Книга: История русской армии. Том третий



История русской армии. Том третий

История русской армии

Том третий

1850–1900 гг.

Восточная война 1853–1856 гг.

Андрей Медардович Зайончковский, генерал-лейтенант

Император Николай I и политические отношения между Россией и Турцией

В событиях, ознаменовавших собой историю 1850-х гг., одну из главных руководящих сил представляет личность императора Николая Павловича. Непреклонная воля, рыцарский характер, твердость убеждений, любовь к своему государству и желание возвеличить Россию — инстинктивно давали каждому чувствовать, что государь не уклонится от избранного пути.

Император Николай I родился 25 июня 4 1796 г. и сначала был на попечении своей бабки, а после смерти императрицы Екатерины II воспитание Николая Павловича перешло в руки родителей. По смерти отца ребенка окружила сфера суровости, созданная строгостью императрицы Марии Федоровны и черствым характером воспитателя генерала Ламздорфа.

Заботы об обучении и образовании великого князя сосредоточивались в неумелых руках. Сделав все возможное, чтобы оттолкнуть его от учения, воспитатели и педагоги, повинуясь требованиям императрицы матери, прилагали все усилия с целью предостеречь великого князя от увлечения военным делом. Старание это успеха не имело и повлекло за собой то, что и в этой отрасли знаний образование Николая Павловича не получило правильного направления.

Серьезные занятия военными науками начались лишь с 1813 г., но, при отсутствии литературы по тактике и военной истории, в программу военного образования будущего генерал-инспектора по инженерной части не были включены предметы, имевшие целью ознакомить августейшего ученика с требованиями, которые можно предъявлять солдату, как физической и боевой единице, с техникой ведения боя и с прочими элементами войны.

В 1817 г. закончился цикл научных путешествий Николая Павловича и в этом же году он сочетался браком с прусской принцессой Шарлоттой.

Служебная деятельность великого князя до вступления на престол состояла в командовании Измайловским полком, 2-й бригадой 2-й Гвардейской пехотной дивизии (Измайловский и Егерский полки) и с лета 1825 г. этой дивизией, но служба эта вращалась главным образом около муштры солдата.

Будучи же с 1818 г. привлечен к исполнению обязанностей генерал-инспектора по инженерной части, он весь избыток присущей ему энергии посвящал делам Инженерного управления, то просиживая на лекциях офицерских и кондукторских классов и тем пополняя круг своего образования, то занимаясь строительными проектами, то увлекаясь постановкой дела в излюбленном своем детище — Главном инженерном училище.

Но, удаляемый от всего, что выходило за пределы его служебной деятельности, великий князь Николай Павлович не был ознакомлен с делами государственными, не мог принимать участия в правительственных совещаниях и, совершенно не посвещенный в вопросы высшей политики, не зная требований своего времени и внутреннего состояния государства, взошел на престол, будучи почти неизвестен, при общем против него предубеждении; лишь только многочисленные и злые анекдоты о строгости великого князя, распускаемые в обществе недовольными им гвардейскими офицерами, встретили первые шаги Николая Павловича на новом трудном пути. А между тем внутреннее положение России в это время находилось в самом критическом состоянии. И вновь воцарившемуся государю предстояло исправить неисчислимые беспорядки и злоупотребления.


История русской армии. Том третий

Император Николай I, великий князь Михаил Павлович и цесаревич Александр Николаевич. Художник Крюгер


Результатом либеральных тенденций начала царствования императора Александра I и Заграничного похода в революционную Францию явилось волнение в обществе и отчасти в армии; брожение в войсках вызвало к жизни ряд союзов. К тому же «первый урок на царство», 14 декабря 1825 г., когда картечные выстрелы на Исаакиевской площади прекратили бунт, лег тяжелым, неизгладимым отпечатком на всю жизнь и деятельность императора Николая I.

Любовь Николая Павловича к военному делу не уменьшилась после оцарения. Напротив того, по мере знакомства с жизнью, военная среда сделалась еще более ему симпатичной, так как ее духовная сущность вполне соответствовала нравственному мировоззрению государя.

«Здесь, между солдатами, — говорил он Шнейдеру, — и посреди этой деятельности я чувствую себя совершенно счастливым. Здесь порядок, строгая законность, нет умничанья и противоречия, здесь все одно с другим сходится в совершенном согласии. Никто не отдает приказаний, пока сам не выучится повиноваться; никто без права перед другим не возвышается, все подчинено определенной цели, все имеет свое значение, и тот самый человек, который сегодня сделал мне по команде на караул, завтра идет на смерть за меня. Только здесь нет никаких фраз, нет лжи, которую видишь всюду. Здесь не поможет никакое притворство, потому что всякий должен рано или поздно показать, чего он стоит в виду опасности и смерти. Оттого мне так хорошо между этими людьми, и оттого у меня военное знание всегда будет в почете. В нем повсюду служба, и самый главный командир тоже несет службу. Всю жизнь человеческую я считаю не чем иным, как службою: всякий человек служит».

Одиннадцатилетний мирный период, предшествовавший воцарению Николая Павловича, свел со сцены доблестных представителей освободительных войн и не дал случая выдвинуться молодым силам, получившим практическую подготовку в наполеоновских кампаниях.

В качестве главного советчика по военным делам первое место занял Дибич. Человек бесспорно талантливый, но более всего ловкий, Дибич своей деятельностью преследовал скорее личные интересы, чем пользу дела. Ему не удалось выказать ни твердости убеждений, ни смелости открытой поддержки перед государем своего мнения, если оно шло вразрез с первоначальными мыслями монарха, т. е. тех качеств, которые были столь необходимы сотруднику первых годов царствования Николая Павловича, особенно при отсутствии у последнего «необходимой опытности» и наличии «необходимой поспешности».

Мирное течение военной службы было нарушено в первые годы царствования войнами, сначала Персидской, а потом Турецкой и Польской. Наибольшее впечатление на государя должна была произвести Турецкая война, так как первый год кампании он лично находился при армии, имевшей, однако, особого главнокомандующего — фельдмаршала князя Витгенштейна.

Вскоре за Турецкой войной началась война против польских мятежников.

Прославившийся Забалканским походом Дибич снова стал во главе русской армии. Но ему не удалось поддержать своей славы полководца; неустойчивость в мыслях и нерешительность в действиях отличали Дибича в продолжении всей затянувшейся по его вине кампании.

Переписка государя с главнокомандующим во время этой продолжительной войны является яркой характеристикой военных взглядов императора Николая I. Предлагая Дибичу разные советы, государь настоятельно требовал, чтобы они исполнялись лишь по мере, соответствующей личным взглядам главнокомандующего, которому на месте лучше видны все обстоятельства дела. «Я не австрийский гофкрихсрат и за несколько сот верст не могу давать точных указаний, как действовать», — писал государь.

Война с польскими мятежниками дала возможность государю выказать свои обширные военные дарования и познания в собственноручной записке о плане военных действий, относящейся к началу апреля 1831 г. Граф Паскевич воспользовался почти в полном объеме планом государя.

После подавления Польского мятежа начался продолжительный мирный период, обхватывавший время вплоть до 1849 г., когда, уступая просьбе императора Франца-Иосифа, государь двинул войска для подавления Венгерского восстания.

Прерванное кампанией 1849 г. военное затишье продолжалось затем вновь до Восточной войны 1853–1856 гг. И военная деятельность Николая Павловича за этот период времени должна была сузиться до роли административной и воспитательной с присущей мирной обстановке односторонностью.

Бросая общий взгляд на наши отношения к турецкому Востоку со времени падения Константинополя и до воцарения императора Николая Павловича, невольно приходится прежде всего отметить ту нравственную связь, которая существовала между Россией и подвластными Турции христианскими народностями с первых дней утверждения Оттоманской империи в Европе.

Императрица Екатерина II заключением Кючук-Кайнарджийского мирного договора дала могущественнейший толчок к самостоятельной жизни большинства христианских народностей турецкого Востока. В то же время этот договор предоставил России фактическое право защиты христианских жителей некоторых турецких провинций и нравственное покровительство над всеми подвластными Порте христианами.

Одновременно с этим Россия благодаря успешным войнам императрицы Екатерины II достигла на юге естественных границ.

Величие, приобретенное ею за время царствования императрицы Екатерины II, а главное, обширные восточные проекты наших государственных людей конца XVIII столетия заставили несколько иначе смотреть на миссию России на Ближнем Востоке. И хотя с воцарением императора Александра Благословенного в основу русской политики, в корне подорвавшей доверие к нам христианских народностей, легло сохранение до последней возможности существования слабой Турции, но вышеуказанные проекты и двойственная относительно Порты политика императора Александра Павловича дали возможность созреть общему убеждению в исключительно завоевательных намерениях России относительно Порты Оттоманской.

Вся последующая политика Александра I, сводившаяся к поглощению русских интересов общеевропейскими, не уменьшила недоверия к России, но зато отодвинула ее в делах Востока на второстепенный план. Из числа иностранных дворов, наиболее заинтересованной в исторической миссии, выказала себя Австрия, отличие взглядов которой выяснилось еще с 1700 г., когда рознь между интересами московского и венского дворов обнаружилась вполне; образ ее действий во время наших столкновений с Портой оставался всегда одинаков. Почти в таком же положении находилась и Англия, которая только однажды, во время ее борьбы с Наполеоном, стала на сторону русских требований. К концу же рассматриваемого периода ее влияние не только в Турции, но и среди христианского населения южной части этой империи упрочилось за счет уменьшившегося влияния России. Что же касается Франции и Пруссии, то обе эти державы в русско-турецких делах находили лишь средство давления на Россию в видах тех или других своих интересов. Таково было политическое наследие по делам Востока, которое пришлось принять на себя императору Николаю I.

Первым своим дипломатическим актом Николай Павлович объявил, что в делах внешней политики он будет руководствоваться заветами предшествовавшего царствования и строго придерживаться начал, обеспечивающих мир Европы со времени Венского конгресса. Что же касается до запутанных в то время восточных дел, то государь различал в них две категории фактов, из которых одна представляла многочисленные нарушения Турцией заключенных трактатов и составляла в глазах государя наше частное дело с Портой Оттоманской, другая же касалась событий, в которых были затронуты интересы и прочих европейских государств.

Что касается первых, то государь, не питая никаких честолюбивых замыслов, желал только точного исполнения договоров и, в случае надобности, готов был прибегнуть и даже прибегал, как например в 1828 г., к силе оружия.

Действуя столь энергично и самостоятельно в делах, считавшихся императором частными русско-турецкими, Николай Павлович в греческом вопросе желал видеть Россию поставленной «на одну линию с другими державами-посредницами». И, несмотря на недоверие к политике России, он рядом коллективных представлений в защиту греков, как то было в 1826 г., и даже совместными боевыми действиями, как то было под Навариным, прилагал все усилия к разрешению недоразумений между Турцией и Грецией.

Неудачный исход кампании 1828–1829 гг. и падение влияния центральной государственной власти внутри страны затянули дело реформ в Турции; одну только армию кое-как удалось организовать в тактическом отношении, причем административная ее часть по-прежнему продолжала оставаться в хаотическом беспорядке.

Победы восставшего египетского паши Мехмед-Али в 1831–1832 гг. так подействовали на султана, что, несмотря на господствовавшую в то время политику недоверия к России, он решился обратиться за помощью к императору Николаю I. Однако появление русских знамен и флага у самых ворот Царьграда вызвало такое сильное возбуждение в Париже и Лондоне, что благодаря стараниям англо-французской дипломатии султан предпочел уступить требованиям Мехмед-Али. Дальнейшие дипломатические шаги привели Россию и Турцию к подписанию Ункяр-Искелесийского договора, имевшего целью «взаимную защиту против всякого покушения». При этом правительство обоих государств обещает согласоваться откровенно касательно всех предметов, которые относятся до их обоюдного спокойствия и безопасности, и в этом случае взаимно оказывать существенную помощь. Россия должна была представить Турции в случае надобности армию и флот, а Турция — закрыть проливы.

Договор этот был принят с нескрываемым неудовольствием в Париже и в Лондоне. Английский кабинет начал подыскивать себе союзников, но все его старания не увенчались успехом; Австрия и Пруссия признали Ункяр-Искелесийский договор без всяких оговорок; Швеция предупредила о своем строгом нейтралитете, если дело дойдет до англо-русского столкновения, а правительство Луи-Филиппа согласилось только на военную демонстрацию против России, но не считало возможным вступать с нами в действительную войну. И в Лондоне должны были смириться перед совершившимся фактом.

Однако в 1835 г. деятельность лондонского правительства вновь ознаменовалась целым рядом враждебных нам протестов и, не ограничиваясь пререканием с нашими представителями в Лондоне, министр иностранных дел Англии лорд Пальмерстон преследовал более существенную цель противодействия русскому влиянию в Константинополе, завершившуюся торговым договором Турции с Великобританией, послужившим могучим средством для упрочения в Константинополе влияния держав, которые имели наиболее значительные торговые обороты с Оттоманской империей.

Причины умаления нашего значения на берегах Босфора лежали в руководящих основах нашей политической программы относительно Турции, принятой после 1829 г. Адрианопольский мир ставил нашей целью иметь соседом Турцию слабую и неспособную к внутреннему и внешнему росту, а потому вполне естественно, что мы не могли поддерживать турецких реформ, направленных к укреплению и обновлению империи оттоманов. Напротив того, Великобритания, в лице лорда Пальмерстона, являлась убежденной защитницей живучести Турции и вместе с австрийским министром князем Метернихом считала единственным способом разрешения восточного вопроса установление общеевропейского покровительства над Турцией.

Новая распря Мехмед-Али с султаном давала случай для осуществления этой идеи. Боясь, что возможное поражение турецких войск может принудить султана искать помощи у императора Николая, державами было предложено России принять участие на совещании в Вене по восточному вопросу, на что наш кабинет ответил решительным отказом.

Между тем переговоры султана с Мехмед-Али к желательным результатам не приводили, и новый султан Абдул-Меджид обратился за содействием к представителям держав.

Соглашаясь теперь на свое участие в коллективной гарантии турецко-египетского соглашения, Россия ставила условием отказ морских держав от объявления неприкосновенности владений Турции и их согласие на закрытие проливов для военных судов всех наций.

В этом духе и была закончена конвенция 3 (15) июля 1840 г. между Россией, Австрией, Пруссией, Англией и Турцией. Успехи турок при содействии Англии и Австрии принудили Мехмед-Али принять предложенные ему условия, а симпатизировавшая ему Франция присоединилась к группе европейских государств. 1 июля 1841 г. между Россией, Англией, Австрией, Пруссией, Турцией и Францией была подписана новая конвенция, отличавшаяся от прежней тем, что закрытие проливов являлось обязательным для Турции, «пока Порта находится в мире». Эта оговорка сыграла роковую роль в 1854–1855 гг., когда англо-французский флот стал свободно бомбардировать русско-черноморское побережье.

Балканская наша политика сводилась в это время к руководству управлениями княжеств и к поддержке существующего порядка. Но «агенты русского правительства, — по словам современника, — своими гордыми приемами оскорбляли личность и достоинство князей, унижали чувства народности, делались гонителями всякого свободолюбивого человека, объявили неловкую войну Западу, преследовали того, кто их не раб, превращали дома свои в вертепы интриг и доводили всех благомыслящих людей княжеств до отчаяния; так что народы, любившие Россию, как мать, исполнились неприязнью к их благотворительности». Таковы, в общем, несколько односторонние, выводы современника. Неудивительно, что наше влияние на Турецком Востоке в 1830–1840-х гг. он признает влиянием мнимым. Оно таковым и было на самом деле.



Взамен же русского влияние Англии продолжало возрастать и укрепляться.

Места, связанные с воспоминаниями о важнейших событиях земной жизни Иисуса Христа, с древнейших времен особо почитались христианами.

Победы Миниха и Кючук-Кайнарджийский договор обратили взоры православных восточных христиан к могущественной России. Начатая борьба с франками за обладание Святыми местами с переменным успехом велась до половины XIX столетия, когда она и достигла высшего напряжения. Щекотливое положение Турции в этом споре держав и необходимость удовлетворить совершенно противоположные требования России и Франции принудило ее избрать среднее решение, предложив некоторые уступки католикам взамен за другие уступки в пользу греков.

Однако полумеры турецкого правительства не удовлетворили императора Николая, а все усилившееся влияние при дворе султана посла Франции Лавалета побудило государя принять энергичные меры для удовлетворения своих справедливых требований. После ряда новых настойчивых переговоров была признана необходимой посылка к султану чрезвычайного посольства с генерал-адъютантом князем Меншиковым во главе. Предназначенный в случае войны с Турцией в главнокомандующие, посол помимо чисто дипломатических поручений должен был ознакомиться и с современным состоянием Турции в военном отношении, выбрать удобные для высадки пункты и т. п.

Но всесильный в то время в Константинополе посол Англии лорд Редклиф, посвятивший всю свою продолжительную дипломатическую деятельность борьбе против усиления нашего влияния на Босфоре, объединил вокруг себя дипломатический корпус и заставил турок считаться с его взглядами. По его совету турки разделили наши требования на две категории. Первая касалась вопроса собственно о Святых местах и о правах Православной церкви, а ко второй категории были отнесены наши предложения, могущие, по мнению турок и их английского друга, создать в пользу России такое влияние на христианские народности подданных Порты, которое могло бы вызвать опасность или серьезные неудобства для осуществления верховных прав султана.

Идя навстречу первым нашим требованиям, касавшимся главным образом прав хранения ключей от Вифлеемского храма и права исправления купола на храме Гроба Господня, турки восставали против вторых, особенно возражая против установления между Турцией и Россией конвенции, гарантирующей точно status quo преимуществ православного вероисповедания и Святых мест, находящихся в его исключительном или совместном с другими исповеданиями владении, и представлявшей между прочим русским дипломатическим агентам в Константинополе право делать представления правительству Турции о нуждах греко-российской церкви и ее духовенства.

Затягивая переговоры, турки тем временем успели обеспечить себе заступничество со стороны держав запада. И в то время, когда, приводя в исполнение свою угрозу, князь Меншиков покинул Константинополь, англо-французская соединенная эскадра подошла к Дарданеллам, и турки почувствовали себя в полной безопасности.

Состояние русских войск перед началом войны

К началу Восточной войны военно-сухопутные силы империи состояли из регулярных и иррегулярных войск. Регулярная армия делилась на войска действующие (или линейные), резервные и запасные, местные и вспомогательные.

Действующая пехота разделялась на линейную и легкую (карабинерные и егерские полки и стрелковые батальоны), части, ничем, впрочем, существенно между собой не различавшиеся.

К 1853 г. пехота состояла из 110 полков (от трех до пяти батальонов, шестиротного состава каждый), 9 стрелковых и 84 линейных батальонов. Пехотные полки и часть линейных батальонов сводились в 30 дивизий (по 4 полка) и 6 отдельных бригад; стрелковые же батальоны были приданы непосредственно корпусам.

Кавалерия делилась на тяжелую (кирасирские, драгунские полки) и легкую (уланские и гусарские полки). Всех кавалерийских полков шести- и десятиэскадронных было 59, из которых 23 тяжелых и 36 легких. Полки эти сводились в 15 дивизий.

Полевая артиллерия состояла всего из 135 батарей (106 пеших и 29 конных, все двенадцатиорудийного состава), сведенных в большинстве в 28 пеших и 7 конных бригад. Почти все бригады сверх того сводились в 10 артиллерийских дивизий.

Для снабжения войск огнестрельными припасами имелись 4 летучих и 12 подвижных парков.

Инженерные войска состояли из десяти саперных батальонов четырехротного состава, сводившихся в 3 бригады, и двух конно-пионерных дивизионов, по два эскадрона, возивших с собой понтонные парки.

Высшими войсковыми соединениями являлись корпуса, которых всего имелось 14. Корпуса, в большинстве случаев, состояли из 3 пехотных, 1 кавалерийской и 1 артиллерийской дивизий и 1 саперного батальона. В трех резервных кавалерийских корпусах (из общего числа 14) имелось по 2–3 кавалерийских дивизии. Штаты войсковых частей (230 чел. в роте и 133 коня и 168 рядовых в эскадроне) в отличие от современного состояния этого вопроса не отличались от штатов военного времени и пополнялись в случае мобилизации лишь бессрочноотпускными, которых полагалось на роту 25 человек.

Резервные и запасные войска для пехоты составляли резервные и запасные батальоны, содержавшиеся в незначительных кадрах в составе 1 офицера и 22 нижних чинов каждый. В военное время предполагалось сформировать по 1 резервному и 1 запасному батальону на каждый действующий полк. В кавалерии на каждый полк в военное время формировались резервный и запасный эскадроны. Резервные и запасные части артиллерии составляли в военное время 8 резервных артиллерийских бригад шестибатарейного состава (3 резервных и 3 запасных батареи). Конная артиллерия формировала во время войны резервные и запасные части в составе 12 конно-артиллерийских батарей. Инженерные войска формировали 4 резервных, 2 запасных саперных батальона, 6 понтонных рот с понтонными парками, 1 запасную роту, резервный и запасный конно-пионерные эскадроны.

К войскам местного и вспомогательного назначения нужно отнести местные артиллерийские и осадные парки, гарнизонную артиллерию, осадные инженерные и полевой инженерный парки, корпус внутренней стражи и корпуса жандармов, учебных и образцовых войск. Кроме того, к началу Восточной войны имелось 25 округов поселения кавалерии и 10 округов пехотных солдат.

Помимо регулярных войск в ведении военного министерства находились войска, состоявшие из казаков и инородцев, в числе коих находился и Балаклавский греческий батальон.

Численность русской армии выражалась следующими цифрами: в регулярной армии состояло 27 745 генералов и офицеров и 1 123 583 нижних чина; в иррегулярных войсках числилось 3 647 генералов и офицеров и 242 203 нижних чина. Следовательно, общая численность войск достигала 31 392 генералов и офицеров и 1 365 786 нижних чинов.

Главнейшими особенностями организации армии были следующие:

1) армия состояла из двух, резко отличавшихся по своим качествам, частей — действующей и резервной. И в то время, когда по своему мирному составу почти не отличалась от боевого, кадры резервных и запасных войск не могли служить гарантией их надлежащей и скорой формировки;

2) процент небоевого элемента был слишком велик, составляя 17 % общей численности;

3) обращает на себя внимание разнообразие в составе тактических единиц;

4) существование системы военных поселений не оправдало возлагавшихся на них надежд и чисто военные качества не привились к воинам-пахарям.

Комплектование армии нижними чинами производилось по рекрутскому уставу 1831 г., обязывавшему нести личную повинность только лицам податного сословия. Благодаря этому вся тяжесть военной службы ложилась на беднейшие классы населения, а общинный характер повинности предоставлял армии малопригодный контингент рекрутов.

Сроки действительной службы были установлены от 22 до 25 лет. Прослужившие беспорочно 15 лет увольнялись в бессрочный отпуск, во время которого они ежегодно собирались на один месяц в учебные сборы.

Что касается казачьего населения, то отбывание военной службы было обязательно для всех казаков и срок службы считался 30 лет, причем служба неслась с перерывами, в которые казаки увольнялись на льготу.

Комплектование армии унтер-офицерами благодаря большим срокам службы не встречало затруднений и производилось производством поступивших добровольно и по набору рядовых, а некоторая часть пополнялась из числа кантонистов и окончивших курс учебных частей.

Комплектование армии офицерами производилось при помощи:

1) выпуска из военно-учебных заведений;

2) производства добровольно поступивших на службу;

3) производства нижних чинов, поступивших по набору.

Офицеры первой категории составляли лишь 1/3 часть потребного для армии количества офицеров, да и эта треть поступала исключительно на укомплектование гвардии и специальных войск. Главный же контингент офицеров армейской пехоты и кавалерии пополнялся производством из дворян и вольноопределяющихся. Незначительный экзамен для поступления юнкером в армию и дальнейшее производство в офицеры лишь за небольшую выслугу лет делали весьма легким достижение офицерского чина. Нижние чины, поступившие на службу по набору, должны были по прослужении 10–18 лет в звании унтер-офицера сдать особый экзамен при штабе дивизии и отбыть один год испытания по службе.

Вооружение пехоты и кавалерии состояло из гладкоствольного заряжавшегося с дула кремневого ударного ружья семилинейного калибра, дававшего возможность стрелять до 600 шагов. Стрелковые батальоны были вооружены Лютихскими штуцерами (7-лин.) нарезными, заряжавшимися с дула и позволявшими стрелять до 1200 шагов. Медленность заряжания, плохие баллистические качества и плохое состояние оружия делало его малопригодным для употребления в бою.

Полевая артиллерия была вооружена медными, гладкоствольными, с дула заряжавшимися 6- и 12-фунтовыми пушками и ¼ и ½-пудовыми единорогами, укороченными пушками, приспособленными для стрельбы разрывными снарядами и для стрельбы навесной. Снарядами полевой артиллерии являлись картечь, ядра, картечные и обыкновенные (пустотелые) гранаты. Предельной дальностью при 15 % попадания считалось 500–600 сажен для гранаты и 200–300 сажен для картечного выстрела при 21 % попадания. При таких свойствах огонь этого рода войск не мог служить могущественным средством для подготовки атаки, но, однако, артиллерия наша, «по меткости своей стрельбы и по спокойствию прислуги, оказалась намного выше неприятельской».

В состав осадной артиллерии входили 24-, 18-фунтовые пушки, пудовые единороги, ½, 2- и 5-пудовые мортиры. Снарядами для пушек служили сплошные ядра, единорогам — гранаты, мортирам — бомбы.

Для обороны крепостей употреблялись все орудия как новейших, так и старых образцов, входившие в состав осадной и полевой артиллерии, и, кроме того, 36-фунтовые и 3-пудовые бомбовые пушки. Почти все эти орудия были чугунные, гладкоствольные, с дула заряжающиеся.

В Севастополе, преимущественно для сильного картечного огня, употреблялись во время Восточной войны еще каронады, т. е. 12-, 18-, 36- и 68-фунтовые пушки, применявшиеся также и для навесной стрельбы. Холодным оружием пехоты служил тесак, в коннице — сабля, а у улан, 9-х и 10-х эскадронов драгун, кирасир и казаков — и пики; кавказские казаки вместо пик имели кинжалы.

В обмундировании войск того времени совершенно забывалось главное назначение одежды для солдата: дать ему укрытие от непогоды, сохранить его силы и здоровье и дать возможность удобно передвигаться и удобно действовать оружием.

Ни одному из этих условий обмундирование наших войск не удовлетворяло. В формах одежды преследовалась только одна цель — грозный вид всего строя и воинственный и красивый вид каждого воина, взятого в отдельности. Поэтому войска наряжали в предметы, крайне неудобные, и по большей части не только бесполезные во время войны, но даже и вредные; материалы для обмундирования по большей части были малоудовлетворительные.

Головные уборы у большей части войск состояли из касок черной лакированной кожи, с двумя козырьками, подбородной чешуей, большим гербом и многими медными украшениями. Этот головной убор был настолько стеснителен, что в начале войны разрешено было на походе их бросить и ограничиться только фуражками, которые предназначались в обыкновенное время для домашнего обихода.

Общая же тяжесть всего носимого пехотным солдатом доходила до 77 фунтов, что в значительной степени превышало вес носимого солдатами иностранных армий.

Для продовольствия нижних чинов отпускались ржаная мука или печеный хлеб (3 фунта в день), гречневая крупа (¼ фунта в день) и мясо (7 фунтов в месяц), соль и винные порции.

Фуражное довольствие было установлено в размере ежедневного отпуска на каждую строевую и артиллерийскую лошадь от 4 до 3 гарнцев овса, от 15 до 10 фунтов сена и от 3 до 2 фунтов соломы.

Все виды довольствия войска получали из двух различных ведомств: провиантского, которое снабжало их провиантом и фуражом, и комиссариатского, снабжавшего войска деньгами, вещами, а также ведавшего хозяйственной частью военно-врачебных заведений и ремонтированием лошадей.

Войсковое хозяйство фактически всецело находилось в руках командиров частей, ближайшими помощниками которых являлись казначей и квартермейстер. Единственные ответчики за продовольствие и состояние имущества своей части, командиры полков являлись как бы комиссионерами, обязанными содержать вверенный их управлению полк за определенную, отпускаемую казной сумму. В каждой отдельной части войск имелась масса своих мастерских, отвлекавших рабочих из строя, как-то: швальня, сапожня, оружейная, слесарная, плотничья, столярная, басонная, лакировальная, кузнечная, а в гвардии и султанная.

В военное время войска продовольствовались при помощи запасов, сосредоточенных в магазинах внутри страны и на базисе, а также при помощи войсковых запасов и средств самого театра войны. Наши войска выступали в поход, имея при себе провиант на 10 дней (на 4 дня — в ранцах и на 6 дней — в полковых провиантских телегах) и в подвижном магазине на 20 дней. Зерновым фуражом кавалерия была обеспечена на 3–4 дня, а артиллерия и обозы — на 6 и более дней. При передвижениях вблизи и вдали от неприятеля войска расходовали свой 10-дневный запас, пополняя его немедленно из местных или подвижных магазинов, а в крайнем случае — реквизициями. Ранцевый же запас позволялось расходовать лишь в исключительных случаях.

Хлебопечение в военное время производилось частью самими войсками в полевых печах, частью же обывателями.

Войсковой обоз подразделялся на комиссариатский (аптечный вьюк, патроны, провиант и прочее хозяйственное имущество), артиллерийский и инженерный. Почти весь обоз имел простую оглобельную упряжку, что составляло один из главных его недостатков.

Лечение воинских чинов в мирное время производилось в военных госпиталях, полковых лазаретах и, за неимением их, в «городских» больницах. К 1 января 1853 г. состояло всего 183 госпиталя и их отделений с 1095 офицерскими и 40 662 для нижних чинов местами. Это число не удовлетворяло общей потребности нашей армии и до 85 тысяч человек ежегодно должны были пользоваться в больницах гражданского ведомства.

При выступлении в поход войска, кроме лазаретов, по положению имели перевязочные припасы на себе, каждый третий солдат: бинт в 4 аршина, компресс в 1 аршин и корпии 12 золотников.

Комплектование войск врачами производилось выпуском из Медико-хирургической академии и из медицинских факультетов университетов. Фельдшера и фармацевты выпускались из фельдшерских школ, состоявших при некоторых госпиталях и комплектовавшихся кантонистами.

Что касается до болезненности в войсках того времени, то за десятилетие с 1841 по 1852 г. средним числом на 1 тысячу человек приходилось в год около 692 заболеваний и 38 умерших, которые таким образом составляли 3,8 % всего наличного состава войск.

Такая смертность превышала почти вдвое смертность в других европейских армиях и втрое — таковую же среди населения России соответствующих возрастов.

Обращаемся теперь к рассмотрению в общих чертах тактического устройства войск.

Пехота. Рота в строевом отношении разделялась на 2 взвода, а каждый взвод — на 2 полувзвода.

Боевыми строями роты и батальона были развернутый трехшереножный строй, предназначавшийся главным образом «для частой и сильной пальбы», колонны, каре и рассыпной строй. Колонны полувзводные, взводные и дивизионные применялись во всех случаях расположения на месте, при маневрировании и атаке. Главнейшим недостатком этих построений являлась глубина колонн, особенно увеличивавшаяся от построения людей в 3 шеренги.



Рассыпной строй употреблялся исключительно для стрельбы и состоял из цепи застрельщиков (28 стрелков в роте) и ее резервов. Когда же число застрельщиков по условиям боя оказывалось недостаточным, то 3 роты батальона становились в 1-ю линию и высылали от себя необходимое число стрелков, а гренадерская рота располагалась в 100–150 шагах в резерве. В цепи люди располагались попарно (чтобы иметь одно из двух ружей всегда заряженным) и подчинялись тактическим условиям, во многом удовлетворяющим современным взглядам на это дело. К сожалению, только рассыпной строй играл в бою второстепенную, вспомогательную роль.

Боевой порядок нескольких батальонов пехоты состоял из двух боевых линий и резерва. Интервалы и дистанции в батальонах 1-й и 2-й линий, построенных в колоннах к атаке (12 шеренг), были 100–300 шагов. Колонна резерва располагалась в 3-й линии на дистанции 400–500 шагов.

Боевые действия пехоты состояли из наступления и обороны. При наступлении боевой порядок строился в таком расстоянии от неприятеля, чтобы последний не мог напасть на выстраивающиеся войска раньше, чем они займут свои места.

Первая линия обычно, строясь «в колоннах к атаке», высылала на 200 шагов вперед застрельщиков; когда боевой порядок придвигался к неприятелю на 250–300 шагов, застрельщики открывали огонь с целью расстроить, «до некоторой степени», сомкнутые части противника и тем подготовить атаку нашим колоннам, причем, если первая наша линия расстраивалась, она сменялась второй, а вторая — резервом.

Этот порядок лишал войска, введенные в дело и надеющиеся на смену, необходимой энергии и узаконивал преступную, с военной точки зрения, систему введения войск в бой по частям.

При обороне развернутая 1-я линия встречала неприятеля огнем, и если огонь не задерживал наступления противника, то 2-я линия проходила сквозь 1-ю и встречала атаку атакой; 1-я же свертывалась в колонны к атаке.

Столь сложное перестроение являлось рискованным, особенно в случае возможного замешательства. Атака конницы отбивалась из каре, располагавшихся в шахматном порядке. За 40–50 шагов открывался батальонный огонь или огонь залпами, после чего брали на руку.

Кавалерия. Строи кавалерии состояли из развернутого, для производства атак; колонн — для маневрирования на поле сражения; походных движений; рассыпного — когда требовалось достигнуть не столько силы удара, сколько быстроты нападения; строя для фланкирования.

Спешивание легкой кавалерии применялось очень редко. Для этой цели употреблялись преимущественно драгуны, выделявшие из 10-эскадронного полка 8-взводный батальон.

Артиллерия. Резких особенностей от нынешнего устава в строевых порядках не было. Огонь полагалось открывать с расстояний верного выстрела с 400–500 сажен и только по густым колоннам допускалась стрельба с 600 сажен.

Большим недостатком артиллерии, усложнявшим вопрос снабжения снарядами, являлось разнообразие калибров в составе батарей, имевших и пушки и единороги.

Для совокупных действий различных родов оружия были установлены так называемые нормальные боевые порядки пехотных и кавалерийских дивизий с их артиллерией, точно устанавливавшие расположение частей, интервалы и дистанции.

Боевых порядков для пехоты существовало четыре, а один назывался резервным. Все они состояли из различного сочетания батальонов в двух боевых линиях и резерве. Артиллерия располагалась равномерно по линии и несколько впереди ее, прикрытая цепью застрельщиков.

При наступлении боевой порядок продвигался к неприятелю на 400–500 сажен, и здесь начиналось артиллерийское состязание. Это время служило для производства рекогносцировки противника и окончательного видоизменения боевого порядка в зависимости от собранных сведений. Подойдя затем к противнику на 300–350 сажен, боевой порядок вновь приостанавливался для производства атаки огнем, а застрельщики завязывали бой. Сопровождая наступающую пехоту, артиллерия также двигалась до картечного выстрела (400–500 шаг.), откуда покровительствовала пехотной атаке. При производстве последней требовалось самое точное соблюдение интервалов, дистанций и равнения.

Движение производилось ускоренным шагом без стрельбы, за 20–30 шагов люди бросались атаку. Вторая линия безостановочно следовала за первой, готовая поддержать или сменить ее. В случае успеха батареи выезжали вперед и открывали огонь по отступающему.

Вообще отличительными чертами нашей тактики того времени были: стремление к действиям большими массами, взгляд на рассыпной строй как на средство вспомогательное, твердость форм боевых порядков, малая их гибкость и применяемость к местности, большая приверженность к точным цифровым данным, малая подготовка атаки огнем и пренебрежение к мерам, уменьшающим потери от огня. Способ действий, требующий стройности движений, требовал и совершенно ровных мест; на местности же пересеченной эти порядки были неприменимы, а другие тактические формы не были предусмотрены уставом.

Общий характер обучения сводится исключительно к выработке из солдат и офицеров составных единиц тех масс войск, которые предполагалось двигать на полях сражений. Все внимание обращалось на обучение действиям в сомкнутом строю, и в этом отношении наша армия доходила до совершенства.

Уставы, изучение которых составляло всю премудрость военного дела, были слишком сложны и объемисты в той своей части, которая была наполнена техническими мелочами и лишь незначительная их часть относилась собственно к боевой стороне дела.

Обучение рекрут лежало исключительно на нижних чинах, учивших их тому, что нужно было для смотра, и потому употребляли все силы солдата на уразумение премудрости тихого учебного шага в три приема, стойки и щегольских ружейных приемов.

Упражнения войск в полевой службе своевременно не производились, хотя этот отдел обучения входил в уставы и требовался как государем, так и наследником. И офицеры и нижние чины терпеть не могли этих занятий, на которые смотрели как на источник излишних мучений, так как они не подлежали поверке на смотрах. Что касается обучения стрельбе, то этот важный отдел военного ремесла как бы совершенно находился в загоне и вызывал больше, чем какой-либо другой отдел, нареканий современников.

На стрельбу смотрели как на излишнее, никому не нужное бремя, и даже производимые ежедневно государем смотры не помогали делу. Отлично было поставлено дело стрельбы лишь в штуцерных и стрелковых батальонах, где стрельбе отводилось должное место. Бою на штыках полагалось обучать во всей армии только застрельщиков.

В одиночном образовании кавалериста, как это ни странно, важную роль играли: пешая выправка, ружейные приемы и маршировка. На обучение людей езде имела большое влияние заботливость эскадронных командиров о лошадях. При обучении эскадронов, полков и более крупных частей все внимание было обращено на стройность движения масс, чистоту уставных построений и церемониальный марш.

В артиллерии и инженерных войсках также много внимания было обращено на стройность движений и церемониальный марш, и лишь хороший состав офицеров сделал то, что эти войска во время Крымской войны стояли на высоте современных требований.

С целью обучения офицеров государь принимал меры к широкому развитию учений с обозначенным противником, маневров, военной игры и бесед по тактике строевых офицеров с офицерами генерального штаба. Но, падая на неподготовленную почву, занятия эти пользы никакой не приносили. Особенно ничтожны были военные познания у высших строевых начальников, заботившихся лишь о хорошем шаге и равнении.

Подготовка к войне

Дунайский театр военных действий

Начало войны

Ольтеницкий бой

Бой при Четати

Энергичное дипломатическое воздействие на Турцию, при наличии в ней сильной борьбы влияний между морскими (Англия и Франция) и континентальными (Россия и Австрия) державами, вызвало необходимость поддержать это воздействие и боевой готовностью, на случай неудачи миссии князя Меншикова.

Первые военные распоряжения государя о сборе резервных и запасных частей для приведения в боевую готовность одного корпуса относятся еще к концу 1852 г.

Широкий, правильный военный взгляд государя в отношении самого характера действий выказался в собственноручной записке Николая Павловича по этому вопросу:

«Быстрые приготовления, возможная тайна и решительность в действиях необходимы для успеха», — заключал император свои соображения. Обращаясь к средствам выполнения поставленной цели, государь полагал, что «сильная экспедиция с помощью флота в Босфор и Царьград может все решить очень скоро».

Однако изложенный выше план не встретил сочувствия и поддержки со стороны князя Меншикова; начинаются постепенные уклонения Николая Павловича от своего первоначального плана, постепенные уступки государя мнению своих доверенных советников. Здравый военный взгляд императора Николая ясно сознавал искусственность той обстановки, в которую приближенные к нему лица мало-помалу старались облечь военные операции, и которая, в конце концов, вылилась в форму бесцветного, почти годового сидения в княжествах, энергично поддерживаемого инициатором его светлейшим князем Варшавским, и давшего созреть пагубной для нас Крымской экспедиции союзников.

Окончательный план операций, выработанный государем совместно с князем Варшавским, разделял военные действия на три эпохи.

Первая заключалась в занятии «в залог» Придунайских княжеств, на случай непринятия турками нашего ультиматума. «В этом положении, — писал государь, — держа войска в здоровых лагерях, имея по Дунаю только наблюдательные казачьи посты и в избранном месте резерв или авангард, — будем ждать, какое впечатление занятие сие произведет на турок».

Вторая эпоха наступает тогда, когда и после занятий княжеств Турция будет продолжать упорствовать. Она должна была выразиться в блокаде Босфора, в разрешении, может быть, брать нашим крейсерам турецкие суда, в предложении Австрии занять Герцеговину и Сербию и в объявлении туркам, что, в случае их упорства, государь объявит независимость княжеств и Сербии.

И, наконец, третья эпоха заключалась в приведении вышеназванных угроз в исполнение, чтобы признанием независимости княжеств положить начало разрушению Оттоманской империи.

16 мая 1853 г. высочайше повелено было войскам сосредоточиться на исходных для занятия княжеств пунктах, не переступая, однако, границы. Третий корпус в то же время должен был пододвинуться к предстоящему театру военных действий на смену 4-му корпусу, предназначенному вместе с частями 15-й пехотной и 5-й легкой кавалерийской дивизий для занятия княжеств.

Первые приготовления турок, или, вернее, их будущих союзников, к войне с Россией относятся к 1849 г.

Составленный тогда французским послом в Константинополе генералом Опик план военных операций на случай наступательной против турок войны со стороны Придунайских княжеств и лег в основу действий турецкого главнокомандующего осенью 1853 — весной 1854 г. Предполагалось усилить фортификационными сооружениями обороноспособность Балкан, сформировать под их прикрытием солидные резервы, учредить в Адрианополе главный складочный пункт армии; оставить в Константинополе минимальный гарнизон (очевидный расчет на флоты союзных иностранных держав) и задерживать сколько возможно наши войска на Дунае. Кроме того, предполагалось упорно оборонять Силистрию, после взятия которой одна часть турецкой армии должна отойти на Шумлу, к тому времени усиленную, а другая — к Балканским дефиле, которые и защищать с имеющей намерение подойти туда резервной армией. В случае же прорыва русских через Балканы борьба должна была свестись «к отчаянной храбрости безнадежной защиты». Ограничивавшийся строгой обороной на Европейском театре, турецкий план предусматривал наступательные действия в Азии.

В половине октября 1853 г. число турецких войск, предназначенных против нас, доходило до 143 тысяч человек.

Во главе турецкой армии был поставлен Омер-паша, беглый австриец, кроат по происхождению. Таланты его как полководца во многом уступали его талантам как организатора, сделавшего турецкую армию неузнаваемой, и, действуя против русских, Омер-паша выказал в большой степени осторожность и нерешительность.

К открытию кампании около половины всех турецких войск находилось в четырехугольнике крепостей: Рущук, Силистрия, Варна и Шумла, составляя главные силы и центр армии; на крайнем левом фланге сильнее других был Виддинский отряд — 30 тысяч, правый же фланг, главным образом, охранялся 20-тысячным отрядом, расположенным у Исакчи.

Такое распределение сил объясняется, отчасти, желанием заставить русских растянуть свои войска и прикрыть переправу на правом фланге границы.

В конце сентября 1853 г. стратегическое расположение турецкой армии закончилось.

С этим же временем совпадает и переход турок к открытым враждебным против нас действиям.

Еще ранее, нежели выяснился неудачный исход миссии князя Меншикова, государь счел необходимым принять ряд мер по приведению армии на военное положение с тем, чтобы в случае надобности иметь полную возможность поддержать силой оружия справедливые требования. 4-й и 5-й корпуса были поспешно укомплектованы бессрочно отпускными; 13-й дивизии в Севастополе было приказано изготовиться к отплытию в Закавказье; конница должна была присоединиться к своим корпусам и т. д.

Когда же безуспешность переговоров князя Меншикова сказалась, император Николай 14 июня 1853 г. повелел занять войсками Дунайские княжества.

Для этой цели были назначены 4-й и 5-й корпуса и Дунайская флотилия контр-адмирала Мессера. Общее начальство над этими войсками поручалось генерал-адъютанту князю Михаилу Дмитриевичу Горчакову.

21 июня авангард армии под начальством графа Анреп-Эльмпта переправился через Брут у Леово и через Фальчи, Текуч, Фокшаны двинулся к Бухаресту, отделив наблюдательный отряд к Слободзее.

Театром предстоявших военных действий в Европейской Турции являлись княжества Молдавия и Валахия. Значительная часть первой покрыта второстепенными горными хребтами; реки к востоку от Серета текут в болотистых долинах и имеют негодную для питья воду; по правую же сторону р. Серета горная сторона придает и рекам характер горных потоков.

Прикрытая с севера Карпатами, гористая (более на западе) Валахия была с запада от Сербии и юго-востока от Болгарии отделена р. Дунаем, на берегах которого и совершались важнейшие события кампании 1854 г.

Почва плодородна, особенно в Валахии, лесов мало.

В отношении путей сообщения княжества имели мало дорог шоссейных, но зато многочисленные грунтовые дороги были вполне удобны для движения.

Река Дунай прикрывает границы Валахии от Орсовы до Галаца на протяжении 700 верст, образуя также удобный судоходный путь.

На пространстве от Ольты до Калараша, против Силистрии, левый берег состоит из болотистых плавней и большей частью непроходим. У Силистрии ширина Дуная имеет 360 сажен, но течение здесь весьма быстро, у с. Гура-Яломице, где берега Дуная сильно понижались, ширина доходила лишь до 350 сажен.

Левый берег Дуная весьма мало доступен и неудобен для устройства переправы, а где переправа и была возможна — там стояли крепости Виддин, Рахова, Никополь, Рущук, Силистрия и укрепленные города Систово, Туртукай, Гирсово, Мачин, Исакча, Тульча. Словом, Дунай представлял для турок превосходную оборонительную линию.

В сентябре 1853 г. наши войска расположились в окрестностях Бухареста и считали в своих рядах 55 тысяч человек.

Охранение квартирного района было возложено на авангард графа Анрепа, сборным пунктом которого являлся лагерь на р. Аржисе, между селениями Колибаш и Гостинари. Кроме того, у Обилешти стоял отдельный конный наблюдательный отряд генерала Богушевского.

15 сентября князь Горчаков составил «передовой отдел войск», порученный генералу Данненбергу. Авангард этих войск, которым поручилось охранение Дуная от реки Веде до монастыря Карницели, стал у Одая.

Для общего охранения войск со стороны Малой Валахии у Руссе-де-Веде был расположен правый отряд генерала Фишбаха, в составе 7 батальонов, 2 полков конницы, 2 пеших и конной батарей и одного полка и 3 сотен казаков. С подобной же целью у Будешти был поставлен левый отряд генерала Павлова, приблизительно такой же силы, как и правый. Кроме того, на Нижнем Дунае стоял отряд генерала Лидерса, состоявший из частей 15-й дивизии и расположенный у Рени, Измаила и Килии.


История русской армии. Том третий

История русской армии. Том третий

Карта театра военных действий в Европе в 1853–1854 гг.


27 сентября Омер-паша в письме на имя князя Горчакова предложил очистить в 15-дневный срок княжества, в противном случае грозя открытием военных действий. Князь Горчаков ответил, что вести переговоры он не уполномочен.

Опасение перехода турками Дуная большими силами привело князя Горчакова к решению образовать в Слободзее отряд графа Анрепа, силой в 6 батальонов, 10 эскадронов, 6 сотен и 12 пехотных орудий. Этот отряд, совместно с войсками генерала Энгельгардта, расположенными у Браилова, в достаточной степени обеспечивал армию князя Горчакова со стороны Силистрии и, главное, Гирсова, но зато облегчал туркам переправу у Ольтеницы, так как в состав отряда графа Анрепа была взята почти вся пехота отряда генерала Павлова.

Заняв почти одновременно с действиями в Малой Валахии острова у Силистрии и Туртукая и приступив к их укреплению, турки 20 октября открыли враждебные действия и против Журжи; однако попытка их ничем не кончилась, так как наш гарнизон Журжи, лежащей против Рущука и на пути к Бухаресту, был увеличен, а остров распоряжением генерала Соймонова усилен расположением батарей и редутов.

Одновременно с наступательными попытками против левого фланга и центра у Гирсова и Журжи и против правого фланга у Калафата турки перешли к активным действиям и в ближайшем от Бухареста пункте, около Ольтеницы, что и привело к бою здесь 23 октября.

Решительно начатое дело, несмотря на большие потери, причиняемые густым строям наших войск огнем превосходных турецких сил, готовилось закончиться атакой. Поддержанные артиллерией генерала Сикстеля, постепенно переезжавшей на 100, 300 и 250 сажен от неприятеля, наши батальоны стройно приближались к неприятельским укреплениям и, не глядя на громадные потери в рядах и большую убыль среди начальников, чувствовалось, что 6 батальонов селенгинцев и якутцев имеют еще достаточно мощи, чтобы через несколько мгновений быть на валах турецких укреплений.

В это время, однако, было получено приказание корпусного командира генерала Данненберга начать отступление.

Неохотно, но с полным спокойствием повернули наши батальоны назад и отошли за вязкие низины. А турки, убедившись в нашем отступлении, выдвинули из укреплений свою конницу, которая, однако, после первого нашего удачного ядра ускакала обратно. Подобрав раненых и убитых, отряд генерала Данненберга грустно подвигался к Ольтенице, недосчитывая в своих рядах 980 храбрых товарищей. Потери турок в точности неизвестны.

Таковы были печальные результаты первого значительного дела на Дунае, которые явились следствием всех предшествовавших распоряжений, колебаний и противоречий главнокомандующего с одной стороны, а с другой — полной нераспорядительности в бою генерала Данненберга; отсутствие разведки подступов, неправильная оценка неприятельской позиции и сил, направление главной атаки в лоб, вместо того, чтобы ее вести на важный в стратегическом отношении левый фланг; наконец, руководство боем с далекого тыла и, как следствие этого, приказание отступать, когда обстановка давала полное вероятие успеха.

Между тем у Журжи, против Рущука, все попытки турок переправиться разбивались об энергию и храбрость генерала Соймонова.

С начала ноября до конца 1853 г. на всем протяжении Среднего и Нижнего Дуная происходили только редкие незначительные попытки турок делать поиски на наш берег, всегда оканчивавшиеся для них неудачно.

Наша Дунайская армия приняла к этому времени следующее расположение: главные силы, в составе 31 батальона, 7 эскадронов и 92 орудий, были сосредоточены у Бухареста, а остальные войска разбросаны по Дунаю, начиная от его устья в следующих группах: 15¾ батальона и 16 орудий у Килии, Сатунова и Измаила; 11 батальонов, 8 эскадронов и 36 орудий между Рени и Браиловым; отряд графа Анрепа, 4 батальона, 10 эскадронов и 12 орудий, между Каларашем и Слободзеей; генерал Павлов с 4 батальонами, 8 эскадронами и 16 орудиями против Туртукая; генерал Соймонов с 7 батальонами, 8 эскадронами и 32 орудиями у Журжи; между Систовым и Никополем 8 эскадрилий, 9 отрядов и 4 конных орудия и, наконец, Мало-Валахский отряд генерала Фишбаха, силой в 8 батальонов, 16 эскадронов, 6 сотен и 32 орудия, у Краиово.


История русской армии. Том третий

Расположение 4-го и 5-го пехотных корпусов к концу октября и началу ноября 1853 г.


Между тем армия наша томилась в ожидании возможности сойтись, наконец, грудь с грудью с врагом, в бесполезных поисках за которым она влекла в течение многих месяцев трудную жизнь.

После этого турки сосредоточили в Калафате до 20–25 тысяч человек при 52 орудиях, обнесли этот пункт двумя линиями весьма солидных укреплений и, опираясь на них, занимались сосредоточением в укрепленный лагерь запасов из окрестных деревень и, главным образом, революционированием местного населения. Все возрастающее влияние их на местных жителей заставило генерала Фишбаха принять при помощи летучих отрядов ряд мер по стеснению круга деятельности турок и ограничению своза продовольствия.

Опасение возможности серьезных здесь столкновений привело князя Горчакова к решению назначить начальником Мало-Валахского отряда графа Анреп-Эльмпта, пользовавшегося славой энергичного начальника. Граф Анреп 8 ноября прибыл в Краиово, а вслед за ним на усиление Мало-Валахского отряда была двинута из-под Бухареста в Краиово 12-я пехотная дивизия. Передвижения частей Мало-Валахского отряда, производившиеся с целью либо усмирения восставших деревень, либо для отогнания неприятельской конницы, набеги коей становились все смелее, свелись в результате к тому, что к 19 декабря он занял следующее расположение: генерал Бельгард с батальоном Тобольского полка, взводом гусар, 2 сотнями добровольцев и 2 орудиями стоял в селе Престав, полковник Баумгартен с таким же отрядом, но без добровольцев, — у села Четати, и главные силы графа Анрепа (3½ батальона, 2 эскадрона, 2 сотни и 20 орудий) — у Быйлешти, имея в 10 верстах за собой, в Черее, 10 эскадронов кавалерии. Очевидно, что такое расположение, при котором Бельгард отстоял от Баумгартена на 30 верст и этот последний от графа Анрепа на 25 верст, давало энергичному противнику, владеющему укрепленной позицией у Калафата, возможность разбить наши отряды по частям и, по крайней мере, заставить их принять неравный бой поодиночке.

Это и привело к славному, но совершенно бесцельному делу у с. Четати 19 декабря.

Несмотря на дело 19 декабря, растянутое расположение 7-тысячного отряда графа Анрепа оставалось в том же опасном положении.

Ахмет-паша решил этим воспользоваться и 24 декабря с заходом солнца вывел совершенно скрытно из Калафата отряд в 13 батальонов, 5 рот карабинер, 3 полка конницы и 28 орудий, всего силой около 15 тысяч человек, и сосредоточил их в Модловите. Оставив в последнем пункте 1 батальон, 1 эскадрон и 2 орудия, турки в 4 часа утра 25-го скрытно подошли к с. Четати.

Отряд полковника Баумгартена располагался, не приняв никаких мер предосторожности от внезапного нападения, и неприятель свалился ему как снег на голову.

Селение Четати и смежная с ним деревня Фонтына-Банулуй лежат на гребне высот, составляющих левый берег долины Дуная, шириной в 600 сажен.

Высоты эти круто спускаются к реке и полого в противоположную сторону, кончаясь открытым степным пространством, которое тянется на с. Моцецей и Быйлешти. Обе деревни, Фонтына-Банулуй и Четати, были обнесены со стороны степи большим рвом с насыпью. К северу от Четати находилась позиция, где происходил бой 19 декабря.

На рассвете 25 декабря полковник Баумгартен получил известие о приближении значительных масс неприятельской кавалерии, быстро поднял свой отряд по тревоге и, видя присутствие многочисленной турецкой конницы, приготовился для встречи ее.

Однако две фронтальные атаки турок были отбиты и отхлынули в деревню Морени. Тогда турки решили нанести удар в охват нашего правого фланга, но и здесь не имели успеха.

Во время этого единоборства наши войска несли огромные потери от огня турецких штуцерных.


История русской армии. Том третий

Расположение Мало-Валахского отряда


К 10 часам в резерве оставалось лишь две роты, из которых одна охраняла обоз. Необходимо было выиграть время, чтобы дать возможность подойти отрядам генерала Бельгарда и графа Анрепа. Достигнуть этого можно было только, заняв соответствующую силам отряда внутреннюю позицию на валах, что и было в полном порядке исполнено отрядом Баумгартена.

Теперь для встречи противника с фронта у нас имелось три роты, а для встречи его с востока и запада, на длинных фасах Четати, по две роты.

Под прикрытием этих рот остальные части продолжали отходить назад на позицию к северу от Четати; наконец, с трудом отбившиеся от турок 3-й и 1-й батальоны с полковым обозом стали подходить к северной опушке Четати, прикрываясь от теснивших с юга турок 4-м батальоном.

Но здесь истомленную трехчасовым боем горку храбрецов ожидало новое испытание.

Турецкая кавалерия обскакала деревню и заняла уже ту позицию, на которую стремился отряд Баумгартена.

На высоте стояло 6 конных орудий, из которых два открыли по нашей пехоте огонь.

Выставив у выхода из селения 4 орудия, Баумгартен собрал роты 3-го батальона и, лично двинувшись с ними против неприятельской конницы, не только обратил турок в бегство, но и взял с боя 2 орудия, а тем временем сюда подошли и прочие два батальона.

Не успели еще наши войска расположиться на позиции, как турецкая конница бросилась отбивать потерянные орудия; попытки эти окончились полной неудачей, но в это время был ранен полковник Баумгартен. Между тем противник возобновил свои атаки и с других сторон. Более часа обстреливал он наше расположение огнем 14 орудий, после чего двинул в атаку свою пехоту. Но трижды повторенный против правого нашего фланга удар не имел успеха, как и атака конницы на наше левое крыло.

Было около 12 часов. Упорный и кровопролитный бой длился уже около четырех часов, патроны подходили к концу, прислуга орудий была почти вся перебита. Чтобы окончательно сломить сопротивление тобольцев, турки решили повести последнюю атаку уже на фронт нашей позиции, т. е. со стороны самой деревни Четати. Эта фронтальная атака должна была быть поддержана атакой с обоих флангов. Все было готово для нанесения этого решительного удара и неизвестно, удалось ли бы храбрецам отразить его… Но в эту минуту турки остановились и начали постепенно оттягивать свои войска назад.

Остатки тобольцев были спасены. Вдали раздался гул оружейных выстрелов.

В 11-м часу 26-го, оттеснив турецкие пикеты, одессцы почти бегом подошли к Фонтына-Баулуй, восточнее которого, около шанцев, турки спешно выстраивали боевой порядок. Около полудня началась сильнейшая канонада между отрядом Ахмет-паши, занимавшего позицию фронтом к д. Моцецей за рвами и насыпью, и войсками генерала Бельгарда, развернувшего обе свои колонны с большим между ними промежутком.

В густых строях, неся большие потери, правая колонна двинулась против турок, открывших сильный огонь картечью с фронта и с фланга. Стремительным натиском турки были выбиты из рвов, но ввиду потерь среди начальников и контратаки свежих турецких войск с фронта и с фланга конницей, хотя и отбитой, оставшиеся без руководства и поддержки роты потеряли силы и начали постепенно отходить.

Одновременно 1-й и 2-й батальоны одессцев с генералом Бельгардом во главе, после подготовки атаки артиллерийским огнем, атаковали центр неприятельской позиции.

Поражаемые с фронта штуцерным огнем, а с фланга картечью, одессцы скоро потеряли убитыми обоих батальонных командиров, приостановились и уже огнем отбили атаку турецкой конницы. В свою очередь наша конница атаковала неприятельскую батарею и заставила ее сняться с позиции.

Между тем довершить удар было нечем, так как весь резерв был израсходован; решение отойти уже назрело, и генерал Бельгард отвел свой отряд из сферы турецкого огня, отразив попытку турок его преследовать. Спустя немного турки получили сведения о движении графа Анрепа и поспешно отошли на Голенцы-Команы и Гунию.


История русской армии. Том третий

Бой при Четати 25 декабря 1853 г.


Граф Анреп, слыша с 8 часов канонаду, оставался спокойно в Быйлешти и Черее и лишь в полдень, получив от генерала Бельгарда донесение, что под Четати с утра идет сильный бой, спустя два часа после этого двинулся на выручку, но, дойдя до с. Скрипетуль, отряд его остановился, предоставив туркам полную возможность отступить спокойно; здесь граф Анреп возвратился в Быйлешти, приказав отрядам Бельгарда и Баумгартена соединиться в Четати.

Дорого стоил нам этот кровопролитный бой: 22 офицера и 813 нижних чинов были убиты и 1 генерал, 32 офицера и 1161 нижний чин выбыли из строя ранеными. По донесению князя Горчакова потери турок доходили до 3 тысяч человек.

Результатом Четатинского дела явилось решение князя Горчакова обложить Калафат и тем преградить туркам доступ в Малую Валахию. Прибыв в Быйлешти лично, главнокомандующий сделал на месте необходимые распоряжения, после чего Валахский отряд, усиленный втрое и порученный теперь генералу Липранди, занял к 17 января 1854 г. следующее расположение: 12 батальонов, 20 эскадронов и сотен и 66 орудий (генерал Липранди) стали у с. Модловиты и Гунии и 8 батальонов, 10 эскадронов и сотен и 28 орудий (генерал Бельгард) у с. Пояны. В конце января и в феврале конница генерала Липранди предприняла ряд поисков, из которых наиболее удачным был набег на занятое неприятелем с. Чепурени.

У Журжи по-прежнему генерал Соймонов с успехом парализовал все поползновения турок к переходу через Дунай.

Для того чтобы лишить неприятеля возможности переправиться через Дунай, нами решено было уничтожить турецкую флотилию. Это дело было возложено на энергичного и талантливого инженера — генерал-адъютанта Шильдера.

Найдя турецкие суда собранными в устье реки Лом и готовыми к отплытию, генерал Шильдер в ночь с 26-го на 27-е и с 27 на 28 января построил две батареи ниже и выше места расположения флотилии и занял пехотой и артиллерией остров Радоман, откуда с рассветом 28-го орудия открыли огонь. Нанеся существенные потери судам, наши войска вернулись с острова.

В ночь с 29-го на 30-е нами было сооружено еще несколько батарей, которые в течение 5 дней обстреливали Рущукскую флотилию, приведенную, в конце концов, почти в полную негодность. Успех наш был тем более ценен, что в то время, когда с нашей стороны действовало самое большее 7 полых орудий, правда, весьма искусно расположенных, турки имели в своем распоряжении 92 крепостные пушки.

Из числа турецких судов 6 больших сели на мель, семь затоплены, 21 судно разбито и т. п. Наши потери в людях составили 1 офицер раненым, 2 нижних чина убитыми и 14 ранеными. В половине февраля генерал Хрулев зажег калеными ядрами флотилию турок у Систова и Никополя, после чего приступил к подобной же операции у Силистрии.

Работая по ночам, генерал Хрулев возвел к 20 февраля ряд батарей, которые турки решили было срыть, однако их попытки окончились полной неудачей.

В ночь на 21-е наши батареи были исправлены и с утра открыли огонь по городу.

27 февраля генералом Хрулевым были построены батареи для обстрела острова Большого Кичу, а 28-го было предпринято и само наступление в целях очищения острова, не имевшее, однако, успеха ввиду исчезновения ранее существовавшего брода.

На Нижнем Дунае между тем шли деятельные приготовления к переправе. Находившиеся там под начальством генерал-адъютанта Лидерса 25-тысячные войска еще с ноября 1853 г. располагались следующим образом: 1) у Браилова стояло 6200 человек при 14 орудиях; 2) у Галаца — 2800 человек при 6 орудиях; 3) у Рени — 5200 человек и 16 орудий; 4) у Сатунова — до 3500 человек с 8 орудиями и 5) у Измаила — до 7 тысяч человек с 8 орудиями.

Желая ознакомиться с местностью, предназначавшейся для переправы, генерал Лидерс произвел в течение зимы ряд рекогносцировок.

8 декабря турки произвели попытку вытеснить оставленный нами на острове Бындое небольшой отряд, но успеха не имели.

Отказавшись затем временно от покушений против наших войск, турки принялись за постройку батарей на правом берегу Дуная.

В конце января войска 5-го пехотного корпуса были сменены 7-й пехотной дивизией под начальством генерал-лейтенанта Ушакова, а на генерала Лидерса, передвинутого в Восточную Валахию, было возложено охранение пространства вверх по Дунаю до Бордушан включительно и по реке Яломнице до Сарацены.

Сообразно этому, генерал Лидерс расположил свои войска у Галаца, Браилова, Слободзеи и в окрестностях. Имея целью уничтожить турецкие работы по охранению входа в Мачинский рукав, генерал Лидерс построил новую сильную батарею на острове Бындое, открывшую 11 февраля огонь и заставившую замолчать отвечавшую вначале турецкую артиллерию. 18 февраля генерал Лидерс перевел необходимую для будущей переправы часть флотилии в Браилов введя турок в заблуждение демонстрацией.

К началу марта приготовления к устройству переправы генералом Лидерсом были закончены и предстояло только перейти к выполнению самой операции.

Переправа через Дунай

Опасения князя Паскевича

Осада Силистрии; снятие осады

Отступление армии князя Горчакова к русской границе

Между тем государь, озабоченный положением нашей Дунайской армии, вел со своими приближенными обширную переписку относительно плана кампании на 1854 г. Переписка эта свелась, в конце концов, к тому, что Николай Павлович признал необходимым оставаться в оборонительном положении в Малой Валахии, перейти возможно скорей Дунай в его низовьях, овладеть малыми крепостцами Исакчей, Тульчей и Гирсовым и немедленно приступить к осаде Силистрии, чтобы в ней приобрести твердый пункт на левом фланге, а затем, подняв вверх по реке нашу флотилию, прибегнуть к осаде Рущука.

Однако назначенный 21 февраля новый главнокомандующий всеми вооруженными силами на западной и южной границах князь Варшавский был преисполнен опасений нападения со стороны Австрии, которая могла угрожать нашей коммуникации в Валахии. Он не верил в целесообразность переправы через Дунай и в ряде писем вливал сомнение в душу и без того не обладавшего особой решительностью князя Михаила Дмитриевича Горчакова, на плечи которого должна была лечь вся тяжесть производства переправы, приготовления к которой в конце февраля были уже на исходе. Саму операцию переправы решено было произвести в начале марта в трех пунктах, с целью привлечь внимание турок: в Браилове, Галаце и Измаиле; на всем же остальном, занимаемом нами, пространстве Дуная предполагалось продолжать производство демонстраций.

Переправа в трех пунктах хотя и разобщала наши силы и требовала устройства двух мостов у Браилова и Галаца, но зато помимо привлечения внимания турок давала нам возможность зайти в тыл туркам, занимавшим Мачин, атакованным, кроме того, со стороны Браилова, другой частью наших сил, направленных от Галаца на Гарвань. В первых числах марта в Браилове, под непосредственным начальством князя Горчакова, сосредоточилось 12¼ батальона, 7 эскадронов, 5 сотен, 52 орудия и понтонный парк; в Галаце, под командой генерал-адъютанта Лидерса — 24¼ батальона, 8 эскадронов, 6 казачьих сотен и 64 орудия; в Измаиле, под начальством генерал-лейтенанта Ушакова — 14 батальонов, 16 эскадронов, 6 сотен и 50 орудий. При этих войсках, достигавших численностью 45 тысяч человек, состояли два парохода — «Прут» и «Ординарец» и несколько канонерских лодок. Для содействия переправе у Браилова на левом берегу Дуная были сооружены 4 батареи и две на острове Бындое. Местами для переправы были избраны Браилов и Галац ввиду того, что часто разделяющийся на несколько рукавов Дунай соединяется между этими городами в одно русло. Это обстоятельство, при условии командования левого берега, представляло нам удобство обстрела противоположной стороны, особенно у Браилова, где образуемый Дунаем и Мачинским рукавом входящий угол мог нами обстреливаться сосредоточенным огнем. Переправа немного выше Измаила была избрана на узком месте Дуная, где берег, заросший густым камышом, мог скрыть сосредоточение войск. Для обеспечения себя от нападения с моря нашей флотилии было поручено заградить рукава Дуная и соорудить необходимые батареи.

В намеченных пунктах собраны были плавучие средства и материал для устройства мостов. Предположенную на 10 марта переправу, ввиду бурной погоды и утомления войск, перенесли на 11-е.

8 марта, в целях демонстрации, полковник Зуров, с отрядом из 2 батальонов, дивизиона улан и 10 орудий, развел на пространстве 30 верст против Гирсова огни, играл в нескольких местах зарю и сосредоточил перед турецкими батареями до 350 лодок. На другой день усиленной канонадой этого отряда были нанесены значительные потери и разрушения турецким батареям.

10-го с 16 часов началась канонада у Браилова, смолкнувшая лишь с наступлением темноты. 11-го утром турки не отвечали на наш огонь, тоже скоро прекратившийся. В 16 часов, вслед за приказанием начать переправу, канонада снова разгорелась. Немедленно же от левого берега отчалила флотилия с 3 батальонами Замосцского егерского полка, двумя ротами 3-го саперного батальона, 4 орудиями легкой № 8 батареи и 50 казаков, под общей командой начальника штаба Дунайской армии генерал-адъютанта Коцебу. Спустившись от пристани у Карантина вниз по Дунаю, десант, необстреливаемый турками, высадился у пристани Гичети и немедленно рассыпал цепь застрельщиков, двинувшуюся с окончанием высадки к Мачину. Турок нигде на пути видно не было. Только когда генерал-майор Бутурлин с несколькими греческими волонтерами взошел на оставленную неприятелем влево от дороги батарею, скрывавшиеся позади в траншеях турки открыли сильный штуцерный огонь, на который наша цепь стала отвечать. Заметив с нашей стороны приготовления к наводке через Дунай моста, турки открыли огонь из главной береговой батареи по месту его постановки.

В это время наши батареи на острове Бындое и артиллерия десанта генерала Коцебу открыли огонь по ближайшим турецким батареям, а саперы принялись трассировать предмостное укрепление. Турецкая батарея беспрерывно вела огонь по мосту, войскам и по рабочим на предмостном укреплении.

Однако уже спустя 2 часа после начала переправы десант наш был усилен двумя батальонами Люблинского полка, а ночью были перевезены 2 орудия легкой № 8 батареи. Тревожное положение отряда генерала Коцебу сильно облегчилось, когда в ночь на 12-е турки, очистив батареи, стали отходить к Мачину. Поддержанный утром 12-го числа еще 2 батальонами люблинцев, десант выдвинул вперед цепь постов и занял покинутые неприятелем батареи. Наводка же через Дунай моста шла очень медленно. Ветер и сильное течение сносили мостовые суда, на помощь которым пришли канонерские лодки, первоначально поддерживавшие своим огнем высадку десанта, и пароход «Прут».

По этим же причинам в отряде генерал-адъютанта Лидерса, несмотря на самоотверженную работу саперов, мост у Галаца, начатый постройкой вечером 10-го, был готов только в 5 часов 13 марта.

Между тем уже 11-го с рассветом пароход «Ординарец», вооруженный 6 единорогами и имея на борту генерал-адъютанта Лидерса и команду штуцерных, подошел к правому берегу Дуная и своим огнем прикрыл высадку охотников и казаков, одновременно переправлявшихся на Кирлашах. В течение 11 марта большая часть пехоты была уже перевезена на неприятельский берег, а небольшой передовой отряд, после перестрелки с турецкой конницей, занял селение Азаклы. На другой день авангард войск генерал-адъютанта Лидерса, под командой генерал-лейтенанта Гротенгельма, двинулся по дороге к Гарвану. 12-го перевозились на судах главные силы, а 13-го по готовому уже мосту перешли Дунай обозы. Заняв Гарван, авангард генерал-лейтенанта Гротенгельма установил сообщение с Браиловским отрядом, двигавшимся к Мачину, а 14-го и главные силы войск генерала Лидерса сосредоточились к Гарвану.

Получив известие, что турки очистили г. Мачин и двинулись по дороге на Гирсово, князь Горчаков в 7 часов 13-го переправил на судах на правый берег Дуная остальные батальоны, а в 6.30, когда готов был мост, и конницу, и с частью сил направился к Мачину. Так, сравнительно без затруднений и при небольших потерях (ранены у Браилова 2 генерала, 1 офицер и 36 нижних чинов и 6 нижних чинов убиты), совершился переход через Дунай у Браилова и у Галаца.

Тяжелее досталось отряду генерал-лейтенанта Ушакова. Переправа (на собранных 147 лодках и 4 паромах) была намечена в узком месте Сулинского рукава, где береговой тростник мог скрыть сосредоточение войск. 10-го отряд генерала Ушакова сосредоточился на острове Четале, а гусарские — Мариупольский и Белорусский полки и обоз, находившиеся в Измаиле, должны были подойти к месту переправы 11-го утром.

В ночь с 10-го на 11-е суда Дунайской флотилии заняли позиции против турецких батарей, а вся наша артиллерия расположилась вдоль берега, имея штуцерных между орудиями. Пехота же стала позади. С раннего утра 11-го началась сильная артиллерийская канонада. К 10 часам огонь турецких батарей был сильно ослаблен, и генерал Ушаков нашел своевременным начать переправу. Десантные суда, укрывавшиеся до этого за судами флотилии, были переведены лейтенантом Степановым сначала бичевой, а потом на веслах, несмотря на учащенный огонь турецких орудий, к месту посадки и вторые батальоны Могилевского и Полоцкого егерского полков к полудню с 4 орудиями высадились без выстрела на неприятельский берег. За первым эшелоном постепенно была переведена вся остальная пехота и легкая артиллерия. Устроившиеся на правом берегу 2 Могилевских батальона двинулись вправо для наблюдения за береговыми турецкими батареями, а Полоцкий егерский полк с 4 орудиями направился к Сомову-гирлу.

Определив место нашей переправы, неприятель начал собирать на высотах Старой-Тульчи и в камышах около Сомова-гирла свои войска, поставив 8 орудий на скате горы. Энергично наступавшие под командой генерал-майора Копьева, полоцкие егеря опрокинули турок за Сомово-гирло и захватили мост. С целью обеспечить правый фланг, генерал Ушаков приказал могилевцам взять береговые батареи. После захвата легко доставшегося нам ближайшего турецкого редута, могилевцы, наступавшие в полубатальонных колоннах, были встречены картечью и сильнейшим штуцерным огнем.

Потеряв старших начальников, батальоны остановились. Перестроенные в ротные колонны и двинутые на штурм, могилевцы уже почти взобрались на валы, но были отбиты. Заняв рвы и укрепившись за ближайшими деревьями, атакующие батальоны завязали перестрелку с неприятелем, в то время как 4 орудия 2-й легкой батареи открыли огонь картечью. Следивший за атакой Могилевских батальонов, генерал Ушаков поддержал их тремя батальонами Смоленского полка.

Увлекая за собой могилевцев, 3-й и 4-й батальоны смоленцев ворвались в турецкое укрепление и, осеняемые святым крестом, поднятым священником Могилевского полка Пятибоковым, овладели главным валом. Новый сильнейший картечный и штуцерный огонь засевших в редутах турок стал вырывать большие жертвы из рядов штурмующих, но в это время второй батальон смоленцев с другой стороны ворвался в редут, гарнизон которого после этого был переколот. Затем взятие последнего ретраншамента прекратило бой около 1.30.

Овладение береговыми батареями повлекло за собой отступление турок из Тульчи и Исакчи к Бабадагу. У нас было выведено из строя 24 офицера и 725 нижних чинов. Искусно выдуманная и успешно выполненная переправа русских войск через Дунай требовала, казалось, развития дальнейших решительных действий. Но, сдерживаемый инструкциями нового главнокомандующего, князь Горчаков не предполагал двигаться далее Мачина.

Однако полученное 15 марта известие об оставлении турками Гирсова соблазнило князя быстро занять этот пункт, удобный для переправы. Он разрешил захватить его полковнику Зурову, а затем двинул туда и генерал-адъютанта Лидерса со всеми перешедшими Дунай войсками, кроме отряда генерал-лейтенанта Ушакова, расположившего 18 марта свой авангард у Фрикоча, а главные силы — у Бабадага. Выступив 11-го, генерал Лидерс оставил в Мачине 2 батальона, 8 орудий и 1 сотню казаков, а 20-го сосредоточил у занятого уже донскими казаками Гирсова все свои силы.

Но дальнейшее наступление к Силистрии из-за угрожающего положения Австрии задержалось. Боясь ответственности, нерешительный князь Горчаков заколебался, а тем временем 3 апреля в Фокшаны прибыл фельдмаршал князь Варшавский. Как на беду, первым известием, которое он там получил, было сообщение из Вены об угрожающем положении, принимаемом Австрией. На воспаленное воображение Паскевича известие это привело удручающее впечатление. Он немедленно же отозвал из Сербии нашего агента Фонтона и приказал генералу Липранди отойти к Краиову, рассчитывая такими мерами умиротворить Австрию.

В то же время для успокоения государя фельдмаршал делал вид о намерении энергично действовать под Силистрией, приказав пододвинуть туда осадную артиллерию и вызвав генерала Коцебу в Калараш. Собственно этим и кончились сделанные лишь для успокоения государя приготовления к активным действиям на нашем левом фланге. Объехав низовья Дуная, князь Варшавский прибыл в Бухарест, откуда 16 апреля отправил всеподданнейшую записку о положении дел на театре войны. Фельдмаршал считал Нижний Дунай ключом нашей оборонительной позиции, так как неприятель, ворвавшись в гирла реки, мог привести туда всю свою армию и действовать на Дунае, имея сообщение с морем. Крепость Измаил находил слабой, а потому низовья Дуная беззащитными. Считая, что французы высадят в Константинополе или Бальчике 30–40 тысяч своих войск, фельдмаршал полагал, что они легко могут соединиться с 70–80 тысячами турок и, таким образом, иметь в кулаке до 100 тысяч человек. С такой армией союзники, по мнению Паскевича, могли раздавить у Гирсова небольшой сравнительно отряд генерала Лидерса и в несколько переходов быть в Браилове, где могли захватить миллион четвертей хлеба. Если же одновременно с этим австрийцы, объявив нам войну, будут угрожать и нашему правому флангу и тылу, то положение нашей армии было бы так затруднительно, что мы принуждены были бы бежать из княжеств и пробиваться сквозь окружающего нас неприятеля. «В предупреждение столь тяжелого положения, — писал фельдмаршал, — благоразумие требовало бы теперь же оставить Дунай и княжества и стать в другой позиции, где мы можем быть так же сильны, как теперь слабы на Дунае». Позиция должна быть за Серетом, даже за Прутом.

Но до получения разрешения исполнить свое желание отойти за Серет и даже за Прут фельдмаршал считал необходимым сделать обозначенное движение к Силистрии, во исполнение воли государя, требовавшего энергичных действий. С этой целью три батальона из отряда генерала Ушакова были направлены в отряд генерала Лидерса, который должен был их оставить в Гирсовском предмостном укреплении, а сам 18 апреля выступил в Черноводы. Спустя 10 дней отряд генерала Лидерса был двинут вверх по Дунаю, и лишь 4 мая, т. е. спустя почти 2 месяца после переправы через Дунай, наши войска подошли к Силистрии.

Первоначальное распоряжение князя Варшавского об отходе Мало-Валахского отряда к Краиову было впоследствии дополнено требованием отходить за р. Ольту для сближения с Бухарестом.

Несмотря на то что все, по-видимому, говорило, что неприятель уменьшает свои силы на левом фланге, Липранди был оттянут.

Противник с фронта преследовал нас очень слабо и осторожными своими действиями не давал нашему отряду случая разбить его в открытом поле. Не решаясь нападать на русских с фронта, турки задумали двинуться от Никополя на Турно, но это движение закончилось потерей турок в 800 человек и 123 человека взяты в плен; наши потери составили убитыми 18 нижних чинов, ранеными 2 офицера и 58 нижних чинов.

Тем временем отряд генерала Липранди, остававшийся к Краиове, все постепенно уменьшался распоряжениями свыше. Кроме уже отобранной 10-й пехотной дивизии с ее артиллерией (1 бригада для усиления резерва Паскевича, Екатеринбургский полк в Бухаресте, Тобольский — в Турно) ему было приказано отправить 1 бригаду 12-й пехотной дивизии с 2 батареями в Текуч, бугских улан в с. Дорешти и оставаться в Краиове с 2-й бригадой 12-й дивизии, 2 батареями, 2-й бригадой 5-й легкой кавалерийской дивизии, конно-легкой батареей и 2-м казачьим полком.

19 апреля выдвинувшаяся вперед к Радовану регулярная турецкая конница была с успехом атакована казаками генерала Липранди, а произведенная на другой день разведка у Калафата выяснила, что турки в числе 15 тысяч вышли из укрепленного лагеря и расположились у Быйлешти.

Это известие вызвало со стороны главнокомандующего новую группировку Мало-Валахского отряда. Генералу Липранди было предписано отойти на левый берег реки Ольты с таким расчетом, чтобы быть в Слатине 3 мая с 3 полками 12-й дивизии и прочими частями отряда, выделив 4-й полк с батареей и 2 сотнями к Руссе-де-веде для поддержки отряда, расположенного в Турно и для связи этого отряда с отрядом генерала Липранди. 3 мая Мало-Валахский отряд благополучно достиг Слатина и занял наблюдательными постами все течение реки Ольты от Рымника до Турно.

По собранным генералом Липранди сведениям, турки имели в Радоване 3 тысячи конницы с 6 конными орудиями, с передовым отрядом у с. Подати; в Быйлешти 3 батальона с 6 орудиями, а главные силы (около 10 тыс.) вновь отошли в Калафат. Казалось, эти сведения в связи с имеющимися данными об уходе в горы части турецких гарнизонов из Рахова и Никополя могли служить достаточным доказательством того, что турки не предполагают развивать никаких активных действий на нашем правом фланге.

Решившись наконец приступить к осаде Силистрии, фельдмаршал приказал, уезжая в Калараш, объединить в руках генерала Даненберга командование всеми войсками, расположенными в княжестве Валахия.

Крепость Силистрия служила для турок опорным пунктом Нижнего Дуная и прикрывала кратчайший путь от этой реки к Константинополю. Расположена она на низменном мысе правого берега Дуная, ниже которого река образует ряд мелких болотистых островов. Ядро крепости состояло из 10 небольших бастионов с короткими фланками, соединенными куртинами от 150 до 200 сажен длиной. Общее протяжение ограды, состоявшей из вала со рвом, достигало 4 верст. Сила крепости базировалась, главным образом, на фортах, сооруженных на окружающих город высотах в расстоянии 700–1200 сажен от главного вала. Кроме форта Абдул-Меджид, имевшего ров с каменной одеждой и казематированный редюит, все прочие форты были земляные. На юго-востоке, далеко вперед, был выдвинут форт Араб-Табия, который занимал командующую над крепостью высоту. Этот открытый с горжи форт, сыгравший столь видную роль при обороне Силистрии, в апреле только строился и имел бруствер не более 3 футов вышиной, достигший, однако, во время осады 12 футов. К северу от Араб-Табия были сооружены укрепления Еланли-Табия, Дейрмен-Табия, а на высоте между Араб-Табия и Абдул-Меджид — промежуточное укрепление Орбу-Табия; правее и несколько впереди укрепления Абдул-Меджид были расположены люнеты Кучук-Мустафа и Кяхья-Табия. Береговой фронт главного вала на флангах имел 2 батареи. Гарнизон крепости в начале мая состоял из 16 тысяч человек, а на вооружении было от 50 до 120 орудий. Обеспеченная продовольствием на год, крепость имела комендантом энергичного Мусса-пашу, реорганизатора турецкой артиллерии.

Ко времени начала осады Силистрии князь Варшавский имел сосредоточенные у этой крепости 56 батальонов, 30 эскадронов, 15 сотен, 192 полевых, 52 осадных орудия, 2 парохода, отряд канонерских лодок, три артиллерийских парка, осадный инженерный и понтонный парки общей численностью до 65 тысяч человек. Большая часть этих сил (пришедший из Черновод отряд генерал-адъютанта Лидерса) была расположена на высотах, прикрывавших голову моста через Дунай, фронтом на юг и юго-запад и предназначалась для отражения армии Омера-паши, если бы таковая атаковала нас со стороны Шумлы. Избранная позиция прикрывалась с юга Алмалуйским, а с юго-запада несколькими другими оврагами. 8-я пехотная дивизия, предназначавшаяся для действий против крепости, расположилась, перейдя на правый берег Дуная, фронтом к Силистрии, между рекой и правым флангом отряда генерала Лидерса.

Острова Салган и Гола были заняты Камчатским егерским полком, остров Голый — Вознесенским уланским полком, а Кременчугский егерский полк с легкой батареей стоял у моста через р. Борч, за которой были сосредоточены парки и госпиталя. Единственное сообщение правого берега Дуная с Каларашем производилось через болотистый остров Голый и р. Борч, причем за мостами на Дунае необходимо было следить с особенным вниманием ввиду наступающего времени периодического подъема воды в реке.

4 мая наша артиллерия удачно обстреливала северо-восточный угол крепости — бастион Ченгель, а 5-го вечером для обстреливания этого же бастиона были сооружены батареи на острове Салгане. На следующую ночь была заложена первая параллель на расстоянии 700 сажен Арабского форта и в 2,5 версты от главного вала.

Воспользовавшись тем, что крепость с западной стороны обложена не была, турки 8 мая ввели в Силистрию подкрепление в 5 батальонов с 6 орудиями.

В ночь на 9-е начаты были работы по устройству 2-й параллели на расстоянии 350 сажен от форта Араб-Табия. Деятельно производившимися осадными работами руководил генерал-адъютант Шильдер, имея одним из помощников подполковника Тотлебена — будущего героя Севастополя.

При небольших потерях в людях осадные работы продолжались до 16 мая, когда было решено заложить против Араб-Табия участок третьей параллели на расстоянии 80 сажен от бастиона.

15 мая начальствование войсками в траншеях было объединено в лице начальника 8-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Сельвана, в помощь которому были назначены генералы Веселитский, князь Урусов и полковник граф Опперман. Опасения князем Варшавским наступления союзников вызвали сформирование особого рекогносцировочного отряда под начальством князя Бебутова, в составе 4 батальонов, 6 эскадронов, 1 пешей и 1 конной батареи.


История русской армии. Том третий

Переправа русских войск по мосту на каруцах в Молдавии


Между тем в ночь на 17-е под Силистрией случайно для нас разыгрался высоко драматический эпизод.

С наступлением темноты с нашей стороны начались по обыкновению осадные работы, при этом, ввиду неоднократных вылазок турок, мы начали в последние дни ставить за нашим левым флангом особый дежурный резерв, независимо от траншейного караула и его резервов. В описываемую ночь за левым флангом был поставлен отряд, в составе 2 батальонов, 6 пехотных орудий, 2 эскадронов, 1 сотни и 4 конных орудий, под начальством гвардейской конной артиллерии полковника Костанда. Кроме того, генерал Сельван приказал командиру 2-й бригады его дивизии, генералу Попову, если он услышит ночью сильную стрельбу в траншеях, выстроить свою бригаду и быть готовым к немедленному движению на помощь. Это распоряжение, по-видимому, было вызвано опасностью работ, производимых уже на близком расстоянии от неприятельского укрепления, а также проявленными уже турками энергией и активностью в обороне крепости.

Около полуночи турки вышли из рытвины, находившейся на правом фланге Араб-Табии, и под покровительством сильного огня с форта двинулись против наших работ левого фланга. Генерал Веселитский легко отбил эту атаку двумя находившимися в его руках батальонами. Вслед за вылазкой на левом фланге последовала таковая же на правом, также скоро отбитая.

Между тем форт Араб-Табия замер и не открывал огня. Окружавшие слабохарактерного генерала Сельвана адъютанты фельдмаршала убедили его атаковать, по-видимому, покинутый турками форт. Войска, назначенные для штурма, выстроились в одну линию в колоннах к атаке, тылом к нашим траншеям, отстоявшим от турецкого форта шагов на триста. На правом фланге стал 3-й батальон Алексопольского полка, в центре 3-й батальон Полтавского полка и на левом фланге — 3-й батальон Замосцского полка из отряда полковника Костанда. Батальоны Алексопольский и Полтавский должны были наступать уступом справа, а Замосцский батальон — действовать по усмотрению полковника Костанда. Генералу Попову с резервом приказано было следовать на помощь. Двинувшиеся с барабанным боем на штурм войска заставили встрепенуться все еще молчавших турок, которые теперь встретили наши колонны убийственным картечным и ружейным огнем. Безостановочно продвигавшиеся штурмующие части скоро опустились в 12-футовой глубины ров и, несмотря на то что никаких приспособлений для облегчения эскаладирования укрепления с собой взято не было, через четверть часа все амбразуры с орудиями были в наших руках, и внутри Арабского форта завязалась борьба не на жизнь, а на смерть. Атака русских дошла, по свидетельству Омера-паши, до такого предела, когда обыкновенно всякое сопротивление со стороны гарнизона прекращается. И победа была, безусловно, в наших руках, тем более что еще четыре батальона резерва генерала Попова торопились к месту схватки.

Но в это время где-то раздался сигнал отбоя. Никто на него не обратил внимания, кроме генерала Веселитского, который старался узнать, кто дал отбой. Ничего не узнавши, не найдя старшего начальника, генерала Сельвана, Веселитский отдал приказ трубить отбой, который раздался вскоре властным звуком по всему фронту. Но войска не слушались отбоя и не хотели уступать завоеванного. Пришлось прибегнуть к настойчивым приказаниям, после которых только войска отошли, переправившись с большими потерями через ров и понеся при отступлении большие потери. Генерал Сельван погиб во время штурма, Веселитский и Костанда были ранены.

Но отступлением в траншеи трех батальонов, первоначально штурмовавших Арабское укрепление, еще не окончилось кровавое дело этой ночи. В момент отступления к месту свалки подходил резерв генерала Попова. Не войдя в связь с бывшими впереди начальниками, не разузнав положения дела и не получив никаких приказаний, Попов повел в атаку свой резерв, преимущественно направляя его в охват Арабского форта. И, лишь понеся большие потери и убедившись, что войска Веселитского и Костанда отошли назад, четыре батальона Попова также повернули обратно.

В этом деле мы потеряли убитыми и ранеными 2 генералов, 25 офицеров и 911 нижних чинов. Турки определяют свои потери в 100 человек.

Так кончился этот «бессмысленный и беспорядочный», по словам генерала Коцебу, штурм, придавший бодрости обороняющемуся и задержавший ход работ атакующего.

Осадные работы после Сельванского штурма продолжались в прежнем направлении, причем главное внимание обращалось на подход к Араб-Табия. В ночь на 19-е заложенная еще 16-го числа траншея была продолжена тихой сапой. 21 мая она подошла к форту на 18 сажен. Для того чтобы иметь возможность вести дальше эту работу с наименьшими потерями, в этот день вечером пространство земли между оконечностью траншеи и оврагом, проходившим подле турецкого укрепления, было взорвано, а воронки взрыва коронованы турами. Неприятель открыл огонь со всех батарей и произвел вылазку, но был с уроном отбит.

В эти дни Силистрийский гарнизон понес большую утрату в лице энергичного коменданта Мусса-паши, который был убит осколком бомбы у себя на квартире во время молитвы. Заместителем его явился Гуссейн-паша, бывший комендантом Араб-Табия.

Не решаясь, из-за боязни растянуть блокадный корпус, на полное обложение крепости, князь Варшавский выдвинул на сообщения Силистрии с Шумлой особый отряд генерал-лейтенанта Хрулева, 28 мая под личным начальством фельдмаршала с целью «обозрения отдельных неприятельских укреплений и расположения турецких войск и, вместе с сим, с намерением показать неприятелю значительность наших сил, а главное, показать войскам нашим, каким образом маневрировать и устраиваться в виду неприятеля», было произведено наступление к Силистрии отряда в составе 31 батальона, 32 эскадронов и 8 казачьих сотен, 16 пехотных и 2 конных орудий. Во время этой рекогносцировки одно ядро упало около лошади Паскевича, и он был контужен. Оставшись при войсках до окончания перестрелки, фельдмаршал после этого пересел в дрожки и поехал в Калараш, а войска пошли домой. Во время пути состояние здоровья Паскевича сильно ухудшилось, и он вскоре, сдав командование князю Горчакову, оставил армию.

1 июня в 17 часов при осмотре осадных работ генералом Шильдером ему раздробило правую ногу осколком гранаты, а 1 июня талантливый, обладающий энергией, верой в успех дела и необходимым военным чутьем, «душа осады» инженер Шильдер вследствие полученной раны, скончался.

Осмелевшие благодаря последним событиям турки после 1 июня произвели ряд вылазок, с успехом, однако, нами отбитых. 7 июня полковником Тотлебеном были взорваны, в 17.30 горны под гребнем бруствера Араб-Табия. Действие взрывов было успешно и ими образован удобовосходимый обвал в 20 сажен шириной. Наши батареи начали усиленно обстреливать внутренность укрепления. В ночь с 8-го на 9-е решено было взять штурмом Араб-Табия.

Все приготовления к штурму были окончены, когда подоспело приказание остававшегося еще в яме князя Варшавского: немедленно снять осаду и перейти на левую сторону Дуная. Приказание это было вызвано тем, что 6-го июня фельдмаршал получил письмо государя от 1 июня с условным согласием на снятие осады и в ту же минуту отправил со своим адъютантом графом Протасовым предписание князю Горчакову о снятии осады, мотивированное скорым подходом к Силистрии союзной армии и готовностью Австрии начать военные действия в самом ближайшем будущем.

Уныло встретили войска весть об отходе. Вся осада стоила нам убитыми 6 офицеров и 530 нижних чинов и ранеными 62 офицера и 1925 нижних чинов.

Сделав 9-го и 10-го необходимые приготовления, 11-го наши войска стали переходить Дунай. 12-го с раннего утра было приступлено к разводке ближайших мостов, а 15-го все мосты и суда спущены к Измаилу под прикрытием пароходов и канонерских лодок. Осадная же артиллерия была отправлена сухим путем.

Перейдя Дунай, наши войска расположились следующим образом: 2-я драгунская дивизия — в Урзичены; отряд генерала Лидерса из полутора пехотных дивизий с 3 полками кавалерии — в Калараше; князь Горчаков с 9 и 10 пехотными дивизиями и кавалерийской бригадой — в Урзичены. Вверх от Калараша Дунай охранялся отрядом генерала Данненберга, который имел у Ольтеницы 1 пехотный полк, у Журжи — бригаду и 1 полк конницы и в резерве у Бухареста — бригаду пехоты и кавалерийский полк. Генералу Ушакову было предписано стянуть 15-го числа свой авангард к Бабадагу и все приготовить к поспевшему очищению Тульчинских укреплений, имея свои главные силы у Исакчи. При таком распределении своей армии князь Горчаков считал возможным встретить австрийцев у Проешти с 44 батальонами и 52 эскадронами.

Омер-паша, вслед за получением известия о снятии нами осады Силистрии, приказал всем войскам, находившимся перед Шумлой, продвинуться к Дунаю и направил дивизию Гассан-паши, силой в 15–18 тысяч, к Рущуку, имея целью завладеть Журжей. Этот пункт привлекал с самого начала кампании особое внимание турецкого генералиссимуса и первоначально он предполагал даже устроить в нем на левом берегу Дуная опорный пункт, который должен был сыграть такую же роль, как Калафат на левом фланге турецкого расположения. Отличные действия генерала Соймонова в течение зимней кампании не дали осуществиться предположениям Омера-паши, и теперь, при начавшемся отступлении русской армии, он вновь обратил свое внимание на Журжу. Усиленные работы по постройке там нами новых батарей не смутили турок, которые видели в этом лишь демонстрацию для облегчения спокойного отхода главных сил князя Горчакова на Серет. Армия Омера-паши до выяснения обстановки сосредоточилась следующим образом: один корпус, силой в 41 батальон, 24 эскадрона и 60 орудий, под начальством Измаила-паши у Силистрии; второй корпус, силой в 39 батальонов, 12 эскадронов и 60 орудий, под начальством Гассана-паши у Рущука; третий, силой в 27 батальонов, 24 эскадрона и 55 орудий у Гургенли, в шестичасовом переходе от Шумлы по дороге на Силистрию и, наконец, резерв, силою в 9 батальонов, 6 эскадронов и 18 орудий, оставался в Шумле. Что касается до армий западных держав, то в то время, когда князь Горчаков начал отступательное движение к Урзичени, они еще продолжали сосредоточение к Варне, рассчитывая довершить его к 1 июля. Австрия же по-прежнему оставалась в угрожающем положении.

Получив сведения о сосредоточении 21 июня больших турецких сил у Рущука, князь Горчаков немедля же пододвинул из Урзичени в Колентино 11-ю пехотную дивизию, с ее артиллерией, 1 бригаду 4-й легкой кавалерийской дивизии с конно-легкой № 7 и донской № 9 батареями и донской казачий № 40 полк. 23-го к Журже прибыл генерал Данненберг, которому было поручено начальствование над войсками, обороняющими Дунай выше Туртукая, и, найдя распоряжения генерала Соймонова отвечающими положению вещей, возвратился на другой день в Бухарест.

А между тем турки с 23 по 25 июня предприняли серьезную попытку оттеснить Соймонова от Журжи.

Бой имел самый кровопролитный характер; батальоны по несколько раз ходили в штыки. Офицеры и нижние чины дрались с особым ожесточением. Но они, бросаемые по частям, без общего руководства, могли только грудью своей отстоять прилегающий остров Радоман, не имея сил окончательно столкнуть врага в Дунай.

С наступлением темноты, когда бой затих, турки остались владеть ближайшим к Рущуку берегом Радомана. Наши потери в отряде генерала Соймонова за этот день составили 342 человека убитых, 22 офицера и 653 нижних чина ранеными и контуженными. Турки, даже по свидетельству их самих, потеряли 500 человек убитыми и свыше 1000 человек ранеными.

В ночь на 26-е во Фратешти прибыл с Екатеринославским полком генерал Данненберг, а вслед за ним туда же были направлены три полка 2-й дивизии и бригада конницы с князем Горчаковым. Не уведомленный о приближении подкреплений, генерал Соймонов предполагал, что он предоставлен собственным силам, и, не считая возможным продолжать отстаивать остров Радоман как ввиду сильного утомления войск, так и ввиду превосходства противника в числе, очистил с наступлением темноты острова, а к утру и Журжу, отведя свои войска к Фратешти.

После Журжинского дела князь Горчаков получил от своего двоюродного брата князя А. М. Горчакова, нового русского посла при австрийском императоре, успокоительные относительно Австрии сообщения. Император Франц Иосиф обещал не вводить свои войска в Валахию, пока мы будем в ней находиться. Тогда князь Горчаков стал опасаться наступления на Бухарест союзников. Поэтому главнокомандующий решил сосредоточить все свои силы, кроме частей, стоявших против Австрии в Молдавии и Плоешти, в центральном положении у Фратешти, Желавы и у Обилешти, имея передовые отряды против Туркутая и Силистрии. Находясь в таком положении, он считал возможным встретить союзников с достаточными силами, если бы они решились вступить в Валахию. Большая часть войск — 43 батальона и 32 эскадрона с самим князем Горчаковым во главе, была расположена у Фратешти против Журжи, имея в резерве у Желавы 16 батальонов и 32 орудия; у Обилешти, для прикрытия со стороны Силистрии и Туртукая, был сосредоточен отряд генерала Лидерса, расположенный первоначально у Калараша.

Тем временем турки, не занимая Журжи и Слободзеи, усиленно строили между этими пунктами предмостное укрепление, и когда 1 июля князь Горчаков в своей постоянной нерешительности относительно того, атаковать или не атаковать турок, произвел усиленную рекогносцировку их расположения, то неприятель так успел укрепиться на левом берегу Дуная, что всякая мысль об атаке была отброшена. Приходилось ожидать наступления союзников (что, однако, в их планы не входило), с одной стороны, а с другой нельзя было быть уверенным в нейтралитете Австрии. Поэтому, простояв на избранных позициях до 14 июля, мы начали свой окончательный отход за Серет и Прут.

15 июля наши войска выступили к Бухаресту. 20-го, минуя Бухарест, войска достигли с. Марезены, а затем через Синешти и Кашарени подошли к Бузео 27 июля. Начиная с 1 июля по 16-е наша главная квартира оставалась в Фокшанах, откуда излишние тяжести и больные были отправлены в Яссы. 25 июля в Бузео прибыл отряд генерала Липранди и оттуда двинулся на Фокшаны к Бырлату. 30 июля отряд генерала Лидерса в составе 15-й пехотной дивизии, 3 стрелковых батальонов, трех рот 5-го саперного батальона и Валахской батареи выступил к Браилову, куда и прибыл 30 июля. Отряд же генерала Ушакова продолжал по-прежнему оставаться на правом берегу Дуная.

В конце августа князь Горчаков с главными силами вверенной ему армии переправился на левую сторону Прута у Скулян; затем и войска генерала Ушакова, очистив Добруджу, расположились у Измаила. Вслед за нашим уходом подвигались вперед турки, и 10 августа Омер-паша вступил в Бухарест. Тогда же перешли границу Валахии австрийцы и сменили турок в княжествах по соглашению союзных держав с турецким правительством.

Военные действия на Кавказе: операции Александропольского отряда; сражения при Баш-Кадыкларе и Кюряк-Дара

Наша граница с Турцией на Азиатском театре военных действий имела центральным опорным пунктом против Анатолии и в частности против Карса крепость Александрополь.

К северо-западу от Александрополя была расположена крепость Ахалцых, прикрывавшая путь Карс-Ардаган, а к юго-востоку наша граница, со стороны Турции и Персии, обеспечивалась крепостью Эриванью.

Представлявшаяся в виде куртины с двумя флангами, граница наша ограничивалась на севере Чалдырским горным хребтом, а на юге хребтами Агри-Даг и Кара-Даг, по правой стороне Араса. Протекавшая по границе на протяжении 100 верст река Арпачай уже с конца мая была проходима вброд и потому серьезной преграды не представляла.

Самые же крепости были чрезвычайно слабы и, кроме Алексадрополя, кстати сказать, очень неудачно расположенного для овладения ими, правильной осады не требовали. Кроме сухопутной границы на Кавказе, имелась обширная морская граница «Черноморское побережье», права на которое перешли к нам по Адрианопольскому миру. Это приобретение дало нам возможность окружить своими владениями горские племена Кавказа, номинально признававшие власть Порты Оттоманской и подчинить их нашему влиянию.

Открытие военных действий в Азиатской Турции застало врасплох наместника князя Воронцова, доносившего в Петербург, что он не может сосредоточить на границе более 6 батальонов, так как все остальные силы были необходимы для удержания в покорности населения Кавказа.

В ответ на доводы князя Воронцова император Николай «с большой неохотой» отправил морем на усиление Кавказской армии 13-ю дивизию из Севастополя в Сухум. Только когда эта трудная в осеннее время операция благополучно совершилась, прекратились опасения государя за Кавказ.

Но уже в октябре положение вещей представлялось наместнику снова в самых мрачных красках.

Тяжелый недуг, мешавший князю Воронцову принимать деятельное участие в управлении вверенным им краем, слухи о сосредоточении на границе внушительных турецких сил с целью перейти в наступление, удачное нападение на пост Святого Николая до объявления войны и разброска войск были тому причиной.

Удрученное состояние князя Воронцова увеличивалось еще тем, что он должен был, ввиду болезни командира действующего корпуса князя Бебутова, отправить в Александропольский отряд на его место своего начальника штаба князя Барятинского.

К ноябрю войска действующего корпуса на турецкой границе были доведены до 32¼ батальона, 68 орудий, 10 эскадронов, 21 сотни, 4 дружин и 36 сотен местной милиции. Эти войска были расположены следующим образом:

В Александрополе 7¼ батальона, 40 орудий, 10 эскадронов, 3 сотни казаков, 3 дружины и 2 сотни милиции. Сюда же между 2 и 16 ноября должны были прибыть 52½ батальона и 18 сотен.

В Эривани и ее окрестностях 3½ батальона, 8 орудий и 14 сотен милиции. В Ахалкалакском отряде 2 батальона, 2 орудия и 2 сотни милиции. В Ахалцыхском отряде 5 батальонов, 8 орудий, 1 дружина и 6 сотен милиции.

В Гурийском отряде 7 батальонов, 8 орудий и 12 сотен милиции. В Сураме 2 батальона; они вместе с войсками, которые могли освободиться с Гурийского кордона, должны были составить резерв, находящийся в ведении князя Воронцова.


История русской армии. Том третий

История русской армии. Том третий

План сражения при деревне Баш-Кадыклар 19 ноября 1854 г.


Силы и расположение турок определились, по нашим сведениям, следующим образом: в Карсе 25 тысяч при 65 орудиях, в Ардагане 7 тысяч при 10 орудиях и в Баязете 5 тысяч при 10 орудиях. Кроме того, отдельная и очень большая часть турецких войск была собрана в Батуме.

30 октября, к вечеру, было получено достоверное известие о том, что главные силы турок придвинулись из Карса к нашим границам и расположились на ночлег между разрушенным городом Ани и Баяндуром.

Князь Барятинский решил немедленно выдвинуться на позицию в 3–4 верстах от Александрополя.

Утром 31 октября турок перед нашим расположением не оказалось, и князь Барятинский, оставив разведывательные части, увел войска обратно.

1 ноября прибыл к отряду выздоровевший князь Бебутов и, узнав, что курды и баши-бузуки вновь занимаются грабежом в наших пределах, двинул генерал-майором князем Орбельяни с 7 батальонами, 28 орудиями, 4 эскадронами, 1 сотней и 1 тысячей милиционеров, чтобы очистить край от грабителей. Выступив 2 ноября, князь Орбельяни, храбрый и решительный, но не имевший практики в вождении значительных масс войск, имел в этот день бой у д. Баяндур с главными силами Абди-паши, который дождался темноты и увел свой отряд на противоположный берег Арпачая. Вместе с подошедшим с наступлением темноты князем Бебутовым, с 3 батальонами, 12 орудиями, 6 эскадронами и 1 сотней казаков, отряд князя Орбельяни отошел ночью в Александрополь, имея выведенными из строя 8 офицеров, 433 нижних чина, в то время как турки потеряли до тысячи человек.

Вся тяжесть боя в деле под Баяндуром легла на артиллерию, и начальники свидетельствовали о меткой и хладнокровной стрельбе наших артиллеристов.

4 ноября, наконец, в Александрополе был получен манифест о войне, и руки главнокомандующего были развязаны.

Почти одновременно с переходом турок в наступление против Александропольского отряда начались их действия и против Ахалцыха. Наши войска в Ахалцыхском районе к 1 ноября располагались следующим образом: в Ахалцыхе — 5 батальонов, 8 орудий, 2 сотни казаков, Гурийская дворянская дружина и Осетинская милиция. В Ахцуре — 1 батальон Белостокского полка, горийская дружина и сотня Осетинской милиции; в Боржоме — 1 батальон Брестского полка и 2 роты Белостокского полка; в Квишхетах — 1 батальон Брестского полка и в Сураме — 2 роты Белостокского полка и обозы 3 полков дивизии.

С 30 октября перед Ахалцыхом, единственным пунктом Ахалцыхского района, оставшимся всецело в наших руках, появились передовые части 18-тысячного корпуса Али-паши.

Это привело к упорным боям сначала отряда князя Адронникова 6 ноября у с. Ахцура с передовыми частями Али-паши, а затем 14 ноября под Ахалцыхом (сел. Суплис).

Преследуя турок на протяжении 5 верст, утомленным, но воодушевленным победой войскам пришлось снова выбивать с позиции турецкий арьергард, открывший картечный и ружейный огонь. Прогнав неприятеля, бросившего 3 орудия за пределы русской границы, наш отряд остановился.

Турки потеряли 11 орудий, много зарядных ящиков, боевых патронов, канцелярию Али-паши и весь лагерь с запасами фуража и провианта; 120 турок было взято в плен и 700 тел предано земле. Наши потери составили 12 офицеров и 340 нижних чинов выведенными из строя.

15-го и 16-го наши войска оставались на позиции, а 17-го отряд, оставив на месте авангард в 1½ батальона, 2 орудия и 3 сотни, возвратился в Ахалцых на отдых. Новой победой Ахалцыхский уезд был совершенно очищен от неприятеля, спокойствие было восстановлено и сообщение с Боржомом открыто.

После Баяндурского боя 36-тысячный турецкий корпус Абди-паши отступил за реку Арпачай, но, узнав, что наш отряд вновь отошел к Александрополю, перешел на прежнюю позицию и укрепился на ней, ожидая подкреплений из Карса.


История русской армии. Том третий

История русской армии. Том третий

Карта театра военных действий в Азии в 1853–1854 гг.


Отряд князя Бебутова в свою очередь усилился с 4 по 12 ноября двумя батальонами и 2 казачьими полками. Удовлетворяя сердечному желанию войск вступить в бой, в особенности после получения известия о победе князя Андронникова, князь Бебутов решил выступить в ночь с 13 на 14 ноября со своим отрядом для атаки турок на Баяндурской позиции и для изгнания неприятеля из наших пределов.

Узнав о выступлении 14 ноября русских, турки стали отходить, и лишь 17 ноября столкновение наших фуражиров с конницею неприятеля подало мысль, что, вероятно, недалеко и его главные силы.

С вечера 18 ноября лишние обозы были отправлены в Александрополь под прикрытием 1 батальона, 6 орудий и 2 сотен казаков, а 19-го числа отряд князя Бебутова двинулся в 7 часов от с. Баш-Тургеля по Карсской дороге к с. Орта-Кадыклара и Баш-Кадыклара, где по полученным сведениям остановились турки. Отряд, пройдя 20 верст и переправившись через реку Карс-чай вброд у с. Пирвали, в полдень поднялся на высоты, которые далее постепенно спускались к ручью Мавряк-чай. С этих высот нашему отряду открылась благодаря ясной погоде вся неприятельская позиция. Она представляла из себя ряд возвышенностей, имевших общее направление от д. Гамза-Киряк на Баш-Кадыклар. С фронта эта труднодоступная позиция прикрывалась ручьем Мавряк-чай, имевшим обрывистые берега, и д. Угузлы, но зато в тылу у нее протекал ручей Кадыклар, крутые берега которого стесняли маневрирование больших масс войск. Число турок, расположенных на позиции, простиралось до 20 тысяч регулярной пехоты, 3 тысяч регулярной конницы и более 14 тысяч курдов и милиции и 46 орудий.

Наши же силы достигали лишь 12 655 человек по списку с нестроевыми (8 батальонов пехоты и 3 тысячи конницы).

Когда в 10 часов Рейс-Ахмет-паша, командовавший турецким отрядом, получил известие о приближении князя Бебутова, он построил свои войска на левом берегу р. Кадыклар в две боевые линии по 6 батальонов в каждой. На правом фланге стало 16, а на левом — 6 орудий; обе батареи с флангов были прикрыты двумя полками регулярной конницы.

В резерве расположились 8 батальонов пехоты и полк регулярной конницы с орудиями. Иррегулярная конница, курды и баши-бузуки расположились в больших массах правее позиции, в лощинах у с. Гамза-Киря и на левом фланге выше с. Угузлы. Князь Бебутов, произведя рекогносцировку, решил обойти левый фланг противника, стать на Карсской дороге и оттуда нанести туркам удар, лишив их пути отступления.

Был первый час дня, когда князь Бебутов приказал отряду спуститься к с. Угузлы и построить боевой порядок.

Первой линией, которую составили 3 батальона, 2 саперные роты и 16 орудий, командовал генерал Кишинский, второй линией, из 4 батальонов, начальствовал князь Багратион-Мухранский. Для охранения нашего правого фланга от многочисленной турецкой конницы было направлено к верховью оврага 6 эскадронов нижегородских драгун и 3 сотни с 4 конными орудиями под начальством князя Чавчавадзе. Для охранения левого фланга было выдвинуто к с. Гамза-Киряк 4 эскадрона драгун, 700 казаков и 4 конных орудия под начальством генерала Багговута.

1¾ батальона, 8 пехотных орудий и 5 сотен казаков составили резерв, прикрывавший вместе с тем и обоз.

С наступлением князя Бебутова перешел к активным действиям и Рейс-Ахмет-паша. Две своих линии он перестроил в одну и занял ими берег Мавряк-чая от с. Гамза-Киряк до с. Угузлы, а резерв из 8 батальонов, 8 орудий и полка регулярной конницы был направлен в обход нашего правого фланга между с. Угузлы и Караял.

Это новое распределение неприятельских войск заставило князя Бебутова изменить свое первоначальное предположение и нанести удар на ближайший, т. е. правый фланг турецкого расположения. Нашей первой линии было приказано подвинуться к д. Угузлы. Турки упорно наступали, и только дружный удар в штыки 1-го батальона Егерского князя Воронцова полка и 2 рот Кавказского стрелкового батальона опрокинул в овраг неприятельские колонны.

Вышедшая влево 2-я линия, не дойдя полверсты до неприятеля, передохнула на балке и перестроилась к штурму. После личной рекогносцировки князь Багратион подъехал к войскам и воодушевил их. Колонне надлежало спуститься в овраг и подняться на высоту для взятия батареи под картечным огнем орудий и батальным огнем пехоты. Стройное движение наших войск, наступавших держа ружья на руку, с развернутыми знаменами и барабанным боем, произвело заметное впечатление на турок. Выдержав 3 залпа из орудий, эриванские карабинеры отбросили штыками вышедшую им навстречу пехоту и с криком «ура» ударили на правый фланг неприятельской батареи. И после жаркой рукопашной схватки знамя 2-го батальона карабинер было водружено поручиком Менделеевым и штабс-капитаном Кавтарадзе на неприятельской батарее.

Колонна гренадер, наступавшая в то время правее карабинер, ослабленная значительным уроном и особенно потерями среди офицеров, была встречена на подъеме на батарею значительными силами неприятеля.

Заметив критическое положение гренадер, князь Бебутов лично повел в бой свой последний резерв — 2 роты эриванцев и взвод легкой батареи.

Картечный огонь приостановил турок, а князь Бебутов, устранив замешательство в колонне гренадер, двинул их на батарею, где после дружной атаки они примкнули к эриванцам. Взятая 16-я батарея вознаградила мужество наших войск. В этой атаке приняла участие и конница нашего левого фланга.

Генерал Багговут опрокинул двинувшуюся против него турецкую конницу и устремившихся за нею курдов и в самую решительную минуту сражения смело перенесся через реку и вышел по горному скату на плато, занятое правым крылом неприятельской армии.

Сотник Кульгачев со взводом донской батареи опередил конницу и, подскакав к фланговому батальону турок на 50 сажен, осыпал его картечью. Драгуны врубились в каре, построенное турками и, пробив его угол, разметали батальоны шашками. Тем временем казаки опрокинули регулярный кавалерийский полк, взяли знамя и заскакали в тыл туркам.

Эти одновременные удары поколебали неприятеля и, дрогнув, он обратился в бегство.

Когда эти описанные действия происходили на нашем левом фланге, то неприятель в центре продолжал оказывать упорное сопротивление колонне генерала Кишинского.

Выбив неприятеля из селения, отряд генерала Кишинского переправился через овраг и скоро примкнул к флангу левой колонны, уже стоявшей на взятых батареях. Во время боя на нашем фронте и левом фланге конница нашего правого фланга, под начальством командира нижегородцев князя Чавчавадзе, выдержала натиск несоразмерных превосходных сил, направленных в обход нашего правого фланга (2 уланских полка, 8 пехотных батальонов, сопровождаемых толпами курдов).

Сознавая всю опасность замыслов неприятеля, князь Чавчавадзе построил своих драгун с 4 донскими орудиями в боевой порядок, направив дивизион казаков против курдов.

После залпа двух наших орудий, подскакавших на картечный выстрел к приближавшейся турецкой коннице, неприятельские уланы были обращены в бегство двумя дивизионами драгун, а пикерный дивизион опрокинул за овраг 4 пехотных батальона. Едва наши драгуны отошли на прежнюю позицию, как новой атакой пришлось рассеивать оправившихся улан и подоспевшую пехоту. 4 орудия составили трофеи второго удара.

Описанный бой покрыл неувядаемой славой доблестных нижегородских драгун, в продолжение 2,5 часа отбивавших атаки превосходного противника. В 15.30 бой повсеместно прекратился, и конница левого фланга двинулась преследовать разбитого неприятеля; колонна генерала Кишинского отправилась на Баш-Кадыклар, а гренадеры — на Орта-Кадыклар.

Турки, покинув лагерь, бежали к Карсу. Прекратив поздним вечером преследование, наши войска нашли приют в покинутом турецком лагере. Мы потеряли 8 офицеров и 308 нижних чинов убитыми, 1 генерала, 48 офицеров и 920 нижних чинов ранеными.

Неприятель оставил убитыми свыше 1500 человек, общая же потеря турок достигла 8 тысяч человек. В руках победителей остались 24 орудия, 13 зарядных ящиков, знамя, 13 значков, масса лошадей и оружия.

В награду за победу князь Бебутов получил орден Георгия 2-го класса, Багговут, князь Багратион-Мухранский и князь Чавчавадзе — ордена Святого Георгия 3-го класса, 10 штаб- и обер-офицеров были награждены орденами Георгия 4-го класса, а на каждую роту, батарею и дивизион дано было по 10 крестов.

Урок, полученный неприятелем под Баш-Кадыларом, сделал то, что ни турки, ни курды, ни баши-бузуки не осмеливались целую зиму нарушить спокойствие на нашей границе.

9 февраля князь Воронцов представил, согласно воле государя, свои предположения о плане кампании на 1854 г. Наместник сознавался, что в истекший осенний период кампании у него не было общих предположений о действиях против турок, и цель заключалась в том, чтобы отбросить противника подальше от нашей границы, что и было с успехом достигнуто случайно собранными отрядами. Так как турки после этого сосредоточили значительные силы против Гурии, Ахалцыха, Ахалкалака и Эривани, то и нам волей-неволей приходилось разбросать свои войска по всей, растянутой на 700 верст, пограничной полосе, группируя их у поименованных пунктов.

Князь Воронцов полагал выделить отряд в Гурии по его отдаленности в самостоятельный, а остальным войскам действовавшего корпуса поставить задачей овладение Карсом, Ардаганом и Баязетом. Однако открыть наступательные действия в глубь Малой Азии князь Воронцов находил возможным лишь в случае мира с западными державами, так как, не обеспечив себя предварительно на всем протяжении правого фланга, мы не могли, по его мнению, и думать о широких наступательных действиях. Одобрив план наместника, государь признал необходимым увеличить отряд, расположенный в Гурии, Мингрелии и Имеретии, до 20 батальонов, подчинив его князю Андронникову. Действующий же корпус должен был, до выяснения намерений неприятеля на нашем правом фланге, ограничиться защитой границы. Однако волнения последнего года, окончательно подорвавшие здоровье князя Воронцова, не дали ему возможности осуществить намеченный план действий и, прося освободить себя от непосильной при болезненном состоянии работы, он 3 марта отбыл из Тифлиса, сдав временно должность генералу Реаду.

Имея в виду, что из числа назначенных на Кавказе 18-й и 17-й пехотных дивизий, прибытие второй из них было отменено, генерал Реад распределил свои войска следующим образом:

Центр Кавказской линии — 17 батальонов, 16 пехотных и 8 конных орудий и 12 сотен;

Владикавказский округ — 13½ батальона, 8 орудий и 6 сотен;

Левый фланг линии — 14 батальонов, 20 пехотных и 10 конных орудий и 32 сотни;

Прикаспийский край — 24 батальона, 8 пехотных, 2 горных и 2 конных орудия и 30 сотен;

Лезгинская линия — 10 батальонов, 2 пехотных, 8 горных и 4 конных орудия, 5 пехотных и 19 конных сотен.

Итого для борьбы с горцами предназначалось 78½ батальона, 104 сотни и 106 орудий, кроме 11 батальонов и 12 орудий, оставленных в Тифлисе.

В действующие на турецкой границе войска входили:

Самостоятельный отдел войск князя Андронникова из отрядов Гурийского — 13 батальонов, 16 пехотных и 8 конных орудий, 9 сотен казаков, 26 пехотных и 3 конных сотни милиции, и Ахалцыхского — 7¾ батальона, 16 пехотных и 4 горных орудия и 6 сотен казаков. Всего у князя Андронникова — 25¾ батальона, 44 орудия, 15 сотен казаков и 29 сотен милиции.

Действующий корпус князя Бебутова из отрядов: Ахалкалакского — 2¼ батальона, 4 пехотных орудий, 3 сотни казаков и 1 сотни милиции, главного Александропольского — 18½ батальона, 48 пехотных и 16 конных орудий, 26 эскадронов, 21 сотни казаков, и Эриванского — 6½ батальона, 8 пехотных орудий, 6 сотен казаков и 2 сотни милиции. Всего у князя Бебутова — 27¼ батальона, 76 орудий, 26 эскадронов, 30 сотен казаков и 3 сотни милиции.

Таким образом, на турецкой границе всего предполагалось сосредоточить — 53 батальона, 120 орудий, 26 эскадронов, 45 сотен казаков и 32 сотни милиции. В общем резерве оставалось 4 батальона, 8 пехотных и 4 конных орудия.

Кроме того, в Черномории, под начальством генерала Хомутова, находилось 25¼ батальона, 90½ сотни и 50 орудий, распределенных на два отряда — Таманский и Закубанский. Что касается до турецкой армии, то она, устроившись на зиму и получив подкрепления, имела главные силы в 60 тысяч человек, расположенными под стенами Карса, а отдельные корпуса стояли в Батуми, занимая авангардом Озургеты, и в Баязете.

27 мая обулетский бек Гассан-паша, став во главе озургетского турецкого авангарда силою в 12 тысяч человек при 4 орудиях, начал наступление на с. Нигоити, где стоял авангард подполковника князя Эристова, силою в 2½ батальона, 4 орудия и 10 сотен Гурийской милиции, который и разбил наголову Гассан-пашу.

Получив известие о победе при с. Нигоити, князь Адронников двинулся с главными силами своего отряда 29 мая к с. Озургеты, а оттуда — вслед за отступившим за р. Чолок неприятелем; на р. Чолок князь Андронников разбил 4 июня турок под начальством Селима-паши, в числе 34 тысяч человек, наголову.

Трофеями этой славной победы служили 13 орудий, много знамен, имущество 3 лагерей и масса пленных. Потери турок достигли 5 тысяч человек, наши — 1500 человек.

Сражение на р. Чолок совершенно расстроило Батумский корпус и обеспечило край, вверенный попечению князя Андронникова.

Не менее успешны были наши действия и на левом фланге в Эриванском отряде.

Сосредоточив свой отряд у Амарата, начальник Эриванского отряда, барон Врангель, первоначально охранял Эриванскую губернию от неприятельских покушений. 18 июня отряд этот в составе 5 батальонов, 12 орудий, 9 сотен милиционеров перешел к Игдырю, затем 22-го продвинулся до Орговского поста, откуда, после небольшого дела, 23 июня отошел обратно к Игдырю, где и простоял в бездействии до половины июля.

Получив разрешение перейти в наступление, отряд барона Врангеля в 2 часа ночи 16 июля выступил с целью скрытно занять перевал через хребет Агри-Даг, в шести верстах от которого в долине расположился вышедший из Баязета корпус Селима-паши. Здесь, у небольшого озера Чин-гина, решительно атаковав превосходного в силах (у турок 12 тыс., у нас — 3 тыс.) врага, барон Врангель разбил его наголову.

4 орудия, несколько знамен, масса всевозможных запасов и два турецких лагеря достались в руки победителей. Потери турок достигли 3 тысячи человек, наши — 400 человек, причем был ранен и сам барон Врангель. Конница преследовала неприятеля на протяжении 3 верст, после чего, ввиду чрезмерного утомления коней, была остановлена, и отряд расположился на ночлег биваком на месте турецкой позиции, откуда была видна вся Баязетская долина.

Турки, очистив Баязет, бежали безостановочно к Вану.

На следующий день барон Врангель двинулся к Баязету, который и занял 19-го числа.

Найдя там большие запасы, он частью увез их, частью уничтожил, и, не рискуя оставаться со столь малыми силами в таком удалении от нашей границы, отошел назад и занял позицию на Абаз-Гельском перевале. Расположение в этом пункте давало возможность господствовать над караванным путем из Персии, а самое движение барона Врангеля по направлению к Карсу должно было оказать содействие князю Бебутову.

Александропольский отряд, имея целью двигаться в пределах Турции по направлению к Карсу, выступил 15-го июня с начальником князем Бебутовым и вновь назначенным его помощником князем Барятинским во главе.

20 июня корпус князя Бебутова, в составе 17 батальонов, 26 эскадронов, 72 орудий, 14 сотен казаков и 14 сотен милиции, перешел через Карс-чай и остановился на ночлег в 10 верстах от этой реки между селениями Палдерваном и Кюряк-Дара. До турецкого лагеря у Хаджи-Вали оставалось 15 верст. Здесь, в близком соседстве от турок, Александропольский отряд простоял свыше месяца, не предпринимая никаких активных действий.


История русской армии. Том третий

План сражения при деревне Кюряк-дара 24 июля 1854 г.


22 июля командующий Анатолийской армией Зафир-паша получил сведение о поражении Баязетского отряда и о намерениях барона Врангеля соединиться с князем Бебутовым для совместных действий. Желая предупредить усиление Александропольского отряда, Зафир-паша решил утром 24-го атаковать князя Бебутова на его позиции. С этой целью обозы были отправлены к Карсу, а войскам было приказано пододвинуться ночью к русской позиции, а на рассвете ее атаковать. Для этого отряд Абдурахман-паши, в составе 5 батальонов, горной батареи и 2 эскадронов, должен был в полночь направиться на высоты Кара-Яла и овладеть этим пунктом. Правая колонна под начальством Керима-паши, силой 19 батальонов, 16 эскадронов и 30 орудий, должна была выступить вслед за Абдурахман-пашой, направиться к подошве Кара-Яла и развернуть боевой порядок влево от предыдущего отряда. Левая колонна, под командой генерала Кмети, в составе 22 батальонов, 22 эскадронов и 48 орудий, выступившая вслед за правой, должна была взять направление от Хаджи-Вали на Ингедери и выстроить боевой порядок в уступной форме справа, примыкая к левому флангу правой колонны. Артиллерия, массированная в 4 большие батареи, должна была занять интервал между колоннами, имея за собою резерв в составе 4 батальонов и 2 кавалерийских полков. Баши-бузуки, около 8 тысяч, человек двигались на обоих флангах.

Князь Бебутов, узнав о приготовлениях турок к выступлению, но не зная цели их движения, решил в случае наступления противника предупредить его в поле, в случае же его отхода к Карсу — идти к этому пункту через Мешко и ударить туркам во фланг.

Перед рассветом 24-го наш отряд (усиленный 15 июля 2 батальонами и 6 орудиями) с авангардом из стрелкового батальона, 3 сотен казаков и 2 сотен охотников вытянулся на позиции и приготовился к движению. Таким образом, 18 тысяч наших сил должны были вступить в бой с 34–36 тысячами турок в случайной для обеих сторон обстановке. Пройдя три версты по направлению на Мешко, передовые цепи Александропольского отряда заметили на волнистой равнине, отделявшей нас от турецкого лагеря, движущиеся нам навстречу массы. В то же время на отрогах Кара-Яла, где был наш редут, не занятый нами по случаю перехода в наступление, показались турки. Князь Бебутов приказал рассыпать цепь, коннице выдвинуться вперед, а пехотным колоннам зайти правым плечом и стать на позиции. Когда наша передовая конница развернулась на ближайшем берегу лощины, пересекавшей поле сражения по вогнутой к стороне турок дуге, то и неприятельская кавалерия, в свою очередь, также заняла противоположный берег, к которому уже спешили головные части турецкой пехоты.

Князь Бебутов быстро оценил обстановку и, видя растянутое на 8 верстах расположение турок, решил прорвать центр армии Зафира-паши. Тем временем наши пехотные части, исполняя данное им приказание, зашли правым плечом и стали на указанной позиции, имея в первой линии Белевский и Эриванский полки, а за ними Гренадерский и Тульский. Батареи выехали в интервалы первой линии. Шесть эскадронов новороссийских драгун и сводный линейный казачий полк с № 6 Донской батареей стали на правом фланге, остальная конница — в резерве. Вслед за этим князь Бебутов образовал под начальством генерала Белявского отряд из 5 батальонов и 8 орудий с приказанием штурмовать Кара-Ял и выбить оттуда турок, а для прикрытия этой атаки справа были выдвинуты вперед 16 эскадронов и 6 сотен. Через несколько минут на поддержку генерала Белявского были двинуты 2 батальона Тульского полка, а гренадерская бригада, назначенная для удара против неприятельского центра, выдвинулась вперед на окраину лощины.

Открывшая еще в 17.15 огонь, артиллерия Кемира-паши начала в 18 часов с продвижением вперед правой турецкой колонны наносить нам существенный вред.

Около этого времени генерал Белявский, получивший приказание, отменявшее атаку Кара-Яла, занял позицию у подошвы этой горы и открыл по неприятельским колоннам штуцерный и артиллерийский огонь.

Едва только пехота генерала Белявского дала нашей коннице опорную точку, как начальствовавший здесь кавалерией генерал Багговут приказал тверским драгунам атаковать главную батарею правого крыла турок.

Молча веденная атака под картечным огнем с фронта и фланга отбросила передовые турецкие батальоны, и скоро, изрубив прислугу, драгуны были уже на орудиях. Вынесшиеся было из резерва баши-бузуки и повернувшие за ними уже однажды помятые батальоны были обращены в бегство. Исполнив задачу, тверцы увезли 4 неприятельских орудия и отошли за нижегородцев.

В свою очередь турки пожелали отвлечь стремительную атаку натиском на другом пункте и направили три штуцерных батальона и улан против отряда генерала Белявского. Скоро наш левый фланг должен был перейти к обороне, и чувствовалось, что ему, может быть, не удастся устоять против решительного натиска отборных турецких войск.

Заметив опасность положения, стоявшие невдалеке нижегородские драгуны кинулись в шашки на штуцерные батальоны, а дивизион № 7 Донской батареи есаула Кульгачева, снявшись с передков непосредственно перед неприятельской пехотой, обдал ее картечью. Но, не глядя на град пуль и беспрерывные атаки наших драгун, турки захватили часть орудий Кульгачева и не выпустили их до тех пор, пока силы не оставили последнего из оставшихся в живых. Но, сломив геройство турецкой пехоты, нижегородцы недосчитали в своих поредевших от потерь рядах 23 из общего числа 33 офицеров.

Тем временем генерал Белявский справился с уланами и пошел в штыки на правый фланг пехоты турок; нижегородцы снова понеслись в атаку и к 8 часам правое турецкое крыло окончательно дало тыл. Преследовать дивизию Кемира-паши было невозможно, так как колонна генерала Мети вошла уже в боевую линию и угрожала правому нашему флангу. Туда спешно был направлен генерал Багговут с дивизионом Тверского полка и тремя сотнями казаков.

Когда разыгралось дело у генерала Белявского, то князь Бебутов двинул в 7 часов гренадерскую бригаду с тремя батареями для прорыва центра боевого порядка турок.

Спустившись в лощину, гренадеры заняли первоначально позицию в 450 сажен от противника. Затем, медленно и стройно продвигаясь вперед, бригада начала нести сильные потери от перекрестного огня расположившихся по охватывающей дуге турок, направивших, кроме того, сюда свою конницу.

Но трудное положение бригады сильно облегчилось с отступлением правого турецкого фланга, и предводимые князем Барятинским гренадеры ринулись в атаку.

Турки не дрогнули и, осыпаемые картечью снявшейся в 60 сажен нашей артиллерии, пошли сами в атаку. Схватка была жаркая и долговременная. Однако с трудом, но все же гренадеры сломили вдвое превосходного врага и, одной угрозой подвергнуть 2-ю линию батальонов участи первой, заставили турок отойти. В этот момент, когда правый фланг уже бежал, а центр был сломлен, к полю сражения начала подходить левая колонна, сбившаяся с пути и грозившая теперь охватить наш правый фланг. Этой колонне предшествовали массы баши-бузуков, поддержанные регулярной конницей и артиллерией.

Здесь было 6 эскадронов новороссийских драгун с Донской № 6 батареей, 9 сотен линейных казаков и еще правее 10 сотен милиции. К 8 часам турки сосредоточили на своем левом фланге от 14 до 16 батальонов, 3 батареи и несколько уланских полков. Выставив 2 сильные батареи, турки громили фронт нашей конницы перекрестным огнем; их пехота стояла в несколько линий на близкий пушечный выстрел; массы баши-бузуков, поддержанные регулярной конницей, полком пехоты и батареей, обходили и теснили оконечность нашего правого фланга. Время дальше терять было нельзя, и принявший начальство над правым флангом генерал Багговут решил перейти в наступление. Усиленный 6 ротами Ряжского полка, 4 орудиями, дивизионом тверских драгун, 3 сотнями казаков и ракетами, правый фланг выстроился в боевой порядок.

Брошенные в баши-бузуков несколько ракет заставили их отхлынуть, вслед за чем наша конница пошла в атаку. Баши-бузуки и подкрепившие их уланы были смяты, отброшены, прислуга конной турецкой батареи была изрублена.

На державшийся за конницей полк пехоты были направлены роты Ряжского полка, но, встреченные сильным огнем, они приостановились. Видя это, турки перешли в контратаку. Но бросившийся на них дивизион тверских драгун заставил неприятельскую пехоту повернуть назад, а Ряжские роты вновь перешли в наступление. Между тем князь Бебутов, видя, что центр турок прорван, что князь Барятинский с отрядом генерала Бриммера зашел уже правым плечом вперед и стал в тылу запоздавшей отступлением левой колонны турок, решил ввести в дело последний резерв — 2 батальона Тульского полка, 8 орудий и 4 эскадрона новороссийских драгун. Став во главе этого отряда, маститый воин князь Бебутов лично повел его против сопротивляющегося еще противника и довершил полное поражение армии мушира Зафира-паши. В первом часу дня прекратилось преследование ввиду полного изнеможения людей. Благодаря этому остатки неприятельской армии, несмотря на совершенное ее поражение, успели спастись, собрались к Карсу и послужили основанием для новых формирований. Трофеями победы были 15 орудий, 6 знамен, множество оружия и свыше 2 тысяч пленных. Общие потери турок достигли 10 тысяч человек, у нас же выбыло из строя около 3 тысяч. Князь Бебутов в награду за эту победу был награжден в чине генерал-лейтенанта орденом Святого Андрея Первозванного. 4 августа войска наши начали отходить к своим границам и в ноябре расположились на квартиры у Александрополя, а позднее разошлись на широкие квартиры в окрестностях Александрополя, Тифлиса, Ахалкалаки и Делижана. Прочие же отряды в наступившую зиму были расквартированы следующим образом:

Ахалкалакский — в окрестностях Ахалкалак;

Ахалцыхский — в окрестностях Ахалцыха и на пространстве между Ахалцыхом и Сурамом;

Гурийский — в окрестностях Кутаиса и на пространстве от Сурама до устья речки Техуры, впадающей в Рион.

Операции в Крыму: театр военных действий; состояние крепости Севастополь

Высадка союзников; сражение на Альме

Обложение Севастополя с южной стороны; бомбардировка 5 октября; Балаклавский бой; сражение при Инкермане

Если до осени 1854 г. враги России имели в борьбе с нею более обширные, но менее определенные цели ослабить русское влияние в Европе, то с этого времени цели их хотя и сузились, но зато приобрели более определенную форму — раздавить могущество России на Черном море. Предполагалось положить окончательный предел ее дальнейшему поступательному движению на юг, с целью захвата проливов, или же хотя бы только замедлить это движение на много лет.

В действительности же борьба за Черное море вылилась в форму борьбы за Севастополь, базу и место стоянки нашего, грозного в то время для Турции, Черноморского флота.

Крымский полуостров, сильно вдающийся неправильным четырехугольником в Черное море, соединяется с материком узким Перекопским перешейком, шириною около 18 верст.

С севера на юг полуостров имеет протяжение около 200 верст, а с запада на восток в самом широком месте — 300 верст. С трех сторон Крым омывается Черным морем, а северо-восточная его часть — Азовским морем и озером Сиваш или Гнилым морем. Сравнительно мало изрезанные берега Крыма, а также почти повсеместное мелководье у берегов образуют весьма немного заливов и бухт, удобных для якорной стоянки. К числу последних надо отнести на северо-западном берегу бухту Ак-Мечетскую, далее, на юго-западном участке, Евпаторийский рейд, который, однако, совершенно открыт и имеет грунт, затрудняющий стоянку судов на якоре, затем Севастопольский рейд и гавань и глубокий Балаклавский залив — из числа заливов: Ялтинского, Алуштинского, Суданского и Феодосийского — только последний вполне удобен для якорной стоянки. Омывая далее южный берег Керченского полуострова, Черное море через Керчь-Еникальский пролив, длиной 40 верст и шириной в самом узком месте 4,5 версты, соединяется с Азовским. Азовское море, мелководное у берегов и неудобное поэтому для судоходства, омывает северный берег Керченского полуострова до Арабатской стрелки, отделяющей его от озера Сиваш.

Несколько уширивающаяся на севере стрелка отделяется от материка Геническим проливом.

Крымский полуостров делится по рельефу местности на две неравные и резко отличающиеся части — горную и степную; часть, простирающаяся на 15–60 верст от морского берега внутрь страны, горная и занимает около одной трети всей поверхности; остальное пространство полуострова степное.

Главный хребет Крымских гор тянется вдоль южного берега и большей частью в недалеком от него расстоянии. Как он, так и параллельные ему второстепенные хребты, круто обрываются к югу и, напротив, полого спускаются к северу. Высшая часть хребта Чатыр-Даг — 5000 футов.

Близ Феодосийской бухты главный хребет почти прерывается, сохраняя слабую связь с горными возвышенностями Керченского полуострова.

Из рек северного склона Крымского хребта наиболее замечательны: р. Черная, протекающая по болотистой Инкерманской долине, Бельбек, Кача и Алма, долины которых покрыты виноградниками.

Все названные реки не судоходны и представляют затруднения для переправы лишь в период дождей и таяния снега.

Хорошими путями сообщения Крым во время Восточной войны был до крайности беден. До 1854 г., за исключением шоссе, построенного вдоль южного берега на протяжении около 100 верст от с. Таушан-Базар, у подошвы Чатыр-Дага, до Севастополя, все прочие пути сообщения состояли из грунтовых дорог. Средоточием всех путей в Крыму был Симферополь, от которого дороги расходились в следующих направлениях: 1) из Симферополя на Перекоп, главный почтовый, торговый и военный путь, по которому производились все сношения Крыма с прочими частями империи; 2) из Севастополя на Евпаторию и Ак-Мечеть; 3) из Симферополя через Бахчисарай до Севастополя; главное сообщение Севастополя с остальным полуостровом и с внутренними областями империи. (Дорога эта находилась в весьма дурном состоянии и пролегала то по каменистой горной, то по глинистой местности, то по болотистым низменностям.); 4) от предыдущей дороги ветвь, отделяющаяся близ Бахчисарая и направляющаяся на Балаклаву; 5) Симферополь, Карасу-Базар, Феодосия, Керчь; 6) Симферополь, Чангарский мост (соединяющий Крым и материк в наиболее узком месте оз. Сиваш), Харьков; 7) от Феодосии по Арабатской стрелке, по паромной переправе через пролив Геническ на материк. Кроме того, из Севастополя, Евпатории, Карасу-Базара и Феодосии шли дороги, которые выходили на главный путь из Симферополя в Перекоп.

Население Крымского полуострова до войны превышало 430 тысяч человек, что составляло 811 человек на квадратную милю. Большая часть населения состояла из татар, остальные же были караимы, жившие преимущественно в городах, немцы-колонисты в Феодосийском и Симферопольском уездах, греки в Балаклаве, небольшое число русских переселенцев, болгаре, армяне и евреи. Жители степей занимались преимущественно скотоводством, главным же занятием жителей горной части Крыма являлось садоводство. Селения (аулы) татар по тесноте и загрязненности помещений для расположения в них войск не годились.

В общем Крым не представлял удобств ни в смысле путей сообщения, ни в целях расквартирования, ни в отношении снабжения всеми припасами, за исключением мяса, имевшегося в достаточном количестве.

Подвоз морем прекратился с началом войны, а сухопутные пути были труднодоступны.

Окрестности Севастополя, на которых преимущественно сосредоточились военные операции 1854–1855 гг. и потому заслуживающие более подробного описания, ограничиваются на севере р. Бельбеком, на западе и на юге Черным морем и на востоке Балаклавской бухтой и отрогами главного хребта Крымских гор. В очерченном районе, в отличие от остальной части полуострова, очень извилистый берег моря образует несколько бухт. Таковы Севастопольский рейд, в 6 верст длины, от 250 до 450 сажен ширины и от 35 до 63 футов глубины, по своим качествам один из лучших в мире. Северный и южный берега бухты, образуемые уступами гор, высоки, скалисты и обрывисты, но к морю понижаются. Северный берег образует несколько выдающихся мысов и малых бухт, в которые впадают короткие и неглубокие балки: Северная, Сухая, Куриная, Панаиотова, Голландия, Сухарная, Маячная и Графская. Южный берег образует три большие бухты, глубоко вдающиеся в материк: Килен-балочную или Килен-бухту, Южную, очень удобную, и Артиллерийскую. Из них Южная бухта совершенно защищена от всех ветров и представляет превосходную естественную гавань, в которой помещался весь Черноморский флот. От Артиллерийской бухты к востоку морской берег, постепенно понижаясь до Херсонесского мыса, образует еще несколько более или менее обширных бухт: Карантинную, Херсонесскую, Казачью, Песочную, Камышевую и Стрелецкую.

От Херсонесского мыса берег круто поворачивает на юго-восток, постепенно возвышается и переходит в отвесные и местами нависшие обрывы, образующие у Булуклавы весьма удобную, но, однако, со стесненным выходом в море, бухту.

Самые ближайшие окрестности Севастополя большим рейдом и рекою Черной разделяются на 2 части. Южная, или так называемый Херсонесский полуостров, от Севастополя постепенно повышается к востоку и у верховьев Большого рейда обрывается уступом Сапун-гора, составляющим 12-верстную неприступную позицию, обращенную фронтом к востоку.

Херсонесское плато, сильно изрезанное балками, идущими по направлению с юго-востока на северо-запад, делится глубокой Сарандинакиной балкой на 2 части с различным характером. Восточная часть представляет, сравнительно с западной, более пересеченную местность с глубокими балками и крутыми берегами этих балок, именно: Килен-балка протяжением до 4 верст. Пространство между Килен-балкой, рейдом и рекою Черной состоит из Инкерманских высот. Почти параллельно с Килен-Балкой идет Доков овраг. Местность между Килен-балкой и Доковым оврагом представляет длинный хребет с тремя отдельными высотами: ближайшая к городу — Малахов курган, далее высота Камчатского люнета и на одной линии с ними у устья Микрюковой балки (одно из разветвлений верховьев Килен-Балки) высота Виктория или Микрюкова.

Следующая балка, Лабораторная, соединяющаяся в устье с Сарандинакиной. Хребет между Лабораторной балкой и Доковым оврагом также образует две высоты: Бамборскую, ближайшую к городу, и Воронцовскую, в версте от первой.

Наконец, упомянутая выше Сарандинакина балка, которая идет почти по прямому направлению с юга на север, длиною в 6 верст, до впадения в Южную бухту. Она, соединяясь у своего устья с Лабораторной балкой, образует довольно обширную низменность, называемую Пересыпь.

С правой стороны Сарандинакина балка принимает в себя две другие — Хомутовку и Делагардиеву. Высота, находящаяся между Лабораторной, Сарандинакиной и Делагардиевой балками, называется Зеленой горой.

Западная часть Херсонесской возвышенности гораздо обширнее и местность на ней менее пересечена.

Почти параллельно Сарандинакиной балке здесь тянется Карантинная балка с менее крутыми и почти повсюду удобовосходимыми берегами. Возвышенное плато между Сарандинакиной и Карантинной балками называется Куликовым полем.

Отсюда берут начало: Городской овраг, пересекающий город и впадающий в Артиллерийскую бухту; Загородная балка, пролегающая к западу от города, и Кладбищенская лощина. Между Карантинной балкой и вершиной городского оврага находится отдельная продолговатая высота с пологими скатами, называемая Рудольфовой горой. К западу от Карантинной балки местность, называемая Новой Землей, принимает более ровный характер; из пересекающих ее балок самые значительные — Стрелецкая и Камышевая, впадающие в бухты того же наименования.

Почва Херсонесского полуострова представляет пласты твердого известняка, местами совершенно обнаженного, местами же покрытого тонким слоем глины и растительной земли, перемешанной с хрящом.

Растительностью и водой местность бедна до крайности и только Килен-балочная высота и верховья Доковой и Лабораторной балок были покрыты дубняком и колючим кустарником, все же остальное пространство представляло голую степь. Местность между восточной оконечностью Херсонесского плато, Сапун-горой, балаклавскими высотами и ближайшими отрогами главного хребта образуют живописную и плодородную Балаклавскую долину, которая постепенно понижается к Черной речке, образуя ряд отдельных холмов; наиболее значительные из них — Федюхины высоты. Местность к северу от большого рейда и долины реки Черной, ограниченная рекою Бельбеком и притоком Черной-Шулею, составляет часть второстепенного хребта, параллельного Яйле.

Восточную часть ее составляет Каралевская гора, лежащая между Бельбеком и Каралевским ущельем. Далее в прямом направлении на протяжении 10 верст тянутся Мекенаиевы горы, образуя ближе к бухте многочисленные балки.

Этот горный массив образует еще одну, более слабую, позицию фронтом на север по левому берегу Бельбека.

На южном преимущественно берегу Севастопольского рейда расположен основанный в 1784 г. г. Севастополь. Находясь почти в средоточии Черного моря, в выдающемся положении нашего прибережья и представляя все удобства для стоянки многочисленного флота, он составляет важный стратегический пункт как для оборонительной, так и для наступательной войны.

Южная сторона Севастополя разделялась на Городскую сторону, лежащую к западу от Южной бухты, и Корабельную, расположенную к востоку от нее.

К началу Восточной войны Севастополь, будучи главным военным портом на юге России, был снабжен всем необходимым для флота. Там было прекрасное, так называемое, Лазаревское адмиралтейство, доки, водопровод, окружный арсенал, деловые дворы, провиантские магазины, лаборатория, значительный склад орудий, пороха и прочих припасов, сухарный завод, казармы для морских чинов и два госпиталя. В городе насчитывалось до 2 тысяч каменных домов и до 40 тысяч жителей, почти исключительно русского, близко стоявшего к флоту, населения.

По своим природным свойствам Севастополь дает массу положительных данных для сильной обороны со стороны моря и крайне неудобен для обороны с суши. Разделенный большим рейдом, как непроходимой вброд рекою, на две части, северную и южную, он требует для своей обороны сравнительно большого числа войск.

Северный берег рейда командует городом и всеми морскими сооружениями, а потому обладание им равносильно владению рейдом и портом. В юго-восточной своей части город окружен командующими высотами, которые постепенно повышаются до Сапун-горы, отстоящей от него в 9–10 верстах. Наиболее удобная для обороны западная часть, где местность менее пересечена.

Что касается обороны рейда с моря, то к началу Восточной войны она уже была совершенно закончена и состояла из 8 сильных батарей. Из них казематные — Константиновская, Михайловская и отчасти каменная, отчасти земляная — батарея № 4, были на северном берегу рейда, а Павловская, Николаевская, № 8, в связи с 7-м бастионом, Александровская и № 10 — на южной стороне рейда. Кроме Александровской батареи, которая была частью каменная, частью земляная, и земляных батарей № 8 и № 10, остальные были каменные, казематные.

Все эти батареи, вооруженные 533 орудиями, обстреливали взморье и рейд фронтальным, фланговым и тыльным огнем.

Для обороны же Севастополя с суши было сделано очень мало и, надо признать, что город с этой стороны был совершенно не укреплен. Так, во исполнение проекта укреплений города 1837 г., на южной стороне рейда были выполнены следующие работы: оборонительные казармы для закрытия горж на местах бастионов № 1, 5 и 6, почти законченный бастион № 7 и оборонительные стены между бастионом № 7 и местами бастионов № 6 и 5. На местах рвов проектированных бастионов № 3, 4 и 6 были сделаны небольшие валики. Кроме того, была сделана тыльная оборонительная стенка позади батареи № 8 и бастиона № 7 между артиллерийскими зданиями.

На северной стороне имелось единственное Северное укрепление, построенное еще в 1818 г. и оставшееся до Восточной войны без изменения. Оно имело вид восьмиугольного форта с боками от 80 до 100 сажен. Укрепление не было применено к местности и не было анфилировано с высот, лежавших к северу от него, и само почти не доставляло никакой обороны впереди лежащей местности.

Бруствера укреплений осыпались, развалились и совершенно утратили свою первоначальную профиль.

Ни одно из укреплений сухопутной стороны к 1853 г. не было вооружено, а на береговых батареях хотя орудия и были установлены, но все же не в полном числе.

Практическую стрельбу гарнизонная артиллерия производила только из двух ближайших к морю батарей, для остальных же не было определено ни углов возвышения, ни действительности выстрелов. На каждое орудие имелось по 160 боевых зарядов, из которых в готовом виде на батареях было по 115 для бомбовых пушек и единорогов и 55 для мортир. Во всей крепости не было ни одной снаряженной бомбы. Таким образом, ко времени начала военных действий с Турцией оборонительная сила Севастополя не соответствовала необходимой безопасности этого ключа к владычеству России на Черном море и базе нашего флота. Но, пропуская подробности, строительные предположения и сам постепенный ход работ по укреплению Севастополя, посмотрим, в каком же состоянии находились в действительности укрепления Севастополя ко 2 (14) сентября, когда вражеская нога впервые вступила на землю Таврического полуострова.

Укрепления со стороны моря оставались те же, что были и в 1853 г. Они были усилены лишь на северном берегу башней, воздвигнутой усердием морского подрядчика отставного поручика Волохова, имевшей целью препятствовать неприятелю обстреливать с моря в тыл Константиновскую батарею; в тылу же ее была построена земляная батарея Карташевского на 5 крепостных орудий. Кроме того, вдоль рейда были построены: земляная батарея № 1, на мыску между Константиновской и Михайловской батареями, Двенадцати-Апостольская, Парижская и Святославская.

Сухопутные же укрепления находились в следующем состоянии: на южной стороне самым сильным укреплением был 6-й бастион, начатый постройкой только зимой и еще не оконченный.

По устройству 5-го бастиона ничего сделано не было и лишь возведенная там башня была приспособлена для артиллерийской обороны и снабжена 11 орудиями.

Оборонительная стенка между 7,6-м и 5-м бастионами была закончена и вооружена 14 орудиями.

Левее 5-го бастиона, на берегу городского оврага, был построен и вооружен редут Шварца (№ 1).

Для заграждения промежутка между редутами Шварца и 4-м бастионом было устроено три завала. Первый из них, начинаясь у редута, спускался в городской овраг и закрывал выходы улиц; в четырех местах за ним было поставлено 8 орудий. Второй завал пересекал Балаклавскую дорогу и был вооружен 4 полевыми орудиями. Третий завал, вооруженный двумя 24-фунтовыми пушками, поднимался по крутизнам на Бульварную высоту.

От 4-го бастиона, вооруженного 17 орудиями, был устроен вдоль окраины большого бульвара каменный завал, на оконечности которого у Грибка (беседка над обрывом высоты) была построена слабая батарейка № 2 (Грибок); у вершины Южной бухты, на Пересыпи, были устроены 4 батарейки; на Бомборской высоте, на месте, назначенном для 3-го бастиона, была устроена батарея, в виде редута с отрезом. Для фланкирования левого фаса батареи, построенной на месте 3-го бастиона, была построена у восточного угла сада Прокофьева маленькая батарея Будищева (№ 3) в виде каменного завала.

Позади этой батарейки была устроена у восточных ворот морского госпиталя другая батарейка — Госпитальная (№ 4).

На Малаховом кургане, кроме башни, никаких сооружений возведено не было.

На месте 2-го бастиона на голой скале была устроена 6-орудийная батарея для действия по Килен-балочной высоте. По обе стороны этой батареи тянулись каменные завалы, примыкавшие к садовой ограде в Ушаковой балке. На месте 1-го бастиона была также возведена 4-орудийная батарея полевой профили. Казарма 1-го бастиона была вооружена 9 полупудовыми единорогами.

На Корабельной стороне была устроена, кроме этих укреплений, линия каменных завалов, которая простиралась от ограды морского госпиталя к Доковой стене и далее через морской остров к ограде общественного сада в Ушаковой балке.


История русской армии. Том третий

Перевозка морского орудия на сухопутное укрепление. С картины И. Прянишникова


Все описанные укрепления южной стороны были весьма слабы и удовлетворяли лишь до известной степени условию отражения только немногочисленного десанта. На вооружении их, совместно с сухопутной частью бастиона № 7 и батареи № 10, было всего 145 орудий.

Причины неготовности Севастополя должны быть отнесены к инертности князя Меншикова и к отсутствию должной энергии начальника инженеров генерала Павловского.

Далее к числу причин неготовности Севастополя относятся отсутствие искусных и энергичных руководителей, недостаток шанцевого инструмента и прочих запасов сухопутного ведомства. Самая же значительная доля вины должна лечь на князя Меншикова, не умевшего объединить местных деятелей, лить в них должную энергию и настоять на быстрой и планосообразной работе.

К концу марта 1854 г. в окрестностях Севастополя были сосредоточены: Волынский пехотный полк — 4 батальона, Минский пехотный полк — 3 батальона; резервная бригада 13-й пехотной дивизии — 8 батальонов; 6 саперный батальон — 1 батарея; Черноморский резервный линейный батальон — 1 батарея; Киевский гусарский полк — 4 эскадрона; Вейммарнский гусарский полк — 12 эскадронов; 14-я артиллерийская бригада — 12 орудий и конно-легкая № 12 батарея — 6 конных орудий, всего 17 батальонов, 12 эскадронов, 12 полков и 6 конных орудий.

Князь Меншиков решил из всех этих войск, за исключением 8-го батальона резервной бригады, образовать действующий в поле отряд для отражения неприятельских покушений к высадке и к нападению на Севастополь с береговой стороны. В состав отряда должна была войти и 2-я бригада 17-й пехотной дивизии с ее артиллерией, по прибытии ее в Крым.

Все эти силы князь Меншиков решил сосредоточить на Бельбеке, предназначив для обороны собственно города и укреплений северного берега резервную бригаду с 4 полевыми орудиями и батареей горных единорогов, сводный флотский батальон и нестроевые команды сухопутного и морского ведомства.

Кроме этих войск в Крыму находились: в Феодосии — 4-й батальон Минского полка, 2 роты Таврического гарнизонного батальона и 4 орудия 14-й артиллерийской бригады — всего 1½ батальона, 4 орудия; в Керчи — около батальона местных войск и в резерве между этими пунктами 4 эскадрона Вейммарнского гусарского полка. Отряд этот находился под начальством генерала Жабокрицкого.

Государь особенно беспокоился за оборону восточной части Крыма. Благодаря этому с приходом в Крым 1 бригады 17-й пехотной дивизии князь Меншиков, по сношению с наказным атаманом войска Донского генералом Хомутовым, расположил войска для обороны восточной части Крыма следующим образом: в Керчи — 3 батальона, казачий полк и батарея; в Феодосии — 3½ батальона, казачий полк и батарея и в Арчине — в резерве 4 батальона, казачий полк и донская батарея. Всего, таким образом, на Керченском полуострове сосредоточивалось 10½ батальона, 3 казачьих полка и 3 батареи и, кроме того, полк гусар передвигался в Карасу-базар. Общее начальство над этими войсками генерал Хомутов оставлял в своих руках.


История русской армии. Том третий

У Балаклавы


В начале июля из абордажных судовых команд были сформированы 2 резервных батальона, а из орудий, снятых с судов, — подвижная десантная батарея.

Помимо этого предполагалось, что если противник начнет высаживаться поблизости от Севастополя (на что потребуется дней 5), то генерал Хомутов, пройдя 200 верст в 5–6 переходов при условии, что ранцы повезут на подводах, успеет подойти и ударить ему в тыл.

Прибытие 6-й дивизии еще больше увеличило радужное настроение князя Меншикова, и он писал, что хотя слухи о высадке и продолжаются, но что со стороны союзников было бы благоразумным не пускаться в подобную рискованную экспедицию.

Прибывающую дивизию командующий войсками решил расположить следующим образом: одну бригаду на Альме у с. Бурлюк, а другую в Симферополе, чтобы иметь возможность оказать помощь Хомутову в случае неприятельского десанта на Азовском берегу.

Успокоение Меншикова передалось и в С.-Петербург.

К 1 сентября 1854 г. общее число сухопутных вооруженных сил в Крыму было следующее: местных войск — 19½ батальона и действующих — 51¾ батальона, 17 эскадронов, 27 сотен, 108 орудий — всего 51 тысяча человек. Действующие войска подразделялись на 2 группы, из которых на самом полуострове под непосредстенным начальством князя Меншикова находилось: 42½ батальона, 16 эскадронов, 11 сотен и 84 орудия, числом 35 тысяч человек.

Из общего числа войск князя Меншикова в окрестностях Севастополя находилось: 26 батальонов, 3 сотни и 42 орудия. Между Качею и Алмой — 8 батальонов, 8 эскадронов и 32 орудия; на аванпостах 6 сотен и остальные — у Симферополя, на пути из Перекопа.

Войска, состоявшие под начальством генерала Хомутова, были разделены на 2 отряда и резерв. Феодосийский отряд генерала Жаборицкого, силой в 2¾ батальона, 6 сотен и 8 орудий. Керченский отряд генерала Тимофеева, силой в 2¾ батальона, 6 сотен и 8 орудий и резерв у Арчина, силой в 4 батальона, 1 эскадрона, 6 сотен и 8 орудий. Князь Меншиков мог, таким образом, при появлении неприятеля сосредоточить в окрестностях Севастополя из всего находящегося на полуострове числа войск не более 30 тысяч человек.

В распоряжении командующего войсками находилась, кроме того, большая часть Черноморского флота, личный состав которого доходил до 18 500 человек, в том числе 416 офицеров.

Если же сюда прибавить состав арсенальных, портовых и лабораторных рот, ластовых экипажей и прочих, то число чинов флота, находившихся в Севастополе, достигало до 24 500 тысяч человек. Но из всего этого числа моряков для сухопутной обороны города предназначалось 418 человек артиллерийской прислуги и 3600 человек разных команд, в том числе были и 4 десантные роты.

К 1 сентября 1854 г. неприятельский флот доставил к берегам Евпатории Союзную армию, достигавшую 60 тысяч при 134 полевых и 72 осадных орудиях. Из общего числа союзников около 30 тысяч человек (40 бат., 2 эск., 6–8 п. ор.) приходилось на долю французов, около 22 тысяч человек (32 бат., 10 эск., 54 ор.) — на долю англичан, а 7 тысяч человек при 12 орудиях составляли турки.

В тот же день трехтысячный отряд неприятеля вытеснил из Евпатории слабосильную команду егерей-тарутинцев и захватил в складах 60 тысяч пудов пшеницы, обеспечив армию этим провиантом на четыре месяца.

Со 2 по 6 сентября союзники высаживали свои войска на берег между Евпаторией и деревней Кюнтоуган совершенно в мирных условиях, так как попыток помешать с нашей стороны не предпринималось. Русская армия, руководимая своим главнокомандующим, адмиралом-князем Меншиковым, силой в 35 тысяч человек (42½ бат., 27 эск. и 84 орудия), сосредоточилась на левом берегу р. Альма, на пути высадившихся союзников к Севастополю. «Не признав возможным атаковать высаженные войска на плоском берегу, обстреливаемом с флота», князь Меншиков решил померяться силой с противником на занятой им выгодной позиции, прикрывавшей путь к цели действий неприятеля — к Севастополю.

Располагаясь по обе стороны дороги Евпатория — Севастополь, Альминская позиция представляла из себя плато левого берега р. Альма, высотой 150–350 футов с весьма крутыми, обрывистыми, труднодоступными даже для пехоты скатами на участке от устья до селения Алматамак, составлявшего левый фланг нашей позиции; выше этого селения возвышенности левого берега сворачивают к югу и отходят от реки, приобретая постепенно характер открытых террас.

В центре позиции фронт ее пересекался у селения Бурлюк спадающей к р. Альма балкой, по которой проложена главная Евпаторийская дорога. К востоку от этой дороги находится довольно значительная возвышенность, отдельный холм которой отстоял от реки в 300 сажен, составляя крайний правый фланг нашей позиции.

Высоты левого берега Альмы представляли все удобства обзора и обстрела обширной равнины правого берега, покрытый густыми виноградниками, садами и селениями (Алматамак, Бурлюк и Тарханлар) лишь непосредственно у реки.

Альма проходима во многих местах в брод, мост же (деревянный) имелся лишь против селения Бурлюк. Выгодными сторонами позиции являлись: 1) командование впереди лежащей местностью (обзор, обстрел); 2) скрытое расположение наших войск; 3) обстрел с моря затруднялся благодаря высотам на нашем левом фланге.

К числу недостатков позиции надо отнести: 1) растянутость — 7 верст, хотя левый фланг мог обороняться в силу своей труднодоступности весьма небольшими силами; 2) укрытия правого берега (сады, селения) могли служить защитой врагу.

И без того сильная позиция на Альме могла, конечно, быть доведена средствами фортификации до высокой степени обороноспособности, но несмотря на избыток времени, средств и рабочих, ничего в этом отношении сделано не было.

Пространство от моря до левого фланга нашего расположения, т. е. до дороги Алматамак — Аджибулат, обеспечивалось только батальоном Минского полка, высланного к д. Аклес с целью мешать возможной высадке в бухте Улукул. Обход нашего левого фланга считался ввиду его труднодоступности невозможным.

Интересно то обстоятельство, что прежде ежедневно к бухте Улукул высылался батальон с четырьмя орудиями, а к старому Татарскому укреплению на утесе левого берега Альмы — 1 рота.

С вершины этого утеса, почти вовсе недоступного, вьется лишь одна искусственная тропинка к реке, и преградить здесь наступление неприятелю представлялось делом весьма легким. Но в роковой день сражения ни к бухте, ни к утесу не было выслано ни войск, ни наблюдателей.

К востоку от дороги Алматамак — Аджибулат по обрыву Альмы располагались в ротных колоннах 5-й и 6-й батальоны Белостокского и Брестского полков, имея за собой Тарутинцев в колоннах к атаке. Московский полк, составляя вместе с 4 батареями 17-й артиллерийской бригады резерв участка, располагался в версте за его серединой.

В центре позиции у подошвы гор и почти над самым виноградником левого берега Альмы стояли легкие № 1 и № 2 батареи 16-й артиллерийской бригады. Позади них на полугорке стоял построенный в колоннах к атаке Бородинский полк. На правом участке позиции, восточнее Евпаторийской дороги, на северо-западном склоне имеющейся там возвышенности стояла в эполементе, в расстоянии картечного выстрела от Бурлюкского моста, батарейная № 1 батарея 16-й артиллерийской бригады; за нею — егерский великого князя Михаила Николаевича полк (ныне Казанский); на вершине той же горы в эполементе стояла № 3 батарея 14-й артиллерийской бригады, а правее ее — Суздальский пехотный полк, с легкой № 4 батареей той же бригады. На южном склоне горы во второй линии были расположены Владимирский и Углицкий полки и за ними в резерве — батарейная № 5 и легкая резервная № 4 донская батарея. Казаки, располагаясь за правым флангом, прикрывали его.

6-й стрелковый, 6-й саперный и сводный морской батальон были рассыпаны в садах деревень Бурлюк и Алматамак. Общий резерв, располагавшийся в ложбине при Евпаторийской дороге, составляли 3 батальона Минского полка, Волынский полк с легкой № 5 батареей 17-й артиллерийской бригады и гусарская бригада 6-й кавалерийской дивизии. Командование войсками, размещенными в центре и на правом фланге (вправо от Евпаторийской дороги), было вверено генералу князю Горчакову[1], войсками же левого фланга командовал генерал-лейтенант Кирьяков.

Неприятельская армия, закончив приготовления, 7 сентября выступила к р. Альма и после небольшого авангардного дела остановилась невдалеке от нашей позиции, с целью атаковать ее с рассветом 8-го.

Сообразно этому 4 дивизии французов и 1 дивизия турок должны были составить правое крыло атакующих войск, левое же состояло из пяти английских дивизий, еще левее которых должна была следовать конница Кардигана.

Союзники предполагали атаковать, пользуясь превосходством сил, одновременно позицию русских с фронта, обойти дивизией Боске наш левый фланг и нанести решительный удар нашему правому флангу, также обойдя его. В целях одновременности действий выступление дивизии Боске с ночлега было назначено в 5.30, англичанам — в 6 часов, прочим войскам — в 6.30. Однако до 9 часов наступление Боске и остальных французских дивизий сильно тормозилось тем обстоятельством, что англичане, ожидая почему-то вторичного приказания, только в 9 часов двинулись с мест ночлега. Тогда и генерал Боске, успевший уже произвести тщательную разведку местности зуавами и алжирскими стрелками, перешел в наступление двумя колоннами. Правую колонну составила бригада генерала Буа, двинутая по отмели вдоль Морского берега, а левую — бригада генерала д'Отмара, направленная по пролегавшей в овраге тропинке. Генерал Боске шел во главе левой колонны.

Зуавы быстро поднялись на утесы левого берега, а один их батальон немедленно продвинулся к дер. Улукул и, найдя ее свободной, занял. Когда наступавшая под прикрытием стрелков и огня с пароходов дивизия Боске развернулась на высотах левого берега Альмы, прочие войска союзной армии построили боевой порядок. Против с. Алматамак развернулись французы, имея в 1-й линии дивизии Канробера и Наполеона, а дивизии Форе и турецкую, двинутую по пути правой колонны генерала Боске, — во 2-й линии.

Против селения и моста через Альму выстроились в боевой порядок англичане. У них в 1-й линии были дивизии Эвенса и Броуна, а во второй — Энгленда и Герцога Кембриджского. Резерв, составленный из дивизий Каткара и бригады конницы Кардигана, расположился за левым флангом. Боевой порядок союзников прикрывался огнем 3 батарей и цепи рассыпанных впереди штуцерных.

Сосредоточение дивизии Боске к нашему левому флангу было замечено с 8 часов. Видя наступление спускающихся к реке батальонов, главнокомандующий переехал на левый фланг как раз в тот момент, когда враг уже преодолел высоты правого берега. Между тем зуавы рассыпали цепь и, обойдя второй батальон Минского полка, открыли в тыл ему огонь.

Посланный на помощь батальон московцев встретили успевшие устроиться пять батальонов дивизии д'Отмара, а новое подкрепление в лице всего остального Минского полка нарвалось уже на 10 батальонов подоспевшей бригады Буа. Огонь с судов и превосходство в силах сломили отвагу русских батальонов. Загнув флангом к позиции, Минский полк и Московский батальон неоднократно повторяли попытки штыками сбросить в реку наступавшего неприятеля, но, не принимая атаки и пользуясь превосходством вооружения, французы безнаказанно расстреливали ряды русских.

В то время, когда загорелся бой на левом фланге, маршал С. Арно приказал французским дивизиям начать наступление с фронта. Преимущество вооружения союзников скоро склонило успех боя на строну французов, и сначала штуцерные 3-го батальона Московского полка, занимавшие селение Алматамак, а потом и весь Московский полк, спустившийся с высот в долину Альмы с целью обстрелять наступающие французские колонны, понес громадные потери, а безрезультатный огонь наших ружей не мог остановить наступление дивизий Канробера и принца Наполеона.

Англичане вступили в бой позднее французов и притом вышли не против правого фланга русской позиции, а развернулись с фронта на селения Бурлюк и Тарханлар. Слабо занятые нашими стрелками сады правого берега Альмы скоро перешли в руки неприятеля.

Овладев правым берегом, союзники перешли в наступление с фронта сразу всеми силами. Перешедшие вброд Альму батальоны понесли тяжелые потери от огня упорно оборонявшихся русских стрелков и 4-й легкой батареи 17-й артиллерийской бригады.

Не успевшие подать на высоты свою артиллерию наступавшие дивизии воспользовались помощью генерала Боске, приславшего одну батарею.

В то же время маршал С. Арно поддержал наступавшие войска дивизией генерала Форе, направив одну ее бригаду на содействие генералу Боске, а другую генералу Канроберу.


История русской армии. Том третий

План сражения на р. Альма 8 (20) сентября 1854 г.


Высланная в голову колонн артиллерия успела повлиять на исход боя на этом участке поля сражения, и около 14 часов наше левое крыло отошло.

Около этого времени медленно, но в образцовом порядке подходили к с. Бурлюк английские колонны лорда Раглана.

Наши отступившие части подожгли селение (Бурлюк), а саперы, видя продолжающееся наступление неприятеля, кинулись разрушать мост, «но совершенно в этом не успели». Однако и англичане, понеся громадные потери, на некоторое время залегли.

Вынесшаяся было к мосту бригада Кардигана не выдержала нашего огня и отхлынула. Но стрелки противника, продвинувшиеся вперед и залегшие в виноградниках и за камнями, довели огонь до высшего напряжения, и Бородинский полк с легкими батареями, понеся огромные потери, понемногу стал отходить. Новое наступление англичан в 15 часов было встречено огнем батарейной № 1 батареи 16-й артиллерийской бригады. Первые же, с большим трудом переправившиеся 5 английских батальонов, были двинуты для атаки этой укрытой эполементом батареи. Для защиты ее двинулись два батальона Казанского полка. Но когда они миновали батарею, то тем самым, заслонив ее огонь, лишили себя огневой поддержки, дали передохнуть англичанам, которые, не приняв атаки, стали издали расстреливать наступавших русских. Бессильные против английского огня Казанские батальоны стали отходить, а на их плечах на батарею ворвались англичане. Два новых батальона Владимирского полка, не ожидая, пока враг устроится в эполементе, ударили на англичан и штыками погнали их к реке. Безостановочно наступавшие владимирцы с генералами князем Горчаковым и Квицинским во главе скоро начали обстреливаться с фланга двумя английскими орудиями, в то время когда с фронта трещали штуцера подкрепленных подошедшими поддержками и начавших устраиваться англичан.

Охватив наступавших, неприятель поставил владимирцев под перекрестный огонь и в несколько минут вырвал из среды полка всех офицеров и громадное число рядов. Израненный, несомый на носилках, генерал Квицинский стал возвращать из боя остатки славного полка, рассчитанного после сражения лишь на 4 роты.

Суздальский и Углицкий полки прикрыли отступление наших войск, а неприятель с возвышенностей былой нашей позиции громил отходящие по дороге за правым флангом наши колонны. Одновременно с правым крылом и центром отходили вдоль долины Улукуль и части левого крыла.

Для заполнения образовавшегося в середине промежутка, несколько позади места расположения нашего главного резерва, развернулись: Волынский полк с тремя выехавшими на позицию батареями, гусары и казаки. Этот арьергард принудил утомленного и расстроенного боем неприятеля прекратить преследование.

Двойное превосходство врага в силах, важное преимущество в вооружении, неиспользование нами всех средств фортификации в целях возможного усиления позиции, недостаточность разведки, не выяснившей возможности обхода нашего левого фланга, отсутствие наблюдения за флангами и за движением неприятельских колонн и, наконец, разрозненность в действиях частей нашего боевого порядка, не имевших общего руководства и предоставленных самим себе, сделали свое дело и, понеся громадные потери в 5709 человек (1200 убитыми, 3174 ранеными и 735 без вести пропавшими), наша армия 9 сентября отошла к Севастополю.

Озабоченный обороной Севастополя с моря, князь Меншиков в день Альминского сражения приказал генерал-адъютанту Корнилову затопить у входа на рейд несколько кораблей. Желая сразиться на море с врагом, генерал-адъютант Корнилов всячески боролся против затопления. Прервав собранный им совет из флагманов и капитанов, также высказавшихся за потопление судов, — Корнилов произнес: «Готовьтесь к выходу; будет дан сигнал, кому что делать».

Но, настаивая на своем, главнокомандующий предложил Корнилову оставить Севастополь и хотел уже отдать приказ о потоплении кораблей вице-адмиралу Станюковичу. «Остановитесь, — крикнул Корнилов, — это самоубийство то, к чему вы меня принуждаете. Но, чтобы я оставил Севастополь, окружаемый неприятелем — невозможно. Я готов повиноваться вам». 10-го состоялось распоряжение, а утром 11-го на местах затопленных кораблей «Сизополя», «Варны», «Силистрии», «Уриила», «Флоры», «Селафиила» и «Три Святителя» плавали лишь обломки рангоутов.

11 сентября у главнокомандующего созрело решение предоставить оборону Севастополя резервным батальонам, саперам и морякам, а с прочими войсками отойти к Бахчисараю, где занять фланговую позицию на случай движения неприятеля к Севастополю и в то же время обеспечить себе сообщение с Перекопским перешейком, а оттуда и с внутренними губерниями. Командование расположенными в Севастополе войсками князь Меншиков передавал начальнику 14-й пехотной дивизии генерал-лейтенанту Моллеру-второму; оборона северной стороны поручалась генерал-адъютанту Корнилову, а южной — вице-адмиралу Нахимову. Во исполнение распоряжения главнокомандующего войска Севастопольского гарнизона 13 сентября были расположены следующим образом:

а) на северной стороне: в северном укреплении — 6 тысяч человек под начальством капитана 1-го ранга Бартенева; у правого ретраншамента — до 2200 человек капитана 1-го ранга Зарницкого; у левого ретраншамента и в балке северной пристани — 3200 человек вице-адмирала Новосильского; на Константиновской батарее — 800 человек и прислуга на батареях: Константиновской, Карташевского, Волохова, Пестича и № 4;

б) на южной стороне: 5800 нижних чинов и прислуга батарей — легкой № 4 (14-й арт. бриг.), 2-й морской подвижной и 4 орудий резервной бригады 13-й пехотной дивизии.


История русской армии. Том третий

П. С. Нахимов в Севастополе. С картины И. Прянишникова


В то же время начатые еще со 2 сентября усиленные работы по приведению крепости в оборонительное состояние, производившиеся под руководством недавно прибывшего в Севастополь полковника Тотлебена, шли самым усиленным темпом.

Утомление войск и необходимость наладить эвакуацию больных и раненых, устроить тыл, задержали союзников на берегах Альмы до 11 сентября. В этот день в 7 часов союзники двинулись к р. Кача, после ночлега на которой было предположено атаковать северное укрепление. Однако полученные сведения об устройстве новых батарей на северной стороне и о потоплении кораблей, лишавшем союзников содействия флота, повлияли на изменение плана атаки крепости, и 13 сентября, когда авангард союзников подходил уже к Бельбеку, ими решен был переход на южную сторону. Между тем в ночь с 11-го на 12-е авангард князя Меншикова двинулся к хутору Мекензи, Отаркой и далее к северу от Севастополя, в то время, когда союзники переходили с северной стороны Севастополя на южную.

13 сентября у хутора Мекензи конница союзников столкнулась с частью нашего обоза, следовавшего в хвосте колонны князя Меншикова и захватила 25 повозок. 14-го, оставив авангард генерала Жабокрицкого в Отаркой, князь Меншиков отошел к р. Кача по дороге на Бахчисарай, а союзники, перейдя на южную сторону, заняли: французы — Федюхины высоты, а англичане — Балаклаву, после отчаянного сопротивления последней роте Греческого батальона. Базу свою французы устроили в Камышевой бухте, а англичане — в Балаклаве, которую князь Меншиков считал недоступной для судов большого ранга.

14 сентября в командование союзными войсками вступил генерал Канробер вместо заболевшего холерой, свирепствовавшей в союзной армии, и скоро умершего маршала С. Арно.

Убедившись в переходе союзников на южную сторону, генерал-адъютант Корнилов списал еще 6 тысяч человек с судов и принял на себя, по просьбе генерал-лейтенанта Моллера-второго и вице-адмирала Нахимова, официально должность начальника штаба обороны, а фактически и все руководство ею.

Работы по укреплению южной стороны пошли с удвоенной энергией; гарнизон ее был доведен до 6 тысяч человек при 23 орудиях; гарнизон же северной стороны был соответственно ослаблен и составлял 3,5 тысячи человек. На судах было оставлено 3 тысячи матросов.

Князь Меншиков, убедившись после перехода союзников на южную сторону в безопасности своих сообщений с внутренними губерниями, 18 сентября вернулся к Севастополю и расположился на северной его стороне.


История русской армии. Том третий

Опрос пленных. С картины В. Маковского


Первая рекогносцировка союзниками укреплений южной стороны относится к 15 сентября. Глазам разведчиков представилась картина кипучей деятельности осажденных. Ряд новых укреплений, батарей, траншей, завалов не мог не вызвать удивления. После рекогносцировки было принято мнение английского инженера Бургона, стоявшего за правильную осаду и говорившего, что штурмовать укрепления, не подготовив атаки их огнем тяжелых осадных орудий, легкомысленно. Вслед за решением прибегнуть к правильной осаде союзники изменили свое первоначальное расположение и заняли следующие места: французы — 3-я и 4-я дивизии (г. Форе) — между Стрелецкой бухтой и Сарадинакиной балкой в расстоянии 2,5–3 верст от города и фронтом к бастионам 4, 5, 6-му и 7-му; правее французов стали англичане — на левом фланге 3-я дивизия Ингленда, в центр — 4-я дивизия Каткарта и легкая Броуна; на правом, занимая обрывы Сапун-горы против развалин Инкермана, 2-я дивизия Леси-Эванса; за легкой дивизией стояли парки, первая дивизия герцога Кембриджского и конница.

Остальные две французские дивизии — первая и вторая, под начальством генерала Боске, и турецкая дивизия составили обсервационный корпус, расположенный на обрывах Сапун-горы фронтом к Балаклаве и Федюхиным высотам. На обсервационный корпус возлагалась задача охранять армию со стороны Черной речки. Французы имели промежуточную базу в Камышевой и Казачьей бухтах, а англичане базировались на Балаклаву. Численность союзников к 19 сентября достигла 67 тысяч человек (41 тысяча французов, 20 тысяч англичан и 6 тысяч турок). Постепенно подходившие подкрепления усиливали также и русскую полевую армию и гарнизон Севастополя, достигший к концу сентября 30 тысяч человек.

Энергия полковника Тотлебена и усердие гарнизона привели к тому, что в период с 14 сентября по 4 октября вновь были построены 20 батарей, вдвое увеличено вооружение, составлявшее теперь 341 орудие, и впереди некоторых бастионов и Малахова кургана были заложены фугасы и построены засеки. В этот период времени наши батареи обстреливали неприятеля, а гарнизоном производились вылазки с целью беспокоить устраивавшегося на позициях врага.

Наконец, закончив свои предварительные работы, в пасмурную и ветреную ночь с 27 на 28 сентября, французы заложили 1 параллель на Рудольфовой горе в 400 сажен от 5-го бастиона; англичане, построив двумя ночами раньше две батареи для обстреливания Малахова кургана и батарей Ландкастеровскими орудиями, в ночь с 28-го на 29-е заложили первую параллель на Воронцовой высоте и горе Зеленой в 700 сажен от бастиона № 3. К 4 октября 53 французских и 73 английских орудия готовы были открыть огонь из батарей по осажденным. Штурм был предположен 5-го после подготовки его огнем артиллерии.

Канонада началась с 6–7 часов 5 октября и спустя час уже оборонительные казармы 5-го и 6-го бастионов и Малахова кургана оказались сильно поврежденными; стоявшие за парапетом орудия 5-го бастиона и на башне приведены к молчанию. Но и французам был причинен изрядный вред; так, береговая батарея № 10 сбила 3 неприятельских орудия, на неприятельской № 4 батарее был нами взорван пороховой погреб, на 1-й — зарядный ящик.

Около 11 часов бомбардировка на французском фронте стихла. На нашем левом крыле особенно пострадал 3-й бастион, где выбыли из строя последовательно 6 командиров и дважды была сменена прислуга у орудий, третья часть которых была сбита. В 15 часов на 3-м бастионе взорвался погреб, обратив укрепление в груду камней; в 4-м взорвался ящик на Малаховом кургане.

Вред, нам нанесенный, не был бы особенно велик, если бы не смерть доблестного генерал-адъютанта Корнилова. Показываясь беспрерывно в опаснейших местах и не сдаваясь на убеждения беречь себя, он возражал: «Что скажут обо мне солдаты, если сегодня меня не увидят». Проехав к Малахову кургану, встреченный восторженными криками матросов 44-го флотского экипажа, Корнилов спокойно отдавал распоряжения, наблюдая за врагом. Исполнив, казалось, все, он сошел с Малаховой башни, подошел к Кремальерной батарее, чтобы сесть на лошадь и поехать в Ушакову балку, где стояли резервы. В это время ядро ранило его в ногу у живота. «Отстаивайте же Севастополь», — сказал он окружающим и потерял сознание. Очнувшись в госпитале, он говорил свидетелям своей кончины: «Скажите всем, как приятно умирать, когда совесть спокойна, — и спустя немного: — Благослови, Господи, Россию и Государя, спаси Севастополь и флот». И уже в агонии услышав голоса о том, что англичане будто бы принуждены к молчанию, вскричал «ура» и, более в себя не приходя, скончался.

Когда бомбардировка нашего правого крыла прекратилась и огонь поддерживался лишь англичанами, вступили в дело корабли неприятельской эскадры, но от этой бомбардировки они пострадали более, нежели крепостные верки.

Видя безуспешность морской атаки, союзники скоро прекратили бой и лишь англичане вели огонь на сухопутном фронте до наступления полной темноты. Убыль наша в день первого бомбардирования составила 1250 человек, союзники потеряли 868 человек. Напрасные жертвы осаждающих, не достигших серьезного результата, вселили уныние в их ряды и привели к сознанию, что только медленной осадой им удастся овладеть Севастополем.

Неудача союзников, напротив, подняла дух осажденных, увеличила их силы и желание отстоять кусок родной земли. Обращаясь к причинам неудачных действий французов, необходимо отметить, что сосредоточенное расположение батарей на Рудольфовой горе приводило к необходимости вести обстрел нашей позиции по расходящемуся вееру, тогда как нам приходилось вести огонь по ветру сходящемуся, что в смысле сосредоточения огня несравненно выгоднее.

Достигнутые же англичанами успехи объясняются тем, что действие их орудий с фронта сопровождалось огнем фланговым и частью даже тыльным.

Ночь с 5-го на 6-е была нами употреблена на исправление повреждений и на приведение в относительно оборонительное состояние бастиона № 3. А французы в эту ночь и день вывели участок первой параллели от Рудольфовой горы к капители 4-го бастиона, обнаружив тем свое намерение прибегнуть к правильной осаде. Рассвет 6-го принес нам новую бомбардировку бастионов № 3, 4 и Малахова кургана со стороны английских батарей. Потери 3-го бастиона вновь достигли 543 человек. Затем, начиная с 7 по 13 октября, ежедневно с нашей стороны в ответ на неприятельскую канонаду выпускалось от 10 до 12–14 тысяч снарядов.

Устройство траверсов и блиндажей, искусство опытных сигнальщиков, предупреждавших о летящих на укрепления снарядах, значительно уменьшили наши потери, достигшие за сутки в среднем 254 человека. Кроме того, громадную роль сыграло чрезвычайно удачное расположение новых батарей, строившихся под руководством Тотлебена. Едва союзники построят батарею, как за ночь Тотлебен выстраивал против нее две, и тем не давал им возможности приобрести перевеса в огне.

Не ограничивавшийся одной пассивной обороной, доблестный гарнизон Севастополя стал прибегать к вылазкам. Мешая неприятелю производить ночные работы, охотники, в большинстве случаев участвовавшие в этих опасных предприятиях, держали неприятеля в постоянном тревожном ожидании нападения. Активные наши выступления влияли прекрасно на дух защитников, и число желающих принять участие в вылазках росло. Так, в ночь с 8 на 9 октября нашим морякам удалось заклепать 7 французских орудий на Рудольфовой горе. В этой вылазке погибли славной смертью лейтенант Троицкий и князь Путятин.


История русской армии. Том третий

На бастионе. С картины В. Маковского


В ночь на 10-е французы повели подступы против капители 4-го бастиона, редута Шварца и успели заложить участок 2-й параллели.

В первой половине октября наши силы достигли 65 тысяч человек и в самом недалеком будущем, с подходом 10-й и 11-й дивизий, должны были возрасти до 80–90 тысяч. К этому же времени численность союзников доходила до 70–85 тысяч человек. Если принять во внимание растянуто положение союзников и необходимость прикрывать осадные работы, то для нас являлось весьма выгодным предпринять наступление на базу англичан — Балаклаву — и тем поставить союзников в затруднительное положение. Гарнизон Балаклавы состоял из 3350 англичан и 1000 турок, последние занимали редуты (шесть), которые составляли внешнюю линию укреплений и были расположены на холмах, отделяющих Балаклавскую долину от долины Черной речки. Вторую линию укреплений, внутреннюю, составлял ряд батарей, соединенных траншеями.


История русской армии. Том третий

П. С. Нахимов 5 октября на батарее. С картины И. Прянишникова


Для атаки Балаклавы был отряжен 16-тысячный отряд генерала Липранди, первоначально сосредоточившийся в Чоргуне.

Начатое в 6 часов русскими наступление, поддержанное канонадой, через час уже увенчалось взятием редутов, поспешно покинутых турецким гарнизоном. На выручку бежавшим туркам была устремлена конная бригада Скерлета, а затем и Кардигана. Дело свелось к кавалерийскому бою, в котором удачной фланговой атакой Еропкин со своим сводным уланским полком разбил английскую конницу.

Подход французских войск на выручку заставил генерала Липранди только удержать в своих руках редуты 1, 2 и 3 и, не двигаясь далее, тем самым прекратить сражение. Потери наши составили 550 человек, союзников — 598.

Значение боя было, конечно, главным образом моральное, поднявшее бодрое настроение в войсках. И только остается пожалеть, что эта операция была предпринята без достаточных для полного успеха сил, которые можно было сосредоточить, подождав подхода 10-й и 11-й дивизий. Тогда следовало одним могучим ударом лишить англичан их базы, к охране которой до сей поры они относились не столь внимательно.

Союзники, обеспокоенные Балаклавской операций, ослабили после нее бомбардировку Севастополя и сосредоточили все свое внимание на обеспечении промежуточной базы англичан. Обсервационный корпус пододвинулся к англичанам, 1-й французской дивизии приказано быть готовой оказать англичанам необходимое содействие.

Усиленные осадные работы французов пододвинули к 20 октября их траншеи до 100 сажен к 4-му бастиону, тогда как траншеи медленно действовавших англичан остановились в версте от бастиона № 3.


История русской армии. Том третий

Осада Севастополя. Штурм 17–22 октября 1854 г.


22-го в состав Севастопольского гарнизона влилась 10-я дивизия. Полученные около этого времени сведения о предположенной в начале ноября атаке города вынудили князя Меншикова озаботиться подготовкой Севастополя к штурму и принятием необходимых мер на случай очищения города. С подошедшими частями 10-й и 11-й дивизий общее количество русских в Крыму достигло 90—100 тысяч человек, тогда как союзники насчитывали лишь 70 тысяч. Казалось, момент для действий назрел, и главнокомандующий решил перейти в наступление всеми силами.

Исходя из того что успешная атака неприятельского расположения может быть достигнута при одновременном нападении на правый фланг, центр, с целью его прорвать, и левый фланг, с целью приковать к месту расположенные там неприятельские силы, князь Меншиков распределил предназначенные для наступления войска следующим образом:

1) действующий отряд г. Севастополь — 29 батальонов, 1 казачья сотня, 38 орудий — всего 19 тысяч человек, под начальством генерал-лейтенанта Соймонова, должен был начать наступление из Килен-балки в 6 часов;

2) отряд с Инкерманской горы, генерал-лейтенант Павлова, силой в 20,5 батальона, 96 орудий, всего 16 тысяч человек, должен был выступить в 6 часов, восстановить Инкерманский мост и быстро следовать на соединение с генерал-лейтенантом Соймоновым. Общее руководство этими двумя отрядами возлагалось на генерала Данненберга;

3) Чоргунский отряд генерала князя Горчакова, силой в 16 батальонов, 52 эскадрона, 10 сотен, 88 орудий, всего 20 тысяч человек, имел назначение отвлекать внимание союзников и должен был овладеть одним из подъемов на Сапун-гору;

4) гарнизон — имел задачу содействовать наступлению огнем и в случае замешательства у неприятеля захватить батареи противника; для обеспечения от неприятеля Бахчисарайской дороги на Мекензиевой горе был оставлен отряд около 6 тысяч при 36 орудиях.

Отрядам генералов Соймонова[2] и Павлова предстояло наступать сперва по узкому, 350 сажен шириной, плато между долиной Черной речки и Килен-балки и далее к единственно доступному участку неприятельского расположения между вершинами Каменоломного оврага и другого, впадающего в Килен-балку. Дождь, сопровождающийся сильным ветром, испортил окончательно дороги, но помог скрытному сосредоточению наших войск к исходным пунктам, начавшемуся еще с 2 часов ночи. К 6 часам отряд генерал-лейтенанта Соймонова уже построился в версте от правого неприятельского фланга фронтом к 2-й английской дивизии генерала Лесси, расположение которой было обеспечено тремя весьма слабыми укреплениями.

При первых же выстрелах со стороны Килен-балки не ждавшая атаки дивизия Лесси (при 12 орудиях) стала в ружье, примкнув свой правый фланг к редуту № 1, а левый — к верховьям Килен-балки. С трудом преодолевая размокший грунт, расстреливаемые нарезным оружием англичан русские медленно, но безостановочно продвигались вперед. В течение часа вторая английская дивизия была значительно усилена и ко времени атаки достигла 12–13 тысяч человек.

Осилив естественные препятствия, два батальона тобольцев с двумя батальонами Колыванского полка опрокинули бригаду Паннефазера, овладели редутом № 2 и заклепали 2 орудия. В то время подошедший к Инкерманскому мосту еще в 5 часов и задержанный возобновлением переправы, генерал Павлов только начал переходить реку Черную, между тем егеря 10-й дивизии окончательно расстроили передовые полки бригад Паннефазера и Буллера, а два батальона Екатеринбургского перешли верховья Килен-балки, атаковали бригаду Кондригтона и захватили 4 орудия, но, наткнувшись на превосходные силы и не поддержанные с тылу, принуждены были отойти.

Одновременно остановились, а скоро и отошли понесшие большие потери егеря 10-й дивизии, прикрытые Бутырским и Углицким полками, за правым флангом которых находились в резерве Владимирский и Суздальский полки.

Огонь 38 орудий помог нашим батальонам отступить и расположиться вне выстрелов.

В 8 часов на занятые англичанами высоты взобрались Тарутинский и Бородинский полки, ведя атаку под прикрытием канонады генерала Соймонова на правый фланг бригады Адамса.

Решительно атакованные англичане подались назад, а тарутинцы захватывают редут № 1. Отошедшая бригада Адамса стала издали расстреливать тарутинцев и, нанеся последним громадные потери, атаковала их. Поредевшие тарутинцы покинули редут, но, едва успев восстановить порядок и сомкнуть ряды, они новой атакой отбрасывают англичан.

Однако к бригаде Адамса успели подойти 6 свежих батальонов гвардии, за ними устроившаяся бригада Паннефазера, и волна ослабленных тарутинцев откатилась к Каменоломному оврагу.

Рукопашный бой сменился канонадой. Развернув свои силы, англичане имели на правом фланге у вершины Каменоломного оврага гвардейскую бригаду Бентика, редут № 1 занимали Кольдстримы, в центре стали бригады Адамса и Паннефазера, на левом фланге была бригада Буллера. Бригада Кондригтона расположилась на левом берегу Килен-балки. Кроме того, к полю сражения должны были скоро подойти вызванные еще в 7 часов прибывшим к месту боя лордом Рагланом дивизии Каткара и Джона Кемпбеля.

Генерал Боске, обеспокоенный движением Чоргунского отряда, первоначально приготовился встретить атаку князя Горчакова, но потом, видя, что деятельность его ограничивалась одной канонадой, разгадал демонстративный характер и принял все меры к тому, чтобы перевести возможно большее количество войск к решительному пункту поля сражения.

В 8.30 на Килен-балочное плато взошли батальоны Охотского полка и, видя перед собой развернувшегося врага, бросились на него, не ожидая подхода прочих батальонов и артиллерии отряда генерала Павлова. Встреченные канонадой и сильным штуцерным огнем англичан, стрелки Охотского полка были первоначально оттеснены; но, поддержанные 4-м саперным батальоном, опрокинули неприятельских стрелков и прикрыли развертывание колонны Инкерманского отряда. За Охотским полком развернулись Якутский и Селенгинский полки, имея впереди и влево 32 орудия. Огонь нашей артиллерии, сосредоточенный по неприятельской № 1 батарее, сильно способствовал взятию ее штыками охотцев, понесших, однако, ужасные потери от перекрестного огня англичан.

Прибывший в этот момент на поле сражения генерал Каткарт со своей дивизией немедленно двинул в обход охотцев бригаду; но атака ее была отбита селенгинцами. Приблизившись неосторожно к батарее № 1 и рассчитывая найти там англичан, генерал Каткарт неожиданно для себя был атакован Охотским полком и поддержавшими его якутцами и селенгинцами. Громадные потери среди начальствующих лиц и выбытие из строя четверти состава нижних чинов, при полном израсходовании резервов, заставили англичан прибегнуть к помощи французов, от содействия которых до сей поры они отказывались.

Но стихийное наступление 11-й дивизии не удалось остановить и прибывшим передовым частям французов с генералом Бурбаки во главе. Уже расстроенные боем ряды англичан и французов, перемешавшись, подались назад. Успех на решительном пункте поля сражения, казалось, был уже обеспечен.

Оставалось только отвлечь внимание противника на прочем фронте, приковать к местам своего первоначального расположения силы союзников при помощи вылазки из Севастополя и энергичного наступления Чоргунского отряда, — и победа была бы в руках русских… Но произведенная из Севастополя вылазка, по малочисленности принимавших в ней участие сил, особого влияния на ход боя не оказала, а руководимые князем Горчаковым 20 тысяч человек Чоргунского отряда оставались равнодушными зрителями разыгрывавшейся на Инкермане драмы.

Половина всех сил Чоргунского отряда была оставлена князем Горчаковым на правом берегу речи Черной в то время, когда другая половина была растянута на пространстве от Федюхиных высот до Балаклавского редута № 1. Подобное расположение отряда обусловливало полную невозможность энергичного наступления и ему оставалось ограничиться безвредной, продолжавшейся до 9 часов, канонадой; с 9 часов и до 14 часов обе стороны лишь наблюдали друг за другом. В 16 часов князь Горчаков расположил свой отряд в долине Черной речки.

Бездеятельность Чоргунского отряда позволила генералу Боске выделить значительные силы на поддержку англичан и уже с 11 часов 12 тысячам пехоты и многочисленной коннице князя Горчакова были противопоставлены 5 батальонов бригады Эспинаса силой 3200 человек.


История русской армии. Том третий

Сражение под Инкерманом 24 октября (5 ноября) 1854 г.


Новые французские силы совместно с англичанами навалились на поредевшие и истомленные продолжительным боем полки 11-й дивизии. Уступая громадному превосходству в силах, части отряда генерала Павлова начали понемногу отходить. Не введенными в бой у нас были лишь полки Бутырский, Углицкий, Владимирский и Суздальский. Первым двум предстояло прикрыть отступление 11-й дивизии, а вторые должны были расположиться вдоль саперной дороги, по которой тянулась наша расстроенная боем артиллерия. В 13 часов на смену отступавшим были выдвинуты Владимирский и Суздальский полки и грудью своею прикрыли отходящие части.


История русской армии. Том третий

Отбитие штурма. С картины В. Маковского


Скоро, однако, потери заставили и это свежее прикрытие отступить вслед за прочими войсками, из которых артиллерия вместе с вышедшими из Севастополя частями направилась к мосту на Килен-балке, а части отряда генерала Павлова — к речке Черной.

Провожая отступающих штуцерным огнем, стрелки противника, пользуясь кустарником, слишком приблизились к нашим батареям и едва не захватили несколько орудий. Лишь находчивость Тотлебена, своевременно рассыпавшего роту Углицкого полка, поддержанную затем батальоном Бутырского и двумя батальонами владимирцев, дала возможность выиграть время и под прикрытием огня нескольких выкаченных на позицию орудий, спасти нашу артиллерию, успевшую втянуться за оборонительную линию лишь в 20.30.


История русской армии. Том третий

Затишье на бастионе. С картины В. Маковского


Потери наши были для того времени колоссальны: 6 генералов, 289 офицеров и 11 669 нижних чинов выведены из строя. Союзники потеряли 4500 человек. Главными причинами нашей неудачи надо признать:

1) неиспользование всех сил, имевшихся в распоряжении князя Меншикова; полки Тобольский, Волынский, 8 батальонов 13-й резервной дивизии, многочисленная конница, моряки, отряд князя Горчакова, отряд на Мекензиевой горе — почти вовсе не приняли участия в бою, а силы переименованных частей составляли треть общего числа войск;

2) неясность диспозиции, приведшая к тому, что колонны действовали без всякой связи и вступали в бой по частям;

3) преступную бездеятельность князя Горчакова, предоставившего генерала Данненберга самому себе.

Все же результатом Инкерманского сражения явилось то обстоятельство, что союзники отказались временно от всяких штурмов Севастополя и перешли к правильной осаде.

Осада Севастополя; бой за передовые позиции; бомбардировка 28 марта — 7 апреля; штурмы 26 мая и 6 июня

Союзники, несмотря на успех в сражении при Инкермане и несмотря на подход 31 октября новых подкреплений, отказались, однако, на некоторое время от решительных действий и обратили самое серьезное внимание на обеспечение своего расположения от наших покушений.

С конца октября в окрестностях Севастополя сильно ухудшилась погода. Вместе с тем отсутствие теплой одежды в наступившие ненастные и дождливые ночи и частые бури с проливными дождями развили болезненность среди союзников, и холера стала уносить большое количество жертв. В ночь на 2 ноября весь лагерь союзников затопило ливнем, бурей сорвало палатки, а на море значительное число судов было потоплено и разбито.

Разрушения, причиненные в эту ночь осадным работам, заставили неприятеля заняться их исправлением, прекратив на время ведение новых подступов.

Принятые нашей администрацией меры достаточно обеспечили защитников теплой одеждой, и только бессменное расположение людей на позиции изнуряло гарнизон Севастополя, давая возможность развиваться лихорадкам и желудочным заболеваниям.

Усиливая свою циркумвалационную линию, союзники особенно прочно укрепили Килен-балочную высоту, создав, кроме уже имевшихся, ряд новых редутов, получивших общее название «Черных редутов», предназначавшихся для обстреливания подступов от Килен-бухты и Черной речки.

В то же время были усилены укрепления впереди Балаклавы и на Сапун-горе.

Ослабление огня осадных батарей дало возможность передохнуть и гарнизону, который в свою очередь использовал конец октября и начало ноября для ряда работ по укреплению оборонительной линии. Так, Малахов курган был обращен в сомкнутое укрепление, были сомкнуты горжи некоторых бастионов, устроены завалы, искусственные препятствия и т. п.

Начатые в ночь на 7 ноября атаки небольших частей союзников на наши завалы впереди укреплений вначале успеха не имели, но в ночь на 9 англичанам удалось овладеть завалами на Зеленой горе и устроить из них траншею на протяжении 100 сажен. Чтобы не дать возможности англичанам утвердиться на оконечности Зеленой горы, с нашей стороны были приняты меры для возможно сильного обстреливания противника и производились частые вылазки охотниками преимущественно из моряков и черноморских пластунов, которые облюбовали это занятие, сделав из него род спорта, вносившего некоторое разнообразие в томительные дни обороняющегося… Первое место среди молодцов-охотников бесспорно принадлежало матросу 30-го флотского экипажа Петру Кошке[3], которого так и тянуло на какой-нибудь отчаянный подвиг. То, незаметно подкравшись к неприятелю, он снимает часового, то спасает от вражеского поругания труп убитого товарища, то, ворвавшись в траншею противника, захватывает с собой пленного.

Кроме обстрела неприятельских работ и вылазок, обороняющийся часто прибегал к устройству ложементов, состоявших из небольших участков траншей, закладывавшихся посредством летучей сапы впереди оборонительной линии и на таком расстоянии от неприятельских работ, чтобы производству их можно было бы мешать ружейным огнем. Впервые ложементы были заложены перед редутом Шварца и в период между 20 и 24 ноября количество их достигло семи. Затем, по мере распространения французской атаки к стороне Карантинной бухты, ложементы были устроены на всем протяжении от Городского оврага до упомянутой бухты и на других участках оборонительной линии.

Вместе с тем нами было усилено вооружение правого фланга обороны и построен ряд батарей и новых редутов: Чесменский, Ростиславский и Язоновский; вообще продолжавшееся до половины декабря затишье было использовано в полной мере и оборонительная линия возможно усилена.

Еще со времени Инкерманского боя французы заложили на левом фланге перед третьей параллелью полупараллель и из нее также вывели вперед несколько подступов, приблизивших неприятеля к исходящему углу люнета Шварца на 210 сажен.

Но продвинуться к нам ближе им не удавалось.

Это заставило полковника Тотлебена опасаться, что французы спустились под землю и ведут под бастион мины с целью его взорвать. Тогда полковник Тотлебен приказал и с нашей стороны спуститься минами, чтобы идти навстречу неприятелю.

С тех пор и до падения Севастополя перед четвертым бастионом велась очень упорная минная война, и так успешно для нас, что французы принуждены были бросить свои попытки овладеть 4-м бастионом и обратить все усилия на Малахов курган.

Заведовал минными работами с нашей стороны штабс-капитан Мельников, который постоянно находился в минных галереях под землею, постоянно следил за неприятельским минером и, подпуская его незаметно поближе к себе, взрывал заложенные камуфлеты, разбивал на большое пространство его галереи, заставляя начинать эту кропотливую работу снова.

Самое сильное впечатление произвел на французов наш первый камуфлет, взорванный 22 января. Услышав 18 января работу неприятельского минера, наши минеры заложили заряд в 12 пудов и неожиданно для противника взорвали его.

Когда последовал взрыв, то с нашей стороны было слышно, как подземный гул удалялся в стороне неприятеля, и потом в его траншеях показались пламя и дым. Французы были так ошеломлены неожиданным взрывом, что в испуге выскочили из своих закрытий и были встречены сильнейшим картечным огнем наших орудий, заранее приготовленных для этой цели.

10 февраля нашим минерам удалось совершить редкий подвиг: саперный унтер-офицер Федор Самокатов, работая в галерее, наткнулся на неприятельскую мину и занял 12,5 сажени ее открытой силой с командой, состоящей всего из четырех минеров и фейерверкера с ракетами.

Постоянной удачей отличалась для нас минная война, но и дорого же стоила она труженикам-саперам, которым целые месяцы приходилось жить под землею, в узких галереях, где нельзя было выпрямиться, при полном недостатке свежего воздуха, да к тому же каждую минуту ожидать, что неприятельский взрыв живого похоронит в обширной могиле.

Производившиеся в течение всей зимы вылазки предпринимались нами с целью мешать ночным работам неприятеля.

Но наибольшую славу заслужил постоянный участник вылазок лейтенант Бирюлев, отличавшийся замечательной отвагой и распорядительностью.

Ряд его заслуг был отмечен производством Бирюлева в капитан-лейтенанты и назначением флигель-адъютантом к его императорскому величеству.

Уступая настояниям государя и военного министра в необходимости перейти к решительным действиям, князь Меншиков решил штурмовать Евпаторию с целью лишить союзников этого пункта высадки.

Произведенная генералом Хрулевым 5 февраля 1855 г. попытка штурмовать Евпаторию благодаря сильному гарнизону, солидным укреплениям и достаточной артиллерии не удалась.

Несмотря на жестокий огонь обороняющегося, наши войска подошли было к самому рву города, но, найдя ров наполненным водой, принуждены были отойти, так как лестницы оказались короткими.

Известие о неудаче под Евпаторией застало государя на одре болезни.

Поручая наследнику ответить князю Меншикову, государь высказал свое огорчение о напрасных потерях и, изверившись в способности командовавшего войсками в Крыму, высочайше уволил его по болезненному состоянию от должности. Начальствование Крымской армией было вверено генерал-адъютанту князю Горчакову-второму.

В начале осады союзники главную атаку вели на укрепление городской стороны и вспомогательную — на третий бастион. Но 20 января 1855 г. на военном совете Ниель указал на важное значение Малахова кургана, командовавшего всею Корабельною слободкою, гаванью и сообщениями с Северною стороною; с овладением Малаховым курганом, по мнению генерала Ниеля, представлялась возможность обстреливать с тыла оборонительную линию, что в свою очередь должно было повлечь падение Севастополя.

26 января против Малахова кургана была заложена на расстоянии 840 сажен первая параллель и начаты постройкой 2 батареи.

В целях возможного замедления успеха неприятельских работ против Малахова кургана нами было решено занять лежащие впереди Малахова кургана и за Килен-балкою высоты. Подробно обследовав местность за Килен-балкою и выбрав место для укрепления, вечером 10-го в Троицкую балку свезли шанцевый инструмент и туры, а полковник Тотлебен с капитаном Тидебель разбили редут в 400 сажен от неприятеля и в 450 сажен впереди 2-го бастиона, названный в честь селенгинцев Селенгинским.

Французы в ночь с 11-го на 12-е повели самое решительное нападение на этот редут, но селенгинцы и волынцы, под начальством генерала Хрулева, с помощью парохода «Владимир» отбили блестяще все попытки французов.

Столь же успешно 17 февраля в 100 сажен впереди Селенгинского редута был выстроен редут Волынский, а 26-го вырос в 315 сажен от Малахова кургана Камчатский люнет, имевший назначением обстреливать местность между Килен-балкою и Доковым оврагом, подступы французов за Килен-балку и англичан впереди 3-го бастиона.

Сооружение Камчатского люнета, составившего центр нашей контр-параллели, простиравшейся к северо-востоку до Большой бухты и к юго-западу до Лабораторной балки, заставило французов безотлагательно приступить к осадным работам против Зеленой горы. И в ночь на 1 марта французы заложили параллель в расстоянии 225–350 сажен от Камчатского люнета. Для замедления в устройстве подступов неприятеля нами закладывались ложементы, и кровавая борьба за обладание каждой пядью земли возобновлялась почти что каждой ночью.

7 марта смерть унесла доблестного защитника Севастополя контр-адмирала Истомина.

Все свои силы отдавая на укрепление и удержание Малахова кургана, он примирился с необходимостью умереть, отстаивая родину, и пал смертью храбрых, возвращаясь с осмотра Камчатского люнета.

8-го на северную сторону прибыл вновь назначенный командующий войсками князь Горчаков.

С целью уничтожить левый французский подступ, пододвинувшийся на 40 сажен к нашим ложементам у Камчатского люнета, решено было произвести, под начальством генерал-лейтенанта Хрулева, большую вылазку с войсками численностью около 5 тысяч человек. Кроме этой главной вылазки предполагалось сделать против англичан две другие, вспомогательные. Однако ввиду начавшейся перестрелки условленный сигнал барабанным боем услышан не был, и вспомогательные вылазки капитана 2 ранга Будищева и лейтенанта Бирюлева произошли несколько позднее, хотя и с обычным успехом.

Предназначенные для главной вылазки батальоны расположились следующим образом: впереди Камчатского люнета находились 2 батальона Камчатского полка, левее их 2 Днепровских батальона, прочие же были выстроены по сторонам люнета.

Быстро выбив французов из ложементов, камчатцы ворвались на их плечах в траншею, и здесь завязался страшный рукопашный бой. Тогда же саперы принялись за возобновление ложементов.

Не давая возможности приблизиться неприятельским резервам, прочие Камчатские батальоны штурмовали левый подступ, прогнали французов, а рабочие и моряки разрушили неприятельские сооружения; одновременно два Днепровских батальона успешно атаковали средний французский подступ.

Когда работа моряков была уже окончена, командовавший передовыми батальонами полковник Голиков стал отводить свои части.

Перешедшие в наступление французы были встречены свежими частями из резерва и ударами во фланг батальонами левой колонны.

Когда же в тылу противника раздался ружейный огонь штуцерных отряда Будищева, то, окончательно ошеломленный, он бежал, очистив первую параллель и побросав орудия.

Достигнув цели вылазки, генерал Хрулев с большим трудом увел упоенные успехом и рвавшиеся вперед войска.

Противник должен был заняться исправлением повреждений, а мы тем временем усиливали нашу оборонительную линию.

11 марта, после описанной выше вылазки, назначено было перемирие для уборки убитых.

Как только взвились белые флаги, возвещавшие перемирие, то целые массы русских и французов бросились навстречу друг другу, приветствуя врагов, покрывших себя во время ночной схватки неувядаемой славой. Но насколько наши солдаты любили французов, настолько же недружелюбно относились они к холодным англичанам, с которыми никогда не хотели здороваться.

После 10 марта удачный опыт применения контр-апрошей был к 28 марта распространен на всем пространстве против правой французской и обеих английских атак между рейдом и Лабораторной балкой.

К этому же времени был заключен постройкой ряд новых батарей, сооружено до 140 блиндажей, вмещавших по 6 человек, усилено артиллерийское вооружение новых укреплений и в самом составе гарнизона были произведены перемены. Численность защитников к концу марта достигала 48 487 человек, и из них в строю находилось 34 тысячи штыков и 9 тысяч артиллеристов.

Не переставая время от времени обстреливать Севастополь, союзники между тем готовились к усиленной бомбардировке города. И на второй день Пасхи, 28 марта, в 5 часов, по сигналу ракетой открыли огонь французские орудия, а через час к ним присоединились и батареи англичан. Началось второе бомбардирование, более ужасное и более продолжительное, чем первое. Весь город — старики, женщины и дети — кинулись к Николаевской батарее, единственному прикрытию от всюду падавших снарядов.

Во все время этого второго десятидневного бомбардирования главной целью для союзников служили редут Шварца и 3-й, 5-й и 4-й бастионы. Особенно страдал последний. Несколько раз на нем заменяли все вооружение, а к вечеру 1 апреля и сам бастион был приведен в такое состояние, что его пришлось почти что вновь восстанавливать. Помимо бомбардировки союзники вели борьбу за обладание ложементами впереди редута Шварца и 4-м и 5-м бастионами, переходившими из рук в руки. Но все же к концу бомбардировки — к 7 апреля — ни одного из укреплений оборонительной линии не перешло врагам. А все преимущества были на стороне противника. Их охватывающее положение допускало вести сосредоточенный огонь; перелет снарядов наносил вред городу, тогда как наши перелеты пропадали даром; мы, ожидая штурма, должны были держать резервы вблизи боевых линий, а союзники имели на позициях лишь артиллерийскую прислугу; наконец, изобилие запасов, безнаказанно подвозимых удобным морским путем, доставило нашим врагам возможность выпустить за 10 дней 160 тысяч снарядов, тогда как мы выпустили лишь 80 тысяч. В результате в то время, как наши враги потеряли во время бомбардировки 1850 человек, мы лишились 6130 человек убитыми и ранеными.

Самоотверженная работа медицинского персонала, руководимого профессорами Пироговым и Гюббенетом, спасла жизнь многим, а преисполненные христианской любви заботы о раненых сестер Бакуниной, Барщевской и Мещерской с госпожой Стахович во главе облегчали страдания героев-севастопольцев.

Начиная с 7-го французы начали производить ряд покушений к образованию из воронок от взрывов горнов сплошной траншеи перед 5-м бастионом. С целью этому помешать решено было на пространстве перед бастионом возвести ряд контр-апрошей.

Предприятие это было блестяще с боем выполнено генерал-лейтенантом Хрулевым, начавшим работы с наступлением ночи 11 апреля и на другую ночь окончательно их завершившим. В последующие дни новые ложементы были вооружены девятью 6-фунтовыми мортирами.

19 апреля французы, атаковав большими силами наши контр-апроши впереди редута Шварца, овладели ими после упорного боя с Волынцами. Попытка наша отобрать ложементы за недостаточностью назначенных для этой цели сил потерпела неудачу. Со своей стороны и неприятель, несмотря на достигнутые успехи, ограничивался, в ожидании имевших подойти подкреплений, ведением подступов и постройкой новых батарей. Обороняющийся старался всеми силами замедлить приближение врага и в сою очередь сооружал батареи, а вылазками разрушал сооружения союзников, поддерживая в них тревожное настроение.

Израсходованные во время второго бомбардирования артиллерийские запасы были пополнены и в Севастополь подвезено 27 тысяч пудов пороха и 2 миллиона патронов.

В конце апреля и в начале мая армия союзников усилилась 15-тысячным сардинским корпусом и 25-тысячным резервным корпусом французов.

Несогласия среди союзных начальников сперва привели к решению предпринять экспедицию в восточную часть Крыма, но потом категорическое приказание императора Наполеона III заставило союзников, силы которых в Крыму достигли 170 тысяч человек, перейти к решительным действиям против Севастополя.

Обсуждая план действий, предложенный Наполеоном III, союзные военачальники его не одобрили, а генерал Канробер просил себя освободить от командования армией и 7 мая сдал ее генералу Пелисье. С вступлением в должность нового главнокомандующего союзный флот, деятельность которого до сей поры ограничивалась доставкой к армии подкреплений, артиллерии и разных припасов, получил назначение отплыть с корпусом в 16 тысяч человек к восточным берегам Крыма. В то же время генерал Пелисье наметил пунктом будущей решительной атаки Малахов курган, считая, что овладение им отдаст в руки союзников и самый Севастополь.

Занятие французами ложементов впереди редута Шварца предоставило им возможность поражать во фланг 4-й бастион и в тыл Язоновский редут, а с занятием Кладбищенской высоты неприятель мог бы поражать 5-й бастион, правый фас люнета Белкина, а также выходы из города между 6-м и 5-м бастионами.

Укрепление Кладбищенской высоты являлось для нас поэтому существенной необходимостью.

Генерал Тотлебен предложил устроить параллельно ограде кладбища траншею в 200 сажен и соединить ее ходом сообщения с люнетом Белкина, а генерал Хрулев нашел необходимым устройство контр-апрошей у Карантинной бухты.

В ночь на 9 мая начаты были работы, и к утру ложементы были соединены, и на левом фланге французских подступов оказался наш укрепленный лагерь. Угроза левой французской атаке, ближайшие траншеи которой анфилировались нами, побудили генерала Пелисье к решению немедленно атаковать наши контр-апроши.

10-го днем французы готовились к атаке, а вечером, в то время, когда полки Подольский, Орловский и два батальона Житомирского собрались для работ и прикрытия контр-апрошей, французы открыли артиллерийский огонь и начали в больших силах выходить из траншей. Завязался упорный пятичасовой рукопашный бой, и лишь незадолго до рассвета французы отошли в свои траншеи, успев занять лишь часть наших контр-апрошей.

У Карантинной бухты ложементы и траншеи трижды переходили из рук в руки, но все же в конце концов французы ими овладели.

Жестокий и продолжительный бой стоил нам 78 офицеров и 2438 нижних чинов, выбывших из строя; французы потеряли 2303 человека.

Казалось, что значение контр-апрошей как средства активной обороны было неоспоримо, но, боясь больших потерь, князь Горчаков отказался от дальнейшего отстаивания кладбищенских траншей, гарнизон их был значительно уменьшен, и в следующую же ночь они перешли в руки неприятеля, захватившего их с боя, причем у нас из строя были выведены 415 человек.

Союзный флот в течение мая месяца, а потом снова в июле, августе и сентябре произвел вторжение в Азовское море.

Наши слабые гарнизоны Керчи, Арабата, Геническа, Таганрога, Мариуполя и других пунктов побережья, где могли, оказывали посильное сопротивление, в противном случае уходили, уничтожая запасы, орудия и взрывая укрепления. Между прочим, Керчь, занятая неприятельским десантом, осталась в его руках.

Вслед за взятием кладбищенских траншей генерал Пелисье решил немедленно приступить к атаке Корниловского бастиона[4]. Однако первоначально союзникам предстояло овладеть передовыми укреплениями нашего левого фланга, а именно: Селенгинским и Волынским редутами и Камчатским люнетом.

Взятие их и было поставлено ближайшею задачей, выполнить которую было предположено 26 мая. В штурме редутов должны были принять участие 39 батальонов, причем правая колонна генерала Лаваранда направлялась на Волынский редут, левая генерала Фальи — на Селенгинский; Камчатский люнет должны были штурмовать 6 батальонов бригады Вимпфена с резервом в 5 батальонов.

С нашей же стороны всего для обороны редутов, участь которых должна была решиться, и люнета имелось первоначально 5,5 батальона и штуцерные.

В течение 25 и 26 мая велась бомбардировка города и укреплений Корабельной стороны. В 19 часов 26-го взвилась сигнальная ракета, и стоявшая в 300 шагах от Волынского редута колонна столь стремительно бросилась на штурм, что почти без потерь ворвалась в укрепление.

Одновременно же был атакован и Селенгинский редут. 450 человек Муромского полка, составлявшие гарнизон его, не могли противостоять во много раз превосходному в силах врагу и после отчаянного сопротивления, потеряв убитым коменданта редутов капитан-лейтенанта Шестакова, майора Белякова и большую часть людей, отошли к Забалканской батарее.

Подкрепленные своим другим батальоном, муромцы не смогли, однако, удержаться и здесь, и батарея также перешла в руки французов. Но скоро командир Полтавского полка со своим батальоном вернул в наши руки батарею, несмотря на потерю половины людей, и даже захватил французскую гаубицу. Непосредственно перед атакой на Камчатский люнет туда прибыл Нахимов. Едва наши артиллеристы успели стать к орудиям, а Полтавский батальон занял банкет, как расположенная левее люнета 4-орудийная батарея была захвачена алжирскими стрелками, а сквозь амбразуры с фронта ворвался 50-й линейный французский полк. Начался упорный бой внутри люнета. Окруженный неприятелем, Нахимов еда не погиб в ужасной схватке, и только стеной загородившие его полтавцы и моряки отстояли обожаемого начальника. Полтавцы дрались отчаянно, несмотря на то что силы врага все прибывали. Только когда и с тылу показался неприятель, горсть храбрецов, оставшихся в живых, решила отойти. Преследовавшие отступавших вплоть до Малахова кургана французы могли бы при решительности им завладеть, но, потерпев неудачу, они дали нам возможность выиграть время и подвести резервы.

Когда французы впервые заняли Камчатский люнет, англичане кинулись на контр-апроши у каменоломни впереди 3-го бастиона. Борьба за обладание ими продолжалась очень долго, но в конце концов они остались за врагом.

Потери наши в людях составляли 175 офицеров и 5274 нижних чина, выведенных из строя, союзники потеряли 276 офицеров и около 5500 нижних чинов.

На следующий день французы принялись за работу по переустройству контр-апрошей в 3 и 4 параллели, начали сооружать на редутах и люнете батареи и вскоре летучей сапой заложили против Малахова кургана 5-ю параллель на расстоянии 250 сажен от Корниловского бастиона.

Англичане в свою очередь продвинули траншеи из каменоломни на 115 сажен от 3-го бастиона, а в каменоломне соорудили батарею.

Мы также не отставали от противника в энергии ведения работ и возвели ряд новых батарей, исправили повреждения валов и амбразур, очистили рвы и т. п.

Поставив себе целью взять Малахов курган, союзники усиленно готовились к его штурму с одной стороны, а с другой не оставляли и город без внимания, и в продолжение пяти дней, с 25 по 30 мая, Севастополь вновь выдержал по счету третье бомбардирование, не уступавшее по интенсивности огня и количеству выпущенного чугуна двум первым.

Штурм, согласно воле Наполеона III, был назначен на 6 июня, годовщину сражения при Ватерлоо.

Предполагалось напрячь возможные усилия для взятия Малахова кургана и затем двинуть 25-тысячный отряд на Мекензиевы высоты по направлению к Бахчисараю. Руководство штурмом было поручено генералу Реньо-де-Сент Анжели. Непосредственно для штурма предназначалось 30 тысяч французских войск и 14 тысяч англичан, всего 44 тысячи человек. Отряд же генерала Боске, двигавшийся по р. Черной на сообщение нашей армии, составили дивизии: Канробера, Каму, Дюлака, резервная Гербильона и вся конница.

В целях подготовки штурма 5 июня союзники открыли 4-е бомбардирование, направляя огонь на Корабельную сторону, 4-й бастион, батареи Северной стороны и рейд. Огонь союзников был столь действителен, что уже к 9 часам на Корниловском, 1-м и 2-м бастионах и ближайших батареях половина амбразур была завалена и много орудий и людей выбыло из строя. С 15 часов дня бомбардировка была распространена и на Городскую сторону. Ночью в обстреливании города, береговых батарей и судов на рейде приняли участие и неприятельские пароходы.

На другой день канонада раздалась уже с 3 часов, и скоро получились донесения о сосредоточении неприятеля в больших силах.

Согласно диспозиции, правая колонна союзников, составленная из дивизий Майрана и батальонов гвардейских стрелков, должна была направиться на 1-й и 2-й бастионы: левая колонна, дивизии Брюне и Отемара, направлялась на Малахов курган; 15 батальонов гвардии составляли главный резерв и должны были штурмовать 3 английских дивизии.

Начатое бомбардирование спустя немного времени, ввиду нашего молчания, объясненного слабостью, было прекращено, и генерал Пелисье решил произвести штурм немедленно с рассветом. Но бой завязался ранее, нежели он подал условленный сигнал ракетами.

Получив сведения о сосредоточении неприятеля против командуемого им левого фланга, князь Урусов приказал пробить тревогу, расположил боевые части на банкетах, пододвинул резервы и выслал разведывательные патрули, скоро открывшие присутствие колонны генерала Майрана. Последний, боясь лишить французов выгоды нечаянного нападения, пошел на штурм за четверть часа до подания условленного сигнала.

Огонь с 1-го и 2-го бастионов и с пароходов нанес противнику столь значительные потери, что французы не выдержали и подались назад. Прибыв на Ландкастеровскую батарею, Пелисье поддержал отступающую колонну раненого и сдавшего командование генерала Майрана 4 гвардейскими батальонами и дал сигнал 3 ракетами к общему наступлению. В этот момент дивизия Майрана еще не успела устроиться после беспорядочного отступления, а части левой колонны не были готовы к наступлению. Наконец колебавшаяся левая колонна двинулась на куртину между 2-м бастионом и Малаховым курганом, на курган и батарею Жерве, а англичане устремились на 3-й бастион.

Несмотря на ужасный огонь обороняющих, французы перешли было через ров и стали приставлять к нему лестницы.

Но два Суздальские батальона, поддержанные прибывшими из резерва штуцерными Якутского и Селенгинского полков, сбросили врага с куртины и отбили с большими для французов потерями две их новые атаки.

Части, предназначавшиеся для штурма Корниловского бастиона, дважды приближались на сто шагов ко рву укрепления, но страшный штуцерный и картечный огонь полевых, стрелявших через банкет, орудий заставлял их отходить.

Между тем бригада Ниеля, после упорного боя со слабым батальоном Полтавского полка, захватила батарею Жерве и домики на западном скате Малахова кургана. Таким образом, неприятель успел прорваться сквозь нашу оборонительную линию.

Сознавая опасность положения, генерал Хрулев повел случайно встреченную роту Севского полка и остатки Полтавского батальона выбивать французов из домов. Отчаянно защищался враг, но, воодушевленные генералом Хрулевым, севцы и полтавцы все же выбили французов и захватили 9 офицеров и до 100 нижних чинов пленными.

Все подходившие подкрепления, за отбитием штурма на других пунктах, направлялись в распоряжение генерала Хрулева, и скоро батарея Жерве была нами отбита и осталась за нами, несмотря на две последующие атаки на нее генерала Ниеля.

Англичане двинулись на штурм 3-го бастиона в 3.30. Лишь 400 шагов отделяло их от наших укреплений. При выходе из траншей, не имевших приготовленных ступеней, в рядах английских войск нарушился порядок, и штурмовые колонны, превратившиеся в толпу, смешались с подошедшими резервами.

Ударившая по головным частям противника наша картечь и залпы штуцерных заставили было англичан отойти, однако, устроившись, они направили одну колонну на батареи Будищева и Яновского, а другую непосредственно на 3-й бастион. Под страшным огнем, неся громадные потери, особенно среди начальствующих лиц, англичане разбирали засеку, рубили палисады и неоднократно бросались на укрепление, но безуспешно.

Таков же был результат попыток англичан овладеть батареями на Пересыпи. Ряд неприятельских атак был постоянно отражаем огнем картечи и прикрытия.

К 6 часам штурм был отбит повсюду, и вслед за тем открылась канонада с обеих сторон. В целях демонстрации во время приступа на Корабельную сторону генерал Боске выдвинулся было на позицию между сс. Кучка и Шулю, против левого фланга наших войск, расположенных на Мекензиевых высотах, но скоро снова отошел назад.

На другой день, 8 июня, состоялось перемирие для уборки тел и раненых. Всего за время усиленного бомбардирования и штурма у нас было выведено из строя 98 офицеров и 4728 нижних чинов. Союзники потеряли до 7 тысяч человек.

Неудачу штурма наши союзники сваливали на генерала Майрана, ранее сигнала двинувшегося на приступ. Справедливее, однако, отнести причину поражения неприятеля к общей его неподготовленности для нанесения решительного удара.

Государь щедро наградил защитников Севастополя. «Скажите им, — писал император Александр II, — что я и вся Россия ими гордимся».

Едва передохнув от пережитых ужасов бомбардирования и штурма, гарнизон Севастополя с 7-го числа вновь принялся за работы по оборонительной линии. К сожалению, 8 июня был надолго выведен из строя главный и неутомимый руководитель оборонительных сооружений генерал Тотлебен. Рана в ногу навылет два месяца продержала в постели доблестного инженера, что, конечно, не могло не отразиться на успехе наших работ.

Тем не менее заместители генерала Тотлебена — Гарднер, Тидебель и Геннерих — делали свое дело, и к 3 августа Севастополь усилился рядом новых оборонительных сооружений и батарей, снабженных соответственными орудиями как на сухопутном фронте, так и на северном берегу большой бухты.

Неудача принудила союзников напрячь все усилия для того, чтобы подойти траншеями как можно ближе к оборонительной линии, приобрести перевес над нашей артиллерией и, усилив огонь по рейду, лишить наши пароходы возможности занимать выгодные для действия позиции.

В то время, когда энергично веденные работы союзников шаг за шагом приближали их траншеи к нашим укреплениям, а новые его батареи, расположенные в самом близком расстоянии от оборонительной линии, громили обороняющегося, последний всеми силами старался замедлить осадные работы и, расходуя в день около 1700 артиллерийских снарядов и до 12 тысяч ружейных патронов, нес все же большие потери и гарнизон постепенно таял.

Наиболее чувствительный удар гарнизону Севастополя был нанесен смертью деятельного руководителя обороны адмирала Павла Степановича Нахимова. Прибыв по служебным делам на Малахов курган, он не внял просьбам подчиненных покинуть опасное место и, взяв трубу, стал наблюдать за неприятелем. Скоро пули заметивших его неприятельских стрелков стали ложиться все ближе, ближе и, наконец, одною из них он был смертельно ранен в висок. С его смертью не стало души обороны. «Всем почувствовалось, — писал один из участников обороны, — что недостает более объединяющей силы и той крепости убеждения в необходимости держаться до крайности».

Упорно преследуя намеченную цель, атакующий усиленно обстреливал Городскую сторону Севастополя и траншеями приближался к Корабельной стороне. Англичане устроили на Зеленой горе новую параллель по окраине высот, обращенных к южной бухте, и начали выводить ход вперед из 4-й параллели.

Французы в свою очередь приближались к Малахову кургану и 2-му бастиону.

Продвигаясь далее вперед из устроенного ими на расстоянии 75 сажен от бастиона плацдарма, они подошли между 5 и 12 августа к бастиону на 40–60 сажен, а к Малахову кургану — на 50 сажен. Обороняющиеся же главное свое внимание в этот период осады обратили на внутреннюю оборону укреплений, сооружая батареи во 2-й линии и устраивая ретраншаменты на Малаховом кургане, 2-м бастионе и в других пунктах.

Помимо артиллерийского огня в числе средств борьбы обороняющимися по-прежнему применялись частые вылазки, заставлявшие атакующего держать в траншеях сильные караулы, и подземная война продолжалась впереди 4-го и 5-го бастионов люнета Шварца и Малахова кургана. Для упрочения сношений с армией и облегчения доставки в город припасов в половине июля начали, а к 18 августа закончили постройкой мост на плотах через Большую бухту. Потери наши со дня штурма 6 июня по 4 августа составили около 12½ тысячи человек.

В конце июля на усиление Крымской армии на реку Качу подошли 4-я, 5-я пехотные и 7-я резервная дивизии, а 2-я и 3-я гренадерские дивизии, стоявшие у Балты и Ольвиополя, двинулись к Перекопу. Кроме того, в состав Перекопского отряда поступили Тульское и Орловское ополчение, 17 же дружин Курского ополчения направились в Крым.

Сражение на р. Черной; штурм 27 августа; оставление Севастополя

Операции союзников на южном побережье Черного моря

Общая убыль и потери

«Ежедневные потери неодолимого Севастопольского гарнизона, — писал государь 20 июля 1855 г. князю Горчакову, — все более и более ослабляющие численность войск ваших, которые едва заменяются вновь прибывающими подкреплениями, приводят меня еще более к убеждению, выраженному в последнем моем письме, в необходимости предпринять что-либо решительное, дабы положить конец сей ужасной бойне, могущей иметь, наконец, пагубное влияние на дух гарнизона.

В столь важных обстоятельствах, дабы облегчить некоторым образом лежащую на вас ответственность, предлагаю вам собрать из достойных и опытных сотрудников ваших военный совет. Пускай жизненный вопрос этот будет в нем со всех сторон обсужден, и тогда, призвав на помощь Бога, приступите к исполнению того, что признается выгоднейшим».

28 июля военный совет состоялся и на нем князем Горчаковым были предложены вопросы: 1) какое действие предпринять и 2) в какое время.

Письменные мнения были представлены на другой день, причем большинство высказалось в пользу наступления со стороны р. Черной, с чем согласился и главнокомандующий.

Но, решаясь на атаку неприятеля, князь Горчаков не верил в успех задуманного дела и не без основания колебался приступить к его выполнению.

Занятая противником позиция на левом берегу р. Черной располагалась на возвышенностях, правую часть которых составляли Гастфортовы, а левую Федюхины высоты. Полого спускаясь к Балаклавской долине, они напротив круто обрывались к реке, прикрывавшей неприятельскую позицию, и представляли все выгоды для обороняющегося. Кроме р. Черной позиция союзников прикрывалась водопроводным каналом с покрытыми каменною одеждою берегами. Переход через канал был возможен только по мостикам.


История русской армии. Том третий

5-я мушкетерская рота Севского полка возвращается со штурма


На р. Черной имелось два моста: каменный, Трактирный, прикрытый слабым предмостным укреплением и расположенный на дороге от Мекензивых высот к Балаклаве, и деревянный, на дороге от позиции союзников к Телеграфной горе, занятый передовым постом сардинцев под прикрытием эполемента.

На занятых сардинскими войсками, в числе 9 тысяч при 36 орудиях под начальством генерала Ламармора, Гастфортовых высотах было построено несколько батарей, а Федюхины высоты, для обороны которых предназначались расположенные там 18 тысяч французов при 48 орудиях под начальством генерала Гербильона, были усилены ложементами для стрелков.

Между Гастфортовыми и Федюхиными высотами стояла конница генерала Морриса силою в 20 эскадронов; у Кадикиой располагалась английская дивизия Скерлета — 30 эскадронов; турецкий корпус в 10 тысяч человек с 36 орудиями занимал высоты правее селения Комары и, наконец, в Байдарской долине стояли биваком 20 эскадронов, 2 батареи и 12 конных орудий генерала д'Алонвиля.

Диспозиция для атаки неприятеля распределяла наши силы следующим образом:

1) правое крыло генерал-адъютанта Реада, силой в 25¼ батальона, 14 эскадронов и сотни и 62 орудия, всего 14 833 человека и 62 орудия, должно было с наступлением сумерек 3 августа спуститься с Мекензиевой горы и стать в резервном порядке правее дороги на высоте нового редута. С рассветом 4-го войска генерала Реада, выстроив 7-ю и 12-ю пехотные дивизии в боевой порядок и имея конницу в резерве, должны были двинуться к р. Черной и, обстреливая Федюхины высоты, приготовиться форсировать переправу через р. Черную.


История русской армии. Том третий

После бомбардировки. С картины И. Прянишникова


История русской армии. Том третий

Мальчик Пищенко. С картины В. Маковского


Для переправы через р. Черную и атаки Федюхиных высот генерал Реад должен был ожидать приказания главнокомандующего, а по овладении Федюхиными высотами выстроить боевой порядок фронтом частью к Сапун-горе, частью к стороне неприятеля; после боя предписывалось укрепиться на занятых позициях;

2) левое крыло генерал-лейтенанта Липранди, силой в 30¼ батальона, 2 сотни, 70 орудий, Греческий легион, всего 15 899 человек, должны были в сумерки 3 августа выступить двумя колоннами (левая — генерала Липранди, 11 батарей, 28 орудий за генералом Реадом и правая — генерала Бельгарда, 13¼ батальона, 2 сотни, 42 орудия на Юкары-Каралез и Чоргун). Правая колонна, спустившись с горы, должна была построить резервный порядок левее большой дороги и на высоте большого редута, а левая скрыто расположиться на ночь на Мокрой луговине.

С рассветом 4 августа генерал Липранди должен был атаковать. Телеграфную гору, а генерал Бельгард, выдвинув одну батарею для обстреливания Телеграфной горы, а другую для обстреливания долины Чоргуна и Гастфортовой горы, должен был быстро наступать к Чоргуну. По занятии Телеграфной горы генерал Липранди должен был приготовиться и ждать приказания для переправы и атаки Гастфортовых высот;

3) главный пехотный резерв генерал-лейтенанта Шепелева, силой в 30½ батальона и 36 орудий — всего 18 968 человек и 36 орудий, должен был 3-го прибыть с Бельбека на Мекензиеву гору, а 4-го за 2 часа до рассвета выступить и стать за войсками генерала Реада;

4) артиллерийский резерв полковника Челокаева (76 орудий) должен был следовать и располагаться за пехотным резервом;

5) главный кавалерийский резерв генерала от кавалерии Шабельского в 50 эскадронов, 9 сотен, 28 орудий, всего 8195 человек и 28 орудий, должен был по выступлении с Бельбека следовать до с. Шули за колонной генерала Бельгарда и расположить 34 эскадрона левее артиллерийского резерва, а 16 эскадронов должны были остаться у с. Шули.

Всего для действий против союзников предназначалось 47 622 штыка, 10 263 сабли, 224 пеших и 48 конных орудий.

Кроме того, для охранения левого фланга предназначалось 6 батальонов, 18 эскадронов и сотни и 12 орудий генерала-майора Миттона. Отряд этот, скрытно сосредоточившись у с. Кучки, должен был высылать разъезды по всем направлениям; для обеспечения тыла к с. Ени-Сала был выслан отряд из 14 эскадронов и сотни при 4 орудиях под начальством генерал-майора Халецкого; наконец, для прикрытия с востока северной части Севастополя и для демонстрации к нижней части р. Черной и к Сапун-горе был назначен отряд генерал-майора Попова-первого силой в 6¼ батальона, 3 сотни и 16 орудий.

Помимо полевых войск главнокомандующий предполагал в случае успеха привлечь к сражению и защитников Севастополя. Сильная и своевременная вылазка могла бы довершить поражение союзников.

Движение в ночь с 3-го на 4-е было произведено вполне скрытно, и войска без помехи сосредоточились к указанным в диспозиции исходным для атаки пунктам.

С рассветом артиллерия колонн генерала Липранди и Реада открыла канонаду. Но, видя, что снаряды наши рвутся, не достигая неприятеля, генерал Реад приказал прекратить огонь. Спустя немного времени к генералу Реаду прискакал адъютант главнокомандующего, посланный еще до открытия огня нашею артиллериею и передал, что «пора начинать».

Введенный в заблуждение, генерал Реад, понимая это приказание, имевшее в виду лишь открытие огня, как указания начать атаку неприятеля, отдал распоряжение для движения вперед.

На левом нашем фланге бой начался с 4 часов, когда войска генерала Бельгарда заняли позицию на высотах против с. Карлоки, где 10 орудий открыли огонь по Телеграфной и 14 — по Гастфортовой высоте и на горе правого берега реки Шули, где легкая № 8 батарея начала громить укрепление Телеграфной горы с тыла.

Колонна же генерала Липранди выстроилась правее войск генерала Бельгарда, против Сардинских укреплений. Выдвинутая против неприятельского фронта батарейная № 3 батарея 17-й артиллерийской бригады приняла участие в перекрестном обстреле укреплений сардинцев, а двинутый спустя немного 4-й батальон Тарутинских егерей скоро погнал перед собою неприятеля и овладел Телеграфной горой. Немедленно же огонь нашей артиллерии был перенесен на собравшегося у Чоргунского моста неприятеля и по Гастфортовой высоте.

Успешные действия нашего левого фланга побудили князя Горчакова решиться на атаку Гастфортовой высоты, и 5-я дивизия, стоявшая в резерве, получила приказание поддержать наступление левого крыла. Но уже подъезжая к отряду генерала Липранди, главнокомандующий получил донесение с правого фланга, что «предмостное укрепление взято, и французы бегут».

Тогда князь Горчаков, недоумевая о случившемся, приказал генералу Реаду «атаковать Федюхины высоты, выждав прибытие 5-й дивизии», которая вместе с тем передавалась в его распоряжение.

После описанного недоразумения с приказанием начать дело, генерал Реад направил укреплению, прикрывавшему Трактирный мост, 3 полка следовавшей вдоль большой дороги 12-й дивизии.

Одесский полк с полковником Скюдери во главе быстро заставил французов очистить укрепление, и скоро наши войска перешли реку, а за нею и водопроводный канал по мостикам; цепь стрелков Одесского полка уже взошла, не глядя на картечь, на уступ средней Федюхиной высоты и захватила неприятельскую батарею. Но большие потери одессцев, храбрый командир которых также пал смертельно раненным, не дали им возможности развить успех, а подошедшие французам подкрепления помогли противнику удержать высоту в своих руках.

Азовский полк, атаковавший восточную Федюхину высоту, нарвался на превосходные силы, которые, перейдя в свою очередь в атаку, оттеснили с большими потерями 12-ю дивизию за реку.

Таков же был результат наступления 7-й дивизии, штурмовавшей западную Федюхину высоту и своевременно не поддержанной резервами.

Главнокомандующий, пользуясь подходом резервов, решил повторить атаку свежими силами. Генералом Реадом в бой был двинут один Галицкий егерский полк, который, естественно, и разбился о бригаду Фальи, поддержанную полками Клера. Новые подкрепления, присланные в распоряжение генерала Каму, и 8 батарей, расположившихся на Федюхиных высотах, громили вводившиеся в бой по частям полки нашей 5-й дивизии.

За Галицким полком в атаку был двинут Костромской, после его отхода послали снова Галицкий, снова перешедший реку и канал, но принужденный отступить. За Галицким пошел на штурм Вологодский полк. Снова предмостное укрепление, переходившее несколько раз из рук в руки, было нами взято. Под сильным ружейным огнем вологодцы взобрались было даже на высоты, но, атакованные несколькими неприятельскими колоннами, принуждены были отойти за реку, и французы окончательно утвердились в предмостном укреплении.

К 8 часам громадные потери среди начальников, в числе которых генерал Реад был смертельно ранен, и большая убыль в рядах правого крыла заставили князя Горчакова, с целью отвлечения неприятеля, приказать генералу Липранди атаковать восточную Федюхину высоту 1-й бригадой 17-й пехотной дивизии.

Спустившись с Телеграфной горы, 1-я бригада 17-й дивизии под начальством генерал-майора Гриббе перешла вброд реку и канал и взобралась на гору.

Однако к расположенным здесь 4 ротам французов успели подойти 8 батальонов 62-го и 73-го полков, но шедшие в голове бутырцы, смененные затем ввиду больших потерь Московским полком, все же сломили неприятеля и достигли его лагеря. Здесь к французам подошел на помощь 14-й егерский полк и спешила сардинская бригада Моллара.

Обессиленная бригада 17-й дивизии, потеряв раненым своего командира, принуждена была отойти под прикрытием Бородинского полка на Телеграфную гору.

К 10 часам, видя бесплодность наших разрозненных атак, князь Горчаков приказал отвести войска, беспрерывно терпевшие от артиллерийского и штуцерного огня, от реки Черной на расстояние пушечного выстрела, имея левый фланг на Телеграфной горе.

Урон наш в бою составил свыше 8 тысяч человек убитыми, ранеными и без вести пропавшими; в том числе 3 генерала были убиты и 4 ранены. Союзники потеряли около 2 тысяч человек.

Не веря в успех задуманного боя, князь Горчаков нерешительно руководил войсками, переменив раз навсегда намеченный пункт атаки, и потерял почву под ногами из-за происшедшей путаницы в передаче приказаний; войска вводились в дело частями, резерв запоздал и в результате — новая неудача и громадные потери.

С 5 августа союзники начали пятое усиленное бомбардирование Севастополя. Обычно огонь открывался залпами, затем до полудня продолжался сильный батальный огонь, после чего наступал перерыв от 2 до 3 часов, которым пользовались защитники с целью подвезти снаряды на батареи и произвести исправления в разрушенных сооружениях.

Перед вечером неприятель сова открывал огонь, и бомбы продолжали сыпаться всю ночь на всем пространстве оборонительной линии.

В течение 5 и 6 августа противник производил до 17 тысяч выстрелов в сутки, тогда как мы имели возможность израсходовать за оба дня лишь около 15 тысяч снарядов.

Ежедневные потери в тысячу человек привели к необходимости усилить гарнизон 4-й пехотной дивизией, увеличившей число защитников на 7500 человек, и тремя дружинами Курского ополчения.

Кроме бомбардировки, неприятель прибегал по ночам к фальшивым тревогам, заставляя защитников покидать закрытия, выходить на банкеты в то время, когда по ним сосредоточивался усиленный огонь.

8-го, в последний день пятого усиленного бомбардирования, Севастополь посетил главнокомандующий и своим хладнокровием в минуты опасности поддержал силы обороняющихся. В течение 7 и 8 августа число снарядов, выпущенных союзниками, достигало 10–12 тысяч в день, мы же сделали за это время 7 тысяч выстрелов. С 9-го по 24-е обстрел Севастополя ослабел, и потери гарнизона сократились до 500–700 человек в сутки.

15 августа была окончена постройка, начатая 2-го числа того же месяца, моста на плотах через Большую бухту, строившегося как на случай необходимого отхода на Северную сторону, так и для ускорения подхода подкреплений и подвоза снарядов с Северной стороны.

Пользуясь превосходством своей артиллерии, неприятель медленно, но непрерывно пододвигался вперед.

К 24 августа французы закончили 7-ю параллель и приблизились к контр-эскарпу 2-го бастиона на 22 сажени; к Малахову кургану неприятельские работы подошли на 18 сажен; к 3-му бастиону англичане приблизились на 81 сажень. Кроме того, в весьма близком расстоянии от оборонительной линии был сооружен ряд новых батарей.

Во второй половине августа неприятель приблизился на 60 шагов к контр-эскарпам бастионов Корнилова, 2-го и 4-го и на 85 шагов к бастиону № 5.

22-го августа на совете союзных генералов решен был штурм Севастополя. Для того чтобы осажденный не мог составить себе представление относительно времени и направления штурма, решено было с 24-го начать новую бомбардировку, перенося огонь на различные пункты крепости. 3 дня продолжалась канонада, превосходившая по своей силе все прежние бомбардировки.

Число выстрелов противника за 24-е число достигало 40 тысяч, и из рядов обороняющегося выбыло 2 тысячи человек; 25-го неприятель выпустил 52 тысячи снарядов, мы потеряли 2½ тысячи человек; в городе вспыхнули пожары, исправления становились невозможными. 26-го 50 тысяч снарядов разорвалось в осажденном городе, последовало несколько взрывов пороховых хранилищ, и 3 тысячи защитников выбыли из рядов.

К вечеру 26-го приготовления союзников к штурму были закончены, но производство его было отложено до полудня 27-го, т. е. до такого времени, когда атака для русских должна быть более всего неожиданной.

Разработанный генералом Боске план атаки Севастополя сводился прежде всего к овладению Малаховым курганом. Для этого войска правой французской атаки были разделены на 3 колонны, из которых левая, генерала Мак-Магона, силой в 19 батальонов, направлялась непосредственно на Малахов курган; средняя, генерала Ламотружа, силой 21 батальон, предназначалась для атаки куртины между Малаховым курганом и 2-м бастионом, и правая, генерала Дюлака, силой 20 батальонов, должна была штурмовать 2-й бастион.

Штурм 3-го бастиона предоставлялся англичанам, которые выделили для этой цели около 11 тысяч человек под начальством генерала Кондрингтона.

Разделенные также на три штурмовые колонны, войска левой французской атаки под общим начальством генерала де Салль направлялись против 5-го бастиона.

Кроме того, должны были содержаться сильные резервы пехоты и артиллерии, готовые оказать помощь в нужном направлении, и были приняты меры для охранения тыла союзных войск.

Всего для атаки Корабельной стороны предназначалось около 39 тысяч штыков, на городскую сторону направлялось 18½ тысячи, и около 63 тысяч человек составляли резерв и охрану тыла.

В гарнизоне же Севастополя насчитывалось 49 тысяч человек, из которых городскую сторону обороняли около 17 тысяч человек, под начальством генерал-лейтенанта Семякина, и Корабельную сторону около 23 тысяч человек, под командой генерал-лейтенанта Хрулева.

Канонада 27 августа напоминала бомбардировку предыдущих дней, но к полудню все ближайшие к нашим укреплениям траншеи наполнились перебегавшими из задних параллелей неприятельскими колоннами и ровно в 12 часов без всякого предупредительного сигнала по сверенным часам вся дивизия Мак-Магона с криками «да здравствует император» стремительно кинулась к Малахову кургану и, перебежав 40 шагов, отделявшие их от Корниловского бастиона, взобралась на обвалившийся бруствер. В то же время прочие колонны правой французской атаки ринулись на штурм 2-го бастиона и куртины.

Гарнизон Корниловского бастиона, состоявший из 4 батальонов Модлинского, Пражского, Замосского и Люблинского полков (последний отсутствовал) силой 1400 человек, укрывшись за траверсами, обедал, а когда, по оклику оставленных на банкетах часовых: «Французы!», схватился за оружие, то пришлось уже выбивать устраивавшегося на бруствере неприятеля. За ворвавшимися на бастион 1-м зуавским и 7-м линейным полком стали прибывать все новые и новые силы, и скоро, не глядя на отчаянное сопротивление обороняющихся, дравшихся штыками, банниками и камнями, французы, подавляя своей численностью, овладели сперва валгангом перед башней и влево до куртины, батареей около башни и пробрались уже в тыл ретраншамента.

Атакованные за горжею бастиона Пражскими ротами, французы первоначально подались назад, но поддержанные 20-м и 27-м линейными полками снова потеснили защитников Малахова кургана, и скоро неприятельские знамена были водружены на Корниловском бастионе и соседних батареях. Остатки батальонов Пражского, Модлинского и Замосского полков, отстаивая каждую пядь земли, отстреливались из-за ретраншамента, схватывались врукопашную на площадке перед горжею, но французы постепенно вытесняли храбрецов и к часу дня завладели Малаховым курганом окончательно. Но еще многие доблестные защитники сидели в блиндажах, завалив в них входы, а поручик Юний и подпоручики Дальниченко и Базевич с 30 нижними чинами засели в башне и, отчаянно сопротивляясь, нанесли большие потери неприятелю.

Распространившись влево от Корниловского бастиона, французы ударили во фланг батареи Жерве и оттеснили Казанский полк за вторую линию; дальнейшее наступление неприятеля сдержали подошедшие с городской стороны Костромской и Галицкий полки.

Атака 2-го бастиона, занятого 2 батальонами Олонецкого полка, была произведена при обстоятельствах, тождественных атаке Малахова кургана. Но здесь, увлеченные первым успехом, полки бригады Сен-Поля занялись преследованием отходивших в Ушакову балку Оленецких рот и, не закрепив за собой захваченного бастиона, были выбиты из него контратакой капитана 3-го саперного батальона Лебедева, собравшего остатки Олонецкого полка, майора Ярошевича с Белозерским батальоном и генерал-майора Сабашинского, приведшего Кременчугский батальон из резерва. Расстроенная бригада Сен-Поля отошла в беспорядке.

Несколько позднее была произведена атака на куртину между 2-м и Корниловским бастионами.

Атаковавшая ее дивизия де-Ламотт-Ружа первоначально сломила упорство 2 батальонов муромцев и 2 олонецких батальонов. После жаркой схватки, которой командовавший Муромским полком подполковник Пшик был тяжело ранен, а командир Олонецкого полка, окруженный французами, был захвачен в плен, неприятель прорвался через 2-ю линию и достиг уже Корабельной слободки. Но здесь к опасному месту подоспел генерал Хрулев с Шлиссельбургским и Ладожским полками и при содействии прискакавшей еще несколькими минутами раньше 5-й легкой батареи 11-й артиллерийской бригады под начальством капитана графа Тышкевича французы были задержаны.

Немедленно же в контратаку двинулся 3-й батальон Шлиссельбургского полка, 2 батальона Севского полка, за ними Ладожский полк, а с фланга на неприятеля ударили вышедшие из Ушаковой балки Черниговский и Кременчугский полки и Полтавский батальон.

Дружным натиском французы принуждены были отдать в наши руки захваченную часть куртины и укрыться в параллелях.

Однако спустя немного времени неприятель повторил тем же порядком атаку на 2-й бастион и куртину, но расстроенный огнем батарей Парижской и Лабораторной, неприятель хотя и взобрался на бруствер, но скоро был отброшен, а пароходы «Херсонец», «Владимир» и «Одесса» своими выстрелами довершили поражение французов. Пытавшиеся выехать на позицию неприятельские батареи полковника Сути, потеряв раненым своего командира, большую часть прислуги и лошадей, быстро были приведены в расстройство, и французы, оставив на месте 4 орудия, еле спасли остальные благодаря содействию осадных батарей, расположенных против куртины, и ружейному огню с Малахова кургана, поражавшему наши войска во фланг и тыл. Громадные потери в рядах Черниговского и Кременчугского полков, занимавших куртину и расстреливаемых с Корниловского бастиона (ранены оба командира полков Нейдгардт и Закгаузен), принудили генерал-майора Сабашинского отвести от рокового места бесцельно гибнувшие батальоны и поставить их за второй оборонительной линией.

Тогда поддержанные бригадой Марона французы снова кинулись на валы. Свежие 15-й и 96-й линейные полки уже успели водрузить свои знамена на 2-м бастионе, но генерал Сабашинский, воодушевляя своих людей, в несколько минут штыками обратил французов в бегство. Генерал Марон и большое число офицеров легли при этой схватке, но результат борьбы не изменил положение вещей, и в руках противника по-прежнему оставался лишь бастион Корнилова и ближайшая к нему часть куртины.

Англичане предприняли штурм 3-го бастиона вслед за овладением французами Малаховым курганом. Их штурмовым колоннам предстояло первоначально перебежать 300 шагов, отделявших их от контрэскарпа исходящего угла 3-го бастиона, гарнизон которого составляли два батальона Владимирского полка, а невдалеке на смежных батареях располагались 2 суздальских и 2 якутских батальона, 47-я дружина Курского ополчения, 6-й сводный резервный батальон и 2 батальона Камчатского полка. Кроме перечисленных частей на Пересыпи стоял Охотский полк (2 бат.), а в резерве, за бастионом, Селенгинский полк (2 бат.).

Несмотря, однако, на потери, англичане ворвались на полуразрушенный бастион и вытеснили из него владимирцев.

Пользуясь тем, что англичане не пошли далее, подполковник Артемьев и капитан Коршун с частями Камчатского, Суздальского и Якутского полков и подполковник Венцель с остатками владимирцев ударили на англичан; полковник Мезенцев по своей инициативе привел на выручку свой Селенгинский полк, и хотя сам и пал смертью героя, но враг был отброшен и бастион перешел в наши руки. Одними пленными англичане потеряли до 150 человек. Вторичная атака англичан, поддержанных сильными резервами, была отбита уже одним огнем. Также не имели успеха английские атаки и на смежные с 3-м бастионом батареи.

Наступление частей левой французской атаки началось в 14 часов. На 5-й бастион и люнет Белкина двинулась бригада Трошю, а на редут Шварца, оборонявшийся батальоном Житомирского полка, направилась бригада Кустона.

Несмотря на сильные потери от огня, причем генерал Трошю был ранен, французы миновали 5-й бастион по глубокому оврагу и залегли в 40 шагах от люнета Белкина, но взорванные под неприятелем каменоломные фугасы скоро обратили его в бегство. Атака на 5-й бастион велась довольно вяло, и залегших за бруствером французов сбросили батальоны Белостокского и Подольского полков.

От люнета Шварца французов отделяли 50 шагов, быстро перейдя которые, они ворвались через амбразуры на первый фас люнета и оттеснили защитников. Огонь с 5-го бастиона и люнета Белкина задержал на некоторое время дальнейшее продвижение неприятеля, чем и воспользовался командир Житомирского полка для того, чтоб контратакой двух своих батальонов сбросить французов в ров. Вторичную попытку овладеть люнетом встретил командир Екатеринбургского полка подполковник Веревкин. Понеся громадные потери и оставив 90 пленных, французы возвратились в свои траншеи.

Расстройство войск заставило союзного главнокомандующего отложить атаку 4-го бастиона и прекратить попытки к овладению 5-м бастионом и прилегающими к нему укреплениями.

Таким образом к 15 часам неприятель успел овладеть частью куртины и Малаховым курганом. Отступая шаг за шагом, гарнизон Малахова кургана столпился на последней его площадке.

Скоро туда приблизился генерал Лысенко с полками Орловским, Елецким и Брянским, а спустя немного с Ладожским полком подошел и генерал Хрулев. Спешившись и ведя голову узкой колонной, обстреливаемый алжирскими стрелками, к горже бастиона, генерал Хрулев едва не достиг траверса, за которым залегли французы, но рана, а потом контузия вывели его из строя.

Груды тел завалили горжу, но сменяя друг друга генерал Лысенко, генерал Юферов, полковник Галкин, флигель-адъютант Воейков, полковник Черемисинов, подпоручики Насакин, Постников стремились вернуть утраченное укрепление и падали ранеными или убитыми; все усилия и жертвы оказались напрасными и бастион остался в руках врага.

Около 17 часов на вторую линию против кургана прибыл главнокомандующий и, лично убедившись в невозможности вернуть захваченный бастион, решил очистить Севастополь и в 6-м часу отдал приказ об отводе войск на Северную сторону.

Причиной этому послужило то обстоятельство, что потери наши, достигшие в последние дни осады 2½ тысячи человек в день, неминуемо должны были бы с приближением противника к нашей оборонительной линии значительно увеличиться, и не прошло бы и 2 недель, как остатки защитников все равно принуждены бы были очистить Севастополь. Главнокомандующий решил воспользоваться отбитием штурма почти на всех пунктах и произвести трудную операцию перевода войск на север, что могло бы не удасться при другом положении вещей.

Диспозиция для отступления была разработана начальником штаба гарнизона князем Васильчиковым. Она предусматривала: 1) оставление охотников от пехоты и артиллерии для поддержания стрельбы, имевшей целью скрыть наше отступление, для порчи орудий и взрыва пороховых погребов; 2) занятие внутренних баррикад для прикрытия отступления; 3) сам порядок отвода войск с оборонительной линии и пр.

Отступление началось в 19 часов, когда взвилась первая сигнальная ракета.

Войска, оборонявшие Городскую сторону, переправлялись через Большую бухту частью по мосту, частью на суднах. С Корабельной же стороны защитники переправлялись через Южную бухту на судах и по малому мосту. Раненые, которых нельзя было перевезти, были оставлены при письме князя Горчакова союзному главнокомандующему и предавались милосердию неприятеля.

Всю ночь продолжалась переправа, совершавшаяся при сильном северо-восточном ветре. Чрезвычайных трудов стоило генералу Бухмейеру, строителю моста, генерал-майору Белявцеву, на которого было возложено наблюдение за переправой по мосту, и капитану 2-го ранга Воеводскому соблюсти в таком трудном деле относительный порядок, тем более что заметивший наше отступление неприятель, не решавшийся, боясь взрывов, преследовать наши войска, обстреливал большой мост навесно бомбами.

Однако ценой страшных усилий к 8 часам переправа была почти закончена и на Северную сторону двинулись последние, составлявшие резерв, полки Азовский, Одесский, Волынский, Минский и наконец Тобольский. Вслед за окончанием переправы мосты были разведены, а последние уцелевшие суда грозного когда-то Черноморского флота потоплены.

На Северной стороне войска расположились для отдыха и постепенно приводились в порядок. А город, в котором столько было пережито, подожженный, пылал и временами оттуда доносились взрывы погребов и батарей.

Только 29-го, когда развалины Севастополя погасли, неприятель занял город.

Потери наши в день штурма 27 августа достигали 13 тысяч человек выбывшими из строя, в то время как союзники потеряли около 10 тысяч человек.

В общем, за 11-месячную оборону у нас выбыло из строя около 102 тысяч человек. Если к этому прибавить потери в 26 тысяч человек, понесенные в сражениях при Альме, Балаклаве, Инкермане, Евпатории и Черной, и 8½ тысячи умерших от болезней, то общая убыль выразится около 136½ тысячи человек. Но из этого числа около 53½ тысячи выздоровели и вернулись в строй и, таким образом, безвозвратно покинули ряды 83 тысячи человек. Союзники лишились около 73 тысяч человек, из которых на долю французов приходилось 46 и на долю англичан 25 тысяч человек.


История русской армии. Том третий

Подвиг матроса Шевченко. С картины В. Маковского


Общая численность собранной у Севастополя армии с окончанием обороны достигла 115 тысяч человек и по приведении войск в порядок была распределена следующим образом:

правое крыло — генерал-адъютант граф Остен-Сакен — располагалось частью на северной стороне рейда (10 и 12 див.), частью на Инкерманских высотах (11 и 15 рез. дивизии), и для наблюдения за морским берегом (5 эск. и сот.) от Константиновского форта до мыса Лукулл;

центр — генерал-лейтенант Липранди — был расположен частью в промежуточном лагере между Инкерманской и Мекензиевой позициями (4 и 5 див.), частью на Мекензиевой горе (16 и 17 див.), и кроме этого на Бельбеке у с. Зеленкиой стояло 4 эскадрона;

левое крыло, общий резерв — генерал от артиллерии Сухозанет — на позиции в ущелье Юкара-Каралес.


История русской армии. Том третий

Смерть П. С. Нахимова. С картины В. Маковского


Союзники же располагались от Байдарской долины к селению Чоргун и далее по реке Черной и по южному берегу Большой бухты.

Французский главнокомандующий предпринял в течение 30 августа и 3 сентября безуспешные попытки обойти наш левый фланг; затем им было решено произвести демонстрацию со стороны Евпатории, где 8 сентября, к 15 тысячам расположенных в этом пункте турок, высадились три полка французской конницы с конной батареей под командой генерала де Алонвиля.

17 сентября де Алонвиль внезапно атаковал стоявший на отдыхе с размундштученными лошадьми за оврагом у с. Кенегез и Кангил отряд генерала Корфа и, воспользовавшись оплошностью улан, опрокинул нашу конницу и, захватив 6 орудий, отошел к Евпатории.

Затем союзники, решив выманить нашу армию нападением на какой-либо важный пункт Черноморского побережья, остановились на Николаеве, в котором были расположены важнейшие после Севастополя заведения для Черноморского флота. 25 сентября около 10 тысяч союзников, посаженных на 90 судах, отплыли из Севастополя к Николаеву. С нашей стороны оборона всего побережья от Одессы до Перекопа была возложена на Южную армию генерала Лидерса силой до 70 тысяч человек.

Появившись в вид Одессы 26 сентября, неприятельский флот в начале октября подошел к устью Днепровско-Бугского лимана, вход в который запирался двумя крепостями: Кинбурном и Очаковым, расположенными на двух противоположных, отстоявших друг от друга на 5 верст, берегах. 3 октября союзный флот начал бомбардировку Кинбурна, а 5-го, после того как расположенные на косе батареи были приведены к молчанию, а крепость была объята пламенем, — девять неприятельских паровых фрегатов прошли в значительном удалении от Очакова мимо Кинбурна и расположились к северо-востоку от крепости в то время, когда линейные корабли открыли огонь вдоль Кинбурнской косы.

К вечеру безвыходное положение горящей и лишенной в силу того, что большая часть артиллерии была подбита, возможности защищаться крепости, привело ее коменданта к решению согласиться на предложение и сдаться. В половине октября неприятель, занявший и укрепивший Кинбурн, отплыл в Камыш и Балаклаву, оставив в крепости на зиму небольшой гарнизон.

Окладением Кинбурном и закончилась предпринятая союзниками экспедиция к Николаеву.

В конце октября император Александр II, предварительно осмотрев сооружавшиеся в Николаеве работы, прибыл в Бахчи-Сарай, главную квартиру Крымской армии, и в продолжение 4 дней осматривал укрепления Северной стороны и объезжал войска, имея целью «лично поблагодарить их за геройскую оборону Севастополя».

Дальнейшие действия союзников по занятии Севастополя выразились в маневрировании их на небольшом расстоянии все с той же целью выманить нашу армию с занятых позиций. С октября наступило полное бездействие, нарушаемое только незначительными рекогносцировками.

Проведенная в Крыму зима дорого обошлась союзникам и особенно французской армии, санитарное состояние которой, из-за отсутствия хорошо оборудованных теплых помещений, было отчаянное. С апреля 1855 г. у французов насчитывалось больных до 218 тысяч человек, из числа которых 130½ тысячи заболели лихорадкой и тифом и 11½ тысячи человек — холерой.

Англичанами было своевременно обращено внимание на болезненность и смертность в войсках и, если последняя достигала более 50 % наличного состава армии в первую половину кампании, то во вторую от болезней умирало 6 человек на тысячу.

1 января 1856 г. князь Горчаков, получивший вследствие тяжкой болезни князя Паскевича назначение на должность главнокомандующего Западной армией, сдал начальство Крымскими войсками, а на его место был назначен генерал-адъютант Лидерс. Несколько ранее, в конце 1855 г., Крымская армия была реорганизована, часть войск была отправлена во внутренние губернии, а в Крым были введены новые силы. Изменено было и самое расположение войск. Кроме того, были предприняты инженерные работы с целью усилить оборону важнейших пунктов Крыма. Так, был сооружен укрепленный лагерь в Перекопе, устроены батареи и вырыты траншеи у Геническа, прикрыт укреплениями Чонгарский мост и т. п.

В санитарном отношении положение наших войск по оставлении Севастополя улучшилось, и только дружины ополчений Орловского, Калужского и Тульского, страдая от тифа и лихорадок, к началу марта 1856 г., т. е. спустя 5 месяцев после своего прибытия, не досчитывались из 40 730 нижних чинов 21 347 поступивших в госпиталь.

Общая цифра заболевших в нашей армии достигла 183½ тысячи человек, из которых 101½ тысячи болели тифом и лихорадкой и 19 тысяч — холерой.

Действия на Кавказе: операции под Карсом; падение его

Парижский мир

В конце 1854 г. наместником Кавказа и главнокомандующим отдельным Кавказским корпусом был назначен генерал-адъютант Муравьев-первый. Престарелый, но со славным боевым прошлым и чрезвычайно энергичный, генерал Муравьев объехал за зиму и весной расположенные на линии и в действующем корпусе войска и, приняв ряд мер по усилению последних, расположил их следующим образом:

а) главные силы (21½ бат., 28 эск., 49 с. и 10 батр. — всего 24½ т. и 76 орудий) под начальством генерал-лейтенанта Бриммера — у Александрополя (здесь же был и наместник);

б) отряд правого крыла (12 бат., 1 дружина, 15 сот. милиции и 2 батр. — всего 10 200 человек и 16 орудий) генерал-лейтенанта Ковалевского занимал Ахалцых и Ахалкалаки;

в) отряд левого крыла (4 бат., 16 сот., 1 батр. — всего 5 т. человек и 8 орудий) генерал-майора Суслова располагался у подошвы Арарата.

Турецкая Анатолийская армия, предназначенная для обороны Карса и прикрытия путей к Эрземуру, в начале 1855 г. имела 20 тысяч войск в Карсе, 6 тысяч человек у Сурб-Оганеса, 1½ тысячи человек в Эрзеруме и небольшие отряды в Ардагане, Ольте и Кагызмане; кроме того, отдельный Батумский корпус был разбросан по Черноморскому побережью вплоть до Сухума.

Главными объектами наших действий в Анатолии должны были явиться крепости Карс и Эрзерум.

Сравнительная малочисленность нашего действующего корпуса и недостаток материальной части привели к тому, что из числа способов к овладению Карсом была избрана блокада и при этом неполная.

Предположено было, став на пути Карс — Эрзерум, окружить крепость посредством сильных подвижных конных отрядов с артиллерией; занять крепость Ардаган, через которую проходило сообщение Карса с Батумом, и город Кагызман, узел путей; лишить неприятеля собранных на пути к Эрзеруму запасов и затем, вместе с Баязедским отрядом, неожиданно напасть на Вели-пашу.

24 мая выступил из-под Александрополя авангард, а 26-го и главные силы, сосредоточившиеся 3 июня в окрестностях Агджы-Кала и Займа.

27-го двинулся к Ардагану отряд генерала Ковалевского, а отряд генерала Суслова в то же время должен был следовать по долине верхнего Ефрата.

4 июня следовавший при главных силах генерал Муравьев произвел усиленную рекогносцировку Карса, причем наши казаки имели удачное столкновение с конницею турок. Главнокомандующий, присоединив к главным силам большую часть Ахалцыхского отряда, предпринял 6 июня фланговый марш от Агджы-Кала к селению Махараджих с целью выйти на сообщение Карса с Эрзерумом, что и было выполнено без помехи.

Начавшиеся дожди ограничили деятельность наших войск отдельными поисками, и только, когда погода несколько прояснилась, 16 июня генерал Муравьев, для ближайшей угрозы неприятельским сообщениям, перевел свой отряд в село Каны-Кев.

11 июня Вели-паша отступил к Эрзеруму.

Ожидая подкреплений с Кавказа с целью двинуться к Эрзеруму, генерал Муравьев предпринял удачную экспедицию на Саганлуг для уничтожения турецких запасов.

Постепенно стесняя круг действий гарнизона Карса, генерал Муравьев перевел 30 июня свой корпус на левый берег Карса, в с. Тикме. 3, 7 и 10 июня легкими отрядами был произведен ряд нападений на турецких фуражиров и организованы поиски позади Карса.

16 июля подошли подкрепления: 3 батальона, взвод легкой № 8 батареи и несколько сотен. Желая уничтожить отряд Вели-паши, укреплявшегося у с. Керпи-Кев, генерал Муравьев решил снова перейти Саганлуг и атаковать турок, направив против них с другой стороны отряд генерала Суслова, но медленные и сложные маневры этой операции позволили Вели-паше благополучно уйти по Эрзерумской дороге за хребет Деве-Бойну.

От дальнейшего наступления к Эрзеруму, овладеть которым мы, вероятно, могли, но не были бы в состоянии удержать, генерал Муравьев решил отказаться, и 25-го началось обратное движение наших войск.

Возвратясь, генерал Муравьев, ввиду того, что сообщения Карса с окрестною страною все же окончательно прекращены не были, расположил войска на весьма выгодной для лагеря местности у с. Чифликая по обе стороны Карс-чая и приступил к совершенному обложению крепости.

Состояние верков Карса к этому времени было следующее: на командующих Шорахских высотах были устроены два редута, Тахмас-Табия и Тепе-Табия, вооруженные артиллерией и соединенные ретраншаментом, имевшимся и влево от Тахмас-Табия по склону горы; вправо же от Тепе-Табия до Баши-бузукской горы тянулись вооруженные артиллериею окопы так называемых Ренисоновских линий; для обороны Чахмахского оврага на горе Ширшане имелась батарея Тетек-Табия.

В общем, простиравшаяся по кругу на 17 верст обширная линия укреплений хотя и не соответствовала силам гарнизона, но, будучи хорошо устроенной, доставляла укреплениям взаимную оборону и возможность упорной защиты.

Гарнизон крепости составляли 20 тысяч турок и 6 тысяч баши-бузуков.

С началом тесной блокады, совпавшей с 1 августа, наши войска были расположены главным образом на позиции у Чифликая и вокруг крепости на протяжении 50 верст. Связанные разъездами отдельные отряды скоро почти совершенно прекратили сообщение крепости с окрестною страною.

Получив сведения о движении из Батума высадившейся там 30-тысячной армии Омера-паши на выручку Карса, генерал Муравьев решился предупредить турок штурмом крепости, направив главную атаку на Шорахские и Чахмахские высоты и вспомогательную — против нижнего лагеря.

Для производства штурма войска распределялись следующим образом.

Левая колонна под начальством генерала Ковалевского, слой около 3 тысяч пехоты, 1½ тысячи конницы, 16 орудий и 8 ракетных станков, должна была сосредоточиться у Обсервационной горы и оттуда двинуться против правого крыла Ренисоновских линий, выждав наступление правой колонны; промежуточная колонна генерал-лейтенанта князя Гагарина, силой 2200 человек, собравшись впереди села Шорах, должна была двинуться в промежуток между Яриман и Тахмас-Табиями, действуя в связи с прочими колоннами; правая колонна генерал-майора Майделя, силой 6 тысяч человек пехоты, 400 человек конницы и 20 орудий, должна была собраться у горы Стол и оттуда начать атаку в 4 часа.

Общий резерв, 5 тысяч человек пехоты, 500 человек конницы и 22 орудия, имел сборным пунктом сел. Кюмбет, а с началом штурма должен был перейти к подошве горы Муха.

Кроме того, для атаки Чахмахских высот был назначен отряд генерала Базина силой 2½ тысячи пехоты, 2300 человек конницы, 16 орудий и 8 ракетных станков и для демонстрации против нижнего лагеря отряд графа Нирода силой 1½ тысячи человек пехоты, около 2 тысяч конницы и 18 орудий.

16 сентября были закончены все содержавшиеся в тайне приготовления, и ночью войска выступили к сборным пунктам для того, чтобы на рассвете двинуться на штурм. Однако незадолго до назначенного времени случайный выстрел в колонне генерала Ковалевского возбудил внимание неприятеля, открывшего скоро артиллерийский огонь и занявшего стрелками ложементы.

Построенные в ротные колонны войска генерала Ковалевского почти бегом направились против неприятельских окопов. Но крутость горы оказалась длиннее, нежели рассчитывали, и скоро утомленная первая линия перешла в шаг, в то время когда штуцерный огонь турок стал вырывать страшные жертвы из ее рядов. Вторая линия, нагнав первую, смешалась с нею и, потеряв почти всех начальников, расстроенная перекрестным огнем турок, остановилась в нескольких шагах от неприятельских укреплений. Генерал Ковалевский бросился вперед, размахивая саблей, за ним устремились смельчаки, но скоро все пали под ударами турок во главе со своим начальником, смертельно раненным.


История русской армии. Том третий

Защитник Севастополя Петр Тоболов, бомбардир


История русской армии. Том третий

Фельдфебель 1-й роты Белостокского полка


В довершение бедствия задние ряды открыли по туркам огонь и поставили передних между двух огней. Скоро весь скат покрылся трупами.

Колонна князя Гагарина также перешла в наступление вслед за открытием турками огня.

Едва пехота наша стала подниматься по отлогости, ведущей к позиции турок, как огонь их благодаря заранее отмеченным расстояниям сделался невыносимым. Однако охотники, под командой подпоручиков Яцына I и Симонова, кинулись на люнет Ярым-Ай и овладели им при поддержке следовавшего за ними батальона Ряжского полка; но и этот успех, основанный на отчаянной смелости охотников, оказался непрочным.

Столь же печальна была участь и колонны генерала Майделя.

Полковник Серебряков с одним батальоном мингрельцев атаковал промежуток между Юксес-Тобия и Тахмас-Табия; майор Баум с другим Мингрельским батальоном направился правее Тахмас-Табия.

Отряды полковника Моллера и майора Баума под сильнейшим огнем неприятеля ворвались в ретраншамент, выбили турок и захватили 4 орудия.

Генерал Майдель в свою очередь повел в атаку грузинских гренадер. Овладев лагерем турок, гренадеры бросились на соседнюю с Тахмас-Табия батарею и взяли с бою 4 орудия; затем генерал Майдель направил карабинер на Тахмас-Табию, а мингрельцев — на Юскес-Табию.

Между тем наступление батальона полковника Серебрякова встретило большое препятствие в виде крутизны подъема, приводившего мингрельцев к необходимости не раз останавливаться, чтобы перевести дух. Когда рассвело, головные части увидели перед собой в 80 саженях турецкие укрепления Тахмас-Табия и Юскес-Табия и, не имея времени поджидать, пока вся колонна, частью примкнувшая к эриванцам колонны полковника Моллера, подтянется, пошли на штурм последнего, слабейшего редута, но, к сожалению, были отбиты, потеряв тяжело раненным полковника Серебрякова.

Расстреливаемые ружейным и картечным огнем войска наши несли страшные потери, а турки, отразив нападение колонн генерала Ковалевского и князя Гагарина, начали стягивать значительные силы против генерала Майделя, вскоре раненного.

Ряд начальников, его сменивших, выбыл из строя из-за смертей или ран. Несколько раз повторялись настойчивые атаки колонны генерала Майделя на редут, но перекрестный огонь турок и отсутствие лестниц сводили на нет отчаянную храбрость войск.

Узнав о неудаче наших атак на Шорахские высоты, главнокомандующий двинул туда из резерва 2 белевских и 2 грузинских батальона; вместе с тем общее командование назначенными для штурма войсками поручалось генерал-майору Броневскому.

Двинутые в атаку белевцы потерпели неудачу; новая атака вступившего в командование, вместо раненого Броневского, полковника Ганецкого-второго, бросившегося вперед со знаменем в руках, докатилась до валов редутов для того, чтобы снова без успешного результата поглотить массу жертв и громадный процент начальников убитыми и ранеными.

Желая использовать ослабление неприятеля на его правом крыле, генерал Муравьев приказал князю Дондукову-Корсакову, вступившему в командование колонной генерала Ковалевского, возобновить атаку неприятельских укреплений. Новое наступление, расстрел, потери и отход назад.

Печальный результат штурма был очевиден, но прекращение атак могло подвергнуть опасности отряд генерала Базина, с успехом штурмовавшего Чахмахские высоты, и потому генерал Муравьев колебался отдать приказ об общем отступлении.

Проводником в колонне генерала Базина служил прекрасно изучивший местность знаменитый генерал Бакланов. Благодаря ему пехота скрытно приблизилась к турецким укреплениям на картечный выстрел и, ответив на огонь турок грозным «ура», сразу овладела передовым редантом.

Затем, направив артиллерийский огонь на следующее укрепление и тем подготовив себе атаку, генерал Базин успешно его штурмует, за вторым тем же порядком берется третий редант, после чего решено было выждать результат атаки прочих колонн.

Около этого времени генерал Муравьев вновь решил овладеть Тахмас-Табией и тем вступить в связь с колонной генерала Базина.

В 8.30 подполковник Кауфман-второй двинулся с 1 батальоном Рязанского полка на Шорахские высоты для штурма Тахмас-Табии; присоединив к себе охотников из расстроенных рядов колонны генерала Майделя, подполковник Кауфман взял по дороге с боя два небольших каменных редута, но при дальнейшем наступлении попал со своим сборным отрядом под перекрестный огонь турок.

Насчитывая, по отправлении раненых, в своем распоряжении лишь до 500 человек, подполковник Кауфман все же отважился на штурм Тахмас-Табии. Двинувшийся вперед батальон рязанцев, оказался отрезанным от пути отступления и после неудачной попытки овладеть намеченным укреплением решился идти на соединение с генералом Базиным.

Между тем генерал Базин, осведомившись в 10 часов о неудаче штурма крепости прочими нашими войсками, начал постепенно выводить свои части из занятых укреплений и, отразив несколько раз попытки турок его преследовать, благополучно избег опасности, захватив 3 орудия, 2 знамени и 11 значков.

Едва он узнал об опасном положении Рязанского батальона, как дальнейшее отступление приостановил и для содействия подполковнику Кауфману выслал генерала Бакланова.

В 10 часов к лагерю у Чифликая вернулся подполковник Кауфман с многострадальным Рязанским батальоном, уцелевшим только благодаря энергии и находчивости своего начальника.

Что касается отряда графа Нирода, то им был предпринят ряд демонстраций, существенно, однако, на ходе боя не отразившихся.

Выдвинув в 11 часов 2 батальона из резерва, генерал Муравьев приказал генералу Бриммеру выступить к Шорахским высотам и в случае, если он по обстоятельствам дела на месте найдет возможным штурмовать Тахмас-Табию, то возобновить ее атаку, или прикрыть отступление прочих войск. Генерал Бриммер остановился на втором решении и, приняв меры по уборке раненых, благополучно вывел войска из боя.

Потери наши были громадны и составляли:

4 генерала, 248 офицеров и 7226 нижних чинов выведенными из строя. Урон неприятеля не достигал и 1½ тысячи человек.

Главнейшими причинами неудачи надо считать:

1) неправильный выбор пункта главной атаки на Тахмас-Табию, являющуюся одним из наиболее сильных укреплений и не имевшую укрытых подступов;

2) ведение повторных атак небольшими силами;

3) нарушение необходимой тишины, лишившее нас элемента внезапности, важнейшего в подобной обстановке;

4) потерю в самом начале боя многих начальников.

На Черноморском побережье, на Гурийском театре, по левому берегу Ингура расположились русские войска под начальством князя Мухранского в составе 8¾ батареи, 12 орудий, 11 сотен и 3½ тысячи милиции, всего 9200 человек при 12 орудиях; кроме того, для обороны Гурии близ Озургет занимал позицию на Аскетских высотах генерал-майор Бруннер с 5 батальонами и 6 орудиями, всего силой до 2½ тысячи человек, и при нем Рачинская дружина и Гурийское ополчение; для обороны устья Риона на правом берегу были расположены Азовские казаки и 3 сотни мингрельской милиции, и на левом — 3 сотни императорской милиции.

Против него действовал Омер-паша с отрядом силой в 20 тысяч человек при 37 орудиях, высадившийся в Сухум-Кале. Несмотря на громадное превосходство своих сил (силы Омер-паши увеличились скоро до 40 тысяч человек, высадившимися у Редут-Кале; кроме того, на р. Чолок стояло 20 тысяч человек, составлявшие Батумский корпус Мустафа-паши), он действовал нерешительно.

Однако Омер-паша, несмотря на тройное превосходство в силах, медлил энергичными действиями, а тем временем начались ливни, реки выступили из берегов, мосты оказались сорванными, дороги непроходимыми и вторжение турок в Закавказье стало затруднительным.

С присоединением 8 ноября генерал-майора Бруннера и подходом подкреплений из Грузии силы Гурийского отряда возросли до 22 батальонов.

20 ноября Омер-паша продвинулся до реки Чехура и на следующий день, совершив при очень трудных условиях переправу, 22-го достиг с. Абаши в нескольких верстах от реки Цхени-Цхале.

Новые ливни не дали возможности Омеру-паши вступить в бой с нашими войсками до 25 ноября, когда, получив сведения о падении Карса, он, быстро снявшись с бивака, начал отступление.

Что касается до Батумского корпуса, то Мустафа-паша неоднократно высылал отряды для перехода через нашу границу, но все они терпели неудачу. А с отступлением Омера-паши все части Батумского корпуса собрались к Батуму.

Также не имела успеха диверсия турок со стороны Эрзерума. Высадившийся в Трапезунде, Селим-паша привел с собой лишь 1200 человек турок, а двинувшийся на соединение с ним из Эрзерума Вели-паша принужден был отступить ввиду движения ему навстречу отряда генерала Суслова.

Неудача штурма 17 сентября только укрепила генерала Муравьева в намерении добиться овладения Карсом.

Немедленно же были приняты меры по усилению блокады крепости, по замещению убыли в начальствующих лицах, по отправке раненых, заготовке продовольствия и устройству войск на зимнее время.

Русский лагерь обратился в целый город с хорошо оборудованными постройками, домиками, землянками, люди не терпели недостатка в довольствии и были тепло одеты.

Между тем положение гарнизона Карса становилось невыносимым, холера вырывала огромное количество жертв, развился голод, появилась масса перебежчиков.

Генерал Вильямс предложил туркам пробиться через блокадную линию. Но на собранном Муширом военном совете единогласно было постановлено сдать крепость, и 15 ноября Мушир прислал на имя генерала Муравьева письмо, в котором говорилось, что для ведения переговоров об оставлении крепости назначен Ферик Вильямс-паша.

Им были подписаны условия сдачи, заключавшиеся в своих главных пунктах в следующем:

1) крепость сдается с полным своим вооружением;

2) гарнизон, сдавшись военнопленным, выходит из крепости, сложив предварительно оружие в укреплениях, офицеры сохраняют шпаги;

3) милиция, редифы и нестроевые отпускаются по домам и обязуются честным словом не сражаться против русского императора.

На другой день, 16 ноября, произошла самая сдача, причем пленные были накормлены, а редифы под конвоем отправлены в Саганлуг.

Вслед за принятием крепости в ней и окружающей области было введено русское управление, облегчено бедственное положение жителей, участь больных и раненых вверена попечению врачей, приняты меры для отправления пленных в Россию, а также по выступлению войск на зимние квартиры, причем в качестве гарнизона в Карсе оставлялась 2-я бригада 18-й пехотной дивизии с 2 батареями и несколькими казачьими сотнями под начальством генерала-майора Фетисова.

Прочие войска постепенно выступили на Кавказ и частью расположились по своим старым квартирам, частью на границе, а 13-я дивизия составила в Ахалцыхе отряд на случай наступления Омера-паши.

Начальником Карсской области был назначен полковник Лорис-Меликов, заботы коего о занятой нами стране были оценены как жителями, так и Султаном.

30 ноября генерал Муравьев выехал в Тифлис, куда прибыл 7 декабря, и спустя несколько дней удостоился получить Высочайший рескрипт с благодарностью кавказским войскам и с награждением его орденом Св. Георгия 2-й степени.

В конце 1855 г. армии наши, готовые продолжать борьбу, занимали:

западная и средняя — под начальством князя Горчакова — Прибалтийский край, Финляндию и Царство Польское;

южная — генерал-адъютанта Лидерса — южную границу государства и Крымский полуостров; на Кавказе стоял отдельный Кавказский корпус генерала Муравьева.

Всего, кроме Кавказского корпуса, в западной и южной армиях было 585 батальонов, 388 эскадронов, 84 казачьих полка силой, не считая артиллерии, в 600 тысяч человек.

За этою массой войск стояли многочисленные резервы и ополчение.

Однако, несмотря на полную готовность нашу, государь соглашался заключить мир и тем прервать не обещавшие нам никаких выгод военные действия.

Дипломатические переговоры о прекращении кровопролития были начаты еще при жизни императора Николая I, поручившего их князю А. М. Горчакову. Готовый на некоторые уступки, Николай Павлович поставил, однако, непременным условием, чтобы не было предложено ничего несовместного с честью и правами России.

Совещания уполномоченных Франции, Англии, Австрии, Турции и России открылись в Вене 3 марта 1855 г. Несогласия между представителями держав и чрезмерные их требования побудили нас вступить в непосредственные сношения с Францией в Париже. Этот шаг возбудил недоверчивость императора Франца-Иосифа, и он решительным своим выступлением потребовал исполнения нами следующих одобренных Францией и Англией четырех пунктов:

1) совершенная отмена русского покровительства в Дунайских княжествах;

2) свобода судоходства по Дунаю;

3) объявление Черного моря нейтральным;

4) обеспечение прав и льгот христиан, подданных Порты, без нарушения независимости и достоинства Турции.

Кроме того, по требованию союзных держав Австрия предложила и 5-й пункт: «Воюющие державы предоставляют себе право предъявить на общую пользу Европы особенные условия сверх четырех прежних».

Наше правительство приняло эти пункты, как предварительные условия мира, оговорившись, что соглашается на них только из желания положить предел кровопролитию, прекратив прискорбную для человечества и цивилизации борьбу и восстановить мир на пользу России и Европы. Протокол о принятии нами пяти пунктов был подписан в Вене 20 января, а 13 февраля 1856 г. открылся Парижский конгресс из представителей Франции, Англии, Австрии, Сардинии, Турции, России, а потом и Пруссии.

В начале совещаний было заключено перемирие по 31 марта.

После долгих обсуждений выработанных в Вене пунктов 18 марта 1856 г. трактат о заключении мира между Россией с одной стороны и Турцией с ее союзниками с другой был подписан в Париже, и тяжелая, но полная геройских подвигов, прозванная в честь защитников Черноморской твердыни, Севастопольская кампания 1853–1856 гг. окончилась.

Краткие характеристики князя А. С. Меншикова, князя М. Д. Горчакова, адмиралов В. А. Корнилова, П. С. Нахимова и генерала Э. М. Тотлебена

Князь Александр Сергеевич Меншиков, правнук светлейшего князя Ижорского, любимого вельможи Петра Великого, был от природы одарен блестящими способностями, быстрым соображением и, правда, острым, но зачастую злым языком. Как человек большого ума, князь Меншиков, поставленный во главе многих отраслей государственного управления, должен был бы оставить потомству хоть какие-либо положительные следы своей деятельности. Но их не видно ни в одном из тех дел, во главе которых становился князь Александр Сергеевич. А деятельность его была обширна и, главное, разнообразна.

1826 год застает князя посланником в Тегеране, в 1828 г. он назначается начальником Главного морского штаба его императорского величества; в первом походе Турецкой войны 1828–1829 гг. он овладел Анапой, участвовал в осаде Варны; в 1831 г. был назначен генерал-губернатором Финляндии; перед открытием Восточной войны князя посылают с чрезвычайным поручением в Константинополь и, наконец, уже 65-летним стариком он командовал сухопутными и морскими силами в Крыму.


История русской армии. Том третий

А. С. Меншиков


Непомерное себялюбие, громадное самолюбие и самомнение, обширная начитанность, отсутствие привязанности к чему бы то ни было и к кому бы то ни было, недоверчивость к окружающим, неуменье распознавать людей и несомненная личная храбрость — вот в немногих словах характеристика князя Меншикова.

Служба князя Михаила Дмитриевича Горчакова началась в рядах лейб-гвардии артиллерийского батальона, спустя два года после поступления в который он уже в 1809 г. участвовал в походе против персов, а потом в походах 1812, 1813 и 1814 гг., отличившись в сражении при Бородине и Бауцене.


История русской армии. Том третий

М. Д. Горчаков


Достигнув за 10 лет службы чина полковника, князь Михаил Дмитриевич был переведен в свиту его императорского величества по квартирмейстерской части, и с этих пор начинается штабная служба князя Горчакова, столь печально отразившаяся на его характере в 1853–1855 гг., когда он впервые стал самостоятельным главой армии.

Особенно повлияла на него в этом отношении служба при князе Варшавском, не терпевшем никакой самостоятельности в подчиненных.

Потеряв самоуверенность, несмотря на личную храбрость, князь стал бояться ответственности и перед государем, и перед общественным мнением, а это, конечно, не могло не отражаться на отдаваемых распоряжениях. Благородный, прямодушный, доверчивый к людям и заботливый о солдате, Горчаков заслужил среди последних прозвище Честный князь. Да и вообще одаренный, богатый сведениями, опытностью, поэт в душе, князь Горчаков терялся на каждом шагу; рассеянный, забывчивый, суетливый, он при всех высоких душевных качествах своих был обречен на бессилие, и сам, как бы сознаваясь в том, жаловался на то, что «судьба сулила ему пережить целый ряд дел доблестных, много дней кровавых, но немного дней радостных».

К сожалению, князь свое «счастье» перенес и на командуемую им армию, которая понесла не столь много лишений от тяготы похода и боевых трудов, сколько от суеты излишних передвижений, тревог и ошибок, исходивших от главной квартиры.

Сказочная оборона Севастополя перестанет быть легендарной, если принять во внимание, кто стоял во главе защитников города и славного Черноморского флота, над которым столько в свое время потрудился адмирал Михаил Петрович Лазарев, воспитавший и подготовивший России целую массу лиц, способных с достоинством продолжать его работу и с пользой служить родному делу. Среди них особую славу заслужили адмиралы Нахимов и Корнилов.

Павел Степанович Нахимов 19-летним мичманом поступил на фрегат «Крейсер», отправлявшийся под командой Лазарева к кругосветное плавание. Эта случайная встреча имела влияние на всю его последующую жизнь и службу.

Нахимов обладал редкой способностью отличать все тонкости наклонностей своих подчиненных, снисходить к их слабостям, заглядывать в их душу, взвешивать их побуждения.


История русской армии. Том третий

Адмирал П. С. Нахимов


Этот неоцененный дар сделал его чрезвычайно влиятельным на сослуживцев. Благодаря своему умению и любви говорить с матросами и своей способности подмечать черты каждого из них, Нахимов сделался знатоком человеческого достоинства, умел действовать на слабую сторону своих подчиненных, говорить с ними по душам, трогать и направлять их своим логичным словом.

Такой способ сближения с подчиненными не уменьшал его видимой требовательности в служебном отношении и внушать к нему одинаковые чувства любви и уважения со стороны всех его подчиненных.

Отличительная черта характера Нахимова и его служебных воззрений состояла именно в том, что он в каждом матросе видел прежде всего человека, а не машину, и старался развить прежде всего духовную силу.

Нахимов хорошо сознал, что одна техническая сторона дела, хотя бы доведенная до тонкости, не поддержит чести флага в те критические минуты, которые требуют полного подчинения чувств человека высшим чувствам защитника чести и славы своей родины и флота.

Нахимов считался лучшим моряком обоих наших флотов, Черноморского и Балтийского. Только одной этой чести он и добивался, а на все остальное смотрел с равнодушием философа.

Такой характер и система Павла Степановича дали ему ту нравственную силу, которая двигала обожавших его матросов на подвиги неимоверные.

Совсем с иным оттенком характера был другой помощник Лазарева, Владимир Алексеевич Корнилов. Человек блестящих способностей, образованный, честолюбивый, энергичный, Корнилов в молодости своей стоял на распутье между светской жизнью столицы и служебной карьерой. Счастливый случай столкнул его в минуту этого перелома с Михаилом Петровичем Лазаревым, и с тех пор имена их обоих стали неразрывны. Корнилов не только был обязан Лазареву своим перерождением, но и воспитанием, морским образованием и движением по службе. Из Владимира Алексеевича получился отличнейший администратор, превосходный моряк и человек, умевший повелевать и влиять на массы.


История русской армии. Том третий

Вице-адмирал В. А. Корнилов


Но влияние это было основано на несколько иных началах, чем у Павла Степановича Нахимова. Его воздействие не исходило из глубины его сердца, а было следствием выработанной системы, непоколебимой энергии и природного таланта повелевать.

Владимир Алексеевич нелегко подчинял свои убеждения воле и власти другого человека, который не разделял с ним его мнений и воззрений.

Корнилов обладал умением употреблять с пользой способности и самолюбие подчиненных; каждый офицер имел у него на корабле свое место и свою обязанность, с личной ответственностью.

Система обучения у Корнилова была совершенно иная. Он ни в чем не хотел отстать от Нахимова, но достигал этого равенства усиленным и очень часто чрезмерным утомлением людей, заставляя их чуть не десятки раз проделывать какое-либо трудное упражнение.

В служебных отношениях с офицерами Корнилов отличался необыкновенной требовательностью. От его зоркого взгляда не ускользал малейший промах, который всегда ставился виновнику на вид словесно или письменно и иногда в довольно жесткой форме.

«Контр-адмиралов у нас много, — говорил Лазарев о Корнилове, — но нелегко избрать такого, который соединял бы в себе и познания морского дела, и просвещение настоящего времени и которому без опасения можно было бы в критических обстоятельствах доверить и честь флага, и честь нации».


История русской армии. Том третий

Герой обороны Севастополя в Крымскую войну военный инженер Э. И. Тотлебен


Если Корнилов и Нахимов, закончившие свою жизненную и служебную карьеру при обороне Севастополя, составляли душу этой обороны, то ум инженерной обороны этого «многострадального города» бесспорно принадлежит Эдуарду Ивановичу Тотлебену, начавшему здесь свою блестящую карьеру. Тотлебен, талантливый ученый генерал-адъютанта К. А. Шильдера, соединял вместе с несокрушимой энергией замечательные дарования полевого инженера. Благодаря ему Севастопольская оборона стала образцом не только величия духа, выказанного русским народом в неравной борьбе за честь своей родины, но и примером соединения этого величия с гениальной инженерной обороной самого активного характера.

Завоевание Средней Азии

Дмитрий Николаевич Логофет, полковник

Военные действия от начала XVI столетия до 1839 г.

После свержения татарского владычества, постепенно усиливаясь, русские государи обратили свое внимание на Восток, где расстилались бесконечные равнины, занятые ордами монголов, а за ними находилось сказочно богатое Индийское царство, откуда шли караваны, привозившие шелковые ткани, слоновую кость, оружие, золото и драгоценные камни. В этой таинственной стране, под яркими лучами круглый год светившего солнца, плескались волны огромного синего моря, в которое впадали многоводные реки, протекавшие по плодородным землям со сказочными урожаями.

Попадавшим в полон и уводимым в далекие города Средней Азии русским, если им удавалось возвратиться на родину, сообщали много интересных сведений о тех местах. Среди нашего народа были и те, кого увлекала мысль посетить новые места благословенного, далекого, но и загадочного юга. Долго бродили они по белу свету, проникая в сопредельные теперешние среднеазиатские владения, испытывая зачастую страшные невзгоды, подвергая свою жизнь опасности, а иногда и оканчивая ее в чужой стране, в тяжелом рабстве и в оковах. Те же, кому суждено было возвратиться, могли поведать много интересного о далеких, неизвестных странах и о жизни их народов, темнокожих язычников, так мало похожих на подданных великого белого царя.

Отрывочные, а иногда баснословные сведения искателей приключений о посещенных ими землях, о их богатстве и чудесах природы невольно стали привлекать внимание к Средней Азии и явились причиной отправки особых посольств в среднеазиатские государства в целях установления торговых и дружественных отношений.

Стремление на Восток, в Среднюю Азию, а за ней в далекую, полную чудес Индию не могло быть осуществлено сразу, а потребовало сначала покорения Казанского, Астраханского и Сибирского царства. С двух сторон, от Волги и из Сибири, пошло завоевание среднеазиатских земель. Шаг за шагом продвигалась Россия в глубь прикаспийских степей, покоряя отдельные племена кочевников, строя крепости для ограждения своих новых границ, пока не продвинулась до южной части Уральского хребта, сделавшегося на долгое время границей русского государства.

Казаки, поселившись на реке Яик, возвели укрепленные поселения, которые явились первым оплотом России против кочевников. Со временем учредили Яицкое, впоследствии переименованное в Уральское и Оренбургское казачьи войска для защиты восточных владений. Россия утвердилась в новом крае, население которого приобщилось к особой, своеобразной жизни земледельцев, скотоводов, могущих ежеминутно превратиться в казаков-воинов для отражения налетов своих воинственных соседей; киргизы, кочевавшие по всей северной части Средней Азии, враждуя между собой почти постоянно, причиняли много беспокойства своим русским соседям.

Казачья вольница, осевшая по реке Яик, по своему жизненному укладу была не в состоянии спокойно ожидать, когда русские власти признают своевременным объявить приказ о новом походе в глубь Азии. А поэтому предприимчивые, смелые казачьи атаманы, помня о подвигах Ермака Тимофеевича, на свой страх и риск собирали шайки удальцов, готовых идти за ними во всякое время на край света за славой и добычей. Налетая на киргизов и хивинцев, они отбивали стада и, нагруженные добычей, возвращались домой.

Память народа сохранила имена яицких атаманов Нечая и Шамая, ходивших походом в далекую Хиву с сильными отрядами казаков. Первый из них с 1000 казаков в начале XVII столетия, перейдя со страшной быстротой безводные пустыни, внезапно, как снег на голову, напал на хивинский город Ургенч и разграбил его. С огромным обозом добычи двинулся атаман Нечай со своим отрядом обратно. Но видно, не в добрый час вышли в поход казаки. Успел хивинский хан спешно собрать войска и настиг казаков, которые шли медленно, обремененные тяжелым обозом. Семь дней отбивался Нечай от многочисленных ханских войск, но отсутствие воды и неравенство сил все же привело к печальному концу. В жестокой сече погибли казаки, за исключением немногих, обессиленных ранами, взятых в плен и проданных в рабство.

Но эта неудача не остановила удальцов-атаманов; в 1603 г. атаман Шамай с 500 казаками, как вихрь урагана, налетел на Хиву и разгромил город. Однако, как и в первый раз, смелый набег окончился неудачей. Задержался Шамай из-за гульбы на несколько дней в Хиве и не успел вовремя уйти. Выйдя из города, преследуемые хивинцами, сбились казаки с дороги и угодили к Аральскому морю, где у них не стало провианта; голод дошел до того, что казаки убивали друг друга и пожирали трупы. Остатки отряда, обессилевшие, больные, были захвачены в плен хивинцами и окончили жизнь невольниками в Хиве. Сам же Шамай спустя несколько лет был привезен калмыками на Яик для получения за него выкупа.

После этих походов хивинцы, убежденные, что они полностью защищены с севера безводными пустынями, задумали оградить себя от внезапных нападений и с запада, со стороны Каспийского моря, куда из Хивы текла река Амударья. Для этого они возвели поперек реки огромные плотины, и на месте многоводной реки осталась огромная песчаная пустыня.

Россия медленно продолжала свое поступательное движение в глубь Средней Азии, причем особенно ясно оно обозначилось при Петре, когда великий царь задался целью завязать торговые сношения с далекой Индией. Для осуществления своего плана он приказал в 1715 г. выслать из Сибири в степи со стороны Иртыша отряд полковника Бухгольца, который достиг озера Балхаш и построил на его берегу крепость; но прочно утвердиться русские здесь не смогли, лишь в течение следующих пяти лет Бухгольцу удалось покорить кочующие племена киргизов и закрепить всю долину реки Иртыш больше чем на тысячу верст окончательно за Россией постройкой крепостей Омской, Ямышевской, Железинской, Семипалатинской и Усть-Каменогорской. Почти одновременно с отправкой Бухгольца со стороны Каспийского моря был послан другой отряд, князя Бековича-Черкасского, между прочим с инструкцией пустить воды Амударьи, впадавшей в Каспийское море, по ее старому руслу, загороженному плотинами сто лет тому назад хивинцами.

«Плотину разобрать, и воду Амударьи-реки паки обратить в сторону… в Каспийское море… понеже зело нужно…» — так звучали исторические слова царского наказа; и 27 июня 1717 г. отряд князя Бековича-Черкасского (3727 пехотинцев, 617 драгун, 2000 казаков, 230 моряков и 22 орудия) двинулся на Хиву через безводные пустыни, терпя страшные лишения от недостатка воды и палящих лучей южного солнца, выдерживая почти ежедневно стычки с хивинцами и усеивая своими костями пройденный путь. Но, несмотря на все преграды, спустя два месяца Бекович уже достиг Хивы, главного города Хивинского ханства.

Хивинцы преградили русскому отряду дорогу, окружив его со всех сторон у Карагача. Четыре дня отбивался князь Бекович, пока смелым натиском не нанес полного поражения хивинцам. Выразив притворно покорность, хивинский хан впустил русских в город, а затем убедил доверчивого князя Бековича разделить отряд на мелкие части и отправить их в другие города для удобнейшего их размещения, после чего неожиданно напал на них, разбив и уничтожив каждую часть отдельно. Не удался задуманный поход. Сложил свою голову князь Бекович-Черкасский в Хиве; погибли его соратники в тяжелой неволе, проданные в рабство на хивинских базарах, но память об этом неудачном походе надолго сохранилась в России. «Погиб, как Бекович под Хивой», — так говорил каждый русский, желавший подчеркнуть бесполезность какой-нибудь утраты.


История русской армии. Том третий

Нападают врасплох. С картины В. В. Верещагина


Хотя эта первая попытка, окончившаяся так трагически, и отдалила на сто лет выполнение грандиозного замысла великого русского царя, но не остановила русских; и в следующие царствования наступление продолжалось по тем же двум путям, намеченным Петром I: западным — от реки Яик (Урал) и восточным — со стороны Западной Сибири.

Будто огромные щупальца, с двух сторон тянулись в глубину степей наши крепости, пока мы не утвердились на берегах Аральского моря и в Сибирском крае, образовав Оренбургскую и Сибирскую линии; впоследствии продвинутые до Ташкента, они заключили три киргизские орды в крепкое железное кольцо. Позже, при Екатерине II, мысль о походе в глубь Средней Азии не была забыта, но осуществить его не удалось, хотя великий Суворов прожил почти два года в Астрахани, работая над организацией этого похода.

В 1735 г., построив крепость Оренбург, явившуюся базой для дальнейших военных действий, Россия утвердилась в этом отдаленном краю, населенном киргизским и башкирским племенами; для прекращения их набегов спустя 19 лет (в 1754 г.) понадобилось построить новый аванпост — крепость Илецк; она получила вскоре особое значение благодаря огромным залежам соли, разработку которых вели каторжники, а соль вывозили во внутренние губернии России.

Крепость эта с основавшимся около нее русским поселением позднее назвали Илецкой защитой и вместе с построенной в 1773 г. Орской крепостью она образовала Оренбургскую линию; от нее постепенно началось дальнейшее движение в глубь Средней Азии, продолжавшееся непрерывно. В 1799 г., разделяя замыслы Наполеона I и признавая наступивший политический момент удобным для выполнения заветной цели завоевать Индию, Павел I, заключив соглашение с Францией, двинул донских и уральских казаков в Среднюю Азию, отдав свой знаменитый приказ: «Войску собраться в полки — идти в Индию и завоевать оную».

Трудная задача выпала тогда на долю уральцев. Собравшись наспех в поход по царскому приказу, плохо снаряженные, без достаточного запаса продовольствия, они понесли большие потери и людьми, и лошадьми. Лишь нагнавшее отряд высочайшее повеление вступившего на престол Александра I вернуло обратно казаков, потерявших многих своих товарищей.


История русской армии. Том третий

У крепостной стены. «Пусть войдут». С картины В. В. Верещагина


В этот период Сибирская и Оренбургская оборонительные линии, ограждавшие русские пределы от набегов кочевников, были связаны между собой рядом небольших укреплений, выдвинутых в степь. Таким образом Россия придвинулась еще ближе к Хивинскому ханству, а на новой линии все время происходили мелкие стычки с киргизами и хивинцами, производившими набеги с угоном скота, уводом людей в плен и продажей их на хивинских базарах в неволю. В ответ на такие налеты небольшие отряды удальцов пускались в погоню за разбойниками и в свою очередь захватывали при первой возможности скот в киргизских кочевьях; иногда же для наказания киргизов посылались и небольшие отряды войск.

Порой участившиеся набеги киргизов привлекали к себе внимание высшей власти в крае, и тогда высылались уже более крупные военные отряды. Они проходили значительные расстояния по степям, захватывали заложников из знатных киргизов, налагали контрибуции и отбивали скот у тех родов, которые производили набеги на русскую линию. Но в этот период наступательное движение на время прекратилось, и только в 1833 г. с целью воспрепятствовать набегам хивинцев на наши северо-восточные пределы побережья Каспийского моря по повелению Николая I было построено укрепление Новоалександровское.

Военные действия в Средней Азии с 1839 по 1877 г.

К концу 30-х гг. по всей Киргизской степи начались волнения, вызывавшие неотложную необходимость в принятии мер к их успокоению и водворению среди киргизов порядка. Назначенный с особыми полномочиями Оренбургским генерал-губернатором и командиром Отдельного Оренбургского корпуса генерал-майор Перовский, прибыв в Оренбург, застал неурядицу среди киргизов в полном разгаре.

Уже давно теснимые русскими отрядами, приграничные киргизы стали отходить от русской линии в глубь степей, а вместе с тем среди русских подданных киргизов и башкир Оренбургского края сторонники прежней вольности производили смуту, подстрекая их также к выселению из русских пределов.

Во главе киргизских родов, кочевавших в Семиречье и на Сибирской линии, стал султан Кейнесары хан Касымов, принадлежавший по происхождению к одному из самых знатных и влиятельных киргизских родов, быстро подчинивший себе остальных киргизов. Под влиянием агитации русские киргизы задумали уйти из России, но были силой задержаны на пограничной линии и большей частью возвращены обратно; лишь небольшое число их успело прорваться и соединиться с передовыми шайками Кейнесары-хана, уже объявившего себя независимым владетелем киргизских степей и угрожавшего русским поселениям по Сибирской линии.

Ввиду разраставшихся волнений для усмирения был отправлен в 1839 г. из Сибири отряд под командой полковника Горского, в составе половины полка казаков при двух орудиях; отряд этот, встретив скопища киргизов около Джениз-Агача, частью их рассеял, заняв этот пункт.

Со стороны же Оренбурга, дабы пресечь грабежи киргизов и освободить русских пленников, захваченных ими и хивинцами разновременно и находившихся в рабстве в хивинских пределах, двигался к Хиве большой отряд, под командой генерала Перовского, в составе 15 рот пехоты, трех полков казаков и 16 орудий.

К сожалению, при обсуждении вопроса об этом новом походе были уже накрепко забыты уроки прошлого и прежние неудачи.

Построив предварительно укрепления на реке Эмбе и в Чушка-Куле и желая избежать летнего зноя, генерал Перовский выступил из Оренбурга зимой 1839 г. и углубился в степь, держа направление на Хиву, к реке Эмбе. Проводниками служили казаки, побывавшие в плену в хивинских владениях, и мирные киргизы, ходившие раньше в Хиву с караванами. С большим вьючным и колесным обозом, обеспеченные значительными запасами продовольствия и снаряженные по-зимнему, бодро двинулись войска по степям, покрытым в тот год огромными сугробами снега. Но с самого начала похода природа будто бы восстала против русских войск. Завыли снежные бураны и вьюги, глубокие снега и жесткие морозы мешали движению, сильно утомляя людей даже при небольших переходах. Выбившиеся из сил пехотинцы падали и, тотчас же заносимые снежной метелью, засыпали вечным сном под пушистым покровом. Леденящее дыхание зимы одинаково неблагоприятно отражалось и на людях, и на лошадях. Цинга и тиф вместе с морозами пришли на помощь хивинцам, и русский отряд стал быстро уменьшаться. Сознание необходимости выполнить свой долг перед государем и родиной и глубокая вера в успех предприятия вели Перовского вперед, и эта вера передавалась людям, помогая им преодолевать трудности похода. Но вскоре почти иссякли запасы продовольствия и топлива.

В бесконечно длинные зимние ночи, под вой бури, сидя посреди степи в кибитке, терзался генерал Перовский очевидной уже невозможностью достигнуть поставленной цели. Но, дав отряду отдых в заранее построенном в Чушка-Куле укреплении, ему удалось вывести остатки войск из степи и вернуться весной 1840 г. в Оренбург.

Неудачный поход 1839–1840 гг. наглядно показал, что летучие экспедиции в глубь азиатских степей без прочного закрепления пройденного пространства постройкой опорных пунктов не могут дать полезных результатов. Ввиду этого был выработан новый план завоевания, предполагавший медленное, постепенное продвижение в степь с устройством в ней новых укреплений. Последние вызывались необходимостью принять меры против султана Кейнесары-хана, объединившего под своей властью все киргизские роды и постоянно угрожавшего мирной жизни русских поселенцев.

В 1843 г. решено было раз и навсегда покончить с султаном Кейнесары-ханом, производившим постоянные набеги и даже под стенами наших укреплений захватывавшим русских в неволю. Для выполнения этой задачи из крепости Орской были посланы два отряда: войскового старшины Лобова (две сотни и одно орудие) и полковника Базанова (одна рота, одна сотня и одно орудие), совместными действиями которых и удалось рассеять скопища киргизов и взять в бою самого султана Кейнесары-хана, казненного впоследствии.

В 1845 г. оказалось возможным построить по линии рек Иргиз и Тургай крепости: на первой — Уральскую, а на второй — Оренбургскую, одновременно с этим укрепление Новоалександровское было перенесено на Мангышлакский полуостров с переименованием его в Новопетровское; благодаря этому почти половина западного побережья Каспийского моря стала фактически принадлежать России.

Спустя два года был двинут отряд генерала Обручева (четыре роты, три сотни и четыре орудия) для занятия северо-восточного побережья Аральского моря и устьев Сырдарьи, на берегу которой Обручев построил укрепление Раимское. Тогда же была учреждена Аральская военная флотилия, и пароходы «Николай» и «Константин» начали крейсировать по морю, присоединив его тем самым к русским владениям; позднее они несли транспортную службу, перевозя военные грузы и войска вверх по Сырдарье.

Одновременно всю киргизскую степь до передовых укреплений разделили на 54 дистанции, во главе которых поставили русских начальников, а для решения спорных дел, возникавших между отдельными родами, учредили съезды киргизских старшин, чем и упорядочили управление кочевниками.

Между тем занятие русскими войсками устьев Сырдарьи, по которой плавали туземные суда, приводило к постоянным столкновениям и с новым врагом — Кокандским ханством, по владениям которого в большей части протекала эта огромная среднеазиатская река. Хивинцы и кокандцы не могли смириться с усилением русских, мешавших им разбойничать и грабить караваны на дорогах к Оренбургу. Для предотвращения набегов стали высылать особые отряды. Так, отряд полковника Ерофеева (200 казаков и солдат при двух орудиях), настигнув скопища хивинцев, разбил их и 23 августа занял хивинскую крепость Джак-Ходжа. В следующем, 1848 г. было захвачено и разрушено хивинское же укрепление Ходжа-Ниаз.

Постепенно заселяя земли вокруг степных укреплений казаками и поселенцами, Россия должна была принять меры к их защите, а также воспрепятствовать прорывам хивинских шаек в Оренбургскую степь, где от их набегов страдало киргизское население; для этого необходимо было продвинуться еще южнее и оттеснить кокандцев и хивинцев, нанеся им основательное поражение.

План наступления был разработан, и с 1850 г. началось одновременное движение русских войск со стороны Сибирской и Оренбургской линий. Из Капала на реку Или был двинут отряд в целях устройства переправ, постройки укреплений и рекогносцировки кокандской крепости Таучубек. На Оренбургской линии отряд майора Энгмана (одна рота, одна сотня и одно орудие), выступив из Раимского укрепления, рассеял скопища кокандцев, взяв с боя крепость Каш-Курган. В следующем году сильный отряд полковника Карбашева (пять рот, пять сотен, шесть конных орудий и один ракетный станок) вновь перешел реку Или, разбил кокандцев и совершенно разрушил крепость Таучубек.

Отряд же майора Энгмана (175 казаков и один единорог), встретив около Акчи-Булака кокандские войска под начальством Якуб-бека, наголову разбил их, обратив в бегство.

Одновременно для окончательного закрепления за Россией всей степи, примыкавшей к Сибирской линии, начато было устройство казачьих станиц и учреждена казачья линия, на которой за Анчузом (Сергиополем) к китайскому городу Чугучаку был выдвинут отряд и поселены в укрепленных станицах две сотни Сибирского казачьего войска; из них впоследствии образовалось Семиреченское казачье войско.

Назначенный снова Оренбургским генерал-губернатором, генерал Перовский, ознакомившись с положением дел в крае, убедился, что главным опорным пунктом кокандцев являлась сильная крепость Ак-Мечеть, за крепкими стенами которой находили убежище скопища кокандцев и откуда высылались шайки разбойников, делавших набеги на наши укрепления; ввиду этого в 1852 г. был выслан отряд полковника Бларамберга (полторы роты, две сотни и пять орудий) для производства рекогносцировки Ак-Мечети.

Отряд, пройдя значительное пространство и выдержав несколько натисков кокандцев, разрушил кокандские укрепления: Кумыш-Курган, Чим-Курган и Каш-Курган, произведя разведку крепости Ак-Мечети.

Благодаря этому в следующем году представилась возможность направить на завоевание крепости значительные силы (4,5 роты, 12,5 сотни и 36 орудий) под общей командой самого генерала Перовского. Пройдя с отрядом в жару около 900 верст за 24 дня, отбив несколько нападений хивинцев, генерал Перовский подошел к стенам Ак-Мечети, считавшейся неприступной, и послал коменданту предложение сдать крепость. Но кокандцы встретили парламентеров выстрелами, а потому пришлось отказаться от переговоров и брать ее с бою.

Высокие стены и сильный гарнизон Ак-Мечети представляли собой настолько внушительную силу, что решили взорвать сначала часть стен. Произвели осадные работы, продолжавшиеся семь дней, а затем, после взрыва 27 июня, сделавшего большие разрушения, начали штурм, длившийся с 3 часов до 16 часов 30 минут. Во время штурма храбрый комендант Ак-Мечети, Мухамет-Вали-хан, был убит, а кокандцы, после отчаянной защиты, принуждены были сдаться. Ак-Мечеть была переименована в форт Перовский.

Тяжелый поход, имевший результатом взятие Ак-Мечети, был оценен государем, и генерал Перовский за взятие этого важного пункта, уже выдержавшего раньше несколько осад, возведен был в графское достоинство, а войска щедро награждены.

Одновременно с этим учредили новую Сырдарьинскую линию из укреплений: Аральского (Раимского), форта № 1, форта № 2, форта Перовского и форта № 3 (Кумыш-Курган). Таким образом окончательно закрепили за Россией всю степь от Оренбурга до Аральского моря и реки Сырдарьи, а укрепления прежней Оренбургской линии, утратив значение передовых, превратились в опорные и этапные пункты и укрепленные торговые фактории, под защиту которых стали прибывать новые переселенцы.

Кокандцы не могли примириться с потерей Ак-Мечети, считавшейся неприступной и выдержавшей целый ряд осад в прошлом. Огромные скопища их, числом до 12 тысяч, при 17 орудиях, внезапно 18 декабря подошли к форту Перовский, в котором находились 1055 человек русского гарнизона при 14 орудиях и пяти мортирах. Хотя сам форт в то время достроен не был, но начальник левого фланга Сырдарьинской линии подполковник Огарев, сознавая невыгоду осады, решил, несмотря на неравенство сил, выслать навстречу кокандцам отряд из 350 пехотинцев, 190 казаков при четырех орудиях и двух ракетных станках под командой Шкупа. Пользуясь туманом и беспечностью кокандцев, русские подошли на рассвете к кокандскому лагерю на расстояние 400 сажен, заняв песчаные холмы, и в 6 часов утра открыли по нему канонаду.

После непродолжительной суматохи, вызванной неожиданностью, кокандцы скоро опомнились и сначала стали отвечать орудийными выстрелами, а затем, перейдя в наступление, окружили отряд и произвели несколько атак с фронта и с флангов. Но все эти атаки с большим уроном были отбиты картечью и ружейным огнем. Тогда, решив отрезать отряд от крепости, кокандцы выслали часть войск своего центра и резервы в обход.

К счастью, подполковник Огарев, заметив охват неприятелем флангов, послал в подкрепление две команды, по 80 человек и 10 орудий в каждой, под начальством штабс-капитана Погурского и прапорщика Алексеева. В это время капитан Шкуп, выяснив значительное ослабление неприятельских войск и видя подходившие наши подкрепления, прикрывавшие его тыл, оставил на позиции три взвода пехоты и сотню казаков, а сам с одной сотней и шестью взводами пехоты стремительно бросился вперед, опрокинул неприятельских стрелков и захватил всю кокандскую артиллерию и лагерь.

Хотя оставшиеся три взвода выдержали сильный натиск, но кокандцы были окончательно сбиты атакой Погурского и Алексеева, вследствие чего, преследуемые четырьмя сотнями казаков и башкир, в беспорядке отступили, потеряв в этом бою до 2000 убитыми. Наши же потери составили 18 убитыми и 44 ранеными. Трофеями были четыре бунчука, семь знамен, 17 орудий и 130 пудов пороха. Подполковник Огарев за это славное дело произведен был прямо в генерал-майоры, а капитан Шкуп — в следующий чин.

Несмотря на такое страшное поражение и потерю артиллерии, кокандцы почти тотчас же в г. Туркестане приступили к отливке новых артиллерийских орудий, собрав для этого всю медную посуду у жителей, а в Коканде стали сосредоточиваться новые войска.

Покорение Заилийского края (Семиречья). Движение со стороны Сибири велось с большим успехом, и в 1854 г. в урочище Алма-Аты на реке Алматике было построено укрепление Верный и занята долина реки Или с учреждением для административного управления населением этого края Заилийского отдела. Верный сделался базой для дальнейших военных действий, начатых в следующем же году, в целях защиты киргизов, подчинявшихся России.

В царствование Александра II продвижение России в глубь Средней Азии пошло ускоренными темпами благодаря тому, что во главе русских войск, действовавших на этой окраине, оказались даровитые, сильные духом вожди — Колпаковский и Черняев. Деятельность подполковника Колпаковского была чрезвычайно плодотворна в смысле закрепления завоеваний России в пределах Семиречья, где русские войска под его начальством покорили киргизов, кочевавших в областях, соприкасавшихся своими границами с Китаем. К середине 60-х гг. русские войска продвинулись от Оренбурга до Перовска, а от Сибири выдвинулись до Верного, прочно закрепив за собой все пройденное пространство рядом укреплений.

Но между крайними пунктами этой пограничной линии оставалось еще значительное пространство, где прочно держались кокандцы, опираясь на ряд своих сильных крепостей — Азрет, Чимкент, Аулиэата, Пишпек и Токмак — и постоянно возбуждая кочующих киргизов к враждебным против русских действиям. В силу этого настоятельно требовалось сомкнуть наши передовые линии и таким способом окончательно отрезать подвластных России киргизов от влияния Коканда. Неотложность исполнения этого плана была высочайше одобрена, и с 1836 г. вновь началось безостановочное движение русских войск, дабы сомкнуть Сырдарьинскую и Сибирскую линии с устройством одной общей линии крепостей. Отрядом полковника Хоментовского (одна рота, одна сотня и один ракетный станок) были покорены киргизы Большой Орды рода Топай, а начальником Сырдарьинской линии генерал-майором Фитингофом (320 пехотинцев, 300 казаков, три орудия и два ракетных станка) взято было с боя хивинское укрепление Ходжа-Ниаз и 26 февраля разбиты скопища хивинцев, поддерживаемые не покорившимися России киргизами.

В следующем году начальник Заилийского края подполковник Перемышльский, с отрядом в одну роту, одну сотню и два конных орудия, покорил все остальные бунтовавшие роды киргизов и отбросил 5-тысячный отряд кокандцев за реку Чу.

В 1859 г. произведена была рекогносцировка верховьев реки Чу и кокандских крепостей Токмак и Пишпек, а на Сырдарьинской линии — Янидарьи (рукав Сырдарьи). Отряд полковника Дандевиля произвел разведку восточного берега Каспийского моря и путей от моря к Хиве. В том же году управление киргизами Оренбургской степи было передано Министерству внутренних дел. Весь же Заилийский край вошел в состав вновь учрежденного Алатауского округа, имевшего границами с севера: реки Курты и Или (система озера Балхаш); с запада реки Чу и Курдай (система озера Иссык-Куль); на юге же и на востоке определенной границы установлено не было, так как военные действия с Кокандом, Хивой и Бухарой продолжались. Между владениями этих ханств и русскими никаких разграничений не производилось, равно как не были определены границы с пограничными областями западного Китая, с которым в то время в этом отношении ни договоров, ни трактатов не заключалось.

Население нового Алатауского округа и Заилийского края состояло из кочевых киргизов различных родов, численностью около 150 тысяч, официально считавшихся русскими подданными, небольшого числа казаков, русских поселенцев и сартов, составлявших оседлую часть населения края, в котором административным центром было укрепление Верный.

Желая избегнуть притеснений кокандских чиновников, признававшие над собой власть России киргизы хотя и кочевали преимущественно в русских пределах, но часто переходили и на кокандскую территорию, главным образом благодаря тому, что граница ее была определена лишь приблизительно вдоль течения реки Чу по отрогам Тянь-Шаня.

Кокандские же власти, лишившиеся с переходом зажиточного киргизского населения в русское подданство значительных доходов, силой собирали с них подати, а кокандские эмиссары, преимущественно принадлежавшие к представителям знатных киргизских родов, подстрекали киргизов к восстанию против русских. Для защиты своих новых подданных русским властям приходилось все время высылать экспедиции в кокандские владения.

Постепенно, из-за сосредоточения вблизи русской линии кокандских войск, положение сделалось довольно трудным, в особенности к 1860 г., когда кокандцы, усилившись за счет Бухары, помимо сбора дани с киргизов — русских подданных, стали готовиться к вторжению в пределы Заилийского края в направлении на укрепление Верный. Они рассчитывали, произведя возмущение среди киргизов, пресечь сообщение края с Капалом, единственным пунктом, связывающим его с Россией, и уничтожить все русские поселения.

Чтобы воспрепятствовать осуществлению замыслов кокандцев, был сформирован отряд в составе шести рот, шести сотен казаков, двух сотен киргизов, 12 орудий, четырех ракетных станков и восьми мортир, а к озеру Иссык-Куль выслали два больших отряда под командой подполковника Шайтанова и сотника Жеребятьева, заставивших кокандцев после нескольких стычек отступить от озера в предгорья Тянь-Шаня.

Одновременно с этим отряд полковника Циммермана, двинувшись к Костекскому перевалу у укрепления Костек, разбил наголову войска кокандцев, вторгнувшихся в числе 5000 человек в русские пределы. Перейдя затем перевал в августе и сентябре того же года, отряд занял и разрушил кокандские крепости Токмак и Пишпек, служившие главными опорными пунктами кокандцев. Но кокандцы стали вновь сосредоточивать свои силы, восстановив крепость Пишпек, а в начале октября их скопища уже приблизились к реке Чу.

В то время начальником Алатауского округа и командующим войсками Заилийского края был назначен подполковник Колпаковский — человек редкой силы воли, трудоспособности и энергии. Быстро оценив положение и признав его в высшей степени серьезным, он немедленно принял ряд мер противодействия вторжению кокандцев. Усилив везде гарнизоны укреплений, он достроил некоторые из них, а затем вооружил всех русских поселенцев и благонадежных туземцев. Общее количество войск, находившихся под его командой, едва достигало 2000 человек, в числе которых были преимущественно сибирские казаки, не отличавшиеся в то время особыми боевыми качествами, а собранное им из местных жителей ополчение состояло из совершенно необученных поселенцев.

Волнения среди наших киргизов приняли уже настолько серьезные размеры, что большая их часть перешла на сторону кокандцев, силы которых исчислялись до 22 тысяч человек. Ввиду этих причин положение русских в Заилийском крае надо было признать критическим.

К счастью, войска кокандцев состояли из небольшого числа регулярных сарбазов, а остальные представляли собой милицию. Главным начальником был ташкентский бек Канаат-Ша, пользовавшийся известностью благодаря своим успешным действиям против бухарцев. Перейдя в наступление, кокандцы двинулись от Пишпека по долине реки Курдай к реке Дутрин-Айгирь, в направлении на Верный, пользуясь при этом поддержкой киргизов, начавших массами переходить на их сторону.

Спешно выдвинувшись навстречу кокандцев, Колпаковский поставил в Костеке 8-й линейный батальон, четыре сотни и семь орудий (майор Экеблад); на кургане Скурук — одну роту с ракетным станком (поручик Сярковский); у Узунагача — одну роту, одну сотню и два орудия (поручик Соболев); в Каселене — полсотни; в Верном — две роты и полсотни и, наконец, остальные войска — в Илийском и Заилийском укреплениях.

Первое наступление 19 апреля в числе 10 тысяч человек под начальством Алим-бека в обход Узунагача окончилось для них неудачно, и они были отбиты с большим уроном, отступив под сильным огнем русских, но тотчас предприняли новое наступление по долине реки Кара-Кастек. Получив известие об этом, подполковник Колпаковский успел к вечеру 20 октября собрать большую часть своих сил (три роты, две сотни, шесть орудий и два ракетных станка), подошедших налегке, а 21 октября, не ожидая атаки кокандцев, русский отряд быстро вышел навстречу неприятелю, двигавшемуся по местности, изрезанной оврагами и целым рядом параллельных высот. Едва показались кокандские войска, как выехавшие вперед четыре орудия, опередив казаков, картечным огнем заставили кокандцев отступить за следующую гряду. Тесня неприятеля, отряд дошел до Кара-Кастека, где неожиданно был атакован с флангов и тыла конными скопищами кокандцев, причем рота поручика Сярковского едва не взята была в плен, но, к счастью, ее успели выручить посланные Колпаковским две роты.

Не выдержав залпов, кокандцы отхлынули и в это время были атакованы всем отрядом: с левого фланга — ротой Шанявского, с правого — ротой Соболевва, а в центре открыла огонь артиллерия. Рота Сярковского с сотней и ракетным станком, заняв позицию под углом, охраняла правый фланг и тыл отряда.

Бросившись в атаку, рота Шанявского штыками опрокинула сарбазов, а за ними, после нескольких попыток перейти в наступление, повернули и все силы кокандцев. Несмотря на усталость, отряд преследовал неприятеля на расстоянии двух верст с лишком, отбиваясь в то же время от шаек киргизов, бросившихся на отряд с тыла и флангов. За день отряд преодолел 44 версты, выдержав при этом жестокий восьмичасовой бой. Кокандцы же потеряли при Узунагаче до 1000 убитыми и ранеными и поспешно отступили за реку Чу.

По общему заключению, во все войны наши в Средней Азии до 1865 г. ни разу интересы России не подвергались такому страшному риску, как перед боем при Узунагаче. Если бы Колпаковский не принял решительных мер и не взял инициативу наступления на себя, трудно сказать, чем кончилось бы нападение 20-тысячной массы кокандцев, особенно если принять во внимание, что малейший успех мог привлечь на их сторону всех киргизов Заилийского и Илийского края. Моральное значение победы у Узунагача было огромным, поскольку она наглядно показала силу русского оружия и слабость кокандцев.

Император Александр II оценил значение Узунагачского боя и написал на реляции: «Славное дело. Подполковника Колпаковского произвести в полковники и дать Георгия 4 степени. Об отличившихся войти с представлением, и всем штаб- и обер-офицерам объявить благоволение, знаки отличия военного ордена выслать Гасфорду, согласно его желанию».

В 1862 г. полковник Колпаковский, установив порядок в управлении киргизскими кочевьями, произвел новую рекогносцировку, перейдя реку Чу (четыре роты, две сотни и четыре орудия), и взял кокандскую крепость Мерке. Получив затем подкрепление, 24 октября, уже с отрядом в составе восьми рот, одной сотни и восьми орудий, вторично взял восстановленную кокандцами крепость Пишпек.

На сырдарьинской линии военные действия продолжались, и в 1861 г. отрядом генерала Дебу (1000 нижних чинов, девять орудий и три ракетных станка) были взяты и разрушены кокандские крепости Яни-Курган и Динь-Курган.

Таким образом, наступление русских войск на кокандские владения продолжалось безостановочно, и одновременно с этим в Заилийском крае были расширены наши границы с Китаем на востоке, а в 1863 г. заняты Берухудзир, Кошмурух и Алтын-Эмельский перевал, причем отряд капитана Проценко (две роты, одна сотня и два горных орудия) нанес сильные поражения китайцам.

В конце 60-х гг., почти одновременно с военными действиями против Бухары, продолжалось движение по направлению к Китайскому Туркестану и покорение Заилийского края. Беспокойное кочевое население Китайского Туркестана, состоявшее из калмыков, уже давно тревожило своими постоянными набегами русских подданных киргизов. В то же время китайские подданные дунгане (мусульманские китайцы) поднялись против китайцев, которые, видя полную невозможность справиться своими силами, обратились за помощью к русским властям.

Считая такое положение на границах недавно завоеванного края недопустимым и опасным и находя необходимым принять меры к умиротворению населения прилегающих китайских областей, генерал Колпаковский, с отрядом из трех рот, трех сотен и четырех орудий, двинулся в 1869 г. в западнокитайские владения. Здесь около озера Сайрам-Нор, встретив огромные скопища таранчинцев, он вступил с ними в бой и рассеял их, а затем 7 августа взял с боя крепость Каптагай.

Но таранчинцы и калмыки начали вновь стягиваться у Борахудзира, вследствие чего русский отряд направился к этому пункту и, нанеся страшное поражение этим скопищам, занял укрепление Мазор и Хоргос. Впрочем, первое из них он вынужден был вскоре оставить ввиду малочисленности русского отряда, а кроме того, подстрекаемые китайским властями, кочевники и оседлые таранчинцы стали угрожать уже русским владениям.

В 1871 г. генерал Колпаковский с большим отрядом (10 рот, шесть сотен и 12 орудий) вновь вступил в китайские пределы, заняв 7 мая с бою крепость и город Мазор и, оттеснив таранчинцев к крепости Чин-Чаходзе, взял ее штурмом 18 июня, а 19-го — крепость Сайдун, подойдя к главному городу Заилийского края Кульдже, который и занял 22 июня.

Вместе с занятием Кульджи закончились военные действия в Семиречье, и область эта, образованная из Алатаувского округа и Заилийского края, получила возможность мирно развиваться, входя в состав России. Позднее Кульджа и прилегающий к ней район, занятые исключительно в целях умиротворения населения, после полного успокоения его были возвращены обратно Китаю.

Из завоеванных же земель была образована одна из богатейших областей России — Семиреченская, с главным городом Верным, где на страже русской границы с Китаем стояли казаки вновь учрежденного Семиреченского казачьего войска. С назначением в 1864 г. начальником Западносибирской линии полковника М. Г. Черняева и с усилением войск Заилийского края началось более быстрое движение вперед благодаря особой энергии и предприимчивости нового начальника, признавшего необходимым возможно скорее сомкнуть Заилийскую и Сырдарьинскую линии. Между крайними пунктами их оставалось уже незначительное пространство, куда проникли шайки кокандцев, производя неожиданные нападения и волнуя киргизское кочевое население, покорно подчинявшееся русским до первого появления кокандцев. Дикие наездники пустыни находили это положение особенно удобным, как дававшее им возможность производить безнаказанно набеги и грабежи враждебных им родов.

Признав необходимым, продвинувшись еще вперед, оттеснить кокандцев, полковник Черняев с отрядом из пяти рот 8-го Западносибирского батальона, 4-й роты 3-го Западносибирского батальона, стрелковыми ротами 3-го Западносибирского батальона, полубатареей казачьей артиллерии и 1-м Сибирским казачьим полком двинулся из Пишпека по направлению к Аулиэату и, появившись неожиданно под стенами этой крепости, расположенной на значительной возвышенности, 4 июня взял ее штурмом. Спустя две недели им был выслан летучий отряд подполковника Лерхе (две роты, полсотни, два орудия и один ракетный станок), который, перейдя со страшными трудностями снежный хребет Кара-Бура, спустился в долину реки Чирчик, напав на кокандцев, разбил их скопища и покорил каракиргизов, кочевавших в долине Чирчика. Главный же отряд Черняева снова продвинулся вперед, к Яс-Кичу, заняв 11 июля Чимкент, и прошел с 13 по 15 июля с боем до Киш-Тюменя.

16 июля отряд полковника Лерхе (три роты пехоты, одна рота конных стрелков и два конных орудия) уже был выслан к урочищу Акбулака против кокандцев для соединения с войсками Оренбургского отряда, который из Перовска вышел под командой полковника Веревкина (в составе 4,5 роты, двух сотен, 10 орудий, шести мортир и двух ракетных станков) и 12 июля, взяв с бою кокандский город Туркестан и укрепившись в нем, выслал летучий отряд капитана Мейера (две роты, одна сотня, три орудия и один ракетный станок) к Чимкенту и далее к урочищу Акбулак навстречу войск Черняева.

Кокандцы же, получив сведения о движении русских отрядов с двух сторон, стянули к Акбулаку более 10 тысяч человек; с этими массами 14 и 15 июля пришлось вступить в бой отряду капитана Мейера, которому вскоре подал помощь подошедший отряд подполковника Лерхе. После соединения оба отряда, под общей командой принявшего начальство подполковника Лерхе, выдержав 17 июля несколько атак кокандцев, направились к урочищу Киш-Тюмень, где находились главные силы генерала Черняева.

Через пять дней, дав людям небольшой отдых, 22 июля полковник Черняев направился к Чимкенту, произведя рекогносцировку этой сильной крепости, но, встретив огромные массы кокандцев — до 25 тысяч человек — и выдержав с ними жестокий бой, отряд его, ввиду неравенства сил, отступил в Туркестан.

Лишь спустя два месяца, приведя части в полный порядок и дождавшись прихода подкреплений, 14 сентября генерал Черняев снова направился в Чимкент (три роты, полторы сотни и два конных орудия); в это же время в том же направлении был выдвинут под командой полковника Лерхе отряд, состоящий из шести рот пехоты, одной роты конных стрелков и двух орудий. Соединившись 19 сентября, оба отряда встретили войска кокандцев и, вступив с ними в бой, опрокинули их, взяв с бою крепость Сайрам.

22 сентября, несмотря на сильный гарнизон Чимкента, начат был штурм этой считавшейся неприступной кокандцами крепости, расположенной на значительном возвышении, господствовавшим над окружающей местностью. Жестокий артиллерийский и ружейный огонь кокандцев не остановил штурмовую колонну, во главе с полковником Лерхе ворвавшуюся в крепость и выбившую отчаянно защищавшихся кокандцев.

Весть о взятии русскими Чимкента штурмом быстро разнеслась вокруг, и все кокандские отряды спешно стали отступать к Ташкенту, ища защиты за его крепкими стенами. Генерал же Черняев, желая использовать моральное впечатление от наших успехов, 27 сентября, т. е. на шестой день после взятия Чимкента, направился к Ташкенту с отрядом в 1550 человек при 12 орудиях — всего 8,5 роты и 1,5 сотни казаков. Движение это благодаря быстроте и внезапности обещало успех, тем более что среди жителей Ташкента было много сторонников русских, желавших прекращения войны, разорительной для купцов.

1 октября, оставшись под стенами Ташкента, насчитывавшего до 100 тысяч населения с 10-тысячным гарнизоном и окруженного стенами на протяжении 24 верст, Черняев, выбрав самое слабое место, начал бомбардировку стен с целью образовать в них брешь; это, по-видимому, и удалось сделать, но когда двинули штурмовую колонну под начальством подполковника Обуха, то оказалось, что сбита лишь верхушка стены, а сама стена, закрытая складкой местности и невидимая издали, стояла непоколебимо, так что подняться на нее без штурмовых лестниц было немыслимо.

Понеся значительные потери, в том числе был убит подполковник Обух, генерал Черняев, вследствие невозможности взять крепость без осадных работ, принужден был отступить обратно к Чимкенту. Войска же рвались предпринять новый штурм, считая, что они отражены не кокандцами, а высотой ташкентских стен и глубиной рвов, что вполне подтверждалось отсутствием всякого преследования со стороны кокандцев при отходе отряда в Чимкент.

После неудачного штурма Ташкента кокандцы воспряли духом, считая, что победа осталась на их стороне. Мулла Алим-Куль, распустив слух о своем уходе в Коканд, в действительности, собрав до 12 тысяч человек, направился, минуя Чимкент, прямо к Туркестану, предполагая неожиданным нападением захватить эту крепость. Но комендант Туркестана подполковник Жемчужников, желая проверить дошедшие до него слухи о движении кокандцев, тотчас выслал на разведку сотню уральцев под командой есаула Серова. Не рассчитывая встретить неприятеля близко, сотня 4 декабря выступила, прихватив один единорог и небольшой запас продовольствия. Лишь по дороге от встречных киргизов Серов узнал, что селение Икан, отстоящее в 20 верстах от Туркестана, уже занято кокандцами.

Считая необходимым проверить этот слух, он повел свой отряд на рысях и, не доходя 4 верст до Икана, заметил вправо от селения огни. Предполагая, что это неприятель, отряд остановился, выслав для сбора сведений одного из бывших при отряде киргизов, который почти тотчас возвратился, встретив кокандский разъезд. Не зная еще ничего определенного о силах неприятеля, Серов решил на всякий случай отойти на ночь к выбранной им позиции, но не успел отряд пройти версты, как был окружен толпами кокандцев.

Приказав казакам спешиться и устроить из мешков с провиантом и фуражом прикрытие, Серов встретил кокандцев выстрелами из единорога и винтовок, моментально охладивших пыл атакующих.

Последующие их атаки также были отбиты с большим уроном для нападавших. Кокандцы, отойдя версты на три, в свою очередь открыли пальбу из трех орудий и фальконетов, продолжавшуюся всю ночь и причинившую много вреда и людям, и лошадям.

Утром 5 декабря огонь усилился. Много казаков пострадало от гранат и ядер. А между тем подошли главные силы Алим-Кула, общей численностью до 10 тысяч человек. Рассчитывая на помощь из Туркестана, куда отправлены были с донесением два казака, пробравшиеся ночью через неприятельское расположение, храбрые уральцы продолжали весь день отстреливаться за своими укрытиями. Хотя в единороге к полудню от выстрелов рассыпалось колесо, но фейерверкер Грехов пристроил ящичное и продолжил безостановочную пальбу, а казаки помогли артиллеристам, многие из которых уже были ранены. Кокандцы, раздраженные этой стойкостью и боясь атаковать открыто, стали производить нападения, прикрываясь арбами, нагруженными камышом и колючкой.

Около полудня со стороны Туркестана донеслись глухие пушечные и ружейные выстрелы, на время ободрившие казаков, предположивших, что помощь уже недалеко, но к вечеру кокандцы прислали Серову письмо, в котором сообщали, что войска, шедшие из крепости на выручку, ими разбиты. Действительно, посланный на помощь отряд в 150 человек пехотинцев при 20 орудиях под командованием поручика Сукорко подошел довольно близко, но, встретив массы кокандцев, отступил обратно.

Несмотря на это известие, Серов решил держаться до последней крайности, делая из убитых лошадей новые завалы, а ночью снова послав казаков Борисова и Черного с запиской в Туркестан. Пробившись через войска кокандцев, храбрецы исполнили поручение.

Утром 6 декабря уральцам приходилось уже совсем плохо, а неприятель, заготовив 16 новых щитов, видимо, предполагал броситься в атаку. Не теряя надежды на помощь и желая выиграть время, Серов вступил в переговоры с Алим-Кулом, продлившиеся больше часа. После прекращения переговоров кокандцы с еще большим ожесточением кинулись на завалы, но первый и три следующих их натиска были отбиты. К этому времени выстрелами кокандцев перебиты были все лошади, а из людей выбыло из строя убитыми 37 и ранеными 10. Серов видел, что больше держаться невозможно, а потому решился на последнее средство — пробиться во что бы то ни стало сквозь ряды тысячной неприятельской конницы, тучей окружившей отряд, а в случае неудачи пасть всем в этом бою, помня завет князя Святослава: «Мертвые срама не имут».

Казаки, заклепав единорог, с криком «ура» бросились на кокандцев. Ошеломленные этой отчаянной решимостью, те расступились, пропустив удальцов и провожая их сильным ружейным огнем.

Больше 8 верст шли уральцы отстреливаясь, ежеминутно теряя убитыми и ранеными своих товарищей, у которых тут же подскакивавшие кокандцы отрубали головы. Раненые, некоторые имея по пять-шесть ран, шли, поддерживая друг друга, пока не падали совершенно обессиленные, становясь тотчас добычей разъяренных врагов. Казалось, что конец близок и вся эта горсточка храбрецов ляжет костьми в глухой пустыне. Но в этот последний момент среди нападавших произошло движение, и они разом отхлынули, а из-за холмов показался наконец русский отряд, высланный из Туркестана на выручку. Израненных и истомленных казаков, не евших уже двое суток, посадили на телеги и повезли в крепость. За три дня боя сотня потеряла: 57 убитыми и 45 ранеными — всего 102, уцелело лишь 11 человек, в числе которых было четверо контуженых.

Дело под Иканом подтвердило наглядно непобедимость русских и помешало Алим-Кулу напасть на Туркестан. Все участники Иканского боя, оставшиеся в живых, были награждены знаками отличия военного ордена, а есаул Серов — орденом Св. Георгия и следующим чином за подвиги, являющие собой пример редкой стойкости, мужества и храбрости.

Постепенно кокандцы очистили весь район, генерал Черняев, считая необходимым овладеть главным опорным пунктом кокандцев — крепостью Ташкентом, подошел вторично к его стенам. После рекогносцировки Ташкента, позволившей прояснить, что самым удобным местом для штурма являются Камеланские ворота, был собран военный совет, на котором Черняев обсудил с подчиненными порядок штурма этой сильной крепости.

После бомбардировки городских стен Черняев в 2 часа ночи с 14 на 15 июля двинул три штурмовые колонны под командой полковника Абрамова, майора де Кроа и подполковника Жемчужникова. Особому отряду полковника Краевского поручалось произвести демонстрацию с противоположной стороны крепости с целью отвлечь внимание кокандцев от Камеланских ворот. Взяв штурмовые лестницы и обернув колеса орудий войлоком, штурмовая колонна подошла к стене.

Стоявший у самой стены снаружи крепости кокандский караул при виде русских бросился бежать сквозь небольшое отверстие в крепостной стене, закрытое кошмой. По их следам первыми ворвались внутрь крепости унтер-офицер Хмелев и юнкер Завадский, поднялись на крепостные стены и, переколов штыками прислугу, сбросили вниз орудия. Несколько минут спустя ворота были уже открыты, и бойцы, рота за ротой, входили в крепость, захватывая соседние ворота и башни; втягиваясь затем по узким улицам внутрь города, они брали одно укрепление за другим, несмотря на ружейную и артиллерийскую стрельбу, открытую со всех сторон кокандцами. Наконец цитадель была взята колоннами Жемчужникова и де Кроа. Но из-за заборов по ним велась беспрерывная стрельба.

Выбить из укрытий неприятельских стрелков было крайне трудно, так как выход из цитадели подвергался жестокому обстрелу. Тогда военный священник протоиерей Малов, желая подвигнуть людей на выполнение опасного предприятия, высоко поднял крест и с криком: «Братцы, за мной», — выбежал за ворота, а за ним последовали стрелки, которые, быстро перебежав опасное место, перекололи штыками засевших за заборами в садах и ближайших зданиях кокандцев.

Между тем отряд полковника Краевского, заметив неприятельскую конницу, подходившую к Ташкенту, бросился в атаку и быстро ее рассеял, а затем стал преследовать толпы бегущих из Ташкента кокандцев. Собрав к вечеру отряд около Камеланских ворот, генерал Черняев отсюда послал небольшие команды по улицам города, выбивавшие засевших кокандцев; так как последние продолжали стрельбу, то была выдвинута артиллерия, вновь открывшая огонь по городу, в котором вскоре начались пожары. Ночью войска тревожили небольшие партии, но на другой день отряд полковника Краевского снова обошел весь город и, взяв с бою и разрушив баррикады, взорвал цитадель. 17 июля явилась депутация от жителей и просила пощады, сдаваясь на милость победителя. Трофеями были 63 орудия, 2100 пудов пороха и до 10 тысяч снарядов. Особенно отличились при взятии Ташкента сотник Ивасов и поручик Макаров.

Занятие Ташкента окончательно упрочило положение России в Средней Азии, в которой этот город являлся одним из самых крупных политических и торговых центров; сохранив свое значение и в дальнейшем, он сделался главным городом вновь образованной Сырдарьинской области.

Покорение Бухарского ханства. Действия русских в 1864 и 1865 гг. в отношении завоевания края был особенно удачны. В короткое время овладев огромной территорией от Перовска и Верного до Ташкента, Россия невольно стала угрожать непосредственно Коканду и Бухаре, направившим все свои силы к сдерживанию русского движения. Их попытки в этом направлении были парализованы генералом Черняевым, вынужденным вследствие нападения бухарцев на новую русскую линию снова перейти в наступление. Дойдя до бухарской крепости Джизак, он нанес несколько поражений бухарским войскам, а затем назначенный после него военным губернатором Сырдарьинской области генерал Романовский взял и эту крепость.

Однако, несмотря на понесенные поражения, бухарский эмир все еще не верил, что русские навсегда заняли местности за рекой Сырдарьей, принадлежавшие раньше Бухаре. Окружающие его сановники скрывали истинное положение дел, а потому уверенность эмира в своих силах была так велика, что, ведя переговоры с русскими в целях лишь выиграть время, он вместе с тем собирал войска, поощряя в то же время нападения киргизских шаек на новые русские границы.

Вследствие такого положения генерал Романовский с отрядом в 14 рот, пять сотен, 20 орудий и восемь ракетных станков двинулся к урочищу Ирджару, где сосредоточились 38-тысячное ополчение бухарцев и 5000 сарбазов при 21 орудии.


История русской армии. Том третий

Генерал-майор Д. И. Романовский


Появление русского отряда 8 мая было для бухарцев большой неожиданностью, и, атакованные отрядами полковника Абрамова и Пистолькорса, бухарцы тотчас отступили, потеряв до 1000 убитыми, шесть орудий и весь артиллерийский парк.

Дав небольшой отдых войскам, генерал Романовский решил направиться к кокандской крепости Ходжент, куда и подошел 18 мая. Расположенный на реке Сырдарье Ходжент представлял собой очень сильную крепость с многочисленным гарнизоном, взять которую штурмом без подготовки было невозможно; вследствие этого 20 мая была назначена бомбардировка города, продолжавшаяся с перерывами до 24 мая. В тот день был начат штурм ходжентских стен двумя колоннами под начальством капитана Михайловского и ротмистра Баранова; хотя при этом штурмовые лестницы, к несчастью, оказались ниже стен, но все-таки, несмотря на это и на страшное сопротивление кокандцев, рота поручика Шорохова поднялась на них, сбросив и переколов защитников.

В то же время ротмистр Баранов со своими ротами под градом пуль, картечи, камней и бросаемых со стен бревен поднялся на стены и выломал ворота. И снова, как и при штурме Ташкента, в передних рядах штурмовой колонны шел с крестом в руках протоиерей Малов, ободряя людей своим примером. Разбив ворота второй внутренней стены, войска вошли в город, встретив на улице большое сопротивление и выбивая кокандцев из каждого дома.

Лишь к вечеру затихла стрельба, а на другой день явились депутаты с изъявлением полной покорности. При защите Ходжента кокандцы потеряли до 3500 человек убитыми, трупы которых хоронили потом целую неделю, мы же — 137 убитыми и ранеными. Почти тотчас после взятия Ходжента с целью рассеять скопища бухарцев, собравшихся в Ура-Тюбе и представлявших большую опасность при движении отряда к Джизаку, генерал Крыжановский подошел к этому городу и после бомбардировки взял его штурмом на рассвете 20 июля.

Сильный артиллерийский и ружейный огонь бухарцев со стен крепости не остановил штурмующие колонны, шедшие под командой Глуховского, Шауфуса и Баранова; так же, как и при взятии Ходжента, они, заняв крепость, наткнулись внутри на колонну бухарских войск, с которыми выдержали жестокую рукопашную схватку. Трофеями были четыре знамени, 16 орудий и 16 вьючных пушек. Потери неприятеля достигли 2000 человек, а наши — 10 офицеров и 217 нижних чинов убитыми и ранеными.

Со взятием Ура-Тюбе в руках бухарского эмира оставался еще один пункт — Джизак, владея которым, он еще мог надеяться удержать за собой долину реки Сырдарьи благодаря расположению этой крепости при выходе из ущелья на единственной дороге в Самарканд и Бухару. Ввиду неполучения к этому времени от эмира ответа на предложенные условия генерал Романовский направил свои войска к Джизаку, к которому они подошли 12 октября.

Крепость эта, окруженная тремя параллельными стенами, считалась особенно сильной, а потому штурм ее без подготовки являлся предприятием слишком рискованным, в особенности приняв во внимание, что гарнизон в ней доходил до 11 тысяч человек. После рекогносцировки и постройки батареи с 16 октября начали бомбардировку Джизака, все приемы и обороты которого указывали на присутствие в ней большого числа бухарских регулярных войск, делавших неоднократно вылазки.

Произведя обвалы стен и бреши, наши войска стали готовиться к штурму. Но так как замечено было, что к рассвету, когда обыкновенно русские начинали штурм, у бухарцев усиливался огонь, то решили изменить время и штурмовать в полдень. 18 октября две колонны капитана Михайловского и подполковника Григорьева благодаря внезапности быстро заняли стены, поднявшись на них по лестницам.

Бухарцы, по-видимому, совершенно не ожидавшие штурма днем, были застигнуты врасплох и столпились массами между внутренними двумя стенами; несмотря на отчаянное сопротивление и сильный, но беспорядочный огонь, крепость уже через час была в наших руках. Бухарцы потеряли при штурме Джизака до 6000 убитыми и ранеными, в то время как наши потери выразились в 98 человек. Трофеями были 43 орудия, 15 знамен и множество оружия. Большая часть джизакского гарнизона сдалась в плен, но часть их успела, выбравшись из крепости, бежать по направлению к Самарканду.

Но и это страшное поражение не образумило эмира, и на русские войска, стоявшие у Джизака, снова начались нападения, а сам эмир вновь стал собирать войска, высылая небольшие партии к Джизаку и призывая население к войне с неверными.

Нападения на новую русскую линию вскоре настолько участились, что, не видя возможности склонить эмира к прекращению военных действий, вновь назначенный в это время Туркестанский генерал-губернатор генерал фон Кауфман решил покончить с Бухарой, вызывающее поведение которой требовало, для укрепления русского положения в Средней Азии, нанесения полного поражения бухарским войскам. Ввиду этого русский отряд в составе 19,5 роты, пяти сотен и 10 орудий, выйдя из Джизака, направился к Самарканду, считавшемуся не столько столицей Бухарского ханства, но и священным городом в глазах всех мусульман. Эмир между тем, собрав огромную армию, около 60 тысяч человек, выслал ее к Самарканду, где бухарцы заняли находившиеся впереди города Чапан-Атинские высоты. Мусульманское духовенство призвало всех правоверных к защите священного города.

1 мая 1868 г. русские войска под командой генерала Головачева стали переходить реку Зеравшан. По грудь в воде, борясь с сильным течением, под сильным огнем бухарцев переправились роты на противоположный берег, двинулись в атаку на высоты Чапан-Ата и штыками выбили бухарцев из занятых ими позиций. Не выдержав быстрого и решительного натиска, бухарские войска стали отступать; большая часть их бросилась бежать по направлению к Самарканду, ища спасения за высокими стенами этой сильной крепости, но здесь их постигло жестокое разочарование.

Жители Самарканда, занимавшиеся торговлей и земледелием, уже давно тяготились войной, разорявшей их непосильными податями; поэтому, зная о полном спокойствии, наступившем в Ташкенте с присоединением этого города к русским владениям, и о выгодах, приобретенных мирным населением, они решили прекратить бесполезное кровопролитие; закрыв ворота Самарканда и не впустив эмирские войска, они послали в то же время депутацию к генералу Кауфману с заявлением о своем желании сдаться на милость победителей. На другой день русские войска вошли в Самарканд, жители которого открыли ворота и поднесли ключи крепости генералу Кауфману.

Но, несмотря на то что главный город ханства был во власти русских, все же нельзя было признать поражение бухарцев полным, так как эмир снова собирал свои войска в Ката-Кургане, куда присоединились к нему и части, потерпевшие неудачу под Самаркандом.

18 мая русские войска направились к Ката-Кургану; взяли его штурмом и, атаковав 2 июня массы бухарцев, занявших высоты около Зерабулака, опрокинули их быстрым и решительным натиском. Этот кровопролитный бой закончился полным поражением бухарцев, обратившихся в беспорядочное бегство; только теперь бухарский эмир, признав свое дело окончательно проигранным, вскоре подписал мирные условия.

Между тем в тылу русских войск произошли крупные события. Воспользовавшись наступлением русских к Зерабулаку, шахрисабзские беки собрали 15-тысячное войско и осадили Самарканд, в котором находились небольшой гарнизон (до 250 человек) и больные или слабосильные (до 400 человек) под общей командой коменданта майора фон Штемпеля. Целую неделю продолжалась эта осада.

Незначительное число орудий и необходимость беречь патроны создавали во время отражения штурмов особенно трудное положение: слабый огонь наш не в силах был останавливать неприятеля, продвигавшегося к крепостным стенам и даже взбиравшегося на них, откуда его приходилось выбивать штыками. Приступ следовал за приступом, и шахрисабзцы лезли на стены как бешеные. Лишь ручные гранаты, бросаемые защитниками, на время останавливали эти натиски. Несколько раз неприятель пытался зажечь деревянные ворота, а также пробовал, сделав подкоп под низ стен, опрокинуть их, открыв таким образом проход. Видя свое критическое положение, комендант через верного джигита, переодевшегося нищим, послал донесение генералу Кауфману.

Ожидание выручки снова подняло дух гарнизона, в ряды защитников которого стали все больные и раненые; но уже 4 июля неприятель, сделав пролом в стене, ворвался в крепость, хотя был выбит.

В первые же два дня гарнизон потерял до 150 человек, но, несмотря на это, майор Штемпель твердо решил не сдаваться, а в случае захвата крепостных стен запереться в ханском дворце. Для поддержания духа гарнизона он постоянно производил вылазки, поджигая ближайшие дома, которыми прикрывались шахрисабзцы. Уже на пятый день положение осажденных сделалось отчаянным: мясо было съедено, люди не спали пятые сутки, а в воде ощущался крайний недостаток. Сделав вылазку под командой полковника Назарова, защитники города получили несколько баранов и немного воды.

Наконец 7 июля, когда, казалось, сдача города была уже неминуемой, пришло известие о приближении отряда Кауфмана к Самарканду, а на другой день утром шахрисабзцы быстро отступили от крепости. Таким образом, горстка русских отстояла Самарканд, отбив до 40 приступов и потеряв в боях четвертую часть своего состава. В числе особо отличившихся были известные впоследствии художники Верещагин и Каразин, в то время служившие офицерами в туркестанских батальонах.

28 июля с бухарским эмиром был заключен мирный договор, по которому все земли до Зерабулака отошли к России, но и после этого военные действия еще не окончились; восстание наследника бухарского престола Катта-Тюры и необходимость наказать шахрисабзцев за нападение на Самарканд понудило отправить отряд генерала Абрамова для подавления разгоравшегося восстания. Разбив вначале скопища Катта-Тюры под городом Карши, а затем, в следующем году, выдержав жестокий бой с шахрисабзцами у Кули-Калянских озер, Абрамов взял города Шахрисабз и Китаб и низложил мятежных беков, бежавших в Коканд.

Этими последними военными действиями русских войск было закончено завоевание Бухарского ханства. Со смертью эмира Музафера-хана Бухара окончательно успокоилась, и в 1879 г. был заключен новый договор о дружбе, по которому Бухарское ханство было включено в русские границы с признанием им протектората России.

Покорение Хивинского ханства. После занятия русскими войсками левого берега Сырдарьи, на котором был устроен целый ряд наших укреплений, хивинский хан, все еще верящий в силу своих войск и подстрекаемый духовенством, вновь открыл военные действия против русских. Шайки хивинцев-туркмен и киргизов стали переходить Сырдарью и нападать на кочевья киргизов, числившихся русскими подданными; грабя и отбивая у них скот, они создали невозможное для мирной жизни положение.

Постоянно сея смуту и подстрекая русских подданных киргизов к восстанию против России, хивинцы наконец достигли своей цели: среди киргизов Оренбургского края возникли крупные волнения и беспорядки.

К концу 1873 г. грабежи следовавших из Оренбурга в Персию и другие азиатские государства караванов хивинскими туркменами наводили ужас на купцов, а набеги на русскую линию и увод пленных приняли массовый характер. Чтобы положить предел этому, Туркестанский генерал-губернатор обратился к хивинскому хану с письменным требованием возвратить всех русских пленников, запретить своим подданным вмешиваться в дела наших киргизов и заключить торговый договор с Россией.

Предложения не были приняты, хан даже не ответил на письмо генерала Кауфмана, а набеги хивинцев настолько участились, что им стали подвергаться даже русские почтовые станции. Вследствие такого положения весной 1873 г. русские войска выступили в поход против Хивы одновременно из четырех пунктов в составе особо сформированных отрядов:

1) Туркестанского (генерал Кауфман) — 22 роты, 18 сотен и 18 орудий — из Ташкента;

2) Оренбургского (генерал Веревкин) — 15 рот, восемь сотен и восемь орудий — из Оренбурга;

3) Мангышлакского (полковник Ломакин) — 12 рот, восемь сотен и восемь орудий;

4) Красноводского (полковник Маркозов) — восемь рот, шесть сотен, 10 орудий — из Красноводска.


История русской армии. Том третий

Хивинский поход 1873 г. Переход Туркестанского отряда через пески Адам-Крылган. С картины Н. Н. Каразина


Кроме того, действующим против Хивы войскам была придана Аральская флотилия, состоявшая из пароходов «Самарканд», «Перовский» и трех баржей.

Общее руководство было возложено на генерал-адъютанта фон Кауфмана.

Тяжелый поход предстоял войскам по необозримым пустыням, где изредка встречались колодцы с горько-соленой водой. Сыпучие барханы, знойные ветры и палящая жара были союзниками хивинцев, владения которых отделялись тысячеверстным пространством безлюдных, мертвых пустынь, расстилавшихся до самой Хивы; невдалеке от нее все отряды должны были соединиться и одновременно подступить к хивинской столице.

Бодро двинулись туркестанские и кавказские войска, насчитывавшие в своих рядах многих участников прежних экспедиций и степных походов. Красноводскому отряду с самого начала пришлось углубиться в пески, встречая на каждом шагу страшные, непреодолимые препятствия. Разбив туркмен у колодца Игды 16 марта и преследуя их при палящей жаре свыше 50 верст, казаки взяли около 300 пленных и отбили у неприятеля до 1000 верблюдов и 5000 баранов.

Но этот первый успех больше не повторился, и дальнейшее движение к колодцам Орта-Кую было неудачным. Глубокие пески, недостаток воды и знойный ветер явились врагами, с которыми не под силу было справиться людям, а 75-верстная пустыня до Орта-Кую оказалась преградой, которую не удалось перешагнуть; отряд вынужден был возвратиться в Красноводск; все же он принес большую пользу общему делу, удержав текинцев от участия в защите хивинских владений.

Туркестанский отряд вышел в поход двумя колоннами — из Джизака и Казалинска — 13 марта, и с первых же переходов начались для него тяжелые дни. Весна была особенно холодной. Сильные дожди с ветрами и снегом при вязкой, размокшей почве делали передвижение необычайно трудным. Увязая по колено в вязкой глине, промокшие насквозь, продрогшие от ледяного ветра, едва брели люди до места ночлега, надеясь там согреться у костров. Но налетал вихрь со снежной метелью и разом тушил костры, а однажды весь отряд едва не погиб от мороза. На смену непогоде с апреля началась жара при сильных горячих ветрах, осыпавших мелким песком и затруднявших дыхание.

21 апреля казалинская и джизакская колонны соединились у колодцев Хала-Ата, где первый раз перед отрядом показались хивинцы.

Ветер дул ежедневно со страшной силой, взметая облака песчаной пыли, застилавшей горизонт. У людей кожа лопалась на лице, и, несмотря на назатыльники, появились ожоги на шее, а позднее развились глазные болезни. На ночлегах ветер срывал палатки и засыпал песком.

Особенно ужасен был переход к колодцам Адам-Крылган по огромным песчаным барханам, при палящей 50-градусной жаре и полном отсутствии растительности. Само название «Адам-Крылган» в переводе означает «погибель человека».

Лошади и верблюды от страшной жары и утомления стали падать, у людей начались солнечные удары. С большим трудом достиг отряд этих колодцев, но, отдохнув и запасшись водой, пошел дальше. Край пустыни примыкал к берегам многоводной Амударьи, и дойти до нее оставалось не более 60 верст. Но и это сравнительно незначительное расстояние оказалось не под силу измученным людям.

Жара стояла нестерпимая, а сыпучие барханы поднимались все выше и выше. Скоро запасы воды были израсходованы, и страшная жажда начала мучить людей. Казалось, гибель отряда неизбежна. Но к счастью, джигиты, бывшие при отряде, нашли в стороне от дороги засыпанные колодцы.

Шаг за шагом, растянувшись на огромное расстояние, шел отряд шесть верст до колодцев, теряя массу людей, лошадей и верблюдов, погибавших от солнечных ударов и жажды. Достигнув колодцев Алты-Кудук (шесть колодцев), все разом бросились к воде, производя страшный беспорядок. Воды в колодцах оказалось мало, и войска вынуждены были прождать около них шесть дней, чтобы оправиться. Сделать же запас воды на дальнейшую дорогу пришлось снова в колодцах Адам-Крылган, куда выслали целую колонну с бурдюками.

Лишь 9 мая отряд направился к Амударье; переход этот снова был страшно тяжелым, а на ночлегах внезапно нападали туркмены, очевидно, решившие во что бы то ни стало не допустить русских до Амударьи и к хивинским городам.

11 мая днем показались на горизонте огромные массы конных туркмен, охватывавшие отряд со всех сторон. Выстрелы туркменских ружей раздавались беспрерывно. Почти у Амударьи 4000 туркменских всадников пытались вновь преградить дорогу, но, отбитые картечью, принуждены были с большим уроном отступить. Переправившись на лодках через Амударью, отряд тотчас же занял с бою Ходжа-Аспа.


История русской армии. Том третий

Хивинский поход 1873 г. Переправа Туркестанского отряда через р. Амударья. С картины Н. Н. Каразина


Непоколебимое мужество и сила воли генерала Кауфмана помогли русским преодолеть все страшные препятствия и пройти через мертвые хивинские пустыни, перенеся с особой твердостью все невзгоды и лишения.

Оренбургский отряд под командой генерала Веревкина в середине февраля выступил в поход, когда в степях еще стояли 25-градусные морозы и лежал глубокий снег, что вызывало необходимость расчищать дорогу. За рекой Эмбой погода изменилась, и при начавшемся таянии снегов почва превратилась в вязкое месиво, затруднявшее движение и вызывавшее большие потери лошадей и верблюдов. Лишь от Угры переход стал сравнительно легким и появилось достаточное количество воды.

Заняв город Кунград, около которого отряд встретил незначительное сопротивление хивинцев, войска направились дальше, все время отбивая неожиданные нападения. За Кунградом обоз атаковали 500 туркмен. Конвоировавшая обоз сотня оренбургских казаков есаула Пискунова лихо понеслась во главе со своим командиром в атаку, а затем, спешившись перед неприятелем, произвела несколько залпов, рассеяв нападавших.

В Карабойли Оренбургский отряд 14 мая соединился с Мангышлакским, который под начальством полковника Ломакина выступил в поход на Хиву позже всех других. С 14 апреля ему пришлось перенести также все ужасы безводных песчаных пустынь, совершая переходы при палящей жаре и пройдя в течение месяца до 700 верст. Но эти тяжелые условия не отразились на людях, сохранивших бодрость, и лишь огромная убыль в верблюдах, костьми которых была усеяна вся пройденная дорога, указывала на перенесенные войсками лишения.

15 мая оба отряда выступили под общей командой генерала Веревкина из Карабойли в Ходжейли. Войска хивинцев пытались преградить путь русским вначале перед Ходжейли, а затем, 20 мая, перед городом Мангитом. Огромные массы туркмен у Мангита двинулись против русского отряда, встретившего натиск многочисленного врага артиллерийским и ружейным огнем. Стремительные атаки нашей конницы заставили туркмен отступить, оставив город, а когда в него вошли русские войска, то были встречены выстрелами из домов. В наказание Мангит был сожжен дотла.

Общая потеря хивинцев в боях последних двух дней достигала 3100 убитыми, но, несмотря на это, ханское 10-тысячное войско 22 мая при выходе отряда из Кята снова напало на русских с большим ожесточением. Сильный огонь головных частей отряда рассеял эти скопища, и хивинцы, устилая своими трупами землю, быстро отступили, а затем выслали послов от хана с мирными предложениями. Генерал Веревкин, не доверявший хивинскому хану и не получивший инструкций о мирных переговорах, послов не принял.

26 мая отряд подошел к столице Хивинского ханства — Хиве, под стенами которой до 28 мая стал выжидать известий от Туркестанского отряда. Но туркмены перехватили русские бумаги, посылаемые с джигитами, в силу чего, не получая никаких приказаний, генерал Веревкин утром 28 мая двинулся к городу, за стенами которого хивинцы приготовились к отчаянной защите.

Несколько орудий хивинцы вывезли за пределы города и стрельбой из них мешали отряду подойти к воротам. Тогда роты Ширванского и Апшеронского полков бросились в атаку и отбили два орудия, а часть ширванцев под командой капитана Алиханова, кроме того, взяла еще одно орудие, стоявшее в стороне и обстреливавшее наш фланг. В ходе перестрелки был ранен генерал Веревкин.

Огонь русских орудий и рвавшиеся гранаты наконец заставили хивинцев очистить стены. Немного спустя прибыла из Хивы депутация с предложением сдать город, сообщившая, что хан бежал, а жители желают окончания кровопролития и лишь одни туркмены — юмуды хотят продолжать защиту столицы. Депутация была отправлена к генералу Кауфману, который 28 мая вечером с туркестанским отрядом приблизился к Хиве.

На другой день, 29 мая, полковник Скобелев, взяв приступом ворота и стены, очистил Хиву от непокорных туркмен. Произведя затем смотр всем отрядам и поблагодарив людей за службу, главнокомандующий во главе русских войск вступил в древнюю хивинскую столицу.

Возвратившийся по требованию русских хан был снова возведен в прежнее достоинство, причем немедленно были освобождены все рабы, томившиеся в неволе, в числе более 10 тысяч человек, через объявление от имени хана следующего приказа:

«Я, Сеид-Мухамет-Рахим-Богодур-хан, во имя глубокого уважения к русскому императору повелеваю всем моим подданным предоставить немедленно всем рабам свободу. Отныне рабство в моем ханстве уничтожается на вечные времена. Пусть это человеколюбивое дело послужит залогом вечной дружбы и уважения всего моего народа к великому народу русскому».

Одновременно все хивинские земли на правой стороне Амударьи отошли к России с образованием Амударьинского отдела, а на хивинского хана наложили контрибуцию в размере 2200 тысяч рублей за военные издержки России, и русским подданным в Хивинском ханстве предоставили право беспошлинной торговли. Но с занятием Хивы военные действия на хивинской земле не окончились; туркмены, которые использовали рабов для полевых работ, не захотели подчиниться приказу хана об их освобождении и, собравшись огромными массами, намеревались откочевать, отказавшись также от уплаты наложенной на них контрибуции.

Находя необходимым заставить туркмен признать силу России и подвергнуть их наказанию за неисполнение требований, генерал Кауфман выслал против непокорных два отряда, которые, настигнув их скопища 14 июня у аула Чандыр, вступили с ними в бой. Туркмены защищались отчаянно: сидя по двое на конях с шашками и топорами в руках, они подскакивали к русским и, спрыгнув с лошадей, кидались в бой.

Но стремительные атаки конницы, а затем ракетный и ружейный огонь быстро охладили пыл диких наездников; обратившись в беспорядочное бегство, они оставили до 800 тел убитых и огромный арбяной обоз с женщинами, детьми и всем своим имуществом. На другой день, 15 июля, туркмены сделали новую попытку атаковать русских у Кокчука, но и здесь их постигла неудача, и они стали спешно отступать. Во время переправы через глубокий проток их настиг русский отряд, открывший по ним огонь. Погибло более 2000 туркмен, и, кроме того, в наказание русским отрядом было сожжено 14 селений.

Получив такой страшный урок, туркмены запросили пощады. Выслав депутацию, они просили разрешения вернуться на свои земли и начать уплату контрибуции, что и было им разрешено.

Примечательно, что русские войска, нанеся такое страшное поражение туркменам у Мангита, Чандыра и Кокчука, совершенно не знали, к каким именно родам они принадлежали; но сама судьба в этом случае, очевидно, направляла оружие: потомки туркмен, предательски истребивших отряд князя Бековича-Черкасского в Порсу, как оказалось впоследствии, были истреблены почти поголовно русскими войсками. Это вселяло в туркмен непоколебимую уверенность, что русские знали, кто были их враги и за предательское нападение предков отомстили 150 лет спустя потомкам.

Хивинское же ханство хотя и было оставлено самостоятельным под управлением своих ханов, но, выполняя заветы Петра, Россия приставила к нему особого «часового» в виде выстроенного на правом берегу Амударьи укрепления Петроалександровского с сильным гарнизоном.

Блестящие результаты хивинского похода заключались помимо уничтожения рабства и возвращения русских пленных в окончательном усмирении хивинских туркмен и в полном подчинении ханства России; Хивинское ханство постепенно превратилось в огромный рынок для сбыта русских товаров.

Завоевание Кокандского ханства. Рядом с новыми русскими областями Туркестанского края, примыкая к ним непосредственно, находились земли Кокандского ханства, в течение продолжительных войн с Россией в 60-х гг. потерявшего все свои северные города и области, которые были присоединены к русским владениям.

Окруженные с востока и юго-запада снеговыми хребтами, кокандские владения занимали низменность, носящую название Фергана, или Желтая земля. Это было одно из самых богатых мест в Средней Азии, подтверждением чего служит предание, что в Фергане в незапамятные времена находился рай.

Многочисленное население ханства состояло, с одной стороны, из оседлых жителей городов и селений, занимающихся торговлей и земледелием, а с другой — из кочевников, расселившихся по горным долинам и склонам гор, где они кочевали со своими бесчисленными табунами и стадами овец. Все кочевники принадлежали к племенам каракиргизов и кипчаков, признававших ханскую власть лишь номинально; сплошь и рядом, недовольные управлением ханских чиновников, они производили волнения, являясь опасными даже для самих ханов, которых иногда низлагали, выбирая других, по своему усмотрению. Не признававшие никаких территориальных границ и считавшие грабежи особым подвигом, каракиргизы были крайне нежелательными соседями для русских, с которыми у них были старые счеты.

Сам же кокандский хан, утратив значительную часть своей территории, прекратил после взятия Ходжента военные действия против русских; зато внутри ханства начались страшные неурядицы, в особенности когда кипчаки и каракиргизы выступили против Худояр-хана. В 1873 г. некий самозванец Пулат, объявив себя ханом кокандским, привлек на свою сторону всех недовольных. Боясь не справиться собственными силами с разгоревшимся восстанием, Худояр-хан обратился за помощью к русским, а после отказа в ней собрал свои войска, оттеснившие Пулат-хана в горы.

Позднее к Пулату примкнули ближайшие сановники Худояра; мятеж разгорелся с новой силой, а беспорядки в ханстве стали также отражаться и на кочевых киргизах в пограничных уездах новой Сырдарьинской области. Постепенно восстание охватило все ханство, и даже наследник престола присоединился к мятежникам, вследствие чего Худояр-хан принужден был бежать в Ташкент. С целью воспрепятствовать движению кокандцев в русские пределы к границам ханства были придвинуты русские войска.

Не довольствуясь грабежами внутри ханства, киргизы по заранее обдуманному плану произвели ряд нападений на русские почтовые станции, между Ходжентом и Ура-Тюбе, сожгли или разрушили их, по-видимому, желая прервать сообщение между этими городами.

Одна из киргизских шаек внезапно напала на станцию Мурза-Рабат, старостой которой был запасный стрелок 3-го стрелкового батальона Степан Яковлев. Ямщики-киргизы при приближении кокандцев тотчас же ускакали, а Яковлев остался один защищать вверенное ему казенное имущество. Почтовая станция имела вид небольшого укрепления с двумя башнями по углам. Заперев и завалив ворота и загородив окна, Яковлев зарядил два ружья и винтовку и расположился на башне, откуда были видны окрестности. Двое суток отстреливался храбрый стрелок, поражая меткими выстрелами осадивших станцию киргизов и устилая их телами землю.

Наконец, видя полную невозможность ворваться внутрь станции, киргизы накидали у ее стен сухой клевер и подожгли его. Окутанный дымом Яковлев решил пробиться к стоявшей невдалеке над родником башне.

Бросившись через ворота, он уложил штыком несколько человек, но, не добежав шагов пятнадцать до цели, пал сам под ударами нападавших. На месте, где погиб славный стрелок, впоследствии поставили памятник с надписью: «Стрелку Степану Яковлеву, доблестно павшему 6 августа 1875 г. после двухдневной защиты станции Мурза-Рабат против кокандцев».

8 августа до 15 тысяч кокандцев неожиданно подошли к городу Ходженту, но были отбиты русскими с большим уроном. Необходимость отбросить скопища кокандцев заставила тогда же генерала Кауфмана двинуть войска в кокандские пределы из Ташкента и Самарканда, что и было выполнено 11 августа. Генерал Головачев разбил 6-тысячное скопище у Зюльфагара, а 12 августа в направлении к Ходженту выступили русские главные силы под начальством самого Кауфмана; вперед был выслан летучий отряд полковника Скобелева из двух сотен с ракетным станком, выдержавший целый ряд небольших стычек, пока все русские войска собрались под Ходжентом в числе 16 рот пехоты, восьми сотен, 20 орудий и восьми ракетных станков. Начальником кавалерии был полковник Скобелев.

22 августа кокандская конница у Карочкума атаковала русский отряд на биваке, но, отбитая с большим уроном, принуждена была отступить. Когда же войска снялись с бивака и двинулись с места, появились со всех сторон огромные скопища кокандцев, стремившихся охватить русские конные части, которых они боялись несравненно меньше, чем пехоты. Отстреливаясь на все стороны, отряд подошел к берегу Сырдарьи, где находилась кокандская крепость Махрам с примыкавшей к ней хорошо укрепленной позицией, с которой необходимо было выбить неприятеля.

Для подготовки штурма крепости был открыт огонь из 12 орудий, на который стали отвечать кокандские пушки из амбразур. Отлично пристрелявшаяся артиллерия скоро заставила замолчать неприятельскую, после чего были двинуты два батальона под командой генерала Головачева на штурм укрепленной позиции; 3-я рота 1-го стрелкового батальона штабс-капитана Федорова, перебравшись через ров с водой, вскочила в укрепление и, переколов штыками защитников, взяла 13 орудий; а три роты 2-го стрелкового батальона майора Ренау захватили восемь орудий.

Направленный для штурма самой махрамской крепости 1-й стрелковый батальон выдержал сильный ружейный огонь с крепостных стен. Бросившись к воротам и выломав их, роты этого батальона быстро заняли фасы крепости и открыли частый огонь по бежавшим к берегу реки толпам кокандцев. Через час крепость была в наших руках и над ней развевался значок стрелкового батальона. Трофеями были орудия, взятые с бою: 24 — на укрепленной позиции и 16 — в крепости, всего 40 орудий.

Одновременно с движением пехоты на штурм позиции для прикрытия ее правого фланга была выдвинута кавалерия, обстрелявшая неприятельскую позицию с фланга, а ракетами — показавшиеся конные толпы кокандцев. После этого полковник Скобелев направился в тыл неприятельского расположения, чтобы отрезать путь отступления частям кокандцев. Оставив полусотню для прикрытия артиллерии, Скобелев с дивизионом быстро подошел к махрамским садам, перейдя через широкий и глубокий овраг.

В это время на берегу Сырдарьи показалась масса отступавших кокандцев с орудиями и значками. Ни на минуту не задумываясь, Скобелев во главе дивизиона бросился в атаку на эти огромные толпы, врубившись первым в середину кокандской пехоты вместе с войсковым старшиной Рогожниковым и старшим вахмистром Крымовым. Этот лихой налет произвел страшную панику в рядах кокандцев, обратившихся в беспорядочное бегство. Взяв с бою два орудия, казаки гнали кокандцев более десяти верст, но, наткнувшись внезапно на новые скопища, числом до 12 тысяч человек, Скобелев, пустив несколько ракет по ним, вернулся к Махраму, так как силы были неравны, а люди и лошади слишком утомлены. Трофеями боя под Махрамом были 40 орудий, 1500 ружей, до 50 бунчуков и знамен и много пороху, снарядов и запасов продовольствия.

Впоследствии оказалось, что под Махрамом были сосредоточены все силы кокандцев, общей численностью до 60 тысяч человек. Сам Абдурахман-Автобачи, командовавший войсками, потерпев такое ужасное поражение, бежал с незначительными силами.

Моральное значение Махрамского боя было чрезвычайно велико и наглядно показало кокандцам силу русских войск. Махрамская крепость была обращена в опорный и складочный пункт, и в ней был оставлен русский гарнизон из двух рот и 20 казаков.

Поражение кокандских войск открыло дорогу к Коканду, и 26 августа генерал Кауфман двинулся к столице ханства, которая и была занята 29 августа; хан Наср-Эддин, изъявив полную покорность, в течение всего пребывания генерала Кауфмана являлся к нему ежедневно с докладом о полном спокойствии, наступившем среди городского населения. В то же время из восточной части ханства приходили крайне тревожные вести, подтвердившие, что в городах Маргилане, Асаке и Оше вновь собирались мятежники под предводительством Абдурахмана-Автобачи. С прибытием в Коканд транспорта с запасами генерал Кауфман направился к Маргилану, жители которого не только выслали депутацию, но и привезли девять пушек.

В ту же ночь Абдурахман ушел из-под Маргилана, бросив весь свой лагерь. Для преследования его был выслан отряд из шести сотен, двух рот пехоты и четырех орудий под командованием полковника Скобелева. Сильный духом и отличавшийся безумной смелостью, будущий полководец преследовал мятежников безостановочно по долинам и горным ущельям до урочища Минг-Булак; здесь произошла первая стычка с войсками Абдурахмана-Автобачи. Не выдержав натиска, кокандцы отступили, а казаки, преследуя их на расстоянии более 10 верст, захватили много ружей и арб с имуществом. Лишь крайнее утомление лошадей и людей, преодолевших перед этим до 70 верст, принудило Скобелева на время приостановить преследование и после отдыха двинуться к Ошу.

Этот решительный налет произвел огромное впечатление на туземцев, в глазах которых Автобачи разом упал и резко обнаружилось его бессилие; из городов Андижана, Балыкчи, Шарыхана и Асаке одна за другой стали прибывать к генералу Кауфману депутации с изъявлением полной покорности. Общее миролюбивое настроение жителей и переход на нашу сторону главных помощников Автобачи служили доказательством, что с восстанием почти покончено; признав цель похода уже достигнутой, генерал Кауфман заключил договор с кокандским ханом, согласно которому вся местность по правому берегу реки Нарына с городом Наманганом отошла к России с образованием Наманганского отдела, куда и были отодвинуты русские войска.

Но решение это оказалось преждевременным, и как только ушли русские войска, снова в ханстве начались еще большие волнения, в особенности в Андижане, где объявлен был газават, т. е. священная война против неверных. Ввиду такого положения пришлось выслать русские войска под командой генерала Троцкого к Андижану; здесь за городом расположились 70-тысячное войско Абдурахмана-Автобачи и 15 тысяч киргизов под предводительством Пулат-хана. Поручив Скобелеву сделать рекогносцировку, Троцкий подошел к Андижану 1 октября, и быстрым, решительным натиском его передовой отряд, несмотря на страшный ружейный огонь и отчаянную защиту, занял близлежащие холмы, а три штурмовые колонны под командой полковников Скобелева, Аминова и Меллер-Закомельского были двинуты в город, где выбивали защитников штыками.

Этим обстоятельством тотчас воспользовался Пулат-хан, бросившийся со своими киргизами на беззащитный, по его мнению, вагенбург. Встреченные выстрелами из двух орудий, а потом ружейными залпами бойцов, оставленных для защиты обоза под командой подполковника Травло, киргизы, не выдержав, на время рассеялись.

Во главе первой штурмовой колонны ехал сам Скобелев. Пороховой дым клубился на улицах, вследствие чего колонна из-за плохой видимости совершенно неожиданно очутилась перед завалом, откуда кокандцы осыпали бойцов картечью. С криком «ура» бросились стрелки на завал и, переколов штыками его защитников, взяли орудие, открыв дорогу в крепость.

Андижанцы дрались со страшным ожесточением, пользуясь каждым закрытием и стреляя с крыш домов, из-за деревьев, с мечетей, защищая каждый двор и сад. Это упорное сопротивление еще больше возбудило солдат.

Колонна полковника Аминова также пробивалась с большим трудом, причем под постоянным натиском неприятельской конницы, нападавшей с тылу.

Колонне же Меллер-Закомельского после взятия нескольких завалов, сложенных из арб и брусьев, долго пришлось выбивать андижанцев, занявших отдельно стоявшую большую мечеть.

Около 2 часов дня все три колонны сошлись к ханскому дворцу, а затем, выйдя из города, генерал Троцкий бомбардировал его, чем произвел в нем большие пожары и уничтожил значительную часть его защитников. Все окрестности были освещены заревом пожара, и всю ночь продолжалась бомбардировка, что заставило последние остатки андижанцев обратиться в бегство, особенно после того как на совещании у Абдурахмана-Автобачи взорвалась русская граната, перебив много участников.

Пленные впоследствии рассказывали, что в Андижане были собраны почти все войска ханства, призванные к защите мусульманства против неверных урусов, и что все участники перед боем дали клятву защищать Андижан до последней капли крови, вследствие чего кокандцы дрались с таким воодушевлением и упорством.

Но этот погром не образумил андижанцев, и после ухода русских войск новый мятеж против кокандского хана, руководимый Пулат-ханом, разгорелся со страшной силой. Назначенный начальником Наманганского отдела, генерал Скобелев принужден был подойти к городу, разбив скопища кокандцев под Асаке; сам Пулат-хан успел бежать, а затем снова собрал много сторонников. В это время киргизы, пользуясь смутой, напали на русский Курошинский уезд.

Скобелев, признав необходимым покончить с Пулат-ханом во что бы то ни стало, 24 октября выступил из Намангана по направлению к городу Чусту с тремя ротами, полутора сотнями и четырьмя орудиями. С уходом русских войск уже в самом Намангане началось народное восстание, и жители его при помощи подошедших кипчаков осадили наманганскую крепость со всех сторон. Три дня русские войска отражали приступы неприятеля на еще не вполне приведенную в оборонительное состояние крепость, делая постоянные вылазки.

К счастью, 27 октября возвратился генерал Скобелев, узнавший о начавшемся восстании. Подойдя к Намангану, он бомбардировал мятежный город, жители которого, понеся большой урон (до 3000 убитыми и ранеными), попросили пощады.

Но и этот урок мало подействовал на кипчаков, и они снова вскоре сосредоточились в числе до 20 тысяч человек около города Балыкчи, под начальством Вали-Тюры-хана. Перейдя вброд реку Нарын, генерал Скобелев направился со 2-й ротой 2-го стрелкового батальона и полусотней конных стрелков на штурм балыкчинских завалов; артиллерия открыла огонь, а кавалерию послали в обход города, чтобы преградить отступление неприятелю. Быстро взяв с бою три завала, штурмовая колонна заняла базар, где наткнулась на конных кипчаков, задержанных своим же завалом. Под огнем стрелков в этой тесноте кипчаки падали рядами, запрудив всю улицу. Общая потеря неприятеля составила до 2000 убитыми и ранеными.

Очистив край от шаек смутьянов, Скобелев направился к Маргилану, где снова сосредоточилась масса кипчаков. Желая выместить свое поражение на наших пленных, их вывели в Маргилане на площадь, потребовав принять мусульманство, но так как русские солдаты остались тверды, то их зверски зарезали. Унтер-офицера 2-го стрелкового батальона Фому Данилова подвергли продолжительной мучительной пытке: отрубали пальцы, вырезали ремни из спины и поджаривали на угольях. Несмотря на страшную боль, мученик остался непреклонен и умер, оставив долгую память о своем непоколебимом мужестве даже среди врагов.

В это время Пулат-хан, торжественно въехав в Коканд, начал собирать там новых приверженцев.

Разорив по дороге все кишлаки, брошенные жителями, Скобелев выслал сильный отряд в горы, куда вывезены были мятежниками их семьи. Видя тогда свое безвыходное положение, часть кипчаков выслала депутацию с просьбой о пощаде. Наложив контрибуцию и потребовав выдачи вожаков газавата, Скобелев 4 января вновь подошел к Андижану и, произведя рекогносцировку подступов, решил штурмовать город, для чего были заготовлены штурмовые лестницы, тараны, топоры и зажигательный материал. Перед штурмом два раза предложено было андижанцам сдаться, но из высланных парламентеров первый вернулся без ответа, а второго зарезали и голову его выставили на стене.

Утром 8 января после молебна и залпа из 12 орудий передовой отряд есаула Штакельберга (одна рота и полсотни казаков) взял штурмом пригородный кишлак Екимск, а затем начали бомбардировку Андижана, во время которой выпущено было до 500 снарядов. Ровно в полдень огромные конные массы кипчаков внезапно напали сзади на наш вагенбург, но командовавший им майор Ренау отбил ружейным огнем это нападение. В это же время под рев летевших снарядов колонны полковников барона Меллера-Закомельского и Пищемуки и капитана Ионова двинулись на штурм.

Неприятель, по-видимому, ждал атаки со стороны оврага Андижан-Сая, по которому шли русские войска на штурм три месяца тому назад, и поэтому особенно сильно укрепил в этом месте свою позицию. Заметив свою ошибку, андижанцы стали наскоро строить новые завалы и укрепления, осыпая в то же время русские войска градом пуль. Колонны капитана Ионова были направлены на высоту Гуль-Тюбе, сильно укрепленную, господствовавшую над городом и являвшуюся как бы цитаделью. Беря один завал за другим, лихо поднялись стрелки 1-го батальона на высоту и, переколов ее защитников, утвердили свой значок на ней.

Но сам город приходилось брать с бою, так как каждая сакля, а в особенности медресе и мечети, окруженные высокими стенами и занятые засевшими за ними андижанцами, представляли собой нечто вроде маленьких крепостей. С вечера и всю ночь наши батареи посылали свои снаряды по тем местам, откуда раздавались выстрелы. Масса снарядов, с воем рассекавших воздух и осыпавших дворы, производя пожары, заставила большую часть кипчаков вместе с Абдурахманом искать спасения в бегстве.

9 января улицы города очищались от завалов посланными ротами, а 10 января Андижан уже окончательно был в наших руках, и Скобелев занял ханский дворец, перед которым был отслужен благодарственный молебен. На высоте Гуль-Тюбе устроили редут на 17 орудий и поставили русский гарнизон. На андижанцев наложили контрибуцию.

Но и после занятия Андижана до полного умиротворения края было еще далеко. Рассеявшиеся по всему ханству шайки кипчаков волновали мирное население, нападая в то же время на русские отряды, вследствие чего началась чисто партизанская война.

Решив окончательно очистить ханство от мятежников, Скобелев с отрядом из двух рот, сотни конных стрелков, пяти сотен казаков, четырех орудий и ракетной батареи направился к городу Асаке, около которого сосредоточились до 15 тысяч кипчаков под начальством Абдурахмана-Автобачи, по-видимому, в последний раз решившего вступить в бой с русскими войсками. Обстреляв Асаки и высоты, занятые неприятелем, отряд, переправившись через глубокий овраг, полез на высоты и быстрым натиском выбил неприятеля, а казаки лихой атакой рассеяли 6-тысячную колонну сарбазов, составлявшую резерв. Потерпев полное поражение, Абдурахман-Автобачи 28 января сдался на милость победителей.

12 февраля русские войска снова заняли город Коканд, а кокандскому хану Наср-Эддин-хану было объявлено, что ханство присоединяется навсегда к России.

Успевший бежать с небольшой частью своих приверженцев, Пулат-хан все еще пытался продолжать восстание, уйдя в горы, пока не был пойман и по распоряжению генерал-губернатора казнен в Маргилане, на месте его зверской расправы с русскими пленными. Бывший же кокандский хан Наср-Эддин-хан и Абдурахман-Автобачи высланы в Россию.

Но каракиргизы, привыкшие в ханские времена к своеволию, долго еще не могли успокоиться. Для прекращения волнений Скобелев выступил по направлению к Гульче с тремя сотнями и одним ракетным станком. Затем, заняв выходы с гор в Ферганскую долину небольшими отрядами и сформировав несколько летучих отрядов под командой полковника Меллера-Закомельского, сам с двумя ротами стрелков, полусотней казаков, одним горным орудием и двумя ракетными станками двинулся из города Оша к Алайскому хребту, направив в обход две колонны — майора Ионова и полковника князя Витгенштейна.

Каракиргизы, оказавшие вначале сильное сопротивление, стали быстро отступать, понеся большой урон. Во время одного из поисков отрядом князя Витгенштейна была взята в плен царица Алая Мармонджок-Датха, управлявшая алайскими киргизами. Поскольку алайская царица, пользовавшаяся большим влиянием, признавала власть России, то и каракиргизы изъявили вскоре полную покорность. Таким образом, закончилось фактическое присоединение Кокандского ханства к русским владениям.

Из Ферганы с предместьями была образована Ферганская область с назначением первым военным губернатором области ее завоевателя, генерала М. Д. Скобелева. В память о нем впоследствии главный город Новомаргилан переименовали в Скобелев[5].

Вместе с покорением Кокандского ханства окончено было завоевание Туркестана, давшее России возможность окончательно и прочно утвердиться в Средней Азии.

Характеристики главнейших деятелей по завоеванию Туркестанского края

Генерал-адъютант генерал от инфантерии М. Д. Скобелев. Есть счастливые имена, которые, получив известность еще при жизни самих деятелей, после их смерти передаются от одного поколения к другому, вставая в памяти народной во весь свой гигантский рост, а подвиги таких лиц, окруженные легендами, оттеняются особенно сильно в представлении народа; это какие-то богатыри, не только стоящие на голову выше своих современников, но и имеющие особые свойства, выделяющие их из числа всех остальных людей, получивших известность. К ним несомненно принадлежит имя генерал-адъютанта М. Д. Скобелева.

Молодым штаб-ротмистром, по окончании академии приехав в Туркестанский край в самый разгар военных действий, он скоро даже среди обстрелянных, бывавших в боях туркестанцев, выделился своим поразительным самообладанием и храбростью. Способность к инициативе, большая сила воли, быстрота в принятии решений заявили о себе уже в первые годы службы молодого офицера. За выдающуюся по смелости и лихости рекогносцировку от Хивы и до колодцев Игды и Ортакую, на территории, занятой враждебными нам туркменами, был награжден знаком отличия храбрецов — крестом Св. Георгия 4-й степени.

То состоя начальником кавалерии, то исполняя ответственные поручения, Скобелев с наступлением русских войск на Кокандское ханство уже командует отдельным отрядом. В целом ряде дел, в которых он участвовал, начал уже развертываться талант будущего полководца, а неизменный успех, их сопровождавший, служил наглядным подтверждением правильности его взглядов и принятых решений. Поражая неприятеля быстрым и решительным ударом, Скобелев производил своей безумной храбростью особое впечатление не только на свои войска, но и на врагов.

На белой лошади, неизменно в белом кителе, Михаил Дмитриевич в бою был всегда впереди, ободряя всех личным примером, поразительным спокойствием и полным презрением к смерти. Солдаты боготворили своего начальника и готовы были идти за ним в огонь и воду.


История русской армии. Том третий

Генерал-адъютант М. Д. Скобелев. С фотографии, снятой в Геок-Тепе 12 февраля 1881 г.


Изумительное счастье, благодаря которому бывавший сотни раз под огнем Скобелев никогда ранен не был, породило в туркестанских войсках легенду, что он заговорен от пуль. И эта легенда, разрастаясь, окружила его имя особым ореолом. Всей душой любивший военное дело, покоритель Кокандского ханства впоследствии участвовал в Русско-Турецкой войне, а еще позднее завоевал России Закаспийскую область.

Награжденный орденами Георгия 3-й и 2-й степени, достигнув на службе чина полного генерала, он в 38 лет внезапно скончался, повергнув всю Россию в глубокую скорбь, оставив по себе яркую память в войске и русском народе. Коротка была военная деятельность Михаила Дмитриевича. Как метеор, мелькнул он своими яркими подвигами и исчез в вечности. Но память о нем не умрет в русских войсках, и золотыми буквами записано его имя на страницах истории Русской армии.

Партизанская война, ряд крупных восстаний, священная война, объявленная в Кокандском ханстве, заставили Михаила Дмитриевича вести продолжительную и неустанную борьбу за присоединение Средней Азии к России. Воинственные кипчаки, каракиргизы и кокандцы-фанатики представляли сплошь вооруженный народ, покорить который можно было лишь благодаря быстрым и страшным ударам, которые с бесподобным искусством умел наносить только один М. Д. Скобелев.

Окруженные дымкой таинственности, рассказы о боевых подвигах и жизни М. Д. Скобелева, передаваемые из поколения в поколение, уже давно выделили его из среды обыкновенных людей и причислили к числу богатырей земли русской, которым он и был в действительности по духу, исключительному мужеству, храбрости и замечательным военным талантам.

Есть люди-легенды. К ним никак не прикинешь будничную мерку. Судить их вблизи трудно. И их доблести, и их слабости не укладываются в обычные рамки. Эти гиганты по сравнению с остальным человечеством, и таким, по справедливости, надо признать М. Д. Скобелева, завоевавшего себе бессмертную славу. И воздвигнутый для увековечения его имени памятник в Москве — лишь скромная дань потомков подвигам этого героя, увенчанного славой при жизни и оставившего о себе вечную память.

Генерал-адъютант К. П. Кауфман. Генерал Кауфман принадлежит к числу немногих лиц, заслуживших почетную известность своими трудами на пользу России в деле завоевания и обустройства среднеазиатских владений. Богато одаренный от природы, Константин Петрович был незаурядным военачальником, вдумчивым администратором и добрым и отзывчивым человеком.

Только что покоренный Туркестанский край требовал много труда и умения, чтобы справиться с тем тяжелым положением, в которое он попал, находясь между Бухарой, Хивой и Кокандом, впоследствии покоренными по указаниям Кауфмана и при его непосредственном участии русскими войсками.

Как человек всесторонне образованный, он, управляя Туркестанским краем, обращал громадное внимание на изучение и научные исследования его территории.

Настойчивый, он доводил всегда начатое дело до конца, невзирая на препятствия, благодаря чему даже такой чрезвычайный по трудностям, как Хивинский поход, где войскам пришлось вести борьбу с самой природой, был окончен с полной удачей. Своим личным примером генерал Кауфман поддерживал бодрое настроение войск, видевших его несокрушимую энергию и готовность перенести все невзгоды ради достижения поставленной цели.

Продолжительный, почти 30-летний период его административной деятельности в Туркестане дал крупные результаты и привнес в эту страну, долгое время находившуюся в состоянии почти полной анархии, после деспотического правления ханов, постоянных междоусобиц и войн за ханский престол, начала гражданственности, позволил многочисленному населению спокойно заниматься мирным трудом, не боясь за свою жизнь и благосостояние.


История русской армии. Том третий

Генерал-адъютант К. П. Кауфман


Плодотворная деятельность генерала Кауфмана способствовала прочно утвердиться России в своих новых владениях, превратить Среднюю Азию в неотъемлемую часть русского государства и поднять ореол русской власти до недосягаемой высоты.

Генерал-лейтенант М. Г. Черняев. Среди имен, ревниво сохраняемых в памяти не только армии, но и русского народа, имя завоевателя Ташкента М. Г. Черняева занимает видное место.

Несмотря на сравнительно небольшой период пребывания в Средней Азии, генерал Черняев оставил по себе яркий след в этом далеком крае.

Скромный, но знавший себе цену, крайне самостоятельный, с несокрушимой силой воли, М. Г. Черняев был особенно близок сердцу русского солдата. Отделенный от России тысячами верст, предоставленный самому себе, вел он свои войска к намеченной цели, устраняя все препятствия, и сумел завоевать большую часть Средней Азии в течение нескольких лет с незначительным числом войск и поразительно малыми затратами. Познав характер среднеазиатских народов и видя, что для достижения успеха надо поразить их воображение храбростью, стойкостью и неутомимостью русских войск, он неудержимо шел вперед, вполне определенно сознавая, что в его положении можно или победить, или умереть. И эта поразительная решимость дала огромные результаты, создав обаяние русскому имени и облегчив последующим начальникам завоевание края. Нельзя не отметить исключительной черты в характере Михаила Григорьевича — особой заботливости о своих войсках, благодаря которой он иногда предпочитал, как это было под Джизаком, пожертвовать своей славой, переносить ропот и недовольные взгляды подчиненных, еще больше неудовольствие начальства, чем ставить на карту жизнь бойцов, попавших в тяжелое положение.

М. Г. Черняев пользовался особой любовью своих войск, гордившихся начальником, и постепенно за участниками его походов закрепилось славное название черняевцев, к которым причислялись люди испытанной храбрости, приобретшие опыт в ходе среднеазиатских войн. «Генерал, которого прислал русский царь, — Ак-Падишах», — так говорили о Черняеве бухарцы, а бухарский эмир с особым почтением вспоминал впоследствии это славное имя.


История русской армии. Том третий

Генерал-лейтенант М. Г. Черняев


Слишком большая самостоятельность, широкое понимание задач России делали генерала Черняева опасным для английской политики в Средней Азии, а боязнь за свои индийские владения и влияние в Афганистане привели к тому, что происками английской дипломатии Черняев был отозван из Средней Азии в то время, когда ему оставалось покорить одну лишь долину реки Зерафшан.

Выйдя в отставку, генерал Черняев скоро стал во главе армии Сербии, отстаивающей свою независимость против Турции, в результате чего приобрел еще большую популярность и известность в России.

Лишь в царствование Александра III генерал Черняев снова получил назначение в Среднюю Азию на должность Туркестанского генерал-губернатора.

Памятник в Ташкенте и Черняевский домик около Ташкентской крепости, в котором он квартировал при покорении этого города, тщательно охранялись его почитателями. Ревниво оберегалась его память в войсках Туркестана, а среди мусульманского населения Средней Азии с особым уважением вспоминали храброго, решительного, твердо державшего свое слово русского военачальника.

Генерал Г. А. Колпаковский. Покоритель Семиречья и Заилийского края генерал Колпаковский почти всю жизнь провел в степных туркестанских походах.

Как первый устроитель Семиречинской области, Колпаковский оставил по себе память во всем Семиречье. Суровый с виду, но мягкий сердцем, решительный, с непреклонной волей, человек, умевший, делая большое государственное дело, принимать на свою ответственность вызываемые исключительной обстановкой решения, признаваемые им необходимыми. Его почитали в войсках за смелость, способность найти выход из самого трудного положения и поразительную неутомимость.


История русской армии. Том третий

Генерал Г. А. Колпаковский


Предоставленный самому себе, находясь за тысячи верст от России, а потому не имеющий поддержки, окруженный враждебно настроенным населением, он сознавал, что покорить туземцев, населявших Семиречье и Заилийский край, можно исключительно лишь храбростью и готовностью умереть, но не отступить и не сдаться врагу. С храбростью и выносливостью, поражавшими даже кочевников-киргизов, генерал Колпаковский соединял таланты военачальника и широкий кругозор государственного деятеля. Спокойный в бою, хладнокровный в минуты страшной опасности, он вел войска к победам, покорив для России обширный Заилийский край, Семиречье и Кульджу, впоследствии возвращенную Китаю.

Без особых связей и протекции он достиг высших чинов лишь одними своими заслугами и награжден высшими русскими орденами, среди которых самое видное место занимает крест св. Георгия, полученный им за узунагачское дело. Генерал Колпаковский все свои силы отдавал любимому им Туркестанскому краю, а с Семиреченским казачьим войском установилась у него неразрывная связь на всю жизнь до самой смерти.

Умер Герасим Алексеевич Колпаковский в 1896 г. и похоронен в Петербурге.

Характер войн в Средней Азии. Организация и тактика войск. Все войны и походы русских войск в Средней Азии имеют много характерных особенностей, делающих их совершенно несхожими с войнами на европейском театре.

Русские войска сплошь и рядом должны были вести борьбу не только с врагами, но и с самой природой. Отсутствие дорог, корма для лошадей, населенных пунктов и колодцев делало эти походы при палящем зное, по сыпучим пескам и солончаковым пустыням чрезвычайно трудными. Необходимо было нести и везти с собой запасы продовольствия, воду, дрова и фураж для лошадей.

Бесчисленное количество верблюдов для перевозки войсковых грузов невольно превращало русские отряды в громадные караваны. Необходимо было постоянно быть начеку, в готовности отразить внезапное нападение кочевников, скрывавшихся за каждой складкой местности. Небольшие партии туземцев в безбрежных степях были положительно неуловимы. Климатические условия, непривычные для русских, делали степные походы чрезвычайно трудными во все времена года. Летом томила жара, раскалявшая почву до степени пылающей печи, что при отсутствии воды делало жажду нестерпимой. Зимой навстречу неслись снежные бураны, наметавшие огромные сугробы снега.


История русской армии. Том третий

Высматривают. С картины В. В. Верещагина


Ко всему этому надо добавить отсутствие хороших проводников, малое знакомство со страной и языком ее населения. Резкие колебания в температуре в сочетании с плохим качеством воды способствовали тому, что среди войск свирепствовали эпидемии; из строя выбывала масса людей, заболевших тифом, малярией и цингой помимо многочисленных случаев поражения солнечными ударами. Больных среди бойцов на передовой линии было столько, что, например, в 1868 г. в Джизаке из двух батальонов, здесь стоявших, едва ли можно было собрать роту здоровых. К тому же докторов было крайне мало, а при постоянных заболеваниях малярией в хине часто ощущался недостаток. Средняя цифра смертности в месяц превышала 135 человек; так, из 12 тысяч больных, поступивших в лазарет в течение восьми месяцев в 1867 г., умерло 820.

Немало обессиливала туркестанские войска необходимость производить работы по постройке крепостей, а позднее и казарм для жилья. Командирование же людей в лечебные и хозяйственные учреждения, на почтовые станции и денщиками к различным гражданским чиновникам выводило массу людей из строя.

Постоянное, из года в год, движение в глубь среднеазиатских степей выработало у туркестанских войск особые приемы ведения войны и закалило бойцов в походах, а невозможность передвигать крупные войсковые части заставила перейти к действиям небольшими отрядами. Во всех войнах в Средней Азии счет войсковых частей производился не на полки и батальоны, а на роты и сотни, которые благодаря превосходству вооружения представляли собой вполне достаточные по численному составу тактические единицы для выполнения самостоятельных задач.

В Средней Азии был принят как основной принцип действия сомкнутым строем против неприятеля малодисциплинированного, действовавшего в одиночку или небольшими кучками, недостаточно послушного воле предводителя, неспособного, несмотря на свою подавляющую многочисленность, к единству действий и маневрированию массами. Дружные меткие залпы и штыковой удар сомкнутым строем оказывали всегда парализующее действие на кочевников. Вид сомкнутых рот пехотинцев-линейцев и стрелков в белых кепи с назатыльниками и белых рубахах производил сильное впечатление на диких наездников, и конные, зачастую даже весьма многочисленные толпы туркмен и киргизов, поражаемые меткими залпами, принуждены были тотчас отступать, устилая землю телами убитых и раненых.

Для действий против иррегулярной конницы при туркестанских войсках были сформированы ракетные команды, придававшиеся к казачьим частям и выпускавшие ракеты с особых станков. Шум ползущих, в виде огромных огненных змей, ракет производил подавляющее впечатление на людей и на лошадей. Испуганные кони шарахались и несли толпу наездников, калеча и убивая их, порождая страшную сумятицу, которой пользовались казаки, преследуя и рубя бегущего в паническом ужасе неприятеля. Артиллерийские орудия — легкие и горные пушки и единороги — производили также большое впечатление, в особенности своим разрушительным действием при осаде туземных укреплений.

Штурм городов являлся делом очень трудным. Скученность построек, узкие улицы и высокие глинобитные заборы давали возможность жителям защищаться продолжительное время; каждый сад, двор или мечеть представляли собой отдельные укрепления, из которых приходилось выбивать противника, занимая таким образом город шаг за шагом и ведя бой на каждой улице. При расположении войск на отдыхе и сторожевом охранении не последнюю роль играли ротные собаки, выходившие с нижними чинами на посты; они часто предупреждали часовых о появлении подкрадывавшихся врагов, стремившихся за вознаграждение халатом или золотой монетой во что бы то ни стало достать голову русского солдата. Во время атак на туземную пехоту ротные псы с остервенением кидались на сарбазов, помогая своим хозяевам в рукопашном бою.

Проводниками в степи служили преимущественно киргизы, поступавшие на службу в качестве джигитов и переводчиков, причем многие из них за свою верную службу были производимы в офицеры милиции. Кроме того, в некоторых отрядах из надежных киргизов, туркмен и афганцев были сформированы особые команды, принимавшие участие в военных действиях. Продолжительный, 25-летний срок службы при непрерывном движении от Оренбурга в глубь Средней Азии воспитал туркестанские войска, приучив их к степным походам в пустынях и выработав поразительную неутомимость, благодаря которой пехота иногда делала переходы до 60–70 верст в сутки.

Некоторые батальоны, сформированные в Оренбурге, находились в непрерывном походе, в течение 25 лет, переходя с места на место, и их состав представлял собой закаленных и обстрелянных людей, привычных и к свисту пуль, и к внезапным нападениям туземцев. Все эти условия позволили создать из туркестанских войск едва ли не самые лучшие в боевом смысле части русской армии. По боевой закалке, по проявлению частного почина эти войска походили на кавказскую армию времен Ермолова, Воронцова и Барятинского. Необходимость иметь все при себе выработала особые приемы походной, бивачной и сторожевой службы.

Вооружена была пехота нарезными винтовками системы Карле, и небольшая часть стрелков имела винтовки системы Бердана № 1 и штуцера.

Отсутствие иногда нужного числа погонщиков верблюдов вынуждало привлекать к уходу за ними нижних чинов, причем их неумение вьючить и ухаживать за этими животными приводило часто к порче и убыли верблюдов, и лишь долголетнее пребывание в походах приучало людей к верблюдам, которые постепенно заменили в туркестанских войсках лошадей.

По отношению же войск противника надо сказать, что регулярные войска бухарцев, кокандцев и хивинцев содержались в небольшом числе; так называемые сарбозы — пехота, обмундированная единообразно, была плохо обучена. Пешие сарбозы вооружены были: первая шеренга — фитильные ружья на сошках, но встречались также всевозможные образцы кремневых, ударных и охотничьих двуствольных ружей; вторая шеренга — преимущественно холодным оружием: батиками, топорами (ай-балтами) и пиками — и только немногие имели пистолеты.

Конные сарбозы были вооружены пиками и саблями, а первая шеренга сверх того имела и винтовки. Артиллерия состояла главным образом из чугунных и медных орудий персидской и местной отливки. Обучались эти войска преимущественно русскими беглыми солдатами, из которых приобрел известность урядник Сибирского войска Осман.

Главный же контингент в туземных войсках составляла иррегулярная конница, сидевшая на отличных лошадях, крайне выносливых и могущих проходить огромные расстояния, а всадники прекрасно владели холодным оружием. Конница, комплектуемая из киргизов, юмудов, каракиргизов, прекрасно знавших местность, сильно тревожила русские войска неожиданными нападениями, преимущественно по ночам, но, налетев на отряд, немедленно при первых же залпах рассыпалась по степи, уходя быстро из-под выстрелов, и, обыкновенно атакуя большими массами, стремилась задавить небольшие по составу русские части свой численностью.

Русская конница — казаки — вследствие неравенства сил обыкновенно предпочитала отражать противника огнем из сомкнутого строя и атаковать его также в сомкнутом строю; казаки спешивались, батовали[6] или стреноживали лошадей и, устроив укрытие из них, мешков, запасов фуража, дружными залпами поражали скопища врагов из своих нарезных винтовок; после отступления начинали преследование, хотя в некоторых боях лихо атаковали и в конном строю.

Пехота же действовала всегда в сомкнутом строе, выстраивая каре, о которое вследствие метких залпов и разбивались обыкновенно атаки туземцев.

Нанося поражения во всех крупных боях, русские войска терпели иногда урон лишь в небольших стычках, главным образом вследствие отсутствия в этих случаях мер охранения, разведки и некоторой беспечности при движении и на отдыхе среди враждебно относившегося к русским туземного населения.

Но все же твердая преданность долгу, непоколебимая стойкость и храбрость брали верх, и туркестанцы, сломив одно за другим войска кокандцев, хивинцев и бухарцев, одерживали над ними победы, благодаря которым включили земли покоренных государств в число русских владений, дав возможность под своей защитой населению обширной территории Туркестанского края начать мирную жизнь, заниматься земледелием и торговлей, открыв в то время среднеазиатские рынки для русских товаров.

Таким образом, было закончено завоевание Туркестана, Хивы, Бухары и Коканда, чем выполнены заветы Петра Великого.

Ахалтекинская экспедиция 1880–1881 гг.

Анатолий Дмитриевич Шеманский, полковник Генерального штаба

Политическая обстановка в преддверии походов Лазарева и Ломакина

Причины Туркменской войны. После покорения киргизов, хивинцев, бухарцев и кокандцев и после мирного водворения нашего среди туркмен и юмудов на восточном берегу Каспия настала очередь уладить добрососедские отношения с текинской Туркменией, ставшей пограничной с нами, разделявшей клином наши среднеазиатские владения и пересекавшей все караванные пути от нас на юг, к Индии, к ее «океану и солнцу», куда стремились наши былинные богатыри и богатырь нашей истории — Петр Великий. По свидетельству Волынского, Петр Великий собирался в 1725 г. «по спаде вод сам персонально» проложить путь от Каспия в Индию, и только «единая смерть пресекла» этот широкий полет русского Орла.

К текинцам мы предъявили те же требования добрососедских отношений, с какими неизменно обращались ко всем предыдущим покоренным среднеазиатским народам. Эти справедливые требования сводились к следующему: 1) не грабить наших караванов и дать им свободный ход через свои земли; 2) предоставить свободу путешествия, торга, жительства и права собственности для наших подданных; 3) не брать с нас лишних пошлин; 4) не держать рабами наших людей; 5) прекратить разбои и грабежи у наших границ; 6) завести с нами правильные дипломатические сношения и 7) обращаться с нами, как подобает с великой мировой державой. Но текинцы оказались столь же неисправимо дики, как их предшественники; исчерпав и с ними «все меры кротости и строгости», мы пришли к решению, что войны нам не избежать.

К тому же необходимость военных действий диктовалась противоборствующими нам течениями в Средней Азии — панисламистским, английским, персидским — и затаенными надеждами на возврат к прошлому покоренных уже нами среднеазиатцев. Это видно из следующих строк тогдашнего нашего видного дипломата Зиновьева: «Не следует забывать, что одной из причин, побудивших нас к движению на Восток от Каспийского моря (в Туркмению), послужила признанная нами необходимость произвести впечатление на Англию и помешать направленным против нас замыслам ее в Средней Азии.»

Поводом же к борьбе послужило соперничество текинцев с нами из-за обладания землями туркмен-иомудов, обитавших в южной половине восточного берега Каспия, на 150–200 верст в глубь страны.

Текинцы, как могущественнейший, наиболее свободолюбивый и воинственный из народов Закаспийского края Средней Азии, стремились к гегемонии среди единоплеменников-соседей: иомудов, гоклан, сарыков и солоров… А эти племена, дабы избежать тяжелой текинской зависимости, искали опоры у соседей. Еще со времен Петра Великого и походов Бековича-Черкасского в Хиву иомуды рвались в наше подданство. Они помогали Бековичу строить на своем берегу Красноводск (Шагадам), видя в нем защиту от хивинцев и текинцев, и провозгласили тогда же себя нашими подданными. В 1745, 1767, 1798, 1800, 1803 и 1805 г. они упрашивают нас вернуться в брошенные нами закаспийские крепости, а в 1805 г. помогают искать для них лучших мест. В 1813 г. они с гокланами решают помочь нам в войне с Персией. Лишь немногие из них участвовали в морских разбоях на Каспии вместе с хивинскими и другими выходцами (огурджели). В 1819 г. на совете иомуды вынесли решение «всячески помогать пришествию русских». В 1819, 1820 и 1821 г. они способствуют нашим посольствам в Хиву и разведкам их берега, а в 1832 г. помогают истреблять пиратов. В 1834 г. они выражают недовольство оседлостью нашей не у них, а на киргизском Мангышлаке, заявив об этом и в 1846 г. В 1836 г. они страшно рады нашим планам водвориться в Ашур-аде, осуществленным в 1842 г. В 1840 г. они приветствуют нашего станционера у их берегов и одобряют запрещение персам иметь военный флот на Каспии и форт на о-ве Огуречном. С 1859 г. они ропщут на отсрочку в постройке Красноводска.

С 1859 по 1867 г. иомудов сильно притесняют хивинцы и текинцы, и их хан Атта-Мурад молит нас о восстановлении крепости у Красноводского залива и помогает ее построить в 1869 г.

Строительство Красноводска было перенесено с 1865 г. на 1870 г. из-за «расстройства дел в Туркестане» и начато в 1869 г. вследствие угрозы «общего восстания среднеазиатцев против России».

Тогда, по наущению англичан-колонистов в Индии, Шир-Али, хан афганский, поспособствовал возникновению против нас восстаний в Бухаре, на Мангышлаке у киргизов и нападениям хивинцев и текинцев.

Возведение Красноводска и послужило поводом к развертыванию военных действий между нами, Хивой и Свободной (текинской) Туркменией.

Первая стычка с текинцами произошла 20 ноября 1869 г., когда они сделали внезапный налет на передовые посты Красноводского отряда (Михайловский пост). Это событие нужно считать началом Туркменской войны. Случилось это почти через месяц после занятия (29 октября) нами Красноводска. Мы отвечали походом-набегом в Кизыл-Арват (30 ноября — 20 декабря), на ближайший край текинского оазиса; но текинцы уклонились от боевых встреч. Хивинские дела помешали нам расправиться тогда с Ахалтеке. С 1870 по 1873 г. мы занимались здесь походами демонстративными, рекогносцировочными и прочими против хивинцев, текинцев и иомудов, которые их поддерживали. Это утвердило наше положение в Иомудии, хотя Ахалтеке крайне негативно восприняло объявление нами в 1874 г. Иомудии русской провинцией (Закаспийским военным отделом, приписанным к Кавказу) с городом Красноводском и Чикишляром под начальством генерала Ломакина, одного из покорителей Хивы.

Получив предложение вступить с нами в добрососедские отношения, текинцы прислали в Красноводск весьма сомнительное посольство (через два месяца, т. е. без проявления должной учтивости) из лучших своих военачальников, больше для разведки, чем для «замирения», которое (в унисон с ханскими письмами) уверяло, что не может склонить в нашу пользу народ неисправимо своевольный: «Текинцы подобны птицам степным, для которых постель есть песок.». Отказ в караванных путях через их земли, отсутствие гарантий в прекращении разбоев, закладка в Мерве сильной текинской крепости (Коушут-Ханкала), продолжение сношений с англичанами — таким был дерзкий ответ на наш призыв к добрососедству.

Походы Ломакина и Лазарева. Кокандские дела и Турецкая война помешали нам развернуться здесь в полную силу. Остановились на полумерах: приказали Ломакину в 1877 г. утвердиться на самом краю Ахалтекинского оазиса — в Кизыл-Арвате. Но Ломакин загубил дело вследствие недостаточной подготовки, отсутствием которой он сорвал впоследствии и первый штурм Геок-Тепе в очередном, втором походе в оазис, начатом генералом Лазаревым.

С 1874–1875 гг. мы только начали приспосабливать Иомудию как базу для движения в Ахалтеке[7]. Поэтому Ломакин, заняв «налегке» Кизыл-Арват 7 мая 1877 г. и одолев большое скопище текинцев в кровопролитном для них столкновении 12-го числа, не смог продержаться (прокормиться) в Кизыл-Арвате и «отступил» в Красноводск, подорвав к нам страх у обитателей оазиса; текинцы решили, что русские могут жить только у моря. Эту уверенность мы укрепили в следующем (1878) году рекогносцировочным походом в оазис по долине р. Атрек, сопровождавшимся безуспешными стычками с текинцами, иомудами и гокланами.

Наконец, следующий наш поход (1879) окончательно убедил население Средней Азии, что текинцев никто на свете не в состоянии побить, даже русские.

Насмешки, что мол-де русским никогда не расправиться с туркменами, как это сделали англичане с афганцами, повлияли на нашу решимость покорить текинцев и прочно занять их территорию. С этим согласилось Особое совещание в Петербурге, состоявшееся 23 января 1879 г., а государь утвердил поход. Кавказское начальство составило план. Не доверяя Ломакину, вверили поход одному из корпусных командиров (на Кавказе), генералу Лазареву. План, полученный экспедицией из Тифлиса, имел много пробелов по части организации штаба, тыла и состава экспедиции. Лазарев хотя и развил большую деятельность, однако недостаточно постиг обстановку, полагая, что «займет страну без выстрела». Это было крупное заблуждение, и оно сказалось с первых шагов похода на недостатке перевозочных средств, а затем и денег, сухарей, одежды.[8]

Лазарев торжественно объявил войну текинцам. Они отвечали дерзким набегом в нашу область, захватили стада, женщин, экспедиционных верблюдов и смело атаковали две роты, посланные против них, убив четверых и ранив 12. Затем они, по примеру Мерва, начали постройку большой крепости, значительно впереди Ашхабада, ведя ее с редкой энергией (не без помощи инженеров-иностранцев), с участием даже женщин и детей. Это и было Геок-Тепе.

Расчеты экспедиции по сбору верблюдов не оправдались. И Лазареву пришлось идти, теряя постепенно силы, назначенные[9] для вторжения в оазис, оставляя лишние рты на попутных этапах. Уж он вел только половину отряда. Из боевых и продовольственных запасов везли не то, что нужно, а то, что могли поднять. И поход явно обращался из «прочного занятия оазиса» в «набег», в «налет». Это видели текинские послы[10], которые шли с нами, якобы перейдя на нашу сторону.

Крупное текинское скопище двигалось впереди нашего авангарда, время от времени вступая лишь в небольшие стычки, и поведением своим поддерживало неоправданную уверенность многих в легкости расправы с противником.

Что удалось бы сделать Лазареву, поборол ли бы он все недочеты, неизвестно, потому что он скончался в начале похода от карбункула и похоронен на этапе Чат, на р. Атреке. Во время погребального салюта у орудия рассыпались колеса, и в этом потом видели явный знак неудачи похода.

О препятствиях и недочетах, оставленных в наследство Лазаревым, можно заключить из его же слов: «Это настоящая школа терпения!» Но Ломакин в хаос нерасчетливости добавил еще торопливость.

Хотя и отняли силой у попутных иомудов вьюки (верблюдов), но мало, и привели к стенам Геок-Тепе лишь треть бойцов (3024 человека), не оставив на 200 верст позади себя ни этапов, ни складов и имея 2350 изможденных верблюдов при себе.

С последнего ночлега, 28 августа, Ломакин пошел прямо на штурм крепости в походных колоннах, имея по комплекту снарядов на орудие и по 120 патронов на винтовку. В обозе везли продовольствие на 15 дней.

В авангарде — колонна князя Долгорукова в составе 3,25 батальона, пяти эскадронов и сотен, шести орудий и шести ракетных станков, во второй колонне графа Борха — три батальона, одна сотня, четыре орудия, вода и патроны и в третьей — обозе с прикрытием (капитан Кегамов) — полтора батальона, два орудия.

Геок-Тепе была неокончена как раз со стороны подхода русских: южный фас был в зародыше, а западный и северный возведен наполовину. Но с налета и такая крепость трудна, ибо ее низкая пока еще оборонительная стенка стояла на толстом и высоком земляном валу.

В 8 верстах от крепости сильная текинская конница понеслась на наши колонны. Ломакин, шедший во главе войск, приказал двум задним колоннам соединиться, и они отбили после трех часов дня конную атаку. А с 11 часов дня первая колонна уже атакует крепость с запада, открыв пушечный огонь с 700 сажен и развернувшись с 350 сажен. Взяв несколько сильных передовых пунктов, она «захлебнулась» на штурме главной ограды, однако мужественно выждала подхода прочих колонн. Наши силы для штурма, общей численностью 3024 человека, распределили так: на северный фас — два батальона и шесть орудий; на западный — три с четвертью батальона и два орудия; на восточный — две сотни и два орудия; в общем резерве — шесть рот и два орудия.

Всего шесть-восемь пушек готовили эту атаку. Но текинцы не вынесли и такого огня, вследствие чего отошли от западного фаса и послали к нам переговорщиков с просьбой о прекращении огня. Но нетерпеливый Ломакин расценивает это как желание затянуть дело до близкой темноты и в 5 часов дня наносит общий удар из четырех орудий, стремясь вызвать панику текинцев. Однако неодолимость стен, жестокий ответный огонь текинских ружей и отсутствие помощи нашей могучей артиллерии повергают в панику войска Ломакина, которые, смешавшись от больших потерь и оставляя на поле боя много трофеев, в беспорядке отошли к обозу.

Ярость преследования осадила наша артиллерия вместе со встречной атакой резерва так, что текинцы[11], опасаясь нового штурма, шлют новую депутацию с предложением сдачи. Но и эту депутацию не выслушивают и задерживают на аванпостах. Урон наш был огромен.[12]. Но он ничтожен в сравнении с упадком духа отряда, который ночью, тихонько, стал уходить от крепости, бросив тела поверженных на поле боя.

Утром текинцы не верят своим глазам — они победили! Безумная радость их окрыляет; они бросаются в массовое преследование, вновь осаженное русской артиллерией. Тогда они возвращаются в крепость, где устраивают разудалый пир, выставляют богатые трофеи и зверски мучают наших раненых пленных, сдирая с них кожу, и оскверняют трупы, головы отрезают и солят для рассылки соседям. С 30 августа до 3 сентября Ломакин уходил безостановочно, преследуемый все слабее и слабее, а 16-го он уже на Атреке.

Текинцы разошлись по домам, а к закаспийским злосчастным войскам едет новый начальник с Кавказа, генерал Тергукасов[13].

Этот поход нам стоил 1 872 540 руб., полтысячи жизней и неисчислимого урона нашего достоинства не только в Средней Азии, но и во всем свете. Персы оказались на этот раз правы: «Даже русские не в силах одолеть текинцев!»

Перед Россией вырастала нравственная роковая необходимость: раздавить во что бы то ни стало дерзкий народец, который рассыпал по всей Азии свои страшные трофеи и хвастался массой отбитого ценного оружия.

Иомуды атрекские после нашей неудачи 1879 г. «драли нос» и обратились из «боязливых халатников 1871 г.» в «нахалов», по словам будущего героя этой эпопеи. Мы стали получать обидные советы, как воевать с текинцами, от бухарского эмира, от хивинского хана, от соседних персидских губернаторов. Первый уверял, что нужна 100-тысячная армия для разгрома туркмен, без чего нас снова постигнет неудача; второй был убежден в неодолимости для нас Туркмении, с ее храбрецами, маловодием, крепостью. Оба они поэтому смотрели сквозь пальцы на продажу их купцами в Ахалтеке пороха, свинца, оружия, патронов.

Англичане же, чей престиж в Азии был тогда на большой высоте, приняли ряд мер, дабы использовать нашу неудачу в этих краях: они ловко распустили слух, что в Европе собрался совет (маслахат), в котором заседает на первом месте Англия, чтобы не дать России «ходу». Англичане прислали текинцам подарки, поздравления, восхваляя их мужество, побуждая к упорству и даже обещая помощь. Англия толкала Персию мешать нам, обещала вернуть ей Герат[14], подзуживала требовать от нас отдать Кара-Кала, дабы стеснить наш обходный, южный путь к Геок-Тепе персидскими горами.

Для нас же началась томительная подготовка к новому удару по Геок-Тепе. Посыпался ворох планов, проектов, советов. Трудились: генерал Тергукасов за Каспием; Кауфман — в Туркестане; штаб округа — в Тифлисе; в Петербурге — Главный штаб, Особое совещание при нем, из знатоков Средней Азии, занимавших в свое время важные там посты: Крыжановский, Мейер, Глуховский, граф Борх. Много было высказано и дельных, и шаблонных соображений, имевших свою долю влияния на организацию новой экспедиции.

Тергукасов поднял дух участников неудачного похода раздачей орденов (по два креста на роту, сотню и полубатарею), объявлением благодарности за службу, улучшением быта войск, обещанием скорого разгрома противника. Он перестроил заново всю Атрекскую военно-этапную дорогу, ликвидировал долги прежней экспедиции, распустил дорогую и ненужную милицию, сократил огромный штат экспедиционных управлений, а значит, и лишние рты с продовольственного пайка, улучшил сообщение морем с Кавказом и Европейской Россией, начал заводить охотничьи команды для партизанской борьбы с туземцами[15]. Совместно с генералом Петрусевичем он разработал проект нового похода, забракованный за дороговизну (40 миллионов), за долгий срок (4 года), за большое требование войск к снаряжению, в частности, перевозочными средствами, за пренебрежение местными ресурсами и т. д. Вдобавок по болезни он не смог быть исполнителем своего плана.

Штаб округа (Кавказ) собрал толстое досье с анализом причин неудачи прежнего похода и составил свой обширный проект, состоявший из нескольких комбинаций военных действий при разных предположениях хода политики, денежных затрат, продолжительности похода.

Подготовка велась в основных чертах по плану Кавказа. Недоставало полководца. Авторы проекта предлагали избрать одного из героев Турецкой войны, «если он согласится с Кавказским планом». В Петербурге называли многих кандидатов, причем не был угадан тот, кого выбрал сам государь. Это был Скобелев.

Подготовительная операция Скобелева к разгрому Геок-Тепе

Государь объяснил свой выбор тем, что Скобелев хорошо знаком со Средней Азией как участник Кокандских походов, а также тем, что этот полководец сочетал ум и решительность с тонкой расчетливостью или осторожностью. Несомненно, это был удачнейший выбор и наилучшее определение способностей Скобелева, как показало мастерское достижение цели экспедиции. Скобелев представлялся даже слишком крупной величиной для такого небольшого дела, что можно видеть из самой формы извещения его Главным штабом: «Так как экспедиция принимает более обширные размеры, то может быть вверена.».

10 января 1879 г. Скобелев был отозван в Петербург, а 12-го, в знаменательный день будущего (ровно через год) взятия им Геок-Тепе, он удостоился долгой беседы с государем, который преподал ему целую инструкцию. Государь сказал, что хотя и желательно сделать поход возможно дешевле, но войска должны быть полностью обеспечены всем необходимым. Он советовал не набирать в управление отряда лишних людей. В планах и действиях прежней экспедиции он нашел черты беспечности, пренебрежения противником, столь доблестным, как текинцы. Он предостерегал от разброски войск, приведшей так мало бойцов 28 августа 1879 г. к стенам текинской твердыни. Он полагал, что даже от таких войск, как Кавказские, нельзя требовать более того, что они могут дать, штурмуя крепость голыми руками. Скобелев всегда с волнением говорил об этой всеобъемлющей оценке причин нашей первой неудачи под Геок-Тепе.

Закаспийский край весьма отличен по свойствам от Туркестана, где Скобелев приобрел перед Турецкой войной свой наибольший «среднеазиатский» опыт. Но и с Закаспием он прочно познакомился в 1871 г., когда сделал геройский пробег в 760 верст (с топографической съемкой) всего с шестью всадниками от Красноводска по одному из маршрутов в Хиву (до Сарыкамыша хивинского), через страшную пустыню.

План экспедиции Скобелева. Не в характере Скобелева было терять время, поэтому еще в Петербурге при составлении наметков своего плана действий он развил бурную деятельность. В основу его он положил следующую директиву правительства: бесповоротно воевать с Туркменией; покорить край совершенно, но не увлекаться наступлением дальше ахальских пределов; быстро, но систематично идти к цели; начать сборы в поход немедля; рассчитывать на всяческое содействие экспедиции со стороны Туркестана и Оренбургского края; база — Кавказ и экспедиция — под руководством главнокомандующего Кавказской армией; Скобелеву — широкие полномочия.

Скобелев много хлопотал, чтобы директива прошла в выгоднейшем для экспедиции виде, и отозвался о ней, как о «не затрудняющей развитие в нем всей его энергии и способностей». Одно было ему не по душе — ограничение похода пределами земель ахалтекинцев, когда оставался еще огромный кусок свободной Туркмении — Мерв с его вассалами — сарыками и солорами.

План свой Скобелев выковывал постепенно, по мере хода самой экспедиции, начиная с подготовки.

Его противник располагал до 50 тысячами бойцов, в числе которых десятая часть доброконных. Их ручное оружие — шашки, пики, тяжелые азиатские ружья на сошках, способные поражать с 2000 шагов, да до 600 штук скорострельных. Артиллерия противника состояла всего из одной старой персидской пушки (6-фунтового калибра) и нескольких крепостных ружей (замбуреки). Эти силы опирались на крепость азиатского типа, периметром около версты, с 4-саженным земляным валом, увенчанным стеной до 5 сажен толщиной. Щитом ахалтекинцев были сотни верст дикой и пустынной страны, отделявшей их от нас. Их оазис давал им достаточные запасы продовольствия, а привозное оружие и собственное мастерство обеспечивали боевой запас. Тяжкие условия жизни за Каспием и трудность подвоза туда запасов не позволяли нам развернуть там значительных сил; приходилось драться во много раз меньшим, чем противник, числом, налегая на другие коэффициенты могущества — на наше регулярство, оружие, дух.

Скобелев взял «туркестанскую» пропорцию сил, считая роту (200 человек) равной тысяче нестроевых азиатцев (1:5); он приказал в этом походе вести счет не на батальоны, а на роты, полагая, что в степи наша рота для среднеазиатцев — «подвижной Страсбург». Поэтому он довольствовался отрядом в 7–12 тысяч: 11 с половиной батальонов, 11 эскадронов и сотен при 64 орудиях, рассчитанным и для нанесения удара, и для тыла.

О силе и разнообразии артиллерии он особенно хлопотал исходя из опыта неудачного штурма Геок-Тепе 28 августа 1879 г. и на основании туземной тактики, считавшей силу пушки в тысячу бойцов. Он готов был подарить своему противнику несколько старых пушек, потому что потерю их азиаты считают гибельным несчастьем и сильно падают духом.

Расходы Скобелев намечал самые умеренные сравнительно с другими проектами, не более 13,5 млн руб., а с постройкой участка железной дороги — не более 22 млн руб. Срок для похода он намечал в 1–1,5 года. При этом назначал самое полное, даже роскошное снабжение всей экспедиции, считаясь с трудностями походной жизни в столь тягостном для европейцев крае.

Он рассчитывал использовать в походе все новинки техники: опреснители, дековильку, рутьеры, гелиограф, пулеметы, ракеты, ручные гранаты, консервы, предварительный контроль и широкую эксплуатацию местных средств Туркмении, соседней Персии и даже Хивы[16]. Санитарные средства он наметил обильные. А продовольственный режим определил фразой: «Кормить до отвалу и не жалеть того, что испортится».

Для сокрушения текинской твердыни Скобелев брал с собой осадный (инженерный и артиллерийский) парк, сделав расчет (бреширование) с помощью участника осады Джизака (в Туркестане).

Он наметил тактику, приложимую к Закаспию: походные и боевые порядки, укрепленные этапы, вождение караванов, партизанскую войну, тактику кавалерии, огневую тактику пехоты, — полностью оправдавшую себя в течение всей экспедиции.

Ему нужно было до 20 тысяч верблюдов. Он не остановился перед трудностью доставки их из Туркестана и оренбургских степей, за тысячи верст.

Для ускорения подготовки экспедиции, особенно последнего ее акта — осады и штурма Геок-Тепе, он, дабы быстрее накопить продовольственные запасы, удалил на время все лишние войска на Кавказ и оставил только необходимое их число для охраны складов и «пробных» военных действий. Он оборудовал свою базу пристанями, дорогами, укреплениями, телеграфами, этапами, решив создать могучий «трехугольник средств»: Красноводск, Чикишляр, Бами[17] со вспомогательным персидским магазином в Гермабе, близ самого Геок-Тепе. С помощью знаменитого моряка Макарова[18] Скобелев доказал доступность длинного Михайловского залива как подступа на сотню верст к краю. От него поползли к оазису железные дороги (обыкновенная и переносная).

Он решил перебросить из Туркестана под Геок-Тепе вспомогательный отряд, дабы поразить среднеазиатцев способностью русских бойцов преодолеть огромную Закаспийскую пустыню.

Он отозвал Куропаткина из Семиречья начальником туркестанской вспомогательной колонны. Профессор тактики Гудима-Левкович вследствие нездоровья не смог стать начальником штаба экспедиции, и Скобелев заменил его Гродековым, превосходно оборудовавшим «боковую персидскую базу экспедиции» и составившим самое полное описание этого похода.

Так как Скобелеву не приходилось воевать с текинцами, то в число подготовительных действий он включил и «пробный» поход на них.

Словом, план экспедиции был полновесен и надежен, что и не замедлило подтвердиться.

Подготовительная деятельность Скобелева в Петербурге, Тифлисе и за Каспием. Из Петербурга Скобелев послал штаб-офицера в киргизско-оренбургские степи для покупки и доставки в Красноводск пустынным берегом Каспия 6000 верблюдов под конвоем пяти сотен казаков.

В своих обращениях к разным правительственным учреждениям он поднял тьму вопросов касательно деталей сборов в экспедицию.

31 марта 1880 г., отслужив напутственный молебен в Казанском соборе в Петербурге, Скобелев отправился в экспедицию, заехав по дороге сначала в Минск — проститься со своим 4-м корпусом, а затем в Тифлис — для доклада своему главнокомандующему и переговоров по массе вопросов с окружными управлениями, снабжавшими его экспедицию. Отъезд его из Тифлиса был отсрочен на девять дней (14–25 апреля) ввиду завалов на Военно-Грузинской дороге через Кавказский хребет. В Петровске (порт) сосредоточились войска и запасы, предназначенные для экспедиции, которые на пароходе «Великий князь Константин» отбыли к месту экспедиции, сначала в один из самых глухих ее углов — Мангышлак. С 1 мая Скобелев стал объявлять свои знаменитые приказы, отличающиеся зажигательным стилем, лаконичностью и меткостью выражений. В этих приказах он объявлял о хорошем и о дурном; грозил, кому следовало, и хвалил, кого надо было; преподавал правила военного обихода, старался поднять дух участников экспедиции. Приказы полны литературных достоинств, и из них бьет фонтаном, так сказать, знание солдатского и офицерского сердца и уменье управлять им. У Скобелева был и штаб из шести отборнейших работников.

Правительство присылало Скобелеву копии донесений своих агентов о ходе мировых дел, особенно англо-азиатских. Он был в тесных сношениях с нашими дипломатическими агентами в Персии.

Прежде всего Скобелев принял меры к ускорению транспортировки грузов для экспедиции из-за моря, начатой еще 1 апреля по его телеграмме из Петербурга. К его прибытию результаты этой операции были весомы, но велик был и остаток, равный 1 324 694 пудам. На каждую перевозку составлялись точнейшие планы.

Появление Скобелева за Каспием круто повернуло все дела к несомненному успеху. Еще из Питера в своих телеграммах он приказывал: «Войскам подтянуться, подучиться, ускорить прохождение курса стрельбы; ревизовать магазины; отправить все неспособное и лишнее за море, в том числе и лишние — до времени — рты и пушки». Теперь он требовал продемонстрировать «плоды» своих распоряжений: расхвалил Мангышлакские войска; проверил надежность связи через Хиву с далеким Туркестаном; пожурил красноводцев: «Войска Красноводского гарнизона! Стоя вблизи неприятеля, вам нужно более строгое воинское обучение и более солдатский вид!!». Досталось и передовому посту этого гарнизона у Михайловского залива, куда Скобелев приплыл с Макаровым по «новому» фарватеру, обставленному уже вехами, и где осмотрел уже шедшее под руководством Анненкова железнодорожное строительство в глубь текинских степей и пустынь.

Так как пробное плавание Макарова по р. Атреку (9–17 мая) убедило Скобелева в невозможности использовать эту водяную артерию для внедрения внутрь текинского материка, то он стал совершенствовать оба старых сухопутных пути, сходившихся к текинскому оазису (у Кизыл-Арвата), от Красноводска и Чикишляра. Первым стремлением его было захватить центральный пункт этих путей — Кизыл-Арват или Бами. И к 25 мая, через 16 дней после своей высадки, он уже изготовился к походу с этой ближайшей целью. Но своим наступлением он хотел достигнуть и других выгод: весьма решительно заявить о своем присутствии в среднеазиатском крае. Текинские соглядатаи уже распространили сведения, что «новый генерал — человек молодой, один из героев Турецкой и Туркестанской войн, участник и командир многих боевых лихих дел; он покорил сильное Кокандское ханство и шутить не любит!».

Скобелев знал, что это всполошило текинцев, которые собрали совет и, вместо задуманного было (вместе с мервцами) нападения на нас, занялись усовершенствованием своей крепости, а мервцы отправились восвояси. Текинский правительственный и военный совет послал тысячу всадников сгонять свой народ к крепости для землекопных работ. Тем временем Нур-верды, хан текинский, умер, а новый — Кули-хан — вовсе не имел боевого опыта, а потому обзавелся четырьмя советниками-помощниками.

И англичане были взволнованы назначением и деятельностью Скобелева. Для контрвлияния они послали новому хану ободряющее письмо, подарки и увеличили число своих агентов (тайных, военных, политических, консульских и др.) близ района борьбы, в пределах Персии. Скобелев, со своей стороны, не допустил к себе известного английского журналиста О'Донавана, старавшегося затем через Персию попасть в Геок-Тепе.

Англичане подбивали шаха дать правителю Мерву субсидию, за которую тот обещал объявить себя вассалом Персии и не делать набегов в Хоросан и Сеистан. Насколько персидские поселяне желали разгрома текинцев, настолько этого не хотели персидские пограничные губернаторы, объяснявшие всегда умаление шахских доходов (в свою пользу) разбоями текинцев и даже входивших с ними в тайные соглашения для получения наград и подарков за пышные реляции по отражению текинских аламанов.

Оценив всю эту пеструю обстановку, Скобелев решил сделать перелом в ней, выдворив врага за пределы оазиса, чтобы тем самым прикрыть район строительства своих военных дорог и вывести войска из состояния неподвижности, пассивности и уныния. Все это он выразил лапидарно и четко: «Пойдем вперед, хоть частью отряда. Боевой успех даст нам все. Если так, то вырвем все зубами — всем для этого жертвуя.».

И с 23-го числа он начал этим «вперед!» перелицовку всей обстановки в Средней Азии.

Поход в Кизыл-Арват, кончившийся занятием Бами. Еще в Петербурге наметил он эту операцию и в марте приказал готовить все для нее на головном этапе Атрекской дороги из расчета (Дуз-Олум) на 2000 бойцов и 800 коней. Он справлялся об этом, будучи в Тифлисе, а также тотчас после своей высадки на берег Туркмении. Сбор верблюдов тормозит дело, но Скобелев, арестовав 11 иомудских старшин, вынуждает их поставить 2500 животных. С 23 мая началось движение от Чикишляра. Скобелев с конницей обогнал эшелоны. Он инспектировал этапы Атрекской дороги, вводил там новые — «скобелевские» — порядки, заложил новый этап (Ходжа-Кала) и, перешагнув Ткинский хребет с двумя легкими колоннами, пошел искать место для стыка Красноводской и Атрекской дорог. Он облюбовал Бами и занял его 31-го числа[19], потом продвинулся еще на переход (20 верст) и занял временно селение Беурму[20], которое сжег, а жители бежали.

Бами было выгоднее Кизыл-Арвата, так как находилось всего в 112 верстах от Геок-Тепе. Итак, на 34-й день своего прибытия Скобелев твердо и бесповоротно утвердил свои аванпосты в 400 верстах от моря и всего в 90–112 верстах от твердынь противника, на исконной текинской земле, и туда же стал перемещать свою базу. Это было в разгар богатой жатвы в оазисе, и Скобелев стал там хозяйничать, добывая такие местные запасы, о которых и не мечтали его предместники.

Он послал текинцам ультиматум: 1) покорность; 2) русская оккупация; 3) контрибуция в 0,5 млн руб., 1000 племенных жеребцов и выдача всех старинных грамот, рукописей, документов и книг ахалтекинского народа; 5) отказ от рабовладения.

Текинцы отвечали налетами на наши аванпосты и этапы. Скобелев разработал этапную, транспортную и аванпостную тактику для местных условий. Несмотря на полководческие таланты вождя текинцев Тыкма-сердаря, налеты им мало удавались вследствие строгих порядков, заведенных Скобелевым.

В Бами — базу для движения к Геок-Тепе — стекались продовольственные запасы, доставляемые с побережья по двум этапным путям и собираемые в здешнем крае. Причем по этапной дороге из Красноводска шло все «несъедобное», а продовольствие текло по Атрекской дороге, где шел и сбор местных средств. В отличие от наших предыдущих закаспийских операций пустыня кормила своих завоевателей. Кроме сбора текинских запасов и подрядов, взятых жителями персидского склона гор (сенокосы), Скобелев завел в Бами свое хозяйство: огороды, посевы. Все увидели, что русские прибыли к текинцам не на время. Сам Скобелев не мог нахвалиться быстротой сбора местных средств. И государь отметил это в своей резолюции: «Поход быстрый, но не зря, а с большим расчетом».

Все заботы Скобелева в этот период сводились к быстрому наполнению складов в Бами; он говорил: «Вообще, как принцип — выдвигать все вперед — в этом весь план!».

Налеты текинских партизан наносили нам не столько материальный, сколько моральный вред: они мутили наших подданных иомудов, и без того «подогреваемых» давно англо-персидскими эмиссарами. Последнее Скобелев выразил так: «Здесь более, чем в отдаленном Туркестане, влияют враждебные нам европейские элементы». Скобелев усердно боролся с партизанами, и это локализировало массовые восстания атрекских иомудов на наших сообщениях с морем.


История русской армии. Том третий

История русской армии. Том третий

Отчетная карта Туркмении


Одна из стычек с текинцами на сообщениях с Бами, 21 июня 1880 г., на Бендесенском перевале, прославилась на весь свет боевым упорством, выказанным обеими сторонами, а в особенности нами. Подвиг партии доктора Студитского — блестящая страница в истории русской армии. Он состоял в следующем.

19-го числа на перевале погиб от залпа текинской засады казак-почтарь, а подозрение пало на двух туземцев-джигитов, с которыми он ехал. 21-го послан был осмотреть этот труп доктор Студитский с конвоем в 12 казаков из Бами. Эта партия сама попала в новую текинскую засаду, и в том же месте.

Горсть наших бойцов, одолеваемая в 20 раз превосходящими силами противника, геройски отбивалась восемь часов подряд, в самом тактически неудобном положении. И только случайный подход наших выручил партию из тягчайшего положения. Текинцы понесли огромный урон, а наша партия буквально истекла кровью: трое убиты, в том числе доктор Студитский, да один вскоре умер от ран; четверо ранены оружием, а пятеро — камнями, сброшенными с гор. У текинцев одних убитых более 14 человек. Раненых они увезли, оставив трофеями шесть единиц вооружения. В последние минуты огневой бой шел с 30 шагов и раз семь текинцы бросались в шашки. Закаспийцы были весьма воодушевлены этим подвигом. Уцелевшие бойцы получили по золотому знаку военного ордена и по 100 рублей.

Лучшим средством отогнать текинских партизан Скобелев считал наступление к Геок-Тепе. А так как он не был готов к его осаде, то решил предпринять наступление учебное, чтобы дать себе и войскам посмотреть, каковы текинцы в полевом бою. Так произошел пробный поход-рекогносцировка под Геок-Тепе с крохотными силами, чтобы никто не счел это движение за новую неудачную попытку похода для взятия крепости.

Пробный поход под Геок-Тепе. Это был давно обдуманный и рассчитанный Скобелевым шаг. Он давно твердил: «Жаль, что я не был в деле с этим неприятелем. Без этой данной я все-таки, в конце концов, в потемках. Увы, недостает мне данной, главнейшей для решения: знания этого неприятеля. Среди участников прошлого боя 28 августа 1879 г. сложились противоречивые мнения о боевых качествах текинцев — надо их проверить.».

Это подвигло Скобелева предпринять разведочный набег под Геок-Тепе. С другой стороны, наступая, он удерживал инициативу в своих руках, или, как говорил сам, «оставался дирижером оркестра».

«Мы не должны, — пояснял Скобелев, — отвечать текинцам пассивным выжиданием.» Потом, это движение должно было помешать текинцам убрать урожай и тем пополнить запасы в крепости.

Да и дипломаты, и генерал Кауфман-Туркестанский просили надавить на Геок-Тепе, дабы умерить текинские разбои и базарную болтовню о нашем бессилии.

Но, беря с собой горсточку бойцов, чтобы не преувеличивали наших намерений, Скобелев знал о страшном риске такого предприятия, о возможности быть раздавленным огромными массами противника. Рискуя собой, он рисковал всей экспедицией. Выйти из этого испытания с честью, с драгоценными разведочными сведениями мог только виртуоз-вождь, каким и оказался Скобелев. Разведку вел он сам. С ним было 3¾ роты, четыре сотни, 10 орудий и пулеметов, восемь ракетных станков, всего 344 штыка, 311 шашек, 128 артиллеристов и 13 повозок. Боевой запас 80–120 патронов на ружье и по 3000 на пулемет, снарядов 80–108–300 на орудие разных систем. Продовольствия взяли на 6–12 дней. Ни палаток, ни фуража, а вместо водки — чай.

Пошли 1 июля, после молебна в Бами. Шли в походно-боевом степном порядке (с обозом в середине), значительно усовершенствованном Скобелевым. Первые переходы Скобелев шел с конницей далеко впереди. У попутных селений были короткие перестрелки. Жители бежали. Арчман заняли 1 июля, Дурдун — 3-го, Аккала — 4-го, Егян-батыркала, находящийся в 12 верстах от Геок-Тепе, — 5-го. В последнем собралось более 25 тысяч воинов, и число их все росло, да пришло 800 мервцев и 150 жителей разных племен. Хивинцы не скрывали своего сочувствия текинцам. Последние по величине отряда тотчас угадали цель похода.

Ночные внезапные нападения давали наибольший шанс текинцам. Ожидая их, Скобелев дал знаменитую инструкцию — диспозицию своему отряду. В ней он объявил, между прочим, что только исключительные качества русских войск позволили ему предпринять эту «дерзкую разведку».

Но текинцы после дневной перестрелки не решились ночью обрушиться на нас, а в 3 часа 30 минут Скобелев сам пошел на них, оставив обоз с прикрытием в попутной «кале»[21]. Он хотел обойти крепость Геок-Тепе кругом, вне зоны досягаемости ее огня, начиная с юга, оглядеть местность, верки и в неминуемых столкновениях удостовериться, точно ли «русская рота в Средней Азии — подвижной Страсбург», если ею хорошенько руководить.

С 4 часов начался бой с большим конным скопищем противника, во время которого мы чуть было не нарвались на крупную текинскую засаду, хорошо замаскировавшуюся. Казачьи дозоры ее обнаружили. Наш огонь держал текинцев в отдалении и прокладывал нам дорогу. Они отстреливались из тяжелых ружей (фальконетов) и берданок, имевшихся в ограниченном числе. Смельчаки делали наскоки на нашу цепь, и не без успеха. Наши ракеты, как всегда, часто «капризничали»; одна упала среди своих. Тогда Скобелев, чтобы предотвратить панику, наехал на нее своим конем. Разрыв ракеты ранил лошадь, но вызвал бурю восторга.

Высыпав с многочисленной пехотой из южных ворот крепости, текинцы заняли с. Янги-Кала и преградили дорогу Скобелеву. Последний для пробы разыграл бой за взятие одного из передовых пунктов (сад). Часть своей пехоты, замявшуюся было при этом, Скобелев муштрует под огнем (ружейные приемы). Потом он меняет маршрут, бросает в крепость 120 снарядов с западного фаса и, не желая более дразнить текинцев, отходит стройно, с музыкой, в ногу, в порядке, не торопясь. Текинцы весьма насели на отряд, жалея, что добыча уходит из рук; приходилось пускать в дело даже револьверы. Обоз был тоже атакован, но безуспешно. Пять первых верст длилось лихое дело, и группа текинских наездников показала бесшабашность, зарубив у нас в самой цепи урядника и унеся его тело.

У обоза — целая ночь напряженного ожидания. Ложная тревога. Но толпы текинцев, пешие (2000) и конные (1000), не решились броситься на отряд, бодрствовавший в большой готовности. Они так же тихо отошли, как и подкрались, и только с рассветом были преследуемы дальним пушечным огнем. Их арьергарды, на предгорьях, даже прекратили огонь, пораженные величественностью русской утренней «зори с церемонией». Далее нас преследуют лишь слегка. И 8-го Скобелев уже в Бами, полон новых выводов: текинцы лучше вооружены, чем мы думали. Убедившись, что противник отнюдь не слаб, а крепость весьма усовершенствована по сравнению с 1879 г., докладывал, что взятие Геок-Тепе — дело серьезное.

Протяженность похода составила 230 верст туда и назад. Наши потери ничтожны (трое бойцов убиты, семь коней погибло; восемь человек и 13 коней ранено и восемь человек контужено, да две повозки сожжены. Истрачено патронов — 13–51 на ружье, по 190 на пулемет и 175 пушечных снарядов. У текинцев убиты четверо знатных и более 200 простых воинов, но молва увеличила эту потерю до 15 тысяч человек, показывая тем самым силу впечатления на Азию «прогулки» Скобелева. Дух текинцев был угнетен, и только очередная поддержка «друзей» и тайная помощь оружием и боевыми припасами из соседних мусульманских стран вновь дали им импульс для противоборства.

Они даже хотели напасть на нас 31 июля. Но небольшое движение нашего авангарда (из Баминского отряда), растолкованное как новая «прогулка» в Геок-Тепе, вернуло их назад. Тогда разразился новый пароксизм партизанской войны, на что Скобелев отвечал развитием наших «охотничьих» команд и посылкой «летучих отрядов».

Для создания опоры охотникам и летучим отрядам Скобелев воздвигает промежуточные этапы (Бендесен, Кизыл-Арват), а среди населения ищет пособников (селение Нухур), там, где, как и в предгорьях персидских кряжей, есть смешанные селения туркмен, курдов, персов. Много ценного оставил нам Скобелев в своих инструкциях охотникам. Общее его правило по организации разведки гласило: «Команду в руках, в смысле готовности для серьезного столкновения с неприятелем, при бойком офицере, можно решиться послать вперед; только надо держать ухо востро — мало пройти вперед, надо молодцом и вернуться». Мы не будем следить за ходом этой партизанской войны, в числе видных героев которой оказался любимец Скобелева, штабс-капитан Славочинский[22].

Покушение на жизнь Скобелева и ускорение им подготовки к походу. Вернувшись из-под Геок-Тепе, Скобелев с новыми данными в руках еще ревностнее стал продвигать подготовку осады и штурма этой твердыни, пустившись в объезд по своим 400-верстным военно-этапным дорогам. Был разгар работ по транспортировке грузов морем и сушей, по постройке пристаней, опреснителей, железной дороги, по сбору и приводу издалека верблюдов, созданию судов для плавания по Михайловскому заливу.

Но слух о новом движении текинских масс заставил его внезапно вернуться к утру 13 августа в Бами. Как стало известно от наших агентов в Персии, 4–6 тысяч текинцев шли в обход Бами с юга горами. Можно было предположить — слух о нашем походе вернул их пехоту, а конница их пустилась тогда партизанить на наших путях сообщений (2, 4, 12, 14, 19, 24, августа и 10, 12, 13, 14, 23 и 27 сентября). В одно из таких нападений они даже увели боевого коня Скобелева, знаменитую лошадь по кличке Шейново. После замирения текинцы вернули ему коня.

Видя, что вся сила русских в этот раз базируется на личности Скобелева, текинские вожди решили произвести покушение на его жизнь и увлекли в это предприятие одного из жителей с. Нухура, среди которых не было недостатка в двойных шпионах. Покушение произошло в ночь на 14 августа в Бами, во время бивачного пиршества, во время которого Скобелев раздавал кресты героям пробного похода под Геок-Тепе. Когда он произносил горячую речь, раздался выстрел со стороны базара, и пуля просвистела возле головы Скобелева. Последний имел мужество кончить сперва речь, а потом распорядиться разыскать злоумышленника. Но последний скрылся, хотя и был опознан.

Партизанские состязания продолжались. Для отдаления партизанских гнезд от наших эшелонов Скобелев стал засыпать ближайшие степные колодцы, что и возымело свое действие.

Из контрдействий наших партизан особо примечателен подвиг полусотни казаков сотника Алейникова (28 сентября 1880 г.), настигшей большую шайку текинцев, отбившей ограбленный ею наш транспорт и нанесшей ей полное поражение. Имея в виду этот случай, Скобелев настаивал на необходимости большей осторожности и бдительности по отношению к текинцам, у которых даже верховные их предводители (Тыкма-сердарь) способны бросаться с шашкой в штыки.

С новой энергией взялся Скобелев за дело. Гродекова он послал в Персию заложить вспомогательный магазин против самого Геок-Тепе, чтобы откинуть на него свой тыл во время осады, если бы потребовалось. Эта прозорливость насчет «откидывания» тыла еще Наполеоном звалась «божественной частью военного искусства». Гродеков блестяще исполнил дело, но магазин пригодился нам только после взятия Геок-Тепе.

Благополучно прибыли 6600 верблюдов, пройдя 970 верст с севера (оренбургские киргизы) в сопровождении 882 казаков. При этом их падеж составил всего 1,01 %.

Не теряя часа даром, все более и более совершенствуя свой план, Скобелев почти окончательно устанавливает сроки переброса к стенам Геок-Тепе своей базы.

В Бами уже было сосредоточено все необходимое для осады на 5 месяцев для 7000 человек и 3000 коней; все этапы до моря обеспечены на 7 месяцев, военные транспорты могут поставлять по 30 тысяч пудов в месяц; в Дуз-Олуме обустроен магазин «на случай неудачи» из расчета на 8000 человек, да в Гермабе персидском, близ Геок-Тепе — вспомогательный «Гродековский» магазин на 8000 человек и на 3000 коней с запасами довольствия и фуража на два с половиной месяца. Быстрота железнодорожного строительства давала гарантии стабильного подвоза продуктов в будущем. Помогая из сумм экспедиции генералу Глуховскому, Скобелев закрепил за собой новый обводняемый путь на Хиву, откуда не прочь был установить подвоз запасов. Сам Скобелев сказал в то время, что тыл его был не только без крупных недостатков, но и даже обладал «запасом прочности» в количестве запасов и в механизме их подвоза и размещения.

Покончив с запасами, Скобелев принялся за сосредоточение войск, рассредоточенных по этапам и ожидаемых из Туркестана. С 28 августа потекли сюда войска с Кавказа. С 12 сентября пошли и туркестанские с Амударьи и 8 ноября прибыли уже в окрестности Бами, на главную артерию операции.

К 26 сентября только в Бами собралось 26 рот, три с половиной сотни и шесть орудий (не считая орудий осады). Туркестанцы пришли в составе 472 пехотинцев, 318 конников, 36 артиллеристов при двух горных орудиях и двух ракетных станках, с 900 верблюдами и 153 погонщиками, проделав в благоприятное время года 673 версты по пустыне, т. е. по 36 в сутки в среднем.

Переброс войск и запасов к Геок-Тепе. Собрав большую часть войск и запасов в Бами, Скобелев двинул их под Геок-Тепе для решения там судьбы экспедиции. Войска пошли сперва двумя дорогами — степью и по предгорьям, к югу, как бы в охват. С этим «охватом» пошел и Скобелев, выйдя (24 ноября) не из Бами, а из Дуз-Олума с 803 бойцами, 923 конями при двух орудиях (всего шесть сотен и два орудия). Пройдя предгорьями 165 верст, эта колонна от селения Нухура спустилась в равнину и слилась с авангардом главных сил. Во время последнего перехода, в ночь на 28 ноября, Скобелев, смело отделившись от своей колонны с горстью людей — казаков и местных жителей (22 человека с семью винтовками), заблудился и до рассвета был в большой опасности. Его могли захватить текинцы. Он проявил при этом большое мужество и завидную распорядительность. Гибель его катастрофически отразилась бы на участи всей операции.

Соединение колонн произошло у селения Келате. Здесь мы захватили много скота, с десяток жителей, 11 тысяч баранов, 180 голов крупного рогатого скота, убили 14 текинцев и потеряли сами двух.

Дело шло к зиме, которая здесь бывает раз в четыре года довольно суровой. Но отряд Скобелева был обеспечен теплым обмундированием (полушубки, фуфайки, суконные портянки, кашне на каждого).

От Бами строились новые этапы (Арчман, Келате, Егян-батыркала).

Текинские разведчики мчались в Геок-Тепе с известием, что Скобелев идет брать крепость. Слух о готовящемся сопротивлении Егян-батыркала не подтвердился, и наш маневр к ней прошел впустую: текинцы отошли. Здесь, в 12 верстах от крепости, Скобелев заложил базу осады.

Тревожный выстрел единственной пушки текинцев возвестил 30-го числа это событие. У калы мы отбили 6000 баранов. Густая цепь текинцев до темноты обстреливала наши биваки, а часть их в 3 часа дня устроила было огневую засаду.

Роль Бами на этом была исчерпана, и Скобелев благодарил в приказе баминский гарнизон: «Их грудью удержано Бами; редкая ночь проходила без перестрелки и тревог, часто по несколько раз в ночь; немало раненых и убитых было из среды небольшой кучки баминцев».

29-го текинские всадники стали выкрикивать издали нам, что у Казанджика разбит наш транспорт, который, как потом оказалось, был лихо отбит подошедшей нашей подмогой.

2 декабря подтянулся к Егян-батыркала и хвост отряда «вторжения». Собралось 200 человек с довольствием на 15 дней. Для осады имелось 2000 штук шанцевого инструмента, 700 тысяч патронов и 6704 снаряда.

Калу окрестили «Самурским этапом» и довели его запас до двух месяцев и до полного боевого комплекта (по 300 патронов на ружье и по три комплекта снарядов) с парками — инженерным и артиллерийским, с подвижным лазаретом и отделением госпиталя.

Отряд Скобелева, постепенно усиливаясь вновь подходящими эшелонами, вырос к середине декабря до 4000 пехотинцев, 11 эскадронов и сотен при 47 пушках.

Все это не обходилось без трений, по поводу которых Скобелев выразился так: «Конечно, война без лишних усилий и случайностей — немыслима.».

Все точнее и точнее делая свои расчеты, Скобелев уже с начала выступления из Бами твердил: «Между 5 и 10 декабря усиленное обстреливание Геок-Тепе должно быть в полном ходу! Вперед! Пора решительно наступать!»

Обстановка в крае к началу осады. С 4 декабря Скобелев начал рекогносцировку Геок-Тепе. К тому времени у текинцев прекратились колебания относительно упорства обороны, начавшиеся было с наступлением Скобелева. Жизнь, полная лишений, вследствие скученности в Геок-Тепе, экономия в запасах, даже голод были причиной их колебаний. В крепости на тесном пространстве, всего до 1 кв. версты, с 21 декабря собралось до 30 тысяч человек бойцов с 10 тысячами коней, а с семьями — до 45 тысяч[23].

Хотя в песках были зарыты у текинцев большие запасы хлеба, но он выдавался весьма скупо, а стада содержались к востоку от крепости, верстах в 150–200, что лишало жителей молока и мяса. Запасов фуража и топлива в крепости вовсе не было — за ними ездили тоже в пески.

Поднялся было ропот. Часть защитников даже ушла в октябре — полторы тысячи в Мерв и тысяча в Серахс. Текинцы нарядили 800 человек изловить беглецов, а их имущество конфисковать.

Борьба партий войны и мира опять обострилась, но осилила первая. Однако текинцы стали обдумывать, куда уйти в случае неудачи. С просьбами о содействии и помощи они отправили посольства в Хиву, Мерв, к пограничным персидским властям, английскому агенту в Мешеде. Партия мира была не прочь войти с русскими в тайные сношения.

Хивинский хан и хивинские туркмены с сожалением отказали в помощи, боясь репрессий русских из близкого Петроалександровска. Хан даже сообщил о текинском посольстве нам официально и, по нашему указанию, советовал текинцам смириться.

Мервцы снова обещали помощь. Но запас персидских пушек, хранившийся в Мерве с 1861 г., не мог быть послан в Теке «по неисправности лафетов и колес». Вернее, мервцы берегли пушки для себя. Они послали только 2000 конных воинов. Эскалация этих сил во второй половине ноября, преувеличенных молвой до 6000 бойцов и нескольких орудий, встревожила Персию. Шел слух, что мервцы вместе с 3000 текинцев хотят напасть на Хоросан, чтобы добыть запасы. Правители персидских провинций двинулись с войсками из курдов для защиты своих границ[24]. Скобелев узнал о движении мервцев 27 ноября. Мервцы вступили в Геок-Тепе в ночь с 20 на 21 декабря, когда осада уже началась и наш лагерь стоял в полутора верстах от его стен. В то же время и у персов появилось желание пограбить оазис, связанный по рукам и ногам. Раньше Скобелев был не прочь разрешить им это. Но теперь, когда в Фирюзе собралось до 3500 персов, он запретил набег в оазис, чтобы не дать повод для «щекотливой помощи нам от персидских войск». Посольство текинцев к воинственному персидскому губернатору Яр-Магомету-хану привело только к уклонению того от содействия в закупке текинцами хлеба и боевых припасов в его владениях. Скобелеву же этот хан объявил, что он «бессилен против текинцев». Но курды Кучанского вилайета по собственному почину сделали несколько набегов в оазис и как-то раз убили 22 текинца. «Благодаря приходу русских, — говорили они, — мы ободрились и каждый день уводили у текинцев людей и скот».

Двое членов правящей элиты, страшась исхода борьбы с русскими, пытались завести со Скобелевым через купца-текинца Ораз-Клыча (у Гродекова) и Яхья-бека-Таирова (бывшего нашим агентом в Персии) тайные сношения. За деньги они обещали «испортить дело текинцев». Но из сношений этих, сочтенных за уловку, ничего не вышло.

Английские агенты старались побудить текинцев к упорной борьбе. Мешедский их агент — мусульманин Абас-хан — послал в конце октября воспламеняющее воинственный дух письмо, которое «произвело огромный подъем в Ахале». После него многие разногласия прекратились: поля к востоку от Геок-Тепе засеяли, воду распределили, семьи не ушли на зиму в пески, было решено драться до конца. Другим агентам удалось меньше. О'Донаван продвинулся к границе оазиса, в Дерагез, и там пользовался гостеприимством персидских властей (в Мугометабаде) и возможностью обмениваться письмами с Геок-Тепе. Он пытался было, переодевшись, скрыться, но был задержан персами по нашему настоянию. Впрочем, страх смерти удерживал англичан от поездки в Геок-Тепе, так как текинцы не желали их привечать, покуда не присланы английские войска. 12 ноября в Мугометабад прибыл, переодетый индийским купцом («Ибрагим-саиб»), капитан Стюарт. Потом в Хоросане объявились капитаны Гилль и Ботлер. Последний был выгнан из английской армии за ложное будто бы утверждение, что Геок-Тепе укреплено по его указанию. В то же время в Персии шло соперничество англичан с нами, требовавшими для своих офицеров такого же свободного передвижения по Хоросану, какое было для партии Гродекова. Англичане не жалели денег. По словам наших агентов, «те деньги, которые они бросают в Персии, могут совратить и родного брата».

На все возражения о трудности борьбы текинцы отвечали: «А все-таки будем драться». На их решимость биться влияла и их уменьшившаяся способность кочевать вследствие сокращения количества верблюдов. Кроме того, они говорили: «Теперь наша крепость сильнее, семьи хорошо укрыты в глубоких жилых ямах; полного окружения русские не в силах сделать и отрезать нас от больших запасов, спрятанных в песках, от стад, от подкреплений из Мерва и от возможности, в случае неудачи, уйти.»

Личность Скобелева, знаменитого генерала, прозванного ими Кровавые глаза (Гез-канлы), однако внушала им суеверный страх. Они решили, что в дальнем огневом бое русские сильнее во всех отношениях: «На дальнее расстояние русские просто жгут людей огнем, поэтому нет возможности днем броситься в рукопашную схватку с ними». В то же время текинцы были уверены, что они сильнее в рукопашке и что «русские в ней не устоят». Поэтому они решили «не выходить в открытое поле, пока русские не подойдут близко к стенам и не займутся осадой. Тогда текинцы будут делать по ночам отчаянные вылазки крупными силами и биться врукопашную. Отнимем несколько пушек — и тогда дело будет другое».

Вышеупомянутый талантливый полководец персидский губернатор Яр-Магомет-хан говорил нам: «Ради Бога, не идите прямо на штурм. Поверьте мне, я текинцев знаю лучше вас, я с ними воюю всю жизнь. Храбрее этого народа нет в мире. А теперь, когда в Геок-Тепе находятся семьи и текинцам некуда деться, храбрость их удесятерится. Попомните мое слово — они будут биться на саблях и вам будет очень трудно».

Гродеков добавляет: «Из всех источников получались сведения, что неприятель будет нападать по ночам и биться врукопашную».

Устройство текинской крепости было уже известно Скобелеву. Подробности сообщил канонир Петин, бежавший из плена в конце лета 1880 г., после двухлетнего там пребывания (1878–1880 гг.). Он вылепил из глины эту крепость, и довольно верно, что подтвердилось впоследствии. Эта твердыня состояла из земляного вала (675×420×120×240 = 4 версты 55 сажен) высотой в 2 сажени и толщиной до 5 сажен, с глиняной надбавкой сверху столь же почтенных размеров, с передовой и задней стенками с бойницами, нишами и траверсами. Выходов — 21 (указание на активность борьбы).

Скобелев 4 декабря повторил свой июльский вывод: «Взятие Геок-Тепе есть дело крайне серьезное, требующее: 1) достаточных средств, 2) осмотрительности и 3) счастья».

Подготовка к осаде Геок-Тепе. Дабы отвадить текинцев от покушений на наш тыл, Скобелев поспешил с подготовкой к осаде, к которой относилась и разведка для выбора фронтов атаки. Она была произведена 4 декабря с такой же дерзостью, как и 6 июля. Скобелев взял всего девять рот, три сотни, 16 орудий и пулеметов, всего 1040 штыков, 337 шашек и 120 артиллеристов. Зато добавил два оркестра музыки и запасы на сутки. Он сам стал во главе. Вышли в 5 часов 30 минут из Самурского укрепления, или иначе из Егян-батыркала, от которого было до Геок-Тепе 12 верст. Пошли по предгорьям и дошли до того места, где из гор вырывается ручей Сакиз-Яб, орошающий окрестности Геок-Тепе четырьмя протоками.

Текинцы, едва отряд отошел от своего бивака 4 версты, дали тревожные пушечные выстрелы с холма Денгил-Тепе. У Янги-Кала и с тылу, из ущелья Сакиз-Яба, на отряд стали наседать текинцы. Шрапнель заставила их отодвинуться на значительное расстояние. Скобелев прошел мимо Янги-Калы с запада вне зоны досягаемости ружейного огня и двинулся в боевом порядке в западному фронту и северо-западному углу Геок-Тепе, держась подальше от стен. С удобного места около 15 часов 40 минут внутренняя часть крепости и толпы, усыпавшие ее стену, были обстреляны артиллерией и пехотой. Текинцы, стрелявшие в нас из пушки и ружей, утишили свой огонь. Затем Скобелев, пройдя вдоль верков крепости, повернул к Самурскому. Осаженные артиллерией, текинцы сначала нас не преследовали, а затем бросились окружать и наседать, подвозя на крупах стрелков по складкам местности на 300–400 шагов. Лунное затмение, случившееся тогда, ошеломив текинцев, остановило их азарт, и в 20 часов 30 минут Скобелев спокойно вернулся на ночлег, потеряв за день четверых убитыми, 21 ранеными и 31 коня.

Он остановился на плане — «ускоренная осада, как только в Самурское соберутся все войска и запасы».


История русской армии. Том третий

Схема рекогносцировки Геок-Теле 4 декабря 1880 г.


Разведка доказала, что текинцы имеют в большом числе оружие дальнего боя, для которого они усердно собирали наши пустые ружейные гильзы и что неприятель выучился воевать. Скобелев решил увеличить отряд вторжения за счет своих этапов. Он для этого даже сократил перевозки, считая, что подвезено уже достаточно и что есть персидский магазин под боком.

На другой день в обширной прокламации Скобелев обратился к текинцам с увещеванием покориться: «Белый царь столь же великодушен, многомилостив к покорным, сколько страшен врагам». Текинцы зарезали персиян, возивших прокламацию.

Чтобы занять с пользой время, пока шло обустройство Самурского укрепления, подвоз к нему запасов и сосредоточение сил, Скобелев стал практиковать войска в действиях, полезных для будущего штурма. Для этого служила одна старая кала в тылу лагеря. Делались эскалады ее стен с помощью штурмовых лестниц и бреши, специально для этого пробитой; объявлялась и тревога.

8 декабря донесли, что к текинцам подходит подкрепление из Мерва. Для проверки слухов 11-го Скобелев послал колонну из шести рот, полторы сотни, шести орудий. Довольно поздно, около 17 часов, колонна приблизилась версты на четыре к крепости и сделала восемь орудийных выстрелов. Текинцы в невиданном числе усеяли ее стены, и множество всадников и пеших вышло в поле. Текинцы кричали, что они готовы к бою и не примут предложения о мире. Колонна отошла в 17 часов 30 минут и в 20 часов 30 минут вернулась без потерь. 12-го Скобелев послал новую колонну (три роты, одна команда охотников, три орудия и два пулемета, одна сотня и два гелиографических станка). С 14 часов 30 минут передовой отряд ее (одна сотня и одно орудие) с 1000 сажен обстрелял северо-западный угол Геок-Тепе. Текинцы высыпали и конные, и пешие, прикрываясь буграми. С 15 часов развернулась вся колонна. Массы неприятеля все пребывали. Тогда Скобелев гелиографом вызвал подкрепление (три роты, два пулемета и несколько казаков) и в 16 часов стал отходить на него, а в 17 часов 30 минут вернулся. Текинские джигиты наседали вплотную. Скобелев приказал не стрелять в них, любуясь их молодечеством. Они кричали, что получили подмогу от Мерва, что готовы к бою и что дешево не отдадут себя и просят не томить их более разведкой. У нас потери: один убит, четверо ранены, 10 лошадей выведено из строя.

Скобелев жалел о необходимости оттягивать развязку и говорил, что текинцы «совсем правы». Текинцы объявили, что ждут нас, об отступлении и мире не думают. У них был провозглашен газават. К 18 декабря по данным разведки был составлен, налитографирован и роздан войскам план Геок-Тепе с южными окрестностями и по нему был написан проект инженерной атаки.

18 декабря с отрядом из пяти с четвертью сотен конников, снабженных ракетами и гелиографами, Скобелев со всеми полковыми батальонами и батарейными командирами сделал рекогносцировку селения Янги-Кала. В 3,5–4 верстах от Янги-Кала на виду спешивших текинцев Скобелев прочел диспозицию. В 15 часов 30 минут стали отходить под натиском текинцев (с 1200 шагов). У нас пятеро ранены и два коня выведено из строя.

А 11 декабря и Скобелев получил подкрепление из Туркестана в виде отряда Куропаткина (три роты, две сотни, две пушки). С 30 ноября по 20 декабря в Самурское было перевезено 105 134 пуда грузов, и там собралось 38 рот, 11 сотен и эскадронов, 72 орудия и пулемета, 11 ракетных станков (всего до 7110 человек). Это была большая часть сил отряда. Не дожидаясь остальных эшелонов войск и грузов, Скобелев 20 декабря пошел осаждать южный фронт крепости.

Осаждать крепость с юга мешало обширное селение Янги-Кала. Скобелев назначил его взятие на 20-е. Сам Скобелев командовал этим боем. Он ввел в бой до 6300 человек, т. е. почти весь свой отряд.

Он предписал войскам и тактику, соответствующую обстановке. Цепи он заменил сомкнутым строем, одиночный огонь — огнем залповым, «чтобы бить противника тем, чего у него нет — европейским боевым порядком — сомкнутым, послушным, гибким боевым порядком, дружными меткими залпами и штыком, всегда страшным в руках людей, сбитых дисциплиной, чувством долга и круговой порукой в могучее тело — колонну. Потому что текинцы, несмотря на подавляющие массы, действуют врассыпную, вразброд или отдельными кучами, мало послушными воле предводителя, а потому неспособными к единству действий и маневрированию массами».

В 7 часов утра войска построились у Самурского для движения к Янги-Кала. Тотчас у текинцев был дан выстрел тревоги, и защитники Янги-Кала, в числе 1500 стрелков, заняли свои места. После молебна, в 9 часов 30 минут, войска снялись с места. Колонна полковника Куропаткина атаковала Янги-Кала с юга, в охват с восточной стороны, а колонна Козелкова — с запада. Бой длился до 15 часов и кончился взятием селения, представлявшего огромную площадь из лабиринта глиняных стенок, небольших крепостиц, плотин, глубоких русел и канав. Артиллерия и пехотный огонь заставили противника отойти к Геок-Тепе под натиском нашей конницы. Массы текинцев, вышедшие было им на помощь оттуда, были прогнаны за стены нашей артиллерией. Скобелев стал лагерем в 800 сажен от южного фаса крепости, между средними протоками Сакиз-Яба, заняв по флангам две калы[25] и прикрывшись аванпостами, в которых до утра была перестрелка. За день у нас один убит, 10 ранены, пятеро контужены и 19 коней выведены из строя.

21-го Скобелев в 7 часов 30 минут послал всю конницу (шесть сотен и два орудия) с генералом Петрусевичем[26] обойти Геок-Тепе с востока и севера и оттуда пройти в Самурское за фуражом и для конвоирования к Скобелеву оттуда транспорта. Текинцы, пешие и конные, завязали с нашей конницей горячий бой на северном фронте Геок-Тепе. Обеспокоенный гулом боя, Скобелев повел в обход западного фронта крепости один батальон, одну сотню с восьмью орудиями навстречу генералу Петрусевичу. Колонны соединились против северного угла крепости в 17 часов. По пути Скобелев обстрелял ее из пушек. Конница наша пошла в Самурское, а Скобелев — в новый свой лагерь. У нас — один убитый и пятеро ранены.

22-го имущество лагеря было привезено, и целый город вырос из кибиток под стенами Геок-Тепе. Для блокады крепости, к востоку от лагеря, для перехвата Ашхабадской дороги была занята без кровопролития «Правофланговая» (после занятия 21-го кал «Кавалерийской» и «Ольгинской» колонной полковника Куропаткина (две с половиной роты, одна сотня, четыре орудия), бывшей против восточного фаса. Затем Скобелев произвел рекогносцировку «Сада Петрусевича»[27], против северо-восточного угла Геок-Тепе, для чего Куропаткин был подкреплен. Произошел бой. Мы заняли и эту калу; текинцы из калы бежали. Взяв оттуда богатый запас фуража, Куропаткин отошел, отбиваясь от текинцев, с потерей 12 убитых, семи раненых.

22 декабря вечером генералом Скобелевым, генералом Гродековым, полковником Куропаткиным, подполковником Рутковским, инженер-капитаном Яблочковым с несколькими нижними чинами была сделана инженерная рекогносцировка места против юго-восточного угла крепости, выбрана линия первой параллели и анфиладных батарей для южного и восточного фасов.

23-го начались осадные инженерные работы. План этих работ был в числе первых забот Скобелева по приезде в Закаспий. Первым шагом осады он считал «построение плана крепости». Сведения, сообщенные бежавшими из геок-тепинского плена Петиным и Мамед-Али-Ат-Мамет-Оглы, а также данные разведки, сильно этому помогли. Скобелев тогда же усилил себя артиллерией (мортирами), готовился также к минной войне и брешированию стен.

Общую идею ускоренной инженерной атаки со стороны гор и Янги-Кала Скобелев наметил уже после 6 июля. Взятие Янги-Кала полевым боем сократило наполовину этот план.

Атаку решили вести двумя участками по обеим сторонам юго-восточного угла. Начальники участков — полковник Куропаткин и полковник Козелков. Программа осады была составлена 22 декабря на неделю вперед. До конца декабря решено: устроить 1-ю параллель и две анфиладные батареи 23-го; 2-ю параллель — 24-го; 25–26-го — мортирную батарею; 27-го занять контрапроши противника перед восточным фасом («Великокняжеская позиция») и 28–29-го их упрочить, а с 25-го по 29-е продвигать вперед и левое крыло. До конца декабря действия артиллерии решили подсократить для экономии снарядов[28].

Начали работу 23-го 12 рот (1250 человек).

Коннице приказали быть против восточного фронта, «висеть» на путях в Ашхабад и в глубь пустыни и кормиться фуражировками да следить за текинцами, если бы они решили бросить крепость и уйти. Она должна была 23-го, с 9 часов утра, идти с генералом Петрусевичем к калам «Правофланговой» и «Сады Петрусевича». Но шум в крепости ночью заставил Скобелева двинуть ее уже в 4 часа ночи. К 5 часам 30 минутам она была уже у «Правофланговой». А в 6 часов 45 минут утра генерал Петрусевич пошел по направлению к «Саду», полагая, что он, после нашего взятия 22-го, не занят, тогда как он на самом деле был занят крепко (400 человек), особенно его редут (30 человек). Колонна из 150 казаков, встреченная огнем оттуда, спешилась и пошла на штурм, но была отбита, а генерал Петрусевич убит. Из крепости же показались толпы на помощь «Саду». Мы не смогли взять редута. С помощью подошедшей от «Правофланговой» поддержки наша конница отошла к колонне, посланной ей на выручку из лагеря. Выехал и сам Скобелев. У нас потери: 15 убиты, 39 ранены и 20 коней. Противник потерял много больше, человек 300, да на работах 1-й параллели мы потеряли за день семеро убитыми и 11 ранеными да 8 коней.

Этот бой у «Сада» отвлек текинцев от наших дневных работ на 1-й параллели, в 450–520 саженях от стен, а в частях, прикрывавших работы, — в 450–230 шагах от стен. Только с 10 часов утра текинцы стали стрелять по рабочим, особенно из своих контрапрошей, находившихся против южного их фронта[29].

1-я параллель вышла очень длинной (800 сажен), почему Скобелев и приказал засыпать часть ее на левом фланге в ту же ночь. Наряд на работы определен впредь по 800 человек в день. Оставив в резерве в лагере семь рот, Скобелев дал по 16 рот на каждый из участков осады[30].

Хотя осада и была краткая, но войска испытывали большие трудности.

Фуражировки и конвоирования транспортов. Почти ежедневно конница (а потом и отряды разных родов войск) ходила к стороне Ашхабада на фуражировки, заходя верст за 15 и ночуя там, а к Самурскому и обратно, тоже верст 25, постоянно двигались наши транспорты. Текинцы выводили из этого заключение, что мы сильны, раз делаем это во время осады. Они же, связанные ею, только предпринимали слабые попытки нам мешать.

С 24 декабря текинцы мало стреляли и показывались из-за стен, отчего и наш огонь был тих[31].

Осадные работы. 24 декабря докончили 2-ю параллель и укрепили ее батареями и редутами.

25–26-го ночью сделали ход в лагерь и ходы к месту 2-й параллели. 26–27-го заложили 2-ю параллель и батареи № 3–6, а днем калы «Кавалерийскую» и «Ольгинскую» привели в оборонительное состояние (с артиллерией). Пехота давала в день по шесть-девять залпов перекидным огнем с прицелами 600–2000. С 24-го по 28-е выпущено всего 387 снарядов. Наши потери — двое убиты, трое ранены.

27–28-го ночью открыли 2-ю параллель с ходами. Днем 28-го — обычная слабая перестрелка.

Первая вылазка текинцев 28 декабря. 28 декабря текинцы на совете решили предпринять вылазку под управлением Тыкма-сердаря. В ней участвовали мервцы и несколько женщин. Решено с наступлением темноты скрытно, без выстрела обрушиться на наш правый фланг и на калу «Правофланговую». Несмотря на предупреждения лазутчиков, вылазка оказалась неожиданностью. Доблесть наша сказалась в том, что мы быстро сами перешли в наступление.

Еще смеркалось, когда партия из трех инженерных офицеров под прикрытием 10 нижних чинов, делавшая разбивку одного из зигзагов сообщения к «Великокняжеской позиции» впереди правого фланга осады, увидела густые массы текинцев, выходившие из рва крепости, услыхала топот тысяч бегущих людей. Наши бросились к своим траншеям, крича: «Не стреляйте — это свои». Это еще более ослабило готовность трех рот, занимавших параллели и ожидавших как раз в это время свою смену. Огонь был открыт поздно, суетливо, большей частью перелетал через головы текинцев, которые и обрушились на траншеи, батареи и редуты всего правого фланга. Роты траншейного караула (14, 15 и 16-я 81-го Апшеронского полка) потеряли четырех офицеров и 74 нижних чина убитыми да 28 нижних чина ранеными и знамя (4-го батальона). А всего выбыло у нас по всему фронту осады убитыми — пять офицеров и 91 нижний чин да ранеными — один офицер и 30 нижних чинов, всего убыло из строя 127 человек.

Текинцы овладели восьмью пушками (три мортиры, четыре горных и одно полевое 4-фунтовое), но увезли с собой только одно горное с двумя зарядными ящиками. Они взяли большую часть 2-й и 1-й параллелей правого участка осады, две батареи (№ 5 и 6) и один редут (№ 2). Остальные части от них отбились с помощью подошедших подкреплений. Прислуга мортирной батареи (№ 5) дралась револьверами и шашками, а взятые четыре мортиры текинцы стащили с батареи в траншею. Из редута № 2 полевое орудие успело дать картечный выстрел, а затем гарнизон вступил в рукопашный бой, причем погибли прислуга горного орудия и все бойцы, защищавшие знамя. Распространение текинцев по 2-й параллели на левый участок осады остановила команда охотников близ батареи № 3. В тыл бежали остатки двух рот из 2-й параллели. Редут № 4 отбил атаку огнем орудия и пехоты, но отдельные кучки текинцев ворвались в него[32].


История русской армии. Том третий

Схватка за знамя


Отбилась и батарея № 1. Текинцев остановили наши подкрепления: отряд полковника Куропаткина (восемь рот) от «Ольгинской» калы, три роты майора Халыча из лагеря, команда охотников оттуда же и еще две роты. Текинцев опрокинули и отбили у них орудия, но не все. Текинцы доходили на 4 шага до строя частей, отбивавших их натиск. Перелом боя длился 7–10 минут. От «Правофланговой» текинцы были отбиты. Во время нападения у Скобелева было в лагере совещание. Скобелев с двумя ротами резерва, став впереди лагеря, выжидал, не будет ли атаки в другом месте. Музыка, играть которую приказали для ободрения людей, сильно повлияла на текинцев. Музыки они не выносили, она наводила на них страх, их ишаны в это время произносили молитвы.

Скобелев настоял на выполнении всех работ, положенных на эту ночь, особенно по устройству подступов к «Великокняжеским калам», подлежавшим нашей атаке. Это потребовало большого напряжения сил от отряда. Работы сопровождались навесным артиллерийским огнем и перекидными залпами пехоты. На другой день Скобелев перенес и лагерь ближе к крепости на полверсты, повторяя: «Вперед! вперед!»

Так произошел самый удачный для текинцев бой в эту войну, в котором они понесли ничтожные потери. Дух их был поднят этим обстоятельством высоко. Они думали, что перебили половину русских. Текинцы стреляли по нас из захваченных у нас же орудий, но они не постигли установки дистанционной части на разрыв: с утра в наш лагерь стали долетать снаряды, не приносившие нам вреда.

Взятие контрапрошей противника. С целью переломить ситуацию в свою пользу Скобелев 29 декабря атаковал и взял контрапроши противника у восточного фаса («Великокняжеские»)[33], в 50–100 саженях от крепости. Атака была назначена на 2 часа дня, а перед тем полчаса крепость бомбардировали и били по стенам кал. Операцию поручили полковнику Куропаткину. Он двинул шесть рот и одну команду охотников. В 3 часа дня, когда бреши были готовы, началась атака. Первая, «Главная», кала была в 300 шагах от наших траншей. Атакующие были встречены сильным огнем из крепости и прочих двух кал, потому что «Главная» была уже в наших руках. Потом взяли «Охотничью» и «Туркестанскую». Огонь наш не дал противнику массой броситься на выручку своих из ближайших ворот крепости, а вылазки мелких партий были отбиты. В 5 часов мы утвердились в занятых калах. Бой кончился в 18 часов. У нас — 15 убитых и 46 раненых. Этот бой вырвал инициативу из рук текинцев и разочаровал их после опьянения успехом 28 декабря. Калы были прочно заняты нашими десятью ротами, вооружены двумя горными пушками и двумя пулеметами, соединены ходами сообщений (в ту же ночь) друг с другом и с параллелью.

Но мы учили воевать и текинцев. Когда мы проделали бойницы в стенах взятых кал, тогда и они сделали бойницы в своей стене и 30-го сильно обстреливали калы. С угловой башни «Охотничьей» калы видна была большая часть крепости, что позволило вести наблюдение за противником: считать кибитки, убыль животных, бойцов, следить за передвижениями защитников, снимать план внутренней части крепости, наблюдать падение наших снарядов… Сведения добывались обстоятельные и весьма полезные. Так, вечером 30-го оттуда донесли, что, очевидно, готовится ночью новая вылазка: были видны скопления неприятеля во рвах и слышны крики: «Пойдем опять все, пойдем вместе!» Стрельба текинцев усилилась.

Вылазка текинцев 30 декабря. На этот раз пошло на нас 6000 текинцев в сопровождении женщин и детей с мешками за добычей. Они были уверены, что русские отступят. Были посланы из крепости и разъезды посмотреть, где будет удобно бросить на нас с тыла конницу, когда мы повернем назад. Удар намечался теперь на наш левый фланг, а на правый фланг (к калам «Правофланговой», «Туркестанской» и «Кавалерийской») и в тыл нам послали мервцев для демонстрации.

В 9 часов 30 минут вечера раздалась пальба у нас на левом фланге, сопровождаемая пронзительным гиканьем текинцев, которые широко охватили нас слева и даже с тылу. Не обошлось у нас без некоторой суматохи, стрельбы по своим… Опять текинцы взяли редут (№ 3) и увезли одно из двух горных орудий, захватив в плен знаменитого бомбардира Агафона Никитина, отказавшегося стрелять из взятого орудия и подвергнутого за это жестоким мучениям и казни. Рота, оборонявшая редут, после долгого горячего боя и потери командира не выдержала и отошла. Но резервы ударили на текинцев и взяли редут и одно орудие назад. Траншеи и калы отбились от текинцев огнем. Артиллерия била по толпам и внутрь крепости до рассвета. Текинцы, ободрившись, пытались повторить атаку, которая тоже не удалась. Противник пал духом. Слышались возгласы: «Пропала наша земля!» Многие стали готовиться к бегству в пустыню. Наши тайные агенты донесли об этом Скобелеву. Но разведка конницы с утра не подтвердила бегства текинцев.

И в этот раз Скобелев настоял, чтобы все ночные работы были кончены к утру. На левом фланге построили полупараллель и огнем из нее 31-го потеснили противника из его контрапрошей («Подкова» и «Траншеи»). Наши понесли потери большей части от холодного оружия, убито 53, ранено 98, всего 151 человек. У многих наших трупов отрезаны и унесены головы. Текинцы потеряли много людей. Они все же надеялись, что русские уйдут, и были ошеломлены переносом нашего лагеря 31-го еще ближе к крепости, в первую параллель. «Русский сердарь, — говорили они, — пристал к нам, как рубашка к телу». Но теперь весь наш отряд был под сильным огнем и до конца осады лагерь нес большие потери, особенно лошадьми.


История русской армии. Том третий

Смертельно раненный. В. В. Верещагин


Передовые подступы нашей атаки к 1 января в 40 саженях от крепости справа и в 75 саженях слева. Скобелеву пришлось торопиться со штурмом. Слух об удачных вылазках текинцев, об отбитии у нас знамени и двух пушек уже мутил Среднюю Азию, особенно иомудов. Пришлось отказаться от настоятельной потребности употребить неделю на усовершенствование наших траншей и редутов.

С 20 по 31 декабря отряд усилился 1000 бойцов и восьмью орудиями, а потерял 455 человек; это были последние ресурсы. Тянуть осаду было невыгодно: каждый день приносил новые потери, а железная дорога была еще далеко не завершена.

Отряд утомился, а слабые духом стали колебаться. Скобелев писал 1 января 1881 г.: «Все мнения, клонящиеся к отсрочке осады, я отвергаю, и все действия, которые могут отклонить приближение штурма, я не допускаю! Вперед, вперед и вперед! С нами Бог!».

Минные работы и подготовка штурмовых приспособлений. С 31 декабря по 3 января усовершенствовали траншеи и начали закладывать мины от Великокняжеской позиции (в 50 сажен от крепости), работы прекратили вследствие обнаружения почвенных вод. Надо было продвинуть укрепления еще ближе к стене. Для этого и были последовательно построены «Ширванский» (в 25 сажен от стены) и «Саперный» редуты. Первый занят 3-го с потерей у нас двух убитыми и 15 ранеными.

С 4-го стали делать в тылу фашины, туры, штурмовые лестницы.

Третья вылазка 4 января и тщетные сборы к новой. 4-го дали знать с наблюдательного пункта, что вновь готовится вылазка. Мы приняли меры. Приказано отражать атаку, стоя сзади траншей, представлявших препятствие для эскалады текинцев. На эту новую вылазку текинцы возлагали все надежды. Численность их сил составила до 12 тысяч. Они шли на фронт и оба фланга.

Около 7 часов вечера, до восхода луны, ударили текинцы. Удар был по-прежнему стремителен и силен, но и отбит был блестяще. Текинцы прорвались во многих местах, но были переколоты или отбиты. Бой длился с четверть часа. Потеря текинцев была громадной. Текинцы унесли у нас один ракетный станок с ракетой. Побросав свое холодное оружие, многие бежали в крепость и оттуда открыли тотчас огонь по нам. Неприятель собрался было к утру предпринять новую вылазку, но раздумал. Бездна вражеского оружия валялась впереди траншей (пики, шашки, ножи).

Скобелев и теперь настоял на окончании урочных работ. У нас потери: 10 убито, 57 ранено да 11 контужено, а коней — 14.

Теперь текинцы отказываются от вылазок, но и мысли не допускают, что в бою внутри крепости русские могут взять верх. Они страстно желали, чтобы русские пошли на приступ.

Неприятель, судя по интенсивности огня, терял уже горячность действий. Но он продолжал перенимать у нас лучшие приемы, так, часто стрелял уже залпами.

Текинцы ждали штурма ночью. Днем они отсиживались в ямах для защиты от огня артиллерии. Днем выходить из ям без особой нужды им воспрещалось. Бойцов было до 10 тысяч, половина из них — с ружьями. Днем за гребнем стены — одни часовые, вооруженные берданками. Они дают по нам залпы перед закатом. На ночь много текинцев перебирается в наружный ров для обеспечения защиты крепости от нападения. Это сообщил перс, бежавший из плена.

5-го вечером текинцы пытались предпринять вылазку. Это породило у нас некоторую нервозность и кое-где беспорядочную стрельбу. Но текинцы не пошли, ограничившись сборами, шумом и пререканиями. Прожекторы (лампы Шпаковского) и боевые ракеты много повлияли на отклонение текинцев от вылазки.

В тот же день сотник Уральского казачьего войска Кунаковский с двумя нижними чинами под выстрелами сделал дважды промер от Ширванского редута до рва и измерил ров под прицельным, близким огнем противника, найдя «от овальной траншеи 29 сажен и шесть вершков до рва, семь аршин по рву, при глубине в два аршина и сухом дне». 6-го сапы наши подошли ко рву, соединились, образовав саперный редут (7 и 8 января). Ров очистили от текинцев, бросая динамитные патроны. Начали минный спуск.

6-го, с утра, текинцы «толкались во рвах», и мы ждали вылазки, особенно с 18 до 22 часов, когда бушевал ужасный ураган с облаками пыли, затмившими все на близком расстоянии. Но вылазка не состоялась и тогда. Мортирную батарею перенесли вперед, к «Охотничьей» кале. Это заставило текинцев убрать кибитки с середины крепости под самые стены (числом до 500 штук). Но даже у восточной стены падали наши бомбы, произведшие 7-го, в 2 часа ночи, большой переполох.

Скобелев предложил текинцам убрать трупы, сильно нам досаждавшие запахом. Но кто бы мог подумать, что противник будет столь внимателен: едва с башни «Охотничьей» калы подполковник Иомудский в 1 час дня крикнул: «Прекратить огонь!» — текинцы послушались. У нас пробили отбой. Текинцы усеяли все стены. Скобелев был в 3-й параллели, близ юго-восточного угла крепости. Близ «подковы», у конца 3-й параллели, сошлись переговорщики обеих сторон. От текинцев спустился Хаджи-Мурат. Скобелев поднялся на бруствер. Оказалось, ханы якобы в пустыне и без них нельзя вести переговоры. На уборку тел текинцы не согласились, боясь западни. Им предложили сдаться или отослать семьи. Они отвечали, что семьи хорошо укрыты, а сдача зависит, мол, от Хивы. Совет же, собравшийся обсудить вопрос о сдаче, был разогнан молодежью; перемирие объявлено окончившимся, и около 14 часов текинцы первыми возобновили огонь.


История русской армии. Том третий

Александр II, российский император (в последние годы жизни)


История русской армии. Том третий

Александр III, российский император (при вступлении на престол)


7 января инженеры наметили окончание закладки мины на 9-е число. Скобелев обещал 3000 рублей минерам, если они окончат к 10-му числу. Тогда артиллерийскую брешь начали пробивать 8-го в другой стороне атакованного угла крепости, а штурм наметили на 10-е, на 7 часов; составили и диспозицию. У Скобелева была сначала мысль несколько ночей утомлять текинцев шумом, музыкой, барабанным боем. Слух о мине проник в крепость. Но ему не придали значения и не видели опасности, не понимая того, что может произойти. Ханы наивно объяснили, что если русские роют проход в крепость, то они будут по одиночке изрублены, когда полезут через него.

8-го началось бреширование пушками. Через два часа был обвал в 10 сажен и открылись верхи кибиток. Текинцы самоотверженно заделали брешь к утру 9-го с большими потерями, а впереди бреши за ночь в наружном рву переместилась большая толпа текинцев. И наша команда с пироксилином поэтому не дошла до бреши. Для штурмовых колонн строились у нас плацдармы. Но слабость вентилятора и более точное измерение отсрочили окончание закладки мины до 12-го числа.

Текинцы на ночь сгущали свои силы против атакованных частей стены и у «Мельничной» калы, чтобы бить с запада во фланг атаке бреши. С пробитием бреши они перестали на ночь спускаться в наружный ров. Это позволило нам 11-го вечером послать вновь партии в ров для подрыва стен около бреши пироксилином. Подслушивание крепостных разговоров дало Скобелеву основание полагать, что дух текинцев уже подорван, и штурм стал легче.

В полночь и минная галерея прошла под серединой рва в 2 саженях ниже горизонта. К утру были готовы три боевых рукава. Их стали заряжать 72 пудами пороха в ночь на 12-е. В это время Скобелев отдал распоряжение о штурме (диспозиция) 12 января.

11-го — слабая перестрелка, по нашему лагерю неприятелем пущено несколько ядер. С 5-го по 11-е у нас потери: 13 убито, 62 ранено, семь контужено, коней выведено из строя 73. 11-го в 7 часов был отслужен у нас молебен перед штурмом.

Диспозиция гласила: штурм тремя колоннами под командованием Куропаткина (11,5 роты, одна команда и два хора музыки), полковника Козелкова (8,25 роты, одна команда и хор музыки) и Гайдарова (4,5 роты, 1,5 сотни, две команды и хор музыки). Резерв Скобелева — 21 рота и хор музыки.

Сбор в 3 часа. Атака с 7 часов в таком порядке: 1) бреширование; 2) бомбардировка; 3) атака «Мельничной» калы Гайдаровым; 4) мина; 5) получасовая бомбардировка по югу крепости; 6) штурм обвалов и артиллерийский огонь по северу крепости через головы штурмующих.

Взятие Геок-Тепе 12 января 1881 г.

Скобелев думал в первый день штурма утвердиться только в южном углу крепости, ожидая колоссального сопротивления. В 7 часов Гайдаров стал наступать на «Мельничную», разбивать артиллерией ее стены, отвлекая, согласно диспозиции, туда внимание текинцев. В 8 часов 30 минут он берет калу штурмом. Все текинские начальники встали на стене против Гайдарова, хотя текинцы были бдительны и на прочих пунктах. В 7 часов артиллерия стала «совершенствовать» свою брешь, что и сделала вопреки всем усилиям текинцев починить ее под шрапнелью.

В 10 часов поступило приказание Скобелева «взорвать мину в 11 часов 20 минут, а артиллерии обстрелять юго-восточный угол крепости». Так и случилось: минута в минуту поднялся высоко столб земли и дыма, и образовался удобный обвал в 15 сажен длиной.

Впечатление от взрыва мины для неприятеля было ужасное. Текинцы, говорят, потеряли рассудок и не могли сообразить, что произошло; думали — землетрясение; трусы бежали из крепости, а масса храбрецов все-таки овладела собой для боя. После мины обрушилась на крепость артиллерия. Потом — штурм.

В 8 часов колонна Куропаткина, разделенная на три части: 1) для взятия минного обвала и стен вправо и влево; 2) для движения внутрь крепости и 3) для помощи огнем и в качестве резерва первым двум — заняла свои места.

Большие глыбы глины при взрыве обсыпали передовые колонны и засыпали отчасти команду охотников. Не успел рассеяться дым, как первая часть сил Куропаткина бросилась к обвалу. Текинцы, быстро оправившиеся, встретили ее на обвале и на стенах огнем и врукопашную. Но они были сбиты и отошли в кибитки и землянки. Труднее вышел бой за входы на правую и левую стены от обвала.

Заняв здесь стены, мы стали бить по толпам, бежавшим сюда на поддержку передовым текинцам. Саперы в это время «венчали» обвал турами, туда втащили горные пушки и пулеметы. Часть сил полковника Куропаткина сошла внутрь крепости, а на левой стене он вошел уже в связь с Козелковым. Груды тел противника свидетельствовали о его упорстве. Куропаткин продвигался уже к среднему проходу внутри крепости, бой шел за кибитки и землянки. Текинцы отходили к холму Денгиль-Тепе и к северным воротам, так что становилось очевидным, что крепость можно взять в один этот день. Колонны полковника Куропаткина пошли к цитадели — Денгиль-Тепе. У западной стены были отбиты наши два пленных орудия, и в северо-восточном углу стены взято орудие текинцев; там же нашли и знамя 4-го батальона апшеронцев с четырьмя текинскими значками. Уже часть сил Куропаткиа перешла в преследование за северную стену, вместе с конницей, присланной к нему Скобелевым.


История русской армии. Том третий

Штурм крепости Денгиль-Тепе 12 января 1881 г.


Средняя колонна застряла на артиллерийской бреши. Одновременно со взрывом Козелков пошел на брешь, где его встретили сильным огнем, камнями. Голова колонны залегла на обвале в перестрелке в упор с противником. Это имело вид колебания и нерешительности. Скобелев, видевший все, послал подкрепление из своего резерва. На это ушло некоторое время. После этого дружным натиском брешь была взята. Рядом с брешью стены эскаладировались по лестницам. Обвал укрепили; стали освобождать стены в обе стороны от текинцев, входя в связь с Куропаткиным и Гайдаровым; спуститься внутрь крепости Козелков запоздал, и только небольшая часть его сил приняла участие в схватке у Денгиль-Тепе; в преследование же пошел целый батальон. Гайдаров после взрыва тоже наступал частично вдоль фаса, частично штурмуя стену с лестницами, а конница старалась охватить текинцев с севера.

Тыкма-сердарь ни уговорами, ни угрозами, ни побоями не мог остановить бегства своих бойцов и был увлечен ими.

Во втором часу дня Скобелев двинул свою конницу из резерва в преследование и лично провел ее через крепость.

Две большие группы текинцев отходили в пески. За ними и помчался Скобелев. До 15 верст шла погоня и рубка. Пехота прошла верст десять. Ночь и рассеяние противника заставили наши войска вернуться в лагерь, ведя обратно в крепость захваченные семьи текинцев.

Мы потеряли убитыми 54 и ранеными 254, контуженными 90, коней 71, а всего 398 человек (Гайдаров — 25, Козелков — 166, Куропаткин — 131 и резерв до 76 человек). Потери текинцев — 6–8 тысяч. Картина потерь текинцев за время осады была ужасна. Последнее время трупы не успевали хоронить или даже стаскивать в кучи.

Всю ночь патрули и разъезды действовали в крепости против затаившихся текинцев. Лагерь наш сперва был сохранен на прежнем месте в целях санитарии. Войска вернулись в него ночевать, оставив в крепости 10 рот.

На холме Денгиль-Тепе был поднят большой императорский штандарт. Государь произвел Скобелева в полные генералы, дал Георгия 2-й степени. Апшеронцам царь вновь пожаловал отбитое у текинцев плененное их знамя.

До конца января в тылу у нас было спокойно. Потери войска были значительные, и в конце января последовало усиление закаспийцев с Кавказа. Телеграф дошел до Бами, а строительство железной дороги было приостановлено за недостатком шпал.

Денгиль-Тепе мы приспособили к обороне. До 600 персиян-рабов были освобождены от оков и отпущены на волю. Женщин и детей оказалось до 5 тысяч, кибиток — до 12 тысяч. Имущество текинцев в крепости превосходило 6 млн рублей.

13-го внутри крепости отслужили молебен за победу и панихиду по воинам, погибшим в обоих штурмах. Затем Скобелев принял меры, чтобы огородить семьи текинцев от лишений, как уже они были защищены с вечера 12-го от насилий. С 17 января доступ солдатам в крепость был запрещен; у входов — караулы и часовые — на стенах. Минный обвал заделали. В северо-западном углу соорудили редуты. Крепость старались дезинфекцировать.

Спустя четыре дня после боя одиночные текинцы стали возвращаться к семьям и для переговоров. От них стали собирать сведения о том, где сгруппировались пешие и конные текинцы. С ними же Скобелев послал прокламации[34], обещая сдавшимся жизнь и миролюбивое отношение и зовя старшин в Ашхабад, куда он сам 17-го направлялся с 15,5 ротами, шестью эскадронами и сотнями, 12 орудиями, двумя ракетными станками с полковником Куропаткиным. Ашхабад, оставленный жителями, был занят 18 января без боя.

18-го Скобелев получил письмо текинских старшин с выражением покорности. Он послал отряд Куропаткина (семь с четвертью рот, пять эскадронов и сотен, четыре орудия, два ракетных станка и один гелиограф из Ашхабада и четыре роты, две сотни, два орудия и два ракетных станка из Геок-Тепе (21-го) на Изгент, где ждали своей участи тысячи текинцев. Явившихся важных лиц Скобелев награждал медалями и халатами. Текинцы возвращались. 22 января более 1000 их пришли в Геок-Тепе.

Скобелев требовал умиротворения края к концу февраля. Он проявил большую энергию и предусмотрительность при организации нашего управления у ахалтекинцев. Он имел в виду «эксплуатировать для нужд армии отличные боевые качества текинцев». «Текинцы такие молодцы, — утверждал он, — что несколько сотен такой кавалерии сводить под Вену — неплохое дело»[35].

7 февраля туркестанский отряд вышел по направлению к Петроалександровску, рассчитывая быть там к середине марта. За экспедицию он потерял всего 35 человек убитыми, 81 ранеными. Обратно отряд прошел 662 версты от Бами до Петроалександровска, сделав 22 перехода с семью дневками. Тотчас по прибытии его расформировали[36]. В нем развился тиф, занесенный из Ахал-Теке. Туркестанцы гордились сказанными о них словами Скобелева: «В трудный день 12 января горсть удалых туркестанских войск вновь вписала славную страницу на скрижали наших среднеазиатских войн».

Влияние на Среднюю Азию нашей победы и последующих действий

Шах поздравил Россию с победой, отметил ее положительное влияние на воцарение спокойствия Персии и указал на необходимость такой же расправы и с разбойничеством в Мерве. Являлась возможность разграничиться с Персией в пределах Ахалтекинского оазиса. Пограничные персидские правители спешили поздравить и одарить Скобелева. Хоросан избавился от военных тревог. Туркмен, искавших там укрытия, выселяли обратно.

Даже в Индии имя Скобелева стало быстро популярным и соединялось с легендарным «Нана-саибом».

21 января туркмены, салоры и сарыки, всего 14 тысяч дымов, базирующиеся в районе рек Теджена и Мургаба, прислали послов (Ишан-Караул-Беги) и грамоту о желании вступить в наше подданство. Они объявили, что отказали Мерву в огнестрельном оружии против русских, и добавили: «Так как вы будете воевать и с Афганистаном и вам придется проходить через наши земли, то мы желаем принять подданство белого царя, чтобы наше имущество, жены и дети были под его высоким покровительством».

Позже из-за этих племен мы столкнулись с англо-афганцами на р. Кушке 18 марта 1885 г.

Мы узнали также, что английские агенты советовали Мерву торопиться с принятием персидского подданства, дабы не подвергнуться участи Ахалтеке. Но мервские депутаты, пораженные судьбой Геок-Тепе, только восклицали: «Во избежание такого кровопролития Мерву остается только идти с повинной к Скобелеву!..»

Ввиду нашей победы в Азии и того, что неудача 1879 г. имела неблагоприятное для нас значение даже по делам с Китаем, Министерство иностранных дел телеграфировало о ней всем нашим представителям в азиатских государствах, не исключая консулов. Курс наших денег поднялся.

Занятие Ашхабадского оазиса. Узнав, что часть вооруженных текинцев еще группируется в восточном конце оазиса, на р. Теджен, на рубеже мервских владений, Скобелев собрался идти туда[37] с частью своих войск (восемь рот, восемь сотен, восемь орудий, с запасом продовольствия на 15 дней, воды — на два дня и с 1500 верблюдами). Но падеж и усталость верблюдов были так велики, что уже 24 января нельзя было собрать транспорт даже для половины предназначенных в поход войск (750 верблюдов). К тому же Скобелев получил от военного министра указание: «Не допускать ни под каким предлогом движения войск к востоку, за пределы Текинского оазиса». В то же время из Тифлиса был послан к Скобелеву начальник штаба Кавказского округа генерал Павлов выяснить, «не вынуждает ли нас что-либо к чрезвычайным мерам в отношении к Мерву».

28 января Скобелев поехал из Ашхабада в Бами для переговоров с генералом Павловым, расхворавшимся по дороге. Тем временем ашхабадский отряд обязан был вести разведки к востоку, в Атек (до Изгента, Келтачинара и Гяураса), небольшим войсковыми частями и посылать лазутчиков.

На Тедженте было до 2000 кибиток упорствовавших ахалтекинцев и до 3000 мервцев во главе с Тыкма-сердарем, который обещал зарезать всякого, кто двинется с повинной к Скобелеву. Шайки от этого скопища стали «шалить» на дороге к Ашхабаду. Прошла молва, что им на поддержку идет 13 тысяч мервцев (половина пеших, половина конных).

Тогда Скобелев стянул к Ашхабаду свою кавалерию с «медной» артиллерией, отменил свой объезд тыла и вернулся в Ашхабад (14 февраля был уже там). А 15-го Скобелев пошел с конницей на восток, в Атек, чтобы дойти до р. Теджен, до конца земель ахалтекинцев, и разогнать текинское скопище. С ним было пять эскадронов и сотен, четыре пушки и на пять дней довольствия. Ни обоза, ни лагеря он не брал; Ашхабад приказал укреплять. 16-го он был уже в 60 с лишнем верстах от Ашхабада (в 38 верстах от Гаурга), а 17-го пришел в Люфтабад, пройдя еще 30 верст. Там его встретили с восторгом и туркмены, и персы со своим ближайшим к этому месту правителем Сейд-Алиханом. Последний шепнул Скобелеву, что и «англичане просят дать им доступ в Атек».

На самом деле английские агенты уже работали в Мерве, в частности О'Донаван, а Абас-хан писал туда зажигательные письма из Мешеда. Оба старались подбить Мерв поддержать ахалтекинцев на Теджене, уверяя, что английские войска уже вступают в Герат (в нескольких сотнях верст от низовьев Теджена).

Но вступление русских в Атек[38] смешало все карты. Сперва мервцы бросились строить крепость (работало 4000 человек; в Мерве было 32 персидских орудия, оставшихся там после 1861 г., хотели взять на службу людей Тыкма-сердаря для охраны Мерва… Потом стали брать верх желание мира с русскими и недоверие к англичанам, а предложение Тыкма-сердаря было отвергнуто под предлогом, что с ним бежали только трусы, а «все храбрые погибли под Геок-Тепе». Они стали завязывать переговоры и с нами.

Движение к Теджену сотни казаков с топографом повлияло и на Тыкма-сердаря. Он завел и стороной, и прямо переговоры. И Махмуд-кули-хан собирался вернуться из Мерва с бежавшими туда ахальцами.

Мерву Скобелев пригрозил: «Если будут аламанить… я их найду, если царь прикажет». Каджар, хан Мервский, отвечал, что желает мира, а также просил денег для борьбы с партией, противной нам. Тыкма-сердарю обещали удовлетворить его просьбу и не покушаться на его лошадей и оружие. В ответ и он обещал вернуть Скобелеву его коня, захваченного текинцами в один из их набегов на наш тыл.

Видя, что дела наладились, с полным покорением Ахалтеке, Скобелев нанес визит (с 20 февраля по 6 марта) в Геок-Тепе, где был устроен ему пышный прием персидского наместника Хоросана, Шуджауд-доуле.

В это время мы старались успокоить Мерв со стороны Туркестана, Бухары, Хивы и из Ашхабада, заверяя, что «обычай наш таков — не проливать крови там, где могут действовать разумные слова и добрые увещания».

Тыкма-сердарь сдался Скобелеву 27 марта, явившись в Ашхабад; он присягнул государю и получил назад свою саблю, а Скобелеву вернул коня по кличке Шейново.

Тогда Скобелев объявил Туркменскую войну оконченной, о чем и донес. Действительно, слова Тыкма-сердаря дышали справедливой гордостью: «Пусть будет известно, что кроме меня, никто из текинцев не может сделать русским вреда».

Его, по собственному желанию, послали к царю с верноподданнической депутацией от ахалтекинцев.

С окончанием войны начался спор у нас — присоединять ли оазис к империи как ее область или же дать текинцам автономию по бухарско-хивинскому образцу. За автономию был министр иностранных дел, за полное подчинение — Скобелев, Зиновьев и государь.

Взял верх довод: «Текинцы не составляют государства, подобно Бухаре и Хиве». К этому прибавился и другой: «Только прочное занятие нами Ахалтеке смирит Мерв». Доказательством послужил факт: едва наши войска покинули Люфтабад и Атек, как мервцы, сочтя это нашим ослаблением в Ахалтеке, начали грабежи. Пришлось в Атек послать сотню из 160 отборных туркменских воинов для кордонной стражи по мервской границе, у низовьев р. Теджен. Скобелев тогда же донес, что мервский вопрос неразделен и неразрывен с ахалтекинским.

К доводам политическим и «ближним» боевым присоединились и другие «дальние воинские взгляды», «пока на пути нашем будет существовать независимо текинское население (о чем так хлопочет Англия), никакая диверсия против Англии не может иметь успеха в Средней Азии. А ведь не следует забывать, что одной из причин, побудивших нас к движению на восток от Каспия, послужила признанная нами необходимость произвести впечатление на Англию и помешать направленным против нас замыслам ее в Средней Азии. Связанный надежными путями сообщения с базой на Каспийском море, передовой пост наш на северо-восточной окраине Хоросана, без сомнения, заставит англичан быть сдержаннее в их честолюбивых замыслах, так как для нас будут открыты все пути на восток и юго-восток.»

Участь Ахалтеке была решена — оно стало нашим. Скобелеву было поручено наметить здесь границу нашу с Персией[39].

Мы получили 28 тысяч кв. верст земли, до 50 тысяч подданных, могущих дать до 10 тысяч отличной кавалерии.

Весь отторгнутый нами за Каспием Туркменский край обратился из «отдела» в «область» (6 мая 1881 г.), но все еще в составе Кавказского военного округа.

Войска области были сокращены наполовину, и полевые управления начали закрывать. Ашхабад стал центром области, и до него дотянулся телеграф. Скобелев насаждал наше управление в области, а правительство помогало деньгами населению при восстановлении искусственного орошения области, мельниц и т. д. Подводились итоги экспедиции. Скобелев выразился так: «Русская держава, слава Богу, вносит с собой в Азию мир, начала равноправности и имущественной свободы.»[40]

Отъезд Скобелева с театра бывшей экспедиции. 28 марта Скобелев сдал весь край с войсками генералу Рербергу, новому начальнику области, и занялся до 12 апреля объездом персидской границы новых наших владений. 13 апреля из Геок-Тепе, через Бами и Красноводск (пробыл два дня), он отбыл в Петербург на пароходе «Чикишляр», пробыв в Туркмении «1 год без трех дней»[41].

В приказе от 16 мая Скобелев скромно приписал успех экспедиции «терпению и мужеству войск и неутомимому усердию и чувству долга всех чинов, служащих в крае». Он указал на справедливость этой экспедиции августейшим главнокомандующим как «одно из самых трудных, когда-либо нами предпринятых».

Особенно лестно отзывался Скобелев о работе Гродекова, необычайно быстро, дешево и прочно устроившего боковую продовольственную базу в Персии с «крайне смелым» выдвижением ее головного магазина «к самому Геок-Тепе», в с. Гярмаб. Это дало нам возможность кормиться после взятия Геок-Тепе и расстройства наших верблюжьих перевозок. Скобелев выразился так: «Не будет преувеличением, полагаю, отдать справедливость: персидская операция есть самая блестящая из всей ахалтекинской экспедиции, хотя лица, занимавшиеся ею, никогда коммерцией не занимались».

Он отдал должное и работе «тыла» экспедиции: «Неимоверные трудности тыловой службы в стране, еще непокоренной, при климатических и продовольственных условиях столь неблагоприятных, заставляют меня, по долгу службы, благодарно упомянуть о всех служивших в тылу, коим не далось счастье непосредственно сразиться с неприятелем».

Про содействие посла нашего в Персии, действительного статского советника И. А. Зиновьева, Скобелев всегда вспоминал с большой признательностью: «Его указаниям и содействию мы в значительной степени обязаны успехом экспедиции. Без этого я, может быть, на многое не решился бы (закладка боковой вспомогательной базы в Персии)».

Скобелев исполнил, как обещал в своем плане, завоевание ахалтекинцев без лишних расходов людских ресурсов, денег и времени. Денег израсходовали 13 545 341 руб., не считая железной дороги, которую Скобелев считал нужной не для экспедиции, а для эксплуатации ее результатов. Дорога была окончена через 6,5 месяца после конца войны и обошлась в 7 580 715 руб.

Шумный успех наш под Геок-Тепе и действия, признанные образцовыми на всех стадиях этой экспедиции как отечественными, так и зарубежными военными авторитетами, прославили Скобелева как «талантливейшего из современных ему генералов Европы». Популярность же Скобелева в России еще более возросла. Государь наградил Скобелева чином полного генерала (генерал от инфантерии) и Георгием 2-й степени.

В первую же годовщину взятия Геок-Тепе (12 января 1882 г.) на банкете среди офицеров Скобелев сказал свою знаменитую речь, направленную против Германии и Австрии, «давивших в это время славян». Он выразился еще более резко, выступая перед сербскими студентами в Париже. Все ждали опалы Скобелева. Но после бесед с государем Скобелев приобрел у Александра III «еще большее расположение и доверие».

Ненависть немцев против Скобелева возросла неимоверно, что видно из немецкой печати того времени. Так это или нет, но внезапную смерть Скобелева (26 июня 1882 г.) многие расценили как нечто таинственное, граничащее с политическим убийством.

Знаменитейший русский военный ученый Г. А. Леер сказал про Скобелева, что «ахалтекинская экспедиция определила его как полководца».

Состояние войск, их тактика и вооружение во время экспедиции. Если сравнить состояние наших войск, тактику и вооружение в период скобелевской экспедиции с такими же показателями у противников, то, конечно, мы превосходили их во всем весьма значительно. Это и давало возможность одерживать победы в Средней Азии со сравнительно небольшим числом войск. Вообще же войска экспедиции состояли из трех частей: 1) войска, жившие за Каспием, 2) войска, временно двинутые с Кавказа, и 3) войска, приходившие из Туркестана. Туркестанские и Кавказские войска были превосходными во всех отношениях. Закаспийцы были слабее в стрельбе и выправке, но только потому, что трудность жизни в диком неустроенном крае не давала возможности наладить должным образом их воинскую подготовку. Болезни и поражение в 1879 г. «расшатали» устои закаспийцев. Но Скобелев благодаря своему военному таланту быстро поднял дух закаспийцев на должную высоту.

Снабжены были войска во время экспедиции всем с избытком. Вели себя примерно. Но с климатом Закаспия они ладили с трудом, и на 12 тысяч человек насчитывалось 29 тысяч заболеваний, несмотря на то что «самым энергичным санитаром в экспедиции был сам Скобелев, вечно являвшийся всюду, лично все видевший, все знавший, всех будивший и первой заботой всех и каждого ставивший сбережение солдатского здоровья и жизни»[42]. Одна из причин высокого уровня заболеваемости заключалась в том, что тяготы экспедиции превышали солдатские силы, но это условие, неизбежное в таких экспедициях, где приходится балансировать между слишком малым и слишком большим числом участников, одинаково гибельным для дела.

По свидетельству самого Скобелева, отряд с честью выдержал доставшиеся на его долю трудности: «Я вспоминаю с чувством беспредельного уважения о своих дорогих сослуживцах в Закаспийском крае.

Возложенная на нас в Бозе почившем государем императором экспедиция, которую августейший главнокомандующий Кавказской армией назвал одною из самых трудных, когда-либо нами предпринятых, доведена до конца благодаря терпению и мужеству. войск и неутомимому усердию и чувству долга всех вообще служивших в крае как военных, так и гражданских чинов».

Что касается вооружения экспедиции, то ружье-берданка по простоте и безотказности действия показало себя с отличной стороны. Но для патронов в Средней Азии требовался более тугоплавкий просальник, в чем мы легко убедились, имея во время экспедиции те и другие патроны. Пулеметы того времени, морские картечницы при всех их тогдашних несовершенствах в условиях Средней Азии были оружием необходимым. Наши ракеты хотя и капризничали постоянно, наводили в текинских рядах всегда панику. Выявилась необходимость замены всех деревянных частей орудия металлическими, а равно и повозок, ибо в среднеазиатском континентальном климате с его сушью и резкими переменами температуры деревянные лафеты, короба и остовы лафетов, передков и ящиков пушек и повозок просто рассыпались.

Применительно к холодному оружию для Средней Азии более приемлемы формы текинских сабель, боевых ножей и кинжалов.

Наш артиллерийский огонь был так силен, что туземцы говорили: «Русский солдат плюет огнем!»

Наша тактика долгой борьбы нашей в Средней Азии со степняками и основанная на недавнем боевом опыте полностью себя оправдала. То же касается и системы горных и степных опорных пунктов, этапов, блокгаузов с их своеобразной тактикой, столь подробно развитой Скобелевым. В бою пехота наша действовала перебежками — способом, апробированным в Турецкую войну под Шейновом. А крепости брали общими для любой «крепостной» войны приемами.

Наша продовольственная тактика базировалась на использовании местных средств, и даже во время осады фураж собирали на месте.

Наше тогдашнее положение в Средней Азии. Текинцы были покорены, и граница наша с Персией была прочно намечена, причем только часть иомудов оставалась проживать одновременно в обоих государствах: летом — у нас, а зимой — в Персии, за Атреком. Но без содействия нашего комиссара персы никогда не могли заставить подчиниться этих «двоеданников».

На востоке наши владения протянулись до реки Теджен, теряющейся в песках у пределов хивинских. Далее, на восток, простирались остатки Свободной Туркмении: текинский Мерв со своими вассалами — Серахсом (солоры) и Пенде, с Иолатанью (сарыки). Это был остаток клина, разделявшего наш Туркестан от нашего Закаспия, которым мы были вправе овладеть вплоть до границ Афганистана, представлявшего собой своего рода буфер[43] между нами и Англией в Индии.

Территория Свободной Туркмении и составила предмет нашего соперничества с Англией, а предлогом являлась якобы неопределенность афганской границы между реками Тедженом и Амударьей. Мы имели неосторожность признать ее где-то близ линии Серахс (на Теджене) — Ходжа-салех (на Амударье). Еще было условлено, что она должна идти так, как шла при афганском эмире Шир-Али. Эта линия, как оказалось потом, пролегала верст на 150–200 к югу и отсекала половину мервских владений, а земля солоров — по Среднему Теджену. Англичане поручились, что эмир не будет здесь расширять границы за счет степей Свободной Туркмении. За это обещание мы уступили Афганистану свое право на Бадахшан и Вахан, наследие наше от Бухары и Коканда[44].

После покорения ахалтекинцев мы приступили к осуществлению своего права «объединить и умиротворить под своим влиянием всю остальную Свободную Туркмению». И когда в сентябре 1881 г. Мерв с вассалами — сарыками и солорами — прислал к нам депутацию с выражением желания вассальных к России отношений, то мы им объявили: «Кроме русских посланцев, не допускать в свои земли агентов других правительств». Мерв тогда же подписал соглашение с нами и перестал было разбойничать, держать рабов и привечать чужих эмиссаров (1881–1882 г.).

Но скоро (1883 г.) он не только приютил у себя тайного английского агента (под видом дервиша «сия-пуша» или черноризца), но и поддался его дурному влиянию. Мерв стал поступать наперекор нам и посылать свои шайки в Персию через восточный край Ахалтекинского оазиса (Атек), из которого мы отвели свои войска. Теперь пришлось нам посылать туда сторожевой отряд, а потом и навсегда оставить его на р. Теджене, а в Мерв послать для увещевания подполковника Алиханова[45], ставшего после присоединения остальной Туркмении первым ее правителем и прославившегося в бою за нее на полях «Кушки», у Таш-Кепри, 18 марта 1883 г. Мерв раскаялся и прислал депутацию просить подданства. Мы согласились, но с оговоркой, что берем его пока без вассалов (сарыки и солоры) до выяснения их рубежа с Афганистаном[46].

Эта оговорка, продиктованная нашим колебанием, и дала англо-афганцам надежду, что мы уступим им этот отрезок.

«Сия-пуш» устроил так, что сарыки из Пенде стали арендовать у эмира горные пастбища. Довольно было и такой тени зависимости, чтобы Афганистан, подталкиваемый Англией, двинул посты свои к сарыкам и солорам. В то же время после щедрой уступки нами афганцам юга Памира (Вахан) эмир в 1883 г. захватил и запад Памира (Шугнан и Рошан). Наше положение было сильно скомпрометировано в Средней Азии: нас не слушался Мерв, эмир посягал на наши пределы, и Англия, не исполняя своих обязательств, явно поощряла среднеазиатцев к третированию нас да еще старалась ввязаться в наше разграничение с Персией. Впрочем, относительно разграничения с Персией мы отвечали твердо, что это наше домашнее дело. Мы требовали также удаления афганцев из Южной Туркмении, из Шугнана и Рошана, пригрозив силой, но и соглашаясь на полюбовное установление границ с Афганистаном при посредстве Англии.

Характеристики главнейших деятелей экспедиции

Эта экспедиция явилась результатом усилий многих лиц, начиная с государя, который: 1) решил бесповоротно покорить текинцев; 2) лично избрал Скобелева; 3) дал ему широкие полномочия и 4) не переставал ободрять его в трудных случаях. Много сделал для экспедиции и главнокомандующий Кавказской армии, великий князь Михаил Николаевич. Но центральной фигурой события был, бесспорно, генерал Скобелев.

Ко времени начала экспедиции он уже был кумиром армии, победоносным предводителем туркестанских и балканских боев. При назначении его главой экспедиции поднимался вопрос — не слишком ли он крупная величина для такого дела. Но сам Скобелев, подобно Суворову, почитал за честь всякое боевое поручение. Это был, как полагают многие, лучший в то время в мире генерал, кандидат в великие полководцы.

Не мудрено, что он стал душой этой экспедиции, успевая работать и в роли полководца, и в роли каждого из промежуточных начальников, и среди рядовых героев. Он был всегда и везде впереди войск, и суеверные азиатцы не могли примириться с мыслью, что Скобелев — человек обыкновенный, а не сверхъестественное существо. После неудавшегося покушения на его жизнь у них сложилось мнение, что он заколдован, неуязвим для пуль.

Никогда еще в Средней Азии война не была для туземцев столь кровопролитна, почему они и прозвали Скобелева Гез-канлы — кровавые глаза, глаз мстителя. Но облик его, бесстрашного богатыря — воина, не мог не пленить сердец его противников, прирожденных воинов.

С талантами Скобелева всякий практический случай, представлявшийся на его разрешение во время экспедиции, обращался в своего рода классическое поучение. Вот отчего нам так дороги каждая его пометка, каждая резолюция на документе. Всем известна разносторонняя талантливость Скобелева, и в своем месте мы уже подчеркивали, какой взгляд незаурядного государственного человека выказал он при решении наших задач в Средней Азии.

Печать гениальной прозорливости лежала на выборе им своих помощников. Имена Гродекова, Анненкова, Макарова, Куропаткина, Череванского нераздельно сплелись с именем Скобелева в эту экспедицию. Но ошибочно было бы считать, что Скобелев видел в них фигуры, подобные своей; нет, он ценил в них только ту или иную сторону характера. По-видимому, только Гродекова он считал способным себя заменить до некоторой степени. Во время дерзкой разведки своей в июле 1880 г. он так завещал своим войскам: «В случае моей смерти на предстоящей рекогносцировке 6 июля я поручаю командование отрядом полковнику Гродекову; он вполне способен вывести целым отряд, и ему известны все мои соображения».

Мы уже упоминали о том, как блестяще справился Гродеков с созданием боковой охватывающей базы в Персии (магазина в Гермабе), что Скобелев считал самой яркой страницей в истории экспедиции по искусству выполнения.

Без помощи Макарова на Каспии, у берегов Туркмении, и без содействия Анненкова с железнодорожным строительством на линии Красноводск — Кизыл-Арват Скобелев считал бы себя «как без рук». Анненкову он вверил главнейшую тыловую артерию экспедиции Красноводск — Геок-Тепе, и впоследствии этому человеку выпала на долю редкая честь первопроходца необозримых песчаных пустынь Средней Азии. Макаров же слишком близок своим именем русскому сердцу, и с трагической его гибелью в Порт-Артуре погибли надежды на морскую победу нашу. Куропаткина Скобелев ценил как боевого офицера и как служаку. Про Куропаткина Скобелев писал: «С ним судьба породнила меня боевым братством, со второго штурма Андижана, в траншеях Плевны и на вершинах Балканских и ныне, в дни тяжелых боев под Геок-Тепе».

Череванский своим талантливо поставленным предварительным полевым контролем много помог экспедиции, давая быстрое движение денежных средств и в зародыше уничтожая для недоброжелателей Скобелева возможность опорочить его светлое имя. Скобелев был гениально прозорлив, предусмотрев этот вид контроля, и он говорил, что «не понимает, как можно вести военные действия без него и как можно не испытывать к нему чувства беспредельного уважения со стороны всех, дорожащих интересами службы и ставящих их выше личных».

Наконец, дипломат Зиновьев, представитель наш в Персии, являлся «добрым ангелом экспедиции и всего русского дела в этой части Средней Азии». Такие лица у нас редки на дипломатических постах. Всегда становился он на сторону самого смелого решения в пользу России, компромиссы он не любил. Скобелев писал ему: «Со дня вступления в командование я имел возможность оценить и испытать на деле то сердце, то патриотическое участие, которое вы принимаете в успехе вверенного мне трудного дела».

Но все же главнейшим деятелем в походе являлся туркестанский солдат, про которого Скобелев выразился так: «Туркестанцы на деле доказали, что они остались те же молодцы, какими я их знал во время [прежней] моей службы в Средней Азии».

Из всех вождей текинцев выделялся талантами Тыкма-сердарь. Он был знатен и богат, и земли, на которых мы обосновались в оазисе (Беурма), принадлежали ему. Ему было 55 лет, а тринадцатилетним начал он свою военную практику. Ему было суждено испытать и ранения, и тяжелый персидский плен с выкупом в 6000 туманов, которые он принужден был потом компенсировать набегами же. Характер его был независимый. Память на местность — исключительная, а искусство разбирать следы — неподражаемо. Он являлся рыцарем среди разбойников вследствие своей справедливости. Он проникал до Белуджистана и чуть ли не до Аравийского моря. Но и у него были могучие враги, и это заставило его искать поддержки русских при Ломакине, и он хорошо изучил нас. Говорят, внедрился к нам в качестве тайного агента и вернулся к текинцам с ценными сведениями. Он же сам утверждал, что стал врагом нашим после оскорбления, нанесенного ему штабс-капитаном Трегубовым.

В скобелевском походе Тыкма-сердарь сперва был предводителем передовой конницы текинцев, а потом руководил всеми операциями против нас. Скобелев отдавал должное его таланту, но всячески стремился замалчивать имя своего противника, разумно полагая, «что в Азии опасно создавать имена предводителей». Таков был знаменитый Тыкма-сердарь, и только одному ему Скобелев вернул после замирения оружие. Сдаваясь, он писал Скобелеву: «Надеюсь на милость правительства белого царя и прошу возвратить мне мою лошадь и мое оружие. Вашу же лошадь, когда приеду, возвращу вам. Служить буду с усердием».

Правой рукой его и заместителем был Курбан-Мурадишан, заведывавший складом оружия и боевых припасов. Он был с большим даром слова, отличался сильным характером, храбростью и справедливостью.

Но он не обладал таким крупным военным дарованием, как Тыкма-сердарь, поистине «великий полководец Туркмении», ибо не без успеха состязался он с талантливейшим из современных ему европейских генералов. А это уже высокая аттестация его как вождя.

Столкновения с Афганистаном в 1885 г.

Занятие Мерва. Мерв, прося о подданстве, послал с Алехановым посольство из четырех ханов с 16 старшинами, которые и присягнули в Ашхабаде 6 февраля 1884 г. После этого в Мерв был послан 25 февраля 1884 г. начальник Закаспийской области Александр Виссарионович Комаров[47] с отрядом в один батальон, две сотни и при двух орудиях. На дороге Ашхабад — Мерв он был встречен в пустыне депутацией в 400 мервцев. Но в самом Мерве английский эмиссар, вышеупомянутый «сия-пуш», с несколькими сотнями приверженцев (с Топаз-Каджар-ханом) постарался устроить нам вооруженное сопротивление с целью обратить добровольное подданство в якобы вынужденное. Бунтовщики были рассеяны, а «сия-пуш» нами взят во время бегства при помощи желавших служить нам туркмен. Цитадель Мерва Коушут-хан-кала была нами занята, жители обезоружены, и собраны все персидские, бухарские и хивинские пушки, гордость туркмен всего Теке, как трофеи былых побед.

Начальником нового Мервского округа назначили подполковника Алиханова, которому поручили заведовать присоединением к нам мервских вассалов — сарыков и солоров, рвавшихся в наше подданство со времени разгрома Геок-Тепе, так как Мерв их сильно угнетал. Только из-за давления Мерва пендинские сарыки были принуждены, как было указано, арендовать в Афганистане горные (летние) пастбища.

Но часть сарыков была столь близка к Мерву, что мы решились принять их немедля. Это были жители Иолатани (на р. Мургаб), которые 21 апреля 1884 г. приняли в Ашхабаде присягу. А 25 мая мы заняли и центр солоров[48] — Серахс, который собирались занять (по наущению англичан) персы, даже двинувшие туда свой отряд из Мешеда 22 мая. Занятие Мерва, земли которого простирались до Амударьи, сомкнуло наш фронт на юге Средней Азии и позволило наладить сообщение между Закаспием и Туркестаном.


История русской армии. Том третий

Генерал от инфантерии А. В. Комаров


Остались незанятыми нами: земли сарыков-пендинцев по Мургабу с притоками Кушкой, Кашем и Кайсором и северные предгорья «Гератского» хребта, земли солоров с пустынями, отделяющими Пенде от Амударьи и Теджена. Мы решили ввести туда войска только после определения международной комиссией их границ с Афганистаном. Комиссию решено было составить из английского генерала сэра Питера Лемсдена и нашего генерала Зеленого. При обоих дозволен большой конвой и многочисленный штаб чертежников, съемщиков и рекогносцировок.

Установление границ с англо-афганцами за Каспием. Комиссия по разграничению Афганистана от нашей Туркмении должна была начать действовать с осени 1884. Англичане поспешили послать туда в сентябре своих делегатов, проехавших через Кавказ и Персию в окрестности Герата, а конвой их (более 1000 человек) пришел туда же из Кветты.

Но мы воздержались от посылки своих представителей, заметив желание афганцев и англичан оттягать все Пенде и юг земель солоров. Там появились афганские караулы с явного поощрения англичан. Тогда мы заявили, что не начнем разграничения, пока афганские захватчики не уйдут с туркменских земель и пока Англия не согласится считать сарыков и солоров нашими подданными. Разграничение же должно было состоять лишь после выяснения границ владений этих племен с Афганистаном.

Англичане никак не хотели согласиться на это, и переговоры поползли черепашьим шагом, а количество афганских войск продолжало расти и на Мургабе (Пенде), и на Теджене (выше Серахса). Особенно многочислен был афганский отряд в Пенде, в ближайшей к нам окраине этого оазиса, при устьях р. Кушки, притока Мургаба, у Ташкепри (каменный мост, виадук через Кушку) и Ак-Тепе (огромный бугор близ этого места). Это был хороший стратегический пункт: лучший путь в Герат и в Афганский Туркестан шел от русского Мерва по долине Мургаба и в Пенде, разветвлялся на ряд дорог по долинам его притоков (рекам Кушка, Каш и Кайсар). Англо-афганцы, планируя воздвигнуть у Ташкепри крепость, надеялись ею прикрыть доступ в Афганистан из Закаспия. Это был естественный путь туда на всем огромном пространстве от Амударьи до Теджена, представлявшем собой неодолимую пустыню.

Афганцы, выдвинувшиеся в Туркмению как захватчики, стали вести себя до крайности вызывающе, а многочисленные офицеры-рекогносцеры английской миссии распоряжались там как хозяева. Наконец, и в английской печати, и в базарной азиатской молве, и в дипломатической переписке нас стали пугать войной с англо-афганцами.

Александр III проявил большую решимость и приказал «ни в чем не уступать» нашим среднеазиатским противникам. Результатом этого была спешная разработка плана на случай войны в Средней Азии с Англией и Афганистаном, усиление (с Кавказа и Туркестана) Закаспийской области с подготовкой для нее ближайшего резерва на Кавказе. На Мургаб и Теджен мы выдвинули отряды с промежуточным постом между ними у северного подножия Гератских гор. Цель отрядов, когда понадобится, прогнать захватчиков силой и быть авангардом нашего развертывания, если война разгорится.

А переписка о разграничении шла своим чередом и принимала все большие размеры. Главные силы наших Мургабского и Тедженского отрядов собирались в Мерве и Серахсе, а их авангарды, сперва в виде казачьих сотен, были выдвинуты вперед, к Иолатани и Пулихатуну, вверх по течениям этих рек[49], с передовыми постами у Ташкепри (на Мургабе) и у Зюльфагара (на Теджене), с промежуточным постом у Акрабата. Афганцы занимали Пенде против Мургабского отряда и Зюльфагар — против Тедженского. Разъезды наши встречались с афганцами.

После долгих пререканий о том, как искать границу и кого считать внутри нашей черты, мы предложили Англии желаемый для нас рубеж и решили, при несогласии последней, занять его войсками.

Как всегда, мы и здесь постарались добровольно кое-что уступить соперникам: ведя от Амударьи границу по северному краю афганских оазисов Андхоя, мы отдавали афганцам долины рек Саогалака и Кайсора, где жили отчасти и свободные туркмены; затем, оставляя Пенде за собой, мы от Меручака на Мургабе, вместо того чтобы вести границу по гребню Гератских гор, как бы следовало[50], отдавали афганцам большую часть северного склона этих гор, ведя черту к Хаузи-хана на Кушку, потом по ее притоку р. Егри-чен и колодцы Кериз-сюйме, Кериз-ильяс к р. Теджену, оставляя Зюльфагар у себя (в 10 верстах ниже по течению). От Герата эта черта проходила в 120–200 верстах.

Но англичане, не ценя наших уступок, стояли на своем и требовали для Афганистана и Пенде (до Сары-язы на Мургабе), и долину Теджена до Пулихатуна (даже до Шир-Тепе, что еще севернее). Это был явный торг по принципу, «чтобы было с чего уступать». Свой ответ англичане затянули до 1 марта 1885 г.

15 марта мы выдвинули новые требования, хотя, утомившись словесной борьбой, готовы были втайне согласиться на уступки Пенде, чтобы тем склонить Афганистан в свою пользу.

А тем временем за Каспием у нас было сосредоточено до 6 тысяч пехоты, 2 тысяч конницы и 16 пушек (семь батальонов, 14 казачьих сотен, один железнодорожный батальон и одна местная команда). Не оголяя только что завоеванной страны, мы могли двинуть свои передовые отряды численностью всего в одну четверть этих сил. Да еще в области было до трех сотен туркменской милиции, большая часть которой была спешно набрана подполковником Алихановым для усиления передовых отрядов.

Афганцы же выставили против этих сил до 4000 человек с восьмью пушками у Ташкепри и до 300 у Зюльфагара, не считая 1000 индо-британцев в Гюрлене, против Акрабата.

Для образования Мургабского и Серахского отрядов были двинуты войска из Ашхабада, на 400 верст от него, до Кушки. Командование Мургабским отрядом принял на себя сам Комаров, а начальником авангарда этого отряда (три конные сотни) стал подполковник Алиханов.

Пока эшелоны Мургабского отряда медленно шли в урочье Имам-Баба на Мургабе (138 верст от Мерва и 70 верст от Ташкепри), авангарду Алиханова было приказано занять все пространство до р. Кушки, оттеснив к ней афганские посты и разъезды по долине Мургаба. Он и исполнил это в период со 2 февраля до 5 марта, в то время как его помощник, подполковник Татаринов, с сотней составлял авангард Серахского отряда в Пулихатуне. Алиханов с главными силами своего авангарда (две сотни, из которых одна туземная, другая казачья) 3 февраля 1885 г. пришел из Мерва к своей передовой сотне, стоявшей в Имам-Баба. Английский полковник Риджвей, бывший при передовом афганском отряде, прислал ему письмо, в котором предостерегал от движения вперед и стращал столкновением с афганцами. Алиханов в ответ на это пошел с тремя сотнями к Аймак-джару, чтобы побудить афганские разъезды отойти к р. Кушке. В инструкции ему рекомендовалось не нажимать на афганцев всеми силами авангарда, а действовать только разъездами. Но этого оказалось мало.

Афганский ротмистр поспешил заблаговременно ретироваться вместе с Риджвеем и своим отрядцем, оставив Алиханову письменную угрозу «остановить его силой сабли, ружья и пушки», если он пойдет дальше. Конечно, Алиханов пошел и дальше, к самой Кушке, где стояли за нею главные силы афганского отряда; но он взял с собой только туземную сотню.

Гоня перед собой афганские разъезды и пикеты, он 8 февраля достиг Ташкепри и выставил свой пост на бугре Кизыл-Тепе под начальством лихого джигита Аман-Клыча, а сам отошел к Аймак-джару.

В Ташкепри в это время были и афганские, и английские генералы — Коусуддин-хан и Лемсден — с ядром английской разграничительной комиссии. Лемсден обратился с надменным письмом к Алиханову по поводу его прихода. Алиханов отвечал, что он «лишь солдат», «точный исполнитель приказаний своего начальства и в политике ничего не смыслит». Оставив при афганском отряде группу своих офицеров-«руководителей», Лемсден ушел к Гюрлену. Афганский же генерал был на этот раз любезен с Алихановым и даже спешно вернул ему лошадь, забежавшую в их лагерь.

Алиханову было поручено поддерживать сношения с населением Пенде, доброжелательно настроенным к нам, и вести разведку за действиями афганцев в бассейне Мургаба. Такую же разведку поручили и поручику Лопатинскому в бассейне Теджена, у Зюльфагара и Акрабата. Имея всего 31 бойца в своем распоряжении, этот доблестный офицер выказал большую смелость и ловкость в сношениях с афганским отрядом у Зюльфагара, превосходившим его в десять раз.

Наши разведчики давали точные и всесторонние сведения об афганцах: о том, что гарнизон Герата жидок; о том, что толкают афганцев на военные действия англичане, наконец, о том, что болтают афганские солдаты у костров и что делают и где разъезжают английские офицеры-рекогносцеры. Такой успех разведки надо приписать главным образом посылке лазутчиками местных жителей из Мерва и Иолатани.

Мы узнали, что холм Ак-Тепе с афганским лагерем укрепляется по европейскому образцу, что от него устроен паром за Мургаб, где тоже строят полевые укрепления. Мы узнали, что англичане соблазняют сарыков-пенде за хорошие деньги выставить тысячу стрелков (мергенов) и войти в состав афганского отряда, с вооружением за его счет, и что сроком ответа назначено 18 марта. Также нам было известно о времени прибытия крупных подкреплений к Ак-Тепе из Герата, долиной р. Кушки, и от Маймене, долиной Кайсора, и о спешной починке афганцами в Пенде и близ него старых туземных крепостей Меручак и Бала-мургаб.

Мы узнали, что в районе Ташкепри собралось у афганцев 1,5 тысячи пехоты и до 2,5 тысячи конницы с восьмью разнокалиберными пушками, половина которых горные. Нам донесли, что афганская пехота воодушевлена, жаждет боя и полна решимости не пустить русских в афганские пределы, а конница, собранная из хазарейцев и джемшидов, ненавидит афганцев и склонна больше к нам, как и пендинцы.

Последние хотели вырезать афганский отряд внезапным на него нападением, но не решились, не получив от нас прямого согласия о поддержке. Англичане же щедро одаривали туземцев деньгами и подарками, и все же случались грабежи их багажа.

Ружья афганские были плохи, много кремневых, пистонных, а скорозарядных не больше десятка. Штыки, пики, шашки и большие кривые ножи составляли холодное оружие. Орудия не имели картечи, а одни ядра. Порох их для ружей и пушек был плох. Обоз составлен из подвод (вьюков) по наряду от жителей, в зачет податей. Довольствие неважное; одежда большей частью своя, туземная, но афганские генералы и офицеры экипированы в английские костюмы. Для того чтобы повлиять на жителей, подозреваемых в шпионаже, афганцы устраивали целые представления, заставляя одних и тех же своих людей вступать в лагерь, будто подошедшее подкрепление.

Комаров получил задание «удалить афганцев за р. Кушку, избегая по возможности кровопролития». Он донес, что за последнее «не ручается», а в частной переписке жаловался, что его «как собаку держат за хвост». Так, ему пришлось, подчиняясь приказу, не спешить прогнать афганцев, пока их было мало, запретить своим войскам пускать в дело первыми оружие, даже если со стороны противника последуют отдельные выстрелы, терпеливо сносить заносчивость афганцев, в случае столкновения и успеха не преследовать противника и не вторгаться в Афганистан, к Герату, и, наконец, не прекращать переговоров, сочетая их с угрозами о разгроме.

Мургабский отряд собрался у Имам-Баба 5 марта, а 7-го и 8-го двумя эшелонами перешел в Аймак-джар, где и простоял до 11 марта в тщетной надежде, что афганцы «попятятся назад». 12-го числа отряд продвинулся к ним еще ближе, в Уруш-душан (в 20 верстах от Ташкепри), а 13-го пошел к Кушке, но остановился лагерем, не доходя до реки 5 верст, «дабы не раздражать афганцев». Наши аванпосты расположились в 2 верстах от Кушки, на линии Кизыл-Тепе и Казачьего бугра. Всего было пройдено за неделю не более 60–65 верст.

При подходе к Кушке два наших офицера Генерального штаба с бугра Кизыл-Тепе рекогносцировали расположение афганцев, а в песках за Мургабом были задержаны афганские разъезды, пытавшиеся следить за нашими передвижениями. Прослышав о большой нужде афганцев в продовольствии и о провозе в их лагерь припасов контрабандным путем, мы выслали в пустыню разъезды и объявили в Мерве и Иолатане, что будем конфисковать такие грузы.

Афганские аванпосты стояли в 0,5–1 версте от наших перед Кушкой и даже за Мургабом. Их лагерь, обнесенный окопами, был за Кушкой, у подошвы бугра Ак-Тепе, на вершине которого стоял наблюдательный пункт с одним орудием. Цепь постов охраняла их лагерь и со стороны Пенде, жителям которого они не доверяли.

При приближении Мургабского отряда вся афганская конница (с двумя пушками) высыпала из-за Кушки и построилась на гребне берега, где тотчас стали рыть окопы. Видя, что мы не думаем нападать, конница ушла за реку, в лагерь, а ее позицию заняла пехотная дежурная часть. С тех пор афганцы уже не оставляли этот берег, совершенствовали окопы и продолжали наращивать свои силы, пока не были сброшены в Кушку боевым нашим ударом.

Если английские офицеры избрали афганцам эту позицию, то это можно расценить как насмешку, потому что она была с большими недостатками. Мургаб разделял позицию пополам, а с бушевавшей из-за половодья Кушкой позиция делилась натрое, считая войска, оставшиеся в лагере и прикрывавшие его от пендинцев. Позиция впереди Кушки была совершенно узка, притиснута к крутому берегу и к единственному мосту, узкому и длинному. Переход вброд бурлившей Кушки был небезопасен. Лучший, т. е. кратчайший и более безопасный, путь шел от левого фланга, который, как выдавшийся вперед, неминуемо должен был подвергнуться атаке. Другой путь, более длинный, пролегал через поселения сарыков и джемшидов за Кушкой.

Следуя своим инструкциям, Комаров начал переговоры через англичан, требуя, чтобы афганцы ушли за Кушку и из-за Мургаба в свой лагерь и там смирно дожидались приговора разграничительной комиссии — кому достанется Пенде. Этих переговоров англичане ждали с таким нетерпением, что вызвали их 13 марта сами, сочинив, будто кто-то из русских начальников желал их видеть.

На другой день, 14-го, в 5 часов вечера, состоялась встреча русских и англичан между аванпостами близ Ташкепри. Присутствовали с нашей стороны полковник Генерального штаба Закржевский[51] и от англичан капитан Иет с сопровождающими. Мы угощали англичан по русскому хлебосольству. Обсуждали общее положение дел и события дня: распространясь с обоих своих флангов постами и разъездами, афганцы охватывали нас, что было и невыгодно нам, и дерзко с их стороны. На наше предложение уйти в лагерь за Кушку они отвечали усилением своей позиции впереди Кушки. Англичане всячески оправдывали афганцев. На другой день переговоры продолжились все в том же духе.

Отношения же с афганцами обострились, они крайне враждебно отнеслись к нашим частям, посланным для рекогносцировки на фланги. Алиханов, поехавший (на правом фланге) с туркменской сотней вверх по р. Кушке, по дороге к Мор-кала был остановлен афганским генералом с несколькими сотнями конницы и принужден вернуться. Алиханов проводил афганцев вплоть до Ташкепринского моста, тем сильно их раздосадовал. Капитан Прасолов с ротой, ходившей за Мургаб, был остановлен угрожающими действиями афганской роты. Был перехвачен с донесением Прасолова Комарову один из наших джигитов и задержан до утра 16-го.

Посты и разъезды афганцев все усиливались, дерзко приближались к нашему парому на Мургабе и выкрикивали разные угрозы: «Убирайтесь отсюда! Мы не туркмены, мы афганцы; бивали мы не раз англичан, побьем и вас, если не уйдете!». Последние факты случились 16-го. О них мы заявили англичанам на встрече, состоявшейся в тот день, причем те во всем винили нас.

Дерзкое обращение с нами афганцев сильно роняло наш авторитет среди туркмен милиционеров, переговоры же не давали никаких позитивных результатов. Наши агенты доносили, что афганцы собираются неожиданно наброситься на нас и что наше долготерпение придает им храбрости.

Тогда Комаров решил пугнуть их угрозой боя и 17-го послал ультиматум афганскому генералу: «Требую, чтобы сегодня, 17 марта, до вечера все афганцы ушли с левого берега Кушки, а за Мургабом отошли бы на линию р. Кушки. Переговоров и объяснений более по этому вопросу не будет. Вы обладаете умом и проницательностью и, вероятно, не допустите, чтобы я свое требование привел в исполнение сам».

В тот же день мы в последний раз пригласили англичан на встречу и просили их привести с собой и делегата от афганцев. Англичане явились одни и всячески оправдывали афганцев.

В ответ на ультиматум старший афганский генерал Наиб-Салар отказался удовлетворить требования Комарова, сославшись на инструкции эмира, продиктованные советами англичан. Тогда Комаров попытался в частном письме секретно дать знать, что англичане — плохие советчики и что они желают довести дело до боя. В заключение Комаров писал: «Да поможет вам Бог! Выбор между дружбой и враждой зависит от вас самих!»

Афганский генерал собрал военный совет, на котором взяло верх мнение дать бой. И к утру афганцы стали в ружье на своей позиции впереди Кушки.

Бой на р. Кушке 18 марта 1885 г. Комаров также собрал своих начальников на совещание и объявил им диспозицию боя на следующий день, однако он не терял надежды, что один вид нашего наступления заставит афганцев отступить за Кушку, а потому запретил нам стрелять первыми и отвечать на одиночные выстрелы.

Паром через Мургаб был нами снят; в нашем лагере оставалась небольшая команда (в 50 человек) нестроевых для его обороны. А на базу в Аймак-джар и по этапам до Мерва было дано знать о том, чтобы соблюдалась большая оборонительная осторожность. Отряд в 4 часа утра двинулся под прикрытием аванпостов (полурота), снимавшихся с приближением к ним наших колонн. У нас всего числилось в отряде 1840 человек, 600 коней и четыре горные пушки, а пошло в бой 1660 бойцов с четырьмя пушками:

Численность бойцов

Туркестанский батальон — 600

Закаспийский батальон — 500

Артиллеристы — 50

Саперы — 10

Казаки — 300

Джигиты — 200

Итого — 1660

План боя у нас был прост: с фронта Комаров направил на окопы, занятые афганской пехотой и артиллерией, 500 закаспийских пехотинцев; против афганской конницы, строившейся всегда на левом фланге, он послал 500 своих кавалеристов, а в охвате левого фланга афганцев направил 600 туркестанцев с горными пушками. Говорят, что в охват должна была идти конница, а не туркестанцы, но вышло так, как сказано выше, а виной тому блуждание туркестанцев в бугристых песках, что заставило их опоздать и принять участие уже в конце боя. На бугре Кизыл-Тепе стал перевязочный пункт, а генерал Комаров со штабом держался за колонной. К последней, до выхода из песков туркестанцев, пристроилась и артиллерия, тоже сильно запоздавшая с появлением на поле боя.

В диспозиции Комаров объявлял, что он исчерпал все доводы, уговаривая афганцев отойти за Кушку, почему и приказывает своему отряду сбить их с позиции впереди этой реки. Это и было исполнено через 2–3 часа после начала боя.

Силы афганцев под командованием Наиб-Салар-Тимур-шаха превосходили нас втрое: 4700 человек (три батальона, 26 сотен) и восемь орудий с 200 человек прислуги. Да ожидалось до 1000 сарыков.

Численность пехоты

Батальон

Кабульский — 600

Кандагарский — 600

Гератский — 700

Итого: 1900

Численность кавалерии

Полк

Кабульский — 600

Гератский — 600

Сводный из Балха, Хезаре и Фирузкуев — 600

Джемшидский — 400

Сводный (разный) — 400

Итого: 2400


История русской армии. Том третий

План Таш-Кепринского боя 18 марта 1885 г.