Book: Космические пираты



Космические пираты

Гарри Тин

Космические пираты

Глава 1

Театрализованное представление

Трижды прозвенел звонок. Под аплодисменты немногочисленных зрителей занавес раздвинулся.

На сцене была ночь. Ярко сияли звезды в небе. Одинокий робот неподвижно застыл с вытянутой рукой, в которой был зажат скальпель.

Трудно придумать более несуразное название для инструмента, находившемуся в его ладони. По всему было видно, что робот — врач. И держит он самый знаменитый хирургический инструмент. Но скальпель? Только одно слово приходит на ум, слыша противные звуки. Это слово — «скальп».

Может индейцы в свое время изобрели новый способ лечения, скальпируя своих пациентов? Трудно сказать. Может этот острый ножичек использовался древними парикмахерами для стрижки голов? И это никто не помнил. Однако в мире полно несуразных случайностей.

Возьмем, к примеру, первые части сложных слов. «Анти-» — обозначает противоположность, «бело-» — белый оттенок, «без-» — отрицание, «вино-» — всё, что связано с вином, «водо-» — с водой, «медо-» — с медом, «теле-» — со связью.

Поэтому происхождение слова «антихрист» нам понятно, а вот слов «антилопа» и «антиквар» — не очень. «Белобородый» — все ясно, а «белочка» — нет. «Безрогий» — это тот, который без рогов. Тогда «безмен» — это не прибор для взвешивания, а нечто без мена. «Мен» — по английски «мужчина». Значит «безмен» — женщина, «вумэн». Так бы и писали. А то все усложняют.

Неясно, какое родство с вином имеет слово «виновник», а с водой — «водочка». Тоже жидкая и прозрачная? «Медосмотр» — осмотр мёда? Вот разве что «телега» имеет некоторое отношение к связи на расстоянии.

Не можем мы объяснить происхождение пары «балда — балдахин». С китайцем понятно — он происходит от кита, мулат — от мула. А от чего тогда появился башкир, панамец?

Клад — это хорошо. Но от него произошло слово «кладбище». А «добродушие» обозначает душить по доброму?

Итак, Дормидонт застыл на сцене с вытянутой рукой. Шло театрализованное зрелище «Рождение новой эпохи». Представление было посвящено годовщине исчезновения человечества с Земли и создания сообщества роботов и людей. В нем изображались основные моменты его короткой истории.

Началось все с большой дырищи в крыше госпиталя. Ее проделал неизвестно откуда взявшийся камень, который на последнем издыхании своего полета успел стукнуть Дормидонта по голове. От этого удара робот-главный хирургический врач РГХВ-123 очнулся.

С этого и пошла новая история.

Что было причиной таинственного излучения на Земле, никто не знал. Почему излучение действовало так, что люди, роботы и другие сложные системы перестали функционировать, до сих пор было невыяснено. Как от удара восстановился Дормидонт, а другим это не помогло, тоже являлось необъяснимым.

Но что случилось, то случилось. Это и увидели зрители, когда упавший сверху булыжник со звоном отскочил от головы РГХВ-123. Все ободряюще захлопали в ладони. Дормидонт открыл глаза и начал делать историю.

В классической истории после Адама богом была сотворена Ева. С небольшим отступлением от оригинала, ощупывая ушибленную голову, Дормидонт «создал» Азу. Замигал медицинский пульт и, как Ева из ребра Адама, Аза появилась из ожившего робота РМС-2345.

Попытки повторить то же самое с другими представителями искусственного интеллекта успеха не имели. Обойдя безрезультатно свой поселок и не найдя ничего живого, Аза с Дормидонтом принялись за его окрестности. Там им повезло больше. Попав на заминированное поле, они были спасены боевым роботом защитного типа БРЗТ-111 или, как его нагнала Аза, Марсом.

Далее показали сцену знаменитого теперь совещания на ракетодроме, где было принято решение о поиске людей везде, где возможно. Там же к их компании добавился Пуфик, вспомогательный маленький робот, даже не имевший специального обозначения. В дальнейшем он стал личным телохранителем Азы.

По мере появления новых героев на сцене, на столько же уменьшалось количество зрителей в зале. Они переходили в разряд артистов и начинали участвовать в спектакле.

Чего только там не было! Сражения, погони, победы и поражения! Но смелость и взаимовыручка помогали роботам с честью выходить из любых переделок.

От гибели в водяных лабиринтах большого города их спас Буль — специалист по подводным работам и хранитель городского водопровода. Так они приобрели еще друга. В этом же городе роботы впервые напали на след одного из людей. Пройдя через множество трудных испытаний, они отыскали его в глухом ущелье Синих гор.

К их большому удивлению этим единственным на Земле представителем бывших хозяев планеты оказался мальчишка по имени Альф. Здесь впервые Азе не пришлось воспользоваться своим даром придумывать роботам вместо их номеров имена. Сначала такое нововведение они воспринимали как сбой в мозговых цепях Азы, но постепенно привыкли к нему. Как и к другим странностям бывшей помощницы Дормидонта по госпиталю.

Вместе с Альфом из зрителей в артисты перешел еще один робот — Жвачкин. Он оказался носителем и второго имени — Шоколадик. Все из-за того, что принадлежал к продовольственным роботам, по совместительству выполнявшим функции нянек-гувернеров при детях. Поэтому он весь день жевал ветки, траву и другую растительность, перерабатывая ее на пирожные и конфеты для угощения своих подопечных.

На этом этапе роботы понесли первую потерю. Выручая Альфа, Марс пожертвовал собой и был раздавлен падающей плитой ловушки.

За спасением Альфа последовало спасение его родителей, Па и Ма. Они-то и рассказали роботам историю человечества Земли. Хотя люди достигли продолжительности жизни в сотни лет, на Земле их осталось всего несколько тысяч. Только тогда человечество смогло прекратить бесконечные войны и начать эпоху мирной жизни.

Но не прошло и двадцати лет, как новое бедствие обрушилось на них. Может в наказание за старое или как предостережение перед будущим. А возможно и совсем случайно… Появившееся неизвестно откуда таинственное излучение так подействовало на людей, что они стали один за другим впадать в бесконечный летаргический сон, из которого никто еще не смог освободиться.

Стараясь сохранить людей, было принято решение всем укрыться в Убежище. Только Па и Ма, выполняя научные исследования, остались вне его. Но после аварии на секретной лаборатории и они оказались погребенными на дне океана. Оттуда их и вытащили наши герои.


Космические пираты

Последующие попытки войти в Убежище не увенчались успехом. Дверь оказалась заперта изнутри. Все указывало на то, что живых людей больше не осталось, так как ни железо, ни бетон не могли задерживать излучение. И лишь тусклое свечение одной из контрольных лампочек заставляло оставшихся продолжать работы.

Все, чем смог Па помочь роботам — это отремонтировать и восстановить Марса. А благодаря наблюдательности Ма, число людей почти сравнялось с числом действующих роботов. Дело в том, что Аза оказалась человеком! Из-за собственной ошибки, Дормидонт пациента своей клиники, находящегося в специальной защитной оболочке для проведения операции, принял за робота. Этим объяснялась вся необычность поведения Азы.

Во время обратной операции, Альф, рискуя жизнью, разбил свой защитный амулет, половину которого он подарил Азе. Ведь оставшиеся люди могли жить под таинственным излучением только благодаря нескольким особым камушкам с загадочными свойствами уничтожать его вокруг себя.

Эти камушки, названные амулетами, случайно были подобраны в Синих горах Альфом и Жвачкиным. Затем их чуть не выбросили, но Па вовремя сделал открытие.

В финальной части представления на сцепе оказались все действующие лица нового сообщества и ни одного — в зрительном зале. Вот таким необычным оказался этот спектакль. Поэтому, когда Па произнес заключительные слова надежды, аплодисменты раздались только со сцены. Как будто артисты благодарили пустые стулья в зале.

Глава 2

После теплой зимы

Ежегодное театрализованное представление устраивалось 22 марта. Это была самая подходящая дата для начала отсчета проходящих на Земле лет. День весеннего равноденствия. Когда продолжительность дня сравнивалась с продолжительностью ночи. Начало весны. Пробуждение природы после зимней спячки.

Правда, в последние несколько лет такой спячки не наблюдалось. Излучение каким-то образом повлияло на климат и природу планеты. Если животная жизнь на ней исчезла, то растительность начала бурно восстанавливаться, закрывая раны прошедших войн и катаклизмов. Стало значительно теплее. И даже Рождественский Новый год встречали без снега.

Люди всегда отличались нерациональностью. Любовь, чувства и привычки преобладали над разумом. Поэтому и традиционное старое начало года у них никак не было связано с астрономией.

Учитывая вклад роботов в развитие земной цивилизации, решено было дополнительно учредить несколько «точных» праздников. — Таких набралось восемь штук. Дни весеннего и осеннего равноденствия — 22 марта и 22 сентября. Дни зимнего и летнего солнцестояния с самой длинной и самой короткой ночью — 22 декабря и 22 июня. А также Дни закона всемирного тяготения, теории относительности с ее знаменитой формулой E=mc2, универсального энергетического закона и Удара Дормидонта Камнем по голове. Оба слова в празднике Удар Камнем писались с большой буквы.

На отмечании этого Дня настоял Дормидонт, придавая особую ценность полученному удару в истории Земли. Не менее горячо его поддерживал Жвачкин.

— Тут надо тонко понимать, — доказывал он. — Хорошо, что камень стукнул по голове, а не по ведру. Ведро могло разбиться, а голова выдержала. Получается, что вся новейшая история строится на твердости головы.

При этих словах сам Дормидонт для большей убедительности обычно постукивал себя пальцами по макушке, издавая-звонкие металлические звуки.

— Железная голова есть железная голова, — мягко намекал он на слабость человеческих голов.

С этим трудно было спорить и праздник Железной Головы, как по-другому назвала его Аза, был утвержден.

В жизни за прошедшее время произошли и другие немаловажные события. Ну, во-первых, Аза придумала для существующей компании новое название, которое не разделяло их на людей и роботов. РОБЯТА.

Чтобы как-то включить сюда кроме ребят Па и Ма, Жвачкин, после консультации с Дормидонтом, предложил еще более общее название. МИНИСТЕРЫ. От Дормидонта он взял слово «мистер», а от себя — «министр». Осуществилась и его давнишняя мечта — теперь все были при чинах, все стали министрами.

Па — премьер-министр, Дормидонт — министр истории и литературы. Буль — водяной министр. Марс — министр атаки и защиты. Аза — министр песен и стихов. Альф стал министром приключений, а Пуфик — министром без портфеля. Как поведал Дормидонт, были и такие министры в старину. Обычно они замещали или помогали другим министрам. Себе Жвачкин выбрал две должности — министр географии и пищеварения.

А Ма при такой большой семье осталась просто мамой, отказавшись от министерства. Жвачкин за это ее очень сильно жалел и даже стал больше любить. Зато Па он продолжал по-прежнему побаиваться, хотя и входил с ним вместе в один Совет Министеров.

Во-вторых, для солидности они завели отдельные дома. Буль вернулся на старое место, откуда удобно было контролировать водяные коммуникации города. Па и Ма давно жили в отдельном помещении под главным водоводом города, находясь под защитой десятиметрового слоя воды. Это позволяло проводить любые эксперименты над амулетами, не боясь их разрушения в момент опытов.

Марс выбрал для жилья бывшее ПУЗО — пункт управления защитой объекта, когда-то принятый роботами за информационное хранилище. Остальные расположились парами. Альф со Жвачкиным и Аза с Пуфиком. Ну а резиденция Дормидонта осталась на прежнем месте — в госпитале, где раньше размещались все. Там же они решили сохранить и общую штаб-квартиру для совместных встреч робят и министеров.

Конечно, появились определенные неудобства, зато теперь постоянно можно было ходить в гости друг к другу.

По случаю двойного праздника, годовщины новой эпохи и Дня весеннего равноденствия, в этот день давался праздничный обед. Он намечался в главной кушальнице города, которую за ее любовь к приготовлению супов нее давно называли просто супницей.

Поэтому после окончания представления каждый отправился именно туда. Кто, вроде Па и Ма, пешком, чтобы прогуляться. Им так надоело целыми днями сидеть под землей без солнца. Остальные — на личном транспорте.

Да, робята времени зря не теряли. И хотя излучение блокировало работу сложных систем, результаты были налицо. Целая выставка достижений технической мысли расположилась перед зданием видеотеатра.

Самые маленькие по размеру приспособления принадлежали Альфу и Азе. Это были обычные роликовые коньки. Пара колесиков на каждую ногу — и езжай куда душе угодно. Только ветер в ушах свистит, только успевай готовиться к поворотам!

Альф помог Азе надеть коньки и, взявшись за руки, они весело покатились вперед. Широченная пустая дорога на двоих конькобежцев. Удобно тренироваться и показывать высокое мастерство. Мастерства им хватало, что вскоре подтвердили силуэты Па и Ма, которых они быстро догоняли.

— Привет, Па! Дорогу чемпиону, — издали закричал Альф, оповещая о своем приближении.

— Привет, привет. Только смотри не шлепнись, — ответила за обоих Ма, которой не очень нравилась скорость езды Альфа. — Хоть бы ты, Аза, его немного притормозила.

— Как же я его приторможу, если у наших коньков нет тормозов? Только если сама шлепнусь, — оправдывалась Аза, проносясь мимо взрослых.

— Пока, Ма, — обернувшись назад, помахал рукой Альф. — Не опоздайте на обед.

— Не опоздаем, — ответила неизвестно кому Ма, так как чемпионы успели скрыться за поворотом.

Зато сзади появились другие. Об этом легко можно было догадаться по равномерному скрипу.

— Похоже, нас догоняют очередные чемпионы.

На этот раз кроватно-кресельного вида спорта.

Ма оказалась абсолютно права. К ним приближались Дормидонт, сидящий в кресле, и Буль, полулежащий на чем-то вроде раскладушки с высоко поднятым изголовьем. Такую конструкцию движущихся агрегатов разработал бывший хирург, который с явным сожалением частенько вспоминал свое самоходное кресло. Правда, то двигалось беззвучно и повиновалось воле хозяина после прикосновения кончиков пальцев.

Здесь же приходилось все время работать большими рычагами, расположенными по обеим сторонам самоходки. Отсюда и скрип, оповещавший о приближении чуть ли не за полкилометра. Зато ехать — не идти, а сидеть — не стоять. Вот что было главным в этой конструкции. Такие идеи вполне разделял Буль, наконец-то нашедший подходящее под свои формы средство передвижения и очень благодарный за это Дормидонту.

Четыре колеса у кресла, три у кровати — и никаких проблем. Устал — полежи, отдохни. Сильно устал — поспи. И кати себе дальше.

— Может подвезти? — предложил, притормозив, Дормидонт. — Конструкция крепкая. Двоих выдержит. А у Буля — даже троих.

Буль начал пододвигаться.

— Нет, нет, спасибо! Мы, наоборот, предлагаем нам пройтись пешочком. Подышать полной грудью. Насладиться окружающим ландшафтом!

Роботам такое было непонятно. Меньше движения — больше сохранность деталей и узлов. Очень ясно. А то «дышать ландшафтом!». Надо же такое придумать. И недоумевающие любители полежать покатили дальше.

Это оказалось еще не все. Доказывая несовершенство человека, людей догонял Мук-скороход или, проще, Пуфик на ходулях. У него и до этого ноги выдвигались. Теперь их еще удлинили, сделав к ним съемные телескопические добавки.

Некоторое неудобство состояло в том, что залазить на ходули надо было с высокого места. В городе это не составляло проблемы. Зашел на второй этаж любого дома — и прямо с окна отправляйся в путь. Зато переносить их и спускаться не составляло проблемы. Повернул маленький рычажок — и сочлененья дополнительных ног, мягко входя друг в друга, плавно опускали их хозяина вниз, превращаясь в две коротких тросточки.

Тук-тук, тук-тук, — стучал своими ходулями по дороге Пуфик. Особенно удобно на них было преодолевать лужи и канавы. Каждый шаг равен был пяти шагам человека. Свысока глядя на людей, Пуфик проследовал вперед.

— Ну, теперь держись, — предупредила Па Ма после того, как Пуфик обогнал их. — Сейчас последует Жвачкин.

И точно. Вдали послышался грохот, а затем показались клубы пыли.

— Гром гремит, земля трясется, Шоколадик наш несется. Отходи в сторону!

Только успели они стать на обочину, как мимо стремительно пронеслось, вернее, прокрутилось большущее колесо метров трех в диаметре. Это и был Жвачкин на своем знаменитом «монстре».



Хотя идея принадлежала Альфу, а мастерил Па, все же монстр справедливо считался творением Жвачкина. Именно он просил всех придумать что-нибудь особенное. Кроме него никто не решался ездить на этом чудовище и навряд ли захотел бы сделать это в будущем.

Когда-то нечто подобное было известно как аттракцион «белка в колесе». Внутрь изготовленного из тонких реек и насаженного на ось барабана сажалась белка. Она перебирала лапами рейки и этим заставляла колесо вертеться. Чем быстрее белка бежала внутри, тем быстрее вертелся барабан.

Голь на выдумки хитра! Из такой забавы Па сотворил Жвачкину агрегат точно по его желанию. Тот залезал внутрь и начинал идти по рейкам колеса, как по ступенькам. Вперед или назад. Здесь все было просто.

Основной проблемой являлся спуск по наклонной поверхности. Колесо тогда само набирало большую скорость, при которой Жвачки и просто не успевал переставлять ноги. Для такого случая Па подвесил на ось скамеечку. Как бы быстро не крутилось колесо, скамеечка внутри с сидящим на ней Шоколадиком оставалась неподвижной.

Затем решили проблему торможения. Ее с успехом выполнила большая скоба, насаженная на ось подобно держателям скамеечки. Только не изнутри, а снаружи. Из-за этого скоба волочилась всегда по земле позади колеса и подымала сопутствующие колеснице клубы пыли.

Для замедления или остановки служил мощный магнит, подвешенный внутри на оси. Магниты поменьше играли роль выдвигающихся зубьев на скобе. В своем обычном состоянии большой магнит притягивал маленькие и колесо двигалось без помех. Но стоило Жвачкину направить большой магнит на маленькие другим его концом, как зубья выскакивали из скобы и впивались в землю. Срабатывал принцип отталкивания одноименных полюсов магнитов. Колесо замедляло движение и останавливалось.

Вот на таком монстре промчался Жвачкин мимо пешеходов, что-то им при этом крича. Скрежет трущихся о дорогу зубьев, притормаживающих колесницу перед близким поворотом, заглушил все слова.

Но Па с Ма не собирались в них вслушиваться. Во-первых, главное было спастись от самого колеса и подымаемой им пыли. А во-вторых, они прекрасно знали, что обычно кричит Жвачкин: «Я — первый! Я — самый быстрый! Я — победитель!».

Это было близко к истине, но не совсем. Доказательство как раз сейчас появилось у них над головой. Могучий Марс, последним покинувший видеотеатр, изрыгая огонь из реактивных двигателей своих ног, должен был быть первым у супницы.

Так оно и получилось. Марс оказался первым, а Жвачкин — вторым. Несмотря на очевидный проигрыш, он никак не мог с этим согласиться.

— Если бы мы были не в городе, я бы тебя обогнал. Мне бы только места для разгона побольше. Я бы двести километров за час прокрутил. А тут постоянные повороты. Нет простора для колесницы.

Марс по пустякам не спорил. Да и спорить не было о чем. По законам физики самая маленькая скорость, с которой он мог летать, была выше самой большой, которую развивал агрегат Жвачкина. Но Жвачкин спорил не из-за того, чтобы узнать правду. Просто ему хотелось, чтобы было так.

— Хороша машина, ничего не скажешь, — продолжал хвалить свою конструкцию Жвачкин.

— Вот только пыли чуть-чуть многовато от нос, — на полном серьезе реагировал Марс.

— Пыли? Ну, это дело поправимое. — И подпрыгивая, Жвачкин начал обстукивать себя руками.

На какое-то время его вообще не стало видно, но постепенно очертания прояснились.

— Вот и все. Мне это нисколько не мешает. Я же не Альф, который проехал десять метров на моей чудо-машине, а потом десять часом без остановки чихал. Это же романтика!

И довольный романтик вошел в кушальницу-супницу, распространяя вокруг себя антисанитарию. Главному шеф-повару и министру пищеварения некому было сделать замечание. Па безнадежно отстал в дороге.

Министер приступил к работе. Подносик с груди откинулся и кнопки начали нажиматься. Марс только успевал подносить тарелки и чашки с булочками, пирожками, морсами и соками, бутербродами с колбасой. И, конечно же, конфеты, шоколад, жвачка. Так что к приходу Па и Ма, которые оказались последними, праздничный стол был готов.

Отсутствовали только первые блюда. Но для кушальницы это была не проблема. Супами она могла накормить и в сто раз больше человек. Вот блюда с твердой пищей у нее по-прежнему не получались. Хотя Буль привлекал к ремонту даже Па.

Через четыре минуты четыре тарелки с супом были готовы. Сама Ма давно перешла в число поклонников искусства Жвачкина, но из-за небольшой вредности продолжала настаивать на полезности первых блюд.

Все уселись за стол. Па от имени спасенного человечества произнес благодарственную речь. Начиналась она словами:

— Господа министеры и Ма! Позвольте поздравить вас с очередной годовщиной новой эпохи и воздать должное всем присутствующим здесь! Только благодаря вашему мужеству и мудрости.

Далее он говорил и о других достоинствах роботов и их друзей, в очередной раз перечисляя совершенные ими подвиги. Па четко уяснил слабую струну роботов и детей. С детьми, пожалуй, все было ясно. Но вот почему некоторые роботы так полюбили похвалу, оставалось непонятно. Тем не менее они могли выслушивать героические истории о себе хоть каждый день.

Закончил Па выступление словами «Слава робятам!».

— Слава! Слава! — дружно проскандировали в ответ остальные.

После чего начался пир. Аза сразу отправила в рот две конфеты, а роботы с опаской приступили к пирожкам. Дело в том, что на этом обеде они в первый раз ели пищу наравне с людьми.

Нет, она им по-прежнему была не нужна. Солнца и света вполне хватало для подзарядки. Но еда являлась традиционным элементом, можно сказать ритуалом человеческого общения. Представить торжество без еды и питья было невозможно. Но праздничный стол, когда половина присутствующих ест и пьёт, а другая половина даже не жует и смотрит им в рот, были явлением абсурдным.

Но просьбе самих роботов и в первую очередь Азы, Па провел модернизацию их конструкции. Теперь они спокойно могли пить и есть. Правда, принятая пища никак не использовалась и вместе со вставным контейнером могла выбрасываться после еды. Или отдаваться Жвачкину на повторную переработку.

После этого роботы, по мнению Азы, почти стали людьми. Еще бы научить их одеваться и был бы полный порядок. Однако с этим дело обстояло сложнее, так как на телах их находилось много вспомогательных приспособлений. Надо было менять фасоны одежды или внешнее оформление роботов. Но Аза не теряла надежды.

Хорошо смотрелся Пуфик. Он не пытался, как другие, пробовать жевать пирожки или бутерброды. Он брал пример с Азы. Та ела в основном конфеты. Поэтому и Пуфик спокойно, без всяких эмоций, культурно забрасывал конфету за конфетой в рот. Благо на столе их высилась целая горка.

Пропихнув с помощью пальцев рук очередной пирожок в горло, с ответным словом от имени роботов выступил Дормидонт. Начав свою речь традиционным «господа министеры и товарищи робята», он сразу перешел к основной части. Сводилась она к перечислению древних пословиц.

«Робот — лучший друг человека».

«Без робота — не вытащишь и рыбку из пруда».

«Семь раз отмерь, а робота уважь».

«Два кольца, два конца, посередине — робот».

И так далее. Робот почему-то получался лучше всех. В последнее время Дормидонт частенько стал похваливать своих собратьев. Особенно после промашки с Азой, которая по его недосмотру была долгое время записана в роботы. Но как забыть те десятки споров, что постоянно возникали между ними?

Вот и сейчас Аза, не раз слышавшая эти пословицы, предложила всем на их основе игру в «угадайку».

— Сколько робота не корми… — начала она.

— … А он все в лес смотрит, — продолжил Па.

— Верно, — обрадовалась Аза. — Теперь другая. Завтра, завтра, не сегодня…

— … Так все роботы говорят, — на этот раз первой догадалась Ма.

— А вот еще. Не плюй в колодец….

— … Пригодится роботу, — обрадованно закончил Альф.

Дормидонт обиделся.

— Да мы вообще плевать не умеем, а тут это нам зачем-то пригодится. И почему мы все в лес смотрим после еды? Мы ведь городские роботы.

— Не обижайся, старичок, — обняла Дормидонта Аза. — Я просто пошутила, чтобы ты меньше хвастался.

После «старичка» Дормидонт обычно прощал Азе все, радуясь, что ее острый язычок не пожалел его как «хорошенького дурачка».

— В такой день можно, — вступилась за Дормидонта Ма. — Он ведь первым вспомнил о долге и в конце концов собрал нас всех здесь.

Присутствующие зааплодировали Дормидонту и тот сразу оттаял.

— А я хочу поднять тост и за другой праздник, — вспомнил вдруг Жвачкин, держа в руке чашку с киселем. — За великое астрономическое событие.

Главный географ вскочил на своего любимого конька.

— Ведь что выражает это явление? Не только то, что день равен ночи, но и то, что ночь равна дню. И равна не когда-нибудь, а именно весной, 22 марта. Вот насколько точная эта наука география. При этом день длится не шесть или семь часов, как думают некоторые, — тут он почему-то посмотрел на Па, — а ровно двенадцать. Не менее удивительно, что двенадцать часов длится и ночь.


Космические пираты

Жвачкин еще долго продолжал в том же духе, делая разнообразнейшие выводы, вроде «лето — это не зима», «два — это не восемь» и «дважды два — четыре».

— … вот почему этот праздник один из самых важных на Земле.

С ним вежливо согласились, чтобы он не продолжал и дальше доказывать, что «трижды три — девять» и «днем — светло, а ночью, как ни странно, темно».

Официальные речи кончились и пошла дружеская беседа с шоколадом и напитками. Под веселое застолье как-то незаметно оказались отодвинуты в сторону тарелки с нетронутым супом. Ма, конечно, это заметила, но решила в такой день замечаний не делать. Тем более, что одна из четырех тарелок была ее.

Лучше всех за столом себя чувствовала Аза. Пока еще она окончательно для себя не решила, кем лучше быть, роботом или человеком. Но необычайная любовь к конфетам подсказывала скорый ответ. Жвачкин за это даже назвал ее новым человеком Земли.

— Человек-то она новый, — согласился Дормидонт. — Да вот только зубы у нее из-за конфет могут быстро постареть. Я ведь хирург, а не дантист. Если мы за ближайшие годы не победим излучение, то кариес вполне сможет оказаться победителем над ее зубками. Это раньше было: захотел новый нос — пожалуйста, новые зубы — только рот откройте.

Однако даже такая опасность не заставила Азу изменить свои вкусы. По ее просьбе Жвачкин разработал специальную конфетную диету, от которой в свое время отказалась Ма. Он начал добавлять в конфеты разные витамины, необходимые минералы и другие ингредиенты. И скоро конфеты только по вкусу оставались конфетами, на самом деле представляя собой кладовую полезных веществ. Даже Па признавал это.

Только шоколад оставался первоначальным шоколадом. Тут у Жвачкина имелось особое мнение.

— Не будь я Шоколадиком, если шоколад не самая полезная вещь на свете. Витаминов и калорий в нем от природы целый вагон и маленькая тележка. И для зубов он очень полезный. Надо только вместо сахара добавлять мед и изюм.

Такое мощное научное обоснование было Азе на руку.

— К тому же, развивала она понравившуюся ей теорию, — если что-то нравится и ты не злишься при еде, — тут она явно намекала на суп, — это не расшатывает нервы, очень укрепляет здоровье и добавляет веселость.

Да, глядя на Азу с Шоколадиком, трудно было такое отрицать.

Поэтому, закусив витаминные конфеты полезным для зубов шоколадом, Аза решила выразить свое отношение к вкусным продуктам следующими стихами:

Шоко-шоко-шоколад,

Витаминов целый клад.

Ах, конфетки, ох, конфетки,

Шелестящие монетки.

Вот какое угощенье

Надо мне на день рожденья.

Тот, кто любит шоколад,

Тот достоин всех наград.

А кто кушает конфеты,

Добивается победы.

Вот какие сладости

Надо мне для радости.

Бутерброды с шоколадом

Лучше булок с мармеладом.

Вкусные, отличные,

Очень симпатичные.

Вот какие чаще встречи

Надо мне взамен на речи.

Я жую, жую, жую.

И пою, пою, пою.

Шоколадно все вокруг,

Ты мой друг и я, твой друг.

Вот такое окруженье

Мне дает воображенье.

Розовый, коричневатый,

Светло-белый, полосатый,

Горький, сладкий и с кислинкой,

Может пахнуть он малинкой.

Ем его с орехом,

С громким нежным смехом.

Персики и вишня

Тут будут не лишни.

Ем, ем шоколад,

Наслажденье для ребят,

На воде, на берегу,

На дороге, на лугу,

При ходьбе и на бегу

Удержаться не могу.

Шоколад чтоб есть с успехом,

Можно стать и человеком.

Только ради шоколада

Человеком быть я рада.

После окончания чтения стихов Жвачкин выглядел так, как будто автором был он.

Глава 3

Заседание Совета Министеров

Состоявшееся на следующий день заседание Совета Министеров было не совсем обычным. И вот почему Настала пора от слов переходить к делу Они уже достаточно много знали, чтобы начинать действовать.

Главное их достижение в борьбе с излучением, как часто бывало, инициировала Аза. Как-то под вечер она в очередной раз затеяла игру в рифмочки-нескладушки. Не без влияния министра песен и стихов эта игра в последнее время стала очень популярной. Все занялись, так сказать, рифмоплетством. То есть плетением рифм.

В игре было только одно обязательное условие — четкая рифма. И совсем необязательным являлся смысл. За один раз требовалось придумать одну строчку Сочинять такие нескладушки оказалось намного легче, чем обычные стихи. А зачастую и намного веселее. Например:

Веселюсь я на воде,

Три сосульки в бороде,

Летом жарко на звезде,

Висит шапка на гвозде.

Вот и в этот вечер начала Аза:

На горе лежит мешок…

Продолжил Альф:

Чистит зубы порошок.

Ма думала недолго:

Где любимый мой горшок…

Жвачкин решил сделать приятное поклоннице своего искусства:

Аза любит сладкий шок.

— Может ты, Жвачкин, хотел сказать «любит сок»? А то мы такого слова «шок» не знаем.

— Я сам его не знаю, но здесь имелся в виду «шоколад».

— Ну нет, это мы не засчитываем, — возмутился Дормидонт. — Можно только те слова употреблять, которые все знают. Давайте дальше.

Аза опять начала:

Я держу в руке цветок…

Продолжение Па было:

А я готовлю молоток…

Буль ответил:

Постелил на пол платок…

Жвачкин решил исправиться и влез без очереди:

Чу-чу, бам-бам, цок, цок, цок.

— Теперь ты доволен, Дормидонт? Эти слова тебе известны?

Дормидонт был поставлен в затруднительное положение. Сокращений в этой строчке не было. Даже наоборот, слова повторялись по нескольку раз. И все были известны. И рифма получалась. Только смысла не было.

— Ах, нет смысла? Значит подходит! — обрадовался Жвачкин. — Мы ведь нескладушки сочиняем. Вот и у меня стало сочиняться.

Следующий стих получился правильным по всем признакам:

Ты моя пригожая,

На ведро похожая,

Сине-краснокожая,

Хорошая, хорошая.

— Вот видите, здесь в конце тоже два раза повторяется, — Жвачкин прямо-таки загордился своим изобретением удваивания слов.

Через некоторое время все устали от активного сочинительства. Лишь Па с Азой продолжали соревнование. Аза — от любви к этому занятию, а Па — просто из спортивного интереса. На этот раз начинал Па, а Аза подхватывала.

Откуда пришло излучение, откуда?

Откуда, откуда? Оно от верблюда.

А может быть, это тут мне приснилось?

Да нет же, конечно, с Луны все свалилось.

Кто мне ответит, чья в том вина?

Мы не виновны, виновата Луна.

Вы что молчите, никак не пойму?

Мы тайну доверим лишь вам одному.

Тайну о чем? Ведь в Луну мы не верим.

Мы это проверим, проверим, проверим.

Здесь на Азу что-то нашло с этой луной. Та как будто прилипла к ее языку. А затем и к языку Па. По крайней мере весь остаток вечера он бормотал себе под нос: «Мы это проверим, проверим, проверим»… И занялся проверкой Луны.

Уже первые опыты показали, что тут что-то было. Величина излучения напрямую зависела от положения Луны над головой. Ночью оно всегда было сильнее, чем днем.

Вот где пригодилась найденная когда-то за городом обсерватория. С ее помощью опыты можно было провести более точно. Особенно обрадовался возможности опять покрутить большой телескоп Жвачкин. Он и направил его вверх в ясную лунную ночь.

Теперь им понадобилась вся мощь этого гиганта. Раньше они смотрели через него только друг на друга. Слишком маленькое расстояние не позволило оценить его достоинства.

Совсем иное дело было теперь. Без телескопа хоть час смотри на Луну — все равно ничего не увидишь. Яркое пятно с небольшими затемнениями. Азе оно казалось величиной с тарелку, Дормидонту — как большое блюдце, а вот Пуфик видел его размером с небольшой таз.



Оказывается, из-за строения глаз и очень большого расстояния все видят Луну немного по-разному. Но в любом случае для них это только пятно. Когда же Дормидонт взглянул на нее в телескоп, то от неожиданности даже охнул.

— Что это? Не может такого быть.

Увеличение было настолько сильным, что Дормидонту невольно показалось, что он находится на высочайшей горе и оттуда смотрит вниз. А как мы знаем, с горами Дормидонт был не в особых ладах. Поэтому он без особого сопротивления уступил место у окуляра Жвачкину, нетерпеливо дожидавшемуся своей очереди.

Вот того за уши нельзя было оторвать от телескопа. Хоть ушей у него как раз и не было. Выдвигающиеся рога ему придумали, а вот про уши почему-то забыли. Теперь он этим бессовестно пользовался, захватив телескоп в личное обладание и комментируя все, что в нем видел.

— Вот здорово! Вот это видимость, даже некоторые отдельные камни видны… Так-так, опять горы, только на этот раз пониже. А вот и знаменитые кратеры Луны, о которых мне рассказывал Альф.

Тут Жвачкин на время замолчал, а потом с неуверенностью продолжил:

— Теперь пошло что-то непонятное. Море? Или какой-то темный холм? Он почему-то прямо на глазах растет. И становится все темнее и темнее. Если бы Аза его увидела, то точно испугалась.

Аза стояла тут как тут. Любопытство было сильнее страха.

— И точно, что-то черное ползет. И от него веет холодом.

— Я знаю, — по-рыцарски защищая ее, Жвачкин опять отодвинул Азу в сторону, — это и есть Источник излучения!

— Покажите мне! — тут уже не выдержал Па. — Что вы там такое могли увидеть?

— Жвачкин вынужден был уступить место. «Пусть Па смотрит, ему ведь тоже интересно. Все равно открыл Источник я».

Однако Па его мнения не разделил. Он только хмыкнул, затем что-то покрутил около телескопа и отступил в сторону. Первым успел Жвачкин. С Луной все было в порядке. Горы, пустынные долины и кратеры. Несмотря на свои размеры, Источник излучения успел исчезнуть!

— Во дела! Только что был, а уже нет. Надо хоть место запомнить, где я его видел. Аза может подтвердить.

— Ничего подтверждать не нужно, — с усмешкой отреагировал Па. — Надо просто хорошо наводить телескоп на цель. Вы забыли, что Луна движется, а телескоп стоит неподвижно. А холодом повеяло из-за того, что температура космической пустоты, в которой висит Луна и которую вы приняли за источник излучения, равна абсолютному нулю.

— Абсолютному нулю? Насколько он отличается от обычного нуля?

— На очень много, хотя и там и там нуль. На целых 273 градуса. Абсолютный нуль равен минус 273 градуса.

— Так почему он тогда называется нулем, если он не нуль, а минус?

— Не нуль, а абсолютный нуль. Это две разные вещи. Добавка определения «абсолютный» меняет смысл слова «нуль».

— Можно я объясню это Шоколадику? — вмешалась в разговор Аза, хотя совершенно не понимала, о чем идет речь. Это как добавка определения «плохое» к слову «здоровье». Вроде оно и осталось здоровьем, хоть и плохим. С другой стороны это скорее болезнь, а не здоровье.

— Здорово это у тебя получилось! — восхитился Жвачкин. — С одной стороны здоровый, а с другой — больной. Придумай еще что-нибудь такое.

— Да сколько хочешь! Ну вот, «сгоревшие дрова» это не дрова, а зола. Или «прокисшее молоко» уже не молоко, а простокваша. Понял?

— Сейчас понял. — Министеру пищеварения последний пример был понятнее всего. — Теперь и я могу сочинить такой образец. Послушайте. Поздний обед превращает его в ужин. Ну как? Великолепно?

— Великолепно, — вмешался Па, чтобы как-то вернуться к отклонившемуся в сторону эксперименту. — То же самое с нулем. При простом нуле всего лишь становится холоднее и замерзает вода. А при абсолютном нуле замерзает все и ничего не может жить. Вот какая разница. Вот какой холодный космос.

Жвачкину понравилось про космос и он еще больше загордился тем, что кроме пищеварения выбрал себе и звание министра географии. «Какой я, все же, Жвачкин, умный!».

Получалось, что наблюдать в телескоп было не легко. Только что-нибудь найдешь и как следует в него всмотришься, тут тебе, бац! — телескоп совсем в другое место глядит. Это нашим друзьям не понравилось в телескопе. «Что же ты, друг телескоп, так нас подводишь», — Жвачкин даже постучал досадливо по длинной трубе.

Однако оказалось, что телескоп тут ни при чем. У него имеется специальное устройство слежения за объектом наблюдения. Вращается Земля, передвигаются звезды, а он уставится на то, что ему задали своим здоровенным глазищем и не выпускает из поля зрения. Только сейчас это устройство не работало.

Вот и пришлось Па вручную перенацеливать телескоп. Телескоп был большой, так что ворочать его было не подарком.

К счастью, у них в запасе оказался еще один министр без дела — министер атаки и защиты. Боевой министр сам предложил свои услуги и проблема успешно решилась. Даже с поврежденной правой рукой, действуя левой, он мог справиться с этой работой лучше любого из остальных. Марс стал передвигать телескоп вслед за Луной и наблюдение возобновилось.

Через несколько дней все выводы были подтверждены. Сила излучения явно зависела от расстояния до Луны. Зависела и от наличия дождевых облаков между Луной и местом их нахождения. К сожалению, колебания напряженности поля излучения были не очень большими, а чувствительность портативных Измерителей излучения не очень высокой.

Именно это не позволило точно установить точку на Луне, откуда истекало излучение. А не зная точных координат, телескоп дальше оказывался бесполезным. Вот почему на обратной дороге домой, несмотря на важность сделанного открытия, Жвачкин выглядел немного огорченным.

То посещение обсерватории уже ушло в прошлое. Теперь, удобно разместившись в креслах, министеры решили обсудить план предстоящей кампании. Требовалось подобраться поближе к этой загадочной Луне с ее таинственным излучением.

С земными делами они разобрались. Благодаря Булю городское хозяйство нормально функционировало. Подземная лаборатория и одновременно постоянное жилище Па и Ма было под неусыпным его контролем. С транспортом вопросы тоже решились. Из-за широкого распространения конфетной диеты проблем с едой не предвиделось.

Закончилось заполнение последних залов Музея земной истории. Все экспонаты, которые Па и Ма отбирали по всему городу вместе с Азой, были установлены на свои места. Теперь память о человеческой цивилизации сохранится и без них, пока будет существовать Земля. Как вершина их технической мысли, там находился и Измеритель излучения, сотворенный руками Па и Ма.

Отдельный уголок отвели одежде. Произведения швейного искусства, выполненные руками Ма и Аза, аккуратно висели на вешалках.

Вообще-то одежды им хватало. Но мода есть мода! Шло время и менялись вкусы. У мужчин появилось желание одеваться попроще. Женщинам, наоборот, постоянно хотелось что-нибудь новенькое. Даже у роботов имелась кое-какая одежда. В первую очередь это относилось к Жвачкину и Пуфику. Но если первый сам проявлял к этому большое стремление, то второго любила украшать Аза. Безотказный Пуфик стойко переносил все опыты над собой.

— Так, вот сюда бы хорошо подошел галстук. Красный с белым горошком, — напевала себе под нос Аза, украшая помощника перед утренним выходом в город.

Пуфик, у которого и головы-то нормальной не было, не говоря уже о шее, выглядел довольно по-дурацки со своим галстуком. Если сюда добавить одеваемые по особо важным случаям шляпу и цветные завязочки на рукавах, то его смело можно было выставлять пугалом на каком-нибудь ближайшем огороде.

К счастью, ни огородов, ни птиц в городе не было. Зато Азе такое занятие очень нравилось. Когда Пуфик был при галстуке, она выходила с ним даже под ручку. Пуфик в этом случае изображал кавалера, а Аза — даму его сердца.

Такие же опыты Аза пыталась проводить с Альфом. Что касается одежды, тут у нее кое-что получалось. Тем более если в этом ей помогала Ма, у которой неожиданно для нее самой проявился талант к шитью. Аза моделировала, а Ма шила.

Так вот, наряжать и использовать себя как манекен Альф им позволял. Особенно при пошиве защитной или особо прочной одежды. Зато ходить под ручку упорно отказывался. И с Азой, и с Ма. «Ну что за бука такая», — частенько выговаривала ему Ма, ласково поглаживая этого «буку» по непокорным вихрам.

Но так как этот бука был в десять раз покладистее чем Па в вопросах обновления гардероба, то Ма с Азой за это его очень ценили и прощали другие «капризы» и «выкаблучивания». Ведь он оставался единственным манекенщиком!

Свое почетное место в Музее занял и аппарат зеркальной лазерной связи, соединяющей в настоящий момент их город с защитным Убежищем. Благодаря ему они в любой момент могли наблюдать за его состоянием. Для этого лишь надо было посмотреть в первое зеркало, установленное на площади перед госпиталем. Через длинную цепочку специально направленных зеркал на нем отображалось изображение Убежища.


Космические пираты

Через аппарат зеркальной связи можно было вести и переговоры. Для этого напротив последних в цепочке зеркал были установлены небольшие лазерные фонари. Световые сигналы кода Морзе помогали без по мех общаться между собой. Так что Убежище всегда оставалось под контролем.

Занимаясь зеркальной связью, было сделано второе основное открытие, касающееся излучения. На этот раз не самого излучения, а амулетных камней. Вот как это произошло.

Была очередь Альфа инспектировать Убежище на месте. Взяв с собой Жвачкина, он рано поутру отправился в путь. Поехали на двух велосипедах, хотя Жвачкин сначала залез в свой монстр. Его вовремя остановил осторожный Буль.

— Послушай, Шоколадик, ты как, кататься едешь или работать?

— Работать, но и прокачусь с ветерком.

— Так не получится. Или одно, или другое.

— Почему это? Места на дороге хватит. Если Альфу мало, я и по обочине могу проехать.

— Вот этого я и опасаюсь. Когда ты едешь на колеснице, то земля вокруг дрожит в радиусе ста метров.

— Почему это ста? — обиделся Жвачкин. — Я могу и на двести нагрохотать.

— Согласен, согласен. А если упадешь, то и на все триста звон стоять будет.

Жвачкин гордо похлопал себя по груди, мол знай наших.

— А что будет дальше?

— Ничего, поднимусь и опять поеду.

— Ты-то поднимешься, а вот кто зеркала наново устанавливать будет?

Это было вовремя подмечено. После проезда Жвачкина половина зеркал стала бы смотреть в другую сторону. Вот почему были выбраны велосипеды.

Поправив на пути несколько сбившихся зеркал, они скоро были на месте. Обойдя Убежище кругом, поднялись на его вершину к пульту управления. Там по-прежнему тускло мерцала контрольная лампочка системы жизнедеятельности.

Пока Жвачкин от избытка энергии что-то пытался покрутить на пульте, Альф с надеждой смотрел на лампочку. А вдруг именно сейчас случится чудо?

И чудо, как это не раз с ними бывало, произошло.

«Ну невезуха, опять за что-то зацепилась», — вдруг раздался не очень сильный, но довольно отчетливый голос.

«Так тебе и надо, не лезь куда не следует», — добавил второй более низкий голос.

Сначала Альф, а потом и Жвачкин на минуту онемели, напряженно вслушиваясь в пустоту вокруг них.

Оправившись от неожиданности, Жвачкин хотел что-то сказать, но нечто опять заговорило, вернее начало ругаться.

«Вот это потяни».

«Нет, лучше там надави».

«Сам дави, если нравится».

«Вот, теперь палец застрял, не вытяну».

«Сейчас помогу».

Раздался негромкий металлический лязг, протяжный скрип и все затихло.

Ничего не говоря, Альф и Жвачкин еще минут пять, не двигаясь, ожидали продолжение. Но его не последовало.

— Что это было? — наконец не выдержал Жвачкин.

Альф с недоумением развел руками. На всякий случай еще раз обошли Убежище. Нигде никого и ничего Не было. Они решили, срочно вернуться в город.

Как ни странно, сообщение не вызвало того ажиотажа, на который рассчитывал Жвачкин. Его даже не попросили все пересказать еще раз. Па просто задумался и замолчал. Жвачкин попытался расшевелить вечных спорщиков — Азу и Дормидонта. Это ведь могли быть голоса оживших людей из Убежища! Но те сегодня что-то были не в духе.

— Вот что сделаем. — Наконец нарушил молчание Па. — Для начала не будем сломя голову мчаться туда. Вы ведь больше ничего не слышали?

— Нет, — ответил Альф, — мы даже входную дверь внимательно осмотрели. Ничего подозрительного.

— Поэтому и мы не поедем сразу в Убежище. В городе имеется свой пункт управления. Установим дежурство в нем. Послушаем несколько суток подряд. Может быть нам и повезет.

Но им не повезло. Ни на первые сутки, ни на вторые. Зато на третьи сутки все стало ясно. Перед очередной сменой дежурных к Па с понурыми головами вошли Дормидонт и Аза.

— Сейчас ведь не ваша очередь, — удивился их появлению Па.

— Очередь-то не наша, — печально вздохнула Аза, — а вот виноваты во всем мы.

— Виноваты в том, что не ваша очередь? — переспросила Ма.

— И в этом тоже, — обреченно склонил еще ниже голову Дормидонт.

— Да что это с вами? Совсем на себя не похожи. А ну-ка, рассказывайте.

— Что тут рассказывать? — хором начали те. — Это мы во всем виноваты. Те слова, что Альф слышал, не люди из Убежища говорили.

— А кто?

— Это мы с Дормидонтом спорили.

— ???

— Да. Уже несколько недель мы повторно исследуем городской пункт управления Убежищем. Хотя и было решение там ничего не трогать. Хотели еще сами все проверить не торопясь. Но вы ведь знаете Азу. Она не торопясь не может. Вот и поругались маленько.

— А что я должна делать? Ждать? Так ты за целый год не решишься никакую ручку потянуть.

— Так как тянуть, если не знаешь что это?

— Вот видишь, ничего ты в этом не понимаешь. Исследовать — это и значит пробовать все подряд. Вдруг что-нибудь и произойдет, — убежденно закончила Аза.

И оба виновато замолчали.

— Ну, вы и молодцы, — протянул Па, только непонятно, с одобрением или осуждением.

Сделали открытие и молчали.

— Мы? Открытие? — поразился Дормидонт.

— Мы очень скромные, — притворно потупила глаза Аза. Если хвалят, но непонятно за что, лучше скромно промолчать. А то что-нибудь ляпнешь и опять превратишься в виноватого. Такой опыт уже имелся.

Но Па уже и думать забыл, что экспериментаторы нарушили общее решение. Альф слышал их речь на расстоянии в десяток километров! Это была интересная задача. И ясно было, с чего ее начинать решать. С точного повторения опыта.

Так случайно раскрылась маленькая тайна Азы и Дормидонта.

Срочно к Убежищу опять отправили Альфа и Жвачкина. Для контроля с ними поехала Ма. Остальные пошли в городской пункт управления. О своем приезде на место Альф доложил по зеркальной связи. Они со Жвачкиным полезут наверх, а Ма останется внизу около лазерного фонаря.

— Ну, Дормидонт, начинай ругаться, — предложила тому Аза. И они вступили в плодотворную полемику.

Однако в пункте управления на вершине Убежища все оставалось тихо. Ма готова была в любой момент передать в город сообщение! Альф стоял на краю Убежища и ждал сигнала от Жвачкина, находящегося внутри пункта. Но тот ничего не слышал.

Пришлось Па еще раз перепроверить условия выполнения опыта. Все, вроде, было правильно. Но тут в зеркале он неожиданно заметил Альфа, стоящего на верху Убежища.

— А почему Альф не в пункте управления? — протелеграфировал он Ма.

— Потому что держит связь между мной и Жвачкиным.

— Немедленно пусть идет к пульту, — был ответ.

Па знал, сколько много хороших открытий в науке не было сделано вовремя из-за нечеткого выполнения условий. Любая мелочь зачастую оказывалась решающей. Поэтому в науке даже существует разделение на ученых-экспериментаторов и ученых-теоретиков. Одни должны собирать достоверные сведения, а другие их обобщать. Ведь без достоверных сведений и обобщение будет недостоверным.

Не успел Па высказать Ма до конца свои соображения, как из городского пункта пулей вылетела Аза и закричала Па:

— Ура! Все слышно. Теперь они ругаются.

Па вбежал в дверь и услышал голос родного сына.

— Что я, маленький? На краю не стой, слушай Папу. Ну вот, не стою, а все равно ничего не слышно.

— Зато мы отлично слышим твой голосок, — не выдержала Аза.

На том конце наступила секундная пауза, прерванная уважительным голосом Жвачкина:

— Есть связь! Слышишь, Альф? Все же Па — это голова! Что и говорить.

— Да разве я возражаю, — уже позабыл о своей обиде Альф. — Ведь это мой Па!

Связь действовала! Какая и почему — еще никто не знал, но переговоры велись на полную мощь. Лишь Ма ничего этого не знала и сидела внизу. Первым об этом вспомнил Па.

— Сынок, а ты Ма сообщил?

— Ой, забыл, сейчас сбегаю.

И вслед за этим «сейчас», тотчас прекратилась и связь. Все замолкло, как ни пытались они продолжить переговоры с Жвачкиным. Па даже собрался идти к зеркалам вызывать Ма, как связь опять возобновилась запыхавшимся голосом Альфа:

— Все в порядке, я ей сообщил!

Это временное прекращение связи в конце-концов и раскрыло всю тайну. Дело оказалось в амулетах! И в невыключенной аппаратуре. Теперь, перещелкнув тумблер, они могли даже видеть друг друга по видеофону. Но только если около устройства находился кто-нибудь с амулетом. Из-за этого прервалась связь, когда Альф выбегал, чтобы поговорить с Ма.

Именно поэтому последний экспонат не успел занять своего достойного места в Музее. Речь идет о легендарном теперь махокрыле, на котором была проведена операция по поиску и освобождению родителей Альфа. С пробитой воздушной оболочкой он по-прежнему болтался на деревьях. Стало не до него. Все свои усилия они сосредоточили на новом открытии.

Вот почему заседание Совета Министеров оказалось в этот день особенным. На нем было принято решение об экспедиции на Луну!

Опиралось это решение на большое количество опытов, проведенных с амулетами после открытия их дополнительных свойств. Вывод был обнадеживающим. В присутствии амулетных камней многие ранее заблокированные сложные системы начинали снова действовать.

Теперь они могли планировать различные средства переброски на Луну. Перед ними в застывшем виде находились все ресурсы Земли.

Но проблема состояла в том, что количество камней было весьма ограниченным. Лишних не имелось. Все являлись амулетами. В их защите нуждались сами люди.

Глава 4

Буйер

Полет на Луну возможен был только на космическом корабле. Это всем было ясно. Но где его взять?

Вообще-то космическая техника на Земле имелась. Когда-то ее было даже очень много. Земляне летали не только на Луну и другие планеты солнечной системы, но и к звездам своей галактики. Но никакой жизни там люди не нашли. Постепенно интерес к дальним космическим полетам угас.

Оно и понятно. Годы где-то отсутствовать, чтобы потом прилететь и сказать, что летали зря. Почти все звездные системы оказывались похожими одна на другую.

Давали ли эти полеты что-то новое для познания-и науки? Конечно, давали. Но время для исследований в таких полетах было несоизмеримо мало по сравнению с продолжительностью перелета к звездам. За это время на Земле те же звездоплаватели сумели бы сделать не меньше открытий, чем в космосе.

Другое дело — своя солнечная система. Здесь полет даже к самой дальней планете — Плутону — занимал лишь чуть больше месяца. А количество открытий было ничуть не меньшим, чем при полетах к звездам. Да и перевозить с планет можно было большие грузы.

И еще раз о времени. В полете не только сама его продолжительность играет большую роль. Не меньшую роль играет и связь с родной планетой. Здесь наблюдалась следующая картина.

Волны связи летят со скоростью света. Для Земли практически мгновенно голос одного человека доходит до другого. Но чтобы достичь Солнца, потребовалось бы уже около десяти минут. И почти час — для дальних планет. Да еще час на обратный путь.

Представляете себе разговорчик? Вы говорите «Здравствуйте!» и целых два часа ждете ответного «Добрый день». Хота за это время на улице могло и потемнеть. Потом вы похвалились своими успехами, но вставая из-за стола, чтобы размяться от долгого разговора, случайно больно ударились головой о низко подвешенную полку. И в это время приходит далекий ответ: «Как я рад за вас!».

Сгоряча вы отвечаете «Хотел бы я поговорить сейчас с тобой на своем месте», а затем садитесь перекусить, устав от переговоров. Тут как раз подворачивается срочная работа и, убегая, вы кричите: «Пока, до встречи!». На что немедленно получаете подходящий ответ: «Давай поговорим сейчас». Целое искусство общения. Для межзвездных разговоров даже и такая беседа недоступна.

Со временем, в результате войн, космический флот землян заметно поуменьшился. А после их окончания просто руки не доходили до него. Несомненно, что какие-то корабли на Земле остались. Их только надо было поискать.

И тут Марс вспомнил о стартодроме. Который находился в охраняемой когда-то им запретной зоне. Зоне, где он познакомился с Азой и Дормидонтом.

«Эх, где-то там осталось мое любимое самоходное креслице», — с тоской подумал Дормидонт.

«Как давно я не была дома», — неожиданно вспомнила Аза.

Но они не могли припомнить, находились ли там космические корабли. Даже Марс за весь период своего дежурства их ни разу не видел. Летать-то они не летали, это точно, а нахождением их внутри стартодрома он не интересовался.

— В гостях хорошо, а дома лучше, — припомнил по такому случаю Дормидонт.

— Погостите и вы у нас, — пригласила всех Аза. — Быстренько собирайтесь и пойдем.

— Как это быстренько? — удивился Па. — На Луну быстренько не слетаешь. Это дело серьезное. К нему надо готовиться тщательно.

— А чего там готовиться? — теперь уже не понял Жвачкин. — Мы без всякого снаряжения полмира обошли. А здесь готовый космический корабль и Марс в полном вооружении. Если добавить сюда Измеритель и Па, то больше ничего и не надо.

Но на деле не все оказалось так просто. Кто-то должен был остаться наблюдать за Убежищем. Потом питание. Одно дело Жвачкину кормить четырех человек на Земле, где полно для него исходных продуктов. И совсем другое дело в космосе, на безжизненном спутнике. А вдруг он сам погибнет?

И самое главное. Для управления кораблем явно будут нужны камни-амулеты. Не сидеть же Па безвылазно весь полет в двигательном отсеке, обеспечивая его работу? А что будет, если вдруг ему захочется выйти?

Опять получался старый проверенный вариант. Остаются Па, Ма, Буль и Пуфик. Ведь отдав свои амулеты и находясь глубоко под землей, одни они были бы совершенно беспомощны.

— Нам хватит одного Буля, — на этот раз не согласился с таким решением Па. — На Луне нет кислорода, человек там может находиться только в скафандре. Поэтому дополнительный робот будет не лишним.

Аза очень обрадовалась этому.

Тут неожиданно вошла в разговор Ма:

— А вот Азу можно оставить с нами.

— Вот тебе на! — не веря своим ушам, воскликнула та. — Что же это получается? Пуфик наконец-то летит на Луну со мной, а я остаюсь на Земле? Как-то нелогично.

На самом деле все было логично. Роботы лучше могли справиться с таким делом. Альфа, как специалиста по космическим кораблям, вполне хватило бы одного.

Однако до Азиных нелогичных доказательств и обязательных слез на этот раз дело не дошло. За нее дружно вступились остальные робята. И Дормидонт не захотел отказаться от ее компании, хотя ему от Азы доставалось больше других. Он даже Па убедил неотразимым аргументом:

— А вдруг нам опять понадобится какая-нибудь глупость, которая потом совсем случайно окажется решением всех наших проблем? Кроме Азы, на такое никто не способен.

Это было верно. Чего-чего, а идей у Азы хватало. Всяких.

— Спасибо тебе, старичок. Выручил. Я за это для тебя специально что-нибудь придумаю.

От такого искреннего предложения Дормидонт на секунду пожалел о своем заступничестве. К его чести надо признать, что только на одну секунду.

Основное было решено. Оставалось придумать, на чем добираться до поселка Азы. Велосипедов для всех не хватало. На ходулях через озеро идти было страшновато. Жвачкинский монстр был бесполезен в лесу. Да и Дормидонту не очень хотелось через него идти. Так что старый путь отпадал.

Лучше всего было перелететь это расстояние напрямую. Вот где им пригодился бы махокрыл.

— Видимо, придется ремонтировать его, — сказал Жвачкин, которому не очень нравилась задержка с началом экспедиции. — По мне, так пусть будет что-нибудь хуже, лишь бы быстрее.

— Быстро здесь не получится, — «успокоил» Дормидонт. — Ремонт-ремонтом, но как мы его снимем?

— Это как раз теперь без особого труда, — ответила им Аза и ласково погладила по плечу богатыря Марса. — Подцепим за веревочку, дадим веревочку Марсику, он взлетит вверх и простенько сдернет наш махокрыл с деревьев.

— Так точно! Для меня это пустяк, — отрапортовал с готовностью Марс.

— Пусть так, — не сдавался Жвачкин. — Потом начнем варить клей, делать заплаты, проверять. Затем выгибать винт, мастерить новые крылья…

Картина получалась такой, что Азе почему-то захотелось заплакать. Почувствовав это, Па решил изменить ситуацию.

— А как насчет буйера?

Такого слова не знал даже Дормидонт. Буй — это понятно, он был всем хорошо знаком. Но буйер? Буль тоже ни о чем таком не слыхивал.

— Мы его за пару дней соорудим из какой-нибудь машины.

Оказалось, что буйер — это та же парусная лодка, но передвигающаяся не по воде, а по суше. Раньше даже вид спорта такой был — буерный. Яхты ставили на коньки и они носились наперегонки по поверхности замерзших озер.

Когда Дормидонт узнал, что такое буйер, он пришел в наипрекраснейшее расположение духа. Наконец-то появилось дело по нему. Парусные суда были его стихией. Однако в последней экспедиции на махокрыле главный географ умудрился отодвинуть Дормидонта на второе место. Все потому, что забрал в свои руки географические карты и приборы для измерения координат.

Но парусник Дормидонт не собирался отдавать. Он был пионером этого вида спорта. Правда, прошлая переправа через озеро чуть не закончилась катастрофой. Но чуть-чуть не считается и он готов был взять капитанство на себя.

Под буйер решили использовать небольшой грузомобиль. Около кабины прикрепили здоровенную мачту, а к ней — не менее здоровенный парус. Жвачкин и Аза сели в кабину, остальные разместились в кузове. Дормидонт недолго поколдовал над парусом и буйер легонько стронулся с места. Даже кузов немного приподнялся.

Затем он приподнялся больше и все сидевшие там скатились вперед к кабине. Задние колеса оторвались от земли и грузовик начал балансировать на двух передних. Получалось, что задняя часть буйера двигалась, а передняя стояла на месте.

— Мы сейчас или полетим, или перевернемся, — уверенно заявил Дормидонт, которому приходилось хуже всех.

Он единственный не съехал к кабине, так как держался за рычаг управления парусом. Поэтому все находились низко над землей, а он высоко и был ближе всех к полету.

— Если Жвачкин не отпустит тормоз, то скорее всего перевернемся, — догадался Альф.

Жвачкин тут же снял машину с тормоза и буйер, как засидевшаяся на старте лошадь, резво рванул вперед. Все пассажиры покатились назад, мешая Дормидонту управлять парусом.

Понемногу процесс наладился и буйер заскользил по дороге. Тормоз и руль были отличным дополнением к парусу. Дормидонт старался набрать в парус как можно больше ветра, а Жвачкин регулировал скорость и направление движения. Как ни хотелось Дормидонту быть первым, из-за такой хитрой конструкции на буйере оказалось два капитана.


Космические пираты

Но то было не самое большое их количество. Это выяснилось после того, как ветер поменял направление и задул прямо в лоб. Оставалось или становится на тормоз, или возвращаться задом в город, так как разворачиваться под парусом на узкой дороге они не умели. Вот тут-то свою идею о третьем капитане и одновременно об изменении конструкции буйера высказал Буль.

До сих пор он единственный безмолвно сидел в уголочке кузова и спокойно покуривал трубочку. Для него это было приятно, а Дормидонту полезно. Трубку Буля последний использовал в качестве индикатора ветра. Глядя на разноцветные клубы дыма, легко было определить направление ветра, а следовательно, и верное положение паруса.

Так вот, Буль глядел-глядел на эту езду задом и глубокомысленно заметил:

— Если и дальше так ездить будете туда-сюда, далеко от города не уедете. Надо уметь ездить без ветра и против ветра.

— Что ты предлагаешь?

— Я предлагаю свою «раскладушку». Если ее прицепить сзади грузовика, она вполне может заменить мотор для езды против ветра.

Правильно, молодец Буль, — согласился Дормидонт. — Только ты остаешься здесь и твоя раскладушка может тебе понадобиться. Например, чтобы ездить к Убежищу. А вот мое кресло остается без дела. Поэтому используем его.

Приехав обратно задним ходом в город, они так и сделали. При этом размеры буйера немного увеличились, зато он приобрел свободу передвижения независимо от ветра. Можно смело было отправляться в путь по дороге в объезд озера и леса, лежащих между двумя пунктами. На всякий случай Жвачкин прихватил все же карты местности.

С Па и Ма прощались в их подземном жилище. Для большей сохранности переданные ими амулеты разделили между Азой и Альфом. Па отдал свой Альфу, а Ма — Азе.

— Удачи вам в пути, но лучше бы вы оставались дома, — с женской логикой дала им напутствие Ма.

— Когда вернемся, тогда и останемся, — согласился с ней Альф.

— И ничего не бойтесь, — подбодрил Па. — Нет таких задач, которых нельзя решить совместными усилиями. Держитесь друг за друга и победа будет ваша.

— И вы без нас не скучайте, — дружно попрощались роботы.

Обменявшись ценными указаниями, путешественники выбрались на поверхность и расселись в своем грузовичке. Буль помахал рукой и в последний раз раскурил трубку. Благоухающий дым потек прямо в парус. Это было именно то, что нужно. Поэтому Жвачкин отпустил тормоз и попутный ветерок стронул буйер с места.

Начинался новый этап их приключений.

Глава 5

Стартодром

Наличие тормоза и рулевого колеса делало поход на буйере даже более простым, чем плавание под парусом на лодке. Один капитан ловил ветер в парус, а другой старался удержать грузовичок на дороге. Главное было не спешить и вовремя притормаживать. Если ветер резко менялся, Дормидонт предупреждал об этом Жвачкина и тот снижал скорость, чтобы парус мог занять новое положение. Когда крутой поворот дороги открывался Жвачкину, то тут же об этом узнавал Дормидонт и заранее готовился к такому событию.

Все шло хорошо до тех пор, пока Жвачкину не захотелось показать Азе свое искусство чтения дорожных карт, а заодно и уточнить их местоположение на местности. Идея одновременно рулить и читать карту оказалась, мягко говоря, не очень хорошей. Они чуть не опрокинулись в овраг, который Жвачкин именно в этот момент рассматривал на карте.

Дормидонт что-то недовольно высказал сзади о Жвачкине, но тот, занятый исправлением положения, не расслышал.

— Что, что? — переспросил он.

Аза попыталась смягчит высказывание Дормидонта о способностях Жвачкина и перевела фразу по-своему:

— Он сказал, Шоколадик, что тот, кто не смотрит туда, куда едет, обычно попадает туда, куда смотрит.

— Смотри ты! — восхитился Жвачкин. — Как красиво и заковыристо умеет выражаться Дормидонт. Даже не поймешь, то ли он поругал тебя, то ли похвалил. Философ!

И он с прежним энтузиазмом принялся рулить дальше. Но карту все же отдал Азе.

— Раз Дормидонту не нравится, а ты все равно сидишь без дела, то будешь штурманом.

— Так штурман бывает только на море, — не поняла Аза.

— Нет, штурман бывает везде, где используются карты. На самолетах и даже в автомобильных гонках. Такие гонки называются ралли, когда за несколько дней машины должны преодолеть большое расстояние по неизвестному маршруту.

— Так как его преодолеть, если он неизвестный?

— Ну, не совсем неизвестный. Откуда и куда ехать — известно. А вот по каким дорогам добираться — неизвестно. Каждый сам выбирает себе те, какие ему больше подходят. И помогают им в этом карты. Я бы сам с удовольствием был штурманом, но не могу оставить капитанство. Все же оно более главное. Это мне как-то ближе.

Так Азе неожиданно пришлось учиться читать карту. Сначала получалось у нее не очень, из-за чего порой возникали казусы.

— Пятьсот, поперечная, главная, — читала по карте Аза, как научил ее Жвачкин. Это обозначало, что впереди в пятистах метрах от них они должны были пересечь дорогу Причем дорогу большую, чем та, по которой ехали сами.

Жвачкин по правилам снижал скорость, проезжал пятьсот, и шестьсот метров, но никакой дороги не встречалось.

— Что это за главная дорога, если ее даже не видно?

— Не знаю. Мое дело маленькое. Дорога есть, раз она нарисована на карте.

— Да нет ее.

— Нет есть! Вот она!

— Так ты же карту вверх ногами держишь!

— А-а, понятно. Вот видишь, виновата карта, а ты меня ругаешь, — возмущалась Аза.

— Ну извини, извини. Я же не знал. Больше не буду.

Через несколько минут ситуация повторялась.

— Триста, вправо, поворот сорок градусов.

Жвачкин решительно поворачивал вправо руль, ожидая крутой поворот, но тот и не намечался. Если бы не Дормидонт, ничего не знавший о повороте, быть бы аварии. Но он парус направлял на прямой ход, потому резкий поворот не получился. Этого мгновения хватило Жвачкину, чтобы выправит положение.

— Аза, ну где ты увидела поворот?

— Да вот здесь ответвление от дороги.

— Так это не ответвление дороги, а речка под дорогой. Специально голубым цветом нарисована, чтобы отличить.

И точно, позади они как раз проскочили по мостику речушку.

— А я думала, что ее так для красоты нарисовали.

Но с километрами приходил опыт и скоро Жвачкин даже увеличил скорость, почти перестав притормаживать буйер. К вечеру половина дороги до поселка была пройдена.

— Если завтра сможем ехать с такой скоростью как сейчас, — заверил все Жвачкин, — то к вечеру будем на месте.

На следующий день погода испортилась. Солнце лишь изредка пробивалось из-за туч, почти все время моросил мелкий дождь и ветер стал дуть порывами. Приходилось постоянно держать педаль тормоза нажатой, чтобы сбить скорость. Это было нелегко, так как порывы ветра становились все сильнее и сильнее.

И вдруг они остановились. Жвачкин напрасно вертел руль и проверял тормоз. Парус Дормидонта безжизненно повис на мачте. Ветра абсолютно не было. Но самым удивительным было то, что над ними сияло яркое солнце на совершенно безоблачном небе. А еще тишина. Тихо-тихо, даже травинка не шелохнется.

— Ой, как хорошо. — обрадовалась перемене погоды Аза.

— Что-то здесь не то, — засомневался умудренный знаниями Дормидонт.

— Только птичек не хватает, — продолжала наслаждаться Аза.

— Вечно тебе чего-то не хватает, — недовольно пробурчал Дормидонт. — Смотри, допросишься.

И она допросилась. Вдруг как дунуло! Да так, что буйер совался с места и метров десять пролетел по воздуху. А потом с бешенной скоростью помчался вперед.

Вокруг все ревело и гудело. В лицо бил дождь вперемешку с песком. От поднятой пыли ничего не стало видно даже на расстоянии вытянутой руки. Дорога совершенно пропала из вида.

— Стой! — закричал Альф Жвачкину, наклоняясь из кузова к кабине.

— Тормози!

Жвачкин попробовал затормозить. Не тут-то было. Колеса заблокировались, грузовик начало тащить юзом, разворачивая поперек ветра. Еще немного и их бы опрокинуло. А дальше сумасшедший ураган просто погнал бы буйер по дороге, переворачивая с боку на бок. Шансов уцелеть в такой ситуации было очень мало.

Альф первым понял свою ошибку и поспешил исправиться.

— Снимай с тормозов! Иначе нас перевернет.

Не совсем довольный Жвачкин команду все же выполнил.

— То тормози, то снимай, — высказывался он Азе. — То стой, то едь. А куда ехать? Ведь ничего не видно. Так перевернет и этак перевернет. Эх, ладно, была не была, будем ехать, пока едется!

И, зажмурив глаза, лихо повернул руль в сторону. Машину затрясло и она куда-то понеслась, подпрыгивая и завывая в потоках ветра.

— А ты, Дормидонт, спускай парус. — Альф взял на себя командование, так как оба капитана, кажется, маленько растерялись в сложившейся ситуации.

— Сейчас, сейчас, — бормотал Дормидонт, пытаясь дернуть за нужную веревочку. Но та, как назло, никак не давалась в руки.

Наконец получилось. Эх, лучше бы сейчас он этого не делал.

Дернул он, дернулась машина на ухабе, рванул ветер, резко хлопнуло полотнище паруса и… мачта затрещала и повалилась на бок. Бывший буйер остановился.

— Полундра! — закричал Жвачкин, услышавший треск мачты за спиной и принявший его за поломку машины. — Спасайся кто может! — Он выпрыгнул из кабины и побежал куда-то в сторону. Мгновенно его не стало видно.

А еще через мгновение все было кончено. Но не с ним. С ураганом. Вернее, со смерчем.

Да, это был обыкновенный смерч. Обыкновенный в том смысле, что такой же, как другие смерчи. Но для всех попадавших в него, каждый смерч являлся особенным. Как и для наших героев.

Смерч ушел так же внезапно, как внезапно налетел. Заодно с собой унес все тучи и плохую погоду. Бушевал он не более пяти минут. Но следы его прохождения остались надолго. Целая просека поваленного леса тянулась вслед за ним.

Им еще повезло, что они не оказались в самом центре смерча, представляющего собой воздушную трубу. Через эту трубу, точно как дым через печную, смерч поднимает от земли и выбрасывает высоко в небо все, что ему попадается по дороге. Проделать такое с их маленьким грузовичком для него не представляло особых трудностей.

Хотя и редко, такая способность смерча приносила и радость людям. Речь идет о так называемых «смерчевых дождях», когда, подняв что-то в одном месте, разнообразный груз выпадал в виде осадков совершенно в другом месте, за многие сотни километров.

Бывали ботиночные дожди, шляпные, конфетные — когда смерч пролетал над складами готовой продукции. Еще чаще встречались яблочные и даже рыбные дожди. А некоторым счастливчикам довелось побывать под золотыми и бриллиантовыми дождями. Это когда смерчу удавалось отыскать и раскопать давно зарытые сокровища.

Нашим героям в этом смысле раньше не везло. Но они и так были рады, что сегодня сами не выпали где-то в виде смерчевых осадков. Даже Жвачкин, который далеко не убежал и сидел рядышком на пригорочке, с недоумением наблюдал за превращениями погоды.

— Я уже думал, что нам каюк, — честно признался он подошедшему к нему Альфу. — Особенно когда ты сказал, что мы опрокинемся.

— Он такого не говорил, — ради справедливости уточнила Аза, вечно слышащая все, что к ней не относилось. — Альф только сказал, что мы МОЖЕМ опрокинуться. А ты от страха плохо расслышал.

— Я? От страха? — от возмущения Жвачкин, уже пришедший в себя, даже стал подпрыгивать на месте. — Да храбрее меня здесь никого нет. Я просто первый выскочил из кабины, чтобы иметь возможность спасать вас. И вот за это мне такая благодарность!?

— Аза, ну зачем ты на него наговариваешь? — поддержал их общего «кормильца» Альф. — В некотором смысле он нас действительно спас. Благодаря ему не перевернулись. Кто смог бы провести машину по таким рытвинам кроме него?

Это в самом деле было удивительно, что съехав с дороги, они не перевернулись. При этом ехали-то они при отсутствии всякой видимости. Здесь надо было отдать должное Жвачкину. Что Аза не замедлила тотчас сделать, чмокнув того прямо в нос. Мир был восстановлен. Можно было ехать дальше.

Совместными усилиями выкатили буйер на дорогу. Поломанную мачту положили в кузов. Жвачкин с Азой заняли свое привычное место в кабине. Те же, кто остался в кузове, теперь должны были обеспечивать движение грузовика, работая рычагами пристыкованного сзади кресла.

Сначала это они делали по очереди. Потом освободили от такой работы Пуфика, для которого толкать грузовик, да еще с пассажирами, было явно не по силам. А еще через некоторое время все стало почти по-старому. За исключением Марса, занявшего постоянное место в кресле и не хотевшего никому его уступать.

Альф с Дормидонтом предпринимали время от времени попытки сменить его, опасаясь переутомления. Но понаблюдав подольше за ним, стали больше опасаться за рычаги кресла, которые в руках того казались просто игрушечными.

Добраться до поселка к вечеру, как они планировали раньше, им не удалось. Понадобился еще день, прежде чем впереди показались родные места Азы.

Прежде чем отправиться к стартодрому, Аза захотела заехать домой. Это желание в ней сидело с тех пор, как ее опять превратили в человека.

Конечно, не обошлось без слез. Без воспоминаний о маме и папе, которых только она еще может спасти. Отплакавшись, Азе, как и любой другой девчонке, стало намного легче. И в госпиталь Дормидонта, где она родилась как робот, Аза вошла с улыбкой.

Наконец-то все увидели знаменитую дыру в крыше, с которой пошла новая история. За истекшее время много чего нападало через нее на пол. А ведь перед уходом Дормидонт все аккуратно убрал тут. Единственное, что он хотел взять отсюда, был камень, пробивший крышу.

— Этот булыжничек будет украшением в Музее всей нашей коллекции новейшего времени. Это будет экспонат номер 1.

— А заодно Па его посмотрит, — согласился Альф, — может ему он о чем-нибудь расскажет.

Каменюга был весьма здоровенный. Именно потому он здесь и остался. Все мелкие осколки Дормидонт выбросил при уборке. Поэтому пришлось изрядно повозиться, чтобы отколоть кусочек умеренного размера. Не большой и не маленький. Как раз для Музея.

Походный грузовичок оставили возле госпиталя. Расстояние было небольшое и все согласились с предложением Дормидонта пройтись пешком. Ему очень хотелось повторить знаменитый поход под девизом «По местам боевой славы». Причем сам он должен был ехать на своем самоходном кресле. На этот раз на запасном.

Миновав стоящий на окраине разрушенный небоскреб, они вышли к запретной зоне. Здесь впервые перед ними открылась панорама стартодрома.

— Вот этот бутерброд на тоненьких ножках и есть стартодром? — удивился Жвачкин.

— Почему бутерброд?

— Да ты сама посмотри. Слой потолще, слой потоньше, слой потолще, слой потоньше. И все опирается на какие-то прутики.

— Сам ты бутерброд, только круглый, — обиделась за стартодром Аза. — Снизу два прутика, затем шарик, снова прутик, только покороче, и еще шарик, на этот раз поменьше. Даже совсем маленький. И над ним два рога, еще более тонких, чем прутики. Бутерброд, да и только!

Жвачкин хотел вступить с Азой в гастрономический спор о бутербродах, но их прервал Дормидонт.

— Перестаньте болтать! Как бы из нас самих сейчас бутерброды не получились с прослойкой из шоколада. Как шарахнет откуда-нибудь, так нас словно масло по хлебу размажет.

Это было серьезное предупреждение. Хотя прошло несколько лет, но замаскированные орудийные установки мощи продолжать действовать. Их прошлый опыт был тому хорошим доказательством.

— Надо проверить зону.

— Точно, — поддержал Марса Жвачкин. — Но по желанию Дормидонта сточным воспроизведением прошлого. Зона есть, кресло имеется, сам Дормидонт в наличии. Можно начинать.

— Как тебе не стыдно, Шоколадик, — заступилась за Дормидонта Аза. — Тут не до шуток. Надо, чтобы Марсик что-нибудь придумал. Придумаешь?

— Конечно, — спокойно ответил Марс. — И почти как Жвачкин хочет. — Мы используем кресло, только без хозяина. Ведь оно самоходное. Возьмем и направим его по направлению к стартодрому. Если оно проедет, то и мы тем же путем пройдем вслед за ним.

Он повернул кресло в сторону стартодрома и установил скорость побольше. Кресло, подпрыгивая на неровностях поля, резво покатилось вперед. И тут же высоко послышался какой-то потрескивающий звук. Блестящая молния промелькнула в небе и стрелой уткнулась перед креслом.

Оно как раз в этот момент замедлило свое движение, выкатываясь из пологой ямки.

Однако отсрочка получилась небольшой. Почти сразу вдалеке раздался удар и огненный болид завыл в воздухе. Затем встреча с землей, хлопок и море огня вокруг кресла. Столетия, запретная зона продолжала действовать, как молодая.

— И этому не повезло, — грустно вздохнул Дормидонт.

— Зато у нас остался Дормидонт и в этом большая заслуга кресла.

— Так-то оно так, но я сам себе с креслом больше нравился.

— А для нас ты и без кресла хорош, — поддержал друга Жвачкин.

Это несколько примирило Дормидонта с потерей.

Пришлось выбирать обходную тропинку, отмеченную зелеными флажками. Она проходила по низким местам и оврагам, делая путников на ней невидимыми для таких же невидимых орудий уничтожения.

Когда-то Марс сам устанавливал эти флажки. Теперь некоторых из них не было на месте. Поэтому он пошел впереди группы, показывая верное направление. Так, цепочкой, медленно и осторожно, зато в целости и сохранности, они достигли стартодрома.

— Ну как тебе бутерброд? — с иронией переспросила Жвачкина Аза.

Тому оставалось только молчать. Да и что тут скажешь, если каждая из его тоненьких ножек превратилась в толстую металлизированную опору десяти метров в диаметре. А сам ракетный стартодром вблизи было не объять взглядом. Четыре толстенные плиты перекрытия составляли его основу. Между каждой из плит спокойно могла поместиться небольшая деревня. Сравнение с ней дополняли многочисленные мачты и опоры непонятного назначения, окружавшие, словно лес, основную площадку.

Перед началом осмотра поднялись в караульное помещение Марса, — откуда открывалась панорама на всю охраняемую территорию. Там все оставалось по-прежнему. Даже кассета с записью первого «допроса» Марсом Дормидонта и Азы торчала в звукофоне.

Они с гораздо большим удовольствием, чем тогда, еще раз пережили давнишнее происшествие. А для исторической кассеты было уготовано почетное место в историческом Музее.

Оставалось немногое — найти космический корабль.

Глава 6

Космолет

Космические пираты

Поиск космолета на таком относительно маленьком пространстве был для наших героев детской игрой. Ходи и осматривай подряд все помещения и ангары. Главное — чтобы этот корабль был здесь. А не быть его не могло. По этому поводу Жвачкин даже поспорил с Дормидонтом:

— Корабль здесь обязательно есть. Хотя бы один, — утверждал Жвачкин.

— Почему это обязательно? — ради справедливости не соглашался Дормидонт.

— Да потому что это стартодром. Значит, должны быть и ракеты, которые с него стартуют.

— А если они все улетели? Такое может быть?

— Конечно, может. Но зачем они улетели, если люди на Земле живут? Чтобы что-то привезти. Получается, что они сначала улетели, а потом прилетели. И должны здесь находиться.

— Так они же все улетели. И не вернулись. Например, из-за излучения.

— Все-все?

— Вот именно.

— А теперь послушай меня, — Жвачкин доверительно взял Дормидонта за руку. — Ты хоть и врач, но надеюсь, знаком с некоторыми математическими теориями?

— Даже со многими, — согласился Дормидонт.

— А я вот только одну от Альфа слышал. Но очень мне понравилась. Теория случайностей и вероятностей называется. Касается подбрасывания монет. Если монету подбросить, то она может упасть «орлом» или «решкой». Если ее бросать мало раз, она может случайно падать все время одной стороной вверх. Когда количество бросаний увеличить, то обязательно хоть несколько раз монета упадет и другой стороной вверх. А при очень большом количестве бросаний число падений на одну сторону будет приблизительно равно числу падений на другую сторону. Вот так из случайностей получается точный математический расчет. Теперь ты понял, что я был прав?

— Ничего не понял, — недоуменно завертел головой Дормидонт. — Я же тебе сказал, что возможно все корабли улетели. Ты понимаешь, все.

— Конечно, понимаю. Не зря тебя теории научил. Как до тебя не дойдет, что если все-все улетели и не вернулись, то по теории случайностей хоть один должен был обязательно вернуться. И чем больше их улетело, а ты говоришь — все, тем больше их должно вернуться. Так что хоть один здесь есть точно!

И Жвачкин горделиво посмотрел на Дормидонта, довольный своей логикой. Что и говорить, логика была железной, поэтому Дормидонт решил с ним больше не спорить на эту тему.

Неожиданно поиски затянулись. Не из-за того, что искать было трудно. Просто помещений оказалось много. К тому же не было уверенности, что какое-нибудь не пропустили. Пришлось Альфу вычерчивать схему всех этажей стартодрома и крестиком зачеркивать на ней уже проверенные отсеки.

Порядка в поисках стало значительно больше и уже через день Дормидонт с Марсом отыскали корабль. Это был стройный красавец с обтекаемым носом и широким фюзеляжем.

— Прямо игрушка, — отметил законченность его форм Альф. — Ничего лишнего. Не то, что наш махокрыл с болтающимися запчастями и шпагами. Высший класс!

Вход находился посередине и представлял из себя небольшую шлюзовую камеру с двумя люками. Один вел наружу, а другой внутрь корабля. Одновременно эти люки никогда не открывались, что предотвращало возможность утечки воздуха из корабля в космическое пространство.

Подъем к люку осуществлялся по трапу, который перед стартом складывался в гармошку и втягивался вовнутрь. Но чтобы добраться к люку в первый раз, нужна была лестница. Найти ее оказалось труднее, чем сам корабль.

Совершенно гладкая стенка корабля была рядом, люк — в каких-нибудь шести метрах над полом, а войти не могли. Попробовали составить пирамиду Марс — Жвачкин — Пуфик. Но даже выдвинув на максимум свои ножки и ручки, Пуфику не хватало метра, чтобы дотянуться до ручки.

Близок локоть, да не укусишь, — говорит народная пословица по такому поводу. А еще через полчаса Альф от удивления открыл рот. На поверхности корабля, посередине между полом и люком, он неожиданно заметил Пуфика. Тот, словно паук, как бы прилип к стене, на которой не было видно ни одного выступа.

— Пуфик, это ты? — не поверил своим глазам Альф и решил уточнить непосредственно у верхолаза.

— Это мы с Дормидонтом, — бесхитростный Пуфик не хотел приписывать все успехи только себе.

— А что это я его не вижу? — продолжал удивляться Альф.

— Так он рядом с тобой, — как ни в чем не бывало вел беседу Пуфик, будто он волшебным образом не висел между небом и землей.

И точно. Дормидонт был рядом с Альфом и в то же время, по словам Пуфика, рядом с ним.

— А ты, Дормидонт, как считаешь, где находишься? — осторожно поинтересовался у того Альф. — Там или тут?

— Физически тут, а мысленно там, — философ крепко сидел в Дормидонте.

— А, только мысленно, — облегченно вздохнул Альф. — Это другое дело. С тобой все ясно, но как Пуфик там висит?

— Проще простого. На магнитных присосках. На руках и на ногах. При его маленьком весе это не трудно было сделать.

— Так просто? — немного разочаровался Альф.

— Все гениальное просто, — скромно, но с достоинством уточнил Дормидонт, который и подал Пуфику эту идею.

За время разговора Пуфик долез до двери, открыл ее и спустил трап вниз.

Внутри корабля все располагалось так же гармонично, как и снаружи. Ниже входа находился двигательный и грузовой отсеки, прямо — общая кают-компания, а вверху рубка управления.

Обязанности на корабле были заранее определены. Альф исполнял роль первого пилота и должен был вести корабль. Так как школьных знаний было маловато, то он сразу пробрался в рубку и занялся изучением системы управления на практике.

Роль астронавигатора, а по совместительству и второго пилота, должен был исполнять Жвачкин. Главной его обязанностью являлось контролировать курс корабля и наблюдать за внешним пространством. В данный момент для Жвачкина наблюдать в замкнутом помещении было нечего. Поэтому он, оставив Альфа в рубке одного, отправился дальше бродить по этажам стартодрома.

Дормидонт с Пуфиком занялись двигателями. Постоянно давая книжные советы другим, сам Дормидонт со временем стал неплохим практиком. Правда, заниматься машинами ему не очень хотелось. Обычно это была работа Буля. Но раз того не было, кто-то должен был исполнять это ответственнейшее поручение. Ради пользы общего дела Дормидонту пришлось взвалить эту ношу на себя. Ну а Пуфик всегда был там, где более нужно, а не более интересно.

Аза с Марсом составляли десантную бригаду, которая должна была первой высадиться на Луну. Поэтому Марс занимался проверкой снаряжения, а Аза ему помогала.

Когда со снаряжением покончили, десантники занялись поисками пульта управления пусковой шахты. Шахтные колодцы насквозь пронизывали все этажи стартодрома. В нерабочем положении они были закрыты крышками и место стоянки корабля превращалось в ангар. При взлете и посадке крышки открывались, пропуская корабли.

Долго искать пульт не пришлось. Он находился прямо перед входом в ангар. Такие же пульты Марс обнаружил еще перед несколькими дверями. Все помещения оказались ангарами, правда пустыми.

Сначала Марс решил потренироваться на них, он нажал кнопку и шахта сразу осветилась солнечным светом. Нажал другую — бесшумно скользящая крышка отрезала их от солнца. Устройство управления являлось настолько простым, что на него даже не воздействовало излучение.

Первый день тренировок подходил к концу, когда Аза сделала не очень приятное открытие. В этот момент они собирались в кают-компании для обсуждения результатов дня.

— А кораблик-то маленький, — заметила она, протискиваясь внутрь каюты и оставляя за собой в шлюзе Марса, которому места уже не хватало.

И в самом деле. Этот корабль явно был рассчитан на 2–3 человек, не больше. Набившись в него, как селедка в бочку, они просто могли не долететь до Луны. Он мог их не поднять, могло не хватить горючего, могла не сработать система мягкой посадки.

— Придется кого-то оставлять, — Альф первым высказал то, что у всех вертелось на языке, но о чем не хотелось говорить. Ему было легче. Он-то летел, так как только один умел управлять кораблем.

— От каждой команды по одному, — добавил он же, так как остальные продолжали молчать. — Из механиков оставим Дормидонта, из десантников — Марса, а за пилота и навигатора полечу я.

— Очень верное решение, — поддержал Дормидонт, когда уяснил, что сам летит. — Можно сказать, единственно верное.

— Почему это единственно? — тут же встал на дыбы Жвачкин. — Я тоже могу быть механиком. Я даже самому Булю один раз собирался помогать.

— А я два раза собирался, — не уступал Дормидонт.

— А я, я, я… три с половиной раза, — вступила в подсчет Аза. — И Буль меня похвалил.

— За что это? — изумился Дормидонт.

— За мое желание, вот за что. И вообще, я могу лететь вместо Альфа. Пусть он только меня немного подучит. Я способная!

— В чем-чем, а в этом мы не сомневаемся, — в один голос согласились все присутствующие.

— Мы трое начинали поиски, а теперь получается, что Дормидонт и Марс полетят, а я останусь. Это несправедливо! — и она расплакалась.

Как ни странно, но с тех пор как Аза опять стала человеком, плакала она гораздо реже. Может именно из-за этого, а может меньше стало поводов пореветь.

Как бы то ни было, все на минуту замолчали. Получалось действительно не очень хорошо. Но и лететь все не могли! А лететь было надо.

Жвачкин попытался по-своему успокоить Азу.

— Вы все забыли об одном. О знаменитой старинной задаче, которую Альф учил еще в третьем классе.

Вокруг воцарилось недоуменное молчание. То ли они чего-то не понимали, то ли со Жвачкиным что-то случилось от переживаний.

— Нет, даже во втором, — продолжал свое Жвачкин, все больше убеждая остальных, что с ним что-то не так. — Называется она задача о перевозе. Как человеку перевезти через реку волка, козу и капусту, если в лодке есть только одно свободное место? Если сначала везти капусту, то оставшийся на берегу волк съест козу. Если волка, то коза съест капусту. А если козу, то повториться то же самое, но только на другом берегу.

— К чему это ты клонишь? — осторожно поинтересовался Дормидонт, готовый, как врач, оказать первую медицинскую помощь.

— А к тому, что и Альфа, и Азу в дороге и на Луне надо кормить. Вот к чему! А сделать это могу только я. Получается, что мы должны лететь втроем, а вы — остаетесь.

— Ох, и хитер, бес! — невольно восхитился Дормидонт. — Мягко стелет, да жестко спать. Но и Дормидонт не подарок. Я предлагаю еще лучшее решение. Из-за ограничений в пище вы все трое остаетесь на Земле, а мы с Марсом и Пуфиком летим на Луну. Возражения есть? Возражений кет. Принято единогласно.

От такого неожиданного демарша и такой умности ни Аза, ни Жвачкин ничего не могли выговорить. Первая продолжала глотать слезы, а у второго получалось только что-то, похожее на блеяние.

— Вот так-то! — торжествующе завершил Дормидонт. — Значит, единогласно.

Но минутное замешательство уже прошло и споры вспыхнули с новой силой. Видя, что согласия в товарищах нет, Альф призвал всех к молчанию.

— Раз дело оборачивается таким образом, то самым справедливым решением будет жребий! Один раз он нас уже выручил в подобной ситуации. На кого он выпадет, тот и полетит.

Нашим друзьям и тут оказалось не легко угодить, хотя в принципе все согласились с Альфом. Не было единства в способе проведения жеребьевки.

Аза тотчас предложила свой и даже успела всех пересчитать. «Эни — бени — ряба — квинтер — минтер — жаба!». Как ни странно, при последнем слове палец Азы остановился на ней. Умный Дормидонт сразу сообразил, что как бы они не становились, если считать будет Аза, то она же обязательно и выиграет. Такая считалка остальных не устроила, но и сил спорить больше не имелось. За спорами они не заметили, что на улице давно наступила глубокая ночь.

— Давайте продолжим завтра, — высказал вторую свою мудрую мысль Альф.

Это было единственное в тот день предложение, с которым согласились все. Похоже, на завтра намечался жаркий спор и требовалось восстановить силы.

Но и улегшись спать, впечатлительный Жвачкин никак не хотел отключаться. Он долго ворочался с боку на бок, пока не решил встать и прогуляться по стартодрому, чтобы успокоиться. Ужасно хотелось полететь! И очень не хотелось оставаться. Бродя из угла в угол, вверх и вниз по ступенькам, он пытался что-нибудь придумать. Но ничего не придумывалось.

Вдруг снизу послышалось какое-то тихое и гулкое бормотание. «Хуманэ, дорита… восаку… сайра… лик…», — то усиливаясь, то ослабевая падали непонятные звуки.

«Может привидение?» — с удовольствием подумал Жвачкин, радуясь возможности отвлечься от неприятных мыслей. И поспешил вниз.

Завывания стали громче. Жвачкину удалось даже уловить в их потоке знакомые по приготовлению пищи слова «сайра» и «вобла».

Это еще больше придало ему уверенности. Плутая по коридорам, он приближался к желанной встрече.

Заунывные слова стали слышны отчетливее.

Хуманэ, дорита,

Ни туда, ни сюда,

Восаку, чебуреки,

Здесь не все человеки.

Потом еще отчетливее:

Чукча, банга, ракша, лик,

Лида, люда, маша, ник,

Вобла, шило, рура, гос,

Тура, шура, щака, нос…

И тут Жвачкин нос к носу столкнулся с Азой, которая, как лунатик, куда-то брела и бормотала:

Люри, мури, хачапури,

Там играют на бандуре,

Сайра, майра, балалайка,

Тазик, ложка, угадайка,

Тот кто первый победит,

На Луну он улетит..

— Аза, ты? — встретить вместо привидения Азу Жвачкин никак не ожидал. — Что ты здесь делаешь?

— Тс-с-с. Я проверяю одну идею. А заодно придумываю считалку к завтрашнему дню. Честную. Но такую, чтобы я выиграла, пусть и не с первого раза. Очень трудная задача.

— А что за идея? — считалкой Жвачкин не заинтересовался, а вот идей ему явно не хватало.

— Марс вчера заметил, что ангары с кораблями отличаются от простых помещений наличием перед ними пультов управления шахтными колодцами. Мы хотели отыскать и проверить парочку дверей, но тут нашли космолет. Но маленький. А вдруг там остался еще один?

— Вот было бы здорово, — мечтательно согласился Жвачкин. — Пойдем вместе!

— Пойдем, раз ты все равно не спишь.

Дверь, к которой они подошли, была почти в два раза больше, чем дверь от ангара их корабля. Повозившись немного с кнопками, Аза ее открыла. Вошли внутрь.

Первое, что бросилось в глаза, это то, что они попали в какую-то странную шахту. Обычная шахта представляла собой большое круглое помещение, посередине которого стоял готовый к полету корабль, носом нацеленный в небо.

Здесь же было что-то непонятное. Близко перед ними находилась стена, так что между этой внутренней стеной и стеной шахтного колодца оставался только коридор. Они прошли по этому коридору и опять вернулись в то же место.

— Похоже, что-то не то, — огорчилась Аза. — Пойдем дальше.

— Нет, подожди, надо разобраться». — Жвачкин не хотел так просто отказываться от азиной идеи. — Мы такого еще не видели. А вдруг корабль находится внутри этой трубы?

— Какой трубы?

— Той, что мы обошли по коридору. А что же это еще? Дверей нет и круглая. Надо попробовать открыть крышку шахты.

— Так в чем дело, открывай!

— Сейчас. — И Жвачкин завозился около пульта.

Крышка открылась и сквозь отверстие яркая Луна осветила помещение шахты. То, что находилось посередине, явно было коротковато для трубы. Скорее это был отрезок трубы, цилиндр, зачем-то установленный на дно шахты.

— Становится все страннее и страннее, — отметил Жвачкин.

— Может это все-таки корабль? — с робкой надеждой попыталась уточнить Аза. — Какой-то неизвестной конструкции.

— Кто его знает, — стал сомневаться и Жвачкин. — Может, позовем Альфа?

— Нет, пока не надо. А то смеяться будет. Давай сами еще внимательно осмотрим.

На этот раз внимательность им не помогла.

— Ладно, закрывай крышку, придется звать Альфа. Или не говорить ничего.

— Или не говорить ничего, — согласился Жвачкин и пошел к пульту.

Он нажал кнопку. Но вместо закрытия крышки вдруг весь цилиндр приподнялся вверх. Или их коридор опустился вниз. В любом случае, перед Азой открылось дно цилиндра, как бы повисшего в воздухе.

Ты что там нажал?

— Я не знаю. Нажал, что нажалось.

— Ну, тогда иди сюда обратно и посмотри, что ты наделал.

— Да я ничего не делал, это не я, — на всякий случай начал оправдываться Жвачкин, подходя к Азе.

— Вот это да! — поразился он и схватил Азу за руку. — Похоже, что это все же корабль.

— Почему тогда он висит в воздухе?

— А он и не висит.

И точно. Просто глаза Азы дольше, чем Жвачкина, привыкали к полусумраку под днищем. Ряд невысоких опор поддерживал цилиндр над полом. Дополнительно по всей окружности днища располагались какие-то углубления, которые вполне могли сойти за двигатели — корабля.

Начало было весьма многообещающим.

— А ну-ка, Шоколадик, не в службу, а в дружбу, понажимай на пульте любые кнопки еще. У тебя рука счастливая.

Шоколадик — Счастливая Рука не заставил себя долго упрашивать. И вскоре два трапа спустились из квадратных люков невысоко над головами. Это было другое дело! Наличие входа предполагало, что в него обязательно кто-то должен зайти. Почему-бы не они?

Что они не преминули быстро сделать. Да, эта «тарелка» была не чета их «иголке». Во много раз больше. Это был космический корабль, звездолет, именно то, что им требовалось!

Правда, форма корабля говорила о другом его типе. Но это было без разницы. Они и в первом типе не особенно разбирались. Главное, Альф должен был понять, как его запустить. И чтобы все работало.

Требовалось быстрее сообщить радостную весть друзьям. Единственное, что позволила себе Аза перед уходом, это еще раз заглянуть в общую кают-компанию.

— Вот это Большун! — прошептала она. — Здесь бы и для Па с Ма хватило места. И для Буля осталось.

Довольные своим открытием, они поспешили обратно. Все еще спали. Возбужденный Жвачкин не мог такого допустить.

— Эй, Дормидонт, вставай! — разбудил он того. — Теория случайностей подтвердилась.

— Какая там еще теория случайно подтвердилась? — ошарашено вскочил Дормидонт.

— Наоборот, теорию случайностей мы с Азой подтвердили неслучайно, — оживленно ораторствовал Жвачкин, как будто была не середина ночи, а рабочий полдень.

— Ну вот, еще Азу зачем-то сюда приплел. Никак не пойму, ты случайно или неслучайно всех разбудил?

Жвачкин, польщенный всеобщим вниманием окруживших его роботов, пропустил это замечание мимо ушей.


Космические пираты

— Мы с Азой нашли новый космолет, большун, — на этот раз он успел упредить праведный гнев полуночников поневоле.

Такое известие сразу направило мысли и энергию роботов в другую сторону. Им потребовалось всего пять минут на сборы. Только Альф не мог быстро переключиться и продолжал тереть заспанные глаза. Да Аза почему-то начала зевать.

При каждом ее зевке Жвачкин быстро поворачивался в ее сторону, ожидая, что она захочет что-нибудь сказать. Но так и не дождавшись слов, полностью взял инициативу в свои руки. Впрочем, и в находке нового корабля его роль также начала возрастать. Азе, сонно плетущейся сзади, на этот раз это было безразлично.

— Так что ты там говорил о случайности? — вспомнил вдруг Дормидонт, живо шагающий за Жвачкиным.

— А-а. Я говорил о том, что подтвердилась наша с тобой теория. Чем больше кораблей случайно улетает со стартодрома, тем, по закону Жвачкина-Дормидонта, их случайно и больше остается.

Это была грубая лесть. Однако Дормидонт не нашел в себе мужества ее отвергнуть. Не то, что Марс или Пуфик на его месте. Но именно поэтому Жвачкин и не брал их в соавторы. Случайные теоретики случайно о них забыли.

Глава 7

Лунная дорога

Большун действительно оказался очень большим кораблем. Раз в десять больше первого. Очень точно, как теперь оказалось, названного Альфом игрушкой.

Каждый занялся изучением своих вопросов. На этот раз даже Марсу нашлось занятие. Осмотр и изучение внешней оболочки корабля. При таких размерах даже лестница не смогла бы им помочь.

Одна Аза осталась без конкретного дела. Она пошла бродить по отсекам, больше рассматривая незнакомую обстановку, чем ее изучая.

К полудню приятное известие принес Альф. Пока не до конца, но в принципе он разобрался в системе управления космолета. Она была намного более сложной, чем в первом корабле. Однако имелось обстоятельство, делавшее это несущественным.

В системе управления присутствовал автопилот. Для осуществления полета требовалось задать только его конечную точку. Все остальное: подъем, выбор маршрута и посадку брал на себя автопилот. Настоящему пилоту оставалось наблюдать и задавать дополнительные пожелания, которые автопилот тотчас же выполнял.

Теперь довольный, а главное, проголодавшийся, Альф со Жвачкиным перешел в кают-компанию. Пора было садиться за обед. Для этого требовалось сначала отыскать Азу, потому что просто на зов она не откликалась. Пришлось Альфу пойти за ней.

Минут через пятнадцать он в недоумении вернулся. Азы нигде не было. Пришлось позвать на подмогу Жвачкина. Но даже тому это оказалось не под силу. И еще через пятнадцать минут поисками занимался весь экипаж космолета.

На всякий случай еще раз проверили основные отсеки. Потом вспомогательные помещения в них. Затем перешли в коридор. И, наконец, начали заглядывать куда только было можно. Ее нигде не было. Тут Дормидонт вспомнил о Марсе.

— А кто видел Марса? Может быть и он потерялся?

Все гурьбой бросились к входному люку. Однако уже вблизи люка шум двигателей снаружи показал, что здесь опасения были напрасными. Но раз о Марсе вспомнили, то стоило и его подключить к поискам. Лишние два глаза не помешают.

— Марс! У нас ЧП, — позвал Дормидонт.

Кому-кому, а Марсу ситуация чрезвычайного происшествия была хорошо знакома. На любое ЧП реагировать полагалось немедленно. Отключив двигатели, он быстро приблизился к входу.

— Где ЧП? — кратко осведомился он.

— Не где, а с кем? — не столько встревоженно, сколько недовольно ответил Дормидонт.

— С кем это? — недоумевающе осмотрелся вокруг Марс.

— С твоей лучшей подругой, с кем же еще.

— Она мне не подруга, а товарищ, ради справедливости уточнил Марс. — Я человек военный. Подруга она тебе.

— Мне?! — ужаснулся Дормидонт, что на него могли так подумать. Но тут же остыл. Он вдруг вспомнил, что Аза давно не его помощница-робот. — Она подруга Жвачкина, — уже спокойно докончил он.

— Да, она наша подруга, — сразу согласился Жвачкин.

— Ваша? Ты себя уже на Вы называешь?

— Нет, я имею в виду нас с Альфом. Она из нашей компании едоков.

— Так почему она тогда обедает в другом месте?

— Не знаю, — вынужден был признать Жвачкин.

Все на минуту замолчали. Нарушил молчание Марс.

— Так что все-таки за ЧП случилось?

— Аза пропала. Неужели ты до сих пор этого не понял!

— Как пропала, если она здесь.

— Ну, ты даешь, Марс. У вас, военных, все точно. Только по три раза повторять и объяснять приходится. Мы все облазили, и ее нигде нет.

— Да наверху она находится, в отсеке. Давно уже. Сколько я осматриваю снаружи приборы, столько ее и вижу.

— А как она наверх попала, в твой отсек?

— Это не мой отсек. И он внутри. Просто я ее через стекло видел.

— А что она там делала?

— Откуда я знаю? По-моему, спала.

Спала?!

— Спала, не спала, наверху, внизу. Хватит болтать. Надо пойти и посмотреть, — прервал бесполезные разговоры Альф. — Веди нас.

Но Марс никуда не мог их повести, так как видел Азу сверху, а вход должен был быть снизу.

На безрезультатные поиски ушло еще полчаса, пока Альф не догадался попросить Марса постучать по стеклу отсека, где находилась Аза. Марс тут же это выполнил и жестами стал объяснять разбуженной Азе, что ее давно ищут.

Наверно, сделал это он довольно убедительно, так как Аза тут же вскочила с кресла, на котором, свернувшись калачиком, она удобно спала, и стремглав выскочила в дверь. А еще через полминуты стояла в кругу товарищей, не понимая причины их беспокойства. Разве не могла она после бессонной ночи позволить себе пару часиков сна?

Чуть-чуть остыв, все согласились с этим. Скорее, виноваты были они, что в своих исследованиях космолета пропустили целый отсек.

— Ладно, ничья, — подытожил происшествие Дормидонт. — Давайте лучше осмотрим ее бывшую спальню.

«Спальня» оказалась совсем даже не спальней, а прямо наоборот. Артиллерийской рубкой антиметеоритной защиты. Здесь располагалась большая пушка, способная поражать метеориты с далекого расстояния. С орудием было связаны специальное расчетное устройство и локатор, которые позволяли все выполнять в автоматическом режиме. Стоило только определить, что курс метеорита пересечется с курсом корабля, как орудие само наводилось и производило выстрел.

Марс со Жвачкиным могли долго вертеться около пушки, но тут не выдержала Аза:

— Шоколадик, а как насчет завтрака? Кушать почему-то очень хочется.

— Завтрак ты проспала, а на обед опоздала. Придется ждать ужина.

— Ну очень хочется. Хотя бы штучки три шоколадки. На твой выбор. Именно они мне очень нравятся.

Перед таким подходом не устоял бы и человек. А Жвачкин был всего лишь роботом. Поэтому через три минуты перед Азой на под носике лежали три заказанные шоколадки, которые она успела съесть прежде, чем это заметил Альф.

— А мне? — несколько обиделся он.

— Тебе нельзя. Сладкое перед едой вредно. Сначала надо поесть что-нибудь посущественнее. И вообще, пора обедать. Жду вас в кают-компании через двадцать минут.

Вот что значит подход! Когда он есть, то и шоколад есть, и не вредно. А когда его нет, то и шоколада нет, да еще все неполезно.

После хорошего обеда Альф перешел в благодушное настроение и предложил лететь прямо завтра.

— Что тянуть? Посмотреть мы все посмотрели. Рассказать нам больше никто ничего не сможет. Изучать корабль дальше мы можем только в полете. Хорошенько выспимся и с утра в путь.

Никто не возражал. Огонь, воду и медные трубы они прошли. Поэтому кораблем больше или кораблем меньше — для них особой разницы не представляло. Докончив последние приготовления и еще раз осмотрев все снаружи, будущие космонавты отправились отдыхать.

Тут Аза вспомнила, что их корабли до сих пор не имеют названий.

— Корабль без названия, все равно что человек без имени. А так как людей без имени не бывает, то и кораблей таких не должно быть.

— Вот сама этим и занимайся, — посоветовал ей Альф. Надо было раньше думать; а теперь нам некогда. Если ты привыкла ночами не спать, то мы доверяем тебе эту почетную обязанность.

И Альф отправился спать. Вместе с ним пошел Дормидонт, который любил все делать вовремя, и Жвачкин, который хотя и не любил этого, но на этот раз не захотел поддержать Азу. Ему стало обидно, что сам он до этого не додумался.

Но и двух верных рыцарей Азе вполне хватило для выполнения замысла. Проблема оказалась только с выбором имен. Все прекрасно знают, как легко их предлагать и как трудно выбирать единственное.

Что происходит, когда в семье рождается ребенок? Имена сыпятся как из рога изобилия. Агафон, Акакий, Евлампий, Онуфрий, Поликарп, Харлампий, Авдотья, Ефросинья, Перепетуя, Пульхерия, Цецилия. Или еще лучше: Леопольд, Митрофан, Фотий, Аграфена, Фекла, Хаврония.

Потом оказывается, что одно имя трудно выговаривается, а другое не очень звучное. Что в семье уже есть три Поликарпа и две Феклы. А Леопольд — вообще не имя, а кошачья кличка.

Таким образом после долгого отбора на свет появляются самые оригинальные имена: Саша, Маша, Лена, Коля, Наташа и Андрей. — И еще более редкие Джон, Ганс, Кэт, и Анна.

Вот и здесь, Аза сама себе надавала столько предложений, что сделать выбор из них стало не под силу. — Тогда-то Пуфик и предложил:

— А может быть оставить за ними те имена, которыми мы их сейчас называем?

— Что это за имена? — не сообразила Аза.

— Да «Большун» и «Игрушка».

— А-а. Отлично! Пусть будут «Большун» и «Игрушка». — Аза облегченно вздохнула. — Так даже привычнее.

После этого Марсу оставалось только закрепить эти названия краской на носу и корме обоих кораблей. Сделав это, они вернулись на «Большун», где остальная команда уже отдыхала.

Вместе с первыми лучами солнца все были на ногах. Почему-то по традиции запуски космических кораблей производились по утрам. Почему — никто из них не знал, но решили традицию не нарушать.

Альф занял место у пульта управления. Проблем со стартом не было. В экранчик под кнопкой «Курс» он занес слово «Луна» и нажал ее. Затем нажал кнопку «Автопилот». И, наконец, «Взлет».

Послышалось негромкое мощное и ровное гудение.

— Ура…, — начала было Аза, но тут же недоуменно замолкла. — Так летим мы или не летим?

Альф не мог ответить на ее вопрос. Кроме гудения они ничего не ощущали и ничего не было видно за бортом.

— Постой! — вдруг вспомнил Альф. — Мы забыли открыть крышку шахтного колодца! Может произойти авария. Надо срочно остановить двигатель. Вот почему мы не летим.

— Как не летим? — раздался голос Марса, незаметно для них появившегося в капитанской рубке. Во время старта он и Жвачкин находились в кают-компании. — Еще как летим! А крышку я открыл первым делом. Просто у вас почему-то ничего не видно. У нас из иллюминаторов отлично все видно.

Аза бросилась было вниз, чтобы понаблюдать за взлетом.

Но Альф успел вовремя остановить ее.

— Ты что!? Забыла, что нам нельзя покидать рубку?

— Ой, в самом деле забыла.

Им никак нельзя было отлучаться. Все двигатели и аппаратура работали благодаря наличию амулетных камней. Камень Па находился в двигательном отсеке около силового агрегата, вырабатывающего энергию. Камень Ма «оживлял» бортовую ЭВМ, которая следила за состоянием всего корабля и выполняла всевозможные расчеты. Аза со своим амулетом неотрывно должна была находиться около автопилота, составляя с ним единое целое. Сам Альф поддерживал и командовал ручным пультом управления, связанным с локатором наблюдения.

Вот почему в роли второго пилота в этом полете выступала Аза вместо Жвачкина, хотя вся ее работа сводилась Только к стоянию в качестве мебели около автопилота.

— А посмотреть очень хочется. Неужели ничего нельзя сделать?

Альф нажал на пульте кнопку «Локатор». Тотчас четыре экрана засветились в разных сторонах рубки. Но если на переднем и левом экранах никакого изображения не было, то на правом Аза увидела большой яркий оранжевый шар. А на экране за их спинами красовался еще один шар, на этот раз голубой и побольше первого.

— Вот тебе Солнце и Земля, полюбуйся, — предложил Альф.

Шарики были чистенькие и ровненькие среди абсолютной пустоты. Разноцветные пятна на пустом листе бумаги.

— Мне бы в окошко лучше, — вздохнула Аза.

— А что обозначает кнопка «Броня»? — раздался голос Жвачкина, которому скучно стало одному в кают-компании. Судя по названию, никакого вреда она нам принести не может. Давайте нажмем.

— Давайте, — и Альф нажал ее.

Капитанская рубка осветилась ярким солнечным светом. Это сдвинулись защитные броневые плиты рубки и перед ними открылась панорама космоса. И не только космоса, но и собственного корабля. Рубка оказалась на передней части диска космолета, выступая полусферой над его поверхностью. Невдалеке такой же полусферой, только меньшего размера, выделялся отсек антиметеоритной защиты, на этот раз пустой.

— Это мне нравится, — захлопала Аза в ладоши. — Теперь все понятно, где солнце, а где Земля. И какие красивые цвета. Прямо загляденье! Так и хочется выйти туда.

К этому моменту «Большун» развил достаточную скорость, чтобы долететь до Луны по инерции, не тратя больше энергии. И если раньше его движение из-за работающих двигателей все время ускорялось, то теперь оно стало постоянно-равномерным.

Кто учил физику, тот знает, что должно произойти в таком случае. Перегрузка, которая получалась от ускорения корабля и притягивала их к полу вместо притяжения Земли, кончилась и наступила невесомость.

Наступила она как раз в тот момент, когда Аза произнесла «загляденье».

Дополнительно подпрыгнув от удовольствия, Аза получила достаточный толчок, чтобы в условиях невесомости устремиться от пола по направлению к потолку прозрачной оболочки.

Это было настолько неожиданно для всех, что даже тот, кто об этом знал, ничего не успел сообразить. Со стороны показалось, что заявив о своем желании выйти, Аза сразу решила его реализовать.

Она же первой и опомнилась от мечтательности, вдруг поняв, что почему-то больше не стоит на полу.

— Держите меня, спасайте! — невольный крик вырвался из нее. — А то я упаду!

Про падение она закричала по земной привычке, где основной опасностью всех, находящихся на высоте, является возможность упасть вниз. Здесь же, прежде чем начать падать, она долетела до потолка.

Это было самым страшным моментом для Азы. В таком состоянии прозрачной перегородки она не заметила и про себя мысленно распрощалась с друзьями. Неожиданный удар о преграду изменил направление ее движения на противоположное. Как стенка меняет направление движения ударившегося об нее мяча.

Вот когда впервые падение с высоты Аза восприняла как облегчение. Падать вниз все же было привычнее, чем делать то же самое, но вверх!

Однако это было еще не все! Аза приготовилась остаться на полу после удара и немного поплакать. Не вышло. От пола она отскочила также успешно, как и от потолка и опять поплыла вверх.

— Скорее держите ее, — теперь не на шутку разволновался Альф, сам крепко держась за угол пульта, от которого не имел права отойти. — Автопилот остался без управления!

При других обстоятельствах авария была неизбежной. Внезапно на полной скорости потерять управление. Но на этот раз им повезло. Автопилот свое дело уже сделал и корабль летел по инерции, без работы двигателей.

Все это они поняли только потом. А пока Жвачкин, выполняя команду, быстро прыгнул вперед, чтобы задержать Азу от повторного взлета. Соответственно силе прыжка была и скорость, с которой он просвистел мимо нее, забыв на время, за чем он это сделал.

Теперь между полом и потолком, то вверх, то вниз, болтались две фигуры. И только сейчас оставшиеся внизу Альф и Марс сумели правильно оценить обстановку. Поэтому, не боясь больше за управление, они начали проводить разные маневры по поимке летающих робят, при этом уделяя большое внимание тому, чтобы самим остаться на полу.

— За ногу хватай! — советовал Марс Альфу.

— Ой, щекотно! — отдернув ногу, Аза изменила направление движения и прилипла к вершине оболочки.

Из-за этого пролетающего Жвачкина Альф не схватил за ногу, а лишь подтолкнул к Марсу, чтобы тот удержал его за плечи. При этом забыл, что у того действовала только одна рука, а другой он удерживался сам. Боднув Марса головой в живот, Жвачкин успешно продолжил дальше свой полет.

— Меня и за ноги можно, — разрешил он, болтаясь в воздухе посередине помещения. — Я щекотки не боюсь.

— Тогда опустись чуть-чуть вниз.

Попытка опуститься вниз, выразившаяся в махании руками и дергании всем корпусом, привела лишь к тому, что он завертелся вокруг своей оси словно вентилятор.

— Быстрее остановите меня, а то все мелькает перед глазами. Хочу вниз. И быстро.

Но кружился он высоко и достать его не было возможности.

— Попробуй подергаться еще.

— Спасибо вам! Больше не хочу!

Не хотела рисковать и Аза, замершая в своей перевернутой вверх ногами люльке. Зато в неподвижном положении ей легче было соображать, чем Жвачкину. А соображать было надо, ведь спасение утопающего в первую очередь дело-рук самого утопающего.

— Позовите сюда Пуфика, он мне обязательно поможет.

Марс, хватаясь своей одной рукой за выступы коридора, потопал за Пуфиком. Вернее сказать потянулся за ним. Ведь при каждой попытке стукнуть ногой о пол, сила отдачи пыталась бросить его в обратную сторону. Поэтому движение сводилось к подтягиванию рукой от одного места к другому.

Дойдя до двигательного отсека, Марс готов был увидеть ту же картину, что и в рубке. К удивлению, ничего подобного не было. Дормидонт с Пуфиком спокойно передвигались между устройствами двигателя.

— Эй, Пуфик, тебя зовет Аза, — и потерявший бдительность Марс махнул тому приглашающе рукой.

Но от такого приглашения его сразу немного приподняло и потянуло вдоль стены, гладкая поверхность которой не имела ни единой зацепки. Пока Марс соображал в чем суть да дело, подошедший спокойно Пуфик протянул вперед руки и тихонько опустил Марса на пол. Маленький Покатигорошек держал на своих руках поверженного богатыря! Встав и не доверяя больше своим глазам, Марс первым делом схватился рукой за ближайший выступ.

— Чудеса, да и только! Мы там все летаем, а я даже здесь, а на вас ничего не действует, даже невесомость!

— Действует, — успокоил его Пуфик. — Просто мы взяли в полет магнитные присоски. Мы примагничены к полу.

Особой хитрости тут не было, только сообразительность. Поняв из рассказа Марса, что от него требовалось, Пуфик поспешил на помощь Азе. А заодно и Жвачкину. Легко передвигаясь и имея обе руки свободными, да еще выдвигающимися, он без особых усилий доставил Азу к месту ее постоянной стоянки, а Жвачкина к ближайшей стенке.

— Спасибо, Пуфичек! Можно я тебя мысленно поглажу, раз руки заняты? Без тебя я бы там до самой Луны в качестве солнца провисела.

Вот так друзья впервые встретились с невесомостью. А уже спустя несколько часов прекрасно с ней справлялись. Как это делали Дормидонт с Пуфиком, мы уже знаем. Альф и Аза пристегнули себя ремнями. Ведь им все равно нельзя было отходить от приборов управления. Марс просто-напросто стал еще более осторожным.

Ну а Жвачкин, наоборот, получив богатый опыт невесомости, использовал его совсем в другом качестве. Он не стал передвигаться по кораблю методом подтягивания, а начал летать. Да-да, летать. Хорошо нацелившись, он отталкивался от одного закрепленного предмета и летел к другому. Скоро у него не стало особой разницы между полом, стенами и потолком.

Так и должно быть при невесомости. Даже для того, чтобы спать, не требуется мягкая кровать. Ведь веса нет! Пристегнув себя к чему-нибудь неподвижному, спать с одинаковым эффектом можно было как на потолке, так и в воздухе между полом и потолком. При таких открывшихся возможностях Жвачкин стал отличным курьером от капитанской рубки к двигательному отсеку.

Межу тем за всеми новыми событиями незаметно прошел день. Людям давно пора было перекусить, И тут Жвачкин оказался незаменимым! Кухня сама пришла к пилотам. Хорошенько перекусив бутербродами, Аза захотела запить все вишневым соком. Ее желание было выполнено. Жвачкин взял чашечку и открыл на груди краник. Струя красной жидкости ударилась о дно чашки.

То, что произошло дальше, было для него полной неожиданностью. Струя повела себя так, как если бы на земле напиток наливали из сифона в чашку, перевернутую вверх дном. Скользнув по стенке вниз, сок не стал накапливаться на дне чашки, а в виде такой же струи выбрался по другой стенке и устремился вверх.

Там, ударившись о потолок, струя начала втягиваться в одну большую каплю, размером с хороший апельсин. Повисев немного под потолком, «апельсин» под воздействием каких-то неведомых сил стал медленно перемещаться по воздуху.

— Вот это фокус! Где ты такому научился?

Жвачкин, довольный похвалой, не стал отпираться в своих способностях. Если бы он знал к чему это приведет, то был бы немного скромнее в своей самонадеянности.

— Мы еще не то умеем. Мы и обратно могем!

Он зачерпнул обратно чашкой проплывавший мимо него как раз в это момент «апельсин» На этот раз от удара о чашку апельсинчик неожиданно лопнул и разлетелся во все стороны сотней мелких «вишенок» и «зернышек».

Не успел Жвачкин еще раз похвалиться своим «умением», как раздался встревоженный голос Альфа:

— Если эта жидкость попадет в панель управления, то может случиться «короткое замыкание» и аппаратура придет в негодность. — И сам принялся рукой отмахивать капли от пульта.

Имелась и еще одна опасность, о которой Альф даже не подозревал. Ведь вместе с воздухом эти капли могли попасть в органы дыхания людей. Последствия были бы самыми плохими.

Пришлось всем срочно заняться сбором «урожая». На этот раз не в чашку, а в целлофановые мешки. Слабоподвижные Альф и Аза помогали тем, что просто проглатывали проплывающие мимо них капли. Как крупные, так и мелкие.

Окончив сбор, весь сок собрали в один мешок, из которого затем осторожно выдавили его в бутылку. Теперь осталось на бутылочку надеть большую соску и посуда для питья была готова! Альф и Аза с удовольствием зачмокали губами.

Освоив процесс еды, можно было и лунную дорогу считать полностью освоенной.

Глава 8

Прилунение

Неприятности не приходят по одиночке. Не вылакав и полбутылочки, Аза неожиданно заметила, как на заднем экране, куда теперь переместилось изображение Земли, появилось еще одно пятно.

— Шоколадик, твой сок попал на экран.

На всякий случай тот потер экран рукой, но пятно при этом даже не шелохнулось.

— Раз это не сок, тогда, значит, Луна, — легко поменяла мнение Аза. — Мы же к ней и летим.

— Если мы к ней летим, то почему тогда ее изображение на заднем экране, а не на переднем? Что-то здесь не то! — засомневался Марс. — Нужно проверить расстояние от Земли.

— 400 000 километров, — ответил Альф, посмотрев на счетчик расстояния. — Сколько? — удивился он сам себе. — Аврал! Полундра! Мы пролетели Луну. Все на срочный сбор!

Через пять минут Дормидонт и Пуфик, цокая на магнитных подковках, появились в рубке. Все склонились над приборной доской, не понимая, как при заданном курсе на Луну они проскочили мимо цели. Тем не менее в окошке курса упрямо лезло в глаза слово «Луна».

А вот это что? — первым обратил внимание еще на одно окошко Жвачкин, под которым было написано любимое им слово «координаты».

В этом окошке оказались одни нули.

— Все понятно, сделал, заключение Дормидонт. — Не задав координаты, мы и не могли до нее долететь. Еще хорошо, что Аза заметала. Не зная времени полета и как Луна выглядит вблизи, мы могли бы улететь так далеко, что и обратной дороги не нашли бы. Ведь для возврата надо тоже знать координаты, а мы перед полетом об этом не подумали. В этом большое упущение нашего главного географа и навигатора, — неожиданно закончил он.

Это был один из немногих моментов, когда Жвачкин смешался. Так опростоволоситься! Но и спускать Дормидонту обвинение было не в характере Жвачкина.

— А зачем тогда окошко «Курс»? — ехидно спросил он. Для какой такой надобности в нем нужно набирать названия планет? Может для красоты? Я думаю, что те, кто придумал этот корабль, были не менее разумны, чем ты, высокоуважаемый Дормидонт.

Дормидонт ответа не знал и молчал. Замолчал и Жвачкин, что было на него не похоже при отступлении противника. Кажется, он вспомнил что-то важное. Но рассказать всем, значило признать свою неправоту. Однако чувство долга победило, тем более, что проверка предположения была для них жизненно необходимой.

— Согласен, — с трудом выговорил он. — С координатами я дал промашку. Это моя ошибка..

Высказав такое, Жвачкин подумал, что сейчас ему станет совсем плохо. Как ни странно, признав упущение, ему стало намного легче. Тем более, что никто и не собирался его ругать. С кем такого не бывает? Все не предусмотришь. Важно учиться на ошибках. А это у них как раз и получалось.

— Так вот, — с гораздо большим подъемом продолжил он. Альф, ты когда включил локатор? Мне кажется, что уже в полете, перед открыванием броневой защиты.

— Точно. Ну и что?

— А то, что кнопка «локатор» не зря стоит в том же ряду, что и кнопки «курс» и «координаты». Я уверен, — тут он запнулся на секунду, — нет, мне кажется, что между ними есть определенная связь. То есть, надо или задавать точные координаты полета или перед заданием курса включать локатор и нацеливать его на тот объект, куда надо лететь. А дальше он сам будет все время следить за ним. В этом случае слово в окошке «курс» нужно всего лишь для того, чтобы самим не забыть выбранное направление полета. У нас же локатор при старте был выключен и поэтому компьютер или использовал нулевые значения направления или то, что в нем осталось от прежнего полета. Вот так. Только это требуется еще уточнить.

Все ошеломленно молчали. Даже Дормидонт был поражен глубиной мышления Жвачкина. Похоже, что любовь к географии подняла и его логику на новую высоту. Даже если на этот раз он окажется неправ, это не будет играть особого значения.

— Давайте проверять, — первым поэтому поддержал Дормидонт. — Только как?

— Развернем корабль, зафиксируем локатор на Луне и еще раз установим курс.

Альф отключил автопилот и резко крутанул штурвал вправо.

— Осторожно, это тебе не машина…, — только успела крикнуть Аза. Но было уже поздно.

Космолет резко дернулся вперед, затем вбок и начал быстро поворачиваться. Жвачкина, при всех его попытках удержаться, сразу потянуло и прижало к боковой стенке. То же произошло и с магнитными Пуфиком и Дормидонтом. Азу и Альфа удержали ремни. Вот когда они им пригодились в полной мере. Не хватало в такой момент еще потерять управляемость кораблем.

Вращение не прекращалось. Альф и сам понял свою ошибку и вернул штурвал на место. К удивлению, это не дало никакого результата. Случайно его взгляд упал на счетчик расстояния. Тот, как ни в чем не бывало, продолжал увеличивать показания. На нем была цифра 420 000.

— Мы все равно продолжаем удаляться от Луны! — сообщил всем Альф. — Чтобы еще такое придумать?

Но ничего нового не придумывалось.

— А если поменять порядок наших действий? — не очень уверенно задала вопрос Аза.

— Нам все годится, хуже не будет, — за неимением лучшего согласился быстро Альф. — Что менять?

— Мы хотели сначала развернуться, а потом нацелиться на Луну. Теперь давайте попробуем прицелиться сначала. Может быть потом автопилот сможет понять это?

Сделать такое оказалось не просто при постоянном кувыркании космолета. Понадобилась помощь Жвачкина. Того предварительно Пуфик с Дормидонтом протащили через себя к Альфу. И не зря. Хорошие навыки работы с измерительными приборами в любых условиях позволили ему не только словить в прицел Луну, но и успеть сообщить об этом Альфу. Еще мгновение и кнопка «Курс» была зафиксирована заново. А за ней и «Автопилот».

Сначала ничего не произошло. Аза даже разочарованно начала морщить носик. Но вот положение стало выправляться, что сразу ощутил Пуфик, сумевший подняться на ноги.

Но взглянув после окончания аврала на счетчик расстояния, Альф увидел цифру 450 000. Это было непонятно. Получалось, что опыт не удался и требовалось переходить на ручное управление.

Альф нехотя взялся за штурвал и потянул руку, чтобы выключить автопилот. Рука, пройдя половину расстояния до кнопки, застыла в воздухе. Над цифрой 440 000. Это было что-то! Можно было какое-то время ничего не предпринимать. Только следить за счетчиком.

Тот, в свою очередь, просто радовал глаз.


Космические пираты

435 000, 430 000, 425 000… Вот и Луна показалась на боковом экране. Догадка Жвачкина оправдалась. Просто, хотя это стало ясно только теперь, космолету при его скорости для разворота требовались десятки тысяч километров, а не кульбит на месте, который хотел выполнить Альф. Еще через час Луна находилась на переднем экране. И все увеличивалась и увеличивалась.

Очень трудно жить в мире без ориентиров. Не понять куда и не понять сколько. Где верх, а где низ. Далеко или близко. Не каждый мозг может смириться с таким. Поэтому далеко не каждый может быть космонавтом. Но именно таков космос.

Если смотреть со стороны, то есть иметь ориентиры, то космолет приближался из пространства к Луне. Для тех же; кто находился внутри, все выглядело совершенно не так. Они просто падали головой вниз на поверхность. Причем с огромной скоростью. И никакой теории тяготения при этом не ощущалось. Лично Аза ощущала только страх и старалась на открывающуюся панораму места падения не смотреть.

Но на то она и теория, чтобы оправдываться. Чуть не чиркнув по поверхности Луны, их космолет проскочил мимо нее. Затем, под действием притяжения вернулся обратно. Наконец, две силы уравновесились: притяжение и скорость, и космолет закружил вокруг Луны. Они стали спутником своего земного спутника!

Это было намного приятнее. Сделав около десятка оборотов, все попривыкли к такой близости Луны. Даже Аза. Теперь она с любопытством вглядывалась в проплывающий внизу ландшафт.

А искать им было что. Сейчас главными приборами становились портативные Измерители излучения. На Земле им не удалось установить местоположение Излучателя. Надо было попытаться сделать это здесь.

Такая работа заняла почти сутки. За это время корабль совершил более сотни оборотов, постоянно меняя орбиты. Близость Источника и отсутствие атмосферы позволили сделать важное открытие. Излучение исходило не со всей поверхности Луны, а из одного места, координаты которого они и пытались вычислить.

Тут было над чем подумать. Вывод, который при этом сам напрашивался, состоял в искусственном происхождении Источника. Но кто мог такое сделать? У кого могло возникнуть желание уничтожить целую планету? Ответ могли дать только они сами.

Район Источника излучения совпадал с небольшим гористым возвышением неподалеку от древнего лунного кратера. Именно середина между этими двумя объектами была выбрана для посадки. Для этого координаты ввели в компьютер и на всякий случай продублировали решение локатором. После чего Альфу осталось только нажать кнопку «Посадка».

Тут же почти беззвучно заработали двигатели и космолет пошел вниз. При этом он наконец-то перевернулся, чтобы двигатели могли использоваться как тормоза при посадке.

— Как хорошо, — облегченно вздохнула Аза, перестав быть нацеленной головой вниз на Луну. — Если падать, так лучше ногами вниз и не видеть куда.

Она могла себе позволить так рассуждать. Но это не относилось к Альфу, контролировавшему посадку по экранам.

— Ох…, — воскликнула еще через несколько минут она после небольшого толчка, ожидая гораздо худшего.

Но за этим больше ничего не последовало. Двигатели замолчали. Альф открыл защитный колпак.

Вот теперь они точно были на Луне. Прилунение состоялось.

Глава 9

Десант

Лунная панорама была странная, но в то же время и величественная. Горные плато везде, куда доставал взгляд. Острые — острые пики вершин — ведь на Луне нет ни ветров, ни дождей. И самое главное в окружающей картине — нереальная четкость изображения. Как будто нарисованный несуществующий мир. Аза как зачарованная глядела и не могла наглядеться. Совсем другое дело — Жвачкин. Он уже нетерпеливо прыгал около выхода, намереваясь обязательно первым ступить на лунную поверхность.

— Ну, я пошел, — наконец не выдержал он, не дождавшись остальных.

— А техника безопасности? — не поддержал его Дормидонт.

— А дистанционная разведка местности? — добавил Марс.

— И, вообще, культура! Женщин надо пропускать вперед.

— Можно и вперед, — как ни в чем не бывало согласился Жвачкин. — Например, — перед Дормидонтом. «Но только после меня», — это уже было добавлено мысленно.

— Требуется соблюдать полную осторожность, — взял инициативу в свои руки Дормидонт. — Ведь за дверью — безвоздушное пространство, а у нас на борту люди. Потом излучение. Если оно само по себе, это одно дело. А если им кто-то управляет? И сейчас наблюдает за нами? Это совсем другое дело.

— Дормидонт прав, — согласился Альф, — сначала надо распределить обязанности. Кто остается, кто идет на поиск и другие.

Самые жаркие дебаты вызвало обсуждение первого вопроса. В конце-концов решили, к большому неудовольствию Альфа, что на корабле должен оставаться он. Два амулетных камня поддерживали космолет в постоянной готовности. Но на борту нужен был еще один. Во-первых, для управления локатором. Во-вторых, для связи между космолетом и десантниками. И в третьих, если срочно потребуется перебросить корабль на помощь исследователям.

Именно из-за этого «третьего» и должен был оставаться на корабле Альф, а не Аза. Она просто-напросто не умела им управлять.

Радостная Аза быстро облачилась в скафандр. Остальным скафандр был не нужен. Они одинаково хорошо чувствовали себя как в воздушном, так и в безвоздушном пространстве. Но было еще одно «но», касающееся воздуха. На Луне роботы не могли переговариваться.

Да-да, именно не могли. Вернее, пробовать издавать звуки им не запрещалось, но никто их не услышал бы. Ведь разговаривать можно только благодаря наличию воздуха. Звуковые волны — это, по сути, и есть колебания воздуха. А раз нет воздуха, нет атмосферы, то нет и разговора.

Поэтому переговариваться могли только Аза с Альфом через вмонтированный в скафандр передатчик и при наличии амулета. Остальные должны были объясняться жестами или письменными записочками.

Только после уяснения всех этих деталей начали разрой таланта. Жвачкин ответил еще более лаконично: «Что?»

Раздраженный Дормидонт черкнул: «Все». На что получил ответ немедленно, так как Жвачкин дописал всего лишь один знак к слову Дормидонта: «Все?».

Получался какой-то разговор слепого с глухим. При этом слепой объяснялся звуками, а глухой — жестами. И вообще, оказалось, что для выражения даже простейших отношений требовалось очень много слов.

Дормидонт, огорченный тем, что его не понимают, прислонился к шлему скафандра Азы и в сердцах бросил: «Ну как ты ему объяснишь?». Обиженный Жвачкин, чувствуя, что к нему почему-то есть претензии, сделал то же самое с другой стороны шлема со словами «Что он от меня хочет, что ему не нравится?».

Очень странно, но Аза услышала и того, и другого. По какой-то интуиции теперь она прислонила свой шлем к голове Жвачкина и ответила: «Не огорчайся, Шоколадик, все будет нормально».

Удивленный таким взаимопониманием Азы и Жвачкина, Дормидонт попробовал высказать свои чувства Марсу, но тот его не услышал. В то же время Аза его отлично понимала. Но только когда он «плакался» ей прямо в шлем.

Получалось, что все зависело от контакта. Когда между ними был контакт, была и слышимость. При отсутствии контакта и слышимость отсутствовала. То есть звуковые колебания в этом случае передавались не по воздуху, а по их телам и шлему Азы.

Так был открыт способ речевой связи в безвоздушном пространстве. Жвачкин потом долго вспоминал про это Дормидонту: «Хорошо, что ты меня не понял, а я тебя, правда?».

«Хорошо, хорошо», — отвечал Дормидонт, — «но лучше бы до тебя это дошло сразу».

Между прочим, гораздо позже, он же вспомнил, что и раньше читал о подобном. Так за десятки километров, прислонив ухо к рельсам, определяли приближение поезда. А в диких прериях индейцы, приложившись к земле, вычисляли место нахождения диких табунов лошадей.

Наконец они добрались до возвышения, где по их расчетам должен был располагаться Источник излучения. Марс и Дормидонт взяли по одному Измерителю и начали прочесывать поверхность. Однако здесь их ждала крупная неудача. Измерители оказались бесполезными.

Нет, они не поломались. Они показывали наличие излучения. Но уровень его в этом месте был настолько большим, что стрелки приборов просто-напросто зашкаливали. И так было на всей возвышенности. Оставалось надеяться только на себя в поисках невидимого врага.

Вокруг не было ничего подозрительного. Горы как горы. На пятерых район был явно великоват. Тем не менее другого выхода не было. Надо было искать.

Как раз в это время Аза получила от Альфа странное послание:

— Есть будем? — спрашивал он.

— Кого? — ответила она.

— Не кого, а когда? — принес передатчик.

— Да хоть сейчас, — был ответ, когда Аза уяснила в чем дело.

Пора было подкрепиться. Поэтому компания десантников отправилась обратно к космолету.

— Вы посмотрите, какая над нами луна появилась, — обратила их внимание на небо Аза.

Не луна, а Земля, — поправил ее дотошный Дормидонт.

— Конечно, Земля, сама знаю. Но как-то странно, Земля наверху, а внизу Луна. И ходим мы не по земле, а по луне. — И Аза захватила в перчатку скафандра горсть луны.

Наступала длинная лунная ночь. Намного длиннее, чем земная. Но и намного светлее земной, так как в качестве луны здесь выступала Земля. Огромный голубой шар над головой. При земле на Луне ночью было достаточно светло.

Из-за того, что Луна намного меньше Земли, то и горизонт на ней, то есть пространство прямой видимости, много ближе, чем на родной планете. А светящийся шар над головой — много больше. Поэтому никак нельзя было поверить, что их разделяют 380 000 километров. Казалось, вот-вот и рука дотянется до Земли. Но это только казалось. До голубого шарика было лететь и лететь.

Роботы развернулись, чтобы отправиться на корабль и тут под ногами Дормидонта что-то блеснуло. Он быстро нагнулся и поднял с земли какую-то трубочку.

— Ну-ка, ну-ка, — тут же присоединился к нему Жвачкин.

Он повертел трубочку в руках и не найдя в ней ничего для себя интересного, отдал обратно Дормидонту.

Ерунда какая-то. Поэтому ее и выбросили, а ты подобрал.

Тут до него дошел смысл сказанных им же слов.

— Как это выбросил? Дай-ка еще раз посмотреть!

Это была небольшая металлическая трубочка зеленого цвета с несколькими тоненькими отверстиями по бокам. Происхождение ее могло быть только искусственным. А значит и излучение, и катастрофа с человечеством на Земле и многое другое было делом чьих-то рук, а не природы. Вот как много мог рассказать маленький цилиндрик, если его внимательно послушать.

— Значит, мы правильно вычислили место Источника излучения. Сейчас накормлю Азу с Альфом и вернусь. Я им всем задам жару.

Так и не поняв, кому это он собирается задавать жару, неведомым врагам или Азе с Альфом, спасатели поспешили на корабль.

Пока Альф уплетал шоколадные бутерброды, Жвачкин живописно поведал ему обо всех событиях. Главными из них были открытие головной связи, то есть речевой связи через прижатие голов, и находка зеленого цилиндрика.

Окончив речь, Жвачкин протянул через дырочки найденного «сувенира» нитку, завязал ее на узел и демонстративно повесил трубочку на шею.

— А это зачем?

— Это будет мой амулет. Как у вас с Азой. Но с одной особенностью. Я обязуюсь не снимать его до тех пор, пока мы не добьемся полной победы!

Довольный своим заявлением, Жвачкин гордо оглядел присутствующих.

— Я готов хоть сейчас идти в ночную атаку, — добавил он.

— Со штыком наперевес. И получится балбес. — Пропела ему Аза. — Ты у нас балбесик, Шоколадик. Не с кем же воевать. Или будешь бегать ночью между скал курам на смех?

— Ну, во-первых, света от Земли не так-то мало, — не хотел сразу соглашаться Жвачкин, не очень обижаясь на Азу за балбесика. Аза умела таким тоном произносить слова, что и «дурашка» звучало слаще карамельки.

— А во-вторых, у нас есть одно обязательное ночное дело, — помог неожиданно тому Альф.

— Ночное?

— Именно. Мы забыли, что должны сообщить моим Па и Ма о благополучном прибытии на Луну. Чтобы они не волновались. Лунная ночь для этого самое подходящее время. Точнее, ее начало. В это время на Земле Буль будет находиться в обсерватории и наблюдать в большой телескоп за нами.

— Как же он будет наблюдать, если и при дневном свете мы не смогли здесь ничего выискать?

— В этом весь фокус и заключается. Па снабдил для этого Марса всем необходимым. Мы будем взрывать бомбу.

— Бомбу?!

— Вот здорово!

— И не какую-нибудь, а специальную световую. Магниевую. Поэтому и нужна ночь. Чем темнее, тем лучше. Тогда яркая точка будет лучше заметна на темной поверхности Луны. Ее и станет ожидать Буль.

— А заодно по этой точке можно будет точно определить с Земли наши координаты. То, что мы не смогли сделать раньше, — добавил главный географ.

— Сразу двух зайцев убьем, — одобрил Дормидонт.

— Каких зайцев? — насторожился Жвачкин. — Так мы бомбу не только из-за света будем взрывать, но чтобы еще и парочку зайцев убить?

— Нет, парочку козликов, — удивилась Аза, как иногда тот не понимал простых обиходных выражений. — Видно, плохо тебя в детстве учили, раз ты не знаешь такой поговорки.

— Меня вообще не учили. Мне было некогда. Я с детских лет занимался воспитанием Альфа. — Ответил на ее нападки Жвачкин, гордясь своим вынужденным незнанием.

Втроем они отправились на возвышенность. Дормидонт с Пуфиком остались составлять компанию Альфу.

Идти, действительно, было не трудно. Земля давала ровный сильный свет. К тому же она висела низко, а это создавало дополнительную иллюзию хорошего освещения.

До цели назначения добрались без происшествий. Место взрыва выбрали точно посередине подозрительного района, чтобы на Земле получились координаты поточнее.

Повозившись немного, Марс выбрал из своих запасников блестящий предмет, чем-то напоминавший большую грушу. Затем что-то покрутил внизу «груши» и нажал рычажок на ее хвостике.

— У нас в запасе пять минут, чтобы отойти подальше, — объявил он.

Что они и сделали. А еще через пару минут на месте оставленной «груши» зажглась нестерпимо яркая слепящая точка.

Глава 10

Невидимки

Свет кипел и расширялся, разбрасывая во все стороны яркие огненные брызги. Маленькая горящая точка превратилась уже в средних размеров шар и, похоже, не собиралась на этом останавливаться.

Вокруг стало светло, как днем. И не только светло, но еще и тепло. Если днем на Луне температура плюс сто десять градусов, то ночью она тоже сто десять, только минус. Такие температуры из-за того, что Луна не имеет атмосферы.

— Может вокруг костра хоровод поводим или попробуем через него попрыгать? — предложила Аза.

— Для хоровода нас маловато, а вот попрыгать я не откажусь, — с готовностью согласился Жвачкин.

— Вы что, не в своем уме? — .изумился Марс, не понимая такой несерьезности. — У обычного костра температура 700 градусов, а у этого все десять тысяч. Азин скафандр, да и твою шкуру прожжет в один момент.

— А твою? — ревниво осведомился Жвачкин.

— Моя секунд двадцать продержится, но не больше.

— Давай попробуем.

— Ты что? Зачем?

— Лично мне кажется, что не двадцать, а самое большее девятнадцать секунд.

— Может и девятнадцать, — согласился Марс со Жвачкиным. — Какая разница?

— Большая! Все же на одну секунду меньше, — удовлетворился Жвачкин.

Тем временем шар превратился в толстый огненный столб и застыл в таком положении.

— Чтобы не терять времени, давайте продолжим обследование местности, — переменила тему Аза. — Пока светло.

Они начали осматривать трещины и нагромождения камней. Марс даже соорудил из своих принадлежностей длинный щуп и проверял им все казавшиеся подозрительными места.

Очень быстро они убедились, что шансов на успех у них мало. Даже если здесь что-то было спрятано, то простое хождение по поверхности им ничего не даст. Однако начатую работу требовалось довести до конца.

Монотонное хождение и световые блики почти усыпили Азу. Но тут в голове у нее застучал маленький молоточек. Он стучал до тех пор, пока она не сбросила с себя дремоту.

Аза огляделась. Вокруг было все спокойно. Невдалеке бесшумно вышагивали Жвачкин с Марсом. Также ярко горела магниевая бомба. Но что-то изменилось вокруг. Не очень заметно, но изменилось.

«Так. Марс на месте. И Жвачкин тоже. Над головой — голубой шар Земли. Кругом камни и темнота. Столб огня посередине. Искры во все стороны. Я — в скафандре. Альф — на корабле… Нет, что-то пропустила. Еще раз. Столб огня посередине. Искры во все стороны… Вот-вот. Искры. Что-то с ними не так… Их много. Большие и маленькие. Летят в разные стороны. Вот одна крупная искра пролетела. И еще одна. Вон та, странно, не из огня, а в огонь. А эта вообще в стороне прошла и след за собой оставила… Точно! Вот оно что. Бомба и искры не связаны друг с другом! Особенно крупные. Надо обратить на них внимание Марса. От Жвачкина толка мало».

Но Марс уже сам обратил на них внимание, так как одна чуть не попала в него. Он что-то сказал Жвачкину, а затем направился к Азе и по головной связи попросил ее быть осторожнее.

После этого Марс хотел отойти, но Аза задержала его голову прижатой к шлему и проговорила:

— А ведь искры летят не от бомбы. А наоборот, к ней.

Марс удивленно огляделся. Затем сделал непонятный жест рукой, как бы протирая глаза. Не веря нм, он быстро направился к отдаленной точке, из которой только что вылетела очередная звездочка и упала в огненный смерч бомбы.

Не прошел он и полдороги, как Аза увидела еще одну звездочку. Вылетела она немного в стороне от первой. Марс в нерешительности остановился, затем продолжил движение в новом направлении. Дойдя до места, как показалось Азе, опять протер глаза. «Значит, там ничего нет», — поняла она и сама решила отправиться на другой конец возвышенности, откуда стартовала очередная звезда.

— Пойдем посмотрим, Шоколадик, — позвала она Жвачкина.

Перелезая через каменные нагромождения, они потихоньку приближались к цели.

— Это даже хорошо, что какие-то звездочки появились, — продолжила она. — Не так скучно будет изучать местность. Не летают же они сами по себе?

Однако на практике получалось именно так. Дойдя до цели, они не нашли ничего такого, что могло бы выделить это место от других. Такие же небольшие трещины в грунте и возвышения на поверхности. Значит, искры вылетали прямо из камней или кто-то запускал их, а потом прятался в другом месте.

Жвачкин, конечно, ухватился за второе предположение.

— Вот это по мне! Получается кто кого? Я его, голубя сизокрылого, быстро отыщу. И пощиплю перышки. От меня не уйдешь. Надо сделать засаду.

— Где?

— Тут все просто. Искры вылетают всегда из самых далеких от нас мест, куда долго добираться. Поэтому вместо того, чтобы идти к месту последней замеченной звездочки, направимся в противоположный конец. Они думают, что мы пойдем их ловить на старое место, а мы неожиданно их схватим на новом.

— Кого это ты собираешься ловить? — не понял присоединившийся как раз сейчас к ним Марс. — Вы что-нибудь заметили?

— Я — нет, а вот у Жвачкина появилась догадка.

— Идем, по дороге расскажу, — потащил Марса вперед Жвачкин.

Картина была презабавнейшая. Ведь им надо было не только общаться, но и продвигаться. В итоге они шли вперед боком, взявшись за руки и прижавшись головами, как в медленном танце. Причем ведущим был маленький Жвачкин, кружащий в вальсе своего большого партнера.

При этом он не только кружил, но и беспрерывно вел светскую беседу.

— Сейчас мы этих невидимок окружим и поймаем.

— Невидимок?

— А кого же еще? Ясно, невидимок. Ловко маскируются. Куда не придем, их уже нет. Ничего, с моей сообразительностью мы их перехитрим.

— Что же хитрого идти туда, где ничего нет?

— В том-то и дело. Они думают, что мы думаем, что там ничего нет. И поэтому нас там не будет.

— А в самом деле мы думаем, что там кто-то будет, хотя сейчас там ничего нет?

— Вот-вот. Ты, смотрю, все уже понял. Тогда заходи с другой стороны. Сейчас мы их схватим. Только дождемся звездочки, чтобы они себя выдали.

Так и случилось. Как раз в эту минуту новая звездочка стартовала, беззвучно разбрызгивая яркие искры по траектории своего полета. Только стартовала не из места, окруженного десантниками, а оттуда, где они находились перед этим.

Это уж слишком! — возмутился Жвачкин. — Они играют не по правилам. Зато теперь вы поняли, что я был прав?

— Прав?

— Конечно, прав! Они следят за нами. И только мы уходим, бац! и стреляют.

— Но зачем?

— Откуда я знаю? Это не мое дело. Мое — их поймать.

Борьба с неведомым врагом продолжалась с переменным успехом. В том смысле, что успех был на стороне противника, а они только меняли стороны.

— Все, мне надоело, — наконец не выдержала Аза. — Скорее всего, здесь нет никаких врагов и мы просто гоняемся за призраками. Может это магнитные искры? Но не железные, а магниевые? Иначе как объяснить, что они все притягиваются нашей бомбой?

Гипотеза была весьма правдоподобной. До тех пор, пока в конце концов бомба истощила все свои ресурсы и медленно угасла. Аза с друзьями приблизилась к бывшему эпицентру горения. От заряда осталась только небольшая кучка перемигивающейся фиолетово-красными огоньками золы.

— Ну вот, нет горения, нет и стрельбы, — удовлетворенно констатировала Аза.

При последних словах одинокая звездочка поднялась с дальнего конца плато и, очертив в небе широкую дугу, ударилась прямо в центр затухающего костра, разбросав его остатки далеко по сторонам. Стало намного темнее.

— Ты, Аза, как всегда права, — опять воодушевился Жвачкин. — За редким исключением. Которое, к сожалению, бывает слишком часто.

Дальше этого спор не успел пойти, так как очередная звездочка направилась явно в сторону их компании. Если бы не Марс, успевший в последний момент закрыть собой Азу, еще не известно, чем бы все кончилось.

Его броня легко выдержала удар. И не столько удар, сколько температуру в тысячи градусов, которую принесла с собой искорка. Для азиного скафандра это навряд ли оказалось бы полезным.

— Дело начинает пахнуть жареным, — с тревогой произнес Марс. — Похоже, стреляют в нас.

Еще две звездочки начали подниматься на небосклоне.

— Быстрее сюда, в укрытие.

И Марс, не дожидаясь обсуждения своего предложения, потащил Азу и Жвачки на за большой валун. Как раз вовремя! Так как место их прежней стоянки совпало с местом падения звезд.

— Здесь мы в безопасности. — Марс уважительно постучал ладонью по их прикрытию. — Ночь длинная. Посидим, подумаем. Может само утихнет.

Отсидевшись под защитой камня, Жвачкин опять стал набираться праведного гнева.

— Это что же получается? Мы делаем костер, обогреваем и освещаем планету, а нам за это по затылку?

Никто из них подумать не мог, как близок был в этот момент Жвачкин к истине.

— Ну так и мы не будем с ними церемониться. Пусть только еще раз попробуют.

Как бы услышав его просьбу, очередные искорки поплыли к нему. На этот раз с тыла. Хорошо, что валун был массивным, но не большим. Поэтому Марс успел, схватив активной рукой своих компаньонов, перетащить их на другую его сторону.

— Надо уносить отсюда ноги, — наконец сообразила Аза. На этот раз и Жвачкин не очень упирался:

— А утром, когда посветлеет, мы им зададим! Днем они от меня никуда не смогут спрятаться.

— Что-то я тебя никак не пойму. Сейчас они прячутся, а мы их ищем, или наоборот?

— Да как тебе сказать? — философски ответил Жвачкин. — Прячутся-то они, но и мы стараемся не особенно высовываться.

— Но им повезло больше, — добавил Марс. — Они нас уже нашли, а мы их еще нет. Из-за этого все проблемы.

Десантники одновременно поднялись и короткими перебежками двинулись обратно.

И сразу, на них посыпался целый звездный дождь. Почти как в августовские ночи на Земле, когда только успевай задумывать желания. Сейчас, однако, было не до загадываний.

Поняв, что дело принимает плохой оборот, Марс решился на крайнюю меру. Не хотелось с этого начинать встречу с чужой планетой, но другого выхода не оставалось. Он на мгновение остановился, повернулся и три маленькие ракеты одна за другой ушли из его руки к звездным источникам. В полете они выглядели почти как искорки невидимок, но вот прилунение их было совсем другим. На месте падения вместо отдельных огненных брызг вверх поднялись тучи пыли и осколки камней, очень хорошо заметные на фоне низко висящей Земли.

И ни одного звука. Странная тихая война.

Как по команде, звездный дождь сразу прекратился. Получив отпор, невидимки остановили боевые действия. То ли испугавшись, то ли выбирая другую позицию.

В любом случае перерыв был им на руку.

Не думая больше о поисках, Марс организовал образцовое отступление по всем правилам военного искусства. Короткими перебежками, под прикрытием скал. В авангарде шел Жвачкин, посередине — женщины и дети, а в арьергарде, замыкая колонну, Марс.

Когда минут через двадцать звездопад возобновился, до края возвышенности оставалось совсем немного. Отстреливаясь ракетами, Марс довел свою группу до равнины. Силуэты горных вершин остались за спиной.

Можно было спокойно вздохнуть. Можно, но пока еще не нужно. Две тонких световых иглы внезапно вспыхнули на границе гор и, прочертив небо, упали сверху вниз на бредущих внизу путников.

Роботы в прямом смысле еле тащили нош. Все-таки ночная жизнь была не для них. Накопленная днем энергия подходила к концу. Для ее подзарядки требовался солнечный свет или батареи корабля. Что касается Азы, то почти сутки без еды оказалось много даже для нее. И никакое уменьшение притяжения здесь не спасало.

— Никакие законы физики не могут отменить законов еды, — только мог посочувствовать ей Жвачкин, когда Аза пожаловалась ему на слабость. Но пока она находилась в скафандре, он ничем не мог ей помочь. Как и защитить от новой опасности.

Одна световая игла резанула сзади по Марсу, а вторая своим острием кольнула в спину Азу. Та закачалась.

— Ой, что-то голова закружилась, — и Аза обернулась к Марсу, чтобы опереться на него.

Внутри скафандра она склонила голову и на минутку закрыла глаза, пережидая головокружение. Когда, почувствовав себя лучше, она их опять открыла, перед ее глазами появилось какое-то слабое гипнотизирующее мерцание.

Но это оказались не ощущения. Шлем ее скафандра действительно слабо светился. Словно внутри него зажигались и гасли десятки крошечных таинственных лампочек-кристалликов.

Это мерцал амулет на шее Азы! Малюсенькие искорки появлялись и исчезали на его поверхности. Такого раньше никогда не случалось. Не понимая в чем дело, но чувствуя себя намного лучше, Аза повернулась, чтобы продолжить движение дальше. И только тут заметила две тонкие иглы, упиравшиеся в спину Марса.

Пока она ему об этом говорила, иглы, посчитав свою работу с ними завершенной, метнулись вперед. Туда, где в гордом одиночестве авангарда, также без сил, брел Жвачкин.

Их мягкое прикосновение к нему оказалось подобно действию руки богатыря, положенной на плечо идущего впереди человека. Ноги вроде продолжали идти, но сам он уже застыл под тяжестью богатырской десницы.

Так и Жвачкин. Как бы по инерции, он сделал еще один шаг вперед и закачался, вероятно раздумывая, что лучше: постоять еще немного или сразу упасть.

Пока он решал этот вопрос, внимание светящихся игл было отвлечено двумя первыми фигурками, которые, вопреки их воле, опять продолжили движение. Рассерженные таким непослушанием, иглы вновь с размаху кольнули их.

Как и в первый раз, на Марса это не подействовало, а Аза начала терять ориентацию. Но теперь Марс прикрыл ее. И Опять вспыхнули кристаллики амулета на шее. И опять Аза пришла в себя. И опять они пошли на помощь Жвачкину, застывшему в каком-то трансе.

Только подойдя к нему и прикрыв собой друзей, Марс смог заняться невидимками, послав в подарок парочку ракет. Похоже, их действие тем оказалось не по вкусу. Не дождавшись прилета гостинцев, лучи пропали. Зная их характер, это было ненадолго.

Используя минуту перемирия, Марс поручил Азе довести Жвачкина до космолета.

— Или утащи его как можно дальше отсюда.

— А ты?

— Я вас прикрою. Пока они не поняли, что к чему.

Незаметное движение и под подошвами Марса заструилось голубое облако огня. Вот где появилась возможность по-настоящему проверить качество ремонта Па. И Па не подвел. Бесшумным метеором Марс заскользил в сумеречном небе.

И вовремя. Как раз в это время, но из другого места, иглы попытались возобновить атаку. Однако, заметив Марса, опять исчезли.

Достигнув гор, Марс первым делом провел ковровое бомбометание по всем подозрительным участкам. Решение оказалось вдвойне удачным. Кроме высокой вероятности поражения противника, пыль, поднятая взрывами, плотной пеленой повисла над скалами. Из-за небольшой силы тяжести и отсутствия ветра, она надолго закрыла видимость. Этого времени должно было хватить им для безопасного отступления.

Догнав Азу, еле волочившую Жвачкина, Марс подхватил его и дело пошло гораздо быстрее. Сзади все оставалось спокойно. И только почти дойдя до космолета, они заметили, как далеко вдали несколько раз что-то блеснуло в небе.

Перед входом Аза по радио вызвала подмогу. Без посторонней поддержки Жвачкин сам не мог стоять на йогах. Могло показаться, что он просто спит на ходу. Встревоженный Дормидонт помог уложить друга и вместе с Альфом они начали внимательно его осматривать.

Никаких повреждений на нем не было. Только отсутствие координации и максимальная заторможенность реакций. Даже энергетическая подпитка от батарей нисколько ему не помогла.

— Те же признаки, что и от воздействия излучения на человека, — сделал заключение. Дормидонт.

— Откуда ты знаешь?

— Па рассказывал в свое время.

Азе стало жалко Жвачкина и слезы градом покатились по ее щекам.

— Так вот какие это были лучики, — всхлипывая, говорила она. — Не простые, а сон-лучи. Что же с ним теперь будет?

— Похоже то же, что и с другими роботами на Земле. Против обычного излучения он устоял. Значит, у сон-лучей концентрация напряжения побольше.

— А почему с Марсом и со мной ничего не случилось?

— Не знаю, вы оказались сильнее.

— Шоколадик, милый, не засыпай, — Аза наклонилась над ним пониже и опустила свою руку на голову Жвачкина. Слезы одна за другой капали вниз, но тот продолжал лежать с закрытыми глазами и даже не замечал этого.

В этот момент ее амулет случайно коснулся лица Жвачкина. Тут же камень тихо вспыхнул и маленькие огонечки заструились в его середине. Огоньки мелькали все сильнее и все быстрее. Вот они одновременно вспыхнули и погасли.

Альф с недоумением наблюдал за всем этим. За мерцанием амулета, никогда им ранее не виденным. И за лицом Жвачкина, глаза которого теперь были широко открыты и с нескрываемым любопытством наблюдали за происходящим.

— Эй, — тронул Альф Жвачкина за плечо, — ты живой?

— Ясное дело, — также тихо ответил тот, — а какой я могу быть еще?

Трагедия постепенно превращалась в комедию. Марс и Дормидонт скорбно стояли у стены. Аза плакала по уходящему товарищу. А Альф со Жвачкиным, забывшие обо всем, болтали о чем попало.

Первым заметил нелепость картины Дормидонт.

— Что происходит, господа министеры, свадьба или похороны? Что-то я не пойму.

— Шоколадик выздоровел! — радостно вскочила на ноги Аза. — Ура!

— А я и не болел, — еще ничего не понял тот.

И только когда Альф спросил у Азы о мерцающем амулете, все стало понемногу проясняться. Тут и Марс вспомнил о дважды внезапно возникавшем головокружении Азы. Получалось, что защитное поле амулета спасло не только его обладателя.

Однако в руках невидимок сон-лучи оставались грозным оружием. — На этот раз нм, скорее всего, повезло. Лучше было не связываться с таким успокаивающим и усыпляющим средством.

— Что будем делать дальше? — поинтересовался оживший Жвачкин у Альфа.

— Дождемся утра и перелетим отсюда подальше, к кратеру. Кто знает, насколько далеко действуют сон-лучи. На всякий случай подстрахуемся.

— Лучше переспать, чем не доесть, — вспомнил древнюю поговорку Дормидонт, соглашаясь с Альфом.

Глава 11

Солнечный зайчик

Про недоедание Дормидонт вспомнил в самый раз. Хотя лунная ночь была в разгаре, питомцам Жвачкина не мешало подкрепиться. Обычно ночью не едят. Но у этой ночи была одна особенность. Она длилась целых две земных недели. Как и лунный день. А это вам не шуточки.

В честь удачного спасения отдохнувший и подзарядившийся энергией Жвачкин был готов воспроизвести любое блюдо по заказу. Альф не стал делать исключения из праздника и попросил себе обычную «губную гармошку». «Если эта еда мне нравится по будним дням, то почему она должна мне разонравиться в праздник?», — логично рассуждал он.

«Губная гармошка» представляла собой набор из семи, по количеству нот, коротких сосисок. Сосиски были обычными. Необычным в них являлась начинка. Каждая сосиска, вернее шесть из них, имела внутри себя канал, заполненный наполнителем. Сосиска «ре» содержала картофельное пюре, «ми» — майонез, «фа» — фасоль, «соль» — горчицу, «ля» — томатный кетчуп, «си» — тертые яблоки. Сосиска «до» представляла собой простую толстенькую сосисочку без ничего.

Из самого описания понятно, как такой сэндвич надо было кушать. Если у вас хорошее настроение, то вы «чижик-пыжик»: соль-ми-соль-ми-фа-ми-ре…». Что в переложении на пищевую гармонию представляет следующие «щи»: горчица-майонез-горчица-майонез-фасоль-майонез-пюре и так далее.

Таким образом из семи обычных сосисок можно было получить бесчисленное множество различных вкусовых ощущений. Стоило только подобрать соответствующую мелодию.

Если настроение было не очень, то Альф обходился обычной вкусовой гаммой, чаще всего «до-мажор» и съедал сосиски подряд, начиная с первой. Но такое случалось достаточно редко.

Что касается Азы, то она решила себя побаловать и заказала два рулета. Один мясной, пятислойный. Он так и назывался — «отличный» рулет. Мясо, омлет, курица, опять омлет и внутри розовая ветчина. Ломтики такого рулета полагалось класть на тоненькие кусочки хлеба. Но Аза частенько употребляла его без хлеба, просто откусывая от большого куска.

Второй рулет бисквитный. В мягком бисквите в разных местах было запечено все, что только душа может пожелать. Орехи, кусочки шоколада, цукаты, халва и много другой вкуснятины. Толстая полоска разноцветного крема прокладывалась между слоями теста. Сердцевину рулета составляла ананасная трубочка.

Немного поколебавшись, отведать кусочек рулета «Слюнки» согласился и Альф. Чтобы придумать лучшее, требовалось потратить время, а уж очень есть хотелось.

Заказ был принят. Аза, в предвкушении пиршества, присела за стол.

Пять минут прошло. Поднос оставался абсолютно пустым. Жвачкин удивленно нажал на себе большую зеленую кнопку «Вызов». В ответ внутри что-то недовольно загудело. Он нажал кнопку еще, на этот раз сильнее. Недовольства в гудении значительно прибавилось и на поднос шлепнулась какая-то бесформенная масса. Скорее всего она была похожа на губную гармошку, засунутую в «отличный» рулет и поверху обмазанную слюнками.

Вид месива был не ахти какой, но для голодных вполне пригодный. Самое печальное — его было мало!

Жвачкин непонимающе начал ощупывать себя, пока Марс не обратил его внимания на мигающую красную полоску в самом верху груди. «Нет биомассы» — четко светились буквы на тревожном красном фоне.

— Эх, я, остолоп! — горестно взмахнул руками Жвачкин, обнаружив эту надпись. — Лучше бы меня сон-лучами прибило, чем дожить до такого позора!

— В цем дево, Соколатик, — не очень внятно поинтересовалась Аза, интенсивно прожевывая приготовленный «шедевр». — Осень кусна!

— Кусна, кусна, — подтвердил кивком головы Альф, делая последнее глотательное движение над своей долей.

— Кусна-то кусна, — Жвачкин в волнении даже не заметил, что повторяя, коверкает слова, — а вот кусать больше нечего!

— Ну и ладно, — заморив немного червячка, Альф перестроился на благодушный лад. — Если бы сон-лучи тебя усыпили, то мы и этого бы не получили.

— Усыпили, не усыпили, это теперь не играет особого значения, — огорчению Жвачкина, судя по интонации, не было предела. — Мне вас все равно больше кормить нечем. Просто я, башка пустая, забыл перед полетом запастись органической пищей. Привык, что на Земле то травка под боком, то веточка над головой… Э-э-эх.

И он горько поник головой.

Его огорчение и самобичевание было таким искренним, что Аза не выдержала.

— Шоколадик, перестань, лапушка! Да лучите я целый месяц буду голодать, чем на такое смотреть. Что-нибудь придумаем.

Жвачкин всегда поддавался на уговоры. Особенно на ласковые.

— Ну, если только для тебя. А так бы я ни за что не успокоился. Начну думать прямо сейчас. Это для меня раз плюнуть. Во, придумал.

Скорость была одним из плюсов Жвачкина.

— Только мне нужна пила.

Без лишних вопросов Марс извлек из себя небольшую аккуратненькую пилочку.

— А теперь, Альф, встань.

Альф поднялся со стула. В отличие от Марса он хотел задать вопрос. Но не успел. Перевернув стульчик набок, Жвачкин быстренько отпилил от него по кусочку каждой ножки. Затем также спокойно эти кусочки «скушал». Один за другим.

— Все, готово! — удовлетворенно потер он руки.

— А стул?

— Большое дело. Стал чуть пониже. Все равно можно сидеть. Зато следующий обед вам гарантирован. Правда не так быстро и несколько попроще. Слишком пересохшее дерево.

— Молодец! Голова у тебя варит, — похвалил его Альф. — Мы с Азой дарим тебе наши личные стулья. Делай с ними что хочешь.

— Я-то сделаю, — заверил их Жвачкин. — Но боюсь, что только стульчиками не обойдемся. Надо еще мебель искать. В крайнем случае придется книги есть. По сути тот же химический состав и те же углеродные цепочки.

— Ну, ты даешь, Шоколадик! — восхитилась Аза. — Раньше у нас только Дормидонт «глотал» книги и поэтому все знал. Судя по последнему выражению, ты тоже глотнул парочку книг и что-нибудь интересненькое узнал. Верно?

— Нет еще, — скромно потупился тот. — Все еще впереди.

И, забрав стул, Жвачкин удалился в кают-компанию. Вскоре за ним последовали остальные.

Накормив едоков, можно было и отдохнуть.

— А где Альф? — заметил его отсутствие Жвачкин.

— Наверно, остался сторожить свой пульт, — засмеялась Аза. — Хотя когда мы все внутри, от него можно спокойно отходить. Он об этом забыл.

— Совсем нет, — вступился за Альфа Марс. — Это не забывчивость, а осторожность. Мы на Луне обнаружили неизвестного врага. Хотя невидимого, но от этого не менее опасного. Вот мы и договорились с Альфом по очереди нести караульную вахту. Сейчас как раз его очередь. Пока мы будем отдыхать, он будет сторожить и осматривать местность вокруг корабля.

Через восемь часов время отдыха кончилось, но не кончилась лунная ночь. Чтобы чем-то занять свободное время, Аза предложила сыграть в «Угадайку». Она будет загадывать их описания, а они должны отгадать, кто это.

Воинственный герой,

За ним как за скалой,

Всех может защитить

И с ним легко дружить.

Это был первый портрет. В принципе, он относился к ним всем. Поэтому не хотелось сразу кричать — это я, это я. Лучше было несколько раз сверить слова с характеристикой каждого из них, чтобы определить, кому они больше подходят.

Наконец, Жвачкин первым провел все анализы и скромно заявил:

— По-моему, это я.

— Не угадал, не угадал, — захлопала в ладоши Аза. Это Марсик! Ясно как дважды два.

Возразить было нечего. Это был Марс.

Второе описание звучало так:

Разбирается во всем,

Ночь не спутает он с днем,

Много мыслей бережет,

А потом нам отдает.

Это оказалась не очень героическая характеристика, хотя и неплохая. Дормидонт сразу узнал себя, но из-за вышесказанного решил пока не признаваться. Вдруг это подойдет еще кому другому. Но остальные думали. Дормидонт с надеждой посмотрел на Жвачкина, но тот уже сам показывал на него пальцем. Пришлось выдавить: «Я».

— Вот видите, — сияла Аза. — Разбирается во всем. Молодец, Дормидонт. Слушайте дальше.

Очень он красивый,

И такой счастливый,

Иногда печальный,

Но зато отчаянный.

Романтический образ печального рыцаря понравился Жвачкину. И о своей красоте он был достаточно высокого мнения. Поэтому, воспользовавшись тем, что Альф в очередной раз задумался, вспоминая далеких Па и Ма, он решительно принял описание на себя.

— Я. — И ревниво огляделся кругом, не претендует ли кто на его печальность.

Но вместо печальности раздался дружный хохот, выведший из задумчивости Альфа и заставивший крепко призадуматься Шоколадика.

— Ничего, ничего, бывает, — успокоила его Аза. — На то это и загадки, чтобы не легко найти отгадки. Продолжаю.

Самый маленький из нас,

Но притом, весь — высший класс.

За других в огонь и воду

Он пойдет, не зная броду.

— Это точно не я, — без раздумий выпалил Жвачкин. — Но кто, не знаю. Угадал?

— На этот раз угадал. Если один раз не угадал, то другой раз повезет. Как тебе.

Жвачкин немного успокоился после такой удачи. А то что-то ему с утра не очень везло.

— Пуфик, Пуфик, — громко начали скандировать участники.

Тому ничего не оставалось, как выйти вперед и вежливо поклониться. Самого маленького трудно было не узнать.

— Дайте-ка мне, — вдруг вызвался Альф, — которому на ум как раз пришло пару рифм.

— Пожалуйста, — с готовностью уступила свое место Аза. — Только короткое и чтоб было не очень понятно.

— Слушаю и повинуюсь. Вот!

Очень-очень верный друг,

В трудном деле стоит двух,

Всех нас выручает,

Хоть много сочиняет.

Это посвящение явно относилось к Азе. Но Жвачкину было не до тонких материй. Загадки кончались и он боялся, что ему хорошей не достанется. Надо было брать то, что есть. «Пусть не герой, но стоит двух. Это тоже неплохо».

— Это должен быть я, — и с надеждой посмотрел на Альфа.

Но, как каждый поэт, Альф сейчас был занят только объектом своего вдохновения и не обратил никакого внимания на этот взгляд.

— Нет. Это Аза. Я бы еще лучше-сказал, но быстро не придумалось.

— Эх, друг называется, — опять огорчился Жвачкин. — Пусть уж лучше Аза загадывает.

Аза обратно заняла свое место.

Страха он совсем не знает.

Во всем старшим помогает,

С него можно пример брать,

Заменяет Альфу мать.

Все с облегчением вздохнули, так как загадка оказалась легкой, а неотгаданным оставался только один участник. И очень хотелось, чтобы ему она понравилась.

— Это уже я? — все же с определенной опаской уточнил Жвачкин.

Характеристика являлась несколько неожиданной и он еще не понял, как к ней относиться. Оказывается, он является для других примером, а сам об этом не знает. Тут было о чем подумать.

— Да, похоже, это я, — наконец принял он решение.

— Конечно ты, — решил на всякий случай приземлить его Дормидонт. А то, чего доброго, станет и его учить. — Кто же еще. «С него можно пример брать, очень сильно любит врать». Конечно ты.

— Это нечестно, — обратился Жвачкин за помощью к Азе. — Там про «врать» ничего не было. Хотя я могу и это, — самокритично признался он.

Аза только засмеялась. На этом «Угадайка» и закончилась.

А уже следующее внутрикорабельное утро совпало с началом дня на Луне. Пошло перебазирование космолета к кратеру.

На этот раз Альф все проделал сам, без автопилота. И подъем, и перелет, и посадку. То ли безотрывное дежурство около пульта ему помогло, то ли что другое, но выполнил это он достаточно уверенно.

Сам кратер можно было сравнить с высохшим круглым озером, на противоположном конце которого стоял одинокий утес. Это мог быть след от удара какого-нибудь гигантского метеорита или лопнувший пузырь кипящей лавы древнего вулканического извержения.

Возвышенность отсюда находилась подальше и это действовало успокаивающе. Но на всякий случай Альф продолжал дежурить у приборов наблюдения.

Марс обследовал всю местность вокруг кратера. Вместе с Пуфиком на всякий случай осмотрели и утес. Для чего последний воспользовался шеей и плечами Марса, пока тот подымался на двигателях. Ровная площадка на верху не могла внушить ни малейших подозрений.

Наученные опытом прошедшей лунной ночи, роботы решили на этом не останавливаться. Взяв с собой Азу для связи с Альфом, они все вместе начали спускаться на дно кратера.

Удивительное дело! Чем ниже они спускались, тем кратер становился больше. Это был, конечно, обман зрения, но очень убедительный. Час за часом они упорно продвигались вперед. Валуны побольше обходили, а маленькие просто перепрыгивали. Но ближе к центру им попалась преграда, которую с первого раза они не смогли взять. Это была большая куча какого-то мелкого песка или пыли.

Лучше всех здесь пришлось Азе. Она единственная находилась в герметическом скафандре и пыль ей не могла повредить. Чего не скажешь о роботах.

Тогда они попробовали обойти кучу. Но та оказалась достаточно длинной. Марс собрался перелететь ее, но его вовремя остановил Дормидонт. Пыль, поднятая струями газа, надолго прервала бы их работу.

Однако Марс от своей идеи не отказался. Он взлетел подальше и, набрав высоту побольше, еще раз внимательно осмотрел центр кратера.

Оказалось, что пылевая гора представляла из себя совсем и не гору, а замкнутый вал. То есть внутри большого кратера находился как бы кратер поменьше. Это уже было интересно. Как и непонятно образование такой массы пыли.

Тем больше хотелось перебраться. Аза попробовала с разбегу преодолеть преграду. Но через пять минут барахтанья ее еле достали из кучи, в которую она успела за такое короткое время погрузиться по самые плечи.

— Раз, два, взяли, — скомандовал Дормидонт, дирижируя руками, и Марс со Жвачкиным одновременно за руки выдернули Азу наружу.

— Придется тебе, Марсик, придумать что-нибудь другое.

— Я уже придумал. Кто из вас самый храбрый?

— Я! — по очереди ответили все, опрошенные Марсом по головной связи.

— Тогда по-другому. Кто будет первым?

— Я! — никто не отступил от своего.

— Вы даже не знаете что, а все равно говорите «Я».

— Я! — упрямо твердил каждый.

Пришлось обращаться за помощью к Азе.

— Пусть каждый задумает про себя цифру и быстро ее скажет. Моя — 3.

— 7, 4, 5, — были остальные ответы.

— Итого 19. С кого считать, Марсик?

Все равно. Пусть будет с Пуфика.

— Вот ты и посчитай, а то мне не поверят.

Марс просчитал всех по нескольку раз и на счет 19 его палец уткнулся в Жвачкина. Тот от радости даже подпрыгнул.

— Ну что? Я же говорил, что самый храбрый.

— Не самый храбрый, а самый первый, — поправил его Марс. А теперь пошли. Вы будете после него.

Отойдя в сторону, Марс вытащил из себя крючок и прицепил его к поясу Жвачкина. За крючком тянулся тонкий металлический трос. Понемногу выпуская его из себя, Марс еще шагов на двадцать отошел от Жвачкина.

— Держись, — скомандовал он и начал подниматься вверх, увеличивая все время длину троса.

Достигнув безопасной высоты, он перестал выпускать трос и дальше пошел вверх вместе со Жвачкиным. Не успев как следует ухватиться, тот начал размахивать руками во все стороны. Но все быстро кончилось. Перенеся Жвачкина через вершину насыпи, Марс опустил его внутри круга. Затем то же самое проделал с Азой.

— Пусть наши лучшие ищейки потрудятся там, а вы на всякий случай побудьте здесь, — обратился он к оставшимся. — Я буду охранять сверху.

И он поднялся ввысь.

Тем временем Жвачкин и Аза не теряли времени даром, осматривая все метр за метром. На удивление, поверхность внутри была ровной. А в одном месте даже абсолютно гладкой. И слой пыли — совсем не толстый.

Когда Жвачкин смел ее в сторону, то им показалось, что гладкая поверхность вовсе не каменная. Но проверить было нечем.

Тогда Аза подняла голову вверх и замахала рукой Марсу. Тот, не зная что там происходит, на всякий случай спустил им крюк. Чтобы они могли выбраться наружу или передать записку. Но Аза придумала совсем другое.

Этим крюком она стала простукивать поверхность вокруг себя. Все было похоже на то, что под ногами был действительно металл. При этом не везде, а только в одном месте. Квадрат со стороной в десять метров.

Если это был вход куда-то, тогда становилось понятным происхождение пылевой насыпи вокруг. Скорее всего она являлась вынутой породой при постройке подземных помещений.

Но почти с такой же уверенностью все это могло оказаться плодом их воображения. Лучше всего было вернуться обратно на корабль и присмотреть необходимые инструменты.

Помахав рукой Марсу, Аза показала ему на подъем. Тот не замедлил выполнить команду. Жвачкин, как джентльмен, покидал искусственный кратер последним.

На корабле Аза и Жвачкин подробно рассказали о сделанном открытии и стали ожидать обед. Но с обедом вышла небольшая проблема. Жвачкин утром дожевал последний стул из мебели и чтобы накормить людей, ему пришлось просить Дормидонта выделить пару книг из корабельной библиотеки. Что тот выполнил с явным неудовольствием. Получалось, что у них в запасе оставалось совсем немного времени на завершение запланированной операции. Судя по скорости проглатывания, Жвачкин обращался с книгами не менее быстро, чем Дормидонт.

— Эх, Дормидонтик, чтобы тебе не взять в дорогу побольше книжек, — погоревал немного Альф. — Зря я их раньше недооценивал. Все больше на киновизор налегал. Оказывается, старый друг лучше новых двух и…

Что он хотел этим сказать, они так и не узнали. Внезапно раздался пронзительный сигнал тревоги. Все вскочили, не понимая в чем дело.

— Это я запрограммировал сирену на случай, если радары засекут что-нибудь на возвышенности или в кратере, — торопливо объяснил им Альф. — Значит там нечто появилось.

Он направил зрительную трубу в направлении, на которое указывали радары. Из-за пылевой дымки, висящей над кратером, четко рассмотреть, что там происходит, было невозможно. Но за внешним краем искусственной насыпи явно наблюдалось движение.

— Это невидимки! — возбужденно воскликнул Альф. — Похоже, они что-то тащат. Скорее туда!

— Откуда им там взяться? Мы только что оттуда.

— Может из люка?

— Может и из люка. Но как тогда они перелезли пылевой вал?

— Потом разберемся, — Аза пулей влетела в скафандр и не менее быстро вылетела из космолета, даже забыв закрыть за собой дверь. Но в результате оказалась последней. Все были впереди. Только Пуфик, верный оруженосец и телохранитель, терпеливо поджидал ее у выхода.

Вот Марс включил двигатели и серебристой птицей взмыл над поверхностью. Они еще не начали спускаться в кратер, как он уже был над тем местом, где Альф первоначально заметил движение.

«Сейчас он им задаст!» — подумала Аза. Но вместо этого Марс вдруг ярко-ярко заблестел и кувыркаясь, полетел вниз.

На секунду все застыли, пораженно провожая взглядом падающего Марса. А когда подняли головы вверх, то первое, что бросилось в глаза, был слепящий луч света, бьющий с утеса, расположенного на краю кратера. Раздумывать, что это такое, было некогда.

Когда они подбежали к месту падения, помощь тому уже не требовалась. Он сам поднимался на ноги, неуверенно вертя головой во все стороны.

— Как ты?

— Да вроде нормально. Меня что-то внезапно ослепило в полете и я потерял ориентацию. Но прилунился, вроде, нормально.

— Не прилунился, а свалился как мешок. Раз шесть перевернулся. Крепко сделан! — и Жвачкин похлопал Марса по могучей груди.

— Все. Вперед!

После минутной задержки они было возобновили свое движение, но тут Аза опять остановила их. Для этого, в нарушение техники безопасности, ей пришлось повиснуть на руке Марса, чуть не попав под струю огня его двигателей.

— Стойте! Тревога! Альф приказывает всем срочно возвращаться. Космолет разрушается! Похоже тем же лучом, который сбил Марса.

Причину падения Марса они успели понять. Как и ее источник. Именно он теперь был их целью. Но Альф требовал немедленного возвращения.

— Хотя бы пять минут, — попросил Марс. — Я с ними справлюсь, как с ночными звездочками.

Аза попыталась объяснить это Альфу. Но, похоже, там было не до объяснений.

— Срочно назад! — повторила она опять приказ. — Корабль плавится и может в любой момент взорваться. Что с того, если мы уничтожим луч, но потеряем корабль? Альф прав, надо возвращаться!

Со всех ног она бросилась назад, увлекая за собой роботов. Еще через секунду их обогнал Марс, летящий на подмогу Альфу. Воспользовавшись открытым люком корабля, он приземлился прямо в переходном отсеке.

Положение корабля было катастрофическим. Об этом говорили все приборы, контролируемые бортовой ЭВМ. Поэтому, когда Пуфик последним оказался внутри и за ним закрылась дверь, Альф срочно отдал команду на взлет. Все установки приборов им были заданы. Не хватало только Азы с ее амулетом около автопилота.

Пробегая к своему месту, она мельком успела бросить взгляд на кнопку «Курс». Под ней в окошке четко выделялось теперь вдвойне родное слово «Земля». Затем разнесся знакомый гул двигателей.

Космолет медленно поднимался вверх, а на его броне, отбрасываемый большим зеркалом параболоида с утеса, весело прыгал солнечный зайчик.

Глава 12

Временное отступление

Для выхода на земную траекторию автопилот «Большуна» сделал несколько витков вокруг Луны. Каждый раз, пролетая над местом их последней стоянки и ловя взглядом слепящий зеркальный блеск, Жвачкин с большим желанием повторял:

— Эх, жаль, нечем трахнуть по этой зеркалке. От нее бы только рожки да ножки остались. Но нечем, — дальше со вздохом добавлял он.

На этот раз они все сделали по правилам, вовремя введя в курс координаты Земли. Остальное дело было за автопилотом. Для этого Аза постоянно находилась на своем посту.

Попытка Жвачкина накормить Азу и Альфа окончилась неуспешно. Они оба решительно отказались от еды за счет книг Дормидонта.

— Подумаешь, лететь всего денек. Как-нибудь переживем. А прилет отпразднуем. Пустим тебя попастись на зеленую травку.

Луна постепенно уменьшалась и скоро сравнялась в размерах с Землей. Затем, час за часом, голубой шар продолжал и продолжал увеличиваться. Скоро они скользили в густом облачном покрове матушки-земли. Полет прошел спокойно.

За все время только один раз Жвачкин, забывшись, в сердцах сильно стукнул кулаком по столу, вспомнив о поражении от невидимок.

И тут же сам стал невидим для сидевшего вместе с ним Марса, быстренько, по второму закону Ньютона, оказавшись под потолком. Марс за ногу сдернул его вниз.

— Сиди и не рыпайся, — посоветовал он. Тебе вредно волноваться.

Это явилось последним волнением в полете. Даже посадка прошла без приключений. А вот ощущения после приземления оказались не из лучших. Всему виной была вновь появившаяся земная тяжесть, от которой они отвыкли на Луне.

После приземления на стартодроме, Альф, которому до чертиков надоело бессменное дежурство на «Большуне», первым поспешил покинуть космолет. Съехав по перилам аварийного спуска из рубки управления к шлюзовому отсеку, он, не отпуская трапа, спрыгнул из люка на пол шахты. Высота для него была пустяковой… И дальше пополз на четвереньках. Появившийся за ним в проеме двери Дормидонт, видя такую картину, на всякий случай опустил трап и спустился по нему! А дальше пошел за Альфом, пошатываясь мелкими шажками.

«А на Луне-то было лучше», — подумала через несколько минут и Аза, повторяя их тяжкий путь. Еще бы! Их вес мгновенно возрос в шесть раз. Процедура гуляния по Земле со здоровенным, тяжеленным, пусть и невидимым мешком на плечах еще мало кому доставляла удовольствие.

Перейдя кое-как в старые апартаменты Марса, они решили там задержаться хотя бы на денек, чтобы немного адаптироваться к новым условиям. Однако, пока они дошли сюда, речь шла только об Азе и Альфе. Роботы успели перестроиться по дороге.

Поэтому Жвачкин в сопровождении Марса, который помог ему перебраться через запретную зону, тотчас отправился попастись. И уже через несколько часов, хорошо поев, подопечные Жвачкина почувствовали себя намного лучше. Как ни странно, ушестеренной тяжести еды они совершенно не почувствовали.

На следующий день поутру вся группа космонавтов покинула стартодром. Вдоль зеленых флажков они потихоньку потопали к госпиталю. Марс постоянно крутил головой налево и направо, внимательно осматриваясь кругом.

— Что, мое кресло пытаешься рассмотреть? — пошутил Дормидонт.

— Нет, не кресло. Вчера вечером мне послышались два взрыва отсюда. Вот я и пытаюсь узнать, что бы это могло быть. Никого кроме нас тут нет. И на поле ничего не видно. Что бы это могло значить?

— Не знаю. Я ничего не слышал. Может случайно?

— Может и так.

Тут тропинка кончилась и разговор сам собой прекратился. Скоро они оказались перед зданием госпиталя. Буйер со сломанной мачтой стоял здесь же, где его и оставляли.

— Чинить будем или креслом обойдемся?

— А как быстрее? — вопросом на вопрос ответил Альф. — Так хотелось бы побыстрее встретиться с Ма и рассказать обо всем Па. Они ведь еще не знают, что мы благополучно прилетели. И волнуются за нас.

— День как минимум чинить будем. Никак не меньше. Ведь это все равно как новую мачту делать.

— И никак-никак?

— Никак.

— А поискать велосипед?

— Как будто они здесь, как грибы растут. В городе и то только в музее нашли.

— Что же делать?

— Подождать. Хотя, постой. Есть выход. Можно отцепить кресло от нашего буйера. Мы и без него доедем. Может дольше получится, зато ты за день дома будешь. Подходит?

— Еще как подходит. Спасибо, Дормидонт.

И Альф радостно побежал отцеплять кресло от буйера. Однако через минуту опять стоял перед Дормидонтом с еще более грустной, чем ранее, миной на лице.

— Не можешь отцепить? Сейчас я помогу.

—. Не в том дело, как-то неуверенно ответил Альф. — Кажется, кресла там нет.

— Как это нет? И как это кажется? Оно или есть или его нет. Третьего не дано.

— В том-то и дело, что нет. Хотя и забрать его было некому.

Дормидонт подошел к буйеру. Все было на месте. А вот кресла действительно не было.

— Постой! — вдруг оживился Альф. — Может ты его взял перед отлетом по ошибке и оно подорвалось в запретной зоне? Ты, наверно, просто забыл.

— Что там еще Дормидонт забыл? — приблизился к ним Жвачкин. — Он это может. Вечно все забывает.

Дормидонт обиделся.

— Да вы что? Сами все забыли. Кресло от буйера имело ручное управление, а то, что разбомбили в зоне, автоматическое. Вы этого не помните?

Волей — неволей пришлось с ним согласиться.

Получалось, что и Альф, и Дормидонт были правы. Правда была, а вот кресло отсутствовало. По неизвестным причинам.

Альф очень огорчился такому повороту событий. Но делать было нечего. Пришлось почти два дня провозиться с парусом. А потом еще три дня добираться до города. Где пережидая встречный ветер, а где и толкая свой грузовичок на гору.

— Это не так и трудно, — рассуждал философски Жвачкин, идя вслед за Марсом, подпирающим своим плечом буйер. — Главное, чтобы сила была.

Сила у них была, потому и дорога в конце концов кончилась. Затем была встреча. Сначала с Булем, а потом и с родителями.

Перебивая Альфа, который никак не мог вырваться из маминых объятий, Жвачкин громко жаловался Па:

— Эх, пушечку бы нам. На космолет. Мы бы с нее как трахнули по невидимкам, сразу бы видимость появилась.

Ма пушечка не волновала. Прижав к себе Азу, она только охала:

— Ах, вы мои милые! Похудели-то как! Даже Жвачкин с Марсиком.

Говоря по правде, роботы даже забыли, что их уже научили «есть». Но все равно, внимание и забота Ма были приятны. Потом Жвачкин, уже наверху, показал Па свой талисман, найденный на Луне. Тот долго крутил трубочку в руках, зачем-то дул в нее и, наконец, предложил Альфу:

— Попробуй ты подуть. У меня что-то не получается. Это несколько похоже на свирель — трубочка с дырочками.

Но и у Альфа ничего не получилось бы без помощи Дормидонта. Порывшись в закромах памяти, тот вспомнил, что техника игры на ней заключалась в определенном чередовании открывания и закрывания дырочек. У Альфа они все были открыты.


Космические пираты

Альф так и сделал и тотчас неприятный тонкий визг разнесся по комнате. Попытки играть на других дырочках увенчались тем же успехом. Свист и визг стали другими, но также резали уши. Такая музыка им не понравилась. Кроме Жвачкина. Может из-за того, что он был хозяином этой дудочки?

По крайней мере он выразил желание и дальше услаждать слух присутствующих игрой на незнакомом инструменте. Желающих слушать почему-то не нашлось.

— Тогда пойду прокачусь на своем монстре за город, — объявил Жвачкин. — Соскучился по нему. А заодно и на свирели поиграю, поучусь.

Остальные не спешили расходиться по домам. Подходило время вечерней трапезы, которую на этот раз хотели провести в кушальнице, где Па и Ма не были почти месяц. Все это время Буль исправно снабжал их оттуда ее дарами. Дормидонт весьма кстати вспомнил, что на сегодняшний день приходится и один из отмечаемых ими праздников — День Закона всемирного тяготения.

Когда, добравшись до кушальницы, расселись, за окном послышался знакомый грохот. Это приехал с прогулки Жвачкин на своем драндулете. Дожидавшийся его Буль прибыл с ним в качестве пассажира.

— Без Жвачкина и праздник не праздник, — войдя и оглядывая скудный стол, произнес он. — Исаак Ньютон достоин большего за свой закон.

Теперь им этот закон был близок и понятен. И тяжесть, и притяжение, и невесомость — все испытали на себе. Поэтому Жвачкин быстренько соорудил подобающее такому празднику украшение стола. Это был сложный пирог, представляющий из себя модель солнечно системы.

В центре большого коржа — бисквитное солнце. Земля из мармелада, а Луна — небольшая трюфелька. Остальные планеты — из зефира, а их орбиты — из крема. По границе пирог был, как звездами, украшен орехами.

— За такой пирог и я бы открыл этот закон, — проговорила Ма, отрезая себе кусочек Венеры.

— За Исаака Ньютона! — добавил Па, беря себе оставшуюся половинку.

— За Закон всемирного тяготения, притянувший всех нас друг к другу! — высокопарно выразился Дормидонт.

— За вкусный пирог!

— За Жвачкина!

В отличие от Ма, Альф и Аза положили себе пирога ровно столько, сколько вместилось на тарелки. И похоже, не собирались этим ограничиваться. Они сосредоточено работали ложками, лишь изредка с сожалением поглядывая на роботов, которые «кушали» лишь за компанию.

«Отличный праздник получился» — расходясь по домам, еще долго вспоминали последние обитатели Земли.

— И ты молодец, Аза, что Жвачкина похвалила. Стремление сделать лучше для всех надо всегда замечать и отмечать. Хорошо тебя воспитали.

— Какое питание, такое и воспитание, — скромно отговорилась Аза.

Так как в день приезда решили не говорить о делах, то следующее утро началось с обсуждения столь привычного им вопроса: «Что делать?». Основная цель лунной экспедиции не была достигнута. Источник продолжал посылать свои смертоносные лучи на Землю.

— А какие у вас успехи тут были? — поинтересовался Жвачкин у Буля, пока Па сильно задумался над стоящей перед ними задачей.

— Мы с Па занимались созданием мотора для дельтоплана.

— Дельтоплан? Что это такое?

— Это такое специальной формы большое крыло, вися под которым, можно летать по воздуху.

— Как на самобиле или махокрыле?

— Летать — да. А вот конструкция совершенно другая. Дельтоплан ребенок может переносить. И летать он может вообще без всякого двигателя.

— Вот здорово! Это еще лучше, чем моя колесница. Если поставить маленький двигатель, то летчик вообще превращается в птицу. Хотя нет. Для работы двигателей нужны амулетные камни, которых у нас не имеется. Но раз вы делали мотор, значит что-то придумали?

Это Па придумал. Чуть позже сам увидишь. Изобретение не менее гениальное, чем сам Закон всемирного тяготения. Можно где хочешь применить.

На этом месте их разговор был прерван Па, кажется что-то сообразившим.

— Есть идея! — удовлетворенно прервал он свою задумчивость. — На Луне вы разбиваетесь на две команды. Одна ищет Излучатель, другая находится на корабле. Находящихся на поверхности защищает Марс. Как я понял, его удары пришлись невидимкам не по вкусу.

— Еще как пришлись! — дружно подтвердили роботы. — После этого невидимки еще невидимее становятся.

— Самым уязвимым местом получается космолет. Так вот, на время операции космолет должен оставаться на окололунной орбите. Альф вас высадит, а сам с кораблем опять поднимется вверх. А когда будет надо, опустится за вами. Связь для вызова имеется у Азы. Ну как, устраивает?

— Устраивает, — дружно закричали все.

— Конечно устраивает. Но к этому еще бы и пушечку, — мечтательно вспомнил Жвачкин.

— Пушечку? Да далась тебе эта пушечка. Хотя постойте. Вы говорили, что на космолете имеется противометеоритная пушка.

— Имеется. Но ей для работы нужен отдельный камень.

— Я еще не кончил. А как насчет того осколка, что остался после разделения амулета Альфа? Для защиты человека он слишком мал, а вот для пушечки, как выражается Жвачкин, вполне может и подойти.

— Это мы запросто проверим. Тогда, может прямо завтра и отправляемся?

— Точно! Завтра — в самый раз.

— Альфик, может ты еще несколько деньков побудешь дома, отдохнешь?

— Ма, ну как тебе не стыдно! Я же не маленький. Если бы. — ты это Азе сказала, я еще понял бы. Как-никак девчонка! Мне просто неудобно это слышать.

— Ну ладно, ладно, конечно взрослый, — грустно согласилась Ма. «А Аза еще упрямее тебя», — добавила про себя.

Все вопросы были решены, кроме одного, который оставался в запасе у Буля.

— А как же дельтоплан? — недоуменно обратился он к Па. — Мы ведь без них его не построим. И мотор не проверим.

— Как мы забыли об этом, — поддержал Жвачкин, будто другие об этом знали. — Пару дней ничего не решат. Тут Па выдающуюся штуку придумал! Давайте останемся. Пожалуйста!

И он умоляюще оглядел всех.

Перед таким напором в сочетании с вежливостью трудно было устоять. Тем более, что загадочное слово «дельтоплан» им очень понравилось. Да еще с мотором выдающейся конструкции.

Для создателей махокрыла это оказалось не очень сложно. Дельтоплан, по сути, представлял собой одно большое крыло, только треугольной формы.

Опыт был, материалы имелись, оставалось реализовать проект. Дормидонт и Жвачкин побежали в Музей, а Па с Альфом начали рисовать эскиз в масштабе 1:10. То есть рисунок должен был получиться в десять раз меньше, чем само изделие.

Замерив все размеры на чертеже, занялись изготовлением отдельных деталей дельтоплана. Альф отмечал на чертеже выбираемую деталь и сообщал ее размеры. Дормидонт подбирал подходящий материал, Марс подгонял его под размеры и изгибал, где нужно, а Па контролировал работу. Азе оставалось смотреть, а Жвачкину спрашивать «скоро ли будет готово?»

У Буля имелось отдельное задание. Ему требовалось сконструировать съемный блок, состоящий из мотора, его крепления к крылу и кресла пилота. А также сделать проволочный кожух для винта мотора, обеспечивающий безопасность летчика.

Так как дельтопланом занимались четыре человека и двое наблюдателей, а приставкой всего один, то и результата первые достигли скорее. Поэтому, пока Буль доделывал свою работу, провели испытания самого летающего крыла.

Для этого нужна была только небольшая горка и такой же ветерок. Подхватив дельтоплан, Жвачкин сразу полез на ее верхушку.

— Шоколадик, а ты разве умеешь летать на нем?

— Нет, но очень хочется научиться.

И, не слушая возражений, Жвачкин помчался разгоняться с горы, держа дельтоплан в руках. Однако вскоре их пути разошлись. Он клюнул носом вниз, а дельтоплан взмыл в небо.

— Ах, Шоколадик, я же говорила…

— Так и я говорил… что очень хочется.

Тем временем Па наставлял в сторонке Альфа для следующего полета. И вот тот разогнался, оттолкнулся и, по инерции все еще перебирая ногами, поднялся в воздух. Затем, поджав ноги, пролетел метров сто и плавно опустился на землю.

— Никакой хитрости, — объяснял Па обескураженному Жвачкину. — Не нужно стараться самому поднять дельтоплан в воздух. Нужно просто его чувствовать. Остальное он сделает сам. Твое дело разогнать его.

Не дослушав и запомнив только про разгон, Жвачкин уже был на вершине. Во второй раз, на удивление легко, у него все получилось. Опустившись там где и Альф, Жвачкин снова побежал наверх. Второй полет был раза в два длиннее первого. За ним последовал третий и четвертый.

— А я, Шоколадик, — просилась Аза.

— Тебе пока еще нельзя. Полеты чисто экспериментальные.

— А тебе можно?

— Мне можно. Я опытный.

И опытный Жвачкин побежал разгоняться в очередной раз.

Только приход Буля, закончившего свои работы, приостановил на время его разбеги.

Приставка представляла из себя комбинацию сиденья для пилота спереди и мотор с пропеллером сзади. Не успел Па присоединить ее к дельтоплану, как в ней каким-то непонятным образом оказался Жвачкин. Его не смутило полное отсутствие знаний и навыков полетов с мотором. Пришлось Па прибегнуть к своему авторитету, чтобы заменить там Жвачкина.

Став перед сиденьем, он взялся обеими руками за специальный ободок и стал похож на рикшу, толкающего тележку с седоком. Пропеллер завертелся, облегчая Па короткий разгон по ровной поверхности. При этом нос дельтоплана сначала задрался вверх, отчего Па пришлось последние несколько шагов бежать на цыпочках, а затем и сам круто пошел ввысь. Оставалось только немного подтянуться на руках и усесться поплотнее на сидении.

Вес человека был намного больше веса летательного аппарата, поэтому для управления им ничего, кроме этого самого веса и не требовалось. Наклоняясь в разные стороны, можно было заставить дельтоплан лететь в нужном направлении.

Сделав несколько кругов над ними, Па завершил полет такой же короткой пробежкой по земле, как и при подъеме.

— Теперь я, — как бы невзначай оттесняя Па от сиденья, попытался занять его место Жвачкин.

— Нет, тебе еще рано, — убеждал Па.

— Как раз в самый раз, — согласился Жвачкин, уже стоя около сиденья.

— Ладно, вздохнул Па. — Тогда полетим вместе.

— Подождите минутку, — остановил их разборку Дормидонт. — Я так и не понял, какой принцип работы у вашего двигателя. Почему он работает без амулета? На какое расстояние летает дельтоплан?

— Принцип самый простейший. В основе лежит спиральная пружина, как в древних механических часах. Одного завода хватает на десять минут полета. Вот как раз сбоку ключик торчит. Так что летать можно сколько угодно, только не забывая заводить пружину. А этим рычажком мотор останавливается и включается. Вот и все управление.

— Это для нас, космонавтов, пустяк, — самоуверенно усмехнулся Жвачкин и надавил на рычажок.

Пропеллер завертелся и дельтоплан потащило вперед. Вместе со Жвачкиным и Па, стоящим сбоку и не успевшим занять свое место. Пришлось тому на ходу подстраиваться под движение, чтобы не бросить Жвачкина одного.

Дельтоплан пошел на взлет. При этом Па оказался в сиденье, а Жвачкин — около него, вися на вытянутых руках и держась за ободок разгона.

— Держись, Шоколадик, сейчас помогу!

И Па начал раскачивать сиденье, на котором сам сидел. Когда, качаясь, оно достигло Жвачкина, Па подхватил того за талию и усадил рядом с собой. От этих дерганий дельтоплан чуть не загремел на землю, но к счастью, все обошлось.

Пружина мотора бесшумно раскручивалась, винт чуть слышно рокотал за спиной, крыло тихонько свистело, рассекая воздух. Па, тренируясь, выполнял фигуры начального пилотажа, а Жвачкин регулярно подзаводил пружину.

— У-у-у, — тянул он, наклоняя тело вперед и заставляя дельтаплан круто пикировать вниз.

— О-о-о, — менял он тон, откидываясь назад и давая возможность мотору тянуть их вверх.

— Р-р-р-р, — рычал он, отклоняясь вбок и чуть не выпихивая Па с сиденья.

Все эти маневры Жвачкин выполнял, естественно, без всякого согласования с Па, который по наивности полагал, что управляет дельтопланом он. И если «у-у-у» и «р-р-р» удовлетворяли Жвачкина, то Па такой неуправляемый полет совсем был не в радость.

— Все, Жвачкин, ты уже научился. Можешь летать самостоятельно, — вынужден был признать он после очередного пике дельтоплана. И быстренько опустил тот на землю.

Как бы не заметив этого, под долгий звук «о-о-о», Жвачкин тотчас опять ушел ввысь в голубое небо. И еще долго кружил там в одиночестве. В общем, у него неплохо получалось.

Глава 13

Авария

На следующий день в 6 часов Марс поднял всех, как и договаривались. Им предстоял длинный марш-бросок к стартодрому. Роботу, как солдату, подняться — одна минута. Другое дело — Аза.

— Марсик, милый, еще одну минутку, и уверенная в положительном ответе, она перевернулась на другой бок.

Для Марса это было странно. Он, конечно, знал, что людям нужно больше времени для сна, чем роботам. И просыпались они в разное время. Кто в шесть, а кто в девять. Но Аза вчера сама голосовала за то, чтобы встать в 6! Вчерашнее решение было принято ею в ясном уме, а сегодняшнее, скорее всего, сбой в мозгу непроснувшегося человека. Довольный своей логикой, он обошел кровать с другой стороны.

— Подъем, Аза. Я все понял. У тебя небольшой сбой. К твоему счастью, я его разгадал.

— Счастье — это хорошо поспать, не открывая глаз пробормотала Аза и опять погрузилась в приятную дремоту.

— Уже 6 часов 15 минут, — решил попугать ее Марс, хотя на часах было всего шесть четырнадцать.

— Чего, утра или вечера? — к его удивлению, Аза совсем не испугалась такого опоздания. А ее непонятное замечание про вечер сбило его с толку.

«Все-таки человек — более сложное создание, чем робот», — подумал уважительно Марс. «Робот или бодрствует, или спит для пополнения энергетических запасов. А человек и не спит, и не бодрствует, и при этом выдает глубокомысленные замечания про вечер. Что бы это значило? Может они в самом деле договаривались на 6 часов вечера? Тогда почему собирались выбраться пораньше? И зачем вставать к вечеру, если ехать в темноте нельзя?

В отличии от колебаний Марса, Аза была тверда в своих убеждениях. Спать и только спать! Это она очень хорошо чувствовала.

— Но ты же вчера сама приказала разбудить тебя в 6 часов, — стоял на своем и Марс, желавший получить более точные разъяснения.

— Марсик, — сквозь закрытые глаза сладко пела Аза, — вчера было вчера, а сегодня — сегодня. А что говорит народная мудрость? Вот то-то. Утро вечера мудренее. Вчера было шесть, а сегодня я надумала еще два часика. И в 8 буду готова, как штык.

Сравнение со штыком Марсу понравилось. «Готов, как штык! Сильно сказано. Но непонятно, что делать со вчерашним приказом. В отличие от Азы он должен, как штык, выполнять любой приказ. Все равно какой, вечерний или утренний. Надо пойти проконсультироваться у Дормидонта про народную мудрость, на которую опирается логика людей».

В госпитале все были в сборе, Ждали только его с Азой. Увидев такое, Марс подумал, что теперь ответ на его вопрос, какой из приказов выполнять, окажется очень легким. Но он ошибался.

— Немедленно поднять и привести сюда. Порядок есть порядок для всех, — Па был суров, но справедлив.

— Пусть девочка немножко поспит, если ей хочется. Вчера она поздно легла. — Ма была тоже справедлива. И притом жалела маленьких и слабых, что было благородно.

— Так на улице давно солнце, — только и смог удивиться Жвачкин, который сам не спал с восхода.

— Дело не в восходе, рассудительно уточнил Дормидонт. — А в принципе. Какой из двух приказов более верный. Я из своего исторического опыта замечание Азы хорошо знаю. Это действительно народная мудрость. Они разные бывают, эти мудрости. Вот, например, «Семь раз отмерь, а один раз отрежь». Тысячи лет люди развивались, чтобы придумать такое.

— А зачем семь раз отмерять, чтобы один раз отрезать? — по наивности уточнил Пуфик. — Лучше один раз хорошо померить.

Даже Па смущенно почесал кончик носа на такое восприятие достижений человечества.

К счастью, в этой ситуации их выручил Альф.

— Я хорошо знаю решение этой задачи! — обрадовал он всех. — Мне много раз приходилось сталкиваться с ней. Уверяю, что мы не нарушим ни одного из приказов Азы.

Он на минуту вышел в другую комнату и вернулся, неся в руках какой-то полиэтиленовый пакет.

— Вот простое решение вопроса, Марс, — и Альф решительно направился к дверям. Заинтригованные зрители цепочкой потянулись за ним.

Аза продолжала все это время преспокойно спать. Безмятежная улыбка запечатлелась на ее лице. Ей снилось хорошее выполнение Марсом ее второго приказа. Но вместо Марса здесь находился Альф.

— Смотрите, — обратился он к присутствующим, — Я ничего не нарушаю. Просто применяю еще одну народную мудрость. «Потому что без воды, и ни туды, и ни сюды». С этими словами Альф вылил на Азу сразу весь пакет, содержавший в себе обыкновенную воду.

Эффект был поразительным! Без всяких слов и уговоров, Аза, как ошпаренная (хотя вода была холодная), выскочила из постели.

Воспользовавшись временным замешательством, Альф удовлетворенно заметил:

— Вот видите, я же говорил, народная мудрость. Без воды — никуды. Народ не ошибается.

Аза, кажется, тоже это поняла. Оценив ситуацию, неожиданно рассмеялась. За ней и Альф, в душе немного побаивавшийся своей проделки.

— Ладно, ладно, — долг платежом красен, — все еще смеясь, напомнила ему Аза еще одну мудрость и бодро направилась к выходу.

Теперь уже точно все были в сборе. Альф запрятал подальше в карман осколок от амулета, которым они собирались оживить метеоритную пушку, и они вышли.

Буйер-грузовичок по-прежнему стоял около входа. Жвачкин с Азой, как и раньше, разместились в кабине. Остальные полезли в кузов. Когда это стал проделывать Марс, Аза высунулась из кабины и крикнула ему:

— Подожди, Марсик! Вспомни, как мы когда-то плавали в водоводах. Может и здесь ты попробуешь выступить в роли двигателя, раз кресла больше не осталось?

— Я тоже помню, как Дормидонт рассказывал, — оживился Жвачкин. — Бах, скорость — сто! и чуть-чуть стену не пробили.

— Так это только поначалу, пока не приспособились.

— А потом все же пробили? Оказывается, Дормидонт самое интересное забыл.

— Да нет. Впрочем, Марс сейчас сам все покажет.

Марс никогда не заставлял себя долго упрашивать. Раз надо, значит надо. Немного поднапрягшись, он вытащил буйер на середину улицы, при этом забыв попросить Жвачкина снять его с тормозов. Но у него получилось и так.

Затем занялись укреплением незакрепленного. Таких предметов оказалось два.

Первый — это парус, которые теперь не надо было управлять. А второй — это сам Марс, которого требовалось закрепить как можно получше, чтобы он не улетел без грузовика в небо. Для этого его хорошенько привязали к скамейке, на которой он сидел, положив свои ноги на задний борт.

Чтобы быть поближе к действию, Жвачкин на время доверил руль Азе и перебрался к Марсу. Затем, никого не предупредив, сам включил двигатели на нем.

— Даешь сто! — закричал громко Жвачкин в предвкушении быстрой езды.

Резко дернувшись вперед после вылета двух горячих струй из сопла, грузовик, проехав метров сто, резко остановился. Дело в том, что буйерная мачта внезапно затрещала, упав вперед и закрыв Азе весь обзор. В этой ситуации она интуитивно приняла единственно правильное решение — нажать на тормоза. Да и Марс моментально выключил двигатели.

Один Жвачкин обрадовался происшествию.

— Вот это мощь! Дормидонт правду говорил. Бах! Трах! И в стену! Здорово! Не горюй Марс, двигатели у тебя что надо. И он весело спрыгнул на землю.

Виноватым, пусть и не нарочно, получался Марс. Его это сильно огорчило. Сваливать вину на других он просто не умел. Отвязавшись от скамейки, Марс тяжело спустился вниз.

— Давайте я вас так, без паруса докачу, — предложил богатырь. — Вы садитесь, а я сзади толкать буду.

Азе стало его жалко. А Жвачкин продолжал по-своему поддерживать друга:

— Не думай ты об этом парусе. Он нам совсем не нужен. И толкать нас не нужно. Сбросим мачту и опять на двигателях помчимся. У-ух!

— Мы же их еще не проверили. Может грузовик с ними ехать не будет и придется возвращаться к парусу.

— Вот когда не поедет, тогда и думать будем. А пока — даешь сто!

Все это время, пока Жвачкин агитировал внизу, Дормидонт, который так и не слез с грузовика, что-то рассматривал наверху. И, похоже, нашел.

— Марс тут совершенно ни при чем, — наконец заявил он, в чем-то окончательно убедившись.

Слова Дормидонта заставили всех прислушаться. Он ничего просто так не принимал на веру. Только с Азой иногда забывал о своей серьезности. Но на то она и Аза. И не такого могла довести.

— Мачта не сломалась, — твердо повторил Дормидонт.

Это была не первая мачта и не первый парус, который строил Дормидонт, но тут его слова вызвали определенное замешательство. Жвачкин, так тот даже застыл в непонятной позе.

— К-к-как т-т-а-к не сломалась? — наконец выдавил он из себя. А ч-ч-то же с нею случилось?

— Ее сломали!

— А-а-а, — удовлетворенно согласился Жвачкин. — Марс сломал, но это ерунда.

— Нет, не Марс, — твердо повторил Дормидонт.

— Не Марс? Тогда кто? Ну, пусть буду я в таком случае. Ты доволен? — немного обиженно закончил он.

— И не ты.

— И не я?! — тут уже удивлению Жвачкина не было предела. — Так может быть это был Па? Или Ма? Подбежали незаметно и сломали ее, — и он рассмеялся, представив себе такую картину.

— Ты почти угадал. В этом все и дело. Подбежали и незаметно сломали!

— ???

— Только это не Па и Ма. Это были… неизвестно кто. Вот кто это были!

— Как это неизвестно кто?

— Ну, я не знаю. Может быть невидимки, а может быть еще кто-нибудь..

— Так невидимки остались на Луне.

— Может остались, а может и нет. На то они и невидимки. Это требуется проверить.

— Что-то я тебя не пойму, Дормидонт, — решила для ясности вступить в беседу Аза. — Говори понятнее. А то Жвачкин совсем запутался.

— Что тут говорить. И так все ясно. Буйер от двигателей дернулся вперед?

— Во дает! Вперед, а куда же еще?

— Хорошо. Тогда в какую сторону после этого должна была упасть мачта, если она сломалась от этого толчка?

— Назад, конечно. — Это опытные космонавты теперь знали хорошо. Законы действия — противодействия, силы трения и момента инерции ими были познаны на практике.

— Должна была назад. Правильно. А она упала вперед, — торжествующе заметил Дормидонт.

— Ну и что? — опять не понял Жвачкин.

— А то, что ее подпилили. Вот что! Можете сами убедиться. — И Дормидонт широким жестом пригласил всех к осмотру мачты.

И точно. У основания мачты больше чем на три четверти был гладкий срез. Только в самом конце срез переходил в разлом. Но недаром говорится, что большинство великих преступлений было раскрыто именно из-за мелочей. Мелочей для преступников, но не для сыщиков, в число которых мог бы попасть и Дормидонт. Если бы жил тысячу лет назад. И был человеком.

— Получается, что у нас на Земле появились враги, — встревожилась Ма.

— Ох, и не завидую я им, радостно потер руки Жвачкин. — Это вам не на Луне.

— Не спеши. Еще неизвестно, что они с Луны.

— Конечно с Луны. А откуда еще?

— Может с другой звезды. Или с Плутона. Или даже с Марса.

— С Марса? Ха-ха-ха, — не удержалась Аза. — Вот это здорово! Зловреды с Марса.

— Почему зловреды, а не невидимки?

— Потому, что делают зло и все время вредят. А если они еще и невидимки, то будут невидимыми зловредами.

— Ладно, пусть будут зловреды, согласился Жвачкин. — Им от этого легче не станет. От меня не уйдешь!

И он воинственно и подозрительно оглядел все кругом. Затем внезапно повернулся, прыгнул на шаг вперед и широко взмахнул руками.

— Ты что?

— Ничего, — невозмутимо вернулся назад Жвачкин. — Я просто подумал, а вдруг они нас подслушивают? Вот и попытался кого-нибудь словить. Я бы на их месте так поступил.

— Если бы ты был на их месте, — охладил его пыл Дормидонт, мы бы тебя, то есть их, давно бы словили.

— Как так?

— А вот так. И лучше не будем об этом. Давайте подумаем, что нам дальше делать? Ехать или не ехать?

Сколько людей, столько и мнений. Так говорят в народе. Оказалось, что к роботам это относится еще в большей мере. Видно не зря первым законом роботов было послушание человеку Их создатель оказался большим мудрецом. А может дело в том, что наши роботы слишком много общались с людьми? Кто знает.

К счастью, Альфу в голову пришла блестящая идея, позволившая остановить длительный диспут. Она подходила всем.

— Я предлагаю вот что. Объединить приятное с полезным.

— Вот это правильно, Альфик! — обрадовалась Аза. — Я тоже подумала, что уже пора и поесть. От этих ваших разговоров такой аппетит появился, прямо ужас.

Но Альфу было не до еды. Его предложение действительно было неплохим.

— Во-первых, я предлагаю починить мачту. Подожди, подожди, — остановил он Жвачкина, видя его нетерпеливый жест. — Я еще не кончил. Мы весь день будем ее ремонтировать и этим покажем невидимкам или зловредам, что без мачты нам никак не добраться до стартодрома. На самом деле все это мы будем делать только для отвлечения внимания.

Почувствовав, что дело начинает пахнуть чем-то таинственным, Жвачкин приободрился.

— Пока одна группа будет ремонтировать мачту здесь, — продолжал Альф, — другая перед входом в госпиталь станет копать яму. Да, да, яму, — снова мастерски успел он предупредить недоуменные вопросы. — Но тоже не простую, а секретную.

Стало еще таинственнее. Жвачкин от нетерпения начал дергаться и ерзать. Он незамедлительно пошел бы копать эту секретную яму, если бы не подозревал, что Альф раскрыл еще не всю тайну. И Альф оправдал его ожидания.

— Дальше мы замаскируем яму сверху. И только после этого отвезем отремонтированный буйер назад и поставим его между ямой и дверью в госпиталь. А сами уйдем, все до одного.

Вот туг Жвачкин, уже готовый из засады напасть на неведомых врагов, немного растерялся. Как это всем уйти? Хотя бы его одного оставили.

Но Альф еще не все сказал.

— Оставаться никому нельзя. Если зловреды являются невидимками, они это заметят и ничего не получится. Поэтому главной задачей является сделать яму такой, чтобы невидимкам из нее нельзя было выбраться. А потом мы придем и возьмем их.

— Голенькими руками, — подсказал Дормидонт.

— Почему голенькими, лучше вооруженными, как у Марса.

— Да это я так, к слову. Воспоминание из прошлого.

— Ну, тогда это к делу отношения не имеет.

— А может и имеет, — не согласился Жвачкин, по его мнению уже давно молчащий. — Мне нравится. «Взять голыми руками», — отличное выражение. Если мне доверят, я так и сделаю. А славу поделю с Дормидонтом. Ну, еще с Альфом.

— Ладно, славой потом поделитесь, — наконец вступил в разговор Па. Он был очень горд за своего сына. Вот тебе и мальчик, малыш. Такое придумал!

— Я хочу внести только одно дополнение. Если, конечно, Альф согласится. Отсюда надо уйти ночью. Это невидимкам на руку и они будут меньше остерегаться. А мы в это время где-нибудь поспим. И приятно, и полезно, как говорит Альф.

Это еще раз напомнило Азе, что она прилично проголодалась. Дошло это и до Альфа. Впрочем, и Па с Ма были не против. Возможно, последний случайный обед перед отлетом. Его не стоило упускать.

— Пользуйтесь, пока я здесь. — И Жвачкин щедрой рукой оделил всех желающих и голодных конфетно-шоколадной смесью. А вместо первого блюда предложил шипучку с коржиками.

Па все еще сопротивлялся такой диете. Поэтому пришлось Пуфику быстренько сбегать в кушальницу за тарелочкой горяченьких щей. Па все делал по правилам. Такое твердое следование давно установленному порядку даже внушало уважение. Особенно Дормидонту и Марсу. И, как ни странно, самому Жвачкину, изначально считавшему, что Па всегда прав. Что, впрочем, не мешало ему поступать совсем наоборот по отношению к оставшимся сладкоежкам.

Глава 14

Тени невидимок

Весь день ушел на реализацию плана Альфа. Его начали с разборки поломанного паруса. Отвязали державшие мачту крепления и само полотнище паруса. Самые большие трудности вызвало освобождение нижнего и меньшего конца сломанной мачты, закрепленного в днище кузова. Вставлять и закреплять было тяжело, но вынимать — еще тяжелее. Прежняя работа оказалась выполнена на совесть.

Выдернуть обломок из гнезда пытались все по очереди. Безрезультатно.

— Засела, как гвозди в стене! — комментировал неудачные попытки Жвачкин.

Наконец, очередь дошла до Марса. Казалось, ему это будет нипочем. А оказалось, что во всяком деле есть свои «маленькие хитрости», с которыми не встречался даже Дормидонт.

Марс дернул раз. Что-то затрещало. Дернул второй. Затрещало сильнее. Он собрался завершить начатое, но вовремя спохватился.

На полу образовалась уже изрядная щель. А все потому, что мачта не хотела отделяться от доски, в которую была вставлена. Марс вместе с обломком чуть не вырвал доску пола кузова.

— Тогда возьмем смекалкой, — отреагировал на это гигант, немного смущенный таким поворотом дела.

Смекалка состояла в том, что теперь он не старался выдернуть конец мачты из пола, а аккуратно выкрутить его.

Поначалу показалось, что в этом направлении его ждет успех. Деваться обломку стало некуда. Куда там какой-то деревяшке против мощных металлических захватов. И деревяшка жалобно заскрипела. Но вместо того, чтобы выкручиваться, обломок скрутился у самого основания и остался в руках оторопевшего Марса. Как шуруп, который не хочет залазить в запланированное для него место, но и не может устоять перед натиском завертывающей отвертки.

Теперь старая дырка оказалась намертво закупоренной. А делать новое отверстие было половиной всей работы.

— Как-то неудачно мы начали это дело, — вынужден был признать Марс. — Кажется, я что-то сломал.

Точнее было не сказать.

Вот тут-то Дормидонт внес и свою лепту в общую копилку «маленьких хитростей».

— Доска в полу у нас толстая?

— Толстая-претолстая, — ответили остальные зрители.

— Это хорошо, — вроде невпопад удовлетворился Дормидонт. — Зато и застрявший конец не короткий, — еще загадочнее тянул он. — И, возможно, даже больше, чем толщина доски.

— Точно, — внезапно оживился Альф, которому почему-то самому ничего не пришло в голову. — Этот застрявший клин можно легко выбить снизу.

— И он вылетит, как затычка из бочки, — подтвердил правоту догадки сам автор идеи. — Кстати, затычка в бочке тоже имеет клиновидную форму.

«Правда, это не значит, что и ее выбивают изнутри. Как раз наоборот, ее то уж точно вытаскивают снаружи». Так подумал про себя Буль, но из-за нелюбви к спорам решил это не обнародовать.

И правильно сделал. Главное, сэкономил время для дела. Но что это мы все о затычках, да обломках? Пора и к основной теме возвращаться.

Справившись с предыдущей работой, перешли к поиску новой мачты. Воспользовавшись подходящей ситуацией, Марс с Пуфиком незаметно отделились от буйера и направились обратно к госпиталю. Если бы даже невидимки наблюдали за ремонтом, то уследить за каждым они бы не смогли. Так началась реализация второй части плана — Альфа. Им предстояло вырыть яму перед входом.

Расположение ямы выбрали таким, чтобы между нею и стеной госпиталя смог поместиться буйер. Если бы невидимки, которым очень понравилось его ломать, захотели устроить новую диверсию, то как раз попали бы в ловушку.

— Ну, что, начнем? — предложил Марс и приготовил лопату.

— Начнем, — ответил Пуфик и благоразумно отошел в сторону, чтобы случайно не попасться Марсу под руку.

Марс заработал, как заводной. Песок вылетал из углубляющейся ямы во все стороны. Каждые пятнадцать минут его положение в ней существенно менялось. Сначала яма была ему по колено, затем по пояс, потом по грудь и, наконец, вровень с ростом. Пуфик только успевал относить и разбрасывать песок.

Но и достигнув уровня головы, Марс не остановился. Может, выбрасывать песок ему стало тяжелее, но со стороны это не было заметно. Особенно Пуфику, уже не знавшему, куда дальше девать выбросы.

— Все, Марсик, достаточно, — предложил он, выворачивая очередное ведро в дальнем углу площади, где за это время вырос небольшой искусственный холмик.

— Еще лопат сто, тогда посмотрим.

— Да нет, хватит, а то ты сам не выберешься оттуда.

Марс попробовал. Не получилось. Только с помощью руки Пуфика еле-еле удалось выбраться наверх.

— А маленькие зловреды и подавно оттуда не вылезут, — закончил Пуфик, сравнивая глубину ямы со своим ростом.

— Ты думаешь, что они маленькие?

— А какие еще? Если бы были такие как ты, мы бы их давно заметили. Или по топоту вычислили. Нет, невидимки должны быть маленькие. Маленькому легче быть невидимым, это ясно.

— Я как-то не подумал об этом. Действительно, ясно. Тогда наша ямка для них будет в самый раз. Осталось замаскировать ее.

Для этого положили поперек ямы несколько тоненьких жердочек, которые сверху накрыли большим куском материи, выбранной под цвет окружающей поверхности. На всякий случай на нее набросали тонкий слой земли. Получилось настолько хорошо, что Пуфик даже отметил маленькими колышками края ловушки.

— Пускай побудет так, пока мы не установим на место буйер.

— А то сами влетим в свою же яму, — и Марс громко захохотал. — Пошли обратно к своим.

Тем временем остальная группа доканчивала ремонт. Мачта с парусом была установлена в отверстие и заново заклинена. Оставалось поставить пару растяжек ее крепления. В этой работе принял посильное участие и Пуфик, незаметно присоединившийся к друзьям вместе с Марсом.

Сам Марс взялся за доставку буйера к месту стоянки. Сопровождаемый веселой толпой, вскоре он втащил бывший грузовичок на площадь. Благодаря колышкам Пуфика, им удалось без особых проблем поставить его на место.

Первая часть плана была завершена. На ночевку отправились в гости к Марсу. Больше от них ничего не зависело.

Переночевав у гостеприимного хозяина, утром в полном составе поспешили обратно. Перед выходом на площадь все непроизвольно замедлили шаг. Первой выглянула из-за дома Аза.

— Кажется, ничего нет.

— А по-моему, что-то шевелится.

— Как же, шевелится. На дне ямы шевелится, а ты видишь?

— Ну, показалось, подумаешь. Все же что-то там есть, чувствую носом.

Нестройной толпой роботы бросились вперед. Замыкала строй Ма, не особенно верившая в эту детскую затею.

Тем не менее, бежавший первым Жвачкин вдруг издал радостный клич:

— Попались, голубчики!

Тут и другие заметили, что покрывала сверху ямы не было. Воодушевленный Жвачкин еще прибавил ходу и в два прыжка оказался на краю ловушки.

— Есть! Удалось! Что я говорил! (Хотя ничего такого он и не говорил). Иду на захват!

И, не раздумывая, он бросился вниз на что-то шевелящееся.

— Подожди, Шоколадик, — запоздало крикнула ему Аза.

Но тот уже не слышал. Все, что Аза смогла, это остановить Марса, собиравшегося повторить этот прямолинейный маневр.

— Ты ведь раздавишь Шоколадика, если сверху упадешь на него. Посмотри на себя. Ты же больше танка!

Танка Аза никогда не видела, но много раз слышала про него от Марса, как олицетворение мощи, и поэтому сейчас применила именно это понятие.

Действительно, в маленькой ямке больше не на кого было падать, как на Жвачкина. И на то, что он пытался схватить. Это что-то находилось под покрывалом и поэтому не так просто было с ним справиться.

— Сейчас я тебя, — бормотал внизу Жвачкин, подбодренный полдесятком голов, «болевших» за него сверху. — Какой-то он ужасно худой и тонкий. Прямо как описывал Пуфик. То-то мы их никак заметить не могли. При такой худобе это и немудрено.

Головка маленькая, зато ног много. Но от меня не уйдут.

Он, наконец, сумел ухватить то, что скрывалось под покрывалом. Оно было немного ниже его по высоте и, действительно, какое-то уж очень тонкое.

— Сдирай покрывало, — кричали болельщики сверху. — Даже если он невидим, отсюда ему не выбраться. Кидай конец накидки нам. Мы ее будем тянуть, а ты продолжай держать невидимку.

Так и сделали. Нетерпеливые руки мгновенно выдернули полотнище наверх и устремили напряженные взгляды на то, что так долго оставалось для них невидимым.

Жвачкин на дне ямы был не один… а вместе с лопатой, которую Марс забыл вынуть, кончив копать яму.

Больше всех был ошарашен таким поворотом событий сам главный герой задержания. А еще эти шуточки Дормидонта, типа с кем он внизу так долго боролся? И не устал ли? Не нужна ли ему дополнительная помощь.

Помощь оказалась нужна только для подъема наверх, как в свое время Марсу. Именно из-за этого он вчера и оставил лопату неубранной.

Смущенный Жвачкин стоял на краю ямы с лопатой. А вокруг висел хохот. Смеялись все. Кроме лопаты. И самого Жвачкина. Но и он уже собирался присоединиться к общему веселью, когда Дормидонт совершенно неожиданно перешел на его сторону.

— А невидимки-то были. Но ушли.

— Как, где были? — всеобщее веселье сменилось таким же всеобщим недоумением.

— Были, были. Я их сам видел и еще вам говорил, что тут что-то шевелится, — быстро перестроился Жвачкин.

— Я тоже сначала подумал, что покрывало ветер сорвал или оно само провалилось вниз под тяжестью земли. Но вот смотрите, след. — И Дормидонт показал на небольшой круглый отпечаток, внутри которого ясно выделялись три более глубокие точки, похожие на следы от гвоздей.

— И это ты называешь следом? — разочаровался от такой мелкой улики Альф. — Да тут просто что-то упало, а затем его подняли.

— И вот тут подняли? И вон там? — Дормидонт полностью перешел на серьезный тон. — Смотрите, сколько следов вокруг.

Действительно, на разровненной после устройства ловушки поверхности, кроме следов их ног отчетливо выделялись чьи-то чужие следы. Цепочка из загадочных треугольничков вела к середине площади, где и терялась на твердом грунте.

— Получается, не ветер сорвал покрывало с ямы?

— А сами невидимки, которые затем из нее выбрались.

— Эх, не дал мне Пуфик вырыть яму поглубже, — с сожалением вздохнул Марс.

— Так может они летают и все равно вылетели бы из нее? Откуда мы знаем?

— Зато это первый реальный след, — остановил спор Дормидонт. — До сих пор мы только предполагали, а теперь имеем реальные следы их существования. А раз есть следы, то может быть они и не невидимки совсем? Это бы нам здорово помогло в поимке. Плохо только, что теперь они знают, что мы их ловим.

— Ничего. Будем искать новые пути борьбы. Для начала предлагаю проводить патрулирование улиц и дорог.

Эта идея как нельзя больше пришлась по душе Жвачкину. Наконец-то он сможет вволю покататься на своей любимой колеснице.

— И никто не будет делать ему замечаний.

Чтобы полностью использовать скорость, он выбрал для патрулирования пригородные районы и носился по окраинам города, не боясь задеть кого-нибудь еще. А задеть он мог, как выражался Па, только своих, так как чужие от шума его таратайки, слышимого на несколько километров, убегут заранее.

По той же причине мало пользы было и от Марса, звук двигателей которого при полете не позволял застичь неприятеля врасплох. Зато велосипеды и раскладушка Буля как нельзя лучше подходили для этих целей. На них они бесшумно курсировали целый день по внутренним улицам города.

Наряду с этим делались попытки писать обращения к зловредам, которые оставлялись в разных частях города. Выглядели они примерно так:

Кто вы?

Давайте жить дружно.

Приходите с этим листком на площадь

и мы вас не тронем.

Мы хотим мира.

Мы любим гостей.

Ура!

«Ура!» предложил дописать Марс, чтобы не выглядело, будто они боятся невидимок. Но и с «Ура» и без «Ура» результат был одинаков. Все призывы оставались без ответа.

А листовка, повешенная на специально сделанном для этого стенде около госпиталя, даже успела пожелтеть от времени. Понемногу и желание дежурить на улицах пропало.

Кому охота заниматься ненужным делом? Никаких новых сведений больше не поступало. Свое мнение и сторонники, и противники пребывания зловредов на Земле доказывали не очень убедительно.

— Они все еще здесь.

— Да нет их, что им здесь делать.

— Нет, есть!

— Откуда это видно?

— Есть и все!

— А по-моему, нет, они исчезли.

— Куда исчезли?

— Туда, откуда и появились, куда же еще.

И так далее. Это продолжалось, пока Дормидонт не придумал хитрый проверочный эксперимент. Помог ему в этом совершенно случайно Марс, который предложил установить уменьшенные границы патрулируемой территории.

— Нас мало для такого города. И чем бесполезно мотаться по улицам и пригородам, давайте введем границу. Пусть это будет маленький участок, но зато мы будем уверены, что внутри него нет никого постороннего. Начать можно с нашей главной площади.

Именно слово «граница» натолкнуло Дормидонта на идею. Так как граница всегда бывает между двумя сторонами, то для разделения их обычно вводится нейтральная полоса, по которой не должны перемещаться ни свои, ни чужие. Каждый, кто на ней появится без разрешения — это и будет нарушитель.

А как все заметить, если граница большая, а пограничников мало? Оказывается, очень просто. Нейтральную полосу вспахивают и разравнивают. После этого каждый след на ней становится сразу заметным. И поиск теперь ведется не по всей территории, а только в месте нарушения границы.

Но как вспахать асфальтовую дорогу?

— Мне нужен суп из кушальницы, — попросил помощи Дормидонт. — Побольше и погуще.

Ма не выразила особого восторга по поводу такого решения. Но Па и Марс с Пуфиком вызвались сходить за супом. Ради компании к ним присоединился Альф.

Вчетвером через час они приволокли несколько больших кастрюль. Никто не спрашивал зачем, зная, что раз Дормидонт сразу не объяснил, значит готовит для них сюрприз. А сюрпризы они любили.

Однако сюрприз начался несколько неожиданно. Указав места, где оставить кастрюли, Дормидонт просто-напросто вылил их содержимое на землю.

— Все, — сказал он. — Готово.

Это показалось обидным Альфу, еще не отдышавшемуся после тяжелой ноши. В знак протеста он отошел от общей группы и направился в госпиталь.

— Альф, постой, — позвал его спокойно Дормидонт. — Не туда идешь. Попробуй пройти вон к тому дому и ты все поймешь.

Пришлось Альфу, на которого теперь было обращено всеобщее внимание, изменить направление и направиться к соседнему дому, находившемуся сразу за площадью. Он даже немного поругался на Дормидонта, влезши по дороге в разлитый тем суп. А что оставалось делать, не карабкаться же по стенам.

— Стой! А теперь повернись, — опять обратился к нему Дормидонт, как будто услышавший не очень хорошие слова о себе. — Ну как?

— Отлично! — само собой вырвалось у Альфа, сразу прозревшего и все простившего. — Отличный суп — отличные следы!

Да, этот супчик был еще получше вспаханной полосы. Там следы оставались только на ней самой, а здесь тянулись еще несколько метров в сторону, оставляемые запачканными ногами.

— Оставим это так на пару дней и посмотрим, что получится.

Затем следы Альфа залили остатками супа и вернулись к своим прежним занятиям.

Рано утром их ждал сюрприз. Для проверки нерушимости границы им даже не пришлось подходить к нейтральной полосе. И без этого ответ был ясен. Вся площадь перед госпиталем была в следах. Кружочки с тремя точками внутри виднелись повсеместно.

— Вот тебе и исчезли, — растерянно произнесла Аза, выходя на крыльцо. — И сколько же их?

Этого не знал никто. Саму границу переходили в трех местах. В одном рядом со следом ноги была широкая и глубокая полоса.

— Ага, поскользнулся, голубчик, — радостно воскликнул Дормидонт. — Что это за невидимки, если оставляют следы от ног и других частей тела?

Одно стало ясно, что их не оставили в покое. В самый раз было принять предложение Марса об установлении сторожевых постов. Прямо с сегодняшней ночи.

Еще через несколько дней произошел случай с Азой. Рано утром, почти в сумерках, ей постучали в дверь. Двигаясь спросонья с полузакрытыми глазами, она открыла. Тотчас какая-то записка упала к ногам. Ничего не понимая, Аза, автоматически подняла ее и прочитала: «Сейчас вас посетит Фантомас. Будьте готовы!».

Не зная кто это такой, она пошире раскрыла дверь, чтобы выглянуть на улицу. И тут же непроизвольно затряслась мелкой дрожью. Множество отпечатков таинственных ног на земле, как магнитом, притянули ее взгляд. Она отпрянула вглубь дома, но скрип позади лишил ее остатков смелости и разума.

Всунув босые ноги в туфли, Аза, ничего не разбирая перед собой, ринулась вон из дома. «Фантомас», — что-то рявкнуло вслед, когда она пересекала порог. Это только придало ей дополнительное ускорение и дальше она мчалась уже на автопилоте.

Один раз ей показалось, что впереди что-то чавкнуло, но, не задумываясь, она проскочила подозрительный поворот. Только когда силы оставили ее, Аза немного пришла в себя. Оказалось, что она бежала по направлению к госпиталю. Это еще немного успокоило ее.

«И чего это я так перепугалась из-за каких-то следов?» — Аза со стыдом обернулась назад и страх опять набросился на нее. Все трезвые мысли забылись. В двух шагах за собой она увидела совершенно отчетливый свеженький след невидимки. Инстинктивно Аза отпрыгнула в сторону, но новый след появился еще ближе к ней. Одного взгляда назад ей было достаточно, чтобы заметить тоненькую цепочку маленьких треугольничков, повторяющих ее путь из дома.

Аза, как будто ее чем-то кололи, прыгала со стороны в сторону. Но отвязаться от невидимок никак не удавалось. Они были вокруг нее, они игрались с ней, как с игрушкой.

— Невидимки! Они везде! Они вокруг нас, — мужество окончательно покинуло Азу и слезы брызнули из ее глаз.

Отчаянно вопя, она бросилась удирать дальше. Протяжный вой сзади быстро помог забыть о недавней усталости. Шум позади, не отстающие следы, звуки типа «ой», «той», «бой» и особенно дикий протяжный стон «а-а-а-а» не давали ей расслабиться.

Наконец впереди показалась спасительная площадь. Однако стоявший на посту Дормидонт, вместо того, чтобы успокоить, окончательно запугал ее. Обычно словоохотливый, на этот раз он даже не поинтересовался о причине столь раннего визита. А его поза отбила у Азы всякое желание что-либо спрашивать. Дормидонт стоял на одной ноге, с корпусом, повернутым в сторону госпиталя, а головой — в направлении Азы. Обе руки его были подняты вверх, как будто он защищался от невидимых ударов.

Поэтому, не ожидая от него помощи, Аза с криком «Спасайтесь! Невидимки! Дормидонта бьют!», ворвалась в госпиталь.

— Что тут у вас? — спокойный голос Марса вселил надежду в Азу и она спряталась за спиной своего любимца. — Сначала Жвачкин влетает, как ураган, при этом почему-то смеется, несмотря на столь ранний час. Затем другая, но эта плачет и вспоминает невидимок, которых тут в помине нет. Что за утро такое? Может, сейчас еще кто-нибудь появится?

Марс как в воду глядел. С последними словами в дом как раз ворвался запыхавшийся Альф, еще продолжая кричать начатую фразу «Я — А-а-льф!». За ним появился в дверном проеме Дормидонт, с не менее удивленной физиономией, чем при встрече с Азой.

— Да мы знаем, что ты Альф, — начал успокаивать и того все еще ничего не понимающий Марс. — Что случилось, где опасность? — и он грозно стиснул пальцы своих могучих рук в кулаки.

— Ничего вы не знаете, — отмахнулся от него Альф. — Это мы во всем виноваты. Вот головы садовые! Прости нас, Аза. Это мы пошутили.

— Пошутили? — теперь уже ничего не понимала Аза.

То же самое относилось и к другим. А случилось вот что.

Накануне в разговоре Дормидонт упомянул о знаменитых земных разбойниках прошлого, которых тоже можно было отнести к невидимкам. Это были Фантомас и Зорро. Несколько веков они, а потом рассказы о них будоражили воображение людей. Этим личностям приписывались различные нераскрытые преступления. Главным их отличием от других являлось обязательное оставление на месте событий записки с подписью «ФАНТОМАС» или «ZORRO».

Много поколений школьников в разных странах мира переболевали потом фантомасовой болезнью. При этой весьма «заразной» болезни все совершаемые проступки пытались приписать несуществующему Фантомасу или другим подобным легендарным «героям».

Как оказалось, эта болезнь и через тысячу лет не миновала Жвачкина и Альфа. Наслушавшись Дормидонтовских баек, они решили немножко «попугать» Азу. Для этого подбросили ей записку с подписью «Фантомас» и подделали следы невидимок перед порогом ее дома.

Но главным было другое изобретение Альфа. Он сделал два макета копыт невидимок и незаметно прибил их на туфли Азе. Вот откуда вокруг нее невидимо появлялись следы зловредов! Когда Альф понял, что Аза испугалась по-настоящему, он хотел остановить шутку, но своим криком только еще больше напугал ее.

После происшествия с Азой следы невидимок еще несколько раз встречались на расставленных стендах в виде ответов на призывы к мирной жизни. Но теперь никто не брался утверждать, что послания были именно от зловредов. Хотя из своих никто не признавался в таком баловстве. Жвачкин чуть ли не крестился, отнекиваясь от авторства, однако ему не очень верили.

В конце концов порешили опять жить всем вместе. Переезд в госпиталь не занял много времени. Как ни странно, с того дня зловреды оставили в покое и главную доску объявлений.

Глава 15

Туман рассеивается

— Вот что я вам предложу, — высказался Па. — Недавно мне вспомнился ваш отлет с Луны.

— Какой там отлет? Бегство, если сказать по правде.

— Ну хорошо, пусть будет бегство. Бежали вы от зеркальных зайчиков, которые чуть не сожгли ваш корабль.

Так вот, если на Земле действуют те же невидимки, которые вслед за вами перебрались к нам, то зеркало они должны были оставить на Луне неубранным.

— Зачем оно нам? — поинтересовалась Аза. — У нас и своих, даже после окончания строительства зеркальной связи, еще порядочно осталось.

— Нет, зеркала нам не нужны. Надо наверняка знать, кто наш враг. Мы можем это просто проверить. Телескопом исследовать на Луне место вашего отлета. Ночью прогуляемся туда, а к утру вернемся назад. Нам с Ма ночная прогулка будет в самый раз.

Роботы и дети пешком ходить не любят. Это общеизвестный факт. Вот почему взрослые отправились в путь засветло. Остальная компания собралась на площади к заходу солнца. Один Буль вызвался сторожить вход в лабораторию Па.

— Может и нам оставить кого-нибудь сторожить госпиталь? — поинтересовалась Аза.

— Не нужно, — отмахнулся Альф. — Ведь главный Фантомас едет вместе с нами, а Булю просто не хочется таскаться по дорогам.

Буль ничего не возразил против такого предположения. Жвачкин попытался, а потом безнадежно махнул рукой. Все равно ему не верили.

— Тогда езжайте без меня, — хоть таким способом он решил выразить свою обиду, — а я вас догоню попозже.

Аза с Пуфиком и Альф сели на велосипеды и спокойно покатили за город. Им компанию составлял Дормидонт, которому Буль одолжил свою раскладушку.

— Смотри, поздно не выезжай, — дала последний совет Аза, — в темноте с твоей скоростью ездить нельзя.

Жвачкин пожелание просто проигнорировал. Что эта девчонка может понимать в скорости?

Чтобы не нарушать тишину вечера, собрался обойтись без двигателей Марс. Тем более, что сзади оставался Жвачкин. Он мерно затопал своими огромными ножищами. Получилось не намного медленнее, чем на велосипедах. А подлететь он всегда успеет.

Солнце давно зашло, когда по раздавшемуся сзади шуму Марс понял, что его догоняет колесница и сошел на обочину дороги. Тут же в темноте что-то еще более темное пронеслось мимо него. По лихому посвисту и выкрикиваниям «э-эх», «йа-йа», «н-но» можно было догадаться, что это Жвачкин.

«Зря его только ругают за неосторожность езды», — подумал про себя Марс. «Зато какое мастерство, если даже пешеходу дорогу трудно различить».

Но тут вдруг наступила тишина. Причем резко. В этой тиши висел только постепенно отдаляющийся возглас «э-э-э-э».

«Неужели так разогнался, что взлетел в воздух?» — почти изумился Марс. Но тут же, по раздавшемуся вслед за тишиной грохоту понял, что несколько переоценил лихого наездника. «Ищи его теперь в этой темноте».

Искать долго не пришлось. От ближайшего дерева, не переставая, продолжали доноситься хорошо известные звуки «эх» и «йа».

Пока Марс снимал с верхушки дерева все же сумевшего взлететь Жвачкина, пока искали колесницу, которая почему-то оказалась на другой стороне дороги, в небе появилась луна. Чтобы не опоздать, пришлось поторопиться. Марс на низкой высоте, почти стоя, медленно полетел вдоль дороги. В отблеске его двигателей, неровным светом освещавшим дорогу, за ним покатил Жвачкин, на котором падение особенно не отразилось.

Под куполом обсерватории тем временем вовсю шли наблюдения… Большой телескоп навели на Луну и по очереди пытались высмотреть на ней солнечных зайчиков. Но те попрятались, видимо испугавшись грохота, устроенного на дороге Жвачкиным.

Поэтому, когда он влетел на верх обсерватории, место у телескопа было свободно.

— А подать-ка мне сюда этих зайцев! — скороговоркой проговорил он, приникая к окуляру. — Ага-а! Вот они! Стой! Куда спрятаться захотели? Не выйдет. Вижу вас.

Понять Жвачкина было невозможно. О каких зайцах он говорил, если в их отсутствии они только что убедились. Даже Па и Ма. На всякий случай Марс быстренько рассказал им историю падения Жвачкина на дороге. Аза с жалостью наблюдала за Шоколадиком.

А тот, как ни в чем не бывало, продолжал свою охоту.

— Ну и здоровенный зайчище! Ты куда? Удрал, хитрец. Он оторвался от трубы и стал с увлечением рассказывать о своих наблюдениях.

— Ничего там нет, — первой решилась сказать ему правду Аза. — Это тебе все кажется.

— Как так кажется? Да их там сколько угодно, только они иногда прячутся. Пусть Дормидонт посмотрит и подтвердит.

— Я уже смотрел, — осторожно ответил Дормидонт, не желая огорчать друга. — Но если ты хочешь, могу еще раз поглядеть.

Здоровущий заяц толстым слепящим лучом ударил Дормидонта прямо в глаз. Он даже инстинктивно отдернул голову подальше.

— Что такое?

— Вроде есть, — вынужден был признать Дормидонт.

Потом все опять продолжили рассматривать лунную поверхность. Лучи то появлялись, то исчезали. Пока Па не догадался, что для того, чтобы увидеть их, нужен был определенный угол падения солнечных лучей на зеркало.

Получалось, что на Земле были именно их невидимки. С которыми они уже сражались и которые боялись Марса. А раз их можно было бить на Луне, то на Земле они тем более должны были с ними справиться. От этой мысли всем стало как-то легче.

Между тем световая спица ярко выделялась на лунном пейзаже, медленно перемещаясь по нему одновременно с движением невидимого на Земле солнца. Так продолжалось часа два. Затем луч пропал.

Остаток ночи провели в обсерватории, чтобы в темноте с ними не случилось то, что с их другом накануне.

С восходом тронулись в обратный путь и скоро опять находились на своей площади.

Первое, что там бросилось в глаза, было множество отпечатков ног зловредов. Они были всюду, кроме того места, где раньше располагалась яма-ловушка. После неудачной попытки яму засыпали, чтобы самим в нее не попасть. Но зловреды, видимо, этому не поверили и на всякий случай бывшую яму обходили стороной.

Если, конечно, это были зловреды. Хотя Жвачкин был с ними и активно пытался доказать свою невиновность.

— Вот, смотрите! — наконец радостно позвал он. — Смотрите на нашу доску.

На ней, поперек всех остальных надписей и призывов, большими буквами читалось: «ФАНТОМАС».

— Да ты сам и написал.

— А чем, чем? — от праведной обиды не унимался Жвачкин. — Это не карандаш, а что-то другое и почему-то липкое.

Сколько бы продолжались эти оправдания, неизвестно, но Дормидонт заметил еще одну странность.

— Обратите внимание на слово «ФАНТОМАС». Особенно на последнюю букву. Так Жвачкин не написал бы.

Все еще раз взглянули на ставшее для них очень привычным в последнее время слово. Так вот, в конце его, вместо буквы «С» стояла буква «Ш» и получалось слово «ФАНТОМАШ».

— Вот видите, — обрадовался поддержке Жвачкин. — Я тут ни при чем. Я бы так не написал. Я в конце всегда пишу букву…

Тут он внезапно осекся, поняв, что проговорился. На его счастье, никто этого не заметил, так как всех позвал Па. Он стоял в дверях госпиталя и приглашал зайти внутрь.

А там было на что посмотреть. Вернее, не было на что смотреть. Все их вещи были перевернуты вверх тормашками. Но главное, была разбита медицинская аппаратура. В том числе сломана главная рука-манипулятор операционной. Это уже точно был не Жвачкин.

— Сами зловреды невидимы, но дела их рук очень даже заметны, — высказал общую мысль Альф.

— Ой, что мы забыли! — вдруг вскрикнула Аза.

— Что?

— Мы совсем забыли о Буле. Здесь его нет. Не случилось ли с ним что? Надо сходить туда.

— Верно, пойдемте все вместе.

Они бросили дальнейший осмотр нанесенных повреждений и отправились к Булю. Того на месте не оказалось. Попытки позвать успехом тоже не увенчались. Жвачкин вызвался сбегать на озеро. Но и это не дало результатов.

— Пошли вниз. Посмотрим его в мастерской. Может он у Па в лаборатории?

Выполнить задуманное они не смогли, так как уже второй пролет лестницы при спуске вниз оказался затопленным неизвестно откуда взявшейся здесь водой.

— Это дело рук зловредов, — разволновалась Аза.

— Что они сделали с Булем? Неужели утопили?

— Перестань хныкать, — одернул ее Дормидонт. — Его так просто не утопишь.

— Где же он тогда?

— Не знаю. Может тут все само сломалось и он занимается ремонтом. Надо поискать внутри.

Па привез с собой с океана два акваланга, которые должны были быть в госпитале. На их везение, зловреды до них не добрались. Нацепив каждый по «киске», Па и Альф спустились в подземный лабиринт водоводов. Весь день до вечера они провели там, но ни Буля, ни повреждений водовода обнаружить не смогли. Обиталище самих Па и Ма также оказалось затопленным.

После предыдущей бессонной ночи поиски продолжать дальше было невозможно. Требовалось хоть немного отдохнуть. Так как охранять здесь было некого, то на месте оставили только Пуфика. На случай, если вдруг Буль сам найдется.

Остальные отправились в госпиталь, перед которым опять организовали постоянное дежурство. Сначала должен был дежурить Марс, потом Дормидонт, а под утро выпадала очередь сторожить Жвачкину.

Первые две смены прошли спокойно. А во время своего дежурства Жвачкин услышал приближение к площади чьих-то тихих шагов. Он осторожно выглянул из-за угла дома. Предутренняя дымка не давала разглядеть ничего отчетливо. Однако то, что звуки шли от двух расплывчатых силуэтов, было несомненно. Звуки были тихие-тихие и силуэты как бы колебались в туманном мареве.

«Так вот какие они, невидимки», — подумал Жвачкин. «Они как бы расплываются. Ночью их совсем не должно быть видно. Да и сейчас одного видно только наполовину, а у второго верхняя часть все время болтается, наверно сейчас исчезнет».

Утреннюю тишину прорезал дикий крик. И одновременно с выстрелом из ракетницы, обозначающим сигнал тревоги, Жвачкин выскочил из укрытия и набросился на нечеткие тени. Так Как маленькая тень все равно скоро должна была исчезнуть, то Жвачкин начал со второй. Начал весьма успешно. Он узнал ее. Это была… Буль. Буль собственной персоной! Тень друга Буля.

— Ты что здесь делаешь? — с ходу переключился Жвачкин на допрос. В некотором раздражении он даже не обратил внимания на Пуфика, которого из-за низкого роста по ошибке принял за исчезающего зловреда.

— Да я…

— Нет, так дело не пойдет, — перебил его Жвачкин. — Приходить среди ночи. Ты давай, рассказывай!

— Да мы…

— Я тут сторожу мирный сон от зловредов, а свои же его нарушают, — опять не сдержался он. — Слушаю тебя.

— Меня зловреды в плен взяли.

— Кто, зловреды? Да я этих букашек по столу размажу, попадись они мне под руку. Жаль, что ты мне сегодня встретился, а не они. Разговор у нас бы был совсем другой. — Жвачкин на секунду запнулся и только тут до него дошло.

— Тебя зловреды взяли в плен? Настоящие?

— Уж куда настоящее, — печально вздохнул Буль и собрался продолжить свой путь в госпиталь. Объясняться по такому поводу не очень хотелось. Хватит одного раза, когда он все рассказал Пуфику. А тут опять все по новой повторяй.

Но отцепиться от Жвачкина было не просто.

— Ну, так какие они? Толстые, тонкие, высокие или низкие? Невидимки или все же видимки? Я думаю, что видимки, раз ты их видел. Хотя ты этого не говорил. Как же ты попался им в руки?

— Я сидел на скамеечке перед входом и покуривал трубочку. Ты ведь знаешь, я люблю побаловаться дымопусканием. Как…

— … Как вдруг, — взял инициативу в свои руки Жвачкин, — тебя трах! бах! по голове. Потом связали, приставили к стенке и предложили совершить предательство и переметнуться на их сторону.

— Да нет, я…


Космические пираты

— А-а-а. Ты так просто им не дался. Ты порвал веревки и начал с ними сражаться. Одного уложил сразу, но другой подкрался сзади и накинул на шею петлю.

— Откуда ты это взял?

— Я знаю, так должно было быть. Так всегда бывает. Я на твоем месте тоже так поступил бы. Только я бы и со вторым справился. Подножку ему поставил или палец в двери прищемил. Что-нибудь придумал бы. Сколько их было?

— Точно не знаю. Я видел только ноги. Сначала…

— Вот-вот, понятно. Это их излюбленная тактика. Видны только ноги. Все остальное закрыто плащом, а на голове маска или чулок. Лиц не различишь, только голос слышен: «Жизнь или кошелек?».

— Какой кошелек?

— Ну, не кошелек, так какой-нибудь разводной ключ, масленка или что-нибудь в этом роде. Но ты не согласился с их требованиями и отказался вести переговоры. Выбрал геройскую смерть. Молодец!

— Остановись, Жвачкин, на минутку. Дай слово сказать. Я спокойно сидел…

— Ну, конечно, спокойно. В этом и заключается хитрость. Нападать на спокойных. Ты попробуй на беспокойного напасть! На меня, например. Да я первый-бы на них напал и связал им руки. Кстати, руки у них есть?

— Ноги видел, по две у каждого. Рост — не выше нашего и худые. Кажется. А вот руки… Одна, вроде, была. Точно была. Она мне пыталась кляп в рот засунуть.

— Одна рука? На двоих одна рука? Ну и уроды же они. Одной рукой пользуются по очереди. И голов, говоришь, у них не видел. Так они не невидимки, а безголовые. Безголовые зловреды! Ха-ха-ха. С такими справиться нетрудно. Главное, что ты их увидел. Теперь за дело возьмусь я… Это ж надо, безголовые и с одной рукой, — все еще не мог унять удивления Жвачкин.

— Да не говорил я такого. Мне всего один раз удалось повернуть голову, когда они между собой начали разговаривать, а я подумал, что это ко мне обращаются.

— И что дальше?

— Дальше получил по голове.

— Я не о том. Что они говорили, на каком языке? Может на медицинском? — Информация о том, что зловреды умеют говорить, на время отвлекла Жвачкина от малорукости бандитов.

Тут их разговор прервался. На площадь с разных улиц начала выскакивать подмога. Все действовали по заранее разработанному плану. По сигналу ракеты надо было не просто выбежать из дверей, а попытаться незаметно окружить врага. Что им отлично удалось на этот раз. Только врага не оказалось на месте.

Зато возвращение Буля стократно перевесило их утреннее беспокойство. За дружеским хором вопросов Буль даже не знал, что кому отвечать. Своим появлением они перебили допрос Жвачкина на самом интересном месте. Тогда, чтобы не выпустить Буля из своих рук, он просто-напросто затолкал того в угол между домами и закрыл собой от других желающих пообщаться.

— Так что они тебе сказали? — и он повернул Буля так, чтобы тот мог видеть только его одного.

— Мне — ничего, как потом оказалось. А вот один у другого спросил что-то вроде «шфой-нешфой?». На что другой ответил «нешфой». Потом еще что-то непонятное произнес, где я только расслышал «шлабак». Второй сказал на это «каюк» и «буль-буль». Откуда они узнали мое имя, не понимаю.

— А, — взорвался Жвачкин. — Так они тебе угрожали? Каюк обещали? Мы им самим покажем каюк. В общем, речь, похоже, наша. Половина — понятна, а вторую половину Дормидонт потом переведет. А там мы изучим язык и приманим их сюда. Они подумают, кто это так хорошо говорит «каюк, каюк»? Подойдут, а мы их и схватим.

Жвачкин был полностью удовлетворен. Все, что хотел, он узнал. Теперь можно было уступить Буля другим. Особенно Аза сильно рвалась пообщаться, от волнения называя того то Булечкой, то Булочкой.

Буль еще раз рассказал свою эпопею. Рассказал он кратко, зато этот краткий рассказ пришлось повторить три раза. Пока все не наслушались. Зато наступила полная ясность.

Проводив сначала Па и Ма, а затем остальных, Буль вернулся к своему жилищу и уселся перед входом. Достал трубочку и задымил. Внезапно кто-то обхватил его сзади, завернул руки за спину и связал их. После чего на него накинули мешок. Вот почему он не сумел рассмотреть ни лиц нападавших, ни сколько их было. Затем его поволокли куда-то вниз и бросили в воду. Вот и все, что он знал и помнил.

— Подожди, — вдруг вспомнила Аза, — а как ты выбрался? И откуда? Мы ведь тебя не смогли найти.

— Забросили меня в лабораторию. Я слышал, как вы люк открывали, но не смог подать никакого знака. А вытащил меня Пуфик.

— Пуфик? Когда же ты успел?

— Ночью. — Это была первая фраза до этого стоявшего в сторонке и скромно молчавшего Пуфика. — Не сидеть же без дела. Вот я и решил еще немного поискать. Па заглянул в лабораторию, но не увидел Буля, потому, что тот был под самым потолком. Я его и вытащил оттуда, а затем вытряхнул из мешка.

И хотя зловреды их здорово побили, вся компания, живо обсуждая происшедшие события, радостно вернулась домой.

Один Буль выпадал из общей массы, думая про себя, что Пуфику свою историю он рассказал гораздо быстрее. Быстрее и короче.

Глава 16

Жвачкин и жвачка

Получалось, что зловреды были очень разумны. Основной удар наносился ими против Па и Ма. Просто они не заметили их выход в обсерваторию на несколько часов раньше основной группы.

Разумные и жестокие. Буль остался жив только потому, что был приспособлен для подводной жизни. Ни человек, ни какой другой робот так бы не отделались после суточного пребывания под водой.

Какой мог быть их следующий ход? Расправиться с ними поодиночке, как с Булем? Или…

— … Или уничтожить наши космолеты и взорвать стартодром, — решительно заявил Марс. — Тогда мы не сможем добраться до Источника излучения. А сами зловреды смогут чувствовать себя на Луне в безопасности.

— Похоже, Марс прав, — задумчиво произнес Па.

— Что же делать?

— Я полечу охранять стартодром. — Марс не колебался. — Даже если они туда уже отправились, я их обгоню. А тут…

— Тут ими займусь я, — голос Жвачкина был не менее тверд, чем у Марса. — Лети себе спокойно. Мы не подведем.

После такого напутствия, без лишних слов, Марс взмыл над ними, сделал в воздухе разворот и взял курс на стартодром. Хоть за него теперь они могли быть спокойны.

Постоянное патрулирование окрестных дорог со временем дало свои результаты. Сначала случайное движение на одном из участков заметил Жвачкин. Но пока он останавливал свой драндулет, видение прошло. Второй раз движение заметил Альф. И лишь когда что-то шмыгнувшее в лес увидели с дельтоплана, то припомнили и первые два случая. Все это относилось приблизительно к одному и тому же месту — небольшой дубовой рощице около дороги.

Так как зловредов, по словам Буля, было немного, а их восемь, то решили устроить облаву. А затем, выгнав тех из леса, схватить в чистом поле с помощью дельтоплана.

Рано утром, прихватив Па и Ма, загонщики выстроились в линию вдоль дороги перед рощицей. Жвачкин в роли главного егеря закричал что-то нечленораздельное с дельтоплана и цепь стронулась с места.

— У-гу-гу, — Па обогнул небольшие кустики на опушке и вошел под шатер деревьев.

— Гу-гу-а, — затянул за ним Дормидонт песню загонщиков.

— Кыш, кыш, — помогала чем могла Ма.

— Ой-ой-ей, — выкрикивала звонко Аза.

Буль, как в барабан, бил в какую-то кастрюлю с кушальницы. Из рук Пуфика шел треск от переламываемых сухих веточек.

Альф старался не отстать ни от кого в создании шумовых эффектов. Зловредам должно было показаться, что не восемь, а восемьдесят человек ломятся через лес.

«Йо-йо-ух-ух-хо-хо-хо. Ай-яй-дав-дав-ко-ко-ко», — неслось, казалось, со всех сторон. Этот шум постепенно перемещался вглубь, к центру рощи. Альф, продолжая кричать, носился перед цепью из одного конца в другой, высматривая спрятавшихся невидимок.

Благодаря Жвачкину энтузиазм загонщиков не уменьшался. Но вот впереди забрезжили просветы и скоро они стояли лицом к большому полю. Огорченный Жвачкин с крутого пике посадил свой дельтоплан перед опушкой около чахлого куста бузины. И вдруг из этого куста вперед выпрыгнула пара перепуганных зайцев.

То, что это не настоящие зайцы, они поняли сразу. — Подтолкните меня, — попросил Жвачкин, опять хватаясь за дельтоплан. — А вы не давайте им уйти в сторону.

Невидимки, точно зайцы, длинными прыжками неслись вперед. Изредка они пытались повернуть вбок, но там дорогу им отрезали роботы. Бежать можно было только по широкому коридору вперед, к следующей роще в нескольких километрах отсюда. Они бы убежали, так как бегали быстрее людей. Если бы не Жвачкин на своем мини-самолете.

Вот он догнал их, но не смог схватить, так как пролетел слишком высоко. Сделав впереди разворот, он пошел в лобовую атаку. Но зловреды, не приняв вызова, разбежались в стороны. Пока Жвачкин метался между обоими зловредами, не зная за которого хвататься, они пробежали уже больше половины дистанции до новой рощи. Наконец и он понял, что догнать одновременно двух зайцев ему не удастся. И переключился на одного.

Сразу запахло жаренным. Теперь все попытки второго отвлечь внимание не приносили результата. А маневренность дельтоплана почти не уступала зловреду, при этом дельтоплан значительно превосходил того в скорости. Результат был предрешен.

Тарахтя мотором, Жвачкин постепенно сближался с петляющим по полю противником. Вот тот оглянулся назад, оценил обстановку и крикнул своему напарнику несколько загадочных фраз: «ФИНТ. ФИНТ ЗДЕШЬ. ЗДЕШЬ ФИНТ».

— Ну уж нет, — ответил ему с неба за напарника Жвачкин. — Финти, не финти, а я тебя поймаю.

И он протянул руку, чтобы схватить ослабевшего невидимку за шею. Неожиданно, мотор чихнул и дельтоплан дернулся, что позволило Финту, как того окрестил Жвачкин, вырваться вперед на два шага. Не обратив на это внимания, Жвачкин переключился на самую быструю передачу и через секунду опять занес руку над побежденным врагом.

Но тут мотор чихнул еще, на этот раз громче. Также дернулся дельтоплан и резко, без команды, сам спикировал вниз, зарываясь носом в землю позади беглеца. Если бы Жвачкин в этот момент протянул руку, он бы смог схватить того за ногу. Однако он этого не сделал, ошарашенный происшедшим и катящийся кубарем впереди своего дельтоплана.

Такая неудача! Осмелевший второй зловред, крича на ходу «ФЛЕШ, ФЛЕШ, ФЛЕШ!», опять присоединился к первому. Еще через минуту они достигли деревьев. В заключение, что окончательно добило все еще лежавшего на земле планериста, тот, который произносил «ФИНТ», в последний момент обернулся и сделал Жвачкину «нос».

— Что? Мне нос? Мне, Жвачкину? — он на мгновение от такой наглости потерял сознание. А когда пришел в себя, тех уже и след простыл. Зато вокруг стояли и с укоризной глядели на него друзья-загонщики.

— Дельтоплан поломался, — перенося досаду с себя на летательный аппарат, начал оправдываться Жвачкин. — Я сделал все от меня зависящее, но техника подвела, — и он бросил на Па молчаливый, но укоризненный взгляд. — Я бы его схватил, но…

— …Но забыл вовремя завести пружину мотора, докончил за него Буль, уже успевший осмотреть дельтоплан.

— Я, да я… — возбужденный Жвачкин все никак не мог остановиться. — Да я… Точно, вот балда! И в самом деле забыл, — и он беспомощно развел руками.

Что после такого признания оставалось с ним делать? Только пожалеть, что дружно и выполнила вся команда, начиная с Па.

— А как они выглядели? — перешла на другую тему Аза, когда дружеские похлопывания по плечу были завершены. — Ты их видел совсем близко. Страшные?

— Да надо признать, что страшноватенькие. Для тебя, конечно. Не для меня. Нахмуренные такие. Как я и раньше предполагал, оба худые. Только у одного голова сплюснутая, точно тыква, а у другого длинная, как огурец. У этого, у Финта.

— Что за Финт?

— Я так назвал самого вредного из них, который мне «нос» показал. Уж я доберусь до него.

— А почему Финт?

— Потому что он это слово чаще всего повторял. Зато второй все время восклицал «Флеш! Флеш!».

— Так и тебе надо было представиться. Может, познакомились бы.

— Как-то не догадался, — Жвачкин всерьез принял этот совет. — Следующий раз исправлюсь, когда Финта буду брать.

Следующий раз мог наступить не скоро. Вторая роща по внешнему виду была значительно больше первой. Тут требовалось придумать что-нибудь другое. А пока наблюдать и охранять.

Они вернулись к опушке первой рощи. И хорошо сделали. Отойдя подальше, вторая роща теперь была видна целиком. Одно неудобство: издалека трудно стало рассматривать подробности. Ползущего зловреда на таком расстоянии они вряд ли заметили бы.

— Пусть Альф слетает в обсерваторию и привезет оттуда сильную подзорную трубу, — придумал Жвачкин.

Это было на него непохоже. Не то, что придумал. Как раз наоборот, придумывал он довольно часто. А то, что уступил место в дельтоплане и право первого географа на использование трубы. Но на то у Жвачкина были веские причины.

Он сам был большой любитель наблюдений. Однако еще больше он хотел поймать Финта, причем сам. Поэтому пришлось выбирать: наблюдать или ловить. Второе победило. Поэтому, когда Альф улетел, Жвачкин изложил свой план.

Рощу-то они видели полностью. Однако только ее переднюю часть. Что делалось сзади, они не знали. Невидимки могли, пользуясь ночной темнотой, прорваться мимо них в город. Но могли выбрать и второй вариант: выйти незаметно с другой стороны рощи и обойти их по большому кругу. Сам Жвачкин поступил бы именно так.

Поэтому он обойдет рощу и сделает засаду с тыла. Зловреды этого не ожидают и попадутся. На всякий случай он подаст сигнал остальным, когда те появятся из леса. Здесь самое главное — их не спугнуть заранее. В качестве сигнала он использует звук дудочки, найденной на Луне. Услышав его, все должны срочно бежать к нему на подмогу.

Взяв с собой в помощники Азу, Жвачкин отправился выполнять план.

Главным было не допустить, чтобы зловреды прорвались через них ночью. Для этого, отходя назад, загонщики установили на поле несколько нехитрых сторожей. Это были привязанные к колышкам нитки, вторые концы которых оканчивались на месте их стоянки.

Если днем такую нитку еще можно было разглядеть в траве, то ночью этого сделать было невозможно. А чтобы самим ориентироваться в передвижении зловредов, к концу каждой из ниток прикрепили маленький колокольчик. Теперь по звуку колокольчика они могли судить, когда и в каком месте неприятель попытается прорваться в город.

Тем временем вернулся Альф. И хотя вечерело, трубу тут же установили и принялись рассматривать опушку противоположной рощи. Вот теперь навряд ли невидимки смогли бы невидимо проползти мимо них. При таком увеличении поле лежало прямо как на ладони. Без всяких следов зловредов.

Ночь началась спокойно. Однако после полуночи обстановка изменилась. Тоненько прозвенел колокольчик. Определив, откуда исходила тревога, Дормидонт быстренько поспешил туда. Остальные были готовы в любую минуту прийти ему на помощь. Через десять минут Дормидонт вернулся и сообщил, что видел тени зловредов, которые при его приближении снова скрылись в лесу.

Не успел он докончить свое изложение, как раздался новый звоночек. Теперь Па отправился совсем в другую сторону. И тоже вовремя. Заслышав его шаги, зловреды вынуждены были повернуть назад.

После довольно длительного перерыва тревога повторилась еще раз. Потом еще. Но каждый раз они успевали. Вот, наверно, зловреды недоумевали, как за ними могли следить в полной темноте. Под утро они оставили свои попытки и больше из-за деревьев не показывались.

Теперь наступила очередь подзорной трубы. И вот тут они чуть не упустили зловредов. Те тоже, оказывается, кое-что понимали в законах физики. Если бы не Пуфик, без трубы уловивший какое-то движение впереди, быть им в проигравших. Невидимки снова стали невидимы благодаря тому, что солнце светило прямо в глаза роботам и слепило их.

— Быстренько наденьте на трубу светофильтр, — скомандовал Па. — Он должен быть в отделении трубы для дополнительных принадлежностей.

Альф выполнил команду и еще успел разглядеть невидимок, прячущихся в лесу, и Дормидонта с Пуфиком, бегущих в ту же сторону.

Хитрая вещь этот светофильтр. Он задерживает лучи только одного цвета, позволяя другим цветам свободно проходить через себя. Стоило поставить оранжевый светофильтр, как солнце перестало мешать рассматривать панораму. Все цвета немного изменились, но предметы стали опять отличаться один от другого. Преобладающий желтый цвет солнечных лучей был побежден.

— Ну все, теперь до ночи можно отдыхать, — удовлетворенно произнес Дормидонт. — Больше никаких хитростей у них не осталось.

Так оно и получилось. Еще несколько раз роботы видели неясные фигуры зловредов приближенные подзорной трубой, мелькавшие среди листвы на опушке. Затем и это движение прекратилось.

— На сегодня ничья. Ноль — ноль, — согласился теперь с Дормидонтом Па.

Совсем другое положение было у Жвачкина, спрятавшегося с Азой в канаве с другой стороны рощи недалеко от опушки. У них ничего не происходило. А это хуже всего. Аза уже легонько дремала, время от времени открывая глаза, но все равно ничего не видя… Зато Жвачкин решил держаться до конца! Чем дольше с той стороны не будет никакой информации, тем больше будут возрастать их шансы. Такая мысль очень помогала ему не отвлекаться на разные пустяки и пристально наблюдать за опушкой.

После полудня его терпение вознаградилось. Хотя солнце как раз теперь начало светить в их сторону, но близкое расстояние до деревьев позволило определить за ними скрытое перемещение.

— Приготовься, — на всякий случай толкнул он Азу, призывая ее оставить свою дрему.

Движение повторилось опять. А в следующий момент из-за кустов высунулось длинное лицо Финта.

«Ага-а!» — злорадно подумал Жвачкин. «Хотел здесь уйти. Не выйдет».

Тем временем появился второй зловред. Оглянулся, осмотрелся кругом и поманил к себе Финта. Выйдя, тот также настороженно повертел головой во все стороны. После краткой беседы друг с другом, постоянно оглядываясь, они тронулись вперед.

— Пора вызывать подмогу, — напомнила Аза Жвачкину. Тот уже и сам полез за своим железным амулетом. Чтобы не спугнуть еще бывших настороже зловредов, он для начала тихонько подул в трубку. Еле слышный писк быстро угас в набирающем силу дне.

В тот же момент зловреды остановились. То ли это было случайным совпадением, то ли они услышали звук, сказать невозможно. Надо было чуть-чуть подождать.

Стояли, вертя головами, и невидимки. Флеш даже сделал шаг по направлению к ним, но затем остановился. После короткого совещания они опять осторожно тронулись в путь.

— Случайность, — успокоил Жвачкин Азу. — Я сам не слышу, что свищу, а они и подавно.

И он свистнул еще раз. Чуть громче, так как и в самом деле этот тонкий звук был еле различим среди шума живой природы.

Но зловреды остановились опять. Как вкопанные. Это уже не было похоже на случайность. Скорее, на-великолепный слух. На этот раз, не задумываясь, Финт развернулся и медленно пошел точно в их направлении. Чуть погодя, за ним последовал Флеш. От такого неожиданного поворота событий преследователи как-то само-собой оказались в роли преследуемых. Втянув головы в плечи, они затаились среди высокой травы, не произнося ни слова.

Пройдя метров тридцать, зловреды сначала замедлили свой шаг, а затем и вовсе стали.

— Ха-ха. — не сдержавшись даже в такой ситуации, хихикнул Жвачкин. — Потеряли след. Жвачкина так просто не возьмешь.

Тогда бывшие невидимки опять сделали разворот и пошли в прежнем направлении.

— Вот что, — когда они немного отдалились, решил Жвачкин. — Больше не будем рисковать. Ты беги за подмогой. Я же пока послежу за ними, а при необходимости задержу их до вашего подхода. Только скорее.

Аза выскочила из канавы и, пригибаясь, стремглав бросилась выполнять поручение. Жвачкин остался ждать. Все было спокойно. Не оглядываясь и не торопясь, зловреды продолжали путь в только им известном направлении.

При такой скорости догнать их в любой момент не представляло трудности. Но Жвачкин решил иначе. Он выбрался из укрытия, быстро перебежал метров двадцать и плашмя упал в траву. Затем осторожно осмотрелся и повторил свой короткий бросок, сблизившись еще больше с беглецами. И опять замер, опасаясь выдающегося слуха зловредов. Как ни странно, на звук падающего за их спинами тела, они совершенно не реагировали.

Так, небольшими перебежками, Жвачкин все дальше и дальше удалялся от места первоначальной засады.

Прошел час, а подмоги все не было. Зато стала ясна цель их движения. Это был большой лес, постепенно вырастающий на горизонте. Надо было решаться.

— Эй! — даже не обдумав последствий своего решения, Жвачкин вскочил в полный рост и не таясь, бросился за неприятелем. — Стой! Кому говорю. Вы все арестованы!

Шум, поднятый им, на этот раз трудно было не расслышать. Зловреды одновременно повернули головы назад. Но вместо того, чтобы убегать, остановились и начали чем-то заниматься. Еще на бегу Жвачкин понял, что они быстро, быстрее чем Марс, копают яму. Не успел он удивиться, как его удивление возросло еще больше. Кончив копать, невидимки спрыгнули вниз.

«Так может они ненормальные?». Как раз в этот момент он подбежал к яме и встретился с мрачным взглядом запрокинутых лиц зловредов. Кого другого такое могло остановить, но не Жвачкина. Раскинув руки, он без колебаний спрыгнул вниз и обхватил сразу обоих врагов.

«Хорошо, что худые», — удовлетворенно подумал Жвачкин. «Одним махом двух поймал». Продолжая удивлять его, зловреды вели себя как ангелы. Не дергались и не вырывались. Это начало казаться ему подозрительным. «Готовят какую-нибудь хитрость. Я стреляный воробей. Лучше отпущу одного, зато покрепче буду держать другого».

Так он и сделал, крепко обняв, как родного брата, одного из беглецов. Когда первое волнение миновало, Жвачкин обнаружил, что держит Флеша, а Финт скалит зубы в дальнем углу. Шоколадик тут же выпустил Флеша и переключил свое внимание на Финта.

— Сдавайся, — негромко произнес он тому на ухо, любуясь жесткой интонацией своего голоса. — Вот и свиделись.

— ФОТ И ШФИДЕЛИШЬ. — С такой же жесткой интонацией ответил Финт.

— Ты — Финт? — решил не терять времени Жвачкин.

— ТЫ ФИНТ, — ничуть не возражал Финт.

«Похоже, зря я наговаривал на Финта», — торопливо рассуждал Жвачкин. «Он совершенно мирный и не опасный. Чуть-чуть с приветом. А тот, Флеш, уж точно что-то готовит. Обоих вести нельзя — вырвутся. Схвачу лучше Флеша, а Финта попробую уговорить».

Сказано — сделано. Очередной обмен и опять без всякого сопротивления. Его не было и в помине. Как и ожидаемой подмоги.

— Я победил, — теперь уже Флешу растолковывал Жвачкин.

— Я ПОБЕДИЛ, — как раньше Финт, соглашался тот.

— Не ты, а я.

— Я, я, — кивал головой пленник.

В очередной раз выпрыгнув над краем ямы, Жвачкин, наконец, увидел далеко-далеко появившиеся у деревьев точки. Это могло быть только подкрепление. Убежденный в скором завершении операции, он не скрывал восторга победы.

— Все! Победа! Конец!

— ФШЕ! ПОБЕДА! КАЮК! — как испорченное эхо повторил Финт.

— Да ты, братец, дурак, как я вижу, — не смог сдержаться Жвачкин, намереваясь в очередной раз поменять их местоположением.

— ШАМ ДУРАК. ОТ ДУРАКА И ШЛЫШУ. КАЮК, КАЮК, КАЮК! — для убедительности повторил тот несколько раз.

Чтобы еще более убедительно показать, кто из них дурак, Финт поднял руку с вытянутым вперед указательным пальцем и ткнул им в грудь Жвачкина, разворачивающегося для обнимания с ним. Затем отступил на шаг назад.

Сам-то он отступил, зато палец его остался, удлинившись на разделяющее их расстояние. Не раздумывая особенно, Жвачкин попросту отмахнулся от длинного пальца. Но палец не позволил с собой так вольготно обращаться и уцепился за руку. Пока Жвачкин пытался его стряхнуть, Финт сделал несколько плавных движений пальцем над его головой.

Бесконечный палец, словно кольца веревки, прижал пытавшуюся бороться руку к телу и опутал ноги недавнего победителя. Затем Финт на шаг приблизился к Жвачкину и, повторив «каюк», легонько толкнул того в грудь. После этого палец у него опять стал нормальным, зато Жвачкин, как бревно, свалился на дно ямы.

Оба зловреда, помогая друг другу, быстренько вскарабкались на край ямы. Затем бросились прочь. Причем Финт даже в таком положении не забыл наградить Жвачкина прощальным «носом».

Это чуть не добило того окончательно. Сделав героическое усилие, он поднялся с земли и привалился к краю ямы, как свернутый в трубку ковер. Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы оценить обстановку. Пригибаясь, зловреды пытались незаметно уйти в большой лес. А Аза с помощниками беспомощно топталась на месте их старой засады, не зная в какую сторону податься.

Надо было дать им о себе знать. Но как? Выбраться наверх без помощи рук он не мог. Зато даже одной рукой мог с успехом использовать свою дудочку. Теперь бояться, что его услышат зловреды, не приходилось. Главное, чтобы услышали свои. И Жвачкин засвистел изо всех сил.

О, чудеса! Не успел первый звук долететь до беспомощной погони, как зловреды, совсем в другом конце поля, замерли, как пораженные молнией. Затем, что уже неоднократно было и до этого, развернулись назад в его сторону и сделали несколько неуверенных шагов. Однако на этот раз, вместо того, чтобы перестать, Жвачкин только усилил дудение. Соответственно и зловреды, вместо того, чтобы остановиться, ускорили шаги.

Не раздумывая, что бы это значило, Жвачкин продолжал свистеть в волшебную флейту. Вот над его головой показалось ничего не выражающее лицо Флеша. Также без всякого выражения он сделал шаг в яму, прямо на Жвачкина. От такого соприкосновения оба упали на дно. Как и дудочка, отлетевшая в сторону. А над краем ямы уже балансировал Финт.

Однако последний шаг он так и не сделал. То ли для этого обязательно нужна была музыка, то ли ему не понравилось положение Флеша, на которого навалился связанный Жвачкин, удерживая его под собой. А может и горячее дыхание преследователей, топот которых был уже отчетливо слышен. Как бы то ни было, а постояв неподвижно секунду, Финт развернулся и бросился наутек. Его место над ямой тотчас же заняли Лица Азы, Альфа и Дормидонта.

Наконец, увидев невидимку, они спрыгнули вниз, вытащили его из-под Жвачкина и начали связывать.

— Меня, меня освободите сначала, — требовал Жвачкин. — Надо догнать второго. Где дельтоплан?

Дельтоплан был далеко, а Жвачкина освободить почему-то оказалось непросто. Его оковы не рвались, а растягивались, при этом вновь прилипая не только к нему, но и к тем, кто освобождал. Поэтому о втором беглеце пришлось забыть. Сначала довязали первого, а потом подали наверх в первичном виде Жвачкина. Как раз к этому моменту подоспели Па и Ма.

— Да это же жвачка! — удивился Па, попробовав сам освободить Жвачкина. Зачем ты ее столько наделал и как сам в нее влип?

— Как, как, — несколько униженный таким способом пленения, неохотно ответил Жвачкин. — Помогли мне, вот как.

— Кто?

— Да есть тут один. — И он бросил взгляд на чернеющий лес, в котором только что скрылся Финт.

Пришлось потратить добрый час, отдирая от Жвачкина жвачку. А затем еще столько же на отдирание ее от самих себя. Хорошего качества была жвачка. Крепко держалась.

— Ну, Финт, погоди, — только и повторял Жвачкин, участвуя в этой весьма трудоемкой операции»

Глава 17

Пленники

Флеша поместили в самую дальнюю комнату госпиталя. Теперь, чтобы удрать, ему пришлось бы пройти через комнаты землян. И в первую очередь, Жвачкина.

Находясь по соседству, он же первый, прямо с утра, провел пробный допрос пленника.

— Привет, начал он очень вежливо.

— ШЛАВА ФШЕМ, — с поклоном и почти торжественно ответил Флеш.

— Я — Жвачкин.

— Я ФИЖУ.

— Как Фижу? Ты же был Флеш. Хочешь скрыть свое имя? Не выйдет. Я его уже знаю. Ты — Флеш.

— НЕ ФЛЕШ. ШОФШЕМ НЕ ФЛЕШ. ФОТ.

— Ага, уже стал Фотом. Запутываешь следы. Итак, кое-что я уже установил. Тебя зовут Флеш и ты имеешь две клички — Фиж и Фот. Настоящий бандит. Кто твой напарник? И где он? Отвечай.

— ШМЫЛШЯ.

— Вчера был Финт, а сегодня он уже Шмылшя? Не хочешь выдавать? Вообще-то это правильно, но придется. Против меня не устоишь. Кто вас сюда доставил?

— ШАМИ. МЫ ШАМИ.

— Так, непонятно. Шами или Мышами? Пока будем называть твоих хозяев Шами-Мышами, через черточку. Это уже кое-что. Что вам нужно здесь у нас на Земле?

— А КТО ФЫ?

— Ага, нужны какие-то Актофы. Если даже они у нас есть, мы вам их не дадим. Понятно?

— НЕ ШОФШЕМ.

— Понятно. Не притворяйся и не тяни время. Эти самые Актофы, кто они?

— ФЫ. ОНИ ФЫ.

— Опять отвечаешь загадками. Или это их дополнительные клички?

— НЕ ШОГЛАШЕН.

— Похоже, надо звать Дормидонта. Смотри. Я хотел с тобой по-хорошему. Дормидонт живо тебя расколет с твоим языком. А если надо, то и своему научит. Дормидонт, подойди ко мне на минутку!

Так как было очень рано, то пришлось того звать повторно. Наконец, он появился в дверях. За ним, уже без специального приглашения, проскользнула в дверь Аза. И еще где-то в глубине дома хлопнула дверь. Число желающих поспрашивать зловреда понемногу возрастало.

Трудно было поверить в то, что такая вот парочка негодяев уничтожила все человечество Земли. Совсем не богатырского сложения и даже, как заметила Аза, лица их были не страшные, а скорее печальные. Но факты — упрямая вещь. Плюс попытки расправиться с ними здесь и на Луне. Поэтому предположение Жвачкина, что Флеш их просто запутывает, звучало весьма правдоподобно. Надо было воспользоваться перекрестным допросом, чтобы во всем разобраться.

При таком допросе несколько человек по очереди быстро задают самые разнообразные вопросы. Причем вопросы часто повторяются, но на разных стадиях допроса. Таким способом легко ловить противоречия в ответах допрашиваемого, если тот желает что-нибудь скрыть.

Первым начал Дормидонт:

— Ты кто?

— Я швой.

— Стойте, — закричал сразу Жвачкин. — Вот он и попался. Мне он назвал имена Фиж и Фот, а тебе говорит, что Шфой. Нехорошо, Флеш, врать, нехорошо. Некрасиво. Сколько будет четыре и четыре?

— ФОШЕМ.

— А пятьдесят и пятьдесят?

— ШТО?

Пятьдесят и пятьдесят?

— ШТО, ШТО!

— Ты что, плохо стал слышать? Штокаешь на каждый вопрос. Уши прочисть, если плохо слышишь. Сто будет. Ясно? Вы кто такие?

— БЕЗ ОТФЕТА.

— Сколько вас?

— ДФОЕ.

— Откуда вы?

— БЕЗ ОТФЕТА.

— Вот, опять, — обрадовался Жвачкин. — На два разных вопроса получили один ответ. Какой же он врун, этот Флеш. Ничего, я его выведу на чистую воду. Задам такой вопрос, что ему не отвертеться. Слушай внимательно, Флеш. Вы роботы или люди? — и Жвачкин торжествующе оглядел окружающих.

— МЫ ШЛУГИ.

— Ну, наконец, я его расколол. Они и не роботы и не люди, а новая космическая раса — шлуги. Теперь понятно. Пока разберешься, семь потов сойдет. Послушай, Дормидонт, как бы это научить говорить его по-нашему. А то их язык очень трудный. Мне и то еле удается понять. Про Азу и говорить нечего. Совсем тарабарский язык.

— Не тарабарский, а шепелявый.

— Какая разница, тарабарский или шепелявый. Главное, что не наш и ничего не понятно.

— В том-то и дело, что наш. Просто он шепелявит и некоторые буквы неправильно произносит. Кроме тебя это все поняли: Вместо «В» — «Ф», а вместо «С» — «Ш».

— Так получается, что он даже говорить правильно не умеет?

— ШАМ НЕ УМЕЕШЬ, — обиделся Флеш.

— ФЫ ШАМИ БУКФЫ НЕФЕРНО ГОФОРИТЕ. А МЫ ФЕРНО. НАШИ ШЛОФА КРАШИФЫЕ, А ФАШИ ШОФШЕМ ИШПОРЧЕНЫ.

— Наши, фаши, — не выдержала такого коверкания языка Аза. — Чьи это ваши?

— БЕЗ ОТФЕТА.

— А как попали на Землю?

— НА ФАШЕМ КОРАБЛЕ.

— На нашем?

— НА ФАШЕМ, НА ФАШЕМ. НА ЛУНЕ ШЕЛИ И ШЮДА Ш ФАМИ ПРИШЛИ.

— На Луне еще кто-нибудь остался?

— ФОПРОШ БЕЗ ОТФЕТА.

— Из нас кого-нибудь знаете? — решился задать Альф вопрос попроще.

— ФАШИХ ПА И МА. ШОФШЕМ УМНЫЕ. И ЖФАЧКИНА. ШАМЫЙ ШМЕШНОЙ. И ШМЕЛЫЙ, — добавил Флеш после секундной паузы.

Жвачкин хотел было возмутиться. Но услышав последние слова, заметно оттаял. Ведь его назвали не просто смелым, а самым смелым. Хорошо все-таки, что ему попался Флеш. От Финта бы такого ни за что не дождаться. Хотя, когда он его схватит, еще неизвестно, как тот себя здесь поведет.

Увлекшись мечтами, Жвачкин на время отключился от продолжавшегося допроса. И вернулся в реальный мир только после заключительной фразы Дормидонта, обращенной к пленнику.

— Ну, ты и достал нас своими БЕЗ ОТФЕТА. Надо от тебя немного отдохнуть. А ты пока посиди, подумай и переходи на нашу сторону.

С этими словами они временно оставили Флеша в покое. На что тот ничуть не обиделся.

— ДО ШФИДАНИЯ ШМЕШНОЙ ЖФАЧКИН, — донеслось до них из-за захлопнувшейся двери.

— И шамый шмелый, — договорил за него сам Жвачкин, боясь, что другие могли это забыть.

Устав от перекрестного допроса больше самого допрашиваемого, роботы и люди занялись обычными делами. Один Жвачкин никак не мог успокоиться. Он решил во что бы то ни стало выучить тарабарский язык зловредов и довести процесс допроса до конца. Для этого требовался Пуфик, чтобы его немного потренировать. Пуфик должен был задавать разные слова на шепелявом языке, а Жвачкин переводить их.

Сначала они использовали уже знакомые слова.

— ШЛАФА ФШЕМ, — начал Пуфик.

— Слава всем, — перевел Жвачкин.

— ШМЫЛШЯ, МЫ ШАМИ, А КТО ФЫ, — спрашивал Пуфик.

— Смылся, мы сами, а кто вы, — отвечал Жвачкин.

— ФИЖУ, ФОТ.

— Вижу, вот. — Жвачкин был немного обескуражен простотой перевода. — А я такого навыдумывал. Перед Па стыдно. И ФЛЕШ это не Флеш, а «В лес» получается, и ФИНТ оказывается не Финтом, а обыкновенным винтом. Теперь они меня не облапошат. Давай что-нибудь еще.

— ФАШИ.

— Ваши.

— ШЕЛИ.

— Сели.

— ФОТ.

— Вот.

— ФОШТОК.

— Восток. А подлиннее что-нибудь?

— Пожалуйста. ФШЕ НЕФИДИМКИ Ф ЛЕШУ ШИДЯТ, А ШМЕЛЫЕ ЖФАЧКИН И МАРШ ШКОРО ИХ ФЫШЛЕДЯТ.

— Тут ты явно перестарался. Но и мы не лыком шиты. — Жвачкин несколько секунд подумал и ответ был готов. — Все невидимки в лесу сидят, а смелые Жвачкины скоро их выследят.

— В принципе правильно, но немного не так, — отметил Пуфик. — Куда-то исчез из перевода Марс и почему-то Жвачкиных стало несколько.

— Как куда? — удивился Жвачкин? — Он же на стартодроме. Поэтому я за себя и за него буду выслеживать зловредов. По-моему, все правильно.

— Если по-твоему, то конечно, — вынужденно согласился Пуфик.

Под вечер Жвачкин был готов к новому допросу Вместе с другими желающими он повторно навестил Флеша. Настроение у него было бодрое. Теперь можно будет поговорить на равных.

Как ни странно, Флеш выглядел намного более ожив ленным, чем утром, и охотно согласился продолжить беседу. Такое поведение противника вызвало подозрение у Дормидонта, но Жвачкина мало обеспокоило.

— Он надеется опять меня запутать. Но на этот раз не выйдет. Мы с Пуфиком подготовились как следует. Я больше не буду задавать ему прямые вопросы, чтобы не получать «безотфета». Я буду ловить его на мелочах в обычном разговоре. Сейчас сами убедитесь.

— Расскажи-ка нам Флеш, — обратился он к тому, — как вы выбрались из нашей ловушки около госпиталя? Мы и сами все знаем, просто интересно услышать твой рассказ.

— Ш УДОФОЛЬШТФИЕМ, — Флеш был сама любезность. — МЫ Ш ФИНТОМ, КАК НАЗЫФАЕТ ЕГО ЖФАЧКИН, НЕ УФИДЕЛИ ШАХТЫ, НАШТУПИЛИ НА КРЫШУ И ШФАЛИЛИШЬ ФНИЗ.

Уже после первого предложения Жвачкин не смог сдержаться, отвел друзей в дальний угол комнаты и шепотом начал разоблачение.

— Видите, первые результаты налицо. Флеш не должен слышать моего перевода, чтобы не догадался, что я отлично выучил их язык. Так мы узнаем все, что они хотят скрыть, все их секреты. Один он уже выдал.

— Какой? А мы и не заметили.

— Потому что плохо понимаете его язык. Например, чего они не увидели?

— Как чего, шахты. Ну, ямы, что мы вырыли.

— Совсем нет. Звучит «ШАХТЫ», а обозначает «вахты». Буквы надо быстро заменять. «Ш» на «С» и «Ф» на «В». Но тут он ошибся, «Ш» и «Ф» перепутал. Хуже меня свой язык знает. Так вот, они не увидели вахты, то есть нашего охранного поста и поэтому спокойно пошли к госпиталю. Тут Па был прав, что предложил всём уйти оттуда. Не заметив никого, невидимки осмелели и перестали остерегаться.

На лице у Ма появилось выражение полного изумления. Аза, так та с открытым ртом слушала разоблачения Жвачкина. А еще считали, что Жвачкин храбрый, но бесхитростный. Нет, ее Шоколадик сто очков даст вперед этим противным невидимкам.

— Но это еще не все, — с заговорщицким видом продолжал хитрый Шоколадик. — Главное только начинается.

— Так это еще не весь обман? — не смог сдержаться Па.

— Нет. На что они наступили, помните?

— На крышу. Наступили на крышу и свалились вниз.

— Вовсе нет. Во-первых, крышей можно назвать только то, что над головой, а у них она была под ногами. А во-вторых, наступили они не на «КРЫШУ», а на «крысу». В этом все дело. Проходя около ямы, они наступили на крысу и испугались. Отскочили в сторону и попали в нашу ловушку. Ну что? Если бы я хорошо не знал язык, разве мы смогли бы установить всю правду?

Альф, пораженный не виданной ранее силой ума Жвачкина, молчал. А тот, как ни в чем не бывало, вернулся к Флешу и ласково попросил того продолжать.

— ФИНТ ОТ ШТРАХА УПАЛ В ШОК, А Я ШТАЛ ОБШАРИФАТЬ УПАФШЕЕ ПОКРЫФАЛО.

Не успели друзья дослушать фразу до конца, как у Жвачкина уже была готова версия. Давясь от смеха, он изложил ее все также шепотом.

— Они несли с собой зачем-то сок. Наверно, отравленный, чтобы Альфу подсунуть. Но свалились в яму и Финт сам упал в этот сок. Вот потеха. Так ему и надо.

— А дальше что? — теребила нетерпеливо его Аза, уже не знавшая чему верить, своим ушам или пересказу Жвачкина.

— Дальше идет о том, как они выбирались из ямы. Сначала Флеш стал «обваривать» покрывало.

— Обваривать покрывало? Зачем это ему?

— Пока не знаю, они же хитрые. Но и нам главное не показать вида, что мы все понимает. Тогда узнаем продолжение.

Тем временем Флеш, не обращая внимания на перешептывания землян, продолжал излагать не столь давние события.

— ИЗ НЕГО ПОЛУЧИЛАШЬ ХОРОШАЯ МЯГКАЯ ШОФА, НА КОТОРОЙ МЫ ШИДЕЛИ И ДУМАЛИ. Ш ЭТОЙ ШОФОЙ МЫ И ШДЕЛАЛИ МАЛЕНЬКИЙ ФИНТ.

— Они обварили покрывало и превратили его в сову. Затем с ее помощью сделали винт, — быстро комментировал Жвачкин. — Тут он хотел меня обмануть, когда говорил про «ФИНТ». Но я не поддался на уловку. Мой Финт, который убежал, среднего роста, и его делать не надо. Тут речь идет о маленьком ФИНТЕ, о пропеллерчике, как у нашего махокрыла. Продолжай, пожалуйста, Флеш, — подбодрил он того, хотя это и не требовалось.

— МЫ ПОДБРОШИЛИ ШОФУ И ОНА ЗАЦЕПИЛАШЬ ЗА БУЙЕР ФАШИ ШУТКИ КОНЧИЛИШЬ. ПОШЕЛ ФИНТ И ШДЕЛАЛ ФИШКИ ИЗ ФАШИХ ПРИБОРОФ.

— Вот оно что, Жвачкин сам был удивлен таким объяснением. — Оказывается, винт — это не пропеллер. Вернее это пропеллер, который получился из самой совы. Сова вместе с покрывалом вылетела из ямы и зацепила его за наш буйер. А по нему вылезли наверх зловреды. И было это ровно в 12 часов ночи, когда кончились наши сутки.

— Я бы до такого никогда не догадалась. Говорит одно, а на самом деле — совсем другое. Спасибо тебе, Шоколадик. А то мне начало казаться, что этот Флеш не такой уж и плохой. Ну и обманщик, — и Аза с укором взглянула на замолкшего Флеша.

Ободренный поддержкой, Жвачкин собрался открыть им глаза и на другого зловреда, своего личного обидчика, но временно сдержал себя.

— Самое главное я вам сообщу, когда мы выйдем из этой комнаты. Это настолько ценная информация, что рисковать нельзя.

Ничего больше не говоря и не реагируя на завершение рассказа Флешем, он вежливо, как и в самом начале разговора, распрощался с ним. Удивленный такой реакцией на свой рассказ, Флеш выглядел растерянным. Это еще больше подтверждало неприкрытое торжество Жвачкина.

За дверью Жвачкин моментально перестал сдерживать себя.

— Это тайна так тайна! Всем тайнам тайна. Хотя я все время предчувствовал это. Уж как Флеш старался ее скрыть, но последним своим предложением все выдал. Вернее, это мне удалось проникнуть в его хитрости. Так вот, если раньше «ФИНТ» у него обозначал «винт», то здесь имелся в виду самый настоящий реальный Финт, так нечестно поступивший со мной. И знаете, кто он есть на самом деле?

В этом месте Жвачкин сделал многозначительную паузу. Даже Дормидонт, не особенно доверявший в этом вопросе своему другу, не мог сдержать выражения любопытства. Что тут говорить об Азе.

— Он — не простой зловред, а посол! Вот кто он, Посол наших врагов, а значит, главный зловред на Земле. Флеш так и проболтался. «ПОШОЛ ФИНТ». И сделал он не фишки из наших приборов, когда поломал их, а виски.

— Ну да? — не выдержал Па.

Судите сами. Ведь тогда весь запас спирта у нас пропал. Финт из него себе и своему помощнику виски сделал. Это их любимый напиток, — убежденно закончил Жвачкин, как будто сам с ними выпивал.

К этому моменту изумление Ма достигло своего предела. Хотя чуть раньше ей тоже казалось, что предел этот уже наступил. Это же надо! Так переделать простую историю о том, как зловреды, пользуясь большой длиной мягкого, как софа, покрывала, забросили его наверх и зацепили за ближайшее колесо буйера. А потом Финт пошел и разбросал все их приборы, как фишки. Сто лет специально будешь придумывать — так не получится! Но об этом, чтобы не обижать Жвачкина, она решила рассказать остальным чуть позже. Па всецело поддержал ее.

А на следующее утро Флеш исчез. Исчез так, как могут исчезать только невидимки. Не оставив никаких следов. Жвачкин готов был поклясться, что через его комнату он не проходил. Зная коварство зловредов, он ночью спал прямо перед дверью. А окон в комнате не было.

Даже Ма, пока оставили при себе вчерашние сомнения в сверххитрости Флеша.

Растерянность продолжалась до тех пор, пока Жвачкин в гневе не стукнул ногой о коврик, лежащий перед софой. Коврик от этого удара почему-то глуховато ухнул и Жвачкин вместе с ним внезапно исчез с поверхности пола. Никто не успел прийти ему на помощь.

Но та уже и не требовалась. Сначала из дыры в полу показалась рука с зажатой в ней бумажкой, а потом и голова Жвачкина, провалившегося вниз только по плечи. На бумажке было написано: «ШМЕЛОМУ ЖФАЧКИНУ. ЯМА ЗА ЯМУ. ПРИФЕТ!». Уму непостижимо, как Флеш смог догадаться, что в ней первым побывает именно Шоколадик?

Это оказался обыкновенный подкоп, отверстие от которого прикрыли ковриком.

— Эх, — огорчилась Аза. — Не до конца ты вчера его расколол, Шоколадик.

Жвачкин и сам был недоволен собой. Он все внимание сосредоточил на Финте, а Флеш оказался орешком покрепче. «Флеш — это новый правитель Земли, а Финт при нем всего лишь посол», — внезапно понял он.

— Этот Флеш — выдающийся копатель ям, — хмуро передал друзьям свои мысли Жвачкин.

— Копает их лучше Марса. А как быстро он в поле ее выкопал. С этого мгновения он мой главный враг!

— Непонятно только, — высказал сомнение Дормидонт, чем этот выдающийся копатель пробил бетонный пол и как умудрился сделать лаз, не оставив в комнате ни соринки.

— Это мы сейчас проверим, — и голова вместе с бумажкой исчезли в дыре.

А еще через минуту Жвачкин, злой как черт, опять появился в комнате, не находя слов от возмущения.

— Эт-то нечестно! Так некрасиво поступать. Все сваливать на невиновного.

В воздухе повисло недоумение. Жвачкин не останавливался:

— Нас обманули. Бедный несчастный Флеш. А все Финт, опять этот Финт — главный посол внеземной расы. Это он выкопал подкоп и вывел отсюда Флеша. Хотел отвести мой гнев от себя. Добрый милый Флеш — ангел по сравнению с ним, а я — шляпа. Не зря у него голова плоская. По ней Финт его каждый день лупит. У самого-то голова, во-он, какая длинная.

Непонятно, причем здесь была голова, но теперь многое становилось понятно. Флешу помог бежать Финт. Это было хорошо видно что двум цепочкам следов, тянущихся через песок около начала подкопа с внешней стороны госпиталя.

Следующая неделя после побега оказалась спокойной. Несмотря на все старания, никаких новых следов зловредов больше замечено не было.

— Боятся меня! — отошедший Жвачкин приписывал результат установившегося перемирия исключительно себе. — Теперь будут долго тихо сидеть. Знают, как я страшен в гневе.

— Шоколадик правильно говорит, — полностью разделяла его чувства Аза. — Здесь мы их победили. Поэтому смело можем отправляться в полет на Луну. Даже хорошо, что они будут здесь отсиживаться. Надо только проследить, чтобы невидимки с нами, как в прошлый раз, не улетели на спутник.

Наступила пора Па и Ма продолжить свое затворничество под землей, так как их амулеты забрали путешественники. Из госпиталя в помещение Буля перенесли последние необходимые вещи. На всякий случай на всех дверях соорудили крепкие запоры.

Процедура прощания не заняла много времени. По традиции перед расставанием присели на дорожку. Еще раз обнялись и отлетающие потопали к своему буйеру, давно ожидающему их. Опять по традиции Альф попросил Дормидонта проверить мачту. То, что она оказалась аккуратно подпиленной почти на прежнем месте, большого удивления не вызвало. Скорее всего это было сделано еще в тот раз, когда они готовили ловушку для зловредов.

К такой ситуации Дормидонт оказался полностью готов. Ничего не разбирая, он приложил к мачте приготовленную заранее толстую деревянную рейку и закрепил ее в двух точках выше и ниже места распила. Вся операция заняла ровно десять минут. А еще через десять они уже катили по дороге к стартодрому.

Тем временем на самом стартодроме события развивались не лучшим образом.

После прилета Марс первым делом осмотрел ангары с космолетами. «Большун» и «Игрушка» стояли каждый в своем отсеке. С ними все было в полном порядке. Марс вышел из строения и пошел через поле по тропинке безопасности, выдергивая по пути зеленые флажки, отмечавшие ее расположение. Теперь без него никто не смог бы пробраться в стартодром через запретную зону. Потом он вернулся на свой пункт наблюдения, где безвыходно и проводил все свое время, ожидая прибытия товарищей.

Прошла неделя, затем вторая. Однообразие на Марса не действовало. Тут у робота большое преимущество перед человеком. Он может сколько угодно долго выполнять один раз заданную для него программу.

Но вот как-то под вечер, когда солнце начинало садиться за горизонт, он заметил какое-то неясное движение на дороге из поселка. Наблюдательные приборы мало чем могли помочь ему, так как смотреть приходилось против солнца.

Считая, что это идут друзья, Марс хотел выйти к ним навстречу, чтобы провести их по тропинке безопасности. Но те, не доходя даже до ее начала, вдруг резко свернули в сторону. Это заставили его насторожиться. Что-то здесь было не то. Начало тропинки им было хорошо известно, так как по ней они ходили неоднократно. В такой ситуации покидать пост было рискованно. Пришлось просто наблюдать за развитием ситуации.

А ситуация развивалась весьма неожиданным образом. Резко свернувшая на запретную зону группа направилась не к стартодрому, а к месту расположения боевых артиллерийских автоматов. Так как теперь они двигались несколько под другим углом к солнцу, то присмотревшись, Марсу показалось, что это была вовсе не группа роботов, а что-то, очень похожее на Дормидонта в его самоходном кресле.

Тут уже стало не до теоретических рассуждений. Да и чего ему было особенно опасаться. Все равно по заминированному полю никто сюда не пройдет. Но в тот момент, когда он собирался вылететь на помощь неизвестному, еще одно движение отвлекло его. Гораздо ближе от него, в самом начале тропы безопасности, ему послышались голоса, зовущие его: «Ма-а-р-с-с, Ма-а-р-с-с-с».

Чем сильнее Марс всматривался в этом направлении, тем хуже ему становилось видно. Солнце уже коснулось земли и какие-то точки на его фоне, как ему показалось, начали двигаться по тропинке. Чтобы не вызвать шального снаряда на свой полет, Марс мгновенно спустился с зала наблюдения и бросился по тропе.

Расстояние было небольшим и для хорошо знавшего ориентиры Марса двигаться по оврагам тропинки можно было с максимальной скоростью. Через несколько минут он пересек зону и выбрался на окружную дорогу. К его удивлению, на ней никого не было.

С мгновенной тревогой Марс обернулся к глыбе стартодрома. Там оставалось все спокойно. Солнце не слепило глаза и в этом легко было убедиться. Зато также хорошо стало видно, что кресло с человеком на другом краю поля неотвратимо приближалось к гибели.

Да! Именно с человеком! Марс был уверен, что того, кто сидел в кресле, он не знал. Еще один оживший и как Дормидонт начавший поиск? Вот здесь, не раздумывая, Марс включил форсаж двигателей и устремился к обреченному.

С этого момента обреченных становилось двое. Тот, в кресле, и он, Марс. Чтобы спасти незнакомца, надо было приземляться. А на земле, да еще прямо в районе расположения батарей, Марса подстерегали те же опасности, что и других. Вот незнакомец приблизился к первому орудию. Стрелять Марс не мог. Он только упал с неба и закрыл собой кресло…

…Прямо в грудь ему смотрело жерло длинного ствола! Эти нехитрые орудия-автоматы Марс хорошо знал. Но в их простоте и заключалась вся беда. Никаких решений они не принимали. Кроме одного. Любое замеченное движение — выстрел. Движение — выстрел.

Сама автоматика располагалась на другом конце ствола и заканчивалась приспособлением, отдаленно напоминающим курок у старинного ружья. Боек бьет по взрывателю — и выстрел. Если бы разбить это адское устройство… Марс напряг руку и стал ее сгибать для удара лазером. Но стоило руке подняться на сантиметр, как на этот же сантиметр боек приблизился к взрывателю. Таких сантиметров Марсу надо было преодолеть, чтобы поднять руку, не менее пятидесяти. А у бойка их было всего пять.

Марс вернул руку на прежнее место. Так же плавно и боек занял свою привычную позицию. Выхода не было. Раньше или позже он допустит ошибку. За его спиной может упасть простой желтый березовый листочек, заброшенный сюда шальным ветром. Тогда конец. Ему и человеку за спиной.

И тут Марс услышал не далее чем в двадцати метрах от себя обращенную к нему речь. Да, именно к нему. Его назвали по имени.

— НУ ФОТ МАРШ, МЫ И ФШТРЕТИЛИШЬ. Я ФИНТ. ПРИФЕТ ТЕБЕ ОТ ФЛЕША. ТЫ ШМЕЛЫЙ КАК ЖФАЧКИН, НО НЕ ХИТРЫЙ. ШПАШИБО ЗА ФШЕ. ДО ШКОРОЙ ФШТРЕЧИ.

Не поворачивая головы, Марс скосил глаза, но говорившего на месте уже не было. Марс еще больше скосил их и чуть-чуть повернул голову, что стоило ему неприятного шороха передвигающегося курка. За его спиной в кресле сидел не человек, а кукла! Чучело из тряпки, набитое сеном, и со шляпой Па на голове. Вот почему оно показалось ему человеком. Из-за украденной шляпы!

Марс сделал еще несколько попыток освободиться. Однако проклятый курок не выпускал его из своего поля зрения, тихонько пощелкивая при своем перемещении. Затем за спиной завыла сирена, постепенно заглушаемая шумом двигателей стартующего космолета. — Только теперь до Марса дошло, как его провели.

Глава 18

Повторение пройденного

Когда роботы на следующее утро подошли к запретной зоне стартодрома, там все уже было спокойно. Остановившись около прохода, они стали ожидать, когда Марс заметит их. Аза даже помахала ему платочком, Но никто к ним не вышел. Ни сразу, ни через час.

Идти самим вперед было опасно. Тогда роботы решили обойти запретную зону по ее границе. Первой заметила Марса Аза. Вернее, сначала Альф обнаружил расположение орудийных батарей.

Для проверки он зашвырнул на поле первый попавшийся на дороге камень. Из-за близости расстояния, булыжник был разбит еще в полете выстрелом замаскированного орудия. И только затем Аза обратила их внимание на горящее в лучах солнца красное пятно среди камуфляжно окрашенных боевых машин.

— Радиолокационная станция, — безапелляционно заявил Альф.

— Похоже на управляющий центр, — присоединился к его мнению Дормидонт.

— А по-моему, похож на Марса, — как-то невпопад высказался Пуфик.

И попал в самую точку. Ничего не понимая, они стали звать его. То ли расстояние было большим, то ли по каким другим причинам, но Марс даже не повернул к ним головы.

Тогда Жвачкин свистнул в свою лунную дудку. Красное пятно, как им показалось, вздрогнуло, но снова не подало вида, что слышит их.

— Может все-таки не он? — засомневалась Аза.

— Сейчас проверим. Подождите.

Жвачкин взял с собой Дормидонта и они торопливо пошли обратно в поселок. Через час оба прямо на буйере вернулись назад. Не слезая с кузова, Жвачкин приладил на борт большую подзорную трубу и навел ее на подозрительное место. Когда-то обнаруженный им маленький телескоп пригодился еще раз.

— Марс, конечно это Марс, — оторвавшись от окуляра, под твердил он догадку Пуфика. — Но что с ним, не пойму. Попробую свистнуть погромче.

Он уступил свое место у телескопа Альфу и несколько раз свистнул.

— Ну что?

Но Альф, не отрываясь от наблюдения, попросил его повторить вызов.

— Все, не надо больше, — через минуту остановил он Жвачкина. — Марс живой и нас слышит. Но что-то с ним случилось. Надо понаблюдать.

Затем наблюдали Аза, Пуфик, Дормидонт, опять Жвачкин. Поведение Марса было непонятным. И лишь через три часа они заметили некоторую связь между подергиванием головой и пальцами Марса и началом движения какой-то штуковины на другом конце трубы, нацеленной в грудь богатырю.

— Может это какой-нибудь большой гипнотизатор? — не смог придумать ничего лучшего Альф. — Ничего не понятно. Надо подбираться поближе.

И оставив трубу, он соскочил с грузовика на землю.

— Нет, тебе нельзя, — остановил его Дормидонт. — Пойдет кто-нибудь из нас. — Под этим он понимал одного из роботов.

— Я попробую, — вызвался Пуфик. — Я самый маленький и мне это будет сделать легче всех.

— Давай, — напутствовала его Аза. — Только осторожней.

Пуфик максимально возможно вдвинул в себя ноги и голову, а руки и вовсе запрятал внутрь. Так, небольшим колобочком, маленьким пуфиком, он начал понемножку продвигаться вперед. Сделал шаг — осмотрелся. Главное — не наступить на мину.

В этом ему помог Дормидонт. Продолжая следить за Марсом, он наконец-то обратил внимание на манекен за его спиной. И на следы от кресла, на котором сидело чучело. Кресла из его госпиталя.

— Иди по следам кресла, — успел крикнуть он Пуфику, пока тот был еще в зоне слышимости.

Что Пуфик и сделал. Следуя совету, он скоро преодолел более половины расстояния до Марса и попробовал его позвать.

Марс тотчас отозвался. Но при этом, как и прежде, не поворачивая головы и не делая попыток к движению. Лишь переместил на него зрачки глаз, оценивая ситуацию.

— Сейчас же остановись, Пуфик. Не двигайся дальше и слушай меня внимательно. Раз ты невредимым дошел сюда, значит автоматы тебя еще не засекли. Но дальше это не пройдет. У тебя есть только один шанс. Это попасть в мертвую зону.

Тут Пуфик совершенно не понял Марса. Если даже просто дальше идти было нельзя, то мертвой зоне и подавно. Не зря ведь она так называлась. Но Марс кратко растолковал ему, что мертвая она не для него, а для орудий. Каждое из них имеет ограничения при стрельбе в разные стороны. Например, прямо под собой оно никак не может выстрелить. Зона такого ограничения и называется мертвой. Поэтому чем ниже пригибаться к земле, тем больше шансов остаться невредимым.

Пуфику не надо было это объяснять дважды. У него в запасе была еще одна возможность уменьшиться. Он просто-напросто лег на бок и, как маленький цилиндрик, осторожно продолжил свое качение вперед. Когда он был всего в нескольких шагах от Марса, автомат обнаружил новую цель и рванул ствол в его сторону. Пуфик замер, как замер и Дормидонт перед телескопом, не в силах помочь другу.

— Молодец, Пуфик, — снял напряжение Марс. — Ты — в мертвой зоне.

Так оно и было. Гипнотизатор, как его назвал Альф, или прицел на верхушке бойка видел Пуфика и следил за ним. Но сделать ничего не мог. Ствол орудия был максимально наклонен в сторону Пуфика, и все равно ось его проходила выше него. Стрелять было бесполезно.

Однако стоило в такой ситуации Марсу шевельнуть пальцем, как ствол мгновенно метнулся назад и опять уставился в его грудь. Реакция гипнотизатора была выше, чем у Марса.

— Придется тебе самому с ним разбираться.

Что оставалось мирному Пуфику в этой обстановке? Только подчиниться команде и дальнейшим инструкциям Марса. Он подкатился под самое орудие.

— Подымайся и залазь на ствол.

Пуфик залез. Ствол начал дергаться в разные стороны, как будто гипнотизатор пытался сбросить с себя наездника.

— А теперь чем-нибудь накрой прицел.

У Пуфика кроме платочка, который дала ему Аза для подачи сигналов, ничего больше не было. Им он и накрыл прицел. Крутанувшись по инерции еще несколько раз, боевой агрегат замер. Дальше для Марса было делом одной секунды подскочить и скрутить голову гипнотизатору вместе с прицелом и бойком, все еще находившемся в опасной близости от взрывателя. И еще минута ему понадобилась, чтобы с Пуфиком под мышкой оказаться в безопасности на дороге.

Аза недоверчиво ощупала Марсика. Вроде без изменений.

— Кто тебя так? И зачем ты забрался туда на этом кресле?

Пришлось находящемуся в глубоком отчаянии из-за невыполненного задания Марсу рассказать о западне, устроенной ему каким-то Финтом, передавшим привет от Флеша. Как они сначала выманили его на дорогу, проследив расположение тропинки безопасности, а затем похитили космолет и улетели.

— Это был знакомый Жвачкина, он откуда-то его хорошо знает, — закончил печально Марс.

— Еще бы ему меня не знать, — Жвачкин только скрипнул зубами. — Это главарь зловредов, посол Финт Вот кто это. Пренеприятнейшая личность. Он нас всех обманул. Даже Па. И даже меня.

Тут Жвачкин не удержался и, несмотря на ситуацию, вылил новому слушателю все обиды, которые накопились в его электронном сердце на Финта. Лишь после этого Марс повел поникших друзей к ненужному теперь им стартодрому.

Внутри глубокое разочарование Альфа неожиданно сменилось бурным весельем, когда он понял, что зловреды увели не знакомый им «Большун», а легкую «Игрушку». Еще не все было потеряно.

— Первая реальная польза от излучения, — отметил тоже довольный Дормидонт. — Без амулетов они не смогли стронуть с места «Большун». А «Игрушка» может летать на одном только ручном управлении.

— Тогда — в путь! — заторопил друзей Альф. — Пока они нас не ждут.

Настроение у всех значительно приподнялось. Как будто они уже одержали победу. Даже взлетную перегрузку и переход в невесомость Аза и Альф почти не заметили. Вновь обретенная мечта и надежда утроили их силы и дух.

На этот раз мимо Луны они не промахнулись, Альф точно вывел «Большун» на круговую орбиту. Сделав десяток оборотов, они убедились в отсутствии наверху «Игрушки». Нигде не было ее видно и на поверхности. Зато там отчетливо выделялось большое параболическое зеркало, умеющее рождать солнечных зайчиков.

— Вот это хорошо, — потер руки Жвачкин.

— Есть на чем отыграться и заодно проверить нашу пушечку. Ну-ка Альф, замри над ним.

Чтобы удобнее было вести наблюдение, «Большун» облетал Луну в том же направлении, в котором вращалась сама она. Только чуть с большей скоростью. После просьбы Жвачкина Альф чуть увеличил скорость и сравнял ее с лунной. Теперь они неподвижно висели точно над зеркалом.

Взяв осколок амулета, Жвачкин перешел в отсек, где располагалась противометеоритная установка. Укрепив осколок, он занялся прицеливанием. Это было задача для детей. Корабль и Луна относительно друг друга были неподвижны. И само зеркало, тоже никуда не собиралось бежать. Изображение его находилось точно в прицельной рамке. Оставалось только нажать кнопку и ждать результатов.

Что Жвачкин незамедлительно и сделал.


Космические пираты

Ничего не произошло. Никакого выстрела или хотя бы клацанья затвором, как в случае осечки. Помянув в очередной раз Финта недобрым словом, Жвачкин полез искать поломку. В этот момент в отсек вбежала Аза.

— Отлично, Шоколадик! Ловко у тебя получилось. С первого раза попал, как будто всю жизнь только этим и занимался. А что это ты там делаешь?

— Э-э-э, — только и произнес в ответ Жвачкин, пытаясь выиграть время. — Я, это, ну как его…

«Его поздравляли с успешным выстрелом, хотя он и не стрелял. Признаться после этого, что он совсем ничего не смыслит в устройстве пушки? Как-то несолидно. Но и прежде чем согласиться, надо хоть немного разузнать, что произошло».

— Ты, наверно, прочищаешь дуло, — догадалась Аза.

— После такого меткого попадания без этого, наверно, не обойтись. Какой удар! Пшик! — и от зеркала мгновенно ничего не осталось.

— Да, да, — с некоторым запаздыванием реагировал на ее слова Жвачкин, — прочищаю дуло. — Так говоришь, что оно сразу пшик! и исчезло?

— Сразу, сразу. Только небольшое облачко на том месте появилось и растаяло.

«Значит, зеркало точно было уничтожено», — быстро-быстро соображал Жвачкин. «А кто его мог уничтожить? Только я. Больше некому. Правда еще какое-то облачко? О нем не будем. Получается, что можно вылазить и посмотреть, что там получилось».

Тут поздравить его с метким выстрелом зашел Марс, поэтому Жвачкин решил еще на время задержаться среди переплетения проводов и аппаратуры. «Послушаю, что этот скажет», — подумал он про себя.

— Классная штука, эта пушечка, — протрубил басом гигант. — Ее мощь во много раз превосходит те орудия, что мы видели и все мое вооружение. Стреляет не снарядом, а плотным пучком энергии. Поэтому никакого шума, а результат сразу на лицо.

«Так вот оно в чем дело! Стреляет без шума. Пучком энергии. Тогда пора вылезать!.

— Мне тоже это понравилось, — как профессионал с профессионалом согласился он с Марсом. — Я даже тут после этого решил кой-какую настройку подстроить. Отличная штучка.

И он ласково погладил устройство наведения, стараясь в то же время рассмотреть, что же произошло внизу. А внизу ничего не было. На месте зеркала находилась теперь просто ровная площадка.

Космолет пошел на посадку. Альф опустил его на том же месте, что и прошлый раз. Недалеко от кратера. Действуя по плану, десантная группа с полным снаряжением вышла на поверхность Луны. Вернее, выпрыгнула. Хорошо быть сильным, а весить мало!

Закрыв за ними входной шлюз, Альф на ручном управлении опять поднял корабль и перевел его на окололунную орбиту. Теперь никакие зайчики им были не страшны.

«Игрушки» не было и в кратере. Зато там должна была быть странная металлическая площадка, тайну которой они не смогли разгадать в прошлый раз. Роботы подошли к пылевому валу, преграждавшему путь к центру кратера. Тут Дормидонт достал из рюкзака свернутую в рулон длинную матерчатую дорожку, а Марс перебросил ее на другую сторону преграды.

Дорожка в полете раскрутилась и… преграда мгновенно исчезла. Увеличив площадь опоры, перебраться по ней через песчаную пыль стало так просто, как через земляной холм.

Аза первым делом подбежала проверить площадку. Та была на месте, отзываясь глухим металлическим гулом на удары по ней. Чтобы проникнуть внутрь, можно было попробовать прожечь крышку реактивной струей из двигателей Марса. Но можно было сделать и по-другому.

— Против лома нет приема, — удовлетворенно произнес Дормидонт давно забытый девиз антикаратистов, откладывая свой ломик в сторону. Но Жвачкин и Марс свои оставили в щели, не давая крышке захлопнуться обратно.

После этого Марс достал уже знакомый нам крючок и поддел им край крышки. Небольшой подъем — и десятиметровый квадрат, немного посопротивлявшись, сначала приподнялся, а затем перевернулся на обратную сторону. При этом они что-то там сломали.

— Пусть об этом заботятся зловреды, — успокоил их Жвачкин. — Нам закрываться не от кого. К тому же так надежней.

Дормидонт заглянул вниз. Это оказался колодец с абсолютно гладкими стенами, уходящий глубоко вниз. Первым Марс спустил туда на разведку Жвачкина, вооруженного новой шпагой.

— Тут ход, ход! — радостно заорал тот, нисколько не заботясь о секретности. Хорошо, что на Луне звуки не передаются и он не мог их этим выдать. Все же они надеялись на внезапность.

Поняв по жестикуляции Жвачкина о чем идет речь, Марс спустил в люк Дормидонта с Азой. А в конце, что становилось для него уже привычным, опустился вниз сам с Пуфиком под мышкой.

Темный горизонтальный ход, делая всего один поворот, преграждался сплошной перегородкой. Для динамита это была не преграда. Через десять минут еще одна крышка, уже вторая, отлетела в сторону и беззвучно упала на пол.

Первое, что они увидели за взорванной переборкой, были… растерянные физиономии Флеша и Финта. Они никак не ожидали такого быстрого развития событий.

— Лови его! — заорал Жвачкин и со шпагой наперевес бросился вперед. Теперь осторожничать не имело смысла. Две тощие фигуры быстро развернулись и, не пытаясь объясниться, дружно бросились наутек.

Бегали они неплохо. Но в этом Жвачкин им не уступал. Далеко оторвавшись от остальных преследователей, они втроем неслись по пустому коридору.

— Вот схвачу — отколочу! — пугал их Жвачкин.

— А ШЕЙЧАШ МЫ ПОФЕРНЕМ И ОТ ЖФАЧКИНА УЙДЕМ, — на ходу переговаривались зловреды.

Обмениваясь неслышимыми друг для друга репликами, они продолжали гонку.

— Вот я вам сейчас уйду, да я вас везде найду, — не отставал Жвачкин.

— А ШЕЙЧАШ, ШЕЙЧАШ, ШЕЙЧАШ ТЕБЕ ПОДАРОЧЕК ОТ НАШ, — и, обернувшись, Финт бросил тому под ноги какой-то пакет.

От падения пакет лопнул и из него во все стороны брызнула густая жидкость. Размазывая ее по лицу, Жвачкин даже не снизил скорость бега.

— Эта жидкая вода вам не поможет нико-о-г-г-д-ы-ы-у-у, — хотел выдать скороговоркой Жвачкин. Но скороговорка получилась только сначала. Потом что-то заклинило ему рот, горло, закрыло глаза и сковало ноги. Взрыв-пакет с жидкой и быстротвердеющей жвачкой сделал свое дело. По инерции Жвачкина донесло до стенки и, приклеившись к ней, он застыл там неопределенной бесформенной массой.

Если бы, пробегая следом, Аза не обратила внимания на странный предмет на гладкой стене, его бы и не заметили.

Справиться с застывшей жвачкой оказалось легче, чем с размягченной. К тому же с ними был Марс. Он руками разбил получившийся кокон и освободил из него Жвачкина, как очищают яйцо от скорлупы.

Несколько драгоценных минут на этом было потеряно. Поэтому зловреды успели закрыть проход новой переборкой. Но это была их последняя надежда. Дальше отступать было некуда. За переборкой находился пульт управления Излучателем, который они так долго искали.

Очередной динамитный заряд — и последняя преграда повторила судьбу своих предшественниц. Жвачкин ворвался в помещение.

Оно представляло из себя небольшой зал с квадратным гранитным полированным возвышением посередине. На нем, в свою очередь, располагалась стеклянная полусфера с какими-то кнопками-наростами, внутри которой пульсировали крошечные огоньки. А за ней стояли Финт и Флеш с поднятыми вверх руками. Получалось, что предыдущие уроки Жвачкина не пропали даром.

Как сдаваться, зловреды уже выучили.

— Молодцы, хорошо держите, — Жвачкин стоял перед ними, широко расставив ноги. — Боитесь меня? Вижу, что боитесь, раз дрожите.

В этот момент своего торжества он совершенно забыл, что прямо за его спиной располагался Марс, на фоне которого сам Жвачкин был едва заметен. Может быть страх бывших невидимок вызывался именно этим?

Проверив все стены зала на предмет запасного выхода, Марс поднял отброшенную взрывом перегородку и установил ее на прежнее место.

— Чтобы не сбежали, — кивнул он на зловредов.

— НЕ ШБЕЖИМ. БУДЕМ ДЕЛАТЬ ФШЕ, ЧТО ПРИКАЖЕШЬ.

— Это надо использовать, — обрадовался такому сотрудничеству Дормидонт. — Самим пробовать отключать Излучатель опасно. Эй, Аза, а ну не трогай, чего не знаешь! Отойди от сферы! Надежней всего это все взорвать. Но тут надо столько взрывчатки, что ее целый день придется сюда носить.

— Рванем, и все тут полетит кувырком, — был согласен с этим Жвачкин.

— И мы тоже? — поинтересовалась Аза.

— И мы, конечно. Хотя, постой. При таком взрыве тут все обрушится. Нет, такое нам не подходит. Может, попробовать заставить зловредов все это рвануть вместе с ними?

— Не такие они глупые. Зловреды убегут, если мы их оставим одних. Вот если бы здесь был прямой выход наверх, чтобы сбросить взрывчатку прямо с поверхности и оттуда же ее взорвать.

— Ход, говорите, — Жвачкин почесал рога.

— Это можно попробовать. Финт, подойди сюда. Можешь опустить руки. Марс приказывает тебе проделать дыру в потолке до выхода наружу.

— ШЛУШАЮШЬ, БУДЕТ ИСПОЛНЕНО. ТОЛЬКО МНЕ ДЛЯ НАЧАЛА НУЖНА ПОДШТАФКА.

Жвачкин огляделся кругом.

— Будет тебе подставка. Марс, стань здесь, поближе к пульту. А ты прыгай к нему на плечи.

Финт забрался на плечи Марса. При этом он уперся головой в потолок. Затем произошло нечто странное. Из головы у него вылезли маленькие рожки и сама она быстро не то задергалась, не то закрутилась на шее.

— Так он из твоей породы, Шоколадик! Тоже бодаться, наверно, умеет.

— Куда ему до меня. У меня рожищи, а у него какие-то булавочки. Совсем другой породы. Совсем.

А Финт тем временем уже наполовину вошел в потолок. На полу появилась небольшая кучка песка, пополняемая ручейком сверху.

— Вот ловкие ребята! — похвалил их Дормидонт.

— Нам бы таких в компанию. Надо тебе, Аза, этим заняться.

А ловкий парень спокойно продолжал свое дело.

— Так он же удерет! — вдруг воскликнул Жвачкин.

— То-то легко согласился. Эй, Финт, а ну-ка спустись вниз.

Но тот и не думал. Тогда, без размышлений, Жвачкин сам вскочил на плечи Марса и попытался ухватить Фиита за ногу. Нога отдернулась и втянулась в дыру. Жвачкин схватил другую. Та хотела пойти за первой, но ей там не хватило места.

— Пуфик, подай мне цепочку, — попросил бдительный Шоколадик. — Я этих бестий знаю. Больше меня не проведут. — Финт, а ну вытяни ногу, я прикреплю к ней цепь. Вытяни, кому говорят, а то попрошу Марса.

Нога сразу послушно опустилась вниз и Жвачкин осуществил желаемое.

— Теперь продолжай, пожалуйста, — вежливо разрешил он.

Через какой-то час сквозная дырка была то ли прокручена, то ли прогрызена насквозь.

Жвачкин дернул три раза за цепочку и Финт послушно спустился вниз.

Дормидонт оценил размер дыры.

— Пусть Пуфик попробует пролезть и остаться наверху. Потом подадим Альфу сигнал. Взрывчатку из космолета через дырку опустим вниз. Сами выйдем. И сверху подорвем.

Пуфик попробовал. Не получилось. Зловреды были настолько худыми, что оказались еще тоньше его. Жвачкин с укоризной посмотрел на Финта. Затем перевел взгляд на Марса. Финт все понял. Силу он уважал. Не меньше хитрости.

— ФШЕ ШДЕЛАЕМ. ДЛЯ МАРША, — после короткой, но многозначительной паузы, добавил он.

Теперь наверх полез Флеш. Если огурец головы Финта стоял на шее, то у Флеша этот огурец лежал на ней. Этим лежащим огурцом еще за полчаса дыра была расширена до нужных размеров.

Аза по амулетной связи рассказала Альфу ситуацию и попросила его опустить космолет поближе к отверстию, где его будет ожидать Пуфик. Пуфик полез наверх встречать Альфа..

Оставалось пока ждать. Однако это было не в характере Азы. Стоило Дормидонту ослабить за ней — наблюдение, как она совершенно случайно опять оказалась около притягательных кнопочек и дернула наугад один из наростов на сфере.

Та на мгновение потухла, зато засветилась вся полированная столешница под ней, и откуда-то раздался грубый резкий голос:

— Кто нас вызывает?!!

Глава 19

Третий космолет

Под колпаком находилась голова, прямо в полусфере. Живая голова! И она говорила!

Недобрый взгляд впился в Азу, испуганно застывшую и далее не отнявшую палец от кнопки.

— Ах! — села она на пол там, где стояла.

Остальные молчали, пораженные случившимся. Также испуганно застыли на месте и зловреды.

— КТО НАС ВЫЗЫВАЕТ? КТО ВЫ? — растягивая слова, еще зловещее повторила голова.

— Я, я, Аза, — вставая, еле слышно выдавила из себя Аза. — Девочка, — зачем-то добавила она. — Маленькая. А это мои друзья.

— ТОТ, БОЛЬШОЙ, ТОЖЕ ТВОЙ ДРУК?

— Да, это Марсик. Я его очень люблю.

— ЧТО ТАКОЕ ЛЮБЛЮ?

— Ну, это когда кто-то нравится, кого-то жалеешь, с кем-то хочется быть вместе. И еще много чего.

— ЭТО ЕРУНДА. НРАВИТЬСЯ МОЖЕТ ТОЛЬКО ЧТО-ТО, А НЕ КТО-ТО. ЧТО ВЫ ЗДЕСЬ ДЕЛАЕТЕ?

— Мы взяли в плен противных зловредов.

— ЗАЧЕМ?

— Чтобы спасти людей.

— ЛЮДЕЙ? ЭТИХ БУКАШЕК С ЗЕМЛИ? ХА-ХА!

— Не букашек, а человеков. А кто вы такие? — наконец-то немного пришла в себя Аза, когда начался хоть маленький, но спор.

— МЫ — ХОЗЯЕВА ВАШИХ ПЛЕННИКОВ. ЧТО ОНИ СДЕЛАЛИ?

— Они уничтожили жизнь на Земле и хотели убить последних людей.

— ЭТО ПРАВДА? — мрачный взгляд метнулся на Финта.

Бывший посол, как и его напарник, потеряли всю свою задиристость. Оба стояли, втянув голову в плечи и обреченно опустив руки.

— ДА, МЫ ФЫПОЛНЯЛИ ФАШ ШТРАШНЫЙ ПРИ…

— МОЛЧИ, РАБ! НИ СЛОВА БОЛЬШЕ. Я ВСЕ ПОНЯЛ, — взгляд снова перешел на Азу. — ЭТИ РАБЫ ВЫШЛИ ИЗ ПОДЧИНЕНИЯ И НАДЕЛАЛИ КЛУПОСТЕЙ. МЫ — ВАШИ ДРУЗЬЯ И ПОМОЖЕМ ВАМ. ПОДОЖДИТЕ, МЫ СЕЙЧАС ПРИЛЕТИМ НА ПОМОЩЬ.

Голова медленно растаяла в сфере и на ее месте опять запульсировали огоньки. Зато на полированной поверхности стола появилось изображение каких-то странных крестообразных существ, плавно передвигающихся по направлению к высокому сооружению. Их движения можно было сравнить с танцем кобр, раздувших свои капюшоны и медленно извивающихся на кончике хвоста. Затем исчезла и эта картинка.

Тишина повисла в воздухе.

— Какие ужасные, — нарушила общее молчание Аза.

— Кто?

— Да эти раскачивающиеся кресты. А взгляд такой, что сердце останавливается. И голос страшный.

— Мне ничего такого не показалось, — не понял ее беспокойства Дормидонт. — Голос не бывает страшным, он может быть тихим или громким. То же относится и к взгляду.

— А тебе, Марс, не показалось?

— Нет, я ничего не заметил опасного.

— К тому же они чужие и могут говорить и смотреть не так, как мы, — Жвачкин присоединился к большинству.

— Как жаль, что здесь не Альфа, — вздохнула Аза. — Он бы меня понял. Пойдемте его встречать. Чтобы до прилета крестов все ему рассказать. Эй, Пуфик, спускай канат.

Не теряя времени на обход, они решили подняться прямо через отверстие. Первым хотел полезть Марс, чтобы затем помочь выбираться остальным. Но даже широкая голова Флеша оказалась явно уже плеч Марса. В такую дыру он пролезть не мог.

— Тогда ты, Марсик, бери наших пленников и выходи через туннель. А мы полезем напрямую.

— Только не забудь связать им руки, — добавил Жвачкин. — Иначе эти хитрецы тебя опять обманут.

Марс на всякий случай поднес кулак, величиной с арбуз, по очереди к носу каждого из зловредов. Слов не требовалось.

После этого, вслед за Жвачкиным, все выбрались наверх.

«Большун» только что совершил посадку. Не теряя времени, роботы занялись переносом взрывчатки с его борта поближе к отверстию. Тут Пуфик прервал их работу.

— Посмотрите вверх.

Из-за горизонта выплывал неопознанный третий космолет. Через несколько минут он, как раньше «Большун», неподвижно завис у них над головой. Аза приветливо замахала ему рукой. Хотя ей и не понравились сами кресты, но они назвались друзьями.

В ответ тоже было послано приветствие. Включив двигатели и опустившись пониже, космолет на какую-то секунду окутался дымкой. Затем дымка собралась в шар, который со скоростью молнии устремился вниз и ударил точно по их кораблю.

— Измена! — закричал Жвачкин.

— Измена, — еле слышно повторила моментально поникшая Аза.

Не зря ей так не понравились кресты. Надо было верить Ма, которая говорила, что женское сердце часто чувствует беду и к нему нужно прислушиваться больше, чем к разуму окружающих роботов. Они были обречены, так как знали мощь энергетических пушек на примере своей метеоритной.

Теперь «Большун» погрузился в дымку. Через момент на его месте ничего не будет. Аза закрыла глаза. Когда через две секунды она их открыла, все было на месте. А в шлеме звучал отчаянный голос Альфа:

— Быстрее на корабль! Мне нужна помощь! Я сам не могу поднять «Большун». Один я долго не продержусь!

Это было чудо, что их космолет уцелел. Но рассуждать об этом не было времени. Новые взрывы продолжали окутывать неподвижный «Большун». Их счастье, что он все принял на себя. Для всей их оставшейся группы и половины заряда было бы чересчур.

После очередной атаки, бросив груз, они помчались к входному шлюзу. Только за ними закрылась дверь, как «Большун» затрясся в очередной раз мелкой дрожью. Скинув скафандр, Аза метнулась в рубку. Альф почему-то не сидел в пилотском кресле, а стоял у самой стены, держась за какую-то ручку.

— Быстро включай автопилот, — скомандовал он. — Курс — Земля.

Что Аза моментально и выполнила. Теперь оставалось самое опасное. Проход в непосредственной близости от космолета крестов. Промазать с такого близкого расстояния было невозможно. Удара всеми орудиями в упор «Большун» не смог бы выдержать. А ввести в бой свою пушку они не успевали.

Вот в иллюминаторе показался третий космолет. Казалось, до него можно достать рукой. Вот он погрузился в дымку, на этот раз более плотную и четыре шара понеслись убивать «Большун».

Однако враг промахнулся! Это было невероятно, но так!

Лишь один из четырех зарядов своим краем задел выступающую башенку метеоритной пушки, начисто срезав все ее защитное прикрытие.

Но промахнулся враг не случайно. В этом ему «помог» Марс.

Выбравшись из кратера, Марс не сразу понял, что происходит. А поняв, бросил связанных зловредов обратно в шахтный колодец и устремился на помощь «Большуну», окруженному разрывами.

— Без меня! Улетайте без меня! Я их отвлеку! — выкрикивал в полете беззвучно Марс.

И как бы услышав его призывы, корабль взлетел. Взлетел прямо под дула всех орудий чужого космолета. Марс находился близко. Он даже видел в боевой рубке ухмыляющегося креста, обернувшегося и смотрящего на него, но не снимающего руки со спуска затвора.

Лазерный меч здесь не мог помочь. А его боевые ракеты с дальнего расстояния для космолета этого класса были бесполезны. Требовалось предпринять что-то экстраординарное. Марс выхватил ракетницу и разрядил целую обойму прямо в лицо кресту. Разноцветный букет хлестанул по прозрачной броне.

Никогда не видевший такого, крест от неожиданности дернулся. Но даже такого слабого движения оказалось достаточно, чтобы «Большун» смог проскочить опасную зону. Не теряя времени и фактора неожиданности, Марс перелетел от боевой рубки к командирской и повторил выстрел. Теперь дернулся другой крест и потерял на этом несколько секунд. «Большун» набрал скорость и, быстро уменьшаясь в размерах, исчез в космической дали.

Марс продолжал бабахать в командирскую кабину и добился своего. Разозленный крест забыл о «Большуне» и сосредоточил все свое внимание на нем. Но военная хитрость Марса была несравнима с житейской. У космолета имелась своя «мертвая зона» и он ее отлично использовал.

Не отлетая далеко от корабля, он повторял все маневры последнего. Его хотели уничтожить из орудия. Для этого корпус начал поворачиваться, выбирая удобную позицию. Однако вместе с корпусом передвинулся и Марс.

«Давай, давай», — думал он про себя. «Поворачивайся. Это мы уже проходили. Ты — сюда, я — туда. Крутись себе на здоровье. В войне главное — маневр. И инициатива».

Про инициативу поняли и кресты, поэтому решили ее перехватить. Космолет резко рванулся вверх и оторвался от Марса. Затем повернулся орудийным бортом в его сторону и начал опять опускаться. Первый снаряд пролетел мимо и взорвался на поверхности. Второй тоже не попал, но разорвался уже гораздо ближе. Марса сильно тряхнуло.

Так действуют зенитки против самолетов. Попасть крошечным снарядом в маленький самолетик очень не просто. Поэтому из зенитки и не стреляют навылет, как из винтовки. Там сначала определяют высоту цели, а затем устанавливают взрыватель на эту отметку. Если даже снаряд не попадет в цель, он все равно разорвется на заданной высоте. И взрывной волной с осколками уничтожит мишень.

Так поступали и кресты. Марс сразу это понял и устремился вниз на посадку, под защиту гор. Космолет начал преследование, постепенно нагоняя его.

«Инициатива — хорошо, но хороший маневр бьет инициативу». Он добежал к прорытому зловредами ходу… и остановился на открытом месте. «Если погибать, так вместе с Излучателем».

Кресты тоже были опытными бойцами. Это они прекрасно поняли и стрелять перестали. Космолет опустился на грунт. Два креста выскочили из шлюза и, размахивая какими-то штуками в руках, бросились к Марсу. Этого он только и ждал. Включив форсаж, Марс поднялся над врагами и полетел к кратеру. Крестам ничего не оставалось, как броситься назад. Скорость космолета была выше и скоро они ликвидировали разрыв.

Однако у Марса имелся план. Долетев до центра кратера, он сначала на бреющем полете прошелся над пылевым валом. И только после этого мягко опустился в колодец шахты, где скрылся в подлунных переходах. Высоко поднявшееся облако пыли закрыло и шахту, и сам кратер.

Глава 20

К дальним планетам

Тем временем земной космолет мчался к Земле. Альфу удалось спасти его только потому, что свой амулет на Луне он использовал не для управления кораблем, а для включения поддержки системы защитного поля вокруг него. Как он додумался до такого, он и сам не помнил. Чисто интуитивно. Вот почему корабль подымала Аза.

После отлета все собрались в пилотской кабине.

— А где Марс? — поинтересовался Альф, не видя того среди них.

— Он не успел выйти и остался в подземелье! — всплеснула руками Аза.

— Почему тогда мы летим к Земле? — поразился Альф, глядя на надпись в окошке «Курс».

— Ты сам сказал мне стартовать к Земле.

— Я же не знал, что Марса с вами нет.

— И мы не успели, об этом подумать, — виновато потупили глаза роботы;

— Тогда будем возвращаться, — мгновенно решил Альф, даже не зная, что именно Марс спас их экипаж. И поменял надпись в окошке опять на слово «Луна».

Все единодушно поддержали его, только Дормидонт о чем-то призадумался.

— Обманули нас эти бессовестные кресты, — тяжело вздохнула Аза.

— Заговорили нам зубы, — как всегда вспыхнул Жвачкин. — «Мы друзья, подождите», а сами тем временем на кораблик, спасать свой Излучатель.

— Да и Аза хороша, не выдержал все еще о чём-то думающий Дормидонт. — Сама сообщила им, что мы прилетели взорвать Излучатель и взяли зловредов в плен. Они все и поняли.

— Откуда я могла знать? Все случилось очень неожиданно. И я немного испугалась, — честно призналась она. — Зато я их сразу не полюбила. А вот Дормидонту их голос понравился. «Нормальный голос». Чуть цветы не подарил. Ничего себе нормальный! Теперь они со своим голосом там, а мы здесь. И Излучатель целехонький.

Дормидонт не стал оправдываться. Что было, то было. В голосах он и сейчас не разбирался. Ну скажите на милость, чем голос Альфа хуже, чем у Азы? Или, наоборот, лучше, чем у нее? Голос есть голос. Любой.

— Я вот о чем подумал, Альф, — вместо оправдания решил высказать свои сомнения Дормидонт. — Нам сейчас не надо возвращаться за Марсом. Сначала надо посоветоваться с Па. Затем отремонтировать пушку и все разведать. Ведь это совершенно новый противник, о силе которого мы ничего не знаем. Нам в первую очередь следует думать о спасении людей. На Земле. И здесь — о вас. А Марс? Марс — робот. Он сделал и сделает то, что требуется. Как и каждый из нас.

Речь Дормидонта была, ох, как справедлива.

— Ты говоришь все правильно, — ответил Альф. — Но я не брошу друга в беде. И без всяких объяснений. Я не знаю, что тут объяснять. Не брошу и все!

— А чем мы сможем ему помочь? Ведь у нас нет оружия?

— Почему? У Жвачкина есть шпага, есть динамит. Да мы и сами не слабаки. В крайнем случае я пойду на таран, но выручу его.

Такое решение принимал не робот, а человек. И принимал его на пользу единственному роботу, а не всему человечеству. Что было очень нелогично. Не зря Ма говорила Азе, что люди всегда ошибаются.

Они вышли на лунную орбиту и начали спускаться к месту нахождения Источника излучения.

Эх, напрасно Альф это сделал! Кресты из-за Марса упустили их, а теперь в клубах пыли потеряли и самого Марса. И вот, когда казалось, для землян все закончилось благополучно, они опять попались в лапы крестов.

— Марсик, Марсик! Смотрите, Марсик! Он спасся, — вдруг закричала, показывая вперед, Аза.

Они успели увидеть последнюю сцену, когда Марс, подняв тучи пыли, сам скрылся в центре кратера.

— Тогда срочный подъем, — скомандовал Альф. Надо сверху оценить обстановку.

Но оценивать было нечего. Над ними, как и в первый раз, висел космолет крестов. Упускать такой подарок те не собирались.

Не собирался сдаваться и Альф.

— Вперед, на таран! Аза, отключай автопилот, бери ручное управление. Я включаю защиту.

И «Большун» снизу вверх устремился на чужаков. Стрелять сверху по вертикально подымающейся цели крестам было не очень удобно. К тому же цель двигалась прямо на них! Мишень и охотник поменялись местами. В последний момент чужаки еле успели отскочить. «Большун» просвистел мимо. Кресты устремились в погоню.

Внезапно на пульте Азы засветился экран и на нем появилось недоброе лицо чужака с противным, как теперь всем казалось, голосом.

— КРАЖДАНЕ ЗЕМЛИ! НЕ ПУКАЙТЕСЬ. МЫ ВАС ВСЕ РАВНО ДОКОНИМ. МЫ ВАШИ КОСТИ. КОТОВЬТЕСЬ К ВСТРЕЧЕ. ВАМ БУДЕТ ВЫКОДНО УКОЖДАТЬ НАМ. МЫ ЛЮБИМ СЛУК. ТОКДА МЫ НЕ ВРАКИ, А ВЫ НАМ — СЛУКИ.

— Во, блин, свинья, — возмутился Жвачкин. И эти шепелявые. Мы им «слуги», а они нам — «кости». Да выключи ты этот телевизор, не будем его даже слушать.

Аза щелкнула тумблером. «Большун» затрясло. Кресты начали атаку.

— Какой курс?

— Подальше от Земли. Надо выиграть время. Мы скоро вернемся. А пока пусть они думают, что Па и Ма с нами, а там никого не осталось. Ставь на любую планету, хоть на Сатурн.

Удары следовали за ударами. Но постепенно они начали ослабевать. Похоже, скорость «Большуна» оказалась выше, чем у третьего космолета. Их энергетические пушки на таком расстоянии уже не могли принести вреда.

— А ну-ка, Аза, пора от них уходить. Добавь еще. Хотя постой, я и сам теперь могу, — и Альф сменил Азу на месте первого пилота. — Приготовиться к перегрузке!

В этот момент и чужаки поняли бесплодность своих действий и отказались от попыток пленения землян.

— Тепловая бомба! — скомандовал крест-пилот.

И бомба, ухватившись своими датчиками и индикаторами за тепло, испускаемое соплом двигателя впереди летящей цели, неторопливо пошла нагонять космолет.

В бескрайних просторах космоса,

Куда не доносится звук,

Чистое сердце стучится,

Болит от душевных мук.

Роза одна на морозе,

Холодно ей одной,

Кто же ее согреет,

Кто ей подарит зной?

Маленький-маленький камушек

Брошен в большой океан.

Как же увидеть там слезы

От незаживших ран? —

Белое, очень белое

Среди сплошной черноты.

Только оно единственно

Может спасти от беды.

Так вот и ты, одинокий,

Маленький и немой

Хочешь к Большим достучаться,

Ждешь или просишь «Открой!».

И если тебе помогут,

Если ответят «Наш!»,

Камни-брильянты и розы,

Свет, теплоту и все грезы,

Сердце ты им отдашь!

А «Большун» уходил все дальше и дальше в космическую пустоту. Сзади оставались Луна, Па и Ма, Марс и беспощадные чужаки, которых Альф уводил за собой подальше от Земли.

Так началась война. ВЕЛИКАЯ ВОЙНА РОБОТОВ за освобождение человечества.


home | my bookshelf | | Космические пираты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу