Book: Ветер гонит пепел



Ветер гонит пепел

Кирилл Шарапов

Ветер гонит пепел

Пролог

Магическая академия Златограда имела репутацию места, которое никогда не спит. Огромная башня возвышалась над всем городом, вокруг нее было множество вспомогательных построек, окруженных малой стеной, а затем шел второй пояс безопасности с крепостной стеной, и не декоративной, а самой настоящей, высотой метров в двадцать. Фактически это был небольшой квартал, отгородившийся от остального города. На внешней стене постоянно дежурили гвардейцы, служившие академии первой линии обороны, они были лучшими из лучших, их готовили специально в Яр-княжестве по тайному договору. После десяти лет некоторые уезжают домой, остальные продолжают службу. Золотой город мог охранять кто угодно, но на стенах академии стояли только эти бойцы.

По случаю ночного времени ворота были закрыты, но площадь вокруг академии никогда не спала, многочисленные увеселительные заведения, причем довольно дорогие, никогда не пустовали, их сверкающие магические вывески разгоняли тьму. Весь город был ярко освещен, наверное, тут нельзя найти ни одного темного закоулка, поэтому ворье и прочий криминальный элемент здесь не задерживался, все адептки низших ступеней по очереди ежемесячно обходили Златоград, подновляя бытовые заклинания. Так было до этой осенней ночи.

Павел Арсеньев — сержант гвардии – обходил посты, ночь только вступила в свои права, там за стеной всего в паре сотен метров звучала музыка и смех, но до увольнительной еще целых пять дней, а значит, нужно отрешиться от столь заманчивых звуков.

Неожиданно на площади что-то ярко вспыхнуло. Гвардеец зацепил это краем глаза, он лениво повернулся, здесь всякое видали, и фейерверки запускали, бывало, зажиточные люди нанимали магичек, чтобы те порадовали их гостей красочными иллюзиями. Развернувшись к объекту, он вытаращил глаза, прямо посреди площади напротив ворот открылся ранее невиданный гвардейцем огненный портал. Он был огромным, шагов семь в ширину, а следом за первым метрах в двадцати раскрылся еще один.

— Тревога! В ружье! – что есть мочи заорал Арсеньев, и тем самым активировал сигнальный амулет, пришитый к одежде. Тот ярко сверкнул, подтверждая, что задача выполнена. Сейчас в казармах академии вскакивали с коек его товарищи, те, кто был в увольнительной в городе, схватив оружие, бежали к академии. Внутренняя стена вокруг замкового комплекса не такая высокая, как внешняя, но защищенная гораздо лучше — накрывается сильнейшим куполом, отрезая магичек и студенток от города, теперь никто, не имеющий пропуска или без разрешения верховной магессы, не сможет пройти внутрь. Второй силовой купол должен в считанные секунды прикрыть ту, на которой дежурил Павел.

Из портала вышел человек – женщина, невысокая, одета вызывающе, как, впрочем, и любая магичка – высокие сапоги, что-то типа корсета, короткая юбка, с жезлом в руках, у которого навершением был шар кроваво-красного цвета, волосы ее прямо в тон портала огненно-рыжие. Казалось, что ее голова охвачена языками пламени, тряхнув непослушной гривой, она что-то выкрикнула. Было далеко, и Арсеньев не расслышал, но понял, что это команда, поскольку из портала вынырнуло сразу три нелюдя – большие горбатые собаки, в которых сержант без проблем опознал обычных лесовиков, они освободили проход и рванулись в город, ни один даже не посмотрел в сторону академии. А из портала появлялись все новые и новые твари, и люди.

Павел вскинул винтовку и выстрелил. Проблема в том, что в магазине были обычные пули, а не из чистого железа, правда, все же рунные, зачарованные магессой второй ступени Ариэль, мощная штука, с ног валит на раз, обращая цель в кубик льда. Да и зачем тут другие? На его памяти не бывало такого, чтобы нашелся хоть один отморозок, решивши напасть на академию Золотого города. Сейчас происходило что-то совершенно непонятное.

Пуля угодила в спину незнакомого Арсеньеву вида нелюди, он напоминал огромную жабу, человеку примерно до колена, которая длинными прыжками спешила к одному из его любимых кабаков. Тварь вздрогнула при попадании пули и замерла, после чего из бурой стала грязно-синей. По всей стене уже шла стрельба, немногочисленные часовые, коих насчитывалось по периметру всего шестнадцать, вступили в бой. Гвардеец не знал, происходит ли это по всему периметру или только напротив его участка, но безумцы, решившие атаковать Золотой город, похоже, настроены были серьезно. За ту минуту, что прошла с момента, когда из портала вышла женщина с огненными волосами, на площади уже оказались десятки тварей, пожалуй, их число приближалось к сотне. Двенадцати зарядный магазин опустел, и Арсеньев полез в подсумок за новым. Именно в этот момент стену накрыл купол, Павел уже видел его, учения у гвардейцев проходили раз в два месяца, зачем, никто не знал, за последнюю сотню лет никто не решался даже смотреть со злым умыслом на Златоград. Но вот оказалось, что командиры не идиоты. Серебристый купол позволял вести огонь по наступающим. Никто не знал, насколько он прочный, но сейчас Арсеньев надеялся, что он сможет сдержать атакующих.

В городе полыхнуло, и откуда-то с неба ударил шквал огня, подобного сержант еще не видел, метров двадцать в диаметре. Он ударил где-то рядом с западной стеной, и ночь стала днем.

Наконец, прибыло подкрепление, и на стенах уже десятки человек, рядом с Павлом два гвардейца разворачивают станковый пулемет, еще человек двадцать занимают места возле бойниц и открывают огонь по тварям, которых все больше и больше. Несколько раз сержант стрелял в ту женщину, что первой вышла из портала, но обладательница жезла, вбив его в стыки брусчатки с кровавым шаром, оказалась неуязвима для пуль, они просто сгорали в невидимой невооруженным глазом завесе. Вот на стене открылся первый синего цвета портал, и из него появились местные магички. Их заклинания присоединились к пулям, рвущим ночной воздух. И целью их, конечно, стала неуязвимая гостья, на нее обрушились камни, молнии, огонь, а она стояла и хохотала, потом, взмахнув рукой, послала в сторону академии какой-то черный шар, он врезался в зачарованные ворота, и те вздрогнули. Устояли, но, похоже, только за счет того, что сейчас их укрепляли несколько магесс третьей ступени. Судя по нашивкам на лацканах их роб, они были адептами школы защиты.

— Боги, а если их будет несколько? — ужаснулся Павел.

И словно подслушав его мысли, из портала стали выходить другие люди – мужчины и женщины. И тут академички показали, на что они способны, не было никакого огня, льда и камня, что-то стремительное черное, словно тень, рванулось к атакующим со стены. Не было ни вспышек, ни грома, просто все вокруг огненного портала поглотила тьма, а когда она рассеялась, на брусчатке остались только пять трупов. Такой магии гвардейцы еще не видели. Они радостно заорали, восхваляя магичек. И на секунду Паше даже показалось, что все закончится хорошо. Но посмотрев на трех магесс второй ступени, которые запустили тьму, он понял, что это не так. Одна из них без чувств лежала на камнях, две другие едва держались на ногах, опираясь друг на друга, ни о каком повторном применении темной магии, названия которой сержант гвардеец не знал, и речи не шло. Временный успех позволил немного выровнять положение на данном участке, с гибелью рыжей пропал и портал, подкрепление из нелюдей прекратило поступать. Но остальные порталы были целехоньки. И сейчас из них потоком валили твари и странные люди, способные с легкостью защищаться от самых мощных заклинаний.

Глава первая. Начало бури

Требовательный стук в дверь раздался прямо среди ночи. Игнат сел, освободившись из плена — Кира спала на его плече, которое теперь занемело. Сунув правую руку под подушку, он вытащил пистолет и соскочил с кровати, магичка тоже уже проснулась, и теперь сидела совершенно голая, бормоча себе под нос заклинания.

Фарат мгновенно прислал картинку – за дверью стоял Бобыль.

— Видок, это Бобыль, – услышав движение в комнате, на всякий случай крикнул старый егерь, в его голосе было много беспокойства, похоже, случилось что-то из ряда вон, если тот решил заявиться в полтретьего ночи.

Демидов отодвинул запор и повернул ключ. Семен ввалился в комнату, окинув взглядом голого Игната и обнаженную волшебницу, только хмыкнул.

— Собирайтесь быстро, нужно уходить.

– Что случилось? – поинтересовался Демидов, возвращаясь к кровати и подбирая штаны. – Ижанна должна была утром открыть портал в Златоград.

— Золотого города больше нет, — зло сообщил ночной гость. – Быстрее, нам нужно уходить. Ижанна и Беата сейчас на портальной площадке, только что Дана прислала сообщение, в городе магичек одержимые, их сотни. Академия еще держится, но это иллюзия, уже идет эвакуация, остальные жители спасаются, как могут. Все, кто способен открывать порталы, держат их, позволяя уйти воинам и студенткам, ну и людям, которые успели укрыться в стенах академии.

Кира замерла, держа в руках блузу, в ее глазах была паника. То, что казалось ей несокрушимым, рассыпалось прахом. Ни у кого в княжествах не было сомнения, что город магичек взять невозможно, там жило столько сильных волшебниц, что совокупно, объединившись в ковен и используя артефакты, они могут превратить все Белогорское княжество в пустыню меньше чем за пару часов, про остальных и говорить не стоило. И вот сейчас эвакуация.

— Кира!!! -- окликнул Демидов замершую девушку. – Соберись, времени мало, – сам он уже стоял одетым, и теперь запихивал в дорожные сумки последние вещи.

Бобыль же, в наглую усевшись за стол, быстро подметал остатки недоеденного ужина.

– А рыбу тут отличную готовят, – заметил он.

– Неплохую, – выйдя из ступора и надевая блузу, согласилась Басаргина.

Сверкая обнаженными ягодицами, она подошла к столу и, ухватив за горлышко наполовину опустошенную бутылку сухого белого, залпом выпила сразу грамм двести.

– Могем, – наблюдая за ней, уважительно прокомментировал Бобыль.

– А мы чего, эвакуируемся? – подойдя к столу и плеская в рюмки остатки коньяка, поинтересовался Демидов. – К чему такая спешка?

Семен взял свою и, отсалютовав, залпом выпил, закусив остатками рыбы.

– Гильдия, лига и братство стягивают силы в один кулак.

– Мы не пойдем, – неожиданно произнесла Кира.

Мужчины удивленно уставились на нее, девушка же продолжила одеваться, как ни в чем не бывало.

– Поясни, – попросил Бобыль.

– Да все просто – нечего нам там делать, – отозвалась девушка, натягивая сапоги. – Два бойца ничего не решат в этой битве. Золотой город пал, ну не пал еще, но скоро падет, если верить тебе, что нам делать в Белогорске, на стенах стоять? Так там народу хватает.

– И куда же ты нацелилась?

– Куда и собиралась – в Златоград. Пусть Ижанна откроет портал, но не в сам город, а в паре часов пути. Мы пойдем по следу руны. – Она с вызовом посмотрела на Игната. – Ты со мной?

Видок кивнул.

– Конечно, с тобой. Ты права, нужно вести поиск и атаковать, это ведь главная заповедь егерей, – он подмигнул Семену.

– Да вы оба психи! Но думаю, так будет лучше, врага надо постоянно беспокоить. Готовы? – Он поднялся глядя на магичку и егеря, которые, вооружившись, уже взялись за сумки. – Тогда поехали. Кстати, я без транспорта, так что подбросьте до башни гильдии.

На лестнице они столкнулись с пареньком-разносчиком.

– Уходите? – с беспокойством спросил тот.

Игнат кивнул, после чего запустил руку в карман и вытащил несколько чеканов.

– Вот, Дарен, возьми, думаю, тебе пригодится.

Парень благодарно кивнул. Кира заглянула ему в глаза и тихо произнесла:

– Скоро все будет иначе, возможно, весь мир перевернется, уходи из Тишинска, пересиди в безопасности подальше от людей. Ты смышленый, все у тебя будет хорошо, если, конечно, мир уцелеет.

Парень кивнул и отступил с дороги, видно было, что он серьезно задумался над словами магички.

– Батарею не успели зарядить, – вспомнил Демидов. – Там примерно половина заряда. Но теперь поздно метаться. Лавки закрыты.

– Я потом заряжу, – запрыгивая в Голема, отмахнулась Кира, – делов-то на пару часов.

– Не надо ничего заряжать, – внес свою лепту в беседу Бобыль, – сейчас вытащим запасную из багги местной охранки, они возражать не будут. После того, что вы тут устроили, все по струнке ходят и даже чихнуть в вашу сторону бояться.

– А что мы устроили? – невинно хлопнув длинными ресницами, поинтересовалась Кира. Она уступила переднее сиденье Семену, а сама забралась назад. – Я вчерашний день и часть ночи провела на дыбе в подавителях. И вообще, они первые начали.

– Ага, Игнат тоже невиноват, перебил половину ночной братии, косвенно устроил террор местной охранке, потом успокоил пэри, лишив город магички четвертого уровня в преддверии войны, потом приперся в тюрьму, как к себе домой, забрал из охраняемой камеры женщину, а потом убил еще одну волшебницу, градоначальника и двух телохранителей. Я ничего не забыл?

Игнат задумался.

– Вроде нет. Хотя… Она вышвырнула из нашей комнаты трех синепузых.

– Это мелочь, – отмахнулся Бобыль. – Все уложил?

Видок пристроил последний рюкзак в багажник, закрепил его, окинув все критическим взглядом и убедившись, что ничего не вылетит на ходу, раздавил окурок каблуком.

– Садись, поехали.

До опустевшей башни гильдии доехали буквально за пару минут. Как всегда на другом конце площади располагалась местная администрация, сейчас возле нее стоял один из броневиков гарнских дружинников. А на ступенях паслись трое синемундирных, бросающих настороженные взгляды на появившийся хорошо знакомый им мобиль. Площадь была ярко освещена.

Ворота внутреннего двора открылись сами по себе, и так же закрылись, стоило Голему въехать внутрь. У зачарованной каменной плиты под магическим зонтиком стояла Ижанна, прячась от мелкого моросящего дождя, в паре метров от нее, накинув капюшон, с недовольным выражением на лице, на непонятно откуда взявшемся табурете сидела инквесса Беата, рядом с ней, как статуи, застыли две боевые инквизиторши.

– Ну, наконец-то, – недовольно заявила глава двенадцатого карающего отдела, смахивая рукой капли с плаща. – Вас двоих лучше вообще из виду нее выпускать, где не появитесь, сразу все с ног на голову встает. Это хорошо, что вы в Белогорск возвращаетесь, там хоть за вами приглядывать можно будет.

Игнат прикурил, сделал глубокую затяжку, выдерживая паузу, потом улыбнулся главной инквизиторше.

– А мы не собираемся возвращаться.

Ижанна звонко рассмеялась, а через пару секунд к ней присоединился Семен.

– Ты бы видела свое лицо, Беата, – хлопнув себя рукой по ноге, заявил он. – Словно горькой настойки от простуды хватанула залпом.

– И куда же вы собрались? – поинтересовалась Инквесса.

– Туда, где сейчас все происходит, – высунув голову из-под тента, сообщила Кира. – Магесса Ижанна, не соблаговолите ли вы открыть нам портальчик в район Златограда? Но не в сам город, там сейчас под раздачу можно угодить, а неподалеку, километрах в двадцати?

– Совсем с головой не дружите? – буркнула инквизиторша. – Чего вам там понадобилось? У нас каждый человек на счету. Мы оттуда наоборот всех вытаскиваем.

– Именно поэтому, – отозвалась Кира, – толку еще от одного егеря и магички в Белогорске будет немного, сидеть под колпаком и ждать атаки? Там и так сейчас столько пришлого народу соберется, что у вас голова кругом пойдет от инцидентов. А как мы с Игнатом умеем проблемы создавать, вы лучше всех знаете, так что без нас в столице княжества будет поспокойней. А мы займемся дальше своим расследованием. Лучше помогите материально.

– Вам что, денег дать? – недовольно поинтересовалась Беата, лицо ее по-прежнему было недовольным, как, впрочем, и голос, но она явно нашла плюсы в сложившейся ситуации.

– Лучше гранат, – заявил Игнат, – показали они себя отлично. Эликсиры не помешают. И уж наглеть, так наглеть – нужно что-то блокирующее магию.

Беата задумалась, наконец, кивнула и направилась к броневику с эмблемой инквизиции, похоже, его сюда перекинули вместе с ней. Будучи лишенные магического дара, инквизиторши, не стесняясь, пользовались различными магическими артефактами, на них работало немало магичек, которые под контролем лиги разрабатывали много интересных штуковин. Игнат готов был поставить свою голову против обломанного чека, что жезлы, которыми орудовали бунтовщики в королевстве при захвате башни магии, и тот, который он забрал у преследователей Киры, созданы в тайных лабораториях лиги.

Ижанна отошла в сторонку и, достав артефакт чем-то напоминающий шар, который Демидов видел у ведьмы-стражницы на воротах Северска в свободной области, принялась с кем-то вести беседу.



– Гильдия тоже решила кое-что вам подкинуть, – закончив разговор, заявила магесса, – подождите минут двадцать, сейчас там соберут и переправят сюда транспортным порталом. Верховная магесса Дана пришла к выводу, что ваши действия были довольно результативны, и приказала выдать вам несколько боевых артефатов.

– Мое почтение верховной, – накидывая капюшон и выбираясь наружу из Голема, поблагодарила Кира.

Беата наконец выбралась из броневика, держа в руках пару вещей.

– Вот разработки лиги, мы их не пускаем в продажу, только для внутреннего пользования. Все они направленны против магических умений. Эти артефакты можно условно назвать гранатами, – она протянула Игнату два яйца черного цвета. – Это что-то вроде опустошителя, механикоко-магическая игрушка активируется кодовым словом «пустота» после нажатия руны. Потом у вас будет три секунды, чтобы швырнуть ее в противников, после чего следует хлопок и красная вспышка, и все обладатели силы в радиусе десяти метров уходят в ноль. Щиты бесполезны, они могут помешать только полету самого яйца. Ну, а эта штука тебе точно понравится, – она протянула деревянный жезл с хрустальным шаром на конце, – нейтрализатор, ты уже знаком с ним по рассказам Киры. Блокирует всю направленную на тебя магию, но и Кира тоже не сможет чары творить если будет стоять ближе пяти метров.

– Как его включить-то? А то у меня он не работал.

– Тоже голосом, здесь кодовые слова – «жезл, активация», при этом ты должен держать его в руках, а твой палец находится вот на этой руне защиты. Попробуй.

Видок взял жезл, большой палец лег на руну.

– Жезл, активация. – Шар засиял красным. – Кир, швырни в меня чем-нибудь не очень убойным, – попросил егерь.

Девушка кивнула, но поступила, как всегда, по-своему – с ее пальцев сорвался боевой пульсар размером с маленький шарик и почти тут же растаял, не долетев до объекта атаки пяти метров.

– Работает, – довольно заявила она.

– Интересные у вас отношения, – хмыкнула одна из безымянных инквизиторш. – Я бы на твоем месте, егерь, на ней не стала жениться, а то так шарахнет в пылу спора пульсаром, что останется в совочек и камин.

Игнат проигнорировал высказывание. Кстати, этот жезл был меньше чем тот, который он захватил, сантиметров тридцать в длину.

– Спасибо, инквесса, думаю, нам они действительно пригодятся. Если бы еще знать, действуют ли они против одержимых. Тогда Веревея, шутя, уничтожила и магичек и инквизиторш.

– Неизвестно, – ответила Беата. – Последняя одержимая была захвачена и уничтожена четыре года назад, этим разработкам всего год. И у моих девочек в том подвале таких вещей не было, может быть, все сложилось бы иначе.

– Возможно, – дипломатично согласился Игнат, но Шайтан не оставил им шансов, Веревее даже в бой вступать не пришлось.

– Я знаю, теперь мы лучше подготовлены, во многом нам помог твой рассказ, – так же дипломатично заметила Беата.

Кира на это только хмыкнула.

– Допрос в течение недели, избиения, телепат, иллюзии… Вы это назвали рассказом?

– Но ведь Игнат на нас больше не сердится? – вполне равнодушно, словно ей было все равно, сердит на нее егерь или нет, поинтересовалась инквесса. – Инквизиция создана для того, чтобы устанавливать истину любым способом, в том числе и вышеперечисленными.

– Не сержусь, – согласился Демидов. – Но я запомнил.

Кира прыснула в кулачок, Беата проигнорировала выпад, похоже, ей реально было плевать, простил он ее или нет. Именно в этот момент открылся траспорный портал. На другой стороне стояла лично верховная магесса в сопровождении незнакомой магички, но такой же величественной, как и она сама. Бросок, и в руки Ижанны, спустя минуту, вылетел довольно увесистый сверток. Портал захлопнулся.

– Держи, – подходя и передавая сверток Игнату, произнесла магичка, – будем считать это вкладом гильдии в намечающуюся авантюру.

– Спасибо, магесса, я ценю вашу помощь. А кто там был вместе с Даной?

– Бывшая владычица Золотого города магесса первой ступени Герда, – вместо Ижанны ответила Кира. – И если она Белогорске, значит, Златоград официально оставлен.

Магичка согласно кивнула.

– Верховная сообщила, что эвакуация закончена двадцать минут назад, последним в портал прошел сводный отряд двенадцатого карательного отдела, которым руководит почтенная Беата. Благодаря их жезлам удалось удержать вторую стену, пока заканчивали эвакуацию ценностей академии. Если бы не инквессы, потери могли быть гораздо больше, гвардейцы вцепились в свой рубеж зубами и держали до последнего, и почти все полегли, прикрывая карающих. Нелюди шли волной из порталов, в них летели пули и заклинания, а твари строили живые пирамиды, после чего лесовики и гончие взлетали на стену, и там начиналось месиво. Удалось вынести человек десять покалеченных и тяжелораненых.

Игнат выслушал эти новости с некоторым трепетом в душе, который постарался никому не показать, служба у златоградской гвардии была тихая и безмятежная за большие деньги, и вот теперь они столкнулись с настоящим врагом и достойно выполнили свой долг. Такова судьба настоящих солдат, а не парадных караулов. И вот те, кого долгие годы называли золотыми эполетами, приняли свой первый и последний бой, приняли с честью, и умерли так же.

– Что в пакете? – спросил Игнат, взвешивая сверток, который тянул на пару килограммов.

– Несколько гранат, зелья, – пожав плечами, прояснила Ижанна, после чего кинула в руки Киры какой-то светящийся шар. – Потом послушаешь, магесса Дана велела передать эту информацию тебе лично в руки.

Басаргина кивнула и сунула шар в карман куртки.

Игнат развернул сверток, что ж набор впечатлял. Четыре яйца, два белых, два красных, тут все понятно, наверняка, инферно и стужа. Сундучок с зельями был внушительный, склянок на двадцать, сейчас открывать не стал, потом глянет. Еще нашлись четыре пачки пуль из чистого железа, все рунные, две помечены как разрывные, две, судя по маркировке, зажигательные.

– Спасибо, все в кассу, особенно учитывая, куда мы идем, – убирая сверток в мобиль, поблагодарил Игнат. – Ну что, давайте прощаться?

Он пожал руку, стоящему рядом Семену. Бобыль был мрачен, похоже, свежие новости ему совсем не понравились. Беата просто кивнула им, Ижанна улыбнулась и махнула рукой.

– Пусть боги будут на вашей стороне, – пожелала она и начала готовить портал.

Прошло около минуты прежде, чем появился синий переливающийся овал. Игнат и Кира, которые уже сидели в Големе, последний раз махнули на прощание, и мобиль медленно поехал свозь голубую рябь. Переход был долгим, Демидова мутило все сильнее, но и портал был почти на полторы тысячи километров. Секунды медленно текли одна за другой, полминуты, минута, и вот мобиль выскочил в обычный мир, под колесами зашуршала осенняя сухая трава, в свете фар мелькнул кусок дороги. Мгновение, и овал перехода пропал.

Нога Игната вдавила педаль тормоза, и Голем замер. Здесь было довольно прохладно, Кира даже застегнула куртку.

– Ну и где мы? – поинтересовался Демидов.

– Видок, мне-то откуда знать? – взбрыкнула волшебница. – Хотя, кажется, я догадываюсь, – она чуть повернулась и ткнула пальцем в темный мощный объект, выделявшийся на фоне неба.

Игнат узнал его мгновенно – серая башня. Единственное архитектурное сооружение, построенное не людьми, стометровая колонна с одним входом на гранитном основании без окон. Двери были сделаны из чистого железа, никто так и не смог побывать внутри, хотя и пытались, металл и камень хранили на себе удары различного инструмента, заклинаний. Одна отмороженная магичка пыталась даже телепортироваться внутрь, ничего не вышло, дурочку просто размазало по стене. Были и те, кто решался телепортироваться на плоскую каменную крышу, результат очевиден – ничего похожего на вход. Башня стояла на высоком берегу Дона, очень большой реки, текущей многие сотни километров по диким землям, сейчас полноводной, судя по размытой дороге, последнее время тут шли обильные дожди. Ижанна выполнила просьбу в точности, Игнат и Кира оказались всего в тридцати километрах от Златограда. Если двигаться по берегу, вдоль которого проложена дорога, то через час они окажутся неподалеку от города.

– Давай прикинем, что дальше, – предложил Игнат, – без плана, хотя бы хренового, вообще не годится. Есть идеи?

– Пока одна, – с сарказмом ответила Басаргина, – сейчас мы находимся далеко от города, и здесь совсем ничего не происходит, нужно добраться до Златограда. Когда на горизонте появится зарево, займемся разведкой.

– Логично, – согласился Видок. – Кстати, а что там за шар тебе сунула Ижанна?

Кира секунду смотрела на него, словно не понимаю, о чем разговор, после чего морщинка на лбу разгладилась, и девушка извлекла из кармана светящийся шарик, размером он был с детский кулачок.

– Это что?

– Довольно редкий артефакт, – пояснила Кира, – мы зовем его визором, не сказать, что дорогой просто использовать его могут только магессы первой и второй ступени, я же только посмотреть. Поэтому в народ он не пошел.

Кира выбралась из мобиля и, чирикнув какое-то заклинание, бросила шар на землю. Не прошло и секунды, как из него выросла полноразмерная фигура верховной магессы Даны.

– Девочка моя, – неожиданно мягко произнесла самая главная волшебница Белогорска, а теперь, наверное, и во всей Интерре, – твоя тетка и по совместительству моя хорошая подруга попросила передать одной шустрой магичке маленькую просьбу, если уж ты решишь на связь выйти – не делай опрометчивых поступков, я тебя слишком хорошо знаю, ты обожаешь опасные приключения. Я не стану тебя отговаривать, все равно не послушаешь, просто будь осторожна.

Кира как-то подозрительно шмыгнула носом, похоже, эта забота растрогали ее.

– Не знал, что у вас такие тесные отношения, ты ни взглядом не показала этого, когда мы сидели в зале заседаний братства.

– Мы не афишируем их, там была Беата, поэтому Ижанна передала мне просьбу активировать запись, когда рядом никого не будет, кроме тебя, конечно. Давай дальше продолжим.

Она взмахнула рукой, и сообщение снова пришло в движение.

– Теперь о деле, – продолжила Дана, – мы выяснили, зачем атаковали Златоград. Герда сообщила очень интересную подробность, накануне в архиве были обнаружены данные по хранителям ворот, той самой реликвии, которая так нужна одержимым. Место, где хранится портал, установить не удалось, но зато удалось раскопать список тех, кто знал его местонахождение. Он нам ничего не дал, похоже, у одержимых в группе исследователей был шпион, и как только люди Герды приблизились к разгадке, лаборатория и архив были уничтожены. Найдены тела всех, кто там работал, кроме… Пропали две магички. Одна из них занималась списком. По этому вопросу все. Теперь про то, что ты хотела узнать – сестра Арины Лилия Градова исчезла из Златограда на следующий день после гибели Струны. Место нахождения неизвестно. Потряси своего ухажера, он что-то знает о хранительнице ворот, той самой сбежавшей магичке, он так ловко обошел эту тему в подвалах инквизиции. Возможно, это наш последний шанс. Удачи тебе, девочка. И тебе, Игнат, я же знаю, что ты все слышишь, не стала бы она от тебя ничего скрывать. Прощайте.

Проекция Даны пропала.

– Что скажешь? Ты знаешь, где та беглая? – убирая артефактный шар в карман, поинтересовалась Кира.

Игнат с минуту молчал, после этого кивнул.

– Нам с тобой ее не достать, она очень далеко отсюда.

– А ведь это надо сделать, – забравшись в Голем и прикуривая, задумчиво произнесла Кира. – Понимаешь, они не просто так атаковали целый город, похоже, им нужна именно эта информация.

– Этот список им ничего не даст. Тамара очень далеко. – Игнат занял место рядом магичкой и тоже прикурил. Маленький вихрь, который летал над головой Басаргиной, надежно поглощал дым от папирос.

– Тогда зачем они напали? – резонно спросила волшебница. – Ведь подглядеть в список, труда бы особого не составило? А они мало того, что убили всех, так еще и забрали с собой человека.

Игнат затянулся, и задумчиво уставившись в окно, выпустил дым наружу, потом спохватился, но вихрь Киры уже метнулся следом, поглощая то, что могло их выдать, все же, несмотря на то, что они близко к Златограду, это все равно пустоши.

«Твоя подружка дело говорит, – влез в его размышления мысленный посыл Фарата. – Если они пошли на открытое столкновение, значит, они уверены в успехе. Это не наш с тобой жалкий симбиоз, там, в человеческом теле совершенно чужая сущность с огромными возможностями. Наверное, у одержимых появилась информация, которая при соединении с этим списком способна вывести их на нашу беглую хранительницу. Если бы ты сейчас спросил моего совета, я бы тебе сказал так – ноги в руки и к Тамаре, иначе можно опоздать».

«Может, ты и прав» – мысленно ответил Демидов.

– Видок, ты не уснул там? – потормошив его за плечо, поинтересовалась Кира.

– Не уснул, но у нас, похоже, появилась новая проблема. Я говорил с Фаратом, он уверен, что одержимые, заполучив руну, вышли на след Тамары, иначе они не стали бы заявлять о себе так открыто.

– Есть соображения?

– Как ни странно, да. Сейчас добраться до Золотого города, прояснить обстановку, а потом нужно в темпе двигать туда, где мы с тобой познакомились – в Гарнское королевство, вернее, в одно поселение на его границе. А потом, если все пойдет, как надо, мы с тобой окажемся очень далеко от дома. Хотя, где он наш дом-то?

– Чтобы туда допрыгать, мне придется убить весь свой резерв, лучше бы ты взял Ижанну. Она вон на полторы тысячи километров открыла портал, а мне потребуется семь штук. А до Гарна штук двадцать. Это займет дни, поскольку отдыхать мне тоже будет надо.

– Придётся поднапрячься, – притянув к себе и пуская в ход абсолютное оружие, ответил Игнат. Поцелуй не подкачал, Кира тяжко вздохнула и кивнула.

– Куда ж я денусь? Поехали, надо все же посмотреть, что стало с Златоградом.

Демидов завел двигатель.

– Поехали.

Он медленно сдал назад и выехал на дорогу, она вела к нескольким небольшим городкам дальше по реке. Хотя город – слишком большое преувеличение, так, поселки, в которых жили полтысячи человек. А дальше за ними в двух тысячах километрах океан, бескрайний и почти неизведанный. Все, что о нем знали люди Интерры, осталось от первых колонизаторов, где-то за ним должен быть еще один материк, на котором по слухам тоже были какие-то колонисты, но где, что и как, никто точно не знает, все экспедиции, которые туда отправляли, исчезли бесследно. Там, на берегу вечно голубого океана, стоит еще один небольшой вольный городок – Прибрежный, живущий сам по себе, людей оттуда не видят годами. Есть еще несколько островов в пятидесяти километрах, на которых тоже поставили поселки, совсем мелкие. Вот такая занимательная география. Один раз Игнат бывал в тех краях, лет пятнадцать назад, скучное местечко. Все, что там происходит, крутится вокруг океана, чужаков там не любят, но нужда заставила жителей искать помощи. Два егеря взялись за заказ, выжил только один, нелюдь оказалась очень сильной, жила она в гроте под скалой, орудовала исключительно в воде, питалась трехметровыми акулами, но и рыбаками не брезговала, могла пустить на дно небольшой траулер. Когда счет погибших кораблей достиг пяти, правители Прибрежного забили тревогу, сначала пробовали сами, глубинными бомбами и даже потрепали вритра, вот только тварь восстановилась и отомстила. Тогда наняли егерей. Десятиметрового змея в костяной броне с острым гребнем-пилой, который легко пробивал дерево и железо, удалось убить только чудом. Игнат не любил вспоминать эту историю, дорого далась эта охота. Таких тварей замечали еще трижды, но там уже работали другие егеря. И снова с потерями. Общий счет был четыре к семи.

– Видок, о чем задумался? – позвала Кира, вырвав Демидова из воспоминаний, оказывается он совсем отрешенно вел мобиль по дороге, и только когда наскочил на хорошо заметную кочку на обочине, пришел в себя.

– Да так. Память подкинула эпизод, – отмахнулся Игнат и сконцентрировался на дороге.

– Расскажи?

– Почему бы нет, вспомнил океан и охоту на вритра пятнадцать лет назад.

– Это морской змей, что корабли топит?

– Он самый. Короче слушай, было нас двое, я и Стас, егерь опытный, лет на двадцать меня старше… Заказ поступил из вольного городка Прибрежного, что на берегу океана, слышала о таком?

Кира кивнула.

– Так вот, взяли мы этот заказ…

И тут же Фарат послал Игнату образ Илы, местной девушки с огненными волосами и рыжей кожей, так много веснушек на ней было, она стояла обнаженная, прикрывая руками свои маленькие грудки.

«Эту часть мы рассказывать не будем, – ответил Видок джинну. – Если ты, зараза иномирная, решил познакомить Киру со всеми моими бабами, коих за тридцать лет странствий перевалило за несколько сотен, я не поленюсь, запишусь на прием к магессе Дане, и уж она сотворит такой кокон, что ты месяц наружу не высунешь свои щупальца, или что там у тебя?»



Фарат тут же рассмеялся, но прислал мыслеобраз, что он все понял и осознал.

Несколько раз Игнат прерывался, дорога становилась все хуже. До Златограда оствалось километров пять, зарево на горизонте становилось все отчетливей, когда Фарат прислал картинку – малый дракон, летящий в их сторону.

– Из мобиля, – приказал он, глуша двигатель и гася фары. – Атака с воздуха, малый дракон летит прямо на нас со стороны города.

Кира повиновалась без лишних вопросов. Стоило Голему замереть, магичка выпрыгнула наружу и принялась бормотать какое-то заклинание. Игнат же вытащил винтовку и сменил магазин, набитый обычными стальными пулями на чистое железо.

«Фарат, далеко до него?»

«Чуть больше километра, – мгновенно отозвался джинн. – Вертит башкой, ищет, куда пропал свет, на который он ориентировался. Но если ты думаешь, что он вас не заметит, не надейся, метров с пятисот вы будите для него, как два ярких пятна, тут в степи повсюду жизнь, но вся мелкая, она его не заинтересует».

– Он наводится на тепло, – вспомнил Игнат запись в бестиарии, по которому учился в Цитадели. – Кира, быстро ставь купол, и остуди его так, чтобы мы выглядели холодными. Не хочу шум поднимать, да и дракон – нелюдь опасная, еще не факт, что мы его завалим.

– Минуту, – заявила магичка, – двигай ко мне поближе, а лучше вообще сядь за руль.

Она быстро запрыгнула на свое сидение и начала бормотать какое-то заклинание. Прошло секунд десять, и все вокруг заволокло белой пеленой, небо скрылось, резко похолодало.

– Все, теперь думаю, он на тепло точно не наведется, а ведь это банальное заклинание для морозильных ангаров. Мы такие ставим на артефакты охлаждения, на скотобойнях и просто складах, чтобы скоропортящийся продукт, типа овощей, мяса и рыбы не портился.

«Он здесь», – прислал джинн очередной мыслеобраз.

«Он нас видит?» – спросил Игнат.

«Нет, летит чуть в стороне, высоту набрал до двух сотен»

Прошло несколько долгих минут, Кира зябко поежилась, сейчас вокруг было около нуля, изо рта вырвалось облачко пара.

«Фарат, где этот летун?»

«Кружит чуть дальше в паре километров, вас не видит»

«Это понятно, иначе бы уже атаковал»

«Все, развернулся и полетел к городу»

– Улетел, – озвучил Игнат информацию для Киры, – вот только в темноте вести мобиль довольно тяжело. А если снова зажечь фары, то гость может и вернуться.

– За это не беспокойся, – она произнесла короткое заклинание, и ночная тьма отступила, Демидов стал видеть даже сквозь колдовской холодный туман, недалеко и не так хорошо, но без фар можно было обойтись.

Они выждали еще пару минут, после чего магичка сняла чары. Двигатель завелся, и Голем медленно побежал дальше по дороге. Справа шумела река, впереди горел город, слева возвышалась цепь холмов, поросших колючим хищным кустарником, который не брезговал ни насекомыми, ни мелкими птицами, привлеченные яркими сине-красными цветами с умопомрачительным запахом. Кстати, это единственное место, известное людям, где растут эти милые кустики. И это еще одна статья доходов Золотого города, здесь неподалеку несколько ферм, на которых живут семьи, собирающие сок из бутонов во время цветения. Назначений у него три: первое самое распространенное – духи, считаются мощнейшим афрадизиаком, гулящие девки, если бы могли себе подобное позволить, выдаивали бы клиентов досуха. Второе – это вино, в год разливают всего пятьдесят бутылок утонченного напитка, цена заоблачная, не всякий граф себе сможет позволить подобное. Ну и третий – прибыльный и очень популярный способ использования – дорогое и качественное любовное зелье, очень дорогое, считается незаконным, химичку, которая попадется на изготовлении амурии, ждет подвал инквизиции и огромный штраф. Во время цветения два раза в год эти места превращаются в закрытую зону, из Златограда приходят войска, несколько рот наемников, которые в течение месяца палят во всех, кто пытается приблизиться хотя бы на сотню метров, кроме фермеров, конечно.

– Хана бизнесу, – словно прочитав мысли Игната, зевнув, заметила Кира, – цена на нектар возрастет до небес, запасы малы, и скоро за вино будут платить замками.

– Про духи забыла, – усмехнулся Демидов, – и, конечно, про черный рынок амурии. Теперь на этом можно будет озолотиться.

Кира согласно кивнула.

– Была у меня оказия год назад купить духи на основе шиповки ночной шелест, и не очень дорого, просили всего пятьдесят чеканов, но что-то пожалела денег.

– А тебе-то они зачем? – польстил Игнат, глядя на созданный заклинанием Басаргиной серый ночной мир. – С твоей красотой мужики у твоих ног должны поленницей укладываться. Кстати, интересный вопрос, мы никогда его не обсуждали, хотя ты умудрилась вытащить из меня то, чего никто не знает. Расскажешь о своих мужчинах?

Кира посмотрела вперед, до зарева на горизонте оставалось не больше семи километров, еще несколько минут, и нужно останавливаться.

– Ты уверен, что именно сейчас хочешь узнать, сколько мужиков перебывало в моей постели? – голос Киры стал сухим и деловым, было понятно, что ей эта тема очень неприятна, причем неприятна тем, что Демидов ее поднял. – Видок, мне почти сорок, я не монахиня и не дурнушка, были у меня мужчины и до тебя. Сколько, не скажу, а скажу вот что, ни к кому из них я не испытывала таких чувств, как к тебе. Этого достаточно?

«Она вполне искренна, – подал голос из едва живого кокона Фарат. – Не лезь в бутылку, оно тебе надо?»

«Без тебя разберусь, – мысленно послал пассажира Игнат. – Ты-то что в этом понимаешь?»

«Я с тобой тридцать лет, – парировал джинн, – и ты много через меня эмоций прокачал, так что кончай, как вы люди говорите, докапываться до нее, а то огребёшь по морде убойным заклинанием»

– Да, милая, этого достаточно, – ответил Игнат, он и сам был не рад, что задал этот вопрос. – Пора нам останавливаться, дальше холмы закончатся, и Голема будет спрятать гораздо сложнее. Арины с нами больше нет, так что морок придется тебе накладывать.

– Ну, на сутки меня хватит, а там обновлять придется. Давай сворачивай, тут между холмами густые заросли папоротников, там наш мобиль и без маскировки тяжело найти.

Демидов послушно повел Голема в указанном направлении, и точно, спустя триста метров уперся в сплошную стену высокого кустарника с впечатляющими листьями, под каждым из которых можно было спрятать не слишком большую багги. Выпрыгнув наружу, он достал тесак Дениса, широкое тяжелое лезвие больше подходило для рубки, чем его кинжал. На то, чтобы пробить проход, ушло минут тридцать. Он даже немного запыхался, хорошо, что оружие было рунным, Лодочник убил им немало нелюдей, клинок впитал себя много душ, приобрел полезные свойства, например, не тупился.

– Готово, – вернувшись к мобилю, подвел итог своей работы Игнат.

Кира, стоящая рядом, хихикнула.

– Ты чего? – не понял егерь.

– Ты был так прекрасен в этом сражении, – она поцеловала его в щеку, – что я даже не стала предлагать свои услуги.

– О боги! – взмолился Демидов. – Дайте мне силы не придушить эту женщину! Не могла раньше сказать, чтобы я не изображал дровосека. Могу поспорить, тебе бы это почти ничего не стоило?

Басаргина виновато улыбнулось.

– И заняло бы всего минуту. Но как я уже сказала, ты был так прекрасен, не злись.

Игнат обреченно махнул рукой и загнал мобиль в заросли. Достав из багажника их рюкзаки, он отошел в сторону, вот теперь настало время магии. Кира зашептала заклинание, сделала пасс рукой, и Голем исчез, после чего она выбралась из зарослей, скептически осмотрела пробитый Игнатом коридор.

– Нет, так не годится, – уверенно заявила она и снова принялась творить чары.

– Неплохо, – присвистнул егерь, глядя, как по мановению ее руки, растения с самого края, начали медленно восстанавливаться. Наконец, трехметровый проход закрылся полностью.

– Магия земли не мое, – вытерев платком лоб, сообщила волшебница, – но пару дней простоит.

– А потом?

– А потом завянут, нельзя полностью восстановить уничтоженное, – она подхватила рюкзак, достала бутылку с водой, сделала глоток. – Теплая дрянь, – сморщилась девушка, после чего ее рука покрылась инеем, а следом и бутыль. – Вот, совсем другое дело, хочешь?

Игнат сделал пару глотков, и от студеной воды заломили зубы.

Спустя тридцать минут они поднялись на последний холм, с которого был отличный обзор на умирающий город.

– Теперь он по настоящему золотой, – едва сдерживая слезы, голосом полным печали, произнесла магичка.

Для Киры это был город ее юности, сейчас она испытывала то же самое, что и Игнат при виде руин цитадели. Сначала одна слеза скатилась по щеке, оставляя влажную дорожку, за ней следующая. Кира резко развернулся к егерю и, уткнувшись в плечо, разревелась чисто по-женски.

Сложно было не согласиться, пламя поднималось выше крыш, пожирая Златоград, сейчас он больше всего напоминал огненное озеро. Город будет гореть несколько дней и соваться в него бесполезно, если там был кто живой, то уже запекся. Спасать тут некого.

Глава вторая. Какого демона?

— Смотри туда, – магичка указала в сторону реки.

Игнат вскинул винтовку и приник к прицелу. Видно было плохо, но он все же смог разглядеть людей, много, больше тысячи это точно. Все они сидели на земле в плотном кольце нелюдей. Кого тут только не было: малые драконы и гарпии в воздухе, штук пять, не меньше, лесовики — эти составляли основной костяк армии, гончие, ядовитые жабы, лешие, десяток ветрюхов кого-то рвали.

«Фарат, дай нормальную картинку», – попросил Игнат.

«Тебе жить надоело? — тут же отозвался джинн. – Тут такие силы, что стоит мне приблизиться, моментально засекут. Я чувствую присутствие как минимум десятка ифритов, помнишь своего одержимого приятеля? А кроме того я ощущаю присутствие сущности, с которой в этом мире еще никто не сталкивался, у вас даже названия для него нет. Для него ифрит, что свеча на ветру – дунет, и я исчезну. Это что-то вроде высшего существа».

«Демон?»

«Говорю же, нет у вас его в терминологии. Как назовешь, тем и станет. Пусть будет демон. Можешь считать это высшей ступенью развития сущности».

«И много там в вашем мире таких?»

«Пять-шесть. Они там как боги, им совершенно нет дела до остального мира».

«Если нет дела, то зачем сюда приперлись?»

«А зачем люди прилетели на эту планету? Расширение среды обитания. Ты думаешь, он такой же, как и я? Нет, сосуд моей темницы. Это я с тобой тридцать лет, а он тут всего несколько лет, причем изначально полностью подчинил себе оболочку, изувечив разум. Так что, не надейся договориться или понять».

«И что он делает?»

«Готовятся к ритуалу. Когда начнут, скажу точнее».

Игнат продолжил наблюдать. В стороне от лагеря с пленниками метрах в трехстах сотни трупов плотно лежали совершенно правильным кругом. Вокруг этого «жертвенника» стояли мужчины в различных одеждах, похоже, охраняли. Детально рассмотреть не представлялось возможным, сейчас Демидов сильно жалел, что продал дальнобойную винтовку, с тем прицелом можно было бы увидеть заклепки на их сапогах. В центре бойни на небольшом пятачке, расчищенном от тел, в глухих накидках с капюшонами, наброшенными на голову, стояли волшебницы. То, что это женщины, можно было определить только по одному признаку – они творили чары. Взявшись за руки и образовав круг, они смотрели в землю. Видно было плохо, но красные яркие искры бегали по их рукам, образуя почти неразрывный круг. А от трупов к ним в круг тянулись ручьи крови, там они собирались в шар радиусом в метр.

— Меня сейчас вывернет, — слабым голосом произнесла Кира.

Игнат с трудом оторвался от жуткого зрелища и посмотрел на напарницу, та едва стояла, ее шатало, лицо бледнее муки.

– Что с тобой, милая? — только и успел спросить Демидов, ведь именно в этот момент ноги девушки подогнулись, и она медленно опустилась на высокую пожухлую жесткую траву.

-- Ты не представляешь, какие силы сейчас бушуют вокруг. Это примерно то, что ты чувствуешь в порталах, только гораздо сильнее. Я никогда не сталкивалась с такой мощью. Это самая черная чужая магия.

– Мы можем что-то сделать? – присев рядом, спросил Игнат.

Кира покачала головой, и ее вывернуло тем, что они ели на ужин. Вытерев тыльной стороной ладони губы, она прополоскала водой рот.

– Нет, эти люди там обречены, мы можем только умереть вместе с ними. Если бы я посмотрела сообщение Даны в Тишинске, мы сейчас были бы уже на границе с Гарнским королевством.

«Фарат, что это за ритуал?»

«Я чувствую зов родного мира, – голосом, полным пьяного восторга, отозвался джинн. – Это разлом, огромный разлом. Все, что ты видел до этого, можно назвать крысиной норой, а это уже окно. Меня просто тянет туда. Советую убраться отсюда, как можно быстрее, твой кокон может рассыпаться в любой момент, это сильнее меня. И с каждым словом призыва, зов все сильнее».

– Уходим, – поняв, чем это может закончиться для него, скомандовал Игнат и, закинув на плечо рюкзак Киры, подхватил девушку на руки и, что есть силы, рванул в обратном направлении.

До Голема пара километров, он надеялся, что расстояние ослабит зов Фарата и Кире станет легче.

Рюкзаки, оружие и магичка, далеко не пушинка, но времени, чтобы найти эликсир силы, нет, надо бежать. К концу пути Демидов хрипел, как загнанная лошадь. Вот стена папоротников. Опустив Киру на траву, он извлек из ножен на поясе тесак Дениса. Три удара, и восстановленная магией растительность снова лежит на земле. Все еще пытаясь отдышаться от забега, Игнат повернулся к магичке.

– Кирка, снимай защиту.

Девушка слабо шевельнулась, что-то пробормотала, взмахнула рукой, и вот прямо в трех метрах посреди зарослей папоротника возник Голем. Игнат прыгнул за руль и быстро сдал назад, после чего покидал рюкзаки в багажник, закрепил винтовку на крыше и быстро усадил Киру на переднее сиденье.

– Ты как? – пристегивая девушку ремнем, спросил он.

– Плохо, сила все нарастает, я почти ничего не соображаю. Нужно уезжать, – с трудом прошептала Басаргина.

Выглядела она хреново, даже когда Игнат встретил ее впервые в гарнском лесу, она была более живой.

«Фарат?»

Джинн долго молчал, потом выдал: «Гони отсюда», – и снова затих.

Игнат чувствовал, как колышется ослабленный кокон, надо будет его все же обновить, чтоб в такую засаду не попасть.

Мобиль бодро вылетел на дорогу и понесся прочь от обреченного города. Не стоило сюда вообще идти, и зачем это Кире понадобилось?

Рассвет потихоньку отвоевывал небосвод, дорогу при сером утреннем свете стало держать гораздо лучше. Отмахав километров пять, Игнат заметил, что Кира смотрит на него, и белизна сошла с лица. Именно в этот момент за спиной с неба ударил столб красного багряного огня. Игнат остановил Голема и выглянул наружу, земля ощутимо вздрогнула. Фарат дернулся в коконе, но не сильно, похоже, это был рефлекторный рывок, он не стремился вырваться, просто шевельнулся в сторону разрыва, ведущего в его родной мир.

– Мы можем вернуться? – слабым голосом спросила Кира. – Я должна понять, что произошло с людьми.

– Сиди, мы едва вырвались. Я бы сказал – произошло чудо. Рванись Фарат чуть сильнее, и кокон просто бы лопнул, как мыльный пузырь на ярмарке. Сейчас мой единственный план – гнать отсюда, как можно дальше.

«Фарат, что могло случиться с людьми?»

«Дурака из себя не строй, – отозвался джинн, – все ты прекрасно знаешь, зачем одержимые приволокли к разлому кучу пленных. Это не обычный разрыв, который ты привык закрывать, это как двусторонний портал, из которого при определённых условиях полезут духи, и может кто и пострашнее. Сейчас там будут проводить инициацию, количество одержимых очень сильно возрастет. Так что, ты прав, вали отсюда подальше, пока вас нелюдь не застукала. Там позади армия вторжения. Не сказать, чтобы сильная, но Белогорску хватит».

Игнат решил прислушаться к «пассажиру», тот дело говорил. Мобиль снова рванулся в сторону океана. Правда через пару минут Игнат вспомнил, что рядом с ним сидит магичка третьей ступени, пусть и досталось ей, но на один портал ее хватит.

– Кир, открой портал, всего один, в сторону гарнского королевства, нам нужно сматываться отсюда, как можно дальше.

«И как можно быстрее», – влез в разговор Фарат и тут же прислал мыслеобраз стая лесовиков и гончих, около пятнадцати нелюдей неслись по дороге следом за мобилем, сейчас их разделяло всего четыре километра, и скорость у них была на порядок выше того, что мог развить Голем.

– Кира, за нами погоня, соберись, милая, один портальчик. Давай!

Басаргина выбралась из остановившегося мобиля и, закрыв глаза, развела руки. Она, похоже, не совсем отошла от пережитого, ее покачивало, словно от ветра. Игнат взял винтовку, но Голема не спешил покидать.

«Они отыграли километр, пять минут, и догонят, – напомнил о нелюдях Фарат. – Ты столько не потянешь, а твоя магичка едва на ногах держится».

«Сколько ты меня сможешь держать в высоком темпе? Последние месяцы ты получил огромную подпитку».

«Да, я стал сильнее, – признал джинн. – Думаю, на ускорении смогу тебя держать около минуты. Лечение теперь будет гораздо эффективней, я даже смогу укрыть тебя ненадолго от глаз врага, как это делает твой амулет».

«Неплохо. И сколько?»

«Секунд двадцать, может быть, тридцать. Но даю гарантию, за это время тебя не увидят, не услышат, не унюхают, даже если налетят, пройдут насквозь, вот этого твой артефакт точно не умеет».

«Это да», – согласился Демидов, после чего бросил взгляд на Киру, та, похоже, нашла место для телепортации и теперь читала заклинание. Но ее состояние сказывалось, она сбивалась, начинала заново, один раз портал вроде как начал проявляться, но волшебница не смогла его удержать.

«Километр, – предупредил Фарат. – Если сейчас не откроет, то вам придется иметь дело со стаей лесовиков и парой гончих».

Игнат достал тавро с руной воина и вдавил в предплечье, давно он не использовал их, затем настал черед руны против черной энергии. Этот тип нелюди редко, но обладал способностью, а еще среди них могли быть одержимые а гончие гарантированно лупили своей магией.

– Быстрее! – вскричала девушка, и точно, портал засиял своим голубым светом всего в шаге от капота Голема. – Я долго не удержу, он всего на две сотни. Торопись!

Игнат завел двигатель и, не спеша, въехал в портал. Он был жутко нестабильным, его лихорадило, Демидова крутило просто безбожно. К счастью, он был коротким, всего несколько секунд, и вот мобиль вылетела на какую-то дорогу в степи, справа овраг, слева бескрайнее море сухой осенней травы.

Кира буквально выпала из портала, тот начал схлопываться, когда оттуда вывалился незваный «гость» – лесовик буквально смел девушку с дороги. Та, получив удар лапой, улетела в овраг, а вот к мобилю тварь приблизится не смогла, защита покойной Арины работала, как надо. Тварь отпрыгнула, словно вызывая егеря на бой, вот только Демидов не торопился выходить на честный поединок. Фарат, получив приказ, включил ускорение. Ствол винтовки высунулся в окно, и пуля из чистого железа устремилась к цели. И тут тварь ударила темной энергией, если бы Демидов не нанес руну, все было бы кончено. Заряд лесовика угодил точно в егеря и, соскользнув, ушел дальше в степь, а разрывная рунная пуля, выпущенная Игнатом с пяти метров, оторвала лесовику лапу. Тот взвыл и принялся кататься по земле. Порошок, содержащийся внутри, заразил кровь твари, теперь по венам у нелюдя бежала кислота. Игнат выскочил из Голема и, выхватив пистолет, вбил в спину лесовика сразу пять обычных стальных пуль, каждая вторая из которых была рунной. Тварь затихла, а Демидов, достав свой рунный нож и подойдя к дергающейся нелюди, одним ударом вогнал десятисантиметровое лезвие в сердце. Камень на рукояти вспыхнул, сообщая, что поглощена очередная сущность, лесовик оказался одержим пассажиром. Повезло, все могло закончиться хуже. Вытащив нож, Игнат сунул его обратно в ножны. Прелесть чистого железа в том, что на нем не оставалось ни следа крови. После чего подбежав к оврагу, Видок взглянул вниз, Кира сидела на дне и зажимала рану на левом плече, ее правая рука сияла зеленым, похоже, она решила подлатать себя, пока ее спутник делает свою работу.

– Убил? – спросила она, отрывая руку от раны и изучая порванную куртку и блузу, все это было обильно испачкано в крови. – Вот, падла, новую вещь испортил.

– Да, он мертв, – крикнул Игнат и спрыгнул вниз. – Шустрая скотина была, одержимая духом, ударила по мне темной энергией, хорошо, что в ожидании боя, я руну применил, а то бы пришлось тебе разбираться с ним в одиночку. Дай посмотрю.

Кира повернулась к нему левым боком. Да, неплохо полоснул – четыре рваных раны, едва сочащиеся кровью. Кира вернула правую ладонь к ране, и та снова засветилась зеленью лечебного заклятия.

– Кстати, где мы?

– Понятия не имею, – отозвалась магичка. – Я нашла это пустое место в двухстах километрах от Златограда, очень тяжело открывать порталы в таком состоянии. Сейчас уже получше, но все равно нужно хотя бы пару часов отдохнуть. А по-хорошему – сутки, тебе не помешает укрепить кокон. Самую малость, ты едва не погиб, хоть ты и доверяешь Фарату и он платит тебе взаимностью, но это становиться опасно.

Кира говорила дело, джинн даже не возразил, он стал гораздо сильнее, и в какой-то степени нуждался в своей темнице.

«Фарат, просканируй все вокруг, нет ли поселения или тихого места?» – попросил Игнат.

«На четыре километра ни единой души, – спустя пять минут сообщил джинн, – ну не считая всякого мелкого зверья. Ни тварей, ни людей, одна степь. Ничего пригодного для длительного отдыха».

– Да, результат ожидаем, – озвучил он для Киры доклад «пассажира», – это дикие земли.

– Мы прыгнули на восток, – задумчиво произнесла она, – еще километров четыреста, и мы окажемся в границах Югского княжества, оттуда можно будет прыгнуть в Полеское, Орежское, Белогорское и оттуда в Варнское. Очень далеко, проще добраться до Белогорска и попросить, чтобы нам открыли портал прямо в нужную точку.

– Ага, сейчас, чтобы все узнали, куда мы собрались? – покачал головой Игнат. – Я не доверяю никому, кроме тебя. Доверие Арине закончилось очень плохо. Мы потеряли руну. И сейчас между катастрофой и спокойными временами стоит только одна беглая магичка. Приходи в себя. Сколько нам потребуется прыжков, чтобы добраться до Югского княжества?

– До границы один или полтора, до столицы еще два. Это если я буду открывать порталы с максимальной возможной для себя дальностью.

– Решай сама, как лучше – часто, но короткими прыжками, или редкими, но длинными. И вообще, давай выбираться отсюда. – Игнат огляделся в поисках более-менее приличного подъема, тот обнаружился метрах в двадцати. – Ты можешь идти, или нужно закончить лечение?

– Дай мне десять минут.

Игнат кивнул и, усевшись на валун, поросший мхом и наполовину ушедший в землю, вытянул из пачки папиросу.

– Как думаешь, никто не припрется на дым? Мы всё-таки в диких землях.

Кира улыбнулась и сотворила свой крохотный вихрь, сделала легкий пас левой рукой, она заставила его зависнуть над Игнатом.

Демидов благодарно кивнул и, прикурив от пальца, сделал первую и самую приятную затяжку.

– Слушай, зачем мы вообще поперлись в Златоград? Только не говори, что ради разведки. Кстати, надо бы предупредить магессу Дану, что рядом с пылающим городом открыт огромный портал, и там сейчас создают армию из тварей и одержимых.

– Конечно сообщу, с лечением закончу и отправлю сообщение, – согласилась Кира. – А зачем поперлись – я прикидывала, может, удастся подстеречь противника и нанести удар. Но когда я увидела их мощь, я поняла, как заблуждалась. Как думаешь, что они будут делать?

– Начнут войну, весь вопрос только – в каком ключе они ее поведут, сейчас реальные силы, чтобы противостоять им, есть только у Белогорска. Они за несколько часов раздавили один из самых могучих городов Интерры. Будут ли они атаковать столицы княжеств или сразу ликвидируют основную угрозу. Все же наша разведка принесла определённый результат, мы увидели последствия штурма, и Белогорск сможет лучше подготовиться к отпору.

У оврага надолго не задержались. Кира еще в Тишинске, как и обещала, обучила Игната заклинанию сожжения – Пламя нежити, хоть оно сразу вполовину уменьшило его резерв, но все равно мертвый лесовик вспыхнул и прогорел за полминуты, а пепел унес утренний ветерок куда-то на север. Пока он занимался кремацией, магичка отправила сообщение Дане. Затем довольно бодро открыла портал, справившись всего секунд за сорок. Игнат направил Голема в него и уже через полминуты оказался на каменном плато заканчивающееся обрывом метров в триста высотой, и едва успел нажать на тормоз.

– Извини, – рассмеялась магичка, выйдя следом и увидев белое лицо Игната. – Я не специально.

– Ага, я так и подумал, – сдавая назад метров на десять подальше от края, вытирая выступивший на лбу пот, ответил он. – Еще бы метр, и я полетел бы я прямиком к демонам. Хотя нет худа без добра, я знаю, где мы.

«Они тоже, – неожиданно заявил Фарат. – Атака сверху».

Демидов поднял голову, там со стороны черной тучи на них пикировали три быстро увеличивающиеся в размерах гарпии. Эта нелюдь занимала среднюю степень опасности.Ядовитые когти, противный оглушающий крик, их вопль мог уложить на землю любого неподготовленного человека. Правда, на егерей он не действовал, в цитадели заставляли слушать вопли гарпий часами, вырабатывая иммунитет, да и орать они могли с расстояния метров сорока, не больше, так что для Игната это был не весь бог какой противник.

Он выскочил из мобиля, опускаясь на колено и вскидывая винтовку, но не успел взять на прицел первую тварь, как из-за спины с совершенно бешеным ускорением вылетел рой голубоватых игл размером с палец и буквально растерзал сразу двух гарпий, которые и среагировать не успели. Вот что значит боевая магичка третьего уровня. Последняя нелюдь с поврежденным крылом рванула в сторону, но Демидов успел раньше, разрывная пуля угодила в грудь, тварь вяло дернулась и рухнула камнем в пропасть.

– И почему вы не беретесь за заказы? – поинтересовался егерь. – С вашими возможностями извели бы всех нелюдей за пару лет.

Кира улыбнулась.

– И чем бы тогда егеря занимались? Вот подумай, если бы ты не был охотником на нелюдей, кем бы стал?

– Не знаю, – пожал плечами Игна,т садясь обратно в мобиль, – в дружинники пошел бы. Там, откуда я родом, таким, как я, со способностями, было две дороги – дружинники или бандиты.

– Из тебя вышел бы классный атаман разбойников, – польстила магичка. – А теперь давай сваливать, я постараюсь открыть портал в более спокойное место.

Снова синий овал портала, ставшей привычной тошнота, и на этот раз Басаргина едва Игната не утопила, деревенский пруд прямо за околицей, мобиль замер сантиметрах в сорока от воды.

– Кир, чего у тебя сегодня с наводкой? – удивился Демидов, как только магичка вышла из портала, свернув его за собой.

– Отдохнуть мне нужно, – отозвалась девушка. – И эта деревенька вполне подойдет.

Игнат посмотрел на довольно добротный частокол, вот только пустующая сторожевая вышка наводила на нехорошие мысли.

«Фарат, есть ли в поселке люди?»

«Пусто, – через минуту отозвался джинн. – Тут нет ничего живого уже несколько дней, ни людей, ни животных. Есть несколько мертвецов».

– Нет, Кир, похоже, тут нам отдохнуть не удастся. Поселок пуст уже несколько дней. Давай зайдем, посмотрим, что тут случилось, и надо уходить. Сколько прыжков до столицы?

– Я уже ощущаю портальный ключ Югорска, и если город не в блокаде, то одним прыжком достану.

– Садись и поехали, посмотрим, что тут случилось. А потом сразу валим отсюда. В столице отдохнем. Тут побывали нелюди, – подвел итог Демидов, глядя на два растерзанных тела и обрывки одежды, в которых угадывались темно-серые цвета сюртуков княжеских дружинников. Он внимательно осмотрел следы, – гончие, а следы жителей обрываются прямо посреди площади, похоже, здесь повторилась история, которую мы выудили из воспоминаний трупа лесного бандита.

– Зачем им люди? Ведь это произошло раньше, чем был атакован Златоград.

– Семен говорил, что в Златограде было много одержимых, похоже, среди поселян они набирали рекрутов. Кроме того эту армию нелюдей нужно кормить, она не травой питается. Орду тварей собирали для атаки, а значит, должны были позаботится о провианте. Думаю, сейчас все пограничье опустело, кто не ушел сам, попался этим. Знать бы, где их база, ведь где-то все время они скрывались?

– Если есть база, то почему Веревея создавала руну в заброшенных руинах замка? – задала вполне логичный вопрос Кира.

Игнат задумался, после чего рефлекторно прикурил папиросу, и даже не обратил внимание на крохотный смерчик, возникший над головой. Он уселся на капот Голема и уставился на пыльную утоптанную дорогу. Ответа на данный вопрос не было, об этих чужих рунах Демидов знал очень мало. Когда он нашел ее впервые и пришел в подвал, там были тела, ведьма использовала их страдания. Может, тот заброшенный замок был выбран не случайно, просто чтобы не навести на основное логово? Все это догадки. Можно сколько угодно размышлять на эту тему, но ответ может дать только тот, кто создавал эти руны. Как там Тамара говорила – семь одержимых и столько же ключей? Каждый создает только один. Может, она знает ответ? Нет, определенно нужно возвращаться в вольные земли. А как быть с Кирой? Там ведь Мила… Хоть они вроде как и договорились с охотницей на нелюдь, но как поведет себя магичка, узнав, что та беременна от него? Оставить ее в поселке Дмитрия? Не вариант. На сколько он там застрянет? А тут такие события зреют, пропадет Басаргина. Да и не отпустит она его шляться непонятно где. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления.

Югорск встретил их суетой, хотя это неверное слово, больше это походило на панику, город стоял на прежнем месте, его никто не атаковал, но люди были напряжены, смотрели с подозрением, по улицам носились багги княжеских дружинников. Это окраинное княжество никогда не было сильным, маленькое, расположено неудобно, но здесь выращивали самые лучшие ароматные специи, так что соседи предпочитали торговать, а не пытаться подчинить. Дружина тут так себе, больше напоминала ополчение, несколько отрядов были действительно сильны, в них служили магички и собраны лучшие кадры, остальные – ни рыба, ни мясо. В лучшем случае тут можно набрать человек двести профессиональных бойцов, остальные пять сотен – плохо обученное мужичье, которое знало, где у винтовок магазин и спуск.

Игнат так и не смог вспомнить, когда был тут последний раз, но лет пять точно прошло, по какой-то причине нелюди не очень часто посещали эти места. Кстати, княжество, несмотря на границу с дикими землями, считалось одним из самых безопасных и благополучных. И вот теперь этому пришел конец. Город явно к чему-то готовился, вот только, похоже, сам ещё плохо представлял, что их ждет.

Башня гильдии магии была закрыта и пуста, что и следовало ожидать. Портальную площадку сторожила вольная магичка пятой ступени в компании с двумя «воинами», больше похожими на деревенских парней. Они не на шутку перепугались, увидев портал и выехавшего из него Голема. Жалкое зрелище. Кого и от чего они тут могут защитить, осталось загадкой. Никто из троицы не поднял тревоги, не послал за старшим, или не совершил какое либо действие, только волшебница, икнув, поинтересовалась целью визита. Ответ Киры – по личным делам, ее вполне устроил.

– Что-то у меня огромные сомнения по поводу целесообразности нахождения в этом городе, – заметила магичка, садясь рядом с Игнатом. – Безопасней в поле ночевать.

– Давай так, сейчас полдень, мы плотно покушаем, купим провизии в дорогу и свалим отсюда, мне тоже эти стены не дарят чувство защиты. Но сначала на рынок, рану ты, может, и залечила, но рваный рукав и пропитавшаяся кровью блуза не соответствует имиджу красивой и сиятельной волшебницы.

Лавка готового женского платья встретила их тишиной. Хозяйка, стоявшая за стойкой, очень обрадовалась их появлению, похоже, в свете последних событий популярностью одежда не пользовалась. Она быстро поняла, что от нее требуется, и предложила на выбор несколько отличных дорожных курток. Причем она забрала в часть оплаты куртку Киры, а что, хороший ход, та почти новая, подлатать рукав, и отличная одежка для не очень зажиточного люда готова, а то, что она очень неплохо зачарована, поднимет ее в цене. Так что, обновки магички уложились всего в двадцать чеков серебром. При этом хозяйка лавки тараторила, не умолкая, и за двадцать минут сумела ознакомить посетителей со всеми местными новостями. И первая, из которых, – нападение нескольких одержимых на патруль в городе. Итог: семь трупов – два нападавших и пятеро дружинников. Если троица у портальных камней сторожила одержимых, то с задачей своей они явно не справлялись. Еще по городу ходили слухи, что князь Андрий решил бежать, и сейчас готовит к вывозу всю казну Югского княжества. Но данная информация была совершенно непроверенной, и доверять ей не следовало. Правда, сотрудники тайной стражи хватали всех, кто распускал эти слухи или сеял панические настроения. Теперь стали понятны настороженные взгляды и односложные ответы на вопросы Игната о ситуации в городе.

Обедали или завтракали в кабаке по соседству с рыночной площадью – небольшой подвальчик, чистый, светлый, да и с кухни шли довольно приятные одуряющие запахи. Народу было мало, для обеда все же еще рано, да и атмосфера в городе нездоровая, хотя такие места лучший способ обмена информацией. Кормили и вправду вкусно. На первое подали кислый суп, местная фишка, из овощей и кваса, некоторые ее называли окрошкой, говорят, название пришло вместе с первыми поселенцами. На второе – мясной рулет с грибами и острым перцем. Кира, которая заказала себе новомодное блюдо – рисовые шарики с огурцом внутри и обмотанные тонко нарезанной сырой рыбой, решила попробовать рулет, ну вот такая фишка у женщин – обожают пробовать то, что заказал себе их мужчина. Ухватив на вилке тонкий кусочек рулета, она отправила себе его в рот, прожевала, проглотила и тут из ее глаз полились слезы, схватив кружку с элем, она залпом выпила половину.

– Как ты можешь это есть? – делая глубокий вдох, спросила магичка.

– Да нормально, – сохраняя серьезное выражение лица, ответил Демидов. – Вся хитрость вот в этом соусе, – он отрезал кругляш рулета и полил его бордовым соусом. – Он был специально создан для Югорского рулета, честь отведать который ты имела две минуты назад. Он нейтрализует острый жгучий югорский перчик. Попробуй. – Он разделил кусок на две половины.

Басаргина с недоверием нацепила на вилку жгучее мясо и отправила себе в рот. Сначала с опаской, но потом уже более решительно она начала его пережёвывать.

– Очень вкусно, – признала она. – Если ты знал, почему меня не остановил?

– Ты нуждалась в уроке, – иронично заметил Игнат, – нехорошо таскать без разрешения из чистого хулиганства куски с чужих тарелок. Я когда-то также по незнанию забился на спор с главой местного отделения братства, что смогу съесть рулет целиком, не запивая и не пользуясь соусом. Надо ли говорить, что я проиграл?

Кира покачала головой, когда он сказал об уроке, ее захлестнула обида, сменившееся злостью, но потом она поняла, что ее спутник абсолютно прав. И к концу поучительной истории она улыбалась.

– Я больше так не буду.

– Хочешь попробовать? Попроси, я ничего не имею против этой традиции.

Мир был восстановлен, и обед продолжился под веселый непринужденный разговор. Игнат даже попробовал заказанное Кирой блюдо под названием «Суши», странная очень вещь, на любителя, ему не понравилось.

– Как думаешь, что возле Златограда сейчас твориться? – спросила магичка, добивая отличный свежий холодный морс.

– Не знаю, – отозвался Игнат, – но ничего хорошего.

– Портал, – неожиданно голосом, полным беспокойства, произнесла Кира, – рядом, совсем рядом. Никто не может открыть портал внутри города, только в разрешённых местах, а самое ближайшее из них в ратуше. И то это на самый крайний случай.

– Фарат, ищи, – приказал Игнат. – Стоп! А как же ты в Белогорске портал открыла в дом братства? – озадачился Игнат. Он и в правду не смог припомнить, чтобы маги вне портальных площадок по городу сновали.

– А ты не знал, что холл Белогорского братства зачарован как портальная площадка? – удивилась магичка.

«Сто метров прямо посреди рыночной площади, – доложил джинн, – точно такой же, как и тот, что тебя в вольные земли отправил. Из него твари лезут». – И тут же дополнил все это мыслеобразом с пятью лесовиками и выходящим из портала человека с острыми ушами.

– Валим отсюда, – вскакивая из-за стола, выкрикнул Игнат, – нелюди.

Народ в зале зашумел и растерянно начал озираться по сторонам, озадаченно глядя на вскочившего мужика со знаком егеря на плече.

Правая рука Киры засветилась синим огнем, похоже, магичка начала готовить заклинание поубойней. Демидов же выхватил из кобуры пистолет, а в левую взял кинжал, винтовка, как назло, осталась в мобиле. Из оружия только рунный нож и кнут, но кнутом он владел хуже. Так что, выбор очевиден – кинжал.

Кира и Видок бросились к выходу. Белый от страха вышибала дрожащими руками пытался закрыть дверь в подвал, но ни как не мог попасть засовом в скобу. Игнат оттолкнул его в сторону и пинком распахнул почти закрытую дверь, и его едва не сбила с ног дородная тетка, которая на ускорении с перекошенным лицом влетела в маленький коридор, сметя стража трактирного порядка, словно это был не здоровый мужик с огромными кулаками, а гнилой столб от забора.

Снаружи творился полный бардак. С рынка разбегался народ, те, кому хватило мужества встретить врага грудью, стреляли в пока еще не видимого егерю противника. Мимо пронесся баги в котором сидели боевики местной самообороны, сжимающие старые автоматы.

– Поможем? – предложила Кира.

Игнат уже даже хотел поддаться благородному порыву, но именно в этот момент Фарат прислал новый мыслеобраз: твари перли из портала стеной – лесовики, ветрюх, гончие. Их было уже около пятнадцати. Этот бой был проигран еще до начала.

– Валим, – отрезал он, – нас просто сметут.

И словно в подтверждение его слов, лесовик ворвался в группу стрелков, трое умерли даже раньше, чем успели дернуться, двое рванули вниз по улице. Дистанция до них была смешная, и если бы в руках егеря казалась винтовка, тварь бы сдохла, но из пистолета можно, в лучшем случае, метров на тридцать стрелять, а дальше перевод дорогущих рунных пуль. Тут он хлопнул себя по лбу, пистолет был заряжен на людей, обычными стальными боеприпасами, пусть и с руной, но лесовику подобное, как мертвому припарка.

Зато Кира сомнениями не страдала. Она резко вскинула руки над головой, хлопнув в ладоши. Мгновение, и на тварь обрушился огненный смерч, нелюдь взвыла и рассыпалась в прах, а смерч, повинуясь руке хозяйки, превратился в огненную стену, которая перекрыла вход на улицу.

Игнат запрыгнул в мобиль, умудрившись сменить магазин с обычными пулями на снаряженный рунными. Кира последовала за ним. Игнат видел, что она недовольна бегством, но он знал, тут без вариантов. Тварей становилось все больше, раз в полминуты джинн слал ему новый мыслеорбраз, сейчас на рыночной площади не осталось людей, только трупы, которые терзали нелюди. Багги самообороны была перевернута и смята. А вот противников хватало – пять одержимых, три десятка различных нелюдей, и командующая всем этим высокая остроухая баба из народа ОР.

– Нам нужно на другую сторону площади, – разворачивая Голема и прикидывая, как лучше объехать захваченный тварями плацдарм, сообщил Игнат. – Ворота наверняка закрыли, так что из города выскочить не удастся. Портал отсюда ты тоже не сможешь открыть?

Кира покачала головой.

– Защита держится, единственный вариант портальная площадка, сомневаюсь, что она заблокирована. Дорого бы я готова была отдать за секрет портала, который открывают одержимые. Они даже в теткин дом, закрытый для любых порталов извне, зашли, как в соседнюю лавку.

Игнат гнал прочь от площади, пытаясь найти сверток, дабы выскочить на параллельную улицу. Чем дальше от площади, тем больше людей стало попадаться, кто-то бежал прочь, кто-то, сжимая оружие, сбиваясь в отряды, наоборот двигался в сторону нелюдей. Вот мелькнул броневик, на котором был установлен вполне себе серьезный пулемет, за которым стоял гвардеец.

– Назад, – заорал он, разворачивая пулемет на несущийся ему навстречу мобиль. – А ну назад! Мы сможем их перебить.

Игнат остановил Голема и высунулся в окно.

– Свали с дороги, – рыкнул он. – Хотите сдохнуть, так без нас. Стройте баррикады, держите оборону, а туда не суйтесь. А вообще я бы советовал вам валить, там такие твари, что вас в клочья порвут. Сколько у вас магичек?

– Одиннадцать, – нехотя отозвался усатый гвардеец, – но только две третьей ступени. Большинство четвертой и пятой. Все, кого удалось нанять, когда гильдия от нас ушла.

В этот момент Фарат прислал новый мыслеобраз, твари из портала все перли и перли, несколько малых драконов, гарпии, гончих набралось почти два десятка, даже одна здоровенная ящерица, метра три в длину, вся в какой-то костяной броне с шипами, такой Демидов видел впервые. Они растекались по улицам, летающие взмыли в воздух. Еще немного, и они обрушаться на защитников.

– Не ходите туда, – покачал головой Игнат, – там уже полсотни нелюдей, сваливайте, спасайте людей, город вам не удержать.

Гвардеец зло посмотрел на него, именно в этот момент сверху прямо на них спикировала гарпия. Демидов заметил ее поздно, а Кира вообще не видела, акустический удар пришелся прямо в кучу народа, который собирался у броневика гвардии, прислушиваясь к перепалке с егерем. Те как подкошенные рухнули на землю, сразу человек семь, не меньше, а у усатого дружинника из ушей и глаз хлынула кровь, он растерянно дрожащей рукой провел по кровавым дорожкам на щеках и рухнул грудью на пулемет.

Нелюдь спикировала вниз, готовясь еще разок завопить, глуша разбегающихся защитников, но напоролась на довольно плотный залп, сразу несколько десятков пуль угодили в нее, и та рухнула прямо на капот Голема. В руке Игната уже был пистолет, а Кира готовила какое-то заклинание. Но егерь оказался быстрее, пуля развалила твари череп, одновременно сбросив ее с мобиля. Он не стал дожидаться, пока подтянуться еще какие враги и, выжав газ, рванул прочь. Людям победа в этом бою не светила. Обернувшись, он увидел, как по улице со стороны рынка несутся к месту боя сразу семь гончих, а позади, лишь немного отстав, трое лесовиков. Их встретили залпом, даже пулемет на броневике заработал, но атаку ополченцы и гвардейцы проспали. Кира, высунувшись из окна, метнула за спину боевой средний пульсар, рвануло хорошо, сметя сразу несколько нелюдей, но так этот бой выиграть было нельзя. Они выскочили на широкую радиальную улицу, опоясывающую весь центральный район, когда за спиной раздались крики умирающих людей, твари добрались до деморализованных оглушенных защитников города.

«Сверху», – дал наводку Фарат, показав малого дракона, пикирующего на несущийся мобиль.

– Кира, дракон, – выдохнул Игнат, – справа и сзади.

Магичка все поняла правильно. Откинув кусок тента, она встала на сидение, опершись спиной на лобовое стекло, секунда – и в пикирующую тварь унеслась самая настоящая молния. Та вильнула и ушла с линии атаки. Но именно это ее и сгубило, налетев крылом на шпиль, торчащий из купола одного очень зажиточного особняка, летающая нелюдь рухнула вниз, вот тут по ней и открыли огонь сразу из пяти стволов, безоружных людей на улице не осталось, каждое окно теперь стало огневой точкой, за оружие взялись все. Тварь снова заорала и забилась в конвульсиях, магичка хотела добавить заклинанием по лежащей на мостовой туше, но Голем уже был слишком далеко.

– Эх, сколько трофеев там валяется, – притворно вздохнув, посетовала Басаргина.

– Мертвым деньги без надобности, – отозвался Игнат.

Гончая вынеслась из соседнего переулка и села на хвост мобилю. Краем глаза Видок заметил, что там, в проулке, их еще штук пять, они рвали на части тело гвардейца, еще пятеро серомундирных валялись дальше по мостовой.

Кира, которая решила пока остаться в боевом положении, метнула в тварь какими-то маленькие иглы, но промахнулась, рой прошел мимо, нелюдь совершила неимоверный пируэт, скакнув вбок на стену дома и пробежав по ней, Игнат в зеркало увидел, как отлетают куски от каменного фасада. А вот от второго захода она не пережила, несмотря на неимоверно крепкую шкуру, которая не всякая пуля берет, а пистолету вообще не светит, иглы превратили тушку в фарш, тысяча крохотных с полпальца размером стрелок густым облаком поглотили гончую, и на мостовую рухнула уже просто груда мяса.

– Башня по курсу, – крикнул Игнат.

И тут же за ней ударила довольно хилая молния, похоже, магичка, охраняющая портальную площадку, решила дать бой. Прямо перед Големом, скакнув откуда-то сверху, приземлился лесовик, но, похоже, он не рассчитал и изначально планировал запрыгнуть прямо в салон, а вместо этого получил удар правым крылом на скорости в шестьдесят, а затем и шаровую молнию в бок уже от Киры.

– Эта падла нам крыло повредила, – не сдержался Демидов, – теперь придется сращивать пластик.

– Ничего, потом запаяю, еще сто метров осталось, – вертя головой и не отвлекаясь ни на что больше, отозвалась Басаргина. – Вырваться бы.

Они влетели во двор за башней магической гильдии прямо по сорванным с петель воротам. Магичка еще держалась, ее спасло то, что она поставила какой-то сферический щит. Как только у этой слабачки сил хватило? И сейчас ее пытались оттуда выцарапать сразу две ядовитых жабы. Ополченцы, что были с ней, лежали рядышком, сжимая в руках винтовки. Может, они и не были солдатами, но еще одна нелюдь, причем гончая, валялась изрешеченная посреди портального камня.

Кира ударила, походя, каким-то пламенем, и за секунду запекла пару жаб. Мобиль взлетел по наклону и замер ровно посредине портальной площадки. Игнат выкатился наружу, сжимая в руках винтовку.

– Портал, – заорал он.

Кира ничего не ответила, даже не повернулась, и принялась творить заклинание. Игнат обернулся к магичке, которая, шатаясь, поднималась к ним.

– Жить хочешь? – чуть скосив на девушку глаза, спросил он.

Та кивнула.

– А город?

– Обречён, кто из него не уйдет, тот станет пищей или одержимым. Твое счастье, кстати, жабы скорее всего не хотели тебя сожрать, они только выбраться из твоего кокона не давали, носители силы идеальные одержимые даже слабые. Так что, если не хочешь такой судьбы, забирайся в мобиль и делай все, что тебе говорят.

Именно в этот момент в проеме ворот появился та самая незнакомая рептилия. Нелюдь замерла, уставившись, а потом буквально размылась в воздухе, пуля прошла через фантом насквозь, безымянная магичка заорала, и бросилась прочь, и тварь, о чудо, среагировало именно на нее, похоже, быстро двигающиеся прочь от нее объекты были в приоритете. Стремительная призрачная рептилия одним прыжком забралась на портальную площадку, проигнорировав при этом три очередные пули, прошедшие свозь нее, и ударила языком по убегающей девушке. Та рухнула, как подкошенная, и забилась в конвульсиях, острый, как жало, двухметровый язык попал ей прямо в бедро, пробив насквозь тазовую кость. Именно в этот момент Кира, стоящая спиной, открыла портал. А Игнат под ускорением прыгнул на тварь со спины, пропарывая себе икру чуть ниже колена острым шипом на боку и вонзая в стык панцирных пластин рунный клинок.

Тварь взревела и снова стала осязаема. Кира бледная развернулась, одной рукой она поддерживала портал, другой готовила какое-то заклинание, но это было уже не нужно, камень в рукояти ножа засиял, словно маленькая звезда, на мгновение ослепив Демидова. Тот сполз с трехметровой твари и выдернул нож. Мертвая рептилия даже не шелохнулась. Язык, пробивший магичку, стал мягким, и Игнат, просто полоснув по нему кинжалом, закинул пострадавшую в мобиль, то, что она жива, говорило резкое быстрое дыхание. Подобрав винтовку, он сунул ее в багажник и сев за руль направил Голема в портал. Он оказался коротким, Кира не стала тратить время, а открыла его в соседнем поселке, стоящим в полусотне километрах на восток. Мобиль выехал из перехода уже через десять секунд, до стен поселка было всего километр, там заметили портал и даже засуетились. Басаргина появилась почти сразу, таща на левитационном заклинании тушу ящера.

– Ну нихрена себе, – не сдержался Игнат. – И что мы с ним будем делать? Есть эту гадость, я точно не буду.

– Приготовлю, будешь жрать как миленький, – отмахнулась Кира и начала читать новое заклятие, не прошло и полминуты как появился транспортный портал с уже знакомым интерьером Кира одним движением метнула в него тварь висящую в воздухе, после чего убедившись что посылка доставлена захлопнула проход.

– Не кабинет верховной магессы а какая-то помойка, – прокомментировал данный поступок Фарат. Что вам на пути попадается все туда зашвыриваете.

– Как ни странно но я с тобой согласен, – мысленно ответил Игнат. Кир давай займемся пострадавшей, может выкарабкается.

– Не было печали, – усмехнулась магичка и снова активировав заклинание вытащила раненую волшебницу наружу. Уложив ее на сухую осеннюю траву она быстро распорола длинную юбку, и принялась осматривать рану из которой торчал тонкий язык.

– А ничего так девочка, – усмехнулся Игнат закуривая и наблюдая за работой подруги, интересно она белье принципиально не носит или просто специально для меня не надела. От крохотной шаровой молнии он даже не стал укорачиваться, приняв шарик на предплечье, шкура ветрюха надежно отражала такую мелочь. Кирка, я же шучу.

– А я ревную, ответ понятен или проверим, выдержит ли твоя замечательная куртка, что-нибудь посерьезней.

– Все больше не шучу.

Демидов сменил полу опустевший магазин и принялся добивать его пулями из подсумка. Хреновая тварь, пули ей как мертвому припарка, чудо, что рунный нож взял.

Русалка которая весь бой спиной простояла. Подняла голову удивленно глядя на егеря, давай ка я сейчас нашей обузой закончу и ты мне надиктуешь все что увидел отправлю Дане послание вдогонку.

Игнат согласно кивнул.

Кира же ухватившись за язык призрачного ящера одним резким движением выдернула его из раны, и тут же запечатала ее заклинанием. Пострадавшая застонала и открыла глаза. Ох, дуреха, – произнесла Басаргина и отправила ее в сон новым чародейством.

Глава третья. Опять не по плану

— На сколько прыжков тебя хватит? – игнорируя взгляды дозорного, который топтался на вышке в посёлке, или правильнее сказать — крупного подворья, поинтересовался Демидов.

Девушка заклинанием очистила руки от крови.

– Два, если максимальных, — прислушавшись к себе, ответила Кира. – Резерв это, конечно, не истощит, но я просто рухну, не смогу сосредоточиться, чтобы новый открыть.

Игнат мысленно прикинул карту Югского княжества, сейчас они ближе к востоку, один прыжок километров на триста, и они окажутся уже у соседей. Полесское княжество он знал гораздо лучше, часто там работать приходилось. Жили там, в основном, земледелием и лесом, и вот в этом лесу хватало маленьких ферм и деревенек, часто именно они выступали в роли заказчиков егеря, и знакомых там у него хватало.

– Два прыжка, – прикинул он, — больше и не надо. Один давай на восток сразу к соседям, к полесцам, а там я тебе укажу куда, сможем поесть, отдохнуть. Думаю, в этой лесной глуши нас точно никто не найдет.

— А девушка?

– Пока что с нами, — немного подумав, озвучил Игнат. -- Бросим ее здесь, не завтра, так послезавтра одержимые с союзниками и сюда явятся.

Кира стрельнула в него слегка озабоченным и немного ревнивым взглядом, что она хотела увидеть, Видок так и не понял, но, не обнаружив признаков искомого, магичка успокоилась.

Вдвоем они усадили девушку на заднее сидение.

– Давай людей предупредим, – предложила она, – тут до Югорска рукой подать, пусть селяне либо готовятся драться, либо сваливают.

– Дело говоришь, – согласился егерь, осматривая пораненную ногу, Фарат и вправду стал сильнее, сейчас пропоротая шипом нелюди икра уже не кровоточила, ее края медленно стягивались, еще час, и следа не останется. – Опять левая, – выругался Игнат. – Да что ж ей так навезет-то!

– Ты ранен? – забеспокоилась Русалка.

– Оставь, милая, Фарат отлично справляется, пусть поработает, твои силы мы на это тратить не будем. Давай прыгай на сиденье, и поехали к деревенским, а оттуда уже портал откроешь.

Но сразу поехать, не вышло, поскольку место Киры было залито кровью раненой волшебницы. Басаргина одним движением руки очистила его и только после этого уселась.

Поселковые встретили странных приезжих стволами, на рожах крепких мужиков застыла мрачное настороженное выражение, смотрели они на гостей зло. Разговаривать отказывались, пока не явился то ли староста, то ли просто главный. Ему-то и рассказали новости из Югорска. Выражение лица хозяина дыры из трех домов и пяти амбаров надо было видеть. Словно молоко скисло. Скорее всего, остальные только наемные рабочие, и слушали они очень внимательно. Оно и понятно, если такое в Югорске твориться, то сюда пары тварей хватит. Похоже, многие решили валить, куда подальше. Слова магички и мрачного егеря с разорванной ногой под сомнение никто не ставил.

– И что нам делать? – поинтересовалась дородная тетка под центнер весом, все это время слушавшая из-за спин мужчин.

Игнат пожал плечами.

– А мне откуда знать, что вам делать? Это ваша жизнь. Я не пастух, вы не отара. Боги дали вам разум, вот и используйте его. Если сможете, предупредите соседей. А дальше поступайте по собственному разумению.

Безымянная магичка на заднем сидении застонала, но в себя так и не пришла. Это разрушило тишину, все заговорили разом. Хозяин требовал от присутствующих защитить его, сулил деньги, мужики планировали свалить, куда подальше, так как покойникам деньги не нужны, тетка растерянно крутила головой, похоже, только она обратила внимание на пришлых, которые вернулись к мобилю, стоящему в воротах поселения. Егерь уселся за руль, а волшебница принялась творить чары. Все обернулись только тогда, когда вспыхнул овал портала, и мобиль странной формы почти бесшумно въехал в него, а следом, махнув хуторянам на прощание рукой, исчезла и магичка с глазами цвета яркого изумруда и волосами, словно из золотистого меда.

Голем замер метрах в двадцати от воды, огромное озеро простиралось на несколько десятков километров. Мыслеобраз, который Игнат скинул Кире, оказался точен, и магичка, одной только ей ведомой силой, без труда нашла место, в которое нужно попасть. Сейчас между ними и поселком, откуда она открыла портал, было триста двадцать километров. Девушка на заднем сидении снова застонала, и Кира, вышедшая из перехода десятью секундами позже, подошла к мобилю и возложила ей руки на лоб. Минута, и лицо пострадавшей разгладилось, боль с него ушла, и она снова впала в беспамятство, а зеленый свет, исходивший от ладони волшебницы, тихо угас. Выглядела она устало, словно не спала несколько суток подряд, руки мелко подрагивали, да еще ежилась, словно ее лихорадило.

Игнат подошел к ней и, обняв за бедра, прижал к себе. Кира откинула голову назад, глаза закрыты. Так они стояли несколько минут.

– Еще один портал, – шепнул Демидов, – и нас ждет отдых, кровать и стол.

– Давай мыслеобраз, – треснувшим, усталым голосом ответила магичка. – Это далеко?

– С другой стороны озера в лесу, километров сто пятьдесят на север. Лови. – Игнат как можно точнее представил место, в которое им нужно попасть, – высокий крепкий частокол, десяток домов за ним, пастбище за околицей, и все это в окружении зеленых гигантских пятидесятиметровых деревьев, у которых ветки только сверху, их на Интерре называют сосновыми зонтами. – Увидела?

Кира устало кивнула и, встав справа от мобиля, начала искать указанное Видоком место. На этот раз процесс поиска занял у нее гораздо больше времени – минут пять, не меньше. Игнат уже сидел за рулем, готовый стартовать в портал, как только тот откроется. Раза с третьего ей все же удалось, и голубой овал распахнулся почти перед самой мордой мобиля. Демидов дал газу, и Голем медленно въехал в портал.

– Идеальная наводка, – глядя на разваленный частокол и обугленные остовы домов, подвел итог Игнат.

Дожди уже вбили в землю пепел, трава затянула пожарище, похоже, деревня погибла весной или в конце зимы.

«Фарат, ищи, есть, кто вокруг?»

Кира буквально выпала из портала, и тот схлопнулся за ее спиной.

– Оооо, – протянула она, разглядывая то, что осталось от лесной деревушки. – Как я такое не почуяла? Устала?

– Ничего. Отдохнём скоро. Посиди в Големе, а я осмотрю все вокруг.

Демидов взял винтовку и медленно пошел к поваленному частоколу.

«Пусто, – отозвался джинн через пару минут. – Но кто-то недавно пообедал, в подвале крайнего дома черепа разбитые и кости разгрызенные, одно тело свежее».

«Люди?» – настороженно прислушиваясь к мертвой тишине, спросил Игнат.

«И люди есть, но в основном зверье – олени, медвежий череп, внушительные такие клыки».

Игнат медленно перебрался через завал из бревен, повсюду следы огня, несколько пулевых отметин. То, что тут шел бой, это факт, вот только непонятно, люди атаковали или люди только защищались. Ни трупов, ни оружия, ничего, значит, либо все прибрали нападавшие, либо княжеские дружинники навестившие поселок.

Игнат терпеливо бродил по пепелищу. Два дома были относительно целыми, только разграбленными. Жители тоже нашлись, позади деревни тридцать восемь могил. Демидов пытался вспомнить, сколько тут жило народу, выходило, что как раз около того. Дом, в котором свило себе гнездо что-то мерзкое, егерь оставил напоследок. Внимательно осмотрев надземную часть, он выяснил, что раньше он принадлежал семье довольно большой – человек семь, судя по количеству спальных мест. Повсюду были старые бурые пятна на стенах, полу, потолке… Залитая кровью колыбель. Что же произошло в этом маленьком поселке? Наконец, Игнат пнул дверь, ведущую в подвал, та, скрипя, распахнулась. Пять ступеней, свет от подобранного наверху огарка свечи. Люди тут жили бедные, тогда, чтобы заплатить ему одиннадцать чеканов за истребление водяного и семи русалок, скидывались всем миром. Отсюда и полное отсутствие бытовой магии, тут даже волшебницы шестой ступени никогда не было. При тусклом дрожащем свете не представлялось возможным оценить весь масштаб трапезной, разгрызенные обглоданные кости хрустели под ногами, удушливо воняло гнилым мясом. В углу недоеденная кабанья туша, молодая особь, не больше года, наверное, бивни уж больно маленькие. Натянув на лицо зачарованный шейный платок, Демидов присел на корточки, внимательно изучая то, что осталось от людей и зверья. Когти у твари внушительные, ровно пять, челюсти очень мощные, чтобы разгрызать кости, пара длинных клыков. Егерь подошел к опорному столбу и снял с него клочки шерсти, рост – метр семьдесят, может, чуть больше, тварь чесала спину.

«Ну, что думаешь, Фарат? – наконец, задал Видок вопрос притихшему джинну. – Нелюдь?»

Хотя он и сам знал ответ, вот только не хотел его слышать. Очень не хотелось, поскольку иначе ему придется остаться убить тварь или погибнуть.

«Нежить, – отозвался «пассажир». – И ты не хуже меня знаешь, кто».

«Знаю», – согласился Игнат и пошел на выход.

У Голема он остановился, глядя на своих спутниц. Кира спала, девчонка все еще в отрубе. Нужно было решать, бежать или попробовать остановить того, против кого может помочь только егерь или магия. Причем магия гораздо вернее. Как бы не хотелось будить волшебницу, однако день клонился к вечеру, солнце еще высоко, но в лесных чертогах темнеет рано. Раньше полуночи тварь на охоту не выйдет, логово ее не найти.

– Черт, как же неудачно все складывается! Подъем, – аккуратно потряс Русалку за плечо Игнат, совсем она умоталась, если умудрилась вырубиться рядом с разорённой вымершей деревней.

Кира вскинулась, тараща на него глаза, и пытаясь понять, что происходит.

– Видок, все в порядке? – наконец, спросила она.

Демидов покачал головой.

– Либо сваливаем отсюда прямо сейчас порталом как можно дальше, либо нужно решать проблему, иначе проблема решит нас.

– Что тут случилось? Где жители?

– Мертвы, все разорено, а в подвале завелась нежить, скорее всего, умерший житель, его не похоронили, а смерть его была лютой. Если знаешь наш бестиарий, то мы кличем его кукловодом.

Кира вздрогнула.

– Ты не мог ошибиться?

Игнат молчал, он не ошибся.

– Он хотя бы один?

– Пока да, но скоро кукловоду не будет хватать дичи вокруг, и он пойдет дальше ночами. Днем хоронится в буераках, во тьме, пока не дойдет до других обитаемых мест, там он сотворит спутницу, и вот тогда все станет совсем плохо.

– Остаемся, – решила Кира, – без моей магии с тварью будет очень тяжело справиться. Ты уверен, что логово не там, где кости?

– Абсолютно, кукловод один из самых умных видов нежити, с которыми я сталкивался.

– Я тоже, – призналась Кира. – Лет пять назад в одной деревеньке завелся, неизвестно откуда вышел, наверное, так же подругу пришел создавать, только вот два первых раза вышло неудачными. Получились умертвия, они и выдали создателя. Граф, на чьей земле это произошло, личный друг и собутыльник короля, выпросил у того несколько магичек и егеря, на общественных началах, так сказать.

– Слышал я об этом случае. Так это ты была уцелевшей?

– Да, и егеря, не помню, как звали, и напарницу мою Адриану, талантливую очень, кукловод убил. Крестьяне-то разбежались, как по деревне пошел мор, даже пару кордонов графских кнехтов смели. Те их остановить пытались. Сам знаешь, половина подданных Гарнского королевства подневольные.

– Знаю. Давай дальше, хотя я читал твой отчет.

– А чего дальше-то? Мы тогда не были к этому готовы, а кукловод оказался очень сильным, разом взял Адриану и егеря под свой контроль, я даже и не поняла сначала. Она его испепелила одним заклятьем, раз, и только металлический части с одежды остались. Потом на меня напала, у нее резерв был очень приличный, специализация – стихийная магия с упором в огненную. В общем, от деревни мало что осталось, там такие заклятия летали, она только рангом мне уступала, а так была гораздо опытней. Но я все равно ее убила. Тут кукловод и решил меня прикончить, быстрый, с довольно сильной защитой против магии. И голос этот забирающийся в самую душу, проникновенный такой. Так я и стояла, руки опустив, ждала, когда он приблизится, а когда ему оставалось только лапой махнуть, я разом вышла из-под контроля и ударила, даже не поднимая руку, серебряным пламенем. Заклинание редкое, для боевой магички бесполезное. Я же все же не охотница. Но пригодилось. Повезло, что у меня вторая специализация – борьба с ведьмами.

– Понятно. Что делаем? Я так понимаю, у тебя с ментальным контролем все хорошо? Меня от этого спасет руна защиты от темной энергии.

– Того егеря она не спасла. Хотя я не знаю, может, он только Адриану взял под контроль, ведь она его первого спалила. Если бы ударила по мне, возможно, первая атака и удалась бы, эффект неожиданности был на ее стороне.

Игнат задумчиво потер пальцами, он сталкивался с кукловод один раз почти тридцать лет назад. Он совершенно случайно оказался на ферме, где ночью и повстречался с тварью. Тогда Фарат успел предупредить, и он использовал руну, а вот остальных жителей нежить подчинила себе, она кидала их в атаку заспанных, в одних рубахах. Защищая свою жизнь, Демидов той ночью убил четверых. Тварь отступила на рассвете, он раскопал ее логово и уничтожил тело. В какой-то степени кукловод считался вампиром или упырем. Как из трупа умершего в мучениях получался кукловод, ни егеря, ни магички так и не разобрались, нежить вообще штука редкая, и чаще всего в создании замешана магия, но только не в этом случае.

– О чем задумался? – пробился сквозь его мысли голос Киры.

– Прости, вспомнилось. Ладно, давай делом займемся, тут на окраине есть дом, где более-менее чисто, там остановимся, надо нашу попутчицу обезопасить, сама она защититься не сможет.

Басаргина согласно кивнула.

– Жаль, у меня совершенно отсутствует талант артефактора, а то изготовить примитивный защитный ментальный амулет дело десяти минут.

– Я могу, – неожиданно раздался слабый голосок с заднего сидения. – Я подрабатывала, изготавливая амулеты, только не знаю, зачем, и вообще, что это за место?

Игнат с Кирой смерили девчонку озадаченными взглядами, та дернула ногой и застонала.

– Как больно… – прошептала она, и на ее глазах выступили слезы.

– Ничего, скоро заживет, мне некогда с тобой возиться, – отозвалась Русалка.

Игнат мысленно усмехнулся, по какой-то причине молодка очень не нравилась Кире. Так магичка обычно реагировала только на попытки флирта Градовой. Неужели по какой-то извращенной женской логике она записала девчонку в соперницы?

Басаргина наложила руки на рану на бедре, зеленый мягкий свет, и вот лицо девушки светлеет, ни следа страдания.

– Меня зовут Мария, – представилась волшебница. – Шестая ступень. Частная домашняя школа. Но я больше химичка и артефактор, чем чистая магичка. Так зачем вам нужен амулет от ментальных атак?

– Кира Басаргина, – представил он напарницу, – третья ступень, боевая магичка, а я егерь Игнат Демидов. А амулет нам нужен вот зачем…

Сказать, что их невольная попутчица пришла в ужас от того, что эта парочка сумасшедших решила сделать, это значит, ничего не сказать. Ее глаза буквально вылезли из орбит, а правая щека начала непроизвольна подергиваться.

– Моих сил хватит только на один артефакт, – плаксиво заявила она.

– Вот и сделай один, – довольно резко сказала Кира, – он для тебя. Я не восприимчива к ментальному воздействию, Игнат защитится руной. И кончай трястись, я посажу тебя под купол, будешь сидеть, не чирикать. Тебе сколько лет?

– Двадцать, – дрогнувшим голосом произнесла Мария. – А может, вы мне портал откроете в Югорск? Там, наверное, со всем уже справились.

Басаргина не сдержалась и матерно выругалась, длинной и очень витиеватой фразой, пояснив присутствующим, что она думает по поводу одной овцы, которая совершенно не понимает, что происходит вокруг. Закончила она свою длинную тираду фразой:

– Нет больше этого гребанного Югорска, чудом оттуда свалили. Скажи спасибо. И теперь давай говори, что тебе нужно для артефакта.

Все время монолога девчонка просидела с открытым ртом. Похоже, несколько раз она порывалась что-то вякнуть, но не решилась. Как-то печально вздохнув, она махнула рукой, мысленно попрощалась со своей жизнью.

– Лучше всего для ментального артефакта подойдет серебряный предмет.

Игнат достал горсть чеканов.

– Сгодится?

– Еще нужна вода, желательно набранная в ручье, чистая.

«Фарат, ищи».

«Родник в ста метрах на юг, прямо у тебя за спиной», – доложился джинн через две минуты.

– Все, или еще что нужно? – спросила Кира.

– Кровь того, кого нужно защищать, то есть моя. Ну и сам обряд.

Игнат достал фляжку и, вылив оттуда остатки воды, направился к роднику. Стоило ему войти под своды леса, как он тут же услышал его журчание. Лес вокруг поселения был мертв: ни птиц, ни зверей, даже мелких, такое ощущение, что и насекомые предпочли держаться отсюда подальше. Все же зверье гораздо разумней человека и отлично понимает, когда нужно валить подальше. Набрав воды, егерь вернулся к мобилю и, махнув Кире рукой, уселся за руль.

– Поехали, надо устраиваться и готовиться.

Еще раз прислушавшись к тишине мертвого дома, Игнат перенес Марию на кровать, протянул флягу с водой и горсть серебра.

– Что еще от нас требуется?

– Ты ничем не поможешь, а вот сила твоей спутницы, которая почему-то меня очень невзлюбила, очень пригодятся. Эту мелочь нужно трансформировать в маленькую серебряную пластину, из которой потом сделать маленький шарик размером с фалангу большого пальца, или глаз, но не больше.

Кира, которая в этот момент вошла в дом и слышала только про то, что от нее потребуется, кивнула.

– Это не долго, тебе ведь сойдет грубая поделка. Игнат, перенеси наши рюкзаки и подумай об ужине. Хорошо, что мы купили припасы заранее, а то сейчас с голоду бы подыхали.

Демидов вышел и уже через две минуты вернулся обратно, прикрыв за собой дверь на улицу. Сразу стало темнее, но тут Кира извлекла из рюкзака магическую лампу и, засветив ее, повесила на крюк на потолке. Похоже, тут раньше висела такая же.

Егерь поднял с пола толстую сковороду и затопил камин, покидав туда обломки мебели, коих тут было великое множество.

Девушки что-то колдовали у него за спиной. Изредка он слышал ворчание своей пассии, иногда улавливал всплеск силы. Мария не обманула, ну или почти не обманула, амулет она состряпала за пятнадцать минут, а не за десять. Она очень обрадовалась, узнав, что Игнат прихватил из «трапезной» кукловода клок шерсти. Наконец, она гордо продемонстрировала серебряный шарик, грубоватый, но вполне себе приличный, размером с глаз. А из шерсти она сваляла тонкую нитку, которую обвязала амулет. Подвесив за ушко на шнурок, накинула себе на шею.

– Должно сработать, – доложила она. – Топорная работа, и долго не проживет, уже завтра ослабнет, но на сегодняшнюю ночь вполне себе надежная защита.

– Одень, – приказал Игнат.

Девушка, не понимая, накинула на шею шнурок.

– Что ты собрался делать? – забеспокоилась она.

«Фарат, попробуй ее захватить, но так, чтобы игрушка не сломалась».

Джинн, получив развлечение, с радостью взялся за исполнение. Шарик тихонько засветился. Через две минуты Фарат сдался.

«Не выходит, – признался он. – Очень добротный амулет для сделанного, как вы, люди, говорите, на коленке. Если грубо ломать, минуты три уйдет».

– Ты пытался взять меня под контроль? – возмутилась Мария.

– Именно, – резко ответил Игнат, кидая нарезанное мясо на сковороду и засыпая все это несколькими порубленными впопыхах картофелинами. – Я тебя не знаю и не доверяю твоей квалификации. На портальных камнях ты показала себя с худшей стороны, так что, я должен был убедиться, что ты сказала правду – артефактор из тебя неплох. Если мы переживем эту ночь, мы можем закинуть тебя в Белогорское княжество, все равно нам туда прыгать, там тебе найдут дело. А сейчас отдохни. Кира, это и тебя касается, поужинаем и будем готовиться. Кстати, мы не первые, кто останавливался в этом доме.

– С чего ты взял? – не поняла Басаргина.

– Только сейчас заметил, – Демидов указал на рюкзак, обычный, походный, недорогой, стоявший рядом с камином, или правильнее все же печью.

Игнат кинул его на стол и по-хозяйски распотрошил его. Ничего интересного: черствый хлеб, покрытый плесенью, крупа, несколько чеканов, смена нижнего беля и запасные штаны.

– Это женские шмотки, – прикинула Кира. – Судя по размерам, очень невысокая девочка или девушка.

– Не важно, – сгребая все обратно и бросая рюкзак в угол, отозвался Игнат, после чего пошел перемешивать жаркое.

Ужинали в молчании. Кира кое-как подлатала бедро Марии, и сейчас та не кривилась от малейшего движения. Она постоянно косилась на окно, за которым сгущались сумерки. Еще не тьма, но скоро ей будет.

– Как ты думаешь, когда нежить выползет из логова? – спросила Кира, вяло ковыряясь в жестяной тарелке.

– До полуночи еще есть время, – икнув, заметила Мария, похоже, она очень хотела, чтобы полночь не наступила вообще.

– Какая же ты наивная, – усмехнулась Басаргина. – Расскажем ей, или пусть живет надеждой?

– Валяй, – равнодушно протянул Игнат, накалывая в миску очередной кусок пересушенного мяса.

– Вы про что? – не поняла Мария.

– Маш, забудь сказки про нежить. Да несколько из них призрачные, типа пэри или марга выходят на охоту ровно в полночь. Именно в этот момент они получают телесную сущность. Но большинству нежити незачем ждать, им достаточно скрывшегося солнца. Так что, думаю, у нас осталось около часа, когда тьма окончательно вступит в свои права.

Девушка икнула и, ухватив металлическую кружку, попыталась отпить, но зубы выбивали дробь по краю.

– Ну что, милая, поохотимся? – поднимаясь, произнес Игнат, доставая из своего рюкзака клейма с рунами.

Кира подошла к нему, заглянула в глаза и медленно и страстно поцеловала.

– Поохотимся, любимый, – уверенно шепнула она. – Я с тобой уже столько повидала, что скоро вообще перестану бояться.

– Вы сумасшедшие, – глядя на них, буркнула себе под нос Мария и, забившись в угол топчана, уставилась в пустоту.

С приготовлениями закончили быстро. Кира усадила попутчицу на стул в центре комнаты и поставила какой-то щит, запитав его на сгусток магии.

– Что за практика? – удивился Игнат.

– Что, вправду впервые видишь? – озадачилась Кира.

– Я бы не спрашивал.

– Это очень популярное заклинание среди магов-телохранителей, – пояснила волшебница, – создать сгусток магии, замкнуть на него сферу или щит, ведь, если маг погибнет, тут же распадутся и чары, а так клиент будет защищён еще в течение какого-то времени. Хотя по мне сомнительный аргумент – если напавший сумел убить магессу-защитницу, а их ниже третьей ступени не бывает, то и этот щит долго не выдержит. У меня была подружка из телохранительниц, она научила, работала на одного графа в королевстве, мы с ней часто любили посидеть в одной милой корчме. Интересно, выжила ли?

Игнат пожал плечами.

– Ну что, готова?

Кира только кивнула.

– Пошли.

Они уже шли к выходу, когда вдруг Мария пришла в себя.

– Не оставляйте меня, – заревела она в голос. – Я знаю, вы хотите меня тут бросить, откупиться мной. А когда нежить явится и будет меня жрать, вы его и прикончите.

– Может, и стоило, – тихо себе под нос пробормотала Басаргина, после чего, пнув дверь, вышла на темную улицу.

Игнат же обернулся в сторону сидящей под куполом волшебницы и приложил палец к губам.

– Не шуми, иначе точно придет за тобой. Сиди тихо.

И не обращая внимания на отпечаток ужаса на лице Марии, вышел следом за Кирой. Та моментально наложила чары ночного ока, и теперь мир стал серым, тьма растворилась, осталось только найти и уничтожить тварь.

– Чувствуешь что-нибудь?

Демидов отрицательно покачал головой. Так они стояли, вглядываясь в разрушенные дома, кукловоду пора бы уже было появиться. Тут есть то, что ему очень нужно, – две женщины. Прошел час, магичка обновила заклинание, Фарат молчал, ему не обнаружить то, что мертво, по какой-то причине живое-неживое невидимо для духов иного мира.

Второй час стояния закончился ничем. Кира начала нервничать. В отличие от егеря, волшебница не привыкла по нескольку часов сохранять неподвижность, умение егерей ждать могло соперничать выдержкой для охотников и снайперов из дружины.

Третий час был на исходе, магичка уже извертелась, когда Игнат учуял присутствие чего-то чужого, он уловил быстрый стремительный взгляд, скользнувший по нему. При этом Демидов даже не шелохнулся, как стоял, медленно поворачивая голову, так и стоял, нельзя насторожить тварь, а то уйдет.

«Фарат, – мысленно позвал он, – ищи гада, я знаю, что ты его не видишь, но может, где-то след остался?»

– Игнат, а может он не придет? – подала голос Кира.

– Не дергайся, – ответил егерь и швырнул подруге маслообразен. – Веди себя, как вела, он уже тут не насторожи его.

Кира вздрогнула и начала вертеть головой. Ничего не изменилась, она и раньше ей вертела, словно попала в магазин во время распродажи – «все за чек».

Фарат справился, прошло минут двадцать прежде, чем джинн прислал мыслеобраз, рядом с лужей во дворе дома чуть в стороне от них метрах в сорока пятипалый отпечаток с внушительными такими когтями, совсем свежий, глубокий, тварь точно весит за сотню килограммов. При этом, как и любая нежить, быстра и очень трудно убиваема. А еще он почувствовал давление, словно кто-то ненавязчиво пытается с ним общаться посредством телепатии.

Давление все росло, он даже уже начал различать отдельные слова – «Она не нужна», «оставь», «уходи». Понятно, кукловод решил давить его, а потом заставить атаковать Басаргину. И ведь продавит, надолго руна не защитит. Свет стал меркнуть, словно заклинание рассыпалось, все вокруг погружалось во тьму, рука потянулась к кинжалу, а в голове поселилась одна единственная мысль – убить Киру.

Игнат тряхнул головой, пытаясь сбросить наваждение, хотел предупредить магичку, но не успел, тело ему уже не принадлежало, Фарат не справился с блокадой, он просто не заметил, как его оболочку подчинили. Рука рванула кинжал и тут же ударила, кинжал вонзился в живот Киры, вот только результата не было. Фантом под действием чистого железа начал медленно распадаться, что-то шевельнулось справа от егеря, он, совершенно не подчиняясь себе, резко ударил наотмашь, словно отгонял противника, но никуда не попал, вместо этого тело Видока скрутила судорога, и он рухнул на утоптанную дорогу. Последние, что он увидел, это как с руки волшебницы, которая возникла прямо над ним, в направление полуразрушенного дома, где скрывалась нежить, летит нечто огромное, огненное, стремительное. А потом свет погас. Но одновременно с этим Демидов осознал, что исчезла чужая воля, которая полностью его подчинила.

Глава четвертая. Незваные гости

«С добрым утром, — ехидно поздоровался Фарат, поняв, что Игнат пришел в себя. – Как спалось?»

Демидов с трудом разлепил веки, складывалось ощущение, что он всю ночь пил водку, мешая ее с вином, а потом его долго били по голове. В глазах все плыло.

«Подлечи», — попросил он, морщась даже от этого незначительного мысленного усилия.

«Ладно уж», – сжалился джинн, и туман вместе с острой болью начал медленно уходить. Прошло минут пять прежде, чем Игнат, наконец, осознал, что может нормально мыслить.

«Почему раньше не убрал эффект от заклинания?»

«Кира приказала этого не делать. Злая она на тебя была, ты ее чуть на тот свет не спровадил, второй раз уже».

«Ага, а первый раз это было благодаря тебе», — напомнил Демидов.

«Не будем ворошить прошлое, что было – то было», – сдал назад Фарат.

Игнат понял, что лежит на кровати в комнате совершенно один.

«Не будем, – согласился егерь. — Где Кира и Мария?»

«Кира во дворе умывается, встала полчаса назад. А Мария за околицей».

«Чего ее туда понесло?» — удивился Демидов и, натянув сапоги, которые с него кто-то заботливо снял ночью, пошел к выходу.

Открыв дверь, он обратил внимание на обожжённое крупное пятно на ступенях. Глянув на небо, Игнат посмурнел, погода портилась все сильнее, и если вчера был вполне себе солнечный день, то теперь все было затянуто черными низкими тучами, которые вот-вот должны были разразиться потоками ледяного осеннего дождя.

– Очнулся? — раздался от припаркованного Голема голос волшебницы. -- Смотрю, Фарат тебя все же подлатал.

– С чего такая мстительность? – удивился егерь.

– Видок, ты снова пытался меня убить, – нервно и немного зло заметила магичка. – Ты позволил нежити взять себя под контроль, на мягкое воздействие ты даже не отреагировал, пришлось глушить в полную силу. Давай позавтракаем, и собираться пора.

– Надо Марию позвать.

– Не надо, – покачала головой Кира, – она больше не нуждается в пище. Я сожгла тело, а пепел закопала.

Игнат озадаченно посмотрел на Басаргину, ожидая, что та улыбнется и скажет – шутка, но девушка просто стояла в одной блузке, с флягой в руках, губы она плотно сжала, словно старалась сдержать злость то ли на себя, то ли на него.

– И как это вышло?

– Да просто. Мы с тобой – два идиота, понадеялись, что девочка под защитой, амулет себе сделала, а он его ломанул на раз, и два часа, что прятался в руинах, перекраивал сознание. Когда я тебя вырубила и просто спалила дом вместе с таварью, она меня и атаковала, полу законченное умертвие, она под его диктатом вскрыла себе вены и вытащила сердце. А он ее поддерживал все это время.

– Как же это Фарат ничего не увидел? – озадачился Игнат.

– Это моя вина, я поставила щит защиты от тварей и духов. По идее кукловод даже не должен был увидеть Марию, Фарат же ее не видел. Только не учла, что кукловод – это нежить, он его прошел, даже не разрушая, очень сильный был. Я потом посмотрела его трапезную, он месяцами копил силу, поэтому я и ударила по нему со всей мощи огненным шквалом, видишь, что от дома осталось?

Игнат посмотрел в указанном направлении, от крепкого бревенчатого дома остались только угли, ни одного куска больше вытянутой руки. От пепелища до сих пор несло жаром, а кое-где поднимался дым.

– Полей, – попросил он, подойдя к магичке. – Подставили мы девчонку эту, жалко ее.

– Ты меня чуть на тот свет не спровадил. Если бы я не учуяла, что ты, уже не ты, получила бы ножом под ребра. Забудь о ней. Жалко, конечно, но всех спасти нельзя. И если уж честно, она должна была погибнуть еще вчера в Югорске. От судьбы не уйдешь.

Игнат умылся ледяной водой, похоже, Кира не поленилась и сходила к роднику. Потом они молча завтракали, каждый думал о чем-то своем. Егерь – о том, что нежити становилось все больше и больше. Помнится, когда он беседовал со Свеном ночью перед тем, как спуститься в тот проклятый подвал, тогда он сказал импресарио, что нежить – большая редкость. И словно в насмешку постоянно стал с ней сталкиваться. Причем не с почти безобидными призраками, привязанными к месту или вещи, а с самыми, что не наесть, лютыми – марг, пэри, вот теперь кукловод. Девушку, конечно, жалко, но Русалка права – от судьбы не уйдешь, правда, наверное, ее участь оказалась страшнее.

– Какой план? – спросила Кира. – Сразу скажу – я устала, резерв на половине, два прыжка осилю, потом свалюсь.

– То место, в которое нам надо, в двух тысячах километров от нас. Я уже понял, что оптимальная дистанция для прыжка – двести.

– Ага, держи карман шире, – усмехнулась Кира, – я тебя предупреждала, я не портальница, оптимальная дистанция для меня – это сто. Триста и чуть выше – это запредельно, мы рискуем, открывая такие длинные переходы. Я не Ижанна.

– Я в курсе, ты гораздо красивее, – ввернул комплимент Игнат, но Кира не оценила, она так и осталась серьезной.

– Если будем прыгать по сто километров – это шесть прыжков в день, если по триста и чуть больше – три прыжка, но это максимум. Кроме того такие длинные порталы от меня очень нестабильны, особенно если с другой стороны нет портальной площадки. Так что, нужно решить, как лучше: триста, но с риском и быстрее, или по сто, но спокойней и дольше.

– Тебе работать, – отдал Игнат. – Решение на откуп той, кому строить порталы, я-то что? Въехал, с другой стороны выехал. Вот и вся моя задача.

– Давай золотую середину, – немного подумав, решила Кира. – Я за сегодня подтягиваю резерв и отсыпаюсь, должно хватить времени, и завтра прыгаем, пока не рухну, по сто пятьдесят. Снова отдыхаем, но все будет завесить уже от того, насколько я буду в норме. Согласен?

Игнат задумался, прикидывая, как будет лучше, скорость, конечно, важна, но если Кира рухнет во время портала или лажанет, можно вообще никуда не доехать. Истории о разорванных любителях порталов он помнил отлично.

– По рукам, – наконец, решил он. – Вот только с едой у нас совсем плохо, мы успели закупиться но этого мало. Кое-что, у нас, конечно, есть, но этого хватит дня на три.

– Доскачем до Белогорска, закупимся, или можно будет скакнуть к какому-нибудь не очень крупному городку.

Остальной день прошел для Игната в праздном безделье, сидел под навесом и слушал дождь, изредка закуривая очередную папиросу. Сейчас этот разрушенный брошенный поселок был самым безопасным местом в округе. Нелюди дождь не любили, а тут еще нежить свой след оставила, зверье и пришельцы из разрывов ощущали ее присутствие очень хорошо и шарахались от этого места, как кот от псарни. А вот люди плохо чувствовали подобное, если, конечно, не считать магичек и егерей, и поэтому простые, не обремененные талантами, человеки постоянно влетали вот в такие гнезда. Эх, а ведь кукловоду почти удалось создать себе спутницу. Когда последний раз такое было, магичкам пришлось выжечь весь поселок вместе с людьми, которые там жили. Это были оправданные потери, поскольку потом можно было потерять половину княжества. Спутница ведь не просто кукловод, она способна превращать любое разумное существо в своего полного раба. Несколько дней, и отряд на все готовых мертвецов с навыками прежних владельцев, начнет бесчинствовать в округе. Отсечь голову или разорвать на части – вот единственный способ убить подобного прислужника. Один раз княжеские магички и братство проморгали такого кукловода со спутницей. Когда спохватились, окраины княжества были разорены, а к столице шли отряды нежити, половина из которых дружинники, а другие владели силой. Победа над этой почти двухтысячной ордой стоила дорого. Так что, не зря Игнат накануне принял решение ждать, теперь в изменившемся мире подобное может стать катастрофой.

«Фарат, загляни к Кире, посмотри, как там у нее дела» – попросил Игнат.

Ответ пришел меньше чем через минуту:

«Не знаю, как у Киры, а в двух километрах отсюда десять дружинников с гербом Полесского княжества и три магички пятой ступени. И идут они сюда. А еще с ними очень представительный господин».

Игнат поднялся с лежанки из прошлогоднего сена и взял в руки винтовку, сменил магазин на обычные стальные рунные пули. Ничего хорошего эта встреча не сулила. Неужели этот отряд послали разобраться с нежитью? Если так, то это огромная глупость. Он сомневался, что магички пятой ступени способны справиться с таким сильным кукловодом. А дружинники эти – вчерашние крестьяне, выстоят, только если обвешаются амулетами и обопьются эликсирами по самые уши.

Игнат надел шляпу и снова закурил. Вскоре они будут здесь, но Киру пока лучше не отвлекать, ей еще пару часов нужно.

Встреча состоялась в выбитых воротах, «гости» были сильно удивлены, увидев тут чужака с гербом егерей и винтовкой в руках. «Важный» господин в цивильном городском платье, не самом дешевом, вышел вперед и с неприязнью уставился на Видока.

– Я второй секретарь сиятельного князя Полесского Павел Иванович Трегубов, – гордо выкрикнул он, остановившись в двух шагах от Игната. – По какому праву вы находитесь на землях его?

– Я егерь Игнат Демидов, и я со спутницей оказался в этих края случайно. Здесь, в останках поселения, завелась опасная нежить.

Тут его взгляд скользнул по грузовику, в кузове которого стояла какая-то странная конструкция, накрытая брезентом. По какой-то причине Видок не спешил говорить, что кукловод уничтожен. Не давала ему покоя эта конструкция в грузовике.

«Фарат, мне нужна картинка из-под брезента. Если я прав, то мы круто вляпались».

– Мне известно об этом, – надменно заявил какой-то там по счету секретарь. – Наша задача – уничтожить эту нежить, это дела княжества, так что берите свою спутницу и проваливайте.

«Все страньше и страньше», – подумал Игнат. Чтобы чиновник мешал егерю выполнять его работу, идя на такую тварь почти безоружным? Да это уже на уровне бреда. Он присмотрелся к дружинникам. Это были не княжеские гвардейцы, да и магички, очень напряженные, не из княжества, явно наемницы. Да что же здесь творится? Хотя Демидов уже знал, что происходит, не хватает только подтверждения. И оно не замедлило появиться, картинка от Фарата была темной, но довольно четкой – высокая бочка из чистого железа, вся исписана рунами. Это могло быть только одним – тюрьмой.

– Предъявите контракт на работу, – попросил Игнат сановника. – По второму пункту кодекса егерь, оказавшийся в месте, где для него имеется работа, и если место это не обитаемо, оставляет на свое усмотрение выполнение контракта, и после может предъявить счет за уничтожение объекта владельцу земли. Если у вас нет заверенного контракта на работу, значит, вы пытаетесь перехватить мои деньги, что противоречит кодексу. – Он тянул время, решая, как поступить, и давая этим людям возможность отступить.

Здесь творилось самое мерзкое, что можно было придумать. Эти уроды хотели захватить нежить, чтобы потом ее использовать. Имея доказательства, Игнат был обязан устранить угрозу. Многовато вот только их для него одного, да и три магички, хоть и пятерки, но против них он не потянет.

Чиновник пошел пятнами, в глазах заплясали злые огоньки.

– У нас нет контракта, – цедя слова, с ненавистью произнес он. – Это земли княжества, братство разгромлено, и мы не ожидали встретить тут действующего егеря. Уступите нам, и вы не пожалеете, от имени князя я готов предложить вам сто чеканов.

Игнат сделал вид что задумался.

«Фарат, ты можешь взять его под контроль?»

«Даже не надейся, – с максимум ехидства ответил джинн. – Они все тут обвешаны амулетами от ментального воздействия, и не чета тому, что сделала наша невезучая попутчица. Кроме того, там, в клетке, сидит еще одна магичка, она в отключке и с подавителями, скорее всего, приманка».

«Подонки», – мысленно прошипел Игнат. Теперь осталось решить, как поступить. Скажи он сейчас, что кукловод уничтожен, все равно ведь не поверят, у них на кону большое дело, а значит, они убьют его, стоит встать у них на пути. Хотя они и так его убьют, стоит повернуться спиной. То, что они задумали, абсолютно незаконно. Инквизиция, если узнает, всех на костер потащит, даже пытать не будут, за использование нежити только одно наказание – огонь. Значит, пора решать. Сейчас он в своем праве – кукловод его добыча, и если они атакуют егеря, то нарушат кодекс. Придется обострять. Эх, если бы Кира могла прикрыть. Да что ж так навезет-то? Никак нормально нигде отдохнуть не получается.

– Я отказываю вам в праве на нежить, она моя. Потом я предъявлю счет князю Полесскому с доказательством. Я не уверен, что вы сможете выполнить работу, у вас недостаточная квалификация для борьбы с подобным. Так что, считайте, я оказываю вам услугу, спасаю вашу шкуру. – И мысленно добавил, – Фарат, приготовься дать ускорение.

«А может, попробуем кое-что новенькое? – предложил в ответ джинн. – Тьму, как в подземелье? Ты их видишь, они тебя нет. Я смогу держать ее секунд пять, не больше, а потом дам ускорение, и ты успеешь смыться. Как тебе идея?»

Игнат задумался, сейчас было не самое удачное время для экспериментов, но его держат на мушке минимум два ствола, а магички готовы нанести удар, можно и не успеть выскочить.

«Хорошо, – решился он, – действуй. На какую площадь повесишь тьму?»

«Ну не знаю, ворота заволочет с гарантией, дай команду, я справлюсь за секунду».

«Договорились, – согласился Игнат, – но смотри, мы шкурой рискуем».

Диалог занял всего пару десятков секунд, секретарь все еще переваривал сказанное. Павел Иванович растерялся, он не ожидал, что его так откровенно пошлют. Но он явно не привык, что с ним разговаривают в подобном тоне, его взгляд полоснул по Видоку, словно ножом. Он развернулся и направился к своим, которые полукругом стояли у мобилей.

– У нас мало времени, – скрывшись за спинами дружинников, произнес Трегубов. – Убейте его!

Приказ отдан, и все пришло в движение: стволы винтовок и автоматов пошли верх, одинокая молния ударила в то место, где еще секунду назад стоял Игнат. Демидов уже знал, что будет, едва секретарь начал свой монолог злодея. И едва прозвучало слово «убейте», егерь приказал:

«Фарат, тьма!»

Ворота заволокло черным непроглядным туманом, так его видели снаружи, для Игната же он был легкой дымкой, через которую егерь все отлично видел.

Дружинники, словно вялые мухи, все еще вскидывали оружие, а егерь уже действовал. Сместившись на пару метров, он открыл стрельбу из винтовки. Магички не ожидали от него подобной прыти, и одна из них, стоящая прямо перед грузовиком с капсулой, поймала разрывную пулю. Та угодила в шею, длинную красивую девичью шею. Обезглавленная волшебница рухнула под колеса, это она была самой шустрой и успела разрядить по Игнату почти сформированное заклинание. Но тьма на том месте, где он стоял до этого, поглотила разряд, она словно стала плотнее, движение егеря стали медленней, словно он находился в воде. Демидов сделал еще пару выстрелов. Следующая пуля ушла в «молоко», дружинник, которому она предназначалась, дернулся в последний момент, и та лишь рванула полу его куртки. А вот остальной магазин даром не пропал, сразу три бойца получили гостинцы. Один лежал с развороченной грудью, второй пытался ползти на обрубке ноги, третий катался по земле, куда угодил заряд, егерь так и не понял. Пять секунд истекли… «Ускорение», – скомандовал он, и тут же кровь вскипела, и Игнат рванул к ближайшему дому, краем глаза заметив, как разбегаются противники, ища укрытия и стреляя на ходу в пустой проем снесенных ворот.

Секунда, и Демидов укрылся за ближайшим домом метрах в сорока от поваленного частокола. Хотя дом, это сильно сказано, одна стеночка уцелела.

– Эй, секретарь, – заорал Игнат, – забирай своих ублюдков, и валите, пока я добрый. А не то всех положу.

В ответ раздалась отборная брань, и по укрытию Игната забарабанили пули, а следом еще и какое-то ледяное заклинание прилетело, да так, что половина стены промерзла насквозь, и при следующем попадании разлетелась на осколки, как бутылка из-под вина.

Вот только егерь на ускорении снова ушел. Медленные дружинники и магички не могли уследить за Игнатом, он двигался быстрее, чем они могли разглядеть. Усилившийся за последнее время Фарат легко ускорял напарника секунд на тридцать. А сейчас, получив очередную порцию жизненной энергии, джинн пребывал в состоянии блаженства. Сразу четыре трупа, правда, он не все смог впитать, но и того, что успел, хватило, чтобы Игнат почувствовал совершенно несвойственное ему упоение боем, чужие эмоции мешали. Пролетев деревенскую улицу, Видок упал на брюхо, укрывшись за развалившимися обгорелыми бревнами. Он уже хотел быстро выстрелить и свалить на другую позицию, но именно в этот момент в игру вступила третья сила. У чужого транспорта полыхнуло, да так, что Игнат, лежащий боком за укрытием, смог разглядеть яркую вспышку. Заорали сразу человек пять, и продолжали орать. Демидов приподнял голову, несколько дружинников носились возле машин, объятые пламенем, остальные же бросали оружие на землю, магички просто бухнулись на колени и даже не пытались ничего предпринять. Сучий секретарь застыл на корточках возле заднего колеса грузовика, за которым прятался с открытым ртом и в эпичной позе – сейчас кучку навалю, глядя куда-то вдоль улицы.

«Эффектно появилась, – усмехнулся Фарат. – Девочка знает толк в шоу».

Игнат посмотрел в сторону, куда уставились все, и мысленно согласился с джинном, это было великолепно. Кира шла по воздуху метрах в трех над землей, величаво, словно княгиня. У нее за спиной развивался плащ, сотканный из самой тьмы, а вокруг летали какие-то огненные драконы. Она прошла мимо, даже не взглянув на Демидова. Это немного задело самолюбие егеря, он, видите ли, тут бегает, прыгает, кувыркается, ползает, и тут раз – пришла Басаргина, и все попадали ниц. Обидно, блин.

Горящие туши больше не скакали, два еще подергивались, а вот троица просто догорала. Фарат же спокойно собирал свою жатву. Энергия прямо била через край.

Игнат поднялся, отряхнулся и направился обратно к воротам, от которых отбежал почти на тридцать метров.

– Оружие на землю, – услышал он приказ Киры. – Кто шевельнется, испепелю, даже золы не оставлю.

– Не знал, что ты так можешь, – заметил Демидов, подходя к сошедшей на землю магичке.

– Видок, я боевая волшебница, ты еще многого обо мне не знаешь. То, что с тобой я добрая и ласковая, не значит, что я такая с теми, кто пытается убить дорогих мне людей и меня саму. Может, объяснишь, почему тебя атаковали магички и дружинники Полесского княжества? Что тут вообще происходит?

– Этот ушлепок, вон тот, в цивильном, решил поймать нашего с тобой кукловода, притащил вон тот стакан, там еще одна магичка в подавителях. Ну и эту инвалидную команду, половина которой была отведена роль покойников. А вот зачем, я пока не знаю, но скоро это выясню.

– А ты чего такой веселый? Я смотрю ты неплохо порезвился, девке зачем голову оторвал?

– Фарат жизней насосался, ну и прокачал через меня кучу позитивных эмоций. А с головой случайно вышло, я из тьмы бил навскидку, разрывная ей в шею и угодила. Удачно вышло.

«Ага, вали все на меня», – мгновенно среагировал джинн.

«Засохни, с тобой потом поговорю», – послал его Игнат.

– Сколько вообще уцелело? – поинтересовался Демидов, пересчитывая противников.

Пять дружинников и обе магички, похоже, Кира добила ту троицу, что Игнат зацепил в самом начале, ну и добавила еще пару, которые были к ним ближе всего. Выжженный круг впечатляющий вышел – метров семь в диаметре. Ну и скунс, который якобы секретарь князя, уцелел. Сидел такой несчастный за колесом и нервно пялился на веселого егеря.

– Ну-ка, двигай сюда, Павел Иванович.

– Не пойду, – замотал он головой.

– А чего ты меня так испугался? – удивился Игнат. – Может, потому, что ты меня убить хотел? Да я не злопамятный, я тебя тварь просто наизнанку выверну. А ну, падла, говори, зачем вы сюда приперлись? Сомневаюсь, что такую падаль, как ты, волнует наличие в этих глухих краях разбушевавшейся нежити. Иди сюда, говорю, не заставляй за тобой ходить.

Трегубов на едва держащих ногах медленно приблизился, у него странно подрагивало лицо, словно судорога проходила.

– Зачем вы сюда явились? – спросил егерь и обнаружил, что веселость схлынула, и его голос снова звучит жестко.

– Я же сказал вам, уничтожить нежить, – замямлил секретарь.

– Не хочешь по-хорошему? – процедил Демидов. – Значит, будет по-плохому.

Он толкнул Трегубова к капоту мобиля, тот уперся руками, а Игнат деловито начал его обыскивать. На землю полетел инкрустированный золотом небольшой пистолет, который тот даже не достал, запасной магазин, все пули из чистого железа, но без рун. Затем кошелек, потом какая-то бумага с печатью, еще одна и, наконец, кулон на золотой цепочке в виде головы какой-то твари. Демидов покрутил его в руках и кинул Басаргиной.

– Это ментальный амулет?

Магичка покрутила тот в руках, прислушалась и кивнула.

– Он самый, довольно сильный, сделан добротно и не одноразовый, можно подпитывать. Так что, потом себе возьмешь. А то опять будет, как сегодня ночью.

– Мне не пригодится, Фарат себя плохо рядом с такими вещами ведет, может взбунтоваться. Присмотри за этими, – егерь мотнул головой в сторону пленников.

– Ничего они не сделают, работай.

– Фарат, ну-ка покопайся у этого хмыря в мозгу, – приказал Демидов вслух, причем сделал это специально, дабы напугать остальных. – В принципе, делай, что хочешь, мне нужна информация, и если после этого он будет только под себя ходить, мне плевать, все равно повешу тварь.

Павел Иванович рухнул на колени, заливаясь слезами и соплями.

– Пощади, все расскажу, – бормотал он.

Но вот его как раз Демидов щадить не собирался. Фарат материализовался в виде какой-то особенно жуткой твари, в которой Видок все же узнал шайтана или боевую ипостась народа ОР. Все присутствующие вздрогнули, кроме Киры, та уже давно привыкла к фокусам джинна. Мгновение, и Фарат вошел в тело секретаря, взяв его под полный контроль. Встав, он прошелся на руках, затем сделал сальто назад, правда, плюхнулся на жопу. Короче, джинн развлекался, как мог.

– Давай к делу, – приказал Игнат.

Прошло минут пять, лицо замершего сановника несколько раз меняло цвет – то красное, то синее. Демидов же даже не чувствовал никакого дискомфорта, раньше держать приоткрытым кокон была проблема, а теперь он даже забыл, что тот есть, джинн стал полностью самостоятельной личностью, да, привязанной к своей темнице, но за рамки он не выходил.

– Надо бы тебе кокон укрепить. Как возможность появиться, хоть немного, – заметила Кира, – много воли твой попутчик забрал.

– Потом, – отмахнулся Игнат.

Именно в этот момент Фарат выбрался наружу и, послав Кире воздушный поцелуй, растаял в воздухе.

«Ну, показывай».

Секретарь в каком-то подземелье, настоящее, с каменными стенами из крупных булыжников, под потолком тускло горят магические лампы, в камере на дыбе висит человек. Игнат знает его, это торговец из деревни, в которой они находятся, егерь жил у него неделю и он выступал заказчиком на нелюдь. Его тело изранено, пальцы расплющены, он уже не орет, а хрипит.

– Нежить в Озерном всех убила! Нежить! Нежить! Я правду говорю, вернулся, а там все мертвые, и голос в голове, голосссс...

Секретарь развернулся и уставился на палача.

– Выпытай все, что касается нежити, что за голос. Я хочу знать, что там завелось.

Палач с почтением кивнул, и секретарь покинул камеру…

Новая сцена.

… – Князь стар и немощен, – заявил мужчина лет сорока пяти. – Мой дед впал в маразм, одна война с Орежем чего стоит, мы ее не потянем, слишком силен противник и слишком неудобно мы расположены по отношению к его союзнику, если Дарское княжество не забудет клятвы и ударит, мы не сможем его сдержать. Деду пора на покой…

Новая сцена.

… – Ты раздобудешь мне эту нежить, – приказал наследник княжеского престола, глядя прямо на секретаря. – Дед выжил из ума, окружил себя наемниками, он никого не слушает, все мысли о подготовке к войне, уже подняты дворянские дружины, со дня на день он начнет войну.

– Ваше высочество, но что мы можем сделать? – с почтением, но без раболепства поинтересовался Трегубов.

– Ты много лет был для меня наставником, Павел, – тихо произнес княжич. – Эта нежить очень могущественна, она может создавать идеальных рабов, живучих и отлично владеющих навыками, полученными при жизни. Некроманты веками пытались создать подобного слугу, эта нежить делает это играючи, вернее не эта, а ту которую, она создаст из магички. Сейчас мы на грани войны, и не только с Полесским княжеством, но возможно нас ждет нечто более масштабное, все соседи Белогорска готовы обрушить на него полки, не сегодня, так завтра, слишком богаты, слишком часто суют они свой нос, куда не надо, диктуя всем свою волю.

– Княже, но союз с нежитью?– возразил секретарь, в его голосе было огромное сомнение. – От нас ведь все отвернуться. Да все соседи двинут полки против нас, как только пройдет слух, что мы пошли на такое.

– Не надо думать обо мне так плохо, – улыбнулся мужчина. – Ты, Павел Иванович, знаешь меня сорок лет, я никогда не совершал необдуманных поступков. Нежить останется нежитью, просто будет следовать нашим приказам, я знаю, можно с ней договориться, мы будем возить ее по землям соседей, а что они там будут творить после этого, меня мало волнует. Пора Полесскому княжеству занять более значимое место среди остальных княжеств. И начнем мы с ослабленных войной орежцев. А теперь иди, я приставил к тебе специального человека, он знает, как поймать тварь…

Давай следующую сцену, – приказал Игнат.

…Лесная дорога, в мобиле четверо, дружинник за рулем, магичка, которая сейчас лежит без головы, секретарь и человек в черном длинном кожаном плаще с капюшоном, надвинутом на глаза.

– Слушайте внимательно, – произнес он, – у нас есть несколько часов, пока тьма не пробудит кукловода. Вы едете прямо к поселку, я же пойду туда один другой дорогой через лес напрямик. В развалины не заходите, я все обследую, намечу план, и тогда уже будем действовать. Вам все ясно?

Все согласно закивали, похоже, незнакомец в черном пользовался непререкаемым авторитетом, от него веяло уверенностью и силой. Внедорожник остановился, и гость, распахнув дверь, выпрыгнул наружу, а караван из трех мобилей поехал дальше…

«На этом все, – сообщил Фарат. – Будь осторожен с этим черным, он опасен».

– Кира, внимание тут есть еще один, скорее всего, наемник, одет в черный кожаный плащ, отделился от них заранее, похоже, мой спутник его видеть не может. Судя про увиденному, он тут самый главный, его авторитет абсолютен даже для этой падали, – Демидов несильно пнул носком сапога в брюхо валяющегося у его ног секретаря.

– Зря вы сюда приперлись, – произнесла Кира, – и войну зря устроили, мы кукловода сегодня ночью успокоили, и, честно говоря, сомневаюсь, что вам по силам было убить эту тварь.

– Нет, милая, ты не понимаешь, они не хотели ее уничтожать, они хотели захватить нежить живьем, им нужно было, чтобы кукловад создал спутницу.

Кира удивленно уставилась на Игната.

– Ты шутишь?

Егерь покачал головой.

– Цель – создать спутницу, держать ее под контролем и возить по землям соседей, создавая хаос. Как будто княжествам и без этого проблем мало. Эй, недоумки, вы хоть в курсе, что вчера ночью одержимые разрушили Златоград? Вольного города магичек больше нет.

Магички, сидящие на земле, вскинулись и уставились на Игната, в глазах столько недоверия, что ему стало их жалко.

– Да брешите, – буркнул один из дружинников, судя по погонам, он был тут старшим и носил звание сержанта, вполне достаточно для командования таким небольшим отрядом.

– А смысл мне врать? – спросил его Игнат. – Я тебе даже больше скажу, вчера одержимые и нелюдь атаковали столицу ваших соседей – Югорск. Не знаю, чем дело кончилось, но, скорее всего, город захвачен. Мы сумели вырваться оттуда в последний момент. А теперь отвечайте, кто из вас правду знал, зачем вы сюда приехали? Или всех прогнать через моего духа? Но учтите, он вас наизнанку вывернет. Ну?

– Я знал, – решительно поднял руку сержант. – Так пристрели, не надо твоего мозголома.

Магички секунду колебались, затем тоже подняли руки.

– Мы знали, что нужно тварь захватить. Это всё. Мы не знали, зачем она нужна.

Сержант согласно кивнул.

– Логично, – заметила Кира, – зачем посвящать мясо в детали? Что за магичка у вас с подавителями?

Сержант упрямо смотрел в землю.

– Мне выпустить джинна? – спросил Игнат.

– Не нужно, – покачал головой тот. – Ее добыл этот наемник, слабенькая она, занималась обновлением бытовых заклинаний, шестая ступень.

– Для жертвы нормально, – усмехнулась Кира. – Кто знал про нее?

Вот тут уже все пленные отвели глаза, все они знали про жертву. Игнат зло сплюнул.

– Вот вы твари!

Выстрела Игнат не слышал, зато яркая вспышка пули, сгорающей в щите, поставленном Кирой, показала, что она не зря позаботилась о безопасности. Магичка обернулась и метнула в сторону недалекого леса боевой пульсар, а следом за ним обрушила на опушку «ледяной туман». Хотя туман – это слабо сказано, некая пелена на несколько секунд полностью скрыла от Демидова деревья. Все, чего заклинание коснулось, обратилось в лед. Игнат даже засечь стрелка не успел. Несколько деревьев, вырванных с корнем взрывной волной боевого пульсара, с громким треском повалились на землю, взметнулись комья земли. Фарат тоже молчал, похоже, он по-прежнему не видел наемника. Интересный мужик, что же у него за маскировка такая.

«Фарат, обследуй место взрыва визуально», – приказал Игнат.

Кира держала наготове еще одно заклятие, пленники сидели, не шелохнувшись, никто даже не пытался бежать. В принципе, оно и правильно, из настоящих виновных тут только секретарь и наемник, остальные жертвы, выполняющие приказ.

Через минуту появился первый мыслеобраз от джинна. Да, Басаргина не стала мелочиться – четырёхметровая воронка рядом с подрубленным деревом, внутри корка льда от удара «ледяным туманом», только лед грязный, бурого цвета, но в нем отчетливо видны пятна крови. Тела Фарат по-прежнему не видел, но противник ранен.

– Кир, я прогуляюсь, смори за этими. Если что, всех в ноль, не жалей, они тут по уши замарались.

– Будь осторожен, – серьезно ответила магичка, – я не уверена, что смогла его достать.

– Во всяком случае, зацепила, там пятна крови.

Игнат, держа винтовку наизготовку, медленно пошел к месту взрыва, заходя по дуге. Когда он добрался до воронки, прошло минут пять. Да, Фарат не увидел наемника, но вот Игнат наблюдал его без проблем, тот сидел, прислонившись спиной к стволу поваленного магичкой дерева, на его ногах выше колена были затянуты два самодельных жгута, лицо белое, ни кровинка, он тяжело дышал, но смотрел на приближающегося егеря спокойно.

– А вы крутые, – произнес он, голос был слабый и слегка дрожал. – Как она меня… Не думал, что она вот так сразу боевым пульсаром. Думал, тебя сниму, и успею уйти. – Он попытался изобразить улыбку. – Что ты с этим секретарем сделал?

– Да ничего, вытряс все, что касалось захвата нежити. Умный княжич, только тварь редкостная. Но ничего бы у вас не вышло.

– Все бы вышло, – поморщившись, произнес тот, – если бы не вы. Этих в расход бы пустили, кукловода тоже, а спутницу в стакан. Для начала бы убрали старика, дел он много наворотил, а потом гастроли по соседям. Ну да пустое все это. Ты ведь наверняка тварь убьешь, и всех сдашь.

– Тварь умерла сегодня ночью, мы потеряли одну магичку. А вас бы она вообще укатала.

Наемник сплюнул.

– Ну, и что дальше? Заложишь нас всех князю?

– Мне некогда возиться с вами. Я оказался здесь случайно, тут когда-то жили знакомые мне люди, и я планировал отдохнуть пару дней, а попал на кладбище. Я бы с радостью отдал вас всех инквизиции, чтобы они вас сожгли на площади. Наверное, это даже милосердно по сравнению, что сделает с вами князь. Но как я уже сказал, у меня нет времени.

Игнату показалось, что наемник, который так и остался безымянным, облегченно выдыхнул.

«В нем дух, – неожиданно произнес Фарат, – довольно сильный, это он скрывал его от меня».

– Вот как, – усмехнулся Игнат. – Еще один паладин, или… – он пристально посмотрел на раненого. – Назовись, ренегат.

– Понял? – с трудом улыбнулся наемник. – Ну что, ж это было очевидно. Да, когда-то я был егерем. Давно, лет десять назад я плюнул на ваше гребаное братство и стал свободным охотником, иногда помогал вот в таких делах. За меня была обещана награда, большая награда, но я слышал, от цитадели остались только развалины, – он сплюнул тягучую слюну и вытер рукавом рот, это движение далось ему нелегко.

– Назовись, – приказал Игнат.

– Когда-то я был Вадимом, но я уже дано не назывался этим именем. Ты Игнат Демидов по прозвищу Видок, – он снова с трудом усмехнулся, – не удивляйся, я знаю тебя, и не думал, что наши дорожки пересекутся в этой глухомани. Ты мог слышать обо мне, как о Крученом.

Игнат не удивился, все время, что раненый вел свой монолог, он вспоминал предателей братства. Память не подвела, он уже видел портрет Крученого, тот висел на доске – «Найти и уничтожить». Такая была в каждом отделении. Надо отдать должное, на настоящий момент таких предателей было всего двое, и вот сейчас один из них заканчивал свой путь в богами забытом разрушенном поселке.

– Делай, – как то устало произнес наемник, – я выдохся, мне не уйти отсюда. Да и ты меня не отпустишь. Только одна просьба.

– Валяй, – разрешил Демидов.

– Пусть это будет быстро. И вот еще что, возьми мой рунный клинок, он здорово прокачан, пусть послужит тебе.

– Обещаю, – присев рядом, ответил Игнат.

Рунный нож уже был в руке, быстрый удар, Крученый, откликавшийся имя Вадима Тропинина и носившего раньше прозвище Бродяга, вздрогнул и откинулся назад. Прошло примерно полминуты, когда камень в рукояти ножа засветился спокойным ровным светом, сигнализируя, что очередная сущность поглощена.

Игнат быстро обыскал тело. Немного денег, да и кому они нужны в этой глуши? Разбитая винтовка незнакомой модели валялась у ног покойника, скорее всего, где-то в княжествах сделали в одной из частных мастерских. Пули из чистого железа, много, около полусотни, правда, рунных всего пять. Калибр не годился, крупнее, чем у Демидова. Здоровая дура и ствол длинный, наверное, метр с лишним. Явно дорогая и сделана на заказ. Игнат быстро осмотрел поврежденное оружие и пришел к выводу, что ремонт возможен. А вот пистолет был утрачен безвозвратно, его буквально раздавило, видимо, кобуру сорвало с пояса взрывом. Одного взгляда достаточно, он не будет больше стрелять, только магазин забрать. Так же при покойнике обнаружился сундучок с зельями, хороший запас. На поясе рунный нож, здоровый такой, не чета тому, что у Игната, сантиметров тридцать только лезвие, и очень тяжелый.

«Мощная штука, – заметил Фарат. – Я бы сказал, он прокачен лучше, чем твой и тесак того покойного егеря из Тишинска. Не хочешь сменить?»

Игнат задумался, его нож когда-то был бюджетным, тогда он был совсем бедным, а без такого оружия на охоту выходить нельзя. Вот и взял «зубочистку» по средствам. И вот теперь в руки попал отличный рунный тесак, который сможет заменить кинжал. Игнат извлек оружие из ножен, примеряясь к рукояти. Баланс, качество рун, все было на уровне, отличное оружие. Игнат хотел уже вернуть кинжал в ножны, когда его маленький нож, который все еще торчал в теле Крученого, вдруг затрясся и самостоятельно вылетел из тела. И завис рядом с рукой Демидова. Егерь аккуратно коснулся рукояти, та была горячей, и клинок наемника тоже медленно нагревался, и как-то незримо они тянулись друг к другу.

«Соедини их, – послал ему мысль Фарат. – Неужели ты не ощущаешь, эти два клинка установили связь между собой?»

И Игнат послушался, оба ножа оказали в одной руке, плотно принажатые друг к другу.

– И что дальше? – спросил он вслух.

И тут же получил ответ на этот вопрос – тяжелый нож, даже больше кинжал, Крученого стал медленно поглощать меньшего собрата. Не прошло и трех минут, как он полностью поглотил старый клинок Игната. Демидов примерился к рукояти, взвесил в руке, удобно. Он даже принял форму обычного кинжала из чистого железа, который сейчас висел рукоятью вниз у него под курткой. Похоже, он скоро заменит его. Правда, теперь старые ножны больше не подходили, но с этим как раз не было проблем. Видок был абсолютно уверен, что ножны от его оружия подойдут.

Осталось осмотреть рюкзак, и можно возвращаться. Но тот был почти пуст, немного еды, смена белья, теплые носки, карта с пометками, ну и дурман-трава. Внушительный такой сверток. Похоже, бывший егерь плотно сидел на этой дряни. Швырнув ее в воронку, которая медленно начинала оттаивать, Игнат направился обратно к поселку.

«Интересно, а если произвести слияние нового рунного кинжала и тесака покойного Дениса, он сильно увеличится в размерах?»

«Проверь, – вклинился в мысли егеря Фарат. – Похоже, у Вадимовского кинжала фишка такая, он может поглощать рунное оружие, увеличивая свою силу».

– Ну что там? – спросила Кира.

– Мертв, круто ты его приложила. Об остальном потом поговорим, давай решать, что с этими делать будем?

– Секретаря повесим, а эти пусть убираются. Магичку я уже выпустила, она с нами пару рывков совершит, оставим ее в пограничном городке Зосталь, там у нее родня. Как раз четыре прыжка будет, там завтра и остановимся.

– Давай, – легко согласился Демидов. – Эй, вы, – обратился он к сержанту и двум дружинникам, – пулей к лесу, и принесите сюда тело вашего наемника.

Те, не задавая вопросов, рванули в указанном направлении. Игнат посмотрел на секретаря, тот сидел с улыбкой идиота, джинн не стал с ним церемониться и просто исковеркал его разум. Пустая оболочка, вот, что было перед ним.

– Не будем вешать, – решил егерь, – ткну его новым кинжалом и все, сожжем с остальными покойниками.

Кира на это равнодушно пожала плечами, ей было все равно. Кинжал оказался острым, как бритва, удар вышел загляденье, точно в сердце, как на манекене. Но вот что странно, камень в рукояти едва-едва полыхнул красным светом, раньше такого Игнат не замечал.

«Очень интересно, – заметил Фарат. – Похоже, этот ножик может поглощать не только сущности и жизни нелюдей, но и жизненную силу людей. Неприятно, у меня появился конкурент, мне сейчас ничего не досталось». – Его голос был обиженным.

«Он тебе не конкурент, – подбодрил джинна Демидов. – Ну, скольких я им зарежу? А ты у меня питаешься регулярно, так что, не ревнуй». Он почувствовал, как джинн довольно лыбится. С того момента, как кокон превратился в фикцию, егерь стал гораздо лучше ощущать эмоции «пассажира».

Через десять минут вернулись носильщики и уложили тело наемника рядом с остальными погибшими, опасливо покосились на труп секретаря и отошли в сторону, ожидая дальнейших приказов.

– А теперь, – сурово произнес Игнат, – прошлись по поселку, нашли лопаты и выкопали братскую могилу, прямо тут на лугу. У вас час, время пошло. После этого можете валить на все четыре стороны.

Кира звонко рассмеялась.

– А ты оригинал. – Она подарила ему улыбку.

– А может мы магией быстро выроем? – предложила низкорослая стройная магичка с длинными серыми тонкими волосами, рассыпанными по спине.

– Нет, дорогуша, – покачала головой Басаргина, – придется вам ручками поработать, это ваше наказание. Если замечу использование силы, будете вдвоем еще одну яму рыть, отдельную.

Выжившие незадачливые охотники на нежить быстро закивали и побежали искать инвентарь.

Игнат же быстро обшмонал трупы, собрал неповрежденное оружие, потом понял, что кого-то не хватает.

– Кир, а где пленница?

– Сидит рядом с Големом, – отозвалась магичка, устроившаяся на поваленном бревне и приглядывающая за землекопами. – Что делаем?

– Сегодняшнюю ночь тут проведем, а завтра скачем, нам нужно спешить. Девчонку оставим у родни. Я, кстати, посмотрел, у них припасов хватает, им столько не нужно, так что часть я заберу, не придется тратиться.

– А что ты так долго возился с этим наемником? – вспомнила незаданный вопрос магичка, она где-то раздобыла красивую позолоченную расческу и теперь занималась своими волосами.

– Видишь, как вышло, это один из немногих егерей, которые предали братство. Уже десять лет его портрет висит на стенде «Найти и уничтожить». Теперь можно будет снять.

– Почему?

Игнат пожал плечами.

– Я не спрашивал. Ты его крепко зацепила, он говорил с трудом. Конечно, можно было попытаться его спасти, но лечить человека, который при случае ударит в спину, не в моих правилах. Если память не изменяет, на счету Крученого шесть погибших егерей, и это только те, которые точно на нем. Не знаю, зачем он это делал, но при случае он не упускал возможности убить бывших братьев.

Дальше сидели молча. Игнат ковырялся в разбитой винтовке ренегата, очень хорошая дорогая вещь с тремя рунами, вот только магазин маленький, всего на пять выстрелов.

– Господин егерь, мы закончили, – не слишком уверенно и очень настороженно произнес сержант.

– Берем тела, – приказал он, – сносите к яме, потом аккуратно опускаете и быстро зарываете, после этого можете валить на все четыре стороны.

– Так ночь же, господин егерь, скоро, – замялся дружинник.

– Если через двадцать минут вы будете еще здесь, – зло произнес Игнат, – я вас рядышком с этими, – он кивнул на головешки, оставшиеся после пятерых дружинников, – положу. Я точно не лягу спать рядом с таким сбродом, как вы. Так что, если вы не свалите отсюда сами, я завалю вас. Все, время пошло.

– Круто ты с ними, – заметила Кира, наблюдая, как шустро забегали остатки отряда незадачливых охотников. – Знаешь, же они ничего нам не смогут сделать.

– Знаю, но я хочу выспаться, а не нести караул. Да и находиться в их компании все равно, что дерьмом вывозиться. Вроде и отмылся, а запах все равно преследует.

Через двадцать минут все было кончено, яма зарыта и даже подобие креста вбили. Несколько раз Игнат чувствовал всплески силы, но Кира не обращала на это внимания.

– Черт с ними, пусть быстрее заканчивают и убираются, – пояснила она.

Демидов согласно кивнул.

– Ну, мы можем идти? – спросил сержант.

Игнат кивнул.

– Можете, и мобили заберите, мне ваш транспорт без надобности. Оружие тоже я вам оставил, этого хватит выбраться из глуши. Кроме того у вас две магачки есть. Но есть последнее наказание, деньги из карманов долой, они пойдут вашей пленнице.

Никто не высказал недовольства, на землю пролетели кошели и отдельные монеты, после чего дружинники, подхватив оставленное им оружие, полезли по грузовикам. Сержант и магички уселись во внедорожник, три минуты, и караван затерялся среди деревьев.

– Все, пошли ужин готовить, – обнимая Киру, предложил Игнат, – жрать жутко хочу.

– Пошли, – улыбнулась магичка и поцеловала его в небритую щеку. – Я там видела отличный окорок. И побрейся, пожалуйста.

– Будет исполнено, госпожа магесса.

Глава пятая. По княжеским дорогам

Когда Игнат открыл глаза, через мутный стеклопласт пробивался тусклый утренний свет. Осень полностью вступила в свои права даже тут на юге, небо было затянуто серыми грустными тучами, и, похоже, вот-вот должен был начаться дождь.

Татьяна, так звали спасенную магичку, сидела у очага, уставившись в одну точку. Изредка она брала очередной кусок доски от забора и кидала в огонь, после чего снова возвращалась в свое задумчивое состояние. Игнат мог понять девушку, она не блистала способностями, вкалывала, как все магички ее ранга, от зари до зари за серебряную монету, а тут еще такое, ее предала лучшая подруга, та самая, которой пуля голову оторвала, она позвала ее в гости, где Крученый ее и повязал. Услышав вечером за ужином историю Тани, Кира тихонько заметила:

— Возмездие в действии – все причастные к похищению мертвы.

Игнат повернул голову, магичка спала рядом с ним, отвернувшись к стенке, будить ее не хотелось, но нужно было поторапливаться, быстрый завтрак, и в путь.

— Милая, подъем, – ласково прикоснувшись к плечу Киры, позвал Демидов.

— А чай в постель? – отозвалась девушка и натянула на себя одеяло. – Без чая я не встану.

Игнат улыбнулся. Выбравшись из кровати, он оделся и, повесив на крюк в очаге большой металлический чайник, пошел умываться. Самый печальный прогноз сбылся, стоило ему выйти за дверь, с неба начал накрапывать мелкий холодный осенний дождь, да и температура на улице была едва ли десять градусов. Стянув рубаху, он повесил ее на гвоздь возле двери, и снова отправился на улицу, зачарованным штанам промокнуть не грозило.

Умывшись, Видок вернулся на крыльцо под крышу и внимательно осмотрелся вокруг. Со вчерашнего вечера ничего не изменилось, все было по-прежнему мертво – обожжённая земля, разрушенные дома, и только Голем под брезентовой крышей создавал вид присутствия живых людей, в кузове свалили трофеи, сверху валялась винтовка Крученого. Вечером Игнат где-то час возился с ней, повреждения оказались не слишком серьезные, их можно устранить в любой мастерской, но до нее нужно добраться. Взгляд Игната наткнулся на цилиндр из чистого железа, благотворительностью егерь не страдал, эта штука стоила целое состояние, и оставлять его подручным секретаря он желанием не горел. Двести пятьдесят килограммов чистого железа, Игнат даже приблизительно не мог сказать, сколько может артефактный стакан, порытая рунами, и вообще, когда ее умудрились сделать, подготовка к экспедиции, которая закончилась так бесславно, проходила в спешке. Откуда у них взялся контейнер? Такое на рынке не купишь. Жаль, не догадался спросить у Крученого, этот ренегат наверняка знал, откуда взялась бочка.

Игнат достал папиросу, курево заканчивалось, нужно будет при первой же возможности пополнить запасы.

«Фарат, ты не видел в воспоминаниях секретаря, откуда взялась эта бочка?»

«Нет, этим занимался Крученый, он просто привез ее и показал, сказал, что княжичу она будет стоить много золота».

«Интересно, сколько? У меня даже фантазия пасует, сколько может стоить подобное. Если бы не Кира, я бы ее смог только с зельем кантовать».

«А он ее не продал, а сдавал в аренду — три чекана в день», — тут же заявил джинн.

«Да, такие вещи не продают, – согласился Игнат. — Вот только, что мне с ней делать? Транспортный портал такого размера до Белогорска Кире не построить, а дура тяжеленая, Голем ее не утащит».

«Закопай тут, потом вернешься, -- разумно предложил Фарат. – Твоей подружке ямку вырыть не проблема, даже заклинание отвода глаз наложит, чтобы никто не сунулся».

Игнат задумался, логика в предложении джинна определенно присутствовала. Им было некогда возиться с этой дорогой штукой, даже в Белогорске придется убить много времени, чтобы пристроить такую специфическую находку. Нет, конечно, можно ее разломать при помощи все той же Киры и продать как лом, это очень много золота, но так бочка стоила гораздо меньше, чем артефакт целиком.

Игнат отшвырнул окурок и вернулся в дом. Попав в тепло, ему сразу же перехотелось куда-либо ехать, отправить бы Таню подальше и, забравшись с Кирой под одеяло, не вылезать до весны.

Чайник уже вскипел, но заторможенная магичка даже не пошевелилась, чтобы снять его с огня. Демидов натянул рубаху и принялся за приготовления чая.

Кира выполнила свою часть сделки, и стоило Игнату поднести кружку с чаем к кровати, как магичка тут же выбралась из-под одеяла и мгновенно отобрала ее.

– Спасибо, – грея руки, поблагодарила она. – А теперь готовь завтрак, и будем отправляться.

– Погоди, я хотел спросить, что с этой бочкой делать будем? Она стоит безумных денег. Но тащить с собой эту тяжеленую дуру нет никакой возможности, как и быстро ее загнать, а у нас и так нет времени, мы очень надолго задержались.

Кира задумалась.

– Есть идеи? – спросила она.

– Есть, Фарат предложил ее закопать тут рядышком, наложить заклятие отвода глаз, а потом, когда все кончится, вытащить и продать.

– Разумно. Я так понимаю, ты это хочешь на меня повесить?

– Правильно понимаешь, я с этим буду возиться гораздо дольше.

– С тебя завтрак, с меня похороны бочки.

– Договорились, – улыбнулся Демидов и, притянув магичку к себе, поцеловал ее в щеку. – Все, пошел выполнять свою часть сделки.

Но Кира не отпустила, притянув Игната, она настойчиво поцеловала его в губы.

– Вот теперь можешь идти, – разрешила она.

Завтракали в тишине. Татьяна механически тыкала вилкой в кашу, которую Игнат сварил, так же механически жевала поджаренный окорок. Басаргина, изредка погладывая на очередную нежданную попутчицу, тоже молчала, Демидов без труда читал на ее лице – избавиться от нее, как можно быстрее. В этом их желания совпадали.

«Похороны» бочки прошли быстро. Кира заклинанием отволокла ее в лес, выбрав приметное место, за три минуты вырыла яму, куда уложила клад, закопала еще быстрее. Потом скрыла следы, ну и наложила заклятие отвода глаз, теперь только она или Игнат смогут точно найти ее, остальным будет казаться, что отсюда надо двигать подальше, и вообще у них важные дела есть.

– Готовы? – спросила она.

– Да, можно начинать, рюкзаки закрепил, трофеи уложены, Татьяна на заднем сидении. Сомневаюсь, что она понимает, что вообще происходит.

Кира пожала плечами и начала колдовать над порталом. Полминуты, и синий овал появился в метре от капота. Игнат медленно тронул Голема, несколько мгновений, и вот мобиль на другой стороне под шквальным ветром и проливным дождем. Демидов даже не смог разглядеть местность, стена воды – вот все, что он видел.

Кира появилась спустя пару секунд, выматерилась и начала творить новый портал. На этот раз ей потребовалась минута. Переход – снова ливень, не такой интенсивный, за ним угадывался перекресток какой-то пустой дороги. Игнат совершенно не понимал, где сейчас находится, кроме одного – до разрушенной деревни сейчас триста километров. Кира, хоть и в зачарованной куртке, была довольно зла. А еще ее немного пошатывало, Демидов знал, что магичкам вредно открывать порталы часто и быстро, слишком много энергии надо контролировать, ведь одна ошибка, и переходящего, включая хозяйку портала перехода, просто размажет по нему тонким слоем, разбросав останки на всем протяжении пути.

Но Кира не стала останавливаться и открыла третий проход, тряска стала гораздо заметней, мобиль просто швыряло по пространству перехода, и когда Голем оказался на другой стороне, Игнат с трудом представлял, где верх, а где низ. Он так и не успел нажать на тормоз, капот несильно стукнул в ствол массивного дерева, название которого Игнат даже не знал. Он выскочил из мобиля и бросился к порталу, как чувствовал, что его помощь пригодится. Басаргина выпала из перехода, он ее успел поймать на последнем мгновении, она почти тут же потеряла сознание, а из носа у нее пошла кровь. Портал схлопнулся с треском у нее за спиной.

– Ну что ж ты так, милая? – беря магичку на руки, с нежностью произнес Игнат.

Он донес ее до Голема и устроил на переднем сидении. Неожиданно очнулась Татьяна, она вытянула руку, которая засветилась очень бледным салатовым цветом, никакого сравнения с насыщенным лечебным заклинанием Киры. Она сняла капюшон и положила ладонь на лоб Басаргиной, прошло две минуты, и Русалка открыла глаза.

– Прости, я не рассчитала сил, еще погода эта мерзкая, хотелось убраться оттуда, – слабым, едва слышимым голосом, извинилась она. – Чуть контроль над порталом не потеряла. Сегодня я уже не смогу открыть ни одного перехода.

– Отдыхай, а я попробую выяснить, где мы, – погладив ее по голове, сказал Игнат.

Кира кивнула и, откинулась на сиденье, закрыла глаза.

Игнат огляделся – берег небольшой реки, высокий обрыв. Если бы не это дерево, в которое от ткнулся капотом, полетели бы они с семиметрового обрыва, хоть речка так себе, метров тридцать шириной, но довольно быстрая из-за дождей. Местность необжитая, какие-то перелески, через которые петляет дорога, ни полей, ни людей, ничего, что могло бы сообщить об их местонахождении. Это был еще один минус таких коротких порталов, магичка просто вела в нужном направлении, находила удобную площадку и создавала переход, потом новый поиск. Сейчас Игнат даже затруднялся сказать, в каком они княжестве, наверное, еще в Полесском. Ведь Кира вела их к маленькому пограничному городку Зосталь на границе с орежскими землями, в котором жила родня Татьяны, а ведь там сейчас как раз дружины полессцев лютуют и наемники. Игнат попытался вспомнить карту княжества, получалось, что они не допрыгали до этого места километров триста. Кира слишком резко взяла с места в карьер. Лучше делать прыжок с перерывом, надо будет остудить ее пыл. Ехать было далековато, но все равно нужное направление. Правда вот дорогу размыло, эта восточная граница княжества никогда не была плотно заселена, орежцы не брезговали нападениями на соседей. А держать тут крупные силы Роману не с руки.

Первые люди встретились Игнату и его спутницам спустя два часа, причем пройти удалось всего километров пятьдесят от места, где их выкинуло из портала. Мобиль постоянно вяз в грунтовке, и один раз даже пришлось разбудить Киру, на небольшое заклинание она оказалась способна и, вытолкнув их на относительно твердую землю, снова заснула.

Встреча оказалась крайне неприятной – два сожжённых грузовика, рассыпанная по земле картошка, тела трех крестьян, болтающиеся над дорогой. Трупы были относительно свежие, не позднее вчерашнего вечера. Мобили дымить уже перестали.

«Фарат, что чуешь?» – едва увидев повешенных, спросил Демидов.

«Трех покойников, – отозвался джинн через пару напряженных минут. – Нет тут в округе никого, только медведь в сотне метров наблюдает за висюльками, но подойти не решается. Это не засада. Нападавшие, не потеряв никого, ушли в сторону границы. Часов двенадцать прошло, а может и больше».

Игнат, не торопясь, объехал место нападения, останавливаться тут, искать следы, было не его собачьим делом, так же, как и хоронить этих бедолаг. Все очевидно, пока часть дружин сошлись в прямых столкновениях на территории Орежа, небольшие группы пошли громить тылы противника, и то, что нападавшие ушли к границе, еще не говорило что рядом нет других.

– Ты не снимешь их? – раздался с заднего сиденья слабый голос Татьяны, в нем чувствовался упрек.

– Я похож на идиота? – давая газу, поинтересовался у нее Игнат, покосившийся на дремавшую Киру, за несколько минут магичка вымоталась, словно весь день вела бой против армии. – Если нас застукают над трупами, а тем более в зоне боевых действий, никто не будет разбираться, кто мы и имеем ли к этому отношения. Нас просто убьют. А поскольку я этого не допустить не могу, то выйдет конфликт с кучей трупов. Ты же видела, что мы с Кирой можем устроить своим противникам, а нам сейчас этого не надо. Так что, сиди и помалкивай.

Татьяна не стала спорить со своим спасителем и сделала самое разумное – заткнулась.

Фарат без всяких напоминаний сканил дорогу, похоже, он так свыкся с ролью разведчика, что даже полюбил ее.

«Впереди еще одно поле боя», – доложил джинн и выдал Игнату мысленную картинку.

Что ж, все понятно, в нескольких километрах от маленького каравана крестьян между двух холмов, густо заросших лесом, слегка дымили остатки армейской колонны. Спаленный дотла броневик, уткнувшийся в приличный завал, следом несколько грузовиков в таком же состоянии, еще один бронетранспортёр неизвестной модели, чем-то похожий на гроб, с дырой в борту, вокруг валяются почти три десятка полесских дружинников в своих серых форменных кителях. Прямо перед первым броневиком в землю вбит столб, к которому цепями притянуто обгоревшее до костей тело. Метрах в двадцати обрывки одежды. Видимо, магичку захватили живой или не сильно раненой. Странно конечно, что позволили себе с ней порезвиться, но эта дорога, похоже, вообще не была оживленной, и нападавшие не опасались возмездия. При этом, уходя, они перебили крестьян. Игнат остановил мобиль, прикидывая, что делать, четыре километра по такой дороге он будет ползти минут десять, может даже чуть больше, завал впереди придется разгребать с помощью магии. Время уже к полудню, погода портится. «Демоны, слишком много осложнений».

– Кир, – потряс он за плечо магичку, – проснись!

Магичка с трудом открыла глаза, моргнула, привыкая к тусклому освещению, потерла руками лицо, села поудобней.

– Сколько я спала?

– Несколько часов, – ответил Игнат, – почти полдень. Я бы не стал тебя будить, но впереди нас ждет неприятность, и боюсь, без твоей помощи не обойтись.

– Выкладывай, – прикрывшись ладошкой и зевнув, ответила Басаргина.

– Нужен портал, очень короткий, километров на десять дальше по дороге. Просто вляпаться можем.

Кира прислушалась к себе.

– Не выйдет, я надорвалась. Знаешь, что это такое?

– Знаю, по-научному называется – стопор силы.

– Верно, сила есть, а дотянуться не могу, так бывает, когда за короткое время используешь массу энергии. Это предохранитель дабы магичка не зачерпнула больше, чем может переварить. Эти три прыжка были на пределе, сама виновата. Так что, на меня не рассчитывай, обычно это часов на двенадцать, вроде как остыть. Иногда, но редко, на сутки. Так что там нас ждет?

Татьяна с заднего сиденья молча слушала, для такого слабосилка, как она, подобное было запредельным, про стопор она знала, но не могла испытать такое перенапряжение, ее бы разорвало даже при попытке построить портал. Хотя нет, с порталом бы просто ничего не вышло, а вот пульсар кинуть – да, наверняка бы разорвало.

– Так что там случилось? – спросила Кира.

Демидов вкратце описал картинку, которую подогнал ему Фарат.

– Это что же, правда? – удивилась Татьяна. – И так любой егерь может?

– Не любой, – отмахнулся Видок, – а теперь помолчи. Все равно толку от тебя никакого.

– Думаешь, они еще там?

Игнат покачал головой.

– Нет, как и с крестьянами, следы боя давние, даже техника не дымит, засады там нет, но вот объехать завал, не выйдет. – Он повернулся к Тане. – Сможешь растащить телекинезом несколько деревьев?

– Шутишь? – спросила Басаргина. – Она десяток заклинаний бытовых в день обновляет, типа освещения в доме, канализация, автоуборка, кому по карману. А телекинез предметов такого размера требует минимум четвертую ступень, ну или продвинутую пятую. Даже она все, что есть, вложит в заклинание, максимум пошевелит.

Таня нехотя кивнула.

– Магесса Кира права. Да и резерв мой пуст, что подавители не высосали, я истратила на госпожу Басаргину, а пополнить не выходит, не могу сосредоточиться.

Игнат отвернулся, сейчас ему было не до проблем бедовой слабосилки.

Ехали молча. Фарат продолжал сканить местность и пока не обнаружил ничего подозрительного. Дорога после дождей превратилась в полную кашу, колеса проворачивали, пришлось сбросить скорость до минимума, так как Голема мотало, словно пьяного по переулку.

– Лучше места для засады не придумать, – выйдя из мобиля и разглядывая дорогу между двумя приличными холмами, подвел итог егерь.

Лес и кусты начинались метрах в пяти от узкой грунтовки, на которой два багги с трудом бы разъехались. Теперь все это было забито сожжёнными мобилями и трупами.

Игнат взбежал на взгорок, оценивая плотность леса. Нарвавшись на промоину, он сдал назад, без вариантов Голему тут не пройти, короткая двухместная багги еще могла бы попробовать, но вот не слишком поворотливый мобиль встрянет почти сразу. Справа картина оказалась почти идентичной – плотные деревья, не пробиться.

– Кир, останься здесь, я пройду просмотрю, может, где протиснуться выйдет.

Магичка кивнула и, достав пистолет, уселась на капот мобиля. Татьяна только нос наружу высунула, даже выходить не стала.

Игнат, не выпуская из рук винтовки, медленно обошел колонну. Да, так по-детски попасть в засаду, надо было умудриться – колонна сбилась в кучу, завал из деревьев остановил первый броневик, остальные прижались к нему, тут их и накрыли. Судя по выжженной до состояния камня земле, может, метеор, хотя после него броневик не опознать было бы, скорее всего, шквалом точечно полыхнули. Дружинники попытались занять оборону, тут по ним ударили засевшие на склонах бойцы противника, человек по пять с каждой стороны. Огневой мешок, при поддержке минимум двух магичек, довольно приличных, надо сказать. Без вариантов. А вот та поваленная опалённая сосна… Интересно. Похоже, магичка полесских ударила в ответ. Демидов поднялся почти на двадцать метров по склону. В корнях дерева придавленный стволом лежал плохо прожаренный покойник. Игнат был не спецом по заклинаниям, но полыхнуло смачно. Сосна прогорела почти мгновенно и раздавила бойца, голова раздроблена, сук прошил брюхо, он умер до того, как огонь его обглодал. Осмотр местности занял минут двадцать, егерь тщетно пытался найти проход, ничего не вышло. Судя по рисунку боя, нападавшие потеряли троих, считая того под сосной. Тела еще двоих он нашел в промоине на левом склоне, и снова огонь. Понятно, чего они так на магичку взъелись – стихийница и, похоже, не самая плохая, далась им дороже, чем три десятка дружинников.

– Нашел?

Игнат покачал головой.

– Не протиснуться, справа можно попробовать, но угол там почти шестьдесят градусов, кувыркнемся. Эти парни свое дело знали, надёжно заперли противника. Оружие собрали и ушли, неподалеку их ждали багги. Причем, похоже, с грузовиков взяли дополнительную добычу. Что, не знаю, но там пусто, а машины сгорели уже явно после боя. Слишком много вокруг них чужих следов.

«О, моя комфортабельная повозка, а не хочешь опробовать свой новый тесак? – неожиданно в неповторимой манере предложил джинн. – Не обращай внимания на «повозку», ты же зовешь меня «пассажиром»?»

Игнат даже опешил, раньше Фарат не использовал такую форму обращения.

«Что ты хочешь сказать?» – поинтересовался он.

«Твой новый кинжал уникален. Возможно, с его помощью ты сможешь пробиться через завал. Кстати, я бы тебе посоветовал и тесак Дениса слить с твоим новым оружием».

«Ага, и оно превратиться в меч, нахрен мне это нужно?»

«Ты издеваешься? Достань твой новый кинжал и попробуй изменить его форму».

Игнат опешил, подобное решение вопроса ему в голову не приходило. Он вытащил из ножен новое необычное оружие, повертел в руках, после чего постарался сосредоточиться на камне. Кира недоуменно уставилась на него.

– Ты чего?

– Фарат одну идею подсказал, но сначала нужно попробовать. Это оружие трансформируется, сейчас я хочу его уменьшить. Потом увеличить.

– И зачем нам это?

– Эти клинки обладают уникальными свойствами, может, удастся пробить дорогу с его помощью.

Магичка ничего не ответила и забралась обратно в Голема, внимательно наблюдая за Видоком. Она понимала, как важно, чтобы ничто не отвлекало при подобных изысканиях.

Игнат снова сосредоточился на кинжале. Сначала он ничего не чувствовал, а потом ощутил, что в его руках нечто живое и движущееся. Он мысленно вспомнил свой старый нож и почувствовал, как рунный клинок меняется. Открыв глаза, он улыбнулся, на его ладони лежал его прежний нож.

– Однако, – раздался из мобиля голос Киры. – Ты удивил меня.

«Ну, что я говорил! – самодовольно заявил Фарат. – Давай, тащи трофей. Чем больше прокаченных ножей он впитает, тем сильнее будет твое оружие».

– Кир, отстегни от рюкзака тесак Дениса.

Магичка выполнила просьбу и передала ему оружие погибшего егеря.

Слияние прошло точно так же, как и предыдущее, без всяких сюрпризов. Два клинка слились в один, при этом форма не изменилась, как лежал на ладони у Игната его старый нож, так им и остался. Ни вес не поменялся, ни структура.

– Ну, и как это нам поможет? – немного резче, чем следовало, спросила Татьяна, внимательно наблюдающая за манипуляциями Демидова. Похоже, она нервничала в этом жутковатом месте, особенно ее нервировали полсотни ворон, которые расселись по деревья и внимательно наблюдающие за своей кормовой базой.

Игнат сел за руль и, не торопясь, тронул Голема в сторону завала. Пару раз приходилось выбираться наружу, чтобы оттащить с их пути тела дружинников. Попутно он наносил им удар в сердце рунным клинком, но ни разу тот не среагировал – ни жизненной энергии, ни чужой сущности в них не было.

Наконец мобиль замер перед завалом в трех метрах от столба с сожжённой магичкой.

– Впечатляет, – заметила Кира.

Игнат согласно кивнул. Нападавшие постарались: они свалили два внушительных дерева – одно с правой стороны, другое с левой. И эти тридцатиметровые исполины надежно перекрыли путь вперед.

– А теперь кое-что попробуем.

Он достал рунный нож, лезвие которого сейчас было всего десять сантиметров, и сосредоточился, представляя, как у него в руках появляется тяжелый длинный меч. На этот раз все произошло легче и быстрее, не прошло и минуты, как он ощутил в руке довольно внушительную тяжесть. Открыв глаза, Игнат довольно усмехнулся, полтора метра стали, двуручная рукоять с теперь уже небольшим камнем и вес около трех килограммов.

Видок подошел к дереву, которое лежало сверху, технически ему нужно было прорубиться через полуметровый ствол, потом избавиться от того, что лежал снизу. Обернувшись, он посмотрел на Киру и Татьяну, первая следила за процессом с интересом, вторая со скепсисом. Подмигнув, Игнат нанес первый удар. Да, меч оказался не самой лучшей идеей, но этот удар показал, что он на верном пути, лезвие меча застряло сантиметрах в десяти, довольно неплохой результат. Просто надо сменить орудие труда.

Игнат снова сосредоточился, и уже через две минуты стал обладателем внушительного топора. Вот теперь дело пошло веселее. Меньше десяти минут ушло на то, чтобы вырубить кусок бревна достаточный для того, чтобы Голем протиснулся в щель. И еще пять, чтобы разрубить его напополам и скинуть с дороги.

– Впечатляет, – подошедшая Кира села рядышком с перекуривающим Игнатом и поцеловала его в небритую щеку. – Я даже не предполагала, что эти ваши поглощающие сущности клинки могут иметь такие свойства.

– Мы многого о них не знаем. Большинство егерей, если и замечают за ними странности и изменения, то только случайно, например, их очень трудно становится сломать или они понемногу увеличиваются в размерах, но очень медленно, да и точить их не нужно. И много, про что мне байки травили. Но я не слышал, чтобы их специально изучали. А, похоже, зря ведь, иногда такие клинки переходят по наследству от одного егеря другому и в некоторых из них заперты сотни сущностей.

– То есть ты намекаешь, что фактически это артефактное оружие с волшебными свойствами?

– Технически да. – Игнат отшвырнул окурок и поднялся с бревна. – Надо заканчивать, поганое тут место.

– Согласна, как бы на мертвечину не пожаловали нелюди. Кстати, а почему ты решил прорубаться, а не объезжать?

– Справа на границе сплошные болота, – неожиданно вмешалась Татьяна, – а слева озеро, довольно внушительное, с топкими берегами. Дорог в этих краях мало, фактически две, но одна идет из центра княжества, как раз к Зосталю, а вторая вдоль границы от городка к мраморным карьерам – главному богатству герцога Ральского, хотя его фамилию упоминают гораздо реже, чем прозвище – Тимур Мраморный. Он даже князю прошение подавал, чтобы ему разрешили сменить фамилию. Но поскольку он хоть и богат, но уважением при княжеском дворе не пользуется, человек он склочный, неприятный и постоянно воюет с соседями, его высмеяли, и затея со сменой фамилии накрылась.

– Спасибо за этот жутко познавательный экскурс, – иронично поблагодарила Кира.

– А что, полезная информация, – занося топор над вторым стволом, заметил Игнат, – особенно первая часть. А мы сейчас на чьих землях?

– На княжеских.

На расчистку завала ушло еще полчаса, Голем без труда протиснулся в трехметровый проход, оставляя за спиной место бойни.

К Зосталю выбрались в сумерках. Только вот радости от достижения конечного пункта Демидов не испытывал. С первого взгляда было ясно, с городом случилась беда. Крепостная стена совершенно не пострадала, но вот выбитые ворота наводили на самые неприятные мысли. Городок был темен, ни одного огонька, все ставни плотно закрыты. Татьяна не произнесла ни звука, Кира напряглась, даже вытащила пистолет из кобуры и пристегнула ее как приклад.

«Фарат, оцени угрозу», – приказал Игнат.

Прошло минут десять прежде, чем джинн закончил разведку.

«Жители сидят по домам, и носу на улицу не кажут. Вдоль главной улицы кто-то развесил местных дружинников и, похоже, кого-то из городской управы, а на центральной площади сразу шесть столбов с обугленными костяками. Все заведения закрыты».

«Все?»

«Нет», – и Фарат дал новый мыслеобраз – два падальника стянули одного из повешенных и теперь быстро обгладывали его.

– Откуда они тут взялись? – озадачилась Кира, когда Демидов пересказал ей новости.

– Это как раз самое простое, – отозвался Игнат, – там, на другой стороне границы, в паре километров была застава Орежцев, ее вырезали в самом начале боевых действий, тела свалили в овраг, туда пришли падальники, потом перебрались сюда.

– Мне нужно в город, я должна удостовериться, что моя родня жива, – заявила Татьяна, в ее голосе проскальзывали истеричные нотки.

– Не дергайся, – приказал Игнат, отметая любые попытки опустошённой магички рвануть вперед на темную улицу. – Сиди здесь, я разберусь с падальниками, потом мы доставим тебя к родне.

Взяв винтовку, он вставил магазин с рунными пулями из чистого железа, винтовка не пистолет, сходу пробьет. Только разрывные заменил на зажигательные.

Подогнав Голема к воротам, он выбрался наружу.

– Кира, следи в оба, оружия из рук не выпускай. На любую агрессию отвечай адекватно, лучше разбираться с последствиями, чем потом закапывать тебя в землю. Как говаривал мой наставник по стрельбе – лучше пять раз выстрелить в темноту, чем светить фонариком и спрашивать, кто там.

Магичка рассмеялась.

– Мне наставница то же самое говорила, только из ее уст это было – лучше швырнуть боевой пульсар.

– Может, хватит веселиться? – подала с заднего сидения голос Таня.

– А может, тебе заткнуться? – холодно поинтересовалась Басаргина. – Я очень рада, что мы наконец избавимся от тебя.

Игнат медленно пошел в указанном направлении, два падальника не бог весть какие противники. Внезапно из засады – да, а так... Весь бой занял десять секунд. Игнат на ускорении вышел из-за угла метрах двадцати от нелюдей, и дважды выстрелил в каждого из них. Пули прошили хитин насквозь и воспламенились внутри, несколько мгновений, и на каменной мостовой бились две туши. Игнат вытащил рунный кинжал и направился к телам, удар клинка с легкостью пробил крепкий хитин и достиг сердца, камень никак не отреагировал, а вот второй труп был с сущностью, и клинок впитал в себя очередного «пассажира».

«Слишком просто, – произнес Фарат. – Помнится, при встрече с Кирой троица таких же тебя едва не разорвала на части».

«Сейчас было просто, – согласился Игнат, – в другой раз будет сложнее. Последний раз кукловод чуть из меня марионетку не сделал». Он подтащил трупы друг другу и прочила заклятье уничтожения нелюдей, мгновение, и тела охватило пламя. Хорошее заклятье, жаль только сразу половинит и без того куцый резерв.

Над головой скрипнула ставня, и из окна высунулась девичья головка, любопытной едва стукнуло лет тринадцать, и тут же из-за занавески появилась рука, принадлежащая явно взрослой женщине, которая мгновенно ухватила девчонку за шкирку и втянула внутрь, а следом захлопнулась и ставня. Но прежде, чем закрыться, женщина крикнула:

– Берегись мертвецов.

– Не понял? – озадачился Игнат. – Фарат, ты что-то чуешь?

Прошло пару минут прежде, чем джинн соизволил ответить:

«Нет тут ничего, глупая человеческая самка».

Но именно в этот момент дверь дома напротив распахнулась, и на улицу, прихрамывая и путаясь в собственных кишках, вышел мужик. Он был очень тучным, килограмм сто пятьдесят, не меньше, белый фартук, поварской колпак, синюшное лицо, два пулевых отверстия в груди.

Демидов, не спеша, вскинул винтовку, пять метров – это близко, но для медленного поднятого, спотыкающегося на собственных внутренностях, непреодолимое расстояние. Выстрел, и крупная голова раскололась на части.

– Вот суки, – прошипел сквозь зубы Демидов, меняя магазин на разрывные. – Они с собой некромантку притащили, террор в ход пошел, оно и понятно, бей агрессора, чем только можно. Сколько она этих тварей наплодить успела?

Поднятие покойников – дело не быстрое. Если чернокнижница была сильная, то за половину дня могла штук пятьдесят в строй поставить. Твари они медленные, но толпой могут задавить кого угодно. Противники так себе, толку мало, но дружинники погибли в бою, ополченцы из горожан тоже, хорошо, что это не слуги кукловода, иначе сейчас Игнату нужно было бы уносить ноги, на ускорении, причем зелье выпить, мощей Фарата не хватило бы.

Повар дернул рукой, слепо шаря вокруг себя, черная магия живет во всем теле и, разрушив мозг, нельзя убить тварь. Игнат вытащил новый кинжал, в два прыжка оказался рядом с поднимающимся трупом и вонзил клинок в сердце мертвеца. Камень полыхнул красным, вошло очень ярко, некромантка свое дело знала, много силы вложила.

Игнат заглянул в дверь, откуда выбрался поднятый. Да, натворил он дел, все внутри забрызгано кровищей, женский башмак с обглоданной костью из него торчащей, прядь светлых волос. Подросток, зажимающий ногу, из которой вырван кусок мяса, в руке он сжимает нож, похоже, это он выпустил твари кишки. Храбро, но совершенно бесполезно. Он сидел на шкафу и безумным взглядом смотрел на останки женщины.

Демидов отступил на улицу. Интересно, сколько тут таких? Подняв камень, он кинул его в ставню, за которой скрылась женщина.

– Эй, – громко крикнул Игнат, – скольких она подняла? Не бойтесь, ходячие не причинят вам вреда, слишком медленные и тупые.

Ставня приоткрылась, и показалась голова седой старухи, похоже, это была бабка, видимо, решила, если что, ее не жалко.

– Ты, паря, егерь что ли? – прошамкала она. – Уж больно ловко мертвяка уделал, да и ножик у тебя явно волшебный.

– Егерь, – нарочно громко крикнул Демидов, он знал, медленные и тупые твари сейчас пойдут на громкий шум, лучшего средства, собрать их в одном месте, нет.

– Ты не ори, – зашипела старушенция, – они сюда припруться. Иль ты, дурак, думаешь, мы в домах от хорошей жизни прячемся? Вон сосед наш взял топор и пошел их кромсать, да только один он был, смеялся громко, троих завалил, а остальные пять его разорвали.

– Не боись, бабка, с ними я справлюсь, так сколько их тут?

– Ведьма двадцать семь подняла, нас всех согнали на площадь смотреть, нескольких убил Дмитрий, может, еще кому удалось.

– Понятно. Ну, спасибо, сейчас почистим ваш городок бедовый.

Именно в этот момент из очередного переулка выбрались три искалеченных поднятых. Надо отдать старухе должное, прятаться она не торопилась, а внимательно наблюдала за Игнатом.

Похоже, это те, кого сосед ее рубил, только ползут со скоростью поднимающегося теста. Игнат закинул винтовку за спину, вытащил пистолет, магазин там со стальными пулями, но руны разрывные, самое то, чтобы остановить, а потом добить подобное недоразумение, которое может только вот за такими обывателями гоняться. Взяв пистолет в левую руку, а в правую кинжал, Игнат пошел охотиться. Самому шустрому, которому топор наполовину отделил шею и подрубил одну ногу, Игнат сходу вогнал кинжал, снова полыхнуло. Затем настала очередь совсем уж жалких. Правому Игнат с ноги пробил окованным чистым железом носком сапога, вмяв лицевую кость в мозг, не убьет, но сильно затормозит, а второго ударил под левую лопатку, ему «дровосек» умудрился отрубить обе ноги, потом настал черед недобитка. И того минус четыре.

Заглянув во двор, Видок обнаружил ошметки храбреца, и еще двух уж совсем капитально искалеченных ходячих. Они вяло шевелились, от голов там ни черта не осталось, был бы мужик не один, все бы было кончено, порубили и сожгли. Добив, Игнат поднял топор и, выйдя на улицу, нашел какую-то железную трубу и принялся колотить по ней со всей дури обухом. Прошла минута, затем вторая. А вот и первые гости – сразу двое. Игнат подождал, когда они подойдут метра на три, и выстрелил им в головы, потом добил, и снова заколотил в своеобразное било.

Мертявяки подтягивались, не спеша. В городской тишине громкий звук их беспокоил, но ковыляли они уж больно медленно. Прошел час прежде, чем приперся последний. Забавная, кстати, была некромантка, знает свое дело, понимает, что страх – лучшее оружие против обывателей, всех дружинников развесили, а подняли исключительно погибших гражданских.

– Эй, бабка, все мертвяки тут, больше им не встать, но хоронить их придётся вам, мне некогда. Как рассветет, поднимешь людей, выволоките их из города и сожгите.

Старушенция, которая давно поняла, что неповоротливые трупы ее бывших соседей егерю не конкуренты, больше не пряталась, а высунувшись по пояс из окна костерила матом чернокнижных тварей, причем костерила со знанием дела, даже Игнат, который знал множество подобных связок, выучил много нового.

– Похороним по-людски, – прошамкала она, – выроем могилы.

– Бабка ты меня слышала? Я сказал – сжечь, или вам тут новая нежить нужна? Черную тень захотели завести собственную? Она быстро в таких могильниках заводится.

Игнат больше страху нагонял, черная тень могла завестись на массовых захоронениях, чаще всего, если смерть была мгновенной, типа казни, или большой мор.

– Все, милок, поняла, – сдала назад бабулька, – завтра утром сожжем. А дружинников наших можно хоронить?

– Хороните, – разрешил Игнат и направился к выбитым воротам.

Городок был маленьким, Сторожье не блистал размерами, но этот был совсем крохотный, минут за двадцать можно весь обойти.

Игнат вернулся к мобилю. Здесь все было в порядке, Кира сидела у распахнутой двери, держа в руках пистолет с примкнутым прикладом. Таня, обиженно надув губки, пялилась в противоположенную сторону.

– Дело сделано, – обрадовал егерь своих спутниц, – можем ехать. Правда, пришлось повозиться, тут помимо тварей чернокнижница побывала, Орежцы знают толк в терроре, двадцать семь поднятых, пока перебил всех, слегка запарился. А с падальниками я за полминуты разделался.

– Быстро ты, – удивилась Кира. – Когда последний раз ты имел дело с падальниками, только мое вмешательство спасло тебе жизнь.

– Вы с Фаратом спелись? Тут другая ситуация, – отмахнулся Игнат, прыгая за руль, – их было двое, они были заняты трупом, я охотился, а не они. Боя, как такового, и не было, четыре выстрела на ускорении, и все. А вот поднятые меня задолбали, медленные и тупые. Эй, на заднем сидении, – позвал он Таню, – куда ехать?

– Через весь город по центральной улице, за управой на перекрестке свернуть направо, третий дом.

Игнат молча завел Голема и, не слишком торопясь, погнал его по указанному маршруту.

– Кстати, Игнат, – подала голос Таня, – а сколько бы ты взял за свою сегодняшнюю работу?

– Прилично это бы встало городу. По три чекана за каждого падальника, твари они опасные, мне просто повезло застать их за трапезой, и по двадцать пять чеков за каждого мертвяка, итого девятнадцать чеканов и еще половинку в серебре. Только вот кому счет предъявить? Похоже, все руководство этого маленького вшивого городка повесили, а кое-кого, может, и подняли, видел я среди ходячих парочку в хороших костюмах, наверняка власть местная.

В этот момент колеса мобиля переехали ноги упокоенного Демидовым поднятого, всех тряхнуло, а Таня, приложившись головой о заднюю стойку, выругалась сквозь зубы.

Городок выглядел очень плохо. Местная управа стояла пустой, двери выбиты, окна лишились остекления, кое-где следы огня. Но хуже всего был запах горелого мяса, он забивался в ноздри, Игнат слишком поздно догадался натянуть на лицо зачарованную косынку.

Кира поморщилась, ее способности к волшбе еще не восстановились, и теперь она сидела, как самый простой человек, зажав рукой рот и нос. Приятного было мало. Интересно, какими силами обладали нападавшие, если смогли пленить шестерых магичек. Понятное дело, что все они были слабосилками, но объединившись в круг, эти дамочки могли половину города спалить, однако спалили их.

Игнат прибавил газу, стараясь миновать это жуткое место как можно быстрее, столб с сожжённой на дороге боевой магичкой, эти обгорелые костяки, все они напоминали о гибели Анны. Публичные казни магичек, отринувших кодекс, проходили не так уж и редко, тяжело держать в руках силы и не использовать их, многие волшебницы переходили на сторону тьмы, творя с помощью чар жуткие вещи. Но Игнат ни разу не ходил на них, хотя в охоте на нескольких особо опасных принимал активное участие. Но потом просто забирал золото и уезжал, не дожидаясь костра.

Он чуть не пролетел мимо нужного поворота, и лишь в последний момент, успев слегка притормозить, вписался в узкий переулок.

– Здесь, – махнула рукой Татьяна.

– Ну, здесь, так здесь, – останавливаясь, произнес Игнат, рассматривая указанный дом.

Ничего особенного – двухэтажный, низ каменный, верх брус, не новый, но выглядит добротно, толстая тяжелая дверь заперта. Из-под ставни пробивается полоска света.

Кира выбралась наружу, выпуская Татьяну, та тут же подбежала к двери и заколотила в дверной молоток.

– Степа, Ира, это я – Таня, – закричала она на всю улицу.

– Что будем делать? – спросила магичка, подойдя к Игнату. – Я не хочу тут оставаться. Даже заманчивая мысль о горячей еде и чистой постели не прибавляет энтузиазма. И вообще, нам бы нужно поговорить, я перестаю понимать суть нашего путешествия. Последние дни вместо того, чтобы пытаться как можно быстрее добраться до места, откуда мы сможем попасть в вольные земли, мы постоянно вляпываемся в проблемы.

Игнат задумчиво крутил в руках папиросу. То, что говорила Кира, сейчас полностью согласовывалось с его мыслями. Он еще не потерял нить их пути, но то, что его постоянно что-то отвлекало, и он не очень торопился предупредить Тамару о грозящей ей опасности, совсем плохо. Ведь по сути, если одержимые выяснят, где прячется ведьма, которой известно о местонахождении ворот, то они бросят на это все силы, и с их проклятыми огненными порталами будет всего один переход. А сколько еще дней Игнату и Кире понадобится, чтобы добраться до магички-отшельницы? Может, действительно лучше отправиться в Белогорск? Переговорить с верховной магессой, рассказать ей все? Пусть у нее голова болит.

Именно в этот момент дверь дома приоткрылась, и в щели появилось дуло старого дробовика.

– Танька, ты что ли? – раздался оттуда испуганный голос.

– Да, я. Открывай быстрее. Тут так страшно.

Дверь приоткрылась шире, и Игнат смог разглядеть мужчину, ему было около сорока, густая борода и усы, длинные волосы, забранные в хвост, простоя рубаха с накинутым поверх патронташем. Хотя патронов больше не было, но название осталось, правда, некоторые звали его пулевиком, но Демидов слышал подобное редко.

– Танька, ты же в столицу подалась. Да ты входи, времена у нас плохие настали, сама видишь, что с городом стало. А это кто? – Он качнул стволом в сторону Игната и Киры.

– Степ, все расскажу. Плохо все получилось, а эти люди меня спасли. Им бы переночевать.

– Входите, – распахивая дверь, предложил хозяин, вот только ни желания, ни радушия видеть в доме чужих, Кира не услышала.

– Нет, – покачал головой Игнат. – Таня, мы тебя доставили целой и невредимой, дальше наши пути расходятся, нам надо спешить, завтра мы будем далеко отсюда. Прощай, и счастья тебе.

Кира согласно кивнула, как бы она не хотела отдохнуть, но оставаться тут было нельзя.

– Прощай, и больше так не вляпывайся, – магичка вернулась на пассажирское сиденье. – Удачи тебе.

– И вам, – немного растерянно ответила девушка.

Игнат махнул рукой и, лихо развернув Голема на этой узкой улочке, повел мобиль к западным воротам. Несколько минут, и вот Зосталь остался позади. Игнат обернулся, глядя на гирлянду из трупов, болтающихся на воротах, сразу пятеро дружинников во главе аж с целым лейтенантом. Мост через реку, который сейчас некому было охранять, рядом несколько трупов в серых мундирах. Река не сказать, что крупная, но быстрая, это и есть природная граница между Полесьем и Орежем.

– Все, технически мы в другом княжестве, – обрадовал Киру Игнат, когда колеса Голема снова зашуршали по грунтовой дороге.

– Ага, только вот тут война идет, и законы не действуют. Надо бы нам до утра забиться в глушь и, дождавшись, когда мои силы вернуться, валить отсюда подальше.

Миновав разбитый пост дружинников Орежа, Игнат повернул в сторону небольшого поселка, который стоял в десяти километрах от границы. Не доезжая до него, он снова свернул на дорогу, ведущую к старой заброшенной лесопилке. Двадцать лет назад на ее персонал напали несколько лесовиков, и Демидову пришлось трое суток искать их логово. Тогда его чуть не прикончили, поскольку он ожидал столкнуться с четырьмя тварями, а его атаковало вдвое больше.

Старый склад с прохудившейся крышей был пуст, егерь загнал Голема внутрь и прикрыл покрывшуюся мхом створку.

Вытащив из-под заднего сидения инструментальный ящик, Игнат засветил магическую лампу и принялся собирать всякий деревянный хлам, которого тут хватало.

– Надо поесть, а то желудок начнет ребра жевать.

– Ничего не имею против, – отозвалась Кира и, рефлекторно взмахнув рукой, повесила магический светлячок. – Хорошие новости – блокада пропала, – сообщила она после повторного эксперимента, и, засмеявшись, начала жонглировать светящимися шариками. – Утром мы снова отправимся в путь.

– Хорошо бы, – отозвался Игнат, складывая добытые дрова в виде шалаша. – Ты права, мы сильно задержались.

Глава шестая. На пороге вольных земель

Портал, отдых минут в двадцать, снова портал, снова отдых. На этот раз урок Игнат и Кира усвоили — спешка предыдущего дня до добра не довела. Как там говорили древние? Поспешай медленно? Разоренное войной орежское княжество осталось позади.

Маленький поселок в Каранском княжестве встретил Игната и Киру закрытыми воротами и дружинниками вперемешку с ополченцами, ощетинившимися стволами винтовок и автоматов, и боевой магичкой третьей ступени, приготовившей что-то очень впечатляющее, во всяком случае, так заявила Басаргина.

– Эй, мы с миром, — выбравшись из Голема и задрав голову вверх, крикнул Игнат. – Я егерь Игнат Демидов, со мной вольная магичка Кира Басаргина. Нужен приют на одну ночь, стол, ванна и кровать.

— Откуда вы прибыли? – поинтересовался мужик в темно-зеленом кителе с погонами лейтенанта.

– Издалека, – ответила Кира, устраиваясь на капоте, предварительно заклинанием очистив его от грязи. Она демонстративно вытащила пачку тонких дамских папирос, мундштук и, прикурив от пальца и выпустив тонкую струйку дыма, снова посмотрела наверх. — А ты, Агнес, должна меня хорошо помнить. Это я спасла твою тощую задницу, когда ты во время стажировки умудрилась напортачить с порталом.

— Ну, помню, – отозвалась магичка. — Только ничего это не меняет, времена неспокойные. Вчера весть пришла -- князя убили прямо во дворце, чудом спасли княгиню и княжича. Откуда вы?

– В Тишинске были, – ни словом не упомянув о событиях последних дней и то, что они видели горящий Златоград, соврал Игнат. – Вляпались там в историю с градоправителем, тварь решила за нас счет свои проблемы решить.

– Слышали про это, – отозвался лейтенант. – Так это вы жирную свинью Аркашу успокоили, а по слухам до этого обезглавили ночную братию, прибив Платона?

– Мы, – легко согласился Демидов, – а до этого я грохнул пэри и призрачного охотника. Так что хватит мариновать нас тут, устали мы. Хотите подробностей, открывайте ворота, за ужином расскажу, что да как.

На надвратной площадке начался совет, все спорили, пускать странных и опасных чужаков в поселок или нет. Игнат понял, что это надолго и, усевшись на капот рядом с Кирой, тоже закурил. Прошло минут пять, прежде чем створки дрогнули и пошли в разные стороны. В проеме показались дружинники вперемешку с местными, все вооруженные.

– Только оружие оставите, а на волшебницу мы подватель наденем, – заявил старший из них, тощий мужик невысокого роста с худым злым лицом, чем-то роднившим его с высшим вампиром.

– Ты дебил? – поинтересовалась Кира, в голосе ее было столько сомнения в умственных способностях стоящего перед ней индивида, что все вокруг заржали, как будто были гарантировано уверены в этом безупречном диагнозе.

– А ну руки в гору! – взъярился тощий, и ствол его охотничьего ружья пошел вверх. – И только попробуй колдануть!

Больше он ничего сказать не успел, Игнат на скорости обошел всех стоящих в воротах мужиков и бойцов, коротким и сильным ударом в челюсть сбил придурка на землю, никто даже дернуться не успел. Все еще смотрели на то место, где он сидел, а Видок уже приставил кинжал к горлу стонущего болтуна.

– Слышь, говорливый, тебя, что, боги мозгами обделили? Так я сейчас вашу встречу организую, сможешь им личные претензии высказать. Ты что думаешь, мне оружие нужно, чтобы тут шухер навести?

Мужики задвигались, они были явно растеряны, одни, выкатив глаза, смотрели на распластавшегося на утоптанной и слегка влажной после недавнего дождя дружка, другие вспомнили, что они вооружены, и взяли егеря на прицел.

Кира коротко свистнула, привлекая к себе внимание.

– Болезные!

Игнат даже состряпал удивленную физиономию, правда, увидеть ее мог только тощий, но его больше всего беспокоил клинок у его горла, чем все остальное.

– Я не поняла, вам, что, маленькая война нужна? Сейчас как колдану, как выразился этот ущербный, и будет тут в воротах куча ледяных статуй с незабываемым выражением на лице, на Агнес не надейтесь, мне силенок хватит ее сдержать.

– А ну прекратить, – раздался с надвратной площадки голос лейтенанта. – Пропустите их. Люди они бывалые и серьезные, хотели бы, от вас и мокрого места не осталось. А вы кончайте хулиганить. Хотя за то, что ты, Игнат, дал по морде этому говорливому кретину, огромное спасибо, у меня уже пару дней руки чешутся. Хотя нет, вру, в последние несколько часов я хочу эту болтливую суку пристрелить. Все, заезжайте, оружие можете оставить себе.

Игнат поднялся и, убрав кинжал в ножны, пошел к Голему. Минута, и вот он уже паркуется перед ярко освещенным постоялым двором, рядом с которым стоят три грузовых мобиля с эмблемой торговой гильдии.

Демидов вытащил из багажника рюкзаки и принялся ожидать появление местной власти. Та не замедлила явиться аж в трех лицах – магичка, лейтиенант и ушлый полноватый мужик с плешью на всю башку и плутоватыми глазами, которые мигом оценили забитый оружием багажник.

– Я Жан, – представился он, – староста поселка Пограничный.

Игнат хмыкнул, в каждом княжестве был поселок или деревня с таким названием, а то и не один, в Варнском и Белогорском они даже стояли друг напротив друга.

Староста этот хмык проигнорировал.

– Итак, ведите себя прилично, никаких драк, иначе я не посмотрю, что вы гости, вмиг браслеты надену. Вам повезло, на нашем постоялом дворе осталась не занятой всего одна комната, остальные забрал купец и его охрана. За вещи ваши не беспокойтесь, у нас не воруют.

– Если бы я брал чекан каждый раз, когда мне это обещают, а затем пытаются обокрасть, то хватило бы на приличный дом в Белогорске. А теперь слушаем внимательно, мобиль мой зачарован, ведьма, что чары накладывала, лютая, того дебила, что сюда полезет, мне совсем не жаль, тело, так уж и быть, я потом верну родне. Для тех, кто сведущ в магии, скажу, что чары называются «отрава воров». Мы поняли друг друга, Жан?

Староста кивнул.

– А что за оружие? Тут целых три винтовки и четыре не старых автомата.

– Бандиты, – ответил Игнат, – им оно теперь без надобности. А что, хочешь прикупить? В принципе, продается все, кроме вон той винтовки. Мне она самому пригодится. – Он указал на поломанное оружие Крученого.

– Интересует, – легко согласился Жан. – Лейтенант, не могли бы вы оценить трофеи?

Дружинник вышел вперед и протянул руку.

– Алексей. Я посмотрю?

– Игнат, – ответил крепким рукопожатием егерь. – Смотри.

– Видок, тебя долго ждать? – раздался сверху голос Киры.

Задрав голову, Демидов нашел взглядом открытое окно.

– Сейчас решим вопрос с трофеями, и поднимусь, думаю, быстро управимся.

Он оказался прав, лейтенант сноровисто осмотрел трофеи и сообщил, что они почти все в отличном состоянии, кроме обгоревшей винтовки.

– Странно, – произнес он, крутя в руках последний автомат, – на всех них стоит печать княжеской оружейной Полесья.

– Ничего удивительного, я их взял с тел полесских дружинников, в засаду которых мы влетели, или вы не в курсе, что Полесское княжество атаковало ваших соседей? Да и какое вам дело? Сомневаюсь, что князь Роман предъявит вам за эти стволы.

– Да никакого, – отмахнулся лейтенант. – Жан, нормальное оружие. Бери, если, конечно, в цене сойдетесь. Сомневаюсь, что многоуважаемый егерь дешево их отдаст.

– Правильно думаешь, – согласился с этим Игнат, – времена тяжелые, так что автоматы по восемьдесят, винтовки по шестьдесят чеканов.

Жан страдальчески закатил глаза и попытался начать торг, но Демидов покачал головой.

– Мне нет нужды скидывать их прямо тут, я могу продать их завтра в Каранске, и цена будет выше той, что я назвал сейчас. Берешь?

– Только часть, – ответил толстяк, – моей кассы хватит только на два автомата. Эй, Санька!

Секунда, и рядом со старостой появился мальчишка, на боку которого болтался пистоль, старый, древний, но, похоже, вполне себе рабочий.

– Слушаю, – уставившись на самого главного пограничника, почтительно произнес он.

– Лети ко мне домой и возьми у Клавдии шкатулку, стоящую у меня на столе в кабинете.

– Есть, – ответил парень и унесся дальше по улице.

– Я заберу остальное, – раздался за спиной Игната очень знакомый бас.

Демидов обернулся, он уже знал, кого увидит, но был удивлен этой встречей в этом богом забытом месте. В двух шагах от него стоял крупный мужчина, на плече которого знак купеческой гильдии.

– Здравствуй, Миша, – обнимая, вернее пытаясь обнять своего старого знакомого, обрадовался Игнат.

– И тебе не хворать, Видок, – радостным громким басом ответил купец. – Сколько лет прошло? Три, четыре?

– Шесть, Миш, шесть.

– И я по-прежнему твой должник, старый друг. Пойдем в гостиницу, там поговорим. Я чувствую у тебя много новостей, которыми ты можешь поделиться. Но сначала дело, вексель белогорского банка на всю сумму тебя устроит?

– Конечно. Ты ведь сейчас на гильдию работаешь?

– Так спокойней, – отозвался Михаил, и в две секунды заполнил чек.

Его подручный быстро сгреб оружие, кроме двух автоматов, которые отложил Жан, и закинул их в кабину грузовика. Причем Демидов краем глаза заметил, что там сидит один из сопровождающих с оружием в руках, похоже, никто тут не доверял словам старосты о безопасности грузов, оно и понятно, времена смутные.

– Ну что, поговорим? И вы господа присоединяйтесь, – пригласил Михаил.

– Поговорим, – согласился Игнат, – только дай принять ванну, да и не один я тут.

– Хорошо, – согласился Делягин, – у тебя час на все дела. А потом я приду и лично вытащу тебя за… – он замялся, бросив взгляд на Агнес, – ну ты понял за что, из постели той очаровательной златовласой магички с озорным взглядом, что еще десять минут назад сняла комнату на двоих. А вот и остаток твоего золота.

И точно, перед старостой, который внимательно вслушивался в беседу старых приятелей, но помалкивал, застыл посланный за деньгами мальчишка. Достав из шкатулки золото, он за три минуты отсчитал деньги Игнату, и, забрав оружие, передал его одному из местных оборонцев, которые толкались за спинами начальства, грея уши.

Игнат, перехватив сальный взгляд мальца на винтовку, которая осталась в кузове, от парнишки прямо плеснуло желанием. Демидов решил не доводить парня до смерти и цапнул того за ухо раньше, чем он успел сбежать.

– Ай, господин егерь, пустите, больно, – завопил тот. – Я же ничего не сделал.

«Но собирался, – влез со своим замечанием Фарат. – Даже в башку его лезть не нужно, чтобы понять, маленький гаденыш решил спереть винтовку Крученого». Игнат эту речь джинна проигнорировал.

– Не надо быть гением, чтобы прочесть твои мысли, как тебя там Жан назвал? Санька? Так вот, слушай внимательно. Не будь дураком. Знаю, подворовываешь по мелочам, ну да многие этим грешат в таких поселениях, так вот, заруби на своем длинном носу и дружкам передай, кто полезет в Голема, плохо кончит, настолько, что я выйду, и буду смотреть, как вас наизнанку выворачивает. Мобиль мой под чарами, и если есть в вашем милом поселке идиоты, желающие проверить, не обманываю ли я, милости прошу. Дураков не жалко. Утром, что останется, сожжем за оградой. Все усвоил? – Игнат слегка крутанул ухо пацана.

– Ай, – снова заскулил парень. – Понял я, понял, господин егерь, никто не полезет.

– Вот и молоток, а теперь брысь.

Парень мгновенно исчез, потирая на бегу покрасневшее ухо.

– Ну, если воспитательная беседа закончена, -усмехнулся Алексей, – не пойти ли нам выпить, а то ветер поднимается, холодает.

– Сначала ванна, а потом все остальное.

– У тебя везде друзья? – Это было первое, о чем спросила Кира, едва он переступил порог комнаты.

– Нет, – покачал головой Игнат. Магичка уже валялась в большой пластиковой ванне, Игнат толкнул дверь и, оперившись спиной на косяк, стал наблюдать за девушкой. – Есть такая деревушка в Цернском королевстве, называется Хреннайдешь, так вот, я там никого не знаю. А ты хорошо устроилась – бокал красного, фрукты. Когда успела? Меня минут десять не было.

Басаргина улыбнулась.

– Уметь надо. Долго тебя ждать? Или пойдешь пить с этим тучным купцом-бабником? Первым делом он на всю корчму поинтересовался, свободна ли я.

– Мишка, он такой, – отозвался Демидов, запирая дверь и скидывая куртку на стул, где уже валялась одежда Киры. – Думаю, твой отказ его не слишком расстроил, и он продолжил лапать разносчиц.

– Ты прав. Кстати, можешь себе налить, хотя я знаю, ты красное не пьешь, да и полусладкое оно, а белого приличного тут нет. А вот «Розовая долина» пятилетняя нашлась, что меня сильно удивило.

Игнат прикурил, прихватив пустой бокал, как пепельницу, и полез в ванну к Кире.

– Дикарь! – возмутилась она.

– За это и любишь.

– И за это тоже, – согласилась Басаргина, она легко развернулась в этом маленьком бассейне, который по ошибке назвали ванной, и уселась, опершись на грудь Игната, при этом в правой руке она держала бокал, а левая начала ласкать егеря под водой.

– Если ты продолжишь, люди нас не дождутся, а я еще поесть хотел, сейчас, между прочим, почти девять вечера.

– Подождут час, ничего с ними не случится, – парировала Кира. – И ты, я думаю, не умрешь от голода, как в том анекдоте – любовью поужинаешь.

– Я помню, чем там все закончилось, – отбрил ее егерь.

– А что ты хотел, я молодая, красивая женщина, мне нужно внимание. Если ты староват для всего этого, ты скажи, я не буду напрягать престарелого егеря. Тут вон кобелей молодых бродит столько, есть, из чего выбрать. – Она не выжала серьезного тона и рассмеялась.

А Демидов, изображая дикую ревность, затушил папиросу в бокале и, зарычав, начал покусывать ее шею, отведя в сторону ее роскошные густые медовые волосы.

– Я так понимаю, мыться нам придётся чуть позже? – с придыханием, стараясь не разбить опустевший бокал, который осушила одним залпом, спросила Кира. Она кое-как поставила его на подоконник и повернулась к Игнату лицом.

– Я говорил, что у тебя очень красивая грудь?

– Да, и не один раз, – томно ответила она. – Так ты будешь действовать или продолжим комплиментами обмениваться?

– Иди ко мне, – обхватывая ее за бедра и придвигая к себе, шепнул он, – придется мне доказать тебе, что я не такой старый.

Через полчаса они все же начали мыться. Игнат все это проделывал под сальные шуточки Фарата, поле того, как кокон ослаб, этот бестелесный гаденыш не упускал возможности подпитаться его сильными эмоциями.

В зале народу прибавилось, похоже, весть о том, что со стороны воюющего княжества прорвались егерь с магичкой, которые полесских дружинников покрошили, уже облетела поселок. И теперь все хотели узнать последние новости. Пограничный тот еще медвежий угл, и народу было интересно, что в большом мире происходит.

– Я уж думал послать кого за вами, – пробасил на весь зал Михаил, стоило парочке показаться на лестнице.

– Я бы его застрелил, – садясь за стол, ответил Игнат.

– Не застрелил бы, – покачала головой Кира, – не успел бы, колданула бы, и стояла бы на лестнице обалденная ледяная статуя, хлопающая глазами. Может, если повезло, через пару часов оттаяла бы. А может, и нет.

Все собравшиеся за столом заржали. Громче всех, булькая и колотя внушительной металлической кружкой по столу, смеялся тучный купец. Вообще за этим столом собрался весь цвет поселка – магичка, лейтенант, староста, купец. Остальные прислушивались, сохраняя дистанцию.

Кира повернулась к трактирщику за стойкой.

– Серж, мой заказ готов?

– Да госпожа, все с пылу с жару, прикажете подавать?

– Конечно.

Тут же из кухни появились две разносчицы с подносами.

– Ух ты, пельмени с юшкой, – обрадовался Игнат, – и шашлык. – Он схватился за ложку и принялся хлебать бульон с пельменями.

Мишка придвинул ему рюмку с виски.

– Знаю, что ты водку не уважаешь, для тебя заказал. Местное из Каранска, самогон самогоном, но пить можно. А для наших многоуважаемых магесс нашлась бутылочка красного полусладкого. Есть, конечно, лучше, но у Церна сейчас большие проблемы, так что «Розовая долина» по нашим временам не так уж и плохо.

– А что там с Церном? – не понял Игнат. – Слышал, была заварушка у их соседей.

– А то же самое – мятеж, – пояснил Михаил. – Только там все провалилось, но две южные провинции подняли бунт, короче, резня идет. Ты мне лучше расскажи, ты откуда, что с той стороны границы твориться? Мне в Дар позарез нужно, а я уже пятый день тут торчу.

– Ничего хорошего, – покачал головой Игнат, – новости поганые. Ореж осажден, на дорогах закона больше нет, все под шумок грабят, сейчас, наверное, даже в диких землях спокойней. Не советую тебе туда идти. Если только порталом.

Купец задумался, похоже, потеря груза посреди войны печалила его одинаково с потерей денег за портал. Остальные за столом тоже стали очень серьезными.

– Еще есть новости? – спросил лейтенант. – Я уже тут две недели, дальше пяти километров к границе не ходил, а проезжих почти нет.

– Есть, – ответила Кира, она довольно быстро прикончила какой-то хитрый салат и теперь разделывала рыбу, которая к ее неудовольствию оказалась жутко костистой. – И все плохие.

Народ, затаив дыхание, ожидал продолжения.

– Златограда больше нет, он полностью уничтожен одержимыми.

– Врешь, – не сдержалась Агнес. – Ни у кого нет сил, уничтожить золотой город. Ты ведь гильдейская, вы нас всегда ненавидели, за вольницу, за то, что к вам не шли.

– Я сама видела зарево над ним. Готовитесь, мира, который вы знали, больше не существует. Сейчас осталась одна сила, которая способна отразить кровавый прилив, который набирает обороты Белогорск. Четыре дня назад мы были в Югорске, скорее всего, он тоже захвачен, прямо средь бела дня из портала полезли нелюди. Мы вырвались с одной магичкой, она погибла чуть позже в схватке с нежитью.

– Боги, да что ж твориться-то? – всплеснул руками староста.

Остальные были более выдержанные: Алексей смотрел зло, сжимая кулаки, Миша растерянно, но во взгляде было понимание момента. Словно ветер слова Игната облетели зал трактира, прошло несколько долгих секунд, пока все переваривали новости, и вот разразился ураган, люди начали кричать, пытаясь объяснить соседям, что же произошло, и что теперь делать.

Агнес сидела потерянная, видимо, гибель академии и Златограда сильно по ней ударило.

– Что за нежить? – спросил лейтенант. Все снова прислушались, только магичка сидела, уставившись в одну точку.

– Кира, поставь звуковой барьер, нечего остальным уши греть, это наши дела.

Волшебница кивнула и, прочтя заклинание, обвела стол рукой.

– Готово, теперь все будут слушать совершенно пустой треп о погоде и сальные анекдоты, которые давно знают.

Игнат вкратце пересказал их приключения, начиная с Тишинска, закончив словами:

– И вот мы рвемся на запад в надежде изменить расклад.

Он, конечно, ничего не сказал про руны, ворота, вплетя в правду хитрую ложь, что они ищут волшебницу невероятной силы. Пока он рассказывал, Кира расправилась со своей рыбой и картошкой. Демидов тоже про еду не забывал, он уже прикончил пельмени в бульоне и расправился с половиной шашлыка с жареными овощами.

– Все гораздо хуже, чем казалось, – заметил Алексей.

Басаргина покачала головой.

– Лейтенант, поверь, все намного хуже, мы с Видоком видим только часть картинки, один фрагмент. Представь, какова она в целом.

Все собравшиеся за столом согласно закивали, даже Агнес, которая оклемалась от настигшего ее известия. Она была наемницей из Союза Вольных златоградских волшебниц, спрос на их услуги резко возрос с того момента, как гильдия закрыла все свои представительства кроме Белогорского. Князья принялись оформлять массовые контракты, забирая всех, кого можно, платя золотом вдвое против обычных расценок. Так Агнес оказалась здесь с взводом дружинников, с задачей поддерживать их в случае атаки со стороны воюющего княжества.

– Ну и куда вы дальше путь держите? – наконец спросил Михаил, опустошая кружку с пивом.

– В королевства, – ответил Демидов обтекаемо. Он налил себе полтинник вискаря, дрянь, конечно, самопальная, но лучше здесь ничего не было, да и не так уж и плох был, доводилось и худшее пробовать. – Ну, за удачу!

Над столом сдвинулись бокалы, стаканы, кружки и рюмки, невообразимый звук.

– Ты что теперь делать будешь?

Купец забрал у подавальщицы следующую кружку, для него этот очередной литр был как мертвому припарка, Игнат еще не встречал человека, который смог бы перепить Михаила. Выпив за раз половину, он вытер рукавом усы.

– Пойду в Белогорск, мне тут делать нечего, лучше не выполню обязательства и потеряю деньги, чем потеряю жизнь.

– Ты всегда был реалистом, друг. Кстати, что везешь?

– Оружие из Яр-княжества с посредничеством торговой гильдии, и зачарованные нагрудники. Княжеский заказ, потеряю груз, с меня голову снимут. Так что, я лучше обратно в Белогорск, пусть потеряю деньги, и порталом пойду. Но сохраню жизнь и репутацию. Не проводишь меня?

Демидов отрицательно покачал головой.

– Моя миссия сейчас важнее всего. Прости.

– Видок, как думаешь, чем все это кончится?

Игнат несколько секунд молчал.

– Не знаю, друг. Может, нам удастся отбить вторжение, оно не первое, а может, мы все скоро умрем.

«Это обязательно, – не замедлил прокомментировать это предположение Фарат, весь вечер он мочил едкие замечания, веселясь в меру своего понимания. – Обещаю, друг мой, что я буду хорошо заботиться о твоей оболочке, ты будешь хорошим одержимым».

«Дай только добраться до спокойного места, – ответил Игнат, – на месяц тебя в глухой кокон заточу. Так, что ничего не будешь слышать и видеть. Знаю, что ты, зараза, ненавидишь сидеть в одиночестве, особенно после того, как мы заключили с тобой соглашение, которое оба соблюдаем. Но ты заслужил наказание».

«О, жестокий повелитель, я умолкаю».

В полночь разошлись. Игнат оставил на столе чекан, одного золотого было вполне достаточно, чтобы оплатить ужин и закуски. За вино девушек платил Михаил. Надо сказать, Кира и Агнес основательно тряхнули его кошелек, уговорив аж на две не самые дешевые бутылки «розовой долины». Они бы и третью выпили, да ее просто не оказалось, все остальное, по мнению Киры, было местной кислятиной недостойной внимания.

На рассвете, махнув на прощание лейтенанту, Игнат направил Голема в открытый Кирой портал. Его ждала очередная серия переходов. Обсуждая маршрут, они с Басаргиной решили двигаться в обход Белогорского княжества, сейчас слишком много событий там происходило, и была большая вероятность угодить в очередные неприятности. Как бы не хотелось заглянуть в столицу и узнать последние новости, но сейчас это было роскошью. Кира попыталась открыть транспортный портал к тетке Лауре, но не смогла определить ее местонахождение, похоже, Белогорск был полностью блокирован. Дана и остальные пошли на крайнее меры, дабы защитить город. Потеря Златограда, похоже, заставила их относится к происходящему крайне серьезно.

Портал, передышка, снова портал, перекур, новый переход, перекус на вершине продуваемого осенними холодными ветрами холма. Кира ела не спеша, Серж специально поднялся на рассвете, чтобы приготовить им в дорогу еды, и вот сейчас они поглощали бутерброды с говядиной и кислым соусом, запивая все это крепким и ароматным чаем.

– Откуда ты знаешь Михаила? – неожиданно спросила Кира.

– Давно это было, лет пятнадцать назад, возвращался я с заказа, плевая работенка, пара ядовитых жаб завелась на болотной тропе. Ну да не суть, и наткнулся я на караван, сожженный, причем пожгли его только что, трупы охранников и бандитов, дорого налет дался. Пошел я по следам, и нашел берлогу банды. Честно говоря, прикинул расклад по телам, и хотел поживиться. Дальше было просто и прозаично – уцелело всего трое разбойников, которых я и отправил на тот свет, попутно освободив большого и очень громкого купца Михаила Делягина по прозвищу Деловой. Частично даже самый ценный груз вернули, и кое-что из сокровищницы банды нам перепало, разделили честно, пополам, за исключением груза с каравана.

– Добрый ты, – усмехнулась Кира, – с чего такая щедрость? Ты же вроде его как бы спас, с чего это решил отдать половину добычи, да еще на груз не претендуя?

– Он мне жизнь спас, – пояснил Демидов. – Так вышло, что тогда у меня с Фаратом еще не было таких отношений, как сейчас, он был очень злобным и мстительным, и это бестелесная сволочь меня подставила под пулю.

«А что ты хотел? – тут же мысленно заявил джинн. – Ты меня тогда полгода держал в этом коконе безвылазно. Естественно я желал от тебя избавиться, нежить все же лучше, чем сидение в непроницаемом шаре. Ты хоть представляешь, как это скучно?»

«Завянь, – послал его Игнат. – Что было, то прошло. Но кокон, как представится возможность, я немного укреплю. Удивительно, как нас вообще в города пускают? Я же потенциальный одержимый, по мнению любой магички».

– Так вот, – продолжил Видок рассказ, – а Мишка как раз избавился от веревок, ну и задушил гада, не дал ему меня добить. А прилетело мне тогда неплохо, пуля была обычная, но мягкая, плечо мне тогда по кускам собирали, если бы не Деловой, я бы там остался. На кольчугу я тогда себе не наработал, а куртка зачарованная не выдержала. Да и как тут выдержишь, когда с пяти метров двенадцатым калибром прилетает? Так что, часть золота и серебра, ну и еще кое-каких трофеев он честно заслужил. Хорошо, что оказался порядочным человеком, знавал я людей, которые меня добили бы и все себе забрали. Вывез из глухомани, сдал лекарям, и долю не зажал.

– Везучий ты, – подвела итог Кира.

Демидов покачал головой.

– В тот раз да, повезло, а вот в следующий я взялся провести караван исследователей по диким землям, руду они искали в районе северных гор, ну и что полезного попадется. Случилось это пару лет спустя. В общем, не буду долго рассказывать, нашли они что-то, о чем никто не должен был узнать, места там оказались спокойные, за две недели пути ни одной стычки, ни людей, ни нелюдей. Нашлась среди поисковиков парочка особо ушлых, завалили они нескольких своих, трех охранников и меня. Сбросили всех в яму и отвалили. Очнулся я ночью, Фарат подлатал, повезло, кокон ослаб. Выбрался я из ямы, вокруг ничего нет, только нож у меня рунный остался. Пошел я по следам ушедших двух грузовых внедорожников, делали такие в одной мастерской Белогорска на заказ, хорошие были. И представляешь, нагнал я их, плохо мне тогда было, дырка в груди, повезло, калибр мелкий, из пистолета стреляли, да еще старого и дешевого, очень жадными оказались эти ребята. Лишнюю пулю зажилили.

Кира промолчала, ожидая продолжения, о том, что она очень в нем заинтересована, говорил упертый в егеря внимательный взгляд и забытый в руке надкусанный бутерброд.

– Так вот, нашел я мобили. Поблизости у одного большого каньона лежали три обглоданных до костей тела, и винтовку свою вернул. Кто это был, я не знаю, да и знать не хочу, но выбрался через четыре дня к людям, продал внедорожник и бумаги экспедиции пристроил в Белогорскую горную артель, правда, до сих пор не знаю, что они там нашли. Хватило мне тогда и на лечение, и дела свои поправить, долг на мне лежал немаленький, вот все на добытое на погашение и ушло.

Кира моргнула и, вспомнив о бутерброде, в три укуса доела его.

– Как скучно я жила, – заметила она, когда Игнат упаковывал рюкзак и запихивал его в багажник голема. – Знаешь, у меня, наверное, есть пять-шесть острых моментов, и это за те двенадцать лет, что я самостоятельно практикую, а вот таких, чтобы совсем швах, наверное, два, один с кукловодом, другой, когда меня пытали эти ненавистники магичек. А с тех пор, как мы с тобой встретились, прямо жизнь новыми красками заиграла. Сколько раз под смертью ходили? Я уже со счета сбилась.

– Думаешь, это хорошо? – садясь за руль и отшвыривая окурок, поинтересовался Игнат. – Мир, который мы знаем, по швам трещит, мы с тобой балансируем на канате, который натянут над пропастью, малейшая ошибка – и все.

– Ты о чем? – не поняла Басаргина. – Хочешь сказать все зря? Это не похоже на тебя, давать задний ход.

– Никогда не отступал, – покачал головой Игнат. – Но даю тебе возможность отойти в сторону. Доведи меня до маленького поселка за землями барона Крайца и уходи Белогорск. Не знаю, насколько там безопасно, но магических сил там сейчас собрано немало. Может и устоит.

Кира несколько минут молчала, потом резко подняла голову и произнесла одно слово:

– Нет.

– Что ж, ты сделала свой выбор, – немного наиграно, подвел итог беседы Игнат. – Не скажу, что меня он удивил, но я рад, что ты будешь рядом. Давай, открывай проход, нам бы сегодня добраться до границы с Цернским королевством. И я обещаю, больше я не буду поднимать этот вопрос.

– Спасибо, – ответила Кира и, сосредоточившись, занялась порталом.

Ночевали на хуторе в часе езды от границы, шли холодные дожди, скоро осень перевалит за середину, а там и до зимы недалеко. Нервный хозяин с пятью батраками настороженно косился на путников, попросившихся на постой, но когда Кира материализовала в руке огнешар, заулыбался, и с радостью предоставил комнату.

– На другой стороне границы неспокойно, – пояснил он, когда они сели ужинать горячей мясной похлебкой с фасолью и острым перцем. – Бой три дня назад был в километрах двадцати отсюда, правительственные войска при поддержке магичек разгромили мятежников. Поговаривают, гильдия Белогорская прислала сразу десяток волшебниц третьей ступени, дабы помочь королю в обмен на то, что тот выделит княжеству два полка. Может, и врут, сейчас везде плохо. Но огонь с неба я сам видел.

– Не ходили туда? – спросила Кира.

Хозяин покачал головой, а два мужика как-то виновато отвели глаза.

– Выкладывайте, что там видели, – потребовала Басаргина.

Мужики несколько секунд мялись, потом все же заговорили под строгим взглядом хозяина хутора.

– Выжжено там все, – начал один. – Смотрим, на краю люди стоят рядом с багги и не шевелятся. Ну, мы подошли, а они черные, как угли. Жуть нас взяла. Нед тронул одного, а тот в прах рассыпался, только горка пепла осталась.

– А еще там, на холме, колья, а на них головы, много голов, наверное, около сотни. А тела внизу валяется и падальников с десяток.

– Все? – пристально глядя на мужиков, строго спросила Кира. – Живых не видели?

Те переглянулись.

– В общем, испугались мы и уже хотели уходить, жутко там, но в это время портал открылся странный такой, огненный, оттуда мужчина вышел и женщина следом. Они руками поводили и пошли к телам. Там ведь трупов много валялось.

– Мы спрятались, – подключился второй, – страшно стало, аж жуть. И порталов я таких никогда не видел. А потом они стали по полю бродить и трупы поднимать, королевские своих-то похоронили, а вот мятежников побросали пожирателям на поживу.

– Давай дальше, – приказала Кира.

– Так вот, падальники как завидели эту парочку, построились в колонну по два и в портал ушли, каждый с собой тело волочил, вроде как про запас. А эти на них ноль внимания, ходят среди трупов, мужик какие-то колышки втыкал, но далеко это было, видно плохо, что он там делал.

Хозяин хутора кашлянул, привлекая к себе внимание, но Басаргина его проигнорировала.

– Заканчивайте, – приказала Кира.

– Там земля задрожала и разошлась, – произнес второй, что был покрепче, – чем-то чужим пахнуло, а потом труп встал. Дальше мы не видели, со всех ног прочь рванули.

– Я же запретил, – взорвался хозяин. – Вы что, не знаете, что вас за самовольный переход границы ждет? А за мародерство? Высечь бы вас. – Он зло посмотрел на парочку.

– Остынь, – не повышая голоса, попросил Игнат. – Да, они ослушались тебя, но принесли очень важные сведения. – Он достал из кошеля на поясе пару чеканов. – Держите, считайте, что ваш поход разведывательный окупился.

Мужики заулыбались, в этом медвежьем углу золотая монета – хорошая добыча.

– А теперь исчезните, – приказал Владимир. – Но голос у него уже был спокоен, он явно послушался егеря и уже не сердился.

Мужики коротко кивнули и ушли, оставив гостей и хозяина наедине.

– Это что же твориться? – глядя на егеря и магичку, в лоб спросил хуторянин.

– Ты, Владимир Сергеевич, теперь в оба смотри, – допивая вино, заметила Кира. – Людям не особо доверяй, в мир наш пришла сила новая, страшная, которая сметает все на своем пути. Вроде люди, как люди, а совсем не люди. Из-за разрыва они. Так что ждут нас беды.

– И куда мне? – совсем поник хозяин хутора.

– А никуда, – ответил Игнат. – Молись всем богам, чтобы твои три дома и дальше никого не интересовали. Ты для этих нелюдей грязь под ногами, и батраки твои с ружьями тут ничего не сделают, если откроется такой огненный портал, бегите, не разбирая дороги. Может, кто и выживет.

Он вымакал подливу хлебом и запил самодельным пивом.

– Вкусная у тебя похлебка, Владимир Сергеич, только острая очень, даже для меня острая.

– Семейный рецепт жены, – отозвался тот, явно довольный похвалой. – Даже я не знаю, как она ее варит, но вкусно же.

Но сразу было видно, что думает он сейчас не о секретной похлебке, а о том, как дальше жить. Он даже не заметил, как Кира с Игнатом переглянулись и вышли на улицу покурить.

– Озадачили мы мужика, – садясь на ступени крыльца и выпуская в ночное небо струйку дыма, подвел итог разговора Игнат.

– Это мы ему еще про Югорск и Златоград не рассказали, – прикурив, отозвалась Басаргина. – Что думаешь по поводу той парочки?

– А что тут думать? – устало заметил егерь. – Это явно одержимая магичка и телохранитель из народа ОР. Судя по тому, что он разрыв создал, нежить они там делали. Трупов-то хватало. Плохо это все очень. Как считаешь, а не заглянуть ли нам завтра на то поле?

– Думаешь, они все еще там колдуют? Сомневаюсь. Но осмотреться не помешает, и отчет кину Дане. Пусть знают о том, что происходит. Инициатива полностью у противника.

– Ты права, – отозвался Игнат, – ваши порталы хорошо, но их огненные просто бесподобны, транспортные перемещения на их стороне, а значит, и возможности выбора цели для удара.

Кира нехотя кивнула.

– Если бы лига и гильдия смогли найти способ блокировки открытия этих порталов, то сразу стало бы легче.

– Да уж, противник о нас знает все, мы же о нем почти ничего, так ведь и проиграть можно. А похлебка у местной хозяйки действительно острая, до сих пор огонь во рту. А теперь пойдем спать. Кстати, что у тебя с резервом?

– Половина, – прислушавшись к себе, ответила Кира, – ну чуть больше, скоро придется где-то останавливаться на сутки, чтобы его пополнить.

Комната для гостей была маленькая и даже без ванной, так что пришлось ограничиться умыванием в большом пластиковом тазу. Собственной, даже слабой, магички на хуторе не было, поэтому народ тут жил по простому.

Разбудило Игната предчувствие опасности. На улице было еще темно, Демидов выбрался из-под одеяла и, натянув штаны, подошел к окну. Частокол, который огораживал жилые постройки хутора и пару амбаров, был добротный, по словам хозяина и года не проходило, чтобы на него не налетали какие-нибудь лихие люди.

«Фарат, просканируй местность, – потребовал Игнат, – нехорошее что-то должно случиться».

«За оградой в лесу трое, – доложил джинн. – С оружием, оборванные. Совещаются, как лучше проникнуть сюда, хотят жрать и женщин. Похоже, это кто-то из выживших мятежников, про которых вчера разговор шел».

«Вот что, не будем мы никого беспокоить. Возьми самого шустрого под контроль, убей остальных, ну и последнему потом мозги вышиби».

«Другой разговор, – обрадовался Фарат, – это мы мигом».

Игнат почувствовал, как чужая сущность, живущая в нем и ставшая такой привычной, оставив лишь маленькую связь с ослабшим коконом, рванулась в сторону леса. Прошла минута, затем еще одна, вот и выстрел, своим чутким слухом он уловил едва слышный хлопок, еще один, и еще. А потом вернулся джинн, он повис перед Игнатом в виде какого-то крутого парня с пистолетами на поясе, потом вытащил, их сделал пару выстрелов в егеря, и растаял с довольной усмешкой.

«Готово», – сообщил Фарат.

«Да я уж чувствую, – стараясь подавить в себе опьяняющую радость убийства, отозвался егерь. – Пора Киру будить, нас ждет дорога».

Завтракали фактически на ходу. Игнат поставил хозяина в известность о трех трупах на опушке, которые обнаружил благодаря своему дару. Трофеи его не интересовали, так что, он даже не пошел проверять тела.

Портал на этот раз был совсем быстрым. Поле битвы Басаргина нашла без проблем. Голем выехал из перехода прямо посреди выжженного пятна, шириной метра три, под колесом хрустнула кость обугленного костяка. Птицы вспорхнули с трупов и закружили в воздухе, проклиная спугнувшего их человека.

Игнат выбрался из мобиля и внимательно осмотрелся. Первое, что он ощутил, это зов разрыва. Фарат обеспокоенно завозился, соваться туда с ослабленным коконом – верный приговор. Это была та опасность, которую он не предусмотрел, отношения с джинном пришли в полную гармонию, но вот разрыв перечеркивал это доверие, поскольку дух рядом с ним переставал быть самим собой и просто тянулся к дому.

– Мне туда нельзя, – сообщил Игнат Кире, которая вышла из портала спустя двадцать секунд.

– Разрыв? – догадалась та, потом положила руку на грудь Игната. – От твоего кокона осталась одна иллюзия, я его почти не чувствую. Надо решать этот вопрос, как можно быстрее, несмотря на твои обновленные отношения с джинном, это огромный риск.

– Доберемся до безопасного места, и займешься укреплением.

Фарат недовольно завозился, но промолчал, сейчас его больше всего занимал разрыв, он принюхивался, словно собака, и готов был рвать поводок, чтобы добраться туда.

– Я пойду, посмотрю, что там произошло, а ты сиди здесь.

Егерь кивнул и, взяв в руки винтовку, уселся на капот Голема. Треснутое крыло слегка скрипнуло, у Игната пока так и не нашлось времени, чтобы его заделать. Почти неделя прошла с того момента, как они покинули Тишинск, и теперь они прошли почти через все княжества и оказались в королевстве, ну и неделька выдалась. А если учитывать события с управляющим, ночной братией, с того момента, как Игнат и Кира выбрались из подземного бункера братства у них не было ни одного спокойного дня.

Игнат внимательно наблюдал за тем, что творилось в округе, и старался не выпускать магичку из поля зрения. Неожиданно она подняла руку, сверкнуло, и короткая молния, соскользнув с пальцев, ударила куда-то в чудом уцелевшую сухую траву.

– Все в порядке, – крикнула волшебница и продолжила изыскания.

Игнат же медленно оценивал поле боя. До границы с Каранским княжеством было километров семь густого плотного леса. В нескольких наиболее удобных местах к соседям шли широкие дороги. На границе стояли заставы. Но Цернское королевство виноделов всегда было одним из самых спокойных и мирных. Король всегда старался решить дело переговорами. Дальше перед лесом простиралось поле, теперь обожженное магическими ударами. На север тянулась цепь холмов, за которым текла река, а за рекой на скальном основании стоял замок барона Готта, который поддержал мятежников, претензии у него какие-то к королю имелись, эту информацию сообщил Демидову хуторянин.

Игнат почувствовал, как Басаргина творит сильную магию, Фарат мгновенно заволновался. Что ж, разумно, волшебница обнаружила разрыв и закрыла его. Причем справилась довольно быстро, минут за десять, похоже, ей это было не в новинку. Встав, она махнула рукой, но и без нее егерь ощутил, что разрыва больше нет. Спрыгнув с капота, Демидов спокойно направился к ней, держа винтовку на сгибе руки. Кира указала на подпаленный труп, в котором зияла свежая дыра с обугленными краями.

– Это в него ты молнией долбанула?

Магичка кивнула.

– Нежить, так что можешь подзарядить свой нож.

Игнат направился к телу и почувствовал давление.

«Ого, – отозвался Фарат, – а он силен. Точно джинн. Давай пошустрее, он очень желает меня вытеснить и забрать себе новую оболочку».

Игнат кивнул и, достав кинжал, ударил под левую лопатку, пробивая сердце. Камень в рукояти вспыхнул, сигнализируя о поглощении сущности.

«Другое дело, – обрадовался Фарат, – силен он был, а тут еще кокон, которого почти нет. Слушай, вот сейчас я склонен поддержать идею твой подружки, мне не понравилось это. Нужно будет слегка укрепить кокон, он все же для меня как якорь».

– Займемся, – пообещал Игнат, возвращаясь к волшебнице. – Ну что скажешь?

Кира поморщилась.

– Плохие дела тут творились, эта парочка много трупов подняла, думаю, около сотни, не меньше, а может, и больше. Смотри, что я нашла, по-видимому, здесь тело лежало, а под ним вот это, – она продемонстрировала Демидову обломанный жезл.

– Нейтрализатор магии, – мгновенно определил Игнат.

– Именно, Видок, слишком часто мы стали с подобным сталкиваться. Лига кривит рожу и молчит, наш трофей они забирают, потом Беата довольно легко отдает тебе свой запасной с парой мощных игрушек.

– Ты к чему клонишь? – не понял Игнат.

– А к тому, что эти игрушки встречаются все чаще, и не в руках инквизиторш, а у кого попало.

– Твоя правда, – признавая правоту волшебницы, произнес он. – Еще что интересного нашла?

– Ничего, они пробыли тут примерно часов двенадцать, потом вся эта орава одержимых трупов протопала в портал, а следом ушла и эта парочка.

– Ну, значит и нам не с руки тут торчать. Нам нужно торопиться.

– Погоди, сейчас отправлю информацию верховной, и поскачем дальше.

Игнат вернулся к мобилю и снова уселся на капот. Погода в королевстве была, что надо, золотая осень – голубое небо, солнце низкое и не греющее. Но все равно это радовало, чем низкие серые тучи в княжествах.

Кира, закончив приготовления, открыла транспортный портал и швырнула туда послание. Но по какой-то причине не закрыла сразу, как это обычно бывало. Прошла минута, другая, и ей в руки из маленького голубого окна вылетел небольшой сверток. Секунда, и все закончилось.

– Нам тут подарок передали, – кладя сверток на капот, пояснила она.

Игнат развернул плотную бумагу.

– Неплохо, – подвел он итог, – пара гранат инферно, пули рунные из чистого железа под мою винтовку, зелья какие-то.

– А вот это мне, – обрадовалась девушка, глядя на золотой браслет со вставками горного хрусталя и приложенную к нему записку. Она быстро прочла текст и тут же нацепила его себе на руку.

– Что это? – поинтересовался Игнат.

– Новейший артефакт пассивного типа, называется «Собиратель».

– А конкретней?

– Он понемногу собирает вокруг энергию, которую потом можно без особых затрат перелить в хозяина. Исследования и испытания только недавно закончили. Если, допустим, я пару дней не буду активно использовать магию, он сможет потихоньку восстановить резерв. За несколько часов он способен восполнить энергию, которую я трачу на открытие одного портала.

– Крутая штука, – согласился Демидов. – А теперь пора двигаться.

– Пора, – согласилась магичка и начала творить чары.

Игнат перебрался за руль и завел двигатель. Еще несколько переходов, и они будут у цели. Два скачка, и вот Гарнское королевство, еще два, и к вечеру Игнат и Кира оказались неподалеку от столицы. Цветущий край был разорен войной, три поселка – три пепелища. Возле одного установлена виселица, длинная, метров семь, на ней болтаются сразу шесть тел, падальники крутятся под ней, но достать не могут, зато воронью раздолье.

Остановиться решили в лесу, том самом, в котором когда-то встретились, Кира безошибочно открыла портал на поляну, где они коротали первую ночь. Там оказалось пусто, похоже, здесь уже давно никого не было. Да и кому нужен этот заброшенный лесной домик? Игнат развел костер и занялся ужином, Кира же провела свой первый ритуал по перекачке энергии из браслета в себя. Когда она появилась у костра, ее глаза возбужденно блестели. Она села на бревно и, запустив руку в рюкзак, достала флягу с вином, которое подарил им Владимир Сергеевич. У него оказалось довольно большой запас хорошего вина из Церна, не слишком дорогого, но очень недурственного на вкус. Сделав несколько глотков, Кира слегка успокоилась.

– Что случилось? – наконец, поинтересовался Демидов, разогревая ту самую секретную острую похлебку.

– Это было … – Басаргина замялась, не зная как сказать, – приятно, – наконец, она нашла нужное слово. – Не как оргазм, но похожее, когда нечто теплое начинает перетекать в тебя…

– Ну, вот, больше я тебе буду не нужен, у тебя теперь волшебный браслет есть, – притворно обиделся егерь.

– Не беспокойся, любимый, тебе не грозит забвение. Дана в письме указала, что этот эффект скоро сойдет на нет, когда организм начнет привыкать к подобному способу получения энергии. Так что, еще пару раз, и все, конец халявному кайфу.

– Успокоила, – шутя, обрадовался Игнат. – А теперь давай похлебку хлебать и вино свое не убирай далеко, надо чем-то запивать это жгучее, но вкусное варево.

Ночь прошла спокойно, утром Кира повторила процедуру подзарядки от браслета.

– Ну, как и говорила, уже не так сильно накрыло. Давай за руль, пора в дорогу.

До обеда она открыла три портала, потом еще три, последний прямо у моста на границе владений барона Ариста Крайца. И вот тут Игната ждал первый неприятный сюрприз – моста больше не было. Кто-то основательно его подорвал, отрезав все пути к горам и поселку Дмитрия.

«Тут явно бой был, – сообщил Фарат, – вон там, в теньке под деревьями, братская могила».

– Кир, перекинь нас на другой берег и дальше можешь отдыхать, тут ехать всего ничего. Будет лучше, если мы поедем по-простому. Времена неспокойные, могут стрельнуть прямо в портал.

Магичка кивнула, и за десять секунд открыла портал на другой брег.

Вот только людей они выстрелили гораздо раньше, чем егерь рассчитывал. Стоило поравняться с холмом, заросшим лесом, как из-под деревьев вышел человек с винтовкой в руках, хорошей такой винтовкой, не просто охотничье ружье, а точно такая же ЯРка, как у Демидова.

– Стойте! – выставив руку, выкрикнул он приказ. – Назовитесь, куда путь держите, и не дурите, нас тут много, вы на мушке.

Игнат не стал говорить, что мужик заблуждается, считая, что сила на его стороне, хотя тут же понял, что заблуждается он сам, у леса стол крепкий парень, и в руках у него был жезл-блокиратор. Так что, Кире можно даже не дергаться.

– Мы следуем в поселок к старосте Дмитрию, нам необходимо срочно попасть в вольные земли. Мне кажется, я даже помню тебя, ты один из охранников, был с Дмитрием, когда вы меня встречали пару месяцев назад. А чтобы окончательно развеять сомнения, вот перстень, который подарила мне верховная ведьма Глана.

Мужик подошел, осмотрел перстень, потом глянул на Киру, но без всякого страха, просто оценил ее силы, и так ясно, что магичка, открывающая порталы, не может быть низкого ранга.

– Езжайте, дорогу ты должен помнить. Только будьте осторожны, тут могут шататься недобитки из баронских дружинников.

Игнат кивнул и забрался обратно в мобиль. Спрашивать, что тут случилось, он не стал, эти вопросы лучше задавать не на дороге, все ответы он узнает в поселке, по какой-то причине он был уверен, что быстро портал в вольные земли ему не предоставят.

Всю дорогу Игнат натыкался на следы боевых действий, похоже, последнее время маленькому поселку за границей королевства пришлось выдержать не один бой. Еще дважды его останавливали патрули, но выслушав, не задерживали. И вот показался частокол, в паре мест Демидов заметил свежие бревна, похоже, ворота посредникам ведьм тоже пришлось менять.

Остановив Голема у ворот, Игнат выбрался наружу. Ворота оставались закрытыми.

– Эй! – крикнул Игнат, прекрасно зная, что его слышат. – Старосту позовите.

И достав папиросу, уселся на капот. Прошло минут десять прежде, чем на стене появился человек, которого он так ждал увидеть.

– И кого к нам принесло? – поинтересовался такой знакомый голос. – Никак Видок вернулся?

– Здравствуй, – глядя на старосту, крикнул в ответ Игнат. – Пустишь, или так и будем орать?

– Кто с тобой?

– Магичка третьей ступени и моя жена.

Кира как-то странно хмыкнула, но влезать с правдой не стала. Несколько секунд Дмитрий рассматривал незнакомку, Кира даже выбралась наружу, встав рядом с Игнатом, чтобы ее лучше было видно.

– Заезжайте, только без шуток. Догадались, наверное, уже, что временя сейчас не самые спокойные.

– Сложно не заметить, – спрыгивая с капота и давя окурок каблуком, ответил Игнат. – Пошли, милая, нас все же пускают.

– Ну, пошли, муж мой, раз пускают, – вернула новоиспеченная жена.

– Поверь, так будет лучше, – ответил Игнат и уселся за руль.

Глава седьмая. Злой рок

Внешне ничего в поселке не изменилось, вот только людей явно прибавилось — Дмитрия сопровождали несколько крепких мужчин, и это были не местные самооборонцы, военная выправка, чистая форма единого образца, автоматы. Герб у них на шевронах показался Игнату знакомым, егерь напряг память, сложив все известные факты, и мгновенно получил ответ – бойцы из вольных земель, дружинники Северска, но фактически это были солдаты академии.

— Двигай к постоялому двору. Там встретимся, – крикнул глава поселения.

Игнат кивнул, и Голем поехал в сторону центра поселка.

— Мужики, что с твоим знакомым были, маги, – шепнула Кира, – слабенькие, шестой ступени, но все же владеют силой.

– Они пришли оттуда, куда мы должны отправиться, они — вольники. И думаю, это еще не все.

И оказался прав, им навстречу из дверей постоялого двора Милоша вышла знакомая Игнату магичка, именно она дежурила в воротах Северска, когда они прибыли туда вместе с Милой. Как же ее называла дочка Тамары? Лира? Точно.

— Здравствуй, егерь, – вполне доброжелательно поздоровалась ведьма. — Разбил ты сердце Милке, два дня плакала.

Кира вопросительно уставилась на Демидова, и взгляд ее сулил долгий и трудный разговор. Женщины -- замечательные создания, без них жить невозможно, но есть у них одна особенность, водой не пои, дай отношения повыяснять.

– Привет, Лира, – выбираясь из мобиля и прикуривая папиросу, поздоровался Игнат. – Она – девочка взрослая, и знала условия игры. Ты лучше скажи, какими судьбами тут?

– Сейчас Дмитрий придет, и лейтенант с разведки вот-вот должен вернуться, тогда и поговорим. Думаю, у нас есть много тем для беседы. А пока представь мне свою спутницу.

– Магесса Кира, третья ступень, а еще она моя жена. А это Лира – ведьма из вольных земель, ранг не помню.

Девушки кивнули друг другу, но вполне прохладно.

Но Лиру было не так легко обдурить, как простодушных мужиков.

– Насчет жены соврал, – поправив выбившуюся прядь, заметила ведьма. – А ранг у меня зеленый на границе с желтым, если княжеской шкалой мерить, то где-то четвертая ступень.

– Насчет жены не соврал, думаю, Кира рано или поздно скажет да. А вот и наш радушный хозяин. Дмитрий!

Они обменялись крепким рукопожатием. Кире староста поцеловал руку, склонившись в поклоне и произнеся пару комплиментов ее красоте. Магичка благосклонно их приняла.

– Твоя прежняя комната занята, но Милош найдет для тебя вполне приличную замену, и кровать там будет побольше. – Дмитрий подмигнул Игнату. – А затем, когда вы приведете себя в порядок, спускайтесь вниз, думаю, ты приехал не просто навестить меня, дело у тебя тут.

– Все верно. Ты мне лучше скажи, есть у тебя тут приличный мастер, который сможет вот эту прелесть в порядок привести. – Игнат достал из багажника трофейную винтовку Крученого. – Золото имеется.

– Найдется у меня умелец, – и как-то странно ухмыльнулся. – После разговора познакомлю вас, думаю, он сможет отремонтировать эту прелесть. Где взял?

– Трофей с одного упыря.

– Надумаешь продать, возьму за хорошие деньги.

– Губы не раскатывай, у меня нет такой большой губозакаточной машинки, – весело откликнулся Игнат. – А то народ будет ходить и спотыкаться.

Димитрий в ответ сначала нахмурился, а потом рассмеялся.

– Ладно, пойдемте внутрь, думаю, разговор у нас будет долгий.

– Нам бы побыстрее в вольные земли попасть, – заметила Кира довольно резко, – мы очень торопимся.

Игнат удивленно посмотрел на спутницу, похоже, рассказ Лиры о далекой Миле испортил ей настроение.

– Это дело не быстрое, госпожа магесса, – спокойно и доброжелательно ответил Дмитрий, – дня на три затянется, по любому.

– Почему именно на три? – взяв себя в руки, уже более спокойно поинтересовалась Кира.

– Да просто через три дня из вольных земель придет смена гарнизона, который в свете последних событий квартируется у нас. Госпожа ведьма домой отправится, а с ней и лейтенант, а вот, кстати, и он.

И точно, ворота в поселок снова открылись, и внутрь заехала два мобиля, чем-то по виду напоминающие Голема, только побольше и помассивней. В каждой было по пять человек, причем с пулеметами, нормальный такой рейдовый вариант. Одна из них сразу проехала дальше по улице, вторая остановилась рядом с Дмитрием. Из нее выскочил высокий сухой и лысый мужик с длинными пышными усами. Китель вольных земель с погонами лейтенанта говорил о том, что прибыл командир дружинников.

– Знакомься, – указывая на прибывшего, произнес Дмитрий, – это Карл, лейтенант из вольных земель. Командует пятнадцатью головорезами. А это егерь Игнат, хотя, я думаю, ты уже наслышан о нем.

Лейтенант, прищурившись, пристально посмотрел на Демидова, словно прицеливался, и проигнорировал протянутую Демидовом руку. Игнат удивленно вскинул бровь.

– Когда я тебе успел в кашу плюнуть? – в лоб спросил егерь.

Карл зло сплюнул под ноги Демидову и, развернувшись на каблуках, молча пошел за уехавшими мобилями.

– Не понял? – озадачился Видок. – Это что сейчас было?

Дмитрий пожал плечами.

– Ладно, пойдемте внутрь, время обедать. Да и передохнуть вам с дороги не помешает. А потом поговорим, может, Карл отойдет. Хотя я без понятия, какая муха его укусила.

Игнат посмотрел на Лиру, та быстро отвела взгляд, значит, знает, где он перешел дорожку дружиннику, но говорить не стала. Похоже, это личное. Ну, ничего, скорее всего, он еще выяснить, что да как. Сейчас лейтенант примет на грудь и пойдет выяснять отношения, такие люди так просто не уходят. Странно, что сразу в драку не полез.

Комната оказалась чуть больше, чем та, в которой он жил ранее. Двуспальная кровать, застеленная свежим бельем, ванная, большой шкаф.

Демидов не успел закрыть дверь, как тут же был атакован, Кира уселась на стул, закинув ногу на ногу, и требовательно уставилась на Игната.

– Я так понимаю, меня ждет непростой разговор? – ставя рюкзак в шкаф, винтовку в «пирамиду» и вешая куртку, поинтересовался он.

– Кто такая Мила? – добавив холодка в голос, спросила магичка.

Игнат улыбнулся и, сев на подоконник, прикурил. Приоткрыв окно, он сделал несколько затяжек. Видок неплохо успел узнать Киру за время, что провел с ней, и холодок в голосе больше напускной, ей скорее интересно. Она довольно спокойно относилась к тому, что у него были женщины и до нее.

– Мила – дочь Тамары, – спокойно пояснил он. – Так уж вышло, что ей сделали пророчество, фигурантом которого я и оказался. У нас были отношения в течение нескольких недель, потом разошлись, я в княжества, она осталась в вольных землях, конец истории.

– Ну, для нее, похоже, не совсем все, – с легким сарказмом заметила Басаргина.

– Пророчество сбылось, его исполнение было концом наших отношений, я свои решения не меняю, она получила то, что хотела. Да, она желала большего, но вечной любви я ей не обещал.

– Что за пророчество? – требовательно спросила Кира.

Игнат сделал затяжку и медленно выпустил дым в окно, говорить про это не хотелось, но придется.

– Ну, там было про человека, который придет огненным порталом на одной ноге, убьет парочку тварей, и после этого она от него сможет забеременеть. Проблемы у нее по женской линии.

В комнате похолодало, магесса смотрела на него сердитым взглядом, а пол вокруг стула покрылся инеем. Игнат не спешил на это реагировать, докурив, он выкинул папиросу и уставился на магичку.

– То есть, ты ее обрюхатил и свалил? – слегка успокоившись, ровным голосом, произнесла Басаргина. В комнате снова потеплело, и от инея осталось сырое пятно на дощатом полу.

– Повторяю, это было пророчество, она получила то, что хотела, ни о какой любви до гроба, замужестве и совместном житие разговора не шло.

Кира несколько секунд переваривала сказанное, решая для себя, вставать в позу и устраивать скандал, или отнестись к этому спокойно и философски по принципу – что было до нее, не имеет значения. Решая данную дилемму и стараясь выиграть время на размышления, она задала новый вопрос:

– И сколько у тебя таких брошенок с детьми?

Игнат пожал плечами.

– У меня было много женщин, ну да на эту тему мы с тобой говорили. Если хочется поскандалить, найди другой повод, этот как-то мелковат.

Кира удивленно уставилась на него, а потом ее губы дрогнули, магичка прилагала просто титанические усилия, чтобы не засмеяться, но тут Игнат подмигнул, и она не выдержала. Звонкий смех разлетелся по комнате.

– Видок ты бабник и кобель!

Демидов на это только улыбнулся.

– Егеря не сидят на одном месте, их жизнь проходит в дороге, очень немного женщин готовы разделить подобную судьбу. Да, я бабник и кобель, но пока ты со мной, я буду тебе верен.

– И долго это продлиться? – в шутку поинтересовалась магичка, голос у нее был веселым, похоже, она вправду больше не сердилась.

– Надеюсь, долго. Мир меняется. То, что мы знали несколько месяцев назад, уже неактуально. Неизвестно, есть ли у нас вообще это долго, так что, я ловлю момент, проводя его с женщиной, которую полюбил. Завтра может и не быть, поэтому для меня и для тебя есть только сегодня.

– Тогда зачем мы рвемся в эти вольные земли, ищем портал? – поинтересовалась магичка, вставая и заглядывая в ванную. – Давай, пошлем все к демонам, заберемся в глушь и встретим там вместе конец этого гребанного света. Если Интерра доживает свои последние месяцы, то я тоже предпочла бы провести их с тобой в тихом и спокойном месте, наслаждаясь каждой минутой, а не пытаясь выжить на проселочных дорогах охваченных войной княжеств. Может, нам следует поступить именно так?

Игнат покачал головой, спрыгнул с подоконника и закрыл окно.

– Мы ищем эти ворота, чтобы у нас было завтра, а также послезавтра и следующий год. А не несколько месяцев. Ладно, давай в ванную по-быстрому, и пойдем вниз, а то нас ждут.

– Блин, а ведь хотелось поскандалить, – подойдя и обняв егеря, шепнула Басаргина. – Я когда про твое очередное похождение услышала, закипела, если бы не народ вокруг, устроила бы тебе разборку с применением магических сил и нанесением увечий средней тяжести. Потом, конечно бы, подлечила.

– Да, проблемка, жена магичка – это не тихая домашняя девочка, – шепнул в ответ Игнат. – Может, свалить, пока не поздно?

– Я тебе свалю, – игриво куснув Демидова за ухо, ответила Кира и, схватив свой рюкзак, направилась в ванную. – Ко мне не приставать, – крикнула она оттуда, открывая воду, – все самое приятное отложим на вечер.

Демидов ухмыльнулся и, взяв бритву, направился следом, пора было привести себя в порядок.

– Кир, ты стричь умеешь? А то зарос я, – поинтересовался Демидов, расположившись возле раковины и небольшого зеркала.

– Нет, если только наголо – стрижка-вспышка посредством небольшого огненного заклинания.

– Ну, нафиг. Мы тут на три дня застряли, так что, думаю, Дмитрий подскажет профессионала.

– Как знаешь, – хихикнув, отозвалась Кира, забираясь в наполнившуюся ванну с ароматной пеной.

Через полчаса они спустились вниз. Игнат окинул взглядом трактир. За столом сидел Дмитрий, рядом с ним Лира, лейтенанта нигде видно не было. Похоже, его неприязнь к егерю была гораздо сильней, чем желание узнать о творящемся в мире, окружающем маленький поселок.

Усевшись за стол, Демидов посмотрел на многочисленное количество тарелочек, горшочков и бутылок, было тут довольно приличное вино для дам и литровка коньяка, точно такого же, какой Игнат пил тут несколько месяцев назад.

Димитрий, уловив согласие гостей, быстро наполнил бокалы и стопки.

– Будем, – наполняя стопки и отрезая кусок запеченного мяса, провозгласил егерь первый тост.

– Будем, – хором согласились присутствующие, и с негромким звоном сдвинули их над столом.

– Мясо божественно, – откусив кусочек срочнейшей свинины со слегка кисловатым привкусом, сказал Игнат. – Очень интересный рецепт. Повар Милоша как всегда на высоте.

– Я передам ей, – вполне серьезно сообщил Дмитрий. – Не поверишь, – продолжил он, – это его дочь, ей всего семнадцать. Хочет учиться в кулинарной академии Белогорска, хотя, честно говоря, ей хочется в Золотой город, говорят, в нем лучшая кулинарная школа, но Милош запрещает ей туда ехать, думает, вольный город изменит Миряну.

– Некуда ей больше ехать, – чуть дрогнувшим голосом произнесла Кира, – неделю назад Златоград, город магичек и мастеров, перестал существовать.

За столом повисла тяжелая давящая тишина. Кира, ни на кого не обращая внимания, взяла чистую стопку, бухнула туда коньяку и залпом выпила.

Игнат несколько секунд удивленно смотрел на свою спутницу, и только сейчас понял, что она дала волю эмоциям, все это время, она прятала в глубине души то, что чувствовала, похоже, это было сродни тому, что он испытал, увидев руины Цитадели. Это был ее город, город, охваченный огнем, а он-то, дурак, ничего не заметил. Видно, место здесь такое необыкновенное, в этом трактире открываются многие потаенные людские стороны. Как тогда мальчишка-гитарист своей песней вырвал из него потаенное, так и сейчас Кира дала волю тому, что терзало ее уже несколько дней.

– То есть как? – опешив, спросил Дмитрий.

– Кто ж подобное сотворить мог? Неужели Гильдия решила прикончить разом всех конкурентов? Да ну ей бы силенок не хватило.

– Одержимые, нелюди и кое-кто еще, – нехотя сообщил Демидов. – Таких мы еще не видели. Академия частью спаслась, уйдя порталами в Белогорск, а вот горожане… – он махнул рукой и разлил заново. Пили молча.

– Как же так вышло? – озадачился староста.

– А как так вышло, что моста больше нет? – спросил в свою очередь Игнат. – И секрет у тебя там переправу сторожит, неужели барон на вас войной двинул?

– Нет больше ни барона, ни баронства, как и женушки его похотливой. Как и герцогства Офора. Граф де Лер получил откуда-то силу страшную от магии, защищающую и войска в больших количествах, прошел он по землям сначала герцога, потом барона. На месте замка теперь руины, круг магесс третьей ступени отработал, они защиту пробили на раз. Да что там замка, там половину холма срезало. К мосту вышел небольшой отряд при магичке, мы их встретили, земли барона кончаются на том берегу, похоже, лезть дальше была инициатива их тупого командира. Короче, не вняв предупреждениям, сунулись они к нам, но у нас уже стояли ребята из вольных земель при двух ведьмах, да в гостях еще были две девушки, талантом не обделенные, из княжеств пришли недели две назад, может, чуть больше, ну да не важно. Ну, они и двинули по этим наглецам. Магичка их сбежала, а вот солдатиков мы за рекой прикопали, что осталось. А потом девки мост подорвали, чтобы к нам всякие дураки не лезли, а они все равно сунулись, за своих мстить. Не обломилось, обошлись без смертей, те сами поняли, что неправы были, и отвалили. Но пост, или как ты выразился секрет, мы там держим. Опознали тебя, поэтому пропустили, и нам сообщили, а то бы завернули обратно, а если бы заупрямился, прикопали бы на живописном холмике в предгорьях.

– И как вы порталы контролируете? – спросила Кира, налегая на какой-то хитрый салат. – Что мешает тому же графу де Леру прикинуть сюда роту своих головорезов при трех магичках? Я его знаю, сволочь он первостатейная.

– А вот это уже к ней вопрос, – ответил Дмитрий, качнув головой в сторону молчавшей и внимательно слушавшей Лиры.

– Дальше моста никто портал не откроет, – самодовольно ухмыльнулась ведьма, – мы позаботились, сейчас на много километров блокада стоит, все порталы сбивает, их просто невозможно проложить. Неужели ты не почувствовала? – спросила мигичка Басаргину.

– Чувствовала, что портал как-то неправильно открывался, с большим трудом, хотя там и двадцати метров нет. Списала на усталость, это был далеко не первый портал за сегодня. Как вы это сделали?

– Извини, но это секрет ведьм вольных земель, – улыбнулась Лира. – Расскажу, и придётся вас всех убить. – Она звонка рассмеялась и отсалютовала своим бокалом.

Правда Игнату показалась, что она не шутила, тайна блокировки порталов дорого стоит.

Какое-то время ели молча, отдавая дань кулинарному таланту дочери трактирщика. Настроение слегка повысилось, но вот Кира все же непривычно молчалива.

– Я пойду спать, – спустя час, сообщила Кира, за это время они успели с Дмитрием обсудить все интересующие их вопросы, гарнизон менялся раз в неделю, и следующая пересменка должна была состояться через три дня. Раньше никто портал не откроет. Поэтому времени у них хоть отбавляй.

– Тебя проводить? – поднимаясь, спросил Игнат.

Басаргина покачала головой.

– Отдыхай, Видок, я просто устала и хочу выспаться. А ты опять приставать начнешь, я сдамся, и опять никакого отдыха.

Дмитрий хохотнул.

– Ну, если на нас завтра никто не нападет, то можете спать, сколько угодно.

– Последние дни были тяжелыми, завтра я весь день буду пополнять свой резерв. Кстати, Дмитрий, у тебя найдутся крепкие веревки?

– Зачем тебе? – удивился стороста.

– Для Игната, – совершенно без задней мысли ответила магичка, но когда поняла, что сморозила, Дмитрий и Лира уже ржали в полный голос. Демидов же улыбался, ржать не стал, он отлично понял, с какой целью его женщине потребовались веревки.

– Интересные у вас игры, – сквозь смех заметила ведьма. – А можно я поучаствую?

Это вызвало новый приступ хохота. Даже Игнат не выдержал. Фарат же изобразил некое подобие веселья, хотя умный джинн уже обо всем догадался.

– Отчего же нельзя, можно, – улыбнувшись, отозвалась волшебница. – Я даже могу предложить тебе заменить меня. Хочешь?

Лира еще не поняла, в чем дело, и удивленно уставилась на Киру.

– Мне показалось, что ты жуткая собственница, весь вечер присматривалась ко мне, не покушаюсь ли я на твоего драгоценного егеря, и ты так легко соглашаешься на подмену, где подвох?

– Никакого подвоха, – усмехнулась Кира, вложив в сказанное столько сарказма, что Лира перестала улыбаться, понимая, что дело тут не в постельных играх. – Завтра все попробуешь, скажешь потом, каков он, мой драгоценный егерь, вдруг с тобой ему лучше будет. Так найдешь веревки, не слишком толстые, цепи тоже сгодятся.

– Конечно, найду, – ответил староста. – Но будет проще, если ты скажешь, зачем. Если, конечно, не секрет.

– Да какой уж тут секрет? – отмахнулась магичка. – Его ночью по рукам и ногам вязать нужно, иначе руки распускает, никакого житья, все постоянно чего-то требует. – Все это она говорила с абсолютно серьезным выражением лица, но Демидов разглядел в ее ярко-зеленых глазах веселых демонов. Глядя на вытянувшиеся лица ведьмы и местного руководства, она задорно рассмеялась, похоже, шуткой Басаргина осталась довольна, маленькая месть за их веселье с постельными играми. Не выдержав, она рассмеялась. – У него кокон с духом ослаб, нужно подзарядить, а это процедура болезненная, притяну его к кровати и за час подновлю.

– Может, лучше не тут, – мгновенно все поняв, предложил Дмитрий. – Дом знахарки стоит у нас отдельно от всех, там и стол чуть ли не из цельного дерева имеется. И все потребное, чтобы раненого притянуть найдется. Я с ней договорюсь, лекарка у нас не слишком сильная, но дело свое знает.

– Конечно, пойдет, не будем людям криками настроение портить. Ладно, все, пошла я, весело с вами, но мне вправду нужно отдохнуть.

Она наклонилась, поцеловала Демидова и пошла наверх.

– Приятная барышня, с неплохим чувством юмора, – одобрил купец. – Ну что, давай еще выпьем и прогуляемся к оружейнику, чтоб не в последний день все на коленке делать.

Игнат согласно кинул, и разлил еще по стопке коньяка, не забыв наполнить бокал магички из свежей, уже третьей по счету, бутылки белого сухого.

– Скоро конец запасам, – тяжко вздохнув и кивая на спиртное, посетовал староста-купец, – торговля встала, война в королевствах. Хорошего пойла теперь не достать, скоро на местный самогон пересядем. Зараза Милош, уже вдвое задрал цену на коньяк и вино.

– Это не проблема, – отмахнулся Игнат, – я при деньгах, назови сумму.

– И не думай, ты мой гость, и я угощаю, не обеднею. Так что, давай выпьем за дружбу.

– За дружбу, – согласился Видок.

Они выпили, закусили, потом одновременно потянулись к лежащей на столе пачке папирос. Улыбнулись, только вот Дмитрий распотрошил свою папиросу в трубку, изящную, из черного дерева, отделанную золотом. Явно дорогая. И почему-то очень знакомая.

– Мне ее одна магичка подарила, та самая, которая с сестрой явилась не так давно, сказала – трофей с какого-то наемника. У них приоритет был на переход, этим же вечером ушли сразу же после нападения.

Игнат пожал плечами, знакомая трубка, ну и что? Мало ли за свою жизнь он трубок видел?

– Лир, давай колись, ты ведь в курсе, чего на меня лейтенант взъелся, как его, Карл? Ты ведь это по какой-то причине не хотела при Кире говорить.

Ведьма из вольных земель отрицательно покачала головой.

– Карл. Ты неверно понял, я не знаю, в чем причина, и твоя Кира тут не причем. Когда Карл узнал, что ты был тут, и уехал, он в ярости кружку о стену расколотил и стол перевернул, я таким бешенным его никогда не видела.

Дмитрий кивнул подтверждая.

Игнат пожал плечами.

– Ну, значит, скоро выясним у него лично, думаю, он ждать не будет. Слишком свербит у Карла, что я живой по земле хожу.

– Ну что, бери свою винтовку, и пойдем до мастера дойдем, – выбив трубку в опустевшую тарелку, предложил Дмитрий, – чтоб не в последний день.

– Давай, – согласился Игнат, – все равно больше делать нечего. Да и отдохнуть мне нужно, тоже вымотался.

Купец-староста поднялся и направился к выходу, Игнат пошел следом, трофейная винтовка так и лежала в багажнике мобиля.

«Фарат, где сейчас этот Карл? Можешь найти? Надо все дела сразу закончить. Похоже, он реально зол на меня. Черт его знает, что этому вольноземельщику в башку взбредет».

«Нет его нигде, – спустя минуту отозвался джинн, – я не смог нащупать его сущность, хотя хорошо его запомнил. Возможно, он знает, как можно укрыться от подобных мне».

«Плохо это, очень плохо. Я не знаю, где ему дорогу перешёл, и на что он готов».

Достав из багажника Голема трофейный ствол, Игнат подошел к Дмитрию, и тот повел его вглубь поселка. А вот этих руин раньше не было, небольшой двухэтажный дом стоял закопченным, с провалившейся крышей, стеклопласта в окнах нет.

– Что у вас тут случилось?

Дмитрий махнул рукой, словно не хотел говорить, но все же произнес:

– Спустя несколько дней, как ты уехал, сюда пожаловала банда, какие-то каторжники беглые, рыл двадцать. Наглые, тупые, ну с такими разговор короткий – мы парламентера пристрелили, – перехватив осуждающий взгляд Игната, староста-купец только хмыкнул. – Мы с ними никаких договоренностей не имели, это не баронские дружинники, решившие поживиться, это твари без чести и совести, я с такими переговоров не веду. В общем, шлепнули мы этого придурка с белой рубахой на палке, и двух его сопровождающих, остальные разбегаться стали, палить в белый свет как в ломаный чек. Ну да, самооборонцы уже в ружье встали, начали их отстреливать, только вот у тварей этих миномет оказался, простенький, пехотный, но все равно аргумент, они его в лесу на поляне поставили в паре километров отсюда. И первым же выстрелом в этот дом, и мины как назло зажигательно-осколочные оказались. Хорошо их зачаровали, полыхнуло знатно, семья погибла, пять человек, дальше они мазать начали, только в стену потом дважды попали. Тут, наконец, наша магичка, Леона, их вычислила и долбанула по полянке метеором. Короче, жалко полянку, воронка там в пять метров, и деревья повалило по окружности. От миномета только прицел и вычислитель магический остались, мы его баронским дружинникам толкнули, хорошо заработали. А этих мы развесили на деревьях в сторону диких земель, ума не приложу, откуда они пришли, нет там никого кроме нелюдей.

Игнат спокойно выслушал историю.

– А чего пленных не взяли?

– Одного, – нехотя ответил Дмитрий, – парни были очень злы и никого не щадили. А того, что захватили, для допроса было использовать бесполезно, тупой, как черенок от лопаты, сутки мы над ним бились, а он только мычал – я не причем, был на руднике… Короче, повесили мы его. Так и не узнали, откуда банда приперлась, да еще с минометом. Но на всякий случай там сейчас секрет держим, небольшой, так, чисто приглядывать за направлением. А вот и нужное нам место, – указал староста на небольшой двухэтажный дома, стоящий на центральной улице в полусотне метров от ворот, выходящих на дикие земли.

Вообще поселение было выполнено в виде прямоугольника, метров триста в длину и около двухсот в ширину, у стен располагались разные хозяйственные постройки, а по главной улице стояли жилые дома и несколько лавок, были и короткие боковые улочки.

Игнат перехватил чей-то пристальный взгляд, но его источник так и не обнаружил. Докурив, он кинул окурок в железную урну, Дмитрий, словно только и ждал этого, толкнул дверь, над которой висела вывеска с изображением старой винтовки. Да и сама вывеска была далеко не новой, потемнела от времени, магии ни капли, хотя кому она тут нужна? Здесь почти не бывает случайных людей.

На улице почти стемнело, только горизонт был еще серым, в лавке царил полумрак и запустение, посетителей нет, длинный прилавок в паре метров от двери, несколько стеллажей с оружием. Демидов равнодушным взглядом скользнул по ним и не обнаружил ничего интересного, в основном оружие старое и явно купленное с рук, ценников не имелось, но за половину он бы и чекана не дал. Тут же была одежда для охотников, обувь, явно все зачарованное, не гражданское платье.

– Грета, – крикнул в пустоту магазина Дмитрий.

Не прошло и минуты, как наверху раздался стук каблуков, и по лестнице в зал спустилась женщина лет сорока, высокая, выше Демидова на голову, грузная, широкая в бедрах, с короткой стрижкой и фундаментальным буфером. На поясе у нее висел пистолет впечатляющих габаритов с очень длинным стволом. Окинув взглядом посетителей, она коротко кивнула и встала за прилавок.

– Вот хозяйка магазина, а попутно наш лучший оружейник. Нет такой вещи, которую она не могла бы починить. Зовут ее Грета, и, несмотря на свой вид, женщина она добрая.

Та смерила Дмитрия уничижающим взглядом, после чего обратилась к Демидову:

– Что привело вас в мою лавку, почтенный егерь? – мягким приятным голосом, который ну никак не подходил к образу, спросила хозяйка лавки.

Игнат от растерянности несколько раз моргнул, он ожидал услышать нечто напоминающего наставника по физической подготовке, который преподавал в цитадели во времена его обучения, тот мог только орать, иных интонаций от него никто не слышал.

– Добрый вечер, – почтительно кивнув, поздоровался Игнат. – Так вышло, что мне достался трофей, но он пострадал в результате его «добычи». Сможете привести эту винтовку в порядок? – Демидов положил на прилавок оружие Крученого.

Грета сначала внимательно осмотрела винтовку, не прикасаясь к ней, и только потом взяла в руки. Игнат и Дмитрий ей не мешали. Прошло минут пять, с помощью инструмента она быстро разобрала ее, разложив детали на столе. Наконец, она оторвалась от созерцания и обратилась к Игнату:

– Отличный образец, не видела такой, но, судя по клеймам, ее сделали в Мирославле в мастерской очень уважаемого в тех местах мастера Ильи Тарасова по прозвищу Пыж.

– Никогда не слышал, – пожал плечами Игнат.

– Неудивительно, его оружие очень редкое и дорогое, это не массовые штамповки, что гонят на своих фабриках мануфактурщики Яр-княжества. Ничего не имею против их изделий, но как бы это сравнить, ну, примерно, стекляшка и ограненный алмаз. Это явно рабочий вариант, сделан не для украшения княжеской гостиной, он часто бывал в деле, но прежний хозяин, кто бы он не был, о нем хорошо заботился.

– И сколько подобная винтовка может стоить?

Грета пожала своими мощными плечами.

– Затрудняюсь сказать, оружие Пыжа всегда штучное, нет одинаковых, думаю, где-то около семисот чеканов.

Демидов присвистнул, он ожидал услышать максимум триста. Владелица лавки вскинула бровь.

– Год назад винтовка, сделанная Пыжом для одного покойного нынче графа, с тремя стволами, золотой инкрустацией и гравировкой была продана на аукционе в Белогорске за девять с половиной тысяч. Так что, можно сказать, сейчас предо мной бюджетный вариант. Тут стандартная только батарея, похоже, владелец менял ее, поскольку она хоть и усилена руной, но работа не Тарасова. Даже переходник на стандарт пришлось делать. Кстати, ее придется менять, у меня есть такая, новенькая, обойдется вам в двадцать два золотых, руна пострадала, так что, если нужна, то придется добавить еще сорок пять. Дальше ложе, его я поправить смогу, несколько трещин я заделаю, дорого не возьму, не больше пяти чеканов. Но вот парочку деталей спускового механизма, – она указала на поврежденный подаватель, – придется изготовить. Ничего сложного, но займет часов десять. Так что, на все про все нужны сутки. Если вы, конечно, готовы платить. Новые обойдутся вам в пятнадцать каждая. – Она поморщила лоб. – Итого – сто два, но из уважения к вам скину пару золотых – с вас сто чеканов.

Игнат присвистнул, эта сумма была примерно на сорок золотых больше, чем он прикидывал. Он задумчиво потер подбородок, решая, стоит раздолбаная эксклюзивная винтовка таких трат. Его вполне устраивала его Ярка.

– И каковы ее характеристики? – решив уточнить потенциальные возможности оружия, поинтересовался он.

Грета пожала плечами.

– Могу только предполагать, крупный калибр 14х32, довольно редкий, пули тоже делали на заказ – бронебойные и экспансивные, – она покрутила в руках одну извлеченную из слегка погнутого малого магазина. – Емкая батарея, дольно длинный ствол, правда, при этом очень легкая. – Прицел, – она взяла непострадавший девайс и посмотрела в него, – выставлен на пять сотен метров, а учитывая поправки, думаю, хороший стрелок сможет без особого труда работать на километр. Это снайперское оружие для больших дистанций по защищенным целям. После ремонта оружие будет стоить около шестисот, хотя это примерно, знаток работ Пыжа может сказать точнее.

– Хорошо, – согласился Игнат. – Чек княжеского банка устроит?

Грета покачала головой.

– На кой он мне, сейчас я отрезана от княжеств гражданской войной, и по слухам там тоже неспокойно. Так что только нал.

Игнат прикинул свои запасы золота, на трофеях с дружинников он заработал сто шестьдесят чеканов, и кое-что в заначке было, итого около двухсот, еще около двадцати серебром.

– По рукам, – согласился он, – у меня имеются средства. Завтра утром занесу. Или прямо сейчас нужно?

– Нет, можете не торопиться, я верю вам.

– А я за него поручусь, – поддакнул Дмитрий. – В крайнем случае, ты станешь обладательницей отличной винтовки, которую поселок у тебя выкупит в последствие.

– И то верно, – засмеялась Грета. – До завтра, работать я начну прямо сейчас. Самой не терпится, – она любовно провела рукой по покореженному ложу. – Чем вы ее так?

– Боевым пульсаром, – ответил Игнат. – До завтра.

– До завтра, – отозвалась владелица лавки, было видно, что мыслями она уже не здесь.

Демидов шагнул к выходу, Дмитрий шел следом. Распахнув дверь, Игнат поймал лицом холодный порыв воздуха. Осень.

Неожиданно все вокруг него стало менее четким. Игнат не сразу понял, что джинн повесил тьму, повесил самостоятельно, без приказа, такое случилось впервые. Игнат поднял глаза, в метре от него, двигаясь примерно сантиметр в секунду, в него летела пуля, точно летела, прямо в голову, винтовочная, усиленная руной, разглядеть знак он не смог, но судя по красной насечке зажигательная. Игнат сделал шаг в сторону и вытащил пистолет, вот в непроглядную для стрелка темноту вошла вторая пуля, а за ней еще одна, покушавшийся на него человек опустошал магазин, стараясь все же поразить Игната. Цель он видеть не мог, что происходит за тьмой тоже, поэтому действовал по наитию. Любой ценой! Но это был неверный вариант, он не сталкивался с подобным, а то бы уже попытался скрыться.

«Где он, Фарат?»

«Башня крепостной стены, открытая площадка в сотне метров», – ответил джинн и прислал мыслеобраз. Темный силуэт на фоне ночного неба виден плохо, но виден. Для пистолета очень далеко, не достать.

«Ускорение», – приказал Игнат и рванул к убийце. Он был уверен процентов на девяносто, что это Карл, или его человек, действующий по приказу лейтенанта. Что такое сотня метров с новыми возможностями джинна? Меньше пяти секунд, стрелок только успел сменить опустевший магазин и взять на прицел лавку, в которой больше не было тьмы. Видок не оборачивался, но надеялся, что Дмитрий догадается укрыться в царстве Греты. Когда егерь оказался метрах в двадцати, тот повел стволом, ища свою строптивую цель.

Демидов стрелял навскидку, пули выбили каменное крошево из парапета, за которым укрывался убийца, вся стена вокруг поселения была из бревен, кроме башен, куда было можно установить пулеметы, или малую артиллерию. Тот отпрянул и рухнул на плоскую крышу, полностью спрятавшись за метровым каменным бортиком. Игнат же прижался к основанию башни, укрывшись в мертвой зоне.

«Надеюсь, у него нет гранат», – проскочила в голове быстрая мысль.

«Сомневаюсь, – тут же отозвался джинн, который ее перехватил. – С крыши спуск всего один, он ведет в коробку с пулеметными гнездами, людей в башне нет, выход на стену справа и слева. Больше ему никак не уйти. Башня восьмиметровая. Спрыгнуть, конечно, можно, он ведь слабенький магик».

Игнат бы и сам без особых проблем смог спрыгнуть с подобной высоты. Стрелок может уйти.

– Эй, Карл, поговорим? – крикнул Видок, меняя магазин на полный в надежде, что наверху именно лейтенант дружинников.

– Не о чем мне с тобой разговаривать, ты все равно скоро сдохнешь, – раздался сверху голос, полный ненависти и презрения.

– Наверное, ты прав, все мы кандидаты на скорое и безвременное упокоение. И пока мы еще живы, может, расскажешь, что я тебе такого сделал, я вроде никому в вольных землях дорогу не переходил. Разве что тройку упырей на тот свет спровадил.

– Ты брата моего убил, – зарычал сверху Карл. – Непутевый он был, но это самый мне близкий человек, заботился обо мне, когда родители померли, а ты его в живот пулей. Тарас рассказал.

– Сволочью твой брат был, он людей грабил и убивал, женщин насиловал, меня убить хотел. И за этого подонка ты мстишь? Тогда ты не гвардеец, ты падаль. И если у тебя осталось хоть капля чести, слезай, обещаю тебе поединок. Все равно умрешь, но как мужик. И твой брат мужиком не был, сдох, как падаль, сначала пулю в брюхо словил, а потом я его в голову добил.

Это оказалось для Карла последней каплей, Игнат как раз смотрел вверх, человеческий силуэт перемахнул бортик и начал падать, у земли его полет замедлился, и крепкий мужчина плавно опустился в трех шагах от него. Лицо дружинника было закрыто какой-то хитрой повязкой, только глаза сверкали. Винтовки в руках у него не было, зато в кобуре имелся пистолет и боевой нож. Но за стволом он даже не потянулся, нарочито медленно и демонстративно вытянул из ножен тесак.

– Давай по-мужски без твоих фокусов, – раздался приглушенный голос Карла из-под «маски».

Игнат сунул пистолет в кобуру и обнажил свой кинжал. Он знал, что этот гвардеец ему не соперник, все кончится очень быстро, похоже, Карл очень плохо представлял, что такое егерь, он был знаком с охотниками на нелюдь из вольных земель и мерил по ним.

– Без фокусов, так без фокусов, – согласился Демидов.

Он увидел спешащего к ним Дмитрия. Несмотря на то, что с момента, как все началось, прошло всего пара минут, староста смекнул, что случилось, и даже успел к развязке.

– Остановитесь, – властно крикнул он, замерев шагах в пяти, и тяжело дыша.

Но Карл и Видок проигнорировали этот окрик, они смотрели только друг на друга, сейчас мир сузился до восприятия противника, больше ничего вокруг не существовало. Карл, поигрывая клинком, не спеша пошел на сближение, на вопли Дмитрия, который сулил обоим страшные кары, он не обращал никакого внимания. Резкий взмах, вернее для обычного человека это был бы очень быстрый удар, но Игнат даже не прибег к помощи Фарата, просто отступил, и нож свистнул в пяти сантиметрах от горла. Он ударил в ответ, но Карл проворно отскочил, сделал еще один широкий взмах, отгоняя противника.

Отшагнув в сторону, Игнат обозначил мах, а потом ударил ногой под колено. Карлу снова повезло, бойцом он был опытным, похоже, почуял подвох и успел убрать ногу. Потом резко ускорившись, сократил дистанцию и ударил справа, метя в левый бок. Больше шансов несостоявшемуся убийце он не оставил. Левая рука с минимальным ускорением отбила удар, саданув по предплечью лейтенанта, тот взвыл и выронил клинок. Демидов скользящим шагом мгновенно оказался рядом и ударил снизу вверх и наискось, никакой защиты на Карле не было, только черная куртка, от которой воняло сыростью и затхлостью, необычный клинок с хрустом вошел точно под ребра и пробил сердце. Секунда, и камень на рукояти мигнул, сообщая, что поглотил очередную жизненную энергию. Фарат недовольно заворчал. Игнат резко выдернул оружие, и мертвое тело свалилось под ноги. Вытерев лезвие об одежду убитого, он посмотрел на Старосту.

– Что? – с вызовом спросил он, убирая клинок в ножны. – Он в меня стрелял, я его убил, эта тварь такая же, как его брат, который грабил и убивал людей.

Дмитрий несколько долгих секунд смотрел на Игната, потом махнул рукой и молча пошел в сторону дома, где разместились дружинники. Игнат же отправился следом.

Разбирательство было шумным, но надолго не затянулось, шутка ли, лейтенант, гвардеец вольных земель, оказавшимся братом бандита и убийцы, пытался завалить егеря, который пристукнул его брата. Дмитрий слышал почти весь разговор и подтвердил слова Игната слово в слово. Да и запись с «ока», с которым Демидов не расставался, подтвердила все вышесказанное. Бойцы Карла смотрели на него зло, но права качать не решились. Сержант, принявший командование, дернул щекой, и недовольные сразу заткнулись. Похоже, его авторитет среди подчиненных был абсолютным.

Продолжать посиделки после подобного не хотелось, Игнат распрощался с Дмитрием и отправился отдыхать.

Дверь едва слышно скрипнула, только чуткий слух егеря смог уловить этот скрип. Кира спала, зарывшись в одеяло. Видок разделся и нырнул под свое, которое магичка не успела захватить, уж что-что, а воровать одеяла она умела и любила. Минута, и он уже спал. Последний месяц выдался очень богатым на события, такой насыщенной жизни у Демидова не было никогда. А завтра Кира собиралась слегка кокон подтянуть, так что силы ему понадобятся.

Глава восьмая. Насыщенные дни.

Проснулся он поздно и один. За окном было пасмурное небо, внутренние часы показывали, что сейчас около десяти утра. Лег он рано, еще полночь не стукнула. Потянувшись и хрустнув шейным позвонком, Демидов выбрался из-под теплого одеяла.

«Фарат, где Кира?»

«Два часа назад ушла, сейчас находится в доме местной магички, — доложился джинн. – Совсем ты, егерь, мне на шею сел, как вы, люди, говорите».

«Ага, кто еще на чьей шее сидит, — усмехнулся Демидов, натягивая портки, – последние два месяца я для тебя столько народу убил… Так что, кончай права качать».

«Не для меня, ты их убивал, а потому, как на пути твоем вставали. И половину из них помог пристукнуть я. Так что, вполне справедливо, что я считаю, что ты меня нагло эксплуатируешь».

«Какие умные слова от «пассажира», — усмехнулся Игнат, застегивая пояс с кобурой, – эксплуатирую. Ты меня – я тебя. Давай отринем взаимные упреки, кто у кого на шее сидит».

Джинн на это ничего не ответил, скорее всего, он остался при своем мнении.

Умывшись, Игнат надел рубаху, сверху куртку, кольчугу он как убрал в сумку по приезде так и не доставал, Кира ее зачаровала еще в Белогорске, так что егерь не опасался, что ее кто-то может украсть.

К счастью, в корчме Милоша народу собралось немного, а если считать по головам, кроме троих дружинников вообще никого не было. Игнат ожидал, что они начнут выяснять отношения, но бойцы вольных земель только кивнули и вернулись к своим тарелкам.

Игнат успел расправиться с завтраком и допивал кофе, когда на пороге появилась Кира, она быстрым шагом подошла к столу и уселась напротив и уставилась на Демидова, молчание затягивалось.

– Что? — немного, но резче, чем хотел, спросил он, доставая последнюю и наполовину пустую пачку папирос.

— Что? – возмутилась магичка. — Да ничего, Видок. Угадай, какие первые новости мне сообщили, когда я спустилась сюда?

-- А чего гадать? – усмехнулся егерь. – Скорее всего, тебе поведали о том, как в меня вчера стрелял лейтенант дружинников из вольных земель, а потом я его убил.

– И?

– И все, Фарат спас мне жизнь, он самостоятельно, без всяких приказов, повесил тьму, остановив пули.

– Своевольничает твой «пассажир».

– Пускай так, но если бы не он, эта сволочь развалила бы мне голову с первого выстрела. Карл стрелял наверняка, без шансов. Я убил его брата. Помнишь, рассказывал про троицу, которая решила меня грохнуть после того, как я убит ветрюхов?

Басаргина кивнула.

– Ну вот, он был младшим братцем одного из них. Так что, закрыли тему. А ты где была?

– С местной магичкой договаривалась. Не будем портить людям отдых твоими криками. Дом Леоны стоит особняком, у нее большой участок, ори, сколько влезет. Стола специализированного у нее нет, но есть добротный рабочий и цепи с зажимами. Так что, давай туши свою папиросу и пошли. Будет больно.

– Такое ощущение, что тебе это доставляет удовольствие, – раздавив окурок в пепельнице, прокомментировал Демидов.

– А как же, – хитро улыбнулась Басаргина, – не все же тебе пытаться меня убить. Дай и мне шанс.

– Согласен, пытайся, правда, оба раза ты меня размазала своей магией. Подожди пару минут, мне нужно деньги взять, чтобы расплатиться с Гретой, хозяйкой оружейной лавки, она взялась отремонтировать наш трофей, вышло дороговато.

Кира вопросительно приподняла бровь.

– Ровно сто чеканов. Но винтовка того стоит.

– Потянем. И я так понимаю, чек белогорского банка она не возьмет?

– Кому в этой глуши нужен чек? – усмехнулся Игнат. – Здесь с ним разве что в туалет можно сходить. Ну ладно, подожди, я быстро.

Он поднялся в номер и достал мешочки с золотом, которые передал ему за автоматы староста Пограничного. Хорошо, что случился этот приварок на трофеях, своих сбережений у Игната было чуть меньше половины суммы. Разложив деньги по двум зачарованным мешочкам, он направился вниз.

До оружейной лавки добрались без приключений, только местные провожали парочку гостей заинтересованным взглядом. Оно и понятно, новости, которые они привезли, и вечерняя перестрелка наделали много шума и внесли яркие краски в жизнь небольшого поселка на границе людских и диких земель. Грета приняла деньги, заверив, что к вечеру все будет готово.

Дом Леоны и вправду стоял особняком, магичка четвертой ступени имела определенные привилегии перед остальными жителями. Был он довольно новым и добротным, сложен из больших каменных глыб, в два этажа под красной черепичной крышей, и вообще ладным и ухоженным.

– А на заднем дворе у нее небольшая теплица, метров в двадцать, – поведала Кира. – Там она выращивает довольно редкие травы, один куст огнецвета стоит целого состояния, очень редкое растение, в Белогорске цветок стоит чекан, а лист около двадцати чеков. И то, если поставки из королевств стабильны, а если их долго нет, то цена возрастает вдвое. И этот кустик не все редкие травки, что в ней растут.

О травах егерь знал не слишком много, хотя несколько раз брал заказы на поиск в диких землях новых образцов.

– А почему твоя тетка не выращивает этот огнецвет на заднем дворе?

– А не выходит, не растет он нигде, кроме этих гор, никто не знает почему. Он по идее и тут расти не должен, на мой вопрос, как Леоне это удалось, та только хмыкнула. Оно и понятно, подобный секрет стоит много золота.

Она без стука толкнула дверь и вошла внутрь.

Леона оказалась невысокой, похожей на девушку-подростка магичкой, вся такая хрупкая, острый носик, большие темные глаза, короткая стрижка красиво обрамляла лицо светло-русыми волосами. Но, как и любая магичка, она была красива и притягательна.

Кира быстро представила их друг другу, после чего хозяйка махнула рукой и повела гостей вглубь дома, распахнув дверь и активировав свет, спустилась в подвал.

– Моя лаборатория, – обведя рукой, с гордостью похвалилась она.

– Впечатляет, – глядя на различные склянки, кубы, руны и артефакты проникся Игнат.

– Ну что, милый, готов к боли?

Демидов подначку проигнорировал. Кира хмыкнула.

– Раздевайся по пояс и ложись на стол.

Видок выполнил приказ: стянул куртку, затем рубашку, сапоги – не дело лезть в обуви там, где Леона готовит зелья.

– Красавчик, – оценила его хозяйка. – Кир, не одолжишь мне его на сегодняшнюю ночь? Люблю таких.

– Самой мало, – беззлобно огрызнулась Басаргина, но Игнат уловил недовольство в ее голосе. Похоже, ее начинали напрягать женщины, которые претендуют на него даже в шутку.

– Ну, нет, так нет, – не особо расстроившись, согласилась Леона и извлекла из сундука цепи с браслетами. Впечатляющие такие цепи, хрен порвешь.

– А ты, похоже, знаешь толк в постельных играх, – подколола в ответ Кира.

– Знаю, – со смехом согласилась Леона, – вы многое теряете. Но навязываться не буду.

Она быстро пропустила цепи через кольца, которые были вделаны в монументальную столешницу, похоже, на нее ушла половина довольно могучего дуба. Потом кандалы сомкнулись на запястьях и щиколотках, потом в ход пошли страховочные ремни, под голову Леона положила маленькую крепкую подушку и только после этого притянула ее кожаным ремнем.

– Дернись, – попросила Кира.

Игнат начал трепыхаться, но даже не мог нормально пошевелиться. Басаргина осталась довольна, она подошла к столу и провела острым ноготком по груди сверху вниз.

– Хорошо зафиксированный мужчина всегда с женщиной, никакого пива и друзей алкашей.

Фарат на это заскрипел, изображая смех, похоже, шутка ему понравилась. Демидов глубокомысленно хмыкнул, выражая максимум скепсиса. А вот Леона заливисто рассмеялась. Она сунула в рот Игната капу.

– Пожелала бы вам расслабиться и получить удовольствия, но этого не будет.

Она отошла в сторону, уступая место Кире.

– Готов?

Игнат покачал головой. Магичка усмехнулась, от нее плеснуло силой, легкая рука легла на правую сторону груди. Затем пришла боль, такая, что Игнат рванулся вперед, умудрившись порвать кожаный ремень, который держал голову. Пришлось останавливаться и заново фиксировать голову.

Пока Леона снова притягивала его к столу, Демидов старался отдышаться, по щекам текли слезы. Такого он не испытывал никогда, долгие годы магички и маги обновляли ему кокон, было больно, но терпимо, но то, что сейчас, ни в какое сравнение не шло, такое ощущение, что Кира пыталась разодрать ему грудь. Он прислушался к себе, Фарат не откликался, похоже, что его оглушило.

– Ты как, выдержишь? – склонилась к нему Басаргина. – Может, тебя отключить?

– Выдержу, – прохрипел Игнат, выплюнув капу. – А отключать меня нельзя, я от боли сам вырублюсь, посторонние вещества или заклинания могут разрушить кокон. Так что, делай.

Кира кивнула. «Было бы чего разрушать», – подумала про себя волшебница, и вновь вставила капу в рот.

– Держись.

Всплеск силы, маленькая рука опускается на грудь. Адская боль терзала его всего несколько минут, потом он потерял сознание. Когда он пришел в себя, то не сразу смог понять, где находится, в подвале не было окон, света тоже. Сев, Игнат потер запястья. Кожа на них была содрана, похоже, он рвался сильнее обычного и, судя по запаху, раны обработали какой-то мазью. Тело болело, словно его долго били, а вот кокона он не ощущал вообще.

«С пробуждением, – поприветствовал его Фарат, прислав мыслеобраз. – Эти две криворукие так и не смогли восстановить кокон, он почти полностью разрушился, остался только маленький кусок, к которому я привязан, и я просто не дал стереть его, иначе погиб бы тоже».

«Хреново, – согласился Демидов, спрыгивая на пол и едва не падая, ноги держать отказывались. – И что дальше? Теперь тебя вообще ничего не сдерживает?»

«Ну, технически я мог бы захватить твое тело в любой момент, а поскольку твоя женщина об этом знает, тебя заперли».

«Тогда у нас проблема».

«Верно подмечено, – согласился джинн. – Эту деревенскую колдунью я бы в два счета обвел вокруг пальца, но Кира – другое дело, слишком хорошо она тебя изучила».

«А тут прохладно, – натягивая рубашку, а затем и куртку, поеживаясь, заметил Игнат. – А еще ты наивен, если бы не Кира, эта деревенская ведьма даже от стола бы тебя не отвязала, пришел бы Дмитрий с парочкой дружинников и Лирой, и быстро убили бы и тебя и твое новое тело. Так что, забудь. А теперь давай, поговорим. То, что кокона нет, очень плохо, ты фактически свободен. Одержимым я становиться не хочу. Вариантов у нас немного. Первый – ты меня сейчас же захватываешь, и нас убивают. Второй – ты даешь мне клятву, затем меня захватываешь, и может, проживешь в моем теле энное количество времени. Третий – мы продолжаем жить нашим сложным симбиозом. И четвертый…»

«Да, четвертый… Пока ты валялся в отрубе, я тут кое-что придумал. И четвертый вариант нравится мне гораздо больше».

«Ну, давай, жги», – решил дать слово пассажиру Игнат.

«Ты находишь мне тело, которое я затем захватываю и живу себе спокойной жизнью. Благодаря нашему союзу я нахожу некоторые прелести в том, чтобы быть человеком».

«Не смешно, – отозвался Игнат, забираясь обратно на стол. – И в чем смысл? Я получаю одержимого? Признаю, ты очень сильный дух, но зачем мне это делать? Я егерь, убивать одержимых – моя работа. Это мало чем отличается от первых двух вариантов».

«Да нет, отличается, – мгновенно среагировал Фарат. – Во-первых, твое тело останется при тебе, мои умения тоже. Ты даже не подозреваешь, что можешь использовать их состоятельно. Вернее не так, ты не подозреваешь, что я использую твое тело для их реализации. А во-вторых, ты официально введешь меня в мою новую жизнь, и мое существование документировано признают гильдия, лига и братство, на которое я, кстати, впоследствии собираюсь работать».

«Охренеть», – выдал Игнат, выслушав джинна, и самое интересное этот план в такой постановке вопроса был вполне выполним.

«Можешь не отвечать, я уже знаю, что ты задумался над этим предложением. То, чье тело ты мне предоставишь, должно меня устроить, я полностью поглощу его личность, не останется ничего».

«Ты понимаешь, что даже за идею о создании одержимого меня изгонят из братства, а потом инквизиторши с радостью запалят костер».

«Понимаю, но думаю, твои братья егеря пойдут тебе навстречу».

«Скорее они уничтожат нас».

«Я рассматривал подобное развитие событий и готов рискнуть. Кроме того, я же не прошу тебя вселять меня в тело какого-нибудь добропорядочного горожанина, мне подойдет любой бандит, приговоренный к смерти. А можно и душевнобольного, каждый год находятся несколько десятков дурачков из низших магов, которые экспериментируют со своими силами, в итоге заканчивая свое осознанное существование, и пребывают в клинике магических недугов».

«Допустим», – задумчиво произнес Игнат в пустоту подвала. Фарат очень долго был с ним, и нахватался множества человеческих привычек. И вполне возможно, он будет не типичным одержимым. И магички, и инквизиторши, ну и конечно, братство егерей не отказались бы от подобного эксперимента.

«Клятва», – в один голос произнесли егерь и джинн.

«Хорошо, – согласился Игнат. – Я егерь Игнат Демидов, по прозвищу Видок, клянусь, что проведу переговоры с магической гильдией, лигой инквизиции и братством егерей о предоставлении джинну Фарату возможности получения собственного тела. Если Фарат в точности будет соблюдать пункты принесенной им клятвы». После чего Игнат проколол себе палец и начертил на столе руну верности. Накрыв ее ладонью, он зажмурился, острая быстрая боль, и вот уже руна отпечаталась на запястье.

«Я доволен, – отозвался джинн, – теперь моя очередь. Я джинн Фарат, существо из иного мира, клянусь, что не попытаюсь захватить тело Игната Демидова, не попытаюсь умертвить его каким-либо иным способом. Обязуюсь, как и прежде, содействовать ему в борьбе с его врагами, из какого бы мира они не пришли. Сила моей клятвы действует, пока Игнат Демидов соблюдает пункты нашего договора».

Джину никаких рун чертить не было необходимости, он существо магическое, потустороннее, он не может нарушить своего обещания.

«Ну, если так, то давай отсюда выбираться».

Игнат поднялся по лестнице и постучал в крепкую дверь. Несколько секунд в доме царила тишина, потом где-то вдалеке застучали каблуки, кто-то быстро шел к спуску в подвальную лабораторию. Вскоре к нему присоединились еще одни шаги, они были гораздо легче первых.

– Игнат, – раздался из-за двери обеспокоенный голос Киры, – с тобой все в порядке?

– Открывай, Русалка, это все еще я. Да не беспокойся ты так, мы договорились.

– Не дергайся, – предупредила магичка, – если ты одержим, сожгу на месте. Как открою дверь, стоишь, не двигаешься и позволяешь провести полное обследование.

– Хорошо, – согласился егерь. – И что, даже жалко меня не будет?

– Будет, – зло ответила Кира, – но это будешь уже не ты. Все, не дергайся, снимаю заклятие.

Игнат почувствовал всплеск силы, дверь начала приоткрываться. Но Леона решила подстраховаться, как только егерь оказался в поле видимости, магесса выпалила в Демидова каким-то парализующим заклятием, так и застыл он на верхней ступеньке, вытянувшись по стойке «смирно».

– Ну и зачем? – спросила Басаргина. – Как я теперь через твою магию буду сканировать джинна?

Леона виновато развела руками, после чего щелкнула пальцами, и заклятье развеялось.

Игнат едва не загремел по ступенькам, и вынужден был ухватиться за перила. Леона оказалась довольно дерганой и едва не послала в него молнию. Во всяком случае, вокруг ее правой кисти начали метаться маленькие электрические искорки.

– Хватит дергаться, – даже не посмотрев на напарницу, попросила Басаргина, – если бы он был одержим, он бы нас уже атаковал, а не ждал, когда я его выведу на чистую воду.

Хозяйка дома руку все же не опустила и заклинание не развеяла, на слово она верить никому не собиралась.

– Странно, что куртка из шкуры ветрюха не отразила паралич, – заметил Игнат, восстанавливая равновесие. – Давайте уже, сканируйте.

Кира шепнула простое заклинание, только вот джинна не смогла почувствовать, на этот раз шкура нелюди, из которой была изготовлена верхняя одежда егеря, блокировала слабое заклинание.

– Видок, распахни куртку.

Демидов послушно расстегнул все пуговицы. Теперь, когда ничего не мешало, магичка мгновенно определила джинна, который, как и положено приличному духу, находился в жалких остатках кокона.

– Все в порядке, он не одержим.

Леона развеяла заклинание.

– Вот и хорошо, – вполне искренне заявила она. – Поужинаете со мной?

Игнат покачал головой.

– Нет, нам нужно поговорить наедине и многое обсудить. Спасибо за гостеприимство, мы тебе что-то должны?

Поселковая магичка отмахнулась.

– Я получила много интересной информации, считай, что она – плата за простой моей лаборатории.

До постоялого двора Милоша шли молча. В обеденном зале было очень много народу, свободных мест не осталось. Похоже, ледяной ветер с гор загнал людей сюда, дабы согреться и не только теплом от огромного камина, в котором ревело магическое пламя, но и энным количеством горячительных напитков.

– К лучшему, поедим в номере, – окинув взглядом гудящий народ, подвела итог Кира.

Она пробилась к стойке и быстро сделала заказ. Какой-то здоровенный мужик, которого магичка подрезала, попробовал возмутиться, но магесса материализовала на ладони маленькую шаровую молнию, и агрессивный субъект, съежившись, извинился. Было довольно забавно смотреть на двухметрового бугая с лысой головой, который теперь активно делал вид, что он совсем маленький, и его тут вообще нет.

Стоило закрыться двери в номер за спиной егеря, Кира резко развернулась и, обвив его шею руками, начала целовать. Игнату даже не нужно было прибегать к услугам джинна, чтобы понять, магичка очень испугалась, когда кокон рассыпался в прах, она боится потерять его. Он прижал ее к себе и начал успокаивающе гладить по голове.

– Я не знаю, как так вышло, – виновато, едва слышно, произнесла она, уткнувшись лбам в плечо, – делала точно так же, как в прошлый раз. Только вот ты кричал и рвался, словно я на запчасти тебя разбираю, потом отключился. Вот тут все и пошло наперекосяк. Пока ты пребывал в сознании, кокон понемногу укреплялся, и я не сразу поняла, что он буквально тает, а когда поняла, было уже поздно. Остался жалкий клочок, к которому привязан Фарат, его больше ничего не сдерживает. Он в любой момент может подавить твою волю и разум.

Игнат отстранил Киру и заглянул в ее яркие зеленые глаза, полные слез.

– Ты ошибаешься, милая, его сдерживает вещь гораздо более крепкая, чем кокон. Клятва! Когда я пришел в себя, мы поговорили и пришли к соглашению, он дал клятву, я тоже.

«Не хочешь ей рассказать?» – ехидно поинтересовался джинн.

«Сейчас это не важно, – ответил Игнат, – не мешай. Чуть позже я ей все расскажу».

– Иди мыться, от тебя плохо пахнет, мужичачиной воняет, – копируя капризную интонацию своей тетки, попросила Басаргина, демонстративно зажав нос. – Ты очень сильно пропотел, пока я попыталась кокон зарядить.

Игнат принюхался, и правда, от него пахло так, словно он бежал через лес, улепетывая от парочки нелюдей.

Кира порылась в рюкзаке и нашла сменную рубашку чистую, но с так и не выведенным пятном крови. Демидов попытался вспомнить, кому она принадлежала, но не смог.

Забравшись в ванну, за пару минут наполнившуюся горячей водой, он блаженно вытянул ноги. Здесь, на периферии, было гораздо меньше пласта – наследия переселенцев, вот и эта ванная была уже металлической, толстая, покрытая какой-то эмалью, и наверняка жутко тяжелой. Выбив из пачки папиросу, он прикурил и блаженно закрыл глаза, разбитое тело медленно приходило в себя, а горячая вода только способствовала этому. Стряхивая пепел в забытый кем-то стакан, Игнат прикидывал, что делать дальше. Пока пунктом номер один было добраться до Тамары, а вот дальше? Остановить нашествие можно только одним способом – уничтожить чужой артефакт, не будет долбаных ворот, которые могут открыть одержимые высшими духами люди, и все закончится, конец вторжению, Интерра в безопасности. Вот только он сомневался, что уничтожить артефакт возможно, иначе бы от этой опасной штуки избавились бы, как только дошло, чем она может грозить.

Теплая вода действовала расслабляюще, и егерь сам не заметил, как уснул. Проснулся от того, что кто-то гладил его волосы. Хотя, что значит кто? Открыв глаза, он увидел лицо Киры.

– Вылезай, ужин принесли, – сообщила она. – Я пока магией не дам ему остыть, нет ничего хуже, чем холодное мясо.

Игнат кивнул и взялся за мочалку, которую она ему бросила. Через десять минут он вышел к столу, даже штаны не стал натягивать, только выстирал трусы, а Кира за пару секунд высушила их заклинанием.

Ужин вышел веселым. Кира много шутила, рассказывая какие-то совершенно невероятные байки из своей магической практики. И если бы Демидов знал ее хуже, то подумал бы, что все в порядке, но это было не так, магесса пыталась скрыть свое волнение. Похоже, она была не на шутку обеспокоена. Наконец, все было съедено и выпито. Игнат планировал перенести общение в горизонтальную плоскость, но Басаргина покачала головой.

– Рассказывай, – попросила она мягко, но было понятно, что отступать она не собирается.

Фарат на это только хмыкнул: «Я же тебе говорил, что она не отстанет». Теперь, когда кокона не стало, они могли общаться мысленно. Игната это слегка напрягало, фактически джинн мог прочитать любую мысль в его голове. Никаких секретов и приватности.

– Мы договорились, принесли взаимную клятву, – наконец произнес он, обращаясь к магичке, которая с ожиданием смотрела на него. Но понимая, что Кира все равно не отстанет, он пересказал суть этого разговора.

– Ты с ума сошел? – вскочив, закричала она. Ее лицо с маленькими точками веснушек пошло красными пятнами, кулачки сжаты, да с такой силой, что побелели.

Игнат удивленно вскинул бровь.

– Милая, ты чего так испугалась? Я вроде тебе все объяснил.

– Лига за такое на костер тащит, даже не за такое, а за мысли о таком, – возмущенно закричала Кира. – А ты обо мне подумал? Я ведь люблю тебя, идиота.

– Спокойно, – поднимаясь, ответил Игнат, – давай без надрыва. Клятва предусматривает лигу, гильдию и братство, все это произойдет только после того, как баланс происходящего вернется к норме, потом мы будем разговаривать. Я тоже тебя люблю. – Он притянул ее к себе и поцеловал.

«О, сейчас жара будет, – прокомментировал Фарат. – Жалко не могу запастись копчеными колбасками, с ними на вас смотреть гораздо веселее. И не надо говорить, что заточишь меня в кокон на пару месяцев. Хрен тебе, нет больше кокона».

«Еще одно слово, – мысленно произнес егерь, – и я разорву клятву, и будь, что будет. Так что, приглуши свои скабрезные комментарии, сиди тихо, как лесовик в засаде. Еще один звук, и я клянусь, найду способ восстановить твой кокон».

«Все, все, – сразу сдал назад джинн, – можете делать, что хотите, я не подсматриваю, будем считать, что я сплю».

«Ага, спишь, – хмыкнул Игнат. – Прикинься тихим призраком – не видно и не слышно, а то действительно осерчаю».

«Ох, какие мы грозные, – послал джинн Игнату мыслеобраз, где тот выглядел очень сердитым. – Все, умолкаю».

– Видок, ты со мной или где-то витаешь? – пробился через этот «внутренний монолог» голос Киры.

– С тобой, с тобой, – улыбнулся Игнат и начал растягивать пуговицы на блузе девушки. – Нужно было усмирить одно очень непоседливое существо, которое, лишившись кокона, начало активно участвовать в моей сексуальной жизни.

– Сидит комментирует? – рассмеялась магичка, она уже давно привыкла, что Фарат за ними шпионит.

– Пытался, но теперь делает вид, что его там вообще нет. Ладно, а теперь нам пора делом заняться.

Утром встали поздно, на улице зарядил холодный осенний дождь, и выбираться из-под теплого одеяла жутко не хотелось.

– Господин егерь, – раздался из-за двери женский голос, – можно посуду забрать?

«Фарат, кто там?»

«Это очевидно, ну кто может на постоялом дворе спрашивать про посуду? Конечно же великая княгиня белогорская».

Кира сомнениями не страдала, щелкнула пальцами, и ключ сам по себе провернулся в замке.

– Можно забрать, – крикнула она и зарылась в одеяло.

Дверь распахнулась, и в комнату вошла подавальщица. Она с пониманием бросила взгляд на разбросанную по полу одежду и, быстро составив грязную посуду на поднос, исчезла, оставив после себя запах свежего хлеба.

– Есть захотелось, – раздалось из-под одеяла.

– Как желает моя госпожа? – садясь и зевая, поинтересовался Игнат. – Приказать сюда завтрак доставить или сами спустимся?

– Сами, – ответила магичка и, выбравшись из-под одеяла, потянулась, после чего, резво вскочив, побежала в ванную.

Игнат же уселся поудобней. Как же он любил подобные спокойные дни, вот уже без малого два дня они никуда не бегут, их никто не пытается убить, они просыпаются вместе.

«Малодушничаем, – саркастично заявил Фарат. – Хочешь с ней наверстать потерянное?»

«Сволочь ты бестелесная, ни мозгов, ни такта, – мысленно и очень зло ответил Демидов. – Нет, я точно поинтересуюсь у верховной ведьмы о возможности восстановить кокон, иначе ты, зараза, просто не доживешь до выполнения клятвы. Такое утро испортил».

Джинн, похоже, понял, что ляпнул лишнее и действительно разозлил егеря, заткнулся и сделал вид, что его нет.

Игнат достал оселок и свой старый кинжал из чистого железа и принялся править заточку, это всегда его успокаивало. Когда Басаргина вышла из ванной, замотанная в полотенце, он уже сумел вернуть себе хорошее настроение, больше всего ему не хотелось, чтобы заложником его чувств стала его любимая женщина.

Дождь прекратился как раз, когда они закончили завтракать.

– Мне нужно папирос купить и винтовку забрать, – поднимаясь из-за стола и оставляя рядом с пустой тарелкой пару чеков, – пойдешь со мной или своими делами займешься?

– Иди без меня, – махнула рукой Кира, – мне нужно резерв пополнить, чуть больше половины осталось, так что, постарайся часов пять-шесть меня не беспокоить, благодаря браслету энергия восстанавливается, но все равно медленно, хотя артефакт очень полезный.

– Тебя больше не торкает при переливе энергии?

– Ревнуешь к железке? – усмехнулась волшебница. – Нет, просто приятно, словно тепло по всему телу, и никакого сексуального возбуждения, как в первый раз.

Игнат поднялся в номер и взял десяток пуль к новой винтовке, не мешало пристрелять ее и посмотреть, что она может. Плохо, что придется стрелять дорогущим чистым железом. Но у Демидова были сомнения, что у Греты есть такие редкие пули, зачем они ей, это штучный товар.

Перепрыгивая лужи и приветливо кивая встречным прохожим, Игнат добрался до продовольственной лавки, владел ей Дмитрий, но сам за прилавком не стоял, утром он занимался исключительно делами поселка, и найти его можно было в администрации дальше по улице. Там на небольшой площади, способной вместить всех жителей, стояло, пожалуй, самое нарядное здание, со ступенями из белого камня и колоннами из него же. На посту всегда был местный дружинник. Правда, Игнат не понимал, зачем такому маленькому поселку такая представительная администрация, учитывая, что в ней обитали Дмитрий, казначей, секретарь, он же заместитель, один охранник, так, на всякий случай. Иногда один из кабинетов занимал судья. Самое забавное, что это был Милош, владелец постоялого двора, человек, который в сферу профессии знал все про всех.

Игнат толкнул дверь и вошел в лавку, где-то над дверью звякнул самый обычный колокольчик. Из-за прилавка вскочила женщина, выглядевшая лет на пятьдесят, близоруко щурясь, она наконец рассмотрела посетителя.

– Господин егерь, рада вас видеть, последние время все о вас только и говорят, – затараторила она, словно пулемет. – Может, задержитесь и расскажите о новостях княжеств, а то последние полгода у нас гостей-то почти не было, по пальцам пересчитать можно.

Несколько покупательниц, находившихся в зале и что-то выбирающих у лотка с овощами, тут же навострили уши и внимательно уставились на Демидова.

Игнат быстро направился к прилавку, общаться с местными кумушками ему не хотелось.

– Извините, тороплюсь, – обрубил он на корню начавшуюся беседу. – У вас папиросы есть?

Разочарованная продавщица кивнула и начала перечислять сорта табака в той или иной марке.

– Но сейчас все плохо, последние запасы, торговля встала из-за войны в королевствах, вы же там были, видели, наверное…

Эта попытка вовлечь Игната в беседу тоже оказалась не слишком результативной. В итого он купил три пачки папирос «Белогорских», забрал последние, и пять пачек в разнобой, выгребя почти половину остатков. Кинув на стол двадцать чеков, он все же решил задать один вопрос:

– И как теперь будете? Курильщики, наверное, скоро на солому перейдут.

– О нет, – обрадовалась продавщица, – у многих тут растет крепкий самосад, для них эти папиросы слишком легкие. Мы – жители сурового края, – с гордостью заявила она. – Кроме того, завтра, когда будет портал из вольных земель, по договоренности с тамошними купцами нам перегонят несколько грузовиков с товаром, в том числе и с куревом.

Игнат кивнул и, попрощавшись с дамами, вышел наружу. Поежившись, он подумал, что неплохо бы купить свитер, не слишком толстый, но теплый. Вот сейчас как раз и можно будет посмотреть, что есть в лавке Греты.

– Готово, – заявила местная оружейница, стоило ему переступить порог.

Игнат улыбнулся и в полутьме направился к прилавку, и тут же налетел на табурет, который кто-то очень добрый оставил в тени стеллажа. Выматерившись громко и со вкусом, попрыгав на одной ноге, Демидов наконец-то дошел до финиша.

– Извини, я привыкла, – виновато произнесла Грета и прибавила света. – Экономлю. Здесь бывают только наши охотники и самооборонцы, а они даже в полной темноте знают, где что лежит.

– Спасибо, так лучше. Ну, показывай, что вышло.

Грета выложила на стол винтовку, на ложе не осталось ни сколов, ни трещин, черный матовый пластик был словно новым. Батарея тоже новая, с руной силы. Причем руну явно выполняла не Леона, а кто-то посильнее. Магазины она тоже подправила. Вообще винтовка смотрелась хорошо, только непривычно – приклад, в котором была батарея, короткое узкое ложе, и длинный ствол. Игнат придирчиво все осмотрел, проверил спусковой механизм, пострадавший больше всего. Оружейница постаралась, все поврежденное заменила. Теперь оставалось только пристрелять.

– Грета, глупо спрашивать, скорее всего, у тебя нет обычных стальных пуль под этот ствол?

Владелица лавки улыбнулась.

– Я знала, что ты попросишь, так что изготовила десяток специально для тебя. По чеку за штуку. Они чуть тяжелее, чем из чистого железа, но не думаю, что это сильно скажется.

– Нормально, это дешевле, чем пулять тем, что у меня сейчас есть. Полтора чекана за выстрел по мишени – очень дорого.

Выложив на стойку серебро, Игнат забрал изготовленные для него боеприпасы. Потом купил за десять чеков чехол для винтовки, сделанный из толстой свиной кожи, крепкий и жесткий. Последней покупкой стал тоненький шерстяной свитер с горлом, зачарованный на сохранение тепла. Натянув его и надев сверху куртку из шкуры ветрюха, остался доволен, стало гораздо комфортней. Поблагодарив Грету за хорошую работу, Демидов направился прямо к администрации. Охранник на входе шагнул навстречу и загородил вход.

– К кому и по какому делу? – требовательно спросил он.

Деревенского простака поставленного тут для «мебели», этот крепкий мужик с цепким взглядом напоминал меньше чем лесовик дамскую собачку. Рука лежит на рукояти пистолета, а в левой маленький шарик полный магии, скорее всего, быстрый защитный артефакт неизвестного уровня, сожми кулак, и тут же получишь щит. Или еще что полезное. Короче, это не тот человек, которого легко можно отодвинуть в сторону. Интересно, откуда он тут взялся? Причем он, похоже, не менее реально воспринимает силу и возможности посетителя, иначе так не напрягался бы.

– К Дмитрию. А дело мое тебя точно не касается. Скажи, егерь Игнат Демидов просит встречи.

– Жди здесь, – приказал мордоворот, и скрылся внутри управы.

Не прошло и трех минут, как двери распахнулись.

– Проходи, – пригласил охранник. – Оружие оставь тут, – он указал на железный шкаф, вделанный в стену и имеющий довольно неплохой магический замок.

Игнат послушно разоружился, главное его оружие никто не сможет забрать, для этого надо полностью заблокировать джинна и связать его по рукам и ногам.

Кабинет Дмитрия был простым – два стола буквой «Т» и пять стульев, за спиной карта земель вокруг поселка, который, как оказалось, носил имя Дорожный. Тонкий намек на долгий путь, хотя именно тут дороги проложенные людьми обрываются, забавная ирония.

– Чего хотел? – оторвав взгляд от пергамента, спросил глава поселения.

– Наружу надо выйти, пристрелять винтовку. Грета все починила, теперь надо довести ее до ума.

– Иди, кто мешает? Скажи на воротах, что я дал команду пропускать и впускать в любое время.

– Похоже, тебе не до меня, – прокомментировал Игнат, видя, что Дмитрий опять уткнулся в пергамент, даже не посмотрев, ушел ли посетитель или нет.

– Ты прав, – очнувшись, отозвался тот. – Вести из большого мира пришли, мы регулярно получаем отчеты от наших агентов. Ну как агентов? Просто людей, которые информируют нас о событиях, происходящих в княжествах. Половина из них, правда, вот уже несколько недель перестала выходить на связь.

– И что там происходит, если не секрет? – садясь обратно на стул, с которого только что встал, спросил Игнат.

– Плохо все. Это если двумя словами. Ваша информация подтвердилась, Златоград сгорел дотла, спаслось человек двести, это если не считать эвакуированной академии. Повсюду атаки нелюдей, а еще к ним добавились нежить. И с каждым днем ее все больше. Окраинные южные княжества опустели. Из Югского новостей нет больше недели, очевидцы видели зарево над Югорском. Это вторжение. Деревни пустеют, народ тянется к большим городам. Цены на чистое железо взлетели втрое. И думаю, это не предел.

– Плохо, – поднимаясь и направляясь к выходу, бросил Игнат. – Мне нужно как можно быстрее в вольные земли, только тогда появится шанс остановить все это.

– Завтра в полдень откроется портал, сначала оттуда придут грузовики с кое-какими припасами и свежая смена дружинников при магичке, а в ту сторону уйдете вы. Так что встречаемся в полдень на портальной площадке. А то еще неделю ждать будешь.

Игнат кивнул и вышел.

На воротах никаких вопросов не возникло, ему открыли малую калитку, в которую он и проскочил. Отойдя примерно на километр и удостоверившись, что людей вокруг нет, Игнат снарядил два магазин обычными пулями и, установив мишень, которую ему по «доброте душевной» подарила Грета, направился на позицию. Для начала он решил стрелять, лежа на пять сотен метров, это была самая дальняя дистанция, на которую он стрелял. Егеря очень редко стреляли по нелюдям с такой дистанции, поскольку после первого выстрела твари разбегались, и вот тогда все преимущества оказывались у них. Такой выстрел имел смысл, если цель одиночная или если противников не больше двух. Поэтому снайперов среди братьев можно пересчитать по пальцам одной руки.

Отмерив расстояние, Игнат оборудовал позицию и улегся на промокшую осеннюю траву. Пристроив ложе винтовки на небольшой мешочек с землей, который он соорудил специально для таких целей, он прицелился и задержал дыхание. Прицел у ренегата был отличным, над этим артефактом явно потрудился хороший специалист и не менее хороший маг. Переключаясь, можно было корректировать обзор и сетку, сейчас он мог видеть только мишень, но поверни колесико справа, и он сможет отслеживать фронт в пятьдесят метров. А две руны поиска скрытого, нанесенные прямо на линзы, позволяли найти невидимок с очень низкой возможностью к обнаружению. Дорогая игрушка попала ему в руки. Но сейчас надо пристрелять винтовку. Выстрел, легкий толчок в плечо, но гораздо сильнее, чем толкалась ЯРка.

Игнат так и не понял, куда угодила пуля. Он долго обшаривал в прицел деревья за мишенью прежде, чем нашел свежий след, похоже, та прошла над мишенью на метр и чуть правее.

Подправив сетку, Игнат снова прицелился, второй выстрел был чуть удачней, пуля ушла вверх сантиметров на двадцать и расщепила ствол дерева, на которое Игнат повесил мишень. Но зато теперь прямо по центру. Больше промахов не было, снова смещение прицельной сетки, и пуля попадает в третий круг. Когда магазин опустел, Игнат был доволен результатом. Незнакомый ему Пыж создал отличную винтовку. Но один минус у нее имелся – батарея была небольшой емкости, Демидов стрелял пять раз, а по его подсчетом энергии ушло четверть. Хреново, получается двадцать выстрелов, меняй батарею.

Игнат поднялся с мокрой травы и убрал винтовку в чехол. Отличное приобретение, хоть и не его стиль, но может очень пригодится, уж больно силы неравные. Одержимые – это не обычные твари, возможно, большая дистанция и мощная пуля будут как раз тем, чего не хватает. Вот только боеприпасов не так уж и много, а рунных так еще меньше. Но как раз эту проблему можно будет решить в вольных землях. Тамара, а то и верховная ведьма Глана, смогут нанести руны на пули, оставшиеся в наследство от Крученого. Игнат задумался, а можно ли сделать пулю, которая способна пробить магический щит, ведь есть зачарованные пули для пробития зачарованных жилетов или брони мобилей, тогда чисто технически возможно зачаровать пулю на пробитие щита.

Снова начал накрапывать дождь. Игнат вытащил из воротника капюшон и натянул на голову, сейчас он пожалел, что шляпа так и осталась лежать в Големе на переднем сидении. Забыл он про нее совсем.

В воротах поселка его ждал недовольный сержант, его состояние понять можно, ему пришлось выбираться из теплой караулки и открывать калитку. Часовой на стене, завернувшийся в зачарованную накидку, показал начальству язык, правда, показал в спину, так, чтобы сержант не осерчал.

Осень Игнат не любил. Очень странно, что одержимые начали свою атаку именно осенью, учитывая, что нелюди воду ненавидят, за редким исключением. А впереди зима, нелюди забиваются в самые глубокие норы и впадают в спячку. Самое спокойное время для егерей и самое безденежное, живи на то, что скопил за сезон. Обычно у каждого была своя нора, где охотник будет сыт и обласкан. Но теперь, когда нет ни братства, да и егерей почти не осталось, все иначе.

«Фарат, что думаешь?» – заходя в тепло постоялого двора Милоша и занимая привычный стол, спросил Игнат джинна.

«Ты еще не понял? – отозвался «пассажир». – Это уже не та нелюдь, с которой вы привыкли иметь дело, каждая тварь будет одержима духом, полное управление, а нам все равно, дождь или снег, жара или стужа».

«Понятно», – подвел итог Демидов и быстро сделал заказ.

Он не успел доесть, когда в зал неожиданно спустилась Кира.

– Мне тоже закажи, – усаживаясь напротив, попросила она. – Кстати, что ешь?

– Суп острый, с мясом и капустой, картошка жареная с тушеной свининой. Милош сказал, что есть рыбный суп.

– Нет, пожалуй, закажу то же самое, – все взвесив, определилась магичка. – Пристрелял винтовку?

– Да, вполне прилично вышло.

– Еще бы за такие деньги, – согласилась Басаргина.

– А ты что так быстро, я думал, пополнение резерва часов на пять затянется.

Волшебница улыбнулась.

– А вот тут приятный сюрприз преподнес браслет, когда я, вычертив рунный круг, занялась пополнением, он начал притягивать энергию, словно магнит, ее стало больше, не было нужды собирать по крохам. Тебе это сложно понять, твой мелкий резерв пополнить любой энергии вокруг хватит. А мне тяжело, и с каждым часом все тяжелее. Но сейчас это было, как из реки черпать.

– Ну и здорово, тогда я думаю, ты не откажешься подзарядить все батареи, оказалось, что на новой винтовке очень быстрый расход энергии, сейчас осталась только половина батареи, а ведь я выстрелил всего одиннадцать раз. Да и Голема надо подзарядить, и остальное наше оружие.

– Хорошо, – согласилась магичка, – это не отнимет много сил. После обеда все, что нуждается в зарядке, в нашу комнату. Ты с Дмитрием говорил? Портал в вольные земли на завтра вроде бы запланирован.

– Да, в полдень на портальной площадке, она прямо рядом с домом Леоны. Просил не опаздывать, иначе будем тут неделю куковать.

Кира кивнула и, положив в суп ложку сметаны, начала размешивать.

Глава девятая. От прыжка к прыжку.

Переход появился ровно в полдень. Кира, увидев огромную темно-синюю воронку портала, так отличающуюся от ее собственного, даже рот открыла от удивления. Прошла минута, затем еще, и еще, и вот в конце седьмой из портала выехала открытая багги, за пулеметом которой стоял дружинник с шевроном сержанта. Сразу видно — слабенький маг, морда лица зеленая, но в отличие от Игната не старается заблевать все вокруг себя. В мобиле ещё трое, все при оружии, готовые на отражение любой атаки, правда, рожи такого же салатового оттенка, что и у старшего. Похоже, это было мерой предосторожности со стороны вольных земель, поскольку только спустя все те же семь минут из портала появились остальные дружинники и грузовики. Их сопровождали аж две магички, обе в желтых капюшонах, понятно – третья ступень или четвертая. Вот у этих цвет лица вполне обычный. Они обменялись приветствием с Лирой, задали несколько вопросов.

— Две минуты, и отправляемся, – крикнул сержант.

И точно, портал стал менять полярность. Если недавно воронка крутилась по часовой стрелке, то сейчас против.

Первыми ушли Лира и семеро дружинников, затем грузовой мобиль, потом Игнат с Кирой, и замыкая, оставшиеся бойцы.

Стоило Демидову оказаться в портале, как стало очень плохо. Наученный горьким опытом, он не стал завтракать, планируя это сделать после того, как его стошнит. Не помогло. Только хуже стало: в глазах темнело. Мобиль все дальше и дальше тащило по синему коридору. Игнат почти вырубился, когда Голем выехал на знакомую ему портальную площадку. Было так хреново, что Демидов перепутал педали и вместо тормоза нажал газ, вездеход рванул вперед, чудом избежав столкновения с грузовиком, руль вывернулся из ослабевших рук, Лира и остальные дружинники с трудом успели отпрыгнуть в сторону. Выручила Кира, она перехватила управление, чтобы их транспорт не слетел с двухметровой высоты, после чего заглушила движок, но Видок уже оклемался и нажал на тормоз. А пару секунд спустя горькая терпкая желчь выплеснулась за борт. Утерев рот платком, который протянула ему магичка, Игнат откинулся назад и закрыл глаза. Делая глубокие вдохи, он медленно приходил в себя.

«Мне тоже не понравилось, — мысленно заявил Фарат, – хоть тошниться мне нечем, но вся сущность словно зыбкой стала. Я раньше издевался над тобой после каждого портала, теперь понимаю».

Игнат промолчал, даже думать путно не выходило.

– Явился? – услышал он над собой язвительный голос.

— Здравствуй, Тара, — с трудом произнес егерь. – Ненавижу твои порталы, они из меня всю душу вытрясли.

— Ничего, переживешь, -- отозвалась главная портальница вольных земель. Судя по голосу, она была Игнату не особо рада. – Чего приперся, и кто это с тобой? Ты, егерь, баб меняешь, как перчатки. Смотри, плохо это для тебя кончится.

– Не пугай, пуганный, – отбрыкнулся Игнат, поборов новый приступ тошноты, – мне сейчас так хреново, что я ничего не боюсь. А это Кира, моя жена.

– Врешь, – отозвалась Тара, – не жена она тебе, но связь меду вами сильная. Магичка она, и ранг у нее желтый, почти красный, и магия боевая, сильна девка. И «пассажир» твой без кокона остался, ты почти мертвец, егерь. Так что повторяю вопрос, чего приперся? Не мог там подохнуть?

Игнату даже не нужно было открывать глаза, чтобы почувствовать удивление Басаргиной.

– Жена не та, что по документам, а та, что в душе, – переведя дыхание, уже более спокойно ответил Демидов. Фарат справился с последствиями перехода и его немного подлатал. – А пришел я сюда к Тамаре, мне очень нужно ее увидеть. Это действительно важно.

– Знаю, что важно, иначе бы ты не прискакал за пять тысяч километров. Сначала с Гланой поговори, а там посмотрим. Езжай, маршрут ты, надеюсь, помнишь?

Игнат кивнул.

– Кстати, о твоей просьбе, я не смог ее выполнить, не повстречалась мне голубоглазая ведьма, что стырила у вас ключ.

– Я знаю, – усмехнулась обезображенными губами Тара. – Ты удивишься, но я знаю очень много о тебе после того, как ты от нас ушел. Но думаю, Глана просветит тебя гораздо лучше. Все, езжай.

– Хочешь, я поведу? – предложила Кира. – У тебя лицо цвета моих глаз.

– Я в норме, – он осторожно сдал назад, махнул на прощание Лире и, не торопясь, съехал с платформы.

Завернув за угол, Игнат остановил Голема.

– А теперь, милая, попробуй открыть портал за пределы города, нам нужно сматываться отсюда и как можно скорее. Наш путь лежит на юг.

– А Глана? – не поняла Кира.

– А к верховной ведьме, которая тут рулит, мы явимся на обратном пути. Или у тебя есть желание оказаться в самом глубоком подвале?

Басаргина озадаченно уставилась на егеря.

– Кир, ну не тупи, стоит нам рассказать местным шишкам о цели путешествия, нас либо убьют, либо закуют в подавители и засунут в самый глубокий подвал и выбросят ключ. А Тамару возьмут под охрану и запрут в самую высокую башню местной магической школы. Она единственная, кто стоит между одержимыми и артефактом. Плохо, что я сказал Таре, куда мы едем, не соображал ничего, но этого уже не исправить. Можешь открыть портал?

– Найди глухой переулок, лучше, если мы не будем здесь маячить.

Игнат кивнул и уже через две минуты загнал Голема за какой-то слад.

Кира выбралась наружу и начала творить чары, только через десять секунд махнув, рукой она снова заняла свое место рядом с Демидовым.

– В городе блокируются все порталы, кроме разрешенных. Сам понимаешь, у нас никакого разрешения нет и быть не может. Местные ведьмы очень толково подошли к делу, в княжествах в этой теме от них отстали. Так что, пока мы внутри стен, я телепорт не открою.

– Ну, значит, поехали кататься, – сдавая назад, философски прокомментировал неудачу с переходом Игнат. – Только без прорывов, если не выйдет проскочить, придется идти в «гости», кровь местным пускать не будем, они пока что нам не враги.

Мобиль быстро бежал по узким улочкам. Здесь уже вовсю чувствовалось приближение зимы: с гор дул ледяной ветер, деревья лишились своей листвы и только-только смогли избавиться от утреннего инея, кое-где в тени на лужах еще оставался ледок. К воротам добрались минут за десять. Несколько раз Игнат плутал и заезжал не туда. Тут их никто не ждал, в воротах дежурная смена три дружинника при магичке, причем та была в зеленом капюшоне. На Голема они только покосились, выезжающий из города странный мобиль больше заинтересовал их своим дизайном, чем пассажирами. Приказа «не пущать», у них не было.

Длинный мост миновали без проблем, как и караульную башню, так сказать, первый рубеж обороны, если что. Демидов уверенно вел мобиль прочь от города, он знал, что время форы, которое у них было, почти истекло.

– Ну что, сможешь открыть портал? – остановившись за деревьями, спросил он у Басаргиной.

– Без проблем, блокада исчезла, как только мы съехали с моста.

– Ну, тогда вперед, давай уберемся отсюда и передохнем, жрать хочется просто жутко.

Кира выбралась наружу, накинув на лицо капюшон, с неба начинал моросить мерзкий осенний ледяной дождь.

Демидов с опаской посматривал в сторону деревьев, за которыми в паре километров был мост, ведущий на остров, этот жидкий лесок вдоль дороги отгораживал от нее бескрайние поля и какие-то хозяйственные строения на горизонте.

«Фарат, приглядывай за выездом из Северска, – попросил егерь, – если начнется нездоровая суета, сразу дай знать».

Не прошло и двух минут, как в его голове возник мыслеобраз, присланный джинном. Из ворот вынеслось сразу два вооруженные до зубов багги, они летели по мосту, словно пытаясь догнать кого-то.

– Кира, время вышло, – крикнул Игнат, бросив взгляд на винтовку, которая была закреплена на небольшом козырьке прямо над рулем. К нему же крепился тент.

– Не торопи меня, я нащупываю область перемещения, сейчас открою портал над обрывом, будешь знать. Сколько у нас времени?

– Три минуты, может, чуть больше.

– Тогда не отвлекай, мы уйдем раньше, чем они сюда доберутся, – и, закрыв глаза, магичка стала делать пассы руками, словно шаря в пространстве. Наконец, она прекратила изображать дерево под шквальным ветром и начала читать заклинание.

Сорок секунд, и овал портала возник в двух метрах от капота. Игнат торопливо въехал внутрь, снова замутило, но почти сразу все кончилось, мобиль выехал с другой стороны, рядом с лесной опушкой. Через секунду из перехода выбежала Кира и взмахом руки закрыла его.

– Почти попались, они даже успели крикнуть – ни с места. Сейчас сразу открою другой, чтобы запутать след, с ними была магичка в желтом капюшоне, которая, если умеет, конечно, сможет открыть портал, используя мой след.

Ей потребовалось еще пара минут, и новый переход закинул их на высокий обрывистый берег какой-то не слишком полноводной речки, ширина которой была метров десять, не больше.

– Все, теперь на какое-то время они нас потеряли, – доставая из багажника сумку с едой, довольно произнесла волшебница. – Да и дождь кончился, так что мы кругом в плюсе. Давай я запалю небольшой костер, тут прохладно, гораздо холоднее, чем в княжествах. Черт, ну почему все это началось осенью, неужели было так трудно подождать до весны?

– Не любишь зиму?

Девушка, запалив магический костер, покачала головой.

– Бывал на радужных островах?

Игнат присел рядом с огнем на какое-то поваленное бревно.

– Только слышал, несколько наших там работали. Там людей мало живет и острова-то как Белогорск.

– Скорее меньше, – распаковывая еду, поправила егеря Кира. – Но там всегда лето, обычно я на несколько недель отправлялась туда, когда в княжества приходит поздняя осень, а иногда и зимой туда моталась на несколько дней.

– Слышал, это очень дорогое удовольствие, островитяне ценят свой маленький рай.

– Да, на старой Земле такие места назывались курорт, – вешая котелок с заранее сваренной кашей с мясом и овощами на огонь, продолжила рассказ Кира, – только переход туда стоит пятьдесят чеканов, позволить там отдыхать зимой могут очень состоятельные люди. Делать там, конечно, особо нечего, кроме как купаться или валяться на пляже из белого песка с бокалом холодного белого вина. Народу немного, приезжих обычно не больше сотни, да поселок человек на триста. Но пусто там никогда не бывает.

– И сколько обычно выходила такая поездочка? – доставая ложку из кармана рюкзака спросил Демидов.

– В среднем где-то укладывалась в двести чеканов, сто портал туда обратно и столько же тратишь за проживание, кормежку и развлечения.

Кира помешала содержимое котелка ложкой, используя заклинание призрачной руки. Говорят, на старушке Земле это умели некоторые люди со способностями, называлось телекинез. Потом так же, не вставая с места, она сняла котелок, и тот, плавно подлетев, опустился на бревно между ними.

– Кушать подано, – провозгласила магичка.

– Садитесь жрать пожалуйста, – схохмил Демидов. И они дружно рассмеялись.

– Мы обязательно смотаемся на радужные острова, когда покончим с этим вторжением одержимых и нелюдей, – улыбнувшись, заявила Кира. – У меня есть обалденный заговоренный купальник. Он по желанию может менять цвет, становиться больше или меньше.

– Я обязательно хочу его увидеть, – загорелся идеей Игнат.

«А я? – подал голос Фарат. – Я очень люблю места, где тепло».

«А ты, надеюсь, к этому момента обретешь свое собственное тело и прекратишь трепать мне нервы. Станешь самостоятельным, и сам поедешь на острова, но уже за свой счет».

«Не ценишь ты меня, – надулся джинн. – Вот потеряешь, тогда поймешь, какой замечательный спутник у тебя был».

Игнат не стал это комментировать.

– Кстати, а почему радужные? – обратился он к магичке.

– Жаркое солнце, белый песок, вокруг все зеленое, и птицы неимоверных ярких раскрасок, всех цветов радуги, а в прозрачной воде плавают рыбы, переливающиеся в солнечных лучах. Знаешь, странно, я всегда представляла себе егерей иначе, замкнутые брутальные мужики, задача которых убивать нелюдей. И больше они ни на что не годны. Ты поначалу показался мне таким, скользнул по мне взглядом и унесся убивать тех, кто за мной гнался, потом вернулся, спокойный, сосредоточенный, словно выполнивший давно привычную скучную работу, сделать которую тебе ровным счетом ничего не стоило. Я сама не подарок, боевая магичка, но вот эта холодность меня поразила. А потом ты шагал по тропинке целеустремленно, почти без остановок. Я чувствовала, что тебя злит эта задержка, и то, что я медленно иду. И только там, у заброшенного домика, я увидела человека, а не бездушный механизм для отправки вставших у тебя на пути к богам.

Она зачерпнула ложкой кашу и принялась дуть, хотя та уже порядком подостыла, пока они разговаривали.

– Большинство из нас именно такие, – прожевав и закурив, согласился Игнат. – Что мы видим за отмерянный нам век? Вечный бой. Мы убиваем, чтобы жить. Многие из нас никогда не доживают даже до среднего возраста, старики – редкость, богатый егерь, ушедший на покой, встречается реже, чем лесовик в поле под дождем. Наша жизнь проходит с винтовкой в руках, с рюкзаком за спиной, в котором все, что у нас есть. Мы приходим в город, берем заказ, потом возвращаемся и спускаем половину, а то и все, снимая самых дорогих шлюх, едим в дорогих ресторанах, устраиваем мордобои, и все ради того, чтобы ощутить себя живым. А потом мы идем дальше, чтобы найти денег еще на один загул и пули.

– Но ты же не такой?

– Откуда тебе знать, какой я был до встречи с тобой? – раздавив окурок каблуком сапога и радуясь, что надел под куртку не только кольчугу, но и свитер, ответил Видок.

Игнат после приключения на портальной площадке был жутко голодным и снова взялся за ложку, не прошло и двадцати минут, как котелок опустел. Кира заклинанием вычистила его, возиться с мытьем никому не хотелось. Запустив его с помощью призрачной руки на середину реки, она набрала воды и, быстро очистив ее, с помощью магии вскипятила, заварив крепкий чай. Горячий ароматный хоть и не сладкий, он все же принес им бодрость. Пора было трогаться дальше, правда, Игнат очень смутно представлял, куда им двигать, но надеялся прояснить этот вопрос в первом же поселении.

Кира, поводив по воздуху руками, обнаружила искомое и открыла портал в километре от цели.

– Нечего нам тут делать, – разглядывая поселок в пять домов через прицел, установленный на новой винтовке, подвел итог Демидов. – Нас тут уже ждут. Вон там под скрывающим заклинанием две ведьмы желтого ранга и пятеро дружинников, обвешанных оружием, как новогодние елки. Точно по нашу душу, спрятались так, что даже Фарат их не учуял, если бы не наследство Крученого, я бы их и не нащупал.

– Девки сильные, заклинание поставили грамотно, – согласилась Кира. – Даже зная, где они, у меня глаз с их чар соскальзывает, хотя, может, и не они колдовали, а использовали артефакт. Еще на одно перемещение меня хватит, но больше сегодня порталов до вечера не проси, а то опять перегорю. Нужно найти что-то на отшибе, совсем маленькое. И желательно не так далеко.

Игнат задумался. Если княжества он знал довольно неплохо, все же тридцать лет по ним бродил, то путь на юг к дому Тамары был единственным, ни лесами, ни полями он точно дорогу не найдет.

– Нужна карта местности, – наконец, решил он. – Как думаешь, где ее можно раздобыть? Сомневаюсь, что у мелкого фермера она есть.

– Думаю, у этих ребят под скрывающим пологом точно есть, – доставая расческу и вычесывая из волос палую листву, предположила Кира. – Только сомневаюсь, что они нам ее отдадут.

– В этом ты права. Эх, если бы их вырубить, но так, чтобы без крови. Они нам пока что не враги.

Кира задумалась.

– Если бы не было местных ведьмочек, я бы решила проблему меньше, чем за полминуты, проспали бы сутки. Хотя, наверняка у них имеются амулеты от метальных атак. Тупик.

Игнат еще раз посмотрел на засаду через прицел. Бойцы сидели под навесом и молчали, одна из магичек спала, прислонившись спиной к стене, вторая сидела на вдвое сложенном одеяле с закрытыми глазами, но явно бодрствовала, похоже, приглядывала за местностью через заклинание.

– Ты не чувствуешь активных заклинаний?

Кира уселась на поваленное дерево, обросшее мхом, предварительно накинув дорожный плащ.

– Не отвлекай, – попросила она и закрыла глаза.

Так прошло минут двадцать. Наконец, магичка открыла глаза.

– Сильные девочки. Я бы сказала, заклинание вешала очень способная девушка, или, как считают местные, красная. Висит оно прямо над поселком, постоянное сканирование местности в круговом обзоре. Думаю, они захватывают метров пятьсот, стоит нам вылезти из этого перелеска, нас тут же засекут. Сомневаюсь, что у них приказ атаковать, скорее сюда явятся девочки в гвардейских мундирах или огневицы, так ты их вроде называл?

– Да, Мила говорила, что они как наши инквизиторши, спецы по захватам и противодействию магии. Работают парами – ведьма не ниже третьей ступени и огневица, принимающая на себя в случае столкновения магическую атаку. Думаю, это будет совместная операция, тут все подчиняются Глане, а не как гильдия и лига – у каждой свой шесток. А может, я под невидимостью прокрадусь и закину им милую гранатку, которая гасит всю магию?

– Жалко, – покачала головой Басаргина, – у нас их почти нет, лучше поберечь для действительно критичной ситуации. Жезл тоже не поможет, он блокирует направленную на тебя магию. Правда, вблизи него невозможно использовать силу в принципе. Но это нам мало чем поможет. Уходим, поищем другую добычу.

Игнат кивнул и, убрав винтовку в багажник, сел за руль. Кира начала искать место, куда можно перенестись. Наконец, она принялась за заклинание. Демидов заметил, что у нее начали подрагивать пальцы, это значило, что Русалка почти на пределе, еще немного, и упадет.

Портал открылся только спустя минуту, Кира же, обливаясь потом, стояла покачиваясь. Егерь не заставил ждать, он быстро направил мобиль в портал и уже через десять секунд оказался возле маленького лесного озерца, на противоположенном берегу которого стоял вросший в землю бревенчатый дом, на ступенях, как на лавочке, сидел седой старик, куривший трубку и внимательно наблюдающий за происходящим.

Кира вывалилась из перехода в прямом смысле этого слова.

– Слишком далеко пришлось прыгать, – дрожащим голосом произнесла она, когда Игнат, поддерживая, помог ей усесться на пассажирское место. – Я открыла коридор больше, чем на три сотни километров. Ближе не имело смысла, нас везде ждали, это уединенное место я случайно почувствовала, словно под руку толкнули.

Игнат медленно поехал вокруг озерца, оно было абсолютно круглым, едва ли метров пятьдесят в диаметре. Краем глаза он следил за стариком, тот продолжал дымить своей трубкой, сопровождая взглядом мобиль.

«Я чувствую присутствие другого духа, – неожиданно всплыла в мозгу мысль, посланная Фаратом. – Он очень слаб, его кокон очень плотный».

«Старик?» – мысленно спросил егерь, хотя и сам знал ответ, тут в округе больше никого не было на много километров, зверье он не считал.

Дважды под колесами в высокой осенней траве хлюпала вода, мобиль пер с трудом, но широкие покрышки не дали Голему сесть на брюхо. Выбрасывая грязь, Демидов все же выехал на тропу, ведущую к дому, и уже через пару минут без проблем остановился у крыльца.

Несколько секунд Видок раздумывал, но потом все же решился. Выбравшись наружу, он сделал шаг к крыльцу, на котором сидел седой старик, и, сжав кулак, вскинул правую руку, согнутую в локте над головой.

– Без пощады, – громко и отчетливо произнес он древний девиз егерей.

– Борись всегда, борись везде, пока осталась жизнь в тебе, – довольно бодро процитировал хозяин дома первые строки, написанные древним поэтом, знаменитой оды «Егерям». Голос у него был старческий, немного скрипучий. – Вот уж не думал, произнес он, раскуривая трубку, – что встречу в этих землях брата.

Игнат, не дожидаясь приглашения, присел на ступеньку рядом со стариком.

– Игнат Демидов по прозвищу Видок.

– Дед Вадим, – представился в ответ хозяин дома. – Фамилию свою я давно забыл, а вот прозвище, – он замолчал, выпустив несколько колец вверх, – наверное, ты даже его слышал, когда-то меня называли Лютым.

Игнат присвистнул.

– Я думал, тебя давно нет в живых, – с почтением произнес он.

Сейчас он разговаривал с очень уважаемым в братстве человеком, семьдесят лет назад он возглавлял его, а потом в один прекрасный день передал бразды правления своему приемнику и, взяв свой такой же древний, как и он сам, карабин, просто вышел за дверь. И вот спустя десятки лет Игнат наткнулся на него в лесной глуши вольных земель.

– Кто это с тобой, сынок?

– Жена, – ответил Демидов, ожидая очередного прозрения. Но его не произошло.

– Жена, так жена, – просто согласился Лютый. – Магичка? Пошел по стопам нашего основателя барона Сергея?

Игнат пожал плечами, не видя смысла комментировать очевидное.

– Правильно, сынок, егерь с магичкой сильнее вдвое. Может, расскажешь, как тут оказались? Давно я новостей из княжеств не получал. Кто сейчас во главе братства?

– Лютый, братства больше нет, цитадель в руинах. Те, кто уцелели, сейчас в Белогорске готовятся к войне с одержимыми, нелюдями и нежитью. Твой приемник Аркад погиб при нападении на цитадель. В княжествах смута.

– Печальные ты мне принес новости, – тяжело вздохнув, прокомментировал Вадим сказанное. – И сдается мне, это далеко не все события?

– Золотой город тоже пал, – сказала Кира, приблизившись. Похоже, используя чары, она привела себя в порядок и теперь мало напоминала умирающую. – Несколько недель назад одержимые и нелюди сожгли его дотла, магическая академия эвакуирована в Белогорск, но почти все горожане погибли в огне. Те, кто не погибли, стали пленниками одержимых.

– Моя жена – Кира Басаргина, магичка третьей ступени, – представил Игнат. – А это бывший глава братства егерей – Вадим Смолен по прозвищу Лютый.

– А я знавал твою бабку, графиню Басаргину, – усмехнулся старик. – Ох и стервой Елизавета Андреевна была, все нервы эта инквизиторша мне вымотала в связи с одним делом. Жестокая, крутая, допросов не чуралась.

Кира вздрогнула, но промолчала, похоже, то, что говорил старик, было правдой.

– Пойдемте к столу, – поднимаясь, пригласил он, – еда у меня не слишком разнообразна, в основном уха или другие рыбные блюда с картошкой и крупами, вот уже тридцать лет я живу тут на отшибе, с соседней фермы мне продукты возят по договору с Гланой. Знаете такую?

– Знаем, – нехотя признался Игнат. – И одна из причин, по которой мы оказались тут, то, что очень не хотим с ней встречаться, у нас есть дело, а она всеми силами хочет помешать его выполнению.

– За столом расскажешь, – остановил его Вадим, – пошли, я, когда вы появились, вышел покурить перед ужином, стар я стал, рано ужинать сажусь.

Дом был беден: печь, кровать у стены, на которой висел старинный карабин, сделанный лет сто пятьдесят назад, массивный стол с такими же массивными стульями – вот и все. На столе миска и ложка, краюха хлеба. На печи стоит дымящийся чугунок.

– Извините, но ни посуды, ни приборов у меня для вас нет, – виновато развел руками Лютый.

– Ничего, сейчас организуем, – остановил его Игнат и быстро выскочил на улицу, подумав, что нужно смазать скрипучую рассохшуюся дверь.

Уже через пару минут на столе стояли еще две миски, свежий хлеб, который еще утром выпекли у Милоша за пять тысяч километров от этого затерянного в лесу дома, а также свежие овощи.

– Спасибо, порадовали старика, – садясь за стол и наблюдая, как Кира разливает не слишком густую уху по мискам, довольно заявил Вадим. – Я свежий хлеб вижу только в начале месяца, когда мне продукты с фермы привозят. Да и как свежий? Обычно около суток ему, а дальше на сухарях.

Игнат глянул на краюху, прикидывая, когда была последняя поставка, встречаться с местными ему пока не с руки.

– Не смотри сынок, три дня назад заезжали, не будет больше гостей. А теперь рассказывайте, что с вами приключилось.

– Долгий это рассказ, а мы торопимся, – заметила Кира.

– Ты дочка, конечно, можешь считать меня дряхлым стариком, и дух мой давно уже без подпитки, но зрение у меня такое же острое, как и в молодости, на ста метрах могу из винтовки муху в полете сшибить. И какая ты вывалилась из портала своего, я отлично видел. Так что, не надо мне про то, что вы спешите, никуда ты сегодня уже не сможешь отсюда скакнуть, а на колесах вам незамеченными не проскочить. Так что, выкладывайте, что стряслось такого в княжествах, что вы в вольных землях оказались и от Гланы скрываетесь.

– Началось все с чужой руны, – произнес Игнат, прихлебывая не самую плохую уху в своей жизни.

До поздней ночи они просидели за столом, изредка выходя покурить, Лютый запретил дымить в доме, слово хозяина – закон. Гибель Деда его очень расстроила, они были хорошими знакомыми, он несколько минут сидел молча, потом достал из-под кровати бутыль с чем-то прозрачным и, выплеснув из кружки чай, наполнил ее и залпом осушил.

– Будешь? – спросил он Игната. – Водка, конечно, дрянная, но другой нет.

Демидов кивнул, старик наполнил чашку до краев, и протянул гостю. Видок залпом ее осушил, чувствуя, как по телу разливается тепло. Лютый был прав – водка оказалась поганая. Правда, Игнат и хорошую не жаловал, по его мнению она вся была мерзкая.

Старик одобрительно подмигнул и спрятал бутыль обратно. Когда в небе уже тускло светили далекие звезды, рассказ был окончен. Вадим долго молчал, обдумывая услышанное. Кира вышла на улицу, крутя в руках мундштук, Игнат же ждал. Лютый прав, торопиться было некуда.

– Тяжелая ноша выпала тебе, сынок, много крови за тобой, но и дела твои велики. Уже то, что ты дошел сюда, многое говорит. Знаю я дорогу к ведьме Тамаре, бывал я у нее, крайний раз не далее чем год назад, кокон она для Куца, так духа моего зовут, укрепляла. Слабый он совсем стал, надолго хватает. Правда, в прошлый раз мне это делала ведьма, которая тут неподалеку в маленьком городке живет. И карта у меня есть для тебя, утром дам, сейчас в темноте рыться не стоит, расскажу, как места людные обойти. Магичка твоя не слишком в переходах сильна, но за пару дней допрыгаете потихоньку. А то, что ты Глане не веришь, это правильно. Баба она хорошая много в ней доброты, гораздо больше, чем должно быть у правителя такого вольного края, но она использует любую возможность, чтобы остановить тебя. Она не дура, и уже поняла, зачем ты к Тамаре явился. Только прав ты, и время это уже доказало, сокрытие ворот ничего не даст, атаковать нужно. А теперь пойдем, подымим, и спать будем устраиваться, вы уж не обессудьте, но придется вам на полу лечь.

– Ничего, Лютый, спасибо за стол и кров, нам не привыкать.

Кира копалась в багажнике, наконец, она распрямилась, доставая из рюкзака пару спальных мешков и два скрученных одеяла. Улыбнувшись мужчинам, она направилась в дом.

– Многовато у тебя вещей, егерь, – порицая, заметил Вадим.

– Ну, во-первых, я не один путешествую, Кира все же не из нашей кузницы, ей хоть какой-то комфорт, но нужен. Во-вторых, Кира заговорила рюкзак, и теперь в него можно запихнуть очень много всего полезного, правда, проблема с весом, он всегда, даже пустой, весит ровно десять килограммов. Если что с Големом случится, брошу, не раздумывая, два рюкзака, две винтовки я всегда смогу упереть на себе. Вот такие пироги.

Вадим только вздохнул, не стал лезть в чужой огород.

– А как ты тут оказался? – спросил Демидов, раскуривая почти потухшую папиросу.

– Да нет никаких тайн. Уйдя из Цитадели, я углубился в дикие земли, несколько стычек с нелюдями, из которых я вышел победителями, тогда мне было сто двадцать лет, крепкий старик. Так я шел строго на север, еду добывал охотой. Я бродил несколько месяцев, пока не подхватил лихорадку, она меня почти убила, мой дух не мог с ней справиться, я умирал, бредил, звал давно умершую жену. И вот прямо рядом с шалашом, в котором я валялся, открылся портал, это вышло случайно, одна ведьма ошиблась, ее занесло не туда. Три дня она меня пичкала зельями, поддерживая едва теплящуюся жизнь, кормила меня насильно, я так ослаб, что не мог даже глотать. А потом болезнь отступила. Так я встретил Глану, которая через двадцать лет возглавит магическую школу, а еще через пять возьмет на себя управление всеми вольными землями. Вот и вся история.

– Если вы такие хорошие друзья, почему ты нас не выдал?

– Во-первых, вы поступаете правильно, – задумчиво ответил Лютый, он так был поглощен своим рассказам и размышлениями, что забыл про трубку, которая потухла. – Нужно рваться вперед, нужно атаковать, нужно разрубить этот узел, который мы, ломая ногти, пытаемся развязать вот уже четыре сотни лет. Во-вторых, и это главное, я встретил брата в час нужды. Для меня братство не пустой звук, и пусть я многим обязан верховной ведьме, егеря навсегда будут для меня больше, чем родственники. Пойдем спать, – хрустнув коленями, Вадим с трудом поднялся. – Только не сердитесь на старика, мне уже почти двести лет, – он кашлянул в кулак, – сплю я плохо.

– Мы слишком устали, – успокоил Лютого Демидов, – сомневаюсь, что что-то сможет нас разбудить. А сам подумал, что шепнет Кире, пусть наложит заклинание тишины на них.

Кира постелила им у печки, прогретые кирпичи дышали теплом, два одеяла она бросила на пол, на них уже кинула спальники. Десять минут, и дом погрузился во тьму. Старый егерь не обманул, он кряхтел и ворочался на своей постели, дважды вставал.

Через полчаса Басаргина не выдержала и, пробормотав заклинание, повесила ни них полог тишины. Через три минуты Демидов крепко спал.

Проснулся он от холода, нос замерз, печь остыла, а через маленькое окно был виден только кусок серого неба, с которого хлопьями падал снег, а в щели, которых в доме хватало, задувал ледяной ветер.

– Проснулся, сынок? – раздался из-за стола голос Вадима. – Ну и горазд же ты храпеть, уже почти девять утра, а ты все дрыхнешь. Жена твоя уже полчаса как встала.

Игнат сел, потер замерзший нос и огляделся. Киры нигде не было, печь только начала прогреваться, стукнула входная дверь, раздались быстрые шаги. Демидов выбрался из мешка, несколько раз махнул руками, разгоняя кровь, после чего вышел из-за печки.

Магичка была похожа на большой сугроб. Поставив ведро, полное воды, она откинула запорошенный липким снегом капюшон и улыбнулась.

– Доброе утро, соня, – поприветствовала она Видока, стряхивая снег. – Там кошмар, что творится, валит и валит уже часов пять, сантиметров десять навалило, ни демона не видно больше чем на шесть шагов.

Она, наконец, отряхнула теплый зачарованный непромокаемый плащ и перенесла ведро к печке, быстро наполнила чайник.

– Сейчас позавтракаем, – доставая еду из «бездонного» мешка, сообщила Кира. – Хорошо, что мы в Дорожном запаслись. Здесь мы еду не достанем, если только телепортироваться к какой-нибудь отдаленной ферме, где про нас ни сном, ни духом.

Игнат взял ковшик и, зачерпнув из ведра немного ледяной воды, вышел на крыльцо. Снегопад действительно был очень сильным, лесного озера видно не было, да и Голем, стоящий не так далеко от крыльца, был темным бесформенным пятном в пелене снега. Умывшись и покурив, Видок вернулся в дом как раз к накрытому столу и вскипевшему чайнику.

– Ваше счастье, что твоя жена может создавать порталы, – жмурясь от удовольствия, прихлебывая горячий чай из Кириных запасов, произнес Лютый, – иначе наверняка застряли бы здесь со мной, а вам торопиться нужно. Думаю, еще час другой такого снега, и дорога отсюда станет непроходима. Он, конечно, завтра-послезавтра растает, но все равно ехать будет тяжело.

Игнат, соорудивший бутерброд с сырокопченой колбасой каменного состояния, другой Милош не делал, хмыкнул.

– Да и нельзя нам по дорогам, ресурсов у Гланы в сотни раз больше, она за день все вольные земли на уши поставит. Так что, скачок, скачок еще скачок, скрываясь от всех. Далеко отсюда до дома Тамары?

– Около тысячи километров. Будь твоя подруга посильнее, два-три скачка, и там, но по вашему рассказу я понял, что это не ее специализация, портальница она слабая. Вас немного отклонило к востоку. Ну да с картой будет проще. Кроме того, карта у меня не совсем обычная, а зачарованная, с привязкой к местности.

– Это что такое? – не поняла Басаргина. – Впервые слышу о таком.

Вадим пожал плечами.

– Я ж не маг, вернее маг, но ступенька у меня седьмая, а теперь на старости вообще почти силой пользоваться не могу, хорошо, если заклинание в день сотворю, тяжело это очень. А карта у меня от одной магички, учил я ее егерскому искусству. Ну, как учил? Так, рассказывал про охоту на нелюдей, секретики всякие. Подарила она мне карту земель на прощание. Местные ведьмы тоже кое-что умеют, часть знаний таскают из княжеств, но и сами на месте не стоят.

Старик неспешно дошел до сундука, отперев замок, он с трудом поднял тяжеленую крышку и начал рыться. Наконец, достав небольшую плоскую кожаную сумку-планшет, потрескавшуюся от времени, он вернулся к столу.

– Для человека без силы она бесполезна, но для магички – это бесценный клад, таких карт даже здесь мало, они очень дорого стоят и трудны в изготовлении. Их могут делать всего несколько ведьм, относящихся к одной семье, секрет они хранят. Очень одаренные девушки. Глана за такие платит золотом, не скупясь.

Лютый провел рукой над замком сумки, слабый всплеск энергии. Старик поморщился. Игнат понял, что даже это мизерное усилие далось ему с трудом.

– Силы уже не те, – грустно пробормотал он себе под нос и протянул планшет Кире. – Снял я защиту, потом свою поставишь, береги эту карту.

Кира проверила, снято ли заклятие, и только после этого раскрыла планшет. Внутри в маленьком кармане был лист плотной бумаги с очень мелким рисунком, таким мелким, чтобы разглядеть отдельные элементы потребовался бы сильный бинокль. Русалка достала его и принялась изучать карту, только правый нижний угол был пуст, там осталось овальное пятно, словно под палец.

– Приложи большой палец к пустому месту и тихонько начинай переливать силу в карту, – пояснил Вадим. – Много она не заберет, примерно две-три магических единицы.

«Ничего себе немного», – подумал про себя егерь. Его резерв всего двадцать шесть. Но у Киры запас равнялся примерно шести тысячам, плюс-минус.

– Отлично, – видя, что карта словно ожила, одобрил старый егерь. – Теперь положи ее на стол и аккуратно потяни за края, раздвигая до нужного тебе размера, красная точка это ты.

Басаргина послушно исполнила указание, и точно, масштаб стал быстро меняться, растянув ее примерно сантиметров на пятьдесят, девушка, наконец, смогла различать отдельные места, поселки реки и прочее.

– Это бесподобно, – спустя несколько минут с придыханием произнесла она.

– Ты права, дочка, – улыбнулся Лютый. – Теперь нащупай мысленно свою цель, представь дом ведьмы Тамары.

Басаргина сосредоточилась, посылая карте мысленный сигнал, что она хочет найти, и тут же чуть наискосок от красной точки вспыхнула синяя.

– Проще простого, – похвалил Вадим. – Сосредоточившись на любом месте карты, ты сможешь приблизительно узнать, что там находится – лес, ручей, поле или овраг.

– Это сокровище стоит много золота, – оторвавшись от карты, глядя в старческие прозрачные глаза Лютого, произнесла Кира, – назовите цену, я не могу забрать ее просто так.

– Не обижай меня, дочка, не нужно мне ваше золото, – покачал головой старик. – Где мне его здесь тратить? У меня есть деньги, и до конца жизни мне их хватит, мне осталось не так уж много. Я точно знаю день, когда умру, еще двадцать лет назад мне предсказали мою смерть, и она очень близко. Так что, оставь золото себе. И не обижай меня больше, это карта вам очень пригодится, ведь одно из ее свойств – она запоминает места, где побывала, а значит, когда вы уйдете в княжества, она будет обновляться. И мне будет очень приятно, что я внес свой скромный вклад в ваш поход. Братство для меня всегда было дороже любого золота.

– Спасибо тебе, Лютый, – поблагодарил Игнат, поднимаясь из-за стола и убирая ложку в карман разгрузочного жилета с магазинами к Ярке. – А теперь нам пора.

– Я понимаю, торопитесь, и будьте осторожны. Помни, сынок, мои слова, сейчас оборона не поможет, если все так, как ты рассказал, вас спасет только нападение. – Вадим встал и протянул руку, Игнат пожал крепкую высохшую старческую ладонь. – Прощай, сынок, больше уж не свидимся.

Игнат свернул спальники и одеяла и запихнул их в зачарованный рюкзак. Напоследок они еще покурили на крыльце, глядя на медленно падающий с неба густой снег. Игнат закинул рюкзак в багажник, Кира уже сидела в Големе, зябко кутаясь в плащ, изо рта ее вырывались облачка пара. На Инттеру пришла зима.

– Поехали? – спросила она, когда Игнат уселся рядом и завел двигатель.

– Поехали, – согласился он, – хотя мне не хочется его оставлять.

– Я уже посмотрела на чудесной карте место, куда мы прыгнем, нам потребуется прыжков пять, придется забираться в безлюдные места, а для этого нужно сделать крюк.

Басаргина выбралась на улицу и начала читать заклинание, Игнат же завел мобиль и сдал назад на пару метров, проверяя, сможет ли он стронуться с места. Широкие большие колеса справились, правда, проворачивались на обледенелой дорожке.

Овал портала, Игнат бросил взгляд на крыльцо, едва видимое сквозь падающий снег, и силуэт Вадима.

– Без пощады, – крикнул он громко, стараясь переорать ветер, и Голем, повинуясь, въехал в портал. Следом шагнула Кира.

Старик проводил их взглядом и заново раскурил потухшую трубку. Докурив, Лютый вычистил ее, плотно прикрыл за собой дверь, загасил печь, положив трубку на стол, он устало улыбнулся и лег в постель, очень хотелось спать. Он не соврал Кире, его смерть была очень близка, пророчица-кликуша на торговой площади Северска выкрикнула ему в спину: «Ты умрешь в тот день, когда брат с женой, гостившие у тебя, уйдут в снегопад». Увидев егеря, который представил магичку, как жену, старик понял, что его срок кончился. Он закрыл глаза и тихо ушел, а через час распался и кокон его духа, который медленно растворился, так и не найдя, в кого можно вселиться.

Глава десятая. Егерь Игнат и его женщины

— Ну что, прыгаем? – спросила Кира, так и не пожелавшая выбираться из Голема, снег перестал валить, но температура была ниже нуля.

Басаргина сидела в мобиле и грелась от банки, в которую наколдовала язык жаркого пламени, запитав его на резервную батарею, прихваченную с транспорта полесских дружинников. Брезентовая крыша и тонкие пластиковые окна мобиля плохо были приспособлены для сохранности тепла.

Игнат, разглядывающий в прицел очередной маленький поселок, так и не смог решить, стоит им туда лезть или нет, день клонился к вечеру, магичка вымоталась, ещё портал, и она свалится. Стена вокруг поселения не давала возможности определить, есть там засада или нет, тот кусок улицы, который он мог наблюдать через распахнутые ворота, ясности не вносил, Фарат давно сосчитал жителей — чуть больше сотни, но если противник укрыт за пологом, то джинн его не обнаружит.

Игнат поднялся с одеяла и закинул его на заднее сидение, туда же отправилась винтовка.

– Уходим, не хочу рисковать. Тут есть в округе что-то совсем маленькое?

— Есть, – ответила Кира, каждую свободную минуту изучавшая волшебную карту, – ферма в полусотне километров, крошечная – два ангара, дом и много полей.

— Прыгаем туда, — решился егерь. – Если нет засады, скажем, заблудились и попросимся на постой. И завтра к обеду по моим прикидкам будем поблизости от дома Тамары.

Кира поставила банку с огнем на пол и нехотя выбралась наружу. Все же огонек оказался довольно жарким, и в Големе было тепло, если, конечно, сравнивать с холодным ветром, качающим голые ветви деревьев.

— Хочу на радужные острова, -- пробубнила она себе под нос и начала поиск места под портал.

К ферме выехали спустя тридцать минут. Игнат остановил мобиль в полукилометре и, достав винтовку, начал быстро все осматривать.

– Не нравится мне это, – заявил он. – Тихо, и снег нетронут, словно нет там никого. А такие фермы всегда полны жизни.

Кира насторожилась, на карте рядом с домом стояла пометка, что тут живет семья из шести человек.

– Попроси Фарата.

Игнат кивнул, джинна уговаривать не пришлось, он хотел в тепло, а там, в доме, оно наверняка есть, и чем быстрее они туда доберутся, тем лучше.

«Пусто там, – спустя минуту, заявил он, – ничего живого. У будки за ангаром растерзанная в клочья собака, запорошенная снегом, в доме бардак, и больше ничего».

– Русалка, похоже, мы опять вляпались, – пересказав полученную информацию, подвел итог Игнат.

– Похоже, – согласилась Басаргина, – но я уже привыкла. Ты просто магнит для неприятностей. Что дальше? Я бы предложила сваливать отсюда, но придется это делать на колесах, больше порталов от меня не жди, через час начнет темнеть, и нам уже никак не миновать городок, к которому ведет дорога.

Игнат обернулся, глядя на колею, которую оставили их колеса.

– Как думаешь, нелюдь или нежить?

– На людей ставку вообще не делаешь?

– Милая, ты плохо понимаешь вольные земли, тут народ спит с оружием в обнимку. Или думаешь, у Вадима карабин просто так над кроватью висит? Нет, любой банде тут бы дали такой бой, что его следы были бы заметны отовсюду, нелюди наверняка тоже. Остается нежить, и вот это плохо. Очень плохо. Но мы поступим именно так, как предложила ты, уходим, придется померзнуть в лесу, сейчас нам нарываться нельзя. Мы почти рядом, и рисковать просто не имеем права, этих людей уже не спасти.

Кира бросила на него удивленный взгляд, но промолчала. Это было не похоже на Демидова, готового лезть в петлю ради своего долга егеря. Оставить шататься по округе нежить, если он, конечно, прав, было жесточайшим нарушением его личностного кодекса.

– Я не могу иначе, – садясь за руль, ответил Игнат, словно прочитав мысли подруги. – Если это действительно нежить, мы припремся к ней в гости, скоро стемнеет, мы не готовы к этой охоте. Уходим.

Кира усмехнулась.

– Ты меня убеждаешь или себе доказательства приводишь?

– Кирка, не подкалывай меня, сейчас все мое нутро вопит, что мы должны остаться и сделать дело, а разум твердит, что нужно сваливать, поскольку на весах гораздо больше, чем шесть жизней.

Скрипнув зубами, Демидов развернул мобиль и поехал прочь, стараясь уехать подальше от мертвого подворья.

– Может, рискнуть и все же заехать в этот маленький городок, сообщить людям о беде? Фарат, скань дорогу впереди, нам не нужны встречи.

Кира развернула карту, Игнат скосил глаза, пытаясь найти выход.

– Тут есть заброшенная деревня в три дома, скорее даже коммуна, несколько лет назад также зимой опустела. Ни трупов, ничего. Люди жить в ней не стали, дома только сожгли.

Фраза Киры про зиму царапнула Игната, он нажал на тормоз, и мобиль слегка занесло.

– Зимой, говоришь, опустела пару лет назад? А поточнее, что там, в примечаниях, сказано? Точно зимой или по первому снегу?

Кира подняла банку, которая сейчас стояла у нее в ногах и начала вчитываться в текст, все же карта была великим достижением.

– Ты прав, это был первый снег, он лег только в середине декабря. Ты что-то понял?

– Да, можно вернуться в тот дом, там совершено безопасно. Никто не знает, что это, ни егерям, ни магичкам, ни инквизиции так и не удалось узнать, что случается с людьми, как никто не видел и убийцы. Просто были люди, и нет их, и так до следующего первого снега. Причем это может произойти рядом, а может за сотни километров. Между собой мы зовем эту тварь снежным жнецом.

– Никогда не слышала, ты уверен, что там безопасно?

– Абсолютно.

Демидов развернул Голема и уже через полчаса остановился рядом с брошенным домом.

– Не уверена, что я смогу тут уснуть, – вздрогнув от скрипа незапертой двери, которой играл ветер, произнесла магичка.

– Не волнуйся, милая, сейчас это самое спокойное место на много километров вокруг.

Выстуженный пустой дом, все признаки борьбы. Вот груда вещей на лестнице, принадлежит мужчине. Рядом с ней валяется двуствольный дробовик. В стене напротив внушительная дыра, туда ушел заряд картечи. Разворошенные кровати. Снова одежда на полу, на этот раз женская, рядом с ней пистолет. Все, больше ничего, даже крови нет. Трогать Игнат ничего не стал, он активировал магический огонь в печи на кухне и вернулся за Кирой, которая так и сидела в мобиле, сжимая в руке пистолет, а в другой почти сформированное защитное заклинание.

– Там пусто, пойдем, ляжем прямо на кухне рядом с печью, еды полно, так что поедим, и кое-что впрок возьмем. А вот вещи трогать не будем, пусть останется для тех, кто придут искать соседей.

Магичка нехотя вылезла из Голема. Игнат закинул за спину обе винтовки и, забрав рюкзак с их спальниками и прочим скарбом, поднялся на высокое крыльцо. Кира, обычно такая смелая, мялась в дверях, сейчас она была сама на себя не похожа.

– Нет тут никого, ни людей, ни тварей, пошли, – он протиснулся мимо нее в дом, после чего сразу свернул в кухню-столовую.

Басаргина, словно боясь остаться одна, шла на шаг позади. Игнат сбросил рюкзак на пол. Хозяйство было довольно богатым, во всяком случае, на магию они не скупились, дом полон бытовых заклинаний, на кухне было тепло, из крана лилась горячая вода.

Кира несколько секунд стояла на пороге. Наконец, решившись, она стянула перчатки и, швырнув их на стол, пошла умываться.

– Неуютно, – заметила она, – словно вот-вот должны вернуться хозяева, и мы тут распоряжаемся.

– И это говорит мне женщина, которая в разоренной усадьбе спасала платье и потрошила шкаф, выискивая, что можно одеть на себя.

– Тогда было другое, – вытершись полотенцем и доставая тонкую дамскую папиросу, покачала головой магичка. – Те люди были мертвы, а эти исчезли. По мне лучше определенность. Как думаешь, что тут случилось?

Игнат пожал плечами, доставая из холодильного ларца мясо и овощи.

– Похоже, это случилось поздно вечером, когда начался снег. Сначала «гость» расправился с собакой, ее визг привлек внимание хозяина, тот встретил в «жнеца» на лестнице, шмальнул в него из двух стволов, результата не последовало, осталась груда белья, словно он исчез прямо из костюма. Двустволка рядом на ступеньках, как и несколько дробовых пуль. Такая же картина в хозяйской спальне – женские вещи, ночнушка, пистолет. Двое детей исчезли из кроватей. Остальные не знаю.

– Жутко это, не хочу здесь оставаться, но на холод не хочу еще больше, даже не уверена, смогу ли уснуть.

Игнат пожал плечами, ему тоже не доводилось ночевать в местах с подобной историей. Но он, в отличие от Русалки, не ощущал никакого дискомфорта.

Из холодильника извлекались все новые и новые продукты, Демидов скинул куртку и принялся готовить. Кира сидела и молча наблюдала за ним. Магия, которую сейчас творил Игнат, ее завораживала. Вот к слегка обжаренному мясу прибавились порезанные овощи и специи, на большой сковороде все шкварчало и шипело, егерь помешивал все это деревянной лопаткой, переворачивая толстые мясные куски. Затем Демидов извлек из шкафа бутылку, похоже, с коньяком, и щедро полил все это, подождал секунд пять и поджог, предварительно отступив на шаг. Яркое ароматное пламя взметнулось к потолку и быстро опало. Теперь спиртовые пары горели ровным голубым пламенем. Демидов взял деревянную разделочную доску и поставил на стол, потом перенес туда еще горящую сковороду и накрыл крышкой, затушив пламя.

– Прошу, с пылу с жару.

– Где ты так научился? – поинтересовалась Кира, отрезая кусок от сочного ароматного стейка. – Сомневаюсь, что во время охоты у тебя бывает время готовить нечто подобное.

Фарат тут же не остался в стороне, и Демидов мгновенно увидел мыслеобраз, посланный джинном – обнаженная девушка в одном фартуке и с косынкой на длинных шелковистых волосах готовит это блюдо. Кухня большая и светлая.

«Я помню, – мысленно ответил Игнат. – И помалкивай».

– Зимой работы мало, вот и приходится искать себе занятия, – сказал он полуправду.

Кира осталась довольна ответом.

«Он правильный», – подумал Игнат, зачем ей знать о Полине, с которой он провел ту зиму в маленькой корчме в столице Каранского княжества?

– Вкусно, – похвалила Кира. – Вот победим всех нелюдей и одержимых, откроем корчму, ты будешь готовить и рассказывать посетителям о своих приключениях, а я займусь собой, дабы в твоей корчме было что-то прекрасное кроме еды, ну и иногда зачаровыванием вещей на заказ. Всякие безобидные амулетики от сглаза.

Они рассмеялись, и этот смех разрушил, ну или хотя бы отогнал трагедию этого дома.

На рассвете Игната разбудил чувствительный тычок от Фарата. Лишившийся кокона джинн имел почти такую же свободу, как и егерь.

«Сюда едут люди», – сообщил он, прислав картинку багги, в которой сидели двое молодых парней лет двадцати. Ночью опять шел снег, и маленький мобиль с трудом продирался через заметенную дорогу. Минут тридцать у них точно было.

– Кира, подъем, сюда едут люди, похоже, старшие сыновья владельцев этой фермы. Лучше, если нас тут не будет, когда они приедут. Не хочу объяснять им, что тут случилось, и что мы не причем. Поскольку они станут орать, полезут в драку и начнут стрелять.

Девушка мигом проснулась и, выбравшись из спальника, начала натягивать на себя сапоги. Игнат последовал ее примеру, десять минут, и все их имущество было запихано в рюкзак. Туда же отправилась деревянная миска с чебуреками, которые они слепили и приготовили вечером. Оказалось, совместная готовка – самое лучшее, чтобы не думать об этом мертвом доме. Кира так вымоталась, что вырубилась, едва забралась в спальник, и проспала, как убитая, всю ночь. Игнат пару раз просыпался, прислушиваясь к дому, но тот был тих и пуст.

Они выскочили наружу и быстро закинули вещи и оружие в багажник. Русалка заранее прикинула, куда открывать портал, и на это у нее ушло пару минут.

– Езжай, – приказала она, – и жди меня, я задержусь на минуту, сотру наши следы.

Игнат кивнул и с пробуксовкой въехал в голубоватый переливающийся овал. Через пять секунд он был уже в сотне километрах от фермы в глухом лесу, где Голем сразу сел на брюхо, не проехав и трех метров. Игнат выскочил наружу, сжимая на всякий случай винтовку, глядя в переход. Там, с другой стороны, вполне четко был виден угол дома и крыльца, и темная стена далекого леса. Кира, одной рукой держа портал, другой быстро разравняла заклинанием снег, потом прыгнула вперед, резким взмахом убрав все следы. Она выпала из портала прямо в руки Демидова, он едва успел отвести ствол винтовки в сторону, чтобы она не налетела на него грудью. Переход исчез, оставив егеря и магичку посредине осенне-зимнего леса.

– Поедим? – предложил Игнат.

Басаргина скептическим взглядом окинула маленькую поляну, застрявшего в сугробе Голема, стоящего по колено в снегу егеря, и согласилась:

– Пожалуй. Собери дров, не хочу силу тратить, и так резерву досталось, браслет помогает не провалиться ниже половины. А спокойного места никак не удается найти, чтобы заняться собой.

Игнат закинул винтовку за спину и начал сшибать сушняк с деревьев. Уже через пять минут на поляне горел костер, на котором кипел котелок, а рядом подогревались чебуреки.

– Еще два прыжка, и мы окажемся в паре километров от дома Тамары, – разглядывая карту, произнесла Кира.

– Если придется быстро сваливать, сможешь открыть еще один переход? Не хотелось бы оказаться припертым к стенке.

– Смогу. Мы делаем короткие прыжки, примерно на два силы точно хватит.

– Это хорошо, – обрадовался Игнат. – Тогда допивай чай и вперед.

– Как бы я хотела разобраться, как работает эта карта, – пробормотала себе под нос Русалка. – Это выдающаяся магия, в княжествах подобное уходило бы по тысяче чеканов за штуку, а может, и дороже, рынок сбыта огромен. Изготавливая такие карты можно уже через месяц жить по соседству с княжеским дворцом, и глава гильдии в ножки бы кланялась при встрече.

– Мечтаем? – забравшись в мобиль, улыбаясь, спросил Игнат, слух егеря позволил отчетливо расслышать каждое слово.

– Вроде того, – согласилась Кира. – Заводи, сейчас прыгать будем, первый портал на двести километров, пять минут передышки, следующий на сто, мы окажемся на поляне в трех километрах от дома Тамары. Причем подойдем к нему с противоположенной стороны.

– Предлагаешь, бросить Голема в лесу?

– Пока что да, потом, если все выйдет, вернемся за ним, а не выйдет, и возвращаться не понадобится.

Кира убрала карту в планшет и тут хлопнула себя по лбу.

– Я, кажется, поняла, как она работает, все же так просто. Но об этом позже.

Она выбралась наружу и, настроившись, открыла портал.

– На месте, – закрыв последний переход, сообщила Басаргина, – ближе уже нельзя, любая самая бестолковая магичка третьей ступени почует в этой глуши портал. А я думаю, там не только третьи собрались.

Игнат молчал, говорить не имело никакого смысла, все и так ясно. Он достал свой рюкзак и начал собираться. Здесь снега было гораздо меньше, да и на улице потеплело, градус пошел в плюс.

«Фарат, есть кто в округе?»

Джинн хмыкнул и принялся сканировать, прошло минут десять, прежде чем он закончил.

«На пять километров я нашел несколько тысяч различного зверья, – доложил он. – Итак: зайцев восемьдесят два, волков шестнадцать, белок сто…»

«Заткнись, юморист, – поняв свою ошибку, попросил Демидов, – давай по делу».

«Нелюдь есть одна, но далеко, очень мощный лешак. Похоже, он даже одержимый. Но меня не учуял, забрался в бурелом и спит. Дальше живые только в доме Тамары».

«Кто?»

«Тамара и Милка. Но следов шин вокруг хватает, похоже, тут в округе шныряет очень много народа, только я его не вижу».

«Они неплохо представляют наши возможности. Ну что, ж начнем потихоньку».

«Начнем», – согласился Фарат.

– Зачем тебе обе винтовки? – глядя, как Игнат закидывает за спину трофей с Крученого, спросила Кира.

– На ней прицел, без которого мы будем слепы. Кроме того, она мощная, твой щит она не взяла, но мне кажется, технически она все же способна пробивать защиту магов четвертого уровня. Кстати, я хотел спросить и забыл, а вообще можно сделать пулю с руной, которая смогла бы разрушать магические щиты?

Кира задумалась.

– Многие пробовали, – покопавшись в памяти, произнесла она, – но я не слышала, чтобы эксперименты были удачными, нас далеко не все любят, и желание иметь против нас оружие очень заманчиво. Но нет, я не знаю, возможно ли подобное. Хотя сейчас такая пуля бы пригодилась.

Игнат кивнул и продолжил сборы.

Затем настал черед его рейдового рюкзака, на свет появился кожаный футляр с зельями, который он закрепил на поясе прямо рядом с жезлом, разрушающим магию, и гранатами. Проверив разгрузку, Демидов закинул рюкзак за спину и, взяв в руки Ярку, подпрыгнул, не услышав лишнего шума остался доволен.

– Все, я готов.

Кира кивнула, потом подошла и поцеловала его. Она ничего не сказала, да это и не нужно было.

По осеннему лесу шли очень осторожно, Фарат постоянно сканил местность, но ничего нового так и не обнаружил. Игнат сменил ЯРку на трофей и каждые сто метров осматривал дорогу в прицел. Так, рывками, они двигались, пока до дома Тамары не осталось меньше трехсот метров. Демидов уже ощущал запах дыма и готовящейся еды, в сыром холодном лесу этот запах был божественен.

Кира зябко дернула плечами.

И тут в стороне хрустнула ветка. Егерь и магичка замерли и медленно присели. Игнат снова начал обшаривать лес в прицел, не прошло и полминуты, как он обнаружил размытый силуэт, маскировочные чары были великолепны, никогда он не видел ничего подобного. Зелье невидимости работало примерно так же, но оно пасовало даже при самой простенькой и дешевой руне поиска сокрытого, поэтому подобные зелья использовали только егеря, нелюдь рунами не пользуется, ну и воры, которые совмещали его обычно с артефактом, блокирующим руны. Для остальных просто не было нужды. Эта маскировка была великолепна, если прицел Крученого смог лишь увидеть размытие, а не человека.

Игнат сосредоточился и послал Кире мыслеобраз, та не ожидала от него такой передачи информации и, вздрогнув, уставилась в сторону обнаруженной засады. Девушка долго всматривалась в лес, но так и не смогла увидеть спрятавшуюся ведьму. Колдовать было нельзя, любой всплеск силы в пустом лесу привел бы к их обнаружению.

Игнат осторожно сместился к ней, будь здесь сейчас заяц, который всего боится, он бы не заметил егеря, даже если бы тот поставил ногу рядом с ним. Егерь – прежде всего охотник, бесшумно подкрасться к нелюди не так и просто.

– Что делаем? – приблизив губы к самому уху магички, шепнул Игнат.

– Не знаю, но думаю, она не одна, – также тихо прошептала Кира. – Наверное, они решили, что ты проедешь прямо к дому, припаркуешься у крыльца, и вот тогда они как выскочат.

Игнат улыбнулся, похоже, нервы Басаргиной были на пределе, вот и шутила волшебница.

– Но это не ответ на мой вопрос. Убивать их нельзя, они нам не враги, пока что, во всяком случае, но пройти мимо них незамеченными, мы не сможем.

– А ты сможешь вырубить их? Не убивая и не калеча, конечно.

Игнат задумался, ведьмы с такими навыками маскировки просто не могут быть обычными четверками, наверняка тут лучшие из лучших, может, даже красные. Но сначала надо выяснять, сколько их тут. Нет смысла делать сплошную цепь, их тут поставили как резерв, а значит, их вокруг дома не больше пяти-шести, основные силы внутри периметра.

– Оставайся тут, я осмотрю ближайший участок. Если их тут больше двух, уйдем, и будем думать. Если всего парочка, то я попробую их обезвредить без особого членовредительства. А пока сиди под деревцем и не шуми.

Кира послушно кивнула и сместилась в сторону.

Час ушел на то, чтобы обнаружить вторую и третью ведьму, они расположились широким полукругом через каждые сотню метров. Игнат не очень понимал смысла такого расположения. Слишком широкая сеть, быстро не среагировать. Сколько им понадобится для того, чтобы добраться до дома? Если бегом, то полминуты, это если без ускорения, если под ним, то секунд восемь, портал – все те же тридцать. И что это дает? Да ничего.

«Фарат, ты хоть ее ощущаешь?»

«Очень смутно. Благодаря тебе я знаю, где она, но видеть не могу. Ощущаю мизерное, колебание силы и все».

«Я ее тоже только через прицел вижу», – напомнил Игнат. Если честно, его уже подмывало снять прицел с винтовки, уж очень неудобно было вскидывать оружие каждый раз, чтобы осмотреть местность. Да и с чего он взял, что пуля, выпущенная из нее, способна пробить магический щит, Крученому ведь не удалось пробить защиту, выставленную Кирой. Но снять прицел, значит сбить его, придется заново пристреливать. А стальных пуль у Демидова больше нет, да и взять их негде.

«Фарат, а ведь тьма, которую ты вешаешь, блокирует магию?»

«Вроде того, – согласился джинн. – Я, кажется, понял твою задумку, егерь, может сработать».

«Значит, подкравшись к магичке на расстояние удара, ты врубишь тьму, она не сможет использовать силу, и с нее слетит маскировка?»

«Сто процентов, – согласился Фарат. – Против тебя окажется обычная баба, застигнутая врасплох. Думаю, тебе хватит сил разобраться с женщиной?»

«Издеваешься?»

«Есть немного, – согласился джинн. – Кстати, вот вырубишь ты ее, а дальше что? Конечно, прокрасться к дому проблем не составит, но это и раньше особой проблемой не являлось, разве что твоя подружка ходит по лесу как стадо шестилапов – что вижу, то сметаю».

Игнат не сдержался и улыбнулся, шестилапы были самыми шумными видами нелюдей. Туша, летящая на тебя со скоростью грузовика, сносящая деревья сантиметров двадцать в диаметре, способная атаковать, встав за задние лапы, обладающая огромной силой и скоростью, чудовищно прочной шкурой, покрытой густой шерстью, которую винтовка берет исключительно в уязвимые места. Как говорили наставники, выследить не проблема, проблема убить.

«Да, простой план. Хотя ты чего придуриваешься, ты копаешься в моих мозгах, как в своих собственных».

«Ну копаюсь, – признался джинн. – Не скажу, что я там нахожу много интересного. Ты не философ, не поэт, не писатель, пустовато в комнате, бабы да винтовки, ну еще карта на стене. Хотя чего ожидать от туповатого егеря? – после чего заржал. – Не обижайся, даже твое не слишком богатое сознание все равно лучше, чем сидеть в закупоренном коконе и разговаривать с самим собой. А что касается твоих мыслей, так все просто – Кира, вторжение, Кира, иногда проскальзывают погибшая Арина или Анна, ты оживляешься перед схваткой. Так что, если ты думаешь, что в твоем мозгу очень интересно, ты сильно заблуждаешься».

«Ну, все правильно, я убийца нелюдей, – парировал Игнат, – так что нет в этом ничего удивительного. А теперь кончай нарываться и скажи, что думаешь?»

«Ты, правда, хочешь знать? Ну да ладно, слушай – твой план говно. Ну, вырубишь ты ее, даже если повезет, всех вырубишь, обойдя по кругу, а дальше что? Постучишься в дверь и скажешь: «Тетенька, тут бывший хахаль вашей дочки приперся, тарелочки борща не нальете? Кстати, я с новой бабой». Ты хоть помнишь, что этот дом крепость и в него не сможет войти ни один незваный гость. Стоит Тамаре пальцами щелкнуть, и от тебя горстка пепла останется. А ведь там внутри наверняка еще и ведьмы из Северска числом штук пять, они вас Киркой размажут тонким слоем. На тьму мою особо не рассчитывай, я ее продержу максимум секунд десять, потом не меньше десяти минут буду снова с силами собираться. Так что план твой… – он замолчал и после небольшой паузы продолжил, – ну ты понял».

«Есть другой?» – начал заводится Игнат.

«Неа. Откуда у меня план? Я внутри тебя сижу. Просто решил потрепаться, скучно стало. Но делай, все равно вариантов нет. Не думаю, что вас прямо с порога начнут убивать, думаю, сначала все же поговорите. Если, конечно, ты их магичку в ноль не завалишь».

«Начнем» – прервал Демидов диалог.

Игнат положил обе винтовки на землю, снял рюкзак так, чтобы тот ничем не звякнул, сейчас все это ему не нужно. Впереди, появилась размытая тень, ведьма устала стоять и присела на корень. Игнат медленно стал красться. Десять метров, пять, три, два…

«Давай», – приказал он, и Фарат врубил тьму.

Противница, оказавшаяся внутри, мгновенно стала видимой, она дернулась, не понимая, что происходит. На ней не было формы, обычная добротная дорожная одежда, разве что на груди небольшая бляха в виде языков пламени, приколотая на куртку. Значит, вот какова местная инквизиция. Видок ударил быстро, но не сильно, этим ударом он мог пробить грудь человека, а мог легко выключить его на часик, другой, что он и сделал, нанеся удар в очень уязвимую точку в основании шеи. Ведьма обмякла и начала заваливаться вперед, Игнат подхватил ее и прислонил спиной к дереву. Вырубать остальных не было смысла. Он вернулся к рюкзаку и оружию, после чего поспешил к Кире.

– Готово, – сообщил он, – коридор не широкий, так что очень тихо.

Волшебница кивнула и, встав, тут же наступила на ветку, которая с хрустом сломалась. Хорошо хоть не очень громко. Игнат мгновенно услышал, как заржал Фарат. Мда, что тут скажешь? Басаргина совершенно не умела ходить по лесу.

Проскользнув к опушке, они замерли, Демидов снова вскинул винтовку, обшаривая в прицел дом и всю территорию вокруг.

– Ничего, – зло произнес он. Совсем ничего. Следы шин, и свежая тропинка к поленнице. – Фарат, что чувствуешь?

«Мила здесь, спит в той комнате, где ты лежал. Тамара возится на втором этаже с мужиком, покрытым язвами с ног до головы. Он совсем плох. Но есть кое-что странное, прямо на столе стоят две кружки, из них идет пар, словно их только что налили».

«Ну, вот и ответ, это наши засадницы, вот только интересно, кто».

Демидов снял с пояса жезл и, нажав большим пальцем на руну, шепнул: «Жезл, активация», после чего встал в полный рост и махнул Кире рукой:

– Пошли.

– Я не смогу использовать магию, если буду стоять к тебе ближе, чем на пять шагов, – тут же предупредила Басаргина.

– И не надо, – ответил Игнат, – надейся на пистолет, магией они нас задавят в момент. Слишком силы неравны.

– За нами наблюдают, только не знают, что делать, – сказала Кира.

– Я не удивлен, – усмехнулся Игнат и поднялся на крыльцо. Он даже стучать не стал, просто толкнул дверь и вошел. – Хозяйка, встречай гостей, – громко крикнул Видок.

И тут же от невидимки, сидящей за столом, в него полетел сгусток тьмы, очень знакомый сгусток, парализующее заклятие. Не долетев и пяти метров, оно рассеялось.

– Ша, девочки, не вынуждайте применять силу, давайте поговорим, все равно мы уже тут. – Демидов сделал шаг вперед, давая Кире войти. – Милая, закрой дверь, – попросил он, – а то сквозит.

Он направил жезл в сторону стола. Эксперименты, которые они проводили с Кирой, показали, что жезл может разрушать активные заклинания не дальше чем на пять метров. Вот и сейчас невидимость слетела. Возле стола стояли две магички, одна с красным, откинутым назад, капюшоном, вторая с желтым. В руках у Демидова оказался пистолет.

– Не заставляйте причинять вам вред, – спокойно произнес он, – иначе это плохо кончится, магия вам не поможет. Так что сели, и не колдуем.

Как ни странно ведьмы послушались.

– Ну, здравствуй, кобелина блудливая, – раздался с лестницы громовой голос Тамары. – Приперся?

«Обожаю эту тетку, – заржал Фарат, – одной фразой всю твою суть обозначила».

– И тебе, хозяюшка, доброго дня. Не возьмешь меня под защиту, хотя бы пока не поговорим? А то скоро сюда начнут ломиться магички, что дом снаружи сторожат.

Дверь за спинами приоткрылась, и в кухонную залу выглянула заспанная Мила.

– Что за шум? Нельзя ли не орать? -выкрикнула она, разглядывая происходящее. Сначала девушка скользнула взглядом по застывшим ведьмам, потом уставилась на Игната. – Ты? – выдохнула она. – Ты вернулся?!

– Здравствуй, Мила, – улыбнулся егерь. – Как твое здоровье? Не забыла ли ты еще нашу договоренность?

Охотница на нелюдей нехотя кивнула, потом посмотрела на стоящую за Демидовым Киру.

– Кто это? – спросила она голосом, полным яда, буквально закипая от ревности.

– Жена, – коротко ответил Игнат.

Мила развернулась и ушла в комнату, шарахнув напоследок дверью со всей дури, на которую была способна, каменная стена вздрогнула, с полки на пол рухнула кружка и раскололась.

– Хорошо пообщались, – подвел итог Игнат. – Тамара, чай у тебя найдется? А то мы, пока бродили по лесам, продрогли. Кстати, – Демидов посмотрел на ведьму красного ранга, – вы, похоже, тут главная, так что извещаю вас, что если пройти по нашим следам, то вы сможете обнаружить одну из огневиц, которая отдыхает, сидя на коряге. Как бы не померзла девка, а то Тамара ее лечить по женским проблемам замучается.

Перехватив взгляд командирши, ведьма с желтым капюшоном, проскользнув мимо Демидова и его подруги к двери, выбежала наружу.

Тамара спустилась по лестнице, пристально разглядывая Игната и Киру.

– Ну, проходите, раз пришли, – наконец, произнесла она и, взмахнув рукой, вернула перевернутую мебель обратно на свои места, даже про разбитую кружку не забыла. – Магичка, ты бы прекратила стискивать рукоять пистолета. Пока вам сейчас ничто не грозит, а если начнет угрожать, ты даже вытащить его не успеешь.

Кира послушалась, и выпустила рукоять. А вот Игнат не торопился расставаться с жезлом, правда, палец с руны он уже давно убрал, так что, жезл пока что можно считать неактивным.

– Игнат, я дала слово, никто тебя тут не тронет, – укоризненно посмотрев на Демидова, заметила хозяйка. – Проходите, – пригласила Тамара. – И ты, Клара, садись, в ногах правды нет. И не вздумай колдовать, сила сейчас на его стороне.

Игнат без всяких сомнений прошел к столу и занял один из стульев. Кира уселась на соседний. Напротив них расположилась Клара. Сейчас она судорожно пыталась найти выход из сложившейся ситуации, план верховной ведьмы рухнул, захватить беглецов и не допустить их встречи с Тамарой не вышло. Теперь нужен был новый. Вот только полномочий у нее на это не было.

– Мне нужно связаться с Гланой. У меня нет распоряжений на случай сложившийся ситуации, – вполне честно заявила ведьма.

– Кстати, ради интереса, чего вы пытались добиться, расставив по лесу ведьм и огневиц? – поинтересовался Игнат.

Но «красная» просто отмахнулась. Похоже, провал операции оказался гораздо болезненней.

«Сюда возвращается та магичка, что уже была здесь», – сообщил Фарат.

Дверь распахнулась, и на пороге появилась «желтая».

– С Одетт все в порядке, она уже пришла в себя.

Клара кивнула и указала подручной на место возле себя. На столе появились чашки с горячим чаем и пироги. Тамара села с торца стола, словно говоря о своем нейтральном статусе.

– Как там Дед? – спросила она, видимо, желая разрядить обстановку.

– Мне жаль, – ответил Игнат, – его больше нет. Веревея убила его, а затем заразила город непонятной болезнью, княжеским магессам пришлось сжечь Сторожье и всех жителей. Мне жаль, он до последнего защищал ключ.

Тамара поникла, много места в ее сердце занимал старый егерь.

– Жалко, – только и смогла сказать она. – Я так понимаю, мой привет ты передать не смог?

Игнат покачал головой.

– Это случилось примерно тогда, когда ты вытянула меня с того света.

– Знаешь, после того, что случилось, я уже не уверена, правильно ли поступила, выходив тебя, Видок. Я догадываюсь, зачем ты пришел. Либо гильдейские, либо в лиге тебе рассказали обо мне, так ведь?

– На самом деле нет, они не поняли, кто ты такая, а я не стал их просвещать, сам сложил два и два. – Игнат взял пирог и откусил. – Черт, с капустой попался, ну да ладно, все равно вкусно. – Он сделал глоток и блаженно зажмурился. – Клара, ты вроде кого-то вызвать должна была?

Клара кивнула и извлекла из кармана такой знакомый ему шар с рунами. Активировав артефакт, она уже хотела что-то сказать, когда из шара раздался голос верховной:

– Вы захватили его?

– Нет, он избежал нашей ловушки, и сейчас сидит напротив меня. Мы не думали, что он настолько силен. Тамара пообещала ему безопасность, во всяком случае, пока что.

– Ждите, я скоро буду, – зло бросила Глана и отключилась, руны на шаре погасли.

– Может, познакомишь меня с женой? – попросила Тамара. – И когда успел?

– Прошу прощения, ведьма Тамара, это моя жена – магесса третьей ступени Кира Басаргина.

– А что за ловушка? – спросила Русалка у сидящей напротив мрачной Клары.

Та презрительно отвернулась, зато Тамара сначала улыбнулась, а потом засмеялась так громко, как умела.

– Они решили, что самые умные. Подумали, что Видок прямо на своем мобиле по главной дороге приедет к моему крыльцу, поэтому они сделали засаду на дороге метрах в сорока от поворота, банально и просто – артефакт клетка. Попав в это поле, вы оказались бы заперты в нем, и никакие артефакты или магия внутри него не работает.

– Простенько и со вкусом, – усмехнулась Басаргина.

– Я, правда, сказала Кларе, что у нее ничего не выйдет, но она все равно сделала по-своему. Так что, основные силы ждали вас дальше по дороге, а в лесу вы видели резерв на всякий случай.

– Кстати, как вы умудрились обнаружить моих девочек? – поинтересовалась Клара. – Яне думала, что их возможно засечь с помощью духа или артефактами, про магию вообще молчу.

– Повезло, – ответил Игнат. Но «красная» сидела с таким скептическим видом, что было ясно, она не поверила.

– Мила, хватит реветь, иди к столу, – неожиданно строго произнесла Тамара. – Она очень ждала, что ты вернешься, втюрилась в тебя, все никак забыть не может.

Игнат пожал плечами.

– Мы взрослые люди и обговорили все заранее.

Кира посмотрела на него осуждающе, но промолчала.

– Обговорили они, видите ли, – с сарказмом произнесла хозяйка, – взрослые люди. Дурак ты, егерь, что такое слова, когда любишь? Вот и твоя жена понимает это. Ладно, оставим это. Что там, в княжествах, сейчас творится?

– Может, дождемся Глану? – предложил Демидов. – Чтобы по два раза все не рассказывать. История долгая. А сейчас мне нужен твой совет.

– По поводу твоего джинна? – догадалась Тамара.

Игнат кивнул.

Скрипнула дверь, и в комнату вошла Мила, на лицо охотница на нелюдей натянула маску ледяного равнодушия, и только глаза ее выдавали, если бы взгляды, которые она метала в Киру и Игната, стали молниями, то они осыпались бы пеплом после первого.

Девушка села за стол по правую руку от матери.

– Если тебе интересно, – произнесла она ледяным голосом, – то все получилось, и это дочь. Мама не ошибается.

– Ты вроде бы говорила про сына, – напомнил Демидов.

– Ты перестарался, – поддела его Мила. – Наверное, хорошо тебе все же было со мной. – Потом посмотрела на Киру. – Не злись, магичка, он твой, это я так, по стервозности природной, несу. А с тех пор, как забеременела, так вообще характер портиться стал. Он мужик хороший, только вот непостоянный, смотри, может за следующей юбкой унестись. Видишь, даже ребенок его не держит.

Кира зло сверкала глазами, сразу было ясно, подругами с Милой они не станут. Присутствующие ведьмы тихонько шушукались в сторонке, и хоть и поглядывали на разборку с большим интересом, но не вмешивались.

– А ну хватит, – сурово рявкнула Тамара, пристукнув ладонью по столу, так что чашки подпрыгнули. – Стыдись, Милка. Игнат и вправду ничего тебе не обещал, ты сама к нему в койку прыгнула чуть ли не с разбега. Я понимаю твои чувства, но насильно мила не будешь.

Мила какое-то время играла с матерью в игру, кто кого переглядит, потом виновато опустила глаза.

– Простите, – извинилась она, но ни один человек, что сейчас находился в комнате, не поверил в искренность этого извинения.

– Оставим это, – стараясь говорить ровно и не сорваться, предложила Кира. – Тамара, вы не могли бы посмотреть то, что осталось от кокона. Я приложила все силы, чтобы его укрепить, а вместо этого он рассыпался. Бывало такое в вашей практике?

Ведьма поднялась и направилась к Игнату. Фарат завозился, обратно в кокон ему не сильно хотелось.

– Встань, – попросила она, после чего прикоснулась ладонью к груди и закрыла глаза. Минута, две, три. – Да, Видок, ты не перестаешь меня удивлять, – наконец, произнесла Тамара. – Любой бы другой ходил бы одержимым, а ты нет. О чем вы договорились с джинном? Ведь только клятва его сдерживает, я права?

Демидов кивнул.

– Мы заключили соглашение, если гильдия, лига и братство, вернее то, что от него осталось, позволят, мы найдем Фарату новое тело.

– Однако, – удивлённо протянула ведьма. – Ты, егерь, готов создать одержимого? Не думаю, что тебе пойдут навстречу. По идее, если бы ты сейчас попался в лапы инквизиторш, они бы тебя убили, не особо раздумывая. Для них даже призрачная опасность создания одержимого такого уровня, уже повод уничтожить объект. А тут… Кокон восстановить не выйдет, новый тоже не создать, все держится на клятве магического существа и твоей собственной, он ее нарушить не может, пока ты держишь свою, но если пункт договора не будет соблюден, тебе конец. Фарат вырвется из-под контроля, и тогда мы получим невероятно сильного одержимого. Кстати, он изменился с того момента, как я видела его в последний раз, он стал гораздо сильнее. Я даже не уверена, что существовал ли кокон, способный его сдержать. Я могу ошибаться, но мне кажется, он уже не джинн.

«Вот ведьма, – не выдержал Фарат, – всю малину спалила».

«Это о чем она?» – тут же мысленно поинтересовался Демидов.

«Сейчас тебя просветят».

– Я не ошиблась, – снова сканируя «пассажира», подвела итог обследованию Тамара. – Он больше не джинн, он ифрит. Игнат, я бы на твоем месте не доверяла инквизиции, стоит им узнать о том, что у тебя в груди ничем не сдерживаемый ифрит, они тебя уничтожат. А вот и припозднившиеся гости, – вдруг произнесла она, после чего вернулась на свое место, оставив Игната стоять столбом и переваривать полученную информацию.

«Мог бы и сказать», – заметил он снова, занимая стул.

«Мог бы, – легко согласился Фарат. – Только что бы изменилось? Да, я вроде как вырос. Но пройдут десятки лет прежде, чем я обрету настоящую силу ифрита. До того, который сидел в твоем одержимом приятеле егере, мне очень далеко. Кстати, приготовься, сейчас будет еще один шок».

Дверь распахнулась, и в дом вошла Глана, а следом за ней… Демидов не верил своим глазам, живая и здоровая…

– Ты?! – в один голос вскрикнули Кира и Игнат.

«А вечер перестает быть томным», – хихикнул Фарат.

– Ну, здравствуй, егерь, – поздоровалась верховная ведьма.

– Здравствуй, любовничек, и тебе, подруга, привет, – улыбаясь, поприветствовала их Арина. – Вот уж не думала, что наши дороги опять пересекутся.

– Кто бы сомневался, – с ненавистью процедила Кира, – после того, как ты нас бросила подыхать в маленьком убежище под горами.

Глана на это только хмыкнула и села на свободный стул. Градова последовала за ней, правда, ей мебели не досталось, что ее совсем не смутило, она буркнула себе под нос какое-то заклинание, и тут же из соседней комнаты прилетала трехногая табуретка, на которую она с гордым видом уселась.

Верховная ведьма оглядела всех присутствующих, ее взгляд замер на Кире. Та с вызовом смотрела ей прямо в глаза.

– А ты, я так понимаю, Кира Басаргина, новая пассия этого кобеля? – весело поинтересовалась Глана. – Егерь, ты зачем мне девочку испортил?

– Какую? – озадачился Демидов.

– Студентку нашу, Натали, молоденькая блондинка, которая провожала тебя до комнаты.

– Да вы сговорились что ли? – не сдержался Игнат, перехватив суровый взгляд Киры. – Сначала Лира с Милой, теперь вы с этой блондинкой, она девочка взрослая, сама пришла, какие ко мне вопросы?

– Взрослая, взрослая, – примиряюще заявила верховная, – не беспокойся, нет к тебе претензий, ей только на пользу пошло, скачек у нее почти сразу случился, желтой она стала, слабенькой, но желтой. С Милой твоя, как ты ее представляешь, жена уже познакомилась, и ты при этом жив, значит, и за блондинку тебе не сильно влетит.

Игнат перехватил взгляд Киры, который не сулил ничего хорошего. Что ж, заслужил. Похоже, как только они окажутся наедине, его ждет капитальный скандал.

Арина демонстративно закатила глаза, мол, сам виноват, но промолчала.

Игнат протянул руку и сграбастал очередной пирог, который на этот раз оказался с рыбой, спокойно отпил из кружки с чаем.

– Не везет, – подвел он итог, – не люблю рыбные пироги.

– Приступим к делу, – требовательно заявила Глана.

– Ага, сейчас, – с издевкой заметил Игнат, – бегу и спотыкаюсь. Сначала мне очень интересно послушать, как здесь оказалась Арина Градова, тело которой с почестями погребено в Белогорске. И если она тут, то и руна тоже здесь, а это уже меняет дело.

Такая постановка вопроса Глане совсем не понравилась. Она посмотрела на Клару и ее подручную и взглядом указала на дверь. Ведьмы были понятливые, несколько секунд, и они исчезли.

– Мила, я бы попросила тебя тоже уйти, но ты ведь не послушаешься, так что я ограничусь клятвой.

Охотница на нелюдей коротко кивнула и быстро затараторила слова нерушимой клятвы, а Тамара нехотя подтвердила ее вспышкой силы. Глана скороговоркой произнесла заклятие, и теперь никто кроме тех, кто находился за столом, не смог бы разобрать ни слова.

– А теперь давайте поговорим, – твердым голосом человека, который привык приказывать, начала Глана. – И без шуток, мир замер на краю бездны и возможно здесь и сейчас решается его судьба.

– Не слишком ли громкие слова? – ядовито поинтересовалась Мила. Она единственная из всех присутствующих совершенно не понимала, что происходит.

– Не слишком, – ответила Глана. – И начнем мы, пожалуй, с новостей, которые принесли нам Игнат и его жена. Лира мне сообщила все, что они ей поведали, но этого мало, я хочу услышать все из первых уст.

Глава одиннадцатая Чаша весов

— Нет уж! – неожиданно взбрыкнула Кира. — Мы информацией поделимся, но мне интересно послушать одну историю, а конкретно, что здесь делает вполне живая Арина?

Глана некоторое время молча смотрела магичке в глаза, потом сдалась.

– Справедливо. Чтобы понимать суть происходящего, этот вопрос надо прояснить.

Арина согласно кивнула.

— Спрашивай. И вообще, чего на сухое сидеть? – она посмотрела на Тамару, которая внимательно слушала каждое слово. – Хозяйка, а не покормишь нас? Да и выпить не помешает, чай не чужие люди встретились, боевые товарищи, соратники по постели – две из нас спали с Игнатом в прошлом, одна это делает в настоящем.

— Заткнись, — взвилась Кира.

– Да ладно тебе, подруга, тут все свои.

Игнат был мрачен. Он никак не предполагал такое развитие событий: две бывшие любовницы и настоящая, с которой он связывал свою жизнь, если она, конечно, чуть позже ему шею не свернет или не пошлет, куда подальше, оказались на площади меньше пяти квадратных метров, и собираются выяснять отношения… Блин, сейчас ему захотелось побыть трусом и свалить на пару часов в лес, поохотится на лешака, а может, еще на какую нелюдь. Только кто его отпустит? Фарат, по его просьбе сканирующий происходящее вокруг дома, исправно присылал мыслеобразы, картина не радовала, на улице рядом с несколькими броневиками расположились пять огневиц и одиннадцать ведьм, две из которых красного ранга, остальные желтого.

Пока Игнат обдумывал постыдное бегство, Тамара собирала на стол — плывущие по воздуху миски с каким-то мясом, овощами и соленьями, бутылки с вином, и даже графин с тем, что по цвету напоминало коньяк.

-- Вот, теперь другое дело, – обрадовалась Арина. – Давай, подруга, жги.

– Как давно ты работаешь на вольные земли? – стараясь говорить спокойно, спросила Кира.

– Русалка, я всегда работала на них, – наливая себе вино, отозвалась Градова. – Я родом отсюда. Мы с сестрой сироты, воспитывались в школе ведьм, нас с Лией готовили для этого. Понимаешь, так вышло, что княжества забыли об этих местах, местах, откуда люди пришли на те земли, а вот здесь никогда не забывали о княжествах, и пусть не очень активно, но интересовались тем, что там происходит. Мы с сестрой один из самых удачных проектов глубокого внедрения. Нас готовили к тому, что мы будем жить в княжествах, собирая информацию, а для этого надо было иметь безупречную биографию. Как только агенты сообщили о полностью вырезанном разбойниками караване торговцев, Тара порталом забросила нас туда к трупам и сгоревшим грузовикам. Два дня мы с Лилькой просидели под грузовиком, трясясь от страха, на мертвечину явились падальники, и только появление дружинников спасло нас.

– Значит, все, что ты рассказывала о своем детстве, неправда?

Арина отмахнулась.

– Подруга, не стоит придираться к деталям. Я не так уж и много соврала, да и не спрашивала ты особо, где я родилась.

– Не называй меня подругой, – вскипела Кира, – ты бросила нас умирать.

– А вот этого не надо, мой человек через неделю должен был дать знать инквизиции, где вы и как вас освободить. То, что вы выбрались самостоятельно, сути дела не меняет. Мы должны были всех запутать, никто не должен был знать, куда пропала руна. Я очень сильно постаралась, чтобы у вас не возникло сомнений, что я мертва. Мы восемь часов убили на изготовление подлога. Карты свои оставила, деньги, записку от сестры, руну чужую.

– А со мной ты спала по заданию? – не сдержался Игнат.

– Да, егерь, ты полный псих, – с усмешкой произнесла Глана. – Тебе, похоже, реально жить надоело.

Кира, Арина и Мила уставились на Игната, словно он испортил воздух во время театрального представления, а на соседнем кресле еще и князь с супругой.

– Хорошо, отвечу, – наконец произнесла Струна под пристальными взглядами Милы и Киры. – Как только прошла информация о том, что всплыла руна чужих, я разыскала тебя. Так случилось, что это наложилось на задание, которое я выполняла для купеческой гильдии, кушать-то нужно, Глана не слишком щедра к своим агентам, видите ли, она считает, что лишние деньги рождают лишние вопросы.

Верховная ведьма при этих словах и бровью не повела.

– А спала я с тобой потому, что ты классный мужик. Мы вломились в охраняемый дом, и адреналин бурлил в крови как вулкан, так что, да, трахнулись мы с тобой по зову плоти, а не по приказу.

– Так, девочки, давайте-ка выясним этот вопрос раз и навсегда, – неожиданно жестко заявил Игнат. – Первое, Арина, Мила, зарубите себе на носу, у вас нет на меня никаких прав. Мила вообще преследовала корыстные цели, мы заключили соглашение и, получив, что хотела, она отвалила в сторону. Так?

Мила нехотя кивнула.

– Арина, что было, то было, – продолжил Демидов. – Было хорошо, но все в прошлом. Я с Кирой, я люблю ее и не собираюсь ничего менять и ворошить прошлое. Кира, я знаю, что ты горишь желанием выяснить отношения, но не думаю, что это необходимо. Я тебе не изменяю. Мы все прояснили?

Мила нехотя кивнула, Арина промолчала и никак не прокомментировала этот монолог, но под взглядом Игната склонила голову в согласии. Кира тоже не горела желанием поговорить и только крутила в руках чашку, но Игнат чувствовал, что желание выяснить отношения с членовредительством у нее поуменьшалось.

Глана на это закатила глаза.

– Ну, а теперь мы можем поговорить о серьезных вещах? – но, не удержавшись, добавила. – А то надоедало слушать о любовных похождениях егеря.

– Согласна, закроем тему, – поддержала верховную ведьму Кира. – Я так понимаю, руна у вас?

Глана кивнула.

– И отдавать я ее не собираюсь. Тут она в безопасности.

– Кончились времена, когда были безопасные места, – спокойно заметил Игнат, дегустируя в широком квадратном стакане коньяк. – Впереди война, и никто не останется в стороне. Скоро одержимые будут знать, что руны нет в Белогорске, они не нашли ее в Златограде. Зато узнали про Тамару. И это дело времени, когда они появятся тут, а учитывая, что один раз они без особого труда уже выкрадывали у вас руну, то ваше заверение, что она в безопасности, не вызывает уверенности.

Глана проигнорировала данный выпад.

– Мы предприняли все меры предосторожности.

– Не убедительно, – снова возразил Демидов. – Ну да оставим пока что данный вопрос, руна – это мелкий козырь, который внезапно образовался в колоде.

– Кстати, о колоде, – вспомнила Арина, – вы, надеюсь, ее забрали, очень не хотелось бы ее потерять. Я дорожу ей.

– Забрали мы твою колоду, – буркнула Кира, – лежит в рюкзаке в Големе в трех километрах отсюда.

– Вот спасибо, подруга, – обрадовалась Градова. – А теперь можете продолжать.

При слове «подруга» Басаргина скривилась, но промолчала.

– Кстати, Аринка, – вспомнив кое-что важное, хлопнул себя по лбу Игнат, – я готов простить твой удар в спину, готов простить твои слова, не знаю, зачем тебе понадобилось так злорадствовать, но все это я прощу только, когда ты мне вернешь мой арбалет.

– У меня его нет больше, – виновато развела руками Струну. – Как только я оказалась в Северске, я передала его местным ведьмам для изучения. Тут при школе есть целая кафедра, занимающаяся изучением артефактов и разработкой новых видов вооружений. Скорее всего, они разобрали его на составляющие в надежде постигнуть суть этого великолепного оружия.

Игнат посмотрел на Глану.

– Не отдадут, – ответила верховная ведьма. – По отчетам это очень перспективное направление, так что придется их всех убить, чтобы получить твой арбалетик обратно.

– За этим дело не станет, – зло пробубнил Игнат. – Ладно, вернемся к этому позже, а сейчас у нас разговор к Тамаре.

– Тара слишком поздно сообразила, зачем тебе к Тамаре, иначе вы никогда бы не смогли покинуть Северск, – жестко произнесла Глана. – И не думаю, что стоит поднимать эту тему, секрет, который она хранит, останется при ней.

– Хорошо, – легко согласился Игнат, – давайте оставим ее секрет при ней, ваш при вас, и разойдемся.

Все недоуменно уставились на него, включая Киру.

– А чего вы на меня так уставились? Через пару месяцев ваши секреты будут уже никому не нужны, включая вас самих.

– Ты к чему клонишь? – не поняла Мила. – До этого момента она вообще старалась помалкивать и не высовываться.

– А то, что через пару месяцев орда одержимых, сметет княжества, а потом явится сюда, и поверьте мне, у них есть возможности перебрасывать из княжеств не жалкие горстки людей, а полки. Они покончили с Златоградом за несколько часов.

– Что? – не веря своим ушам, спросила Тамара.

Арина отвела взгляд, как и ее командирша, Лира уже рассказала все, что ей удалось выяснить у Игната и Киры.

– Золотого города больше нет, – в полной тишине произнесла Басаргина.

На лице беглой ведьмы за несколько секунд, что она осознавала сказанное собеседницей, промелькнуло сразу несколько эмоций: удивление, недоверие, шок. Она прекрасно знала силу вольного города магичек, и мало кто в княжествах мог сравниться с ним в мощи и влиянии, разве что Белогорск, в котором располагалась штаб-квартира гильдии.

– Не может быть, – наконец, произнесла Тамара.

– Может, – вклинился в беседу Игнат. – Мы видели, как он полыхает, одержимые и нелюди смели его за одну ночь.

– Вы были там? – рассчитывая на подробности, спросила Глана.

– Мы были рядом, – ответила Кира. – Нас телепортировали туда, когда все уже началось, так что мы видели только конец вольного города – зарево над ним, колонны пленников и открытие огромного разрыва. Княжества ждет война, уже потеряно Югское, Югорск уничтожен нелюдями, везде смута. Белогорск, куда успели эвакуировать академию Златограда, фактически на осадном положении. Туда стекаются люди, желающие сражаться, остальные расползаются по норам в надежде, что война обойдет их стороной. Вторых гораздо больше. Конечно, падение одного княжества ничего не значит, но это если не видеть картины целиком.

Глана кивнула.

– Я знаю, что князья задолго до этого начали боевые действия против Белогорска и друг друга.

Тамара презрительно хмыкнула.

– Князья всегда жаждут откусить больше, чем могли проглотить, так было и так будет. Но то, что рассказывают Игнат и Кира, меняет дело, армия одержимых сметет их и придет сюда.

Игнат согласно кивнул.

– Именно так, уважаемая. А пока они грызутся, одержимые спокойно создают армию. Мы были свидетелями, как в Гарнском королевстве, на поле боя с мятежниками, одержимые подняли несколько сотен трупов.

– Это очень плохие вести, – подвела итог Глана. – И вы хотите добраться до ворот первыми?

– Вроде того, – подтвердил егерь. – Мы пришли сюда к Тамаре. Единственный шанс, который у нас остался, это разрушить артефакт ворот, за которым охотятся одержимые. Рано или поздно они найдут и этот дом, и ее, и Северск их не остановит. Для этих мест это оплот силы и стабильности, но по сравнению с Золотым городом – маленький провинциальный городок с домашней школой знахарок.

Глана обиженно засопела, но Тамара, Арина и Кира были реалистками, они понимали, Игнат прав.

– Кто знает, что вы здесь? – спросила верховная.

– Никто, – ответил Игнат, – и в этом наше преимущество. Возможно, война уже началась, хотя я так не думаю, одержимые не торопятся, гибель Золотого города – это реакция на потерю руны. Вы обманули всех, в Белогорске уверены, что ключ у противника, одержимые думали, что он у златоградских магичек. Но пассивная оборона ничего не даст. Противнику не нужны люди, нелюдь, нежить и одержимые сметут человечество. Да, верховная, не надо так скептически смотреть, сметут, и глазом не моргнут, а потом найдут и ворота, и руну.

Глана была задумчива.

– Если все так, как ты говоришь, почему они раньше не сделали этого?

Игнат развел руками.

– Я не получаю информацию из стана противника, там нет и не может быть наших шпионов, а вот у них они наверняка есть. Как они нашли руну, которую вы скрывали в сокровищнице?

Верховная ведьма вольных земель вздрогнула, похоже, Демидов невольно нащупал уязвимое место.

– Мы так и не узнали этого.

– Значит, и добытая Ариной руна не в безопасности, – прокомментировала Кира.

Глана сделал вид, что не расслышала.

– Итак, вернемся к цели нашего визита, – продолжил Игнат. – Одержимые в Златограде не только искали спертую Струной руну, у них была еще одна цель. В архивах нашли список хранителей портала и прежде, чем его расшифровали, все, кто занимался этим, погибли, кроме двух волшебниц. Обе исчезли, а сама лаборатория превратилась в прах.

– Ну и что это дает? – не поняла Мила.

– А то, что они знают, кто являлся хранителями портала, – пояснила Кира. – У них есть информатор и в лиге, и в гильдии, а значит, они уже знают историю Тамары.

Мила уставилась на мать.

– Тут только я эту историю не знаю?

Тамара развела руками.

– А зачем тебе это было знать? Когда-то я была перспективной волшебницей в княжествах, но не практиком, а теоретиком. И попала я в группу изучения и хранения одного артефакта. Элитная группа, куда с улицы не попасть. Только хранители решают, кто имеет право, а кто, несмотря на связи, идет лесом. Небольшая группа под крылом школы лекарей Белогорска, которым управляла великая магесса первой ступени Дария. Но артефактом занимались всего с десяток сотрудников.

Все уставились на ведьму, полной истории не знал никто, даже Глана, которая дружила с беглой магичкой уже больше полусотни лет.

– Несколько лет я изучала артефакт, который мы между собой называли Ворота. Хотя ворота – это не совсем верное слово, это огромный кусок чужеродного белого камня, совершенно правильный прямоугольник примерно – четыре на три. Он не восприимчив к магии, можно целый день долбить по нему зачарованной кувалдой, и ничего не изменится. Посредине его рассекает огромная вертикальная трещина, пронзающая его насквозь.

– А чем был так важен этот булыжник? – спросила Мила. – И с чего вообще такое увлечение им?

– Справедливый вопрос. Так вот, артефакт был захвачен несколько столетий назад во время битвы с очень странными нелюдями, Игнат знает их как народ ОР. Тогда полегли все, кроме одной молодой магички второй ступени, не важно, как ее звали. Она перенесла этот «булыжник» в убежище, она не знала, что это, но была уверена, что нечто важное. Эта волшебница заложила основы ордена. Но вернемся к воротам. Камень был не совсем камнем. – Тамара посмотрела на Игната. – Любой егерь, приблизившись к нему, ощущал разрыв, причем огромный разрыв. Только странный, пассивный, вроде бы чувствуешь его, а на самом деле его нет.

– Так ты познакомилась с Дедом?

– Нет, Видок, это случилось уже позже. Еще в самом начале исследований, почти полторы сотни лет назад, в группе были несколько егерей. Потом они исчезли, скорее всего, их убили. А данные оставались в журналах исследователей. А что касается Деда, я еще расскажу эту часть истории. Так вот, этот кусок иномирного камня, от которого даже крупинку отщипнуть нельзя, стоит там, где стоит.

Демидов поднял голову.

– После, Игнат, не торопись, мы дойдем до момента, у нас игра в «что, где, когда?». Только не думай, что я буду рассказывать именно в этой последовательности. Итак, этот прямоугольник стоял себе и стоял. Не было никаких успехов или подвижек. Иногда камень реагировал на некоторые заклинания, но это все, чего мы могли добиться, мне с каждым днем становилось все скучнее. Я начала подрабатывать в клинике, чтобы хоть как-то занять свободное время. Денег нам за исследования платили немало. И вот в один весенний день ко мне привели егеря, его очень сильно порвала нелюдь, как он остался жив, неясно, глаз я ему так и не смогла спасти. Он пролежал в клинике несколько недель, мы очень тепло общались. Я не смогла полностью убрать последствия того боя, у него остались шрамы и повязка на пустой глазнице. Потом он, правда, приобрел себе артефактный глаз, но, похоже, он не прижился у него.

– Он им редко пользовался, – уверенно заявил Игнат, – чаще носил повязку, мало кто знал, что у него есть волшебное око.

Напряженное лицо Тамары немного расслабилось, словно ей сказали что-то очень хорошее.

– Ты прав, Видок, молодого егеря звали Сергеем Вяземским. Но вот произошло то, чего я не ожидала. В конце лета, прямо, как и твоя история, случилось неожиданное, на артефакте начали оживать руны, совершенно чужие, мы даже не представляли, что они там есть. А потом начали проступать ниши, опять же одна за другой, ровно семь штук.

– Семь рун, семь ключей, – снова влез Игнат, – ты рассказывала в прошлый раз.

Тамара кивнула.

– Не перебивай. Так вот, я тебе тогда сказала неправду. Нет, число верное, только я тебе тогда рассказала про оступившуюся магичку, это не совсем так. Оказалось, что наш орден не имел к княжеству никакого отношения, школа лекарок – да, она приносила отличные деньги, но вот все, чем занимался орден, было скрыто от всех. Тайный орден из одной высшей магички первой ступени, и пяти магесс второй. В тот день, когда случился прорыв с рунами и замочными скважинами, тогда я еще не знала этого. Инквизиция арестовала одну из наших, звали ее Никой. Я не видела ее несколько месяцев, вроде наша предводительница Дария отправила ее на какое-то жутко секретное задание. И вот она арестована, причем арестована не просто так, а за жуткие эксперименты. Подвал, забитый трупами чуть ли не до потолка, и не где-нибудь, а в центре Белогорска в двух шагах от башни гильдии. А еще там был обнаружен труп молодой магички, выпускницы нашей лекарской школы. Так вот, по данным инквизиции девушка, была одержима, и сеанс подселения провела именно Ника, правая рука Дарии.

Игнат посмотрел на собравшихся за столом женщин, все слушали Тамару, затаив дыхание. Захотелось курить, он даже рефлекторно вытащил пачку папирос, но натолкнулся на предупреждающий взгляд хозяйки дома, и, тяжело вздохнув, сунул ее обратно, вместо этого соорудил себе очередной бутерброд.

– Инквизиция работать умела. Орден Ворот, назовем его так, был ни сном, ни духом об аресте, а инквессы в это время раскалывали орешек. Два дня у них ушло на это, а мы прыгали вокруг артефакта, осчастливленные прорывом. Нас даже почтила своим вниманием глава школы – Дария Тернова, до этого она никогда не спускалась к артефакту. Она была магессой невероятной силы. Она похвалила нас, хотя мы-то как раз не знали причин пробуждения артефакта. И сказала, что все скоро изменится. Она рассказала о рунах и ключах, о том, что наша цель – заставить артефакт работать.

– Не поняла? – устало потирая виски, произнесла Кира. – Ваш орден, что, пытался открыть проход между мирами?

Тамара поморщилась и кивнула.

– Дария была одержима уже довольно давно, но умело скрывала это. Ее дух не обладал знаниями по артефакту, но знал, как их можно получить. Преданная Ника провела обряд подселения в ту девчонку, она же активировала артефакт. Дария предложила нам выбор: либо с ней, либо умереть. Времени на раздумье не было, согласие значило предать род людской и стать одержимой. С ней было пятеро магичек второй ступени, ее личная гвардия, самые преданные, но еще не одержимые, скорее всего, им очень качественно промыли мозги. Нас – семеро, и только я второй ступени, остальные девушки уверенная третья. Силы были не соизмеримы, и сразу трое приняли предложение Дарии. Нас осталось четверо. Выстоять против таких сил было нереально, я готовилась дать свой прощальный бой, в надежде хотя бы прихватить с собой кого-нибудь из свиты, но тут вмешалась судьба. Дверь в зал вылетела, выбитая сильнейшим заклятием. Никто не ожидал подобного развития событий, так вышло, что она смела магичку, которая приглядывала за нами, не давая колдовать. И завертелось. Инквессы, вбежавшие в зал, приняли на себя первый удар, они поглотили заклятия, пущенные в них, в ответ из темноты коридора вылетели не менее мощные чары.

– Я не слышал про крупные магические бои в Белогорске за последние сто лет, – удивился Игнат. – Честно говоря, я не очень понимаю, где этот артефакт хранится.

Кира согласно кивнула.

– Я тоже. Может, артефакт был не в Белогорске?

– И не услышите. Во-первых, артефакт был в самом центре столицы, вот только мало кто знает, что город стоит на каменной платформе, которая изрыта огромным количеством переходов и залов.

Все удивленно уставились на Тамару, похоже, этой информации из присутствующих никто не знал.

– Но кто их создал? – удивленно поинтересовалась Кира.

Тамара пожала плечами.

– Никто не знает, просто залы и переходы, никакой природой и не пахло, это все рукотворное. И сроком больше десяти тысяч лет. Но это не первые руины, здесь до нас кто-то жил, будут жить и после нас. Может, завтра с неба на нас сядет огромный космический корабль, из которого, как мы пятьсот лет назад, выйдут трехпалые инопланетяне и уничтожат нас. Ну да мы отвлеклись. Артефакт хранился глубоко под землей, туда очень трудно найти дорогу, но сводный отряд трех самых весомых структур княжества пришел, чтобы карать. Инквесс было не так уж и много, всего семеро, но что могли им противопоставить магички, всю жизнь полагающиеся только на силу? Оружие было только у одной из них, и она не замедлила им воспользоваться, несколько выстрелов в проход, и одна из инквизиторш рухнула, зажимая руками пробитый живот. В отместку из темного коридора ударило заклинание невероятной силы. Никого не убило, но расшвыряло в стороны, выставленные наспех щиты просто не справились, их смело. Меня подняло в воздух и буквально унесло в темноту зала. Приподнявшись, я увидела, как Дария читает заклинание, которого я раньше никогда не слышала, она фактически выкрикивала слова на незнакомом мне каркающем языке. Артефакт покрылся искрами, которые с каждой секундой окутывали его в плотный кокон, их становилось все больше, а потом резкий хлопок, и одержимая рухнула на пол без чувств, а ворота исчезли. Там, где они только что стояли, образовалась большая воронка с раскаленными краями, древний камень плавился и стекал вниз. В зал ворвались гильдейские магички, и не обычный патруль, а «стражи спокойствия», их можно легко отличить от остальных волшебниц по сиреневым сюрко. Но они запоздали, опрокинутые орденские уже оправились от удара и встретили «спокойных» заклинаниями. Даже магички, которые поначалу отказались примкнуть к Дарии, сражались против незваных гостей, знали, пощады не будет. Под прикрытием магических щитов в зал просачивались егеря. И тогда я побежала, я не желала участвовать в этой бойне.

Тамара замолчала, потом резко притянула себе бутылку с коньяком, которую Игнат уже ополовинил, и, налив стакан, залпом его выхлестала. Закашлялась, из глаз потекли слезы. Глана протянула кусок нарезки и маринованный огурец. Хозяйка благодарно кивнула и закусила. Со второго этажа раздался протяжный стон, все увлеклись происходящим в комнате и забыли про пациента.

– Игнат, ты ведь курить хотел? Иди, я немного передохну, больного проверить нужно.

Демидов поднялся и направился к дверям, следом шла Кира. На улице мало что изменилось, хотя с неба снова пошел хлопьями снег. Ведьмы и огневицы, укрывшись примитивным волшебным навесом, развели магический огонь и болтали,. разливая по чашкам горячий чай. А может быть, что покрепче. Но и про службу не забыли, прямо у дверей под навесом стояла Клара, сурово сверля взглядом егеря и магичку. Их стало меньше, исчез один из броневиков.

Игнат и Кира уселись на лавку под навесом и закурили, говорить сейчас было нельзя, там, в доме, защита, а тут нет, так что, лучше повременить, к тому же история еще не закончена.

Игнат докурил, отшвырнул окурок и достал новую папиросу.

«Интересный рассказ», – мысленно спросил Фарат.

«Обычная история, – грубовато ответил Демидов. – Ты мне лучше скажи, по какой причине не рассказал, что ты теперь не джинн, и когда это произошло?»

«Когда ты грохнул лейтенанта. Да и мало что изменилось, просто я понял, кокон меня больше не удержит, я сам испугался. Как думаешь, что будет дальше?»

«Не знаю. Все станет ясно, когда Тамара закончит. Раньше я думал, она знает, где артефакт, а вот как вышло».

«Если она не врет, – резонно заметил новоиспеченный ифрит. – Если это легенда, нам ее не проверить».

«Ты прав, у нее были годы, чтобы все просчитать. Я думаю, даже если она врет, часть из этого все равно правда, причем большая часть».

«Тут ты прав, любая ложь держится на фундаменте из правды, иначе она свершено недостоверна. Смотри, как на тебя Клара зыркает, словно убить хочет».

«Почему словно? – усмехнулся Игнат. – Возможно, она попытается это сделать, как только в истории Тамары будет поставлена последняя точка».

«Кстати, присмотрись к Арине, в ней что-то изменилось, я пока что не могу понять, что».

«Хорошо».

– Поговорили? – поинтересовалась Кира. – Все выяснили?

Демидов уставился на магичку.

– Что смотришь, ты думаешь, я не замечаю, когда ты уходишь в себя? Ты замираешь, у тебя становится глупое выражение лица. Иногда даже рот приоткрыт. Дурак дураком, – и Басаргина звонко рассмеялась.

– Ну, спасибо, – обиделся Игнат. – Я тебе это припомню.

– Милый, на правду не обижаются, лучше сделай выводы. И пошли в дом тут что-то холодно стало.

Они вернулись в дом. Тамары за столом не было, остальные сидели молча, Мила вроде бы слегка оттаяла, но все равно бросала ревнивые взгляды то на Арину, то на Киру.

– Игнат, когда ты сможешь вернуть мои карты? Мне они очень дороги, – потягивая темно-красное густое вино, вполне миролюбиво поинтересовалась Градова.

– Струна, я готов их тебе вернуть, как только ты вернешь мне мой арбалет, – парировал Демидов.

– Видок, ты меркантильная сволочь, – обиделась ведьма.

– Какая есть. А насчет сволочи, ты не права, сволочь тут ты, это ты глушанула нас гранатой и бросила умирать в маленькой комнатке под горами, и не нужно гнать про свою работу и легенду. Ты поступила по-свински.

Он думал, Арина взорвется, но она только кивнула.

– Да, Игнат, я поступила с вами мерзко, и мне очень жаль, что я сказала то, что сказала, но это тоже было необходимо, если вдруг вы попадете в лапы одержимых. Если бы ты знал, как мне осточертело поступать не правильно, а как нужно. Ну да тебе не понять, ты правильный, честный, прямой. И от этого предсказуемый.

– Да уж, ты обвела нас вокруг пальца, как щенков, – зло бросила Кира.

Но Игнат, проведшей с магичкой много времени, понял, что не так уж она и сердится, это либо остаточная реакция или наигранное. Похоже, она простила свою подругу.

Глана всю эту пикировку молчала и грызла красное зимнее большое яблоко.

Игнат вспомнил предостережение Фарата и присмотрелся к Арине, но не просто глазами, а попытался ощутить изменения. Да, его воспоминания отличались от того, что он чувствовал сейчас, вот только не мог понять, что.

– Арина, ты изменилась, – наконец, не сдержавшись, произнес он, только я не понимаю сути изменения.

Шпионка весело расхохоталась.

– Я все думал, когда вы заметите.

– Чего? – озадачилась Кира.

– Блин, Русалка, ну я с тебя валяюсь, ну присмотрись получше…

Кира сосредоточила внутреннее око на «подруге». Магическая аура у нее точно изменилась, раньше она была более рыхлой, а теперь стала плотнее, чем-то напоминая ее собственную.

– Ты взяла новую ступень!?

Арина кивнула.

– Да, теперь я стала трешкой, хотя тут, в вольных землях, моя градация не изменилась, я по-прежнему желтая. Но красной мне не быть, похоже, это мой потолок. Хотя кто знает, может, лет через пятьсот…

Если она ждала поздравлений, то ошиблась, Кира все еще дулась, но Игнат понял, что рано или поздно она простит подругу.

Сверху спустилась Тамара, лицо ее было грустным и очень усталым.

– Как он? – спросила Мила, похоже, она знала пациента матери.

– Умер, – ответила ведьма. – Хоть я знала, что это произойдет, у него не было шансов, попасть под яд плюя да так, что получить поражения восьмидесяти процентов кожи.

– Спи спокойно, – почти синхронно произнесли присутствующие.

– Где он глубокой осенью плюя-то нашел? – удивился Игнат. – Нелюдь жутко теплолюбивая, сейчас эта сука должна зарыться в логовище на глубину метров семь, и все, до весны хрен встретишь.

– Да вот, нашел, – ответила Тамара, наливая себе коньяку, но на этот раз нормальные пятьдесят грамм. – Две недели я пытаюсь его выходить, орал, стонал да сдирал бинты, расчесывая все, что мог, там уже живого места не осталось. Коллега Милкин, работал на юге с ней, и вот что вышло. Если захочет, потом сама расскажет, где они плюя нашли.

Охотница за нелюдями сидела молча, погруженная в себя, похоже, она даже не слышала слов матери.

Тамара снова заняла свое место и внимательно осмотрела всех присутствующих.

– Ну что ж, продолжим. На чем я остановилась?

– Ты побежала, – задумчиво, но уже без отрыва от коллектива, напомнила Мила.

– Когда меня отбросило, я нырнула в один из ходов, ведущих вглубь катакомб, там не то, что одной магичке спрятаться, можно армию укрыть и не найдешь, если специально не искать. Я бежала в полной темноте, но не одна, меня заметили и пустили погоню. Я запнулась в темноте и покатилась по полу, подкованные сапоги преследователя были совсем рядом, когда из зала, где шло сражение, плеснуло дикой, не контролируемой силой, а потом стенки окрасило ярко-рыжим, и в тоннель ворвалась всепожирающая волна магического пламени. Мой преследователь обернулся, выругался и приготовился умереть, выжить у него не было шансов. Тогда я вскочила, и почти прижавшись к нему, поставила такой мощный купол, на какой была способна. Так я в первый и последний раз поставила «черную жизнь», универсальную мощную защиту и она выдержала. Как боевик я почти не котируюсь, мое призвание – охранные чары и лечение.

Тамара снова отхлебнула коньяка, закусила разносолами, похоже, эта история давалась ей тяжело.

– Ты арестована, – не очень уверенно произнес он, оборачиваясь.

– Еще бы, как арестовать человека, который только что спас тебе жизнь? Голос показался мне знакомым, и я, рискуя нарваться на атаку, запалила крохотный светлячок у нас над головами. Узнавание было мгновенным, Сергей Вяземский, тогда его еще звали не Дедом, а Тесаком, егерь стоял и смотрел на меня своим единственным глазом.

– Я вынужден арестовать тебя, – нехотя произнес он. – Магесса Тамара, вы обвиняетесь в пособничестве одержимым.

– Я тогда промолчала, только кивнула и протянула руки, на которые он защелкнул подавители. Я не могла нанести ему вред. И тут же распался прикрывающий нас купол и погас светлячок. Стало очень жарко, стены были закопченные и горячие. Сергей достал фонарь, и яркий луч обежал тоннель. Он повел меня обратно в зал. По сути, сдавшись, я подписала себе смертный приговор. Чем ближе мы подходили, тем жарче становилось, а еще там воняло горелой одеждой и паленым мясом. Зал был погружен во тьму, только ближе к середине догорали наши исследования. Пластиковая мебель расплавилась, артефакта ворот не было, а на полу валялись обугленные тела, никто не уцелел, даже инквизиторши, они сгорели так же, как и все остальные, слишком мощным было заклинание. Единственным неповрежденным телом было тело Дарии. Она лежала там же, где я видела ее в последний раз. Казалось, что она сейчас встанет, но, подойдя, я увидела, что у одержимой магессы не осталось глаз, их просто выжгло, похоже, она применила что-то очень мощное, а может, ее дух подсказал нечто такое, чего обычные магички не знают. Но это было неважно, все, кто пришел сюда за нами, и те, кто был тут, погибли, остались только мы с Сергеем. Я обыскала тело Дарии и нашла очень странный артефакт, он был выполнен в виде небольшого диска со стрелкой и цифрами, которые менялись от каждого шага. Сергей в этот момент отвлекся, и я спрятала находку. Хотя и не знала, зачем это сделала, все равно меня бы обыскали и забрали бы его, никто не отменял обвинения в пособничестве одержимым и работы с опасным артефактом.

Тамара снова приложилась к стакану с коньяком.

– Он отпустил тебя? – неожиданно спросила Мила.

– Да, он снял с меня браслеты, – подтвердила ведьма, – и сказал, что должен мне дважды, я вытащила его в клинике и спасла, поставив щит. Дальше, в принципе, ничего интересного не было. Мы выбрались на поверхность, и он вывел меня из Белогорска. Благодаря Нике, которая заложила всех, у лиги и гильдии были мои данные. Через несколько дней, когда опознали всех погибших в катакомбах, по всем княжествам пошел гончий лист. Там, где были представители инквизиции, меня ждал только костер. И тогда я ушла в вольные земли, у меня была не слишком проверенная информация, что тут живут люди. И вот я уже семьдесят лет живу здесь. Я знала, что рано или поздно меня вычислят.

Она залпом допила остатки коньяка и заклинанием притянула к себе миску с мясом. Остальные сидели, молча переваривая рассказ.

– Амулет все еще у тебя? – наконец спросила Глана.

Тамара кивнула.

– Спрятан в тайнике. Плюс наложила на него заклятие против обнаружения, несколько раз я чувствовала, что он подает какие-то импульсы и заблокировала их.

– Как думаешь, для чего он нужен?

– Да тут и гадать нечего, – отозвалась хозяйка дома, – он указывает направление к артефакту. Сейчас он где-то сокрыт.

– А без него можно ворота обнаружить? – в свою очередь спросила Арина.

– Думаю да, – немного помолчав, ответила Тамара. – С того момента, как активировался артефакт, мы засекали короткие импульсы. Похоже, это сигнал, как у маяка. И если одержимые способны их воспринимать, то они смогут его найти. Но думаю, это произойдет, если они приблизятся к нему на очень небольшое расстояние.

– Значит, все хорошо, – обрадовалась Мила. – Артефакт утерян, амулет по его обнаружению сокрыт, руна у Гланы. Чего волноваться?

– Ничего не хорошо, – возразила Кира. – Одержимые знают, у кого он. Вспомни, с чего мы начали наш разговор? В отчетах лиги и гильдии наверняка остались розыскные листы на твою мать, теперь они точно знают, кто уцелел. А что было в списке хранителей, который забрали из Златограда, только боги ведают. Ведь могу поспорить, есть люди в княжествах, которые знают, где Тамара сейчас обитает.

– Мы не афишировали ее присутствие, – возразила Глана, – только один раз она выбралась в княжества по делам. И естественно она это проделала инкогнито.

– Вопрос сейчас не в этом, – задумчиво потирая щетину на подбородке, негромко произнес Игнат. – Меня беспокоит один момент, который осветила Тамара. А конкретно – высокую сопротивляемость этого артефакта к воздействию.

– Специально мы его разрушать не пытались, – отозвалась ведьма, – но на заклятия он не реагировал, просто впитывал их, и все. Отколоть кусок, тоже не вышло.

– А как его тогда переместила Дария? – тут же заметила нестыковку Кира.

Беглая магичка только плечами пожала.

– Я таких чар не видела никогда. То, что он поглощает направленную на него людскую магию, нет ничего удивительного, а вот магия одержимых вполне может на него воздействовать. Но это так, теория, но вполне логичная, ведь как-то его изготовили.

Все снова замолчали, обдумывая услышанное.

– Нужно покурить и пораскинуть мозгами, – поднимаясь, подвел итог разговору Игнат. – Кстати, а есть что-нибудь пожрать, более весомое? А то закусь, как и коньяк, почти кончилась.

– Ну, ты наглец, – возмутилась Тамара. – Борщ будешь?

– Буду, – отозвался Демидов. – А на второе?

– Разносолов не жди, котлеты с макаронами вчера готовила. Иди, кури, я накрою на стол.

Игнат вышел из дома и уселся на лавку. История Тамары была очень интересной, она вскрыла сразу несколько недостатков их плана, например, то, что артефакт не хочет уничтожаться и сопротивляется любому воздействию, очень плохо.

«Фарат, ты все слышал, что скажешь?»

«А что ты хочешь услышать? – отозвался бывший джинн. – Я знаю, что это за камень, и даже знаю, как его разрушить. Вот только у вас ничего не выйдет».

«Просвети?»

«Белый камень в моем мире имеет название Рамор».

«На мрамор похоже».

«Ага, но к нему он никакого отношения не имеет. Но эти камни и не из нашего мира, а из совсем другого. Народ ОР посылает за ними экспедиции, возвращается одна из десяти. Даже небольшой кусок приносит обладателю власть и богатство в своем клане».

«В чем его ценность?»

«Ты плохо слушал Тамару, он поглощает магию, и не просто поглощает, он ее концентрирует, любое заклинание, произнесенное рядом с ним, передаст ему частичку силы».

«Как же его обрабатывают?»

«А вот это я без понятия. Знаю только, что этим могут заниматься шаманы народа ОР, они не совсем маги, и не совсем одержимые. Больше мне сказать нечего».

«Ты забыл сказать, как его уничтожить».

«Игнат, ты будешь слушать меня, или нет? Ну как ты думаешь, кто может уничтожить камень, который способны обрабатывать одержимые шаманы из другого мира?»

Деминов озадаченно хмыкнул.

«Да, что-то я туго соображаю. И что, других вариантов нет? Ведь как-то эти камни добывают».

«А мне откуда знать?» – удивился Фарат.

«Плохо, – докуривая и щелчком отправляя окурок в полет, подвел итог Игнат. – Очень плохо».

Дверь приоткрылась, и на улицу выглянула Кира.

– Пошли есть, пока все горячее, – позвала она.

Все уже сидели за столом и ждали только его. В тарелке дымился очень густой борщ со сметаной, на одном блюдце черный хлеб, на другом мелко порубленный чеснок.

Ели молча. Похоже, все устали и проголодались, только ложки стучали по тарелкам. Потом настал черед макарон с котлетами, правда, их ел только Игнат, женщины отказались, сославшись на то, что уже наелись.

– Итак, что дальше? – отодвигая опустевшую тарелку, спросил Игнат.

– А что дальше? – удивилась Глана. – Ворота, черт знает где, артефакт, указывающий путь к ним тоже, у нас есть один из семи ключей. У одержимых нет ни одного шанса.

– Вы забываете, что если они выбрали тактику выжженой земли, то им не нужно ничего искать, сначала они очистят от нас Интерру, потом займутся поисками, мешать им уже никто не будет.

– Допустим, – вдруг совершенно неожиданно согласилась верховная ведьма, – только допустим. При таком раскладе нам не выстоять. А если учитывать, что у них есть некроманты и они создают нежить, тогда все станет совсем плохо. Я готова выслушать твой план. Ведь у тебя есть план?

Это был точно выверенный удар, плана у Демидова не было, и она это отлично знала. Весь его план заканчивался в этой комнате – добраться до Тамары и поговорить с ней.

– Конечно, есть, – вступила в бой Кира. – Руна укрыта, это хорошо, эта наша дополнительная страховка. Надеюсь, вы, верховная, ее не у себя под подушкой спрятали?

Глана только покачала головой.

– Очень хорошо, – обрадовалась Басаргина, – с этим разобрались. Дальше нам нужен амулет или артефакт, или хрен знает, как это назвать. Короче, компас, который укажет направление. Задача – быстро и без засветки найти ворота.

– А дальше что с ними делать? – не удержалась Арина. – Уничтожить-то мы их не можем.

– Откуда тебе это знать? Никто не пытался это сделать. Ну, постучали они по ним заговоренным молотком, покидались заклятиями, которые артефакт поглотил, и успокоились. Никто не брался за это по-настоящему.

– Тут я согласна с Кирой, – уверенно заявила Тамара. – Я читала все записи об экспериментах над этим камешком. Нет ни одной записи о серьезных попытках разрушить камень.

– Фарат сказал, что камень ему знаком и называется он Рамор, – вклинился в беседу Игнат. – А еще он сказал, что этот камешек даже не из его мира, а из какого-то другого, и для народа ОР он бесценен. А еще мой друг поведал, что разрушить его может только тот, кто способен обрабатывать – шаман народа ОР.

– Рамор,– усмехнулась Мила, – почти как мрамор, интересно, кто у кого спер?

«Скорее всего, никто, – прокомментировал это Фарат, – дурацкое совпадение, этому названию больше веков, чем всему человечеству, включая старую историю Земли».

Игнат пересказал слова «напарника», все заулыбались.

– И где нам взять шамана ОР? – поинтересовалась Глана, которая довольно быстро стерла улыбку и снова стала серьезной, – который пойдет на контакт и разрушит бесценный артефакт?

Игнат пожал плечами.

– Предлагаю сначала найти ворота и самим покрушить их, вдруг выйдет? Кстати, вы сказали, что те с арбалетом добились успехов, нет опытных образцов, которые нужно опробовать?

Глана пожала плечами.

– Я не интересовалась. Но вернемся к вашему плану, он весь построен на великом русском «авось».

– У вас такой же – «авось пронесет», – парировал Демидов.

– Ничья, – подвела итог Тамара, и именно в этот момент по окнам, выходящим в сторону крыльца, ударила ярчайшая вспышка.

«Здесь одержимые, – мгновение спустя сообщил Фарат. – И не одни, с ними несколько десятков воинов народа ОР». А следом показал картинку. Там, где еще несколько секунд назад был полог, под которым укрывались от непогоды ведьмы да огневицы, теперь зияла воронка, по дну которой ползали несколько уцелевших, от остальных и воспоминаний не осталось.

– Здесь одержимые и народ ОР, – вскакивая, предупредил Игнат.

– Ничего, мои девочки с ними разберутся, – уверенно заявила Глана. – Сейчас отойдут от первой атаки и дадут отпор.

Игнат вместо слов швырнул в Глану мыслеобраз Фарата. Он видел, как распахнулись глаза верховной ведьмы, как она замерла в растерянности, не зная, что делать. Когда она прибыла, то, поняв, что нет нужды в таких силах, она оставила тут всего пять человек. И вот сейчас их смели одним ударом. А тех, кто выжил, добьют спустя мгновение.

Дверь распахнулась и спиной вперед в столовую ввалилась Клара. Она швырнула в кого-то незнакомое Игнату заклинание, выглядевшее, как рой серебряных иголок, и захлопнула дверь.

– Я вызвала подкрепление, – доложилась она, – нужно продержаться всего чуть-чуть.

– Дура, – закричала Глана. – Куда они будут выходить, в мясорубку? – Она вытащила артефакт связи. – Говорит верховная, подкреплениям приказываю выходить в километровой зоне вне видимости противника. Враг очень опасен.

Но артефакт хранил молчание. Та даже потрясла его.

– Бесполезно, – покачала головой Тамара. – Как только рядом с домом было активировано заклинание, уничтожившее твоих девочек, дом стал крепостью, никаких возможностей для телепортации и связи с внешним миром.

Кира, стоящая у окна и на всякий случай прикрывавшаяся щитом, указала рукой на улицу.

– Да и поздно уже.

Глана подбежала к ней как раз, чтобы увидеть, как выбежавшие из порталов ведьмы попали в оборот. Двух желтых сразу смело, их буквально протаранил Шайтан, оказавшийся всего пяти метрах от них, он, мгновенно взяв разгон, ударами могучих рук сокрушил стоящую ближе всего, а щелчок двухметрового хвоста снес половину головы ее напарнице. Красную, вышедшую из другого портала, спас щит, отразивший первое заклятие, которое в нее швырнули. Переход за ее спиной погас, и отступить ведьме было некуда. Из-за деревьев вылетел сгусток странного фиолетового тумана, который, наткнувшись на щит, разрушил его в считанные мгновения, а потом окутал фигуру женщины, которая все еще стояла, выставив левую руку, удерживая защиту, которой уже не существовало. Крик стих почти сразу, «фиолетовый туман» спал, и на земле остался только костяк, покрытый гнилой посиневшей плотью, которая, превращаясь в мерзкую жижу, расползалась вокруг.

Игнат подошел поближе, в руках его была ЯРка.

– Не открывай окно, – видя, как Игнат взялся за задвижку, предупреждающе закричала Тамара. – Сейчас дом превращен в крепость, я сама зачаровывала его, пока все заперто, он как единый монолит. Но стоит нам открыть дверь или окно, большая часть защиты исчезнет, сейчас мы способны выдержать попадание «инферно» от ведьмы белого ранга, как Глана. Так что, не суетимся.

– Хорошо, – согласился Игнат, отпуская защелку. – Какой план?

– Ждем, – прошипела верховная ведьма. – Мои девочки не дуры, они поняли, что тут портал не открыть, а значит, начнут накапливать силы на дальних подступах.

Кира скептически хмыкнула.

– Посмотрим, пока счет в их пользу.

Глава двенадцатая. В Осаде

Игнат обошел дом, проверяя, все ли окна закрыты. Пока ни одной бреши он не обнаружил. Фарат, сканирующий местность вокруг, сказал, что они в плотном кольце, и число противников выросло до полусотни. А если те приволокли нежить, то и больше. Несколько раз, когда Демидов появлялся в окне, изучая все в прицел Крученого, в него стреляли, но пули красиво сгорали в защите. Понятно, так дом не взять. Игнат, честно говоря, боялся, что беглая магичка забыла про такой простой способ. Он нашел несколько одержимых, как мужчин, так и женщин, которые были укрыты заклинаниями и стояли на самой кромке леса метрах в пятидесяти от дома. Но открывать огонь по ним было нельзя.

— Вы тут без меня не скучали? – поинтересовался Видок, спустившись вниз.

«Ага, это прямо анекдот, — поддел его Фарат. – Егерь умер и беседует с богами. «Захожу, значит, я в комнату, а там сидят три мои любовницы — убийца нелюдей и две магички. Две бывших и настоящая, злые как демоны. И тут я спрашиваю: «Вы без меня не скучаете?» – «И когда это было?» – интересуются боги. «Да секунд десять назад».

Шутка оказалась настолько удачной, что Игнат весело и задорно рассмеялся. На нем сразу скрестились взгляды всех присутствующих: уж больно неподходящий для смеха момент. Игнат отмахнулся и уселся за стол.

– Что нового?

С улицы раздался женский крик — так кричит раненый человек, не слишком сильно раненый, те, кто серьезные, уже не кричат, у них на это нет сил.

— Ну вот опять, – устало произнесла Мила.

Игнат вопросительно посмотрел на Киру, та по-прежнему стояла у окна, приглядывая за улицей, но щит уже убрала.

— Кто-то из девчонок в воронке выжил, -- пояснила магичка, – уже минут пять орет. Видимо, отошла от шока. Странно, что не может с раной справиться.

«Фарат, посмотри, что там?»

«Не могу, – неожиданно заявил ифрит. – Они наконец-то догадались повесить пелену, все, что дальше крыльца, один большой густой туман».

– Жалко девку, – с сочувствием прокомментировал Демидов, – только вот помочь мы ей не можем. Сами сдохнем.

– Это все ты, – неожиданно заорала Клара, вскакивая, и ее рука засветилась ярко-красным светом – похоже, ведьма готовилась шарахнуть в Игната чем-то убойным. – Ты привел их сюда, только вы с подстилкой выходили наружу.

– Заткнись, дура, – спокойно ответил Видок. – Глана, утихомирь эту полоумную, пока она дел не наворотила. Если бы я был с ними, вы бы уже валялись на полу в подавителях и не чирикали. Ты забыла, что у меня есть замечательный жезл? А к этому жезлу прилагаются очень крутые гранаты, которые начисто нейтрализуют магию на определенной площади. Так что закрой хайло, ущербная.

– Клара, он совершенно прав, – успокаивающе заявила верховная ведьма, – сядь. Здесь нет предателей, просто так совпало.

– А его дух? Он ведь почти бесконтролен, – попробовала вякнуть «красная».

– У него нет таких возможностей, – покачала головой Тамара. – Он, конечно, сильный, но на подобное не способен.

– Помогите мне, – раздался крик раненой ведьмы снаружи.

– Может, быстро выскочить и вытащить ее? – поинтересовалась Мила, которая мало что понимала в магии.

– А они только этого и ждут, – с сарказмом заметила Кира. – Я думаю, сейчас они попробуют договориться. Они уже оценили защиту и поняли, что сходу ее не смести. Выжидать, зная, что где-то неподалеку собираются местные ведьмы для удара, они тоже не могут. Так что им остается блефовать. Кто же их сюда привел? – Она повернулась к Глане. – Кто знал о руне, которую украли?

Та пожала плечами.

– Да прилично народу.

– Вы всех помните?

Верховная ведьма кивнула.

– Хорошо, – обрадовалась Кира. – А теперь скажите мне, кто знал о руне и о том, что происходит тут сейчас?

Глана растерянно моргнула глазами и уставилась на Клару.

– Только… – начала она.

Но красная ведьма уже вскочила, она была очень быстра и не обделена силой. Заклинания почти сорвались с ее рук, но Демидов оказался быстрее: так и не деактивированный жезл возник в его в руке, как только он понял, что должно произойти. Палец лег на руну, и красный шар, направленный на предательницу, засияв, поглотил не до конца оформленные заклятия, которые вот-вот должны были обрушиться на Киру и Глану.

– А вот и козырь одержимых. Кира, подавители.

Басаргина кивнула и, подойдя к Кларе, достала из сумки красной ведьмы пару браслетов и защелкнула ей на запястьях.

– Вы все сдохнете здесь, – с ненавистью зашипела Клара, рухнув на стул. – Отдайте руну и артефакт поиска, и вас не тронут.

– Как ты узнала про руну и компас? Я же поставила защиту, которую невозможно незаметно взломать, а она до сих пор действует.

Клара гордо уставилась в пол.

«Фарат, сможешь с ее мозгами поколдовать?»

«Не выйдет, – отозвался ифрит. – Наличие ментальной блокады никак не сказывается на отсутствии магической энергии. Я просто соскальзываю. Ее разум как стеклопласт – не за что зацепиться. Надо сказать, очень сильная блокада, редко такую встретишь».

– Дайте мне ее на пару минут, и она все расскажет, – предложил Игнат.

Краем глаза он заметил, как пленная магичка повела плечами, – значит, боится.

– Не нужно, – произнесла Арина, – я сама ею займусь, как той наемницей возле цитадели. Однако то, что останется от ее мозга, можно будет разве что на стол каннибалам подать. Спечется на хрен.

– Я расскажу, – нехотя произнесла «красная», в героя играть не стала. – Я оставила следящее заклинание.

– И что? – не поняла Глана. – Оно не должно было передавать никакой информации за купол тишины.

– Это не обычное заклятие, оно записывает все, что происходит в помещении, а потом просто возвращается к хозяину со всей информацией. Так что фактически твой полог тишины не был нарушен.

– Тварь, – кратко и емко охарактеризовала Клару Мила.

Она уже была одета для боя, такой Игнат ее увидел впервые – в руках винтовка, на бедре пистолет. Теплая куртка наброшена на спинку стула.

– Ты поторопилась с передачей данных. Кстати, как ты это сделала?

– Особый артефакт, он в сумке, но работать не будет. Для передачи информации я исчерпала весь его резерв. Но Римма была довольна.

– Римма? – мгновенно насторожилась Кира, а вслед за ней и Арина. – Ты ее видела когда-нибудь?

Пленница покачала головой.

– Но вы с ней скоро увидитесь, она снаружи. Это очень сильная ведьма белого ранга.

Девушки переглянулись.

– Ты думаешь, это она? – наконец спросила Градова.

Басаргина, немного помолчав, кивнула.

– Все сходится. Имя это встречается не столь часто. Римма давно пропала с горизонтов, уже тогда она была красной, если по вашей шкале оценивать, а сколько лет прошло. Кроме того, если она одержима, ее сила возросла.

Игнат встал и подошел к окну, он поймал себя на масли, что уже довольно давно не слышит криков раненой. Либо она смогла справиться с раной и затаилась, либо отрубилась, а может, и вообще умерла. Похоже, туман, про который говорил Фарат, был невидим для него, поскольку егерь без всяких проблем мог наблюдать за деревьями, где изредка мелькали тени осаждающих.

А вот это интересно – видно, Кира была права: парламентер.

– Кто пойдет на переговоры? – поинтересовался он. – С той стороны топает каланча в капюшоне и активно машет какой-то белой тряпкой.

– Я пойду, – твердо сообщила Глана. – Мой щит мощнее, чем все ваши, вместе взятые. Кроме того, я вроде как самая главная тут.

– Я не претендую, – заметил Игнат. – Только на вашем месте я бы не слишком рассчитывал на свою мощь, эти ребята отлично знают, как воевать с магичками.

– Ведьмами, – машинально поправила Глана.

– Да хоть феями, – саркастически возразил Демидов. – Будьте настороже, не верьте им, время играет против них, если, конечно, ваши девочки не решили, что их жизни важнее вашей.

– У тебя слишком длинный язык, егерь, – спокойным голосом без всякой злобы заметила верховная.

Она уже шагнула к двери, когда Тамара остановила ее:

– Защита рухнет, стоит тебе открыть дверь.

Глана озадаченно замерла в шаге от двери, уставившись на хозяйку.

– Ты сможешь ее восстановить?

– Не совсем, система сама перезапустится через десять минут. Извини, секрета не раскрываю, но она завязана на очень мощный артефакт, который я создала сама.

– Значит, я должна успеть за десять минут, причем восемь из них мне лучше вести переговоры?

– Девять, – поправила Тамара, – и минута, чтобы вернуться.

– Попробую прожить девять минут, – усмехнулась Глана.

– Мама, а если они отвлекают, а сами нападут с другой стороны? – высказала Мила очень здравую мысль.

– Демоны, я не учла такой возможности, – озадачилась Глана. – А нельзя поговорить с ней отсюда?

– Нет, – ответила Тамара. – Ты можешь ее слышать, а вот она тебя нет: один из уровней защиты.

Игнат, который только слушал, а сам внимательно наблюдал за парламентером, без сомнения женщиной, насторожился. Она дошла до воронки и заглянула вниз, потом вытянула руку и вытащила оттуда едва трепыхающееся тело в залитой кровью одежде, вместо правой кисти культя. Демидов узнал ее: та самая огневица, которую он вырубил в лесу. Еще живая, но без сознания. Но в планы одержимой это, похоже, не входило. Взмахнув рукой, бездушная сука отправила тело в полет. Преодолев десять метров, словно снаряд из катапульты, девушка ударилась в дверь. Та даже не шелохнулась. Игнат сместился, чтобы посмотреть на огневицу, – голова сплющена, шея вывернута, на крыльце лежала бесформенная куча из костей и мяса.

– Что это было? – насторожившись, спросила Тамара, звук удара слышали все.

– Это одержимая изучала нашу систему защиты, – пояснил Игнат, – посредством метания раненой в дверь. Зато теперь нам больше некого спасать. Что осталось – переломанное лежит на ступенях.

– Отдайте руну и артефакт поиска, – выкрикнула «парламентерша», – и мы уйдем, никого не тронув.

Глана вновь потянулась к двери, но Игнат остановил ее:

– Не нужно. Если раньше я бы предложил переговорить с ней, в надежде вытащить раненую, то теперь переговоры теряют всякий смысл. Ни «компаса», ни руны мы им не отдадим, а значит, нужно держаться в максимально защищенном месте. А ответ можно дать, не выходя из дома.

– И как ты предлагаешь это сделать? – озадачилась Тамара.

– Визуально, – ухмыльнулся Игнат. – Можно в точно такой же ответной форме, как нам поступило приглашение на переговоры, если вам, конечно, Клару не жалко, но если эта предательница вам нужна, можно просто жестами.

– Пригодится, – отклонила кровожадный вариант верховная ведьма. – Так что можешь просто жестами.

Игнат состроил физиономию, которая говорила «хозяин – барин», и, постучав пальцами по стеклу, привлек внимание одержимой. Та уставилась на окно, ожидая, видимо, что ей сейчас сообщат что-то очень важное. Так и произошло. Демидов согнул левую руку в локте, хлопнув по бицепсу правой. После чего по слогам, в надежде, что та умеет читать по губам, произнес:

– Иди на хрен.

Похоже, бабенка оказалась понятливой, поскольку в ее правой ладони материализовался шар темно-зеленого цвета, искрящийся разрядами. Она размахнулась и запустила его в егеря. Тот дернулся, отпрянув, но вновь защита выдержала. Глана, Тамара и Кира встретили окончание переговоров аплодисментами.

– Вы умрете скоро, – выплюнула одержимая и, развернувшись так резко, что полы ее плаща взлетели над землей, направилась к лесу.

Неожиданно Клара вскочила и, двинув локтем Арину, которая приглядывала за ней, стоя за спиной, рванулась к двери – похоже, надеялась выскочить и нарушить защиту. Но Игнат на ускорении оказался на ее пути гораздо раньше. Сантиментами он не страдал, поэтому уложил ведьму на пол одним ударом, сломав ей челюсть.

Тамара взглядом оторвала тело от пола и отправила обратно на стул.

– Арина, привяжи ее, что ли. Милка, дай ей веревки.

Девушки быстро справились, и теперь пленница была надежно зафиксирована. Она мычала, но никто ничего не понимал.

– Игнат, а нельзя было обойтись без перелома? – спросила Тамара, направляясь к Кларе и колдуя над ее челюстью.

– Нельзя, – ядовито прокомментировал Демидов. – Приглядывать нужно лучше. Верховная, прошло уже минут тридцать, где твои ведьмы?

Та развела руками.

– Связи нет, ждем.

– Логично, – согласился Игнат, – да только боюсь, ждать нам осталось недолго.

Глана и Кира опять выглянули наружу. Из леса, где укрылись одержимые и ОРки, вышли пятеро женщин, после чего они встали в круг и взялись за руки.

– Сейчас, Тамара, мы выясним, насколько сильна твоя защита. Тут, похоже, ковен из одержимых магичек. Сейчас соединятся и как жахнут… – оценила ситуацию Кира.

– Хорошая у них блокада, я даже не могу ощутить силу, – заметил Игнат, – а там сейчас идет накопление энергии невероятного количества. Эй, шустрая, – повернулся он к Кларе, которая сидела и сверлила всех ненавидящими взглядами, но больше трепыхаться не решалась, – как думаешь, выдержит защита?

– А мне, недоделок, откуда знать? – зло огрызнулась та. – Я только разведку вела. Купили меня уже год как.

– Шпионила, – не оборачиваясь, поправила Кира.

– А это с чьей позиции смотреть, – усмехнулась «красная». – Для вас – шпионка, для них – разведчица. Это просто вопрос терминов.

И этот момент круг резко вскинул руки вверх.

– Словно хоровод на свадьбе водят, – прокомментировал Игнат.

Внутрь скользнула фигура в черном теплом плаще – похоже, это была командирша, которая приходила на переговоры, а может, и не она, хотя рост такой – других таких высоких среди одержимых не было. Она наконец скинула капюшон и уставилась на дом. Нехорошо так уставилась, с ухмылкой.

– Римма, – вскрикнула Арина.

Басаргина промолчала, но, похоже, тоже узнала бывшую сокурсницу.

– Кир, – позвал Игнат. Он хотел поинтересоваться, зачем Римма влезла в этот хоровод, но не успел – объяснение пришло раньше.

К Римме потянулись яркие синие нити от каждой соединенной руки ведьмы в хороводе по одной штуке, а она центровала, ловила их и сплетала в нечто невообразимое, очень напоминающее копье.

«Игнат, – позвал Фарат, – я даже сквозь блокирующий туман чувствую колоссальную силу – боюсь, защите не устоять».

– Кир, что они там плетут?

Три магички или ведьмы, да плевать, обернулись на его голос и синхронно покачали головами.

– Мы не знаем, что это за заклятие, – ответила за всех Глана. – Возможно, пшик. Хотя я не верю: слишком много энергии. А может, оно сейчас снесет все к демонам.

– От окон! – крикнул Игнат, видя, как хоровод резко присел, открывая одержимую в центре.

Он отскочил к столу, его примеру последовали остальные.

– Ложись, – заорала Тамара и, подавая пример, рухнула на пол.

Игнат упал на пол раньше, чем она успела закончить, увлекая Киру, которая стояла рядом, накрыв магичку собой.

Мощный взрыв качнул дом, внутрь полетели щепки и булыжники, из которых была сложена стена, шрапнель просвистела над головой, несколько, с кулак размером, камней больно саданули по спине, не причинив особого вреда. Игнат вскочил на ноги первым. Глане не повезло: она выставила щит, вместо того чтобы упасть, – видимо, сработал рефлекс. Щита камни не пробили, но снесли его вместе с ведьмой, которая за ним укрывалась, и теперь она валялась у противоположенный стены, о которую сильно приложилась спиной. Арина и Кира были все еще на полу, но не пострадали, как и Тамара с Милой. А вот Кларе не повезло: ее раздавленное тело валялось метрах в пяти от места, где раньше стоял стул, к которому ее привязали. Стул разломался, но теперь это не имело значения, кусок стены в полметра надежно размазал предательницу по полу.

– Хорошая у тебя защита, – похвалил Игнат абсолютно серьезно – он прекрасно понимал, что если бы это копье, или что там использовала Римма, влетело в дом без защиты, тут остались бы только куски мяса и груда камней. – К бою! Сейчас пожалуют, – крикнул он и, озираясь, начал искать винтовку, которая лежала на столе.

Ярка не пострадала, хоть и улетела в угол. Трофейная винтовка так и стояла у стены возле окна, на ней вообще магический удар никак не сказался. Игнат развернулся, чтобы сходить за винтовкой, но не успел. Нечто большое заслонило трехметровый проем, проделанный заклинанием, пытаясь разглядеть, что творится в доме. Демидов резко развернулся и по наитию метнул кинжал прямо в грудь маячившего в проломе ОРка в боевой ипостаси. Почему он поступил именно так, впоследствии Игнат так и не смог объяснить. Рунный клинок вошел точно в стык костяных грудных пластин, в то место, где у человека сердце. На это действо Шайтан не отреагировал. Только опустил глаза вниз, изучая, что же его так поцарапало, а потом камень в рукояти засиял, глаза нелюди закатились, и он завалился набок, перекрывая разлом. Демидов подскочил к нему, используя тушу как укрытие, и, вырвав нож, рванулся за винтовкой. Теперь, когда защита дома исчезла, нужно было думать, как строить оборону.

Тараня поврежденную кладку, в дом влетел новый Шайтан, а на заднем плане маячили сразу два – на кухне им негде было развернуться, как в том огромном подвале, и тварь встретили разрывными пулями и заклятьями. Мила и Демидов выстрелили одновременно, и из груди ОРка полетели кровавые ошметки, перемешанные с костью, тварь взревела, словно разъяренный медведь. Но именно в этот момент Кира и Арина нанесли совместный удар. Струна ударила какой-то молнией, которая прожгла в груди нелюди дыру с кулак. А вот Кира ударила более практично: она заклятием подняла кусок стены, который прибил Клару, и швырнула прямо в живот противника. Скорость снаряда была столь велика, что тварь не просто сломало пополам, но еще и вынесло наружу, а Игнат на ускорении вдогонку вогнал пулю прямо в огромный глаз. Тут в себя пришла Глана. С ее правой руки сорвалась какая-то туча, состоящая из мелких красных то ли шариков, то ли иголок, которая буквально превратила в фарш двух набегающих Шайтанов, причем часть облака, не застрявшая в телах, унеслась дальше к лесу. Похоже, элемент внезапности себя не оправдал, и одержимые взяли паузу, во всяком случае, атаковать через пролом больше не пытались.

Игнат быстро сменил магазин и, метнувшись, схватил трофейную, выглянул в окно, которое было выдавлено внутрь, прицелился и выстрелил в мелькнувший среди деревьев и кустов силуэт.

Мертвый воин народа ОР, которого Игнат окрестил «ОРком», тот, что погиб первым, стал неспешно меняться: исчезали огромные мускулы, костяные пластины, шипы и двухметровый хвост, теперь в проломе лежал очень высокий и жилистый человек в обычной одежде, чем-то напоминавшей сюрко. Куда она девалась, когда он принимал образ Шайтана, Игнат не знал, да и не интересовал его особо этот вопрос. Зато он обнаружил на спине павшего нелюдя чехол, из которого торчала белая рукоять арбалета наподобие того, что у него так нагло сперла Арина. Видок, не раздумывая, сдернул перевязь и начал надевать ее на себя. Прикинул, подтянул. Теперь необычный арбалет, плечи которого были сложены, можно вытащить одной рукой, правда, убрать гораздо тяжелее.

– Тамара, нам нужно уходить. Хватайте «компас», и валим. Теперь, когда защита дома пала, можно уйти порталом. Глана, а вам бы пора связаться со своими: пусть долбанут по врагам чем-нибудь убойным, нам еще одной атаки не выдержать.

Верховная мгновенно вытянула из поясной сумки шар для связи. На этот раз, похоже, он работал как надо. Она очень тихо начала в него что-то выговаривать.

Тамара же тоже не стала долго раскачиваться, что-то шепнула дочери, и та убежала в комнату, в которой Демидов раньше не был: не приглашала хозяйка в свою спальню. Ну, да и к лучшему. Сама же Тамара шагнула к огромному камину, в котором сейчас полыхал огонь, и начала колдовать – похоже, тайник с артефактом был где-то внутри, и он был гораздо надежней, чем тот, в братстве Сторожья.

Игнат повернулся к Кире:

– Слушай, а как бы нам забрать Голема? Жалко бросать.

Магичка кивнула.

– Жалко, но придется. Я, конечно, портал туда открою, но они отследят любой переход. Не уверена, смогу ли я так же быстро открыть новый, чтобы смыться.

– Тревога! – заорала Арина.

В ее правой руке загорелось малахитовое пламя. Игнат плохо разбирался в заклятиях и не представлял, что Струна собралась делать. Он подбежал к выбитому окну и быстро выглянул наружу. Что ж, этого следовало ожидать: к дому бежали мертвецы, и не такие, как те, что поднял некромант княжества в том маленьком городке, медленные и тупые, а настоящая нежить, одержимые, как та девчонка у маленького заброшенного домика в лесу. Только теперь нежить была вооружена – кто винтовками, кто ружьями, у двоих даже автоматы. Некоторые носили остатки окровавленных мундиров, причем не только королевств: егерю на глаза попалась парочка дружинников из Белогорского княжества. Они были быстры, но заклинание Арины еще быстрее – перед толпой появился зеленый ковер, и когда мертвяки достигли его середины, Градова щелкнула пальцами, и те сразу провалились по колено в рыхлую землю. Еще один щелчок, и земля вновь стала твердой. Одержимые мертвяки задергались, но вырваться не могли. Единственное, чем они могли ответить, – нестройный залп, пули защелкали по камню, где-то брызнуло стекло. Игнат уже хотел высунуться и на скорости успокоить самых резвых.

– Не надо, – словно угадав его желание, попросила Арина.

Она на мгновение высунулась и активировала заклятье: огненная стена высотой метра в два и шириной в десяток вспыхнула прямо на границе засосавшего мертвяков ковра и медленно двинулась в сторону старающихся выбраться из западни оживших трупов. Они не боялись огня – они не могли не выполнить полученного приказа.

Да только спалить тварей Арине не дали. Огонь неожиданно погас, а зеленая ловушка пошла трещинами. Вот освободился один, вот уже другой, потом еще, и еще. Секунда, и вся эта орава в два десятка рыл рванет к ним, преодолевая последние двадцать метров.

Игнат высунулся и быстро выстрелил, успев угодить в грудь одному из трупов разрывной пулей. Только это мало к чему привело – ну вырвало ему кусок плоти размером с две ладони, ни сердце, ни мозг не повреждены.

Но тут в игру вступила Глана. Она что-то буркнула себе под нос, воздела над головой руки и громко хлопнула в ладоши. Огненный град обрушился на площадь квадратов в пятьдесят, не миновал он и дома, сгустки огня размером с кулак падали на крышу и рвались с тихим хлопком. Тварей они выжгли мгновенно, однако крыша вспыхнула так же быстро. Глана взмахнула рукой, и быстрый, но сильный дождик, прошедший над ними, за секунду потушил пламя, при этом не затронув валящихся на землю горящих трупов.

Игнат обернулся. Тамара стояла возле разломанного стола, держа в руках ларец, который светился холодным голубым светом. Мила с винтовкой в руках была рядом с матерью, у нее за спиной висел вместительный рюкзак. Кира была там же, приглядывая за тылами. Игнат вообще не понимал, почему Римма ведет атаку столько с одного направления и прекратила использовать магию.

«Фарат, ты чуешь что-нибудь?»

«Нет, туман по-прежнему на месте».

Игнат на всякий случай закинул вторую винтовку за спину: если вдруг быстро сваливать придется. Но Глана покачала головой.

– Погоди, егерь, сейчас им не до нас будет.

И точно, среди деревьев рвануло мощное заклятье. Взрывная волна подняла в воздух покореженный внедорожник и швырнула его в уцелевшую стену дома. Надо отдать должное мастерам, кладка оказалась добротной. Искалеченный мобиль упад на крышу, словно пес, задравший лапы, – мол, сдаюсь, не надо, хозяин, больше щекотать. А на опушке валились деревья, вырванные с корнем, вниз падали еще цеплявшиеся за ветки осенние листья и тут же сгорали в бушующем пламени. А потом один за другим начали открываться порталы, из которых выходили одетые в черное ведьмы. Ответный удар вольных земель был вполне впечатляющим.

«О, – обрадовался Фарат, – туман схлынул. Ох, и трупов тут в округе. Только мне поживиться нечем».

«Наш путь далек от завершения, еще насосешься».

Две ведьмы в черном вошли в дом.

– Госпожа?

– Все, кто здесь, под моей защитой. Все, кто вокруг дома, считаются врагами и должны быть уничтожены, – приказала Глана. – Но по возможности нужен пленный.

– Слушаюсь, госпожа, – ответила та, что повыше, и, развернувшись, вышла наружу.

Быстрая команда – и к лесу направилась цепь ведьм, а из порталов выходили все новые и новые ведьмы в красных и желтых капюшонах. Игнат насчитал уже больше полусотни, а порталы все открывались.

«Они ушли, – сообщил Фарат, – в округе не осталось ни одной одержимой или воинов народа ОР».

Это сообщение Игнат немедленно довел до Гланы.

– То, что ушли, плохо. То, что мы обошлись малой кровью, хорошо. – Она посмотрела на Тамару и остальных. – Собирайтесь, сейчас мы отправимся в Северск, там поговорим.

– Нам бы наш транспорт забрать, – заявил Игнат, – отказы не принимаются.

– Да забирайте, – легко согласилась верховная. – Десять минут хватит?

Кира кивнула.

– Больше, чем нужно, – и вышла наружу прямо через пролом в стене.

Игнат двинулся следом. Они уложились даже быстрее: переброска Голема к дому заняла всего пять минут.

– Твои карты, Струна, – протянул Арине колоду Игнат.

– Не хочешь сыграть на желание? – усмехнулась ведьма.

– В другой раз. Вот закончится все – обязательно сыграем, – подмигнул Демидов.

– Ты простил ее? – тронув егеря за локоть, спросила Басаргина, когда Градова отошла в сторону. – Похоже, она немного злилась.

– Да брось, Кира, ты тоже ее простила. Да, сыграла она с нами втемную, ударила в спину. Неприятно, конечно, но другая на ее месте вообще бы прикончила. Я могу ее понять, она выполняла свою задачу, мы – свою, она нас обыграла.

– А Златоград? Ведь это последствия ее действий.

– А если бы мы притащили руну в Белогорск, как собирались, – парировал Игнат, – там хватает шпионов одержимых, не постигла бы его судьба Златограда? Хоть город магичек и не так хорошо защищен, как столица княжества, но все равно он был из самых мощных людских поселений. Да, они не были готовы к нападению, но, думаю, и Белогорск не так хорошо прикрыт. Помнишь, как одержимые открыли портал во дворе дома твоей тетки? И никакая блокада не помешала. Не уверен, что в этом такая уж большая вина Арины. Наш противник – не совсем люди, вернее, совсем не люди, и просчитать их следующий шаг у меня нормально не получается. Зачем они захватили Югорск?

Кира удивленно уставилась на Демидова: видимо, раньше ей в голову этот вопрос не приходил.

– Если разрушение Златограда выглядит логично, – продолжил мысль Игнат, – то атака на Югорск, столицу одного из самых маленьких и слабых княжеств на окраине обитаемых земель, выглядит совсем нелогично. Как и атака на Знаменск, хотя тот разрыв был, похоже, просто разведкой боем. Но мы потеряли город и людей. А они потери нескольких одержимых, скорее всего, даже не заметят.

– О, а вот и девочки. – Кира указала на опушку, откуда две «черных» тащили парня в отключке.

Игнат присмотрелся, этот человек был ему знаком, причем очень хорошо знаком: два года назад в Златограде в одном кабаке он сцепился с гвардейцем, охранявшим академию. Крепкий, хоть и ниже Демидова на полголовы, – как его звали, Павел?

«Одержимый, – мгновенно определил Фарат. – Похоже, его захватили при атаке на город. Слушай, Игнат, а мне его рожа знакома, ты случайно не с ним подрался в «Пьяной магичке»? И если мне память не изменяет, он тебе навалял».

«Я был в стельку пьян, – попытался оправдаться Демидов. – Но ты прав, это был он. Можешь определить класс его духа?»

«Дай секунду. – Фарат молчал чуть дольше, прошло не меньше минуты, и «черные» почти дотащили парня до крыльца, когда он наконец ответил: – Защита у него хорошая, а вот дух слабый. Похоже, его случайно захватили, может, разрыв рядом открылся. Короче, это нечто очень слабое, едва трепыхается».

– Куда вы его? – крикнул им вслед Игнат.

– Допрашивать будем, – отозвалась одна из ведьм, вроде та, что пониже, – потом уничтожим. Единственный пленный, не считая пары одержимых мертвяков, но их просто испепелили.

– А что там вообще в лесу случилось?

– «Инферно» малого радиуса от большого круга. Там земля на пять метров вглубь спеклась. Только костяки обгоревшие и деревья обугленные. Но кто-то успел уйти, поскольку мы обнаружили следы телепорта уже после того, как наши шарахнули по этим сукам со всей дури. Ладно, некогда нам.

И ведьмы потащили тело вверх по разрушенным ступеням крыльца. Ноги бывшего гвардейца волочились по земле – похоже, без магии не обошлось, поскольку дамочки хоть и скрыты плащами, но явно не тяжеловесы, а Паша весил под сотню кило.

– Интересно, выжила ли Римма? – задала риторический вопрос Басаргина.

Демидов только пожал плечами, а через секунду уже падал лицом вниз…

Адская боль в груди, рвущийся наружу Фарат, пустота и темнота…


Пробуждение было кошмарным: все тело болело, такое ощущение, что его разорвали, а потом сшили вновь. Разлепив глаза, Игнат осмотрелся. Высокий потолок, несколько кроватей рядом, на тумбочке горит магический светильник, но очень тускло, как ночник.

«Фарат, что это было?» – мысленно позвал Видок ифрита. Но ответа не получил. Тишина и пустота. Игнат больше не чувствовал в себе ничего чужеродного. Может, заклятие, как в подвалах инквизиции? Сосредоточившись, он начал искать в себе то, чего быть не должно, и не находил, он был совершенно один. Пустота и одиночество. За три десятка лет он так привык к тому, что с ним всегда был джинн, они срослись так, что Фарат мог жить даже без кокона, не захватывая его тела. И если разум Игната по-прежнему находится в его теле – ради проверки он даже шевельнул рукой, пальцы дернулись, подчиняясь, – тогда куда делся ифрит?

Поняв, что больше никаких ответов ему, лежа непонятно где, не найти, Видок выбрался из-под одеяла и уставился себе на грудь. Там, с левой стороны, где обитал ифрит, был короткий толстый свежий шрам.

– Однако, – пробормотал егерь, проведя по нему пальцем: похоже, из него вырвало вполне приличный кусок мяса.

Игнат встал на ноги, слегка покачнулся. Небольшая слабость говорила, что он провел в этой кровати не один день. Как и следовало ожидать, егерь был абсолютно голым. Взяв светильник, он прибавил мощности, комната метров пять в длину и четыре в ширину, шесть кроватей, которые сейчас пустовали, два окна, за которыми ночное небо, звезд не видно. Демидов огляделся в поисках своих вещей и, естественно, не обнаружил ничего. Не сказать, что в лазарете, а больше ничем иным это и быть не могло, тепло, и каменные плиты пола очень холодные.

– Хоть бы пижаму и тапки дали, – произнес он в пустоту.

Да, сейчас Фарат отпустил бы какую-нибудь остроту вроде такой: «Лекарки тебе конец оставили, скажи спасибо, кобелина». Но джинна, который стал ифритом, не было. Стало как-то не по себе, словно он потерял что-то очень важное, то, что давно стало его частью. Игнат никогда не думал, что ему будет не хватать наглого и язвительного «пассажира».

Сдернув с кровати одеяло и завернувшись в него, он пошлепал по холодным плитам в сторону двери. Но до пункта назначения так и не добрался. Дверь резко распахнулась, едва не огрев его по лбу. Игнат отпрянул, избегая столкновения с прочным объектом, и, не устояв на ногах, плюхнулся на задницу.

– Кто вам позволил встать? – требовательно спросила женщина лет тридцати, на ней была салатовая форма лекарки, темные тонкие волосы забраны в длинную косичку, лицо суровое.

– Кто вы? И где я нахожусь? – поинтересовался Видок, даже не собираясь подниматься, только поправил соскользнувшее одеяло.

– Встаньте, – потребовала незнакомка, – и немедленно в кровать. Я принесу вам одежду и обувь. Выйти вы отсюда все равно не сможете. У дверей охрана с одним приказом – не выпускать вас из палаты.

– Кто приказал? – подчиняясь и возвращаясь к своей койке, задал Игнат новый вопрос.

– Верховная ведьма Глана, – уже более спокойным голосом ответила лекарка. – Сейчас вы в академии, а точнее – в нашей больнице.

– Я арестован? – забираясь в кровать и устраивая подушку так, чтобы можно было сидеть, полюбопытствовал Демидов.

Лекарка, которая так и не представилась, пожала плечами.

– Не знаю. На арестанта вы не тянете, вас привезли четыре дня назад в очень плохом состоянии: большая потеря крови, частичная невосприимчивость к магическому лечению, дыра в груди. Если бы портал открыли не в операционную, вас бы, наверное, не спасли.

– Однако, – задумчиво пробормотал егерь. – Со мной была магичка… – Но, заметив неприязненную гримасу на лице собеседницы, поправился: – Ведьма, зовут Кира, зеленые глаза, волосы светлые медового оттенка. Вы ее видели?

– Я отправила ее спать три часа назад. Простите, я не представилась: Илона.

– Но что со мной произошло? Почему я не ощущаю духа, который был во мне?

– Я не та, кто даст ответы на эти вопросы. – Она протянула Игнату склянку с каким-то зельем: – Пейте. Думаю, уже завтра вас навестит ваша подруга, а может быть, и Глана, и тогда вы получите ответы на все вопросы, или хотя бы на часть из них. А теперь я бы советовала вам поспать.

– Да не особо хочется, – покачал головой Игнат.

– Это поправимо, – улыбнулась лекарка и, открыв футляр, расположившийся у нее на поясе, достала оттуда еще одну склянку. – Вот, один глоток – и до утра будете спать, как младенец.

Несколько секунд Игнат прикидывал, что лучше – поспать или все же полежать просто так, – но выбрал сон: за оставшуюся часть ночи он просто изведет себя вопросами, на которые у него нет ответов. Взяв склянку, он залпом выпил ее и, устроившись поудобнее, закрыл глаза. Уснул он мгновенно.

«Игнат, ты слышишь меня?» – возник в голове знакомый голос Фарата. Только слышно его было очень плохо, словно тот издалека пытался докричаться. Так бывало, когда магички чересчур укрепляли кокон.

«Слышу, но плохо, – отозвался егерь. – Мне тут дикий сон приснился, что тебя нет, а я в больнице».

«Это не сон, – последовал незамедлительный ответ ифрита. – Слушай и не перебивай, времени очень мало. Мы больше не связаны, теперь ты сам по себе, я в школе ведьм в какой-то темнице. Чтобы выжить, я захватил тело Павла, ну того гвардейца из Златограда. Подавил его слабенького духа. Меня ежедневно допрашивают, еще немного – и они это тело вконец искалечат, так что никакая магия не поможет. В то, что я не имею отношения к одержимым, они не верят. Я просил привести ко мне Киру. Но эти черные – упертые тетки. Но у меня есть информация, которая им нужна. Я пока ее держу при себе: уверен, стоит мне рассказать, как они меня убьют. Пока подкармливаю их всякой лажей, которую узнал от поглощенного духа. Вытащи меня. Ты единственный, кому я могу доверять. А теперь извини, мне пора, у меня начинается новый раунд с одной ментальной магичкой, которая очень хочет подавить меня».

Мгновение – и голос пропал.

Игнат резко вскочил. За окном было все серое, солнце не могло пробиться через сплошную облачную завесу. Эта осень оказалась гораздо более мерзкой, чем обычно. Повернув голову, он увидел на соседней кровати свои вещи.

Прислушавшись к себе, Демидов понял: за оставшуюся часть ночи изменилось только одно – он больше не чувствовал себя разбитым. А вот Фарата не было. Демоны, неужели этот разговор не приснился и был на самом деле? Если так, то нужно торопиться. Тридцать лет джинн был с ним, тридцать лет это каверзное язвительное существо из другого мира помогало ему охотиться, выживать. Он стал другом, а значит, теперь его очередь помогать. Игнат вскочил и начал быстро одеваться. Ни кольчуги, ни разгрузки из толстой кожи, ни оружия, только сапоги и куртка из кожи ветрюхов, новые рубаха, свитер и штаны. Натянув обувь, он притопнул – что ж, пора пообщаться с верховной ведьмой. Но не успел он сделать и шага к двери, как в палату ввалилась целая делегация, возглавляемая Илоной, а вот за ее спиной маячили знакомые лица – Глана, Кира и Арина.

– Здравствуйте, девочки, – развязано поприветствовал Игнат всех разом. – Может, мне кто-нибудь объяснить, какого демона происходит?

Глава тринадцатая. Переговоры

Девочки переглянулись.

— Я, наверное, тут лишняя, – заметила Илона и тихонько выскользнула за дверь.

— Какая понятливая девушка, – усмехнулась Кира.

— Этой девочке, между прочим, почти сто лет, – ответила магичке Глана. – Одна из наших лучших целительниц.

– Не съезжаем с темы, я, кажется, поинтересовался — что происходит? — напомнил Игнат заданный вопрос.

– Напугал ты нас всех, милый, — садясь рядом с Демидовым на кровать, с беспокойством заявила Кира. -- Ты теперь, можно сказать, самый обычный человек, ваш симбиоз с Фаратом прекращен досрочно.

– О, спасибо, что напомнили, – обрадовался Видок. – Не далее как ночью мой джинн, вернее уже ифрит, связался со мной и рассказал, что его упорно калечат в подвалах местной разведки.

– И что? – не поняла Глана. – Обычное дело. Он отказывается предоставить интересующие нас сведения, требуя гарантии безопасности.

– Вполне логичное требование, – совершенно серьезно заметил егерь. – И я его полностью поддерживаю. Так что, уважаемая ведьма, доставайте-ка свой волшебный шарик и прикажите прекратить пытки.

– Ты издеваешься? – не выдержала Глана, а вот Кира и Арина молчали, и, похоже, они поддерживали Игната.

– Нет, не издеваюсь. Я обещал ему протекцию, мы дали друг другу клятву, что я попытаюсь договориться с лигой, братством и гильдией, чтобы он получил собственное тело, это произошло чуть раньше запланированного, но свою клятву я собираюсь сдержать. Мы с Фаратом были тридцать лет вместе, он многому нахватался от меня и очень очеловечился, если можно так сказать, сейчас вы упускаете хорошую возможность заполучить абсолютно лояльного одержимого.

– Нет, – веско ответила Глана, показывая, что разговор на эту тему закончен. – Мы получим сведения и уничтожим его.

– Сомневаюсь, – неожиданно произнесла молчавшая до этого Кира, – разговор не закончен, и я советую вам достать свой шарик и отозвать ретивых дознавательниц.

– Ты забываешься, девочка, сила не на вашей стороне, – усмехнулась верховная. – Ты – магичка третьей ступени, а он уже даже не егерь – так, обычный человек.

Кира несколько секунд молчала, потом очень мило улыбнулась Глане и запустила руку в сумку.

– Вы заблуждаетесь, считая, что сила на вашей стороне, уважаемая. Не хотите доставать свой шарик – не доставайте, тогда я достану свой.

Глана озадаченно уставилась на Басаргину.

– Что за шарик? – убрав из голоса нотки превосходства, спросила она.

Наконец Кира прекратила рыться, и из зачарованной сумки наружу появилась рука, сжимающая небольшой хрустальный шар, он весь был покрыт рунами. Кира быстро пробежалась пальцами по рунам и как бы невзначай кинула его прямо в руки ведьме, та рефлекторно его поймала и вскрикнула.

– Знаете, что это такое? – спросила Кира.

Глана вздрогнула, с ужасом разглядывая сферу, которую держала. Потом взяла аккуратно ее двумя пальцами и принялась изучать проступившие на ее руке руны. Они словно ожоги пылали на ее белой безупречной коже. Не прошло и тридцати секунд, как линии почернели и исчезли, словно впитавшись. Этот редкий и баснословно сложный артефакт она видела впервые: в вольных землях просто не было ведьм, способных изготовить подобное. Но она отлично знала, что ей дали.

– Сука! Надо было тебя убить, когда была возможность, – с ненавистью произнесла она, но голос ее дрогнул. – Это шар Карины, – наконец, произнесла ведьма, кидая артефакт обратно Кире, – или сфера вечного покоя. Весомый аргумент. Что ты хочешь за то, чтобы проклятье было разрушено?

– Может, поясните? – сверля шар недобрым взглядом, потребовала Арина. – Кирка, зачем угрозы, мы же вроде договорились?

– О чем договорились? – удивилась Кира. – Вы меня четыре дня прессовали, чтобы я уломала его никуда не лезть, причем все это проходило в виде ультиматумов. Итак, верховная, я жду, доставайте ваш шарик, пусть Фарата доставят сюда, вернее, его теперь зовут Павлом.

– Неужели ты готова рискнуть всем ради этого одержимого? И готова ради него убить меня, повергнув все вольные земли в хаос?

– Ничего личного, – пожав плечами и пряча артефакт обратно в сумку, заметила Басаргина. – Я не такая дура, как вам казалось все эти дни. Или вы думали, будто я не знаю, что вы уготовили нам удел пленников? Или покойников? Не надо считать, что все остальные глупее вас. Может, вы думаете, я не заметила постоянной слежки за собой, охраны у палаты Игната? Я вас расстрою: ваши ходы оказались вполне предсказуемыми – все и всех спрятать и ждать, когда все само собой рассосется. Вы решили, что если Клара мертва, то больше вашей тайне ничто не угрожает? Тогда вы наивная дура.

Глана сердито засопела. Но молчала.

– А мне будет позволено узнать, что это за милая штучка? Вон Аринке, наверное, тоже интересно. Да, милая, и где ты его взяла? Что-то я не помню таких шариков.

– Будешь смеяться, но я его нашла в цитадели егерей, не знаю, как он туда попал. Когда мы искали руну, я обнаружила очень древний тайник, настолько древний, что, скорее всего, никто из ныне живущих не знал о нем. Он был в той комнате на самом верху башни, где Арина выжгла гранатой дозор из магичек и мародеров. Теперь эта сфера замкнута на меня, стоит отдать мысленный приказ – и подвергнутый проклятью умрет в жутких муках в течение нескольких минут, но для проклятого время замедлится настолько, что агония будет длиться несколько лет. Секрет создания подобных артефактов утерян, изобрела его магичка Карина, основательница черной гильдии четыреста лет назад, и именно им был умерщвлен сын первого князя Белогорска. Верховная ведьма права, это очень весомый аргумент, так сказать, последний и решающий. Так что не советую дергаться: даже в бессознательном состоянии я могу повелевать сферой.

– Неплохо, – согласился Игнат. – Сфера, похоже, принадлежала магессе Александре, которая являлась основательницей братства егерей, – именно она и граф Сергей изыскали способ, как погружать духа в кокон и заставлять работать. Это была ее комната. Если мне память не изменяет, она прославилась как раз в борьбе с черной гильдией, прихватив из развалин их замка сувенир. А вообще хорошая штука: раз – и все сговорчивые.

– Я уверена, – глядя на Глану, улыбнулась Кира, – что верховная ведьма пойдет нам навстречу. Итак… – Она пристально посмотрела на злую и насупившуюся правительницу вольных земель.

– Кирка, нельзя так, – попыталась возразить Арина. – Хотя ход неожиданный и очень эффективный. Но мы же на одной стороне.

Басаргина в изумлении приподняла бровь.

– А ты уверена, что верховная с нами на одной стороне, а?

Струна замолчала, прикидывая ситуацию.

– Я жду, – пристально посмотрев на Глану, напомнила о своей просьбе Кира.

– Уступаю силе, – наконец решилась хозяйка Северска. Она достала шар связи и активировала руны. – Урсула, – позвала она.

Несколько секунд была тишина, а потом из шара раздался немного хрипловатый голос:

– Да, госпожа. Мы пока не продвинулись, мне нечем вас порадовать.

– Прекрати допрос, – приказала Глана, – доставьте пленника в лазарет. Под охраной, естественно.

– Но, госпожа? – возмущенно воскликнула невидимая дозновательница.

– Это приказ, – отрезала ведьма, – у вас десять минут.

– Да, госпожа.

Руны на шаре погасли.

– Довольны?

– Пока да, об остальном мы погорим позже, – ответила Кира, ее голос был ровным, словно ничего не произошло. – Итак, теперь, когда мы показали, что наши силы равны и мы способны уничтожить друг друга, начнем настоящий разговор.

Глана поморщилась.

– Это шантаж.

– Надо же, – с максимумом сарказма произнесла Басаргина, – это называется шантаж, а вы четыре дня называли это переговорами.

Верховная зыркнула из-под насупленных бровей, но промолчала: крыть ей было нечем.

– Кирка, ты и вправду готова рискнуть судьбами тысяч людей, чтобы добиться своего?

– Аринка, мы с тобой поговорили и простили друг друга. Помнишь, ты нас заперла в одной милой комнатке? Так вот, я не хочу быть запертой в похожей комнатке или, того хуже, быть отравленной или сожженной. Да не суть важно, как твоя командирша решит нас устранить. И если последует агрессия, я уничтожу ее, одержимые докончат дело, как раз когда тут будет полыхать гражданская война. Я ведь многое узнала за последние дни – например, Северск – крупный город и даже претендует на права столицы всех земель, но там, далеко на востоке, есть еще одна сила, которая не признает власти Гланы. Там живут несколько сотен сильных ведьм со своей армией, причем довольно мощной по местным меркам, которые подозревают, что верховная убила прежнюю директрису, иначе ей никогда бы не занять этого поста. Так что эта сфера – моя страховка.

– Верховная, – сказал Игнат, – теперь, когда вы нас слушаете, мы можем договориться. Я уверен, что вы уже отобрали у Тамары «компас» и запрятали его к руне.

Глана нехотя кивнула.

– Да, твоя женушка права, я собиралась вас устранить. Устранить так, чтобы у одержимых не осталось сомнений, что вы, забрав реликвии, ушли из вольных земель, и здесь больше нет ничего, что их интересует. Поверь мне, я умею путать врагов.

– Сука, – сквозь зубы прошипела Кира. – Догадки – это догадки, а вот признание – уже факт.

– На войне, как на войне, у вас свои планы – у меня свои. Ты меня переиграла: я не думала, что у тебя найдется такой аргумент.

Дверь распахнулась, в палату вошли две женщины в черной форме, которые волокли бесчувственное тело. Следом за ними шествовала еще одна дамочка в форме цвета тьмы и Илона.

– Госпожа, ваш приказ выполнен, – доложилась старшая – по-видимому, это и была Урсула, – но этот одержимый крайне опасен. Вчера он покалечил младшего сотрудника.

Игнат посмотрел на уложенное на кровать тело. На руках энергетические кандалы, лицо сплошное месиво. Даже Фарату с его возможностями не удалось затянуть раны, пальцы явно переломаны.

«Здравствуй, Видок. Я знал, что ты сможешь меня вытащить, – раздался в голове Демидова голос ифрита. – Тело в отрубе, я не в состоянии поддерживать его в сознании. Эти сукины дочери и пара мордоворотов заднеприводной специализации нехило отметелили мою новую оболочку. Правда, поначалу до них не доходило, что одержимый не ощущает физической боли. Но сегодня ночью они взялись за меня – топорно, но результат был».

«Ну, каково тебе быть самостоятельным?» – так же мысленно спросил Игнат.

«Хреново: постоянно бьют и не кормят. О, да я смотрю, тут полный консилиум. Как вы вынудили Глану отпустить меня? Я сомневался, что такое возможно».

«Спасибо Кире – ее заслуга, надо сказать, она умеет убеждать. Но давай оставим разговоры, нужно привести тебя в порядок».

– Как там Фарат? – поинтересовалась Кира, заметив, что егерь опять вернулся в реальность и с его лица сошло придурковатое выражение.

– Нормально, – ответил Демидов. – Илона, займитесь моим другом, ему очень нужна ваша помощь.

Лекарка посмотрела на Глану, и та нехотя кивнула.

– Займись.

– Тогда попрошу всех удалиться, – распорядилась целительница. – Думаю, через пару часов я приведу его в божеский вид.

– Урсула, останься и проследи, чтобы он не навредил никому. В случае необходимости разрешаю уничтожить его. Демоны с этой информацией.

Правда, после этого она рефлекторно посмотрела на свою правую ладонь, словно ожидала, что вновь вспыхнут руны проклятия.

– Слушаюсь, госпожа, – с готовностью отрапортовала «черная».

«Фарат, ты меня слышишь?» – мысленно позвал Демидов.

«А как же, не волнуйся, я дурить не собираюсь. Кроме того, у меня столько повреждений, что я фактически не могу нормально управлять конкретным телом. Сейчас хулиганить не в моих интересах».

На что Видок хмыкнул: «Поверь, теперь хулиганить – в принципе не в твоих интересах, я поставил жизнь против этого эксперимента. Надеюсь, нас связывает довольно много, чтобы ты не подставил меня под костер. Да и Киру тоже».

«А Аринка, что за меня не вступилась? – притворно обидчиво поинтересовался джинн. – Кстати, знаешь, а она мне нравится как женщина. Из всех твоих баб за последние пару лет она, пожалуй, самая темпераментная».

«Ты и это от меня перенял, бабник?»

«От кобеля слышу».

«Все, не дури».

Игнат, вернувшись в реальность, посмотрел на пристально наблюдающих за ним женщин.

– Он не будет хулиганить, – заверил он. – Даю слово.

На лице Урсулы отразилось все, что она об этом думает, и куда бы Игнат шел вместе со своими заверениями.

– Как насчет информации? – напомнила Глана.

– Вылечите его, предоставьте свободу под мою ответственность – и он поделится всем, что вас интересует, а может, даже и тем, чего вы не знаете, но знал прежний хозяин этой оболочки.

– Эй, Фарат, ты слышишь, что Игнат сказал? – спросила у тела, лежащего на кровати, Кира.

– Даю слово, – с трудом разлепив слипшиеся под кровавой коркой губы, прохрипел Павел.

Игнат в этот момент задумался: а как именовать тело – Фаратом или Павлом? Скорее всего, имя прежнего хозяина будет лучше, убережет от ненужных проблем. Ну да этот вопрос можно решить потом.

Они вышли, оставив целительницу и «черную» с раненым. Верховная не стала таскать их по лестницам и просто открыла портал в тот самый зал, в котором они когда-то беседовали втроем.

Глана кивнула на накрытый стол.

– Присаживайтесь – и продолжим переговоры.

Игнат был жутко голоден, поэтому навалил себе в тарелку много всего и мирно жевал, отпивая горячий ароматный кофе, попутно прислушиваясь к разговору, который вели женщины.

– Значит, вы хотите получить артефакт поиска. Я правильно поняла? – поинтересовалась Глана.

Кира кивнула, Игнат промычал нечто нечленораздельное, означающее согласие, поскольку его рот был набит замечательной жареной картошкой.

– Ешь спокойно, никто у тебя не отбирает, – усмехнулась Арина.

– Вам смешно, – прожевав, ответил Демидов, – а я четыре дня на поддерживающей магии провел, желудок ребра грызет.

– Ну, хорошо, – продолжила Глана, – допустим, я отдала вам «компас», и вы нашли Ворота. Я так понимаю, вы возьмете одержимого с собой. Где гарантия, что он не сдаст вас своим? А потом и нас, поведав, что руна в Северске.

– Не думаю, – отозвался Игнат. – Он больше человек, чем дух. Знаете, что он спросил, когда я разговаривал с ним?

Все трое покачали головой.

– Он спросил – защищала ли его Арина.

Струна удивленно уставилась на Демидова.

– Что? – не поняла она. – Зачем ему это было нужно?

– Для него это было очень важно, – пояснил Видок и покосился на Киру. – Видишь ли, ты очень нравишься Фарату как женщина. Милая, не надо в меня сейчас швыряться ничем убойным, я только цитирую его.

– Давай уже, – нетерпеливо заявила Басаргина, – мне самой интересно, что думает дух, который видел всех твоих женщин. Кстати, как считаешь, он их всех помнит?

– Хорошо, – улыбнулся Игнат, а про себя прикинул, что нужно взять с Фарата слово не трепать Кире о его бабах. – Но помни: это не мои слова. Он сказал, что «из всех твоих женщин за последние пару лет, она, пожалуй, самая темпераментная». Конец цитаты.

В глазах Киры он заметил просыпающийся вулкан ревности: какие бы отношения ни связывали ее со Струной, эта единственная ночь навсегда окажется между ними. А вот Арина очень мило покраснела, Демидов даже не думал, что она так умеет.

– Ты не обманываешь? – спросила Глана, хотя уже сама знала ответ.

– Нет, и я еще раз повторяю: он провел со мной тридцать лет. Последние лет десять кокон был не слишком прочным, он стал сильнее и мог преодолевать его и чувствовать то же, что и я. Он учился. Это не дикий дух из разрыва, захвативший первое попавшееся тело, это нечто новое. Да, я верю ему, наша с ним договоренность подразумевала полную легализацию после окончания войны, но вышло иначе. Может кто-нибудь мне рассказать, как я лишился своего самого большого козыря?

Присутствующие переглянулись.

– Что ты помнишь? – спросила Кира.

– Боль в груди, словно Фарат рвется наружу, затем – все, темнота.

– Понятно, – опередив Киру, сказала Арина. – Мы думаем, что дело было так… Ты стоялпосредине поля боя, вокруг трупы и кровь. Сам знаешь, разрывы любят подобные места. Вероятней всего, рядом с тобой возник микроразрыв, всего несколько секунд. Фарата, которого не сдерживал кокон, начало тянуть в родной мир, разрыв, похоже, открылся совсем рядом, и джинн, вернее уже ифрит, просто не смог сопротивляться, его буквально вырвало из твоей груди вместе с остатком кокона и куском мяса. И тут он захлопнулся. Надо отдать должное твоему «пассажиру», он не стал захватывать тебя – наверное, посчитал бесперспективным, ты умирал, а нежить, которой ты неминуемо стал бы, мы уничтожили бы на месте, несмотря на наше к тебе отношение.

Кира поморщилась, но опровергать не стала. Что ж, Игнат отлично понимал их, он бы поступил точно так же: если бы Фарат захватил его мертвое тело, нежить вышла бы опасной для всех. Тут не до сантиментов. А учитывая, что вокруг было полно «черных», кстати, надо уточнить, кто это такие, его спалили бы за пару секунд, как только поняли, что случилось.

– Так вот, в этот момент одна из вдов, те дамочки в черном так зовутся, подавила духа внутри пленника и уже собиралась задать несколько вопросов, как в дело вмешался самый настоящий ифрит и за несколько секунд расправился с ослабленной сущностью, взяв под контроль тело Павла. Тут с улицы раздался вой Киры, я выбежала, чтобы увидеть, как она на коленях стоит в грязи, перемешанной с твоей кровью, пытаясь руками зажать тебе дыру в груди, и орет, что магия не помогает. Тут Тамара подоспела, влила тебе в рот зелье регенерации, тебя трясти начало, но кровища хлестать перестала. Глана открыла портал прямо в больницу. И там уж тобой занялась Илона. А одержимого заковали по рукам и ногам и переправили сюда. Только он заупрямился и разговаривать не стал, а ведьм, владеющих ментальной магией на таком уровне, у нас нет.

– Понятно. С одной стороны, хорошо все устроилось, а с другой – я фактически стал обычным человеком. Стареть начну, болеть, лишусь своей скорости и много чего другого, что делал мой джинн. Тьфу ты, никак не привыкну: он же подрос, он теперь ифрит.

– Я о тебе позабочусь, – с нежностью в голосе заявила Кира. – Надеюсь, исчезновение Фарата не скажется на нашей постели, – серьезно и очень задумчиво продолжила она, – а то ведь я к нему уйду. – Но, не выдержав и увидев вытянувшееся лицо Игната, магичка рассмеялась: – Я шучу, милый.

Демидов улыбнулся, но шутка все же слегка задела его мужскую гордость.

– Кто тебя еще к Фарату подпустит? – включилась в шуточную беседу Арина. – Он на меня глаз положил, так что прочь с дороги.

И тут Игнат понял, что вот это как раз не шутка, Струна и вправду заинтересовалась одержимым Фаратом Павлом. Он покосился на Глану – та сидела задумчивая, ей это не нравилось, но ничего поделать верховная ведьма не могла. Сейчас ее жизнь полностью принадлежала Кире, а она, похоже, своей шкуркой очень дорожила.

– А что с мобилем и с вещами?

– Все в порядке, – успокоила его Басаргина. – Оружие и вещи в комнате, которую нам выделили, а Голем припаркован на стоянке школы.

– Надеюсь, на этот раз трофейного «арбалета» никто не зажал?

– Нет, все в порядке, он тоже в комнате.

– Так что вы собираетесь делать? – неожиданно очнувшись, спросила Глана, возвращая разговор к серьезной теме. – И что будет с проклятьем.

– Найти и уничтожить, – сообщил Игнат. – Мне кажется, решив проблему с артефактом, мы решим и проблему с нашествием, причем на долгие годы, если не навсегда. А проклятье – вопрос не ко мне.

– Я сниму его, как только мы будем в безопасности, в любом случае тебе ничто не угрожает, при активации шара я заложила условие исполнения по моему приказу. Не делай глупостей, и все с тобой будет нормально.

– Что вам нужно? – поинтересовалась Глана. В ее голосе сквозило облегчение – похоже, она уже признала поражение и готовилась к капитуляции. Жертвовать собой ради плана, который может еще и не выгореть, верховная не собиралась.

– «Компас», Фарат, оружие для него, одежда. Транспорт у нас свой.

– Хорошо, как только его вылечат и он расскажет то, что мы хотим узнать, вы свободны.

– Не совсем, – заявила Арина.

Все уставились на нее, пытаясь понять, что на уме у разведчицы вольных земель.

– Я пойду с вами.

– Нет, – в один голос сказали Кира и Игнат.

– Я понимаю, что потеряла ваше доверие, – спокойно продолжила она, – и попытаюсь вернуть его вновь. Так вышло, что очень многое в этой истории связано со мной, и я хотела бы участвовать в ней до самого конца, плохого или хорошего.

– Ага, – усмехнулась Басаргина, – чтобы в последний момент катнуть нам под ноги милую гранатку?

– Кира, ты не права, – покачал головой Игнат, – она не будет связываться с гранатой, использует что-нибудь новенькое. Например, отравит. Знаешь, Арина, я категорически против. Представь, насколько я против, если готов доверить спину одержимому, а не тебе.

– Я тоже против, – неожиданно поддержала их Глана, – ты будешь нужна мне тут.

– Сожалею, госпожа верховная, но я сама решаю, где мне быть. В любом случае больше я на вас работать не собираюсь. Мне противны ваши методы.

– Все для блага вольных земель. Или ты забыла наш девиз?

– Нет, госпожа, я его отлично помню, но одно дело запереть парочку влюбленных на недельку в безопасном месте с кучей жратвы, пусть отдохнут, а другое – вынашивать планы пустить их в расход с целью протянуть лишний день.

Глана поморщилась: возразить на это было нечего, она сама призналась.

– Струна, в данном случае решать будем мы, – осадила ее Кира. – Ты можешь идти куда хочешь, но только не с нами. Извини, но я к тебе спиной не повернусь.

Игнат кивнул, поддерживая возлюбленную.

– Девушки, не могли бы вы мне подогреть кофе, а то остыл совсем.

Кира взяла чашку, не прошло и двух секунд, как от содержимого пошел пар.

– Держи, ты шибко горячего не любишь.

– Спасибо, милая, – поблагодарил Демидов и сделал глоток, – то, что надо. Ну что, осталось только дождаться, когда Фарата поставят на ноги.

Арина промолчала, но вид у нее был решительным – похоже, от идеи она не отказалась.

– Может, пока ждете, осмотрите мою оружейную? – предложила Глана. – В конце концов, вам же нужно оружие для Фарата.

Сейчас она играла роль радушной хозяйки, а еще несколько часов назад была повелительницей судеб, играющей в «Золотой трон», только вместо магических карт – чужие жизни. Вот что делает с людьми смертельное проклятье.

– Я не против взглянуть, – согласился Игнат.

Кира только кивнула, а вот Арина осталась сидеть за столом, по ее задумчивому взгляду, упертому в бок запеченной курицы, с которой расправиться у егеря не хватило сил, она вынашивала какую-то важную мысль, и скорее всего, это было связано с ними.

Глана хлопнула в ладоши, и в зал вошла та самая пышногрудая блондинка, что заглянула к нему утром, когда он гостил тут в прошлый раз. Увидев Игната, она тут же заулыбалась и начала вести шквальный огонь своими большими голубыми глазами. А потом ее взгляд наткнулся на что-то у него за спиной, и обстрел мгновенно сошел на нет. Игнат усмехнулся: не нужно было обладать способностями Фарата, чтобы угадать, что она там увидела.

– Вызывали, госпожа директор?

– Да, Натали, – очень мягко ответила Глана. – Проводи, пожалуйста, Игната и его жену в оружейную. Пусть выберут себе оружие, но в разумных пределах. А то знаю я этих вольных стрелков – только дай волю, все вытащат до последнего патрона.

Блондинка кивнула и, развернувшись, устремилась к дверям. Игнат и Кира не торопясь пошли следом.

– Я так понимаю, эта та самая Натали, что прыгнула к тебе в койку в прошлый раз? – прошипела на ухо Кира: похоже, она была действительно зла.

– В ванну, – машинально поправил Игнат и только сейчас понял, какую ошибку совершил. Но назад уже не отыграешь: Басаргина нехило завелась.

– То-то она так обрадовалась встрече – наверное, думала провести еще один приятный вечер в койке или в ванне. Слушай, я шага не могу вступить, чтобы не наткнуться на тех, кого ты трахал.

– Кир, прекрати, – попросил Демидов. – Хочешь поскандалить? Давай поскандалим там, где выделенная нам комната. Надеюсь, эта не та, в золоте и с палаткой над кроватью.

Магичка не выдержала и хихикнула, да так громко, что Натали сбилась с шага.

– Я когда-нибудь тебя убью, не сдержусь – и как шарахну чем-нибудь убойным, – но не сегодня. Живи, кобелина.

Игнат задумчиво шел за Натали, Кира не отставала, держа его за руку. А ведь Русалка скандалила для праформы: она не ревнует к этой девчонке и к Милке отнеслась спокойно – похоже, единственный объект, вызывающий у нее ревность, – это Арина. Мысли Игната свернули к Градовой: интересно, что она задумала. И неожиданно в его голове появился до боли знакомый мыслеобраз зала, из которого они только что ушли. Арина стояла у окна, глядя куда-то вдаль, Гланы не было. Игнат тряхнул головой, и картинка исчезла. Неужели у него получилось сканировать местность, как это делал Фарат? Он ведь говорил что-то такое про способности, что некоторые останутся с ним.

Коридор свернул к лестнице, и они спустились на два уровня. На пути им попались несколько девочек лет тринадцати, одни в зеленых, другие в желтых накидках. Затем он увидел женщину с пистолетом на боку и боевым хлыстом, в мундире гвардии. Она проводила их взглядом, но это было единственное проявление внимания с ее стороны.

А вот потом началось интересное. Они остановились возле небольшой платформы телепорта.

– Нам на первый ярус, – пояснила Натали, моргнув своими голубыми глазами, – похоже, ресницы она удлинила с помощью магии, Игнат даже испугался, что она может взлететь. – Встаете на платформу и громко и четко, иначе не сработает, говорите: первый уровень. – Блондинка взошла на платформу и громко произнесла: – Первый уровень.

Короткая голубая вспышка, в которой она и исчезла. Кира с Игнатом переглянулись и по очереди последовали за ней.

Потом еще минут пять голубоглазая водила их по коридорам, и наконец путь закончился: глухой тупик с единственной дверью, возле которой застыла ведьма в желтом капюшоне с винтовкой в руках и синем мундире гвардии. Стоило им приблизиться, ствол опустился.

– Стоять, запретная зона, – приказала она.

– Все нормально, Анна, – быстро затараторила блондинка. – Распоряжение госпожи Гланы показать нашим гостям оружейную, им позволено выбрать себе оружие в пределах разумного. Пароль – «незабудка».

Ведьма кивнула и посторонилась, прикоснувшись рукой к магическому замку, который мгновенно деактивировался. Дверь распахнулось, пахнуло смазкой и железом. Игнат даже зажмурился от удовольствия. Надо сказать, оружейка школы, или академии, или образовательного заведения, каждый называл как хотел, была в идеальном порядке.

Перешагнув порог, Игнат огляделся. Как ни странно, в запертой комнате обнаружился мужчина в зеленом капюшоне и с внушительным пистолетом на поясе. Он молча смерил Демидова взглядом и кивнул.

– Зовите меня Виктором.

– Игнат, – представился он в ответ. – А это моя жена Кира. Глана разрешила мне порыться в ваших закромах, нам предстоит путешествие, и нашему спутнику не помешает оружие и боеприпасы.

– Я знаю, она уже связалась со мной. Наташа, – обратился он к блондинке, причем сказав ее имя по-русски, – подожди снаружи.

Девушка молча развернулась и вышла, дверь закрылась.

Игнат попытался просканировать помещения за несколькими дверьми, которые вели из местного арсенала. И, как ни странно, ему это удалось, в его голове появились мыслеобразы, правда, та немного начала болеть – понятно, злоупотреблять этим нельзя.За одной из них оказался склад боеприпасов, внушительный такой, а за второй обычная комната с простой кроватью и небольшим санузлом – видимо, каптенармус местной оружейки жил прямо тут.

– Итак, что вам нужно? – поинтересовался Виктор. – Автоматы, винтовки магазинные, ружья, есть трофейные, но мало, всего пара, пистолеты. Ну и нетиповое оружие.

– Автоматы – сразу нет, – отмахнулся Игнат. – Винтовки – желательно Яр-княжества, двенадцатый калибр.

Виктор приподнял бровь.

– А вы знаете толк в оружии, – уважительно произнес он.

– Я егерь, – пожав плечами, не видя смысла скрывать, пояснил Игнат.

Каптенармус уважительно взглянул на Демидова и повел его в сторону пирамид с винтовками.

– ЯР-10, ЯР-12 и ЯР-15 «Кара» – последняя новинка, попавшая к нам в руки всего четыре дня назад, трофей с одной нехилой заварушки, где мы потеряли десяток сильных ведьм.

Игнат ничего решил не говорить о том, что принимал непосредственное участие в этом замесе, Кира, заметившая это, тоже промолчала.

Демидов протянул руку и вытянул из пирамиды «Кару».

– Это еще что такое? – рассматривая абсолютно непривычный дизайн, поинтересовался он.

Винтовка была длиннее, чем старая десятая и двенадцатая, которой он пользовался после отъезда из Белогорска. Почти метр, в ширину вместе с рукоятью сантиметров семнадцать, приклад, батарея, прицел, правда, без рун, наклонная рукоять с защитной скобой, в которую крепился очень широкий магазин с довольно странной подачей боеприпасов. Калибр идентичный тому, чем он пользовался. Игнат отомкнул магазин – пятнадцать пуль, приноровился, вскинул к плечу, быстро левой рукой воткнул его обратно. Весила винтовка побольше, чем его старые, килограмма три с половиной, но для егеря это не являлось проблемой. Даже без Фарата он смог бы прицельно стрелять из нее с одной руки.

– Есть к ней запасные магазины? – спросил он Виктора, и в глазах каптенармуса увидел тоску: тот уже понял, что игрушку, которую он так и не успел понянчить, сейчас заберут, приказ Гланы был совершенно определенным – облизывать посетителей, как родную гвардию, для которой ничего не жалко.

– Есть пять штук, – нехотя признался он, – и даже разгрузка уцелела. Хотя как – ума не приложу. – Он прошел к одному из ящиков и извлек требуемое, выложив на стол перед посетителями. – Я пострелял из нее, точность обалденная, на двести метров без всяких проблем все в десятку положил, на триста разлет больше, но все в ладонь. На четыреста уже не тянет: батарея слабовата.

– Отличный результат. – Видок был впечатлен.

Быстро осмотрел добытое, довольно кивнул. Это он удачно зашел. Когда каптенармус принес разгрузку, Демидов обнаружил несколько пятен крови, и больше ничего.

– Вдовы сказали, этому одержимому пуля в лоб прилетела. Даже дух, сидящий внутри, не спас, – пояснил хозяин.

Игнат подмигнул Кире: он был единственным, кто пользовался винтовкой, а значит, это по-любому его трофей. Причем по праву. Так что, можно сказать, он не грабит, а берет свое.

– А что еще было на этом покойнике? Кстати, чтобы успокоить твою «жабу», скажу, что это и так тебе не принадлежало.

– Это почему? – удивился каптенармус.

– Да потому что пулю ему в лоб я загнал, – обрадовал Виктора Игнат, – но был серьезно ранен и не мог обшманать труп. Так что показывай, что там у него еще было.

– Брешешь?

– Свяжись с Гланой, она подтвердит: только я стрелял в той заварухе.

Но Виктор отрицательно мотнул головой.

– Так поверю. Все равно, даже если неправда, велено давать все, что попросят, в разумных пределах. Вот еще что было, – вытащил он кобуру с пистолетом.

Игнат вынул оружие и прикинул, магазин на двенадцать пуль, батарея небольшая, чуть тяжелее, чем у него, но сам пистолет покороче. И сделан он был в частной мастерской. Клеймо ему показалось смутно знакомым – вроде в Мирославле похожие делали.

– Тоже забираю. Магазины есть?

Виктор кивнул, его «жаба», похоже, отступила. Он еще порылся в ящике и выложил на стол сразу три штуки.

– Кир, тебе винтовку подбирать не будем, твое оружие – магия, пистолет – так, на всякий случай. О, – вспомнил он, – Виктор, у тебя случайно в закромах нет рунного ножа? Нам такие дела предстоят, что без него никак.

«Жаба» каптенармуса вновь проснулась, но он, задавив ее, достал из ящика с замком красивый резной сундук, после чего, с тяжким вздохом вскрыв его, обреченно махнул рукой.

– Выбирай, паразит.

Игнат быстро перебрал содержимое ларца. Один кинжал с закопченным лезвием показался ему знакомым, где-то он его видел, причем не так давно. Он взял его в руки, изучил руны. Все правильно, камень в рукояти, и знак в виде карты… Валет, наконец вспомнил Демидов прозвище молодого егеря.

– Тоже с этого боя? – спросил он у Виктора.

– Да, одержимый сгорел, кинжал остался. Узнал, что ли, его?

– Молодому егерю принадлежал, видел его чуть больше месяца назад в офисе братства в Белогорске, жив был, на задание его отправили. А вот где он кончил. Забираю. Больше ничего не трону. Только дай нормальных обычных боеприпасов, винтовку пристрелять. Без всяких изысков. Не буду я тебя грабить, у меня кое-какой запас в мобиле есть.

Виктор, обрадованный окончанием грабежа, принес со склада целую сотню обычных стальных патронов, половина из которых оказались даже рунными, разрывными.

– Сумка в подарок, – заявил он, укладывая внутрь все, что не сумел сохранить. Он проводил гостей до двери и, похоже, был счастлив, что отделался малой кровью.

Натали стояла, прислонившись спиной к стене, ожидая своих подопечных. Стоило покинуть оружейку, как она тут же затараторила:

– Поступило сообщение от верховной. Ваш спутник Павел готов говорить, без вас отказывается. Велено вас проводить в больницу. Госпожа уже дважды вас спрашивала.

– Если спрашивала, давай сходим, – согласился Игнат. – Вперед.

Натали развернулась и устремилась к телепорту. Пять минут – и вот уже знакомая палата. Правда, возникли новые лица: на одной из коек сидела озабоченная Тамара, Арина стояла и подпирала плечом стену, Урсула и Глана сидели на стульях рядом с кроватью, на которой лежало тело Павла. О своей безопасности ведьмы позаботились: на всякий случай его притянули к ложу заклятьем.

– Хорошо выглядишь, Павел, – разглядывая подлеченного одержимого, заметила Кира, вошедшая следом.

– А может, по истинному имени? – с мольбой попросил ифрит.

– Нет, Фарат. Если ты собрался влиться в общество, то пользуйся принятыми в нем именами, – заметил Игнат, садясь на один из свободных стульев. – Теперь ты Павел. Правда, фамилии я его вспомнить не смогу.

– Арсеньев была его фамилия, – сообщил Фарат. – Ну, Павел, так Павел.

– Может, приступим к допросу? – вклинилась в беседу Урсула.

– К беседе, – поправил Игнат. – И вообще сделайте доброе дело, уберите сковывающее заклятье, он свободный человек.

Ведьма зыркнула на него исподлобья, но промолчала. Тетка была неприятная, обладающая холодной хищной красотой, высокая, с лицом, на котором застыло презрение ко всем, за исключением, наверное, Гланы. На нее вдова смотрела с подобострастием.

– Сними, – распорядилась верховная.

Урсула нехотя буркнула заклинание и махнула рукой.

– О, так лучше, – обрадовался Павел и сел, – а то все затекло, и спина чешется, помыться бы.

– Успеешь, – отказала Глана, – сначала информация.

– Сначала гарантия, – неожиданно вклинилась Арина, – давайте, госпожа, пора клясться.

Владычица Северска бросила на Арину злой взгляд, но вновь промолчала.

– Какой полезный у тебя шарик, – шепнул Демидов Кире. – Прямо золотая женщина стала.

Кира на это только улыбнулась.

Глана процедила слова клятвы, и Арина заклинанием подтвердила ее.

– Теперь можно начинать? – нетерпеливо спросила Урсула.

– Спрашивайте, – разрешил Фарат.

– Каковы планы одержимых на вольные земли? – задала вопрос вдова.

Игнат на это лишь хмыкнул и закатил глаза, к счастью, этого никто не заметил.

– Нет никаких планов, людей тут больше не будет. Вообще можете не задавать вопросы о планах, на людей – истребление, единственный план.

Дальше посыпались дежурные вопросы – что, где, когда. Фарат подробно отвечал. Игнат прислушивался, прикидывая дальнейший маршрут. Сейчас нелюди громили княжества, помимо Югорска, пал Ореж, князь погиб, из города никто не вышел, за исключением одержимых. Гвардия и магички сутки удерживали княжеский терем, а потом погибли. Город сожжен. При этом ифрит активно скидывал всем желающим мыслеобразы, которые позаимствовал у поглощенного духа. Радостного там было мало. Гильдия стянула все силы в Белогорск, падение Златограда сильно ослабило магическую мощь княжеств, стены Орежа, недостаточно зачарованные, были буквально сметены первой же атакой, а потом в город хлынули нелюди. Лесовики, шестилапы, лешие, ядовитые жабы и поднятая нежить, которая вообще пуль не боялась. Она принимала выстрел в грудь, а потом толпа наваливалась и рвала стрелка в куски. Причем попадались и совершенно незнакомые: чего стоил трехметровый монстр с серой кожей, огромными ручищами, который, задев плечом бревенчатый дом, развалил его. Потом шли одержимые – их было много, несколько тысяч, они ловили людей, тех, кого не сожрали твари, и, связав, сгоняли на центральную площадь. Последним полученным мыслеобразом был сгоревший дотла город, только угли и пепел.

– Никто не спасся? – спросила Кира, и голос ее звучал подавленно.

– Один отряд дружинников при нескольких магичках, – ответил Павел. – Человек сорок на трех грузовиках при поддержке бронемобилей. Они смели тварей в воротах шквалом огня из всех стволов в упор, магички ударили «инферно» по накатывающей волне нелюдей и прошли сквозь пламя. Грузовой мобиль и десять человек сгорели, но остальные ушли.

– «Ветер гонит пепел», – неожиданно произнес Игнат вслух, вспомнив название книги, которую прочел прошлой зимой. Автора он не запомнил, она была о тотальной войне в княжествах, когда магички разгулялись и осталось одно пепелище.

Все вздрогнули и повернулись к нему.

– Что? – переспросила Глана – возможно решила, что послышалось.

– Ничего, – поднимаясь, ответил Игнат и рефлекторно потер лицо. – Ветер гонит пепел, ничего не останется, только выжженная земля. Вставай, Паша, пора идти, приведешь себя в порядок – и поедем, нам нужно торопиться. Глана, вы обещали одежду нашему спутнику и артефакт.

– Обещала – выдам, – ответила верховная ведьма.

Игнат кивнул и вышел. После увиденного он понял: еще немного – и ничего не останется.

Глава четырнадцатая. Пепел наших домов

Тара стояла на портальной площадке и готовилась к открытию очередного портала на пять тысяч километров. Древняя ведьма, скрывающая обезображенное лицо под глухим белым капюшоном, неодобрительно косилась в сторону Игната и остальных. Она не одобряла происходящего, но поделать с решением верховной ничего не могла. Та же не объяснялась, просто поставила всех перед фактом. На проводы она не явилась.

— Как вам это удалось? – не выдержав, поинтересовалась портальница, подойдя к Кире. — Я Глану знаю почти сотню лет, у нее внутри стержень из чистого железа. Не помню ни одного случая, чтобы она изменила свое мнение, даже в незначительном вопросе, а тут – судьбоносное решение.

— Я отличная переговорщица, – дурачась, ответила магичка. – Я предложила ей то, от чего она не могла отказаться.

Тара некоторое время молча смотрела на магичку, ожидая продолжения, но, не получив пояснений, все же вернулась на свое место и занялась порталом.

– Готов? — запрыгивая в мобиль на свое привычное место рядом с Игнатом, спросила его Басаргина.

— Всегда готов, – отозвался Игнат, и желудок сжался в предчувствии неприятных ощущений: долгие порталы Тары были к нему особенно безжалостны. Егерь четко знал: основные неприятные ощущения ждут его впереди.

Ярко вспыхнули руны, выбитые в камне портальной площадки, закрутилась темно-синяя воронка, дорога вела их обратно в княжества, именно в ту сторону, отсчитывая девять тысяч километров, указывал артефакт. Больше их никто не пришел провожать — ни Тамара, ни Мила. Скорее всего, им больше никогда не вернуться в вольные земли, впереди только кровь, много крови. Как сказал Фарат, который потихоньку привыкал к новому имени Павел: «Крови будет столько, что она омоет наши сапоги».

-- Кира, – позвала Тара, подняв руки, словно удерживала сам портал. – Глана сказала, что ты должна что-то сделать перед тем, как уйдете.

– Как только пройдем портал. Я не хочу, чтобы нас совершенно случайно размазало тонким слоем на пять тысяч километров.

Тара не знала, в чем дело, но верховная ведьма сказала, что именно такой ответ она получит.

– Прощайте, – крикнула она.

Игнат в ответ лишь махнул рукой, и Голем медленно въехал в воронку, унося пассажиров туда, где идет война и льется кровь. Желудок егеря рванулся вверх, но пока ему удавалось удерживать съеденный завтрак.

Мобиль выехал из портала в самом центре каменного круга с совершенно зеленым Игнатом за рулем. На этот раз егерь умудрился удержать все в себе, но крутило его жестко, зрение подводило, все расплывалось, и не было у него ифрита, который мог бы скоро привести его в чувство. Найдя в себе силы, он остановил Голема и уткнулся головой в руки, лежащие на руле, мир вокруг ходил ходуном. Потом все же оторвал голову и, сосредоточившись, как учил накануне Фарат, сам себе приказал: «Головокружение отступает, я совершенно здоров». Раньше он искал внутри себя Фарата, а теперь он искал умения, которые остались в нем от ифрита. Не прошло и минуты, как взгляд прояснился, только вот настроение лучше от этого не стало. В Големе он был один, остальные уже находились рядом с мобилем. Кира выставила слегка мерцающий щит, прикрывая Демидова, Павел стоял на колене, держа в руках его старую двенадцатую Ярку, Арина создала что-то боевое, но не закончила, держа его в сыром виде, секунда – и оно уйдет в цель.

Игнат посмотрел по сторонам и понял: тут случилась беда. В ноздри лез запах гари, к нему примешивался тяжелый запах крови. Снег, который выпал, похоже, недавно, стал черным, то там, то здесь попадались на глаза останки. Назвать телами то, что он видел, язык не поворачивался: нелюди основательно поработали.

Демидов взял свою новую винтовку и выбрался наружу, слабость еще была, но потихоньку сходила на нет. Каким-то образом он смог настроить свой организм и направить регенерацию, дарованную ему природой, в нужное русло.

– Да, комитета по встрече явно не будет, – заметил Павел своим хриплым голосом.

– Фарат, мне импонирует твой черный юмор, но не сейчас, – осадил его егерь, – тут жили наши друзья, сейчас лучше помолчать. Учись быть человечным, а то могут не простить.

Одержимый кивнул, причем, как показалось Игнату, не дежурно: он впитывал в себя все новое, словно губка.

Демидов уже окончательно пришел в себя и теперь не напоминал пьяного, у которого все вокруг вращается.

– Павел, попробуй нащупать живых.

Как Фарат ни сопротивлялся, Игнат настоял, чтобы теперь все обращались к нему по человеческому имени. Сам он спустился с каменной платформы. Ледок в луже хрустнул под ногой. Он был бурым: вода перемешалась с пролитой кровью, натекшей из разорванного тела, от которого осталась окровавленная куртка и обгрызенный ботинок с торчащей из него берцовой костью.

– Нет тут никого, – спустя минуту доложил Пашка. – Хотя подобие слабой жизни ощущается на постоялом дворе, где мы всегда останавливались. Но это больше напоминает раненого зверя.

– Двинули туда, – приказал Игнат. – Арина, давай за руль.

– А можно мне? – с преувеличенным энтузиазмом попросился бывший гвардеец. – Давно хотел покрутить баранку нашего мобиля.

– Садись, – стараясь держать в поле зрения как можно большую площадь, ответил Игнат, а сам подумал, что все же заметно, что его спутник не совсем человек. На магичек и на него обгоревшие развалины, пахнущие смертью Дорожного, в котором еще неделю назад они жили как гости, оказывали давящее депрессивное воздействие, печаль щемила сердце, злость и ненависть кипятили кровь и жаждали выхода в бою. А ифрит, находящийся в теле человека, ничего похожего не испытывал, и это бросалось в глаза.

Слегка зажужжал магический движок, мобиль плавно тронулся и съехал с каменной платформы – надо сказать, Фарат водил очень уверенно. Он медленно вел мобиль по главной улице, не обгоняя неспешно идущего впереди него по присыпанной бурым снежком дороге егеря. Магички шли справа и слева, пристально наблюдая за остовами домов. Коробки уцелели – каменные же, проломы не в счет, – но все остальное выгорело. Бой за стены периметра шел не один час, из шести каменных башен Игнат видел только одну – верхушка у нее отсутствовала, словно ее срезали. Проломы, оплавленные камни, которые стекали на землю и застывали. И везде трупы нелюдей, самых обыкновенных нелюдей, – сотни раз Игнат брал заказ на лесовиков, лешаков, ветрюхов, ядовитых жаб и шестилапов, и прочих, все они валялись, разорванные пулями или заклятьями. Но их было меньше, чем погибших людей, едва ли сотня. Бой, видно, кипел нешуточный. А вот стали попадаться следы того, что на этом месте побывали одержимые. Вдоль управы, от которой осталась одна стеночка, похоже, именно тут был последний рубеж, стояли колья, с которых на Игната и его спутников смотрели головы. Дмитрий, а вот рядом Леона, Грета, остальных Игнат не знал.

– Похоже, их взяли живыми и пытали, – дрожащим голосом произнесла Кира.

Игнат молча выдернул из мерзлой земли кол, снял голову Дмитрия и бережно уложил ее на землю, затем следующую. Так все десять.

– Последние дни тут было очень холодно, я затрудняюсь сказать, сколько времени прошло.

– Пусти, – попросила Арина, – я скажу тебе точно, когда это произошло, есть парочка заклинаний.

Она остановилась перед рядом голов и начала бубнить какое-то длинное заклинание. Игнат посмотрел на Киру, ту перекосило в лице, магичка отвернулась, но острый слух егеря уловил слова «гребаная некромантия». Арина простояла с закрытыми глазами минут пять, наконец вздрогнула и обернулась – было такое ощущение, что она только что проснулась.

– Жуткое зрелище, – произнесла Градова. – Это почти то же самое, что ты проделал с той магичкой в подвале подручной Веревеи. Только без духа. Они погибли примерно за день до того, как нас атаковала Римма в доме Тамары. Но здесь ее не было, хотя цель была та же: они шли по вашим следам.

– Все, к чему я прикасаюсь, гибнет, с того момента, как я нашел эту гребаную руну вместе с дневником. Очередные тени в копилку моей памяти.

– Не вини себя, – проводя рукой по лицу, ответила Градова – этим жестом она словно пыталась стереть то, что увидела. – Они умерли, но так ничего и не сказали Веревее. Так ее называл палач.

– Сука, если боги будут милостивы, я все же вырву ей сердце, – прошипел Демидов, сжав кулак на рукояти винтовки так, что пальцы побелели. – Все?

Магичка кивнула.

– Как бы я хотела забыть то, что сейчас увидела.

– Надо было мне, – высунувшись в окно, заявил Павел. – У вас, людей, слишком много эмоций.

Но Игнат услышал не это, это была забота, хоть и запоздалая: в споре за Арину он встал против Игната и Киры, стоял насмерть и добился своего – они сдались, и бывшая шпионка вольных земель была принята в отряд. Игнат улыбнулся, вспоминая тот разговор.

…– Она пойдет с нами, – набычившись, произнес Павел. – Это не просьба, это факт. Или топайте без меня.

– Быстро ты освоился в оболочке, – заявила Кира, сидящая за столом и снаряжающая магазины к своему пистолету. – Если бы я не знала, что предо мной одержимый, ни за что не догадалась бы – ведешь себя как обычный человек. Как ты это делаешь?

Павел пожал плечами – он как раз примерял новую одежду, – ничего экзотического: плотные штаны, черного цвета высокие сапоги на теплый носок, рубашка, свитер, крепкая кожаная куртка. Покрутившись перед зеркалом, ифрит, управляющий оболочкой, остался доволен. Он расстегнул пуговицы и скинул куртку, после чего опять посмотрел на Игната.

– Итак, твое решение?

– Демоны с тобой, пусть едет. Да только на наш Голем народу многовато. Ты не маленький, вдвоем на заднем сиденье будет тесно. Да и багажник не так уж велик.

– Ничего, – отмахнулся Павел. – Ну что, поехали стрелять?

– Поехали, – согласился Игнат: ему самому не терпелось пострелять из новой винтовки. – Нужно знать – сможешь ты работать с оружием или нет? Да и Глана от всей своей широкой души, – на этих словах его губы тронула улыбка, пропитанная иронией, – разрешила воспользоваться местным полигоном: грех упускать такое, а то придется за город тащиться.

– Уж точно получше тебя, – тут же заявил ифрит. – Я помню все, что умел прежний «жилец», а он был сержантом гвардии.

– Ага, парадный солдатик. Ладно, зови свою подругу, но учти: если она попробует помешать нам и встанет на моем пути, я перешагну через ее тело.

– Я быстро, – довольно заявил Павел и выскочил за дверь.

– Почему?

– Потому, Кир, – нехотя ответил Игнат. – Вдвоем, боюсь, нам не справиться, посторонних людей я брать не хочу, тем более людей Гланы. Она точно подсунет что-то смертельно опасное, которое нам глотки во сне перережет.

– Думаешь, Аринка не перережет? – убирая пистолет в кобуру и рассовывая снаряженные магазины в пояс, с издевкой поинтересовалась Басаргина.

– Мне кажется, нет, ведь не убила она нас. Обманула, запутала, но не убила. А сейчас, узнав планы своей командирши, и вовсе решила выступить на нашей стороне.

Кира пожала плечами.

– Смотри, тебе за это отвечать.

– Если я ошибся, отвечать придется уже перед богами. Готова?

Кира кивнула и натянула на голову капюшон от новенькой теплой куртки…


– Пойдемте к постоялому двору, там вроде Павел какую-то жизнь почуял, – напомнила Кира.

Ради интереса Игнат тоже просканировал допустимое для него расстояние. Если ифрит легко определял, есть ли кто, на дистанции почти в пять километров, то егерь теперь самостоятельно мог прикинуть метров на триста, не больше, и то башка начинала болеть от перенапряжения. В отличие от духа, он просто не мог переварить такое количество мыслеобразов за один раз. И это в пустынной местности. Когда попробовал провернуть похожее посреди Северска, он рухнул на пол уже через две секунды, его сбила с ног волна чужих образов и чувств. Зато с ним осталась возможность создавать тьму – это вышло просто и естественно. Не сказать, чтобы это радовало, поскольку оказалось, что тьма в людях – не эфемерное понятие, а вполне физическое, им можно управлять, и ифрит объяснил как. А еще он заметил, что так же, как и тьмой, можно управлять светом, но он не умеет, а значит, и объяснить не сможет. Еще Игнат попытался просканировать сознание простого человека. О том, чтобы взять его под контроль, как это делал Фарат, и речи не шло, так, в мысли заглянуть, хотя бы в поверхностные. Вот здесь ждал полный облом: егерь настроился, как инструктировал его ифрит, но все, чего добился, – это увидел одну картинку, в которой человек смотрел на эту самую улицу, где они притормозили по дороге со стрельбища. Правда, все признали, что для первого раза это очень неплохо. Но Игнат был недоволен: с потерей «пассажира» он лишился весьма внушительного функционала, к которому за последние месяцы сильно привык. С одним был полным порядок – ускоряться он мог по-прежнему, правда, по времени меньше: в быстром темпе он мог провести не больше десяти секунд. Но все равно немало.

Постоялый двор выглядел так же, как и весь остальной поселок, трупов тварей перед ним навалили прилично, только лесовиков Игнат насчитал четырнадцать. Двойных дверей, которые вели внутрь, не было, их обугленные обломки валялись внутри, оттуда до сих пор тянуло дымом – похоже, под завалом обрушившегося второго этажа что-то еще тлело. Судя по запаху, какой-то пластик, перемешанный с горелым мясом. Резкий неприятный запах забивался в нос, пришлось Демидову доставать из рюкзака зачарованную косынку.

– Ну, Паш, говори, где тут живые могут быть.

– Нет тут живых, – ответил бывший гвардеец, – погасло сияние, оно было очень слабым, едва ощутимым, а теперь вообще не чувствую.

– Надо было сразу сюда идти, а не возиться с этими головами, – заметила Кира.

– Не думаю, что это что-либо изменило, – заметила Арина, – если пострадавший был так плох, то нам его тут точно было не вытянуть. А задача наша гораздо важнее.

Игнат промолчал, но подумал, что Струна права. Как это ни цинично звучит, умерший оказал им услугу: сомнительно, что его можно было спасти, несмотря на всю силу магии, люди умирают. Кира из благородства попыталась бы его вытащить, а это потеря сил и времени. Хорошо, что вышло именно так.

– Что дальше? – спросила Арина.

Павел выбрался из мобиля и уселся на теплый капот. Игнат достал папиросу, сейчас среди этого запаха гари, крови, сгоревшего мяса и вони от нелюдей ни одна тварь не учует ароматного дыма. Правда, и удовольствия от курения он не получил. Запах табака смешивался с запахом пожарища и резни. Насиловать себя Демидов не стал и просто раздавил недобитую папиросу каблуком.

– Давайте заглянем в лавку Греты, нам не помешает пополнить боезапас.

– Ты действительно думаешь, что ее крошечные запасы не роздали стрелкам в самом начале боя? – поинтересовался Павел.

– Вот сразу видно, что ты не совсем человек, – усмехнулась Кира. – Порыться на пепелище, поискать что-либо полезное – основная человеческая черта. Но тут я с тобой согласна – думаю, лавку вымели раньше, чем первый нелюдь через стену перебрался.

Но Игнат все же решил проверить, при поддержке Киры он пробился через завалы, его добычей стала старая винтовка, сломанная пополам упавшей сверху балкой, и десяток патронов из чистого железа в магазине. Даже не рунные, обычные. «Все равно хоть какой-то плюс, – подумал он и сунул добычу в карман. – На обычных тварях отлично работает».

Они вернулись к зданию управы, копать могилу не стали, просто сложили головы покомпактней, и Басаргина в одном мгновение сожгла их, даже костей черепа не осталось. Порыв ветра подхватил еще горячий пепел и, подняв его, унес на юг.

– Ветер гонит пепел, – повторил Павел. – Как поэтично. Я помню эту книгу, мы ее с тобой читали, когда… – Он осекся.

Но Кира оказалась занята каким-то чародейством и ничего не слышала. Похоже, она решила выполнить обещание, данное Глане: в ее руках был шар Карины, – быстрые движения, и руны погасли. Затем магичка извлекла карту.

– Смотрите, – позвала она всех.

На карте, которую им подарил старый егерь, появилась новая область – поселок Дорожный, граница диких земель, а несколько минут спустя каллиграфическим женским почерком надпись – «Уничтожен нелюдями. Выживших нет».

– Обалденная игрушка, где вы такую найти смогли? – поразилась Арина. – Я видела подобные, но только у командиров гвардии и у Урсулы. Жутко дорогая карта, стоит около двух тысяч золотом. Еще одна большая висит в рабочем кабинете Гланы, это вообще еще более могучий артефакт, она обошлась в баснословные деньги, и на нее вроде как стекаются данные с остальных карт.

– То есть технически она может отслеживать нас? – мгновенно сориентировался Игнат.

– Нет, – обрадовала его Градова, – информация обновляется раз в год в день изготовления карты, так мне говорила верховная.

– Хорошо, если так, – согласился Демидов и украдкой показал кулак Павлу.

Накануне с одержимым была проведена разъяснительная беседа, в которой его попросили держать язык за зубами, особенно про все, что касалось личной жизни егеря до встречи с Кирой. Фарат вроде бы уяснил суть проблемы и теперь старался не трепаться на скользкие темы. Не в его интересах был сердитый егерь и ревнивая магичка.

– Куда нам дальше? – спросила Басаргина.

Игнат достал «компас» Тамары и, проведя пальцем, обновил цифры.

– Три тысячи километров на юго-запад.

– Это полудикие земли, – усмехнувшись, прикинула Арина, которая очень хорошо знала княжества. – Примерно в тех краях находится вольница. Наш артефакт где-то рядом с Тартусом.

Игнат поморщился. Если Златоград был оплот мощи и порядка, то Тартус – его полная противоположность. Фактически вольный город примыкал к территории Каранского княжества. Несколько раз его пытались взять под свою руку князья, но отребье давало им решительный бой. И получив по морде, дружинники побитыми собаками убирались обратно. Почему его хотели к рукам прибрать? Во-первых, потому что вольница – штука беспокойная, а во-вторых, это очень удобный порт на побережье, там, на юго-западе, было очень много отвесных скал и очень мало бухт. В эпоху большой войны князей и знати город захватили всякие мятежники и отбросы, и вот уже сто пятьдесят лет никто оттуда не мог их выбить.

– М-да, хуже не придумать, – заметила Кира. – Никогда там не бывала, но много слышала.

Павел, Арина и Игнат переглянулись, а потом рассмеялись – уж они-то прекрасно понимали, что слухи, которые ходят о Тартусе, и сам вольный веселый город – это две большие разницы. Слухи о многом умалчивают. И если Ворота где-то рядом, то предприятие становится гораздо опасней.

– Ну что, здесь нам делать больше нечего, – подвел итог Игнат, – уходим. Кира, готовь портал. Жалко, нельзя воспользоваться портальной площадкой: ведь с рунами ты бы могла открыть переход гораздо дальше.

Басаргина кивнула.

– Могла бы, но не на этой: тут иной рисунок рун, он рассчитан на порталы Тары. Поэтому готовьтесь к обычным прыжкам. Максимум четыре по сто пятьдесят – двести километров.

– А если я помогу с концентрацией? – предложила Арина. – Ведь я теперь тоже третьей ступени, я даже попробовала разок открыть короткий портал на полкилометра – тяжело, но вышло. Правда, я испугалась, что не смогу одновременно поддерживать его и идти. А добровольцев испробовать что-то не нашлось.

Кира задумалась, но потом все же покачала головой.

– Не стоит, у тебя нет опыта в порталах.

– Что правда, то правда, – согласилась Струна. – Только теория.

– Девочки, а вы о чем? – влез в их беседу Павел.

– Не секрет, что две не очень сильные магички способны совместно открыть портал на более дальнее расстояние, – начала быстро объяснять Кира. – Портал зависит от внутренних сил и умения держать концентрацию. Чем дальше портал, тем выше должно быть это качество, подстраховывающая магичка способна помочь с концентрацией, взяв на себя ее часть. Но у Арины нет опыта, поэтому существенного результата мы не добьемся. Или вы по наивности думаете, что большие порталы, в которые торговцы грузовики гоняют, способны открывать только волшебницы второй ступени? Так никаких двушек не хватит, обычно в княжестве их три-четыре, не больше. В Гарнском королевстве при дворе их было всего пять. И несколько состояли на службе у разных герцогов и графов: мало у кого хватало денег на постоянное содержание магички такого класса. Чаще их нанимают на определенную работу.

– Может, мы продолжим размышления о классе магичек в другом месте? – предложил Игнат.

Кира кивнула.

– Давайте все в Голема, Игнат прав, место для разговоров неподходящее.

Минута – и перед капотом открылся привычный голубой овал перехода.

Вечер застал их на границе между Гарнсом и княжествами. Разоренная, вымершая деревня во владениях какого-то местного лорда. Похоже, эти края опустели несколько месяцев назад, поскольку прямо возле поселения стояло неубранное поле. Весь день они вчетвером двигались по разоренной, некогда цветущей стране. И то, что произнес Игнат в медпункте школы ведьм, стало пророчеством. Ветер гонит пепел. Выжженные поля, разоренные деревни, банды мародеров, трупы крестьян и дружинников, брошенные на перекрестках, развалины замков аристократии и обнаглевшие от безнаказанности нелюди.

Кира не могла несколькими порталами перебросить их через Гарнское королевство, поэтому тактика была простой: портал, час пути на Големе, потом новый портал. Первая стычка произошла в самом первом селенье во владениях барона Крайца, в замке которого он пристроил трофейную багги и отобедал в компании хозяина, его женушки-потаскухи и ее милой сестренки. Едва они проехали через выбитые ворота, как в стеклопласт лобовухи ударила пуля и, свистнув, рикошетом унеслась прочь. Если бы не заклинание, которое наложила Арина еще несколько месяцев назад в Белогорске, Игнат был бы мертв, стрелок или был отличным снайпером, или просто повезло, но если бы не чары, то мозги Демидова забрызгали бы сидящую позади него Струну.

– Паша, ты же сказал, чисто, – возмутился егерь, уводя мобиль из-под обстрела и прикрываясь углом крайнего дома, от которого только этот угол и уцелел. – Какого хрена?

– Видок, а я их до сих пор не наблюдаю, – спокойно отозвался одержимый. – Похоже, у них какие-то защитные амулеты, и довольно сильные.

Игнат схватил винтовку и выскочил наружу, остальные последовали его примеру. Он даже не пытался просканировать местность: если это не удалось ифриту, который полностью владел телом, то ему и подавно не светит. Игнат на ускорении выглянул и тут же спрятался, пуля впилась в доску с опозданием на секунду.

– А он хорош, – прокомментировал Павел выстрел неизвестного. – Если бы не твои способности, он бы тебе башку сейчас прострелил. Засек?

– Только направление – либо разрушенный дом, там узкое окно на уровне земли, либо метров на тридцать дальше, лоток на маленькой рыночной площади. У остальных мест не тот угол.

– Аринка, поставь щит, желательно воздушный, его так просто не разглядеть, – скомандовала Басаргина, – я его приголублю.

– Так и я могу, – со смешком прокомментировал Демидов.

– Ну, если можешь, давай делай, а не можешь – не суйся нервной магичке под руку.

Игнат решил уступить дорогу магии. Арина закончила плести щит и, установив его, кивнула подруге.

Кира послала Демидову воздушный поцелуй, но с левой руки, поскольку правая пылала у нее ярким пламенем, и вышла из укрытия. Стрелок среагировал мгновенно, пуля красиво сгорела в щите, а спустя секунду пламя сорвалось с руки Киры и, приняв облик огненного пса, метр в холке, рванулось по дороге в сторону разрушенного дома.

– Да вылезайте вы, – позвала Кира, – сейчас будет огненное шоу.

– Давненько не видела, – присвистнула Градова, присоединяясь к подруге, – пламенная гончая. Уверена, что достанет?

– Конечно, тут всего сорок метров, а моя псина бегает на шестьдесят, потом уже распадается.

Игнат и Павел успели как раз к финалу – разогнавшееся пламя в образе огромного пса добежало до укрытия стрелка и, распластавшись в прыжке, влетело в подвальное окно. А спустя секунду оттуда с громким хлопком вырвались языки пламени, дом просел и начал осыпаться.

– Милая, слушай, есть идея: не хочешь подрабатывать сносом ветхого жилья?

– Нет, Видок, я останавливаться не умею, – отмахнулась магичка, – забудусь – и нет деревни. Интересно, он был один?

Демидов пожал плечами и погладил перстень с руной удачи, подаренный Гланой: слабенький артефакт неплохо работал.

– Полезешь в подвал смотреть, что за стрелок там окопался? – поинтересовалась Арина, проверяя, как сработали ее чары. Похоже, ведьма-шпионка осталась довольна – на стеклопласте, который и так крепкий, не было ни царапины.

– Не полезу, – отмахнулся Игнат. – Там все таким шатким выглядит, как бы не придавило, я, конечно, верю, что вы меня спасете и выходите, но время не терпит. Давайте в мобиль, поехали отсюда.

Вторая стычка оказалась более кровавой, но для нападавших: почти десяток лесовиков обживших развалины трактира «Wagenrad», в котором Игнат впервые увидел Вальтера, вынеслись им навстречу. Но на этот раз Павел не оплошал и предупредил о засаде заранее, дав возможность всем подготовиться. Бой оказался коротким, Демидов и Павел отстреляли по магазину, девочки пошвырялись заклинаниями. Туповатые нелюди перли в лоб массой, только трое решили зайти с фланга, но опоздали к основному разбору, и их встретили в два ствола с двадцати метров. Ифрит опять насосался жизней и полез с поцелуями к Арине и, как ни странно, не был послан. Игнат же отправился добивать тварей своим рунным ножом. Потом последовал новый прыжок, оставивший Кохем позади.

И вот теперь очередное заброшенное селение, в котором они разместились на ночь.

– Сколько за сегодня прошли? – спросил Демидов, когда все собрались за столом, на котором накрыли нехитрый ужин. Правда, стульев не осталось, во всяком случае целых, так что сидели на чурбаках, которые хозяева не успели превратить в поленья. Деревенька и при мирных временах не была зажиточной.

– Почти шесть сотен километров, – достав карту, на которой были отдельные точки маршрута, прикинула Кира. – Я не знаю по какой-то причине, открывать порталы становится очень тяжело. Словно что-то мешает. Если бы Арина не помогла с последним, я бы, наверное, не справилась.

– Что мешает? – в один голос спросили мужчины, в магии они понимали не так много.

Женщины в ответ пожали плечами.

– Мне кажется, с силой вообще что-то не так, – заметила Арина. – Я когда ударила красными иглами по нелюдям, эффект должен был быть гораздо больше, – словно заклинание вышло ослабленным. А ведь я все правильно сделала.

– Вы замок видели? – отрезая кусок хлеба и укладывая на него копченое мясо, спросил Павел.

Огня решили не разводить, даже магического: запах еды мог привлечь нежелательных гостей.

– Видели, – ответил Демидов. – Такое ощущение, что в него прилетело чем-то очень мощным, я бы сказал – малый круг магичек ударил «инферно», и не один раз.

Кира покачала головой.

– Это было не «инферно», а что-то более разрушительное, я даже с километра ощутила силу чужих чар, вернее то, что от них осталось. Похоже, тут побывали одержимые магички высокого уровня.

– А чего вы удивляетесь? Это не просто замок, это земли лорда Альберта. Мало того что у него довольно важный участок границы с княжеством, так еще он был командиром пограничного полка. А это внушительная сила – тысяча стволов плюс артиллерия, медицинская служба. Две магички третьей ступени, три четвертой и пять целительниц. Он заявил, что пока смута не закончена, он закрывает свои владения и границу. Офицеры полка его поддержали. Только, похоже, их все равно тут прикончили.

– А магички были гильдейскими?

– Все, кроме двух, местными. Я их знала, сталкивалась в столице. А Жанна и Вера – наемницы. Вольные птицы.

– Кир, ты не хочешь связаться с Даной? Нам очень нужна информация, но про Арину и Фарата пока ни слова.

– Свяжусь, только поесть дайте, – возмутилась Басаргина. – Между прочим, открывать порталы – это тебе не руль крутить. Кстати, Арина, я все спросить забываю: как там твоя сестра?

– Нормально, – улыбнулась Градова. – Глана ей целую кафедру отдала по изучению взаимодействия с духами. Она пять лет в этом ордене состояла и напоследок прихватила с собой очень много документации. Теперь разрабатывают безопасный симбиоз.

– Ага, прямо-таки безопасный? – с издевкой поинтересовался егерь, покосившись на Павла.

– Многие егеря десятки лет живут со своими духами, – парировал Фарат, – это ты какой-то неправильный.

– И сколько их погибло от рук «пассажиров»?

– Один – ноль в пользу Игната, – подвела итог Кира. Она доела свою часть ужина и поднялась. – Пойду, свяжусь с гильдией, нам действительно не хватает новостей. Кроме того, нужно рассказать о том, что мы выяснили.

Игнат прикурил и задумчиво уставился на дверь – похоже, для княжеств и королевств все складывалось не просто плохо, а по наихудшему сценарию. Враг оказался слишком силен и очень мобилен, он бил туда, где его не ждали. Разобщенные княжества с армиями, которые привыкли воевать друг с другом, а не с нелюдями, одержимыми и, конечно, магичками, оказались фактически бесполезными. Во всяком случае, обезлюдевший Гарнс, который они наблюдали несколько часов назад, лучшее тому подтверждение. Демидов специально попросил Киру открыть портал в паре километров от столицы, а Павел просканировал ее, насколько это было возможно. Все, что ему удалось обнаружить, – с десяток безумцев, бродящих по улицам, заваленным трупами. В двух местах поднимались столбы дыма – это догорали бедняцкие кварталы. А ведь столица королевства была довольно крупным городом, в котором жили около двадцати тысяч человек. Игнат покосился на Павла и Арину, они по-прежнему сидели за столом и о чем-то шептались. Демидов усмехнулся: с момента переселения Фарата в тело гвардейца и проявления интереса к ведьме она прекратила бросать на егеря заинтересованные взгляды, что вполне устраивало и его, и Киру, которая в свою очередь перестала ревновать, и их отношения со Струной вернулись в прежнее спокойное русло. Разве что осталось недоверие, но и это лечится.

Басаргина вернулась примерно через полчаса – согрев магией кружку с остывшим чаем, она взяла ее в руки и блаженно зажмурилась, отогревая озябшие пальцы.

– На улице прилично похолодало, – поведала она, – явный минус, хорошо, что снега нет. Надо было прыгать в Церн, там гораздо теплее: горы отлично защищают от северного ветра. Самые мягкие зимы, если не считать, конечно, Югского княжества.

– Что там с новостями? – спросила Арина.

– Ничего хорошего, – покачав головой, с беспокойством в голосе ответила Кира. – Все южные княжества перестали выходить на связь – Югское, Орежское и Послесское. Дана послала разведывательный отряд из уцелевших егерей, магичек и инквизиторш. Везде запустение и трупы. Мертвые деревни, разоренные и сожженные столицы, обезлюдевшие баронские замки, от которых остались только стены со следами огня.

– Дарское?

– Оставлено, беженцы двигаются в сторону Белогорска. Но ворота столицы закрыты, там уже нет места: лагерь беженцев под стенами в два раза больше, чем число жителей города. В город пускают только дружинников и магичек. Большинство людей расползлись по лесам, в надежде что их не найдут. Да только для многих тварей это дом родной, они вырезают таких умников десятками.

– Похоже, нелюди неторопливо окружают княжество, сбивая людей в кучу, – прокомментировал новость Павел, – чтобы потом разом прихлопнуть. Только непонятно – почему так медленно?

– И на этот вопрос есть ответ, – произнесла Кира. – Разведчикам удалось захватить, одержимого, и не просто одержимого: у них в руках одна из магичек. Ее опознали – Саманта по прозвищу Жесть, наемница, третья ступень, пропала из поля зрения полтора года назад. Игнат, мне жаль, при захвате погибли Винт и Смехач.

– Кто теперь во главе братства? – стараясь говорить спокойно, хотя его душила лютая ненависть к одержимым, поинтересовался Демидов.

– Бобыль, но он тоже больше не боец: потерял обе ноги – влетел в какую-то магическую ловушку. И еще Ижанна, от нее остался только пепел и перстень-амулет.

Игнат со всей дури саданул кулаком о стол, потом подошел к «бездонному» рюкзаку и вытащил початую бутылку коньяка, выплеснул из стакана чай и, налив до краев, поставил на стол. Остальные молча наблюдали. Первым поднялся Павел, он вылил на грязный пол содержимое своей кружки.

– Лей, егерь, помянем мужиков и магичек, я, можно сказать, их тоже неплохо знал.

Игнат плеснул ему граммов пятьдесят, потом свою посуду протянули Кира и Арина, ему тары не досталось, ну да не привыкать, хлебнет из горла.

– Светлая вам память, – произнесла Кира, остальные повторили.

Постояли, помолчали, залпом выпили. Бутылка опустела. Игнат посмотрел на нее и со всей дури швырнул о стену, во все стороны полетели осколки.

– Я отомщу, – процедил он. – Без пощады.

Некоторое время все сидели молча. Винта Игнат знал не слишком хорошо, а вот Смехач был старым знакомым, с которым он не одну нелюдь грохнул. Тогда, в самом начале после гибели Анны, именно Смехач вытащил Демидова из запоя и пучины отчаяния, помог деньгами, набил рожу. Короче, привел в чувство. И вот теперь его нет.

– Не зря хоть погибли ребята?

– Не зря, Видок, не зря, – накрыв его руку своей, успокаивающе произнесла Кира. – Саманта раскололась, с ней работали настоящие ментальные специалисты – джинн ее не выдержал и поддался. Сейчас одержимые собирают силы, все эти мелкие удары по ослабленным княжествам вроде как заслон. А Римма и остальные идут на Северск.

– Когда? – вскакивая, воскликнула Арина.

– Уже, мы ушли утром, а в полдень должна была произойти первая переброска. Им позарез нужен ключ и очень нужен «компас». А он у нас. И пока этого никто не знает, кроме Тамары и Гланы.

Арина рухнула на стул и закрыла лицо руками. Игнат ее понимал: там, в Северске, остался близкий ей человек, и теперь весь мир отступал на задний план.

– Город – крепость, неплохо защищен, и возможно, сможет выстоять, – проведя рукой по ее волосам, попытался ее утешить Павел. – Глана знает чего ждать, она предвидела этот вариант, в город стянуты почти все силы, а гонцы предупреждают людей. Наверное, сейчас это самый защищенный город в мире, за исключением Белогорска.

Арина молча уткнулась ему в плечо – похоже, ей была нужна поддержка, и он нашел нужные слова. Всем, даже самым сильным, иногда требуется плечо.

– Что еще выяснили?

– Ну, больше ничего важного, нелюдь расползлась по княжествам и ищет Ворота, Тамара была права: они как-то могут учуять их, если те окажутся рядом. Очень неплохо себя показали в бою инквизиторши, одержимым с их странной мощной магией нечего им противопоставить, кроме физических атак, а жезлы, блокирующие магию, становятся главным оружием. Ах, да, еще потеряны Саарские рудники: чистое железо больше не поступает, преступники, трудившиеся там, частично схвачены одержимыми, частично разбежались и наводят ужас на округу. Теперь чистое железо стало безумно дорогим, пулю торгаши отдают не меньше чем за четыре чекана.

– Ублюдки, – словно плюнув, выругался Игнат, – выкормыши шестилапа и ядовитой жабы, мерзость барыжная. Неужели настолько глупы, что не понимают: если нелюдь верх возьмет, их золото не спасет?

– Успокойся, – немного сжав его руку своими длинными красивыми пальцами, попросила Кира. – Их запасы раскупили гораздо раньше, а новой партии руды нет и не предвидится, так что они спекулируют на жалких остатках. Дана сказала, что пока никакого недостатка в боеприпасах нет, как, впрочем, и в бойцах. Белогорск готов к атаке. Благодаря Саманте – она активно сотрудничает – удалось разобраться в порталах, которые могут преодолевать блокаду, теперь все магички второй ступени, при помощи третьих, носятся по городу, ставя блокаду. Кстати, каким-то образом Дане удалось наладить связь с Северском, и там тоже знают о новых способах. Но долгой осады не выдержать никому, поэтому надежда только на нас.

– Это она сказала? – подняв голову, спросила Арина.

– Нет, это мои слова, поэтому завтра в путь. А теперь давайте спать, я немного помедитирую в соседней комнате, подтащу чуточку силы. А ты, Струна, пройдись вокруг дома, поставь свои сигналки – помню, они у тебя отлично получались.

– Я займусь, – согласилась Градова. – Как комнаты поделим?

– Вы тут ляжете, кровать на двоих, места хватит, а мы в маленькой, на разных.

Арина кивнула и вышла на улицу. Кира скрылась за дверью их «спальни», попросив час ее не беспокоить.

Игнат вышел на крыльцо. За ним последовал Павел и тоже попросил закурить.

– И давно ты куришь? – поинтересовался Демидов, протягивая ему папиросу.

– Сейчас буду первую, просто, похоже, тело это раньше было курильщиком: как ты дымить начинаешь, он прямо вздрагивает.

– Слушай, а его личность исчезла полностью? – выпустив в небо тонкую струйку дыма, поинтересовался Игнат.

– Намекаешь на случай с твоим другом-егерем? – спросил Павел, в свою очередь выпуская дым. – Нет, друг мой, эта личность разрушена полностью, ее поглотили. А то, что я тебе сказал, память тела, а может, частички разума – короче, рефлекс. Без меня это просто оболочка.

Вскоре появилась Арина, уже установившая сигнальные заклинания, – она подошла к Павлу сзади и обняла. Так они стояли некоторое время втроем, разговаривая на всякие отвлеченные темы, а потом разошлись по комнатам. Кира уже закончила «подзарядку» и, умывшись, забралась в спальник. За стеной тихо поскрипывала кровать. Похоже, Арина и Паша спать не торопились.

– Эй, – крикнул Демидов, – звукоизоляцию поставьте.

Из комнаты раздался задорный смешок Арины, после чего все звуки смолкли.

– Спокойной ночи, любимая, – целуя Киру, пожелал Игнат.

– Спокойной, – ответила она усталым голосом.

А потом Кира долго лежала без сна и смотрела, как Видок спит. Она так и не смогла сказать, что от братства уцелело всего тридцать два человека, остальные егеря полегли в вылазках на рубежах княжества или пропали без вести, а лучший друг Игната Андрей по прозвищу Борода лишился левой руки и теперь валяется в больнице, где ему ее очень медленно отращивают новую.

Глава пятнадцатая. Охота на артефакт

Два дня постоянных прыжков в сторону, куда указывала стрелка, — и вот он, бескрайний неуютный осенний океан. Волны бились о гигантский утес, с которого открывался вид на серые холодные воды, штормовой ветер грозился скинуть незадачливого наблюдателя со скалы прямо на острые камни. В нескольких десятках километров правее – бухта, в ней расположен Тартус. Земли княжеств остались позади, на этом каменном плато почти нет людей, как, впрочем, и нелюдей, тут всего пара домов, в которых обитают никому ненужные отшельники. Именно у одного из них Кира и открыла портал. Здесь жил знакомый Игната. Когда-то он был егерем, но, получив увечье, покинул братство — и вот теперь доживал свой век в небольшом, но очень крепком бревенчатом доме под постоянный гул ревущего внизу океана.

– Здравствуй, Талибон, — выбравшись из Голема, поприветствовал стоящего в дверях хозяина Игнат. – Твой рунный меч все еще при тебе?

– Конечно, мой друг, – и хозяин повернулся боком, чтобы Демидов увидел на спине хитрые зачарованные ножны странного короткого меча, за который егерь и получил прозвище. — Давно не виделись, Видок, — скаламбурил отшельник, вполне искренне обрадовавшись гостю, опустив винтовку специальной конструкции, поскольку обычным оружием он пользоваться не мог: его правая рука была лишена кисти. – Сколько лет прошло? Четыре?

— Не надо думать обо мне так плохо, -- обнимая Густава, притворно обиделся Игнат, – всего три с половиной. Знакомься – моя жена Кира. – Магичка в свою очередь выбралась из мобиля и приветливо махнула рукой. – Арина – магичка третьей ступени – и…

Закончить фразу Игнат не успел, винтовка Талибона пошла вверх, наводясь на цель. Но Игнат все же оказался быстрее: он предвидел реакцию на их последнего спутника. Надавив рукой на ствол, он не дал вскинуть оружие.

– Выслушай, – глядя в сердитые глаза Густава, попросил он, – это очень интересная история. Этот человек не опасен для тебя, да и для простых людей тоже.

– Он одержимый, – с ненавистью произнес отставной егерь.

– Верно, а еще я лишился своего джинна, и теперь он находится в этом парне. Не пыли, дай объяснить.

– Сделка с нелюдями – это верный костер, – сверля Павла глазами, констатировал общеизвестный факт Густав. – Но если ты говоришь, что веришь ему, я готов выслушать. Как ты лишился своего Фарата?

– Я расскажу, и расскажу много новостей, которые до тебя, возможно, еще не дошли, но умоляю, мы весь день в пути, чашку чего-нибудь горячего.

– Есть свежая уха, – ответил хозяин и ушел в дом, освобождая проход и тем самым приглашая всех войти.

– Представляешь, какой прием ждет тебя в братстве? Не говоря уже о гильдии и не упоминая лиги. Вот эти дамочки так просто жизни тебе не дадут.

Павел кивнул: он прекрасно понимал, что легко не будет.

– Ну, долго вас ждать? – сердито крикнул из дома Густав. – Не май месяц, двери закрывайте.

Наконец все гости расположились за крепким пластиковым столом и молча хлебали густую наваристую уху. Когда миски опустели, Игнат вытащил из рюкзака очередную бутылку коньяка: еще в Северске он сделал небольшой запас, пошарив в з