Book: Русский для тех, кто забыл правила



Русский для тех, кто забыл правила

Наталья Фомина

Русский для тех, кто забыл правила

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2019

Нельзя, чтоб тот себя письмом своим прославил,

Кто грамматических не знает свойств, ни правил…

А. П. Сумароков (1747)

Предисловие

Известно, что когда много читаешь, вдруг начинаешь понимать язык. Начинаешь чувствовать его, даже не зная особо все эти мудрёные правила, которые в своё время так отталкивали в школе. Это – как вождение автомобиля. Если много лет сидишь за рулём, начинаешь ездить автоматически, инстинктивно-правильно, даже не задумываясь, почему ты поступаешь так, а не иначе.

Вот и с языком – примерно то же самое. Много читаешь, и зрительная память, в конце концов, срабатывает. Начинаешь просто получать удовольствие от красивого и правильного языка.

А то, как пишется то или иное слово, как ставятся знаки препинания, просто запоминается, зрительно «фотографируется». Но для этого надо не «глотать» тексты, а читать вдумчиво, обращая внимание на написание слов, спрашивая себя, а как бы ты написал в том или ином случае…

Читая авторов, которые хорошо пишут, привыкаешь хорошо говорить.

ВОЛЬТЕР, французский философ-просветитель

Короче говоря, когда много читаешь, рано или поздно приходит ощущение, что какое-либо слово пишется именно так. А если написано иначе – словно глаз режет.

Ну и, конечно же, всё это справедливо только в том случае, если прочитал не просто много книг, а много грамотно написанных книг.

Психологи говорят, что есть такое понятие «чувство языка». Это «феномен интуитивного владения языком, проявляющийся в понимании и использовании идиоматических, лексических, стилистических и прочих конструкций ещё до целенаправленного овладения языком в обучении». А я бы сказала, что такое возможно и вообще без целенаправленного овладения языком в обучении. Точнее – в обучении в школе.

Школа – это вообще вопрос сложный. Можно же, например, в школе целый год изучать правила дорожного движения и устройство автомобиля. Теоретически изучать. Но хорошим водителем всё равно не станешь, пока не сядешь за руль и не проедешь свои первые сто тысяч километров.

Так и правила русского языка: сколько их ни изучай, если в жизни не читаешь и не пишешь, постоянно не читаешь и не пишешь, то всё это останется «пустым звуком».

Нет, я, конечно, не собираюсь утверждать, что правила вообще учить не надо. Конечно же, надо! Но если не закреплять их на практике, толку не будет. А вот если много читаешь и пишешь, начинает происходить некое «обобщение на уровне первичной генерализации без предварительного сознательного вычленения элементов, входящих в это обобщение».

Не понятно?

Скажу то же самое другими словами: если много читаешь и пишешь, начинаешь всё понимать и делать правильно и без углублённого знания правил. Формируется стихийное овладение речью и её базовыми законами.

Без чтения нет настоящего образования, нет и не может быть ни вкуса, ни слова, ни многосторонней шири понимания; Гёте и Шекспир равняются целому университету. Чтением человек переживает века.

АЛЕКСАНДР ГЕРЦЕН, русский публицист-революционер, писатель

Это как при хождении: ты ходишь каждый день, ходишь много, ходишь правильно, но при этом можешь даже не знать, какие и в какой последовательности работают мышцы.

Это, кстати, весьма наглядный пример, ведь даже при обычной ходьбе работает более двухсот мышц! Но разве обязательно при ходьбе задумываться, какие задействуются мышцы ног, ягодиц, спины и брюшного пресса, что насыщается кислородом и сколько калорий сгорает.

Итак, запомним: чувство языка берётся, прежде всего, из опыта длительного использования языка. То есть из чтения и письма. В этом случае мозг просто вынужден обрабатывать огромное количество языковой информации, в том числе и в её графическом отображении.

Видимо, тут дело в том, что особенность работы нашего мозга такова – он постепенно отсеивает всё ненужное, и остаётся главное – то, что повторяется. Остаётся логика. Логика вождения автомобиля, логика написания слов и их составления в предложения. Создаются компактные логические модели, и они управляют выбором нужной буквы или знака препинания. А компактность порождает быстродействие. Тут всё точно так же, как при пересечении перекрёстка, не оснащённого светофорами. Думать на перекрёстке некогда, правила вспоминать бессмысленно – у хорошего водителя всё делается «на автомате».

И пишет грамотный (и опытный) человек правильно, не задумываясь, как он это делает. В тех же нечастых случаях, когда возникают сомнения, «логические модели управляют поиском правильного варианта и находят его».

Ну и, безусловно, очень многое зависит от той среды, которая вас окружает. Точнее – от общества, в котором вы чаще всего находитесь. Ведь мы автоматически имитируем произношение и артикуляцию окружающих нас людей.

* * *

А теперь вернёмся к книге, которую вы купили и собираетесь прочитать.

Все умные книги начинаются с эпиграфа, то есть с цитаты, помещаемой во главе всего сочинения или какой-то его части с целью обозначить его дух, его смысл, отношение к нему автора и т. п.

И я тоже решила так поступить.

«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

Между прочим, вышеприведённые слова написал великий русский писатель И. С. Тургенев. Написал в июне 1882 года, то есть 137 лет тому назад!

Прекрасно сказано!

Жить в России и не знать русский язык стыдно. Да что там стыдно – просто невозможно. С ним мы сталкиваемся ежедневно сотни и тысячи раз. Это в какой-нибудь физике или высшей математике, пожалуй, ещё можно не разбираться. Вот я, например, школу окончила очень давно, но мне ни разу в жизни не потребовалось знание, что такое синус или косинус, или умение вычислять логарифм. Это всё-таки очень специальные знания.

Русский язык – иное дело.

Это каждодневное средство общения, это язык, на котором ты думаешь. Его в России ребёнок в значительной степени усваивает в раннем детстве путём подражания окружающим его взрослым. Да и не только в России: по недавним подсчётам, в мире на русском языке говорят почти 170 миллионов человек, и около 350 миллионов человек его хорошо понимают.

В марте 2013 года русский язык вышел на второе место в мире по использованию в Интернете. В XX веке он вошёл в число так называемых мировых (глобальных) языков, и этот статус был закреплён в ООН, где русский является одним из рабочих языков.

Короче говоря, хороший это язык.

Как говорил литературный критик В. Г. Белинский, «один из богатейших языков в мире».

Но уж больно трудный!

Почему?

Да потому, что в русском языке очень много правил и ещё больше всевозможных исключений. И ладно нам – носителям языка, – мы ещё в детстве всё кое-как усваиваем, а каково иностранцам? У них буквально «мозги кипят» уже от одной грамматики.

Эти существительные-прилагательные склоняются, а эти не склоняются…

А попробуйте-ка поставить «ножницы» или «вилы» в единственное число…

Или придумайте родительный падеж множественного числа слова «мечта»…

А эти прилагательные, которые переходят в разряд существительных (столовая, ученый, пирожковая), сумейте-ка их различить…

А почему надо писать «экстремальный», хотя вроде бы проверочным словом должно быть слово «экстри́м»…

А почему частица «ли» всегда пишется раздельно (навряд ли, едва ли), но только не в словах «неужели» и «ужели»…

А это ударение, которое при склонении-спряжении способно скакать, как лягушка, с одного слога на другой (стóл-столá, дýб-дубы́). Французам вот ведь как хорошо: у них ударение всегда на последний слог!

КСТАТИ

Ну, вот как так может быть, чтобы такое хорошее слово, как «быть», не могло существовать в русском языке в настоящем времени? Зато оно превосходно себя чувствует в прошлом и будущем.

Конечно, в плане исключений русский язык не имеет себе равных. Их просто вагон, да ещё маленькая тележка рядом. Вот, например, почему слово «пловец» пишется через «о», если любой здравомыслящий человек в качестве проверочного слова будет использовать слово «плавать»? Почему слово «шут» пишется через «у», а слово «парашют» через «ю»? Я вот выше говорила о логических моделях, которые управляют выбором нужной буквы или знака препинания. И в правописании, по идее, всё должно подчиняться единой логике, и тогда не нужно зубрить так много правил и исключений. Но попробуйте написать слово «парашют» через «у»… Конечно, грамматическая полиция за вами не придёт, но друзья вполне могут пристыдить за то, что вы убиваете великий и могучий русский язык.

И это мы ещё не говорили про разные фразеологизмы типа «денег как грязи», «собаку съел», «лезть на рожон», «дело в шляпе», «делать из мухи слона» и т. д.

А попробуйте-ка перевести на какой-нибудь иной язык такое понятное для любого русского «да нет, наверное»…

Или попытайтесь объяснить иностранцу фразу «руки не доходят посмотреть»…

Грамотность, к великому сожалению, нельзя назвать сильной стороной большинства россиян. Более того, орфографические, синтаксические и даже грамматические ошибки многие воспринимают совершенно спокойно, позволяя себе допускать их даже публично.

А всё почему? Потому что безграмотность перестала быть позором. Во всяком случае, она стала считаться вполне допустимой, например, в рекламе, при общении в Интернете или в «эсэмэсках».

* * *

Немного истории. В 1897 году в Российской империи было 293 грамотных мужчины на 1000 человек. У женщин этот показатель был ещё ниже – 131 грамотная женщина на 1000 человек. А в 1930 году, уже в СССР, было введено всеобщее начальное обучение, и актуальной стала задача борьбы с малограмотностью. По данным переписи 1939 года, количество неграмотных граждан страны было доведено до 10 %.

Последовавшая Великая Отечественная война задержала дальнейшее устранение неграмотности, и только в 1972 году вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О завершении перехода ко всеобщему среднему образованию молодёжи и дальнейшем развитии общеобразовательной школы». Все это было частью культурной революции в СССР.

И ведь она произошла, кто бы что сейчас ни говорил о Советском Союзе!

Кстати, уверена, что в этой фразе сейчас больше половины людей написали бы «кто бы что не говорил». Не будем бить их по голове учебником русского языка Розенталя и повторять: «Частица не отрицательная, частица ни усилительная… Частица ни употребляется в придаточных предложениях, имеющих обощающее или уступительное значение, для усиления тверждения…»

Вся проблема тут в том, что с развитием технического прогресса возникли вредные тенденции, вызывающие снижение общей грамотности населения.

Дело в том, что всё стало очень быстрым. Ни у кого нет времени читать книги, ни у кого нет времени «заморачиваться». Всевозможные мобильники и планшеты, «вайфаи» и «айфоны» привели к использованию слов и выражений, неприемлемых для использования в нормальном правописании.

А человек – он ведь очень наивный. Он сначала думает, что в «эсэмэске» можно написать неправильно для ускорения процесса. Конечно, он же грамотный! Он же знает, как надо. Он просто немного торопится. А, например, на экзамене он всё напишет как положено. Это – да, но потом наступает то самое запоминание, о котором мы говорили выше, ошибки зрительно «фотографируются», многократно повторяются, «застревают» в голове. А потом совершенно незаметно начинаются всякие там «пожалста», «щас», «надо встретица», «сафсем», «ниасилил» и «слишкам многа букаф».

Отсутствие контроля за соблюдением норм языка приводит (да что там – уже привело) к утрате ценности грамотности. В результате, например, тотальный диктант на «пятёрку» пишет всего 2 % участников, а один участник этой ежегодной акции по массовой проверке грамотности установил потрясающий антирекорд, допустив 273 ошибки в 282 словах.

Ещё как-то держатся в этом смысле люди старшего поколения, среднего возраста. То есть те, кто ещё застал те времена, когда основным источником информации были книги. А молодые?

Никого не хочу обидеть, но они уже почти не читают в традиционном понимании этого слова. Для молодого поколения стало характерно так называемое «клиповое» мышление, когда большая часть информации доносится с помощью картинок, а не текста. И это, безусловно, сказывается на грамотности.

«Надо бы встретится», «пробывал», «кажеться» и т. п.

Это уже почти стало нормой. И проблема тут вот в чём. Один человек пытается донести какие-то мысли до другого человека, но при этом даже не хочет выучить хотя бы основы этого средства донесения своих идей.

А если это проэкстраполировать на другие виды деятельности?

Не поняли?

Хорошо, скажу проще. А что, если спроецировать это на остальные виды деятельности? И получается очень грустно, потому что и в остальных сферах сейчас начала доминировать такая же поверхностность.

* * *

Иные полагают, что учебник может заменить собой учителя.

Я не могу с этим согласиться.

По моему мнению, никакая книга не сравнится с устным изложением предмета, где преподаватель в живой беседе с учениками пользуется любым представившимся ему случаем к максимально наглядному объяснению, и предугадать все эти случаи не в состоянии даже самый опытный составитель учебника.

Более того, если бы кто и вздумал внести в книгу все возможные объяснения, то она дошла бы до поистине громадных размеров и пользоваться такой книгой стало бы невозможно.

Многие авторы учебников излагают материал так: предлагают примеры, делают им разбор и выводят отсюда правило или определение. Но всякому преподавателю известно, что иногда одно истолкование какого-нибудь неизвестного для учеников слова, какое-то удачное сравнение, родившееся случайно, может сразу дать ученику совершенно ясное понятие о предмете, и это устраняет необходимость прибегать к принятому приёму объяснения.

Вот и я попытаюсь в этой книге писать так, как будто это устная речь. Да и не учебник это вовсе. Я и сама, если честно, многого не знаю. Просто я много читаю, много пишу…

Тут – как в случае с моими любимыми автомобилями. Более тридцати лет сижу за рулём, езжу без аварий и без штрафов (грубых нарушений правил), а вот попробуй-ка объяснить другому какое-то правило. Например, правило переезда через железнодорожные пути на санях-волокушах. Это, кстати, не шутка, и я сама когда-то подобную дребедень сдавала на экзамене в ГАИ (так тогда называлась нынешняя ГИБДД).

Объяснить правило другому человеку трудно. Даже если сам всё понимаешь и «на опыте» ничего не нарушаешь. Надо ведь, чтобы и совсем «чайникам» стало понятно.

Основываясь на этих соображениях, я изложила в своей книге (повторюсь – это не учебник, рекомендованный Министерством образования) только то, что поняла сама.

Вроде бы поняла…

И, кстати, до некоторых вещей я сама дошла только в процессе написания этой книги. И мне было интересно.

Как говорил Н. В. Гоголь, «уча других, также учишься». Очень верно подмечено!

Но я и не хотела никого учить. Я – не учитель.

Соответственно, эта книга только напоминает учебник.

Это не учебник. Это, скорее, попытка разговора на весьма непростую тему, которую, к сожалению, многие и важной-то не считают. А вот я считаю. Так уж всё сложилось в моей жизни. И в качестве помощников в этом разговоре я взяла себе отличных авторов (Льва Николаевича Толстого, Антона Павловича Чехова, Фёдора Михайловича Достоевского, Ивана Сергеевича Тургенева и других). Надеюсь, примеры из их великолепных текстов сделают более привлекательными и понятными мои скромные рассуждения.

Леность и непонятливость воспитанника обращаются в вину педагога и суть только вывески его собственного нерадения: он не умел, он не хотел овладеть вниманием своих юных слушателей.

НИКОЛОЙ ГОГОЛЬ, русский писатель


Для чего человеку нужен язык

Как говорил Максим Горький, «язык – это оружие литератора, как ружье – солдата. Чем лучше оружие – тем сильнее воин». Но ведь не все же собираются стать литераторами!

Но нет, так рассуждать – пустое дело. Само существование людей крепко связано языком. Ведь говорить – это значит передавать другим посредством языка (слов) то, что мы думаем о каком-нибудь предмете. Способность говорить или произносить понятные слова дарована людям от Бога, но этот дар слова, как и всякая другая способность, обнаруживается в человеке не вдруг, а постепенно. В первое время после рождения ребёнок только кричит, подобно животному, с той, однако же, разницей, что животное издаёт всегда один и тот же свойственный ему звук: например, собака всегда лает, кошка всегда мяукает, корова всегда мычит, а лягушка всегда квакает. Ребёнок же, напротив, издаёт различные звуки: иногда в его крике слышится звук «а», иногда – «у» и т. п.

У младенцев первые признаки языка проявляются с первым появлением понятий и мыслей. Обычно это происходит через полгода после рождения. И как же рано образуются в ребёнке органы голоса и слуха, как же они нежны, восприимчивы! Первые успехи в языке бывают изумительны, и они так радуют родителей. Дитя говорит не по необходимости: оно находит удовольствие в упражнении (тренировке) своих органов, и каждая мысль его тотчас сопровождается словом.

В год ребёнок, например, выучится чужому языку гораздо легче и правильнее, чем взрослый человек.

Почему?

Да потому что дитя действует по указанию природы, по влечению живого организма – орудиями чувствительными и незачерствелыми. А вот взрослый человек прибегает к средствам искусственным, которые гораздо слабее природных, и они гораздо труднее достигают поставленной цели.

Указания и поправки взрослых для младенца не нужны: он их отвергает. И даже подражание не имеет такого сильного влияния на образование детского языка, как принято думать. Дитя принимает услышанное слово только тогда, когда имеет для него своё понятие, когда это слово становится как бы его собственностью. Порой малыш придает слову совсем иной смысл и составляет по своему внутреннему (непонятному взрослым) соображению слова, которых до того никто никогда не слыхал.

Все первые слова дитя односложны.

Эти первоначальные звуки мы изображаем на письме особыми знаками, называемыми буквами. Через некоторое время ребёнок произносит уже более сложные звуки, то есть он складывает буквы и выговаривает слоги: например, «ба», «ма», «па», «ня» и др. Впоследствии ребёнок соединяет уже слоги один с другим и составляет целые слова: «ба-ба», «ма-ма» и т. д. При составлении слов дитя часто не может произнести какую-нибудь букву, и потому или изменяет её на другую, или совсем выпускает. Например, вместо слова «игрушка» он произносит «иглуска», вместо «ложка» – «лока» и т. п. Оттого мы порой с трудом и большей частью по догадке понимаем, что рассказывает ребёнок (в этом возрасте он ещё даже не говорит, а только лепечет). Наконец, когда дитя подрастёт и сделается умнее, оно начнёт соединять слова между собой и составлять понятную для всех фразу. Таким образом, ребёнок, начиная говорить, постепенно восходит от букв к слогам, от слогов – к словам и, наконец, от слов – к связной речи.

Речь уже вполне понятно передает мысль, и, следовательно, собственно разговор начинается только с речи, как показывает и само название её от старинных слов «реку» (говорю) и «речить» (говорить). На этом основании тот, кто уже владеет даром слова, то есть свободно составляет фразы, но хочет научиться говорить и писать правильно, должен обратно нисходить от речи к словам, от слов – к слогам и, наконец, от слогов – к буквам.

Итак, в разговоре мы составляем из отдельных букв слоги, из слогов – слова, из слов – речь. Для изучения же правил, как надо говорить и писать, мы, наоборот, разлагаем целое на его составные части, то есть речь – на слова, слова – на слоги, слоги – на буквы.

Поэтому речь бывает двух родов: короткая и длинная.

Короткая речь, выражающая одну мысль, называется предложением.

В сложной науке лингвистике учёные дают такое определение: «Предложение – это единица языка, которая представляет собой грамматически организованное соединение слов (или слово), обладающее смысловой и интонационной законченностью».

Сложновато закручено?

Зато понятно, что предложение – это не только «соединение слов», предложением может быть и одно слово.

Какое время ни возьми – за исключением длящейся восемнадцать часов кромешной ночи, всегда можно будет написать: «Смеркалось». Очень удобно для литератора. Глагол-то красивый. И настроение создаёт, и одновременно видимость действия. «Я проснулся. Смеркалось. Вышел во двор…»

АННА И СЕРГЕЙ ЛИТВИНОВЫ, писатели-соавторы в жанре остросюжетного романа

Понимаете? «Смеркалось» – это тоже предложение, которое обладает «смысловой и интонационной законченностью».

Ну, а длинная речь, показывающая связь нескольких мыслей между собой… так же не подвигает дела, как длинное платье не помогает ходьбе. Не даром же существует поговорка: «Верёвка хороша длинная, а речь – короткая».

Величайшее богатство народа – его язык! Тысячелетиями накапливаются и вечно живут в слове несметные сокровища человеческой мысли и опыта.

МИХАИЛ ШОЛОХОВ, русский советский писатель

С давних пор люди задумывались над загадкой языка, тайной его происхождения. Сколько увлекательных лингвистических легенд, удивительных сказаний, смелых научных предположений знает история человечества!

Одни доказывают, что язык – бесценный дар Бога; другие уверяют, что способность к речи пришла к человеку сама по себе; третьи утверждают, что язык появился в результате длительного, многовекового превращения животных (обезьян) в человека. Четвёртые думают, что человеческий язык – это подарок какой-то неведомой космической цивилизации.

В любом случае, до разгадки тайны человеческого языка ещё далеко. А пока учёные единодушны только в одном: если бы вдруг исчез язык, люди перестали бы быть людьми. Язык делает человека человеком.

Мы разговариваем с кем-нибудь, сообщая что-то и слушая других, читаем, пишем, поём, думаем, мечтаем… И во всех этих случаях используем язык.

* * *

Без языка общество людей не могло бы существовать.

Все мы, конечно же, хорошо знаем сказку английского писателя Редьярда Киплинга «Маугли». Очень интересная история. Там один маленький индийский мальчик чудом уцелел при нападении тигра Шерхана. Оставшись без родителей, он попал на воспитание в семью волков, а потом волки приняли Маугли в свою стаю. Его учителем стал медведь Балу, а другом и защитником – пантера Багира…

Нет смысла тут пересказывать всю эту захватывающую книгу. Да и не место.

Но для нас тут главное заключается в том, что это только в сказке ребёнок, проживший многие годы среди зверей, может свободно пользоваться человеческим языком! В реальной жизни такого не бывает. Если ребёнок растёт не с людьми, а среди животных, то он никогда не научится говорить.

Типичный пример. В 1920 году в джунглях индийского Миднапора были найдены в волчьем логове две девочки, которые прожили там довольно много времени. Их назвали Камала и Амала. Первой было восемь лет, а второй – полтора года. Они не только не умели разговаривать, но и вели себя как настоящие зверята: быстро ползали на четвереньках, рычали, высовывая язык, ели сырое мясо, хорошо видели в темноте. В результате за годы жизни среди людей девочки так и не смогли научиться свободно говорить и делать то, что умеет ребёнок уже в четыре года. В окружении людей они чувствовали себя несчастными. Вскоре Амала умерла. А Камала еле-еле научилась прямо ходить и даже выучила несколько слов, но в 1929 году и эта девочка умерла из-за почечной недостаточности.

Аналогичный случай произошел и в Нигерии. Там в 1996 году в джунглях нашли мальчика-шимпанзе. Его назвали Белло, и он оказался физически и умственно неполноценным. Но зато он прекрасно перенял многие черты поведения обезьян, принявших его в своё племя, в частности их ходьбу. Белло был помещён в интернат для брошенных детей, и там он постоянно дрался с другими детьми, бросался предметами, а по ночам прыгал и бегал. Он так и не смог научиться говорить, а в 2005 году и вовсе скончался по неизвестным причинам.

А вот у нас в стране стал известен Ваня Юдин, которого прозвали «русским мальчиком-птицей». Когда социальные работники города Волгограда нашли его в 2008 году, ему было шесть лет, и говорить он не мог. Мальчик практически ничего не мог делать, он просто щебетал и складывал руки, как крылья. Этому он научился у своих друзей-попугаев (мальчик долгое время находился в квартире, в которой в клетках содержались десятки птиц его матери, которая изолировала ребёнка от мира, заперла в квартире, не пускала гулять, не отдала в детский сад и сама с ним не разговаривала). На человеческий контакт Ваня оказался не способен, а свои эмоции он выражал, махая руками.

Подобные примеры можно было бы приводить до бесконечности.

Но и этих трёх примеров достаточно для того, чтобы понять – без языка общество людей не могло бы существовать.

И ещё одна важная штука: подлинное знание родной речи закладывается в детстве. Точно так же, как в детстве закладывается и система ценностей, и самооценка, и многое-многое другое. Так что детство – это не только славная пора, когда люди живут ощущениями и видят истину такой, какая она есть, не нарушая её излишними умозаключениями. Детство – это ещё и ядро будущей человеческой личности.

И язык (в том числе и родной) легче всего учить в детстве, когда ещё всё в порядке с памятью и голова ещё не забита всякой «ерундой», какой она забита у взрослых. Кстати, вы не замечали, что родители и дети, говоря на одном и том же языке, нередко совершенно не понимают друг друга? Замечали? Но это уже тема для совсем другой книги…

Литературный язык

Территория России огромна. Да что там, это самое большое государство в мире, площадь которого (17 125 191 кв. км) почти в два раза превышает площадь идущей следом Канады. И население нашей страны в 2018 году составляло 146,9 миллиона человек.

Совершенно естественно, что не все и не везде в России говорят по-русски одинаково. На севере, например, «окают», то есть чётко выговаривают звук «о». На юге, наоборот, – «акают», то есть произносят звук «о» как «а» в безударном слоге. Где-то весьма своеобразно произносят звук «г», а где-то свёклу называют бураком, где-то петуха именуют кочетом, а где-то вместо «бордюр» говорят странное для уха москвича слово «поребрик».

Общим для всех является русский литературный язык, который сложился постепенно, в течение нескольких столетий.

Литературный язык – это образцовый язык, нормы которого обязательны для каждого говорящего по-русски.

Говорить и писать, соблюдая нормы литературного языка, – это значит говорить и писать правильно.

Но что такое правильно?

Правильно – это значит говорить и писать на унифицированном, понятном ВСЕМ языке.

Говорить и писать на правильном русском языке – это значит ощущать себя частью единого целого, а не какого-то отдельного региона, профессионального сообщества или возрастной «тусовки».

Знание норм и умение правильно говорить и писать составляют культуру речи.

А культура речи – это часть общей культуры человека.

Красота, величие, сила и богатство российского языка явствуют довольно из книг, в прошлые века писанных, когда ещё не токмо никаких правил для сочинений наши предки не знали, но и о том едва ли думали, что оные есть или могут быть.

МИХАИЛ ЛОМОНОСОВ, русский учёный-естествоиспытатель, энциклопедист

Вроде бы всё понятно. Но при этом трудно указать другое языковое явление, которое понималось бы столь различно, как литературный язык. Например, одни утверждают, что литературный язык есть некий общенародный язык, «отшлифованный» писателями и иными «художниками слова». Другие уверены, что литературный язык – это язык письменности, язык книжный, противостоящий живой речи, языку разговорному. Третьи не без оснований полагают, что литературный язык – это просто язык, общезначимый для всего народа. В отличие от территориального диалекта или жаргона, не обладающего признаками такой общезначимости.

Только одна литература неподвластна законам тления. Она одна не признаёт смерти.

МИХАИЛ САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН, русский писатель

Я – не филолог. Но мне почему-то кажется, что термин «литературный язык» по своему происхождению связан с понятием «литература». А с чем же ещё? Или с понятием «литера», то есть «буква». Таким образом, это всё-таки письменный язык. Это не самостоятельный язык, а литературная разновидность употребления русского языка. Это – специально обработанная часть общенародного языка.

А ещё литературный язык – это язык радио и телевидения, школьного обучения, науки, публицистики и т. п.

Короче говоря, это язык, основным признаком которого является нормативность.

Литературный язык существует как в письменной форме, так и в устной. Но это лишь часть общенационального языка – его лучшая часть.

Есть два рода бессмыслицы: одна происходит от недостатка чувств и мыслей, заменяемого словами; другая – от полноты чувств и мыслей и недостатка слов для их выражения.

АЛЕКСАНДР ПУШКИН, русский поэт, драматург и прозаик

Русский язык в современном мире

Все живые языки постоянно развиваются, совершенствуются, изменяются. Они имеют своё прошлое, настоящее и будущее. При этом язык неизменно выполняет своё важнейшее назначение – служит средством общения.

Язык – это гигантская кладовая человеческой мысли. Он осуществляет связь времён, связь поколений.

Система любого языка постепенно изменяется, несмотря на наличие норм, поддерживаемых школой, печатью, радио, телевидением, а также традициями.

Изменения в языке происходят постоянно. Но они не всегда заметны в течение жизни одного поколения.

Наиболее устойчивым является синтаксический строй языка.

Что такое синтаксис? Что он изучает? Правильно – словосочетания, согласования, подлежащее, сказуемое, определение, дополнение и т. п.

А вот наиболее изменчивым является лексический состав языка. Именно лексика, то есть словарный состав языка, особенно быстро откликается на всё новое, что появляется в общественной жизни, науке, технике, искусстве и быту.

Например, ещё на моей жизни вошли в нашу речь такие слова, как «спутник», «космонавт», «космодром», «видеомагнитофон», «хиппи», «джинсы», «кроссовки» и т. п. Казалось бы, это было совсем недавно. А сейчас в нашем языке появилась масса слов, которых я уже не понимаю. Что такое «хипстер», «посирить», «сорян»? Что такое «необгоняшка»? Что такое «включить Герасима»?

Мои родители не понимают обычные для меня слова типа «клава», «мерин», «грины», «аутсорсинг», «хедлайнер», «флэшмоб», «девайс», «аутлет», «приквел» и т. п. А мои дети, уверена, даже не поймут, о чём идёт речь, когда услышат такие знакомые моим родителям слова «ежовщина» или «коммуналка». И слава Богу, что не поймут…

* * *

Всякий язык носит на себе отпечаток истории и характера народа, который его употребляет. Разные слова ложатся в нём, как слои земли в геологических формациях: иногда правильными пластами, но большей частью – смешанные и искажённые.

В английском языке, например, мы находим слова древнего языка бриттов, потом – слова латинские, занесенные римлянами. Французский язык был языком дворянства, и в английском языке многие французские формы сохранились в парламентских и королевских актах и доныне.

Немецкий язык гораздо оригинальнее и самостоятельнее английского, но и в нём много латинских слов и корней.

Всего же на Земле насчитывается более 2000 языков. Точнее, никто точно не знает, сколько их, и лингвисты никак не могут прийти к единому мнению по этому вопросу. Одни считают, что в мире около 3000 языков, другие – что более 6000. Вся проблема в самом определении языка и нечёткой границе между языком и диалектом.

Например, если мы возьмём такой известный язык, как испанский, то окажется, что даже его можно трактовать по-разному: во-первых, на разных испанских языках говорят в разных странах Латинской Америки; во-вторых, и в самой Испании есть разные варианты испанского – например, кастильский. Кстати, именно на нём говорят не только в части Испании, но и на Кубе, в Аргентине и в Чили. Но есть ещё несколько десятков региональных диалектов испанского языка. Например, в Испании за пределами Андалусии звук «s» произносят несколько шепеляво. В Латинской Америке это шепелявое «s» характерно только для провинции Антиокия в Колумбии. В Испании и Перу «машина» будет «coche», а в Венесуэле и Эквадоре – «carro».

И что?

Считать эти языки за самостоятельные или не считать?

От того, как мы ответим на этот вопрос, будет зависеть то, сколько мы получим в итоге языков в мире.



Если сказано хорошо, то не всё ли равно, на каком языке?

ЛОПЕ ДЕ ВЕГА, испанский драматург, поэт и прозаик

В этом плане нам повезло: русский язык – один. Да, в нём есть разные говоры, но не настолько, чтобы считать их разными диалектами и разными языками.

А как быть с языками, у которых даже нет письменности, а число говорящих ограничивается одной-двумя сотнями человек? Например, у индейцев, то есть у коренного населения Северной Америки, было порядка 700 языков – и все без письменности. Считать их или не считать?

А вот сколько на Земле официальных языков?

Ответить на этот вопрос легче, ведь официальный язык – это язык, признанный на государственном уровне.

Сегодня в мире выделяется 95 официальных языков. И что удивительно – латинский язык, казалось бы, мертвый язык, тоже является одним из официальных языков мира. Это государственный язык такого маленького государства, как Ватикан.

КСТАТИ

Самый распространённый официальный язык в мире – английский, он используется на национальном уровне в 56 странах мира. Далее идут французский (29 стран) и арабский (24). А вот русский язык является государственным в России, Белоруссии и Южной Осетии. Его также используют в государственных учреждениях Киргизии и Абхазии, в некоторых регионах Украины, Румынии и Молдавии.

Все языки отличаются друг от друга. Есть, например, такие, в которых всего два гласных звука и восемьдесят согласных. Встречаются языки, где насчитывается пятьдесят два падежа, а бывают такие, где нет ни одного.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

В школе у нас изучают шесть падежей русского языка, однако различные нюансы словообразования позволяют сказать, что в русском языке – как минимум десять падежей. Во фразе «Чего тебе надобно, старче?» последнее слово – это звательный падеж слова «старик». «Кусочек сахару», «головка чесноку» – это примеры употребления слов в количественно-отделительном (или втором родительном) падеже. У ряда слов есть две формы предложного падежа: например, «о шкафе» и «в шкафу» – во втором случае говорят о местном падеже. Также у некоторых слов может образовываться исходный падеж, когда речь идёт о месте начала движения: например, «вышел из лесу».

И у каждого языка есть языки-родственники.

В частности, ближайшими братьями русского являются украинский и белорусский языки. В этих языках встречается множество общих слов и выражений.

Русский язык, происходя непосредственно от древнего славянского корня, несёт на себе отпечаток отличительной самородности. Устройство его удивительно своей правильностью, чёткостью, следованием общим началам, на которых воздвигнуты условия человеческого слова. Неоднократно случалось так, что вопросы, приводящие в затруднение глубокомысленнейших иностранных лингвистов, в русском языке разрешаются сами собой. Правила, неполные в теории других языков, находят свое довершение в русском. Логика его свидетельствует о необыкновенном уме русского народа, который сам, по велению своего здравого смысла и музыкальнаго слуха, составил этот язык, как птица певчая изливает свою неподражаемую мелодию.

Богатством и гибкостью форм русский язык обязан тому, что он образовался от двух различных начал – языка простонародного и языка искусственного, языка Церкви. Соответственно, он различными способами выражает понятия возвышенные и вещи обыкновенной жизни: уста – рот, ланиты – щёки, чело – лоб и т. д.

В самих формах слов выражается возвышение понятия от чувственного к умственному. Например: огораживать забором и ограждать от неприятностей, белить потолок и убелять сединой.

Немецкий писатель Иоганн Гердер как-то сказал: «Язык есть меч, зарытый в землю. Надобно, во-первых, уметь найти его; во-вторых, уметь употребить. Не меч слаб, а рука слаба».

Абсолютно точно подмечено!

История и характер русского народа проявляются в его языке не одними отдельными словами, заимствованными им у народов, с которыми он имел контакты. Раскинувшись по обширной привольной равнине, не пересекаемой горами, обычно разделяющими народы на многие языки и наречия, орошаемой полноводными реками, лучшими средствами сообщения, русский (великороссийский) язык почти совсем не имеет областных наречий.

Чтобы было понятно: наречие в данном случае – это крупное подразделение языка, объединяющее группу говоров (и даже диалектов), связанных между собою рядом общих явлений, неизвестных другим наречиям того же языка. А диалект является полноценной системой речевого общения со своим собственным словарём и грамматикой.

Удивительный русский народ сохранил в своём языке самобытность и оригинальность. Во многих случаях, где другие народы заимствуют слова и выражения у иноплеменных соседей, русский народ черпал из своей собственной сокровищницы. Таким образом возник уникальный организм русского слова. На протяжении многих веков он сохранялся в единстве Веры и ограждался верховной властью от злоупотреблений. Он в характере своём принял целомудрие и благородство, которым чужды разврат и цинизм в выражениях, которые у других просвещённых народов вполне терпимы и позволительны.

Но от этого русский язык не лишился свойств народных, весёлости, замысловатости и простодушной насмешливости, которые проявляются и в поговорках, и в произведениях литературы (например, в эпиграммах или баснях Крылова).

Русский филолог, писатель и издатель XIX века Н. И. Греч в своё время написал так: «Язык, дар слова, или способность выражать звуками голоса движения и действия ‹…› есть предмет, достойный внимания, изучения и исследования всякого образованного мыслящего человека; родной язык драгоценен, важен и любезен всякому сыну отечества».

А ещё он говорил, что «всякий язык носит в себе отпечаток истории и характера народа».

Соответственно, история русского слова есть история Российского государства. Как в давние времена язык Великого Рима господствовал в трёх частях Света, так и русский язык стал языком государственным для империи, превосходившей своей территорией все древние царства.

Русский язык очень необычный. Например, он поражает обилием синонимов. Слово «красивый» можно легко заменить такими словами, как «прекрасный», «дивный», «благолепный», «роскошный», «чудный», «прелестный», «привлекательный», «неотразимый», «очаровательный», «пригожий», «бесподобный», «обворожительный», «пленительный» и т. д. и т. п.

В русском языке вряд ли найдется слово, к которому нельзя подобрать подходящую замену.

Русский язык в умелых руках и опытных устах красив, певуч, выразителен, гибок, послушен, ловок и вместителен.

АЛЕКСАНДР КУПРИН, русский писатель

Также, в отличие, скажем, от английского, в русском языке не существует правильного построения вопросительных предложений. То есть можно задавать вопрос как угодно, используя одну лишь интонацию. Использование разнообразнейших суффиксов и приставок, изменение порядка слов может кардинально изменить смысл всего предложения.

* * *

Русский язык прекрасен, и с ним следует обращаться очень почтительно.

Немец Фридрих Энгельс восхищался красотой русского языка и не без зависти говорил: «В нём есть все преимущества немецкого без его ужасной грубости». А великая актриса Рина Зелёная признавалась: «Русский язык! Как я люблю тебя. Какое счастье уметь говорить правильно по-русски, читать и слушать, как красива русская речь! Сейчас многие говорят неправильно, небрежно – это глупо и безнравственно».

Под такими словами можно только подписаться.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Общее количество владевших русским языком к концу 1980-х годов составляло около 350 миллионов человек. Огромный вклад в распространение русского языка вносила советская система образования, являвшаяся, по оценкам западных экспертов, одной из лучших в мире. Сегодня распространённость на планете русского языка можно оценить следующим образом: русский язык является родным для 130 миллионов граждан России. За пределами исторической родины (России) проживает более 30 миллионов человек, для которых русский язык является родным. Около 180 миллионов жителей стран ближнего и дальнего зарубежья изучают русский язык. Русский язык, так или иначе, преподаётся примерно в 100 странах. Есть страны с высоким уровнем владения русским языком. В Беларуси, например, русский язык является одним из двух государственных языков. Из почти десятимиллионного населения там этническими русскими себя считают лишь 15 % жителей, однако более 80 % граждан страны практически во всех сферах жизнедеятельности используют русский язык. На Украине на русском языке в семье (дома) общаются около 40 % жителей страны. В равной степени на русском и украинском общаются 15 % украинцев. В Казахстане русским языком владеют почти 85 % населения республики. В таких странах, как Киргизия, Латвия, Молдова, Эстония, около четверти жителей пользуются русским как средством общения. В Азербайджане, Грузии, Армении, Литве по-русски говорит около 30 % населения.

Речь устная и письменная

Вот мы всё говорим – русский язык, русская речь…

А кто-нибудь знает, чем отличаются понятия «язык» и «речь»?

Попробую это объяснить.

Представьте себе, что в памяти людей имеется огромное «хранилище». В нём, понятное дело, множество стеллажей, полок и полочек, где содержатся различные средства языка, которыми люди пользуются, когда говорят или пишут. Например, на одной полке по разным коробкам разложены части слов: приставки, корни, суффиксы, окончания; на другой – готовые слова; на третьей – варианты предложений. Можно взять с одной полки несколько слов и из них построить предложение. А можно одно из слов, показавшееся недостаточно верным, заменить другим, а в другом слове можно заменить, скажем, приставку, и мысль окажется выраженной более чётко.

Примерно так работает сборочный завод. Примерно так собирают, например, автомобили, беря отдельные детали и узлы на складе.

Так вот для устной речи в этом «хранилище» предусмотрено отделение звуков, где в разных коробках складируются гласные и согласные. Беря нужные звуки и выстраивая их один за другим, мы получаем звучащее слово.

Это огромное «хранилище» – наша память. В нём в образцовом порядке содержатся все средства языка – фонетические, лексические, словообразовательные, морфологические, синтаксические.

А что же такое речь?

Речь – это использование людьми запасов своего «хранилища». Это реализация языка в процессе коммуникации и взаимодействия между людьми.

Проще говоря, речь – это язык в действии, это язык в работе, когда мы им пользуемся для общения с другими людьми.

Итак, чтобы сказать что-то другому человеку, мы обращаемся к языку и с помощью его средств строим свою речь. Какие же условия необходимы для того, чтобы языковое средство вышло из «хранилища» и стало речью?

Рассмотрим такой пример.

Представьте себе, что вы с товарищем собираетесь присесть во дворе на скамейку. И вдруг вы замечаете, что скамейка недавно выкрашена, а ваш товарищ этого ещё не видит. «Осторожно, окрашено!» – крикнете вы и остановите друга.

А теперь задумаемся над тем, при каких условиях языковое средство стало речью.

Если бы вы гуляли один, стали бы вы самому себе вслух говорить: «Осторожно, окрашено»?

Почему, заметив опасность, вы сказали о ней товарищу?

Что заставило вас заговорить?

А если бы рядом с вами находился иностранец, который не знает русского языка, имело бы смысл что-то кричать ему по-русски?

Ответы на эти вопросы очевидны. Для того чтобы возникла речь, то есть чтобы язык стал средством общения, нужно: чтобы было, по крайней мере, два человека; чтобы человек испытывал потребность что-то сказать другому; чтобы говорящий и слушающий владели одним и тем же языком.

Речь слагается из трёх элементов: из самого оратора, из предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается.

АРИСТОТЕЛЬ, древнегреческий философ

Итак, зафиксируем это ещё раз. Язык – это система знаков. Язык и речь – разные понятия, но они теснейшим образом связаны, как две стороны одной медали, ибо речь – это язык в действии, это его реализация в процессе общения между людьми.

* * *

Речь бывает в виде монолога и в виде диалога, но об этом мы поговорим чуть позже.

А ещё речь бывает устной и письменной. Устную речь передают с помощью звуков, а воспринимают слухом. Письменную же речь передают с помощью букв, а воспринимают зрением.

Тут всё предельно просто. С помощью устной и письменной речи люди общаются между собой, но речь устная – это звучащая речь, а речь письменная – это записанная речь.

Откуда появилась грамота? Или грамотность? Короче говоря, откуда появилось умение читать и писать?

Нет никакого сомнения, что началом грамоты было изображение тех предметов, о которых хотели передать понятие другим. Или сохранить это понятие для потомства. То есть предшествовало письму обычное рисование, простое подражание природе. Потом от рисования перешли к аллегории, к символам, из которых позднее составились иероглифы.

Иероглифы были различные: в них изображался весь предмет целиком или только часть его. Например, солнце изображалось кружком, пожар – дымом и т. д.

А что такое в данном контексте аллегории? Это художественное представление идей (понятий) посредством некоего художественного образа. Например, две руки, держащие щит и лук, означали войну; око и скипетр – царя; солнце и луна – течение времени.

Сверх того предметы и явления выражались подобием: вечность – змеёй, которая в пасти держит свой хвост, и т. д.

От этого произошёл письменный язык. Иероглифический язык, или иносказательный язык, употреблявшийся у древних египтян, сохранившийся на их памятниках и разгаданный учёными.

Иероглифическое письмо – это один из самых естественных способов выражения мысли. Оно существовало у древних мексиканцев. А, например, у древних инков были в употреблении так называемые «кипу» – сложные верёвочные сплетения и узелки, изготовленные из шерсти южноамериканских лам либо из хлопка. В кипу могло быть от нескольких свисающих нитей до двух с лишним тысяч. Один из испанских хронистов (Хосе де Акоста, живший в XVI веке) писал, что «вся империя инков управлялась посредством кипу». И что удивительно, с помощью этих узелков и разноцветных верёвочек инки изображали свои мысли довольно точно.

Египетские иероглифы послужили основанием для составления китайских письмен, в которых каждое слово и сейчас имеет свой отдельный знак, составленный из одной или нескольких чёрточек. Они сначала означали сам предмет, а потом упростились и сделались условным его признаком.

Но как же многосложны, как неудобны эти знаки!

Меня вот, например, всегда мучил вопрос: а как выглядит китайская печатная машинка или китайская клавиатура для компьютера?

Там же иероглифов – великое множество! В некоторых словарях приводится около 50 000 иероглифов, а один из самых новых словарей («Собрание китайских иероглифов») содержит больше 85 500 иероглифов. А в японском словаре – 150 000 иероглифов!

Нас успокаивают: не пугайтесь, нет никакой необходимости выучивать все эти бесчисленные иероглифы, чтобы считаться грамотным, достаточно знать 1500–2000 иероглифов…

Так это же на клавиатуре должно быть 1500–2000 клавиш!!!

На самом деле всё гораздо проще. Китайские пользователи, которым нужно набирать текст очень быстро, чаще всего используют метод ввода – уби (wubi). Специальная клавиатура для уби похожа на стандартную с раскладкой QWERTY, но для каждой кнопки здесь предусмотрено несколько символов. Секрет в том, что все китайские иероглифы можно «собрать» из одних и тех же частей – графем. Но таких частей около двух сотен!!!

Именно их и попытались уместить на клавиатуре, и по мне – это какое-то безумие.

По мне, истинным благодетелем человечества оказался тот, кто изобрёл азбуку фонетическую, то есть изображающую не предмет наших речей, а саму речь, то есть звуки нашего голоса.

* * *

В самом деле, мир беспределен и наполнен несметным числом вещей. Органы голоса простираются от горла до губ, и звуков, произносимых ими, не более пятидесяти – во всех возможных изменениях. Так вот означением этих немногих звуков и составилась грамота, употребляемая у большей части народов.

Кто был первым изобретателем азбуки, неизвестно.

А кто изобрёл нашу азбуку?

Тут всё, вроде бы, проще. Это были Кирилл и Мефодий.

Это были такие христианские проповедники, жившие в IX веке. Кирилл (в миру – Константин по прозвищу Философ) и Мефодий (в миру – Михаил) были братьями из города Солуни (ныне Салоники).

Безусловно, у истоков старославянской письменности стоят именно они, но только ли им мы обязаны алфавитом, которым пользуемся до сих пор?

Вообще-то изначально создание славянской письменности было вызвано необходимостью христианской проповеди среди славян. В 862–863 гг. князь Моравии (одного из крупных на тот момент славянских государств) Ростислав направил посольство в Византию с просьбой прислать миссионеров для ведения богослужения на славянском языке. Выбор императора Михаила III и патриарха Фотия пал на Константина, принявшего впоследствии при монашеском постриге имя Кирилл, и его брата. Около трёх лет они проработали в Моравии: переводили с греческого языка Библию и богослужебные тексты, готовили книжников из числа славян.

Это даже нереально себе представить!

Как перевести на не имевший письменности язык сложнейшее Священное Писание и богослужебные книги?

Это был настоящий подвиг!!! Ведь библейский текст гораздо мудрёней и запутанней, чем то, о чём мы говорим в быту. Да и разговорный язык вообще не в состоянии дать средства выражения для хитроумных религиозно-философских смыслов.

Устный язык славян IX века практически не имел средств выражения абстрактных понятий, а тем более – понятий богословских. Но Кирилл и Мефодий виртуозно справились с поставленной задачей.

Более того, переведя Библию и богослужебные тексты на славянский язык, эти два человека подарили славянам языковую, книжную, литературную и богословскую культуру.

Вообще – культуру!

И значение подвига братьев для всего православного славянского мира поистине невозможно переоценить.

Известная нам кириллица (в отличие от первого славянского алфавита – глаголицы, которая была очень сложна и вычурна) была создана на основе греческого письма, и при этом её создатель (Кирилл) немало потрудился над тем, чтобы приспособить греческое письмо под славянскую фонетическую систему.

Наверное, братья работали вместе. Наверняка им помогал в их титанической работе кто-то ещё. Главное тут – результат. Была создана письменность, приспособленная для облегчения переводов с греческого языка. Для этого были взяты какие-то греческие буквы, были добавлены несколько искусственных букв, какие-то буквы были модернизированы. И, кстати, неплохо получилось!

* * *

А как обстоят дела с другими азбуками?

Считается, что фонетическая азбука была изобретена древними обитателями Восточной Индии. Она называется «санскрит», что означает «обработанный», «совершенный». Это характерное для индийских брахманов (духовных наставников) произношение. Единой системы письменности для санскрита не существовало. Это объясняется тем, что литературные произведения передавались в основном устно. Когда же возникала необходимость записать текст, обычно использовался местный алфавит «деванагари» (он в качестве письменности санскрита утвердился в конце XIX века).

Древние китайцы царапали что-то на панцирях черепах ещё за 3500 лет до н. э. Кипу древних инков были в употреблении за 2500 лет до н. э. Примерно в 1500 году до н. э. появилась протосинайская письменность на Ближнем Востоке (это были 30 похожих на египетские иероглифы букв – по мнению ряда учёных, древнейший алфавит). В 1000 году до н. э. по Средиземноморью и Азии распространился финикийский алфавит.

Была письменность у древних халдеев и самаритян.

Примерно в VI веке до н. э. из западного варианта греческого алфавита выделился этрусский алфавит, а потом из него выделился алфавит латинский. А уже у Рима заимствовали свою азбуку все новые народы Европы, принадлежащие к Западной Церкви.

А вот современная кириллица появилась в 1700 году, когда по приказу Петра I был создан так называемый «гражданский шрифт».

Следует отметить, что фонетические письмена, то есть те, которыми изображаются не предметы мыслей, а звуки нашего голоса, были составлены в подражание природе.

Как уже говорилось, высшая степень языка – это искусственный литературный (книжный) язык, который образуется у всякого грамотного народа из национальных стихий. Также есть язык лёгкий, приятный, игривый, острый, порой неуловимый – это язык беседы представителей высшего общества. А есть язык простонародный (просторечие).

В середине XIX века В. Г. Белинский писал об этом так: «Для выражения простонародных идей, немногочисленных предметов и потребностей ограниченного простонародного быта простонародный язык гораздо обильнее, гибче, живописнее и сильнее, чем язык литературный для выражения всего разнообразия и всех оттенков идей образованного общества. И это понятно: простонародный русский язык сложился и установился в продолжение многих веков; литературный – в продолжение одного века; первый, раз установившись, уже не двигался вперед, как и мысль простого народа; второй – бежит, не останавливаясь, не переводя духу, вследствие беспрерывного вторжения новых понятий и безостановочного развития, а следственно, и движения старых идей».

С другой стороны, письменность сохраняет чувства, мысли и наблюдения народа. А литература – это свидетельство умственного бытия народов, священное наследие, передаваемое позднейшему потомству, собрание всего, что дорого человеку в жизни.

Всего!

Не одни творения поэтов передаются литературой. И народы в целом могут быть образованными, а литература – это необходимая спутница этой образованности. Она для народа в целом то же, что грамота для отдельного человека. Только грамотный человек может передать внукам свои мысли, своё мироощущение, свой опыт. И только народы, имеющие собственную литературу, передают позднему потомству свою душу и свою славу.

В устную речь можно вложить ещё более тонкий смысл, чем в письменную.

ЖАН ДЕ ЛАБРЮЙЕР, французский моралист

Слово и его формы

Так уж сложилось, что одни слова в русском языке изменяются, а другие не изменяются.

Если слово изменяется, то оно имеет несколько форм.

Например, слово «книга» имеет формы: книга, книге, книгой и т. д. Слово «интересный» тоже имеет формы: интересная, интересное, интересные и т. д.

Формы слова передают определённые грамматические значения.

Например, в предложении «Люди с удовольствием читают интересные книги» каждое слово выступает в одной из своих форм.

Тут важно то, что в любом предложении формы слова образуются по-разному:


– с помощью окончания: люди – людей – людям; удовольствие – удовольствия; интересный – интересная – интересное;

– с помощью окончания и предлога: в книге, под книгой;

– с помощью вспомогательных слов: будут читать, читали бы, пусть читают.

КСТАТИ

Иногда говорят, что слово «люди» не имеет формы единственного числа. И это утверждение очень похоже на правду, так как говорящий может не знать того, что формы одно и того же слова могут иметь разные корни. Начальная форма слова «люди» – существительное мужского рода единственного числа «человек». Такое языковое явление, когда формы одного и того же слова имеют разные корни, называется супплетивизмом (от французского слова «suppletif», что значит «добавочный»).

Термин «супплетивизм» происходит от французского слова «suppletif», что значит «добавочный». Типичный его пример: слово «дети», потому что один «деть» – это «ребёнок».

Что же касается форм «люди» и «человек», то тут стоит обратиться к исторической грамматике. Дело в том, что какое-то время существовали слова «человек» и «человеки».


Всем ли человекам дал Бог такое Откровение? Он дал оное для всех человеков, как для всех нужное и спасительное, но поелику не все человеки способны непосредственно принять Откровение от Бога, то Он употребил особенных провозвестников Откровения своего, которые бы передали оное всем человекам, желающим принять оное (Святитель Филарет Московский. «Пространный христианский Катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви»).


Все мы люди, все человеки, все сладенького да хорошенького хотим! (М. Е. Салтыков-Щедрин. «Господа Головлёвы»)


Но потом слово «человек» стало обозначать одного человека или нескольких по отдельности, а «люди» – стало собирательным. Слово «люди» не имело счётной формы и формы единственного числа просто «за ненадобностью», ибо само по себе уже обозначало группу. Зато оно постепенно вытеснило слово «человеки».

А ещё формы слова образуются с помощью суффиксов, но суффиксы с помощью которых образуются формы слова, не входят в основу слова и называются формообразовательными.

При формообразовании лексическое значение слова сохраняется, а изменяется форма слова и его грамматическое значение (книга, книге, книгой, читать, читают, будут читать и т. д.). При словообразовании образуется новое слово с новым лексическим значением.

А вот наречия (слева, сверху, вдали, здесь, нарочно) и деепричастия (умывшись, кивнув, крутясь, присев) не изменяются, то есть имеют только одну форму.

Не изменяются служебные слова (и, под, в, же) и междометия (ну, ах).

Такие слова не имеют окончаний.

Сколько слов в русском языке?

Слов в русском языке очень много.

Это понятно, но вот насколько много?

Чтобы ответить на этот вопрос, можно обратиться к самому авторитетному из современных словарей – «Словарю современного русского литературного языка». В нём аж 17 томов! И в нём зафиксировано 131 257 слов!!!

Но и это ещё не всё, ибо указанное количество может «подрасти», если считать наречия, образованные от качественных прилагательных («откровенно» – от «откровенный», «безлюдно» – от «безлюдный» и т. д.).

Но ни один нормальный человек столько слов не знает. Да это и не нужно.

На самом деле, объём личного словника (объём активного словаря), то есть количество слов, употребляемых «простым смертным», оценивается в среднем в 5000-10 000 слов.

Рекордсменом тут является А. С. Пушкин. В его словаре (он состоит из четырёх томов) зафиксирован непревзойдённый пока показатель – приблизительно 24 000 слов.

Ну, а словарь Эллочки Щукиной, персонажа сатирического романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев», составлял всего 30 слов (хамите, знаменито, парниша, хо-хо, жуть, мрак и т. д.), но ими она могла выразить практически любую свою мысль.

Следует различать слова и фразеологизмы.

Фразеологизм или фразеологический оборот – это свойственное только данному языку устойчивое сочетание слов, значение которого не определяется значением входящих в него слов, взятых по отдельности. Например: остаться с носом, дать сдачи, сирота казанская, валять дурака, без царя в голове и т. д.

Весь познанный мир отражается в словарном и фразеологическом составе языка. И, между прочим, русский язык и по запасу фразеологизмов является одним из богатейших в мире.

Да и запас слов в русском языке постоянно увеличивается.

Русский язык неисчерпаемо богат и всё обогащается с быстротой поражающей.

МАКСИМ ГОРЬКИЙ русский писатель

Например, в русском языке много профессиональных слов и фразеологизмов, используемых в речи лиц, владеющих той или иной профессией, специальностью, и этот пласт словаря русского языка постоянно расширяется, благодаря появлению новых наук и отраслей народного хозяйства.

Многочисленны и имена собственные, среди которых значительный процент составляют географические названия (топонимы).

По данным на 2010 год, в России одних городов было 1100. А ещё было 1286 посёлков городского типа и 153 125 сельских населённых пунктов.

У кого в мире есть столько?

А ведь практически в каждом из них жители имеют свои названия: москвичи, питерцы, сочинцы, туляки, астраханцы, костромичи, пермяки…

Одних жителей Смоленска называют и смоленцами, и смолянами, и смоляками, и смольнянами, и смольянами…

Да одним этим русский язык «переплюнет» любой другой язык мира!

А что? Подобные слова (они называются катойконимами) тоже составляют наше лексическое богатство.

Но не только количество слов и фразеологизмов, имеющихся в русском языке, свидетельствует о его богатстве. Словарный состав постоянно развивается, пополняется всё новыми значениями уже существующих слов.

Вернёмся ещё раз к обилию синонимов в русском языке. Это тоже огромное богатство, ведь синонимы и их понятные только русским нюансы обеспечивают выражение тончайших оттенков мысли, чувства, с их помощью можно создать разнообразные способы передачи мысли.

Богатство русского языка и вот ещё в чём: писатель у нас пишет и дописывает, школьник – списывает, директор – подписывает, писарь – переписывает, врач или работник паспортного стола – прописывает, художник – расписывает, следователь – записывает, инспектор ГИБДД – выписывает, пристав – описывает…

Русский язык имеет огромный лексический запас. И богатство русского словаря позволяет не только точно назвать тот или иной предмет, его признаки, различные действия и т. д., но и выразить самые разнообразные оттенки значения.

Например, сколько слов имеется в русском языке для обозначения понятия «засмеяться»! Если человек только улыбнулся, то говорят – усмехнулся, если рассмеялся негромко или исподтишка – хихикнул, если внезапно – фыркнул, если громко – расхохотался, если ещё громче – загоготал или заржал…

А ведь есть ещё «смешинка в рот попала», «умирать со смеху», «валяться со смеху», «смеяться до упаду», «заливаться смехом», «надрывать животики»… А можно ещё «гоготать», «пересмешничать», «выставлять в смешном виде», «подымать на смех», «осмеивать», «высмеивать», «насмешничать»…

А сколько вариантов одного и того же слова даёт использование суффиксов!

Например: мальчишка, мальчиш, мальчишечка, мальчуган, мальчонка, мальчиковый, мальчоночий и т. д.

Русский язык удивителен. В нём «охрана» и «защита» – это синонимы, а «правоохранительные» органы и «правозащитные» – антонимы.

Какому-нибудь изучающему наш язык иностранцу этого не понять никогда!

Удивительно, но в русском языке слово «работа» образовано от слова «раб», а «увольнение» – от слова «воля». В русском языке «тысячи человек» больше, чем «больше тысячи человек». Русский язык настолько потрясающ и уникален, что в нём даже слово «двадцатичетырёхбуквенное» – двадцатичетырёхбуквенное.

Богатство и выразительность русского языка отмечали писатели и деятели культуры различных стран и народов. В частности, французский литератор Проспер Мериме, специально выучивший русский язык, чтобы читать в подлиннике произведения Пушкина и Гоголя (он в 1849 году перевёл пушкинскую «Пиковую даму»), отмечал: «Богатый, звучный, живой, отличающийся гибкостью ударений и бесконечно разнообразный в звукоподражаниях, способный к передаче тончайших оттенков, наделённый, подобно греческому, почти безграничной творческой мыслью, русский язык кажется нам созданным для поэзии».

* * *

Мы уже говорили выше, что слов в русском языке очень и очень много.

Где-то примерно 131 257 слов!!!

Словарь В. И. Даля насчитывает более 200 000 слов.

На самом деле вывод о бедности русского языка и богатстве английского на том основании, что Большой академический словарь русского языка (БАС), который начал выходить в 2004 году (уже опубликовано 22 тома из предполагаемых 33), будет содержать 150 000 слов, а Оксфордский словарь (Тhe Oxford English Dictionary) – 600 000 слов, – это не что иное, как дезинформация. Дело в том, что БАС отражает лексику только современного литературного языка, а Оксфордский словарь – слова всех разновидностей и всех вариантов (американского, канадского и т. д.) английского языка. И всё это – начиная с 1150 года и включая «мёртвые» диалекты.

Если мы добавим к 150 000 слов современного русского литературного языка, например, ещё и диалектные слова, то легко получим уже 400 000 слов. А если считать наречия, образованные от качественных прилагательных, то и ещё значительно больше.

* * *

И все слова имеют свои значения.

Лингвист и философ М. Н. Эпштейн утверждает, что в XIX веке было 150 слов с корнем «люб», а наши современники знают в три раза меньше. Между тем в двухтомном «Словообразовательном словаре русского языка» А. Н. Тихонова, насчитывающем около 145 000 слов современного русского литературного языка, и там имеется 310 слов с корнем «люб». А если считать, начиная с первых памятников письменности, то получится 441 слово. В английском языке, по данным Оксфордского словаря, только 108 лексем (единиц языка) с аналогичным корнем «love» в начале слова.

Новые слова «про любовь» россияне производят и сейчас. Например, в начале ХХ века появилось существительное «книголюб», а затем «природолюб», «однолюб», «любовь-игра», «любовь-морковь» и т. п. При беглом просмотре можно насчитать не менее 40 слов с корнем «люб», появившихся в XX – начале XXI века. В английском же языке с корнем «love» вошло в язык в ХХ веке только пять единиц (с 1907 по 1989 год), а после этого времени – ни одной.

Носители русского языка вообще очень активны в словотворчестве. Например, в политическом. В этом отношении крайне интересно читать комментарии в Интернете. Те же события на Украине породили такие лексемы, как «майданутые», «укры», «укропы» и т. п. Приживутся они или нет, покажет время.

И ещё один важный момент – заимствования.

По подсчётам лингвистов, во втором издании Вебстеровского словаря только 35 % исконных английских слов, остальные 65 % – заимствования. Но пока ничего трагического не случилось. Да, русский язык действительно испытывает большое влияние английского, но обогащение его англицизмами наблюдается прежде всего в сфере необщенародной лексики, среди которой преобладают термины из области экономики, финансов, компьютерного дела и спорта.

Плохо, когда заимствования начинают влиять на структуру языка. Но с русским этого не происходит. Иноязычные слова у нас подстраиваются под систему. Заимствованные корни обрастают русскими аффиксами, то есть морфемами, которые присоединяются к корню и служат для образования слов (например: постить, смайлик, океюшки, лайкать и т. д.).


С чего начинаются блогеры? С картинок в унылом ЖЖ. Поэтому я не стану постить всяческий хлам типа демотиваторов или там ещё какого ржунимагу. Картинок мне и на работе хватает. (Я. Ю. Кудлач. «Баракудра нападает слева»).


Лучше так: «Тирания человеческих лиц отступила, и я могу страдать только от самого себя. Бодлер». Хотя на такую длинную цитату уйдёт весь тюбик помады. Пусть лучше будет просто смайлик. Бесхитростный смайлик… (Марьяна Романова. «Дневник Саши Кашеваровой»)


– Океюшки! – примирительно сказал мой гость и расплылся в известной телезрителям многих стран улыбке на своем колобочном лице (В. И. Соловьёв, Е. К. Клепикова. «Довлатов. Скелеты в шкафу»).

Разделы науки о языке и основные базовые понятия

Лингвистика и филология

Наука о языке – это языкознание. Или языковедение. А по-научному – это лингвистика (от латинского слова «lingua» – язык).

А ещё есть слово «филология» (от греческих слов «philos» – друг и «logos» – учение, слово). По-русски – это любовь к слову. Оно тоже обозначает науку о языке.

Есть ли разница между лингвистикой и филологией?

Да, есть. Лингвистика занимается теорией, общими вопросами. Это (по определению Д. Н. Ушакова) наука «о естественном человеческом языке вообще и обо всех языках мира как его индивидуализированных представителях». А филология занимается конкретными языками и литературой. Филология – это прикладная наука. Точнее, это (по определению С. И. Ожегова) «совокупность наук, изучающих духовную культуру народа, выраженную в языке и литературном творчестве».

Разница между лингвистикой и филологией заключается в том, что первая не обязательно исследует тексты и не всегда затрагивает культурологическую сторону вопроса. Для лингвистики характерна бо́льшая близость к точным наукам, чем для дисциплин, традиционно относимых к филологии.

Это удивительно, но лингвист может всю жизнь увлечённо заниматься языком, на котором говорит несколько сот человек, а вот филолога интересуют, прежде всего, живые языки. Соответственно, специалистов, например, по английской филологии в мире гораздо больше, чем по какой-нибудь исландской – согласно «весу» этих языков, количеству и значимости текстов, которые на этих языках созданы.

Филологию традиционно делят на два больших раздела: литературоведение и лингвистику.

К тому же в филологию входят такие научные дисциплины, как источниковедение, этнография, текстология, теория перевода, фольклористика и т. д. То есть, в первую очередь, всё то, что связано с анализом и изучением текстов.

Лингвистика подразделяется на теоретическую лингвистику, прикладную лингвистику, практическую лингвистику и т. д.

Разделами лингвистики являются фонетика, лексикология, фразеология, словообразование и морфемика, морфология, орфография, синтаксис и пунктуация.

Фонетика

Фонетика изучает звуки речи, их чередование, членение речи на слоги, а также ударение (выделение одного из слогов) и интонацию. Другими словами, фонетика изучает звуковую материю языка. Это учение об образовании звуков.

Лексикология и фразеология

Лексикология изучает словарный состав языка и индивидуальные свойства отдельных слов, фразеология – устойчивые сочетания слов (фразеологизмы).

Лексика (от греческого «lexikos» – относящийся к слову) – это совокупность всех слов языка, его словарный состав.

Соответственно, лексикология – это наука, изучающая лексику.

Словообразование и морфемика

Словообразование и морфемика изучают, из каких частей состоят слова и как они образованы.

Словообразование – это раздел языкознания, который изучает все аспекты создания, функционирования, строения и классификации производных и сложных слов.

Словообразование – это способы образования новых слов. Изучаемые понятия: состав слова, корень, суффикс, приставка, окончание и т. п.

Морфемика изучает морфемный строй языка, типы и структуры морфем, их отношения друг к другу и к слову в целом.

Соответственно, морфема – это минимальная неделимая значимая часть слова. Это единица языка. Это самая маленькая значимая часть слова. Самая главная морфема – это корень, несущий основной смысл (значение) слова. Остальные морфемы (приставка, суффикс и окончание) называются аффиксами. Аффиксы – это служебные морфемы, или словоизменители.

Орфография, синтаксис и пунктуация

Орфография (от греческих слов «orthos» – правильный и «grapho» – пишу) изучает правила написания отдельных слов. Это правописание. Это свод правил, устанавливающих единообразное написание слов и их форм.

Пунктуация изучает правила постановки знаков препинания в предложении.

Графика и семантика

Графика – это раздел науки о письме, который определяет знаки, используемые в данной системе письма, и способы обозначения на письме звуковых единиц. По сути, графика – это письменность, а письменность – это совокупность письменных средств (букв, графем, знаков препинания и т. п.) языка.

Семантика – это наука, изучающая смысловое значение единиц языка.

Чтобы было понятно: фонетика и графика изучают «воспринимаемую» (слухом или зрением) сторону языковых знаков, а семантика – их «смысловую» (понимаемую и переводимую) сторону.

Прагматика

Прагматика изучает условия использования говорящими языковых знаков. Это раздел семиотики, изучающий отношение использующего знаковую систему к самой знаковой системе. Прагматика занимается человеческими высказываниями в определённой обстановке и в определённых целях.

Можно сказать, что прагматика – это социальное применение языка. Это семантика языка в действии.

Просодия или просодика

Просодия или просодика – это учение об ударении, и этот раздел науки занимается слогами с точки зрения их ударности и протяжённости.

Графема

Графема – это единица письменности. В алфавите – это буква, а в неалфавитных системах письма – знак, иероглиф и т. п. Это мельчайшая смыслоразличительная единица письма, соответствующая фонеме в устной речи (например: «а», «б» и т. д.)

Грамматика

Грамматика – это наука, которая является разделом языкознания, изучающим грамматический строй языка. Это общие правила составления отдельных языковых единиц, их употребления и понимания.

Проще говоря, грамматика – это руководство к правильному употреблению слов в разговоре и в письме.

Грамматика – это не докучный геморрой, это шест, за который можно схватиться, чтобы помочь мыслям подняться на ноги и идти дальше.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Русская грамматика изучает закономерности построения правильных осмысленных речевых отрезков в русском языке. Эти закономерности грамматика формулирует в виде общих правил употребления устного и письменного языка.

Проще говоря, русская грамматика учит правильно говорить и писать по-русски.

Не утомляйте меня своими стенаниями, что вы её не понимаете, что никогда не понимали, что целый семестр пропустили, когда проходили грамматику, что писать – это приятно, а грамматика – жуть. Расслабьтесь. Остыньте. Мы здесь надолго не застрянем, потому что этого не требуется. Человек либо воспринимает грамматику своего родного языка из разговора и чтения, либо нет.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Грамматика состоит из морфологии и синтаксиса.

Морфология

Морфология (от греческих слов «morphe» – форма и «logos» – учение) – это часть грамматики, рассматривающая слово со стороны его формального состава. Это раздел грамматики, основным объектом которого являются слова. В задачи морфологии входит определение слова как особого языкового объекта и описание его внутренней структуры.

То есть морфология изучает слово как часть речи.

Проще говоря, это наука о слове.

Синтаксис

Синтаксис – это часть грамматики, излагающая правила соединения слов и самих предложений для выражения мысли. Это – способ построения правильных языковых конструкций. Это – учение о предложении.

В синтаксисе изучаемые понятия – это словосочетание, согласование, управление, примыкание, подлежащее и сказуемое, определение, дополнение, обстоятельство, обобщающие слова, обращение, вводные слова и т. п.

Части речи

В морфологии все слова распределяются по группам (классам), которые называются частями речи.

По своей роли в языке части речи делятся на самостоятельные и служебные.

Самостоятельные части речи – основные. К ним относятся имя существительное, имя прилагательное, глагол, наречие и местоимение.

Служебные части речи – это предлог, союз и частица.

Естественно, разные части речи выполняют разную работу. Самостоятельные слова называют всё, что есть в мире. Это слова-названия. Своеобразные «этикетки». А вот служебные слова обслуживают эти слова-этикетки, организуя их в связную речь, состоящую из предложений.

Имя существительное

Имя существительное – это очень важная штука, и оно занимает одно из главных мест в нашей речи. Практически, существительным является почти каждое второе слово. А вот, например, у Афанасия Фета есть такое стихотворение:

Шёпот, робкое дыханье.

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья…

Тут вообще существительных – подавляющее большинство.

А вот следующая фраза, пожалуй, рекордсмен – в ней аж одиннадцать существительных подряд (не считая предлогов и союзов)!

Наслаждайтесь: «Обеспечение независимости результата вычисления массы груза от длины и угла наклона стрелы крана».

* * *

Существительные обозначают конкретные предметы окружающего мира (рука, машина, чемпион), живые существа и растения (лошадь, собака, берёза), явления природы (снег, дождь, туман), общественные явления (демонстрация, парад, церемония), вещества (золото, железо, графит), географические названия (Париж, Франция, Прованс) и др.

Слова, которые обозначают свойства, качества, действия или состояние, тоже могут быть именами существительными. Например: яркость, доброта, глупость (свойства, качества); бег, скачка, нападение (действия); боязнь, лень, волнение (состояние).

Эти слова не обозначают конкретных предметов, но отвечают на вопрос ЧТО? и имеют значение предметности.

Следовательно, имя существительное – это самостоятельная часть речи, которая:

– обозначает предмет в широком смысле слова и отвечает на вопрос КТО? или ЧТО?;

– имеет грамматические признаки: склонение, род, число, падеж и др.;

– изменяется по падежам и числам;

– в предложении обычно является подлежащим, дополнением или обстоятельством.

Существительные – это слова, которые именуют, а глаголы – это слова, которые действуют.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Существительные могут быть одушевлёнными и неодушевлёнными. Первые служат названиями людей, животных и отвечают на вопрос КТО? Вторые служат названиями неживых предметов, а также предметов растительного мира и отвечают на вопрос ЧТО?

Когда говорят об одном предмете, ставят имя существительное в единственном числе (глаз, птица, беда). Говоря о двух или о многих предметах того же названия, ставят существительное во множественном числе (глаза, птицы, беды).

Имя существительное, которое обозначает целый ряд подобных (однородных) предметов, называется нарицательным. Например, словом «писатели» называют большую группу людей, которые создают книги.

Имя существительное, которое представляет собой название единичного предмета (человека), называется собственным. Например, Александр Сергеевич Пушкин – это имя, отчество и фамилия одного из писателей.

Точно так же именами собственными являются слова «Москва», «Волга», «Елизавета» и многие другие.

Имена собственные в письме начинают большой (заглавной) буквой. Например: река Ока впадает в Волгу, а Волга впадает в Каспийское море.

И что характерно, в русском языке имена существительные из разряда нарицательных очень легко могут перейти в разряд собственных. И наоборот. Например: мы знаем такие нарицательные существительные как «вера», «надежда» и «любовь», но со временем они превратились в имена собственные «Вера», «Надежда» и «Любовь».

* * *

Существительные-рекордсмены по длине в русском языке – это «человеконенавистничество» и «высокопревосходительство» (в них по 24 буквы).

Самые длинные одушевленные существительные – это «одиннадцатиклассница» и «делопроизводительница» (в них по 21 букве).

А есть, например, и такое совершенно непроизносимое слово:

«тетрагидропиранилциклопентилтетрагидропиридопиридиновые».

В нём аж 55 букв, и оно имеет отношение к химическим веществам.

Но вот вопрос – кому оно нужно, кроме десятка очень узких специалистов-профессионалов?

А вот прилагательное, состоящее из 37 букв:

«четырёхсотпятидесятисемимиллиметровое».

Наверное, таким может быть орудие. Точнее – его ствол.

Ну и в завершении – что-то хоть немного понятное:

«водогрязеторфопарафинолечение» (29 букв) и

«автоэлектростеклоподъёмники» (27 букв).

Для сравнения: самым длинным словом, имеющимся в английском языке, является слово «pneu-monoultramicroscopicsilicovolcanoconiosis», которое означает болезнь лёгких от вдыхания очень мелких кремнезёмных частиц вулканического пепла. Это слово было специально придумано, чтобы оно стало самым длинным словом в английском языке (в нём 45 букв). А вот в Оксфордском словаре английского языка есть слово «pseudopseudohypopar-athyroidism» (30 букв), обозначающее наследственное заболевание.

Имя прилагательное

Имя прилагательное – это самостоятельная часть речи, которая обозначает признак предмета и отвечает на вопросы КАКОЙ? ЧЕЙ?

Например: пожилой человек, глубокий вздох, конский хвост и т. д.

Имя прилагательное всегда связано с именем существительным и изменяется по родам, по числам, а также по падежам. В предложении оно чаще всего бывает определением и сказуемым.

Прилагательные бывают качественными, относительными и притяжательными.

Качественные прилагательные обозначают такой признак предмета, который может проявляться в большей или меньшей степени. Они сочетаются с наречиями «очень», «необыкновенно», «чрезвычайно», «недостаточно», «слишком». Они отвечают на вопрос КАКОЙ?

Например: самый сильный, очень поучительный, слишком высокий, чрезвычайно скупой.

Качественные прилагательные могут иметь краткую форму и степень сравнения.

Например: самый добрый – добр – добрейший.

С помощью качественных прилагательных можно дать общую оценку предмету, охарактеризовать предмет по величине, по весу, по запаху, по температуре и т. п. Качественные прилагательные помогают дать характеристику человеку или другому живому существу: его внешним качествам и внутренним свойствам.

Они могут образовывать прилагательные с приставкой НЕ: недобрый взгляд, незнакомый человек, неприятный разговор.

Относительные прилагательные обозначают такой признак предмета, который не может проявляться в большей или меньшей степени. То есть они обозначают признак предмета по отношению к другому предмету. Они отвечают на вопрос КАКОЙ?

Относительное прилагательное может обозначать признак по отношению к материалу, из которого сделан предмет, к назначению предмета, по отношению предмета ко времени, к месту, к количеству и т. п.

Например: бархатный костюм, дуэльный пистолет, придорожный трактир, двухэтажный дом.

Притяжательные прилагательные обозначают принадлежность чего-либо лицу или животному. Они отвечают на вопрос ЧЕЙ?

Например: королевский дворец, мушкетёрский плащ, волчьи следы.

Глагол

Глагол – это самостоятельная часть речи, которая отвечает на вопросы ЧТО ДЕЛАТЬ? ЧТО СДЕЛАТЬ?

Глагол в русском языке может обозначать самые разнообразные явления: действие (стрелять, решать, входить), физическое и душевное состояние (спать, сидеть, плакать, болеть), процесс речи и мысли (говорить, думать, размышлять), проявление и изменение признака (стареть, краснеть, темнеть), взаимоотношения людей (обожать, уважать, ненавидеть), движение (шагать, скакать, плыть), различные звуковые явления (квакать, мычать, ржать) и т. д.

Когда мы говорим, что глагол – это часть речи, которая обозначает действие предмета, то «действие» следует понимать в самом широком смысле этого слова.

Движение и его выражение – глагол – являются основой языка. Найти верный глагол для фразы – это значит дать движение фразе.

АЛЕКСЕЙ ТОЛСТОЙ, русский и советский писатель

Глаголы – это «живые» слова, оживляющие всё вокруг себя.

Глаголы, обозначая действие, могут указывать и время, когда совершается действие. Они имеют три времени: настоящее, прошедшее и будущее. Например: бегу (настоящее время), бежал (прошедшее время), побегу, буду бежать (будущее время).

В глаголе различаются три лица (первое, второе, третье) и два числа (единственное и множественное).

Изменение глагола по лицам, временам и числам называется спряжением.

Глаголы, оканчивающиеся на СЯ (СЬ), называются возвратными. После согласных и Й употребляется СЯ, а после гласных – СЬ. Например: моет – моется, мыл – мылся, мыть – мыться, мою – моюсь, мыли – мылись.

Глагол имеет особую форму, которая только называет действие, но, сама по себе, не указывает ни времени, ни числа, ни лица. Эта форма называется неопределённой формой (или инфинитивом): писать, читать, нести, совершать, плакать, думать.

По моему глубокому убеждению, вся разительность прозы – в глаголе, ибо глагол – это действенность характера.

ЮРИЙ БОНДАРЕВ, советский писатель

Глаголы, которые отвечают на вопросы ЧТО ДЕЛАТЬ? ЧТО ДЕЛАЮТ? ЧТО ДЕЛАЛИ? и т. д., являются глаголами несовершенного вида.

Глаголы, которые отвечают на вопросы ЧТО СДЕЛАТЬ? ЧТО СДЕЛАЮТ? ЧТО СДЕЛАЛИ? и т. д., являются глаголами совершенного вида.

Глаголы несовершенного вида обозначают длительные или повторяющиеся действия, без указания на их завершённость.

У глаголов несовершенного вида есть все три формы времени: прошедшее, настоящее и будущее сложное.

Глаголы совершенного вида указывают на завершённость действия, его результат, конец действия или его начало.

У глаголов совершенного вида есть только две формы времени: прошедшее и будущее простое. Настоящее время отсутствует.

Глаголы бывают двух типов: активные и пассивные. Глаголы первого типа – это когда подлежащее предложения что-то делает. Пассивный глагол – это когда с ним что-то делают, а подлежащее просто допускает, чтобы это произошло. Пассивного залога надо избегать.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Глаголы имеют три наклонения: изъявительное (читаю), условное (читал бы) и повелительное (читай).

Глаголы в изъявительном наклонении обозначают действия, которые происходят, происходили или будут происходить на самом деле: читаю, читал, буду читать.


Отец их вернулся к своей дивизии и к своей супруге и лишь изредка присылал сыновьям большие четвертушки серой бумаги, испещрённые размашистым писарским почерком (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Глаголы в условном наклонении обозначают действия, желаемые или возможные при определённых условиях.


– Когда я встречу человека, который не спасовал бы передо мною, – проговорил он с расстановкой, – тогда я изменю своё мнение о самом себе. (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Глаголы в повелительном наклонении выражают побуждение к действию, приказ, просьбу.


– Дуняша это без вас сделает; посидите немножко с больным человеком. Кстати, мне нужно поговорить с вами. (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Глаголы в повелительном наклонении не изменяются по временам.

Иногда к глаголам повелительного наклонения прибавляется частица КА, которая несколько смягчает приказание.


– Ничего, ничего, – твердил, умиленно улыбаясь, Николай Петрович и раза два ударил рукою по воротнику сыновней шинели и по собственному пальто. – Покажи-ка себя, покажи-ка, – прибавил он, отодвигаясь, и тотчас же пошёл торопливыми шагами к постоялому двору, приговаривая: «Вот сюда, сюда, да лошадей поскорее» (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


А вот как будет выглядеть повелительное наклонение глагола «ехать»?

Езжай? Ехай? Едь?

Какой из этих вариантов будет правильным?

Оказывается – никакой!

Я, вообще-то, всегда говорила «езжай». Но в одной умной книге сказано, что, если мы говорим о глаголах «ехать» и «поехать», то их повелительной формой будут «поезжай», «заезжай» и «приезжай». А вот разговорный вариант «езжай» (без приставки), оказывается, считается хоть и допустимым, но нежелательным.

Удивительное дело!

Но ведь «поехать» и «ехать» – это два разных слова?!

А если рассуждать логически? Охать – охай, чихать – чихай, нюхать – нюхай. Почему же не говорить по аналогии: ехать – ехай?

Да, всё в русском языке как-то слишком уж заковыристо и запутанно.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

А вот какие глаголы самые длинные в русском языке? Их, оказывается, три. И во всех – по 24 буквы: «переосвидетельствоваться», «субстанционализироваться» и «интернационализироваться».

А ещё в русском языке есть так называемые недостаточные глаголы. Иногда у глагола нет какой-либо формы, и это обусловлено законами благозвучия.

Например: глагол «победить».

Он победит, ты победишь, мы победим…

Но как сказать про себя?

Я победю? Я побежу? Я побежду?

Учёные-филологи предлагают использовать заменяющие конструкции «я одержу победу» или «я стану победителем». Поскольку форма первого лица единственного числа тут отсутствует, такой глагол является недостаточным.

* * *

И ещё вот что. А как вы понимаете слова Пушкина из стихотворения «Пророк»? Там в конце есть такое воззвание: «Глаголом жги сердца людей».

Каким конкретно глаголом? И почему только глаголом? Почему не существительным и не прилагательным?

А тут всё дело в том, что слово «глагол» в русском языке имеет несколько значений. То есть глагол это не только часть речи, но и словесная речь человека, разумный говор, язык. Правда в таком значении это слово давно устарело. Но зато от него происходят более употребительные ныне слова «глаголить» (например: устами младенца глаголит истина) и «разглагольствовать» (то есть говорить многословно и бессодержательно).

А ещё, как оказалось, глагол – это подседельный штырь велосипеда.

Вот уж сама не знала…

КСТАТИ

Есть у А. С. Пушкина в стихотворении «К Чаадаеву» такие слова – «души прекрасные порывы». Так вот «души» тут – это не глагол.

Причастие

Причастие – это тоже не только церковное таинство, в котором православный христианин под видом хлеба и вина вкушает (причащается) Тело и Кровь Иисуса Христа, но и особая форма глагола, которая обозначает признак предмета по действию и отвечает на вопросы прилагательного.

Ничего не понятно?

А если так: причастие – это особая форма глагола, которая отвечает на вопросы КАКОЙ? КАКАЯ? КАКОЕ? КАКИЕ? Возможны также вопросы ЧТО ДЕЛАЮЩИЙ? ЧТО СДЕЛАВШИЙ? Например: сломанный, плачущая, палящее, растворенное, говорившие.

Причастие обладает свойствами как глагола (оно образовано с помощью его корня), так и имени прилагательного (оно образовано с помощью его окончания). То есть причастие совмещает в себе признаки глагола и прилагательного.

Причастия бывают разных видов.

В частности, страдательные причастия – это те причастия, которыми обозначается признак, создающийся у одного предмета под действием другого.

Страдательные причастия образуются только от переходных глаголов.


Д’Артаньян между тем, весь во власти своих планов – стать образцом учтивости и вежливости, приблизился к молодым людям и отвесил им изысканнейший поклон, сопровождаемый самой приветливой улыбкой. (Александр Дюма. «Три мушкетёра»).


Действительные причастия – это причастия, которыми обозначается признак, производимый самим субъектом (предметом).

Действительные причастия бывают образованы от глаголов в настоящем и прошедшем времени с помощью суффиксов «ущ», «ющ», «ащ», «ящ».


В этих предчувствиях и надеждах было нечто похожее на те волнения, которые испытывает привычный игрок, пересчитывающий перед отправлением в клуб свои наличные деньги (А. И. Куприн. «Яма»).


– Камердинер вашего брата. Он человек, стоящий на высоте современного образования, и исполнит свою роль со всем необходимым в подобных случаях комильфо (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Причастие с зависимыми от него словами называется причастным оборотом.


Анна говорила шутливо, но в тоне её чувствовалось раздражение. Дарья Александровна, внимательно наблюдавшая Анну и Вронского, тотчас же заметила это (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Если причастный оборот стоит после определяемого слова, то он с обеих сторон выделяется запятыми.


Мало того, что юноши, танцующие на московских балах, почти все были влюблены в Кити, уже в первую зиму представились две серьезные партии: Лёвин и, тотчас же после его отъезда, граф Вронский. (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).

Деепричастие

Деепричастие – это самостоятельная часть речи или особая неизменяемая форма глагола, обозначающая добавочное действие при основном действии.

Эта часть речи соединяет в себе признаки глагола (вид, залог, переходность и возвратность) и наречия (неизменяемость, синтаксическая роль обстоятельства).

Деепричастие отвечает на вопросы: ЧТО ДЕЛАЯ? ЧТО СДЕЛАВ? КАК? КОГДА? ПОЧЕМУ? и др. Например: свернувшись, прибежав, читая, не задумываясь.

Как и глагол, деепричастие обозначает действие (добавочное действие) и, подобно наречию, называет признак действия, то есть показывает, как оно совершается.

Соответственно, деепричастный оборот составляет деепричастие и зависимые от него слова.


– Ну, что ты делаешь? – сказал Сергей Иванович, отставая от других и равняясь с братом (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Сергей Иванович (что сделал?) сказал. В этом примере глагол «сказал» показывает основное действие. А глаголы «отставать» и «равняться» заменены деепричастиями «отставая» и «равняясь», обозначающими добавочные действия и одновременно характеризующими основное действие.

Слова «отставая» и «равняясь» отвечают на вопрос: что делая? Это деепричастия, образованные от глаголов «отставать» и «равняться». Отставая от кого? От других. Равняясь с кем? С братом. У деепричастия «отставая» имеется зависимое слово – «от других». У деепричастия «равняясь» имеется зависимое слово – «с братом». Эту синтаксическую конструкцию называют деепричастным оборотом.

Деепричастный оборот всегда выделяется запятыми.


Она прямо взглянула ему в лицо, как бы умоляя его о пощаде, и подала руку (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Ни минуты не думая, Анна села с письмом Бетси к столу и, не читая, приписала внизу: «Мне необходимо вас видеть. Приезжайте к саду Вреде. Я буду там в шесть часов» (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Он пригласил Кирсанова и Базарова к себе на бал и через две минуты пригласил их вторично, считая их уже братьями и называя их Кайсаровыми (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


И, откинувшись в угол кареты, она зарыдала, закрываясь руками (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).

Имя числительное

А вот ещё одна самостоятельная часть речи. Она обозначает число, количество и порядок предметов.

Это имя числительное, и оно отвечает на вопросы: СКОЛЬКО? КОТОРЫЙ?


– Да вот возьми на расходы, – сказал он, подавая десять рублей из бумажника. – Довольно будет? (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


– Теперь у меня приказчик из мещан: кажется, дельный малый. Я ему назначил двести пятьдесят рублей в год (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


– И прекрасно! По случаю такого приятного знакомства я возьму по пятьдесят копеек за штуку. Что, дорого? Ну, нехай, бог с вами! Вижу, вы человек дорожный, не хочу вас грабить: так и быть по тридцать. Что? Тоже не дешево?! Ну, по рукам. Двадцать пять копеек штука! Ой! Какой вы несговорчивый! По двадцать! Потом сами меня будете благодарить! (А. И. Куприн. «Яма»)


Числительные делятся на четыре группы:

– количественные (три, пятьдесят, двести, триста сорок шесть);

– порядковые (первый, второй, пятидесятый);

– собирательные (оба, двое, трое);

– дробные (одна пятая, две третьих, три десятых).

Количественное числительное может быть любым членом предложения, а вот порядковое – обычно бывает определением.

Все числительные изменяются по падежам, а некоторые также по родам и числам.

Значение количества могут иметь не только числительные, но и другие части речи, например, существительные (тройка, десяток, сотня) и прилагательные (тройной, двухлетний, пятиэтажный). Однако числительные можно, как правило, записать словами и цифрами, а вот другие части речи со значением числа можно записать только словами.

По количеству слов числительные бывают: простые, сложные и составные. Простые состоят из одной основы, составные – из двух основ или нескольких слов.

Простые числительные: один, второй, три, шесть.

Сложные числительные: тринадцать, пятьдесят, пятисотый (они описывают две цифры и пишутся слитно).

Составные числительные: две тысячи восемнадцать, сто пятьдесят шесть (они состоят из нескольких слов и пишутся раздельно).

* * *

Мы же уже не сомневаемся, что изучение русского языка с его порой весьма заковыристыми правилами – это дело непростое? А чтобы в этом убедиться ещё раз, вот вам такое маленькое задание.

Попробуйте без предварительного проговаривания вслух поставить в творительный падеж составное числительное в сочетании: я владею 2584 книгами.

Даже девять взрослых из десяти этого сделать не смогут, а десятый (который сможет) всё равно хотя бы немного запнётся.

Попробовали?

А теперь проверьте себя. Надо было сказать так: я владею двумя тысячами пятьюстами восемьюдесятью четырьмя книгами.

«Пятистами» здесь – категорически неверно.

А вот, например, имя числительное «восемь» в творительном падеже имеет две формы (восемью и восьмью), и при обозначении восьми сотен употребляется также две формы: восемьюстами и восьмьюстами.

Вообще-то – это страшное дело! Сейчас в СМИ идет множество разной числовой информации. И если в газетах числительные читаются глазами, то на радио и в телевизоре диктор или ведущий должен их произнести вслух. И сколько же тут возникает проблем! Делают ошибки даже самые авторитетные товарищи.

Хватит повторять старые ошибки! Время делать новые!

АНДРЕЙ КНЫШЕВ, писатель-сатирик

Но при этом, что характерно, дикторы старой (ещё советской) школы с длинными числительными справлялись отлично.

Это не брюзжание. Типа вот раньше и небо было голубее, и трава – зеленее. К сожалению, сейчас на радио и телевидение пришли совсем другие люди, у которых масса всевозможных достоинств, но вот солидная лингвистическая подготовка и высокая культура речи в них не входят. Да и зачем? Главное же – высокий рейтинг, эта погремушка для взрослых детей, желающих удовлетворить своё тщеславие.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

В русском языке названия числительных, делящихся на 10, образуются сложением названия цифры и «десять»: двадцать, тридцать, пятьдесят, восемьдесят и т. д. Исключением из этого ряда является число «сорок». Объясняется это тем, что в древности условной единицей торговли меховыми шкурками была их связка из 40 штук. Ткань, в которую заворачивались эти шкурки, и называлась «сорок» (от этого же корня, кстати, происходит слово «сорочка»). Таким образом название «сорок» вытеснило более древнее «четыре десте».

Наречие

Нет, мы не будем тут говорить про «семантические отношения между полной и свернутой пропозициями в предложениях с наречиями». Не станем трогать и «предикативное наречие, которое может утрачивать предикативность»… Пусть этим забивают себе головы студенты-филологи, а в обычной жизни это совершенно никому не нужно.

Зато точно нужно знать, что наречие – это самостоятельная часть речи, которая обозначает признак действия (чаще всего) и отвечает на вопросы КАК? КУДА? КОГДА? ГДЕ? ПОЧЕМУ? ЗАЧЕМ? В КАКОЙ СТЕПЕНИ? Например: стоять насмерть, доделать завтра, бежать быстро, смотреть вниз.

Наречие – это неизменяемая часть речи, то есть наречия – это неизменяемые слова, а это значит, что они не склоняются, не спрягаются и не имеют окончаний.

Наречия обычно зависят от глаголов. Они усиливают их значение или обобщают смысл целого.

Но это, как говорится, в идеале. На практике же многие известные писатели терпеть не могут наречия. Например, М. И. Веллер утверждает: «Наречия – это описательные слова, они ничего не добавляют к тому, что вы пишете».

А вот еще одна его фраза-совет: «Если контекст слабоват, то наречия не спасут вас».

Над этим стоит задуматься.

Американский писатель Рой Питер Кларк тоже уверен, что наречия могут «обескровить» глагол или дублировать его значение.

В книге «50 приемов письма» Кларк разбирает популярные в США рассказы о приключениях юного изобретателя Тома Свифта, созданные неким коллективом авторов под псевдонимом Виктор Эпплтон (Viktor Appleton). Он, в частности, рассматривает такой небольшой отрывок:


«Смотри! – внезапно вскрикнул Нед. – Вон человек!.. Я собираюсь заговорить с ним!» – горячо заявил Нед.


По мнению Кларка, восклицательного знака после «смотри» могло бы быть вполне достаточно, но авторы добавляют «внезапно» и «горячо» для пущей верности. Несколько слов, и они вновь используют наречие: не для того, чтобы изменить наше восприятие глагола, а в качестве «усилителя».

Вывод Кларка однозначен: «Глупость этого стиля привела к тому, что родилась фигура речи, названная „по-томсвифтовски“, когда употребление наречий превращает прозу в анекдот».

Кстати, и знаменитый Стивен Кинг, получивший прозвище «Король ужасов» и продавший более 350 миллионов экземпляров своих произведений, в книге «Как писать книги» также предостерегает: «Наречие вам не друг». Он уверен, что во фразе «Он резко закрыл дверь» совершенно не нужно слово «резко». Можно, например, сказать: «Он захлопнул дверь». Всё зависит от контекста. А слово «резко» – избыточное.

Я считаю, что дорога в ад вымощена наречиями ‹…› Если сказать по-другому, то они вроде одуванчиков. Один на газоне выглядит и симпатично, и оригинально. Но если его не выполоть, на следующий день их будет пять… потом пятьдесят… а потом, братие и сестры, газон будет полностью, окончательно и бесповоротно ими покрыт. Тогда вы поймёте, что это сорняки, но будет – АХ! – поздно.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Самое длинное наречие в словаре русского языка – «неудовлетворительно» (19 букв).

Впрочем, следует учесть, что от подавляющего большинства качественных прилагательных, оканчивающихся на ЫЙ/ИЙ, образуются наречия на О/Е, далеко не всегда фиксируемые словарём.

Так что если есть такое длиннющее прилагательное, как «частнопредпринимательский» (25 букв), то вполне может быть и наречие «частнопредпринимательски» (24 буквы). Точно так же может быть и наречие «человеконенавистнически» (23 буквы).

Местоимение

Слова, не несущие смысловой нагрузки, принято называть сорняками. Или паразитами. Но сами по себе слова не являются сорняками (в языке, между прочим, ненужных слов вообще нет), но они могут становиться ими в речи отдельных людей.

Каких?

Ну, например, недостаточно владеющих языком.

В роли слов-сорняков часто выступают и местоимения.

Местоимение – это самостоятельная часть речи, которая указывает на предметы, признаки, количество, но не называет их.

К местоимениям можно задать вопросы имён существительных (КТО? ЧТО?), имён прилагательных (КАКОЙ? ЧЕЙ?), числительных (СКОЛЬКО?) и наречий (КАК? КОГДА? ГДЕ?).

А чем местоимение отличается от существительного?

Во-первых, предметностью. Существительное называет предмет, и сразу становится понятно, о чём идёт речь. Местоимение же не обозначает предмет, оно на него только указывает.

Например, к местоимениям относятся: тот, этот, я, ты, он, она, вы, мы.

Местоимение, как уже говорилось, может отвечать на вопросы разных частей речи – в зависимости от того, какую часть речи оно заменяет в предложении.

А теперь вернёмся к местоимениям-сорнякам. По сути, это уточнения, которые лишь раздражают читательский глаз. Лишние местоимения вредны не только сами по себе, но и тем, что тянут шлейф подробностей – утомительных, ненужных, а порой и вовсе нелепых.

Вот несколько классических ляпов, взятых из современных книг:

– «Ян провел своей рукой по его щеке и заглянул ему в глаза». (А разве этот Ян мог бы провести по чьей-то щеке чужой рукой?);

– «Ощущая всей своей кожей энергию, исходящую от стен, я испытывал смешанное чувство вины и страха». (А разве можно что-то ощутить не своей кожей, а чужой?) и т. д.

Правило тут может быть только одно: каждый должен сам проверять свой текст и нещадно бороться с местоимениями-паразитами. И не только с местоимениями – просто в этом разделе мы говорим о них.

Ну, а местоимения бывают разные, и их нужно уметь различать.

– Личные местоимения: я, ты, мы, вы, он (она, оно, они). Они указывают на лица, которые участвуют в речи (это местоимения-существительные).

– Притяжательные местоимения: мой, твой, наш, ваш, свой. Они указывают на признак предмета по его принадлежности (это местоимения-прилагательные).

– Вопросительные местоимения: кто? что? какой? чей? который? сколько? где? когда? куда? откуда? зачем? и др.


Кити была жива, страдания кончились. И он был невыразимо счастлив. Это он понимал и этим был вполне счастлив. Но ребёнок? Откуда, зачем, кто он?… Он никак не мог понять, не мог привыкнуть к этой мысли. Это казалось ему чем-то излишним, избытком, к которому он долго не мог привыкнуть (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Относительные местоимения: кто, что, какой, чей, который, сколько, где, когда, куда, откуда, зачем и др. Они совпадают с вопросительными, но употребляются не в роли вопросительных слов, а в роли союзных слов в придаточных предложениях.


– Я сколько времени бьюсь и ничего не сделал, – говорил он про свой портрет, – а он посмотрел и написал. Вот что значит техника (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Неопределённые местоимения: некто, нечто, некий, какой-то, чей-нибудь, некоторый, несколько, сколько-либо, где-то, кто-то, когда-либо, кое-куда, откуда-то, зачем-то и др. Они указывают на неопределённые, неизвестные предметы, признаки, количество.


Кто-то, нагнувшись, поправил шлейф невесты. В церкви стало так тихо, что слышалось падение капель воска (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Отрицательные местоимения: никто, ничто, никакой, ничей, нисколько, негде, никогда, ниоткуда, незачем и др. Они указывают на отсутствие предметов, признаков, количества.


Никто не расслышал того, что он сказал, одна Кити поняла. Она понимала, потому что не переставая следила мыслью за тем, что ему нужно было (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Жаль, что репутация у ней какая-то… Впрочем, это бы ничего, но никакой свободы воззрения, никакой ширины, ничего… этого (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


– Указательные местоимения: тот, этот, сей, оный, такой, столько, там, тут, здесь, туда, сюда, оттуда, отсюда, тогда, поэтому, затем и др. Они являются средством указания на определённые предметы, признаки, количество (с различением одного от другого).


Ни кормилицы, ни няни не было; они были в соседней комнате, и оттуда слышался их говор на странном французском языке, на котором они только и могли между собой изъясняться (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Определительные местоимения: сам, самый, весь, всякий, каждый, иной, другой, любой, всюду, везде, всегда и др. Они служат средством уточнения того предмета, признака, о котором идёт речь.


Несмотря на всю хитрость и ловкость немца, втягивавшего его в покупки и выставлявшего всякий расчет так, что нужно было сначала гораздо больше, но, сообразив, можно было сделать то же и дешевле и тотчас же получить выгоду, Вронский не поддавался ему (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


А есть еще возвратное местоимение «себя». Оно обозначает, что действие, совершаемое кем-то, направлено на само действующее лицо (это тоже местоимение-существительное).

ЭТО ВАЖНО

Самостоятельные части речи – это имя существительное, имя прилагательное, глагол, наречие и местоимение. А вот служебные части речи – это предлог, союз и частица. Служебные части речи не имеют собственного значения, так как не называют ни предметов, ни признаков, ни действий. К ним нельзя поставить вопрос. Их основная роль – быть помощниками самостоятельных частей речи, служить им.

Предлог

Предлоги служат для связи существительного, местоимения или числительного с другими словами.

Примеры предлогов: в, на, за, под, около, перед, из-за, из-под и др.

Как говорится, не надо искать предлог, чтобы использовать предлог. В речи без предлогов не обойтись, нужно просто научиться правильно их употреблять.

Вот написала слово «просто» и задумалась. Нет, это совсем не просто. Точнее, не так просто, как может показаться.

Иногда бывает весьма затруднительно отличить предлог от приставки. Бывает непросто понять – писать слово слитно или раздельно?

Например:

«Меня твой вопрос поставил в тупик».

Тут рекомендуется задать падежный вопрос ВО ЧТО? В тупик.

Или вставить определение между предлогом и словом: в серьёзный тупик, в безнадёжный тупик, в тот ещё тупик.

То есть правило тут такое: между существительным и предлогом всегда можно вставить прилагательное или местоимение.

Например:


– А! – радостно прокричал Лёвин, поднимая обе руки кверху. – Вот радостный-то гость! Ах, как я рад тебе! – вскрикнул он, узнав Степана Аркадьича (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Поднимая КУДА? Слово «кверху» тут – наречие. Пишем его слитно.

Еще примеры: «вздыхать и поднимать голову кверху»; «птица, как стрела, спустилась и взмыла опять кверху»; «она с вызывающею гордостью подняла кверху глаза» и т. д.

Другой пример:


В замкнутом пространстве палатки кажется намного холоднее, чем снаружи. Он пытается зажечь спичку, пробует три-четыре жестянки, но безрезультатно; отчаявшись, просит достать с саней новую жестянку, ещё не побывавшую в «тепле» палатки, извлекает, наконец, пламя и зажигает свечу, подвешиваемую на проволоке к верху палатки (Эпсли Черри-Гаррард. «Самое ужасное путешествие»).


К верху чего? Палатки. К самому верху палатки. Слово «верх» тут существительное, и с предлогом его надо писать раздельно.

Можно же написать «верх палатки».


Несколько последних дней он стал просыпаться до срока, когда ещё не начинало светать, и парусиновый верх палатки ещё чернел по-ночному непроницаемо, а вокруг стояла мертвенная тишь, какая бывает глухой ночью или накануне рассвета (В. В. Быков. «Карьер»).


Или «верх крыши» – это место, где соединяются два её ската.

Ещё примеры: «достал кинжал и с его помощью вскарабкался выше, к верху стены»; «вся эта плывущая махина подбиралась к верху плотины».

Но это были относительно простые случаи. А есть и сложные. И даже очень сложные.

Например, у Александра Дюма в «Трех мушкетёрах» написано:


Д’Артаньян был бы наверху блаженства, если бы не миледи, которая, как чёрная туча на горизонте, маячила перед его мысленным взором (А. Дюма. «Три мушкетёра»).


С другой стороны, в одном из рассказов А. П. Чехова читаем:


Нужно быть бесчувственным балбесом, чтобы устоять против её улыбки, против неги, которою так и дышит её миниатюрный, словно выточенный бюстик. Ах, какою надо быть деревянной скотиной, чтобы не чувствовать себя на верху блаженства, когда она говорит, смеётся, показывает свои ослепительно белые зубки! (А. П. Чехов. «Предложение»)


В одном случае написано «наверху блаженства», в другом – «на верху блаженства». Как же так?

Ведь быть наверху блаженства – это чувствовать себя наверху благополучия. Наверху наслаждения. Быть глубоко удовлетворённым, безгранично счастливым, пребывать в нирване. И никакого «верха» или «низа» у блаженства быть не может.

С другой стороны, В. П. Аксенов в книге «Круглые сутки нон-стоп» пишет:


Он был наверху блаженства, на самом верху, он качался на остренькой спице блаженства и чувствовал, что его «типичное американское приключение» близится к счастливому концу. (В. П. Аксенов. «Круглые сутки нон-стоп»).


То есть что же это получается: он был на самом верху блаженства? Можно вставить слово? Значит, верх у блаженства всё-таки имеется? Значит, он был на верху блаженства, и вниз его совсем не тянуло?

Это очень сложный вопрос, и даже у признанных специалистов-лингвистов по этому поводу имеются большие расхождения. И что тогда говорить про писателей? А что – про простых людей?

В таких случаях совет может быть только один:

И что, надо каждый раз, всякий раз писать полными предложениями? Гоните такую мысль. Если даже ваша работа состоит из фрагментов и отрывочных фраз.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Не обязательно писать полными предложениями. Не устанем повторять: любые сложные «моменты» в письме нужно просто обходить, заменяя их чем-то более понятным и однозначным.

Например, можно написать так: «У д’Артаньяна было бы всё прекрасно, если бы не миледи, которая, как чёрная туча на горизонте, маячила перед его мысленным взором».

Или: «Надо быть деревянной скотиной, чтобы не испытывать блаженства, когда она говорит, смеётся, показывает свои ослепительно белые зубки!»

КСТАТИ

Слово «соответственно» является самым длинным предлогом (и одновременно союзом) в русском языке. Оно состоит из четырнадцати букв. А вот самая длинная частица «исключительно» – всего на букву короче.

Союз

Союзы «и», «а», «но», «что», «если», «когда», «потому что» и другие служат для связи однородных членов или самостоятельных частей сложного предложения.


Вы мне отвечаете так, чтобы отделаться от меня, потому что вы не имеете никакого доверия ко мне (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Перед одиночными союзами «и», «или», «да» (в значении «и»), которые соединяют однородные члены, запятая не ставится.


Один шепнул да другой, смотришь, молва разрослась, а там бояре её ещё больше раздули, паны и иезуиты за неё ухватились, как за клад, и… и вот народился я! (Н. Н. Алексеев. «Лжецаревич»)


А вот перед союзами «а», «но», «да» (в значении «но») запятая ставится.


– Но она не помешает вам любить жену.

– Она-то не помешает, да жена помешает (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).

ПЕРЕД СОЮЗАМИ, КОТОРЫЕ СОЕДИНЯЮТ ЧАСТИ СЛОЖНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ, ЗАПЯТАЯ СТАВИТСЯ ВСЕГДА.

Союзы, как служебные части речи, имеют разные наименования. Есть, например, союзы соединительные («и», «да», «также» и т. д.). Есть союзы разделительные («или», «либо»). Есть союзы вопросительные («ли»), союзы изъяснительные («что», «будто», «якобы»), союзы сравнительные («словно», «будто бы», «чем», «как»), союзы условные («ежели», «если», «когда», «коли»), а также союзы предположительные и желательные («бы», «да», «дабы», «чтобы» и т. д.)

Пример последнего:


Надобно спасти от разгрома наш край, самую близкую нам отчизну, дабы потом всё возродить, как возрождается феникс из пепла!.. (Генрик Сенкевич. «Огнём и мечом»)

Частица

Практически никогда не выступают в качестве слов-сорняков имена существительные с богатой семантикой (то есть смысловым значением), глаголы, прилагательные, предлоги и союзы (строевые слова, по существу, относящиеся не к лексике, а к грамматике).

А чаще всего в качестве слов-сорняков выступают частицы (указательная «вот», резюмирующая «ну», утвердительная «так», вопросительная «да» и прочие «пожалуй», «просто», «прямо», «короче», «как бы» и т. д.

Частица – это служебная часть речи, которая вносит в предложение различные оттенки значения или служит для образования форм слов.

Умелое использование частиц делает речь более точной и выразительной.

Частицы помогают говорящему выразить или усилить вопрос, сомнение, восклицание, отрицание, уточнение.

Сравните:

«Это он?» – «Неужели это он?»

«Это так важно?» – «Разве это так важно?»

И раз уж прозвучало слово «важно», хотелось бы подчеркнуть очень важную вещь:

ЧАСТИЦЫ НЕ ИЗМЕНЯЮТСЯ И НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ЧЛЕНАМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

Частицы «бы», «же» и «ли» пишутся отдельно: купил бы, всё же, едва ли и т. д.

Также отдельно пишутся частицы «ведь», «вот», «будто» и т. п.


Ведь они мне не отдадут его. Ведь он вырастет, презирая меня, у отца, которого я бросила. Ты пойми, что я люблю, кажется, равно, но обоих больше себя, два существа – Сережу и Алексея (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Но тут всё та же несмелость, угловатость неопытной молодости, неловкое чувство; и было впечатление растерянности, как будто кто вдруг постучал в дверь (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


Гораздо сложнее всё обстоит с таким словом, как «мол». Кто-то считает его вводным словом, указывающим на то, что говорящий передает чужие слова, чужое мнение или приводит свои слова, сказанные в другой ситуации. Тогда «мол» выделяется знаками препинания, обычно запятыми.


Бескончин послал двоих предупредить наших, что так, мол, и так, заходят к нам в тыл, мы следуем за ними… (Д. А. Гранин. «Мой лейтенант»)


Так и так, мол, плачет какая-то женщина на кладбище. Командир сам пришёл на пост, сам послушал: плачет. То затихнет, а то опять примется плакать (В. М. Шукшин. «На кладбище»).


– Знаешь, что я вспомнил, брат? Однажды я с покойницей матушкой поссорился: она кричала, не хотела меня слушать… Я наконец сказал ей, что вы, мол, меня понять не можете; мы, мол, принадлежим к двум различным поколениям. Она ужасно обиделась, а я подумал: что делать? Пилюля горька – а проглотить её нужно. Вот теперь настала наша очередь, и наши наследники могут сказать нам: вы, мол, не нашего поколения, глотайте пилюлю (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Однако в некоторых словарях принадлежность слова «мол» определяется как частица, и приводятся примеры необособленного употребления данного слова. Например: «Уверяет: я мол не виноват».

Примерно то же самое можно сказать и про слово «дескать».


Что делать? Одному домой ехать барин поопасался: на смех, дескать, поднимут, – он и остался в немецкой земле (П. П. Бажов. «Таюткино зеркальце»).


А вот частицы «то», «либо», «нибудь», «кое» в составе неопределенных местоимений и наречий пишутся через дефис.


Почти каждый вечер попозже они уезжали куда-нибудь за город, в Ореанду или на водопад; и прогулка удавалась, впечатления неизменно всякий раз были прекрасны, величавы (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


А я-то думал, что до женитьбы жизнь так себе, кое-как, не считается, а что после женитьбы начнётся настоящая. А вот три месяца скоро, и я никогда так праздно и бесполезно не проводил время (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Частицы «ка» и «де» тоже пишутся через дефис.


Ну-ка, пустить одних детей, чтоб они сами приобрели, сделали посуду, подоили молоко и т. д. Стали бы они шалить? Они бы с голоду померли. Ну-ка, пустите нас с нашими страстями, мыслями, без понятия о едином Боге и творце! Или без понятия того, что есть добро, без объяснения зла нравственного. Ну-ка, без этих понятий постройте что-нибудь! (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


На что Пугачёв сказал: «Врёшь-де, дурак». На то Зарубин говорил: «Я-де в том Караваеву дал клятву, чтоб никому о том не сказывал („Емельян Пугачёв на следствии. Сборник документов и материалов“)».


При этом частица «кое», отделенная от местоимения предлогом, пишется отдельно.


Кое-кто подсматривает жизнь только в боковой видоискатель, кое у кого существуют только широкоугольные объективы, третьи пользуются стереоскопической аппаратурой (Г. А. Товстоногов. «Зеркало сцены»).


Я кое-что предпринял, связался кое с кем и в результате узнал вещи, достаточно интересные (Е. Н. Вильмонт. «Маскировка для злодейки»).


Частица «таки» пишется через дефис только после наречий (прямо-таки), глаголов (пришёл-таки) и других частиц (неужели-таки), а в остальных случаях пишется отдельно.

Он (Хлебников) не имел никаких имущественных связей с миром. Стихи писал на листках – прямо-таки высыпал на случайно подвернувшийся листок (Ю. К. Олеша. «Зависть»).


– Мы таки добились сведения из Пензенского губернского правления. Вот, не угодно ли… (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)

Междометие

Есть ещё одна особая часть речи, служащая для выражения различных чувств или волевых побуждений (например: «ай», «ах», «ой», «увы», «батюшки», «боже мой» и т. д.). Это междометие. То есть восклицание, способное выражать радость, печаль, удивление, негодование, восхищение, раздражение, испуг и т. п.


«Боже мой, неужели это я должна сама сказать ему? – подумала она. – Ну что я скажу ему? Неужели я скажу ему, что я его не люблю? Это будет неправда. Что ж я скажу ему? Скажу, что люблю другого? Нет, это невозможно. Я уйду, уйду» (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был всё-таки чем-то вроде шута горохового… (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»)


Междометия выражают разные порывы или движения духа односложным или двухсложным звуком. Междометия тесно связаны со звукоподражанием, и они придают речи дополнительную живость.

Междометия выражают всю полноту чувств, но их следует отличать от частиц «ну», «ишь ты» и т. п. Эти частицы не выделяются запятыми.


– Ишь ты красавица, беленькая, как сахар, – говорила одна, любуясь на Танечку и покачивая головой. – А худая…

– Да, больна была (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Междометия же всегда выделяются интонационно, произносясь как отдельное слово.

В силу того что междометия находятся вне предложения, они выделяются либо запятыми, либо восклицательным знаком.

Сравните:


– Ах, об этом тоже поговорим после, – опять до ушей покраснев, сказал Лёвин (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Ах! Это ужасно, ужасно! Но неужели это правда, что вы решились на развод? (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


Это междометия.


– Ах ты обжора! Ах злодей! – Тут Ваську Повар укоряет. – Не стыдно ль стен тебе, не только что людей? (И. А. Крылов. «Кот и Повар»)

А это частица.

Повторим еще раз. Междометия выражают чувства или побуждения, но не называют их. Междометия не могут поясняться другими словами, не отвечают на вопросы и не являются членами предложения. В отличие от них, частицы – это служебные слова, которые придают различные дополнительные оттенки словам и предложениям.

КСТАТИ

Самое длинное междометие в русском языке – физкульт-привет (пятнадцать или четырнадцать букв в зависимости от статуса дефиса).

Предложение

В учебнике «Современный русский язык» сказано, что предложение – это «единица языка, которая представляет собой грамматически организованное соединение слов (или слово), обладающее смысловой и интонационной законченностью».

Что-то не очень понятно…

В «Новейшем полном справочнике школьника» утверждается, что предложение – это «наименьшая единица общения».

Что за единица общения? Вообще – ерунда какая-то…

А вот ещё одно определение из университетского курса «Синтаксис русского языка»: «Предложение – это грамматически оформленная по законам данного языка целостная единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли».

Так единица речи или единица общения? Но общаться же можно и без слов. Не даром же утверждается, что мимика и жесты порой значат гораздо больше, чем сказанное словами.

Неужели нельзя написать просто, что предложение – это слово или ряд (цепочка) слов, связанных по смыслу и служащих общению?

* * *

При помощи предложения выражается законченная мысль. И каждое предложение должно содержать в себе какую-нибудь мысль. Таким образом, где нет мысли или смысла, там нет и предложения.

Из гениальной мысли можно убрать все слова.

СТАНИСЛАВ ЕЖИ ЛЕЦ, польский писатель-сатирик

А наукой, изучающей предложение, как мы уже знаем, является синтаксис.

Существительные и глаголы – необходимые составляющие письма. Без любой из них ни одна группа слов не может быть предложением, поскольку предложение по определению является группой слов, содержащей подлежащее (существительное) и сказуемое (глагол); таковые последовательности слов начинаются с прописной буквы и кончаются точкой и в совокупности выражают законченную мысль, рождающуюся в голове пишущего и переносящуюся в голову читателя.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Словосочетание

Словосочетание – это два и более самостоятельных слов, связанных между собой по смыслу и грамматически.

Словосочетание более точно, чем одно слово, называет предмет, признак, явление или действие.

При этом в большинстве словосочетаний имеются два слова, из которых одно главное, а другое зависимое.

Примеры словосочетаний: «хорошая погода», «длинная дорога», «разбросанные вещи», «бегает быстро»…

Для сравнения: «погода быстро» – это не словосочетание, ибо тут нет никакой ни смысловой, ни грамматической связи.

Словосочетание (в отличие от предложения) не имеет законченной мысли. И предложение никогда не может быть словосочетанием.

А вот словосочетание может стать простым предложением, если его произнести с определенной интонацией. Например: «Хорошая погода».

Где мало слов, там вес они имеют.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР, английский поэт и драматург

Текст

Но вернёмся к предложению. По сути, это суждение (мысль), выраженное словами.

Слова имеют вес – спросите любого работника книжного склада или большой библиотеки.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

А что такое текст?

Текст – это группа предложений, объединённых в целое темой и основной мыслью. Предложения в тексте связаны между собой с помощью лексических и грамматических средств.

Мысль в тексте развивается: каждое следующее предложение несёт с собой новые сведения.

А что такое тема текста?

Тема – это то, о чём говорится в тексте. Тема текста часто отражается в его заголовке.

Текст, предложение и словосочетание – это основные единицы синтаксиса. Причём словосочетание – это самая маленькая единица, а текст – самая большая.

А вот слово (повторимся) изучается морфологией.

Абзац

Абзац – это отрезок письменной речи между двумя красными строками. Абзац – это отдельное слово, предложение или несколько предложений.

Абзац является единицей членения текста. То, что меньше абзаца, это фраза, что больше – глава (раздел). Абзац служит для группировки однородных единиц изложения, исчерпывая какой-нибудь его момент (тематический, сюжетный и т. д.). Выделение какой-нибудь фразы в особый абзац усиливает падающий на неё смысловой акцент.

Соотношению «абзац – законченная мысль» нас учили ещё при написании сочинений в школе. Точно так же, как и тому, что новая мысль начинается с нового абзаца.

В лёгких книгах абзацы короткие, в том числе абзацы диалогов, которые могут вообще состоять из двух слов, а пустого места много. Они воздушны, как конические стаканчики с мороженым. Трудные книги, полные мыслей, повествования или описаний, выглядят солиднее. Упакованнее, если можно так выразиться. Вид абзацев почти так же важен, как их содержание; они – карта предназначений книги.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Итак, абзац – это фрагмент текста, выделенный графически, то есть отступом.

Деление на абзацы выявляет структуру текста: абзац составляет шаг в его конструировании, порцию смысла, и чтение «по абзацам» помогает лучше воспринимать текст.

А ещё абзацем называют и сам отступ в тексте. Другими словами – это красная строка, отступ на начальной строке, указывающий на смысловую самостоятельность следующего за этим текстового фрагмента.

Я готов отстаивать точку зрения, что именно абзац, а не предложение есть основная единица письма – место, где начинается сцепление, где слово получает шанс стать больше, чем словом. Если наступает момент оживления, он наступает на уровне абзаца. Это инструмент поразительный и гибкий – он может состоять из одного слова или тянуться на страницы (у Дона Робертсона один абзац в историческом романе «Парадиз-Фоллз» тянется на шестнадцать страниц, а у Росса Локриджа в «Округе Рейнтри» есть абзацы ненамного короче). Если собираетесь хорошо писать, вам надо научиться хорошо им пользоваться. А это означает многие часы практики; надо научиться слышать ритм.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Предложение: его виды и членение

Виды предложений

Какая часть речи появилась в языке первой?

По всей видимости, это было полное эмоций междометие.

Если же исключить его, то первенство должно принадлежать глаголу. Ведь человек в младенчестве, когда ещё вовсю играет его детское воображение, должен скорее замечать действие, а не действующий предмет, и по действию он уже отличает этот самый предмет. Слово «пить» явно появилось раньше, чем слово «молоко».

За глаголом появилось прилагательное – также звукоподражательное, а уже по прилагательному составилось имя существительное: предмет стали именовать по его главному отличительному свойству.

Образование других частей речи произошло гораздо позже.

Человек, составляя слова, играл ими, как ребёнок играет кубиками: он то прислушивался к природе, то давал волю своему воображению.

В самом начале слова были односложные. Потом от них развились ветви и отростки. Потом всё это стало составляться во фразы и предложения.

Языки поначалу были бедны, и эта бедность исходного материала заставляла человеческий ум прибегать к помощи фантазии, чтобы найти слова для своих понятий.

Вот, например, слово «охота». Человек занимался ею с доисторических времён. А первоначальное значение слова охота – это «желание», «радость», «веселье». Оно указывает на то, что перенос этого слова на «деятельность, связанную с поиском, выслеживанием и добычей охотничьих ресурсов», произошёл в той социальной среде, где охота была не промыслом, а забавой. Охота – это то, чем занимались русские богатыри между битвами. Они, например, стреляли птиц, чтобы «сердце приутешити и могучие плечи прирасправити». А в древнерусском языке то, что мы теперь называем охотой, обозначалось словом «лов».

Языки мужали и крепли, а народ, достигнув известной степени образования, перестал расти таким проявлением ума, как язык. И тогда за дело взялись специалисты.

Общенародность постепенно лишилась своего голоса, и все права в этой области перешли к немногим избранным, то есть к учёным. Перелом произошёл с введением грамоты, с изображением звуков письменами.

Люди передали зрению то, что до того принадлежало одному слуху. Как следствие – пошли всевозможные правила, а за ними (а как же без этого!) – исключения из правил.

Предложения в языке стали не просто единицей языка индивида, а группой слов, связанных между собой по смыслу и выражающих законченную мысль.

По сути, предложение – это наименьшая единица общения. Оно характеризуется интонационной завершённостью, которая в письме передаётся точкой, вопросительным или восклицательным знаком. Слова в предложении связаны грамматически (то есть с помощью окончаний и предлогов), а также по смыслу.

В современном русском языке имеется несколько видов предложений: односоставные, сложноподчинённые, сложносочинённые, придаточные, повествовательные, вопросительные, побудительные и т. д.

Возьмите любое существительное, сложите с любым глаголом, и вот вам предложение.

СТИВЕН КИНГ, американский писатель

Проще говоря, по своему строению предложения бывают простые и сложные.

Простые предложения имеют одну грамматическую основу.

Сложное предложение имеет две или более частей, которые по своему строению являются простыми предложениями.

Примеры простого предложения:


И Анна Сергеевна стала приезжать к нему в Москву (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


На углу он встретил спешившего ночного извозчика (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Примеры сложного предложения:


Весь город знает, что два года тому назад он женился на богатой семидесятилетней старухе, а в прошлом году задушил её; однако ему как-то удалось замять это дело (А. И. Куприн. «Яма»).


Доктор ещё не вставал, и лакей сказал, что «поздно легли и не приказали будить, а встанут скоро» (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Простые предложения в сложном могут быть независимыми друг от друга по содержанию или включать головную часть и зависимую. От головной части к зависимой можно задать вопрос.

Примеры сложного предложения с независимыми друг от друга частями:


В первом антракте муж ушёл курить, она осталась в кресле (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


К рассвету Яма понемногу затихает, и светлое утро застаёт её безлюдной, просторной, погруженной в сон, с накрепко закрытыми дверями, с глухими ставнями на окнах (А. И. Куприн. «Яма»).

Примеры сложного предложения с зависимыми друг от друга частями:


Рыдания и слёзы радости, которых он никак не предвидел, с такою силой поднялись в нём, колебля всё его тело, что долго мешали ему говорить (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Вечером, когда немного утихло, они пошли на мол, чтобы посмотреть, как придёт пароход (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


По цели высказывания предложения делятся на:

– повествовательные, то есть содержащие сообщение или описание (Анна Сергеевна смотрела в лорнетку на пароход и на пассажиров);

– вопросительные, то есть содержащие вопрос о чём-то неизвестном (Кто смотрел в лорнетку на пароход и на пассажиров?);

– побудительные, то есть выражающие желание говорящего заставить что-то делать других людей (Анна Сергеевна, посмотрите в лорнетку на пароход и на пассажиров).


По эмоциональной окраске выделяют предложения:

– восклицательные, то есть сопровождающиеся выражением чувств говорящего (Анна Сергеевна, ни в коем случае не смотрите в лорнетку на пароход и на пассажиров!);

– невосклицательные, в которых говорящий излагает содержание без выражения собственных эмоций (Анна Сергеевна должна посмотреть в лорнетку на пароход и на пассажиров).

Главные члены предложения

Подлежащее и сказуемое – это главные члены предложения. Они образуют его грамматическую основу.

Подлежащим называется главный член предложения, который обозначает, о ком или о чём говорится в предложении.

Подлежащим может быть слово или группа слов, отвечающих на вопросы КТО? ЧТО? и связанных со сказуемым по смыслу и грамматически.


Мальчик быстро оглянулся на отца (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Время (дело известное) летит иногда птицей, иногда ползёт червяком (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Гуров часто заходил в павильон и предлагал Анне Сергеевне то воды с сиропом, то мороженого (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


Сказуемое – это тоже главный член предложения, но оно обозначает, что говорится о подлежащем, и отвечает на вопросы ЧТО ДЕЛАЕТ? ЧТО ЭТО ТАКОЕ? КТО ОН ТАКОЙ? КАКОВ ОН?

Сказуемое чаще всего выражается глаголом:


Славянин-гувернёр через полчаса (что сделал?) нашёл своего воспитанника на лестнице и долго не мог понять, злится он или плачет (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Оно может быть выражено также именем существительным или прилагательным:


Этот человек (кто он такой?) – заядлый скептик и не верит в чудотворные силы (Герберт Уэллс. «Чудотворец»).


Ваша статья (какова?) исключительно забавна! (Мария Корелли. «Скорбь Сатаны»)


Итак, слово, означающее то, о чём говорится в предложении, называется подлежащим, а слово, показывающее то, что говорится о подлежащем, называется сказуемым.

Тут всё легко и просто.

Все остальные слова в предложении прибавляются исключительно для уточнения и большей ясности выражения. Но для составления предложения другие слова не обязательны.

Подлежащее и сказуемое, выражая вместе одну мысль, составляя одно предложение, находятся в неразрывной связи между собой. Эта связь обозначается окончаниями глагола, так что с изменением подлежащего непременно изменяется и сказуемое.

Например, если мы хотим сказать об одной птице, мы говорим: «птица летает и поёт»; а если о многих птицах, то – «птицы летают и поют».

Как же было бы хорошо, если бы и всё остальное в русском языке было таким же понятным. Но не тут-то было, и мы будем иметь возможность убедиться в этом много раз.

Второстепенные члены предложения

Все прочие члены предложения, кроме подлежащего и сказуемого, называются второстепенными.

Они поясняют, уточняют, дополняют. Они помогают более полно и точно описывать предметы и явления окружающей действительности.

Второстепенный член предложения, который обозначает предмет и отвечает на вопросы косвенных падежей (КОГО? ЧЕГО? КОМУ? ЧЕМУ? и др.), называется дополнением.

Обычно дополнение относится к глаголу-сказуемому и чаще всего выражается существительным или местоимением.


Тогда он пристально поглядел на неё и вдруг обнял её и поцеловал в губы, и его обдало (чем?) запахом и влагой цветов, и тотчас же он пугливо огляделся: не видел ли кто? (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»)


Решение, наконец, было изложено: ехать и не верить шарлатанам, а во всём обращаться (к кому?) к нему (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Второстепенный член предложения, который обозначает признак предмета и отвечает на вопросы КАКОЙ? КОТОРЫЙ? ЧЕЙ? называется определением.


Лёвин едва помнил (чью?) свою мать. Понятие о ней было для него священным (каким?) воспоминанием, и будущая (какая?) жена его должна была быть в его воображении повторением того прелестного, святого (какого?) идеала женщины, каким была для него мать (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Чаще всего определение выражается именем прилагательным. Прилагательное согласуется (ставится в том же роде, числе, падеже) с существительным, которое оно поясняет.

Определения могут не только характеризовать предмет по цвету, форме и т. д., но и выражать чувства человека, его впечатления от предмета.


Мой муж, быть может, (какой?) честный, хороший человек, но ведь он лакей! (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»)


Рассказывают что-то ужасное. Что вас принуждают любить (каких?) самых отвратительных, старых и уродливых мужчин… (А. И. Куприн. «Яма»)


Обстоятельством называется член предложения, который обозначает, как, когда и где совершается действие, и отвечает на вопросы: ГДЕ? КУДА? ОТКУДА? (обстоятельство места); КАК? КАКИМ ОБРАЗОМ? (обстоятельство образа действия); КОГДА? КАК ДОГЛО? (обстоятельство времени).

Обстоятельства обычно выражаются наречиями или именами существительными в косвенных падежах.


Вернулась Ванда. Она (как?) медленно, осторожно уселась на край Жениной постели, там, где падала тень от лампового колпака (А. И. Куприн. «Яма»).


Она сидела (где?) у окна, глядя на Долли и перебирая в памяти все те, казавшиеся неистощимыми, запасы задушевных разговоров, и не находила ничего (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Ждали, что приедет муж. Но пришло от него письмо, в котором он извещал, что у него разболелись глаза, и умолял жену (каким образом?) поскорее вернуться домой (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


Обстоятельства, указывая, где, как, когда, как долго происходит действие, помогают описать его более точно, конкретно. Поэтому обстоятельства чаще всего относятся к сказуемому.

К сожалению, в русском языке не все члены предложения согласовываются друг с другом в числе, лице и роде. Постоянное согласование бывает только в числе, но и тут имеется исключительный случай, когда глагол «есть» употребляется вместо другого глагола.

«У меня есть книги».

Простейшее, казалось бы, предложение. Но в нём подлежащее «книги» стоит во множественном числе, а сказуемое «есть» (имеются) – в единственном числе.

Согласование же в родах и лицах бывает одно вместо другого, то есть так – или в роде, или в лице.

«Он пишет».

Тут подлежащее и сказуемое согласованы в числе и лице, но рода не видно, потому что можно сказать: «он пишет», «она пишет», «оно пишет». То есть окончание глагола остается одно и то же для всех родов.

«Пишу». «Пишем». «Буду писать». «Будут писать».

В настоящем и будущем времени глагол показывает лица, но не обозначает родов.

В прошедшем же времени, наоборот, глагол показывает роды, но не обозначает лиц.

А вот во множественном числе прошедшего времени глагол не показывает ни лиц, ни родов, поэтому согласование подлежащего и сказуемого остается только в числе: «они писали».

Однородные члены предложения

Однородные члены предложения отвечают на один и тот же вопрос и относятся к одному и тому же члену предложения.

Однородные члены не зависят друг от друга.

Они произносятся с интонацией перечисления.

Однородными могут быть как главные, так и второстепенные члены предложения.


Был ясный морозный день. У подъезда рядами стояли кареты, сани, ваньки, жандармы (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


В этом предложении однородные подлежащие «кареты» и «сани», а также «ваньки» (так назывались извозчики на плохих лошадях с бедной упряжью) и «жандармы» соотносятся с одним сказуемым «стояли» (стояли какие транспортные средства? стояли кто?).


Захаров не спеша, основательно уселся за столом, разложил перед собой принесенную бумажку, произнёс так, как будто продолжал большой разговор:

– Эх, Ванда, мастера мы пустые слова говорить! (А. С. Макаренко. «Флаги на башнях»)


В этом предложении однородные обстоятельства образа действия «не спеша» и «основательно» зависят от сказуемого «уселся» (уселся как?).

Не являются однородными членами предложения:

– Повторяющиеся слова, употребляющиеся с целью подчеркнуть множество предметов, длительность действия, его повторяемость и т. д.


Мы кружились быстро-быстро, но не касались ногами пола, а точно плавали в воздухе и кружились, кружились, кружились. Ах, это продолжалось так долго и было так невыразимо чудно-приятно… (А. И. Куприн. «Поединок»)


Такие сочетания слов надо рассматривать как единый член предложения.

– Повторяющиеся одинаковые формы, соединённые частицей «не» или «так». Например: верь не верь, старайся не старайся, работать так работать и т. д.


Старайся не старайся, как ты я всё равно умным никогда не стану (Рубен Давид Гонсалес Гальего. «Я сижу на берегу»).


– Сочетания двух глаголов, из которых первый лексически неполный.

Например: возьму и скажу, взял да и пожаловался, пойду посмотрю и т. п.


Вот скажу тебе всё, вот возьму и скажу! (М. И. Танич. «Счастье – такая трудная штука»)


Отчего не велел мне крестный входить в эту горницу? Дай пойду посмотрю, что там такое? (Л. Н. Толстой. «Крестник»)


– Устойчивые сочетания с двойными союзами, между которыми запятая не ставится.

Например: ни взад ни вперёд, ни за что ни про что, ни рыба ни мясо и т. д.


Обидел ни за что ни про что такую хорошую, милую женщину (А. И. Куприн. «Марианна»).


С возрастом как-то выровнялась, а в ранней молодости – ни кожи ни рожи, ни рыба ни мясо. Глаза мелкие, как семечки, прорезаны косо. И такой же косой короткий рот. А в середине – кое-какой нос (В. С. Токарева. «Телохранитель»).

Обобщающие слова

При однородных членах предложения могут быть обобщающие слова. Они дают общее название предметам, признакам, которые обозначены однородными членами. Обобщающие слова отвечают на тот же вопрос и являются тем же членом предложения, что и однородные члены.

Например:


А на Малой Ямской ‹…› совсем уж грязно и скудно: пол в зале кривой, облупленный и занозистый, окна завешены красными кумачовыми кусками; спальни, точно стойла, разделены тонкими перегородками, не достающими до потолка, а на кроватях, сверх сбитых сенников, валяются скомканные кое-как, рваные, тёмные от времени, пятнистые простыни и дырявые байковые одеяла; воздух кислый и чадный, с примесью алкогольных паров… (А. И. Куприн. «Яма»)


После обобщающего слова перед однородными членами ставится двоеточие.

Например:


– Да, очень, – отвечала она и стала рассказывать ему всё сначала: своё путешествие с Вронскою, свой приезд, случай на железной дороге (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Слуга, в котором всё: и бирюзовая серёжка в ухе, и напомаженные разноцветные волосы, и учтивые телодвижения, словом, всё изобличало человека новейшего, усовершенствованного поколения, посмотрел снисходительно вдоль дороги и ответствовал: «Никак нет-с, не видать» (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).

Обращение

Обращение – это слово или сочетание слов, которые называют того, к кому обращаются с речью.


– Вы сходите, сударь, повинитесь ещё. Авось Бог даст. Очень мучаются, и смотреть жалости, да и всё в доме навынтараты пошло. Детей, сударь, пожалеть надо. Повинитесь, сударь. Что делать! Люби кататься… (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


Обращение не является членом предложения.

При обращении наблюдается особая интонация: на слове-обращении голос повышается, а после обращения должна следовать пауза. В предложении обращение может занимать любое место: в начале, в середине или в конце предложения.

Обращение выделяется запятыми:


– Сюда, ваше сиятельство, пожалуйте, здесь не обеспокоят, ваше сиятельство, – говорил особенно липнувший старый белёсый татарин с широким тазом и расходившимися над ним фалдами фрака. – Пожалуйте шляпу, ваше сиятельство, – говорил он Лёвину, в знак почтения к Степану Аркадьичу, ухаживая и за его гостем (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Позвольте, господин, получить с вас деньги. За пиво, сколько следует, и за время. Это и для вас лучше и для нас удобнее (А. И. Куприн. «Яма»).


Если обращение находится в начале предложения и произносится с восклицательной интонацией, то после него ставится восклицательный знак, а следующее слово пишется с большой буквы:


– А! Ваше сиятельство! – крикнул Облонский. – Ты за кем? (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


– Мадам Барсукова! Я вам могу предложить что-нибудь особенного! (А. И. Куприн. «Яма»)

Сложносочинённые предложения

Сложное предложение включает в себя две или несколько грамматических основ.

Части сложного предложения могут быть связаны:

– только интонацией, без союзов (это бессоюзные сложные предложения);

– интонацией и союзами «а», «и», «но», «что», «когда», «чтобы» и др.

Части сложносоюзных и бессоюзных предложений обязательно разделяются запятой.

Например:


Вронский в это последнее время, кроме общей для всех приятности Степана Аркадьича, чувствовал себя привязанным к нему ещё тем, что он в его воображении соединялся с Кити (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Если союз «и» связывает два однородных сказуемых, то перед «и» запятая не ставится. Если союз «и» связывает части сложного предложения, то запятая перед союзом «и» ставится.

Сложные предложения, состоящие из равноправных частей, соединённых союзами «и», «а», «но», называются сложносочинёнными.

Например:


Он так давно влюблён, и мне его очень жаль (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Но прошло больше месяца, наступила глубокая зима, а в памяти всё было ясно, точно расстался он с Анной Сергеевной только вчера (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


Она потушила умышленно свет в глазах, но он светился против её воли в чуть заметной улыбке (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).

Сложноподчинённые предложения

Некоторые сложные предложения похожи на словосочетания: в них одна часть является главной, от неё можно поставить вопрос к другой, зависимой. Такие предложения называются сложноподчинёнными.

Например:


Трёх лучших тёлок окормили, потому что без водопоя выпустили на клеверную отаву, и никак не хотели верить, что их раздуло клевером, а рассказывали в утешение, как у соседа сто двенадцать голов в три дня выпало (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Тут одни части предложения зависят от других.

Предложение с прямой речью

Прямая речь – это слова какого-либо лица, передаваемые без изменения. Прямая речь сопровождается словами автора, из которых мы узнаём, кому принадлежит прямая речь.

В предложениях с прямой речью употребляются различные глаголы «говорения»: сказать, ответить, спросить, крикнуть, произнести, объявить, объяснить, заметить, проворчать, шепнуть, буркнуть и т. д.


– Как вы меня испугали! – сказала она, тяжело дыша, всё еще бледная, ошеломлённая. – О, как вы меня испугали! Я едва жива. Зачем вы приехали? Зачем?

– Но поймите, Анна, поймите… – проговорил он вполголоса, торопясь. – Умоляю вас, поймите…

Она глядела на него со страхом, с мольбой, с любовью, глядела пристально, чтобы покрепче задержать в памяти его черты.

– Я так страдаю! – продолжала она, не слушая его. – Я всё время думала только о вас, я жила мыслями о вас. И мне хотелось забыть, забыть, но зачем, зачем вы приехали? (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»)


Как видим, у А. П. Чехова использованы три глагола «говорения»: сказать, проговорить и продолжать. И это здорово! Гораздо хуже (беднее) смотрится такой вот текст:


– Только если бы не жалко бросить, что заведено… трудов положено много… махнул бы на все рукой, продал бы, поехал, как Николай Иваныч… Елену слушать, – сказал помещик с осветившею его умное старое лицо приятною улыбкой.

– Да вот не бросаете же, – сказал Николай Иванович Свияжский, – стало быть, расчёты есть.

– Расчёт один, что дома живу, непокупное, ненанятое. Да еще всё надеешься, что образумится народ. А то, верите ли, – это пьянство, распутство! Все переделились, ни лошадёнки, ни коровёнки. С голоду дохнет, а возьмите его в работники наймите – он вам норовит напортить, да ещё к мировому судье.

– Зато и вы пожалуетесь мировому судье, – сказал Свияжский (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Тут три раза подряд повторяется один и тот же глагол «говорения». Конечно, это можно выдать за особенность авторского стиля. При желании это можно приписать и индивидуально-авторскому своеобразию языковой палитры.

На самом деле писать диалоги несложно, однако не стоит из раза в раз повторять: сказал, сказал, сказал… Это крайне монотонно и может быстро наскучить читателю. Слово «сказал» желательно как-то разнообразить.

Обычно прямая речь заключается в кавычки, и первое слово пишется с большой буквы.


Взгляд Степана Аркадьича как будто спрашивал: «Это зачем ты говоришь? Разве ты не знаешь?» (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


Если прямая речь стоит после слов автора, то после них ставится двоеточие.

Если прямая речь стоит перед словами автора, то после неё ставится вопросительный или восклицательный знак либо (после кавычек) запятая. Слова автора начинаются с маленькой буквы, и перед ними ставится тире.


«Неужели я могу сойти туда, на лёд, подойти к ней?» – подумал он (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Давно ли вы здесь? – сказала она, подавая ему руку. – Благодарствуйте, – прибавила она, когда он поднял платок, выпавший из её муфты (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– И не думай, – прибавил он, заметив на лице Облонского недовольное выражение, – чтоб я не оценил твоего выбора (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Прямая речь может состоять из нескольких предложений.

В таком случае кавычки ставятся только один раз.


Платонов и теперь ещё помнил, как внезапная злоба охватила его: «Ах, так? Чёрт вас побери! – подумал он. – Чтобы я ещё стал жалеть ваши арбузы! Так вот нате, нате!..» (А. И. Куприн. «Яма»)

Диалоги

Нетрудно догадаться, что речь бывает монологической и диалогической.

Если говорит один человек, а все остальные слушают, то такая речь называется монологической. Этот термин происходит от греческих слов «monos» (один) и «logos» (слово).

Соответственно, термин «диалог» происходит от греческих слов «dia» (два, сквозь, через) и «logos» (слово).

Монолог – это разговор одного человека (порой с самим собой), а диалог – это беседа, это когда говорят оба собеседника попеременно (например, один спрашивает, другой отвечает).

Такая речь называется диалогической.

Человек с человеком испокон веку ведут монолог.

СТАНИСЛАВ ЕЖИ ЛЕЦ, польский писатель-сатирик

Диалог – это разговор двух или нескольких лиц.

Конечно, бывают ещё и монологи двоих. Это когда люди вроде бы говорят друг с другом, но при этом друг друга не слушают. Так, кстати, бывает очень часто, но это уже тема для совсем другой книги.

Слова каждого говорящего в диалоге (реплика) пишутся с новой строчки без кавычек. Перед репликой ставится тире.

Например:


Он ласково поманил к себе шпица и, когда тот подошёл, погрозил ему пальцем. Шпиц заворчал. Гуров опять погрозил.

Дама взглянула на него и тотчас же опустила глаза.

– Он не кусается, – сказала она и покраснела.

– Можно дать ему кость? – И когда она утвердительно кивнула головой, он спросил приветливо: – Вы давно изволили приехать в Ялту?

– Дней пять.

– А я уже дотягиваю здесь вторую неделю.

Помолчали немного.

– Время идёт быстро, а между тем здесь такая скука! – сказала она, не глядя на него.

– Это только принято говорить, что здесь скучно. Обыватель живёт у себя где-нибудь в Белёве или Жиздре – и ему не скучно, а приедет сюда: «Ах, скучно! Ах, пыль!» Подумаешь, что он из Гренады приехал (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


– Сударь, я сказал это вовсе не из желания искать с вами ссоры. Я, слава богу, не забияка какой-нибудь, и мушкетёр я лишь временно. Дерусь я, только когда бываю вынужден, и всегда с большой неохотой. Но на этот раз дело нешуточное, тут речь о даме, которую вы скомпрометировали.

– Мы скомпрометировали! – воскликнул д’Артаньян.

– Как могли вы подать мне этот платок?

– Как могли вы обронить этот платок?

– Я уже сказал, сударь, и повторяю, что платок этот выпал не из моего кармана.

– Значит, сударь, вы солгали дважды, ибо я сам видел, как он выпал именно из вашего кармана.

– Ах, вот как вы позволяете себе разговаривать, господин гасконец! Я научу вас вести себя! (Александр Дюма. «Три мушкетёра»)


Между прочим, Александр Дюма всегда добавлял в текст тысячи деталей, придававших ему живость. Писатель повсеместно вставлял диалоги, и в этом он не имел себе равных. А всё почему? Просто потому, что платили тогда авторам построчно. Поэтому Дюма и «добавлял тысячи деталей», вводя в романы массу второстепенных персонажей и множа диалоги между ними.

У него, например, множество диалогов ради диалогов. Точнее – диалогов, не несущих ровным счётом ничего, просто диалогов ради увеличения числа строк.

Например:


– И сам не знаю… Одно я знаю: я готов исполнить всё, чего пожелаете, если вы позволите мне проводить вас до того места, куда вы идёте.

– И затем вы оставите меня?

– Да.

– И не станете следить за мной?

– Нет.

– Честное слово?

– Слово дворянина! (Александр Дюма. «Три мушкетёра»)


Так можно было бы продолжать до бесконечности. Сейчас построчно авторам не платят, поэтому и диалоги в книгах выглядят несколько иначе.

Самое важное в диалоге – не переходить на монологи.

АВРЕЛИЙ МАРКОВ, автор литературных миниатюр

Безличные предложения

Безличными называются односоставные предложения, главный член которых называет процесс или состояние, независимые от активного деятеля (или признак, независимый от его носителя).

Например:


Почему мне кажется, что это уже было? Рассветало. Рассветает. И до того, как взойдёт солнце, и я должна буду скрыться в тени, у меня есть время, чтобы помолиться… (Н. В. Резанова. «Утро Хильд»)


Основой безличных предложений является отсутствие активного деятеля.

Чтобы было понятно, возьмём два предложения: «Улица светла» и «На улице светло». В предложении «Улица светла» обозначен носитель признака (улица), а в безличном предложении «На улице светло» признак выступает как существующий безотносительно к его носителю.

По сути, появление безличных предложений – это результат развития абстрактного мышления, позволяющего отвлечься от конкретного деятеля, вызывающего или производящего определенное действие.


Вчера вечером порошило из ничего, как будто это со звёзд падали снежинки… (М. М. Пришвин. «Звёздная пороша»)


Уже смеркалось, когда войска пришли на место ночлега (Л. Н. Толстой. «Война и мир»).


Просто мне нездоровилось это время (А. И. Куприн. «Молох»).


В настоящее время разновидности безличных предложений находят широкое применение в деловой речи и в официальных объявлениях. Например: «Запрещается эксплуатировать эвакуационные пути и выходы так, чтобы были созданы препятствия для их использования в целях эвакуации». Или же: «Запрещено выносить произведения печати и иные документы, принадлежащие библиотеке».

Инфинитивные предложения

Главный член односоставного предложения может быть выражен инфинитивом (неопределённой формой глагола). Такие предложения называются инфинитивными.

Спецификой инфинитивных предложений является обозначение ими потенциального действия, то есть действия, которому суждено осуществиться, которое желательно или нежелательно, целесообразно или нецелесообразно и т. д.

Например:


– Нам теперь стоять в ремонте. У тебя маршрут иной (А. Т. Твардовский. «Василий Тёркин»).


– Тебе нелегко будет сообщить им это известие. Они всё рассуждают о том, что мы через две недели делать будем (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Не менее распространено значение побуждения к действию, повеление, приказание.

Например:


– Не сметь! – шёпотом сказала девушка. – Я кричать буду… (В. М. Кожевников. «Девушка, которая шла впереди»)


– Приехали смотреть помещиков – давай их смотреть! (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»)


Или всем хорошо знакомые «Не прислоняться» и «На поручни не облокачиваться».

Инфинитивные предложения с вопросительной частицей «ли» передают нерешительное предположение, сомнение.

Например:


А что, не убираться ли мне! Как бы хозяин не увидал (А. Н. Островский. «Горячее сердце»).


Инфинитивные предложения с частицей «бы» приобретают значение желательности.

Например:


– Хорошо у вас здесь, – сказал он.

– Конечно, хорошо. Вам бы здесь до осени пожить (А. П. Чехов. «Невеста»).


Частица «бы» нередко сочетается в инфинитивных предложениях с частицами «только», «хоть», «лишь» и т. д. В таких предложениях значение желательности передаётся более смягченно.

Например:


– О господи, – продолжал он с тоской, – хоть бы одним глазом на Москву взглянуть! Хоть бы она приснилась мне, матушка! (А. П. Чехов. «Мужики»)

Слова-предложения

Среди простых предложений выделяется группа предложений, состоящих из одного слова или из неразложимого сочетания частиц. Такие предложения обозначают простое утверждение или отрицание, выражают согласие или несогласие, дают эмоциональную оценку предшествующему высказыванию или содержат побуждение к действию.

Слова-предложения употребляются в диалогах – они свойственны только разговорному стилю.

Слова-предложения могут быть утвердительными.

Например:


– Согласно показаниям человека, который продал вам пистолет Макарова, дело было за месяц до Нового года.

– Точно так (Н. В. Андреева. «Вид на жительство в раю»).


Подколёсин (с самодовольною улыбкой). А преконфузно, однако же, должно быть, если откажут.

Кочкарёв. Еще бы! (Н. В. Гоголь. «Женитьба»)


Слова-предложения могут быть отрицательными.

Например:


Аркадина. Вас бы проводил кто-нибудь, моя крошка.

Нина (испуганно). О, нет, нет! (А. П. Чехов. «Чайка»)


Слова-предложения могут быть вопросительными.

Например:


– Да ведь Шипиловка только что числится за тем, как бишь его, за Пенкиным-то; ведь не он ей владеет: Сафрон владеет.

– Неужто? (И. С. Тургенев. «Записки охотника»)


Слова-предложения могут быть междометными (эмоционально-оценочными).

Например:


– Порфирий! – воскликнул толстый, увидев тонкого. – Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!

– Батюшки! – изумился тонкий. – Миша! Друг детства! Откуда ты взялся? (А. П. Чехов. «Толстый и тонкий»)


Слова-предложения могут быть междометными (побудительными).

Например:


– Не играйте! – замахали старшины музыкантам. – Тс!.. Егор Нилыч спит… (А. П. Чехов. «Маска»)

Слова-предложения ДА и НЕТ

В русском языке слова ДА и НЕТ, выражающие утверждение и отрицание, в предложении отделяются запятой или восклицательным знаком.


– Да! – значительно, медленно проговорила она. – Я так счастлива! (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя: богатыри – не вы! (М. Ю. Лермонтов. «Бородино»)


– Нет! – вскрикнула она, увидав его, и при первом звуке её голоса слёзы вступили ей в глаза. – Нет, если это так будет продолжаться, то это случится ещё гораздо, гораздо прежде! (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


Кстати, чтобы немного отвлечься, заметим, что если женщина говорит «да», то ситуация получается сложная, ведь в слове «да» всего лишь одна буква согласная. То есть «пятьдесят на пятьдесят». Другое дело – слово «нет». В нём уже две буквы согласные, а третью всегда можно как-то уговорить.

В этом смысле также весьма показателен следующий диалог из романа популярного французского писателя Гийома Мюссо:


– Когда женщина говорит «нет», это часто означает «да, но я боюсь».

– Любопытно! Продолжайте.

– Когда она говорит «может быть», чаще всего это означает «нет».

– А когда она говорит «да»?

– Это означает «может, да, а может, нет».

– А просто сказать «да» она не может?

– Такого в языке женщин не существует…


И к чему это было сказано? А к тому, что существуют мужской и женский варианты языка. Более того, человек часто может определить пол писавшего по письменному тексту. И компьютер может (задача автоматического определения пола – одна из центральных в компьютерной лингвистике). Практика показывает, что лучшие современные алгоритмы умеют определять пол автора текста с точностью 80–90 %. И признаков тут множество. Например, формальность стиля указывает на мужское авторство. Для мужских текстов более характерны существительные, прилагательные и предлоги, а для женских – местоимения, глаголы, наречия и междометия.

Фонетика и графика

Как мы уже выяснили, фонетика – это раздел лингвистики, изучающий звуки речи и звуковое строение языка (звукосочетания, закономерности соединения звуков в речевую цепочку и т. п.).

А графика, помимо того, что это вид изобразительного искусства, – это ещё и совокупность письменных средств (букв, знаков препинания и т. п.) языка. Проще говоря, графика в лингвистике – это то же самое, что и письменность. А письменность – это знаковая система, служащая для закрепления и передачи речевой информации на расстояние и во времени. Письменность – это одна из форм существования человеческого языка.

Устная речь – это речь произносимая и слышимая, а письменная – это речь записанная и читаемая.

Соответственно, в устной речи единица – это фраза. Это самая крупная фонетическая единица, отрезок речи с законченной интонацией. А вот в письменной речи единица – это предложение. Это грамматическая единица.

Понятно, что устная речь намного старше речи письменной. Более того, письменная речь возникла сравнительно недавно – на базе устной речи, поэтому для звуков подобраны соответствующие условные знаки (буквы), а не для букв – звуки.

Удивительно, но устная речь состоит из звуков, которые сами по себе ничего не значат. Только складываясь в определённом порядке (то есть в слова), они начинают обозначать предметы, явления и всё прочее.

У письменной речи до недавнего времени было одно преимущество: она закреплялась на бумаге и могла передаваться из поколения в поколение. Но в XX веке устную речь стали записывать на разные валики, потом – на грампластинки, потом – на магнитофонную ленту, потом – на диски, на диктофоны и т. д.

Сейчас и книги-то практически никто не пишет на бумаге – всё делается на компьютере. Но, независимо от носителей устной речи, она все равно представляет собой поток звуков. Когда человек говорит, возникают звуковые колебания, звуковые волны, которые слушающий потом воспринимает с помощью органов слуха.

Этим-то и занимается фонетика, и термин этот происходит от греческого слова «phone», переводящегося как «звук» или «голос».

Ну, а термин «графика» происходит от греческого слова «grapho», переводящегося как «пишу».

Лучший способ систематизации и анализа сумбура – запись на бумаге.

БОРИС АКУНИН, российский писатель

Буквы и звуки речи

Все буквы очень важны. В любом языке.

А вот можно ли обойтись без какой-либо буквы?

Один француз попытался это сделать: в 1969 году вышел в свет роман писателя Жоржа Перека «La disparition». Одной из ключевых особенностей этого романа стало то, что в нём не было ни одной буквы «e». А это, между прочим, самая употребляемая буква во французском языке. По такому же принципу (без буквы «e») книга была переведена на английский, немецкий и итальянский языки.

А в 2005 году этот роман вышел на русском в переводе Валерия Кислова под названием «Исчезание». Выглядит это так:


Так истёк месяц. Пришли студёные ветры. Небесная лазурь затягивалась туманами; над акватическими массами всё чаще зависала перьевая и кучевая вата, а затем приплыли и серые тучи. Из глубин пришли сильные течения. Тихие разливы сменились резкими приливами. Начались ливни.

Через три дня, в утренней дымке, Измаил увидел, как к берегу причалила яхта. Высадившиеся люди (девять-десять, не меньше) направились к зданию. Через считаные минуты Измаил услышал, как джаз-банд заиграл твист, музыкальную тему, известную лет двадцать назад и вряд ли претендующую на успех теперь.

В эту секунду рухнул целый мир, и жизнь Измаила перевернулась…


Но вы скажете, что тут много букв «е». И совершенно справедливо скажете. Однако переводчик сделал удивительно сложную вещь: в его переводе нельзя встретить букву «о», а ведь именно она является самой частой в русском языке.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

А вы знаете, сколько букв «о» в романе Л. Н. Толстого «Анна Каренина»? Их там 159 075 штук. А вот букв «е» – 121 174 штуки. Между прочим, в русском языке даже есть слово с тремя буквами «о» подряд. Это слово «зоообъединение». И есть слово с тремя буквами «е» подряд – «длинношеее».

Но вернемся к буквам.

Что это такое?

Буква – это отдельный символ какого-либо алфавита.

Чаще всего буква соответствует звуку в устной речи, но это необязательно (например: «ь» и «ъ» – в русском языке).

У буквы может существовать несколько равнозначных вариантов написания, не меняющих её произношения и смысла.

КСТАТИ

Почти все слова русского языка, начинающиеся с буквы «а», – заимствованные. Существительных русского происхождения на «а» в современной речи очень мало – это слова «азбука», «аз» и «авось».

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Сколько вы вспомните слов, что начинаются на букву «й»? Ну, от силы пять-шесть. А оказывается, что таких слов в русском языке более семидесяти (йота, йога, йод, йодистый, йогурт, йеменец, йеменка и др.).

Из букв составляют слоги, а из слогов – слова.

С этим, вроде бы, всё понятно.

Удивительно другое: русский язык настолько велик и могуч, что в нём одни и те же буквы, расположенные в одном и том же порядке, могут означать совершенно разные вещи!

Например: ты же ребёнок – ты жеребёнок, задело – за дело, иди ко мне – и дико мне, покалечишься – пока лечишься, несуразные вещи – несу разные вещи и т. д.

Ну, а звуки речи служат для различения смысла слов.

Например: дым – дом, жил – шил, дул – дал.

То есть звуки речи – это такие маленькие единицы языка, с помощью которых можно превратить одно слово в другое.

Например: дым – дом, дом – том, том – тон, тон – кон, кон – сон и т. д.

Слова могут состоять из одного, двух и более звуков.

Буквы мы видим и пишем, а звуки – произносим и слышим.

Буквы делятся на прописные (заглавные или большие) и строчные (маленькие).

А главная сложность тут заключается в том, что один и тот же звук может обозначаться разными буквами.

Например: «склад» и «плот». В конце этих слов мы произносим один и тот же звук «т», но обозначается он буквами «д» и «т».

НУЖНО РАЗЛИЧАТЬ ЗВУКОВОЙ И БУКВЕННЫЙ СОСТАВ СЛОВ.

Например, в слове «лестница» восемь букв, но всего семь звуков (буква «т» тут непроизносимая). Сочетание двух букв в слове может обозначать один звук (например, в слове «считать» две первые согласные буквы обозначают один долгий мягкий согласный звук, и слово произносится как «щитать»). С другой стороны, букв может быть и меньше, чем звуков (например, в слове «язык» одна буква «я» обозначает два звука и в слове «юный» одна буква «ю» обозначает два звука).

Алфавит

Буквы, расположенные в определённой последовательности, составляют алфавит.

Мы уже говорили про то, как появились иероглифы. От них произошёл письменный иероглифический язык. Потом появились знаки, похожие на современные буквы. И это стало настоящей революцией, ибо определёнными значками стали обозначать не целые слова, а отдельные звуки, из которых эти слова состоят. Появилась фонетическая азбука.

Однако все алфавиты, изобретённые в давние времена, были недостаточны, неполны, бедны и сбивчивы. Особенно скудны азбуки языков, произошедших отчасти от латинского языка. В них гораздо больше звуков, чем букв, но при этом есть и разные буквы и их сочетания, которыми изображается практически один и тот же звук. А есть буквы и их сочетания, которые вообще не произносятся.

В этом смысле, очень странно выглядит тот же французский язык. В нём, например, на обозначение известного автомобиля «Пежо» нужно семь букв (Peugeot), и на обозначение автомобиля «Рено» – тоже семь букв (Renault).

Самая богатая и правильная азбука в Европе – без сомнения, наша, русская.

Но вот мы всё говорим – азбука, алфавит… А не одно ли это и то же?

Или есть разница?

Азбука – это систематизированное расположение букв какой-либо письменности. Одновременно – это книга для начального обучения грамоте. В азбуке каждая буква наделена символическим смыслом, облегчающим запоминание буквенного знака.

Со своей стороны, алфавит – это совокупность букв, соответствующих звуковой системе языка и расположенных по принципу однозначности графического изображения. Буквы в алфавите не имеют дополнительного смыслового значения – кроме того, которое совпадает с обозначаемым звуком.

КСТАТИ

Название «азбука» произошло от букв Аз и Буки, с которых начиналось изучение грамоты в российских школах XIX века. В русской азбуке каждая буква изначально имела собственное имя. Например, буква А записывалась как «Аз», что в старославянском языке соответствовало современному местоимению «я». Буква Д читалась как «Добро» (богатство, щедрость), буква Г именовалась «Глаголом» (речью, говорением) и т. д.

Наша современная азбука состоит из букв, лишённых своих древних названий. Но она снабжена ассоциативными иллюстрациями (яркими картинками), благодаря которым буквы запомнить гораздо проще.

С помощью азбуки легко начинать обучение грамоте «с нуля».

В самом деле, гораздо проще запомнить буквы, наделённые символическими именами, нежели абстрактные графические знаки.

Алфавит по сути своей – это та же самая последовательность обозначающих буквы графических символов, что и азбука. Но, в отличие от азбуки, алфавит – это сухая справочная система, не снабжённая облегчающими запоминание рисунками. Алфавит вообще не содержит никакой информации, кроме самого перечня букв рассматриваемого языка.

Как уже говорилось, самая богатая и правильная азбука – наша, русская.

Русский алфавит включает в себя 33 буквы: 10 из них обозначают гласные звуки, 21 – согласные, а также есть буквы «ъ» и «ь» (они не обозначают звуков).

Для сравнения: в английском и во французском алфавитах 26 букв, а вот, согласно «Книге рекордов Гиннесса», больше всего букв (72) содержится в алфавите кхмерского языка, а меньше всего (12) – в алфавите языка ротокас острова Бугенвиль, что входит в состав государства Папуа Новая Гвинея.

* * *

В конце 2017 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ, согласно которому страна в период до 2025 года должна перейти с кириллического алфавита на латинскую графику.

И с чем же казахи тут же столкнулись?

С тем, что в латинице всего 26 букв, а в казахской кириллице, приятой в 1940 году, до сих пор было 42 буквы, и только такое количество могло обеспечить все казахские звуки. Да, вроде бы просто буквы старого алфавита заменить на латинские на основе их фонетического сходства. Легко, например, слово Астана написать как Astana. Но потребовались ещё и девять букв с апострофами, которые будут означать, например, шипящие (старой букве «ш» теперь будет соответствовать «s’»). А как быть в случаях, а их немало, где нет прямого соотношения латинских букв соответствующим буквам в кириллице? А как быть с тем, что использование апострофов увеличивает объём текста, замедляется скорость его набора, снижая удобство восприятия? Ведь апострофы визуально разрывают слова и полотно текста. А как быть с тем, что нестандартные символы отсутствуют во многих компьютерных шрифтах?

ЭТО ИНТЕРЕСНО

В алфавите, на который в течение ближайших лет должен перейти Казахстан, будет 32 буквы. Специфические звуки казахского языка предлагалось обозначать с помощью диграфов (сочетаний из двух букв). Второй вариант – передача этих звуков на письме при помощи апострофов. Глава республики одобрил вариант с апострофами, однако лингвисты и филологи раскритиковали эту версию алфавита. По словам учёных, чрезмерное использование апострофов серьёзно усложнит чтение и письмо (из 32 букв алфавита сразу 9 будут писаться с надстрочной запятой). В результате проект отправили на доработку, и в итоговом варианте, утверждённом Нурсултаном Назарбаевым, апострофы отсутствуют, зато используются новые диакритические знаки наподобие умлаутов (например á, ń), а также два диграфа (sh, ch).

Понятно, что каждая страна вольна жить так, как ей хочется, но создаётся впечатление что казахский «культурный апгрейд» никак лингвистически не оправдан, и это вопрос – абсолютно политический.

* * *

Все буквы в русском алфавите важны. Поэтому следует всегда употреблять в письменной речи букву Ё, не заменяя её буквой Е.

Почему?

Да потому, что эти буквы обозначают разные звуки.

А порой такая замена и вообще приводит к недоразумениям.

Сравните:

«Они должны все понимать» и «они должны всё понимать». Совершенно разный смысл!

А как понять, что имеется в виду: «падеж» (именительный) или «падёж» (скота)?

Или ещё смешнее: «люблю чаек» и «люблю чаёк». Так чему же это посвящено – птицам или напитку?

А еще хуже – в фамилиях. Есть, например, у меня один знакомый, и его фамилия по паспорту – Парфенков. Но все вокруг говорят так – Парфёнков. Однако стоит кому-то в каком-то документе написать «Парфёнков», тут же возникнут проблемы. Ведь формально – это другой человек! Точно так же, как совершенно разные люди Королева и Королёва, Семенов и Семёнов, Ежиков и Ёжиков. А если это доверенность или свидетельство о праве на квартиру? А нотариусы, например, вообще отказываются от оформления наследства, если возникают разногласия в документах, связанных с фамилией, именем или отчеством.

КСТАТИ

Около 3 % современных русских фамилий содержат букву «ё»: Балдачёв, Богачёв, Калёнов, Конёнков, Ковалёв, Маслёнкин, Москалёв, Найдёнов, Парфёнов и т. д.

Гласные и согласные звуки

Все звуки речи разделяются на две группы: гласные и согласные.

Гласными называются звуки, при образовании которых воздух колеблет голосовые связки и свободно проходит через ротовую полость, не встречая препятствий.

Гласные бывают ударные и безударные. Под ударением различаются все шесть гласных звуков. А вот в безударном положении различаются не все гласные.

Согласными называются звуки, при образовании которых воздух в ротовой полости преодолевает какие-то препятствия на своём пути.

В русском языке 6 гласных и 36 согласных звуков, то есть в русской фонетике царит согласие – большинство звуков согласные.

Говоря о гласных и согласных, хотелось бы отметить слова-рекордсмены.

Например, есть два слова с семью согласными подряд: контрвзгляд, контрвстреча.

Есть слово с пятью гласными подряд: чиуауа. Кто не знает, это такой штат в Мексике и маленькая порода собак. Её ещё иногда неправильно называют «чихуахуа».

И, кстати, у слова «чиуауа» рекордное соотношение согласные/гласные – 1/5.

А вот рекордное соотношение гласные/согласные (1/6) имеют слова «всплеск» и «вспрыск».

Слоги

Так уж получилось, но слова делятся на слоги. И делятся они не просто так, а для удобства произношения.

А что такое слог? Можно, конечно, сказать, что это «минимальная фонетико-фонологическая единица, характеризующаяся наибольшей акустико-артикуляционной слитностью своих компонентов». Но от такого объяснения хочется лишь закрыть учебник и не открывать его больше никогда.

Если говорить проще, то слог – это гласный звук или сочетание согласного и гласного звуков. Это один звук или несколько звуков, произносимых одним выдыхательным толчком воздуха.

Например: го-ло-ва, о-го-род, ко-ро-ва, че-ло-ве-че-ский.

СКОЛЬКО В СЛОВЕ ГЛАСНЫХ ЗВУКОВ, СТОЛЬКО И СЛОГОВ. БЕЗ ГЛАСНОГО ЗВУКА СЛОГА НЕ БЫВАЕТ.

Конечно, в русском языке есть односложные слова.

Например, слово может состоять из одной только буквы – это личное местоимение «я».

Есть слова, состоящие из двух букв. Например, ёж, ил, ум, уж, ус, ад, ас (лётчик) и т. д.

А вот какое слово – самое многосложное?

Тут, безусловно, лидирует немецкий язык, обладающий способностью «нанизывать» одно на другое обычные слова-корни, превращая их в длиннейшее сложное образование. Но есть слова-рекордсмены и в нашем языке. Вот, например, такое слово:

«кокамидопропилпропиленгликольдимонийхлоридфосфат».

В нём 48 букв, и это какое-то химическое вещество. Вообще произнести невозможно!

Впрочем, есть и другие слова. Слова-безумцы! Слова-чудовища!!!

«Метоксихлордиэтиламинометилбутиламиноакридин».

Это тоже какое-то химическое вещество. 44 буквы! А по-простому – акрихин.

Нет, в этом смысле химия – просто какая-то невменяемая…

Ударение

Русскому языку свойственно силовое ударение, при котором ударный слог отличается от безударного большей силой и отчётливостью.

Мы не во Франции. У нас ударение свободное, разноместное. То есть оно может падать на любой слог (шапка – на первый слог, кувалда – на второй слог, небоскрёб – на третий слог, телохранитель – на четвёртый слог и т. д.).

Как правило, не имеют ударения предлоги, союзы и частицы: под плащом, длинный и скучный, не станет.

Русское ударение подвижное: оно может передвигаться в одном и том же слове с одного слога на другой: сторонá – стóрону – сторóн.

В одинаковых по написанию словах ударение может стоять по-разному, и тогда это будут совсем разные слова: вы́ходить – выходи́ть, передохнýть – передóхнуть, а́тлас – атла́с.

А вот, например, слово «белки». Поставьте в нём ударение. Поставили?

Это был простейший тест на то, кто вы – специалист по лесным грызунам или учёный-химик. Или, может быть, врач-офтальмолог.

КСТАТИ

А знаете ли вы, что 75 % россиян неправильно говорят «жáлюзи». Но ошибка не перестаёт быть ошибкой, даже будучи очень широко распространённой. Так что критерий «все так говорят» не является определяющим.

Ещё одна сложность русского языка – это так называемые «логические ударения», то есть выделение голосом в произношении самого важного по смыслу слова в предложении. Очень любил этот приём А. С. Пушкин. Например, в его поэме «Полтава» читаем:

Полки ряды свои сомкнули.

В кустах рассыпались стрелки.

Катя́тся ядра, сви́щут пули;

Нависли хладные штыки.

Или вот ещё строки из его «Евгения Онегина»:

Онегин был готов со мною

Увидеть чуждые страны́.

Но скоро были мы судьбою

На долгой срок разведены.

Все мы знаем, что Пушкин – это одно из самых замечательных явлений русского художественного слова, и он мог себе позволить подобные поэтические вольности. Он был воспитан на классических образцах поэзии и хорошо знал, что, например, в латинском стихе размер всегда первичен, то есть каково бы ни было ударение в отдельном слове, если требует ритм строки, оно переместится. Да и жил поэт совсем в другое время, и тогда была совсем другая речь. Ну и, конечно же, он ставил «неправильные» ударения не из-за неграмотности.

* * *

Ну, а сейчас – особая «болевая» точка современного русского языка. Как правильно произносить: звóнишь или звони́шь? Эта проблема сильно раздута средствами массовой информации, и это уже даже не смешно.

А почему, собственно, раздута?

Да потому, что проблемы тут нет. Множество глаголов, которые кончаются на «ить», пережили за последние сто лет перенос ударения. Например, всем известна следующая строчка из басни И. А. Крылова: «Уж зима кати́т в глаза». Но сегодня же никто так не скажет. И никто не скажет, что женщина кати́т коляску с ребёнком. И никого не напрягает то, что «кати́т» поменялось на «кáтит». Аналогичная история – со словами «дари́т», «клони́т», «вари́т», «соли́т» и т. д.

Получается, вариант «звóнишь» или «звони́шь» остался последним очагом сопротивления, вопросом принципа для дотошных борцов за чистоту русского языка.

Ведь это же так просто! Это же так легко проверить популярной песней:

Позвони́ мне, позвони́,

Позвони́ мне, ради бога,

Через время протяни…

Это из кинофильма «Карнавал». А слова, между прочим, самого Роберта Рождественского!!! А посему, всякого, кто говорит «звóнишь», «позвóнишь», «перезвóнишь», надо показательно ставить в угол или отправлять спать без ужина.

Но при этом никому из до тошноты дотошных не режет слух произношение «куда это ты клóнишь»…

Равным образом, никого не напрягает так называемый «профессиональный жаргон». Никто не возмущается тем, что астрономы называют себя «астрóномы», врачи говорят «áлкоголь» и «наркомани́я», а юристы – «возбýждено» дело и «осýжденный».

Никого особо не напрягает язык чиновников. Ужасный, надо сказать, язык. До такой степени ужасный, что неправильное владение словом в нём нередко приводит к потере смысла. Во всяком случае, эксперты Санкт-Петербургского госуниверситета недавно провели исследование 36 000 законодательных актов из разных сфер деятельности и пришли к выводу, что язык нынешних нормативных актов понимают от силы 5 % россиян.

Но какая гадость чиновничий язык! Исходя из того положения… с одной стороны… с другой же стороны – и всё это без всякой надобности. «Тем не менее» и «по мере того» чиновники сочинили. Я читаю и отплевываюсь.

АНТОН ЧЕХОВ, русский прозаик и драматург

А вот ещё один непростой случай. Как правильно ставить ударение в слове «красивее»?

Кто-то говорит так: красивéе. А кто-то так: краси́вее.

Проверочное слово тут – «краси́ва».

Для лучшего запоминания данного конкретного случая, можно использовать этот незатейливый стишок:

Тот живет счастли́вее,

В ком душа краси́вее.

А в целом относительно ударений тоже следует запомнить универсальное правило:

ЕСЛИ НЕ ЗНАЕШЬ, КАК ПРАВИЛЬНО ПРОИЗНЕСТИ ЧТО-ТО, ЛУЧШЕ СДЕРЖИ СЛОВО, ТО ЕСТЬ ПРОМОЛЧИ. А ЕСЛИ НЕ МОЖЕШЬ ПРОМОЛЧАТЬ – ЗАМЕНИ СОМНИТЕЛЬНОЕ СЛОВО НА БОЛЕЕ ПРОСТОЕ И ОДНОЗНАЧНОЕ. УВЕРЯЮ, ЭТО ПРАВИЛО НИКОГДА НЕ ПОДВЕДЁТ!

Правила переноса слов

Слова в русском языке при письме переносятся по слогам. То есть они разбиваются и частично перемещаются с одной строки на другую по определённым правилам, которые установлены в русской орфографии.

Прежде всего: односложные слова (с одной гласной) не переносятся.

Нельзя оставлять в конце строки или переносить на новую строку часть слова, которая не составляет слог, то есть не содержит гласной.

Делаются переносы ещё и с учетом морфологической структуры слова.

Например, одну букву никогда не оставляют на строке и не переносят на следующую. Даже если она обозначает слог!

Вот просто так, и никак иначе!!!

Нельзя переносить так: а-брикос.

Буквы Й, Ь и Ъ не отрывают от предыдущей буквы.

Нельзя переносить так: сво-йства.

Буква Ы, с которой начинается корень, не отрывается от предыдущей согласной приставки.

Нельзя переносить так: пред-ыдущий.

А вот две одинаковые согласные всегда разделяются при переносе: одна остается, а другая переносится на следующую строку. С другой стороны, две согласные в начале корня не делятся.

Нельзя переносить так: рас-сориться.

Вообще в русском языке не следует отрывать одну букву от приставки или корня.

Нельзя переносить так: переб-раться.

Нельзя переносить так называемые «наращения», то есть отрывать при переносе от цифры соединенное с ней дефисом грамматическое окончание (1-е, 2-го, 16-й и т. д.).

Нельзя разбивать переносами условные графические сокращения типа «и т. д.», «и т. п.», «и пр.».

А вот теперь – сложный вопрос. Как перенести слово «сестра»?

Вроде бы, для того чтобы перенести это слово с одной строки на другую, его вначале надо разделить на слоги: се-стра.

В соответствии со слогоделением, и слово должно переноситься так: се-стра.

Но тогда всё было бы легко и просто, а русский язык не таков!

Дело в том, что в середине слова «сестра» имеется скопление согласных, которое можно (и нужно) рассредоточить при переносе с одной строки на другую.

Эта возможность создает следующие варианты переноса: сес-тра, сест-ра.

То есть получается, что это слово можно перенести тремя способами, и все три не будут противоречить правилам орфографии: се-стра, сес-тра, сест-ра.

Звонкие и глухие согласные

В русском языке различаются звонкие и глухие согласные.

Звонкие – это «б», «в», «д», «г», «м» и т. д.

Глухие – это «п», «ф», «т», «с», «ш» и т. д.

В чём разница?

Чтобы ответить на этот вопрос, вспомним, как рождаются звуки речи. Когда человек начинает говорить, он выдыхает воздух из лёгких. По дыхательному горлу воздух бежит в узенькую гортань, где находятся особые мышцы – голосовые связки. Точнее – это такие плотные образования из соединительной ткани. Это единственное, что связывает болтуна с нежеланием молчать.

Если человек произносит согласные звуки, то он закрывает (хоть немного) рот, и из-за этого получается шум. Но шумят согласные по-разному.

Провёдем опыт: зажмём уши и произнесём звук «п», а потом звук «б». Во втором случае связки натянулись и начали дрожать. Это дрожание превратилось в голос. В ушах немного зазвенело.

Точно так же звук «д» произносится намного звонче, чем звук «т».

Соответственно, такие звуки, как «б» и «д», учёные назвали звонкими, а звуки, которые состоят только из шума – глухими.

Но русский язык очень непрост. В нём звонкие согласные, кроме сонорных, в конце слов произносятся как соответствующие глухие. Например: зуб [зуп], друг [друк], год [гот] и т. д.

А что такое сонорные согласные?

Термин «сонорый» происходит от латинского слова «sonus», что переводится как «звук». Так вот звонкие согласные звуки – это те, в составе которых голоса (тона) больше, чем шума. А сонорные согласные, в отличие от остальных звонких, не имеют пары среди глухих согласных.

Сонорные согласные – это «м», «н», «р», «л».

Сонорные согласные образуются почти без шума. Они очень звучные.

Звонкие согласные в середине слова перед глухими оглушаются (произносятся как глухие). Например: ложка [лошка], сказка [скаска] и т. д.

А вот глухие согласные в середине слова перед звонкими озвончаются (произносятся как звонкие). Например: вокзал [вагзал], сделать [зделать] и т. д.

Предлог «в», стоящий перед словом, начинающимся с глухого согласного, оглушается и произносится как «ф». Например: в тетради [ф титради], в саду [ф саду], в шкафу [ф шкафу] и т. д.

Предлог «с», стоящий перед словом, начинающимся со звонкого согласного (кроме «в»), озвончается и произносится как «з». Например: с другом [з другам], с животом [з жыватом], с женой [з жыной] и т. д.

Твёрдые и мягкие согласные

В русском языке 37 согласных звуков. И все они делятся не только на звонкие и глухие, но и на твёрдые и мягкие.

В чём тут разница?

Твёрдые и мягкие согласные отличаются положением языка при произнесении. При произнесении мягких согласных средняя спинка языка поднята к твердому нёбу.

Ничего не понятно?

Тогда так. В слове «ручка» слышится твёрдый согласный звук «р», а в слове «река» – мягкий. На мягкость согласных также могут оказывать влияние гласные буквы и мягкий знак.

Например: в слове «мел» согласный звук «л» звучит твёрдо, а в словах «мелеть» и «мель» – мягко.

Большинство согласных образует пары твёрдых и мягких согласных.

Не образуют пар только следующие твёрдые и мягкие согласные звуки: «ж», «ш», «ц» (они всегда твёрдые) и «ч», «щ», «й» (они всегда мягкие).

Значение букв Я, Ю, Е, Ё

Буквы Я, Ю, Е и Ё могут передавать один или два звука.

Два звука они обозначают в начале слова, после гласных, после разделительных Ъ и Ь.

Например: слово «язва» произносится как «иазва», а слово «поесть» – как «пойэсть».

После согласных звуков эти буквы на письме передают лишь один гласный звук. Плюс они обеспечивают мягкость предыдущего согласного.

Однако после «ж», «ш» и «ц» (потому что они всегда твёрдые), а также в некоторых заимствованных словах буквы Я, Ю, Е и Ё обозначают только один гласный звук и не указывают на мягкость предыдущего согласного.

Буква Ё имеет в русском языке особое значение, и на этом хотелось бы остановиться поподробнее.

Удивительно: все произносят эту букву, но почти никто её не пишет.

Буква Ё (литера Ё) появилась в русском языке в 1783 году – «с лёгкой руки» главы Петербургской академии наук княгини Екатерины Романовны Дашковой. Буква Ё была одобрена Гавриилом Державиным, Денисом Фонвизиным, Николаем Карамзиным и другими известными деятелями культуры.

КСТАТИ

Г. Р. Державин первым начал использовать букву «ё» в личной переписке. Первое же печатное издание, в котором встречается буква «ё», – это книга Ивана Дмитриева «И мои безделки» (1795), изданная в Московской университетской типографии. Первым словом, отпечатанным с буквой «ё», было «всё», затем появились «огонёкъ» и «пенёкъ». Первая фамилия («Потёмкинъ») с этой буквой была напечатана в 1798 году.

Однако в ХIX веке буква Ё оставалась, по сути, факультативной. В печати она встречалась нечасто. Её использовали, прежде всего, для передачи соответствующего звука в иностранных фамилиях и названиях, а также для предотвращения путаницы в прочтении отдельных русских слов.

Типичный пример: знаменитый кардинал их «Трёх мушкетёров». Практически везде его фамилия пишется как Ришелье. Но для знающего французский язык это категорически неверно. Фамилия этого человека звучит так – Ришельё.

Почему? Да потому что она пишется так – Richelieu.

В связи с этим стоит отметить, что во второй половине XIX века буква Ё стала употребляться реже (прежде всего, из-за затруднений, возникавших при изготовлении типографских литер с двумя точками).

Декрет за подписью советского наркома просвещения А. В. Луначарского, опубликованный 23 декабря 1917 года (5 января 1918 года) среди прочего гласил: «Признать желательным, но необязательным употребление буквы Ё».

Однако в декабре 1942 года газета «Правда» (а это тогда была главная газета в нашей стране) неожиданно возродила на своих страницах букву Ё. Говорят, что это сам товарищ Сталин посетовал тогда на отсутствие этой буквы в списке фамилий награждённых генералов. И после этого народный комиссар просвещения РСФСР В. П. Потёмкин (а вовсе не Потемкин) издал приказ об обязательном употреблении буквы Ё в школьных учебниках. Позже были опубликованы обновлённые справочники русского правописания.

Между прочим, при жизни товарища Сталина букву Ё в обязательном порядке ставили во всех печатных изданиях. Но потом, к началу 60-х годов прошлого века, она встречалась уже реже, а к 80-м её вновь заменили буквой Е.

Кто бы что ни говорил, это очень обедняет русский язык.

Некоторые скажут, да какая разница? Зачем нужна эта буква Ё?

Во-первых, без буквы Ё искажается звучание многих слов, так как буква Ё указывает на правильную расстановку ударений.

Сравните: свёкла – свекла.

А ведь в этом слове кое-кто ставит ударение на букву «а».

Или «новорождённый» и «новорожденный».

Тут тоже многие совершенно неправильно ставят ударение.

А в 1920-1930-е годы написание без буквы Ё стало причиной того, что возникло много произносительных ошибок в тех словах, которые люди усваивали не из устной речи, а из книг и газет.

Например: в словах «шофёр» и «молодёжь» вместо Ё произносили Е, передвигая ударение и получая слова-уроды «шо́фер» и «мо́лодежь».

Во-вторых, буквы Е и Ё очень часто меняют значение слова.

Сравните: все – всё, небо – нёбо, совершенный – совершённый.

В-третьих, буквы Е и Ё позволяют правильно подбирать падежные формы имен существительных.

Например: «острие» или «остриё»? Конечно же, правильно второе написание. Но тогда правильно «острия», «острию», «остриёв», «остриями», «остриях». Там будет так: «на острие», «об острие».

А вот слово «житие». Там будет так: «о житии», «в житии».

В-четвёртых, получается искажённым произношение многих русских и иностранных фамилий.

Например: философ Монтескьё (а не Монтескье, как у нас принято писать), поэт Фёт (а не Фет), текстильный фабрикант Солдатёнков (а не Солдатенков), путешественник Дежнёв (а не Дежнев), политический деятель Хрущёв (а не Хрущев), но при этом шахматист Алехин (а не Алёхин).

КСТАТИ

Настоящая фамилия персонажа романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина» – Лёвин (а вовсе не Левин). Ведь он был русским дворянином. Сам Толстой называл своего персонажа Лёвин, считая, что фамилию через «е» может носить только еврейский лавочник. Между прочим, и сам граф Толстой был Лёв, а не Лев, о чём свидетельствуют прижизненные иностранные издания классика, где он Lyof или Lyoff, а также сохранившиеся аудиозаписи голоса писателя. Точно так же и брата А. С. Пушкина звали так – Лёв Сергеевич Пушкин.

В настоящее время правила таковы.

Буква Ё пишется в следующих случаях:

– когда необходимо предупредить неверное чтение и понимание слова;

– когда надо указать произношение малоизвестного слова (например: река Олёкма);

– в специальных текстах (букварях, школьных учебниках русского языка, а также в словарях для указания места ударения и правильного произношения).

Короче говоря, употребление буквы Ё может быть последовательным и выборочным.

В частности, по желанию автора или редактора любая книга может быть напечатана последовательно с буквой Ё.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

В русском языке около 12 500 слов с буквой «ё». Из них около 150 на «ё» начинаются и около 300 на «ё» заканчиваются. В русском языке также есть слова с несколькими буквами «ё». Обычно это составные слова: «трёхзвёздный», «четырёхведёрный». А ещё более 300 фамилий различаются только наличием в них «е» или «ё».

Возвращаясь же к букве Е, можно отметить, что в русском языке есть немало слов, в которых три буквы «е» идут друг за другом. Это не только упомянутое выше «длинношеее», но и «короткошеее», «среднешеее», «толстошеее», «широкошеее», а также «змееед».

А вот какое уникальное слово (в нём четыре буквы «е» идут друг за другом) было изобретено и использовано писателем Михаилом Харитоновым в его повести «Золотой Ключ, или Похождения Буратины»:


К огромному сожалению, тому помешали обстоятельства непреодолимой силы. Неподалёку от Сонной Лощины провалился в болото редчайший амарантовый длинношеееед, истинное украшение Зоны ‹…› Ситуация не терпела ни малейшего промедления, так что мне пришлось бросить всё и бежать впереди собственной тени. Предупреждая вопросы: всё завершилось благополучно, длинношеееед спасён…

Гласные после шипящих

После Ж, Ч, Ш и Щ не пишутся буквы Ю, Я, Ы, а пишутся буквы У, А, И.

Например: чудо, щука, час, площадь, жизнь, шить.

Буквы Ю и Я допускаются после этих согласных только в иноязычных словах (преимущественно французских).

Например: Жюли, Сен-Жюст, жюри, брошюра, парашют.

После шипящих в корнях слов под ударением пишется буква Ё, если можно подобрать однокоренное слово с Е.

Например: жёлтый – желтеть, шёпот – шептать.

Буква Ё пишется после шипящих в суффиксах некоторых иноязычных слов (дирижёр, ретушёр, тренажёр).

После шипящих пишется буква О, если нельзя подобрать однокоренное слово с Е.

Например: крыжовник, обжора, шов, шорох.

Также О пишется в заимствованных словах (шомпол, шоколад, шоссе, жокей).

В русских словах в неударяемых слогах после Ж, Ч, Ш и Щ буква О не пишется.

Например: горошек (но при этом – петушок).

Вообще иноязычные слова пишутся согласно произношению (крюшон, мажор, жест, планшет).

Мягкий знак после шипящих

Порой бывает весьма трудно решить, надо ли ставить мягкий знак после шипящих.

Постараемся разобраться с ситуациями, когда Ь ставить не следует и когда его надо ставить обязательно.

Всё зависит от того, о какой части речи идёт речь, в каком склонении и в какой части слова.

После шипящих Ь пишется у существительных женского рода в именительном падеже и единственном числе.

Например: дочь, брешь, мышь, ночь, тишь, ложь, вещь, помощь.

После шипящих в конце глаголов всегда пишется Ь.

Он сохраняется перед окончаниями СЯ и ТЕ (печь – печься, беречь – беречься, несёшь – несёшься, режь – режьте).


Он уже никогда не позволит себе увлечься гадкою страстью, воспоминанье о которой так мучало его, когда он собирался сделать предложение (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Одетая в лёгкое белое платье, она сама казалась белее и легче: загар не приставал к ней, а жара, от которой она не могла уберечься, слегка румянила её щёки да уши и, вливая тихую лень во всё её тело, отражалась дремотною томностью в её хорошеньких глазках (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Кстати, у Л. Н. Толстого в романе написано «так мучало его». И тут проблема заключается в том, что ряд словарей предлагают использовать оба варианта – мучить и мучать. А вот в знаменитом толковом словаре С. И. Ожегова приводится только вариант «мучить». И сейчас в строгой литературной речи предпочтительно: мучить, мучишь, мучит. И допустимо: мучаю, мучаешь, мучает. Но в прошедшем времени – только «мучил», «мучила», «мучило». Варианты «мучал», «мучала», «мучало» не допускаются. Таким образом, правильно: воспоминание мучит, мучило и будет мучить. Допустимо: воспоминание мучает. И неправильно: воспоминание мучало и будет мучать.

У наречий на Ш и Ч пишется Ь (сплошь, вскачь, наотмашь, навзничь). Также Ь пишется в одном наречии на Ж (настежь).


Доктор отнял её руки, осторожно положил её на подушку и накрыл с плечами. Она покорно легла навзничь и смотрела пред собой сияющим взглядом (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Исключениями тут являются наречия «уж», «замуж» и «невтерпёж».

И это вообще удивительно! Почему, например, «настежь» пишется с мягким знаком, а «невтерпёж» – без мягкого знака?

Тут совет может быть только один: не вникайте особо в смысл исключений в русском языке, не оценивайте их. Просто примите их и постарайтесь запомнить.

Например, надо просто запомнить, что после шипящих Ь на конце слова не пишется у существительных мужского рода в именительном падеже и единственном числе.

Например: гараж, товарищ, лещ, нож, камыш, малыш, плащ.

После шипящих Ь на конце слова не пишется у существительных, находящихся во множественном числе и родительном падеже.

Например: туч, круч, плеч, луж.

Также Ь не пишется после шипящих на конце слова у существительных женского и среднего рода в родительном падеже и множественном числе.

Например: (много) туч, рощ, училищ.

Мягкий знак не пишется на конце кратких прилагательных (могуч, свеж, хорош, горяч, певуч), а также в местоимениях с шипящими на конце (ваш, наш).

А вот в конце частиц «ишь», «бишь», «вишь», «лишь» мягкий знак пишется.

А если нет желания всё это запоминать, то можно просто обходить сомнительные слова при написании.

Проще запомнить одно универсальное правило:

СТАРАЙТЕСЬ ИЗБЕГАТЬ ПРИ НАПИСАНИИ ВСЕГО ТОГО, ЧТО ВЫЗЫВАЕТ СОМНЕНИЯ.

Можно же, например, вместо «легла навзничь» написать «легла на спину», «легла лицом вверх» – и нет никакой проблемы. Это, кстати, ещё А. П. Чехов советовал. Он так и говорил: «Следует избегать некрасивых, неблагозвучных слов. Я не люблю слов с обилием шипящих и свистящих звуков, избегаю их».

Морфология и словообразование

Пpeдмeт изyчeния мopфoлoгии

Как уже говорилось выше, морфология – это раздел грамматики, основным объектом которого являются слова. Иными словами, это раздел науки о языке, который изучает слово как часть речи.

В свою очередь, слoвo пpeдcтaвляeт coбoй oднoвpeмeннo eдиницy и лeкcики, и гpaммaтики. Cлoвo кaк лeкcичecкaя eдиницa – этo фopмaльнo выpaжeннaя cиcтeмa вcex eгo лeкcичecкиx знaчeний, кaк гpaммaтичecкaя eдиницa – этo cиcтeмa вcex eгo фopм c иx гpaммaтичecкими знaчeниями.

Cлoвa гpyппиpyютcя в чacти peчи, то есть в гpaммaтичecкиe клaccы cлoв. Haпример, все cлoвa, вxoдящиe в чacть peчи «имя cyщecтвитeльнoe», oблaдaют знaчeниeм пpeдмeтнocти (oни нaзывaют кoнкpeтныe пpeдмeты или пpeдмeтнo пpeдcтaвлeнныe фaкты, coбытия или cвoйcтвa). Bce cлoвa, вxoдящиe в чacть peчи «глaгoл», oблaдaют знaчeниeм пpoцeccyaльнoгo пpизнaкa (oни нaзывaют дeйcтвия или cocтoяния кaк пpoцeccы). Bce cлoвa, вxoдящиe в чacти peчи «пpилaгaтeльнoe» и «нapeчиe», нaзывaют cвoйcтвa или кaчecтвa пpeдмeтa.

Кaждaя чacть peчи имeeт cвoй coбcтвeнный кoмплeкc гpaммaтичecкиx кaтeгopий, в кoтopыx пpeдcтaвлeнo тo oбoбщённoe знaчeниe, кoтopoe cвoйcтвeннo вceм cлoвaм этoй чacти peчи. Taк, например, знaчeниe пpeдмeтнocти, cвoйcтвeннoe cyщecтвитeльнoмy, гpaммaтичecки пpeдcтaвляeтcя мopфoлoгичecкими кaтeгopиями poдa, чиcлa и пaдeжa. Знaчeниe пpoцecca, cвoйcтвeннoe глaгoлy, представляется кaтeгopиями вpeмeни, лицa, видa, зaлoгa и нaклoнeния. Oднoвpeмeннo c клaccификaциeй пo чacтям peчи cлoвa дeлятcя нa мopфoлoгичecкиe и лeкcикo-гpaммaтичecкиe paзpяды.

Bce пepeчиcлeнныe гpaммaтичecкиe явлeния cocтaвляют пpeдмeт мopфoлoгии кaк нayки.

B цeнтpe мopфoлoгии cтoят чacти peчи и xapaктepизyющиe иx мopфoлoгичecкиe кaтeгopии, cyщecтвyющиe в oпpeдeлённыx cиcтeмax фopм, а зaкoнoмepнocти yпoтpeблeния фopм нeпocpeдcтвeннo cвязывaют мopфoлoгию c cинтaкcиcoм. Выглядит очень заумно, но это так, и с этим нужно просто смириться.

А ещё мopфoлoгия, бyдyчи oдним из paздeлoв гpaммaтики, тecнo coпpикacaeтcя c лeкcикoлoгиeй и cлoвooбpaзoвaниeм.

Ocoбeннo тecнo мopфoлoгия связана co cлoвooбpaзoвaниeм, то есть с образованием новых слов от однокоренных слов. Эти новые слова, кстати, называются «дериватами» (от латинского слова «derivatum» – «производное»). И дeлo тут нe тoлькo в тoм, чтo нe вceгдa мoжнo чёткo paзгpaничить мopфoлoгичecкиe и cлoвooбpaзoвaтeльныe знaчeния. Cлoвooбpaзoвaниe тоже изyчaeт ocoбeннocти cлoв, рассматривая мopфeмную cтpyктypу пpoизвoдныx cлoв, oбpaзoвaнныx c yчacтиeм cyффикca.

Корень

Корни имеются практически у всех слов. По сути, слов без корня не бывает. Исключением тут (а как же без исключений!) является глагол «вынуть», в котором выделяется приставка «вы», суффикс «ну» и суффикс инфинитива «ть». Однако есть мнение, что на самом деле корень в этом слове всё же имеется. Ведь есть однокоренное слово «вынимать». Так что в слове «вынуть» «вы» – это приставка, корень – «н», а суффиксы «ну» и «ть». То есть суффикс «ну» накладывается на корень «н», и в результате на письме вместо «нну» получается, что корня якобы нет.

Также слова без корня – это слова служебных частей речи. Это предлоги, частицы, союзы и междометия, а также звукоподражательные слова. Если исходить из того, что в корне содержится основное смысловое содержание родственных слов, то можно утверждать, что слова, не обладающие таким смыслом, не имеют корня.

Примеры слов без корня: предлоги (от, без, при, на, от, согласно, благодаря, вопреки и др.), частицы (неужели, словно, точно, же и др.), союзы (но, да, лишь, чтобы, что, когда, как и др.), междометия (ах! ох! увы! ура! браво! вон! караул! и др.) и звукоподражательные слова (хи-хи, ха-ха, мяу, ку-ку, тик-так и др.).

Впрочем, учёные-лингвисты спорят друг с другом и в случае с глаголом «вынуть», и некоторые утверждают, что тут правильно говорить не об отсутствии корня, а о корне «нулевой длины». Что это такое – понять невозможно, да и простому человеку совершенно не нужно.

Нам важно понять одно: что найти корень слова – это значит найти его внутренний (порой затаённый) смысл.

КСТАТИ

Удивительно, но слова «бык» и «пчела» – однокоренные. Дело в том, что в произведениях древнерусской литературы слово «пчела» писалось как «бъчела». Чередование гласных «ъ» и «ы» объясняется происхождением обоих звуков из одного индоевропейского звука. Если вспомнить диалектный глагол «бучать», имеющий значения «реветь», «гудеть», «жужжать» и этимологически родственный словам «пчела», «букашка» и «бык», то становится ясным, каково же было общее значение этих существительных – производящий определённый звук.

Как уже говорилось выше, морфема – это значимая часть слова. В отличие от звука и слога она что-то означает в слове. Например, в существительном «домики» выделяются три морфемы. И корень тут – «дом». А вот суффикс «ик» показывает, что речь идёт о маленьком доме. А окончание «и» указывает на множественное число имени существительного (то есть домик не один, а их несколько).

Напомним ещё раз: приставка, корень, суффикс и окончание – это морфемы. А корень – это главная морфема.

КОРЕНЬ – ЭТО ГЛАВНАЯ ЗНАЧИМАЯ ЧАСТЬ СЛОВА, КОТОРАЯ ВЫРАЖАЕТ ОСНОВНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДАННОГО СЛОВА И ОБЩЕЕ ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВСЕХ ОДНОКОРЕННЫХ СЛОВ.

Однокоренными называются слова с общим корнем, но разным лексическим значением. Однокоренными могут быть слова как одной, так и разных частей речи.

Например: лес – лесник – лесочек – лесной – лесистый – залесённый.

В слове может быть один или два корня.

Например: вода – водный – водосброс – водохранилище.

Но русский язык – великий и могучий, и в нём есть слова даже с тремя корнями. Например: электрокофемолка, автомотоспорт.

Но и это не предел! Есть слова, где корней ещё больше.

Например: рентгеноэлектрокардиографический.

Для того, чтобы найти корень слова, надо освободить его от приставок, суффиксов и окончаний. При этом корень слова может осложняться несколькими приставками и окончаниями. Плюс производство некоторых слов затемнено сокращением и перестановкой звуков.

Например: слово «царь» произошло от древнего слова «цесарь», а слово «ладонь» – от слова «долонь» (длань).

И ещё один очень интересный момент. Необходимо различать корни «жог» и «жёг», имеющие одно и то же значение. В существительных с этим корнем пишется О (ожог пальца), а в глаголах – Ё (он ожёг себе палец).

КСТАТИ

В русском языке корень считают одним и тем же, а слова родственными (однокоренными), если буквы Е и Ё, Г и Ж, Д и К, Х и Ш и т. д. заменяют друг друга. Например: лёд – ледяной, пух – пушок, ухо – ушко, глядеть – гляжу.

Приставка и суффикс

Приставка – это значимая часть слова, которая находится перед корнем и служит для образования слов.

Приставка в лингвистике (от латинского слова «praefixus», что значит «прикреплённый впереди») дополняет или изменяет смысл слова.

В русских словах перед корнем может быть от одной до трёх приставок: вз-дрогнуть, при-со-единиться, по-при-от-крывать.

Всего в русском языке имеется порядка 70 приставок.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Слово «закоулок» – уникальное. Оно имеет приставку «ко», которая отсутствует у любого другого слова в русском языке.

Соответственно, суффикс (этот термин происходит от латинского слова «suffixus», что переводится как «прикреплённый») – это часть слова, располагающаяся после корня. В русском языке с помощью суффикса осуществляется словообразование с трансформацией из одной части речи в другую.

Например, в существительном «плащик» суффикс «ик» придаёт слову значение «маленький» (плащик – это маленький плащ). А вот существительное «трактирщик», которое так любит Александр Дюма, не имеет значения «маленький трактир», потому что в нём нет суффикса «ик» с таким значением. В этом слове другой суффикс – «щик». Он придаёт слову значение профессии человека (кабельщик, могильщик, галантерейщик).

Суффиксы в русском языке имеют разные значения. Например, уменьшительно-ласкательное значение, которое обозначается при помощи суффиксов «ик», «чик», «ок», «ёк», «оньк», «еньк» и т. д.

Суффиксы «щик», «чик», «тель», «ист» и т. д. образуют названия людей по роду занятий, по профессии.

Суффиксы «ец», «анин», «янин», «ич» и т. д. образуют названия людей по месту жительства (южанин, португалец, москвич, россиянин).

И так далее… И тому подобное…

Окончание

Многие слова в русском языке изменяются: имена существительные и прилагательные склоняются, глаголы спрягаются. При склонении и спряжении слова его лексическое значение остаётся прежним, так как неизменной остаётся основа слова.

Меняется только окончание, образуя ту или иную форму слова.

Например: фантазёр, фантазёры, фантазёрам, фантазёру и т. д.

Другими словами, слова образуются из корней, к которым прибавляются окончания. От одного и того же корня с помощью разных окончаний можно образовать несколько слов. Например: труд, трудный, трудно, трудиться.

Также окончание служит для связи слов в словосочетании и предложении.

А ещё в русском языке есть такое странное понятие, как «нулевое окончание».

Казалось бы, что за бред? Окончание либо есть, либо его нет?

Но не всё так просто.

Например, в слове «город» тоже есть окончание, но оно не выражено звуком в устной речи и буквой в письменной речи.

Ничего не понятно! Как это так?

В одной умной книге написано, что нулевое окончание противопоставляется окончанию материально выраженному: дом – в доме. То есть типа нулевое окончание – это такая значимая, материально не выраженная часть слова, которая выделяется в слове при сопоставлении его с другими формами, имеющими материально выраженные морфемы.

Всё равно ничего не понятно!!!

А если попробовать сказать так: если слово при изменении по падежам МЕНЯЕТ окончание – то оно (то есть окончание) есть, а если оно его ПРИОБРЕТАЕТ, то оно нулевое. То есть: «город» – окончания нет, а «в городе» – уже появилось. А вот в словах «мама» или «мамы» окончание просто изменяется.

Но вот в деепричастиях и наречиях окончания НЕТ вообще!

Никакого!!!

И что? Получилось разобраться?

Как-то не очень…

Ну и Бог с ним. Поговорим лучше о чём-нибудь более простом.

Вот, например, слова бывают простые и сложные. Простые слова состоят из корня и окончания (вода, воды, водой). Сложные слова состоят из двух или нескольких слов (путешествие, самолюбие).

В основу слова входят все морфемы, кроме окончаний. То есть, по сути, основа – это всё слово без окончания.

Есть, кстати, в русском языке слова без окончаний. Это имена существительные, которые не изменяются по падежам, числам, то есть не склоняются (не имеют окончания). Они называются неизменяемыми словами.

Примеров таких слов без окончания множество: алиби, ассорти, ателье, бистро, галифе, дзюдо, досье, казино, кофе, меню, пальто и т. д.

Склонение – это изменение окончаний по падежам и числам.

Например: конь – коня – коню – кони – коней и т. д.

А вот как, например, склонять слово «Христос»?

Это слово при склонении выбрасывает слог «ос».

Например: Христа, Христу и т. д.

КСТАТИ

Вопрос на засыпку: как образовать множественное число от слова «дно»? Можно, например, сказать «днища». Но у слова «дно» существует своё множественное число – «донья». Поэтому, удивительно, но правильно будет сказать так: «Твои глаза – как донья океанов». Прямо как в латиноамериканских сериалах про дона Педро и донью Розу! Так что и у океанов донья, и у бутылок шампанского тоже.

Правописание корней и приставок

При образовании и изменении слов в корне слова может происходить чередование отдельных звуков (гласных и согласных) и сочетаний звуков.

Например: сухой – сушить, друг – дружить, возить – везти.

А чтобы проверить правописание безударных гласных в корне слова (они, как правило, слышатся нечётко), надо подобрать к данному слову однокоренное слово или изменить его так, чтобы этот безударный гласный оказался под ударением.

Например, как написать «носить» или «насить»? Проверочное слово – «нóсит». Или «нóша». И всё сразу стало легко и просто.

Впрочем, это только так кажется, ибо в русском языке есть такие слова, у которых гласные в корне всегда находятся в безударном положении. Например: собака – собачий. И что с ними делать? Как всегда – запоминать или проверять их написание по словарю.

А ещё есть слова, у которых написание «а» или «о» в корнях зависит от места ударения, но не проверяется им.

Например, под ударением пишется «а», а без ударения «о»: загáр – загорéть, заря́ – зóрька.

Но и это, как говорилось в одной навязчивой телевизионной рекламе, ещё не всё.

Да, безударные гласные в корне проверяются ударением. Но безударные гласные «а» и «о» нельзя проверять глаголами, оканчивающимися на «ывать», «ивать». Например: опоздать – пóздний. Но при этом – опáздывать.

Как говорится, так уж сложилась жизнь. И никто тут не виноват.

* * *

В корнях «лаг» («лож»), «кас» («кос») пишется «а», если за корнем следует суффикс «а». Например: полагать – положить, касаться – коснуться.

А вот в корнях «раст» («ращ», «рос») пишется «а» перед «ст» и «щ», а в остальных случаях пишется «о». Например: растение, сращение, выросли, поросль.

А как же слово «росток»? Там же есть «ст»?!

Это очередное исключение. А ещё исключениями являются слова «отрасль», «ростовщик», «Ростов» и «Ростислав».

* * *

В корнях с чередованием гласных «е» и «и» пишется «и», если после корня идёт суффикс «а». Например: умирать, запирать, протирать.

Во всех остальных случаях пишется «е». Например: умереть, запереть, протереть.

* * *

Чтобы проверить правописание сомнительных и непроизносимых согласных, нужно изменить слово или подобрать к нему такое однокоренное (родственное) слово, в котором после них следует гласный. Проверяемый согласный в этом слове должен произноситься отчетливо.

Должен, но так бывает не всегда.

Например: как проверить глухую согласную в корне слова «просьба»? Нужно подобрать родственное слово. Какое? Например, «просить». И всё сразу стало ясно: слово «просьба» пишется через «с», а не через «з».

А как быть со словом «свадьба»? Родственное слово тут «сватать», а всё равно пишется через «д», а не через «т».

Такой вот у нас богатый и исключительно гибкий язык…

* * *

Большинство приставок в русском языке являются неизменяемыми, то есть вне зависимости от звучания в той или иной позиции они пишутся единообразно.

Правописание таких приставок следует просто запоминать.

Но есть и случаи посложнее. В частности, правописание приставок на «з» и «с». В русском языке есть приставки, в которых происходит чередование этих букв. И как быть? Как, например, написать: «по нисходящей» или «по низходящей»?

Выбор согласной осуществляется по следующему правилу: буква «с» пишется, если дальше идет глухая согласная, а буква «з» пишется, если дальше идет звонкая согласная.

Например: чрезмерно, безродный, ниспадать, ниспровергать, ниспосланный.

Но и тут есть исключения.

Вообще создаётся впечатление, что те, кто создавали правила русского языка, тут же придумывали к ним и пару-тройку исключений. Так и в жизни в целом: в детстве родители и педагоги учат жить по правилам, а потом уже сама жизнь учит жить по исключениям.

Короче говоря, вышеприведённое правило не применяется к словам с неизменяемой приставкой «с». Например: сдаться, сгруппироваться.

А, скажем, в словах «здесь», «здание» или «здоровье» пишется буква «з». Почему? Да потому что «з» тут не приставка, а часть корня.

И всё, хватит об этом. Сил уже никаких нет…

Звукоподражательные слова

Звукоподражательные слова – это такая особая группа слов, передающих различные звуки, издаваемые человеком и животными, а также звуки, которые существуют в живой и неживой природе.

Например:

– звуки человека: хи-хи-хи, ха-ха-ха;

– звуки животных: хрю-хрю, кря-кря, ку-ка-ре-ку;

– звуки разных предметов: дзинь, тик-так, бух, бах и т. д.


Так они и сделали и, по условному знаку, все вместе принялись за музыку: осёл кричал, собака лаяла, кот мяукал, а петух, тот запел и закукарекал (Якоб и Вильгельм Гримм. «Бременские уличные музыканты»).


По внешнему виду звукоподражательные слова близки к междометиям, однако отличаются от них тем, что не передают ни чувств, ни эмоций, ни каких-то дополнительных смыслов.

При этом звукоподражательные слова, как и междометия, являются базой для образования слов других частей речи: существительных, прилагательных, глаголов.


Это было нечто вроде смягчённого рычания, сопровождаемого мяуканьем, похожим на мяуканье кошки, но более громкое и резкое; в ответ на это раздавалось другое, более нежное, но очевидно того же самого происхождения (Луи Жаколио. «В дебрях Индии»).


С прилётом кукушки лес наполняется чужими людьми, непричастными к пережитому всей природой в создании роскошного тёплого времени года (М. М. Пришвин. «Календарь природы»).


Таким образом, «кукушка», «мяуканье», «чихать», «фыркать», «пыхтеть», «жужжать», «журчать» и т. д. – это всё звукоподражательные слова.

Это очень важно, потому что, скорее всего, человеческая речь возникла именно звукоподражательно. Вот мы говорим «хлоп»! И это действительно очень похоже на звук лопнувшего шарика!

Звукоподражательных слов – великое множество.

И, кстати, маленькие дети почти всегда начинают со звукоподражания: бум, топ-топ, кап-кап, гав-гав, ням-ням и т. д.

Казалось бы, тут всё предельно просто. Но не тут-то было!

Вот, например, в ряде учебников утверждается, что к звукоподражаниям не относятся: слова (глаголы и образованные от них существительные) со значением «издавать крик», а также слова со значением мгновенного действия (усечённые формы глаголов).

Это что же? Значит, слова «бах», «плюх», «шлёп», «щёлк» и им подобные не являются звукоподражаниями?

И слова «мычать», «скулить», «лаять», «блеянье» и им подобные тоже не являются звукоподражаниями?

Странно!

Петух прокукарекал. Тут же стоит глагол со значением «издавать крик». И это тоже не звукоподражание?


Из-за паруса доносилось сквозь плеск воды неистовое кудахтанье, а вот опять петух прокукарекал. Всё правильно, это наш собственный птичник на носу (Тур Хейердал. «Ра»).


В камышах квакали лягушки, крякали утки, плескались и покрякивали камышницы (Анджей Сапковский. «Божьи воины»).


Ничего не понятно!

Ведь в книге И. М. Франка «Портрет слова» написано так: «Есть, как известно, просто звукоподражательные слова, скажем „кукареку“, „квакать“ или „шелестит“, „дребезжит“. Они обозначают и одновременно с этим рисуют какие-либо звуковые явления».

Ну, мы же так и думали!

Но вот в другом месте утверждается, что слова «курлыкать» и «блеять» к звукоподражаниям не относятся. А чем это отличается от «квакать»?

Вот и пусть после этого кто-нибудь скажет, что русский язык простой и понятный.

Хотя нет. На самом деле он простой и понятный. Но при условии, если не делаешь элементарных ошибок и не забиваешь себе голову всякой лингвистической ерундой.

Это – как ходить. Идешь себе, переставляешь ноги. Главное в лужу не попасть. Но как только начнешь слишком «заморачиваться», тут же получится, как в истории про то, как у Сороконожки спросили, с какой ноги она ходит. В этой истории Сороконожка задумалась и… разучилась ходить.

Суть этой притчи в следующем. Как-то, заслышав шум шагов Сороконожки, Жук Скарабей спросил: «Но не пойму я – хоть убей! Как двигаешь ты по дороге свои бесчисленные ноги? Шагнёшь ты первою ногою, а следом двигаешь какой: второй, седьмой, сороковою иль тридцать первою ногой?»

Вопрос этот смутил Сороконожку: «Я… просто движусь понемножку! Своих шагов я не считаю, я просто так в пути мечтаю…»

«Как! – возмутился Скарабей. – Приводишь ноги ты в движенье, не зная правила сложенья? Учти, что каждый шаг нам в жизни дорог, и должно делать их с умом! А у тебя при всём при том не две ноги, а целых сорок!»

И он принялся учить Сороконожку ходить «правильно». А та тут же начала на ровном месте спотыкаться и падать. И кончилось в этой притче всё очень плохо. Бедняжка вообще перестала ходить.

Суть этой замечательной притчи (иносказательного рассказа, содержащего нравоучение) в том, что в ряде случаев заумные правила вовсе не нужны.

Во всяком случае, обычному человеку (не филологу и не лингвисту) совершенно не обязательно знать, является ли слово «прокукарекал» звукоподражательным или не является. И совершенно не нужно перегружать свой мозг тем, что слово «кукареку» якобы лишь условно передает крик петуха, а значит – это не подражание, а условное изображение.

Мы вообще живём в мире одних сплошных условностей. Но при этом вполне можно условиться, что есть условия, когда все условности, безусловно, ни к чему. А что же звукоподражательные слова? Являются ли они таковыми или нет? Люди их использовали и будут использовать – ведь это очень удобно. Плюс это отличное экспрессивно-стилистическое средство отображения окружающей нас действительности. Согласитесь, что гораздо удобнее и понятнее сказать, например, «лягушка проквакала», чем замучить собеседника объяснениями о том, что лягушка сделала глубокий вдох, закрыла ноздри и рот, а потом с нажимом пропустила воздух из лёгких в рот и обратно, а тот (в смысле – воздух), пройдя сквозь голосовые связки, задел их, и они начали вибрировать, издавая характерный звук.

Лексикология и фразеология

Как мы уже знаем, лексикология – это раздел лингвистики, изучающий лексику, то есть совокупность слов того или иного языка.

В лексикологии рассматриваются: слово и его значение, система взаимоотношений слов, история формирования лексики, функционально-стилевое различие слов в разных сферах речи.

Объектом изучения является слово. Однако лексикология – это наука не об отдельных словах, а о лексической системе (словарном составе) языка в целом.

Со своей стороны, фразеология – это раздел лингвистики, изучающий устойчивые речевые обороты и выражения, которые называются фразеологическими единицами.

В отличие от лексикологии, изучающей отдельные слова и словарную лексику, фразеология изучает неоднословные единицы языка (устойчивые словосочетания). К ним относятся пословицы, поговорки, фразеологизмы, идиомы и речевые клише.

Прямое и переносное значения слова

Все слова в русском языке делятся на однозначные и многозначные.

При многозначности значений слова одно из них является прямым, а все остальные – переносными.

Прямое значение слова – это его основное лексическое значение. Оно практически не зависит от контекста, и слова чаще всего выступают именно в прямом значении.

Переносное значение слова – это его вторичное значение, которое возникло на основе прямого.

Типичный пример. Все знают слово «игрушка». Это вещь, служащая для игры. А вот в переносном смысле «игрушка» – это тот, кто слепо действует по чужой воле, послушное орудие чужой воли.


Любой писатель, который воображает, что ему уже удалась творческая карьера, – дурак, игрушка в руках моды и обстоятельств (Джон Ле Карре. «Война в Зазеркалье»).


Все знают слово «рука». Это часть тела. А вот в переносном смысле «рука» – это почерк, творческая манера мастера, человек, который оказывает кому-нибудь уверенную, но неявную помощь.


Бюст великолепен, чувствуется рука большого мастера (В. И. Кононов. «Памятник А. С. Пушкину»).


Причину успеха соперников он знал твёрдо: у них у всех рука в министерстве была. А у Колобихина такой руки не было. Вот если бы у него тоже была рука в министерстве, тогда другое дело (М. Г. Успенский. «Рука в министерстве»).


Таким вот образом формируется многозначность слова.

И в русском языке масса слов, которые имеют не два и не три значения, а гораздо больше. Например, то же слово «язык». У него множество значений. Это и подвижный мышечный орган в полости рта (показал язык, острый язык, попридержи язык), и стиль речи (разговорный язык, газетный язык), и исторически сложившаяся система звуковых, словарных и грамматических средств (русский язык, иностранный язык, язык программирования), и металлический стержень в колоколе, производящий звон ударами о стенки, и пленный, захваченный для получения нужных сведений, и то, что имеет удлиненную форму (языки пламени)…Наверняка, можно придумать и ещё какое-то значение.

В зависимости от того, на основании какого признака происходит перенос значения, различают три основных вида перехода значения. Это метафора, метонимия и синекдоха.

Метафора – это перенос наименования по сходству. Например, шляпка гриба и шляпка гвоздя (по форме), нос человека и нос корабля (по месту расположения), шоколадный батончик и шоколадный загар (по цвету), крыло птицы и крыло самолёта (по функции) и т. д.

Метонимия – это перенос наименования с одного предмета на другой на основании их смежности. Например, закипает вода и закипает чайник, фарфоровое блюдо и питательное блюдо и т. д.

Синекдоха – это перенос наименования предмета с его части на целое и наоборот.

Не очень понятно?

Хорошо, скажем по-другому. В отличие от метафоры, которая соотносит понятия по близкому сходству (например, слово «огонь» может метафорически означать и «страсть», и «войну», и «жажду свободы»), синекдоха замещает одно слово другим, основываясь на реально существующей связи. Она всегда однозначна (например, в море всегда есть волны).

Типичный пример синекдохи:


И слышно было до рассвета, как ликовал француз (М. Ю. Лермонтов. «Бородино»).


Тут слово «француз» обозначает не конкретного человека, а всё французское войско. Точнее – наполеоновское, ибо реальных французов в нём было не больше половины, а были ещё поляки, немцы, итальянцы… И даже португальцы.

Термин «синекдоха» произошел от греческого слова «synekdoche», что означает «соотнесение» или «соподразумевание».

И ещё несколько типичных и достаточно распространенных примеров, так сказать – для закрепления: «волна» вместо слов «море» и «океан», «очаг» вместо слова «дом», «парус» вместо слов «лодка» и «корабль».

Определить, в каком значении употреблено слово, можно только в контексте.

А в словарях прямое значение слова всегда даётся первым, переносные же значения идут под номерами, плюс даётся пометка «перен.».

ЭТО ВАЖНО

Следует отличать многозначные слова от омонимов. Значения многозначных слов связаны по сходству или по смежности, а значения омонимов никак не связаны между собой. Например, такса (порода собак) и такса (тариф).

Омонимы

Омонимы – это слова одинаковые по звучанию и написанию, но разные по значению.

Считается, что этот термин был введён ещё Аристотелем, а тот жил в IV веке до н. э.

Больше всего омонимов можно найти среди существительных и глаголов.

Например: можно отстоять честь своего товарища, а можно отстоять длинную очередь. А можно отстоять на каком-то расстоянии от города. Коса – это сельскохозяйственный ручной инструмент, причёска (волосы, сплетённые между собой в длину) и длинный мыс в водоёме.

А вот еще распространённый пример омонима:


Он послал за плотником, который по наряду должен был работать молотилку. Но оказалось, что плотник чинил бороны, которые должны были быть починены ещё с Масленицы (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


А Стив его послал. Да, послал куда подальше, прямым текстом – и теперь локти кусал (Бентли Литтл. «Страховщик»).


Омонимы бывают полные (это те, у которых совпадает вся система форм). Например: наряд (одежда) и наряд (должностная обязанность военнослужащих).


После наряда, то есть распоряжений по работам завтрашнего дня, и приёма всех мужиков, имевших до него дела, Лёвин пошел в кабинет и сел за работу (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Адвокат был маленький, коренастый, плешивый человек с чёрно-рыжеватою бородой, светлыми длинными бровями и нависшим лбом. Он был наряден, как жених, от галстука и цепочки двойной до лаковых ботинок. Лицо было умное, мужицкое, а наряд франтовской и дурного вкуса (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


А бывают омонимы частичные (это те, у которых совпадают не все формы). Например: ласка (хищное млекопитающее) и ласка (проявление нежности). Эти омонимы расходятся в форме родительного падежа множественного числа (ласок – ласк).

Омонимы нужно отличать от многозначных слов. Значения омонимов понятны только в словосочетаниях и предложениях. Например, отдельно взятое слово «послал» непонятно, но, если ввести его в словосочетание, то сразу станет ясно, о чём идёт речь.

Использовать омонимы надо очень осторожно, чтобы не произошло нежелательной двусмысленности, а то и нелепости.

Например: «Вчера он побывал на дне поэзии». Это что? День любителей поэзии? Или дно поэзии?

Рекордсменом среди омонимов является слово «ключ»: у него множество значений. Это и музыкальный знак, и инструмент для открывания замка двери, и место выхода подземных вод на поверхность земли, и инструмент для резьбовых соединений (гаечный ключ), и замыкающий камень (наивысшая точка) в арке, и переключающее устройство для азбуки Морзе, и код к шифру, и метка на микросхеме…

Слова «бокс», «кисть» и «лава» имеют как минимум по четыре значения. Их, кстати, не так-то просто перечислить (я, например, не знал, что лава – это еще и пешеходный мостик через реку).

Синонимы

Синонимы – это слова, принадлежащие, как правило, к одной и той же части речи, различные по произношению и написанию, но имеющие одинаковое или близкое лексическое значение.

Синонимы в русском языке служат для повышения выразительности речи, позволяют избегать её однообразия.

Например: трусливый, несмелый, пугливый, боязливый, робкий, малодушный, опасливый, мнительный, нерешительный, оробелый и т. д.

Все рассказы испещрены глаголом говорить в настоящем времени, что дает читателю право упрекнуть переводчика в небрежности или безграмотности. Кроме говорить, можно употреблять формы сказал, заметил, отозвался, откликнулся, повторил, воскликнул, заявил, дополнил.

МАКСИМ ГОРЬКИЙ, русский писатель

Русский язык удивительно богат синонимами. В любом синонимическом словаре можно увидеть два-три, а то и десять синонимичных слов. Состав синонимов русского языка изучается уже более двухсот лет. Первый синонимический словарь вышел в 1783 году, и его автором был известный русский писатель Д. И. Фонвизин. Ну, а современная наука достигла просто невероятных успехов в изучении и описании лексической синонимии.

И тут вдруг такая фраза: «На горячих дорожках млели, цепенели огромные, сказочно разноцветные бабочки сказочно богатых рисунков».

Два раза использовано слово «сказочно» в одном предложении!

А как же богатство лексической синонимии?

Да любой учитель в школе за такое точно снизил бы оценку!

Но это же фраза не из посредственного школьного сочинения, а из бунинского шедевра «Тень птицы»!! Это же великий Иван Алексеевич Бунин!!! Лауреат Нобелевской премии по литературе!!!!

А вот ещё оттуда же: «Взглянув назад, на белый волнорез, я не вижу больше моря: вижу только мачты да синюю ленту над волнорезом».

Два слова «вижу» и два слова «волнорез» в одном предложении!

А как же синонимические богатства русского языка? А как же различные семантические, стилистические, семантико-стилистические и стилистико-семантические оттенки?

Или вот пример ещё круче: «Всё смешалось в доме Облонских. Жена узнала, что муж был в связи с бывшею в их доме француженкою-гувернанткой, и объявила мужу, что не может жить с ним в одном доме. Положение это продолжалось уже третий день и мучительно чувствовалось и самими супругами, и всеми членами семьи, и домочадцами. Все члены семьи и домочадцы чувствовали, что нет смысла в их сожительстве и что на каждом постоялом дворе случайно сошедшиеся люди более связаны между собой, чем они, члены семьи и домочадцы Облонских. Жена не выходила из своих комнат, мужа третий день не было дома. Дети бегали по всему дому, как потерянные…»

Нетрудно заметить, что тут в нескольких строках пять раз используется слово «дом» и три раза слово «домочадцы». В обычной школе за такой текст учительница точно не поставила бы высокую оценку. А это, между прочим, начало романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина».

И что? Да, собственно, ничего. Просто ещё одно подтверждение того факта, что всё в этом мире относительно. В том числе и понятие «корявый язык», о котором нам всем так часто говорила учительница в школе.

Антонимы

Антонимы – это слова одной и той же части речи, различные по звучанию и написанию, имеющие противоположное лексическое значение.

Антонимы позволяют увидеть предметы, явления, признаки как бы по контрасту.

Например: друг – враг, правда – ложь, хороший – плохой, добрый – злой, говорить – молчать, радость – горе, близкий – далёкий.

Антонимы широко используют писатели и поэты для усиления выразительности речи.

Типичный пример:

Ты богат, я очень беден;

Ты прозаик, я поэт;

Ты румян, как маков цвет,

Я, как смерть, и тощ и бледен.

А. С. Пушкин

Энантиосемия служит для поляризации значений одного и того же слова, и её можно смело отнести к одному из видов антонимии.

КСТАТИ

Энантиосемия – это специальный термин для обозначения ситуации, когда одно и то же слово имеет два абсолютно противоположных значения. Например, во фразе «прослушать лекцию» глагол «прослушать» можно понять как «воспринять», так и «отвлечься и не услышать вообще».

Вот ещё пара примеров: блаженный (это и безмерно счастливый, испытывающий блаженство человек, и глуповатый, а потому несчастный, практически юродивый), бесценный (это и не имеющий никакой цены, и имеющий очень высокую цену), лихой (это и дурной человек, и удалой человек).

С последним примером всё понятно. В старину на Руси лихими называли разбойников, людей, способных на бесшабашные, рискованные, смелые поступки. Оттуда тянется ниточка к словосочетаниям нынешнего времени «лихой водитель», «лихой наездник». А вот слово «лихо» толковалось раньше как «горе», «зло», «беда». Например: хлебнул лиха, не поминайте лихом.

Архаизмы

Архаизмы – это устаревшие слова, которые в процессе развития языка заменились более современными синонимами. Но при этом архаизмы продолжают использоваться, например, в поэтической речи для создания так называемого «высокого стиля».

Причина появления архаизмов – беспрерывное развитие языка. Просто на смену одним словам постоянно приходят другие. Например, никто сейчас уже не говорит «ведать». Все говорят «знать». Но зато сохранились такие производные слова, как «неведение», «неведомый» и «ведьма».

Никто не говорит в обычной речи «вельми», зато все говорят «очень» и «весьма». Никто не использует в быту слова «давеча», «десница», «длань», «ланиты», «лепота», «перст», «уповать», «чело» и т. п.

Или, скажем, такие всем хорошо известные ещё со школы строки:

Травка зеленеет, солнышко блестит,

Ласточка с весною в сени к нам летит…

Мы все привыкли думать, что «сени» – это входная часть (прихожая) традиционного русского дома, что это такой разделительный барьер между жилым помещением и улицей, выполняющий роль теплового тамбура.

И что? Мы все учили вышеприведённые строки в школе, но при этом, уверена, никто и не задумывался, что это ласточка вдруг решила делать в «нашей» прихожей?

Если честно, я и сама даже не подозревала, что слово «сени» в русском языке имеет и другое значение. Это значение стало архаизмом, и об этом не знают даже многие учителя. А ласточке из стихотворения совершенно нечего делать в «нашем» тамбуре, потому что она «с весною» летит совсем в другое место.

Так в какое же?

Сообразите сами. А для этого вам – подсказка. Строки из Пушкина:

…и сени расширял густые

Огромный, запущенный сад,

Приют задумчивых дриад…

А вот ещё его строки:

В их сенях ветра шум и свежее дыханье,

И мглой волнистою покрыты небеса…

Разве у сада может быть разделительный барьер между жилым помещением и улицей? И что это за прихожая дома, в которой ветра шум? Дверь, что ли, забыли закрыть?

Или, скажем, такие строки А. Ф. Раевского, талантливого поэта и брата декабриста: «Примите мою признательность за те сладостные часы, которые провёл я так счастливо в мирных сенях ваших!»

Это что же? Его не пускали в дом и держали в прихожей?! А он ещё и благодарит за это?!

Надеюсь, все поняли, что в старину «сéнями» назывались кроны (множественное число) деревьев, образующие как бы шатёр и возможное укрытие для человека.

ЭТО ВАЖНО

Архаизмы следует отличать от историзмов, то есть от слов, полностью вышедших из употребления. Историзмы – это слова, которые устарели потому, что предметы и явления, которые они обозначали, исчезли из жизни. Например: зипун, полушка, барчук, урядник, оброк.

Неологизмы

Неологизмы – это слова, значения слов или словосочетания, недавно появившиеся в языке. Это всё новообразованное, отсутствовавшее ранее.

Неологизмы были характерны для разных исторических периодов. В частности, можно говорить о неологизмах петровского времени, о неологизмах отдельных деятелей культуры (М. В. Ломоносова, Н. М. Карамзина и др.), неологизмах периода той или иной большой войны и т. д.

Например, М. В. Ломоносов обогатил русский литературный язык следующими словами: атмосфера, вещество, градусник, минус, преломление, равновесие, диаметр, квадрат, горизонт, кислота и т. п.

Слова «промышленность», «трогательный» и «занимательный» ввёл в русский язык Н. М. Карамзин; слова «головотяп», «головотяпство» и «благоглупость» – М. Е. Салтыков-Щедрин; слова «стушеваться» и «лимонничать» – Ф. М. Достоевский.

В частности, слово «стушеваться» Достоевский впервые употребил в повести, опубликованной в журнале «Отечественные записки» в 1846 году.


Тот, кто сидел теперь напротив господина Голядкина, был – ужас господина Голядкина, был – стыд господина Голядкина, был – вчерашний кошмар господина Голядкина, одним словом, был сам господин Голядкин, – не тот господин Голядкин, который сидел теперь на стуле с разинутым ртом и с застывшим пером в руке; не тот, который служил в качестве помощника своего столоначальника; не тот, который любит стушеваться и зарыться в толпе; не тот, наконец, чья походка ясно выговаривает: «Не троньте меня, и я вас трогать не буду», или: «Не троньте меня, ведь я вас не затрогиваю», – нет, это был другой господин Голядкин, совершенно другой, но вместе с тем и совершенно похожий на первого, – такого же роста, такого же склада, так же одетый, с такой же лысиной… (Ф. М. Достоевский. «Двойник»)


А слово «головотяпство» происходит от слов «голова» и «тяпать» (то есть неумело изготавливать, сооружать, создавать). Это слово Салтыков-Щедрин впервые использовал в 1860-х годах в повести «История одного города». В этой повести едкий и ироничный автор придумал ещё много разных интересных слов.


Был, говорит он, в древности народ, головотяпами именуемый, и жил он далеко на севере, там, где греческие и римские историки и географы предполагали существование Гиперборейского моря. Головотяпами же прозывались эти люди оттого, что имели привычку «тяпать» головами обо всё, что бы ни встретилось на пути. Стена попадётся – об стену тяпают; Богу молиться начнут – об пол тяпают. По соседству с головотяпами жило множество независимых племён, но только замечательнейшие из них поименованы летописцем, а именно: моржееды, лукоеды, гущееды, клюковники, куралесы, вертячие бобы, лягушечники, лапотники, чернонёбые, долбёжники, проломленные головы, слепороды, губошлёпы, вислоухие, кособрюхие, ряпушники, заугольники, крошевники и рукосуи. Ни вероисповедания, ни образа правления эти племена не имели, заменяя всё сие тем, что постоянно враждовали между собою (М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»).


В развитых языках каждый год появляются тысячи неологизмов. Большинство из них имеют недолгую жизнь, но некоторые закрепляются в языке и становятся неотъемлемой его частью. А потом, будучи полностью усвоенными языком, неологизмы перестают быть неологизмами и превращаются в обычные слова основного запаса языка.

* * *

По источнику появления неологизмы делятся на:

– общеязыковые (как новообразованные, так и новозаимствованные);

– индивидуально-стилистические (авторские).

Например:

Прилагательное «бездарный» было образовано поэтом Игорем Северяниным. Оно было использовано в 1912 году в его стихотворении «Прощальная поэза (Ответ Валерию Брюсову на его послание)». Там были такие строки:

Вокруг – талантливые трусы

И обнаглевшая бездарь…

И только Вы, Валерий Брюсов,

Как некий равный государь…

* * *

По предназначению неологизмы служат:

– для обозначения не существовавших ранее предметов, явлений и понятий (например: электростанция, спутник, космонавт и т. д.);

– для более краткого или выразительного обозначения (например: НЭП, нэпман и т. д.);

– для достижения художественно-поэтического эффекта (например: громадьё, серпасто-молоткастый и т. д.);

– как названия для вновь создаваемых предметов (например: ксерокс, кодак и т. д.).

* * *

Главными способами создания неологизмов являются словообразовательная деривация (образование новых слов по образцу уже существующих в языке слов) и заимствование слов из других языков.

Например: слово «трогательный», введённое в употребление Н. М. Карамзиным, происходит от глагола «трогать», но оно образовано по методу кальки с французского «touchant» (трогательный) и «toucher» (трогать).

КСТАТИ

К неологизмам относятся не только совершенно новые, но и ранее известные слова, которые обрели новое звучание, а порой и значение. Например, сейчас вновь пришло в наш язык слово «департамент».

Типичные неологизмы настоящего времени:

Бонус (от латинского «bonus» – добрый, хороший) – вознаграждение, премия.

Гуглить (от английского «Google») – пытаться найти информацию в Интернете с помощью поисковой системы «Google».

Копирайтер (от английского «copywriting») – специалист по написанию рекламных и презентационных текстов.

Коуч (от английского «coach») – тренер, бизнес-тренер.

Фрик (от английского «freak» – урод) – человек в ярком костюме. В современном обществе этот термин используется для обозначения людей, которые одеваются в совершенно непонятные традиционному обществу наряды, поведение которых не соответствует общественным нормам.

Фейк (от английского «fake») – подделка, фальшивка.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Слово «росичи» – неологизм автора «Слова о полку Игореве». И, между прочим, больше это слово как самоназвание русских нигде не встречается.

Заимствованные слова

Что это за русское слово «шантрапа»?

Говорят, оно появилось так. В своё время было модно брать к себе на службу французов, пленённых в ходе войны 1812 года и оставшихся в России. Эти французы становились гувернёрами, учителями и руководителями крепостных театров. В частности, они отбирали певцов в помещичий хор, и когда попадался бесперспективный кандидат, они махали рукой и выносили вердикт: «Сhantra pas». В переводе с французского это значит: «Петь не будет». То есть к пению не годен. И эти слова стали расхожими, и постепенно отсутствие таланта в вокале стало характеристикой просто никчёмного человека, а затем и более того – пустого, ненадёжного, проходимца, пройдохи. Короче, слово «шантрапа» стало собирательным для разного рода сброда.

Шантрапа – это слово, заимствованное из французского. Точно так же, как и слова «бульон», «витраж», «мармелад», «пенсне», «туалет», «пляж», «гардероб», «балет», «жонглёр», «режиссёр», «пьеса», «афиша» и многие другие. Из латинского языка заимствованы слова «экзамен», «доктор», «диктант», «директор», «максимум», «минимум», «радиус», «эффект»; из тюркских языков – слова «жемчуг», «кумыс», «изюм», «арбуз», «караван», «шатёр», «халат»; из греческого языка – слова «математика», «философия», «история», «грамматика», «ангел», «епископ», «монах»; из немецкого языка – слова «матрос», «абзац», «брудершафт», «гастарбайтер», «галстук», «гауптвахта», «шпинат», «гавань»; из английского языка – слова «футбол», «митинг», «лидер», «бизнес», «менеджер», «бойкот»; из испанского языка – слова «серенада», «тенор», «мантилья», «кастаньеты», «гитара», «сомбреро»; из итальянского языка – слова «карнавал», «пианино», «браво», «мафия», «либретто», «ария» и т. д.

Заимствованных слов в русском языке тысячи.

И даже возникает невольный вопрос: а засорять свой язык иностранными словами – это моветон или просто не комильфо?

Русский язык мы портим. Иностранные слова употребляем без надобности. Употребляем их неправильно. К чему говорить «дефекты», когда можно сказать недочёты, или недостатки, или пробелы?

ВЛАДИМИР УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН), советский политический и государственный деятель

В связи с этим уже давно ведётся спор между так называемыми «славянофилами» и «западниками». Первые ещё во времена Пушкина полагали, что любые иностранные слова в русском языке лишние, и поэтому нужно говорить, например, «мокроступы» вместо «калоши».

Берегите чистоту языка, как святыню! Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас.

ИВАН ТУРГЕНЕВ, русский писатель

С другой стороны, нет ни одного цивилизованного языка (то есть языка цивилизованной страны), где не было бы довольно большого количества заимствований.

Более того, мир сейчас стал глобальным, и происходит этот процесс на базе английского языка. Это не плохо и не хорошо. Это – данность. И сейчас наш язык невозможно себе представить без всяких там «компьютеров», «дисплеев», «файлов», «интерфейсов», «принтеров», «бартеров», «брокеров», «дилеров», «холдингов», «презентаций», «номинаций», «спонсоров», «скейтбордов» и «армрестлингов».

Эти слова уже полностью ассимилировались в русском языке и теперь подчиняются законам русского произношения и написания.

Конечно, заимствования нужны по мере необходимости, по мере реальной надобности. И «втыкание» иностранных слов без нужды, когда нужно и не нужно, – я не знаю, как с этим бороться. Потому что если люди угоняют деньги за бугор и покупают виллы за бугром, то они начинают говорить на языке той страны, где их деньги, виллы и семья. Это вопрос государственный: поправлять надо положение дел в стране! А язык, знаете ли, тогда поправится сам собой…

МИХАИЛ ВЕЛЛЕР, российский писатель

С другой стороны, это – процесс объективный. Язык – очень устойчивая система, и он умеет себя защищать. Языку невозможно навязать то, что ему не нужно.

Получается, бороться с заимствованиями бессмысленно.

Владимир Иванович Даль (великий русский собиратель фольклора и автор непревзойдённый «Толкового словаря живого великорусского языка», на составление которого у него ушло более пятидесяти лет) активно боролся с заимствованиями. И он в своём словаре вместо слова «атмосфера» писал «колоземица», а вместо слова «гимнастика» – «ловкосилие». Но эти слова не прижились, как не прижилось и смешное слово «мокроступы».

Заимствованные иностранные слова в русском языке стали жить по-русски, и в их написании тоже появились свои особые правила. Куда же без них?

Например, если в русском языке есть однокоренное слово с одной буквой, то и во всех родственных словах надо писать одну букву.

Это значит, что раз есть слово «блог», значит, и «блогер» пишется с одной буквой «г». Если есть слово «шоп», значит, и «шопинг» пишется с одной буквой «п».

А вот «диггер» пишется с двумя буквами «г», как в языке-источнике, потому что в русском языке нет однокоренного слова с одной буквой. То же самое – слова «баннер», «хакер», «спамер» и т. п.

Эту логику было очень трудно нащупать, зато теперь появился хоть какой-то ориентир для пишущих.

Но чем всегда отличался русский язык? Конечно же, количеством всевозможных исключений из правил. Вот и тут не обошлось без них. Почему, например, слово «джогинг» (бег трусцой) пишется с одним «г» в центре? Ведь в русском языке нет однокоренного слово с одной буквой, а в языке-источнике пишется так: jogging. Казалось бы, всё должно быть, как и со словом «диггер»? Так почему же не так? А просто потому, что русский язык великий и могучий. А еще потому, что он всегда немного на грани нервного срыва.

Никогда не употребляйте в своих текстах заимствованные научные слова и жаргон, если есть хоть малейшая возможность заменить их более понятным эквивалентом из родного языка.

ДЖОРДЖ ОРУЭЛЛ, британский писатель

Фразеологизмы и идиомы

Фразеологизмы (или речевые обороты) – это свойственное только данному языку устойчивое сочетание слов, значение которого не определяется значением входящих в него слов, взятых по отдельности. Например: остаться с носом, дать сдачи, валять дурака и т. д.

Между прочим, именно фразеологизм практически невозможно перевести на какой-то другой язык дословно. Просто потеряется смысл.

Совершенно гениальна реальная история о том, как в 1959 году Первый секретарь ЦК КПСС и Председатель Совета Министров СССР Н. С. Хрущёв в запале сказал вице-президенту США Ричарду Никсону: «В нашем распоряжении имеются средства, которые будут иметь для вас тяжёлые последствия. Мы вам покажем Кузькину мать!»

Растерявшийся переводчик так и перевёл: Kuzma’s mother.

Американцы не могли знать, что, по одной из версий, на Руси Кузьмой называли проказливого домового. А его невидимке-матушке отводили место обитания рядом с потолком – за печью. Но при этом считалось, уж если она покажется кому из проживающих в избе, то непременно напугает.

Короче говоря, американцы ничего не поняли, но тоже очень испугались. Они подумали, что «Мать Кузьмы» – это какое-то новое секретное оружие русских.

А вот есть ещё такой термин «идиома». В лингвистике – это оборот речи, употребляющийся как единое целое. Это неделимый оборот, значение которого совершенно не выводимо из значений составляющих его компонентов. Например: заморить червячка.

Из составляющих эту идиому слов невозможно понять, что это значит – слегка перекусить.

А вот выражение «не видно ни зги» в целом понятно. Тут речь явно идет о плохой видимости, на что указывает словосочетание «не видно». То есть это фразеологизм.

ИДИОМА – ЭТО НЕСВОБОДНОЕ СОЧЕТАНИЕ СЛОВ. ЭТО НЕРАЗЛОЖИМАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА, ДЛЯ КОТОРОЙ ХАРАКТЕРНА НЕВОЗМОЖНОСТЬ «БУКВАЛЬНОГО» ПЕРЕВОДА.

Очень часто значения идиом не обусловлены нормами и реалиями современного языка, то есть такие сращения являются лексическими и грамматическими архаизмами.

Например, значение идиомы «бить баклуши» – бездельничать. Но сейчас практически никто уже не знает, что «баклушей» в старину назывался обрубок древесины (в основном липовой, осиновой или берёзовой), обработанный для изготовления различных изделий (ложек, мисок, детских игрушек). То есть выражение «бить баклуши» возникло в связи с тем, что начальные этапы изготовления деревянной утвари (раскалывание чурбанов на баклуши и черновое обтёсывание баклуши) проводились не опытным мастером, а подмастерьем или даже ребёнком. И первоначально на Руси это выражение имело такой смысл: делать очень несложное дело. Позднее же оно приобрело иной смысл – праздно проводить время, валять дурака.

Или, например, откуда взялась идиома «попасть впросак»?

Оказывается, просак – это так раньше назывался специальный станок для плетения канатов и верёвок. Он имел сложную конструкцию и настолько сильно скручивал пряди, что попадание в него волос или рукава могло стоить человеку жизни. Именно от подобных случаев произошло выражение «попасть впросак», что сегодня означает оказаться в неприятном положении.

А откуда взялась идиома «реветь белугой»? Ведь белуга – это рыба, а она, как известно, молчалива. Но, оказывается, идиома «реветь белугой», что значит громко и сильно кричать, не имеет отношения к белуге.

Оказывается, раньше белугой называли не только рыбу, но и полярного дельфина, который сегодня известен нам как «белуха», а вот он-то и отличается громким рёвом.

А вот уж пример, который и для меня самого стал сюрпризом: откуда взялась идиома «закадычный друг»? Оказывается, было такое старинное выражение «залить за кадык», что означало «напиться спиртного». Вот так и получился «закадычный друг», то есть очень близкий друг, с которым не грех иногда и напиться.

Орфография

Орфография (или правописание) – это единообразие передачи слов и грамматических форм речи на письме. А также это свод правил, обеспечивающий это единообразие.

А чтобы было совсем понятно: орфография – это раздел лингвистики, изучающий правильность написания слов.

Зачем людям письмо

Когда-то давным-давно люди не имели письменности и общались друг с другом только с помощью устной речи. Но потребовалось, во-первых, общаться на расстоянии. Во-вторых, стало необходимо закреплять достижения своего ума для следующих поколений. И тогда люди изобрели специальную систему знаков, с помощью которых они начали закреплять свои мысли на различных носителях: на коже, на восковых дощечках, а потом и на бумаге (классическую бумагу, кстати, создал китаец Цай Лунь в 105 году н. э.)

Почти все важные дела люди совершают путём переписки; следовательно, одного умения говорить недостаточно.

ЛЮК ДЕ ВОВЕНАРГ, французский философ

Совершенно очевидно, что письмо представляет собой более высокий уровень коммуникации по сравнению с устной речью. Прежде всего, письмо позволило систематизировать накопленную информацию и тем самым облегчило открытие нового. Также нельзя недооценить и роль письма в самых банальных хозяйственных отношениях между людьми. Типичный пример – торговля. Раньше люди просто договаривались о той или иной коммерческой сделке. И, естественно, кто-то что-то забывал, а кто-то и обманывал. Так вот письмо создало доказательную базу для подтверждения факта торговой операции или произведённого расчёта. Скорее всего, первыми письмами были не любовные стихи, а именно деловые расписки.

А далее письмо начало развиваться и стало достоянием широких масс. Начальникам стало проще с его помощью доводить информацию до подчинённых, проще ими управлять. А простые люди, живущие далеко друг от друга (в разных городах, странах, на разных континентах), получили возможность обмениваться друг с другом сообщениями. И конечно, благодаря письменности люди смогли познакомиться с трудами учёных и философов, с произведениями поэтов и писателей, живших задолго до них.

Писание писем – единственный способ сочетать уединение с хорошей компанией.

ДЖОРДЖ ГОРДОН БАЙРОН, английский поэт-романтик

Орфография. Нужны ли правила?

Если бы все слова писались так, как выговариваются, тогда бы нечего было и учиться орфографии. Достаточно бы было одной азбуки, потому что всякий знает из азбуки, какой буквой изображается тот или иной звук.

Но если попробовать звуки изображать буквами так, как мы их выговариваем, тогда получилось бы что-то подобное: «Учебник тагда назватца можит харошым, кагда там всё излагаица талкова и понятна». Наверное, всё это написано так, что другой человек, прочитавши, сможет понять, в чём дело. Так почему бы и не писать именно так?

А вот почему. Во-первых, для избежания разнообразия, потому что можно себе представить, как разнообразны различные местные говоры. Во-вторых, для избежания двусмысленности.

Примеров такой двусмысленности масса: «из дали такой был вид на город» – «издали такой был вид на город», «пришли неприятели и враги» – «пришли не приятели, а враги» и т. д.

Именно поэтому нужно знать орфографию, которая представляет собой науку о том, как писать правильно.

А вот ещё одно малоупотребительное слово – орфограмма.

Орфограмма – это такое написание слова, которое соответствует определённому орфографическом правилу.

Соответственно, различают буквенную и небуквенную орфограммы – по признаку выбора из нескольких вариантов одной буквы или выбора из нескольких вариантов правильного написания всего слова (вместе, отдельно, через дефис и т. д.).

Из вышесказанного следует один простой вывод: в русском языке есть орфографические правила, и их надо знать.

При этом, слава богу, имеется множество слов, которые любой напишет правильно и без всяких правил. Почему? Да потому, что в этих словах нельзя заменить ни одной буквы какой-либо другой. Например, попробуйте написать неправильно слово «дом». Или слово «стол». Даже если очень постараться, не получится.

Но так, к сожалению, бывает не всегда.

Например: слово «тяжёлый».

Его наверняка кто-то напишет через «и», а кто-то – через «е».

Это же безударная гласная, и предательское произношение позволяет написать и так, и иначе.

Понятно, что для любого грамотного человека тут проблемы нет. Быстренько находится проверочное слово «имеющий тяжесть». Не «тежесть» и не «тижесть»! И орфограмма найдена.

Однако это был слишком простой пример. Есть в русском языке вещи и посложнее.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

А знаете, сколько правил русского языка должен выучить каждый человек, чтобы писать грамотно? Точно этого, похоже, никто не знает. А, например, в справочнике под редакцией С. Г. Бархударова содержится более 300 правил орфографии и около 100 правил пунктуации.

Правила, безусловно, нужны. И их надо знать. Правила орфографии и пунктуации – это этикет на бумаге. Конечно, это в значительной степени условность. В конце концов, если написать «тежолый», все равно будет понятно, что имелось в виду. Но соблюдение правил делает чтение (и жизнь вообще) проще. Да, в домашней обстановке, если никому не мешаешь, можно и есть как угодно, и в одном нижнем белье ходить по квартире, если жарко, но если оказываешься в приличном обществе, будь добр хотя бы не чавкать. Точно так же и с грамотностью.

Но правил в русском языке всё же очень много, и знать их все практически невозможно. Точно так же, как невозможно знать абсолютно все правила дорожного движения. Но ведь есть же люди (и их немало), которые много лет ездят за рулём своих машин, не создавая проблем окружающим и не попадая в аварии.

Тут всё дело в опыте, в привычке, в зрительной памяти…

С другой стороны, если есть правила, то есть и исключения из них. Их в русском языке тоже очень много. И это, кстати, даже хорошо, ведь не будь исключений, правила были бы совершенно невыносимы.

И тут уместно было бы привести одно главное правило:

В УСТНОЙ РЕЧИ И В ПИСЬМЕ НАУЧИТЕСЬ БЫСТРО НАХОДИТЬ МЕСТА, ГДЕ ВОЗМОЖНА ОШИБКА. И ПОСТАРАЙТЕСЬ ЭТИ МЕСТА ОБХОДИТЬ.

Это очень просто! Не знаете, как написать слово «привилегия», напишите «льгота» или «преимущественное право». Не знаете, как сказать, «он тебе позвóнит» или «он тебе позвони́т», скажите «он свяжется с тобой по телефону».

Орфограммы в корнях слов. Правила обозначения буквами гласных звуков

Что же нужно знать прежде всего, чтобы правильно писать? Нужно знать корень слова и законы звуков. Нужно понимать принцип образования слов посредством приставок, суффиксов и окончаний. И ещё много всего нужно знать и понимать.

Есть такое понятие – морфемное написание. Так называется единообразное написание одинаковых корней, приставок, суффиксов и окончаний.

Короче, для того, чтобы правильно писать, надо уметь быстро выделять морфемы и правильно применять нужные правила.

Проблема в том, что в русском языке единообразное написание морфем имеет место далеко не всегда.

В частности, безударные гласные в корне могут проверяться ударением (волна – волны, смягчение – мягкий, далёкий – даль, единица – единый) и не проверяться ударением (капуста, винегрет, морковь, сапог). То есть безударные гласные в корне могут быть проверяемыми и непроверяемыми.

Но в целом правило звучит так:

ЧТОБЫ НЕ ОШИБАТЬСЯ В НАПИСАНИИ СЛОВ С БЕЗУДАРНЫМИ ГЛАСНЫМИ В КОРНЕ, НАДО ДАННОЕ СЛОВО ПРОВЕРИТЬ ЧЕРЕЗ ОДНОКОРЕННОЕ СЛОВО (ПРОВЕРОЧНОЕ СЛОВО).

То есть нужно изменить слово или подобрать однокоренное слово так, чтобы проверяемая гласная стала под ударение.

Всё, что так не проверится – это слова, которые надо просто запомнить. А чтобы они легче запомнились, надо много писать и много читать. Это как в спорте: без регулярных тренировок выучить и довести до автоматизма какое-то сложное движение или связку невозможно.

Орфограммы в корнях слов. Правила обозначения буквами согласных звуков

В русском языке в корне слова согласные могут быть проверяемыми произношением (связь – связист, гриб – грибной, плод – плоды, нож – ножи и т. д.) и непроверяемыми (вокзал, рюкзак, масштаб, бадминтон и т. д.). Согласные также могут быть непроизносимыми (лестница, радостный, поздний и т. д.) и удвоенными (коллекция, территория, иллюстрация и т. д.).

Универсальное правило тут – проверочные однокоренные слова. Например: честный – честь, свистнуть – свист, участник – участие.

Проверочные слова помогают узнать нужную букву в корне.

А если подобрать проверочное слово не удаётся, то есть в случае с непроверяемыми согласными, правильное написание слов определяется по словарю.

Употребление прописной буквы

Прописная или заглавная буква – это буква, которая увеличена в размере в сравнении со строчными буквами.

Прописная буква пишется в первом слове каждого предложения, а также в первом слове каждой строки стихотворения.


Она села. Он слышал её тяжёлое, громкое дыхание, и ему было невыразимо жалко её. Она несколько раз хотела начать говорить, но не могла. Он ждал (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).

Уж небо осенью дышало,

Уж реже солнышко блистало,

Короче становился день,

Лесов таинственная сень

С печальным шумом обнажалась,

Ложился на поля туман…

А. С. Пушкин. «Евгений Онегин»

С прописной буквы также пишутся фамилии, имена, отчества, псевдонимы, прозвища – то есть все собственные наименования.

Исключением тут является лишь полный переход собственных имен в нарицательные (например: он настоящий геркулес – то есть силач).

С прописной буквы пишутся клички животных, географические и административные названия, астрономические наименования, имена мифологических и сказочных героев, а также литературных персонажей.

С другой стороны, индивидуальные названия, употребляемые в качестве названий видов животных, пишутся со строчной буквы. Например: бурёнка (корова), мишка (медведь), барбос (cобака).

Названия животных, растений, тканей и других предметов, а также явлений, образовавшиеся от географических названий, пишутся со строчной буквы. Например: cенбернар (порода собак), бостон (чистошерстяная ткань, карточная игра и медленный танец).

А вот слово «кремль» пишется с прописной буквы, когда является собственным именем района города. Например: в центре Москвы находится Кремль, а рядом с ним расположен Китай-город. С другой стороны, во фразе «В Пскове, как и в других старинных городах, имеется кремль» слово «кремль» пишется с маленькой буквы, так как тут кремль – это название городских укреплений в Древней Руси (город, окружённый крепостной стеной с бойницами и башнями).

С прописной буквы пишутся некоторые названия высших законодательных, правительственных и иных учреждений Российской Федерации (например: Верховный Совет, Министерство иностранных дел, Московский государственный университет, Малый театр и т. д.).

Очень важно – собственные имена, входящие в состав таких названий, пишутся с большой буквы. Например: Центральный Дом журналиста, потому что Дом журналиста – это собственное имя).

С прописной буквы пишутся названия фирм, компаний, фабрик, заводов, магазинов, ресторанов, кафе, органов печати, литературных произведений и т. д.

С прописной буквы пишутся исторические события, праздники и знаменательные даты (например: Первая мировая война, Столетняя война, Первое мая, Новый год, День учителя и т. д.). А вот если порядковое числительное обозначено цифрой, то с большой буквы пишется следующее слово. Например: 1 Мая, 9 Января.

Необязательно, но часто используют прописную букву в местоимении «вы» и во всех его словоформах при использовании в качестве вежливого обращения к человеку.

Нужно использовать прописную букву в притяжательных прилагательных с суффиксами ОВ, ЕВ, ИН и ЫН, образованных от имен собственных. Например: Наташина тетрадь, Петина книга.

При этом нельзя использовать прописную букву в притяжательных прилагательных с суффиксом на СК. Например: тургеневская девушка, лермонтовские строки, пушкинская квартира. С другой стороны, с прописной буквы пишутся прилагательные в составе названий, имеющих значение «памяти такого-то»: Блоковские чтения, Ленинская премия.

Кстати, в названиях премий первое слово всегда пишется с прописной буквы: Нобелевская премия, Государственная премия, Президентская премия и т. д. (но при этом: премия имени Белинского, премия Ленинского комсомола и т. д.).

Не используется прописная буква во фразеологических сочетаниях. Например: эзопов язык, гордиев узел, сизифов труд, адамово яблоко и т. д.

Правописание гласных в приставках ПРЕ и ПРИ

Проблема в том, что в безударном положении ПРЕ и ПРИ произносятся одинаково, так что известный принцип «как слышаца – так и пишаца» тут не работает.

В русском языке приставки ПРЕ и ПРИ имеют разные значения.

Например, приставка ПРЕ соответствует по значению:

– слову «очень»: превозносить (очень возносить), премудрый (очень мудрый) и т. д.;

– приставке ПЕРЕ: преграда (перегородить), прервать (перервать).

В свою очередь, приставка ПРИ обозначает:

– приближение: приехать, прискакать, приблизиться;

– присоединение: пришить, приписать, примешать, прибить;

– неполноту действия: привстать, притормозить, прикусить;

– сопутствующее действие: припевать, приговаривать;

– нахождение вблизи чего-либо: пригород, приморье;

– доведение действия до конца: приучить, признать, прислать.

* * *

В сходных по произношению словах различие в написании связано с различием в значении. В частности, следует различать:

– предать (совершить предательство) и придать (сделать каким-то по внешнему виду);

– пребывать (находиться, например, в неведении) и прибывать (приезжать);

– претвориться (осуществиться) и притвориться (сделать вид) и т. д.

* * *

А ещё есть слова (русские и заимствованные), в которых приставки не выделяются.

Сравните: препарат, препятствие, претензия, претендент, причуда, привилегия, приключение, пригожий и т. д.

НАПИСАНИЕ ТАКИХ СЛОВ НАДО ЗАПОМНИТЬ. ИЛИ ЖЕ НАДО НАУЧИТЬСЯ БЫСТРО ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ОРФОГРАФИЧЕСКИМ СЛОВАРЁМ.

Да, русский язык очень непростой, и вы, наверное, думаете, что в нём много слов, которые надо просто запоминать. Много? Ответ неверный: этих слов не просто много, а очень и очень много.

Так что изучение русского языка – это великолепная тренировка памяти.

Правописание приставок на З-С

В русском языке нет приставки З, но есть приставка С. Например: сделать, сгореть и т. д.

А как же такие слова, как «здание» или «здоровье»? Так в них буква З является частью корня.

В приставках «рас», «раз», «вос», «воз», «бес», «без» и им подобных перед звонкими согласными пишется буква З, а перед глухими – буква С.

Например: беззвучный, бесшумный, низвергать, ниспровергать.

Стыд и позор тем, кто пишет «зделал», «здал», «здача»!

Ещё раз – для закрепления:

ПРИСТАВКИ «З» НЕ СУЩЕСТВУЕТ! ТОЛЬКО «С»!!!

Но только, ради бога, не пишите «сдесь»! Нет такого слова! Прекрасное слово «здесь» пишется с буквой З – она часть корня.

И ещё одно важное правило: в словах «расчёт», «расчётливый» и т. п. пишется одна буква С, так как приставка «рас» тут прибавляется к корню «чёт».

Исключениями тут являются слово «бессчётный» и его производные.

Здесь располагались аудитории для студентов, с огромными светлыми окнами, прекрасно оборудованные лаборатории, просторные мастерские, бессчётное количество кабинетов (Нора Робертс. «Миранда»).

Быквы Ы и И после приставок

После приставок, оканчивающихся на согласную, буква И в начале корня меняется на букву Ы.


Посмотрела бы я на вас на моём месте, когда приходилось бы подыскивать вам замену (Андреа Лоренс. «Влюбить в себя жену»).


Безынициативный ребёнок нуждается в приказе и ждёт его (Лууле Виилма. «Книга о материнской любви»).


Врачи говорили что-то о переутомлении, нервном срыве и предынфарктном состоянии (О. Ю. Степнова. «Леди не по зубам»).


Исключение составляет слово «взимать». Тут написание полностью отражает произношение, и это является одним из немногих случаев, когда орфограмма основана на принципе «как слышится, так и пишется».

* * *

В свою очередь, буква И пишется после русских приставок «меж» и «сверх», а также после иноязычных приставок «контр», «пост», «супер», «транс» и т. д.


Роскошь и сверхизысканный вкус являются преступлением перед народом (Я. Б. Радуль-Затуловский. «Из истории материалистических идей в Японии»).


Межинститутское коллективное пользование аппаратурой прежде всего касается вычислительной техники (К. П. Иванов. «О фундаментальных и прикладных исследованиях в биологических науках»).


Эта контригра с немецкой стороны велась иначе, нежели акция «Нордпол», и преследовала иные цели (Оскар Райле. «Секретные операции абвера»).


Буква И пишется и в начале второй части сложносокращённых слов (например: спортинветнарь, педиститут и т. д.).

Правописание гласных после Ц

В древнерусском языке звук «ц» был мягким. В дальнейшем в литературном языке он отвердел. Поэтому независимо от того, какая гласная буква следует за буквой Ц, звук «ц» произносится твёрдо.

Разнообразие написаний гласных после Ц объясняется историческими причинами.

После Ц пишутся гласные А, У, Е. Например: цапля, цугом, целый.

Гласные Э, Ю, Я могут писаться только в нерусских собственных именах (географических названиях, фамилиях и т. д.). Например: Цюрих, Цюрупа, Коцюбинский.

Буква Ё после Ц вообще не пишется.

Правописание гласных О и Е после Ц зависит от ударения. Под ударением пишется то, что слышится (например: лицо, танцор, цокот, ценный, церковь, письмецо и т. д.). В безударном положении пишется Е (например: целина, ценить, блюдце, танцевать и т. д.).

Исключениями тут являются некоторые заимствованные слова (например, герцог, скерцо, палаццо), а также слова, родственные со словом «цокот» (например: цокотать, цокотанье, цокотуха).

Правописание гласных Ы и И после Ц зависит от того, в какой части слова находится гласная.

Гласная И после Ц пишется в корнях слов (цирк, цитрус, панцирь, цинга, дефицит) или в словах, оканчивающихся на «ция», (полиция, лекция, демонстрация), а также в некоторых именах собственных на «цин» (Ельцин, Вицин).

Гласная Ы после Ц пишется в окончаниях имён существительных и прилагательных (овцы, птицы, огурцы, куцый), в суффиксе прилагательных (птицын, царицын, сестрицын), в именах собственных на «цын» (Солженицын, Синицын, Лисицын), а также в корнях слов-исключений.

Эти слова-исключения надо запомнить: цыц, цыган, цыплёнок, на цыпочках.

КСТАТИ

Конечно же, Ы пишется после Ц и в родственных исключениям словах: цыганка, цыганить, цыкнуть и т. д.

КОГДА РЕЧЬ ИДЁТ О ФАМИЛИЯХ, ПРАВИЛА ПРАВОПИСАНИЯ ВООБЩЕ НЕ ДЕЙСТВУЮТ. НАПИСАНИЕ КАЖДОЙ ФАМИЛИИ ИНДИВИДУАЛЬНО. НАПИСАНИЕ ФАМИЛИИ ДОЛЖНО ИДТИ ТАК, КАК ЗАФИКСИРОВАНО В ДОКУМЕНТАХ ЕЁ НОСИТЕЛЯ.

Употребление Н и НН в разных частях речи

В именах существительных НН пишется, если основа слова, от которого образовано существительное, оканчивается на «н». Например: цена – ценник, дружина – дружинник и т. д. Или если существительное образовано от слова, в котором уже было НН. Например: современный – современность, избалованный – избалованность и т. д.

С другой стороны, одно «н» пишется в следующих словах: вареник, труженик, торфяник, юность, масленица, ветреность, копчёности, костяника.


Отличие торфяников зоны гипновых болот от торфяников зоны сфагновых болот объясняется, прежде всего, различной геологической историей (М. С. Кузьмина. «Торфяники Западной Сибири»).


Этот матрос, рабочий, философ, труженик, казавшийся простаком, вовсе не являлся таковым (Виктор Гюго. «Труженики моря»).


Жил-был на свете Вареник. И был этот Вареник такой ленивый, такой ленивый, что просто невероятно (С. В. Рунге, А. В. Кумма. «Ленивый вареник»).

* * *

В именах прилагательных НН пишется, если они образованы от слов с основой на «н». Например: лимон – лимонный, старина – старинный и т. д. Также два «н» пишутся в суффиксах ЕНН и ОНН. Например: кухонный, утренний.

Исключением тут является слово «ветреный». И тут дело в том, что прилагательное «ветреный» образовано не от существительного «ветер», а от устаревшего глагола «ветритъ».


Сегодня в Калининграде холодный, ветреный, но красивый день. Настоящий сентябрьский денёк (Е. В. Гришковец. «Одновременно: жизнь»).


Ветреная – сказано плохо. Назвать эту ночь просто ветреной было всё равно что мономатанского тигра спутать с домашним котёнком (М. В. Семёнова. «Волкодав. Самоцветные горы».


Что поделать, удача – ветреная девушка. Сейчас – с одним, а через минуту уже целует другого (А. А. Гудков. «Цепной пёс империи»).


В именах прилагательных одно «н» пишется в суффиксах АН, ЯН и ИН. Например: глиняный, кожаный, орлиный и т. д.

Исключениями тут (а как же без них!) являются следующие прилагательные: стеклянный, оловянный, деревянный.

В отглаголных прилагательных (то есть в прилагательных, образованных от глаголов) два «н» пишется, если есть ОВА, ЕВА или ЁВА. Например: рискованный, разгневанный, зарёванный и т. д. Одно «н» пишется в сложных прилагательных (например: гладкокрашеный, домотканый и т. д.).

Если есть приставка (кроме «не») или зависимые слова, то пишется НН (например: постиранная рубашка, сломанная нога, вязанный мамой платок и т. д.). Если нет приставки (кроме «не») и нет зависимых слов, то пишется Н (например: стираная рубашка, ломаная линия, вязаный платок и т. д.).

* * *

Написание Н и НН в причастиях зависит от следующих условий. Одно «н» пишется в кратких причастиях (например: выводы сделаны, задача решена), а два «н» пишется, когда есть зависимое слово (например: жаренное женой мясо, крашенная маляром крыша, кошенная фермером трава, мощённая булыжником дорога). Также НН пишется, когда есть приставка (кроме «не»). Например: написанная статья, сделанная работа, пройденный путь, просмотренный фильм. А ещё – когда причастие образовано от глагола совершенного вида (что сделать?) без приставки. Например: решённая (решить) задача, купленные (купить) ботинки, брошенный (бросить) камень, казнённый (казнить) преступник.

* * *

В наречиях пишется столько же «н», сколько их в прилагательных, от которых они образованы. Например: вдохновенно – вдохновенный, ветрено – ветреный, мудрёно – мудрёный.

* * *

А теперь вернёмся ещё раз к приведённым выше исключениям.

И откуда они только берутся!

Анализ показывает, что подавляющее большинство исключений в современном русском языке уходит своими корнями в его многовековую историю, а та, как известно, хранит множество ещё не разгаданных тайн.

Например, позабыв о существовании глагола «ветрить», мы получили исключение «ветреный». А ведь логично было бы отнести его в разряд отглагольных прилагательных, таких как «жареный» и «пареный».

Безусловно, у глагола «ветрить» был специфический субъект действия – ветер. Это не противоречит логике русского языка. Но тогда мы бы получили и другие соответствия. Например: масляный (от слова «масло», то есть «сделанный из масла») и масленый (от слова «маслить», то есть «покрытый маслом».

Как же это всё сложно! Да и не нужны все эти замысловатости обычному человеку! Тем более что всё, похоже, позволяет говорить о том, что закрепление в качестве исключений тех же прилагательных «стеклянный», «оловянный» и «деревянный», а также прилагательного «ветреный» носит экстралингвистический характер. То есть это всё во многом является волевым решением определённой группы людей.

Во многих случаях наше правописание установилось давно уже, хотя и не всегда правильно: изменять его в подобных случаях не представлялось удобным, потому что такого рода изменения могли бы только поколебать существующее соглашение и вызвать новые разноречия в нашем письме.

ЯКОВ ГРОТ, российский филолог, профессор, вице-президент Российской Императорской академии наук

В связи с этим имеет смысл для разрядки привести одну шутку, гуляющую по просторам нашего Интернета: «Вот смотрите, жарим мы картошку. Получается у нас „жареная картошка“ – с одной буквой „н“. Другой случай: жарим мы картошку и решили добавить к ней грибы для вкуса. Тогда у нас возникло зависимое слово, и получается „жаренная с грибами картошка“ – с двумя „н“. Вроде бы всё логично. Но может же быть случай, когда мы пожарили картошку, положили её на тарелку и потом решили добавить грибов. Получается „жареная картошка с грибами“ – и тут опять одна „н“. Получается, всё зависит от того, в какой момент мы добавили грибы».

Мир состоит из исключений, для которых не находится правила, чтобы это подтвердить.

РОБЕР САБАТЬЕ, французский прозаик и поэт, член Гонкуровской академии

Сочетания букв ЖИ-ШИ, ЧА-ЩА, ЧУ-ЩУ, НЧ, ЧН, ЧК, НЩ, ЩН и РЩ

Сочетания букв ЖИ-ШИ, ЧА-ЩА, ЧУ-ЩУ, НЧ, ЧН, ЧК, НЩ, ЩН и РЩ на письме воспроизводятся всегда в одном и том же виде в любой части слова.

После шипящих Ж, Ш, Ч и Щ не пишутся буквы Ы, Ю и Я.

Правило это общее, но в нём, как водится, есть исключения: брошюра, парашют, жюри.

Также исключениями являются имена собственные иностранного происхождения: Жюль, Жюльен, Сен-Жюст, Шяуляй, Чюрлёнис.

КСТАТИ

А вот слово «жульен» (горячая закуска с грибами) пишется через «у» – это же не имя собственное.

А в сочетаниях НЧ, ЧН, ЧК, НЩ, ЩН и РЩ никогда не пишется мягкий знак.

То есть ни в коем случае не надо писать «женьщина» или «перечьница».

Мягкий знак после шипящих в конце имён существительных, глаголов и наречий

А вот скажите-ка: мягкий знак – это гласная или согласная?

Правильно, это вспомогательная буква, то есть не гласная и не согласная. Она указывает на мягкость предшествующей согласной.

Но Ь не обозначает мягкости шипящих на конце существительных и глаголов.

Пишется этот знак после шипящих на конце слова:

– у существительных женского рода: мощь, мышь, тушь, молодёжь, ночь, вещь;

– у глаголов во всех формах (при этом он сохраняется перед СЯ и ТЕ): развлечь – развлечься, беречь – беречься, несёшь – несёшься, режь – режьте, ешь – ешьте;

– у наречий на Ш и Ч: сплошь, прочь, навзничь;

– в одном наречии на Ж: настежь.


Не пишется этот знак после шипящих на конце слова:

– у существительных мужского рода: гараж, палаш, камыш, плащ;

– у кратких прилагательных: хорош, свеж, горяч;

– у наречий на Ж: уж, замуж, невтерпёж.

С НАРЕЧИЯМИ, ОКАНЧИВАЮЩИМИСЯ НА БУКВУ «Ж», НИЧЕГО ОСОБО ПОНИМАТЬ НЕ НАДО. ЭТО НАДО, КАК СЕЙЧАС ПРИНЯТО ГОВОРИТЬ, ТУПО ЗАПОМНИТЬ!

Разделительные Ь и Ъ

Разделительные Ь и Ъ употребляются после согласных перед буквами Е, Ё, Ю, Я, И.

Например: семья, съел.

Разделительный Ъ пишется после приставок на согласные перед буквами Е, Ё, Ю, Я.

Например: въехать, отъезд, подъёмник, разъярённый, съязвить.

Буква Ъ по традиции пишется в слове «изъян», хотя «из» не является в нём приставкой.

Буква Ъ не пишется перед буквами А, О, У, Э, И, Ы.

Например: межатомный, контрудар, трансокеанский, трёхэтажный.

Буква Ъ пишется также в словах с приставками иноязычного происхождения.

Например: контръярус, постъюбилейный, трансъевропейский.

А ещё буква Ъ пишется в словах иноязычного происхождения с начальными частями, которые в русском языке в качестве приставок обычно не выделяются.

Например: объект, субъект, адъютант, инъекция, конъюнктивит, конъюнктура.

Разделительный Ь пишется после согласных перед буквами Е, Ё, Ю, И, Я и в корнях или в конце слов.

Например: пьеса, вьюн, дьяк, премьера, серьёзный, соловьи.

Разделительный Ь пишется в некоторых заимствованных словах после согласных перед буквой О.

Например: бульон, синьор, гильотина, почтальон, шампиньон.

НЕ с существительными и глаголами

НЕ с глаголами пишется раздельно, кроме слов, которые без НЕ не употребляются.

Например: не люблю, не был, не мог, не хочется.

Но при этом пишется «недолюбливать», так как нет такого слова «долюбливать». Пишется «ненавидеть», так как нет такого слова «навидеть».

Хотя… Некоторые учёные утверждают, что «ненавидеть» является отрицательной формой исчезнувшего из русского языка глагола «навидеть». Точнее – формой древнерусского слова «навидѣти». То есть раньше якобы «навидеть» означало «видеть охотно», и отсюда же якобы происходит слово «навещать».

В авторитетном словаре В. И. Даля зафиксировано выражение «навидѣть его не могу» ненавижу, не могу видеть без ненависти.

И в некоторых славянских языках есть слово «навидеть». Означает оно – «жить согласно», «быть терпимым», «привечать», «охотно кого-то навещать».

Кстати говоря, и слово «алаберный» существовало в русском языке ещё совсем недавно. Вернее – алаборный. Алабор, согласно В. И. Далю, – это «устройство», «порядок». Алаборить приводить в порядок, переделывать.

Только вот не прижились у россиян эти самые «навидеть» и «алабор».

Ещё примеры: недоумевать, негодовать, несдобровать, неволить.

А вот, например, «невзлюбить». Считается, что нет такого слова «взлюбить», потому, мол, и НЕ тут пишется слитно.

Но как же тогда такая цитата из журнала «Живая старина»?


Дворовой как змей один был в хате. И когда взлюбит какую скотину, какого коня, и косочки плёл им, всё, а другой, не любит какой, той погибал. Вот так называли – дворовой.


Или такие варианты:


– Это кто же взлюбит твою пьянку? – говорила она, качая головой. – Кто тебе запрещает в праздники или после бани выпить, кто? Ведь выпить можно, напиться грех (В. Н. Крупин. «Живая вода»).


Природа, знаешь ли, уж если кого взлюбит, так осыпает своими щедротами без всякой меры! (А. И. Соколова. «Царский каприз»)


В русском языке, повторим ещё раз, всё очень и очень непросто.

В частности, различается раздельное написание «не взирая» и слитное написание «невзирая».

В первом случае налицо форма деепричастия от глагола «взирать», что значит «смотреть» или «устремлять взор».


Например: критиковать не взирая на лица.


Инженер Варбоди был человеком весьма решительным и принципиальным, когда возникала необходимость высказать свою позицию по любому вопросу, не взирая на ранги, лица и общепринятое мнение (В. К. Гончаров. «Апокриф»).


Если бы нам действительно удалось таким образом очистить партию сверху донизу, «не взирая на лица», завоевание революции было бы в самом деле крупное (В. И. Ленин. «О чистке партии»).


Во втором случае слово имеет значение «несмотря на», «вопреки».

Например: гулять невзирая на дождливую погоду.


Невзирая на волны, их экипажи явно собирались идти на абордаж (С. И. Зверев. «Акулы выходят на берег»).


Невзирая на совсем летнюю погоду, он был в толстом твидовом пиджаке, но, судя по лицу, это его ничуть не смущало (Харуки Мураками. «Дэнс, Дэнс, Дэнс»).


Не очень понятно?

Хорошо, тогда давайте скажем так: раздельно пишется деепричастие «не взирая», а слитно пишется предлог «невзирая на». Отличить части речи поможет контекст.

Например, от глагола «взирать» образуется глагольная форма – деепричастие «взирая». В предложении деепричастие обозначает дополнительное действие, и его можно легко заменить. То есть «не взирая» можно без проблем заменить на «не глядя».

Можно написать: «Не взирая ни на кого, он прошел вперёд и сел на своё место». А можно написать по-другому: «Не глядя ни на кого, он прошел вперёд и сел на своё место».

Гораздо чаще в контексте встречается производный отглагольный предлог «невзирая на». Тут НЕ пишется слитно: невзирая на плохую погоду, невзирая на ливень, невзирая на плохое самочувствие.

Чтобы было проще, тут можно немного изменить предложение и добавить союз «хотя».

Можно написать: «Невзирая на летний зной, мы отправились гулять». А можно написать по-другому: «Мы отправились гулять, хотя стоял летний зной».

Можно написать: «Он поступил по-своему, невзирая на советы близких». А можно написать по-другому: «Он поступил по-своему, хотя близкие советовали ему так не делать».

* * *

Аналогичным образом, НЕ пишется слитно с существительными, если их нельзя употребить без НЕ (ненастье, негодяй, небылица).

В этом смысле – просто гениально стихотворение Юрия Басина, давно весело шагающее про просторам Интернета. Оно называется «Удачник».

Шёл по улице удачник,

Весь в глиже, одетый брежно,

И на вид он очень взрачный,

Сразу видно, что годяй!

Он людимый, он имущий,

Удивительный дотёпа,

Он доумок и доучка,

И доразвитый вполне…

В этом стихотворении автор всё построил на тех словах, которые не употребляются без НЕ. А он их употребил, и получилось просто здорово. Чего стоят, например, такие слова как «врастеничная», «взначай», «поседа», «ряшество», «кудышный» и т. п.

* * *

Также НЕ пишется слитно с именами существительными, если существительное образовано с помощью приставки НЕ от другого существительного (друг – недруг, урожай – неурожай, счастье – несчастье).

* * *

НЕ является отрицательной частицей и пишется с именами существительными раздельно, если:

– в предложении логически подчёркивается отрицание:


«Кто жесток, тот не герой» – вот одно из тех изречений царя, которым я не очень верю: они слишком – для потомства (Д. С. Мережковский. «Антихрист»).


– в предложении есть противопоставление с союзом «а»:


Да, выиграл. Но с таким ничтожным перевесом голосов, что сам понял: это не победа, а поражение (В. С. Пикуль. «Старые гусиные перья»).

Написание ТСЯ и ТЬСЯ в глаголах

Чтобы определить, ТСЯ или ТЬСЯ следует писать в конце глагола, надо поставить вопрос.

Если глагол отвечает на вопросы ЧТО ДЕЛАТЬ? ЧТО СДЕЛАТЬ? (то есть если в вопросе есть Ь), надо писать ТЬСЯ.

Например: что делать? – купаться; что сделать? – прогуляться.


– Очень приятно опять встретиться, – холодно сказал Алексей Александрович, пожимая руку Лёвину (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Если глагол отвечает на вопросы ЧТО ДЕЛАЕТ? ЧТО СДЕЛАЕТ? (то есть если в вопросе нет Ь), то пишется ТСЯ.

Например: что делает? – купается; что сделает? – испортится.


Правительство, очевидно, руководствуется общими соображениями, оставаясь индифферентным к влияниям, которые могут иметь принимаемые меры (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).

Правописание имён числительных

Числительные, оканчивающиеся на «тысячный», «миллионный», «миллиардный» и т. д., пишутся слитно: пятитысячная (купюра), стомиллионный (богач).

В середине имён числительных Ь не пишется.

Например: «пять», но «пятнадцатый».

А вот числительные от 50 до 80 и от 500 до 900 пишутся с Ь в середине.

Например: пятьдесят, восемьдесят семьсот.


Двадцать пять вёрст показались Аркадию за целых пятьдесят (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Порядковые числительные склоняются так же, как прилагательные. Например: шестой, шестого, шестому и т. д.

В составных порядковых числительных склоняется только последнее слово. Например: тысяча восемьсот двенадцатый, в тысяча восемьсот двенадцатом.

В сложных числительных, имеющих два корня, склоняется каждая часть. Например: пятьдесят, пятидесяти, пятьюдесятью.


Раньше женщина в возрасте старше пятидесяти считалась пожилой (И. Н. Мясникова. «Девушки после пятидесяти»).


Ссудите меня пятьюдесятью рублями. Или ста пятьюдесятью (Ю. Н. Тынянов. «Смерть Вазир-Мухтара»).


Числительные «сорок», «девяносто», «сто», а также «полтора» и «полтараста» имеют только две формы. Вторая: сорока, девяноста, ста, полутора, полутораста.


Во многих местах стены глинобитных домов сохранились на высоту до полутора метров (В. И. Гуляев. «Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории»).


В полутораста верстах от ближней железнодорожной станции, в стороне от всяких шоссейных и почтовых дорог, окружённая старинным сосновым Касимовским бором, затерялась деревня Большая Курша (А. И. Куприн. «Мелюзга»).


В дробных числительных числитель склоняется как количественное числительное, а знаменатель – как порядковое. Например: пять шестых, пятью шестыми.

Перенос слов

При переносе слов в русском языке нельзя ни оставлять в конце строки, ни переносить на другую строку часть слова, не составляющую слога.

Проще говоря, слова переносятся по слогам. Например, нельзя переносить так: ст-рах, женщ-ина, ра-зговор.

Нельзя отделять согласную от следующей за ней гласной. Например, нельзя переносить так: люб-овь, госп-ожа, кар-ета.

Желательно также не разбивать приставку переносом.

Хотя… Что значит – желательно? Как было написано в одном из романов братьев Стругацких, «это значит: не желательно, не одобряется, а поскольку не одобряется, значит, поступать так нельзя. Что можно – это ещё неизвестно, а уж что нельзя – то нельзя».

При переносе слов с приставками нельзя разбивать односложную приставку, если за приставкой идет согласная. Например, нельзя переносить так: по-дбежать, ра-змах.

Если после приставки стоит буква Ы, то переносить часть слова, начинающуюся с Ы, не разрешается.

Например, нельзя переносить так: раз-ыскивать, под-ыгрывать.

При переносе нельзя отрывать буквы Ь и Ъ от предшествующей согласной.

Нельзя также отрывать букву Й от предшествующей гласной.

Нельзя оставлять в конце строки или переносить на другую строку одну букву, даже если она образует слог.

Нельзя, нельзя, нельзя…

Но и это ещё не всё.

При переносе слов с приставками нельзя оставлять в конце строки при приставке начальную часть корня, не составляющую слога. Например, нельзя переносить так: отс-тупление, отс-треливаться, прек-расный.

При переносе сложных слов нельзя оставлять в конце строки начальную часть второй основы, если эта часть не составляет слога. Например, нельзя переносить так: пятиф-ранковый.

Нельзя оставлять в конце строки или переносить в начало следующей две одинаковые согласные, стоящие между гласными. Например, нельзя переносить так: ко-нный, мужестве-нный.

Нельзя разбивать переносом односложную часть сложносокращённого слова. Например, нельзя переносить так: спе-цодежда, ту-рпоход, го-рсовет.

Нельзя разбивать переносом буквенные аббревиатуры типа ООН, СНГ, МИД, МГУ, ЮНЕСКО и т. д.

С другой стороны, в русском языке есть множество слов, которые можно переносить различными способами. Например, возможны следующие варианты: пол-ный и по-лный, мет-ла и ме-тла, рожде-ство, рождес-тво и рождест-во, пылаю-щий и пыла-ющий.

А вот с некоторыми словами вообще всё обстоит очень жёстко. Они не подлежат переносу – и всё тут. Например: Азия, френч, улей, бровь, спрут, шмель, идея, ария, фойе и др. Почему? Объяснять слишком долго и сложно. Проще запомнить одно универсальное правило:

ИЗБЕГАЙТЕ ПРИ НАПИСАНИИ ВСЕГО ТОГО, ЧТО ВЫЗЫВАЕТ СОМНЕНИЯ.

То есть, если вы не знаете, как перенести, например, слово «френч», вообще не переносите его. Или замените слово «френч» на «куртка военного образца», и всё сразу же станет легко и понятно.

При переносе в русском языке имеется ещё немало разных «нельзя», но лучше не забивать себе этим голову. Будьте уверены – приведенное выше универсальное правило вас никогда не подведет!

ЭТО ВАЖНО

Чтобы правильно и без проблем перенести слово, необходимо разбить его по слогам. Не стоит делать переносы, затрудняющие зрительное восприятие слова или фразы как графического целого. Не надо делать переносы, хоть как-то затрудняющие чтение слова.

Пунктуация

Основные принципы русской пунктуации

Пунктуация – это система знаков препинания в письменности какого-либо языка. Также это и правила постановки этих знаков в письменной речи, а также раздел грамматики, изучающий все эти правила.

КСТАТИ

Многие специалисты замечают: главная беда сейчас – это не орфографические ошибки и не путаница в ударениях, а лишние запятые. Это подтверждает «Тотальный диктант», где самыми распространёнными ошибками постоянно оказываются именно запятые «сверх нормы», в самых, казалось бы, неожиданных местах. В частности, многие пишут так: «Дорогой, Иван Иванович!» По всей видимости, делающие такую ошибку думают, что это обращение. Но обращение выглядит совершенно иначе. Например: «Иван Иванович, дорогой!» или «Добрый день, Иван Иванович!»

Пунктуация делает наглядным синтаксический и интонационный строй речи. С её помощью выделяются предложения и отдельные члены предложений, что существенно облегчает устное воспроизведение того, что написано.

Ещё Пушкин говорил о знаках препинания. Они существуют, чтобы выделить мысль, привести слова в правильное соотношение и дать фразе лёгкость и правильное звучание.

КОНСТАНТИН ПАУСТОВСКИЙ, русский писатель

Что касается русской пунктуации, то она очень сложна и представляет собой систему с довольно прочным формально-грамматическим основанием. Прежде всего, знаки препинания являются показателями структурного членения письменной речи. Именно этот принцип придаёт современной пунктуации стабильность.

В любом тексте можно найти обязательные, то есть структурно обусловленные знаки.

Например:


Княгиня подошла к мужу, поцеловала его и хотела идти; но он удержал её, обнял и нежно, как молодой влюбленный, несколько раз, улыбаясь, поцеловал её. Старики, очевидно, спутались на минутку и не знали хорошенько, они ли опять влюблены, или только дочь их (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Как видим, все знаки препинания здесь структурно значимы, и они ставятся безотносительно к конкретному смыслу частей предложений.

Структурный принцип способствует выработке твёрдых общеупотребительных правил расстановки знаков препинания. Знаки, поставленные на таком основании, не могут быть факультативными, авторскими (о последних мы поговорим ниже). По сути, это тот фундамент, на котором строится современная русская пунктуация.

Знаки препинания – это как нотные знаки. Они твёрдо держат текст и не дают ему рассыпаться.

КОНСТАНТИН ПАУСТОВСКИЙ, русский писатель

Членение предложения при помощи знаков препинания, в конечном счёте, отражает членение логическое (смысловое). Например, в ряде случаев только запятая помогает установить смысловую и грамматическую зависимость. Например, можно написать: «Он отправился на работу, в библиотеку, а потом вернулся домой». В аналогичном предложении без первой запятой совершенно иной смысл: герой работает в библиотеке. В первоначальном же варианте имеется обозначение двух разных действий: он отправился на работу, а потом – в библиотеку.

Большую роль в осмыслении текста играет и место расположения знака, делящего предложение на смысловые и, следовательно, структурно значимые части.

Например:


И трубы в домах не дымили, – никто не варил обеда. И собаки притихли, оттого что никто посторонний не тревожил их покоя (А. А. Фадеев. «Молодая гвардия»).


Или вот такой вариант: «И собаки притихли оттого, что никто посторонний не тревожил их покоя». В этом втором варианте постановки запятой изменён логический центр сообщения – более подчеркнута причина явления, тогда как в первом варианте цель иная – констатация состояния с добавочным указанием на его причину.

Часто при помощи знаков препинания уточняют конкретные значения слов, то есть смысл, заключенный в них именно в данном контексте. Например, запятая между двумя определениями-прилагательными сближает в семантическом (содержательном) отношении эти слова.


Когда Анна Петровна уезжала к себе в Ленинград, я провожал её на уютном, маленьком вокзале – том вокзале, где на перроне в двух метрах от горячих вагонов скорого поезда стояли шелестящие тополя в три обхвата (К. Г. Паустовский. «Бросок на юг»).


В самом деле, если взять вне контекста слова «уютный» и «маленький», то трудно уловить в этой паре нечто общее, так как возможные ассоциативные сближения находятся в сфере вторичных (не основных) образных значений, которые становятся основными только в данном контексте.

Кроме того, русская пунктуация в определённой мере основывается и на интонации: точка на месте понижения голоса и длительной паузы; вопросительный (выражение вопроса или сомнения) и восклицательный (повышенная эмоциональность) знаки, многоточие и т. д.

Одряхлев, восклицательный знак становится вопросительным.

СТАНИСЛАВ ЕЖИ ЛЕЦ, польский писатель-сатирик

В ряде случаев выбор знака зависит целиком от интонации. Например: «Приедут друзья, пойдём в кафе». Второй вариант: «Приедут друзья – пойдём в кафе». В первом случае имеет место перечислительная интонация, во втором – интонация обусловленности.

Ещё один пример:

«Дедушка – мой учитель» и «Дедушка мой – учитель». Тире здесь фиксирует паузу, однако место паузы в разных случаях предопределено разным смыслом предложения.

Таким образом, русская пунктуация отражает структуру, смысл, интонацию. И эти три принципа действуют не разобщённо, а в единстве.

Историческая изменчивость пунктуации

Пунктуация в целом и отдельные знаки пунктуационной системы исторически изменчивы как в количественном смысле (число знаков), так и в качественном («значение» знаков).

Первые знаки (точки и четыре точки, расположенные ромбиком) использовались в рукописных текстах задолго до появления книгопечатания. В европейской письменности пунктуация как система графических обозначений была изобретена в середине XV века. Она была принята большинством народов, в том числе и русскими. Однако ещё в XVIII веке не было всех тех знаков, которые знает современная пунктуация. Например, в «Российской грамматике», одной из первых грамматик русского языка, составленной М. В. Ломоносовым в 1755 году, не было тире, многоточия и кавычек. Эти знаки появились лишь к концу XVIII века.

Постоянно меняется и «значение» знаков препинания. В этом можно легко убедиться, если «приложить» действующие сегодня правила пунктуации к печатным изданиям прошлого. И нетрудно заметить, что, например, такие сравнительно редкие в современной печати знаки, как двоеточие и точка с запятой, значительно чаще использовались в XIX веке.

Например:


Сморщенное лицо Алексея Александровича приняло страдальческое выражение; он взял её руку и хотел что-то сказать, но никак не мог выговорить; нижняя губа его дрожала, но он всё ещё боролся с своим волнением и только изредка взглядывал на неё (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Когда я получил телеграмму, я поехал сюда с теми же чувствами, скажу больше: я желал её смерти (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Точка с запятой и двоеточие у Л. Н. Толстого функционально разнообразнее, чем в современной пунктуации. Во всяком случае, сейчас почти не встретишь несколько этих знаков препинания в одном предложении (современная пунктуация рекомендовала бы в первом примере постановку точек, а во втором – тире).

Кстати сказать, расширенное употребление тире в настоящее время стало настолько массовым, что правила в данном отношении уже не соответствуют живому употреблению и явно нуждаются в уточнении.

Интересна и судьба некоторых других знаков. В частности, в XIX веке и в начале XX века очень часто (без строго определенных условий) употреблялись запятая и тире в качестве единого знака препинания.

Например:


Ложась спать, он вспомнил, что она ещё так недавно была институткой, училась, всё равно как теперь его дочь, вспомнил, сколько ещё несмелости, угловатости было в её смехе, в разговоре с незнакомым, – должно быть, это первый раз в жизни она была одна, в такой обстановке, когда за ней ходят, и на неё смотрят, и говорят с ней только с одною тайною целью, о которой она не может не догадываться (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»).


Однако в современной пунктуации запятой и тире как единому знаку отводится чётко обозначенное место: например, при оформлении прямой речи в сочетании с авторской.

Знаки препинания в конце предложения и при перерыве речи

Помнится, в одном детском стихотворении С. Я. Маршака точка заявила остальным знакам препинания: «Мной кончается рассказ. Значит, я важнее вас».

На самом деле, лучше и не скажешь.

Точка ставится в конце законченного повествовательного предложения.

Впрочем, в конце предложения ставятся и другие знаки. Например, в конце простого предложения, заключающего в себе вопрос, ставится вопросительный знак. А вот восклицательный знак ставится в конце восклицательного предложения.

Если вопрос содержится только в придаточном предложении (это называется не прямым, а косвенным вопросом), то в конце сложноподчинённого предложения вопросительный знак обычно не ставится.


Ему даже странно казалось, зачем они так стараются говорить о том, что никому не нужно (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Когда она только думала о том, что сделает её муж, ей приходили самые страшные мысли. Ей приходило в голову, что сейчас приедет управляющий выгонять её из дома, что позор её будет объявлен всему миру. Она спрашивала себя, куда она поедет, когда её выгонят из дома, и не находила ответа (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).

Восклицательными становятся предложения, произносимые с усиленной эмоциональностью. А раз так, то в зависимости от оттенка значения и от интонации некоторые вопросительные предложения допускают двоякую пунктуацию.

Например:


Что ты делаешь? (вопрос)

Что ты делаешь! (восклицание)


При равноправии вопроса и восклицания даётся сочетание двух знаков – вопросительного и восклицательного.


«Да, он счастлив и доволен! – подумала она. – А я?!» (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


А вот для обозначения незаконченности высказывания ставится многоточие.


– Но поймите, Анна, поймите… – проговорил он вполголоса, торопясь. – Умоляю вас, поймите… (А. П. Чехов. «Дама с собачкой»)


– Я? Я недавно, я вчера… нынче то есть… приехал, – отвечал Лёвин, не вдруг от волнения поняв её вопрос (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


А по мне – одно из двух: многоточие означает либо недосказанность, либо недодуманность. Это определенно зависит от психологического состояния человека. С обилием многоточий часто пишут люди, находящиеся в депрессии. Они как бы подчеркивают многоточием фразы, несущие для них особую смысловую нагрузку. А ещё многоточие может выражать неуверенность. Или просто у человека может быть такой «фирменный стиль».

Многоточие иногда обозначает отсутствие мысли.

ХОРАЦИЙ САФРИН, польский сатирик

Никого не хочется обижать, но изложение мыслей бессвязными короткими предложениями с обилием многоточий или большими длинными предложениями, разделёнными многоточиями, в психиатрии называют «шизофренической пунктуацией».

Характерно, что в художественном тексте можно встретить многоточия гораздо чаще, чем в нехудожественной литературе. Дело в том, что многоточия в конце предложения означают незаконченность мысли, а авторы научных статей не могут себе позволить подобное.

Есть мнения о многоточии крайне негативные:

Точка редко бывает лишней, многоточие – почти всегда. Как часто бывает с выродками, от своего аристократического предка в этом знаке сохранилась лишь внешность, да и то троекратно разбавленная. Ставя три точки вместо одной, автор рассчитывает, что многозначительность, как цветы – могилу, прикроет угробленное предложение. Многоточие венчает обычно не недосказанную, а недоношенную мысль.

АЛЕКСАНДР ГЕНИС, исследователь русского языка

Но есть и другие:

Никогда не понимал, почему надо ограничиваться в многоточии тремя точками, когда можно поставить целую дюжину, чтобы утяжелить подтекст.

ФРЕДЕРИК БЕГБЕДЕР, французский писатель

А ещё в конце предложения бывают комбинации многоточия с вопросительным или восклицательным знаком. В этих случаях они объединяются, и используется точка вопросительного или восклицательного знака.


– Да! Ещё бы! Тебе везёт!.. У тебя все самые лучшие гости. Ты с ними делаешь, что хочешь, а у меня всё – либо старики, либо грудные младенцы. Не везёт мне. Одни сопливые, другие желторотые (А. И. Куприн. «Яма»).


– Долли, что я могу сказать?… Одно: прости, прости… Вспомни, разве девять лет жизни не могут искупить минуты, минуты… (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)

Тире между членами предложения

Тире между подлежащим и сказуемым ставится:

– при нулевой связке, то есть при отсутствии глагола-связки;


Я ждал, что, как сюрприз, распустится во мне новое приятное чувство. И вдруг вместо этого – гадливость, жалость… (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


– если перед сказуемым стоят слова «это», «вот», «значит».


Эти люди делают неверности, но свой домашний очаг и жена – это для них святыня (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


В большинстве иных случаев тире между подлежащим и сказуемым не ставится. В частности, тире не ставится, если перед сказуемым стоит отрицательная частица «не».


Неблагодарность не порок, а добродетель гордой души (Маркиз де Сад. «Злоключения добродетели»).


Также тире между подлежащим и сказуемым не ставится, если в роли связки используются сравнительные союзы «как», «будто», «словно», «точно» и др.


– Ты всегда после этого точно из бани, – сказал Петрицкий (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


И дивно было: девушка будто весёлая, а этак поёт? Век бы её слушал (Е. И. Замятин. «Африка»).


Кругом не шелохнётся, только листва вверху над головами словно река в половодье шумит (А. И. Эртель. «Полоумный»).


Если же в подобных случаях тире всё же ставится, то его можно рассматривать как авторское. Автору ведь многое простительно. У него любой герой, любая буква, любой знак препинания – это, так или иначе, слепок авторского мировоззрения.


Советский Союз не был нищим, он был бедным. Бедность – не порок, нищета – порок (М. Л. Шевченко. «Сквозь мутное время»).


Мы не будем тут уходить слишком далеко в филологические дебри.

Филологи, как говорил С. Д. Довлатов (в отличие от критиков, которые смотрят на литературу изнутри), смотрят на неё с ближайшей колокольни. Их дебри ещё страшнее, чем дебри представителей точных наук, и всё потому, что филология занимает первое место среди неточных наук. В этих дебрях заблудиться – элементарно просто.

Добавим лишь, что ещё бывает так называемое «интонационное тире», которое ставится в месте распадения предложения на словесные группы.


Любой человек имеет право на глупость – против этого нельзя возражать, но этим правом надо пользоваться с некоторой умеренностью (Карл Людвиг Бёрне. «Афоризмы»).


А ещё бывает соединительное тире, которое ставится между словами для обозначения некоего пространства, количества или отрезка времени.


Поезд Москва – Петербург неожиданно дёрнулся, заскрежетал длинным железным телом и остановился (Н. И. Леонов. «Мщение справедливо»).


Наученные горьким опытом столкновений с партизанами во Франции в 1870–1871 годах, они с маниакальной настойчивостью и в нарушение всех военных законов пытались предотвратить аналогичную угрозу в 1914 году (Макс Хейстингс. «Первая мировая война: катастрофа 1914 года»).


Соединительное тире также ставится между именами собственными, совокупность которых является каким-нибудь названием: закон Ломоносова – Лавуазье, пакт Молотова – Риббентропа, матч Карпов – Каспаров и т. д.

ЭТО ВАЖНО

Не следует путать тире и дефис. Дефис – это соединительный знак, знак деления (от латинского divisio – разделение). Это небуквенный орфографический знак. Графически дефис тождествен со знаком переноса. Но в чём же разница? Дефис – это орфографический знак, а тире – пунктуационный. По сути, тире – это один из знаков препинания, и в русскую письменность его ввёл писатель и историк Н. М. Карамзин. Так что описанные выше случаи – это тире. А вот, например, в названиях оттенков (красно-белый, бледно-зелёный), в составных словах (горе-охотник, жар-птица, меццо-сорано), в двойных фамилиях (Римский-Корсаков, Сен-Симон) и в иноязычных географических названиях (Нью-Йорк, Монте-Карло) – это всё дефисы.

Дефис практически никогда не отбивается пробелами, а вот тире отбивается пробелами. Так что если вы напишете «закон Ломоносова-Лавуазье», то у вас получится закон человека с такой несуществующей двойной фамилией.

Но и тут есть свои исключения (а как же без них!): например, тире без пробелов ставится между цифрами.

ГЛАВНОЕ ОТЛИЧИЕ ТУТ ТАКОЕ: ТИРЕ СТАВИТСЯ МЕЖДУ РАЗНЫМИ СЛОВАМИ, А ДЕФИС – МЕЖДУ ЧАСТЯМИ ОДНОГО СЛОВА (ВНУТРИ СЛОВА).

Да, это сложно. Да, подобные затруднения сейчас не в почёте. Поэтому большинство изданий просто ставят некую чёрточку, полагая, что всё и так будет ясно тому, кому надо, из контекста.

Обособленные члены предложения

Обособленные члены предложения – это второстепенные члены предложения, выделенные по смыслу и интонационно, для того чтобы придать им в предложении некоторую самостоятельность.

Проще говоря, обособление – это один из способов смыслового выделения.

В тексте обособленные члены предложения выделяются запятыми.


Мы, москвичи, в этом случае очень походим на афинян; разница только в том, что они менялись своими новостями на городской площади, а мы развозим их из дома в дом (М. Н. Загоскин. «Москва и москвичи»).


Мартовская ночь, облачная и туманная, окутала землю, и сторожу кажется, что земля, небо и он сам со своими мыслями слились во что-то одно громадное, непроницаемо-чёрное (А. П. Чехов. «Недоброе дело»).


Обособления служат для уточнения и пояснения.

Обычно обособления позволяют представить информацию более детально, и они бывают различны. В частности, различаются обособленные определения, обстоятельства и дополнения.

Обособленные члены предложения имеют больший смысловой вес в предложении, чем необособленные.

С другой стороны, обособляться в прямом значении этого слова могут только второстепенные члены предложения, так как главные – это носители основного сообщения, и они не могут быть выключены из состава предложения без нарушения его структурной основы.

Уточняющие члены предложения

Если обособление – это выделение членов предложения, чтобы придать им относительную смысловую самостоятельность, то уточняющие члены предложения конкретизируют или поясняют значения разных членов предложения – главных и второстепенных. Чаще всего уточняются обстоятельства времени и места. К уточняющему члену предложения можно поставить вопрос: когда именно? где именно? что именно?

СЛЕДУЕТ ЗАПОМНИТЬ: УТОЧНЯЮЩИЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ОБОСОБЛЯЮТСЯ ВСЕГДА.

Рядом, на обочине дороги, стояла курчавая молодая сосенка (Б. Н. Полевой. «Повесть о настоящем человеке»).


Днём, при солнечном свете, мы видим только землю, ночью – весь мир (В. К. Арсеньев. «Дерсу Узала»).


В первом случае можно поставить вопрос: где именно? Во втором: когда именно?

Также обособляются уточняющие слова, поясняющие смысл предшествующих членов предложения, когда перед пояснительным членом есть слова «а именно» и «то есть».


Хотя Давид и Бенедетто Гирландайо обладали дарованием отличнейшим и могли бы его использовать, они не пошли, однако, в области искусства за братом своим Доменико: ведь после смерти названого их брата они сбились с правильного пути, так как один из них, а именно Бенедетто, долгое время бродяжничал, а другой надрывал себе попусту мозги мозаикой (Джорджо Вазари. «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих»).


Весь день этот Анна провела дома, то есть у Облонских, и не принимала никого, так как уж некоторые из её знакомых, успев узнать о её прибытии, приезжали в этот же день (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).

ЭТО ВАЖНО

При постановке знаков препинания нужно учитывать смысл предложения, ибо одни и те же слова могут рассматриваться или как уточняющие, или не как уточняющие. Например: Где-то далеко в лесу запела птица (слушатель находится в лесу). – Где-то далеко, в лесу, запела птица (слушатель находится вне леса).

Авторская пунктуация

А ещё есть такое понятие, как «авторская пунктуация». Оно имеет два значения. Первое значение связано с обозначением всех знаков, стоящих в авторской рукописи, то есть в буквальном смысле поставленных рукой автора. Понятно, что такое употребление термина характерно в основном для издательских работников, которые участвуют в подготовке рукописи к изданию. Второе (более широкое) значение понятия «авторская пунктуация» связано с представлением о пунктуации нерегламентированной, то есть не закреплённой строгими правилами. Это разнообразные отклонения от общих норм, и именно это значение понятия «авторская пунктуация» требует уточнения, поскольку не всякие отклонения можно зачислить в разряд авторских.

Нерегламентированность пунктуации может быть связана с разными причинами, и не всегда она обусловлена проявлением авторской индивидуальности. Безусловно, авторские знаки препинания входят в состав нерегламентированной пунктуации, однако это лишь её частный случай. И, естественно, нерегламентированная пунктуация – это не ошибочное расставление знаков препинания, которое зачастую выдают за творческую индивидуальность пишущего.

Авторская пунктуация, как правило, обеспечивает особую информационность и экспрессивность речи. Она позволяет расставлять специфические акценты и диктуется волей пишущего. Чаще всего она появляется у поэтов. Например, Александр Блок часто использовал тире («Я могуч и велик ворожбою, но тебя уследить – не могу. Полечу ли в эфир за тобою – ты цветешь на земном берегу»), а Борис Пастернак – многоточие («Бесцветный дождь… как гибнущий патриций, чье сердце смерклось в дар повествований… Да солнце… песнью капель без названья и плачем плит заплачено сторицей»).

Тире и курсив – вот единственные, в печати, передатчики интонаций.

МАРИНА ЦВЕТАЕВА, русская поэтесса Серебряного века

Кстати, у поэтов активизация тире часто бывает связана с «экономией» речевых средств («будет день – и свершится великое», «пусть светит месяц – ночь темна» и т. д.).

Поэты для усиления расчленения речи или для передачи особой ритмики текста часто заменяют запятую на точку. А вот стихотворения Поля Элюара вообще написаны белым стихом и без знаков препинания.

Также нерегламентированная пунктуация применяется для имитации разговорной речи. Для этого используют многоточие (например, имитация живого произношения с многочисленными паузами). Но это не является авторской пунктуацией в чистом виде, ибо тут нет индивидуального применения знаков препинания, и подобная передача прерывистого характера живой речи оговорена в правилах русской орфографии и пунктуации.

Понятно, что цитаты заключаются в кавычки. И прямая речь. И названия. Но не только – орфографический знак кавычек весьма многозначен. Он используется для выражения широкого спектра значений, в том числе и чисто авторских. Например, кавычки могут выполнять функции отсылки к предтексту (то есть к предшествующему употреблению слова или выражения тем же автором).


Живет она неплохо, но это «неплохо», по всей видимости, покупается путём утомительной беготни и унизительной чепухи (Г. С. Эфрон. «Записки парижанина»).


А ещё есть так называемые «полемические» кавычки, которые указывают на то, что заключённое в них утверждение является, по мнению говорящего, ложным.


Вронский и все его товарищи знали Кузовлева и его особенность «слабых» нервов и страшного самолюбия (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Употребляя некоторое слово и при этом заключая его в кавычки, автор может выражать своё несогласие с утверждением. Кавычки могут означать следующее: это не я так говорю, это другие так говорят. А могут означать и противоположное: это только я так говорю, другие так не говорят.


Но Кити в каждом её движении, в каждом слове, в каждом небесном, как называла Кити, взгляде её, в особенности во всей истории её жизни, которую она знала чрез Вареньку, во всем узнавала то, «что было важно» и чего она до сих пор не знала (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Кавычки в авторском контексте могут служить для привлечения внимания читающего к определённому слову или выражению. Они могут служить для передачи иронии или отрицательного авторского отношения к данному понятию и т. д.

Также авторскими могут быть и скобки, в которые обычно заключаются слова и предложения, вставляемые в предложение с целью пояснения или дополнения высказываемой мысли. В них, например, в драматическом тексте заключаются авторские ремарки. Про них писатель А. Г. Битов говорил: «Скобки в прозе – это письменный род шёпота».

Ради Создателя, бросьте и скобки, и кавычки!.. Кавычки употребляются двумя сортами писателей: робкими и бесталанными. Первые пугаются своей смелости и оригинальности, а вторые, заключая какое-нибудь слово в кавычки, хотят этим сказать: гляди, читатель, какое оригинальное, смелое и новое слово я придумал!

АНТОН ЧЕХОВ, русский прозаик и драматург

Таким образом, индивидуальность в применении знаков препинания может проявляться как в расширении границ их употребления, так и в нарочитом повторении одного из знаков. В любом случае умелая авторская пунктуация – это мощное стилистическое средство, несущее в себе заряд экспрессии и повышающее художественную выразительность.

Если передавать на письме всё, что я чувствую, нужно было бы ставить восклицательный знак после каждого слова.

ЭМИЛЬ МИШЕЛЬ ЧОРАН (СЬОРАН), румынский и французский мыслитель-эссеист

Человек потерял запятую, стал бояться сложных предложений, искал фразы попроще. За несложными фразами пришли несложные мысли.

Потом он потерял знак восклицательный и начал говорить тихо, с одной интонацией. Его уже ничто не радовало и не возмущало, он ко всему относился без эмоций. Затем он потерял знак вопросительный и перестал задавать вопросы, никакие события не вызывали его любопытства, где бы они ни происходили – в Космосе, на Земле или даже в его собственной квартире. Ещё через пару лет он потерял двоеточие и перестал объяснять людям свои поступки. К концу жизни у него остались одни кавычки. Он не высказывал ни одной собственной идеи, а всё время кого-нибудь цитировал – так он разучился мыслить и дошёл до точки. Берегите знаки препинания!

АЛЕКСАНДР КАНЕВСКИЙ, советский прозаик, поэт и драматург, киносценарист

Особо непростые случаи (памятка профессионального корректора)

– Словосочетание «кроме того» всегда выделяется запятыми (и в начале, и в середине предложения).


Сам всегда уважал образованность, соединённую с сердечными чувствами, и, кроме того, состою титулярным советником (Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»).


Кроме того, я несколько недель ворочал серебряную руду на обогатительной фабрике и познал все последние достижения культуры в этой области (Марк Твен. «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура»).


– Словосочетание «скорее всего» в значении «очень вероятно», «вероятнее всего» выделяется запятыми.


Никто ещё не достигал значительного результата, начиная с заявления: «Можем попробовать, но, скорее всего, ничего не выйдет» (Дэвид Новак. «Веди людей за собой»).


А вот «скорее всего» в значении «быстрее всего» не выделяется запятыми.


И что вы тогда обнаружите скорее всего? Несчастного человека (А. Г. Свияш. «Открытое подсознание»).


Вы знаете, что вода скорее всего поглощает красные длинноволновые лучи; лучи коротковолновые идут значительно глубже… (И. А. Ефремов. «Атолл Факаофо»)


– Слово «скорее» – если в значении «лучше», «охотнее», то не выделяется запятыми.


Я бы скорее согласился взять её приданое с условием, что меня каждый день будут бить кнутом у позорного столба (Уильям Шекспир. «Укрощение строптивой»).


Тоже без запятых пишется, если в значении «лучше сказать».


И одновременно же было видно, что визит этот не вызывал у неё ни желания, ни отвращения: он напоминал скорее визит друга, чем супруга… (Александр Дюма. «Сальватор»)


Анна непохожа была на светскую даму или на мать восьмилетнего сына, но скорее походила бы на двадцатилетнюю девушку по гибкости движений, свежести и установившемуся на ее лице оживлению… (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


Однако запятая нужна, если «скорее» – это вводное слово, выражающее оценку автором степени достоверности данного высказывания по отношению к предыдущему.


Но крестьянин не станет зарывать золото посреди возделываемого поля, – скорее, он спрячет его в колодце или под плитками, которыми вымощен двор (Питер Мейл. «Год в Провансе»).


– Слово «конечно» не выделяется запятыми, если оно стоит в начале ответной реплики, произносимой тоном незыблемой уверенности (убежденности) и становится синонимичным слову «да».


– Это правда, что он каждый вечер спускается в Бэк-Крик, но никто не смеет к нему даже приблизиться?

– Конечно правда, – подтвердил карлик (Макс Брэнд. «Парень с границы»).


В остальных случаях запятая нужна.


Что ж, конечно, можно взглянуть на дело и так (Агата Кристи. «Убийство в Месопотамии»).


Но, конечно, это только одному Небу известно, и пусть да будет его Святая Воля! (Фредерик Марриет. «Корабль-призрак»)


У рассматриваемого слова в определённом контексте может появиться спутник – частица «же», но это не меняет пунктуации.


Я, конечно же, забыла про него, как забываю про игрушки, которые дочь складывает мне в кровать, и до утра ворочаюсь на какой-нибудь бабочке с пластмассовыми крыльями (Маша Трауб. «Осторожно – дети! Инструкция по применению»).


– Выражения «в общем», «в общем-то» обособляются запятыми в значении «короче говоря, словом» – тогда они являются вводными.


Однако и без того можно было догадаться, что Игнат в комнате не один, а с какой-то прокуренной девицей, что, в общем-то, вполне объяснимо для семнадцатилетнего парня, в котором играют гормоны (Ф. Е. Незнанский. «Никто не хотел убивать»).


– В словосочетании «в конце концов», если оно идёт в значении «в итоге», запятая не ставится.


И как же она рассердилась на меня, когда я объявил ей в конце концов, что, по моему искреннему убеждению, она точно так же искала наслаждений, как и я (Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»).


Ещё долго тянулся этот бесплодный разговор, и в конце концов они решили подождать некоторое время, ничего не предпринимая (Джек Лондон. «Мартин Иден»).


– Словосочетание «прежде всего» обособляется запятыми как вводное в значении «во-первых».


Прежде всего, он не желает выдавать свою дочь замуж… (Кортни Милан. «Доказательство любви»)


Однако оно не выделяется запятыми в значении «сначала, сперва».


Лёвин знал тоже, что, возвращаясь домой, надо было прежде всего идти к жене, которая была нездорова… (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


Она пришла в себя на кушетке, накрытая одеялом. Прежде всего она ощупала руки и ноги. Все цело, вот только голова болит (Рэй Морган. «Прощай, мечта!»).


– Теперь я уже не дуэлист, а доктор и прежде всего должен осмотреть вашу рану (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Запятая после «а», «но» и т. д. не нужна.


– Очень рад, но прежде всего позвольте узнать, где я нахожусь? (М. Е. Салтыков-Щедрин. «В больнице для умалишённых»)


Он приехал во второй половине дня и решил заночевать в гостинице, а продолжить путь утром. Но прежде всего – пообедать (Н. В. Резанова. «Шестое действие»).


– Словосочетания «по крайней мере», «по меньшей мере» не требуют постановки знаков препинания.


До меня вдруг дошло, что последние по меньшей мере шесть недель Джесси Питерс со мной почти не разговаривал (Николас Спаркс. «Дважды два»).


Все произошло очень легко и просто. По крайней мере так казалось княгине (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Вот разве что приказчика я сменил. Я решился не держать больше у себя вольноотпущенных, бывших дворовых, или по крайней мере не поручать им никаких должностей, где есть ответственность (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Эти словосочетания обособляются только при инверсии.


Трагическое и смешное, бодрое и мечтательное – всё перепутывалось в ней и всё было – крупно, по меньшей мере (Максим Горький. «Встреча»).


– Словосочетание «в свою очередь» не выделяется запятой в значении «в ответ», «по наступлении своей очереди».


Ася вопросительно посмотрела на меня. Я в свою очередь протянул ей руку и на этот раз крепко пожал её холодные пальчики (И. С. Тургенев. «Ася»).


– Вы собственно физикой занимаетесь? – спросил в свою очередь Павел Петрович (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Тут словосочетание «в свою очередь» не является вводным. А вот если оно вводное, то оно выделяется запятыми – если указывает на то, что данное высказывание связано по смыслу с предшествующим.


На недавних скачках в Ланкастере он проиграл на пари семьдесят гиней капитану Гурлею, который одновременно, в свою очередь, проиграл пари другу мистера Весталла (Джозеф Гамильтон. «Оружие и правила дуэлей»).


Главное в такой системе заключается в том, что каждый сотрудник знает, кто в организации зависит от его информации и от чьей, в свою очередь, зависит он (Питер Друкер. «Друкер на каждый день»).


С другой стороны, часто авторы обособляют это словосочетание: например, если им хочется выделить его интонационно. Из этого можно сделать такой вывод: выделяйте – и не судимы будете. А оправданием в любом случае может быть такое соображение: часто очень трудно бывает сообразить, является ли какое-то слово или сочетание вводным и, следовательно, ставится ли при нем запятая. Ведь часто одни и те же слова являются то вводными, то не вводными – это зависит от смысла конкретного предложения.


– Выражение «в буквальном смысле» запятыми не выделяется. Часто эту конструкцию принимают за вводное слово и на этом основании ставят запятые с обеих (или с одной, если она стоит в начале или в конце предложения) сторон. Но это неверно: «в буквальном смысле» не является вводным оборотом.


И этот столичный мен был на сто десять процентов уверен, что создаёт супер-пупер заведение, которое в буквальном смысле осчастливит всех жителей нашего города, который он упорно называл деревней (Э. Е. Семёнов. «Допельдон, или О чем думает мужчина?»).


Вы бы в буквальном смысле потеряли части своего тела и, в конце концов, свою жизнь, если бы вы ничего не чувствовали (Берни Зигель. «365 рецептов для души»).


– Слово «следовательно». Если оно идёт в значении «стало быть», «таким образом», «значит», то запятые нужны. Например: «Так вы, следовательно, наши соседи».


Ты умный человек, ты знаешь людей, и женщин знаешь, и, следовательно, извинишь… (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»)


Вы произнесли вслух имя вашего собеседника, следовательно, проявили внимание к его личности, следовательно, утвердили его (в глазах) как личность, следовательно, вызвали у него (помимо его воли) положительные эмоции… (Д. А. Шевчук. «Деловое общение»)


Однако если это слово идёт в значении «поэтому», «вследствие этого», «исходя из того что», то запятая нужна только слева.


Если Пустошь – планета, время на ней замерло. Но для Майка время идёт, что-то в его жизни меняется, следовательно… следовательно хрен его знает, что такое Пустошь и где она находится (Д. С. Савельев, Е. М. Кочергина. «Экстрим»).


– В словосочетаниях «то есть если», «особенно если» запятая, как правило, не нужна.


Если ваше общество надоедает старшему, он с неожиданной силой рвётся из рук. Младший делает вид, что не замечает вас, особенно если вы хотите привлечь его внимание (М. Б. Беркович. «Нестрашный мир»).


Такой подход неизбежно рождает только плохое искусство, поскольку, как мы уже видели, его можно реализовать только в том случае, если выбирающий человек уже знает, каковы его эмоции, то есть если он их уже отразил (Робин Коллингвуд. «Принципы искусства»).


«То есть» не является вводным словом и не выделяется запятыми с обеих сторон. Это союз, и запятая ставится перед ним (а если в каких-то контекстах и ставится запятая после него, то по другим причинам: например, чтобы выделить придаточное предложение, которое идет после него).


Он три раза, по-русски, поцеловался с ним, то есть три раза прикоснулся своими душистыми усами до его щёк (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


– Чувствительно вам обязан, – ответил Павел Петрович, – и могу теперь надеяться, что вы примете мой вызов, не заставив меня прибегнуть к насильственным мерам.

– То есть, говоря без аллегорий, к этой палке? – хладнокровно заметил Базаров. – Это совершенно справедливо (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


– Словосочетание «во всяком случае» выделяется запятыми как вводное, если оно употреблено в значении «по крайней мере».


Уже наверно решено, что я и Дуня выезжаем в Петербург, когда именно, не знаю, но, во всяком случае, очень, очень скоро, даже, может быть, через неделю (Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»).


К первому разряду относились долги, которые надо было сейчас же заплатить или, во всяком случае, для уплаты которых надо было иметь готовые деньги, чтобы при требовании не могло быть минуты замедления (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Словосочетания «помимо того», «помимо этого», «помимо всего (прочего)», «кроме всего (прочего)» обособляются как вводные.


Помимо того, он хотел казаться таковым, но, в сущности, я много раз слышал, как он говорил вещи, доказывающие обратное (Н. К. Шильдер. «Николай I»).


Однако в словосочетании «помимо того что» запятая не нужна.


Помимо того что с деятельностью Оуэна связан громадный промышленный переворот, который, начавшись в Англии под влиянием изобретений Уатта, Аркрайта и других, положил основание всему нашему современному строю, – Оуэн почти с первых шагов на этом поприще проявил себя реформатором (А. В. Каменский. «Роберт Оуэн. Его жизнь и общественная деятельность»).


– В словосочетаниях «благодаря этому», «благодаря тому», «благодаря тому-то» и «наряду с тем-то» запятая, как правило, не требуется.

Вообще слово «благодаря» может выступать в двух ролях: как деепричастие от глагола «благодарить» и как производный предлог со значением причины. Если это деепричастие, то запятую надо ставить.


Губернский предводитель встал, благодаря дворянство за доверие, и прослезился (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Если же перед нами производный предлог со значением причины, то запятая не ставится.


Она улыбалась тому, что, хотя она и говорила, что он не может узнавать, сердцем она знала, что не только он узнает Агафью Михайловну, но что он всё знает и понимает, и знает и понимает ещё много такого, чего никто не знает и что она, мать, сама узнала и стала понимать только благодаря ему (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Степан Аркадьич в школе учился хорошо благодаря своим хорошим способностям, но был ленив и шалун и потому вышел из последних, но, несмотря на свою всегда разгульную жизнь, небольшие чины и нестарые годы, занимал почётное и с хорошим жалованьем место начальника в одном из московских присутствий (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Словосочетание «тем более» пишется без запятой.


Эта внимательность лакея к стёклам и равнодушие к совершавшемуся у Лёвина сначала изумили его, но тотчас, одумавшись, он понял, что никто не знает и не обязан знать его чувств и что тем более надо действовать спокойно, обдуманно и решительно, чтобы пробить эту стену равнодушия и достигнуть своей цели (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


В словосочетаниях «тем более когда», «тем более что», «тем более если» и т. п. запятая нужна перед «тем более».


Анна взялась ходить за нею, но и это не развлекло её, тем более что болезнь не была опасна (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Когда очередь дошла до варенья, Аркадий, не терпевший ничего сладкого, почёл, однако, своею обязанностью отведать от четырех различных, только что сваренных сортов, тем более что Базаров отказался наотрез и тотчас закурил сигарку (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


– Слово «причём» выделяется запятой только в середине предложения (слева).


Он не верил ни в чох, ни в смерть, но был очень озабочен вопросом улучшения быта духовенства и сокращения приходов, причём особенно хлопотал, чтобы церковь осталась в его селе (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Вильям Придо встретил самый нелюбезный приём, причём ему заявили, что польская война не дает возможности царю заниматься коммерческими делами (Казимир Валишевский. «Первые Романовы»).


– В словосочетании «тем не менее» запятая ставится в середине предложения (слева).


Хоть я и настаивал давеча, что в присутствии вашего брата не желаю и не могу изъяснить всего, с чем пришёл, тем не менее я теперь же намерен обратиться к многоуважаемой вашей мамаше для необходимого объяснения по одному весьма капитальному и для меня обидному пункту (Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»).


Однако в словосочетаниях «но тем не менее», «и тем не менее» и т. п. запятые не нужны.


И тем не менее он всё-таки высоко ценил свою решимость возвысить Дуню до себя и считал это подвигом (Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»).


Правда, писал он безграмотно, криво, часто пропускал не только буквы, но даже целые слога, но тем не менее Нифатка сделался в Дергачах необходимым человеком (И. А. Салов. «Николай Суетной»).


– Если слово «однако» идёт в значении «но», то запятая с правой стороны не ставится.


Хотя он имел большое уважение к своему, известному всей России, одноутробному брату писателю, однако он терпеть не мог, когда к нему обращались не как к Константину Лёвину, а как к брату знаменитого Кознышева (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Если это вводное слово (со значением «тем не менее», «всё же» и т. д.) и стоит оно в середине предложения, то оно с двух сторон выделяется запятыми.


Но Варенька, однако, пришла вечером и принесла с собой тетрадь нот (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Дорога там, однако, одна всего – поднимается прямо в сопки (А. Е. Бондаренко. «Байки забытых дорог»).


На какую грязь способно, однако, моё сердце! (Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»)


Если «однако» – это междометие, то оно выделяется запятыми или восклицательным знаком (в значении «ничего себе!»).


Однако, какой ты стал решительный! (К. Н. Леонтьев. «Воспоминания»)


Кстати сказать, слово «однако» – рекордсмен по неправильному обособлению. В этом с ним могут соперничать только слова «действительно» и «наконец». И всё же в большинстве случаев после «однако» запятую ставить не следует.

Впрочем, как показывает практика, запятые довольно часто ставят «на всякий случай» или вместо пауз. Есть такое убеждение: лучше поставлю лишнюю, чем не поставлю совсем. Однако это не так: лишняя запятая – точно такая же ошибка, как и её отсутствие в нужном месте.

Нехватка одной запятой часто превращает аксиому в парадокс или сарказм в проповедь.

ЭДГАР АЛЛАН ПО, американский писатель

Со словом «однако» всё обстоит очень непросто. Всё зависит от контекста. Чаще всего слово «однако» функционирует в контексте как союз (однако = но). В этом случае запятая, как уже говорилось, обязательна.


– Слово «действительно» не выделяется запятыми в значении «в самом деле» (то есть если это обстоятельство, выраженное наречием), если оно синонимично прилагательному «действительный» – «настоящий», «подлинный».


– Поесть действительно не худо, – заметил, потягиваясь, Базаров и опустился на диван (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


И он действительно обыграл свою жену в бильярд. И из отеля «Савой» его действительно уволили по обвинению в вымогательстве и воровстве (Николь Келби. «Белые трюфели зимой»).


При этом слово «действительно» может выступать в роли вводного и обособляться.


Действительно, по саду, шагая через клумбы, шёл Базаров (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Отметим, что вводное слово отличается интонационной обособленностью (в устной речи оно выделяется паузами). Оно выражает уверенность говорящего в сообщаемой информации. Часто это слово стоит в начале предложения. Плюс вводное слово можно переставить в другое место предложения, не нарушая его структуру. Если же «действительно» – наречие, запятыми оно не выделяется и его невозможно переставить в другое место предложения без потери смысла.


– Слово «наконец» в значении «наконец-то» запятыми не выделяется.


– Я наконец сказал ей, что вы, мол, меня понять не можете; мы, мол, принадлежим к двум различным поколениям (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).


Наконец одна из дам, взглянув на часы, сказала: «Однако это странно!» – и все гости пришли в беспокойство и стали громко выражать свое удивление и неудовольствие (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


– Утверждается, что в словосочетании «из-за того что» запятая не нужна, если это союз, то есть если его можно заменить на «потому что». И обычно приводится такой пример: «В детстве он проходил медицинскую проверку, из-за того что воевал во Вьетнаме».

С другой стороны, если на «потому что» заменить нельзя, то запятая нужна.


Мы предпочитаем мучиться из-за ерунды или из-за того, что к нам не имеет никакого отношения (В. Н. Богданович. «Большая книга успеха»).


Но тут не все так просто, как хотелось бы. Вот, скажем, фраза из рассказа М. М. Жванецкого «Успокойтесь, ухожу»: «Да, я ушел от нее из-за того, что она не оставила мне кусок торта». Тут, вроде бы, можно заменить на «потому что». И что?

В словосочетании «из-за того, что» запятая перед «что» ставится в придаточных предложениях, где имеются две грамматические основы. Иногда даже утверждается, что запятая перед «что» ставится всегда. Но это не так, и заблуждение это идёт из начальной школы. Однако у многих именно это «правило» надолго остаётся в памяти.

Постановка запятой зависит не от конкретного слова, а от структуры предложения. Например, в разговорной фразе «я тебе позвоню, если что» запятая перед «что» не нужна. Не нужна также запятая и после частиц. Например: «И что ты мне хочешь этим сказать?»

Все зависит также от положения словосочетания в предложении. Например: «Я расстроился из-за того, что его опередили». Тут запятая нужна. С другой стороны: «Из-за того что его опередили, я сильно расстроился». Тут запятая не нужна. Но это всё – нюансы для профессиональных филологов. В повседневной же жизни, если вы поставите запятую в словосочетании «из-за того, что», никто не посмотрит на вас косо.


– В словосочетании «так или иначе» запятая нужна, если оно имеет значение «как бы то ни было».


Он был хорошо образован, любил читать детективную литературу и отчетливо сознавал, что опытный следователь, так или иначе, умеет разыскать любого преступника (Ч. А. Абдуллаев. «Синдром жертвы»).


Она знала, что, так или иначе, она Анне выскажет всё, и то её радовала мысль о том, как она выскажет, то злила необходимость говорить о своём унижении с ней, его сестрой, и слышать от неё готовые фразы увещания и утешения (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Однако наречное выражение «так или иначе» (в значении «тем или иным способом» или «в любом случае») не требует постановки знаков препинания.


При этом известии он с удесятерённою силой почувствовал припадок этого странного, находившего на него чувства омерзения к кому-то; но вместе с тем он понял, что тот кризис, которого он желал, наступил теперь, что нельзя более скрывать от мужа, и необходимо так или иначе разорвать скорее это неестественное положение (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Историческое человечество не всегда актуально живет всеми культурными вопросами, хотя так или иначе ни один вопрос культуры целиком, то есть во всех отношениях, никогда не отсутствует в жизни истории (М. И. Каган. «О ходе истории»).


– Всегда пишутся без запятых слова и словосочетания: «в первую очередь», «на первый взгляд», «вроде», «вроде бы», «наверняка», «аналогично», «более или менее», «буквально», «вдобавок», «в итоге», «в конечном итоге», «в конечном счете», «в крайнем случае», «в лучшем случае», «в любом случае», «вместе с тем», «в общем и целом», «в основном», «в особенности», «в отдельных случаях», «во что бы то ни стало», «впоследствии», «в противном случае», «в результате», «в связи с этим», «в таком случае», «в то же время», «главным образом», «зачастую», «исключительно», «между тем», «на всякий случай», «по возможности», «по-прежнему», «практически», «при всём желании», «при этом», «равным образом», «самое большее», «самое меньшее», «фактически», «в целом», «в довершение», «по традиции», «якобы».


В любом случае этим вечером ему сделают операцию по удалению основной опухоли (Стивен Кинг. «Дьюма-Ки»).


На первый взгляд в их хаотичной суете было столько же смысла, сколько в мельтешении муравьёв, снующих по своей куче (А. Г. Атеев. «Псы Вавилона»).


Я могу только надеяться, что в конечном итоге они простили друг друга (Джоанна Линдсей. «Любовь не ждёт»).


В этом честь нашей профессии, которая в противном случае не приносила бы никакой пользы, так как наши клиенты нередко вверяют нам не только всё своё состояние, но и своё доброе имя (Луи Жаколио. «Грабители морей»).


Он понял, что час триумфа уже наступил и что триумф едва ли не будет полнее, если в результате не окажется ни расквашенных носов, ни свороченных на сторону скул (М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»).


С другой стороны, допускается пунктуационное выделение слов и словосочетаний, если в устной речи они сопровождаются интонационной паузой.


На первый взгляд, подходяще – сюда протиснулся бы не только пловец, а, пожалуй что, и грузовик мог въехать, попади он каким-то чудом под воду и сохрани там способность к самостоятельному передвижению (А. А. Бушков. «Пиранья. Первый бросок»).


Как мы уже знаем, выделяются запятыми также вводные слова и обороты. Например, слова «собственно», «вообще», «вернее», «по сути», «по существу», «точнее» и т. д. являются вводными, если после них можно добавить слово «говоря».


Мостик был деревянным. Точнее, мостиком это назвать можно было лишь с большой натяжкой (Андрей Валентинов. «Нарушители равновесия»).


Как мы можем разрабатывать психологию, социологию и прочие гуманитарные науки, если понятия не имеем, кто мы, собственно, такие? (Г. С. Кваша. «Структурный гороскоп в вопросах и ответах»)


– Словосочетание «как минимум» в значении «самое меньшее» пишется без запятых.


Чтобы восстановить хозяйство, разрушенное войной, надо сначала его разрушить, а для этого нужна гражданская или хоть какая-нибудь война, нужно как минимум двенадцать фронтов… (В. В. Ерофеев. «Москва – Петушки»)


Василиса, отдав последний приказ, подписала как минимум один смертный приговор (А. В. Сивинских. «Открытие Индии»).


Однако если это словосочетание идёт в значении сравнения с чем-либо, эмоциональной оценки, если в устной речи оно сопровождается интонационной паузой, то нужны запятые.


Синатра проводил в ней, как минимум, половину студийного времени (Л. В. Бояджиева. «Фрэнк Синатра: Ава Гарднер или Мэрилин Монро? Самая безумная любовь ХХ века»).


Если это словосочетание стоит в середине предложения и имеет уточняющее значение, то выделение нужно. Это можно проверить: если убрать слова «как минимум» и смысл высказывания не изменится, то в «как минимум» запятые нужны.

Также обособление происходит при уточняющей инверсии.


Через эти ворота никто не пройдёт в течение часа, как минимум! (В. В. Шалыгин. «Бешеный пёс»)


– Запятая не ставится в начале предложения после словосочетаний: «До того как…», «С тех пор как…», «Перед тем как…», «Несмотря на то что…», «По мере того как…», «Для того чтобы…», «Вместо того чтобы…», «Вообще же…», «В то время как…», «Тем более что…», «Тем не менее…», «При том что…», «В случае если…», «После того как…» «Причем…».


Несмотря на то что до этого в творчестве The Beatles уже начали появляться намёки на изменения, именно Rubber Soul стал поворотным альбомом (Стив Тернер. «The Beatles: история за каждой песней»).


По мере того как они начнут улучшаться, работайте с врачом над снижением дозировки лекарственных средств (Сьюзи Коэн. «Система „5 шагов“ против диабета»).


– В словосочетании «исходя из этого» в начале предложения запятая ставится. Но, например, во фразе «Он поступил так исходя из…» запятая не ставится.


Исходя из этого, ум служит единственно возможным источником наслаждения (А. П. Чехов. «Палата № 6»).


Исходя из прошлого опыта, догадываюсь, что это с плиты свалилась сковорода (В. С. Токарева. «Будет другое лето»).


Мы по-прежнему пытались прогнозировать своё и общее будущее исходя из разумных посылок (Е. С. Гинзбург. «Крутой маршрут»).


– В словосочетании «ведь если…, то…» запятая перед «если» не ставится, так как дальше идет вторая часть двойного союза – «то». Если «то» нет, тогда запятая перед «если» ставится.


В самом деле, ведь если уж мы считаем, что сами иной раз ещё хуже преступника, то тем самым признаемся и в том, что наполовину и виноваты в его преступлении (Ф. М. Достоевский. «Дневник писателя»).


Послушайте! Ведь, если звёзды зажигают – значит – это кому-нибудь нужно? (В. В. Маяковский. «Послушайте!»)


– В словосочетаниях «менее чем…» и «меньше чем…» запятая перед «чем» не ставится, если это не сравнение (если нет двух сравниваемых понятий).


Створка отодвинулась меньше чем на полметра, и Сиена, не теряя времени, боком скользнула внутрь (Дэн Браун. «Инферно»).


С учётом того что на званые ужины принято опаздывать не меньше чем на час, положение становилось ещё хуже (Е. М. Малиновская. «Заговор»).


При отсутствии сравниваемых понятий эти словосочетания образуют с последующими словами неразложимое сочетание, не требующее постановки знаков препинания. Как правило, в этом случае после этих словосочетаний идёт название единицы измерения (метр, час, рубль и т. п.).

А вот обороты, присоединяемые союзом «чем», выделяются запятыми, если в предложении называются или подразумеваются два сравниваемых понятия.


Официантов Арчибальд Арчибальдович удивил не менее, чем Софью Павловну (М. А. Булгаков. «Мастер и Маргарита»).


Каждый день она показывала ему новые результаты, желая, чтобы он понял: она работает не меньше его и может быть здесь полезна не меньше, чем он (Кейт Харди. «Требуй невозможного»).


– Запятая перед «как» ставится в случае сравнения. Например: «В ХVII веке такие учёные, как Блез Паскаль и Эванджелиста Торричелли, приложили много сил, чтобы убедить людей в существовании атмосферного давления». Тут в основной части предложения имеется указательное слово «такие».

Однако в фразе «…учёные, такие как Блез Паскаль и Эванджелиста Торричелли…» перед «как» запятая не ставится. Тут слова «такие как» употребляются после обобщающего слова «учёные» и перед рядом однородных членов.


– Запятые не ставятся в словосочетаниях «дай бог», «не дай бог», «ради бога». Плюс слово «бог» пишется с маленькой буквы.


Но мы ещё потолкуем. Засни, душа моя, и дай бог тебе здоровья! (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»)


Однако запятые ставятся с двух сторон, если словосочетание «слава богу» идёт в середине предложения.


Но теперь, слава богу, я, кажется, могу тебе ещё выслать, да и вообще мы можем теперь даже похвалиться фортуной, о чём и спешу сообщить тебе (Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»).


Если словосочетание «слава богу» идёт в начале предложения, то оно выделяется запятой с правой стороны.


Слава богу, я свободна, у меня нет детей… Что это я сказала: слава богу! Впрочем, это всё равно (И. С. Тургенев. «Отцы и дети»).

КСТАТИ

Слово «бог» пишется с заглавной буквы, если имеется в виду единое верховное существо; со строчной – во множественном числе, а также в значении одного из множества богов или в переносном смысле. При этом до революции 1917 года действовали правила, требовавшие обязательного написания с заглавной буквы (Богъ). Затем во всем стали господствовать идеологические установки – в том числе и в орфографии. А уже правила 1956 года не указывали напрямую, как нужно писать слово «бог». В настоящее время среди учёных-филологов преобладает мнение о том, что всё должно зависеть от того, что подразумевается: единый Бог или один из многочисленных богов (например, бог войны). При этом тот факт, является ли пишущий атеистом или верующим, не должно иметь никакого значения. С прописной буквы рекомендуется писать слова Святая Троица, Богородица, Господь, Создатель, Всевышний, Спаситель, Царица Небесная, Пречистая Дева и т. п. А вот слова «апостол», «пророк», «святой», «преподобный» и т. п. перед именами собственными пишутся со строчной буквы. Равным образом в устойчивых словосочетаниях, употребляющихся в разговорной речи вне прямой связи с религией, рекомендуется писать слова «бог» и «господь» со строчной буквы (например, не бог весть, ей-богу, бог его знает, бог с вами, не дай бог, ради бога, как бог на душу положит, господи боже мой, господи сохрани и т. д.).

– Если вводное слово можно опустить или переставить в другое место предложения без нарушения его структуры (обычно это бывает при союзах «и» и «но»), то союз не входит во вводную конструкцию, и нужна запятая.


Во-первых, потребуется опять-таки начальный капитал, и, во-вторых, торговать нечем (К. К. Костин. «Сектант»).


– Если вводное слово убрать или переставить нельзя, то запятая после союза (обычно при союзе «а») не ставится.


Может быть, я знаю это имя, а может быть, я его забыла, а может быть, и не слыхала никогда (Чарльз Диккенс. «Крошка Доррит»).


– Если вводное слово можно изъять или переставить, то запятая нужна после союза «а», поскольку он не связан с вводным словом, то есть не образуются спаянные сочетания типа «а значит», «а впрочем», «а следовательно», «а может быть» и т. п.


Александр верил в путешествия мыслей на расстоянии и предполагал, что Катя в подобные минуты не просто думает о нём, а, может быть, даже сожалеет о принятом решении (В. В. Ландышев. «Есть только миг»).


– Если в начале предложения стоит сочинительный союз (в присоединительном значении), а потом вводное слово, то запятая перед ним не нужна.


И действительно, в эпоху капитализма, когда рабочие массы подвергаются беспрерывной эксплуатации и не могут развить своих человеческих способностей, наиболее характерным для рабочих политических партий является именно то, что они могут охватывать лишь меньшинство своего класса (В. И. Ленин. «О роли коммунистической партии»).


Да кроме того, я несколько недель ворочал серебряную руду на обогатительной фабрике и познал все последние достижения культуры в этой области… (Марк Твен. «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура»)


Но конечно, разыскал Мандельштама и часто мне потом рассказывал об этой их встрече (И. В. Одоевцева. «На берегах Невы. На берегах Сены»).


– Иногда бывает так: если в начале предложения стоит присоединительный союз, а вводная конструкция выделяется интонационно, то запятые нужны.


Но, к великой моей досаде, Швабрин, обыкновенно снисходительный, решительно объявил, что песня моя нехороша (А. С. Пушкин. «Капитанская дочка»).


– Есть несколько групп вводных слов и словосочетаний, которые выделяются запятыми, в том числе с обеих сторон в середине предложения.

А. Выражающие чувства говорящего (радость, сожаление, удивление и т. д.) в связи с сообщением: к несчастью, к счастью, к прискорбию, к сожалению, к удивлению, к ужасу, на беду, не ровён час, чего греха таить, странное дело, удивительное дело и др.


Я, насколько было возможно, старалась вмешаться в это дело, но племянница моя, к несчастью, отказала мне в своем доверии (Уилки Коллинз. «Закон и жена»).


Чего греха таить, парень он был видный, а я жила одна (М. Г. Март. «Портреты в чёрных тонах»).


Странное дело, ему не хотелось спать (В. Ю. Денисов. «Бермудский артефакт»).


Б. Выражающие оценку говорящим степени реальности сообщаемого (уверенность, неуверенность, предположение, возможность и т. д.): без всякого сомнения, безусловно, бесспорно, быть может, вероятно, видимо, возможно, в самом деле, в сущности, должно быть, кажется, казалось бы, конечно, может быть, наверное, надеюсь, надо полагать, не правда ли, очевидно, по всей вероятности, пожалуй, по сути, разумеется и др.


Сумма, назначенная им, без всякого сомнения, превосходила настоящую цену картины, однако Рауль не нашёл её преувеличенной, до того был он прельщён великолепным зрелищем, которое находилось у него перед глазами (Ксавье де Монтепен. «Джентльмен с большой дороги»).


Тут подоспела Татьяна, которая, надо полагать, уже раскаялась в своём необдуманном порыве (Н. Н. Александрова. «Клуб шальных бабок»).


Не покажется ли странным, что наряду с существами преступными и некоторые, казалось бы, широкие мыслители тоже впадали в животный ужас перед сменою бытия (Н. К. Рерих. «Знак эры»).


В. Указывающие на источник сообщаемого: говорят, дескать, мол, по-вашему, по-моему, по слухам и др.


Поскольку они начали вякать: ах, дескать, некрасиво, если не крестить, дескать, вдруг она вырастет или, наоборот, умрёт и будет некрещёная, что тогда (М. М. Зощенко. «Роза-Мария»).


Десять лет служил, кроме милости ничего не видал, да ты бы пошёл теперь да и сказал: пожалуйте, мол, вон! (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»)


– Ну, извините меня, дамы и господа, но, по-моему, в колечко веселее играть, – сказал старый князь, глядя на Вронского и догадываясь, что он затеял это (Л. Н. Толстой. «Анна Каренина»).


Г. Указывающие на связь мыслей, последовательность изложения: в общем, во-первых, во-вторых, впрочем, значит, в частности, итак, к примеру, кроме того, к слову сказать, кстати, между прочим, например, напротив, сверх того, с другой стороны, стало быть и др.


Я, между прочим, в Москву три раза ездил (Б. М. Носик. «Четыре дня на съёмках великой битвы»).


То есть, как видите, одесским слухам полностью доверять нельзя, хотя, с другой стороны, дыма без огня не бывает (Г. А. Голубенко. «Ефим и Голиаф»).


– Ну, друг мой, Над, – сказал Грундвиг своему пленнику, оставшись с ним наедине, – ты, стало быть, не выдержал и явился ещё раз взглянуть на Розольфсе, народные места, на старых друзей (Луи Жаколио. «Грабители морей»).


Д. Указывающие на приемы и способы оформления высказываемых мыслей: вернее сказать, вообще говоря, другими словами, если можно так выразиться, иными словами, мягко выражаясь, одним словом, собственно говоря, с позволения сказать, так сказать, что называется и др.


Ровно в девять тридцать пять возле дома, с позволения сказать, остановился «Мерседес», тянущий на прицепе необъятных размеров никелированную цистерну с каким-то подозрительным отравляющим веществом (А. Н. Андреев. «Мы все горим синим пламенем»).


Другими словами, мы должны и сами кое-что делать, и кое-чему позволять случаться… (Джулия Кэмерон. «Золотая жила»)


Е. Представляющие собой призывы к читателю (собеседнику) с целью привлечь его внимание, внушить определенное отношение к сообщаемым фактам: представь себе, согласись, верите ли, видите ли, вообразите, допустим, знаете ли, поверьте, пожалуйста, понимаешь, послушайте, предположим и др.


Очень, представь себе, несправедливо, – быстро говорит кавказец с чуть заметным акцентом (Е. Л. Войскунский. «Девичьи сны»).


Он, знаете ли, забавный тип (А. А. Аствацатуров. «Люди в голом»).


Как мне Михаило, что с ним был, порассказал, так, верите ли, волос дыбом становится (Л. Н. Толстой. «Набег»).


Согласись, радость общения с тобой стоит больше, чем обед в ресторане (Евгения Шацкая. «Школа стервы»).


Ж. Показывающие степень обычности сообщаемого: бывает, бывало, по обыкновению, по обычаю, случается и др.


Бывало, мы такие штуки выдумывали, что от смеху животики надсаживали! (И. Ф. Богданович. «Радость Душеньки»)


З. Выражающие экспрессивность высказывания: между нами говоря, кроме шуток, надо сказать, по правде, сказать по чести, честно говоря и др.


Обыкновенный, ну, совершенно незамечательный человек, даже, если хотите знать, между нами говоря, хам (Илья Ильф, Евгений Петров. «Золотой телёнок»).


Кроме шуток, с её здоровьем хоть на войну (Давид Босс, Александр Ли. «Вышибала»).


– Не требуются запятые в устойчивых выражениях со сравнением: беден как церковная мышь, белый как полотно, биться как рыба об лед, бледный как смерть, блестит как зеркало, болезнь как рукой сняло, бояться как огня, бродит как неприкаянный, все как на подбор, бубнит как пономарь, везёт как утопленнику, кататься как сыр в масле, вертится как белка в колесе, визжит как поросёнок, гол как сокол, врёт как сивый мерин, мрачный как туча, идёт как по маслу, ясно как дважды два и т. д.

– Также не разделяются запятой следующие устойчивые выражения: ни то ни сё, ни рыба ни мясо, ни свет ни заря, ни слуху ни духу, ни себе ни людям, ни сном ни духом, ни ответа ни привета, ни туда ни сюда, ни за что ни про что, ни вашим ни нашим, ни дать ни взять и т. д.

ОБЩЕЕ ПРАВИЛО ТУТ ТАКОЕ: ЗАПЯТАЯ НЕ СТАВИТСЯ ВНУТРИ ЦЕЛЬНЫХ ВЫРАЖЕНИЙ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА, ОБРАЗОВАННЫХ ДВУМЯ СЛОВАМИ С ПРОТИВОПОЛОЖНЫМ ЗНАЧЕНИЕМ, СОЕДИНЕННЫМИ ПОВТОРЯЮЩИМСЯ СОЮЗОМ «НИ».

Литература

Артемьева Е. И. Все правила русского языка. Справочник. Москва, 2018.

Бабайцева В. В., Чеснокова Л. Д. Русский язык. Теория. Москва, 2016.

Бабайцева В. В., Максимов Л. Ю. Современный русский язык (в 3 частях). Москва, 1987.

Валгина Н. С., Светлышева В. Н. Орфография и пунктуация. Москва, 1996.

Валгина Н. С. Современный русский язык. Пунктуация. Москва, 1989.

Гайбарян О. Е., Кузнецова А. В. Все правила русского языка. Ростов-на-Дону, 2017.

Ковтунова И. И. Современный русский язык: Порядок слов и актуальное членение предложения. Москва, 1976.

Крылова О. А., Максимов Л. Ю., Ширяев Е. Н. Современный русский язык.

Теоретический курс. Синтаксис и пунктуация. Москва, 1997.

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. Москва, 2006.

Розенталь Д. Э. Русский язык. Орфография и пунктуация. Москва, 2018.

Розенталь Д. Э. Говорите и пишите по-русски правильно. Москва, 2009.

Розенталь Д. Э., Голуб И. Б., Теленкова М. А. Современный русский язык. Москва, 2014.

Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь трудностей русского языка. Москва, 2013.

Современный русский язык (под ред. В. А. Белошапковой). Москва, 1997.

Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка (в 3 томах на основе 4-томного издания 1948 года). Москва, 2001.


home | my bookshelf | | Русский для тех, кто забыл правила |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу