Book: Выброс смеха



Выброс смеха


Мария Гребёнкина (MAFA)

День дурака

Кто бывал в Зоне, тот знает, что погода здесь, обычно, не радует. Либо дождь льет, либо просто пасмурно. Низкое, серое небо, словно отлитое из металла, давит на психику. Кажется, малейшее сотрясение, и оно рухнет вниз, погребая под собой всех обитателей этого клочка проклятой земли. Лишь иногда, когда солнцу удавалось победить в нелегкой борьбе с тяжелыми тучами и, разогнав их, озарить Зону своими лучами, на душе становилось тепло и хотелось просто радоваться жизни.

 Сегодня был именно такой день – солнечный, теплый. Легкий ветерок шуршал в верхушках деревьев, лаская слух. Не было слышно выстрелов, воя мутантов. Где-то щебетала невесть как залетевшая сюда птичка.

 В лагере новичков было малолюдно – сталкеры поопытнее ушли за хабаром, салаги, во главе с Волком, отправились на учебную вылазку.

Во дворе одного из домов сидели двое молодых парней – Киса и Тумба. Киса сидел на завалинке. Это был худощавый парень, с конопатым лицом и огненно рыжими волосами. Тумба сидел прямо на земле и рассеяно теребил гитару. Этот был невысокий, плотный и темноволосый. Оба откровенно скучали – они сегодня остались дежурными, в их задачу входило присмотреть за лагерем и приготовить ужин для остальных. Но, так как эти занятия к разряду обременительных не относились, делать им было совершенно нечего. Парни грелись на солнышке, думая каждый о своем.

- Тумба, давай кого-нибудь разыграем, – неожиданно предложил рыжий.

- Зачем? – Тумба удивленно смотрел на друга. Он всегда отличался «повышенной сообразительностью».

- Что значит «зачем»? Во-первых – скучно. А во-вторых – сегодня 1 апреля, День дурака! Ты что, забыл? – В глазах Кисы плясали озорные искорки.

Лицо Тумбы озарилось пониманием.

- Точно! День дурака! Сегодня же всех разыгрывать надо! – Его радости не было предела.

- Да, Тумба, День дурака. С праздником тебя, – и уже тише, вздохнув, пробормотал. - Можно сказать – профессиональным.

- Что ты там бормочешь? Кого и как разыгрывать будем? – Тумба был полон азарта, и ему не терпелось перейти к действию. Киса заговорщически подмигнул ему и достал свой КПК.

***********

Сидорович, как обычно, сидел за столом перед решетчатой перегородкой, которая разделяла коридор, ведущий в вглубь бункера, оставляя небольшое пространство в три квадратных метра для посетителей. Он покачивался на стуле и прихлебывал чай. Настроение у него было ни к черту. Хабара нормального давненько никто не приносил, и он размышлял над тем, не снизить ли ему цены на то барахло, которое волокли чуть не каждый день.

«Может, тогда за ум возьмутся и принесут хоть что-то стоящее. - Он хмыкнул. – Ну да, эти принесут. Дальше Кордона нос совать боятся. А может переехать ближе к центру Зоны? Или вообще уехать. Пусть потом побегают, поймут, как хорошо было, когда Сидорович здесь торговал. Тогда они оценят, какую услугу я им оказывал, покупая весь хлам, который мне предлагали. Скоро забуду, как дорогие артефакты выглядят»  - Подумал торговец, вспоминая, когда он последний раз видел «Ночную звезду.

 Из центра давненько никто не заглядывал в  эти края, все мало-мальски ценное старались сдавать либо Бармену, либо ученым. А теперь еще и Борода на Скадовске арты скупает. « Порасплодись, блин, конкуренты. Что-ли «филиал» в Припяти открыть? А что? Там пока свободно. Монолитовцев, вроде, шуганули. Повешать табличку: «Пункт прием артефактов Сидорович и Ко.»  Ага, а потом еще ресторан открыть, и гостиницу, и центр проката экзоскелетов, - торговец усмехнулся.- Вот ведь, чего только в голову не лезет от скуки».

Его размышления прервал звук шагов на лестнице, ведущей в «торговый зал», и в помещение вошел Ёж.

- Привет, Сидорович! Как здоровье? Смотри, что я тебе принес!

Ёж был новичком, но уже самостоятельно бродил недалеко от деревни и нет-нет находил артефакты. Он с радостным видом вывалил из контейнера на прилавок «выверт». Торговец покосился на товар:

- Чему радуешься? Поди, не «золотую рыбку» приволок. Еще что есть? Нет? Тогда, как обычно - пятьсот. Бери и проваливай.

Он отсчитал деньги и потянулся за артефактом, чтобы убрать, но Еж перехватил его из руки торговца и положил около себя. Сидорович, со стаканом в руке, недоуменно уставился на сталкера.

- Не пойдет, – пояснил парень свои действия. – Не пятьсот, а пять тысяч. Дешевле не отдам!

Сидорович от удивления поперхнулся чаем и закашлялся, обрызгав весь стол.

- Ты чего мелешь?! Совсем с катушек съехал? – Спросил он, придя в себя.

            В этот момент вновь послышались шаги, и в бункер вошли еще двое сталкеров – Воля и Пятак. Они были напарниками. Многие думали, что они братья, но это было не так.

Оба светились как начищенные сапоги.

- Подожди в сторонке, я с тобой попозже еще разберусь, - пресек Сидорович готовые начаться объяснения Ежа. – Ну что? Хорошего чего принесли? – Он обращался к только что вошедшим.

Пятак заулыбался:

- Еще как принесли! Смотри, – и вывалил на стол два выверта и хвост слепого пса. – Хвост свежий – только срезали.

Сидорович уставился «на сокровища». Точно цену снижать пора!

- За выверты по пятьсот, хвост – пятьдесят рэ. Деньгами или товаром заберете? – Привычно спросил барыга и отхлебнул из стакана.

- Какие пятьсот? – Воля возмущенно покраснел. - По четыре с половиной тысячи за выверты, и за хвост две тыщи!

Сидорович опять поперхнулся, закашлялся и покраснел как рак. Глаза полезли из орбит, и он навалился на стол, пытаясь, насколько позволял живот, подобраться поближе к окошечку, показывая пальцем себе за спину: «Похлопай». Пятак просунул руку между прутьев решетки и с заметным удовольствием от души огрел его ладонью по хребту, отчего Сидорович распластался на столе, но смог, наконец, судорожно вздохнуть. Он откинулся на спинку стула и, пытаясь отдышаться, несколько раз глубоко вдохнул. Да что же за день такой, а?!

- Вы чего мне крышу двигаете все? Вы где таких цен нахватались? – Сидорович переводил взгляд с Воли и Пятака на Ежа и обратно. Они смотрели на него с серьезными лицами. – Договорились, поди, перед тем, как прийти? Хватит придуриваться, забирайте деньги и топайте отсюда – без вас тошно.

Пятак переглянулся с Волей, тот еле заметно помотал головой – не соглашайся.

- Короче, Сидорович, или ты по четыре пятьсот выверты забираешь, или мы их не продаем.

Сталкеры всем своим видом давали понять, что готовы стоять на своем, и уступать не собираются. Торговец собрался уже выгонять их взашей, но его прервал шум, доносившийся с улицы. В помещение вошел Волк в сопровождении двух новичков. У всех были полные рюкзаки. Увидев, что Сидорович занят, они хотели уйти, но тот их остановил:

- Волк, подходи, господа уже уходят, – он посмотрел на «господ» и кивнул на дверь, давая понять, что разговор окончен. Но те не вышли, а отошли в сторонку и, встав рядом с Ежом, начали о чем-то с ним тихонько переговариваться. Волк пожал плечами и подошел к импровизированному прилавку. Оба новичка проследовали за ним, на ходу снимая рюкзаки. Торговец сложил руки на животе, ожидая, когда они выложат хабар на стол. Волк не заставил себя ждать и вывалил на прилавок несколько вывертов – штук семь. Затем принялся за второй рюкзак, и на столе появилось около двадцати хвостов слепышей. Сидорович покосился на стакан с чаем и, на всякий случай, отодвинул его подальше. Из третьего рюкзака были вынуты еще два выверта и штук десять хвостов. Торговец не сводил взгляда с хабара, принесенного Волком и его помощниками. Он лихорадочно пытался понять - его разыгрывают? Или он просто устал и надо бы немного отдохнуть?

- И сколько ты за это ба… добро хочешь? – Сидорович еще раз покосился на стакан и убрал его под стол. Его ожидания оправдались. Волк вздохнул поглубже и выдал:

- За арты – по четыре с половиной, за хвосты – по две тысячи. Сразу говорю – много не уступлю, максимум – пятьсот на хвосты скину, и то, если все заберешь.

Торговец не выдержал и взорвался. Сколько можно терпеть этот бред?! Что это за заговор такой? Или аномалия какая появилась новая и так на людей влияет?

- Вы чего все курили, идиоты?! К нам что, в деревню «свободовцы» заходили и забыли весь годовой запас «травы»? Или вы с контролером пообщались и крышей тронулись? Или контролер здесь неподалеку сидит и надо мной смеется?! Вы и его накурили? – Сидорович так разозлился, что не замечал того, что уже несет полную чушь. Но после последних двадцати минут он готов был поверить во что угодно, лишь бы найти происходящему хоть какое-то объяснение, кроме того, что он сошел с ума. Все присутствующие уставились на него в полном недоумении. Молчание нарушил Воля:

- Сидорович, ты нам волну не гони. Все прекрасно знают, что тебе заказали триста вывертов и тысячу хвостов слепой собаки. Даже известно, что заказ для исследований в какой-то институт и срок выполнения – два дня. И что за срочность тебе готовы оплатить гораздо большую сумму, чем реальная цена. Так что ты или бери, или считай, что продул выгодную сделку. И не за чем цирк устраивать, только нервы зря попортишь и себе, и окружающим.

Торговец сидел в полной прострации, забыв закрыть рот. Все присутствующие смотрели на него и ждали, что он скажет в ответ на свое «разоблачение». Но Сидорович никак не реагировал на их взгляды, он пытался осмыслить только что услышанное. Молчание прервал Волк:

- Сидорович, хватит наше терпение испытывать. Забираешь хабар или нет? Я сегодня, как сообщение получил, молодняк гонял весь день. Стаю слепых псов перебили, все аномалии обежали. Думаешь, это так просто? Как в лес по грибы сходить? Черт с тобой! Скинем пятьдесят процентов от стоимости артов. Уступим? – Он повернулся к сопровождающим его молодым – оба часто закивали. - Ну вот. Забирай!

Сидорович оживился. Он захлопнул рот и подался вперед, хитро прищурившись:

- Что ты там про сообщение говорил? – Вкрадчиво спросил он у Волка. - Какое сообщение, я спрашиваю?! О том, что мне поступил заказ? И что с меня драть можно в три шкуры? От кого оно было?!

Волк растеряно обернулся и посмотрел на окружающих, словно ища среди них того, кто написал ему сообщение. Потом задумчиво посмотрел на Сидоровича:

- Сообщение прислал Кир… - кажется, он начал понимать, к чему клонит старик.

- Киру я сообщил! – Подал голос Ёж. - А мне Толстый рассказал. А вот и он сам!

Ёж обрадовался, словно боялся, что ему бы не поверили, не появись здесь свидетель его слов. На лестнице стоял полный, улыбающийся мужчина. В суматохе никто не заметил его появления. На лице сталкера читалось предвкушение наживы, и он поглядывал на остальных, словно говоря: «Ага! Вы уже здесь! А вот и я ».

- Чего такие кислые? Неудачный день выдался? Не повезло вам! А вот я кое-чего принес! – Он с самодовольным видом начал снимать рюкзак.

- Выверты и хвосты?.. – Спросили все чуть ли не хором.

Толстый замер, выгнувшись дугой, с наполовину снятым рюкзаком. Его насторожил тон, которым был задан вопрос. Он пробежал глазами по комнатке. Все расступились, открыв его взору кучу артов и хвостов на столе. Над ними, уперев руки в стол, возвышался покрытый красными пятнами Сидорович. Рюкзак сполз с рук сталкера и остался лежать на ступенях.

- Я не понял, я что, зря за собаками полдня гонялся? – В голосе слышалась почти детская обида.

- Не ты один, - усмехнулся Волк, - тебе кто про заказ рассказал?


***********


Киса и Тумба сидели на чердаке полусгнившего дома и наблюдали за тем, как возле бункера Сидоровича понемногу собирается толпа. Все что-то возбужденно обсуждали, жестикулировали и показывали друг другу свои КПК. Тумба разглядывал происходящее в бинокль. Наконец, ему это надоело, и он спросил:

- Киса, а мы точно все правильно сделали? Ты говорил, что будет весело.

Его друг устало на него посмотрел:

- Будет, Тумба, будет. Вот сейчас разберутся, кто инфу в сеть запустил, и нам с тобой станет очень весело.

- Киса, а мы не переборщили? Что-то никто не смеется, – не унимался Тумба.

- Эх, Тумба. Не о том ты думаешь.

- А о чем думаешь ты?

Киса посмотрел на Тумбу, потом на толпу, двинувшуюся к лагерю, и задумчиво произнес:

- Интересно, бить будут в лицо или по печени?..


***********


Два часа спустя, горе-шутники сидели на чердаке того же дома. Киса блистал синяками на оба глаза, а его товарищ, кряхтя, потирал поясницу. Оба радовались, что остались в живых, как говорится – «обделались легким испугом». Тумба ворчал что-то вроде: «За что? Мы же просто пошутили», а Киса старался приоткрыть левый глаз, что, впрочем, у него все хуже и хуже получалось. Внезапно Тумба, словно его что-то осенило, поднял голову и уставился на друга:

- Я все равно не пойму, кто сегодня в дураках-то остался?

Киса со стоном отвесил ему подзатыльник:

- Тумба! Заткнись!..





Никита Мищенко (Инквизитор)

ЧАСТНЫЕ ДЕТЕКТИВЫ В ЗОНЕ. ЭЛЕМЕНТАРНО, СТЕПАН...


- Интересно… очень интересно… - Анатолий оторвался от Донцовой, мельком взглянул на лежащий перед ним труп и подозвал Степана.

- Вы нашли какие-нибудь улики?

- Нет, но я нашёл булочки и горячий кофе, – доложил Степан с набитым ртом.

- Дайте мне одну.

Анатолий откусил от хлебобулочного изделия, потом сморщился, выплюнул и склонился над трупом.

- Жертва была убита большим, круглым и тупым предметом, предположительно – головой.

- Как вы это поняли? – Спросил удивлённый напарник.

- Элементарно, Степан. На теле присутствует характерная вмятина.

Степан покачал головой, хлебнул из одноразового стаканчика кофе.

- У жертвы отсутствуют ногти на пальцах рук и ног, следовательно, она делала маникюр незадолго до смерти, – продолжал Анатолий.

- И какой вы можете сделать из этого вывод?

- Жертва или женщина, или не женщина.

Степан и Анатолий одновременно повернули головы в сторону трупа.

- Не женщина, – сделал вывод Анатолий.

- Значит, гей, – дополнил Степан.

- Не факт.

- Но версия.

- Совершенствуетесь, – похвалил Анатолий.

- Спасибо.

- Вы допросили свидетелей? – Не унимался Анатолий.

- В каком-то смысле, да.

- Где они?

Степан указал на прислонившегося к фургону детективов бойца «Долга». Оба сыщика подошли к нему. Внезапно Степан ринулся вперёд и схватил бойца за грудки.

- На кого работаешь, скотина?

- «Долг» - ум, честь и совесть Зоны… - заплетающимся языком проговорил «долговец», - защитим планету – искореним Зону…

- Да он же пьян, – заметил Анатолий.

- Ну, так мы с ним… за знакомство! – Степан незаметно прикрыл раскрасневшийся нос.

- Он сказал вам что-нибудь, относящееся к делу?

- В общей сложности, нет.

- А до попойки он вам что-нибудь говорил?

- Нет.

- Плохо дело. Вы, Степан, сколько выпили?

- 50 граммов, – доложил детектив, – чисто символически.

- А вы в курсе, что 50 граммов алкоголя убивают тысячи нервных клеток вашего головного мозга. Что в нашей профессии недопустимо.

- Я больше так не буду, – заканючил Степан.

- Это вы будете вашей матери говорить. А вот, кстати, и она.

К парочке детективов подбежала полненькая розовощёкая женщина.

- Сынок! – Она обняла Степана. – Как же ты похудел! Анатолий Сергеевич, вы его кормите?

- Через день-два, – с железным лицом доложил Анатолий.

- И вам не стыдно?

-Если бы мне было за что-нибудь в этой жизни стыдно, я бы частным сыщиком не работал.

- Не волнуйся, мам, – успокоил её Степан, – Анатолий Сергеевич мне леденцы даёт.

- Мятные, – заметил Анатолий.

- Ага, – подтвердил Степан и в доказательство дыхнул на мать. Женщина покачнулась от сильной волны перегара.

- Сынок, ты пьешь?

- Никак нет, – оправдался Степан, – выпиваю.

- Но ты же обещал!

- Да и мне вы кое-что обещали, Степан, – невозмутимо сказал Анатолий, – перевыполнить план по раскрываемости за прошлый месяц.

- Так я же перевыполнил!

- Инсценировав собственную смерть?

- Вы же знаете, я актёр, – Степан лукаво улыбнулся, – по мне МХАТ плачет.

- По-моему, по вам плачет ваше незаконченное среднее образование, – ответил Анатолий. – И что нам теперь делать?

- Бар… – прошептал засыпающий боец «Долга». - Идите в бар…

- Придумал! – Радостно воскликнул Степан. – А пойдемте в бар!

- Как не стыдно, Степа, – Анатолий укоризненно покачал головой.

- Да я не об этом! Парень ведь оттуда? Следовательно, там могут быть и те, кто знал убитого! Поехали!

***

В баре «100 рентген» был полный разгром. Повсюду валялись вдрызг пьяные посетители, поломанная посуда и мебель были раскиданы по лужам разлитой водки.

Анатолий невозмутимо прошёлся по помещению, преступая через неподвижные тела, и обратился к бармену.

- У вас, случаем, никто не умер? А то, гляжу, празднуете, то есть, скорбите…

Бармен вдохнул.

- Да, вчера пошёл Шаман в ходку и не вернулся.

- А кто с ним ходил?

- Картошка и Орёл…

- А кто вернулся?

- Только Орёл.

- Хорошо, спасибо.

Анатолий вернулся к Степану.

- Ну, как?

- Убитый имел тесные отношения с неким Орлом.

- Значит, к нему?

- Значит, к нему!

***

-Волки позорные, ничего я не скажу, вот вам крест! – Орал во всю глотку привязанный к стулу Орёл.

- Во-первых, мы не милиция, – заметил Анатолий.

- Все вы на одно лицо, лишь бы первого попавшегося крайним сделать!

- Во-вторых…

- Я вас всех в гробу видел!

- Анатолий Сергеевич, можно, я его ударю? – Подал голос Степан.

- Ну, бей меня, бей! – Закричал Орёл.

- Степан, пишите в протокол, – начал диктовать Анатолий, – «Сталкер средних лет, уроженец России. Мазохист. Мировоззрение специфическое. В связи с совершением преступления, назначить наказание – на пять лет посадить в одиночную камеру, ежедневно показывать клипы Верки Сердючьки».

- Ну, хорошо, хорошо! – Наконец сдался Орёл. – Всё скажу, только отвяжите!

Степан отвязал его. Орёл вздохнул.

- Шли мы с ходки. Втроём – я, Картошка и Шаман. Тут из кустов – кровосос. Картошка в первый попавшийся угол забился, а я только автомат расчехлил, как Шаман заорёт – «Беги!». Ну, я и побежал – нехорошо товарищу в трудную минуту отказывать.

Анатолий всё внимательно записывал, а Степан в это время неожиданно выкрикнул.

- На кого работаешь?

- На Советский Союз! – Машинально отчеканил Орёл, и Степан довольно улыбнулся.

***

- Бырбырбыр-бырбыр-бырбыр, – с явной агрессией лепетал сквозь щупальца на лице привязанный к стулу кровосос.

- Я не понимаю, что он говорит, но, по-моему, он нам угрожает, – сделал вывод Степан.

- Будьте добрее, Степан. Наверняка хочет чистосердечное надиктовать. Просто пишите всё, что он говорит.

И Степан начал записывать все «бырбырбыры» которые издавал кровосос. Когда тот, наконец, замолчал, Степан удивлённо рассматривал показание монстра.

- Анатолий Сергеевич… белиберда какая-то получается!

- Значит, по-хорошему не хочет, – Анатолий помрачнел, – тогда будем по-плохому. Степан, пишите в протокол дела: «В связи с отказом от дачи показаний, подсудимый приговаривается к пожизненному заключению в стенах Московского зоопарка».

Кровосос попытался сбежать, но его оглушил вовремя подоспевший Степан.

***

- Ну что, Анатолий Сергеевич, с ещё одним успешно раскрытым делом.

- Взаимно.

Частные детективы сидели у камина. Анатолий потягивал виски и раскуривал любимую трубку, доставшуюся ему от дедушки, Степан раскрашивал поляну и порхающих над ней бабочек.

-Анатолий Сергеевич?

-Что?

-А кровососу хорошо будет… в зоопарке?

-Хорошо, не хорошо, это не наши заботы, Степан. Зато одно он точно усвоит: переступать закон – себе дороже.

Степан довольно кивнул и с головой ушёл в процесс разукрашивания…

…Где-то на Кордоне, в кювете, валялся перевёрнутый тюремный фургон. Из него, кряхтя, вылез кровосос и, вздохнув полной грудью ночной воздух, убежал в лес.

25.1.2010г.



Владислав Чирин (4irkA)

Тени неба


            Стрелок и Шрам прорывались к Агропрому под плотным огнем сектантов. Пока Стрелок бежал вперед, Шрам схоронился за машиной. Счетчик Гейгера трещал, словно кузнечик, но сталкер не обращал на это внимания, ведь у него было еще много антирадов с собой. Он внимательно осмотрел оставленную позади местность на предмет противника. Не увидев никого, он принялся вслепую отстреливаться. Внезапно перед его глазами поплыли слова:

            - Шрам, ты как?

            Шрам хотел ответить что-то вроде: «Ничего, бодрячком!», - но на языке почему-то вертелись три фразы: «Я в порядке», «Что интересного можешь рассказать?» и «До свидания».

            - Что интересного можешь рассказать? - выбрал Шрам.

            - Да я как-то и не в курсе последних событий... - последовал ответ, сопровождаемый звуком ударившей в плоть пули, - Черт, дай аптечку!

            - До свидания! - незамедлительно среагировал сталкер.

            Тут Шрам заметил, что счетчик Гейгера уже просто зашкаливало. Жизнь медленно покидала его тело. Не теряя времени, он выхватил из рюкзака антирад и засунул его в рот. Немного похрустев антирадиационным веществом, почувствовал, как игла встала поперек горла. Тогда Шрам быстро выхватил батон хлеба и целиком запихнул его в рот, после чего залил в горло водку, смешанную с энергетиком, чтобы смягчить пищу. Таким образом, ему удалось протолкнуть иглу.

            Неожиданно из-за машины вышел «монолитовец». Шраму жутко захотелось матюгнуться, но он не проронил ни слова. Лишь рефлекторно прицелился в голову противника и выстрелил. Пуля угодила прямо в глаз.

            - Ай, мать! – Крикнул сектант вместо того, чтобы упасть навзничь. - Аааа! Ах ты, тварь! Ты совсем ума лишился?! Больно, мля, аааа!

            Шрам не успел опомниться, как из-за машины вышел второй «монолитовец». Он и ему выстрелил промеж глаз.

            - Черт, пацаны, я маслину словил! - заорал тот, схватившись за голову. Шрам в конец растерялся и пустил сектанту в голову целую очередь. Он упал и, держась за окровавленную голову, стал кричать:

            - Проклятье, я ранен! Кто-нибудь, аптечку!

            «Что-то не так с этими сектантами», - понял Шрам и, решив убраться от машины, направился к укрытию Стрелка. Тот с колена стрелял «монолитовец».

            - Стрелок, ты в порядке?

            - Да. Только три раза в голову ранили и пару раз в сердце. Кстати, будь добр, вытащи из виска пулю.

            Шрам так и сделал. Но внезапно он что-то почувствовал. Перед глазами появилась желтого цвета граната. Интуиция подсказывала, что надо валить. Но сам сталкер никак не мог понять, в чем дело. И тут прогремел взрыв.

            В ушах зазвенело, картинка поплыла, все заволокло пылью. Охнув, Шрам огляделся в поисках напарника. Он увидел протянутую руку, схватился за нее и потянул. Потом некоторое время смотрел на сжимаемую культю и отбросил руку в сторону. Тут он услышал стон. И увидел висящего в воздухе Стрелка.

            - Шрам, в чем дело? Почему я ничего не вижу?

            Шрам с ужасом взирал на нижнюю половину сталкерского черепа. Верхняя была оторвана и находилась сейчас далеко от своего обладателя.

            - Эммм... Тебя контузило.

            - Сильно?

            - О-очень, - протянул Шрам.

            - Проклятье... А почему ветер так сильно продувает?

            - Зона чудит. – Уверенно сообщил сталкер, глядя на подвешенного товарища.

            - Я ног не чувствую. Посмотри, с ними все нормально?

            Шрам глянул на ноги Стрелка. Закончив блевать, он произнес:

            - Покоцало немножко.

            - Ладно. Сейчас нам не прорваться. Возвращаемся на Кордон.

            - Ага, - подтвердил Шрам. Он задумался над тем, как опустить спутника на землю. Не придумав ничего лучше, он стал стучать по торсу Стрелка прикладом оружия. После десятка ударов, сталкер, наконец, свалился наземь со всей грацией мешка с картошкой. Стрелок ойкнул. Шрам хотел было взять его под плечо, но тут же осознал, что ни плеч, ни рук у раненного не было. Он быстро снял со спины рюкзак, поставил его на землю и принялся запихивать напарника в сумку.

            - Ай, мне в задницу антирад воткнулся, - вознегодовал тот.

            - Да у тебя и задницы-то нету...

            - Что?!

            - Кхм... В смысле, не ной. Я этими антирадами вообще завтракаю.

            Наконец, закончив с утрамбовкой груза, Шрам двинул в направлении Кордона. Приближался выброс...


***


            - Рус, это что за хрень?! – Орал молодой парень на лысого человека, сидевшего за компьютером.

            - Ну, так, Олежа, это Сталкер новый...

            - Ты сейчас пошутил? Это кто? Шрам и Стрелок?!

            - Ну... Да.

            - Ё-моё, тебя ж просили нового персонажа придумать!!! - брызжал парень слюной.

            - Ну, так игроки к этим привыкли...

            - Твою мать, а с дамеджом что? Почему «монолитовец» не умер от очереди в голову?!

            - Так это ж фишка серии! Так и в прошлых частях было. – Оправдывался Рус.

            - А что это за сцена с доставанием пули из виска?

            - Фанаты просили красивые скрипты, как в «Far Cry 2».

            - Почему Стрелок остался жив после того, как его разорвало на части? – Не мог угомониться Олежа.

            - Ну, он по сюжету должен выжить, так? А я как раз прицепил к движку крутую систему повреждений. Ну и вот, бессмертный персонаж вступил в конфликт с системой повреждений...

            - А чего он в воздухе висел?!

            - А это не я, это все «зеленый жук».

            - Тихо ты! Мы называем его «Жук-которого-нельзя-называть»... - прошипел парень.

            - Ааа...

            - Черт возьми, а с названием-то что?!

            - А что не так? - удивился Рус

            - «Тени Неба»!!! Что это?! Ты можешь себе это представить?! Как тебе такое могло в голову придти?! - Олежа уже совсем терял контроль над собой.

            - А по-моему символично...

            - Так, все, сноси эту дурость к чертям! – Крикнул Олежа и с размаху ударил по кнопке «Delete». Экран погас.

            - Аааа! Ты что наделал? Ты же все снес!!!

            - Что, вообще все?

            - Меня программеры убьют! Знаешь, сколько они трудились над системой укрытий из «Gears of War»? - Чуть не плакал Рус.

            - Она только ФПС жрала.

            - А скрипты?!

            - Портят атмосферу.

            - Ты полностью снес движок X-Ray Engine 2.0! Да он мог поравняться с CryEngine 3!

            - Ничего, поработаешь на 1.6. Зато на стареньких машинках пойдет.

            - Все персонажи! Даже Сидорович! Все локации! Ё-моё!

            - Хоть что-нибудь осталось?

            - Не-а... Хотя... Блин, Стрелок остался! Вот живучая гнида!

            - Ну, пиши все с нуля. Тебе полезно. А Стрелка пихни... Ну, к примеру, в концовку. Порадуй фанатов.

            - И еще наемник на туалете остался.

            - Ржач, - гыкнул Олежа. - Оставь, фаны будут всюду выкладывать. Первые раз сто будет смешно. Ладно, бывай. Мне еще перед Григоровичем отчитываться.

            - Удачи, Ява. - Ответил горестно Рус, снося в корзину пустую оболочку файла «Тени Неба».



Александр Койнов (patogenich)

СИЛА ПРИВЫЧКИ


В дверь позвонили. Марина подошла к двери, глянула в глазок и, одобрительно хмыкнув, принялась отпирать замки. Вскоре в центре прихожей стоял, раздеваясь, человек средних лет с тёмными волосами. Из-под очков на тонком носу сверкали зоркие глаза. В руках у человека был чёрный пакет.

- Ну, здравствуй, Кирилл, - сказала Марина.

- И тебе не хворать! Прекрасно выглядишь, - улыбнулся тот.

- Спасибо, - слегка смутилась женщина.

- Ну, так, где Борька-то? Ты же не просто так звонила? – Кирилл выжидающе посмотрел на неё.

- Да уж не просто так, ты прав… - вздохнула Марина и кивком указала на дверь гостиной. – Здесь, в комнате, телик смотрит.

- Ну, пошли тогда…

Пройдя в гостиную, Кирилл увидел знакомую до боли обстановку, навевающую воспоминания о молодости. Диван, телевизор напротив, в углублении в книжном шкафу, чуть в стороне – два кресла перед журнальным столиком. В комнату через окно лился серый свет. Небо затянули тучи – скоро должен был пойти дождь. Деревья за окном качались под порывами лёгкого ветра.

Подойдя к дивану, Кирилл увидел человека примерно своего возраста. Это был блондин с приятным лицом, долговязый, словно железнодорожный рельс, и слегка сутулый. Сев на диван рядом с ним, Кирилл поставил пакет на пол и произнёс:

- А у вас, я гляжу, ничего не меняется. Всё по-старому. И ты, Борька, нисколько не изменился – всё такой же худой, высокий, ну натуральный скелет из кабинета биологии.

- А чего ты хочешь? При таком-то питании… - Боря укоризненно глянул в сторону жены.

- Что по телику нынче крутят? – Кирилл кивнул в сторону телевизора. – Я-то его почти не смотрю…

- Да так, фильм документальный. Про чернобыльскую Зону Отчуждения.

- Так, Кирилл, хватит разговаривать, - подойдя к окну, Марина задвинула шторы. - Я же тебя пригласила не для того, чтобы ты телевизор смотрел да с Борькой телепередачи обсуждал. Садись, - Марина сделала приглашающий жест в сторону одного из кресел около журнального столика.

Крякнув, Кирилл поднялся с дивана и, пройдя к креслу, плюхнулся в него. Устроившись поудобнее, он устремил свой взор на севшую во второе кресло Марину.

- Ты говорила, что это не телефонный разговор. Ну, давай, рассказывай, что у вас здесь приключилось.

Марина, посмотрев в сторону мужа, решила, что ему не помешает слышать их с Кириллом разговор. Собравшись с мыслями и тяжело вздохнув напоследок, она начала говорить:

- Ты психолог да ещё наш лучший друг, поэтому я могла обратиться за помощью только к тебе. За последние годы многое изменилось. Я стала замечать за Борькой странности. Я не знаю, может, это связано с командировками. Его ведь посылали сначала в Беларусь, затем, почти сразу, на Украину, на международную выставку редких папоротников. Он же у меня ботаник, ты и сам знаешь. Вот, не удержался, привёз один экземпляр. Борь, как, ты говорил, он называется?



Бросив лукавый взгляд в сторону жены, Борис проронил:

- Листовник спиртовой.

- Во-во, чуешь запах специфический?

- Ну, ещё бы! – Кирилл, втянув носом воздух, вздохнул. – Кстати, а я не слышал про его командировки.

- Так ты ж тогда в Албанию уезжал, на съезд психологов, сам же мне говорил.

- А-а, точно, забыл просто…

- Так вот, после того, как Боря вернулся, он стал каким-то странным.

- То есть?

- А вот слушай. Ехали мы как-то с рынка на автобусе, картошку купили, лук… Тут на остановке заходит женщина, говорит, я, мол, контролёр, сейчас билетики проверять буду. Ну, с Борькой вдруг что-то неладное произошло: он заметался, по поясу начал шарить. Потом картофелину схватил и тётке этой в лоб запулил. Я его за руку схватила, а он вырвался, ведро какое-то из-под сиденья кондукторши выдернул, на башку напялил и ведром вперёд из окна выпрыгнул.

- А ведро-то зачем ему понадобилось? Чтобы стекло разбить, голову не повредив?

- Да у него голова, что в ведре, что без ведра повреждена. Он же ведь и спит теперь только с ведром на голове. Говорит: «Без него мне кошмары снятся». Ну, форменный дурдом!

- Да уж… - Кирилл снял очки с переносицы и, дыхнув на стёкла, принялся их протирать.

- Ну, так вот… про случай в автобусе. Стекло, значит, вдребезги, контролёрша на полу в полной прострации, а Борьки и след простыл. Кирилл, скажи: с точки зрения психологии как его поведение объяснить?

- Ну-у-у, это довольно непростой вопрос. Скорее всего, дело в очень редкой фобии, встречающейся у одного человека из тысячи – панической боязни людей в … м-м-м… скажи, а она в джинсах была, контролёрша эта?

- Да, вроде бы. А что, это как-то влияет на… - Марина кивнула в сторону мужа.

- Я бы сказал, усугубляет… э-э-э… ситуацию. Ты не могла бы сказать, как в точности вела себя контролёрша?

- Ну, она к Борьке руку протянула, тут он и встрепенулся.

- А-а, ну тогда понятно. Вероятно, это последствия… э-э-э… некой душевной травмы, которую он перенёс в детстве. Он ещё себя как-то странно вёл?

- Конечно! Он стал слишком часто ходить к учителю физики в школу, где сын учится. Вроде и не вызывали, а ходит чаще, чем мусор выносит. Физик у сына классный руководитель, Степан Сидорович его зовут.

- Пьют, может, вместе? – Ухмыльнулся Кирилл. – А Сидорович этот не алкоголик, не знаешь?

- Да нет, вроде. Приличный мужчина, в летах. Вряд ли, конечно… А-а, кстати, вот ещё что было, со Степаном Сидоровичем связанное. Летом мы с детьми на море отдыхали. Загораем как-то на пляже, Борька мне спину кремом мажет. Спокойно всё… И тут дочка прибегает. Говорит, трёх медуз видела, хотела их сфотографировать, но когда к берегу за фотоаппаратом побежала, чуть на морского ежа не наступила. Чувствую, на спину чуть ли не весь тюбик крема выдавили. Оглядываюсь, а муж со словами «Ну, Сидорыч, держись! Будет тебе что-то стоящее!» полотенце пляжное схватил и почесал к воде, только пятки засверкали. Вот я и подумала: зачем Степану Сидоровичу понадобились медузы и морские ежи? Борька их целое полотенце притащил.

- А он точно учитель физики, Сидорович-то? Может, всё-таки биологии, раз так интересуется морскими обитателями?

- Да нет, точно нет! - Марина помотала головой. – Физику он там преподаёт.

- А-а-а, ну тогда мне всё понятно! – Кирилл усмехнулся. – Борька ходил-ходил к Степану Сидоровичу, они вместе водку пьянствовали, селёдкой заедали. Но потом Сидоровичу селёдка надоела, он и попросил Борю привезти с моря «что-то стоящее»,

деликатесы морские. Ну, точно алкоголик твой Сидорыч.

- Не мой, а Борькин, - Марина качнула головой в сторону дивана.

Скосив глаза, Кирилл увидел, что Боря, отвернувшись, хохочет в рукав. Марина этого не заметила.

- Так вот, на следующий день, после того циркового представления на пляже, мы решили пойти в парк аттракционов. Дети захотели покататься. Я говорю: «Купи билеты на карусель». А он мне: «Детей же разорвать может!» Я удивилась: «В смысле вырвать… на кого-нибудь?» А он: «В смысле разорвать. Вообще». Ну, я, естественно, снова удивилась: «Ты чего несёшь?» Он говорит: «Да вот смотри!», достаёт зачем-то болт, знаешь, большой такой, железнодорожный, и кидает его в карусель. В вертящуюся. Болт и отскочил с ускорением. В окошко кассы. Через минуту дверь открывается, и оттуда выходит женщина с двумя половинками очков, посередине расколотых. А на переносице в индийском стиле синяк от Борькиного болта. Извиняться за него пришлось… Вот скажи, что с ним творится? Люди ведь страдают: сначала контролёрша, затем кассирша.

- И опять же корни проблемы могут уходить в детство. Может, его так же пугали родители, не давая кататься на карусели, - с невинным выражением на лице предположил Кирилл.

- Но ведь и это ещё не всё! У него начались проблемы с пищеварением, аппетит периодически пропадает. Он больше не ест некоторые блюда, которые раньше любил. Приготовила ему холодец, а он говорит: «Кислоту жрать не буду!» Я и подумала: а вдруг у Борьки кислотность в желудке повышена? Раньше газировку пил, кисели я делала – всё съедал. А теперь на кислотность эту клятую ссылается.

- Да, может быть, может быть, - Кирилл полунасмешливо глянул в сторону Бориса. – Ну, так это всё? Или ещё что-то есть? «Стоящее»! Хе-хе!

- Да ты слушай дальше! 31 декабря, Новый год на носу. Я всё приготовила, накрыла на стол, решила бутылку водки достать из заначки. Гляжу, а она пустая лежит. Я всё сразу поняла, говорю: «Иди за бутылкой, гости ведь скоро придут!» Он сходил к себе в комнату, какие-то шприцы принёс в красной упаковке и говорит: «Этим вот вернее будет».

- Мда-а… - протянул Кирилл, - …тяжёлый случай.

- Ну, всё, справили честь по чести. Гости ушли, мы спать легли. А тогда год Крысы наступал, ну, я под ёлку и положила большую плюшевую крысу. А ночью просыпаюсь и вижу – Борька идёт к мусорному ведру, крысу плюшевую за хвост тащит и приговаривает при этом: «Крысиные волки у меня дома жить не будут!» Он, наверное, попить захотел посреди ночи, а потом и наткнулся на крысу-то. А уж что там в его бедную голову взбрело, это только ему и известно. Я-то на всякий случай утром сделала вид, что ведро выношу, а сама «крысиного волка» вынула и в кладовку спрятала.

- Да-а-а… - Кирилл потёр натёртую очками переносицу, - …весьма интересно.

- Ну, в общем, в заключение ещё одна вещь, которая стала для меня последней каплей и заставила позвонить тебе.

- Ну-ка, ну-ка, что он ещё…- Кирилл отрывисто взглянул на Бориса, - натворил?

- Вот, буквально позавчера купила кальмаров, решила их сварить по рецепту, подруга посоветовала. Выложила на стол, только на минуту отлучилась, гляжу – их уже и нет, будто испарились. И Борька испарился. Часов на пять. А как вернулся, я у него прямо с порога спросила, куда он ходил. И что бы ты думал? В школу его, видите ли, опять вызывали. Пять часов сидел там.

- И кто вызывал, Сидорович, небось?

- Ну, а кто же ещё-то?

- Опять, наверное, просил что-то «стоящее»? Что-то повкуснее медуз?

- Во-во. Так, скорее всего, и было. Кирилл, ты уж сделай что-нибудь, поговори с ним.

- Ну что ж, поговорю, конечно! – Сказал Кирилл, немного подумав. – Только у меня условие: разговор должен быть с глазу на глаз. Ты иди, к соседке сходи пока.

Марина, вздохнув, посмотрела на мужа.

- Хорошо…- встав, она вышла из комнаты.

Подождав, пока хлопнет дверь, и выглянув на всякий случай в коридор, Кирилл подошёл к дивану и, взяв пульт, выключил телевизор. Усевшись рядом с Борей, он проговорил:

- Да уж, Барбарис, ну ты и наворотил делов… Ну, скажи мне, на кой хрен ты понёс эти щупальца Сидорычу? Мы же договаривались, что ты будешь их мне отдавать. У меня каналы есть, по которым продать можно дешевле, чем у Сидора.

- Да, блин, Психолог! Он мне скидку хорошую обещал.

- Ладно, посмотрим… Ну, а этот листовник спиртовой? Может учёным в НИИ отнести? Или Сидорычу? Листовник же спиртовой, старик это оценит.

- Да не-е-е, - Барбарис отрицательно покачал головой. – Никакой это не листовник, чернобыльник это обыкновенный. А спиртом пахнет потому, что я его водкой дезинфицировал. Слушай, Психолог, а ты-то чего-нибудь надыбал?

- Обижаешь! Тут на территории военной части толпу снорков видел, бежали куда-то. И вояка около штаба стоял, прятался, наверное.

- А чего он один-то был? – Озадаченно спросил Барбарис.

- Так военные сборы сейчас идут, у школьников-старшеклассников. Твой-то Сашка тоже, наверное, в них участвует, правда, я его там не успел увидеть, раньше ушёл. Ну а вояки за своими группами и приглядывают. А этот отбился, наверное. А за снорками никто не присматривает. В общем, я одного из них подкараулил, напал на него и стопу ему оторвал. Только у них там где-то контролёр сидит, в штабе, наверное. А то снорк этот говорить вроде начал, от страха: «Дядя Кирилл, отпусти!!» Ну, я стопу оторвал и отпустил.

С этими словами Психолог достал из пакета здоровенный солдатский берц и показал Барбарису.

- Вот, зацени! – Гордо выпятив грудь, Кирилл протянул вещь Борьке.

- Вижу, улов у нас неплохой! Собирайся, сейчас к Сидорычу пойдём. Я пока пойду комбез надену, а ты на всякий случай листовничек-то возьми, пусть он в «сухие» дни его нюхает.

Экипировавшись, двое друзей вышли на лестничную площадку.

- Сейчас, подожди, я пузырь водки на всякий случай захвачу, порадуем старика.

Барбарис скрылся в недрах квартиры. Психолог посмотрел в пролёт лестницы – где-то в районе четвёртого этажа грохотал мусоропровод. Затем он подошёл к квартире напротив и прислушался.

- Оль, ты знаешь, я скоро с ума сойду от его выходок! – Раздавался приглушённый дверью голос Марины. – Я уже не знаю, что с ним делать! Вот сейчас Кири…

- Давай, пошли! – Барбарис вышел на площадку и хлопнул дверью.

- Да тихо ты, сдурел, что ли?! – Шикнул на него Психолог и снова прислушался.

- …го это хлопнуло? Может, у Самсоновых? – Спрашивала Марина.

- Так они ж третью неделю в отпуске… Да нет, у вас скорее всего.

Раздались приглушённые шаги.

- Идёт! – Одними губами произнёс Психолог.

- Давай в лифт! – Борис метнулся к спасительным створкам.

- Ты точно охренел! – Психолог схватил друга за рукав. – Антигравитация, забыл?!

Не сговариваясь, друзья бросились вниз по лестнице. Пробежав беззвучно два этажа, прижались к стене - наверху открылась дверь.

Марина выглянула на площадку. Дверь в её квартиру была закрыта. Подойдя к пролёту, женщина посмотрела вниз. Где-то там гремел мусоропровод. Подойдя к двери в свою квартиру, Марина несколько раз нажала кнопку звонка. Пошарив по карманам, она поняла, что ключ оставила дома. Начиная догадываться, куда исчез её муж, Марина вздохнула и со словами: «Ох, ну и доберусь я когда-нибудь до этого Сидоровича!» подошла к квартире Ольги, и позвонила в дверь. Открыв дверь, соседка, вопросительно взглянув на Марину, спросила:

- Ну как? У кого хлопнуло-то?

- А ты догадайся с трёх раз! Кирилл-то ушёл, наверное, а Борька, скорее всего, опять в школу что-нибудь «стоящее» понёс! – Воскликнула Марина, проходя в квартиру подруги и захлопывая дверь. – Как бы мне не пришлось сегодня у тебя ночевать…

- Так что ты там говорила про парк аттракционов? – спросила Ольга.

Обе женщины скрылись в гостиной.

- … опять в школу что-нибудь «стоящее» понёс!

Наверху хлопнула дверь. Всё стихло, лишь где-то внизу кто-то продолжал упорно греметь мусоропроводом.

- Пошли, быстро! – Кирилл подтолкнул Борю в спину.

Проходя четвёртый этаж, они увидели трёх мальчуганов, которые возились около отверстия мусоропровода. Обернувшись, ребята, раскрыв рты, уставились на двух странного вида мужчин в необычной одежде и с рюкзаками за спиной.

- Первоходы! Шляются тут вечно, делать им нечего, - проворчал себе под нос Барбарис.

Психолог лишь подтолкнул его в спину:

- Топай, давай, ветеран!

Спустившись до первого этажа, друзья подошли к выходу из подъезда и, толкнув дверь, вышли на улицу. В лицо ударил порыв ветра. По земле барабанил дождь. Тяжёлые капли падали на серый асфальт, на автомобили, припаркованные неподалёку, стекали с листьев, колышущихся на ветру. Психолог и Барбарис глубоко вдохнули посвежевший воздух и, украдкой бросая перед собой болты, скрылись за пеленой дождя.


Никита Мищенко (Инквизитор)

СОВРЕМЕННЫЙ РОБИНЗОН ИЛИ НЕДЕЛЯ В ЗОНЕ


День 1.

-Зачем ты это сделал, Шарик? – Я помахал пустой банкой из-под тушёнки перед лицом своего пса. – А что теперь мне кушать? Вот это?

Я достал из рюкзака давно окаменевший пасхальный каравай.

-Я не буду это есть, Шарик, потому что это не еда. Это уже раритет.

Пёс понуро опустил голову и, развернувшись, медленно поплёлся назад.

-Ну и катись! Как-нибудь без тебя проживу! – Я попытался откусить от каравая. А этот зуб всё равно шатался…


День 2.

За полчаса, проведённых без Шарика, я серьёзно пересмотрел своё поведение. Походив вокруг каравая кругами, я осознал, что бриться не обязательно, потому что в бороде можно хранить пищевые крошки на «чёрный день». Женщина – не млекопитающее, а аномалия, так как войти в неё легко, а выйти без последствии – очень проблематично.

Собака – друг человека ровно до тех пор, пока не покушается на других человеческих друзей – холодильник, телевизор, диван.

Вскоре Шарик вернулся – со здоровой плетёной корзиной в зубах, которая была доверху наполнена едой и высококачественным алкоголем.

-Шарик, ты что, оазис нашёл? Или супермаркет ограбил?

Пёс вильнул хвостом и поставил корзину у моих ног. Я потянулся к пакету с картофельными чипсами, и в этот момент Шарик вместе с корзиной растворился в воздухе. Мираж. Пора заканчивать курить опиум…


День 3.

Шарик не прибежал. Опиум закончился, а вместе с ним пропал телевизор с мультиками, Тётя Соня и хорошая погода. Как не стыдно, но стыдно становиться за то, что прогнал пса. С другой стороны, потом бы он прогнал меня.

Вспомнил, как учился в институте и подложил преподавателю фотографию его жены без косметики. У профессора сердечный приступ, у меня пара часов здорового смеха. Правда, на экзамене смеялся уже он.


День 4.

Пытаюсь доконать каравай. Похоже, он превратился в артефакт, потому что стал хуже пахнуть и выделять специфический сок. Плачу, поскольку заканчивается вода.

Попытался спародировать ворону, чтобы заманить слепого пса. Прибежал кровосос. Дал подзатыльник и отобрал каравай. Вскоре послышался его душераздирающий рёв. Видимо, попробовал каравай.


День 5.

Проходящие мимо монстры шарахаются от меня за километр – я окончательно оброс, перестал мыться из дождевых луж, почти забыл человеческую речь. По крайней мере, «синхропозатрон» и «менчендайзер» выговорить не могу.

Попытался вспомнить, как меня зовут. На ум приходит только «подонок безденежный» и «нищета пролетариарская». Нет, не надо было ходить к Сидоровичу.

Прибежал кровосос и избил так, что отнялись ноги. Не иначе как за каравай.

Пытаюсь ходить, но получается только под себя. Почему-то вспомнилось детство, когда верил во всё, что говорят взрослые, а лежание без дела не считалось признаком лени.


День 6.

На повестке дня два вопроса – где взять покушать, и что делать с летающими над головой птицами. Их ещё, кажется, Стервятниками зовут.

Прибежал какой-то дядька, сказал, что ему надоело быть игрушкой в чужих руках, и кинулся в «мясорубку». Через несколько минут на ПДА пришло сообщение «Погиб сталкер Меченый. Мясорубка».


День 7.

Давно не видел людей. Уже забыл, как они выглядят. О, кабаны. В костюмах и с винтовками. Чего только с голодухи не увидишь…

Кабаны оказались квадом «Долга». Чуть не пристрелили. Убежал и спрятался в первой попавшейся норе, но кровосос меня выгнал, кинув вдогонку каравай.

Поняв, что я человек, «долговцы» приманили куском сала. С детского сада так вкусно не ел.

Привели на Янтарь и вместе с караваем отдали профессору Сахарову. Посадили в гигантскую пробирку, кормят дождевыми червями. Каравай не кормят, но внимание уделяют не меньше, чем мне. Профессор сказал, что скоро меня будут препарировать. Ну и ради Бога. Лишь бы кормили вовремя…

16.01.2010г.



Юрий Маркуш (Murrrchik)

Контролер


На улице было холодно и мокро. Серые тучи заполняли всё пространство наверху, которое ещё не было заполнено домами и редкими лысыми деревьями. Ни лучика света вокруг, только густой серый воздух. Казалось, что на дворе ночь, или вечер, или даже утро, черт разберешь тут эту погоду. Да и чувство времени притупилось как-то.

 Дождь не то чтобы лил сильно, нет, он будто бы напитал собой весь воздух и теперь беспрепятственно проникал всюду, во все щели и складки одежды, даже сквозь саму ткань. Сталкер, который всего лишь пару минут назад вышел из подвала, уже был мокрым до нитки. Его звали Леха Студент. Такая кличка к нему пристала оттого, что он постоянно носил с собой студенческий билет, хотя причины такой привязанности к ненужному документу не знал никто, даже он сам.

Мысли беспорядочно метались у Лехи в голове, вытаскивая подробности не такого уж далекого прошлого:

- Вот, барыги… - думал он.

- Хорошая куртка, армейская! Защитит от любой непогоды и вредных влияний! Бери, недорого отдам! – Вещал явным кавказским акцентом торговец из своей коморки, настолько темной, что видно было только блеск его хитрых глаз.

У тогда ещё начинающего сталкера как раз появились деньги, и хотелось чего-нибудь хорошего прикупить для себя, чтобы можно уже и подальше вылазки делать. А то уже месяц как в Зоне, а по внешнему виду и не скажешь, что сталкер. Вот и повелся на невысокую цену, а сейчас с сомнительным удовольствием пожинал плоды своей экономии.

Прогоняя плохие и ненужные сейчас мысли, он подумал, что только бы детектор не подвел. Детектор!!!

Леха резко остановился. Руки пробежались по многочисленным карманам и кармашкам новой куртки и ничего не нашли. Детектора нет! А он себе идет, как ни в чем не бывало, и даже под ноги не смотрит!

Только сейчас Леха понял, что что-то не так. Стоп, стоп, стоп. Надо остановиться и всё обдумать. Что не так? Вот, для начала – голова ноет, как будто после сильного удара. Ну, это, скорее всего, от недосыпания, ведь уже почти сутки на ногах и без отдыха. Глаза болят, наверное, тоже по той же причине. Но как-то всё-таки непривычно. Как-то очень легко идти.… И тут как будто прозрение снизошло на его голову: спину не оттягивает рюкзак, нет автомата на плече, снаряжения тоже нет, ничего нет.… Ан нет – вот КПК нашелся в заднем кармане брюк. Уже радует. Но проверка не принесла ничего утешительного – он не работает, даже не включается. Просьбу о помощи послать было нельзя…

Эх…

Хорошо хоть не навернулся ещё. И как это я умудрился? – Подумал Леха.

Надо бы укрытие найти какое-то и отсидеться там до поры до времени. Сталкер окинул взглядом окружающую его территорию в поисках укромного местечка и – о чудо! – увидел совсем рядом с собой приоткрытую дверь здания. Быстро подошел, осмотрелся и пролез внутрь. Дверь была металлической, какой-то помятой, старой и была открыта только наполовину, но с габаритами Лехи пролезть в неё не составляло проблемы. Внутри свет отсутствовал, а сразу у входа начинались ступеньки, их было две. Медленно по ним взобравшись, сталкер сразу же перед собой увидел ряд мягких потёртых стульев.

О! – Подумал Леха. – Будет где расположится, причем даже с комфортом.

Тихонько прокравшись к концу ряда, Леха уселся на крайний стул и прижался спиной к стене, которая отдавала металлическим холодом. Вздохнул с облегчением и, устало закрыв глаза, уже приготовился отдохнуть, как вдруг дверь, через которую он только что вошел, со страшным лязгом захлопнулась. При чем – сама по себе! Никого же не было рядом – Леха точно видел. Не успел сталкер придти в себя от шока, как вдруг всё вокруг вздрогнуло, загудело и затряслось.

Выброс!!! – Мелькнуло в голове. - Но нет, недавно он ведь был, на прошлой неделе. Да и других признаков выброса почему-то не видать.

Не понимая, что происходит вокруг, Леха высунул голову из-за спинки стула, стоящего перед ним, чтобы осмотреться, и оторопел. В сознании вспыхнула мысль: «Допрыгался!». К нему медленным шагом, прихрамывая на левую ногу, двигалась низкорослая фигура. Мутный свет, появившийся внезапно и шедший откуда-то сверху, не позволял рассмотреть деталей приближающейся опасности, но и уже увиденного с лихвой хватило для того, чтобы привести Леху Студента в полнейший ступор.

Шатающаяся фигура выглядела зловеще – как и положено выглядеть нормальному здоровому контролеру. Рост невысокий, сутулые плечи, большая голова, из одежды только какое-то тряпье неопределенного цвета, по-видимому, когда-то бывшее униформой.

От страха сталкера парализовало. Его как будто бы приковало к сиденью. Любые попытки пошевелится ни к чему не привели – тело совсем не слушалось.

А контролер подошел уже почти вплотную и медленно  наклонился к сталкеру. Леха в этот момент мог бы поклясться, что рассмотрел ехидную улыбку на уродливом лице мутанта, но какие ухмылки могут быть у бездушной твари?

Несколько секунд ничего не происходило. Контроллер сверлил взглядом человека. А потом мутант открыл рот и внятно, понятливо произнес:

- Предъявите билетик, молодой человек!».

Тут у Лехи внутри как будто бомба взорвалась. И вся необузданная энергия взрыва выплеснулась через крик.

- Ааааааа!!! – Кричал от страха сталкер, выдавливая из пришедших в подвижность легких мощную струю воздуха. Крик был настолько громкий, что заглушил окружающий гул и оглушил самого кричащего.

- Ааааааа!!! – Внезапно начал кричать контролер. Гримаса ужаса искривила и без того ужасное лицо мутанта. Он попятился назад, хватаясь скрюченными пальцами за спинки стоящих впереди кресел.

Вдруг Леха почувствовал, что начал управлять своим телом. И осознал, что контролер им больше не управляет. Это был шанс! Он ринулся на застывшего в ужасе монстра и повалил на его пол. С сожалением вспомнил, что оружия при нем никакого и решил, что придется мочить тварь руками. Сталкер замахнулся, чтобы нанести удар по башке уже затихшего контролера, как вдруг ощутил мощный толчок в спину и понял, что падает на землю.

Встряхнув головой, Леха хотел было подняться, но мощная рука – или может даже лапа! – крепко ухватила его за плечо и бесцеремонно перевернула на спину. В мутном свете, всё так же лившемся с потолка, сталкер различил зависшую над собой и огромную фигуру, и мощный кулак, который в ту же секунду с ускорением направился ему прямо между глаз. Последней мелькнувшей в мозгу мыслью было «Конец!», а потом только белая яркая вспышка, переходящая в сплошную темноту…


* * *


Сознание медленно возвращалось к Лехе. Перед глазами мелькали разноцветные пятна в форме разнообразных геометрических фигур. Сквозь шум в голове постепенно начинали проникать посторонние звуки, кажется, чьи-то напряженные голоса что-то активно обсуждали. Со временем посторонний шум постепенно стих, и стало отчетливо слышно, что происходит вокруг. Окружающие, заметив перемены в его состоянии, сразу умолкли, обратив свое внимание на него.

Опущенная голова поднималась достаточно тяжело, при этом левую щеку заметно саднило. Глаза открывались ещё тяжелее, яркий свет, светивший прямо в лицо, больно по ним резал.

- Ну что, очухался, голубчик? – Надменно произнес голос откуда-то справа.

После этого сталкера грубо тырнули в плечо.

От резкого толчка процессы пробуждения пошли значительно быстрее. Леха понял, что сидит на жестком стуле, руки его сведены за спину и скреплены чем-то металлическим, по-видимому – наручниками.

Теперь можно было хоть и с трудом, но осмотреться. Сталкер увидел, что находится посредине какого-то кабинета. Справа стоял крепкий и подтянутый парень в милицейской форме. Рассмотрение пагонов показало, что это был младший сержант. Лицо у сержанта было молодое, сосредоточенное, он явно чувствовал свое преимущество перед связанным человеком.

Неподалеку у левой стены стояли двое людей: какая-то маленькая бабушка в темно-синей униформе, опирающаяся на деревянную клюшку, и здоровенный мужик, одетый в какую-то спецовку. Они оба о чем-то негромко перешептывались и бросали на Леху недобрые взгляды.

А вот вид перед ним был чуть интересней, хотя это ни сколько не помогало разобраться в происходящем. Там стоял массивный деревянный стол, за которым восседал мужчина средних лет, тоже, как и сержант, одетый в милицейскую форму. Погоны оказались посолиднее – капитанские. Фуражка была снята с головы и мирно лежала на столе, а в руках капитан держал студенческий билет Лехи и внимательно его рассматривал.

А вот сам сталкер абсолютно ничего не понимал.

Вопросов в его голове возникло уже достаточное количество. Вот, например, что сейчас происходит? Откуда в Зоне взялась милиция? Или это его как-то вытащили из Зоны? Откуда здесь эти гражданские? И многое другое. А ответов как раз и не наблюдалось. При этом в голове всё ещё гудело, мешая осмыслить происходящее.

Его мысли прервал капитан:

- Так-так-так, гражданин молодой человек, нарушаем общественный порядок, значит? – Произнес он будничным голосом.

Сталкер молчал, выжидая, что будет дальше.

Капитан бесстрастно продолжил:

- Сначала представлюсь. Меня зовут Лавров Виктор Андреевич, начальник городского отделения по делам несовершеннолетних. А Вы, согласно имеющимся у нас сведениям, Шевчук Александр Иванович, 1993 года рождения, проживает на улице Строителей, 12/5, студент первого курса одного их местных ВУЗов. Так-так, – произнес хранитель правопорядка, просматривая лежащие перед ним бумаги и выискивая нужную информацию, – с милицией проблем не имел, по крайней мере, до сих пор. А теперь что мы имеем? Соизвольте нам рассказать, какая же причина подтолкнула Вас к совершению утренних подвигов. А? – Закончив говорить, капитан облокотился на стол, сложил вместе пальцы рук, уперся в них подбородком и уставился на Леху.

Леху услышанное немножко заставило призадуматься. Капитан назвал имя, адрес и другие сведения, которые показались сталкеру смутно знакомыми, как будто из прошлой жизни. Он силился вспомнить что-то ещё, но не мог, словно какой-то барьер разделил его память на две части, одна из которых сейчас была полностью недоступна.

Нужно всё выяснить, - думал Леха, - надо разобраться, что происходит, надо получить информацию и действовать дальше согласно обстоятельствам. Переговоры, так переговоры:

- О каких таких подвигах Вы говорите? – Спросил сталкер.

- Ну, вот это другое дело, – довольно заметил капитан.

- Да посадить его, подлеца, надо! – Внезапно вмешалась старушка, до этого момента тихо стоявшая в углу. – Такие, как он, для общества вообще опасны!  - Продолжала она в том же духе. -  В тюрьму его!…

- Пострадавшая, потише, пожалуйста! – Командным голосом капитан остановил намечавшуюся гневную тираду. Старушка насупилась, но затихла. Потом милиционер обратился к Лехе:

- Вам напомнить утренние события?

Леха молча кивнул головой.

- Значит так, – продолжил капитан, - согласно заявлению Черновой Клавдии Орестовны, – он кивнул в сторону старушки, - Вы, молодой человек, сегодня, в пять пятнадцать утра, пребывая в неадекватном состоянии, зашли в троллейбус и попытались уклониться от оплаты за проезд. При предъявлении требования оплатить услуги городского транспорта, Вы проявили агрессию и напали на сотрудницу ГорАвтоТранса – вышеупомянутую Клавдию Орестовну. И если бы не вмешательство водителя троллейбуса, - кивок в сторону здоровяка, - неизвестно чем бы всё закончилось.

Выждав небольшую паузу, капитан продолжил уже более строго:

- Как Вы могли так поступить? Ведь Вы же молодой, образованный человек, а она, заметьте, работающий инвалид труда пенсионного возраста! А?

Сказать, что Леха был в шоке после услышанного, значит, ничего не сказать. Глаза его округлились до предела, мозг на время приостановил мысленную деятельность, а легкие, кажется, забыли о своем предназначении – дышать. Глядя на Леху, все присутствующие тоже затаили дыхание в ожидании.

Сколько бы это продолжалось – неизвестно, но тут раздался робкий стук в дверь, от которого все, даже капитан, вздрогнули

- Войдите, – пригласил капитан.

Все, кроме связанного Лехи, конечно же, повернули головы в сторону открывавшейся двери. На пороге стоял обычный подросток лет 13-14, среднего роста, худой, бледный, сразу видно было, что он очень нервничает.

- Можно? – Спросил он.

- А Вы кто, собственно, будете? – Осведомился капитан.

- Я Коля – его брат, – он перевел глаза на Леху, потом быстро, будто застыдившись, опустил взгляд  и начал рассматривать свои ботинки. - Отпустите его, пожалуйста, товарищ капитан, я Вам всё объясню сейчас.

Леха с удивлением попробовал встать и оглянуться, но не сумел – сержант легким движением руки усадил его на место.

А тем временем подросток продолжал:

- Понимаете, Леха очень восприимчивый человек. Если вобьет себе в голову что-то, то это надолго и всерьез. Может, слышали, игра новая вышла, «С.Т.А.Л.К.Е.Р.» называется. Нет? Ну, ладно… Короче, там аномалии, мутанты, артефакты, сталкеры и много ещё чего. Так вот, этот приду…, ну, брат мой, в неё сутками без остановки играл. И доигрался – решил, будто он сталкер в Чернобыльской Зоне, герой, блин! Родители что только не делали – ничего не помогает. Домашний компьютер выбросили, хотели к психиатру вести, так он убежал из дому. Целую ночь его искали, а он в компьютерном клубе в «С.Т.А.Л.К.Е.Р.а» своего играл, пока не выгнал его админ из-за того, что начал по клубу носится с криками: «Дай мне богатство! Дай мне богатство!». Хорошо хоть там мой друг был, узнал его, вышел следом за ним, едва успел вскочить в троллейбус, и всё случившееся своими глазами видел. Он то и позвонил мне, чтобы сообщить, что Леха сейчас здесь, в отделении, находится. Вот так вот… - закончил Коля, при этом, засмущался ещё более.

Находившиеся в кабинете с удивлением и, даже, с некоторым сожалением уставились на сидящего Леху в ожидании ответной реакции. А потом все разом как будто бы осели, глаза их потускнели и застыли не мигая.

Леха же закрыл глаза, нагнул голову и начал бормотать себе под нос: «Ы! О! Ауааа! Мочиии….. Мочиии!…»…


***


Если мысленно сосредоточится, то как раз в это время справа в соседнем помещении, темном и заброшенном, можно было услышать следующее:

- Ха-ха-ха! – Заходился сиплый голос.

- Гы! Гы! Гы! – Вторил ему отрывисто другой.

- Хи-хи-хи! – Словно ребенок вмешивался третий голос.

- Хр! И! Ааа! Хы! Хы! – Неразборчиво вплетались в какофонию другие голоса.

Понятно было, что это смеялись, как-то странно, но всё-таки смеялись. В чем странность? А в том, что смех этот звучал не по-человечески. То-есть, звучать то он звучал, но не в диапазоне слышимого звука, а на ментальном уровне. Ну а, собственно, каким же ещё может быть смех контролера?

А вы думали, что контролеры не смеются? Ещё как смеются, просто тот, кто слышал их смех, уже больше никому об этом не расскажет.

«А чего они смеются?» - Спросите вы. Отвечаю: «А потому что им смешно». Режиссер – молодой контролер – только пол года вот как преобразился – снова устроил спектакль. Актеров ему привели трое его коллег: Бывалый, Ведро и Малыш – старые, опытные контролеры, которые уже не один год топчут Зону. Постарались, кто как только мог: Бывалый аж от самого блокпоста двух вояк привел, Ведро из Янтаря тоже двоих ученых притащил, Малышу, к сожалению, попался только какой-то неопытный новичок. Но главного героя, как всегда, нашел сам Режиссер.

Этот контролер был очень талантливым. Он каким-то неведомым для других контролеров образом мог распознавать среди сталкеров настоящих актеров, тех, которые полностью позволят – конечно же, не добровольно позволят – подчинить свой разум и чувства, отдаваясь в руки настоящему мастеру искусства. Соединяя сознания нескольких людей в одно, Режиссер создавал из них собственные одноразовые мини-театры, зрителями которого были только контролеры, ибо только они могли смотреть такие спектакли в телепат-формате.

Заброшенное здание отделения милиции сегодня играло роль и сцены, и зрительского зала одновременно. На этот спектакль собрались контролеры со всей Припяти. Вот и постарался Режиссер на славу – после недолгих исследований вытащил на свое усмотрение часть не таких уж и давних событий из головы главного героя и заставил его пережить и прочувствовать их заново. Некоторые из воспоминаний молодого сталкера были особенными и встретились Режиссеру впервые – тот момент жизни Лехи, из-за которого он и ушел в реальную Зону в поисках приключений, хоть до того его приключения носили чисто игровой характер.

Это ж надо же – играл себе человек, играл и мечтал о реальных приключениях. И вот, образовалась Зона – приключения ну совсем уж реальные. И что человек сделал? Правильно – сломя голову отправился на встречу желанному, напрочь позабыв об опасности. Как там говорил классик: «Что наша жизнь? – Игра!». И доигрался человек. А вот нечего было по Зоне бродить, заполняя ментальный эфир яркими мыслями, воспоминаниями и мечтами.

Контролеры были в восторге. Правда, аплодисменты не раздавались, но зато ментальный эфир наполнился эмоциями веселья и благодарности за хорошо и с пользой проведенное время. Режиссеру было приятно, он грелся в лучах славы и был, наверное, самым счастливым контролером в мире…

И ещё одно: это представление было особенно тем, что было не трагическим или лирическим, как всегда, а комическим. Посмеяться захотелось господам контролерам. И не просто ж так, а потому, что 1-е апреля сегодня – День смеха.


Сергей Клочков (settar)

Чудеса

Плохая была сегодня ходка. Из артов нашёл только пару медуз, извёл на слепых собак почти всю картечь, а код от двери в лабораторию так и не достал. И хрен её знает, где эта чёртова записка… всё ведь излазил, бумажек море, в подвалах аж слоями лежат. Пойди, разберись, на которой из них код нацарапан. В общем, зря сегодня весь день прошатался, километры наматывал. Сапоги, как водится, потрёпанные на той неделе подсунули, и по результатам сегодняшнего рейда подошве точно гаплык. Как ни крути, а опять в убытке, и потому я в унылом настроении топал к Сидоровичу, проклиная Зону, чёртову лабораторию и горькую свою долю. Кроме «медуз» нёс я торговцу девять убитых в ноль обрезов от охотничьих ружей, столько же аналогического качества «ПМ»-ов и один изрядно потрёпанный «Калашников». В бандитской кодле, имевшей несчастье поселиться на заброшенной АТС, кроме восьми новичков имелся ещё и ветеран, земля ему пухом. Что называется, ни хабара, ни какого приварка – вырученных денег хватит разве что на починку снаряги да на пригоршню патронов. Чтобы не тратить остатки боеприпасов, точными ударами ножа расколотил несколько одинаковых фанерных ящиков. Увы… и здесь не везёт. Пусто. Знаешь же везение своё идиотское... Посмотрев, как исчезают на земле куски тонких, и, по всей видимости, быстро гниющих дощечек, я отправился дальше. Чудные эти коробки. До сих пор ума не приложу, кто их раскидал по всей Зоне, и почему в некоторых попадалось мелкое барахло – аптечка, патроны, ну, иногда, если уж очень подфартит, даже артефакт. Надо будет спросить при случае у Сахарова, что это за ящики такие. Впрочем, была у меня мысль, что под видом тары скрывались странные и пока недостаточно изученные аномалии…

Честно говоря, к Сидоровичу идти не очень хотелось. Старый жмот, конечно, скажет, что товар хороший, и он доволен, но от меня-то не укроется ехидный блеск в глазах и издевательская улыбка, что ж ты, мол, сталкер, ничего получше не нашёл? Знаем мы его – не преминёт ведь потом ляпнуть на прощание, чтоб я ещё и консервных банок насобирал. Всё издевается, сволочь… нет, подожду пока к Сидоровичу заходить. И так настроения нет, так он последнее испоганит.

– Эй, ты, ствол-то убери! – Угрожающе процедил какой-то новичок, размахивая пистолетом. Ишь ты, сопливый совсем, курточка драненькая, глазёнки бегают, а гонору-то, гонору…

- Ведь это же я, Крашеный! Неужто не признал?

Похоже, не признал. Я глянул в ПДА. Ну, так и есть, среди зелёных точек затесалась одна жёлтая. Надо будет и ему при случае целебную коробочку кинуть. Странное дело – кидаешь жёлтой точке опять-таки жёлтую штуковину с лекарствами, и точка тут же становится зелёной. А сталкер перестаёт размахивать стволом и забавно выпучивать глаза, если ты по рассеянности забыл убрать оружие в инвентарь.

Новенькая «Сига» перекочевала в рюкзак, парень тут же успокоился и даже сообщил доверительно, что кое-кто боевиков насмотрелся, и лично он не виноват, если у этого кого-то кишки по веткам разбросает. Здесь он был прав: сам говорил новичкам насчёт аномалий не раз, а они глазами похлопают и начинают про хабар втирать. А тут Зона всё-таки, и если не аномалии с мутантами, так солдаты, которым человека шлёпнуть, что высморкаться. Ни о чём думать не хотят, кроме бабок. Грустно всё…

– Эй, Крашеный! Здорова! – Окликнул меня Лётчик. – Падай к костру. Водочки тяпнем, хлебушка поедим, байки знатные расскажу.

Хороший парень Лётчик. Про то, как он в лётное поступал, вся Зона слышала. К ЧАЭС не ходил, куда ему, но мечта сбылась. И кто бы мог подумать, что обычный трамплин круче самого Монолита желания исполняет? Ну что ж, в Зоне и не такое случается. На то она и Зона.

От предложения я не отказался. Водочка после трудного и невесёлого дня в самый раз будет, а к хлебу я ещё добавлю и два куска колбасы. Бандюгам-то она, ясное дело, уже ни к чему, а закусон всяко лучше пустого батона. Лётчик, достав из рюкзака очередной флакон «Казаков», задумчиво выпил его прямо из горлышка, отбросил пустую стеклотару и почему-то горестно вздохнул. Затем начал рассказывать.

– Ну, вот послушайте, мужики. Случай был на той неделе, сам, правда, не видел, рассказывали. «Долговцы» на Дикой мужика одного нашли. Говорили, с Янтаря топал. Ну, «Долги» его поначалу за зомби приняли – натурально, чуть не пришили. С виду так ботаник, очки кругленькие, и вид вообще весь такой начитанный, умный, а в руках монтировка. Думали, научник какой, под излучение попал и рехнулся малость, а оказалось, что ни фига. На глазах у «долганой» стаю собак этой самой монтировкой распотрошил так, что любо-дорого. Ну, понятно, «Долги» его к себе зовут, им такие бойцы позарез нужны, а он, прикиньте, ни слова по-русски. Америкос какой-то, по ходу. Отвели его, короче, в Бар, решили, что научники рано или поздно хватятся иностранного коллеги, да и Бармен по-английски малость кумекал. Они там в Баре частенько это… по иностранному болтают. Хм… о чём это я? Ах, ну да, научнике этом. Так вот, значит. Долго они там чё-то в каморе у Бармена перетирали, но американец этот, Гордый вроде кликуха, с ящиком водки вышел, да только его и видели. Он доволен, и Бармен доволен, какой-то ящичек с циферками на стенку повесил. Говорят, что ежели с жестокого похмела к этому ящичку подойти да кнопочку нажать, циферки бегать начинают, а бодун как рукой снимает. Классная штуковина, в общем.

– Да никакой он не ботаник. Да ежели бы «Долги» узнали, они бы его и грохнули прямо там, – проворчал Волк. – Фримен он. «Свободовец», по-нашему. Но к ботаникам, по ходу, отношение имеет. Бармен говорил, что он во всяких науках конкретно прошаренный. Особенно в физике. – Волк покряхтел, протянул к костру руки. – Ну, раз уж разговор пошёл… поведаю, что сам видел. Про Почтальона слыхали? Ну, блин… у тех же «долганов» спросите, он, вроде, к ним записался. Вот уж отморозок. Ну, короче, стою я с «Долгами» у выхода на Милитари, за жизнь перетираю, тихо так всё, спокойно, утро… и тут вроде кот-баюн вякнул за холмами. Жалобно так, задавленно, видать, кто-то его там даванул. «Долги», понятно, за стволы схватились, думали, химера кота заловила, или, может, снорк. Ага, хрен там. Появляется этот баюн из-за угла. На ружейный ствол задницей насаженный, только лапы болтаются. А в коте, между прочим, пуд веса. Но это ещё что… чувак, что кота насадил, вообще чумовой. Морда зверская, бородка рыжая, идёт, лыбится, весь с ног до головы оружием увешан, а за спиной ещё и лопата. Совковая. И ширинка, блин, расстёгнута. Короче, жуть. Подошёл, на новичка спящего помочился, заржал как конь и спрашивает, где тут у вас, мол, главный, чтоб он мне задания давал. И пока за Ворониным бегали, он, придурок, спички достал, зажигает и кидает во все стороны. Хотели ему за все эти дела в репу дать, да только псих он, похоже, да ещё и с таким арсеналом. В общем, страшнее всего ширинка. Верите, мужики, реально пугает, может, артефакт какой он к молнии приделал. Воронин молодец, не растерялся – заказал пойти на Милитари и купить у свободовцев молочка. Уж не знаю, что там было, но главный «Долг» ему после этого майора дал, два квада выделил и офигевал после этого неделю: купил-таки Почтальон молоко. Литровый пакет. И при этом всю базу «свободных» вынес.

– Интересные дела творятся. Чудные, – согласно кивнул головой незнакомый мне сталкер, достал батон, рассеянно начал жевать. – Помните, может, Прибоя? Ну, тот вояка, который по всей Зоне сначала водку собирал, а потом бумажки какие-то. Пошли мы с ним на Свалку… как раз до выхода на Тёмную добрели. Сели отдохнуть, костерок разожгли, и тут – мать моя женщина! Вылетают с Долины пятеро чуваков в чёрных комбезах, чем-то на наёмников смахивают, но не они, точно. Да так бодренько, и оружие, прикиньте, за каким-то хреном бросают на землю и опять подбирают. Подскакивают к нам и спрашивают, где тут, мол, террористы есть. Прибой и сказал – вон, в Депо сплошняком одни террористы, всех уже достали. Те и ломанулись туда сразу. Ааа, мужики, что там было… всю, прикиньте, всю базу бандюков в тридцать секунд вынесли. И орут не по-нашему – кинут гранату, и вопят «фаиринахол! фаиринахол!» а чё это такое, не понятно. И сверху голос такой грубый бубнит «хэдшот». Ох, блин, как же мы перестремались тогда. Профи это были… сдаётся мне, комбезы у них особые. Один другому натурально на башку прыгнул, а тот хоть бы чуть согнулся. В общем, бандитов они всех вынесли и давай бомбу искать. Всё Депо перерыли, так и не нашли, вроде. Побежали на Агропром за новыми террористами. Больше мы их не видели.

– А чё с Прибоем сейчас, знает кто? Где он вообще?– поинтересовался Лётчик.

– Э, братец… двинулся Прибой. Предупреждал я его – не ходи на Странную Поляну. Хреновое это место – здания плоские в воздухе висят, столбы и прочее.

– Где это?

– В Караганде. Если с Бара на Милитари топать, то слева от дороги… кто бывал там, рассказывали, что артефакты кучами после Выбросов появляются. Аномалий вообще нет, кроме одной – «Вылет» называется, а так ни кустика, ни травинки, только поле жёлтое да несколько сосен торчат. Вроде и ништяк место, но далеко уходить от дороги нельзя. Прибой ушёл как-то, а вернулся совсем белый. Глаза выпучил и бормочет «Мир кончается… там мир кончается… бездна серая на краю мира… бездна…».

– А что за аномалия такая? Не слыхал… - удивился я.

– Ну, ты, Крашеный, даёшь… это, короче, временная аномалия такая. Ежели в неё наступишь, то всё вокруг замрёт, и ты сам тоже как столб стоишь и шагу сделать не можешь. И это, короче, капец. Болотный Доктор говорил, что в таком случае нужно какую-то задачу снимать, других способов нет. Я, в общем, не понял, как это делается, переспросил, а Доктор грустно так улыбается и молчит. Не отвечает. Наверное, ему нельзя про это говорить. Вот такая это плохая полянка…

– Да, мужики, есть там такое. Тропа секретная на юг от дороги. Ходил я там, – тихо проговорил один из сталкеров, до этого молчавший и сосредоточенно смотревший в огонь. – С корешем своим ходил туда…

– Ну, и?.. – Лётчик сел ближе к рассказчику.

– Обрыв такой ровный, как по линеечке… – Сдавленно прохрипел сталкер. – А за ним и в самом деле пустота. Кореш мой туда… и свалился... на ПДА от него потом сообщения приходили. До сих пор приходят, блин. Жуть…

– Расскажи, чё пишет?

Сталкер закрыл глаза ладонью и надолго замолчал, шевеля угли костра прутиком. И, наконец, неохотно буркнул:

– Спрашивал я его, че ты там делаешь. «Летю» – пишет. И что всю Зону снизу видит… ох, мужики, даже говорить не хочется. Страшно это.

– Это всё из-за «Милитари» – подключился Лётчик. – Там это… вообще чудные дела творятся. Из земли твари всякие после Выбросов вылезают. Сначала башка, потом плечи, а потом и весь контролёр из холма выходит. Под землёй, вражина, живёт… и из-под земли, гад, достать может. И в ухах пищит, и долбит так, что глаза из орбит, а твари нигде не видать. А он, значит, под тобой, и никак его, заразу, не достанешь, пока сам из холма не вылезет.

– А, теперь понял… – кивнул Волк.

– И чё ты понял? – Не понял Лётчик.

– Всё понял, – Волк невесело усмехнулся и махнул рукой. – А чё тут не понять? Всё понятно. Раньше не понимал, а теперь понимаю. Понял я, мужики. А то раньше не в понятках был, отчего на хуторе перед базой Свободы сталкеры в костёр лезут. Это, значит, контролёр подземный их в огонь загоняет. То-то они без всяких на угли садятся, бедолаги, прямо в бочку, и терпят молча. А когда уже совсем худо, аптечку только попросить и успевают. Эх-х… придёшь, бывало, на хутор этот проклятый, а они все уж в костёр попрыгали, совсем мёртвые лежат. Только – «дрдрррр» – ножками по бочке грохочут… это всё контролёр, гад… понял я теперь. Оп-па… гляньте! – Волк показал на небо. – Идёт.

– Да кто?

– Монолитовец… должно быть, от самой Припяти чапает. Они тут по воздуху гулять повадились после давешнего Выброса… да не трать ты патроны, – Волк одёрнул за рукав какого-то новичка, вознамерившегося было подстрелить монолитовца из ПМа. – Высоко, не достанешь. Сам брякнется где-нибудь возле Депо или Ростка. Ну, мужики, давайте по укрытиям. Кажется, – Волк пощупал воздух ладонью, взглянул на небо, – Выброс собирается. Айда. Пойдём, Крашеный, легенда ты наша, к Сидоровичу.

– Пойдём, – согласился я.

«Чудеса» – думал я, спускаясь по лестнице в подземный бункер торговца, – «богата на них наша Зона».

19. 02. 2010.


Никита Мищенко (Инквизитор)

GAMEOVER


Андрей зубами вскрыл банку с тушенкой и руками начал доставать оттуда мясной фарш.

-Забавный ты, – искренне улыбнулась Лена, – откуда только взялся?

Андрей не обращал на неё внимания, продолжая самозабвенно поглощать завтрак девушки.

-Эй! – Она щёлкнула пальцами перед его лицом. – Откуда ты?

-Откуда, откуда… от верблюда, – не отрываясь от тушёнки, скороговоркой ответил Андрей.

-Действительно, забавный. – Лена порылась в рюкзаке. – Колбасы хочешь?

Пока Андрей ел батон колбасы прямо с пищевой плёнкой, Лена попыталась пригладить взъерошенные волосы у него на голове. Но, при приближений её руки, он отпрянул и угрожающе зарычал.

-Не веди себя так! – Возмутилась Лена. – Мне становится страшно! И вообще, тебе нужно в наш бар – вот где наешься до отвала.

Пока Андрей был занят едой, Лена вспоминала, как она с ним познакомилась. А уж вспоминать было что! Она нашла Андрея на Кордоне, лающим на дерево, куда залез до смерти напуганный котбаюн. Да и не только этим был странен её новый попутчик. Он сразу выделялся из толпы своей неуклюжей, петляющей походкой, при ходьбе он всё время издавал звуки, вроде «вж-вж», как будто не идёт, а едет на машине. Через минуту задавал вопрос «А кокой сейчас год?», и всякий, раз получив ответ, бубнил себе по нос – «Пузыри…доберусь я до вас»…

Когда с припасами Лены было покончено, она встала, закинула на плечи рюкзак и поманила Андрея.

-Пошли.

Он тоже встал, но потом передумал и побежал за Леной на четвереньках.

Через несколько километров Андрей вдруг остановился перед абсолютно чистым куском дороги и побежал по обходному пути. Удивлённая Лена пожала плечами и пошла дальше. Через десяток метров её датчик заверещал как сумасшедший.

-Боже мой! Новый аномальный очаг! – Про себя ужаснулась Лена. – Если бы не он, меня бы уже давно не было!

И побежала догонять Андрея.

Ещё через несколько километров они наткнулись на довольно внушительную стаю слепых собак – особей 30, не меньше. Лена ещё не успела расчехлить снайперскую винтовку, как Андрей оскалился и с нечеловеческим криком ринулся в толпу. Испуганные звери разбежались кто куда.

-И снова он спас наши жизни, – про себя отметила девушка.

Когда они добрались до бара, Лена уже готова была отдаться незнакомцу без лишних препираний.

-Ребята, я тут встретила одного странного парня, – начала представлять Андрея всем собравшимся в баре Лена. – Он, конечно, реально чудной. Но дважды спас мне жизнь, так что, проявите хотя бы капельку терпения и уважения. Ладно?

Все закивали головами, и счастливая Лена позвала Андрея.

-Заходи, пожалуйста!

Андрей зашёл, диковато озираясь на людей и обустройство бара.

-Андрей! – Внезапно вскочил со стула один из матёрых сталкеров. – Андрюха! Это ты! Господи, как же мы все волновались!

Андрей внимательно вгляделся в лицо старого знакомого, но после этого отошёл подальше.

-Я вас не знаю.

-Ну, как не знаешь? – Удивился ветеран. – Это же я. Боб. Неужели не помнишь?

Андрей молчал, испугавшись ещё больше.

-Тут же все свои, – обвёл рукой бар Алексей, – Орех, Калуга, Янки. Иди к нам, мужик, выпьем за твоё возвращение.

-Кто все эти люди? – Испуганно спросил Андрей у Лены.

-Боб – наш местный чемпион по шахматам. Орех – наша надежда и опора. Он самый опытный сталкер в этих краях, по крайней мере, он сам так утверждает. Калуга – наш врач-психолог, и уж поверь, опыт у него большой – до прихода в Зону он был главврачом дурдома. Янки – специалист по лени. Он может целый день ничего не делать. Я ему завидую – вот это выдержка! Ну а остальных ты, наверное, позже вспомнишь.

При приближений Алексея Андрей молниеносно достал пистолет.

-Не подходите. Я вас не знаю.

-Андрей, ты чего?

-Не подходите!!!

Он выстрелил в потолок.

-Совсем, бедный, скатился. – Прошептал Боб. – Ребят, надо отобрать у него пистолет. А то ведь понаделает делов.

-Не подходите, – повторил Андрей, – это последнее предупреждение.

-Ребята, помогите! – Взмолился Боб – Орех!

-Я ни при делах. Вы его довели, вам с ним и разговаривать. – Орех отвернулся к бармену. – На два пальца прозрачного, пожалуйста.

-Калуга, ты же психолог!

-Да, молодой человек, у вас все симптомы белой горячки. – Доложил Калуга. – Ну, ничего, дело поправимое. В моей практике это не первый случай – был такой голубчик, Джагером назывался. Утверждал, что бюреры разговаривают, представляете?

-Ты думаешь, он тебя слушает? Янки!

-Ребят, мне чего-то так лениво…

-Леха Дезертир!

-Чего?

-Помоги скрутить Андрея!

-Идите вы, я вообще ухожу отсюда!

-Вот крыса! Что же делать?

Когда к сталкеру сзади подошёл охранник, Андрей огрел его прикладом по голове и, развернувшись, выстрелил в Боба.

-Что ж ты делаешь… - простонал Боб и замертво упал на пол бара.

В последующие пару минут Андрей убил всех, кто находился в баре, включая бармена.

-Андрей… - заплаканная Лена и прижалась к стене, – ты же не убьешь меня, правда?

Андрей молча наставил на неё пистолет и нажал на курок. Потом выкинул пушку, сел посреди окровавленной комнаты и, подобно китайскому болванчику, начал качаться взад-вперёд…

***

Главный редактор «Эксмо» сидел в своём кабинете и играл на ноутбуке. Внезапно ему позвонили. Не отрываясь от игры S.T.A.L.K.E.R., он поднял трубку.

-Да, слушаю… Кто?...Где?... Понятно, спасибо.

Не поставив игру на паузу, он вызвал своего заместителя.

Бледный паренёк осторожно постучался и буквально просочился сквозь дверь.

-Объясни мне, пожалуйста, Митя, какого хрена в баре «100 рентген» нашли шестнадцать трупов и слетевшего с катушек Андрея? А?

-Дело в том, что господин Левицкий в поисках сюжета для новой книги снова пошёл в Зону без соответствующего снаряжения. И, видимо, чересчур глубоко вошёл в образ.

-Чересчур глубоко, да? Завалил всех ведущих авторов серии – это называется «чересчур глубоко»?

-Извините.

-Иди уже. И передай Недорубу, что он теперь ведущий автор.

Заместитель кивнул и вышел из кабинета, радостно шепча себе под нос: "Ура, я теперь главный автор!".

Редактор перевёл взгляд на экран монитора. Его протеже по ту строну экрана – бармен - лежал на окровавленном полу своего заведения с простреленным лбом. «Game over».

-Чёрт! – Стукнул кулаком об стол главный редактор. – Надо было сохраниться…

31.10.2009г.



EV_Geniy

СНАЙПЕР ПОНЕВОЛЕ


Гоша-Снайпер получил свое прозвище не за выдающиеся способности обращаться со снайперской винтовкой, да и вообще, если честно, стрелок из него был не ахти. И в оружии он разбирался, как многие разбираются в породах страусов. Вот вы, сколько знаете пород страусов? Правильно, одну. Вот и наш герой знал только автомат товарища Калашникова, который ему пацаны подогнали по случаю первого боевого крещения. Однажды, вылезая на четвереньках из кустов, он нос к носу столкнулся со слепой собакой. Вот так они и стояли друг напротив друга – один слепой, другой просто дурак. Казалось бы, надо выручать парня?! Но странное выражение Гошиного лица подталкивало к мысли, что «попал» именно пес. Потом Гоша вспоминал, что тот день не задался с самого начала. Проспал побудку. Вместо берцев обнаружил домашние тапочки – ребята пошутили. Построение уже идет. Не босиком же идти. Ржал весь отряд. Отдали ботинки. Выдвинулись. Пошел дождь. Порвал штаны о забор. Тушканы. Забыл «макаров» в лагере. Отпинывался. Порвали всё остальное. Шли дальше. Нашел артефакт. Кровь камня! Опять ржали. Оказалось, дерьмо засохшее. Молодой еще. Возвращаемся. Зазевался. Трамплин. Овраг. И вот, весь разодранный, уставший, голодный, обсмеянный, обиженный на весь мир он вылезает на четвереньках обратно на тропу, а тут морда. Нос мокрый, зубы – мечта стоматолога, глаз нет, скалится.

- Да чтоб вас всех! – Не выдержал сталкер. - Мало мне на сегодня приключений, так нет, еще и этот лыбится стоит! И такая злость меня взяла! Взгляд затуманился, ноздри раздулись, сердце заколотилось. Рука схватила кусок какой-то коряги, и сталкер бросился на четвероногого. Естественно тот растерялся и дал деру. Еле догнали потом. Неделю отпаивали. Стресс-то у пацана нешуточный случился. А по выходу из запоя ему презентовали новенький «АК-47» с гравировкой на стволовой коробке: «Рожденному стрелять – бегать не обязательно».

Так вот, его прозвище даже с этим автоматом не было связано, и вообще, к оружию никакого отношения не имело.

Случилось это на южных болотах. Недавно прошел выброс, и Гоша – тогда еще просто Гоша – в составе таких же, как и он, первогодок шагал в конце колонны под предводительством Зебры. Обычная практика. Опытный сталкер набирает себе команду зеленых юнцов и начинает водить их в Зону, чтобы показать – что к чему, кто есть кто, и куда, если что. Зебра был бывалым сталкером, «динозавром» местного разлива, если так можно выразиться. Вот и показывал он им все прелести местные – аномалии, мутантов, артефакты, трупы, полутрупы, недополутрупы, ходячие, лежачие, стоячие – вариаций хоть отбавляй, и всех в изобилии. Красота! Романтика! Простор для фантазии!

«А вот, интересно, как бы Александр наш Сергеевич описал бы ее, Зону?» - Думал Гоша, шагая в арьергарде цепи, стараясь попадать в следы впередиидущего. «Наверное, никак. Хрен бы его сюда затащили. Да и что ему здесь делать? Ни тебе балов, ни красавиц в изысканных туалетах, ни няни. Но зато есть дуэли! Уж чего-чего, а этого здесь хватает. Правда, они все чаще носят стихийный характер, массовый. И уже проводятся не по законам чести, хотя и не без этого, а чисто «по понятиям», иногда просто от избытка «любви» к ближним. И перчатку к ногам обидчика в знак презрения уже бросать перестали. Практика показала, что рядовая «эфка» гораздо эффективнее в этом плане. Да и более понятна для оппонента, что вы, мол, недовольны и изъявляете желание вызвать его на дуэль, конечно, если после детонации еще будет кого вызывать. Да-а, времена меняются, нравы остаются». Отдавшись этим мыслям, Гоша не заметил, как его нос с размаху утонул в сидоре впереди шагающего товарища и больно уперся во что-то твердое. Колонна встала. Из-за широченной спины соседа он не мог разглядеть причину остановки. Но услужливый ветер донес спереди: «…топ машина …ривал десять мину… на жратву и посса… потом слушать меня!»

После скоротечного приема пищи, все внимание было приковано к старшему группы.

- КПК – это хорошо, - вещал он новичкам, как заправский лектор, - но, электроника, она на то и электроника, чтобы ломаться. А если вы зажаты между двух аномалий?! Ни вдохнуть, ни, как говорится, воздух испортить! Да еще ваш “наладонник” приказал долго жить. И что мы будем делать? - Зебра обвел ожидающим взглядом новоиспеченных сталкеров. - Нет, Ложка, класть в штаны мы будем позже, когда контролер за задницу схватит. А пока надо проложить путь к спасению. Правильно! Вот тут-то нам на помощь и приходят разные маленькие, но увесистые предметы. Например, болт или гайка. В отличие от электроники, их сломать очень трудно – проверял лично, получалось только потерять. Потому лучше брать их с запасом, - сказав это, он достал увесистый мешочек и поднял его над головой. - Это ваше ВСЁ! И ваши Багамы, и «Жигули» шестой модели желтого цвета, и все то, за чем каждый из вас пришел в Зону. Другими словами, это ваш шанс на дальнейшую жизнь. Не окажись этого мешочка рядом в нужный момент – всё, можете стразу звонить на тот свет и говорить, что вы, мол, исправились, больше прогулов не будет, с минуты на минуту обязуетесь быть.

После теоретических «вливаний» было решено перейти к практическим занятиям. Как раз по соседству с полянкой, на которой остановились сталкеры, удобно расположилась гравитационная аномалия. Пожухлая трава, согнутая неестественным образом, выдавала ее присутствие.

- Во! – Сталкер заметил «соседку». - Сейчас устроим стрельбище! Значится так, вон там, - он показал направление, - притаилась одна из многочисленных возможностей остаться «вечно молодым». Ваша задача – по очереди, в три болта, определить границы аномалии.

Титул «первообкидателя» выпал нашему герою. Последний раз так пристально на него пялились только в первом классе, когда он, сидя на плече у какого-то громилы, звонил в колокольчик на 1 сентября. Вот и сейчас, он немного разволновался, ладони вспотели. Вышел на исходную, выбрал болт поувесистей, размахнулся и, что было дури, запустил в район колыхания воздуха. Точнее, он думал, что так сделал. Мат инструктора разубедил его в этом очень быстро. Оказалось, что при размахе тяжелая железяка таки выскользнула из вспотевшей руки, ну и прямиком между глаз наставнику.

Надо отметить, вышеупомянутое 1 сентября так же без происшествий не обошлось. Колокольчик в руках мальчугана постигла подобная участь. Только там пострадал какой-то усатый дядька, в последствии оказавшийся завучем той школы. Поэтому, можно сказать, что первый опыт выявления «аномалий» с помощью железных предметов Гоша получил уже со школьной скамьи.

- Что ж ты делаешь, псевдоплоть тебя забодай!

- Я… это… оно само… - начал оправдываться побледневший сталкер.

- Само только… оно самое по весне всплывает! - Сдерживая гнев, сказал Зебра.

- Я… не специально я, - продолжал мычать сталкер.

- Давай, кидай еще раз! – Прошипел инструктор, пытаясь натянуть каску, а набухшая шишка всячески «помогла» ему в этом.

Гоша снова встал на исходную. Пространство за его спиной на удивление быстро расчистилось. Только командир остался стоять на месте, с натянутым шлемом и надвинутым поляризованным забралом. Гоша еще раз взглянул назад, размахнулся и, уже менее уверенным движением, послал гайку в район колыхания воздуха. Кусок железа пролетел положенное ему расстояние, потом вдруг резко остановился и с утроенной энергией, взвизгнув, унесся в ближайшие заросли.

Последующие события произошли с такой скоростью, что осознание ко всем пришло только спустя некоторое время.

Гайка с треском вгрызлась в кусты и пропала. Гоша от удивления открыл рот. В эту же секунду оттуда раздался нечеловеческий вопль, полный обиды и еще какого-то чувства, похожего на недоумение умалишенного. Все встали как вкопанные. Только старшой вскинув «абакан», встал наизготовку, да только сразу же отпустил ствол. В следующее мгновение на границу редколесья и поляны вывалился совершенно очумевший кровосос. Теперь «заслонки» приоткрылись у остальных. Такую картину даже самая смелая фантазия не смогла бы родить. А зрелище было сильное – худющее, долговязое буро-сиреневое тело, лысая голова, вокруг рта чего-то шевелится, будто кальмар застрял, щупальца во все стороны, руками машет, рычит, мычит, будто что-то сказать хочет, да только тот самый кальмар мешает. Стоял и смотрел на Георгия сверкающими от злости глазами… вернее глазом… одним… левым… а в нем обида… невыразимая.

Конечно, обидно станет. Мутант заметил сталкеров еще издалека. Обрадовался. Такой обед с доставкой на дом! Тут тебе и первое, и второе, и компот, можно сказать. А потом пригляделся и понял, что обед сегодня не состоится. Где шло первое и второе, позже появилось и третье, и четвертое, и пятое … в общей сложности десять стволов. Решил, в общем, не высовываться, чтоб не скопытиться от «переедания». Пусть себе дальше топают. Вот так и лежал местный «Дракула», восхищался своей добротой да любовался, как ребятишки-переростки на полянке играются в «закидай гравиконцентрат», и тут… правая половина экрана гаснет. Непонятно откуда, прилетает эдакая дуля и прямо в глаз… конечно, тут поневоле растеряешься! Где ж это видано! Из автоматов стреляли, на растяжки цепляли, даже в рукопашную ходили, но чтобы так, чтобы гайкой! Совсем брат–сталкер оборзел, ни капли совести не осталось! Примерно такое послание разобрал Гоша в том единственном кровососном глазу.

Из немого ступора всех вывела рявкающая автоматная очередь. Это Зебра, матюгаясь на невозможность вести прицельную стрельбу, из-за вставшего как столб новичка, разрядил полрожка в воздух. Из прострации вышел и мутант. Издав непонятный звук, но явно оскорбительного характера, он снова стал невидимым и углубился в заросли. Только одинокий глаз еще некоторое время бликовал то тут, то там.

Все эти события, по факту, пролетели за несколько секунд, хотя для Гоши они тянулись долгими часами. Так он и стоял, с опущенным автоматом да занесенной в броске рукой, только на штанах появилось темное пятно волнения.

Когда смысл произошедшего все таки взял верх над минувшей опасностью, над лесом грянул дикий разноголосый хохот. Вся колонна просто ссыпалась на землю от смеха. Только виновник мероприятия продолжал стоять, что твой памятник.

- Мда… - отдышавшись, произнес Зебра, потирая шишку на лбу. – Ну, ты, малой, даешь. Тебе теперь и автомат-то без надобности. Все зверье и так болтами закидаешь - снайпер хренов!

Второй приступ ржания не заставил себя ждать.

Со стороны, наверное, эта картина выглядела очень забавно. Вдали от цивилизации, под серым небом, в одном из самых опасных мест на земле, на полянке, среди болот катаются, давясь от смеха, взрослые, битые жизнью мужики. Сейчас они напоминали детей, своей беззаботностью, своей искренностью. А как давно уже каждый из них так не смеялся.

С тех пор так и стали называть Гошу – Снайпером, окрестила Зона, куда деваться.

Уже пять лет прошло, история эта позабылась, подзатерялась в местном фольклоре. Появились новые хохмы, новые герои. Да и сам Гоша уже прославился на всю округу своими настоящими боевыми подвигами. Как-никак, полдесятка лет Зону топчет, что само по себе уже подвиг. Поднаторел, теперь и сам водит новичков в Зону. И каждый раз молодежь, заслышав имя «Снайпер», с уважением и восторгом взирала на Гошу, я бы даже сказал, с завистью и восхищением. Ведь не каждого Зона метит такими именами. Все чаще какие-то Ложка, Рама, Болт, Сутулый, Мутный, Хромой, Косой и так далее. Никакой романтики. И только сам Снайпер, да еще пара бродяг, помнили эту историю. И в такие минуты он опускал глаза, а улыбка касалась его губ.

Константин Новиков (Штабель)

ХЕМУЛЬ-МОД


«Ну вот, опять в «Карусель» попал!» - Вздохнул Меченый. В последнее время он очень часто попадал в аномалии. Можно сказать, по всей Зоне прошелся и все капканы на себе унёс. С тех пор, как Сидорович закачал ему на ПДА тетрис, сталкер просто не мог оторваться от экрана, потому и не замечал смертельные аномалии. А это грозило ужасными последствиями. «Карусель» покрутила Меченого, а после «выплюнула» из себя. Сталкер грохнулся прямо на землю. Всё было ещё ужасней, чем он думал.

-Вот, блин! Конец моей новенькой куртке! – Выругался сталкер и сбросил истрёпанные куски ткани на землю. Теперь он был в одном лишь свитере, в котором, конечно же, было намного холоднее.

Меченый решил, что пора «вернуться» в Зону. Положил ПДА в карман и побежал на территорию Бара. А зря, ведь тут же комп пикнул. Это был звонок с самого Кордона.

-Значит так, Меченый, – раздался из динамиков голос Сидоровича. - Ты ведь сейчас на Агропроме, верно? Так вот, прислали мне парни с Базы сообщение, что решили вояки облаву устроить. На здание Агропрома отряд отправлен, всё там разгромит. В общем, я тебе кучу денег заплачу, а ты поможешь нашим отбиться. Только сразу предупреждаю: врагов много, да и снаряжение у них, не рогатки с дубинками.

-Это точно, - хмыкнул Меченый. – Когда они в прошлый раз решили меня дубинками убить, то крупно запалились. Больше такого не будет.

-В общем, давай, убей их, как ты обычно это делаешь.

«Как обычно не получится», - подумал про себя Меченый. – «Не взял я сегодня с собой РПГ». Завершив разговор с торговцем, сталкер свернул со своего обычного пути и побежал по проложенной кем-то тропинке. «Что-то я медленно бегу!» - Подумал Меченый. Прищурив глаза, он вздохнул и ускорился. Потом ещё. И ещё. Спидометр на ПДА показывал 40 км/ч, 50, 60, 70. «Да, не тот бензин. Похоже, Сидорович опять «ЛУКОЙЛ» водкой разбавил. Хорошо, что не Колой, а то я бы сейчас не только бежал, но и в воздух взлетал!» - Подумал Меченый. Большим пальцем сталкер переключил экран компа на пеленгатор. Вояки уже на территории завода. «Не успеваю. Что ж, сменим тактику!» - Словами знаменитого Марсельского таксиста сказал Меченый и свернул прямо к заводу. Тут же показались белые стены в ячейку. Поднапрягшись, сталкер закрыл глаза и, на всей скорости, проломил стену. Облака пыли и куски бетона с мрамором полетели в разные стороны. Меченый резко затормозил и откашлялся. Он не любил ломать стены, но перепрыгивать не хотелось – колючая проволока могла повредить серый свитер, который ему подарил на день рождения Сидорович.

Меченый протёр глаза и оценил обстановку. Шестеро вояк с АКМ неслись к нему с плохими намерениями, трое снайперов уже стреляли в голову. Сталкер, явно пародируя Нео, пропустил мимо себя все пули и, поймав одну зубами, отправил обратно, попав прямо в лоб снайперу, что находился от него на расстоянии десяти метров. Потом герой завис в воздухе и ударом ноги отправил сразу четырёх вояк в небо. Те, махая своими ногами и руками, завопили: «Где бинт?!», «Меня зацепило!», «Умираю», и, непонятно к чему, «Берегись – граната!». После Меченый достал из рюкзака батон и ударом по голове контузил солдата. Последнего сталкер решил не мучить и просто разорвал надвое.

Одним прыжком запрыгнув на крышу здания, Меченый схватил одного снайпера и сбил им другого. «Страйк!» - Невольно взбрело на ум. Сталкер вытер пот и спрыгнул со здания. Трупы вояк лежали на земле. Слишком просто.

-Хм, обычно эти военные морды хоть немного сильнее, – удивился Меченый.

И тут, прямо на него, выехал огромный танк. Его дуло смотрело прямо в бесстрашные глаза сталкера. Меченый улыбнулся и прыгнул прямо на крышу танка. После обычным консервным ножом вскрыл люк и прыгнул в кабину. Здесь его ждали двое вояк. Сталкер тут же достал консервную банку и, засунув её в рот солдату, ударил по черепушке. Зубы вскрыли консервы, а вояка упал на пол без сознания. Меченый усмехнулся и, приподняв крышку банки, выплеснул её содержимое на живого водителя танка. Тот усмехнулся.

-Ты меня едой собрался убивать?

-Это не обычная еда, – безжалостно улыбнулся сталкер, – это тушёнка из бара «Сто Рентген»!

-Нет!!! – Тело вояки моментально расплавилось.

Меченый вздохнул и выпрыгнул из танка. ПДА не показывало наличие других вояк. Значит, задание выполнено.

-Ну, пора к Сидоровичу, за деньгами! – Потянулся он и телепортировался на Кордон.

Между тем, на крыше здания Агропрома курили два сталкера. Молодой и Старый. Они видели всё, что происходило внизу.

-Что это было? – Спросил Молодой.

-Это Меченый модами балуется! – Усмехнулся Старый.


Никита Мищенко (Инквизитор) 

ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ, БЕЗУМНЫЙ, БЕЗУМНЫЙ МИР

Глава 1 – Призыв о помощи


Пипец распластался на холме неподалеку от сгоревшего хутора и не без удовольствия вынул из рюкзака бутерброд с колбасой, щурясь от яркого солнца. Из стоящего рядом, украденного из бара радиоприёмника на всю округу разносились позывные местного радио «Зона Плюс».

-А сейчас – песня для тех, кто отдыхает или только собирается выйти в путь, – энергичным голосом объявил ди-джей под прозвищем Большой Джо, хотя все давно знали, что оратор был карликом, – слушаем!

Из приёмника полилась мелодия известной группы «Любе». Пипец в сердцах сплюнул и покрутил настройки. Внезапно, пробиваясь сквозь сильные помехи, из приёмника донесся хрипловатый голос.

-Если кто-нибудь меня слышит… нам нужна помощь… кто-нибудь, отзовитесь…

Пипец кинул недоеденный бутерброд и, схватив с земли рюкзак и «Грозу», кинулся вниз по склону, по направлению к небольшим сгоревшим хижинам. Добежав до первой, он выглянул из-за угла.

-Чисто, – сделал вывод Пипец, – ни бумажки.

Затем приложил приёмник к уху.

-Кто-нибудь… мы в доме, где в окне огонёк… кто-нибудь, отзовитесь…

Пипец приложил ладонь к глазам, потом плюнул и достал бинокль. В окне одной из хижин действительно горел бледный свет. Пипец перебежал на другую сторону улицы и, приблизившись к двери хижины, прислушался. Ритмичный стук. Кажется…мелодия диско. Пипец пожал плечами и ворвался в дом. В глаза ему ударил яркий свет, а в мозг, через уши, ворвалась песня «Bagama Mama». В разноцветной комнате, в центре которой под потолком висел блестящий серебристый шар, танцевали десятки сталкеров. Одиночки, наёмники, «Долг», Свобода», «Монолит». За барной стойкой всем желающим мешал коктейли контролёр в обтягивающих блестящих штанах клёш и полосатой жилетке.

-Кому тут нужна помощь? – Спросил Пипец, стараясь перекричать музыку.

-Мне! – Замахал рукой сидящий в углу за маленьким столиком сталкер. – Не с кем в шахматы поиграть, представляешь?

Пипец заказал себе «Кровавую Мери» и сел за столик с шахматами.

-Вот здорово! – Обрадовался сталкер. – Сейчас сыграем. Если хочешь, можешь здесь заночевать.

Пипец кивнул и уставился на чёрно-белую доску.


Глава 2 – Хабар Мертвеца


Спал Пипец неспокойно – сказывалось количество и качество выпитого на вечеринке. Внезапно дверь хижины, скрипнув, раскрылась. В комнату ворвался поток холодного воздуха, и Пипец, под одеялом, принял на грудь из фляжки. Половицы заскрипели, и к кровати сталкера подошла чёрная фигура.

-Вы кто? – Без лишнего любопытства осведомился Пипец.

-Мертвец – Могильным голосом ответила фигура.

Пипец машинально принюхался – точно, мертвец.

-Что вам надо? – Продолжал допытываться сталкер.

Фигура склонилась нам кроватью и зашептала прямо в ухо герою.

-Завтра встанешь пораньше – не спеши уходить. У меня для тебя есть подарок.

-Да? – Пипец сделал круглые глаза.

Фигура кивнула.

-В подвале этого дома есть ящик. В ящике – мой хабар. Возьми – не пожалеешь.

-Что там? – С наигранным интересом спросил Пипец. Но фигура не ответила. Снова заскрипели половицы и дверь, в комнате исчез холод и аромат мертвечины. Сталкер снова принял на грудь и, не дожидаясь утра, спустился в подвал. Там действительно оказался синий ржавый железный ящик. Облизав пересохшие губы, Пипец открыл его.

На дне лежали билет на концерт Майкла Джексона и коньяк 60-ти летней выдержки. Сталкер выругался и приложился к фляге.


Глава 3 – Последний рубеж


По дороге к Выжигателю Пипец наткнулся на блокпост сталкеров. При попытке пройти дальше, его задержали.

-А вы вообще кто? – Недовольно спросил Пипец.

-Мы – отряд группировки «Долг». - Ответил ему упитанный мужчина с усами.

-А что вы тут делаете?

-Мы – последний рубеж этой территории! – Гордо подняв голову, начал говорить «долговец». - Когда со стороны этого адского сооружения попрут монстры и фанатики «Монолита», мы не сомкнём глаз, не сделаем ни одного шага назад и не пожалеем ни одного патрона, чтобы вся эта нечисть не подвергала опасности жизни рядовых сталкеров.

Пипец расплылся в улыбке.

-Понятно. Что-то я хотел вам сказать, ребята… О! Дракон!

Весь блокпост разом повернул головы в том направлений, куда показал пальцем Пипец. Вот и всё. Дорога до Припяти открыта.


Глава 4 – Пароль


Проходя между двух заброшенных многоэтажных домов, Пипец вдруг заметил на крыше одного из них мужчину в униформе «Монолита», который сразу же направил на сталкера снайперскую винтовку.

-Куда путь держим? – Прищурившись, спросил «монолитовец».

-Да, я так… гуляю, – беззаботным голосом ответил Пипец.

-Дальше нельзя.

-Почему?

-Пароль знаешь? – Не церемонясь, спросил «монолитовец».

-Тихоокеанский королевский краб с икрой и хлебом на муке крупного помола. – На одном дыханий ответил Пипец.

-Какого цвета?

-Что?

-Какого цвета икра – красная или чёрная?

С минуту Пипец думал.

-Красная.

-Проходи, – «монолитовец» отложил винтовку.

И сталкер продолжил свою прогулку по Мёртвому Городу.


Глава 5 – Футбол


Мимоходом заглянув в библиотеку, Пипец отправился на местный спортивный стадион. На опустевших трибунах сидели сотни зомби и смотрели на бывшую футбольную площадку. Пипец нашёл свободное место, сел и обратился к своему мёртвому соседу.

-А когда следующий матч?

-Никто здесь уже давно не играет, – вялым басом ответил сосед, – и никогда не будет.

-Чёрт – Подумал сталкер. – Опоздал. Сезон закончился. Надо было остаться дома и посмотреть повтор Лиги Чемпионов за 2006.

Он уже хотел уйти, но его остановил тот же мертвяк.

-Подождите. Перерыв закончился.

На поле вышла толпа монстров. Двое кабанов встали в противоположных концах поля, там, где когда-то располагались ворота, а двадцать псевдоплотей разбрелись по всему полю. Игра была жаркой. Собственно, для чего им был нужен мяч, животные так и не понимали, но было видно, что процесс игры затянул их полностью. Заскучавший Пипец снова встал, и опять его остановил мертвый сосед.

-Подождите. Сейчас будут бить штрафной удар.

Одна из псевдоплотей отошла от ворот соперника на 11 метров и понеслась на мяч. Но, промахнувшись, угодила прямо в «Карусель».

Мертвец засмеялся, и нижняя часть его челюсти отвалилась и угодила прямо в руки сталкера. Пипец чертыхнулся, выкинул челюсть, на весь стадион прокричал, что в Гилинжеке он видел такой футбол, и покинул место массового гуляния.


Глава 6 - Монолит


Пипец неподвижно стоял перед Монолитом. Затем он почесал подбородок и изрёк.

-Мне, значит…картошку фри…Кока Колу…большую, пожалуй…

В его голове моментально отозвался величественный и монотонный голос:

-Кто пустил этого придурка в святая святых Зоны?

Пипец сделал большие глаза.

-Это кто тут… тявкает?

-С тобой, свинья, не тявкает, а разговаривает сам Исполнитель Желаний.

-Спокойно, Пипец, – проговорил про себя сталкер, – это просто плод твоего воображения. Камень не может разговаривать.

-Я не просто камень… ладно, раз уж пришёл, побыстрей загадывай своё желание.

Пипец крепко задумался.

-А можно всю «Санту Барбару»? На DVD?

-Я сейчас охрану вызову!

Пипец снова задумался.

-Ты знаешь, это мир настолько безумен, что в нём желания и исполнители меняются быстрее дня и ночи. Так что… пусть всё будет хорошо.

-Серьёзно? – В голосе Монолита прозвучали нотки удивления.

-Ага. Всё и у всех.

-Да будет так! – Провозгласил Монолит, и Пипец утонул в потоке белого света…


Эпилог


Проснулся Пипец в холодном поту. Ошалело осмотрелся. По одну сторону, тихо посапывая, спал Миша, по другую – на животе, громко храпела Алла.

-Ну и сон. – Вздохнув, подумал Пипец. – Лига Чемпионов отдыхает.

И снова лёг спать.

-Вот идиот… - Усмехнулся где-то далеко Монолит. А за окном уже не было Зоны. Только зелёная трава, щебечущие птицы и весёлые дети, играющие в волейбол…

15.11.2009-17.11.2009г.



Александр Тихонов (TihonovBOSS)

ГОСТЬ


Добро пожаловать на обед...

Не сказать, что я этих двуногих не люблю… просто странные они какие-то – бегают, что-то ищут. Вот опять лезет какой-то. Поскользнулся на лестнице, вниз покатился.

А вы знаете, что можно по звуку падающего тела узнать, какой национальности сталкер. Не знаете? А вы прислушайтесь…

Если есть мат – славянин. Нет мата – зомби. Нет мата, но есть странные ругательства – американец. Ну а если ни разу не «навернулся» там, где я ящики поставил, значит… значит - Яшка.

Яшка он шустрый – летает себе над ящиками, и ему плевать, кто там в нашу «берлогу» лезет…

Смешной он – Яшка. Весь из себя такой круглый, святящийся, как трещалка в тоннеле… ну, та трещалка, которую люди «Электрой» зовут…

Но сейчас матерится… Странная вещь – память. Имя свое уже забыл, звание… а вот маты помню хорошо…

Знаю, например, что сейчас сталкер Зону на Агропром посылает... Ну или чуть дальше Агропрома, на Янов… Иди, говорит, Зона, на Янов…

Сталкеры... Всё им неймётся. Думают, раз подземное сооружение – сразу секретная лаборатория, если замок на двери – сразу тайный бункер ученых. А может там портянки шили?

Портянки… Слово-то какое смешное… И где его Яшка услышал. Это, наверное, тот военный, которого мы утром доели, своему напарнику кричал, мол, портянку тебе в…

Ну да Зона с ним... Кричал и кричал. Мало ли…

А этот аккуратный такой – поднялся, отряхнулся, затвор передернул…

Вот ведь память – имени своего не помню, но знаю, что такое «затвор»… Знаю, а представить себе не могу, что это такое… это как портянки…

Ага, засуетился сталкер – видимо, заметил то, что от вчерашнего военного осталось… Так и осталось-то вроде немного, чего кричать-то так?… А, это наверное Яшка красной жижей всё измазал… кровью…

Это он может… В прошлый раз так вообще написал кровью на стене «Заходи – не бойся. Выходи – не плачь»…

Забавный он – Яшка, хоть и полтергейтер… тьфу ты, гланды протрешь, пока произносить будешь. В общем, как трещалка, только круглый и летает туда-сюда… Неугомонный… Но без него скучно жить. Это ведь он нам еду зовет. Подлетит к двери и жалобно так говорит: «Сталкеры, помогите! Гопники оружие отобрали и заперли…».

Талант наш Яшка, просто талантище! Все верят – никто мимо не прошел.

Вчера вот военные зашли… А им по инструкции не положено откликаться на шум…

И откуда я их инструкцию знаю… Помню, полковник учить заставлял…

Яшка, поди, тоже помнит… Я, говорит, на периметере служил…. Чего такое периметере?...

А сталкер-то упорный – покричал-покричал, да и пошел дальше… Смелый… Но смелый, ведь, не значит вкусный… Вот ученые давеча зашли… трое… все несвежие, сморщенные… А военные – это ж вкуснятина…

Вот, зашел в коридор… С фонарем… Я знаю, что такое фонарь – у меня в лежке много таких… и пиликалок много… Пэ-Тэ-А… Кэ-Тэ-Ка… как же их тот сталкер называл, которого мы три выброса назад съели?… Вроде Кэ-Тэ-Ка… так разве его поймешь – бормочет что-то с перекушенным горлом, ползет куда-то, Кэ-Тэ-Ка просит…

Тоже смелый был. И этот, с фонарем, так же ходит…Шуму от него как от Яшки, и даже больше…

Идет, оглядывается… Фонарем водит, аж в глазах мельтешит...

А вот и Яшка пожаловал… Летит себе мимо... у него это любимая шутка – подкрасться к сталкеру сзади, и когда тот расслабиться, сказать «Здравия желаю!»… Хоть портянки выжимай потом… Весело-то как. Даже вспомнил, что такое «портянки»…

А этот не испугался – стрелять начал…

Не люблю я, когда стреляют… Шума много, пахнет плохо… железячки всякие на полу остаются… Тот, второй военный, которого вечером съели, тоже стрелять хотел, потом кричит: «Костян, у меня затвор перекосило!»…

А, вспомнил, где я это слово слышал - «затвор»!… Не Яшка это рассказывал, а военный тот, которого полтергейтер канистрой ударил…

Сегодняшний потише будет – не кричит, но стреляет, стреляет… Спрашивается, чего в Яшку стрелять, раз Яшка пустой как та трещалка в тоннеле?… Пшик, и всё наружу… Сказать ему, что ли, чтобы не стрелял?

– Эй, сталкер! Ты чего шумишь?

О, заметил… Глазенки круглые… Шепчет что-то, крестится… Снорка первый раз увидел?

Автомат бросил, побежал…

– Лови его, Яшка! Я кушать хочу!

Побежал… и автомат выбросил, и Кэ-Тэ-Ка…

Помню, у меня тоже был Кэ-Тэ-Ка – зелененький такой, и написано было «Капитан Васнецов»… О, вспомнил, как меня звали!

– Яшка, я вспомнил! У меня теперь тоже имя есть! Слышишь, Яшка?!…

А у этого что написано?....

– Дэ-олг… са-тал-кер… ме-ча-ный… Мечаный… Нет, у меня имя красивее… Тащи его сюда, Яшка!



Сластников (Kotoleg) Олег

Клонгар

Предисловие. Зона. Бар


Приятно проснуться от запаха жареного мяса. Желудок недовольно пробурчал на лень своего хозяина, требуя немедленных действий. Так не хотелось вставать после трудного вчерашнего похода. Эх, ещё бы пару часиков полежать, насладиться теплом и безопасностью, но внутренний террорист требовал своего, разгорячённый аппетитными запахами. Вот гад. Подчиняясь ультиматуму, встал, ополоснулся чистой водой и стал одеваться.

Пришёл я вчера уже затемно, сдав артефакты, заглянул в оружейную и первым делом вычистил свою амуницию. Уже давно взял за правило, что чистое и смазанное оружие никогда тебя не подведёт. Так что, всю необходимую работу сделал ещё вчера. Это и позволило мне, одевшись, сразу спуститься в Бар.

Да, именно Бар, с большой буквы. Почему так получилось, да просто у бармена заскок, он любит менять название. Уходя в поход из бара "В пасти псевдогиганта", можно вернутся в бар "Копыто плоти". Уснуть в баре "В логове голодного кровососа", а проснуться "В заднице у психа контролёра", ну никак не мог хозяин определиться с названием. Вот мы промеж себя и называем заведение Баром.

Спустившись вниз, я заметил этого сталкера сразу, не потому, что он был единственным посетителем, а из-за его необычной кожи — изумрудно-зелёной.

— А, Котяра, выспался? — Спросил меня, выглянувший из кухни бармен. Вместе с ним в Бар проникли ещё клубы аппетитного запаха. Живот-террорист мгновенно заявил о себе бурчанием.

— Как тут не проснуться, Парфёрыч, — не знаю почему, но всех барменов называют по отчеству: Андреич, Петрович, — когда такие аппетитные запахи вокруг.

Парфёрыч довольно улыбнулся.

— Присаживайся, мест полно. Все разбежались по своим делам и появятся только к вечеру. Ещё полчасика, и завтрак будет готов. Может, соточку для аперетивчика? — С надеждой спросил он, зная моё отношение к алкоголю.

— Соточку? Ладно, объявляю сегодняшний день выходным, наливай.

— Это мы щас.

— Слушай, а кто тот парень?

— Не знаю. Да его вчера привели из Рыжего леса, говорят, попал под выброс. Как звать, не знаю. — Пожал плечами Панфёрыч. — Я сейчас.

Бармен исчез на кухне.

Я минуту постоял и направился к странному сталкеру.

— Привет, можно?

Сталкер вздрогнул, посмотрел на меня грустными глазами и кивнул. На столе перед ним стояла бутылка водки "Казак" и полный стакан. Отодвинув стул, я присел. Вскоре появился Панфёрыч, поставив на стол графинчик, пару рюмок и свеженарезаный салат. Расставив всё, сел рядом.

— Выпью и я с тобой, Кот, не возражаешь?

— Странные вы люди, как вы можете жить в этом ужасном месте? — Неожиданно проговорил странный сталкер. — Извините, забыл представиться, меня зовут Клонгар, а точнее, Клонгар 666...

И он поведал нам свою историю...


Часть 1. Астрофизическая служба планеты Гарданелы

1.Секретарша

Секретарша всемогущего босса астрофизики самовлюблённо расчёсывала волосы между пальцами ноги. Золотисто-зелёные кудри не поддавались её настойчивым усилиям. Созерцание этой картины настолько захватило меня, что я мог стоять долго, наблюдая этот процесс. Но нет ничего вечного.

 — Клонгар пришёл? — раздался грозный рык босса. Секретарша удивлённо посмотрела на селектор, потом на меня. Моргая большими оранжевыми ресницами, попыталась что-то вспомнить. Хлопнув изящной ладошкой по лбу, она приподнялась и достала из под себя записку. Развернула. Внимательно прочитала и, подняв голубые с чёрными точками глаза, посмотрела на меня. Муки сомнения пробежали по божественному личику. И, всё же решившись, она спросила:

 — Вы Клонгар?

Даже если бы меня звали по-другому, я бы согласился с ней. Но от волнения перехватило горло, и мне оставалось лишь скромно кивнуть.

 — Проходите, он Вас ждёт. — Тихим, журчащим как ручеёк голоском сказала она. Вытянув стройную ножку, озадаченно покачала головой и, потянувшись за расчёской, вновь заметила моё присутствие.

 — Какого чёрта, кретин озабоченный, ты ещё здесь?! — Могучий рёв боевого грахмана внёс меня в кабинет босса и распластал по редкому и старому ковру из шерсти попугранчиков. Просвистевшие надо мной ножницы аккуратно срезали любимый огненно-красный вихор шефа. Дверь захлопнулась, оградив нас от зарождающегося урагана.


2. Кабинет шефа

Шеф с сожалением посмотрел на срезанные волоски своей гордости. Подняв руку, выдернул ножницы из портрета любимой жены и, осматривая их, сказал:

 — Остро наточены. Не зря мне сказали, что она трудолюбивая и усердная девушка, — и, положив на стол, продолжил, — поднимайтесь, Клонгар.

Всё ещё ошарашенный внезапным превращением утончённой девушки в грозного грахмана, я медленно поднялся.

 — Присаживайтесь на любой стул. У меня есть к Вам дело.

— Шеф собрал все волоски со своего знаменитого живота. Уложил в пакетик и со вздохом убрал в стол. — Вы, кажется, заведуете Отделом Контактов?

 — Да... — а сам мысленно стал перебирать, чем же мог разгневать всемогущего. Не успел я добраться до двадцатого прегрешения, как...

 — Мы недавно получили данные по третьей планете жёлтой звезды за номером дельта-альфа-омега триста двадцать семь из сто тридцать четвёртой трущобы нашей спиральной галактики...

 — И... — меня это так заинтересовало, что даже пропала дрожь в коленях.

 — И по этим данным там происходит чёрт знает что. — Шеф посмотрел на пустую чашку и нажал на кнопку селектора, — может кофей...

 — …олоп недоделанный!!! — Раздалось из динамика, и Шеф быстро отключил связь.

 — Что ж, обойдёмся без кофе. — Вздохнул, погладил живот и сказал, — не обращайте внимания, она девушка тихая и спокойная. И так, к делу.

Шеф встал из-за стола и, выполнив пару приседаний, подошел к окну.

 — На той планете зафиксировали необычную деятельность. Вот ваша задача. Полететь на туда и установить контакт. На Ваш корабль сейчас устанавливают новое оборудование. Пройдемте в док, — Шеф повернулся к двери и, увидев, как та, бедная, сотрясается, выбивая пыль, махнул рукой и продолжил, — там, в шкафу, лежит антиграв.

Босс открыл окно, перевалил живот через подоконник и...

 — Шеф, а вам анти... — только и успел я это сказать, как он с грацией двухсот килограммовой туши нырнул вниз с тысяча семьсот пятьдесят четвёртого этажа. Мне ничего не оставалось делать, как схватить антиграв из шкафа и последовать за ним.


3. Мысли в свободном полёте

Спускаясь вниз, я вспоминал, как отец учил меня летать. Подбрасывал над пропастью, где дно усеяно острыми камнями, и радостно махал мне сверху.

Конечно, было трудно летать с первого раза, без крыльев, парашютов и тем более антигравов, но со временем у меня было всё меньше и меньше синяков. А когда я вернулся уже без единой царапинки, отец с грустью в глазах подарил мне мой первый в жизни антиграв, пробурчав под нос:

 — Вот живучий гад.

Жизнь у меня была трудной, не раз изумрудно-зеленая кожа покрывалась голубыми синяками, но, все же, я смог дослужиться до начальника Отдела Контактов. Работа не пыльная. И вот настал звёздный час. Шеф призвал меня на очень важное задание. А, правда, где же он?

 — Клонгар, посторонись! — Услышал я вдруг и сместился в сторону. Мимо меня воспарял мой босс.

 — Клонгар, я через пару часов подойду. Да, и скажи тем придуркам внизу, чтобы освободили площадку, кажется, я там кого-то придавил, — прокричал мне Шеф и исчез в облаках.

Черт, я совсем забыл о его знаменитом животе, благодаря которому он обходился без антиграва. Когда он летит вниз, то затыкает задний проход, и его «мазоль»заполняется газами. И он отскакивает от земли, как мячик, без ущерба для своей персоны. Правда посадка затягивается из-за элемента отскока.

Шеф ещё пару-тройку раз пролетал мимо меня, пока не приземлился. Я тут же связался со Службой Безопасности, чтобы они оцепили площадку, но двоих мой брюхатый босс всё же успел зацепить, и их увезли в больницу. Восстановив порядок на площадке, я, не теряя ни секунды, направился в док.

Подходя к нему, меня встретили двое из Медицинской Службы.

 — Вас звать Клонгар? — Спросили они.

 — Да. — Недоуменно ответил я.

Они, молча, накинули на меня смирительную рубашку и один спросил другого:

 — Куда его?

 — В морг.


4. Мрачно-весёлыми коридорами

— Ребята, может, Вы ошиблись?

 — Ты Клонгар?

 — Да, и меня ждёт миссия!

 — Если ты Клонгар, значит — в морг.

Ну, что мне оставалось делать? Только смириться. Подхватив за руки, они бережно понесли, открывая мной все двери. В таких мрачно-веселых коридорах мне еще бывать не приходилось. Изредка слышались ужасные вопли идущих на поправку больных и писк вездесущих зубогрыстоков. Под потолком качались тусклые жёлтые лампы. Чувствовался устойчивый запах лекарств, нечистот и разлагающейся плоти. То и дело мои сопровождающие спотыкались об какие-то кости. А их попадалось всё больше и больше. Из чего я сделал вывод, что до морга рукой подать.

 — Слушай, а куда делась печень из холодильника? — Вдруг спросил один из моих носильщиков другого.

 — Какая? — Отозвался тот.

 — Которая лежала на второй полке сверху? — Уточнил первый.

 — А, эта. Да отнёс повару, чтобы он приготовил нашему доктору жаркое... — не успел второй ответить, как первый остановился и закричал:

 — Идиот! Ты что натворил!! Эту печень привезли для пересадки господину Гранкаавалу!!!

А второй не успел тормознуть, нас развернуло, и меня шарахнуло головой об стену.

 — Да ты что?! А чью же тогда печень ему вшили час назад? — Озадаченно спросил второй.

— М-да, дела, — только и ответил первый. Они ещё постояли минуту и двинулись дальше.

Остаток пути они несли меня молча, откидывая зубогрыстоков и кости ногами. Открыв очередную дверь моей головой, вошли в огромное помещение.


5. Морг

Посреди огромного светлого зала стояла гигантская машина неизвестной мне конструкции. Около неё крутился маленький сгорбленный старичок.

— Док, пациент доставлен. — Громыхнул один из сопровождающих. От неожиданности  старичок запрыгнул на столб, подпирающий потолок, и оглянулся.

— А, это вы, — облегчённо вздохнул Доктор, спускаясь с пятиметровой высоты, — мистер Клонгар, проходите. Остолопы, меня так больше не пугайте. Да, и освободите нашего гостя.

Сопровождающие сняли с меня смирительную рубашку, поклонились и ушли восвояси.

Доктор подошёл ко мне, взял за руку и потянул за собой, извиняясь:

— Вы простите моих работников, издержки производства. Мало кто, из больных,  добровольно согласен лечится, вот и приходится им прибегать к крайним мерам.

— Всё нормально, они очень вежливые ребята и я их понимаю.

— Редко встретишь таких людей, как вы. У вас интересный цвет кожи — изумрудно-зелёный с голубыми пятнами. Не хотели бы вы лечь к нам на исследования.

Я внутренне содрогнулся.

— Нет, нет, спасибо. Меня ждёт великая миссия...

— Я знаю. А жаль, у нас лучшее оборудование для исследований. От пресса для выдавливания жидкостей из живого тела, до новейших дырогрызов без наркоза. И так, к делу.

За разговором мы подошли к машине. Доктор нажал на пару кнопок, но ничего не произошло.

— Простите, машина ещё со сборки. — Извинился Доктор. Он отошел чуть в сторону, поплевал на ладони, взял кувалду, припасённую заранее, размахнулся и со всей своей силой ударил по железной стенке оборудования. Внутри что-то загудело, моргнули лампочки, и из чрева металлического монстра вылезло кресло.

— Шеф попросил меня ознакомить с новым оборудованием, которое устанавливается на ваш корабль. Перед вами БМПК, то есть — Большая Машина По Клонированию.

— Вы что? Хотите послать вместо меня клона? — Испугался я.

— К сожалению, это невозможно. Слышали про эффект близнецов?

— Нет.

— Так вот, давно известно, что существует ментальная связь между близнецами. Она появляется ещё в чреве матери, тогда их мозги чисты и стерильны. Со временем накопления информации они адаптируются и строят заслон друг от друга, но связь остаётся...

Доктор остановился, перевёл дыхание и продолжил.

— А у Оригинала и Клона такого естественного заслона нет, и поэтому они не могут существовать одновременно...

Поковырявшись в носу, доктор осмотрелся вокруг, но, не найдя ничего подходящего — а я к тому времени уже отошёл на приличное расстояние — вытер палец о свои штаны. И поспешил ко мне, продолжая свою лекцию:

— Представьте себе, видеть в четыре глаза и слышать в четыре уха...

— Ужас, — меня даже передёрнуло от такой мысли.

— Вот они и сходят с ума, а мы теряем обе единицы! Непомерное расточительство ресурсов! Но мы надеемся, что вскоре решим эту проблему. А на ваш корабль устанавливается мини-версия — МнМПК, то есть, Мини Машина По Клонированию.

— Зачем она мне нужна?

— Вот. Правильный вопрос задали, молодой человек. Зачем она вам нужна? Вы, кажется, начальник Отдела Контактов?

— Да. — С гордостью подтвердил я.

— Вспомните второй параграф правил контакта?

— Если контактёр не возвращается, то планета заносится в чёрный список, и следующие попытки контакта с нею запрещены.

— Вот-вот, а нам известны случаи, когда контактёр погибает по случайной ошибке...

Тут же в моей памяти всплыл досадный случай, когда высокоразвитая планета оказалась в чёрном списке из-за того, что контактёр умер, поскользнувшись на унитазе и захлебнувшись в сточных водах. После него я и занял место начальника Отдела Контактов.

— Да, было дело, — согласился я с ним.

— И во избежание таких случаев принято решение устанавливать МнМПК на корабль контактёра. Садитесь в кресло, а я пока сниму с вас показания и возьму образец вашего ДНК.

— А ДНК зачем?

— Я вам уже рассказывал об эффекте близнецов. Так вот, сейчас мы клонируем участок вашего головного мозга и вставляем его в МнМПК, чтобы машина могла получать все исходящие от вас при жизни сигналы. Ну а там, дальше, программа преобразует полученную информацию в код и запишет в матрицу вашего будущего клона. Чтобы он знал всё, что будете знать вы на момент гибели. Моя разработка.

Старичок как-то сразу помолодел и выпрямился от гордости за своё изобретение. Я ошарашено глядел на это преобразование и даже не заметил, как доктор проделал все необходимые манипуляции. Очнулся я лишь, когда услышал:

— Всё, молодой человек, вы свободны.

Я поднялся с кресла и, всё ещё заторможено, двинулся к дверям, через которые меня внесли.

— Молодой человек, мистер Клонгар, зайдите за машину, там есть лифт, как раз до дока. Вам, вроде, туда нужно.

— Да, да, — только и смог я вымолвить.

— А может, останетесь? У вас ещё есть время, а мой повар приготовил отличное жаркое из печени, как раз время обеденное?

И тут я вспомнил про печень господина Гранкаавала. Комок тошноты медленно стал подниматься из желудка, ища выход. Моя кожа стала приобретать бледноватый оттенок и, чтобы не оконфузиться перед лицом великого учёного, я стремительно бросился к лифту, в прыжке «ласточкой» нажал на кнопку «Док». И всё, что я ел за последнее время, осталось на полу лифта.

— Да, молодой человек, вам обязательно нужно по прибытии посетить нас, — проговорил в след мне Доктор, — у вас что-то не то со здоровьем.

Старичок проводил меня внимательным взглядом и, взяв тряпочку, стал стирать пыль со своего любимого детища.


6. Взлёт и прибытие

Пока лифт поднимался, я успел привести себя в порядок. Хотя это было и нелегко. Просто не представляю себе, что столько пищи может уместится в моём желудке. Только дверь открылась, я тут же вылетел из загаженной кабины лифта. До корабля ещё оставалось полчаса хода, и, как всегда, ни одной попутки. Только один раз мимо меня пронёсся какой-то сумасшедший, чуть не смешав меня с пылью сотен миров. Не прошло и сотни световых лет, как я дошел до корабля.

— Клонгар, наконец-то, — услышал я голос Шефа. — Уже всё готово. Док прислал данные и последнюю деталь к установке. Её уже установили. Он просветил тебя, что к чему?

— Да, и очень подробно.

— Вот и хорошо. А теперь ритуал.

Шеф развернул меня, нагнул, и мощным пинком отправил в люк корабля. Чувствительные датчики зафиксировали моё прибытие и отдали команду «взлёт» на пульт управления.


Полёт прошёл по стандартной схеме. Звездолет управлялся автоматически, я же провел все время в криогенной камере. По прибытии на место робот-Стюарт бесцеремонно сбросил меня на пол и облил холодной водой. Реанимация после долгого сна прошла мгновенно.

Вообще-то моего участия в управлении кораблём не требовалось — он мог приземлиться на одной автоматике. Но мне нужно было подготовиться к миссии, и поэтому я заведомо завел будильник на более раннее время.

Пока я приводил себя в порядок, мой звездолёт пронёсся мимо какой-то консервной банки на орбите и пошёл на посадку к рыжему пятну на поверхности.


Междусловие. Зона. Бар


Вот так я и оказался на вашей планете. — Грустно сказал Клонгар 666.

— А почему именно 666? — Спросил я.

— Ну, это длинная история моего появления здесь.

— Подожди, я сейчас, — вдруг вскочил Парфёрыч и через пять минут вернулся с большим подносом, где на тарелках лежала поджаренное до хрустящей корочки мясо и пара бутылок водки. Расставив всё на столе и налив нам по соточке, бармен сел и обратился к Клонгару:

— Продолжай.

— И вот, сижу я и сочиняю торжественную речь, как вдруг услышал...


Часть 2. Зона. Опушка Рыжего леса


1. Клонгар 1. Торжественная речь

Занимаясь написанием торжественной речи, я так увлёкся, что ничего не замечал вокруг себя, как вдруг услышал тихий ласковый голос моей бывшей жены:

— Клонгар, ты куда спрятался, паразит?

Многолетний рефлекс сработал мгновенно. Только уже дрожа под столом и укрываясь стулом, я сообразил, что здесь ей делать нечего. Но всё же, чем чёрт не шутит, и робко выглянул из-за стула.

У стола стоял робот-Стюард и, ухмыляясь своей противной улыбкой, мне сообщил:

— Мы сели, — и сделав продолжительную паузу, робот произнёс, — сэр.

— Можешь идти.

— Есть... сэр, — механическое чудовище повернулось и вышло из каюты. Проводив его взглядом, я выбрался из-под стола. Вот он, момент моего торжества.

Осмотрелся в зеркале, смахнул пару пылинок с воротника, красавец. Ещё раз пробежал по тексту речи, поправил пару ошибок. Всё нормально, я готов, и торжественным маршем прошагал к выходу из корабля. Ну, варвары, зрите великолепного представителя планеты Гарданелы. Люк открылся.

Сказать, что был разочарован, слабо сказать. Я был в бешенстве. Ни приветственных криков, ни толп восторженных встречающих, одна какая-та грязная поляна в окружении кривых деревьев с листьями, похожими на водоросли тёплого моря моего родного мира.

Придя в себя, я заметил ровную серую площадку, как раз у люка. Неужели и здесь такие же традиции, как и у меня дома. Когда докладчик выходит на торжественную площадку и произносит свою речь.

Ну что ж, ещё раз оправил свой строгий комбинезон и сделал шаг в круг…


2. Клонгар 2. И так бывает

Мини Машина По Клонированию зажужжала, заморгала всеми всевозможными лампочками и выплюнула изумрудно-зелёное тело с большой коричневой цифрой "два" на груди, распространяя зловоние по всему кораблю. Выполнив своё дело, МнМПК с облегчением замерла.

Тело, покрытое липкой жёлтой слизью, зашевелилось и закашляло. Робот-Стюард, закрыв свои чувствительные рецепторы, схватил тело за ногу и потащил в душ.


Холодная вода и зловонный запах привели меня в сознание. С трудом приподнявшись, оглядел себя. Покрытый какой-то жёлтой слизью, с ужасным, до головокружения, смрадом, и странная цифра на груди. Оттираясь от этой ужасной слизи, я пытался вспомнить, что же произошло. Но последние минуты, так и остались в тумане неведения. Надо сказать об этом Доктору по возвращении. Но всё же, что произошло?

Мотаясь по душу и колотя себя по голове, я всё равно не смог вспомнить последние минуты. Что я помню? Пишу речь, осматриваю себя в зеркало, подхожу к люку и... кусок мыла, попавшее мне под ноги, прервал мои размышления...


Робот-Стюард заглянул на шум в душ. Увидев лежащего Клонгара, подошёл и пнул его, но признаков жизни он не подавал. Для верности ещё пару раз ударил ногой, но результата никакого. Тогда он отключил воду, поднял тело и понёс к баку отходов для переработки.


3. Клонгар 3. Амнезия

Мини Машина По Клонированию зажужжала, заморгала всеми всевозможными лампочками и выплюнула изумрудно-зелёное тело с большой коричневой цифрой "три" на груди, распространяя зловоние по всему кораблю. Выполнив своё дело, МнМПК с облегчением замерла.

Тело, покрытое липкой жёлтой слизью, зашевелилось и закашляло. Робот-Стюард, закрыв свои чувствительные рецепторы, схватил тело за ногу и потащил в душ.


Оттирая жёлтую зловонную слизь со своего тела, я никак не мог понять, откуда она. Неужели криокамера испортилась? А эта цифра "три" на груди? Вроде бы не было её до полёта? Странные дела происходят. Как я понял, корабль давно уже на месте, а этот болван удосужился только сейчас меня разбудить, хотя просил его разбудить меня ещё до прибытия на планету. Чёрт, всё надо делать в спешке. Наконец-то отмылся. Мне же ещё надо речь приготовить.

Я выскочил из душа, споткнулся об порог и головой вперёд влетел в свою каюту. Разломав по пути стул, я оказался под столом, и на меня упал листок бумаги. Это ещё что такое?

Я был немало удивлен, когда оказалось, что это торжественная речь, причем написанная моей рукой. Сплошные загадки. К чёрту их.

Робот-Стюард принёс мой серебряный комбинезон, который я одеваю только по праздникам, бросил его мне в руки, хмыкнул и ушёл. Я быстро оделся и поспешил к выходу. Меня ждал звёздный час.

Странно, и почему я не удивился, что меня никто не встретил. Увидев идеально круглую площадку для речей, внутри меня заиграл марш победителей. Отдёрнув складку на комбинезоне, я сделал шаг в круг...


4. Клонгар 13. Что-то тут не так

Как я не люблю эти машины по клонированию. Вечно после них надо часами отмывать ужасный запах. Если я клон, да ещё и пронумерованный. Громадная цифра "тринадцать" украшала мою грудь. Значит, двенадцать моих предшественников погибли. А как? Что случилось? Мучил меня вопрос.

После душа зашёл в каюту. Чувство дежавю не покидало меня. В голове крутились обрывки воспоминаний. До отправки на эту планету воспоминания яркие и отчётливые, но после посадки, полный кавардак. Да и этот болван, робот-Стюард, лишь хмыкает на мои вопросы и загадочно ухмыляется.

В каюте полный бедлам. Повсюду разбросаны листки с речью, а на койке свалена груда серебристых комбинезонов. Привёл всё в порядок. Оделся, собрал речь в папку. И пошёл к выходу. Встретившийся мне робот-Стюард напевал траурный марш и загадочно улыбался.

Вышел. Тёмные тучи кружились в безмолвном танце. Кривые деревья со странными листьями качались, как будто что-то обсуждали. Серая круглая площадка ждала меня.

Но, прежде чем шагнуть в круг, зацепился за дверь люка, и из моих рук упала папка с речью и мгновенно была раздавлена в серую пыль. Я долго потом стоял и смотрел на то, что от неё осталось. Нет. Это не круг для торжественных речей. Это какая-то ловушка.

И я решил обойти эту странную площадку справа. Сделал несколько шагов, как неожиданно меня подхватил сильный порыв ветра, закрутил и...


5. Клонгар 47. Робот-Стюард

Очнувшись и помывшись, я просмотрел записи камер безопасности. Почему это не сделали мои предшественники, не знаю. То, что я увидел, меня возмутило. Особенно поведение робота-Стюарда. Этот наглец цинично сбрасывал тела в бак на переработку, неуважительно относился к ним после клонирования. Но особенно меня возмутило то, когда он пинал моё тело в душе. Всё, это была последняя капля в полную бочку терпения и она переполнилась.

— Стюард! — Крикнул я, доставая свой мучелёт. Но этот наглец как в рот воды набрал. Ничего, ты от меня никуда не уйдёшь.

— Стюард!! Ты куда делся, паразит?! — В ответ тишина. Ну, что ж, объявляю охоту. Перехватив мучелёт поудобнее, вышел на поиски. Начав с Капитанской рубки, я проверял каюту за каютой. Заглянул в душ и в туалет, вдруг он спрятался в унитазе. Но его там не было. Облегчился и пошёл дальше. И вот я спустился к корме. Оставался трюм. Осторожно, тихо открываю дверь, и до меня доносится изумительная музыка мадам Лалесцины. А я этот диск нигде найти не мог. Заглянул и...

Робот-Стюард, качался в гамаке и слушал музыку, куря мои такабские сигары. Которые я с трудом обменял, когда-то, на пару банок двухнедельного кафара. Ну, держись...

Луч втеса прорезал помещение и отразился об втесоотражающие покрытие робота. Тот удивлённо посмотрел на меня, упав с гамака. Чёрт, я и забыл о его защите. Тогда я схватил ствол мучелёта поудобнее, замахнулся им над собой и кинулся в рукопашную, закричав свой любимый боевой клич:

— Не бейте меня! Я больше не буду!

У робота-Стюарда шарики заехали за ролики, он попятился, вскочил и ужом проскочил мимо меня, исчезая снаружи корабля. Я не успел затормозить и запутался в гамаке. Пока выбрался и выскочил, робот-Стюарда уже не было видно, но его следы, петляя по поляне, исчезали среди кривых деревьев, да клубился дым вперемешку с пылью.

— Убью гада! — Взревел я и бросился по его следам.

Погоня длилась два часа, как вдруг земля вздрогнула, по небу пробежали красные всполохи, и засверкали молнии. Заворожённый зрелищем я остановился. Впереди что-то взорвалось, и повалил густой чёрный дым. Видимо, одна из молний попала в робота-Стюарда. А тем временем окрестности стали заливаться красным цветом, молнии уже били не прерывно, земля дрожала, и волна ужаса поглотила меня...


6. Клонгар 64. Первый контакт

Кое-как отмылся после клонирования. Кто-то из моих предшественников догадался, что высокоразвитая цивилизация проверяет меня на сообразительность, устроив целый лабиринт ловушек. При этом заблокировали все приборы по обнаружению аномалий каким-то полем. Но есть выход, найденный предшественником. Я огляделся на наличие мелких предметов. Чёрт, и все второстепенные приборы уже сняли. А робота-Стюарда тоже что-то нигде не видно. И вдруг вспомнил, что мой корабль может летать и без одного стабилизатора.

На разборку и измельчение прошло достаточно много времени. Ещё бы, не каждому удаётся это сделать голыми руками за такой короткий срок, два дня. Все карманы и приспособленный один из комбинезонов под рюкзак я набил мелкими деталями стабилизатора. И двинулся в путь по проложенной костями моих предшественников тропинке.

Проверяя дорогу остатками стабилизатора, я шел среди странных деревьев с рыжевато-коричневыми смертельными листьями, которые похожи на водоросли из моря на моей планете. Странная листва, только заденешь её, как она бросается на тебя и твоё тело растворяется как в кислоте. Ужас. И так всё вокруг, до чего не дотронься. Раздавливает, разрывает, убивает током и растворяет тебя.

Вдруг впереди меня показался абориген, высокий, поджарый и с длинными отростками, которые свисали с нижней челюсти. Наверно, это и есть представитель высокоразвитой цивилизации, которая устроила эти лабиринты ловушек. Увидев меню, он приветственно взревел и прямо на глазах растворился в воздухе. Интересная осо...


7. Клонгар 97. Приветствие

Неудачно кинутый болт от корпуса вернулся мне в лоб, набив громадную шишку. Это я ещё легко отделался. Разбросанные вокруг кости моих предшественников подтверждают это. Проверяя путь остатками своего корабля, я медленно продвигался вперёд. Странный мир, сплошные ловушки, смертельные лабиринты и растения. Недавно проходил мимо своего клона за номером сорок девять, он был опутан ветвями дерева и висел на высоте трёх метров. Другой, номер его был не виден, по шею сидел в какой-то яме, весь облепленный длинными бледно-зелёными с синими прожилками листьями. Ужасный мир. И как же тут живут? Или это проверка для меня? Но с нашей технологией я пройду испытание. За размышлениями не заметил, как вышел на поляну, и тут я увидел аборигена. Что за ужасный вид.

Абориген стоял около страной кучи, поглаживая свой округлый живот. Щупальца на нижней челюсти беспорядочно шевелились, как бы ощупывая воздух. Если убрать всё, что ниже шеи, то он похож на типичного представителя наших морей — омьнигоса. Увидев меня, абориген призывно помахал верхней конечностью, призывая подойти. Не долго думая, я к нему подошел...


8. Клонгар 173. Ритуал

Я медленно продвигался, проверяя каждый шаг мелкими обломками корабля. Обрывки воспоминаний, которые достались мне в наследство, говорили, что впереди должна появиться поляна, где находился коренной житель этих страшных мест. С ним мои предшественники пытались вступить в контакт, но, что же происходило, и почему попытки не увенчались успехом, наследственная память утаивала. Все попытки вспомнить с треском проваливались. Что же, буду поступать, как нас учили.

Вскоре, я вышел на нужную поляну.

Абориген сидел под странной большой кучей. Как будто сотня выжатых тел была свалена в одном месте. Чёрт, никак не могу рассмотреть, что же там такое. Ничего, вот установлю контакт, как учили, и узнаю.

Необъятный живот мешал аборигену дышать. Если бы не устало свисающие из нижней челюсти отростки, я бы сказал, что передо мной сидит мой шеф. Я тихонечко свистнул, предупреждая о своём присутствии, абориген вздрогнул и посмотрел в мою сторону.

Увидев меня, глаза его округлись. Огромный живот задрожал и аборигена вырвало. Освободив свой желудок, он ещё раз посмотрел на меня. И убедившись, что я не исчез, ритуальным движением руки он оторвал себе голову.

Чтобы контакт состоялся, как говорили наши учебники, надо повторить все ритуальные движения, и я их повторил...


9. Клонгар 666. Ритуальная огненная жидкость

Огненная жидкость потекла по моим венам. Наконец-то я добрался до высокоразвитых. Их зовут Сталкерами. Они помогли мне отбиться от странных безглазых существ и привели в подземное помещение, которое называется — бар. Провели со мной странный ритуал, который называется «За знакомство» и ещё несколько похожих, только с разными названиями.

После очередного ритуального стакана моя память открыла все свои секреты. Все глупые смерти моих предшественников. Как они тупо шли на смерть. И мне так стало тошно, что ещё захотелось огненной жидкости.

Установку по клонированию пришлось разобрать по двум причинам: во-первых, закончилась биомасса, и, во-вторых, мне нужны были мелкие предметы. Корабль разобрали ещё до меня. Может, это и к лучшему, так как вместе с ним был уничтожен и передатчик.

Я так стремился установить контакт с высокоразвитыми и вот уже среди них, но решил не делать этого. Страшное, ужасное это место, и моему народу здесь делать нечего. Я не вернулся, и теперь эту планету занесут в чёрный список. И ни одна нога граждан Гарданелов не ступит на эту землю.

Что ж, так и будет. Ну, а мне осталось провести местный ритуал по поминовению усопших. И так за каждого моего погибшего предшественника по стакану огненного ритуальной жидкости.


Послесловие. Зона. Бар


Помянули ещё парочку Клонгаров. Потом я поднялся в свою комнату. Выходной, значит выходной. Лежа на кровати ещё раз прокрутил историю Клонгар 666. Усмехнулся над бедным кровососом и задумался. Правда это или нет. Он рассказывал так убедительно, что не поверить было не возможно.



Сергей Долгов (SStalker Dolga) 

Операция «Ы» или новые приключения старых сапог


- Ну, граждане, алкоголики, хулиганы, тунеядцы - кто хочет сегодня поработать? А? – громко произнес улыбающийся сталкер, прохаживаясь вдоль трех новичков, стоявших по стойке смирно. Последние затравленно переглянулись, не понимая, о чем идет речь. Один из бойцов одними губами прошептал рядом стоящему товарищу: “Я же говорил, бить будут”.

Молодое поколение явно не прочувствовало всего того сарказма, что был заложен в словах сталкера, носящего странную кличку - Шурик. А вот его товарищи, стоявшие немного в стороне, хорошо знали манеры и повадки своего друга, поэтому в данный момент лишь усмехались. Шурика, собственно, и назвали так в честь знаменитого персонажа отечественного кино, которое с завидным постоянством повторяли в прежние времена. Так уж вышло, что в свое время новоприбывший сталкер всего лишь за пару минут получил второе имя по одной простой причине – он буквально на каждом шагу, по делу и без, дословно цитировал свой любимый фильм. Вот так, нежданно-негаданно и начались приключения нового Шурика в столь малоприятном и совсем несмешном месте, как Зона.

- На сегодня наряды: песчаный карьер – два человека, болота – три человека, кухня бара “Сто Рентген”… - Шурик выждал небольшую паузу, давая новичкам время осмыслить поступившую информацию. И лишь когда на лице одного из желторотых – его звали Кабан, и телосложения он был соответствующего, не в смысле силы и мощи, а в плане подкожного жира – появилась загадочная улыбка, сталкер продолжил: - бармен на сегодня нарядов не прислал. Тебя Кабан боится, наверное. Еще чего доброго схарчишь половину продовольственных запасов… Есть наряд на обследование жилого дома.

- Шурик, кончай хохмить, а то молодых уже совсем зашугал, они не знают чего от тебя ждать, - одернул напарника улыбающийся сталкер по кличке Патрон.

- Сами виноваты! Классику смотреть надо! – огрызнулся Шурик, но, кажется, все же успокоился. – Товарищи салабоны, прежде всего я хочу познакомить вас с нашим замечательным коллективом, в который вы временно вливаетесь…

- А почему временно? – перебил Кабан, на лице которого отразилось явное беспокойство.

- Потому что ты, Кабан, будешь последней каплей для нашей многострадальной Зоны. Точнее, последним центнером. Такого как ты проще убить, чем прокормить.

- Шурик, - язвительно произнес второй товарищ “говорливого” сталкера, – кончай цирк, у нас нет времени…

- Хорошо, Сиплый, тогда давай ты сам объяснишь нашим новичкам, зачем мы здесь собрались.

- Это твоя привилегия, это ты у нас с рупором в заднице родился, - просипел сталкер, поглаживая рукой многострадальное горло, однако в его голосе вполне отчетливо была слышна ирония. – Кроме того, ты прекрасно знаешь, если я долго лясы точу, то у меня начинает болеть голова.

- Ах, у тебя горло…

- Горло.

- И голова…

- И голова.

- Без мозгов?

- Без моз… ЧТО?!

Патрон поспешил занять пока еще безопасную позицию между двумя друзьями, один из которых покатывался со смеху, а другой буквально метал взглядом молнии.

- Меня зовут Патрон, - начал сталкер, обращаясь к новичкам, - этого хохмача зовут Шурик. Того парня, что вот-вот навешает ему люлей – Сиплый. Сегодня мы решили устроить вам маленькое испытание. Вы все трое по каким-то причинам приглянулись нам. Вам повезло – именно сейчас нам позарез нужны новые талантливые кадры. Но вынужден вас огорчить – из троих мы выберем лишь одного. Так что… - сталкер сделал паузу, и в воцарившейся тишине было отчетливо слышно урчание, раздавшееся в животе у Кабана.

- Естественный отбор Чарльза Дарвина, - вставил свои пять копеек Шурик. – Я ставлю на Кабана! Спорим, он уже совсем скоро проголодается и сожрет остальных претендентов? Как этот…богомол, во!

- Шурик, среди богомолов жрут себе подобных только самки, - проинформировал друга Патрон.

- Ну и хрен с ним… точнее, не с ним! Но я проверять не буду! – покатился со смеху остряк.

- Кхм… - Патрон вновь повернулся к новичкам, - в общем, вы должны будете пройти одно несложное испытание, по результатам которого мы и будем подводить итоги. Но перед началом позвольте мне задать вам один глупый вопрос – что вам кажется наиболее важным в Зоне? Без чего жить здесь практически невозможно? Каждый может предложить свой вариант, если ему есть что сказать. Начнем с тебя, - сталкер кивнул на затравленного новичка по кличке Битый, который до этого не издал ни звука и вообще старался как можно меньше привлекать внимания к своей скромной персоне.

- А что сразу Битый? – возмутился новичок. - Я вообще ничего не сделал…

- Вот именно, боец, а я хотел бы услышать от тебя ответ на свой вопрос.

- Ну… это… как его… Без чего в Зоне-то нельзя? – сталкер в задумчивости почесал затылок, - О! Так это просто, гражданин начальник, - Битый расплылся в довольной ухмылке, - без волын нельзя! Иначе любая погонь будет об тебя ноги вытирать! А так ты ему рога-то пообломаешь и будешь уважаемым человеком! Ну, еще деньги нужны, чтобы эти самые волыны покупать. Можно, конечно, стволы и у других лохов отобрать, только… Эээ… это я уже куда-то не туда повел…

- Понятно, стандартное заблуждение - у кого больше сила тот и прав. Запомни боец – чем больше шкаф, тем он громче падает, - Патрон отвернулся от замершего в нерешительности сталкера, на лице которого отчетливо читалось непонимание, растерянность и чуть ли ни детская обида. – Ну, Кабан, а у тебя есть какие-нибудь предложения на этот счет?

- Спорим, он скажет, что в Зоне важнее всего жрачка? – встрял Шурик, продолжая внимательно наблюдать за проходящим допросом.

Кабан, потупив глаза, ничего не ответил. Для окружающих так и осталось загадкой – толи и вправду Шурик озвучил его версию, толи сталкеру просто ничего не шло в голову. А возможно ответ крылся в его урчащем желудке, который мешал сосредоточиться.

- Ну что ж, порой молчание бывает красноречивее любого ответа, - Патрон выглядел несколько разочарованным, - Ну и в заключении… - тяжело вздохнув, сталкер повернулся к последнему бойцу.

На вид он ничем не отличался от остальных, если не брать в расчет глуповатое выражение лица. Как выразился Шурик: “если бы при нашей первой встрече у него еще и слюни бежали, то я бы точно принял его за дауна. В Зоне и так чудес пруд пруди, так вот если еще такой сталкер пойдет, то трындец придет всему. Большой, чистый, непорочный и немного туповатый трындец”. Бандюки и прочая шушера про таких людей порой говорят, что у фраера на лбу с рождения крупными печатными буквами красуется слово “ЛОХ”. Может быть, так оно и было. Вот только, стоя рядом с этим странным сталкером, Патрон не замечал никакой надписи между давно не мытых засаленных волос, свисающих на грязный лоб мужчины.

- Извини, но я забыл твое имя… как тебя там? - Патрон добродушно улыбнулся, видя скованность мужчины.

- Ва…ва…ва… - заикаясь, начал повторять сталкер.

- Во дает, - Шурик ткнул локтем Сиплого, который меланхолично наблюдал за происходящим. – Он же вроде нормальный раньше был? Слышь, золотой голос России, смени шарманку!

- Валенок, - вдруг совсем чисто и без единой запинки отчеканил сталкер. – Я просто, когда волнуюсь, начинаю немного заикаться.

- Что же тебя так успокоило? – не унимался Шурик.

- Вы…. Вы мне вдруг папу напомнили.

- Не дай Бог! – Шурик поспешно три раза сплюнул через левое плечо, не особо обращая внимание на стоявшего там Сиплого. Потом сталкер рьяно перекрестился и в заключении ухватился за пуговицу, зачем-то пришитую на рукаве. Так, на всякий случай.

- Извини меня за дырявую память, - обратился Патрон к Валенку, попутно ломая голову, за какие это заслуги его нарекли таким именем, - Так тебе есть что сказать?

- Жить.

- Чего? – почти хором переспросили бойцы.

- Жить – это хорошо, - нисколько не смутившись, пояснил новичок.

- Ага, а хорошо жить еще лучше! – хохотнул Шурик.

- Кажется, наш хохмач нашел себе брата по разуму… А они и вправду похожи, - Сиплый перевел внимательный взгляд со своего товарища на новичка. – Шурик, я бы на твоем месте напряг память, а вдруг и вправду ты у нас уже папаша!

- Заткнулись оба! – Патрону явно начинала надоедать привычная грызня друзей. – Валенок, ну а все же, что тебе кажется наиболее важным в Зоне? Что здесь является самым необходимым? – у сталкера промелькнула надежда во взгляде, ему казалось, что сейчас новичок, наконец, скажет то, что они пытались от них всех добиться.

- Ну… - Валенок немного смутился всеобщим вниманием, - папа говорил, что важнее всего хозяйство…

- Кто бы спорил! – произнес Шурик, ехидно усмехнувшись. – Слушай папу, и будет тебе счастье!

- Скотинку держать надо, - как ни в чем небывало продолжал Валенок. – Кабанчика там завести…

- У нас уже есть один… Эврика! Мужики, они нашли друг друга! А я, дурак, все не верил в любовь с первого взгляда! – Шурик хлопнул себя по лбу, будто только что на него снизошло озарение.

- Понятно. Валенок, вопрос снимается, - Патрон явно выглядел разочарованным. – На этом знакомство считаю законченным, - не сговариваясь, новички облегченно вздохнули. – Что ж, пора приступать к испытанию. Все просто. Стоит вам обернуться, и вы увидите, что всего в каких-то пяти метрах от вас располагается небольшой ветхий и необитаемый домик. Я, наверное, не ошибусь, если скажу, что он был покинут хозяевами сразу после первой катастрофы. Минут двадцать назад мы с товарищами обследовали его, дабы убедиться, что вам ничего не грозит – дом чист. Ни монстров, ни аномалий, в общем, ничего, что могло бы угрожать вашей драгоценной жизни. Ваша цель – примерно за полчаса найти кое-что в этом самом доме. То, без чего почти невозможно существование в Зоне. Тот, кому это удастся, пройдет испытание.

- А если таких будет несколько? Если мы одновременно найдем эту вещь? – подал голос Битый, до этого внимательно слушающий Патрона и старающийся запомнить каждое его слово с таким усердием, что работа мысли наглядно отражалась на его лице.

- Разбираться будем потом. Ваша цель – найти эту вещь. Драться за нее не стоит, хотя я думаю, вам это и в голову не придет, вы ведь одна команда. Я прав?

- Нет, ну а все же. А вдруг! – не унимался Битый. – Да и как мы поймем, что это именно та вещь? Вдруг там полно всякого добра?

- Ага, мы ночи не спали, специально для тебя добро берегли, - усмехнулся Шурик. – Не мели чепухи. Там один хлам. Как говорится – все уже украдено до нас!

- Ну, если вы все же найдете что-нибудь действительно стоящее… - Патрон сделал вид, что всерьез задумался над подобной перспективой. – Тогда мы пересмотрим правила. Но предупреждаю заранее – вы должны убедить нас, что тот предмет, который вы принесете, жизненно необходим в Зоне. Ну, всем все понятно?

Ответом сталкеру было неразборчивое бурчание.

- Иди туда, не зная куда, принеси то, не зная что… Прям как в сказке… Фигня какая-то получается, - совсем не понижая голоса, произнес Битый.

- Скажи спасибо, что местных лягушек целовать не заставили, на предмет выявления заколдованной стройной знойной блондинки! - Шурик прочистил горло и вдруг торжественно произнес: - Ну, товарищи, я рад провозгласить, что крайне секретная операция «Ы» началась! Я уверен, что это время пройдет у нас с вами в атмосфере дружбы и полного взаимопонимания. Желаю вам успеха в труде и большого счастья в личной жизни. Благодарю за внимание.

- Чего?! – вытянувшиеся лица новичков стали апофеозом выдающейся речи сталкера.

- Ноги в руки и валите отсюда, трындозвоны! Время пошло! Ах да, и памперсы надеть не забудьте!


* * *


Поначалу новички действовали на редкость продуманно и слаженно. Наверное, имело значение ощущение мнимого противостояния “старые-молодые”, “опытные-неопытные” и “экспериментаторы-подопытные”. В любом случае, одинаковые жизненные обстоятельства и предстоящие трудности неплохо сплачивали любой, даже самый разношерстный коллектив. В этом можно было наглядно убедиться на примере тройки наших юных сталкеров.

Каждый из новичков держал в руке по трофейному пистолету «ПМ», выданному скорее для самоуверенности и поднятия боевого духа, нежели для обеспечения безопасности. К дому бойцы продвигались довольно резво, но поглядывать по сторонам тоже не забывали, и даже в какой-то момент негласно разделили окружающее их пространство на сектора, каждый из которых был закреплен за конкретным бойцом. Правда, продолжалось это недолго, точнее, до того момента, как Валенок вдруг не запнулся и, выпустив в воздух половину обоймы, покатился по земле. Экспериментаторы не на шутку перепугались, Сиплый даже процедил сквозь зубы: “Говорил же, оружие не давать. Не хватало, чтобы они там друг друга перестреляли в драке за какой-нибудь конфетный фантик”. Но к счастью все обошлось, и к тому времени как Валенок, прихрамывая, доковылял до дома, его друзья уже вовсю штурмовали “неприступную крепость”. Все дело было в том, что одна единственная деревянная дверь оказалась заперта, а окна наглухо забиты досками. Однако, какая же несвойственная для Зоны циничная наглость!

Недолго думая, Битый выпустил в дверь всю обойму и теперь безуспешно пытался взять ее штурмом. Во время секундных передышек он обрушивал на свою преграду грады ударов, нанося их рукоятью бесполезного пистолета. Кабан же избрал другую тактику - разбив окно, и каким-то чудом выбив пару трухлявых досок, он, взъерошенный и раскрасневшийся, пытался пролезть в новообразовавшуюся щель. По правде сказать, пока ему это удавалось не очень хорошо. Руководствуясь логикой, что голова важнее всего, он просунул ее в дырку, наверное, посчитав, что все остальное как-нибудь пролезет, достаточно лишь проникнуть в дом главному мозговому центру. Однако наглый дом не сдавался, не желая пускать незваных гостей.

- Ты уши себе отпили! – послышался хохот Битого, который во время очередной передышки принялся с интересом наблюдать за своим товарищем. – Надо же, прям картина маслом – ревнивый муж берет штурмом дом, в котором заперлись жена с любовником! Ты заначку на черный день из-за щек бы вынул, хомяк, глядишь, пролез бы.

- Себе лучше что-нибудь лишнее отстрели! – донесся приглушенный голос Кабана, безуспешно пытающегося протиснутся в дом. – Голову, например!

- Да нет, это не мой чайник в оконный проем не пролазит! – Битый попытался выбить дверь плечом, но после несильного удара в его руке что-то отчетливо хрустнуло. – А! Бля! Да чтоб тебя! – то и дело оглашая окрестности отборным матом, сталкер в сердцах кинул в дверь многострадальный пистолет.

- Как у вас тут дела? – поинтересовался Валенок, которому, наконец, удалось взобраться на крыльцо, и теперь он стоял рядом с дверью.

- А что, разве незаметно?! О, друг! У тебя патроны остались? – не дожидаясь ответа, Битый выхватил оружие из рук сталкера и выпустил остаток обоймы в и так уже изрядно изрешеченную дверь. – Фиг там… Это что, крепость какая-то?! Слушай, как тебя там… а, не важно, у тебя случайно бензопилы нет?

- А зачем тебе?

- В зубах решил поковыряться! Блин, ты по жизни тормоз или прикидываешься? – по изменившемуся в лице Валенку Битый понял, что несколько перегнул палку, а портить отношения все же не стоило. По крайне мере пока. – Ты это… извини, нервы уже ни к черту. Если найдется бензопила, то у нас только одна область применения, - сталкер кивнул на дверь, - ну, можно еще Кабану копыта отпилить. Так, чисто поржать.

- Нехорошо это издеваться над другом, когда он в беде. Неправильно это, помочь надо…

- Угу, - безразлично произнес Битый, к тому времени уже отвернувшийся от своего собеседника и внимательно осматривающий дверь на наличие слабых мест.

- Бензопилы у меня нет, но если надо…

Валенок полез в карман и долго пытался достать оттуда какой-то предмет. Он даже кончик языка высунул от усердия. Наконец, когда ему это удалось, и он извлек на свет не дававший ему покоя предмет, пораженный Битый только и смог вымолвить:

- Едрить колотить… Откуда?

- Я когда упал… перепугался… я ногой на труп наступил, точнее, на чьи-то обглоданные кости. Она рядом валялась. Ну, я ее и подобрал.

- Это же граната! «Ф1», родимая! Мы же сейчас враз эту гребанную дверь… - далее последовало сложное и незнакомое уху Валенка уточнение, что именно Битый собирался сделать с преградой. Однако, судя по интонации, ничего хорошего бедной деревяшке не светило.

- Мы не можем так поступить! – произнес Валенок и даже отступил назад, сжимая в ладони заветную гранату.

- Это почему же?! Ты что, фраер доморощенный, решил сам в дом пробраться? Без нас?! То есть, пока ты там, в кустах валялся, а мы тебя прикрывали, все были друзья и братья, а как хабар делить, так ты в кусты? Да ты знаешь, что с такими бывает…

- Мужики, вы что там, а? Что происходит? Где вы?! – послышался возглас Кабана, и, судя по всему, сталкер был на грани истерики. – Я застрял! Голову не могу вытащить! Помогите!

- Мы не можем использовать гранату, пока не высвободим Кабана. Его это…убьет осколками, если мы попытаемся взорвать дверь, - быстро произнес Валенок, пока его собеседник вновь не начал очередной “наезд”.

- А… ну да, - согласился Битый, почесав затылок. – А то еще чего доброго на губу посадят. Надо этого хряка поскорее оттуда вытаскивать. Пойдем.

Сталкеры поспешно приблизились к окну, в котором безрезультатно трепыхался их товарищ.

- Ты берешь за левую ногу, я за правую, - коротко распорядился Битый.

- Эй, парни, вы что там удумали?! – заволновался Кабан, почувствовав, как в него вцепились две пары крепких рук. И, судя по всему, их обладатели настроены были весьма решительно. - Вы что там ржете? А?! Слышите? А-А-А! Нет! Не надо!

- Извини, фраер, но либо мы, жертвуя твоим чайником, вытаскиваем тебя отсюда, либо проникаем в дом ценой твоей нашпигованной осколками задницы. Лично мне больше нравится второй вариант? А тебе?

- Тащите! – донесся визг Кабана из оконного проема.

- Я так и думал. Тащи, Валенок!

- А-А-А! Ухи! Ухи! Ухи!

- Ох, и жирная скотина!

- Еще немного! Кабан, миленький, потерпи! Вот мой папка боли не боялся и мне всегда говорил…

- Да пошел ты со своим папкой! А-А-А-А-А-А!

- Не дрыгайся, сука, а то я тебе эту самую гранату в задницу засуну!

- НЕЕЕЕЕТ!

- Ты там давай вылезай! Втяни щеки, скотина! У тебя там что, чайник распух?!

- Уши! Осторожнее!

- Хрена на, тебе без них лучше… заодно сбросишь парочку лишних килограммов…

Наконец, в оконном проеме послышался странный хруст, и вдоволь настрадавшийся Кабан высвободился, вылетев, как пробка из бутылки шампанского. Повалив своих товарищей на землю и мягко приземлившись на них, сталкер резко сел и начал ощупывать свою голову. Ссадины, синяки, шишки, содранная кожа и небольшой кровоточащий порез на щеке – вот и вся цена, которую пришлось заплатить за свое спасение. Правда, Кабан этого пока не знал…

- Ну нифига себе, - присвистнул Битый оглядывая своего спасенного друга.

- Что?! Что там?! Ну!

- Баранки гну! Не знаю прям как сказать…

- Говори! – нечеловеческий вопль Кабана разнесся по окрестностям, распугивая ворон, мирно восседавших на соседних деревьях. – Что?!

- Да что-что, ничего хорошего. Каким уродом был, таким и остался, - Битый покатился со смеху, довольный собственной шуткой. – А без ушей тебе лучше было бы! Морда бы приняла правильную округлую форму!

- У нас мало времени, - напомнил Валенок, до этого спокойно наблюдавший за перепалкой товарищей. Эти четыре слова вмиг остудили пыл всей команде, подавив в зачатке зарождающийся конфликт.

- Так, вы двое, бегом за дом, Валенок, давай сюда гранату, - коротко распорядился Битый.

- А чего это ты командуешь? – возмутился Кабан, все еще продолжая хватать ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег.

- Ну, не тебе же тут всем распоряжаться! Не хватало нам всем застрять в какой-нибудь хомячьей норе! Пшел давай, пока я твой чайник обратно в окно не засунул!

Пробурчав себе под нос что-то нечленораздельное, Кабан все же подчинился, и вместе с Валенком они ретировались за дом. Через несколько секунду к ним присоединился и улыбающийся Битый, который вместо слов показал лишь поднятый вверх большой палец. Прогремел взрыв. Кажется, всё, наконец, налаживалось.

- Ну что, пойдемте? – новоявленный командир обвел взглядом свой нестройный отряд.

- Вон, смотри, - Валенок вдруг подался в сторону и указал на железную дверь, расположенную неподалеку, и, судя по всему, ведущую прямо под дом. – Она ведет в подвал. И самое главное – дверь не заперта.

- Как? Это что же получается, все было напрасно? – Битый затравленно оглянулся по сторонам, не зная кого бы обвинить в собственной недальновидности. Идиот! Дом же надо было сначала осмотреть, прежде чем кидаться на штурм! А что теперь? – Вы как хотите, а я пойду через главную дверь. Зря старались что ли?! И кто знает, может наши испытатели нам там, внизу, какой сюрприз приготовили!

С этими словами Битый демонстративно отвернулся и направился к деревянной двери, точнее к тому, что от нее осталось. Валенок и Кабан, переглянувшись, поспешили к нему присоединиться.

Взорвавшаяся граната сделала свое дело - она разнесла несчастную дверь в щепки, открывая заветный проход. Сразу около входа, в прихожей, был обнаружен заваленный набок шкаф, посеченный осколками – именно он раньше и блокировал дверь, мешая спокойно проникнуть в дом. Интересно, на подобную хитрость решились бывшие обитатели дома или это была инициатива сталкеров, что сейчас с интересом наблюдали за ходом эксперимента? Разбираться было некогда. Новички, не сговариваясь, обвели взглядом прихожую, отметив три чуть приоткрытые, словно приглашающие войти, двери и лестницу, скорее всего ведущую на чердак.

Валенок, недолго думая, направился к ближайшей двери, что располагалась слева, а вот его товарищи наоборот свернули направо и устремились в одну и ту же самую просторную комнату.

- Эй, ты, фраер, сбавь обороты, я первый в эту сторону двинул! – Битый толкнул идущего впереди Кабана в спину, да так, что тот чуть не полетел на пол.

- Да пошел ты! Я первый эту дверь заметил!

- Ага, счаз, разбежался! Да если бы не я, твоя башка до сих пор бы висела в одной из этих комнат, как охотничий трофей над камином! Так что иди…

- Ну и фиг с тобой, - Кабан резко развернулся и направился к лестнице, ведущей на чердак.

- Э, э, фраер, погоди, ты это куда намылился! Кто тебе разрешал наверх идти?!

- Может, ты мне еще письменное разрешение выдашь с указанием, куда мне можно ходить, а куда нет?

- Выдам, а если надо еще и карту на лбу нарисую! Подожди, сейчас твои спасители какую-нибудь комнату обследуют, а следом уже ты войдешь!

- Так вы все мало-мальски стоящее вынесете!

- Такова жизнь, парень! Правильно я говорю, Валенок? – Битый, наконец, удостоил вниманием замершего у дверей сталкера.

- А не пойти ли тебе… - Кабан попытался пройти мимо своего наглого загородившего дорогу товарища, но это ему не удалось.

- Ша, я сказал, - Битый стал грозно надвигаться на своего собеседника, явно намериваясь разъяснить тому, что к чему. С применением ударной силы.

- Ну, ты сам напросился, - почти с детской обидой в голосе произнес Кабан, отступая назад. Вдруг, он, словно из ниоткуда, выхватил пистолет. Секунда, и зияющее холодной пустотой дуло было нацелено “спасителю” точно между глаз. - Еще шаг, и ты сможешь выплевывать жвачку через лоб. Я ясно выразился?!

- Ребят, может, хватит уже… - подал голос Валенок.

- И ты тоже заткнись! Понял?! – оборвал говорившего вооруженный боец. Он явно выходил из себя и начинал воспринимать агрессивно любое, даже самое безобидное слово, высказанное в его адрес.

- Может, просто стоит поделить комнаты? Наудачу? – продолжал Валенок. - Так и надо сделать, раз Патрон говорил, что если мы сможем убедить их в необходимости найденного предмета, то они пересмотрят правила. Значит, вещей может быть несколько…

- Парень дело говорит! – поспешно затараторил Битый, по лицу которого было видно, что он сам до конца не понимает о чем речь. – Надо просто все поделить! Поровну! Мы же друзья? Мы все должны делить поровну! Ты мне брат, Кабан, правда! Извини, если я тебя…

- Заткнись! Знаю я такую породу! Сначала брат, а потом перо в бок, и поминай, как звали! – Кабан сделал шаг назад. – Я не знаю, что вы там собрались делить, но я обследую все эти комнаты, хотите вы этого или нет. Ясно? Если кто сунется… - сталкер многозначительно кивнул на пистолет, после чего сразу поспешил скрыться за ближайшей дверью.

- Истеричка…  - выдохнул Битый, поежившись. – Нет, ты видел, как у него глаза горели? А как он слюной брызгал? Я думал - тут захлебнусь. Он мне мою тещу напомнил… Брр… Я бы ее тоже сейчас с удовольствием пристрелил.

- Я так понимаю, Кабан осматривает этот этаж… Значит… - Валенок в задумчивости посмотрел на своего товарища.

- Мой чердак! – рявкнул Битый, поспешно отступая к лестнице, будто опасаясь, что его собеседник вдруг со всех ног кинется наверх или, еще чего доброго, достанет прямо из воздуха какую-нибудь пушку и начнет ставить условия.

- Э-э-э, - протянул Валенок, - а я, мне куда идти?

- В подвал! – брякнул в ответ сталкер первое, что пришло в голову. – Точно! Там наверняка есть что-нибудь интересненькое! Правда! Чтоб мне Кабан ночью в бикини приснился, если я вру…

Последние слова Битого разобрать было сложно, а причиной всему была дверь чердака, которую сталкер поспешил закрыть, как только скрылся за ней. Лязг запора только подтвердил гостеприимность нового хозяина “пентхауса”.

Валенок, немного пораженный таким поведением товарища, еще какое-то время постоял, раздумывая над сложившейся ситуацией, но потом, махнув рукой, будто отгоняя плохие мысли, направился на поиски спуска в подвал.

***

- Как же, интересненькое он там, в подвале, найдет! Хотя… чем трехметровая крыса не находка?! – Битый хохотнул, радуясь тому, что ему удалось обставить незадачливого Валенка. Правда, в нем еще кипела злоба на Кабана, и веселое настроение тут же бесследно улетучилось. Время от времени, сквозь плотно сжатые зубы сталкера, с небольшим интервалом, вырывалась очередная порция нелитературных ругательств, порой чередующая с более безобидными выражениями вроде: “Бля, наш Вини Пух совсем опух!”.

Отсутствия горы вещей, которыми, по мнению Битого, должен быть завален любой уважающий себя чердак, раздосадовало еще сильней.

- Да что это за Зона такая? Все тут не по-человечески! Кабаны – борзые, фраера – все сплошь гнилые, а на чердаках кроме кучки дерьма ничего нет! В гробу я эту Зону видал!

Боец в сердцах пнул стоящую поблизости какую-то большую коробку и тут же разразился ругательством. “Физкультура”, представляющая собой упражнения на гибкость, акробатику и умение как можно дольше прыгать на одной ноге, длилась до тех пор, пока тупая ноющая боль не сошла на нет. Осторожно ощупав многострадальную конечность, Битый пришел к выводу, что ему повезло отделаться всего лишь ушибом, однако, менее больно от этого не ставало.

Недолго думая, новичок снял с пояса нож – последнее оружие, что у него осталось – и “распотрошил” своего врага в лице безобидной коробки. Наблюдающий со стороны человек не преминул бы отметить странный, немного сумасшедший и маниакальный блеск в глазах молодого человека во время этой “процедуры”.

Когда ненавистная коробка была разодрана буквально в клочья, Битый, наконец, смог разглядеть какие именно тайны она хранила все эти годы. Сталкер наверное не удивился, если бы обнаружил внутри шар для боулинга, но находка повергла его в шок. В коробке обнаружилась голова! Кабана. Нет, не того, что зовут Кабан, а самого обычного, нечернобыльского вепря, коего можно встретить во вполне обычном нечернобыльском лесу.

Старая облезшая голова хряка покоилась на прибитой деревяшке и спокойно взирала на бойца своими чудесно сохранившимися глазами. И этот взгляд новичку совсем не понравился. Казалось, кабан, сощурив глаза, с наглой ухмылкой смотрел прямо в душу сталкеру, замыслив что-то совсем недоброе.

- Кого-то ты мне напоминаешь? У, морда! – Битый легонько пнул чучело, но ушибленная нога тут же отозвалась вспышкой боли. – Чтоб тебя! Все вы кабаны такие?! Да я вас всех… всех… О, знаю! Из твоего сородича я, как только выберусь отсюда, сделаю трофей. Его висящая на стене морда будет вызывать во мне сугубо положительные эмоции! А тебя… тебя мы сейчас… - боец нагнулся, поднимая с пола валяющийся рядом стул, у которого не хватало пары ножек, - Сейчас ты мне за все ответишь, морда буржуйская!

Размахнувшись сталкер со всей богатырской силой, отведенной ему матушкой природой, огрел безобидное чучело. Послышался хруст, и у стула отвалилась очередная ножка, а вот кабанья голова никак не отреагировала на подобное надругательство. Повторный удар опять не принес никаких результатов. Битый окончательно вышел из себя, отбросив бесполезный стул-инвалид, боец ухватился за какую-то странную поблескивающую на полу вещь. Находка оказалась железным, а главное, тяжелым  не то обрезком трубы, не то какой-то вычурной деталью от неизвестного механизма. Не кувалда, но все же. С новым оружием процесс вымещения злобы пошел на ура. Однако новичок пришел в себя лишь тогда, когда от бедного чучела осталась невразумительная куча ошметков.

“Вот это я разошелся” – промелькнуло в голове у сталкера, когда тот с любопытством осматривал место происшествия, будто появился тут только что. “Повезло, однако, Кабану, что не он мне под горячую руку попал!”

Довольный боец с чувством выполненного долга хотел было вернуться к осмотру помещения, как вдруг заметил в горе мусора, что раньше было чучелом, странную тряпку. Подняв ее с пола, новичок обнаружил, что кроме всего прочего его находка еще и стянута резинкой.

“Интересно, интересно…” – промелькнула мысль в голове у сталкера перед тем, как он развернул тряпку и засунул туда свой любопытный нос.

– Мать моя в законе! – только и смог вымолвить Битый. У него перехватило дыхание, казалось, мир уходит из-под ног, а все окружающее его пространство уменьшается до размеров заветной находки. Это был триумф! Что ж, теперь можно было приступать к победоносному возвращению, которое боец уже сто раз воображал и раз за разом повторял у себя в голове.

Именно на этой радостной минуте и застал нашего героя взволнованный возглас, донесшийся с улицы:

- Выброс! Всем срочно найти укрытие!


* * *


Кабан попытался взять себя в руки, но у него ничего не получалось – страх, охвативший его всего и вытеснивший все остальные чувства, был еще силен. Мужчина обессилено прислонился к стене. Он все пытался понять, что же с ним произошло в тот момент, когда он отважился пригрозить пистолетом своим несостоявшимся товарищам. А главное, его пугала та ненависть, что кипела в нем.

“А ведь они могли тоже слететь с катушек и, чего доброго, убить меня. Битый точно мог…”

Что же будет после всего случившегося, сталкер старался не думать. Также он пытался не вспоминать, как трясся от страха, наблюдая в замочную скважину, как его товарищи о чем-то оживленно беседуют, а потом расходятся в разные стороны. Тогда он больше всего на свете боялся, что они захотят отомстить ему, “зарвавшемуся фраеру”, как говорил Битый. Когда где-то поблизости раздался странный скрип, Кабан почувствовал, как по ногам бежит теплая влага, а на штанах расползается позорное пятно. Это намного позже мужчина поймет, что скрип издавал ведущий в подвал люк, в котором скрылся Валенок, а тогда ему казалось, что его убийцы уже совсем близко.

Боец тяжело вздохнул и огляделся по сторонам. Все было тщетно! Он уже двадцать минут как обыскивал весь первый этаж, лазил под кроватями и диваном, но все было зря. Он даже в смывном бачке поковырялся! Ничего. Ни единой завалявшейся вещицы, что могла бы быть необходимой в условиях Зоны. Единственными находками сталкера стали подшивки каких-то старых газет, несколько облезших детских мягких игрушек и черный лифчик, случайно найденный в старой проржавевшей ванной. Ну и что с этим можно было сделать? Как, спрашивается, ЭТО могло пригодиться в Зоне? Одна только мысль, что ему, за неимением ничего лучшего, придется нести эти вещи команде сталкеров во главе с шутником Шуриком, приводила Кабана в состояние животного ужаса, его начинала бить мелкая дрожь, а богатая фантазия рисовала безрадостные картины скорого будущего.

“Черт, ну почему мне всегда не везет? Я вечный неудачник и изгой по жизни! Даже этому тупню Валенку, наверное, довелось найти в подвале что-нибудь стоящее… А я чем хуже? А может, стоит того, воспользоваться шансом, что дала мне судьба?” – взгляд Кабана упал на пистолет, который он до сих пор судорожно сжимал в правой ладони, - “Дождаться этих идиотов и посмотреть, что же они смогли найти? Нет уж! Я не уподоблюсь этой скотине Битому! Уж лучше…”

Что же именно лучше сложившейся безвыходной ситуации новичок подумать не успел. Он как раз вошел в очередную наполовину пустую комнату, которая служила прежним обитателям дома кухней. Бегло осмотрев шкафы и не найдя там ничего, кроме пыли, боец плюхнулся на единственный стул, сиротливо стоящий посреди комнаты. Последнего делать явно не стоило. Стул жалобно заскрипел, и в следующую секунду, вскрикнув, Кабан полетел на пол, прямо на обломки своего “трона”. Потирая ушибленную пятую точку, боец вскочил, затравленно озираясь по сторонам. Как раз в этот момент где-то сверху и снизу – судя по всему на чердаке и соответственно в подвале - раздалась череда глухих звуков, словно эхо, вторя тому погрому, что секунду назад устроил Кабан.

- Они что там, издеваются?! – произнес сталкер голосом, который буквально переполняли плаксивые нотки. – Да я их… я их… - и вдруг, - я домой хочу!

Кажется, у новичка началась неконтролируемая истерика. Он так и стоял посреди комнаты, размазывая слезы по щекам и продолжая бубнить что-то себе под нос. Потом вдруг, словно по чьему-то наитию или руководствуясь давно выработанной привычкой, он развернулся и направился к холодильнику, располагающемуся в самом углу. Оставалось загадкой, был ли сейчас Кабан в сознании и отдавал ли отчет в происходящем. Раскрыв холодильник, боец стал, не глядя, шарить по пустым полкам. Наконец, его ладонь наткнулась на какой-то предмет, и он выхватил руку из холодильника, словно это была не безобидная бытовая техника, а пасть ужасного монстра. Уставившись немигающим взглядом на свою заветную находку, новичок облизнул пересохшие губы, будто собираясь впиться в нее зубами. В этот самый момент, откуда-то сзади, донесся странный звук, будто кто-то стучал в двери. Сталкер обернулся как раз во время, чтобы заметить в окне улыбающуюся физиономию Шурика, который увлеченно тарабанил по деревянной раме. В следующую секунду до бойца донеслось:

- Выброс! Всем срочно найти укрытие!


* * *


Валенок с интересом посмотрел на свой палец, которым он только что ковырял в носу. Боец даже и не подозревал, насколько интересным, захватывающим, а главное познавательным может быть это занятие. Почему он раньше никогда этим не занимался? Ответ был прост – потому что папа не научил! Странный отец вообще многое скрыл от сына, и о большинстве интересных вещей молодой отрок даже не подозревал. Ну, раз папа не сказал, значит это не нужно. Этим правилом и руководствовался необычный сталкер, который последние несколько минут занимался изучением своего немаленького воздухозаборного устройства.

- Стоп! – вслух произнес “кладоискатель” и вздрогнул, испугавшись, как прозвучал его собственный голос в замкнутом помещении. – А что я здесь делаю? Ведь папа и про Зону ничего не сказал!

- Сказал…зал… - разнеслось эхо по подвалу.

- А я не помню! – возразил мужчина незримому собеседнику. – А ты кто?

- Кто…о…

- Вот и я спрашиваю кто! И вообще, нехорошо отвечать вопросом на вопрос!

- Вопрос…рос…

- Кто рос? Куда? Ты вообще где? – сталкер поднялся с пола, оглядываясь по сторонам. – А! Я вспомнил! Ты эхо. Ты ненастоящий!

- Настоящий…ий...

- А я говорю – нет!

- Нет…ет…

- А, иди в жопу, - негромко произнес Валенок, и может именно поэтому незримому собеседнику не нашлось, что ответить. В какой-то момент мужчине захотелось узнать, не обиделось ли на него эхо, но тут его внимание привлекла странная лужа, расположенная в углу помещения. Эта загадочная субстанция светилась ярко-зеленым светом, и время от времени на ее ровной поверхности появлялись пузыри, которые тут же лопались, издавая еле различимый хлопок.

- Пузырьки, - хихикнул новичок, заворожено наблюдая за лужей.

Мужчина облокотился на гору каких-то ящиков стоящих поблизости и случайно уронил один из них, но даже не обратил на это внимания. Сколько прошло времени, Валенок не знал, он бы, наверное, так и продолжал стоять, смотреть и время от времени хихикать, если бы не резкий стук, который вернул сталкера в реальность. Звуки доносились с другой стороны плотно притворенного люка, который мужчина запер на засов.

- Валенок, бля, ты там? Открывай скотина, не тебе одному охота задницу спасти! – раздался сверху приглушенный голос Битого.

Послышались шаги и почти сразу же донеслось:

- А ну отойди в сторону! Ну! – похоже, Кабан тоже решил воспользоваться подвалом и нисколько не удивился, встретив возле него давнего товарища.

- Слышь, ты, Карлсон, сбавь обороты! Давай оставим разборки на потом. Меньше всего на свете мне хочется брызгать слюной под раскаты приближающегося выброса!

Наверху наступила пауза, но, похоже, спорщики все-таки пришли к мирному соглашению, пусть и временному.

- А что, Валенок не отвечает? – наконец нарушил тишину Кабан.

- Неа. Может он там уже помер давно…

- Со мной все в порядке! – подал голос узник подвала. – Я пока еще ничего не нашел. А вы?

- Да так, по мелочам, - неохотно отозвался Кабан.

- Ага, хрень всякая. По ходу, местные фраера тут все до нас вычистили.

- А, ну ясно, - Валенок замолчал. Вскоре послышались звуки удаляющихся шагов.

- Э, ты что там, совсем страх потерял?! Ты куда поплелся?! Тут выброс скоро! Открывай давай?!

- Битый, может, обойдемся без угроз?

- Некогда мне ему сопли вытирать! У тебя волына при себе?

- Я открою, - донесся немного испуганный голос Валенка, - только я ничего не нашел.

- И? – в один голос выкрикнули его собеседники, которым казалось, что они буквально кожей чувствуют приближающийся катаклизм.

- Вы мне поможете?

Казалось, наступила гробовая тишина, однако, если бы Валенок напряг слух, то смог бы разобрать некоторые обрывки фраз вроде: “Побырому поможем хрень какую-нибудь найти”, “Да он лох полный”, “Главное, по ушам ездить”. Наконец, после непродолжительного совещания, снаружи донеслось:

- Согласны, открывай.

Валенок улыбнулся, предвосхищая скорое решение всех проблем, и отодвинул засов.


* * *


- Мужики, мне страшно…

- Сейчас тряханет. Ой, чувствую скоро…

- Ага, жердяй, а я что-то другое чувствую. Еще раз испортишь воздух…

- Мне плохо…тяжело дышать…ах…а…

- Кончай стонать, а то кто-нибудь что-нибудь не то подумает!

- А! Эгх э-э-э…

- Ты, свинья, смотри куда блюешь! Еще выброс даже не начался! Да ты…ты…

- А мой папа…

- Заткнись! – единодушный хор, состоящий из двух голосов.

- Ну, как хотите…

- Хотим!

- Центнер, ты мне ногу отдавил! Ты что ко мне на колени карабкаешься?! Иди отсюда!

- Да это не я!

- А кто?! Кого я сейчас, по-твоему, держу? Чья это рука?!

- Это не рука…

- Учебный выброс закончился!

- Что?! Кто это сказал?! – одновременно воскликнули сталкеры, враз забыв о спорах и дрязгах.

В помещении загорелся ослепительно яркий свет, выхватывающий из темноты три прижавшиеся друг к другу сгорбленные фигуры, забившиеся в самый дальний угол помещения. Из люка, что вел на первый этаж, донеслось:

- Ваше испытание подошло к концу. На выход по одному! Убедительная просьба - переполненные памперсы оставляете тут, в подвале.


* * *


 - Да, ну и гоп компания, - иронично заметил Шурик, внимательно осматривая новичков выстроившихся в шеренгу. – Мне почему-то кажется, что вы не дом обследовали, а мусорные контейнеры.

Зеленые – как и в силу опыта, так и по цвету лиц - сталкеры переглянулись. Видок и вправду был еще тот – горящие глаза, взлохмаченные волосы, грязные лица, кое-где порванная и вымазанная неизвестно в чем одежда.

- Вы там чем занимались? Может мы задание не так истолковали? – не унимался весельчак. – А это интересно что? – Шурик указал на темно-желтую массу неизвестного происхождения, покрывавшую штаны и полы куртки Битого. – Хотя нет, стоп, не говори! Я боюсь, моя детская психика этого не выдержит.

Озлобленный Битый исподлобья глянул на сконфуженного Кабана, но сказать ничего не удосужился.

- Ладно, хватит издеваться, - вступился за молодых молчавший до этого Патрон, - пора приступать к делу. Показывайте, что вы там нашли. Кабан, ты первый.

Сталкер, явно не ожидавший такого скорого развития событий, резко вскинул голову. Сделав шаг вперед, он с понурым видом нарочито медленно полез в карман. Через секунду боец, наконец, вытащил свою находку и продемонстрировал окружающим. Некоторое время ничего не происходило, все словно впали в оцепенение, напряженно вглядываясь в странный предмет, но вот первым не выдержал и засмеялся Шурик, а потом все остальные поддержали его дружным хохотом. Кабан покраснел, однако руки со своей “находкой” не опустил и лишь тихо произнес:

- Больше там ничего толкового не было.

- Верим. Остается спросить – а компот? - Шурик, утирая выступившие слезы, хлопнул сталкера по плечу. – Знаешь, другого я от тебя и не ожидал! Банка тушенки – вполне важный и ценный ресурс, вот только в Зоне он ничем примечательным не выделяется. Конечно, ты можешь ей подкрепиться, а потом использовать пустую жестянку как… - Шурик выхватил банку тушенки из рук новичка, наверное, собираясь что-то продемонстрировать, но вместо этого он вдруг замолчал, а на его лице отразилось непонимание. А уже через секунду сталкер вновь покатывался со смеху. – Муж… мужики я не могу… ха-ха-ха… Мужики она… она…пустая!

В доказательство своих слов покатывающийся со смеху боец перевернул консервную банку, демонстрируя всем собравшимся отогнутую крышку, после чего произнес:

- Судя по запаху и остаткам тушенки на стенках банки, слопали ее недавно. Кабан, колись, в одно рыло, небось, захавал? Опа, а тушеночка-то свиная! И как тебе не стыдно, съел своих сородичей и даже не поперхнулся. Каннибал ты, только из мира больших хряков и маленьких морских свинок. Так, а срок годности у нашей тушенки какой? Четыре года как просрочено! – Шурик ухмыльнулся, - Кабаныч, у тебя все нормально с пищеварением?

- А ты на штаны его товарища глянь, - посоветовал Сиплый.

- А я-то думаю, что это он отлить в угол пошел, а вернулся – челюсти как мясорубка работают, да чавканье на весь подвал разносится! А потом плохо ему, видите ли, тошнит его! – пунцовое лицо Битого исказила гримаса ненависти.

- Я всегда, когда нервничаю, хочу есть! А тут выброс… - пролепетал в свое оправдание Кабан.

- Все ясно, - Патрон махнул рукой, давая понять, что обсуждение голодного новичка и просроченной тушенки окончено. – Битый, ты следующий.

- Да, собственно вот, - мужчина с важным видом протянул Шурику грязную тряпку, в которой при ближайшем рассмотрении угадывались коричневые женские колготки.

- Это что? – недоумевающий сталкер кивнул на странный предмет.

- Ну как же…этот… ценный предмет, без которого нельзя в Зоне…

- Правда?! А я-то подумал… Погоди, я кажется догадался - ты фетишист?

- Да нет, я же просто...

- А, так ты гомосексуалист. Едрен батон, куда мир катиться...

- Да нет, я же просто хотел...

- Что? Подожди, дай догадаюсь. Может, ты хотел предложить нам взять забегаловку Сидоровича, напялив этот чулок? Тогда да! Действительно нужная вещь! Мужики, а ну-ка подставляйте свои чайники, будем новый прикид примерять... - усмехнувшись, Шурик окинул взглядом товарищей, - ну, Патрон, ты свободен, на твою тыкву только трусы-парашюты налезут... вон, у Кабана если что на банку тушенки выменяешь!

- Да нет, вы не поняли! – Битый начал нервничать. Поспешно размотав колготки, он извлек из них туго перетянутую резинкой пачку денег. – Я просто не успел их вытащить… когда выброс… да и так целее будут.

- Ага, ты свои деньги тоже в чулке носишь? Чтоб целее, - пародируя новичка, произнес Шурик. – Значит, ты все же продолжаешь считать, что деньги самое важное в Зоне?

- Ну, в доме ничего более важного не было! А на это можно купить…

- Фиг с маслом, - закончил Шурик и, забрав деньги, помахал ими перед носом сталкера. – Подобная валюта уже вышла из обращения. Теперь это просто макулатура. Вместо того, чтобы нам ее тащить, вон лучше бы Кабану отдал, глядишь, штаны бы свои многострадальные спас. Короче, с тобой все понятно.

- Ну и наконец, Валенок, - Патрон внимательно посмотрел на стоящего чуть в стороне мужчину.

- Слушайте, мужики, а мне что-то страшно, - произнес Шурик, наблюдая, как боец достает что-то из-за пазухи. – Один просроченную еду припер, другой туалетную бумагу. А дальше что? Освежитель воздуха или биотуалет?

К тому времени новичок уже расстегнул молнию на куртке и вытащил свою “находку”. Шурик сделал вид, будто поправляет на переносице невидимые очки, и сухо по-научному произнес:

- Сапог драный – одна штука. Дебил рослый – одна штука. Акт сверки окончен.

Патрон, будто не веря своим глазам, сделал шаг вперед и, не мигая, уставился на то, что его друг назвал “драным сапогом”. А это и вправду был он! Обычный старый грязный резиновый сапог, ничем особенным не отличающийся от своих закордонных товарищей. Ну, возможно еще стоило отметить то, что он “просил каши”, то есть, подошва, судя по всему, уже давненько победила в борьбе за независимость и почти совсем оторвалась.

- Так, все, я больше так не могу, - произнес Сиплый.

- Действительно, в каких условиях приходится работать! – подхватил Шурик, - Так ведь можно и совсем того… Я вот до сих пор не верю, что Валенок притащил это! Может у нас глюки? Или это контролер потешается? Ау?!

- Да… картина маслом – сапог и Валенок! – Патрон посмотрел на своих товарищей. – У кого-нибудь есть вопросы к…эээ…нашему кладоискателю?

- Только один, - подхватил инициативу Шурик, - чей туфля? – Боец кинул мимолетный взгляд на свою обувь, будто боялся, что это его незаметно разули.

Валенок молчал, опустив голову на грудь, он внимательно разглядывая свою “находку”, будто видел ее впервые. А потом вдруг сказал:

- В моем подвале больше ничего не было. Там коробки, но они пустые… а мне говорят, что обувь всем нужна… а в Зоне болота есть… но лучше все равно ничего не было… и лужа там еще была, в ней другой сапог утонул…

- Подожди, почему-то ты сказал, что в твоем подвале больше ничего не было? – глаза Патрона сузились, и Сиплый тут же отметили эту мелкую деталь, означающую, что другу что-то очень сильно не нравится, и так просто он этого не оставит.

- А он его приватизировал! – как ни в чем небывало влез в разговор Шурик, - это надо же, мужик не больше недели в Зоне и уже жилье себе выбил! Во сколько квартирка-то обошлась? И что там за лужа, в которой сапоги тонут? Небось, Кабана работа, а?

- Заткнись, сейчас я веду разговор,- коротко кинул Патрон, и его товарищ тут же притих, прекрасно понимая, что говоривший не шутит. – Валенок, почему ты назвал подвал своим?

- Ну, так это… - сталкер замялся, оглядываясь на своих товарищей по несчастью, - мы разделили дом. У каждого было свое место. У меня подвал, у…

- Как разделили? – голос Патрона стал спокойным и мягким. Но стоило только Битому попытаться открыть рот, как в его сторону был адресован колкий холодный взгляд, от которого хотелось поежиться и поскорее убраться подальше. – Валенок, расскажи мне, кто разделил дом?

- Оно как-то само получилось… Кабан угрожал пистолетом Битому, сказал – мой первый этаж. Ну, а тот пошел на чердак. А я то что? Мне некуда было… а потом выброс, а я ничего не нашел. Ну, они и пообещали помочь, если я пущу…

- Это они порекомендовали тебе принести нам сапог?

- Битый сказал…

- Все понятно, - прервал новичка Патрон, предвидя дальнейшее развитие событий. – Что ж, господа, впереди у нас недолгое совещание. Вы пока можете перевести дух и расслабиться… если успеете. Скажу сразу, чтобы вы не тешили себя беспочвенными надеждами – никто из вас не прошел испытание. Все, что вы принесли – мусор, ценящийся не дороже прочего хлама, что сотнями валяется на территории Зоны. Подобная дрянь ничем не поможет вам в сложной ситуации, она не вытащит вас из аномалии и не убережет от острых зубов какой-нибудь твари. Она не даст вам второго шанса и не вынесет на себе из-под пуль врага. Не поделится аптечкой и, наконец, чем черт не шутит, не пожертвует собой ради того, к чему вы все стремились. Она не положит свою жизнь на ту же чашу весов, где уже лежит ваша, в надежде переломить ход событий. Осознанно или нет, но вы принесли мусор. Вы выбрали его себе в товарищи и спутники жизни. Извините, но вы и есть этот самый мусор и будите им, пока, наконец, не научитесь правильно расставлять приоритеты. Мне даже вас немного жаль…

- А что надо было принести?! – возмутился Битый, которого явно не радовал такой ход развития событий.

- Свою задницу и, по возможности, задницы своих друзей. Все просто. В этом доме не было ничего примечательного, и мы уж тем более ничего там не прятали потому, что самое главное в Зоне – это вы сами. Вы единая команда, которая должна чувствовать себя таковой. Чувство локтя, умение понимать своего товарища как себя самого и быть готовым прийти на помощь – вот что главное для нас сталкеров, простых искателей удачи. В идеале, вы должны неразрывно олицетворять себя с категорией “мы”, а не “я”. То, что вы показали нам сегодня – это верх цинизма, эгоизма и безнравственности. Были, конечно, некоторые просветы, - Патрон окинул взором Валенка. - Но, к сожалению, они, скорее всего, произошли несознательно, в силу сложившихся обстоятельств. Перед собой я вижу не команду, а сборище одиноких волчат, намеривающихся впиться зубами в загривок более удачливого товарища. Вот только зубы у вас еще не выросли… А теперь извините, нам еще надо немного посоветоваться, чтобы принять окончательное решение...

Новички так и остались стоять, не сделав ни шагу – Битый с Кабаном лишь затравленно оглядывались и кидали взгляды в сторону отошедших и перешептывающихся сталкеров, а Валенок, казалось, вообще потерял интерес ко всему, кроме своего сапога, с которого он не спускал глаз, лишь изредка шумно втягивая носом воздух.

Патрон внимательно осмотрел свою команду и произнес:

- Если позволите, я подведу свой сугубо субъективный промежуточный итог. Что мы имеем? Один уголовник, то и дело переходящий с человеческого языка на феню и ни во что не ставящий окружающих. Место ему в тюрьме, ну а если по-хорошему, то в канаве с дыркой между глаз, так как свой “жизненный путь” он уже избрал. Другой, с позволения сказать кандидат, вечно голоден, да так, что урчание его желудка становится чуть ли не опаснее самых ужасных порождений Зоны – ходить в разведку с таким равносильно эпической демонстрации к Монолиту с плакатами “Мир, труд, май” в руках и нарисованной мелом мишенью на лбу. Тупость, трусость и неустойчивость характера, из-за чего возможно проявление чрезмерной агрессии, тоже стоит отметить. Ну и последний – этот фрукт настолько глуп, что вряд ли  отличит артефакт от булыжника, а аномалию “Холодец” от обычной лужи. Еще и искупаться захочет в этом экзотическом джакузи. Ему место не в Зоне, а в детском саду – куличики лепить да драться со сверстниками по умственному развитию за какое-нибудь особо примечательное ведерко. Прав был Волк, когда говорил, что толку из этих ребят не будет, им в цирке работать надо, - Патрон обвел взглядом своих товарищей. - Итак, наш вердикт?

-Гудбай, Америка, о-о-о, где не был никогда[1]… – ужасно фальшивя, пропел Шурик, а Сиплый, поморщившись, в знак солидарности лишь коротко кивнул.

- Значит, зря потратили время… ну что ж, зато будет что вспомнить, - Патрон повернулся к новичкам и уже в голос продолжил. - Мы посовещались и приняли единственное, как нам кажется, верное решение…

- Все, ребята, тушите свет! Кина не будет, электричество кончилось! Было весело, но толку никакого. Сплошной каламбур. Короче, вы нас не знаете, и мы вас не знаем! Свои “важные” находки можете оставить себе… тем более, что кто-то их уже того, зажевал, - Шурик хохотнул, легонько ткнув Кабана в живот.

Новички переглянулись. Выражение их лиц было самое разное – от кислого и разочарованного, вплоть до озлобленного. Кабан с Битым, не сговариваясь, развернулись и направились в разные стороны, явно намериваясь как можно быстрее убраться отсюда. А вот Валенок почему-то задержался на какое-то время. Он пытался что-то сказать Шурику, но у него получалось лишь невнятное бурчание. Когда же сталкеру надоело слушать весь этот бред, и он собрался было идти, новичок вдруг буквально силой впихнул ему в руки свой дорогой сапог, кинул через плечо короткое “спасибо” и направился следом за почти уже скрывшимся из виду Кабаном.

- И нафига мне это? – Шурик непонимающе уставился на странный подарок. – Эй, сапожник? Ты куда? А, ну хрен с тобой, - сталкер размахнулся и забросил сапог как можно дальше.

Несчастное резиновое изделие упало всего в нескольких метрах от своего прежнего хозяина. Валенок дернул головой, непонимающе переводя взгляд с Шурика на сапог. После недолгих раздумий боец направился к последнему.

- Что с ним? – Шурик оглянулся на товарищей, будто те могли раскрыть причину странного поведения новичка. – Совсем что ли ошалел?

- Патрон, глянь чуть левее того места, где лежит сапог, - Сиплый похлопал друга по плечу и указал направление. – Видишь?

- «Воронка» на три часа…

- А чуть левее?

- Подожди, подожди… - Патрон поднес ладонь к глазам, закрываясь от на редкость яркого солнца. – Еперный театр… - выдохнул сталкер. А уже следующие слова он прокричал, кинувшись к новичку: - Валенок! Стой! Там аномалии кругом! Стой, черт бы тебя побрал! Мужики, сделайте же что-нибудь! Погибнет не за хрен собачий!

Тройка бойцов кинулась к новичку, неотступно идущему прямо в лапы к своей смерти. Как получилось так, что Шурик забросил несчастный сапог прямо в центр аномального поля, наверное, не смог бы объяснить никто, но факт оставался фактом – количество смертельных ловушек на этом жалком клочке земли зашкаливало за все мыслимые пределы. И это казалось невероятным.

Сталкеры не успевали. Шурик, находившейся ближе всех, в последний момент вдруг отчетливо понял, что все бесполезно. Валенок, словно одержимый, пер прямо на аномалии, не замечая ничего вокруг. И эта его маниакальность пугала не меньше, чем понимание того, что ты вот-вот станешь пусть и косвенной, но все же причиной гибели ни в чем не повинного человека. Осознание последнего, словно незримый молот, который стучал в стенки сознания сталкера, но приносил вместо физической боли явственно ощущающееся душевные терзания. Шурик сдернул с плеча автомат, снял оружие с предохранителя и, передернув затвор, прицелился в ноги новичка. Ранение, пусть и самое тяжелое, это не смерть.

На плечо Шурика легла ладонь, и где-то совсем рядом, сквозь ватную пелену донесся отчетливо отпечатавшийся в памяти голос Патрона:

- Не стреляй. Это приказ. Там несколько «Каруселей», что находятся на линии огня! Пули, попав в них, могут изменить свою траекторию движения. Ты его просто застрелишь…

Шурик обернулся, еще долю секунды сомневаясь, а потом вдруг отчетливо понял, что уже опоздал – Валенок шагнул в объятия смертельного поля. Секунды приняли странную вязкость, они словно издевались, давая окружающим до конца прочувствовать весь трагизм ситуации. Дальнейшие события отпечатались в сознании сталкеров как череда событий плохо поддающихся осмыслению и человеческой логике. Новичок не изменил темпа ходьбы, он, спокойно миновав серию расставленных Зоной смертельных ловушек, нагнулся, подобрал сапог и тем же путем вернулся назад. На все про все ушло не больше минуты.

Шурик сглотнул вставший в горле комок, Сиплый шумно выдохнул, а Патрон буквально в два прыжка очутился около Валенка и вцепился в его руку мертвой хваткой, не давая уйти.

- Сталкер… - выдохнул он, глядя в глаза новичку, - что это сейчас было?

- Что?

- Ты только что миновал чуть меньше десятка аномалий, при этом у тебя не было ни детектора, ни болтов. Это местность тебе незнакома. Как? Откуда?

- Что? – в который раз непонимающе переспросил Валенок.

- Не ломай комедию! – не выдержал подбежавший Шурик, - Я тут чуть в штаны не наложил!

- Так, всем нам стоит успокоиться, - Сиплый осторожно взял новичка под локоть и отвел в сторону от перевозбужденных товарищей. Однако недалеко, чтобы те могли слышать их разговор. – Скажи, Валенок, как тебе удалось разглядеть аномалии?

- Это те странные светящиеся кружочки?

Сиплый повернул голову в сторону пяточка “засаженного” аномалиями, но ничего подобного не увидел. Сталкер продолжил:

- Скажи, ты видел вокруг этого сапога какие-то светящиеся кружочки?

- Ага, - непонятно чему обрадовавшийся новичок активно закивал головой.

- А как ты понял, что в них нельзя заходить?

- Холодно… и неприятно на языке… будто батарейку облизываешь.

- Аккумулятор тебе в задницу, - Шурик встряхнул головой, отгоняя остатки тревожных воспоминаний. – Почему ты раньше не говорил, что видишь аномалии? И зачем ты кинулся спасать этот сапог?

- А в нем моя находка… - вдруг произнес Валенок. – Я думал, она вам нужна.

- Подожди, так сапог – это не находка? Тогда… - Патрон взял сапог из рук новичка и, осторожно перевернув, вытряхнул на ладонь небольшой неровный коричневый шар, который при ближайшем рассмотрении оказался артефактом. – Это же «Слизняк». Но откуда?

- В подвале была лужа, она всем нравилась и пузырилась. Прикольно так... А когда пришел Битый, он увидел сапоги, лежащие у другой стенки, прямо за лужей… Ну вот я и полез… правда один сапог нечаянно уронил в лужу, - Валенок густо покраснел. – Я попытался достать, но вместо этого… вот… - сталкер сбился от волнения, вызванного всеобщим вниманием, и закончил свой рассказ кивком на артефакт.

- Мужики, вы думаете то же, что и я? – спросил Патрон, переглянувшись с друзьями.

- Это все похоже на дурацкий розыгрыш, но… черт возьми, мне нравится! – улыбающийся Шурик от души похлопал по плечу Валенка, который продолжал сжимать в руках чудом вернувшийся к нему сапог.

***

Прошло не так уж много времени, а сталкеры все чаще стали травить анекдоты про некоего Валенка и его неразлучный вездесущий сапог. Многие рассказчики клятвенно уверяли, что встречали героя своих историй, и каждый раз его странный “контейнер” был полон самых разных артефактов. Не в шутку поговаривали, что некоторые даже предлагали выкупить этот странный сапог. А вскоре, один из сталкеров, побывав на Кордоне, вдруг поведал, что видел самого Сидоровича в компании с этим чудотворным “контейнером”! Правда это или нет - никто не знает, вот только очевидцы поговаривали, будто торговец пару недель после этой истории был каким-то озлобленным и метал молнии не хуже заправской «электры». А в отношении Валенка многие с тех пор утверждали, что якобы видели его идущего в руках с новеньким, чуть ли не блестящим, кожаным сапогом.



Иван Куркин (Kypa), Евгений Русов (Jonny)

Злой Клоун

Бар «Сто рентген»; 31 марта; 20-08


   Трое сталкеров молча сидели за столиком, временами бросая злые взгляды на бармена. Сегодняшний день вышел для них не очень удачным – мало хабара, вследствие чего отсутствие на столе прозрачной горячительной жидкости, которая была практически необходима. Всего лишь несколько банок тушенки украшали пыльный стол. Народа для этого времени суток было мало, а те, кто присутствовали, категорически отказались угощать заблудших гостей.

- Да ладно вам, парни, обязательно напиваться что ли, как свиньи? Давайте посидим, поговорим о чем-нибудь, – нарушил молчание один из них, самый молодой сталкер.

Второй лишь со злобой на него посмотрел и хмыкнул.

 – Вот ты, Ден, – продолжил он, – самый угрюмый тут сидишь, а завтра первое апреля, между прочим: День дураков, праздник смеха.

- День дураков, ага. Все будут отдыхать, веселиться, а мы, как дураки, – он сделал упор на этом слове, – будем тушенку жрать. Волчок, отвянь со своей поэзией, а.

- Марко, скажи ему. Сидит чернее тучи, – молодой обратился за помощью к третьему товарищу, а сам отвел взгляд в сторону и сделал недовольный вид.

Марко был самым опытным из тройки сталкеров. Обычно молчалив и недоверчив, но если уж он сдружился с кем-то, то это навсегда и по-настоящему. Весь вечер Марко сидел тихо, только временами посматривал на часы. С довольной ухмылкой он посмотрел каждому в глаза, и стало ясно, что сейчас будет какой-то интересный рассказ.

- Итак, друзья, – торжественно, пародируя одного известного политика, начал Марко. – У нас был трудный день, но ваш покорный слуга, – он развел руки в стороны, – придумал, как нам повеселиться в завтрашний необычный день и подзаработать на праздничный вечерний стол. – На его лице появилась ехидная улыбка.

- Ты что задумал, а, Марко? – легкий бриз заинтересованности коснулся грозовой тучи, омрачавшей лицо Дена. Он пододвинулся ближе.

- Знаю я местечко одно, – Волчок также придвинул стул, чтобы Марко не пришлось громко говорить. – Аномальное поле там после выброса появилось, – он почесал бороду, зажмурил левый глаз и задумчиво приподнял голову. – Ну не давеча как вчера, значит, оно появилось. Аномалии там совсем слабенькие. Вреда даже слепому псу не причинят. Так вот заманим мы туда «зеленого» новичка, да со стороны понаблюдаем как его туда-сюда «трамплин» подбрасывать будет или «воронка» крутить. Веселья хоть куда, гарантирую.

- Да идейка и впрямь ничего, – оживился Ден, до конца прогнавший тучу со своего покрытого шрамами, так называемого лица.

- Смех смехом, конечно, но где ты этого новичка найдешь, как накроешь нам стол, и с какой стати он пойдет по аномальному полю гулять? – недоверчиво спросил молодой. – Не бывает таких новичков, которые совсем без мозгов.

- Как же это? А ты, Волчек? – съязвил Ден и засмеялся.

- Все очень просто, друзья мои, – проигнорировал своих товарищей Марко. – Хотите, верьте, хотите, нет, но мало того, что этот сталкер накроет нам поляну прямо сейчас, так он еще и спасибо скажет. А вот и он, кстати, – сменив тон на очень серьезный, дополнил старший и взглядом указал на парадный вход.

   Старый, повидавший уже много смертей, комбинезон висел на вошедшем, как чехол от дирижабля. Новичкам на большее рассчитывать и не приходилось. К комбезу шел армейский нож, счетчик Гейгера, ПМ, да пару коробок патронов – вот и весь набор начинающего сталкера. Он постоял несколько секунд на пороге, осматривая помещение взглядом бывалого сталкера, а затем прямиком двинулся к бармену. Шепнув что-то ему на ухо, он еще раз огляделся и увидел махающего рукой Марко, который с улыбкой подзывал его за свой столик. Заметив, что сталкер увидел этот жест, он повернулся к своим товарищам:

- Чего рты пооткрывали?!  Мухой сделали серьезные мины!

Весь грязный, рваный, в вязаных перчатках с обрезанными пальцами он приковылял к столику и, перевесив свой АКСУ на левое плечо, пожал руку Марко:

- Добрый вечер, – поздоровался новичок и протянул руку Дену. – Русак.

Ден никак не отреагировал на его движение, лишь хмыкнул в ответ что-то типа «ага», и увел взгляд в сторону, пытаясь сдерживать истерический смех.

- Ты не обращай внимания, Рус. У нас сегодня тяжелый денечек выдался. Весь день по Зоне мотались. Устали, ну, сам все понимаешь же, что я тебе объясняю? Это Волчек, тот зануда с краю – Ден, – указал Марко по очереди на своих товарищей. – Ты присаживайся, а я пока введу своих друзей в курс дела.

   Русак присел на свободный четвертый стул, кинул рюкзак около себя и правой рукой, слегка приподняв голову, подозвал бармена. Тот кивнул ему в ответ и быстро подошел к столику, ставя на него четыре бутылки с водкой.

- Вот это я понимаю, – слегка улыбнувшись, растирая ладони, оживился Ден. – Вот теперь разговор пойдет.

- Закусочки еще, – добавил Волчек и посмотрел на Русака. – За твой счет гуляем? – и еле заметно подмигнул новичку, а потом крикнул вслед уходящему хозяину заведения, – Все самое лучшее и побыстрее.

- И так, любезнейшие мои друзья, – начал Марко, – уважаемый Русак еще новичок в сталкерском ремесле, но его стремление к обучению намекает на его безграничные способности. И есть у него одна проблема, собственно, как и у всех начинающих сталкеров – нехватка денег на хорошую амуницию. Все мы помним о том, с чем приходили в Зону и как обживались в ней. Поэтому не вижу ничего постыдного в том, чтобы помочь нашему гостю заработать. Правильно излагаю, Рус?

- Да, все примерно так. Марко говорил, что вы знаете одно место, где можно разжиться артефактами, – обратился он к двум другим сталкерам. – А я готов заплатить за информацию.

- Да не гони ты слепых собак. Давай выпьем сначала, а там уж и по делу поговорим.

 И понеслось. Сначала за знакомство, потом за Зону – матушку, за друзей, за родителей, за прекрасных дам, за трезвость ума, за Семецкого не чокаясь. Пили за все, что только можно. Через пару часов, когда вся компания была изрядно пьяна, а шутка, которая поначалу казалось смешной, медленно сходила на «нет», Марко резюмировал всю беседу.

- И так, мои друзья, – встав со стула, начал он. – Завтра сбор в восемь утра на этом самом месте. – Марко несколько раз ткнул указательным пальцем в стол. – А сейчас спать. Утром должны быть как огурчики.

- Завтра в восемь, – согласился еле стоявший на ногах Русак и неровной поступью, шатаясь из стороны в сторону, вышел из бара.

Ден, который последние полчаса спал прямо на столе, очень тихо спросил:

- Ну как, получилось?

- Нет ничего проще, – Марко сел обратно на стул и долил последнюю водку в три стакана. – Молодец  Дениска, сыграл как надо.

- Конечно, – произнес самый охмелевший Волчек. – Если бы ему не нужны были артефакты, ты бы его в Зону под ручку повел. Вот это точно была бы потеха.

Все трое засмеялись и выпили по последней.

- Эй, алкошня, пошли вон отсюда. Мне еще помещение убирать.

- Да-да, разумеется, Бармен. Мы уже уходим, – практически в один голос произнесли все трое и снова засмеялись.

- А ты, Волчек, еще раз мне скажешь «побыстрее», получишь пулю в колено, засранец этакий, – бросил бармен вслед уходящим сталкерам.


У бара «сто рентген»; 1 апреля; 8-15


- Да не придет он. Понял, что это все развод. Не придет, – растаптывая уже четвертую сигарету, сказал Волчек.

- Успокойся. Бери пример с Дена, стоит, улыбается, как придурок, – указал Марко на своего друга и улыбнулся сам. – Ты же видел вчера этого олуха? Нажрался в доску, вот и опаздывает.

- Точно-точно, – подтвердил Ден и похлопал молодого по плечу. – Подождем еще немного, все равно делать больше нечего.

- Вон он идет. Все помнят план? – на всякий случай переспросил Марко, показывая пальцем в сторону.

От старых ангаров покачиваясь, сжимая в одной руке флягу, а в другой автомат, шел ночной герой. Он остановился, запрокинув голову, сделал несколько больших глотков и посмотрел по сторонам. Увидев троих сталкеров, Русак хотел было махнуть рукой с флягой, но емкость выскользнула из рук и, упав на землю, расплескала содержимое.

- Да какой там план? – улыбаясь во всю свою беззубую улыбку, спросил Ден. – Он и безо всякого плана сплошное недоразумение.

- А мне его уже жалко, – Волчек отвернулся и, закрыв лицо руками, засмеялся.

Русак пнул флягу ногой, показывая всем своим видом, что ему на нее плевать и, закинув автомат на плечо, двинулся дальше.

- Доброе утро, – поздоровался он, не дойдя пары метров до тройки сталкеров. – Давайте не будем задерживаться. Хочу успеть к обеду обратно.

- К обеду, скорее всего, не получится, – посмотрев на наручные часы, произнес Марко.

- Да-да-да, – подхватил Ден. – К вечеру только.

- А что, далеко идти? – чуть дрожащим голосом спросил Русак.

- Ты, главное, не переживай, – оживился Волчек и похлопал сталкера по плечу так же, как до этого хлопал его Ден. – Мы в Зоне,  как слепые псы ориентируемся, так что тебе нечего боятся. Доставим в лучшем виде.

- Ну-у, в таком случае пошли.

   Выйдя за территорию бара, Марко дал каждому из сталкеров задание. Волчек, как самый молодой, должен был прикрывать тыл и корректировать Русака. Ден вел колонну, сжимая целлофановый пакет со спичками в одной руке и детектор аномалий в другой. Спички он кидал в разные стороны, если по пути встречалась аномалия, попутно кладя на землю детектор. Отметив границы аномального образования, он разрешал группе двигаться дальше. Марко же шел за ним, сжимая в руках АК-74, и был сосредоточен на всем, что движется, попутно заостряя внимание Русака на различных деталях.

- Вот так выдает свое присутствие «жарка», – говорил он. – А вот по этим признакам можно определить, что недавно группа «свободовцев» прошла.

   Так они дошли до бывшего НИИ Агропрома, встретив по пути лишь несколько стаек псевдоплотей, да кучку слепых псов, которые раздирали мертвого кабана.

- Псов западнее обойдем, – Марко указал рукой к кромке леса. – Нам сейчас внимание стрельбой привлекать не стоит. Пройдем там, Ден, как считаешь?

- Естественно, босс. Так даже лучше получится. По левому меридиану, чуть западнее северной долготы и южной широты, огибая логово кровососов, а потом метров через триста и наша полянка золотая будет, – Ден скорчил серьезную гримасу и обернулся на Марко. – Нормуль?

- Как кровососы? – засуетился Русак. – Мне на «кордоне» сказали, что они ближе «диких земель» не встречаются.

- Так-то оно так, конечно, – показательно не обращая внимания на Русака, продолжил старший и почесал бороду. – Других вариантов точно нет, – заключил он через несколько секунд и объявил перекур.

- Как кровососы? – переспросил новичок, когда все присели и закурили. – Может, не пойдем туда?

- Ты не бойся. Марко кровососа и голыми завалит, правильно Волчек?

- Конечно, завалит. Он боец от Бога, – подтвердил молодой и снова отвернул голову в сторону, чтобы не выдавать смеха.

   Через полчаса все четверо вышли к маленькой полянке, окруженной небольшим лесом. На первый взгляд ничем не примечательная поляна. А если особенно не всматриваться, то даже нельзя сказать, что находилась она на территории Чернобыльской Зоны Отчуждения. Выдавал ее принадлежность к этому миру огромный, скрюченный дуб, который возвышался метров на тридцать прямо посередине этой местности.

- Пришли, – Ден пропустил Русака вперед и указал на дерево. – Рус, дуб видишь? – тот кивнул. – А около дуба кустик. Видишь?

- Вижу-вижу.

- Иди к нему по прямой, – подхватил Марко. –  Как дойдешь до куста сядешь и дашь отмашку – пойдет следующий.

- Нету там ничего страшного. Все аномалии на вершине дуба, так что пройдешь без происшествий, – закончил Ден и присел на корточки, всматриваясь в огромное дерево. – Точно нет ничего, я на глаз аномалии определяю.

- Ну, с Богом, – выдавил из себя, испугавшийся двухминутного одиночества, Русак и скинул с плеч рюкзак. – Пошел.

   Аккуратно, меряя каждый свой шаг, он на полусогнутых ногах двинулся к дубу по редкой, желтоватой траве. В одной руке он сжал кучку болтов, которые ему безвозмездно отдал Волчек, а другой хаотично кидал их в разные стороны. Каждые пять метров он оборачивался на сталкеров, которые махали ему руками, мол, все правильно делаешь, молодец.

   Ветер усилился, и повеяло запахом тухлого мяса. Русак не придал ему значения, но с каждым шагом запах все усиливался, пока, в конце концов, не стал практически нестерпимым. Еще шаг и сталкер увидел источник запаха – несколько десятков разорванных трупов ворон лежали в одной куче прямо около куста, к которому он двигался. Рус поморщился и обернулся на троицу, которая вела его – махают руками, значит в порядке все. Глаза слезились. Сталкер сделал еще шаг, но, не успев поставить стопу на твердую почву, почувствовал легкий толчок в спину, а затем тяжелый удар в живот. Русак попытался было удержать равновесие, расставив руки в разные стороны. Резкая боль пронзила кисть, и что-то невидимое потянуло за нее пытаясь поднять в воздух. Болты, высыпавшиеся из руки, сначала полетели в сторону, а потом взметнулись вверх, оспаривая закон притяжения. Еще через мгновение сталкер почувствовал, что земля ушла из-под ног. Взметнувшись в воздух, он с силой врезался в дуб. Несколько раз аномалия впечатала Русака в ствол дерева, а затем отбросила на несколько метров в сторону, где он благополучно приземлился на живот.

   Несколько минут сталкер, закрыв глаза, лежал на холодной земле, пытаясь понять, что произошло. Внимание привлек грубый голос где-то совсем рядом:

- Этот?

- Этот, – подтвердил другой голос, совсем глухой, будто говорили через марлевую повязку.

- Грузим в темпе и сваливаем.

- Что?.. Кто?.. – попытался привстать Русак, но получил сильный удар тупым предметом в затылок и отключился. Наступило забытье.



В районе «янтаря»; 1-е апреля; 12-01


Капля за каплей с потолка стекалась вода, глухим эхом расползаясь по всему помещению. «Кап-кап», будто бурила тоннель в глубину сознания и начинала копаться в мыслях, которых было не так уж и много. Холодно. Легкий озноб пробежал по телу. Русак хотел было поежиться, но почувствовал боль в правой руке, которая отказалась двигаться. Он резко открыл глаза.

   Темная комната, освещаемая только лишь солнечными лучами из маленькой форточки под потолком, была похожа на подвал – сыро и холодно. Прямо перед глазами находилась чугунная ванная, которой явно давно не пользовались по назначению. К ней была приварена металлическая цепь, удерживающая сталкера.

   Русак здоровой рукой протер глаза, и, заглянув в ванну, ужаснулся. Она была наполнена кровью и чьими-то костями. Стены и потолок также были в крови. Даже свет из форточки казался алым, потому что стекло было запачкано той же кровью.

   Послышались шаги. Ближе. Ближе. Скрип замка.

   Темно-синий комбинезон, черные штаны, берцы. Лицо было закрыто белой маской из зимней шапки с вырезанными дырками для глаз и рта. Мужчина убрал руки за спину, немного склонил голову в сторону и медленно, подбирая слова, произнес:

- Я знаю, кто ты и знаю, зачем ты здесь, так что можешь не притворяться. Избавляясь от лишних вопросов, отвечу сразу – я наемник. От тебя мне нужны лишь координаты тайника с припасами, которых у тебя по Зоне полным-полно. Скинешь мне парочку, мои бойцы проверят, и если все в порядке, то можешь чесать отсюда на все четыре стороны. Я зайду через час, и либо ты скажешь мне все, что я хочу услышать, либо ты будешь учиться общаться со слепыми собаками. Надеюсь, усек.

   Он простоял меньше секунды, развернулся и вышел тем же путем, что и вошел. Замок защелкнулся, но слова наемника все еще звучали гулким эхом в непонимающем ничего сознании Русака. Сталкер пошевелил пальцами больной руки – кости целы. Согнул в локте – все в порядке. Плечо. Неожиданно резкая боль пронеслась током по всему телу, и он чуть не вскрикнул. «Выбито. Черт. Надо как-то выкручиваться». Цепь, которой Русак был прикован к ванной, намертво вцепилась в голень, отказываясь дать хоть немного свободы.

   Первые несколько минут человек, которого пристегивают к ванной в сыром подвале, обычно паникует и судорожно пытается снять оковы, и бежать, бежать, бежать без оглядки. Когда же этот страх проходит, начинает работать голова, появляются связные мысли. Думает этот человек о последних днях, которые прожил. Что, а главное кому, он мог сделать плохого, чтобы с ним вот так: по голове и в сырой подвал. Минут через пятнадцать, не найдя ничего подобного в своей памяти, он начинает лелеять надежду, что его могли с кем-то спутать. Ведь одно дело если бы этот человек понимал, чего от него хотят, а с другой – тайники, Зона, какие-то координаты. Что это? Зачем? Окончательно сформулировав речь, которую он прочтет наемнику, когда тот войдет, Русак вдруг понял, что такие люди не делают ошибок, а если и делают, то не признают их. Слишком опасно и слишком страшно предпринимать какие-то попытки диалога.

   Прошла половина отведенного наемником времени.

   Сталкер досконально изучил всю комнату. Из этого помещения можно выбраться только через дверь, которую, естественно, охраняют. Теоретически, конечно, можно попробовать снести ее с петель металлической трубой, которая валялась за ванной. Даже предположив, что те несколько минут, пока дверь будет сопротивляться силе металла, никто не сбежится на шум, можно поверить, что такое возможно. Потом вырубить охранника этим своеобразным оружием, ну, максимум, двух охранников. Дальше нужно начать молиться всем Богам Зоны, чтобы друзья этих боевиков, которые прошли службы во всех только возможных боевых операциях, отсутствовали в доме. Или же спали, или же не слышали, или же поняли вдруг, что такого хорошего парня, как Русак не нужно убивать, как последнее животное, и преспокойно выйти в Зону. А дальше бежать, бежать, бежать без оглядки.

   План был безупречен, за исключением всего двух поправок. Во-первых, в карманах нашего героя не было даже маленькой булавочки, чтобы хотя бы попытаться снять тяжеленный замок со своей ноги, а во-вторых, правая рука совсем отказывалась работать. Русак вспомнил о своем рюкзаке, который скинул у поля с аномалиями, и в котором можно было найти что-нибудь, что помогло бы в спасении. Но даже если бы этот рюкзак и оставили в комнате наедине со своим хозяином, то вряд ли бы уж его положили около сталкера, мол, пользуйся, не стесняйся.

   Раздались выстрелы. Сначала застрекотал пулемет и послышался звон стекол. Казалось, что стрелял кто-то один, но это было не так. Выстрелы звучали с разных сторон, но не рядом, и явно в здании, а значит – оно не одноэтажное. Сталкер слышал какие-то крики и приказы.

- Слева! Слева обходи его!.. Огонь!.. Зажимай!.. Господи, он на крыше – наверх все!.. Нет! Не-ееет!..

   Наступила тишина. Последний предсмертный крик будто выключил звук в пространстве. Русак даже несколько раз ударил кулаком в чугунную ванну, чтобы проверить, не оглох ли он. Не оглох. Звонкий звук эхом понесся дальше, туда, где только что был бой.

   Послышались глухие хлюпающие шаги, будто тот, кто шел по коридору минуту назад вылез из теплого моря и неторопливо прогуливался по асфальту. Хлюп,  хлюп. Через секунду в дверь три раза громко ударили, от чего сталкер вздрогнул и прижался к ванне.

- Семь дней, – истошно закричала женщина за дверью и поскреблась чем-то острым по косяку. – Тебе осталось семь дней!

   Русак вмиг вспотел и несколько раз дернул ногой в попытках освободиться от цепей. Здоровой рукой он вцепился в браслет оков и с силой дернул за него. Никакого результата. «Это смерть», – запаниковал он. – «Смерть! Точно смерть!»

- Да ладно тебе, смерть. Скажешь тоже, – произнес уже мужской голос за дверью очень спокойным и мелодичным голосом. – Давай открывай, не трону я тебя.

Сталкер опешил, но все же кое-как «проглотил» эту ситуацию и дрожащим голосом ответил:

- Нет у меня ключей. Я заперт здесь.

- Тогда отползи подальше. Без ключей открыть попробуем.

Русак аккуратно перелез через ванну и спрятался за ней. Он вытаращился в дверь и тихонько, скорее самому себе, произнес:

- Готов.

   В эту же секунду раздался глухой хлопок, и дверь с кусками бетона пулей влетела в помещение, по пути опрокинув ванну, из которой на Русака полилась кровь, и ударилась в деревянный шкаф, который с треском перевалился на бок и развалился на две большие части. Пленник хотел рвануться в сторону, но цепь, прикрепленная к ноге, не дала этого сделать, и сталкер упал лицом прямо в кровавую лужу. Левой рукой он помог себе отпрянуть и присел на колени. Пыль немного осела, и все помещение, включая и открывшийся взору проем, в котором стоял таинственный человек, теперь можно было рассмотреть более подробно.

- Кхе, кхе, – показательно прокашлялся незнакомец и помахал у лица ребром ладони, чтобы разогнать оставшуюся пыль. – Как у тебя неубрано. Не стыдно?

   Мужчина был одет в парадный черный костюм, ярко-малиновую рубашку, не застегнутую на последнюю пуговицу и отлакированные темные туфли с поднятым носком. В руках он держал окровавленную голову в белой шапке с дырками для глаз и рта; голову того самого наемника, который приходил час назад. Незнакомец положил голову на пол, вытащил из кармана белоснежный платок и вытер об него руки. Присев на корточки около отделенной от тела головы наемника, он взглянул сталкеру прямо в глаза.

- Привет, – обиженный вниманием Русака, повысив тон, произнес мужчина. – Закурить не найдется?

- П-привет, – заикаясь, ответил Русак и выдал один вполне логичный вопрос. – Ты кто? Если меня убить пришел, то не больно, ладно?

- Я на убийцу похож?! – засмеялся мужчина в черном. – А это не мое, – дополнил он и отпихнул голову в сторону.

- Н-нету закурить, – ответил, все еще ничего не понимающий сталкер, и отодвинулся назад, на столько, на сколько это позволяла сделать натянувшаяся цепь.

- Ах да, прости, – небрежно «бросил» незнакомец и легонько махнул рукой.

   Замок на голени со скрипом открылся и Русак, собрав последние силы в кулак, рванул в проем. Он вихрем пронесся по ступенькам темной лестнице, ведущей наверх, выбежал на первый этаж дома и встал, как вкопанный. Прямо перед ним, сжимая в зубах человеческую руку, сидел медвежонок темно-коричневого окраса. Увидев сталкера, он виновато выпустил плоть из пасти и вытащил наружу язык, обнажив окровавленные зубы.

- Это Пушок, – ответил мужчина в черном, прошел мимо сталкера и погладил животное. – Мы тут часто гулять любим в это время, набираемся сил, да Пушок? – медведь одобрительно посмотрел на хозяина и обхватил его ногу обеими лапами.

- Да кто ты, черт возьми?! – прокричал Русак, не отводя взгляда от хищного зверя.

- А вот черта лучше не зови, – мужчина подвигал указательным пальцем и отвел взгляд в сторону. – У него юмор совсем скверный. Тебе будет не весело.

- Слушай, убивать ты меня, похоже, не собираешься, выпускать тоже. Чего тебе от меня надо в таком случае?

Мужчина присел на стул, который внезапно материализовался около медвежонка, скрестил ноги и закурил. После первой затяжки он закашлял и выбросил сигарету в угол комнаты.

- Фу, гадость какая, – выругался он и продолжил. – В принципе, я был бы не против «спасибо». Но, ежели ты имеешь желание меня поблагодарить, то расскажи анекдот свежий или шутку какую-нибудь в честь первого апреля.

Русак вдруг громко засмеялся, закрыв лицо руками.

- Первое апреля, – вдруг, громко засмеявшись, проговорил Русак. – Ну, Марко, ну козел. Вернусь в бар, по морде ему настучу. Первое апреля. Господи, да кто же так шутит-то?!

- Хм, точно, Марко и компания, – обиженно произнес незнакомец. – Марко и компания, – еще раз повторил он и улыбнулся во все свои белоснежные зубы. – Что же, пока не возражаю. Иди отсюда.

   Русак сразу не понял, что его отпускают на волю, и несколько секунд просто смотрел на незнакомца.

- Я могу идти? – с недоверием спросил сталкер, а потом медленно двинулся к выходу из дома.

- Конечно, можешь. Только не сюда, – мужчина встал со стула, преградив путь к двери. – А туда, – он указал пальцем в сторону подвала и улыбнулся. Медведь же грозно зарычал и впился глазами в сталкера.

- Не понял, – искренне удивился Русак, но автоматически обернулся назад.

- Какие же вы все непонятливые, – незнакомец размахнулся и ударил сталкера по голове поленом, которое появилось из воздуха.

   Русак упал лицом вниз и отключился.


***


   Знакомый звук капающей с потолка воды и покалывание в области голени не позволяли думать ни о чем другом – сталкер снова заперт в подвале, пристегнутый к ванне. С трудом он поднял тяжеленную голову и разомкнул глаза. Ничего не изменилось. В помещение через форточку пробивался светло-алый солнечный свет, ванна с человеческими останками стояла прямо посередине подвала, огромный деревянный шкаф с инструментами находился в углу, а за металлической дверью велись оживленные разговоры, к которым не хотелось прислушиваться из-за ужасной тошноты и ряби в глазах.

   Двое мужчин за дверью договорили, и один из них, щелкнув замком, вошел внутрь. Это был наемник в белой шапке с вырезанными в ней дырками для глаз и рта. Он склонил голову на бок и проговорил:

- Я знаю, зачем ты здесь, так что не притворяйся. Избавлюсь от лишних вопросов: я - наемник. От тебя мне нужны лишь координаты тайника с оружием и патронами. Скинешь мне их на ПДА, мои бойцы проверят, и вали куда хочешь. Я зайду через полчасика, и либо ты скажешь мне все, что я хочу услышать, либо ты будешь учиться общаться с мутантами. Надеюсь, ты все понял, – он уже развернулся, чтобы выйти, но остановился на полпути и тихо, почти шепотом добавил. – И лучше расскажи ему анекдот.

- Что рассказать? – крикнул сталкер вслед уходящему наемнику, который уже защелкнул замок с обратной стороны. – Да что за шутки?! – зло выругался он и с силой ударил по ванне.

- Смешные? – раздался знакомый голос за спиной.

- Снова ты, – Русак увидел знакомую фигуру, сидевшую под потолком на шкафу, в том же шикарном костюме и сигарой в зубах. – Чего тебе надо, ты можешь сказать?

- Ты, милок, совсем дурной что ли? – мужчина выпустил дым и спрыгнул на пол. – Я тебе уже чуть ли не прямым текстом говорил, что мне нужно. Анекдоты, шутки, прибаутки. Ну, байку расскажи, в крайнем случае.

- Типа первое апреля, да? И типа ты никогда не слышал про Марко и его друзей?

- Типа никогда не слышал, – передразнил мужчина. – Типа я всех знаю, – перебил он Русака, который хотел было уже что-то вставить. – Но не они меня просили над тобой шутить. Это моя личная инициатива.

- Я никому ничего плохого не делал, а тебя вообще впервые вижу. С чего это вдруг тебе надо мной шутить?!

- Наверное, удивлю, – подумав, ответил мужчина и материализовал из воздуха ковбойскую черную шляпу, которую сразу одел на голову. – Ты мне нравишься.

- Вот как, – сделав вид, что не обратил внимания на этот мистический жест, ответил сталкер. – Даже не знаю, радоваться мне или огорчаться.

- Ответ очевиден. Сегодня праздник смеха, так что натяни улыбу и пошли со мной, – он похлопал сталкера правой рукой по плечу, а левой слегка взмахнул и замок на голени снова расстегнулся, подарив Русаку свободу.

- Сколько ты заплатил этим наемникам? – спросил Русак, растирая ногу, когда мужчина в шляпе уже взялся за ручку двери.

- Наемники, точно. А я все думал, что что-то забыл, – слегка ударив себя в лоб, проговорил он. – Тебя, кстати, как звать-то?

- Русак, – ответил сталкер, удивленный подобным вопросом.

- Рысь тебе больше пойдет. Поромантичнее звучит, не правда ли?

   Русак хотел что-то ответить, но мужчина растворился в воздухе, оставив сталкера наедине со своими мыслями. Через мгновение зазвучали знакомые звуки стреляющего пулемета.

- Справа, справа обходи эту тварь, – прокричали за дверью. – Нет! Не-ет! – кричавший стал захлебываться и хрипеть.

   Почти сразу наступила тишина, нарушаемая лишь звуком, стекающейся с потолка воды.

- В сторонку отойди. Чего встал, как вкопанный?! – сталкер отошел, и дверь влетела в помещение во второй раз, опрокинув ванну и разбив в щепки старый шкаф. Треснула форточка, и потянуло свежим и прохладным Зоновским воздухом. В образовавшийся проем вошел знакомый человек, поправляя свою шляпу. – Welcome to the party, – совершенно без акцента сказал он и движением руки пригласил наверх в дом.

   Они поднялись по скрипучей темной лестнице, украшенной кровавыми разводами и человеческими конечностями, и вышли в комнату, где сидел знакомый бурый медвежонок, лакомившийся чьей-то ногой.

- Ты мое имя знаешь, а я твое нет, – поглядывая на зверя, сказал сталкер. – Может, представишься?

- Странно. Я тут направо - налево фокусы с перемещениями в пространстве выкидываю, а тебя интересует, как меня зовут? – удивленно приподняв брови, ответил мужчина в шляпе.

- Думаю, что ты не расскажешь, почему не дружишь с законами физики. А еще я хочу отсюда уйти, поэтому считаю, что первым шагом будет знакомство.

- Что же, справедливо. Зовут меня Злым Клоуном, – впервые серьезно ответил на вопрос мужчина в шляпе.

- И что же тебе надо, Злой Клоун? – изо всех сил стараясь не выдавать нервозность, спросил Русак.

- От тебя уже ничего, – вздохнул мужчина и слепил из воздуха шестизарядный пистолет времен дикого запада. Он направил оружие на сталкера и с улыбкой произнес. – А ведь я всего лишь хотел услышать свежий анекдот.

- Эй, не надо, – Русак попятился назад, но поскользнулся в луже крови и полетел вниз по лестнице в родной подвал. Собрав ребрами все ступеньки, он влетел в стену и потерял сознание.


НИИ «Агропром»; 1-е апреля;  12-34


- Русак, поднимайся же, – сквозь дурман раздался знакомый голос Марко.

- Кажись, очухался, – сказал Ден и несколько раз ударил Русака по щекам.

- Не стреляй! – вдруг вскочил Русак и отпрянул назад от тройки сталкеров. – Встречаются как-то в баре русский, украинец и немец, – быстро затараторил он.

- Тихо-тихо, – Волчек шагнул ближе к обезумевшему сталкеру и поднял руки вверх, показывая, что безоружен. – Все свои. Какой немец?

- Злой Клоун, не стреляй! – не слушая сталкеров, кричал Русак. – Не убивай! Я расскажу анекдот!

- Никто тебя не тронет, даю слово, – Ден шагнул к Волчку и тоже приподнял руки. – Мы же пошутили. Просто пошутили. Прости, если как-то обидели.

- Эй-эй-эй, Рус, – подключился Марко и пощелкал пальцами у лица новичка, у которого глаза бегали в разные стороны. – Ты как, нормально?

- Не нормально, – только и выпалил Русак, сел около дуба и заплакал, закрыв лицо руками.

- Первое апреля – никому не верим, – не очень убедительно попытался как-то оправдаться Марко, но Русак заплакал еще сильнее. – Вот и пошутили, блин, – сплюнул он и присел рядом с новичком. – Прости. Я не хотел.


   Двое мужчин стояли на холме и в бинокли наблюдали за четырьмя сталкерами около большого дуба. Один из мужчин, седой, одетый в абсолютно белоснежные брюки и пиджак, слегка прищурился и спросил второго:

- Думаешь, не переборщил?

- Думаю, нет, – тот был одет в шикарный черный костюм и малиновую рубашку. На макушке покоилась ковбойская шляпа. – Он же первый, кто с ума не сошел после моих шуток за те долгие годы.

- Что правда, то правда, но все же я думаю, что методы у тебя…

- Ты хочешь, чтобы я попробовал еще раз? – слегка улыбнулся мужчина в шляпе.

- Э-э, нет, не дождешься, – засмеялся тот, что был в белом и положил руку на плечо второму. – Хотя, Злой Клоун, у нас ведь ты.

- Все же странные они какие-то, ты не находишь?

- Безусловно, немного есть. Но, ведь на то они и люди.

- Первое апреля – никому не верим, – засмеялся Злой Клоун и приобнял своего товарища. – Это же надо было такое придумать.

 - Да уж. Ладно, пойдем, сын. Пора домой.


Послесловие


   С тех пор прошло уже много лет, но заблудшие в бар путники не раз еще расскажут новичкам, которые угостят их выпивкой таинственную историю о странной парочке – молодом пареньке в черном костюме и ковбойской шляпе, и маленьком медвежонке, медленно идущем за ним. Расскажут они, что юноша этот не носит с собой ни оружия, ни детекторов, ни защиты от радиации, и что с незапамятных времен служит паренек этот Хозяевам Зоны, и что после встречи с ним вы уже никогда не сможете улыбаться, а может быть и вовсе понимать окружающий мир. После третей стопки заблудшие путники эти будут рассказывать об ужасных пытках молодого паренька. Расскажут, что никто и никогда не сможет избежать его испытаний. Новички им, конечно, не поверят и будут называть сказочниками, но не раз еще ученым на Янтарь привезут обезумевших людей, которые недавно еще, казалось, смеялись со своими товарищами, обсуждая очередную байку. Они будут смертельно напуганы и уже никогда не вспомнят ни Зону, ни своих родных,  ни друзей.

   И лишь одинокий сталкер по прозвищу Рысь, накинув капюшон на голову, многозначительно произнесет:

- Злой Клоун. Это все Злой Клоун.


Сергей Долгов (SStalker Dolga)

Сказка о том, как блондинка Зону победила

Глава 1 – “Смех продлевает жизнь?”

1 апреля. Кордон. Лагерь новичков. Вечер.


- Слышь, может это… пойдем, артефакт какой поищем, а? Я уже запарился на этом Кордоне сидеть! – молодой низкорослый парень тяжело вздохнул, окинув вопросительным взглядом своего собеседника, и тут же скривился, покосившись на спящего сталкера, что лежал в углу помещения на пугающем своим видом и запахом матрасе.

- Ты че, сюда приехал арты собирать?! – возразил его друг, многозначительно дернув головой, отчего капюшон, надвинутый на самые глаза, чуть съехал назад, и в лучах заходящего солнца блеснули солнцезащитные очки.

- А че, Славик? Зачем мы вообще сюда приехали? Тут же опасно и девчонок совсем нету. Одни эти… сталкеры. Че, нам с ними, что ли, тусить?

- Да ты успокойся! Я все продумал! Помнишь Толика из третьего подъезда? Сколько у него девчонок было? А все потому, что он в зоне был! Настоящий мужик, не то, что ты, лошара!

- Так он в тюрьме сидел! Это же не та зона!

- А ты че, в ту захотел? Какая разница! Главное, что как только девчонки узнают, где мы были, они сами за нами бегать начнут!

- Так что нам делать-то? Просто сидеть?!

- Димон, у нас с тобой это… стволы есть? А прикид их сталкерский? Ну и далеко мы уйдем? Как две лошары. Нет, тут надо, чтобы дело верняк было… ну, чтобы безотказно!

- А, понял! Это как мы в тот раз к Светке подкатить пытались, чтобы верняк. Тока тогда ее папа с двустволкой… - парень, как бы между делом, потер пятую точку.

- Да заткнись ты! Нам дело надо верняк. Чтобы раз, и сразу известными сталкерами стать. А потом можно и домой, к девчонкам! Ну, круто я придумал?

- Круто, Славик! Только я че-то не пойму, где мы дело такое найдем? Сидорович нас после прошлого раза даже на порог не пустит!

- Да ты успокойся! Я что-нибудь придумаю! – молодой человек насупился, встал с пола и внимательно осмотрел потухший костер, около которого и происходило стратегическое совещание. Долгое время горе-сталкеру не приходило ничего в голову, отчего его лицо становилось все мрачнее. Засунув руки в карманы, он по очереди осмотрел потолок, стены, пустой оконный проем, кучи мусора, хаотично разбросанные по полу и, наконец, остановил взгляд на улыбающейся беззаботной физиономии Димона.

- Ну че, Славик?

- Лошара ты, вот че! И сними эту свою кепку! – Славик попытался сорвать с друга головной убор, но не тут-то было. Димон тут же извернулся и вцепился в свою яркую разноцветную кепку. – Да отпусти ты!

- Слышь, Славик, отдай! Это мне мама подарила! Ты знаешь, что она скажет, когда узнает?!

- Что ты лошара!

- Сам ты лошара! А ну пусти!

- Затухли оба! – донеслось до юных сталкеров из угла, где всего секунду назад дремал какой-то мрачный “шкафообразный” тип. А в следующую секунду двое друзей уже болтались в воздухе, поднятые над полом за шиворот комбинезонов. – Хто тут у нас тишину нарушает? О, да я вас знаю! Вы вчера к Сидоровичу заходили? Ну, точно! А потом ты, - здоровяк хорошенько встряхнул Славика, - воспользовавшись секундным отсутствием шефа, залез в его ноутбук. И спалил его нахрен!

- Я хотел почту проверить!

- Почту? Я тебе сейчас сам заказным письмом домой пошлю! По частям, - сталкер недобро усмехнулся. - Меня из-за вас зарплаты лишили. И, кажется, пришло время восполнять аморальный ущерб.

- Может моральный? – подал голос побелевший от страха Димон.

- А мне один фиг…

Сталкер не успел договорить, так как в следующую секунду Славик изловчился и со всей силы, насколько позволяло положение, ударил носком ботинка точно в пах здоровяку. Но не успел парень всерьез обрадоваться своему геройскому поступку и тому, что он вновь твердо стоит на ногах, как почувствовал чудовищный по силе удар в грудь. Вдруг, откуда-то с улицы донесся страшный визг и скрежет металла, до их слуха донесся пронзительный возглас: “Сталдеры!”. Но Славику уже было все равно, последнее, что он помнил, это пудовый кулак, приближающийся к его лицу.


- Это все из-за тебя, лошара, - Славик с сожалением осмотрел оторванный рукав куртки, после чего, в который раз ощупал правый глаз, под которым красовался огромный синяк.

- Ггам виковат… - Димон убрал руку от носа, вытирая кровь о штаны, - Не надо было на компе Сидоровича тот странный сайт просматривать. Бесплатное видео! Горячие фотки!

- Да пошел ты! Да я, да я… я им всем отомщу!

- Это как же?! Покусаешь того здоровяка?

- Лучше! – Славик с загадочным видом полез в карман штанов и достал оттуда загадочный цилиндрический контейнер. По крайне мере, таковым он показался Димону. – Зацени! Это…эта… ну, в общем, дымовая граната.

- И че, Славик? Нафига нам граната? Ее че, продать можно?

- Дурак ты! Не для того я ее покупал. Мы с тобой это… мстить будем! Сидоровичу!

- А ему-то за что?

- А пусть он не натравляет своих амбалов на двух конкретных пацанов! Все! Пойдем, я по дороге тебе объясню.

- А это неопасно?

- Да ты успокойся! Я уже сто раз так делал! Да и это… сегодня же первое апреля! Мы типа пошутим, - Славик ехидно усмехнулся. – Главное, чтобы Сидор в штаны не наложил!


А тем самым временем в “бункере” Сидоровича…


- Ну, ты там скоро?

- Нет еще… тут просто… а где тут пуговицы?

- Это комбинезон, какие пуговицы?! Там молния!

- Фу, как грубо. А где их шьют? Ну, комбинезоны эти. У меня есть несколько предложений к кутиле…

- К кутюрье, что ли? – Сидорович тяжело вздохнул. Сейчас он бы, наверное, еще и выразительно закатил глаза, если бы они не были не только закрыты, а еще и прикрыты ладонью, для пущей верности.

Если честно, то на протяжении последнего получаса этот старый, многое повидавший на своем веку торговец чувствовал себя круглым идиотом. И на то были веские основания…

- Э… я тут подумал… - прервал размышления барыги приглушенный шепот сталкера Волка, который стоял сейчас рядом и точно также закрывал рукой глаза. – А что если наш странный гость воспользуется ситуацией… Мы же беспомощны, бери голыми руками.

- Да нет… - протянул торговец, однако в его голосе слышалась неуверенность. – Быть такого не может. Но если только… Твою дивизию! Эй, ты там, слышишь, я открываю глаза! – не дождавшись ответа своего незримого собеседника, Сидорович убрал руки от лица. – Где ты?!

- А-А-А!

- Ой! Нет! Я не смотрю! – барыга поспешил зажмуриться и даже отвернулся, закрывая глаза обоими ладонями. – Да чтоб тебя! Не смотрю я!

- Вы обещали! – в голосе неведомого собеседника стали отчетливо слышны плаксивые нотки.

- Все, все, больше не буду!

- А вот сейчас самый удобный момент… - вновь подал голос Волк.

- Заткнись, сталкер! И так запугал меня, что я тут чуть было не обосрал… Богу душу не отдал!

- Все! – раздался радостный голос, прервавший перепалку двух закадычных друзей. -  Можете смотреть.

Сидорович с Волком одновременно облегченно вздохнули и открыли глаза, уставившись на странного гостя. В течение какого-то времени они просто смотрели, не в силах вымолвить ни слова, и если барыга с каждой секундой все больше кривился, то сталкер начинал откровенно посмеиваться, даже не пытаясь скрыть своей лучезарной улыбки.

- Неплохо получилось, - хихикнул Волк, оглядывая фигуру незнакомца. – Вот только… мне кажется, или тут что-то лишнее?

- Где?! – странный гость сделал шаг вперед, входя в лучи тусклого электрического света, падающего с потолка, и стал придирчиво осматривать себя. Теперь его можно было хорошенького разглядеть… точнее ее. Молодая, высокая, стройная брюнетка с милым ангельским личиком: пухлые губки, чуть вздернутый носик и большие завораживающие глаза буквально пленяли с первого взгляда. Стоит ли говорить, что фигура у этого создания была чудо как хороша? Вот только наша юная красавица никак не могла взять в толк, почему же стоящие перед ней мужчины хмурятся, глядя на все ее достоинства. Вообще-то, она привыкла к другой реакции… Ну да, комбинезон грубоват и давно вышел из моды, но так ведь это они заставили напялить ее это старье, а теперь воротят носы?

- Сидор, кажется, твой план не увенчался успехом. У нее…эээ… слишком выдающаяся внешность и… форма.

- Хватит хохмить! – Сидорович был мрачнее тучи. – Эта форма…тьфу… то есть одежда! Она ей не подходит! Она не скрывает ее… женственности! Ну и как, спрашивается, мы отправим ее в Зону, если она – девушка!

- Мальчики, что-то не так? – странная гостья умиленно захлопала глазами.

- А, - барыга махнул рукой и, лязгнув замком железной решетки, которая разграничивала комнату на две – хозяйскую, попасть в которую не мог никто, кроме самого барыги, и, соответственно, приемную – с досадой плюхнулся на стул. – Вот скажи мне… Наташа, на кой ляд тебе понадобилось идти в Зону?!

- Я же вам уже говорила – ищу человека…

- Помню! Но понять не могу! Ну зачем тебе сдался этот Сом? Тем более, мы с моим другом уверены, что этот сталкер покинул Зону.

- А он мне приснился. Я знаю, что Сом здесь! Он оставил у меня свой автомат, и я должна ему его вернуть.

- Да это самая обычная «Гроза»! Да, дорогая, но ничего в ней особенного нет!

- А мне надо отдать! И если перед своим уходом он ходил к центру Зоны, значит, и я должна туда попасть! – девушка подошла к железной решетке, внимательно изучая интерьер помещения.

- Ладно! Хорошо, будь по-твоему. Я обеспечу тебя всей необходимой амуницией и припасами. Замаскировать тебя под парня не удастся, ты это и сама, наверное, уже поняла. А обойдется это все тебе… так посмотрим, - барыга достал из стола блокнот и стал что-то старательно записывать. Даже кончик языка высунул от сосредоточенности. В какой-то момент Наталья заметила, как Сидорович загибает пальцы, пытаясь что-то подсчитать в уме. Но вскоре торговцу это все надоело, и он извлек из стола огромные деревянные счеты. – Так’с… приход… расход…

Старик что-то бубнил себе под нос, щелкая костяшками и то и дело, перегоняя их из одной стороны на другую.

- Да чтоб тебя! Черт бы побрал тех двух недоумков, что спалили мой ноутбук! – выругался в сердцах торговец, ударив кулаком по счетам. - Кто-нибудь из вас умеет ими пользоваться? – взор неудачливого бухгалтера устремился на Наталью с Волком.

- Я! – вдруг выпалила девушка, что заставило сталкера удивленно вскинуть брови. – Сейчас покажу! У меня у бабушки дома такие же были… - Наташа не церемонясь “впорхнула” в “клетку” Сидоровича и забрала у него счеты. – Значит, смотрите. Берете вот так… и раз! – девушка перевернула счеты на правый бок и костяшки съехали следом. – И еще вот так! – теперь уже хитрый инструмент лег на левый бок. – А еще на них играть можно! Как на трещотках! И кататься! И…

- Хватит! – пунцовый Сидорович ударил кулаком по столу.

То ли нашему юному дарованию не понравилось то, что на нее закричали, то ли она испугалась резкого звука, но в следующую секунду описавшие в воздухе дугу счеты приземлились на лысину барыги. Из угла, где сидел Волк, доносился уже не смех, а скорее болезненное всхлипывание и постанывание.

Возможно, Наташа и поплатилась бы за свою неловкость, но от расплаты ее спасло одно маленькое обстоятельство. Откуда-то сверху донесся металлический лязг, послышались звуки странных ударов, а в следующую секунду небольшая металлическая решетка, расположенная в стене под самым потолком, вдруг распахнулась, повиснув лишь на одном ржавом болту. На деревянный стол, за которым восседал Сидорович, упал странный продолговатый предмет и закрутился волчком. Какое-то время все заворожено наблюдали за происходящим.

- Граната! – завопил Волк, первым пришедший в себя. - Бегом все на выход!

Сталкер вскочил и принялся открывать огромную железную дверь, что преграждала выход на поверхность. Девушка лишь хихикнула. А вот у Сидоровича словно открылось некое второе дыхание – подобной прыти от торговца никто не ожидал. Вскочив, он выхватил из-под стола железный казан и накрыл им гранату, судя по разлетевшемуся по столу рису, посудина была далеко не пустой. Далее происходило уж совсем необъяснимое. Барыга рывком распахнул вмонтированный в стену сейф, но вместо того чтобы вытащить оттуда бумаги и аккуратно сложенные в углу деньги, он вдруг впихнул туда казан вместе со смертельной игрушкой. Захлопнув железную дверцу, он схватил ничего неподозревающую Наташу и, перебросив ее через плечо, кинулся к выходу. Возможно, если бы он сначала объяснил девушке причины подобного поведения, она бы сопротивлялась не столь бурно. Волк, поднимавшийся по лестнице следом за Сидоровичем, дважды получил в лоб ботинком, пока, наконец, не догадался подхватить ноги девушки и забросить их себе на плечо. Так они и выбежали на улицу – бледный, перепуганный торговец, раскрасневшийся и взмыленный, с отпечатками подошв ботинок на лице сталкер и кричащая, и брыкающаяся девушка, путешествующая на двух мужчинах, словно палас. Далее прозвучал приглушенный взрыв, и облако пыли, вырвавшееся из подвала, поглотило наших героев.


Пару часов спустя


- Стойте!

- Это все Славик!

- Заткнись, лошара!

- Я так больше не буду! Это он все придумал!

Двух кричащих и сопротивляющихся сталкеров впихнули в “бункер” Сидоровича, плотно прикрыв следом дверь. Парни, поняв что прямо сейчас никто их убивать не собирается, с интересом огляделись по сторонам. Развороченная стена, сейф, который теперь лишь отдаленно напоминал таковой, погнутая решетка, что раньше всегда разграничивала комнату, перевернутая мебель, гарь, пыль и обвалившаяся с потолка штукатурка – вот лишь та малая часть, которую смогли разглядеть горе-сталкеры перед тем, как из маленького закутка, куда Сидорович никого и никогда не пускал, вышли три человека. Хотя… людьми их можно было назвать чисто условно – взлохмаченные волосы, синяки и ушибы, порванная одежда и плотный слой грязи, который покрывал их, безусловно придавал им специфического шарма и даже обаятельности. Чего стоят только эти выразительные, горящие злобой глаза!

- Не надо! – сталкеры попятились, в то время как эта троица приблизилась к ним на несколько шагов. Димон, стоявший ближе к двери, вдруг кинулся к ней и забарабанил кулаками по неприступному металлу.

- Пошутить захотелось?! – изрек один из “монстров”, который лишь отдаленно напоминал Сидоровича. – Ну, вот сейчас и посмеемся!

- Славик сказал, что это дымовая граната! Мы хотели лишь вас разыграть! – Димон, упав на колени, стал размазывать по щекам слезы вперемешку с грязью.

- А че сразу Славик-то?! – возмутился второй шутник.

- А по гранате что, не видно, какая она? – продолжал напирать торговец, закатывая рукава. – Вы мне тут все разнесли!

- Не видно! – огрызнулся Славик, отступая назад и принимая боевую стойку. – Она самодельная! Вон у Волка спросите, это он мне ее продал!

- Что?! – от удивления барыга даже кулаки опустил.

Волк, до этого времени хранивший молчание, прикрыл рот ладонью, дабы сдержать смех и сдавленно произнес:

- Так он мне сказал, что хочет ее в старую печную трубу засунуть. Друзей разыграть. Он говорил, что никого поблизости не будет! Я же предупредил, что граната самодельная и может рвануть! Да это ему почти открытым текстом было сказано! Сегодня же первое апреля! Я и разыграть его хотел. Кто ж знал, что он идиот?

- А по этим двоим не видно!

- Вот и разбирайтесь со своим Волком! Он во всем виноват! А мы пошли… - последние слова были сказаны Славиком как-то неуверенно.

- Ну уж нет! После всего, что вы натворили?! – Сидорович нехорошо усмехнулся, - Вам повезет, если вы живыми и здоровыми останетесь!

- Кхе, кхе, - донеслось откуда-то слева, и Сидорович с удивлением посмотрел на Наташу, о существовании которой, казалось, совсем забыл. – Вы тут говорили, что проводника мне никак не найдете… А как насчет этих двоих? Пусть меня проводят туда и обратно, а я им хорошо отплачу.

- Сколько? – в один голос выпалили Славик и Димон.

- Заглохните! – оборвал Сидорович, не дав девушке ответить. – Вы мне тут все разворотили… Как я решу, так и будет! Если все хорошо сделаете, то потом поговорим о вашем вознаграждении. А пока… Наташа, вы уверены, что в состоянии оплатить услуги двух проводников? Они, конечно, молоды, но от этого не менее опытны и, чего уж греха таить, недешевы. Только посмотрите на них! Всего пару дн… лет здесь, а уже такие молодцы! А! – барыга хохотнул, хлопнув Славика по спине, да так, что тот чуть не упал. – Я ведь к ним прикипел всем сердцем…

Девушка подошла и шепнула что-то на ухо торговцу. Тот даже глаза выпучил.

- Где вы храните подобную сумму?!

- В своей машине, - непринужденно пояснила Наташа.

- В машине?! – Сидорович переглянулся с Волком.

- Ну, я же тебе говорил, - подал голос сталкер. – Эта дамочка приехала на Кордон на джипе. И убила его всмятку, врезавшись в дерево, когда завернула в нашу деревню.

- Я педали перепутала, - потупив взгляд, пояснила девушка.

- Я даже не хочу знать, как вам удалось миновать военных! Вы… вы даже не представляете, как вам повезло! – барыга стал подталкивать всех к двери. – Все, все наверх. Сейчас проведем необходимые денежные операции, и я выдам лучшее снаряжение, что есть у меня на складе! А, кстати, Волк, ты пока найди мне каких-нибудь людей, которые смогут все здесь привести в божеский вид. Понял? Вперед!


Глава 2 – Оборотни в погонах

2 апреля. Кордон. Лагерь новичков. Полночь.


- Я вообще не понимаю, почему мы должны тащиться ночью! Славик, ну скажи ты ей? – ныл Димон, но  все же продолжал одеваться в новенький комбинезон, выданный Сидоровичем. После того, как парень закончил, он в очередной раз придирчиво осмотрел себя. – Да не идет мне эта фигня!

Стоящий рядом, уже собранный Славик отвесил своему товарищу подзатыльник и хотел уже было что-то сказать, но Наташа его опередила:

- Так, мальчики, не ссорьтесь! Нам уже пора выходить. Чем скорее мы найдем Сома, тем быстрее вы разбогатеете. Обещаю!  Слово сталдера! Или, как говорит мой папа, век воли не видать!

Молодые люди вопросительно переглянулись.

- Мальчики, мне известно, что мой друг, перед тем как покинуть Зону, ходил к ее центру. Нам надо пройти этим маршрутом и попытаться найти тех, с кем он общался, и кто может знать, где его искать. Дядя Сидорович сказал, что сначала следует заглянуть в бар. Все, пойдемте!

Сталкеры по очереди разобрали из кучи сваленных посреди комнаты предметов свои рюкзаки и оружие, причем девушка вместо привычного любому бродяге вещмешка взяла огромную черную сумочку и, не замечая пораженных взглядов своих спутников, направилась к выходу. Славик последовал следом, а вот Димон еще какое-то время задержался, вновь осматривая свой внешний вид.

- Да я как лох в этом барахле, - выдохнул он, натягивая на голову свою цветную бейсболку и пряча ее под капюшоном.

На улице было на удивление тепло, дул слабый прохладный ветерок. Зона словно предлагала забыть на время о проблемах и просто понежится и порадоваться жизни. А тишина так вообще завораживала.

- Да, хорошо тут у вас, - выдохнула Наташа, когда Димон захлопнул дверь маленького покосившегося домика, в котором они переодевались и обсуждали детали предстоящей вылазки. – Вы только прислушайтесь к этой тишине!

Сталкеры и впрямь навострили уши, пытаясь разобрать хоть что-то… Странно, даже у еще не совсем потухшего костра никого не было, все предпочли разбрестись по своим берлогам. Ну, почти все…

- Ходют и ходют! Топчут и топчут! Они топчут, а я убирай за ними! Так… - донесся откуда-то из темноты протяжный знакомый голос. – Кто тут у нас? Сява. Ну, тогда конечно. Недоумок, постоянно таскает мне всякую дрянь! Еще бы консервных банок насобирал! Топчет и топчет! А толку ноль! У… я бы ему!... А тут кто дрыхнет? Штырь! Ну да, конечно! Лучшее оружие у него! Денег куры не клюют! А в прошлый раз пришел с десятком хвостов псевдопсов! И по триста говорит! Как так?! По сто! А он триста! У! Я тебе дам триста! Я тебе сейчас на все твои триста выдам! Вот сейчас… - послышалась возня и кряхтение. – Ну, вот, так-то лучше… О! А…а что это? Ай-яй-яй! А кто это сделал?! А? Кто?

Славик и Димон обменялись недоумевающими взглядами, но не успели сталкеры ничего сказать, как Наташа, высунувшись из-за угла, вдруг завопила:

- Дядя Сидорович! Мы уже пошли! А что вы там делаете?

Еле заметная в темноте фигура, сгорбившаяся у порога одного из домов, вдруг резко распрямилась и кинулась бежать по направлению ближайших кустов. Треск сломанных веток переполошил, наверное, всю округу. Сталкеры повыскакивали из своих домов, опасливо оглядываясь по сторонам.

- Пойдем, от греха подальше, – Славик ухватил Наташу за плечо и потащил за собой. – Ты сама говорила, что нам следует поторопиться!

- Дядя Сидор сошел с ума, - хихикнула девушка, нисколько не сопротивляясь столь грубому обращению.

Однако, уйти далеко не удалось. Пройдя вдоль дороги, путники достигли старого железнодорожного моста, который как всегда патрулировали военные. Миновать его можно было двумя способами – заплатив мзду за “спокойный” проход, или же попытать счастья на насыпи, перелезая через колючую проволоку и прочие малоприятные для тела и души вещи. Славик и Димон, руководствуясь электронной картой, залитой Сидоровичем на ПДА, хотели было отправиться в обход, но Наташа взяла все в свои хрупкие женские руки – выйдя на дорогу, она, ничуть не скрываясь, направилась в сторону военных. Лазерные целеуказатели, тут же заплясавшие на всей троице, дали понять, что прятаться больше не имеет смысла.

Приблизившись с поднятыми руками – за исключением Наташи, которая застенчиво улыбалась и накручивала локон волос на палец – наши герои в нерешительности замерли, оглядывая хмурые лица вояк. Молчание затягивалось.

- Че они молчат-то? – прошептал Димон, поглядывая на своего закадычного друга.

- А я откуда знаю! Бля, вот вляпались. Надо это… главного их вычислить и того…

- Они же нас застрелят, если мы их шефа того!

- Да не убить, а договориться!

- А… ну тогда давай, Славик, договаривайся. Только кто из них главный? У всех морды одинаковые…

- Да успокойся, я все придумал. У главного…это… звание выше других должно быть!

- Ну, у вон того крайнего, самого бледного-то, - Димон осторожно кивнул в сторону одного из военных, который в отличие от остальных не держал их на мушке. – У него три звезды! Генерал, да?

 - А я откуда знаю!

Наташа, до этого внимательно слушавшая разговор своих товарищей, вдруг сделала шаг навстречу тому самому “генералу” и произнесла:

- Товарищ военный, а вы нас арестовать хотите?

Старший лейтенант вздрогнул и медленно повернул голову в сторону девушки.

- Да нет, скорости-то вы не превышали… ой! То есть, да! То есть… Разрешите представится – инспектор ГИБДД Лаптев… Николай. То есть, бывший!

- Бывший Николай? А сейчас вас как зовут? – Наташа удивленно уставилась на военного.

- Да нет! То есть… гражданка, что вы меня путаете!

- Слышь, командир, может, договоримся? – влез в разговор Славик, подмигнув старшему лейтенанту.

В следующую секунду Лаптев изменился в лице – он вздрогнул, будто его током ударило, глаза налились кровью, а трясущиеся ладони сжались в кулаки.

- Да где ты это видел, чтобы русский инспектор ГИБДД взятки брал? А? Не бывать этому! Да ты у меня…

- Николай, отставить! – донеслось из густых кустов, что располагались поблизости. В следующую секунду оттуда появился низкорослый военный, поспешно застегивающий ремень штанов. – Отставить! Идите на другую сторону нашего поста, там нужна ваша помощь!

- Так, а как же… - старший лейтенант явно растерялся. Заметавшись, он стал поспешно переводить взгляд с нарушителей на своего товарища, не в силах принять окончательное решение.

- Иди, иди, я сам тут пока разберусь! Они у меня по всей строгости ответят! Да, да, - утвердительно закивал головой боец в ответ на так и не озвученный вопрос Николая и легонько подтолкнул его в спину. И лишь когда Лаптев скрылся из виду, он, наконец, обратился к троице сталкеров. – Разрешите представиться… Ой, гражданочка, - военный усмехнулся и поцеловал руку Наташе. – Старший лейтенант Гаврилов. А что это мы тут делаем? Такая красивая обаятельная дама в компании… сталкеров. Далеко путь держим?

- К центру Зоны, - девушка попыталась высвободить ладонь из хватки галантного кавалера, но не тут-то было.

- Ой, не могу! Ха-ха-ха, - Гаврилов громко рассмеялся, продолжая пожирать глазами Наташу. – Ой… Да вы шутница, - военный погрозил своей собеседнице пальцем. – Ох. А на товарища моего вы не обращайте внимания. У него это… крыша чуть-чуть того. Дурак в общем. Эх, а вот, помнится, я до Зоны на трассе стоял! Эй, вы там ничего не подумайте, я в ГИБДД работал, - поспешно добавил боец, заметив, как физиономии Славика и Димона расплылись в довольной улыбке. – Так вот, работал я на трассе «Пенза-Копейск»… с помощницей. Как сейчас помню, ее Эльвиркой звали, - старший лейтенант подмигнул Наташе. – Ох и баба была! У! Много денег мы тогда зарабатывали. Понимаешь о чем я? Ты даже лучше ее будешь… А учитывая местный контингент, мы озолотимся!

- Товарищ бывший гибэдэдэшник, мы вообще-то в бар идем. У нашей спутницы кое-какие очень важные дела к «Долгу». Понимаете? – Славик выразительно посмотрел на Гаврилова, да так, что тот аж поперхнулся.

- Так вам пройти надо? А что вы мне сразу не сказали? Мозги мне тут пудрите! По стандартной таксе!

- Такса? А где тут такса? Я люблю собачек! Мне папа однажды подарил! – девушка начала в подробностях описывать домашнее животное, активно при этом жестикулируя. Военный даже руку ее выпустил и отступил на шаг назад, когда прекрасная дама заехала ему локтем в живот.

- Наташа, у тебя деньги есть? – прервал монолог своей спутницы Славик.

- Деньги? Есть! – девушка сняла с плеча свою сумочку и начала в ней копаться, передавая часть мешающих пожиток своим товарищам.

На Божий свет появились несколько расчесок, маленький, работающий от батареек фен, огромная косметичка, упаковка нераспечатанных бигудей, набор каких-то пилочек и крючочков, о предназначении которых можно было только догадываться, мобильный телефон, фотоаппарат, фотография какого-то странного мужика пугающей внешности, вставленная в розовую рамку, набор визиток, очередная косметичка… Где-то в этот самый момент глаза Гаврилова полезли на лоб. Когда Наташа в заключение всего этого достала почти с самого дна гранату, выданную ей Сидоровичем, и непринужденно кинула ее в кучу барахла, что держал в руках Димон, старший лейтенант громко клацнул зубами.

- Ах, вот они, - произнесло ангельское создание, непринужденно хлопая глазами и протягивая бойцу пачку денег, туго перетянутую резинкой.

Гаврилов отсчитал несколько купюр, а все остальное поспешил вернуть своей странной собеседнице, продолжая при этом коситься на руку Димона, в которой тот сжимал приснопамятную гранату.

- Счастливого пути, - выдохнул боец и тут же поспешил скрыться из виду.

Спустя пять минут путники уже бодро шагали по дороге.

- Странные они эти военные какие-то. Зашуганные… Но это ничего, это от недостатка внимания. А мне этот последний лейтенант понравился. Вот балда! Надо было ему визитку оставить… - мечтательно произнесла Наташа, глядя в ночное небо Зоны, на котором ярко горели звезды.

Глава 3 - Успокойтесь, больно не будет!

В баре как всегда было душно, но на удивление немноголюдно. Наверное, всему виной было раннее утро, а, может быть, то, что вчера было первое апреля… Вон, даже вечно скучающий бармен хихикал, сидя на стуле и держа в руках старенькое, повидавшее виды радио. Из динамика доносились ужасные помехи, сквозь которые все же пробивался упорный и настойчивый человеческий голос, пафосно вещающий какую-то малоразборчивую чушь. Вдруг, как по мановению волшебной палочки, треск прекратился, и всем присутствующим стал отчетливо слышен грубый мужской голос с сильным кавказским акцентом:

- Танай-на тана-на-на най-на тым-тым! Доброе утро, Зона! С вами снова я, Жорик Вартанов, в эфире радио «Зона Фэ Мэ»!

- Да не Фэ Мэ, а Эф Эм! Сколько раз повторять?! – возразил кто-то диктору на том конце радиоволн.

- Да успокойся ты! Так и писать надо! А то, что тут понаписали, увася? В русском языке нет таких букв!

- Это английские буквы!

- А я их не учыл!

- Ты и русских не знаешь…

- Что?! Да я тебя уволю! Отвечаю, один день! Понял?! Ты чо, обиделся что ли? Слушай, давай вот сейчас не будем!

- Не будем! Все, мы в эфыре!

- Итак, с вами мы, радио «Зона… Ф…Ф…»

- «Эф Эм»!

- «Эф Эм», и мы открываем нашу страницу новостей! Главное сообщение поступило к нам совсем недавно – наши проверенные источники сообщают, что в Зону проник «НЛМ»! «Неопознанная летающая машина»! Этот автомобиль словно пуля пролетел через блокпост военных, и те не смогли его остановить! Поначалу они думали, что это высоко…пос…высопос… короче, что это крутой человэк из правительства приехал с проверкой, но когда машина снесла шлагбаум, салдофоны поняли, что здесь что-то не то! Понял, увася?! Дураки они! Их «НЛМ» вообще могло в труху растереть, а они бы этого даже не заметили! Правильно, так им, козлам, и надо!

- Слушай, ты можешь свое мнение держать при себе?! Оно никого не интересует! Читай тэкст!

- Ладно, ладно, успокойся. Так вот, один из очевидцев… слышишь, увася, всего один! Остальные в штаны наложили! Кхм, так вот, всего лишь один солдат смог рассмотреть водителя! А за рулэм машины находился зеленый человечек!

- Зеленый, блин, - хохотнул бармен, покачиваясь на стуле. – Да если бы они моего фирменного пойла хлебнули, то вообще бы посинели и с камнями разговаривать начали! С почечными!

Славик и Димон переглянулись и вопросительно уставились на Наташу. Та, к всеобщему удивлению, сообразила, чего от нее хотят ее спутники и тут же пояснила:

- Я когда за рулем еду, то частенько какие-нибудь омолаживающие маски для лица делаю. А что, очень даже удобно! Особенно если ехать далеко. А тут, я про нее совсем забыла… Но маска хорошая была и совсем не зеленая! Из сока алоэ, горчицы и семян тибетского огурца!

Парни дружно захихикали, прикрыв рот ладонью, а тем временем новостная сводка продолжалась:

- Вах, следующая новость ваще, увася, страшная, так что просим нервным уйти от экранов… то есть от приемников. Далеко, корочэ.

- Скажи – горячая новость! – посоветовал неведомый собеседник диктора.

- Горячая новость! Просто вах, как горит! Жжется прям! Я будто чувствую, как она вот прям сейчас…

- Да успокойся ты! И сядь нормально!

- Хватыт! Ты сам сказал!

- Все!

- Все, все! Итак, нам стало известно, что пропал легендарный герой Зоны сталкер по кличке Хемуль! Очевидцы путаются в показаниях и вообще плохо ворочают языками!

- Ха, вот полюбому набухался где-нибудь! – вставил свои пять копеек бармен. – На два пальца, блин! После, как всегда надрал задницы парочке всезнаек, видящих себя властителями мира, а теперь зажигает со своей Динкой где-нибудь на VIP вечеринке! Ну, или дрыхнет где-нибудь под забором! Ему же все одно, что мед, что навоз радиоактивный.

- Теперь о неприятном, - Жорик многозначительно прокашлялся. - Кто-то ср… э, нэт, я так не скажу! Мне же мама потом! Нэт, нэт, нэт! О! Кто-то гадит на Кордоне! Закладывает бомбы, так сказать, перед домами мирных жителей! Уже пострадало множество ни в чем не повинных людей, включая парочку миротворцев, которые отважились на попытку задержания «Кордоновского маньяка»! Общественность бунтует и требует… цитата: “Найти и наказать вероломного нарушителя спокойствия!” Именно так прокомментировал эти события торговэц Сидорович, что заправляет всеми делами на Кордоне.

- Я щас умру, - бармен покатился со смеху, перекрикивая многострадальное радио. – Сидор… ха-ха-ха… ну и устроил же он им! Кто ж знал, что в тебе скрыт такой талантище! Ой, не могу! В актерку… актерскую школу надо было! Ой… я… я… Знали бы вы парни, что это за жук навозный!

 - Жорик, врэмя! – донеслось из динамика.

- Ах да. Продолжаем! Наши доверенные осведомители сообщили…

- Знаю я ваших осведомителей, - вновь влез бармен, утирая выступившие на глазах слезы. – Да если бы не я, вы бы прогноз погоды рассказывали! Или хвост собачий рекламировали! Или…

- … сообщили, что ранее бесследно исчезнувший сталкер Гупи на самом деле отправился к центру Зоны! – продолжал вещать диктор. – Нет, Рудик, ну ты посмотри, а? Вах, какой мужик, не смотри, что Гупи обозвали! А! Взял и пошел!

- Да ты дальше читай! Его похитили! – возразил собеседник Жорика.

- Да?! Че, правда?! Ах, суки! Да как они могли! Такого мужика сгубили! Вах, вах, вах! Гэрой!

- Геморрой! – гаркнул бармен, покачнувшись на стуле. – Это ж надо было, перед тем как пропасть, взять и заказать у меня целый ящик зерен кофе! Ну, Гупи, ну удружил! Чтоб тебе там хорошо пилось! Куда мне теперь эти зерна девать?!  Благо, удалось одному придурку полпартии толкнуть, сказав, что это африканские семечки…

- Итак, и в заключение нашего радио-эфира прискорбные новости…

- Че, вас закрывают что ли? Довыкобенивались идиоты? – хохотнул бармен.

- Мы совсем недавно, буквально пару минут назад, узнали страшную весть. Прям, брат на трубку позвонил и говорит: “Вах, Жорик, у меня тут полный… нехороший, в общем, ситуация”. Было совершено нападение на всем нам известный пост военных, располагающийся под старым железнодорожным мостом, недалеко от деревни сталкеров на Кордоне. Налетчики мастерски и молниеносно ликвидировали половину солдат, включая моего знакомого друга, бывшего инспектора ГИББД, а ныне старшего лейтенанта Антона Николаевича Гаврилова! Вах, какой мужик был… Да я бы этих козлов, что его… Да я… Да они моего друга убили! Нэт, ты слышал?! Я бы им! – из динамика послышался грохот, крик и прочие малоприятные звуки.

- А что там вашего литеху ликвидировать? – бармен плеснул себе что-то в стакан и залпом его осушил. – Опять, небось, в засаде сидел. Привычка у него! Скажи-ка, дядя, ведь недаром, ты тут сидишь в кустах с радаром!

- Извэните, - донесся какой-то странный, приглушенный голос диктора, будто он прикрывал рот рукой. – Возвращаемся к нашей трагэдии. Вот. Но вопрэки всей безыходности… тьфу… ой извините… бызхности… да чтоб тебя! Безности… Да кто это писал?! А, Рудик? Покажи мне этого безыходного!

- У нас врэмя! Говори быстрее, скоро рэклама!

- Короче, несмотря на то, что была полная жопа, военным удалось накостылять нападавшим. Весь выживший состав чествует героя – старшего лейтенанта Лаптева, который благодаря своему умелому обращению с жезлом “ги-бэ-дэ-дэ-бэ”… а не, последнее не “бэ”, а закорючка какая-то… Короче Лаптев мужик! Респект! Привет! Ура! Все! Рэклама!

- Подожди! Скажи про спонсоров! – напомнил вездесущий суфлер.

- Ах да! Главным спонсором нашего радио является бар «Сто рентген». Бар «Сто рентген» - жизнь без долбанных проблем! Всегда в ассортименте свежие новости, артефакты и вкусная еда! Я отвечаю! Сам бы кюшал! А еще я однажды там такую фигню по дешевке купил, отвечаю мужики…

- Не отвлекайся! Кому интересна твоя фигня?

- Моя? Всем интересна! Ладно, ладно, проехала. А у нас на «Зона Эф Эм» рекламная пауза! Танай-на тана-на-на най-на тым-тым! Замучили проблемы сталкер? Запишись в «Долг», стань частью нас, и мы поможем тебе! Позволь нам протянуть руку помощи! – пафосно произнес Жорик, после чего тихо и приглушенно, словно отвернувшись от микрофона, добавил: - Решат, как же… Поглядел бы я, как вы бы помогли моей диарее…

- Ты что?!

- Да ладно, Рудик, нас уже все равно не слушают! Кому рэклама нужна?!

- После того, что ты сказал, точно не будут! Прощайся, давай!

- Мы прощаемся с нашими телезрителями…

- Какие телезрители? Ты вещаешь по радио!

- Ах, да! Извэните…

- Улыбнись!

Повисла пауза, но длилось это недолго, и вскоре из динамика вновь послышался возмущенный голос Жорика:

- Зачем? Зачем мне, увася, улыбаться, если меня не видят?!

- Ох, извини! Я опять забыл, что нас сократили… Я… – слов Рудика было почти не слышно, вместо этого эфир был заполнен всхлипами, охами и причитаниями.

- Да успокойся ты! Не лезь ко мне! Успокойся, я сказал! Мне тут даже больше нравится. Тут можно все, что хочешь делать. Могу, как хочу, сидеть, курыть, лежать, показывать, что хочу! Даже вот так – из динамика донесся звук расстегивающейся молнии.

- Ты что творишь?! Ты что делаешь?!

- А что? Меня же не видят!

- Зато слышат! Там умные люди, не то, что ты, они все понимают! Так, все, хватит, слышишь?! Ты нас позоришь!

И вновь из динамика полились ругательства и крики, сменяющиеся ужасным треском. Бармен усмехнулся и, выключив радио, произнес:

- От клоуны… Да… Ну, хоть какое-то развлечение. Сюда бы мой прежний телик.

- Кхм, - нарочито громко прочистил горло Димон.

Хозяин заведения вздрогнул, затравлено осмотрелся по сторонам и, наконец, заметил гостей, что все это время стояли у входа и почти беззвучно наблюдали за происходящим действом.

- А, посетители, - бармен вскочил со стула и приветливо улыбнулся. – Добро пожаловать! А что это вы тут так тихо в стороночке стоите? Шпионите?

- Не совсем, - Славик сделал шаг вперед, давая понять, что говорить будет он. – Мы это… от Сидоровича. Он должен был вас предупредить.

- Ах, да, да, да. Припоминаю, - бармен засуетился, убирая со стойки стаканы и выкладывая на нее достаточно объемный черный сверток. – Меня, кстати, зовут Сергей Юрьевич Беляков. А вы, кажется, к центру Зоны собрались? Очередные герои! Как хоть вас зовут? Буду знать, за чей упокой свечку ставить! Что молчите? Ну и хрен с вами. В общем, вот тут, - Беляков кивнул на сверток, -  некое хитрое устройство, разработанное учеными. Оно поможет вам миновать так называемый Выжигатель. А дальше ваши проблемы.

- Так оно всего одно? – удивленно воскликнул Димон.

- А тебе оно зачем? После ряда замеров яйцеголовые вдруг поняли, что с нашим Выжигателем-то что-то стало. В общем, он тока на баб действует. Ток тсс… – бармен приложил палец к губам и внимательно осмотрелся по сторонам. – Об этом пока никто не знает. Поэтому и не лезут к центру Зоны. А вы вроде как героями станете! Короче, прибор работает просто, главное, чтобы зеленая лампочка мигала. Мадмуазель, подойдите, пожалуйста.

Наташа не двинулась с места, пока Славик не подтолкнул ее, давая понять, что последние слова были в ее адрес. Беляков развернул сверток и нахлобучил на голову девушки некий странный прибор, больше напоминающий дуршлаг или прохудившуюся кастрюлю. После чего пояснил:

- Вот тут сбоку всего лишь одна кнопка. Как подойдете к Выжигателю, нажмешь ее, и загорится зеленая лампочка. Прибор недолговечный, так что заранее активировать его не рекомендую.

- А он на волосы не влияет? Просто… у меня краска неустойчивая. А где я ее тут потом найду? Я вообще-то  блондинка…

- Уверяю вас, дамочка, это и так видно, - хохотнул бармен. – Нет, вашим волосам это не повредит. А на крайний случай могу предложить хорошую термитоустойчивую половую краску! Шутка! У меня все. Желаете еще что-то приобрести?

Троица отрицательно покачала головой.

- Ну, тогда валите отседова!

- Подождите, дяденька бармен! – вдруг подала голос Наталья. – А вы ничего про Сома не знаете?

- Какого такого сома? Рыбы, что ли, надо? Это к Рыбке…

- Да нет! Это мой знакомый!

- Не пудрите мне мозги. Повторюсь, вам к Рыбке надо. Этот сталкер всегда ошивается где-то поблизости. Вы его должны были видеть недалеко от входа в бар.

- Подождите, но вы не поняли. Сом - это мой друг…

- Сом – это рыба?

- Да нет ведь…

- Рыба такая есть?!

- Есть…

- Значит к Рыбке! Все, идите уже!

Сталкеры переглянулись и направились к выходу. Бармен проводил их недовольным взглядом, и, стоило только гостям скрыться из виду, как он тут же пробурчал себе под нос:

- Ага, как же! Три прибора я вам отдам! Обойдетесь! Раз вы такие тупоголовые, что в подобную чушь про баб поверили, то на вас и так Выжигатель не подействует! Ну, давай, радио родимое, просвещай! – и включил приемник.


Спустя несколько минут


На улице уже рассвело, поблизости то и дело шныряли люди, однако, внимание наших сталкеров привлек лишь один человек, сидящий прямо на голой земле на углу бара. Одет он был в странные подранные сталкерские штаны и куртку, которые, судя по всему, рвали намеренно, с неимоверным вниманием и любовью. На запястьях и шее мужчины висело множество не то браслетов, не то каких-то ожерелий. Длинные волосы и борода, достающая до самой груди, дополняли эту картину. Ах, да, была еще огромная самокрутка, которой странный сталкер с удовольствием попыхивал и, казалось, не замечал никого вокруг.

- Слышь, это… Это ты Рыбка? – спросил Славик, кивая на огромный кулон в виде рыбы, висящий на груди странного мужчины.

- Пис, чува-а-ак! Пис!

- Чего?

- Почисти свою карму, брат! Мир вокруг тебя светлый, но ты словно черное пятно…

- Ты чего грузишь-то, а? Ты кого это почистить собрался?

- Пис…

- Да слышали мы уже! Я тебе сейчас такой пис устрою! Ты лучше скажи нам, где Сом?!

- Сом… Брат отчистил свою карму и стал...

- Да плевать мне, кем он стал! Ты скажи, у тебя есть информация о том, где он может находиться? – продолжал напирать Славик. Его явно бесил столь необычный собеседник.

- Нет, информации нет, но зато есть кося-я-а-ак, чува-а-ак, - протянул странный тип и с довольной ухмылкой достал из нагрудного кармана огромную самокрутку. – Хочешь пыхнуть?

Парни в сомнении переглянулись.

- А давай, - Димон потянул было руку за сигаретой, но Славик его опередил.

Прикурив от тлеющей самокрутки Рыбки, сталкер затянулся. И сразу после этого его глаза полезли на лоб, он начал кашлять и задыхаться, по щекам побежали слезы.

- Убойная вещь, - единственное, что смог произнести парень.

Димон тут же отобрал сигарету у друга, и с ним повторилась та же история. Наташа с интересом наблюдала за происходящим, а когда косяк попал к ней в руки, она лишь в задумчивости понюхала его и… затушив, бросила в сумочку. Но на девушку уже никто не обращал внимания – трое сталкеров дико хохотали, хлопая друг друга по спине и крича что-то неразборчивое.

- Ко-ко-косячок! – тянул Славик на только ему одному известный мотив.

- Щас пыхну! Ой, пыхну! Щас! Щас! – вторил ему Димон.

- Ой! Вы классные братья! Я вас люблю! Пис! Давайте обнимемся! – Рыбка, раскинув руки в стороны, попытался встать, но это у него не получилось.

- Эй… ха-ха-ха… слуш… слушай, а что мы курили-то, а? – Славик попытался поднять своего нового друга, но вместо этого упал рядом.

- Убойная вещь, правда? – Рыбка оскалился, демонстрируя желтые, полусгнившие зубы. – Лабрадорское!

- А че это за трава? Че, такая бывает? – допытывался Славик, раскуривая очередную сигарету.

- Ага, – сталкер вновь затянулся и передал косяк своему собеседнику. – У меня слепой пес есть. Я его еще щенком нашел. Ну, вот, он, короче, вылитый лабрадор! А тут я накануне траву крутую получил. А эта тварь всю партию сожрала, прикинь? Во его плющило! Ты бы видел! Глаза во, харя во, уши во все стороны, как у самолета!

- Так это… как глаза-то? Он же слепой!

- Ну и фиг, ты бы столько травы сожрал! Короче, я за ним три дня с пакетом бегал. Караулил, пока он надумает… ну, вернуть то, что взял.

- Подожди, - Славик вдруг вздрогнул, и сигарета выпала у него изо рта. – Мы че, гавно курим?!

- Зато как вставляет, чува-а-ак!

- Да ты че, совсем офигел! Да я тебя… Ты че нам подсунул?! – зрачки Славика расширились, на губах выступила пена. Он схватил бедного сталкера за грудки и рывком поднял с земли, пару раз приложив о стену бара. Рыбка пытался что-то сказать, как вдруг его ноги подкосились, глаза закатились, и он рухнул на землю.

- Воды! – заорал Димон, в страхе отползая подальше от происходящего.

Наталья среагировала мгновенно. Выхватив из сумочки фляжку с водой – и как ей только удалось ее там найти? – она бросила ее корчащемуся на земле наркоману. И, надо сказать, попала! Сталкеру! В голову! Издав какой-то странный писк, Рыбка затих на земле.

- Ты что натворила?! Ты… ты… ты убила его! – завопил Славик, отскакивая подальше от потенциального мертвеца. – Нас же расстреляют!

Наташа, слабо осознавая происходящее, кинулась к пострадавшему и принялась, что есть силы, хлопать его по щекам, да так, что голову бедолаги мотало из стороны в сторону. После нескольких минут безрезультатной реанимации, девушка принялась делать искусственное дыхание, зачем-то закрыв ладонью глаза сталкера.

- Господи, что делать! Я не хочу умирать! – вопил Димон, наблюдая за происходящим.

- Заткнись, лошара. Если мы сейчас по-быстрому сбежим отсюда, то никто ничего и не узнает. А если доберемся до центры Зоны… то вообще плевать на все! Пошли! – Славик силой заставил своего друга подняться. – Наташа, да брось ты его! Уходим… Даже лучше, что он в таком состоянии. Не сможет никому пожаловаться!

- Правда? – удивленно переспросила девушка, но двое парней ее уже не слушали, они бежали что есть сил, сверкая пятками.

Наташа в недоумении перевела взгляд на Рыбку и с удивлением обнаружила, что тот открыл глаза и тянет к ней свои руки, сложив губы трубочкой и неприятно чмокая.

- Извращенец! – завопила перепуганная девушка и, вскочив, попыталась бежать, но не тут-то было, сталкер ухватил ее за ногу, явно не желая отпускать. Тогда юная особа приняла единственно верное для себя решение… Нет, она не закричала и не попыталась вырваться, она вновь засунула руку в сумочку и с криком “Чтобы ты сдох, ублюдок!” метнула в голову Рыбки первый попавший под руку предмет. Им оказалась приснопамятная граната, которая угодила точно в лоб сталкеру и отправила его в столь долгожданную нирвану.

- Хорошая колотушка! – произнесла Наташа, поднимая с земли “боевой снаряд”. – Надо будет запомнить.

Окинув напоследок взглядом несостоявшегося маньяка, девушка кинулась вслед за своими товарищами.


Пара минут спустя. Граница территории «Долга».


Наташа выбежала из-за угла здания и налетела на Славика, стоящего у стены и отслеживающего все происходящее.

- Ну, слава Богу! – выпалил парень, потирая ушибленный лоб. – Мы уже хотели на выручку идти!

- Ну, не совсем… - подал голос Димон.

- Заткнись, лошара! – одернул его товарищ. – Это все из-за тебя!

- Почему это из-за меня?

- Потому что ты лошара! Все, пойдемте!

Славик резко развернулся и направился к кучке бойцов «Долга», которая олицетворяла собой контрольно-пропускную систему. На ходу инструктируя своих горе-подельников, что не стоит делать резких движений и грубить этим “солдафонам”, парень и не заметил, как они их почти миновали. Бросив всего парочку фраз о цели визита и дальнейшем пути следования, сталкеры беспрекословно покинули территорию одной из самых могущественных группировок Зоны… ну, почти покинули.

- Стойте! – донеслось откуда-то сзади. – Я требую… чтобы вы остановились! Иначе… стрелять… буду…

Последний аргумент обладал буквально магической силой, иначе, как объяснить то, что Славик остановился как вкопанный, приветливо улыбнулся и лишь после этого повернулся в направлении кричащего. Неизвестный боец «Долга» отделился от общей группы и теперь довольно резво бежал за троицей удаляющихся сталкеров. Правда, автомата или какого-другого оружия, из которого он мог стрелять, при нем замечено не было.

- Да чтоб тебя, - процедил сквозь зубы Славик. – Ну, все, приплыли! Теперь нас точно расстреляют! Черт, а я ведь чувствовал, что не стоило нам тащиться в этот рейд!

- Стойте, - выдохнул боец, догнав “беглецов”. Он был немолод, худощав, с обычными, ни чем непримечательными чертами лица и удивительными горящими глазами. Несмотря на окружающих его людей, он смотрел только на Наташу и от волнения теребил в руках истрепанную фотографию. – Я… я… нашел тебя! Наконец-то! – мужчина кинулся в ноги девушки.

- Э, да что с тобой! – у Димона отвисла челюсть.

- Походу, он того… - Славик покрутил пальцем у виска. – Как думаешь, этот придурок опасен? Эй, отойди от нее?

- Михалыч! Ну же! Обними меня! Ну?! Ну, прости грешного, прости, что бросил тебя! Прости, что не отвечал и весточки-то не посылал! Однако вот ведь как оно вышло! – казалось, странный сталкер вообще ничего не слышит и не видит кроме Наташи. – Ну же, скажи хоть что-то! Что ты молчишь?! А я ждал… Ну, закричи ты хоть на меня! Завопи истошно, как всегда делал! Давай! Дулин! Гомосятина! Ну! Ну же, Михалыч! А ты мне каждый день снился! Как мы с тобой на кровососа в красных труселях ходили, а потом артефакты на ромашковом поле собирали. А порой вижу тебя, как сейчас, а ты меня манишь, манишь, а потом к ЧАЭС бежишь. Я следом, но меня хватают монстры, разлучники и… - из глаз Дулина побежали слезы.

- Ты че?! Отойди, я сказал! - Славик попытался оттолкнуть сумасшедшего сталкера, но не тут-то было, он, словно приклеился к ногам Натальи. – Да какая она тебе Михалыч?! Ты что, не видишь что ли, это же баба! Ну, взгляни на… всю на нее взгляни!

- Как баба?! – Дулин вздрогнул и резко вскочил, словно только что прозрел. – Да как же это… Как же, Михалыч, а? Не дождался, что ли? Сгорел от любви безответной-то? Но зачем же так-то? Зачем груди-то эти силиконовые? Зачем губы эти перекаченные? Усы-то, свои, зачем любимые сбрил? Да как ты мог, Михалыч?! Не смог, значит. Не выдержал разлуки. Захотел по-другому тепла и ласки сыскать.

- Во идиот. Что же это тебя так прет-то парень? Знатно крышу сорвало. Че курил? Лабрадорское, как все местные, или чего поубойней? – хохотнул Славик, наблюдая за тем, как сталкер выворачивает перед ними душу.

- А ты замолчи! Разлучница! Сучка ты, крашенная! Нету мне жизни без тебя, Михалыч! Слышишь? А ты… ты теперь не тот! И меня, значит, нету больше! Все! – Дулин вытер слезы, попутно размазав по щекам слой грязи, и кинулся бежать, но не назад, к своим, а в совершенно ином направлении, в сторону Дикой территории.

- Пока! Ах, да, и с прошедшим восьмым марта тебя! – Славик приветливо помахал вслед Дулину. - Все они тут, что ли… отмороженные? Еще гомосеков нам не хватало для полноты счастья.

- Зря ты так. А мне его жалко, - вдруг произнес Димон, провожая взглядом странного бойца.

- Да? А может он тебе понравился? Так давай с собой возьмем. Или ты беги следом! Только красные труселя не забудь, лошара, - парень ткнул товарища в бок. – Ладно, пойдемте, мы и так что-то задержались. Нет, я не могу! Михалыч, ё моё! Ну надо же!

Глава 4 – Калейдоскоп желаний

- Ну, вот, значит, мы с папой по магазинам ходили-ходили, а сумочка-то всего одна. А я обязательно бежевую хочу. Ну, она под цвет шляпки. Вот… Ой, а шляпки-то тогда этой уже не было… Ну, не помню короче. Ну вот, мы ходили, а папа все никак не найдет, а я-то знаю, что она есть. Ну, короче, тогда так и не нашли шляпку. Или мы сумочку искали? Ну не важно. А папа-то у меня тут, в Зоне, работает. Точнее, не тут, а рядом. Он поставки мяса в Зону организует. На убой, как он говорит. Ферма, наверное, где-то рядом. Только я там никогда не была. А у вас тут с мясом перебои? Вот и я, когда Сома встретила, он мне также сказал. Вот… А с Сомом-то я давно еще встретилась. Он из Зоны уезжал. В отпуск. Он же военный, наверное? А я его на машине сбила. Ну, я ехала-ехала, музыку слушала. А тут, бац! А нет, не тут. Я еще губы тогда красить стала, а мне какой-то козел сзади мигает. Ну, я и остановилась. А он мне, бац, в зад! Или это не тогда было? Мальчики, а что вы молчите? Вот я все говорю-говорю, а вы все молчите? А мне что-то так поговорить захотелось. Уж не знаю, что такое. В голове будто… ну не знаю. У меня так всего один раз было. Ну, после этого… А потом не так. Ну, я имею ввиду, когда в аквапарке каталась, я головой о трубу ударилась. Вот. И в голове как-то горячо-горячо стало. А папа потом мне в больницу книжки носил. С картинками. Вот… А что вы молчите? А?

- Я че-то очкую, - донеслось за спиной Наташи.

- А? Что?

- Да ты успокойся!

- Я не поняла, мальчики? Что?

- …очкую…

- Что? А! Я поняла! Вы шифруетесь! А нас что, подслушивать могут?

- Да ты успокойся!

- А давно?

- Че-то я очкую.

- Так, мальчики, я все поняла! Значит так! Успокоиться – значит да! А это…

- …очкую…

- Во-во! Это значит нет! Хорошо?

- Да ты успокойся!

- Вот и славненько! А нам еще далеко идти?

- Че-то я очкую.

- Нет? Хорошо! А когда Выжигатель-то ваш будет? А то мы все идем и идем, а его все нет и нет… Ух… На чем я там остановилась? А, ну так вот, идем мы, значит, с папой сумочку зеленую мне выбирать. Ну, чтоб под цвет сапог…

Наташа бойко и бесстрашно вышагивала вперед, не оглядываясь по сторонам и ориентируясь на карту, что была залита в ПДА. Монстров вокруг не было, про аномалии она благополучно забыла, а, значит, и бояться было нечего. Двое друзей шли следом и прикрывали спину… Хотя и об этом она не думала. А еще девушка все никак не могла догадаться, что ей следовало бы оглянуться и посмотреть, почему же Славик и Димон так странно себя ведут… А на то были достаточно веские причины.

Молодые люди несколько изменились – на бледной пепельно-белой коже стали отчетливо видны заостренные черты лица, под глазами появились черные круги, зрачки расширились, но совсем не двигались, уставившись в одну точку, из полуоткрытого рта бежала слюна. Парни и не шли вовсе, а как-то странно вышагивали, словно кто-то подталкивал их в спину.

Вот уже полчаса как троица находилась на территории Выжигателя, но медленно и верно они приближались к заветной границе, после которой их ждала сначала опустевшая и погрязшая в разруху Припять, а потом уже знаменитая ЧАЭС, олицетворяющая собой саму Зону.


Три часа спустя. ЧАЭС.


Наташа остановилась, не сводя глаз с отряда людей, стоящего прямо перед ней. Монолитовцы. Самые непредсказуемые и опасные головорезы Зоны. Для них не существовало никаких правил, лишь возведенная в абсолют фанатичная вера в неведомый Исполнитель Желаний. Любой стлакер Зоны боялся встречи с ними и отдал бы много, чтобы ее избежать.

- Сталдеры, а вы Сома не видели? – девушка приветливо улыбнулась. – А?

Никакого ответа не последовало. Лишь один боец отделился от общей массы, махнул рукой, приглашая следовать за собой, и направился к входу на ЧАЭС. Его собраться поспешили расступиться, освобождая путь.

- Он там? – Наташа пошла следом, минуя людей и внимательно разглядывая их.

Бойцы тут же замыкали за ней путь, и Славик и Димон, бездумно бредущие следом, оказались отрезаны от своей спутницы. Правда, переживали они недолго, тут же развернувшись, новоиспеченные зомби побрели в противоположном направлении.

Девушка, наверное, миновала десяток коридоров – ну, по крайне мере, ей так показалась – прежде чем ее проводник замер перед очередной дверью. Но ничего не происходило. Странный сталкер не проронил ни слова, лишь продолжал таращится на Наташину голову.

“Может, что-то не так?” – подумала девушка. – “Прическа! Точно! Вот я дура! Там, наверное, их начальство, а меня в таком виде не пустят!”

Наташа, стараясь как можно быстрее исправить оплошность, достала из сумочки расческу и принялась приводить себя в порядок. Точнее, попыталась, пока та не запуталась в проводах.

“Господи Боже, да у меня же этот прибор на голове!” - девушка рывком сорвала хитрое приспособление и придирчиво осмотрела его. “Так, вроде все цело. Лампочка не горит. Сейчас проверим… вот и кнопочка. О! Горит! Работает. Стоп! А когда бармен говорил его включать? До или после Выжигателя?”

Двери, перед которыми замерла Наташа, вдруг сами собой распахнулись, будто приглашая юную леди внутрь. Девушка осторожно переступила порог помещения, в котором царила темнота, и единственным источником света была исполинская глыба, стоящая в самом центре и испускающая какой-то странный холодно-голубой свет.

“Ну надо же, какая лампочка! Мне бы такую в комнату,” – с завистью отметила девушка, осматриваясь вокруг.

- Подойди! Ближе! – донеслось вдруг до Натальи, но источник голоса остался неизвестным. Она даже не определила направление, откуда он доносился.

- Кто это? Где вы?

- Я прямо перед тобой. Мои мысли передаются прямо тебе в голову…

- Ну и врете же вы! Такого не может быть!

- Я? Да я провел тебя сквозь ряды своих последователей и не дал растерзать на подступах к ЧАЭС! Зачем мне врать? Ты… необычный сталкер. Подойди, и я докажу тебе это!

- Я не разговариваю с теми, кого не вижу!

- Да я перед тобой! Я Монолит!

- Много плит? Каких? Где?

- Мо-но-лит! Исполнитель Желаний!

- Избавитель восстаний?

- Ну, это уже перебор. Ты явно издеваешься надо мной…

- Вы где?

- Хватит вертеть своей головой, а то скворечник отвалится! Подойди ко мне!

- Неа…

- Ну, сделай ты пару шагов! Будь человеком!

- А вы где?

- Бли-и-ин… О! А я знаю где Сом!

- Правда!

- Честное пионерское!

- Ну, тогда ладно. Я вам верю. У меня папа пионером был, - девушка сделала несколько шагов по направлению к Монолиту и, не заметив ничего опасного, подошла почти вплотную. – Где Сом?

- Тут… загляни в меня… дотронься… я вижу твое желание…

- А-А-А! – завопила вдруг Наталья и, сорвав с плеча выданный ей Сидоровичем дробовик, дважды выстрелила, целясь в Исполнитель Желаний. От заветного камня полетели во все стороны искры, но он уцелел. На нем не было даже мелких повреждений.

- Ты что творишь? Ты… ты…

- Я испугалась! – девушка отступила назад, но оружия не опустила. – Там кто-то был! Внутри лампочки!

- Дура! Это ты! Твое отражение!

- Правда? – в голосе Наташи было слышно любопытство. Как ни в чем не бывало, она вновь подошла к Монолиту и с интересом посмотрела в него. – Ой, и правда! А в кого я превратилась… - девушка поспешно сорвала с плеча сумочку и, достав косметичку, принялась наводить порядок.

- Сом, - напомнил голос. – Он тебе все еще нужен?

- Ах да! – Наташа вновь посмотрела на Исполнитель Желаний, так и не нанеся помаду на нижнюю губу. В отличие от верхней. – Где Сом? Мне ему надо автомат вернуть.

- Коснись меня, и ты все узнаешь!

- Не буду я вас трогать! Ишь, чего захотели! Извращенец!

- Господи, за что мне это?! Все сталкеры, как сталкеры, но эта… Исчадие ада в юбке!

- И незачем так орать.

 - Хорошо, скажи, чего ты хочешь? Кроме Сома! Может, кольцо? Ожерелье? Платье? Собачку?

- Собачку! – завопила Наташа. - Таксу хочу!

- Тогда загляни в меня!

Девушка вновь посмотрела на странную глыбу. Сначала вроде бы ничего не происходило, но вдруг внутри Монолита словно подернулась неведомая пелена голубого цвета, растворяясь и показывая то, что было скрыто за ней. Маленькая такса сидела на лужайке прямо напротив Наташи и приветливо виляла хвостом. Она смешно тявкала и тянула свою мордочку, словно хотела ткнуться своим мокрым носом в ладонь девушки.

- Какая прелесть! – Наташа протянула руку, намериваясь погладить собачку. И в следующую секунду ее пальцы коснулись холодной поверхности Монолита…

Мир завертелся вокруг словно волчок, он то сужался, то вновь расширялся, будто пытаясь скрыться из виду, одни цвета сменялись другими, а пол и потолок словно чередовались местами.

- Я вижу! – раздался в голове девушки торжествующий голос. – И я сейчас исполню твое заветное желание!

Наташа тряхнула головой, пытаясь прийти в себя и сфокусировать взгляд на чем-нибудь конкретном, как вдруг она увидела себя со стороны, идущей по огромному подиуму. Вспышки сотен фотокамер, блеск софитов и тысячи жадных глаз, устремленных на нее одну. Она грациозно вышагивала по сцене, облаченная в длинное сногсшибательное платье, усыпанное тысячей бриллиантов с огромным вызывающим декольте. Девушка словно парила по воздуху, а тысячи людей буквально дрались за возможность приблизиться к сцене. Вдруг, она увидела длинный стол, за которым восседало несколько людей в строгих костюмах. Среди них были и знакомые лица – ее папа, ставшие почти родными Славик и Димон, бармен, и, конечно же, Сидорович, который при ее приближении вдруг выпрыгнул из-за стола и высоко поднял над головой табличку с изображением черной цифры десять. Хотя… стоп! Черный цвет ей не нравился… Цифры тут же стали розовыми. Зрители рукоплескали, а Наташа никак не могла насладиться всеобщим вниманием. Скоро ее напечатают на обложке самого дорого журнала… Кажется, сбылась ее самая заветная мечта…

Стоп! Но она ведь мечтала не об этом!

Все вокруг резко изменилось, словно по мановению волшебной палочки декорации преобразились. Теперь Наташа сидела на диване в большой гостиной около камина. Множество детей окружало ее. Она всегда мечтала о большой семье! И чтобы обязательно девочки были похожи на нее, а мальчики на папу… А на кого похожи ее дети? Девушка внимательно осмотрелась вокруг. Ну девочки-то точная ее копия, а вот мальчики… среди них был даже один немного странный… Ну вылитый Сидорович! Того и гляди сейчас пробасит: “Ну, сталкер, проходи, не задерживайся!” А как же их папа? А свадьба? А медовый месяц? Нет, так дело не пойдет!

И снова уже столь привычная сердцу смена декораций. Огромный, просторный зал, украшенный воздушными шариками, плакатами и прочей праздничной белибердой, столы, установленные в виде буквы “П”, сцена с огромным вращающимся роялем на ней, живая музыка и… большое количество веселящихся и кричащих гостей. Родственники, друзья, знакомые и просто первые встречные, которых Наташа когда-либо видела в своей жизни. Вокруг царил настоящий хаос. Военные, грязные и чумазые сталкеры, подозрительные папины знакомые с квадратными физиономиями в малиновых пиджаках  вперемешку с людьми, одетыми в строгие костюмы, словно сошедшие с обложек модных журналов. Были среди них и старые знакомые. Пьяный Сидорович плясал стриптиз прямо на столе, стараясь перешагивать через еще уцелевшие блюда; Дулин приставал к одиноким девушкам; Жорик ел рукой салат, запивая его шампанским прямо из горла, предварительно зубами откупорив бутылку; Славик и Димон уже во всю веселились, разбивая тарелки о голову обкурившегося Рыбки, который, пребывая в отключке, утопал лицом в супе; бармен Беляков учил непонятливого Рудика играть на рояле, сидя к инструменту спиной и держа в левой руке котлету, а в правой огромный копченый окорок; а два бывших инспектора ГИБДД с фонариками в руках пробивались к огромному торту, расчищая себе путь жезлами и время от времени приказывая всем выйти из сумрака.

Наташа искренне улыбалась, обозревая все происходящее. Именно о такой веселой свадьбе она всегда и мечтала. Она посмотрела направо и встретилась глазами со своим женихом! Сом?!

Стоп!

“Нет, я, конечно, искала его и все такое, но жениться…” – промелькнуло в голове у Наташи. – “Симпатичный, конечно, но он же сталдер! Постоянные разъезды, командировки, грязная и порванная одежда… Нет, нет, нет!”

В следующую секунду незадачливый сталкер десяток раз сменил внешность, преображаясь в самых именитых людей земного шара - Леонардо ДиКаприо, Том Круз, Билл Гейтс, Александр Рева и даже Барак Обама с Дмитрием Анатольевичем. Но все было не то!

- Свадьбы не будет! – завопила Наташа, громко топнув и по чистой случайности наступив на ногу незадачливому жениху, который в этот самый момент принял облик Михаила Саакашвили. Тот в свою очередь, воя от боли, вцепился зубами в свой парадный галстук.

Мир вокруг тут же потускнел, все гости замерли, словно время навсегда остановилось. Вдруг, стены, пол и потолок пошли трещинами, а в самом центре помещения, неизвестно откуда, появился Монолит. От прежнего холодно-голубого свечения не осталось и следа, сейчас неведомая “лампочка” пылала огненно-красным, кидая пугающие отблески на окружающие его предметы и словно превращая комнату в настоящий ад.

- Ты ничего не хочешь! – прогремел громоподобный голос.

- Хочу, хочу, хочу! Я… я… - в голове Наташи появлялись тысячи образов – яхты, машины, виллы, именитые платья и драгоценности, женихи, тусовки и прочие мелкие шалости беззаботной жизни.

Желаний было слишком много, но главное заключалось в том, что стремление обладать всем этим было равносильным. Девушка не могла выделить что-то главное, что-то более ценное, и как бы Монолит не старался, он не мог подтолкнуть ее к этому. При одной только мысли, выбрать что-то одно, голова Наташи становилась девственно чиста. Исполнитель Желаний пытался разглядеть хоть что-то в этой бездонной, увлекающей и пугающей пустоте, но не мог. Впервые…

 Окружающий девушку мир вновь стал обретать краски, он словно переполнялся энергией, источаемой Монолитом. Как вдруг ослепительно яркая вспышка прервала рассуждения девушки, она почувствовала странную легкость, словно с плеч упал непомерно тяжелый груз, и провалилась в беспамятство.


ЭПИЛОГ

Спустя несколько минут. ЧАЭС.


Наташа открыла глаза и хихикнула.

- Ну надо же, какой странный сон приснился. А я ведь и вправду хотела за Сомом в Зону отправиться. Может, уже не стоит?

Девушка осторожно поднялась и осмотрелась по сторонам. Не сразу, но она все же осознала, что находится не в своей комнате, а произошедшее не было простым сном. Но было ли ей страшно? Нисколечко. Ее больше волновал другой вопрос…

- Ой, а лампочка лопнула, - девушка посмотрела туда, где совсем недавно стоял исполинский Монолит, а сейчас покоилась лишь огромная куча грязной пыли. И никого больше.

- Эй, где ты? – позвала Наташа своего неведомого собеседника. – Куда ты сбежал? Ну, я так не играю… - расстроенная девушка направилась к двери, но у самого порога вдруг остановилась. – А где Сом-то? Ау! Врун!

Громко хлопнув дверью, да так, что по всему коридору разнеслось громкое эхо, Наташа покинула странное помещение. Но тут ее ждал еще один сюрприз. На пути следования девушки то и дело встречались люди, лежащие на полу. Их состояние вызывало опасение, хоть большинство и лежало без сознания, но были и такие, которые продолжали бубнить что-то невразумительное о Монолите, исполнившимся предназначении и о приходе Великой. Наташа так и не смогла связать ничего из услышанного с недавним цирком, что устроила ей та странная лампочка, и поспешила убраться восвояси. О том, что же делать дальше, она предпочитала не думать.

На улице было на удивление ясно и солнечно. Погода была наипрекраснейшая.

- Эх, сейчас бы пикничок! – подумала было, девушка, как вдруг услышала какой-то странный, доносившийся с неба и усиливающийся звук. – Словно электрическая мясорубка работает…

Задрав голову вверх, Наташа посмотрела на яркое слепящее солнце и ахнула…


К ЧАЭС быстро приближались несколько военных вертолетов, под завязку набитые матерящимися бойцами. Ни с того, ни с сего, после неизвестной ослепительно-яркой вспышки, которая вдруг озарила всю Зону, их быстренько экипировали и отправили в этот гиблый на первый взгляд рейд. Командование, как всегда, предпочло ничего не объяснять и отговориться парочкой рядовых фраз. И вот сейчас, матерые, закаленные в боях мужчины с высоты птичьего полета с удивлением взирали на землю, а точнее, на одинокую девушку, стоящую рядом с ЧАЭС и приветливо махающую руками. Сквозь шумы винтов они не могли разобрать обращенный к ним радостный возглас: “Сталдеры!”


В то же самое время. Где-то на подступах к Выжигателю.


- Славик, и че нам теперь делать? Я тебе говорил…

- Да ты успокойся! Все и так замечательно!

- Да? А ты посмотри на нас! – Димон с отвращением взглянул в лицо зомби, который раньше был его другом. – Мы уроды!

- Зато мы снова думать можем! Хотя, ты, лошара, наверное, и не заметил разницы.

- Все я заметил… Просто… Че мы теперь делать будем?

- Все просто! – Славик вдруг ни с того не с сего взял и ударил друга в живот.

- Ты че, а? Да я…

- Да ты успокойся! Ты что-нибудь почувствовал? Больно было?

- Нет… - ответил парень, не понимая, куда клонит друг.

- Вот видишь! А девчонки любят сильных и крепких! Мы теперь это… Самые популярные пиплы!

- Да ты че, сдурел? Ты зомби!

- А ты таких еще видел? Во! Это наша фишка! Пойдем, Димон! Два кита идут клубиться! За мной! – Славик осторожно поднялся и внимательно осмотрел себя – ничего не отвалилось? – и медленно поковылял в сторону бара.

- Дык, как же… Славик, подожди… Сам ты лошара! Подожди, слышишь… А как мы с девчонками…

- Ты лошара…

- Славик…

- Пойдем, потом я все придумаю…


Спустя полчаса после того, как Зону озарила неизвестная ослепительно-яркая вспышка. Кордон. “Бункер” Сидоровича.


- Ну, Волк, как думаешь, что это за фигня была? – Кряхтя, барыга спускался по ступенькам в свое убежище.

- А черт ее знает. Мало что ли в Зоне неизвестного?

- И то правда… Ну, сейчас посмотрим, что твои архаровцы там наремонтировали. Волнуешься? – торговец усмехнулся, окинув взглядом своего верного товарища, спускавшегося следом.

- Нисколько. Они профи. Говорят, ремонт в самой Москве делали.

- На кой ляд они сюда приперлись-то тогда? Хотя мне все равно, лишь бы… - Сидорович не договорил. Открыв дверь бункера, он так и застыл на пороге. Сначала его лицо сменило цвет на мертвенно-бледный, но спустя несколько секунд оно стало пунцовым. Глаза торговца расширились и чуть ли не лезли на лоб. – Что? Что это за фигня?! Волк, я тебя спрашиваю?! Москва говоришь?!

В помещении торговца на первый взгляд был относительный порядок – всю мебель заменили и расставили на законные места, мусор неаккуратно, но все же смели, а покалеченную решетку даже каким-то чудом выгнули. Вот только при ближайшем рассмотрении было заметно, что большинство штукатурки и осколков замели под стол, кое-что запихнули в несколько металлических шкафчиков, да так, что те с трудом закрывались. Гарь, что осталась от взрыва была мастерски замаскирована – стены были наполовину обклеены старыми газетами, пол в определенных местах залит краской, вот только, судя по всему, ее с необдуманной щедростью просто выплеснули из банки, да еще и пытались размазать руками.

- Что за… Где эти дебилы?! – не прекращал бесноваться Сидорович.

- Начальника! – послышалось из-за шкафа. В следующую секунду два улыбающихся мужчины, одетые в красные комбинезоны, вышли из своего ненадежного укрытия. – Пиривэт, насяльника!

- Они еще и нерусские? – Барыга кинул испепеляющий взгляд на Волка.

- Русский, - отозвался один горе-маляр.

- Ты русский? А я тогда Пенелопа Андерсон. Да?

- Да. Антилопа…

- Я тебе сейчас дам! – Торговец было замахнулся, но Волк перехватил его руку. – Пусти, сам знаю, что бить идиотов, только усугублять их положение. Ну, и как вас зовут?

- Я Равшан. Он Джамшут.

- А он че, немой?

- А?

- Немой говорю?!

- Мой.

- Пипец, да вы еще и голубые! – Сидорович всплеснул руками. – Ну, и что вы тут натворили?

- Что?

- Это я вас спрашиваю, что?!

- Да.

- Зачем краску разлили и лапами своими в ней ковырялись? Нафига мне эта Аллея Звезд?!

- Фигу…на…

- Я тебе сейчас дам фигу! Так дам, что у тебя… Зачем газетами стены обклеили?!

- Красиво. Обои. Как в Маскве.

- Как в Москве? Вы че, идиоты, что ли? Нет, ну вот ты мне скажи, ты це дебил?

Равшан вопросительно посмотрел на своего товарища, после чего ответил:

- Да.

- Ну, тогда все ясно. Ладно, краску вы мне сами своими задницами подотрете, газеты тоже зубами отдерете… А что с сейфом?

Горе-ремонтники вновь переглянулись.

- С сейфом, говорю, что? – продолжал допытываться барыга. – В стене был! Ниша в стене!

- Крыша в стене?

- Ниша!

- Крыша. Хороший. Крыша.

 - А тебе сейчас устрою! Карлсон, мать твою! Уйди! – Сидорович оттолкнул двух недоумков и кинулся к стене, где раньше располагался сейф. – Волк! Я…А-А-А!

На месте приснопамятного тайника, погибшего смертью храбрых, но тем самым спасший жизнь своего хозяина, теперь красовалась огромная дыра. А рядом стояла прислоненная к стене кувалда.

- Вы что натворили? Что?! Зачем?! Вы…вы… - Сидорович хватал ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. – Зачем вы стену долбите?!

- Окны… - пояснил Равшан.

  - Что?!

- Окны. Как в Маскве. Красивонама. Свежий воздух, цвэточки, люди, машины… Насяльника днем встанет, потянется, к окнэ подойдет, откроет, а там! Ажалей мэй гэ! Агэй ай на…

- Идиоты! Какие окна! Мы под землей! Как вы их тут сделаете?!

- Как?!

- Это я вас спрашиваю! Как?!

- Равшан кувалду возьмет, вот так вот подойдет…

Мужчина взял инструмент и, подойдя к стене, размахнулся, и со всей силы ударил туда, где, по его мнению, должно было располагаться окно. После чего вновь повторил сие нехитрое действо.

- Стой! – завопил Сидорович, но, казалось, горе-строитель его не слышал. – Волк, останови его!

- Как? Ты видишь, как он кувалдой машет! Он же зашибет!

- Дурак! Это несущая стена! Если он… да он же…

Под потолком раздался треск. На многострадальной стене, в которой по замыслу проектировщиков должно было располагаться окно, пошла огромная трещина, а в следующую секунду помещение наполнило облако пыли и нестерпимый грохот, который был слышен даже на поверхности. Земля вздрогнула и просела на том месте, где раньше располагался бункер Сидоровича.

Но даже сквозь этот шум можно было разобрать несколько отдельных фраз вроде “придурки”, “насяльника”, “окны”, “Волк, ты за это ответишь”, “новий квартиранама делать будем”, “как в Маскве”.  


home | my bookshelf | | Выброс смеха |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 14
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу