Book: Девушки Мечты



Девушки Мечты

Денин Миллнер

Девушки Мечты

Посвящается всем девушкам, у которых хватило смелости мечтать, и тем их последовательницам, которые осознали, что они поднялись к славе на крыльях девушек мечты.

1

– Эффи, ну ты поторопишься или нет? – рявкнула Дина через плечо.

Она неслась к кинотеатру левой рукой придерживая норовивший свалиться на каждом шагу парик, а в правой сжимая мамины выходные туфли абрикосового цвета. Туфли Дина стащила из маминого шкафа буквально через пару минут после того, как Мэй Джонс ушла на родительское собрание, а потом, пока ее не было, целых полтора часа молилась в надежде, что мама: а) будет очень торопиться и так устанет после целого дня с третьеклашками в начальной школе на Спрус-стрит и споров с их родителями, что сразу ляжет спать и не обратит внимания, во сколько Дина выключила свет; б) не станет искать свои туфли. А туфли, надо сказать, идеально подходили к платьям нежно-абрикосового цвета, сшитых Диной и ее лучшими подругами Эффи и Лоррелл специально для конкурса ритм-н-блюза, проходившего в понедельник вечером в Детройтском кинотеатре. Без этих чудо-туфель Дина не смогла бы двигаться на сцене безупречно и грациозно. Хорошая новость – мама пришла домой действительно очень уставшей и, вместо того чтобы включить свет и потрепать Дину по плечу, лишь заглянула в комнату, а потом тихонько закрыта за собой дверь и устроилась под пледом на раскладном диване, не подозревая, что дочка лежит под одеялом при полном параде, одетая и накрашенная, и ждет, когда сможет улизнуть в темноту за своим глотком славы. Вы спросите, а какая тогда плохая новость? Мэй вернулась намного позднее, чем Дина планировала, более того – решила развеяться и немного почитать, а это означало одно – Дине пришлось ждать очень долго. Ну просто очень. А теперь «Дримфетки» опаздывали на конкурс почти на час.

– Слушай, я бегу так быстро, как могу, но на каблуках особо быстро не побегаешь, – фыркнула пышечка Эффи, заметно отставшая от более проворных Дины и Лоррелл. Ее брат СиСи, которому пришлось остановиться, чтобы подобрать с земли нотную тетрадь и сумку с косметикой, замыкал процессию. – Кроме того, мы опаздываем не потому, что я недостаточно быстро бегаю, мисс Ой-мама-поздно-пришла-с-работы, не пытайся все свалить на меня!

– Просто поторапливайся, – вышла из себя Дина, прибавив шаг.

Лоррелл, первой добежавшая до кинотеатра, встала как вкопанная перед главным входом. Навес украшало такое огромное количество лампочек, что они освещали чуть ли не весь квартал. Губы Лоррелл медленно расплылись в улыбке, когда она прочла афишу со словами:

СЕГОДНЯ

ДЖЕЙМС ЭРЛИ ПО ПРОЗВИЩУ ГРОМ

КОНКУРС ТАЛАНТОВ

От Детройтского кинотеатра, в пору расцвета роскошного заведения, в котором белой публике демонстрировали документальные ленты и немое кино, осталась только оболочка. Некогда шикарные кресла, ковер и великолепные красные портьеры после долгих лет застоя покрылись слоем пыли и плесени. Однако каждый понедельник кинотеатр оживал. Это был единственный вечер, когда обнищавшие владельцы позволяли цветным занять кресла в зале, а на местной черной радиостанции начиналась чрезвычайно популярная программа «Мотор-сити[1] ревю». Сюда стекались все, у кого был приличный костюм и два с половиной доллара на входной билет. Даже такие звезды ритм-н-блюза, как Джеймс Эрли по прозвищу Гром, местный паренек, прославившийся несколькими хитами в жанре «соул», крутившимися на негритянских радиостанциях, понимали: когда выступаешь с концертом в Детройте, то надо, чтобы твое имя всеми правдами и неправдами оказалось на афише в понедельник, если хочешь завоевать подлинную любовь Мотор-сити.

Дина пулей промчалась мимо подруги и шмыгнула в переулок, где конкурсанты в ярких роскошных смокингах и нарядах затягивались сигаретами и пили виски из полупустых фляжек, отдыхая от шумного действа, творившегося на сцене. Дина чуть было не врезалась в двух хорошо одетых дам с чемоданчиками в руках, которые выскочили из двери, очевидно, в пылу спора с мужчиной, догонявшим их и умолявшим остановиться и выслушать.

– Девочки, ну ладно, вы же не можете вот так взять и уйти. А как же шоу? Как же Джимми? – спросил мужчина, тронув одну из женщин за плечо.

– Марти, ты же знаешь, что у меня хорошо язык подвешен, говорить я умею, – ответила та, сбрасывая его руку. – А теперь посмотри, как я умею ходить.

– Джоан, сладкая моя, Джимми в своем репертуаре. Ты же знаешь, что он от тебя без ума. Без ума.

– Да ты что? Ну, передай этому обезумевшему кое-что, – сказала Джоан и повернулась лицом к Марти: – Скажи ему, что я тут на досуге раздобыла его номер. Телефонный.

– Ну, детка…

Она перебила:

– Домашний. Где он живет. С женой.

Подруга Джоан, такая же злая, как и сама Джоан, проскочила мимо Дины, замершей на месте при виде двух красавиц в изящных платьях, расшитых бисером, и украшениях, какие Дина если и видела, то только на картинках в журнале, когда удавалось его стащить и усесться читать в библиотеке вместо уроков. Глядя на их неземную красоту, Дина четко осознала, какая же она худенькая (не говоря уж о поношенном самодельном платьице), а их голоса, сильные, сочные, громкие, практически заставили ее вжаться в стену. Она подумала: неужели «Дримфетки» когда-нибудь смогут соперничать с такими взрослыми женщинами?

– Пойдем, Джоан, лимузин ждет, – ухмыльнулась вторая женщина, указав подбородком на потрепанное такси, остановившееся перед кинотеатром.

– Черт, – выругался Марти, бросив взгляд на толпу, уже потерявшую интерес к происходящему, а потом прошел мимо хорошо одетого мужчины, который открыл перед ним дверь служебного входа.

– Эй, мистер, – какой-то парень перехватил Марти по дороге, – не хотите услышать звучание будущего?

Марти выплюнул сигарету и молча вошел внутрь. Хорошо одетый мужчина быстро придержал дверь ногой, и это движение вывело Дину из транса, в который девушка впала, пока обходила здание.

– Господи, мы опоздали! – завопила она.

Дина посмотрела на парня, который так и остался стоять на улице с унылым видом; выражение его лица напомнило о ее собственном трудном положении, и страх как рукой сняло. Дина решила, что они слишком долго репетировали в расчете на громкий успех, чтобы сейчас просто взять и уйти, и неважно, насколько ей страшно. Кроме того, Эффи убьет ее, если она сейчас попробует повернуться спиной к сцене. Дина расправила плечи и подошла к участнику шоу с роскошной прической «помпадур» в дешевом костюме, стоявшему у стеночки с сигаретой во рту.

– Привет, уже отстрелялся? – быстро спросила она.

– Около часа назад, – небрежно бросил он.

Дина бегом добежала до входа и схватила Лоррелл за руку.

– Пошли, нам туда, – пропыхтела она на бегу, направляясь к служебному входу. – А где Эффи?

Лоррелл, которая ни на шаг от нее не отставала, оглянулась и увидела, что СиСи бежит прямо за ними.

– Эй, СиСи, давай-ка сгоняй за сестрой, – велела Лоррелл.

Они с Диной влетели в дверь, столкнувшись с мистером Костюм-с-иголочки.

– Ой, простите, мистер, – буркнула Дина, но тут Лоррелл налетела на нее сзади, и Дина чуть было не врезалась в мужчину снова.

Они слышали, как зрители аплодируют и приветствуют радостными возгласами группу «Маленький Альберт и Подлинные звуки», ребят из того же района, что и «Дримфетки». Дина, Эффи и Лоррелл чуть ли не каждый день слышали, как они репетируют одну и ту же песню, пока подружки распевались и отрабатывали танцевальные шаги. Судя по отклику зрителей, репетиции не прошли даром.

– Тейлор, Кертис Тейлор-младший, – представился мужчина, по-видимому, не раздосадовавшись на поведение незадачливых девчонок.

Но Дина его толком и не расслышала, поскольку ее внимание уже привлек Оук, организатор смотра талантов, пробегавший мимо с папочкой в руке. Дина преградила ему путь и легонько толкнула в грудь рукой:

– Слушайте, я знаю, что мы опоздали, но моя мама… она не любит, когда я шастаю по ночам, так что мне пришлось ждать, пока она ляжет спать.

Оук нетерпеливо перебил:

– Ты кто такая?

– Дина Джонс, – ответила она, изящным движением снимая пальто и наклеивая ослепительную улыбку. – Одна из «Дримфеток».

Оук не сводил глаз со своих бумажек, не обращая внимания на слова Дины.

– Вы должны были выступать вторыми.

– З-з-знаю, – заикаясь, пробормотала Дина, – но мама задержалась на родительском собрании, она учительница младших классов…

– Не повезло, малышка. Концерт окончен, – просто ответил Оук и собрался было пойти по своим делам, но тут его остановил Кертис, решительно взяв за плечо. Он навис над Оуком, чье лицо украшали тонкие усики, и весь его вид не сулил ничего хорошего – мрачный, почти зловещий.

– Братец, дай-ка я тебе кое-что объясню, – тихо сказал Кертис в самое ухо Оуку, все еще не отпуская его плечо. – Я же вижу, ты хороший парень, и не хочу, чтоб ты на этот раз облажался. Ты же не для того занимаешься этим делом, чтобы вот так запросто отмахиваться от людей, а? Ну, что скажешь – мы же выведем этих милых девочек на сцену сегодня?

Кертис ослабил хватку и по-дружески похлопал Оука по плечу. Дина услышала, как стихла музыка, затем раздался гром оваций, а после – зычный голос ведущего. Оук посмотрел на свое плечо, потом снова на Кертиса; он отчего-то испугался и определенно разозлился.

– Ладно, – наконец сказал он. – Я поставлю ее в самый конец. После Крошки Джо Диксона.

– Ой, спасибочки! – воскликнула Дина, судорожно схватив Лоррелл за руку. – А кто из них Крошка?

Оук кивнул в сторону здоровяка ростом под метр девяносто и весом больше центнера. Под плохо сидящим пиджаком на руках и плечах рельефно выделялись мускулы, на плече висела гитара. Крошка с важным видом прошествовал мимо них, когда ведущий, Фрэнк Эванс, объявил: «Дамы и господа, Крошка Джо Диксо-о-о-он!» Дине, Лоррелл и всем, кто оказался на пути, пришлось расступиться и прижаться к стенке, чтобы пропустить его.

– Угу, гримерка вон там, – сказал Оук, показав подбородком на маленькую площадку, огороженную веревкой. Настоящая помойка – потертый ковер усеян грязными салфетками, бумажными носовыми платками и стаканчиками, пепельницы до краев заполнены окурками со следами губной помады. На дальней стене висели в ряд зеркала с подсветкой, а под ними стояло несколько складных стульев.

Дина и Лоррелл бросились к зеркалу поправлять парики, приобретенные всего два дня назад; деньги девушки заработали, выполняя разовую работу или стирая белье для белых дамочек, которые были слишком заняты или слишком хороши, чтобы делать это самим. Девушки с трудом удержались от восторгов, когда втиснулись в крошечную ванную Лоррелл и стали примерять каштановые парики, переливавшиеся и раскачивавшиеся при каждом танцевальном движении.

– Мы прославимся благодаря этим парикам, как только выйдем на сцену, – сказала Дина, приосанившись.

СиСи влетел в гримерку и чуть не оглох от треньканья Крошки Джо Диксона и завываний «моя малышка, зайка моя».

– Я отдал ноты барабанщику! – взволнованно закричал он, кинув пакет с косметикой на захламленный туалетный столик.

– СиСи, мы следующие, а где Эффи? – накинулась на него Дина.

– Я туточки, – сообщила Эффи, не спеша продефилировав за ограждение; ее оригинальный черно-белый плащ, имитирующий леопардовую шкуру, был так же очарователен, как и она сама.

Она прислонилась к стене, развязала косынку и поправила массивный парик из синтетических волос, который казался огромным по сравнению с ее головой.

– Господи, мне нужно перевести дух. Где наша гримерка? – спросила она и сморщила носик, осмотрев грязную комнату.

– Эффи, на это нет времени, – сказала Лоррелл, английской булавкой закалывая платье так, чтобы оно туже обтягивало ее пышные формы. – Мы выступаем через две минуты!

Эффи подпрыгнула:

– Что?!

– Все, давайте разогреемся, – велела Дина.

Она подскочила к Лоррелл и стала отсчитывать такт. Лоррелл встала рядом и раскачивалась из стороны в сторону, пока они не спелись: «Уходи, уходи, уходи из жизни моей.»

Они смолкли, заметив «Сестричек Степ», которые после успешного выступления шествовали с важным видом. Те, в свою очередь, встали как вкопанные при виде «Дримфеток». Раздались громкие ахи и вздохи, казалось, за кулисами даже атмосферное давление изменилось.

– О нет, на них наши парики! – воскликнула Дина.

– Все пропало, если только мы не найдем новые, – сказала Лоррелл. – Все решат, что мы слизали с них!

– А зачем нам вообще парики? – спросила недовольная Эффи.

– Потому что нам нужно выглядеть соответствующе, – фыркнула Дина, отвернулась к зеркалу и перевернула парик задом наперед. Честно говоря, она не понимала, почему же Эффи никак не возьмет в толк, что любая группа должна быть сплоченной, а это значит, что ее члены должны иметь что-нибудь общее в наряде. В конце концов, Эффи не стоит особняком, она одна из «Дримфеток». Ну и что, что ее брат пишет все песни, а сама Эффи солирует? «Дримфеток» запомнят именно благодаря тому, как девушки себя подадут, постоянно напоминала Дина Эффи.

«Ой, да ладно тебе, – обычно отвечала Эффи, когда они начинали спорить о том, как же должны выглядеть звезды, а это обычно происходило, когда подружки собирались вокруг телевизора Эффи посмотреть «Американскую эстраду». – Они думают, что нацепили эти платьица, как тройняшки, и премило выглядят. Но ты, черт побери, никогда не станешь похожей на меня, а я в ближайшее время не буду выглядеть как ты», – смеялась Эффи.

Дина отошла от зеркала и полюбовалась своим отражением – она пригладила волосы, которые теперь струились под каким-то немыслимым углом: на макушке короче, а спереди длиннее.

– Придумала – наденьте парики задом наперед!

– Что? – Лоррелл уставилась на Дину.

– Переверните их!

Все трое сгрудились вокруг зеркала, стали поправлять волосы и втыкать шпильки, которые должны были удержать на месте их новые прически.

– Ох, Дина… это так… м-м-м… необычно, – сказала Лоррелл, прищурившись в надежде, что так новая прическа будет смотреться лучше, чем на самом деле.

– Выглядит изысканно. Пошли! – сказала Дина, направляясь к сцене.

Эффи, которая всегда очень болезненно относилась к своему внешнему виду, особенно когда ей предстояло появиться в компании с подругами по группе, замешкалась, рассматривая свое отражение в зеркале. И увиденное ей не понравилось.

– Передом назад или задом наперед, а все равно купленные в магазине волосы – это вам не настоящие. А это платье?! Я хочу сказать – это платье не подчеркивает мои достоинства.

Лоррелл остановилась, обернулась и закатила глаза:

– У тебя такой же парик, как у меня?

– Ну да, – буркнула Эффи, все еще недовольная своим видом.

– А платье такое же?

– Ну да, – ответила Эффи, поворачиваясь, чтобы посмотреть Лоррелл в глаза.

– Тогда не вякай, – сказала Лоррелл и пошла прочь.

Эффи перевернула свой парик и снова поохала, но тут сзади подошел Кертис:

– Мисс, я думаю, вы выглядите великолепно.

Эффи одарила его кокетливым взглядом, который говорил: «А то я не знаю», и величаво двинулась вслед за Диной и Лоррелл, которые уже рванули за кулисы к ведущему.

– Еще раз повторите, как называется ваша группа? – спросил ведущий.

– «Дримфетки»! – проорала Дина ему в самое ухо, чтобы перекричать завывания Крошки Джо Диксона.

Ведущий поблагодарил Дину, ущипнув за зад. Она громко ахнула, чем привлекла внимание Эффи, заметившей, что немолодой скользкий тип дотронулся до задницы ее подружки. Эффи подошла к нему и похлопала по плечу, а когда ведущий обернулся, то его взгляд скользнул от пышного соблазнительного бюста Эффи к ее пылающим гневом глазам. Она смерила его взглядом, тяжелым, словно гонг, извещающий о начале первого раунда боя боксеров-тяжеловесов. Ведущий отпрянул и поспешил на сцену, откуда спускался Крошка Джо.

– А теперь поприветствуйте наших последних конкурсанток! Бесстрашные и соблазнительные! К-о-о-о-нфетки!

– «Дримфетки»! «Дримфетки»! – прокричала Дина, когда они с Лоррелл выбежали на сцену и заняли свои места позади Эффи.

Оркестр заиграл, тяжелые портьеры разъехались в стороны, открывая огромные почти слепящие прожекторы и сотни темных силуэтов – все они ждали, когда же «Дримфетки» возьмут свои первые ноты. Лоррелл оцепенела. Девушка не знала, то ли начинать раскачиваться в унисон с Диной, то ли сбежать со сцены за кулисы, где она навсегда потеряет всякую надежду стать профессиональной певицей, но, по крайней мере, найдет тихое спокойное местечко, чтобы спрятаться от толпы и собственных завышенных ожиданий. Дина, которая не меньше Лоррелл была напугана видом толпы, но сумела преодолеть волнение и начать раскачиваться в такт музыке, схватила подругу за руку и заставила ее двигаться, пока звучал проигрыш. Эффи стояла в центре и даже не догадывалась, что ее подруги страдают от боязни сцены; она ощущала басы где-то в глубине живота и стала покачиваться в том же ритме, впитывая в себя каждую каплю энергии, которую музыканты вкладывали в сочиненную СиСи мелодию. А затем Эффи запела, и от звука ее голоса в воздухе словно пробежал электрический разряд.



– Уходи-и-и-и! – пророкотала она в микрофон, а Дина и Лоррелл подпевали: «Уходи!»

СиСи из-за кулис наблюдал за происходящим, изображая все те шаги, что придумал для девочек. Рядом стоял заинтригованный Кертис, он поймал взгляд Эффи, когда она повернулась. Эффи раскачивала бедрами чуть больше обычного специально для красивого джентльмена, который только что отпустил ей неоднозначный комплимент.

Дина ничего этого не заметила, она сосредоточилась на судьях, один из которых качал головой: очевидно, «сырое» выступление девушек не произвело на него особого впечатления. И тут Эффи дала себе волю. Ее голос высоко взлетел, такой необычный и мощный, что даже этот судья поднял голову и посмотрел с восхищением.

Когда Эффи взяла последнюю победную ноту, зал уже встал, все кричали и требовали исполнить еще что-нибудь. Дина и Лоррелл обнялись и начали прыгать от радости, а Эффи согнулась в поклоне с таким видом, словно только что спела для самой королевы.

– Ну же! – взревел ведущий, снова выскочив на сцену, пока девушки кланялись. – Вы ведь можете и погромче похлопать очаровательным, восхитительным и дерзким «Дри-и-и-имфеткам»!

Толпа все еще требовала девушек на бис, а они вместе с другими конкурсантами ждали за кулисами, пока судьи спорили, кто же должен победить. Пока жюри подсчитывало оценки, Кертис вышел в фойе кинотеатра, похлопал по плечу ведущего, который вышел покурить, и протянул ему пять десятидолларовых банкнот.

– Полтинник говорит, что «Дримфетки» не выиграют, – сказал он.

Ведущий сгреб деньги.

– Заметано, – улыбнулся он, а перед тем, как затушить ногой окурок и вернуться на сцену, добавил: – Но они бы и так не выиграли, приятель.

Через несколько минут конкурсантов пригласили на сцену. Девушки замерли в самом центре, они нисколько не сомневались, что унесут домой главный приз.

– Как вы помните, в этом году победитель конкурса получит возможность целую неделю выступать здесь, в Детройтском кинотеатре, – сказал ведущий, когда организатор передал ему результаты. – И этот счастливчик, талантливая восходящая звезда-а-а-а, – барабанная дробь, – Крошка Джо Диксон!

Крошка Джо вышел вперед к ведущему, в это время опустился занавес, скрыв от публики всех неудачников. Софиты погасли, но освещения было достаточно, чтобы разглядеть боль в глазах каждой из девушек – их отбраковали, унизили.

– Это значит, что мы не прославимся? – спросила Лоррелл; ее глаза наполнились слезами.

– Ну, не сегодня, – уныло ответила Эффи. – Ладно, пошли домой.

СиСи протянул Лоррелл и Эффи пальто, а Дина так и осталась стоять посреди сцены; она прямо кипела от злости.

– Почему? – возмутилась она.

– Потому что я устала, и мне завтра рано вставать на работу, поэтому пора идти.

– Я не про это. Я хотела спросить: в чем дело? Лоррелл, сколько нам было, когда мы начали петь вместе?

– Двенадцать, – ответила Лоррелл.

– СиСи, сколько танцев ты для нас придумал? Сколько песен записано в твоем блокноте? – спросила Дина, повернувшись к СиСи.

– Не знаю, может, сотня, – сказал СиСи.

– А ты, Эффи? Ты когда-нибудь встречала хоть кого-то, кто бы пел так же классно, как ты?

– Нет, – уверенно заявила Эффи.

– И тем не менее мы ничего не добились. Вот я и спрашиваю – в чем дело?

И тут появился Кертис, а за ним – администраторы Джимми Эрли, которые выкатывали на сцену рояль-миньон.

– А дело в том, что вам не нужен конкурс любителей, вы не любители. Вам нужен прорыв, и я пришел вам помочь, – сказал Кертис девушкам. – Я заплачу по тридцать баксов каждой за то, что сегодня вы выступите на подпевках у Джимми Эрли.

– Джимми Эрли! – взвизгнула Лоррелл, прыгая и хватая Дину за руку.

– А еще гарантирую участие в десятинедельном турне, начиная с завтрашнего утра, четыреста баксов в неделю, – продолжил Кертис, изображая радостное возбуждение.

– Мамочки! – ахнула Дина. – Четыре сотни? Клянетесь?

– Да чтоб мне сдохнуть. И мистер Эрли уже согласился взять на работу мою тетю Этель, чтобы она присматривала за вами, девочки, пока вы вдали от дома.

– Ох, маме это понравится! – воскликнула Дина. – Эффи, нет, ты можешь в это поверить? Мы будем петь у самого Джимми Эрли!

– Я не буду ни у кого на подпевках, – сказала Эффи.

Она подошла к Кертису, положила руку на бедро и выдвинула ногу вперед – его лицо оказалось совсем близко, она даже чувствовала мятный запах его дыхания.

– Да ладно тебе, Эффи. Нужно только пару раз пропеть «а-а-а-а» или «у-у-у-у», – взволнованно сказала Дина.

– Я не буду петь ни «а-а-а-а», ни «у-у-у», – отрезала Эффи.

– Подумай, Эффи, – сказала Лоррелл, подходя к подруге и поднимая вверх указательный палец. – Возможно, это наш шанс.

– Работа бэк-вокалистки – это ловушка. Простите, мистер, но я не могу принять ваше предложение, – сказала Эффи.

Дина и Лоррелл замолчали, не зная, что сказать дальше. Кертис, поняв, кого именно ему надо очаровать, пододвинулся поближе к Эффи:

– Послушай, я знаю, что ты прекрасно поешь, и ты тоже это знаешь. Ты талантлива, и, что еще важнее, ты хладнокровная кошечка, детка.

Он улыбнулся, и его взгляд скользнул по телу девушки.

Эффи обмякла. Он только что назвал ее кошечкой? Она перенесла вес на другую ногу и легонько ткнула Кертиса в грудь. Да он с ней флиртует, этот красивый парень с лоснящимися от геля волосами и сальными разговорчиками. Эффи призналась себе: несмотря на то что она обычно не воспринимает лесть от незнакомцев, этот парень предлагает хорошую работу, да еще и называет ее кошечкой. Девушка улыбнулась глазами, но рта не раскрыла, чтобы послушать, что он дальше скажет.

– Но это еще не все, – продолжил Кертис. – Таких девушек могут и обидеть, если за вас некому будет заступиться.

Решимость Эффи пошла на убыль. Она опустила голову, потом бросила взгляд на подруг, которые смотрели умоляющими глазами. До сих пор Эффи делала большую часть работы – это она находила им дополнительный заработок, изыскивала деньги, чтобы поддерживать в порядке костюмы. Возможно, подумала Эффи, некоторая помощь не помешает.

– Я могу помочь, детка, но тебе придется довериться мне, – продолжил Кертис. – Поверь мне, и я тебя не разочарую.

– Ну же, Эффи, что скажешь? – спросила Дина.

– Что ж, мистер.

– Кертис Тейлор-младший.

– Итак, мистер Кертис Тейлор-младший – наш менеджер – говорит, что сегодня мы будем выступать на подпевках у Джимми Эрли! – завопила Эффи.

Дина и Лоррелл бросились к Эффи, оттеснив Кертиса, и принялись обнимать и целовать подругу.

– Я тебя обожаю, Эффи!

– Господи, в этом бизнесе определенно есть взлеты и падения, – широко улыбнулась Лоррелл.

– Дамы, подождите тут, я сейчас вернусь. Позвольте мне уладить ваши дела, – сказал Кертис и убежал куда-то по коридору.

Эффи наклонила голову набок и посмотрела ему вслед. Этот справится, подумала она. Отлично справится.

Джеймс Эрли по прозвищу Гром не дал своему менеджеру Марти даже войти в гримерку, прямо с порога накинувшись на него:

– Марти, я же говорил, чтобы не добавляли майонез! Сколько раз тебе повторять – никакого майонеза в сэндвичи с курятиной!

– У нас есть проблемы и посерьезнее, приятель. Я тебя предупреждал, чтобы ты завязывал спать с бабами, с которыми вместе работаешь. Вокруг полно других дамочек.

– Полно-то полно, но у кого есть время ходить их искать? – широко улыбнулся Джимми, одернул ярко-красный пиджак из блестящей ткани и снова сел за туалетный столик. Он снял ломтик хлеба со своего сэндвича и убрал салфеткой майонез, не переставая разглядывать в зеркале свои блестящие зализанные назад волосы сначала с одной стороны, потом с другой. – Я же все время работаю!

Клавишник и четыре саксофониста, которые в углу играли в кости, после шутки Джимми хором прыснули.

– Ага, ты все время работаешь, благодаря Марти, – осклабился Марти.

И тут свет моргнул, извещая публику, что шоу сейчас снова начнется.

– Вы готовы услышать Джимми Эрли? – заорал ведущий в микрофон.

Зрители ответили оглушительным ревом и начали так громко топать, что пол старого кинотеатра заходил ходуном. Джимми встал, снова одернул пиджак и наклонился к зеркалу. Он облизнул палец и пригладил усики, затем провел руками по волосам.

– И заметь, Марти решил твою проблему, – сказал Марти; его голос был едва слышен посреди гвалта, царившего в театре. – Сегодня бэк-вокалисток заменит та девчачья группа, девочки просто бомбы!

– Отлично, – буркнул Джимми, не вслушиваясь в слова.

– Проблема в том, что их трое.

– А мне нужны только двое, – моментально среагировал Джимми. – Две более чем достаточно. Возьмешь трех баб, и я буду все свое время тратить на то, чтобы попытаться выстроить их в линию, Джеймсу Эрли по прозвищу Гром просто места не останется!

– Но.

– Черт побери, Марти. Мне нужны две девчонки, и точка.

Марти пожал плечами, кивнул и посмотрел на часы:

– Ну, две так две. Пора выдвигаться.

Марти и Джимми собрались выходить на сцену, за ними свита – клавишник и саксофонисты, и тут Марти столкнулся с Кертисом, который нервно ждал за дверью гримерки, взволнованно меряя коридор шагами. Кертис понимал, что если сейчас все выгорит, то он на пути к осуществлению своей мечты – стать менеджером артистов, работающих в смешанном стиле. К этой мечте он стремился с того самого дня, как в дешевом ресторанчике родного городка в штате Миссисипи увидел, как Леди Дэй[2] теребит гардению в своих волосах и поет своим удивительным голосом «Доброе утро, головная боль». И хотя Леди Дэй была великолепна, Кертис не мог отделаться от мысли: какая жалость, что такой певице, как Билли Холлидэй, голосу которой позавидовали бы ангелы, приходится выступать в грязной дыре у черта на куличках, причем, скорее всего, за гроши, петь там, где ее не оценят и даже не узнают. Мир заслуживал услышать Билли, а она заслуживала, чтобы ее слушали, и неважно, какого цвета кожа у нее и у публики. Это Кертис понял еще тогда, а было ему в ту пору двенадцать лет.

Через несколько лет он стал пописывать собственные песни и пытался, хоть и безуспешно, пристроить их уже известным исполнителям, а позднее – любителям, которые искали, с чем можно выступить на местном конкурсе талантов. Он даже женился на одной такой начинающей певичке, дочке торговца поддержанными авто, подражавшей блюзовой исполнительнице Бесси Смит. Кертис любил жену, поэтому поддерживал ее музыкальные амбиции, а она хотела, чтобы супруг помогал ее отцу продавать подержанные «кадиллаки». В итоге Кертис пошел на поводу у семьи, когда ему пообещали, что на работе он отточит свои навыки, а потом в конце концов возьмет на себя управление семейным предприятием. Но он никогда не отказывался от любви к музыке, в свободное время неустанно изучал шоу-бизнес, с головой погружался в чтение журнала «Биллбоард»,[3] публиковавшего рейтинги звездных групп, и продолжал писать песни. Когда тесть умер, он завещал Кертису компанию (его дочку к тому моменту больше интересовал кокаин, чем покупатели), и Кертис сразу стал откладывать часть прибыли, чтобы скопить начальный капитал для работы менеджера. Ему нужна лишь крошечная лазейка, чтобы начать подъем к успеху.

Увидев Джимми, Кертис напрягся.

– Все в силе? – с волнением спросил он.

– Ага, Джимми выступит с двумя девушками, – сказал Марти, обходя Кертиса, чтобы догнать своего клиента.

Кертис опустил голову, пытаясь переварить услышанное. С двумя? «Черт побери», – пробормотал Кертис себе под нос, а потом догнал звезду и менеджера.

– Погоди-ка минутку, приятель! – крикнул он, внезапно испытав прилив храбрости. – Это группа. Или выступают все три, или никто.

– Что такое, Марти? – раздраженно спросил Джимми, остановившись.

– Мои клиентки всегда работают вместе, – сказал Кертис, намеренно замедлив шаг, чтобы успокоиться и казаться более хладнокровным. Он расправил плечи и посмотрел Джимми в глаза.

– Эй, а я же тебя знаю, – протянул Джимми, прищурившись, чтобы получше рассмотреть Кертиса. – Ты же мне продал мой «кадиллак»?

– Ну… да, – устало кивнул Кертис, не зная, стоит ли ему волноваться из-за того, что он как-то связан с продажей авто. Не в первый раз бывший клиент становится сговорчивым, когда машина накрывается медным тазом. Кертис стоял на своем: – Да. У меня, кроме продюсерской компании, своя фирма по продаже авто на Вудуорд-авеню.

Джимми улыбнулся. Он сразу раскусил ложь.

– Ну, моей крошке не помешает дополнительный осмотр. А Джимми выступает только с двумя.

– Прости, братец. Или двое, или ни одной, – вмешался в разговор Марти, взяв Джимми под руку, чтобы проводить на платформу, которая должна была поднять его на сцену.

– Тогда ни одной, – твердо сказал Кертис, глядя им вслед.

Джимми пожал плечами и ступил на платформу. Он напустил на себя непроницаемый вид, а Марти нажал на кнопку, приводящую подъемный механизм в движение. Джимми потряхивал плечами и разминал мышцы шеи, как чемпион по боксу перед решительным боем, и тут перед его глазами предстали три пары красивых женских ножек. Дальше взгляд скользнул по одной паре, вверх, по бедрам, к груди и, наконец, к личику девушки, которая вместе с подружками стояла на сцене, взволнованно захихикав при появлении Джимми. Губы Лоррелл растянулись в широкой улыбке, когда их взгляды встретились. У девушки челюсть отвисла от удивления. Несмотря на то что она тащилась от звезд и всего, что с ними связано, но сама никогда не видела живьем даже какую-нибудь захудалую звезду, не говоря уж о певце, чья музыка неслась из радиоприемников. Джеймс Эрли по прозвищу Гром вырос на улицах Детройта, и редкий подросток в Мотор-сити не знал, кто он такой, и не ходил на его концерты в родном городе. Шоу Эрли было просто потрясающим. Пока саксофонисты играли, Джимми орал, прыгал по сцене, выделывая немыслимые акробатические трюки, что сделало его одним из самых необычных исполнителей ритм-н-блюза. Все пытались подражать ему, но никто не умел так вращать бедрами, орать во всю глотку и зажигать толпу в переполненном концертном зале, как Джимми, на все сто заслуживший свое прозвище. Ходили слухи, что у Джимми целый парк необычных авто, жена, которая купается в брюликах, и дом на холмах по соседству со старинными особняками белых, там, где лужайки тянулись на целые акры.

Обалдев оттого, что Джимми еще и внимание на нее обратил, Лоррелл помахала рукой, снова захихикала и скосила глаза на Дину. Дина тоже разволновалась, и только Эффи, которую мало что могло лишить душевного спокойствия, сохраняла хладнокровие.

– Эй, Марти, все хорошо! – крикнул Джимми вниз с платформы и пошел к девушкам, широко раскинув руки, чтобы обнять «Дримфеток». – Трое в самый раз. – А потом обратился к девушкам: – Леди, вы спасли мне жизнь! Мне нужна ваша помощь, и я у ваших ног, спасибо вам, спасибо! – Он в знак благодарности опустился на колени перед Лоррелл, чем вызвал у нее новый приступ смеха. – Вы понимаете, о чем я? Я благодарю вас. Все для вас сделаю. Все, что угодно. Так что я могу сделать для тебя, детка? – спросил он, взяв Лоррелл за руку.

– Ну… мистер Эрли… Вы могли бы научить нас песне… – робко сказала Лоррелл; ее голос был едва слышен, поскольку зрители, устав ждать, когда же поднимется занавес, в нетерпении кричали: «Гром! Гром! Гром!»

Джимми подпрыгнул, сыграл несколько аккордов – услышав эти звуки, публика взревела – и запел:

– Тринадцать лет

Ажиотажа,

Пластинок золотых

И эпатажа,

Диджеев разбитных.

А мир вокруг

День ото дня

Занят игрой в популярность.

День ото дня.

День ото дня.

Потом Джимми встал из-за рояля, и на скамейку скользнул клавишник, а Джимми подошел к Лоррелл и тихонько спел ей на ухо:

– День ото дня, день ото дня. Ну-ка, попробуй прямо сейчас, детка.

Лоррелл разнервничалась, но повторила за ним:

– День ото дня. День ото дня.

– А мир вокруг день ото дня занят игрой в популярность, – пропел Джимми еще более выразительно.

Дина вступила:

– День ото дня. День ото дня.

Ее мелодичный приятный голосок вызвал у Джимми улыбку.

– Да, дорогая, молодец! – сказал он, покачиваясь в такт Дининым движениям, а потом пропел: – «А мир вокруг день ото дня занят игрой в популярность».

– День ото дня. День ото дня! – проревела Эффи; ее проникновенный сочный голос придал словам такую силу, что Джимми даже отпрыгнул.

– Черт побери, я не знал, что у тебя такой голосина! – засмеялся он и пропел: – А мир вокруг день ото дня занят игрой в популярность.

– День ото дня. День ото дня! – хором спели «Дримфетки», раскачиваясь в такт щелканью пальцев Джимми и звуков рояля.

– О да! – воскликнул Джимми и еще раз окинул девушек оценивающим взглядом. – Да, трое в самый раз.

– Вы готовы? – выскочил на сцену ведущий.

– Готовы, – кивнул Джимми и занял свое место за кулисами.

Занавес поднялся, и Джимми с громким криком проехался на коленях к центру сцены, ввергнув публику в исступление. Он вскочил, совершил головокружительный переворот, а на заднем плане саксофонисты вращались вокруг своей оси, пульсируя в бешеном ритме вокалиста. Джимми продолжал крутиться и прыгать по сцене, с его лица летели бисеринки пота, пока он изливал свою душу в микрофон, всю, до последней капли:



– Знаю я все это,

Уже не первый день

Я колешу по свету,

Реальной жизни тень.

Мой голос кормит меня,

А мир вокруг

День ото дня

Занят игрой в популярность.

День ото дня.

День ото дня.

Тринадцать лет

Ажиотажа,

Пластинок золотых

И эпатажа,

Диджеев разбитных.

А мир вокруг

День ото дня

Занят игрой в популярность.

День ото дня.

День ото дня.

«Дримфетки» тут же успели разволноваться, испугаться и устать – они отчаянно пытались не отстать от Джимми и музыкантов. Лоррелл постоянно сбивалась, Дина как минимум три раза опоздала, поскольку была буквально загипнотизирована Джимми и особенно тем, как его принимает публика. Эффи сделала все возможное, чтобы вытянуть подружек, успокоить их, но без толку. Девушки просто не могли соперничать с профессионалом, но им предстояло научиться.

2

Создается впечатление, что СиСи – личный слуга Эффи. Она поглядывает в зеркало, потом отворачивается, отдает младшему брату приказания: «Положи пакет с косметикой возле двери, чтобы не забыть», «А ну-ка расправь нижнюю юбку, чтоб не морщила», «Прекрати возиться с моими костюмами и отнеси их вниз к приезду Джимми, СиСи!» – и снова любуется на свое отражение. А СиСи покорно выполняет ее желания, без слов. Так было всегда – Эффи Уайт требовала, а СиСи Уайт ее ублажал. Со стороны могло показаться, что Эффи пользуется тем, что она старшая, а СиСи – безвольная тряпка и не может постоять за себя. Но на самом же деле СиСи просто относился к сестре с большим почтением и обожанием, но не только потому, что она старше, а значит, автоматически внушает уважение, а потому, что считал, что Эффи одна из самых талантливых певиц, которых ему доводилось слышать. Именно сестра каждой спетой нотой заставляла СиСи поверить в то, что он самый талантливый композитор в Детройте, пусть и никому не известный. Они восхищались друг другом совершенно искренне еще с тех далеких времен, когда уговорили своего пастора, преподобного Гуди Райта, позволить им остаться после субботних занятий в церковном хоре и побренчать на пианино. СиСи, музыкант-самоучка, в нежном возрасте шести лет мог подобрать на слух любую мелодию, и Эффи, на три года старше, пела песни, которые сочинял брат. Когда Сиси исполнилось одиннадцать, он был руководителем детского хора при миссионерской баптистской церкви Святой Земли. А Эффи? Ну, понятное дело, она была солисткой.

Понимаете, музыка связала их. И никакая звездная болезнь, обычные братско-сестринские разборки или предательство окружающих не могли разрушить эту связь.

– Господи, Эффи, автобус будет в любую минуту! – крикнула Лоррелл в открытое окно квартиры Уайтов, под которым она нетерпеливо ждала с маленьким чемоданчиком и потрепанным чехлом с платьями, а рядом стоял отец Эффи Рональд, готовый пожелать девочкам счастливого пути. Дина пряталась в подъезде у Эффи после того, как оставила у мамы на подушке записку: жаль, что мама не понимает ее мечты, но она все равно поедет и попробует себя в шоу-бизнесе. Дина прижала палец к губам, умоляя Лоррелл утихомириться, не дай бог мама проснется и застукает Дину, уезжающую с Джимми, которого она окрестила «самим Сатаной».

Рональд засмеялся и натянул на уши шапку – слабая защита от утреннего холода.

– Эффи спустится через минуту, дорогая, не волнуйся, – хихикнул он. – Эффи у нас никогда не упустит возможности покрасоваться.

Лоррелл фыркнула.

– Да уж, Эффи не упустит возможности покрасоваться, но, как известно, легко может пропустить парочку автобусов, – сказала она, все еще не отрывая взгляда от окна, словно мысленно посылала лучшей подружке сигнал «Спускайся!».

Лоррелл лучше всех знала, как трудно заставить Эффи Уайт придерживаться расписания. Как-никак они дружили с пятого класса, когда Лоррелл вместе с тремя братьями и мамой, воспитывавшей их без отца, переехали в корпус Д полуразрушенного жилого комплекса – вот такой неудачный результат развода родителей. В первый же день в новой школе Лоррелл встретила Эффи на автобусной остановке. Та во всю глотку распевала известный хит. Лоррелл, которая никогда особо не стеснялась оказаться в центре внимания, стала подпевать, и не успел автобус припарковаться возле школы, как СиСи уже отбивал ритм на учебнике, а девочки вдвоем пели дуэтом, да так громко, что водителю пришлось повернуться и сделать им замечание. Лоррелл и Эффи хотели стать профессиональными певицами, поэтому все время, пока учились в средней школе, распевали в туалетах и постоянно побеждали на школьных конкурсах талантов, а в старших классах искали третью вокалистку в свою группу после того, как владелец местного клуба заикнулся, что у них было бы больше шансов попасть на популярный конкурс талантов в его клубе, если бы у Эффи на подпевках было две вокалистки, а не одна. Не прошло и недели, как Лоррелл познакомила Эффи с Диной, тихой и робкой девочкой с глазами, как у олененка. Никто – ни СиСи, ни Лоррелл, ни Дина – никогда не сомневался, кто же в их группе будет солисткой. А Эффи пользовалась своей славой местной звезды везде, где только можно: допоздна торчала на улице, бегала за мальчиками, веселилась на вечеринках и всегда была шумной и потрясающей, как только она умела.

– Ну что ты там орешь под окнами, как будто в многоквартирном доме? – фыркнула Эффи, появившись из-за тяжелой металлической двери, а за ней СиСи, нагруженный, как ишак, – с огромным чемоданом, двумя бумажными пакетами, сумкой с косметикой и чехлом с костюмами.

– Так мы вообще-то и есть в многоквартирном доме, дорогуша, – заметила Лоррелл.

– Это ненадолго, – ответила Эффи и показала подбородком в сторону улицы, по которой ехал яркий красно-зелено-серебристый автобус с надписью «Джеймс Эрли по прозвищу Гром» на боку. Дина, Лоррелл, Эффи и СиСи взволнованно понеслись туда, где припарковалось это чудо, роняя по дороге чемоданы и сумки.

– Не подкачай! – крикнул СиСи, бежавший за автобусом. А Эффи, прижав руки к стеклу, одними губами пообещала: «Ты будешь мной гордиться».

Но вскоре Эффи и девочки поняли, как же тяжело стать предметом гордости, когда выступаешь по клубам для бедняков. Не очень-то приятно тащиться всю ночь по пыльным дорогам до следующего места выступления только для того, чтобы владельцы заведения тут же наплевали на их известность и обращались с ними, как и с любыми другими чернокожими девочками, которые входят в двери клуба. В большинстве случаев им приходилось толкаться в грязных, прокуренных комнатенках «только для цветных» и ждать своего выхода. Никого не волновало, что девушки работают на подпевках у Джимми – ерунда, да что уж там, даже Джимми приходилось постоянно натравливать Марти на владельцев клубов, чтобы выбить для себя – звезды! – элементарные удобства: пару бесплатных коктейлей, тарелку горячей еды и место, где можно ненадолго присесть с музыкантами, пока идет подготовка к выступлению. А иногда даже оплату. Одним словом, это было унизительно – ждать, пока закончат выступать посредственные артисты, чтобы выйти на сцену и показать, что такое настоящее шоу. Во время одного из концертов в Чикаго Джимми и девочкам пришлось обходить собачье дерьмо, валявшееся на сцене после того, как какой-то танцор продемонстрировал весьма убогий тустеп со своими «дрессированными» собачками.

Господи, а тут еще какая-то девчачья группа болтается за кулисами и пытается обратить на себя хоть чье-то внимание! Ну, всем понятно, что, как бы сильно Джимми ни хотел затащить Лоррелл в постель, девушки, на которых «Дримфетки» с завидной регулярностью натыкались за сценой, тоже могли без особых проблем привлечь к себе внимание в надежде сесть в автобус к Джимми Эрли по прозвищу Гром.

Но в тот момент, когда Джимми начинал кружить по сцене, девушки понимали, что видят нечто сверхъестественное. Стоило Джимми слегка согнуть мускулистые ноги, выдвинуть вперед таз, наклонить голову и издать призывный клич «Э-э-э-эй!», как зал заполняли крики и аплодисменты, зрители начинали топать и кружиться, словно сквозь толпу двигался сам Святой Дух. Разве что никакого воскресения в выступлении Джимми не наблюдалось. Как и ничего святого в тех чувствах, которые он пробуждал своим пением.

Как-то раз они выступали в Вашингтоне, округ Колумбия.

– Бывает, одиночество накатит, – завывал Джимми, а за его спиной пыхтели Эффи, Лоррелл и Дина, старательно выводя свое «да-да-да-а-а-а!» и раскачиваясь в такт, а руки девушек колотили по воздуху по мере того, как энергия, исходящая от Джимми, текла по их телам.

К тому моменту они видели его шоу уже раз десять, а репетировали раз сто, и с каждым выступлением они словно впитывали увиденное, наблюдали, как Джимми заводит публику, прислушивались к его интонациями, восхищались его движениями и тем, как он использовал танец, чтобы выжать все соки из потеющей публики. Эффи и Дина относились к выступлению Джимми как к вкусному блюду – жевали и глотали, а потом отрывались от стола. А вот Лоррелл… ей нравился Джимми, поэтому она обсасывала его концерт, как толстяк обсасывает косточку: раскачивала бедрами чуть больше положенного, чтобы Джимми заметил, и пела «И он не будет один!», глядя ему прямо в лицо. К своему удивлению, Лоррелл даже поймала себя на мысли, что немного ревнует, когда Джимми начал обычный ритуал раздачи автографов (читай: флирта) поклонницам.

– Пора зажечь свет, – сказал Джимми, когда клавишник сыграл последнюю победную ноту, а барабанщик пробил заключительный удар.

Джимми подошел к краю сцены и, прищурившись, посмотрел из-под руки на возбужденную толпу.

– Ах, давайте-ка посмотрим, кто из этих прекрасных дам сегодня поедет домой с Джимми, – сказал он, отчеканивая каждое слово, как баптистский священник. – Там вас ждет теплая кроватка. Ну, кто хочет посидеть на коленках у папочки?

Женщины бросились на сцену, но их порыв сдержали двое полицейских – на самом деле это были никакие не полицейские, а администраторы Джимми, одетые в костюмы, купленные в магазине дешевых товаров, которым за это представление кинули пару дополнительных костей. Джимми выделил из толпы красивую мулатку с блестящими длинными волосами и приказал «полиции» провести девушку к нему.

– А твой парень здесь? – проворковал он, а девица хихикала и прижималась к нему. – Что? В туалете? Эй, кто-нибудь, сходите и заприте туалет.

После этого Джимми начинал клеиться к фанатке. Лоррелл знала, в чем фокус – «подружка» на самом деле была сестрой барабанщика, тем не менее Лоррелл не нравилось, как эта цыпочка смотрела на Джимми, она видела, как та проталкивалась к нему в автобусе, думая, что никто не обращает внимания.

Публика, уже вся на взводе, разразилась громкими криками, когда Джимми снова вернулся в центр сцены и сделал знак «Дримфеткам», которые выстроились позади него в линию.

– Только с тобой я настоящий, – пропел Джимми; музыка звучала все громче и громче, и он снова подошел к микрофону.

– Только с тобой, – первой затянула Дина, пристроившись рядом с Джимми к микрофону, ей эхом ответила Эффи.

Когда Джимми подошел к Лоррелл, девушка пристально посмотрела ему в глаза, а когда он передавал микрофон, ее ручка задержалась на его руке чуть дольше положенного.

– О да, только с тобой, – томно протянула она.

Именно в тот вечер Лоррелл решила, что ей нужно пробраться в «Гарлем» – так называлась задняя половина автобуса, куда тетя Кертиса Этель, взявшая на себя обязанности охранять нравственность девушек во время турне, отселила всех лиц мужского пола. А где же были девушки, спросите вы? В «Голливуде», на второй половине автобуса. Тетя Этель ясно дала понять всем музыкантам, администраторам и особенно самому Джимми, что в «Голливуде» им рады не будут. Лоррелл дождалась, пока тетушка Этель захрапела с такой силой, что могла бы всосать обивку со своего сиденья, подкрасила губы, глядя в зеркальце в пудренице, затем перешагнула через старушкины ноги в ортопедических туфлях и прокралась назад. По дороге она взбила прическу и, увидев, что Джимми наблюдает за ее передвижениями, широко улыбнулась. Лоррелл свернулась калачиком рядом с Джимми, и тот молча передал ей фляжку.

– Ох, мистер Эрли, поверить не могу, что все это происходит со мной, – защебетала девушка, улыбаясь во весь рот.

– В мире эр-н-би чудеса происходят постоянно, – улыбнулся он в ответ.

– А что значит «эр-н-би»?

Джимми наклонился так близко, что между их губами оставалась пара сантиметров.

– Разбитной и бесшабашный, – практически прошептал он.

– Ой, мистер Эрли, вы такой отвязный. – хихикнула Лоррелл. Это недвусмысленное предложение застало ее врасплох, и она отпрянула, ну, совсем немножко.

– Джимми, детка. Зови меня Джимми.

– Ой… мистер Джимми, вы такой отвязный, – повторила Лоррелл, улыбаясь еще шире, а Джимми прижимался и льнул к ее груди.

Эффи, хоть и была увлечена игрой в покер с Марти и одним из саксофонистов, все видела. Она украдкой бросила взгляд на Дину, но Дина уже спряталась в своем плюшевом мире – один ряд сидений она умудрилась превратить в настоящую мягкую норку с помощью атласных подушек и одеяла. Дина успела кое-что приобрести на свои чеки на четыреста баксов – она постоянно пропускала коллективные обеды и посиделки после репетиций, а вместо этого спешила потратить деньги в местных мелких «бутиках», которые с неохотой пускали чернокожую девушку внутрь, или же примеряла разные парики и по-новому красилась, или просто гуляла в одиночестве, как будто она вовсе и не часть группы. Если бы Эффи не знала подругу как облупленную, то решила бы, что Дина пытается своим поведением выпендриться. Ну, вообще-то такое бывало и раньше, особенно после того, как мать убедила Дину, что мизерная зарплата учительницы делает их верхушкой среднего класса. Нет, вы только подумайте! Богатеи в муниципальной многоэтажке! Понятное дело, сейчас у Дины и вовсе голова кругом пошла от всего этого. Эффи закатила глаза, покачала головой и посмотрела на карты в руке, но потом снова отвлеклась от громкоголосых партнеров по покеру, чтобы прислушаться к воркованию Джимми и Лоррелл.

– Ой, ну это приятно, – хихикнула Лоррелл, но тут же осеклась и откашлялась. – Я хотела сказать, забавно. Вы ведь женаты?

Джимми женился на своей школьной подружке, им тогда и семнадцати не исполнилось, и причем задолго до того, как пошел в гору со своим популярным синглом.

– Да, детка, – сдержанно сказал он. – Все на свете знают, что Джимми женат.

Улыбка тут же испарилась с лица Лоррелл, она нахмурилась и высвободилась со словами:

– Тогда убери руки!

Джимми сел и посмотрел ей вслед.

– Ути-пути, – сказал он и поерзал, чтобы устроиться ко сну, тут встретился взглядом с Эффи, снова хохотнул и закрыл глаза.

Дина и Эффи уселись рядышком за угловым столиком в клубе «Голубая бездна», куда Джимми и его свита зашли перекусить после выступления. Девушки пытались перекричать шум, который создавали музыканты Джимми, зажигавшие на сцене. Они отыграли последний концерт в турне, и, несмотря на то, что им предстояло вернуться к тому же жалкому существованию жителей нищих многоэтажек в беднейшей части Детройта, и Джимми, и «Дримфетки», и их джаз-банда с нетерпением ждали, когда же смогут наконец уснуть в собственных постелях, хотя заключительный концерт Джимми в родном городе был далек от триумфа.

Эффи сбросила туфли, поставила их на только что вытертый стул, который выдернула из-за соседнего столика, и оглядела VIP-клуб – громкое название для маленького дешевого и старого бара, где разливали спиртное и подавали жареную курицу, мясное рагу и свиные желудки. Но «Голубая бездна» ни в коем разе его и не оправдывала – просто дыра, которую давно облюбовали местные любители ночной жизни, о чем свидетельствовали расшатанные стулья, облупившаяся краска на стенах и треснутые тарелки. Чернокожие посетители считали своим долгом ухудшить состояние заведения еще сильнее, но Руби Миллс, его владелица, не из тех, кто станет заморачиваться по поводу свечей в подсвечниках, столового серебра и официантов, одетых с иголочки. Единственное, что нужно клиентам, – это деревянный танцпол и концерты, ну, по крайней мере, под таким предлогом Руби тратила прибыль на все, что угодно, кроме ремонта. Эффи знала всю подноготную клуба, поскольку раньше и сама разносила здесь выпивку в надежде, что получит шанс выйти на сцену. Увы, не срослось, Эффи уволили, не успев даже узнать, что она поет, поскольку, по мнению Руби, девушка слишком часто опаздывала. Эффи была рада-радешенька прийти в клуб с Джимми и его командой – тем самым утереть нос бывшей начальнице и продемонстрировать, что она и сама, без Руби, может добиться успеха. Эффи равнодушно помахала одной из официанток, убиравшей со столов, расставленных по периметру зала. Вообще-то посетители в основном держали напитки в руках и ели стоя вокруг танцпола, чтобы ничего не пропустить, так что особенно и убирать-то было нечего. Официантка помахала в ответ, и Эффи снова вернулась к тому вопросу, что они с Диной обсуждали.

– Я просто считаю, что у тебя все бы ладилось, если б ты была чуть. ну, ты понимаешь. – запинаясь, проговорила Дина.

– Если б я была скромницей? – передразнила ее Эффи. – Или такой душечкой, как ты?

– Ну, мне кажется, мальчикам это нравится, – промямлила Дина, отпрянув, словно признала свое поражение.

– Ну, вообще-то мальчики меня не интересуют, Дина, – сказала Эффи, наблюдая, как Кертис направляется от барной стойки к их столику.

Она выпрямилась, положила локти на стол и подалась вперед, слегка выпятив грудь, а когда Кертис протянул ей бокал виски с содовой, а Дине – бутылку кока-колы, сверкнула широкой улыбкой.

– О чем это вы тут сплетничаете, красотки?

– Кертис, – сказала Эффи, игриво потупив глазки, – а ты тоже изменяешь жене, как мистер Джим Эрли?

Дина ахнула:

– Эффи! – и повернулась к Кертису: – Я такого не говорила!

Эффи отмахнулась:

– Дина права, это не наше дело. Мы же даже не знаем, женат ты или нет.

Кертис, распрямив плечи, нависал над столиком словно скала. Он даже не шелохнулся.

– Я был женат. Не сложилось.

Эффи потянулась к нему:

– И какой была твоя жена? Такой худенькой маленькой пташкой, как Дина? Или ты предпочитаешь настоящих женщин? – Она снова села прямо.

– Эффи, прекрати немедленно! – потребовала Дина, заливаясь краской.

Кертис не долго думая ответил, глядя Эффи прямо в глаза:

– На самом деле меня воспитывали две старшие сестры, они были такие же настоящие, как ты.

Эффи вытащила стул и похлопала по нему, приглашая Кертиса сесть.

– Ну, почему бы тебе не рассказать о них?

Кертис откашлялся, бросил взгляд через плечо, а потом снова посмотрел на девушек:

– Одну минутку, дамы.

Он кивнул подошедшему СиСи и пожал ему руку:

– Готов?

– А то!

Они подошли к соседнему столику, где Марти и Джимми пили виски.

– Не получается, Марти! Блин, дружище, раньше народ чуть ли не в обморок грохался, этот трюк их на клочки разрывал, – взволнованно говорил Джимми, все еще не отошедший после более чем прохладного приема, устроенного детройтской публикой, когда он упал на сцену в конце своего хита. Раньше Джимми проделывал то же самое, и женщины со всей округи начинали визжать и кричать, пытаясь прорваться через «оцепление», чтобы дотронуться до распростертого на сцене тела кумира, но не сегодня. – Слишком много подражателей. – Джимми чуть не плакал.

– Да, Джимми, – согласился Марти. – Сейчас все так делают.

– Но я же первый начал! Ты-то знаешь!

– Ты все еще первый, Джимми, – утешил Марти, похлопывая его по спине. – Ты и сегодня разорвал всех в клочья. Это было прекрасно. Слышишь меня? Пре-крас-но.

Джимми откинулся на стуле и смерил Марти взглядом:

– Врешь ты все. Мне нужно что-то. что-то. – Лоррелл с улыбкой прошествовала к барной стойке, где тут же принялась кокетничать с одним из саксофонистов. – Что-то такое! – Джимми показал на Лоррелл. – Господи!

– Тебе нужно новое звучание! – с серьезным видом сказал Кертис. Джимми так пялился на Лоррелл, что даже не заметил, как подошли Кертис и СиСи.

Но Джимми тут же парировал, и в его голосе послышалась легкая брезгливость:

– Нет, дружочек, мне нужен новый «кадиллак», у того, что ты мне втюхал, масло течет.

Марти хохотнул, а потом они с Джимми вернулись к своему разговору, сделав вид, что Кертиса и СиСи просто нет.

СиСи слегка приуныл, но решимости все же не растерял, а Кертис тем временем продолжил:

– Джимми, ты ведь помнишь брата Эффи СиСи? Очень талантливый молодой композитор.

– Ага. – Джимми взглянул на СиСи и щелкнул пальцами. – Это же ты написал ту песенку девчонкам. Как же там… «Уходи из жизни моей…» Ты, да?

СиСи снова расправил плечи.

– Да, причем без посторонней помощи, – с гордостью сказал он.

– И что ты думаешь об этой песне, Марти? – спросил Джимми, не сводя глаз с СиСи.

– Ну, мне кажется, она немного.

– Нудновата?

– Ага. Даже не немного, а очень, дружок. – Марти отхлебнул виски.

Глаза СиСи превратились в узкие щелки.

– Я вам не дружок, мистер, – сказал он и пошел прочь.

– Ты уж прости, но в твоей песне недостаточно души, нашей души, негритянской, ты понимаешь, о чем я, малыш? Я Джимми, мне нужна душа! – крикнул Джимми, ни к кому в особенности не обращаясь, когда саксофонист на сцене исполнил импровизацию стаккато. – Да! – снова крикнул Джимми. – Давайте исполнять соул! Соул и есть музыка души!

Кертис скользнул за стол и уселся рядом.

– Ну конечно, и соул, и госпел,[4] а еще ритм-н-блюз, джаз, блюз и все остальное, что заимствуют у нас белые, – поддакнул он.

Теми же словами он пару дней назад прочел лекцию СиСи после того, как они ночь напролет писали вместе песни. Кертис и СиСи вообще часто засиживались по ночам, сочиняя музыку на стареньком пианино, купленном в местном университете, пожелавшем избавиться от старого музыкального инвентаря. Кертис заплатил за пианино из своего агентского вознаграждения и тут же поставил его в тесном пыльном гараже, взяв с СиСи обещание, что тот вернет деньги за инструмент сторицей, написав несколько хитов для «Дримфеток». Перед этим СиСи несколько недель уговаривал менеджера сестры внести его в список в качестве композитора. Кертису нравились в этом пареньке две черты – энергия и чистота. Ему пришлось выдать всего лишь пару предложений, чтобы убедить СиСи сесть и на одном дыхании сочинить больше десятка оригинальных мелодий за те три недели, что прошли после доставки инструмента. Кертис все это время внимательно слушал, кое-где подправлял ноты, удлинял проигрыши, чтобы получился новый хит: с ним Джимми, которого он отчаянно хотел включить в свой список молодых дарований, взлетел бы на вершины чартов. СиСи впитывал каждое слово, уважая Кертиса не только за деловую хватку, но и за неподдельную любовь к музыке, а еще за то, что тот открыл ему глаза – СиСи захотелось быть чем-то больше, чем второсортным композитором ритм-н-блюза. СиСи жаждал стать частью команды Кертиса, поскольку с предельной ясностью увидел, что когда-нибудь то, что они делают, войдет в историю. Он даже не расстраивался, когда Кертис переписывал его песни, просто склонялся над пианино, слушал и кивал, пока тот мерил маленькое помещение шагами, фонтанируя идеями, а СиСи играл и играл до поздней ночи.

– Должен быть какой-то способ нести нашу музыку в массы, – сказал Кертис, прищурившись и наклонившись к Джимми, – но только в этот раз нам самим. Чтобы самим зарабатывать деньги.

Джимми смерил его взглядом:

– Марти, этот парень мне толкает какую-то туфту.

– Да я слышу, малыш, – засмеялся Марти, но ухмылочка сползла с его лица, как только СиСи запел.

– Купи мне «кадиллак», «кадиллак», «кадиллак», – пропел он, сыграв на пианино привязчивый мотивчик.

Саксофонист опустил свой инструмент и наклонился поближе, а Лоррелл подошла и тоже подключилась со своим «о-о-о!».

– Купи мне «кадиллак», «кадиллак», «кадиллак», ведь я звезда, а значит, будет так, будет так, будет так, как я хочу-у-у-у, – пропел СиСи чуть громче, а Дина и Эффи присоединились к Лоррелл, как делали бесчисленное количество раз, когда СиСи придумывал им новую песню на конкурс талантов. Скоро и Джимми начал притопывать в такт ногой.

– Слушайте, я понимаю, что вы, ребята, пытаетесь сделать, но ничего не выйдет. – Марти ударил кулаком по столу. Ему было ясно, что Кертис претендует на его звездного – и единственного – клиента. – Джимми Эрли – это вам не уличная девка в ожидании первого клиента, а признанный артист, и у него контракт со звукозаписывающей компанией.

– Ага, с местной компанией, которой без году неделя и которая не может продвинуть его в ротацию, – мягко заметил Кертис.

– Ну, с этим я ничего не могу поделать, – пробормотал Марти, а Джимми тем временем сел за столик и ловил каждое слово их перебранки.

Кертис покачал головой и обратился к Джимми:

– Одна запись, приятель. О большем я и не прошу. Одна песенка, простая мелодия, которую сможет запомнить каждый.

Марти выпрыгнул из-за стола и схватил свое пальто и шляпу. Кертис почувствовал, что нащупал у оппонента слабое место.

– Вы знаете, как сейчас песни становятся хитами? Звучат в машинах! Хиты – это те песни, под которые приятно вести автомобиль!

– Да, но поклонники Джимми все больше на автобусе, – фыркнул Марти. – Пойдем отсюда, – сказал он, протягивая Джимми пальто, но тот встал и прошел мимо него к пианино.

Кертис улыбнулся. Марти, потерпев поражение, снял шляпу и плюхнулся обратно на свое место.

– А ты уже придумал переход? – спросил Джимми у СиСи; он щелкал пальцами и подпевал вместе с девушками.

Не прошло и суток, как Джимми и девушки стояли в гараже в автомагазине Кертиса, зажатые между квартетом музыкантов и стеной. Кертис и Уэйн, пожилой мужчина, который именовался продавцом, но на самом деле был скорее личным помощником, примостились на металлическом столе, с которого убрали все лишнее, чтобы освободить место для двухдорожечного магнитофона и микшера.

– Ребята, вы играете немного вразнобой! – крикнул Кертис музыкантам. – Давайте-ка синхронизируемся. А ты, Джимми, не голоси так. Легко и непринужденно. Мы все знаем, что ты умеешь петь в манере соул, но я хочу, чтобы эту песню ты спел легко и непринужденно.

Кертис кивнул Уэйну.

– Работаем! – крикнул Уэйн рабочему, который в дальнем углу гаража из баллончика наносил рисунок на крыло только что выкрашенного в черный цвет «кадиллака». Кертис специально нанял его, чтобы разукрасить авто. – Запись «Кадиллак». Дубль девятый.

СиСи погремел колесной цепью, чтобы акцентировать слабые доли, потом включился Джимми, ему подпели девушки, оттеняя его голос своими нежными «о-о-о!» и «кадилла-а-ак!». Кертис на микшере сгладил звучание, приглушив саксофонистов и усилив вокал. Он щелкнул переключателем, и микс зазвучал из двух маленьких динамиков; казалось, что песня льется из радиоприемника в машине. Джимми закивал, жадно вслушиваясь.

Через два дня СиСи и Уэйн на парковке «Эй энд Би Дистрибьюторс» загружали в золотой «кадиллак» Кертиса первые коробки с записью сингла «Кадиллак». СиСи чуть не прыгал от возбуждения на заднем сиденье, пока они ехали на радио, где Кертис собирался по-быстрому уговорить Элвиса Келли, одного из популярных в Детройте диджеев, поставить иглу проигрывателя на новенькую сорокопятку со штемпелем «Собственность „Рэйнбоу Рекордс"». Однако сам Кертис подозревал, что, стоит Элвису Келли услышать их хит, он тут же пойдет навстречу.

– Кертис, почему мы катаемся в этой тачке взад-вперед, словно у нас дел никаких нет? Ждем второго пришествия? – требовательным голосом спросила Эффи с заднего сиденья «кадиллака», где она сидела, зажатая между Диной и Лоррелл. СиСи сидел впереди.

Кертис ничего не ответил, просто включил радио и рулил. Эффи так громко возмущалась, что они прослушали вступительное слово Элвиса.

– А теперь прильните к вашим приемникам! – закричал тот в микрофон. – Совершенно новое звучание нашего Грома, думаю, вам понравится.

Эффи тут же замолкла, когда услышала голос Джимми, а на заднем фоне – свой и девочек. И тут их прорвало.

– Кертис, мы на радио!!! – завизжала Эффи, пытаясь обнять его, и тут радиоприемник замолчал.

– Что случилось? – спросила Лоррелл, широко раскрыв глаза.

– Черная станция… Сигнал слишком слабый, – объяснил СиСи. Он покрутил ручку приемника, но песни не было.

– Кертис, разворачивай свое корыто! Быстрее! – велела Эффи и шлепнула Кертиса по руке.

Машину занесло, когда Кертис резко развернулся на заледеневшем участке дороги. Как только они поехали к городу, песня зазвучала снова. Девушки принялись подпевать, хихикать и кричать.

Так началось их восхождение на вершину хит-парада. Но ради успеха этой песни пришлось немало попотеть. Кертису, Лоррелл, Эффи, Дине, СиСи и Уэйну пришлось самим продвигать и рекламировать свой сингл, который добрался до восьмого места в чартах эр-н-би и стал девяносто восьмым в общем рейтинге уже через неделю – неслыханный успех для эмоционального черного певца, который во время своих выступлений только и знал, что выписывать немыслимые сальто и орать во все горло. С их помощью первый и единственный хит «Рэйнбоу Рекордс» добрался до тридцать восьмого места в хит-параде журнала «Биллбоард».

Они заслужили свое право быть звездами, и никто не мог упрекнуть их в нечестной игре.

3

Глаза СиСи горели огнем. У него дрожали ноги, но он не мог заставить себя сесть, хотя Эффи нежно гладила брата по спине и снова повторяла, что кое-кто заплатит. Но СиСи знал, что никто не заплатит. Белые парни никогда не платят, когда заимствуют у негров, именно «заимствуют», поскольку в 1963 году подобное и воровством-то не считалось. Единственное, что СиСи мог сделать в тот момент, – взять в руки первый попавшийся увесистый предмет да запустить в телевизор, по которому транслировали любимую передачу молодежи «Американская эстрада». Гнев СиСи был направлен на «звездного гостя» передачи Дэйва и группу «Любимчики», состоящую из блондинистых худосочных белых девиц, о которых часто писали в «Биллбоарде» и чьи песни постоянно крутили на популярных белых радиостанциях. Дэйв и девушки исполняли песню, которую Дик Кларк описал как «их новый шедевр под названием „Кадиллак"». Стакан кока-колы полетел в деревянного Дэйва, у которого ноги-руки толком не гнутся, капли стекали по личикам «Любимчиков» и вниз по их платьицам в облипочку. Пальмы раскачивались на фоне роскошного голубого неба, нависавшего над съемочной площадкой и не пострадавшего от внезапного ливня из кока-колы.

– СиСи! – завопила Эффи, а Лоррелл подбежала и выключила телевизор. – Нас из-за тебя всех тут током долбанет, тоже мне придумал, поливать электроприбор шипучкой, а!

– Да чтоб он треснул, этот твой телик, Эффи, этот белый парень поет мою песню! Мою песню! – сказал СиСи, для пущей убедительности тряся кулаками. – Поверить не могу!

Он бросился к входной двери и распахнул ее настежь. Девушки аж подпрыгнули, когда СиСи захлопнул ее за собой. Они услышали, как взревел мотор машины и колеса чиркнули по асфальту, когда СиСи умчался куда-то в ночи.

Кертис услышал, как взвизгнули тормоза, когда СиСи остановился на парковке перед автомагазином, но смотрел перед собой, глубоко затягиваясь сигаретой. Уэйн видел, как семнадцатилетний парнишка хлопнул дверью машины и, перейдя дорогу, направился в дирекцию. Уэйн поднялся со своего места и передвинулся поближе к Кертису; на его лице читалось беспокойство.

– Как они могли? Это же моя песня, Кертис. Наша песня, – потребовал объяснений СиСи, ворвавшись внутрь и нависнув над Кертисом.

Кертис, не шелохнувшись, смотрел сквозь СиСи, выпуская дым в и без того затхлый воздух.

– Марти говорит, что такое случается сплошь и рядом, – покачал головой Уэйн. – Стоит только песне выйти…

– Что за вздор! – СиСи перебил оправдания Уэйна. – Марти должен был защитить нас. Они украли наш хит. Никогда не думал.

Кертис смотрел в сторону, но упоминание имени Марти задело его.

– Ни слова о Марти. Теперь за вас буду думать я, – сказал Кертис и медленно поднялся; его тело оказалось в паре сантиметров от СиСи, и тот отпрянул. Затем, понизив голос, Кертис добавил: – Все под контролем.

В эту минуту зазвонил телефон. Кертис схватил трубку:

– Алло! – Затем целую минуту он молча слушал невидимого собеседника, наконец произнес: – Хорошо. – И аккуратно положил трубку. Затем снял со спинки стула пиджак, подошел к двери и придержал ее: – Езжай домой. С утра пораньше будь у меня. В костюме. Есть работенка.

СиСи был сбит с толку, но сообразил, что к чему, и лишних вопросов задавать не стал. Он медленно побрел к двери, бросил взгляд на Уэйна, потом на Кертиса, затем перевел на пол. Может, парень и был молод, но достаточно умен, чтобы понять, когда стоит заткнуться и делать, что говорят. Он считал Кертиса своим наставником. Несмотря на то что опыт продавца автомагазина в шоу-бизнесе ничуть не богаче, чем у него самого, у СиСи возникло ощущение: если он станет держаться за Кертиса, тот придумает способ, как заставить публику оценить юного композитора по достоинству.

Сначала СиСи увидел рекламный щит – его трудно было не заметить, учитывая, что он занимал всю витрину автомагазина. «Мы закрываемся. Тотальная распродажа». СиСи припарковался, вышел из машины и остановился с выражением недоумения на лице, глядя, как Кертис пожимает руки молодым чернокожим супругам и вручает ключи от новенького кремового «кадиллака», который Уэйн вывез из гаража. Парочка практически запрыгнула в свое новое авто. СиСи поймал взгляд Уэйна и жестом спросил: что происходит? Уэйн указал подбородком на Кертиса и пошел к следующему клиенту – пожилому мужчине в костюме с иголочки, который с интересом посматривал на подержанный красный автомобиль – СиСи собственными глазами видел пару дней назад, как эту машину приводили в порядок.

Кертис жестом пригласил СиСи к себе в кабинет и велел садиться.

– Вот что тебе нужно сделать: никто из клиентов не должен уйти отсюда без комплекта ключей, понятно?.. – спросил Кертис. – Я хочу, чтобы все машины были проданы в течение следующих десяти дней.

– Но как же твой бизнес?.. – начал было СиСи.

– Теперь мой бизнес – это музыка, – перебил Кертис. – И я, то есть мы, не можем сочинять музыку здесь, в штаб-квартире «Рэйнбоу Рекордс», если тут же приходится стоять и убеждать народ купить авто. Мой ведущий композитор и руководитель группы не может работать в такой обстановке, – сказал он, похлопав СиСи по спине. – А теперь мне нужно, чтобы ты пошел и помог мне очистить помещение. Приступай.

Губы СиСи медленно растянулись в улыбке. Черт побери, подумал он. Все эти годы, пока СиСи сочинял песни и молил Господа, чтобы стать известным, он на самом деле никогда не думал, что ему повезет услышать свои произведения где-то, кроме местного конкурса талантов, свадьбы или выпускного вечера, на которых время от времени выступали «Дримфетки». Но за последние три месяца Кертис кардинально изменил жизнь СиСи, продвинув хит на радио, причем не только потому, что ему нравилось творчество СиСи, но и потому, что сам страстно любил музыку. Они часами просиживали за пианино – бренчали по клавишам и обдумывали тексты, спорили, кто лучше, Билли Холлидэй (любимица Кертиса) или Сара Воон (кумир СиСи). СиСи не встречал никого столь преданного музыке, никого, кто понимал бы, через что СиСи пришлось пройти, чтобы его музыку услышала вся страна. Ни одного человека. И СиСи нутром чуял, что у Кертиса более грандиозные планы.

СиСи кивнул своему новому шефу, захлопал в ладоши и пошел в магазин. Он оглядел пару, присматривающуюся к красивой зеленой машине, которой Эффи восхищалась всякий раз, приходя сюда.

– Ну, разве не красавица? – спросил СиСи, подходя к ним. – Я могу дать вам хорошую скидку.

Они очистили магазин всего за неделю. И как только последний «кадиллак» уехал, Кертис щелкнул выключателем, и зажглась новая вывеска: «Рэйнбоу Рекордс. Звуки будущего». Он встал в дверях с сигаретой в зубах:

– СиСи, пойди к пианино и сыграй ту песню, над которой ты работал, ну. как же там. «Я стану, стану, стану, стану, стану, стану плохим…» У меня сегодня вечером кое-какие делишки, но с утра чтоб Джимми и девочки были здесь, будем записывать. Если что-то и изменять в песне, то только сейчас, – сказал Кертис, взял чемоданчик и подошел к столу, за которым сидел Уэйн. – Уэйн, помоги мне пересчитать. – Он швырнул чемоданчик на металлический стол, затем открыл его, а внутри оказались пачки банкнот.

СиСи с трудом сдержался, чтобы громко не ахнуть. Ему это казалось целой кучей денег, так их было много. СиСи попытался отвести глаза, но тщетно. Кертис ухмыльнулся:

– А ну-ка марш за инструмент и сбацай мне новый хит, парень!

Прошло больше двух часов, прежде чем Кертис и Уэйн пересчитали деньги, разложили на пачки и перетянули резинками. Кертис пару раз подходил к пианино, чтобы подправить слова и поменять несколько нот в их новой песне «Я стану плохим», но, похоже, остался доволен конечным результатом, который СиСи представил к тому моменту, когда он закончил аккуратно укладывать деньги обратно в чемоданчик.

– Давай-ка проедемся, – сказал Кертис СиСи, направляясь к двери. – Уэйн, ты тут все закроешь, ладно?

– Какие вопросы, босс! – хором ответили Уэйн и СиСи.

У СиСи не было счета в банке, поэтому наверняка он не знал, но всегда считал, что банки по вечерам закрываются, так что недоумевал, куда они едут ночью с кучей денег в багажнике. Кертис ничего не объяснял, просто молча ехал мимо бесчисленных финансовых учреждений, а потом плутал по задворкам среди заброшенных заколоченных домов, и от этого зрелища СиСи стало не по себе. Что-то не так. И хотя тупая боль где-то в области живота подсказывала, что стоит держать рот на замке, СиСи не удержался и спросил:

– А куда мы едем, босс?

– Надо уладить одно дельце, – просто ответил Кертис.

– Знаю, босс, но у нас с собой полный чемодан денег, а мы колесим по этому мрачному району, и.

– Мой юный друг, если хочешь преуспеть в этом бизнесе, придется кое-чему поучиться, и я хочу тебя научить, но только тебе придется смотреть и слушать, а не языком трепать, понял?

– Да, понял, но.

– Ты хочешь узнать, какой у меня план? – спросил Кертис, поворачиваясь к СиСи.

– Ну, у меня такое чувство, что я стану участником чего-то грандиозного, Кертис, и мне хотелось бы учиться у тебя. Ты успешный бизнесмен и все такое.

– Хочешь, значит? – ухмыльнулся Кертис.

– Так точно, – ответил СиСи чуть более решительно.

Кертис пару минут помолчал.

– Тогда мой первый урок. Мы едем к моим друзьям, которые помогут протолкнуть твой новый сингл на радио, но не просто на первую попавшуюся радиостанцию, парень. Нет, я говорю о тех радиостанциях, что вещают для белых. По всей стране. У них есть связи в городах, о которых мы только слышали, во всех важных центрах типа Атланты, Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Далласа, Майами. Причем я говорю не о знакомствах с черными диджеями, а о тех, кто зажигает звезды – звезды «Американской эстрады».

Кертис припарковался рядом с промышленным складом. Парковка была плохо освещена, вокруг ни души. СиСи понятия не имел, где они, черт побери, находятся. Кертис заглушил мотор, сунул руку в карман пиджака, вытащил бумажник и достал оттуда стодолларовую купюру.

– Пошли, – сказал он, вылез из машины и направился к багажнику.

Стодолларовая купюра пригодилась у черного входа, где стоял здоровяк в костюме с иголочки. СиСи этот вышибала не очень понравился и даже нервировал и не только потому, что он выглядел как подонок, но вдобавок был белым подонком – вот уж врагу не пожелаешь оказаться рядом с таким в темном переулке Детройта, где к цветным относились весьма нетерпимо. СиСи хотелось пройти мимо с высоко поднятой головой, мол, не боюсь, не на того напали, но вместо этого он придвинулся поближе к Кертису. Громила схватил купюру, сложил ее пополам, сунул в карман и открыл двери грузового лифта, приглашая Кертиса и СиСи внутрь. Они спустились во влажный темный склад, пустой, если не считать пары-тройки офисных столов да длинного обеденного. И какого-то сомнительного типа с тронутыми сединой волосами и толстым брюхом, которое выпирало из-под рубашки. Кертис положил чемоданчик на стол перед этим субъектом.

– А это еще кто, черт возьми? – спросил тот, ткнув пальцем в СиСи.

– Кто? – переспросил Кертис. – Это СиСи, автор наших хитов.

– Очень п-п-приятно познакомиться, – запинаясь, пробормотал СиСи и протянул руку.

Подозрительный тип проигнорировал его, вместо рукопожатия открыл чемоданчик, взглянул на содержимое и кивнул.

– Я уезжаю через три дня, – сообщил он. – К тому моменту ты подготовишь то, что мне нужно?

– Без проблем, – ответил Кертис.

– Тогда до встречи.

СиСи принес коробки с пластинками Ники Кассаро, который, как потом узнал СиСи, отвез сингл «Я стану плохим» своим друзьям по всей стране с парочкой «признательных писем» из чемоданчика Кертиса – небольшой знак благодарности, как объяснил Кассаро, за то, что его друзья будут крутить хит Джимми в своих радио-шоу. СиСи не оценил произошедшего, Ники с приспешниками нервировали его, но он понял, что это стандартная процедура, если хочешь, чтобы твоя музыка попала в нужные руки. По крайней мере так сказал Кертис, и СиСи поверил.

Разумеется, диджеи выразили свою благодарность всего за какой-то месяц так, что даже, казалось бы, безучастный Кертис пришел в возбуждение.

– Мы пятнадцатые! В общем чарте! – завопил он, вбегая в офис «Рэйнбоу Рекордс» и размахивая журналом над головой. – С пулей!!![5]

СиСи, который репетировал с группой из четырнадцати танцоров новое шоу Джимми, замер на середине вращения, когда до него дошел смысл слов Кертиса.

– Мы на пятнадцатом месте? – Он подскочил к Кертису и вырвал журнал у него из рук. – Где? На какой странице?

– На одиннадцатой, – ответил Кертис, выключая проигрыватель, из колонок которого неслась песня «Я стану плохим» – СиСи специально для репетиции одолжил подержанные колонки на звукозаписывающей студии.

СиСи торопливо пролистал журнал до нужной страницы, с трудом сдерживая волнение. Вот оно! «Я стану плохим» в Горячей сотне аккурат между «Дикими днями» Бобби Райделла и композицией группы «Серфэрис». За названием песни шло имя Джимми, а потом в скобочках – его и Кертиса. При виде своего имени у СиСи подогнулись колени, но Кертис прервал его восторги.

– А теперь слушай, СиСи, надо ковать железо, пока горячо, – сказал он, расхаживая туда-сюда перед проигрывателем. – Я уже тут перетер кое с кем и договорился о выступлении в «Аполло» двадцать третьего июня. Уезжаем в следующую пятницу, на все про все остается неделя – добраться, отрепетировать номера на сцене и подготовиться.

– Двадцать третьего июня? – переспросил СиСи, меняясь в лице. – Черт!

– А что такое? – Кертис забеспокоился, почему это СиСи не прыгает от радости, услышав такую новость. Ведь «Аполло» – это самый знаменитый театр среди тех, что допускали на свою сцену черных, а с Большого Яблока[6] начинался пусть к славе многих звезд. Все знаменитости – Билли Холлидэй, Сара Воон, Элла Фитцджеральд, Чак Берри, Рэй Чарльз – танцевали на этой сцене и зажигали своими голосами толпу зрителей, сидевшую на этих креслах. И теперь Кертис договорился о выступлении для Джимми, который споет здесь песню СиСи, а этот негр еще вопросы задавать вздумал?

– Ничего, – поспешно сказал СиСи, поняв, что дал маху. – Честное слово. Просто мы с ребятами из оркестра хотели двадцать третьего июня пройти маршем у Кобо-Холла.

– Маршем? – спросил Кертис с искренним недоумением. – Ходить по улицам туда-сюда, чтобы подзаработать денег?

– Нет, – запинаясь, пробормотал СиСи. – Но мне кажется, что мы все тоже должны быть заинтересованы в том, чтобы президент не лез к нам, пока мы пытаемся добиться успеха. Я хотел сказать, что Мартин Лютер Кинг тоже собирается участвовать в марше – это войдет в историю.[7]

– Слушай, президент будет приплясывать под твою музыку, ему будет некогда надирать вам задницы, – заметил Кертис. – А если хочешь войти в историю, то и дальше пиши хиты. Люди не забывают хорошие песни. Так что продолжай репетировать и придумай шоу, которого этот хит – твой хит – заслуживает.

С этими словами он включил проигрыватель и поставил иголку на пластинку.

СиСи медленно повернулся к танцорам, которые тесной группкой стояли позади него; их тела отражались в зеркалах на стене. СиСи не мог согласиться с замечанием Кертиса; нет, такую битву не выиграть несколькими хитами: если грядут настоящие перемены, то кому-то придется выбыть из строя в борьбе, и должны найтись новые добровольцы. Но СиСи также знал и другое: у него есть работа – подготовиться к прорыву, и если для этого придется пропустить марш доктора Кинга, то, значит, он должен принести такую жертву. Так что СиСи швырнул «Биллбоард» на стол и последний раз посмотрел на него. Если бы у СиСи имелась пара свободных минут полистать журнал, то на третьей странице он прочел бы про волну жестоких избиений менеджеров радиостанций в Атланте, Далласе и Майами. Полиция и журналисты предполагали, что эти нападения связаны с незаконной схемой откатов за предоставление эфира некоторым хитам, гремевшим по всей стране. У полиции не было ни одной зацепки, кто мог быть причастен к этим преступлениям. Зато зацепки были у Кертиса, и после прочтения статьи это стало бы кристально ясно СиСи.

– Пять, шесть, семь, восемь! – закричал СиСи, потом прыгнул влево, крутанулся вокруг своей оси, затем качнул тазом вперед. Танцоры повторили за ним. СиСи смотрел, как они двигаются под музыку.

Разумеется, СиСи не думал ни о каком Мартине Лютере Кинге и организованном им в Детройте митинге в защиту свободы, стоя за кулисами в «Аполло», где громогласная толпа пресыщенных ньюйоркцев принимала Джимми, «Дримфеток» и их подтанцовку как группку ничтожеств, деревенщину, недостойную выйти на легендарную сцену. Даже охранник на входе, которого предупредили, что приедет музыкант, чей хит популярен в провинции, вместо приветствия, когда Кертис протянул руку и начал представлять Джимми, спросил: «А вы кто и чё надо?» Все, включая Джимми, нервничали. Причиной послужил прохладный прием и репутация зрителей «Аполло», якобы без колебаний готовых освистать собственную мать, если та неудачно выступит.

– Ты уверен, что танцоры усвоили движения? – спросил Джимми у Марти, нервно расхаживая по гримерке. – Они должны выступить идеально. Это факт.

Марти, который пытался взывать к эго Джимми, желая сохранить остатки своего неумолимо тающего влияния, сделал еще одну тщетную попытку раскритиковать изменения, внесенные СиСи и Кертисом в шоу его клиента:

– Я просто хочу сказать, братишка: удостоверься, что ты сам на высоте, я бы не стал доверять шоу кучке любителей.

Марти понятия не имел, что Кертис стоит за его спиной.

– Не беспокойтесь насчет танцоров, – сказал Кертис, вытаскивая сигарету и бросая фетровую шляпу на туалетный столик. – СиСи, подтанцовка и девочки готовы выйти на сцену и показать зрителям «Аполло», что Джимми Эрли по прозвищу Гром понимает под шоу.

В гримерку ворвались Эффи, Лоррелл и Дина, а за ними следом целая стая парикмахеров и гримеров с расческами, кисточками и пудрой.

– Господи, вы видели, какая там толпа? – взволнованно спросила Эффи. – Я такой нарядной публики с Пасхи не видала!

– Да, только вот ведут они себя не как прихожане в церкви, – заметила Лоррелл. – Вы видели, как они освистали последнюю группу?

– Ну, так и положено, – встрял в разговор Кертис. – Это же конкурс талантов. Но вы-то выступаете со знаменитостью. На подпевках у звезды. Не забывайте об этом.

– Эй, выходите уже, мы не будем вас ждать весь вечер! – заорал ведущий через дверь, молотя костяшками пальцев по дереву так, словно собирался проломить дверь кулаком.

Джимми посмотрел на девочек, потом на музыкантов, на СиСи и, наконец, на Марти.

– Вы все знаете, что Джимми не молится, но сейчас меня так и подмывает вознести пару молитв, – признался он и пошел к двери.

– Дамы и господа! Поприветствуйте на сцене легендарного «Аполло» Джимми Эрли и «Дримфеток», которые исполнят свой хит номер один «Я стану плохим»! – заорал ведущий в микрофон.

Тяжелый пурпурный занавес со свистом поднялся, явив собравшимся подтанцовку. «Дримфетки» выскочили на сцену, энергично двигаясь, чтобы разогреть зрителей. Публика разразилась аплодисментами и одобрительными криками и практически взорвалась, когда на сцену вылетел Джимми.

– Мне пришлось стать плохим! – затянул он.

Кертис смотрел из-за кулис, притопывая ногой в такт заводной музыке. Я сделал это, подумал он, и сердце его наполнилось гордостью. Стало ясно, что он наткнулся на золотую жилу, и все вот-вот изменится и для него, и для Джимми с девочками, и для СиСи, и для всей музыкальной индустрии. Он войдет в историю как человек, открывший новую эпоху для черных исполнителей. Я сделал это!

Марти смотрел на сцену безучастно. Он тоже понимал, что случилось. Это шоу стало началом конца его отношений с Джимми.

Магнитная лента змейкой струилась через катушечную деку, аудиосигнал приводил в движение резец рекордера. Словно нож на мягком масле, он наносил дорожки на вращающийся виниловый диск, когда голос Мартина Лютера Кинга-младшего заполнял комнату.

«Мы завели мотор и теперь движемся по дороге свободы к городу равенства. – сказал Кинг, и еще один блин разогретого винила упал на граммофонную матрицу, машина отштамповала пластинку и приклеила в центр ярлык: „Доктор Мартин Лютер Кинг-младший, Поход за свободой, Детройт, Кобо-Холл, 1963". – И сейчас мы не можем себе позволить остановиться, поскольку для нашей страны это встреча с судьбой. Мы должны двигаться дальше!» – звенел голос Кинга.

С пластинкой Кинга в руке Эффи стремительной походкой направлялась в гараж, переоборудованный под офис «Рэйнбоу Рекордс», где вовсю кипела работа.

– Эффи, я испекла пирог с персиками! – крикнула тетушка Этель из кухни, но Эффи, полная решимости, проскочила мимо нее и ворвалась в кабинет Кертиса, где он проигрывал выступление Кинга своим сестрам Ронде и Дженис.

– Кертис!

Он поднял голову и изогнул бровь:

– Эффи, ты ведь знакома…

Эффи перебила его:

– Скажи-ка мне, ты считаешь правильным продвигать альбом какого-то любителя, а не профессионала?

Кертис убрал иглу с пластинки, Ронда и Дженис переглянулись, когда Эффи накинулась на их брата.

– Не совсем понимаю, о чем речь, – сказал Кертис.

– О справедливости, Кертис. О том, что все получают по заслугам. Разве не об этом ты мне постоянно талдычишь? «В очередь, Эффи. Жди своей очереди», – передразнила она.

– Думаю. – начал Кертис, наконец сообразив, к чему она клонит.

Дело в том, что Эффи начала капать ему на мозги, а в последнее время так и просто требовать при каждом удобном случае, чтобы ее менеджер и типа бойфренд – да-да, Кертис и Эффи, пребывая в радостной эйфории после триумфального приема в Гарлеме, занялись сексом по дороге из «Аполло» в Детройт – дал ей возможность спеть соло.

«Ну только одну песенку», – канючила Эффи, зажав Кертиса где-нибудь в укромном уголке, а потом уже, никого не стесняясь, прямо при девочках. Кертис был не в настроении обсуждать это снова.

– Так что же я сижу тут с какой-то вшивой песней на второй стороне сорокапятки, а любители типа Мартина Лютера Кинга записывают сразу чертовы альбомы?

Кертис, пытавшийся понять, как же ему ответить на выпад Эффи, чтобы не завести ее еще больше, повернулся к сестрам – в его глазах застыла мольба.

– Он хоть петь-то умеет? – спросила Эффи, уперев руки в боки. В ту же минуту Эффи, Ронда и Дженис расхохотались, тем самым дав понять Кертису, что его разыграли, а он купился. Эффи наклонилась и обняла его. – Ты такой замечательный, – нежно протянула она. – Ну разве ваш братик не замечательный?

Кертис поцеловал Эффи, чмокнул нежно, но страстно, чтобы присутствующим стало ясно, что их отношения переросли в нечто большее. Что именно подразумевалось под этим – вопрос спорный. Эффи считала, что они скоро начнут официально встречаться. Кертис, который всегда был не прочь перепихнуться, считал, что секс станет для Эффи дополнительным стимулом в работе, пока он раскручивает лейбл. Для следующего шага ему нужно было найти исполнителя, равного Джимми по умению подать себя и сексапильности, и, хотя Эффи превосходно крутила задницей, Кертис считал, что у нее недостаточно данных, чтобы стать сенсацией. Слишком многое в ее голосе напоминало о церковных гимнах, да и толстовата. Кертис быстро смекнул, что проще заставить Эффи думать, что она его девушка, чем сообщить, что ее внешность не соответствует образу следующей звезды «Рэйнбоу Рекордс».

– Эй, детка, почему бы тебе не сходить и не найти СиСи? Поработайте вместе над новой песней, – проворковал он. – Мне тут еще надо кое-какие дела закончить и проверить, нашел ли Уэйн мне секретаршу.

– Ну, не сердись, пупсик, – сказала Эффи и еще раз чмокнула его перед тем, как пойти на студию звукозаписи.

Кертис поднялся с места и направился к себе в кабинет, куда набилась целая толпа всевозможных певиц. Их было так много, что хвост очереди тянулся до самой парковки. Как только собравшиеся поняли, что такой Кертис, то тут же облепили его.

– А ну не напирайте! – велел Кертис, попятившись и ища взглядом Уэйна, которого потчевали слезливыми историями о нелегкой доле и донимали мольбами толпы певиц, пытавшихся убедить Уэйна, что они и только они заслуживают контракта с «Рэйнбоу Рекордс».

Кертис поднял руки, делая знак толпе успокоиться:

– Обещаю, мы со всеми побеседуем, но прямо сейчас мне нужен кто-то, умеющий отвечать на звонки. У кого-то есть опыт работы секретарем?

Молодая женщина с миндалевидными глазами того же оттенка, что и ее смуглая кожа, протиснулась вперед.

– Я могу, – уверенно заявила она.

Кертис взглянул на ее пальцы, украшенные длинными накладными ногтями. Интересно, как она собирается печатать под диктовку всякие там документы и контракты с такими когтищами? Кертис приподнял бровь, и девица начала отрывать ногти, один за другим.

– Ладно-ладно, берем, – кивнул Кертис. – Уэйн, покажи мисс. как тебя звать-то?

– Мишель Моррис! – завизжала она.

Кертис засмеялся.

– Хорошо, мисс Моррис. Идемте со мной, – сказал он и обратился к остальным: – Всем спасибо! Уэйн всех вас внимательно выслушает. Добро пожаловать на нашу студию, «Рэйнбоу Рекордс» – это звуки будущего!

Кертис заглянул в студию звукозаписи. СиСи играл на пианино, а его сестра репетировала новую песню. Увидев Кертиса, Эффи особенно проникновенно спела строчку «Всю себя тебе отдам», глядя ему прямо в глаза. Его губы медленно растянулись в улыбке. Издав короткий смешок, он сказал:

– М-м-м, очень не хочется прерывать, особенно такую песню, но, СиСи, ты мне нужен в торговом зале. – А потом обратился к Эффи: – Детка, я сейчас верну его.

СиСи и Мишель прошли за Кертисом в переоборудованный торговый зал, в котором Ронда и Дженис уже шили костюмы за занавеской, отделявшей конференц-зал от раздевалки, где Дина с трудом впихивала себя в соблазнительное серебристое платьице.

– Хорошо, – сказал Кертис. – Мне нужно ваше мнение. Я выбираю обложку для нового альбома и хочу, чтобы вы сказали, какой из этих альбомов вы бы купили.

СиСи и Мишель подошли поближе, но Кертис убрал макеты обложек.

– Однако прошу заметить, что речь идет не о магазине грампластинок по соседству, а о магазине, расположенном в районе для белых.

Он снова протянул макеты. На одной из обложек был изображен Джимми, прильнувший к микрофону, а девочки стоят сзади и с обожанием смотрят на него. На второй – силуэты мужчины и трех женщин, лиц и одежды не видно из-за темноты, поэтому они скорее похожи на тени. И наконец, на третьей – какой-то веселый паренек и три сексуальные цыпочки неопределенной расы. Мишель одобрительно кивнула, глядя на третью обложку. Кертис собирался было спросить мнение СиСи, но в этот момент из-за занавески вышла Дина в узком длинном платье, расклешенном от колена. Ее худенькая фигурка визуально казалась пышнее благодаря специальным подушечкам, которые Ронда по просьбе Кертиса подшила под подол и в лиф. Кертис выпучил глаза, пораженный красотой Дины. Девушка вертелась перед зеркалом, а он не мог отвести глаз. Дина поймала его взгляд и повернулась так, чтобы было лучше видно.

СиСи, все еще разглядывающий макеты обложек, не обратил внимания на импровизированный показ мод, зато Ронда и Дженис все видели и переглянулись. Они услышали, как по коридору идет Эффи и поет песню СиСи. Зайдя в торговый зал, она уже горланила во все горло, обращаясь к Кертису:

– Ты для меня идеал, я люблю тебя!

– Ну, хватит, – сказала Дженис, – спой-ка лучше ту, другую.

– А эту СиСи специально для меня написал. – Эффи взяла Кертиса за руку.

– Что скажешь, Кертис? – спросил СиСи, наконец оторвавшись от макетов.

– Цепляет, но слишком уж простенькая, – ответил Кертис. – Да, нам нужны легкие песенки, но не настолько.

СиСи, пораженный тем, что Кертис так быстро и грубо отверг песню, над которой он столько работал, обиженно сел. Но он не собирался спорить с Кертисом, особенно в присутствии стольких свидетелей. Возможно, подумал СиСи, я дам послушать ее еще раз, когда мы останемся наедине. Возможно.

– Ну ладно… – протянула Эффи. – А если мы ее подправим, ты включишь меня в шоу?

– Сначала о деле. Нам нужно забронировать для Джимми места в Майами, даже если для этого придется купить собственный отель. – Кертис попытался сменить тему.

– Но ты же обещал, что я не буду всю жизнь работать бэк-вокалисткой, Кертис.

– А ты и не будешь, детка. Неужели ты думаешь, я дам пропасть такому голосу?

Кертис старательно избегал смотреть Эффи в глаза, и его взгляд встретился с Дининым. Девушка улыбнулась и снова спряталась за занавеской.

Увидев боковым зрением какое-то движение, Кертис посмотрел в окно и увидел, как Марти выскочил из машины и хлопнул дверью.

– Эффи, просто доверься мне, – сказал Кертис, хотя его внимание уже переключилось на Марти.

– Мы можем вернуться к этому разговору вечером? – спросила Эффи.

– Конечно. Вечером, – бросил Кертис, направляясь к дверям.

Марти шел навстречу.

– Парень, да ты настоящая змея! Дешевый второсортный делец, ничем не лучше уличного мошенника! – завопил Марти.

– Марти, я не знаю, о чем ты, но давай пройдем в мой кабинет.

– Стоило мне на неделю отлучиться, а ты уже без меня выступления отменяешь?! – перебил Марти. – Я полгода все утрясал и готовил это турне!

– Джимми не того пошиба, чтобы выступать по всяким мелким клубам. Я думаю, что смогу договориться о выступлении в «Парадайс» в Майами-Бич, – ответил Кертис, сохраняя хладнокровие.

– В Майами? – Марти не поверил своим ушам. – Ну, ты заливаешь, болван! Да туда даже Сэмми Дэвиса-младшего не пустят. Это место белое насквозь, нашим ребятам даже машины там парковать не разрешают.

– Я добился приглашения на прослушивание, – коротко ответил Кертис.

Марти эта новость поразила до глубины души.

– Ну, тебе повезло, парень. Дуракам всегда везет. Энергичным дуракам, – махнул он рукой.

– И это только начало. – Кертис проигнорировал насмешку. – Я не вижу причин, почему бы Джимми не выступать в «Копакабане», «Американе» или даже на съемках «Американской эстрады».

– Я слишком долго занимаюсь этим бизнесом, чтобы слушать всяких самовлюбленных придурков, которые несут ахинею, – огрызнулся Марти, срывая с себя шляпу.

– Это не ахинея, это перемены, – ответил Кертис. – Я говорю о переменах. Оглядись, приятель. Время пришло! Но Джимми нужна новая программа. Что-то более модное с более изысканным звучанием.

– Чтобы прокатило для белой публики? – ухмыльнулся Марти.

– Чтобы он занял достойное место и зарабатывал достойные деньги, – сказал Кертис, слегка повысив голос. – Джимми в поп-чартах. Он звезда. И мы можем это для него сделать.

– Мы? Мы с тобой ничего делать не будем, приятель! – завопил Марти. – Джимми мой. Так что отвали, Кертис. Джимми мой!

Ни тот ни другой не заметили, как Джимми подошел к Марти со спины.

– Джимми, – сказал он, – никому не принадлежит.

Марти резко повернулся.

– Ты защищаешь этого торговца машинами, Джимми? – закипел он. – Ты что, не видишь, что он тебя использует?

– Никто не использует Джимми, никто, – настойчиво повторил Джимми.

– Эй, дружок, ты помнишь, с кем вообще говоришь? – почти прошептал Марти. – Это я, Марти. Человек, который нашел тебя, десятилетнего, когда ты пел за копейки.

– Да, я помню, Марти, – сказал Джимми. – Но настали другие времена, да и я уже не тот десятилетний мальчик.

Марти покачал головой, потом резко развернулся на каблуках лицом к Джимми:

– Хочешь забрать его, братишка? Ну, валяй. Я умываю руки. – Он обошел Джимми и направился к своей машине.

– Послушай… – начал Джимми.

– Нельзя усидеть на двух стульях, малыш! – крикнул Марти через плечо.

– Прошу тебя, Марти. Я не хочу, чтобы ты уходил.

– Я люблю тебя, Джимми, но на двух стульях не усидеть.

– Вернемся к работе, – сказал Кертис.

Но и он, и Джимми смотрели, как Марти надевает шляпу и садится в свой старенький «плимут». Джимми, который дружил с Марти много лет, чувствовал себя раздавленным.

4

– С днем рождения тебя-я-я-я-я! – хором пропели Джимми, Эффи и СиСи, а Лоррелл застыла над тортом – на сахарной глазури розовым кремом было написано ее имя и огромная цифра «18».

Улыбаясь, как четырехлетняя девочка, которая собирается окунуть пальчик в густой крем, Лоррелл под аплодисменты друзей захлопала в ладоши, завизжала и задула свечи.

– А желание загадала, детка? – с хитрым видом спросил Джимми.

– А то, – сказала Лоррелл; улыбка выдавала фривольные мысли, не дававшие ей покоя с самого отъезда в Майами-Бич. Она не могла выкинуть Джимми из головы. И в особенности перестать думать о том, что Джимми нашептывал в ту ночь, когда они покинули Детройт.

«Ты такая юная, детка, но как только тебе исполнится восемнадцать, ты станешь моей, – шептал он, пока девушка устраивалась у него на груди. – Ты будешь совсем взрослой и готовой к Джимми, да? Я терпеливо жду. Джимми умеет ждать». – «Неужто целых три дня потерпишь?» – хохотнула Лоррелл. «Черт побери, для меня это целая вечность, но тебе повезло, что я такой терпеливый. Не заставляй меня ждать слишком долго, слышишь?»

И вот они стояли, томясь в ожидании, когда же выпадет шанс выступить, в гостиной трехэтажного дома мисс Барбары, который она ловко переоборудовала под роскошный отель, отделенный от цепочки отелей «только для белых» пляжем; здесь черные группы ждали своего часа. Джимми весь день нашептывал поздравления и мурлыкал «С днем рождения!», постоянно напоминая, что она теперь «стала женщиной». Лоррелл отлично понимала, к чему он клонит, но не была уверена, что готова вручить девственность женатому певцу, который так отчаянно хочет сбежать подальше от своей жены и откровенно гордится тем, что постоянно занимается сексом с поклонницами, и которого только что бросила совсем юная девица. Лоррелл как-то раз грозилась все это ему высказать, но тут на защиту Джимми встала – ни за что не поверите! – Эффи: «Девочка, Джимми взрослый мужик, а у взрослых мужиков свои потребности. А такие, как Джимми, получают то, что им нужно. К тебе это не имеет никакого отношения. А теперь если перестанешь ломаться, то тогда сможешь высказывать свое „фи" по поводу того, куда он сует свой член. А пока что просто отвернись и запомни: пока ты не готова ему отдаться, единственная, кто имеет права на Джимми Эрли, – это миссис Эрли».

Когда Лоррелл задула свечи на торте, она уже знала, что готова стать девушкой Джимми во всех смыслах слова. И словно знак, ниспосланный самим Творцом, – когда она открыла глаза, перед ней стоял на коленях Джимми, держа на ладони маленькую коробочку. Лоррелл жадно схватила коробочку, разорвала подарочную упаковку и завизжала от восторга. Все в комнате ахнули, когда именинница продемонстрировала кольцо с изумрудом размером с костяшку пальца. Лоррелл запрыгала и бросилась обнимать Джимми, не успевшего подняться с колен. Она впилась ему в губы, и от этого поцелуя у Джимми тело стало как ватное.

Их жаркие объятия прервала Дина, которая тихонько спустилась по лестнице, но потом откашлялась, чтобы обратить на себя внимание.

– Простите, что я задержалась, – сказала она, подошла к Лоррелл и чмокнула ее в каждую щеку.

– Вот что бывает, когда переодеваешься по четыре раза, – ухмыльнулась Эффи, разглядывая свои ногти.

Дина стрельнула в нее глазами, но пропустила комментарий мимо ушей. Когда она обнимала Лоррелл, Эффи встала между девушками и Кертисом.

– Кертис, а правда, что ты плакал, когда впервые услышал Билли Холлидэй? – спросила она, выпячивая бюст и улыбаясь ему в лицо.

– Очень интересно, кто тебе это сказал, – пробормотал Кертис, бросая взгляд на своих сестер Ронду и Дженис, которые хором захихикали.

– Ну, может, ты сам мне расскажешь. м-м-м. наверху, – промурлыкала Эффи, беря его за руку.

Кертиса не нужно было долго упрашивать, он просто молча позволил Эффи отвести себя наверх.

Джимми, посмотрев им вслед, прошептал Лоррелл на ухо:

– Эй, малышка, а что, если мы с тобой возьмем кусочек этого торта и шампанское с собой?

– А куда мы пойдем? – поинтересовалась Лоррелл.

Джимми просто мотнул головой в сторону лестницы.

Лоррелл разнервничалась еще больше.

– Может, встретимся прямо там? Я сейчас, – промямлила она, старательно отводя взгляд.

– Не заставляй меня ждать слишком долго, слышишь? Я хочу кусочек этого тортика, – прошептал Джимми и ушел.

Целых пятнадцать минут у Лоррелл ушло на то, чтобы подняться по ступеням. Сначала она показывала Дине кольцо, предложила мисс Барбаре помочь вымыть посуду и убрать беспорядок, оставшийся после вечеринки, а потом притворилась, что читает статью в газете с речью, которую Мартин Лютер Кинг произнес во время митинга, названного в газете «маршем на Вашингтон». Когда Дина наконец поднялась к себе, мисс Барбара успокоилась, раз никому больше ничего не нужно, а СиСи пошел посидеть с музыкантами в бар для цветных, расположенный по соседству, Лоррелл собрала наконец силы, чтобы дотащиться на трясущихся ногах до третьего этажа. Она потопталась перед дверью и только потом тихонько постучала. Дверь открылась почти мгновенно, словно Джимми стоял за ней и ждал. Он затащил Лоррелл в номер и тихонько закрыл дверь.

– Ты где была, ягодка моя? Я уж думал, ты никогда не придешь с моим тортиком.

– Ой, черт, я забыла торт внизу. Давай я принесу тебе кусочек, – пробормотала Лоррелл и направилась к выходу.

Джимми схватил ее за руку и притянул к себе.

– Нет, детка, все в порядке. Я лучше попробую на вкус тебя, – сказал он и наклонился, чтобы поцеловать Лоррелл.

Девушка дернулась и отпрянула, придвинувшись к столу. По всему столу были разбросаны ноты, там же стояла сумка с туалетными принадлежностями, приоткрытая ровно настолько, чтобы Лоррелл увидела запас кокаина в маленьком пластиковом пакетике. За стеной слышались стоны Эффи и какой-то приглушенный стук. Услышав шум, который издавала ее лучшая подруга, занимаясь любовью, Лоррелл смутилась и отскочила от стены как от огня и тут же налетела на Джимми, который незаметно подошел и встал рядом.

– Ну же, малышка, ты ведь не боишься? – спросил Джимми, проводя тыльной стороной ладони по ее щеке.

Он взял ее за подбородок и нежно поцеловал, а потом впился в губы со всей страстью. Лоррелл отстранилась.

– Я не боюсь, – запинаясь, пробормотала она. – Просто все немножко быстро.

– Не беспокойся, малышка, я не буду торопиться.

– Я не малышка, – перебила Лоррелл. – Я теперь женщина.

– Я знаю, – сказал Джимми, а визг Эффи буквально поставил точку после его слов. – А я мужчина. И хочу всего лишь любить тебя, как мужчина любит женщину. – Он повел ее к кровати.

Лоррелл нервно взглянула на постель, а потом на него:

– Я никогда. раньше этим не занималась.

– Тсс… я все знаю, – сказал он, целуя ее в губы, а сам тем временем расстегивал молнию на платье. Лоррелл старательно смотрела в сторону или в пол, но Джимми повернул ее личико к себе. – Расстегни мне рубашку, пока я помогу тебе выбраться из платья. нежно и непринужденно.

Когда все закончилось, Лоррелл расплакалась. Джимми покрывал ее лицо поцелуями и успокаивал, а Лоррелл зажимала рот рукой в слабой попытке положить конец истерике.

– Тсс, малышка, ну же, все будет хорошо, – сказал Джимми, не переставая целовать ее.

Лоррелл отвернулась, но Джимми прильнул к ее телу, лаская и успокаивая девушку, пока она тихо плакала, уткнувшись в подушку.

– Ты теперь моя, малышка. Официально. А я твой, слышишь? Теперь мы вместе.

Лоррелл, утешившись мыслью о том, что теперь она девушка Джимми Эрли, вытерла слезы, катившиеся по щекам, и улыбнулась.

– О, Джимми, – сказала она и потянулась, чтобы поцеловать его.

К этому моменту Эффи уже устроилась в постели Кертиса, но он думал совсем не о любви.

Менеджер клуба «Парадайс» быстро напомнил Кертису: несмотря на то что ему удалось протащить Джимми и «Дримфеток» на сцену отеля в Майами, его черная задница все еще на Юге.

– Скажи Джимми и остальным, что они могут пользоваться гримеркой, но вот поесть и пописать лучше заранее, поскольку черномазых не пускают ни в ресторан, ни в туалет, – коротко бросил Мартин Джек из-за своего рабочего стола.

Чернокожий официант в белых перчатках, во фраке и с бабочкой поставил перед ним коктейль на серебряном подносе. Он как ни в чем не бывало продолжил обслуживать Мартина Джека, низкорослого коренастого мужчину, у которого волосы так стремительно редели к затылку, что под определенным углом он казался лысым, – словно услышал, как некто поделился рецептом сладкого чая, но слово «черномазый» и та легкость, с которой Мартин Джек произнес это слово, так покоробили Кертиса, что он вздрогнул. Заявившись сюда, он отдавал себе отчет в том, что придется стать толстокожим, как носорог, ради достижения своей цели – встречи с продюсером «Американской эстрады» на его территории плюс полный зал белых парочек, покачивающихся в танце под музыку Джимми. И если девочкам ради этого придется ужинать и пользоваться туалетом в гостинице на Эллери-стрит, а ему – проглотить пару комментариев о «черномазых», значит, так оно и будет. Дик Кларк, в конце концов, стоит таких жертв.

– Без проблем, – сказал Кертис Мартину Джеку, который уже листал журнал, лежавший на его столе, и давал понять, что разговор окончен.

Кертис намек понял и замешкался на минуту, когда официант проворно подскочил к двери и открыл ее перед ним.

– У вас отличное шоу, мистер Тейлор, – сказал официант, напугав Кертиса, не ожидавшего, что этот парень знает, кто он такой.

В ответ Кертис только кивнул и прошел мимо. Уже семь вечера, Джимми и девочки приедут через полчаса, и ему надо выйти встретить автобус и убедиться, что все усвоили правила поведения.

Но через двадцать минут подопечные ясно дали понять: несмотря на то что Кертису каким-то чудом удалось протащить их на эту сцену, Джимми, Эффи и Дина не очень-то хотят помалкивать в тряпочку из благодарности. На самом деле они начали гнать волну, еще спускаясь из автобуса.

– Я хочу сказать, парень, что мои зрители не привыкли к такому Джимми, – сказал Джимми, указывая на свои волосы, которые были искусственно выпрямлены и напоминали шлем а-ля Перри Комо, в полной противоположности его обычному начесу, который личный парикмахер укладывал, переводя тонны геля для волос. – А что это за костюм, брат? Кремовые ути-пуси? А девочки? Они похожи на подружек невесты на свадьбе у белых!

– Воистину, – буркнула Эффи, слезая по ступенькам на шпильках; туфли на размер меньше ужасно жали.

– А я не понимаю, что вам не нравится в этих платьях, – звонким голоском сказала Дина, взбивая пышный парик и глядя на себя в зеркальце. – Мне кажется, милые платьишки.

– «Мне кажется, милые платьишки!» – передразнила ее Эффи. – Ага, милые, для таких тощеньких, как ты. А для женщин в теле? Просто пытка впихиваться в этот узенький корсет, вот что я тебе скажу. А от чертова кринолина у меня аж все чешется. Господи, Кертис, ничего получше не мог выдумать?

Кертис остался равнодушен к ее нытью и даже не потрудился ответить, просто проводил свою группу к черному входу, оттуда по коридору мимо кухни в гримерку.

– Оставайтесь здесь и ждите, я вернусь через пятнадцать минут.

В этот момент к Джимми робко подошел один из официантов, которого вытолкнули коллеги, что-то тихонько обсуждавшие и наблюдавшие за прибывшими артистами, как только те вошли в дверь.

– Простите, – обратился официант к Джимми. – Меня зовут Клет, Клет Уилкс. Я живу рядом с домом мисс Барбары, где вы поселились. Я только хотел сказать: это большая честь видеть вас здесь, я. то есть все мы. – Он посмотрел на других официантов, которые отложили свои дела и прислушивались к разговору. – Мы рады, что вы получили то, к чему стремились. Очень мало цветных сюда попадает, да и те работают на кухне или убирают номера. Будет здорово увидеть вас на сцене. Мы вами по-настоящему гордимся. Очень.

Впервые после того, как он влез в костюм Перри Комо, Джимми улыбнулся.

– Спасибо, парень, – сказал он и протянул руку, которую Клет с готовностью крепко пожал. Джимми засмеялся: – Ты нам очень поможешь, если после выступления запакуешь с собой парочку стейков.

– Точно, – поддакнул СиСи.

Кертис, которого этот разговор разозлил, но не настолько, чтобы взорваться и наорать, коротко сказал:

– Я сейчас вернусь с продюсером, – поправил галстук и ушел, крикнув через плечо: – Соберитесь и приготовьтесь! Вот так-то! – А потом позвал СиСи: – Пойдем.

Возможно, Кертис и выглядел безучастным, когда вошел в Хрустальный зал, но не обманывайтесь: к тому моменту, как он, обменявшись парой дежурных фраз с Майком Игером, молодым и дерзким продюсером «Американской эстрады», занял свое место в тени массивных портьер, складками ниспадающих с боковой стены переполненного зала, он готов был упасть в обморок. Выступление, думал он, должно пройти без сучка без задоринки, однако после сцен, устроенных в автобусе и в зале, Кертис не был до конца уверен, что Джимми готов подняться на вершину белых чартов. Но точно знал одно – выступление должно принести свои плоды. Должно, и точка. Кертис пожал Майку руку, представил СиСи и предложил сигару, пытаясь разговорить продюсера, однако тот не слышал его. Он без устали смеялся шуткам конферансье Сэнди Прайса, который шел по залу, не пропуская ни одного столика и выбирая все новых и новых жертв для своих шуточек.

– Ты кубинец? Шутишь, что ли? – спросил Сэнди у одного из гостей – мужчины в смокинге и с сигарой между пальцев. – Я еврей, а ты кубинец. Положа руку на сердце, скажу так: даже грязный негритос может поселиться в соседнем доме, только б не ты. – Публика, разогретая парами алкоголя, тут же разразилась хохотом. Казалось, смех придал ему сил, и вот Прайс уже подкрался к новой жертве – полной, безвкусно одетой даме, сидевшей рядом с кубинцем. – А вот ты наверняка еврейка, милочка, – вон у тебя какая задница да и в норковом манто больше никого нету. Ты в отпуске, милочка? И сидишь рядом с кубинцем? А прививки-то хоть сделала?

Майк чуть со стула не свалился. Кертис издал нервный смешок, скорее, чтобы продемонстрировать Майку, что он тоже слушает и наслаждается шоу, хотя это, разумеется, неправда. Комик перешел к следующему столику, на этот раз выбрав пожилого джентльмена, сидящего в гордом одиночестве.

– Нет, ну ты только посмотри на себя. Кто-нибудь еще пострадал в той же аварии, что и ты? – Снова смех в зале.

– Нет, сэр, – ответил мужчина, пытаясь покрасоваться перед публикой.

– Не называй меня «сэр», – бесстрастно сказал Сэнди. – Ты же не черномазый.

СиСи всем телом повернулся к Кертису, на его лице застыло недоуменное выражение – что, черт побери, это было? Но Кертис никак не прореагировал, лишь растянул рот в улыбке и посмотрел на комика в упор. СиСи наблюдал, как обслуживающий персонал, в основном кубинцы и чернокожие, бесшумно передвигались по залу. Такое впечатление, что их ничуть не задели эти оскорбления и, что беспокоило СиСи еще сильнее, – они к ним привыкли.

– Но на самом деле, друзья мои, Бог создал нас, чтобы мы смеялись. Все мы люди. Евреи и немормоны, кубинцы, негры и пуэрториканцы. Э-э-э… Нет, пожалуй, все-таки пуэрториканцы нет… – Зрители заржали так громко, что практически заглушили его следующую реплику. – Но сегодняшний день войдет в историю. Впервые негритянская звезда выступает в Майами-Бич. На самом деле очень удобно. Попели, поплясали, а потом со шваброй по залу прошлись! Лучших помощников и не сыскать!

Джимми с горечью повесил голову и уставился в пол. Эффи и Лоррелл украдкой переглянулись, выпучив глаза и раскрыв рты, настолько обидны были эти слова. Они стояли в ожидании, когда занавес поднимется, и не понимали, что им делать – то ли бежать сломя голову, то ли стоять, где стоят, чтобы обматерить этого белого коротышку перед белой же аудиторией и уйти с высоко поднятой головой. Девушки посмотрели на Дину, которая одернула юбку и распрямила плечи, очевидно, оправившись от оскорблений. На самом деле она не обратила на шутки конферансье никакого внимания. Ну что, скажите, можно ожидать в таком отеле, как «Парадайс», где чернокожим не позволяют даже чистить бассейн, не то что плавать в нем? Дина была слишком толстокожей, чтобы разволноваться из-за таких пустяков. В тот момент, когда они приехали в Майами, Дина решила для себя, что она здесь ради одной-единственной цели – петь. Она улыбнулась как можно шире, приняла красивую позу, пока ведущий продолжал.

– Так давайте же поприветствуем талантливого Джимми Эрли и «Дримфеток!» – заорал Сэнди в микрофон.

Занавес поднялся, а за ним в полутьме виднелись силуэты Джимми и девушек.

Пока музыканты играли замедленный вариант песни «Хочу тебя, детка», Джимми демонстрировал более сглаженные движения, а за его спиной покачивались «Дримфетки», взгляд Кертиса блуждал по залу. Кертис мотнул головой, чтобы СиСи тоже посмотрел вокруг: за соседним столиком молодая пара целовалась, еще одна пара держалась за руки. Казалось, даже продюсера «Американской эстрады» очаровал мелодичный ремикс их хита: он что-то нацарапал в блокнотике, но Кертис, как ни пытался, не мог разглядеть, что именно.

Кертис взял быка за рога.

– Разумеется, для «Американской эстрады» мы можем исполнить что-нибудь более молодежное, – сообщил он продюсеру.

Тот в ответ уклончиво улыбнулся и снова посмотрел на сцену, как раз в тот момент, когда Джимми отбросил условности и начал с жаром импровизировать в духе соул. Чтобы добить публику, он сделал несколько вращательных движений бедрами и пропел: «О, не заставляй меня умолять! О, детка, пожалуйста! О-о-о-о!» Это было его фирменным знаком, заставлявшим женщин в радиусе десяти кварталов срывать с себя трусики и бросать их на сцену, но только не в Хрустальном зале. Нет, здесь на сексуально окрашенное выступление Джимми среагировали иначе. Какая-то дамочка отвернулась, очевидно, смутившись. Муж схватил ее за руку, они с шумом поднялись и вышли из зала. Их примеру последовали еще несколько пар, а Джимми, с закрытыми глазами продолжавший импровизировать, понятия не имел, какое потрясение вызвал.

Кертис делал знаки Лоррелл, пытавшейся привлечь внимание Джимми, но непоправимое случилось. Продюсер «Американской эстрады» захлопнул блокнот и поставил жирный крест на Джимми Эрли и девочках – им нечего делать с Диком Кларком, разве что ботинки ему надраить. Кертис залпом осушил свой бокал и перевел взгляд с Джимми на Дину, которая, в отличие от Лоррелл и Эффи, сохраняла спокойствие, несмотря ни на что. Он еще раз обвел взглядом зал и заметил, что и другие мужчины – заметьте, белые! – тоже смотрят на Дину. Кертис поднял палец, подзывая официанта.

– Виски, – сказал он, не сводя глаз с Дины. – Двойной.

После выступления Лоррелл, Дина и Эффи уселись в гримерке перед зеркалом и одновременно стащили парики.

– Мне нравится Джимми, но ему пора перестать называть меня малышкой, – вдруг ни с того ни с сего сказала Лоррелл. И добавила, глядя на свое отражение: – Я теперь женщина.

– Ты видела того мужика, с которым сидел Кертис? – взволнованно спросила Дина, пропустив замечание Лоррелл.

– Ты слышала, что я сказала, Дина? – спросила Лоррелл, поворачиваясь к подруге. – Я теперь женщина.

– Лоррелл, я в курсе, – рассердилась Дина.

– Что значит, ты в курсе? Джимми разболтал?

– И так все ясно, – сказала Дина; в ее голосе звучало отвращение. – Как ты могла, Лоррелл? Ты же совсем ребенок!

– Нет, Дина! Я теперь женщина! – заорала Лорелл, а потом осеклась. Не стоит вовлекать в обсуждение всех, быстро смекнула она, понижая голос. – Мне уже восемнадцать, и я женщина.

– Да, она зрелая женщина, как и я, – сказала Эффи, снимая невидимую пушинку с парика. – Она любит Джимми так же, как я – Кертиса. И в этом нет ничего дурного.

Дина прекратила рыться в сумочке и отодвинулась от девочек:

– Вы ни о чем другом не можете думать?

– Ага, – хором ответили Лоррелл и Эффи.

– Определенно, меня мама лучше воспитала, – вздохнула Дина.

– Дина, ты просто завидуешь, – уколола подругу Лоррелл.

– Да, сама бы попробовала… разик, – кивнула Эффи. – Это так здорово – любить кого-то, – сказала она, вытирая глаза.

Когда дверь открылась, Эффи сначала испугалась, но потом расслабилась, когда в гримерку заглянул СиСи.

– Девочки, вы тут в приличном виде? – спросил он невинным голосом.

– Я – да, – ответила Дина. – За этих двоих не поручусь.

Эффи бросила на Дину такой недобрый взгляд, что могла бы прожечь дырку на ее худеньком тельце. СиСи, так и не поняв, что Дина имеет в виду, вошел, а за ним и Кертис.

– Ну, Кертис, как там дела с «Американской эстрадой»? – набросилась на него Дина.

– Я неудачно выбрал время, – резко ответил Кертис.

– Ну, может, они заинтересуются после нашего выступления в «Копе», – передернула плечами Эффи.

– А мы не выступаем в «Копе».

Стиснув зубы, Кертис почувствовал укол в висок. Нервный тик, который в последнее время все чаще давал о себе знать. Он не хотел таким образом преподносить новость, но для того, чтобы план сработал, нужно было действовать быстро. Проведя вечер с Эффи, Кертис вернулся в Хрустальный зал и выпивал с менеджером, который торчал в баре, время от времени вливая в себя водку или сухой мартини, рявкая на официантов, которые готовили зал к следующему представлению. Кертис знал, что ему нужно уладить вопрос напрямую с Мартином Джеком, поскольку тот отбирал артистов для одного из самых крупных клубов страны. Всего пара-тройка звонков, и до «Копы» и остальных клубов, куда пускали только белых, докатится слух, что Джимми вытворял на сцене, как он распугал всех приличных белых дам, и это будет означать для Кертиса и всех его музыкальных групп пожизненный приговор – выступать только в местечковых клубах для черных, их больше никогда в жизни не увидят белые зрители и не поставят на белых радиостанциях. Нет, Кертису такой вариант не годился. Он сделал глоток ликера и перешел к делу.

– Ну, кое-где мы немножко переборщили, но все равно, мне кажется, выступление хорошее, – начал Кертис, водя пальцем по ободку бокала.

– Тебе кажется? – ухмыльнулся Мартин Джек. – Ну, лично с моего места мне показалось, что вы переборщили не немножко, а множко. Особенно с вращением бедрами. Это первоклассное заведение, сюда приходит приличная публика, которая не воспринимает такого рода выступления. я говорю о ваших негритянских штучках. По моим подсчетам, я потерял пару сотен баксов, когда ушли гости с трех столиков, так что твое «немножко» стоило мне денег.

– Но если всего три пары из ста ушли, вы все равно добились успеха?..

– А у тебя есть пара сотен баксов, чтобы вернуть мне, парень? Поройся в карманах и достань деньги, а потом уже рассказывай мне, кто чего добился, даже если несет убытки, а то логика хромает. – буркнул Мартин Джек, опрокинув еще одну порцию спиртного. – Вот что я тебе скажу: единственное, что спасло твою задницу сегодня, – та милая кошечка на сцене. Симпатичная цветная девулька.

– О ком вы?

– Ну, та девчонка с большими глазами, – улыбнулся Мартин Джек.

– А-а-а. так вы про Дину?

– Не знаю, как ее там зовут, но знаю точно – она очень привлекательна.

И тут Кертис понял, что же нужно, чтобы открыть для его лейбла новые горизонты, – Дина. Она хорошенькая в том смысле, что привлекает белых мужчин, – тоненькая, миленькая и даже, пожалуй, сексуальная. Кертис тоже заметил, как на нее смотрели мужчины – их спутницы корчились от злости на стульях, когда поняли, что внимание сильной половины привлекло очарование и шик чернокожей девочки. А ее голос, пусть и слабее, чем простецкий, но громкий, как иерихонская труба, голос Эффи, идеален для радио: не такой узнаваемый, более приятный для слуха. Идеально для поп-исполнительницы. В ней определенно чувствуется порода и врожденный такт, который помешает развиться звездной болезни, в отличие от Эффи, чье эго будет только расти и расти, пока не превратится в нечто невообразимое.

Прощаясь в баре с Мартином Джеком, Кертис уже четко, по пунктам, знал, что нужно сделать, чтобы поднять «Рэйнбоу Рекордс» и свою мечту на первые строчки чартов. Оставалось только убедить девочек. А если точнее – Эффи.

– Что значит «мы не будем выступать в „Копе"»? – спросила Эффи, испугавшись, что Кертис собирается снова вернуться ко вчерашнему разговору. – Ты же говорил.

– Я разрываю контракт с вами и Джимми, – перебил ее Кертис.

Лоррелл повернулась так резко, словно в нее вселился дьявол.

– Я знаю, почему ты это делаешь, Кертис! Ты бросаешь нас, потому что тебе не нравится, что я с Джимми. Вам всем не нравится, потому что вы завидуете! – воскликнула она сквозь слезы. – Но нас с ним ничто не разлучит! Ничто, слышите?

Кертиса несколько ошарашила ее истерика. Разумеется, он знал, что Лоррелл и Джимми переспали (Джимми разве что табличку на заднем стекле автобуса не повесил, чтобы все вокруг знали, что он лишил Лоррелл девственности), но не ожидал, что Лоррелл не захочет выйти из тени Джимми. Вот уж не думал Кертис, что такой проблемой станет заткнуть Лоррелл. С другой стороны, Эффи…

– Я разрываю контракт, потому что Джимми тормозит нас, а вы, девочки, остаетесь, и мы создаем нашу собственную группу, – тихо сказал Кертис.

Все три девушки застыли в изумлении.

– Ты сказал «нашу собственную группу»? – переспросила Дина; ее глаза стали большими как блюдца.

– Наконец-то! – завопила Эффи. – Я этого и ждала от тебя. Кертис, я тебя люблю! – Она обвила Кертиса руками за шею.

Слезы Лоррелл высохли так же быстро, как и появились в глазах.

– Милый, я так рада, – проворковала она как ни в чем не бывало. – Я, конечно, люблю Джимми, но не собираюсь работать у него на подпевках до конца жизни!

Кертис встал и прошел в центр гримерки.

– Дамы и господа, позвольте представить вам трио «Мечты»! – Девушки захихикали и захлопали в ладоши, а Кертис раскинул руки и улыбнулся. – «Дримфетки» – это маленькие девочки, а вы теперь женщины.

– Видишь, Дина, я тебе говорила, – засмеялась Лоррелл, но Дина шутки не поняла.

– Первое выступление у нас здесь же через неделю, так что предстоит много работы и многое изменить, – продолжил Кертис. – Я приглашу Джолли Дженкинса, он поставит совершенно новое шоу. Он участвовал в съемках фильмов, ставил мюзиклы на Бродвее и концерты в модных клубах, вы назовете.

– Но ведь наши танцы придумывает СиСи, – нахмурилась Эффи. – Всегда наши выступления ставил он.

– Ничего, Эффи. – СиСи впервые после того, как Кертис выложил им новости, подал голос. Кертис уже посвятил его в свой план нанять нового хореографа, аппетитно расписав все плюсы того, что танцы будет ставить специально нанятый человек, а СиСи «сможет сосредоточиться на музыке». СиСи начал было возражать, ведь раньше он всегда успешно совмещал и то и другое, но Кертис быстро поставил его на место, твердо сказав: «Слушай, парень, ты хороший композитор, но у тебя есть потенциал стать не просто хорошим, а великим, однако этому не суждено случиться, если ты будешь стоять на сцене и пытаться втолковать девочкам, как им вертеть попками. Позволь мне уладить все дела, а ты вплотную займись музыкой». СиСи это не особо понравилось, но когда он остыл и еще раз взвесил слова Кертиса, то понял их суть и согласился. – Джолли – самый лучший спец в этом деле, – просто сказал СиСи.

Кертис подошел и встал перед Диной, которая так и стояла, застыв с улыбкой на темнокожем открытом личике.

– У нас будут новые парики, самые-самые дорогие. Новые костюмы, которые понравятся более молодой публике, – сказал Кертис, и Дина хихикнула. Перед тем как преподнести последнюю, самую убийственную новость, Кертис заглянул Дине в глаза: – А Дина у нас будет солировать.

– Что она будет делать? – Эффи резко повернулась, чтобы посмотреть Кертису в лицо.

– Солировать.

– Что ты имеешь в виду? Я всегда солирую. – Эффи переминалась с ноги на ногу, уперев руки в боки. – Скажи ему, СиСи.

– Мы пробуем что-то новенькое, Эффи, – тихо сказал СиСи, и она по голосу поняла, что брат ее предал.

– Так ты все знал? – тихо спросила Эффи растерянно и обиженно.

– Мы с Кертисом только что переговорили, – сказал СиСи. – Он сказал, что это временно.

Эффи мерила шагами комнату, слова вылетали из ее рта как из пулемета, стараясь поспеть за мыслями:

– Нам наконец выпал шанс организовать нашу собственную группу, и Дина будет солировать? Но она же не умеет петь так, как я.

– Она права. Я не умею так петь, – пролепетала Дина; ее лицо вытянулось. Она восхищалась талантом Эффи петь во все горло и с самого начала понимала, что ее голос сильно проигрывает и уж точно не сможет завести слушателей так, чтобы они повскакивали с мест. Больше всего на свете Дине хотелось стать звездой, но она не была уверена, что смогла бы так держать себя на сцене, как Эффи, или доводить слушателей до экстаза, как остальные соул-исполнители. – И не хочу быть солисткой.

– Ты будешь делать то, что я хочу! – взорвался Кертис. – А я хочу новое звучание и новый образ…

– Новый образ? – огрызнулась в ответ Эффи. – Кто ж его увидит на пластинке?

Кертис начал терять терпение, он не понимал, почему никто не встречает с восторгом его идею – превратить трио «Мечты» в группу международного уровня.

– Мы можем изменить ситуацию одним-единствен-ным способом – привлечь подростков. Все современные подростки смотрят телевизор. – Кертис понимал: то, что он только что сказал, жестоко, но это правда.

– Значит, Дина будет солисткой только потому, что тебе нравится ее внешность? – тихо спросила Эффи; ее глаза наполнились слезами. – А я для тебя уродлива, Кертис?

– Конечно, нет, детка. – Кертис подскочил к ней и стал гладить по лицу. – Ты же знаешь, как я к тебе отношусь. Не принимай это на свой счет!

– А как еще? Дина красавица. Она всегда была красавицей, но у меня есть голос, Кертис. У меня есть голос! Ты не можешь поставить меня назад. Просто не можешь, и все!

– Эффи, но ты же будешь вместе со мной, – вмешалась Лоррелл, пытаясь утешить Эффи. – Что тут такого? Черт, пусть для разнообразия Дина сделает за тебя всю работу.

СиСи, которому о грядущих переменах Кертис сказал незадолго до того, как сообщить девочкам, сначала среагировал так же, как сестра. Они мечтали о том, как «Дримфетки» поднимутся на вершины чартов с Эффи в главной роли, и в эту мечту они вложили душу и сердце. И вот, когда их мечта так близка к воплощению, появляется Кертис, вносит в сложившуюся картинку непостижимые изменения, в соответствии с которыми Эффи отводится лишь вспомогательная роль.

– Ты не можешь так поступить с моей сестрой, – выговаривал СиСи Кертису. – Это ее убьет.

– Поэтому я пришел сначала к тебе, чтобы ты ее убедил, приятель, – сказал Кертис. – А теперь слушай сюда, сынок: тебе придется работать со мной в паре. Мы собираемся взять музыкальный олимп штурмом, ты и я, и если мы хотим воплотить все задуманное, то нужно делать это правильно, согласен?

– Да, но.

– Никаких «но», друг мой, – перебил его Кертис. – Просто пойми: пока что я ни разу не ошибся и не собираюсь начинать. У твоей сестры талант? Да. Она поет лучше, чем большинство исполнителей эр-н-би, засветившихся в чартах. Да, черт побери. Ты можешь сделать так, чтобы «Мечты» заняли первые строчки чартов? Нет, черт побери. Ни с ее звучанием, ни с ее внешностью. Но как только мы окажемся на вершине чарта, мы заставим зрителей принять ее как солистку. А окажемся мы там с помощью Дины. Просто доверься мне. Ты должен поговорить с ней, втолковать ей, когда я объявлю о переменах, а не то не будет ни трио «Мечты», никаких тебе попчартов, ни «Рэйнбоу Рекордс», ни нас с тобой. Просто дай мне время, братишка. И разберись со своей сестрой.

И СиСи, несмотря на всю неприятность создавшейся ситуации, понимал, что Кертис прав. СиСи поверил в мечту Кертиса – сделать девочек популярными, и теперь, когда они на пороге реализации этой мечты, он должен все бросить на полдороге. СиСи сделал все, как велел Кертис, и продолжил обрабатывать Эффи.

– У тебя слишком необычный голос, – уговаривал он сестру. – Для того, чтобы попасть в поп-чарты, нужно более мягкое звучание. Именно оно нам и необходимо.

– А меня никто не хочет спросить, что необходимо мне? – фыркнула Эффи.

И тут СиСи спел одну из своих песен о том, что они одна семья, и мечта у них одна на всех, поэтому уйти не получится. Ему подпели Лоррелл и Дина.

Эффи не верила своим ушам и не могла понять подтекста. Она знала только одно: если Кертис, ее мужчина, убедил самого горячего ее поклонника – младшего брата, – что так лучше, значит, ей ничего другого не остается, кроме как согласиться. Битва, состоявшаяся даже без ее участия, проиграна, и ей придется уступить. Расстроенная Эффи кинулась в объятия Кертиса и зарылась ему в плечо. Ее любимый и ее брат приняли решение. Эффи ничего не могла поделать, только принять это как данность.

5

– Вы меня удивили, мистер Тейлор. Я, конечно, люблю свою девочку, но никогда не думала, что у нее есть голос, – сказала Мэй Джонс, догоняя пальцем капельку, скользившую по стакану с содовой.

Она не могла оторвать взгляда от Дины, стоявшей на сцене у центрального микрофона в изысканном белом платье и манившей к себе мужскую половину Хрустального зала. Такое впечатление, что еще неделю назад дочка в гольфиках, юбке до пят и растянувшемся свитере сидела, запершись в своей крошечной комнатке и уткнувшись носом в учебники. Что вообще робкая тихоня, девятнадцатилетняя отличница знает о том, какова она, «заветная мечта» мужчин? Но вот она, Дина, стоит на сцене и выглядит такой же сексуальной и изысканной, как все звезды, которых Мэй когда-либо видела (ну, не то чтобы она их много видела – Мэй предпочитала исполнителей в стиле госпел, а не сексуально окрашенные стихи и откровенные танцевальные движения современных поп-исполнителей). Новый образ Дины, образ взрослой женщины, настолько потряс Мэй, когда она увидела дочку в гримерке перед выступлением, что первой мыслью было силой увезти Дину домой в Детройт, где она выкинет из головы всю эту чушь, вернется к учебникам и станет не певицей, а кем-то нормальным, ну там медсестрой или учительницей, как ее мама и бабушка. Ведь именно ради этого Мэй столько лет пахала как лошадь, преподавая детям в местной школе для цветных. Понимаете, Мэй не верила во все эти разговоры, которыми Эффи и Лоррелл пичкали ее дочку: мол, мы разбогатеем, весь мир объездим и т. д. и т. п. Такой успех редко приходит к чернокожим, а если и приходит, то они обычно пускаются во все тяжкие: тут тебе и наркотики, и алкоголь, и секс, и черт-те что, и, достигнув высот, они тут же начинают скатываться на самое дно.

Именно поэтому Мэй не испытала особого восторга, когда Кертис пригласил ее на первое выступление дочери в качестве солистки трио «Мечты». Вообще-то Мэй сразу же заявила Кертису, что не хочет смотреть никакие выступления и практически готова приказать дочке вернуться в Детройт и получить «нормальное образование», но Кертис включил свое обаяние и убедил Мэй, что она должна своими глазами увидеть перевоплощение Дины. Когда Дина выпорхнула на сцену в потоке яркого света и Мэй услышала голос дочери в сопровождении оркестра из двенадцати инструментов и в обрамлении более сильных голосов Эффи и Лоррелл, то даже она ощутила на себе ауру восходящей звезды. Мэй мертвой хваткой вцепилась в стакан с содовой, чтобы не слышать возмутительных слов, которые дочка нежным голоском пела со сцены:

– Мы ваши девушки мечты!

Девочки сначала показывали пальцем на толпу зрителей, а потом манили к себе рукой. Мэй была загипнотизирована происходящим.

– У Дины есть не просто голос, а кое-что получше… в ней чувствуется порода, – сказал Кертис, наклоняясь к Мэй, пока та не сводила глаз с дочери.

– Ну, можно сказать, это вы показали товар лицом. – Голос Кертис отвлек ее.

Кертис подумал над ее словами, а потом широко улыбнулся:

– Товар. А что, мне нравится!

Ну, вы же понимаете, товары можно заворачивать в красивую упаковку, продавать, и их почти наверняка с руками оторвут, если вы изучили законы функционирования рынка. И Кертис, глядя на Дину на сцене и зрителей, ловивших каждое ее движение, понимал – при правильной маркетинговой стратегии его «товар» не ограничивается выступлением на сцене Хрустального зала. Все намного серьезнее. С этого самого момента Кертис сосредоточился на том, чтобы обеспечить Дине все, что нужно, чтобы она стала такой солисткой, какой он хочет ее видеть: подходящие платья, команда гримеров, костюмеров, парикмахеров, специалистов по хорошим манерам, которые должны были создать «правильный образ» и научить ее вести себя на сцене и перед камерами как настоящая звезда. Разумеется, Дина без проблем вошла в роль. К тому моменту, как сингл группы под названием «Девушки мечты» поднялся на первую строчку хит-парадов через каких-то полтора месяца после того, как они впервые исполнили эту песню на сцене Хрустального зала, Дина уже вовсю болела звездной болезнью. Впервые их пластинка стала золотой,[8] по этому поводу в офис «Рэйнбоу Рекордс» пригласили журналистов, а в Дину словно бес вселился.

– Кертис, – капризно сказала Дина, влетая в его кабинет без стука, – милый, это платье не подойдет. Цвет не тот, и меня портниха уколола, когда подгоняла лиф. Подобное недопустимо в такой важный день. Сделай что-нибудь!

Дина не заметила сидевшей в кресле за дверью Эффи, которой только что было сказано, что и в следующей песне она солировать не будет. Эффи поверить не могла – подруга стоит в кабинете ее любимого, разговаривает с ним как с прислугой да еще жалуется, что платья, которые сама же и выбрала, недостаточно хороши. А какого хрена, простите, она Кертиса называет «милым»? Эффи пришлось собрать волю в кулак, чтобы не вскочить с места.

Только увидев натянутую улыбку Кертиса, Дина проследила за его взглядом, увидела Эффи и поняла, что они не одни.

– Ой, Эффи, приветик, – проворковала она и снова обратилась к Кертису: – Ну, так что мы будем делать?

– Ничего мы не будем делать, – огрызнулась Эффи. – Ты сама выбирала эти платья, зная, что они подойдут только одной из нас – не показывая пальцем, самой тощей. А теперь или наденешь что есть, или иди голышом.

– Что? – отпрянула Дина. – Ты что такое несешь? Я вроде не спрашивала твоего мнения?

– Девочки, девочки, не ссорьтесь. – Кертис встал со своего стула и поднял руки. – У нас осталось полчаса до приезда телевизионщиков, сейчас нет времени менять гардероб. – Он подошел к Дине и посмотрел ей в глаза: – Ты выглядишь просто потрясающе в этом платье, все в обморок упадут. А теперь иди, сядь, расслабься и жди фанатов. Сегодня будет великолепный день, детка.

Эффи, которую разговор вывел из себя, выскочила из кабинета. Лоррелл убедила ее, что манкировать пресс-конференцию – не лучшая идея, и она тем более позабыла о своем намерении, когда вошла в зал и увидела фанатов, прижавшихся к окну, чтобы получше рассмотреть своих кумиров. Но ее хорошее настроение снова пошло на убыль, когда репортеры начали бомбить Кертиса вопросами, а он отвечал им совсем не то, что Эффи ожидала услышать.

– Меня часто спрашивают, как я добился такого звучания, а я всегда отвечаю: это все равно что приготовить мороженое со сливками, – распинался Кертис перед камерами. – Берете шарик мороженого, немножко шоколадного соуса, орешки, сливки и большую вишенку на самый верх!

– А что, Дина у нас еще вишенка?[9] – завопил один из репортеров.

– Мисс Джонс у нас и вишенка, и сливки, и шоколадный соус в одном флаконе!

Журналисты стали прорываться к Дине, напирая и оттесняя Эффи, словно ее и не было вовсе.

Но Эффи оттесняли не только журналисты. Кертис провел целую кампанию, чтобы выдворить ее еще и из спальни. Он постоянно ездил в «командировки», пропадая на несколько дней подряд и порой оставаясь ночевать в отелях, когда уставал настолько, что не было сил ехать домой. В остальное время он был слишком занят в студии или ходил по местным клубам и радиостанциям, продвигая последний сингл группы, чтобы обратить на Эффи хоть какое-то внимание, и отвергал девушку, даже когда она надевала самое изысканное неглиже, душилась самыми сексуальными духами, распускала волосы и подкрашивала губы перед тем, как пойти в постель.

– Ну же, детка, – тихонько спела Эффи в самое ухо Кертису, когда тот непривычно рано доплелся до кровати. Она подслушала, как Кертис отказался от приглашения СиСи посидеть вместе с музыкантами в маленьком клубе на Двенадцатой улице, сказав, что хочет вздремнуть, чтобы с утра пораньше прийти в студию, помчалась наверх, прихорошилась и легла в постель ждать Кертиса.

Кертис чмокнул Эффи в щеку и отвернулся, его мускулистая спина стала своеобразной стеной, защищавшей от ее заигрываний. Упрямая Эффи прижалась своим пышным бюстом к его лопаткам и медленно провела рукой по груди, животу и ниже.

– Ну же, милый, – проворковала она.

Кертис тяжело вздохнул и убрал руку Эффи:

– Эффи, не сейчас.

– Если не сейчас, то когда, Кертис? – обиделась Эффи. – В чем проблема? Скажи мне!

– Нет никаких проблем, я просто устал, вот и все, – ответил он. – А теперь, если не возражаешь, мне нужно отдохнуть, да и тебе не помешает, потому что тебе вставать так же рано как и мне. Сначала по плану подготовка выступления на радио, а потом репетиция, чтобы завтра записать пластинку. Выключи свет, пожалуйста.

Эффи проглотила слезы, встала и открыла дверь спальни. Она в последний раз взглянула на любимого, нажала на выключатель, молча вышла и закрыла за собой дверь. А потом на кухне утопила свою печаль в ведерке с ореховым мороженым и до поздней ночи сидела на диванчике в гостиной.

– Я все отлично понимаю. У него вообще крыша поехала. Сколько времени он сможет скрывать от Эффи, пока она не выяснит, кого он берет с собой в отели? Нет, ну это нахальство… Прямо перед ее носом, – сказала Ронда.

– Стыдоба. Ничего хорошего из этого не выйдет, – согласилась Дженис.

В начале пятого утра прибежал СиСи, в его глазах застыл ужас.

– Эффи. полиция и все наши там. все как с ума посходили. – задыхаясь, сказал он, на ходу срывая с себя пальто.

Эффи, ошалевшая от сна, обиды и злости, была не в настроении для подобных сцен.

– О чем ты, черт побери? Сейчас четыре утра, а ты врываешься и орешь, словно у тебя не все дома.

– Говорю же тебе, Эффи, на Двенадцатой улице что-то происходит. Я в жизни такого не видел! Думаю, наши заразились от бунтовщиков в Лос-Анджелесе.[10]

– Да о чем ты? – все еще недоумевала Эффи.

– Короче, после нашего последнего сета понабежала полиция, клуб закрыли, несколько человек посадили в фургон. кто-то швырнул в копов бутылку и пару банок. а такое впечатление, что в бензонасос сунули горящую спичку, так там стало жарко за считанные секунды, Эффи. Там настоящие беспорядки!

– Что? – До Эффи наконец дошла вся серьезность сказанного. Она села. – Ты хоть в этом не участвовал?

– Ну что ты… Кертис бы с меня три шкуры спустил, – ответил СиСи, сел на диван и снял ботинки. – Знаешь, в этот раз все как-то по-другому. Братьям просто надоело прогибаться под белых, и я их не виню.

СиСи допустил ошибку, повторив в тот же вечер свои слова в присутствии Кертиса, во время перерыва в записи песни для их нового альбома. Уйэн ковырялся с динамиками и настраивал оборудование. Дина и Лоррелл болтали и смеялись с музыкантами, пока Кертис листал документы, которые нужно было прочесть перед важным прослушиванием, намеченным на завтра. В углу без звука работал телевизор, рядом с которым сидела надувшаяся Эффи, а с улицы доносились звуки полицейских сирен и стрельбы.

– О чем ты, парень? – спросил Кертис.

– Я просто хотел сказать, Кертис, что люди имеют право защищать себя, особенно когда им постоянно наступают на горло, – ответил СиСи и вздрогнул от звука разбитого стекла.

Кертис отложил ручку и сел прямо:

– А скажи-ка мне, СиСи, как же можно защитить себя, сжигая собственный дом, а?

– Ну. я просто.

– Ты прав. То, что сейчас происходит на улицах города, очень важно, но не имеет никакого отношения к тому, что мы делаем здесь. У тебя дорогая машина, хороший дом, модная одежда, и все это ты заработал своим трудом и талантом. Так почему бы тебе не сесть и не написать новую песню? Тем самым ты поможешь нашим братьям, отстаивающим свои права там, на улицах.

– Но, видишь ли, – возразил СиСи, – люди на улицах начинают задаваться вопросом: а что это мы заперлись в своей норе, записываем пластинки, надеваем модные тряпки, даем пресс-конференции и поем для белых в отелях, куда черных и не пускают, в то время как город охвачен огнем? Как мы можем быть кумирами молодежи, когда эта самая молодежь бастует и зовет на помощь? А мы будем сидеть в сторонке?

– Мы не сидим в сторонке, – ответил Кертис. – Мы пишем музыку. И каждые десять центов с доллара, который мы тут зарабатываем, перекочевывают в карман этих самых братьев, о которых ты толкуешь, согласен?

Мы поддерживаем Национальную ассоциацию.[11] Я лично записал выступления Мартина Лютера Кинга, не так ли? Этого более чем достаточно для вклада в общее дело. А теперь лучше вернемся к работе, а иначе все мы окажемся на улице.

Расстроенный СиСи сел на место. Все присутствующие старательно отводили глаза. СиСи понимал – да что уж там, его восхищало! – отношение Кертиса к работе, но не мог согласиться с тем, что шеф может быть настолько аполитичным, когда на улицах творится такое. Ведь они же напрямую зависят от простых людей, покупающих их пластинки? Для себя СиСи решил, что он должен что-то сделать, хотя и не знал, что именно и как. Просто должен, и все. Но Кертис прав: если они не будут писать музыку, то им не будут платить, а тогда и есть будет нечего, а это никому на пользу не пойдет.

Сирены нарушили молчание. Кертис отложил бумаги в сторону:

– Уэйн, ты готов?

– Ага.

– Тогда поехали! – скомандовал Кертис, и все тут же заняли места в студии, все, кроме Эффи, которая прогулочным шагом без особого рвения направилась к своему микрофону. Она сердито посмотрела на Кертиса, но он не обратил внимания.

– Запись. «Давишь». Дубль тридцатый, – сказал Уэйн по двусторонней связи.

Заиграла музыка. Дина с закрытыми глазами прильнула к микрофону и запела:

– Милый, с тобою было легко…

Эффи и Лоррелл подхватили:

– А теперь ты давишь на меня!

Кертис стукнул по кнопке кулаком:

– Стоп!

Он вскочил и пошел в кабинку.

– Эффи, все равно слишком громко, – кипел он, продолжая битву, которую вел весь вечер, уговаривая Эффи петь потише и не заглушать Дину.

– Я пытаюсь, Кертис. – оправдывалась Эффи.

– Если ты не ослабишь свою глотку, то я это сделаю за тебя! – огрызнулся Кертис, рывком отодвинув микрофон от лица девушки. – А теперь спой, как я прошу.

Эффи кусала губы.

– Может, продолжим утром? – тихо сказала Дина.

Кертис понизил голос.

– Мы задержали выпуск альбома уже на месяц, – сказал он. – Слушай, я понимаю, что ты устала. Но это финишная прямая, последняя песня.

Дина улыбнулась уголками губ, и в ее улыбке сквозила нежность. Эффи заметила это. Она переводила взгляд с Дины на Кертиса и обратно. Вообще-то она и раньше подозревала, но сейчас поняла точно – между ними что-то есть.

– Еще раз, – сказал Кертис, избегая взгляда Эффи.

Но было поздно. Когда девочки начали петь, Эффи специально спела свою партию в духе соул, и ее мощное контральто полностью заглушило Динин голос. Дина и Лоррелл замолчали, выражение их лиц говорило: ты что, сбрендила, подруга? А Эффи пела себе дальше, прижав к губам микрофон и протянула последнюю ноту специально для Кертиса, а потом потопала к двери.

– Это что еще такое? – заорал Кертис, отпихнув стул от пульта.

– Кертис, ты лжец! – крикнула Эффи.

– Поосторожнее со словами, Эффи!

– Ты спишь с ней, и все это знают!

Девушка открыла дверь, выскочила в коридор и помчалась к выходу. Она вышла на улицу; в воздухе висел густой дым и сажа. Чуть поодаль горел целый квартал. Молодые чернокожие парни, казалось, танцевали в языках пламени, с поднятыми кулаками, их крики слились в один непрерывный вой, а завитки черных волос подпрыгивали в такт движениям.

– Эффи, вернись! – закричал Кертис, и тут в их сторону резко двинулась какая-то машина. Водитель несколько раз выстрелил из пистолета.

Кертис схватил Эффи и затащил ее внутрь, а потом из укрытия крикнул:

– Свои! Мы свои!

Водитель уехал. Направляясь к следующей цели, он несколько раз выстрелил в воздух и прокричал:

– Власть черных,[12] брат!

Кертис прошел обратно в зал, таща за собой Эффи в полуобморочном состоянии.

– Мне как-то нехорошо, Кертис, – пролепетала она.

Он молча посмотрел на нее по дороге обратно в студию, но не сказал ни слова. И Эффи тоже.

Дина, Эффи и Лоррелл появились в программе Си-Би-Эс «Вереница звезд». Завеса дыма рассеялась. На сцене стояли три ослепительные женщины в облегающих оранжевых платьях. Дина подошла к центральному микрофону и пела на камеру так, словно камера была ее любимым. А в аппаратной Кертис рявкал на видеорежиссера:

– Наезд второй камерой!

Видеорежиссер раздраженно уступал:

– Вторая камера – крупный план!

Эффи слегка подалась влево и попыталась привлечь внимание оператора, чтобы зрители видели и ее. Но знаете что? Все камеры без исключения были нацелены на Дину.

– Невероятно, – пробормотала Эффи.

Лоррелл, которая должна была все делать синхронно с Эффи, пока Дина поет соло, первой заметила, что подруга убежала со сцены. Лоррелл бросилась за ней с криком «Эффи!». Дина заметила, что происходит, когда увидела на мониторе, что стоит на сцене в гордом одиночестве, и в ужасе убежала.

– Эффи, ты с ума сошла! – закричала Лоррелл, догоняя ее за сценой.

Та повернулась и взглядом обожгла Дину, которая бежала позади них.

– Скажи мне, что я такого сделала? – сказала Дина, хотя отлично знала, из-за чего весь сыр-бор.

– Ты украла мою мечту, Дина! И моего мужчину!

Тут из служебного входа появился Кертис. В ярости.

– Я не потерплю подобных разговорчиков! – заорал он.

Эффи пропустила его слова мимо ушей.

– И не притворяйся, что не знаешь, о чем я!

– Эффи, прекрати верещать, нас все слышат, – сказала Лоррелл.

– А мне плевать. Пусть слышат!

– Предупреждаю, Эффи, – процедил сквозь зубы Кертис, хватая ее за руку. – Прекрати нас позорить!

– А что такое, Кертис? Я тебе не нужна. Тебя беспокоит только эта тощая дура.

Кертис замахнулся и чуть было не влепил Эффи пощечину, но передумал. Вместо этого он бросил ей в лицо:

– На сцену. Быстро.

– А не то что? – спросила Эффи, провоцируя, чтоб он ее ударил или хотя бы тронул.

Но Кертис уже переключил внимание на шишек с Си-Би-Эс. Он не хотел, чтобы продюсеры шоу, которые толпились в коридоре, увидели негритянские разборки от и до. Намного сильнее Кертиса беспокоил вопрос, как исправить ситуацию, чтобы телевизионщики не сильно переживали по поводу провала шоу. Важно было выйти из положения с честью, по крайней мере сейчас, в присутствии продюсеров, поэтому Кертис ничего не сказал Эффи.

– Не думаю, что мне стоит возвращаться на сцену, – сказала Эффи и выскочила через черный вход на улицу.

Она оказалась за павильоном Си-Би-Эс. Разводы туши стекали со слезами по лицу. В воздухе пахло плесенью, и от этого запаха у Эффи сжался желудок. Она попыталась сдержать рвотный позыв, но было слишком поздно – ее вытошнило прямо на туфли и платье. Эффи забежала в ближайшую закусочную и попросила салфетку у первой попавшейся официантки.

– Ой, а не вы, случайно, поете в той группе, ну, три черные девочки? – спросила официантка.

– Прошу вас, дайте мне салфетку, – практически умоляла Эффи.

Девушка оглядела Эффи с ног до головы и кивнула:

– Конечно. Но выйдите, пожалуйста, на улицу. Нельзя, чтобы цветных тошнило в нашем заведении, пока нормальные клиенты принимают пищу.

Эффи выхватила салфетку из ее рук, вытерла рот, распрямила плечи и вышла с высоко поднятой головой. Но стоило ей вдохнуть запах плесени, витавший в воздухе, как желудок снова судорожно сжался. Эффи не хотелось верить – нет, этого просто не может быть, – но нужно сходить к врачу, чтобы тот подтвердил ее подозрения, и в глубине души девушка знала, что это не просто подозрения, а правда.

Через несколько дней, когда Эффи сидела в кабинете у врача и медсестра подтвердила, что она на третьем месяце беременности, Дина и Лоррелл стояли на сцене в Лас-Вегасе на финальной репетиции.

– Дамы и господа, казино «Дворец Цезаря» с радостью представляет вам «Мечты» и несравненную Дину Джонс! – объявил конферансье.

Это было сигналом – Дина и Лоррелл выскочили из-за блестящего занавеса на сцену, окруженную дюжиной узких зеркал. Место Эффи пустовало. Дина и Лоррелл спели и отработали весь номер как ни в чем не бывало. СиСи раздавал последние указания оркестру, а Кертис за кулисами руководил рабочими.

Дина и Лоррелл переоделись к тому моменту, как в зал вошла Эффи, и репетировали первый номер.

– Простите, я опоздала, – сказала Эффи, стягивая с себя пальто.

Дина и Лоррел застыли на месте. Пианист и барабанщик перестали играть. СиСи направился к сцене. Выступление вот-вот должно начаться, и все, кто с неохотой ждал развязки, поняли, что сейчас она, собственно, и случится.

СиСи решил, что сможет смягчить удар.

– Эффи. – начал он.

– СиСи, прости, я пропустила репетиции, но я ходила к врачу и чувствую себя намного лучше, – сказала Эффи, двигаясь в сторону сцены.

– Слушай, ты только не пытайся никуда уехать сегодня.

– Ты о чем, братик? Сегодня же Новый год.

СиСи помялся:

– Кертис пошел сделать один звонок. Почему бы тебе не подняться к себе в номер, а чуть попозже он придет, и вы поговорите?

– Я же сказала, что все нормально. – Эффи нахмурилась. Она повернулась к Дине и Лоррелл и по их виду поняла, что что-то не так. – Прости, мне нужно переодеться.

И в этот самый момент из-за кулис появилась Мишель Моррис, их секретарша, в платье Эффи, подогнанном по фигуре. Она не почувствовала напряжения, царившего в зале, и не заметила Эффи.

– Господи, я так нервничаю. Ну, движения-то я выучила, но вот в ноты попадать. – Мишель осеклась, увидев Эффи.

Эффи нахмурила брови еще сильнее:

– СиСи, что происходит? Лоррелл, что происходит?

– Эффи, Кертис должен был.

– Любить меня, – сказала Эффи. – Кертис должен был любить меня.

Кертис вошел в зал, увидел Эффи и сделал знак музыкантам и рабочим пойти передохнуть.

– Вот и ты, Эффи, – беспечно начал он, – а я-то уж все обыскал. – но замолчал, увидев Мишель.

– Я отошла на минуту, чтобы уладить кое-какие собственные проблемы, а ты взял и заменил меня в моей группе? В группе, которую я создала? – Эффи кипела от злости.

Кертис решил отбросить любезности.

– Я много месяцев предупреждал тебя, чтобы ты прекратила так себя вести. Ты не особо старалась, опаздывала и доставляла всем нам массу хлопот. А сегодня даже не изволила явиться на репетицию.

– Это ложь. Я не создавала никому никаких хлопот. А сегодня ходила к врачу, потому что плохо себя чувствовала.

– Эффи, речь не про сегодня. Это тянется уже слишком долго. Ты работаешь спустя рукава сама и саботируешь нашу работу. Кроме того, ты так располнела, что не вписываешься в группу. Тебе нужен перерыв.

– Что? Да я никогда и не была худышкой! – Эффи посмотрела на себя, словно ища доказательств. – Ты так говоришь, потому что трахаешься с этой тощей и заурядной девкой!

– Это кого это ты называешь заурядной? – спросила Дина, упирая руки в боки. – А сама-то знаешь кто? Самовлюбленная эгоистичная певичка-любительница!

– Ах ты! – завопила Эффи. – Да, это я тебя назвала тощей заурядной девкой, с которой он трахается!

– А теперь послушай сюда, мисс Ой-все-вокруг-вино-ваты, – процедила Дина сквозь зубы. – Я слишком долго терпела твое поведение – твою стервозность, нытье и капризы.

– Черт побери, – встряла Лоррелл, – когда вы прекратите эти разборки?

– Не вмешивайся, Лоррелл, это наше с Диной дело.

– Да? – недоверчиво спросила Лоррелл. – Вообще-то и мое тоже. Это и моя группа. И я устала, Эффи. Устала от всех проблем, которые ты нам создаешь.

Эффи в ярости покачала головой, словно стряхивая с себя слова Лоррелл, а потом ткнула в нее пальцем:

– Я всегда знала, что вы сговорились против меня.

– Лоррелл тут ни при чем, – спокойно сказала Дина. – Просто ты всегда думаешь только о себе.

Кертис запрыгнул на сцену и схватил Эффи за локоть, чтобы сказать свое веское слово:

– Я так и знал, что от тебя будут одни неприятности.

– Неприятности? Кертис, я же твоя женщина.

– Да, но из группы ты уходишь. Я не для того столько сил вложил, чтобы ты все взяла и разрушила. Ну, давай, ругайся, кричи, ори все, что хочешь. Я тебе заплачу неустойку.

– Меня нельзя купить ни за какие деньги, Кертис, запомни! – закричала Эффи.

– Остановись, Эффи. просто возьми деньги и уходи, – сказал СиСи; в его взгляде отчетливо читалась усталость.

Эффи резко повернулась и посмотрела брату в лицо:

– Ты с ними заодно, СиСи?

– Успокойся, Эффи. В этот раз ты сама знаешь, что виновата.

– Они и твою черную задницу купили с потрохами!

– Повторяю: успокойся. Ты перегибаешь палку.

– Я вам перегну, я вам еще не так перегну! – Эффи мерила шагами сцену.

Мишель больше всего на свете хотелось бы раствориться за кулисами или оказаться в офисе и печатать какую-нибудь бумажку.

– Я не хочу в этом участвовать. Я здесь совсем уж ни при чем. Это ваше дело, и меня ваши разборки не касаются.

– Еще как касаются, милочка. Ты же тоже приложила свою маленькую хитрую ручку, чтобы вытурить меня из группы. Ну, сколько тебе пришлось выложить, чтобы тебя взяли?

– Следите за языком, мисс Эффи Уайт! – Мишель снова обрела дар речи. – Я не собираюсь выслушивать оскорбления от второсортной певички, которая не может держать себя в руках.

– Так! Все вон. Нам с Эффи надо поговорить, – велел Кертис, и все остальные гуськом ушли со сцены. Когда они остались наедине, Кертис сказал: – Эффи, ты сама роешь себе могилу. Мы во «Дворце Цезаря», тебя не найти, что еще я должен был делать?

Эффи молча стояла на сцене. Кертис пытался убедить девушку, хотя, по большому счету, ему было плевать, согласится она или нет. Шоу, в том виде, как он его создал, с заменой Эффи на Мишель, состоится точно по плану. Но Кертису хотелось услышать от Эффи, что это она, а вовсе не он заварила всю эту кашу.

– Может быть, потом, когда ты возьмешься за ум, мы подумаем насчет того, чтобы вернуть тебя, но сейчас, пока ты ведешь себя подобным образом, я не вижу выхода.

Эффи закрыла глаза и начала делать то, что умела делать лучше всего на свете. Петь. Она пела о любви, о том, что не может уйти, не может жить без него, умоляя о любви.

Она подержала последнюю, тоскливую и вызывающую ноту, но когда открыла глаза, то увидела, что стоит на сцене одна. Кертис ушел.

6

Кертис сделал Дине предложение в Париже, когда они прогуливались вдоль Сены и любовались фонариками, подмигивающими с Эйфелевой башни. Редкий момент отдыха от бесконечных концертов, пресс-конференций, турне и походов по магазинам, куда за ними таскалась целая свора журналистов. Дина была выжата как лимон. Она как-никак солистка трио «Мечты», звезда, со всей вытекающей ответственностью. Именно на ее хрупкие плечи ложилась основная ноша – солировать в студии и на сцене, отвечать на вопросы репортеров, вести себя как настоящая аристократка среди европейских послов и чиновников, настоявших на приеме в честь нее и девочек, всегда выглядеть как картинка, чтобы на всех снимках и роликах смотреться безупречно. Больше всего на свете Дине хотелось выйти на улицу, вдохнуть ночной воздух и не беспокоиться, как бы кто не увидел, что она держит любимого за руку, не притворяться, что они не вместе, как было с той самой ночи, когда Кертис соблазнил ее в роскошном укромном бунгало в Мичигане задолго до того, как их вычислила Эффи. Кертис говорил, что необходимо сохранить их роман в тайне от прессы и всех остальных, для того, чтобы сосредоточиться на главной цели – «Мечты» становились звездами мирового масштаба, и у них было столько фанатов, влияния, денег и престижа, как у ливерпульской четверки. Кертис частенько повторял Дине:

– Ты как Джон Леннон, только чернокожая и в юбке. Без него не было бы «Битлз». Так и у нас: нет тебя – нет и трио «Мечты».

Дине очень хотелось угодить Кертису, чьим авторитетом и властью она наслаждалась, словно дорогим вином. Она обожала силу Кертиса, то, как он подчинял себе всех присутствующих, как только входил в комнату; то, как окружающие ловили каждое его слово, из кожи вон лезли, выполняя его желания, понимая: эти желания могут казаться блажью, но сработают, ведь Кертис зажигает звезды. Он – человек, который в состоянии добыть воду из камня, а потом превратить эту воду в сладчайший эликсир. Дина с восхищением следила, как он превратил «Рэйнбоу Рекордс» в лейбл, подразумевавший качественную музыку и обладающий влиянием, не имеющим себе равных среди прочих мелких лейблов, которые все силы тратили на то, чтобы выпустить пару пластинок, а потом обанкротиться и уволить всех своих сотрудников. Пока их положение было шатким, Кертис занимался тем, что заключал многочисленные контракты с такими суперзвездами, как «Бит Машин», ДиДи Доусон, «Фэмили Фанк», Марта Рид и необычайно талантливой группой маленьких братьев Кэмпбелл. Каждый из этих исполнителей под чутким руководством Кертиса в свое время поднялся на первые строчки эр-н-би и поп-чартов, а «Мечты» так и оставались центральным звездой в созвездии «Рэйнбоу Рекордс».

Насколько властным и решительным Кертис был в своем кабинете, настолько же чутким и нежным – в спальне. Он стал первым мужчиной Дины, и она об этом ни капельки не пожалела. Она любила Кертиса всем сердцем, не требуя ничего взамен. Влюбленная девушка во всем следовала плану, который Кертис наметил, чтобы привести ее к успеху: одевалась, как он хотел, пела, как он хотел, говорила то, что он ей велел. Но обоим было очень трудно сдерживаться на публике. Дина не могла скрыть свои чувства, и даже такому сильному человеку, как Кертис, это не удавалось. Искренние чувства невозможно скрыть. А болтливые сестрицы Кертиса всегда пытались рассказать правду всем. Так что по нежным взглядам, которыми обменивались Кертис и Дина, и благодаря слухам, пущенным Рондой и Дженис среди музыкантов и всех остальных, у кого имелась пара ушей внимать их рассказу, практически все знали, что Дина и Кертис страстно любят друг друга.

Наконец, после короткого периода ухаживания – Кертис стал держать Дину за руку и целовать в присутствии прессы, поняв, что роман может стать отличной рекламой ему самому и его проекту, – он решил узаконить их отношения и предложил Дине руку и сердце. В ту ночь, на берегу красивейшей парижской реки, девушка ответила ему согласием.

– Да, да, да, я выйду за тебя, Кертис Тейлор-младший! – завизжала она, подпрыгнув, и обвила его шею руками. Влюбленные слились в долгом страстном поцелуе, и Дина поняла, что ее мечты сбылись. – Мы купим красивый дом на холмах в Мичигане, родим кучу детишек.

– Стоп, стоп, стоп, – сказал Кертис, мягко высвобождаясь из Дининых объятий. – Подожди немного, мы поженимся, но у нас еще полно работы. «Мечты» вышли на мировой уровень, и мы не можем взять и все бросить и ждать девять месяцев, пока ты вынашиваешь ребенка.

– Но… разве ты не хочешь настоящую семью? – пробормотала Дина.

– Конечно, хочу, детка, ты же знаешь, – сказал Кертис уже нежнее и погладил ее по лицу. – Я хочу, чтобы моя женушка родила мне детишек. но не сейчас. У нас с тобой будет время подумать о прибавлении, а сейчас наш ребенок – это наша группа, наш лейбл, наша мечта сделать Дину Джонс и трио «Мечты» самой успешной поп-группой в истории. Мы не можем себе позволить упустить такой шанс. А о детях подумаем через пару-тройку лет. Просто не сейчас. Ты меня поняла, детка?

Дина несколько минут молчала, а потом неохотно кивнула головой.

– Насчет дома в Мичигане. – Кертис замялся. – Мы можем купить там дом, но большую часть времени придется жить поближе к офису «Рэйнбоу Рекордс». Я решил, что нам нужно повести наш лейбл в новом направлении. Мы переезжаем в Лос-Анджелес!

– Что? – Дина застыла на месте.

– Голливуд, – сказал Кертис; в его голосе все явственнее звучала уверенность. – Слушай, детка, музыка – это моя кровь, а ты – мой продукт, но по-настоящему успешный продукт не ограничивается одним жанром. Я хочу видеть тебя не только на сцене. Твое прекрасное личико заслуживает большего – киноэкрана.

– Киноэкрана? – Дина все еще не совсем понимала, о чем он.

– Мы организуем собственную киностудию в рамках «Рэйнбоу Рекордс». Я уже пригласил голливудского продюсера Адама Брукса для руководства киностудией, он даже подобрал тебе какую-то фантастическую роль. Прямо в этот момент он читает сценарии в Лос-Анджелесе.

– Значит, это уже решенный вопрос? – уточнила Дина.

– Мы переезжаем в Лос-Анджелес через месяц.

– А как же наша свадьба? Я всегда мечтала о свадьбе дома и нигде больше.

– У тебя будет самая прекрасная свадьба, обещаю. Я куплю тебе огромный дом, о каком ты только мечтала, и наполню его красивыми предметами – всем, что ты любишь. Ты можешь устроить церемонию в саду, где будут расти твои любимые цветы. Я найму слуг, которые станут воплощать любую твою фантазию, любой каприз. И привезу всех твоих родственников и друзей из Детройта в Калифорнию, чтобы они своими ушами услышали, как я говорю «согласен» женщине своей мечты. Это будет незабываемо, вот увидишь!

И правда, свадьба получилась незабываемой, Кертис постарался на славу. Он организовал сказочный праздник с тремя тысячами белых роз, пятьюдесятью белыми голубями, двумя оркестрами, репортерами из самых известных глянцевых журналов и четырьмя сотнями гостей, включая родственников, друзей и, разумеется, всевозможных знаменитостей. Гости присутствовали на церемонии в саду их роскошного особняка в Беверли-Хиллс, все организовали профессионалы, причем не только ради удовольствия Кертиса и Дины, но и ради рекламы, не имевшей никакого отношения к выражению чувств. А видео, снятое на свадьбе, было использовано для рекламного ролика, с помощью которого Кертис планировал подогреть интерес к дебютному фильму Дины. Он считал, что если главы киностудии и продюсеры посмотрят короткометражку о восхождении трио «Мечты» с задворок Детройта к мировой славе, то легче представят себе Дину в главной роли, а если точнее – в главной роли в фильме о Клеопатре.

Дина не была уверена, что эта короткометражка – или даже уговоры Кертиса – смогут сделать из нее актрису. Она сидела в просмотровом зале в подвале их дома и нервно смотрела на экран, пока голос за кадром рассказывал историю трио «Мечты». Фильм начинался с ранней фотографии Дины, Эффи и Лоррелл, на которой Эффи заменили на Мишель. Дина поморщилась и сделала затяжку сигаретой.

– Все началось на улочках Детройта, где три девочки – Дина, Лоррелл и Мишель – мечтали о том, как в один прекрасный день станут знаменитыми певицами, – начал диктор. На экране демонстрировали отрывок передачи, снятой местным каналом, в которой Дина и девочки рассказывали о своем тяжелом детстве, проведенном в гетто, условия которого воспроизводили картонные декорации. На девушках были кудрявые парики, разодранные джинсы, пояса со стразами, добавьте ко всему этому великолепию накладные ресницы в пару сантиметров длиной. – Во время триумфального восхождения к мировой славе они выступали везде, начиная с Белого дома и заканчивая Букингемским дворцом, – продолжал диктор, а на заднем фоне тихонько пели девушки.

Дина оторвалась от экрана, только чтобы зажечь новую сигарету. Она нервно смотрела, пока на экране шла хроника их свадьбы, а затем появился Кертис в окружении звезд. Дина улыбнулась при виде фотографии десятилетнего Тедди Кэмпбелла, солиста группы «Кэмпбелл Коннекшн», а потом выпрямилась и внимательно слушала, когда показали крупным планом лицо Кертиса.

– Думаю, наша музыка так популярна, потому что не знает границ, – говорил Кертис в камеру. – Милитаристы и пацифисты, старые и молодые, черные и белые – все могут найти в звучании «Рэйнбоу Рекордс» что-то свое.

Дина улыбнулась, задумавшись над словами Кертиса, а потом выпучила глаза от удивления, когда диктор начал рассказывать, что ждет в ближайшем будущем «короля и королеву поп-музыки»:

– Дина Джонс покорила мир музыки, сцену и телеэкран и вскоре надеется подняться на очередную пока еще непокоренную вершину – стать киноактрисой. – На экране шла нарезка кадров с Диной в роли Клеопатры. – Сейчас голливудские сценаристы работают над сценарием к историческому фильму о юности Клеопатры, а звучать в картине будет современная музыка.

Дина вскочила с кресла. Она затушила сигарету в хрустальной пепельнице, быстрым шагом вышла из просмотрового зала и направилась по коридору своего безупречного, хорошо обставленного дома. Стук каблуков по мраморному полу гулким эхом отражался от стен. Ее охранник, Большой Роб, следовал на почтительном расстоянии.

– Роб, прикажи водителю подать лимузин, мне нужно поехать в «Рэйнбоу Рекордс» немедленно, – распорядилась Дина.

– Кертис у себя? – прямо с порога спросила Дина у секретарши.

– Вообще-то он в конференц-зале с господином Бруксом, Уэйном, СиСи и еще парой человек. Как раз обсуждают «Клеопатру», примите мои поздравления! – тепло сказала девушка.

Дина не ответила, просто прошла мимо, словно не слышала, что ответила секретарша, и не видела ее.

– Я подожду, – коротко бросила она, проходя в святую святых Кертиса.

Дина закрыла за собой дверь, и тут же ее взгляд привлек собственный огромный черно-белый портрет, занимавший всю стену напротив рабочего стола Кертиса. Дина стояла, уставившись на портрет и размышляя, станет ли когда-нибудь такой же, как образ, созданный для нее Кертисом.

Не только Дина сомневалась в своих актерских талантах. В эту самую минуту Кертис узнал о возникших сомнениях из первых рук.

– Я припас плохую новость напоследок, Кертис, – сказал Брукс, сделав большой глоток воды, прежде чем сказать то, что он должен был сказать. Все присутствующие, включая Уэйна, СиСи и нескольких белых парней, которых Кертис нанял в отделы дистрибуции, маркетинга и рекламы, издали нервный смешок. – «Парамаунт» отказался снимать «Клеопатру».

– Почему? – спросил Кертис.

– Сценарий слишком затянутый. Кроме того, они не уверены, что у Дины есть актерский талант. – Брукс решил, что легче сразу сказать правду, иначе информацию будут вытаскивать из него клещами.

У Кертиса заходили желваки – верный признак того, что он в ярости. А это не сулило ничего хорошего. Все присутствующие отвели глаза, чтобы не попасть под горячую руку.

– Покажи мне, парень. – Кертис кипел от злости.

– Что, босс? – спросил Брукс; в этот раз хихикнул только он один.

– Ты знаешь что, – сказал Кертис, махнув рукой для пущей убедительности.

Брукс стал бордовым, как свекла, медленно поднялся со своего стула, начал прыгать с ноги на ногу и бить себя в грудь. Когда Кертис был в дурном расположении духа, он заставлял Брукса изображать обезьяну. В самый первый раз Брукс отказался, он не собирался унижаться ни перед кем, а уж особенно перед черным, но быстро передумал, когда Кертис пригрозил дать пинка под зад – этого Брукс, уволенный с прошлого поста директора небольшой киностудии из-за финансовых просчетов и пристрастия к кокаину, просто не мог себе позволить. Поэтому он изображал обезьяну всякий раз, как Кертис сердился, а последнее время такое случалось все чаще и чаще.

Кертис улыбнулся, глядя на Брукса. Все остальные тоже засмеялись, кроме СиСи и Уэйна, которые только переглянулись и покачали головой.

– Ну и черт с ними. Мы профинансируем картину сами, – сказал Кертис, заглушая всеобщий смех.

Брукс прекратил прыгать. В комнате снова стало тихо.

Тут вошла Бенита, секретарша Кертиса, и что-то прошептала шефу на ухо.

– Собрание закончено, – объявил он и вышел, а Уэйн и СиСи последовали за ним.

– Я не знаю, как ты это потянешь, – сказал Уэйн. – Ты слишком распыляешься, и от этого страдает музыка.

– Хорошая музыка сама себя двигает, – фыркнул Кертис.

– Те благословенные времена прошли, Кертис, – вмешался СиСи. – Теперь имя Дины на обложке пластинки не делает песню хитом. На выступления наших артистов ходит все меньше народу, особенно это касается Джимми. Ему нужно что-то новенькое.

– Джимми нужно протрезветь для начала, – сказал Кертис, останавливаясь у стола Бениты. – Уэйн, начни переговоры с телекомпаниями по поводу юбилейного концерта. Мы исполним все наши самые известные хиты и заработаем столько денег, что хватит на десять фильмов, еще и останется и вам всем, бесполезным подражателям.

Оставив СиСи и Уэйна стоять с открытыми ртами, Кертис вошел к себе в кабинет и обнаружил там Дину, стоявшую перед фотографией. Он обнял ее сзади:

– Ну, как моя женушка?

Дина нервно отпрянула, она не знала, как муж воспримет ее слова, но была полна решимости.

– Кертис. э-э-э. не знаю даже, как сказать.

– Говори, как есть, детка, – сказал Кертис, ослабив объятия.

– Я знаю, сколько времени ты потратил на этот фильм, но… у меня не получится сыграть эту роль, – наконец произнесла Дина.

– Еще как получится. Ты просто нервничаешь, вот и все.

– Нет, Кертис, ты не понимаешь, – перебила Дина. – Я не хочу.

Кертис взял жену за руку и усадил на дорогой диван, стоявший у стены:

– Я обещал сделать из тебя кинозвезду, и «Клеопатра» поможет воплотить нашу мечту. Эта женщина была королевой, Дина, правила целым народом. Не то что роли шлюшек, наркоманок и прислуги, которые обычно предлагают черным актрисам.

– Я знаю, Кертис, это важный момент.

– Это важно не только для тебя. Просто подумай о тех прекрасных черных женщинах, что еще даже не родились. Наступит день, когда они скажут: я могу сыграть любую роль, какую мне вздумается. Посмотрите на Дину Джонс, она это сделала.

– Но это смешно. – Дину все еще не убедили его слова. – На протяжении большей части фильма ей шестнадцать лет.

– Ты для меня навсегда останешься шестнадцатилетней, – сказал Кертис и поцеловал ей руку.

– Может, проблема как раз в этом. – Дина поднялась с дивана и снова подошла к портрету. – Может, ты просто не видишь настоящую меня.

– Очень даже вижу. – Кертис подошел и снова обнял ее за талию. – Ты чистая, радостная, соблазнительная, беспечная, сердитая и своенравная – именно о такой женщине я всегда и мечтал, – прошептал он Дине на ухо. – Кто бы мог подумать, что мир поверит в мои мечты? А ты моя мечта, Дина, и так будет всегда. Я хочу сделать тебя счастливой. – Кертис развернул Дину к себе, взял ее за подбородок и нежно поцеловал в губы; она растаяла в его руках. – Скажи, что мне сделать для этого?

Дина в сладкой истоме отстранилась от мужа:

– Ты знаешь, чего я хочу.

– У нас будет полно времени.

– Но прошу тебя, Кертис. Позволь мне родить тебе ребенка.

Снова заходили желваки.

– У меня еще одна встреча, – коротко бросил Кертис и вышел.

– Мэджик, читай свою книгу! – рявкнула Эффи на свою семилетнюю дочь, хорошенькую девочку с папиными глазами и маминым характером.

Вообще-то Мэджик уже давно наскучило сидеть в переполненном офисе службы социального обеспечения, слушать, как орут младенцы, а их мамы сидят с кислыми минами в очереди, ожидая, пока социальный работник изучит их личное дело и сделает выговор, словно маленьким детям. А ради чего, спрашивается? Ради льготных талонов на еду, которых едва хватит на два похода в грязный магазинчик на Тринадцатой улице, где в основном торгуют низкосортным мясом, полускисшим молоком, пыльными пакетами с бобами, которые никто не ест, и гнилыми фруктами. Вряд ли ради этого стоит торчать в очереди – очевидный факт даже для девочки, которая была намного умнее своих семи лет благодаря маме и тяжелой жизни. Мэджик ненавидела этот офис и не могла понять, почему мама ради жалкой подачки сносит оскорбительные вопросы социального работника.

А у Эффи просто не было выбора. После того как Кертис уволил ее, она пыталась сделать сольную карьеру, исполняя песни, написанные СиСи, по клубам, но меньше чем за два года растратила полмиллиона долларов на поддержание того уровня жизни, к которому привыкла за время выступлений в составе знаменитого на весь мир трио, занимавшего первые строчки в хит-парадах. Эффи даже не представляла, сколько Кертис и «Рэйнбоу Рекордс» тратят на девушек, привыкших жить на широкую ногу. Она знала только, что счета за отели и рестораны оплачивали Кертис и Уэйн, костюмы ждали в гримерках, а об авиабилетах и тратах на авто позаботились раньше, чем девочки садились в самолет или лимузин. Если им нужны были деньги, они просто звонили Ронде, отвечавшей в «Рэйнбоу Рекордс» за финансы, и по мановению волшебной палочки появлялся чек на нужную сумму.

За два года, выложив кучу денег в больнице, где у нее принимали роды, купив дом и изрядно поиздержавшись на сценические костюмы и зарплату пианисту и басисту, Эффи потратила почти все деньги со своего счета. Она не могла ничего заработать, потому что из-за лишнего веса было трудно добираться до клубов. А если выходила-таки на сцену, то не могла допеть до конца, поскольку начинала задыхаться и кашлять от табачного дыма. Никого не волновало, что в прошлом она пела в трио «Мечты». Ни владельцы заведений, ни клиенты не собирались платить бывшей певице со слабыми связками. Когда пианист перебежал от нее в молодую никому не известную группу, Эффи поняла, что все кончено.

К тому моменту, как Мэджик исполнилось три годика, Эффи продала дом, чтобы заплатить долги, и переехала в гостиницу для малообеспеченных, расположенную неподалеку от многоэтажек, где прошло ее детство.

Эффи была хорошей матерью, она старалась одевать и кормить дочку как можно лучше, а сама топила тоску на дне бутылки, заедая тарелкой бобов с потрохами и куском маисового хлеба.

– Я уже дочитала, – сказала Мэджик и хлопнула ладошкой по обложке книги, лежавшей на коленях.

– Еще раз прочитай. – Эффи бросила сердитый взгляд на девочку, а потом снова повернулась к социальному работнику, коренастому лысеющему белому мужчине, у которого морщины, как казалось, тянулись ото лба до подбородка.

– Вы искали себе работу на этой неделе, мисс Уайт? – спросил он, постукивая кончиком карандаша по стопке бумаг на столе.

Эффи закатила глаза, села прямо и согнула руки:

– Мистер, вы можете мне задавать этот вопрос снова и снова, но ответ всегда будет одинаковым. Единственное, что я умею, – это петь, но петь мне теперь никто не позволяет. Нет, я не искала работу.

– А вы думали о том, чтобы обратиться за помощью к отцу девочки? – спросил социальный работник, не поднимая глаз и делая какие-то пометки в своих бумажках.

– У Мэджик нет отца! – вспылила Эффи. – Вы мне дадите этот чертов чек или мне придется идти к вашему начальству?

Социальный работник вздохнул, что-то еще нацарапал на листке, а потом достал из папки сложенный чек, на котором стояло имя Эффи:

– Вот.

Эффи выхватила чек из его рук и с трудом поднялась со стула.

– Пойдем, Мэджик. Если поторопимся, то еще успеем на сорок второй автобус до дому. – Она перевела взгляд с часов на девочку: – Ну же, Мэджик, бери книжку и пошли.

Эффи и Мэджик дошли до остановки в нескольких кварталах от офиса как раз вовремя, чтобы успеть на автобус в четверть четвертого. Эффи с трудом забралась в автобус и велела Мэджик сесть рядом со стариком, который расставил свои сумки на соседнем сиденье так, что места для взрослого уже не оставалось, не говоря уж о такой крупной женщине, как Эффи.

– Садись, – велела Эффи, а сама ухватилась за поручень.

Какая-то молодая мамаша с младенцем в одной руке и пакетом подгузников в другой попыталась протиснуться мимо Эффи, но не смогла. Мэджик отвернулась. Она стыдилась мамы, которая своим тучным телом загораживала весь проход. Эффи заметила взгляд дочери, и у нее снова упало сердце. Она посмотрела на девочку, а потом в окно на Вудуорд-авеню, которая превратилась в пустырь – отголоски ужасных бунтов оставили свой след на том, что некогда было сердцем цветной общины. Никто не потрудился расчистить завалы. Белым это было не нужно, а черные все никак не могли собраться. От района осталась одна оболочка, как, впрочем, и от самих жителей. Они были слишком бедны, измученны и бесправны, чтобы как-то благоустроить свое место обитания.

– А ты собираешься работать? – спросила Мэджик, унаследовавшая от матери прямолинейность.

Эффи не ответила. Она смотрела на старый магазин Кертиса. На вывеске «Звуки будущего» не хватало нескольких букв, витрины заколочены, а стены покрыты сажей и испещрены граффити. Всякий раз, когда Эффи проезжала мимо, в ней поднималась волна злости, словно чья-то невидимая рука давала оплеуху, и сердце начинало колотиться быстрее. Эффи хотелось сесть и отдохнуть, но увы. Нужно было обналичить чек, потом забежать в супермаркет за продуктами и, возможно, купить пару игрушек для Мэджик, чтобы положить под елку, ведь скоро Рождество.

– Выйдешь на следующей остановке и топай прямо домой, – велела Эффи, пропустив вопрос Мэджик мимо ушей. – Там тебя будет ждать дедушка, а маме еще кое-куда надо зайти.

Когда Эффи поднялась к себе на третий этаж, то хотела только одного – усесться с бутылкой перед телевизором. Вставляя ключ в замочную скважину, она мысленно взмолилась, чтобы дочка была уже в постели. Мэджик действительно спала на диване, на ее лице отражался свет гирлянды, украшавшей искусственную елку. Отец, присматривавший за внучкой в отсутствие Эффи, сидел на кухне за пластиковым столом. Он протянул ей открытку и улыбнулся:

– От брата.

– Отправь обратно, – сказала Эффи, выкладывая покупки на кухонный стол.

– Там деньги, – сообщил Рональд.

– Возьми себе.

– Эффи Уайт, ты упрямая как осел!

Рональда раздражало, что как он ни пытался, но не мог убедить дочь не держать зла на Кертиса и простить брата. Да, он не раз признавал, что СиСи мог бы уладить вопрос как-то помягче, но при этом убеждал дочку, что она тоже виновата в сложившейся ситуации. Он делал все возможное, чтобы попытаться убедить дочь отпустить прошлое и жить дальше – перестать полагаться на государственные дотации и начать пользоваться замечательным инструментом, который подарил ей Господь, настоящим талантом. Но Эффи просто не слышала, даже когда отец переходил на крик, а это случалось почти всякий раз, когда Эффи напивалась. А напивалась она частенько.

Эффи не хотелось снова ссориться с отцом. Она подошла к дивану и погладила девочку по щеке.

– Малышка, пора в кроватку, – сказала Эффи и поцеловала Мэджик.

– Ты такая же упрямая, как твоя мать, – продолжил Рональд.

– Иди домой, пап, – отмахнулась Эффи, взяла Мэджик на руки и пошла в комнату.

Там Эффи пробыла, пока не услышала, как отец тихонько закрыл за собой дверь, после чего отправилась на кухню и полезла в шкаф, помялась немного и закрыла дверцу, не взяв бутылку. По телевизору показывали рекламу концерта в честь юбилея «Рэйнбоу Рекордс». Звук оглушил Эффи, словно рев трубы, она села на диван и уставилась на экран. Девушки улыбались и пели «Зимнюю сказку», а потом исполнили песню, ставшую своего рода гимном группы, – «Девушки мечты». Эффи закрыла глаза и прислушалась к звукам собственного голоса.

Реклама давно закончилась, началась какая-то передача, а Эффи все так и сидела с закрытыми глазами. Она не слышала телевизор, в ушах звенели слова отца «ты упрямая как осел!». Эффи редко бывала трезва в последнее время и сейчас, в редкую минуту трезвости, пришла к единственно возможному решению: завтра она пойдет в офис к Марти и снова станет заниматься своим делом – строить карьеру певицы. И не только ради самой себя, но и ради дочери.

7

Джимми, как ни старался, не мог остановиться, его правая нога сама притопывала. Как будто он уже на сцене, танцует джигу, и брюки-клеш развевались в прокуренном воздухе, наполнявшем комнату в доме Кертиса и Дины. И хотя стереопроигрыватель играл его собственную песню «Терпение», Джимми слышал музыку, тихо звучавшую в гостиной. Донни Хатэвэй, «Рождество». Да, сгладили старину Донни, подумал Джимми. Нет, ничем нельзя перебить лучший хит Донни «Гетто» – музыканты бьют в бонго, Донни подыгрывает на органе и импровизирует, прильнув к микрофону. Вот это драйв, подумал Джимми. А потом Джеймс Браун спел: «Скажите это вслух: я черный и горжусь этим!» Все настоящие соул-исполнители своей музыкой положили начало движению за права чернокожих, тем самым выразив солидарность со своими братьями на улицах, которые как настоящие воины сносили водометы, укусы полицейских псов и удары дубинок. Как воины и как настоящие мужчины. Это тебе не ерундистика, которую Кертис проталкивает в чарты. Джимми чуть ли не рот пришлось рукой затыкать, так хотелось озвучить эти мысли, но даже в наркотическом угаре Джимми понимал, что катить бочку на Кертиса не стоит. Особенно когда пытаешься убедить своего менеджера, что пора повести Джимми Эрли и «Рэйнбоу Рекордс» в новом направлении.

Голоса Лоррелл и Джимми на пластинке переплетались. СиСи кивал головой и тихонько подпевал, взяв за руку Мишель, которая не так давно обнаружила, что влюблена в своего продюсера. Лоррелл положила руку на колено Джимми, а второй тихонько поглаживала бой-френда по спине в надежде успокоить, а он волновался и кусал ногти. Запись закончилась.

В комнате надолго повисло молчание. Джимми, Лоррелл, СиСи, Мишель и Дина затаили дыхание в ожидании вердикта Кертиса, который почти всю песню прослушал с закрытыми глазами. Наконец он заговорил:

– Хорошо. Действительно хорошо.

Джимми одернул джинсовую куртку, расшитую стразами, пододвинулся к краю дивана и улыбнулся во весь рот. Сильнее голова кружилась только у СиСи, который чуть ли не всю песню сидел не дыша. Он волновался так же – если не больше, – как Джимми: ведь если Кертис одобрит новый сингл Джимми, это повысит шансы СиСи превратить их компанию в своего рода социальное зеркало, ведь сейчас соул-исполнители и все чернокожие артисты как никогда солидарны с борцами за права афро-американцев.

– Мы решили сделать тебе сюрприз, Кертис, – взволнованно сказал СиСи. – Поэтому несколько опередили события и сами записали песню.

– Ага, типа подарка к Рождеству, – с улыбкой поддакнула Лоррелл.

– А СиСи поставил номер, – добавила Мишель, с гордостью похлопывая СиСи по руке.

Дина тоже взяла СиСи за руку:

– Очень сильная вещь. Мне нравится.

– Говорю тебе, Кертис, – вмешался Джимми, – именно это мне сейчас и нужно. Как ты все время повторяешь, брат. Новое звучание.

– Но все же это политическая песня, – бесстрастно заметил Кертис.

Шум в комнате тут же стих. Все замерли, и улыбки сползли с лиц.

– Но это же правда, – возмутилась Мишель, единственная из присутствующих, кто не понимал, что Кертису плевать на ее убеждения. – Я возмущена. Мой брат во Вьетнаме, сражается в бессмысленной войне, и я возмущена.

Вдохновленный словами своей девушки и, возможно, немного напуганный, что она сейчас перегнет палку, СиСи вставил свои пять копеек:

– Да, Кертис. Разве музыка не должна выражать чувства людей?

– Нет, – сказал Кертис, поднимаясь с места. – Музыка должна продаваться. Доверься мне, Джимми, мы подберем тебе какой-нибудь новый материал. Пойдем, Дина, я хочу, чтобы ты кое с кем встретилась, – с этими словами он направился к двери, тут же выбросив из головы песню Джимми. Смущенная Дина тоже встала с дивана по команде мужа. – И расстегни рубашку, брат, это портит твой имидж.

Дина посмотрела вслед Кертису, потом подошла к Джимми, который устало опустился на диван.

– Прости, Джимми. – Дина тронула его за плечо.

Потом еще раз повторила извинения, обращаясь к остальным, но никто не удостоил ее ни ответом, ни взглядом. Все словно оцепенели, кроме Джимми, который достал из кармана куртки маленький блестящий пакетик и сделал дорожку прямо на журнальном столике.

– Дорогой, ну не сейчас, – поморщилась Дина, качая головой.

Но Джимми нужно было расслабиться. Без шуток.

Он стал употреблять наркотики так, как некоторые пьют кофе на завтрак и едят сэндвичи на обед и цыплят на ужин. Немного кокаина или амфетамина, чтобы проснуться, пару таблеток, чтобы успокоиться, немного травки, чтобы очистить голову, пара коктейлей, чтобы расслабиться. В наркотиках, думал Джимми, спасение, это единственная любовница, на которую всегда можно положиться. Да, Лоррелл ему помогала. Она убедила СиСи записать «Терпение», а когда бывала в городе, то всегда спала с Джимми, но это случалось все реже и реже, потому что она все время где-то ездила: то таскалась с Кертисом и Диной, то рассекала на своих дорогущих машинах и тратила деньги – деньжищи! – или выступала на сцене заведений, где комфортно себя чувствовали только белые. И пока Лоррелл наслаждалась славой поп-звезды (читай: белой), Джимми чувствовал, как редеют ряды его фанатов, которые были слишком заняты мечтами о трио «Мечты», войной и настоящей соул-музыкой, им было плевать на негра с набриолиненными волосами, горланящего те же песни, что и семь-восемь лет назад, еще до войны во Вьетнаме, до убийств Малколма[13] и Мартина, до того, как движение за власть черных выплеснулось на улицы. Джимми выступал все реже и реже, а если и выступал, то это были обычно ретроспективы соул, куда приглашали вышедших в тираж исполнителей, чьи пластинки пылились по подвалам Америки.

Джимми оставалось только тосковать дома со своей женой Мельбой, суровой и набожной, верившей в Господа и тратившей на себя все деньги, заработанные Джимми музыкой, которую она не слушала. Госпел – вот чем увлекалась Мельба, госпел, а еще Библия, ее пастор в миссионерской баптистской церкви Святой Земли, дорогие машины, бриллианты и шмотки. Мельба даже не удосуживалась сообщать мужу, что уходит, просто пропадала, а через несколько часов возвращалась с пакетами из магазинов в одной руке и Библией – в другой.

Но Джимми сложившаяся ситуация вполне устраивала: ведь когда Мельба уходила из дому, он мог заниматься любовью со своей единственно желанной возлюбленной, которая ничего не просила взамен. Джимми любил свою белую женщину – кокаин.

Эта любовь не ускользнула от взгляда Кертиса.

– Слушай, мне нужно с тобой перетереть кое о чем, – сказал Кертис, закрывая дверь своего кабинета за Джимми, которого вызвал в офис «Рэйнбоу Рекордс».

– Прости за опоздание, – просопел Джимми. У него снова тряслась правая нога. Вожделенный пакетик буквально прожигал дырку в кармане брюк. Джимми отчаянно хотелось вернуться домой, раздеться, устроиться со своей белой возлюбленной на диване перед стереопроигрывателем и ласкать ее, слушая Марвина Гея, но он понимал всю важность встречи. СиСи уже рассказал о телевизионном шоу, которое Кертис планирует снять в честь юбилея звукозаписывающей компании с участием всех своих звезд, и ждал, когда же ему позвонят и пригласят на съемки. – Меня задержали кое-какие дела, ну, ты понимаешь. Но вот он я, к твоим услугам, а что ты хотел?

– Слушай, Дик Кларк снимает специальное шоу, в котором примут участие все звезды «Рэйнбоу Рекордс».

– Да, я что-то такое слышал краем уха, – сказал Джимми, потирая нос и изо всех сил стараясь унять дрожь в правой ноге. – Буду рад помочь, но ты должен позволить СиСи написать для меня какую-нибудь новую песню, потому что.

– Послушай, что я тебе скажу, брат, – перебил его Кертис. – Вообще-то я не собирался включать тебя в концерт, но продюсеры упросили, потому что сочли, что нужно показать и мой самый первый проект. У меня нет другого выбора, кроме как выпустить тебя на сцену. Но позволь мне кое-что тебе сказать, – продолжил Кертис, выпрямляясь и облокачиваясь на стол. – Тебе придется привести себя в порядок, причем начать прямо сейчас.

– Погоди-ка, ты о чем? – возмущенно спросил Джимми.

– Перестань принимать наркотики, тогда получишь право выйти на сцену. У тебя реальные проблемы, парень, а мы ведь столько лет дружим, вместе с тобой начали деньги зарабатывать, помнишь? Да? – Кертис ждал ответа.

– Да. хорошее было время. – запинаясь, пробормотал Джимми.

– Когда я только-только начал заниматься этим бизнесом, ты дал мне шанс, брат, а теперь я плачу той же монетой – даю тебе шанс, позволив выступить на этом шоу. И если ты перестанешь принимать наркотики и пить и выступишь как надо, то мы вернемся в студию и посмотрим, что можно сделать с новым звучанием, о котором ты все время толкуешь.

– Но.

Однако Кертис не хотел больше ничего слушать. Он давно уже списал Джимми со счетов, решив, что этот исполнитель никогда не сможет достичь высот Дины, поскольку из Джимми никак не выколотить этот дух улицы. Можно дать Джимми песню Синатры, и Джимми прогорланит ее так, что и сам Синатра не узнает свое творение. Это не то исполнение, которого так упорно добивалась звукозаписывающая компания. Лицо «Рэйнбоу Рекордс» – это здравомыслящий, твердо стоящий на ногах аполитичный афро-американец, верхушка среднего класса, здесь, как считал Кертис, нет места крикливому, никому не нужному наркоману в дашики[14] и растаманском берете. Но если Дирку Кларку приспичило вставить Джимми в юбилейный концерт, то Кертис должен был выпустить Джимми на сцену, а значит, Джимми будет петь.

Кертис быстро поднялся из-за стола и протянул руку:

– Пора бежать, брат. У меня еще пара встреч, ну, ты понимаешь.

Джимми медленно встал с красными от злости глазами:

– Да, парень, займись-ка своими делами, а со своими я уж как-нибудь сам разберусь.

– Разберись уж, брат. – Кертис направился к двери. – Выступление состоится в следующий вторник. Моя секретарша позвонит тебе и обговорит все детали. Ты будешь петь «Я не хотел тебя обидеть», милая сдержанная песенка. Ну, зрители такое любят, кроме того, номер уже поставлен, так что тебе не придется слишком утруждать себя репетициями.

– Ага, сдержанная песенка…

– Ладно, приятель, увидимся, – с этими словами Кертис вышел из кабинета.

Джимми хотелось смести все со стола Кертиса, своротить книжные полки, сломать что-нибудь. Кертис считает, что оказывает ему, Джимми, любезность? Да это я помог тебе сделать первые шаги в бизнесе, если бы не я, то ты продавал бы свои занюханные «кадиллаки» на занюханной Вудуорд-авеню кучке вонючих негров! А теперь посмотрите-ка – ведет себя так, словно спасает Джимми, и Джимми еще надо доказывать, что он заслуживает звездного статуса!

Джимми был не настолько глуп, чтобы разгромить кабинет Кертиса, но и оставлять это дело так не собирался. Он достал кокаин и сделал дорожку с помощью визитки Кертиса прямо на его столе, а потом втянул наркотик натренированной ноздрей словно пылесос.

– Ага, будет тебе сдержанная песенка, – ухмыльнулся Джимми, облизнул пальцы, стер остатки белого порошка со стола и втер их в десну.

Он резко повернулся на каблуках, хлопнул в ладоши и пулей вылетел из кабинета – вниз по ступеням, прочь из «Рэйнбоу Рекордс». Джимми натянул растаманский берет до бровей, чтобы уберечь чувствительные глаза от яркого солнечного света. Так, нужно позвонить кое-кому и раздобыть кокаина. Чтоб хватило до следующего вторника.

– Мистер Эрли, вы следующий, – сказал продюсер, постучав в гримерку Джимми.

Джимми хрюкнул.

– Я думала, ты сегодня не будешь нюхать кокаин, – поохала Лоррелл, пытаясь убедить Джимми выпить чашку остывшего кофе. – Ты же знаешь, как это важно для нас.

Джимми вздохнул:

– Я и не собирался, но тут Мельба как принялась меня пилить. «Вот, ты меня никуда не берешь, Джимми!

Я устала тут куковать каждый вечер!» Я и оглянуться не успел, а она уже спускается по лестнице в вечернем платье.

Лоррелл отпрянула:

– Подожди. Ты хочешь сказать, что твоя жена в зале? В эту самую минуту?

– А что я мог поделать, детка? – пожал плечами Джимми. – Поэтому и нужно было расслабиться.

Лоррелл поставила кофе и взяла бокал с шампанским:

– Вот, любимый. Выпей.

– Спасибо, Лоррелл. – Джимми осушил бокал одним глотком.

– Знаешь, – добавила Лоррелл елейным голоском, – это и наш юбилей тоже. Ты не помнишь? Дай-ка я поцелую тебя за каждый год. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь. Восемь лет, а все никак не поженимся.

– Ну, не начинай сначала, – фыркнул Джимми.

Тут рабочий сцены сунул голову в гримерку:

– Ваш выход, мистер Эрли.

– Ну, не уходи от разговора, Джимми Эрли! – Лоррелл догнала Джимми в коридоре.

– Обещаю, Лоррелл, я ей скажу, – бросил он через плечо.

– Но когда, Джимми? Когда? – Лоррелл прошла с ним за кулисы.

– Дай мне еще немножко времени, детка.

– Времени нет, Джимми. Знаешь, я поняла. Прямо сейчас поняла. Ты меня никогда не любил! – Лоррелл пыталась перекричать шквал оваций, которыми зрители провожали Тедди и братьев Кэмпбелл со сцены.

– Я люблю тебя, Лоррелл. Ты же знаешь.

Лоррелл посмотрела на мужчину, который был любовью всей ее жизни, ей отчаянно хотелось верить ему.

– А сейчас мне пора на сцену, меня ждет шоу.

Лицо Лоррелл напряглось.

«Это последний раз, – подумала она. – Последний раз».

Он вышел на сцену и оглушил публику.

– Милая, я так тебя люблю, я не хотел тебя обидеть, – пел Джимми, не сводя взгляда с жены, которая сидела во втором ряду. Мельба кивала, уверенная, что муж обращается к ней. Но тут Джимми поднялся на носки, резко скрестил ноги и крутанулся вокруг своей оси, увидел Лоррелл, стоявшую за кулисами, и спел, глядя прямо ей в глаза: – Если ты меня оставишь, я умру, я люблю тебя, детка, так сильно люблю…

Затем он снова повернулся к зрительному залу, сосредоточился на жене и спел еще куплет, но тут его белая женщина решила, что пора спеть песенку и в ее честь. Джимми подошел к краю сцены и сделал знак оркестру замолчать.

– Нет, я не могу. Не могу больше петь печальных песен. Кертис, дружище, это твой праздник! А ведь были же хорошие времена! – заорал Джимми в микрофон. Зрители засмеялись и захлопали. Кертис помахал, подыгрывая Джимми на камеру. Джимми повернулся к музыкантам: – Брайан, приятель, слушай сюда, а вы, ребята, вступайте, когда я скажу, ладно? Раз, два, три, поехали! Басы! Отлично! Раз, два, три, поехали – саксофон пошел!

Джимми видел, что камеры не поспевают, пытаясь уловить его передвижения по сцене, а в аппаратной видеорежиссер лихорадочно листал сценарий:

– Что он делает?

Но никто не ответил, все были заняты Джимми.

– Раз, два, три – поехали! Отлично! А теперь духовые! – завизжал Джимми.

Вступили трубы, а Джимми начал горланить разухабистую, весьма фривольную песню. Публика как с цепи сорвалась. Зрители орали и подпрыгивали в креслах. Джимми разошелся, снял с себя пиджак и бросил в сторону. Он скакал по сцене, как в старые добрые времена, впитывая в себя все вопли, визги и улюлюканье толпы, пока выделывал такие танцевальные па, каких от него не видели уже годы.

Он сдернул галстук, расстегнул пуговицы на рубашке. СиСи, сидевший рядом с оркестровой ямой, покачал головой и засмеялся. Кертис бросил на него недобрый взгляд, встал с места с натянутой улыбкой и выскользнул из своей ложи. Промчавшись по пустому коридору, он через служебный вход попал за кулисы, где стояла Лоррелл и качала головой.

– Ты знала, что он такое выкинет? – спросил Кертис.

– Кертис, я шокирована не меньше твоего. На репетициях этого не было.

– Да что ты, Лоррелл! – У Кертиса не переставая болел висок.

Джимми повернулся и расстегнул пуговицу на брюках, а потом стал выпускать из брюк рубашку, не переставая вопить в микрофон «У Джимми есть душа!», а публика визжала от восторга.

Но стоило вытащить рубашку, как у него свалились брюки. Зрители загикали. Мельба ахнула, прикрыв рот рукой в перчатке. Видеорежиссер заорал в свой микрофон:

– Не снимать!

В ту же секунду на всех мониторах загорелась надпись «Приносим извинения за технические неполадки», поэтому зрители, смотревшие концерт по телевизору, не увидели, как Джимми снял с себя брюки и раскланялся, затем снова поклонился на бис, послал воздушный поцелуй публике в зале и Кертису с Лоррелл за кулисами и убежал со сцены.

– Эй, Кертис, – спросил Джимми с широкой улыбкой, – тебе понравилось мое шоу?

– Ты выставил себя дураком, – процедил Кертис сквозь зубы.

– Минуточку. Я просто был самим собой. – Джимми улыбнулся, потом снова выскочил на сцену и раскланялся – зрители все еще хлопали как безумные – и вернулся к Кертису и Лоррелл. – Лоррелл, скажи ему ты, – самодовольно ухмыльнулся Джимми, не сводя глаз с Кертиса.

Лоррелл судорожно вздохнула и затараторила:

– Джимми же просил тебя дать ему что-то новенькое, но ты его игнорировал, и он не знал, как еще привлечь твое внимание. Он просто растерялся. Всем понятно, что только отчаявшись человек может снять с себя штаны, да еще в прямом эфире. – Лоррелл повернулась, чтобы посмотреть в лицо Джимми.

– Ага, спасибо, Лоррелл, что-то типа того, – удовлетворенно кивнул Джимми.

– Но я тебе еще не все сказала, дорогой. – Лоррелл уперла руку в бок. – Ты…

Кертис перебил ее.

– Ты больше у меня не работаешь, – просто сказал он.

– Что значит – я у тебя больше не работаю?

– Прости, Джимми. Твое время прошло.

– У меня настоящая негритянская душа, приятель. Меня так не убьешь! – Джимми повысил голос.

Рядом нервно расхаживал продюсер, что-то крича в наушники. Дина и Мишель стояли чуть поодаль, а вокруг суетилась целая команда костюмеров, парикмахеров и гримеров, поднимая в воздух облачка пудры, лака и поправляя костюмы. Их музыканты устраивались за инструментами. Шоу должно было вот-вот продолжиться.

– Слушай, давай расстанемся друзьями. Если тебе понадобится помощь, просто позвони.

Кертис протянул Джимми руку, но Джимми посмотрел на его ладонь таким взглядом, словно собирался плюнуть, а потом отпихнул ее. Кертис внимательно посмотрел на него и пошел прочь.

– Не волнуйся, Кертис! Я перед тобой пресмыкаться не собираюсь. Я настоящий! Я ни у кого ничего не попрошу! – крикнул Джимми ему в спину.

Лоррелл направилась на сцену, где уже ждала Мишель, но Джимми поймал ее за руку, пока девушка не ушла слишком далеко.

– Подожди, детка. Ты нужна мне сейчас, – взмолился он. – Я люблю тебя.

Лоррелл подошла и поцеловала его в губы.

– А Лоррелл любит Джимми, – сказала она, заглянув Джимми в глаза. – Но все кончено. Меня ждет сцена, так ты мне сказал? Да, меня ждет сцена.

Она отпрянула, увидев Мельбу. Женщины обменялись взглядами, но ничего друг другу не сказали.

– А теперь поприветствуйте самую яркую звезду в созвездии «Рэйнбоу Рекордс» – Дину Джонс и бесподобное трио «Мечты»!

Лоррелл выпорхнула на сцену, а Мельба бросилась прочь из студии. Джимми остался стоять один, всеми покинутый, глядя, как Дина посылает воздушные поцелуи зрителям, повскакивавшим со своих мест и завизжавшим от восторга, когда она подошла к микрофону и послала воздушный поцелуй Кертису, к тому моменту вернувшемуся в свою ложу.

Джимми услышал, как его белая женщина – кокаин – зовет его из гримерки, и снова правая нога задергалась, танцуя джигу, как только волшебный голос возлюбленной долетел до его ушей. Он поскреб шею, приготовившись бежать к ней, но вместо этого натолкнулся на охранника, стеной преградившего путь.

– Вам пора идти, мистер Эрли, – сказал охранник, кладя руку на плечо Джимми.

Джимми не двинулся с места.

– Джимми ни у кого ничего не просит, Кертис! – крикнул он, отчаянно пытаясь услышать собственный голос, потонувший в криках зрителей и грохоте музыки. – Я не буду пресмыкаться! Я был звездой, когда тебя и в помине не было, и останусь, когда ты уже станешь никем!

Но его никто не услышал, кроме охранника, который взял Джимми под локоть и выпроводил из павильона. Туда, где его ждала белая женщина.

8

Дина надела темные очки, но все равно шла по отелю низко наклонив голову, чтобы спрятаться от любопытных взглядов. Она направлялась к бассейну, где ее ждали кинопродюсер Джерри Харрис и режиссер Сэм Уолш.

– Вы невероятно красивая женщина, – проворковал Харрис, когда Дина устроилась напротив него. Ее охранник остался стоять у бассейна, скрестив руки на мощной груди, обтянутой черным пиджаком.

– Спасибо, Джерри, – сказала Дина, сделав глоток чая и ослепив собеседника своей фирменной застенчивой улыбкой. Она не знала, как вести себя с Уолшем, который в одежде хиппи, с длинными запутанными седыми волосами совершенно не походил на влиятельного голливудского продюсера, но Дина не собиралась расслабляться. Вообще-то она пришла сюда, чтобы получить одну из главных ролей в картине «Последняя игра», о которой прочла в газете «Голливуд репортер».

«Сценарий, как говорят, блестящий, написан Сэмом Уолшем, а в качестве продюсера выступит Джерри Харрис, – говорилось в статье. – Компетентные источники сообщают: если Уолш станет режиссером и правильно подберет актеров, картина будет фаворитом в гонке за Оскаром».

Именно на такую роль и надеялась Дина, именно в таком фильме хотела сняться. Кертис по-прежнему навязывал ей роль Клеопатры, и, если так и дальше пойдет, ей стукнет сорок к тому моменту, как Кертис договорится о сценарии и найдет продюсеров для картины. Дина постоянно твердила, что Кертис должен выкинуть из головы эту идею, она слишком взрослая для этой роли.

– Пусть снимаются Беб Вайн или Дебби Булок, – убеждала Дина, предлагая на роль двух молодых певиц из «Рэйнбоу Рекордс», но Кертис и слушать не хотел.

– Сценарий написан специально для тебя. Нельзя просто так взять и поставить на нем крест, я вложил в этот фильм слишком много денег. Позволь мне все уладить, а сама продолжай заниматься тем, что ты делаешь лучше всего, и не забивай пустяками свою хорошенькую головку.

Дина давно уже перестала волноваться из-за фильма и решила взять ситуацию в свои руки. Она устала быть тихой забитой марионеткой Кертиса Тейлора-младшего и знала достаточно о шоу-бизнесе, и в частности о том, как вел дела ее супруг, чтобы понять: незаменимых в «Рэйнбоу Рекордс» нет. И даже Дина Джонс не исключение. Она как-никак сидела в первом ряду, пока разыгрывалась непрекращающаяся драма, и Кертис без церемоний распекал и увольнял певцов, композиторов, продюсеров, дирижеров, секретарей, швейцаров – любого, кто не соответствовал его специфическим стандартам. На самом деле в большинстве случаев Дине было плевать на их дальнейшую судьбу – это закон шоу-бизнеса, независимо от того, кто принимает решения. Но когда Дина своими глазами увидела, как Кертис ставил палки в колеса Джимми Эрли, человеку, который, собственно, и повел их с самых низов к вершинам успеха, то поняла, что и ее при случае могут пустить в расход. Дина не собиралась стоять в сторонке и ждать, когда это случится. Нет, она решила для себя, что должна идти своей дорогой. Увидев статью в «Голливуд репортер», Дина велела секретарю созвониться с продюсером и назначить встречу:

– Только пусть это останется между нами. Хочу сделать Кертису сюрприз. Договорились?

Джерри Харрис поерзал на стуле, когда Дина с улыбкой поблагодарила его за комплимент.

– Нет, я хотел сказать, что вы слишком красивы. Это фильм о трех мошенниках, которые направляются в Вегас, чтобы в последний раз сыграть. Когда Дон накидывается на водителя грузовика, зритель должен почувствовать ее безрассудство. Это должно быть безобразно. Грубо. Вульгарно.

Дина продемонстрировала свой «талант».

– Я понимаю, именно это мне в ней и нравится. Никакого гребаного притворства, никакой этой напускной херни, – сказала она, выругавшись с особым энтузиазмом.

Харрис в шоке повернулся к Уолшу, а потом рассмеялся:

– Боже! Любимица Америки ругается как сапожник.

Дина взяла чашку с чаем.

– Разумеется, если я соглашусь на роль, то нужно будет поработать над образом, – продолжила она.

– Что вы хотите сказать? – спросил Уолш, выпрямляясь. – Я год работал над сценарием.

– Сценарий отличный, – заверила его Дина. – Но героиня все равно пока что не живая. Для начала, ну что это за имя – Дон? Я встречала кучу чернокожих сестричек в своей жизни, но никого с таким именем. – Дина специально сказала «сестричек», чтобы подчеркнуть, что она тоже черная, и поняла, что слова попали в точку.

– Это пока только проект, все вилами по воде писано, так ведь, Сэм?

– Мы можем встретиться, когда Эл вернется в город. Пробежимся по некоторым сценам, попробуем сыграть пару эпизодов, – сказал Уолш, обращаясь скорее к Харрису, чем к Дине.

– С удовольствием, – улыбнулась Дина.

– Я слышал, Кертис все еще пытается снять эту идиотскую «Клеопатру», – сказал Харрис. – Неужели не хватило этого ужасного фильма с Элизабет Тейлор? – Уолш издал нервный смешок. – Знаете, это его погубит. Я уже неоднократно видел, как люди тратят десять баксов, чтобы заработать пять. Правда, что он привлек в качестве спонсоров каких-то мафиози?

Дина предвидела этот вопрос и мысленно приказала себе не терять самообладания.

– Мой муж сейчас занят только музыкой, поэтому я и не стала говорить ему о нашей сегодняшней встрече.

Все знали, что это ложь, но в лучших голливудских традициях пропустили мимо ушей.

– А если, скажем, мы включим в сценарий постельные сцены, Кертис разрешит вам сниматься? Наслышан, что он держит вас на коротком поводке, правда, в бриллиантовом ошейнике.

Раздеться на публике? Именно об этом Дина и говорила – Кертис контролировал ее так жестко, что даже незнакомый человек знал, что Дина не распоряжается ни своим расписанием, ни своим телом. Нет уж, с этим покончено.

– Это не проблема, Джерри, – сказала Дина, поджав губы, и сделала еще глоток чая.

Дина осталась очень довольна встречей, и позже то легкомыслие, которое она ощущала, практически срывалось с губ во время записи новой песни, над которой работали Кертис и СиСи. Но даже когда Дина облекала свою радость в песню, было трудновато игнорировать ссору, вспыхнувшую прямо у них перед глазами, за пультом управления. Мишель и Лоррелл, покачивавшие бедрами под тягучий музыкальный трек, полный синтезированных звуков, и подпевавшие Дине, переглянулись, нахмурившись, а потом снова уставились на стекло, за которым отлично были видны Кертис и СиСи, готовые разорвать друг друга. Когда СиСи вскочил, Дина сорвала наушники, решив, что пора вмешаться и напомнить, что они вообще-то в студии звукозаписи, а не на улице. Но тут СиСи выскочил из студии, а Кертис побежал за ним.

– Не думал, что такое возможно, Кертис! – кричал СиСи, когда Мишель, Дина и Лоррелл выскочили из студии, чтобы вмешаться. Секретарь Дины Этель уже ждала в коридоре, но ни Кертис, ни СиСи ее не заметили. – Вот уж не думал, что ты сможешь выдавить еще больше души из моей музыки.

– Я просто сделал ее более танцевальной, – увещевал его Кертис.

– А стихи? С таким ритмом никакого чувства не осталось, – возразил СиСи.

Кертис, теряя терпение, тяжело вздохнул:

– Так это от тебя и требовалось – совершенно новый звук, нечто большее, чем рок-н-ролл и ритм-н-блюз. Народ скоро снова захочет танцевать буги-вуги, и тогда они будут отплясывать под твою музыку!

– Не мою, а твою. – СиСи практически выплюнул слова ему в лицо. – От моей музыки ничего не осталось!

– Да ладно тебе, братишка, ты мой лучший композитор, – сказал Кертис, попытавшись взять СиСи за руку, но тот отмахнулся и помчался к себе в кабинет.

– Поцелуй меня в зад, братишка! – крикнул он, не оборачиваясь.

СиСи остановился, только когда увидел, что коллеги вывалили из кабинетов в коридор. Ронда и Дженис плакали, остальные стояли опустив глаза.

– Что, черт побери, происходит? – взорвался Кертис.

И тут раздался пронзительный крик, такой громкий, что все так и вздрогнули. Это Лоррелл металась в припадке бешенства; тушь, смешиваясь со слезами, стекала по лицу. Дина пыталась успокоить подругу, но та билась в истерике. Мишель медленно повернулась к Кертису со слезами на глазах и сообщила ужасную новость: Джимми Эрли умер.

Новость о смерти Джимми распространилась достаточно быстро, и вот уже телевизионщики слетелись к месту событий словно коршуны. Журналисты рвались рассказать во всех душещипательных подробностях о кончине певца, а по новостям без конца крутили репортаж: тело Джимми, накрытое белой простыней, выносят на носилках из отеля в центре Лос-Анджелеса.

– По сообщениям полиции, смерть наступила более суток назад, очевидно, вследствие передозировки героина, – вещал корреспондент в камеру. – Тело планируют перевезти на самолете в Детройт, где в присутствии узкого круга лиц состоятся похороны.

СиСи и Мишель тупо уставились на экран телевизора, стоявшего на полу в комнате Кертиса. Кертис, убитый горем, осушил для успокоения нервов целый бокал виски. А наверху, в спальне, Дина изо всех сил пыталась утешить Лоррелл, которая пропала на несколько часов, а потом объявилась у Тейлора в еще более ужасном состоянии, чем в тот момент, когда узнала о смерти любовника.

– Господи, – прошептала Дина, когда увидела Лоррелл, сидящую на полу: волосы и одежда в беспорядке, косметика размазана по всему лицу. – Кто-нибудь, помогите мне!

Кертис безучастно наблюдал за происходящим, пока СиСи и Мишель помогли Дине довести Лоррелл по винтовой лестнице до хозяйской спальни. Лоррелл видеть никого не могла и сначала долго просидела молча. У нее пересохло горло. Девушка вдоволь накричалась в госпитале, куда водитель отвез ее почти сразу, как только она услышала о смерти Джимми.

– Что значит – я не могу его увидеть? – спросила она со слезами, пока охранник нервно перебирал бумажки на своем столе. Морг, где лежало тело Джимми в ожидании официального опознания, находился за спиной охранника, за стеклянными дверьми. – Мы с Джимми любили друг друга. Позвольте мне увидеть его. попрощаться. ну что вам стоит. мистер, пожалуйста.

Тут двери распахнулись, и из морга вышел мужчина в белом халате, а за ним Мельба. Она шла сгорбившись и сначала даже не заметила любовницу Джимми, стоявшую прямо перед ней.

– Я очень сочувствую вашей утрате, миссис Эрли, – сказал коронер.

– Благодарю вас… – Мельба замолкла, поняв, что перед ней Лоррелл. – А ты что тут делаешь? – Мельба произнесла это с такой злобой, что из ее рта брызнула слюна и попала на лицо коронера.

– Я… я…

– Черт побери! – рявкнула Мельба. – Да как ты посмела явиться сюда, словно тебя это хоть каким-то боком касается! А теперь послушай, что я скажу, девочка. – Она подошла и ткнула пальцем в лицо Лоррелл. – Слышишь. Это мой муж. Мой! А не твой!

– Но я любила его, – сказала Лоррелл слабым голосом. – Я только хотела попрощаться.

– Пошла. Вон. Отсюда, – отчеканила Мельба и отвернулась к коронеру: – Не позволяйте этой женщине приближаться к телу моего мужа, иначе я подам в суд на вас или любого, кто работает в вашей замшелой больничке!

Эти слова все еще звенели в ушах Лоррелл, когда она лежала в объятиях Дины, не понимая, как же сможет жить без своего любимого Джимми.

– Она даже не позволила мне увидеть его, Дина, – стонала Лоррелл, пока Дина баюкала ее. – Она не позволила мне увидеть моего Джимми.

А внизу Кертис качал головой, глядя на экран:

– Как же так можно. Зачем они это показывают.

– Спасибо за напитки, – сказал СиСи, вставая и собираясь уйти.

Он помог Мишель подняться, старательно отводя глаза и не глядя на Кертиса.

– Скажи Лоррелл, что я зайду завтра, – сказала Мишель, беря СиСи за руку.

– СиСи, неважно, какие у нас с тобой были разногласия, самое важное – это семья, – сказал Кертис вслед СиСи.

Тот остановился, но не повернулся, пока не произнес три слова, которые собирался сказать весь день:

– Все кончено, Кертис.

– Джимми сам виноват! – крикнул Кертис. – И ты это знаешь!

СиСи было нечего больше добавить. Он просто взял Мишель за руку и ушел.

– Мишель, – резко сказал Кертис, – СиСи может уходить, а ты – нет.

СиСи пытался понять, как Кертис может быть настолько бесчувственным и расчетливым, да еще в такой момент – когда они потеряли человека, которого любили как родного брата. Он отвез Мишель к себе домой, а сам поехал прямо в аэропорт и первым же рейсом вылетел в Детройт, где колесил по улицам родного города, вспоминая те дни, когда мальчишкой бегал здесь, пытаясь заставить кого-нибудь – хоть кого-то – слушать свою музыку и голос сестры. Он проехал мимо магазинчика, где впервые вместе с девочками выступил перед публикой – кучкой пьянчуг, которые наскребали у магазина на бутылку. А чуть подальше, во дворе, они с Эффи смотрели, как мимо проезжают машины, и он написал третью песню – «Капризная девчонка» – в честь девочки, которая его поцеловала, а потом ушла к другому. А вот и Детройтский кинотеатр, от которого осталась только оболочка, полная воспоминаний. В те далекие времена СиСи представить себе не мог, каково это услышать свои песни на радио, а тем более увидеть их на верхушках чартов, а теперь, когда необъяснимое случилось, он не совсем понимал, как же они дошли до жизни такой. Детройт в развалинах. Группа распалась. Джимми умер. Как Кертис мог быть настолько мелочным, да еще и его, СиСи, заразить своей мелочностью? СиСи все отдал, чтобы идти за этим человеком: свою страсть к соул-музыке, свою творческую жилку. Свою семью. Ему так хотелось быть сейчас с родными. Такое уж свойство у смерти – когда кто-то умирает, вам хочется обнять тех, кто рядом с вами, и тех, кого рядом нет. СиСи думал об Эффи: ему нужно было отыскать сестру и сказать, что ему нужно ее прощение.

Отец проводил СиСи в квартиру сестры. Он прождал там около двух часов, размышляя, как Эффи могла докатиться до такого.

– Но я же посылал ей деньги, она не получала?

– Получала.

– Не тратила? Я хотел сказать, что все эти годы посылал ей достаточно денег, чтобы вести безбедное существование.

– Не тратила. – Отец открыл ящик комода, стоявшего в крошечной гостиной, вытащил какую-то коробку, открыл и подошел к СиСи. В коробке лежали письма – письма СиСи – в основном не раскрытые, и во всех деньги, которые брат посылал ей. – Твоя сестра упрямая как осел.

СиСи покачал головой и обошел квартирку – посмотрел, как по полупустым полкам шкафов на кухне бегают тараканы, провел рукой по стопочке одеял, аккуратно сложенных на раздвижном диване; очевидно, здесь спала сама Эффи, потому что спальня была только одна. Полная игрушек. Детская. СиСи сидел на детской кроватке, когда услышал, как Эффи громко поздоровалась с кем-то из соседей. Он подбежал, открыл дверь и увидел сестру и племянницу, поднимавшихся по лестнице.

Мэджик перепрыгивала через две ступеньки.

– Мамочка, а что такое поминки?

– Это когда друзья собираются вместе, чтобы разделить свою любовь к умершему другу, – ответила Эффи, с трудом передвигая ноги.

– Мамочка, почему ты всегда ползешь как улитка?

– Потому что я старая, – просто ответила Эффи, пропустив мимо ушей обидное замечание дочки.

Она остановилась передохнуть, а Мэджик побежала наверх. Девочка остановилась, увидев в дверях своей квартиры какого-то незнакомого дядю.

– Вы кто? – спросила она.

Эффи, заметив СиСи, стала спускаться, ее сердце заходилось от злости. СиСи побежал за ней. Тут в дверях появился Рональд и взял внучку за руку.

– Кто это?

– Это твой дядя, малышка.

– Эффи! – снова крикнул СиСи.

Он услышал, как несколькими пролетами ниже с грохотом хлопнула дверь, и выругался. Его сестра все всегда делает с душой. СиСи выбежал из подъезда в темноту, но Эффи нигде не было видно. Если бы он поискал получше, то нашел бы плачущую Эффи в тени старого дуба, под которым она когда-то спела песню СиСи с такой страстью, что оба разревелись. Эффи любила СиСи и скучала по нему, но слишком долго пребывала в плену у своей злости и просто не знала, как теперь оттуда выбраться. Папа прав, подумала она, я упрямая как осел.

СиСи дотащился по лестнице до квартирки сестры, чтобы попрощаться с отцом.

– Не сдавайся, сынок, – сказал Рональд, обнимая сына. – Ты нужен сестре как никогда, хоть она и виду не подает. Найди ее, сынок, чтобы она поняла, что заслуживает лучшего.

Именно об этом СиСи размышлял на следующий вечер, склонившись над бокалом с содовой в клубе «Макс Вашингтон», где детройтские музыканты собрались на джем-сейшн в память о Джимми. Эффи сидела у самой сцены вместе с Марти, с которым в последнее время снова начала общаться и работать. СиСи грустил в баре, не зная, как подойти к ним, и понимая: что бы он ни сказал, слова не загладят ту обиду, которую он позволил Кертису нанести этим двум дорогим для него людям, поэтому просто сидел, пил и смотрел на них издалека.

– Ты знаешь, он тогда еще не был Громом, а был просто Малышом Джимми, – сказала какая-то джазовая певица, готовясь исполнить песню в память о старом друге. – Сколько ему тогда было, Марти?

– Не знаю. Лет двенадцать.

– Да, зато руки у него были как у двадцатипятилетнего, и он не стеснялся ими пользоваться, – засмеялась певица.

– Да, Джимми был настоящим маленьким негодником… – кивнул Марти. – Настоящим… маленьким негодником.

Марти душили слезы, и Эффи обняла его, а певица кивнула пианисту. Полилась тихая приятная музыка, и женщина своим скрипучим голосом затянула любовную песню об ушедшем друге:

– Я скучаю по тебе, друг мой…

Эффи поклялась больше не пить, и Марти обещал то же самое, только при этом условии он согласился снова заняться ее карьерой. Марти, седеющий старик с тяжким грузом воспоминаний, хотел вернуться в игру, но сделать это правильно, ему не хотелось иметь дело с пороками, которые тормозят, а то и разрушают – как в случае с Джимми – карьеру, поэтому он заставил пообещать Эффи, что она и капли в рот не возьмет. Эффи была полна решимости сдержать слово, но это не помогло сейчас, когда она сидела в баре, горюя из-за гибели друга.

– Я возьму себе содовой, – сказала она, поднимаясь из-за столика. – Хочешь чего-нибудь?

– Нет, спасибо, – покачал головой Марти.

Эффи подошла к барной стойке и боковым зрением увидела СиСи. Она предчувствовала, что увидит брата, поскольку отец все уши прожужжал, но не была готова поговорить с ним. На самом деле Эффи нечего было сказать, хотя отец умолял ее по крайней мере выслушать СиСи.

– Он больше не работает с Кертисом, Эффи, – сообщил Рональд, когда она наконец соизволила явиться домой после того, как впервые увидела СиСи в дверях своей квартиры. – Он собирается сам писать песни и хочет помочь тебе заключить контракт со звукозаписывающей компанией.

– Да мне он на фиг не нужен. – Эффи стояла на своем. – Тогда не был нужен и теперь тоже.

– Еще как нужен, дорогая. Вы семья. Это никак не связано ни с деньгами, ни с песнями, ни со всем, что случилось в прошлом. Он твой брат, твоя плоть и кровь.

– Что-то СиСи про это не подумал, когда позволил Кертису вышвырнуть меня из моей же группы и.

– А ты хотела, чтобы брат отказался от своей мечты, Эффи? Ты была бы счастлива, если бы он поехал с тобой домой и упустил свой шанс? Все эти годы он занимался тем, о чем мечтал, – писал хиты и слушал, как его песни поют по всему миру. Неужели ты настолько эгоистична, что не хотела лучшей доли для своего брата?

Эффи знала, что отец прав, но все еще не собиралась пускать СиСи обратно в свою жизнь.

– Эффи, – сказал СиСи, подходя к сестре, пока та ждала содовую.

– Откуда такая наглость, СиСи? Явился не запылился после стольких лет! – набросилась Эффи на брата.

– Эффи, мне нечего сказать. мы с тобой допустили ошибку.

– А я вот что тебе скажу. Я не позволю себя использовать! Ни тебе, никому другому. Больше никогда!

– Я обещал написать для тебя хит, Эффи. Позволь выполнить это обещание сейчас.

– Ты мне не нужен!

– Зато ты мне нужна. – СиСи придвинулся к сестре. – Мы столько лет не виделись, а ты даже не поздоровалась. Я ведь твой брат, Эффи. Знаешь, мне очень жаль. Я должен был прийти раньше.

– Ты всегда был ребенком, – сказала она, проводя пальцем по ободку бокала.

– Но я пытаюсь измениться.

– И я.

– Столько лет ушло на то, чтобы освободиться.

– Знаю. Я долго любила Кертиса после того, что произошло. Много времени ушло на то, чтобы совладать с гневом. И я думала, что все уже прошло, но вот ты приезжаешь, Джимми умирает, и все старые обиды поднимаются во мне.

– А я потратил все эти годы на то, чтобы найти себя и понять, что у меня есть одна песня, настоящая песня. И я думаю, только ты сможешь спеть ее как надо. Эффи, позволь мне помочь тебе, – сказал СиСи, обнимая сестру. – Давай делать то, что мы всегда хотели делать – вместе.

Эффи дольно долго молчала, потягивая содовую. Они слушали «Забавную валентинку», песню, которую раньше пела Эффи, а СиСи подыгрывал ей на стареньком разбитом пианино. Эффи закрыла глаза. У певицы был прекрасный голос, но Эффи спела бы сочнее, заставила бы зрителей повскакивать с мест.

– Я слишком долго ждала, что ты мне это скажешь. Повтори, – сказала Эффи, наконец открыв глаза.

– Эффи, спой мою песню так, как ее нужно спеть. – СиСи наклонился, чтобы обнять сестру.

Они не стали тратить зря время. Марти обо всем договорился, а СиСи, все еще получавший гонорары как композитор и певец, оплатил счет в студии звукозаписи. Эффи постаралась на славу. Она прильнула к микрофону и дала волю своему благозвучному сильному голосу.

СиСи сидел за пультом управления и крутил ручки микшера, записывая свою песню – песню, которую пела сестра. Именно так, как ему всегда хотелось.

9

Мэджик сидела возле приемника и внимательно слушала, как поет мама. Эффи, СиСи и Рональд смотрели на нее, гордясь песней не меньше, чем малышка своей мамой. Мэджик украдкой посмотрела на Эффи, пытаясь связать такую знакомую маму и незнакомый прекрасный голос, который слышала.

– Это была Эффи Уайт, некогда певшая в трио «Мечты», с ее новым хитом «Одна лишь ночь». Эффи Уайт – великолепный голос Великих озер! И вы услышите его первыми, оставайтесь с нами!

СиСи, Эффи и Мэджик захлопали, когда диджей переключился на рекламу.

Пока Эффи вместе с семьей отмечала свой успех, Кертис сидел в офисе «Рэйнбоу Рекордс» и слушал кассету с записью новой песни СиСи, которую Уэйн забрал у Ники Кассаро, по просьбе Кертиса отслеживавшего успех нового хита. Висок ломило безбожно. Кертис прищурился и выключил проигрыватель.

– Он думает, что облапошил меня, – сказал Кертис Уэйну.

– Ники говорит, что запись крутят пока только в Детройте, в основном черные станции, но она начинает пользоваться популярностью.

– Если это песня СиСи, разве она не принадлежит мне? – спросил Кертис, наклоняясь вперед.

– Ну, технически да, по крайней мере, пока что у него контракт с нами. Я попрошу адвокатов составить письмо и потребовать половину гонораров.

– Нет. Эта песня отлично подходит для новой аранжировки. Я хочу записать ее с Диной и девочками.

Уэйн выгнул бровь. Он знал, что это нечестная игра, но впервые за время своей работы у Кертиса прямо заявил об этом:

– Да ладно тебе, Кертис, они уже двигаются в чартах.

– И что с того? Я могу купить все, что угодно. Хоть хит, хоть мусор.

– Эй, но это же прорыв для Эффи, тебе что, мало других песен? – уговаривал Уэйн.

– Это бизнес, Уэйн. Делай, как я говорю.

Они очень быстро переделали песню Эффи. Кертис отдал кассету своему новому проекту – дуэту композиторов из Филли,[15] известных как братья Пулли, которых он нанял вместо СиСи. Братья добавили пару штрихов, чтобы песня в исполнении Дины зазвучала более соблазнительно, но в духе поп-музыки – именно такое звучание Кертис и искал, чтобы повести свой лейбл в новом направлении.

– Так, у нас мало времени, работаем быстро, – сказал Эдди Пулли в микрофон. – Я проиграю музыку, чтобы вы поняли ритмический рисунок, а потом Раймонд раздаст вам слова.

Никто из девушек не узнал эту песню, поскольку они не слышали версию Эффи.

Через неделю, опять-таки с помощью Ники, песня была готова для релиза. Детройтский диджей Элвис Келли рассекал на новеньком «кадиллаке», а новый хит Дины Джонс и трио «Мечты» «Одна лишь ночь» звучал на радио. Когда группа выпорхнула на залитую ярким светом сцену модного танцевального клуба в Нью-Йорке, Кертис широко улыбнулся из VIP-ложи, расположенной над танцполом. С первой ноты он понял, что во второй раз наткнулся на золотую жилу.

Это было ясно и Эффи, СиСи, Марти и даже Мэджик, когда они смотрели, как самый ужасный из их кошмаров воплощается на экране телевизора. Они уже слышали песню по радио, некоторые диджеи даже проигрывали две версии подряд и спрашивали дозвонившихся слушателей, какая им больше нравится. Но сейчас, в шоу Джонни Карсона, Кертис выигрывал войну с каждой новой нотой. Снова. Дина, еще более эффектная, чем когда-либо, в роскошном серебристом платье до пят, стояла перед Лоррелл и Мишель и пела слова – слова из песни Эффи, – потряхивая искусственной шевелюрой до плеч.

Мэджик заметила разочарование, даже злость на лице мамы.

– Мне так жаль, Эффи, – сказал СиСи.

Эффи сжала его руку: я тебя не виню. Ей пришлось чуть ли не в аду побывать в погоне за мечтой, а Кертис украл все, ради чего она так старалась. В этот раз Эффи была сильной. Чертовски злой, но сильной. Она знала: отольются кошке мышкины слезы. Все узнают, как Кертис с ней по-свински поступил. Эффи видела, как Мэджик побрела в свою комнату, уткнулась личиком в подушку и заплакала. Малышка понимала, что ее мечта – увидеть мамин успех – чуть было не сбылась. Девочке казалось, что мама наконец взялась за ум, наконец сделала что-то, чтобы изменить их жизнь, вытащить их из гетто. Стать кем-то. Но мечты потерпели крах. На самом деле мама никакая не сильная, она слабачка, думала Мэджик. Не может ничего сделать как надо, не может вытащить ее из нищеты – единственное, что знала девочка в свои семь лет.

Пока Мэджик пропитывала слезами подушку, в павильоне Эн-Би-Си Дина за кулисами сорвала с себя парик.

– Почему меня никто не предупредил, что он собирается спрашивать меня про песню Эффи? – набросилась она на своих помощников и PR-менеджера, которые сопровождали группу на передачу. Никто не ответил. – Он мог с таким же успехом обвинить нас в том, что мы ее украли!

– А мы, по-твоему, что сделали? – пробормотала Лоррелл.

– Что ты сказала? – Дина повернулась к ней лицом.

– То, что слышала. А ты думала, никто не поймет, какой за всем этим стоит расклад? Песню Эффи крутят по радио, тут мы записываем свою версию и тоже запускаем на радио. Эффи раздавлена. Снова. Да эта программа почище любой мыльной оперы будет!

– Леди, может быть, мы поговорим об этом в студии? – вмешался PR-менеджер.

– Соберите мои вещи! – заорала Дина, хватая пальто. – Я уезжаю. Немедленно!

10

Слуга открыл бутылку шампанского и наполнил бокал Дины, пока Кертис с упоением рассказывал про «Клеопатру» слушавшей вполуха жене. Это была не та роль, о которой она мечтала, но Дина не могла подобрать нужные слова и сообщить мужу, что сегодня, после бесчисленных тайных встреч и переговоров с Уолшем и Райтом, подписала контракт, согласившись исполнить главную роль в «Последней игре». Она знала, что Кертис придет в ярость, ведь он столько времени и энергии угрохал в этот фильм, что почти забросил музыку. Он надеялся, что новое направление лейбла – диско – принесет свои плоды и станет настолько успешным, что заработанных денег хватит не только на финансирование фильма, но и на запись новых альбомов. Кертис хотел подписать контракт с кем-то из молодых талантливых исполнителей, чтобы продержаться на плаву, потому что поп-чарты пестрели разнообразными песнями в стиле диско. Дина все это отлично знала, поскольку начала активнее интересоваться своим будущим и наводила справки, чтобы понять, что же именно планирует муж для лейбла, а значит, и для нее. Несколько дней назад она проскользнула в его кабинет и стала нервно рыться в бумагах в столе и папках. Она сама толком не знала, что ищет, но устала оттого, что Кертис использует ее втемную, устала чувствовать себя его вещью, которая не имеет права знать, каков будет ее следующий шаг, пока Кертис не поделится планами. Ей нужна была информация. Ей хотелось власти. Хотелось свободы. И она знала – все это можно найти в кабинете мужа. Дрожащими пальцами Дина листала записи Кертиса, касавшиеся ближайшего турне группы, приуроченного к выходу нового альбома, и очень обрадовалась, обнаружив, что помимо турне ничего больше не предполагалось. Кроме того, роясь во всевозможных старых счетах, фотографиях, билетах и записках, сохранившихся со времен зарождения лейбла, она обнаружила несколько шокирующих документов, но ничего, связанного с их сегодняшним разговором. Однако Дине не хотелось говорить о прошлом, ей хотелось говорить о будущем. Она готова была признаться, что подписала контракт, и пыталась найти слова, чтобы сообщить мужу, который полностью распоряжался ее судьбой с семнадцати лет, что самостоятельно приняла решение о своей будущей карьере. Дина осмотрела столовую. Изысканный резной стол на двенадцать персон, элегантный фарфоровый сервиз, на котором им подали мастерски сервированную жареную утку с картофельным пюре. Ее взгляд задержался на их с Кертисом портрете, висевшем над дорогим вишневым буфетом: Кертис сидит в кресле в стиле Людовика XIV, а Дина, как верноподданная, стоит позади, положив руку на плечо своему королю. Слуга. Марионетка. Не так-то просто будет сказать, что она порвала ниточки.

– …и в конце концов Сесил Озборн согласился, – услышала она голос мужа, когда наконец сосредоточила внимание на его словах. – Он затребовал у меня миллион баксов, но это того стоит, парень умеет поладить с актерами. Это твой первый фильм, милая, и с тобой будут работать самые лучшие профессионалы. – Слуга наполнил бокал Кертиса и незаметно удалился. Дина нервно мяла салфетку. – Что такое?

– Ничего, Кертис, я просто не думала, что это случится.

Кертис улыбнулся:

– Это случится благодаря тебе, детка. – Он вонзил нож в мясо птицы. – Ты королева диско.

– Может, я просто устала. – начала Дина.

– Конечно, ты устала, такое сумасшедшее время. Интервью, фотосессия для «Вог», да еще все эти встречи у бассейна.

Дина в шоке подняла голову. «Господи, как он догадался?» – хотелось крикнуть ей.

– А ты думаешь, я совсем тупой? – спросил Кертис, спокойно поднося бокал к губам и приподняв брови. Он отпил шампанское. – Когда ты собиралась мне сообщить?

– Прости, Кертис, мне стоило поговорить с тобой раньше, просто. это замечательная роль, именно в таком фильме я хотела бы сняться. – Кертис молчал. – Никто не знает музыку, как ты, – с жаром заговорила Дина, пытаясь подсластить пилюлю в надежде, что муж, судя по виду расстроенный, успокоится. – Музыка у тебя в крови, но кино – это совсем другой бизнес.

– Ты знаешь, почему я выбрал тебя солисткой? – спросил Кертис, пропустив мимо ушей слова жены. – Твой голос лишен индивидуальности. Лишен глубины. Индивидуальность и глубину добавил я. – У Дины сердце перевернулось, когда до нее дошел смысл сказанного. Он хотел обидеть, и ему удалось. – Никто не понимает тебя так, как я.

Дина задумалась над подтекстом – муж прямо в лицо заявил, что она себя не понимает, а так не пойдет. Теперь уже Дина рассвирепела.

– Мне предложили роль, и я согласилась.

– Да что ты? Перечитай-ка свой контракт. Детка, да ты даже в туалет не можешь сходить без моего разрешения, – тихо заметил он.

– Я найму адвоката. – Ее голос прозвучал твердо, хотя в душе она не чувствовала уверенности.

– Ты что, думаешь, белые будут сидеть и ждать, когда ты приволочешь меня в суд? Забудь, Дина. Все кончено. – Кертис резко отодвинул стул и поднялся из-за стола. – Прости, дорогая, но я не позволю этим людям руководить тобой. Они просто не справятся. Не волнуйся. Я тебя прощаю.

Дина в отчаянии опустила взгляд в тарелку. Кертис ушел. Она слышала, как закрылась дверь в его кабинет, и резкий звук вывел ее из транса. И тут же само пришло решение.

– Я не понимаю, зачем тебе это делать, – умоляющим тоном сказала мама, когда Дина позвонила ей из гримерки по личной линии.

– Мама, если ты до сих пор не поняла, то никогда не поймешь. Этот человек раздавит меня, если я не уйду прямо сейчас.

– Но ведь ты можешь разрушить все, что вы вместе построили. Ни много ни мало, а целую звукозаписывающую империю, – настаивала Мэй. – Я просто не понимаю, почему вы не можете прийти к соглашению.

– Потому что Кертис не соглашается ни с кем, кроме себя, – резко ответила Дина.

– Но ты же его жена.

– Я наемный работник. Мне четко было сказано во время ужина, – тихо возразила Дина, пытаясь втолковать маме, в чем дело. – Мне придется это сделать, мам, другого выхода нет.

– Просто подумай о том, что ты делаешь.

– Я уже подумала, теперь пора действовать, – сказала Дина и повесила трубку.

Горячие слезы капали на смятый, пожелтевший от времени листок бумаги, который она хранила в шкатулке с драгоценностями под отделением для ожерелья. На нем был адрес и телефонный номер Эффи. Дина написала адрес на желтом конверте, запихнула внутрь документы и заклеила. Потом вытерла слезы, надела плащ и по дороге на кухню на ходу застегнула пуговицы. Можно было бы попросить водителя отвезти на почту конверт с компрометирующими документами, но ее мучили подозрения, что именно от него Кертис и узнал о встречах в «Парамаунт». Нет, эту миссию Дина должна довести до конца сама.

Эффи сразу же узнала почерк и выгнула бровь, увидев на конверте имя Дины.

– После стольких лет… – проворчала она, крутя письмо в руках. Ее так и подмывало поднести зажигалку, настолько неинтересно было, что хочет сказать Дина, даже если внутри несколько страниц душещипательных душевных излияний. Но именно это и разжигало любопытство – что же Дина напихала в такой большой конверт?

Эффи с трудом поднялась по лестнице в свою квартиру, где они с СиСи работали над новой песней.

– Ты не поверишь, что я тут получила. – сказала Эффи, разрывая конверт.

Пальцы СиСи прилипли к клавишам, и он оторвался от инструмента только тогда, когда сестра сунула конверт под нос. В другой руке Эффи держала письмо и стопку пожелтевших бумажек.

В письме говорилось: «Дорогая Эффи, это твой билет к славе. Дина».

Эффи быстро зашелестела бумажками, не понимая до конца, что это такое, пока не наткнулась на таблицу с именами диджеев, названиями радиостанций, адресами и какими-то цифрами, очевидно денежными суммами. Наверху чьей-то рукой нацарапано: «Кертис, с этими станциями вопрос решен. Попроси СиСи принести еще одну пачку, и я начну обрабатывать следующих по списку». И подпись: «Ники».

– СиСи, тут твое имя. Не понимаю, что это, – сказала Эффи, наклоняясь к брату и поднося бумажку ему к лицу. – А кто такой Ники?

СиСи перестал играть и сосредоточился на документах. Когда он понял, что это – список диджеев, которым заплатили, чтобы продвинуть «Рэйнбоу Рекордс» в чарте, то выхватил документы из рук сестры и быстро пролистал, впитывая каждое слово. Потом улыбнулся, а после громко рассмеялся:

– Черт возьми, наконец-то старушка Дина показала зубки!

– Что такое, СиСи? – спросила Эффи, тоже улыбнувшись, хотя и не понимая почему. – О чем ты?

– Это твой билет на сцену, сестренка. – СиСи поднялся из-за инструмента и чмокнул Эффи в щеку. – Пора за дело!

Адвокат, с которым СиСи, Эффи и Марти, не откладывая дела в долгий ящик, встретились на следующий день, согласился.

– Без сомнения, эти документы могут уничтожить «Рэйнбоу Рекордс», – сказал Дэвид Беннетт. – Ясно как божий день, что Кертис Тейлор и его ребята попали на радиостанции и в чарты путем подкупа. Это дело может войти в историю, сотни диджеев и радиостанций по всей стране подадут заявления о факте рэкета. Откаты незаконны, и если обвинения будут доказаны, то мистеру Тейлору грозят крупные неприятности.

– Крупнее не придумаешь. – Эффи захлопала в ладоши. – Не знаю, что он такого сделал Дине, но она ему здорово насолила.

Марти положил руку Эффи на плечо, призывая успокоиться.

– Но есть еще кое-что, – сказал он. – В бумагах упоминается имя СиСи, он принимал в этом участие. Есть ли какой-то способ защитить его?

Беннетт полистал документы и поерзал на стуле:

– Послушайте, мистер Уайт, я не могу вас обманывать. Если дело дойдет до суда, то вы попадете на скамью подсудимых. Ваше имя несколько раз упомянуто в самых компрометирующих документах.

СиСи понуро опустил голову. Днем раньше они с Марти обсуждали, что будет, если выдвинуть против Кертиса обвинения в том, что он нечестными методами сделал «Рэйнбоу Рекордс» одним из самых влиятельных лейблов в мире. Сомнений не оставалось: если сядет Кертис, то следом за ним в тюрьму отправится и СиСи. Сначала СиСи не особенно расстроился, настолько ему хотелось засадить Кертиса. Но Эффи умоляла брата оставить все как есть, чтобы не оказаться вовлеченным в преступные схемы Кертиса.

– Я не позволю моему братику сесть в тюрьму из-за этого подонка! – практически орала Эффи, как только Марти и СиСи выяснили, что СиСи тоже может отправиться за решетку. – Он уже достаточно нам навредил, я не позволю ему отнять тебя!

– Ты что, не понимаешь, Эффи? Именно поэтому я и должен его наказать, – тихо ответил СиСи, подойдя к Эффи и положив ей руки на плечи. – Я твой брат, я должен был защищать тебя, но вместо этого позволил Кертису загипнотизировать меня и заставить поверить во все это – в то, что ради первых строчек чартов нужно подкупать диджеев, вышвырнуть тебя из группы. Но больше я не дам Кертису Тейлору собой манипулировать, Эффи, с меня хватит. И если можно заставить его платить, только расплачиваясь самому, я готов, и так оно и будет.

– Да ладно тебе, парень, – встрял в разговор Марти. – Не думаю, что Кертис просто соберет вещички и отправится в тюрьму. У меня такое чувство, что он как миленький пойдет на наши условия, чтобы прикрыть свой зад. Не волнуйтесь и позвольте мне все уладить, – сказал Марти, обнимая Эффи и СиСи.

– Мистер Беннетт, – откашлявшись, обратился Марти к адвокату. – У меня есть предложение. Если вы возьметесь за это дело и поможете нам убедить мистера Тейлора, что ему лучше согласиться на условия мистера и мисс Уайт, то мы вас щедро отблагодарим.

– Продолжайте, – сказал Беннетт.

– Дело в том, что мистер Уайт – всемирно известный композитор, который до недавнего времени работал с самыми успешными группами в мире.

– Да, я знаю, – улыбнулся Беннетт. – Я большой поклонник Дины Джонс и трио «Мечты», братьев Кэмпбелл и Джимми Эрли. То, что с ним случилось, просто ужасно.

На Марти тут же нахлынули воспоминания о похоронах Джимми, и у него задрожала нижняя губа, но он быстро взял себя в руки:

– Мы хотим открыть новую звукозаписывающую компанию под руководством мистера Уайта, но необходимо убедить «Рэйнбоу Рекордс» расторгнуть с ним контракт. И если вы сможете помочь нам, то мы хотели бы нанять вас своим представителем. Полагаю, ваше начальство вспомнит об этой сделке, когда придет время выбирать нового партнера, а?

Беннетт задумался над словами Марти. Он уже пять лет работал на адвокатское бюро «Уайтстоун, Бергер и Инглиш» и имел внушительный послужной список, но ни один из его клиентов и рядом не стоял с такой звездой, как СиСи. Беннетт понимал, что вариант беспроигрышный. Если он поможет возбудить дело против Кертиса, то прославится как блестящий адвокат, выбивший почву из-под ног у самого известного и уважаемого лейбла в истории шоу-бизнеса. Если он поможет Марти воплотить его план в жизнь и СиСи откроет свою звукозаписывающую компанию, то «Уайтстоун, Бергер и Инглиш» превратятся в «Уайтстоун, Бергер, Инглиш и Беннетт».

– По рукам. Мы едем в Лос-Анджелес… э-э-э… в следующий вторник, идет?

– Отлично, – сказал Марти. – Просто отлично.

Свет в студии приглушили, но Дина все равно закрыла глаза. Ей нужно было мысленно видеть слова, чувствовать их в душе. Она выплескивала в каждом слове такую энергию, какой Кертис у нее никогда и не слышал.

Я шла за голосом, что дал мне ты, Но теперь должна найти свой…

Голос Дины парил над музыкой, гремел, когда она пела «Я буду жить дальше!», совсем как когда она разучивала текст в студии. Она читала слова, сосредоточившись на буквах, впитывая подлинный смысл того, о чем собиралась петь. Такое впечатление, будто автор знал, что она натворила – предала мужчину, которого всю жизнь любила, мужчину, который создал ее из ничего. Но сейчас ей нужно выстоять, выйти из-за спины Кертиса и пойти дальше на своих двоих. Наконец Дина ощутила то, что давным-давно почувствовали Эффи и Лоррелл, – она стала взрослой женщиной. И вся полнота этого чувства звенела в каждой ноте, срывавшейся с ее алых губ, и наполняла сердце эмоциями, которые Дина с трудом сдерживала, – печалью, восторгом, страхом.

Кертис был очарован и тронут ее пением. Он сразу же решил, что такое исполнение стоит приберечь для лучших времен, и нужно попросить Дину спеть ту же песню, принесенную ему вчера братьями Пулли, но в духе поп-музыки. Кертис покрутил ручки на панели и сел послушать Дину, но тут в аппаратную зашел Уэйн, наклонился и прошептал на ухо Кертису:

– Там пришли СиСи и Марти с каким-то белым парнем, просят о встрече.

– Вели им убираться, – сказал Кертис, приглушая голос Дины.

– Не уверен, что это хорошая идея.

– Что ты имеешь в виду, приятель? Я вообще-то работаю. Скажи, чтобы договорились о встрече с секретаршей.

– На самом деле, Кертис, думаю, тебе придется пойти и встретиться с ними. У них какие-то бумаги с именем Ники Кассаро.

Кертис со злостью встал и вышел из аппаратной, ни слова не сказав Дине, которая прекратила петь, увидев, что муж куда-то уходит.

СиСи, Марти и Беннетт сидели в конференц-зале и о чем-то тихонько переговаривались, когда туда влетел Кертис:

– Марти, сколько лет, сколько зим!

– Да, Кертис, а ты все такой же второсортный мошенник! – Марти не смог справиться с гневом, несмотря на просьбу Беннетта сохранять спокойствие и позволить ему вести переговоры.

Кертис сел, положил ноги на соседний стул и усмехнулся:

– Джентльмены, дайте мне отдышаться.

– А ты, Кертис, дал Эффи отдышаться? Я готов тебя убить за то, что ты с ней сделал! – рявкнул СиСи.

– Полагаю, вы притащились сюда по какому-то делу, а не просто оскорблять меня?

Беннетт выпрямился и взял слово:

– Мистер Тейлор, мы собираемся обратиться к властям.

– А это что еще за хрен с горы?

– Я Дэвид Беннетт.

– Наш адвокат, – пояснил СиСи.

– Да, мы хотим рассказать федералам о том, как ты потопил песню Эффи. С помощью взяток.

Кертис слушал с терпеливой улыбкой.

– Запомни, Кертис, я все видел своими глазами. Всю нечестную игру от и до, когда ты двигал на радио песню «Я стану плохим».

– Не городи чепухи, малыш, – спокойно сказал Кертис; его глаза превратились в узкие щелки. – Да кто тебя послушает? Еще один неудачник, который рассердился из-за того, что его уволили.

Беннетт открыл кейс и начал выкладывать на стол копии документов, присланных Диной.

– У нас есть доказательства, мистер Тейлор, – самоуверенно заявил он. – Фальшивые накладные, чтобы скрыть от инвесторов часть прибыли. Списание нормального товара под видом брака для сокрытия мошенничества.

Кертис и Уэйн переглянулись, пока Беннетт продолжил доставать документы.

– Отмывание денег. И взятки, которые вы начали раздавать одиннадцать лет назад.

Кертис взял бумаги, взглянул на них и тут же опознал документы из личного архива.

– Кто вам их дал?

– Тебе дорога в тюрьму, – сказал СиСи.

– Ну, я не один там окажусь, – заметил Кертис; его злость начала выплескиваться наружу.

– Ты не понимаешь, Кертис, – рассвирепел СиСи. – Я не возражаю, если это будет означать, что ты сядешь надолго.

Кертис листал документы, приходя все в большее и большее возбуждение:

– Как вы. это личные бумаги. К ним имели доступ только я и моя.

Выражение ужаса застыло на лице Кертиса, когда кусочки головоломки сложились воедино и он понял, откуда у Марти и СиСи появился компромат. Дина предала его. Но когда? И как она узнала, что нужно искать?

Пока Кертис выслушивал и обдумывал план, изложенный ему Марти и СиСи, Эффи была в студии с Диной. Она расхохоталась:

– Тебе не хотелось бы увидеть, как вытянется сейчас его морда?

Дина улыбнулась, но радости особой не испытывала. Ей непросто далось решение отправить бумаги Эффи, а уж как непросто было бродить по дому и притворяться, что все нормально, хотя ей становилось тошно, даже когда муж просто касался ее во сне. Дина волновалась, ей хотелось знать, как Эффи распорядится полученной информацией и что Кертис сделает, когда выяснит, как бумаги попали к Эффи. Как повернется ее жизнь и ее карьера.

И вот она стояла перед Эффи и про себя молилась, чтобы ее поступок искупил ту грязь, которую она непреднамеренно помогла Кертису вылить на эту женщину, любившую Дину еще в те далекие времена, когда она была тощей большеглазой тихоней-отличницей, только и умевшей, что подпевать подругам.

Дина взяла Эффи за руку:

– Я столько раз хотела встретиться с тобой. И все время думала – как она там? Как ты, Эффи? Все в порядке?

– Я счастлива, Дина. У меня дочка, которая меня любит.

– У тебя малышка? – Дина была приятно удивлена.

– Ну, Мэджик не такая уж малышка, ей почти восемь.

Слова Эффи прозвучали словно пощечина. Дина подсчитала, когда же родилась девочка, и тут же поняла, что единственный подарок, о котором она мечтала всю жизнь, но который муж отказывался ей сделать, он подарил Эффи.

– Я хотела сказать тебе. Правда. – Эффи потупилась.

Тут дверь распахнулась, и вошел Кертис.

– Дина, он ничего не знает, – успела шепнуть Эффи подруге, которая стояла с красными от злости и горя глазами.

– Что ж, Эффи, от тебя, как всегда, одни проблемы, – сказал Кертис.

– Привет, Кертис. Ты тоже не особо изменился, – парировала Эффи, оглядев его с ног до головы. – Хотя нет, беру свои слова обратно. Ты выглядишь немного грузным, детка. Неплохо было бы похудеть, – с этими словами Эффи вышла из комнаты.

Кертис пошел следом, бросив Дине:

– А с тобой поговорим позже.

Эффи вышла в коридор, где ее ждали СиСи, Марти и Беннетт. Сразу за ней появился Кертис.

– Ну как? – улыбнулась Эффи.

– Мистер Тейлор согласился, что в интересах обеих сторон будет обойтись без правовых средств, – ответил Беннетт.

– А теперь скажи нормальным языком, – скривилась Эффи.

– Это означает согласие на распространение твоей версии «Одной лишь ночи», – сказал СиСи и широко улыбнулся.

– Под нашим собственным лейблом, – добавил Марти.

– За счет мистера Тейлора, – вставил Беннетт.

– Хм, а что, мне нравится! – засмеялась Эффи.

– И запомни, Кертис. Если переговоры сорвутся, ты отправишься прямиком в тюрьму, – сказал на прощание СиСи.

– Да, Кертис, ты один раз остановил меня, но больше не выйдет, потому что в этот раз Эффи Уайт победит. – Эффи повернулась на каблуках и с победным видом удалилась, а за ней Марти, СиСи и Беннетт.

Кертис даже не стал смотреть им вслед, ему не терпелось вернуться в студию и поговорить с Диной. Он с порога начал выкрикивать ее имя, но, увы, комната была пуста – Дина уехала. Кертис рухнул в кресло и спрятал лицо в ладонях. На него нахлынули воспоминания: рождение лейбла в его старом магазинчике; вот он с СиСи посреди ночи сочиняет песни просто из любви к музыке; выступления по клубам, потрепанный автобус, где он играл в карты, выпивал и смеялся с музыкантами, а потом устраивался поудобнее на вытертых сиденьях, чтобы немного вздремнуть. Кертис вытащил всех их из многоэтажек Детройта и сделал звездами. Благодаря ему люди во всем мире узнали их имена и полюбили их музыку.

– И это вместо благодарности. – сказал Кертис вслух. – Вместо благодарности…

11

Подъезжая к дому, Кертис увидел на дорожке ожидающее такси. Он выдернул ключ из замка зажигания, выскочил из машины, взбежал по лестнице, перепрыгивая через две ступени, и влетел в холл.

– Дина, мать твою, иди сюда! – орал он, поднимаясь по винтовой лестнице, а потом резко повернулся, уловив боковым зрением какое-то движение.

Это была мать Дины, которая без ведома Кертиса прилетела четыре дня назад из Детройта. Дина поселила ее в отеле «Беверли-Хиллс», там же они встречались с директорами звукозаписывающей компании, которые жаждали подписать с ней сольный контракт, и агентами по недвижимости, отчаянно желавшими получить комиссионные за то, что найдут для Дины дом, достойный всемирно известной поп-дивы.

– Должен признаться, я удивлен, что вы покидаете «Рэйнбоу Рекордс», – без конца повторял один из директоров, пока они подписывали соглашение о неразглашении, которое по просьбе Дины составил ее адвокат. Она все еще не знала наверняка, кто же доложил Кертису о встречах с «Парамаунт», но подозревала, что охранник и водитель ежедневно отчитывались Кертису обо всех передвижениях хозяйки и в красках живописали, с кем она встречалась и что делала.

Вообще-то Дина могла уладить все формальности сама, она ведь была достаточно умна, а когда чего-то не понимала, то просила адвоката подробно объяснить. Но ей нужна была поддержка человека, которому можно доверять и который финансово не зависел бы ни от нее, ни от Кертиса, и в тот момент единственной подходящей кандидатурой была Мэй.

– Привет, Кертис. – Мэй скрестила руки.

– Мэй, что ты тут делаешь? – спросил Кертис, выдавив вежливую улыбку. – Я думал, ты терпеть не можешь Лос-Анджелес.

– Так и есть. Но дочка сказала, что я нужна ей, и вот я здесь.

В этот момент в коридор вышла Дина.

– Подожди в машине, мама, – попросила она, проскользнув мимо Кертиса, а Мэй, бросив последний взгляд на зятя, направилась к выходу.

Кертис подождал, когда за тещей закроется дверь, и только потом заговорил.

– Детка, ты мне настоящую свинью подложила, – зло заметил он.

– Нужно было как-то тебя остановить, – сказала Дина на ходу. – Как ты мог так поступить с Эффи?

– Я делал то, что должен был делать, – ответил Кертис, следуя за женой по пятам. Дина вошла в комнату, где на стуле лежал открытый чемодан. – А куда это ты собралась?

– Буду искать новое звучание, милый. Прямо как ты.

– Дина, ты не можешь уехать.

– Почему это?! – закричала она. – Потому что ты мой хозяин? Можешь подать на меня в суд, Кертис, и отсудить у меня все. Мне плевать, потому что я начинаю все сначала. Эффи смогла, и я смогу.

– Я не могу без тебя жить, Дина.

Дина закрыла чемодан, с трудом сдерживая слезы. Кертис обнял жену, уверенный, что стоит поднажать, и он убедит ее остаться.

– Я люблю тебя. Ты вся моя жизнь. – Он с удовлетворением смотрел, как Дина закрыла глаза. – Ты моя мечта.

– Но у меня теперь есть свои мечты, – сказала Дина, медленно поднимая голову. – И я не могу позволить тебе отнять их у меня. Не могу и все. Я здесь не останусь. Прости, Кертис. – Дина взяла чемодан. – Прощай.

Кертис беспомощно остановился на дорожке перед входом, глядя, как такси увозит Дину и Мэй. За его спиной шикарный особняк поблескивал, словно отшлифованный матовый бриллиант.

– В аэропорт, пожалуйста.

Дина все еще волновалась, когда самолет приземлился в Детройте, но стоило ей сесть в мамину машину, опустить окно и вдохнуть воздух родного города, как на нее снизошло спокойствие. Чем ближе они подъезжали к дому, большому особняку неподалеку от реки Мичиган, тем яснее Дина понимала, что нужно позвонить Эффи и СиСи и посвятить их в свой план.

– Ты действительно думаешь, что после всего случившегося Эффи захочет с тобой петь? – спросила Мэй, когда они с дочкой ужинали свиной отбивной с рисом.

– Не знаю, мам. Я не буду ее винить, если она откажется. Но я должна спросить, захочет ли она участвовать в прощальном турне трио «Мечты». Будет очень эффектно, если мы выйдем на сцену втроем, снова вместе. Кроме того, я многим обязана Эффи, разве не так? Мы сможем попрощаться с «Мечтами» и поприветствовать что-то новое.

– Ну, надеюсь, она сможет увидеть благие намерения сквозь завесу ненависти, которая отделяла ее от тебя и Кертиса все эти годы, – задумчиво произнесла Мэй. – Тогда она более великодушная, чем я думала.

– Поверь, мама, если я соглашусь встретиться с Эффи на ее условиях – а я готова это сделать, – то она не откажется.

Дина оказалась права, но встречаться ей пришлось не на нейтральной территории. Ей пришлось поехать в свой район и увидеться с Эффи в ее жалкой квартирке неподалеку от Вудуорд-авеню, где Дина не была уже много лет. Дина вылезла из машины и посмотрела на гостиницу для малообеспеченных, где жила Эффи, а потом обвела взглядом соседние дома – это был другой мир по сравнению с ее жизнью. Дина покачала головой и направилась к входу, пробормотав себе под нос:

– Ну, давай же, не трусь.

Когда Дина постучала в металлическую дверь на третьем этаже, ей открыл СиСи и горячо обнял в знак приветствия.

– Заходи, девочка, все тебя ждут, – сказал он, схватив Дину за руку и заводя внутрь.

Лоррелл, Мишель и Марти сидели за крошечным столом на кухне. Эффи на диване приглаживала волосы дочки, примостившейся рядом.

– Всем привет, – слабым голосом поздоровалась Дина. Только сейчас она задумалась, сможет ли сделать то, зачем приехала, хотя ни минуты не сомневалась, пока мчалась в машине. Когда она обвела взглядом обстановку, желудок сжался – Дина не могла поверить, что Эффи живет в такой нищете.

– Привет! – хором ответили ей все, кроме Эффи.

– Присаживайся. – Эффи похлопала по вытертому дивану.

– Слушайте, я перейду сразу к делу. Как вы, наверное, знаете, по известным вам причинам я покидаю «Рэйнбоу Рекордс» и хочу начать сольную карьеру.

– Я так и поняла. – сказала Лоррелл. Всю прошлую неделю Лоррелл размышляла о жизни, о том, что ей нравилась слава, но при этом она многое упустила. Она все время занималась концертами, записями, качала пресс, делала прическу, даже чтоб просто сходить в магазин, но ради чего? Да, деньги – вещь хорошая, но они не принесли ей счастья. Когда Джимми умер, Лоррелл всем уши прожужжала, что кусочек нее похоронили вместе с любимым. Но на самом деле огромный кусок ее жизни улетел в трубу задолго до того, как Джимми вколол себе смертельную дозу, – в тот вечер, когда она занялась любовью с мужчиной, который ей не принадлежал. Впустую потраченные годы. Она расхаживала по дому и пела грустную песенку собственного сочинения, которую придумала, пока размышляла, что делать дальше. Сольная карьера – не вариант. После недели раздумий Лоррелл решила просто спокойно пожить для себя. – Я тебя не виню, учитывая все случившееся, – сказала Лоррелл Дине. – По правде говоря, я устала. В любом случае я собиралась уйти, купить себе где-нибудь маленький домик, огромный телик, может, замуж выйти и родить пару детишек. Мы столько всего упустили в этой жизни, да?

– Да, – сказала Дина, глядя на Мэджик. Она погладила девочку по ножке. – Несомненно.

– Ты что, всех нас собрала, чтоб объявить, что все остались без работы? – спросила Эффи, на которую сообщение Дины не произвело особого эффекта.

– Вовсе нет, Эффи, – сказала Дина. – Вообще-то я пришла спросить, согласишься ли ты со мной выступить.

– Выступить? С тобой? – недоверчиво переспросила Эффи. – Ну, мне кажется, в прошлый раз мы как-то не сработались.

– Тихо, Эффи, дай ей сказать, – цыкнул на сестру СиСи.

– Мне кажется, тебе тоже стоило бы быть поосторожнее на поворотах, СиСи, – огрызнулась Эффи.

– Эффи, я бизнесмен и люблю музыку. И всякий, у кого есть план, как я могу заниматься своим любимым делом, заслуживает моего внимания.

– Да уж это я хорошо помню, – надулась Эффи.

– Слушайте, – сказала Дина, – я пришла сюда не для того, чтобы вас расстроить. Я пришла с деловым предложением. Я хочу, чтобы мы устроили прощальный концерт здесь, в Детройтском кинотеатре. Я, Лоррелл и Мишель.

– А я тут, черт побери, при чем? – спросила Эффи.

– Очень даже при чем. – Дина повернулась к ней. – Как же ты не понимаешь? Когда мы будем исполнять нашу главную композицию, я хочу, чтобы ты солировала, Эффи, потому что именно так все начиналось.

Эффи обдумала предложение, но так и не поняла до конца, хорошая ли это идея, хотя все остальные, похоже, считали, что да. Выходить на сцену слишком больно, ведь сразу нахлынут воспоминания о той, прошлой жизни.

– Ну, я даже не знаю, – тихо ответила Эффи.

– Эффи, это будет важное событие, и я позабочусь, чтобы в зале сидела куча глав звукозаписывающих компаний и продюсеров, которые на коленях будут умолять тебя сотрудничать с ними, когда услышат твой божественный голос.

– А Кертис?

– Он тут ни при чем, правда-правда. Все контракты и детали выступления будут улаживать адвокаты. Я знаю одно – мы не должны позволить ему снова разрушить нашу мечту. Больше никогда.

– Ну же, Эффи, что ты решаешь? – спросил СиСи.

– Да, Эффи, давай, – сказала Лоррелл.

Лоррелл велела водителю притормозить под навесом над центральным входом в Детройтский кинотеатр и улыбнулась при виде афиши: «Дина Джонс и „Мечты". Прощальный концерт».

– Непривычно видеть название нашей группы на такой афише, – усмехнулась Дина, выглядывая в окно через плечо подруги. – Нам пора, – добавила она и кивнула водителю, чтобы тот подъезжал к служебному входу.

Не прошло и часа, как воздух накалился. Зал наполнился зрителями в смокингах и вечерних платьях. Кертис вылез из лимузина и вместе со своим PR-менеджером проследовал к журналистам.

– Должно быть, сегодня вы испытываете смешанные чувства. Каково это – прощаться с «Мечтами»? – спросил один из репортеров.

– Это талантливые певицы, и я уважаю их выбор попробовать себя в новых областях, – сказал Кертис. – Кроме того, я не верю в прощания, а потому хочу, чтобы вы поприветствовали Таню Уильямс. – Он помахал красивой девушке, на вид чуть старше, чем была Дина, когда впервые встретила Кертиса. – В следующем месяце выйдет первый Танин альбом, и, позвольте мне сказать, это настоящая бомба. Совершенно новый звук.

Кертиса заглушил рев фанатов, которые завизжали от восторга, когда на красной ковровой дорожке показалась Эффи в сопровождении СиСи и Мэджик.

– Мисс Уайт! – закричал репортер, когда она подошла к прессе и встала неподалеку от Кертиса. – Ваша песня на вершине чартов. Должно быть, вы очень рады?

– Да, это приятно.

– Планируете переехать в Калифорнию?

– Нет, здесь мой дом. Кроме того, там все слишком тощие.

Репортер засмеялся, а потом обратил внимание на Мэджик:

– А кто эта маленькая леди?

Эффи взглянула на Кертиса, проходившего мимо в сторону кинотеатра, и ответила:

– Это Мэджик, моя дочь.

Кертис остановился и тут же понял, что это его ребенок. Красивая девочка – его глаза и улыбка Эффи. Кертис буквально впился в ребенка взглядом, и его сердце наполнилось гордостью. Вдруг он почувствовал, что Эффи пристально смотрит на него, повернулся и направился ко входу в кинотеатр.

А внутри ведущий объявил начало концерта:

– Дамы и господа, в последний раз с нами бесподобное трио «Мечты»!

Зрители вскочили с мест и приветствовали своих любимиц громкими криками, когда те появились на сцене в эффектных платьях цвета металлик. Дина, Лоррелл и Мишель застыли на месте. Дина сделала глубокий вдох и подождала, пока овации стихнут, потом подмигнула Лоррелл и Мишель, и они медленно развернулись лицом к залу. Они видели Марти, Мэй и Рональда в первом ряду. Мишель нашла глазами СиСи и послала ему воздушный поцелуй. Фанаты утирали слезы, когда Дина спела начало самой первой песни.

В конце исполнения девушки подняли руки в отточенном движении, уловив дух песни. Зрители пришли в неописуемый восторг и не успокаивались весь концерт: вскакивали с мест, хлопали и подпевали.

Перед последним номером Дина подошла к краю сцены.

– Думаю, пора спеть последнюю песню. Вы знаете, что мы были вместе очень долго. Я обещала Лоррелл, что не буду плакать, – сказала Дина. Лоррелл со слезами отмахнулась. – И, видите, я не плачу, я очень счастлива. Потому что сегодня здесь вся наша семья. И на самом деле нас не трое, а четверо. Мы с особой радостью исполняем эту песню в честь тебя, Эффи…

Толпа буквально обезумела, когда Эффи вышла на сцену под аккорды «Одной лишь ночи». Дина, Лоррелл и Мишель взялись за руки и сделали несколько шагов назад. «Одна лишь ночь» плавно перетекла в «Девушек мечты». Эффи пела слова своей песни, и ей подпевало трио «Мечты», а когда ее взгляд встретился с взглядом Мэджик, то сердце Эффи наполнилось радостью, потому что она ощутила, как дочка гордится ею.

Наконец-то Эффи заняла место, принадлежащее ей по праву.

И это было восхитительно.

Примечания

1

Детройт, основанный в 1701 г. как торговый форпост, известен как Мотор-сити, потому что здесь производится большое количество американских грузовиков и легковых автомобилей. – Здесь и далее примечания переводчика.

2

Прозвище знаменитой джазовой певицы Билли Холлидэй.

3

Самый авторитетный музыкальный журнал США.

4

Жанр музыки, представляет собой негритянское религиозное песнопение на евангелическую тематику.

5

Журнал «Биллбоард» размещает рядом с названием песни, которая поднялась в чарте по сравнению с прошлым разом, изображение пули.

6

Прозвище Нью-Йорка, закрепившееся за ним еще в 1930-е годы.

7

Речь идет о Походе за свободой, который проходил в Детройте 23 июня 1963 года.

8

Разошлась тиражом более одного миллиона экземпляров.

9

На сленге «вишенка» означает девственница.

10

Речь идет о крупномасштабном бунте в районе Уоттс против дискриминации прав афро-американцев.

11

Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения.

12

Лозунг негритянского движения в США.

13

Речь идет о Малколме Иксе, чернокожем мусульманине, выступавшем против расизма. Малколм Икс был убит в 1965 году.

14

Мужская рубашка в африканском стиле с круглым вырезом и короткими рукавами.

15

Шутливое название Филадельфии.


home | my bookshelf | | Девушки Мечты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу