использовать это ожерелье для целой серии мошенничеств. Продажа и перепродажа, я полагаю, замена настоящего ожерелья фальшивым и выход из игры на финальном этапе сделки? Лэйси колебалась.

– Ну… не совсем так. – Она с отвращением покосилась на дочь. – Так как ожерелья больше не существует, боюсь, я не смогу рассказать вам правду.

– Все, хватит! – схватившись за голову, взмолилась Кайли. – Я больше не в состоянии это слушать.

– Неужели этой информации не было в папке? – Лэйси повела плечом. – Это я… Я за все в ответе.

– Нет. – Кайли отчаянно затрясла головой. – Это невозможно. Все эти люди указали на меня.

– Да. – Лэйси потупила взор и тихо прыснула. – Дело в том, что я использовала твое имя.

– Ты?.. – Кайли задохнулась от удивления. – Ты поступила так со своей дочерью? Но почему?

Лэйси взмахнула своей ухоженной ручкой.

– Девушкам нужно на что-то жить. Кстати, о выживании… – Она повернулась к Николо. – Ты все слышал, красавчик? А теперь отдавай мои бриллианты.

Николо отделил большой бриллиант от двух маленьких, положил его в карман, а остальное передал Лэйси.

– Я буду очень внимательно следить за тем, чтобы вы больше не использовали имя Кайли, – предупредил он женщину.

– Нет проблем, – быстро согласилась та. – А теперь, если позволите, я откланяюсь. Не буду злоупотреблять вашим гостеприимством. Если и есть что-то, что я умею делать в совершенстве, так это грациозно удаляться. – Лэйси ослепила молодых людей улыбкой. – Не беспокойтесь, я не буду звонить.

– Я провожу вас, – разочаровал ее Николо.

Они молчали до тех пор, пока не вышли в холл. Николо достал из кармана визитную карточку и передал ее Лэйси.

– Я надеюсь, что вам это не понадобится, но все-таки возьмите на всякий случай.

Лэйси с удивлением уставилась на визитку.

– Не понимаю, зачем вы даете мне ее?

– По двум причинам. Несмотря на все сказанное и сделанное, вы все же мама Кайли. Для Данте семья – это святое.

Лэйси кокетливо повела плечиком, будто хотела сказать: «Боже, какие мелочи!» И Николо понял это. Для таких дамочек семья не значит ровным счетом ничего.

– Какова же вторая причина? – спросила она.

– А вторая причина – ложь, на которую вы только что пошли ради Кайли. Впрочем, в будущем я не советую вам лгать мне. Это просто бесполезно.

– Как мило. – Лэйси подмигнула Николо. – Так, значит, вы благодарите меня?

Прежде чем Николо успел оспорить это обстоятельство, его будущая теща выпорхнула из мотеля и, покачивая бедрами, исчезла в толпе прохожих. Мысль о родственных отношениях с этой стервой не угнетала его. В любом случае Ник не стал бы больше тратить на нее время. Он передал Руфио деньги, чтобы тот расплатился за испорченную дверь, а сам отправился обратно в номер, где его ждала Кайли.

Женщина стояла у окна и наблюдала, как удаляется ее мать. Николо подошел к ней и взял за руку.

– Прости меня, дорогая. Прости за то, что я не доверял. Прости за то, что позволил тебе уйти. Прости за то, что так долго тебя искал.

– Чего ты хочешь, Николо? – Кайли подняла глаза, и он вздрогнул – так много печали было в ее взгляде. – Я благодарна за то, что ты помог мне выпутаться из этой ситуации. Но что еще ты можешь мне сказать?

– Всего одну вещь. – Он обхватил ее лицо ладонями. – Я люблю тебя, Кайли О'Дел, и хочу жить вместе с тобой до конца своих дней. Я надеюсь, что ты тоже этого хочешь.

– Я люблю тебя, Николо. – Ее голос дрогнул. – Я всегда любила тебя.

– Выходи за меня. На этот раз по-настоящему. Больше никакой лжи. Никакого обмана. С этого дня и на всю жизнь – карты на стол.

Кайли покачала головой, глаза наполнились болью.

– Даже сейчас ты не можешь быть во всем откровенным со мной. После всего того, через что нам пришлось пройти.

– На что ты намекаешь?

– Прекрати, Николо. Я знаю – Лэйси солгала. Я совсем не жертва, хотя она и пыталась представить меня таковой.

Николо вздохнул.

– Как ты узнала?

– Я не настолько глупа. Я прочла отчеты Руфио от первого до последнего слова. Те люди описывали не мою мать. Они описывали меня. Когда я встретилась с ними, чтобы возместить им убытки, они узнали меня. Они… – Кайли с трудом подбирала слова и едва справлялась с эмоциями. – Они… презирали меня. Меня, не ее!

– Она тоже в этом виновата.

– Нет. Лэйси пыталась исправить ситуацию, взяв на себя вину за все, что я натворила. – Губы Кайли дрогнули. – И я не могу выйти за тебя замуж. Это будет неправильно.

Сердце Николо сжалось от боли.

– Не делай этого, Кайли. Прошлое ничего не значит.

– Ты не прав. Если бы это не имело никакого значения, я бы не стала отдавать свои бриллианты. Поверь мне, прошлое очень важно, особенно когда не осталось ничего, кроме чести и самоуважения.

– Ты уже совсем не та, что была раньше.

– Я все та же, – продолжала настаивать Кайли. – Я всегда буду жить с этим грузом. А значит, этот груз будет и на тебе, и на твоей семье, на твоих друзьях, коллегах, знакомых… И они, вполне возможно, поведут себя не так, как ты, когда узнают, кто я.

– Нет, Кайли, нет. Прошлого больше нет. Неужели ты до сих пор не поняла это? Мне все равно. Я люблю тебя. Мы созданы друг для друга.

– Ах, Николо… Я так сильно люблю тебя! Но не могу стать твоей женой.

– Но почему?

– Потому что однажды утром я проснусь и вспомню, кем была. И что же тогда произойдет? Я снова стану прежней Кайли. У меня нет выбора. Она и есть настоящая я.

– Чепуха! – с жаром перебил ее Николо. – У тебя есть выбор. Ты хочешь быть той женщиной, которой была раньше?

– Нет!

– Значит, ты не станешь ею. Это очень просто… Когда память вернется к тебе, ты сможешь выбрать жизнь, наполненную любовью, или вернуться к прежнему. Готов поспорить с кем угодно, что новая жизнь понравится тебе намного больше, чем старая.

– Так не бывает, – возразила Кайли.

– Бывает и будет.

Николо обнял Кайли и прижал к себе. Закрыв глаза, он с облегчением почувствовал, что она сдается. Он не потеряет любимую, ему нужно только найти правильные слова, чтобы убедить ее. Честные слова. Слова из самого сердца.

– Если в один прекрасный день амнезия пройдет и тебе будет трудно принять решение, я буду рядом, обещаю. И моя семья тоже будет с тобой. Сейчас важно только одно, Кайли. Ты любишь меня?

– Ты знаешь, что люблю, – дрожащим от волнения голосом произнесла она. – Я не хочу быть той, кем была. Никогда и ни за что на свете.

Он понял, что, говоря это, Кайли имела в виду не только свое прошлое, но и тот тип женщин, к которому принадлежала ее мать.

– Ты другая. Сейчас, без груза прошлых ошибок, ты – настоящая. Милая, благородная женщина. Все эти качества присущи истинной Кайли, в которую я влюблен. Ты навсегда останешься такой, если твоя жизнь повернет в нужную сторону. – Николо крепче прижал ее к себе. – И она повернет в нужную сторону. Это я обещаю тебе, дорогая. Можешь называть это судьбой. Благодаря автомобильной аварии, в которую ты попала, у тебя появился шанс начать все заново. Вместе со мной.

Николо обхватил ее лицо ладонями и расцеловал мокрые от слез глаза, щеки, нос, подбородок. Это была его Кайли. Сейчас они вместе разрушили последний барьер, разделявший их, и уже ничто никогда не сможет разлучить их.

Николо посмотрел в глаза Кайли и снова произнес самые сокровенные слова:

– Выходи за меня, Кайли. Давай вместе сотворим новую жизнь.

– Значит, отныне и навеки – все карты на стол?

– Все пятьдесят две, – не задумываясь подтвердил Николо.

Кайли улыбнулась.

– Отвези меня домой, Николо, – попросила она.

Его не понадобилось долго уговаривать. Вместе они оставили прошлое позади, забыли о боли и печали и рука об руку вошли в жизнь, наполненную светом.


home | my bookshelf | | Рыжеволосая бестия |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу