Book: Под далёкими звёздами



Тибур ещё раз окинул взглядом экраны. Вверенное ему звено планомерно раскрывалось в нужную конфигурацию. Истребители, перехватчики и прорывные боевые единицы собирались в «соцветия», чтобы через несколько мгновений начать свою воинственную пляску.

Как обычно, на поддержание связи с другими звеньями не будет времени. В коротком космическом бою победитель определится на каждом участке почти мгновенно. Исход битвы решит то, удастся ли первичным натиском уничтожить важнейшие корабли противника.

Над головой Тибура побежали жёлтые огни. Они сменились оранжевыми, и, наконец, вся цепочка загорелась красным. Одновременно раздался резкий звук зуммера. Атака началась.

Быстро щёлкнув выключателями, Тибур снял маскировку и перебросил половину энергии на защитные экраны, а другую половину — на подзарядку орудий.

На радаре показались вспышки — в звене справа от него уже завязался бой. Чёрный космос на экране и пустые зоны радаров ни о чём не говорили — у противника с маскировкой дела обстояли не хуже.

На радаре слева также появились признаки боя. Тишина прямо по курсу начала нервировать Тибура. Совсем недавно он закончил свою первую битву. Командующий крылом выделил его в числе трёх других новичков — это был аванс, который просто недопустимо было растратить.

Тибура тянуло подключиться к битве слева или справа, где активность была намного выше. Но там, кажется, его товарищи побеждали, и искать славы уже было поздно. Кроме того, можно было нечаянно нарваться на «дружественный огонь».

Тибур медленно повёл звено вглубь пустого пространства впереди. Корабль оператора звена подтягивался за атакующими беспилотниками, чтобы оставаться в зоне надёжного и быстрого управления.

Внезапно ситуация на радарах переменилась. Повсюду вспыхнули новые точки. Корабли противника отключали маскировку и бросались в бой. Постоянно петляя, каждый из них выпускал из расставленных в сторону орудий лавину миниатюрных ракет, которые, словно иголки впивались в боевые машины Тибура. Защитные экраны не выдерживали нагрузки и очередные «иголки», проникая через них, ударяли в обшивку, выводили из строя двигатели, орудия и системы связи. За несколько мгновений Тибур потерял половину своего звена.

Уцелевшие единицы по команде Тибура ринулись в сторону ближайших к ним кораблей противника, при этом истребители выпускали заряды и уходили обратно, а штурмовики-камикадзе, внешне от них неотличимые, шли на таран и детонировали на защитных экранах боевых машин врага. Одна из них пропустила штурмовик через свой экран и, ярко вспыхнув, разлетелась на куски.

Однако противник не думал ретироваться или снижать натиск. Несколько вспышек на радаре показали, что ещё часть звена уничтожена.

Не желая отступать бесславно, Тибур включил орудия собственного корабля и стал бить в ту область, в которой компьютер предсказывал положение оператора вражеского звена. Выстрелы уходили вда

ль, не достигая цели. Заметив, что «иглострелы» перестраиваются, Тибур совершил манёвр: отступив чуть назад, решил зайти с фланга. В этот момент его корабль основательно тряхнуло и сквозь рябь и брешь в маскировочном поле, он заметил рядом со своим кораблём оператора противника. Компьютер успел вычислить тип корабля, и Тибур понял, что соприкоснулся полями с кораблём гораздо крупнее своего, который мог обычным тараном пробить его защиту. «Неужели он всё это время висел у меня "на плечах"?», подумал Тибур. Он попытался коротким движением поднырнуть за вражеского оператора, чтобы подставить его под огонь собственных «иглострелов». Вначале ему показалось, что манёвр удался, но затем он понял, что какая-то сила удерживает его возле чужого корабля и не даёт изменить положение.

«Не могу поверить, чтобы меня захватили тяговым лучом!», воскликнул про себя Тибур. «Сквозь поле это невозможно! Может быть, они используют неизвестные нам гравитационные двигатели?».

Тем временем радары показали, что «иглострелы» уже рядом. Они выстроились слева и справа, наведя свои орудия на корабль Тибура.

«Энтебины знают, что мендориане не сдаются в плен», подумал Тибур. «Если они не выстрелят, они всё равно получат лишь щепки».

Дрожащими руками он открыл два окошка, за которыми были спрятаны рычажки самоуничтожения звена. Ему нужно было теперь лишь притянуть их в направлении друг к другу. После этого взрывы большой мощности разнесут оставшиеся боевые машины, включая узел оператора, что, как он надеялся, унитожит и сцепившийся с ним энтебинский корабль.

Тибур положил пальцы на рычажки.

В этот момент сильный удар качнул его корабль. Часть экранов погасла, часть стала показывать непрерывный шум.

— Во славу Мендоры! — прокричал Тибур, трясущимися пальцами сдвигая рычажки...

* * *

В банкетном зале было шумно. Кадеты, разобравшись по группам, обсуждали подробности только что просмотренного боя. На столах были только напитки, к которым пока никто не притрагивался. С минуты на минуту должен был подойти командующий сектором и офицеры из его штаба. Но больше всего стоявшим в нетерпении кадетам хотелось видеть главных героев — участников победоносной битвы.

Внезапно белые массивные двери в дальнем конце зала распахнулись и в них сначала прошли караульные, а затем показался командующий сектором с сопровождающими. На всех была парадная форма, блестевшая хромом и золотом деталей.

Кадеты по команде вытянулись в струнку. У них отсутствовала парадная форма, они были в чистых, выглаженных мундирах с дополнительными нагрудными эмблемами. Юношей среди них было большинство, немногие девушки стояли чуть в стороне. Ещё одна девушка старалась спрятаться за другими — тон и покрой её униформы отличался от прочих, а «полуцветки» с пятью лепестками на углах воротника-стойки выдавали кадета войск логистики.

После небольшого вступительного слова командующего, произнесённого более по-отечески, чем по военному, наступил долгожданный момент — в зал вошли участники космического боя.

У девушки-логиста перехватило дыхание. Где-то среди сине- серых мундиров операторов, среди усталых, но прекрасных лиц молодых пилотов, должен был появиться тот, ради кого она пришла на это мероприятие.

Едва дождавшись окончания представления и награждений и перехода к неофициальной части, девушка ринулась к своему избраннику. Он остановил её жестом, опасаясь, чтобы от избытка чувств она не бросилась его обнимать при всех, и осторожно вывел её за руку в коридор.

— Антара! — обратился он к ней с удивлением. — Ты нашла способ прийти сегодня сюда?

— Перис! Я так рада видеть тебя, какое счастье, что ты жив и невредим!

Её пальцы ощупали награду — маленький кружок с голограммой, который так и останется на парадной форме её любимого в знак его достижения.

— Ты захватил корабль врага, никто из наших парней-логистов не мог бы и мечтать об этом, — произнесла Антара.

— Да, мне удалось это сделать. Мендориане, как правило, уничтожают свои корабли, не желая уступать их нам. Однако, твои друзья-логисты также делают большое дело. Мы — всего лишь остриё, победы по-настоящему добиваетесь вы.

Девушка улыбнулась.

— Я пошла в кадеты-логисты, потому что мне понравилась форма. Но сейчас я бы с радостью перевелась в пилоты, чтобы быть ближе к тебе!

— Ты и так близко, я это чувствую постоянно. Наши войска победоносны. Когда окончится война, мы сможем быть ближе друг к другу. Не знаю, почему мендориане так затянули на этот раз свои нападения.

— Отчего нам не разбить их однажды? Это бы прекратило войны, — задумалась девушка.

Парень не ответил.

Крепко обнявшись ещё раз, они вернулись в банкетный зал, где их ждал фуршет, смех и невероятные рассказы тех, кто вернулся с победой из битвы.

* * *

Тибур раскрыл глаза и медленно осмотрелся. Тело было вялым и словно чужим. Что-то ледяное вливалось в его руку по трубке, а что-то горячее жгло затылок. Помещение, где он находился, было погружено в полумрак. В нескольких шагах впереди, у противоположной стены помигивали огоньки.

Тибур напряг память, чтобы разобраться с тем, где он и что с ним. От воспоминаний заболела голова — вспышки и звуки боя, мешанина точек и линий на радарах... Кажется, он запустил самоуничтожение звена... Самоуничтожение?! Так, где же он тогда?

Резкая мобилизация воли заставила его сесть на кровати. Он вырвал из руки тонкую трубку и снял с головы металлические пластинки, от которых тянулся кабель в оплётке.

Ему ещё не доводилось оказываться в госпиталях, он был здоров и закалён, а первая битва не оставила на нём даже царапины.

Не найдя никакого предмета, который можно было бы использовать как оружие — все медицинские приборы были вмонтированы в стены и неподвижные стойки — Тибур вырвал второй конец трубки из дозатора, и намотал трубку на ладонь.

Затем он попробовал вырвать и кабель, но это ему не удалось. Борясь с волнами слабости и дурноты, Тибур обошёл комнату, ища дверь. Проходя мимо широкого зеркала, Тибур попытался рассмотреть себя в нём, но условия освещения и неспособность толком сфокусировать глаза не позволили ему это сделать.

Наконец, он добрался до участка стены, свободного от приборов.

«Если дверь есть, то она должна быть здесь», подумал Тибур. Приложив к этому месту стены ухо, он прислушался.Вначале было совершенно тихо, но затем послышались приближающиеся шаги. Быстро вернувшись в постель, он накрылся простынёй и притворился спящим.

«Если это свои, я пойму это по звукам речи», рассудил он. «Если же я в плену, то нужно будет действовать решительно и быстро».

Шаги приблизились. Стенная панель, служившая дверью чуть приоткрылась. Приглушённые голоса обменялись парой реплик, но Тибур не смог определить, на каком языке говорят. Затем один человек ушёл обратно по коридору, а второй, раскрыв дверь полностью, вошёл внутрь. На фоне неяркого освещения, сквозь прищуренные глаза Тибур не мог рассмотреть толком вошедшего.

— Мы услышали, что вы очнулись, и хотели узнать, как ваше самочувствие после контузии, — прозвучал в полутьме женский голос.

Слова были сказаны на языке мендориан, но с заметным акцентом.

«Кого они решили обмануть?», подумал Тибур. Промямлив что-то невнятное, он заставил женщину подойти ближе. Затем, собрав все имевшиеся у него силы, он бросился вперёд.

* * *

В коридоре было пусто. Лишь несколько матовых окон, которые могли быть всего лишь лампами, освещали его умеренным светом.

Постоянно озираясь, Тибур оттащил свою заложницу к стене и силой усадил на пол.

— Кто ты? — спросил он резко.

— Ваш лечащий врач, — ответила женщина спокойным и мягким голосом. Для Тибура такое самообладание было удивительным.

— Где я? — задал он следующий вопрос.

— В двадцать втором секторе.

— Мне это ни о чём не говорит, — раздражённо произнёс Тибур. — Это территория Мендоры?

— Энтебии. Уже почти год.

Тибур взревел.

— Значит, я действительно в плену! А энтебины отхватили ещё один кусок нашего пространства!

— Я не занимаюсь этими вопросами, — тихо сказала женщина-врач. — Я лечу людей. Вам лучше вернуться в палату и продолжить терапию.

— Почему никто не спешит вам на помощь? — спросил он разъярённо. — Где охрана, солдаты, сигнализация?

Женщина не ответила.

В одном из концов коридора открылась ещё одна незаметная дверь-панель. В проёме появился рослый мужчина также в одеянии врача, а не военного.

— Отпустите её, — произнёс мужчина низким голосом. — Ваше насилие неоправданно и неуместно.

Тибур снова поднял женщину-врача на ноги. Прикрываясь её телом и держа трубку у её горла, он закричал:

— Освободите меня, иначе эта женщина умрёт!

— Вы решили, что вы в плену? — спросил мужчина.

Тибур растерялся.

— А где я ещё могу быть? Я не должен был выжить, вы не дали моему кораблю самоуничтожиться!

— Но вы выжили и получили первую помощь, — сказал мужчина.

— Я чувствую себя прекрасно! — крикнул Тибур. — И я требую предоставить мне корабль с запасом топлива и провизии, чтобы я мог добраться до своих.

Мужчина-врач не ответил.

Пока Тибур разглядывал его фигуру, он сообразил, насколько абсурдны его требования. Ни один мендорианин ещё не сдавался добровольно в плен, и тем более не возвращался из плена. Если бы он сделал это, его бы не приняло мендорианское общество.

Руки Тибура невольно ослабили захват и женщина-врач поспешно высвободилась из-под них. Тибур тяжело опёрся спиной о стену.

— Вот и хорошо, — произнёс мужчина-врач. — Если вы считаете себя достаточно здоровым, можете покинуть госпиталь. Как я понимаю, война для вас уже закончилась.

Эти слова донеслись до Тибура словно из колодца. Он медленно сполз на пол, вытянув вперёд ноги. «Может быть, для меня сделают исключение», с надеждой подумал он. «Я изображу, что согласен с энтебинами, соберу ценные сведения и прорвусь через линию фронта».

Он повторял это про себя, не веря слишком в свой план. Но постепенно приходило осознание, что другого выбора у него нет.

* * *

Когда мендорианин вышел из госпиталя, ему в глаза ударило яркое солнце. Голубое небо с редкими облаками и ветер казались ему нереальными.... Было трудно поверить, что ещё совсем недавно здесь был участок фронта, а теперь он шёл по улице спокойной тыловой планеты, захваченной энтебинами, до этого неосвоенной и лишь помеченной сигнальными станциями как мендорианская.

Проведя много лет на орбитальных базах, в боксах для личного состава и в ангарах флота, Тибур отвык от условий жизни на поверхности. Почти все бои происходили на отдалении от небесных тел, когда ближайшая планета выглядела лишь крупной звездой, в лучшем случае маленьким светящимся шариком где-то в стороне, будучи удобным ориентиром, да и только.

Шагая неспеша, и пока ещё нетвёрдо, по длинной пешеходной дорожке, пересекающейся под разными углами с другими такими же дорожками, среди зелёных изгородей и покрытых травой пространств, Тибур недоверчиво косился на лица пациентов госпиталя, спешащих куда-то людей в униформе и врачей, которые попадались ему на глаза. Всюду царило приподнятое оживление. Он не видел никого, кто был бы печален и угрюм, либо пропитан ненавистью — ведь долгие годы войны должны были измотать энтебинов не меньше, чем гордых жителей Мендоры. Он сам вспоминал, как многократно просматривал фильмы о больших и малых сражениях, о разрушенных планетах, а также документальные кадры боёв, переданные с кораблей за мгновения до того, как те были уничтожены. Никогда он не видел лиц энтебинов, лишь их технику, массивные фаланги их кораблей. Издредка он мог наблюдать трупы их пилотов в шлемах, но что там под шлемами — его не слишком интересовало. Вернее, ходили слухи, что энтебины даже не похожи на них, мендориан, что у них маленькие уродливые головы, что они все поголовно лысы, или что вообще у них в чертах преобладает нечто звериное и дикое. Не слишком веря этим слухам, Тибур, тем не менее, испытывал инстинктивную неприязнь к врагам, уже почти сотню мендорианских лет воюющих с ними, это чувство он впитал в себя и принимал безоговорочно.

Здесь же он наблюдал нечто совершенно другое. Ему даже хотелось стать на время невидимым, чтобы как можно больше замечать и запоминать. На особом месте в его ряду впечатлений оставался инцидент в госпитале и ощущение прикосновения к женщине-врачу, хрупкой и спокойной. Было странно, что никто не стал его наказывать, и именно это вызывало у него чувство неудобства и неловкости. При этом на Мендоре он ещё не приобрёл ранга, при котором ему было бы разрешено иметь женщину.

«Она враг и все вокруг — враги», повторял про себя Тибур. «Я не должен ни на секунду забывать об этом».

— Вы тот самый мендорианин? — услышал Тибур высокий мелодичный голос где-то рядом. Обернувшись он увидел перед собой стройную девушку в униформе. Она тоже говорила на его языке, правда с несколько другим акцентом.

— Очень рада с вами познакомиться. Я — Эдина Монис, офицер службы снабжения госпиталей.

Тибур пересилил себя и изобразил некое подобие улыбки. Кивнув, он показал, что готов её выслушать.

— Я понимаю, что вы ещё не оправились от контузии, но я хотела бы предложить вам экскурсию в глубину нашей территории. Я как раз оправляюсь с грузовым составом на базу E-15 около Эмпирии. Вы наверняка слышали про эту планету.

Тибур вспомнил то, что проходил в курсе космографии об основных планетах и базах энтебинов. Информация была очень скудной и обрывочной. Теперь ему выпадал шанс почерпнуть реальные данные.

— А почему вы предлагаете мне это?

— Мне рекомендовали найти вас и помочь адаптироваться.

Несмотря на то, что предложение звучало подозрительно, Тибур решил согласиться.

— Хорошо, я отправлюсь с вами, — ответил он. — Только мне нужна какая-то одежда вместо больничной.

— О, об этом позаботится служба снабжения, — улыбнулась девушка.

Глядя в её большие карие глаза, обрамлённые пушистыми ресницами и бровями изящной формы, Тибур на мгновение забыл о войне. Вся его предыдущая жизнь будто унеслась вдаль, а свежесть и счастье, сиявшие во всём облике стоявшей перед ним девушки заполнили всё его чувственное пространство.



Справляясь с наваждением, Тибур взял из рук девушки контактную карточку, которую он мог использовать, чтобы связаться с ней.

— Когда карточка станет синей, значит остался один день до отправления. Не забудьте. Буду ждать звонка, — бросила напоследок девушка и удалилась в сторону большой арки — выхода с территории госпиталя. По обеим сторонам арки, словно часовые, стояли два огромных конических дерева. Испытывая незнакомое чувство внутренней борьбы, Тибур развернулся и зашагал обратно в сторону основного здания госпиталя, не глядя больше по сторонам и не замечая никаких звуков.

* * *

Прохладная ночь распростёрлась над церемониальным зданием прифронтовой базы ударных войск Энтебии и его окресностями. На неплодородной планете это был оазис, устроенный спешно, но аккуратно и заботливо. Каждый из тех, кто вылетал в неизвестность, мог представить, что покидает родные места — территория оазиса повторяла одну из климатических зон Энтебии, являя собой нечто среднее между ботаническим садом и парком.

Неподалёку от беседки с колоннами, при свете местной неровной луны, Антара покрывала поцелуями лицо и шею своего возлюбленного. Короткое время увольнения подходило к концу и предстояло вновь расстаться с ним на неопределённый срок.

— Обещай мне, что при первой же возможности отправишься ко мне, — шептала девушка, гладя волосы Периса своими нежными ладонями. — Тебя должны отпустить, ты заслужил этого.

— Наши войска наступают, я должен участвовать, — отвечал парень. — Уверен, что могу сделать больше. Скоро мы возьмём мендориан в кольцо и ещё раз загоним их на их планету. Так было полвека назад, так должно повториться сейчас.

— Я всё понимаю, я тоже хочу этого, — в голосе Антары чувствовалась дрожь. — Помни, я буду ждать тебя на базе E-15. Пожалуйста, береги себя...

* * *

Утро на гигантской космической базе запустилось по сигналу таймера. Лампы разгорались постепенно, меняя тона от тонких рассветных до ярких дневных. Их спектр точно соответствовал свету солнца Энтебии. Несмотря на разные смены, в каждом жилом блоке цикл температур и освещения был точно пригнан к условиям родной для всех обитателей базы планеты. Сколько бы частей Космоса не контролировали энтебины, они всегда возвращались на свою главную планету, чтобы там произвести потомство для своих колоний.

Размещённые на базе E-15 заводы и космические верфи снабжали два сектора фронта всем необходимым. Находившаяся неподалёку планета поставляла сырьё для производства и продукты питания.

Тибур проснулся первым и посмотрел на укрытую мягкой тканью безупречную фигуру Эдины. Она лежала спиной к нему, на боку, волосы её были разбросаны по подушке, тонкая рука свешивалась назад. Прошло полгода по местному времени с момента, как Тибур встретил её на далёкой планете. Благодаря ей он побывал в разных местах и смог увидеть мирную сторону Энтебии. Сила природного чувства одолела в Тибуре желание продолжать войну. Лишь в те часы, когда Эдина подолгу отсутствовала, Тибур начинал чувствовать себя нервозно. Жизнь, которую он оставил далеко позади, пусть слабо и безвольно, но старалась пробить себе путь сквозь толщу неги и роскоши, которые он познал, находясь среди энтебинов. Когда это происходило, Тибур начинал ненавидеть свою новую причёску, свою одежду, которая хоть и была гражданской, но слишком явно указывала на вкусы Энтебии, свою работу, пускай и мирную, но могущую в конечном счёте служить делу войны. В такие моменты ему хотелось вернуть себя прежнего, хотя бы на какое-то время и попробовать во всём разобраться. Незаметный котёл бурлил в недрах его сознания с наглухо закрытой крышкой, и только сияющая красота Эдины всякий раз остужала этот пыл и возвращала Тибура в его новое сегодня.

На этот раз Тибур решил не дожидаться, пока Эдина проснётся. Не тратя время на приведение себя в порядок, с короткой щетиной на щеках, Тибур вышел в коридор станции. Теперь уже понятные таблички на языке энтебинов не вызывали у него особого интереса. Добравшись до развилки, после которой он обычно поворачивал направо, к месту работы, Тибур остановился. Висящие неподалёку часы показывали, что ещё есть время и можно не торопиться.

Обычно коридоры в такое время пустовали, и Тибур не ожидал никого встретить. Видимо так же рассуждал и военный в серо-синей форме, который едва не столкнулся с Тибуром, выходя из расположенной неподалёку комнаты. Тибур всем видом показал, что ему нет дела до случайных посетителей блока.

Офицер, дважды обернувшись на Тибура, прошёл дальше, в сторону лифта, ведущего на верхние ярусы. Дождавшись пока офицер скроется из виду, Тибур сперва медленно, а затем всё быстрее, зашагал в противоположную сторону. Вскоре, через два поворота он вышел к лифту, с помощью которого можно было попасть в помещение недостроенного завода. Там Тибур извлёк из кармана ключ-карточку, который он «позаимствовал» у Эдины. Он делал это не в первый раз, и до сих пор ему удавалось оставаться незамеченным. Ключ, как быстро выяснил Тибур, позволял открывать лишь некоторые подсобные помещения и малоиспользуемые коридоры. Тем не менее, Тибуру удалось обустроить себе тайник в заброшенном цехе, где он собирал различные предметы, которые, как он считал, могли ему когда-нибудь понадобиться.

Под привычный лязг механизма лифта и мерное жужжание двигателя Тибур спустился на несколько ярусов вниз. Оказавшись в помещении цеха, где не работала вентиляция, и поддерживалась минимальная температура, мендорианин быстрым шагом направился к тайнику. Свет, падавший внутрь цеха, напоминал лунный — он был отражённым от других блоков базы и крайне тусклым. Отсчитав нужный шкаф у стены, Тибур открыл его, вынув стерженёк из секретного паза. В этом месте цеха иней не образовывался, и ничто не мешало запирать и отпирать шкаф таким образом. Полностью раскрыв створки, Тибур принялся пересчитывать и проверять припрятанные предметы.

Пока Тибур был увлечён этим процессом, где-то вверху-слева раздался отчётливый лязг.

Мендорианин немедленно выглянул из-за створок шкафа и обнаружил, что лифт, на котором он спустился, движется вверх, а спаренный с ним лифт опускается вниз.

Спешно закрыв тайник, Тибур поднял с пола фрагмент трубы и спрятался в тени в углу цеха.

Ещё один лязгающий звук означал, что лифт достиг уровня пола. Судя по звукам, кто-то вышел из него и, по-видимому, осматривался, не спеша предпринимать никаких действий.

Внезапно возникшая обстановка опасности и вид Космоса из окон напомнили Тибуру о его военном прошлом. Казалось, ещё немного и крышка котла, кипящего внутри него будет сорвана. Он вдруг явственно ощутил, что война не закончена, и что он находится так глубоко внутри территории энтебинов, как никто из его товарищей по оружию не забирался. «Нет, они не посмеют не принять меня обратно. Я докажу им!», подумал он, чувствуя стук в висках.

* * *

Антара поднялась с кровати. Часы показывали без двух минут начало официального дня. «Я опаздываю!», было первой её мыслью. Тут же она вспомнила, что Перис буквально вчера вернулся с фронта и нашёл возможность навестить её. За время их разлуки он успел перенести ранение, но медики своевременно провели полевую операцию. Более основательное лечение Перис решил отложить её лучших времён, предпочтя отправиться на встречу с любимой девушкой. Когда он предстал перед Антарой в её комнате в жилом блоке, он был таким же свежим и юным, как и раньше, и лишь широкая полоса бугристой кожи на животе показывала, что он побывал в переделке.

Полная эмоций встреча и ночь, проведённая в долгих объятиях, была для обоих щедрым подарком среди будней войны. Перис сообщил, что приехал на три дня, и что потом ему нужно снова на фронт, где, по его словам, дело шло к скорой победе.

Осмотрев всю комнату, включая душевой отсек, и не найдя нигде Периса, Антара в пижаме выбежала в коридор. Большинство обитателей жилого блока уже разошлось по своим местам службы. Антара пробежала вдоль коридора до места отдыха и обратно, потом заглянула в соседнюю секцию.

— Что случилось, офицер? — послышался знакомый голос её новой начальницы. — Почему в таком виде?

Эдина, облачённая в идеально пригнанную форму, с аккуратной причёской, умытая и свежая стояла перед бывшим кадетом, словно укоряя её своим видом.

Скрывать прибытие гостя к ней Антара не собиралась, тем более, что его посещение не считалось чем-то предосудительным. В блоке проживали офицеры обоего пола, были и комнаты для семейных пар.

— Перис, мой мужчина, фронтовой офицер... Исчез... — с волнением доложила Антара. — Он прибыл вчера, сразу из госпиталя, а сегодня... я не могу его найти.

— Вы обменялись с ним картами вызова? — спросила Эдина.

— Мы не успели это сделать, — с досадой ответила Антара.

Эдина нахмурилась, но затем её лицо снова приняло прежнее доброжелательное выражение.

— Не стоит раньше времени паниковать, офицер, — сказала она. — Пройдите в свою комнату и приведите себя в порядок. А я тем временем наведу справки.

Антара нехотя подчинилась.

Эдина вернулась в свои покои и вставила карту вызова в щель недалеко от зеркала. Пока шёл поиск абонента, она успела ещё раз изучить свой внешний вид в отражении, после чего зеркало наполовину превратилось в экран связи.

— Слушаю, — произнёс низкий мужской голос с небольшой хрипотцей.

— Тердор, мне нужно разыскать одного офицера, мужчину. Вчера он прибыл в гости к моей подчинённой Антаре.

Начальник блока выслушал Эдину с серьёзным видом.

— Свяжусь с тобой, как только узнаю что-нибудь, — ответил он коротко и отключился.

* * *

Потасовка в холодном цехе затягивалась. Двое мужчин катались по полу, при этом то один, то другой оказывался сверху. Обрезок трубы валялся чуть поодаль. Наконец, одному из борющихся удалось с нечеловеческим рыком отбросить от себя другого. Схватив трубу, он накинулся на своего оппонента и с размаху ударил его. Тот, не успев увернуться, подставил руку и закричал от боли.

— Мендорианин... — воскликнул он, отдышавшись. — Тебе дали слишком много... Я мог закончить всё тогда, но таков был приказ...

Тибур, который уже отошёл к своему тайнику и подбирал разбросанные предметы, услышав эти слова, вновь бросился на раненого им Периса и нанёс ему несколько ударов трубой. Только за счёт рук Перису удалось в очередной уберечь раз свою голову.

В этот момент послышался знакомый лягз наверху, и Тибур, спешно схватив вещи из тайника, бросился к лифту. Он едва успел заскочить в него, как площадка начала подниматься наверх.

Когда второй лифт достиг уровня пола, из него высыпали сразу несколько человек. Двое были вооружены и, освещая фонариками пространство цеха, стали направлять оружие в разные стороны. Они прикрывали ещё троих, которые бросились вперёд на стоны, издаваемые Перисом.

— Он ушёл, ушёл... остановите его... — говорил Перис, мотая головой.

— Сознание слабое, у него кровотечение, — произнёс доктор, достававший из сумки один прибор за другим.

Девушка в форме войск логистики упала на колени рядом с Перисом и вытянула ладонь, желая прикоснуться к нему, но понимая, что нельзя мешать в такой момент врачу. Вторая ладонь у неё была собрана в кулак, которым она зажимала себе рот, чтобы не закричать.

Доктор закончил быстрый осмотр и нажал на кнопку болтавшегося на поясе брелока. Под кнопкой замигал желтоватый огонёк.

— Я вызвал бригаду парамедиков. Моих инструментов здесь недостаточно. Удар пришёлся в область ускоренно сращенных тканей. Его нужно срочно оперировать.

Стоявшая рядом подтянутая стройная женщина молча кивнула.

— Перис... Перис... — прорывалось со всхлипываниями у сидящей на полу девушки.

Раненый пилот лишь шевелил губами, пытаясь что-то сказать. Он хотел предупредить, что беглец ещё не закончил свою работу и может совершить нечто крайне опасное.

Но его не слышали.

* * *

Яркая беззвучная вспышка осветила пространство вокруг базы E-15. Один из складов с продукцией для фронта был взорван. Защитные механизмы сработали в первое же мгновение взрыва и отсоединили модуль от базы. Краем ударной волны были повреждены некоторые прилегающие коридоры и отсеки. Однако мощное поле сдержало основную энергию взрыва и стравило её прочь от базы, минуя подлётно-отлётные маршруты. Защита, над которой трудились передовые инженеры Энтебии, показала себя с лучшей стороны. Пострадавшие на базе отделались незначительными повреждениями. Ориентация базы была нарушена, но это легко исправлялось двигателями.

Лишь один человек, не являвшийся постоянным обитателем базы, пострадал больше других. Несколько суток врачи боролись за его жизнь, но его не удалось спасти.

Похороны, торжественные и бодрые, по обычаям энтебинов, прошли, как обычно сжато, без долгих речей и без траурной символики.

Антара, находившаяся среди провожавших покойного в последний путь, с трудом дожидалась окончания церемонии. Её сознание было словно в тумане, и в голове её стуком отдавала только одна эмоция. Это было то, чего она никогда раньше не испытывала, и что не принято было испытывать либо показывать открыто среди энтебинов. С этим чувством она хотела обратиться не к врачу или близкому другу, а к тому, чью аудиенцию можно было получить только один раз в жизни и только по очень важному поводу.

* * *

В огромном зале, кроме охраны, Верховного и юной просительницы, никого не было. Роскошная обстановка и торжественные лица караульных, ослепительный белый мундир Верховного, украшенный дорогими вышивками вызывали ожидания властности и крайней сдержанности.

Однако в тоне Верховного ничего этого нельзя было заметить. Он говорил мягко, но чётко, интонации его голоса были почти отеческими.

— Я понимаю, о чём ты просишь, дитя, — медленно произнёс он, — но это невозможно.

Верховный сделал несколько шагов поперёк зала и остановился у большого зеленовато-жёлтого глобуса.

— Энтебия стала такой, какой мы её знаем, только в войне с Мендорой, — продолжил он. — До этого мы ютились в своём мирке, подобном многим другим, мы были слабыми, не умели создавать ничего великого. Наши технологии были простейшими, а общественные связи недостаточно крепкими.

Девушка внимала словам Верховного, вытянувшись по стойке «Смирно», но ей казалось, что она выслушивает всё, понуря голову. Ей очень хотелось, чтобы Верховный сказал что-то, что избавит её от мучений и тяжких сомнений.

Верховный отошёл от глобуса и неспешно приблизился к девушке, остановившись совсем рядом. В его бездонных глазах она увидела что-то очень древнее и тёплое. «Он смотрит на меня не как на Антару, а как на одну из миллиардов», подумала она.

— Любовь, которую мы знали раньше, была лишь подобием любви, — добавил Верховный. — Она не была проверена ничем. Однако, теперь мы другие. И мы не можем уничтожить тех, благодаря кому мы стали такими.

Антара поняла, что Верховный сказал ей всё. Ощутив на мгновение пространства космической империи, которые охватывает своим разумом стоящий перед ней человек, девушка устыдилась своей нелепой просьбы. Но глаза Верховного как бы убеждали её, что ей не стоит об этом беспокоиться. Аудиенция была закончена.

Сдерживаясь, чтобы не поддаться эмоциям в столь торжественной обстановке, Антара поклонилась и отступила на несколько шагов назад. Перед ней сомкнулись портьеры, и она, подождав ещё с минуту, развернулась, и отдав честь, зашагала к выходу из длинного коридора. Каждый из стоявших вдоль стен солдат караула также отдавал ей честь в свою очередь и провожал её взглядом вплоть до самого выхода. Антаре казалось, что каждый шаг поднимает её выше и выше, и она неожиданно для себя прощает всё то, что не могла бы простить раньше.

Однако, когда двери, много выше её роста, наконец, захлопнулись за ней, Антара вздохнула несколько раз, и, не в силах больше сдерживаться, расплакалась как ребёнок, опёршись рукой о стену полутёмного зала.

А сквозь расположенные рядом окна пробивалось чуть заметное зарево рассвета, над которым пышные огненные цветы салюта знаменовали очередную победу Энтебии над Мендорой.




home | my bookshelf | | Под далёкими звёздами |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу