Book: Человек с двойным лицом



Человек с двойным лицом

Александр Тамоников

Человек с двойным лицом

Глава первая

Кандидат технических наук Маханов Николай Иванович в строгом черном костюме в полоску, белой, уже несвежей рубашке без галстука, который он снял еще в Москве, когда садился в поезд, вышел в тамбур с небольшим чемоданом в руках. Здесь, по крайней мере, было немного прохладней. И не был слышен плач ребенка, что капризничал от самого Киева. Мать, как ни старалась успокоить его – не получалось.

У Маханова не было детей. Да и женился он только два месяца назад. Представив, что и его в будущем ждет такое же счастье, Николай Иванович передернул плечами. Здесь, в тамбуре, не было слышно и двух мужиков, которые сели в поезд на прошлой станции и увлеченно пили самогон, сваренный, судя по запаху, из рубероида. Но их он устраивал, и мужики делали перерыв только на короткие промежутки, во время которых с неудержимой и даже открытой агрессией обсуждали подлость какого-то Ивана.

Женщина, сидевшая у окна напротив, попыталась сделать им замечание, но мужики так глянули на нее, что она посчитала за лучшее отвернуться и прикусить язык, что, впрочем, от нее и требовалось. И вообще, находясь в пути вот уже сутки, с четырехчасовой остановкой в Киеве, Маханов устал. Настроение – и так хуже некуда, а тут еще соседи. И каких только в дороге не встретишь! Хотя, следует признать, что большинство из них – нормальные советские люди. Но, как говорится, «в семье не без урода».

Он достал пачку «Казбека», прикурил и с удовольствием затянулся. Посмотрел на часы – «Кировские» были роскошью даже в Москве. В основном в ходу были карманные. Стрелки показывали 21:37. Это означало, что в город, если поезд не опаздывает, он приедет через тринадцать минут.

За окном простучал мост над рекой, следовательно, поезд не опаздывает. От моста до вокзала как раз где-то минут пятнадцать. Сразу за мостом пошли небольшие хаты пригородных поселков.

В тамбур вышел еще один мужчина постарше Маханова, но ненамного, также, как Николай Иванович, в костюме и при галстуке. Странно, но Маханов за четыре с половиной часа пути от Киева ни разу его не видел. Или он выходил курить в другой тамбур? Этот тоже достал папиросу «Казбек», прикурил. Посмотрел сначала на Николая Ивановича, потом за окно:

– Кажется, подъезжаем?

Он ни к кому не обращался, просто высказал предположение, но в тамбуре они были вдвоем, и поэтому Маханов счел нужным ответить:

– Да, до станции меньше десяти минут.

– В командировку? – спросил мужчина и тут же поправился: – Извините, разрешите представиться – Агеев Александр Владимирович.

Не хотел Маханов вступать в разговор, но пришлось.

– Очень приятно. Маханов Николай Иванович. Нет, я еду не в командировку, а домой.

– А я в командировку, будь она неладна, еще раз извините, вы живете в городе?

– Нет, я живу в Москве, еду на свою родину, в Олевский район, слышали о таком?

Странно, но Агеев располагал людей к откровенности во время разговора. Качество, которым обладают немногие.

Он отрицательно покачал головой:

– К сожалению, нет, да и в город я по служебным делам.

– Вы… военный? – спросил Маханов.

– Да, а как вы узнали?

– По внешнему виду.

– Часто общаетесь с военными? Или… нет, вы на офицера не похожи.

– Благодарю за комплимент.

– Я не хотел вас обидеть.

Маханов вздохнул:

– Какие могут быть обиды, Александр Владимирович. Да, мне приходится часто общаться с военными, по роду так сказать, работы, но… это касается только меня.

Агеев улыбнулся:

– Бдительность превыше всего?

– А разве не об этом нам напоминают плакаты на каждом углу?

– Вы правы. Давайте, попробую отгадать, почему вы едете домой. Вы в отпуске, так?

– Да.

– Счастливый человек! А мне в отпуск – в декабре, и то, если отпустят.

– Я бы многое отдал, чтобы не ездить в этот отпуск, – проговорил Маханов, закуривая вторую папиросу.

– Почему? – удивился попутчик.

– На похороны отца еду. – Маханов глубоко затянулся, поперхнулся, закашлялся. На глазах выступили слезы.

– Вот оно как, – протянул Агеев, – примите мои соболезнования.

Маханов откашлялся:

– Спасибо.

И вдруг его словно прорвало:

– Я был дома два года назад. Обещал отцу, что приеду. Он – последний близкий мне человек. Есть, конечно, родня, но все это не то. Весной он написал письмо, спрашивал, приеду ли? Я обещал, да не смог – работа. И вот теперь… да что там. – Он махнул рукой, вновь глубоко затягиваясь дымом папиросы.

– Извините, Николай Иванович, а мама?

Маханов раздавил окурок в жестяной банке, которая висела на двери:

– Мама умерла в тридцать седьмом.

– Понятно. Я тоже, знаете ли, один на этом свете. Родителей не помню, как оказался в детском доме – тоже. Хорошо помню, как с товарищами сбегал оттуда, беспризорничал… Но, кажется, подъезжаем.

Паровоз издал длинный гудок, сбросил скорость. Состав медленно, скрипя тормозами и лязгая сцепкой, въехал на главный путь и стал.

– Ну вот и город, – проговорил Агеев и взглянул на Маханова. – Я за вещами. А вам есть где остановиться? Если нет, могу пристроить в гостинице комендатуры.

– Нет, благодарю, вы поспешите, а то вещи уведут. С этим тут просто.

– До свидания.

– Всего хорошего.

Маханов, не дожидаясь проводника, дернул ручку. Дверь оказалась открытой, и он сошел на перрон. Поправил шляпу, взглянул на окна вагона: те, кому выходить, начали собираться. Поезд шел дальше, в Белоруссию. Таких составов были единицы, но они были.

Маханов подумал, а кого, собственно, он ждет? Военного, с которым встретился в тамбуре? Но ему с ним не по пути. Да и о чем говорить? За какие-то десять минут было сказано больше, чем за всю дорогу. Расстегнув пиджак и сдвинув шляпу на затылок, Николай Иванович миновал вокзал и вышел на привокзальную площадь.

Там нес службу наряд милиции. Маханов был первый, кто вышел из вокзала с момента прибытия Киевского поезда, он просто не мог не привлечь внимания охранников правопорядка. Его окликнули:

– Молодой человек.

Маханов повернулся:

– Да?

Наряд уже был рядом.

Сержант козырнул, представился, но Маханов не расслышал фамилию.

– Документы предъявите.

Николай Иванович поставил на мостовую чемодан, достал из внутреннего кармана пиджака паспорт, протянул милиционеру:

– Пожалуйста.

Сержант внимательно изучил документ:

– Из Москвы, значит. И по какой надобности к нам?

Милиционер смотрел равнодушным взглядом – исполнял обязанности, не более того. Но за внешним безразличием скрывалась та самая бдительность – слово, которое уже вызывало у Маханова аллергию.

Появились и другие пассажиры, с ними Агеев.

– Какие-то сложности, Николай Иванович?

Вперед выступил второй патрульный:

– А вам, что, гражданин, больше всех надо? А ну-ка, предъявите свои документы.

Агеев достал удостоверение личности, раскрыл перед конопатым лицом молодого милиционера.

Тот отработанным жестом поправил портупею, козырнул:

– Извините, товарищ майор, сами понимаете, не ради любопытства.

– Понимаю – служба.

– Так точно, товарищ майор.

Подобрался и сержант.

Рядовой отчеканил:

– Товарищ майор Агеев.

Старший наряда кивнул на Маханова:

– Вы знаете этого человека, товарищ майор?

– Да. Еще вопросы будут?

– Извините, конечно, – сержанту, видно, пришлось не по душе вмешательство армейского офицера, – вы, товарищ майор, к нам прибыли в командировку?

– А пошли, сержант, своего напарника, пусть он позвонит в комендатуру. Там ответят на твой вопрос, а я перед тобой отчитываться не обязан.

Сержант хмыкнул, хоть офицер был ему и не по душе, но вступать в конфликт с майором, неизвестно еще какую структуру в армии представляющим, не хотелось. Он вернул паспорт Маханову:

– Можете быть свободны.

Николай Иванович положил документ обратно в карман:

– И стоило ли вмешиваться, товарищ майор?

Агеев улыбнулся:

– Машинально получилось. Не мог же я пройти мимо? Ладно, подобные проверки тоже нужны. Вам, Николай Иванович, в какую сторону?

– По Вокзальной, налево. Тут рядом.

– Автобусы уже не ходят. За мной должна прибыть машина, что-то я ее не вижу, ну и черт с ней, дойду пешком, до комендатуры недалеко.

– Спасибо. Почему вам не дождаться машины? У вас, военных, не то что у штатских. Должна прибыть, значит, прибудет. А вас нет на месте.

– Водитель – не мальчик, подождет, уедет. Знаете, терпеть не могу ждать.

– Ну, это ваше дело. До свидания.

– До свидания, Николай Иванович, и… еще раз – соболезную.

– Благодарю.

Маханов пошел через площадь к закрытому привокзальному магазину. На углу обернулся. Майора на площади не было. «Быстро же успел пройти в переулок», – подумал Маханов и тут же забыл об офицере.

Время, по меркам провинциального города, пусть даже и областного центра, – уже позднее, а ему следовало поспешить.

Маханов пошел по Вокзальной улице. Дошел до второго переулка, свернул.

Здесь все утопало в зелени. Над заборами нависали ветви фруктовых деревьев, в палисадниках шумели кусты сирени, она отцвела в конце мая, теперь распустился жасмин. Запах цветов заполнял улицу. Впрочем, это был не жасмин. Так в России называют чубушник, хотя разница между ними внешне незначительная. И вряд ли, кто знает об этом. Спроси у местных, что за куст цветет, ответят – жасмин.

Идти ему было недалеко. У калитки второго участка Маханов остановился. В конце переулка маячил человек. Похоже, кого-то ждал.

Николай Иванович вздохнул, перегнулся через калитку, сбросил крючок. Прошел по узкой дорожке к крыльцу. В окнах горел свет.

Он постучал. Послышались шаги и стук костыля.

– Кто там? – раздался приятный женский голос.

– Мария Никаноровна, это Николай Маханов.

– Ой, Коля, сейчас, погоди.

Она отодвинула засов, открыла дверь.

– Приехал?

– Приехал. Разве я мог не приехать?

– Да, конечно, горе-то, Коля, какое… Ты проходи, проходи…


Как только Маханов направился по адресу, Агеев вернулся на вокзал. Постоял минут пять. Потом быстро перешел площадь, прошел привокзальный переулок, остановился возле закрытого пивного ларька. Посмотрел на часы. И тут же резко обернулся. Перед ним стоял мужчина.

– Вот черт, Генрих, и что у тебя за привычка подходить бесшумно?

Незнакомец улыбнулся:

– Тебя что-то не устраивает?

– Можно и без этого.

– В следующий раз буду шуметь на весь город. Что у нас?

– У нас все в порядке. Он приехал. Надеюсь, его контролируют?

– Во втором переулке. На Вокзальной я решил не светиться.

– Правильно. Незачем тревожить людей. Особое внимание к нему завтра.

– Я все прекрасно знаю, Алекс. Связь по прежнему каналу?

– Да. Все, я в комендатуру, а ты занимайся господином Махановым, мне надо знать все о его передвижениях.

– Их несложно предугадать. Завтра он поедет в райцентр Олевск, оттуда в село Горбино, у него же умер отец?

– Не надо гадать, надо точно знать, где он и что делает.

– В селе за ним присмотрят. Но если задержится в Олевске… сам понимаешь, там контроль невозможен.

– А ты постарайся сделать так, чтобы все было возможно. Все, что касается господина Маханова. И задержаться он не должен – он спешит в деревню. До встречи.

– Счастливо.

Агеев поспешил в комендатуру, до которой от вокзала было минут пятнадцать быстрым шагом.

Генрих остался у ларька. Там же встретил связного, который доложил:

– Он у своей тетки!

– Хорошо. Продолжай смотреть за переулком, к дому не подходи.

– Это не так просто. Военные патрули, наряды милиции…

Генрих перебил связного:

– Что ты еще хочешь сказать, Дирк?

– Дмитрий, Генрих… Дмитрий Владимирович Коротко.

– Так что ты еще хочешь сказать, Дмитрий Владимирович Коротко?

– Ничего, герр Ковалев, кроме уже сказанного.

– Просто в нашей работе не бывает. Утром, как проводишь клиента, подойдешь сюда, доложишь по ходу, не останавливаясь. Удачи.

– Спокойной ночи, герр Ковалев, – улыбнулся связной.

– Перестань ломаться! Тебе это не идет!

– Привет Альбине.

– Ты еще здесь?

– Только после вас!

– Клоун.

– Нет, Генрих, я не клоун, я веселый человек и смотрю на этот мир с оптимизмом, особенно сейчас, в преддверии грядущих событий. Ауф видерзеен.

Связной повернулся и пошел к вокзалу.

Ковалев направился в сторону Центрального парка культуры и отдыха, где снимал квартиру.


Маханов снял обувь, прошел в комнату. Присел на стул у круглого стола. Вошла и хозяйка – Мария Никаноровна Алексина, родная сестра матери Николая, его родная тетя.

– Сейчас, я на стол соберу, Коля. Если хочешь помыться – на заднем дворе, сосед с утра бочку воду залил. Сейчас еще теплая.

– Да, пожалуй, помоюсь. А то – дорога…

– Помойся, Коль. Где раздеться, ты сам знаешь. Твоя комната готова.

– Спасибо. Трудно вам одной, Мария Никаноровна.

– Я привыкла. Называй меня тетей Машей, не надо по отчеству, мы же родные люди.

– Да, тетя Маша.

Женщина грустно улыбнулась и пошла на кухню.

Маханов прошел в небольшую комнатку. Когда-то здесь жил его двоюродный брат, Сергей. Отсюда он был призван в армию и погиб на Халхин-Голе в тридцать девятом. Тогда же умер и дядя, Михаил Николаевич, тетя Маша осталась одна. Похоронив мужа и сына, она слегла. А после больницы могла ходить только с костылем.

Маханов тряхнул головой, разделся и пошел в душ.

На ужин Мария Никаноровна выставила вареную картошку, порезанный на тонкие полоски кусок сала, малосольные огурцы, грибы, краюху хлеба.

– Подождите, тетя Маша.

Маханов достал из чемодана палку сырокопченой колбасы и бутылку водки.

– Вот.

– Ой, Коля, эта колбаса такая дорогая, ты ее возьми лучше с собой в деревню, там такой не видывали.

– Режьте, тетя Маша, у меня и для деревни есть.

– Ты, наверное, много получаешь?

Маханов как-то не задумывался об этом. Платили ему на самом деле много, две тысячи рублей, оклад командира корпуса, генерал-лейтенанта, если переводить на военных. Николаю и жене его Тамаре всего хватало, да еще супруга как учительница получала семьсот пятьдесят рублей. Из этих денег высчитывался подоходный налог и взносы в так называемый «добровольный» заем.

– Мы с женой не жалуемся.

– Да, ведь ты женился! И кто она?

Маханов пожал плечами:

– Женщина. А если серьезно – Тамара Савельевна Гридман. Теперь, естественно, Маханова.

– Скоро и детишки пойдут, жаль, не увидит их отец твой.

Тамара не хотела детей, но не говорить же об этом родне? Не поймут. Здесь, в провинции, все по-другому. Никому и в голову не придет, чтобы в семье не было детей. А в Москве это в порядке вещей, особенно в тех кругах, что считали себя здоровой, советской аристократией.

– Да, – тихо ответил он.

Бутылка открыта. Мария Никаноровна встрепенулась:

– А стопку-то! Стопку-то я не поставила. Или тебе рюмку?

– Стаканы, теть Маш, и себе тоже.

– Ну, если только пригубить, нельзя мне. Ивана помянуть надо.

Она принесла два стакана.

Тетке Николай плеснул на самое дно, себе налил полный.

– Ну, теть Маш, за отца.

– Да, Коля, хороший был человек. Царство ему небесное.

Она перекрестилась.

Маханов промолчал. Выпил стакан. Вообще-то он пил очень мало. Можно сказать, не пил совсем. Так, на большие праздники, у родителей Тамары или с начальством. И сразу же хмелел.

– Никогда не прощу себя, теть Маш, что не приехал раньше. А ведь мог настоять, чтобы отпуск дали, но все откладывал. Дооткладывался. Теперь на похороны бы успеть. Даже не знаю, как буду прощаться. Он же для меня – да что там, вы все прекрасно знаете.

– Иван гордился тобой. Ты же, почитай, из деревни один в люди выбился. Ученым стал.

– Да каким там ученым! Кандидат технических наук. Недавно диссертацию защитил. И брат двоюродный, сын дяди Степана, офицер.

Мария Никаноровна с уважением посмотрела на племянника:

– Вот, «кандидат наук», «диссертация» – у нас и слов-то таких не знают.

– Не важно все это.

– Мать бы тоже гордилась тобой. Да она и гордилась… – Мария Никаноровна не договорила, заплакала: – Вот она какая жизнь, Коленька. Уходят близкие, Господь прибирает, а я…

– Бога нет, тетя Маша.

– Это для тебя нет, а для меня есть. Не надо говорить, чего не знаешь.

– Хорошо, не будем.

– Да ты, закусывай давай, не стесняйся.

Он съел все, что выставила Мария Никаноровна, колбасу не тронул – это для нее, потом попробует.

Налил еще. Мария Никаноровна покачала головой:

– А надо ли, Коля?

– Надо, теть Маш, знаете, как мне плохо?

– Знаю, Коля, как не знать, сама переживаю.

– Ну, извините.

– Да что ты. За что извиняешься?

Маханов поднял стакан, посмотрел на содержимое, поставил на стол, спросил:

– Расписание автобусов не изменилось?

– Нет, Коля, автобус завтра в 9.00 от вокзала. Да автобус-то – одно слово, так, колымага. Но люди ездят. А в районе тебя будет ждать Фомич.

– Дед Николай?

– Он. Приезжал давеча, сказал – завтра будет ждать с подводой.

– Подвода, – проговорил Маханов, – это так странно.

– Конечно, ты в Москве привык к метро да машинам. А у нас в деревне всего три машины, люди на подводах ездят. И то, если колхоз лошадь даст.

– Да-да…

Он выпил. Марии Никаноровне пришлось провожать племянника до кровати.

Проснулся Маханов рано, на часах было 6.00. Голова раскалывалась, настроение поганое, но похмелье отвлекало его от горестных мыслей.



Он вдруг подумал, не хватился ли его капитан госбезопасности Ройман? Ведь телеграмму он получил вечером, когда приехал домой. До Роймана не дозвонился, видно, не особо спешил начальник к семье. Пришлось отпрашиваться у профессора. Гриневский сначала опешил, но потом сказал: «Поступай, как знаешь». Он не имел права отпускать подчиненного, а Маханов не имел права не поехать. И уехал. Но если бы его хватились, то уже на вокзале встретили бы сотрудники местного управления госбезопасности. Или даже раньше, еще в Киеве. Однако не встретили. Значит, поняли, что иначе поступить он не мог. И капитан госбезопасности Ройман, рьяный служака и непримиримый борец за идеалы коммунизма, оказывается, мог быть человеком. В любом случае, что сделано, то сделано.

Маханов принял прохладный душ, стало немного легче.

На кухне застал тетушку, та подала ему огуречного рассола:

– Выпей, Коль, полегчает. Видать, не привык ты пить.

– Да я и не пью, теть Маш.

Он выпил половину банки. Легче стало на несколько минут. Но Маханов знал: скоро отпустит. Потянулся было за папиросами, но пачка оказалась пустой.

– Надо же, ведь полная вечером была.

– Так ты дымил, как паровоз, – улыбнулась Мария Никаноровна.

– Да? Извините.

– Да что ты все извиняешься? Чай, не чужие.

– Да, конечно. Автобус говорите…

– В девять, Коль, в девять. Отправляется по расписанию, а вот когда приедет в Олевск, не знает никто. Часто ломается. Но другого транспорта до района все равно нет. Эх, жаль, не смогу проститься с Иваном. Но ты уж там и от меня цветочки-то на могилку положи.

– Положу.

– Завтрак приготовить?

– Нет, не хочу. Чаю выпью.

– Я уже поставила чайник. А скажи, Коля, что в Москве насчет войны говорят? Будет или нет? У нас разные слухи ходят.

– Не знаю, теть Маш. Но если Гитлер решится напасть, то, будьте уверены, наша доблестная Красная армия даст ему такой отпор, что немцы до Берлина бежать будут.

– Ой ли, Коля? Хотя, тебе лучше знать.

– Если честно, теть Маш, то и в Москве разное говорят, но мне не до слухов – работа.

– А кем ты работаешь?

Маханов посмотрел на тетю:

– Я инженер, на заводе. Вот, жду повышения.

– Смотри, Коль, чем выше подымаешься, тем больнее падать будет. У нас вот с тридцать седьмого года сколько народу арестовали да отправили неизвестно куда вместе с семьями. И теперь их «врагами народа» называют. Неужели они все на самом деле враги, а, Коль?

Маханов поморщился:

– Тетя Маша, наши органы невиновных не сажают.

– Так ли?

– Так, теть Маш. А как по-другому, когда весь мир ополчился против нас? Одного только и желают, чтобы рухнуло наше социалистическое государство. Может, и высокопарно говорю, но это так.

– Ну бог им судья. Только ты там в Москве поаккуратней.

– Теть Маш…

– Все, прекратили. Сейчас чай принесу.

Попили чайку. Маханов стал собираться.

– Не рано ли, Коль, уходишь? Еще полтора часа до автобуса.

– Прогуляюсь по утреннему городу, да и папирос надо купить.

– Ну, дело хозяйское. Ты уж прости меня, старую, что не могу поехать…

– Да что вы, теть Маш, – он выдавил из себя улыбку, – чай, не чужие.

– Ну, пойдем, провожу.

С утра было прохладно. Но прохлада и нужна была Маханову. Он постепенно приходил в себя. Пройдя по Вокзальной, зашел в магазин, который уже открылся, купил папиросы, целых пять пачек. На улице с удовольствием закурил. Посмотрел по сторонам. Мелькнула какая-то тень в проулке. Он не обратил на это внимания, мало ли кто.

Город оживал, начинался новый трудовой день. Сегодня четверг, 19 июня. Народ уже на работе. Несмотря на то что город был областным, он больше напоминал крупный районный центр. С тех пор как граница отодвинулась на запад, здесь стало спокойней. Ушли пограничники, военных стало меньше, хотя гарнизон оставался приличный. В городе стоял штаб дивизии, вокруг – части соединения.

Многих сейчас интересовал вопрос: будет ли война? Судя по тому, как жил сейчас этот город, войны никто не ждал. На вокзале офицеры с семьями уезжали в отпуск. Разве отпустили бы их, если бы руководство знало о надвигающейся угрозе? Очевидно – нет, иначе все части были бы приведены в повышенную боевую готовность. Подтянули бы и другие соединения из глубины страны. Где, как не на границе встречать врага? Но ничего подобного не было.

Он пошел на привокзальную площадь.

Там, у продмага, в гордом одиночестве уже стоял непонятно какого цвета обшарпанный автобус «ЗиС-8». У открытой его двери топтался мужик, водитель этой, как выразилась тетя Маша, колымаги. А ведь точное сравнение!

Маханов подошел ближе:

– Здравствуйте.

– Будь здоров.

– Вы водитель?

– Ну да.

– В Олевск?

– Туда. Тебе в райцентр?

– Да.

– А чего так рано подошел? Или думаешь, места не хватит? Хватит, сейчас народу немного, в выходные запарка будет, а сейчас хорошо, если половина наберется, так что можешь еще погулять. Тут недалеко пивная есть. Уже открыта, кстати. Пивка попей. А к девяти подходи.

– Я не пью.

– Да? Не пьешь чего? Пиво?

– Ничего не пью.

Шофер рассмеялся:

– Ну, это ты кому другому заливай, от тебя же перегаром несет, как из винной бочки.

– Серьезно?

– А чего мне врать? Видать, вечером неплохо принял. Праздник, что ль, какой отмечал? Вроде не было никакого праздника.

– Не праздник, не знаю, как вас зовут…

– Василием.

– Николай.

– Угу. Как говорится, очень приятно.

– Я, Василий, на похороны еду. Отец у меня умер.

Шофер сменил тон, сочувственно покачал головой:

– Вот оно как. Извиняй, соболезную. Это, конечно, дело святое – помянуть-то.

– Мы доедем до Олевска?

Шофер с удивлением поднял глаза:

– Не понял?

– Я спрашиваю, доедем ли до райцентра? Что-то автобус не внушает мне доверия.

– А чего автобус? С норовом – да, может сломаться, а я на что? Устраню поломку и дальше поедем. Доедем, не беспокойся.

– Мне желательно успеть до десяти часов.

– Должны успеть. Я, конечно, ничего не гарантирую, но мой «ЗиС» не так уж часто ломается, как говорят. Тебе кто сказал об этом?

– Не важно. Доедем – хорошо. А нет – без меня, думаю, хоронить не будут.

– Если знают, что приедешь, точно не будут. А тебе до райцентра или дальше?

– В Горбино.

– А… Это еще верст десять. Ну про деревню сказать не могу. Там с этим делом, я имею в виду похороны, строго. Народ хоть и сознательный, а старается придерживаться обычаев. Как священник отпоет, так и понесут на кладбище.

– Священник?

Шофер посмотрел на Маханова:

– Ты откуда приехал, Николай?

– Из Москвы.

– Ну, тогда понятно. Какие же похороны без священника? У нас здесь так. Это в столице, я слышал, покойников жечь начали. Или может слухи?

– Не знаю, не интересовался.

– Наверное, слухи. Как можно человека сжигать? Не православные мы, что ли?

– А ты верующий, Василий.

Шофер ответил уклончиво:

– Умеренно верующий.

– Это как?

– А так. – Шофер решил прервать разговор, кто знает, кто такой этот московский франт. А вдруг из органов? Наговоришь лишнего, окажешься потом за решеткой. – Иди погуляй. Пивка дерни. А лучше в столовке закуси, правда там сейчас только буфет открыт. А мне осмотр провести надо.

Поняв, что разговор окончен, Маханов прикурил папиросу и пошел к привокзальному переулку. Увидел пивную. Около окошка небольшая кучка мужиков. Похмеляются. Один из них выделялся приличным костюмом и выбритым лицом. Мужики озирались по сторонам, чтобы не проглядеть милицейский наряд. Милиция прицепится, не отпустят, можно запросто загреметь на общественно-полезные работы. Но, к счастью, наряда не было, и мужики попивали пиво, кряхтя и причмокивая. Дымили махоркой, ядовитый дым которой перебивал запах цветов.

Пива не хотелось, ничего не хотелось, кроме одного – быстрее попасть в деревню. Пройдя дальше по улице, по которой шустро бегали трамваи, Маханов постоял у витрины продмага, потом медленно направился обратно к вокзалу. И вновь ему показалось, что за ним кто-то следит. Обернулся – никого.

«Чертовщина какая-то, – подумал Маханов. – Кто может за мной следить в городе? Эх, Николай Иванович, пить меньше надо».

Он подошел к автобусу, когда возле него уже собралось человек десять. Все с сумками и баулами. Либо из райцентра приезжали затовариваться на городском рынке, либо городские везли в район гостинцы родне.

Шофер приветливо кивнул:

– Проходи, Николай батькович. Ты первым подошел, тебе первому и садиться.

– Чегой-то ему первому? – воскликнула молодая женщина с семечной шелухой на губе. – У нас все равны.

– Равны-то равны, Клавка, да порядок есть порядок. И как тебе еще хвост не прищемили в райцентре? Мотаешься туда-сюда.

– А не твое это дело, Вася. Я свободная женщина.

– Гулящая ты.

– А ты что, за ноги меня держал?

Мужик рядом вступился:

– А ну, хорош собачиться. И что за времена настали – люди, как собаки, с цепи сорвались. Угомонись, баба!

Клавка примолкла.

Маханов поднялся в автобус, сел во втором ряду у левого окна. За ним потянулся остальной народ. Клавка зашла последней. И чего, спрашивается, возмущалась? Интересно, где она работает, что может каждый день в город ездить? Хотя, его это не касается. Люди здесь живут совершенно другой жизнью, не то что в столице. Другая она, эта местная жизнь, и заботы у людей другие.

Наконец двери закрылись, и автобус, скрипя всем, что только может скрипеть, отъехал от вокзала.


Маханов не заметил, как его проводил взглядом мужчина в черном костюме. Тот, дождавшись отъезда «ЗиСа», осмотрелся и медленно пошел к пивному ларьку. Там подошел к человеку в черном, что-то бросил ему на ходу и ушел к трамвайной остановке.

Мужчина высыпал пышной продавщице восемьдесят копеек, взял кружку пива и встал за одним из столиков. Только сделал пару глотков, как неожиданно раздался предупреждающий возглас:

– Легавые!

И куда только делся народ, что минуту назад толпился у столиков. Даже кружки не оставили – прихватили с собой.

Наряд милиции подошел к мужчине в черном костюме, тот спокойно продолжал пить пиво.

– Пиво пьем, гражданин? – спросил сержант.

Мужчина изобразил удивление:

– А ничего больше в этом ларьке не предлагают.

– Шутник, да?

– Ну почему же? Я не шучу.

Сержант рявкнул:

– Документы!

– А может, вы представитесь сначала?

Милиционеры переглянулись. Мужчина вел себя чересчур уверенно, у служителей правопорядка уверенности поубавилось.

– Предъявите документы, гражданин.

Мужчина усмехнулся, достал паспорт:

– Пожалуйста.

Сержант начал листать:

– Гражданин Ковалев Геннадий Алексеевич?

– Там все написано.

– И что же, гражданин Ковалев, вы делаете здесь в рабочее время?

– Странный вы, сержант, видите же – пью пиво.

– В рабочее время.

– У меня сегодня отгул.

– И где мы работаем?

– На Агрегатном заводе, заместитель главного инженера.

– Вот как? – недоверчиво, но уже без прежней напористости сказал сержант, – интересно, заместитель главного инженера и – вдруг здесь?

Мужчина улыбнулся:

– А разве я не такой же советский человек, как другие? Или я должен посещать исключительно рестораны?

– Значит, выходной?

– Кстати, сержант, вы не представились, – напомнил мужчина.

– Сержант Волков. Мой помощник, рядовой Рябинин.

– Это другое дело. Да у меня сегодня выходной, первый за этот месяц. Вас что-то смущает? Если так, мы можем пройти в отделение, вы позвоните на завод директору или главному инженеру и все проверите. Но тогда, товарищи милиционеры, мне придется поговорить с вашим начальством. Вы прекрасно видели, что здесь распивают пиво с утра с десяток человек, явно ведущие антисоциальный образ жизни. И при этом вы позволили им уйти. А в этой среде всяких много. Однако вы не соизволили принять меры для их задержания. Думаю, начальству будет интересно узнать, почему вы, сержант Волков, подобным образом исполняете свои служебные обязанности.

Он допил пиво, взглянул на смутившегося сержанта:

– Я готов, ведите меня в отделение.

Милиционер протянул ему паспорт:

– Извините, товарищ Ковалев, обойдемся без отделения. Но чтобы вы не думали, что мы с рядовым халатно относимся к исполнению служебных обязанностей, скажу: мы знаем всех, кто находился здесь. И с них спрос – впереди.

– Тогда считаю инцидент исчерпанным.

Сержант и рядовой козырнули, поспешили убраться.

Мужчина тихо выругался. Если бы кто-то находился рядом, то сильно бы удивился незнакомому языку внешне обычного советского гражданина.

После того как наряд скрылся в районе привокзальной площади, к столику подошел опрятного вида армейский майор в до блеска начищенных сапогах и отглаженной форме:

– Здравствуй, Генрих.

– Приветствую, Алекс.

– Что хотел от тебя наряд милиции?

– Сержанту не понравилось, что я пью пиво в рабочее время.

– Кстати, мог бы обойтись и без этого.

– Так естественней.

– Стоило ли рисковать?

– А в чем риск, Алекс? Подобные проверки в городе на каждом шагу. А я – честный советский служащий.

– Кем ты представился?

– Заместителем главного инженера.

– В следующий раз, пожалуйста, избегай таких встреч. Милиционеры наверняка проверят твои данные.

– А я думаю, нет. Но если и проверят, все подтвердится.

– И зачем это?

– Гут, Алекс, я понял тебя.

Майор прикурил папиросу:

– Что по нашему клиенту?

– Он всю ночь провел у своей тетки. С восьми часов проходил мимо ларька. Дирк остался на площади, клиент дошел до продмага, пошел обратно. В 9.05 Дирк доложил, что клиент уехал на рейсовом автобусе до Олевска.

Майор покачал головой:

– Хорошо. Дирку – отдыхать, тебе с Альбиной быть готовыми выехать за реку в лес для передачи информации в Центр. Я подъеду часов в одиннадцать. Сообщим полковнику о приезде Маханова в город и его убытии в деревню.

– Надеюсь, он оценит нашу работу по отцу клиента.

– Оценит, Генрих, не сомневайся. Но только после того, как мы завершим операцию.

– Пусть так! Значит, все, как обычно?

– Да.

– Тебе не кажется, Алекс, что русские ведут себя неоправданно беспечно? Город полон слухов о скорой войне, а ни гражданское, ни военное начальство ничего не предпринимает?

Майор аккуратно затушил окурок в жестяной банке, заменявшей в пивной пепельницу, брезгливо отодвинул руку:

– В Москве до сих пор надеются, что удастся избежать войны, по крайней мере этим летом. Все, нечего тут светиться, расходимся.

Майор повернулся и пошел к комендатуре. Мужчина выпил еще кружку пива и направился к ЦПКиО.

В 11.20 армейский пятиместный четырехдверный автомобиль типа фаэтон «ГАЗ-А» остановился возле хлебного магазина. Майор посигналил и зашел внутрь помещения. Когда вышел, в открытом кузове уже сидели Генрих и миловидная женщина лет двадцати шести в простой одежде. Майор бросил им на заднее сиденье купленный хлеб, кивнул женщине, сел за руль и развернул автомобиль.

Из города они выехали без происшествий, проехали по мосту через реку и двинулись по дороге. В лесу свернули на грунтовку и в 12.10 остановились на небольшой поляне рядом с дорогой.

Майор обернулся к пассажирам:

– Посмотри вокруг, Генрих.

– Слушаюсь, герр майор.

– И без кривляний.

– Да, герр майор.

Мужчина обошел местность в радиусе пятидесяти метров.

– Все в порядке, Алекс.

Майор приказал женщине:

– Альбина, возьмите передатчик и выходите. Начало сеанса ровно в 13.00, готовьте аппаратуру.

– Да, Алекс.

Женщина с чемоданчиком ушла в глубь леса.

Когда они остались вдвоем, Генрих спросил майора:

– Что в комендатуре?

– Разве это тебя касается?

– Нет, но…

– Никаких «но», Генрих! Обеспечь контроль за местностью.

– Да нет здесь никого.

– Ты плохо понял?

– О, майн гот, быстрее бы все закончилось.

– Не торопись. Чем грозит спешка в нашем деле, ты сам прекрасно знаешь. Я к Альбине.

– Да, Алекс.

Майор пошел вслед за женщиной. Она уже приготовила аппаратуру, вывесила антенну, устроилась на поваленном дереве.

– Я готова, Алекс.

Он посмотрел на часы, передал ей записку:

– Шифр обычный. Начинай.

Застучал ключ. Женщина быстро передала сообщение и вернула записку майору. Он тут же ее сжег.

– Ждем ответа.

Женщина приготовила блокнот, карандаш и стала ждать, прислушиваясь к шуму в наушниках. Через полчаса она встрепенулась и начала делать записи. Сеанс связи закончился.

– Что, Альбина? – спросил майор.

– Минуту, Алекс.

Женщина написала на чистой странице текст, выдернула ее из блокнота и передала майору. Тот прочитал, задумчиво переступил с ноги на ногу:

– Понятно! Сворачивайся.

– Да, Алекс.

Майор вышел к машине, еще раз внимательно прочитал текст, после чего сжег и эту записку.

– Что там Центр, Алекс? – спросил напарник.

– Задание остается прежним. Уточнение после захвата. Помоги Альбине.

Они выехали из леса в 13.30 и в 14.00 проехали мост. Майор остановил машину у кинотеатра:

– Отсюда пойдете пешком.

Генрих удивился:

– Что со станцией?

– Станция останется у меня. Так надежнее. Следующий сеанс связи – 22 июня, в воскресенье. Я подъеду. А сейчас мне надо заняться служебными вопросами.

Напарник усмехнулся:

– Чего ими заниматься, Алекс? В воскресенье здесь никого не останется.

– Знаешь, Генрих, – майор обернулся, – у русских есть хорошая пословица – не надо делить шкуру неубитого медведя.



– Ты это о чем, Алекс? Неужели ты думаешь, что Красная армия в состоянии оказать серьезное сопротивление непобедимой армии вермахта? Русские даже здесь, на западе, ведут себя так, словно наши войска вышли к границе на ученья.

– Никогда, Генрих, не надо недооценивать противника. Русские – особый народ. Да, они живут впроголодь, работают, как рабы, на заводах и фабриках, я уже не говорю о колхозах. Они одеты не как европейцы, хорошо если у мужчины есть один выходной костюм, а у женщины платье. Их давят репрессиями, подвергают моральному унижению. Но зато у русских есть одна, с моей точки зрения, совершенно замечательная особенность. Они каким-то невообразимым образом умеют перестраиваться и мобилизовываться. Неужели, проработав в России почти пять лет, ты этого еще не заметил?

Генрих пожал плечами:

– Русские – низшая раса, так же как украинцы, белорусы и все народы, входящие в Советский Союз. Этого для меня достаточно. Приходится общаться с ними на равных. Но знал бы ты, с каким усилием это мне дается! А евреи? В одном только этом городе их десятки тысяч. Когда я вижу еврея, моя рука машинально тянется к пистолету. До того ли, чтобы оценивать их?

– Напрасно, Генрих. С евреями вопрос будет решен кардинально и быстро, как, впрочем, и с большевиками, но со всеми остальными нам придется работать и в условиях оккупации. Конечно, не нам лично, а другим нашим соотечественникам. Вот только удастся ли блицкриг? Здесь у меня большие сомнения. Русские даже без патронов, с одним только штыком будут драться отчаянно. Когда их стране угрожает опасность, они забывают и про репрессии, и про причиненные им обиды. Они удивительным образом умеют разделять власть и Родину. Я вообще считаю, что нападение на Советский Союз – это авантюра Гитлера. Здесь предсказать что-либо просто невозможно. Но – довольно слов! Выходите. 22-го числа я у вас.

– Что, прямо к нам в барак придешь?

– Почему бы нет?

Генрих пожал плечами:

– Ты руководитель группы, тебе решать.

– Совершенно верно. До встречи, Генрих, до встречи, Альбина. Надеюсь, до воскресенья вас не арестуют.

Он рассмеялся. От этого смеха у женщины по спине пробежал холодок.

Высадив пассажиров, майор Агеев вывел машину на окраину города, туда, где дислоцировались части советской дивизии. Его пропустили на КПП полка без проверки. Оставив автомобиль у штаба, Агеев уверенным шагом вошел в здание управления. У него на руках было предписание оперативного отдела округа на проверку боевой готовности частей и подразделений соединения.

Глава вторая

Автобус трясся по разбитой, давно не ремонтированной дороге. Тут был асфальт, и старый «ЗиС», с грохотом и лязгом преодолевая препятствия, с трудом, но выдерживал скорость сорок километров в час.

Маханов не обращал внимания на трудности пути. Он думал совершенно о другом. Он желал и одновременно боялся приезда в деревню. Боялся увидеть отца в гробу, боялся услышать причитания деревенских баб, боялся ощутить на себе сочувствующие и в то же время заинтересованные взгляды односельчан. Ему не хотелось хоронить отца, как бы по-детски это ни звучало. Не хотелось речей, слез, аханий. Маханов много бы дал за то, чтобы отец был жив. Но жизнь такая штука – всем когда-то приходит срок умирать. Умрет и он, вопрос: скоро ли?

В настоящее время на этот вопрос вряд ли кто-то мог дать определенный ответ, невзирая на возраст. Волна репрессий, захлестнувших страну, ставила под удар любого ее гражданина, будь то колхозник или инженер, министр или высокопоставленный военный чин.

Надо признать, что с приходом в НКВД Берии ситуация изменилась в лучшую сторону. Аресты и посадки сократились, по мелочам не брали. К доносам стали относиться с подозрением, не то что раньше – написал бумагу, глядишь, ночью «воронок» уже увозил оболганного соседа. Арестованный тут же давал показания на того, кто сдал его, и арестовывали уже доносчика. А потом обоих отправляли в лагерь. Доходило до абсурда, но так оно и было. Хорошо, что «было». Надолго ли? Лаврентий Павлович многих освободил, опять-таки из среды тех же чиновников, специалистов и военных. Но не он руководил страной, хотя и начинал занимать в Кремле все более прочные позиции.

Вот и бюро, где работал Маханов, курировал один из людей Берии, майор госбезопасности Платов, интеллигентный, умный человек. И в то же время – требовательный. Было понятно, что кураторство над центром не являлось обязанностью заместителя начальника первого управления (разведки) НКВД СССР, но внимание работе центра он оказывал повышенное.

Мысли метались в голове, бились в черепной коробке. Разболелась голова, хотя это могло быть и от выпитой водки. Никогда прежде Маханов столько не пил. Да еще эта тряска, как в лихорадке, на так называемой дороге. Хорошо еще, хоть ехали…

Видно он сглазил. А может, это сделал кто-то другой. Сразу же за мостом через речушку, название которой Николай Маханов не помнил – то ли Решка, то ли Орешка, автобус как-то странно дернулся, выстрелила выхлопная труба, и «ЗиС» встал посреди изрытой ямами дороги.

– Ну, вот, – воскликнула Клавдия, – этого нам только не хватало! Что, Вася, отъездился твой шарабан?

– Замолчи! – огрызнулся шофер и обернулся в салон: – Товарищи, терпение! Можете выйти прогуляться, погода хорошая, птички поют, я быстро все налажу. А ты, Клавка, даже не подходи ко мне, если не хочешь отведать гаечного ключа.

– Да нужен ты мне, – скривилась баба.

Она уже заприметила Маханова и, когда Николай вышел из автобуса, подошла к нему:

– Сразу видно человека интеллигентного. Не то что наши охламоны.

Маханов удивленно посмотрел на спутницу:

– Клавдия, по-моему?

– Да можно просто Клава, я из Олевска.

– Это я уже понял. Николай.

– Очень приятно, Николай. Вы в отпуск?

– Что-то вроде того. Как вы назвали ваших мужчин?

– Ой, не смешите! Тоже мне, нашли мужчин. Мужики они и есть мужики. Охламоны. Плебеи.

– И что это означает?

– А то, что народец никудышный. Нет, есть, конечно, приличные: учителя там, инженеры или врачи, но – больше плебеев.

Маханов улыбнулся:

– Плебей, Клава, это в Древнем Риме человек из низшего общества. Это не раб, это свободный человек, только не пользовавшийся ни политическими, ни гражданскими правами. А ваши мужики имеют все права.

Она с нескрываемым уважением посмотрела на Маханова:

– Вы ученый?

– Инженер.

– Но вы не из райцентра. В Олевске я всех знаю, и меня знают, только не подумайте ничего такого…

– И не думал.

– Тогда вы из города?

– Из Москвы.

– Вот как? Очень интересно. Я была там один раз. Огромный город! А вы женаты?

Маханов улыбнулся, увидев в глазах не сильно отягощенной моральными нормами женщины озорной огонек:

– Это имеет значение?

Она обиженно смощилась:

– Никакого. А, извините, в Олевск вы по какой надобности? Если в командировку, то у нас есть гостиница, есть и дом колхозника, да только все это – клоповники, да и мест там никогда нету. А если и бывают, то от одних портянок задохнуться можно. То ли дело у меня – свой дом! Могли бы договориться.

Она выжидающе, с надеждой смотрела на Маханова.

– Я не командировочный, Клава, и в Олевске задерживаться не намерен.

Она разочарованно вздохнула:

– Ну вот всегда так, только встретишь настоящего мужчину и – облом.

– Вы о чем?

– Да так, о своем. Значит, не в Олевск, а куда?

– Вы очень любопытны.

– Я такая.

– На похороны еду, Клава. В Горбино отец у меня умер.

– Ой, извините, соболезную.

– Спасибо.

– Но адресок-то на всякий случай запомните?

– Зачем?

– Да мало ли, пригодится.

– Хорошо, давайте адресок.

– Он простой. Прибрежная, 12, от автобусной станции пять минут ходьбы, сразу за клубом вдоль Терева идет моя улица. А там подскажут, меня все знают.

– Не сомневаюсь.

– Не в том смысле.

– Да я понял.

– Заезжайте, буду рада.

– Как получится.

– Может, пройдемся по лесу, пока Васька свой автобус чинит?

Маханов посмотрел на сидящих на обочине пассажиров, перевел взгляд на Клавку:

– Думаете, затянется ремонт?

– А кто его знает? У Васи каждый раз по-разному: когда за десять минут управится, а когда до вечера провозится. Но он – мужик упертый, обязательно сделает. Пешком идти не придется. Хотя… я бы с вами и пешком пошла.

– Далеко.

– Это одной далеко, а вдвоем – близко.

Маханов прекрасно понимал, на что она намекает, но перебивать не стал, хоть какое-то отвлечение от тяжелых мыслей.

– Пойдемте.

На этот раз ремонт затянулся на три часа.

Пока Маханов гулял с Клавкой под насмешливые взгляды пассажиров, женщина не раз намекала, что не против познакомиться с ним поближе прямо в лесу. Маханов делал вид, что не замечает этого. Он все больше беспокоился, потому что уже здорово опаздывал. Он все еще надеялся, что без него отца не похоронят. Хотя в глубине души и желал этого – не хотелось видеть его мертвым.

В 12.40, Маханов заметил по часам, водитель Василий или Иваныч, всяк называл ему по-своему, закрыл капот, вытер ветошью руки, залез в кабину и завел двигатель. Тот заработал без перебоев и выстрелов из выхлопной трубы.

– Товарищи, прошу в салон! Извините за простой, по техническим причинам – бывает. Едем!

Народ забрался в салон. Клавдия уселась рядом с Махановым.

Шофер повернулся, подмигнул Николаю Ивановичу. Потом, видно, вспомнил, куда тот едет, смутился, закашлялся, закрыл двери.

Автобус побежал дальше. Опаздывал он больше чем на три часа. Маханов подумал, что, может статься, он воспользуется услугами Клавдии, если его не дождется Фомич с подводой. Она найдет ему попутный транспорт. Вот только какую плату за это затребует?

«ЗиС» въехал в райцентр в 13.10. Пассажиры то тут, то там, по дороге, стали просить остановиться. В другой раз Василий, может, и проигнорировал бы эти просьбы, но сегодня он чувствовал себя виноватым и потому вставал у каждого столба.

Маханов нервничал, Клавка смотрела на него, лелея тайные надежды. Впрочем, какие там тайные – ее единственное желание было написано у нее на лице.

Наконец автобус приехал на станцию. Это была давно заколоченная будка, в которой когда-то сидел билетер, была касса, но тогда и ходили несколько автобусов. Сейчас же здесь останавливался только «ЗиС» Василия.

Клавдия вышла вместе с Махановым.

– Вас должны встретить? – спросила она.

– Должны, но могут и не встретить, а мне надо в Горбино.

– Ничего, мы найдем, как доехать. Пообедаем у меня, столовая у нас не для москвичей, зато цены – похлеще городских.

Но Маханова встречали. Он не сразу заметил подводу, зато увидел Николая Фомича Дубко, которого чаще звали «дед Фомич», потому что он разменял уже восьмой десяток.

Дед был заметно навеселе:

– Ну здравствуй, тезка!

– Здравствуй, Николай Фомич.

– Задержался ты что-то.

– Так вышло. Автобус сломался.

– Ну, этим тут не удивишь. Вот только на похороны-то ты не успел. Отпевали в полдень, потом сразу на кладбище, вот так-то. Выпьешь?

Он достал из кармана мятых штанов поллитровку мутного самогона. Один вид спиртного вызвал у Маханова отвращение:

– Нет, дед Фомич, не хочу.

– Ну, дело хозяйское, а я приму. – Он откупорил бутылку и отхлебнул прямо из горла.

Пока дед довольно крякал и занюхивал куском черного хлеба, Маханов повернулся к Клавке:

– Вот меня и встретили.

– Да вижу. – Весь ее вид говорил: «Принесло же тебя, старый хрыч, и чего ты не свалил в свою деревню?» – Вижу, Николай Иванович. Что ж, адресок есть, может, на обратном пути заглянете? Двери моей хаты для вас всегда открыты. До свиданьица.

И, отчаянно виляя бедрами, она направилась в сторону клуба.

Николай Фомич проводил ее внимательным взглядом:

– Кто такая?

– Попутчица.

– Глядела на меня, словно я у нее корову увел. Гулящая – сразу видать.

– Она просто попутчица. Вместе из города ехали.

– Знаю я этих попутчиц. Хищницы! Охочие больно до мужиков. Ладно, поехали, что ли, а то и на поминки не успеем.

– Ну на поминки-то успеем в любом случае.

Дед утвердительно кивнул головой:

– Твоя правда. У нас ведь как – только начать, а потом уж никто и не помнит, за что пьют. То ли за упокой, то ли за здравие.

– Едем, Николай Фомич, где подвода-то?

– Тут, за углом.

– Не боишься оставлять?

– Не-е, чего ей будет: лошадь старая, телега – того и гляди развалится, только сено свежее.

– Доедем?

– У меня не автобус. Лошадь и на одной оси дотянет.

Они прошли за угол. Лошадь мирно щипала траву, в телеге было расстелено сено, поверх него брошен брезент.

– Садись, Николай Иванович, поедем до дому, до хаты. Давненько ты на деревне не был. Да и не мудрено – большой человек стал в Москве!

– Семен Коробов в деревне? – спросил Маханов.

– Дружок-то твой? Тама. Где ж ему быть? Шоферит – председателя возит. Нынче на ремонте, а то бы он за тобой приехал. Вторая машина под доярками, ту брать нельзя. Ну, устроился?

– Да, – ответил Маханов, растянувшись на брезенте, из-под которого шибал в нос приятный, бодрящий запах свежескошенной травы.

– Ну, с богом.

Дед залез на передок, тронул вожжи. Лошадь, не спеша, пошла по улице, выходящей прямо к дороге на деревню Горбино.

Вскоре стали попадаться знакомые места. Низовье реки Уборы – не напрасно территория, в которую входит область, называется Украинским Полесьем. Река средняя, шириной от тридцати до пятидесяти метров, полноводная. Эти места всегда отличались богатой рыбалкой. На удочку без всяких неводов, сетей и вершей, можно было взять двухкилограммовых лещей, сазанов да язей. Водились тут и хищники: щука, судак, окунь.

– Хорошие места, – проговорил Николай Иванович.

– Чегой-то? – обернулся дед Фомич.

– Места, говорю, у нас хорошие.

– А… Это да-а.

– Сейчас тут рыбу-то ловят?

– Твой друг Семен Коробов, бывает, приезжает. Пехом-то далековато, да и нужды особой нет, рыбы в реке и у деревни полно.

Дальше пошел лес.

– Дед Фомич, – позвал Маханов.

– Айя?

– Охотничий домик цел?

– А куда ж он денется, цел! Туда мужики наведываются, когда на кабана или лося ходят.

– Расскажи, как умер отец.

Николай Фомич выдохнул:

– Не могу сказать – умер и умер. Вроде ни на что не жаловался. Дня за два до смерти я его видел: копался на огороде, потом городьбу красил – председатель тогда краску выдал. Где-то Рылов, агент по снабжению, на излишки сена выменял. Вонючая зараза. Но все лучше, чем никакая.

– Рылов значит все по снабжению?

– Да.

– Отец писал, сына его вроде репрессировали.

– Так это давно. В тридцать восьмом. Он у него тоже в снабжении работал на базе овощной. На воровстве и попался. Так что тут заслуженное наказание. И поделом. Нечего руки свои загребущие в добро общее запускать. Да у них весь род такой. Что дед Ефим в царское еще время за конокрадство сидел, что сам Мирон под следствием был, опять-таки по делу воровскому. Этот вывернулся. А сыночек загремел. Жену его с сыном жалко. Тоже сослали, непонятно только за что. Правда, был слух, вроде как оправдали, но так это или нет, не знаю. И никто не знает. Скоро сгинули они. Да и чего им, бедолагам, тут делать? Подались, наверное, в ту же Москву или в Киев. А Степка сидит. Мирон сам по себе хмурной всегда был, а сейчас и подавно. За версту видно, что озлобился на новую власть. Да ну его к черту, прости господи. – Дед трижды перекрестился.

Как ни билась советская власть с религией, искоренить ее в деревнях и селах не получалось. Впрочем, и в городе тоже. Только там привязанность к вере скрывалась. А в душу не залезешь.

Выехали к большому оврагу. Это уже в версте от деревни. Сюда пацанами зимой ходили, в глубине родник незамерзающий был. Оттуда воду ведрами брали, поливали склон, делали горки, на фанере или картонке, что от сельмага умыкали, катались. Склоны здесь высокие. А в начале оврага, когда теплые дни выдавались, катали снежные шары, из них крепости строили. Потом одни вставали гарнизоном, другие нападали. Потом менялись. Забав в детстве хватало. Как давно и в то же время совсем недавно это было! И мама была жива, и отец, и многие другие. Деревня была большой. Она и сейчас большая, но уже не та.

– А пацанва, Фомич, тут зимой балуется?

– Балуется. Не так весело, правда, как раньше. Да оно, Коля, ныне все не так, как было.

– Значит, не знаете, как умер отец?

– Нет, Коль. Я опосля того, как видел его в огороде, уезжал в район по заданию председателя колхоза, товарища Тетерина. А когда вернулся, так и узнал: утром Ивана Ивановича мертвым нашли.

– Нашли? Как это? – заинтересовался Маханов.

– А Рылов поутру шел в контору, его хата на нашем конце, вдруг видит: дверь приоткрыта. Почуял неладное, зашел, а Иван Иванович у печи на полу лежит. Видать, плохо ему стало, хотел выйти, людей позвать. Так ли, нет ли было на самом деле никто не знает. Правда, Тетерин вызвал участкового из района. Тот приехал, осмотрел все, протокол составил и сказал: хороните, мол, своей смертью старик помер. Такие вот дела, Коля.

– Значит, это Рылов обнаружил отца?

– Он. А чего это ты как участковый Поленко заговорил? Тот тоже все казенными словами раскидывается – прибыл, убыл, обнаружил. Но тому по должности положено.

– Да так, сорвалось.

Они въехали в деревню. Ее прорезала центральная улица, на одной стороне которой располагался сельсовет и правление колхоза «Звезда», рядом с правлением – сельмаг и небольшой клуб, похожий на барак. Здесь проводились общие собрания, устраивались танцы для молодежи, показывали кинофильмы.

Параллельно главной улице, проходили еще две. Огороды правой улицы выходили к реке, ее называли Речной. Левую называли Выселками, она была ближе к полям и лесу. С запада и севера тоже виднелся лес. За северной околицей простирались луга, там же было и кладбище.

Улицы соединялись между собой многочисленными прогонами. На берегу реки виднелись лодки. На лугах паслось колхозное стадо. Люди в это время работали в поле, но сегодня был день не обычный, сегодня хоронили Маханова Ивана Ивановича, уважаемого в Горбино человека, первого председателя колхоза, его основателя, участника Первой мировой и Гражданской войн, орденоносца. Это было заметно сразу на въезде.

Дом Махановых, пятистенок с железной крышей и пристроенным сараем, стоял на Речной улице. Второй с северной околицы. Рядом жили дед Фомич и снабженец Рылов – мутный, мрачный тип. Дальше стоял дом друга детства Николая, Семена Коробова. Судя по тому, что возле открытых ворот двора Махановых толпился народ, похороны уже закончились, народ собирался помянуть усопшего.

Подъехали прямо к дому.

Николай Иванович спрыгнул с телеги и поспешил навстречу собравшимся. Сельчане стали выражать ему соболезнования, что-то говорили. Он не слушал, но из уважения кивал, благодарил. Завидел друга детства, направился было к нему, но тут появился дядя, Маханов Степан Иванович, второй год как пенсионер.

– Здравствуй, Коля!

– Здравствуй, дядь Степ.

– Не успел ты к похоронам.

– Не успел, автобус по пути сломался.

– Известная история. Никак не найдут в районе денег купить пару новых автобусов. Вот и ездит колымага туда-сюда, скоро и вовсе сообщения не будет. Ты как?

– Плохо, дядь Степ.

Степан Иванович вздохнул:

– Да хорошего мало. Но похоронили батьку твоего, моего брата, достойно. Почитай все, кто от работ срочных свободен был, пришел. Отпели как положено. Похоронили рядом с матерью. Сейчас вон столы собрали по хатам, бабы парево-варево приготовили, будем поминать. Казенную водку, что в сельмаге была, всю скупили, если мало будет – самогон выставим.

– Я возмещу вам расходы.

– Да брось ты, в складчину деревней собрали, сколько смогли, хватило с избытком. Никто не отказался. Ты, поди, устал с дороги?

– Не до того.

– Проходи в дом, там Анфиса и Галина.

Это были тетя и двоюродная сестра Николая Ивановича.

– А Миша как?

– Капитана получил, на Дальний Восток перевели командиром батареи.

– Далеко этот Дальний Восток.

– Все лучше, чем на Западе. Немец, того и гляди, на нас двинет. А что в Москве на этот счет думают?

– Не знаю, я на режимном объекте работаю. В городе наездами бываю.

– Женился?

– Женился. Ну, я пойду, дядя Степа.

– Давай, Коль, мы тут управимся. Помянем Ивана, как положено.

– А я пиджак и чемодан оставлю, с родней поздороваюсь и – на кладбище. Да, я тут продукты кое-какие привез: колбасу, консервы, тете Анфисе передам.

– А кто ж тебя проводит?

– Да вот Семен.

Подошел друг детства, Коробов.

– Здоров будь, Никола.

– И тебе не хворать, Сеня.

Друзья обнялись.

– Эх, не вовремя сломалась моя «ласточка», я бы в городе тебя встретил. Вторую машину взять нельзя было – под доярками она. Коровы терпеть не будут.

– Да, жаль, что опоздал. А может, это и к лучшему: отца мертвого не видел, останется в памяти живой.

– Вообще-то ты прав. Так лучше. Тут крика бабьего да причитаний было – хоть уши затыкай. И без того тошно.

– Ты проводишь меня до могилы?

– Конечно, провожу.

– Тогда подожди, я в дом схожу.

– Давай, я тут пока подожду. Водка-то у тебя есть?

– Есть бутылка, в городе останавливался у Марии Никаноровны, так она положила в чемодан.

– С собой возьми и стаканы из дому прихвати, выпьем с Иваном Ивановичем.

– Ладно.

Маханов зашел во двор, поднялся в дом. Обошел сени, вошел в большую комнату, от которой отходили две маленькие спаленки. В углу – русская печь, за ней – закрытая цветной занавеской лежанка, там любил после трудов праведных отдыхать отец, деревянный стол, стулья, табуреты, в красном углу икона с зажженной лампадкой, диван. Вся мебель сделана отцом.

Окна закрыты, на столе – старая фотография отца с матерью, перевязанная черной лентой.

Из кухни вышли родственницы.

– Коленька! Приехал?

– Приехал, тетя Анфиса, да вот опоздал.

– Что ж поделать, чай не из соседнего села, а из самой Москвы ехал.

С Анфисой вместе вышла девушка. Николай Иванович удивился:

– Галина?

– Я.

– Смотри-ка как подросла – прямо невеста!

Анфиса Петровна возразила:

– Рано еще невеститься, шестнадцать годов всего.

– Взрослая… Два года назад еще девчонкой была, с косичками бегала, а сейчас – девушка. И красивая – вся в тебя, тетя Анфиса.

Галина засмущалась, ушла обратно на кухню.

Маханов достал из чемодана две палки копченой колбасы, консервы, тушенку – все, что получил по спецпайку.

– На общий стол.

– Вот еще! Обойдутся, чем есть. И так наготовили всего, а деликатесы оставь, пригодятся.

– Ну, ваше дело. Я пошел на кладбище.

– Один?

– С Семеном.

– А… С дружком своим. Ох он и кручинился, что не может встретить тебя. Метался по деревне, председателю покоя не давал, все запчасти просил. А их нету, запчастей этих. Тетерин уже третий день, как в Олевск мотается. С утра тут был, попрощался с Иваном и уехал.

– Мы его с Фомичом по дороге не видели.

– Так он через Бодрое поехал. Тамошний председатель вроде как обещал подсобить с запчастями.

– Понятно. Орден-то отца сохранили?

– А то как же, у Степана он. Взял, чтобы не пропал ненароком.

Маханов снял пиджак, повесил на спинку стула, достал из него пачку «Казбека», спички, документы.

– Пошел я, теть Анфис, скоро приду.

– Да не спеши, Коль, успеешь, уж на поминки-то не опоздаешь, знаешь, как у нас бывает – до позднего вечера поминают.

– Знаю.

Он забрал бутылку водки, папиросы и стаканы, уложил все в холщовую сумку и вышел на улицу. Там увидел Рылова. Тот, как всегда мрачный, шел к дому.

– Приветствую, Николай Иванович.

– Здравствуй, дядя Мирон. Вы к двору идите, там все собираются.

– Да знаю я. Ты держись, Коль, все мы смертны.

И пошел дальше.

Маханов окликнул друга:

– Сеня!

Тот отделился от толпы мужиков:

– А я там тебя ждал.

– Пойдем. Как лучше пройти, чтобы людей меньше было?

– Э-э, Никола, в деревне такого места не найдешь.

– Ну, ладно.

Они пошли улицей. Встречались сельчане, здоровались, выражали соболезнования, оглядывали Николая, оценивали костюм, сорочку, туфли. Такое здесь не купишь, да и в районе тоже.

Обошли центральную улицу, вышли к кладбищу. Оно встретило друзей холодом и мрачностью. Среди высоких деревьев сгрудились могилы с крестами – с оградами и без. Маханов знал, где могила матери, но сразу не нашел. Друг подсказал. Деревня хоть и небольшая, но хоронили часто. И старых, и молодых, почивших от возраста и утонувших, и придавленных болезнями.

Они подошли к свежему холму. Крест, венок от колхоза, цветы – больше полевые.

– Ну, здравствуйте, дорогие мои, – дрогнувшим голосом сказал Николай. – Извини, батя, что не успел проститься. Не по своей вине.

Он стоял и смотрел на этот холмик. Нахлынули воспоминания. Вот он с отцом на рыбалке, первый раз в ночь, чтобы захватить утреннюю зарю. Вот мама играет с ним во дворе. Он строит дома из песка, они рассыпаются, а он, сопя, вновь возводит их…

От невеселых дум его оторвал друг:

– Коль! Давай помянем отца твоего и мать. Достойные были люди, доброй души.

– Вот именно, Сеня, что были. Какое это страшное слово.

– Все там в принципе будем, кто раньше, кто позже. Разливай.

Выпили, закурили. Семен затянулся папиросой, но тут же затушил, скрутил козью ножку:

– Оно привычней, Коль, папиросы не для меня.

– А скажи, Сеня, как умер отец?

Коробов осмотрелся – вокруг никого.

– Ты чего озираешься, Сень?

– А то. Странная это смерть.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Накануне вечером, это значит, в понедельник, я сам видел, как Иван Иванович забор красить собирался. Подошел, поздоровался, спросил про тебя. Пригласил зайти. Посидели на крыльце, поговорили. Он был здоровый, Никола, ни на что не жаловался. Сожалел, что ты никак не выберешь время приехать, соскучился. И даже самогону принес чекушку, по сто граммов выпили, грибочками прошлогодними закусили. Как стемнело, у него еще свет в комнате горел. А наутро – на́ тебе! Рылов народ поднял – Иван Иванович помер. Я, понятное дело, к дому, а там отец твой лежит. И поза какая-то… неестественная. Но крови, пригляделся, не было. И все одно, думаю, Никола, извини, конечно, помогли Ивану Ивановичу помереть.

– Кто?! – воскликнул ошарашенный Николай.

– А вот это загадка. Отец твой ни с кем не вздорил, не ругался, все к нему с уважением. Председатель всегда лошадь давал огород вспахать. Не было врагов у твоего отца, Никола. И – все равно…

– Что «все равно»? Убили, думаешь?

– Не знаю, что и сказать. Ну, не должен он был помереть той ночью.

– Но ведь, Фомич говорил, участкового вызывали.

– Э-э, Никола, а что участковый? Приехал, посмотрел, протокол написал, объявил, своей, мол, смертью помер, хороните. И уехал. Морга у нас тут нету, в район не возили, сразу взялись за подготовку похорон. Тут уже руководил дядька твой, Степан Иванович.

– Ты накануне детективы не читал?

– Чего? Книжки в смысле? Где бы их еще взять? В нашей библиотеке только тома Ленина и товарища Сталина стоят, да всякое такое – о построении светлого будущего. За этим парторг Кулько строго следит. Даже иногда людей собирает, чтобы вместе читать. А ты с чего про детективы-то спросил?

– А с того, Сеня, что некому было убивать отца. То, что он лежал на полу у печи, а не в спальне, ничего не значит. Прихватило сердце, хотел выйти, позвать людей, да не смог.

– Так-то оно так. Но ты послушай. В понедельник к нам электрики на машине заявились.

Маханов посмотрел на друга, налил сто граммов:

– Выпей!

Семен выпил, занюхал рукавом.

– Так о чем это я? А, да, в понедельник электрики приехали. В кои-то века, и заметь, не районные, а городские. Я по номерам понял.

– И что? По делу люди приехали.

– Да никаких дел-то у них тут и не было. Ни обрывов проводов, ни замечаний, подстанция тоже в порядке.

– Плановый технический осмотр.

– Ну да, прошлись по деревне, на «сопли» поглядели, столбы покачали – крепко ли стоят. Ну, и ехали бы восвояси. Так нет. Остановились у Мирона Рылова.

– У Рылова? – переспросил Николай.

– Да, один на столб в «когтях» залез, отсоединил провод, что к хате Рылова идет, чего-то там поковырял и обратно присоединил. Потом они до вечера у Рылова сидели.

– Пили?

– В том-то и дело, что нет. Оба трезвые вышли, и Рылов не пил. Он, когда выпьет, злой становится, как черт. А тут – ничего. У меня тогда машина сломалась, я ее на технический двор загнал и – до дому. И видал все. Трезвые они были. Электрики сели в машину и подались в сторону райцентра, Рылов домой пошел. А утром он же и нашел отца твоего. Вот ты мне скажи, почему дверь-то была открыта? На ночь все закрываются, это во двор к сортиру дверь открытой оставляют, а входную на засов. А тут все открыто, и Рылов – первый свидетель. Я потом прошелся по улице – черта с два чего снаружи увидишь – куст сирени из палисадника закрывает. А этот, глазастый, разглядел.

Маханов задумался. Семен сам налил себе еще сто граммов. Николай больше не стал.

– Ну и что скажешь? – спросил Коробов, обтирая губы.

– По-моему, ты преувеличиваешь. Ну, зачем кому-то из города открыто, ставя под подозрения Рылова, убивать отца?

– А вот этого я не могу сказать – загадка. Может, с Рыловым поговорить?

– А смысл? Скажет, благодарить должны, что вовремя тело нашел, а то неизвестно, сколько пролежало бы оно в хате.

Коробов шмыгнул носом:

– Ты прав, отмажется.

– А чего ты так зол на Рылова, тебе-то он что сделал?

– Шкура он. Не наш человек.

– Ну, если во враги записывать всех, кто не нравится…

– Хочешь сказать, он – нормальный мужик?

– Не знаю.

– А зря. Ладно. Что хотел – сказал, а ты дальше сам решай.

– Чего решать, Сеня?

– Я бы на расследовании настоял. Ты же инженер из Москвы, можешь расшевелить райотдел милиции. Там следователь есть.

– Все, Сеня. Не до того мне, в город быстрее вернуться надо. Я ведь почти самовольно уехал.

– Но у тебя же уважительная причина.

– Для моего начальства это не повод покидать рабочее место.

– И что же это за место такое, что на похороны отца без разрешения уехать нельзя?

– Есть такое.

– А если твоего отца убили?

Маханов тряхнул головой:

– Не говори ерунды, Сеня!

– Ну, как знаешь, дело, как говорится, хозяйское, – пожал плечами Коробов.

Он допил водку.

– Хороша, не то что наш самогон! Хотя, с другой стороны, самогон из своего гонят, а чего на водочных заводах в питье добавляют, неизвестно.

– Чего там добавлять? Разбавил спирт водой, вот тебе и водка.

– Это так. Вопрос – какой спирт? Ну, да ладно. Окропи могилу, тут осталось немного.

Маханов взял бутылку:

– Пусть земля вам будет пухом.

– Не так, – поморщился Коробов, – упокой, господи, душу раба твоего новопреставленного и прости ему вся прегрешения его вольная и невольная и даруй ему Царствие небесное. – И перекрестился.

– Ты чего, Сеня, в Бога веришь?

– Как тебе сказать? И да, и нет.

– А откуда молитву знаешь?

– Я даже не знаю, молитва это или нет. Но вроде так надо говорить, а может, и не так. Ладно, что сказано, то сказано. Главное, если есть там, – он указал на небо, – Бог, пусть будет твоим родителям хорошо. Все, пойдем.

– Нет, ты ответь, откуда молитву эту знаешь?

– Да отстань ты, так на поминках старики говорят. А мы что делали? Поминали. А вообще, давай не касаться религиозных тем.

– Это правильно.

Маханов поклонился могиле:

– До свидания, мои родные, обещаю навещать вас… как выпадет время свободное.

Друзья двинулись между могил.

– А тут, – Семен указал на заросшую могилу без креста, – жена Рылова лежит.

– И что?

– А то, что она тоже странно померла. Пошла на реку полоскать белье и утопла. Как можно утонуть рядом с мостком, где глубина по колено?

– Всякое бывает. Стало женщине плохо, упала, захлебнулась.

– Или заставили упасть да притопили.

– Ну ты, Сеня, вообще… Во всем только злодейство видишь!

– Не во всем и не везде. А Рылов – злодей. Через год, как утопла жена, из райцентра девку молодую привез. А потом и она пропала. Говорит, не прижилась, уехала к себе.

– И что в этом странного?

– Уехала ли?

– Да ну тебя, идем домой.

Друзья вышли с кладбища и направились к Речной улице.

Проходя мимо хаты Рылова, Коробов проговорил:

– У этого упыря и хата не как у всех: двери крепкие, окна завешаны плотно, свет едва пробивается, и то, если близко подойдешь.

– Да, Сеня, если кто-то тебе не по душе, то это надолго.

– Навсегда. Тут ты прав.

– Машина-то твоя долго будет ремонтироваться?

– Председатель мотается по району, ищет запчасти. Как найдет – за полдня отремонтирую свой «ГАЗик». Может сегодня привезет, а что?

– Довез бы меня до города.

– А ты когда в Москву собрался?

– Думаю, завтра, крайний срок – послезавтра. Мне, главное, успеть в понедельник на работу.

– В воскресенье поедешь, успеешь. Отдохни маленько от жизни городской. У нас тут тихо. Если бы еще не этот Рылов. Он же, по идее, должен запчасти-то искать – все же агент по снабжению, а на него у председателя даже надежи нет.

– Чего он его тогда держит?

– А кто пойдет на эту собачью работу? Тетерин как-то мне предлагал, я наотрез отказался. Да и другие тоже.

– У вас здесь свои законы.

– Законы для всех одни, только относятся к ним везде по-разному. Нарушишь – в момент милиция заберет, а там – суд скорый, и поехал ты лес валить лет эдак на десять с поражением в правах. Времена-то какие!

– Без строгости нельзя.

– Строгость тоже может быть разной. Но – хорош об этом. Народ вон уже поминает вовсю.

Допоздна засиделись гости. Это тяготило Маханова, но он ничего не мог поделать. Так уж принято на деревне. Как только солнце скрылось за горизонтом, дядя начал провожать навязчивых гостей. К десяти часам вечера двор опустел. Бабы взялись за уборку.

Николай с Коробовым пошли на берег реки. Здесь было много лодок. Сели в одну.

– Как же это тягостно, – проговорил Маханов.

Семен улыбнулся:

– Это еще хорошо, что мужики не передрались и песни не пели. По весне хоронили деда Евсея, помнишь, сторожем был на зернохранилище?

– Помню. Вредный такой мужик.

– Нормальный по сравнению с Рыловым.

Маханов взглянул на друга:

– Сень, прекращай, а? Дался тебе этот Рылов.

– Так вот, когда хоронили деда Евсея, сначала все чин по чину было. Гроб на кладбище отнесли, опустили в могилу, пошли за стол. Евсей один жил, ну, организацию похорон взял на себя председатель колхоза, хотя секретарь парторганизации был против. Слышал я их разговор на эту тему. Председатель все же настоял. Собрали по хатам, кто, что мог дать, и начали поминать. А собрали немало, особенно самогона. В общем, где-то часа за три упились мужики. Кто-то, уж не помню сейчас кто, песню затянул. Его одернули: чего поешь, похороны же! А ему все одно, что похороны, что свадьба, самогону принял сверх меры, понесло. Тогда сосед, недолго думая, ему кулаком в морду сунул. Другой было заступился, и понеслось. Дрались, как прежде, на кулачных боях. Рубахи летели лоскутами окровавленными, носы разбиты, столы перевернуты, бабы визжат, а мужики дубасят без разбору всех, кто под руку попадет. В общем, дрались-дрались, устали. В себя чуток пришли. Стали разбираться, а чего, собственно бились? Точно никто и вспомнить не мог. Поставили столы на место и давай дальше пить. И так дотемна, пока бабы их не растащили по хатам. Знатные поминки вышли. А у тебя все тихо, как положено.

Маханов проговорил:

– Хорошо-то как дома.

– Да уж получше, чем в Москве твоей. Тут воля, свобода!

– А людей сажают.

– Где ныне не сажают? Но поменьше стали, как Берия к власти пришел.

– Кто знает, что дальше будет.

– Люди говорят – война будет.

– И ты так спокойно говоришь об этом? – удивился Николай.

– А чего? У нас намедни фильм крутили «Если завтра война», так наша армия, выходит, сильнее немецкой. А значит, погоним мы врага от границы аж до самого Берлина.

Маханов улыбнулся:

– И ты веришь?

– Чему же тогда верить, если не нашему кино? И там все по-настоящему показывали: танки, броневики, самолеты, орудия. Солдаты как на подбор.

– Ты же служил, Сеня?

– А то! Конечно, служил, что я недоделанный какой?

– Тогда скажи, много ты в части своей видел таких молодцов с винтовками, как в фильме?

– Были. Не все, конечно, но – были.

– Ладно. Чего спорить? Может, и пронесет. И не будет войны хотя бы до следующего года.

– А что в сорок втором изменится?

– Многое. Не задавай ненужных вопросов.

– Эх, Никола, испортила тебя Москва, работа твоя на режимном предприятии. Забирал бы жену и – сюда. Товарищ Тетерин должность бы тебе дал, дом есть. Живи и радуйся. Захотел на рыбалку – река рядом, а то и на Терев или на Припять с ночевкой съездить можно. Захотел на охоту – вон он лес заповедный вокруг. Тут у нас рай земной. Был я в Средней Азии, в командировку с офицером одним отправляли, когда служил. Вот где тоска. Ни лесов, ни полей – одни барханы. А жара? С ума сойти можно! А главное, ни днем, ни ночью от нее не укрыться. Местные в ватных халатах ходят, мы еще удивлялись, в такую жару и в халатах? А потом, как-то попробовал надеть его на голое тело и понял, почему узбеки носят халат – в нем не жарко. Не, я серьезно.

– Знаю.

– Откуда?

– Был в командировке, в Самарканде.

– А мы в Бухаре. Ладно, Коль, спать пора. Председатель так и не приехал. Достал ли запчасти? Черт его знает.

– Утро вечера мудренее.

– Согласен. Ну что, по домам?

– Да, по домам.

– Так ты решил, когда ехать?

– Завтра.

– Значит, не погостишь?

– Нет, в воскресенье поздно будет, в Москву попаду после обеда в понедельник, а надо к утру.

– Ну, дело твое. Я с утра зайду.

– Давай!

– Ну, пошли.

– Ты иди, Сеня, я посижу еще.

– Угу, полюбуйся природой, она даже ночью красивая. Искупайся, если хочешь, тут везде дно песчаное и глубина небольшая.

– Ты это мне рассказываешь?

Семен скрутил очередную козью ножку, прикурил и, дымя как паровоз, пошел по берегу.

Николай посидел немного, потом поднялся и направился к себе.

А из кустов, левее того моста, где сидели друзья, вышел мужик в темных брюках, заправленных в сапоги, и такой же рубахе, поверх которой была надета безрукавка. Он осмотрел берег, деревню, отвязал лодку, столкнул ее в воду и стал грести вверх по течению. Идя лицом к деревне, мужик внимательно смотрел за огородами. Только во дворе дома Махановых еще убирались бабы, в остальных люди устраивались на покой после насыщенного событиями дня.

Глава третья

Рылов плыл вдоль берега недолго. За плавным изгибом он развернул лодку и повел ее к противоположному берегу. Вскоре она ткнулась в песчаную полосу. Из кустов вышли двое.

– Ну здравствуй, господин Рылов, – поприветствовал Мирона мужчина постарше.

– Здравствуйте, господин Ковалев.

Он посмотрел на второго:

– И вам здравствовать, господин Коротко.

Коротко кивнул. Ковалев, он же Генрих, спросил:

– Как прошел день?

– Похороны были, мужики успокоились затемно.

– Николай Маханов на месте?

– Да.

– С кем он в хате?

– Один. Родственники ушли. Был с ним друг детства, шофер местный, тот тоже домой подался. Так что, Николай Маханов сейчас один.

– Проверял?

– А как же! Глядел с огородов – в избе он. Сидел еще на дворе курил, думал о чем-то.

Коротко спросил:

– Он много выпил?

– Нет. За столом я его почти не застал, а когда сидели, пил он мало. Как говорится, символически. Другие нажрались знатно…

Генрих оборвал его:

– Нас не интересуют другие. У тебя все готово?

– Да, господин Ковалев.

– Перестань постоянно повторять мою фамилию. Отвечай односложно – «да» или «нет».

– Слушаюсь.

– Уверен, что сделаем все тихо?

– Да.

– План есть?

Рылов посмотрел на Генриха Дирка:

– А разве не по вашему плану будем работать?

– Ты тоже мог что-нибудь придумать. Тебе здесь виднее.

– Ну, если надо, – есть план. Правда, он мало чем отличается от первого, по его отцу.

– Гут. Начинаем немедленно.

Рылов возразил:

– Подождать бы немного, пока деревня уснет.

– Тогда твой визит к Маханову будет выглядеть подозрительно. Он – не его отец, который не видел в тебе врага, Маханов по роду своей деятельности привык к жесткому порядку и наверняка готов к возможной провокации. Согласись, Мирон, твое появление глубокой ночью может его встревожить. И тогда он поднимет шум. Все планы полетят к чертовой матери.

– Тоже верно, – проговорил Рылов, – хорошо, – решился он, – начинаем немедленно.

Они сели в лодку. Рылов веслом оттолкнулся от берега, развернулся и поплыл обратно к деревне. Ночь стояла теплая, тихая, звездная. Скрип уключин и всплески весел разносились далеко. Рылов старался меньше шуметь. Удалось незаметно подойти к берегу, откуда за городьбой начинался огород Махановых.

– Пошли, – приказал Ковалев.

Троица быстро метнулась к плетню, притаилась в зарослях. Вокруг тихо, только где-то вдали слышалась гармонь – кто-то играл грустную мелодию.

Они подкрались к дому.

Во дворе Коротко кивнул Рылову:

– Зайди с крыльца.

– Угу.

– Только, чтобы соседи не заметили.

– Постараюсь.

– Не постараюсь, а незаметно.

– Слушаюсь.

Ковалев повернулся к Коротко:

– Дирк, – в палисадник, контролируй окна.

– Да, Генрих.

– А я зайду в сени.

– Да поможет нам бог!

– Рылов! Пошел!

Агент по снабжению зашел к воротам двора, перелез через жерди, под сенью свисающей через забор сирени добрался до крыльца. Поднялся, осмотрелся.

Коротко-Дирк бесшумно проскользнул в палисадник и занял место на углу. Его скрывала от посторонних глаз та же сирень. Убедившись, что подельники на месте, Ковалев потянул на себя дверь, выходящую во двор, и пробрался в сени. Там прижался к стене кладовки. На лавке – кувшины, ведра, разная посуда.

Рылов постучал в окошко.


Маханов лег спать за полночь – собирал вещи. Утром он собирался еще раз сходить на кладбище, потом к соседу Фомичу, попросить, чтобы тот довез его до Олевска. Пробовал договориться сегодня, но дед напился так, что мужикам пришлось его нести домой на руках. Не предупредил Маханов об отъезде и дядю Степана. Но это он и завтра сможет сделать.

Сейчас он думал о том, останется ли не замеченным для кураторов его отсутствие в бюро и самовольный выезд из Москвы. Вряд ли. Капитан ГБ Ройман точно узнает, а вот доложит наверх или подождет – неясно. Скорее всего подождет, торопиться не будет. Он же первый и получит за поступок Маханова. Нетрудно представить, какой шум поднимет Ройман, когда Николай вернется. Но это будет шум внутри объекта. Ничего страшного.

Свет в деревне отключили еще в полночь. Маханов погасил керосиновую лампу, лег на жесткий матрац, положил голову на подушку, укрылся солдатским одеялом – подарком двоюродного брата Михаила, который сейчас командовал артиллерийской батареей на Дальнем Востоке. В какое-то мгновение ему показалось что за окном что-то мелькнуло. Он поднялся, прислушался, ничего не услышал. «Нервы. Спокойно, здесь мне ничто не угрожает. Спать!»

Но не успел он забыться, как в окошко тихо постучали.

«Это еще что за дела? – недовольно подумал Маханов. – Кого там еще принесло? Семен? Не должен. Тогда кто?»

Он поднялся, надел брюки, сунул босые ноги в туфли, накинул рубашку и подошел к окну: на крыльце маячил силуэт.

– Кто там?

– Это я, Николай Иванович, Мирон Рылов, – негромко ответил сосед.

– Мирон Авдеевич?

– Он самый. Разговор есть, Николай Иванович.

– Не могли днем поговорить?

– Не решился. Хочу передать вам, что напоследок успел сказать ваш отец. Откройте, не хочу, чтобы меня увидели.

Слова Рылова заставили Маханова насторожиться. Он открыл дверь:

– Проходите.

– Темно-то как!

– В избе лампа.

– Я сейчас, фонарик зажгу.

Рылов полез в карман. Маханов двинулся назад, и тут сильный удар по голове свалил его с ног.

Последнее, что услышал Николай перед тем, как потерять сознание, было:

– Ух ты! Не слишком сильно?

После этого – черная пропасть.

Беспомощного Маханова уложили на кровать.

Ковалев сказал:

– Смотри за ним, я заберу вещи.

– Только керосиновую лампу не зажигайте.

– Без тебя знаю.

В комнате Ковалев пробыл недолго. Вышел с чемоданом, пиджаком и шляпой.

– А господин Маханов готовился к отъезду. Наверное, утром собирался выехать. Мне и собирать ничего не пришлось, он все сам уложил. Приятно иметь дело с аккуратными людьми.

– Вы не убили его?

– Ну что ты, Рылов? Я умею действовать жестко, но безопасно. Как потащим его к тебе?

– Огородом. Надо так пронести, чтобы не осталось никаких следов.

– Надо, значит, понесешь.

– Я?

– Ну не я же?

Рылов вздохнул.

Ковалев прикурил:

– Жди тут, да смотри в оба. По идее он будет в отключке еще минут десять. Но если очухается раньше, свяжи его от греха подальше, а то как бы он тебя не удавил.

– Угу, так надежней.

Рылов снял со стены моток веревки, связал Маханова. Подумав немного, засунул в рот кляп. Николай никак не среагировал на это.

Ковалев вышел во двор, обошел заднюю часть дома, негромко позвал:

– Дирк!

– Я, – раздалось в ответ.

– Как тут?

– Спокойно.

– Иди сюда!

Говорили они тихо – диверсанты знали свое дело.

Бессознательного Маханова перенесли в дом Рылова, там опустили в подвал, в потайное помещение, которое маскировали стеллажи с разной утварью. Туда же бросили чемодан и пиджак. Николая уложили на заранее приготовленную кровать, руки и ноги привязали к каркасу, кляп вытащили – он плохо дышал носом, мог задохнуться.

Ковалев вышел во двор, мигнул фонариком. Из кустов, словно призрак, появился майор Агеев. Его провели к пленнику.

– Приведи его в чувство, – кивнул он Коротко.

Тот плеснул из кувшина воды в лицо Николая. Маханов пришел в себя, увидел майора, дернулся было, но понял, что привязан.

– Майор, что все это значит?

– Ну, если быть точным, товарищ Маханов, то не майор, а гауптман.

– Вы немец?

– Да.

– И вы здесь?

– В этом вы видите что-то странное? Кому, как не вам знать, что в ближайшее время тут буду войска непобедимой Германии.

– Спорное утверждение.

– Нет, Николай Иванович. Это как раз сомнению не подлежит. Красной армии в ее нынешнем состоянии не под силу противостоять вермахту. Пройдет немного времени, я даже скажу точнее, не позднее ноября, в День вашей революции у мавзолея, как всегда, пройдет военный парад, только на этот раз – парад немецкой армии.

Маханов поморщился:

– У вас богатая фантазия, гауптман.

– Так будет, Николай Иванович. Помяните мое слово.

– Зачем я вам?

– Если бы вы были не нужны, мы бы не стали разрабатывать целую операцию.

– Значит… мой отец…

Агеев перебил его:

– Да, вашего отца пришлось убрать. Смею заверить, что он умер легкой смертью. Один укол, и все! Он не мучился. К тому же прожил долгую жизнь. А в последнее время существовал, а не жил. Сын забыл о нем, жена умерла, с братом отношения не ладились, сестра покойной жены далеко, в городе. Он страдал от одиночества, Николай Иванович. Разве можно так поступать с самым близким человеком?

– Не вам судить.

– Согласитесь, Николай Иванович, неплохо мы поработали.

Маханов отвернулся.

Майор кивнул Ковалеву. Тот силой вернул голову Николая на место – Агеев снова смотрел на него в упор.

– Не желаете разговаривать? Ради бога. Мне от вас лично ничего не надо. Вашей персоной займутся другие люди и уверяю вас, общение с ними не доставит вам удовольствия, если только вы не поведете себя правильно. Отдыхайте пока, кричать бессмысленно, отсюда вас никто не услышит. Питание и воду получите. Туалет? Вместо сортира, извините, ведро.

– Меня завтра же начнут искать.

Майор пожал плечами:

– Не спорю, начнут. Но не найдут. А если кто-то и пронюхает, что вы здесь, то нам придется отправить вас на небеса. В этом тоже есть свои плюсы, не так ли?

Маханов с усилием усмехнулся:

– Плюсы в смерти?

– Да. Вам осточертела работа на закрытом секретном объекте под постоянным контролем. Вы разочаровались в своей жене, оттого что знаете: она не сидит дома, когда вы находитесь на объекте. Госпожа Гридман не из тех женщин, что ждут мужей, сидя у окна. Она любит мужское общество, рестораны, благо жалованье супруга и положение отца позволяют ей беззаботно и весело проводить время. И как вас угораздило, Николай Иванович, жениться на этой… бабе?

– Вас это не касается!

– Хотели использовать положение тестя? Но вы и так поднялись бы по карьерной лестнице, с вашей-то головой! И вы еще можете подняться. В Германии перед вами будут открыты безграничные возможности.

– Идите вы к черту, майор.

– Большевистская упертость. Мне это знакомо. Странные вы люди, русские, вас ведут на расстрел, а вы кричите: «Да здравствует товарищ Сталин!» А ведь он обрек вас на смерть. Такого нет ни в одной стране мира!

Маханов нашел в себе силы усмехнуться:

– Вот поэтому ваша доблестная армия сгинет в России. Вам никогда не победить народ, который вы не понимаете, герр гауптман.

– Насколько же пропаганда может затуманить даже такую светлую голову, как ваша. Но это пройдет. Отдыхайте, Николай Иванович. У вас на это есть несколько дней.

Майор поднялся, приказал Ковалеву и Коротко:

– На выход!

– Гауптман, минуту! – окликнул его Маханов.

Тот обернулся:

– Слушаю вас.

– Вы убили моего отца?

– Нет. И не те люди, что прибыли со мной.

– Значит, Рылов?

– Это вы спросите у него. Он будет смотреть и ухаживать за вами, как за больным и самым дорогим человеком.

– Я его удавлю.

Майор пожал плечами.

– Попробуйте. Ничего не имею против, но – позже. Мы еще встретимся и совсем скоро. На этом прощаюсь, Николай Иванович.

– Прав был Семен, а я не поверил, идиот.

Агеев рассмеялся:

– На это и было рассчитано, господин ведущий конструктор.

Диверсанты поднялись в комнату. Рылов закрыл маскировку и стал у стола, вокруг которого расселись немцы.

– Что делать дальше, господин Алекс?

– Смотреть за односельчанином.

– Но он узнал, что это я… его отца.

– Ему сказали об этом.

– Все проныра этот, Семен Коробов. Господин Алекс, его надо убрать, он не даст мне покоя.

– Не паникуйте, Рылов, делайте свою работу без эмоций. Шофер ничего не докажет, да и некому в принципе доказывать. К тому же времени у местных органов на поиски товарища Маханова практически не осталось.

– Быстрее бы все началось.

– Начнется, Мирон. Терпение. Мы сейчас уйдем, тебе же придется действовать строго по инструкции. В этом, если хочешь, гарантия твоей жизни и твоего будущего.

– Я все понял, господин Алекс.

– Проводи нас.

– Прошу во двор.

Все трое вышли во двор и направились огородами к полю. По неглубокой балке дошли до леса, потом еще три километра вглубь, до елани (лесной поляны), где проходила грунтовая дорога. Там стоял «ГАЗ-А» с армейскими номерами. Машина пошла в сторону Олевска и далее, к городу, куда и прибыла на рассвете субботы, 21 июня 1941 года.


Рано утром Коробов зашел в контору. Председатель колхоза был уже на месте. Сидел за своим столом и писарь. Бухгалтер еще не подошла.

Коробов прошел в канцелярию:

– Здравия желаю, Алексей Викторович.

– Здравствуй, Семен. Скажу сразу – запчастей нет.

– И что мне делать?

– Ремонтируйся.

– Как, Алексей Викторович?

– А я не знаю, как хочешь.

У председателя колхоза был уставший вид. Должность – еще та, везде поспей, все проконтролируй, да еще и запчасти ищи.

Коробов спросил:

– Почему вы Рылова не запряжете?

Председатель только отмахнулся:

– Толку-то?

– А зарплату ему платите за что?

– Семен, оставь этот разговор!

– Правда – она никому не нужна, как будто вы чем-то обязаны этому хрычу.

– Ты еще обвини меня в кумовстве да напиши об этом в район.

– Я не стукач.

– Скажи лучше, Сеня, как вчера похороны Ивана Ивановича прошли?

– Все чин по чину.

– Мужики нажрались?

– Как ни странно, нет.

– Похоронили Ивана рядом с женой?

– Да.

– Зайду, положу цветы на могилу.

– Так чего мне делать, Алексей Викторович?

Председатель почесал затылок.

– Что делать? У нас на машинном дворе стоит старый грузовик, может, оттуда чего возьмешь?

– Там одна рама с дисками, все остальное уже пустили в ход.

– Ну тогда не знаю. В общем, займись другом своим, Николаем, он ученый человек, большую должность в Москве занимает.

– Говорил – инженер.

– Инженеры они разные бывают. В общем, на МТС обещали: в понедельник, 23-го числа подвезут запчасти. Их снабженец включил нашу полуторку в наряд. А может, и новую сразу дадут. В Олевске, слышал, на район шесть «ЗиС-5» выделяют.

Коробов машинально вздохнул:

– Эх, нам бы хоть один достался.

– Посмотрим, все это пока хлипко. В районе какая-то суета, предприятия работают, а люди мрачные.

– Войны ждут.

– Тьфу на тебя, Коробов. Не будет войны! Все ограничится провокациями.

– Ага. Ладно, с Махановым, так с Махановым. Пойду разбужу московского гостя, он сегодня собирался податься в столицу.

– Отчего так спешит?

– Говорит, надо на работу.

– Ну да, он человек занятой, не то что ты.

– А чего я? Давайте запчасти, я сделаю машину. Потом – хоть куда.

Из конторы Семен прошел к участку Махановых. Открыл калитку, зашел на крыльцо. Дернул дверь – закрыто. Постучал – в ответ тишина. Он перепрыгнул через боковину крыльца в палисадник. Постучал в окно – то же самое. Пошел вокруг дома, пытаясь рассмотреть, что там внутри. Маханова не было видно.

– Ну и спит дружок.

Вышел во двор. Задняя дверь открыта, в сортире никого нет. Подался в сени, оттуда в комнату. Везде порядок. Заглянул в спальню, удивился – и там Николая не было.

– Да что же это такое, не мог же он уехать, не попрощавшись?

Все обошел Коробов, Николая и след простыл. Не было ни его чемодана, ни его шляпы. Значит, уехал. Но на чем? Только на подводе Фомича. А что у нас дед Фомич?

Семен не стал обходить по улице, перелез через плетень на участок возчика и… столкнулся с ним лицом к лицу.

– Семен? Ты чего это, как вор, шатаешься по дворам?

– Николая искал, да не нашел. Он не договаривался с тобой ехать в Олевск?

– Мужики говорили, хотел вроде, да вчера, вишь, не вышло. Значит, утром должен прийти. Вот жду.

– Хм, странное дело получается. Исчез Колька Маханов…

– Его точно у себя на дворе нет?

– Все посмотрел – нету.

– Может, на кладбище пошел?

Коробов посмотрел на Фомича:

– А ты еще не весь ум пропил! Верно говоришь, Николай хотел до отъезда попрощаться с родителями. Точно – на кладбище он, пойду туда.

– Одна неувязочка, Сеня.

– Какая?

– Николай должен был сперва договориться, чтобы я готовил подводу, а потом идти на кладбище.

– Ну, спросонья, может, и не сообразил. Городские, они такие.

– Беги погляди, а я пока запрягу кобылу.

– Угу!

Коробов пришел на кладбище, но Маханова не было и там.

Семен забеспокоился. Обошел всю деревню. Его заприметил парторг Кулько:

– Ты чего, Коробов, бегаешь по деревне, будто потерял чего?

– Так оно и есть, Осип Макарович, потерял.

– Чего?

– Не чего, а кого. Колька Маханов исчез. Из деревни не выезжал, ни дома, ни на кладбище и вообще нигде на деревне его нет.

Парторг удивился:

– Нет Маханова, говоришь?

– Нету, Осип Макарович.

– А ну, идем, внимательней посмотрим.

– Думаете…

Парторг, в прошлом отчаянный буденновец и сотрудник правоохранительных органов, прервал шофера:

– Я ничего не думаю. Думать будем, когда хату посмотрим.

– Да я смотрел, все в порядке будто.

– Вот именно – будто.

– Ну, если вы так считаете, идемте.

– Уже сказал, только вида не показывай, что у нас ЧП – чрезвычайное происшествие.

Коробов взглянул на него:

– А у нас ЧП?

– Все может быть. Сам же повсюду трезвонишь: не своей смертью помер Иван Иванович.

– И до вас дошло?

– Плохой бы я был парторг, если бы не знал, что происходит в деревне.

– Стучат, значит. И когда эта зараза только пройдет? Навострился народ друг на друга кляузы писать.

– Ты мне прекращай подобные речи. Люди следуют направлению, указанному партией и правительством.

– Что-то я не слышал, чтобы партия…

И вновь парторг оборвал Коробова:

– Не продолжай, а то наговоришь лет на пять. Я не сдам, другие подсуетятся.

Они подошли к забору Махановых. Калитка открыта.

Парторг взглянул на Коробова:

– Твоя работа?

Тот утвердительно кивнул:

– Моя.

– Идем на крыльцо.

– Без толку, изнутри закрыто.

– Идем!

Парторг был прислан в деревню из города, где работал в областном Управлении НКВД следователем. Опыт разыскной работы у него имелся.

Коробов сунулся было на крыльцо, но Кулько остановил его:

– Погоди. Ты уже заходил сюда?

– Да.

– Ну-ка посмотрим, покажи свою подошву.

– Да чего тут на дереве разглядишь?

– Показывай.

Парторг осмотрел крыльцо:

– Да, ничего не разглядеть. Дальше куда пошел?

– Через боковину, в палисадник.

– А чего калиткой не воспользовался?

– Хотел, как быстрей.

Следов у дома не было.

Кулько осмотрел палисадник. На углу задержался:

– Тут кто-то был. Вон отпечаток четкий. Здесь всегда тень и влага. А дождь, если мне не изменяет память, был у нас в прошлое воскресенье.

Коробов кивнул:

– Да, лил как из ведра.

– Это отпечаток ботинка, такие у нас не носят.

– Значит, чужак?

– Может, сам Маханов оставил? У него что за обувь была?

– Туфли. Дорогие, модные, такие точно у нас не носят.

– Ну, следы можно сверить с теми, что на кладбище остались. Идем дальше. Ты выходил во двор?

– А как бы я попал в сени?

– Угу, тут тоже след, но не такой, как на углу. Хотя, черт его знает, может, и тот же.

Коробов воскликнул:

– Может лупу принести, у меня есть!

– Оставь ее у себя. Тут лупа не поможет.

Осип Макарович открыл дверь, держась за ручку через носовой платок. Прошли в сени.

– Здесь без собаки делать нечего. Может, что в комнатах найдем?

Они зашли в большую комнату.

Кулько остановил Коробова:

– Стой тут!

– Я же по всей хате ходил.

– Плохо, что ходил.

– Я не знал, что не надо.

– Ладно. Что здесь не так, Семен? Ты же часто бывал в доме?

– Да как часто? Вчера был.

– Вот и смотри.

– Да нет, вроде убрано все. Николай чистюлей еще с детства был.

– Скатерть на столе сдвинута.

– Может быть. Это он вещи собирал.

– А в спальне что?

– Вот там постель заправлена кое-как, будто впопыхах. А Николай, говорю, чистюля был и за порядком следил. Он так бы не заправил. И как я раньше не додумался?

Кулько, стараясь держаться ближе к стене, прошел в спальню. Кровать действительно заправлена кое-как. Чувствовалось, что спешили.

– Так-так-так! Неужели у Николая были гости? – Кулько посмотрел на Коробова.

– Из местных – вряд ли. Может, кто чужой?

– Вон и половик сдвинут, почему?

– Ну это сплошь и рядом.

– У меня, например, половики не сдвинуты. Чемодана, пиджака, шляпы нет. Ну что ж, пошли на выход, через сени во двор, посмотрим огород.

В огороде нашли следы. И здесь отпечаток был тот же, что у дома. Четкий.

На берегу еще один такой же. На песке вмятина – видно, что прибыла лодка, которую потом убрали.

– Да-а, – протянул Кулько, – придется милицию вызывать.

– Значит, все же чужаки?

– Похоже, милиция должна разобраться.

– Ага, – скривился Коробов, – пришлют опять участкового Поленко, как с Иваном Ивановичем. А он и в самом деле, полено.

– Я поговорю, чтобы оперативную группу из районного отделения прислали. Ты побудь тут. Твоя задача, Семен, никого к дому не подпускать, понял?

– Так точно, Осип Макарович.

– Давай, а я пошел звонить в район.

– Не беспокойтесь, никого не подпущу.

Парторг ушел. Коробов сел на бревно у забора, отсюда было видно и палисадник, и сарай, и дом, и большую часть двора с плетнем.

Не прошло и десяти минут, как из своей хаты вышел агент по снабжению Рылов.

Семен пробурчал про себя:

– Твоей морды протокольной тут как раз не хватало.

Но мельком посмотрел на его обувь. Обувь как обувь. Сапоги – это не ботинки.

Рылов поздоровался:

– День добрый, Семен!

– Здорово, дядя Мирон.

– Ты чего тут сидишь, не заходишь? Николай должен выйти?

– Тебе-то, дядь Мирон, какое дело?

– Просто спросил. И чего ты на меня косишься все, Семен, я тебе, что – дорогу перешел?

– Да не кошусь я. Просто не по нраву ты мне, честно говорю.

– Это хорошо, что честно. Хоть и непонятна мне причина твоего предвзятого ко мне отношения.

– Смотри, каких слов нахватался. Ты бы, Мирон Авдеевич, лучше обязанностями своими занимался. А то машина колхозная третий день простаивает. Председатель мечется, ищет запчасти, а тебе все равно.

– Нет, не все равно. Алексей Викторович говорил мне, что надо найти запчасти, а сам машину не дает.

– Хочешь сказать, нашел бы?

– Думаю, да.

– Так скажи Тетерину, он даст тебе машину.

– Не дает, просил уже. Нам ведь не только запчасти нужны, автомобиль требуется председателю и для других дел. Чего-то не выходит Николай-то.

– Выйдет, придет время. А ты бы шел дальше, дядя Мирон.

Рылов пожал плечами и направился к конторе.

Как только агент по снабжению ушел, Коробов кинулся смотреть отпечатки его сапог. Но не успел он как следует присмотреться, как услышал позади себя несмешливый ребячий голос:

– Ты чего, дядя Семен, на земле вынюхиваешь, потерял чего?

– Пятак! А ты чего тут?

– Да просто. Гуляю.

Это был паренек с Центральной улицы, деревенские звали его Пашка-Пескарь. Рыбу любил ловить. Пропадал на реке целыми днями, если, конечно, председатель не выгонял всех в поле мотыжить или косить.

– Пятак, говоришь, а если найду, мой будет?

– Раскатал губу.

– Ну тогда сам ищи.

– Ты на реку?

– Ну.

– А чего без снастей?

– Удочки у меня там под кустом спрятаны, рядом с лодками.

– Расчетливый. Это чтобы не таскать туда-сюда?

– Ну да.

– Не зря тебя Пескарем прозвали.

– Дураки прозвали. А мне все равно. Ладно, не нужен мне твой пятак, пойду, надо еще червей навозных накопать.

– Да иди ты, куда хочешь. Хотя, погодь. – в голове у Коробова мелькнула мысль, – погоди-ка, Паша. Ты вчера тоже рыбачил?

– Знамо дело, и рыбачил, и купался. Но только вечером, днем отец заставил на огороде горбатиться.

– Не перетрудился?

– Ты, гляжу, тоже. Шоферить – не в поле гнуться.

– Много ты понимаешь! Значит, вечером ты был на реке?

– Сказал же – да.

– А далеко от огорода Махановых?

– Выше по течению, недалеко.

– И до ночи был на реке?

– Покуда совсем не стемнело.

– Скажи, Пескарь, кто-нибудь отплывал на лодке?

Парень задумался:

– При мне нет, а вот попозже…

Коробов воскликнул:

– Что попозже?

– Я с реки ушел, а домой-то не пошел. К Натахе заглянул… черт…

– Да ладно, говори. Всей деревне и так известно, что ты к дочке председателя липнешь.

– В общем, пошел я к Натахе. Встал у плетня, жду – выйти она должна была. Долго ждал, она так и не пришла. Так вот, пока я ждал, почудилось мне, к реке кто-то вышел. Потом скрипнули уключины, плеснула вода, и все стихло.

– Значит, кто-то отплывал?

Парень вздохнул:

– Не могу точно сказать, дядя Семен, может мне почудилось…

Коробов прервал парня:

– Чего ж ты на реку не вернулся, не проверил?

– А оно мне надо? Я Натаху ждал, а она обманула. Сегодня выговор ей сделаю.

– Ты где будешь?

Пескарь не без удивления взглянул на Семена:

– Сказал же, на реке.

– Река большая.

– А чего ты так интересуешься?

– Можешь понадобиться.

– Ну уж нет. Я ничего не видел, ничего не слышал.

– Это ты милиции скажешь.

– Милиции? – Парень открыл от удивления рот.

– Ну да. И милиции, и Осипу Макаровичу нашему, Кулько.

– А чего я-то?

– Так где ты будешь? Только точно.

– Там, где ивы, между мостков, с которых бабы белье полоскают.

– Это позади огорода Степана Маханова?

– Ну, почти, чуток правее, если с берега смотреть.

– Ясно! Ступай, но оттуда ни ногой. Дело серьезное, Паша.

– Ладно. А чего случилось-то?

– Ты Николая Ивановича Маханова видел?

– Это сына Ивана Ивановича?

– Да.

– Видел, как не видеть. Его дед Фомич на подводе из района привез.

– Вечером видел?

– Вечером – нет. А что, неужто пропал?

– Ты язык держи за зубами! А то привлекут.

– За что?

– За то.

– Испортил ты мне всю рыбалку, дядя Семен, а я таких червей накопал!

– Ничего, в другой раз наловишь. Иди.

Парень, шмыгнув носом, направился к реке.

Вскоре вернулся Кулько:

– Позвонил в район. Сюда едет начальник отделения НКВД, участковый и эксперт Золотов.

– Как насчет собаки?

– В районном отделении разыскных собак нет. Из города вряд ли вызывать станут.

Коробов стал докладывать:

– Был тут Пашка-Пескарь.

– И что?

– Он вчера слышал, как кто-то отплывал на лодке.

– Слышал или видел?

– Слышал.

– Мало ли чего он слышал! А как он прознал, что это была лодка?

– Я же говорю, он слышал скрип уключин и всплеск воды. Хотя сам он сомневается, что это была лодка. А я вот почему-то уверен, что так оно и было. Кто мог незаметно уходить из деревни? Только Рылов!

Парторг покачал головой:

– И чего тебе этот Рылов покоя не дает?

– Мутный он мужик.

– Мало ли таких, себе на уме?

– Есть, не спорю, но у нас на деревне он – один. Я вот что думаю, Осип Макарович, надо бы дом Рылова осмотреть.

– С чего бы?

– Сами посудите, ну не мог Колька взять так просто и исчезнуть. Чую, похитили его.

– Ну ты даешь! Зачем?

– А вот этого я не знаю. Вы по-моему хотели сличить следы тут и на кладбище?

Кулько вздохнул:

– Уже сличил. Из правления прошел до кладбища, посмотрел вокруг могилы Ивана Ивановича. Следов много, но таких, как тут, нет.

– Значит, чужак. Опять-таки, к кому мог приехать чужак? Только к Рылову. Он один живет, другие все на виду.

Кулько улыбнулся:

– Хорошо сказал. Но у нас нет оснований для осмотра хаты Рылова. Для этого ордер прокурора требуется.

Коробов усмехнулся:

– Да ладно! Когда других брали, никто никаких бумаг не видел!

Кулько заметил:

– Не видел и не было – две разные вещи. Поверь мне, ни один арест не проходит без санкции прокурора. Другое дело, когда задержали с поличным на месте преступления. А у нас нет преступления. Только подозрения, Сеня, а этого маловато. Надо бы мне самому с Пескарем поговорить. Где он?

– На реке. Между двух мостков под ивами.

– Пойдем, прогуляемся.

Пашка-Пескарь оказался на месте. Успел вытащить тройку приличных лопырей. Был доволен. Увидев парторга и Коробова, сплюнул, забросил наживу, положил удочку на самодельную рогатку и вышел навстречу.

Кулько поговорил с ним и велел идти домой, находиться там неотлучно до приезда оперативной группы.

Через полчаса в деревню прибыли майор Авдеев Владимир Александрович, лейтенант Поленко Игнат и средних лет мужчина в штатском, похожий на ученого, с чемоданом и в очках круглой формы.

«Эмку» вел участковый. Они подъехали к дому Маханова, как и просил Кулько. Все трое вышли из машины, Авдеев подошел к Кулько. Они хорошо знали друг друга и общались без формальностей:

– Ну, здоров, Осип, что тут у тебя за происшествие?

– Приветствую, Володя. Да вот Колька Маханов, что вчера из Москвы на похороны отца приехал, пропал.

– Пропал, говоришь? А может, уехал?

– На чем? Из деревни никто сегодня не выезжал, ночью – тем более. Вечером Маханов был дома, вот свидетель – колхозный шофер Семен Коробов. Они с Махановым еще с детства дружат, вчера вместе были. Не пешком же Николай Иванович пошел? Никакой надобности в этом не было. Фомич рядом, это сосед Маханова, Дубко Николай Фомич, он встречал Маханова в Олевске.

Авдеев повернулся к Золотову:

– Павел Яковлевич, вместе с участковым осмотрите участок Маханова. Я буду здесь.

– Хорошо, товарищ майор.

Эксперт и участковый пошли к крыльцу.

Коробова отправили за Пашкой-Пескарем. Авдеев подробно его опросил. Пашка отвечал подробно, но больше, чем до этого, сказать не мог.

Коробов настаивал на осмотре дома Рылова. Тот тоже объявился после прибытия оперативной группы – весть о пропаже Маханова облетела деревню мгновенно. Пришел и дядя Николая, Степан. Начала собираться толпа.

Майор Авдеев расспросил сначала Степана Маханова, потом взялся за Рылова:

– Что-то у вас, товарищ агент по снабжению, вид усталый. Не спали ночь?

– Почему же, спал. А вид? Нездоровится что-то, может, простыл – искупался вчера.

– Да чего простывать-то, вечером тепло было, – возразил Семен.

– У каждого свой организм, – недовольно отозвался Рылов.

Авдеев прищурился:

– А скажите, Мирон Авдеевич, вчера к вам гости не приходили?

Вопрос был неожиданным для всех.

Рылов как будто был готов к нему. Он умело изобразил удивление:

– О каких гостях вы говорите, товарищ майор? Ко мне никто не приезжал, откуда? Если кто когда и приезжал, то все видели. У нас тут ничего не утаишь.

Начальник отделения кивнул:

– Это так. А сами вы лодкой ближе к полуночи не пользовались?

– Да что вы, товарищ майор! Куда плавать-то? Я, как только недомогание почувствовал, сразу спать лег.

– Может, слышали что на реке?

– Нет, ничего не слышал.

– Вы сейчас домой?

– Да, отпросился у товарища Тетерина. Выпью лекарство да отлежусь денек.

– Значит, дома будете?

– Да. Зайти желаете?

– Посмотрим.

– Заходите, я гостям всегда рад, да вот только никто ко мне не ходит. Чем-то я не угодил людям, а чем – понять не могу. Так я дома буду, дверь оставлю открытой. Будет нужда – милости просим.

Рылов кивнул и направился к своему дому.

Как только он ушел, Коробов присел и стал разглядывать отпечаток сапог Рылова.

Майор усмехнулся:

– Местный следопыт?

Парторг ответил:

– Друг детства пропавшего Маханова. Рылова на дух не переносит. Просил осмотреть его хату.

– Это неплохо, что человек проявляет рвение. Побольше бы нам таких помощников.

– Все полезно в меру. А Семен иной раз такое выкинет, что подумаешь, лучше бы был, как Рылов, – незаметным.

– Это его, Рылова, сына репрессировали?

– Да.

– Сам злобу на советскую власть затаил?

– Отчасти это проявляется.

Из калитки вышел эксперт:

– Осмотрели, Владимир Александрович.

– Есть что-нибудь интересное?

– След один, отличный от других, больше ничего, да и немудрено – похороны были, сколько людей прошло! Но один след есть. Его явно неместный оставил. Пойду к реке.

– Тебе кого-нибудь в помощники дать?

Эксперт посмотрел на Пашку-Пескаря, сидевшего поодаль на бревне:

– Не надо, обойдусь.

– Ну дело твое. Работай, Павел Яковлевич.

Эксперт ушел.

Кулько и майор закурили. В это время прибежал сын писаря.

– Товарищ майор Авдеев?

– Да, а что?

– Вам срочно надо прийти в совет.

– Что случилось?

– Вас к телефону вызывают – начальник областного Управления Наркомата государственной безопасности.

Кулько присвистнул:

– Ух ты, из Управления НКВД по области? Это серьезно, Владимир Александрович.

Но тот уже не слышал – спешил в здание конторы.

Глава четвертая

В субботу, 21 июня, майор ГБ Петр Анатольевич Платов выехал на объект «Сосны». Тридцать километров «Эмка» Платова прошла за полчаса. С шоссе вышла на второстепенную дорогу, проехала еще пять километров по лесу и, миновав КПП, остановилась во дворе главного корпуса.

Корпусов было всего два: один производственный, другой жилой, для персонала конструкторского бюро. Семьи сотрудников проживали в Москве, а их самих в последнее время отпускали домой очень редко, только по уважительным причинам.

Навстречу прибывшим спешил капитан госбезопасности Ройман. Он успел подскочить к машине до того, как вышел Платов, услужливо распахнул дверку:

– Здравия желаю, товарищ майор!

– Приветствую, Леонид Львович. – Платов потянулся: – Хорошо у вас здесь. Сосновый лес, природа, прямо как в санатории.

– Так в этом ваша заслуга, Петр Анатольевич.

– Не преувеличивай и не лебези, капитан, не люблю я этого.

– Так я же с уважением, почему «лебези»? Обидно.

Платов улыбнулся:

– Ладно, докладывай, что у вас тут, мне еще к товарищу Берии надо до ужина успеть.

Капитан скривился, как от зубной боли:

– У нас, товарищ майор, как бы это сказать, – ЧП!

– Чего? – Платов посмотрел на начальника объекта. – Ты чего мямлишь? Говори, что произошло?

– Да пока ничего страшного. Ведущий конструктор Маханов не вернулся вовремя.

Планов смотрел на Роймана:

– В смысле не вернулся. А куда он выезжал?

– Домой, в Москву.

– На каком основании?

– Подал заявление – по личным, так сказать, мотивам.

– Дальше.

– А вы разве не знаете?

– Ройман, стал бы я тебя спрашивать, если бы знал?

– Ну, Гриневский, обманул.

– Да в чем дело, доложишь ты наконец или нет?

– Пройдемте ко мне в кабинет.

Они зашли в главный корпус, на первом этаже которого находился просторный кабинет Роймана. Здесь стоял стол, обитый зеленым сукном, такие же с зеленой обивкой стулья, посреди стола возвышалась стопка бумаги, в шкафу у стены – сейф и стеллаж с полками. На окнах – строгие темные шторы.

Платов сел на место начальника бюро, капитану пришлось устраиваться напротив, там, где обычно сидели сотрудники.

– Так в чем дело, капитан? – повторил свой вопрос Платов.

– У Маханова умер отец, телеграмму он получил поздно вечером, когда уже был дома. Как говорит главный конструктор, Николай Иванович пытался дозвониться до меня, чтобы отпроситься на похороны, но не смог, хотя я постоянно на связи. Видимо, знал, что не отпущу. А главный конструктор, Гриневский, сказал ему: «Езжай, только туда и обратно».

Платов повысил голос:

– Разве главный конструктор наделен полномочиями отпускать сотрудников в отпуск?

– Нет, это на мне. Но я ничего не знал.

– Куда уехал Маханов?

– Сейчас, в личном деле есть адрес.

Он порылся в папке и протянул начальнику листок.

– Еще не лучше, – проговорил Платов, – деревня в Украинском Полесье!

– Но это раньше там была граница, а сейчас она отодвинута, если вы намекаете на это!

– Капитан, я никогда, ни на что не намекаю. Я констатирую факт: вами допущена преступная халатность, в результате которой ведущий конструктор бюро, посвященный в работу под грифом «совершенно секретно»… да что там посвященный – являющийся одной из ключевых фигур в разработке новейших средств связи для нашей внешней разведки, самовольно покинул объект. Вы представляете, что вам за это грозит?

Капитан побледнел. Он-то уж очень хорошо знал, как работает карательная машина НКВД.

– Но, товарищ майор, я не отпускал Маханова, это все Гриневский.

– Когда уехал Маханов?

– Так, сейчас соображу. Домой его отпустили 18-го числа, когда вечером он получил телеграмму. Уехал он 19-го, похороны обычно проходят на третий день, значит 20-го он должен был прибыть на место… – Ройман заглянул в личное дело Маханова: – В деревню Горбино Олевского района. Это пятьдесят километров от областного центра. И соответственно должен был вернуться в понедельник утром на объект.

Платов встал из-за стола, прошелся по кабинету:

– Ты представляешь, Ройман, в какую ситуацию ты себя загнал? Главного конструктора не арестуют, от него слишком многое зависит, не тронут и Маханова, он тоже нужен для продолжения работы. А вот тебя… легко заменить. И, чтобы секреты, в которые ты посвящен, не ушли на сторону, приговор тебе вынесут быстро, и ты знаешь, какой.

– Но… товарищ майор, я же не виноват. Я столько сделал, чтобы объект функционировал в полном режиме. Ни себя, ни людей не жалел.

– Это ты председателю суда скажешь.

Ройман заплакал:

– Но как же так? Я же не враг.

– Утри сопли, капитан!

– Да-да, конечно. Вы заберете меня с собой?

– Зачем? Я поставлю в известность начальника охраны, он присмотрит за тобой, чтобы ты глупостей не наделал, а заберут тебя другие люди. Ты это очень хорошо и без меня знаешь.

– Черт бы побрал этих конструкторов.

– Они пользу стране приносят, а ты – обеспечиваешь их работу. Улавливаешь разницу?

Ройман усилием воли заставил себя успокоиться.

– Вы правы, товарищ майор государственной безопасности, я совершил преступление и готов понести за это любое наказание… вплоть до расстрела.

Платов с иронией посмотрел на капитана:

– Прекрати, Ройман. Арестовать и предать тебя суду трибунала мы всегда успеем. Надо подумать, как исправить ситуацию.

Ройман встрепенулся:

– Я готов! Скажите, что делать?

– Это ты должен сказать мне, что делать.

– В первую очередь срочно связаться с Олевском и Горбино. Вызвать Маханова на связь, убедиться, что он на месте, передать ему приказ: немедленно вернуться в Москву. Обеспечить безопасность по всему пути. Обязать секретаря райкома или председателя исполкома предоставить Маханову автомобиль до города, а начальника отделения НКГБ по району – назначить сопровождающих. В Москве его встречу я, доставлю на объект, и больше он у меня отсюда ни ногой. Если только с вашего разрешения.

– Связывайся, – решил Платов.

Ройман замялся.

– Ну что еще, капитан?

– Вы, товарищ майор, товарищу Берии о произошедшем доложите?

– Конечно. Это мой долг.

Капитан обреченно вздохнул:

– Ну, тогда мне конец…

– Не спеши умирать, занимайся делами. Твоя жизнь никому не нужна, но искупить вину придется.

– Я готов, все что угодно – снимите с должности, разжалуйте до рядового, отправьте в войска.

– Это с твоими-то знаниями об объекте?

– Ну, тогда в охрану.

– Не суетись. Обеспечь скорейшее возвращение Маханова. Тогда я… замолвлю за тебя словечко.

– Спасибо, товарищ майор!

– Рано благодаришь, пока не за что.

Платов собрался было уходить, но остановился в дверях. Ройман смотрел на него испуганным взглядом.

– А стоит ли тебе светиться?

– Я представлюсь чужим именем.

– Считаешь, на местах дураки сидят? Они в момент раскроют тебя. Нет, Ройман, продолжай руководить бюро, а Махановым займусь я лично.

– Но тогда, мне в заслугу ставить будет нечего. Я остаюсь вне игры.

– На тебе секретный объект. И заметь, я не отстраняю тебя от должности. Все, хватит разговоров. Занимайся объектом, я поехал в Москву.

– Товарищ майор, вы уж там Лаврентию Павловичу…

– Я сказал, занимайся объектом и не вздумай прессовать профессора Гриневского. Второй оплошности тебе точно не простят. А у него, если не забыл, право прямой связи с товарищем Берией.

– Да я и не думал.

Платов вышел во двор. Водитель открыл дверку. Машина выехала с объекта «Сосны» и через сорок минут уже была в Москве.

– Дальше куда, Петр Анатольевич? – спросил водитель, сержант в штатском.

– На Малую Никитскую.


«Эмка» въехала во двор дома генерального комиссара государственной безопасности и остановилась у здания с табличкой «28». Это был особняк. Человеку такого ранга и жилье соответствующее полагалось. От пропускного пункта к машине подошел человек в штатском.

– Здравия желаю, товарищ майор.

– Лаврентий Павлович у себя?

– Да, но собирается в Кремль. Проедете внутрь?

– Пройду.

– Пожалуйста.

Офицер охраны сопроводил Платова во двор особняка.

Там его встретил порученец:

– Петр Анатольевич, у вас срочное дело?

– Да, как сказать, в принципе может подождать.

– Ну, тогда…

Он не договорил, ко входу подъехал черный «Паккард», из здания вышел Берия. Он был в светлом облегченном дорогом костюме, лакированных туфлях, при галстуке, в руках держал шляпу. Позади шел старший помощник с портфелем.

Платов двинулся ему навстречу:

– Лаврентий Павлович?

– Петр Анатольевич? Что случилось? Только давай быстро, товарищ Сталин срочно вызывает в Кремль.

Платов замялся:

– Тогда разрешите прибыть позже?

– Я не знаю, когда освобожусь.

– В Управлении узнаю и подъеду сюда.

– Почему не в Кремль?

Платов отступил в сторону:

– Нечего там глаза мозолить высокому руководству.

– Я тоже не люблю Кремль – тесно в нем. Ладно, майор, будь в Управлении, как приеду – позвоню.

– Есть, товарищ генеральный комиссар государственной безопасности.

Берия сел в «Паккард», ворота особняка открылись. Машина Берии выехала первой, за ней пристроился «ЗиС-101» личной охраны. Лаврентий Павлович не любил, когда его охраняли, но таков был порядок обеспечения безопасности высших лиц государства.

Платов прошел к своей «Эмке», сел на переднее сиденье, кивнул водителю:

– В Управление.

– Есть, товарищ майор.

Народный комиссариат государственной безопасности, образованный в феврале 1941 года, находился недалеко, как и Комиссариат Внутренних дел, откуда, собственно, и была выделена структура Государственной безопасности.

В кабинете Платов снял трубку телефона:

– Соедините меня с областным Управлением НКГБ, с товарищем Фришем.

– Минуту.

Через некоторое время послышался хриплый мужской голос:

– Старший майор Фриш на проводе.

– Это майор Платов, приветствую, Давид Авидович.

– Добрый день. Не ожидал вашего звонка, товарищ Платов.

– У меня к вам просьба, Давид Авидович.

– Слушаю, Петр Анатольевич.

Платов рассказал начальнику областного Управления о происшествии с Махановым.

– Он должен находиться в деревне Горбино, Олевского района.

– И что надо сделать?

– Организовать его срочный выезд в Москву. Предоставить транспорт, билеты на поезд – в общем, все, чтобы он немедленно выехал в столицу. До города следует выделить сопровождение.

– Это такая важная личность?

– Неуместный вопрос, товарищ старший майор. Скажу одно, Маханов находится под личным контролем товарища Берии.

– Я все понял. – Голос областного начальника тут же изменился. – Сейчас же свяжусь с органами власти на местах, назначу ответственного, который займется отъездом товарища Маханова в Москву.

– Благодарю вас. Прошу сообщить мне, когда он сядет в поезд, номер вагона и места, хотя… Маханов ведь поедет с пересадкой в Киеве?

– Да.

– Тогда сообщите, кто будет сопровождать его до Киева.

– Сделаем, Петр Анатольевич. Если возникнет необходимость связаться с вами, как это сделать?

– Вы предполагаете, что-то может случиться?

– Всякое бывает.

– До вечера я буду в Управлении, звоните сюда.

– Понял, до связи!

– До связи, Давид Авидович.

Начальник областного Управления НКГБ после разговора с Платовым тут же приказал дежурному по пункту связи вызвать напрямую кого-нибудь из руководства колхоза «Звезда» в деревне Горбино.

Дежурный связался с сельсоветом:

– Председатель местного совета Бобрин Захар Федотович. Слушаю.

– Это начальник областного Управления НКГБ старший майор госбезопасности Фриш.

Председатель сельсовета подтянулся:

– Да, товарищ Фриш?

– У вас должен находиться товарищ Маханов Николай Иванович. Он приезжал на похороны отца. Мне необходимо срочно поговорить с ним.

– С Махановым? Но он… – Бобрин замялся.

Старший майор повысил голос:

– Что – «он»?

– Извините, вам лучше переговорить с начальником отделения НКВД, товарищем Авдеевым.

– Владимир Александрович у вас?

– Да, и не только он.

– Что случилось?

– Плохо слышу… Посылаю за товарищем Авдеевым.

– Хорошо, жду.

Председатель сельсовета аккуратно положил трубку на стол и вышел в коридор.


– Майор Авдеев.

– Старший майор Фриш.

– Добрый день, Давид Авидович.

– Приветствую, что вы делаете в Горбино?

– Я обязан отчитываться перед вами?

– Дело очень серьезное, майор. Где Маханов Николай Иванович?

– Исчез. Я здесь по этому делу.

Фриш как будто замер:

– Как это исчез?

– Вечером был на поминках, а утром исчез. Из деревни, по данным свидетелей, не выезжал. А почему такой шум, Давид Авидович?

– А потому, – не сдержался Фриш, – что этот Маханов на особом контроле самого товарища Берии.

Авдеев растерялся:

– Обычный инженер?

– Что предпринимаете, майор?

– В деревне работает оперативная группа под моим руководством. Ищем Маханова, товарищ старший майор госбезопасности.

– Я бы посоветовал вам как можно быстрее найти этого человека, пока не последовали оргвыводы, а они могут быть очень серьезными.

– А мы тут при чем? Нас не поставили в известность, что в район приезжает такой важный человек. Предупредили бы – мы бы, как положено, выделили и охрану, и машину.

Начальник областного управления прервал майора:

– Это демагогия. У вас пропал человек, владеющий секретной информацией. Вы обязаны его найти! Потребуется помощь, звоните лично мне, начальника Управления НКВД я предупрежу. Не теряйте времени. Проверьте все, привлекайте местное население, пройдите реку неводом, не исключено, что он утонул, обыщите все дома. Не вас мне учить, как проводить следственные действия в сложившейся обстановке.

– Так точно, товарищ старший майор госбезопасности.

– И держите меня в курсе.

– Есть.

Начальник Управления отключился. Майор Авдеев положил трубку на рычаги аппарата. Тут же возник председатель сельсовета:

– У нас большие неприятности, Владимир Александрович?

– Вы даже представить не можете, какие большие. Мне нужно человек пять местного актива.

– Найдем. Куда прислать?

– К дому Маханова, я буду там.

– Слушаюсь.

Авдеев вернулся к участку Маханова. Взволнованный важным звонком, Кулько спросил:

– Что, Владимир Александрович?

– Маханова контролировал сам Берия.

– Вот так-та-а-к, ай да Коля, кто бы мог подумать!

– Понимаете, что теперь мы просто обязаны его найти, живым или мертвым?!

Кулько почесал затылок:

– Понимать-то понимаю, да где искать-то?

– Бобрин выделит людей из актива. Часть направим на реку. Пусть возьмут невод да пройдут от деревни вниз по течению, осмотрят берега, осоку.

– Думаете, потонул Николай?

– Ничего я не думаю.

– А как же Пескарь… то есть Павел Перегудов? Он же показал, что слышал, как от берега отходила лодка.

– Ты не разговоры разводи, а давай людей, будем обыскивать дома.

– Это народу не понравится.

– А мне плевать, кому что понравится. Я могу через начальника областного Управления целую роту сюда вызвать. Они церемониться не станут – вывернут твою деревню наизнанку.

– Ладно, не горячитесь, сделаем все, как надо.

Подошли пятеро активистов. Троих майор Авдеев отправил на реку, двоих оставил при себе. Плюс Коробов.

– С чего начнем? – спросил майор.

Вперед выступил Коробов:

– С хаты снабженца Рылова.

– Пожалуй, ты прав, шофер, у него крайняя хата, от нее и будем плясать.

Подошел эксперт:

– Были тут посторонние люди, Владимир Александрович, точно были. Пришли скорее всего на лодке. А лодку им предоставил кто-то из местных.

– У вас, Павел Яковлевич, тут работа еще есть?

– Нет.

– Тогда возглавьте вместе с участковым группу по осмотру домов. На вас – Центральная улица. Я с парторгом и шофером пойду по Речной, затем все вместе прочешем выселки вдоль леса.

– Лесной массив тоже осматривать будем?

Авдеев вздохнул:

– Чтобы его осмотреть нужен месяц и как минимум батальон солдат. Но если надо, будем смотреть и лес, все будем смотреть.

Участковый забрал двух активистов и эксперта, и всем скопом они двинулись к Центральной улице.

Авдеев, Кулько и Коробов направились к дому Рылова.

Снабженец встретил их у калитки.

Майор заявил:

– Мы должны осмотреть ваш дом, товарищ Рылов.

Снабженец изобразил удивление:

– Меня подозревают в похищении Николая Маханова?

– Я сказал, что нам нужно осмотреть ваш дом.

– Пожалуйста, прошу.

Рылов спокойно направился к крыльцу. За ним двинулись Авдеев и Коробов. Парторг Кулько остался осматривать хозяйственные постройки.

В доме Рылова было мрачно, но чисто. Немудрено – жил он один, сорить некому.

Осмотрели сени, подсобку, комнаты.

Рылов присел на табурет у стола.

– Где вход в подвал? – спросил Коробов.

– Как будто не знаешь. Дома-то в деревне – все одинаковые.

– Ну да.

Крышка люка обнаружилась в каморке у печи. Авдеев кивнул Рылову:

– Открывай да керосиновую лампу зажги.

Рылов вздохнул, но подчинился.

Майор внимательно смотрел за ним: хозяин дома вел себя по-прежнему спокойно. Это спокойствие и равнодушие давило на майора. Не может так вести себя человек, прятавший в доме похищенного соседа. Авдеев забрал лампу, спустился по лестнице вниз. Следом Коробов, позади – сам Рылов.

На полках стояли разные банки, корзины, чугунки, кастрюли, с потолка свисали гирлянды чеснока и лука. Один жил Рылов, а запасался под завязку. Хотя как в деревне без запасов? На те деньги, что платили в колхозе, без своего хозяйства не прожить.

Майор осмотрелся:

– А что это?

Он указал на стеллажи.

– Да вот сделал, в городе как-то такие видел. Удобно, все сразу в одном месте и опять-таки – порядок.

– Ну да.

Коробов подошел к стеллажам, покачал, потрогал полки, толкнул заднюю фанерную стенку – все крепко.

– Осторожней ты! Не для того делал.

– Не бойся, не сломаю. И где это ты такую конструкцию подглядел?

Рылов улыбнулся:

– Тоже хочешь сделать?

– Мы и без этого обойдемся. Так где?

– А ты, Сеня, что, уже в милиции работаешь? Ну, ладно-ладно, – огрызнулся Рылов, заметив, как набычился Семен, – не помню я, где точно.

– Здесь ничего, – прервал их перепалку Авдеев, – все наверх!

Не хотел уходить Коробов, словно чуял – тут надо искать, но майор приказал – надо было подчиняться. Поднялись в комнату.

Пришел Кулько.

– Посмотрел новый погреб, сарай, овин, сад, огород – ничего подозрительного. Свежей земли нигде нет, грунт везде твердый. Я там птицу распустил, Мирон, соберешь?

Рылов вздохнул:

– Соберу, куда деваться. Я же все понимаю.

– А где твоя лодка? – спросил Коробов.

Рылов бросил на Семена острый взгляд:

– Где ж ей быть? За огородом, на берегу.

– И весла там?

– Ты же знаешь, не принято их убирать, и лодку на замок не запирают.

Коробов взглянул на Авдеева:

– Я посмотрю, товарищ майор?

– Что? – не понял Авдеев.

– Лодку.

– Да чего ее смотреть? Даже и найдешь чего, так – лодку любой из деревни взять мог. Особенно пацанва. Идем к другому соседу.

– К Фомичу? Не-е, там искать без толку, – решительно заявил Коробов.

Авдеев наклонился к нему:

– Ты будешь мне указывать? А не хочешь – заставлю все сортиры на деревне проверить!

– Могу и сортиры, – ответил Коробов, – Колька мне друг, ради него что хочешь сделаю.

– Что ж не усмотрел за другом-то? – с укором спросил парторг.

– А я ему не охранник. Посидели, поговорили да разошлись.

– Вот и иди дальше. К Дубко.

До позднего вечера осматривали они дома, поле, реку, ближние опушки леса – Маханова нигде не было. В конце концов, Коробова с активистами отпустили домой.

В сельсовете остались майор Авдеев, участковый лейтенант Поленко, эксперт Золотов, секретарь парторганизации Кулько и председатель колхоза Тетерин. Бобрин ввиду недомогания жены ушел домой.

Расселись вокруг стола.

Авдеев снял трубку телефонного аппарата:

– Девушка, с городом соедините. Что значит – «линия занята»? Это майор Авдеев, мне нужен начальник областного Управления НКГБ… Вот, другое дело.

– Слушаю тебя, майор, – ответил на том конце провода старший майор госбезопасности.

Авдеев доложил о проведенных мероприятиях.

– Значит, не нашли Маханова?

– Нет, товарищ старший майор госбезопасности. Из деревни он не выезжал, мог, правда, уйти пешком, но…

– В ночь? Десять верст?

– Да кто знает этих московских?

– Ну, предположим, ушел Маханов в Олевск. И что ему там делать? Автобус в город идет в 16.00. Я подключил линейный отдел милиции. Не было Маханова в автобусе, и в поезд он не садился. Или, может, он до города пешком пошел?

– Да, это вряд ли. На сегодня работы завершили, завтра подниму мужиков, будем смотреть лес, отдельно охотничий домик. Есть тут такой. Шансов, что Маханов пошел туда, мало, но чем черт не шутит?

– Но не мог же вот так взять и пропасть человек! Плохо искали, майор!

– Все, что могли – сделали.

– Значит, не все. Продолжать поиски!

– Есть, товарищ старший майор госбезопасности.

– И держать меня в курсе, но не так, как сегодня – вечером только соизволили позвонить. Завтра связь – каждые два часа.

– Слушаюсь!

– Работайте!

Авдеев повесил трубку:

– Ну вот, товарищи, на сегодня все. Интересно, куда мог запропаститься Николай Иванович?

Тетерин кашлянул, взял карандаш, повертел в руках, положил обратно на стол.

Авдеев посмотрел на него:

– Есть что сказать, Алексей Викторович?

– Я вот что подумал, а что, если Маханов сам решил скрыться?

– В смысле?

– Ну, может, сделал что-то не так на своей работе, воспользовался тем, что умер отец, рванул в деревню, отсидел поминки и – в бега. Работать под контролем товарища Берии – это, знаете ли, как по лезвию ножа ходить. Не исключено, что с ним прибыли такие же, как он, сотрудники. Они и вывезли ночью Маханова в неизвестном направлении.

– Так у него жена в Москве осталась, – проговорил Авдеев.

– А вы знаете, как он жил с этой женой? Да и когда решают бежать, о семье не думают. Жертвуют, не глядя.

Кулько спросил:

– И куда ему бежать, Алексей Викторович?

– К границе, а там – к немцам. С такими-то знаниями они примут его с распростертыми объятиями. А что? Вполне правдоподобная версия. Или где-нибудь в схроне решил отсидеться.

– Ты об этом не смей, Алексей Викторович, – повысил голос Кулько, – какие еще немцы? Они сюда не дойдут, потому что границу перейти не смогут. Сколько наших войск там сейчас сосредоточено! Самолеты, танки, пехота! Красная армия даст отпор любому агрессору!

– Ну, тогда сам решил за кордон уйти.

Авдеев устало оперся о стол, снял трубку телефона, протянул председателю колхоза:

– Если ты так думаешь, на, поделись соображениями с начальником Управления госбезопасности.

– Нет, увольте, это ваши дела.

– Не хочешь звонить?

– Я еще из ума не выжил.

Неожиданно Тетерина поддержал участковый:

– А что? Ведь мог же Маханов решиться на побег? Теоретически?

– Теоретически возможно все, даже невозможное.

– Думаю, товарищ майор, – продолжил лейтенант Поленко, – завтра, если не найдем Маханова, придется изложить и эту версию. Другого объяснения его исчезновению я не вижу.

– А что ты кроме самогонщиков на своем участке видишь?

Кулько прервал завязавшуюся было перепалку:

– Да хорош вам! Толку, если перессоримся?

Председатель подошел к шкафу и достал оттуда бутылку водки.

– А не выпить ли нам, товарищи, после тяжелого рабочего дня?

Участковый кивнул:

– Можно, только что нам одна бутылка, да еще без закуски, – он взглянул на начальника, – я прав, товарищ майор?

Авдеев махнул рукой:

– А, черт с ним, можно и выпить. Только бутылки действительно мало, да и закуска нужна.

– Так я из дома еще принесу – и водку, и закуску.

Кулько встал:

– Без меня, товарищи. У меня язва. Я домой.

– Ну так что? – спросил Тетерин.

Авдеев кивнул:

– Неси, председатель. Не наша в том вина, что не нашли мы сегодня Маханова. Завтра, может, день удачней будет.

– Угу.

Председатель и Кулько вышли из сельсовета. Тетерин вернулся быстро. Принес целый узелок. В нем – еще две бутылки казенной, чугунок с мятой картошкой и курятиной, свежий хлеб, соленые огурцы в банке.

Выпили, жадно принялись за картошку с курятиной и огурцы.

А в это время в подвале Рылова плакал от бессилия Николай Маханов. Он слышал, как пришли по его душу, узнал голос Семена Коробова. Но связанный, с кляпом, который забил ему в рот перед приходом гостей Рылов, ничего не мог сделать. Изгибался и бился о кровать в надежде, что шум этот услышат в подвале, но все тщетно. Его искали и не нашли. Больше сюда они вряд ли придут.

Теперь оставалось думать о том, что хотят от него диверсанты, которые так ловко устроились в советском тылу. А что тут думать? За ним охотились, его заманили в ловушку. А в Москве будут считать, что он – предатель. Арестуют Роймана, жену Тамару, тестя Савелия Савельевича Гридмана. Ни за что арестуют. И будут выбивать, с кем был связан их муж и зять. И ничем Маханов сейчас не может помочь ни им, ни себе.


Звонок в кабинете Платова раздался в тот момент, когда он сам собирался звонить в город.

– Да?

– Это старший майор Фриш.

– Слушаю.

– Да нечего докладывать, товарищ майор.

– Что это значит, товарищ Фриш?

– Человек, которого вы разыскиваете, действительно приехал в деревню Горбино Олевского района. На похороны отца он не успел, но на поминках был. Его видели местные жители. Собрался уезжать в Москву, чтобы в понедельник быть на работе. И в ночь с 20-го на 21-е число исчез.

Платов удивился:

– Как исчез?

– Его нигде нет. Силами НКВД приняты меры к его поиску. Но они не дали результатов, по крайней мере, на данный момент. Завтра поиски возобновятся. Если бы вы предупредили меня о прибытии в область столь значимой личности, я бы обеспечил его безопасность и в деревне, и в пути. Но у нас по Маханову никаких указаний не было.

– Я понял вас, продолжайте поиски. Подключайте любые силы. Я должен знать, что произошло с Махановым. Все, до связи.

Платов бросил трубку на рычаги аппарата. Этого еще не хватало – пропал! Исчез! Как такое возможно? Пошел ночью купаться и утонул? Но реку наверняка уже проверили. Тогда что же произошло? Переметнулся к немцам? Нет, этого Маханов сделать не мог. Хотя, почему не мог? С его-то осведомленностью? Пора ехать к Берии. Генеральный комиссар госбезопасности пять минут назад позвонил, что выезжает из Кремля.

«Эмка» Платова подъехала к известному в Москве особняку одновременно с «Паккардом» Берии и «ЗиСом» охраны. Второй автомобиль проехал дальше по Малой Никитской. «Паккард» заехал на территорию особняка. Как и в прошлый раз, оставив машину на улице, Платов пошел к КПП пешком. После недолгой проверки его пропустили. Пришлось ждать во дворе, пока товарищ Берия общался с семьей, переодевался.

Вышел его личный помощник:

– Товарищ Платов?

– Я.

– Лаврентий Павлович ждет вас в своем кабинете. Я провожу вас.

– Не надо, я знаю, где кабинет наркома.

– Это моя обязанность. Сдайте оружие охране на входе.

Платов сдал оружие. Помощник провел его в кабинет Берии. Помещение ничем не уступало в роскоши кремлевским апартаментам высших лиц государства. Берия в пенсне и домашнем халате сидел за столом. Из радиоприемника звучала симфоническая музыка – тихо, ненавязчиво.

– Присаживайся, Петр Анатольевич. – Берия указал на кресло у стола. – Извини, много времени уделить тебе не могу – устал. Крупное совещание прошло у товарища Сталина. Тебе тоже не мешало бы знать, о чем там говорили.

– Это относится к моей работе?

– Да, Петр Анатольевич. Совещание инициировали товарищи Тимошенко, Жданов и Ватутин. Начальник Генерального штаба генерал-армии Жуков представил донесение начальника штаба Киевского Особого военного округа. К нам сегодня перебежал немецкий ефрейтор, который утверждает, что немецкие войска выходят в исходные районы для наступления. Более того, он заявил, что нападение Германии на СССР назначено на 4.00 завтра, 22 июня.

Платов неуверенно проговорил:

– Похоже на очередную провокацию.

– Такое же мнение высказал и товарищ Сталин. Однако Тимошенко и Жуков представили данные армейской разведки о реальной подготовке немецких частей к нападению. Тебе известно, что последнее время и по линии твоего Управления приходят шифровки нашей разведки? Они разнятся только временем и датой. А в остальном разведка не сомневается в предстоящих наступательных действиях Германии.

Берия откинулся на спинку кресла:

– 16 и 18 июня в войска ушли директива и распоряжение о принятии командирами всех рангов мер по повышению боевой готовности. Сегодня же, по настоянию генерала Жукова, товарищ Сталин решил выслать в приграничные округа генеральную директиву. Думаю, в полночь она уже будет в войсках. К сожалению, уже поздно что-то серьезно изменить.

– Вы склоняетесь к тому, что германцы атакуют наши пограничные заставы в 4.00? – Платов внимательно посмотрел на наркома.

Берия отвернулся к окну:

– Да. И не только заставы, они начнут полномасштабную войну.

– И что же товарищ Сталин?

– А что товарищ Сталин?

– Но, извините, должно же быть принято решение раньше?

– Мы обсуждали этот вопрос еще в начале месяца, когда получили сигнал от агента из Берлина о плане «Барбаросса». Но о нем нам было известно и раньше. На данный момент мы не готовы к большой войне. Не готовы, Петр Анатольевич! Товарищ Сталин, как мог, пытался выиграть время, но в Берлине понимали, что в 1942 году Красная армия будет совсем не такой, как сейчас. Хорошо, что еще успели границы на Запад отодвинуть, опять-таки благодаря усилиям Иосифа Виссарионовича и дипломатического ведомства. По крайней мере, теперь линия обороны находится не на прежней границе. Но об этом – все. Теперь что будет, то будет. Какой вопрос у тебя?

Платов вздохнул:

– Он касается объекта «Сосны».

– И что там? – Глаза Берии, это было заметно даже за стеклами пенсне, приняли стальной оттенок.

– ЧП, Лаврентий Павлович.

– Я слушаю.

Платов подробно рассказал генеральному комиссару государственной безопасности о случае с инженером Махановым.

– Ты понимаешь, майор, к чему может привести этот побег?

– Почему же сразу «побег», Лаврентий Павлович? Маханов выехал на похороны отца. Смерть эта установлена, похороны прошли в деревне Горбино, откуда родом ведущий конструктор. Для того чтобы осуществить такой изуверский план, надо было сперва организовать убийство собственного отца.

– Мало ли подобных примеров? А предатели, которые уходили в Японию и оставляли здесь семьи, они что, слишком беспокоились о своих женах и детях? Они прекрасно знали, что их ждет. И все равно бросали. Это что, не убийство?

– Да, но все же…

Берия перебил Платова:

– Я не желаю слушать разные сантименты. Скажи мне, майор, Абвер интересовался новейшими разработками в технологической сфере?

– Так точно.

– Сколько мы выявили агентов Абвера?

– Много.

– С ними сотрудничали наши чиновники и высокопоставленные военные?

– К сожалению, да.

– А разве объект «Сосны» или Третье особое конструкторское бюро, где разрабатываются новые модели средств радиосвязи, остался без внимания немцев?

– Но данные по нему были максимально засекречены.

Берия встал:

– Ты сам веришь в то, что говоришь? Засекречены! То, что засекречивается, так же потом и рассекречивается. На объекте знали о готовящемся нападении Германии на Советский Союз?

– Об этом могли говорить охранники.

– Я о сотрудниках объекта!

– Знали, даже обсуждали по докладу капитана Роймана эту тему.

– Мог Маханов, у которого, мягко говоря, не складывалась личная жизнь с Тамарой Гридман, подумывать, как обустроиться на Западе? Ведь он талантливый ученый, его бы везде взяли на хороший оклад. Мог?

– В принципе мог, товарищ Берия.

– Мог. Но не решался. Все же это поступок, требующий мужества. Даже для предательства это качество – необходимое. Трус будет служить врагу, когда тот поймает его. Он не станет драться, сдастся и будет служить так же верно, как до этого служил советской власти. Но качнется маятник в другую сторону, и он с такой же легкостью, ведомый страхом, предаст еще раз. И еще, и еще, пока пуля или веревка не оборвут его никчемную жизнь. Маханов не трус. Он, как ученый, просто расчетлив. Но нерешителен. Возможно, он не решился бы никогда на предательство, но тут семейная трагедия – умирает отец. И тогда Маханов решается! Он в курсе, что скоро начнется война, ему известно, что Красная армия – не такая непобедимая, как в фильмах. Он собирается и самостоятельно уходит в лес или ему помогают сделать это. Кто? Агенты Абвера, которые за ним наблюдают. Не исключено, что именно они сделали ему выгодное предложение и скрытно вывезли в специально подготовленное место. Может такое быть, майор?

Платов кивнул:

– По крайней мере, это объясняет исчезновение Маханова. К сожалению, другие версии пока не подтверждены.

– Капитан Ройман арестован?

– Никак нет.

– Какого черта, Платов? Он отвечал за функционирование объекта, на нем была безопасность сотрудников, в том числе и полный контроль над ними. Или скажешь, он не знал, что Маханов собрался выехать самовольно из Москвы?

– Так утверждает сам Ройман.

– И он до сих пор на свободе? Чудесно! У тебя в «Соснах» секретный объект или детский сад? А если Ройман работает на германскую разведку и лично подтолкнул Маханова к предательству?

– Не думаю. Ройман понимает всю свою вину и готов ее искупить.

– Немедленно арестовать Роймана и Тамару Гридман. Держать в подвале Комиссариата государственной безопасности. Назначить следователей. Пусть работают. Что ты так смотришь на меня?

Платов вздохнул:

– Я говорил с Ройманом. Он допустил халатность, но он не враг, тем более жена Маханова, Тамара. Ее отец – ответственный работник в Наркомате иностранных дел.

– Ну да, ответственней некуда: заместитель заведующего хозяйственным отделом. Завхоз. Но высокопоставленный. Ты, майор, считаешь, мне доставляет удовольствие отдавать такие приказы? Или я наслаждаюсь муками людей на допросах? Нет. Но какой у нас есть выход? Ведь если Маханов попадет к немцам, то вся работа по созданию новых радиостанций потеряет свою ценность. Мы не сможем снабдить ими своих людей за кордоном. А вот германцы быстро возьмут разработки на вооружение. Маханов вел этот проект, а для выпуска секретных станций достаточно знаний одного ведущего конструктора.

Платов пожал плечами:

– В технических вопросах я разбираюсь слабо.

– И я не разбираюсь, но уверен: Маханов может наладить производство станций и даже не таких, какие были разработаны в «Соснах», а более сильных! Но уже – на базе достижений немецкой науки и промышленности. Мой приказ в силе. Аресты провести сегодня же ночью. И – действуйте – нам нужны результаты! Тебе – пока держать связь с Фришем. Нельзя исключать и того, что Маханов – не предатель, а просто попал в сложную ситуацию. В любом случае необходимо максимально прояснить обстановку. Дальше решим, что делать. Свободен.

– Извините, но это невозможно, мне предстоит вылететь в Берестов.

– По группе Шелестова?

– Так точно. Группа выполнила свою задачу, осталось провести эвакуацию захваченного полковника Абвера.

– Завтра, вернее, уже сегодня, 22 июня, майор. Вы не забыли о том, что может произойти в 4.00?

– Не забыл. Но и группу, и Вайсмана надо доставить в Москву, как бы сложно это ни было.

– Отработайте по Ройману и Гридман, передайте все нужные распоряжения Фришу и вылетайте.

– Есть, товарищ генеральный комиссар госбезопасности.

«Эмка» Платова отъехала от особняка на Малой Никитской далеко за полночь.

Глава пятая

В 5.20 воскресенья 22 июня жители деревни проснулись от сильного гула. В небе стройными рядами шли на разной высоте самолеты с большими черно-белыми крестами на крыльях.

– Елки зеленые! – выдохнул дед Фомич. – Германы, будь они неладны! – И кинулся в сельсовет.

Туда же прибежал парторг Кулько. Срывая голос, он начал кричать в трубку:

– Немедленно свяжите меня с райкомом партии!

Подошел председатель колхоза. За считаные минуты у сельсовета собралась приличная толпа. Появились майор Авдеев с участковым Поленко и экспертом Золотовым. Начальник районного отделения НКВД приказал им следить за порядком и не допускать паники. Сам прошел к Кулько.

В кабинете уже были Бобрин и Тетерин. Кулько продолжать рвать глотку:

– Девушка, повторяю, немедленно соедините меня с первым секретарем райкома. Что значит «занято»?

Авдеев забрал у него трубку:

– Послушайте меня, это майор Авдеев, начальник райотдела НКВД, обеспечьте связь с райкомом, это приказ!

На телефонном узле засуетились еще больше. Вскоре в трубке послышался растерянный голос первого секретаря Олевского райкома партии Зубарева:

– Слушаю.

– Это Авдеев. Что происходит, Матвей Григорьевич?

– А ты не видишь?

– Германские самолеты идут в сторону Киева.

– Это война, Владимир Александрович, хотя пока ни из города, ни из Москвы никаких сообщений не поступало. Подожди минуту, мне звонит первый секретарь обкома.

– Жду.

Все присутствующие ахнули в один голос:

– Война?!

– Похоже, товарищи. Но давайте дождемся прояснения обстановки. Вам, Алексей Викторович, – Авдеев обратился к Тетерину, – надо уговорить людей разойтись по домам, паники быть не должно.

– Дождались, мать их… – Председатель колхоза витиевато выругался и вышел на крыльцо: – Товарищи! Расходитесь по домам, если не хотите попасть под бомбы.

– Неужели война?!

Это страшное слово звучало уже везде.

– Не стоит преждевременно делать выводы. Не исключена крупномасштабная провокация. У нас пока нет никаких данных о переходе немцами государственной границы СССР. Расходитесь!

Но люди не торопились уходить. Все хотели узнать, что происходит, из первых рук, от своего непосредственного начальства.

Тетерин махнул рукой и вернулся в сельсовет.

– Что, Алексей Викторович, не послушались они тебя? – спросил Авдеев. – Да что же это у вас за дисциплина?

Бобрин огрызнулся:

– У нас колхоз, а не воинское подразделение. Если считаете, что можете воздействовать, покажите пример, товарищ майор. Пойдите сами и наведите надлежащий порядок.

Кулько потушил грозящую разгореться ссору:

– Да прекратите вы, товарищи, ей-богу, как дети малые.

Авдеев холодно ухмыльнулся:

– Это кто у нас Бога поминает? Секретарь партийной организации? Большевик?

– Об этом ли говорить, Владимир Александрович?

– Ладно, – согласился майор, – мы сейчас все на взводе. Надо взять себя в руки, возможно, не все так страшно. Да, самолеты объявились, но им час лету от границы. Встретят их наши истребители и дадут жару.

Разговоры прервала трель телефонного звонка.

Авдеев поднял трубку:

– Да?

– Это Зубарев, говорил с обкомом. Первый секретарь передал, что город бомбят, немецкие бомбардировщики уничтожили железнодорожную станцию, повредили почту, сейчас наносят удары по центру. Обком и облисполком переезжают в одну из школ на окраине.

– А где наша авиация, Матвей Григорьевич?

– Аэродром в городе. Белевский и Тухнинский военные аэродромы практически уничтожены вместе с самолетами. Остались запасные, грунтовые, откуда взлетают одиночные истребители. Но что они могут сделать против такой армады? Скорее всего в ближайшее время мы узнаем о бомбардировке Киева. Пытаемся связаться с Москвой – не удается, но линии связи пока не повреждены. Будем еще пытаться с запасного пункта управления.

– Говорили, говорили о войне и прозевали!

Первый секретарь райкома повысил голос:

– А ну, прекрати панику!

– Да какая там к черту паника, нет паники, есть злость, что прозевали нападение, все надеялись пронесет, вот и пронесло.

– Я не узнаю тебя, ох, е…

Зубарев никогда не ругался, он слыл человеком сдержанным, спокойным, а тут!

– Что случилось, Матвей Григорьевич?

– И нам досталось. Несколько бомбардировщиков кружат над Олевском. Одна бомба разорвалась во дворе райкома, по-моему, есть убитые. Я перехожу в школу, в первую начальную, некоторое время связи не будет, потом надеюсь, наладится, черт… взрывы на железнодорожной станции. Все, майор, до связи.

– Я еду в районный центр, – крикнул в трубку Авдеев, но Зубарев уже не слышал.

Немецкие бомбардировщики уничтожили здание райкома, райисполкома и НКВД, где находилось и отделение НКБ, железнодорожную станцию, промышленный комитет, педагогический техникум, МТС, среднюю школу, несколько десятков жилых домов, в основном в районе железнодорожной станции. Пути были повреждены.

Отбомбившись, «Юнкерсы» двинулись обратно на свои аэродромы. Уходили в том же образцовом порядке, как и пришли, под прикрытием истребителей. А навстречу им, на восток шла уже вторая волна авиации.

Над деревней на малой высоте пронесся небольшой одномоторный самолет со зловещими черными крестами. Люди пригнулись от рева двигателя и побежали к хатам. Самолет, сделав круг, ушел в сторону Олевска.

Авдеев бросил трубку и пересказал собравшимся новости от секретаря райкома.

Наступила тягостная тишина. Закурили.

– Как же теперь жить будем? – спросил Бобрин.

Кулько напомнил:

– У тебя же есть секретная папка в сейфе на случай войны.

– Да, но вскрывать ее без приказа из области я не могу. Без личного приказа первого секретаря обкома партии.

– Ты же слышал, что происходит в городе. Там сейчас не до деревни Горбино.

– Не имею права. Будет приказ – тогда другое дело.

Авдеев поправил ремень:

– Я уезжаю в Олевск.

Кулько проговорил:

– Может повременим, Владимир Александрович, вон как самолеты немецкие разлетались: над деревней и то кружат. Увидят твою «Эмку» на дороге – расстреляют с воздуха. Согласись, сам ни за что погибнешь и людей своих погубишь.

– Но мне надо быть в райцентре.

Бобрин напомнил:

– Твое отделение вместе с отделением НКВД немцы разбомбили.

– И что? Разбомбили здание, сотрудники наверняка успели уйти в укрытие.

Тетерин воскликнул:

– Да никто не говорит, чтобы вы тут оставались, товарищ майор, просто надо дождаться, пока поутихнет. Не могут же немцы летать весь день?

– Ладно, подождем немного, сейчас действительно небезопасно ехать.

– Вот и добре.

Кулько, Тетерин и Бобрин пошли по деревне успокаивать селян. Авдеев с участковым и Золотовым остались у телефона.


Мирон Авдеевич Рылов тоже слышал гул самолетов. Он вышел во двор. В небе ровным строем шли бесконечные ряды бомбардировщиков. Осмотревшись по сторонам, агент перекрестился:

– Слава тебе, господи, свершилось! Ну теперь держись большевистская сволочь.

Он вернулся в хату в приподнятом настроении. Надо кормить узника. Вчера ничего не давал, сегодня надо, а то подохнет соседушка, тогда гауптман с него голову снимет.

Рылов сварил в чугунке картошку в мундире. Положил в миску пару соленых огурцов, отрезал хлеба, подумал – ополовинил и без того небольшой кусок. Забрал из шкафа переданный ему Алексом «Вальтер», новый немецкий пистолет, принятый на вооружение в Вермахте в прошлом году. В магазине – восемь девятимиллиметровых патронов.

Рылов, согласно инструкции гауптмана, привел пистолет к бою. Оставалось только поднять флажок предохранителя вверх и можно стрелять. Посмотрел в окно, но этого ему показалось мало – вышел на улицу. Люди тянулись от сельсовета. Маются в неведении: что же будет дальше? А дальше будет оккупация. Немцы быстро приучат к порядку. Себе надо будет теплое местечко выпросить через Алекса. Подойдет должность начальника на деревне. Ничего, немцы быстро оценят его усердие.

Он уже собрался уходить, как увидел идущего по улице Бобрина с парой активистов. Они подходили к калиткам, заходили во дворы. Рылов понял: успокаивают народ. Скоро дойдут и до него. Придется ждать.

Председатель сельсовета подошел к калитке, за которой, скривившись, стоял Рылов.

– Приветствую, Мирон. Ты чего это скривился, будто у тебя сразу вся челюсть разболелась?

– Да спина вот – что-то прихватило. Продуло, наверное.

– Самолеты германские видел?

– Видел. Это что же, Захар Федорович, война, что ли?

– Этого пока никто не знает, но город и райцентр подверглись бомбардировке.

– Принесло нечисть на нашу землю. Но Красная армия не даст германцам спуску. И самолеты ихние посшибают, дай время.

– Это хорошо, что ты так думаешь, некоторые вон уже пожитки собирают. Только куда ехать? Железнодорожная станция в Олевске разбита, повреждены пути, паровозы тоже наверняка попали под удар. У тебя все нормально?

Рылов вздохнул, вышло очень правдоподобно:

– Да вот спина болит. Не знаю, как и до хаты дойду.

– Помочь?

– Не надо, у тебя сейчас своих забот полно. Доберусь как-нибудь, отлежаться попробую.

– Ну давай, выздоравливай.

– Спасибо.

Председатель с активистами двинулись проулком к конторе. Рылова обеспокоило, что он не видит Коробова: «А где этот проныра? Все вынюхивает. Надо кончать с ним, но то забота гауптмана».

Семен словно услышал его – объявился неожиданно, как будто из-под земли:

– Ты что это торчишь тут, Мирон Авдеевич?

– А тебе какое дело? – огрызнулся Рылов.

– Есть дело. Если думаешь, что не выведу тебя на чистую воду, ошибаешься. Я теперь твоя тень, Мирон Авдеевич.

– А я вот пожалуюсь на тебя милиции, узнаешь тогда, как человеку жизнь портить. Упакуют в кутузку в два счета.

– За тебя даже замечания не сделают, потому как вражина ты, Мирон Авдеевич, и я докажу это.

Рылов выдавил из себя ухмылку:

– Ну давай, доказывай. Может, в хату полезешь, смотреть? Лезь, будет за что привлечь.

– Да пошел ты…

Коробов сплюнул в пыль и направился к конторе. Рылов проводил его ненавистным взглядом: «Нет, убирать его надо, а то и вправду до чего докопается, а немцы еще не пришли. Послал же черт на голову активиста».

Еще раз осмотревшись, Мирон, с трудом переставляя ноги и держась за спину, поковылял к дому. Закрыв за собой дверь на крепкий засов, сразу же преобразился. Распрямился, прошел в хату, задернул занавески, запер дверь – и во двор. После этого откинул половик и взялся за крышку подвала. Осторожно спустился по лестнице. Сдвинул часть стеллажа и оказался в своеобразной камере. Маханов лежал на кровати. Ноги, руки притянуты к дужкам, во рту кляп.

– Доброго здоровьица, Николай Иванович. Ах да, ты же говорить-то не можешь.

Рылов выдернул кляп.

Маханов тут же глубоко вздохнул и произнес:

– Ну и сволочь же ты, Рылов.

– Я ему доброго здоровья желаю, а он хамит. А еще интеллигент из Москвы. Нехорошо, гражданин Маханов. Я тебе тут поесть принес. Сейчас развяжу, но гляди, – он достал из кармана «Вальтер», снял его с предохранителя, – дернешься, прострелю ноги. Ты и таким господину гауптману сгодишься.

– Я в туалет хочу.

– В туалет? – явно издевался Рылов, – а нету туалета, гражданин Маханов, сортир есть, но он во дворе, а туда тебе выходить нельзя. Вон ведро.

– И как в ведро?

– Да уж изловчись как-нибудь.

– Выносить ты будешь?

– Не-е, я тебе не холуй. Сам вынесешь, когда за тобой гауптман приедет.

– Ты не холуй? – Маханов с усилием рассмеялся. – Ты, Мирон Авдеевич, сейчас самый что ни на есть мелкий холуишко.

– Хочешь вывести меня из себя? Не получится. Давай иди, справляй свою нужду. У параши газета «Правда» с портретом товарища Сталина. Им и утрешься. А потом жрать будешь.

Маханов встал. Ноги и руки сильно занемели. Немного размялся под прицелом Рылова – тот предусмотрительно отошел к стеллажу.

– На парашу, – повел он пистолетом, – и быстрее, мне с тобой тут нянчиться некогда. Кстати, хочу тебя обрадовать: сегодня с утра германская авиация бомбит город. Больше всего досталось райцентру. И над деревней немец пролетал. Скоро и войска придут.

– Врешь! – крикнул Маханов.

– Нет, Николай Иванович, чистую правду говорю. Сам скоро убедишься. Знаешь, а я завидую тебе. Ты нужен немцам. Тебя вывезут в Германию, поселят в каком-нибудь уютном домике или квартире. Получишь возможность работать и всяческие блага. Со временем станешь важным человеком. Женишься на молодой красивой немке, получишь землю той же Украины. А что еще нужно человеку? Достойные условия жизни, почет, деньги. Мне этого не видать, как своих ушей. Хотя и я что-нибудь да получу от новой власти… Ну, чего застыл, иди справляй нужду.

Маханов вздохнул. Он знал о готовящемся нападении Германии, знал, что война будет, но чтобы вот так, сегодня, в воскресенье? Но, похоже, Рылов не врал. И это сильно усложняло положение Николая Ивановича.

Рылов расслабился только на мгновение, когда Маханов натягивал штаны. В это время Николай и бросился на предателя. Крепкий с виду Рылов пропустил удар в челюсть, который отбросил его на стеллаж. Пистолет выпал из рук. Маханов попытался нанести удар ногой, но, тряхнув головой, Рылов отбил удар и нанес свой. Маханов рухнул на пол, откатился ближе к стене.

Рылов закричал от ярости:

– Ах ты тварь, брыкаешься?

Он бросился на Маханова, ударил его головой в лицо. Разбил нос и губы – хлынула кровь. Николай пересилил боль, освободил руку и ударил Рылова в висок. Тот ослабил хватку, в глазах мелькнула боль. Этот удар окончательно взбесил предателя. Он схватил табурет и замахнулся на инженера. Его не остановило бы сейчас ничего, никакие запреты и угрозы гауптмана. Он потерял контроль над собой.

Маханов тем временем дотянулся до пистолета и нажал на спусковой крючок. Выстрел, второй, третий. В глазах предателя застыло изумление. Он выронил табурет, тот упал в сантиметрах от головы Николая. Изо рта агента пошла кровь, заливая и без того окровавленную рубашку Маханова. Рылов обмяк и упал на грудь Николая. Тот с трудом стащил с себя мертвое тело снабженца.

Какое-то время Маханов лежал, тяжело дыша. Затем встал. Не надо было этого делать – с новой силой пошла кровь. Николай разорвал рубаху, приложил к разбитой губе. Кое-как остановил кровотечение. Ощутил, что лицо опухло. Подумал: «А ведь так могут и не узнать!» – забрал пистолет и, не глядя на Рылова, двинулся к лестнице.

Он выбрался на улицу в рваной окровавленной рубахе. Кричать не было сил, но помощь была нужна. Вспомнил о пистолете. Выстрелил в воздух. Первым на шум прибежал Коробов. Выскочил из проулка и остановился как вкопанный:

– Никола, ты?!

– Я, Семен. Я! Я убил Рылова.

– Друг ты мой!

Коробов бросился к Маханову, крича на всю деревню:

– Нашелся, Колька, нашелся! – И принялся обнимать товарища.

И только тут увидел кровь и разбитое лицо. Странно, что не заметил раньше:

– Ты ранен?

– Пришлось схватиться с Рыловым, а это, – он показал пистолет, – его оружие.

– Так ты у него был?

– Да.

– Где он тебя прятал, мы же все осмотрели?

– Стеллажи в подвале видел?

– Ну да, я еще не мог понять, для чего они.

– За ними была оборудована камера. Там меня и держали.

– Кто? Рылов? Зачем он тебя захватил?

Маханов поспешил узнать:

– Это правда, что немцы бомбили город и райцентр?

– Правда, Коля. Пришла война на нашу землю.

– Начальство на месте?

– На месте. Здесь еще и майор Авдеев, начальник районного отделения НКВД, и участковый, и эксперт. По твою душу явились. Это все из-за тебя такой шум поднялся. Но ты не ответил на вопрос.

– Потом, Сеня, помоги дойти до конторы.

– Держись за меня.

А по улице к дому Рылова уже бежали Авдеев с пистолетом в руках и участковый.

Коробов крикнул им:

– Живой наш Колька-то! А я чего говорил! Рылов, подлюка, его в заложниках держал.

– Маханов Николай Иванович?

– Так точно, товарищ майор, меня, наверное, ищут?

Авдеев улыбнулся:

– Ищут – не то слово.

– Надо срочно сообщить в Москву, что я жив и нахожусь в деревне.

– Отсюда мы вряд ли сообщим. Сейчас вам, Николай Иванович, окажут первую медицинскую помощь, и мы с вами поедем в райцентр. Правда, немцы разбомбили Олевск, но не весь. А до того, как мы выедем, вы должны дать показания, что с вами произошло.

– Да, конечно.

Авдеев кивнул Коробову:

– Веди своего друга в контору. А ты, Поленко, – начальник райотделения повернулся к участковому, – найди Золотова. Он медик, поможет; медпункт в деревне, хоть и плохенький, но есть. Да, а где Рылов, Николай Иванович?

– В подвале. Я, кажется, там убил его. Вот из этого «Вальтера», он был у предателя. Иначе – никак не получалось. Он бы тогда сам прибил меня.

– Никто вас ни в чем не обвиняет. Ступайте, я посмотрю подвал.

Появление Маханова на деревне было воспринято с радостью. Дед Фомич обещался по такому поводу «спрыснуть спасение».

У конторы Маханова и Коробова встретили активисты во главе с парторгом Кулько. Бросились было на радостях обниматься, но подошедший эксперт Золотов заявил:

– Отставить нежности. Николаю Ивановичу требуется медицинская помощь. Прошу, товарищ Маханов, за мной.

Николай при поддержке все того же Коробова прошел в медицинский пункт, занимавший небольшую комнатку с торца здания правления.

В то время, пока Маханову оказывали помощь, к берегу со стороны огорода Рылова пристала лодка. Из нее вышел мужчина, одетый как обычный рыбак. В руках у него были снасти и пойманная рыба. Он зашел на участок агента по снабжению, дошел до сада и неожиданно, завидев майора Авдеева, упал на землю. Тот обошел двор, зашел в хату.

Следом прошмыгнул неизвестный. Он обошел палисадник и стал свидетелем того, как на крыльцо выносят окровавленное тело Рылова.

– Черт. Спалился агент.

Незнакомец вернулся к берегу, прыгнул в лодку и погреб назад. Через некоторое время он уже разговаривал с двумя своими сослуживцами, старший из которых был одет в форму советского армейского майора.

– Ну, что, Генрих?

– Провал, Алекс.

Майор посмотрел на «рыбака»:

– Что значит провал?

Генрих, он же Геннадий Алексеевич Ковалев, рассказал все, что видел.

– Та-ак, – протянул Алекс, – Рылов убит, и сделать это мог только Маханов. Но как агент мог допустить подобное? Ведь все было продумано?

Ковалев пожал плечами:

– Видимо, ему удалось переиграть Рылова.

– Зачем я давал ему «Вальтер»?

– Алекс, ты задаешь вопросы, на которые у меня нет ответа.

– Плохо, все очень плохо. Кто выносил Рылова?

– Два каких-то мужика в присутствии майора милиции.

– Майора? Это Авдеев, начальник районного отделения. Значит, последние сутки они с участковым находились в деревне. Искали Маханова. Не нашли, а тот сам сумел выбраться. Что же теперь станет делать Авдеев?

Собеседники только пожали плечами.

Агеев продолжил:

– Авдеев повезет Маханова в район. И это для нас еще один шанс. Значит, так, лодку вместе со снастями притопить и – быстро в машину. По пути я скажу, что будем делать.

Диверсанты быстро затопили лодку и сели в открытый кузов «ГАЗ-А». Автомобиль пошел лесной дорогой в объезд деревни Горбино.


Тело Рылова завернули в брезент и оставили на заднем дворе конторы. Авдеев попытался вызвать по телефону первого секретаря райкома. Тот не ответил – связисты еще только тянули линию на запасной пункт управления. Тогда парторг потребовал связать его с городом, конкретно – с начальником областного Управления НКГБ.

Уставший голос ответил:

– Старший майор Фриш.

– Это майор Авдеев из Горбино.

Голос старшего майора напрягся:

– Слушаю.

– Мы нашли Маханова, вернее, он нашел нас, сам объявился.

– Что? Ты можешь говорить яснее?

Авдеев доложил старшему майору госбезопасности о произошедшем в деревне.

– Ну, Авдеев, ты молодец, – обрадовался Фриш, – все молодцы. Как состояние Маханова?

– Получил повреждения в схватке с Рыловым, но несерьезные, ему сейчас эксперт оперативной группы оказывает помощь.

– Маханова следует доставить в город.

– Я как раз собираюсь это сделать. Но позже, как только авиация прекратит налет.

– В райцентр не заезжать. Никто там не должен знать, что Маханов жив и находится у вас.

– А в деревне?

– Предупредите председателя, парторга, кто там еще есть из начальства, чтобы никто из деревни в ближайшие дни не выезжал. Всех приезжающих проверять и оставлять в Горбино. До моего особого распоряжения. Маханова доставить лично, по адресу, запоминайте. – Старший майор назвал адрес. – Это средняя школа № 16. Она на восточной окраине, здесь в основном частный сектор и нет объектов, которые могли бы заинтересовать германских летчиков. Вы поняли меня? Встречу лично. Получится – сообщите о выезде, чтобы сориентироваться.

– Я все понял, товарищ старший майор. Здесь еще один вопрос.

– Что за вопрос?

– Местная власть не знает, что делать. План на случай войны находится в сейфе в запечатанном пакете. Но вскрыть его могут только с личного разрешения первого секретаря обкома. А ним нет связи.

– Передайте представителям местной власти, что я разрешаю вскрыть пакет и в дальнейшем действовать по плану.

– Вы могли бы повторить это председателю сельсовета?

– Что за детский сад, майор? Им мало вашего слова?

– Люди проявляют бдительность.

– Хорошо, давайте председателя сельсовета.

Бобрин, получив разрешение, открыл сейф и достал пакет.

Авдеев сказал:

– Ознакомитесь с пакетом позже, когда мы уедем. Сейчас я попрошу отправить машину по маршруту Горбино – Олевск. Задача: посмотреть дорогу, убедиться в безопасности проезда. Для этого выделить водителя и несколько мужиков.

Бобрин с удивлением посмотрел на Авдеева:

– Предполагаете, что по дороге может быть устроена засада? Диверсанты?

– Кто-то же охотится за Махановым. Рылова использовали как простого надзирателя. Он – пешка, за ним – более серьезные фигуры, где они и что делают – нам неизвестно. Очевидно только одно: их цель – инженер Маханов. Я не хочу рисковать там, где это может повредить делу. Ясно?

– Так точно.


Закончив переговоры с Авдеевым, Фриш тут же приказал связать его с Москвой, с первым Управлением НКГБ и конкретно – с майором госбезопасности Платовым.

Выяснилось, что тот еще не вернулся из Берестова.

Вместо него ответил начальник Управления старший майор госбезопасности Фитин:

– Слушаю.

– Фриш на проводе.

– Да, Давид Авидович?

– Майор Платов поручил мне отыскать гражданина Маханова.

– Я в курсе. Нашли?

– Да. Он сейчас в родной деревне. Сотрудник НКВД доставит его ко мне в город. Попытаюсь отправить с сопровождением в Киев.

– Сопровождение обеспечить до Москвы!

– Понял.

– Это все? Извините, Давид Авидович, сами понимаете, сколько сейчас работы.

– Конечно. У меня все!

– Я передам Платову. Вы, главное, обеспечьте доставку инженера в Москву.

– Есть, товарищ старший майор!

Начальник первого Управления НКГБ знал о важности дела Маханова и тут же позвонил Берии:

– Лаврентий Павлович, только что звонил начальник областного управления Фриш.

– По Маханову?

– Так точно.

– Что с ним?

– Его нашли, подробности мне неизвестны. Я приказал Фришу лично обеспечить доставку Маханова в Москву.

– Правильно сделал. Нашелся, значит? Это единственная за сегодня хорошая новость. Платов еще не вернулся?

– Пока нет.

– О его возвращении сразу же сообщить мне.


За руль полуторки посадили Коробова. В кузов запрыгнули четверо вооруженных активистов. Старшим группы напросился парторг Кулько.

Только собрались ехать, как над деревней на малой высоте прошли два немецких самолета.

Николай, увидев самолеты, сказал:

– «Мессершмитты-109». Вооружение – четыре пулемета, могут нести пять пятидесятикилограммовых бомб.

Парторг удивился:

– А вы неплохо разбираетесь в авиации, Николай Иванович!

– То, что разбираюсь, может, и неплохо, плохо то, что «Мессершмитты» разворачиваются. Летчикам, видимо, приглянулась деревня. Срочно всем укрыться!

Из правления выбежали Авдеев, Поленко, Бобрин и Тетерин. Кинулись в ближайший сад, в укрытие.

Немецкие летчики, похоже, решили развлечься. Они атаковали деревушку, которая с военной точки зрения не представляла никакой ценности. Прогремели пулеметные очереди, по Центральной и Речной улицам пробежали земляные фонтанчики. Стреляли немцы прицельно. Отстрелявшись, развернулись над рекой и вновь пошли на деревню. Открыли огонь из пулеметов, установленных в консолях крыльев. Прошили несколько хат, перепахали Западную улицу. Бросили две бомбы – те точно попали в здание правления и в клуб. Прогремели оглушительные взрывы. Но немцам этого показалось мало – они отвернули за реку, намереваясь провести еще один заход.

Как только самолеты легли на боевой курс, Коробов, не спускавший глаз с самолетов, крикнул:

– Мужики, гляньте: за «мессерами» – наш истребитель!

И действительно, неизвестно откуда появился наш «И-16».

– Пилотирует отчаянный офицер, – произнес Маханов. – На этом самолете против новых истребителей-бомбардировщиков? Для этого надо иметь большое мужество. И злость…

И замолчал, чтобы не сглазить.

«И-16» зашел в хвост «Мессершмиттам». Немцы поздно обнаружили опасность. Попытались разойтись, но наш открыл огонь из всех своих пулеметов. Один фашист тут же загорелся. Летчик выпрыгнул, но не хватило высоты, парашют не раскрылся, и пилот полетел камнем вниз. Следом упал и взорвался самолет.

Второй «мессер», отвернул в сторону, но «ишачок» резко взмыл вверх, проделал немыслимый вираж, и немецкий самолет оказался прямо под ним. Раздались пулеметные очереди, но пули только слегка задели немца. После этого пулеметы замолкли.

В тишине кто-то с досадой крикнул:

– Эх, патроны кончились, и не уйти ведь теперь.

Но наш летчик, видно, уже решился. Он не стал отворачивать, чтобы попытаться уйти, а направил самолет прямо на «Мессершмитт». Испуганный неожиданным маневром, немец попытался отвернуть в сторону, но «ишачок» быстро догнал его. В небе прогремел взрыв, обломки самолетов рухнули в реку.

Пораженные увиденным, люди молчали.

Наконец Авдеев проговорил:

– Вот так. Наш парень пошел на таран. Жизни не пожалел, лишь бы уничтожить противника. А он ведь, мужики, нашу деревню сейчас спас.

Кто-то из молодежи тем временем уже сбегал на место падения первого немца.

– Разбился. Я вот документы его взял и планшет.

– Давай сюда, – протянул руку Авдеев, – посмотрим в городе. Ну все, бой кончился. Осип Макарович, – майор кивнул парторгу, – поезжайте да хорошенько посмотрите прилегающую к дороге опушку, особенно там, где кусты.

– Знаю я, что делать, Владимир Александрович.

– Ну да, ты же в органах служил.

Полуторка выехала из деревни. Активисты и парторг внимательно смотрели по сторонам. Ничего подозрительного не заметили. Дальше ехать уже безопасно. Там засаду не устроишь, да и райцентр близко. Повернули назад.

А в деревне вдруг ожил репродуктор. Диктор объявил, что в двенадцать часов к советскому народу обратится нарком иностранных дел СССР, товарищ Молотов. Потом загремел марш.

В назначенное время над деревней пронесся голос Молотова:

– Граждане и гражданки Советского Союза! Советское правительство и его глава, товарищ Сталин, поручили мне сделать следующее заявление…

И дальше – словно грозный поток: в четыре утра без объявления войны германские войска напали на нашу страну и подвергли бомбардировке Киев, Севастополь, Каунас… Среди прочих был упомянут и здешний областной центр. Посол Германии объявил о решении Берлина начать войну против Советского Союза.

Люди молча внимали каждому слову наркома. Дети плакали, видимо чувствуя тревожное состояние родителей.

Молотов попытался успокоить население сообщением о том, что наши войска не допустили нарушения границы ни в одном из указанных пунктов. Красной армии дан приказ отбить разбойническое нападение германских войск.

Обращение заканчивалось словами:

– Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!

Вновь загремел марш, затем радио замолкло, чтобы вновь ожить уже речью Левитана, который повторил то, что ранее сказал нарком иностранных дел. После этого репродуктор замолчал окончательно.

К собравшимся обратился Авдеев:

– Слышали, товарищи? Красная армия отобьет вероломное нападение фашистской Германии. Уж кто-кто, а народный комиссар внутренних дел знает, что говорит, да еще по поручению товарища Сталина! Превосходство немецкой авиации на начальном этапе еще ничего не значит. Да, погибают мирные люди, гибнут наши пограничники, но вскоре Гитлер хорошенько получит по зубам. Подтянутся основные силы, поднимется авиация с центральных аэродромов. Так что сохраняйте спокойствие. И пожалуйста, идите по домам. Все видели бой нашего героя с немецкими самолетами? Нет никакой гарантии, что фашисты вновь не появятся в небе. Берегите себя и своих детей.

Люди пошли по домам.

Авдеев приказал:

– Лейтенант Поленко, садитесь за руль «Эмки», я – старший, с нами – эксперт Золотов и товарищ Маханов. Едем! – и, уже садясь в машину, крикнул парторгу: – Ты уж смотри тут, Осип Макарович!

– Старший вон – председатель сельсовета.

– У него опыта мало. Ладно, сами разберетесь. И ознакомьтесь с секретным планом. Действовать строго по написанному. Надеюсь, еще увидимся.

– Счастливого пути, товарищ майор.

«Эмка» тронулась с места.

Коробов проводил ее тревожным взглядом и повернулся к председателю:

– Ну что, Захар Федорович, вскроем пакет?

– Кто вскроет, а кто и облизнется. Ты-то здесь при чем? Там указано: для руководства. Так что иди-ка ты, Семен, домой.

– Как это – домой? Мне вообще-то в районный военкомат надо идти.

– Я скажу, что делать, а сейчас – все по домам. И Пашку-Пескаря забери с собой, а то рыщет тут, как немецкий шпион. Отцу передай!

– Ладно, – ответил Коробов, – если что, – позовите. Пашка! Пескарь! Пойдем до хаты. Приказано тебя лично доставить к отцу.

– С чего бы? Мне и тут неплохо.

– А попасть под бомбу не хочешь?

– Э-э, нашел чем пугать. Вот их как наш летчик-то разделал!

– Кончай спорить, поди сюда.

Парень повиновался. Коробов повел его домой.


Несмотря на разбитую дорогу, «Эмка» шла довольно шустро. За час пройдена половина пути до районного центра.

Авдеев заметил, что Золотов прикорнул.

– Эй, эксперт, не спи! Смотри, лучше, за обочиной.

– Да чего за ней смотреть, Владимир Александрович? Парторг с деревенскими уже осмотрели. И кому тут устраивать засаду? Злодеи небось в городе уверены, что пленник в надежных руках. Да и устраивать засаду здесь глупо – мы же все вооружены.

– Отставить демагогию. Смотреть по сторонам. Товарища Маханова это тоже касается.

– Вы бы мне лучше оружие дали. С ним как-то спокойнее.

Авдеев повернулся, немного подумал и достал запасной «ТТ».

– Держите, как пользоваться знаете?

– Само собой!

– Добро. Вернете в городе. Не забудьте.

Проехали еще три километра. Впереди, за кромкой леса, показался поворот, дальше дорога шла по полю.

Но сразу же за поворотом Поленко пришлось ударить по тормозам. Дорогу перекрывал легковой «ГАЗ-А» с открытым кузовом.

– Черт! – выругался Авдеев, едва не ударившись о лобовое стекло, – не дрова везешь!

– Откуда он тут только взялся? – удивился Поленко.

– Проверим. Все, кроме Маханова на выход, оружие к бою!

Под капотом «ГАЗ-А» возился чумазый водитель.

– Эй, чего тут раскорячился? – крикнул Авдеев.

Водила поднял голову, посмотрел на подошедших:

– Да вот, товарищ майор, из Олевска еду, послан председателем райисполкома в Горбино, подтвердить распоряжение о вскрытии секретного пакета.

– А почему не первым секретарем?

– Да они вместе и послали, а «газик» дали старый. Две версты проехал и – привет, катушка полетела. Хорошо, запасная есть, сейчас поставлю и поеду дальше. А как там в Горбино? Вроде стреляли оттуда.

– Ты делом занимайся, мы спешим!

– Поспешишь – людей насмешишь. – Водитель неожиданно выхватил из-за пазухи «Вальтер» и дважды выстрелил в Авдеева.

Золотов замешкался, Поленко выдернул из кобуры свой «ТТ», но было поздно. Из кювета, словно из-под земли, поднялся второй диверсант и выстрелил в участкового. Третий стрелял с опушки, из-за дерева. Он попал точно в голову Золотову. Этим третьим был майор Агеев, он же – гауптман Алекс.

Все трое диверсантов пошли к «Эмке».

Став свидетелем нападения, Маханов принял единственно верное решение: не выходить из машины. Если бы выпрыгнул – получил бы пулю. Может, и не убили бы – он все-таки был им нужен – но все равно покалечили бы…

Маханов замер на заднем сиденье, прикрыв пистолет газетой.

Майор Агеев открыл дверку и изобразил удивление:

– Ба! Господин Маханов собственной персоной! Приятно, очень приятно вновь видеть вас.

– Не могу сказать того же.

– Отчего же? Вам доставили неудобства? Это вынужденные меры, но вы отплатили нам за это. Бедный Рылов… Кстати, как вам это удалось?

– Очень просто, примерно вот так. – Николай отбросил газету и в упор выстрелил в Агеева-Алекса.

Тут же перевел пистолет на второго диверсанта, но тот успел отскочить в сторону. Пуля ушла в лес. Маханов вывалился из машины, сделал два выстрела по третьему диверсанту, но тот уже был за капотом машины. Не видя Николая, открыл огонь наугад.

Ситуация складывалась не в пользу Маханова.

Неожиданно раздался гул самолета. Николай поднял глаза и, увидев заходящий на цель «Мессершмитт», рванул к лесу. Диверсанты тоже увидели самолет, но отскочить не успели. Летчик, похоже, увидел машины, на которых перемещаются советские начальники, и решил их уничтожить. Он не стрелял из пулемета. Пройдя на бреющем, он бросил на цель две пятидесятикилограммовые бомбы. Автомобили разнесло на куски. Отлетели в кювет и изуродованные тела диверсантов. Маханов, почувствовав жгущую боль в плече, потерял сознание…

Очнулся он засветло. Шел дождь – прохладные струи приятно освежали лицо, возвращали сознание. Голова разламывалась, рукав пиджака, в который его нарядил Коробов, был в крови.

Маханов стащил пиджак, оторвал рукав рубашки, осмотрел рану. Слава богу, сильного кровотечения не было. От резких движений едва не потерял сознание. Пистолет валялся рядом. Николай подобрал его и с трудом встал. Понял, что получил контузию: мало того что болела голова, еще и тошнило.

Он с трудом дошел до кювета. Увидел растерзанные трупы диверсантов. Из разбитой машины валил дым – что-то тлело внутри. Странно, что никто не явился сюда из райцентра, в Олевске должны были видеть этот дым. Впрочем, сам городок тоже горел. Немцы все еще продолжали бомбить, хотя и не так сильно, как утром.

Николай отошел от горящих останков автомобилей. Заметил неподалеку балку, подошел и заглянул вниз. Голова закружилась, и он скатился по склону в кусты. Там ненадолго потерял сознание, но быстро пришел в себя.

Что делать дальше? Идти в Олевск по дороге? А если у немцев там сообщники? Куда же?

И тут он вспомнил разбитную деваху Клавдию, с которой еще несколько дней назад, как странно это сейчас звучит – в мирное время, ехал в автобусе.

– Домой, – проговорил Николай.

Она ведь и адрес называла, но – какой?

Маханов напрягся, это вызвало приступ дикой боли, опять затошнило. Однако адрес вспомнить удалось: улица Прибрежная, 12, на реке Терев. Это окраина, недалеко от автобусной станции. Говорила, что живет одна, приглашала заглянуть на обратном пути. Вот и надо пойти к ней, она поможет. Через нее можно выйти на сотрудников НКГБ. Как ее фамилия? То ли Воронко, то ли Воронова.

Он поднял валявшуюся рядом толстую палку – нужна опора, голова сильно кружится. Сделал несколько шагов. Страшно хотелось пить.

Маханов нашел ручей, жадно припал к воде.

И двинулся по балке, на запад, к лесу.

Выбрался по пологому склону и увидел невдалеке Олевск. Правда, путь к городу преграждала река. В данном случае, из-за состояния Николая это могло стать непреодолимой преградой. Однако не поворачивать же назад!

Но ему повезло. Николай увидел на песчаном берегу две лодки с веслами. Кто на них переплывал реку, и куда делись хозяева, – неизвестно, но ничего, в обиде не будут, хватит им и одной лодки.

Греб с трудом. Пока переплыл реку, сил почти не осталось.

Вышел к окраине. Залаяли собаки. Молодой женский голос осадил одну из них:

– Буран! Место!

Уже начинало темнеть – Маханов увидел только силуэт, но вот голос показался знакомым.

– Кто здесь? – спросила женщина.

– Клава?

– Ну – Клава, а ты кто такой? Бродяга?

– Почти. Я твой попутчик из города, помнишь? Был на похоронах отца.

– Николай? Инженер?

– Я.

– О господи, а чего у плетня-то, почему не с улицы?

– Не смог. Мне помощь нужна, Клава.

В этот момент силы окончательно оставили Маханова, и он упал в траву.

– Боже ж ты мой. Да что это с тобой, Николай?

Женщина скинула железные обручи с калитки, выскочила к берегу. Увидела лежащего без сознания, окровавленного, в разорванной рубахе и грязных штанах того самого, когда-то лощеного попутчика, которого безуспешно пыталась пригласить в гости.

Около нее терся Буран, от запаха крови шерсть вздыбилась, он тихо, но угрожающе рычал.

– А ну, фу, Буран, иди на место!

Пес нехотя отошел.

Клавдия взвалила на себя Маханова.

– Вот черт, тяжелый-то какой, а с виду худой.

Она затащила его в хату. Уложила на кровать в сенях – кто знает, что случилось с московским гостем: то ли бежал от кого-то, то ли на него напали, а может, и под бомбежку угодил – перестраховаться не помешает. То, что в хате появился мужик, у соседей удивления не вызовет. Здесь мужики часто бывают. Но не в таком состоянии.

Она зажгла керосиновую лампу, стянула с Маханова штаны, рубаху, туфли, носки. Он застонал, пришел в себя.

Женщина закусила губу: что же делать? Она не врач, не фельдшер, не медсестра и даже не санитарка. Куда бежать? Не дай бог помрет, вот будет история. Доказывай потом, что сам. И принесла же его нелегкая! Тогда – зачем тащила? Бросила бы за плетнем и все дела. Ан, не смогла. Значит, надо что-то делать.

Она осмотрела рану. Нет, тут без доктора не обойтись. И где его теперь искать? От районной больницы остались одни развалины. Бомба накрыла всех – и персонал, и больных.

Она хлопнула себя по лбу: «Как же я о бабке Варваре-то забыла? Она и аборты втихаря делает, и роды принимает. И от хворей разных лечит, правда, все больше стариков да старух. Надо к ней. Она не выдаст».

Накрыв Маханова легким одеялом, Клавдия вышла на улицу. Самолетов не слышно, и то хорошо. На сегодня отлетались. Идти ей было недалеко – всего один квартал.

Глава шестая

Самолет с Платовым, с группой Шелестова, с захваченным полковником Абвера Вильгельмом Вайсманом и молодой женщиной благополучно приземлился на секретном подмосковном аэродроме. Там ожидал конвой, который тут же увез Вайсмана.

Платов отвел в сторону Шелестова:

– И что прикажешь делать с Лидией Александровной? Зачем ты притащил ее на полевой аэродром? Я, конечно, понимаю, симпатия, возможно, даже любовь, но офицеры твоей группы, Максим Андреевич, не имеют на это право.

– Прикажите отправить Лидию Александровну обратно в Минск. Пусть дальше детишек учит.

– А ты не подумал, какой будет на это реакция товарища Берии? Твою Лидию Александровну немедленно изолируют – она слишком много узнала.

– Но, Петр Анатольевич, может, как-то удастся решить этот вопрос?

– Решить, – передразнил Шелестова Платов, – думать надо головой, а не тем, что ниже спины. И что теперь? Даже не представляю, как докладывать товарищу Берии.

– Как есть, так и доложите. Майор Шелестов проявил своеволие – захватил с собой женщин, одна из которых погибла при прорыве на аэродром. А вторая вела бой против немцев вместе с членами группы.

– Ты о чем это сейчас? Кто бой вела? Эта, хрупкая?

– Она только с виду хрупкая. Мои слова могут подтвердить и Буторин, и Коган, и Сосновский.

Последний услышал разговор, поскольку находился ближе всех, кашлянул:

– Извините, товарищ майор госбезопасности, что вмешиваюсь, но Максим сказал правду: Лидия Александровна дралась вместе с нами. И еще… мы все принимали решение освободить Ингу и Лидию из тюрьмы, так сказать коллегиально.

Платов подозрительно посмотрел на офицеров:

– Первое задание и – уже круговая порука?

– Никакой поруки, говорю, как есть. Ребята подтвердят.

– Ну, не знаю. Ничего обещать не могу. Как решит товарищ Берия, так и будет. Вы пока побудьте здесь, подойдет «ЗиС». А я – на командный пункт, доложу о нашем возвращении. Потом сообщу решение Лаврентия Павловича по поводу Лидии Александровны.

Он направился к командному пункту, который находился в лесу, недалеко от пункта управления полетами.

С Берией связались не сразу, пришлось ждать.

Наконец заместитель председателя Совета народный комиссаров ответил:

– Слушаю.

– Это Платов, товарищ генеральный комиссар.

– Петр Анатольевич? Вернулся?

– Так точно, сейчас нахожусь на подмосковном военном аэродроме.

– Вайсман?

– Полковник Абвера, Вильгельм Вайсман со мной, вернее – с группой Шелестова.

– Смогли все-таки?

– Так точно.

– Молодцы, ничего не скажешь! Признаюсь, я не особо надеялся на успешный исход операции, но ты проявил незаурядное мужество. Лететь в район боевых действий – это не по Москве прогуляться. Ожидайте спецконвой, он заберет полковника. После этого группе прибыть на секретную дачу, тебя жду у себя в кабинете!

– Есть, товарищ генеральный комиссар, вот только…

Берия повысил голос:

– Что еще, майор?

– Понимаете, группа Шелестова вышла на аэродром Берестова с женщиной.

Берия удивился:

– С какой женщиной?

– Это жена одного офицера, который был задержан в Берестове по подозрению в измене, но скончался в изоляторе. Были арестованы его жена и приехавшая поддержать ее сестра из Минска. Жена офицера погибла, а сестру спасли люди Шелестова.

– Белиберда какая-то. Жена арестованного, его сестра. Где этот Шелестов набрал столько женщин?

– В той же тюрьме, где находился Вайсман.

– Еще не лучше. Значит, эта сестра в курсе дел боевой группы?

– Не совсем так. Возможно, она о чем-то догадывается, но правды не знает, это точно.

Берия помолчал, потом спросил:

– Ты не мог оставить ее у Берестова?

– Она бы погибла.

– А разве сейчас не гибнут сотни, тысячи наших солдат и мирных жителей? Что за гуманизм такой, неоправданный, а, Петр Анатольевич?

– За нее Шелестов просил и все члены группы.

– Что, майор положил на нее глаз?

– По-моему, да. И очень просил…

Берия прервал заместителя начальника Управления:

– Можешь не говорить, о чем просил Шелестов. Понятно и без слов. Но он должен понимать: оставить ее на свободе мы не имеем права, она, пусть и косвенно, участвовала в секретной операции. Эх, Шелестов, Шелестов, и зачем было так подставлять женщину?

– Но, может быть, найдется какой-то выход?

– А знаешь, майор, отправь-ка ты ее на объект «Сосны», там сейчас руководит бюро старший лейтенант ГБ, Евдокимов Андрей Андреевич. Передай, что это мой приказ. Там ей найдется работа, хотя бы уборщицей. Она там будет под контролем, и Шелестов останется спокоен. Все-таки он с группой сумел выполнить сложнейшую задачу. Честно тебе скажу, майор, я приятно удивлен, что он справился с заданием. Надо поощрить людей. К орденам мы их представить не можем, по крайней мере сейчас, пусть хоть это будет наградой.

– Благодарю, Лаврентий Павлович.

– Но это еще не все. С твоим начальником связывался старший майор Фриш.

– Это из областного Управления?

– Да. Нашелся Маханов. При встрече доведу подробности. Главное – встретить его в Москве. Свяжись-ка сам с Фришем, поторопи его, у меня и без этого дел много.

– Слушаюсь, товарищ генеральный комиссар.

– Все! До встречи. Успей подготовить подробный доклад о действиях особой группы.

– Есть. До встречи.

Платов вернулся к группе. Шелестов встретил его тревожным взглядом: что ему объявит сейчас майор – помилование или приговор?

Платов улыбнулся:

– Вольно. Лидию Александровну приказано поместить на один из секретных объектов. Думаю, у тебя, Максим, будет возможность встречаться с ней.

– Товарищ майор, я – ваш должник.

Не скрывая радости, Шелестов обнял испуганную женщину. Заулыбались и офицеры группы.

– Что будет с нами, товарищ майор госбезопасности? – Максим был возбужден неожиданным решением Берии. Груз, тяготивший его всю дорогу, наконец свалился с плеч.

– Отвезем Лидию Александровну и проедем на дачу. Возможно, будет отдых, но недолгий.

– Новое задание? – спросил Шелестов.

– Сейчас, Максим, долгих перерывов не будет. Сам понимаешь, – война.

– Это точно?

– Товарищ Молотов обратился к народу: Германия напала на Советский Союз.

– Понятно. А чем будет заниматься Лида? И что это за объект?

– Секретный объект. Больше ничего сказать не могу. И чем там будет заниматься твоя Лида – тоже. Работа всем найдется. Еще вопросы есть?

– Никак нет. Благодарю.

– Товарища Берию благодари, это его решение.

– Где я, а где – товарищ Берия?

– Не волнуйся, вы еще встретитесь.

У контрольно-пропускного пункта третьего особого конструкторского бюро Лиду встретил старший лейтенант ГБ Евдокимов. Офицерам группы даже выйти из «ЗиСа» не разрешили. Лида на прощание поцеловала Шелестова и ушла.

Машина с членами особой группы помчалась в сторону закрытой дачи.


Платов снял трубку телефона, набрал номер узла связи наркомата.

Ответил молодой женский голос:

– Слушаю!

– Это майор Платов, мне срочно нужна связь со старшим майором Фришем из областного Управления.

– Подождите, попытаюсь вас соединить, товарищ майор, связь последнее время работает неустойчиво.

– Даже закрытая?

– Да, одну минуту.

Минута превратилась в пять, но результат был достигнут.

Заместитель начальника первого Управления услышал голос областного начальника:

– Старший майор Фриш на проводе.

– Здравствуйте, Давид Авидович, это майор Платов.

– Здравия желаю, Петр Анатольевич.

– Генеральный комиссар приказал связаться с вами и узнать, как продвигается дело по доставке товарища Маханова в Москву.

Платов услышал, как вздохнул и замялся старший майор:

– В чем дело, Давид Авидович?

– Маханов опять пропал, на этот раз уже не один.

– В чем дело, старший майор?

– В город его должен был доставить начальник Олевского районного отделения НКВД, майор Авдеев с участковым и экспертом. Но в назначенное время они не прибыли. Сейчас, чтобы прояснить ситуацию, навстречу им выехала оперативная группа. Не исключено, что Авдеев решил заехать в Олевск, хотя имел строгий приказ ехать прямо в город. Проверим все, Петр Анатольевич, и сразу же доложим.

– И как долго продлится эта проверка?

– Извините, как только завершится, я сразу позвоню. Вы в Управлении?

– Буду там где-то через час.

– Думаю, к этому времени мы во всем разберемся.

– Жду звонка. До связи.

Платов положил трубку.

Черт побери, что еще могло произойти с этим Махановым? Докладывать ли о происшествии товарищу Берии? Нет, сейчас беспокоить по таким мелочам заместителя товарища Сталина нельзя.

Платов вышел из кабинета. Посмотрел, как устроились члены группы, прошел во внутренний двор.

Через час его «Эмка» остановилась у внутреннего подъезда здания на площади Дзержинского.

Старший майор госбезопасности Фриш вышел на связь в 17.20:

– Извините за задержку, Петр Анатольевич.

– Что по Маханову?

– Тут такое дело, товарищ майор. Оперативная группа в двух километрах от Олевска в направлении деревни Горбино, обнаружила два сгоревших автомобиля. Один принадлежал районному отделению НКВД, на ней из деревни и выехал Маханов и сопровождавшие его лица. Вторая машина – неизвестный «ГАЗ-А». Очевидно, автомобили были уничтожены немецкими бомбами. При осмотре оперативники обнаружили недалеко от машины шесть трупов.

– Что?

– Шесть трупов. Тела Авдеева, участкового Поленко, эксперта Золотова, а также майора штаба округа Агеева. Двух других опознать пока не удалось.

– А Маханов?

– Его среди погибших нет. Но тут интересная история вырисовывается. И опергруппа райотдела, и Агеев погибли от пуль, а два неопознанных – от взрыва бомбы. И, что характерно, при Агееве обнаружили «Вальтер», такое же оружие и у двух других неизвестных.

Насчет Агеева. Такого офицера в штабе округа нет и никогда не было. И убит он был, похоже, выстрелом из машины. Начальник оперативной группы уверен, что на сотрудников райцентра была устроена засада: «ГАЗ-А» оказался на дороге, когда по ней шла «Эмка» Авдеева. Агеев и второй неизвестный находились рядом, в укрытии. Автомобиль начальника райотдела не мог объехать «ГАЗ-А», там узкая дорога и глубокие кюветы. Пришлось остановиться. Милиционеры вышли из машины и тут же были расстреляны. Маханов, видимо, остался в машине, он и пристрелил Агеева. А дальше – появился бомбардировщик. От взрывов погибли двое неизвестных. А Маханов исчез. Это, конечно, только предварительная версия, со слов начальника опергруппы. Но, думаю, так оно и было.

– Вопрос первый, Давид Авидович: откуда у Маханова оружие?

Фриш ответил:

– Я интересовался этим, и мне сообщили из райотдела, что майор Авдеев постоянно имел при себе два «ТТ». Наверное, он и отдал один пистолет Маханову.

Платов еле сдерживал себя:

– Вопрос второй: где Маханов?

– Извините, но до прибытия опергруппы в район прошел дождь, так что следов оперативники не обнаружили. Начальник группы направил офицера в деревню. Там Маханов не появлялся. Осмотрели близлежащую местность – трупа нет. Не исключено, что Маханов пошел в сторону Олевска, но, повторяю, пока никаких следов.

Платов взорвался:

– Как мог уйти в райцентр человек, пострадавший от разрывов бомб? Ведь Маханов на момент авианалета находился практически в эпицентре взрывов.

– На это ответа у меня нет, товарищ майор.

– Ну тогда ждите вопросов от генерального комиссара.

– Считаете, меня вызовут в Москву?

– Это уже не мое дело. Оперативной группе – продолжать работу по поиску Маханова. Черт возьми, он уже дважды пропадает на ровном месте! Пришлите в наркомат подробный отчет о произошедшем.

– Каким образом? Немцы сегодня вновь разбомбили железнодорожные пути и автомобильные дороги.

– Фельдъегеря на машине в Киев отправьте. Оттуда из комиссариата республики найдут способ доставить отчет в Москву. Да что я учу вас? Работайте, я немедленно докладываю ситуацию товарищу Берии.

– Я понял вас.

– Так работайте, товарищ старший майор!

Платов бросил трубку на рычаг аппарата.

– Это уже не поддается никакому объяснению. Наваждение какое-то с этим Махановым! Сначала его похитила группа диверсантов во главе с неким майором Агеевым, надо выяснить, что это за тип. Потом Маханов убивает своего надзирателя и сбегает. Майор Авдеев везет его в город. Агеев же с подельниками каким-то образом узнает об этом и устраивает засаду. Диверсанты кладут милиционеров, Маханов отбивается. Тут налет немецкой авиации. Все убиты, Маханов же вновь исчезает. Чертовщина какая-то!

Платов вытер платком вспотевший лоб. Теперь он просто обязан поставить в известность товарища Берию. Что последует дальше, только ему известно. Ну и кутерьма! А может, лично встретиться с генеральным комиссаром, как в прошлый раз? Одно дело – докладывать по телефону, и совсем другое – разговаривать с глазу на глаз. Но Берия может остаться ночевать в Кремле. Надо звонить.

Платов достал пачку «Герцеговина флор», выкурил в несколько затяжек папиросу. Подумал и поднял трубку телефона закрытой связи:

– Платов. Мне нужен генеральный комиссар Лаврентий Павлович Берия.

Это имя мгновенно действовали на всех, тем более – на телефонистов узла связи.

Ответил его помощник.

– Это Платов. Мне нужен товарищ Берия.

– Он на совещании. Я могу помочь?

– Нет. Только сам товарищ Берия.

– Как освободится, я сообщу ему о вашем звонке. Ждите, вам перезвонят.

Помощник генерального комиссара знал о тесных взаимоотношениях Берии и Платова, любого другого он просто послал бы к черту. Мало ли кому нужен сам товарищ Берия!

– Хорошо, я в Управлении, жду!

Ждать Платову пришлось до 1.30.

– Что у тебя, майор? – Голос Берии был заметно уставшим.

– Докладываю, товарищ генеральный комиссар…

Платов обрисовал ситуацию в Олевском районе.

Берия воскликнул:

– Я этого Фриша расстреляю! – Затем немного успокоился: – Как сам думаешь, Маханов опять попал в руки диверсантов?

– Сомневаюсь. Скорее всего ушел в район.

– У него там есть родственники?

– По нашим данным, нет. Есть тетка, но она в городе, дядя – в деревне. В Горбино он не вернулся, до города дойти не мог. Остается одно из двух: либо он в райцентре, либо… его труп где-нибудь в реке возле Олевска.

– Хорошенькое дело, майор. Если Маханов сумел добраться до райцентра, ему прямая дорога в райком. Но там, насколько я понимаю, он не объявлялся.

– Маханов мог еще не дойти.

– Но его ищут оперативники Фриша. Район поисков весьма ограничен. Почему не найдут? После бомбежки он может быть контужен, а это значит – передвигаться, как здоровый человек, он не в состоянии. Чем они там занимаются, эти люди Фриша?

– Не могу знать, товарищ Берия.

– Завтра отправишь группу Шелестова сначала в Киев, затем в район. Фришу об этом знать не обязательно, задача группе – найти Маханова и переправить его в Москву. Все, майор, я устал, действуй. О результатах работы Шелестова докладывай мне по необходимости. Условия работы прежние: полная секретность, никаких контактов с представителями власти, документы на штатских лиц, легенду придумаешь сам. До Киева посадить группу в военный эшелон. Дальше пусть добираются самостоятельно. Потом работают по обстановке. И не забывают, что они – никто, тени. Попадутся – вытаскивать никто не будет.

Берия отключился. Положил трубку и Платов.


В 9.00 23 июня он уже был на секретной даче.

Встретил его комендант. Доложил, что офицеры позавтракали и находятся в помещении. Платов прошел в приличных размеров дом, огороженный высоким забором и охраняемый сотрудниками НКГБ.

Навстречу вышел Шелестов:

– Здравия желаю, товарищ майор.

– Здравствуй, Максим. Собери своих людей в комнате совещаний.

Под ней подразумевалось небольшое помещение в торце здания у запасного выхода.

Вокруг стола на стульях разместились майор Шелестов, капитаны Буторин, Коган и Сосновский.

Вошел Платов, офицеры поднялись, приняли положение «смирно».

Майор госбезопасности махнул рукой:

– Садитесь. – И устроился во главе стола. – Докладываю обстановку.

Он довел до офицеров все, что касалось конструктора Маханова с момента приезда в деревню на похороны отца до засады на опушке леса прошлым днем.

– Таким образом, Маханов был похищен немецкими диверсантами, которыми руководил гауптман Абвера Алекс Шнейдер, он же – майор штаба округа Агеев. Пленный Маханов содержался в деревне. Сумел освободиться, вышел к опергруппе райотделения НКВД. Во время перемещения в город сотрудники Авдеева попали в засаду. Погибли они и диверсанты гауптмана Шнейдера. Маханов же снова исчез, предварительно пристрелив самого гауптмана. – Платов развернул на столе карту Олевского района: – Вот маршрут, по которому Авдеев должен был доставить Маханова. – Он провел карандашом по уже нанесенной кривой линии, ведущей от Горбино до Олевска. – Вот здесь место засады. Там произошел короткий бой между диверсантами и опергруппой, а если быть точным, – расстрел диверсантами опергруппы Авдеева. Бой, судя по версии оперативников, принял только один Маханов, который и убил Шнейдера. Помог инженеру и налет немецкого бомбардировщика. От взрывов погибли оставшиеся после перестрелки диверсанты. Их тела и тела оперативников обнаружены недалеко от машин. А вот тела Маханова нет. Теперь информация по Маханову Николаю Ивановичу.

Платов довел данные, касающиеся конструктора, не затронув его деятельности на объекте «Сосны», это группе знать было не обязательно.

– Товарищ Берия поставил задачу. Группе следует убыть в Олевский район, найти товарища Маханова и переправить его в Москву. Любой ценой инженер должен быть здесь. Если не удастся доставить его живым, если группа попадет в безвыходную ситуацию, Маханова ликвидировать первым. Условия работы, и это особо выделил товарищ Берия, – прежние. Вы не являетесь ни военнослужащими, ни сотрудниками органов безопасности или внутренних дел. Вы работники городского кирпичного завода, устроились на работу непосредственно перед началом войны, то есть 21 июня сорок первого года. Поэтому на вас даже не успели в кадрах завести личные дела и не оформили пропуска. Соответственно попадать в руки органов вы не должны. Тем более что вы пойдете на запад, а не в обратном направлении. Скрытно покинете город. Сами видите, что работа схожа с той, что вы успешно провели в приграничном Берестове с одной значительной разницей – в районе у вас не будет прикрытия в виде первого секретаря горкома партии. Вопросы?

Шелестов:

– Когда мы должны убыть в Киев?

Платов ответил:

– В 14.30 туда проследует эшелон с техникой, с ним я вас и отправлю.

– Какие-нибудь зацепки? Где искать этого Маханова?

– Известно только место засады. Да, вот еще, – Платов протянул Шелестову лист бумаги, – это данные по родственникам Маханова в городе и в деревне, а также по сельчанам, которые его хорошо знают и могут прятать. Ознакомьтесь и запомните.

Шелестов внимательно прочитал, передал лист остальным. Бумага прошла по кругу и вернулась к Платову.

– Запомнили?

– Так точно, – в один голос ответили бойцы особой группы.

Платов продолжил:

– Данных вроде бы много, но толку от них маловато.

Коган сказал:

– Если в районе будет продолжать работу опергруппа областного Управления, то она не даст работать нам.

Платов кивнул:

– Согласен. Я отдам распоряжение старшему майору Фришу отозвать опергруппу. Так что искать Маханова будете вы и, что вполне вероятно, агенты Абвера, с которыми был связан Шнейдер-Агеев. Встреча с ними более опасная, нежели с сотрудниками ОУ НКГБ.

Шелестов покачал головой:

– Это как сказать. Врага мы можем уничтожить, своих – нет.

– Еще вопросы?

– Как насчет техники? – поинтересовался Шелестов.

– Никак. Рабочим машины не положены, но я не буду иметь ничего против, если вы обзаведетесь машиной самостоятельно. Это – на ваше усмотрение.

– Понятно. Одежда?

– Она будет доставлена сюда после обеда. Вместе с паспортами.

– Ясно. Значит, готовимся?

– Готовьтесь. Если до 15.30 выработаете план действий – дайте мне знать.

Шелестов возразил:

– Здесь что-либо планировать бесполезно. С порядком действий определимся на месте.

Сосновский усмехнулся:

– Если еще доберемся до этого самого места. Нетрудно представить, что сейчас творится на железной дороге западного направления.

Платов хлопнул ладонью по столу:

– Кроме Шелестова все свободны.

Буторин, Коган и Сосновский вышли из комнаты.

За столом остались Платов и Шелестов.

– Максим, это – только для тебя. Работать придется в очень сложных условиях. С одной стороны то, что сейчас творится в районе, вам на руку, с другой – милиция и госбезопасность максимально активны, и это уже играет против вас. Немцы сейчас быстро продвигаются в глубь нашей территории. Не исключено, что придется работать и в условиях оккупации. Обкомы партии, облисполкомы – в общем, все региональные власти имеют планы по скорейшему созданию на оккупированных территориях партизанских отрядов. Базы для них секретно готовились еще с прошлого года. Одна такая база находится в Олевском районе, в десяти километрах западнее деревни Горбино. Это, Максим, совершенно секретная информация. Довожу до тебя для того, чтобы ты знал: если возникнет прямая угроза провала группы, ты можешь вывести своих людей на эту базу. По плану командовать партизанским отрядом у Олевска назначен первый секретарь райисполкома, товарищ Зубарев. Он знает о группе и ее задачах. Если надо будет укрыться, разрешаю уйти к Зубареву. Но только к Зубареву, и только – в самом крайнем случае.

– Понял.

– Ну, раз понял, иди готовься.

– Мне бы увидеться с Лидой.

– Это невозможно. Вернешься с Махановым, тогда и увидишься с Лидией Александровной. За нее не волнуйся. Она под надежным контролем.

– Ясно, товарищ майор государственной безопасности. Разрешите идти?

– Иди. Встретимся в 15.30.

– Есть!

Платов уехал. Шелестов прошел в гостиную. Там его ждал Коган. Он чему-то улыбался.

– Ты чего лыбишься, Боря? Рад, что очередное задание получил? Оно, брат, посложнее первого будет. В Берестове мы хоть знали, что и как делать, а в Полесье? Да еще на птичьих правах? Эвакуируется много народу. Дома бросают, но вот соседи? А хаты, где нет соседей, подлежат осмотру милицией. Явятся к нам ребята из НКВД и – хана. Четверо мужиков в одном доме – хороший повод представить нас как диверсионную группу и расстрелять к чертовой матери! Ума не приложу, как закрепиться в этом Олевске. И не просто закрепиться, а обзавестись машиной и искать товарища Маханова, имеющего поразительную способность попадать в разные передряги. Борис, ты чего лыбишься-то?

Коган ответил:

– А ты не ломай голову, командир. Будет у нас база в Олевске.

Шелестов внимательно посмотрел на товарища:

– Что ты имеешь в виду, капитан?

– Наши личные дела товарищи из НКГБ проверяли тщательно, но все о нас узнать все равно не смогли.

– Говори понятнее.

– Ты знаешь, что у меня жена – уроженка Николаева – как ни странно, не репрессирована.

– И что?

– А то, что у моей жены есть родственница в небольшом городке Украинского Полесья, называемого Олевском.

– Родственница?

– Угу! Двоюродная сестра, Анастасия Владимировна Степко, проживающая по адресу: Олевск, улица Чистая, 10. А по соседству с ней живет ее отец Яков Михайлович Сабаров. У сестры и у ее отца свои хаты, дворы – все как положено. Анастасии сорок два года, отцу шестьдесят пять. Мы с женой Людмилой как-то гостили у них, когда я служил следователем в Управлении НКВД по Псковской области. Яков Михайлович тогда был выслан в Сибирь, а Анастасия два года как похоронила мужа.

Шелестов прервал Когана:

– Погоди, Боря, ты хочешь сказать, что знаешь райцентр?

– И не только Олевск. Бывал я и в деревне Горбино. Ездили туда за мукой.

– Почему Платову ничего не сказал?

– А зачем? Нам поставлена задача – действовать по обстановке, вот и будем действовать, как приказывает начальство. Зачем открывать свои карты раньше времени? Они бы сразу начали проверку родственников. А оно нам надо?

Шелестов кивнул:

– Продолжай! За что лес-то валил твой дядюшка?

– Не мой – жены.

– А это не одно и то же?

– Не совсем. А сидел гражданин Сабаров, убежденный большевик, активист, участник Гражданской войны на стороне красных, за то, что рассказал кому-то на работе анекдот про товарища Буденного. На него тут же донос состряпали. Ну, и дали убежденному большевику четыре года лагерей. Впрочем, он как был, так и остался большевиком. Вот только на работу после отсидки долго устроиться не мог. Пенсии не дали. И только когда я помог, еще до своего ареста, пристроили Михалыча на работу в колхоз. Анастасия пенсию по инвалидности получает – хромая она. Хата их, как сейчас помню, недалеко от центра, на второй от реки Терев улице. Хоть и центр, а место тихое, да и вообще Олевск – совсем небольшой городок. Там восточная часть – промышленная, центр – административный, а запад – спокойный, уютный такой, тихий. Так что мы вполне можем остановиться у кого-то из них. И с транспортом вопрос решим. У Михалыча должна быть лошадь, в колхозе давали. А там глядишь – и машиной разживемся. Не все так плохо, командир.

Шелестов улыбнулся:

– Это совсем другое дело, Боря. Повезло нам. Осталось ничего – найти товарища Маханова и доставить в Москву. Еще бы кто подбросил адресок, где отсиживается этот Маханов. Может, твои родственники знают?

– Это родственники жены, – упрямо поправлял Шелестова Коган, – в этом они вряд ли помогут.

– Вот и говорю, задача: иди туда – не знаю куда, найди то – не знаю, что.

– Найдем, командир. Главное – база. А на месте обстановка прояснится. Начать, думаю, следует с тщательного осмотра места засады.

– Там стреляли только диверсанты и Маханов. А точку поставил немецкий летчик. Знал бы он, что наделал.

– Хоть один немец что-то для нас сделал.

– Место осмотрим, но там уже работали опытные оперативники.

– Кто знает, как они работали. Может, с оглядкой на небо – как бы не попасть под очередной «мессер». Они искали тело. А мы прикинем, куда мог податься, возможно, раненый Маханов. Там особых путей и не было. Только бы успеть выполнить задание до прихода немцев.

Шелестов повысил голос:

– Ты даже не заикайся об этом.

– Ну ты еще скажи, что Красная армия вот-вот остановит врага и погонит его обратно до самого Берлина. Мы же с тобой прекрасно знаем: не будет этого. Пока мобилизация не пройдет, промышленность не перестроится. А это – время. Я только «за», чтобы наши разбили немцев, но в данных условиях это нереально. Война затянется надолго, Максим, и давай не будем успокаивать друг друга.

– Ладно. О родственниках никому ни слова. Тем более – Платову. Ему вообще этого знать не следует.

– Конечно, командир.

– Давай всех сюда, надо хоть какой-то план составить.

Офицеры собрались в гостиной. Всем было ясно: если Маханов не погиб от контузии и ран, то дорога у него была одна. Вот только пересекала эту дорогу на Олевск река Терев. Раненому человеку даже такую небольшую реку не переплыть. Только на лодке или на плоту. Отсюда решение: проверить место выхода к реке по нескольким направлениям, исключая основную дорогу. По ней Маханов не пошел бы точно. Это было вполне по силам особой группе.

Совещание закончили в 15.20. А через десять минут на дачу въехали «Паккард» и два «ЗиСа». В гостиную вошел сам Берия.

Офицеры этого не ожидали – встали по стойке «смирно».

– Садитесь! – разрешил заместитель председателя Совета народных комиссаров. – Удивил?

Ответил, как старший, Шелестов:

– Так точно, товарищ генеральный комиссар.

– Вижу. Платов поставил вам задачу? Какие есть предложения?

Шелестов поднялся:

– У нас отработан предварительный план.

– Излагайте.

Шелестов доложил. Берия и Платов внимательно выслушали.

Генеральный комиссар немного помолчал, потом поправил пенсне:

– Что ж, решение, похоже, единственно верное в сложившейся ситуации. У меня вопрос: где группа собирается укрыться в Олевске?

Шелестов кивнул на Платова:

– Товарищ майор ГБ сообщил, что в связи с эвакуацией в райцентре освободилось много домов. Найдем какую-нибудь неприметную хату.

Берия кивнул:

– Во время работы – предельная бдительность и осторожность. Успешное выполнение первого задания показало, что вам это по силам.

Он посмотрел в глаза Шелестову, от чего майор почувствовал себя неловко.

– Насчет Лидии Александровны Давыдовой. Что ты так сморишь, Максим Андреевич? Уж не хочешь ли сказать, что не знаешь фамилии своей дамы?

– Не знаю, Лаврентий Павлович.

– Странно. Должен был знать. Так вот, специально для тебя, майор. Давыдова в полной безопасности, устроена подсобной работницей на секретном объекте. Ей определено денежное и продовольственное довольствие. Отдельное жилое помещение, начальник объекта лично предупрежден о пресечении любых инцидентов, касающихся этой женщины. Но, сам понимаешь, это будет продолжаться ровно столько, сколько ты и твоя группа будете выполнять задания Родины. Провал или измена неминуемо приведут к негативным последствиям для всех ваших родственников. Это не прихоть, а суровая необходимость.

Шелестов кивнул:

– Я все понимаю и все помню, от имени группы хочу заверить вас, товарищ Берия, что мы сделаем все возможное для возвращения Маханова в Москву. Живым или мертвым…

– Не будем о грустном, – прервал его Берия, – ты только одно пропустил: слово «невозможное». Вы должны сделать все возможное и невозможное, чтобы доставить в Москву живого Маханова или подтверждение его гибели. Я не верю, что Маханов перешел к немцам.

Буторин покачал головой:

– Если бы он хотел уйти к немцам, то не стал бы стрелять в Агеева, а помог бы диверсантам уничтожить оперативную группу начальника отделения НКВД.

– Это верно. – Берия спокойно воспринял то, что его, по сути дела, перебили. Обычно он не допускал этого, но сейчас ситуация была особой – слишком много стояло на кону. – К сожалению, на уровне районных центров мы не успели создать агентурную сеть. В Олевске у нас нет агента с конспиративной квартирой. Первое, что потребуется сделать, это добраться до Олевска и второе, более значимое, – найти подходящее прибежище и немедленно приступить к поискам. Чем быстрее вы разберетесь с Махановым, тем лучше. И – самое главное: к объекту «Сосны» проявляет интерес лично товарищ Сталин. Я пока не докладывал ему о ЧП, не потому, что хочу скрыть наш промах, а потому, что со вчерашнего дня это сделать просто невозможно. Избавьте меня от необходимости расстраивать товарища Сталина.

Шелестов повторил:

– Еще раз заверяю вас, товарищ генеральный комиссар, группа сделает все возможное и невозможное для выполнения ответственного задания.

Берия поднялся:

– Ну что ж. Признаюсь, вы одни из немногих, с кем я разговариваю с радостью. Конечно, сейчас о радости говорить неуместно, но это так. Обещаю, как только необходимость в использовании группы отпадет, вы будете реабилитированы и награждены по заслугам, вам будут возвращены воинские звания, вы воссоединитесь с семьями. Уже сейчас режим для них значительно ослаблен. Это в первую очередь касается капитана Буторина.

– Благодарю, товарищ генеральный комиссар.

– Все, у меня куча дел. Вам тоже пора на железнодорожную станцию.

Вскоре «Паккард» и «ЗиС» охраны покинули территорию дачи.

Как только уехал Берия, Платов спросил у Шелестова:

– Готовы?

– Так точно, товарищ майор госбезопасности.

– Тогда забирайте пожитки, оружие и – в машину. У нас не так много времени.

В 16.00 особая группа во главе с майором Платовым прибыла на охраняемую площадку загородной железнодорожной станции, где формировался эшелон бронетехники. К вагонам были прицеплены две «теплушки», одна из них – для взвода охраны эшелона, состоящего из восьми платформ. На каждой – по танку или по две бронемашины, замаскированные под грузовые контейнеры. Против немецкой авиации на ближней и дальней платформах были установлены счетверенные зенитные пулеметные установки «максим». Их расчеты усиливали взвод охраны.

Начальник эшелона подбежал к машине Платова:

– Майор Иванов.

– Я уже говорил вам о четырех командировочных до Киева.

– Так точно.

– Они со мной. Проводите их во вторую «теплушку» и проследите, чтобы никто не пытался войти с ними в контакт.

– Понял!

Платов повернулся к офицерам группы:

– На выход и – удачи!

Старший эшелона провел «командировочных» за штабелями ящиков к двери последней «теплушки». Шелестов, Буторин, Коган и Сосновский поднялись в вагон.

Сосновский воскликнул:

– Да тут как в номере люкс – свежее сено, топчаны на каждого, буржуйка и даже туалетные принадлежности! А что у нас здесь? – Он открыл угловой ящик. – Провизия! Как минимум на четверо суток! Живем, мужики!

Шелестов приказал:

– Из вагона не выходить, нужду справлять в заднем торце. Соблюдать режим секретности, двери вагона для проветривания открывать только на ходу и ночью. В случае налетов авиации противника – эвакуация без команды. В дальнейшем сбор в месте, которое я обозначу голосом и сигналом фонаря. Вопросы есть? Вопросов нет. Ну и прекрасно. Располагаемся, товарищи офицеры.

Сутки простоял эшелон на подмосковной станции и еще шесть суток шел до Киева. Немецкая авиация постоянно бомбила железную дорогу. Составу, в котором ехала группа Шелестова, повезло – его миновал удар германских бомбардировщиков.

Железнодорожники трудились воистину героически. Стоило немецкой авиации уйти, как они тут же принималась за восстановление поврежденных путей. Часто «Юнкерсы» и «Хенкели» налетали прямо во время работ. Железнодорожники гибли от бомб и пуль, но не прекращали работу.

1 июля эшелон благополучно добрался до Киева и встал в тупик, подальше от станции.

Здесь группа Шелестова, уже начавшая испытывать трудности с питанием, сошла с поезда. Надо было добираться до города. На это потребовалось еще трое суток. Часть пути прошли пешком, где-то их подвозили на подводах местные колхозники, однажды подвернулась легковая машина.

Ее обнаружили недалеко от воронки. Колеса пробиты, по крови в салоне было ясно, что водитель и старший машины сильно пострадали. Водитель оказался запасливым человеком. Кроме штатной запаски, он держал в багажнике целых пять камер и две покрышки. Коган с Сосновским перебортировали колеса.

Буторин запустил двигатель. Это была удача. Тем более что у автомобиля оказался полный бак горючего. На «Эмке» миновали Киев и 2 июля подъехали к Олевску.

Въезжать на машине в райцентр было небезопасно, еще издалека глазастый Буторин разглядел на окраине милицейский патруль. Оставили «Эмку» в лесу и стали дожидаться наступления темноты. Поздно вечером вышли к реке и по берегу двинулись в райцентр.

Шли по двое на расстоянии прямой видимости. Двигались осторожно, не спеша, осматриваясь и прислушиваясь. Ночью авиации опасаться нечего. Немцы летали строго по графику и только днем; ночью офицеры люфтваффе предпочитали отдыхать. Это группе Шелестова было на руку.

К полуночи прошли Речную улицу (знали бы офицеры, что именно здесь находился Маханов!), вышли на Чистую. Шелестов остановил группу, глянул на Когана:

– Дальше идешь один, Боря. Если твои родственники на месте и готовы нас принять, подашь сигнал фонарем, а мы пока в кустах посидим.

– Есть, командир.

– И аккуратно там, могут быть патрули.

– Вряд ли. Мало в райцентре наших осталось, а тем, кто есть, работы хватает и по охране значимых объектов.

– И все равно – аккуратно.

– Понял.

Коган исчез в темноте – пошел, прижимаясь к кустам, которые росли вдоль всей улицы.

Он дошел до дома № 10. Перепрыгнул через калитку. Залаял пес, но потом смолк, признав своего. На шум поднялась с постели Анастасия Степко. Отодвинув занавеску, выглянула на улицу и отшатнулась, увидев в палисаднике незнакомого мужчину.

Коган тихо постучал в окно.

– Кто там? – робко спросила женщина.

– Настя, это я, Борис.

– Боря? Откуда ты?

– Впусти, расскажу.

– Сейчас, иди к крыльцу, я только оденусь.

Она открыла дверь, капитан прошмыгнул в сени. Оттуда – в комнату, где горела керосиновая лампа. Присел на стул у круглого стола.

– Ты как тут оказался, Боря? Ведь тебя же…

Коган улыбнулся:

– …арестовали и отправили в лагерь?

– Об этом Люда писала. Как еще сама-то осталась на свободе?

– У нас все нормально. Давай договоримся: ты ничего не спрашиваешь, как и почему я здесь оказался. Скажу одно: я оправдан и занимаюсь прежней работой, но в режиме строгой секретности. Тебе лучше ничего не знать.

– Вот как? Я рада, хотя чему тут радоваться? Такое творится: люди словно взбесились – берут приступом поезда, набиваются в вагоны, а составы по дороге бомбят немцы.

– Много ли жителей осталось в райцентре?

– Не считала. Но, судя по нашей улице, многие остались. Да куда ехать-то? Тут наши корни.

– Я закурю?

Анастасия поставила на стол пепельницу:

– Как умер муж, здесь еще не курили.

– Тогда, может, я не буду?

– Кури, кури. Мой дымил – не продохнуть.

– Как отец?

– Нормально.

– По-прежнему по соседству век коротает?

– А где же ему быть? Работает, охотится, но уже реже – здоровье в лагерях подорвал. Ему всего шестьдесят пять, а на вид – больше семидесяти.

– Да, лагеря здоровья не прибавляют. Знаешь, Настя, а я не один.

Женщина удивилась:

– Не один? С Людмилой?

– Нет, с товарищами по работе.

– И что у вас за дела здесь?

– Потом расскажу. Мы можем временно остановиться у вас с Яковом Михайловичем, но так, чтобы никто об этом не знал – ни соседи, ни милиция.

– Милиции тут человек десять осталось. Партийные уже эвакуировались вместе с семьями. На днях вся власть съедет ближе к Киеву, а то и к Москве. И что будет – неизвестно. А еще говорят, немцы недалеко. Со дня на день войдут в Олевск. Наши войска отступили за Терев. Много народу погибло… А остановиться? Да ради бога! Вот только с провизией у нас плоховато.

– Не объедим.

– А где твои друзья и сколько их?

– Трое. Тут недалеко, прячутся.

– Давай так: приводи их сюда, на сеновале места вам хватит. Ужин приготовлю, принесу. Сам можешь тут остаться.

– Я вместе со всеми буду.

– Как знаешь.

– Так я пойду, подам сигнал, чтобы пришли?

– Погоди, я хоть немного уберусь.

– Ты и без того – красавица.

– Да уж, красивей некуда.

Коган вышел к калитке, щелкнул три раза фонарем. Вскоре вся группа, не замеченная посторонними, вошла в дом Анастасии Степко.

Глава седьмая

Настя перенесла керосиновую лампу в комнату, плотно зашторила окна, заперла дверь. Достала из печи чугунок с картошкой, принесла сала, солености. Для четверых здоровых мужиков – мало, но хоть что-то.

Офицеры принялись за еду. Настя все порывалась что-то спросить, но Коган прервал ее:

– Насть, я же просил не задавать вопросов. Скажи лучше: сможем мы сейчас поговорить с твоим отцом?

– Сейчас бесполезно, он как из лагеря вернулся, вечерами стал пить. А напьется – спит, не разбудишь. А на что он вам сейчас-то?

– Да у тебя, – Коган обвел взглядом комнату с одной спальней и лежанкой у печи, – для нас места маловато.

Женщина ответила:

– В хате – да, но есть еще сеновал. Там и брезент, и подушки есть, дам одеяло.

– Да тепло же сейчас, – улыбнулся Шелестов.

– Не скажи, вчерась было прохладно. Ныне потеплело, но все одно: без одеяла никак. Оно и от комарья спасает. Еще и мошкары этим летом больно много, раньше меньше было.

В сарай отправился Шелестов, Буторин и Сосновский, Коган остался спать на лежанке у печи.

Рано утром заявился отец Анастасии, Яков Михайлович Сабаров, предупрежденный дочерью.

Обнял Когана:

– Значит на свободе, Боря?

– Да уж, из лагеря в отпуск не отпускают.

– Это так. А к нам зачем, прости за прямоту?

– Дело есть.

– Сам-то что, опять в органах?

– Нет. Но дело важное, друг пропал, об этом поговорим позже, только прошу, Яков Михайлович, о нас не должен никто знать. Это в ваших же с Настей интересах.

Сабаров внимательно посмотрел на родственника:

– Мы не приучены в чужую жизнь лезть. Так что не беспокойся. Ну, где твои товарищи?

Коган позвал остальных. Сели за стол. Анастасия собрала завтрак.

– Кого потеряли, Боря? – спросил Сабаров. – Может, сыщем, хотя ныне люди все больше разъезжаются.

– Инженера одного, зовут Николаем, по отчеству Иванович. Фамилия вряд ли тебе что скажет.

– А как же без фамилии-то? Ты уж, Боря, либо выкладывай все, либо я тебе не помощник.

Коган посмотрел на Шелестова. Тот согласно кивнул.

Рассказали все, что знали о Маханове. Представили его обычным инженером, приезжал-де на похороны отца в Горбино и пропал. Ищем по просьбе жены, соседки Шелестова.

Сабаров внимательно выслушал майора, потом сказал:

– Об Иван Ивановиче Маханове я слышал – тот колхоз в Горбино поднимал. А о сыне ничего не знаю. А как он пропал-то?

– Да поехал из деревни в райцентр, а тут немцы налетели. В том месте как раз две машины встретились, ну летчик и сбросил бомбы. Трупы тех, кто ехал в машинах, нашли, а Маханова нет. Ушел, что ли, куда, а куда – неизвестно. Вот и приехали искать товарища.

– Когда это было?

– 22 июня, в воскресенье, когда немец напал.

– Не слышал я о том случае. Но, – старик хитро посмотрел на собравшихся, – кое-что странное в тот вечер произошло.

Офицеры переглянулись. Анастасия собрала со стола, прохромала в сени.

– Что произошло, Яков Михайлович? – спросил Шелестов.

– Может, имеет к Маханову отношение, а может, и нет. Мы с соседом Агафоном, щас его уже нет в Олевске, вечером того дня, как только схлынула ихняя авиация, переправились на тот берег. У нас гуси там паслись. Забрать надо было, пока не побили. Переправились, забрали гусей, их всего-то и было пять штук, пошли обратно к берегу. Глядь – одной лодки нету. Поглядели, а она на том берегу. Кто-то, видать, без спросу переправился. Ну Агафон сплавал туда, мою посудину перегнал. А на сиденье-то – капли крови.

– Крови? – в один голос переспросили офицеры.

– Да. Раненый переплывал или повредившийся какой. Щас, понятное дело, на лодке и следа не осталось – помыл я ее, а тогда точно была кровь. Агафон, кабы не уехал, подтвердил бы, он тоже видел.

– Поня-я-я-тно, – протянул Шелестов. – Мы, Яков Михайлович, можем воспользоваться вашей лодкой?

– Да берите, все одно немец придет – заберет.

– Ну, до этого может и не дойдет.

– Дойдет. Самолеты германские листовки сбрасывают, в них по-русски написано, чтобы люди не уезжали, скоро новая администрация придет, и все как прежде будет, даже лучше. И все в таком смысле. Сам я листовку эту не читал, сдалась она мне, другие читали да пересказывали.

В разговор вступил Буторин:

– Вот вы, Яков Михайлович, вроде как от советской власти пострадали, а прихода немцев не желаете? Отчего так? Ведь вы для них – пострадавший от Советов, значит, вас не только не тронут, а еще и должность хорошую предложат, паек дадут или что там у них на этот случай положено.

Сабаров усмехнулся:

– Меня, молодой человек, не советская власть осудила, а сволочь разная. У нее, вишь, от высоких чинов голова кругом пошла. От безнаказанности озверели. Но – что было, то прошло. Выпустили, и слава богу. Я на советскую власть зла не держу. А немцы мне здесь на черта не сдались! Плевал я на их новый порядок, на должности и пайки. Да и кому я, старый, нужен? Лишь бы не трогали нас с Настей, да она, убогая, им тоже не нужна.

Анастасия когда-то давно сломала ногу, а врачи неправильно вставили кость, от того и хромота получилась.

– Да, странный вы человек, – проговорил Шелестов.

– Да вы сами-то такие, – Сабаров снова прищурился, – сами же сидели недавно. Сиделец сидельца сразу узнает. Или, скажете, не так?

Коган смутился. Выручил Шелестов:

– Не так, Яков Михайлович, но не надо сейчас об этом.

Старик усмехнулся:

– Ладно, понимаю. Ночевали-то где, в сарае?

– Да.

– Двое ко мне могут перейти, а двое у Настасьи уместятся. Нечего по сеновалам без баб лазать.

Напряжение спало, все разом заулыбались.

– Спасибо, Яков Михайлович, но сегодня мы ночевать не будем. Прогуляемся до места, поищем следы Маханова. Если и вернемся, то за полночь.

– Вы, главное, засветло в городе не показывайтесь. А сюда приходите с прохода, он от Прибрежной как раз через Чистую, к центру, ведет. Перемахнете через плетень и будете во дворе, он как раз низкой городьбой, только для порядка, обнесен. Собак мы уберем.

Офицеры дождались темноты и направились к месту засады. Прошли Прибрежную, через улицу, где находился сейчас Маханов, спустились к реке. Лодки привязаны веревками к кольям, весла на месте. Нашли лодку Сабарова. Быстро переплыли Терев, спрятали посудину в кустах, чтобы с того берега не было видно. Вышли на поле, потом спустились в балку. Два километра прошли за десять минут.

В кювете валялись два обгоревших остова легковых автомобилей.

Шелестов заметил:

– Место засады. Здесь «ГАЗ» перегородил дорогу «Эмке». Что было дальше, нам тоже известно. Маханов остался в «Эмке». Когда диверсанты подошли к нему вплотную, инженер открыл огонь. Одного убил. Потом налетел «мессер», сбросил бомбы. Если бы Маханов не выскочил до взрыва, его останки тоже были бы здесь. Значит, успел. Дальше, думаю, было так. После взрыва пролежал какое-то время без сознания – не могло его не зацепить Пошел дождь, конструктор очнулся, сориентировался. До деревни далеко, не дойти, до райцентра рукой подать, но по дороге нельзя. Значит, спустился, как мы, в балку. Сейчас ты, Витя, – Шелестов посмотрел на Буторина, – выходишь к месту засады и осматриваешься там.

Буторин пожал плечами:

– И что я найду после того, как там побывала уйма людей? Одна опергруппа небось натоптала, да еще дождь.

– Осматриваешься!

– Есть.

Шелестов перевел взгляд на Когана:

– Ты, Боря, осматриваешь лес: смотришь тропы, канавы, места удобные, где можно переждать. Долго Маханов находиться в лесу не мог, но вдруг решился двинуть к деревне? Мы не знаем, в каком точно состоянии он был.

Коган покачал головой:

– Я, конечно, все посмотрю. Но как же кровь в лодке? И ведь кто-то же на ней переправлялся на другой берег?

– Надо все версии отработать.

– Понял.

Шелестов кивнул Сосновскому:

– Мы возвращаемся в балку. Смотрим внимательно там.

– Чего мы там увидим-то?

– Небо звездное, скоро луна появится, да и фонарь есть. Высматриваем пятна на траве, примятости от сидения или лежания.

– Времени слишком много прошло, чтобы примятости остались.

– Это ты слишком много говоришь. Разговорился, видите ли. Вперед, за мной.

Осмотр места засады, как втайне и предполагал Шелестов, ничего не дал, а вот в балке Сосновский усмотрел темное пятно на траве, а поодаль – заваленный комом земли окровавленный клочок рубахи. Возможно, Маханов еще и присыпал ком свежей землей, но ее размыло дождем.

– Ясно, – подытожил Шелестов, – конструктор пошел тем же путем, что и мы, только в обратную сторону. Сигнал на сбор, Миша.

Сосновский ухнул филином. Подошли Коган и Буторин.

– Что у вас? – спросил Борис.

– Есть след. Непонятно, как эту кровь не нашли оперативники?

– Да надо было им искать? Формально осмотрели местность и – назад, пока «мессеры» не налетели.

– Может, и так. Идем дальше по балке, там еще капли крови должны быть.

И действительно, по пути они наткнулись еще на несколько бурых пятен. Вышли к реке. Время 2.15, скоро начнет светать, утренняя заря начинается около 4.00. Но темень отходила гораздо раньше.

Шелестов проговорил:

– Где-то тут Маханов уперся в реку и очень кстати увидел две лодки. Одну забрал и переправился на ней на тот берег.

Коган припомнил:

– Я говорил с Яковом Михайловичем, он сказал, что лодка в ночь с 22 на 23 июня стояла напротив дома, что правее от нас.

– Снесло течением, – предположил Буторин, – и немудрено, сил у конструктора оставалось мало.

– Переправляемся, – приказал Шелестов.

Переплыли реку, оставили лодку на ее прежнем месте, как следует закрепили.

Майор приказал:

– Всем там сейчас делать нечего, пойдем мы с Коганом. Остальным – прикрывать.

Сосновский улыбнулся:

– Появится прохожий – валить?

– Сигнал подать и пропустить. Все, идем, Боря.

Шелестов и Коган, подсвечивая себе фонариками, подошли к плетню. На них сразу же с громким лаем бросилась цепная овчарка.

– Тьфу ты! Принесло тебя, – прохрипел Коган.

– Отходим, – приказал Шелестов.

Отошли.

– И что дальше? – спросил капитан.

– У тебя из жратвы ничего нет?

– Сухари. Две пачки. Это «НЗ», постоянно со мной.

– Брось овчарке.

– Она сожрет и опять залает, еще хозяев поднимет.

– Но не убивать же ее, с потрохами себя выдадим!

– Ладно попробую, но вряд ли. Дворняга повелась бы, а овчарка… Хотя, и овчарки разные бывают.

Они опять подошли к забору. Пес сердито зарычал.

– Ну чего ты? Хорошая же собака, а лаешь? Я же не лезу на твой участок.

Пес склонил набок голову, казалось, что слушает капитана. Но стоило Когану сделать движение, собака снова зарычала, уже совсем грозно.

– Ну вот – на тебе. На него сухари тратишь, а он еще рычит.

Коган бросил второй сухарь. Овчарка поймала его на лету, клацнула острыми зубами и вопросительно уставилась на незнакомца.

– Позавтракала, псина?

В ответ последовало тихое рычание. Стало ясно: спокойно работать возле плетня овчарка не даст.

Скрипнула дверь, послышался молодой женский голос:

– Буран! Ты чего?

Пес вильнул хвостом – это был хороший знак. Собака, виляющая хвостом, настроена миролюбиво. Хуже, когда хвост неподвижно висит. Тогда можно ожидать от собаки все, что угодно.

К плетню подошла женщина, закутанная в платок:

– Ну ты чего, Буран? Чужой?

Пес вилял хвостом.

– Нет, кошаки, наверное. Молчи, а то разбудишь соседей.

Женщина внимательно осмотрела тропинку за плетнем, прислушалась, затем взяв овчарку за ошейник, пошла с ним к городьбе внутреннего двора.

Коган облегченно вздохнул, вытер платком вспотевший лоб. Обернулся. Шелестов показал ему большой палец. Пес еще раз тявкнул из-за внутренней ограды и замолк. Замолчали и соседские собаки.

Шелестов приказал:

– Осматриваем местность от берега до начала этого участка, особенно у калитки. Ты справа, я слева. Сходимся у калитки.

– Понял!

Но как тщательно они ни искали, ничего не нашли. Потом перешли к соседнему участку справа – опять ничего, то же самое и слева.

– Похоже, кто-то тут хорошенько прибрался, – проговорил Коган.

– Но Маханов где-то здесь, в одной из этих хат.

– И чего? Не обходить же их?

– Узнаем, кто живет в этих хатах, Анастасия должна знать. Уходим.

Как только офицеры ушли, из-за старой яблони показалась женская фигура. Клавдия слышала, о чем говорили незнакомцы. Она, не мешкая, бросилась в хату.


Маханов три дня пролежал без сознания. То его бросало в жар, то тряс холод. Местная повитуха приносила свои снадобья, но они не помогали. Хорошо, что рука гнить не начала. Бабка обработала ее спиртом и крепко перевязала бинтом.

Ко 2-му числу Маханов мог уже ходить. Он спал с Клавдией, и, как ни странно, совесть его не мучила. С ней было хорошо, все по-простому, не надо никакой игры. В Москве с Тамарой было иначе. Иногда Николаю казалось, что она вышла за него замуж только по настоянию отца, прознавшего, чем занимается молодой человек и просчитавшего выгоду от этого брака. Странно еще, что Тамара напрочь не хотела детей.

Род прежних занятий Клавдии, и это тоже было удивительно, совершенно не смущал Николая. Возможно потому, что она давала ему в постели то, чего он никогда ни от кого не получал. Ну, были у нее мужики, а почему бы им не быть? Женщина молодая, в самом соку, ей без ласки нельзя – болеть будет. Да и где те мужики? Важно, что Клава не бросила его в нынешнем состоянии, притащила к себе, выходила. С ложки, бывало, кормила. Стала бы так Тамара? Вряд ли. Она тут же бы ушла от немощного и уже не имеющего ценности мужа. Бросила, чтобы не дай бог, себе не навредить.

Николай все более стал замечать за собой, что обращается к Богу, хотя считал себя убежденным атеистом. Многое в его мировоззрении изменила Клава всего за несколько дней, слишком многое, чтобы вот так легко расстаться с ней.

Той ночью она встала с кровати, заслышав лай Бурана:

– Чужие, что ли, объявились?

– Да мало ли кто ходит возле берега? Может, рыбаки?

– Сейчас никто не ловит, не до того. Ты лежи, а я посмотрю. А то еще прибьют Бурана сдуру. А может, это за тобой?

– Кто?

– Ну, кто все время гонялся… Ведь было же такое?

Маханов не помнил, как рассказал о себе правду. В таком состоянии был – до конца не осознавал, что делает.

Клавдия, завернувшись в старый пуховый платок, бесшумно вышла в сени.

Вернулась минут через двадцать, растерянная, испуганная:

– Тебя, Коля, ищут! Такие вот дела.

– Кто? – приподнялся он на кровати.

– Двое их. Смотрели тропу от берега до плетня, хорошо, я до того убралась там: кровь-то осталась и у реки, и у калитки. Ничего не нашли, но один сказал: «Маханов где-то здесь».

– Значит, они точно не знают, что я у тебя?

– Нет, но долго ли узнать?

– Кто же это может быть? Диверсанты? Те бы так тихо не действовали. Ломанулись бы в хату. А эти, вишь, отошли. Может, кто из Москвы?

– И как бы они здесь оказались?

– Могло начальство послать.

– Тогда они обошли бы с милицией все дворы. Перекрыли бы выходы с огородов.

– Тоже верно. Непонятно.

– Надо тебе переселяться, Коля. И сегодня же.

– Интересно, куда?

– Да я вот думаю…

Она морщила лобик и от этого казалась такой беззащитной в этом безжалостном мире. Думала недолго:

– Придется идти к бабке Варваре. Больше некуда. Ее хоть режь на куски – не выдаст. Только ей заплатить надо.

– У меня нет денег.

– У меня есть. Кое-чего накопила, ты же знаешь, чем я занималась…

– Не смей мне об этом говорить. Забудь. Ничего такого не было.

Она улыбнулась:

– Ты хороший, и мне с тобой так легко, светло, будто и не я это, а другая – чистая да молодая.

– Прекрати, я сказал.

– Прости, больше не буду. Тебе надо одеться. А я пока сбегаю к бабке Варваре.

Маханов вопросительно посмотрел на нее:

– А если за хатой следят?

– Бурана с собой возьму – если что, голос подаст.

– Следить могут издалека.

– Погоди. Они осмотрели только заднюю сторону, от реки, значит, там их быть не должно. Я там пойду.

– Ну, так еще можно, но – только с Бураном.

– Пойду, а ты пока собирайся.

– Да, Клава, я это…

– Что?

– Нет, ничего, пока ничего.

Она вздохнула:

– Какой ты нерешительный. Можешь не говорить, я все знаю. Тебе хорошо со мной. Я уберегу тебя – не сомневайся.

Он улыбнулся:

– Я и не сомневаюсь.

Она незаметно прошла к хате бабки Варвары. Опасались напрасно – за Клавдией никто не следил: офицеры особой группы уже вернулись на свою квартиру.

Бабка давно привыкла к ночным гостям. Тихо спросила из-за двери:

– Кто там?

– Я, бабка Варвара, Клава.

Повитуха отворила покосившуюся дверь:

– Заходи. Опять с постояльцем худо?

– Худо, бабка Варвара.

– Погодь, щас соберусь, пойдем посмотрим, чего там с твоим женихом.

Клавдия зарделась:

– Да с каким женихом-то…

– Ладно, а то я не знаю. Говори, покуда собираться буду, чего с ним?

– Не надо никуда сбираться.

– Чего? – удивилась бабка.

Клава рассказала все, как есть. Попросила приютить Маханова на время.

Бабка, хитро глянула на Клавдию:

– Отчего же не приютить хорошего человека. Только приют-то этот в деньгу немалую обойдется.

– Скажи – сколько, я заплачу.

– Сто рублев.

– Сколько?

– Ты что, глухая? Или дорого? Зато в полной безопасности будет. На меня никто не подумает.

– Ладно, – вздохнула женщина и протянула бабке деньги. – Так я приведу Николая?

– Не щас, щас – рано, пред самым рассветом.

– Но ведь светло будет.

– А ты огородом. Задняя калитка открыта будет. Только, Клавка, гляди, не проговорись. Я-то не выдам, а ты болтай помене.

– Да я что, враг Николаю?

– Мое дело – предупредить. Не чердаке его устрою. Там хламу всякого полно и травы сушеной. Собака след не возьмет, да и посторонний не захочет мараться. А для Николая твоего угол отдельный сделаю. Матрац постелю, простыню, одеяло, подушку положу. Он через оконце слуховое слышать будет, чего во дворе делается, и воздухом дышать. И насчет кормежки не переживай. А теперь иди, девка. Чую, скоро придешь ко мне по делам женским.

Клава вернулась в свою хату.

Когда солнце поднялось над горизонтом, Маханов уже был на чердаке бабки Варвары. Клавдия же прилегла отдохнуть, сжимая в объятиях одеяло, которое еще хранило запах Николая.


3 июля после завтрака Шелестов собрал офицеров в доме Анастасии Степко. Пришел и ее отец. Шелестов спросил у Сабарова:

– Скажите, Яков Михайлович, а кто живет в домах 10, 12 и 14 по улице Прибрежной?

– По Прибрежной-то? Дай-ка вспомню. В 10-й хате жила семья учителей, они еще 23-го выехали. Куда подались – не знаю. В 12-м гулящая одна, Клавка, она одна живет. В 14-м… Настена, кто в 14-м доме живет?

– Так дед Ефим и баба Матрена. Им уже за восемьдесят, доживают свой век вдвоем.

– Точно. С Ефимом-то раньше рыбачили вместе.

– И самогон пили, – напомнила Анастасия.

– Не без этого. Надо же, Ефима забыл. Худая совсем память стала.

Шелестов продолжал:

– Значит в 10-м сейчас никого, в 12-м молодая женщина, а в 14-м – старики, так?

– Ну, может, и заселился кто в 10-й. Точно не знаю, проверить надо.

– Проверите?

– Проверю. Прямо сейчас?

– Нет, ближе к обеду.

– Лады, схожу посмотрю.

Шелестов задумался:

– Гулящая бабенка, старики… Никто из них знать Маханова не мог.

Говорил он вполголоса, но Сабаров услышал:

– Ну, почему не мог? Ваш Маханов ехал в Олевск из города?

– Да.

– Значит, на автобусе Васьки Бурова. А у него тут баба живет, сам из города. Давеча видел обоих на рынке.

– И что это нам дает? – спросил Шелестов.

– А то, шевели мозгами, начальник. Автобус-то один из города в Олевск ходил. Больше некому было людей возить. А человек ваш – приметный, да и Клавка, гулящая, могла ехать с ним.

– Это тоже проверить надо. Где живет женщина этого водителя?

– Да тут недалече, у бывшей автобусной станции.

В разговор вклинился Коган:

– А давно, Яков Михайлович, осел в райцентре этот Буров?

– Да как дорогу разбомбили, рейс отменили, он и сдал свою колымагу. А сам – сюда. Так оно безопасней. Опять-таки – баба под боком.

– Мы должны поговорить с ним.

– Не-е, вам нельзя. Я сам поговорю, поначалу с бабой его, с Веркой. Вот посмотрю хату учителей и дойду до Васьки.

Шелестов улыбнулся:

– Что бы мы без вас делали, Яков Михайлович!

– Да брось прибедняться. Нашел бы своего инженера и без меня. Значит, ближе к обеду?

– Да.

– Добре. Как пойду, скажу.

– Хорошо!

На этом совещание закончили. Надо было хорошенько отдохнуть, кто знает, какой выдастся предстоящая ночь.

В 13.10, предупредив Шелестова, Сабаров пошел к бывшему водителю автобуса. Вернулся через два часа навеселе.

– Извините, ребята, малость выпил.

Шелестов строго спросил:

– С водителем разговаривали?

– А как же! И вот что узнал. Маханова он запомнил: не каждый день из Москвы сюда ездят. Вспомнил, что тот на похороны отца ехал. С ним же из города возвращалась в Олевск и Клавка. Эта – постоянный пассажир. Моталась туда-сюда, пока ходил автобус. Васька «шалавой» ее назвал, но девка в принципе неплохая, душевная. Вот так, гости дорогие, ваш Маханов, оказывается, знаком с нашей Клавкой. Василий слыхал, как она липла к москвичу, все звала к себе, адресок давала, но того подвода встречала, и он сразу уехал в деревню. Больше ничего о них Буров сказать не может. Не видел он с тех пор Маханова. Клавку видел, а Маханова нет.

Коган кивнул:

– Получается наш клиент у Клавки. Это уже лучше. Будем брать, командир? – взглянул он на Шелестова.

– Да, но только – как стемнеет. Пойдем я и Сосновский.

– Может, лучше мне поговорить с ней? – предложила Анастасия. – Баба с бабой всегда общий язык найдет.

Шелестов отрицательно покачал головой:

– Не в этом случае, Настя. Сейчас она тебе ничего не скажет и на порог не пустит.

– А вас пустит?

– А мы и спрашивать ее не будем. Зайдем аккуратно, и все. Объясняться с Клавдией Маханову предстоит.

– Ну, дело хозяйское.

День просидели дома. В небе кружились самолеты-разведчики, так называемые «рамы», но ни бомбардировщиков, ни истребителей не было. Советские самолеты тоже не показывались.

Как стемнело, Шелестов с Сосновским пошли к берегу реки. Взяли с собой сеть, что сделал Яков Михайлович. Даже не сеть, а скорее «телевизор», так называемая сетка, что натягивают на деревянную рамку и бросают с приманкой в воду. Яков Михайлович все удивлялся, зачем мужикам сетка, но ответа так и не получил.

К плетню, как и прежде, выскочила овчарка. Принюхалась – вроде знакомый запах, но все равно зарычала. Шелестов кивнул, Сосновский мастерски набросил на пса сетку. Тот крутанулся и запутался. Завалился набок, зарычал, стал грызть прочный капрон. Тем временем офицеры перепрыгнули через плетень и прошли через огород к внутреннему двору. Оттуда – к задней двери. Она была открыта.

В сенях и столкнулись с женщиной в летнем сарафане с керосиновой лампой в руке. При виде мужчин, она взвизгнула:

– Ой! – И едва не выронила лампу.

Шелестов прижал ее к стене:

– Тихо, Клава, мы не враги, нам нужен Николай. Он у тебя прячется?

Женщина на удивление быстро взяла себя в руки и умело изобразила изумление:

– Николай? Какой Николай?

– А ну, идем в комнату. Там поговорим, глядишь и постояльца твоего увидим. Тебя не тронем, не бойся.

Женщина друг рассмеялась:

– Ох и напугали – не тронут они! Да я таких, как вы, видела-перевидела. Знали, наверное, к кому шли.

Этот показной игривый тон не понравился Шелестову. Женщина в подобной ситуации должна была вести себя по-другому.

Сосновский буквально затолкал ее обратно в дом.

Комната оказалась небольшой, чистой и уютной. Из комнаты – дверь в спальню.

Сосновский заглянул туда:

– Пусто, командир!

– Хорошо смотри: под кроватью, за шкафами, окна проверь, не открыты ли?

– Угу.

Осмотрели все. Шелестов усадил Клавдию Воронко на стул. Сам сел напротив.

– Дело серьезное, Клава. Говори, где прячешь Николая Маханова?

– Да чего вы привязались? Если вы о московском инженере, то он был у меня с неделю назад. Перекантовался и ушел.

– Как он мог уйти – контуженый и раненый?

И опять женщина очень умело изобразила удивление:

– Кто контуженый и раненый? Колька? Всем бы такими контужеными быть!

– Ты не ври, все равно правду узнаем.

– А я ничего не таю. Говорю, как есть. Познакомились в автобусе, он на похороны отца ехал, все вздыхал, что не успевает. Я еще тогда предложила ему зайти. Он отказался, да и дед его на повозке встречал. Я ему адресок дала. Он потом пришел. Это уже когда Молотов по радио о войне объявил. Той ночью и пришел. А утром ушел. Я еще спросила: может, помочь подводу найти, с машинами-то у нас туго. Он отказался, сказал, что есть транспорт. И все.

– Ушел, значит?

– Ушел. Как все мужики. А ты ничего. – Клавдия вдруг кокетливо посмотрела в глаза Шелестову. – Я недорого беру. Можно продуктами или бутылкой. Только ты товарища своего спровадь. Он, если захочет, после зайдет.

Максим внимательно посмотрел на Клавдию:

– И не надоело?

– Чего? – не поняла женщина. – Так это мое любимое занятие.

– Комедию ломать не надоело?

Воронко вздохнула:

– Да чего мне ее ломать? Я тебе любовь предлагаю.

– Где Николай?

– Опять двадцать пять! Ты что, не понимаешь? Ушел он. Утром, 23-го числа, и ушел. Сказал только, что ему срочно надо на работу.

– На какую работу, говорил?

– Что-то было. Вроде, как инженер он на заводе. Кандидат наук. Ждут подчиненные. Оттого и торопился.

– Ушел, значит?

– Вот те крест, Фома неверующий. – Она перекрестилась, вышло неуклюже, не верила она в Бога. – Нету его тут, хоть весь дом переверните. – И вдруг спохватилась: – А вы кто такие будете? Лезете в хату, а кто такие, не говорите.

– Тебе это знать не обязательно. Мы друзья Николая.

– У него тут, в райцентре, и знакомых-то нет, не то что друзей.

– А мы из города.

– Не говорил он о друзьях. Хотя, нет, говорил. О Семене, как его фамилия-то?.. Но тот в деревне, шофером.

Сосновский тем временем слазил на чердак, осмотрел погреб, сарай.

– Никого, командир. Но кто-то здесь был. И совсем недавно.

Шелестов посмотрел на женщину:

– Слышала, Клава? Товарищ говорит: недавно был.

– Были. Но не Николай – другие. А я не скрываю! Да и бесполезно скрывать – соседи все одно видят. Вы их порасспросите, может они видели, как Николай уходил. Он заметный: в костюме, в шляпе, с галстуком да с чемоданом. Туфли у него еще такие – в наших магазинах не купишь. В общем, видный мужик.

Сосновский воскликнул:

– Командир, да она нас за нос водит!

(По дороге сюда офицеры договорились не называть друг друга по имени.)

– Да вижу.

– Может с пристрастием ее допросить?

Женщина попятилась к печи, потянулась к кочерге:

– Чего это вы задумали? Какое еще «с пристрастием»? Кто вы такие?

– Успокойся, – сказал Шелестов, – и сядь на место. Сказали же, не тронем.

Клавдия села.

Шелестов улыбнулся. Это было для нее неожиданно:

– Это хорошо, Клава, что ты своих не сдаешь. Молодец. Тебе в артистки надо, такой талант пропадает. Но, понимаешь, нам очень нужен Николай. Вижу, не скажешь ты правду. Тогда поступим так. Ты его спрятала, это понятно: уехать он не мог, прийти к тебе в костюме и с чемоданом – тоже. Без тебя нам его не найти. Давай договоримся так: мы сейчас уйдем, а ты пойдешь к нему и скажешь, что его ищут люди от Платова, запомни эту фамилию – от Платова. Были только что и еще придут завтра вечером. Вот увидишь: он сам захочет с нами встретиться. И не беспокойся, следить за тобой никто не будет.

– А что мне беспокоиться? Пустое это все, командир.

На слове «командир» она усмехнулась.

– Пустое, не пустое, сделай, как прошу. Это в первую очередь надо самому Николаю. Завтра в это же время мы опять придем. Встреть нас у задней калитки и собаку закрой.

Женщина проговорила:

– Видела я разных, но таких не приходилось. Ступайте к чертовой матери, мне в уборную надо.

– Дверь не забудь закрыть, – улыбнулся Сосновский.

– А это не твое дело, – огрызнулась женщина.

Офицеры ушли. Прилично отойдя от участка Воронко, Сосновский проговорил:

– Ух и хитрющая баба! А говорит-то как убедительно. И не соврала, и правду не сказала. Хитрая.

– Да, повезло с ней Маханову. Без Клавдии пропал бы.

– Уверен, что завтра выйдет.

– Уверен. У него другого выхода нет.


Ранним утром 4-го числа жители Олевска проснулись от угрожающего рева немецких самолетов. Завизжала сирена, установленная на столбе одной из школ. Люди бросились в подвалы. На районный центр заходили «Юнкерсы».

Казалось, для чего им этот небольшой городок, но, видно, в планы германского командования входило полное разрушение Олевска. Начали рваться бомбы сначала на железнодорожной станции, затем в центре, потом на реке – бомбили мост. Самолеты заходили волнами, сбрасывая десятки пятидесятикилограммовых бомб. Грибы разрывов выросли и на Чистой улице, и на Прибрежной.

Клавдия уже поднимала крышку подвала. Еще немного, и она была бы в безопасности, но бомба попала точно в хату. Раскатились во все стороны стены, отбросило к плетню верного пса Бурана, крыша обрушилась и вспыхнула ядовитым пламенем…

Последнее, что подумала Клава: «Лишь бы дом бабы Варвары не разбомбило!» В следующий миг ее разорвало на куски и завалило горящей соломой.

Были уничтожены два соседских дома и еще три напротив, разрывы перепахали берег реки. Досталось и Чистой улице, но, слава богу, в стороне от домов Сабарова и его дочери, Анастасии.

Как только самолеты ушли, наши стали вылезать из подвалов. Вокруг дым, копоть, пыль.

Шелестов бросился на Речную улицу и замер: на месте знакомых домов дымились развалины.

Подошел Коган:

– Беда, командир…

– Чертовы немцы – разбомбили улицу.

– Я не понимаю, почему они вообще налетели на райцентр.

– Об этом ли думать? У нас был прекрасный шанс найти Маханова, а теперь ниточка оборвалась. Погибла Клавдия.

Подбежали и Буторин с Сосновским.

– Может, она жива? – с надеждой проговорил Коган. – Разбитый дом – еще не факт.

Шелестов уцепился за последнюю соломинку:

– Осмотрим развалины, может, Клавдия действительно успела укрыться? А я пройду по улице. Не исключено, что она там, где спрятан Маханов.

Но все было бесполезно. Офицерам не пришлось разбирать руины. Они нашли фрагменты ее тела у обгоревшей стены.

Шелестов сплюнул с досады:

– Черт, а так все хорошо шло!

Сосновский проговорил:

– И теперь мы не знаем, жив ли Маханов. По улице разрушено больше половины домов. А Клавдия наверняка прятала конструктора где-то поблизости, чтобы навещать, не привлекая лишнего внимания.

– Стариков тоже прибило, – вздохнул Коган.

– Ты о чем? – спросил Шелестов.

– О тех, кто жил в 14-м доме. И что теперь делать, командир?

– Не знаю.

Сосновский сказал:

– Вчера над райцентром летали разведчики, сегодня бомбили «Юнкерсы», значит, вот-вот сюда придут германские войска. Уходить надо, и чем быстрее, тем лучше.

Буторин невесело усмехнулся:

– Далеко ли мы уйдем? Немцы двинут прямо на Киев. Куда ни пойдем, везде на них нарвемся.

– Отставить разговоры, – прервал подчиненных Шелестов, – напоминаю: мы здесь для выполнения задания майора Платова и лично товарища Берии. Если вернемся ни с чем, в лучшем случае загремим обратно за решетку. А вернее всего, нас просто поставят к стенке. И потом, мы не обязательно должны притащить Маханова живым, достаточно будет доказательств его гибели. Так что продолжаем поиски.

– Каким образом? – поинтересовался Коган.

– Надо просчитать, где могла прятать Маханова Клавдия.

– Но как?

– Я бы тебе ответил, Боря. Возвращаемся к Анастасии, говорим с ней и с отцом. Может, еще чего узнаем. Нам не надо бродить по улицам. Все, бегом на Чистую.

Офицеры вернулись в дом Анастасии Степко.

Та сказала, что отец ушел. Куда – неизвестно, вроде чего-то проверить хотел. А что именно – не сказал. Ушел и все.

Отсутствовал он около часа. Вернулся, присел за стол:

– Как вы ушли, я стал думать, где Клавдия могла прятать вашего человека. Сначала ничего в голову не приходило, а потом, как обухом, – она же постоянно к местной повитухе бегала, к бабке Варваре! Где, как не у нее и мужика прятать! Пошел я к ее двору. Дом уцелел, сад маленько побило да сарай с земляным погребом. Бабке Варваре досталось – лежит у овчинника вся в крови. Я прошел в дом. Там никого, но, что странно, крышка чердака открыта. А чего бы ей быть открытой? Хотя, конечно, бабка могла лазить туда, там у нее припасы хранятся. Но если сама лазила, то закрыла бы крышку-то. Поднялся я наверх: мусору там – завались, а у слухового окна… матрац с простынями свежими, одеялом и подушкой. И – следы к лестнице.

Офицеры переглянулись:

– Маханов?

– Кто его знает, может, он, а может, кто другой от мобилизации скрывается.

– Надо посмотреть. Идем, – вскочил с места Шелестов.

Но не успели офицеры выйти на крыльцо, как тут же кинулись обратно в хату. По Чистой улице ехала колонна мотоциклов с колясками, на которых восседали немцы. На турелях колясок хищно торчали пулеметы. Прошли мотоциклы, появились бронетранспортеры, за ними средние танки. В райцентр заходили германские войска.

Шелестов в сердцах выругался:

– Ну вот и дождались немчуру.

Анастасия проговорила:

– Что теперь будет?

– Хреново будет, – сказал Коган и посмотрел на Шелестова: – Твое решение, командир?

Майор не стал мешкать:

– Пока немцы не начали патрулирование, отходим.

– Куда? На восток ходу нет.

– А мы пойдем на запад и дальше – на север.

– Не понял, – подал голос Сосновский.

– Нечего тут понимать. Давай, Миша, в палисадник, как пройдут – перебежками к Прибрежной, оттуда аккуратно выходим к реке, берем лодки и переправляемся через Терев. Далее – к месту засады и в лес. Там скажу, что будем делать. Вопросы не принимаю, Сосновский, вперед!

Капитан метнулся во двор, оттуда в палисадник. Залег под кустами сирени и чубушника.

Шелестов повернулся к Анастасии и ее отцу:

– Спасибо. Мы уходим. Нас тут вроде никто не видел, если будут спрашивать – все отрицайте.

– Понятно, – пробурчал Сабаров, – вы сами-то берегитесь, а то пропадете ни за понюшку табаку.

– Не пропадем.

Сосновский постучал в оконце:

– Улица свободна.

Офицеры вышли из хаты и метнулись через дорогу. Проулком вышли к Прибрежной улице, залегли в кустах. Пропустили двух мотоциклистов, один из которых крутил кинокамеру, снимал разрушения. Другие весело смеялись.

Группа Шелестова вышла к берегу. Отвязали лодки, переправились на тот берег, вышли к полю, там опять залегли.

Шелестов приказал:

– Смотрим, слушаем!

В городке послышались крики, потом раздалась стрельба.

Буторин, смотревший за райцентром, доложил:

– Прогнали несколько семей. Детишки, бабы молодые и старики, мужиков не видать. Повели к центру. Похоже – евреи…

Шелестов сквозь зубы процедил:

– На расстрел погнали. Эти суки евреев да цыган на дух не переносят, бьют всех, кто попадается.

– И чего они им плохого сделали? – спросил Сосновский.

– А то, что жить осмелились. Ладно, вроде все тихо, уходим в балку.

Группа перебежала в неглубокий овраг. Дорогу знали – бывали уже здесь.

Внезапно Буторин, поднявшись на край оврага, крикнул:

– Мотоциклисты и колонна из десяти машин идет в сторону деревни.

– Понял, – ответил Шелестов, – что по курсу?

– Ничего.

– Следуй по верху, контролируй дорогу, – приказал майор.

Два километра преодолели за полчаса. Вошли в лес. Сделали привал. Теперь Шелестов уже вынужден был выставить охранение. Назначил Сосновского.

Перекусили, перекурили, тщательно спрятали остатки пищи и окурки. Буторин высыпал на траву бесцветный порошок, отбивающий нюх у собак. Страховка, как говорится, лишней не бывает.

Углубились в лес, пошли вдоль дороги. Больше шума моторов не слышали. В небе прошли две немецкие «рамы».

Коган проговорил:

– Высматривают, суки, новые цели.

– Было бы что высматривать. Все, что могли, уже уничтожили.

– Значит, еще не все.

Прошли еще два километра. Лесная дорога отняла много сил. Сделали очередной привал. На этот раз Шелестов запретил курить: ветер дул с запада, запах дыма сносило на дорогу.

Еще через три километра решили остановиться. Для этого нужна елань – лесная поляна. На ее поиск Шелестов послал Буторина. Тот прошел через полосу кустарника, обошел овраг, в который едва не свалился, обрыв был прямо за кустами. От обрыва дал условный сигнал.

Вышли на елань, она была небольшая, но ровная, с невысокой травой, неподалеку бежал ручей. Удобное место для большого привала. Буторин подал сигнал Шелестову – группа остановилась. Капитан решил осмотреть место вокруг поляны. Напился из родника – вода была студеная, заломило зубы. Вышел на восточную сторону.

Между деревьев что-то мелькнуло. На поляне было солнечно, здесь же темно, глаза еще не успели привыкнуть. Возможно, показалось, но проверить надо. Буторин подкрался к двум березам, за которыми заметил движение, прислушался. Какой-то посторонний запах присутствовал. Чей же? Он шагнул в обход берез, и тут на него кто-то налетел и сбил с ног. Над головой мелькнул нож. Буторин увидел перед собой перекошенное злобой лицо и только успел выставить руку.

Глава восьмая

Удар удалось отбить. Буторин схватил мужика за ключицу, рванул вниз. Тот закричал от боли. На крик сбежались офицеры. Сосновский одним ударом сбил нападавшего на траву, тот упал лицом вниз.

Буторин поднялся:

– Вот черт, и откуда он взялся?

Шелестов приказал Когану:

– Боря, переверни его.

Капитан выполнил приказ.

Увидев лицо напавшего, майор воскликнул:

– Да это же товарищ Маханов! Вот уж воистину никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

Буторин тем временем извлек из кармана махановского пиджака пистолет «ТТ».

– Хорошо еще не выстрелил. Вот мы и нашли Маханова, командир.

– Скорее это он нас нашел. Главное, что живой!

Сосновский привел инженера в чувство. Тот с ненавистью посмотрел на офицеров:

– Взяли, да, сволочи? Но клянусь, делайте со мной, что хотите, я на вас работать не буду! Можете пристрелить меня прямо тут.

Коган взглянул на Шелестова:

– Кажется, товарищ конструктор не понимает, к кому попал.

Шелестов нагнулся к Маханову:

– Тише, Николай Иванович, тише. Не хватало еще, чтобы нас с дороги услышали.

– Какая вам разница? Вашего майора или, как его – гауптмана, я пристрелил, двоих других бомбой разорвало. Вот потеха была! Немецкий самолет своих же – на куски.

– Я сказал, замолчите!

В глазах Маханова отразилось сомнение. Он еще раз поочередно посмотрел на бойцов группы.

– А вы не похожи на немцев.

– Дошло? Мы не немцы. Тебе фамилия Платов что-нибудь говорит?

– Платов?

Сомнение в глазах сменилось удивлением:

– Вы хотите сказать…

Шелестов прервал его:

– Да, Николай Иванович, именно это я и хотел сказать. Нас послал майор Платов, чтобы найти вас и доставить обратно в Москву, а точнее, на объект «Сосны». Признаюсь, мы уже думали, что опоздали, сгинул товарищ Маханов. Ан нет. Гляди, какой живучий! А вот дамочку, что прятала тебя, убило.

– Клаву? – тихо спросил Маханов.

– Да. Бомба попала прямо в хату. Не спрячь она вас у бабки Варвары, и вам бы конец. Бабка Варвара тоже погибла.

– Это я знаю, видел. А как вы вышли на Клавдию?

– Ты считаешь, заместитель начальника Управления НКГБ майор государственной безопасности, доверенный человек самого товарища Берии, послал бы на такое дело дилетантов?

– Нет, но все же?

Пришлось Шелестову объяснять. Маханов слушал молча. Потом полез в карман, достал пачку «Казбека». Большая часть папирос оказалась сломана, но парочка все-таки уцелела. Хотел прикурить, но Шелестов взял его за руку:

– Не сейчас. Потом покурим. Теперь расскажите нам о своих приключениях с момента встречи с Рыловым до сего времени.

– Это долгий рассказ.

– Ничего, мы послушаем, пока будем готовить еду, заодно и отдохнем.

Шелестов кивнул Буторину и Сосновскому. Те полезли за припасами.

Максим повернулся к Когану:

– На охранение, Боря. Особое внимание – стороне дороги и тылу. Сигнал опасности – прежний.

– Днем, командир, филины и совы спят.

– Кукушкой крикнешь.

– Понял.

Офицеры занялись делом, Шелестов присел рядом с Махановым:

– Слушаю, Николай Иванович.

– А зачем вам моя история? Приказано доставить на объект – доставляйте. Для этого совершенно не обязательно знать, что происходило со мной за последние две недели.

Шелестов кивнул:

– Вы, Николай Иванович, обладаете поражающей способностью внезапно исчезать и так же внезапно появляться там, где вас никто не ждет. Поэтому, если вы исчезнете еще раз, я буду должен хоть что-то доложить о вас в Москве. Рассказывайте.

– Ну, как скажете.

Маханов рассказал о своих приключениях. Закончил словами:

– А утром налетели самолеты. Бабка только и успела крикнуть, мол, спасайся рекой. Я спустился вниз, через улицу побежал к реке. Взял лодку, переплыл Терев и пошел по балке в деревню. На поляне решил отдохнуть, а тут – вы. Остальное вы знаете.

– Значит вас вели как минимум от Киева?

Маханов пожал плечами:

– Скорее всего прямо из Москвы.

– Почему вы так считаете?

– Агеев мог узнать о моем выезде только в Москве.

– Логично.

– Они и отца убили, чтобы я приехал на похороны. Прав был Семен, а я не верил.

– Кто такой Семен?

– Друг детства, Семен Коробов, шофер в колхозе.

– Как убили отца? Извините, но я должен это знать.

– Какой-то укол, от которого случился сердечный приступ. Внешне все выглядело правдоподобно. Отцу было плохо, пытался выйти из дома, позвать на помощь. Но не смог. Участковый не удосужился разобраться, да и не за что ему было зацепиться. И только Семен просчитал Рылова.

Шелестов проговорил:

– Абвер затеял целую операцию по вашему похищению. Вы владеете столь ценной информацией? Хотя, это не мое дело. Почему вы решили пойти в деревню?

– А куда еще? В райцентре не спрятаться, потому как у Агеева могли остаться там соучастники. А на деревне германских агентов больше нет.

– Слышали, как в сторону Горбино прошла механизированная колонна?

Маханов вздохнул:

– Слышал. Надеюсь, немцы недолго пробудут в деревне. Председатель с активистами успеют уйти – лес близко. Да и через реку можно. Евреев у нас нет. Пограбят немного и назад пойдут или в село Бодрое, в другие колхозы. В Полесье их много, но больше у рек да в лесу.

– Что вы намеревались делать дальше?

– Разрешите закурить?

Шелестов приподнялся, выставил большой палец – ветер дул теперь в сторону леса.

– Курите, я тоже закурю.

Они задымили.

Майор повторил вопрос:

– Что планировали делать дальше?

– Ничего не планировал. Хотел дойти до деревни, а там – будь, что будет. Возможно, где-нибудь здесь соберется партизанский отряд, тогда появится возможность сообщить о себе в Москву. Возможно, к деревне подойдут какие-нибудь подразделения Красной армии, можно уйти с ними. Не знаю. Ничего определенного я не планировал.

– Понятно.

Сосновский принес несколько картофелин, порезанный кусок сала, два ломтя хлеба, лук, фляжку воды из родника.

– Кушать подано, господа-товарищи.

Шелестов взял закуску.

– Привал час, дальше пойдем в сторону деревни.

– Ясно, командир.

Майор пододвинул еду Маханову:

– Конечно, не как в московских ресторанах, но для наших условий – вполне прилично.

– Вы сказали «в сторону деревни», почему не в саму деревню?

– Объясню позже. С этой минуты, товарищ Маханов, передаю вам приказ майора Платова: во всем беспрекословно подчиняться мне, называть меня можете «Максим Андреевич» или «товарищ майор». Это понятно?

– Понятно, Максим Андреевич.

– Ну и хорошо, угощайтесь.

– Благодарю.

В 12.20 группа продолжила движение по лесу. Маханов как уроженец этой местности, подсказал тропу, чтобы не пробираться сквозь заросли. Он шел рядом с Шелестовым, впереди на этом этапе двигался капитан Сосновский.

Исполнявший роль дозорного, он вдруг остановился на опушке, что возвышалась над местностью, и подал знак подойти к нему. Офицеры и Маханов устроились рядом с Сосновским. Отсюда была видна Центральная улица и дальше – почти вся деревня.

Мотоциклисты уже объехали все уцелевшие дворы. Два из них вместе с легковым автомобилем, который разведчики сначала не заметили, встали между разбитыми конторой и клубом. Туда немцы гнали людей.

Маханов удивленно проговорил:

– Это что за черт?

– Что? – повернулся к нему Шелестов.

– Рядом с офицером – председатель колхоза Тетерин и Семен Коробов.

– И что? Немцам надо назначить местного старосту, а ему полагаются помощники-полицаи. Вот они и выбрали. С председателем – понятно: немцам невыгодно, чтобы колхоз распался, им надо, чтобы мы работали на благо их рейха. А вот почему там твой друг?

– Семен и вдруг – полицай?

– Люди, Николай Иванович, очень часто меняются в зависимости от ситуации. Полицаю платят, его боятся, он хоть и не главный на деревне, но власть имеет.

– Я лично его придушу.

– Не спешите, Николай Иванович, возможно, все не так, как представляется.

– А еще Рылова хотел на чистую воду вывести! Оборотень и приговор ему один – смерть!

Шелестов внимательно посмотрел на Маханова:

– Ну, даже если и так, приговор ему будут выносить другие люди, но уж никак не вы, Николай Иванович. Мы достаточно за вами побегали, чтобы продолжать бегать дальше. Не хватало еще вытаскивать вас из застенков гестапо. Мы не имеем права рисковать вами. А будете проявлять своеволие, к которому, судя по всему, вы весьма склонны, то я вынесу смертный приговор в отношении вас.

Маханов усмехнулся:

– В Москве вас за это по головке не погладят.

Шелестов улыбнулся, но тут же стал серьезным:

– Вынужден довести до вашего сведения, товарищ Маханов, что группа имеет задачу доставить вас живым в Москву, в противном случае – предоставить товарищу Платову и Берии доказательства вашей гибели. На этот случай у нас имеется фотоаппарат.

– Вот как? – стрельнул глазами Маханов.

– А как вы хотели? Руководство не может допустить, чтобы вы попали в руки врага, отсюда и такая задача. Так что, не делайте глупостей. А немецких прислужников без вас накажут. Вы хорошо поняли меня?

– Да, товарищ майор.

– Ну и славно. Что там у нас в деревне?

До леса доносились обрывки фраз: говорил немецкий офицер, переводил приехавший с ним человек в штатском, рядом с ними стояли Тетерин и Коробов, вокруг – все население деревни.

– Вы обязаны работать как… послушайте господин Те… его помощника гос… За саботаж… смерть… за… смерть… за… смерть… плата рейхсмарки… немецкое руководство… награждение за нахождение… и Кулько… Вы теперь свободные… сегодня… завтра все должны быть на работе…

Народ стоял и слушал молча. Коробов переминался с ноги на ногу, Тетерин старался не смотреть в глаза людям.

Выступление немецкого офицера затянулось.

У машины Коробову была выдана немецкая форма, кобура с пистолетом и винтовка «Маузер» с подсумком. Оружие получил и председатель колхоза. Затем немцы проехали к подворьям парторга Кулько и председателя сельсовета Бобрина. Обложили хаты соломой, облили бензином и подожгли. Строения мгновенно вспыхнули ярким, почти без дыма, огнем.

Маханов потряс головой:

– Не могу понять.

– Что? – спросил Шелестов.

– Еще совсем недавно и Бобрин, и Кулько, и Тетерин – все вместе руководили колхозом, а сейчас Тетерин вдруг перешел к немцам? Он не может не знать, куда делись председатель сельсовета и парторг! А еще Сенька Коробов. Ведь убежденный же комсомолец, на собраниях выступал.

Шелестов сказал:

– Не следует ничему удивляться, Николай Иванович, время настало сложное, с ходу не разберешь, что к чему.

Спалив хаты председателя сельсовета и парторга, немцы выстроились в колонну и двинулись дальше по дороге. Тетерин что-то сказал людям, и они пошли по домам. Коробов успел переодеться и теперь красовался в полевой форме Вермахта без знаков различия, обутый в яловые сапоги; на рукаве куртки мышиного цвета красовалась повязка с надписью по-немецки. На ремне кобура, за плечом винтовка. Кепка лихо сдвинута на затылок.

– Сволочь! – проговорил Маханов.

– Все, отходим, – скомандовал Шелестов.

Николай удивился:

– Как отходим? Куда?

– Есть место. Но до него еще дойти надо. Вы, Николай Иванович знаете руководство райкома?

– Откуда? Только наших деревенских.

– Ладно, отходим в лес.

Пошли на запад.

Маханов ничего не понимал, впрочем, и офицеры группы – они тоже не имели ни малейшего представления, куда их ведет командир.

А Шелестов, помня инструкцию Платова, вел людей к месту, где должен был находиться партизанский отряд. Вел по памяти, в которой ясно отложилась штабная карта.

Через два с половиной километра вышли к буераку. Слева начиналось болото. По вершинам сухого оврага росли кусты.

Шелестов приказал:

– Переходим овраг, за кустами привал.

Буторин спросил:

– Командир, ты стороны света не перепутал? Нам вообще-то на восток надо, а мы идем на запад.

– Я ничего не перепутал, – ответил Шелестов, – вперед, за мной.

Группа спустилась в овраг, там осмотрелись. Шелестов приказал Сосновскому:

– Миш, присматривай за Махановым, с ним ничего не должно случиться. Помогай ему, если что.

Николай Иванович возразил:

– Я в помощи не нуждаюсь.

– Вижу, вон – каждый шаг с трудом дается. Вы, Маханов, если плохо себя чувствуете, не скрывайте. Будет надо, мы вас понесем.

– Еще чего! Дойду сам, вот только куда мы идем?

– Пока это лишний вопрос.

Майор поднялся на вершину, пролез сквозь кусты. Осмотрелся – вроде никого. Кругом только густой лес. Подошли остальные.

– Привал, – скомандовал Шелестов, – выбирайте место, легкий обед, отдых двадцать минут.

И тут из кустов раздалось:

– А ну, стоять! Не шевелиться! Шаг в сторону – стреляем!

Речь вроде русская, но кто знает, что это за русские?

Шелестова, казалось, это не удивило:

– Стоим.

– Оружие на землю, – приказал тот же голос.

Шелестов повернулся к подчиненным:

– Пистолеты, ножи – на землю!

Коган недоуменно взглянул на командира: «С чего бы?» Но под взглядом майора подчинился. Вытащил из-за пояса пистолет, бросил на землю.

– Два шага назад.

Шелестов спокойно произнес:

– Там кусты и склон. Так мы и сбежать можем, боец.

– Шаг назад, – изменил решение неизвестный.

Отошли.

Из зарослей показались двое вооруженных мужиков в гражданской одежде с винтовками Мосина на перевес.

Шелестов взглянул на Маханова:

– Не узнаешь?

Николай отрицательно покачал головой.

Старший дозора крикнул:

– А ну, молчать, а то быстро рты закроем. Михай, – крикнул он через плечо второму бойцу, – забери оружие, да, смотри, осторожно.

– Угу.

Михай собрал пистолеты, ножи и отошел в сторону.

– Кто такие? – спросил старший.

– Охотники, – улыбнулся Шелестов.

Старший взвился, он был заметно напряжен, видимо, впервые брал пленных:

– Я вот тебе сейчас всажу обойму, и охотьтесь тогда.

– Спокойно, товарищ, – сказал Шелестов. – Вы из отряда товарища Зубарева, первого секретаря Олевского райкома партии?

Мужики переглянулись:

– Откуда ты про Зубарева знаешь?

– Я много чего знаю. А теперь слушай сюда. Ты можешь держать нас на прицеле, можешь вызвать подмогу, но напарника срочно отправь к Зубареву. Пусть передаст, чтобы тот пришел.

– Ты чего раскомандовался?

– Хочешь нагоняй получить?

Сомнение отразилось на лицах партизан. Черт его знает, кто это такие? А старший ихний еще и о командире отряда знает…

– Ладно. Пошлю напарника, но глядите у меня: дернетесь – стреляю. И плевать мне тогда, кто вы такие. Всех разом положу.

– Давай, не теряй время.

Старший кивнул напарнику:

– Михай, сбегай к командиру, скажи, что тут пятеро. Просят его прийти.

– А ты один-то управишься, Егор?

– Не сомневайся. Если что, перебью их в минуту.

– Ну да, ты охотник знатный.

Молодой скрылся в кустах.

Шелестов приказал своим:

– Стоять, не дергаться.

Пришел не только первый секретарь, но и парторг колхоза «Звезда», Кулько. Он сразу же узнал Маханова:

– Николай? Нашелся-таки пропащий?

Зубарев взглянул на Кулько:

– Ни слова, комиссар. – И – к дозорному: – Убери винтовку. А вы, – он перевел взгляд на группу, – прошу следовать за мной.

Зубарев провел задержанных в блиндаж, что был прикрыт маскировочной сетью между деревьями. Офицеры увидели большие пятиместные палатки, так же замаскированные: одну – побольше с красным крестом; в глубине полевая кухня, ПХД (пункт хозяйственного довольствия), провизия, видимо, держалась в землянках.

Они спустились в блиндаж.

Шелестов увидел в углу радиостанцию. Зубарев указал рукой на лавки у стола:

– Проходите, товарищи, садитесь.

Шелестов взглянул на первого секретаря райкома, теперь командира партизанского отряда. Он был в полевой армейской форме с тремя шпалами в петлицах, что означало звание подполковника.

Зубарев поймал взгляд майора:

– Товарищ Кулько – комиссар партизанского отряда, с разрешения Москвы введен в курс дела. Так что можем говорить при нем. Вижу, вы выполнили задание – нашли товарища Маханова.

– Скорее он нас нашел. У вас, смотрю, мощный передатчик. Работает?

– Конечно, мы поддерживаем связь и с Москвой, и с командующим фронтом.

– Неплохая у вас база.

– Неплохая. Есть все для ведения войны в тылу врага. Не хватает только самого главного – людей, но мы ожидаем выход подразделения Красной армии из окружения.

– Если есть связь, надо немедленно сообщить в Москву, что группа у вас в отряде, Матвей Григорьевич.

– Сделаем.

Он повернулся к Кулько:

– Осип Макарович, вызови связиста.

Парторг, который сейчас носил военную форму с петлицами капитана, вышел и вскоре вернулся с молодым пареньком.

Командир партизанского отряда проинструктировал его, тот сел за стол, включил передатчик. Застучал ключ.

В это время Маханов обратился к Кулько:

– Осип Макарович, я видел в деревне Тетерина и Коробова. Они на службу к немцам пошли. Как такое возможно?

Кулько взглянул на Зубарева, спросил:

– Я могу ответить, Матвей Григорьевич?

– Ответь. Вижу, товарищ Маханов крайне удивлен увиденным.

– Хорошо. Значит, так, Николай Иванович, и Алексей Викторович Тетерин, и друг твой Семен Коробов, остались в деревне и пошли на службу к немцам по указанию товарища Зубарева. Но об этом знаем только мы.

– Значит, Семен не предатель?

– Нет, он разведчик. Вместе с Тетериным – это наши глаза и уши в деревне.

Маханов облегченно вздохнул:

– Спасибо, за хорошую весть, Осип Макарович, такой груз с плеч свалился. А я уж думал, переметнулся Семен.

– Теперь ты знаешь правду.

– Еще бы увидеться с ним!

Кулько улыбнулся:

– Давно ли вы расстались?

Ответ из Москвы не заставил себя ждать. Связист передал командиру отряда расшифрованное донесение:

«Центр – Зубру. Насколько возможно держать в тайне нахождение группы и М. в отряде. Учитывая обстановку, которая сложилась на юго-востоке страны, немедленная переправка «гостей» не представляется безопасной. Отсутствие аэродрома лишает нас возможности осуществлять переброску группы воздушным путем. В ближайшие дни к вам должны выйти подразделения Красной армии, пробивающиеся из Белоруссии. При прорыве подразделений сформировать из них ударную группу, в которую включить «гостей». Задача ударной группе будет уточнена по мере ее формирования».

Прочитав радиограмму, Зубарев поджег ее и кивнул связисту:

– Передай в Центр: «Указания приняты».

После отправки донесения командир отряда приказал связисту выйти. Кивнул Кулько:

– Скажи ему, чтобы не распространялся о прибывших.

– Есть, товарищ командир.

Кулько ушел. Зубарев посмотрел на Маханова:

– У нас в отряде много народу из здешних мест. Придется вам, товарищ инженер, и всем членам группы неотлучно находиться в блиндаже, пока к нам не выйдут подразделения регулярной армии. Своими силами переправить вас за линию фронта мы не можем. Москва также считает переброску преждевременной и небезопасной. А посему, товарищи, остается одно – ждать.

Буторин воскликнул:

– Ждать? А для чего, собственно, формировался отряд? Чтобы отсиживаться в лесу или бить фашистов?

– Не знаю, как вас по имени-званию, товарищ, но задача отряда определена планом действий. Извините, посвящать вас в него я не уполномочен.

Сосновский осмотрел блиндаж: с одной стороны висел плотный полог, перед ним столы командира и связиста, лавки, у печи-буржуйки два лежака.

– Интересно, и где нам тут отсиживаться? Нет, посидеть, конечно, можно, но не все же время?

– Насчет места временного нахождения: за пологом – спальный отсек. Там нары с постельным бельем.

– Благодарю, – ответил Сосновский.

Командир отряда продолжил:

– Питание для вас будет доставлять связист. Стол есть, лавки тоже. Вода в баке в спальном отсеке. Предупреждаю: без нашего с комиссаром сопровождения выход из блиндажа строго запрещен. Надеюсь, в этом положении вам придется пробыть недолго. С утра наши дозорные слышали интенсивную стрельбу со стороны Гомеля. Там же бомбила немецкая авиация. Это значит, что прорывающиеся подразделения недалеко.

Коган спросил:

– А если они не дойдут до базы? Продвижение в тылу противника, знаете ли, дело опасное. К тому же, как вы сказали, немцы постоянно применяют авиацию.

Зубарев кивнул:

– Все это так. Но от границы с Белоруссией начинаются болота. У командиров подразделений есть карты с маршрутами прохода через них. У немцев таких карт быть не может. Значит, если наши выйдут к болотам, они дойдут и до базы. А немцы бомбили как раз приграничный район. Но загадывать нечего. Если они не смогут прорваться, я уверен, Центр примет другое решение. В Москве озабочены нахождением товарища Маханова на оккупированной территории. И всячески стараются найти способ доставить его в Москву. На этом, товарищи все. Ужин… – он посмотрел на часы, – …в 18.00, до этого всем располагаться в спальном отсеке.

Буторин проговорил:

– Такое ощущение, что вы знали, что группа выйдет к вам и приготовили специальное помещение.

– Это не так. Изначально командный пункт должен был находиться в другом месте, а этот блиндаж мы планировали под санитарную часть. Но в связи с обстановкой план изменили.

Зубарев кивнул Шелестову:

– Обустраивайтесь, майор, так мне разрешено обращаться к вам, и обеспечьте, пожалуйста, дисциплину в группе. Ее членом я предлагаю считать и товарища Маханова.

– Понял, товарищ первый секретарь райкома. – Он обернулся к своим: – Всем устраиваться, наружу не выходить.

Офицеры и Маханов скрылись за брезентом. После марша они с удовольствием растянулись на нарах. Маханова тут же осмотрел фельдшер.

Наступил тяжелый период ожидания и полного отсутствия представления о дальнейших действиях. Это тяготило еще сильнее ожидания. Но приказ есть приказ. Главное, о группе в Москве знают, а значит, Платов найдет решение по их переброске в столицу. Это он показал еще в Берестове, когда привел самолет на занятую немцами территорию.


В Москве, в кабинете заместителя начальника первого Управления НКГБ СССР, майор Платов получил от связиста шифрограмму, на которую тут же лично написал на блокнотном листе ответ. После этого снял трубку телефона закрытой, секретной связи.

Женский, без всяких эмоций, голос официально ответил:

– Узел связи. Сержант Лунина.

– Майор госбезопасности Платов. Срочно соедините меня с товарищем Берией.

– Минуту.

Вскоре трубка ответила:

– Товарищ Берия на линии.

И тут же послышался голос члена Государственного комитета обороны, генерального комиссара госбезопасности Берии:

– Что у тебя, Платов?

– Мной получена радиограмма из партизанского отряда «Звезда», который базируется в Олевском районе.

– Это по Маханову?

– Так точно, Лаврентий Павлович.

– У меня сейчас «окно», но выехать из Кремля я не могу. Давай, приезжай ты. Я предупрежу коменданта, тебя пропустят вместе с машиной.

Платов удивился: в первом корпусе, куда его приглашал Берия, он еще не был. Там находились кабинеты членов образованного в июне месяце ГКО, а именно: Председателя – товарища Сталина, его заместителя – товарища Молотова и членов ГКО – товарищей Ворошилова, Маленкова и самого Берии.

– Понял, товарищ Берия, выезжаю.

Забрав с собой папку, положив в карман блокнот, Платов зашел к начальнику Управления старшему майору госбезопасности Фитину, сообщил о вызове Берии. Фитин только кивнул, не отрываясь от чтения документов.

В полдень «Эмка» Платова подъехала к Спасским воротам. Дежурный офицер охраны проверил документы и разрешил проезд. Затем последовала остановка у первого корпуса Московского Кремля, где находилось правительство.

Здесь его удостоверение проверили более тщательно, забрали оружие и провели на второй этаж. Там Платова встретил мужчина в штатском. Это лицо можно было видеть на множестве транспарантов и плакатов.

– Здравия желаю, товарищ Маленков, – козырнул Платов.

– Здравствуйте, не имею честь вас знать…

– Майор госбезопасности Платов, Георгий Максимилианович.

– Вы к товарищу Берии?

– Так точно.

Маленков как будто поморщился, но это Платову могло и показаться. Он впервые говорил с кандидатом в члены Политбюро, секретарем ЦК ВКП (б), членом Государственного комитета обороны.

– Он, кажется, у себя.

– Разрешите идти?

Маленков с удивлением посмотрел на майора:

– Конечно, я вас не задерживаю.

Платов прошел в приемную Берии, оттуда – в его кабинет.

Лаврентий Павлович стоял возле карты, пестрящей разноцветными фишками, множеством пометок, стрелок и других знаков.

– Разрешите войти, товарищ генеральный комиссар?

– По-моему, ты уже вошел. Иди сюда, Петр Анатольевич.

Платов подошел.

Берия достал карманные золотые часы на цепочке:

– У нас не более получаса, докладывай!

Платов протянул Берии радиограмму и свой ответ на нее.

Генеральный комиссар госбезопасности пробежал документы глазами.

– Живой, значит, наш Маханов, ох и потрепал он мне нервы! Ты правильно сделал, что приказал особой группе ждать армейские подразделения, без них Шелестову фронт не перейти. Кстати, что там с продвигающимися подразделениями?

– Как минимум стрелковый батальон N-ской дивизии вышел в район болот. Но это не осталось без внимания гитлеровцев – район усиленно бомбят.

– Покажи на карте, где это?

Платов обвел указкой небольшой кружок на карте.

– А где база партизанского отряда «Звезда»?

– Здесь. – Майор указал на черную точку рядом с болотами.

– Между ними около сорока километров. Если все сложится удачно, то передовые подразделения смогут выйти к базе через три-четыре дня.

– Значит, где-то 10-го числа?

– Так точно.

– А если не выйдут? – Берия сквозь стекла пенсне внимательно посмотрел на Платова.

– Тогда будем искать другое решение, Лаврентий Павлович.

– Ты уже сейчас найди его и представь мне. Работа объекта «Сосны» замедлилась: Маханов разрабатывал главные узлы новой радиостанции, основные расчеты и схемы у него в голове. А новые радиостанции нашей разведке нужны сейчас как воздух. Так что, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай. Подготовить план «Б» эвакуации Маханова за линию фронта. Возможно, с применением частей и подразделений, действующих в районе Киева. С партизанским отрядом продолжай поддерживать связь. «Звезде» – никаких активных действий не предпринимать, пока не будет снят вопрос с Махановым.

– Есть, товарищ генеральный комиссар.

– Свободен. Я минут пять отдохну. Ни днем, ни ночью покоя нет. Ничего не поделаешь – война.

– Извините, Лаврентий Павлович, вопрос разрешите?

– Да.

– Началась эвакуация некоторых наркоматов и крупных предприятий, НИИ и так далее, мы тоже должны будем покинуть Москву?

Берия вплотную подошел к Платову:

– Даже не думай об этом. Если произойдет катастрофа и немец войдет в Москву, все мы, и я, и ты, и члены ГКО, и лично товарищ Сталин, останемся вместе с войсками оборонять Кремль. Все ляжем здесь, но из Москвы не уйдем. Это решение товарища Сталина.

Платов улыбнулся:

– Понятно!

– Ступай!

Платов выехал с территории Кремля. Солдаты вовсю маскировали основные объекты, особенно мавзолей Ленина.

Войдя в свой кабинет, майор вызвал связиста и приказал передать в партизанский отряд «Звезда» еще одну шифрограмму: «Отряду строго запрещается вести какие-ибо действия против фашистских войск до эвакуации в столицу особой группы».


Для группы Шелестова дни в партизанском отряде тянулись медленно. Они не выходили из блиндажа даже тогда, когда немецкая авиация бомбила лесной массив. «Юнкерсы» и «Хенкели» делали это периодически, по два налета за день. Германское командование, планировавшее наступление на Киев, не знало точного местоположения партизанской базы и вряд ли вообще догадывалось о ней, потому что партизаны пока не тревожили немецкие части. Поэтому бомбили вслепую. Авось кого-нибудь да зацепят.

Лагерь жил своей жизнью. Иногда приезжали подводы с припасами. Происходило это чаще всего ночью, когда немцы предпочитали отдыхать. У них, педантов, все шло по графику, все было расписано по часам. И ломался установленный порядок только там, где они сталкивались с разрозненными частями и подразделениями Красной армии, в большинстве случаев пробивавшимися к своим через линию фронта.

8 июля на базе обозначилось интенсивное движение.

Шелестов вышел в штабной отсек, когда там находился один командир отряда:

– Что произошло, Матвей Григорьевич?

Зубарев оторвался от карты, посмотрел на майора:

– Ночью к нам вышла разведка стрелкового батальона, точнее… уже роты. Сейчас это подразделение в семи километрах от нашей базы. Отправляем группу им навстречу. Так что, майор, скоро красноармейцы будут здесь. А дальше… сами прекрасно знаете, что дальше.

– Почему роты? Прорывался, насколько мне известно, батальон.

– Не знаю, разведчики доложили, что их послал капитан Дуганов, это командир первой стрелковой роты, которая шла авангардом. Батальон в наших условиях, когда тропа иногда теснится болотами с обеих сторон, может продвигаться по отделению, где-то сходясь во взводы, максимум в роту. Понятно, что при этом он растянется на километры. Возможно, позже подойдут и другие подразделения, но пока и роты для решения вашей задачи достаточно. Подробности узнаем у ротного.

Стрелковая рота числом в сорок человек с четырьмя офицерами вышла на базу к обеду. На месте подразделение встретил сам Зубарев. Он и провел ротного в блиндаж. Там, капитан Дуганов напился воды, жадно закурил.

Из-за полога вышел Шелестов. Ротный спросил у Зубарева:

– А это кто?

– Это человек, о котором вы узнаете позже, а сейчас доложите, где остальные подразделения батальона.

Капитан зло сплюнул на земляной пол:

– Нет остальных подразделений.

– Как это? – спросил Зубарев.

– А так. Под Маховкой мы вышли в поле. Подошел штаб, вторая и третья роты. Решили устроить большой привал. Только начали маскироваться – налетели «Юнкерсы». В результате бомбежки батальон понес незначительные потери. Тут от деревни вышли их танки и пехота. Ударили во фланг батальона. А у нас всего три пушки сорок пятого калибра. Моя рота встала у тропы, ближней к базе. Приняли бой. Немцы силами до батальона пехоты с ротой танков «Т-3» и мотоциклетными взводами уничтожили штаб и две наши роты, у меня выбили целый взвод. Мы дрались до последнего. Если бы только одна пехота да мотоциклы – отбились бы, но против танков не попрешь! Сожгли четыре штуки. Комбат через посыльного, еще когда штаб вел бой вместе со второй ротой, передал мне приказ: выйти из боя и следовать к базе объекта «Звезда», то есть к вам. Знали бы вы, подполковник, – капитан видел шпалы на петлицах первого секретаря райкома, командира партизанского отряда, – каково мне было уводить людей, когда рядом погибали товарищи. Но не выполнить приказ я не мог. Отошли мы где-то на километр, тут стрельба в поле прекратилась, а в небе появились «Хенкели», девять бомбардировщиков. После их налета вряд ли кто уцелел, хотя, может, кто и спрятался в лесу.

Зубарев покачал головой:

– Вряд ли, капитан. Как ни тяжело это говорить, но, остановившись в поле, комбат поставил себя в очень невыгодное положение. Это поле только от Маховки имеет твердую почву. В других местах оно окружено болотами, которые начинаются сразу же за узкой лесополосой, на картах это указано. Так что, если кто и пошел в лес, то угодил в болото.

Капитан докурил одну папиросу, взялся за вторую. Глядя на него, Зубарев выложил на стол целую пачку.

– Но почему комбат отдал приказ одной роте идти сюда, когда люди, как воздух, нужны были там в поле? – удивился ротный.

– Потому, что он знал то, чего не знаете вы, капитан Дуганов.

Гость с недоумением посмотрел на командира партизанского отряда:

– И чего это я не знаю?

– Об этом позже.

– Нет, подполковник, давайте сейчас, я требую!

– Требовать, капитан, будете в другом месте. Не спешите. Сейчас вас отведут в баньку, отдохните с дороги. За личный состав не беспокойтесь. Их разместят, накормят, напоят, дадут возможность прийти в себя. Раненых осмотрит фельдшер.

– Но, подполковник…

– Все, – повысил голос Зубарев, – согласно приказу командующего фронтом, вы поступаете в мое распоряжение.

– Есть следовать на отдых, – нехотя ответил Дуганов.

– Папиросы можно забрать.

– Дайте лучше махры, слабоват ваш «Казбек».

– Заместитель по снабжению выдаст. Он ждет вас на улице. В случае необходимости я вас вызову, пока свободны.

– Эх, Виктор Палыч, Виктор Палыч… да чего уж теперь?

Махнув рукой, капитан вышел из блиндажа.

Шелестов, прикурил папиросу:

– Хреново ему сейчас.

– Да, это заметно.

– Интересно, кого он называл Виктором Палычем?

– Командира батальона, майора Щербатого.

– Понятно. Потребуется время, чтобы офицеры и бойцы роты пришли в себя, а нам его терять нельзя.

– Что-нибудь придумаем. Главное, надо сообщить в Центр о выходе в лагерь армейского подразделения.

– Откуда у Маховки немецкие танки?

Зубарев вздохнул:

– Скорее всего подразделения были переброшены с фронта или из резерва. Немцы узнали о прорыве, вот и решили ударить. А тут это чертово поле. Его нашим надо было пройти как можно быстрее.

– Почему комбат не сделал этого? У него же была карта, где указаны болота?

Зубарев сказал:

– Боюсь, майор, мы этого уже не узнаем никогда.

Он вызвал связиста.

В Москву ушла шифрограмма:

«Зубр – Центру. На базу вышла с. р. 40 чел. Моральное состояние тяжелое. Требуется время привести в б. г. Гр. и М. в порядке. Жду указаний. Зубр».

Ответ пришел в 21.20:

«Центр – Зубру. Времени на раскачку нет. Ком. роты сутки на приведение подразделения в б. г. 10-го числа начать эвакуацию. Для ком. роты – это личный приказ т. Б. Маршрут в пакете, вчера доставлен из Г. Вскрыть разрешаю. Центр».

Командир партизанского отряда передал радиограмму Шелестову.

– Так, 10-е число. Что это у нас?

– Четверг.

– Вскрывайте пакет, товарищ Зубарев.

– Да, майор.

Командир отряда достал из сейфа пакет с тремя печатями без единой надписи, вскрыл в присутствии Шелестова. Там была карта и пояснительная записка, в которой говорилось, что группа с Махановым в сопровождении армейского подразделения должна выйти к линии фронта в квадрате… на стыке двух германских дивизий, пройти до пункта А названного квадрата, оттуда сигнал – три красные ракеты – и прорыв. Он будет поддержан подразделениями советской стрелковой дивизии. Дальше шли подробности.

Ознакомившись с запиской, Шелестов с Зубаревым склонились над картой:

– Так, где у нас этот квадрат…

– Вот, помечен прямоугольником.

– Вижу. Это район, в котором находятся населенные пункты: Колтунино, это село, и деревня Ведра. Они на передних флангах квадрата, впереди поля, позади лесостепь. Западная часть квадрата – в глубину пять километров, там расположение германских частей. Тут указано, что это данные на настоящее время.

– Но части могут быть перегруппированы, – засомневался Зубарев.

– Это не важно – через танковый или пехотный полк идти. Везде будут трудности, везде есть подразделения боевого охранения. С этим разберемся на месте, надо еще выйти в квадрат. Обозначен маршрут от базы, через реку Убора на северо-восток, с отклонением на восток, пятнадцать километров до населенного пункта – деревни Барка, далее – двадцать километров до села Городище, столько же до пункта, обозначенного как «Сосновый бор», и сорок километров по лесу до села Колтунино. Всего выходит девяносто пять километров, берем сто. Не слабо.

– Южнее немцы продвинулись значительно дальше.

– Юг нас не интересует. Сто километров. Если брать сложность рельефа, возможные стычки с немецкими отрядами и полицаями, хотя их можно и избежать, в день можно пройти… – Шелестов посчитал в уме, – средняя скорость три километра в час, десятичасовые переходы, с привалами через каждые три километра итого – где-то тридцать километров. Значит, на выход в квадрат понадобится примерно пять суток. 10 июля выход – 14—15-го числа прибытие в квадрат. Там из Колтунино – разведка. Дальше – по результатам разведки, это самое сложное. Понятно. Карту и пояснительную записку я забираю.

– В шифрограмме об этом не сказано ни слова.

Шелестов взглянул на Зубарева:

– А вам она на что, Матвей Григорьевич? Для мемуаров? Обещаю: после войны, если выживем, я передам вам документы для книги воспоминаний.

– Извините, майор, голова кругом.

– Вы выглядите не очень хорошо, Матвей Григорьевич. Захворали?

– Знобит что-то. Но ничего, фельдшер даст пилюли – все пройдет.

– Обратитесь к нему немедленно, а то запустите, здесь вас серьезно лечить некому. Вы нужны отряду.

– Обращусь. Ну что, доводим приказ до командира роты?

– Да, самое время.

Командир партизанского отряда послал связиста за ротным.

Тот пришел немного отдохнувшим, но не менее злым.

– Разрешите?

– Входи, капитан.

– По вашему приказанию…

– Отставить формальности, – прервал его командир отряда, – присаживайся.

Дуганов сел на табурет, посмотрел на Зубарева, на Шелестова – опять этот штатский здесь.

– Слушаю, товарищ подполковник.

Командир отряда протянул ему расшифрованную телеграмму.

Капитан молча прочитал.

– Хорошенькое дельце. Кто такой т. М.

– Это человек.

– Понятно, что не енот. Кто он такой?

– Это вам знать не обязательно.

– А т. Б.?

– Товарищ Берия.

Дуганов с удивлением посмотрел на Зубарева:

– Ни хрена себе! Мне отдает приказ сам товарищ Берия?

– Да, капитан.

Он перевел взгляд на Шелестова:

– А вы, как я понимаю, командир той самой группы, указанной в телеграмме?

– Называйте меня майором.

– Разведка?

– Это тоже вас не касается.

– Хорошо. Сколько человек в группе, включая товарища М.?

– Пятеро.

– Значит выход 10-го числа?

– Да. Ознакомьтесь с документами, которые определяют наше взаимодействие.

Шелестов развернул секретную карту и пояснительную записку.

Дуганов внимательно прочитал.

– Понятно. Вот, значит, для чего комбат отправил роту сюда?

– Именно поэтому.

Капитан встал:

– Подчиненная мне рота 10-го числа будет готова к решению поставленной задачи.

– Это другое дело, Виктор Алексеевич, – улыбнулся Шелестов, – вы готовьте роту, перед выходом еще раз вместе изучим карту и оговорим особенности предстоящей операции.

– Есть, товарищ майор.

Глава девятая

9 июля капитан Дуганов прибыл в блиндаж, где находился командир отряда, связист и начальник разведки, лейтенант Кузин.

– Разрешите? – спросил он, сдвинув полог.

– Входи, – произнес Зубарев.

Капитан устроился на самодельном табурете у стола, за которым пили чай офицеры.

Командир отряда предложил:

– Побалуешься чайком?

– Нет, благодарю, я по делу.

– По делу, это хорошо.

Зубарев кивнул, и связист, убрав со стола чайник, кружки, сахар и хлеб, вышел на улицу.

Встал и Бобрин. Но командир остановил его:

– Останься, будешь нужен. – Он повернулся к командиру роты: – Как я понимаю, вы, Виктор Алексеевич, пришли доложить о готовности к выходу?

– Так точно.

– Что ж, докладывайте, послушаем.

– Рота может выйти завтра и выполнить поставленную задачу, если, конечно, не попадет в ситуацию, когда прорыв станет невозможным.

– Следует избежать подобной ситуации.

– На войне, товарищ подполковник, просчитать что-либо заранее, да еще в наших условиях, невозможно. Я помню маршрут и главную цель прорыва. Исходя из этого, я решил разделить роту на два взвода и одно отделение непосредственного прикрытия группы и товарища М. В первом взводе, который пойдет в авангарде и от которого будет выслан головной дозор, буду я, политрук и шестнадцать красноармейцев с двумя «Дегтярями» и тремя пистолетами-пулеметами ППШ. В роте их десять, распределим поровну между взводами и отделениями. Далее – отделение, которое возглавит старший лейтенант Бойко, мой первый взводный. В отделении, кроме офицера, восемь бойцов, среди них штатный командир, сержант. Замыкает – второй взвод лейтенанта Гараняна, с ним пятнадцать красноармейцев. Вооружение, как уже говорил, по два «Дегтяря», три ППШ, винтовки Мосина с пятью запасными обоймами на взводы и отделения, офицеры и сержанты вооружены также пистолетами ТТ, у красноармейцев по одной наступательной гранате. Учитывая, что в прямой контакт с немцами нам предстоит вступить непосредственно при прорыве через линию фронта, вооружения и боеприпасов вполне достаточно. Рота сможет отбить и случайные атаки, если по ходу марша встретится с небольшими подразделениями противника. Этого мы попытаемся избежать, но всякое может произойти. Если с вооружением – более-менее, то с продовольствием – туго.

Зубарев кивнул:

– Об этом не беспокойтесь, капитан, личный состав будет укомплектован провизией на пять суток.

Он повернулся к заместителю по снабжению, бывшему председателю сельсовета Бобрину:

– Обеспечь, Захар Федорович.

– Слушаюсь, товарищ командир.

Ротный подсказал:

– Лучше продуктами, которые не надо готовить. Не думаю, что у нас будет возможность разводить костер уже за деревней Горбино.

– Ну тогда – хлеб, солонина, вяленая и копченая рыба, консервы, тушенка. Подойдет?

– Вполне. Расчет из суточного сухого пайка красноармейца.

– Да, конечно.

– Занимайтесь, Захар Федорович. Об укомплектовании роты доложите не позднее 17.00.

– Слушаюсь.

Бобрин вышел из блиндажа.

Командир партизанского отряда взглянул на начальника разведки и охраны базы:

– Тебе, лейтенант, придется выйти с ротой, показать брод через Уборгу и далее провести подразделение к лесной дороге на деревню Барка.

– Есть, Матвей Григорьевич.

Вернулся с обхода лагеря парторг Кулько:

– У нас все в порядке. Немцев ни в селе, ни в деревне нет. Пришел Семен Коробов, передал последние указания и инструкции оккупационных властей. Я его пока задержал, мало ли понадобится.

– Правильно сделал. Где он?

– У своих сельчан.

– Присаживайся. Вот тут капитан Дуганов представил порядок передвижения к линии фронта. Я сделал пометки на карте, ознакомься.

Кулько внимательно посмотрел:

– Что ж, построение грамотное, вот только неплохо бы роте иметь и фланговые дозоры.

Дуганов бросил взгляд на парторга.

– Товарищ комиссар, позвольте мне решать, как вести роту?

Кулько развел руками:

– Конечно, Виктор Алексеевич, я только посоветовал.

– Я учту ваш совет. Решение мое утверждаете, товарищ Зубарев?

– Если это необходимо, да.

– Прошу обеспечить, чтобы порядок выдвижения роты, а также маршруты, конечно, кроме тех, кто в силу своих обязанностей имеет право их знать, остался в секрете.

Зубарев ответил:

– Мог бы и не напоминать об этом, капитан.

– Время выхода, Матвей Григорьевич?

– Сообщу немного позже, Виктор Алексеевич, мне еще необходимо согласовать план с командиром группы. Не исключено, что он внесет свои коррективы, как руководитель операции.

– Да, товарищ подполковник. Разрешите идти?

– Идите.

В блиндаже остались Зубарев и Кулько. К ним присоединился майор Шелестов. Он прошел за стол, закурил:

– Что ж, ротный предложил оптимальный план действий, грамотно распределил людей, а фланговые дозоры он вынужден будет выставить. Без них в лесном массиве идти нельзя. Вооружения в роте достаточно, но у нас нет ничего.

Зубарев воскликнул:

– Обеспечим! Схрон для отряда закладывался еще с осени прошлого года.

Шелестов взглянул на командира отряда:

– С осени? И по чьему приказу?

– Я получил задачу от первого секретаря обкома. Работали вместе с военкоматом и частями соединения, которые располагались возле города. С их складов и получили пулеметы, винтовки, позже десяток новых ППШ. Надеялись, что не придется воспользоваться, а, видите, пришлось.

Шелестов немного подумал, потом произнес:

– Моим людям нужны ППШ, с винтовками можно обороняться, в открытую атаку с примкнутыми штыками ходить, но прорываться с ними – одна морока. Дергать за затвор замучаешься.

– Это – да. Дадим вам ППШ, хотя они нам тоже нужны.

– Вам, если надо, сбросят. И еще, как насчет одного «Дегтяря» и пары дисков к нему?

– Пулеметы есть, дадим.

– Гранаты?

– Есть ручные РГД-33, Ф-1.

– С РГД мороки много, да и объемная она больно. Чтобы подготовить к броску, надо оттянуть внешнюю трубку рукоятки, вставить через верх запал, сдвинуть предохранитель. Она хороша, когда ее метаешь из окопа. Там можно спокойно подготовиться. Нам не подойдет, да и есть они, эти РГД-33, в роте, мы возьмем по две Ф-1. С ними проще.

– Как скажете. Значит по две на человека?

– Исключая товарища Маханова, он обойдется ТТ.

– Это значит три ППШ, один «Дегтярь», по три магазина к ним… кто же понесет пулеметные диски?

– Маханов, он же налегке пойдет.

– Понял, значит, по три диска и по две Ф-1 на ваших людей, всего восемь штук.

– И четыре ТТ с двумя обоймами. У вас пистолеты доработанные или старые, тридцать третьего года?

– Доработанные, тридцать девятого года.

– Значит, в обойме-магазине по двенадцать патронов?

– Да.

– Хорошо. С продовольствием решается, ну, тогда у меня все.

Зубарев прикурил папиросу.

– Как считаете, майор, прорветесь?

– Прорвемся!

– Уверены?

– Странные у вас вопросы, товарищ подполковник.

– Беспокоюсь.

– Ну, а не прорвемся, то и секретную информацию враг не получит. Тоже результат.

– Плохой результат.

– Постараемся добиться хорошего.

Командир отряда проговорил:

– Я хотел бы привлечь к проходу через деревню Горбино Семена Коробова.

– Зачем?

– Он лучше знает местность, чем лейтенант Кузин.

– Ну, если доверяете ему, привлекайте.

– Он друг товарища Маханова.

Шелестов посмотрел на Зубарева:

– И что?

– Они встретятся.

– Не вижу в этом ничего плохого. Если друзья, то им будет что сказать друг другу на прощание и пусть лучше в блиндаже, чем на марше.

– Я вас понял.

Зубарев кивнул Кулько:

– Вызови, Осип Макарович, нашего «полицая».

Шелестов зашел за полог и едва не столкнулся там с Махановым:

– Я слышал, сюда сейчас придет Семен?

– Да, и вы сможете с ним поговорить, но только не выходя из блиндажа. Передайте ему, чтобы не распространялся о вашем разговоре.

– Семен – могила.

– Не нравится мне это слово.

– Мне тоже, но другого определения пока не подобрал. Все, что требуется, я передам. А где в блиндаже мы сможем переговорить?

– Да где угодно. Не хотите, чтобы вас слышали, идите в тамбур, но дальше – ни-ни.

– Понял.

Явился Семен Коробов.

Зубарев проинструктировал его.

– Ты все понял, Семен?

– Да чего ж не понять? Проведу так, что никто из деревни не увидит.

– Главное, чтобы тебя не хватились?

– Кто? Тетерин? У него сейчас забот полон рот.

– Что, ударно трудятся люди на благо рейха?

– А иначе нельзя, товарищ командир, иначе – расстрел. Поговаривают, немцы в Черной балке всех евреев из района постреляли.

– Это неудивительно. Что еще поговаривают?

– Бургомистр должен приехать. Вроде, имеет разнарядку на отправку рабочей силы в Германию. Неужели, товарищ Зубарев, допустим такое?

– Это, Сеня, все потом, сейчас главное – отправить роту. Кстати, нашелся твой друг, Николай Маханов.

Коробов воскликнул:

– Да что вы! И где?

– В райцентре был, у девушки одной прятался после того, как машина Авдеева попала в засаду. Маханов пристрелил главного немецкого диверсанта, гауптмана.

– Его отправили в Москву или все еще в районе обретается?

– Что, хотел бы увидеться?

– Не то слово.

– Ладно. Товарищ Маханов! – позвал Зубарев.

Из-за полога вышел Николай.

– Колька? Живой?

– Живой, Сеня!

Они обнялись.

– Ну, ты и замута, Колька. Такие кренделя на деревне никто до тебя не выписывал.

– Пойдем, Сень, поговорим в тамбуре.

– Погоди, это что же получается? Это тебя через линию фронта надо провести?

– Получается меня.

– И для этого целую роту отряжают?

– Не только. Пойдем, не будем мешать товарищам.

Они прошли в тамбур. Все слышали, о чем они говорят, но не обращали внимания. Да и разговор их не затянулся. Коробову надо было возвращаться.

Он ушел, Маханов словно приободрился:

– Друг Сеня. С детства дружим.

Шелестов улыбнулся:

– Это хорошо, Николай Иванович, это правильно.

Командир отряда вызвал связиста.

– Шифровку в Центр передать надо!

– Готов!

Зубарев написал текст на листе бумаги, передал связисту. Тот зашифровал сообщение, включил передатчик. В Москву ушла зашифрованная радиограмма:

«Зубр – Центру. Подготовка завершена. В назначенный срок отряд пойдет по маршруту. Ориентировочное время прибытия в заданный квадрат вечер 14, утро 15. Зубр».


Получив радиограмму, майор госбезопасности Платов запросил связь с генеральным комиссаром. На удивление Берия ответил быстро:

– Слушаю, майор.

– Товарищ генеральный комиссар, получена радиограмма от Зубра. Там все по плану. Маханова должны вывести в заданный квадрат вечером 14-го или утром 15-го числа. Думаю, возможна задержка, но – небольшая.

Берия проговорил:

– Если еще группа Шелестова с потрепанной ротой Дуганова, – генеральный комиссар обладал хорошей памятью на фамилии и имена, – сумеет пройти маршрут.

– Уверен, сумеет.

– Значит, так, Петр Анатольевич, я сейчас поговорю с товарищем Жуковым, нам нужна связь с командирами соединений, занимающих оборону в квадрате… Группе необходима поддержка при переходе. Ожидай, перезвоню.

– Есть, товарищ генеральный комиссар.

Платов ждал полчаса. «Вертушка» сработала сигналом вызова. Майор поднял трубку:

– Да, Лаврентий Павлович.

– Запоминай. Район квадрата… обороняют части N-ской стрелковой дивизии полковника Черданова Юрия Алексеевича. С его штабом есть закрытый канал связи. Вызов через узел связи Генштаба и штаба Юго-Западного фронта, командующий генерал-полковник Кирпонос, начальник штаба – генерал-лейтенант Пуркаев. Можно сослаться на генерала армии Жукова. Все необходимое передано полковнику Черданову. Он также получит подтверждение и от генерала Пуркаева.

– Понял, Лаврентий Павлович.

– Держи меня в курсе операции.

– Да, конечно.

– До связи, майор. Удачи.

– Благодарю, товарищ генеральный комиссар, до связи!

Платов запросил пульт связи. Ответил уже знакомый женский голос:

– Сержант Акулина.

– Платов. Мне нужна связь со штабом N-ской дивизии Юго-Западного фронта полковником Чердановым. Вызов возможно послать как через узел связи Генерального штаба, так и штаба фронта. Начальник Генштаба и командующий фронтом с начальником штаба в курсе.

Платов вновь положил трубку. Достал пачку «Герцеговины Флор», закурил, посмотрел на оперативную карту, висевшую на стенде у стены.

Раздался звонок.

– Майор госбезопасности Платов.

– Полковник Черданов, командир N-ской стрелковой дивизии.

– Приветствую вас, полковник.

– Здравия желаю…

Вечером 9 июля связист отряда принял радиограмму.

Зубарев пригласил Шелестова:

– В Москве предстоящей операции придают важное значение. Я получил радиограмму, в которой указывается, что переходить линию фронта вам предстоит в полосе обороны N-ской стрелковой дивизии. Переход будет поддержан. Каким образом – не уточняется, видимо, на месте пока не решили. Но если об этом сообщает Центр, то поддержка будет серьезной.

Шелестов без особо энтузиазма воспринял это известие.

– Поддержат – хорошо, не поддержат – сами справимся, главное, чтобы прорывающееся подразделение не приняли за фашистов, проводящих разведку боем. Обидно, знаете ли, будет получить пулю от своих.

– Ну, этого, я уверен, не случится.

В блиндаж ввалился заместитель командира по снабжению капитан Бобрин с охапкой одежды. Бросил ее на лавку, сел, протер лоб платком:

– Ух, умаялся.

– Что это? – спросил Шелестов.

– Одежда для группы и товарища Маханова. Простая, крестьянская одежда, не вызывающая подозрений.

– Откуда?

– Со склада продмага. Не беспокойтесь, неношеная.

– По размерам?

– Само собой.

– Я не давал вам размеры.

Бобрин улыбнулся:

– Да мне этого и не требовалось, майор. Я на глаз определяю, в молодости портным работал в городе. Поначалу подмастерьем, после революции в кооперативе. Когда товарищ Сталин прикрыл НЭП, вернулся в родную деревню. Долго еще потом шил. Пока председателем сельсовета не избрали, тогда уже не до этого стало. Учеба, курсы повышения квалификации…

Шелестов прервал бывшего председателя сельсовета:

– Понятно, Захар Федорович. Но на нас и сейчас не лохмотья.

– На вас приличная одежда. Однако лучше заменить. Впрочем, вам решать. Мне что приказано – я доставил. Все одно товарища Маханова переодевать придется.

– Ладно оставляйте. Что с питанием?

– Рота укомплектована. Ваш рацион – в отдельных вещмешках в палатке снабжения. Завтра перед выходом получите вместе с оружием.

– Командиру роты сообщили, что выступаем в 4.00?

Зубарев кивнул:

– Так точно. К этому времени к лесу подойдет Семен Коробов. Мы с товарищем Кулько вас проводим.

– Не стоит. Мы должны уйти тихо. Передайте ротному, чтобы с 3.30 выводил подразделение на соседнюю елань. Там построение, смотр, оттуда начало марша. А в лагере нечего людей беспокоить.

– Хорошо, товарищ майор.

– Сейчас отдых. Подъем группы в 3.00, завтрак в 3.15. Все, спокойной ночи.

Шелестов зашел за полог. Офицеры сидели на нарах, Маханов лежал.

Буторин спросил:

– Последняя ночь в Украинском Полесье, командир?

– Крайняя, Витя, кто знает, может, еще и вернемся. Теперь работы будет невпроворот.

Коган кивнул:

– Да-да, без дела не останемся. Удивляюсь я, Максим Андреевич.

– Чему, Боря?

– Как быстро немцы почти половину европейской части Союза захватили.

– Не будем об этом. Наполеон в свое время тоже дошел до Москвы. И что потом? Потом русский царь въехал в Париж на белом коне. Так и сейчас будет. Пока отступаем, потом закрепимся, перемелем отборные войска Вермахта и погоним немца назад. Правильно говорил товарищ Молотов: наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами. Но хватит разговоров, всем спать, подъем в 3.00.

Офицеры начал укладываться, Сосновский пошел в сортир.

Только Маханов продолжал лежать одетым.

Шелестов присел рядом на нары:

– Волнуетесь, Николай Иванович?

– Думаю: сколько же из-за меня людей погибло? А сколько может погибнуть еще? Я же не хотел ничего плохого, только отца приехал проводить в последний путь.

– За вами охотился Абвер, товарищ Маханов, и охотился еще в Москве. Не вините себя. В данной обстановке жертвы были неизбежны. Да и вы в долгу не остались, пристрелили же господина гауптмана? Группа Авдеева погибла из-за того, что майор не просчитал ситуацию, а должен был. Надо было таранить машину, ведь ясно же: неспроста она оказалась на вашем пути. Нет, решил разобраться. Женщина, что вас приютила, бабка, что лечила, – те и вовсе не по вашей вине погибли. И без вас бы немцы бомбили район. Рылов? Он заслужил смерть своим предательством, вы вынуждены были его убить, иначе не спаслись бы. В общем, гоните прочь плохие думы, настраивайтесь на предстоящий марш. Он будет непростой. Я уж не говорю о переходе через линию фронта.

Маханов спросил:

– Мне дадут оружие?

– ТТ устроит?

– А винтовку?

– Ни винтовку, ни автомат. У нас в группе будет пулемет ДП-27, к нему два запасных диска. Вот их вы и понесете.

– Это потому, что на другое не способен?

Шелестов взглянул на конструктора:

– Это потому, Николай Иванович, что я так решил. А приказы начальника, как вам должно быть известно, не обсуждаются, а принимаются к немедленному исполнению. Спокойной ночи!

– Спокойной ночи.

Шелестов задул керосиновую лампу. В сплошном мраке повисла тишина. Спустя несколько минут все уже спали. Только связист дремал у своего аппарата, да говорил что-то неразборчиво во сне бывший парторг колхоза Осип Макарович Кулько.

В три часа, когда ночь начала потихоньку сдавать свои позиции и местность просветлела, офицеры группы и Маханов поднялись. Привели себя в порядок. Перекусили в блиндаже, выпили чаю. Лейтенант Кузин с бойцом роты принесли оружие, пулемет ДП-27 с диском, автоматы ППШ, пистолеты ТТ, гранаты Ф-1. Отдельно дали запасные магазины, два пулеметных диска в рюкзаке.

Бойцы впервые за несколько дней вышли из блиндажа, стали жадно глотать свежий воздух. Надо было спешить.

Шелестов видел, как по одному, стараясь не шуметь, мимо постов охранения на север уходили красноармейцы роты Дуганова.

Туда же проследовала и специальная группа. Смотрелись офицеры необычно: широкие штаны заправлены в кирзовые сапоги, холщовые рубахи, кепки. Забавно выглядел Маханов. Все уже привыкли к его франтоватому виду, а тут – чучело чучелом. Но не смеялись, прятали улыбки.

Вышли на елань. Командир роты отдал приказ:

– Рота повзводно, согласно новому расчету, в шеренгу становись!

Бойцы построились быстро. Два взвода и отделение. Первыми стояли офицеры, далее по ранжиру. Оружие за спиной, ремни подтянуты, на ремнях фляги, подсумки для магазинов, винтовочных патронов, ручных гранат. Все подогнано, чтобы не шумело.

Майор обошел строй, вглядываясь в лица красноармейцев. Все разные, одинаковые только глаза – спокойные, сосредоточенные. Знают, что придется идти по вражеским тылам.

Шелестов остался доволен осмотром. Сказал находившемуся рядом ротному:

– Давай, капитан, высылай головной дозор и предупреди, что на краю леса нас должен встретить деревенский житель, Семен Коробов. Он будет с винтовкой немецкой и в немецком мундире. Гляди, чтобы не прихлопнули, не разобравшись. И строй роту в походный порядок.

– Есть, товарищ майор. Я так и не узнаю, с кем шел по тылам противника?

– Нет, капитан, и это не моя прихоть.

– Понимаю.

Он построил роту в походную колонну, выслал вперед головной дозор в составе сержанта и двух красноармейцев. Как только дозор отошел на расстояние взаимной видимости, ротный приказал начать движение.

Рота двинулась практически бесшумно: не бренчали фляги и котелки, не били по спинам винтовки и вещмешки. Сапоги были далеко не у всех, большинство было в ботинках с обмотками.

Вышли на опушку. Старший головного дозора остановил колонну. К нему вышли командир роты и начальник разведки партизанского отряда. Вскоре последовал сигнал, и подразделение пошло в обход деревни Горбино по лесной тропе, которую хорошо знал Семен Коробов, ставший на время проводником.

Семен вывел роту к речному броду, глубина на середине составляла сантиметров тридцать. Это место так и называлось – перекат. Бойцам пришлось разуваться. Переправились спокойно.

Далее Коробов вместе с начальником разведки отряда вывели роту на дорогу к деревне Барка. Вперед двинулся головной дозор.

Семен дождался, пока подошла группа, окликнул Маханова:

– Коль!

– Да, Сень!

– Ну, брат, извиняй за все. Счастливого тебе пути. Авось еще встретимся.

Маханов обнял друга:

– Конечно, встретимся, Сеня, обязательно.

– Будь осторожнее!

– И ты поаккуратней, все же с немецкой мразью работаешь.

– Да я что – обычный тупой полицай. Сбегай туда, сбегай сюда, принеси то, отнеси это. Короче, мальчик на побегушках. Тетерину тяжелее, но он мужик хитрый, любого немчуру обманет.

– И все равно, береги себя.

– Ладно. Давай, Коль.

– Давай, Сень.

Коробов сошел с дороги, колонна проследовала мимо.

Выдохнув, Семен подошел к начальнику разведки:

– Дошли бы, лейтенант.

– Дойдут. Кто-нибудь да дойдет.

Коробов неожиданно вспылил:

– А мне не надо, чтобы кто-нибудь, мне надо, чтобы все, потому как по своей земле идут.

– Ладно, хорош ныть. Тебе пора в деревню, мне на базу.


Рота прошла два километра. Капитан Дуганов дал команду:

– Всем в лес! От взводов по одному дозорному в глубь массива, привал полчаса.

Рота сошла с дороги. Шелестов подозвал к себе командира отделения, выделенного для прикрытия группы, старшего лейтенанта Бойко.

– Как настроение?

– Боевое, товарищ майор!

– Это хорошо. Смотри, чем ближе к линии фронта, тем больше вероятность нарваться на немцев. А если нас еще воздушная разведка просечет, то тогда за ротой устроят настоящую охоту. – Шелестов указал на поваленное дерево: – Присядем.

Они сели.

– Значит, так, – продолжил Шелестов, – если мы столкнемся с немцами, я имею в виду – с подразделением, превышающим по численности нашу роту, то Дуганов с двумя взводами вступит в бой. Мы же должны будем, сориентировавшись, отойти в безопасное место.

Старший лейтенант бросил на майора острый взгляд:

– Наши драться будут, а мы побежим?

– Я разве сказал «побежим»? Я сказал, что мы должны будем отойти в безопасное место. И продолжить движение по намеченному маршруту.

– Даже если рота будет погибать?

– Даже, если так.

– Не согласен. – Бойко вскочил с места. – Я отказываюсь командовать отделением прикрытия. Здесь есть штатный командир, сержант Ефимов, вот его и инструктируйте, а я пошел к капитану Дуганову. Мы вместе служили, вместе первый бой приняли, вместе пробивались к своим. Пробились называется. Для чего? Чтобы ради одного человека предать товарищей? Нет, извините, товарищ майор, я на это не подписываюсь.

Шелестов вздохнул:

– Я понимаю тебя, Андрей, но… никуда ты не пойдешь. За отказ исполнять приказ я расстреляю тебя на месте, прямо тут.

– Стреляйте!

– Присядь, чего вскочил?

Немного помявшись, взводный сел на место.

Шелестов подозвал устроившегося неподалеку штатного командира отделения, сержанта Ефимова.

– Пошли-ка, сержант, кого-нибудь за командиром роты.

Пришел капитан Дуганов:

– Слушаю, товарищ майор!

– Тут такое дело, капитан.

– Что произошло?

– Да вот твой старший лейтенант отказывается выполнять приказ.

Ротный резко повернулся к старлею:

– В чем дело, Бойко?

– Да ты знаешь, какой приказ я получил?

– Знаю! Обеспечивать безопасность группы независимо от того, что будет с ротой. Даже если нас начнут расстреливать из пулеметов, ты должен выполнить приказ майора.

– Но это же подлость, Витя! Как жить с этим дальше?

– Это, Андрей, боевая необходимость. А как жить? Ты сначала выживи, а как дальше жить, потом решишь, когда поймешь, что другого выхода у тебя не было. Я подтверждаю приказ майора: исполнять все его распоряжения! Усвоил, товарищ старший лейтенант?

– Так точно, товарищ капитан.

Дуганов повернулся к Шелестову:

– Я еще нужен, майор?

– Нет, благодарю!

– Через десять минут продолжаем марш.

Шелестов кивнул. Капитан ушел.

Максим посмотрел на Бойко:

– Хороший ты парень, старлей, но, знаешь, на войне иногда бывает так: сам погибай, а товарища выручай. В нашем случае мы все можем остаться на линии фронта, а штатский обязан оказаться у наших. Слишком он важен для руководства страны.

Бойко удивился:

– Для руководства страны?

– Да. И больше, прошу, никаких вопросов.

– Извините меня, товарищ майор, я выполню любой приказ.

Шелестов похлопал офицера по плечу:

– Прорвемся, Андрей!

– Ну, по крайней мере, попытаемся, – улыбнулся Бойко.

В 7.00 рота в прежнем походном порядке двинулась дальше. Дважды в небе появлялись немецкие самолеты-разведчики, но шум их двигателей был слышен издалека, и бойцы успевали укрыться в лесу.

В 10.50 подошли к оврагу, за которым в низине располагалась деревня Барка.

Командир роты обратился к Шелестову:

– Планирую провести разведку, разрешите?

Майор ответил:

– Ты, Витя, все, что касается марша, делай на свое усмотрение. В этих делах у тебя опыта больше. Считаешь нужным выслать разведку – высылай.

– Понял.

Разведгруппа обернулась быстро. Бойцы доложили, что в деревне никого нет. Похоже, жители ушли на восток вместе с отступающей Красной армией.

Капитан решил завести подразделение в Барку и там устроить большой привал. Шелестов сомневался в правильности этого решения, но раз дал право ротному действовать самостоятельно, вмешиваться не стал. Однако свою группу и отделение прикрытия Максим отвел в ближайший лес.

Марш продолжили в 13.00. Теперь надо было пройти до села Городище, это двадцать километров. На полпути, в 16.20 головной дозор заметил группу мотоциклистов на рокадной дороге. Когда-то здесь был укрепленный район, немцы его разбомбили, но рокада осталась.

Рота укрылась в лесу. Мотоциклисты встали у заросшего кустарником оврага. Недолго думая, немецкий офицер дал команду расстрелять овраг из пулеметов. Отстрелявшись, мотоциклисты развернулись и ушли в обратном направлении.

Это задержало подразделение почти на час, поэтому к Городищу вышли только в 20.10. Дуганов отправил разведку. На этот раз разведчики доложили, что село полностью разрушено, дома сожжены, за южной городьбой – свежая братская могила. Немцы торопились, рыли неглубоко, свалили трупы друг на друга и слегка присыпали землей.

Выслушав доклад разведчиков, Дуганов повернулся к Шелестову:

– Чего это вдруг немцы уничтожили село?

Шелестов пожал плечами:

– Кто знает, капитан. Может им оказали сопротивление, может, сюда загнали бежавших из райцентра евреев или цыган.

– Получается, тут были каратели. Я слышал, в прифронтовой полосе группы армий «Юг» действует так называемая Айнзацгруппа полиции безопасности и СД – военизированные карательные отряды, осуществляющие массовые убийства гражданских лиц на оккупированных территориях. Особая их задача – окончательное решение еврейского вопроса. Кроме этого, в составе группы две румынские армии, 3-я и 4-я. Вояки они никакие, а вот против мирного населения – герои, чтобы им пусто было. Думаю, здесь, в Городище, действовала Айнзацгруппа.

Шелестов кивнул:

– Согласен. Это означает, что мы можем столкнуться с карателями в любое время.

– Сейчас – вряд ли. Все же до прифронтовой полосы далековато. Скорее всего карательные группы высылались сюда с конкретной задачей.

– Не забывай, капитан, до конечного пункта марша уже недалеко – всего шестьдесят километров. В районе квадрата… уже сосредоточены боевые части Вермахта. Так что для карателей шестьдесят километров может считаться прифронтовой зоной.

Капитан ответил:

– Ну столкнемся, так столкнемся. Хоть душу отведем.

– Не за тем мы идем к линии фронта.

– Ну, а если прямой контакт?

– Этого надо избежать. Требуется усилить головной дозор, выставить фланговые и наблюдателей за воздухом.

– Все уже сделано.

– Молодец!

– Привал в километре северо-восточнее Городища.

– Согласен.

Разведка нашла лесную поляну, на которой подразделение расположилось на ночной отдых. С утра роте предстояло пройти еще двадцать километров до пункта, обозначенного на карте как «Сосновый бор».

Дуганов лично назначил караул. Посты наблюдения – так, чтобы они имели возможность видеть друг друга, подавать и принимать сигналы. Начальником караула вызвался политрук роты.

Поужинали и легли спать на плащ-палатки. Ночь выдалась звездной и безветренной. Костры не разжигали. Караул пользовался карманными фонариками.

Группа Шелестова обустроилась в неглубокой широкой канаве. Не гостиница, конечно, и даже не шалаш, но переночевать можно. Тем более что подъем был назначен на 3.00, 11 июля. Пока все шло по плану.

За вторые сутки дошли до отметки «Сосновый бор». Здесь переночевали. С рассветом, в 4.00 капитан Дуганов выслал вперед усиленную до отделения разведку во главе с политруком. Это было обоснованно: предстоял последний отрезок пути до села Колтунино, которое уже находилось в заданном квадрате.

На переход в сорок километров непосредственно к линии фронта отводилось двое суток, но карательная группа, а также стоявшие в резерве румынские части могли находиться и дальше села. Поэтому требовалась предельная осторожность. Начинался самый опасный участок марша.

Капитан Дуганов ожидал возвращения разведчиков вместе с майором Шелестовым. Тот, в свою очередь, из отделения старшего лейтенанта Бойко выслал в лес разведгруппу в составе трех бойцов. Сержанту Ефимову предстояло осмотреть лесной массив на глубине до трех километров и шириной в пять километров.

Наступило тягостное ожидание. С востока уже доносилась приглушенная канонада. Все же до линии фронта не так далеко – грохот дальнобойной артиллерии был слышен и отсюда. В небе все стали чаще появляться «рамы», на восток шли «Юнкерсы» и «Хенкели». Обратно над бором они не проходили, видимо, отворачиваясь на запасные аэродромы. Несколько раз низко над лесом пролетали «Мессершмитты». Что они высматривали в тылу своих войск, знали только летчики и их командование.

Пока рота оставалась незамеченной. Но долго ли продлится это «пока»? В бой придется вступать в любом случае. Это понимали все. И то, что неизбежны потери, тоже.

Немецкие мотоциклисты появились неожиданно. Они вышли из-за поворота, до которого не дошел головной дозор. Мотоциклов было пять штук, четыре с колясками, в них были закреплены пулеметы MG-34 и сидели три человека, один был без коляски, им управлял командир группы. Это, видимо, был патруль.

Головной дозор бросился в кювет. Немцы, увидев русских, резко затормозили, пулеметчик открыл огонь. Дозорных не достали.

Командир роты дал команду первому взводу развернуться и совместно с головным дозором уничтожить вражеских мотоциклистов. Пока взвод разворачивался, с задачей справился усиленный головной дозор. Прицельным огнем из ППШ бойцы сбили пулеметчиков, затем водителей. Два мотоцикла начали разворачиваться, но тут ударил ручной пулемет первого взвода. Немецкий мотоцикл перевернулся. Однако одиночный мотоциклист, прижавшись к рулю, сумел уйти за поворот. Бойцы дозора пытались его догнать, но безрезультатно.

К мотоциклистам подошли капитан Дуганов, политрук Трофимов, к ним присоединился и майор Шелестов.

Двое немцев были еще живы. Дуганов достал ТТ.

Шелестов крикнул:

– Стой, капитан. Это всегда успеем, надо узнать, кто они и что здесь делали.

Капитан подозвал двух бойцов:

– Вытащите раненых на дорогу.

Шелестов обратился к ним по-немецки. Солдаты, превозмогая боль, ответили на его вопросы.

Майор повернулся к Дуганову:

– Плохи дела, ротный. Это патруль пехотного полка резерва командования 11-й армии генерала-полковника Шоберта. Он разместился в районе деревни Ведра. В заданном квадрате – подразделения этого полка, части 213-й дивизии охраны тыла и два полка соединения 4-й румынской армии генерала Чуперкы. От нас ушел командир патруля лейтенант Клаус.

Дуганов проговорил с досадой:

– Ну теперь начнется. Думаю, нет смысла продолжать марш, надо готовиться к обороне.

Политрук предложил:

– Может, лесом уйдем?

– Посмотрим на карту, – ответил ротный, – здесь сухая поляна шириной не более двухсот метров, справа болото. Как назло – самый невыгодный район! Дальше, в пяти километрах, болота отступают. Не пройти нам эти пять километров.

– А что с этими делать будем? – Политрук кивнул на пленных.

Дуганов поднял пистолет, дважды выстрелил.

– Что с ними еще делать? Это не генералы, чтобы из-за них торговаться. – Он повернулся к Шелестову: – Забирай отделение, майор, и иди дальше без нас. А мы тут примем бой.

Шелестов спросил:

– Где планируешь организовать оборону?

– На кромке леса, там удобнее всего. Фланги прикроем пулеметами. Не в поле же рыть окопы? Не успеем.

– Решение верное, но не заводи людей в глубь леса. Если немцы решатся уничтожить роту, пошлют авиацию. А она перепашет в первую очередь лес с захватом болота. Я пока подожду уводить группу с прикрытием.

Капитан сплюнул на траву:

– Не вовремя мы засветились. У Колтунино – черт бы с ними, там пошли бы на прорыв, а здесь – ни туда, ни сюда. И вам уйти сложно будет. Немцы перекроют восточное направление. Для этого у них румын хватает.

– Посмотрим. Справа овраг.

– Вижу, и что?

– Там кусты.

– Ты что, майор?

– Там можно переждать авианалет.

– А и верно. Командиры взводов ко мне!


Не прошло и часа, как с запада послышался гул приближающихся самолетов.

Ротный приказал:

– Всем в овраг!

Появились три «Юнкерса». Им явно определили конкретную задачу. Идя на небольшой высоте, они открыли бомбоотсеки как раз над лесом, где могло находиться советское подразделение. Каждый бомбардировщик сбросил по двадцать пятидесятикилограммовых бомб. Участок длиной примерно в километр и шириной метров в триста покрылся сплошными «грибами» разрывов.

Дуганов оценил совет Шелестова, хотя неизвестно, что было бы лучше: погибнуть от бомбежки или умереть, держа оборону, обрекающую на гибель остатки стрелковой роты. Начался пожар, но постепенно сам по себе затух. Здесь недавно прошел дождь, грунт влажный и ветра, чтобы разжечь пламя не было. Отбомбившись, «Юнкерсы» вернулись на базу.

Дуганов подошел к Шелестову:

– Уходите, майор.

– Знаешь, капитан, много хочу сказать, а слов нет.

– И не надо. Прощай. Вытащи своего штатского, чтобы смерть наша не напрасной была.

– Вытащу. Слово.

– Ладно, иди, некогда, сам понимаешь.

– Прощай, капитан. Извини.

– Да за что? Мы на то и военные, чтобы умирать за свою страну. Уходи.

Шелестов приказал Буторину и Когану:

– Будьте постоянно рядом с Махановым, если что – прикройте его. Сосновский, со мной.

Он взглянул на командира отделения:

– Идем, старший лейтенант.

Группа эвакуации вошла в лес. Обходя воронки, покореженные деревья и нашпигованный осколками кустарник, прошла метров двести. Впереди показалась небольшая балка.

– Стой! – скомандовал Максим.

– Что случилось? – спросил Бойко.

– Здесь переждем. Надо немного выждать, в заданный район следует выйти в сумерках. Днем его не пройти.

– Это получается, рота драться будет, а мы – смотреть?

– По-моему, это уже обсуждалось. Людей в балку, старший лейтенант, оружие к бою, без моей команды никаких действий.

– Есть, товарищ майор.

– Выполняй.

Группа и отделение прикрытия устроились в балке, замаскировались, на вершине остались только Шелестов и Сосновский, которые видели поредевшую до двух взводов роту, поле, овраг, разрезающий его с запада на восток.

Капитан проговорил:

– Командир, технике через овраг не пройти. А если будут обходить, то у бойцов Дуганов появится возможность отбить фланговые атаки.

– Не думаю, что немцы станут изобретать колесо.

– Ты это о чем?

– Увидишь.

Прошло полтора часа, и вот мимо балки прогремели три танка Т-3. Они шли колонной, в десяти метрах от группы и отделения развернулись в линию и остановились.

– На огневую позицию вышли, – процедил Сосновский.

– Да, а к оврагу выходят мотоциклы, шесть машин, все с пулеметами. Правее от них три «Ханомага», у бронетранспортеров тоже пулеметы MG и до десяти человек десанта.

Шелестов перевел взгляд на бронетранспортеры. Из них высаживался десант, солдаты залегли на одной линии с машинами.

– Еще правее, с западного фланга – грузовики, – указал Сосновский.

– Вижу, три машины. В них по двадцать солдат – рота. Вот тебе и обход оврагом.

– Вижу офицеров, майора и гауптмана. Вон, у бронетранспортеров.

– Советуются.

Прогремели пулеметные очереди «Дегтярей». Майора бросило на землю, гауптман успел заскочить за броню. Тут же вся рота Дуганова открыла огонь. Он оказался эффективным и для немцев неожиданным. Бойцы били по фронту и правому флангу.

Шелестов видел, как наши положили пару десятков немцев у грузовиков, и еще с десяток – у бронетранспортеров. Возникшее было замешательство противника остановили танки. Они одновременно ударили из 37-миллиметровых пушек и пулеметов. Левый фланг роты был уничтожен. Открыли огонь и бронетранспортеры, и отошедшие немного назад четыре пулемета с мотоциклов. Справа в обход пошла пехота. И наша рота прекратила огонь.

К Шелестову и Сосновскому поднялся Бойко.

Майор повысил голос:

– Куда, старлей, какой приказ был?

– Не могу я там, в балке, товарищ майор. А что это наши молчат? Неужели всех побили?

– Молчи, коли пришел.

Дуганов был опытным офицером. Он приказал прекратить огонь на время массированного обстрела. Дождался, пока танки с пехотой и бронетранспортеры с десантом подошли вплотную к позициям.

В это время из бойцов второго взвода были назначены истребители танков. Они сделали связки гранат и краем леса выдвинулись навстречу Т-3. Когда расстояние достигло нескольких десятков метров, капитан передал команду – огонь! Бойцы бросились к танкам и стали метать гранаты, попадая под огонь пулеметов. Они погибли, но два Т-3 подорвали, третий быстро начал сдавать назад.

Пулеметы, собранные на правом фланге, ударили по команде и выбили больше половины немецкой роты. Бойцы Дуганова не жалели патронов. Они понимали, что это их последний бой. Когда боеприпасы закончились, с криками и матом красноармейцы бросились на фашистов с примкнутыми штыками. Завязалась рукопашная.

В этой кровавой схватке погибли все бойцы роты капитана Дуганова. Но и немцев уцелело не больше десятка. Пулеметы бронетранспортеров и мотоциклов еще минут десять поливали свинцом позиции роты. Наконец, огонь прекратился. Все закончилось в какие-то двадцать минут.

Старший лейтенант Бойко колотил кулаками по земле. В глазах стояли слезы.

Шелестов кивнул Сосновскому:

– В балку его, Миша. Пусть успокоится, но спирту не давать.

Капитан оттащил взводного в овраг.

Шелестов продолжал наблюдать за происходящим в двухстах метрах от его группы. Расчет майора был на то, что немцы не станут прочесывать местность дальше позиций погибшей роты. И расчет оправдался. Добив нескольких раненых, забрав трупы и своих раненых, немцы ушли за овраг. Туда же направился и единственный уцелевший танк. После небольшой задержки, моторизованная группа пошла на восток.

Вернулся Сосновский:

– Старлея привел в порядок. Наших хоронить будем?

Шелестов вздохнул:

– Надо бы, Миша, но нельзя. Выдадим себя.

– Что же, оставим ребят гнить?

– Немцы пришлют пленных или местных – похоронят всех в общей могиле. Им эпидемия в тылу не нужна.

– Всех бы так хоронили.

– Все, Миша, мы никого хоронить не будем. У нас впереди тоже тяжелые бои. О них надо думать. А бойцам роты – вечная память. Ждем сумерек. Выставь тут дозорного.

– Есть, командир.

Глава десятая

Переход до заданного района Шелестов решил провести в ночь. За день бойцы группы и отделения как следует отдохнули. Как только солнце ушло за горизонт, майор подозвал к себе Сосновского:

– Давай, Миша, пройди по лесу, посмотри, что да как. Особое внимание – полю и дороге.

Капитан обернулся за сорок минут:

– Все чисто, командир. Лес дальше отходит от дороги, поле ближнее ровное, болото заканчивается где-то метрах в семистах.

Старший лейтенант Бойко находился рядом с Шелестовым.

Майор приказал командиру отделения прикрытия:

– Андрей, пошли в головной дозор двоих, в правый фланговый – одного. Последнему идти по опушке. Выбери бойцов, которые могли бы подать условный сигнал криком птицы.

– Любой?

– Любой. Остановка – три раза, опасность – пять.

– Удаление головного дозора от основных сил? – спросил старший лейтенант.

– Расстояние взаимной видимости. Ты с остатками отделения следуешь за дозором, группа за тобой, соответственно в замыкании.

Бойко спросил:

– Какие действия при столкновении с противником?

– Естественно – бой. Но ночью немцы не воюют – жрут свой шнапс. Вот как раз за эту ночь мы и должны выйти к заданному району. Ориентировочно в 4.00 13-го числа.

– Мы идем с опережением графика. Не знаю, хорошо это или плохо.

– Нам до Колтунино дойти потребуется день. На прорыв пойдем в лучшем случае 14-го числа. Вот тебе и четверо-пятеро суток. Если и есть опережение, то оно небольшое.

– Понял. Разрешите выполнять?

– Действуй, Андрей.

Головной и фланговый дозоры ушли вперед. Следом пошла группа и четверо бойцов отделения во главе со страшим лейтенантом Бойко.

Спустя час начался дождь. Все надели плащ-палатки. Этот дождь был на руку. Дозоры постоянно подавали сигналы, что противника не замечают. В полночь сделали первый привал, в 2.00 – второй. За это время прошли двадцать пять километров.

Люди заметно устали и шли медленно даже после привалов. Посему в 3.00, когда сводное подразделение миновало отметку в двадцать восемь километров, Шелестов отдал приказ на ночной привал, благо подвернулась подходящая поляна на самой опушке, у изгиба леса, позволяющая вести наблюдение и за фронтом, за флангами, и за тылом.

Немцев не было. Дождь поутих. Бойцы, завернувшись в плащ-палатки, быстро перекусили и спрятались под кустами. В дозор заступили Буторин и Коган.

В 9.00, когда погода изменилась – тучи ушли на север и вновь выглянуло солнце, Шелестов хотел было отдать приказ на продолжение движения, но вдруг прошел сигнал от головного дозора. Сначала три крика кукушки, затем пять. Отделение укрылось в зарослях, Шелестов с Бойко проползли к дозору, который возглавлял красноармеец Кожин.

– Что тут? – спросил старший лейтенант.

– Мотоциклисты. Впереди грунтовка, видите?

– Вижу.

– По ней прошли с десяток мотоциклистов. Обычные с колясками, в которых пулеметы.

– Они что, пошли в лес?

– А черт их знает.

Шелестов кивнул на карту:

– Так, что у нас севернее и в лесу? Есть деревушка Белая на берегу одноименного озера. Отмечен лесхоз. Дальше дороги нет – болота. Значит, немцы решили навестить Белую.

– Да там вряд ли кто остался, – предположил Бойко.

Шелестов кивнул:

– Вот это и предстоит проверить мотоциклистам, а заодно сжечь лесхоз с деревней.

– Не-е, весь массив загореться может. А тут, считай, уже ихний тыл.

– Ждем! – решил Шелестов.

Проходить через грунтовку в то время, когда на ней могли появиться мотоциклисты, было опасно.

Ожидание затянулось. Бойцы уже пообедали, мотоциклистов не было.

Бойко ругался:

– Куда их черт занес? Может погибли в болоте? Или ушли другой дорогой к линии фронта?

– На карте другой дороги, кроме этой грунтовки, не обозначено, – возразил Шелестов.

Бойко тут же вставил:

– Это не означает, что ее нет.

Майор повторил приказ:

– Ждем!

Старший лейтенант возмутился:

– Да мы так и за неделю к линии фронта не подойдем.

Шелестов взглянул на него:

– Ты, Андрюша, прекрасно знаешь, в каких случаях нужна спешка. Успокойся. Вынужденным простоем мы только войдем в график. Так что, все нормально. Да и люди пусть отдохнут перед решающим переходом.

И только в 15.20, это заметил по часам Шелестов, группа немецких мотоциклистов проследовала обратно. Что она делала в Белой, осталось неизвестно.

Красноармеец Кожин проговорил:

– Теперь таких патрулей будет все больше.

Шелестов приказал:

– Продолжаем движение по маршруту, порядок следующий: проходим три километра – привал с выставлением охранения, и так – до участка видимости села Колтунино. Головной дозор, вперед!

Подразделение двинулось по опушке леса.

Недалеко от села оказалась возвышенность, густо заросшая кустарником. Она находилась метрах в ста от леса. Между массивом и возвышенностью – большим усеченным холмом – дорога, на которой после дождя следов не было.

К высоте перебежали Шелестов и Бойко.

Солнце уже ушло за горизонт, но было достаточно светло, чтобы как следует все рассмотреть. Впереди село, от которого остались только печные трубы; изгородь, если не сгорела, то была повалена. В центре села возвышалась церковь, вернее, ее остов.

На улицах – ни души. За селом в несколько рядов стояли средние немецкие танки Т-3, большей частью прикрытые сельским садом. Правее – гаубицы, прицепленные к тягачам и отдельно стоящие грузовики с ящиками. Левее, почти до леса – полугусеничные бронетранспортеры «Ханомаг». Там же виднелась большая штабная палатка. И вглубь, насколько хватало глаз, – техника, люди, орудия. Германцы здесь собрали солидный кулак.

Бойко спросил:

– И как через все это пройти?

– Да уж, – протянул Шелестов, – местечко не для прорыва. Нас всех постреляют, только выйдем к расположению частей. Но не напрасно же именно сюда нам приказано выйти?

Старший лейтенант усмехнулся:

– Наверное, твои начальники, майор, составляя маршрут, пользовались устаревшими данными.

– Составлением маршрута занимались как минимум в штабе фронта, а там прекрасно знали, какая обстановка сложится у Колтунино в течение ближайшей недели. Там планирует обстановку оперативное управление, а оно регулярно получает сведения о подходе частей и подразделений.

– Ну вот мы и в конечном пункте, – вновь усмехнулся Бойко, – дальше что будем делать, майор?

Трижды прокричала кукушка.

Офицеры удивились:

– Кому сигнал «стоять», если группа давно прекратила движение?

Командир взвода ответил:

– Значит, дозорные подают другой сигнал.

Они осмотрелись, никого поблизости не было.

И вновь трижды крикнула кукушка. Затем на мгновение в кустах появился Буторин, он махнул рукой.

– Нас зовут, – понял Шелестов.

– Но там-то что могло произойти? Тем более лес в ста метрах заканчивается. Мы бы увидели, если бы немцы вошли в него с востока, с севера это сделать невозможно по причине все той же болотистой местности. Поэтому там и войск своих немцы не держат. Гнус достанет похлеще любой артиллерии.

– Идем к своим, – приказал Шелестов.

Офицеры спустились по западному склону, преодолели перебежками открытый участок дороги, нырнули в кусты.

И тут Шелестов едва не сбил человека в маскировочном халате, больше похожего на сказочного лешего. Машинально выхватил пистолет.

Буторин предупредил:

– Не стреляй, командир, к нам вышла полковая разведка с той стороны.

Это было неожиданно. Выход встречного подразделения планом предусмотрен не был. А «леший» сбросил капюшон, на котором тоже были прикреплены листья, мох и прочая лесная атрибутика.

– Максим Андреевич? – в крайнем изумлении воскликнул человек.

Шелестов узнал его:

– Васильев? Миша?

– Так точно, начальник разведки полка, капитан Васильев. А вы-то как тут?

Шелестов сказал:

– Давай отойдем.

Разведчика и майора, имя и отчество которого он только что услышал, удивленным взглядом проводил старший лейтенант Бойко.

– Как вы тут, Максим Андреевич, оказались? Слышал, вас арестовали, предъявили обвинения в измене. А вы здесь, живой и невредимый. Погодите, так вы и есть тот майор, который командует подразделением прорыва?

– Да, Миша, но… больше по имени, фамилии, отчеству меня не называй.

– Так вас оправдали?

– Это долгая история. Выживем – расскажу.

Майор Шелестов и капитан Васильев знали друг друга со времен конфликта у озера Хасан в 1938 году. Они тогда служили в одном полку. Шелестов был начальником полковой разведки, лейтенант Васильев командовал разведывательным взводом.

– Ну, дела, – проговорил радостно капитан-разведчик, – кто бы мне сказал, что встречу вас тут, ни за что бы не поверил.

– Ладно, Миша. Я тоже очень рад видеть тебя. Давай к делу. Как вы пришли сюда? Как вышли на нас?

– Так вас уже сутки как в штабе полка ждут. Да что там полка – вас ждет и штаб дивизии, и штаб фронта. Ценные вы, видать, ребята, раз устроили такой переполох!

– Ты не ответил на вопрос.

– Как прошли? По полю, оно на стыке 76-й и 376-й немецких пехотных дивизий генералов Розенбурга и фон Даниэльса, усиленных частями 10-й танковой дивизии. Стык этот представляет собой полосу шириной метров в шестьдесят. Его прикрывали части 44-й австрийской дивизии, в составе отдельного полка, но наша артиллерия вчера нанесла мощный удар по второму эшелону противника в том числе и по австрийцам. Они отошли: частью на юг, частью на север. Пока «дыру» не заткнули, мы через нее и прошли, надеюсь, и уйдем так же.

Шелестов спросил:

– Прорываться ночью будем?

– Да. Ровно в 0.00 часов.

– У тебя сколько человек?

– Шесть. Но какие люди, майор! Черти, а не солдаты!

– А вы и похожи на чертей, – рассмеялся Шелестов. – Где они?

– Там же, где и ваши ребята. Как понимаю, это лучшие?

– Правильно понимаешь. Надо выставить наблюдение за участком перехода.

– Само собой. Я уже собрался, а тут такая встреча! В полку обязательно отметим. У меня в заначке канистра чистейшего медицинского.

– Неплохая заначка, капитан, – в десять-то литров!

– В двадцать, товарищ майор! Плохой бы я был разведчик, если бы не имел того, что не могут иметь стрелковые батальоны. Мы не боги войны, как артиллерия, мы лучше.

– Погоди! Запомни, я только майор или товарищ майор. Мы с тобой не знакомы.

Васильев проговорил:

– Но нашу встречу видел тот старлей.

– Скажешь, обознался. И без лишних вопросов.

– Понял. И все-таки как я рад вас видеть, товарищ майор!

– Повторяешься, Миша.

– Главное – от души.

– Идем, работать надо.

В месте сосредоточения подразделения, где обособленно держались члены группы Шелестова и Маханов, капитан Васильев подозвал к себе своего заместителя, старшину Степана Кубаря:

– Старшина, организуй наблюдение за участком прорыва.

– Есть, командир.

Прозвучали фамилии – трое бойцов в маскировочных халатах ушли к восточной опушке.

Бойко заметно повеселел:

– Оказывается, командир разведгруппы знает вас.

– С чего вы это взяли, старший лейтенант?

Взводный удивился:

– Так он же назвал вас по имени-отчеству, Максимом Андреевичем.

– Он спутал меня с другим человеком. Мы не знакомы.

Бойко посмотрел на Шелестова:

– Да? А мне показалось…

– Если бы я верил в Бога, старший лейтенант, то посоветовал бы вам перекреститься. Запомните, мы с разведчиком не знакомы и никогда до сегодняшнего дня не знали друг друга.

– Понимаю. Мне показалось.

– Верно.

– Ладно, показалось так показалось. Разведгруппа специально выслана к нам или случайно встала на стоянку?

– Специально.

– Это уже лучше. Если разведчики сюда пришли, то и мы пройдем за линию фронта.

– Есть очень хорошая пословица, Андрей Сергеевич: не говори гоп, пока не перепрыгнешь.

– Пока все складывается для нас удачно.

– Вот именно, что «пока». Охранение на месте?

– Так точно.

– До особой команды не снимать. Давайте обсудим план перехода линии фронта с командиром разведгруппы.

– Я готов.

Майор, капитан-разведчик и взводный старший лейтенант уединились среди поваленных деревьев. Разведчик развернул свою карту, на которой был нанесен практически прямой маршрут, разделяющий оборону немцев на стыке соединений.

– Вот так и пойдем, как стемнеет. С нашей стороны в готовности оказать поддержку на передовой рубеж выдвинулась стрелковая рота старшего лейтенанта Руслана Бегдашева. Я его давно знаю – боевой товарищ. Кроме этого, артиллерийский дивизион 122-миллиметровых гаубиц готов открыть заградительный огонь. Действия пехоты и артиллеристов – по моему сигналу.

– Что за сигнал?

Капитан достал ракетницу.

– Три красные ракеты. Сигнальные патроны в подсумке.

– Ясно, – кивнул Шелестов. – Наши шансы на успех увеличиваются.

– Да прорвемся, товарищ майор.

Он хотел сказать «как у озера Хасан», но вовремя вспомнил, этого делать нельзя, и промолчал. Это не осталось без внимания старшего лейтенанта Бойко. Впрочем, знакомы ли майор с капитаном, не особо его волновало. Нужно было выполнять задачу.

Совещание прервал один из разведчиков, отряженный в группу наблюдения:

– Товарищ капитан, – обратился он к Васильеву, – немцы выходят в район стыка дивизий.

– Много?

– Пока видели одну пехотную роту. Ее подвезли на грузовиках.

Шелестов приказал:

– Веди к посту наблюдения.

Вышли на опушку леса, прикрытую кустами. Увиденное не обрадовало.

В районе уже находились три пехотные роты, они занимали позиции двумя эшелонами на расстоянии в километр от леса. По рокадной дороге на их усиление шла рота средних танков Т-3.

Васильев выругался:

– Заткнули все-таки фашисты «дыру».

– И что теперь? – спросил Бойко.

Шелестов сказал:

– Смотрим, составляем схему обороны пехотного батальона немцев, усиленного танковой ротой. Потом будем думать, как прорываться.

Васильев распорядился:

– Наблюдателям фиксировать позиции рот. Я пришлю к вам старшину, он составит схему. Вопросы есть?

Вопросов у разведчиков не было. Офицеры отошли к месту временного нахождения подразделения.

Васильев отправил к наблюдателям старшину.

Вернулся Кубарь, протянул командиру разведгруппы лист бумаги:

– Вот схема.

Шелестов, Васильев и Бойко склонились над ней.

– Что мы имеем, – проговорил майор, – три пехотные роты. Это батальон без пулеметной роты, да и не нужна немцам пулеметная рота. Если в пехоте у них по двенадцать ручных пулеметов на каждое пехотное подразделение и по взводу из трех 50-миллиметровых минометов. Разместились в обычном порядке, две роты впереди, одна сзади, перекрывая брешь между двумя первыми. Там же КП батальона. Танковая рота из десяти средних Т-3 встала повзводно за ротой второго эшелона. Расстояние между взводами – примерно сто метров. Артиллерии нет, вместо нее танки. Таким образом, немцы закрыли район стыка двух дивизий.

– Хилое прикрытие, – проговорил старший лейтенант.

Ответил Васильев:

– Немцы собираются наступать, больше сил на стыке им не требуется, нам бы столько войск, а то против двух дивизий одна, которая по штату не сравнится с гитлеровской. Ну, да ладно. Предлагаю план действий.

Офицеры переглянулись. Шелестов сказал:

– Давай свой план, капитан.

– Идем северной стороной, подходим к позициям танкового взвода, крайнего слева отсюда. Удастся пройти скрытно – хорошо, не удастся – у моих ребят есть противотанковые гранаты РПГ-41, недавно поступили в полк. Это гранаты рвут броню средних танков. Поднимется шум. Тем временем мы выдвигаемся к минометному взводу первой роты. Захватываем его или уничтожаем. Лучше захватить и применить минометы против немцев. Во взводе всего десять человек, не считая водителей грузовиков. Расчет каждого миномета – два человека. Обстреливаем тыл первой роты и фланг третьей. С позиций минометного взвода я подаю сигнал полковому командованию. Оно вводит в бой стрелковую роту Руслана Бегдашева и гаубичный дивизион, который начнет обстрел немецких позиций. В это время под прикрытием стрелковой роты мы рванем до линии фронта. Как вам мой план?

Бойко пожал плечами:

– Нормальный план. Танки нам особого вреда причинить не могут, минометы развернуться не успеют, личный состав будет на отдыхе, остаются только дозоры. Если ударит наша артиллерия, да еще рота проведет атаку при поддержке огневых средств полка, то прорваться можно.

Шелестов хитро посмотрел на разведчика:

– Думаю, это не твой личный план, капитан, и он согласован с командованием полка.

Васильев улыбнулся:

– Ну, моя доля в его составлении тоже есть. Этот план рассчитывался без учета тех сил, которые немцы бросят на стык.

– Понятно. Хорошо, значит, в 0.00 часов начнем. Да, капитан, как наши узнают, что мы двинулись к фронту?

– Зеленая ракета. Я дам ее, когда выйдем из леса. В штабе полка будут знать: прорыв начался.

– Хорошо. В 0.00 часов всем быть готовыми к прорыву.

Офицеры направились к подчиненным доводить план прорыва и определять каждому бойцу персональную задачу.

Шелестов направился к группе, она находилась на северном краю оврага, подошел к Маханову. Тот сидел на поваленном дереве и молча глядел в землю.

– О чем думаете, Николай Иванович? – спросил майор.

– Думаю, сколько людей из-за меня погибло.

– Опять вы за старое? Нет в том вашей вины. Это война. Долго еще будет литься кровь – пока не переломим хребет фашисту.

Маханов взглянул на Шелестова:

– А переломим?

– Обязательно. Даже не сомневайтесь. – Максим обратился к остальным: – Группе – готовность к выходу в 0.00 часов. Пойдем между разведгруппой стрелкового полка и отделением Бойко. Всем прикрывать Маханова. Любые действия – только по моей команде. Ясно?

– Яснее некуда, – улыбнулся Сосновский, – закрываем инженера со всех сторон и ждем, когда командир прикажет валить немцев.

– Примерно так.

Начался дождь, но быстро закончился, только пыль прибил. Стало легче дышать, запахло озоном.

Коган проговорил:

– Как в мирное время где-нибудь у реки на рыбалке. Началась вечерняя зорька, в котелке на треноге уха варится. Дождичек прошел – на душе так покойно, так хорошо. И нет поблизости фашистов, танков, артиллерии – нет войны. – Он вздохнул.

Сосновский подтолкнул Когана:

– Ничего, Боря, когда-нибудь все закончится, получим мы вольную и соберемся всей группой на рыбалку в этом Полесье. Рыбки наловим, водочки выпьем и будем вспоминать, как воевали тут. И будет все казаться таким далеким-далеким…

– Мне сказать «аминь»?

– Говори, что хочешь, а еще лучше помолчи. А вообще-то я сейчас бы спиртику граммов сто пятьдесят дернул, для бодрости.

Шелестов сказал:

– Немец тебе нальет, Миша.

– Не согласен. Свой шнапс пусть они сами жрут.

– А ты его пробовал?

– Мне этого и не надо – мура полная. Я ведь работал в Европе, пробовал и коньяки ихние, и виски, и бренди, и ром. И скажу: дерьмо полное по сравнению с нашей водкой. То же и курево. То, что я курил, курить невозможно.

Ровно в 0.00 часов подразделение прорыва вышло из леса. Впереди разведгруппа капитана Васильева, в середине люди Шелестова с Махановым, на замыкании – отделение старшего лейтенанта Бойко.

По небольшой балке подошли к флангу немецкой танковой роты. Васильев выглянул с вершины: в десяти метрах первый танк Т-3, дальше второй, третий. Рядом только охрана; танкисты, видимо, в палатках неподалеку.

Балка кончалась в секторе видимости охранения танкового взвода. Васильев подозвал к себе Шелестова и Бойко:

– Часовых придется снимать. Думаю, заодно рвануть и пару танков с палаткой экипажей. Как раз под шумок и сблизимся с тылами первой роты.

– Рискованно, – проговорил Бойко.

– Без этого нам не пройти.

– А если просто снять часовых? – предложил старший лейтенант.

– Мы не знаем их график. А вдруг нападем перед самой сменой, тогда наши попадут в переплет. – Он взглянул на Шелестова: – Твое решение, майор?

– Снимем часовых, рвем танки, палатку и совершаем бросок к тылам первой пехотной роты, конкретно – к позиции минометного взвода. Только, капитан, ты, по-моему, кое-что забыл.

Васильев усмехнулся, доставая ракетницу:

– Я ничего не забыл.

Он вставил сигнальный патрон, окликнул старшину и двух бойцов группы. Капитан выстрелил зеленую ракету. Такая же поднялась и на востоке.

Капитан-разведчик обратился к старшине:

– Готовь, Степан Иванович, свой тесак, тебе снимать часовых, остальным – приготовить противотанковые гранаты. Как снимешь часовых, подрывайте танки, и вместе – гранатная атака палатки экипажей и сразу же – отход.

Старшина кивнул:

– Будет сделано, товарищ капитан. Хлопцы, – он повернулся к бойцам, – готовьте РПГ и держите при себе Ф-1.

Он проинструктировал бойцов, и группа ликвидации поползла к танкам. В трех метрах бойцы, готовые к метанию гранат, остановились, старшина пополз дальше один. Ни Шелестов, ни Бойко, ни Васильев не слышали, как Кубарь перерезал часовым горло – старшина знал свое дело. Он показался у самой палатки, подал знак рукой. К первому и второму танку полетели гранаты.

Прогремели взрывы, два Т-3 занялись огнем – разведчики бросили гранаты в моторные отсеки. И тут же атаковали палатку. От трех мощных разрывов сорвало брезент, рассыпался каркас. Танкисты так и не смогли выскочить из спальных мешков. Послышались истошные вопли, в темное небо взметнулся густой дым.

Васильев крикнул:

– А теперь, мужики, бегом до минометного взвода! Он прямо перед нами, внимание флангу второй роты. Готовность открыть огонь по противнику. Вперед!

Шелестов промолчал. По субординации приказывать должен был он. Но Васильев хорошо знал, как выходить за линию фронта, поэтому майор не стал вмешиваться. Он обернулся к своим подчиненным:

– Буторин, Коган, Сосновский – прикрывать Маханова, без моей команды в бой не вступать.

Подразделение прорыва бросилось к позициям минометного взвода.

Суета, которая возникла после неожиданного нападения на танковую роту, позволила подразделению обойти фланг второго эшелона, где только что объявили тревогу, и сблизиться с позицией минометного взвода первой роты. Но минометчики, поднятые по тревоге, уже бежали к минометам.

Разведгруппа с ходу открыла огонь из ППШ. Немцы залегли, раздались крики – кого-то задели. Это не помешало немцам открыть ответный огонь. Впереди упал один из разведчиков. Старшина крикнул:

– Витя, Юра, хватайте Андрюху, тащите на позицию.

Васильев обернулся к Бойко:

– Отделению – обстреливать немцев.

Ударили два «Дегтяря». Под их огнем оставшиеся в живых минометчики вести огонь не могли. Подразделение с одним раненым ворвалось на позиции. Это были небольшие углубления с брустверами, внутри три пятидесятимиллиметровых миномета. Место для обороны не совсем пригодное. Но другого не было.

Шелестов подал команду:

– В круговую оборону! Бойцам отделения осмотреть минометы, если возможно – огонь по траншее первой роты. Отдельно смотреть за флангом соседней роты, группе – к южному брустверу. При появлении противника, огонь!

Бойцы разбежались. Вскоре ахнули минометы. Три мины полетели в сторону немцев.

Бойко крикнул:

– Майор, от второй роты в цепь разворачиваются до двадцати фрицев.

– Взвод, залп! Отделению – огонь по взводу.

И вновь ударили ППШ, раздались выстрелы винтовок Мосина. Атака немцев захлебнулась. Двое бойцов зарядили поочередно минометы, и вновь три мины ушли в сторону первой пехотной роты. Суета в стане немцев прекратилась. Командование батальона сумело наладить управляемость подразделением. По захватившим минометы ударили два оставшихся взвода. Три немецкие мины легли с перелетом, две с недолетом, одна взорвалась точно у одного из минометов. От взрыва бойцы отделения отлетели к брустверу. К ним бросился было старший лейтенант Бойко, но Шелестов крикнул:

– Назад, держать фланг!

С обстрелянных позиций первой роты в атаку кинулся взвод, которому до наших позиций было всего тридцать-сорок метров.

Шелестов отдал команду:

– Васильев, принимай немцев с фронта! Бей их гранатами!

Буторин крикнул:

– Командир, два танка с тыла.

Шелестов приказал Бойко:

– Давай туда людей с противотанковыми гранатами, уничтожить танки!

– Если доберутся до них.

– Бойцам – залечь в двадцати метрах от позиции и ждать. Сами подойдут.

Грохнули пушки Т-3. Осколочные снаряды разорвались перед бруствером как раз в тот момент, когда через него перевалили истребители танков. Они так и остались висеть на земляном валу.

Видя это, захватив подсумок с противотанковыми гранатами через северный бруствер перепрыгнул боец разведгруппы. И зигзагами побежал к танкам.

– Куда? – закричал Васильев, – назад!

Но красноармеец сумел добежать до рубежа и метнул связку гранат в ближайший танк. От взрыва тот потерял гусеницу, следом сдетонировал боезапас. Второй танк подорвать отчаянный разведчик не успел, прошитый пулями, он рухнул в траву.

Разведчики забросали пехоту немцев гранатами. Но и фашисты успели бросить свои «колотушки». Прогремели взрывы. Завалился на бок старшина, уткнулись в землю двое разведчиков и один боец отделения.

Шелестов скомандовал:

– Группе – огонь по фронту, по пехоте первой роты. Разведка, к отделению, отбивать атаки второй роты.

В живых осталось четверо офицеров группы Шелестова, двое бойцов разведгруппы и трое из отделения прикрытия.

Васильев вытащил ракетницу. В небо взлетела одна красная ракета, за ней вторая, третья! Отбросив ракетницу, Васильев присоединился к Бойко и трем оставшимся в живых солдатам. А от первой и второй роты на наши позиции начали выдвижение новые взводы гитлеровцев. С тыла заходили три Т-3.

За линией фронта, до которой было четыре километра, раздалась канонада. Фонтаны мощных разрывов покрыли позиции первой и второй немецких рот. Следом открыла огонь группа Шелестова и отделение с разведкой. Стодвадцатидвухмиллиметровые гаубицы дивизиона из двенадцати орудий, заметив, откуда была подана сигнальная ракета, первым залпом практически накрыли позиции второй роты. Второй залп был дан по скоплению танков. Три Т-3 не успели сдать назад, снаряды накрыли их.

Поредевшие немецкие шеренги двинулись в тыл, оставляя первую роту без поддержки. А дивизион накрыл позиции третьей пехотной роты. Теперь вся полоса соприкосновения немецких дивизий представляла собой сплошное огненное месиво. Взрывы сотрясали землю, раскаляли воздух, поднимали дым и пыль. От этого смрада тяжело было дышать.

Шальной пулей ранило Бойко. Он спешил к Шелестову и упал, схватившись за ногу.

– Боец, – крикнул Шелестов ближайшему красноармейцу, – тащи его сюда. Буторин, приготовь санитарный пакет.

Маханов тоже пытался вступить в бой и даже разжился автоматом. Но майор заставил его залечь у бруствера:

– Лежи, инженер, не дергайся. Не хватало потерять тебя еще раз. Дернешься, клянусь, – подстрелю. Лучше раненым мешком тебя на себе понесу, чем здесь убитым оставлю.

Буторин стал оказывать помощь Бойко. Старший лейтенант проговорил:

– У нас осталось девять бойцов, не считая вашего штатского. Да еще двое раненых. Не прорвемся.

Подполз Васильев:

– Это кто сказал: «не прорвемся»? Перед нами открытое поле. Надо выходить, мужики, артобстрел закончился, немцы, наверняка бросят сюда дополнительные силы и постараются укрепить линию фронта на нашем направлении.

Шелестов приказал:

– Ты, Миша, бери ребят отделения и двух моих и готовьтесь к прорыву. Пойдешь в авангарде.

– А раненых кто понесет?

– У меня есть еще один человек и штатский. Они потащат раненых, я буду прикрывать группу с тыла.

– Но твои люди мне не подчинены.

Шелестов окликнул:

– Коган, Сосновский! Поступаете в распоряжение капитана Васильева. Он определит задачу. Николай Иванович?

– Да, – отозвался Маханов.

– Раненого нести сможете?

– Смогу.

– Отлично. Буторин?

– Я, командир.

– С инженером помогаете идти раненым, я прикрываю.

– Понял.

Спустя десять минут, когда плотная дымовая завеса еще укрывала район, подразделение прорыва двинулось вперед.

Бойцы шли медленно: держали раненые. Обошли фланг разбитой первой пехотной немецкой роты, спустились в неглубокую балку. По ней преодолели первый километр. Шелестов сменил Буторина и Маханова на отозванных из разведгруппы Когана и Сосновского. С фронта подразделению пока ничего не угрожало. А вот с тыла немцы могли организовать преследование.

Балка закончилась, пришлось выходить в поле. И тут же вдруг слева, справа, спереди, позади – отовсюду поднялась земля от разрывов мин средних минометов. Зацепило Бойко. Но на этот раз осколок попал ему прямо в висок, рядом упал боец отделения. Легкое ранение в руку получил Коган.

Васильев крикнул:

– Принять влево, там воронки от бомб.

Успели укрыться до второго залпа.

В подразделении прорыва осталось восемь человек, включая Маханова, вооруженного ППШ. Прикрывать его больше было некому.

Шелестов приказал ему:

– Будьте при мне.

– Слушаюсь, товарищ майор.

– И не высовываться, действовать только по моей команде.

Выставленный на вершину пулеметчик отделения, последний выживший из подразделения Бойко, красноармеец Зайко, зарядил последний диск:

– Немчура впереди – мотоциклисты и пехота.

И тут же открыл огонь, матерясь на чем свет стоит.

Васильев бросился к нему и увидел шесть мотоциклистов и до взвода пехоты.

– Принесло, мать иху, – начал стрелять из ППШ.

Зайко сбил два экипажа мотоциклов, положил человек десять пехоты. Васильев уничтожил один экипаж и трех гитлеровцев, но в ответ ударили пулеметы MG-34 и ручные пулеметы пехотного взвода.

Очередь вздыбила землю на самой вершине. Зайко выпустил пулемет, сполз вниз – пуля попала ему прямо в лоб. Васильев подхватил пулемет. К нему подскочили боец из разведгруппы, Буторин и Сосновский. Офицеры открыли огонь по мотоциклам. Те сориентировались, отошли назад. Пехота залегла, ожидая подкрепления – на западе поднималось пыльное облако, к линии фронта шли бронетранспортеры.

– Ну вот и все, майор, – проговорил Маханов, глядя на Шелестова.

– Что все, Николай Иванович?

– Хана нам.

– Вы погодите умирать-то.

– Да чего уж теперь? Нам отсюда не уйти.

– Помолчите. Командование полка отслеживает обстановку. И нам помогут.

– Если бы могли, давно помогли бы.

И в это время на востоке вновь раздались приглушенные выстрелы. Тот же шелест в воздухе и разрывы двенадцати снарядов, выпущенных гаубичным дивизионом. Он вел заградительный огонь, но снаряды легли на удивление удачно, уничтожив и взвод, и мотоциклистов, и несколько передовых бронетранспортеров.

– А вы говорили, – крикнул Шелестов, – не помогут.

– А дальше что? Впереди открытое пространство, как его пройти?

– Перебежками, товарищ инженер. И когда вы только снова вернетесь на свою работу?

Маханов через силу улыбнулся:

– Ровно тогда, когда вы доставите меня в Москву. Ну, или хотя бы за линию фронта.

– Доставлю, не сомневайтесь.

К Шелестову спустился Васильев:

– Надо дальше идти, майор.

С востока послышался шум.

– Это еще что такое? – воскликнул Васильев.

Он бросился к вершине, но столкнулся с каким-то человеком, и они вместе скатились обратно. Издалека явно слышался рокот танковых двигателей.

Сбитый с ног неизвестным, Васильев оказался под ним, но не растерялся, выхватил нож и готов был всадить его в бок нападавшему, но тот вовремя перехватил руку:

– Не дури, Миша, мне еще не хватало от твоего ножа загнуться.

– Руслан? Ты?

– Я. Со мной усиленная стрелковая рота. Взвод занимает позиции обороны. Следом фронт перешли шесть «тридцать четверок» и два КВ танковой роты. Нам приказано забрать вас и отходить под прикрытием танков. Чем быстрее мы отсюда уйдем, тем меньше будут потери. Вы готовы?

– Да, но у меня один раненый.

– Его санитары заберут. Давай, капитан, выводи группу к моей роте, она в двадцати метрах на восток отсюда.

Гаубицы дивизиона дали еще два залпа. В последнем использовались дымовые снаряды для плотной завесы.

Группа Шелестова и капитан Васильев двинулись на восток. Их тут же окружили бойцы взвода, все вместе двинулись к линии фронта. Танки Т-34 и КВ рассредоточились за высотами, готовые открыть огонь по противнику.

Два километра прошли неожиданно быстро.

Маханов даже удивился, когда увидел сдвинутые в сторону «ежи» и деревянные каркасы, опутанные колючей проволокой, за ними – укрепленный бруствер позиции передовой стрелковой роты.

Задыхаясь, он взглянул на Шелестова:

– Это, что, наши?

– Нет, румыны. Вот сдам сейчас вас, получу рейхсмарки и рвану к немцам в Берлин.

– Не-е, – улыбнулся конструктор, – не рванете. Ни вы, ни ваши подчиненные. Можно узнать, что вы за группа такая?

– Вы лучше думайте, как вернетесь в Москву, как увидите жену…

– Жену? – Маханов помрачнел. – Нет у меня жены.

– Ну, если арестовали – выпустят.

– Я повторяю, у меня нет жены.

– В смысле? А как же, Тамара?

– С ней я жить не буду.

– Не мое, конечно, дело, но – почему?

– Вас это не касается.

– Ну, не касается и не касается.

Они перевалили за бруствер, здесь их уже ожидало командование.

Маханова и группу прикрытия сразу же доставили на командный пункт полка. Встретил их майор Зайцев:

– Наконец-то добрались. Сложный оказался путь?

– Это по потерям видно, товарищ майор, – ответил Шелестов.

– Да, конечно. Но войны без потерь, к сожалению, не бывает. А что это у вас? – Командир полка заметил кровь на рукаве Когана.

– Пустяки, товарищ майор, кость не задета, царапина.

– Э, нет.

Он тут же приказал капитану следовать в санчасть. Хотел вызвать санитаров на командный пункт, но Шелестов возразил:

– Нас не должны видеть посторонние.

Когана увели.

Особист снял трубку полевого телефона:

– Это капитан Бургин. Срочно соедините меня с особым отделом дивизии. – Через некоторое время: – Товарищ майор? Это Бургин. Инженер у нас в полку, с ним группа эвакуации… что? Целы, одного, правда, зацепило, ему сейчас помощь оказывают… нет, пустяки, встанет в строй… слушаю, товарищ майор. Есть! Так точно. Все понял, передаю.

Он протянул трубку командиру полка. Тот послушно закивал головой:

– Я понял вас. Обеспечу. Да, да, конечно.

Особист повернулся к Шелестову:

– Приказано доставить вас и инженера в штаб дивизии. Обеспечение на командире полка.

Зайцев доложил:

– Машина у КП, взвод охраны и бронетранспортер будут готовы через десять минут.

Сосновский воскликнул:

– Это зачем столько в нашем тылу?

Особист взглянул на него:

– Капитан, по-моему?

– Капитан, – кивнул Сосновский.

– Так вот, капитан, я передал приказ начальника Особого отдела, который находится на постоянной связи с майором госбезопасности Платовым. Надеюсь, вам известна эта фамилия?

Шелестов улыбнулся:

– Вы не представляете насколько. Отсюда с Платовым связаться можно?

– Нет, извините, майор, но поговорить с Москвой вы сможете только в Особом отделе по закрытой линии связи!

– Ну, и ладно.

Пришел Коган:

– А вот и я.

Рукав рубахи был порван, на его месте виднелись белоснежные бинты.

– Готов к выполнению любого задания.

Сосновский проговорил:

– Водочки бы сейчас.

Особист неожиданно повернулся к командиру полка:

– А что это мы действительно, Петр Николаевич, гостей как-то не по-людски встречаем?

– Я хотел предложить, но как это воспримут в дивизии?

– Нормально воспримут.

– Вот только водки нет – спирт.

Сосновский расплылся в улыбке:

– Так это даже лучше.

Командир полка достал из своих запасов фляжку, кружки, особист порезал хлеб, открыл банку тушенки. Разлили по сто пятьдесят граммов.

Шелестов поднял кружку:

– За тех, кто пал, чтобы жили мы.

И, не чокаясь, выпил. За ним – все остальные.

Начальник штаба полка доложил, что техника и взвод к следованию в штаб дивизии готовы.

Для группы был подготовлен семиместный «ЗиС-101», находившийся в полку именно для этой цели. Старшим сел особист, в грузовике «ЗиС-5» разместился на поперечных лавках охранный взвод. Замыкал колонну бронетранспортер.

Спустя час группа прибыла в штаб дивизии, где находился и командир соединения полковник Черданов.

Шелестов пытался связаться с Москвой, но не удалось – что-то было со связью. Черданов передал приказ группе убыть под охраной взвода комендантской роты в штаб фронта и далее – в Москву.

В штабе фронта планировали отправить группу самолетом, но из НКГБ пришел запрет. Только автомобильным транспортом и только под надежной охраной.

Переезд в Москву длился трое суток. От штаба фронта к штабу армии, из штаба армии в штаб корпуса или дивизии. Менялись машины, охрана, водители. В полдень, 18 июля пообедали в полковой столовой и в 15.00 подъехали к КПП, который был обнесен проволокой.

На КПП пропустили только «ЗиС-101» группы, армейское охранение отсеяли. Дальше гостей сопровождала «Эмка» с мрачными мужчинами в одинаковых костюмах.

За окном показались знакомые места, автомобиль подъезжал ко второму КПП секретной дачи товарища Берии.

Машина въехала во двор. Офицеры и Маханов вышли из салона. От входа к ним подошел майор госбезопасности Платов:

– Ну здравствуйте, пропащие.

Шелестов подал команду и пошел к майору ГБ на доклад.

Платов остановил его:

– Соскучился по формальностям, Максим Андреевич, отставить доклад. Полный отчет о проведении операции напишешь в течение дня.

Он поздоровался с каждым офицером за руку.

Задержался перед Махановым. Тот опустил глаза:

– Здравствуйте, Петр Анатольевич.

– Здравствуй, Николай Иванович. Не бойся, не буду ничего говорить насчет твоего поступка, вижу, сам уже извел себя. Тебе предстоит немедленно убыть на объект «Сосны», «Эмка» в твоем распоряжении. Старшим поедет офицер охраны. Он и передаст тебя по назначению. Отдохнешь и – за работу.

– Меня не арестуют?

– Я бы арестовал, но уж слишком ты нужен Родине. Так что – работай.

Маханов повернулся к офицерам группы:

– Спасибо вам, товарищи, без вас бы я пропал.

Он махнул рукой и сел в машину. «Эмка» покинула территорию дачи.

Платов осмотрел на офицеров:

– Да, видок у вас еще тот, неужели нельзя было привести себя в порядок? Ладно, сейчас баня, три часа отдыха. Новые костюмы и туфли вам принесут. В 19.00 сбор в гостиной.

Сосновский проговорил:

– Я думал, нам хоть до утра дадут отдохнуть.

– Дадут, но позже. Расположение дачи еще не забыли? Вы обедали?

– Обедали, – ответил Шелестов.

– Тогда свободны.


Ровно в 19.00 они сидели в гостиной.

Появился Платов, обвел всех внимательным взглядом:

– Ну вот, совсем другое дело.

Открылись малые двери со стороны кабинета, и в гостиную вошел товарищ Берия. Офицеры встали по стойке «смирно».

Берия прошел вдоль шеренги, пожал каждому офицеру руку:

– Поздравляю, вы выполнили это сложное задание. Я доволен. За такую операцию надо бы всех представить к званию Героя, но, сами понимаете, это в вашем случае невозможно. Но у меня есть чем наградить некоторых из вас.

Он улыбнулся и сейчас выглядел не таким строгим, наводящим ужас одной фамилией наркомом. Сейчас это был обычный человек в круглых очках и безупречном костюме.

Офицеры ждали.

Берия посмотрел на часы, затем на Платова, тот кратко ответил:

– Доставили уже, Лаврентий Павлович.

– Хорошо. Товарищ Шелестов, вас ждет Лидия Александровна; товарищ Буторин, вас – супруга и ребенок, товарищ Коган, вас также ожидает жена. Ну а товарищ Сосновский этот вечер проведет один. Надо было жениться, Михаил Юрьевич.

Буторин, чьи жена и ребенок были отправлены на поселение, дрожащим голосом спросил:

– Моих отпустили, Лаврентий Павлович?

– Да, они полностью оправданы. И знали бы вы, капитан, чего это мне стоило.

Расстроенный Коган спросил:

– А где ждут-то, товарищ генеральный комиссар.

– Да в ваших комнатах и ждут. В 20.30 общий, так сказать, семейный ужин. Утром родственники уедут, но за их безопасность можете не беспокоиться. Тому мое слово.

– Спасибо, товарищ Берия.

– Это вам спасибо, герои невидимого фронта. Ступайте, вас ждут.

Офицеры толпой вывалились из гостиной.

Берия, проводив их взглядом, повернулся к Платову:

– До утра после ужина не беспокойте их. Пусть порадуются. А я, – он достал золотые часы, – в Кремль. Очередное совещание!

– Сам можешь уехать отсюда вместе с семьями. И сразу в Управление.

– Есть, товарищ Берия.

– Отдыхайте, заслужили!


home | my bookshelf | | Человек с двойным лицом |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу