Book: Рассказы про Франца и Рождество



Рассказы про Франца и Рождество

Кристине Нёстлингер

Рассказы про Франца и Рождество

Францу восемь лет и восемь месяцев. Он живёт вместе с мамой, папой и старшим братом Йозефом в Заячьем переулке. Подружка Франца Габи живёт совсем рядом, в соседней квартире. Ей столько же лет, сколько Францу. А ещё у Франца есть друг. Его зовут Эберхард, и он учится с Францем в одном классе. Эберхард Франца защищает. Иногда это очень кстати, потому что Франц в классе самый маленький и слабый и не очень-то умеет давать отпор обидчикам.

Бабушка Франца живёт в доме престарелых. Франц навещает её два раза в неделю. А ведь до дома престарелых неблизко — туда надо ехать на трамвае. Францу хочется, чтобы бабушка так и жила в своей квартире в доме за углом. Тогда он мог бы приходить к ней два раза в день.

Когда Франц волнуется, голос у него становится писклявым. Это очень досадно, потому что мальчика с писклявым голосом никто не воспринимает всерьёз. А Францу так важно, чтобы к нему относились серьёзно, особенно когда он волнуется!

Время от времени с Францем случается ещё одна неприятность: его принимают за девочку. И всё потому, что у него светлые кудрявые волосы, ротик, похожий на вишенку, и фиалково-синие глаза. Раньше, когда такое происходило, Франц ужасно сердился! Но один раз Габи сказала: «Тебя принимают за девочку просто потому, что для мальчика ты слишком красивый». И Франц подумал: «Ну, раз так, огорчаться глупо. Радоваться надо!»


На самом деле Франц ничуточки не тщеславный. Просто ему очень хочется, чтобы Габи считала его красивым. Ведь ещё она говорила вот что: «По-настоящему я люблю только по-настоящему красивых людей».

А Франц хочет, чтобы Габи любила его по-настоящему! Но он никогда до конца в этом не уверен и нередко страдает от ревности. Особенно сильно — по выходным. На выходные Габи уезжает с родителями за город. К тёте Анне-Лизе. А у этой тёти есть крестник, его зовут Петер.

Об этом Петере Габи рассказывает Францу потрясающие вещи. Якобы он может перепрыгнуть через двухметровый забор. И победить в драке трёх больших мальчишек. И забраться на верхушку громадной ёлки. А ещё он замечательно поёт и ловко вырезает из дерева — хоть Микки Мауса, хоть Бэтмена. На лыжных соревнованиях он всегда занимает первое место. К тому же Петер ужасно умный и образованный. Знает буквально всё!

— Когда Петер вырастет, — часто говорит Францу Габи, — он обязательно получит Нобелевскую премию!

При всём этом Габи ещё никогда не восторгалась тем, какой Петер «по-настоящему красивый». Франца это немножко успокаивает.

Рассказы про Франца и Рождество

Старые и новые подарки к Рождеству

На Рождество Габи, как всегда, уезжала к тёте Анне-Лизе и Петеру. И Франц мог бы поехать с ней — если б захотел. Но Францу очень трудно себе представить, как он будет справлять Рождество без мамы, папы, бабушки и Йозефа. А Рождество с Петером — это уж совсем никуда не годится!

Франца очень обижает, что на Рождество Габи не бывает дома. Каждый год он пытается убедить её остаться.

Он говорит:

— Пусть твои папа и мама поедут одни. Ты можешь ночевать и есть у нас. А я буду каждый день играть с тобой в парикмахерскую и в повара.

Играть в парикмахерскую и в повара — любимое занятие Габи. Францу стоит немалых сил предлагать ей эти игры. Сам-то он не любит возиться ни с расчёсками, ни с кастрюлями.

Но Габи всё равно упрямо хочет ехать к тёте Анне-Лизе и Петеру. Ей больше нравится справлять Рождество в деревне, а не в городе!

Габи с родителями уезжает туда в последний школьный день перед каникулами[1]. Поэтому подарки Франц и Габи дарят друг другу заранее. И делают это очень торжественно. У Габи есть пластмассовая кукольная ёлочка — с игрушками и крошечными электрическими свечками.

Габи застилает письменный стол белой скатертью, ставит на неё ёлочку и зажигает электрические свечки. И вместе с Францем поёт свою любимую рождественскую песню «О, ёлочка! О, ёлочка!».

А потом Франц и Габи обмениваются подарками.

Франц всегда делает вид, что очень радуется Габиным подаркам. Правда, для этого ему приходится делать над собой большое усилие.

Потому что Габи всегда дарит Францу какие-то странные вещи. Четыре года назад она подарила ему значок с надписью «Не засоряй природу!».

Застёжка у значка была погнута.

Три года назад Габи подарила ему шапочку для душа. Резинка в ней совсем растянулась.

Два года назад Габи подарила Францу четырёх заводных лягушек. На животе у всех была ржавчина.

Рассказы про Франца и Рождество

В прошлом году Габи подарила Францу щелкунчика. Но не пёстрого симпатичного деревянного солдатика, которому надо совать орехи в рот. Нет, это была обычная латунная кололка с разболтавшимся шарниром!

Что Франц получит от Габи в этом году, он уже знает. В ящике Габиного письменного стола он нашёл листок. На нём Габи написала, что кому подарить. Около имени Петера стоял большой вопросительный знак. Рядом с именем Франца было написано: три отвёртки!

Франц не может себе представить, что ему нужно меньше, чем три отвёртки. Он никогда ничего не откручивает и не прикручивает! А если бы захотел — всегда можно взять любую отвёртку из папиного ящика с инструментами.

Франц сильно подозревает, что Габи никогда и не задумывается, что ему подарить, а просто вручает старый, никому не нужный хлам.

Но три отвёртки Франца не слишком обидели. Он уже решил, что передарит их Йозефу. Йозеф очень любит всё прибивать и прикручивать.

Рассказы про Франца и Рождество

А вот что Франц подарит Габи в этом году? Тут надо хорошенько подумать.

В витрине магазина школьных товаров Франц видел специальную бумагу для девчоночьих писем — розовую, с гирляндами фиалок на полях. Габи каждый день вздыхает и охает над этой бумагой. И даже нарочно старается вздыхать погромче. Так, будто хочет что-то подсказать Францу.

А ещё ей очень нравится красный узорчатый шарфик с кисточками в витрине спортивного магазина. Габи сказала, что накопит на него из своих карманных денег.

Рассказы про Франца и Рождество

Бумага для писем стоит вдвое дороже шарфика. И Франц совершенно уверен, что Габи обрадуется бумаге для писем гораздо больше, чем шарфику.

Но стоит ли тратить столько денег на подарок для человека, который считает, что его друг достоин всего-навсего трёх отвёрток? В этом Франц сомневается…

— Не будь таким мелочным. Когда дарят подарок, не считаются, — говорит мама.

— Подари ей лучше старую пуговицу от штанов. Большего эта жадина не заслуживает, — говорит папа.

Иногда Францу кажется, что права мама. А иногда — что прав папа. Смотря какая в этот день Габи — злая или добрая.

Коричневая коробка

У Франца есть сто желаний на Рождество. Девяносто девять маленьких и одно большое. Девяносто девять маленьких желаний каждую неделю разные. Они меняются всякий раз, как Франц проходит мимо витрин игрушечного магазина. Большое желание у Франца есть уже давно, с самой весны. С его дня рождения. Это — парусная лодка с дистанционным управлением! Такая, которую надо собирать самому.

Но перед днём рождения мама сказала:

— Милый мой Франц, ты ещё слишком маленький… У тебя не получится.

Но после дня рождения прошло уже восемь месяцев. Теперь Франц считает, что он уже большой и вполне справится с таким делом. К тому же Йозеф обещал ему помочь.

С самого начала ноября Франц старается внушить маме, что он уже достаточно большой для такого подарка. С папой говорить бесполезно, потому что папа подарками на Рождество не занимается. В семье Франца Дедом Морозом служит мама.

Но говорить с мамой о подарках нелегко. Мама любит сюрпризы. Если Франц скажет маме, что ему хотелось бы получить, она наверняка ответит:

— Об этом не может быть и речи! Выкинь это из головы!

Но потом под ёлкой обязательно окажется что-нибудь из того, что Францу надо было выкинуть из головы. Какие желания мама выполнит, а какие нет, сказать заранее нельзя. Даже если спросить её сто раз. Наверняка известно, что мама не будет покупать никаких пистолетов, сабель, кинжалов и ружей. Она говорит:

— Франц, если уж тебе так хочется эту ерунду, покупай её сам на свои карманные деньги!

Рассказы про Франца и Рождество

И вот однажды в начале декабря Францу понадобилось достать из шкафа галстук. Они с Габи решили играть в доктора и больного. И Габи настояла, чтобы у доктора на шее непременно был галстук. Но шкаф в спальне был заперт, и ключа в замке не было.

Франц понял: мама уже купила подарки к Рождеству. Она каждый год прячет их в этом шкафу.

Франц побежал к маме в гостиную и сказал, что ему срочно нужен какой-нибудь папин галстук.

Мама пошла вместе с Францем в спальню. Достав из кармана юбки ключ, она отперла шкаф и вынула три галстука, чтобы Франц мог выбрать подходящий. Мама проделала это очень быстро и ловко. Но Франц всё равно успел заметить, что внизу лежит какая-то большая коробка. Завёрнутая в коричневую бумагу.

В коробке вполне могла поместиться парусная лодка!

С этого дня Франц вспоминал о коробке в шкафу чуть ли не каждые пять минут. А вдруг там не парусная лодка?

Вдруг там новый лыжный костюм для Йозефа?

Или новое радио для бабушки?

Или энциклопедический словарь в двадцати четырёх томах, который хочет папа?


В воскресенье после обеда мама и папа пошли в музей — смотреть картины.

А Йозеф пошел в бассейн. На тренировку.

Картины Франца не интересовали, поэтому идти в музей с мамой и папой он не захотел. Вот в бассейн вместе с братом он пошёл бы с удовольствием. Но Йозеф не взял его с собой.

— Ты будешь камнем висеть на моей шее, — сказал он.


Так что в воскресенье после обеда Франц остался дома один. Сначала он немножко посмотрел телевизор. Потом решил нарисовать бабушке в подарок к Рождеству картинку. И долго размышлял, что именно нарисовать. А потом подумал: «Нарисую что-нибудь, что бабушка любит и чего у неё в доме престарелых нет. Пусть видит это хотя бы на картинке». Франц прикидывал и так и сяк. И в конце концов решил нарисовать дедушку. Ведь бабушке совершенно точно больше всего не хватает дедушки. Франц помнил дедушку не очень хорошо, поэтому его надо было с чего-то срисовать. Он пошёл в спальню. Там на стене висела в рамке дедушкина фотография. Франц снял фотографию с гвоздя и уже хотел выйти из комнаты, как вдруг заметил, что в дверце шкафа торчит ключ!

Франц повернул ключ и открыл дверцу. Коробка, завёрнутая в коричневую бумагу, так и стояла на своём месте. Франц положил руку на коробку и аккуратно её ощупал. Под бумагой явно было что-то твёрдое. Но ведь и парусные лодки, и лыжные костюмы, и радио, и книги можно упаковать в твёрдую коробку!

Франц вздохнул, закрыл шкаф и вышел из спальни с дедушкиной фотографией.

Он уселся за письменный стол и начал срисовывать дедушку. Это было совсем нелегко! Более или менее похожими получились только усы, очки и оттопыренные дедушкины уши. К тому же Франц не мог как следует сосредоточиться. Он всё время думал о незапертом шкафе. А уж когда красная краска капнула дедушке на нос, всякая охота рисовать у Франца пропала. Скомкав рисунок, он бросил его в корзинку для мусора. Потом унёс дедушкину фотографию обратно в спальню и повесил её на гвоздь.

Рассказы про Франца и Рождество

Франц честно хотел сразу же выйти оттуда. Но шкаф притягивал его как магнит!

Франц правда не хотел снова открывать шкаф, но пальцы совершенно его не слушались. Они потянули за ручку дверцы, схватились за край коричневой коробки и оторвали кусочек обёрточной бумаги! В бумаге получилась дырка величиной с грецкий орех. А в дырке виднелся ярко-зелёный картон.

Парусная лодка, которую так хотел Франц, продавалась в полосатой сине-бело-красной коробке. Франц это точно знал. Но, может быть, мама купила какую-то другую модель, поменьше? Или побольше? Или другой фирмы?

Указательный и большой пальцы на правой руке Франца потянулись к дырке.

«Не трогайте её!» — предупредила пальцы голова. Но они и не думали слушаться и оторвали от упаковки длинную узкую полоску. От дырки до противоположного края коробки. Франц увидел ещё больше зелёного картона, на котором белыми буквами было написано:

НАБОР ДЛЯ КУКОЛЬНОЙ КУХНИ «МАЛЕНЬКАЯ ХОЗЯЙКА»

Франц чуть не расплакался, но храбро проглотил слёзы. Он повернул коробку так, чтобы сторона с надорванной бумагой смотрела на стенку шкафа. Потом захлопнул дверцу и убежал в свою комнату. Франц бросился на кровать, уставился на обои и почувствовал себя ужасно несчастным. Значит, на Рождество он получит кукольную кухню! Нет, такого просто быть не может! Это же безумие!

Но маму тут не в чем упрекнуть, Франц это понимал. Он сказал себе: «Конечно, мама думает, что мне понравится кукольная кухня! Ведь я всё время играю с Габи, как будто мы что-нибудь готовим. Откуда ей знать, что я такие игры ненавижу и соглашаюсь помешивать ложкой в этих дурацких кастрюлях только ради Габи?»

Потом Франц подумал: «Это наказание за то, что я залез куда не надо!»

Но тут же сам себе ответил: «Чушь! Если бы я не трогал коробку, кукольная кухня всё равно не превратилась бы в парусную лодку».

А напоследок решил: «Хорошо, что я посмотрел, что там. Ещё есть время всё исправить!»


С тех пор Франц всячески пытался намекнуть маме, что ему совершенно не хочется кукольную кухню. Он говорил ей:

— Габи меня просто из себя выводит! Всё время надо с ней в повара играть!

И ещё говорил:

— Это так глупо — готовить куклам! Всё, что затолкаешь им в рот, потом у них в животе заплесневеет!

И ещё:

— Я так рад, что я не девчонка. А то был бы таким же дурачком и любил бы готовить!

Франц говорил, а мама кивала. Через неделю Франц был совершенно уверен: она поняла! И пойдёт в магазин игрушек менять кухню на лодку!

Но за четыре дня до Рождества, проходя утром мимо спальни в туалет, Франц увидел, что дверца шкафа открыта, а коричневая ко робка так и стоит внизу. Ошибка исключалась! Франц её сразу узнал.

И разочаровался в этом мире!


Он страшно и ужасно разозлился на маму. Когда она спросила, что Франц хочет на ужин в сочельник, он злобно ответил:

— Клёцки со шпинатом и кровяную колбасу.

Чтоб всё было как положено!

Надо сказать, что клёцки, шпинат и кровяную колбасу Франц терпеть не может.

Мама очень удивилась.

— Франц, что с тобой? — спросила она. — Почему ты такой сердитый?

Но Франц, конечно, не мог объяснить маме, почему сердится. Кому же охота признаваться, что он тайком сделал что-то запрещённое строго-настрого? Франц даже Габи ничего не рассказал. Только Эберхарду, потому что он всегда понимает Франца. И всегда одобряет всё, что Франц делает.

Услышав про кукольную кухню, Эберхард возмутился чуть ли не больше самого Франца. И сказал:

— Раз твоей маме наплевать на твои желания, зачем тогда дарить ей ту дорогущую вазу? Это просто глупо!

Рассказы про Франца и Рождество

На вазу Франц копил уже несколько месяцев. Все карманные деньги, каждые пять шиллингов, подаренные бабушкой, все монеты, получаемые им от тётушек, — всё-всё оказывалось в свинье-копилке. Уже несколько месяцев Франц ничего себе не позволял, только чтобы подарить маме красивую синюю вазу!

— На твоём месте, — сказал Эберхард, — я просто купил бы на сэкономленные деньги парусную лодку. Это будет справедливо!

— Самому купить? — переспросил Франц.

Ему не очень понравилась эта идея.

Рассказы про Франца и Рождество

Но Эберхард принялся уговаривать Франца, и уговаривал его долго-предолго, пока наконец не убедил.

И не дал времени ещё раз всё обдумать.

Сразу после школы Эберхард повёл друга в игрушечный магазин. Как нарочно, этим утром Франц положил все сбережения себе в карман, чтобы по дороге из школы купить вазу для мамы.

Дойдя до магазина, Эберхард распахнул дверь, подтолкнул Франца к продавщице и объявил:

— Мой друг хочет купить сборную парусную лодку! Пожалуйста, покажите нам какую-нибудь недорогую модель!

Продавщица сняла с полки большую коробку. В сине-бело-красную полоску.

— Специальное предложение! — сказала она. — Отдаём за полцены, можно сказать, даром!

В коробке была та самая парусная лодка, которую так хотел Франц.

— Но обменять её потом будет нельзя, — предупредила продавщица.

— Мой друг и не захочет её менять, — уверенно сказал Эберхард.

Франц положил все свои деньги на прилавок. Эберхард добавил ещё десять шиллингов — лодка стоила больше, чем накопил Франц.

— Это мой тебе рождественский подарок! — сказал Эберхард.

— А у меня нет для тебя подарка… — огорчённо сказал Франц.

— После каникул подари мне десять решённых задач по математике, — предложил Эберхард. — Накалякай их левой рукой, и будет похоже, что это я писал.

Франц понёс парусную лодку домой. Нельзя сказать, чтобы он чувствовал себя счастливым. Дома он засунул коробку с лодкой под кровать.

И сказал себе: «Даже те подарки, которые даришь себе сам, надо открывать только в сочельник!»

И по правде сказать, он был очень рад убрать этот «подарок» куда-нибудь подальше.

Рассказы про Франца и Рождество


Очень сложный пазл

На следующий день — а это было уже двадцать второе декабря, и до сочельника оставалось всего два дня — Франц сидел в своей комнате и снова пытался нарисовать дедушку. На этот раз — восковыми мелками, потому что от них не оставалось клякс. Тут в дверь позвонили. Послышалось шушуканье, шаги и снова шушуканье, а потом Франц отчётливо услышал, как Габина мама сказала:

— Лучше я сразу отнесу её в машину.

И входная дверь захлопнулась. Франц отложил мелки, встал и подбежал к окну. Он хотел посмотреть, что Габина мама понесёт в машину. Открыл окно и свесился вниз. Ждать пришлось недолго. Мама Габи вышла из дома, и Франц увидел, что она несла… Коробку, завёрнутую в коричневую бумагу, вот что! От ужаса он перестал дышать. На ветру трепетала длинная бумажная полоска! А через надорванное место просвечивало что-то ярко-зелёное!

Франц выскочил из своей комнаты. И побежал в гостиную к маме… Зачем — он и сам не мог объяснить. Но когда Францу очень-очень плохо, ему нужно к маме! Около двери в кухню Франц столкнулся с Йозефом.

— Эй, клоп, что с тобой? Где-то пожар? — спросил Йозеф.

От волнения у Франца опять появился чудной голос. Он пропищал:

— Ты знаешь, что сейчас унесла Габина мама?

— Знаю, — сказал Йозеф. — Подарок для Габи.

— А почему он был у нас?

— Потому что Габи любопытная, как сорока! — ответил Йозеф. — Дома она все шкафы обшаривает — подарки ищет.

Франц сел на пол перед кухонной дверью, подтянул коленки, положил на них голову и заколотил кулаками по затылку.

Пришла мама и спросила, не нужно ли Франца утешить.

Пришёл папа и спросил, не нужно ли Францу помочь.

Франц не хотел ни утешений, ни помощи.

Подошёл Йозеф, слегка пнул Франца и сказал насмешливо:

— Прекрати, балбес!

Вот уж этого Франц стерпеть не мог! Он вскочил, побежал к себе в комнату и вытащил коробку с парусной лодкой из-под кровати. Потом натянул куртку, впрыгнул в сапоги и, крепко прижав к себе коробку, выбежал из квартиры.

Мама и папа закричали ему вслед:

— Куда это ты собрался?

Рассказы про Франца и Рождество

Но Франц ничего им не ответил. Он выбежал из дома, рванул по Заячьему переулку, повернул на Главную улицу и помчался дальше. Франц бежал не останавливаясь. В боку закололо. Пару раз он поскальзывался на льду и падал. Но снова вставал и бежал дальше. Наконец, совершенно выдохшийся, он добрался до дома престарелых, где жила бабушка. Бабушка сидела с какой-то пожилой дамой и каким-то пожилым господином в общей гостиной. По телевизору шёл старый-престарый фильм про любовь. Но когда к ним вбежал мокрый от пота, задыхающийся Франц, телевизор они сразу выключили.

Прошло довольно много времени, прежде чем бабушка, пожилая дама и пожилой господин поняли, о чём же Франц пищит.

Дама и господин хотели дать Францу денег, чтобы он всё-таки смог купить маме вазу. Но бабушка не разрешила. Она сказала:

— Проблема не в том, что Францу не хватает подарков, а в том, что у него на один подарок больше, чем нужно!

Бабушка взяла внука за руку и повела к себе в комнату. Она сказала:

— Мы справимся с твоими трудностями! Нам поможет обмен.

Бабушка достала из шкафа красивую красную вазу и сказала:

— Я возьму у тебя лодку, а ты получишь вазу! Красный цвет твоей маме нравится не меньше синего!

Франц схватил вазу и облегчённо вздохнул. Но, вздыхая, подумал:

«Зачем бабушке лодка? Ей вроде такой обмен ни к чему».

Но тут бабушка сказала:

— Я хотела подарить эту вазу моей соседке. Но недавно она как раз сказала, что не очень-то любит цветы. Так что затея с вазой была не слишком удачной.

— А что ты теперь подаришь соседке? — спросил Франц.

Бабушка порылась в шкафу и вынула оттуда какую-то книжку.

— Вот это! — сказала она. — Её я хотела подарить нашему вахтёру. Но он не очень-то любит читать. Так что затея с книжкой была не слишком удачной.

— А что же ты теперь подаришь вахтёру? — спросил Франц.

Бабушка ещё немножко порылась в шкафу и вытащила красный шарф.

— Вот что! — сказала она. — Этот шарф я хотела подарить твоему дяде Эрвину. Но красный цвет ему всё равно не идёт. Так что и эта затея была не слишком удачной.

— А что же ты теперь подаришь дяде Эрвину? — спросил Франц.

— Для него у меня есть кое-что интеллектуальное! — воскликнула бабушка и, как фокусник, достала из шкафа коробку с шахматами.

— Они предназначались твоему папе, — сказала бабушка. — Но ему с такой хитрой игрой всё равно не справиться. Так что и здесь я ошиблась.

— Значит, теперь папа останется без подарка? — озабоченно спросил Франц.

— Ну почему же? — ответила бабушка. — Ему достанется парусная лодка! Недавно он мне жаловался, что в детстве у него было очень мало игрушек.

И ещё бабушка сказала, что теперь всё стало на свои места. Теперь каждый получит правильный подарок.

И за всё это надо благодарить Франца!

Домой Франц вернулся довольно поздно. Мама и папа сильно на него ругались.

— Так нельзя! — говорили они. — Убежал и даже не сказал куда!

Франц покорно снёс все упрёки и сказал только:

— Простите, пожалуйста, это было очень важное дело.

— Можно узнать, что же это за дело такое? — спросил Йозеф.

— Очень-очень сложный пазл! — ответил Франц. — И мы с бабушкой его собрали!

Рассказы про Франца и Рождество

Гениальная идея

Двадцать третьего декабря Франц и Габи в десять часов уже пришли из школы. Остановившись перед квартирой Франца, Габи сказала:

— Через пять минут будем дарить подарки. Не опаздывай! В одиннадцать мы уезжаем!

Ровно через пять минут Франц звонил в дверь Габи. Под мышкой у него был зажат подарок — бумага для писем. Её купила для Франца мама. И до сих пор не взяла с него денег. Франц очень надеялся, что мама и дальше будет такой забывчивой. После покупки парусной лодки в кошельке у него не осталось ни гроша. А следующие карманные деньги ему выдадут только в новом году.

Рассказы про Франца и Рождество

Дверь открыла Габи. Она была в полном отчаянии.

— Кукольная ёлочка сломалась! На ней свечки не горят… — захныкала она. — А папа с мамой такие противные, не хотят её чинить!

— Что значит — не хотят?! — загремел Габин папа. — Мы же не электрики!

А Габина мама крикнула:

— У нас времени нет! Надо чемоданы паковать!

— Ладно, — сказал Франц, — можно и без свечей.

Если тебе собираются вручить три отвёртки, без праздничного освещения вполне можно обойтись, решил Франц. Но Габи продолжала хныкать, и её мама сказала:

— Ну, возьми настоящие свечки, раз тебе так хочется. Кажется, в шкафу осталась одна коробка с ёлочными украшениями.

Габи принесла из шкафа коробку и успокоилась.

— Так будет ещё праздничнее! — воскликнула она, вытолкала Франца в гостиную и усадила на диван.

— Жди тут! Я тебя позову, когда всё будет готово. Чтобы получился сюрприз!

Франц устроился поудобнее и стал ждать. Прошла минута, прошла другая, потом ещё две, и ещё. Францу стало скучно. Он встал. Походил туда-сюда по гостиной. И проходя мимо комода, увидел на нём два небольших серебристых свёртка. Одинаково узких и одинаково длинных. Оба были перевязаны красной ленточкой. Под ленточкой на каждом свёртке лежала карточка. На одной было написано «ДЛЯ ФРАНЦА», а на другой — «ДЛЯ ПЕТЕРА».

Рассказы про Франца и Рождество

Франц подумал: «Неужели этому воображале она тоже подарит три отвёртки?»

И Франц ощупал свёрток «ДЛЯ ПЕТЕРА». В середине там было что-то твёрдое и круглое, а справа и слева от этого — что-то длинное и мягкое. И ещё Франц кое-что услышал: из свёртка раздавалось тиканье!

Нет, это уже ни в какие ворота не лезет!

Франц должен получить три отвёртки, а этот Петер — часы!!!

«Вот возьму и уйду сейчас домой, — подумал Франц. — Вместе с бумагой для писем. И за всю жизнь больше не скажу Габи ни единого слова!»


Франц уже сделал шаг, чтобы выйти в коридор, как вдруг его озарила гениальная мысль! Он повернулся и бросился обратно к комоду. Вытащил обе карточки из-под ленточек и положил карточку «ДЛЯ ФРАНЦА» на свёрток для Петера, а карточку «ДЛЯ ПЕТЕРА» — на свёрток для Франца.

Только он успел всё это сделать, как вернулась Габи.

— Ну, начинаем! — крикнула она, взяла пакетик с карточкой «ДЛЯ ФРАНЦА» и повела Франца в свою комнату. Там всё было устроено очень празднично. Шторы задёрнуты, через комнату протянута верёвка, и к ней привязаны брызгающие искрами бенгальские огни. На письменном столе лежат сверкающие ёлочные шары, а между ними расставлены горящие красные свечки. С люстры свисает «дождик».

Всё это Францу ужасно понравилось!

Он спел вместе с Габи «О, ёлочка! О, ёлочка!», а потом вручил ей бумагу для писем. А Габи вручила Францу свёрток с карточкой «ДЛЯ ФРАНЦА».

Габи тут же разорвала обёртку своего подарка. И от радости запрыгала по комнате на одной ножке:

— Я так хотела эту бумагу! Франц, ты прелесть!

А потом сказала Францу:

— Ну, открой же свой подарок!

Франц развязал красный бантик на свёртке.

— Надеюсь, тебе понравится, — сказала Габи.

Франц отклеил кусочки липкой ленты от серебристой бумаги, в которую был завёрнут подарок.

— Это такой очень практичный подарок, — сказала Габи.

Франц развернул серебристую бумагу. Он встал при этом так, чтобы Габи не видела, что в ней лежит.

— О, Габи! — воскликнул он. — Ты тоже прелесть!

Габи пропрыгала на одной ножке до двери, распахнула её и закричала:

— Мама! Он рад! Ты была неправа!

Обернувшись к Францу, Габи сказала:

— Мама говорила, что это не подходящий для тебя подарок.

Франц вынул из бумаги часы. У них был красный ремешок, белый циферблат, а вместо цифр — двенадцать маленьких красных сердечек. Совершенно роскошная вещь!

Франц высоко их поднял и крикнул:

— Вот как раз это я и хотел!

Габи уставилась на часы. С открытым ртом и выпученными глазами.

Франц сказал:

— Мы же лучшие друзья и поэтому знаем, что кому нравится.

— Но вообще-то… — пробормотала Габи, — вообще-то…

И замолчала. Вид у Габи был такой, словно у неё болят зубы.

— Что-нибудь не так? — спросил Франц.

Габи отвернулась и довольно долго молчала.

А потом сказала:

— Нет, нет, ничего. Всё так.

Франц поцеловал Габи в правую щёку, а потом в левую.

— Весёлого Рождества! — сказал он и побежал домой, прихватив часы с сердечками.

Совесть его не мучила. Как раз наоборот — он был уверен, что просто исправил очевидную, многолетнюю несправедливость!

Рассказы про Франца и Рождество

Семейная флотилия

Такого замечательного Рождества, как в этом году, у Франца никогда ещё не было!

Он теперь не мог подарить Йозефу отвёртки и вручил брату свои старые часы. Подарок пришёлся очень кстати, потому что свои часы тот недавно потерял в бассейне.

Йозеф был растроган таким подарком. И все праздничные дни вёл себя с Францем очень дружелюбно. А папа, получивший парусную лодку, чуть не потерял голову от счастья. И целовал бабушку каждые десять минут. Под ёлочкой, конечно, лежала и парусная лодка для Франца. Франц радовался как слон, что папа с головой ушёл в свою лодку и не мешает сыну собирать свою.

Рассказы про Франца и Рождество

Йозеф Францу тоже не мешал, потому что был занят сборкой той лодки, которую Францу подарили тётушки. Франц великодушно отдал её Йозефу. А на следующий день после Рождества в гости пришёл дядя Эрвин и принёс ещё две лодки! Одну для Йозефа, другую для Франца.

За них тут же рьяно взялись мама и бабушка. Теперь уже все сидели вокруг ёлки и так увлечённо мастерили, что ещё чуть-чуть — и в праздничный вечер пришлось бы остаться голодными.

Время от времени кто-нибудь говорил:

— Пора бы уже пойти на кухню и что-нибудь приготовить!

Но никто не двигался с места. Все возились со своими лодками. Так что в конце концов на кухню пошёл рассерженный дядя Эрвин:

— Ничего себе — в гости пригласили! Даже рождественского гуся приходится жарить самому!

Рассказы про Франца и Рождество

Примечания

1

В Австрии зимние школьные каникулы начинаются 23 декабря, за день до Рождества. — Прим. пер.




home | my bookshelf | | Рассказы про Франца и Рождество |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу