Book: Королевские аметисты



Королевские аметисты

Дэй Леклер

Королевские аметисты

Глава первая

Маунтин-Рош, княжество Вердон, Вердония

С силой сжимая телефонную трубку, принц Лэндер Монтгомери произнес низким голосом:

– Арнод, ты должен мне. Многие годы ты был моим должником. Пришло время расплатиться, и я придумал отличный способ, как это сделать.

– Я ничего тебе не должен, – огрызнулся Джок.

Голос его был отчетливо слышен, словно он находился не за тысячи миль, а в соседней комнате.

– Ты со своими закадычными друзьями превратил мою жизнь в Гарварде в невыносимую. Тебе ещё повезло, что я не пытался вернуть долг, но теперь, раз ты нашел время и напомнил мне о старых добрых временах, я могу и передумать.

Лэндер не поверил своим ушам.

– Решил вернуть долг? Через столько лет?

– А почему бы нет? Скоро вы узнаете об этом из первых рук, Ваше Высочество.

– А у тебя хорошая память. Я думал, ты уже забыл о выпускном вечере. – Лэндер сделал паузу. – Не говоря уже о данном тобой обещании.

Джок едва слышно выругался в трубку.

– Я был не в своем уме, когда давал, это обещание.

– Не сомневаюсь. Но ты его дал. Или скандально известный Джок Арнод не выполняет своих обещаний? Учитывая твое происхождение, мне кажется честь для тебя превыше всего.

В трубке царило молчание. У Лэндера даже мелькнула мысль, не слишком ли он надавил.

– Чего ты хочешь, Монтгомери? – послышалась на другом конце провода.

Лэндер постарался скрыть вздох облегчения.

– Хочу обсудить деловое предложение, – вкрадчивым голосом ответил он.

– В эту субботу я даю благотворительный бал. Слышал, ты будешь поблизости.

– Ну, если ты считаешь, что Париж – это близко.

– Это, черт возьми, ближе, чем Даллас! Куда мне прислать приглашение?

– На корпоративную штаб-квартиру. Хочу кое-кого позвать на твой бал, поэтому направь два приглашения.

– Я пошлю их с курьером сегодня же.

– Ты так и не сказал, – в голосе Джока прозвучали нотки любопытства. – Чего ты хочешь от меня?

Лэндёр довольно усмехнулся. Это хорошо, что у него появилось любопытство, даже очень хорошо.

– Ничего особенного, Джок. Хочу, чтобы ты спас Вердонию.


Она опаздывала. Непростительно опаздывала.

Джулиана Роуз мысленно умоляла таксиста поторопиться, обогнать огромный поток машин, движущихся по улицам столицы Вердонии – Маунтин-Рош, и доставить ее к дворцу, где она еще успеет насладиться торжественным вечером. Глядя в окно, Джулиана старалась понять, сколько еще ехать.

Вдали, на вершине холма, возвышался дворец, сверкая – серебром в лунном свете. Грациозные башенки придавали ему сказочный вид. Как хотелось Джулиане поверить в сказку со счастливым концом!

Это был – ее самый первый бал, награда за работу в благотворительной организации Арнода «Ангелы». А сейчас все складывалось так, что она могла и не попасть на этот бал. Разве прибытие туда после королевской семьи не является строжайшим табу? Пустят ли они ее вообще? Или остановят у входа, не позволив даже заглянуть?

Когда такси свернуло на извилистую подъездную дорогу к дворцу, Джулиана постаралась больше не думать о своей прическе и о шелковом платье, вырез которого казался ей слишком откровенным. Наконец такси проехало дворцовые ворота и остановилось у центрального входа.

– «Логово Льва», – объявил водитель на превосходном английском. Этот язык являлся вторым официальным языком княжества, поэтому большая часть населения говорила на нем достаточно бегло. Даже дети, с которыми работала Джулиана, знали его вполне неплохо.

– Почему «Логово Льва»? – поинтересовалась девушка.

Водитель пожал плечами.

– Потому что принц Лэндер – Лев города Маунтин-Рош.

Джулиана быстро поблагодарила его за услуги и, добавив к оплате за проезд чаевые, вышла из машины. Она понимала, что опаздывает, но не хотела спешить, наслаждаясь красотой окружающей обстановки. Обычно она не решалась посещать такие мероприятия. Но это была Вердония, небольшая европейская страна, которая редко привлекала внимание средств массовой информации и находилась вдали от вездесущих папарацци. Здесь никто не знал ее настоящего имени – Арнод. Она пользовалась своим первым и вторым именем и звалась Джулианой Роуз, работником благотворительного приюта, приглашенным на бал буквально в последнюю минуту.

Сегодня вечером перед ней открывалась невиданная возможность побыть самой собой, не беспокоясь о том, во что она одета, что говорит и с кем танцует. И к черту последствия!

Лакеи вытянулись в линейку вдоль всего огромного холла, словно указывая ей дорогу. Как Джулиана и подозревала, она оказалась единственной гостьей, еще не дошедшей до танцевального зала. Высокие каблуки выбивали дробь по бесконечному простору мраморного пола. И с каждым новым шагом она все больше ощущала себя Золушкой из волшебной сказки, хотя ее платье в полночь не превратится в лохмотья, а такси не станет тыквой.

Пройдя между величественными колоннами, девушка оказалась на огромной лестничной площадке, с которой открывался вид на зал. На лестнице стоял дворецкий. Джулиана задержалась на секунду, чтобы осмотреться. Огромные букеты цветов в роскошных вазах наполняли зал пьянящими ароматами. Стеклянные двери были распахнуты настежь, и мягкий летний бриз гулял по залу, заставляя волноваться горевшие свечи. Джулиана посмотрела на ступеньки, ведущие вниз, и увидела его. Он стоял у самого края ступенек и, казалось, ждал только ее.

Высокого роста, великолепно сложенный. Даже стоя на самом верху, Джулиана не могла не заметить, насколько впечатляет его рост. На нем был черный смокинг, который он носил с изящной непринужденностью, вьющиеся каштановые волосы с выгоревшими на солнце прядками были зачесаны назад. Высокие скулы и крепкий квадратный подбородок свидетельствовали об упрямом характере. Но больше всего она была очарована его ртом. Он совсем не сочетался с жесткими линиями его лица и подбородка. Полные чувственные губы могли доставить истинное удовольствие женщине.

Взгляды их встретились, и они некоторое время смотрели, не отрываясь, друг на друга. Джулиана почувствовала, что низ ее тела охватил жар и, подогреваемый страстным желанием близости, сладкой истомой медленно разлился по всему телу. В свои двадцать пять лет она никогда не испытывала ничего подобного. Она слышала о страстных женщинах, но считала, что сама к ним не принадлежит. А теперь испытала такой силы желание, что едва могла сдерживать себя.

Джулиана знала этого человека, хотя они никогда не встречались. Узнавание произошло на каком-то первобытном уровне. Она знала, что он сильный, властный, что он – лидер и уже решил, что она будет принадлежать ему.

Она хотела отступить назад. Джулиана не первый раз имела дело с сильными, властными людьми. Они приносили одни неприятности, требуя полного подчинения и считая всех и каждого объектом для завоевания. Самым безопасным было вызвать такси и сбежать отсюда. Была только одна проблема.

Джулиана тоже хотела его.

Бегство или противостояние? Здравый смысл или безумие? Она раздумывала только секунду, потом гордо вскинула голову. К черту все! У нее никогда не было свободы выбора. Сегодня наконец появился шанс, и она намерена ухватиться за него двумя руками. Подобрав подол шифоновой юбки, Джулиана начала спускаться по ступенькам навстречу своей судьбе.


Принц Лэндер Монтгомери стоял у подножия лестницы, ведущей в танцевальный зал, и смотрел на прекрасное видение, стоящее наверху безмолвно, как статуя. Женщина была изумительно красива, ее фигура вызывала у мужчин восхищение. Волосы, уложенные в сложную прическу, поначалу показались ему темными, но потом женщина вышла на свет, и они вспыхнули рыжим пламенем, как горящие угольки. Лэндеру они напомнили знаменитые аметисты Вердонии, в которых сквозь оттенки голубого и розового пробивались красноватые искры. Этот камень с удовольствием покупали в Европе.

На незнакомой красавице было элегантное серебристое платье с короткими рукавами и глубоким декольте. Взгляд ее скользил по танцевальному залу, а на губах играла улыбка. Наконец она посмотрела в его сторону.

Господи, это был один из самых интимных взглядов, которые Лэндеру приходилось замечать на себе, – открытый и прямой. Он почувствовал растущее напряжение и сильное желание. Один только взгляд, и он уже знал, что незнакомка должна принадлежать ему. Неважно, почему и как. Прежде он никогда не терял контроль над собой, во всяком случае из-за женщины, и всегда сам устанавливал правила. Это было его право, и он пользовался им в полной мере.

До сих пор.

Джулиана отдала свой пригласительный дворецкому и стала спускаться по ступенькам. При каждом ее движении платье переливалось серебром, Лэндер мысленно похвалил дизайнера, создавшего этот наряд. Дорогая тонкая ткань плотно облегала ее бедра и постепенно расширялась книзу, многослойная юбка волновалась у колен при каждом шаге, открывая стройные ноги.

Все это напоминало сцену из сказки о Золушке, правда, у реального принца не было намерения влюбляться. Увлечься – да. А любить – это возможно только в сказке.

На последней ступеньке Джулиана остановилась, продолжая смотреть на него в упор. В ее глазах цвета золотистого меда Лэндер прочел одержанное восхищение и огонек страсти, тепло которого он почувствовал даже на расстоянии. В мужчине проснулся хищник. Ему захотелось, чтобы эта женщина смотрела на него и только на него.

Среди гостей послышались удивленные возгласы. Вердония – небольшая страна, и присутствовавшие на вечере знали друг друга. После смерти отца Лэндер впервые проводил бал. Появление таинственной незнакомки привлекло всеобщее внимание. Лэндер подошел к ней поближе, пока никто из мужчин, оставшихся без пары, не увлек ее в танце.

– Добро пожаловать, – поприветствовал он Джулиану.

– Я вас жду.

В ее глазах промелькнула настороженность.

– Мы знакомы?

Глупый вопрос. Неужели она думает, что они – могли встретиться и не запомнить друг друга?

– Нет, мы не знакомы, но я надеюсь, что все изменится.

– Я ошиблась, – пробормотала Джулиана. Сильный акцент выдал ее американское происхождение, – Я думала, мы встречались раньше и я просто забыла.

– Нет, это была всего лишь неуклюжая попытка с моей стороны познакомиться с вами. Оказывается, у меня нет никакого опыта.

– В таком случае, – откликнулась незнакомка, – можете попрактиковаться со мной. Я буду терпелива. Она слегка наклонилась и понизила голос, – я думала, меня не пустят сюда после прибытия королевской семьи. А вы знаете правила-этикета? Я должна с кем-нибудь поговорить? Извиниться?

– К примеру, с принцем Лэндером? – поддразнил он ее с улыбкой.

Она вся вспыхнула, вызвав его удивление.

– Только не с ним. Не мне водить дружбу со знатными людьми. Если я кого-то из них встречу, сразу же покину дворец.

Лэндер постарался сохранить беспристрастное лицо. Если эта женщина не лжет, значит, она не узнала его. Поэтому надо оградить ее от ненужных подробностей.

– Так случилось, что я знаком с правилами этикета, – грустно произнес Лэндер. – Вы пропустили приветствие, и замечательно, потому что это очень нудная процедура. Но вы совершили серьезный промах, приехав так поздно. Поэтому, пока вас никто не заметил, разумнее сразу пойти танцевать.

По ее лицу пробежала тревожная тень, но мотом она увидела веселую искорку в его глазах и улыбнулась.

– В этом зале кто-нибудь умеет танцевать?

Лэндер окинул взглядом танцующих и покачал головой.

– Я бы не стал рисковать. Вы опоздали, поэтому либо вы танцуете со мной, либо отправляетесь в темницу.

Джулиана широко распахнула глаза, притворившись испуганной.

– В темницу?

– Боюсь, что да. Во всем виноват принц Лэндер. Он очень серьезно относится к установленным правилам.

– Значит, выбор невелик: либо танцевать с вами, либо оказаться в темнице. – Джулиана сделала вид, что раздумывает. – Я буду танцевать с вами.

С этими словами она приняла предложенную руку. В тот момент, когда их руки соприкоснулись, Джулиане показалось, что время остановилось, звуки пропали, а свет стал тусклым. Ее длинные пальцы переплелись с его пальцами, и Лэндер почувствовал одновременно их силу я мягкость. Он понял, что ему будет тяжело отпустить ее.

Он не сводил с нее глаз, и у Джулианы участилось дыхание, а пульс забился в сумасшедшем ритме. Полураскрытые губы и легкое движение бедер навстречу. Самый таинственный женский сигнал, дающий ему разрешение взять то, что он хотел. Лэндер прижал ее к себе и время вернулось в прежний ритм.

У принца хватило выдержки и хладнокровия сделать первый шаг в зазвучавшем вальсе, и они закружились по залу. Она оказалась замечательной танцовщицей. С каждым новым кругом он усложнял движения и с радостью отмечал, что она мгновенно подстраивается под него.

Его дразнил запах ее духов.

– Какими духами вы пользуетесь? Мне этот запах незнаком.

– Это подарок, – она смущенно замолчала. – Специальный аромат с номером 1794А.

Лэндера раздирало любопытство. Кто подарил ей эти духи? Муж? Любовник? Вот черт! Почему его это волнует? Он сжал зубы и постарался отвлечься от назойливых мыслей:

– А как вы их назвали?

Джулиана с удивлением посмотрела на него.

– Как я их назвала? Вы шутите?

– У вас есть духи, сделанные специально для вас, а вы не придумали им названия? Кстати, мы не познакомились. Как вас зовут?

– Джулиана Роуз. – В ее глазах появился озорной огонек. – А мне называть вас Принц Очарование?

Он бросил на нее быстрый подозрительный взгляд, но не почувствовал никакого подвоха.

– Есть те, кто будет против, – ответил он, уклоняясь от ответа. – Я могу показать вам сад, а остальное подождет до следующего вечера.

Джулиана снова улыбнулась.

– Иначе говоря, нам разрешено прогуляться по саду, а во дворец доступа нет. А я думала, вы влиятельный человек с неограниченной властью.

Лэндер оцепенел от неожиданности.

– Почему вы так решили?

– Интуиция.

– Вы меня знаете? – требовательно спросил он.

Она немного отодвинулась от него.

– А я должна вас знать?

– Вердония – маленькая страна.

– Но я не из Вердонии.

– Если не ошибаюсь, вы – американка. Но вы так и не ответили на мой вопрос.

– Да, я американка.

Черт возьми, он не об этом ее спрашивал!

– Нет, я вас не знаю. Просто если у двух незнакомых людей появилась возможность вместе насладиться единственным вечером, почему бы не воспользоваться ею?

– Так вы за этим пришли сюда? Встретить незнакомого человека и провести с ним вечер? Современное толкование понятия «на одну ночь»?

Она как-то отстраненно посмотрела на него.

– Я пришла сюда, потому что получила приглашение на бал. И мне придется довольствоваться только одним вечером, после этого я вернусь в обычную жизнь. Одна ночь на королевском балу ничего не изменит.

– Тогда я предлагаю извлечь максимальную пользу из нашего совместного вечера. Вы прежде бывали на балах?

– Нет. По крайней мере, на подобных.

– Вы производите совсем другое впечатление. Носите платье от кутюр, на вас обувь ручной работы, за которую среднему горожанину надо отдать месячную зарплату. – Он почувствовал ее смятение. – Продолжать?

– Как хотите.

– Вы вошли во дворец, словно принцесса Вердонии. Гордая. Уверенная. Непринужденная. Даже если никогда не бывали на королевском балу, вы тем не менее привыкли бывать на других изысканных мероприятиях, не так ли?

– Возможно, на одном-двух, – сдалась Джулиана.

Она только подогрела его любопытство.

– А почему вы так старательно скрываете это?

– Потому что все это в моем прошлом. Мое платье, – она провела рукой по тонкой ткани, – эти туфли и даже мое приглашение – подарки. Если бы их не было, меня бы тоже не было здесь. Я больше не получаю удовольствия от такой жизни.

Лэндер ни на секунду не усомнился, что здесь замешан мужчина. Неужели она была любовницей какого-то состоятельного человека? Игрушкой для богатого и властного? Любой мужчина был бы счастлив, если бы такая женщина удостоила его своим вниманием. Эта мысль привела его и ярость, разбудила в нем примитивное чувство собственника, которое прежде Лэндер никогда не испытывал. Какая ему разница – с кем она была или сколько их было? Сейчас она была с ним. И если удача улыбнется ему, чуть позже красавица будет и его постели.

– Значит, вы решили оставить ту жизнь позади, – начал Лэндер. – Или так было только до сегодняшнего дня?

– Ну.

Ему почудилась насмешка в ее голосе, Это же королевский бал. Какая женщина может устоять от такого соблазна?

Танец закончился, и она быстро выскользнула из его объятий.

– Тогда позвольте мне сделать этот вечер незабываемым.

Такое предложение дало ему повод прикоснуться к ней снова, взять ее за руку и привлечь к себе. Лэндер словно поставил на ней невидимую печать «мое». Не выпуская ее руки из своей, он повел Джулиану в прилегающий к танцевальному залу павильон, где были сервированы легкие закуски. Он взял блюдо из китайского фарфора, украшенное фамильным гербом Монтгомери, и наполнил его разными лакомствами. Окунул в растопленный шоколад клубнику и предложил Джулиане.



– Пойдемте, я знаю тихое место, где все это можно спокойно съесть.

Мимо накрытых столов Лэндер вывел Джулиану в сад. По обеим сторонам гравийных дорожек стояли красивые фонари. Он быстро свернул на боковую, едва заметную дорожку.

– Вы хорошо ориентируетесь, – заметила Джулиана.

– Бывал здесь прежде пару раз.

Дорожка привела их к резной беседке, увитой виноградной лозой и белыми розами, ароматом которых был напоен воздух. Лэндер сорвал один цветок и, удалив колючки, воткнул его Джулиане в прическу. Его рука коснулась шелка волос, нежной кожи лица и шеи.

– И все-таки, как вы попали сюда? – требовательно спросил он.

– Это имеет значение?

– Нет, сейчас имеет значение кое-что другое.

Он отставил блюдо, они не были голодны.

Лэндер скользнул руками вверх по ее обнаженным рукам, запустил пальцы в каштановые волосы и привлек ее к себе. Она без сопротивления подалась ему навстречу. Сейчас ее глаза казались темными, сердце глухо стучало, сбиваясь с привычного ритма.

Лэндер всегда отличался дисциплинированностью и уравновешенностью, в отличие от его младшего брата и сестры, которые всегда были излишне импульсивны. А теперь один лишь взгляд на Джулиану будил в нем такое дикое желание, которое он был не в состоянии контролировать. Его не заботило, что всего через несколько месяцев в Вердонии определят, быть ему королем или нет. Его не интересовало, что пресса уделяет ему пристальное внимание. Его даже не волновало, что, скорее всего, эта женщина не сможет стать ему подходящей женой. Сейчас ему было необходимо лишь найти способ заполучить се в постель.

Лэндер наклонил голову и прильнул к ее губам. Легко и небрежно, просто чтобы почувствовать их вкус.

Первый поцелуй был быстрым и нетерпеливым, это был поцелуй двоих, открывающих новый, неотразимый вкус. Потом пришло чувство любопытства, и каждому захотелось узнать мельчайшие детали о партнере. А затем наступил черед медленного и томного поцелуя, когда оба просто смаковали то, что открыли друг в друге.

Он крепче стиснул ее в своих объятиях, и поцелуй стал требовательным и страстным, заставил их забыть обо всем на свете. Лэндер слышал ее стоны и сам был готов зарычать от остроты желания. Неважно, какие препятствия ему придется преодолеть, неважно, кто встанет на его пути, но эта женщина принадлежит ему, и он намерен овладеть ею.

Глава вторая

Она пропала. Совсем пропала.

Джулиана отвечала на его поцелуи, и у нее было такое чувство, словно до сих пор ее никто ни разу не целовал. Она откликнулась на его призыв всем своим существом, выпуская на свободу жажду, которая давно томилась в ней и ждала своего часа. Она вдруг поняла, что готова была отдаться ему прямо здесь.

Он обхватил руками ее ягодицы и притянул вплотную к своим бедрам. У него были большие и сильные руки, и Джулиане хотелось, чтобы он не отпускал ее. Сгорая от нетерпения, она сняла с него галстук-бабочку, быстро пробежалась пальцами по пуговицам рубашки и наконец коснулась разгоряченной кожи груди. Лэндер тоже быстро нашел застежку платья на ее шее, и короткие рукава соскользнули вниз. Он осторожно потянул вниз корсет, полностью обнажив ее грудь. На какое-то мгновение оба замерли, и только шумное дыхание выдавало их чувства. Запах роз смешивался с запахом желания.

– Как ты прекрасна! – пробормотал Лэндер.

– Я хочу тебя, – с нервным смешком сказала Джулиана. – Пусть это сумасшествие, но это так. Наверное, здесь в воздухе витают какие-то флюиды.

– А может быть, это судьба, что мы оказались здесь? – пожал плечами Лэндер. Не в состоянии больше сдерживать себя, он коснулся пальцами нежных сосков.

– Я даже не знаю твоего имени, – попыталась возразить Джулиана.

Он продолжал ласкать ее грудь, потом наклонился и коснулся губами розового бутона, Джулиана разрывалась между доводами здравого смысла и всепоглощающей страстью. Она хотела этого мужчину, жаждала его поцелуев, его прикосновений, его тела. Никогда прежде с ней такого не случалось, никогда прежде не испытывала она столь неудержимого желания. Даже со Стюартом, который в конце концов обманул ее, Джулиана никогда не теряла контроля над собой. Сейчас она была готова с головой броситься в бурную реку страсти, потому что этот человек завладел всеми ее мыслями и чувствами.

– Здесь нельзя, – слабо возразила она. – Кто-нибудь может заметить нас.

– В таком случае у нас есть два варианта. Мы можем новое прекратить или продолжить где-то в другом месте. Твое решение.

Лэндер произнес это абсолютно спокойным голосом. Не выпуская женщину из своих объятий, он в то же время никак не старался повлиять на ее решение. Он предлагал ей четкий выбор, давал возможность отступить, пока еще было время.

Но она уже приняла единственное для себя решение. Джулиана обняла его за шею, нашла его губы и поцеловала его. Это было восхитительно, за гранью фантастики. Если это сон, она согласна спать вечно. Он предлагал ей мир, которого она никогда не знала, но который больше всего хотела познать. Мир страсти и соблазна.

– Я хочу пойти куда-нибудь еще, – ответила она, сама поражаясь легкости и простоте ответа. – Я очень хочу пойти с тобой.

С триумфальным возгласом Лэндер заключил ее в свои объятия. Джулиана уже была готова потребовать, чтобы он вел ее в свой сказочный замок, как вдруг из-за кустарника послышалось чье-то деликатное покашливание. Они тотчас перешли в тень, и Лэндер прикрыл платьем ее наготу.

– Я не вовремя, Лэндер? – спросил смеющийся голос.

– Черт возьми, Джок! Еще пара минут – и мы бы ушли.

Джулиана оцепенела. Нет, пожалуйста, нет! Этого не может быть. Она бросила быстрый взгляд в сторону, и ее худшие опасения подтвердились. Ей пришлось выждать пару секунд, чтобы прийти в себя. Обойдя человека, которого Джок назвал Лэндером, она вышла на дорожку, залитую лунным светом. Интересно, почему прозвучавшее из уст Джока имя вызвало в ней смутную тревогу?

– Привет, Джок, – обратилась она к брату.

– Джулиана? – с недоверием произнес он.

Лэндер, сузив глаза, смотрел поочередно на них двоих.

– Вы знакомы?

– Я работаю в благотворительной организации Арнода «Ангелы», – произнесла Джулиана, бросив на брата предупредительный взгляд.

Она не хотела, чтобы стало известно об их родстве. К ее облегчению, брат понял знак и с пониманием кивнул в ответ.

– Я не знала, что мистер Арнод будет здесь сегодня вечером. Простите меня. Лэндер, правильно? – И все-таки ей знакомо это имя. Где она его слышала? – Я вас оставлю.

Джок выгнул бровь.

– Нельзя быть такой невоспитанной, моя дорогая. С его высочеством надо разговаривать уважительно. В конце концов, он твой хозяин.

Лэндер попытался вставить слово, но досадно пробурчав что-то, замолчал.

– О чем ты говоришь? – спросила она у Джока, хотя в глубине души знала ответ. Это имя было знакомо ей, и если бы она не была одурманена его поцелуями, то давно бы догадалась.

Джок рассмеялся.

– А ты не знаешь? Человек, с которым ты только что целовалась, не кто иной, как принц Лэндер. А еще точнее, принц Лэндер Монтгомери, будущий князь Вердонии.

Нет, этого просто не может быть! Как причудливо распорядилась судьба, сведя ее с человеком, встречи с которым она так стремилась избежать! И почему она не поняла этого раньше?

Подняв голову, Джулиана гордо посмотрела на притихшего Лэндера.

– Как весело, – усмехнулась она. Однако по ее тону было понятно, что ей вовсе не до веселья. Она присела в глубоком реверансе. – Мне приятно, что я смогла развлечь Ваше Высочество.

– Это не так, о чем ты прекрасно знаешь.

Он был явно расстроен, но Джулиана отнеслась к этому безразлично. По каким-то своим причинам принц скрыл от нее свое имя. Он не сказал правду и тогда, когда она сообщила ему о своем нежелании встречаться с принцем Лэндером. Возможно, он промолчал, помня ее обещание сразу уйти, если она встретится с кем-нибудь из влиятельных лиц? А может, он не хотел пользоваться своим именем, чтобы быстрее заполучить ее в свою постель?

Быстрее? Джулиану передернуло от одной этой мысли. Куда уж быстрее! Принцу потребовалось меньше часа, чтобы очаровать ее, не упоминая о своем высоком положении.

Пробормотав извинения, она обошла брата и вернулась во дворец. Джулиана стояла в тени, не решаясь сделать шаг в сторону танцующих пар.

Как можно было быть такой идиоткой? Как она могла позволить мужчине, пусть и принцу, лишить ее разума? Девушка со стыдом вспомнила момент, когда увидела его. Именно тогда она поняла, что пропала, что готова пойти за этим мужчиной куда угодно, отдать ему все что угодно, сделать все, что он потребует. Теперь эти мысли не давали ей покоя. Она никогда не позволяла мужчине так властвовать над собой! А здесь в течение какого-то часа принц Лэндер не только подчинил ее своей власти, но и получил эту власть без единого слова протеста. Неужели прошлое ничему не учит?

Глубоко вздохнув, Джулиана вышла из тени и направилась через весь зал к ближайшему выходу. Она успела сделать всего несколько шагов, как почувствовала на своем плече чью-то руку.

– Ты же не собираешься уйти, не потанцевав со мной, – послышался голос Джока. Не позволив ей даже возразить, он увлек Джулиану за собой. – Ну, расскажи мне. Что такая хорошая девочка делает во дворце?

– Интересно узнать, что ты здесь делаешь? – занервничала Джулиана.

– К тебе приехал, конечно.

Вот так, легко и небрежно, Джок попытался выяснить, что здесь произошло. Но Джулиана не попалась на эту удочку. Она знала, что под маской простодушия скрывается жестокий бизнесмен. Значит, у него есть свои причины присутствовать здесь.

– Ты проделал путь до Вердонии, только чтобы навестить меня? Придумай что-нибудь другое, брат.

– Может, мне следовало спросить, что ты делала с принцем Лэндером?

Он, как обычно, перевел все стрелки на нее. Джулиана сделала паузу.

– Я не знала, что он принц.

– Иначе ты никогда бы себе не позволила заигрывать с ним?

Она ненавидела его любезный тон и вопрос, который он задал.

– Это исключено.

Джок вздохнул.

– Ну и молодчина. Мне бы не хотелось, чтобы моя сестра связалась с Монтгомери.

Джулиана вздернула подбородок.

– Позволь поинтересоваться – почему?

– Так. Есть одна история.

– Какая история? – проявила настойчивость Джулиана.

– Не важно.

Тень раздражения, мелькнувшая на лице Джока, послужила для нее сигналом, что эту тему лучше оставить. У Джока было эффектное лицо, худощавое и благородное, в яркой внешности угадывалась кровь предков из племени команчи. Черные глаза и черные волосы завершали образ. Джулиана знала, что Джок был добрейшим и щедрым человеком – если с ним не спорить.

– Объясни мне, Анна.

– Джулиана, – поправила она его. – Я больше не пользуюсь тем именем.

– А почему? Почему ты не хочешь, чтобы он знал, кто ты? Какое это имеет значение, если я скажу ему, что ты Джулиана Роуз Арнод, моя сестра, а не Джулиана Роуз, работник благотворительной организации? Ты ведь с ним больше не встретишься?

– Не встречусь. – Как ей хотелось снова увидеть Лэндера!

По уголкам рта у Джока залегла морщинки.

– Это потому, что ты моя сестра, да? Поэтому ты используешь только свое первое и второе имя? Боишься внимания к своей персоне, если станет известно, что ты Анна Арнод, сестра скандально известного Джока Арнода?

Глаза Джулианы наполнились слезами, но она постаралась скрыть их.

– Это не так, Джок. Я люблю тебя и горжусь, что я твоя сестра.

– Тогда что тебе мешает рассказать Монтгомери правду?

Она вздрогнула.

– Я никому не рассказывала. Мне хочется, чтобы все внимание было сосредоточено на благотворительности, а не на мне. Теперь, когда я знаю, что Лэндер – принц, тем более нужно молчать. Внимание общественности приковано к нему. Если прознают о нас, представляешь, что будет? Я этого не вынесу. Неужели ты не понимаешь, это коснется не только меня! Нечестно бросать принца на растерзание.

– Это единственная причина? Если это так, то средства массовой информации я могу взять на себя.

Жесткий взгляд Джока взволновал Джулиану. Была еще одна причина, по которой она не могла остаться с принцем Лэндером, но у нее не хватило смелости сказать об этом. Ее слова только разозлили бы брата.

– Я приехала в Вердонию, чтобы избежать скандала, а не разжигать его с новой силой. Кроме того, принц Лэндер не интересует меня.

– Лгунья. Мне может не понравиться твой выбор, но, если это серьезно, я могу смириться. А если честно, я бы хотел, чтобы ты держалась подольше от него. Я не доверяю этому человеку.

– То, что ты видел в саду, всего лишь невинная шутка. Ничего серьезного. И потом, я не собираюсь оставаться в Вердонии надолго. Самое большее несколько недель.

Услышал ли он отчаяние в ее голосе? Возможно. Ее брат великолепно умеет разбираться в людях, как, впрочем, и зарабатывать деньги. Если бы не эти две способности, вряд ли бы он заработал свое состояние.

– Завтра я вернусь к работе, а этот вечер останется в памяти как хороший сон. Ничего не значащий эпизод в жизни.

– А Монтгомери?

Джулиана глубоко вздохнула.

– Поскольку ты не хочешь, чтобы я встречалась с ним, я и не буду. – Но как же больно даже говорить об этом!

– Монтгомери – влиятельный человек. Если он захочет, то найдет тебя.

Джулиана покачала головой.

– Он не станет тратить на это время. В конце концов, это был только один танец.

– И один поцелуй, – добавил Джок. – Ничего особенного.

– Ты прав. – Ей хотелось поскорее сменить тему. – Мне пора поблагодарить тебя за приглашение на бал и за платье.

– Учитывая, как много ты работаешь, ты заслужила все это, – откликнулся Джок, с удовольствием подхватывая новую тему разговора. – Я решил прислать тебе платье и туфли, потому что, готов поспорить, ты ничего не привезла с собой.

– Но я ведь ехала сюда работать, а не развлекаться!

– Судя по представленным отчетам, ты хорошо потрудилась.

– Спасибо. – Признание ее заслуг приободрило Джулиану. Хотя Джок никогда не скупился на похвалу, необоснованно он никого не хвалил. – И спасибо за сегодняшний вечер. Все было очень хорошо.

Джок наклонился и поцеловал ее в лоб.

– Пожалуйста, дорогая. Ты не готова вернуться домой?

– Домой? – Она не сразу поняла, ход его мыслей. – А, ты имеешь в виду – в Штаты?

– Конечно, а что же еще! Дорогая, какой бы замечательной ни была здесь работа, мне нужно, чтобы ты вернулась в Даллас. Ты мой самый лучший бухгалтер.

– Была, – подчеркнула Джулиана. – Я была твоим лучшим бухгалтером. Теперь я возглавляю европейский филиал твоей организации.

Джок махнул рукой.

– Пустая трата твоего таланта.

– Не соглашусь с тобой. Я нужна детям.

– Ты хотела сказать. Тебе нужны дети! Иногда не стоит хитрить с братом.

– Я не вернусь в Даллас.

– Это не обязательно должен быть Даллас. – Джок настойчиво пытался найти компромисс. – Ты можешь работать в любом городе.

– Меня вполне устраивает моя нынешняя робота. Учитывая объемы работ в Европе, я рискую вообще не вернуться в Штаты. – Джулиана сжала его плечо. – Мне нужно, чтобы ты отцепился oт меня, Джок, и позволил жить так, как я хочу. Либо я продолжу работу в твоей организации, либо предложу свои услуги другой благотворительной организации. Уверена, меня с удовольствием возьмут.

К ее удивлению, он согласился.

– Хорошо-хорошо. Если хочешь, оставайся в Вердонии. Черт, оставайся там, где ты хочешь! – Джок нахмурил брови. – Пока ты вдали от Монтгомери, я смогу пережить.


Лэндер, стоял в стороне, наблюдал, как непринужденно танцуют Джок и Джулиана. Значит, они давно друг друга знают. Проклятие! Это напомнило ему годы их учебы в Гарварде. По какой-то причине они постоянно конкурировали друг с другом. На игровом поле. В классе. Но чаще всего из-за женщин. И лишь спустя несколько лет их отношения изменились. Лэндера больше не интересовали женщины, с которыми был Джок, а Джок больше не хотел завлекать женщин Лэндера. Но теперь, когда Лэндер встретил Джулиану.

Танец закончился, но Джок не отпускал свою партнершу. Наоборот, они еще о чем-то поговорили, потом он наклонился и поцеловал ее во второй раз, теперь – в щеку. Лэндер едва сдержался, чтобы не броситься к ним, через весь зал и не ударить Джока. Он наверняка сделал бы это, если бы Джок поцеловал ее в губы. И черт с ними, с последствиями!

Пара сдержанна, как ему показалось, рассталась, и на мгновение Лэндер потерял их из виду. Потом он увидел Джока, который спешил в его сторону.

– Думаю, настало время поговорить, как думаешь? – спросил Джок, подходя.

– Где она?

– Ушла.

– Она принадлежит тебе? – потребовал ответа Лэндер.

Джок гневно посмотрел на него.

– Какого черта ты спрашиваешь об этом? Джулиана никому не принадлежит. И я уверен, тебе тоже принадлежать не будет. Никогда.

Никогда? Посмотрим, подумал Лэндер.

– Если она не твоя, я хочу знать, как мне ее найти.

Джок колебался с ответом.

– Она так важна для тебя?

– Да, черт возьми!

Джок пожал плечами, но Лэндер понял, что подцепил его. Джок в любой ситуации оставался прежде всего бизнесменом, и сейчас он безусловно пытался продумать, как повернуть ситуацию с выгодой для себя.



– Ладно, – пробормотал Джок. – Но разве у тебя нет других важных дел, кроме женщины, которую ты встретил сегодня вечером? Ты же не поэтому звонил мне?

Линдер не сразу смог переключиться с Джулианы на государственные дела. Черт, он совсем забыл! Не говоря ни слова, Лэндер направился в гной офис. Глянув в окно, он заметил в окне отъезжающего такси женщину в серебристом платье. С трудом заставив себя сконцентрироваться на текущих проблемах страны, Лэндер повернулся к Джоку Арноду. Тот стоял перед картой Вердонии, заложив руки за спину.

– Итак, когда ты станешь коронованным королем?

– Либо через два месяца, – Лэндер пожал плечами, – либо никогда.

– Никогда? – Джок повернулся к нему и удивленно поднял брови. – Не понимаю. Разве твой отец не был королем? Я думал, что корона по наследству достанется тебе. Разве не так? Лэндер наклонил голову.

– При истинной монархии так все и было бы. Но в Вердонии все немножко по-другому. У нас существует голосование среди королевских особ, имеющих право быть избранными.

Джок нахмурился.

– Значит, вы с братом будете соперничать за королевский трон?

– Как у младшего сына, у Меррика нет шансов на выигрыш. Старший член королевской семьи из каждого княжества – единственный, кто имеет право быть избранным.

– Ну и с кем у тебя будут проблемы? – Джок наклонился и ткнул в самое южное княжество на карте. – Ты представляешь Вердон.

Лэндер подошел к карте и указал, далеко на север.

– Принц Брандт фон Фольк имеет право быть избранным из Аверноса.

Джок очертил границы княжества, находящегося в центре карты.

– А вот это? Селестия, да?

– В этом княжестве нет претендентов на королевский трон. Для того чтобы управлять Вердонией, необходимо, чтобы тебе исполнилось двадцать пять лет, а принцессе Алисе двадцать пять исполнится уже после выборов. Кстати, она жена моего брата Меррика. Они поженились всего несколько дней назад.

– Из политических соображений?

Лэндер кивнул.

– Она собиралась выйти замуж за Брандта, пока не вмешался Меррик.

– Но почему Меррик. – Джок замолчал, нахмурив лоб. – Понятно. Если бы Алиса и Брандт поженились, это объединило бы королевские семьи Аверноса и Селестии и обеспечило бы Брандту голоса избирателей.

– Проницателен, как обычно, – прокомментировал Лэндер. Его всегда поражал талант Джока улавливать суть и точно анализировать, как может развиваться ситуация. – Да, Брандт выиграл бы выборы, если бы не вмешался Меррик. Он похитил Алису и сам женился на ней.

Джок недоверчиво рассмеялся.

– Дерзкий принц!

– Был бы дерзким, если бы не влюбился в нее.

Джок осмотрелся, прошел к столу Лэндера и достал с коробки длинную кубинскую сигару.

– Теперь, когда я в курсе политической ситуации, может, ты объяснишь мне, что я здесь делаю? – Чувствуя себя как дома, он обрезал сигару и подал ее Лэндеру, потом приготовил сигару и для себя. – Я полагаю, причина серьезная, иначе ты не стал бы полагаться на нашу дружбу.

Лэндер зажег сигару и посмотрел на Джока.

– Мне нужна твоя помощь. Вердония в беде.

– Я предполагаю, ты говоришь о финансовых затруднениях. И ты считаешь, что я помогу тебе, потому что за мной полузабытый долг со времен колледжа?

– Если бы это был полузабытый долг, тебя бы здесь не было. – Лэндер выдержал паузу, потом добавил: – И твою помощь я приму, только если ты сможешь сделать это открыто и честно.

Джок курил сигару, а его глаза сверкали от ярости.

– А ты, оказывается, нахал. – В его голосе послышались болезненные нотки. – Может быть, мой отец поступал не по закону, по крайней мере так утверждали власти. Моя мать родила от него двух детей, а он отказался признать их и дать им свою фамилию. Но я никогда не был и не буду таким, как мой отец. Я всегда работаю честно, и если ты проверял меня, а я уверен, что ты сделал это, ты, черт возьми, должен об этом знать!

Лэндер наклонил голову.

– Поэтому мы и разговариваем с тобой. Скажи мне, сколько предприятий, терпящих крах, ты поставил на ноги?

– Трудно сосчитать.

– Считай, что Вердония – такое предприятие. Мне нужно твое умение, а может быть, даже перенос некоторых твоих деловых интересов сюда, чтобы спасти мою страну.

Джок пожевал сигару, потом медленно кивнул.

– Если нужны деньги, я помогу. Но нам нужно заключить контракт, прежде чем хоть один цент уйдет из моих рук.

– Отлично. Сначала давай поговорим о деньгах. – Лэндер открыл графин, плеснул джина в стаканы и протянул один Джоку. – А потом о женщинах.

Глава третья

Джулиана покачивала Гарвера на руках, пока тихо разговаривала с матерью ребенка. Ребенок родился с волчьей пастью и станет еще одним пациентом их организации, если Джулиана добьется своего. Рядом стояли врачи – на тот случай, если она получит согласие родителей Гарвера на операцию.

Мать мальчика была напугана, а отец с недоверием отнесся к предложению провести операцию бесплатно, хотя им все очень подробно объяснили. Хорошо, что хирург был из Вердонии, его мягкий голос успокоил родителей ребенка. Наконец родители мальчика подписали согласие, и Гарвера унесли для проведения необходимого перед операцией обследования.

Пожелав родителям, всего хорошего и обнявшись с матерью малыша, Джулиана заполнила необходимые бумаги и сложила их в портфель. Как всегда в такие минуты, радость переполняла ее изнутри. Теперь она знала, что еще один ребенок получит необходимую помощь. Разве бухгалтер работа, какой бы важной она ни была, может сравниться с этой?

Джулиана вышла из больницы и направилась к стоянке такси. Легкий ветерок растрепал ей волосы, собранные на затылке. Она не сделала и десяти шагов, когда рядом с ней остановился длинный черный лимузин, Джулиана поняла, кто это, еще до того, как открылась дверца и появился принц Лэндер.

Значит, он нашел её! Ничего удивительного, это должно было произойти. Она покрепче сжала свой портфель и склонила голову.

– Ваше Высочество.

– Пожалуйста садитесь мисс Роуз. Нам нужно поговорить.

То, что он принц, вовсе не означало, что она должна ехать с ним. Она уже наделала достаточно глупостей предыдущим вечером.

– Нет, спасибо. Я думаю, все уже было сказано вчера.

– Возможно. – Принц выдержал паузу. – Но мы не выполнили все, что запланировали, не так ли?

Джулиана почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

– К счастью. Если вы позволите.

– Я никуда не уеду, и вы никуда не пойдете. – Его лицо выражало решительность. Джулиане было знакомо это выражение лица. У Джока оно всякий раз означало нежелание уступать. – Так вы сядете или мне продолжать привлекать к нам внимание, следуя за вами на машине?

Это был самый эффективный способ убедить ее. Смирившись с неизбежностью, Джулиана скользнула в машину на сиденье рядом с принцем, поставив, однако, между ними портфель:

– Хорошо, говорите. – Она прикрыла глаза, стараясь не терять самообладания. – Пожалуйста, простите меня, Ваше Высочество, если это прозвучит грубо, но чем наша организация может помочь вам?

– Меня не интересует твоя благотворительная работа, – отрезал Лэндер. – Меня интересуешь, ты, о чем тебе известно, разве нет?

– Да, сэр. Вы объясняли это вчера. У нас не, было возможности закончить наш разговор. Потому позвольте мне закончить его сейчас.

Джулиана заставила себя повернуться к нему и подарить холодный взгляд. Она выучила, как математическое уравнение, те слова, что собирались ему сказать. Но его близость заставила Джулиану забыть все, что она так тщательно отрепетировала. Она смотрела на Лэндера в полном замешательстве.

– Отлично, заканчивай, – произнес принц.

– Заканчивай. – Джулиана облизнула губы. – Хорошо, я сделаю это прямо сейчас.

Она не могла отвести взгляда от его карих глаз и тщетно пыталась собраться с мыслями. Что же она хотела ему сказать? Ее замешательство невозможно было скрыть, она кусала губы.

Лэндер громко рассмеялся.

– Черт побери, мы как-то странно влияем друг на друга, тебе не кажется?

Джулиана не смогла удержаться, уж больно притягателен был его смех. Покачав головой, она сказала:

– Ну что мне с вами делать, Ваше Высочество?

– Что хочешь. И называй меня Лэндер.

– Спасибо. Как ты нашел меня? Джок?

– Нет, он отказался мне помочь.

Джулиана немного расслабилась.

– Я вспомнила, что собиралась сказать.

– Что-то о завершении нашего разговора, – улыбнулся Лэндер.

Джулиана печально кивнула.

– Между нами все должно быть закончено.

– Отлично. Я попрошу водителя высадить нас у дворца, чтобы мы могли закончить начатое вчера вечером.

Необходимо остановить его прямо сейчас!

– Я хотела сказать, что между нами ничего не может быть, – пояснила Джулиана.

– Но почему?

Его простой вопрос застал ее врасплох.

– Вчера вечером, этого не должно было случиться.

– Но это случилось. Ты хотела меня и не можешь это отрицать.

Джулиане тяжело было признаваться, но она не собиралась врать.

– Я и не отрицаю. Как бы мне хотелось списать это на влияние полнолуния или на лишнюю порцию шампанского!

– Луна была неполной, и ты ничего не пила.

– Ты прав. Я несу ответственность за все случившееся, – признала Джулиана.

– Благородно с твоей стороны, но все это лишнее. – В его голосе прозвучала ирония. – Хочу напомнить, что ты была там не одна.

– Но я позволила тебе.

Она позволила ему поцеловать ее. Потрясающие, ошеломляющие поцелуи! Он прикасался к ней. Одно лишь воспоминание об этом обожгло ее желанием снова почувствовать тепло его рук.

Лэндер внимательно изучал девушку, и от его взгляда ее мозг снова перестал соображать.

– Ты из-за Джока чувствуешь себя виноватой?

Джулиана заморгала ресницами от недоумения.

– Из-за Джока? Какое он имеет к этому отношение?

– Когда я пригласил его на бал, он попросил у меня два приглашения. Я полагаю, второе он направил тебе. Могу догадываться, что он имеет какое-то отношение и к твоему наряду. Ты же говорила, что это подарок.

Так, значит, он ничего не знает! Джулиана почувствовала облегчение. Принц решил, что они с Джоком любовники? Брат пообещал не рассказывать Лэндеру об их родственных отношениях, но принц мог и догадаться.

– Джок действительно помог мне с нарядом и прислал приглашение, – сказала Джулиана.

– Так ты из-за этого хочешь закончить отношения между нами? Вас что-то связывает?

– Да, но не то, что ты думаешь.

Глаза Лэндера сузились.

– В таком случае остается одна причина. Потому что я принц.

Джулиана не могла больше выносить его взгляд.

– Да.

– Черт! Ты – первая женщина, которая ничего не захотела иметь со мной, как только узнала, кто я. Не объяснишь?

Джулиана заставила себя взглянуть на него.

– Я не люблю быть в центре внимания. Быть с тобой, пусть даже короткое время, означает именно это. Можно я пойду теперь, Ваше Высочество?

Лэндер покачал головой.

– Я отвезу тебя домой.

И прежде чем она успела запротестовать, он сказал водителю адрес.

– Откуда ты знаешь, где я живу?

В ответ он просто улыбнулся, и Джулиана вздохнула.

– Зачем я спрашиваю? Ты – принц Лэндер. Достаточно взять в руку королевский скипетр, и любая команда будет выполнена.

– Если бы так все было на самом деле, мы бы не сидели сейчас в машине, а были бы в моих покоях во дворце.

Джулиане нечего было сказать на это, она отвернулась и стала смотреть в окно. Они очень быстро доехали до ее гостиницы, лимузин остановился. Взявшись за ручку дверцы, Джулиана посмотрела на принца.

– Думаю, мы должны попрощаться.

– Если ты действительно этого хочешь.

– Мы же обо все договорились.

– Ты можешь идти. – Он подошел ближе и накрыл ее руку своей, мешая уйти. Его дыхание шевелило завитки ее волос у виска, а голос обольстительно шептал на ухо: – Ты можешь уйти, и мы больше никогда не увидим друг друга. А можешь остаться, и мы проведем один вечер вместе. Я сделаю так, что никто не узнает. Никаких средств массовой информации, только мужчина и женщина, занимающиеся тем, чем мужчины и женщины занимаются издревле. Одна ночь, Джулиана.

Одна ночь. Его слова звучали очень заманчиво. Джулиана очень четко представила себе соответствующую картину, словно все уже произошло. Ночь, которую она никогда не забудет. Сильные руки человека, пробудившего в ней неведомую ранее силу. Восторг слияния двух тел, скользящие прикосновения разгоряченной кожи и дьявольское наслаждение. Раньше она никогда не уступала таким откровенным, примитивным желаниям, но на этот раз была готова отдаться страсти, которая окружала их обоих знойной аурой.

– Нет – прошептала Джулиана.

– Потому что тебе не интересно мое предложение?

Она покачала головой.

– Потому что у меня нет сил сопротивляться.

Лэндер поправил ее выбившийся локон и нежно коснулся губами щеки.

– Тогда зачем сопротивляться?

Вопрос интересный. Действительно, почему она сопротивляется? Она далеко от дома, никто не знает ее настоящего имени, никто не знает скандалов, связанных с ее прошлым. Разве она не соблюдала всю свою жизнь осторожность, контролируя каждый свой шаг? Но это не спасло Джулиану от ошибок. Сейчас у нее была возможность, которая ей никогда больше не представится. Шанс расслабиться, вырваться из прошлой жизни и сдаться в сладкий плен страсти.

– Чего ты ждешь от меня? – нерешительно начала Джулиана. – Куда мы пойдем?

– Я не жду ничего, сверх того, что ты готова мне отдать. А пойдем мы туда, куда ты захочешь.

Он взял ее за руку, и Джулиана поняла, что зашла уже слишком далеко и что ее поступками руководит какое-то безумие. Она не знала, то ли ей смеяться над своим бесстрашием, то ли называть себя глупой дурочкой.

– Мы можем отправиться куда-нибудь, кроме дворца? – спросила она.

Лэндер согласно кивнул.

– В какое-нибудь уединенное место? Подожди минутку, я сейчас все решу.

Пока его не было, Джулиана пребывала в полном смятении. Что она сделала? Как она могла согласиться, зная о последствиях? Вчера она могла обвинить хотя бы лунный свет и запах роз в том, что ей так хотелось поверить в сказку, в том, что произошло. Но сегодня, при ярком свете июньского дня, она не могла себя больше обманывать. Все было абсолютно ясно, как столбик цифр. Неважно, сколько раз их складывать, результат будет таким же. И сейчас результат понятен она только что согласилась провести ночь с Лэндером.

Джулиана сжала губы. Ну и что в этом такого? Почему она не может позволить себе испытать счастье, прежде чем вернуться к реальной жизни? Она просто хочет этого. Хочет иллюзий. Хочет немного дольше продлить удовольствие, которое она испытала с Лэндером. Джулиана провела рукой, по кожаному сиденью. На этот раз она будет ненасытной в своих желаниях. Она забудет все свои страхи и волнения и воспользуется тем, что так милостиво предложила судьба. А завтра? А завтра будет завтра.

Через несколько минут в лимузин вернулся Лэндер.

– Все в порядке?

– Да.

– Я боялся оставлять тебя одну, вдруг ты передумаешь.

– За это время я много чего передумала.

– Но осталась в машине.

Джулиана улыбнулась.

– Да.

Лэндер коснулся рукой ее подбородка, поднимая лицо, и подарил ей долгий и страстный поцелуй. Джулиане была любопытна ее собственная реакция. Будет ли она столь остра, как вчера? Вчера ей открылся восхитительный мир, наполненный красотой звуков и ощущений, запахов и эмоций. Но вчера она лишь ступила в этот мир, а сегодня он бушевал вокруг нее, овладев всеми ее чувствами и мыслями. Джулиана была очень смущена. Поцелуй ведь всего лишь слияние губ, а не эта головокружительная страсть, повелевавшая забыть все предостережения ума. Одно она знала, точно – такого прежде ей испытывать не доводилось.

Лэндер оторвался от ее губ.

– Нам будет тяжело расстаться, ты понимаешь это?

– Мы справимся, – твердо ответила Джулиана. Уловил ли он отчаяние, прозвучавшее в ее голосе? – Одна ночь, и только. После этого каждый пойдет своей дорогой. Ты обещал!

В его взгляде мелькнула ярость.

– Я никогда не нарушал слово и не стану делать этого сейчас, даже если бы очень хотел.

– Куда мы едем? – Джулиане хотелось сменить тему.

– У меня есть апартаменты на окраине города. Это безопасное место, и никто не узнает, что мы там.

Через какое-то время лимузин заехал в подземный гараж, и они оказались у лифта, менее чем через пару минут доставившего их в пентхаус. Лэндер заблокировал лифт, чтобы ни один случайный посетитель не забрел сюда, и присоединился к Джулиане.

– Здесь очень мило, – пробормотала она, стараясь побороть охватившее ее чувство неловкости.

– Не стесняйся, осмотрись вокруг.

Джулиана прошла из фойе в огромную гостиную, из окон которой открывался потрясающий вид города. К этой комнате примыкала столовая и кухня. Лэндер занял позицию между фойе и гостиной и не сводил глаз с Джулианы. Она вернулась в комнату и посмотрела туда, где еще не была.

– Это спальня, – сказал Лэндер, проследив за ее взглядом. – Ты можешь осмотреть ее, но мне кажется, ты к этому еще не готова.

Джулиана обхватила себя руками.

– Это так заметно?

– Если бы я был менее эгоистичен, то отвез бы тебя домой. Но не могу Я слишком сильно хочу тебя, и мне кажется, что ты – тоже.

Джулиана нервничала, потому что он сказал правду.

– Если бы ты дала мне больше времени, мы могли бы избежать этой неловкости. У нас было бы время развивать наши отношения медленно и непринужденно. Что скажешь?

Джулиана безмолвно покачала головой, и он примял ее отказ, пожав плечами.

– Ты останешься или мы покончим с этим прямо сейчас?

Она колебалась. Как она могла подумать, что это может закончиться одной ночью? Так хладнокровно согласиться на то, чего раньше никогда себе не позволяла? Джулиана беспомощно оглянулась. Если бы Лэндер не заблокировал лифт, она бы бросилась туда немедленно, нажала кнопку и уехала. Ей необходим выход или хотя бы намек на него, чтобы она не чувствовала себя, как мышь в лапах у кота.

– Я отвезу тебя домой, – нарушил молчание Лэндер, и Джулиана поняла, что он прочитал ее мысли, – Никакого давления. Я открою бутылку вина, и мы можем просто поговорить.

– Звучит заманчиво, – откликнулась Джулиана.

Все было действительно великолепно. С балкона гостиной они решили посмотреть закат. Лэндер открыл бутылку французского вина, которое как нельзя кстати подходило для разговора. Он расспрашивал ее о работе в благотворительной организации. Они пили вино, разговаривали, и Джулиана чувствовала, как уходит напряженность. Вино закончилось, когда солнце зашло за линию горизонта и в опустившихся сумерках зажглись огни города.

Лэндер встал, предлагая ей руку.

– Ты проголодалась? Я распорядился насчет ужина. Осталось только разогреть его.

Джулиана подняла на него глаза. Как ей хотелось, чтобы он был обычным человеком, а ее прошлое не отнимало у нее надежды! Она оперлась на его руку и встала.

– Спасибо, я действительно проголодалась, работала сегодня без обеда.

Лэндер не двигался, его лицо было в тени, а ее, наоборот озарял свет, падающий на балкон из гостиной.

– О чем ты думала минуту назад? – неожиданно спросил Лэндер.

– Ничего важного, – осторожно ответила Джулиана.

– Ты знаешь, что у тебя темнеют глаза, когда ты говоришь неправду? – Он обхватил руками ее лицо. – Скажи мне, о чем ты думала?

– Мне жаль, что у нас только одна ночь, – смущенно ответила Джулиана.

– Но это – твой выбор, а не мой.

– Поверь, если я так сказала, значит, на то есть серьезная причина.

– Скажи мне, в чем дело.

– Может, после ужина.

Лэндер отрицательно покачал головой. Джулиана вздохнула.

– Опять мои глаза? Джок тоже всегда может сказать, когда я лгу. Теперь я знаю, почему.

Она поняла, что совершила ошибку, упомянув брата. У Лэндера не темнели глаза, наоборот, они вспыхивали зелеными искрами. Он придвинулся ближе, выражение его лица было жестким.

– Думаю, было бы лучше не упоминать твоего босса в нашем сегодняшнем разговоре. Если только ты не хочешь, чтобы сегодняшний вечер окончился не так, как задумано.

– Ты ревнуешь? И поэтому не хочешь, чтобы я упоминала о Джоке?

– Да. – Он был поражен ее честностью.

– Тогда позволь мне разубедить тебя мы не любовники. И никогда ими не были.

– У вас профессиональные отношения? – с сомнением в голосе произнес Лэндер.

– Нет, – призналась Джулиана. – Нас связывает нечто большее, и так будет всегда. Мы знаем друг друга всю жизнь.

– Позволь мне догадаться. Он тебе как брат?

Джулиана не могла сдержать улыбку.

– Совершенно точно.

– Не могу поверить, что есть мужчина, который, находясь рядом с тобой, не хочет заполучить тебя в постель. Особенно такой мужчина, как Джок.

– Посмотри мне в глаза и скажи, что ты видишь правду или ложь?

Лэндер коснулся руками ее лица, словно мог считать информацию через кончики пальцев.

– Правду, – произнес он спустя мгновение.

– Хочешь еще что-нибудь спросить у меня про Джока? Давай, спрашивай.

– Нет, больше ничего.

– Отлично, – усмехнулась Джулиана. – Тогда давай поедим, я правда проголодалась.

Она помогла ему разогреть ужин и накрыть стол.

– Моя мачеха была очень возмущена, что мы не обучены никакой домашней работе, – сказал Лэндер, поблагодарив Джулиану за помощь. – Но мой отец объяснил ей, что служебный персонал был бы шокирован, если бы нас заметили на кухне за приготовлением пищи или в прачечной – за стиркой одежды. Мой брат Меррик и я отделались легко. Нашей сводной сестре Мири повезло меньше. Попав в нашу семью, она узнала, каково это – быть приемной дочерью короля. Бедняжка!

Джулиана подперла рукой подбородок и посмотрела на него через стол с горящими свечами.

– Почему бедняжка?

Лэндер пожал плечами.

– Ей было трудно привыкать ко всем ограничениям и правилам этикета. Мы с братом учились этому с самого рождения, а Мири было семь лет, когда она стала жить с нами. И ей потребовалось некоторое время, чтобы привыкнуть к такой жизни. Да и мы с Мерриком сначала, не очень ее жаловали.

– Не жаловали?

– Да. Мы с Мерриком случайно услышали, как кто-то сказал, что она не настоящая принцесса. Конечно, это была правда. Но я никогда не забуду выражение ее лица, она выглядела такой потерянной. С этого момента мы с братом сплотили наши ряды. Она была нашей сестрой, пусть не кровной, и мы никому не позволяли ее обижать. Когда отец узнал об этом, он удочерил ее, и она стала принцессой Мири. Мой отец был изумительным человеком, – с любовью и грустью произнес Лэндер. – Ни дня не проходит, чтобы я не вспоминал о нем. Я могу только надеяться, что, если меня выберут королем, смогу сделать хотя бы половину того, что сделал он.

– Я уверена, ты все сможешь, – сказала Джулиана.

– Спасибо за доверие, но это будет нелегко. Вердония переживает трудные времена.

– Я слышала об аметистах: Растет беспокойство, что рудники истощились. Что же будет, если это правда? Ведь драгоценные камни – главный экономический оплот Вердонии.

– Мы будем искать альтернативные источники, чтобы поддерживать экономику. Я уже рассматриваю ряд вариантов. – В его голосе прозвучала решительность. – Для этого потребуется время, но мы сильные люди, приспособимся.

Джулиана опустила глаза, теперь ей все стало понятно. Теперь она почти наверняка знала, зачем Джок приехал сюда. Если Вердония столкнулась с финансовыми проблемами, кого же еще, как не финансового магната Джока Арнода, звать на помощь?

Лэндер наклонился вперед и взял ее за руку.

– Скажи, Джулиана, ты приняла решение?

– О чем?

– О сегодняшнем вечере. Ты хочешь уйти?

Разве он не знает? Разве он не почувствовал, что она хочет?

– Я не хочу уходить, я остаюсь.

– Тогда давай проведем небольшой эксперимент. – Он отпустил руку девушки, встал и перешел на ее сторону. Джулиана хотела было тоже встать, но услышала: – Нет-нет, тебе не надо вставать, посиди минутку.

– Что ты собираешься делать? – В ее голосе слышались и опаска, и удивление.

– Ничего особенного. – С этими словами он встал за спинкой ее стула, расстегнул заколку, державшую волосы, и запустил руки в ее пышные кудри. – Так гораздо лучше.

Его руки коснулись шеи, скользнули к лацканам, пиджака и расстегнули первую пуговицу. Одну за другой он расстегнул все пуговицы пиджака и переключился на блузку.

У Джулианы участилось дыхание, она сжала руками подлокотники стула. Он делал все так медленно. Он ждал, что она будет сопротивляться? Что изменит свое решение? Этого не случится. От ощущения его близости у нее безумно кружилась голова, а стук сердца эхом отдавался в ушах. Ей казалось, что и Лэндер его слышит. Наконец пиджак и блузка были сняты.

– Отлично, – прокомментировал Лэндер, касаясь тончайшего кружева ее бюстгальтера, – Кто бы мог догадаться, что под столь строгим костюмом ты прячешь такое сексуальное белье. Так кто ты соблазнительница или деловая женщина? Что тебе ближе?

– Сегодня утром, пытаясь изменить жизнь ребенка, я была деловой женщиной. Что касается вечера.

Джулиана встала молясь, чтобы ноги удержали ее. Как только она повернулась к нему, он убрал стул с дороги.

– Что же сегодня вечером?

– Я не соблазнительница. Я женщина. Женщина, которая хочет тебя. – Джулиана шагнула ближе. – Ты тратишь время. Ты собираешься овладеть мною или будешь просто говорить об этом?

Глава четвертая

Лэндеру больше не надо было подсказывать. Он поднял Джулиану на руки и понес в спальню. Лунный свет, проникающий сквозь окна, таинственным серебристым светом играл на их лицах.

Лэндер наклонил голову и коснулся губами пульсирующей жилки на шее.

– Одна ночь, – прошептал он, обжигая своим дыханием ее кожу. – Клянусь, что сделаю ее незабываемой.

Он почувствовал, как Джулиана коснулась ладонями его головы, дрожащие пальцы скользнули сквозь упругую волну его волос.

– Я хочу незабываемую ночь, – сказал она, приблизив его лицо вплотную к своему, – даже больше, я хочу тоже подарить ее тебе.

– Ты уже подарила.

Лэндер покрывал поцелуями ее лицо. Он был так настойчив в своих желаниях, что почти не почувствовал, как она расстегнула его рубашку и ослабила ремень. Он боролся с желанием немедленно овладеть ею, ведь Джулиана заслуживала большего. Если впереди у них только одна ночь, он должен быть уверен, что она получит удовольствие от каждой проведенной вместе секунды. Лэндер нашел и расстегнул молнию на ее юбке. К его удивлению, Джулиана не перестала обнимать его за плечи, только вильнула бедрами, и юбка упала на пол. Она отступила в сторону и стояла в лунном свете в чулках, бюстгальтере и трусиках «танга». На ее лице он заметил нерешительность.

– Что-то не так? – спросил Лэндер, коснувшись рукой ее щеки.

– Нет-нет, – она махнула рукой, – правда, все в порядке. Просто мы едва знакомы.

– И все же ты стоишь в моей спальне практически раздетая и готова заняться со мной любовью. – Он почувствовал, как загорелись ее щеки. – Тебе кажется, это неправильно?

Джулиана вздрогнула от холода, который вдруг, как ей показалось, наполнил комнату. Но она не прикрылась смущенно и не потянулась за одеждой, как он предполагал. Джулиана лишь крепче прижалась к Лэндеру, согреваясь его теплом.

– Все правильно, меня даже пугает это чувство правильности происходящего. Как такое могло случиться всего за несколько коротких часов?

Она оглушила его своим признанием. Но еще больше его поразило единство их чувств. Быть с ней, любить ее, удержать ее в своей жизни – вот чего он хотел.

Скорее всего, в этом виновата новизна ситуации. Ничего другого здесь нет, просто страсть.

Если удовлетворить ее, острота чувств пропадет. Спустя годы, вспоминая об этой встрече, он лишь улыбнется, смакуя воспоминания так же, как смакует тонкий аромат кубинской сигары.

Он посмотрел на женщину в своих объятиях. Конечно, их реакция друг на друга – не что иное, как простое сексуальное влечение. Он сделает все, чтобы она никогда не забыла эту ночь. А потом все закончится.

Он расстегнул ее бюстгальтер, пока она снимала с него рубашку. Потом снял свои брюки и туфли и встал на колено, чтобы снять с нее чулки, целуя обнаженную кожу ног. Подарив ей заключительный поцелуй, Лэндер взял ее на руки, перешагнул через лежавшую на полу одежду и положил Джулиану на покрывало. Она была самой прекрасной женщиной, которую он когда-либо видел. Нежная кожа, пышный шелк волос и мягкие, похожие на цветок губы. Джулиана тихонько засмеялась.

– Тебе нравится так? – Его руки, уверенные и ласковые, стала ласкать ее грудь, потом он осторожно прильнул к ней губами. Медленно, головокружительно медленно он стал покрывать поцелуями ее Тело, спускаясь к краю трусиков. Джулиана задыхалась от наслаждения, а его ласки становились все настойчивее, интимнее. С ее губ сорвался стон наслаждения, и она забилась в его руках.

– Нет, нет, любовь моя, – Лэндер успокоил ее мягким прикосновением, – это только начало.

Он накрыл ее тело своим, и она остро ощущала скользящие прикосновения кожи к коже, шелка к шелку, жар его рук и губ, тяжесть и напряженную силу его мышц. В голове у Лэндера вертелось единственное слово – моя.

– Пожалуйста, Лэндер, возьми меня. Сделай меня своей, – умоляла его Джулиана.

На мгновение приподнявшись, он стремительно вошел в нее. Ее руки сомкнулись на его спине, она крепко прижала его к себе. Их тела стали двигаться в едином ритме, постепенно подводя к самому пику удовольствия. Никогда прежде он не чувствовал ничего подобного. Его переполнял восторг обладания, превосходство самца и то, как восторженно принимала она его. Каждая клеточка ее тела была охвачена в этот миг невыразимым наслаждением, и он знал – без сомнений и вопросов, – что она никогда прежде не испытывала такого. Ведь несколько секунд назад она была девственницей. Она отдала себя ему, не выдвигая условий и не колеблясь, несмотря на то что у их отношений нет будущего.

Неизвестно, сколько времени они лежали, держа друг друга в объятиях, пока легкий озноб не схватил их. Лэндер потянул покрывало и прикрыл их тела. Прошло еще некоторое время, прежде чем его мозг включился в работу.

– Почему, Джулиана? – Лэндер перекатился на бок и оперся на локоть. – Почему ты не сказала мне?

К его разочарованию, он не видел ее лица, но в голосе услышал осторожные нотки.

– Что я не сказала?

– Не притворяйся, ты никогда не занималась этим прежде. Почему сейчас, со мной?

– Потому что почувствовала, что это правильно.

– Это не очень хорошо. Мне трудно поверить, что до сегодняшнего дня в твоей жизни не было мужчины.

– У меня был мужчина, который хотел соблазнить меня по своим собственным соображениям. Но я узнала об этом вовремя и не совершила ошибку.

От такого признания Лэндеру захотелось обнять ее и защитить от всего, что может снова, причинить ей боль.

– Этот человек был из Вердонии?

– Нет, Ваше Высочество, не из Вердонии. – В ее глазах мелькнуло удивление. – Темницы и камеры пыток не понадобятся.

– Я бы предпринял именно это, – прорычал Лэндер.

– Давай, забудем о Стюарте. – Она поймала его губы. – Разве ты ничем больше не хочешь заняться?

Против такого предложения он не мог устоять. Оставшиеся ночные часы они предавались любви медленно и самозабвенно, пока наконец не уснули от изнеможения. Когда Лэндер проснулся, комнату освещало яркое солнце, но тепло покинуло ее. Джулиана ушла.


Джулиана подставила лицо первым, лучам утреннего солнца. Она решила не брать такси, a прогуляться пешком. Сегодняшняя ночь была самой потрясающей в ее жизни. Она никогда не думала, что любовь – такая изумительная штука.

Таинственная улыбка тронула ее губы, и шедший навстречу прохожий улыбнулся ей в ответ. Джулиана покачала головой от восхищения. Представить только, что вся жизнь может быть заполнена ночами, подобными этой, что каждый новый день она будет встречать в его объятиях.

Она шла и радовалась, пока не вспомнила, что Лэндер никогда не станет частью ее жизни. Она никогда не узнает, как это – просыпаться в его объятиях, потому что этого никогда не будет. Она согласилась провести с ним одну ночь, не более. Он принял ее предложение и пообещал не просить о большем. Даже если он захочет увидеть ее снова, продолжить их отношения, она откажет. Должна отказать.

Возможно, ему бы удалось уговорить ее, если бы была гарантия, что их отношения останутся тайной. Но Джулиана хорошо знала папарацци, которые в конце концов узнают о них с Лэндером. И как только это произойдет, они установят ее личность, ее настоящую личность. Лэндеру это дорого обойдется, он может запросто проиграть выборы. Кроме того, Джулиана ненадолго задержится в Вердонии, скоро она переедет в другую европейскую страну.

Остановив такси, она села на заднее сиденье, борясь со слезами. Через десять минут она вышла у своей гостиницы и поднялась на лифте на десятый этаж. Хорошо, что на сегодня не было никакой работы и она проведет день, зализывая душевные раны. Однако и этому не суждено было осуществиться. В ее номере Джулиану ждал Джок. Она посмотрела в его сторону и разразилась слезами.

– Черт, – выругался он, обнимая Джулиану, – что этот ублюдок сделал с тобой?

– Ничего, – она пыталась сдерживать себя. – Прости, Джок, не знаю, что со мной происходит.

– Я просил тебя держаться от него подальше. Естественно, ты не послушала, и вот теперь он довел тебя до слез. – Джулиана услышала жесткие нотки в его голосе и насторожилась. – Никто не доводил тебя до слез после Стюарта.

От слов брата Джулиана похолодела. Она очень хорошо помнила, что он сделал Стюарту за одно-единственное оскорбление. Теперь уделом того были только швабры, ведра и вода.

– Нет! – Она вцепилась в рубашку Джока и застучала кулачками по его груди. – Не трогай его, он не доводил меня до слез!

– Тогда почему ты так расстроена?

– Потому что он хотел продолжить наши отношения, а я отказалась даже выслушать его.

Это было не совсем так, но Джулиана ни на минуту не сомневалась, что Лэндер хотел, чтобы она осталась с ним. Если бы она могла найти самый незначительный предлог для того, чтобы остаться с ним, она бы с радостью воспользовалась им. Но репутация Лэндера была превыше всего.

Джок покачал головой.

– Если Лэндер все еще хочет тебя, то в чем проблема?

– Ты знаешь, в чем проблема.

Джок сжал челюсти.

– Ты боишься, что люди узнают, кто ты, и вытащат на свет твою старую историю? А ты не хочешь снова попадать на страницы газет.

– Ты прав. – Она отпустила его рубашку. – Ты правильно предупредил меня держаться от него подальше. Он – принц, а я – никто. Даже хуже, чем никто. Если узнают, кто я, он проиграет выборы. Все кончено, Джок. Я провела с ним ночь, и это все, что я хотела и получила.

– Ты уверена? Я могу уладить все, если хочешь.

– Не надо вмешиваться, я не хочу.

– Хорошо, Анна. – Он поправил ей волосы. – В конце концов, разве я не даю тебе все, что ты хочешь?

– Конечно. – Джулиана понимала, что на этот раз брат бессилен.

Как только за ним закрылась дверь, к ней пришло осознание, что, связавшись с принцем, она полностью разрушила свою жизнь.


Лэндер был ошеломлен и с недоверием смотрел на Джока.

– Что ты сказал?

– Ты слышал меня, – на лице Джока застыло выражение решительности. – Я хочу, чтобы ты женился на моей сестре. Наши договоренности зависят от этого решения.

Лэндер рубанул рукой воздух.

– Забудь об этом. Может, если бы ты подошел ко мне неделю назад, я бы подумал. Но не теперь.

– Из-за Джулианы.

– Да, из-за Джулианы.

– Я думал, это была только одна ночь.

– Ты! Ублюдок! Это она рассказала тебе?

– Я не намерен выдавать ее секрет. – В голосе Джока прозвучала насмешка. – Насколько я понимаю, у тебя есть два варианта. Я могу избить тебя за Джулиану до кровавого месива либо заставить заплатить за то, что ты сделал с ней, лишив тебя драгоценной свободы.

В два прыжка Лэндер преодолел расстояние между ними и, схватив Джока за горло, припер его к стене.

– Какие у тебя с ней отношения? Она поклялась, что вы не любовники, и я верю ей. Зачем ты чинишь нам препятствия? Ты бережешь ее для себя, да?

К удивлению Лэндера, Джок не пытался вырваться.

– Я хочу, чтобы Джулиана была счастлива.

– Моя женитьба на твоей сестре сделает ее счастливой? – воскликнул Лэндер.

– Я думаю, да. – Джок даже рассмеялся. – Хочешь посмотреть фотографию моей сестры?

– Какой в этом смысл? Или ты думаешь, бросив один взгляд на фотографию, я безумно влюблюсь в нее? – Лэндер отпустил Джока.

– Все может быть, – пожал плечами Джок, достал из кармана фотографию и протянул Лэндеру. – Вот, посмотри.

Лэндер взял фотографию и уставился на нее.

– Моя сестра, Джулиана Роуз Арнод. Я зову ее Анна. Похоже, это имя вызывает в ней плохие воспоминания, поэтому она им не пользуется.

Лэндер онемел от изумления.

– Это был заговор с самого начала, да? – Он бросил яростный взгляд на Джока. – Я звоню тебе и прошу о помощи. И кто появляется на балу, пока я жду тебя? Твоя сестра, которая весьма кстати забыла свою фамилию Арнод. Она падает в мои объятия, как зрелый персик, мы проводим незабываемую ночь вместе, и тут я неожиданно узнаю, что вы – родственники. И самое удивительное совпадение – буквально на следующий день появляешься ты и требуешь выкупа.

Джок покачал головой.

– Умный план. Как бы мне хотелось приписать эту идею себе. Но я не могу, потому что все было не так.

– Меня не интересует, как все было. Я советую тебе покинуть Вердонию, пока цела твоя голова.

Джок поднял руку, пытаясь успокоить Лэндера.

– Послушай, я клянусь тебе, что никакого заговора не было. Я пытался предупредить Анну насчет тебя. Не знаю уж, сколько раз я советовал ей обходить тебя за версту. Но Джулиана питает слабость к таким подлецам, как ты. И раз уж ваши отношения зашли так далеко, мне кажется, что решение очевидно.

– Но не для меня!

Темные глаза Джока вспыхнули яростью.

– Именно так все произойдет, ведь я предлагаю только один раз. Если ты отказываешься, я уезжаю. И пусть твоя драгоценная страна падает в экономическую бездну, меня это не касается.

– Чего ты хочешь?

– Твоя задача очень проста. Сделай так, чтобы моя сестра влюбилась в тебя. Это нетрудно, потому что она уже наполовину влюбилась. Женись на ней. Обходись с ней как с королевой, она заслуживает этого. Живите счастливо, нарожайте детей, в конце концов.

Детей? Лэндер сразу живо представил рыжеволосых карапузов, бегающих по дворцу.

– Тебе не кажется, что ты вмешиваешься туда, куда не следует?

Их взгляды встретились.

– Но ты сделаешь это, да? – потребовал Джок. – Ты сделаешь все, чтобы спасти свою страну, даже женишься на моей сестре.

Лэндер сжал зубы.

– Да, – произнес он наконец.

– Даже если это подразумевает родство со мной? – настойчиво продолжал Джок. – И даже если из-за этого ты проиграешь выборы?

Это вполне могло случиться, но Лэндер не раздумывал долго. Он уже был ознакомлен с великолепным планом Арнода, гарантирующим полное финансовое возрождение Вердонии. И если цена; этого план – его женитьба, он согласен. Если это спасет Вердонию от экономической катастрофы, он готов жениться на ком угодно.

– Я полагаю, она не должна знать о приложении к нашему контракту?

– Безусловно, иначе это разрушит все наши договоренности.

Лэндер утвердился в подозрении, что если это и был заговор, то Джулиане была отведена в нем роль пешки.

– У меня только один вопрос, – обратился он к Джоку. – Зачем все это? Не думаешь же ты, что это в интересах твоей сестры?

Лэндер думал, что Арнод не ответит. На лице Джока отразился гнев, упрямая решительность и, что самое невероятное, какая-то печаль.

– Ты ошибаешься, Монтгомери, – сказал Джок. – Это как раз в ее интересах. Я не мог защитить ее, когда она взрослела, я даже сейчас не могу ее защитить. – Его лицо стало жестким. – А ты можешь сделать то, что я не могу. Ты можешь подарить ей счастье.

А вот это вряд ли. Лэндеру хотелось объяснить, как несчастлива будет Джулиана, выйдя замуж не по любви, что она не поблагодарит их за такие манипуляции. Но из многолетнего опыта общения он знал, что, если, Арнод решил что-то, разубедить его невозможно.

– Так мы заключаем сделку? – нетерпеливо спросил Джок.

– Да, заключаем. – Лэндер пожал ему руку. – Но когда-нибудь ты сам окажешься загнанным в угол. Вспомни обо мне, когда это случится, Арнод. Вспомни и знай, что ты сам загнал себя туда, когда заключил эту сделку на женщину, которую должен защищать, и на мужчину, который сделает все, чтобы увидеть твою расплату за содеянное.

Глава пятая

Джулиана завершила работу с бумагами, поставила свою подпись и отложила папку на край стола. Она повернулась к окну, откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Последние три дня она работала до изнеможения, потому что работа отвлекала ее от мыслей о Лэндере и о той незабываемой ночи.

Раздался стук в дверь. Часы на стене показывали уже больше семи вечера. Сотрудники офиса давно должны были уйти, разве что задержался ее помощник. Она услышала, как кто-то вошел, но не стала открывать глаза.

– Колин, мне кажется, я еще час назад велела тебе идти домой.

Помощник не ответил, но она слышала его шаги. Наверно, зашел за последними подписанными, бумагами.

– Разве у тебя сегодня нет свидания?

К ее ужасу, он положил ей руки на плечи и стал массировать затекшие мышцы.

– О господи, Колин!

– Он ушел.

– Лэндер! – Она повернулась в кресле и уставилась на него, не веря своим глазам. – Что ты здесь делаешь?

– Пришел повидать тебя, конечно.

Лэндер выдернул ее из кресла и обнял. На мгновение Джулиана позволила себе остаться в его объятиях, пока здравый смысл не напомнил о себе, и тогда она попыталась освободиться из его рук.

– Пожалуйста, не надо. Но почему ты?

– Потому что. – Он наклонил голову и коснулся ее губ.

Она хотела остановить Лэндера, сказать, что не хочет видеть его снова. Но все ее намерения через пару секунд бесследно испарились. Она уступила, обняла его за шею и крепко прижалась к нему. Лэндер приподнял ее и усадил на стол.

– Что мы делаем? – нервно смеясь, спросила Джулиана.

– То, что должны делать.

– Мы договаривались об одной ночи.

– Это был твой выбор, а не мой. И я, как дурак, не настаивал. Но теперь я решил пересмотреть условия нашего договора.

Джулиана покачала головой.

– Нет, нет, я не могу. Поверь, у меня есть для этого веская причина. Даже несколько.

– Назови хотя бы одну.

– У тебя выборы, и ты должен все внимание сосредоточить на них, – начала она осторожно.

– Моя личная жизнь никогда не мешала исполнению моих обязательств перед страной. Ты должна знать, для меня это важнее всего. Всегда, – подчеркнул Лэндер. Сняв заколку с ее волос, он запустил руки в золотистые кудри. – Но это не значит, что у меня нет времени для тебя. Какая еще причина завершить наши отношения?

– Хочу внести ясность, если не возражаешь. У нас нет никаких отношений.

Лэндер улыбнулся. Его руки опустились к ее коленям и заскользили вверх, собирая за собой юбку.

– Скажи мне, как ты это называешь.

Ее бросало в дрожь от прикосновений его рук, и она старалась держаться из последних сил.

– Роман на одну ночь.

Лэндер еще крепче сжал ее бедра.

– Нет. Не опошляй то, что произошло между нами.

– Я сказала честно. Ты не представляешь, какие проблемы свалятся на нас, если мы продолжим встречаться. Очень важно, чтобы ты поверил мне. Чтобы ты поверил, что так лучше для Вердонии.

– Ответь мне только на один вопрос. Тебе было достаточно одной ночи?

Джулиана закрыла глаза и опустила голову на его плечо.

– Пожалуйста, не спрашивай меня об этом.

– Слишком поздно. – Она почувствовала, что он улыбается. – Будь честной, Джулиана. Ты хочешь, чтобы наша ночь продолжалась – как, впрочем, и я. – Его губы проложили на ее шее тропинку из поцелуев, и она почувствовала теплое дыхание у своего уха. – Когда ты научишься доверять мне, расскажешь все свои секреты.

Разве он не понимает? Джулиана подняла голову.

– Тебе лучше не знать их.

– Когда-нибудь ты расскажешь мне. – Его голос звучал уверенно. – У тебя не будет другого выбора.

– Возможно, ты прав. – Джулиана вздохнула. – Я согласна, но при ряде условий.

– Назови их.

– Никто не должен знать о нас, никто.

– Согласен. Дальше.

– Никакой влюбленности.

К ее удивлению, он замолчал.

– Ты думаешь, что сможешь приказывать любви? Секс, и ничего, кроме секса?

Это прозвучало так грубо, так жестоко. Но у нее не было другого выхода. Она не могла себе позволить влюбиться в Лэндера.

– Что-то не так?

– Да. – Он поднял ее подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза. – Да, не так. Но тебе надо понять это самой. Еще что-нибудь?

Джулиана понятия не имела, что еще сказать. Она рассталась с ним, покончила с их отношениями раз и навсегда. И вот теперь Лэндер здесь, стоит у нее между ног, а она сидит на столе с задранной юбкой.

– Я не знаю, Лэндер. Я скажу тебе об остальном, когда подумаю.

– В таком случае нечего тебе думать. – Он так крепко прижал ее к себе, что пряжка его ремня воткнулась в ее живот. – Если это все, давай продолжим.

– Прости, ты же не собираешься.

– Собираюсь. Прямо здесь и прямо сейчас, – подтвердил Лэндер.

Он что, сума сошел? Она с недоверием посмотрела на него.

– Наверное, есть женщины, которым доставляет, удовольствие заниматься любовью на столе, но я не принадлежу к их числу.

– Правда? – Его губы тронула легкая ухмылка. – А что такого, если у нас только секс, и ничего, кроме секса?

Джулиана живо представила себя со стороны. Растрепанные волосы, задранная юбка. Она покраснела и не смогла поднять глаз.

– Не здесь, – прошептала она, – не так.

– Я не понимаю. Я думал, ты сказала – просто секс, никакой влюбленности. – Он пробежал кончиками пальцев по округлости ее груди. Он много раз прикасался к ней таким образом, но в этот все было как-то иначе. Небрежно, сдержанно. – Нам не нужна кровать, мы можем сделать это прямо здесь. – Он оглянулся вокруг. – Или вот там, у стены, или на полу. Когда я голоден, я ем. Так, кажется?

Джулиана толкнула его в плечо.

– Пожалуйста, отойди, я хочу слезть со стола.

– Джулиана, я серьезно. Объясни мне, какое имеет значение, где? – Он снова коснулся ее бедер. – Или как?

Она накрыла его руки своими, пытаясь остановить его пальцы. К ее ужасу, в глазах закипели слезы, горло перехватил спазм, и она с трудом ответила:

– Просто имеет, и все, понятно?

Его хватка ослабла. Он поднял ее лицо и поцеловал.

– Это только подтверждает мою правоту, прекрасная Джулиана. «Только сексом» мы никогда не обойдемся, потому что это изначально неверно. – Отступив назад, он помог ей слезть со стола и поправил не девушке одежду. – Прости, если я расстроил тебя.

Джулиана пыталась сохранять хладнокровие.

– Если ты понимал, что «только сексом» не обойтись, зачем соглашался на это условие?

Он лукаво посмотрел на нее.

– Я хотел попробовать, раз ты настаивала.

– Очень благородно с твоей стороны, – пробормотала Джулиана.

– Я тоже так думал, но мы не справились.

– И одному из нас было больно. – Джулиана положила голову ему на плечо. – Зачем мы делаем это?

Лэндер обнял ее.

– Потому что у нас нет другого выхода.

Он произнес это так, словно судьба привела в движение какие-то неведомые силы и они оба уже при всем желании не властны изменить что-либо. Джулиане вдруг захотелось исчезнуть, вернуться с Джоком в Даллас. Впрочем, теперь даже отъезд не спасет ее. Если тебя хотят найти, то найдут, если захотят разоблачить, то разоблачат. Сейчас, пока тайное не стало явным, она будет просто получать удовольствие, сколько бы времени у нее ни осталось.

– Что теперь? – спросила Джулиана.

– Теперь мы поиграем.

Джулиана подняла глаза, заинтригованная его словами.

– Поиграем?

– Что тебя смущает? Ты никогда не играла прежде? Тогда самое время начать.


Ночи пролетали незаметно, а днем Джулиана работала, не жалея сил, чтобы потом насладиться несколькими драгоценными часами с Лэндером. Это действительно стало похоже, на игру. В конце дня ей звонили и называли место встречи, всякий раз разное, но всегда вдали от любопытных глаз. И каждый вечер она исчезала с работы и неслась по указанному адресу. Всякий раз ее ожидали разные машины, но без особых опознавательных знаков, чтобы можно было незаметно раствориться в уличном потоке и не привлекать внимания.

В первую ночь ее привезли к подземному гаражу, и Джулиана решила, что окажется в тех же апартаментах, где они встречались с Лэндером. Но вместо этого она попала в один из торговых центров города. Несмотря на то что все магазины были открыты, вокруг не было ни души. Здесь они с Лэндером гуляли всю ночь, радуясь возможности побыть наедине. Несколько раз Джулиана замечала охрану, тенью следовавшую за ними. Они бродили по магазинам, Джулиана примеряла одежду, обувь, ювелирные изделия. Когда оба почувствовали усталость, в одном из уютных кафе, словно по взмаху волшебной палочки, появился накрытый к ужину стол. Они поели при свечах, где-то вдали играла негромкая музыка. Потом Лэндер проводил Джулиану к машине, на которой она приехала сюда, и ее отвезли домой.

На следующую ночь они с Лэндером были в кинотеатре. Потом был парк диких животных в пригороде. Они побывали на катке, в бассейне, даже провели ночь в спа-салоне. Но ни разу он не отвез ее в апартаменты и ни разу не занялся с ней любовью, о чем Джулиана втайне страстно мечтала.

Что происходит? Лэндер ведь должен был чувствовать ее желание вновь оказаться в его объятиях! Джулиана ничего не понимала. Он вел себя так, словно только-только начинал ухаживать за ней. Но к чему это все?

На десятую ночь машина привезла ее к другому подземному гаражу. В душе Джулианы вспыхнула надежда: возможно, это другой гостиничный комплекс? Но один из личных телохранителей Лэндера повел ее по лабиринту коридоров, начиненных охранными системами. Они остановились перед тяжелой стальной дверью, перед которой стоял огромный верзила. Охранник открыл перед ней дверь и жестом пригласил ее войти.

– Пожалуйста сюда, мисс Роуз. Передайте Его Высочеству, что я здесь, если что-то понадобится.

Джулиана ничего не успела спросить, как дверь за ней плотно закрылась. В помещении был приглушенный свет, и ей понадобилось некоторое время, чтобы привыкли глаза. Наконец она поняла, что находится в музее.

– Я очень люблю бывать здесь. – Навстречу ей вышел Лэндер и сделал свет поярче. – Тебе нравятся музеи?

– Да, очень. – Джулиана была смущена.

– В этом музее есть все: искусство, история, наука.

В зале, посвященном богатой истории Вердонии, Лэндер рассказал много интересных историй, добавлявших глубины и красок каждому экспонату. Чуть позже они поели, расположившись на полу, как на пикнике, перед картинами Моне и Ренуара, а скульптура Родена смотрела на них из угла. А еще они говорили и не могли наговориться.

Экскурсия закончилась в небольшой комнате, где хранились украшения королевской семьи Вердонии. К удивлению Джулианы, Лэндер стал открывать футляры и предлагать ей примерить украшения.

– Я боюсь даже притронуться к ним, – смущенно пробормотала она. – Твоя охрана ворвется сюда и арестует меня.

– Должен признать, что ты первая женщина, не принадлежащая королевской семье, у которой есть возможность примерить это. – Он застегнул у нее на шее ожерелье с бриллиантами и аметистами. – Ну, как?

Джулиана стояла перед зеркальной витриной и смотрела, как от каждого ее вздоха искрятся драгоценные камни.

– Восхитительно!

– Свадебный подарок отца моей матери. Он подарил ей ожерелье и вот это. – Он достал диадему и закрепил ее на волосах Джулианы. Потом надел ей на палец кольцо с огромным аметистом в центре. Глубокий багряно-синий цвет вспыхивал изнутри красными искрами. – Это кольцо называется «Единственная половинка», именно оно символизируют королевские аметисты такого цвета. Нигде в мире нет таких камней. У нас еще добывают розовые аметисты, они не такие редкие, как королевские, но тем не менее тоже популярны.

Джулиана принялась рассматривать аметисты, окружавшие центральный камень.

– А у этих камней тоже есть какое-то значение?

Лэндер кивнул.

– Эти камни символизируют договоренность. Когда они установлены таким кругом, это означает заключение брака.

– Замечательно! – Джулиана в нерешительности подняла на него взгляд. – Ты, должно быть, сильно тоскуешь без матери?

– Она умерла, когда я был очень молод, а Меррик был совсем ребенком.

– Ты говорил, что вам с братом потребовалось время, чтобы привыкнуть к появлению сводной сестры. А как же мачеха?

– Она очень эффектная женщина. – Лэндер улыбнулся. – Знаешь, она придумала собственный дизайн обручального кольца. Здесь есть его точная копия.

Они подошли к витрине, и Джулиана увидела кольцо, совсем не похожее на кольцо матери Лэндера. В центре сверкали три камня – бриллиант, изумруд и рубин, а вокруг них располагались сапфиры и аметисты Вердонии.

– Это что-то символизирует, да? – спросила Джулиана.

– Ты права. – В его голосе прозвучали теплые нотки. – Когда мы с Мерриком поняли смысл, мы стали одной семьей.

– Это камни, соответствующие месяцам рождения?

– Умница, Джулиана! Эти три камня в центре представляют Меррика, Мири и меня. У всех трех одинаковый вес, огранка и качество.

– А кружок из аметистов и сапфиров – твой отец и мачеха?

– Аметист – камень моей мачехи, сапфир – отца. И если ты внимательно посмотришь на золотую филигрань на кольце, ты прочтешь два слова на языке Вердонии.

Джулиане потребовалось мгновение, чтобы прочесть спрятанные в золотом плетении слова.

– Любовь и единство?

– Круг любви и единства вокруг трех самых дорогих людей в их жизни. Она особенная женщина, моя мачеха. – Лэндер сделал паузу. – Она тебе понравится, как и ты ей.

Его комментарий подействовал на Джулиану, как холодный душ. Ее собственное отражение в многочисленных зеркалах словно дразнило. Она находилась в мире иллюзий, на ней были украшения, носить которые у нее не было права. Диадема королевы, ожерелье и кольцо, соединявшее две половинки.

Больно. Больно знать, что она никогда не получит таких подарков. Нет, ее не интересовали сами украшения, ее волновали символы, стоявшие за ними: любовь, обязательства, обещания. Может быть, женщинам в ее семье не полагалось знать это. Ее мать так ничего и не получила от ее отца, хотя до самой смерти надеялась на его любовь. Не говоря ни слова, Джулиана повернулась к Лэндеру спиной.

– Я не справлюсь с застежкой. Поможешь? – Ее голос ничем не выдал внутреннего волнения, и Джулиана обрадовалась.

– Ты уверена? Я думал, мы можем.

Джулиана повернулась к нему, уже не заботясь о том, чтобы скрыть свое состояние.

– Можем что? Немного притвориться? Не собираешься ли ты надеть корону и сыграть роль принца для бедной Золушки?

Лэндер погладил ее волосы.

– Я причинил тебе боль, прости, я не хотел этого.

Джулиане было невыносимо тяжело, она с трудом сохраняла спокойствие.

– Спасибо за чудесный вечер, но сейчас мне пора домой.

Дом. Как будто он у нее действительно был! Ее жилье в Вердонии нельзя назвать настоящим домом. В голове всплыл образ ранчо в Техасе, наполняя ее острой тоской. Она все потеряла в восьмилетнем возрасте, вернее, у нее не осталось больше иллюзий в отношении дома и домашнего очага.

Не говоря ни слова, Лэндер встал у нее за спиной и расстегнул ожерелье. С диадемой оказалось сложнее. Она запуталась в волосах, которые, похоже, не хотели расставаться с ней.

– Что мы делаем, Лэндер? Что ты делаешь?

– Не понимаешь? Джулиана покачала головой.

– Не имею ни малейшего представления, если честно.

– Ты умная женщина. Со временем ты все поймешь.

– Я не хочу ничего понимать. – Джулиана смотрела на него, пытаясь проанализировать ситуацию. Но сколько бы она ни старалась, у нее ничего не получалось. – Ты ведешь какую-то игру. Хотела бы я знать, какую.

Лэндер молчал, возвращая украшения, каждое – в свой футляр.

– Это не игра.

– Ты пытаешься соблазнить меня? Но в этом нет никакого смысла. Ты уже сделал это, если мне не изменяет память.

Лэндер поднял одну бровь.

– Есть и другое объяснение происходящему. Очень простое, но весьма очевидное.

– Подожди, ты забыл вернуть на место кольцо. – Джулиана сняла кольцо и передала Лэндеру. – Мне кажется, ты стараешься доказать, что наши отношения продиктованы не страстью.

Лэндер взял у нее кольцо, но на место его не вернул, а положил в карман.

– Близко, но не совсем.

– Я сдаюсь. Скажи мне, что происходит.

– Ты не думала, что это любовь?

Взяв ее за руку, Лэндер повел Джулиану к машине. Они выехали из гаража на мокрую от дождя улицу. В небе сверкнула молния, раздались раскаты грома. Крупные капли дождя стучали в лобовое стекло так же быстро и хаотично, как стучали мысли в голове Джулианы.

Они заехали в уже знакомый подземный гараж, из которого можно было попасть в его апартаменты. Лэндер припарковал машину и посмотрел на Джулиану. В его взгляде не было ничего, кроме жгучего желания. Она вышла из машины и, словно отвечая на его взгляд, пошла к лифту.

– Это невозможно, – произнесла она через минуту, когда они вошли в комнату.

Раскаты грома сотрясали здание, и Лэндер ждал, пока они стихнут.

– Что невозможно?

– Настоящая любовь. Сказочная романтика. Счастье на всю жизнь.

Лэндер смотрел на нее, мягкий свет лампы освещал ее лицо.

– Ты вообще не веришь в любовь? Или не веришь в любовь с первого взгляда?

– Мне кажется, я не верю ни в то, ни в другое, – смутилась Джулиана.

– Интересное заявление, учитывая то, что случилось, когда мы встретились.

У Джулианы перехватило горло.

– А что случилось?

– Сейчас я тебе это покажу. – Лэндер наклонил голову и поцеловал Джулиану. Ее губы раскрылись навстречу его поцелую, такому мягкому и нежному. Она обняла его и притянула к себе. В ней больше не было страха. Все ее тело предвкушало то, что должно было произойти.

Лэндер мягко подталкивал девушку в сторону спальни, медленно снимая с нее одежду. Бережно опустив ее на кровать, он снял с себя оставшуюся одежду и накрыл ее тело своим. Восторг и наслаждение переполняли их обоих.

– Теперь скажи мне, что ты не веришь в любовь, – сказал Лэндер и решительно прижался к ее губам. – Скажи, если можешь.

Джулиана застонала от его ласк и, не в силах больше сдерживать себя, медленно задвигалась, подстраиваясь под его ритм. Она с восторгом открывалась ему, плыла на волнах экстаза, чувствуя, как напрягается его тело, учащается дыхание, предвещая заключительный спазм.

Джулиана глубоко вздохнула. В голове и сердце у нее стучала одна фраза: я люблю его. Это была правда, от которой нельзя никуда убежать. Она влюбилась в Лэндера!

Страстно. Непоправимо. Безоглядно.

Глава шестая

Лэндер проснулся и с удовольствием обнаружил, что Джулиана по-прежнему находится в его объятиях. Умытый дождем солнечный, свет озарил ее лицо, заставив проснуться. Вчера она не стала противиться своему желанию, а сегодня утром вновь чувствовала неловкость и неуверенность.

– Доброе утро, – сказал Лэндер.

Джулиана посмотрела на него, стряхивая остатки сна.

– Я проспала, да?

– Немножко. – Не в силах устоять перед своим желанием, он запустил руки в ее волосы, наслаждаясь прикосновением этого мягкого шелка, и стал медленно, чувственно целовать ее.

Внезапно Джулиана оторвалась от него и, нахмурив лоб, спросила:

– А который час?

– Десять.

От волнения у нее сбилось дыхание.

– Работа! Мне нужно быть в офисе. Я опоздала. Я очень сильно опоздала.

Лэндер пожал плечами, он был невозмутим.

– Скажи им, что ты со мной.

Джулиана замерла на мгновение.

– Подожди, ты хочешь сказать, что, если я сплю с принцем Вердона, это освобождает меня от работы?

По лицу Лэндера проскользнула улыбка.

– Князь Вердона, – поправил он. – Принц Вердонии. Вообще-то я думаю издать королевский указ. Любая женщина, которая спит со мной, на следующий день освобождается от работы. Как ты думаешь?

– Они выстроятся в очередь у дверей дворца, – ответила Джулиана.

Лэндер успел обнять ее, прежде чем она встала.

– У своих дверей я хочу видеть только одну женщину. Тебя.

Он видел, как засияло ее лицо от этих слов. Джулиана рассмеялась, вся она горделиво преобразилась, и Лэндер понял, что не может оторвать от нее глаз. Джулиана была так прекрасна, глаза горели, солнечный свет позолотил кудрявые волосы. А ее тело. Пышное и округлое там, где нужно, тонкое и изящное в других местах. Молочного цвета кожа словно была раскрашена кистью именитого художника. Он сжал ее в своих объятиях.

– Останься. Только в этот раз.

– Я уже пробовала однажды, но ничего не получилось. Прости, Лэндер, мне нужно на работу.

Лэндер с сожалением разжал руки.

– От тебя зависит судьба детей, правильно? – Он откинулся на подушки. – Подожди минутку, я оденусь и отвезу тебя.

– Нет-нет, не беспокойся, я вызову такси.

– Ну зачем тебе такси, когда мне хочется сделать это? – Он не удивился, когда увидел, как она отводит взгляд. – Ты боишься, что нас заметят вместе?

– Слишком многие уже знают, так что рано или поздно все станет известно. – Джулиана посмотрела на него, и в ее взгляде он прочел невыносимую боль. – Нам недолго осталось быть вместе.

Лэндер встал, натянул джинсы.

– Мы будем вместе столько, сколько захотим, – настойчиво произнес он, приблизившись к Джулиане.

– Моя работа в Вердонии практически закончена. Я уже ездила на север, в Авернос, на шесть недель и больше двух месяцев провела в Селестии. Возможно, мне придется вернуться туда еще на недельку, когда все закончу здесь, но, – Она печально вздохнула. – Есть другие страны, другие дети. Европа большая.

– Сколько ты еще пробудешь здесь, в Маунтин-Рош?

– Несколько дней, – в отчаянии прошептала Джулиана, – может, неделю.

Она проскользнула в ванную и появилась через несколько минут, одетая и причесанная. Застегнутая на все пуговицы и крючки, с собранными в пучок волосами, она предстала хладнокровной деловой женщиной.

– Я пришлю за тобой машину вечером, – сказал Лэндер.

Джулиана закусила нижнюю губу.

– Может, сделаем выходной? Я собираюсь задержаться на работе и…

– Никуда твоя работа не убежит.

– Не убежит, – согласилась она, – но дети не могут ждать.

– Ты уверена, что тебя не надо подвезти?

– Спасибо, не надо.

Лэндер интуитивно почувствовал ее недосказанное «Ваше Высочество» и сжал кулаки.

– Я позвоню тебе. Если мы не можем увидеться у то пять минут на разговор у тебя, надеюсь, найдется.

Джулиана попыталась улыбнуться, Лэндер шагнул ей навстречу, но она подняла руку, останавливая его.

– Не надо. Пожалуйста, пусти, мне нужно идти.

– Я позвоню тебе позже, – повторил он более настойчиво и отошел в сторону.

Джулиана была обворожительная, страстная, добрая. Она была разная. Как она напоминала Лэндеру зверька, который нуждается в помощи, но боится попасть в ловушку. Ему были близки ее чувства. Скоро она обнаружит, что они оба попали в ситуацию, созданную не их руками, из которой есть только один выход. Лэндер нащупал в кармане кольцо. Пришло время покончить с этим абсурдом раз и навсегда, решил он. Пришло время обезвредить ловушку.

Лэндер завел машину и выехал из гаража. К его удивлению, на улице перед гостиничным комплексом собралась толпа. Проезжая мимо, он глянулся назад, и то, что он увидел, заставило его резко нажать на тормоза и остановиться.

Путешествие лифта до нижнего холла показалось Джулиане бесконечным, с остановками на каждом этаже. Какую глупость она совершила, завязав отношения с Лэндером! В отношениях со Стюартом она еще могла сослаться на наивность и неопытность. В случае с Лэндером это было элементарное безрассудство. Она позволила себе влюбиться, поверить, пусть даже на мгновение, в сказку со счастливым концом. Но у нее нет права связывать себя отношениями с мужчиной, который будет королем. Никогда.

Двери лифта открылись в холле, и Джулиана, отправив лифт на этаж пентхауса, быстро направилась к выходу.

– Ваше имя, мисс? – Вопрос прозвучал на языке Вердонии, когда Джулиана вышла на улицу.

Вспышки фотокамер слепили, и она подняла руку, защищаясь от света. Десятки мужчин и женщин окружили Джулиану, в ее сторону были направлены микрофоны, магнитофоны и объективы видеокамер. Вокруг стоял невообразимый шум. Она стояла перед ними, абсолютно незащищенная от любопытных глаз, и чувствовала, как ее охватывают паника и страх.

– Как давно вы встречаетесь с принцем Лэндером? – звучали вопросы.

– Каков он в постели? Ваше лицо кажется знакомым. Вы ведь не из Вердонии?

Господи, неужели ее узнали?

– Пожалуйста.

– Американка! – заорали в толпе. – Точно, американка!

Джулиана пыталась протиснуться сквозь толпу, но ее не собирались отпускать. Толпа вела себя, словно стая гиен, загнавших в угол газель, отбившуюся от стада. Джулиана была поражена ощущением дежавю. Другое время, другое место, но такая же бешеная толпа.

– Вы знали, что ваш отец уже был женат? – кричали голоса, возвращая ее в детство. – Каково чувствовать себя внебрачным ребенком?

Джулиана только на мгновение вспомнила то ужасное время.

– Пожалуйста, пропустите. – Она понимала, что долго не продержится. – Я не знаю, о чем вы говорите. Мне нужно попасть на работу.

– Где вы работаете? Вы работаете на принца Лэндера? Я бы не отказалась от такой работы. – Корреспондентка рассмеялась. – Черт, я бы даже заплатила, если бы мне позволили часть дня проводить в постели у принца Лэндера.

Смех замер внезапно, вокруг установилась неуютная тишина. Джулиана была слишком шокирована и смущена, чтобы понять, что произошло. Потом она услышала его голос. Он произнес только одно слово, принесшее ей спасение, хотя оно было больше похоже на рычание.

– Пропустите.

Репортеры и папарацци, все как один, расступились, и она увидела Лэндера. Его каштановые с проседью волосы были зачесаны назад, глаза сверкали зелеными искрами гнева, дикая ярость перекосила лицо. Он медленно прошел через толпу и взял то, что принадлежало ему, – Джулиану. Лэндер взял ее за руку, и она почувствовала, как что-то скользнуло на ее палец. Лэндер, держа Джулиану за руку, повернулся к толпе и остановил свой взгляд на американской корреспондентке.

– Уберите ее. – Охрана тут же окружила журналистку. – Сопроводите ее в аэропорт и первым рейсом отправьте из Вердонии. – Он одним только взглядом пресек все возражения со стороны американки. – Никому не позволено обращаться с моей невестой так неуважительно. – Лэндер поднес к губам руку Джулианы и поцеловал ее. – Никто. Вы больше никогда не будете работать в моей стране.

Толпа разом ахнула. Прежде чем кто-нибудь осмелился задать хоть один вопрос, Лэндер обнял Джулиану за плечи и повел к машине, которая стояла посередине улицы с включенным двигателем. Через мгновение они уже мчались прочь в сопровождении машин охраны.

– С тобой все в порядке? – Лэндер бросил быстрый взгляд в ее сторону. – Черт, у тебя даже губы побелели от страха. – Он прикоснулся рукой к ее щеке. – И кожа ледяная.

– Это было. Это было. – Джулиана сделал глубокий вдох, пытаясь справиться с волнением. – Я не очень хорошо могу справляться с такой толпой.

– И никто не может. Прости, я поклялся оградить тебя от подобного рода инцидентов и не справился. – На его лице дрогнул мускул. – Я обещаю, это не повторится.

Немое одобрение соперничало с внутренним страхом. Джулиана сложила руки на коленях и вдруг поняла, что у нее на пальце надето кольцо. Это было кольцо со знаменитым аметистом «Единственная половинка», но она не имела ни малейшего представления, как оно оказалось у нее на пальце. Она протянула руку Лэндеру, пальцы, заметно дрожали, и аметист играл красными вспышками.

– Что это? Как…

– Я надел его на твой палец перед тем, как объявил о помолвке.

– Но мы не помолвлены.

Лэндер бросил на нее быстрый взгляд.

– Теперь – помолвлены.

Разрозненные кадры ее спасения соединились в одну картинку. Вопросы, вопросы, вопросы репортеров, когда они готовились публично проглотить ее. Ее беспомощность и страх. Потом появился Лэндер и сказал. Он сказал, что «никому не позволено обращаться с его невестой так неуважительно».

Джулиана закрыла глаза. Он назвал ее своей невестой и выставил из страны корреспондентку за неуважительное отношение к ней. Потом он поднял ее руку и Джулиана в ужасе открыла глаза. Ее левую руку. Он поднял ее левую руку и поцеловал, чтобы все могли увидеть кольцо, которое он тайно надел ей на палец. Она видела выражение восторга на лицах репортеров. Они делали пометки и снимали этот момент на камеры. Джулиана только сейчас поняла значение того, что произошло.

– Нет! – Она оглянулась с растущим чувством отчаяния. – Разворачивай машину. Ты не понимаешь, что ты сделал. Мы должны вернуться и уладить все, пока ты не пострадал. Ты должен сказать прессе, что мы не помолвлены. Пожалуйста, Лэндер!

Лэндер снова посмотрел на нее, но теперь с беспокойством.

– Две минуты – и мы будем во дворце.

Они мчались на огромной скорости, и Джулиана от страха закрыла глаза. Они подъехали к боковому входу, и Лэндер помог ей выйти, из машины. Он повел ее по многочисленным тропкам сада, и через несколько минут они оказались у знакомой беседки, увитой белыми розами. Их аромат стоял в воздухе, вызывая у Джулианы горькие воспоминания о том вечере, когда она впервые была здесь.

– Вернулись туда, где все началось, – не удержалась она.

– Это началось не здесь, – Лэндер сократил расстояние между ними. – Это началось в танцевальном зале, когда я увидел тебя на лестнице. Я никогда не видел никого красивее тебя.

– Любовь с первого взгляда? – Если бы это только было возможно. – Я уже говорила тебе, что не верю в это. Все это сказки, фантазии и – у нее дрогнул голос, – притворство.

– Нет, – Лэндер поймал ее взгляд. – Все так и будет, я обещаю.

– Как? – Джулиана отошла от него в сторону. – Ты ничего не понимаешь! Ты думаешь, что я Золушка, а я не Золушка. Я – ее мерзкая сводная сестра. Ты должен поехать и сказать репортерам, что совершил ошибку, что пошутил о нашей помолвке.

– Но я не шучу, и это не ошибка. Кроме того, уже слишком поздно что-либо переигрывать.

Джулиана замерла.

– Что ты имеешь в виду?

– Информация уже просочилась везде, – заметил Лэндер как бы между прочим. – Газеты, телевидение, Интернет. Все средства массовой информации трубят об этой новости. И все они будут биться за то, чтобы узнать, кто же ты такая.

У Джулианы перехватило дыхание.

– О господи! Ты не представляешь, что наделал.

– А что не так? Почему такая паника? – Он прижал Джулиану к беседке. Нежные белые розы целовали ее лицо, а виноградная лоза вплеталась в ее волосы.

– Я предупреждала, что есть вещи, которые связаны со мной и о которых ты не знаешь.

– Например?

Слезы застилали глаза Джулианы. Скажи это просто произнеси эти слова.

– Я – незаконнорожденная, Лэндер.

Ну вот, теперь ужасная правда сказана. Даже спустя столько лет эти слова причиняли ей невыносимую боль, вытаскивая из памяти самые уродливые воспоминания.

– Мне было восемь лет, когда я узнала об том примерно таким же способом, как это произошло сегодня у гостиницы. Это был… Это был большой скандал в то время. Моя мама, мой брат. Пресса выставила нас на всеобщее осмеяние.

– Спокойнее, дорогая, все в порядке.

– Нет, не все в порядке! – Джулиана закрыла лицо руками. Наступило время рассказать ему правду. Она знала, что рано или поздно этот момент наступит. Надо было признаться во всем и положить конец их отношениям раз и навсегда. Джулиана медленно опустила руки и стояла перед ним, как на эшафоте. – Никто в Вердонии еще не знает моего имени, но та американская журналистка узнала меня. Как только у нее появится время подумать, она вспомнит, где видела меня. – Невыносимая боль пронизывала каждое ее слово. – Ты заставил ее покинуть страну, и она захочет поквитаться. Журналистка наверняка поместит сведения обо мне в газету или в Интернет или поучаствует в каком-нибудь омерзительном ток-шоу, где и выложит все грязные подробности.

– Какие грязные подробности? Джулиана заставила себя говорить без эмоций, хотя ей было очень трудно владеть собой.

– Меня зовут Джулиана Роуз Арнод. Я сестра Джока. Большинство людей в Соединенных Штатах знают меня как Анну Арнод, а не как Джулиану. Когда станет известно, что я внебрачная дочь мошенника, сестра человека, который скопил свое состояние, по словам прессы, сомнительными путями, ты попадешь в ужасное положение.

Лэндер сжал ее плечи.

– Не имеет значения, кто твой отец или брат. Я буду защищать тебя.

– Да это не я нуждаюсь в защите! – Джулиана смотрела на него с недоверием. – Разве ты не понимаешь, что я порчу твою репутацию! В конце концов, ты проиграешь из-за меня выборы. Никто в Вердонии не захочет, чтобы их король женился на…

Лэндер закрыл ее рот поцелуем, и она почувствовала, как ее решимость тает под его жадными губами.

– Меня это не волнует, – сказал он между поцелуями. – Обстоятельства твоего рождения не имеют для меня никакого значения. Поверь, Джулиана, я понимаю больше, чем ты думаешь. – С этими словами он снял заколку с ее волос и забросил ее далеко в кусты. – Черт, мне хотелось сделать это с первого дня, когда ты собирала волосы в этот пучок!

Лэндер запустил пальцы в ее золотые волосы и между поцелуями снял с нее пиджак, расстегнул три пуговицы на блузке. Они преодолели пять ступенек и оказались в беседке. Пытаясь сохранять между ними некоторое расстояние, Джулиана отступила к скамейке в середине беседки и попыталась застегнуть блузку. Но в этот момент Лэндер присел рядом и положил ее ноги к себе на колени. Он снял с нее туфли и бросил их на траву.

– Что ты делаешь?

– Занимаюсь любовью со своей невестой.

Джулиана смотрела на негр широко открытыми глазами.

– Перестань называть меня так. Это не настоящая помолвка, и я не собираюсь заниматься любовью в саду дворца, где любой может увидеть нас.

Лэндер пожал плечами.

– Хорошо, давай еще поговорим. Ты сказала мне все, что хотела? – Он так нежно улыбнулся ей, что сердце ее дрогнуло. – Какие-нибудь еще признания, моя скандальная будущая жена?

– Ты не слышишь меня? Я не твоя будущая жена! Ты не делал мне предложения, я его не принимала. Нельзя так небрежно относиться к этому, Ваше Высочество. Это серьезно.

Лэндер сдерживал себя, но глаза его смеялись.

– Я обещаю, что буду серьезно относиться к этому. Меня совсем не волнуют обстоятельства твоего рождения, и это никак не влияет на мои чувства к тебе. Меня также не волнуют твои родственные отношения с Джоком. А вот что меня приводит в ярость, так это то, что тебя заставили стыдиться того, в чем ты не виновата.

Господи, ей придется рассказать ему все! Это единственный способ заставить его понять.

– Это не только обстоятельства моего рождения, – настаивала Джулиана. – Есть кое-что еще, похуже.

Если она собирается перейти к следующей части рассказа, ей необходимо призвать на помощь все силы, какие у нее еще остались. Она устремила свой взгляд туда, куда Лэндер бросил ее туфли, и стала решать в уме математическое уравнение. Она почти закончила его решение, когда услышала голос Лэндера:

– Ты не скажешь мне, что ты сейчас делаешь?

Джулиана непонимающе мигнула.

– Прости, что ты сказал?

– Я спросил, что ты делаешь? Мне показалось, что ты не здесь, а где-то далеко. И это уже не в первый раз.

– Я решаю дифференциальное уравнение второй степени с постоянными коэффициентами. Это математическое уравнение, оно помогает снять стресс.

– И ты делаешь это в уме? – Лэндер не мог скрыть удивления. – Ладно, давай послушаем дальше, какой еще скандал случился с тобой? Надеюсь, он никак не связан с человеком по имени Стюарт?

– Боюсь, что именно так. – Джулиана хотела переплести пальцы рук, но поняла, что кольцо по-прежнему на ее пальце. Теперь она не знала, куда деть руки. Лэндер помог решить ей эту проблему. Крепче прижав ее к себе, он заставил ее обнять себя за шею. – Я была бухгалтером, – начала Джулиана, положив ему голову на плечо.

– Очень плохо, что ты не сказала мне об этом, когда мы впервые встретились. Я мог бы предложить тебе поработать на меня. Наш главный бухгалтер уволилась, когда умер отец. Полагаю, ты работала с братом?

– До того как я возглавила благотворительную организацию, я была его экономическим советником.

– Да? Ну вот видишь, я был прав. Ты бы замечательно подошла нам на должность главного бухгалтера. Готов поспорить, у нас тебе было бы намного интереснее работать. Я уверен, ты была бы мне предана точно так же, как была предана Лоурен моему отцу.

– Нет, – резко ответила Джулиана. – Я больше не смешиваю бизнес, и удовольствие.

– А, в твоей жизни появился Стюарт, – догадался Лэндер.

Джулиана кивнула и потерлась щекой о тонкий египетский хлопок его рубашки.

– Появился Стюарт, и это не очень хорошая история.

– Позволь мне угадать. Стюарт работал у Арнода и, как только узнал, что ты его сестра, окружил тебя заботой и вниманием. Это старая история, дорогая моя.

– Тогда тебя не удивит продолжение, – заметила Джулиана. – Стюарт решил обокрасть Джока и для этого использовать меня. Я сходила с ума от любви к нему, или мне только казалось это. Может, я не понимала, что он делает, пока не стало слишком поздно.

– Полагаю, что, когда все стало известно, во всем обвинили одну тебя, хотя ты была совершенно невинна.

Джулиана долго пыталась справиться со своим волнением, прежде чем смогла заговорить.

– Спасибо, что поверил мне! Из-за личности моего отца немногие люди поверили в мою невиновность.

– И из-за брата. – Какие-то настораживающие нотки прозвучали в голосе Лэндера, и Джулиана забеспокоилась.

– Возможно, Джок начинал свой путь со скользкой дорожки. Но как только он нашел опору, весь его дальнейший бизнес был честным. Для него это стало делом чести.

– Ты очень заботливая сестра.

– У меня есть причины быть такой. Он всегда делал все, что было в его силах, чтобы защитить меня. Что касается моего участия в афере Стюарта. Хотя я не помогла ему напрямую, все-таки была виновата отчасти. Я облегчила для него задачу. Слишком небрежно отнеслась к паролю, который дал ему доступ к документам в компьютере. Еще я выболтала информацию, которая была конфиденциальной.

– Он присвоил себе деньги?

– Нет, он был слишком хитрым, чтобы брать деньги прямо со счетов Джока. Он использовал внутреннюю информацию, чтобы набить свои карманы. У Джока разносторонний бизнес, много разных компаний. У Стюарта был доступ к документам, и он пользовался всем этим для самостоятельной торговли внутри бизнеса Джока, часто за взятку уступая торги конкурентам.

– И ты обнаружила, что он делает.

– В конце концов – да. Но было уже поздно, разразился скандал, который было невозможно скрыть.

– Твой брат уволил тебя?

– Нет, я ушла сама. Я не могла позволить Джоку отвечать в суде за свои ошибки. – Джулиана сняла кольцо и отдала его Лэндеру, – Теперь ты понимаешь, почему должен отменить помолвку и сказать прессе, то произошло досадное недоразумение? Хотя Джок и встал на мою сторону, многие думают, что я активно участвовала в этой афере.

Лэндер взял кольцо, как она и ожидала, но потом оглушил ее следующим признанием:

– Помолвка остается в силе. И просто, чтобы ты знала, в моем кругу за помолвкой всегда следует свадьба. Всегда.

У Джулианы широко раскрылись глаза. Неужели он говорит серьезно? Фальшивая помолвка – это одно. Но свадьба?

– Ты не можешь.

– Подумай об этом, дорогая. Как бы я выглядел, если бы через пять минут после объявления помолвки заявил, что это ошибка? Кольцо на твоей руке сфотографировали. – Он взял ее руку и вернул кольцо на прежнее место. – Разве я мог подарить это кольцо первой встречной? И жители Вердонии знают об этом.

У Джулианы дрожали от волнения пальцы.

– Если ты не остановишь это безумие, ты проиграешь выборы.

– Значит, я проиграю выборы, – спокойно ответил Лэндер. – Это лучше, чем проиграть честь.

Тон его голоса подсказал, что разговор на эту тему закончен. Когда он вновь сжал ее в своих объятиях, она не сопротивлялась, но внутри уже оплакивала грядущую потерю.

Как только Вердония узнает, что она – Анна Арнод, сестра человека, не совсем честно заработавшего свое состояние, репутация Лэндера будет загублена. Значит, у Джулианы есть только один выбор.

Если честь Лэндера не позволяет ему разорвать помолвку, ей самой нужно позаботиться об этом.

Глава седьмая

– Ты не можешь сделать этого, Анна!

– Могу и сделаю, Джок! – Джулиана добавила последние штрихи в своём макияже и вставила в уши жемчужные серьги. – Если Лэндер отказывается остановить это безумие, я сделаю это за него. На пресс-конференции.

– Но, возможно, Монтгомери не хочет разрывать ваши отношения? Может, он влюбился и воспользовался ситуацией, чтобы объявить помолвку, иначе ты бы никогда не согласилась на это. Ты об этом не подумала? Ну? – Джок встал за спиной у Джулианы.

– Не думаю, – ответила она. – Это вопрос чести, а не любви.

Джок взял ее за плечи и развернул к себе.

– Почему ты так говоришь? Ты считаешь себя непривлекательной?

– Перестань, Джок. – Джулиана освободилась от его рук. – Здесь речь идет не о любви, и ты знаешь это. Лэндер чувствует свою ответственность, потому что сам искал встречи со мной, когда я попыталась закончить наши отношения. Он завел со мной роман, но, впрочем, я не очень-то сопротивлялась. И естественно, когда пресса узнала, он бросился спасать ситуацию. Лэндер сам сказал мне об этом.

– Послушай, Анна, неужели ты думаешь, что я вот так легко попался бы в ловушку, если бы не хотел этого? Конечно, нет! Вот так же и Лэндер. Наверняка он мог бы найти какое-нибудь другое решение, если бы захотел. – Джок на мгновение задумался. – Ты, кажется, говорила, что у Лэндера с собой было кольцо его матери?

– Да, оно было у него в кармане. И что?

– Так. – Джок с любопытством посмотрел на Джулиану. – А что кольцо делало в его кармане?

Джулиана непонимающе заморгала.

– Я не знаю. – Как оно оказалось там? Она попыталась вспомнить. – Я отдала ему кольцо, когда мы были в музее. И я думаю, он по ошибке положил его в свой карман, а не в футляр на витрину.

– Подожди, давай все по порядку. Обручальное кольцо его матери находится в Национальном музее Маунтин-Рош?

– Да, вчера он показывал мне украшения королевской семьи.

Джок вопросительно поднял бровь.

– Просто показывал? Если только показывал, как кольцо оказалось вынутым из футляра?

– Ладно, некоторые украшения я примеряла. Джок ухмыльнулся.

– Монтгомери позволил тебе примерить украшения королевской семьи?

– Ну и что? – У Джулианы вспыхнули щеки. – Подумаешь, большое дело!

– Ты хоть представляешь, сколько усилий и средств было потрачено на охрану помещения, чтобы вы вдвоем там поиграли? – Джок бросил взгляд на ее палец и нахмурился. – Кстати, а где кольцо?

– Я отправила его назад.

– Ты с ума сошла, Джулиана!

– Хватит, Джок! Тема закрыта. Если ты забыл, то перед гостиницей собралась толпа журналистов, и было бы крайне глупо появиться перед ними с кольцом и заявить о расторжении помолвки.

Джулиана повернулась спиной к брату и начала собирать волосы в хвост на затылке. Внезапно она вспомнила, как Лэндер забросил ее заколку в кусты. Джулиана подумала минутку, провела пальцами по волнистым прядям и решила, что на этот раз она оставит волосы свободно лежать на плечах.

– Хорошо, – сказал Джок, – я не буду обсуждать это с тобой и объяснять тебе, что ты просто идиотка. Но думаю, тебе будет интересно узнать, почему Лэндер положил это кольцо в свой карман, а не в футляр на витрине. Признайся, что тебе интересно.

– Нет, не интересно. – Джулиана смотрела на себя в зеркало. Нет, она все-таки соберет волосы в хвост, иначе получается нелепый вид. – Наверно, он украл его.

– Очень смешно! – Джок наклонился и прошептал ей в ухо: – Может, он взял его, потому что решил сделать тебе предложение?

Внутри у нее вспыхнула надежда. Неужели это возможно? Нет, нет, нет. Нельзя позволять себе думать об этом, иначе она просто сойдет с ума. Джулиана покачала головой.

– Я должна идти.

Губы брата упрямо сложились в тонкую линию, словно предупреждая, что он так легко не уступит. Что происходит? Почему Джок так настойчив?

– Чего ты хочешь, Джок? Скажи мне правду.

– Я хочу, чтобы ты на несколько дней скрылась от прессы. Дай событиям немного рассосаться.

– То есть ничего не делать? – Джулиана не могла поверить, что он предлагает это. – Но, ты всегда учил меня, что, какая бы проблема ни возникла, решать ее нужно сразу. Именно это я и делаю сейчас, иначе Лэндер будет расплачиваться за последствия. Мне пресса вряд ли что-либо сделает.

– Ты не очень-то веришь своему жениху.

– Моему жениху? – повторила Джулиана, и глаза ее сузились. – Что ты замышляешь? Я думала, ты будешь делать все возможное, чтобы вытащить меня из этой неприятности.

– Я просто хочу тебе счастья, и сдается мне, что именно Лэндер сделает тебя счастливой.

– Это очень мило, особенно учитывая твое недавнее мнение о Лэндере. – Джулиана встала на цыпочки и поцеловала брата в щеку. – Спасибо за заботу.

Она последний раз бросила взгляд в зеркало. Простое черное платье, на шее нитка жемчуга и жемчужные серьги в ушах, неброский макияж: немного румян, тушь на ресницах и блеск на губах. Оставшись довольна увиденным, Джулиана взяла сумку и повернулась к Джоку.

– Ты идешь? Или я иду одна?

– Я не могу пропустить это. Если я нужен тебеv то буду там.

Джулиана вызвала лифт. Двери лифта раскрылись, словно ворота в ад. Джулиана прошла через холл. За двойными стеклянными дверями скопились журналисты, два охранника стояли у входа, не позволяя им прорваться в здание. Джулиана заставила себя толкнуть дверь и оказалась на улице. Внезапно она почувствовала, как щелкнула и свалилась с волос заколка, и легкий ветерок стал играть ее волосами. Джулиана стояла на краю ступенек и думала, как все эти люди узнали, что она будет давать здесь пресс-конференцию? Кто-то должен был предупредить их об этом.

Полуденное солнце било Джулиане прямо в глаза, и она не могла рассмотреть лица собравшихся. Вопросы посыпались на нее, как только она появилась на ступеньках. Джулиана подняла руку, и шум стих.

– Спасибо вам всем, что пришли. – Джулиана была рада, что между ней и толпой осталось хоть какое-то расстояние. – Я хочу сделать заявление, после которого никакие вопросы принимать не буду.

Спокойно. Она сможет сделать это. Она должна, другого выбора нет.

– Я хочу объявить, что официально разрываю свою помолвку с принцем Лэндером. Я хочу заверить вас всех, что предложение Его Высочества – большая честь для меня, и я – К ужасу Джулианы, голос ее дрогнул, и ей потребовалась секунда, чтобы взять себя в руки. – И я бы хотела, чтобы все было по-другому. Но к сожалению, я не сказала принцу Лэндеру о своем прошлом, и он понятия не имел о том, кто я, когда делал предложение. Чтобы сохранить анонимность, я использовала свое первое и второе имя.

В толпе журналистов раздался гул. Джулиана опустила голову.

– Я сделала глупость. Мне нужно было сказать ему правду, как только мы встретились, объяснить, почему между нами не может быть серьезных отношений. – Подняв глаза, она попыталась улыбнуться. – Возможно, кто-то из вас поймет, что я чувствовала. Я хотела, хотя бы на несколько часов, поверить в сказку. Поверить, что могу найти настоящую любовь и счастье. Я поступила эгоистично и нечестно по отношению к принцу Лэндеру. – Я прошу у него прощения, прошу прощения у вас и у всех жителей Вердонии.

– Вы до сих пор не сказали нам своего имени! – крикнул кто-то из середины толпы.

Джулиана сделала глубокий вдох и посмотрела поверх толпы.

– Мое имя Джулиана Роуз Арнод. Многим из вас я известна как Анна Арнод.

Вопросы обрушились на нее нескончаемым потоком. Джулиана подняла руки.

– Пожалуйста, тише, мне больше нечего вам сказать. Поверьте, принц Лэндер не имел понятия, кто я, когда объявил о нашей помолвке. Это моя ошибка, и я ее сейчас исправила. Спасибо, что пришли.

Джулиана повернулась и быстро скрылась в здании гостиницы, Джок последовал за ней. Она все сделала правильно, хотя это причинило ей невыносимую боль. Жителям Вердонии принц Лэндер нужен гораздо больше, чем ей. Она разорвала их помолвку, и теперь он станет королем Вердонии.

– Так лучше, – сказала Джулиана брату, пока они ждали лифт.

– Если так лучше, тогда почему ты плачешь?

Джулиана прикоснулась к щеке и с удивлением поняла, что ладонь влажная. Странно, она даже не поняла, что плачет.

– Это слезы радости, наконец все решилось, – солгала она.

Лэндер встретил представителей прессы с холодной решимостью. Они все почтительно стояли, ожидая услышать его комментарии. Лэндер едва сдерживал себя от гнева.

– Спасибо, что пришли, похоже, мне нужна ваша помощь.

Его открытое заявление было встречено возгласами удивления и улыбками.

– Моя невеста, Джулиана Арнод, ошибочно считает, что Вердония не примет ее в качестве моей жены. Мне бы хотелось услышать, что мы можем сделать, чтобы изменить ее мнение. Видите ли, она считает, что ее происхождение – страшный позор. Я старался убедить ее, что это не так, что мы ценим людей за их достоинства, а не за родословную. Но она считает, что наша свадьба помешает моим выборам.

Один журналист поднял руку и задал свой вопрос:

– Ваше Высочество, – вы называете мисс Арнод своей невестой. Значит, помолвка не расторгнута?

– Я помолвку не расторгал. У мисс Арнод другое мнение. – Лэндер улыбнулся, призывая их встать на его сторону, а значит, помочь ему.

– Я не понимаю, Ваше Высочество, каких действий вы ждете от жителей Вердонии? – спросил стоящий в первом ряду журналист.

– Во-первых, я бы хотел вам всем представить Джулиану Арнод такой, какой ее знаю я. Это умная, интеллигентная женщина, которая умеет сострадать и ставит честь превыше своих собственных интересов. Вчера она доказала, что хочет только добра для меня и для нашей страны. – Лэндер наклонился вперед и продолжил более тихим голосом: – Представьте, в возрасте восьми лет она обнаружила, что ее отец – мошенник, маскирующийся под уважаемого бизнесмена, что у него две семьи – одна законная, вторая – нет. И последующие тринадцать лет она жила с этим клеймом, хотя была ни в чем не виновата.

– Мне кажется, что обстоятельства рождения вашей невесты не имеют никакого значения, – сказала какая-то журналистка. – А вот другие аспекты ее жизни как раз важны. Из моих источников мне известно, что она помогала любовнику обкрадывать своего брата. Меня это беспокоит, да и жителей страны, думаю, тоже. Вы можете прокомментировать такой факт?

Лэндер выждал паузу, пока в зале не установилась звенящая тишина.

– Во-первых, мисс Арнод и человек, о котором вы говорите, никогда не были любовниками. – Он замолчал, чтобы добавить силы своему заявлению. – Во-вторых, она никогда не помогала этому человеку и не знала, что он замыслил, пока не стало слишком поздно. Велось следствие, с нее сняли все подозрения, а общественное мнение приписало вину ей только из-за того, что она – Арнод. Самое страшное, в чем можно обвинить Джулиану, так это в величайшей наивности. Как только она убедилась в двуличности этого человека, она сделала официальное заявление и покинула свое место в компании.

– А почему она в Вердонии? – прозвучал еще вопрос.

– Я рад, что вы спросили об этом. Она работает в благотворительной организации, оказывающей медицинскую помощь малообеспеченным детям. Если вы поинтересуетесь, то узнаете, что эта организация принесла Вердонии много пользы, и все благодаря Джулиане.

– Что вы ждете от этой пресс-конференции, Ваше Высочество? – прозвучал последний вопрос.

Лэндер отвечал с абсолютной искренностью:

– Я хочу жениться на этой женщине. Я надеюсь, что жители Вердонии смогут сделать то, что не получилось у меня. Дайте Джулиане понять, что вы чувствуете. Дайте ей знать, что вы приветствуете ее в качестве своей принцессы. – Лэндер достал кольцо с аметистом, и камень заиграл красноватыми бликами под вспышками камер. – Помогите мне надеть это кольцо на ее палец.


Джулиана резким движением открыла дверь. Когда она увидела, кто там стоит, то задохнулась от возмущения.

– Ты. Я. – Она махнула рукой в сторону своей гостиной, где по телевизору уже в который раз за день передавали пресс-конференцию Лэндера. – О чем ты только думал?!

Лэндер прошел в комнату за ней следом.

– Хорошо, что ты смотришь.

Джулиана наконец справилась со своим волнением.

– Ты с ума сошел? Ты хоть понимаешь, что натворил, устроив это представление?

Лэндер посмотрел на нее свысока, подняв бровь.

– Тебе следует обращаться ко мне «Ваше Высочество».

– Ты считаешь меня невежливой? Я все уладила, защитила твою честь. – Она ткнула пальцем в экран. – Почему ты сделал это после того, как я решила расторгнуть нашу фальшивую помолвку?

– Потому что никогда не считал ее фальшивой, просто поспешной. Мне не хочется, чтобы ты сражалась за меня, Джулиана, в этом нет необходимости, все под контролем.

Он стоял с ней рядом, смущая ее своей близостью.

– Ты считаешь, что под контролем? – переспросила она, указывая на телевизор.

Лэндер наклонил голову.

– Как ты думаешь, что произойдет после моего выступления?

– Думаю, все ошибочно поверят, что мы снова обручены.

Лэндер улыбнулся.

– А кроме этого?

– Ты проиграешь выборы, – тихо сказала Джулиана.

Его жесткий хмурый взгляд заставил ее затаить дыхание:

– Я последний раз говорю тебе об этом, и давай закроем тему. Мой отношения с тобой никак не повлияют на исход выборов. Это понятно?

Джулиана кивнула с широко раскрытыми глазами.

– Но у меня есть еще один вопрос.

– Только один. – Лэндер скрестил руки на груди. – Спрашивай.

– Почему это не повлияет на исход выборов?

– Потому что в ближайшие пару недель. Вердония влюбится в тебя, я гарантирую. То, что ты видела сегодня, только начало.

Джулиана хотела ему верить, но не смела. За много лет она привыкла к высокомерному отношению, к холодным взглядам. Это невозможно изменить даже по королевской команде.

– Почему ты так уверен, что они примут меня? В его взгляде было столько нежности, что к её глазам подступили слезы.

– Потому что все сказанное мною о тебе – правда. И как только люди увидят это сами, они поймут, что ты нужна нам.

Джулиана не знала, что сказать, горло перехватило от волнения. Лэндер взял ее руку и надел на палец кольцо. Джулиана пыталась протестовать, но Лэндер остановил ее кивком головы.

– Не отказывайся, сначала послушай меня.

– Мы поступаем безрассудно, Лэндер. Мы совсем не знаем друг друга, все это очень быстро. Ты просто не можешь хотеть жениться на мне.

– Ты ошибаешься, я хочу и думаю, что наше желание обоюдно. – Он обнял ее и прижал к себе. Они соединились вместе, словно две половинки одного целого. Его рука коснулась щеки Джулианы, потом пальцы стали перебирать ее локоны. – Никакой спешки нет, Джулиана. Нам не нужно жениться завтра, через неделю или через месяц. Носи кольцо. Если ты решишь, что наши отношения – ошибка, ты всегда можешь вернуть его.

Джулиана облизала губы, боясь поверить в происходящее.

– Но почему нам сначала не проверить свои отношения, а потом решить, носить мне это кольцо или нет?

Лэндер покачал головой.

– Все будут стремиться увидеть, носишь ты его или нет. Все или ничего, дорогая. Твой выбор. Таково мое предложение, Джулиана. Доверься мне.

Доверься! Как легко он произносит это слово! Джулиана прижалась к нему и закрыла от волнения глаза.

– А если ничего не получится?

– Ты уйдешь, а я отпущу тебя. Но надеюсь, что этого не произойдет, потому что, боюсь, не выполню своих обязательств в нашем договоре.

Его признание развеселило Джулиану, однако ее беспокоил еще один вопрос, который мог положить конец всему.

– Лэндер, я хочу еще кое о чем спросить тебя, но не о выборах.

– У меня почему-то такое чувство, что мне не понравится твой вопрос.

– Наверное, потому, что он связан с Джоком. – Джулиана закусила губу. – Вы ведь не любите друг друга, правильно?

Лэндер пожал плечами.

– У нас есть разногласия.

– Тогда, что он делает в Вердонии? Если вы не друзья, почему он здесь?

Лицо Лэндера не выражало никаких эмоций, и Джулиана заволновалась.

– Я думал, он приехал повидать тебя.

Неправда. Джок обожает ее, Джулиана никогда не сомневалась в этом. Но бизнес брат обожает больше. Если он проделал весь этот путь, то явно не только для того, чтобы уговорить сестру вернуться на прежнюю работу. Ее брат верит, что можно одним ударом убить двух зайцев.

– Скажи, Лэндер, у вас с братом какие-то дела?

– Тебе лучше спросить об этом у брата.

У Джулианы упало сердце.

– Твой ответ я принимаю как утвердительный. Когда мы с ним танцевали на балу, он предупреждал меня о тебе. Он велел мне держаться от тебя подальше. Когда мы встречались, он всякий раз твердил мне об этом.

Лэндер удовлетворенно улыбнулся.

– Ты не послушалась его совета.

– Не послушалась, но мне надо, чтобы ты сказал правду. Если мы продолжим наши отношения, это не помешает вашим совместным делам?

Лэндер долго смотрел на нее, не мигая, чувствовалось, что в нем растет напряжение. Джулиана не могла понять, что его так встревожило.

– Снова бросаешься в бой, Джулиана? Наволнуйся, не мешает и не помешает. Я обещаю тебе.

Лэндер наклонил голову и поцеловал ее, прекратив таким образом обсуждение. Они упали на диван, и Джулиана забыла о своих волнениях. Как-нибудь все обойдется. Как-нибудь жители Вердонии примут ее, может, даже полюбят. Им придется сделать это, потому что она безумно влюбилась в их будущего короля. И хотя он пока не сказал ей, что тоже любит ее, она впервые за многие годы опять начала верить в хорошее.

Лэндер раскрыл мобильный телефон и набрал номер.

– Сделано, – объявил он, как только Джок ответил.

– Она опять носит твое кольцо?

– Именно это я и имел в виду, Арнод, – раздраженно ответил Лэндер, хотя изо всех сил пытался контролировать себя. – Если ты переиграешь свои планы, если это причинит ей боль, я найду способ заставить тебя заплатить.

– Сделай так, чтобы она не узнала о нашем договоре, и это не причинит ей боль.

– В этом есть что-то неправильное, Арнод.

На другом конце провода повисла тишина, и Лэндер принял ее за согласие.

– Я хочу, чтобы она была счастлива, – наконец мрачно сказал Джок. – Она хочет тебя, значит, она тебя получит. Что касается контрактов, они будут готовы для подписания к концу месяца. Мы не подпишем их, пока вы не поженитесь. Поэтому предлагаю тебе поторопиться.

– Я обещал ей дать время.

– Да пожалуйста, но только до конца месяца. Джулиана не идиотка, она догадается, что мы задумали. Веди ее к алтарю – и поскорее.

Лэндер захлопнул телефон, испытывая непреодолимое желание разбить его о стену. Он не знал, кого больше ненавидит, Джока или себя. Единственным утешением во всем этом для него, была Джулиана. Он не знал, как назвать их отношения. Конечно, это не любовь, но безумное желание обладать ею и заботиться о ней.

Глава восьмая

– Пожалуйста, Ваше Высочество, вам нельзя здесь находиться. – Портниха дрожала от волнения за его спиной. – Плохая примета – видеть невесту в свадебном платье до церемонии.

– Я хочу видеть ее Пери. Это мой дворец и мои правила.

В комнате началось бог знает что. Лэндер ухмыльнулся, когда помощница Пери бросилась прятать Джулиану в импровизированной примерочной. Он услышал грохот, крики, потом голос Джулианы:

– Лэндер, ну что ты здесь делаешь?

Лэндер рассмеялся, довольный вызванным переполохом.

– Я пришел к тебе, конечно.

– Мы встречались с тобой полчаса назад. Ты не мог подождать еще полчаса, пока я здесь закончу?

– Нет, не мог. – Лэндер осторожно присел на изящный диванчик и откинулся на подушки. – Только что пришли последние газеты, и я хотел посмотреть их вместе с тобой.

Через драпировку Лэндеру был виден силуэт Джулианы, когда она снимала платье. Черт возьми, она была великолепна. Стройные линии и мягкие округлости тела завораживали взгляд.

– Все эти газеты посвящены мне? – с недоверием спросила Джулиана из-за занавески.

– Ну и мне тоже, как жениху Анны, – с усмешкой произнес Лэндер.

– Хочешь сказать, что все они пишут обо мне только хорошее? – И снова недоверие прозвучало в ее голосе.

– Ну дай же мне прочесть хоть что-нибудь. Вот, цитирую: «Все жители Вердонии старались убедить мисс Арнод принять предложение принца Лэндера о свадьбе. Теперь, когда она снова носит его кольцо, вся страна радуется этому известию». Ну, видишь?

– Не понимаю, обычно в газетах печатали только скандальные факты из моей жизни.

Лэндер сложил газеты и встал.

– Люди из всех уголков Вердонии выступают в твою поддержку, дорогая.

– Ваше Высочество, теперь вам нужно уйти, чтобы я могла закончить свою работу, – пробормотала портниха.

– Да-да, я ухожу. – Прежде чем кто-либо успел его остановить, Лэндер проник за шторку и поцеловал Джулиану. Направляясь к выходу, он заметил ворох шелка у нее на кровати. – А это что?

– Ночные рубашки, Ваше Высочество.

Лэндер развернулся на каблуках.

– Я никуда не уйду, пока не рассмотрю все внимательно. – Он брал по очереди каждую рубашку и опытным взглядом оценивал ее. – Вот эта замечательная. Ничего не имею против зеленой. А вот эта, – он повернулся к Джулиане, – если увижу тебя в этой, немедленно отправлю ее в огонь.

– В таком случае я точно надену ее в нашу брачную ночь, – смеясь, ответила Джулиана.

– Ладно, – Лэндер оценивающе посмотрел на рубашку, – можешь носить ее в ближайшие две недели.

– Две недели! Что ты там говоришь про две недели? – воскликнула из-за шторки Джулиана.

– Разве я не говорил? Через две недели наша свадьба, – спокойно сказал Лэндер.

– Это, должно быть, ошибка, – начала Джулиана.

Положив ночные рубашки на кровать, Лэндер попросил портниху с помощницей оставить их вдвоем.

– В чем дело, Джулиана?

– Ты ведь обещал дать мне время, не торопить меня. Что случилось, куда мы спешим?

– Мы можем подождать, если ты этого хочешь. – Лэндер обнял ее за талию. – Просто мне показалось, что я правильно выбрал время.

– Но почему так скоро?

Лэндер пожал плечами.

– Это поможет стране отвлечься от смерти короля, отвлечет внимание от кризиса в добывающей отрасли, и я смогу без участия прессы, разобраться в возникших там проблемах.

– А выборы? – Джулиана бросила на него любопытный взгляд. – Наша свадьба поможет этому, да?

– Теперь ты решила выиграть для меня выборы? – Лэндер улыбнулся. – А несколько дней назад ты утверждала, что из-за тебя я их проиграю. Джулиана, неужели ты думаешь, что мое решение жениться на тебе или не жениться определялось бы победой в выборах?

Джулиана не раздумывала ни секунды.

– Конечно, нет. Просто я думаю, неужели ты действительно хочешь жениться так быстро? Неужели у тебя нет сомнений?

– Нет, – совершенно искренне ответил Лэндер.

Джулиана глубоко вздохнула и кивнула со счастливым лицом.

– Тогда у нас четырнадцать дней, чтобы все подготовить к свадьбе. Лучше позвать назад Пери, у нас еще очень много дел.

– Позже. – Лэндер нежно поцеловал ее, и она ответила на его поцелуй. – Гораздо позже.

Когда Лэндер покинул комнату Джулианы, он думал о том, как долго еще ему ждать свадебной церемонии. А вдруг Джулиана узнает об их с Джоком сделке до свадьбы? Она сразу же уйдет, нет, она убежит! И Вердонию постигнет крах. Он даже застонал от досады.

Лэндер понимал, что ему, как лидеру, в первую очередь нужно думать о народе, об экономическом будущем своей страны. А вместо этого все его мысли были о Джулиане. Если она узнает правду, это причинит ей невыносимую боль. Нет, это просто погубит ее. И виноват во всем будет он, Лэндер.


В день свадьбы Джулиану разбудили мощные раскаты грома, а яркие вспышки молнии приветствовали ее, когда, она открыла глаза. Дождь барабанил по окнам, ветер стучал по оконным рамам и ставням, тщетно пытаясь проникнуть в спальню. Внезапно вспыхнул верхний свет, и в комнату под руководством мачехи Лэндера, Рейчел, вошла целая толпа женщин.

– Превосходная погода для свадьбы, – произнесла Рейчел. – Великолепная примета.

Джулиана села в кровати и поджала колени к груди, наблюдая за вошедшими сонными глазами. Все они были членами семьи Монтгомери, и по традиции они должны были помочь Джулиане подготовиться к свадьбе.

– Проливной дождь в день свадьбы считается счастливой приметой? – зевнув, спросила Джулиана.

– Совершенно точно, дождь означает, что ты будешь богата и плодовита.

Джулиана с сомнением посмотрела в окно.

– А гром и молния что означают?

– Они означают страстную любовь. – Рейчел подошла и присела на край ее кровати. – Обычно мать невесты делает то, что сегодня собираюсь сделать я, – сказала она, взяв Джулиану за руку. – Лэндер сказал, что твоя мать умерла, когда ты была еще ребенком. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я заменю ее сегодня.

Джулиана покачала головой.

– Я очень ценю это и благодарна вам.

Рейчел засияла и потянула Джулиану за руку.

– Вставай и пойдем. Ты не представляешь, сколько всего нужно успеть, если мы хотим вовремя прибыть в церковь.

Первым пунктом в списке для Джулианы был завтрак с Рейчел и сводной сестрой Лэндера – Мири. Одного взгляда на двух женщин было достаточно, чтобы понять – это мать и дочь. У обеих были прямые черные волосы, необыкновенного зеленого цвета глаза и безупречные фигуры.

К удивлению Джулианы, она сразу же почувствовала какую-то натянутость.

– Вы не одобряете нашу поспешную с Лэндером свадьбу? – поинтересовалась Джулиана, когда они приступили к завтраку.

Рейчел наклонилась и взяла Джулиану за руку.

– Любовью управлять невозможно. Отец Лэндера и я были знакомы всего лишь неделю, когда он сделал мне предложение. Меррик встретил свою невесту за две недели до свадьбы, и я никогда не видела более любящей пары. Я рада за вас с Лэндером и желаю вам только счастья. – Женщина говорила искренне.

Джулиана повернулась к Мири.

– Лэндер все время говорил мне о вас. Жаль, что у нас не было возможности встретиться раньше. Вы куда-то уезжали?

От вопроса Джулианы обе женщины вздрогнули, как от удара током. Обе старались не встречаться с ней взглядами. Джулиана нахмурилась – похоже, ей удалось обнаружить причину напряженности.

– Моя дочь была на кратковременном отдыхе, – объяснила Рейчел.

Мири вздернула подбородок и откинула назад длинные волосы.

– Я скрывалась на одном из Карибских островов – после того как помогла Меррику похитить его жену.

– Мири!

– Перестань, мама! Готова поспорить, что Лэндер уже рассказал ей. Она с вызовом посмотрела на Джулиану. – Ведь так?

Джулиана прикрыла рот льняной салфеткой. Оказывается, своим, невинным вопросом она выпустила джинна из бутылки.

– Лэндер рассказывал мне, что Меррик похитил Алису и что они полюбили друг друга. Но он не говорил мне о твоем участии в этом деле.

– Я заняла место Алисы у алтаря, чтобы дать Меррику время скрыться.

Джулиана едва удержалась, чтобы не открыть от удивления рот. Она взяла чашку чая и уткнулась туда носом. Как бы ей поделикатнее сформулировать свой вопрос?

– Ты вышла замуж за принца Брандта, человека, с которым Лэндер встретится на грядущих выборах?

– Это не имеет юридической силы, – в один голос произнесли обе женщины.

– По крайней мере, мы так думаем – добавила Мири.

– Что он из себя представляет? – спросила Джулиана с любопытством. Ей хотелось узнать больше о сопернике Лэндера.

– Высокого роста, темноволосый и симпатичный, конечно.

– Как ты можешь называть его симпатичным? – возмутилась Рейчел. – Он слишком суров.

– Не согласна. – Голое Мири дрогнул. – Джулиана, он немного замкнутый, но страстный, а еще у него есть шарм. Честь, долг и ответственность он ставит превыше всего. И если он что-то решил, на него невозможно повлиять.

– Интересный портрет.

Джулиана научилась быстро оценивать людей, и ее оценки почти всегда были правильными. Лишь Стюарт стал ее досадной ошибкой. Вот и сейчас Джулиана поняла, что Мири испытывает сильные чувства к Брандту. Не желая причинять Мири дальнейшие страдания, Джулиана постаралась сменить тему и обратилась к Рейчел:

– Что там следующее в моем списке?

– Когда мы закончим завтрак, у тебя состоится встреча с отцом Лониганом. Он благословит тебя на брачный союз и даст супружеские рекомендации. Потом у тебя будет час, чтобы принять ванну, сделать массаж, маникюр, педикюр. Потом мы с Мири придем, чтобы помочь тебе сделать прическу и макияж.

Мири хмыкнула.

– Мама имеет в виду, что мы будем наблюдать за работой мастеров своего дела. А потом, по традиции Вердонии, Пери зашьет тебя в твое свадебное платье.

– Да, она что-то говорила мне об этой традиции, – сказала Джулиана. – Но если меня зашьют, как потом выбираться из платья?

Рейчел и Мири таинственно переглянулись.

– Увидишь, – только и сказали они.

Остаток дня прошел по расписанию. Волосы Джулианы уложили в пышную прическу, из которой выбивались отдельные локоны, и прикрепили диадему – ту, что она примеряла в музее.

– Лэндер попросил меня передать тебе вот это, – прошептала ей Рейчел, протягивая квадратную коробочку. Открыв ее, Джулиана обнаружила там великолепные серьги с бриллиантами и аметистами.

Наконец дело дошло до платья. Облегающий лиф был расшит крошечными аметистами всех оттенков. Многослойная юбка из воздушного кружева переходила от талии в бесконечный шлейф сзади, который можно было отстегнуть при необходимости. Принесли фату – восхитительное творение из тюля и кружева тоже сверкало аметистами. Фата была расшита причудливыми узорами из кружева и камней, скрывая Джулиану от посторонних глаз, но при этом не мешая ей видеть самой. Теперь она поняла, как Мири удалось одурачить Брандта, когда она заняла место Алисы у алтаря.

Наконец все приготовления были закончены, и Джулиану проводили к ожидавшей ее карете, украшенной цветами. Джок, одетый в серый смокинг, стоял рядом. Гроза прекратилась, влажный воздух был напоен ароматами раннего лета. Легкий туман поднимался вокруг кареты, когда они ехали по улицам, заполненным жителями Вердонии, приветствовавшими Джулиану. Они приехали к церкви, и Джок повел Джулиану по вымощенному плитами тротуару.

– Ты знаешь, я хочу тебе только добра, – тихо сказал он. – Ты готова?

Джулиана серьезно отнеслась к вопросу брата. Готова ли она? Кое-что в ее будущей жизни с Лэндером вызывало у нее беспокойство. Ведь она должна была стать публичной фигурой. Потом она подумала о Лэндере и о своем отношении к нему. Насколько богаче стала ее жизнь, когда он появился в ней! Больше ничего не имеет значения.

– Я готова, – ответила Джулиана, беря Джока под руку.

Зазвучал «Менуэт» Генделя, и они остановились, чтобы служители расправили шлейф платья Джулианы.

– Его Высочество сказали, что срезали эти розы собственноручно, – прошептала одна из женщин, подавая Джулиане букет белых роз. – Сказали, вы знаете, откуда эти розы.

Беседка. Глаза Джулианы наполнились слезами.

В этот момент Джок поспешил проводить невесту принца в церковь. При ее появлении грянула торжественная музыка, и Джулиана увидела Лэндера. Он стоял по стойке смирно в белой военной форме с медалями на груди и богато украшенной саблей у пояса и ждал ее. Через окна в западной части церкви проникали солнечные лучи и, преломляясь, образовывали разноцветную радугу, которая вела от Джулианы к тому месту, где она хотела скорее оказаться.

Началась церемония бракосочетания. Джулиана была как во сне. Вот Джок соединил их с Лэндером руки, вот отец Лониган что-то долго говорит им. Все внимание Джулианы было приковано к одному единственному человеку, который поклялся любить и боготворить ее всю жизнь.

Самым пронзительным по своей силе моментом, который она никогда не забудет, стал момент, когда Лэндер надел ей два кольца. Одно было украшено аметистами Вердонии, а при виде второго у Джулианы перехватило дыхание. Это изящное ювелирное изделие было усыпано бриллиантами и аметистами необычных оттенков и дополняло серьги, которые она получила от жениха раньше.

– Кольцо было сделано специально для тебя, – произнес Лэндер так, чтобы только она могла услышать.

– Оно что-то означает?

– Конечно. – Взгляд Лэндера светился нежностью. – Посмотрим, сколько времени тебе потребуется, чтобы разгадать его значение.

Больше возможности поговорить не было. Отец Лониган благословил их и объявил мужем и женой. По традиции Лэндер не поднимал фату невесты, пока не закончилась церемония.

– Ты сегодня прекрасна, как никогда, – сказал он и поцеловал Джулиану. Она закрыла глаза, очутившись в его объятиях. Единственное, что могла она еще желать в этот момент, – чтобы он признался ей в любви.

Поцелуй закончился, Лэндер взял Джулиану за руку и под звуки торжественной мелодии повел ее к выходу, где их приветствовала многочисленная толпа. Легкий ветерок обвил вокруг них шлейф платья, когда Лэндер усаживал свою жену в ожидавший их экипаж.

В этот момент не было на свете более счастливого человека, чем Джулиана.

Глава девятая

После церемонии бракосочетания для близких друзей и родственников Лэндер устроил прием. За эти несколько часов Джулиана поняла, что должна была чувствовать Золушка, когда вышла замуж за принца. Впервые в жизни Джулиана чувствовала любовь и заботу, как настоящая принцесса.

Когда был поднят последний тост, появился дворецкий и пригласил гостей на балкон посмотреть фейерверк в честь свадьбы. Джулиана тоже было последовала за всеми, но Лэндер поймал ее за руку и увлек в противоположном направлении.

– Мы посмотрим фейерверк из более уединенного места.

Джулиану не надо было уговаривать. Подобрав многочисленные юбки свадебного платья, она устремилась за мужем по пустынным коридорам. По крайней мере, они казались пустынными, потому что охрана, если и находилась во дворце, была невидима.

Они подошли к дверям его спальни, задыхаясь от смеха, Джулиана не могла понять, что их так развеселило. Наверно, это просто пузырьки счастья, как в открытом шампанском, а может, возможность остаться наконец вдвоем. Толкнув дверь, Лэндер взял Джулиану на руки и перенес через порог. Джулиана затаила дыхание.

В комнате мягким теплым светом горели десятки свечей, они были повсюду. Ковер был усыпан лепестками белых роз, романтическая дорожка из них вела от двери до кровати. Лепестками были усыпаны атласные простыни, их запах наполнял комнату. Из невидимых динамиков лилась приятная музыка.

– Это все сделал ты? – спросила Джулиана срывающимся голосом.

– Вынужден признать, что свечи зажигал не я. Но остальное, – он кивнул. – Я хотел, чтобы это запомнилось тебе как нечто особенное.

– Спасибо.

Джулиана услышала гул вдалеке, означающий начало фейерверка, и направилась к дверям на балкон. Лэндер присоединился к ней и встал сзади, обнимая ее за талию. Они молча наблюдали за фейерверком в честь их свадьбы, потом Лэндер осторожно повернул Джулиану к себе.

– Пойдем, вытащим тебя из этого платья.

– Представляешь, меня зашили в него и сказали, что это традиция. И никто не объяснил мне корней этой традиции, – несколько нервно произнесла Джулиана.

– Мне кажется, это для того, чтобы обеспечить безопасный переход невесты из любящих рук ее семьи в любящие руки мужа. Чтобы никто не касался ее в этот момент.

Джулиана удивленно подняла брови.

– И как ты собираешься освободить меня из этого плена?

– Как все порядочные мужья Вердонии, я пришел подготовленным. – Лэндер взял с прикроватной тумбочки украшенный камнями кинжал. – Это называется кофру.

– Отлично, – сухо заметила Джулиана. – Ты собираешься порезать меня с помощью этой штучки?

Лэндер ухмыльнулся и развернул ее спиной к себе.

– Я буду резать не тебя, а твое платье.

– Не надо его портить!

– Доверься мне, жена.

Отбросив фату на одну сторону, Лэндер начал осторожно распарывать ножом шов платья у нее на спине. Дюйм за дюймом нож спускался по ее спине, пока не добрался до талии и ниже, до бедер. Платье вместе с нижней юбкой упало к ногам Джулианы, а Лэндер, предложив ей руку, помог перешагнуть через гору атласа и кружев. Джулиана стояла перед ним, прикрытая только несколькими полосками кружев белья, в чулках, подвязках, на каблуках, в фате, расшитой аметистами, и диадеме.

– Отлично, – пробормотал Лэндер, снимая с нее фату. Когда Джулиана взялась за диадему, он остановил ее. – Моя работа. – Он снял диадему, освободив несколько завитков волос, запутавшихся в ней. – Ты выбрала ее в честь моей матери?

– Я хотела, чтобы твоя мама тоже стала частью церемонии.

– Спасибо тебе за это. А теперь мое любимое занятие.

Одну за другой Лэндер стал вынимать заколки, державшие ее волосы. За ее спиной в небо взлетали огни праздничного фейерверка, отблески которого озаряли лицо Лэндера. Джулиана потянулась к нему дрожащими пальцами, горячими и беззастенчивыми, пытаясь справиться с пуговицами и молниями на его одежде. Ее руки коснулись завитков волос у него на груди, легко скользнули по ребрам и ощутили упругость мышц живота.

Лэндер прильнул к ее губам, и Джулиана вся отдалась поцелую. Весь мир словно куда-то провалился, от обрушившихся эмоций у нее голова пошла кругом. В тот момент, когда ноги уже не держали Джулиану, Лэндер подхватил ее на руки и отнес в постель.

Джулиана купалась в аромате роз, чувствуя прикосновение лепестков к обнаженной коже. Она словно растворилась в благоухании их любви. Еще мгновение, и он соединился с ней – мягко, но уверенно.

– Моя невеста, – прошептал он. – Моя принцесса, моя жена.

Лэндер стал медленно двигаться, заполняя ее тело так же, как заполнял ее сердце и мысли. Джулиану захватил мощный ритм движения и привел ее к новым, неизведанным вершинам экстаза.


– Черт возьми, Джок! Может, покончим с этим? – недовольно пробормотал Лэндер. – Джулиана может проснуться в любую минуту. Учитывая, что сегодня наш первый день, мне бы хотелось, чтобы она проснулась в моих объятиях, а не в холодной постели.

– Здесь окончательные варианты контрактов. Осталось только убедить юристов согласиться на оставшиеся два пункта. Через несколько месяцев в Вердонию хлынет новый бизнес, и ты сможешь поправить финансовое положение страны, пошатнувшееся из-за спада торговли аметистами.

Лэндер нахмурился.

– Вряд ли это произойдет так быстро. Запасы аметистов сокращаются. И если мы не найдем, чем восполнить этот потерянный доход, экономическая стабильность страны окажется под угрозой. Пройдет месяцев девять, а то и год, прежде чем ситуация изменится.

– Мы бы скорее воплотили наши планы в жизнь, если бы с нами работал классный бухгалтер. А что случилось с вашим?

– Лоурен уволилась после смерти отца.

– Может быть, она захочет вернуться и поработать?

– Нет, не вернется. Лоурен дала понять это перед уходом. Она очень тяжело переживала смерть отца, ведь она работала с ним еще до смерти матери. По-моему, она сейчас где-то в Испании.

– У меня есть соблазн пригласить Анну на эту роль.

– Нет, черт побери!

Джок махнул рукой.

– Я знаю, знаю. Просто мысли вслух.

– Неудачные мысли. Мы воспользуемся нашими бухгалтерами, не говоря уже о команде юристов, которых наблюдаем в избытке. – Лэндер бросил гневный взгляд в сторону стола для переговоров. – Они когда-нибудь закончат?

Раздался легкий стук в дверь. Лэндер, даже не видя пока золотисто-каштановой головы, уже знал, кто это. Конечно, это была Джулиана. В простой белой блузке и широкой юбке, без макияжа, но с блестевшими в ушах серьгами, которые он подарил ей в день свадьбы.

Лэндер едва сдержал себя, чтобы не подхватить ее на руки и не отнести назад в спальню.

– Вот ты где, – с облегчением сказала она. – Я думала, что потеряла тебя.

Лэндер обнял ее и не обращая внимания на присутствовавших, поцеловал.

– Доброе утро, жена, прости, что не был рядом, когда ты проснулась.

– А что здесь происходит? – Джулиана посмотрела на брата. – Привет, Джок, что ты здесь делаешь?

– Дела, – коротко ответил Джок. – Ты же меня знаешь.

– У меня такое ощущение, что вы с Лэндером обсуждали что-то, – сказала Джулиана и улыбнулась брату.

– Мы давно уже прошли этап обсуждений и подошли к заключительному этапу – подписанию договоров.

– Ты пришел не вовремя, и на тебя это не похоже, Джок. Обычно ты очень удачно выбираешь время. – К удивлению Лэндера, Джулиана была настроена воинственно.

– Прости, Анна. – У Джока был виноватый вид. – Твоя свадьба нарушила все. Мы сейчас на стадии подписания, и как только покончим с этим, вы можете сразу отправляться в свадебное путешествие.

Джулиана рассмеялась, бросив взгляд на Лэндера.

– Я проработала с Джоком несметное количество контрактов. Он всегда учил меня не верить обещаниям и не подписывать документы, пока не будут выполнены все условия. – Джулиана перевела взгляд с мужа на брата. – Могу я чем-нибудь вам помочь?

– Нет! – в один голос воскликнули Джок и Лэндер.

Джулиана замерла, по ее лицу промелькнула тень. Повисло неловкое молчание.

– Ваше Высочество, – обратился к Лэндеру один из юристов. – Простите, но мы не можем перейти к следующему этапу, пока мистер Арнод не подписал бумаги, указывающие, что вы выполнили условия контракта.

Взгляд Джулианы стал холодным. Она освободилась из объятий Лэндера и быстрым шагом подошла к брату.

– О каких условиях он говорит? Что должен сделать Лэндер, чтобы получить твой бизнес?

– Неважно, это мелочи, тебе не о чем беспокоиться, – ответил Джок.

По ее взгляду Лэндер понял, что она не поверила ни единому слову брата. Он дал знак юристам покинуть комнату. Через полминуты они остались одни.

– Джок, ты когда-нибудь отказывался вести дела с Лэндером, потому что у нас с ним был роман?

– Конечно, нет, Джулиана!

– Тогда спрошу наоборот. Ты когда-нибудь отказывался вести дела с Лэндером до тех пор, пока у нас не случится роман? Нет, ты бы не сделал этого. Ты бы не решился на что-нибудь меньшее, чем. – Джулиана замолчала и отступила к двери. – Скажи мне, что это не так! Скажи мне, что это не является условием твоего контракта.

Лэндер сделал к ней шаг.

– Дорогая.

Джулиана предостерегающе подняла руку.

– Какая я бестолковая! Как можно оставаться такой наивной после Стюарта? – Она покачала головой, и локоны упали на лицо. Она побледнела, сердце стучало где-то в горле, как крылья дикой птицы, пытающейся вырваться из клетки.

Джок смущенно нахмурился, а Лэндер подумал, что никогда прежде не видел на женском лице такого горького выражения. И эта женщина была его женой.

– Я действительно вписана в контракт? – обратилась Джулиана к брату. – Раздел Б, пункт 4, шестнадцатая строчка. В обмен на мой бизнес в Вердонии ты женишься на моей сестре. Если я прочту те бумаги на столе, я найду там свое имя? – Когда они оба промолчали, Джулиана продолжила. – Моего имени там нет? Значит, ты должен обменять мое будущее на бренди и сигары. Женитесь на моей сестре, и я заключу с вами этот контракт. О господи, мое замужество – не что иное, как деловое предложение. – Она нервно рассмеялась.

– Послушай меня, Джулиана, – начал Лэндер.

Но она никого не собиралась слушать. Принц не успел сказать больше ни слова, как она развернулась и бросилась по коридору в спальню. Лэндер бросился за ней и схватил за руку.

– Да послушай же меня, черт возьми!

– Что послушать? Твою ложь или извинения? – В ее голосе звучала ярость.

– Я планировал рассказать тебе правду и объяснить.

Джулиана махнула рукой.

– Мне не надо твоих объяснений. Ты все уже объяснил две недели назад, просто я не придала этому значения.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. Что я тебе объяснил? Где? Когда?

У Джулианы сбивалось дыхание, мысли беспорядочно вертелись в голове.

– Мы были у меня в офисе, ты не помнишь? Ты пытался убедить меня продолжить наши отношения. И когда я сказала, что для Вердонии это не очень хорошо, ты ответил, что твоя личная жизнь никогда не мешает интересам твоей страны и что долг для тебя всегда превыше всего.

Господи, подумала Джулиана, ну почему я не слушала его тогда, почему не поняла? Она витала в своих мечтах, в сказке, и забыла о реальности. Теперь пришло время вспомнить.

– Я все поняла теперь, Лэндер. Мое замужество защитит Вердонию от экономического краха. Ты женился, чтобы защитить Вердонию.

– Ты абсолютно права. – Лэндер беспокойно шагал по комнате. – Джок пришел ко мне с таким предложением, сказал, что у него есть сестра, которая хочет выйти за меня замуж.

– Это я.

Лэндер повернулся к ней.

– Нет, не ты, а Анна Арнод. Я послал его к черту. Я сказал, что мог бы рассмотреть его предложение неделю назад, но не теперь. Я встретил кое-кого, сказал я ему тогда. Джулиану Роуз. Но надо мной пошутили. Потому что, когда он показал мне фото своей сестры, оказалось, что Анна Арнод и Джулиана Роуз – одно и то же лицо. Интересное совпадение, как думаешь?

Джулиана сузила глаза.

– Совпадение? Ты считаешь. Ты поверил, что я замешана в этом? Ты решил, что мы с Джоком спланировали привести тебя к алтарю?

– У меня была такая мысль. Ты появилась на балу, который мы проводили впервые после смерти отца. Ты назвалась своим первым и вторым именем, весьма кстати пропустив последнее. В тот же вечер прибывает твой брат. Мы проводим с тобой незабываемую ночь вместе, и неожиданно Джок говорит о контракте и свадьбе. Да, я подумал, что вы с Джоком подставили меня. И ты знаешь, что я решил? Пусть идет так, как идет. Я хотел тебя, ты хотела меня, кроме того, надо было подумать о Вердонии. Аметистовые рудники истощены, страна на грани экономического краха. И я согласился жениться на тебе. А ты бы что сделала?

– Я бы сказала тебе правду, – с горечью в голосе произнесла Джулиана. – Дала бы тебе право выбора.

– Правду? – В его голосе прозвучали скептические нотки. – Ты бы согласилась выйти за меня замуж, если бы я честно во всем признался?

Джулиана пребывала в нерешительности.

– Не знаю – наконец сказала она.

– Спасибо за честность, думаю, именно так ты бы и ответила мне. Но я не мог допустить от тебя отказа. Когда о нас узнала пресса – скорее всего, это Джок постарался, – я воспользовался ситуацией и надел тебе на палец кольцо.

– Интересы страны – на первом месте, как ты и говорил.

– Да, и позволь уж мне быть честным до конца. Я бы сделал все точно так снова, потому что ситуация очень серьезная, чтобы полагаться на случай.

Его слова прозвучали твердо и безжалостно. Джулиана окинула комнату взглядом.

– Я не могу так жить, я должна уйти. Лэндер подошел к ней и обнял ее за плечи.

– Ты – моя жена.

– Купленная, – голос ее дрогнул, и из глаз потекли непрошеные слезы. – Получается, я не жена, а собственность.

Лэндер поцеловал ее, и Джулиана вся сжалась от осознания собственной слабости в его объятиях.

– Останься, – требовательно сказал он. – Мы все решим вместе.

Слезы струились по щекам Джулианы, она чувствовала себя совершенно беспомощной. После Стюарта она воздвигла вокруг себя защитную стену и пряталась за ней, чтобы никто не смог причинить ей боль. Лэндер разрушил эту стену, и она не сопротивлялась, потому что больше всего в жизни хотела найти любовь. Она поверила этому человеку, думала, что нашла родственную душу. Но все это оказалось лишь иллюзией. То, что он предложил, было не настоящим, то, что она хотела получить, не случилось.

Джулиана освободилась из объятий Лэндера. Она должна уйти, иначе ей не вынести эту боль.

– Прости, Лэндер, я не могу остаться. Я попрошу Джока отправить меня назад в Штаты. – Джулиана начала снимать кольца и серьги, но Лэндер остановил ее. Она встретилась с ним взглядом. Если бы только он сказал три простых слова, которые все сразу изменили бы! Но он либо не знал их, либо не чувствовал любви, какую она испытывала к нему. Что ж, надо признать поражение. Сказка закончилась, едва начавшись. Не сказав ни слова, Джулиана вышла из комнаты.

Джулиана уже была в самолете Джока, когда прибыл он сам. Бросив на нее обеспокоенный взгляд, он что-то тихим голосом сказал пилоту и стюардессам, и они немедленно покинули салон.

– Анна, мне очень жаль, – он присел на подлокотник соседнего кресла. – Я знаю, что все испортил. Но клянусь, я хотел как лучше.

Джулиана даже не сомневалась в этом. Большую часть своей жизни брат заботился о ней, защищал, старался дать все, что она хотела. Но это!

– Зачем ты поступил так, Джок? Зачем заставил Лэндера жениться на мне?

– Ты заслуживаешь быть принцессой, – решительным тоном ответил Джок. – И королевой, если так решили жители Вердонии.

– Как ты мог! И почему ты решил, что я хочу быть принцессой и королевой?

Джок замер, слова сестры захватили его врасплох. Уже давно никто не сомневался в правоте его решений и поступков.

– Думаешь, я не знаю, какими кошмарными были твои последние несколько лет? Как ты страдала от внимания прессы? Потом все успокоилось, и ты любила свою работу. А потом появился Стюарт.

– И поэтому ты заставил Лэндера жениться на мне? Свадьба по контракту должна меня как-то защитить? Гарантировать мне счастливую жизнь?

– Я люблю тебя и все делаю для твоего же блага. Послушай, Анна, я кое-что не рассказал о моих отношениях с Монтгомери. Я должен ему, поэтому я приехал в Вердонию и согласился помочь.

Джулиана нахмурилась.

– О чем ты говоришь?

– В Гарварде у нас были очень натянутые отношения. Правильнее сказать, я ненавидел Лэндера.

– Ты ненавидел его? Но почему?

У Джока потемнели глаза.

– Ты знаешь, почему. У него было имя, наследство, роскошная жизнь. Он пользовался успехом. Я вступил с ним в борьбу, чтобы доказать, кто лучше. Успехи в учебе, девушки, спорт. Я должен был победить его во всем, и в конце концов мне это удалось. У него хватило мужества пожать мне руку и поздравить меня.

Джулиана покачала головой.

– Я ничего не понимаю. Как ты очутился у него в должниках?

– Его друзья решили, что я мог победить Монтгомери, только если жульничал. Они избили меня, надеясь выбить признание.

Внезапная догадка озарила Джулиану.

– И Лэндер спас тебя?

– Да, я никогда не видел ничего подобного. Он расправился с каждым и отвез меня в больницу. В тот день я поклялся, что, если ему когда-нибудь что-то понадобится и это будет в моих силах, я все для него сделаю. – Джок посмотрел на сестру, – Как видишь, у него не было необходимости жениться на тебе. Я бы все равно выполнил свою часть соглашения. Единственная причина, по которой он согласился на это, – любовь. Ты должна поверить ему.

– Но как я могу поверить? После этого контракта. Теперь я буду анализировать каждое его слово, каждый его подарок, каждый его жест. Я не верю ему. – Джулиана встала. – Пожалуйста, попроси, чтобы меня не беспокоили.

Джок взял ее руку и крепко сжал ее.

– Не волнуйся, я позабочусь о тебе.

Она не могла заставить себя поднять глаза на брата.

– Джок, проблема в том, что я выросла и могу сама о себе позаботиться. Отпусти меня, Джок. У тебя своя жизнь, у меня – своя.

Джулиана не ждала от него ответа, ей было неважно, что брат скажет или сделает. Она в силах позаботиться о себе сама.

Глава десятая

Эти первые унылые дни после возвращения в Даллас она не забудет никогда. Ей нужно было собраться с мыслями и, когда боль немного утихнет, хорошенько обдумать, что произошло. В ту же минуту, когда самолет приземлился в Техасе, ей уже хотелось вернуться назад, к мужу. К концу первой недели разлуки она поняла, что нужно принять ряд решений и подать брату заявление об увольнении.

Поездка в город заняла немного времени. В самом сердце Далласа у брата было огромное офисное здание из стекла и бетона. Охрана проводила Джулиану к личному лифту Джока. У его кабинета на своем месте сидела его личный секретарь Мэгги. Увидев Джулиану, она улыбнулась.

– Проходи, дорогая. Правда, у Джока настроение – хуже некуда, может быть, тебе удастся его улучшить.

Джулиана сделала глубокий вдох и зашла в кабинет. Джок стоял спиной к двери и смотрел в окно.

– Черт побери, мне нужны ответы, – резко сказал он, и Джулиана поняла, что он разговаривает по телефону.

– Ты слышал меня. – Джулиана вздрогнула, услышав из трубки голос своего мужа. – Я не хочу, чтобы она возвращалась в страну. Меня не волнует, как ты это сделаешь, просто удержи ее в Далласе. Это понятно?

– Не надо мне указывать, Монтгомери.

– Я решил и не изменю своего решения. Если она попробует вернуться, клянусь, я выгоню ее из страны!

Наверное, Джулиана чем-то обнаружила свое присутствие, потому что Джок резко повернулся и, увидев сестру, крепко выругался.

– Не могли бы вы, Ваше Высочество, повторить это для вашей жены, которая только что вошла в мой кабинет? Судя по выражению ее лица, она слышала каждое ваше слово.

Последовала длинная пауза. Потом человек, которого она любила больше жизни, сказал:

– Если она все слышала, нет смысла повторять. Полагаю, смысл сказанного понятен, и покончим с этим.

Если бы Джулиана не знала, что это Лэндер, она бы решила, что говорит какой-то незнакомый ей человек, настолько бесцветным был его голос. Джулиана взяла у брата трубку, собрала все свои силы и ответила:

– Завтра же курьер доставит мои обручальные кольца.

– Не беспокойся, мне они не нужны. – На этом связь оборвалась.

Джулиана стояла бледная, едва дыша.

– Я пришла подать заявление об увольнении.

– Анна, подожди, ты ведь не все знаешь, – пытался что-то объяснить ей Джок, но она уже вышла из кабинета.


Лэндер повесил трубку, понимая, что безвозвратно потерял свою жену, единственную женщину, которую любил по-настоящему.

Кто бы мог подумать, что он способен любить? Когда это случилось? Еще до свадьбы, он знал это точно, и до того, как придумал для нее дизайн обручального кольца. Может быть, это случилось в их первую встречу, когда он по ошибке принял любовь за страсть?

Лэндер откинулся в кресле, закрыл глаза и живо представил себе Джулиану.

Вот она идет ему навстречу в свадебном платье и фате. Вот он касается ее шелковой кожи, и она раскрывается перед ним в порыве страсти. Вот она разрывает помолвку, чтобы защитить его перед толпой беснующихся журналистов. И все это она сделала для него.

Как больно! Он думал, что его любовь к Вердонии была превыше всего, что он не способен на любовь к женщине, воспетую поэтами и романтиками. Но оказалось, что это не так. Его способность любить была спрятана, она спала до встречи с Джулианой. А когда это чувство было подарено ему, он сделал все, чтобы разрушить его.

– Простите, Ваше Высочество, – в дверях стоял дворецкий, – Временный Совет просит вашего присутствия.

– Спасибо, Тимоти, скажите им, я уже иду. Все будет хорошо, ведь я не сделал ничего дурного, правда восторжествует.

– Да, сэр, никто ни на минуту не сомневается в этом.

Лэндеру хотелось, чтобы все так и было. К сожалению, некоторые обвиняли Монтгомери в кризисе, который разразился в добывающей промышленности. И он не был уверен, что сможет доказать, что они не правы.

Кроме того, новость о возвращении Джулианы в Штаты на следующий день после свадьбы стала известна сразу же. Лэндер был готов к общественному протесту. Но когда в этот же день стало известно о начатом расследовании, это только, добавило масла в огонь. Если Джулиана не верила в виновность своего мужа, почему она немедленно уехала со своим братом? Получалось, что даже печально известный Джок Арнод отказался вести дела с принцем Лэндером!

Скандал грозил тяжелыми последствиями его стране. Пока он не справится с этим сам, необходимо, чтобы Джулиана была подальше от кровавой бойни, устроенной прессой.


Джулиана выбежала на улицу и взяла такси.

– Езжайте!

– Куда едем? – спросил водитель.

– Куда угодно, мне все равно!

Джулиана забралась на заднее сиденье и уставилась слепым взглядом на свои кольца. От сотрясавшей ее дрожи бриллианты и сапфиры ярко искрились. Зазвонил телефон, и она решила, что это брат. Но это оказалась мачеха Лэндера.

– Ты слышала, – сразу же начала она, – о Лэндере?

– Я говорила с ним десять минут назад. С ним что-то случилось?

– Он не сказал тебе об обвинениях в его адрес? – с досадой в голосе спросила Рейчел.

– Джок пытался мне что-то сказать, когда я покидала офис, но, – Джулиана встревожилась. – А что случилось, Рейчел? О каких обвинениях идет речь?

– Лэндера и его отца обвиняют в незаконном присвоении денег. Это самое тактичное выражение, как мне кажется.

В присвоении денег? Она имеет в виду кражу?

– Я правильно услышала? Лэндера обвиняют в присвоении денег?

– Аметисты. Его обвиняют в продаже части добычи на черном рынке. Очевидно, существуют документы, подтверждающие обвинение.

– Но это – вранье, и вы это знаете! – гневно заявила Джулиана. – Лэндер не способен на такое и никогда не стал бы участвовать в том, что навредит Вердонии.

На том конце трубки воцарилось молчание.

– Спасибо, Джулиана, – прошептала Рейчел, – я боялась, что ты уехала, поверив в вину Лэндера.

– Я уехала, потому что узнала, что он не любит меня!

– Это неправда! Кто сказал тебе такую глупость? – В трубке снова повисло молчание, потом Рейчел поспешила сменить тему. – Твой брат сказал мне, что ты прекрасно разбираешься в финансовых вопросах. Не могла бы ты посмотреть документы, вдруг наши люди что-то упустили?

Джулиана не раздумывала ни секунды.

– Я приеду немедленно. Есть только одно условие. Я не хочу, чтобы Лэндер знал об этом.

– Ну, что ж. Думаю, я смогу это устроить. Во всяком случае, обещаю не говорить ему. Правда, не могу гарантировать, что он не узнает об этом из других источников. – И Рейчел добавила: – Скажи мне, моя дорогая, ты так и не догадалась, что означают твои обручальные кольца? – Не дожидаясь ответа, она повесила трубку.

Джулиана сложила мобильный телефон и с любопытством посмотрела на свою руку. Она вспомнила момент, когда Лэндер надел ей их и сказал, что дизайн имеет определенное значение, которое ей надо разгадать. А она то и забыла об этом!

Обручальное кольцо было украшено королевскими аметистами Вердонии. Королевские аметисты – для единственной второй половинки. Свадебное кольцо было совсем другим. Внешний край кольца украшали крошечные розовые аметисты, внутренний – крупные аметисты необычного цвета, а также бриллианты, а в самом центре кольца в золотом обрамлении возвышался огромный бриллиант и потрясающий королевский аметист Вердонии.

Что там говорил Лэндер про розовые аметисты? Что они символизируют договор. Разве их помолвка не начиналась с договора? Джулиана нахмурилась, разглядывая кольцо. Розовыми аметистами был усыпан только внешний край кольца. Ближе к центру камни были крупнее, необычного красновато-пурпурного цвета. Джулиана не знала, что они символизируют, потому что ни в одном украшении, которое ей доказывал Лэндер, подобных камней не было. Но в центре кольца были камни глубокого пурпурно-голубоватого цвета: бриллиант и королевский аметист.

Джулиана покачала головой. Этого не может быть!

Из глаз заструились слезы, слезы раскаяния и надежды, которая пробудилась в ней с такой силой, что вытеснила все остальные эмоции. Джулиане потребовалось два раза объехать вокруг квартала, чтобы принять решение. Она набрала номер брата, и он ответил сразу же.

– Мне нужно от тебя три вещи, причем они нужны были еще час назад, – заявила она.

– Назови их, и они – твои.

– Мне нужен твой самолет, моя старая команда бухгалтеров и группа самых придирчивых и самых опытных юристов, какие только есть в твоем штате. Я хочу улететь до наступления ночи.

– Куда собралась?

– В Вердонию.

Джок облегченно вздохнул.

– Самое время.


– Лэндер! Лэндер, куда ты собрался? – запыхавшись, крикнула Рейчел.

Лэндер остановился у двери конференц-зала и оглянулся через плечо.

– Мои юристы и бухгалтеры проверяют финансовые бумаги. Я уже несколько раз звонил им сегодня, но они не сказали мне ничего нового. Хочу посмотреть, что там у них.

– Может, лучше оставить их и дать им спокойно делать свою работу?

– Я только на минуту.

Лэндер толкнул дверь и вошел в комнату. Все, кто находился там, замерли и замолчали при его появлении. Слух Лэндера уловил тихий вздох. Этот вздох был знаком ему – он слышал его, целуя свою жену и занимаясь с ней любовью.

Лэндер медленно повернул голову и увидел ее. Джулиана стояла в конце комнаты и не сводила с него глаз. Конечно, ее глаза выдали ее с головой. Там можно было увидеть и опасение, и страсть, и осторожность. Но больше всего там было настоящей боли.

Лэндер без раздумий направился к жене и заключил ее в свои объятия. Его губы приникли к ее губам, и этот страстный поцелуй без слов сказал Джулиане о том, как он скучал без нее.

– Ты здесь, – произнес Лэндер, оторвавшись от ее губ. – Не пойми меня неправильно, но почему?

– Подумала, что смогу помочь.

Помочь! Помочь разобраться с обвинениями в его адрес. Она сошла с ума! Если средства массовой информации узнают о ее приезде, они возьмутся за Джулиану и Лэндер никак не сможет защитить ее.

– Я дал Джону специальные указания.

– Я слышала их, – перебила его Джулиана.

– Нам нужно найти место, где мы можем поговорить. – Лэндер хотел увести ее из комнаты, но, оглядевшись, увидел, что они и так остались одни. Все поспешно покинули помещение.

Лэндер остановился, борясь с желанием увести Джулиану в спальню, где их никто не увидит, и позволить своим рукам и губам говорить за него. Чувство долга боролось в нем с желанием, и долг победил.

– Тебе нельзя находиться в Вердонии. Ты должна уехать, пока информация о твоем возвращении не просочилась в прессу.

– Я никуда не уеду, по крайней мере сейчас. – Джулиана сделала шаг назад и сложила руки на груди. – Почему ты ничего не сказал мне?

– Ты же уехала, разве забыла? У Джулианы покраснели щеки.

– Я очень хорошо это помню. Еще я помню причину, по которой мне пришлось уехать.

– А теперь все же вернулась? – Лэндер не мог удержаться от этого вопроса. Он не понимал, что происходит.

Джулиана отмахнулась.

– Почему ты велел Джоку не пускать меня в Вердонию? Хотел защитить меня?

– У тебя и так много проблем с прессой в последнее время. Решено ты возвращаешься в Техас прямо сейчас, даже если мне придется доставить тебя в самолет в наручниках.

– Один вопрос перед отъездом. Все обручальные кольца, которые ты показывал мне в музее, имеют свое название. А мое кольцо?

– Обсудим это позже. Самолет.

– Может подождать. Давай обсудим это сейчас.

– Если я скажу тебе название, ты согласишься улететь? – Он увидел, что Джулиана согласно кивнула, и сказал: – «Метаморфоза». Твое кольцо называется «Метаморфоза». Если мы будем осторожны, я смогу проводить тебя в аэропорт.

– Одну минуту. – Джулиана взяла его за руку и подвела к столу с бумагами. – Сначала я покажу тебе кое-что.

– Мы договорились, Джулиана, и ты обещала улететь немедленно.

– Я быстро. – Она обошла стол и собрала бумаги. – Я закончила свое расследование.

– Ты обнаружила, что случилось с аметистами? – изумился Лэндер.

– Да, причиной всему – Лоурен де Вида.

– Наш главный бухгалтер? – Лэндер не мог скрыть своего шока. – Этого не может быть, она все свои силы отдавала работе и была предана Вердонии.

– Нет, она все свои силы отдавала краже аметистов и, должна признать, делала это виртуозно.

– Ты уверена, что это Лоурен?

– Уверена, и сейчас бумаги уже переданы во Временный Совет. – Джулиана сжала руку Лэндера. – Она ведь была как член вашей семьи?

– Мой отец обожал ее, и мы все любили Лоурен.

Джулиана нахмурила брови.

– Я не учла этого обстоятельства.

– Какого?

Джулиана просмотрела некоторые документы.

– Когда твой отец и Рейчел поженились? – Она подвинула ему несколько бумаг. – Примерно в это время?

– Не примерно, а точно.

– В это время и началась афера с аметистами, а закончилась она в день смерти твоего отца.

– Ты считаешь, что Лоурен была влюблена в моего отца?

Джулиана кивнула.

– И когда он женился на Рейчел, ее любовь обратилась в месть. Я обнаружила, что вся операция была построена так, словно твой отец, ты и Меррик руководили ею. Есть бумаги, в которых присутствуют имена Рейчел и Мири. Мне кажется, что копии некоторых документов она направила заинтересованным сторонам. Но теперь, когда все прояснилось и подтверждается документально, дело будет закрыто.

– Остается нерешенным один вопрос. – Без предупреждения Лэндер обошел стол и стиснул Джулиану в своих объятиях.

– Ты отправляешь меня домой? Я знаю, что обещала, но…

– Я хочу похитить тебя. У Меррика все очень хорошо получилось, и я тоже хочу попробовать. Ничто, кроме смерти, не сможет разлучить нас.

Не говоря ни слова, Джулиана закрыла глаза и уткнулась ему в грудь.

Лэндер повернулся на спину и прижал к себе Джулиану.

– И все-таки объясни мне, почему ты вернулась?

– Потому что поняла, что ты любишь меня так же сильно, как я тебя. Хотя ты никогда не говорил мне о любви. Во всем разобраться мне помогли кольца. Розовые аметисты по краю кольца рассказывают, как начинались наши взаимоотношения – как договоренность. Потом камни меняются, как и наши чувства. Происходит метаморфоза: от договоренности к единственной второй половинке.

– Я люблю тебя, Джулиана, давно люблю.

– Я прочла это на кольце – «настоящая любовь» на языке Вердонии. Мне только не удалось понять, значение других красновато-пурпурных аметистов, у них просто уникальный цвет. Я таких никогда не видела.

– Мой отец нашел эти камни много лет назад, и с тех пор такие больше не находили. – В день нашей свадьбы королевским указом они получили название. Знаешь, какое? «Джулиана Роуз». И символизируют они настоящую любовь.

Слезы выступили на глазах Джулианы, и она нежно поцеловала Лэндера.

– Ты сделал для меня то, что никто другой не смог бы сделать. Ты воплотил в жизнь все мои мечты. Мне кажется, что все это похоже на сказку с хорошим концом. «Они жили долго и счастливо» – это про нас.

– Я благодарю всех богов за то, что они послали мне тебя, принцесса, – взволнованно произнес Лэндер.


home | my bookshelf | | Королевские аметисты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу