Book: Странности любви



Дженна Питерсен

Странности любви

Эту книгу я посвящаю Майклу, терпеливо слушающему, когда я говорю, говорю и говорю, и не убегающему с воплями из комнаты… пока.

ПРОЛОГ

Лондон, 1808 год

─ Чарлз, предоставьте мне право убедить власти.

Чарлз Айли откинулся на спинку кресла в уютной ложе своей собеседницы. Ее лицо было едва видно, но он хорошо знал его. Это была одна из самых влиятельных и всеми уважаемых дам высшего света. Если бы дамы из ее окружения узнали о задумываемых и осуществляемых ею дерзких операциях, они бы не поверили.

На этом и строились ее планы.

— Очень хорошо, миледи, — кивнул он. — В этом я целиком полагаюсь на вас. Однако нам нужно еще кое-что решить. Итак, вы хотите создать группу тайных агентов из женщин. Конкретнее — из вдов, чтобы их не слишком шокировали реалии скрытого от посторонних взглядов мира преступников. Эти женщины должны быть из высшего общества, чтобы иметь доступ к наиболее влиятельным персонам империи. У вас есть кто-нибудь на примете?

— Нам, конечно же, потребуется не одна женщина, — ответила его собеседница. — Если они будут работать вместе, они смогут помогать друг другу. Но я хочу, чтобы вы повели переговоры с каждой из них по отдельности, иначе трудно будет сохранить все в тайне. Я уже присмотрела первую кандидатку.

Юбки ее светлости зашуршали — она потянулась за сумочкой, которую держала горничная, стоявшая за ее плечом. Ее светлость достала список имен, который несколько недель назад составил для нее Чарлз, и развернула его. В тусклом свете лампы он увидел пометки, которые она сделала напротив многих имен, но разобрать их не мог.

— Тогда не томите меня. Кому вы предназначили стать первой женщиной — тайным агентом?

По ее голосу он понял, что миледи улыбается.

— Мередит Синклер — прекрасная кандидатура из предложенного вами списка.

Чарлз кивнул:

— Согласен. Ее все знают. Она умна и несколько месяцев назад потеряла мужа.

— Она всегда выделялась среди других, — продолжила ее светлость, — как сверкающий бриллиант. В ней есть обаяние, а манера двигаться свидетельствует о хорошем здоровье и физической силе, и это позволяет мне думать, что она может выдержать во время обучения гораздо большие нагрузки, чем те, которые ей понадобятся в будущем.

Мужчина вынул из кармана маленькую записную книжечку и записал имя леди. Радостное возбуждение охватило его, когда он посмотрел на завитушки записи.

— Я немедленно обращусь к ней, миледи, — с улыбкой сказал он.

— Очень хорошо, Чарлз. — Он встал с кресла, и ее светлость взмахнула рукой в знак прощания. — Очень хорошо.

ГЛАВА 1

1812 год

Мередит не дыша потянула на себя дверцу сейфа. В зубах у нее была зажата отмычка, на полу мерцала свеча. Когда дверца открылась и Мередит увидела в нем две одинаковые обтянутые бархатом коробочки, ее губы сложились в улыбку.

Достав из сейфа обе коробочки, она вынула из кармана мужских панталон, надетых для маскировки, маленькое увеличительное стекло и, открыв первую, извлекла оттуда ожерелье. Девушка едва удержалась от возгласа восторга. При свете свечи бриллианты заискрились, а аметисты сделались такого сочного и глубокого фиолетового цвета, что, казалось, стоили целого царства.

Мередит склонилась ниже и осмотрела драгоценность. Не найдя того, что искала, она открыла вторую коробочку и обнаружила в ней второе ожерелье, точно такое же, как первое.

— Во всем, кроме одного, — с улыбкой пробормотала девушка, обнаружив на одном из камней крошечную метку, обозначавшую подделку. Она вернула подлинное украшение в коробочку, которую положила в сумку.

С большой осторожностью Мередит выскользнула из комнаты и по длинному темному коридору пошла к черному ходу, который оставил незапертым подкупленный лакей, недовольный хозяевами. В доме было тихо, как в могиле: его обитатели укатили в Лондон на очередной званый вечер, где намеревались высмотреть новую драгоценность, которую стоило украсть. Слуги или были отпущены на ночь, или мирно спалив своих каморках.

Все прошло гладко.

Пробираясь по саду за особняком, Мередит сдерживала довольную улыбку. Несколько шагов — и она окажется в поджидающей ее за углом карете и поедет домой. Еще одно дело сделано.

Едва она подумала об этом, как сзади раздался выстрел. Она бросила взгляд через плечо и увидела троих мужчин, бегущих к ней от дома.

— Черт, — пробормотала она и бросилась бежать. До двери, ведущей из сада на улицу, оставалось еще футов двадцать.

Первая пуля просвистела у самого ее уха. Не замедляя бег, Мередит оглянулась и увидела второго мужчину, поднимающего ружье, в то время как первый отстал, чтобы перезарядить свое.

Она пригнулась, свернула влево и оказалась у двери из сада в тот момент, когда в деревянную дверь попала вторая пуля, отчего во все стороны брызнули щепки. Мередит схватилась за ручку, дернула… и сразу поняла, что за то короткое время — менее получаса, — что она провела в доме, дверь снова заперли.

Множество проклятий пронеслось в головеМередит, но ни одно не вырвалось наружу. Прежде всего потому, что дыхание надо было беречь для бега, а еще — она не хотела, чтобы преследователи узнали, будто гонятся за женщиной. Это только осложнило бы ее положение.

Она побежала вдоль садовой ограды в надежде найти то, что стало бы ее спасением. И нашла. Какой-то милосердный садовник прислонил к ограде свою тачку.

— Спасибо святому, покровителю тайных агентов, — прошептала Мередит, вскочила на тачку, замахала руками, сохраняя равновесие, а затем, обхватив стенку ограждения, с усилием перевалилась через нее. Она с такой силой ударилась о булыжную мостовую, что клацнули зубы, но уже через мгновение снова была на ногах.

Карета ждала Мередит в тени соседнего дома; кучер сидел вполоборота, высматривая ее. Скорее всего он слышал выстрелы в саду, потому что держал наготове ружье, чтобы прикрыть ее в случае необходимости.

Мередит рывком открыла дверцу и рухнула в карету.

— Гони, Хендерсон! — крикнула она в тот момент, когда еще одна пуля вдребезги разбила окошко на дверце кареты. Осторожно потянувшись, Мередит закрыла ее и легла на пол, на случай если преследователи снова будут стрелять. — Скорей!

Лошади рванули с места и понеслись, оставив преследователей позади. Их проклятия далеко разносились по тихим улицам.

Ну и жизнь у леди — тайного агента. Среди ночи убегать от вооруженных мужчин, а к полудню уже быть на чаепитии в благотворительном обществе. Мередит улыбнулась. Ей казалось маловероятным, что джентльмены, стоящие на защите империи, могли вести такой же образ жизни.

— Нам надо обсудить проделанную работу, — произнесла Анастасия Уиттиг, одна из трех собравшихся, снимая очки в проволочной оправе. — Как всегда, благотворительный бал Общества помощи вдовам и сиротам прошел успешно.

Еще одна из собеседниц, Эмили Редгрейв, пожала плечами:

— Они всегда были успешными. Но кого интересуют эти скучные сборища? — Она перевела свои живые синие глаза на Мередит: — Ты получила новое задание, да?

Мередит не смогла подавить озорную ухмылку. Все в ней ликовало.

— Да, получила.

Под взглядами подруг она открыла свою сумку и вынула из нее коробочку, выкраденную прошлой ночью. Ана и Эмили нетерпеливо подались в ее сторону, а она откинула крышку футляра и подняла ожерелье, лежавшее в складках бархата. Камни засверкали в лучах полуденного солнца.

На миг тяжелое молчание повисло в комнате, потом Эмили восторженно ахнула, осторожно взяла изделие искусного ювелира из рук Мередит и приложила его к своей шее.

— Боже, Мерри, оно просто потрясающее! Еще лучше, чем можно было судить по рисункам! — радостно восклицала Эмили, поворачиваясь к зеркалу на каминной полке и рассматривая себя с бриллиантами вокруг шеи.

— Да, у меня дух захватило, когда я достала его из сейфа, — вздохнула Мередит.

Анастасия смотрела на подруг, сжав губы в ниточку:

— Разве можно приносить драгоценность сюда? Это против правил.

Мередит взглянула на нее с осуждением. Ее красивая и способная подруга всегда жила по правилам.

— На этот раз я решила отступить от правил. — Поскольку Ана чуть не задохнулась от ужаса, услышав эти слова, она быстро продолжила: — В любом случае Чарлз разрешил мне показать плоды наших последних трудов. Ему поручили отыскать ожерелье и сразу же передать его Наблюдателю.

Эмили, нахмурившись, отстранилась от зеркала. Она уложила драгоценное ожерелье обратно в футляр и с неудовольствием сцепила руки.

— Это так несправедливо — мы делаем всю тяжелую работу, рискуем жизнями, а какой-нибудь ничтожный чиновник из числа надзирающих будет пожинать лавры за возвращение украденного. Мередит, тебя чуть не застрелили во время проведения операции! Неужели тебе не кажется, что ты заслужила какую-то награду? — заключила она.

Мередит удивилась:

— А как ты узнала, что в меня стреляли?

— Меня ведь учили чему-то, помнишь? — Мередит недоверчиво подняла бровь, и Эмили пожала плечами: — Ну хорошо. Хендерсон сказал что-то о необходимости заменить стекло в двери кареты. Но ты не ответила на вопрос!

Мередит вздохнула.

— Эмили, когда нам предложили вступить в Общество, мы понимали, что нас ждет тяжелая и опасная работа и что хвалить за наши труды будут других, — сказала она.

Эмили подняла руки в знак того, что сдается, и отошла.

Мередит продолжила:

— Во всяком случае, собственность леди Девингшир будет возвращена ей, и это главное.

Ана кивнула:

— А если бы нас награждали за работу, леди М. не смогла бы поручать нам новые дела. Мы не смогли бы оставаться тайными агентами. Тебе бы это понравилось?

Эмили вздохнула:

— Нет, Ана. Мне бы не понравилось. Я, как всегда, сказала глупость. Мы сделали свою работу.

— Разумеется, леди, вы ее сделали, — произнес мужской голос с порога гостиной. — И леди М. благодарит вас куда охотнее, чем власти.

Мередит, увидев входящего джентльмена средних лет, бросилась к двери, широко улыбаясь. Чарлз Айли был обладателем солидного животика, редеющие волосы он зачесывал на плешь, чтобы замаскировать блестевшую кожу. Но его щечки жизнерадостно розовели, а улыбка была простонеотразимой.

— Чарли! — воскликнула она, идя к нему с протянутыми руками. Он взял их и слегка пожал.

— Прекрасная, прекрасная работа, Мерри, — сказал он, кривовато улыбаясь. — Хотя прошлой ночью можно было бы обойтись и без театральных эффектов.

Улыбнувшись через плечо двум другим женщинам, Мередит пожала плечами:

— У меня не было иного выбора, как только перелезть через ограду и прыгнуть. Иначе меня бы пристрелили.

— Совершенно верно!

Чарлз старался выглядетьсуровым, но веселый огонек в глазах сводил все его старания на нет. Это напомнило Мередит об их первой встрече, которая навсегда изменила течение ее жизни. Чарлз предложил ей войти в маленькую группу тайных агентов из женщин, создаваемую некоей чрезвычайно влиятельной леди, имя которой не оглашается.

Уже через несколько недель Мередит оказалась в этом доме, где познакомилась с двумя другими дамами, которым предстояло стать ее соратницами. Обучение было долгим и трудным, более двух лет они оттачивали свои знания и умения.

А затем им стали давать задания. Расследование дел об измене в ходе войны с Наполеоном. Дел, связанных с убийствами. Краж. Они участвовали даже в предотвращении покушения на принцессу Шарлотту. Последние четыре года были необыкновенно увлекательными, и все это благодаря Чарлзу Айли и их загадочной покровительнице, которую они знали как леди М.

— Мередит! — услышала она голос Чарлза.─ Я спросил, у вас ли ожерелье?

Она отогнала воспоминания и кивнула:

— Простите, Чарлз, я витаю в облаках. Конечно, у меня.

Она повернулась к столу, взяла футляр и подала ему. Чарлз открыл футляр, бросил быстрый взгляд на лежащую в нем вещь и кивнул:

— Очень хорошо. Спасибо.

— Благодарите не меня одну. — Мередит махнула рукой в сторону подруг: — Это Ана придумала, как отыскать тайник и открыть замок. А изыскания Эмили помогли мне определить, какое из ожерелий фальшивое.

Чарлз кивнул:

— Вы знаете — я благодарен всем вам. Но боюсь, что не смогу предложить вам передышку.

— Вы приготовили для нас что-то новенькое? — подалась к нему Мередит в радостном предвкушении. Она не любила оставаться в бездействии.

Ана покачала головой:

— Но, Чарли, я никак не могу сейчас отвлекаться на практическую работу. Я работаю над новым проектом, и еще мне надо успеть зашифровать материалы по этому делу для отчетов…

Чарлз поднял руку:

— Не волнуйтесь, Ана, это работа только для Мередит.

Анастасия вздохнула с облегчением, а Эмили поджала губы.

— Это несправедливо! Последнее задание выполняла Мерри, и сейчас — снова она.

Мередит шутливо показала ей язык, и подруга в ответ сделала то же самое.

Чарлз только вращал глазами, видя, как по-детски ведут себя его подопечные.

— Справедливо или нет, это единственный вариант. Хотите знать подробности?

Мередит кивнула:

— Давайте, Чарлз. Что это за дело?

Он достал из кармана табакерку и, усевшись у камина, принялся набивать трубку.

— Я уверен, вы все слышали о приближающемся аукционе в галерее Джермана?

Мередит снова кивнула:

— Разумеется. Он обещает стать событием. На прошлой неделе на балу, устроенном Обществом, только о нем и говорили.

— Недавно там произошли два странных происшествия. Во втором случае пропала картина, — сообщил Чарлз.

— И все? — задохнулась от возмущения Эмили. Она негодующе вскинула руки. — Что стряслось со службой, защищающей страну и Корону? Я-то думала, что именно этим мы должны заниматься, а не возвращением украденных у герцогинь драгоценностей или розыском дурацких картин для аукциона.

Чарлз покачал головой:

— Дело гораздо серьезней. Это не простая кража картины, Эмили!

Мередит встретилась с ним взглядом.

— Тогда объясните, — попросила она. Чарлз спокойно смотрел на нее.

— Мы предполагаем, — ответил он, — что укравший картину — человек с положением и титулом. Человек, с которым вы в прошлом были знакомы.

— Кто? — забеспокоилась Мередит.

— Тристан Арчер, — услышала она в ответ.

Комната поплыла куда-то, Мередит изо всех сил старалась сохранить безразличное выражение лица. Ей потребовалась вся ее выучка, чтобы не выдать себя.

— Маркиз Кармайкл? — удивилась Мередит, и голос ее напрягся от усилия заставить его звучать равнодушно.

— Он самый. — Чарлз внимательно наблюдал за ней, отмечая каждое ее движение и смену чувств на ее лице.

В ответ девушка издала короткий смешок, никак не соответствовавший ее внутреннему смятению.

— Чарли, это безумие. Годовой доход Тристана Арчера составляет минимум двадцать тысяч фунтов. У него не менее пяти процветающих имений. Ему незачем красть картину.

Чарлз пыхнул трубкой.

— Может быть, и так, но это не первое непонятное происшествие в галерее. Примерно неделю назад Джерман, спустившись из своих комнат наверху, обнаружил, что та самая картина снята и стоит на полу у стены, на которой висела. В тот момент он посчитал, что картину снял он сам или кто-нибудь из служащих и забыл об этом. Но позднее, когда обнаружилась пропажа картины, Джерман понял, что ни у кого из них не было причины ее перевешивать.

Мередит кивнула, мысленно сопоставляя факты, словно складывая кусочки головоломки.

— А в первом случае была попытка украсть? Чарлз отрицательно покачал головой:

— Нет. Ничто не говорило о том, будто вора потревожили в момент ограбления. Леди М. считает, что в первом случае неизвестный совсем не собирался забирать картину.

Мередит задумалась, перебирая причины, по которым злоумышленнику могло понадобиться снять произведение искусства с того места, где оно висело, но не унести, хотя у него была такая возможность.

В голову ей пришло совершенно невероятное объяснение:

— Тот, кто трогал картину в первый раз, что-то добавил к ней, но не взял. А тому, кто украл, было нужно как раз спрятанное в ней, однако он не мог купить картину, потому что она была уже продана.

— Именно так мы считаем, — чуть кивнув, сказал Чарли.

— Неужели это правда?! — воскликнула Эмили. Мозг Мередит усиленно заработал. Она так погрузилась в свои мысли, что забыла о подругах.

Ана улыбнулась:

— Ты великолепна, Мерри! Но что еще думает об этом леди М.?

Чарли отложил трубку и встал, чтобы подойти к огню.

— Таким образом можно передавать самую разнообразную информацию. Считается, что агенты противника могут воспользоваться подобными способами передачи сведений. Они позволяют участникам оставаться в тайне.



Мередит кивнула. Сердце у нее стучало, но не как обычно в предвкушении нового дела. Ее чувства не имели отношения к радости узнавания, какое именно задание предстоит ей выполнить, или к возбуждению перед выработкой детального плана. Ей было страшно.

— Почему вы подозреваете Тристана Арчера? — ровным голосом поинтересовалась она.

Чарлз вскинул голову:

— Мы не просто так остановились на Кармайкле, Мередит. В действительности в первый момент леди М. была поражена не меньше вас. Маркиз неизменно вел себя как истинный джентльмен. Но Джерман говорит, что на следующий день после того, как он продал картину, к нему заявился Кармайкл и предложил за нее баснословно крупную сумму.

— И Джерман не захотел продать? — Эмили удивленно приподняла бровь. Чарли покачал головой:

— Он отказался изменить своему слову и отменить уже заключенную сделку. Лорд Кармайкл очень рассердился и покинул галерею.

У Мередит упало сердце.

— Что еще?

— В ночь, когда произошла кража, — продолжил Чарлз, — свидетели видели карету с гербом Кармайклов, отъезжающую от дома Джермана. Когда же его светлость спросили, где он находился в то время, он не пожелал сотрудничать и в конце концов представил алиби, которое, как выяснилось, было ложным. Хуже того, в последнее время он вращался в очень подозрительной компании. Так что нельзя пройти мимо этого. Кармайкл что-то скрывает. Необходимо провести расследование.

Мередит выпрямилась. Долг. Она должна помнить о долге. Она дала клятву и не может нарушить ее. Ни для кого. Даже для человека, который однажды темной ночью — давно это было — спас ей жизнь.

— Да, Чарли, конечно.

Он кивнул:

— Завтра Кармайкл дает бал. Я раздобыл приглашение для вас и Эмили. Пока она быстро осмотрит дом, вы возобновите знакомство с маркизом и решите, что делать дальше.

Чарли взял футляр с ожерельем, возвращенным и уже позабытым Мередит, и с улыбкой, предназначенной всем трем женщинам, сказал на прощание:

— Вскоре я пришлю список людей из окружения Кармайкла, чтобы Ана могла изучить его. Уверен, втроем вы узнаете правду и сможете пресечь утечку ценной информации. А теперь, извините меня, я должен передать это Наблюдателю. Всего доброго, леди.

Эмили и Ана отозвались:

— Всего доброго, Чарлз.

Мередит промолчала. Она стояла у окна и смотрела на улицу.

Когда Чарлз ушел, к ней подошла Эмили:

─Мерри, откуда ты знаешь Кармайкла? Ты никогда не говорила о нем, однако совершенно очевидно, что это задание и вероятность того, что его светлость окажется предателем, чрезвычайно тебя тревожат.

Мередит повернулась к подругам. Голубые глаза Эмили вонзились в нее, словно она была мишенью на учебной стрельбе. Ана сняла очки. Желудок Мередит сжался в комок. Сестрицы-агенты знали ее слишком хорошо, и не всегда это было приятно.

— Даже Чарли заметил, что тебе не по себе, — сказала Ана. — Тристан Арчер что-то значит для тебя?

Чтобы скрыть сложные чувства, бушевавшие внутри ее, Мередит призвала на выручку все приобретенные тренировками навыки.

— Лорд Кармайкл дружил с моим кузеном, когда я была девочкой. Вот и все, и ничего больше.

Ана наморщила лоб, а Эмили собралась что-то сказать, но Мередит опередила ее:

— Поскольку завтра мы едем на бал, мне надо подготовиться, и тебе тоже, Эмили.

— Но… — начала Эмили. Ее холодные голубые глаза следили за каждым движением Мередит со все возрастающим подозрением.

Мередит нужно было покинуть дом прежде, чем Эмили и Ана выудят из нее всю правду о том, о чем она не готова была даже думать, а говорить — тем более.

— Всего доброго, — через плечо бросила она, ускользая в холл.

Руки у нее дрожали. Она кивнула дворецкому, вышла и уселась в ожидавшую ее карету. Только здесь она дала выход своим чувствам, всему, что накопилось на сердце. Обычно ей удавалось держать их на замке. Эти ее чувства были очень, очень опасными. Потому что Мередит совсем не следовало испытывать нежность к мужчине.

Особенно к тому, кто мог оказаться худшим из изменников.

ГЛАВА 2

Когда Мередит вошла через массивные двери красного дерева в бальный зал лорда Кармайкла, внутри у нее что-то болезненно сжалось. Нахмурившись, она заставила себя успокоиться. Что ее так пугает? Если Тристан действительно изменник, тот факт, что она находила его красивым и обаятельным, ничего небудет значить. Как и то, что он спас ей жизнь, а потом избегал ее, словно проклятую.

Черт! Она — тайный агент. И притом хороший тайный агент. Она не может позволить глупым эмоциям повлиять на ее суждения и выводы.

Мередит искоса взглянула на Эмили. Подруга приветливо улыбалась, при этом очень внимательно разглядывая толпу. В битком набитом зале трудно было отыскать тех, кто был ей нужен. Она давно не видела такого количества гостей, но к концу сезона балы, как правило, становились многолюднее.

— Ана дала тебе перечень тех, кто представляет для нас интерес? — спросила Мередит, открывая веер и медленно обмахиваясь им, чтобы легче было дышать. Только они с Эмили знали, что в ручке веера спрятано лезвие, готовое выскочить при легком нажатии на скрытый механизм. Веер был плодом изобретательного ума Аны.

— Да, — ответила Эмили, пробираясь вперед вместе с ней. — Как жаль, что нам никогда не удается уговорить ее заниматься и практической работой. Она такая умница.

Мередит кивнула. Ана была прекрасным шифровальщиком, к тому же большая часть оружия и приспособлений, которыми они пользовались, были ее изобретениями. Мередит не могла себе представить, как может нравиться работа за письменным столом, цель которой состояла в том, чтобы расшифровать информацию, добытую другими. Она сама жила волнением погони, азартом охоты, сопоставлением сведений, в результате которых удавалось узнать, виновен подозреваемый или нет.

— Слишком много людей; будет трудно отыскать тех, кто нам нужен, — вздохнула Мередит.

Она еще раз оглядела толпу; надев на себя маску пользующейся всеобщим расположением вдовы и светской дамы, помахала рукой нескольким знакомым. Мередит все знали, искали ее расположения, поэтому она легко могла попасть туда, куда хотела и когда это было нужно.

Эмили незаметно указала ей, куда смотреть:

— А вот и лорд Кармайкл. Подходящее время возобновить с ним знакомство, согласна?

Мередит посмотрела в указанном направлений и чуть не задохнулась. Тристан стоял неподалеку, прислонившись к колонне. Он был один.

Она во все глаза смотрела на него. Тристан был хорош, как всегда: смуглый, красивый, похожий на те призрачные образы, которые иногда мучили ее по ночам. Но сейчас он не был призрачным. Зеленые глаза Тристана время от времени оживлялись, когда он осматривал толпу и приветствовал кого-нибудь из друзей. Их взгляд пронизывал даже на расстоянии.

Тристан откинул упавшую на глаза темную прядь волос, которые были несколько длиннее, чем принято, пригубил вино из бокала и отвернулся. Мередит вздрогнула. Как мог он стать еще красивее после стольких лет?

— Мерри? — зашептала Эмили. Мередит стряхнула с себя оцепенение.

— Да, время подходящее, согласна. — Она взглянула на старинные часы над двустворчатыми дверями бального зала. — Встретимся на террасе через сорок пять минут.

— Для первоначального осмотра этого мне более чем достаточно. Будь осторожна. — Эмили шагнула в толпу.

Глубоко вздохнув, Мередит сосредоточила внимание на Тристане. Вот он улыбнулся, сказал несколько слов проходящему мимо слуге, и ее сердце дрогнуло: она припомнила, как добр он был к ней, когда она была ребенком. Ей не хотелось верить, что Тристан мог быть подлым изменником, несмотря на его очевидную причастность к краже полотна. Но если он замешан в краже хоть отчасти, нельзя не признать, что он хорошо осведомлен о том, что за этим стоит.

Существовал лишь один способ узнать правду. Неуверенно улыбаясь, Мередит направилась к нему. Она приступила к выполнению задания.

Тристан Арчер отдавал должное содержимому своего бокала, но обжигающий алкоголь не улучшил его настроения. Он не смог бы вспомнить, когда светские развлечения доставляли ему наслаждение. Даже задолго до того, как жизнь его осложнилась, Тристан не находил удовольствия в легкомысленномвеселье и светскомзлословии. За ночь он мог переброситься словами с доброй сотней людей и потом не вспомнить ничего интересного или значительного, сказанного хотя бы одним из них.

«Если бы было можно, Тристан прекратил бы давать балы и сам стал бы меньше выезжать. Но считалось, что человек его положения обязан устраивать вечера. Это, как и многое другое, внушил ему отец, не устававший бесконечно наставлять Тристана, как должно вести себя маркизу. Даже сейчас, после стольких лет, он слышал голос отца.

Даже если бы Тристан не стремился оправдать ожидания семьи, он не смог бы отказаться от контактов с обществом. Званые вечера позволяли держать связь с неприятными, но необходимыми людьми.

Он со вздохом поднял глаза и увидел перед собой Мередит. Сердце Тристана застучало так, словно он юнцом бежал за свою команду. Она шла к нему, пробираясь через толпу и широко улыбаясь, что ему всегда особенно нравилось. Эту чарующую улыбку он много раз видел на балах и в гостиных Лондона, но она предназначалась не ему. Конечно, это его вина. Много лет Тристан делал все, чтобы избегать встреч.

Несомненно, эта улыбка привлекала к ней людей. Когда большинство женщин их круга прятались за веерами и носовыми платочками, смущенно отворачиваясь, Мередит от всей души улыбалась. Улыбка была необыкновенно широкой и искренней и озаряла ее лицо в такие моменты, когда большинство светских дам не смели показать веселого изумления.

И вот теперь Мередит стояла перед ним с лучезарным лицом, сияние которого он почти позабыл. Он приветствовал ее безмолвным кивком, боясь, что взволнованное дыхание выдаст внезапно охватившие его чувства.

— Добрый вечер, лорд Кармайкл, — сказала она, присев в реверансе. После того как он неловко поклонился в ответ, она продолжила: — Простите меня за дерзость, ведь формально мы не представлены друг другу, но мне не терпелось поздравить вас с тем, что званый вечер на редкость удался.

Он моргнул. Званый вечер? О да, суетливое мелькание, о котором он просто позабыл. Ей, конечно, это нравится, потому что она полная противоположность ему. Мередит всегда привлекала к себе внимание, а после того, как сняла траур по покойному мужу, стала пользоваться еще большим успехом.

Тристан с трудом вспомнил о правилах этикета и принужденно улыбнулся в ответ. Он так долго не улыбался, что у него возникло странное ощущение. Оставалось надеяться, что он выглядит не так мерзко, как чувствует себя.

Он кашлянул.

— Не надо извинений, миледи. В конце концов, мы знаем друг друга, разве не так? В формальном представлении старых друзей нет никакой необходимости.

Сказав это, Тристан засомневался. По прошествии стольких лет Мередит, наверное, забыла об их коротком знакомстве в годы, когда они были детьми, и даже о той темной ночи, едва не закончившейся трагедией. Желваки заходили на его скулах, но он стряхнул с себя гнев, который все еще охватывал его при одной мысли о событиях той давней ночи. Именно сила этого гнева объясняла, почему он впоследствии старался держаться подальше от Мередит.

Ее лицо смягчилось, а воспоминания погасили улыбку.

— О, это было так давно, не правда ли? Я не была уверена, что вы помните. Да, мы не разговаривали с… — она оборвала себя, и на миг в ее глазах отразилось глубокое волнение, — с тех пор, как вы последний раз были в доме у моих тети и дяди, — закончила Мередит с мягкой улыбкой.

Он наклонил голову. Воспоминания о том беззаботном времени были и горькими, и сладкими. Тогда на Тристане не лежала ответственность, от него ничего не требовали. В его жизни не было секретов. Если бы он знал, в какой ад вскоре превратится его существование, то постарался бы больше наслаждаться юностью.

В те дни он не переставал думать о Мередит. Она казалась очень одинокой и постоянно хвостиком ходила за ним. В играх она послушно становилась то заложницей у пиратов, то трупом, то его армией.

— Разумеется, я помню, леди Нордем. Вы были резвой девочкой, — произнес он.

Она засмеялась, но необыкновенно мелодичный смех не вязался с тем, что в глубине ее глаз совсем не было радости. Красавица, да. Но это было ясно, даже когда она была совсем юной. Последний раз, навещая ее кузена перед отправкой в школу, Тристан заметил, что она сильно изменилась. В глазах ее появился свет, который не давал ему покоя. Улыбка, изредка озарявшая ее лицо в те дни, притягивала его, как магнит.

В тy ночь, когда он увидел ее одну в убогом пабе — как раз через год после последнего посещения дома ее дяди и тети, — стало очевидно, что и другие мужчины обратили внимание на ее расцветающую красоту. Когда он заметил ее, она была в опасности, в руках грубого негодяя, который намеревался взять то, чего она не хотела отдавать. Слезы бежали по лицу Мередит, она умоляла отпустить ее. Тристан пришел в такую ярость, что едва не убил негодяя, посмевшего дотронуться до нее. Он забыл обо всем: о долге перед семьей, о необходимости контролировать себя, чего от него неустанно требовал отец… и дал волю эмоциям. Когда позднееТристан пришел в чувство, он понял, что не должен позволять себе становиться неуправляемым. А это значило — ему нужно держаться подальше от Мередит, потому что в ее присутствии ничто не могло остановить его. И Тристан стал ее избегать, чтобы вести жизнь, диктуемую возложенными на него обязанностями.

Совсем выбросить Мередит из своей жизни оказалось почти невозможно. Мысли о ней преследовали его. Тристан даже попробовал отыскать ее, когда она стала взрослой, но Мередит к тому времени уже была замужем. И к лучшему. Можно было просто смотреть на нее издали на приемах, когда она тоже оказывалась в числе приглашенных, но не подходить близко.

Вдруг он осознал, что Мередит говорит ему что-то, и напряг слух.

— Не уверена, что вы были менее резвым ребенком, милорд. Я думаю, что сильно докучала вам постоянным присутствием и бесконечными вопросами, — услышал Тристан.

— Вы никогда не докучали мне, — мягко сказал он.

Она порозовела, и ее светло-кремовая кожа приобрела теплый оттенок. Если бы Тристан посмел поцеловать ее, она бы так же порозовела? Эта мысль все в нем перевернула. Откуда в его голове возникла такая картина?

— Я рада, что у вас такая плохая память, — засмеялась она. — Должна признаться, вы нравились мне больше других друзей моего кузена. Как вам жилось? Я слышала, что пять лет назад умер ваш отец, а позже — ваш брат. Мне было жаль их обоих.

Тристан кивнул, но почти не слышал. Он смотрел на ее губы, произносящие слова. Они манили.

— Милорд? — произнесла она, склоняя голову набок. Тристан вздрогнул.

— Простите, миледи. Благодарю вас за добрые слова, за сочувствие к моим потерям.

— Представляю, насколько возросли ваши обязанности. И в таком юном возрасте, — продолжала она.

Он поморщился. Мередит была добра, но вообразить не могла, как глубоко ранили ее слова. До самых костей. Он старался не обращать на это внимания, но никогда не получалось.

Каждый раз, когда затрагивали эту тему, Тристан думал о том, как могла бы сложиться его жизнь, если бы на нем не лежали нескончаемые обязанности.

Если бы не скверные секреты.

Он отбросил напрасные мысли, выпрямился. От действительности никуда не деться. Вот почему лучше уйти прочь от стоявшей перед ним женщины, а не сокрушаться по поводу того, чего не может быть, хотя Мередит теперь вдова и свободна.

Еще раз поклонившись, он сказал:

— Было приятно снова говорить с вами, миледи. Надеюсь, вы получите большое удовольствие от сегодняшнего бала. Извините меня.

Губы у Мередит приоткрылись от удивления. Тристану потребовалось большое усилие, чтобы повернуться и отойти от нее. Сделав несколько шагов, он позволил себе остановиться и бросить взгляд через плечо. Скрывшись в толпе, Тристан видел, что Мередит стоит на месте с широко открытыми глазами, а кисти упавших по бокам рук сжались в кулачки.

Он вздохнул и заставил себя отвести взгляд. Мередит прелестна, но это запретный плод. Сейчас еще больше, чем когда-либо, он не мог позволить себе дать волю эмоциям, которые всегда захлестывали его в ее присутствии. Он обязан подавить вновь вспыхнувшую тягу к Мередит. Обстоятельства, которые в настоящий момент довлели над его жизнью, были слишком серьезны и опасны, чтобы можно было позволить себе отвлечься от них даже самым приятным образом.

Мередит смотрела вслед Тристану, исчезающему в толпе. Два противоречивых, одинаково сильных чувства боролись в ней.

Хотя они только обменялись несколькими короткими фразами, она была радостно взволнована встречей.

Несмотря на свою популярность в свете, обычно на светских раутах Мередит скучала, притворяясь веселой.

Но даже незначительный разговор с Тристаном глубоко затронул ее. Между ними что-то произошло, словно протянулась ниточка, связывающая их, которую нельзя было полностью отнести на счет воспоминаний о прошлом. Оба поняли, что за случайными фразами кроются глубокие чувства.

При других обстоятельствах Мередит позволила бы себе надеяться, что они встретятся снова. Что в другой раз они продолжат разговор. И желание разобраться в том, почему ее так тянет к этому человеку, ужасало ее.

Особенно потому, что оно не проходило.

Тристан Арчер что-то скрывал. Он вел себя несколько… отстраненно. Он улыбался, кивал и говорил правильные слова, но в его глазах Мередит видела безысходность. Безысходность, почти всегда отличавшую подозреваемых, которыми она занималась. Мужчины, скрывающие секреты, редко бывают счастливы и редко могут позволить себе расслабиться, даже с теми людьми, которых они знают и которыми дорожат.

Как только в разговоре она коснулась его частной жизни, Тристан отбросил приличия и торопливо покинул ее. Конечно, неутихшее горе могло заставить его избегать расспросов, но, пробудив в нем воспоминания, она не заметила печали в его глазах.

Она прочитала в них непреклонную решимость. Тяжелый блеск показывал, что он не намерен обсуждать что-либо, хотя бы отчасти приоткрывающее его внутренний мир или секреты.

Сердце у нее упало.

Вздохнув, она выпрямила спину и вошла в толпу. Через четверть часа у нее встреча с Эмили. Ей надо успеть стереть все эмоции с лица. Подруга, конечно же, заметит ее разочарование. Когда речь зашла об отношениях, которые когда-то связывали их с Тристаном, Эмили повела себя как гончая, преследующая лису.

Стиснув зубы, Мередит взяла бокал шампанского с подноса проходившего мимо лакея и пошла к террасе. Она могла только надеяться, что Эмили отыщет свидетельства непричастности Тристана к краже картины. И тогда выяснится, что его реакция на вопросы Мередит имела другие причины, что его меланхолия вызвана не чувством вины.

Выходя на террасу, она молила Бога, чтобы это оказалось правдой.

Но в глубине души знала, что это не так.

ГЛАВА 3

Прежде чем Эмили заговорила, ее лицо сказало Мередит все, что она хотела знать. Голубые глаза подруги блестели от азарта охоты. Впервые за четыре года Мередит испугал этот блеск.

— Ты нашла картину? — шепотом спросила она, отвернувшись от взволнованного лица Эмили и глядя через окно в бальный зал. У края танцевальной площадки в глубине зала стоял Тристан, беседуя с человеком, которого она не могла рассмотреть из-за толпящихся вокруг людей.



— Нет, — ответила Эмили. — Я не вполне уверена, но мне представляется, что ее здесь нет.

Не успев справиться с собой, Мередит затрепетала от охватившего ее счастливого чувства. Вина Тристана не доказана окончательно. Волна облегчения пробежала по ее телу. В ее профессии не должно быть места эмоциям.

— О чем ты думаешь? — спросила Эмили.

Мередит отвела взгляд от мрачного лица Тристана и повернулась к Эмили, которая не спускала с нее глаз.

— Что ты сказала? — спросила она с безмятежной улыбкой.

Эмили подняла бровь и покачала головой:

— Ты… ты ведешь себя как-то необычно. Тебе удалось поговорить с лордом Кармайклом?

Мередит кивнула; их короткий разговор продолжал звучать в ее голове, мучая возникшими вопросами.

— Да, мы немного поговорили.

— Он сказал или сделал что-нибудь, что насторожило тебя? — спросила Эмили.

Мередит помолчала, обдумывая вопрос. Эмили, несомненно, разгадала часть правды по ее поведению, но Мередит не знала, насколько можно открыться ей. Это беспокоило ее не меньше, чем поведение Тристана. Почему ей хочется скрыть важные факты от напарницы и лучшей подруги?

Она кашлянула.

— Сами по себе его слова не давали никаких оснований для подозрений, — сказала она, пожимая плечами. — Но его поведение наводило на размышления.

Эмили дотронулась до ее руки:

— И это тебя беспокоит?

— Больше, чем следовало бы, — вздохнула Мередит, еще раз посмотрев в сторону танцевального зала. Тристана уже не было видно, он, наверное, вышел, но она по-прежнему думала только о нем.

Эмили, поколебавшись, сказала:

— Тебе хочется верить, что он невиновен.

— Признаюсь, да. Было бы лучше, если бы я приступила к делу, не имея предвзятого представления о натуре подозреваемого, но я знаю Тристана. — Мередит охватило сомнение. А знала ли она его нынешнего? — Мне ненавистна мысль, что он мог предать все то, что нам дорого.

Эмили вздохнула:

— Тогда это тебе не понравится. До встречи с тобой я повидала несколько человек из списка Аны.

Мередит поморщилась. Оказывается, Тристан общался с несколькими самыми опасными из числа вращающихся в обществе подозрительных личностей. И эти негодяи находились сейчас в его доме. На душе у нее стало еще тяжелее.

— И что же? — спросила она. По твоему тону ясно, что это еще не все.

Эмили, сделав гримаску, кивнула:

— Тристан разговаривал с Огастином Девлином, и, судя по всему, это был очень важный для него разговор.

Глаза у Мередит широко раскрылись. Девлин. Второй человек в опасной компании подозреваемых в измене. Человек, замешанный в таком количестве интриг, что от него несло скандалами и гибелью.

Они трое и другие агенты в течение многих лет следили за Девлином, но так и не смогли добыть достаточно улик против него, чтобы выяснить, кто стоял во главе шайки. Но на их счету, скорее всего, было немало смертей и несправедливых обвинений в адрес военных и агентов, преданных стране и королю.

— Ты уверена, что это был Девлин? — спросила она, не сумев унять дрожи в голосе.

— Я так долго охотилась за ним, что могу узнать негодяя, — скрипя зубами, сказала Эмили. — Кармайкл, судя по его виду, не был рад встрече, но при этом не казался удивленным. И он не осадил этого человека.

У Мередит упало сердце, но она старалась держаться прямо.

— Тогда невозможно игнорировать истину, которую я поклялась защищать, — сказала она. — Я должна серьезно заняться расследованием. Тристан в самом деле может оказаться замешанным в интригах, которые опасны для наших сограждан. Если дело обстоит именно так, он и его сообщники должны быть остановлены прежде, чем передадут информацию, которая может оказаться спрятанной в картине.

Она потерла глаза. Как дошло до этого? Если он виновен то, что превратило Тристана, благородного человека, однажды спасшего ей жизнь, в изменника?

Эмили одобряюще похлопала ее по руке:

— Мне жаль, Мерри. Я знаю, тебе не хотелось бы, что бы твой друг оказался виновен.

Пожав плечами, Мередит ответила:

— Если он действительно делал то, в чем его подозревают, он мне не друг.

Эмили кивнула, явно не до конца уверенная в решительности Мередит.

— Я слышала обрывок разговора, — заговорила она. — Из него следует, что семейство Кармайклов в начале следующей недели уезжает из Лондона. Тристан с матерью едут в загородное имение; каждый год они приглашают туда гостей. Гости пробудут там две недели, после чего хозяева отправятся в Бат или на другой курорт. Когда Тристан возвратится в Лондон, я не знаю.

Мередит сжала губы.

— Мне необходимо поехать к ним в имение. Если картины нет в городе, она может оказаться там. Сельская местность — очень подходящее место для передачи секретных материалов.

Эмили кивнула:

— Согласна. А в разговоре с тобой лорд Кармайкл упомянул о том, что они приглашают гостей в загородный дом?

Мередит покачала головой.

— Нет, и не думаю, что мне удастся снова подойти к нему, не вызвав подозрений, поскольку наш разговор был коротким. Но здесь леди Кармайкл, и это дает мне шанс получить приглашение.

Нахмурив брови, Эмили пристально посмотрела на нее:

— Могу я поехать с тобой?

— В гости к Кармайклам? — удивилась Мередит. — Зачем бы мне это понадобилось? Тебе нужно остаться здесь и осмотреть дом, раз в нем никого не будет. Кроме того, твоя помощь может понадобиться Ане в расшифровке любой информации, которую мне удастся раздобыть.

— Да, конечно. — Эмили отступилась. — Но я тревожусь за тебя. Я никогда не видела тебя в таком подавленном состоянии в начале работы над новым заданием. Может быть, лучше, если бы я была рядом, чтобы помочь в случае необходимости.

— Нет! — Мередит повернулась к подруге спиной, собираясь вернуться в дом. Проницательность Эмили повергла ее в изумление. Подруга с такой легкостью облекла в слова ее собственные сомнения и страхи по поводу ее участия в расследовании. — Не будь смешной. Я знаю свой долг.

— Но знаешь ли ты свое сердце? — бросила Эмили ей вслед.

Мередит остолбенела, сжала кулачки и повернулась к подруге:

— Мое сердце здесь ни при чем, Эмили. Совсем ни при чем. Извини меня, мне нужно увидеть леди Кармайкл.

Но, покинув террасу, Мередит не могла не заметить, что ее сердце, которое, по ее утверждению, не имело отношения к расследованию, стучало так громко, что мешало ей слышать другие звуки.

Констанс Арчер, вдовствующая маркиза Кармайкл, была все такой же, какой ее запомнила Мередит. От матери Тристан унаследовал темные волосы и проницательный взгляд. Но в отличие от сына леди Кармайкл была смешлива и, судя по всему, с удовольствием брала на себя хлопоты, связанные с приемами. Мередит нашла маркизу в окружении стайки юных особ и их мамаш. Все, казалось, были захвачены рассказом немолодой леди.

Мередит видела, как лицо леди Кармайкл все более оживлялось. Глаза ее блестели, а руки порхали, словно колибри, усиливая впечатление от слов. В отличие от Тристана она совсем не производила впечатления человека, раздавленного грузом секретов.

Мередит внутренне собралась. Получить приглашение в гости от женщины, которая вряд ли ее помнит, — непростая задача. Она не могла повести себя неправильно: нельзя забывать, что поставлено на карту. Если она на эти две недели потеряет Тристана из виду, он сможет избавиться от картины прежде, чем она воспрепятствует этому. Шанс доказать его невиновность — или вину — будет потерян.

Мередит осторожно проскользнула внутрь увлеченной рассказом группы женщин и, не спуская глаз с матери Тристана, постепенно придвигалась ближе. Прежде чем она начала обдумывать, как прервать поток слов, взглядее светлости упал на нее, мать Тристана ахнула и прижала руки к щекам.

— О Боже! Леди Нордем, вы ли это? — сказала она с широкой, приветливой улыбкой, от которой сердце Мередит дрогнуло. — Моя дорогая, моя дорогая, как давно это было?

Мередит постаралась подавить неожиданное чувство удовольствия оттого, что мать Тристана ее вспомнила.

— Леди Кармайкл, как мило с вашей стороны, чтовы узнали меня, — радостно ответила она. — С той поры, как я имела удовольствие видеть вас, прошло так много лет.

Леди Кармайкл кивнула, не переставая широко улыбаться, потом тряхнула головой:

— О, что же это я? Я уверена, что вы знакомы с этими леди.

Мередит окинула взглядом присутствующих. К ее удивлению, она знала их всех. Она не раз встречала их на балах и посмеивалась над глупенькими девицами. Это были дебютантки сезона со своими мамашами.

Она с удивлением смотрела на леди Кармайкл, окруженную молоденькими особами. Дочери ее светлости были уже взрослыми и замужем, так что она не могла знать молодежь через своих детей. Почему же они теснились вокруг нее?

Если только…

Тристан. Она пробежала глазами по толпе и отыскала его. Он не женат. Леди Кармайкл явно играла роль свахи.

Неожиданно Мередит почувствовала ревность, но сразу заставила себя подавить это чувство.

— Конечно, миледи. ─Она кивнула женщинам: — Добрый вечер, леди.

В ответ ей вежливо закивали, раздались приветствия. Мередит снова сосредоточилась на леди Кармайкл.

— Мне жаль, что я так долго не имела случая беседовать с вами, миледи. Наверное, с той поры, как умер мой муж.

— А с тех пор прошло немало лет, не так ли? — сказала леди Кармайкл. ─Мне представляется, мы обе проходили мимо друг друга, как одинокие корабли в море, но никогда не оказывались рядом.

— Именно. — Мередит кивнула. — Как я рада, что сегодня наши пути сошлись.

Ее светлость незаметно вздохнула.

— Я много раз говорила Тристану, что мне хотелось бы знать, как вы поживаете.

Хотела бы Мередит знать, как Тристан отнесся к этим словам, потому что именно он делал все, чтобы держаться от нее на расстоянии. Однако она расплылась в улыбке, и на этот раз ей не пришлось бороться со своими чувствами. Леди Кармайкл, насколько она помнила, всегда была добра к ней и проявляла почти материнскую заботу.

— Я живу хорошо, мадам, — сказала Мередит.

— Рада слышать это.

Леди Кармайкл рассматривала ее с каким-то странным выражением лица. Словно она оценивала ее. И вдруг Мередит поняла… Так и есть. Леди распространила на нее свой интерес матери, подыскивающей невесту сыну. Несмотря на то, что ей уже двадцать шесть лет и она вдова. Это открытие повергло ее в шок, но Мередит быстро оправилась.

Как бы там ни было, она может использовать желание леди Кармайкл видеть ее женой сына против нее самой… и против Тристана. Эта мысль пришлась ей не по вкусу, но делать было нечего.

— Чуть раньше мне представился случай недолго, но с большим удовольствием побеседовать с вашим сыном, — сказала Мередит, застенчиво опуская голову, что было совершенно не в ее натуре. Даже когда она начала выезжать, она не обучилась науке флирта. Она предпочитала открытость, ведь это, пусть и нечасто, могло ей пригодиться в роли тайного агента. — Он прекрасно выглядит. Так же хорош собой, как и много лет назад.

В глазах леди Кармайкл зажегся интерес. Она придвинулась ближе, тем самым искусно закончив разговор, который вела с другими женщинами. Взяв Мередит за руку, она, не оглядываясь, повела ее за собой.

— Как мило, — говорила она, пока они медленно шли по залу, лавируя в толпе. — Вы ведь были большими друзьями в детстве, не правда ли? Он часто рассказывал о беззаботных днях, проведенных в доме ваших дяди и тети. — Тень пробежала по лицу немолодой женщины, на нем читались пережитые нелегкие годы. — В те дни он чаще смеялся.

Мередит наклонила голову. Выходит, ее светлость тоже чувствовала, что с сыном неладно. Известно ли ей что-нибудь о его делах? Если Мередит получит приглашение погостить в их загородном доме, леди Кармайкл могла бы стать ценным источником информации.

— Все мы чаще смеялись в детстве, — сказала она. — Не было обязанностей, не давил груз забот. Наверное, теперь, когда ваш сын стал маркизом, дела не позволяют ему часто получать удовольствие от светских развлечений, таких, как сегодняшний бал.

Ее светлость пожала плечами:

— Даже когда он проводит время с друзьями, улыбка редко появляется на его лице. Я стараюсь убедить его чаще бывать в обществе.

Мередит кивнула. Тристан всегда был серьезным и сдержанным. Ее не удивляло, что он не любил развлечений. Тем не менее она продолжила направлять разговор в нужное ей русло:

— Может быть, он не любит лондонское общество, миледи?

Тем самым она перевела разговор на загородное имение. Следующий шаг — добиться приглашения туда. Это напоминало управление большим судном. Требовались осмотрительность и решительность.

Леди Кармайкл рассмеялась.

— Он точно так же не жалует и сельское общество, — сказала она. — Даже традиционный съезд гостей в Кармайкл не радует его.

— Вы каждый год устраиваете праздники в Кармайкле? — притворившись удивленной, спросила Мередит. — Как мило. Я слышала, вокруг красивые места. Уверена, сельский воздух пойдет ему на пользу. Я люблю бывать на природе. — Она задержала дыхание и краем глаза следила за леди Кармайкл.

Ее светлость проницательно взглянула на Мередит, и ее зеленые глаза заблестели.

— Мы будем рады, если вы присоединитесь к нам, моя дорогая. Мы уезжаем в следующий понедельник. После стольких лет мне будет приятно возобновить наше знакомство.

Мередит удержалась от проявления ликования. Она заставила себя изобразить неуверенность, приложила к губам палец в перчатке и сказала:

— В следующий понедельник? Дайте подумать. Я ведь работаю в Обществе помощи вдовам и сиротам.

Леди Кармайкл кивнула:

— Вы делаете хорошее дело. Но мы собираемся только на две недели. Я уверена, такое короткое время Общество обойдется без вас.

Мередит помолчала, как бы обдумывая предложение, затем кивнула:

— Наверное, вы правы. Если я упрекала вашегосына, пусть и в шутку, за его чрезмерную серьезность, то и сама не должна жить одной благотворительностью. Думаю, я смогу к вам присоединиться.

Леди Кармайкл захлопала в ладоши:

— Прекрасно! Тристан будет очень рад.

— Чему я буду рад, мама? — послышался мужской голос.

Мередит застыла, неприятно удивленная тем, что не заметила, как сзади подошел Тристан и оказался у самого ее локтя. Она с трудом удержалась от того, чтобы сделать защитное движение, и только чуть повернула к нему лицо.

— Милорд, вы напугали меня, — сказала она со смехом и с некоторой растерянностью, не зная, как себя вести в его присутствии.

— Тристан, леди Нордем согласилась посетить наш маленький праздник в Кармайкле на следующей неделе, — сообщила ему мать с широкой улыбкой. — Как это замечательно!

На какой-то миг Тристан потерял контроль над собой, и Мередит имела возможность прочитать его истинные чувства. Это было удивление, отчего глаза его потемнели, и беспокойство. У Мередит внутри что-то сжалось — похоже, подозрения подтверждались.

Но было и еще что-то. В самой глубине его глаз, в таинственной темноте Мередит увидела желание. Жаркое, не поддающееся укрощению. Он желал ее.

Ее тело предательски отвечало тем же, каким бы шокирующим ни было открытие. Мередит потрясло, что Тристан испытывает к ней такие чувства. Она никогда не догадывалась о его влечении к ней. Годы, в течение которых Тристан явно избегал ее, убили в ней всякую надежду на взаимность.

Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и подавила в себе ответный отклик.

— Миледи… — Тристан запнулся, бросив взгляд на мать. — Это совершенно… совершенно…

— Неожиданно, я знаю. — Мередит услышала, как дрожит ее голос. — Надеюсь, вы ничего не имеете против моего вторжения?

Он колебался достаточно долго, чтобы она поняла — он против. Но так как ему было неизвестно о скрытой стороне ее жизни в качестве тайного агента, она не могла понять, почему он старается держать ее на расстоянии. Особенно теперь, когда его влечение к ней стало очевидным, пусть он и старается изо всех сил его побороть.

— Разумеется, нет, миледи, — ответил он, отвешивая ей поклон. — Я с нетерпением буду ждать вашего приезда. Надеюсь, леди, вы извините меня, я вижу, кто-то машет мне рукой.

Мередит кивнула, не сказав ни слова, а леди Кармайкл пустилась рассуждать о том, какое удовольствие доставит всем присутствие Мередит. А она едва замечала, что происходит вокруг. Она видела только широкие плечи Тристана, удаляющегося в толпу, и чувствовала возбуждение внизу живота. Возбуждение, которое не имело никакого отношения к ее заданию.

ГЛАВА 4

Тристан чувствовал, как постепенно каменеет его лицо с приклеенной к нему неестественной улыбкой. Если оно совсем окаменеет, он не сможет показываться на людях. Некоторое время он размышлял над этим и нашел, что это было бы совсем неплохо. Тогда никто не заставил бы его посещать осточертевшие званые вечера, как того хотела его мать, втайне надеясь, что ей удастся сосватать Тристану какую-нибудь адмиральскую дочь.

Конечно, праздник в загородном доме устраивался с определенной целью. Мать в открытую сказала ему, что в течение двух недель перед ним будет демонстрировать себя целая вереница потенциальных невест, и она надеется, что к концу этого срока Тристан сделает серьезный выбор.

Она не догадывалась, что ее пожелание невозможно исполнить. Если бы она знала… Его губы горько скривились. Как разочаровалась бы она в нем, узнай всю правду.

Он равнодушно кивнул еще одной безликой, нервно хихикающей дебютантке, слегка присевшей перед ним, и ее шумной матери, громко приветствовавшей Тристана. Когда их повели в отведенные им комнаты, он пожал плечами.

Это был сущий ад. Хотя нельзя сказать, что он не заслужил наказания за свои грехи.

— Тристан!

Он вздрогнул, услышав резкие нотки в голосе матери. Она опять застала его в момент неподобающей рассеянности.

— Прошу прощения, мама. Я только… — сбивчиво начал он.

— Мой дорогой, приветствовать гостей — твоя обязанность как хозяина, — сказала она более мягким голосом, чем можно было ожидать после еще одного нарушения правил поведения, приличествующих джентльмену. Бросив на нее взгляд, Тристан заметил в ее глазах тревогу, которую она пыталась скрыть. — Тебе все это ненавистно?

Он обнял мать за плечи, и его улыбка сделалась более искренней. Боже мой, она совсем худенькая. Это напомнило ему о том, каким хрупким был его мир.

— Я бы так не сказал, мама, — солгал Тристан. — Я понимаю необходимость этого. Существует традиция, и моя обязанность — поддерживать ее.

Она поджала губы.

— Я хотела, чтобы приезд гостей хоть немного развеселил тебя. Мне неприятно думать, что я взываю только к твоему чувству долга, что ты не рад.

Веселье. Когда в последний раз ему было легко и весело? На самом деле он точно знал когда. Один год восемь месяцев и тринадцать дней назад. Пока он не получил известие о смерти брата. Если сосредоточиться, можно вспомнить часы и минуты. Но он решил этого не делать, ему и так было тяжело. У него не было времени и сил, чтобы думать об этом.

Онслегка сжал плечи матери, неестественная улыбка вернулась на его лицо.

─ Мама, обещаю, что изо всех сил буду стараться веселиться. Ты просто не узнаешь меня, так ослепительно я буду улыбаться за ужином, демонстрировать жизнерадостность, играя в крикет, и танцевать на каждом балу в графстве.

— На самом деле это звучит… пугающе, — засмеялась мать.

Он кивнул.

— Еще бы.

— Почему бы тебе просто не пообещать, что ты не будешь отпугивать молоденьких девушек суровым выражением лица и постараешься уделить больше внимания Мередит Синклер, — попросила она.

При упоминании этого имени внутри у Тристана что-то сжалось. Он кашлянул, стараясь скрыть от матери охватившее его волнение. Если бы ее светлость узнала, что он жаждет гораздо большего, чем «уделять внимание» Мередит, она не оставила бы его в покое.

— По какой причине я должен уделять особое внимание леди Нордем? — спросил он с нескрываемым раздражением. — Это несправедливо по отношению к другим приглашенным. Судя по их загорающимся при встрече со мной глазам, все леди питают надежду — несомненно, подогреваемую тобой, — что покинут наш дом в качестве будущей леди Кармайкл. Мне не хотелось бы слушать сплетни, что моя мать не умеет себя вести, не говоря уже обо мне. Я только пытаюсь защитить доброе имя семьи.

Мать шутливо ударила его по руке:

— Я совсем не призываю тебя превратиться в грубияна. Если найдется другая леди, которая привлечет твое внимание, пожалуйста, займись ею. Я не собираюсь приказывать твоему сердцу. Я только надеюсь, что ты прислушаешься к нему. Ты слишком долго остаешься один.

Прежде чем он смог сказать что-то в ответ, перед парадным входом остановилась еще одна карета. Спрыгнувший лакей распахнул дверцу. Показалась затянутая в перчатку рука, мелькнула точеная женская лодыжка.

Мир остановился — Мередит Синклервышла из кареты. Тристан невольно задержал дыхание.

Каждый раз, когда Тристан видел ее, она казалась ему еще более похорошевшей. Сегодня ее густые темные волосы были убраны под синеватый, цвета воронова яйца, капор, несколько прядей выбились из него и легли на пламенеющие щеки. Глаза ее, живые и лучезарные, быстро оглядели все вокруг, словно она запоминала каждую деталь. В конце концов ее взгляд остановился на распахнутой двери, и она увидела его. Тристан почувствовал, что его сердце слишком часто забилось при ее появлении, но это было ничто в сравнении с кувырком, который оно совершило, когда Мередит приветливо улыбнулась и двинулась к нему летящей походкой.

— Оставь немного времени для леди Нордем, потому что ты загораешься, когда видишь ее, — прошептала леди Кармайкл ему на ухо. — А я хочу видеть тебя таким как можно чаще. Я уже очень давно не видела тебя счастливым.

Тристан взял себя в руки и закрыл внезапно открывшийся рот.

— Ты начиталась романтических книг, мама, — пробормотал он, наблюдая, как Мередит подходит к распахнутой двери. — Я не изменился с появлением леди Нордем; счастливый у меня вид или нет — это ничего не меняет.

С задрожавших губ матери готов был сорваться протест, но Тристана спасла Мередит.

Она вошла с широкой улыбкой и присела в реверансе, как того требовал этикет.

— Добрый день, милорд и миледи, — произнесла она. Леди Кармайкл перенесла внимание на гостью, но ее вымученная улыбка свидетельствовала о том, что она не поставила точку в разговоре. Пока она приветствовала Мередит, он воспользовался возможностью еще раз рассмотреть неожиданную гостью.

Мередит теперь стояла совсем близко, он уловил слабый аромат ее духов — сирени и какой-то экзотической пряности. Чувственный и запретный, совсем как она сама.

Но она была помехой… Вот почему он не хотел, чтобы она приезжала. Он был совсем близок к цели, к завершению дела, которое терзало его почти два года. И он уже знал, как на него подействует ее присутствие. Все его просчитанные усилия и жертвы окажутся напрасными, если он потеряет контроль над собой.

Голос матери пробился через завесу его неуместных мыслей:

— Леди Нордем, я так рада вашему приезду. Ваше путешествие из Лондона было не слишком утомительным?

Мередит приветливо улыбнулась:

— Мне повезло, дороги на всем пути оказались хорошими, сухими. Хотя пришлось пережить несколько неприятных моментов, когда одна из моих лошадей лишилась подковы. Все было быстро улажено, но мне пришлось задержаться. Надеюсь, это не помешало вашим планам?

Мать Тристана отрицательно покачала головой: — Ничуть, моя дорогая. Вы приехали последней, но сразу же за всеми остальными. Никакого беспокойства, правда, Тристан?

Тристан неотрывно смотрел на соблазнительный рот Мередит, произносящий слова, и так погрузился в созерцание, что полностью отрешился от всего остального. Когда мать обратилась к нему, он едва мог сообразить, о чем шла речь. О да, о том, что Мередит приехала последней.

— Совершенно никакого.

Тристан взглянул на Мередит и увидел, что она пристально вглядывается в него. На миг ему показалось, что в глубине ее синих глаз прячется сильное волнение. Волнение, которое трудно объяснить случайной встречей и незначительным разговором. Гнев, страх… желание. Сокровенное и опасное желание, которое нашло откликв его крови.

Он отвел взгляд. Как ни сокрушалась его мать, но именно по этой причине он так долго оставался один. Желания. Он не мог позволить, чтобы они отвлекли его от главного.

Мередит вскинула голову.

— Что с вами, милорд? Вы очень бледны.

При этих словах взгляд леди Кармайкл переместился на Тристана, и морщинки в уголках ее рта стали глубже. Чувство виныохватило его.

— Уверяю вас, вы ошибаетесь, леди Нордем, — выдавил он сквозь стиснутые зубы. — Со мной все в порядке.

— Хм…

Похоже, она не поверила. То, как ее глаза прошлись по его фигуре, оставило у него неприятное ощущение, словно от допроса. Конечно, это было нелепо. Она просто рассматривала его.

— Я рада, если ошиблась, милорд, — сказала Мередит, пожав плечами. — Потому что, как я слышала, сегодняшний вечер обещает стать событием.

Он молча кивнул. Господи, да, ежегодные суаре были впечатляющими спектаклями. Но на этот раз существовала особая цель. Он посмотрел на мать, которая переводила взгляд с него на гостью и обратно. Ему нелегко было видеть, что она полна надежд, которые он не в силах оправдать, сколько бы ни влекла его призывная песнь сирены.

Слегка поклонившись, он прервалМередит:

— Прошу извинить меня, миледи, но, как вы сказали, этот вечер — большое событие, поэтому мне надо за многим проследить. Теперь, когда вы прибыли, я в полной уверенности, что матушка распорядится, чтобы вас удобно устроили. Я увижу вас вечером за ужином.

Леди Кармайкл была возмущена таким вопиюще неподобающим нарушением этикета. Мередит удивленно подняла брови, глядя, как он, кивнув, удалился.

Быстро идя по коридору, Тристан качал головой. Сложно существовать в рафинированной среде, когда ты владеешь опасным секретом, отравляющим твою жизнь. Изображать джентльмена с каждым днем становилось все невыносимее. Он мог только надеяться на скорое решение загадки. Только после этого он сможет вернуться к жизни, которую вел раньше. Жизни, которая остановилась в момент последнего вздоха его брата.

Мередит смотрела на то место, где только что стоял Тристан, и слышала стук своего сердца. В его глазах она увидела глубокое отчаяние. Те же самые признаки вины и внутренней борьбы, которые она заметила в Лондоне несколькими днями раньше. Тристан явно сражался с внутренними демонами, но было ли это ужасное предательство, доказать которое ее послали? Или что-то другое?

Мередит не знала. Она ничего не знала, за исключением того, что ей хочется броситься ему вдогонку и умолять открыться ей. Ей хотелось успокоить его. Помочь ему.

И менее всего она хотела бы уничтожить его. Даже если бы это было неизбежным, если бы обвинения оказались справедливыми.

— Простите.

Мередит вздрогнула, когда леди Кармайкл легко дотронулась до ее руки.

— Очем вы?

Леди Кармайкл грустно улыбнулась:

— Мой сын был невежлив. Я прошу прощения за то, что он не стал дожидаться, пока вас проводят в ваши комнаты.

Мередит покачала головой, и когда ее рука легла поверх дрожащей руки леди Кармайкл, ее доброта не была притворной. Не важно, что эта женщина понятия не имела, с какой целью появиласьздесь Мередит. Как любая хорошая мать, леди Кармайкл хотела одного — чтобы ее сын был счастлив. Мередит с болью наблюдала за лицом этой женщины и думала о своей матери, которая рано умерла и не могла защищать и утешать ее. С тех пор она не знала материнской любви. В последние годы она почти не видела своих тетю и дядю, редко бывала на семейных сборах, несмотря на то, что прожила в их семье почти десять лет.

— Не тревожьтесь, миледи, — мягко успокоила ее Мередит. — Я понимаю — у лорда Кармайкла столько обязанностей в связи с устройством этого вечера и… с другими делами. Я, разумеется, не настаиваю на его внимании и нисколько не обижаюсь.

С лица леди Кармайкл исчезла озабоченность, она пожала руку Мередит:

— Благодарю вас. Остальные гости сейчас в своих комнатах, но, может быть, после длительного путешествия вам захочется немного размять ноги. Не прогуляетесь ли вы со мной по саду?

Мередит опешила. Ее светлость явно хотела ближе сойтись с ней, причем без всякого другого намерения, кроме сватовства. Приняв приглашение, она получила бы шанс больше узнать о том, чем занимается Тристан, а также собрать информацию о его имущественном положении и о других гостях, которые могут иметь отношение к ее расследованию.

В других обстоятельствах она бы подпрыгнула от радости, что появилась такая возможность. Но при взгляде на честные зеленые глаза леди Кармайкл, такие же, как у ее сына, она почувствовала укол совести, который заставил ее заколебаться.

— Конечно, если вы не слишком устали, — сказала леди Кармайкл, чуть отступая.

Мередит выпрямилась. Как глупо. Она здесь не для того, чтобы заводить друзей и осуществлять скрытые желания. Она здесь, чтобы выполнить задание. Ей следует избавиться от неуместных чувств. Мередит не может позволить, чтобы они повлияли на ее объективность.

— Я с удовольствием пройдусь с вами, миледи, — ответила она. — Я много наслышана о здешних садах.

Леди Кармайкл с улыбкой взяла ее за руку и повела к дверям в сад. Они прошли по аккуратной дорожке с красиво подрезанными кустиками по обеим сторонам и дошли до великолепного сада. Глядя на ухоженные рады огородных растений и яркие цветы, от которых невозможно было оторвать взгляд, Мередит забыла про все свои планы.

— Они прекрасны, — со вздохом сказала она, прижимая руки к сердцу.

Леди Кармайкл засияла от гордости.

— Наша семья всегда гордилась своим садом, — призналась она. — Сад начал сажать прапрапрадед Тристана, а его сыновья и внуки долгие годы продолжали заниматься им, каждый вносил изменения по своему вкусу.

Удивленная Мередит остановилась.

— Даже лорд Кармайкл?

— О да. Около года назад Тристан распорядился высадить вон те кусты сирени вдоль северной стены. — Ее улыбка погрустнела. — В память о брате Эдмунде.

Мередит задумчиво разглядывала цветущие кусты. Она никогда не предполагала, что Тристана могут интересовать растения. Все, что она знала о Тристане и что она вычитала в его досье, говорило о нем как о человеке закрытом и холодном. Но вряд ли может быть холодным человек, любящий свой сад.

И еще… когда она разговаривала с ним лицом к лицу, у нее сложилось другое впечатление, не соответствующее такой характеристике.

— У вас сделалось суровое лицо, — сказала леди Кармайкл, нахмурившись. — Надеюсь, вы не судите о моем сыне по его недавней оплошности?

Мередит удивленно посмотрела на свою спутницу и отрицательно покачала головой. Но ни слова не прибавила к молчаливому отрицанию. Она давно уже знала, что в большинстве случаев лучше предоставлять возможность говорить другим. Сами того не сознавая, люди часто сообщают очень важные факты, если их внимательно слушают.

Констанс вздохнула:

— Некоторые считают Тристана высокомерным. Даже гордецом. Но это не так. Вот только последние несколько лет изменили его.

Мередит перевела дыхание, ожидая продолжения.

— Признаюсь, я сама заметила, что он изменился, — неуверенно сказала она. Сбор сведений требует большого искусства. Здесь противопоказана спешка, требуется большая осторожность и точность.

Леди Кармайкл смотрела теперь куда-то вдаль, и не требовалось больших усилий, чтобы понять, о чем она думает. Она думала обо всех дорогих ее сердцу мужчинах, которые взращивали этот сад и которых уже не было на свете. И конечно, о Тристане.

— Иногда мне кажется, что для Тристана было бы лучше оставаться беззаботным юнцом, каким был его брат, — с грустинкой в голосе сказала она. — Но сама жизнь и отец Тристана не позволили ему этого. Мой муж был хорошим человеком и очень любил всех наших детей, но он многого ждал от Тристана. И многого от него требовал.

Мередит кивала, впитывая информацию.

— Порой меня пугало, что Тристан принимал наставления отца слишком близко к сердцу. — Леди Кармайкл вздохнула. — Он был еще слишком молод, когда умер мой муж. Тристан сделался маркизом, наследником многих владений, от него теперь стали зависеть жизни многих людей. Он заменил отца двум младшим детям.

Мередит вспоминала, что ей известно о прошлом Тристана. Он унаследовал имущество и титул, когда его младшая сестра, Селеста, которая в прошлом сезоне очень удачно вышла замуж, и его брат Эдмунд еще жили дома. Она хорошо себе представляла, какая трудная задача встала перед ним.

Не потому ли он оказался вовлеченным в какие-то подозрительные дела? Не успел насладиться безумствами молодости?

Нет, не то. Если бы Тристан захотел предаться безумствам, для этого можно было бы избрать другие способы, не вступая на путь предательства. Что-то другое должно было склонить его к преступлению.

Бросив взгляд в сторону леди Кармайкл, она сказала:

— Разумеется, смерть отца заставляет измениться любого мужчину. Многие при этом могут ожесточиться.

Констанс вздохнула и покачала головой:

— Нет, Тристан не из таких. Хотя я переживала, что он лишился радостей юности, в действительности, став маркизом, он прекрасно себя чувствовал. Он сильно изменился позже. После смерти моего младшего сына. — Ее дыхание прервалось, она вынула из кармана кружевной платочек, чтобы вытереть слезы, внезапно заблестевшие в уголках ее глаз.

Мередит сочувственно вздохнула, а голова ее между тем лихорадочно работала в поисках недостающих фактов. Эдмунд Арчер был на семь лет моложе Тристана. Он погиб на военной службе. Если Констанс права, подозрительное поведение Тристана может быть как-то связано со смертью его брата. Чтобы продвинуться дальше, может потребоваться дополнительная информация из Лондона.

Рука Мередит легла на плечо леди Кармайкл и легонько сжала его.

— Я очень сочувствую горю вашей семьи.

Мать Тристана улыбнулась, но лицо ее осталось печальным.

— Спасибо. Потеря была тяжела для всех нас, но Тристан пережил ее гораздо тяжелее других. В нем кипел и вырывался наружу гнев, он уже не мог стать прежним. — Ее взгляд переместился на Мередит. — Я надеюсь, что он успокоится, женится. Может быть, тогда он снова начнет улыбаться.

Под пристальным взглядом спутницы кровь прилила к щекам Мередит. Она так привыкла не выказывать истинных чувств, что открытость ощущалась ею как неловкость.

Леди Кармайкл отвела взгляд, дав передышку Мередит, которая не знала, как отреагировать на эти слова.

— Наверное, вам кажется странным, что я так много рассказала вам о семейных проблемах, — будто извиняясь, начала она.

Мередит повела плечом, хотя внутренне согласилась с ее словами. Она надеялась узнать что-нибудь полезное для себя, но не ожидала такой откровенности.

— Я потому рассказала вам все это, что знаю — вы перенесли похожие испытания, когда умерли ваши родители. — Леди Кармайкл улыбнулась: — Вам ведь очень нравился мой сын, не правда ли?

Мередит прерывисто вздохнула:

— Да, миледи. Думаю, вы могли бы назвать нас друзьями детства.

Леди Кармайкл кивнула:

— Может быть, возобновление этой дружбы пошло бы ему на пользу. — Она похлопала Мередит по руке. — Уверена, вы устали и хотели бы отдохнуть до ужина. Не вернуться ли нам в дом?

Мередит слабо кивнула, испытывая облегчение. Как тайного агента ее, конечно, должно было разочаровать то, что разговор закончился. Леди Кармайкл — настоящий кладезь информации о Тристане, она открыла ей глаза на несколько возможных причин, побудивших Тристана связаться с преступниками. Но женщина в ней не желала соглашаться с этими выводами. Разговор, коснувшийся утраты близких и давно позабытых дней, пробудил в ней душевное волнение, которое сейчас было лишним.

Когда они шли к дому, Мередит украдкой взглянула на леди Кармайкл. Ее мысли вернулись в те далекие годы, когда Констанс гладила ее по голове, говорила ей добрыеслова и приветливо улыбалась. Одинокая девочка, она с жадностью впитывала знаки внимания, которые ей были слаще конфет. Много позже Констанс оставалась единственной, кого она вспоминала. Славная, сострадательная женщина.

Мередит пронзило чувство вины. Она использовала доброту Констанс против нее и ее любимого сына. Хуже того: она знала, что эта женщина смотрит на нее как на возможную пару Тристану и не имеет ни малейшего представления о том, каким подлецом он может оказаться. Отвсего этого у Мередит заболела голова. Когда они вошли в дом, леди Кармайкл с улыбкой сказала:

— Симпсон проводит вас в вашу комнату. Пожалуйста, не раздумывая, звоните, если вам что-нибудь будет нужно. — Она слегка пожала ей руку. — Я очень рада, что вы здесь, дорогая. Увидимся за ужином.

— Благодарю вас, миледи, — пролепетала Мередит. — Я буду рада.

Но она не была рада. Поднимаясь по лестнице вслед за лакеем, а затем идя по длинному коридору, она думала только о том, что ей следует сделать немедленно. И о том, сколько жизней разрушится, если она найдет то, что ищет.

Лакей, поклонившись, ушел, оставив ее одну в превосходно обставленной комнате, на обстоятельный осмотр которой у нее не было времени. Пришла горничная, помогла ей снять накидку и шляпку. Мередит вздохнула. Необходимо снова приниматься за работу.

Прежде всего надо написать домой и попросить узнать подробнее об обстоятельствах трагической гибели Эдмунда Арчера. Затем нужно собраться с мыслями и подумать о деле, а не о том, какие последствия оно может иметь для этой перенесшей много утрат семьи и для ее главы.

ГЛАВА 5

— Тристан, ты меня слышишь?

Тристан, вздрогнув, взглянул на своего помощника Филиппа Баркли:

— Что? Да, конечно.

Его старый друг выгнул бровь:

— В самом деле? Я только что сказал тебе, что нам надо покрасить овцу в ярко-синий цвет, и ты согласился.

Тристан поджал губы:

— Ладно, я не слушал. Никакой синей овцы.

Филипп хихикнул, закрывая свой гроссбух, но когда заметил, что Тристан не разделяет веселья, на его лице отразилось беспокойство.

— Ситуация гнетет тебя.

Филипп не спрашивал, он утверждал. Тристан отвернулся. В мире было не много людей, которым Тристан доверял полностью, и человек, сидевший в его кабинете, был одним из них.

Филипп был младшим сыном состоятельного баронета. Мальчики вместе учились в Кембридже и подружились в годы юношеских проказ и игр в поло. Но со смертью отца положение Филиппа изменилось. После того как Тристан унаследовал титул маркиза, он, не колеблясь, предложил старому другу стать своим помощником и доверенным лицом.

Филипп ни разу не подвел его. Теперь он был единственным, кто знал всю правду.

— Не прекрасная ли леди Нордем причина твоей рассеянности? — спросил Филипп.

Тристан взглянул на друга. Филипп невозмутимо смотрел на него.

— Не понимаю, о чем ты, — солгал Тристан.

— После того как леди Кармайкл пригласила ее в гости, ты не менее трех раз упомянул ее светлость. В этом не было бы ничего удивительного, будь на твоем месте другой мужчина, но за последние два года ты ни разу не заговорил о какой-нибудь женщине из твоего окружения, не то чтобы упомянуть ее трижды, и это навело меня на некоторые мысли.

Тристан поднялся со стула и отошел. Существовало несколько тем, которых он не хотел бы касаться даже в разговоре с другом. К собственному удивлению, он обнаружил, что Мередит входит в их число. Если бы он признался, что неравнодушен к ней, он не смог бы сдерживать вожделение, которое охватывало его, стоило Мередит появиться поблизости. Эта было все равно что открыть ящик Пандоры.

— Какое отношение этот разговор имеет к нашим делам? — ровным голосом поинтересовался он.

Филипп пожал плечами:

— Абсолютно никакого, к тому же я закончил с гроссбухом. Я спросил тебя не кактвой служащий, а как друг.

Тристан сжал кулаки, но ничего не сказал.

— Не мне говорить, что в настоящее время увлечение женщиной опасно для наших планов, — продолжил Филипп. — Особенно когда Огастин Девлин здесь и следит за каждым твоим движением.

Тристан нахмурился:

— Ты думаешь, я не догадываюсь об этом? Конечно, Мередит… — Он с проклятием оборвал себя. Ее имя опять сорвалось у него с языка, и это лишило его возможности отрицать интерес к ней. — Конечно, леди Нордем была бы помехой. Если бы я стал ухаживать за ней, я мог бы навлечь опасность и на нее, а также рисковать провалом всего плана. Поступая так, я могу потерять все. Тебе не нужно вмешиваться в мои дела и напоминать мне, что поставлено на карту.

Тристан сразу же пожалел о своих словах и хотел бы взять их обратно вместе с заключенными в них эмоциями. Они не только слишком многое сделали явным, но были еще и несправедливыми. Филипп всего лишь напомнил ему о том, что вылетало у него из головы, стоило ему уловить чувственный аромат кожи Мередит и ощутить приятный трепет при звуках ее смеха.

— Мои извинения, — мягко сказал Филипп. — Я не понял, что коснулся слишком болезненного предмета. Я знаю, как тебе нелегко, но не хотел вмешиваться.

Тристан поморщился, жестом давая понять, что не стоит волноваться. Он хотел закрыть эту тему.

— Девлин уже здесь?

Филипп кивнул. Он был рад уйти от разговора о Мередит… по крайней мере в данный момент, хотя Тристан знал, что его друг не забудет о сказанном. И еще вернется к нему. То есть надо заранее приготовить ответы.

— Девлин появился около часа назад. Я позаботился, чтобы ему предоставили комнату, предназначенную для гостей самого высокого положения. Он был польщен. — Филипп нахмурился. — Все это меня очень тревожит, Кармайкл.

Тристан, вздохнув, подошел к буфету и налил себе хереса.

— Ты говорил мне это множество раз. Но у меня нет выбора. Мне нужна информация. Девлин может дать ее мне, а я могу дать ему то, что он просит взамен. Сегодняшний вечер — лучшее время совершить обмен, никто ничего не заподозрит, это не Лондон. — Он немного отпил из бокала. — Моя мать ни о чем не подозревает, верно?

Филипп покачал головой:

— Девлин без обсуждения внесен в список гостей с пометкой, что он является деловым партнером. Леди Кармайкл не задавала никаких вопросов.

Тристан вздохнул с облегчением:

— Не думаю, что она будет расспрашивать о нем, если до сих пор не сделала этого. Хорошо. Я не хочу, чтобы она оказалась замешана в эту ужасную историю. Страшно подумать, что станет с ней, узнай она правду. Это разбило бы ей сердце. Даже если бы она поняла, что подтолкнуло меня к этому, ей бы это совсем не понравилось.

— Будь осторожен с Девлином, Кармайкл, — сказал Филипп, хмурясь. — От него всего можно ожидать. Если ты будешь слишком давить на него…

Тристан остановил друга:

— Знаю. Но если я хочу покончить с этим, мне остается лишь продолжать идти тем путем, на который я ступил год назад. Единственный способ перехитрить Девлина — позволить ему думать, что он выигрывает партию.

— Всегда есть несколько путей, Тристан, — сказал Филипп, направляясь к двери.

Тристан смотрел ему вслед. Когда дверь за Филиппом закрылась, он вздохнул:

— Не тот случай.

Глаза Мередит обшаривали стол, она запоминала каждое лицо, каждое слово и жест, чтобы позднее обдумать их. Это входило в ее обязанности, но также помогало справиться с волнением, которое охватывало ее при взгляде налево. Тристан сидел во главе длинного стола, неодобрительно наблюдая за обедом, открывавшим двухнедельный, сбор гостей.

Она отвернулась от притягивающего взгляд худого лица и встретилась глазами с леди Кармайкл. Констанс слегка подняла бокал в приветственном жесте, и Мередит заставила себя улыбнуться. При других обстоятельствах ее развеселили бы явные усилия почтенной леди заполучить ее в свои невестки, но сейчас стоящая перед ней задача не позволяла ей радоваться попыткам доброй Констанс. Ее внимание только усложняло задачу Мередит.

Не говоря уже о том, что она начинала чувствовать себя самой изощренной обманщицей во всей Англии.

— Огастин Девлин. Кажется, у него какие-то деловые отношения с лордом Кармайклом.

Эти слова сказал шепотом некий джентльмен, обращаясь к даме, сидевшей по правую руку от Мередит. Фраза мигом вывела ее из раздумья. Она с неохотой посмотрела на того, о ком шла речь. Девлин сидел где-то посередине стола на противоположной его стороне. Он, как всегда, был безукоризненно одет. Его светлые волосы и удивительно красивые серые глаза привлекали к нему внимание, где бы он ни появлялся. Но одно его присутствие свидетельствовало против Тристана.

Людей, среди которых вращался Девлин, подозревали в контрабанде оружия, передаче информации враждебным силам во Франции и Америке, а также в причастности к нескольким нападениям на высокопоставленных политиков. Но ни один человек из всей агентуры военного министерства, будь то женщина или мужчина, не смог отыскать каких-либо улик, подтверждающих эти подозрения. Так что Девлин оставался на свободе и мог продолжать осуществлять свои злодейские планы, что он и делал в настоящий момент.

Она снова взглянула на Тристана. Он тоже мог участвовать в осуществлении этих планов. От этой мысли по ее телу пробежала неприятная дрожь.

Девлин посмотрел в ее сторону, потом перевел взгляд дальше. Он внимательно наблюдал за хозяином, и чуть заметная улыбка искривила его губы. Победоносная и явно недобрая, пусть и на одном из самых красивых лиц во всей Англии. Ангелоподобная внешность Девлина была частью его арсенала. Улыбкой он мог обезоружить почти любого. А кого не мог, того убирал с дороги другими способами.

— Леди Нордем, у вас ведь есть какое-то благотворительное общество, не правда ли? — услышала Мередит обращенный к ней вопрос.

Ее мысли были заняты Девлином и Тристаном, она не была готова к разговору. Удивленно взглянув на молодую особу, сидевшую напротив нее, она попыталась вспомнить имя, соответствующее этому хорошенькому, но не очень дружелюбному личику.

— Да, это так, — кивнула она.

Кажется, Джорджина Федертон. Выезжает второй год. И по тому, как девица смотрела на Тристана, чувствовалось, что она не прочь стать маркизой. От этой мысли внутри у Мередит что-то сжалось, хотя она не заметила, чтобы Тристан уделял Джорджине особое внимание.

— Что-то связанное с вдовами или сиротами, — продолжала девица, выговаривая каждое слово так, будто речь шла о чем-то некрасивом.

Мередит кивнула:

— Да, Общество помощи вдовам и сиротам. Это мне близко, потому что я рано потеряла родителей, а несколько лет назад умер мой муж.

Те из сидящих рядом, кто слышал их разговор, пробормотали слова сочувствия, Джорджина же, прищурившись, сказала:

— По вам не скажешь, что вы нуждаетесь в благотворительности других, миледи.

Женщина, сидевшая через три человека от них, скорее всего мать Джорджины, если судить по таким же светлым волосам и большим голубым глазам, изумленно поперхнулась, но дочь не обратила на нее внимания.

Мередит подняла бровь. Эта молоденькая особа бросает ей вызов? Она почти позабыла про постыдную низость, порой прячущуюся за учтивостью.

— Наше Общество собирает средства не для женщин моего положения, дорогая моя, — сказала Мередит с едва заметной ноткой снисходительности. — Но для тех, кто оказался в трагических обстоятельствах.

Снова по их ближайшему окружению пробежал шепот одобрения, номолодая леди, казалось, не собиралась прекращать странный допрос.

— Те, которые оказались менее удачливыми, могут найти поддержку в церкви— зачем иначе церковные кружки для сбора денег? Не понимаю, как может леди опуститься так низко?

Глаза Тристана блеснули. Мередит поразилась, какой огонь запылал в обычно холодных зеленых глазах. Она не предполагала, что он вообще прислушивался к разговору, но у него ходуном заходили желваки, а взглядокатил ледиДжорджину холодом. Мередит ни за что не хотела бы испытать на себе такой взгляд.

— Леди Нордем использует свое положение в обществе, чтобы делать то, чего церковь сделать не в состоянии. Например, благотворительный бал, устроенный две недели назад. Тогда вы не выразили неодобрения. Вы говорили мне, что получили большое удовольствие, разве не так? — вырвалось у него достаточно громко, так, что обернулось несколько голов.

Щеки молодой леди густо покраснели.

— Д-да, это так, — не сразу произнесла она. — Я забыла.

Тристан еще миг смотрел на нее, затем перевел взгляд на Мередит и не отвел его. Ее сердце затрепетало от волнения. Он защищал ее при всех. В важном для нее деле. Не важно, что она не нуждалась в том, чтобы он «спасал» ее от леди Джорджины.

Леди Кармайкл кашлянула и с улыбкой поднялась. Она, казалось, незаметила повисшего в гостиной неловкого молчания.

— Может быть, леди присоединятся ко мне для чаепития в Комнате Роз, пока джентльмены отдохнут за портвейном? — обратилась она к гостям.

Гости оживились, заговорили, поднимаясь и разделяясь на два потока. Тристан встал со своего места позже других; когда все уже разошлись, его взгляд задержался на Мередит. Она поняла, что он намерен сопровождать ее. А значит, они будут прикасаться друг к другу.

Очень, очень плохо.

— Простите, — сказал он, предлагая ей руку. — Мне не следовало быть таким бестактным, надеюсь, я не поставил вас в неудобное положение.

Мередит улыбнулась, беря его под руку. Этого оказалось достаточно, чтобы сердце ее застучало. Исходящий от него запах, мужской и пряный, одурманивал ее, Мередит ощутила слабость в коленях. Этот мужчина продолжал сводить ее с ума. Она ругала себя, стараясь справиться с такими ненужными сейчас чувствами.

— В неудобное положение? — сумела небрежно сказать Мередит. — Нет. Вы очень любезно бросились спасать меня. Хотя, может быть, вам стоит принести извинения дебютантке.

Тристан поморщился, наблюдая за женщиной, которая шла по коридору впереди них. Она висела на руке у красивого армейского офицера и не казалась обескураженной. Скорее всего она уже позабыла о недавнем инциденте.

— Это только укрепит мою репутацию высокомерного грубияна, — вздохнул Тристан. — Впрочем, вреда от этого никому не будет.

Мередит нахмурилась.

Он отпустил ее руку. Мередит знала, что ей следует уйти, но не могла оставить его в таком настроении. Ей хотелось сделать ему приятное.

И тут она едва не онемела от удивления. Сделать ему приятное? Что это на нее нашло?

— Еще увидимся, — хмуро сказала она.

— Еще увидимся, Мередит.

Он отошел. Только когда он скрылся из виду, она поняла, что Тристан назвал ее по имени. Отволнения сердцеунее забилось сильно, как никогда.

Тристан не прикоснулся к вину, хотя некоторые мужчины уже выпили по второму бокалу. Он не мог позволить себе расслабиться. Особенно в присутствии Огастина Девлина, который следил за ним с другого конца комнаты, как всегда, анализируя и прикидывая, тот ли человек Тристан, с кемможно иметь дело. За прошедший год Тристан выполнил все, что от него требовали. Сейчас следовало быть очень осторожным.

— Джентльмены, не пора ли нам воссоединиться сдамами? — спросил он, не спуская глаз с Девлина.

Все оживились, одни охотно, другие не очень соглашаясь с хозяином. Не спеша отставляя бокалы, убирая сигары, мужчины начали переходить в гостиную, где собрались женщины. Казалось, никто не заметил, что хозяин не двинулся с места, и Девлин тоже.

Они продолжали смотреть друг на друга, пока последний гость не покинул комнату. Тристан заставил себя дышать ровно, сделал непроницаемое лицо.

В конце концов Девлин отошел от буфета, у которого стоял, и через всю комнату направился к нему. Он уже открыл рот, но ни одно слово не успелосорваться с его губ — он услышал, как у дверей какая-то женщина кашлянула, прочищая горло.

Тристан отвел глаза от Девлина и посмотрел в сторону двери. Сердце у него екнуло — в комнату вошла Мередит. Она с беспокойством перевела глаза с одного на другого, при взгляде на Девлина на лице ее отразилось сильное чувство, которое Тристан принял за страх узнавания. Или ему показалось? Скорее всего она мельком встречала негодяя. Леди ничего не могла знать о темной стороне жизни Огастина Девлина. А это значит — Мередит не догадывалась, что вошла прямо в логово льва.

— Вот вы где, — сказала она, мимолетно улыбнувшись Тристану. — Леди жаждут вас видеть.

На краткий миг Тристан забыл о Девлине и об опасной дорожке, на которую ступил. Он просто хотел смотреть на Мередит. С ее приходом в комнате посветлело, она сама была светом. Он был в ее волосах, под кожей, в улыбке. Этот свет согревал его, и все же Мередит оставалась далекой. Если он дотронется до нее…

— Почему вы не представите меня вашей очаровательной подруге? — Несколькими словами Девлин развеял его грезы. — Я видел ее на нескольких вечерах, но не имел удовольствия познакомиться.

Грудь Тристана сжало яростное желание защитить Мередит. Он совсем не хотел затащить ее в темную яму, которую вырыл для себя. Он не хотел, чтобы Девлин вообще знал о ней. Она не была включена в его расчеты.

— Леди Нордем, позвольте мне представить вам мистера Огастина Девлина, — сказал он с напряжением в голосе. — Он… он мой компаньон.

Мередит неуверенно улыбнулась, но потом сделала шаг навстречу и протянула руку:

— Очень приятно познакомиться, мистер Девлин. Девлин шагнул к ней и взял ее руку. Поднеся к губам, он поцеловал ее и очаровательно улыбнулся:

— Польщен наконец-то познакомиться с самой популярной в обществе леди.

Она коротко засмеялась, и смех этот резанул уши Тристана. Не думая, он шагнул между ними и подставил ей руку.

— Не пойти ли нам действительно к дамам? — произнес он.

Мередит не взялась за его руку, как он ожидал. Вместо этого она прошла к буфету.

— Я не шокирую вас, если сначала выпью глоток портвейна? — Она с улыбкой взглянула на Огастина.

— Это не подобает леди, но с тех пор, как умер мой муж, мне стал нравиться портвейн. После него остался большой запас, и я привыкла выпивать рюмочку после ужина. Теперь это превратилось в привычку, от которой я не могу избавиться.

Тристан заскрежетал зубами. Почему она всегда такая дружелюбная и очаровательная? Пусть эти качества присущи ее натуре, но ему не нравилось, что Мередит оставалась невероятно привлекательной в присутствии человека, который может уничтожить ее, если пожелает.

Девлин рассмеялся:

— Я никому не расскажу про ваше необычное пристрастие, клянусь жизнью.

Мередит не стала ждать, что скажет Тристан, а взяла полупустую бутылку портвейна и налила себе чуть-чуть. Она потихоньку пила вино и оценивающе смотрела на мужчин.

— Так вы с мистером Девлином компаньоны, милорд? — наконец спросила она.

Тристан напрягся. Он хотел, нет, ему необходимо было избавить Мередит от общества Девлина. Он видел, что Девлин проявляет к ней интерес, а он не мог рисковать отношениями, которые выстроил с Девлином.

— Милорд? — повторила она. Он судорожно кивнул:

— Очень приятно познакомиться, мистер Девлин. Девлин шагнул к ней и взял ее руку. Поднеся к губам, он поцеловал ее и очаровательно улыбнулся:

— Польщен наконец-то познакомиться с самой популярной в обществе леди.

Она коротко засмеялась, и смех этот резанул уши Тристана. Не думая, он шагнул между ними и подставил ей руку.

— Не пойти ли нам действительно к дамам? — произнес он.

Мередит не взялась за его руку, как он ожидал. Вместо этого она прошла к буфету.

— Я не шокирую вас, если сначала выпью глоток портвейна? — Она с улыбкой взглянула на Огастина: — Это не подобает леди, но с тех пор, как умер мой муж, мне стал нравиться портвейн. После него остался большой запас, и я привыкла выпивать рюмочку после ужина. Теперь это превратилось в привычку, от которой я не могу избавиться.

Тристан заскрежетал зубами. Почему она всегда такая дружелюбная и очаровательная? Пусть эти качества присущи ее натуре, но ему не нравилось, что Мередит оставалась невероятно привлекательной в присутствии человека, который может уничтожить ее, если пожелает.

Девлин рассмеялся:

— Я никому не расскажу про ваше необычное пристрастие, клянусь жизнью.

Мередит не стала ждать, что скажет Тристан, а взяла полупустую бутылку портвейна и налила себе чуть-чуть. Она потихоньку пила вино и оценивающе смотрела на мужчин.

─ Д-да.

— Какой у вас бизнес?

Он пронзительно взглянул на нее, и она, казалось, удивилась его реакции. Прижав руку к груди, она заявила:

— Я всегда ищу новые возможности для вложений.

Тристан взглянул на Девлина и увидел, как заблестели у того глаза и изумленно выгнулась бровь. Негодяй явно наслаждался ситуацией. Ненависть жгла Тристану грудь, за внешней невозмутимостью клокотал гнев, который все нарастал, подогретый поведением Мередит.

— У нас с его светлостью несколько общих интересов, миледи. Торговля. Судоперевозки. — Тут Девлин тонко улыбнулся. — Искусство.

Она кивнула:

— Звучит очень заманчиво. Может быть, когда мы вернемся в Лондон, вы свяжетесь с моим поверенным и мы поговорим о возможности совместного участия в ваших делах.

Тристан шагнул к ней.

— Нам пора присоединиться к остальным гостям, — сказал он громче, чем намеревался. Мередит и Девлин с удивлением посмотрели на него. Он изменил тон: — Уверен, нас потеряли. Девлин, почему бы вам не пойти вперед? Леди Нордем допьет свой портвейн, и я провожу ее в гостиную.

Девлин широко улыбнулся, как всегда, забавляясь, и отвесил Мередит поклон:

— Я с нетерпением буду ждать случая снова побеседовать с вами, миледи.

— Как и я, — сказала она, кивнув.

Девлин вышел из комнаты. Тристан направился за ним к двери и прикрыл ее, едва удержавшись оттого, чтобы не хлопнуть изо всех сил.

Когда он повернулся, Мередит смотрела на него широко раскрытыми глазами. Она поставила бокал с портвейном на ближайший столик и сказала:

— Милорд, дверь. Нам не следует…

Он проигнорировал ее призыв не нарушать норм поведения, несколькими большими шагами пересек комнату и оказался рядом. Удивленная, она сделала шаг назад, но за спиной был буфет, и она оказалась прижатой к нему. Ее губы приоткрылись, а в глубине глаз, спрятанный за удивлением, мерцал огонек желания. Тристан почти забылся, видя, как он разгорается.

— Милорд, — прошептала она. Он покачал головой:

— Мередит, Огастин Девлин не тот человек, с которым вам можно было бы иметь дело.

Она нахмурилась:

— Но вы сказали, что он ваш компаньон. Значит, вы доверяете ему…

— Нет! Тристан энергично тряхнул головой. — Верьте мне, вам не следует допускать, чтобы он заинтересовался вами. Нельзя, чтобы он занимался вашими деньгами и был допущен в вашу жизнь.

— Я не понимаю. Если вы считаете, что ему нельзя доверять, почему вы ведете с ним дела? — удивленно спросила она.

Он колебался. Ему нестерпимо захотелось объяснить ей все. Раскрыть тайну, которую почти два года он скрывал от всех близких ему людей. Но Тристан вовремя опомнился. Это означало бы подвергнуть ее опасности и выдало бы его планы. Последствия могли быть гибельными.

— Тристан, — прошептала она, и то, что Мередит назвала его по имени, сам звук ее голоса потрясли его и заставили трепетать. Как бы он хотел заставить ее шептать его имя, шептать со стоном. — Вы в беде?

Тристан смотрел на нее, в поднятых на него глазах застыли тревога и надежда. Мередит ожидала от него чего-то. Он сам уже давно не питал надежд, он почти забыл это чувство.

— Я могла бы помочь вам, — ее голос дрогнул, — если только вы скажете мне, что вас тревожит.

Она была так близко, что он чувствовал тепло ее тела. Его ноздри ощущали слабый аромат кожи Мередит. Ее присутствие обострило все чувства, желание захлестывало его.

Дрожащей рукой он дотронулся до ее щеки. Мередит казалась удивленной, но не отпрянула. Она смотрела на него чистым взглядом, в котором легко читалось желание, раньше едва уловимое. Тристан не мог больше сдерживаться. Он нагнулся и приник к ее губам.

Мередит приоткрыла рот и таяла в поцелуе Тристана. Он прижал ее к себе так сильно, что они, казалось, стали одним существом, оглушительное биение сердца которого отдавалось в ее голове. Не в силах ничего поделать с собой, она ухватилась за его руки и прильнула к нему.

У его губ оказался легкий привкус портвейна и мяты. Они были такими горячими, что Мередит не удивилась бы, если бы от них на коже оставались ожоги. Ее губы действительно обожгло, когда его язык проник в ее рот, заполнил его и потребовал, чтобы она отвечала на каждое движение.

Она охотно повиновалась молчаливым приказам, несмотря на сопротивляющийся разум, пытавшийся напомнить ей, что целоваться с подозреваемымпротив правил и противоречит здравому смыслу. Сдерживающие начала исчезли, растворились в море желания.

Конечно, ее целовали раньше, ноникогда вот так. Это было обладание, заявление прав на нее, и ей хотелось лишь одного — уступить, сдаться возможному изменнику. Эта мысль оторвала ее от него. Мередит вырвалась из его рук, сделала шаг назад, приложила дрожащую ладонь к горячему рту. Заставила себя заглянуть в его глаза. Тристан не отвел глаз, тлеющих зеленым огнем. Мередит ясно видела — он так же сильно жаждет снова заключить ее в объятия, как она — оказаться в них.

Если бы не порученное ей расследование, она бы отдалась желанию, но сейчас она не могла себе этого позволить.

Ей оставалось только одно — усмирить разбушевавшиеся чувства. Забыть, как действуют на нее его прикосновения, и использовать его чувства против него же. Использовать поцелуй, чтобы добыть больше информации.

Сейчас было самое время потребовать, чтобы он рассказал о своих отношениях с Огастином Девлином, о картине, и выяснить причины, в силу которых он оказался вовлечен в подозрительную историю.

Но ее единственным желанием было броситься снова в его объятия. Хуже того, позволить ему пойти еще дальше. Дальше поцелуев, теплых объятий, прямо в его постель. Плевать на задание и на здравый рассудок.

— Мередит, — прошептал он. Его голос сказал ей, как он ждет ответной реакции.

Она еще дрожала от его поцелуя и едва смогла заставить себя вспомнить о своей миссии, не говоря уже о необходимости выудить из него как можно больше информации в такой благоприятный момент.

— Я… я должна идти, — запинаясь, произнесла она, поворачиваясь к нему спиной и направляясь к двери. — Я что-то устала. Доброй ночи, милорд.

Не дожидаясь ответа, Мередит выскользнула из комнаты и пошла к лестнице, ведущей к комнатам для гостей. Ничего не видя и не замечая вокруг, она все же пришла куда нужно. Закрыв за собой дверь, она прислонилась к ней и, тяжело дыша, снова и снова переживала тот запретный поцелуй.

Закрыв руками лицо, Мередит прошла к камину и села у гудящего огня. Тепло от него не могло сравниться с пламенем, который Тристан разжег внизу ее живота. Это пламя не имело отношения к расследованию. Поцелуй был ее личным делом.

Вот почему нельзя допустить, чтобы это случилось снова. Как бы ни хотелось ей еще раз оказаться в его объятиях.

ГЛАВА 6

Мередит провела руками по платью и бросила последний взгляд в зеркало. Улыбнулась одевавшей ее горничной:

— Спасибо, Ребекка, все хорошо.

Горничная вышла, оставив Мередит наедине с ее мыслями. Ночи оказалось недостаточно, чтобы забыть обжигающий поцелуй, но все же к утру стало намного легче. Поцелуй не мог быть таким сказочным, каким запомнился. Ее поведение отчасти объясняется сохранившимися девчоночьими нежными чувствами, отчасти удивлением, что все зашло так далеко.

Именно об этом Мередит твердила себе всю долгую бессонную ночь.

Но вот настал новый день. С этого момента ее будет интересовать только расследование. Никаких поцелуев, никакого чувства вины. Только дело.

Она с удовлетворением вздохнула. Шифрованное письмо было уже на пути к Эмили и Ане. В нем Мередит просила узнать об обстоятельствах смерти Эдмунда Арчера и о том, есть ли у Тристана какой-нибудь общий легальный бизнес с Огастином Девлином. Ее подруги должны были также составить отчет для Чарли и леди М.

Отвернувшись от зеркала, Мередит нахмурилась и медленно пошла в сторону столовой, размышляя над реакцией Тристана на ее разговор с Девлином. Он предостерег ее от общения с человеком, замешанном в темных делах. Значит, он знал, что Девлин опасен. Тем не менее Тристан продолжал работать с ним, а может быть, на него.

Даже если это не доставляло ему удовольствия. Между ними существовала какая-то более глубокая связь, чем просто деловые отношения.

И она не могла проигнорировать кривую усмешку, с которой Девлин сказал, что они оба интересуются искусством.

— Скорее кражей произведений искусства, — пробормотала она и тут же притворно заулыбалась, входя в столовую.

— Леди Нордем, — приветственно помахала ей одна из женщин, приглашая подойти туда, где собравшиеся гости брали тарелки с дымящейся едой, обсуждая последние новости и флиртуя.

Мередит почувствовала укол в сердце… Для других женщин все так просто. Ни одной из присутствующих здесь пар ничто не мешало поступать так, как велит им сердце. В первый раз за долгое время она пожалела, что должна выполнять свой долг.

— Доброе утро, — сказала она слабым голосом.

— Вам лучше, моя дорогая? — коснувшись руки Мередит, спросила женщина, которая окликнула ее. Это была мать одной из дебютанток, добросердечная женщина, не раз жертвовавшая средства на благотворительность, одна из немногих, кто не старался привлечь внимание Тристана исключительно к своей дочери.

— Благодарю вас, леди Конвилл, — постаралась жизнерадостно улыбнуться Мередит. — У меня всего лишь немного болела голова. Я уверена, это от долгой поездки.

Женщина всмотрелась в ее лицо:

— Вы так считаете? Вы бледны, в вас нет обычной живости.

Мередит встрепенулась. Обычно ей удавалось справляться с эмоциями и излучать благополучие и приветливость, даже когда были серьезные причины для огорчений. Если леди Конвилл заметила ее состояние, оно могло вызвать подозрения и у других. Начались бы расспросы, а этого никак не следовало допускать. Ее больше устраивало, когда она сама задавала вопросы, а не отвечала на них.

Выпрямив спину, Мередит рассмеялась:

— Вы очень добры, но я прекрасно себя чувствую. — Она подошла к девушке, пьющей чай. — Ваша дочь прелестна. Сколько ей лет?

Стоило Мередит заговорить о дочери, как лицо леди Конвилл смягчилось, мысли потекли в другом направлении.

— В прошлом месяце исполнилось восемнадцать. — Она платочком промокнула уголки глаз. — Моя младшая. Выдав ее замуж, я останусь совсем одна.

Найдя неопасную тему для разговора, Мередит почувствовала облегчение. Такой обмен фразами ничем ей не грозил.

— Но тогда у вас скоро появятся внуки, и снова все будет замечательно.

Глаза ее светлости стали лучистыми, и женщины принялись за завтрак, продолжая приятный разговор.

Мередит огляделась. Отсутствовали только Тристан и его мать. Все остальные были здесь, и по мере того как пустели тарелки, голоса собравшихся становились громче. Огастин Девлин тоже был здесь. Он кивнул ей, продолжая разговаривать с человеком, который выглядел слишком неумным, чтобы его можно было заподозрить в участии в интригах.

— Интересно, что у нас будет сегодня? — спросила молоденькая особа достаточно громко, чтобы другие услышали и подхватили эту тему.

— Будет пикник, — раздался голос от двери.

Мередит застыла, обретенное ею спокойствие улетучилось. Она бы всюду узнала этот низкий, чувственный голос. Тристан. Она подняла глаза — он стоял в дверях с матерью, опирающейся на его руку. Он оглядел гостей, едва взглянув на нее.

— А затем мы будем запускать бумажных змеев, — продолжил он.

Мередит одобрительно кивнула вместе с другими гостями и пробормотала:

— Замечательно.

Действительно, это было замечательно, только вот мысли ее были заняты другим. Мередит могла лишь гадать, о чем думал Тристан, когда его взгляд упал на нее. Он едва заметил ее, и это мужчина, который каких-нибудь двенадцать часов назад целовал ее так, что она потеряла голову. Но может быть, он всегда так поступал? После той ночи в пабе, когда Тристан спас ее — как давно это было, — он отодвинулся от Мередит, стал таким далеким. Она поморщилась — воспоминание причинило ей боль. Но оно подтверждало, что по отношению к ней Тристан всегда был горячее огня и холоднее льда. И это еще более затрудняло задачу разобраться в нем.

Он улыбался, но в его улыбке не было теплоты. Как всегда, создавалось впечатление, что он выполняет свои обязанности хозяина, оставаясь равнодушным к гостям.

— Если мы через полчаса соберемся на лужайке перед домом, мы сможем начать наш день, — сообщил он.

Послышались громкие слова одобрения, гости стали расходиться по комнатам, чтобы переодеться. Мередит попыталась попасть в середину толпы, чтобы избежать встречи с Тристаном, но в толчее ее отнесло прямо туда, где он стоял.

Когда она проходила мимо, он окликнул ее:

— Леди Нордем?

Она перестала дышать. Да, милорд?

— Может быть, вы найдете минутку, чтобы поговорить со мной сегодня? — Ровный, почти лишенный выражения голос ничего не говорил о его чувствах.

Мередит с трудом сглотнула — у нее вдруг пересохло в горле. Несмотря на то, что ей необходимо было общаться с ним в целях расследования, от мысли, что ей придется находиться какое-то время в его обществе, ее бросило в дрожь. А этого с ней никогда не случалось.

— Д-да. Конечно, — в смятении ответила она. Тристан кивнул удаляющейся Мередит, и она не смогла не заметить широкой улыбки на лице леди Кармайкл. По лестнице, ведущей в гостевые комнаты, Мередит поднималась на ослабевших ногах. Войдя в свою комнату, она прошептала:

— Возьми себя в руки, девочка. Приставленная к ней горничная, входя в гардеробную, удивленно вскинула голову:

— Прошу прощения, мэм?

— Все в порядке, — поморщившись, ответила она.

Но когда с помощью горничной Мередит оделась и приготовилась выйти, она не могла не задуматься о всех возможных последствиях встречи с Тристаном. Одно было ясно: хотя существовало немало вариантов, полезных для ее дела, ни один из них ничего не давал ее сердцу, которое требовало уступить желаниям.

Мередит стояла на берегу озера, глядя на старые плакучие ивы. Она держала в руке альбомчик, и со стороны могло казаться, что она невинно рисует, пока другие гости погружены в свои занятия.

Разумеется, дерево ее интересовало меньше всего. Вытащи оно из земли корни и шагни в сторону, Мередит бы не заметила. Ее позиция давала ей прекрасную возможность наблюдать за Тристаном.

Он сидел на одном из расстеленных для пикника одеял и с удовольствием ел какой-то деликатес в обществе Вайолет Конвилл, дочери леди Конвилл. Той самой, которая днем сокрушалась по поводу ее возможного замужества. Раньше Мередит не нашла бы за молодой особой никакой вины. Она не была такой легкомысленной и поверхностной, как многие другие дебютантки. На самом деле Вайолет производила впечатление серьезной, неглупой девушки, и это делало ее очень привлекательной.

Мередит даже как-то подумала, что будь Вайолет вдовой, она могла бы быть очень полезной Обществу. Незамужней леди не полагалось иметь касательства к темным сторонам жизни империи. Она не могла свободно ходить без сопровождения. И существовали вещи, которые женщина не могла понять, не приобретя опыта брачной ночи.

Но сейчас Мередит по-другому посмотрела на достоинства молодой леди. Она могла бы, не задумываясь, выцарапать ей глаза. Собеседники, казалось, оба получали удовольствие от беседы.

Мередит дернулась — карандаш в ее руке царапнул бумагу и прорвал ее. Она осторожно разжала пальцы.

Ревность? Неужели она ревновала мужчину, которого подозревала в государственной измене? Как нелепо. Они всего лишь поцеловались. Это было ошибкой.

Так почему же тот поцелуй не выходит у нее из головы? Стоит ей закрыть глаза, как она ощущает губы Тристана на своих губах. Ощущает их вкус, когда они медленно захватывают ее рот, даря чувственные ощущения, пробуждая темные, запретные желания, которые, ей казалось, она навсегда уже похоронила.

Раздраженная, Мередит захлопнула альбомчик и сунула его в карман накидки вместе со сломанным карандашом. Ей надо перестать думать о Тристане как о мужчине и помнить, что он подозреваемый. Надо задушить в себе незнакомые раньше желания.

Нахмурившись, она оторвала взгляд от Тристана и Вайолет и стала разглядывать толпу. Нашла глазами Огастина Девлина. Устроившись в стороне от основной группы гостей на невысоком пригорке у озера, тот наблюдал за всеми не менее внимательно, чем она.

Вот его взгляд обратился туда, куда только что смотрела она. Тристан. С каким-то особым выражением Девлин следилза каждым его движением. Что он видел, глядя на Тристана? Союзника? Угрозу? Проанализировав их разговор прошлым вечером, Мередит сочла его не очень дружелюбным.

Может быть, Тристан был препятствием для Девлина в осуществлении каких-то его планов. От этой мысли на душе у Мередит полегчало, но тяжесть вернулась, когда она припомнила все, что свидетельствовало против него. И какая безысходность появилась на его лице, когда она попыталась больше узнать о том, чем он занят.

Девлин поверил голову и поймал ее взгляд. Мередит словно ударило. Она так погрузилась в размышления, что потеряла контроль над собой. Теперь Девлин заметил ее. Судя по тому, как он кивнул, он отметил ее интерес к своей особе.

Быстро помахав ему рукой, Мередит отвела взгляд и направилась к основной группе гостей, но все время чувствовала на себе пронзительный взгляд Девлина, сопровождавший каждый ее шаг.

— Лорд Кармайкл, вы сказали, что сегодня мы будем запускать змеев? — спросила она, как ей казалось, безмятежным тоном, который не соответствовал бурлящим в ней чувствам.

Пока ее внимание было приковано к Девлину, Тристан поднялся с одеяла и теперь повернулся к ней с такой же неискренней улыбкой, как ее собственная. Что будет, на короткий миг мелькнуло у нее в голове, если они снимут свои надетые для публики маски и предстанут друг перед другом в своем истинном виде.

— Да, леди Нордем, так и есть, — ответил Тристан.

Он сделал знак приставленному к этой группе гостей лакею, и тот принес несколько больших коробок. В коробках оказались сделанные из разноцветных тканей змеи с хвостами из ярких лент, снабженные свернутыми бечевками.

— Погода самая подходящая, — радостно заулыбалась леди Кармайкл, глядя, как молодежь разбирает змеев. — Какая замечательная выдумка!

Мередит с удивлением посмотрела на Тристана. Вряд ли он выбрал такое развлечение, чтобы потешить гостей. Все же когда несколько самых увлеченных этим занятием молодых людей запустили змеев и те на ветру стали взлетать вверх и планировать вниз, заполняя небо развевающимися хвостами, уголки его губ чуть изогнулись в настоящей улыбке.

Она достала из быстро пустеющей коробки чуть ли не последнего змея и тщательно расправила синюю ленту.

— Не хотите попробовать, милорд? Тристан напрягся, услышав ее голос.

— Нет, я предпочитаю смотреть. Но вы развлекайтесь, получайте удовольствие.

Их взгляды встретились, и Мередит ощутила, как ее затягивает в глубину его глаз. Хорошо, что он сразу отвернулся. Не произнеся больше ни слова, она вышла на открытое место и пустила змея на волю ветра. Покрутившись, он попал в восходящий воздушный поток и взмыл в небо.

Она следила за полетом детской игрушки, и ею овладело чувство безмятежного покоя. В ее жизни редко выпадали спокойные моменты, и сейчас она заворожено следила за легкостью и грациозностью полета змея, избавившись, пусть на миг, от всех запутанных мыслей, вызванныхрасследованием.

— Замечательно!

От голоса Тристана ощущение покоя улетучилось. Тело ее напряглось. Она чувствовала его приближение, слышала каждый его вдох, ощущала тепло его тела. Все ее существо знало о нем.

— Я не запускала змеев с тех пор, когда была девочкой. — Мередит боролась с каждым словом, стараясь говорить легко и непринужденно. — Наверное, с тех пор, как вы навещали моего кузена в летнее время.

Тристан не ответил, он просто смотрел на парящую игрушку, поднимавшуюся все выше по мере того, как она отпускала бечевку. Мередит не могла не заметить рассеянного выражения его лица, как будто он завидовал свободе парения в воздухе.

— Вы еще поддерживаете связь с моим кузеном Генри? — спросила она.

— Нет, — ответил он ровным голосом, переведя на нее взгляд.

Она пожала плечами. Разрыв со старыми друзьями иногда мог быть первым признаком того, что человек из общества встал на опасный или дурной путь. Генри всегда был добр к Мередит, но он не отличался умом. Женившись, он к тому же сделался очень толстым и ленивым.

Мередит не могла и представить, чтобы Тристан с его умом и сдержанностью сейчас мог иметь что-нибудь общее со своим другом детства.

Но ей нужно было проверить это, хотя бы для того, чтобы увидеть реакцию Тристана.

— Как жаль! — Она потянула за бечевку и заставила змея кувыркаться в воздухе. — Вы были очень близки, насколько я помню. Надеюсь, вы не поссорились?

Тристан какое-то мгновение помолчал, потом ответил:

— Мы не ссорились, я просто…

Он остановился, и интуиция подсказала ей, что здесь может быть что-то, что ей надо узнать. Она перестала играть со змеем и посмотрела на него. В темной глубине его глаз она увидела боль. Тристан казался пойманным в ловушку, и ее переполнило желание помочь ему, уже знакомое по прошлой ночи.

— Вы можете сказать мне, — прошептала Мередит.

Он открыл рот, как бы собираясь заговорить, но не успел сказать и слова, как Мередит перестала ощущать натяжение бечевки и сделала шаг назад. Она повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть уносимого ветром змея и падающую на землю отвязавшуюся от него бечевку.

— Снова в заднице, черт побери, — пробормотала она чуть слышно.

— Что вы сказали? — удивленно спросил Тристан.

Покраснев, Мередит отвернулась. Она никогда не позволяла себе столь неподобающие для леди высказывания при людях, которые не были ей близки. А это означало, что только Эмили и Анастасия могли слышать вырывающиеся у нее иногда ругательства.

— Ничего, — солгала она. — Мне лучше пойти взглянуть, где змей.

Не оборачиваясь, она заспешила к поросшему частым леском пригорку, над которым ее змей потерял высоту. По крайней мере, таланты тайного агента пригодятся ей для поисков игрушки. Потому что когда дело касается Тристана, она все равно не сможет ими воспользоваться.

ГЛАВА 7

Слишком потрясенный, чтобы заняться чем-то другим, Тристан смотрел вслед Мередит. Хоть она и отрицала это, он был уверен, что слышал, как она, обнаружив, что ее змей улетел, пробормотала весьма соленое ругательство. И уж точно не такие слова, которые можно услышать из уст леди его круга. Но это не вызвало у него неприязни, напротив, ему захотелось смеяться. Смеяться по-настоящему. Как прежде.

— Чего ты ждешь?

Тристан повернулся и увидел, что на него, сложив руки на груди, смотрит мать и укоризненно качает головой:

— Бога ради, иди помоги леди.

— Конечно, — сказал он, вспомнив о приличиях. Что-то в Мередит было такое, отчего он забыл о них, забыл обо всем, кроме нее.

Он поспешил к тому месту на другой стороне озера, где в последний раз видел ее среди деревьев.

— Леди Нордем? — позвал Тристан. Ответа не было. Он углубился в лесок. — Миледи?

По-прежнему ответом ему была тишина, пока он не услышал отчетливый хруст и то, что могло оказаться еще раз произнесенным ругательством. Не сдержав улыбки, Тристан позвал:

— Мередит!

— Я… здесь, — донесся ответ.

Он пошел на ее голос, обходя непролазные кустарники и низкие ветки деревьев.

Мередит стояла на толстом стволе упавшего дерева и тянулась вверх — к ветке соседнего дерева, где между листвой застрял ее змей. Она стояла на цыпочках в очень неустойчивой позе, однако ухитрялась сохранять равновесие.

— О Боже, Мередит! — вырвалось у Тристана, когда он бросился к ней. — Вы упадете. Слезайте и позвольте мне снять его!

Она покачала головой:

— Нет, спасибо, я почти достала… — Мередит еще потянулась, чтобы ухватиться за хвост змея. Победная улыбка появилась на ее лице. — …его! — закончила она, невольно дернувза ленту.

Змей освободился. Мередит, потеряв равновесие, взмахнула руками и полетела вниз с подгнившего ствола.

Вся жизнь Тристана сосредоточилась в ужасающе медленном движении навстречу падающей спиной Мередит. Тристан протянул руки, чтобы подхватить ее. Она ударилась о его грудь, и он обхватил ее за талию. Нежный аромат ударил емув ноздри, ее тепло передалось ему и волной пробежало по телу. Тристан споткнулся и закончил тем, что упал на спину среди ежевичных кустов и сухих веток.

На миг вокруг воцарилась удивительная тишина. Мередит неподвижно лежала на нем. Тристан тоже был не в состоянии пошевелиться.

А затем она начала дрожать. Трястись. Прежде чем Тристан смог сесть и посмотреть, не ушиблась ли она, он услышал отчетливый смешок. Мередит прикрывала рот, но не могла сдержать смех.

Через мгновение Тристан уже хохотал вместе с ней. Это было так необычно для него и так замечательно.

Задыхаясь от смеха, она перекатилась с его груди на траву. Там, где она только что лежала, сразу стало холодно.

— Это было так смешно, — проговорила она, немного успокоившись. — Вы не пострадали?

Он отдышался. Как будтовсе цело. На самом деле теперь он чувствовал себя гораздо лучше, чем раньше.

— Только моя гордость. Я был не очень похож на рыцаря в сверкающих доспехах, да? — весело спросил он.

— Но вы поймали меня, — снова засмеявшись, напомнила она.

Ее глаза стали ярче, щеки румянее от веселья, и внутри у него что-то сжалось. Их несло в опасные воды. Когда-то Тристан дал себе слово держаться подальше от этой женщины, которая вызывала в нем такое смятение. Но ему неудержимо хотелось поцеловать Мередит. Хуже того, она так смотрела на его губы, словно помнила вкус его поцелуя.

— Вам не больно? — спросил он, и в его голосе уже не было веселья.

Она медленно покачала головой, не сводя с него глаз:

— Нет.

Тристан улыбнулся, заметив веточку, застрявшую в ее растрепавшейся прическе. Он машинально протянул руку, чтобы стряхнуть веточку. Когда рука его легонько коснулась щеки Мередит, дыхание ее сбилось.

— Тристан… — ласково заговорила она.

Она снова произнесла его имя, и этого было достаточно, чтобы воспламенить его. Губы Мередит приоткрылись, и Тристан взял то, что она предлагала, — впился в ее рот, ощутил ее свежее дыхание; их языки соприкоснулись. С каждым мгновением желание росло, захлестывало его, а ответная страсть была такой явной, такой ожидаемой, что он был не в силах противиться соблазну.

Тристан притянул ее ближе, привлек к груди, одну руку положил на затылок, а другой удерживал за талию. Она ухватилась за его плечи и отвечала на поцелуи с той же страстью, которая закипала в нем.

Тристан был вынужден научиться держать свои чувства в узде уже в самом раннем возрасте. Он не знал беззаботной юности, которой наслаждались многие его ровесники, когда им было лет по двадцать. Однако Тристан никогдане считал, что соблазны стоят того, чтобы отбросить благоразумие. Он избегал любых соблазнов. До сих пор.

И вот теперь… Его тело больше не подчинялось ему. Он с силой прижалМередит к себе, и она почувствовала его возбуждение. Она задрожала, но не оторвалась от его губ. Ее поцелуи стали еще неистовее. Казалось, деревья сомкнулись вокруг, стало жарко.

Он был готов сдаться желанию, бушевавшему в его крови. Это казалось неизбежным. Тристан не мог противиться Мередит, как мошка не может не лететь на пламя. И он не хотел противиться этому. Не сейчас. Позже, он был уверен, придется пожалеть об этом, но сейчас…

— Милорд? — Кто-то кашлянул, прежде чем повторить вопрос, ворвавшийся в воспаленный мозг Тристана. — Милорд? Вы здесь?

Действительность вернулась с ужасающей ясностью. Мередит откатилась в сторону, он сел. Оглянувшись, он увидел Филиппа, стоявшего в нескольких футах от негои старательно рассматривавшего старый дуб, как если бы это было совершенно необыкновенное, невиданное дерево. Однако как он ни старался делать вид, что не заметил их, было ясно, что Филипп все видел.

Тристан посмотрел на Мередит. Она тоже успела сесть и теперь приводила в порядок помятое платье, поправляла прическу. На ее лице не было и следа смущения. Он не узнал бы, что она в замешательстве, если бы не ее немного дрожащие пальцы.

— Я… запнулся Тристан, безуспешно стараясь встретиться с ней глазами. Она упорно не смотрела в его сторону, — прошу прощения.

— Ничего, — пробормотала Мередит. — Мы оба совершили ошибку, забудем об этом.

Жгучая обида пронзила Тристана. Она могла легко забыть то, что произошло между ними? Он-то запомнит надолго.

— Разумеется, — солгал он, протягивая руку, чтобы вынуть еще одну веточку из ее волос.

Она отпрянула, и на этот раз их глаза встретились.

— С этого все началось, Тристан.

На мгновение Мередит показала свои чувства. Неловкость. Страх. Гнев… На себя или на него? Смущение. Те же чувства, которые испытывал он сам.

— Лучше займитесь своим другом, — прошептала она. — Он достаточно хорошо воспитан, чтобы делать вид, будто не видит нас, но он не может притворяться долго.

Тристан молча кивнул и поднялся на ноги. Повернувшись к Филиппу, он крикнул:

— Здесь!

Его друг изобразил удивление и сделал несколько шагов к нему:

— А, вот вы где. Ваша мать сказала, что у одного змея оборвалась бечевка, он улетел, а вы пошли за ним.

Тристан кивнул, стараясь выглядеть спокойным, что, казалось, удалось Мередит. Очень хотелось ударить лучшего друга. Он сожалел, что Филипп нашел их. Если бы он не нашел…

Тристан отбросил неуместные мысли и взял себя в руки. Что он хотел, не имело значения.

— Да, нам удалось найти его. — Он повернулся, чтобы помочь Мередит подняться, но она уже была на ногах. У нее был невозмутимый вид… Если бы не ее припухший рот, он бы не догадался, что она только что целовалась, как безумная. — Вы знакомы с леди Нордем?

Филипп, удивленно подняв брови, отрицательно покачал головой:

— Нет, не имел удовольствия.

Тристан кивнул:

— Леди Нордем, могу я представить вам мистера Филиппа Баркли, моего делового помощника и старого друга?

Мередит без всякого смущения шагнула к нему и протянула руку. Когда Филипп взял ее, она сказала:

— На самом деле мы встречались, мистер Филипп. На балу, когда еще был жив ваш отец.

Филипп отшатнулся. И Тристан знал почему. Его друг не был в обществе многие годы. Большинство людей не вспоминали о его прежнем положении, особенно после того, как узнавали о новом статусе.

Филипп кивнул:

— Да, миледи. У вас хорошая память. Это было давно.

Она улыбнулась — открыто и искренне, и это было для Тристана как удар. Свет, который она несла с собой, сделал его еще более чувствительным к мраку, который медленно сгущался вокруг него. Как Тристану хотелось рассеять его и стать свободным для того, чтобы… Он не знал, для чего именно, но ему виделась Мередит, шелковые простыни, они одни… и никого, кто бы помешал им.

Неловко кашлянув, Тристан севшим голосом спросил:

— Вам что-то нужно, Филипп? Его друг рассеянно кивнул. Казалось, он тоже попал под чары Мередит.

— Да, к сожалению. То сообщение, которого вы ждали, пришло, милорд.

Тристана словно окатили ледяной водой. Он ждал сообщения от сыщика из Лондона о том, что тот напал на след денег, которые взял у него Девлин.

— Оно в моем кабинете? — спросил он, чувствуя, как с каждым словом тяжелеет его тело.

— Да. Я с удовольствием провожу леди Нордем к гостям и объясню им ваше отсутствие. Кажется, все готовы возвратиться в дом.

Тристан метнул взгляд в сторону Мередит. Она наблюдала за ним краешком глаза, ловила каждое слово, следила за сменой выражения лица.

— Вы не возражаете? — спросил он.

— Разумеется, нет. — Мередит наклонилась, чтобы поднять давно забытого змея. Если у вас неотложные дела, я не могу отрывать вас от них.

Быстро поклонившись, Тристан повернулся и кратчайшей дорогой поспешил к дому, чувствуя на своей спине взгляд Мередит. Тепло этого взгляда грело его, отчего ответы, которые он искал на свои вопросы, представлялись менее важными, чем возможность снова заключить се в свои объятия.

Пусть такой возможности и не было.

— Миледи?

Мередит оторвала взгляд от плеч Тристана, идущего к дому. «О чем это они? — подумала она. — Загадочное сообщение… Имеет ли оно отношение к моему заданию?»

Ее задание. Похоже, она не в состоянии сосредоточиться на нем более пяти минут. Стоит Тристану дотронуться до нее…

Мередит подумала о человеке, стоявшем в нескольких футах от нее. Филипп Баркли был школьным товарищем Тристана, одним из немногих, к кому Тристан сохранил доверие после смерти брата. Когда у Филиппа умер отец, для него настали тяжелые времена, но он добился успеха в качестве делового человека, что подтверждалось процветанием Кармайкла.

— Мы возвращаемся к остальным гостям? — с улыбкой спросил Баркли.

Он подал ей руку, чтобы помочь идти по труднопроходимому лесу, и она оперлась на нее, как положено леди. Физически натренированная, Мередит прекрасно обошлась бы без помощи, но она решила следовать правилам приличия.

— Да, конечно, благодарю вас.

Пока они шли по лесу, она молча наблюдала за Филиппом.

— На самом деле я рада, что у нас появилась возможность поговорить с глазу на глаз, мистер Баркли, — сказала она наконец.

— В самом деле? Чем я могу быть вам полезен, миледи? — спросил Филипп.

Она улыбнулась:

— Вчера вечером я и лорд Кармайкл беседовали с мистером Девлином…

— С мистером Девлином? — Он произнес это имя бесстрастным голосом, но его лицо сделалось напряженным. Стало ясно, что он знал о репутации Девлина и что тот нравился ему не больше, чем Тристану.

— Да. Я поинтересовалась, что за бизнес у них, потому что я всегда ищу новые возможности для инвестирования своих средств, — упорно продолжала она, готовая отметить все оттенки чувств на лице Филиппа. До сих пор оно ничего не выражало.

— Понимаю.

— Мистер Девлин упомянул, что они с лордом Кармайклом связаны с бизнесом, имеющим отношение к искусству. Вот и все, что я узнала… — Мередит не смогла продолжать, вспомнив, почему прекратила расспросы. По той же причине, по которой сейчас горели ее губы. — Но я надеюсь, что вы скажете мне больше. Понимаете, меня очень интересует искусство.

Баркли взглянул на нее с неожиданной проницательностью.

— Девлин и Кармайкл упомянули, что вместе участвуют в бизнесе, связанном с искусством? — спросил он.

Она кивнула, отметив вспышку гнева, промелькнувшую в глазах спутника:

— Да, без подробностей.

Теперь он, сжав челюсти, смотрел прямо перед собой.

— Я удивлен.

— Почему? — не отставала она.

Он выпустил ее руку, поскольку они выбрались из зарослей ежевики и вышли на ровное место.

— Потому что Тристан нечасто упоминает о своей связи с… искусством. — Он поджал губы. — Вы сможете дойти сами?

Она кивнула с самым невинным видом, а сердце ее стучало от азарта охоты.

— Конечно. Тут совсем близко. Вы возвращаетесь в дом?

— Да. Всего доброго, миледи.

Баркли резко повернулся и направился к дому. Мередит смотрела ему вслед, пока он не исчез за холмом, а потом пошла к гостям.

Кусочки головоломки начинали складываться вместе. Сначала ироническое упоминание Девлина об искусстве, затем слишком сильная реакция Тристана на ее интерес к тому, что связывает его с Девлином. Теперь его помощник так же остро реагирует на тот же вопрос. Все больше улик, указывающих на причастность Тристана к исчезновению картины.

Она обернулась, но Филиппа Баркли уже не было видно. Он рассердился, когда она стала расспрашивать его. Почему?

Ее сердце стучало. Что, если Баркли тот человек, который стоит за кражей картины?

Она остановилась: нелепая надежда расцветала в ее груди. И для этого имелись основания. Филипп оказался в тяжелых обстоятельствах. Он, несомненно, больше выигрывал от связи с богатым изменником Девлином, чем Тристан.

Подходя к месту, где продолжали развлекаться гости, Мередит улыбалась. Впервые после того, как она узнала о возможном участии Тристана в предполагаемой изменнической деятельности, на сердце стало легче.

Однако в голове у нее неотступно звучал надоедливый голос, твердивший, что она ищет способы доказать невиновность Тристана. Ищет причины игнорировать имеющиеся против него улики.

Она тряхнула головой, чтобы не слышать этот голос. Да, Тристан вел себя подозрительно, но этому могло быть объяснение. Баркли и Девлин могли шантажировать Тристана или угрожать его семье. Существовали и сотни других объяснений его поведения, не предполагающих чего-то дурного.

— Вот и вы, моя дорогая, — произнесла леди Кармайкл, увидев ее. — А Тристан и мистер Баркли с вами?

Мередит покачала головой и с улыбкой, от которой не смогла удержаться, взяла протянутую ей руку.

— Нет, у них какие-то срочные дела, но я уверена, мы увидимся с ними в доме.

Леди Кармайкл вопросительно посмотрела на нее, наклонив голову набок.

— Приятно видеть, что вы улыбаетесь, дорогая. Что-то произошло?

Мередит сжала руку Констанс, с трудом сдерживая желание прыгать от радости.

— Просто сегодня замечательный день, миледи.

На пути к дому Мередит пыталась успокоиться. Ей необходимо было сделать незаметными свои эмоции. Она могла ошибаться относительно Филиппа Баркли, но все-таки у нее появилась надежда.

Надежда, что Тристан не негодяй. Надежда, что ее непреодолимо влечет не к вероломному изменнику.

Осталось подтвердить эту надежду доказательствами. А их должен обеспечить Огастин Девлин.

ГЛАВА 8

Тристан наблюдал за веселящимися гостями с балкона над танцевальным залом, но ему было невесело. Его ждало разочарование. Доказательство, которое он надеялся заполучить, снова ускользало. Он попытался отследить путь денег, но умный и хитрый Девлин не позволил ему достичь цели, и он по-прежнему не знал, кто тот человек, которому Девлин подчиняется.

Вдобавок Филипп сообщил ему, что Мередит снова интересовалась тем, что связывает его с Девлином и на какое «искусство» негодяй намекал прошлой ночью. Ни о чем не подозревая, она подвергала себя ужасной опасности. Мередит могла серьезно пострадать… даже погибнуть.

Руки Тристана сжались в кулаки. Нет. Он не допустит этого. Он не может потерять еще одного дорогого ему человека.

Эта мысль взволновала его. Мередит дорога ему? Он желает ее, да. Тристан охотно признаетэто. Расправив плечи, он медленно разжал кулаки. Он отказывал себе прежде, он сможет отказывать себе и дальше. Человеку в его положении нельзя давать волю своим желаниям, поддаваться соблазну. Мередит — воплощение соблазна, но пока все не закончится, он не тронет ее. Иначе он навлечет на нее опасность. И еще — ему нельзя отвлекаться от цели.

— Какой прекрасный вид.

При звуках голоса Огастина руки Тристана снова сжались в кулаки. Стерев с лица эмоции, он повернулся к «партнеру»… к врагу.

— Благодарю, — сумел он процедить сквозь стиснутые зубы. Становилось все труднее скрывать ненависть, которую он испытывал к этому человеку. — Я удивлен, что вы не принимаете участия в общем веселье.

Девлин стал рядом с ним и наблюдал за танцующими внизу парами.

— Гм, мне это быстро надоедает. Большинство леди не разделяют идею, что развлечение — это не только беседа. — Он взглянул на Тристана: — Уверен, вы чувствуете то же самое, оказавшись за пределами Лондона и предлагаемых им удовольствий.

— Возможно. — Тристан едва не заскрипел зубами. Девлин расплылся в широкой похотливой улыбке:

— Но кажется, вам больше повезло с некоей леди, чем мне.

— Я не знаю, о чем вы. — Тристан заставил себя оставаться спокойным, но руки его с силой сжали перила.

Девлин изумленно посмотрел на него:

— Разве у вас ничего нет с леди Нордем? Мне показалось, между вами возникло притяжение, а во время пикника вы ускользнули вместе, — высказывал он свои соображения.

Тристан мысленно сосчитал до десяти. Нельзя, чтобы Девлин увидел его замешательство.

— Я не имею ни малейшего представления о том, что вы имеете в виду. У меня с леди Нордем ничего нет. Мы знали друг друга в детстве, да. А сегодня у нее улетел змей, и я помог ей отыскать его. — Он пожал плечами и принялся рассматривать людей внизу.

Вот он нашел глазами Мередит. Она разговаривала с толстым графом, известным тем, что любил произносить скучные монологи на политические темы. Но она улыбалась ему так, как будто граф былсамым очаровательным мужчиной из всех, с кем ей приходилось встречаться. На ней было потрясающее платье цвета голубого льда. Шею обвивали жемчуга, в каштановых волосах сверкала украшенная бриллиантами заколка. Мередит была похожа на сказочную принцессу, только вот направление мыслей у Тристана было не столь целомудренным, как у принца, призванного разбудить спящую красавицу.

Нет, его мысли не были безгрешными.

Девлин прочистил горло, и Тристан отвел взгляд от Мередит.

— Вы больше, чем кто-либо другой, знаете, что у меня нет времени ни на что, кроме работы. Ее светлость, без сомнения, очаровательная молодая женщина, но, как вы сказали, женщины моего круга редко интересуются меньшим, чем забота и внимание до конца жизни, — сказал Тристан.

Девлин глянул вниз:

— Не знаю. Леди Нордем представляется мне совсем не такой. Уверен, при внешней сдержанности она пылкая женщина, и это меня интригует. Если вы ее не добиваетесь, этим займусь я.

Ярость ослепила Тристана. В первый раз за долгое время он потерял контроль над собой и не сумел скрыть гнев, обычно кипевший глубоко внутри. Ему хотелось разорвать Девлина на части, перекинуть через балкон, чтобы тот завизжал, как свинья, какой в действительности и был. Ему хотелось стереть Девлина с лица земли.

— Кармайкл? — насторожился Девлин.

Тристан тщательно упрятал свой гнев подальше, в тайный уголок, где он обычно держал его наряду с горем, желаниями и любовью… всем, что могло отвлечь его от цели, требующей неусыпного внимания. Он снова владел собой. Это еще одна проверка, и все.

— Вы хотите добиваться леди Нордем? — Тристан попытался придать равнодушие голосу.

— Вам это не понравилось. — Губы Девлина скривила ухмылка. — Вы же сказали, что не интересуетесь ею.

— Не интересуюсь, — быстро сказал Тристан.

— Хорошо. — Девлин внимательно следил за ним. — Видите ли, милорд, я хочу доверять вам. Я хочу допустить вас к человеку, стоящему во главе нашей организации, но я не смогу сделать этого, если вы собираетесь вести себя безрассудно.

— Безрассудно? — выпалил Тристан громче, чем намеревался, и тут же постарался усмирить свой голос.

— Я сделал все, о чем вы просили. Я рисковал, потому что это было нужно вам. Как вы можете после этого называть меня безрассудным?

Змеиная улыбка появилась на лице Девлина.

— Вы сказали, что у вас ничего нет с этой женщиной, однако вы явно не хотите, чтобы я приближался к ней. Вы не доверяете мне, Кармайкл?

Самодовольный тон негодяя был подобен удару в грудь. Из ловушки, которую расставил Девлин, не виделось выхода. Или он позволяет Девлину ухаживать за Мередит — а у Тристана было такое чувство, что Девлин не потерпит отказа, — или он признается, что сам неравнодушен к ней. И тем самым подвергнет ее опасности хотя бы потому, что он сам всегда в опасности. Если она будет принадлежать ему, то она окажется на поле с расставленными ловушками, даже не подозревая об этом. Но какое из двух зол меньше? Тристан спокойно смотрел на Девлина, в его глаза, холодные, как кусок льда. Он знал, что этот человек способен сделать с теми, кто станет на его пути. Тристан мог только гадать, что случалось с женщинами, на которых Девлин обращал внимание, и что грозило Мередит, если бы она стала сопротивляться… или даже если бы уступила.

— Хорошо, Девлин, вы разоблачили меня. Я неравнодушен к Мередит Синклер. Мое нежелание предоставить вам свободу действий не имеет никакого отношения к недоверию. В течение года я не раз доказывал вам свою преданность. Вы не можете этого отрицать.

Лицо Девлина смягчилось, хотя на нем еще оставалась самодовольная ухмылка.

— Я не отрицаю — вы сделали все, о чем я просил. И обещаю в самом скором времени вознаградить вашу лояльность. — Девлин направился к лестнице. — Я уважаю ваши притязания на леди Нордем, однако надеюсь, что вы в самое короткое время уложите ее в постель. — Он поджал губы. — Уж очень мне хочется знать, какова она на вкус, но я согласен пережить сильные впечатления через вас.

Тристан едва сдержался, чтобы не наброситься на негодяя. Когда Девлин ушел, он разразился потоком проклятий.

Случилось то, чего он боялся. Обнаружив свои чувства, он стал уязвимым. Теперь придется менять планы. Чтобы защитить Мередит от опасности, о существовании которой она не догадывается, ему надо будет поближе сойтись с ней. А это грозит им обоим другими страданиями. Физическими… и сердечными, а последние порой куда мучительнее.

Незаметно покинув толпу гостей, Мередит, оглядываясь, двинулась по длинному темному коридору, ведущему к лестнице для слуг. Бесшумно, соблюдая крайнюю осторожность, она прошла по лабиринту поворотов, который вывел ее к комнатам для гостей.

Из безобидного на первый взгляд разговора с молоденькой леди, которая утром принесла ей чай, она сумела получить представление о том, кто из гостей занимал какие комнаты, а также о том, где находились каморки некоторых слуг. Оставалось только попасть в нужные помещения.

Она уже подключила к работе Ану и Эмили — послала им зашифрованную записку, которую торопливо написала, улучив момент. День быстрой езды — и ее помощницы используют возможности Чарли, чтобы узнать о занятиях мистера Филиппа Баркли. Она молила Бога, чтобы интуиция не подвела ее, чтобы в краже картины оказался замешанным он, а не Тристан.

Эта мысль ошеломила. Не так их учили вести расследование. Им внушалось — никакой предвзятости, желания обвинить одного человека или доказать невиновность другого. Если бы она правильно исполняла свои обязанности, ее чувства не влияли бы на ее выводы.

— Не в этот раз, — прошептала она, приложив руку к губам, помнившим поцелуй Тристана. — Я не хочу, чтобы он оказался виновен.

Покачав головой, Мередит подошла к нужной двери и, еще раз оглянувшись, повернула ручку. Заперто. Нахмурившись, она запустила руки в волосы и вынула одну из длинных, украшенных бриллиантами заколок, которые удерживали ее сложную прическу. Она нажала на кнопку, скрытую на обратной стороне украшения. Тихий щелчок — и Мередит смогла снять верхнюю часть, под которой пряталась тонкая и острая отмычка.

— Спасибо, Ана, — пробормотала она, вставив отмычку в замок, и с некоторым усилием открыла его, после чего, усмехнувшись, вернула украшению прежний вид и снова воткнула его в волосы.

Притворив за собой дверь, Мередит заперла ее, чтобы не вызвать подозрений и чтобы у нее было время скрыться, если вернется жилец.

Внутри царил сумрак. Пока гости веселились, камины топили слабо, только чтобы не дать им угаснуть. Она пошевелила красные угольки, пока не вспыхнуло пламя, осветившее комнату, зажгла стоявшую на каминной полке свечу и осмотрелась.

— Очень хорошо, Огастин Девлин, — пробормотала она, подходя к огромному шкафу из вишневого дерева. Поставив мерцающую свечу на шкаф, она открыла его: — Посмотрим, какие секреты вы прячете.

В поисках оружия, бумаг или других улик она методично обшарила карманы сюртуков и подкладку жилетов. Ничего. Провела рукой по задней стенке шкафа, проверяя, нет ли там тайников, потом аккуратно вернула одежду на прежнее место.

Затем Мередит подошла к маленькому столику у окна. На нем в беспорядке лежали бумаги, не содержавшие ничего для нее интересного. Только наброски видов из окна.

— Негодяй и в этом талантлив, — проворчала она, вернув просмотренным рисункам прежний вид небрежной стопки и отметив про себя, что они были выполнены на вполне профессиональном уровне. Может быть, поэтому его люди передавали информацию с помощью картин. Если и не нашлось других улик, этот факт добавлял еще один штрих к подозрительному поведению Девлина.

Мередит повернулась к кровати, стоявшей у задней стены рядом с дверью, ведущей в гардеробную Девлина. По обеим сторонам ее стояли прикроватные столики. Она подошла к тому, который был ближе, у окна, и проверила ящик. Ничего интересного, только несколько карандашей.

Обойдя кровать, она попыталась открыть ящик второго столика. Заперто. Это говорило о многом. Мередит снова вынула из волос заколку, осмотрела столик. Здесь требовалась искусная работа. Меньше всего она хотела возбудить у Девлина подозрения, оставив следы своего присутствия. Если тот поймет, что за ним следят, он станет осторожнее, и она не сможет узнать о его намерениях и сообщниках.

Убрав за ухо выбившийся из прически локон, Мередит присела перед запертым ящиком. Отмычка, звякнув, вошла в замочную скважину, но замок был старым и не поддавался. Она чувствовала, что постепенно расшатывает его, но он не открывался.

— Еще немного, — шепнула она. — Ну, давай же. Звуки шагов в коридоре заставили ее насторожиться. Мимо? Нет. Она затаила дыхание. Кто-то остановился у двери, и Мередит услышала звук вставляемого в замок ключа и голоса. Судя по всему, их было двое.

Она немедленно начала действовать так, как их учили. Задула свечу и хотела вынуть отмычку из скважины. К ее ужасу, ничего не получилось. Мередит тянула отмычку, осторожно покачивая ее и стараясь оставаться спокойной, невозмутимой, прислушиваясь к звукам поворачиваемой ручки двери. У нее не было времени. И не было выбора.

Прекратив попытки, она поставила свечу на ночной столик и только успела спрятаться под кровать, как дверь открылась, и мужчины вошли, продолжая разговор. Она могла видеть только туфли, но узнала голос Девлина. Голос второго человека был ей незнаком.

Разочарование охватило ее. Если бы это был Филипп Баркли, тогда оправдались бы ее надежды и не пришлось бы дальше подозревать Тристана.

— Боже, Элсуорт, почему здесь так жарко? — возмутился Девлин.

Мередит увидела, как туфли похуже прошагали в другую часть комнаты.

— Простите, сэр, — ответил второй голос. — Я думал, огонь погаснет к этому времени.

— Он не погас. Откройте окно, старина, — произнес Девлин с каким-то скверным юмором. Почему?

Они направились к двери, ведущей в гардеробную Девлина, и Мередит замерла. Они должны были пройти мимо столика с торчащей из замка шпилькой. Она могла только Бога молить, чтобы мужчины, погруженные в разговор, не заметили ее.

Дверь открылась, и мужчины перешли в соседнюю комнату. Мередит немедленно выскользнула из-под кровати и схватилась за отмычку. Дернув, она вытащила ее и посмотрела в сторону двери. Чтобы добраться до нее, требовалось пройти мимо другой комнаты. Она не могла быть уверена, что мужчины не посмотрят в ее сторону. Слишком большой риск.

Окно. Она пролезла под кроватью к открытому окну. Но только она собралась перекинуть через него ногу, как из другой комнаты послышался голос Девлина.

— Тристан Арчер… — услышала Мередит.

Она замерла с сильно бьющимся сердцем, вся превратившись в слух. Мужчины снова были у двери, ведущей в спальню.

— …прислал сообщение вчера. Илиего светлость окажет нам неоценимую услугу, — Мередит отчетливо увидела в своем воображении, как он самодовольно усмехается, — или я буду вынужден убить его. В любом случае он послужит нашим целям.

— Да, сэр, — сказал слуга. — Я сделаю все, что потребуется.

Мужчины возвращались в комнату, и Мередит больше не могла ждать. Юбка ее зашуршала — она вылезла из окна на узкий карниз. Затаив дыхание, она подождала, надеясь услышать что-нибудь еще, но в комнате замолчали, и вскоре раздался звук закрывающейся двери. Должно быть, это ушел слуга.

Теперь все силы Мередит уходили на сохранение равновесия. Медленным и плавным движением она изменила центр тяжести и заглянула в окно. Девлин стоял совсем близко, слева от окна, рассматривая лежащие на столе наброски. Мередит встала так, чтобы он не мог ее видеть, и медленно двинулась вдоль карниза. Выйти тем же путем, которым она вошла, было невозможно.

Она огляделась. Рядом были высокие деревья, но все же слишком далеко, чтобы можно было перебраться на одно из них и спуститься по его ветвям, не рискуя сломать себе шею. Не говоря уже о том, что ее могли увидеть. И еще — после пребывания под кроватью Мередит была вся в пыли, что было бы трудно объяснить.

Она пробиралась по узкому карнизу вдоль окон гостевых комнат. Каждый шаг требовал усилий по сохранению равновесия и грозил падением вниз с неминуемыми ушибами, если не со смертельным исходом.

— Не думай об этом, — приказала Мередит себе, сжав зубы.

Она пожалела, что на ногах у нее изящные туфельки, которые мешали сохранять равновесие на узком карнизе. Она осторожно сбросила туфлю с одной ноги, затем таким же образом избавилась от второй туфли.

Мередит проследила, как они падали, как блеснули в свете луны бриллианты на пряжках, прежде чем туфельки исчезли в кустах. Позднее ей придется как можноскорее отыскать их, чтобы не возбудить подозрений.

Большими пальцами ног она впилась в карниз и двинулась к следующему окну.

— Пожалуйста, окажись открытым, — шепнула Мередит, прижимаясь к оштукатуренной стене и протягивая руку, чтобы толкнуть стекло. Когда створка окна со скрипом поддалась, она едва удержалась от вздоха облегчения.

Замерев, она прислушалась, нет ли кого в комнате. Было тихо, и Мередит осторожно навалилась на окно. После того как спина ее легла на подоконник, она перебросила в комнату одну ногу. Ощутив пальцами твердый пол, она почувствовала себякак никогда счастливой.

Мередит перенесла через подоконник вторую ногу и с легким щелчком закрыла окно. В комнате было темно, поскольку угасающий камин почти не давал света. Чутье помогло ей быстро найти дверь.

Обычно после счастливого избавления от опасности, ее охватывало радостное возбуждение, но сегодня единственное, на что она оказалась способна, — это не упасть, рыдая, на пол коридора.

Ее предположение, что Филипп Баркли мог быть единственным виновным, не оправдалось. В разговоре Девлина со слугой было упомянуто только имя Тристана. Ее сердце упало.

Еще тяжелее становилось, когда она вспоминала слова Девлина о том, что Тристан должен будет помочь ему… или будет убит. Кровь застыла в ее жилах. Знал ли Тристан, какой опасности подвергал себя, связавшись с Девлином? Как близок он окажется к падению куда более опасному, чем то, которого только что избежала она, если продолжит якшаться с негодяем?

Она не знала ответов на эти вопросы, но поняла одно: ей надо защитить Тристана. От Девлина, который собирается убить его, и… от собственных действий.

Но как она сможет защитить главного подозреваемого? Как она сможет собирать улики и одновременно прикрывать Тристана от надвигающейся опасности?

Ее мозг привычно заработал в поисках выхода — как всегда при столкновении с опасной неопределенностью.

«Мне надо раздобыть письмо, о котором Девлин говорил со своим слугой, — думала она, пробираясь к своей комнате, чтобы надеть другие туфли. — Я должна перехватить его прежде, чем угрожающая Тристану опасность станет еще больше».

ГЛАВА 9

Письмо. Ей нужно письмо. Это самое главное.

Мередит спустилась по главной лестнице в холл и осмотрелась. Ей следовало раздобыть его еще прошлой ночью. И она раздобыла бы его, если бы не многие препятствия. Репутация популярной в светском обществе дамы дает свои преимущества, но имеет и серьезные недостатки.

Первым был красивенький лейтенант, который настаивал, чтобы она танцевала с ним. Потом одна из дам примерно ее возраста непременно хотела поделиться с ней дурацкими сплетнями о другой даме. Потом Мередит понадобилась леди Кармайкл. К тому времени, когда ей удалось улизнуть, она представления не имела, куда подевался слуга Девлина. Оставалось только надеяться, что ей удастся перехватить письмо прежде, чем оно покинет особняк. В кармане ее накидки даже лежал сложенный лист чистой бумаги для подмены.

Вот почему она поднялась так рано, хотя протанцевала полночи. Мередит подавила зевок и пошла дальше. И тут дверь библиотеки открылась, и, словно вызванный ее воображением, из нее вышел Огастин Девлин.

— Вот так встреча, леди Нордем, — сказал он с улыбкой, которая могла бы растопить многие сердца и от которой у нее стыла кровь. — Какой приятный сюрприз. Не думаю, чтобы еще кто-нибудь из гостей оказался на ногах в столь ранний час.

Она сразу же начала действовать как профессиональный агент.

— Доброе утро, мистер Девлин. — Мередит улыбнулась ему своей самой очаровательной улыбкой. — Мы оба ранние пташки, как я вижу.

Она обрадовалась тому, как легко дались ей дружелюбные слова и улыбка. После того как ей пришлось отчаянно бороться с собой, чтобы скрывать истинные чувства при встречах с Тристаном, она уже начала бояться, что утратила способность манипулировать другими. Но кажется, только один человек мог заставить ее забыться.

— Да. Но если бы мне предоставили право выбирать, кого встретить в пустых коридорах, это были бы вы, леди, — произнес Девлин.

Он снова улыбнулся, и Мередит чуть не выдала своего изумления. Этот человек умел быть очаровательным. Следует отдать ему должное.

— И что же побудило вас подняться так рано? — спросила она, наклоняя головку к плечу.

Его улыбка из игривой сделалась самоуверенной, и Мередит мгновенно насторожилась.

— Возможно, вы не заметили, что я рано покинул танцующих прошлым вечером. У меня было дело. Дело, которое мне предстоит завершить этим утром.

— Должна признаться, я заметила ваше отсутствие. Вас очень не хватало многим молодым леди, — с улыбкой сказала она.

Он наклонился к ней и тихо спросил:

— А вас среди них не было, леди Нордем?

Она сделала усилие, чтобы на ее лице не отразилось отвращение.

— Мистер Девлин, леди не склонны раскрывать свои маленькие секреты, знаете ли.

Он коротко хохотнул и пожал плечами:

— Мужчина всегда надеется.

— Но вы сказали, что на сегодня покончили с делами? — настаивала Мередит, переводя разговор в нужное ей направление.

Девлин колебался.

— Ну да, не совсем, но я закончил очень важную часть дела, уже прибыл слуга, чтобы доставить мое послание в Лондон.

Мередит застыла, увидев, как Девлин похлопал себя по нагрудному карману. Письмо. Письмо, от которого зависела судьба Тристана, было рядом. Она могла бы без труда завладеть им.

Нет никакого сомнения, что Мередит свалила бы Девлина одним из известных ей приемов. На ее стороне неожиданность. Она смогла бы завладеть письмом.

Но расследование было бы завалено, так что, конечно, она не может себе этого позволить. Однако мысль, что она могла бы ударить Девлина прямо в нос и услышать, как он завизжит, принесла ей небольшое удовлетворение.

Если она сдержится, ей, возможно, удастся выкрасть письмо у слуги, когда тот потеряет бдительности. Если она все сделает правильно, Девлин не заметит отсутствия письма, пока не станет слишком поздно. Возбуждение охватило ее.

— Вы не будете против, если я… — начала Мередит.

— Леди Нордем!

Она повернулась и увидела спешащего к ним Тристана. Онбыл похож на быка, идущего на красный плащ. Глаза его полыхали огнем. Что он здесь делает? Он ведь покинул бал гораздо позже, чем она.

Тристан подошел и остановился недалеко от них.

— Доброе утро, Кармайкл, — в своей манере светского волокиты протянул Девлин.

Мередит посмотрела на Тристана и увидела ярость в его глазах. Такую же, как в ту ночь, когда он спас ей жизнь. Она содрогнулась, припомнив, как он изменился, когда бросился защищать ее. Если он набросится на Девлина, может случиться, что она будет не в силах удержать его от убийства.

— Девлин, — приветствовал его Тристан, потом повернулся к ней.

Мередит взглянула на него, и ее снова потрясла ярость, которую он пытался скрыть.

— Мне надо сказать вам словечко, леди.

Он приблизился и стальной хваткой взял ее за локоть. Это внезапное движение изумило ее, как и тепло, возникшее от его прикосновения.

— Милорд? — Она попыталась высвободиться. Он держал ее крепко.

— Мередит, мне в самом деле очень нужно поговорить с вами.

Под стук сердца она просчитывала свои возможные действия. Если она откажется пойти с ним, то рискует оборвать возникшие между ними непрочные отношения. Если он больше не будет разговаривать с ней, это ограничит возможности расследования.

Она перестала вырываться и сказала:

— Хорошо.

Мередит взглянула на Девлина и приготовилась произнести что-нибудь вежливое, но Тристан не дал ей сказать ни слова. Он завел ее в ближайшую гостиную и захлопнул дверь.

Они были одни, но и тут он не выпустил ее руки. Он стоял посередине гостиной, тяжело дыша, как будто хотел успокоиться. Мередит неотрывно смотрела на Тристана, загипнотизированная душевным волнением, прочитанным в его глазах, и теплом его прикосновения.

Тристан качал головой и смотрел на нее сверху вниз, будто забыл, что она здесь. Их взгляды встретились, и притяжение, ощущаемое ею, превратилось во что-то более глубокое. Что-то, от чего она должна отречься. Дернувшись, Мередит высвободила локоть и отодвинулась от него.

— Что с вами, Тристан? — Она оглядела его лицо в поисках ответов, объяснений, одновременно стараясь удержать в узде собственные эмоции.

— Я сказал вам, что этот человек опасен! — Он отвернулся и провел рукой по своим волосам. Каждое его движение, каждое слово выдавало отчаяние.

Ей нестерпимо хотелось избавить его от этого отчаяния. Утешить его. Каким бы глупым ни было это желание. Мередит вдруг обнаружила, что тянется к нему. Ее пальцы легли на его руку, словно кто-то другой управлял ими. Он вздрогнул от ее прикосновения и повернулся к ней.

— Если это так, почему у вас какие-то совместные дела? — зашептала она. — Почему вы приглашаете его в свой дом? Тристан, пожалуйста, если что-то случилось… если вам грозит опасность, позвольте мне…

Прежде чем она закончила фразу, дверь отворилась. Оба они обернулись, готовые увидеть лицо Девлина. Но в дверях стояла мать Тристана. Когда она увидела Мередит в столь красноречивой позе, брови ее поползли вверх. Но тут же улыбка чуть тронула уголки ее губ.

Мередит сделала шаг назад, а Тристан недовольно закатил глаза. Он явно узнал тот блеск в глазах леди Кармайкл, который всегда появлялся, когда она строила планы относительно его женитьбы.

— Ах, — сказала Констанс, приложив руку к груди в притворном удивлении. — Прошу прощения, я не знала, что вы здесь.

Тристан недоверчиво взглянул на нее и взвинченным голосом спросил:

— Вам что-нибудь нужно, мама?

— О нет, дорогой мой. — Улыбка леди Кармайкл сияла радостью играющего Купидона. У Мередит защемило сердце. Как тяжело придется Констанс, когда она узнает правду. О Тристане. О ней. — Но мы все поднялись сегодня слишком рано. Большинство гостей проснется еще не скоро. Может быть, нам стоит всем вместе отправиться на утреннюю прогулку верхом? Такое прекрасное утро.

Тристан прикрыл глаза, и Мередит показалось, что он неслышно ропщет на невозможность избавиться от матери. Когда он снова открыл глаза и посмотрел в ее сторону, стало ясно, что он обдумывал ситуацию, решая, будет ли прогулка оправданным риском.

Мередит сама раздумывала над этим. Прогулка могла оказаться полезной для расследования. Присутствие леди Кармайкл наверняка помешает интенсивному общению, какое происходило между ними только что. И поцелуям, от которых таяла ее решимость и слабели колени.

Мередит улыбнулась леди Кармайкл:

— Я с радостью отправилась бы на прогулку с вами, миледи. Мне с самого начала хотелось увидеть ваше замечательное имение во всей красе.

Тристан открыл было рот, но леди Кармайкл отмахнулась от него.

— Замечательно! Переодевайтесь, и через полчаса встретимся на конюшне.

Сделав над собой усилие, Мередит кивнула и медленно пошла к двери. Прежде чем выйти, она оглянулась. Тристан провожал ее глазами, и хотя в его взгляде не было того отчаяния, которое она видела раньше, желание, несомненно, осталось. Горячее желание, ждущее момента сокрушить ее намерения.

Поправив шляпку, Мередит вошла в конюшню. У нее перехватило дыхание. В центре просторного помещения стоял Тристан. Он водил щеткой по бокам могучего вороного жеребца и шептал ему что-то нежное. Тристан не заметил ее прихода. Это был один из тех редких моментов, когда он не знал о ее присутствии, и Мередит имела возможность изучать его лицо.

В утреннем свете, проникающем через дверь и окна конюшни, его чеканное лицо было очень красивым. Но свет обнаруживал что-то еще. Хотя он выглядел спокойнее, чем раньше, в глазах стояла печаль, которую она уже не раз замечала.

Мередит вздохнула. Она не должна сопереживать Тристану. Проведение расследования не дает места сочувствию. И желанию, хотя это могущественное чувство пронизывало ее всю. Мередит сознавала, что каждый ее нерв трепещет от одного только его присутствия. Что ее пальцы дрожат, когда она поправляет выбившиеся локоны.

Тристан увидел ее и улыбнулся. Не натянутой, принужденной улыбкой, которую она не раз видела, а настоящей, искренней. Он в самом деле был рад видеть ее. Чувство вины пронзило Мередит, но она сумела побороть его. Ему тоже не было места в расследовании.

— Вы выглядите восхитительно, — сказал он, окидывая ее взглядом с головы до ног. Этот взгляд словно ласкал, и она вдруг обрадовалась, что надела свою лучшую амазонку.

От комплимента кровь прилила к ее лицу. Когда это было, чтобы внимание мужчины заставляло ее краснеть? Но сейчас у нее, как у школьницы, горели щеки.

— Благодарю вас, — тихо сказала она. Между ними возникло такое сильное притяжение, что она постаралась перевести все внимание на его жеребца: — Какое великолепное животное.

Тристан снова помрачнел.

— Спасибо. Он замечательный.

— Давно он у вас? — спросила Мередит.

— Один год, восемь месяцев, пятнадцать дней, — тихо сказал он.

Мередит подняла голову.

— Жеребец должен очень много значить для вас, если вы запомнили день, когда он стал вашим.

— Он принадлежал моему брату и стал моим после того, как был убит Эдмунд, — с грустью в голосе ответил Тристан.

Боль, прятавшаяся за этими словами, разрывала ей сердце.

— Мне очень жаль, — сказала она, чувствуя, как жалко звучат ее слова, будто она предлагает закрыть зияющую рану несоразмерно маленькой повязкой.

Он покачал головой:

— Нет, это мне жаль. Мне не следовало говорить о брате. — Тристан сделал знак стоявшему поблизости конюху, и тот подошел, ведя на поводу резвую кобылку медового цвета. — Вот ваша лошадь на сегодня. Ее зовут Лили.

Конюх помог Мередит сесть в седло.

— Нам осталось только подождать вашу маму, — промолвила она.

Один из слуг подошел к ним и сказал:

— Леди Кармайкл прислала сказать, что у нее неожиданно заболела голова и она просит вас отправиться на прогулку без нее.

Тристан наклонил голову и что-то пробормотал. Губы Мередит сложились в улыбку. Леди Кармайкл могла бы стать превосходным тайным агентом. Она замечательно использовала любую ситуацию себе на пользу.

— Спасибо, Честер, — со вздохом сказал Тристан. — Пожалуйста, передайте ее светлости, что я очень сожалею и надеюсь, что ко времени нашего возвращения головная боль у нее пройдет. — Понуждая своего жеребца двинуться к выходу, он добавил: — У меня нет сомнений, что она будет прекрасно себячувствовать в самое ближайшее время.

Они молча ехали по дорожке, ведущей от дома, и когда свернули с нее и миновали подстриженные лужайки и великолепные сады, Тристан бросил на Мередит быстрый взгляд.

— Я хотел бы извиниться за свою мать. Она немножко… слишком усердствует в своих попытках женить меня.

Мередит заулыбалась при мысли о ее светлости. Констанс ей нравилась гораздо больше, чем следовало, если учесть, в какой ситуации она, Мередит, находилась. При мысли об этом ее улыбка увяла.

— Я ничего не имею против. Она любит вас. Кто может винить ее за это? — спросила она. Мередит вдруг поняла, что сорвалось с ее губ, но было поздно. — Я хотела сказать…

Тристан хихикнул:

— Я знаю, что вы хотели сказать.

Волна жара снова залила ее щеки, и Мередит сделала большие глаза. Какого черта она ведет себя как сентиментальная дурочка? Хорошо, она знает почему. Близость Тристана, запах его кожи, егоприкосновения… все это пробудило давно забытые чувства, которым Мередит не могла дать названия. Теперь она знала, что это было. Неодолимая потребность. Желание. Страсть.

Но она не могла позволить себе отдаться чувствам, открыть их, если побудительные мотивы не имели отношения к ее делу. И остановиться она тоже не могла. Не тогда, когда Тристан смотрел на нее и его взгляд так затягивал, что она боялась утонуть в нем. То, что он сказал о брате там, в конюшне, и фразы, которыми они только что обменялись, давали прекрасную возможность оценить ситуацию.

Кашлянув, она сказала:

— Вы не назвали мне имя вашего жеребца. Тристан рассеянно провел рукой по гриве скакуна.

— Уинтерборн.

Она бросила взгляд на великолепное животное.

— Должно быть, смерть брата явилась для вас тяжелым ударом. Он погиб на войне, ведь так? — сделала она попытку узнать правду.

Жилы на шее Тристана вздулись, он заерзал в седле. Упоминание о брате сильно взволновало его. Боль, отразившаяся на его лице, была понятна Мередит. Но откуда этот угнездившийся в глубине глаз гнев и напрягшиеся мышцы, она не знала. Был ли это гнев на судьбу, унесшую брата таким молодым? Или существовала иная причина для неутихающего гнева?

Его лицо постепенно расслабилось, было похоже, что Тристан заставил себя успокоиться.

— Вам знакомо чувство потери. Вы ведь потеряли родителей.

Мередит вздрогнула. Все знали, что она сирота, но очень немногие понимали, как ей было плохо и какая пустота образовалась в ее жизни после их гибели. Тристан понимал. Он видел это своими глазами. Впервые за много лет она почувствовала себя уязвимой.

— Я… — она запнулась, — я тогда была совсем девочкой.

Он придержал лошадь, потому что с лесной тропинки они выехали на открытое холмистое пространство. Мередит почти не замечала красоты раскинувшихся зеленыхпросторов, ее не радовало безоблачное теплое утро.

— Думаю, в раннем возрасте смерть близких воспринимается еще тяжелее, — произнес он. — Особенно если учесть, что вампришлось жить в имении ваших дяди и тети. Я был почти мальчик, но уже тогда понимал, какой несчастной вы были.

Ее губы задрожали, она заставляла себя оставаться спокойной, глядя прямо перед собой.

— Они заботились обо мне, — пыталась объяснить Мередит.

Тристан пожал плечами, но она чувствовала, что он наблюдает за ней. Почему он следил за ее реакцией?

— Я помню, вы были очень грустной. Одинокой, — коротко резюмировал он.

Мередит задохнулась. Слова Тристана вернули ее в прошлое, которое она давно похоронила. Когда она была чужой среди единственных близких людей. Когда ей так нужно было внимание, когда так не хватало любви…

Она покачала головой. Ей не хотелось продолжать разговор на эту тему, лучше неворошить прошлое. Она не рассказывала о своем несчастном детстве. Никому. Даже Эмили и Ана знали только основные вехи ее жизни. И ей, разумеется, не хотелось раскрывать душу перед человеком, который мог оказаться изменником.

Она заставила Лили прибавить шаг. Вокруг простирались пологие холмы, заросшие травой.

— Я плохо помню то время, милорд. И меня удивляет, что у вас сохранились такие отчетливые воспоминания.

Тристан пришпорил Уинтерборна, и тот легко догнал Лили, идущую легким галопом.

— Ваши тетя и дядя дали вам мало тепла, — ответил он. — Моя мать часто сожалела об этом. Сейчас вы, кажется, не поддерживаете связи с ними.

Мередит поморщилась. Ее словно раздевали, выставляли на обозрение.

— Мы отдалились друг от друга, — призналась она, стараясь вспомнить, когда в последний раз получала какую-нибудь весточку от тети. — Но я не виню их. Я не была их ребенком. Им пришлось взять меня после смерти моих родителей, Тетя только сводная сестра моей матери, вы знаете.

Почему она говорит это все? Почему объясняет, что да как? Но остановиться она не могла.

— Они никогда не были мне близки. Кто будет винить мою тетю за то, что она не приняла меня, как родную? И все же она и дядя дали мне крышу над головой, еду, вывезли в свет…

Тристан сжал челюсти.

— Да, сезон был удачным, вы нашли мужа. — Он помолчал, словно обдумывал это. — Но муж тоже умер. В действительности вы пережили куда больше, чем я.

Горький смех слетел с ее губ. Мередит пустила Лили шагом.

— Различие в том, что вы любили своего брата.

И снова будто кто-то другой произнес эти слова, а она только услышала их. Хотя это был ее голос Ее тайные мысли.

Остановив Лили, Мередит слезла с лошади и пошла от Тристана. Поднявшись на холм, она постояла на самой вершине, оглядывая маленькую долину внизу и ругая себя за глупость.

Почему она выкладывает ему все?

Она вздрогнула, когда его рука легко коснулась ее локтя, и вдруг осознала, что снова забыла все, чему ее учили. Никогда не отворачиваться от подозреваемого. Смешно. Мередит постоянно отворачивается от Тристана, от тепла, которое разливается по ней в его присутствии, от эмоций, которые он пробуждает.

Вздохнув, она посмотрела на него. Он молчал, просто смотрел. Ждал.

Мередит облизнула сухие губы.

— Я… Не могу сказать, что я ненавидела Дэниела, — сказала она, сама не зная почему. Не для этого она согласилась на прогулку верхом, но ей необходимо было высказаться. Объяснить, почему она не испытывала любви к мужу. Сказать то, чего она никогда не говорила.

Тристан продолжал молчать и пристально вглядываться в ее лицо. От этого ей было не по себе, ее затягивало куда-то, непонятно куда. Он осуждал ее? И почему ее это тревожило?

— Это не был брак по любви, — продолжала она. — У нас было очень мало общего, как и у многих других пар. Но у нас не было детей, и мы отдалились еще больше.

— И когда он умер… — подхватил ее рассказ Тристан.

— Я не почувствовала большой утраты. — Она пожала плечами. — Вы будете плохо думать обо мне после такого признания.

Улыбаясь, он провел пальцем по ее щеке. Там, где палец касался кожи, возникали молнии. Дрожь побежала по ее телу, достигая каждого чувствительного уголка.

— Нет. На самом деле я ругаю себя за то, что не отыскал вас прежде, чем вы оказались замужем, — грустно заметил Тристан.

Жаркие волны сменились холодными.

— Вы меня искали? — вырвалось у нее.

Какой-то миг Тристан молча смотрел на Мередит, потом, казалось, осознав неловкость ситуации, отнял пальцы от ее щеки и сделал шаг назад. Не глядя на нее, он сказал:

— К тому времени вы были уже замужем.

Дыхание у Мередит прерывалось. Она жила в убеждении, что он совсем забыл о ней. После той ночи, когда он спас ее, он сделался холоден, избегал ее, и она изгнала из своего сердца теплые чувства к нему. И вот сейчас, когда прошло столько лет, Мередит узнает, что Тристан искал ее…

Насколько иначе сложилась бы ее жизнь, если бы он отыскал ее до того, как она стала женой Дэниела Синклера? Если бы он нашел ее до того, как она стала такой, какая она теперь? До того, как он стал таким, каков он теперь.

Непрошеные мысли роились в ее голове, приводя в еще большее смятение. «Вспомни о долге», — мысленно приказала она себе, прежде чем повернуться к Тристану с неискренней улыбкой.

— Кажется, недомогание вашей матери заразительно.

— Голова? — спросил он странным, лишенным выражения голосом.

Она кивнула.

— Может быть, нам лучше вернуться?

Мередит со вздохом пошла к Лили. Но когда Тристан помогал ей сесть в седло, она не могла не почувствовать, что его руки задержались на ее талии чуть дольше, чем требовалось, а ее тело слишком охотно отозвалось на это прикосновение, сколько бы она ни твердила себе, что Тристан, мужчина, которого она в глубине души желала, стал теперь единственным мужчиной, которого она никогда не сможет иметь.

ГЛАВА 10

Мередит смотрела из окна своей комнаты на деревья, листья которых трепетали на ветру. Но мысли ее были далеко. И неизменно снова и снова возвращались к Тристану. Тяжело было сознавать, что она сама оборвала хрупкую связь, которая начала образовываться между ними. Что он мог оказаться изменником, предавшим страну и короля.

— Зачем я себя мучаю? — пробормотала Мередит, захлопывая створки окна.

Ссылка на головную боль сослужила ей хорошую службу накануне, во время верховой прогулки с Тристаном, которая приобрела слишком интимный характер. Сегодня она снова воспользовалась этим предлогом, чтобы не ехать с остальными гостями на ежегодный благотворительный базар, устраиваемый всамой большой в округе деревне в нескольких милях от главной усадьбы Кармайклов. Так что во время поиска улик ей надо будет опасаться только слуг.

Пора бы уже приниматься за дело.

Мередит вздохнула. Каждая новая улика, каждое слово, свидетельствующие против Тристана, допускающие вероятность того, что он стал изменником, готовым торговать секретами родины, вызывали в ней внутренний протест. Интуиция твердила ей, что он не способен на предательство, а она привыкла доверять природному чутью не меньше, чем фактам. Но прежде интуиция и факты никогда настолько не противоречили друг другу.

— Миледи?

Вздрогнув, она обернулась — в дверях стояла служанка. Мередит сделала ей знак войти и взяла письмо, лежавшее на серебряном подносе. Она сразу же узнала уверенную руку Аны и взволновалась еще больше. Может быть, Ана смогла отыскать в собранных ею материалах нечто такое, что оправдывало Тристана.

— Я вам еще нужна? — спросила девушка.

— Нет, спасибо. — Мередит едва взглянула на нее. — Я хочу лечь и почитать письмо в постели, поэтому передайте, пожалуйста, другим слугам, чтобы меня не беспокоили.

Девушка присела в реверансе и вышла. Когда дверь за ней закрылась, Мередит нетерпеливо развернула письмо. Конечно, оно было зашифровано, но после многих лет работы с этим шифром, созданным искусницей Аной, Мередит легко прочитала его, словно оно было написано обычным образом.

Усаживаясь в ближайшее кресло, она хмурилась. Никаких свидетельств замешанности Филиппа Баркли найдено не было. Баркли виделся с Девлином только в присутствии Тристана. Тристан же много раз встречался с ним в отсутствие Баркли.

Разочарование охватило Мередит. Она так надеялась, что ключевой фигурой был Баркли. Увы. Собственная пристрастность была как пощечина.

Поджав губы, она стала читать ту часть письма, где речь шла об Эдмунде Арчере. Младший брат Тристана отправился в армию против воли старшего, что случалось не так уж редко. Большинство мужчин его круга откупались от военной службы, но были и такие, кто считал своим долгом защищать страну. Эдмунд заплатил самую высокую цену.

Когда она дочитала последние строки, глаза у нее расширились. Эдмунд Арчер был убит во время атаки, которая стала возможной из-за того, что в руки врагов попала секретная информация.

Письмо выпало из ее рук. Если любимый брат Тристана погиб в результате предательства, как Тристан мог связаться с людьми, замешанными в чем-то подобном?

Она припомнила гнев в его глазах, ярость, бушевавшую под внешним спокойствием, особенно когда разговор коснулся смерти Эдмунда. Не мог же он обернуть свой гнев против правительства?

Эта мысльбросилаее в дрожь. Мередит перевела глаза на приписку в конце письма. Она, к ее удивлению, была не зашифрована: «С тобой все в порядке? Мы беспокоимся».

Мередит бросила письмо в огонь. Ее смятение отчетливо проявилось даже в торопливо написанном письме с просьбой о дополнительной информации. Ей следует тщательнее маскироваться, иначе в один прекрасный момент на ее пороге появятся Эмили и Ана с предложениями помощи.

Или, хуже того, она не сможет скрыть от других то, что у нее на сердце. От Девлина. От Тристана.

Набравшись решимости, Мередит расправила плечи и выскользнула в коридор. Неслышно пробираясьпо дому, она пряталась в нишах дверей, за мебелью, чтобы не быть замеченной каким-нибудь случайно оказавшимся поблизости слугой.

Она без осложнений добралась до кабинета Тристана. Войдя в него, Мередит закрыла за собой дверь, прислонилась к ней и вздохнула с облегчением. Даже после многих лет обучения всяческим уловкам она не могла избавиться от страха, что ее застанут, когда она будет входить в чужую комнату.

Времени у нее было немного. В любой момент сюда мог зайти слуга, мог вернуться Тристан. Ей надо было торопиться.

Подозреваемые часто прятали улики на видных местах. Некоторые даже бравировали пренебрежением к опасности, оставляя улики на виду в тех случаях, когда только натренированный взгляд помогал догадаться об их значении. Мередит прежде всего окинула взглядом всю комнату, останавливаясь на портретах на стенах, на безделушках и книгах, заполняющих полки.

Ее внимание привлек большой портрет молодого человека в военной форме, висевший на противоположной стене — над каминной полкой. Мередит догадалась, что это был Эдмунд Арчер, которого она смутно помнила ребенком.

У Эдмунда были такие же темные волосы и чувственный рот, как у брата, но глаза другие. Не темно-зеленые, мучающие ее, но бархатные карие. Красивый молодой человек, и ей стало грустно при мысли, как тяжело было семье пережить утрату.

Мередит рылась в памяти, пытаясь вспомнить, каким был Эдмунд, когда вместе с Тристаном и матерью несколько раз появлялся в доме ее дяди и тети. Он был непослушным, вспомнила она, но дружелюбным. Озорной мальчик превратился в своенравного молодого человека, который отказался принять старшего брата в роли отца.

Она отвела глаза от портрета и принялась искать ключи. На столе Тристана царил беспорядок, несколько странный для такого собранного и невозмутимого человека. Словно бумаги были небрежно брошены на него. Может быть, это объяснялось тем, что Тристан в последнее время был занят приемом гостей… или это была мера предосторожности для того, чтобы слуги не могли наткнуться на компрометирующую информацию. Слуги не смели тронуть бумаги из опасения нарушить порядок, в котором они лежали.

Она просмотрела те, что лежали сверху. Часть бумаг относилась к управлению имением. На глаза ей попались бухгалтерские книги по расчетам с арендаторами, заметки по улучшению ведения сельского хозяйства в этих краях и список расходов по содержанию угодий.

Стараясь запомнить расположение бумаг, Мередит отодвинула несколько из них в сторону. Кровь отлила от ее лица.

Она увидела письма. От Огастина Девлина и других лиц того же сорта, давно подозреваемых в различных преступлениях.

Мередит взяла одно и вынула из конверта листок.

— Черт, — пробормотала она. Как и письмо Аны к ней, это тоже было шифрованным. Сердце у нее сжалось. Если Тристану настолько доверяли, что ему сообщили код, используемый для передачи информации особого рода, следовательно, он замешан в делах злоумышленников сильнее, чем она надеялась.

Она напряглась, запоминая каждое слово. Код не казался сложным, но Мередит не обладала исключительным талантом Аны по этой части. Она не сомневалась, что подруга без труда справится с ним, но Мередит знала — нельзя взять письмо, не рискуя тем, что Тристан заметит пропажу. Вздохнув, она несколько раз перечитала текст. Оставалось надеяться, что память сослужит ей хорошую службу, по крайней мере, до тех пор, пока она не сможет расшифровать текст.

Мередит придала бумагам первоначальный вид и переместилась на другую сторону стола, чтобы проверить содержимое верхнего ящика. В нем прямо сверху лежал каталог галереи Джермана с детальным описанием аукциона, накануне открытия которого исчезла картина.

Она перестала дышать и рухнула на стул. Когда Мередит пролистала каталог и нашла описание картины, которая была ключом к раскрытию дела, злые слезы выступили у нее на глазах. Утешало лишь то, что описание не было как-то помечено, что означало бы повышенный к нему интерес.

— Все же, — пробормотала она, не в силах отвести глаз от страницы, — почему каталог оказался здесь, так далеко от Лондона? Даже если Тристан случайно захватил его с собой, почему не выбросил, а положил в ящик стола для большей сохранности?

У нее не было ответов на эти вопросы. Ни одного, который вселял бы надежду. Мередит на миг закрыла глаза и заставила себя прекратить лить слезы. Она не собиралась плакать из-за подозреваемого.

В коридоре раздались шаги. Когда они стихли, Мередит вскочила на ноги. Она слишком долго оставалась в кабинете, непозволительно было тратить время на переживания. Пора уходить.

Подойдя к двери, она приложила к ней ухо и прислушалась. За дверью было тихо. Она медленно приоткрыла дверь, выглянула — коридор был пуст. Мередит вышла из кабинета, закрыла за собой дверь. Не успела она отойти на несколько шагов, как услышала звук открывающейся двери. Не пытаясь взглянуть, кто был позади нее, она нырнула в первую комнату, свое присутствие в которой могла бы легко объяснить.

В библиотеку.

Оказавшись внутри, Мередит бросилась к одному из книжных шкафов и схватила первый попавшийся том. Дверь открылась прежде, чем она успела взглянуть на название книги.

Она обернулась с дружелюбной, как надеялась, улыбкой и встретилась взглядом с Филиппом Баркли.

— Добрый день, — сказала она, прижимая к груди только что выхваченную с полки книгу.

Во взгляде Баркли сквозило подозрение.

— Добрый день, миледи. — Он скрестил руки на груди и оглядел комнату. — Я не сразу понял, что это вы здесь ходите. Мне сказали, что вам нездоровится и вы решили не вставать с постели, пока остальные будут на благотворительном базаре.

Она пожала плечами:

— У меня всего лишь болела голова, и сейчас, к счастью, уже не болит. Я подумала, что смогу почитать до возвращения остальных. — Мередит приветливо улыбалась. — Надеюсь, вы не посчитаете меня крайне невоспитанной.

К ее удивлению, Филипп не стал демонстрировать учтивость. Он посмотрел на книгу, которую она держала в руках:

— Ну, здесь вы по крайней мере нашли нечто более интересное.

Она вскинула голову:

— Да?

— В сравнении с кабинетом Тристана. — Встретив ее взгляд, он поднял бровь.

Она с трудом удержалась, чтобы не чертыхнуться. Ее видели. Что ж, ничего не оставалось, как попытаться удачно соврать.

— Вы знаете, как это бывает, мистер Баркли. В незнакомом доме легко заблудиться, — смущенно ответила Мередит.

Какое-то время они оценивающе смотрели друг на друга. Она старалась казаться простодушной, но Филипп смотрел на нее с таким нескрываемым подозрением, что было затруднительно найти слова, способные вернуть его расположение.

— Ну, теперь я нашла, чем занять время. — Мередит подняла книгу, чтобы Филипп ее увидел, и молила Бога, чтобы это не оказалась книга по сельскому хозяйству или того хуже. — И мне пора возвратиться к себе.

Когда она шла мимо него к двери, Баркли окликнул ее:

— Миледи?

Она повернулась с самой сияющей из своих улыбок. Ничего не выражающей, совершенно пустой. Совершенно не соответствующей ее характеру.

— Да?

— Вы не знаете, не теряла ли какая-нибудь гостья бальную туфельку? — Он невозмутимо смотрел на нее.

Сердце у Мередит упало. После бегства из апартаментов Девлина Мередит ранним утром сходила в сад, чтобы отыскать свои туфли, но нашла только одну. Она собиралась при удобном случае продолжитьпоиски. Теперь стало ясно, что она опоздала.

— Бальную туфельку? Как в сказке? — со смехом спросила она.

Он не разделил ее веселья:

— Да. Я обходил дом, проверяя, все ли в порядке, и нашел туфельку, застрявшую в кустах.

— Какая таинственная история. — Она сжала книгу вспотевшей ладонью. — Как же она туда попала?

— Не знаю.

— Может быть, кто-нибудь из гостей лорда Кармайкла… — она изобразила смущение, — влюбился на балу. Леди могла потерять туфельку во время выяснения отношений.

У Баркли раздулись ноздри.

— Может быть. Я спрашиваю это потому, что туфелька навела меня на мысль об очень красивом платье, в котором вы были в тот вечер, и великолепных бриллиантах в ваших волосах.

Черт! Ее туфельки в самом деле были украшены нашитыми сверху бриллиантами. Мередит моргнула.

— Приятно слышать комплименты своему наряду. Признаюсь, это мое любимое платье.

Он не спускал с нее глаз:

— Но туфельки не ваши?

Отрицательно качнув головой, она приложила руку к груди:

— О нет, конечно. Губы его плотно сжались.

— Ну, если вы услышите от какой-нибудь леди, что она потеряла туфельку, пусть она пошлет свою горничную справиться у домоправительницы, миссис Ландон. Туфелька у нее на хранении, — сказал Филипп.

Мередит едва не фыркнула. Баркли явно подозревал обладательницу туфельки в очень неблаговидных поступках. За женщиной, забравшей туфельку, стали бы следить.

— Я так и сделаю, — сказала она. — А теперь, если вы извините меня, я возвращусь к себе. Всего доброго.

Он кивнул. Мередит хмуро пошла по коридору. «Мне эти туфельки тоже очень нравились», — подумала она.

Тристан дежурно улыбался молодой женщине, помогая ей выйти из кареты, за которой выстроилось множество других. Ее имя сидело у него где-то глубоко в голове, но и спасая свою жизнь, он не мог бывспомнить его сейчас, даже когда она обратила к нему свое хорошенькое личико и взмахнула длинными пушистыми ресницами.

Эта рассеянность не была чем-то новым. Она преследовала его весь день, с того момента, когда ему сказали, что Мередит не поедет на благотворительный базар.

Он не подходил к ней почти двадцать четыре часа. С тех пор как они неловко расстались после прогулки верхом прошлым утром. О, Мередит присутствовала и на обеде, и на ужине. Весь вечер она была где-то рядом. Гости играли в вист, сплетничали, даже развлекали друг друга игрой на фортепиано. Тристан кожей ощущал каждый ее вдох, каждую улыбку, каждый брошенный в сторону взгляд.

Но он не разговаривал с Мередит. Не подходил так близко, чтобы можно было вдохнуть пьянящий аромат, плотным облаком окружавший ее. Он не прикасался к ней с тех пор, как помог сесть на лошадь, когда они ездили на прогулку.

Тристану не хватало ее.

Забытая молодая женщина оперлась на подставленную ей руку, и он повел ее в дом, но едва ли осознавал, что делает. Его всецело поглотили неуместные мысли о Мередит.

Он сказал Девлину, что добивается ее, его мать пыталась сосватать Мередит ему в жены, так что надлежало играть свою роль. Но он надеялся, что его попытки защитить Мередит не будут иметь никакого отношения к другим сторонам его жизни.

Вместо этого он обнаружил, что думает о ней в самые неподходящие моменты. А ночи? Ну, сны сделались невероятно приятными. Ему стало трудно отрываться от них, пробуждаясь.

— Милорд?

Он вздрогнул, возвращаясь к действительности. Юная особа, которую он сопровождал в дом, выдернула свою руку. Он отпустил ее, и она, спотыкаясь, пошла прочь. Ее бровки раздраженно хмурились.

— Благодарю вас, милорд. Это был чрезвычайно приятный день, — произнесла она.

Он рассеянно кивнул. Перед его глазами стояло лицо Мередит. Улыбающееся. Смеющееся. Заставляющее забыть все беды, пусть даже на короткое время.

Война с самим собой была проиграна. Тристан должен встретиться с ней.

Он шел к лестнице, когда его остановил голос Филиппа:

— Тристан?

Он удивленно обернулся иувидел перед собой друга.

— Да? — спросил он.

— Ты не слышал, как я окликнул тебя, — сказал Филипп.

Тристан тяжело вздохнул. Это стало проблемой. Когда он думал о Мередит, все остальное переставало существовать. А ведь он был так близок к окончанию безумия, в которое превратилась его жизнь. Позволить чему угодно отвлечь его от задуманного было бы опасной ошибкой.

— Нет. — Он извиняюще пожал плечами. — Сожалею. Очевидно, я… отвлекся.

— Очевидно. — Голос Филиппа выдавал обеспокоенность, глаза ждали взгляда Тристана. — Мы не могли бы переговорить?

Тристан посмотрел на лестницу. Его, как матросов к поющим сиренам, неудержимо тянуло видеть Мередит.

— Нельзя ли немного обождать? Я надеялся взглянуть, как там Мередит… — Он едва не чертыхнулся. — Как там леди Нордем. Она уже два дня неважно себя чувствует.

Филипп сжал челюсти:

— Мне представляется, леди Нордем полностью оправилась, каким бы недугом она ни страдала. Я видел ее сегодня днем.

— Вот как? Очень хорошо, — успокоился Тристан.

— Она выходила из твоего кабинета, Тристан.

Эти слова взорвали окружающий его туман. Мысленно он пробежал глазами по тем вещам в своем кабинете, которые не должны были видеть ни Мередит, ни кто-либо другой из тех, кто был ему дорог. Весь обратившись во внимание, он указал Филиппу на дверь в малую гостиную.

Закрыв за собой дверь и убедившись, что в комнате нет ни гостей, ни слуг, Тристан бросил:

— Рассказывай.

Филипп вздохнул, очевидно, сожалея о том, что должен сказать. Сердце у Тристана упало.

— Я думаю, ее светлость обыскивала твой кабинет, — предположил Баркли.

Тристан опустился на ближайший диванчик.

— Что ты имеешь в виду? Зачем ей это? Филипп пожал плечами:

— Хотел бы я знать.

— Тогда почему такое обвинение? —В голосе Тристана появились резкие нотки, с этим он ничего не мог поделать.

Глаза у Филиппа широко раскрылись — он услышал гнев в голосе друга, но постарался не обращать на это внимания.

— Когда я начал задавать ей вопросы, было что-то в ее поведении и выражении лица, что убедило меня — она говорит неправду.

У Тристана зародилась надежда.

— А что она отвечала на твои вопросы? — спросил он.

— Она сказала мне, что после того, как у нее прошла головная боль, она решила почитать, но ошиблась дверью, когда искала библиотеку.

Надежда росла.

— И поэтому ты решил, что она обыскивала мой кабинет? — произнес Тристан. — О Боже, Филипп, а я уже почти поверил тебе. Ее объяснение вполне понятно. Обстоятельства сделали тебя излишне подозрительным.

Филипп смотрел на Тристана широко раскрытыми глазами:

— Это не подозрительность. Мередит Синклер что-то скрывает.

Тристан рассердился. Никогда раньше он так не сердился на своего друга. Но никогда раньше ему не приходилось защищать дорогую ему женщину от ужасных обвинений.

— Что она может скрывать? — озабоченно спросил он.

— Я не знаю, — сквозь зубы процедил Филипп. — Но когда я заговорил с ней о туфельке, которую нашел в саду после бала, было заметно, что тема ей крайне неприятна.

Сначала Тристан не понял, о чем Филипп ведет речь, потом вспомнил, что у них был такой разговор. Что-то о женской туфельке, найденной в кустах у дома.

— Но это какой-то вздор, — возразил он. Филипп помолчал, потом сказал:

— Могу я сказать кое-что не как твой помощник в делах, но как друг?

Тристан пожал плечами, не уверенный, что хочет услышать откровенное мнение друга.

— Я знаю тебя очень давно, — заговорил Филипп. — Я был товарищем в твоих мальчишеских проказах, видел, как ты изменился после смерти отца, и стал помощником в… — Филипп оборвал себя. — Ладно, я помогал тебе во всем, потому что мы были друзьями. Но ты ослеплен красотой и очарованием Мередит Синклер. И она знает это.

— Довольно! — Тристан грозно шагнул к Филиппу, тот отступил, и в глазах его внезапно появился… страх. Этого было достаточно для того, чтобы умерить гнев Тристана. — Зачем ей понадобилось бы обманывать меня?

— Огастин Девлин проверял тебя почти год. — Филипп взглянул на Тристана и тут же отвел глаза. — Он пытается вызнать, можно ли тебе доверять, можно ли допустить тебя в свое окружение, позволить узнать, кто стоит за ним.

Тристан сердился. Он хотел этого больше всего на свете.

— Да.

— Что, если… — Филипп колебался, и это раздражало Тристана. — Что, если Мередит — часть этой проверки?

Тристан непроизвольно сжал руки в кулаки.

— О чем ты?

Филипп низко склонил голову.

— Что, если Мередит работает на Девлина? Она оказывает на тебя такое действие, как ни одна другая женщина, насколько мне известно. Что, если она — еще одна проверка? — задавал он вопрос за вопросом. — Она не старалась войти к тебе в доверие?

Тристан бросился к буфету, плеснул в бокал виски и одним глотком проглотил его. Он вспомнил, как Мередит много раз расспрашивала его о самых сокровенных желаниях, о том, чем он занимается. Он-то думал, что это объясняется их давними отношениями и новым возникшим между ними притяжением. Но теперь…

— Что за вздор! — сказал Тристан с меньшей уверенностью, чем ему хотелось бы.

— Подумай, прежде чем отбросить это предположение, — настаивал Филипп. — Ты давно потерял из виду эту женщину. Однако она разыскала тебя и получила приглашение приехать в деревню в тот же вечер… последний вечер твоего пребывания в Лондоне.

Тристан предпочел бы не слышать этих слов, но они проникли в его душу. Вспомнился разговор с Девлином. Он интересовался Мередит. Он сомневался в Тристане. Если она была подослана для проверки, Девлин превосходно сыграл свою роль, вынудив Тристана заявить о претензиях на Мередит и проводить с ней время, чтобы «защищать» ее. Если Филипп прав, ее расспросы объясняются желанием Девлина испытать Тристана. А он-то думал, что интересует ее, что она тревожится за него.

Но тут же в памяти всплыли воспоминания о том, как Мередит отвечала на оба его поцелуя. Как откликалась даже на легчайшие прикосновения. Он вспомнил эту искренность, с которой она говорила во время прогулки верхом о семейных утратах. Это все было настоящим. Тристан знал это, как свое собственное имя.

— Ты не веришь мне? — тихо спросил Филипп.

Тристан взглянул на него.

— Нет. То, что ты сказал, может оказаться правдой. Но я чувствую… — Он не закончил.

Филипп кивнул:

— Я знаю. Просто будь осторожнее. И знай, я слежу за ней так же неотступно, как за Девлином.

Нахмурившись, Тристан невидящими глазами смотрел в окно.

— Хорошо.

Филипп вздохнул, оставляя друга наедине с его мыслями. Когда дверь закрылась, Тристан провел по лицу рукой. Он тоже следил за Мередит. Просто не мог оторвать от нее глаз.

Он только надеялся, что не будет ослеплен чувствами, которые она вызывала.

ГЛАВА 11

Ни слова о письме Огастина Девлина. Мередит вслух прочитала последнюю, самую ненавистную строчку из нового закодированного послания от Эмили. Она с отвращением бросила бумагу на стол и вышла из комнаты. Проклятие!

Мередит так старалась перехватить письмо, которое Девлин написал той ночью, когда она чуть не попалась в его спальне. Если бы Тристан не помешал ей, она могла бы прямо сейчас отправить письмо Анастасии для расшифровки. Ей не пришлось бы бояться за жизнь Тристана всякий раз, когда Девлин оставался без присмотра, и у нее было бы больше улик для завершения дела.

Но поскольку Тристан решил встать на защиту Мередит, письмо пропало. Исчезло, как лепесток на ветру. Даже использование связей Общества в почтовом ведомстве не имело успеха: письмо отправилось неизвестно куда.

Ее пальцы нервно теребили накидку. Не зная, куда делось потенциально опасное письмо, Мередит не могла контролировать ситуацию. Не нравилось ей все это, особенно если учесть, что ситуация непрестанно менялась.

Эмоции бурлили в ней, а она не привыкла к состоянию внутреннего смятения. В течение многих лет она приучала себя управлять своими эмоциями.

Когда после смерти родителей она оказалась в доме дяди и тети и поняла, что в этой семье до нее никому нет дела, она научилась скрывать свои чувства. Это было средство защиты.

В следующий раз она позволила себе дать волю чувствам с Тристаном. Ее девчоночье увлечение кончилось ничем. Когда он оттолкнул ее, это разбило ей сердце, и она позволила дяде с тетей выдать себя замуж за человека, к которому была равнодушна.

Дэниелу, казалось, было все равно, любит Мередит его или нет, да и она никогда не прилагала усилий сделаться ему ближе, оставаясь в рамках благовоспитанности и терпимости. Их брак был добропорядочным, но лишенным страсти. Мередит это устраивало. Но она чувствовала себя одинокой.

Тристан напомнил ей, какой одинокой она была, когда рассказал, что искал ее и узнал, что она уже замужем.

Подойдя к двери, Мередит выкинула эти мысли из головы и шагнула в коридор. Она не знала, куда идет. Не знала, где ей спрятаться от разбушевавшихся чувств, которые пробудил в ней Тристан. Но она хотела от них спрятаться.

— О, вот вы где, леди Нордем.

Мередит устало прикрыла глаза. Она чувствовала себя прескверно. Голос, раздавшийся сзади, принадлежал леди Кармайкл.

Наклеив на лицо дежурную улыбку, Мередит обернулась:

— Добрый день, миледи.

— Не хотите ли составить мне компанию? — предложила Констанс.

Леди Кармайкл сделала жест, приглашая зайти в ее апартаменты. Мередит искала способ избежать приглашения, но все происходило так быстро, что она не сумела ничего придумать.

— Конечно. — Мередит вернулась и вошла туда, куда ее звали.

Гостиная в апартаментах леди Кармайкл была обставлена так же безупречно, как и все другие комнаты в доме. Стены и мебель спокойных тонов. Пол натерт до блеска, превосходный персидский ковер в той части комнаты, где стоял чайный столик.

— Какая славная комната, — безмятежно произнесла Мередит, ощущая все возрастающий дискомфорт. Когда она оставалась наедине с этой доброй женщиной, ее начинало мучить чувство вины. Констанс пыталась женить сына, а Мередит старалась доказать, что он изменник, и готовила его шею для петли. Тристан заслуживал кары за свои поступки, но Мередит все равно не нравилось лгать леди Кармайкл.

— Надеюсь, вы выпьете со мной чаю?

Мередит снова подумала о том, что надо найти способ отказаться, но прежде, чем ей это удалось, Констанс шагнула к ней и дотронулась до ее руки. От этого прикосновения трепет пробежал по телу Мередит.

Когда она последний раз чувствовала теплоту материнского прикосновения? Очень, очень давно. Воспоминания нахлынули на нее.

— Пожалуйста, посидите со мной, и давайте поговорим, — ласково сказала Констанс, приглашая сесть на диванчик у камина.

Мередит не раз приходилось вести беседы с изменниками и преступниками всех мастей, но сейчас она почувствовала себя совершенно беспомощной. Она, не возражая, позволила подвести себя к диванчику и вскоре уже сидела перед чашкой горячего чаю, приготовленного именно так, как она любила, хотя она не могла вспомнить, чтобы когда-нибудь говорила Констанс о своих предпочтениях. Ее светлость явно произвела собственное расследование.

— Можем мы поговорить откровенно, моя дорогая? — спросила Констанс, глядя зелеными глазами поверх чашки.

Мередит подумала, что никак не может быть откровенной. Почти никогда. Но пожала плечами:

— Конечно.

Констанс поставила чашку на блюдце.

— Я знаю, в прошлом у вас была нелегкая жизнь.

— Уверяю вас, миледи, это не так, — ответила Мередит.

Лицо Констанс смягчилось.

— Дорогая, я часто посещала дом ваших тети и дяди. В них не было жестокости, но было мало любви. Я часто говорила об этом с вашей тетей. Хилда, говорила я, так нельзя обращаться с ребенком.

Кровь бросилась в лицо Мередит. Она не знала, что Констанс тревожилась за нее. Мысль об этом согрела Мередит, но она тут же почувствовала угрызения совести.

— Простите, — вздохнула Констанс, — я не хотела напоминать вам о том времени. Я только хотела сказать, что девочкой вам пришлось многое пережить… как и моему сыну.

Мередит проглотила комок и едва посмела взглянуть на леди Кармайкл, глаза которой стали отстраненными и затуманились слезами.

— Отец Тристана был с ним суров, но когда его не стало, Тристану пришлось забыть о беззаботных денечках, которые могли бы быть у молодого человека. Вскоре умер Эдмунд. Тристан знает, что такое утраты. Как и вы. — Ее глаза остановились на Мередит с явным намерением сказать что-то важное. — Может быть, вместе вы сможете найти средство, исцеляющее старые раны. Я наблюдала за вами, когда вы оказывались вместе. Мое сердце радовалось.

— Миледи, — сказала Мередит, стараясь дышать ровно.

Констанс жестом остановила ее:

— Я понимаю, что это не мое дело. И обычно в качестве свахи я стараюсь действовать незаметно.

Несмотря на потрясение, вызванное словами леди Кармайкл, Мередит не смогла удержаться от улыбки.

— Я вижу, вам смешно, — поддразнила ее Констанс. Мередит заулыбалась шире:

— Вы очень любите своего сына.

Улыбка на лице Констанс увяла, и она подтвердила предположение Мередит:

— Да, люблю. И вижу, что между вами что-то происходит, но каждый из вас сохраняет дистанцию, — с сожалением отметила леди Кармайкл.

Мередит вскочила на ноги и отошла. Ее руки дрожали, сердце стучало. Констанс Арчер могла бы прекрасно вести допрос, учитывая, какое действие она оказала на Мередит: та чувствовала себя беспомощной. Неспособной сопротивляться.

— Мне, конечно, нравится ваш сын и всегда нравился. Но если вы усматриваете в этом нечто большее, чем дружбу, то это лишь плод вашего воображения.

Леди Кармайкл тоже поднялась.

— Вовсе нет. Я знаю Тристана. После смерти брата он не жил, а мучился. Ничто не могло вырвать его из мрака, в который он погрузился.

Мередит хотелось закрыть уши, не слышать, как Констанс принимает желаемое за действительное. В первый раз в жизни она пожалела, что не может слушать, оставив в стороне свою специальную подготовку, без опасений и подозрений.

Констанс продолжала, не догадываясь о борьбе, разыгравшейся в сердце Мередит.

— С тех пор как он встретил вас в Лондоне, в его глазах появился свет, которого я не видела очень давно, — радостно говорила она. — Это не мое воображение, это на самом деле так. И я думаю, что если бы вы решились, вы с ним могли бы быть счастливы.

Мередит медленно повернулась к леди Кармайкл. Все в сердечной манере поведения этой женщины говорило, что она абсолютно искренна, что она действительно надеется на то, о чем говорит. Констанс хотела верить, что ее сын в конце концов обретет сказочное счастье.

Hо с каждым днем Мередит находила все больше улик, которые не позволяли надеяться на счастье Тристана. Ни с ней. Ни с любой другой женщиной. Она испытывала огромное желание подготовить Констанс к удару, который ее ожидает.

Если быть до конца честной, иногда ей хотелось предупредить Тристана. Изменить своему долгу, чтобы спасти его.

— Я очень признательна вам за то, что вы заботитесь обо мне, о моем счастье, — запинаясь, заговорила Мередит. — Ваша доброта трогает меня гораздо больше, чем вы могли бы подумать, но…

Леди Кармайкл подняла руку, останавливая ее.

— Это не мое дело, я знаю. Я только хотела сказать то, что думаю, но больше я не буду вмешиваться. Вы и мой сын сами должны разобраться, что с вами происходит. — Она протянула руку, чтобы погладить Мередит по щеке, и лицо ее стало очень мягким. — Вы были такой славной девочкой. И стали такой прелестной молодой женщиной.

— Благодарю вас, миледи, — с трудом выдохнула Мередит.

Констанс отстранилась, и исходившая от нее магическая сила исчезла. Теперь, когда Мередит смогла перевести дух, она взглянула на свою собеседницу. Ей хотелось выскочить из комнаты и сбросить с себя чувства, вызванные Констанс, но она не могла этого сделать.

— Могу я спросить, хорошо ли вы знаете мистера Девлина? — решилась Мередит, стараясь говорить без нажима и не выдать смятения чувств.

Леди Кармайкл подняла голову.

— Боюсь, не очень. У Тристана много друзей в Лондоне, которых я не знаю. — Тень пробежала по ее лицу. — Больше, чем когда-либо раньше. Мистер Девлин один из них. Кажется, симпатичный человек.

Мередит всмотрелась в лицо собеседницы. Несмотря на надлежащую вежливую оценку, когда Констанс заговорила о Девлине, выражение глаз у нее стало другим, губы сжались. Мередит не сомневалась, что леди Кармайкл ничего не знает о деятельности Девлина. Если Констанс испытывает к нему неприязнь, то она порождена только интуицией.

— Я потому спрашиваю, что слышала, будто у вашего сына с ним общий бизнес, а я всегда интересуюсь новыми возможностями вложения средств, — произнесла Мередит.

Констанс засияла.

— У моего сына талант бизнесмена, — сказала она. — Посмотрите, насколько лучше пошли дела в Кармайкле с тех пор, как он стал маркизом. Если вы интересуетесь инвестициями, он, несомненно, будет вам полезен.

— И он никому не поручает вести дела? — уточнила Мередит.

— Насколько я знаю, нет, — ответила леди Кармайкл. — То есть ему помогает Филипп Баркли, но Тристан гордится тем, что всегда сам вникает во все тонкости управления имениями и коммерции.

Мередит почувствовала, как внутри у нее все скрутило, хотя Констанс только подтвердила факты, уже известные ей. Не было никакого человека, который бы, оставаясь в тени, манипулировал Тристаном или злоупотреблял его доверием.

Скрыв разочарование, Мередит сказала:

— Прошу меня извинить. Мне нужно успеть кое-что сделать перед ужином и сегодняшним балом.

— Разумеется. — Леди Кармайкл кивнула. — Спасибо, что вы посидели со мной и отвлекли старую женщину от грустных мыслей.

Мередит с улыбкой выскользнула из комнаты. Закрыв за собой дверь, она прислонилась к стене, не в силах вздохнуть. Мысленно возвращаясь к разговору, она не могла не терзаться, зная, что ничто не сравнится с болью, которую она причинит собранными уликами.

Она погубит эту семью. Констанс будет убита. Имя Арчеров навсегда покроется позором. Тристана в лучшем случае сошлют на каторгу в Австралию… а в худшем… Она вздрогнула и отказалась додумать мысль до конца. Это было бы страшно.

Но идя по коридору, она осознавала, что есть еще один человек, который пострадает в результате ее расследования.

Она сама.

Мередит небезразлична эта семья. Уничтожив Тристана, она расстанется со своими надеждами, ей придется только терзаться мыслями, что она погубила его.

— Сегодня на маскараде, — шептала она, направляясь к лестнице, чтобы выйти на свежий воздух.

Пока гости будут развлекаться, наслаждаться напитками и гадать, кто этот потрясающий джентльмен, танцующий с дамой, и кто эта прекрасная дама, ей нужно будет сделать то, чего она пыталась избежать.

Обыскать место, куда она боялась и шагу шагнуть. И сделать это надо как можно быстрее.

Бал кружился вокруг Тристана, как запущенный детский волчок. Мелькание красок, загадочные маски. Ежегодный маскарад был давней традицией Кармайкла, уходящей корнями во времена прапрадедушки. Мать Тристана поддерживала традицию даже после того, как умерли его отец и брат.

— Это наш долг и наша надежда, — сказала она сквозь слезы.

— Долг и надежда, — повторил он. Его отец вложил оба эти понятия в его голову, но Тристан никогда не думал, насколько близко ему придется познакомиться с ними. С ложью и предательством. Но так случилось, и ничего нельзя изменить.

Внезапно мрачные мысли покинули его. Краем глаза он поймал промелькнувшее бледно-розовое платье с темно-розовой верхней юбкой. Его обладательница была в дымчато-розовой маске, окаймленной лепестками. Цветок среди чертополоха.

Мередит.

Тристан смотрел, как легко она движется в танце. По крайней мере не в руках какого-нибудь молодого щеголя, приехавшего в Кармайкл на бал. Мужчина много старше направлял движения Мередит в каком-то сложном сельском танце. Тристан был рад этому. Видеть ее с каким-нибудь худосочным вертопрахом было бы слишком неприятно. Он больше не мог отрицать этого, как не мог отрицать того, что дышит. Тристан не хотел, чтобы Мередит оказывалась в любых руках, кроме его собственных.

Выполняя следующую фигуру, она подпрыгнула, ее юбка приподнялась, и Тристан на миг увидел аккуратную лодыжку и начало стройной икры в светло-розовых чулках с вышитыми на них маленькими бутонами роз. Кровь разыгралась в его теле, ему представилось, как он снимает эти чулки, а заодно и платье.

— Она прелестна, — раздался у него за спиной голос.

Тристан очнулся. Рядом стоял неслышно подошедший Девлин. Хитроумная маска из перьев скрывала большую часть его лица. Видны были только твердый рот и холодные серые глаза.

Губы кривились в подленькой улыбке. Глаза следили за Мередит с хищным интересом. Тристан сжал кулаки и, прежде чем ответить, досчитал до десяти.

— Все дамы сегодня прелестны, — сказал он с притворным равнодушием. — Маски придают им дополнительное очарование.

— Хм. Так вы уверяете, что не знаете точно, которая из них ваша? — Глаза Девлина сощурились от веселого недоверия. — Я видел, как вы наблюдали за той, в розовой маске. Вы знаете, кто она.

Тристан сжал губы, позволив себе еще раз взглянуть в сторону Мередит.

— Мередит трудно не узнать.

Девлин самодовольно хохотнул.

— В этом вы правы. — Он сделал паузу. — Удивляюсь, что вы не очень-то стремитесь показать свои чувства, если вы действительно имеете на нее виды.

Глядя, как Мередит с легким смешком поклонилась партнеру и убрала прядь волос, выбившуюся из замысловатой прически, Тристан все больше хмурился. Он не показывал, что «имеет на нее виды», потому что если бы коснулся ее, то не смог бы остановиться. Потому что каждый раз, когда он оказывался рядом с ней, он переходил тонкую линию, которая отделяла ее от всех опасностей, каким он мог подвергнуть ее.

Девлин продолжал:

— Вы прогуливались вместе и вместе выезжали верхом несколько дней назад… но ненадолго.

Тристан метнул взгляд на Девлина. Значит, тот следил за ним. Тристан подумал о словах Филиппа, о том, что Мередит может проверять его по наущению Девлина. Нет. Этого не может быть.

— Если ваши чувства к этой леди поостыли, я буду счастлив, — с издевкой проговорил Девлин.

— Нет!

Несколько человек вокруг закрутили головами, услышав громкий возглас. Понизив тон, Тристан сказал:

— Нет. Следующий танец я танцую с ней.

Он настороженно следил за собеседником. Обычно он самым тщательным образом просчитывал каждое свое действие, касающееся Девлина. Когда появилась Мередит, это стало невозможным. Ухмылка Девлина стала шире.

— Какая досада, — вздохнул он. — Но я сказал вам, что остаюсь в стороне, пока вы обхаживаете ее. Это мой знак доверия. — Его взгляд стал пристальнее, а из голоса исчезла нотка удовольствия: — Что вы дадите мне взамен?

Еще сильнее сжав кулаки, Тристан повернулся и пошел по залу. Гнев кипел в каждой клеточке его тела, наполнял каждый кровеносный сосуд, пронизывал его и бурлил у поверхности. Если бы Тристан долгие годы не приучал себя к сдержанности, гнев вырвался бы наружу.

Танцевавший с Мередит мужчина отошел. На какой-то момент она осталась одна и стояла, осматриваясь, ее синие глаза внимательно изучали окружающих, словно она хотела запомнить все это на будущее.

Тристан посмотрел через плечо. Девлин наблюдал за ними, сложив на груди руки. Даже на расстоянии было видно, как он самодовольно ухмыляется. Не говоря ни слова, Тристан приблизился к Мередит и взял ее за локоть. Она онемела от его прикосновения, он и сам с трудом удержался, чтобы не выдать удивления, когда между ними будто проскочила электрическая искра. Одного легкого прикосновения оказалось достаточно, чтобы его тело пришло в полную готовность. Тристан мог только гадать, что происходило бы с ним, если бы во время любовных утех ее обнаженная кожа терлась о его кожу.

Он вывел ее на площадку для танцев и притянул к себе как раз в тот момент, когда раздались первыезвукивальса.

Хотя Мередит не могла ясно видеть лицо под темной маской, она ничуть не сомневалась, что мужчина, увлекший ее танцевать так, словно он вправе распоряжаться ею, был Тристан. Мередит почувствовала это по искре, проскочившей между ними. По тому, как ее тело качнулось к нему, хотя ей следовалобы воспротивиться этим притязаниям. По жару его тела, который, казалось, проникал в ее поры.

Не говоря ни слова, он поймал ее руку. Пальцы другойруки властно легли на ее бедро. Даже через многие слои шелка и атласа его прикосновения обжигали.

Выровняв дыхание, Мередит постаралась успокоиться. Она не могла устроить сцену, ей необходимо было владеть собой. Хотя бы ради соблюдения приличий, если не по другим причинам. По любопытным взглядам, бросаемым в их сторону, было ясно, что напор, скоторым Тристан заявил о своих притязаниях, замечен… как и то, что она не пытается сопротивляться.

— Ч-что вы делаете? — выдохнула она.

Жар его дыхания обжигал ей щеку. Зазвучала музыка, и он закружил ее в танце. Почему этот танец оказался вальсом? Почему это была не джига, тогда между ними все время оставалось бы расстояние, не было бы этого мучительного соприкосновения тел прикаждом шаге.

— Следующий танец вы снова танцуете со мной, — произнес Тристан ровным скучающим голосом. Словно емубыло все равно. Но глаза говорили другое. За маской в зеленых глазах пылало желание. Что, если он так же ясно читал ответное желание в ее глазах?

— Я… — начала Мередит, намереваясь отчитать его. Сказать, что она не позволяла ему такой дерзости, что она не принадлежит ему и не собирается бежать на его зов.

— Ш-ш-ш. — Губы его под нижней кромкой маски изогнулись в улыбке. Это остановило ее протесты — Мередит так редко видела его улыбающимся. — Потанцуйте со мной. Не спорьте, не анализируйте и не торгуйтесь. Просто танцуйте.

Она хотела отчитать его, но остановила себя. Это могла быть последняя возможность побыть возле него. Почувствовать его прикосновение.

Если будет доказано, что он предатель, его отправят на каторгу или того хуже. Даже если этого не случится… даже если ее надежды и желания осуществятся и будет доказано, что он не имеет никакого отношения к исчезновению картины, Мередит не будет счастлива, усказки не будет счастливого конца. Она будет знать, что использовала его семью, подозревала и выслеживала его самого и его друзей.

Между ними легла бы слишком большая тайна, слишком большая ложь. Не говоря уже о том, что она — действующий тайный агент. И хочет остаться им. А это стало бы невозможным, если бы она связала себя с Тристаном.

Так что этот танец с большой степенью вероятности мог стать прощальным.

Она заглянула Тристану в глаза и задрожала под его пристальным взглядом.

— Вам холодно? — шепнул он.

Мередит отрицательно покачала головой, не отведя глаз:

— Нет.

Музыка смолкла, дамы и кавалеры стали покидать площадку для танцев. Но Тристан остался стоять в ее центре, не спуская глаз со своей дамы и явно не замечая неловкости ситуации.

— Тристан? — шепнула она, и ее голос дрогнул от осознания, что пора расставаться. С надеждой быть с этим мужчиной, с будущим, которого у нее не могло быть.

Он протянул руку, и кончики пальцев Тристана скользнули под край ее маски, чтобы погладить по щеке. Прикосновение было таким интимным, таким приятным, что Мередит на миг прикрыла глаза и едва удержалась от стона.

Перед ее трепещущими ресницами прошли картины всего, что ей стало известно. Карета с гербом Тристана, уносящаяся с места похищения, его отказ от сотрудничества, зашифрованное письмо от Огастина Девлина и подозрительные разговоры с этим человеком, билет на аукцион… они складывались в ее голове в одну гигантскую стрелу, указывающую на виновность Тристана.

Она открыла глаза и вырвалась из его объятий.

— Благодарю вас, милорд. Доброй ночи.

Повернувшись, Мередит торопливо покинула бальный зал и вышла на террасу. Ночной воздух охладил ее горячую кожу. Она посмотрела вверх, на окна спальни Тристана. Больше медлить нельзя, нужно исполнить долг. Если она позволит себе и дальше искать для него оправдания, это не поможет ей уберечь от него сердце, не поможет предотвратить удар по интересам страны. Как ей избежать этой раздвоенности?

ГЛАВА 12

Дверь оказалась незапертой. Сердце Мередит наполнилось абсурдной радостью. Незапертая дверь могла означать, что Тристану нечего скрывать.

— Или, — бормотала она, закрыв за собой дверь и сдвинув маску с лица на верх прически, — это означает, что он уверен в своем умственном превосходстве и не чувствует необходимости что-то скрывать.

Мередит со вздохом осмотрелась. Вид комнаты поверг ее в шок. Настолько комната соответствовала ему. Стены темно-зеленого цвета вызывали в памяти глаза владельца, когда они темнели от желания. Она много раз замечала это желание с тех пор, как оказалась здесь. И она жаждала его, пусть и во вред себе.

Отблески язычков пламени, плясавшего в камине, дрожали на поверхностях великолепной мебели вишневого дерева и привлекли внимание Мередит к большой кровати, которая занимала основное место в этой комнате. Не задержать взгляд на высоких столбиках и балдахине с красиво ниспадающими складками было невозможно. Трудно было не вообразить себе Тристана, раскинувшегося на простынях, приглашающего взглядом…

Или нет, лучше представить себе их вместе на этой кровати, и ничто их не разъединяет. Ни ложь. Ни расследование. Ни одежда.

Мередит дрожала. Такие мысли не способствуют выполнению ее задачи. Ей надо выбросить их из головы. После беглого осмотра спальни пора заняться поисками.

Она направилась к комоду, стараясь не замечать отражения кровати в зеркале над ним. На комоде стояло несколько миниатюр в золоченых рамках. На одной из них она узнала мать Тристана; судя по прическе и фасону платья, это была недавняя работа. На другой был изображен мужчина, в котором угадывался его отец. Мередит видела его только один раз, очень давно, но это точно был он.

Еще там были миниатюры с изображениями трех молодых леди. Сестры Тристана. Все в белых платьях дебютанток, хотя она знала, что сейчас они уже замужем. В этой семье все были красивыми. Но здесь не было одного… Краем глаза Мередит заметила небольшое возвышение в углу комода. Портрет Эдмунда стоял на нем, отдельно от других. Она взяла его в руки и стала рассматривать.

Эдмунд на нем был не в форме. Он казался совсем юным. Миниатюра, судя по всему, была написана еще в далекое, счастливое время.

Она вернула портрет на место, но не могла оторвать от него взгляда. Что видел Тристан, когда смотрел на него? Жизнь, оборванную слишком рано? Или жизнь, украденную правительством? Что он испытывал? Сожаление или желание отомстить?

Покачав головой, она отвела взгляд. Никакое расследование не поможет этого узнать. Все останется в сердце Тристана, в его душе. Там, куда Мередит не может проникнуть… как бы ей этого ни хотелось.

Глаза ее снова остановились на кровати. Все пугающие мысли исчезли, когда она направилась к ней, стараясь убедить себя, что нужно проверить, не спрятано ли там что-нибудь. Но это была ложь, и она сознавала это.

Мередит провела ладонью по постели, запоминая ощущение от мягкого шелкового покрывала в цвет зеленым стенам. Когда ее рука коснулась подушки, она обнаружила, что больше не отвечает за свои действия.

Она медленно подняла подушку и глубоко вдохнула. Подушка пахла Тристаном. Чистотой и чем-то мужским, смесью запаха здорового мужчины и родниковой воды. Мередит почувствовала слабость в коленях.

— Что вы со мной делаете? — прошептала она, прижимаясь головой к подушке, которую держала в руках.

Звук открывающейся двери за спиной заставил ее обернуться. В дверях стоял Тристан, его большое сильное тело отчетливо выделялось на фоне хорошо освещенного коридора. Волосы у него слегка растрепались, будто он причесывал их пальцами, с руки свешивалась маска. В его расширившихся глазах была тревога. И желание.

Их взгляды встретились — подушка выпала из рук Мередит. Губы у него шевельнулись, глаза раскрылись еще шире. А потом потемнели, не от удивления, но от того же желания, которого она так боялась. Особенно сейчас, в его спальне, у его кровати.

И у нее не было правдоподобного объяснения, почему она здесь.

— Мередит? — Голос Тристана заставил ее вздрогнуть. Это прозвучало как вопрос, но также как ласка. От звука его голоса по спине у нее пробежали мурашки. Она сжала кулачки, как если бы ее тело сопротивлялосьвызываемым им чувствам.

Не получив ответа, Тристан нерешительно шагнул к ней. Дверь он оставил открытой, свет из коридора освещал комнату и служил защитой для Мередит. Пока дверь остается открытой, невозможно зайти далеко.

— Почему?.. — Он вскинул голову. — Почему вы здесь?

Мередит с трудом сглотнула, лихорадочно обдумывая ответ. Что она могла сказать? Что пришла в поисках обличающих его улик, но теперь должна уйти? О да, это было бы просто великолепно.

Притворяться, что она заблудилась в доме, бесполезно. Комнаты хозяев находились не в том крыле особняка, где комнаты гостей. Нужно быть полной идиоткой, чтобы, бесцельно бродя по этой части дома, оказаться в чьей-то спальне.

Не говоря уже о том, что это не объясняет, почему он застал ее с подушкой в руках.

Мередит вздохнула. Существовала только одна причина, которая могла показаться правдивой. Это было самое опасное объяснение из всех, потому что оно вынуждало ее сказать чистую правду:

— Между нами что-то происходит, Тристан.

Голос ее дрожал. Произнести эти слова было невероятно трудно. Мередит ненавидела себя за то, что использовала настоящие чувства, которые испытывала к нему, против него, в интересах проводимого ею расследования. Это обесценивало чувства, запрятанные в сердце. Она никогда не думала, что унизится до такого способа служения своей стране.

Тристан смотрел на нее, и его лицо было непроницаемым. Сердце у нее стучало.

— Умоляю, скажите, что не только я испытываю эти чувства, — прошептала Мередит, и на этот раз ее слова не имели никакого отношения к заданию. Ей необходимо было знать, правильно ли она поняла его намерения, его поцелуй. Она не вынесет, если он снова оттолкнет ее, как годы назад.

— Не только вы, — прошептал он. Голос его стал хриплым от желания.

Это было огромное облегчение, от которого колени у Мередит сделались ватными. Она ненавидела себя за это. Зато, что человек, подозреваемый в предательстве, приобрел такую власть над ней.

Мередит тяжело вздохнула. То, что она собиралась сказать дальше, было самым опасным признанием из всех. Она только надеялась, что после того, как скажет это, сможет контролировать то, что будет происходить потом.

— Я… я здесь по этой причине. Я пришла, потому что не могу больше отрицать влечение к вам. И не хочу отрицать. Тристан… — Мередит колебалась, — я хочу вас.

Шокирующее откровение повисло в воздухе. Молчание, темнота, глубокое дыхание воцарились в комнате. Тысячи мыслей пронеслись в голове Тристана. Существовало множество причин, по которым ему следовало деликатно отвергнуть ее порыв.

Вместо этого он убрал руку за спину и положил ладонь на дверь. Не глядя, он толкнул ее, и она захлопнулась с громким звуком. Все сомнения и все резоны исчезли, на смену пришла ясность, о которой Тристан забыл с тех пор, как умер брат. В первый раз за долгое время он точно знал, чего хочет. Не то, что нужно. Не то, что диктовали делать обстоятельства или планы. Просто то, чего он хочет.

Мередит. Он хотел, чтобы она помогала ему помнить. Чтобы она помогала ему забыть. А больше всего Тристан хотел раствориться в ее прикосновениях, в ее аромате, в ее сладости.

Идя к ней, он впитывал в себя каждую мелочь. То, как расширились ее глаза, как прерывалось ее дыхание, когда он остановился перед ней и отбросил маску, которую все еще держал в руке, на столик у камина. Он забыл обо всем, и это его ничуть не волновало.

Медленно, очень медленно он провел пальцами по шелку каштановых волос. Ее маска, так очаровательно сдвинутая наверх, и заколки, удерживающие прическу, упали, когда он взял в руки ее лицо и запрокинул его.

Тристан судорожно вздохнул, и его губы встретились с ее губами. Они были теплыми и знакомыми на вкус. Он покусывал их, пока Мередит не задохнулась от наслаждения и не прижалась крепче к его губам. Он заставлял себя не торопиться, размеренно дышать, когда языки их сплелись и начали борьбу. Ее сжатые в кулачки руки, до этого опущенные вдоль тела, расслабились и обхватили его шею. Мередит поднялась на цыпочки, чтобы еще крепче прижаться к его губам, и это был сильный удар по броне его самоконтроля.

— Не будем спешить, — шепнул Тристан.

Это было предупреждение для него самого и обещание для нее. Он не помнил, когда последний раз в его постели была женщина. И Тристан, конечно же, не помнил, чтобы пылал страстью сильнее, чем сейчас. Может быть, потому что никогда так не желал женщину. До такой степени, что мог забыть все за утешение, которое несли ее объятия. Когда-то он испугался этого. Если честно, Тристан и сейчас боялся. Но больше он не может отказывать себе во всем. Он и так слишком долго делал это.

Мередит улыбнулась под его губами, желание продолжало пульсировать на заднем плане, как постоянное биение сердца. Через какое-то время он не сможет удерживать его, и желание возьмет верх.

Но еще не сейчас.

Он притянул ее ближе, положив одну руку на изгиб талии и позволив другой скользнуть ниже. Массирующими движениями он ласкал ее бедро, поглаживал спину, негодуя на несколько слоев материи бального платья.

Когда Тристан прижал ее бедра к своим, дав почувствовать силу своего желания, в горле Мередит родился низкий стон. Это был какой-то болезненный звук, который проник в него и заставил сильнее пульсировать бугор, который теперь упирался в ее живот.

Ее пальцы вцепились ему в волосы, поцелуи становились все яростнее. Тристан дотянулся до пуговиц на ее спине. Одну за другой он расстегивал маленькие пуговички в форме розочек, ощущая, как теплеет кожа под его пальцами. Наконец платье обвисло, он потянул его, и оно кучкой упало вокруг ее ног.

У него перехватило дыхание. Как часто Тристан пытался представить себе Мередит в таком виде, но действительность превзошла самые смелые ожидания.

Ее нижняя рубашка оказалась того же бледно-розового цвета, что и нижняя юбка платья, но гораздо тоньше, она не скрывала темные пики сосков и изгибы стройного тела. Тонкий шелк, прикрывавший горячую кожу, приветствовал его твердые руки.

Мередит изогнулась, выставив груди в безмолвном предложении. И предложение не осталось без внимания. Встретив ее неукротимый взгляд, он нежно взял ее за одну грудь, трогая уже тугой сосок, и она откинула назад голову, выгибаясь от наслаждения.

— Тристан, — простонала Мередит, хватаясь за лацканы его сюртука, когда он наклонился, чтобы губами поймать торчащий сосок.

Когда Тристан начал сосать ее грудь, Мередит слабо вскрикнула. Невероятные ощущения бурлили в ней, вызывая слабость в коленях и посылая жаркое желание вниз живота, в каждую клеточку ее тела.

Это было то, чего она боялась. Ее объяснение, что она хочет уступить их обоюдному желанию, привело к тому, что Мередит полностью утратила контроль над собой прежде, чем смогла найти способ отступить. Но это было именно то, на что она в глубине души надеялась. Она поняла это сейчас, когда язык Тристана проделывал что-то безнравственное с ее соском, отчего ее бедра начали неудержимо двигаться взад-вперед.

— Пожалуйста, — услышала Мередит свой шепот, показавшийся ей далеким и чужим, потому что он звучал хрипло. — Пожалуйста.

Тристан оставил сосок и посмотрел ей в глаза. Это был взгляд одержимого, обещавший блаженство. Обещавший удовлетворение, которого она никогда еще не испытывала.

Поймав губами ее рот, он неловкими шагами повел ее к кровати. Потом ноги Мередит оказались в воздухе, потом она сама оказалась лежащей на постели. Не сопротивляясь, она спиной оперлась о подушку и наблюдала за ним.

Мередит не была краснеющей девственницей. Она уже видела обнаженного мужчину. Но ей никогда не приходилось смотреть на мужчину и поражаться красоте его тела. Плечи Тристана оказались невозможно широкими, сильными и мускулистыми, не уступали им по великолепию и его руки. Торс посрамлял изваяния древних греков и римлян. Ни одно не могло сравниться с ним.

— Могу я рассматривать разглядывание как комплимент? — засмеялся он, устраиваясь на кровати рядом с ней. Мягким движением пальца, подведенного под подбородок, он закрыл ей рот.

— Дотроньтесь до меня и узнаете, — шепнула она.

Тристан улыбнулся, и, прежде чем он обнял ее, она уловила в его глазах что-то, напомнившее прежнего повесу. Требовательного. Сильного. Полного энергии. Сексуального.

И все это — для нее.

Его руки обвились вокруг Мередит, его губы нашли ее рот, и она растаяла. Все ее тело изнывало от предвкушения, мучилось желанием, которое наконец-то будет удовлетворено. Мередит и не догадывалась, как сильно хотела этого, но когда Тристан привлек ее ближе и она почувствовала, как бьется его сердце, она поняла, как ей не хватало этого. Теплоты и интимности в объятиях мужчины.

Она нерешительно провела пальцами по легкому пушку волос на его груди, погладила ладошкой плоские мышцы и улыбнулась, когда его соски затвердели.

— Осторожнее, — прошептал он, поймав зубами мочку ее уха и покусывая ее. — Я могу расценить это как вызов.

— Это? — спросила она, снова большим пальцем потрогав его сосок.

Больше Мередит не смогла дразнить его, потому что Тристан оторвал ее от подушки, посадил и через голову стянул с нее тоненькую нижнюю рубашку. Она предстала перед ним обнаженной. Она так давно не обнажалась.

И Мередит понравилось это. Ее ужасало и пьянило, что она отбросила все правила, которыми руководствовалась годами. Особенно когда зеленые глаза Тристана жадно смотрели на ее наготу, словно он был голодающим, попавшим на бесконечный пир.

— О Боже! — Его голос сделался низким и хриплым. — Ты великолепна.

Она покраснела, но не смогла ничего сказать, потому что он наклонился и крепко поцеловал ее в ключицу. После чего его губы двинулись дальше: он целовал ее горло, ложбинку между грудей.

Мередит казалось, что ее обжигало жаром изнутри, дыхание останавливалось, исчезли остатки здравого смысла. Когда его губы вернулись к соску, уже горевшему от ласк Тристана, спина ее сама собой выгнулась, пальцы вцепились в его волосы. На этот раз не было шелка, отделявшего его горячий язык от ее кожи, и ощущения были гораздо острее.

Его руки, о которых Мередит забыла из-за действий его искусного языка, теперь стали активнее. Легчайшими прикосновениями Тристан поглаживал ее тело, продвигаясь все ниже, а потом крепко сжал ее голое бедро. Она обнаружила, что ее ноги сами собой раздвинулись, бесстыдно предлагая самое сокровенное.

Она удивилась, что он сразу же не воспользовался предложением. Вместо этого Тристан дразнил ее, проводя пальцами по внешнему контуру ее бедра, поглаживая дрожавшее колено и пускаясь в обратное путешествие по внутренней стороне бедра, продолжая игру с ее сосками, отчего она корчилась в сладостных муках.

Его пальцы двигались выше и выше, приближаясь к центру сжигавшего ее жара, и Мередит приподняла бедра. Но Тристан остановился как раз тогда, когда его руки пообещали облегчение.

Он откинулся, чтобы вглядеться в ее лицо.

— Пожалуйста, — лепетала она умоляюще. — Ласкай меня.

— Я хочу тебя ласкать. Боже, как я хочу этого. Но если я начну… — Он не договорил, и на его лице отразилась внутренняя борьба. — Мередит, если я дотронусь до тебя сейчас, я не захочу остановиться. Не в моей власти будет остановиться, пока я не возьму тебя, пока не буду обладать тобой. Если ты передумала и не захочешь делить со мной постель, отдать мне свое тело, скажи это сейчас.

Его слова пробились через затуманенное сознание Мередит, заставили ее вспомнить о долге, забытом в жаре страсти. Она твердо решила отстраниться, прежде чем все зайдет слишком далеко… так далеко, как уже зашло, и еще дальше, если Мередит не воспользуется его предложением. Но каждое прикосновение Тристана разрушало ее здравый смысл, заставляло забыть о том, зачем она появилась в его доме, в его спальне… в его жизни.

Мередит неотрывно смотрела на его лицо. В глазах Тристана она видела желание, страсть и обещание. И она позволила себе забыться. Завтра наступит совсем скоро, тогда она и вспомнит о долге.

Дрожащей рукой она взяла его руку и положила туда, где было горячее всего, между бедер.

— Ласкай меня, — потребовала она хриплым шепотом.

И сразу же его губы припали к ее губам, только крепче и с другим намерением. Она застонала: его осторожно массирующие пальцы вызвали невыносимое наслаждение.

Тристан раздвинул влажные колечки волос. Его пальцы ощущали жар и влажность, она была готова. Но он не спешил взять ее. Нет, он хотел, чтобы они оба до конца исчерпали общее наслаждение. Он знал, что с наступлением утра все закончится, эта ночь уже не повторится.

Когда палец Тристана скользнул внутрь, Мередит издала рыдающий звук. Он медленно водил пальцем, не отрывая глаз от ее лица, чтобы видеть, какое доставляет наслаждение. Мередит никогда не была так прекрасна, как в этот момент, с раскрасневшимся лицом и полуприкрытыми глазами. Мередит сжимала его плечи, с губ ее срывались короткие стоны — она перестала сдерживаться. Когда ее тело завибрировало и сжалось вокруг его пальца, Тристан вторым пальцем отыскал маленький бугорок, источник наслаждения, и надавил на него.

Мередит вскрикнула, пятками уперлась в матрас, выгнулась дугой, сжимая его палец в мощной разрядке. Торжество овладело Тристаном, не меньшее, чем желание, а может быть, и превосходящее его. Он подарил ей наслаждение. Он заставил ее щеки пылать, а грудь вздыматься.

И это было то, чего он хотел.

Поднявшись, он сбросил туфли и торопливо снял брюки, которые стесняли его пульсирующее естество. Хотя глаза Мередит были полуприкрыты, Тристан знал, что она впитывает в себя каждое его движение. Что и подтвердилось, когда он освободил член и выпрямился.

Никакая тренировка выдержки не могла бы удержать Мередит от выражения восторга, когда она увидела обнаженного Тристана во всем его великолепии. Освещенный пламенем камина, он стал еще более богоподобен, чем представлялось ей раньше.

Ее взгляд красноречиво говорил о том, что с ней происходило. Мередит знала это. И ей было все равно. Ей хотелось запечатлеть эти минуты в своей памяти, потому что Мередит не могла… нет, не хотела снова испытывать безысходность.

Его великолепные бедра были сильными. Тристан Арчер определенно не принадлежал к мужчинам, нуждающимся в специальных накладках для ягодиц, чтобы панталоны хорошо смотрелись. Но самым потрясающим было его горделивое орудие любви, от которого она не могла отвести глаз.

Даже когда он уселся на кровать рядом с Мередит, она продолжала смотреть. Только когда он взял в ладони ее лицо и повернул к себе, она очнулась.

— Я буду осторожен, — шепнул он, откидывая спутанные завитки волос с ее щек.

— Я никогда не боялась, что ты сделаешь мне больно, — улыбнулась она. — Я уже не робкая девочка. Но это было… — Мередит смутилась. — Это было так давно.

Выражение триумфа снова промелькнуло на лице Тристана. Победный блеск его глаз сказал ей, насколько ему приятно, что он первый мужчина после ее мужа, который заявляет свои права на нее и дает ей наслаждение.

— Тогда я постараюсь, чтобы ожидание стоило того, — сказал он низким голосом ей на ушко.

— Я знаю.

Он не отводил от нее взгляда, располагаясь между ее ног. Легкий толчок — и он уже входил в ее жаждущую глубину, наполняя ее, пробуждая наслаждение и вновь разжигая желание такой силы, какой она еще не знала.

Мередит сжимала его плечи, впивалась в них ногтями, а он дюйм за дюймом входил в нее. Когда он заполнил ее до конца и с легким стоном закрыл глаза, она поняла, как долго Тристан отказывал себе в наслаждении. И подобно ему, она испытала восторг оттого, что она — первая женщина, перед которой он не устоял.

Его губы прижались к ее губам, и страстность его поцелуя противоречила внешней подконтрольности его тела. Мередит вжалась в него, обхватила Тристана за шею. Его бедра пришли в движение. Он брал еемедленными, уверенными толчками, побуждая двигаться вместе с ним, взбираться все выше и выше к вершине наслаждения.

Она слышала вскрики, разносившиеся по комнате всякий раз, когда он заполнял ее. Мередит понадобилось время, чтобы осознать, что эти звуки издавала она сама. Она хотела больше. Она хотела всего.

Тристан, казалось, прочитал ее желание. Он оторвался от ее губ и наблюдал за ней, водя ладонью по ее телу. Он мял ее вздымающиеся груди; его руки скользили по ее бокам, а потом он просунул пальцы между их находящимися в движении телами. Он нащупал тот же источник наслаждения, что и прежде, но на этот раз она получила еще больше удовольствия от его тела, наполняющего ее. Его губы впивались в ее губы в медленном ритме движения их бедер.

Тристан весь напрягся, уронил голову и прижал Мередит крепче, заполняя ее и теряя последние остатки контроля над собой. Когда Тристан расслабился, лежа на ней, Мередит издала вздох удовлетворения. Она прижимала его к себе, гладила его спину, не желая расставаться с этим моментом.

Но ненавистный голосок в глубинах ее мозга твердил снова и снова, что все закончится. И тогда ей придется взглянуть в глаза факту, что она спала с врагом.

ГЛАВА 13

Мередит проснулась, но у нее не было сил открыть глаза. Она чувствовала себя опустошенной. Ее тело было тяжелым, кожа купалась в тепле, а насыщение ласками сделало ее вялой.

Она давно не чувствовала себя так хорошо, как сейчас. Конечно, и раньше бывали моменты, когда она ощущала себя счастливой. Мередит смеялась и танцевала, порой бывала приятно взволнована, удачно завершив дело. Она думала, что этого вполне достаточно, но теперь знала, что это не так. До сих пор ей было неведомо, что такое удовлетворение или наслаждение.

Это было потрясающее открытие; взволнованная, Мередит открыла глаза. То, что она увидела, было не менее волнующим.

Рядом с ней на боку лежал Тристан. Он тоже не спал. И смотрел на нее. Он не прикасался к ней, просто смотрел размягченным взглядом. Какие чувства он испытывал, она не могла понять. Белые простыни укрывали его бедра, отчего его кожа в слабом свете угасающего камина казалась загорелой, а каждая линия великолепного тела — еще более безупречной.

Рука ее сама по себе потянулась и коснулась его плеча. Она провела линию по его руке, лаская его кожу, с каждым движением ее дрожащих пальцев в ней просыпалось желание.

Он улыбнулся, поймал ее кисть и притянул к себе для поцелуя. Прикосновение его губ заставило Мередит задрожать от предвкушения, но она устояла перед этим ощущением.

Ей надо уходить.

Она отказывалась сожалеть о том, что произошло, но это была иллюзия, ничего больше. Благоразумие требовало от нее немедленно уйти и продолжить расследование. Сказать себе, что она никогда не испытывала страсти и наслаждения в объятиях Тристана, — вот единственный способ заставить себя закончить сбор доказательств его вины.

Но это было так трудно сделать, когда он потерся колкой щекой о ее ладонь.

— Я… я не могу остаться, — шепнула она, но слова ее прозвучали совсем неубедительно.

Его глаза потемнели, он крепко держал ее за руку:

— Не уходи.

Мередит закрыла глаза. Так трудно устоять. Особенно когда он обнял ее и притянул к своей груди. Их обнаженные тела соприкасались, и ее тело реагировало на это независимо от разума, точно так же, как — Мередит это чувствовала — его тело реагировало на нее.

— Тристан, — сказала она, стараясь напомнить себе о долге. — Это был… такой порыв. Я никогда не забуду этой ночи, но это не может продолжаться… да?

Он посмотрел на нее, его глаза в слабом свете угасающего камина казались почти черными. Губы его плотно сжались, брови нахмурились, будто он припомнил что-то, что подтверждало бы ее слова. Но что? Свою вину? Свои преступления?

Грудь Мередит сжималась от боли, она не могла заставить себя освободиться из его объятий.

— Может быть, ты и права, — сказал он.

Ужасное разочарование охватило ее, пусть он и облегчил ей задачу. Она начала осторожно отодвигаться, но рука, обхватившая ее талию, не отпускала.

— Может быть, мы не сумеем зайти еще дальше, чем уже зашли, — продолжал он. — Безусловно, я не могу обещать тебе будущее. Это несправедливо по отношению к тебе. Как джентльмену мне следует отпустить тебя. Нам нужно сделать вид, что ничего этого не было, но я… я хочу….

Сердце у нее сильно билось, толчки крови мешали осознавать окружающее, но Тристана она слышала.

— Чего ты хочешь? — умоляюще шепнула Мередит, не зная, какой ответ хотела бы получить. Она совсем не была уверена, что знает, чего хочет.

Он ладонью придержал ее щеку и поцеловал куда-то рядом с глазом.

— Я хотел этой ночи, я хотел того, что нашел в твоих объятиях, здесь, в моей постели. Тристан поцеловал ее в щеку, и сердце у нее затрепетало. — Не знаю, может ли со мной еще случиться что-нибудь такое же хорошее, такое же правильное после… — Он покачал головой и оборвал себя. — Мне это было нужно, Мередит. Ты нужна мне.

Мередит переполняли эмоции, грозя затопить ее полностью.

— Так ты не можешь предложить мне будущее? Только это?

— Не могу. — Он сказал это так тихо, что она с трудом смогла расслышать. — Сейчас нет.

— Почему? — спросила Мередит, не в силах совсем заглушить в себе тайного агента.

Тристан отстранился. Какое-то время он молча смотрел на нее, и она начала думать — сейчас он признается, что его вовлекли в дурные дела. Объяснит то, что явно мучило его. Мередит задержала дыхание, моля Бога, чтобы так и произошло. Если бы он смог довериться ей настолько, чтобы рассказать всю правду, его можно было бы спасти. Исправить то, что он натворил.

Но он снова покачал головой:

— Мое будущее неопределенно.

— Никто не может знать своего будущего. Почему ты более неуверен в нем, чем кто бы то ни было другой? — спросила Мередит, борясь с желанием забарабанить кулачками по его груди, чтобы вынудить его сказать правду.

— По многим причинам. Но поскольку я не могу быть уверенным в собственном будущем, я не могу, оставаясь честным человеком, предложить тебе разделить его со мной.

Непролитые слезы жгли ей глаза, и она прикрыла их, чтобы он не увидел ее мучений. Весь мир обрушился на нее. Когда Тристан сказал о неуверенности в будущем, Мередит поняла, что это значит. Это была еще одна улика в ее растущем списке.

Но успокоившись, она твердо поняла, что не может отрицать того, что хочет стать частью его неясного будущего. Несмотря ни на что.

Это было плохо и никак не соответствовало ее характеру. Но Мередит не могла изменить этого, не могла побороть своих чувств, как ни старалась, не могла притвориться, что их не существует. Эти чувства становились все сильнее с каждой минутой, проведенной с Тристаном.

— Но ты все еще желаешь меня, даже если не можешь обещать мне ничего больше, чем вот этот момент? — спросила Мередит.

Он склонился к ней и поцеловал с той же страстью, что и прежде, со страстью, которую они разделяли оба. Мередит чувствовала, что он дал ей все, что мог. Но этого было недостаточно.

Ей было все равно. Она так долго отказывалась быть женщиной, женщиной с желаниями, сердцем… и надеждами, которые Тристан, казалось, мог осуществить.

— Я хочу тебя больше всего на свете, — признался он. — Но если ты не можешь принять такие условия, я пойму. Я не хочу мучить тебя и себя, вынуждая дать больше, чем ты в состоянии.

Замерев, он ждал ее ответа.

Чувства боролись с долгом. И чувства победили. Впервые за много лет. Она медленно запустила пальцы в его волосы и придвинулась к нему.

— Я возьму то, что ты дашь, и буду брать, пока ты будешь давать, — зашептала она. — Это сделка с дьяволом, я знаю, но я не могу отказаться.

Наступившее облегчение было осязаемо. Оно висело в воздухе, оно было написано на его лице, Мередит ощущала его в прикосновениях Тристана. Он лег на нее, и она сдалась его рукам, его губам. Мгновениям, которые принадлежали ей.

Когда она окажется далеко от этой кровати, она продолжит свое расследование. Но здесь, с ним она жаждет быть женщиной, женщиной Тристана.

А не тайным агентом.

Тристан барабанил пальцами по невысокому каменному ограждению террасы и смотрел на сад внизу. Мысли его витали далеко. Гости пили чай и болтали. Это было одно из последних сборищ. Тристан едва мог поверить, что две недели приема гостей подходят к концу.

Он окинул взглядом компанию и нашел Мередит. Его завораживало то, как она стояла, как изнутри светилось ее лицо, когда она улыбалась или смеялась чьим-то словам, как поднимала руку, чтобы откинуть с лица прядку волос.

Хотел бы Тристан знать, сохранятся ли их отношения, когда гости разъедутся. Он признался, что не может обещать ей будущего, но, возможно, когда он покончит со своим делом, а это должно произойти в ближайшие два дня, все изменится. Исполнив долг, разве он не заслужит немного счастья? Даже его отец не утверждал обратного.

А пока Тристан утешал себя мыслями о менее отдаленном будущем. О сегодняшней ночи с Мередит. На его губах то и дело появлялась улыбка. Улыбка, которую вернула ему она.

— Ты не такой, как всегда.

Тристан встрепенулся, услышав голос Филиппа. Прежде чем повернуться к другу, он сделал невозмутимое лицо.

— Не такой, как всегда? Чепуха какая-то. Я совсем не изменился.

Филипп склонил голову:

— Изменился. До сих пор я не замечал этого. Ты выглядишь не таким озабоченным.

Тристан нахмурился. Он надеялся, что произошедший в его душе переворот не отразится на его поведении, не будет замечен окружающими, особенно Филиппом, у которого были сомнения относительно Мередит.

— Если и так, то потому, что скоро с Девлином будет покончено. Вот и все, — объяснил он.

— Нет. Это нечто большее, чем облегчение. — Филипп покачал головой. — Ты выглядишь счастливым. Я давно не видел тебя таким.

Тристан колебался, он смотрел на преобразившуюся Мередит. Она явно чувствовала, что он наблюдает за ней. И потому медленно повернулась лицом к нему. Он увидел, что она улыбается.

— Это она. — Филипп сделал шаг назад. — Это Мередит Синклер.

— Ты несешь чепуху. — Тристан сложил на груди руки, стараясь выглядеть невозмутимым. — Я уже говорил тебе раньше, что мои отношения с Мередит — ширма, отвлекающая внимание Девлина.

Филипп поднял бровь:

— Ты лжешь.

Тристан хотел ответить, но друг жестом остановил его:

— Не надо перечеркивать все, что ты сделал, чем пожертвовал, из-за женщины! Особенно если учесть, что она может быть сообщницей Девлина!

Тристан сжал кулаки и сделал над собой усилие, чтобы ответить не слишком резко.

— Филипп, я знаю, что она не связана с Девлином. Ты единственный, кто так считает, — постарался он ответить как можно спокойнее.

Филипп указал рукой вниз:

— В это самое время она собирается связаться с ним.

Тристан повернулся и увидел, что Мередит приближается к Девлину. Ее улыбка выглядела совершенно естественно; она заговорила с Девлином и вела себя так, как могла бы вести себя любая другая гостья, но не дьявол в образе женщины. Тристан почувствовал горечь. Как мало Мередит знала об опасности, которой подвергала себя своим поведением. Разве только…

Тристан по крайней мере дважды сказал ей, чтобы она не подходила к Девлину. Правда, он не объяснил причины, но почему Мередит не послушала? Она что, совсем не считалась с ним?

Эта мысль не давала ему покоя. Разве не об этом говорил Филипп? О том, что Мередит знала о Девлине гораздо больше, чем Тристан хотел признать. Она не боялась Девлина, потому что была его союзницей.

— Нет, — пробормотал Тристан, отбрасывая от себя сомнения. Он не хотел, чтобы самое лучшее, что случилось в его жизни, оказалось втоптанным в грязь.

— Ты не можешь закрывать глаза на такую возможность только потому, что влюблен, — настаивал Филипп.

Тристан почувствовал, как напряглись его мышцы. Он не давал никакого названия чувствам, которые испытывал к Мередит, и не собирался делать этого. Ведь он и сам не знал, что случится с ним завтра. Лучше всего оставить все как есть: отказаться от нее сейчас было не в его силах.

Однако мысль, что он любит ее, теперь, когда слово было произнесено, не показалась ему совсем чуждой.

Он не удостоил Филиппа взглядом, продолжая наблюдать за Мередит, разговаривающей с Девлином.

— Я понимаю все, о чем ты говоришь, Филипп, и ценю твою заботу. Поверь, я отношусь к этому очень серьезно, хотя и не верю, что Мередит может быть единомышленницей такого человека, как Огастин Девлин.

— Тогда почему… — пробормотал Филипп, но замолчал, остановленный жестом Тристана.

— Через несколько дней наше дело будет закончено. Надеюсь, произойдет то, чего я добивался, и я смогу покончить с этим безумием. Скоро я все узнаю. — Тристан нахмурился — до него донесся смех Мередит. — Мое будущее, каким бы оно ни было, наконец, прояснится.

Мередит стояла на расстоянии вытянутой руки от Девлина; обычно осторожно направляя учтивый разговор в нужную сторону, она испытывала приятное возбуждение. Сейчас такая перспектива ужасала ее. Вдруг Девлин проговорится о чем-то, что можно поставить в вину Тристану? Что, если оправдаются ее самые ужасные страхи?

Улыбка исчезла с лица Мередит. Именно ради этого разговора с Девлином она и была здесь, но это пугало ее. Как низко она пала, отступая от всего, чему ее учили. Как были бы разочарованы Чарлз, и леди М., и ее подруги, увидев ее сейчас, такую растерянную, готовую бежать, если Девлин начнет говорить о том, что могло уличить Тристана.

— Что-то не так, милая леди? — лениво протянул Девлин, который начинал растягивать слова, когда хотел показать, как ему все надоело. Обычная манерность молодых людей из общества. То, что она презирала в этом человеке, который принес ей так много страданий.

— Разумеется, нет, мистер Девлин, — ответила она, надеясь, что ее улыбка выглядит лучезарной. Эмили была мастером притворяться, и сейчас Мередит очень сожалела, что она не обладает талантом подруги, умеющей не показывать истинных чувств.

Он улыбнулся, и Мередит снова поразилась, насколько он хорош собой. Это подтверждало, что негодяя нельзя распознать по внешности. Если бы светозарный облик Девлина был единственной его рекомендацией, его можно было бы посчитать святым, а не дьяволом.

Но она знала о нем достаточно, чтобы не обманываться.

— Я рад. Судя по вашему лицу, вы или встревожены, или рассержены, — заметил Девлин.

Мередит проклинала себя.

— Вовсе нет, мистер Девлин. В такой день, как сегодня, я могу только радоваться. — Она показала рукой на сад и широко улыбнулась: — Светит солнце, тепло, сад прекрасен, как и все вокруг. Отчего же мне быть встревоженной или сердиться?

— Я подумал, что, может быть, у вас случилась размолвка с нашим хозяином, — предположил Девлин.

От намекающей улыбки, от его ледяного тона Мередит замерла.

— С нашим хозяином? — повторила она, моргнув. — Как это вам пришло в голову? У меня с его светлостью нет особых отношений.

Глаза у Девлина вдруг сделались хитрыми. Он перестал притворяться скучающим, теперь в глазах его светился веселый интерес. Мередит поняла, что он что-то знает.

— Так ли? — протянул он, складывая руки на груди и злорадно ухмыляясь. — Может быть, мой дорогой друг Тристан ведет со мной нечестную игру?

Мередит вся напряглась. Он играет с ней?

— Его светлость ведет игру, которая имеет отношение ко мне? — спросила она.

Девлин молчал и смотрел на нее, как человек, обдумывающий следующий ход в шахматах.

— Вы знаете, что лорд Кармайкл и я заняты в одном бизнесе?

Она кивнула.

Девлин продолжал:

— Когда люди вместе занимаются делом, требующим скрытности и деликатности, как в нашем случае, они порой сближаются, между ними завязываются дружеские отношения.

Мередит едва не вздрогнула. Ей был ненавистен подтекст этой внешне невинной фразы. Дело, требующее скрытности и деликатности. Изменнические действия против Короны? Мысль, что Тристан называет этого человека другом, вызывала у нее дурноту.

— Я понимаю, такое случается, — осторожно сказала она. — Но мне непонятно, при чем здесь я.

— Мужчины разговаривают, миледи. И лорд Кармайкл давно сказал мне, что на вашу руку уже есть претендент. Он сам. — Девлин наблюдал за Мередит, и она старалась сохранять невозмутимость. — Мне представляется, все вокруг видели, что с момента вашего появления в Кармайкле вы с ним несколько сблизились. Но если у двух людей находятся общие интересы, это еще не означает, что между ними существует тесная связь. Так что скажите мне, миледи, не обманывает ли меня мой друг, чтобы не дать мне самому добиваться вашей благосклонности, или вы просто не открываете своих намерений?

Мередит боролась с желанием перевести дыхание. Если она скажет Девлину, что между ней и Тристаном ничего нет, она сможет увидеть его реакцию на ложь Тристана. Она сможет понять, насколько близки эти двое, насколько глубоко сплелись их интересы. А если Мередит даст Девлину надежду, что однажды она может принять его ухаживания, это позволит ей в будущем узнать о нем гораздо больше.

Она вспомнила о письме, которое ей не удалось перехватить. Об угрозах, подслушанных в его спальне. Если обнаружится, что Тристан лгал, он окажется в еще большей опасности.

Мередит покраснела и отвернула лицо:

— Право, вы очень прямолинейны, мистер Девлин.

— Прошу простить меня, моя дорогая, — как бы оправдываясь, ответил он. Обычно я не бываю таким дерзким, но для меня очень важно знать, правдив ли со мной Кармайкл, поскольку нас связывают и личные, и деловые отношения.

Она застенчиво посмотрела на него:

— Я удивлена тем, что слышу. Я не знала, что Тристан говорил о наших… отношениях даже с самыми близкими друзьями. Это секрет, до сих пор известный только нам двоим. Но он не лгал вам, мистер Девлин.

Девлин удивленно поднял бровь.

— Не могу притвориться, — объяснил он, — что не разочарован крахом своих надежд на возможность завоевать сердце такой прекрасной леди.

Мередит выдавила из себя игривый смешок, хотя от одной мысли об этом ей становилось тошно.

— Я не думаю, что вы долго будете горевать. Здесь и в Лондоне много дам, которые будут счастливы утешить вас.

Девлин поймал ее руку, припал к ней и поцеловал, как клюнул. У Мередит участился пульс — до того неприятен был ей этот поцелуй. Она могла бы поклясться, что почувствовала холод его губ даже сквозь лайку перчатки. Казалось, он проник до самых костей, ей пришлось сделать усилие, чтобы не отдернуть руку.

— Я признателен вам, леди, — сказал Девлин, недоверчиво глядя на нее.

Она хотела ответить ему, надеясь, что теперь, когдаон успокоился и сделался более расположен к ней, выудит у него больше информации, но чья-то рука обхватила ее запястье.

Она повернулась — Тристан второй раз за несколько дней оторвал ее от Девлина и решительно взял под локоть. Он бросил на Девлина взгляд, напомнивший Мередит о том, каким опасным он может быть. Но его прикосновение вызвало совсем другое чувство.

Желание.

— Мередит, — процедил он сквозь зубы, едва взглянув на нее. Я хотел бы на минутку похитить вас, если вы сможете перенести расставание с мистером Девлином.

Краем глаза покосившись на Девлина, она сказала:

— Конечно. Всего доброго, мистер…

Но Тристан уже тащил ее по садовой дорожке к дому. Судя по ярости, сверкавшей в его глазах, по его плотно сжатым губам, ничего приятного ее не ждало.

ГЛАВА 14

Тристан захлопнул дверь гостиной и круто повернулся к Мередит. Прежде чем он успел что-нибудь сказать, она выдернула руку и заходила по комнате.

— Я начинаю уставать от ваших выходок, Тристан, — возмутилась она. — Вы не можете требовать, чтобы я оказывалась с вами, когда вам будет угодно. И у вас нет никакого права тащить меня прочь, словно я кукла, которую дергают за веревочки!

Тристан тяжело дышал и смотрел, как она ходит взад-вперед у камина. Ее глаза пылали ярче пламени, и его затягивал их жар. Перед его глазами все еще стояла картина — Мередит и Девлин. Он держит ее руку. Казалось, она не пытается отнять ее.

Может быть, Филипп прав? И она часть хитроумной игры, придуманной Девлином, чтобы еще раз проверить его? А если так, можно ли доверять тому, что Мередит говорила и делала и в его гостиной, и в его постели?

Он крепко зажмурился, чтобы выбросить из головы картину стоящих рядышком Девлина и Мередит, а также мысль, что она могла лгать. Когда она притрагивалась к нему, он чувствовал, что она искренна, чувствовал ее желание, ее потребность в нем и пока еще был готов доверять своим чувствам.

— У меня с ним был приватный разговор, — продолжила Мередит.

Ее слова подстегнули его.

— С опасным человеком. Я столько раз повторял вам это, что вы могли бы принять во внимание мое предупреждение! — Тристан вздохнул и немного помолчал, чтобы успокоиться. — Пожалуйста, Мередит, верьте мне, я хочу только защитить вас.

Губы у нее сжались, глаза, казалось, смотрели в самую его душу. Ему хотелось отвернуться, но она уже загнала его в ловушку, из которой выхода не было.

— Так вот почему вы рассказали этому человеку, что у нас с вами связь, еще до того, как это стало правдой?

У Тристана перехватило горло. Мередит смотрела на него так, словно умоляла объясниться, но вместе с тем на ее лице были написаны гнев и надежда. Боже мой, что Девлин наговорил ей?

Тристан постарался скрыть свои эмоции. Лучше не спешить, чтобы не проговориться.

— Говорил ли я ему что-нибудь или не говорил — не в этом дело, Мередит, — произнес он. Мередит онемела от возмущения. — Дело в том, что Девлин негодяй. Я не хочу, чтобы вы даже близко подходили к нему.

— Если он негодяй, тогда почему, скажите ради всего святого, вы имеете с ним дело? — Она покачала головой. — Вы снова и снова повторяете мне, что он человек вероломный, но продолжаете вести с ним дела. Вы допустили его в свою семью, Тристан! Человека, который может все разрушить…

Мередит оборвала себя и резко отвернулась. Тристан поднял голову. Она была рассержена больше, чем он ожидал. Как если бы она на самом деле понимала, каким страшным и опасным человеком был Девлин.

Однако, несмотря на растущие подозрения, его неудержимо тянуло объясниться. Не извиняться за то, что он продолжает иметь дела с Девлином, не лгать, как он лгал уже давно.

Тристану хотелось сказать ей всю правду. Рассказать все, что привело его в эту мрачную пучину. Может быть, Мередит поймет, почему он зашел так далеко. Может быть, тогда он найдет успокоение, которое постоянно искал в ее объятиях.

Она повернулась к нему, в ее синих глазах стояли непролитые слезы. Тристан не мог сказать ей все, иначе подверг бы ее опасности. Кроме того, если он признается, Мередит ужаснется. Он не хотел потерять ее. Пусть она по-настоящему и не принадлежала ему.

— Есть вещи, которые я не в состоянии объяснить, — шепнул Тристан. — Слишком сложно.

Она разочарованно вздохнула и опустила голоду. По тому, как у нее поникли плечи, как она сжала кулачки и смотрела в сторону, было видно, что она обманута в своих ожиданиях. Она будто знала, что он лжет.

Но нет. Это взывала к нему его собственная совесть.

Она продолжала смотреть в пол.

— Очень хорошо. Вы не можете сказать мне, почему не порываете с Девлином. Но вы обязаны сказать, почему сообщили ему обо мне — о нас. Я имею право знать.

Тристан изучал ее лицо. Какая часть правды могла бы успокоить ее и не осложнить положение еще больше? Наконец он сказал:

— Девлин на второй день после вашего приезда подошел ко мне и заявил, что интересуется вами. Он надеялся, что я подскажу ему, как успешнее приударить за вами, потому что мы знали друг друга раньше.

Мередит скрестила руки на груди и приготовилась слушать:

— И что же?

— Зная его репутацию, я решил, что он не тот мужчина, который смирится с отказом. — Тристан колебался. — Если бы вы отвергли его ухаживания, он стал бы мстить. Если бы вы приняли их, то оказались бы во власти его низменных свойств. В любом случае, позволив ему считать, что у него есть шанс, вы подвергли бы себя опасности.

Она продолжала держать руки перед собой, словно щит. Тристан нахмурился. Он просто не мог видеть Мередит в такой оборонительной позе, особенно если I учесть, что она защищалась именно от него. После того как они делили блаженство страсти, он не мог перенести, что в ее глазах не горел больше огонь желания, что взгляд ее сменился настороженностью.

Мередит какое-то время размышляла над его словами.

— Так вы заявили о своих правах на меня для чего? Чтобы защитить меня? Вы посчитали, что Девлин не будет преследовать меня, если подумает, что вы уже заняли место в моем сердце?

Он кивнул:

— Если Девлин подумает, что в таком случае он погубит наше общее дело, он не станет делать этого.

В ее глазах Тристан увидел боль.

— Так вот почему вы ухаживали за мной? — с грустью констатировала Мередит. — Чтобы создать видимость? И поэтому затащили меня в свою постель? Для полноты картины?

Тристан больше не колебался. В три длинных шага он одолел расстояние между ними и поймал Мередит за локоть, сломав щит из выставленных рук и заставив ее посмотреть ему прямо в глаза.

Ее лицо по-прежнему искажала боль, хотя Мередит пыталась скрыть это. Он должен избавить ее от страдания.

— Нет, — твердо сказал он. — Даже когда я говорил себе, что преследую вас в целях вашей же защиты, это была ложь. Я искал вас, я ухаживал за вами, потому что хотел вас Я хотел, чтобы ложь, сказанная Девлину, стала правдой.

Рот Мередит приоткрылся от удивления.

— Каждый раз, когда я целовал вас, это было потому, что я не мог больше лишать себя блаженства, — продолжал он. Пространство вокруг них стремительно сжималось, накаляясь тем больше, чем ближе он притягивал ее к себе. — А когда вы пришли в мою спальню и предложили мне себя, я взял вас потому, что я хотел, чтобы вы стали моей.

— Тристан, — прошептала она.

— То, что случилось между нами, было настоящим. Оно не имеет отношения к Огастину Девлину, — проговорил он.

Только сейчас Тристан осознал, что прижимает Мередит к себе. Он ощущал ее дыхание на своем горле, каждое трепетное движение ее тела отзывалось в нем.

Он сознавал, что если тронет Мередит сейчас, ничто на свете не остановит его. Ему хотелось ощущать ее вкус, касаться ее, сделать ее своей.

Тристан положил руку ей на затылок, и ее губы приоткрылись, а глаза распахнулись.

— Тристан, — начала она. Ее голос прерывался. — Но я…

Он оборвал ее, прижавшись губами к ее губам прежде, чем она смогла оттолкнуть его.

Если Мередит и намеревалась протестовать, слова были забыты, как исчезло и само намерение. Почтисразу ее пальцы начали теребить его волосы, она возвратила ему поцелуй с теми же страстью и жаром, которые вложил в свой поцелуй он.

Тристан переступал шаг за шагом, пока ее спина не коснулась стены. Мередит лепетала что-то нежное, но слова затерялись у его губ. Их бедра соприкоснулись, посылая мощные разряды наслаждения и предвкушения в его тело. Он застонал, забыл обо всем — бальзам ее поцелуя вытеснил все мрачные мысли, мучившие его.

Он потерялся в ней, его язык проникал глубоко в ее рот, он наслаждался теплой медовой сладостью ее губ. Каждый раз, когда они целовались, он стремился запомнить ее вкус, короткие звуки, вырывающиеся из ее горла от удовольствия. Ему хотелось запечатлеть в памяти каждое мгновение, потому что новых встреч могло и не быть.

Она, казалось, с той же безысходностью и безрассудностью стремилась впечатать его тело в свое. Словно она тоже предчувствовала скорый конец украденным встречам. Где-то в глубине притаилась мысль — почему? Потому что он сказал ей, что не может обещать ничего на будущее?

А потом это уже не имело никакого значения, потому что ее пальцы оказались на пуговицах его рубашки и она начала расстегивать их. Весь мир теперь сосредоточился на ноготках ее торопливых пальчиков, слегка царапающих его кожу, на ее дыхании, когда она оторвалась от его губ.

Мередит дергала за пуговицы, рвала их, чтобы обнажить его грудь. Когда она просунула под рубашку пальцы, чтобы коснуться его тела, губы ее дрожали.

Стоило ее пальцам коснуться горячей кожи Тристана, как она не смогла удержаться от короткого возгласа наслаждения. Какое потрясающее ощущение! Но ей хотелось большего. Мередит не могла насытиться, хотя провела в его постели три последние ночи. Прикосновения к нему, как и в самый первый раз, наполняли ее восторгом.

Тристан не оставался равнодушным. Это было ясно по клокотанию, родившемуся в его горле, когда она проводила рукой по его груди, по тому, как задвигались его бедра. Мередит закрыла глаза и предалась ощущениям. Влажное тепло заливало ее, готовя к неизбежному.

Тристан возьмет ее. Она снова с радостью капитулирует. На короткое время позабудет, зачем оказалась в Кармайкле, и это время будет самым счастливым в ее воспоминаниях.

А после… нет, Мередит не будет думать об этом. Не теперь, когда Тристан расстегивает маленькие пуговички на лифе ее платья. Она выгнулась навстречу его пальцам и задохнулась, когда он, не закончив с пуговицами, взялся за ее чувственные груди.

Наконец он ухитрился расстегнуть последнюю оставшуюся пуговицу, которая отделяла ее от небесного блаженства, и спустил платье с ее плеч.

Греховное безумие овладело ею от его прикосновений, она не могла устоять. Она медленно потерлась грудями о его грудь. Бусины сосков затвердели под шелковой рубашкой.

Тристан застонал, обхватил ее за ягодицы и приподнял: теперь они касались друг друга самыми сокровенными частями тела. Когда он стал целовать ее шею, она, всхлипнув, запрокинула голову.

Мередит смутно почудился какой-то отдаленный звук, но желание затмило реальность. Весь мир заключался в Тристане, ни для чего другого не оставалось места, существовал только его мускусный запах, прикосновение его кожи, жар его рта. Все остальное не имело значения.

Но звук становился все назойливее. Туман вокруг нее рассеялся, реальность приобрела четкость. Звук оказался голосом. Голос был женским. Он принадлежал леди Кармайкл.

Сердце Мередит, до этого стучавшее с силой, теперь грозило остановиться. В дверях гостиной стояла леди Кармайкл, ее щеки пылали, она еще раз произнесла имя сына.

— Тристан, — прошипела Мередит, колотя по его плечу и стараясь забыть, как хорошо чувствовать его губы, которыми он провел по ее шее до того места, где бился пульс. — Тристан!

Он поднял голову и прежде, чем успел произнести греховные слова, которые, она чувствовала это, были готовы сорваться с его языка, увидел выражение ее лица. Он проследил за ее взглядом и увидел Констанс, которая теперь старалась не смотреть на них.

Он немедленно выпустил Мередит, поставил ее на ноги, после чего повернулся, загораживая ее, пока она путалась, стараясь натянуть платье и застегнуть пуговицы, которые он с таким наслаждением расстегивал.

— Мама! — выдохнул Тристан, кровь прилила к его лицу. Боже, он краснеет? Ситуация была непереносимой.

— Я… извини, — лепетала его мать, избегая смотреть на него. Он не знал, ради него, или себя самой, или ради Мередит, все еще сражающейся с платьем, мать отводила взгляд. — Лорд Фардингуорт спрашивает о новой кобыле. Мне сказали, что вас видели входящими в дом, и я пошла искать вас.

Тристан посмотрел вниз и увидел, что его рубашка все еще расстегнута и вылезла из брюк. Он принялся заправлять ее, придумывая, что сказать.

— Ах!.. — Все, что он мог произнести в ответ.

— Я прошу извинить меня, — сказала Констанс, краем глаза косясь на него.

Кажется, она почувствовала облегчение, когда он застегнул рубашку, и еще большее, когда Мередит выскользнула из-за его спины. Ее платье было помято и слегка перекручено, но застегнуто. Она даже как-то ухитрилась привести в порядок волосы или по крайней мере поправить их. Но у нее был вид женщины, которая уже предвкушала близкое наслаждение. И разочарованной, что оно не наступило.

— Нет, миледи, — сказала Мередит голосом, мало отличающимся от хрипловатого шепота. Тристан в шоке повернулся к ней. Он никогда не слышал в ее голосе таких ноток. Стыда. Неловкости.

Хуже всего то, что он был тому причиной. Его неконтролируемое желание привело к такому конфузу. Чувство вины терзало его.

— Это я должна извиниться за… за… — Мередит неловко замахала рукой. — Я прошу прощения. Извините меня.

И, не взглянув больше ни на мать, ни на сына, она бросилась к двери, оставив Тристана наедине с матерью. Выражение лица немолодой леди изменилось. Во взгляде больше не было изумления, они блестели, в уголках губ появилась улыбка.

Ее сын был в беде. И не видел выхода.

Выбежав из гостиной, Мередит прижала руки к горячим щекам и торопливо пошла к главной лестнице. Скорее в свою комнату, подальше от толпы, от Констанс… от Тристана и его прикосновений, которые, казалось, гипнотизировали ее, лишали возможности противиться. Ни один мужчина никогда не имел такой власти над ней.

Но ведь он может оказаться изменником! Что с ней происходит?

Его прикосновение — нет, ее потребность в его прикосновении — довело Мередит до такого состояния, что она почти начала заниматься любовью с мужчиной средь бела дня, в передней гостиной, вот ужас! Ее не учили, как вести себя в подобных ситуациях, но любая женщина, обладающая хотя бы каплей здравого смысла, проверила бы, закрыта ли дверь, прежде чем начать сдирать с себя платье.

Но мозг Мередит был затуманен вожделением, она не могла остановиться и думать о последствиях. И это она, которая всегда самым тщательным образом анализировала любую мелочь. Она, которая никогда не забывалась, даже при самом сильном эмоциональном напряжении.

Одно касание губ Тристана, и все это исчезло. Хуже того, ей было все равно. Когда он дотрагивается до нее, она чувствует такую полноту жизни, какой не знала никогда раньше. Она ощущает себя свободной, и ей это нравится.

Всхлипнув, Мередит остановилась на середине лестницы и села. Закрыв лицо руками, она попыталась собраться с мыслями.

Как низко она пала всего за две недели! Ее чувства воевали с очевидностью. Интуиция завела ее в постель подозреваемого и позволила этому подозреваемому шаг за шагом завоевать ее сердце.

— Простите, леди?

Она подняла голову и увидела лакея, который неловко топтался, стараясь не замечать, что она сидит на ступеньках, или, по крайней мере, сделать вид, что это в порядке вещей.

Она с трудом поднялась на ноги. «Растеряла все навыки», — то ли подумала она, то ли сказала вслух.

— Вы что-то сказали? — спросил молодой человек.

— Ничего. — Она расправила помятое платье, стараясь не вспоминать, как руки Тристана приводили его в такое состояние… — Вам что-то нужно?

Он полез в карман, вынул толстое письмо и протянул ей со словами:

— Только что получено. Мередит застыла. Анастасия.

— Спасибо, — прошептала она, неохотно беря письмо.

— С вами все в порядке, леди? — спросил он с озабоченным видом, заметив, что она внезапно побледнела. — Могу я чем-нибудь помочь?

— Нет, — прошептала она, повернулась и пошла дальше. — Со мной все хорошо.

— Может быть, прислать к вам горничную? — не унимался лакей.

Она даже не оглянулась. Не могла отвести взгляд от конверта.

— Спасибо. Я хочу побыть одна.

Должно быть, он еще что-то говорил, но она не слышала. До своей комнаты она дошла, ничего не видя вокруг. Все ее внимание поглотил конверт, надписанный педантичной рукой Аны.

Внутри него ответы. Мередит прошла к камину и опустилась в кресло. Ей надо было знать эти ответы.

Но если они обвиняют Тристана, хочет ли она знать их? Нет. Не хочет. В первый раз Мередит признала то, что давно уже было правдой: она не желает знать, виновен ли Тристан в том, в чем его обвиняют. Она не желает знать ничего, кроме того, что он пробуждает в ней страсть. Что она хочет его, и он возвращает ей это желание многократно усиленным.

Мередит долго смотрела на письмо, потом перевела взгляд на камин. Так легко бросить послание Аны в огонь. Он поглотит все ненавистное, что содержится внутри конверта. Она сможет снова пойти к Тристану и притвориться, что не знает того, что знает. Что не видела того, что видела.

Так что же делать?

Ее рука с письмом дрожала, когда Мередит потянулась к огню. Жар, идущий от горящих поленьев, все сильнее обжигал кожу. Она смотрела на руку, дрожащую рядом с пламенем, и слезы застилали ей глаза.

— Я не могу, — прошептала она, со вздохом отдергивая руку. — Я такая, какая есть. Я не могу притвориться другой просто потому, что не хотела бы получать это письмо. Я должна покончить с этим, или мне никогда не знать покоя.

Перевернув конверт, Мередит сломала печать и вынула письмо. Ана разгадала код в письмах Девлина к Тристану. Мередит запомнила почти страницу текста, и Ана смогла узнать истинный его смысл.

Сердце Мередит разрывалось с каждым словом. Девлин без конца упоминал некую «вещь» и писал о своем желании, чтобы Тристан раздобыл ее. Они явно говорили об этой «вещи» раньше, потому что Девлин не описывал ее. Он также сообщал, что нашел идеальное место для передачи «вещи», и о том, что Тристан получит желаемое, когда отдаст ее. Его допустят в узкий круг «друзей» Девлина.

Слезы высохли на глазах Мередит, когда она прочитала последнюю строчку, в которой выражалась благодарность Тристану за все, что он сделал для Девлина до этих пор.

— «Лорд Кармайкл, ваша преданность будет вознаграждена. Я гарантирую вам это», — прочитала она вслух.

Ночные кошмары стали явью. Для ареста Тристана этих сведений было недостаточно, но под «вещью», несомненно, подразумевалась картина. Тристан выполнял какие-то поручения негодяя и предлагалсделать больше. Картина была последним поручением, последним препятствием перед вхождением в некий круг предателей страны.

Жестокое разочарование обрушилось на Мередит, но к нему присоединился еще и гнев. Почему Тристан делал это? Почему он связал себя с предательством, ведь финансовых причин для этого не было? Даже если он считал, что правительство несет ответственность за трагическую гибель его брата, почему он пожелал присоединиться к людям, которые погубили не только Эдмунда, но много таких же прекрасных молодых людей?

А еще важнее… что ей делать со всем этим? Время уходит, пора принимать решения. Что делать с заданием?

И что делать со своим сердцем?

ГЛАВА 15

Тристан неловко топтался на месте. Как только Мередит в смятении покинула комнату, выражение шока на лице его матери исчезло; теперь оно скорее вызывало в памяти кошку, которая обнаружила нетронутую миску сметаны. Она просто… разглядывала его, отчего он еще сильнее ощущал беспорядок в своем костюме. И то, как образовался этот беспорядок.

Чувство вины обрушилось на него, когда он осознал, в каком положении оказался. И в какое положение поставил семью не самой сценой обольщения, свидетельницей которой стала его мать, но всем, что он сделал за последний год.

Опустив голову, Тристан пробормотал:

— Мои извинения.

Мать казалась удивленной его словами:

— Извинения?

Он хмуро кивнул.

— Я делал все возможное, чтобы ограждать семью от скандалов, — смущенно сказал он. — Старался жить так, как учил меня отец, как должен жить маркиз. Все, что я делал, было подчинено этой цели. Но теперь я потерпел поражение.

Она наморщила лоб.

— Ты считаешь, что я оскорблена этим… — леди Кармайкл сделала неопределенный жест, — этим опрометчивым поступком?

— Я… — начал Тристан объяснение.

Она прервала его, подойдя к нему и положив руку на плечо:

— Нет, Тристан, нет.

Какое огромное облегчение. Пусть его мать не знает и части того, что он наделал, сам факт, что она не презирает его, давал Тристану надежду.

Она улыбнулась — и сразу помолодела на много лет.

— Мой дорогой, я никогда не делала секрета из того, что хочу видеть тебя устроенным, женатым и с детьми.

— Да, это никогда не было секретом, — согласился он с кривой улыбкой, направляясь к бару в углу комнаты. Он взял бутылку хереса и поинтересовался у матери, не хочет ли она присоединиться к нему. Констанс кивнула, и Тристан наполнил два бокала, борясь с желанием полностью осушить бутылку.

Сделав глоток, она продолжила:

— Вы явно сблизились с Мередит.

Он содрогнулся при этих словах, вспомнив о предстоящем, о том, чего он пытался избежать. Когда он начинал думать о Мередит, то не мог остановиться. А остановиться нужно. По многим причинам он не мог позволить продолжаться охватившему его безумию. Нельзя было заходить так далеко, но он не мог устоять перед ней, как не мог перестать дышать. Она стала частью его.

— Глупо отрицать это после того, чему вы были свидетельницей, — со вздохом сказал он.

Она снова улыбнулась:

— Если сказать правду, меня нельзя было бы порадовать больше. Конечно, обручение будет слишком стремительным, но это не значит, что мы не сможем устроить замечательную свадьбу с участием всех родственников.

Тристан отшатнулся:

— Обручение? Свадьба?

— Разумеется. Ты единственный из моих детей, кто еще не нашел себе пару. У нас в распоряжении есть несколько недель, даже месяц-два, чтобы насладиться всеми прелестями помолвки. — Она заколебалась, покраснела. — Если только Мередит уже не забеременела.

Он отступил еще дальше. Эту мысль Тристан старательно отбрасывал, как ни глупо было отрицать такую возможность.

— Нет. Я… я не знаю. Мама, мы с Мередит не задумывались над… над…

Губы матери сжались в ниточку, она посмотрела прямо в глаза сыну. Он знал это выражение. Он видел его мальчиком, когда плохо себя вел.

Она уперлась руками в бедра.

— Ты добился… — ее голос понизился до шепота, — физической близости с женщиной из общества и не задумывался?

Слышать такие слова из уст матери было еще тяжелее.

— Это сложно, — вымолвил он.

Леди Кармайкл гневно покачала головой:

— Нет, совсем нет. Мы, Тристан, делаем выбор, а вместе с ним выбираем и его последствия.

Ему стало больно, как от срикошетившей пули.

— Вы думаете, я не знаю этого? — Его голос звучал уныло, он снова подумал о том, чем занимался все последнее время. И о последствиях.

Мать игнорировала его слова.

— Ты признался, что не знаешь, носит ли леди твоего ребенка.

Он вдруг подумал о такой удивительной возможности. Мередит, ее живот большой, потому что в нем его ребенок. Его сын или дочь. На всю жизнь остаться с женщиной, которая за короткое время вернула ему полноту жизни, с женщиной, которую он желал так долго, но не позволял себе сближаться с ней.

— Ты должен просить ее руки, Тристан, — твердо сказала его мать.

Перед его мысленным взором возник Огастин Девлин и стер его будущее, уничтожил его… и Мередит вместе с ним. Тристан передернулся от боли.

— Я не могу.

— Ты должен. — Мать схватила его за руку. Картина, возникшая в его мозгу, исчезла, и он видел только свою мать. — Не свои фантазии и кошмары. — Я знаю, как ты мучился после смерти Эдмунда. Ты мучил себя, думая, что не сделал чего-то, что мог бы сделать.

Тристан отвернул лицо, сведенное болью.

— Я упустил его.

— Нет! — выкрикнула Констанс, и глаза ее наполнились слезами. — У тебя всегда сидит в голове, что ты должен, должен, это твой отец внушил тебе.

— Он был лучшим из людей, — нахмурился Тристан.

— Да. Это так. Но все же он был только человеком! С недостатками. Отец не был совершенством, и он никогда не ждал, что ты будешь совершенством. — Она вздохнула. Ты не виноват в том, что случилось с братом. Но если ты не поведешь себя так, как должно, с Мередит, ты потеряешь ее. И себя.

Он вырвал руку. Мать была, конечно, права, хотя Тристану не приходило в голову взглянуть на все в таком свете. Он оставлял Мередит в положении неопределенности. И вначале, когда пытался защитить ее, заявив на нее права, и сейчас, когда ему стало казаться, что он защитит ее, если будет держаться на расстоянии.

Мать смотрела на сына, склонив голову набок, и в ее взгляде было столько доброты и нежности — он не был уверен, что заслужил их.

— Тебе, несомненно, нравится эта молодая леди, — констатировала она. — Это замечательно. И не только потому, что тебе пора жениться. Но потому что я впервые за долгое время увидела улыбку на твоем лице, когда ты был с ней.

Тристан задумался. Это было правдой. Мередит делала его… счастливым. И будет делать счастливым до конца его дней.

Он мог бы постараться сделать то же самое для нее.

Сдаваясь на милость судьбы, Тристан обнял мать:

— Вы, разумеется, правы. Я поговорю с ней вечером.

Мередит следовало сжечь письмо Аны, чтобы не выдать себя. Пусть оно было зашифровано, хранить его совершенно ни к чему.

Но она все еще держала его в руке. Она перечитывала письмо снова и снова, хотя уже знала наизусть. Вряд ли ей удастся когда-нибудь забыть эти строки или то, что за ними стоит.

— Мередит!..

Она поднялась, услышав голос Тристана, быстро спрятала за спину письмо, в котором была заключена частица его гибели, и изобразила улыбку.

— Тристан, вы напугали меня! — громко сказала она.

Он сделал шаг в комнату, и все наполнилось им. Нелепо, но и на таком расстоянии она чувствовала волну исходящего от него тепла, ощущала запах его кожи и исходящее от него желание.

Уголок конверта впился в ее ладонь, она поморщилась — и от болезненного укола, и от осознания происходящего.

— Прошу прощения. Я стучался, но не было ответа, — сказал он, останавливаясь, потому что вдруг понял, что уже идет к ней. — С вами все в порядке?

Мередит встрепенулась. Неужели так заметно, что она расстроена? Заметил ли он письмо в ее руке? Она медленно попятилась к камину. Как только представится случай, она бросит письмо в огонь.

— Разумеется. Почему вы спрашиваете? — спросила она.

Он вскинул голову:

— Вы, конечно же, расстроены тем, что моя мать застала нас. Это естественно. Я прошу прощения за то, что легкомысленно поставил вас в такое положение.

Мередит ответила не сразу. Она заново переживала безумие, охватившее их в гостиной, то, как они, отбросив всякую осторожность, сдирали друг с друга одежду. Сердце ее стучало, дрожь сотрясала тело с такой силой, что это было заметно.

— Не нужно извиняться, — мягко сказала она. — Нас обоих охватило… — Мередит помолчала. — Что? Желание? Эмоции?.. Все вместе.

— Я хочу поговорить с вами об этом, — сказал Тристан. — Вы не будете возражать, если я закрою дверь? Это очень личное дело.

Она кивнула. Когда он повернулся к ней спиной, она бросила письмо в огонь и поспешила сесть в кресло. Ему она указала на другое кресло, и он тоже сел.

Какое-то время оба молчали. Мередит подняла голову. Капелька пота выступила над верхней губой Тристана. Он был бледен. Нервничал. Она все больше недоумевала и тревожилась.

— Тристан… — заговорила она.

Он прервал ее, кашлянув, чтобы прочистить горло, и произнес:

— Да. Все дело в том, почему я здесь. Я… я знаю, я сказал вам, что не могу предложить вам будущее, но сегодня все изменилось. Нас застали в такой деликатной ситуации, что наше решение держать свои отношения в тайне стало невозможным.

Мередит поморщилась:

— Что вы хотите этим сказать?

— Я хочу сказать… — Тристан взял ее руку. Большим пальцем провел по тыльной стороне кисти — и ее кожа тут же начала гореть, а колени ослабли. — Выходите за меня замуж, Мередит.

Она отняла руку. Поднялась, подошла к окну и стала смотреть в него.

Ей стало трудно дышать. Мысли ее и без того путались, а голова просто разрывалась на части. Улики и поцелуи боролись друг с другом. Ложь с любовью. Чувства с интуицией.

Но было одно обстоятельство, которого все это не касалось.

Мередит хотела выйти за Тристана замуж. Несмотря на то, что он мог оказаться предателем. Что она не сможет спасти его от судьбы, которая ждет преступника. Что ей нельзя желать спасти его. Но Мередит хотела стать его женой. Убежать от своего долга, от его проступков, от страданий, ожидающих в недалеком будущем. И сердцем, и душой она жаждала принять предложение.

Она круто повернулась и краешком глаза заметила догорающее письмо Аны. Оно было таким толстым, что пламя еще не полностью уничтожило конверт. Мередит еще различала его контуры на углях, и в ее мозгу отчетливо всплыло то, что Огастин Девлин писал Тристану.

Потом взгляд ее упал на небольшую стопку бумаг на столике рядом. Шифровки. Указания для Аны и Мередит и начало ее заключительного донесения Чарли. Все предназначалось для уничтожения этого человека. Колесо машины уничтожения уже пришло в движение. И привела его в движение она. И он сам.

Мередит встретилась с ним глазами. Как ей хотелось просто рассказать ему всю правду и потребовать того же от него. Она открыла рот, набрала в грудь воздуха… но сказалась специальная подготовка, и она остановилась.

Если она сейчас откроется ему, он может затаиться. Узнав, что правительство идет по следу, он сможет предупредить Девлина и спрятать концы в воду. Все, ради чего она работала, ради чего рисковала, пойдет прахом.

— Тристан, — шепнула она, хотя сердце ее разрывалось от боли. — Я не могу стать вашей женой.

Мир закачался. Слова Мередит громом прозвучали во внезапно установившейся тишине. Вслед за этим разочарование пустило корни в груди Тристана, быстро пронизало все тело и разрослось, пока не заполнило собой все. Он и не осознавал, как сильно хотел этого. Хотел ее.

Как сильно он ее любил.

Мысль, что он любит Мередит, не стала открытием. Может быть, рассудком он признал бы, что полюбил ее в первый же миг, когда, оказавшись в пабе много лет тому назад, увидел ее, вырывающуюся из рук негодяя. Когда, избавив Мередит от ужасной участи, Тристан провожал ее домой, его навсегда пленили слабость и одновременно сила, прочитанные им в ее испуганных глазах.

В то время он убедил себя, что причиной, побудившей его оттолкнуть ее от себя, было то, что он чуть не убил мужчину, посягнувшего на ее честь. Ярость, которая охватила Тристана, была безграничной. Но не собственного безрассудства он испугался. Он испугался любви.

Тристан верил, что все забудется, но с годами власть Мередит над ним только росла. Где-то в глубине его существа чувство к ней становилось сильнее. Бегство не помогло, но ко времени, когда он отыскал ее, она была уже замужем. Он как-то справился с болью потери и стал жить дальше, но не мог забыть о ней.

Все эти годы в каждом танцевальном зале, на каждом приеме он искал ее глазами. Никогда не подходил, но всегда наблюдал за ней, и ему было тепло от сознания, что она рядом. Тристан любил ее и тогда, когда она потеряла мужа, но к тому времени на его плечи легла такая ответственность, что ему было не до ухаживаний.

Но он любил ее. Даже тогда, когда его мир обрушился. Когда брат покинул дом и вскоре погиб, Тристан по-прежнему не забывал Мередит. И когда он нашел ее, это показалось ему лучом света в его печальном, омраченном чувством вины существовании.

Но Тристан никогда не позволял себе признаваться в своих чувствах, пока не повстречал Мередит в Лондоне. Однако сила этих чувств была такова, его так неотвратимо влекло к ней, что все усилия проигнорировать их оказались безуспешными.

И вот он стоит здесь, перед женщиной, которую любил так долго, что не мог бы припомнить времени, когда был свободен от этого чувства, и она отказывалась стать его женой. Отказывалась принять его любовь.

— Тристан? — шепнула она, избегая встретиться с ним глазами, но быстро, обеспокоенно взглянув на него.

Он взял себя в руки и казался спокойным.

— Почему вы не можете стать моей женой?" Наверное, было глупо требовать объяснений, но Тристан хотел знать. Ему было необходимо знать.

Мередит колебалась, и он понял, что она тоже борется со своими чувствами. Это давало пусть слабую, но надежду.

— В ту ночь, — сказала она, наконец, глядя на него своими потемневшими и ставшими опасно синими глазами, — мы лежали вместе, и вы сказали, что не можете предложить мне будущего. Что между нами могут быть только временные отношения. Что-то изменилось?

— Нас застали, Мередит, — ответил Тристан, хотя это была неправда. На самом деле он просил ее руки совсем не потому, что на этом настаивала его мать. Она только подтолкнула сына к тому, что было предопределено. — Пренебречь правилами приличия…

Мередит нахмурилась:

— Так это будет брак, заключенный под давлением норм поведения и морали общества? Если джентльмен укладывает леди в свою постель, он обязан сделать ее своей женой?

Тристан смешался. Теперь, когда она отказала ему, он не мог найти более подходящего объяснения. Открывая ей сердце, он рисковал, что боль, которая уже взорвалась внутри его, станет непереносимой.

Вы знаете, что между нами было больше, чем это, — произнес он, подходя к ней. Она позволила ему взять себя за руку, хотя и покачала головой.

— Но если было что-то большее, то оно было и раньше, — ответила она. — И возможность оказаться застигнутыми тоже существовала. Однако вы тем не менее не обещали мне ничего, и я ничего не ждала. Так что я снова спрашиваю вас… что изменилось, кроме того, что ваша матушка застала нас этим утром?

Он прикрыл глаза. Изменилось то, что он понял, как сильно любит ее. Но наверное, этого было недостаточно. Он продолжал вести опасную игру с Девлином. Ложь и тайны поселились в его доме и в его сердце. Вот почему он не хотел связывать ее с собой.

— Нет, — тихо сказал Тристан, отпуская ее руку. — В моей жизни ничего не изменилось.

— Я сомневаюсь, чтобы ваша мать захотела испортить мою репутацию и рассказать другим о нашей неосторожности, — возразила Мередит. — Она хочет видеть вас женатым, но не хочет сделать вам больно. И мне, я уверена в этом.

— Итак, вы не заинтересованы в совместном будущем? — спросил он, и в его голосе прозвучала сталь.

Она прерывисто вздохнула, и Тристан в первый раз увидел на ее лице чувства, которые Мередит хотела скрыть. Боль и гнев. Одинаковой силы. И другие чувства, которым он не мог дать названия. Но это были истинные чувства, свидетельство того, что ее так же тянуло к нему, как и его к ней.

И все же она покачала головой.

— Я не могу выйти за вас замуж, потому что не хочу снова оказаться под властью мужчины. — Ее голос дрожал. — Даже если этот мужчина — вы.

— Но я небезразличен вам, — сказал он, идя на риск, которого избегал до сих пор. — Я вижу это в ваших глазах.

Казалось, Мередит удивилась, что он угадал ее чувства. Она придала лицу безразличное выражение и сделала шаг назад.

— Вы непоследовательны, Тристан. Мы заключили соглашение, что не будем уповать на общее будущее, которого не может быть. Вы мне нравитесь, но будущее не стало от этого более возможным, чем в ту первую ночь.

Он последовал ее примеру и с горечью отступил. Разочарование вернулось, а вместе с ним и гнев. Гнев на себя самого, посмевшего поверить. Забывшего про барьеры, отделявшие его от счастья. Тристан позволил себе замечтаться, но теперь с этим будет покончено. Ему надо забыть эту женщину и все силы сосредоточить на том деле, которым ему предстояло заняться.

— Я понял, миледи, — сказал Тристан и чопорно поклонился, прикрываясь вежливостью, как щитом.

Он пошел к двери, но, дойдя до нее, неожиданно для себя обернулся. Мередит смотрела на него, дрожа всем телом, сжав в кулачки опущенные вдоль тела руки. В слабом свете угасающего камина он увидел, что в ее глазах блестят слезы.

— Если вы передумаете, мое предложение остается в силе.

Он повернулся раньше, чем смог бы увидеть ее реакцию на свои слова, и закрыл за собой дверь.

Свеча догорала, от нее остался крошечный огарок с дрожащим искрящим фитилем, но Мередит не замечала этого. Она была слишком занята: сидя на полу у камина со стопкой бумаг, содержащих собранные ею сведения, сосредоточенно размышляла над ними. Она даже начала составлять набросок отчета. Долгие часы провела она, пытаясь найти хоть что-нибудь, что свидетельствовало бы о невиновности Тристана.

Что-то, что позволило бы ей принять его предложение руки и сердца.

Вздохнув, Мередит поднялась на ноги. Подошла к окну. За окном было так темно, что она увидела только собственное отражение в стекле. Вид у нее был отвратительный. Глаза опухли от усилий сдержать слезы, лицо пылало от разочарования, гнева и страстного желания.

Да, страстного желания. Мередит признавала, что желание не отпускает ее. Предложение Тристана стать его женой звучало в голове. Как легко было у нее на сердце в его объятиях. Когда он прикасался к ней, забывались долгие годы одиночества.

Каким опасным Тристан был, если рядом с ним у нее появлялись такие мысли. Мередит знала наверняка, что когда ее расследование будет закончено, его заберут у нее. Он дал завлечь себя в предательство и лгал по причинам, которые она не смогла выяснить.

Она отвернулась от своего зыбкого отражения и перешла в другой угол комнаты. Посмотрела на стопку бумаг — это все были улики. Не было никаких свидетельств, что Тристан не причастен к тому, в чем его обвиняют.

Ничего, кроме внутреннего голоса. Сердце подсказывало ей, что он не делал, не мог сделать ничего подобного. Не только из-за обстоятельств смерти Эдмунда, но потому, что у него благородное сердце. Тот же голос твердил Мередит что прежде, чем она сдаст Тристана тем, кто решит его судьбу, ему нужно дать шанс объясниться и защитить себя.

— Я должна сказать ему. — Она смахнула внезапно выступившие слезы.

В первый раз с момента своего появления в Кармайкле Мередит почувствовала уверенность. Это было правильное решение. У нее достаточно фактов, чтобы заставить Тристана сказать правду, по крайней мере, он не сможет отрицать их.

Когда она шла к двери, руки у нее дрожали. В это позднее время в коридорах было темно. Слуги уже закончили свои дела, большая часть гостей разошлась по спальням. Мередит была уверена, что Тристану не скоро удастся заснуть, их разговор явно взволновал его.

Она медленно спустилась по лестнице. Мередит знала, что не сможет противостоять ему в его спальне. Стоит ему дотронуться до нее — и она не устоит; она молила Бога, чтобы Тристан оказался в кабинете, или в библиотеке, или еще где-нибудь, только не в спальне.

Она повернула в длинный широкий коридор, где на стенах висели портреты предков Кармайклов. Здесь, где-то посередине этого коридора и стоял Тристан. Он не слышал ее шагов и, казалось, полностью погрузился в свое занятие.

Он стоял перед большим портретом. Она не могла видеть, чей это был портрет, но, судя по всему, это был кто-то значимый для него. Тристан выглядел мрачным, брови насуплены, и чем дольше он изучал картину, тем больше хмурился.

Инстинкт заставил Мередит спрятаться в тени. Его поведение и выражение лица говорили о том, что она стала свидетельницей чего-то очень важного. Это мог быть ключ к поведению Тристана, если не ко всему делу.

Может быть, и к тому и к другому.

— Я пытаюсь, отец, — произнес он так тихо, что она бы не услышала, если бы не гулкое эхо.

Тристан замер, словно почувствовав чье-то присутствие, огляделся. Мередит вжалась в стену там, где тень была гуще всего. Мука на его лице лишила ее дыхания. Все тщательно скрываемые чувства больше не были замаскированы внешней сдержанностью. Он выглядел… сломленным. И ей страстно захотелось утешить его.

Но прежде чем она успела совершить безрассудство, он повернулся и стал быстро уходить. У Мередит не было иного выбора, как последовать за ним. Он прошел мимо гостиных, библиотеки и остановился у своего кабинета. Казалось, его мучают сомнения. Наклонившись, он прижался лбом к двери, постоял, потом открыл ее и вошел внутрь.

Мередит, стараясь шагать неслышно, подошла к двери и приложила к ней ухо — и почти ничего не услышала. Тристан ходил по кабинету, но не приближался к двери. Она закусила губу и начала медленно поворачивать ручку, стараясь не произвести шума.

Наконец она смогла приоткрыть дверь примерно на дюйм и заглянула внутрь одним глазом, но не обнаружила ничего интересного — только небольшую часть стола и ту половину комнаты, где стояли книжный шкаф и кресло для чтения. Самого Тристана она не видела. Приоткрыв дверь шире, она не увидела его и за столом. В конце концов, Мередит шагнула внутрь. Он стоял спиной к ней, погруженный в раздумья, и не заметил, как она вошла. Тристан смотрел на портрет брата, который она видела, когда обыскивала кабинет несколько дней назад.

Мередит уже открыла рот, чтобы заговорить, рассказать о расследовании, потребовать сказать правду об измене, но тут он наклонился и начал что-то делать с рамой портрета. Она не могла рассмотреть, что именно, но услышала какой-то звук, и портрет Эдмунда отодвинулся в сторону.

От того, что она увидела, Мередит почувствовала дурноту; она прислонилась к двери, чтобы не упасть. За портретом была спрятана картина, украденная из галереи Джермана. Та самая, которую она искала и надеялась не найти в этом доме.

Пальцы Мередит царапали дверь, она боролась с собой, чтобы не застонать. Почему-то вопреки очевидности она верила своему внутреннему голосу, который твердил, что Тристан не способен на такое преступление.

Теперь это уже невозможно отрицать.

— Еще два дня, — произнес Тристан. Его голос привел ее в смятение, на миг она подумала, что он обращается к ней. — Через два дня ты будешь у Девлина, и я больше никогда не увижу тебя снова. Все будет кончено.

Мередит выскользнула из комнаты прежде, чем он обернулся и застал ее за подглядыванием, и даже смогла бесшумно закрыть дверь. Она едва видела, куда бежала. Прочь от полотна, которое подтвердило ее худшие страхи. Прочь от голоса Тристана, который подтвердил свое добровольное участие в преступных действиях. Прочь от своего разбитого сердца, хотя невозможно убежать от боли в нем.

Дверь кабинета открылась и закрылась, Мередит взглянулачерез плечо. Тристан шел по коридору следом за ней и неизбежно увидел бы ее, если бы она не скользнула в темное пространство у каких-то дверей.

Она задержала дыхание, прислушиваясь к его шагам, широким и уверенным. Тристан прошел, не заметив ее. Мередит смотрела на удаляющуюся спину и пыталась справиться с дыханием. Сердце ее готово было разорваться.

Ей хотелось догнать Тристана и в гневе колотить по его груди кулачками. Хотелось пронзительно закричать, да так, чтобы обрушился весь дом.

Но она не могла.

Чтобы успокоиться, Мередит прибегла к упражнениям. Медленно, сосредоточившись на дыхании, она вернула контроль над эмоциями и постаралась справиться с ними.

Сейчас надо сделать свою работу, которой уже нельзя избежать, нельзя притвориться, что произошла ошибка. Ей надо подготовить сообщение. Оно должно прийти в Лондон к рассвету, благо у Мередит есть с кем его отправить.

Когда Тристан разглядывал проклятую картину, он сказал, что скоро с этим будет покончено. Так и будет. Со всем будет покончено.

ГЛАВА 16

Мередит думала, что много страдала: после смерти своих родителей, в ту долгую ночь перед появлением Тристана, спасшего ее от ее собственного недомыслия, даже в период обучения, когда ее нетренированное тело восставало против физического напряжения.

Но теперь она поняла, что ничего не знала о настоящей муке. Настоящая мука терзала ее сейчас, когда она сидела за ужином и ожидала неизбежного.

Вернувшись в свою спальню, она написала письмо… ненавистное письмо, приговаривающее Тристана к тому, о чем она не хотела думать. Ее кучер быстро доставит письмо по назначению. Дороги хорошие, светит полная луна, так что ее послание окажется в Лондоне достаточно рано, чтобы Чарли смог прочитать его за завтраком. Ее наставник никогда не терял времени даром, если дело доходило до ареста. Мередит не сомневалась, что он отправится в Кармайкл уже через несколько часов после получения письма.

Она посмотрела на часы, стоявшие в углу столовой. Сколько времени у нее осталосьдо появления Чарли?

Ее взгляд переместился на Тристана, сидящего во главе стола и беседующего с другим джентльменом. Он не подозревал, что скоро наступит конец. Но вид у Тристана был усталый. Измученный. В зеленых глазах не было тех теплоты и света, которые Мередит привыкла видеть, под глазами легли темные круги.

— Лорд Кармайкл, тут некоторые дамы интересуются, куда подевался ваш друг? — спросила одна из женщин, сидевшая поодаль от Мередит.

Спрашивала тучная леди Бланкеншелф, дочь которой, Эстер, два года как начала выезжать. С тех пор ее светлость все время искала партнеров для бриджа.

— Мой друг, миледи? — безучастно спросил Тристан.

Мередит широко открыла глаза, оглядывая стол. Она не пошла играть в пэлл-мэлл, потому что не могла больше притворяться, будто с большим удовольствием проводит время, зная, что должно произойти. Она настолько погрузилась в противоречивые мысли, что едва замечала окружающих, включая и Девлина.

И вот расплата. Когда появится Чарли, чтобы забрать Тристана, Мередит не сможет сообщить, куда делся Девлин и даже когда он исчез. Эмоции снова помешали ей хорошо выполнить работу.

Она напряженно вслушивалась, что скажет Тристан. По крайней мере, она хоть что-то узнает.

Его глаза немного оживились. Он, казалось, торжествовал, да, в самом деле. Как если бы выиграл трудный поединок. С Девлином? Если так, в чем заключался выигрыш?

— Мистера Девлина отозвали из Кармайкла по важному делу, — сказал Тристан. — Боюсь, он больше не приедет.

Ужас охватил Мередит. Неужели картину уже обменяли? Нет, это невозможно. Если бы Девлин увез картину, он покинул бы Кармайкл в карете. Ее кучер сообщил бы ей о подозрительном отъезде. Если же Девлин уехал верхом, как и приехал, кучер мог подумать, что он будет отсутствовать недолго.

А Мередит трусливо пряталась и до сих пор не поговорила с Тристаном. Это надо сделать, как только она сможет незаметно покинуть общество.

Лицо леди Бланкеншелф разочарованно вытянулось. Она явно рассматривала Девлина как потенциального жениха для своей дочери. К счастью для нее, она не получила желаемого.

— Так жалко, — вздохнула она и немедленно переключилась на поиски следующей кандидатуры.

— Да. — Тристан покачал вино в бокале. — Жалко.

Мередит насторожилась при этих его словах. Она была совершенно уверена, что картина осталась на месте, так почему Девлин уехал без нее? И почему Тристан так доволен этим? Прошлой ночью он, казалось, жаждал отделаться от полотна. Сеть, которую Тристан сплел, оказалась такой сложной; Мередит не знала, что и думать. Она совсем не понимала причин его поступков. Можно было только надеяться, что когда-нибудь она их узнает и тогда, возможно, обретет спокойствие. Хотя вряд ли это произойдет.

Тристан, казалось, почувствовал ее взгляд и посмотрел в ее направлении. На какой-то миг его глаза загорелись, в них мелькнуло и желание, и разочарование, потом он отвернулся и заговорил с кем-то из гостей.

Ярость бушевала в груди Мередит. Почему он сделал это?

Тристан уверял, что хочет защитить ее, но о какой защите могла идти речь, если он окружил себя предателями? Это не давало Мередит покоя, она едва услышала, как леди Кармайкл, поднявшись со своего места, объявила, что леди могут пройти в южную гостиную, а мужчины — в бильярдную.

Мередит почувствовала облегчение. Она нарочно замешкалась, ожидая, когда выйдут другие дамы.

Когда мимо проходил Тристан, она сделала вид, что занята. Его взгляд обжег ее, но он предпочел сопровождать другую леди. Наконец она осталась одна и поднялась с места.

У Мередит не было желания присоединяться к другим женщинам. В том состоянии, в котором она сейчас находилась, она не смогла бы поддерживать беседу и не была уверена, что сможет скрыть свои чувства. Кроме того, ей нужно было как можно скорее поговорить с кучером.

Она выскользнула в коридор как раз в то время, когда из гостиной, где собрались женщины, вышла леди Кармайкл. Мередит слышала доносившийся из гостиной смех и гул голосов.

— Вот вы где, моя дорогая, — произнесла леди Кармайкл с дружелюбной улыбкой.

Мередит удивилась. Констанс, разумеется, знала, что Мередит отказала Тристану. Она могла ожидать холодной вежливости, но не искренней теплоты.

В какой-то степени Мередит рассчитывала на это. Несмотря на ясное осознание долга, мысль, что она разрушит жизнь семейства Кармайклов, что само имя их будет покрыто позором, не доставляла ей удовольствия. И у нее не хватало мужества смотреть в лицо Констанс с тех пор, когда та застала их с Тристаном в гостиной. При одном воспоминании об этом щеки у Мередит начинали гореть.

— Добрый вечер, — сказала она с ответной улыбкой, которая была слабым отображением улыбки хозяйки.

— Вы не собираетесь присоединиться к нам? — спросила Констанс.

Мередит вздохнула:

— Мне очень жаль, но я снова неважно себя чувствую…

Прежде чем она успела закончить, Констанс жестом остановила ее:

— Не надо извиняться, если вам не хочется присоединяться к общей болтовне, но, может быть, у вас найдется какое-то время для меня, прежде чем вы уедете?

Сердце у Мередит упало.

— Конечно, — только и сказала она.

Констанс указала на дверь ближайшей маленькой гостиной. Пропустив Мередит впереди себя, она затворила дверь. Мередит предусмотрительно огляделась. Леди Кармайкл явно хотела поговорить с ней наедине.

— У вас такое выражение лица, словно вы боитесь, что я съем вас, — засмеялась Констанс. — Уверяю вас, у меня нет такого намерения.

Мередит не могла не улыбнуться, на этот раз искренне:

— Что вы, миледи, нет.

— Думаю, причина вашего беспокойства кроется в том, что вы отказали моему сыну, — продолжала леди Кармайкл, — и вам представляется, что я резко изменю свое к вам отношение. Или вы переживаете из-за сцены, свидетельницей которой я стала вчера днем?

Мередит невольно сделала шаг назад. Она не могла поверить, что леди Кармайкл способна быть такой… прямой!

— Признаюсь, я в совершенном смущении от того, что случилось вчера, — тихо сказала Мередит. И не лгала. Оказаться застигнутой в такой деликатной ситуации она никому бы не пожелала. Особенно если учесть, насколько это должно было шокировать такую леди, как Констанс Арчер. — И я не могу винить вас за обеспокоенность моим отказом принять предложение Тристана.

Лицо леди Кармайкл смягчилось.

— Моя дорогая, я не сержусь, — спокойно сказала она. — Я надеялась, что вы примете предложение Тристана, но мне неизвестны причины вашего отказа. Я не могу судить о них. И осуждать вас. — Она улыбнулась. — Но я надеюсь, вы со своей стороны не судили Тристана слишком строго.

Мередит вздрогнула. Если бы Констанс только знала, насколько строго его будут судить.

— Судить Тристана? — изменившимся голосом спросила она.

— Я знаю, порой он кажется сухим и холодным. Но надеюсь, вы поймете, какое у него большое сердце. — Констанс спокойно встретила ее взгляд. — Мой сын самый благородный человек из всех, кого мне приходилось знать. Он может скрывать свои чувства, но он глубоко чувствует. Вот почему смерть брата до сих пор не позволяет ему прийти в себя. Только вы, Мередит, смогли вдохнуть в него новую жизнь. В его глазах снова появился свет.

Мередит уклонилась от ее прикосновения. От глубоко задевших ее слов. Снова внутри ее сражались чувства и факты. Каждый раз, когда она была с Тристаном, она ощущала его таким, каким описывала его леди Кармайкл. Достойным. Страстным, но скрывающим страсть за маской приличий.

И все же факты указывали на его принадлежность к худшему сорту людей. А значит, чувства обманывали ее.

Но эти чувства никуда не делись. Они оставались в ее сердце.

— Я не буду больше возвращаться к этому разговору, — уверила ее леди Кармайкл. — И если вы не измените своего решения, я не буду винить вас за это. Надеюсь, вы время от времени будете приезжать ко мне и при случае принимать меня.

— Конечно, — торопливо сказала Мередит. — Я никогда не откажусь от встречи с вами.

Констанс улыбнулась.

— Точно так же я надеюсь, что вы не отвернетесь от моего сына. Жизнь так коротка. Сожаления — тяжелая ноша. — Она пошла к двери. — Я должна вернуться к гостям. Если вы присоединитесь к нам позже, я буду очень рада. Если нет, желаю вам доброй ночи.

— Доброй ночи, — прошептала Мередит. Когда дверь закрылась, она повернулась спиной к ней. — Жизнь так коротка, — повторила она.

Леди Кармайкл и не подозревала, насколько верным было ее замечание. Время, когда Мередит могла видеть Тристана, стремительно уходило. Ей нужно воспользоваться последней возможностью. У нее еще найдется время для сожалений, которые тяжело лягут на сердце, когда все будет кончено.

Отбросив колебания, мучавшие ее долгое время, Мередит покинула гостиную, чтобы закончить приготовления к развязке, прежде чем позволить себе в последний раз встретиться с человеком, которого она любила.

Тристан нервно ходил по кабинету. Противоречивые мысли, роившиеся в его голове, не давали ему развлекаться вместе с гостями, собравшимися внизу, в парадной гостиной. Мужчины играли в карты, женщины музицировали, пары непринужденно танцевали джигу — в гостиной разговаривали так громко, что он прикрыл дверь, чтобы не слышать шума.

Может быть, он и остался бы в гостиной, но Мередит там не было. После ужина, еще до того, как мужчины и женщины собрались вместе в гостиной, она куда-то подевалась. Его мать ничего не смогла ему сказать, но у него сложилось впечатление, что она говорила с Мередит. И, зная свою мать, он полагал, что она могла поощрять возобновление интереса Мередит к его предложению.

Но Мередит не было видно. Он не был ей нужен.

Тристан сел за стол, прикрыл лицо рукой. Единственную надежду, которая у него оставалась, он связывал с тем, что наконец-то мог заняться второй жизненно важной проблемой. Теперь у него были развязаны руки, и он мог передать Девлину эту проклятую картину.

Краем глаза он видел портрет покойного брата. Все, что он делал, было из-за Эдмунда. Поэтому казалось естественным, что за его портретом хранилась последняя часть головоломки, которая позволит ему проникнуть в круг людей Девлина.

Негодяю не понравилось, что Тристан отослал его за руководителем группы. Но у Девлина не было выбора. Он не имел представления, где спрятана картина, а без нее не мог осуществить свои планы. Пока Тристан не добьется желаемого — встречи с человеком, стоявшим за спиной Девлина, — Девлин также не получит желаемого.

Тристан не сдержал улыбки. Вскоре это останется позади. Он сможет перевернуть худшую страницу своей жизни. Начать все сначала. Со временем он, возможно, сможет даже убедить Мередит стать его женой.

Нет, сейчас не время для таких мыслей. Сейчас он должен использовать все силы, время и эмоции для отмщения. Это единственное, что имеет значение.

Вот только сердце не желало этого знать. Оно заявляло, что будущеес Мередит важнее, что нельзя жить прошлым. Что его брат не хотел бы, чтобы Тристан пошел на все, только бы сравнять счет.

Дверь кабинета открылась, но он не поднял головы.

— Мне ничего не нужно, — не желая отрываться от своих мыслей, сказал он, сцепляя пальцы под подбородком и по-прежнему глядя на портрет брата.

— Ничего?

Знакомый голос заставил Тристана повернуться в кресле. Это была Мередит — словно он выкрикнул свои мысли, и она явилась на его зов. Ему захотелось обнять ее, но он заставил себя побороть это желание. Однажды он открылся ей. Не совсем, но настолько, насколько было возможно при секретах, нависших над его головой, как гильотина. Она отказала ему. Он не хотел еще раз испытать такую боль.

— Мередит. — Тристан указал на кресло напротив.

Но она не села, а прошла через комнату к камину. Ее взгляд скользнул вверх, и она вздрогнула, когда он остановился на портрете, словно видеть его ей было так же тяжело, как временами Тристану. Но почему? Она еще девочкой видела Эдмунда, да и то мельком. У нее не было причин взволноваться.

Мередит повернулась к Тристану, и отчаяние в ее глазах заставило его забыть несвоевременные мысли.

— Я поняла, что мой отказ причинил вам боль, — произнесла она.

Его сердце яростно колотилось, он схватился за край стола.

— Не буду отрицать, — ответил он, тщательно следя за своей интонацией. Если она пришла не затем, чтобы сказать, что изменила свое решение, у него нет желания разыгрывать из себя дурака.

Мередит опустила голову:

— Я также верю, что, каковы бы ни были ваши обстоятельства, у вас были лучшие намерения.

Он нахмурил лоб:

— Вас смущает что-то другое?

Мередит опять вздрогнула, но проигнорировала его вопрос. Синие глаза встретились с его глазами. В них была решимость. Тристан недоумевал, зачем она прячется за маской легкомысленной светской женщины.

— Тристан, скоро произойдет нечто такое, что только увеличит гнев и боль, разделившие нас. — Она шагнула к нему. — Нечто такое, что навсегда изменит наши жизни.

Он непонимающе покачал головой:

— Случится что?

— Но прежде я прошу выполнить одну мою просьбу, — сказала Мередит.

Она медленно, скользящими шажками приблизилась к нему. И не отвела глаз, даже когда прильнула кнему. Даже когда Тристан погрузился в божественный аромат ее духов. Ее сияние заполнило его, а ее теплота вернула ощущение полноты жизни.

— Чего вы хотите? — спросил он голосом, ставшим хриплым от желания и волнения.

— Один последний поцелуй. — Ее голос дрогнул, слезы заблестели в уголках глаз. Просто поцелуйте меня еще раз. Пока не будет слишком поздно.

Тристан не понял зловещего смысла ее просьбы. Может быть, она намеревалась уехать, не повидавшись с ним. Может быть, подумала, что ее отказ навсегда разрушил непрочную связь между ними. Или то, о чем она говорила, было гораздо страшнее, чем он мог подумать.

Но какое сейчас это имело значение? Мередит предлагала ему небесное блаженство, и даже если это будет стоить ему еще одной раны на сердце, Тристан согласен. И не будет спешить.

Если это будет их последний поцелуй, как она уверяла, он должен быть таким, чтобы его невозможно было забыть.

Тристан медленно провел пальцами по ее волосам. Одна его ладонь легла на ее щеку, второй он позволил скользнуть по ее руке, и она задрожала. Потом он положил ладонь на ее бедро и сильнее притянул ее к себе.

Мередит вздохнула, дыхание вырывалось у нее как рыдание. Она подняла лицо, подставляя губы, но он не сразу ответил на ее призыв. Легким поцелуем Тристан коснулся уголка ее глаза, почувствовав соленость уже пролитых слез и тех, которым она не дала пролиться. Он поцеловал ее в щеку, потерся губами об ухо. Поцеловал кончик носа.

Когда он наконец коснулся губами уголка ее губ, им обоим показалось, что этот миг будет тянуться вечно. Затем губы Тристана переместились и крепко прижались к ее губам. Ее второй вздох был такимже прерывистым, но также и вздохом облегчения. Мередит выгнулась, приоткрыла губы и еще сильнее прижалась к его губам.

Тристан целовал ее будто в первый раз. Узнавая ее вкус, ее податливость. Этот «последний» поцелуй был как первый. Неизведанный, неожиданный. И в чем-то, боялся он, нереальный. Но ее тепло говорило ему, что это не его больное воображение.

Отчаяние, которое Мередит скрывала, снова прорвалось наружу. Она вжалась в него, вцепилась в лацканы его сюртука. Она сплетала язык с его языком, молила его о большем, требовала большего.

Он дал ей то, чего она хотела. Поцелуй становился все крепче, угрожая потерей контроля. Его тело могло держаться до каких-то пределов, после чего потребовало бы большего, и он не смог бы сдержать его.

Тристан мог бы уступить желанию, если бы не чувствовал, что Мередит сдерживается. Если он спросит ее, можно ли пойти дальше, она отпрянет. Он не хотел отпускать ее, пытаясь обуздать страсть, которую она будила в нем.

Из коридора послышался шум, потревожив забвение, которое он нашел в ее прикосновениях, но он предпочел не отрываться от ее губ. Мередит позволила ему еще один поцелуй и вырвалась. Освободилась от его губ, от его рук. Тристану не хотелось выпускать ее. Что-то говорило ему, что стоит выпустить сейчас — и он уже никогда не будет вот так держать ее в своих руках.

Но она настаивала, и они отошли друг от друга. Ее глаза блестели от волнения и еще больше от непролитых слез.

— Тристан, — прошептала Мередит еле слышно. — Я надеюсь, вы поймете.

— Пойму?

Шум в коридоре усилился, стал ближе: шаги, голоса.

— Да, — четко произнесла Мередит.

Дверь кабинета распахнулась, и в него ввалились несколько мужчин в сопровождении дворецкого и двух лакеев. Тристан застыл при виде людей, которые решительно ворвались, не дожидаясь, когда о них доложат.

Вошедших было трое. Все хорошо одеты, и, хотя их костюмы слегка помялись во время поездки, они явно принадлежали к верхушке среднего класса. Не его уровня. Не из тех, кто мог вторгаться в его дом без позволения. Никого из них он не знал. Один — осанистый мужчина с начинающей лысеть головой. Кажется, он был главным. Двое других просто стояли по обеим сторонам от него, глядя на слуг и на Тристана.

— Простите, сэр. — Дворецкий вышел вперед. — Они силой ворвались в дом, я не мог остановить их.

— Все в порядке, Дженсен, — заверил слугу Тристан. — У этих господ, по-видимому, есть дело. Или по крайней мере они так считают.

Дворецкий сложил руки и не двигался с места, готовый, если потребуется, выпроводить непрошеных гостей. Тристан улыбнулся при виде такой преданности слуги, но улыбка пропала, когда он взглянул на Мередит. Она стояла у двери и не казалась удивленной или испуганной. Скорее у нее был вид человека, сделавшего свое дело.

Отойдя от двери, она что-то тихо сказала слугам. К удивлению Тристана, слуги вышли из комнаты. Мередит закрыла за ними дверь и повернулась к нему. Их глаза встретились… она смотрела виновато.

Она знала этих мужчин. И знала, для чего они сейчас находятся здесь.

ГЛАВА 17

Слово «измена» пронзило Мередит. Оно не было неожиданным. Она ждала его, знала, что услышит, доказала его правомерность… но когда Чарли произнес это слово, она вздрогнула, стараясь не думать о том, что оно означало для Тристана… для нее самой.

— Кто вы? — спросил Тристан, выпрямляясь.

— Меня зовут Чарлз Айли, лорд Кармайкл, — выходя вперед, сказал лысеющий мужчина.

Тристан покачал головой. Это имя ничего ему не говорило.

— Почему вы ворвались в мой дом и прерываете частную беседу в столь поздний час?

Айли нахмурился:

— Милорд, я агент военного министерства, работающий на Корону. Мне вменено в обязанность арестовать вас. Вы немедленно должны поехать со мной в Лондон.

На Тристана обрушился весь мир. Тюрьма? Это означало, что его обвиняют в каком-то преступлении. Кровь отлила от его лица, хоть он и заставил себя выпрямиться и самоуверенно усмехнуться. Не мог же он показать, что целый год боялся этого момента.

— Арестовать? — спросил он, радуясь, что его голос не дрожит. — Значит ли это, что меня обвиняют в каком-то преступлении?

— Да, милорд. — Айли кивнул и добавил, не утруждая себя большой любезностью: — Вы обвиняетесь в измене Короне.

Тристан тоже вздрогнул, почти в тот же миг, что и она. Его лицо тоже не выразило изумления. В его глазах читался гнев. Отчаяние. Но и что-то еще.

Покорность судьбе.

В отдаленном уголке души Тристан ждал такой развязки, хоть и страшился ее.

Мередит видела, как Чарли объяснял ситуацию Тристану; видела, что Тристан ответил что-то, но слова стали непонятными, будто они были из чужого языка. Она не постигала их смысла, потому что ею владели воспоминания.

Мысленно она видела Тристана-мальчика, играющего в доме ее тети и дяди. В ту ночь, когда Мередит убежала, он отыскал ее в грязном пабе. Она вспомнила, каким стало у него лицо, когда он понял, кто эта девочка, которую он спас от изнасилования или чего-нибудь похуже. И ярость, с которой он набросился на ее обидчика. Тристан сделал все, чтобы защитить ее и от мужчины, который мог бы напасть на Мередит снова, и от наказания за побег из дома. Он никому не рассказал, где она побывала и почему, даже когда отдалился от нее.

Отчего он так изменился с тех пор? Что превратило благородного рыцаря в мерзкого негодяя, предающего все, что ей дорого?

И почему она не может удержаться от проклятий тому, что изменило Тристана? Как это мучительно больно. Мередит проклинала себя за слабость, за сдерживаемые слезы, жгущие глаза. Она хотела бы выбросить его из головы и двигаться дальше.

Но не могла.

Потому что появились новые воспоминания. Воспоминания о нежности его прикосновений, когда он целовал ее. О наслаждении, когда они сплетались воедино. О времени, проведенном вместе, — тогда Мередит начинала верить, что он по-прежнему благородный, по-прежнему честный человек.

Голос Чарли донесся словно издалека:

— Прежде чем мы отведем вас в карету, милорд, я должен надеть вам наручники.

Глаза Тристана расширились, он покачал головой:

— Нет. Внизу с гостями моя мать. Я не хочу, чтобы меня увидели в наручниках!

Мужчины-агенты шагнули вперед и схватили Тристана за плечи. Конечно, он сопротивлялся. Мередит знала, что он будет сопротивляться. Он извивался в их руках, работал локтями.

Этого она не могла выдержать. Если он не остановится, они могут убить его.

Бросившись к ним, Мередит подняла руки:

— Подождите, Чарли!

При звуках ее голоса все, кто был в комнате, остановились и повернулись к ней. Тристан смотрел на нее, как на предательницу. Чарли вопросительно поднял бровь. Никогда прежде она не вмешивалась в процедуру ареста. Обычно она не присутствовала и при арестах — чтобы не раскрывать себя.

Но на этот раз не было ничего обычного.

— Мередит, в чем дело? — удивился Чарли.

Она встала между Чарли и Тристаном, спиной к Тристану, потому что посмотреть ему в лицо было выше ее сил.

— Лорд Кармайкл прав. Если вы наденете на него наручники, всем станет ясно, что его арестовали, — сказала она.

Чарли покачал головой:

— И что из того?

— Девлина здесь нет. Если мы хотим поймать его, лучше, если он не будет знать, что его новый соратник арестован за преступления против Короны. — Она позволила себе мельком взглянуть через плечо. Руки Тристана при взгляде на нее сжались в кулаки. — Уведите лорда Кармайкла без шума, пусть он скажет, что его вызывают по делу. Мы сможем узнать, что он знает о Девлине и его людях, если не сообщим никому о его аресте.

— Правда, Мередит, в любом случае выйдет наружу. Сегодня, или на следующей неделе, или в следующем месяце. Мы не можем навсегда сохранить ее в секрете, — возразил Чарли.

Она тронула его за руку:

— Пожалуйста, я никогда ни о чем не просила вас. Пожалуйста.

Он удивленно отстранился. Снова посмотрел на Тристана, на этот раз оценивающе. Может быть, он прикидывал, чем подозреваемый так подействовал на его агента.

Мередит думала о том же самом.

— Вы заодно с этими людьми? — спросил Тристан за ее спиной. В его голосе был ужас, он не мог поверить. — Так это ваших рук дело?

Мередит обернулась. Его глаза буравили ее, проникали в душу и требовали сказать правду. Тристан надвигался на нее, но двое мужчин, стоявшие по бокам, удержали его, схватив за локти. Мередит было больно отрываться от него, ее тянуло прикоснуться к нему, но она лишь резко сказала:

— Нет, это ваших рук дело!

Тристан отшатнулся и больше не пытался вырваться из цепкой хватки мужчин, которые удерживали его. Чарли тронул ее за локоть.

— Хорошо, возможно, вы правы. Я сделаю, как вы просили, и буду держать арест в тайне столько времени, сколько смогу. — Его голос стал жестче. — Думаю, что вы этого хотели, лорд Кармайкл? Секретности?

Какое-то время Тристан, не отрываясь, смотрел на Мередит, затем отвел взгляд.

Почему вы решили, что мне нужна секретность, если я не понимаю, почему меня арестовали?

Мередит нахмурилась. Как он мог отрицать правду? Ну нет, этого она не позволит. Она медленно прошла через комнату к портрету Эдмунда Арчера. Потянувшись, нашарила спрятанные за рамой защелки. Нажала — и они открылись, обнаружился украденный ландшафт.

Обернувшись, Мередит показала на ненавистную картину:

— Вот, Тристан. Все дело в ней.

Он побледнел, и слова отрицания, которые он готовился произнести, остались невысказанными. Переведя дух, он невнятно произнес:

— Да. Я ценю вашу проницательность в этом деле.

Чарли кивнул и шагнул в сторону, что-то сказал подчиненным. Мередит пошла вперед, к двери, на случай, если Тристан кинется бежать. Но он спокойно смотрел на нее.

— Тристан, — забормотала она, желая объяснить, что она только выполняла свой долг.

Он покачал головой:

— Тут нечего сказать, не правда ли? Вы уже решили, что правильно и что неправильно.

Мередит сжала кулачки.

— Доказательство передо мной. — Она указала взглядом на картину, но он не посмотрел на нее. — Чему я должна была верить?

— Не все таково, каким кажется. Прежде чем она смогла ответить, вмешался Чарли.

— Нам нужно поторопиться и постараться возбудить как можно меньше подозрений, — произнес он. — Если мы сможем покинуть дом, не вызвав вопросов, я позволю вам послать семье записку с объяснением, что вам пришлось срочно уехать по неотложному делу. Такой вариант вас устроит?

Тристан теперь не смотрел на Мередит.

— Да. Моей матери захочется расспросить меня, но она не сможет пренебречь обязанностями хозяйки, принимающей гостей, если вы это имеете в виду. После отъезда гостей она планировала поехать в Бат навестить мою сестру и ее семейство. Она не станет отменять поездку. Сестра ждет ребенка.

— Хорошо. — Чарли указал на дверь. — Если вмешается кто-нибудь из гостей, вы скажете то же самое. Что вас отозвали в Лондон по срочному делу. Если вы попытаетесь бежать или дать знак кому-либо, я надену на вас наручники и выволоку в таком виде. Это ясно?

Тристан прищурился. Мередит уже знала это выражение, оно появлялось, когда они занимались любовью, — сидевший внутри бунтарь вышел наружу. Мужчина, не привыкший, чтобы ему приказывали. Никто.

Он сжал челюсти.

— У меня нет выбора.

— Именно так. Мередит дала вам отсрочку от всеобщего осуждения, чего я не стал бы делать. — Чарли сделал жест в сторону двери. — Когда мы приедем в Лондон, мы поместим вас где-нибудь, где вы не будете привлекать большого внимания.

— Благодарю вас, — сумел выдавить Тристан сквозь сжатые зубы.

Он позволил довести себя до дверей. Мередит наблюдала за ними и удивилась, когда он обернулся, чтобы пригвоздить ее взглядом. Он больше не был тем мужчиной, который добивался ее, делил с ней ложе, предлагал стать его женой. Тяжелый блеск его глаз явственно показывал, что прежних чувств к ней больше нет.

— Не забудьте то, что я вам сказал, Мередит. Не все таково, каким кажется. — Он оглядел ее с головы до ног. Еще одно, последнее проявление презрения за предательство. — Вы сами тому доказательство.

— Тебе нужно хоть что-то съесть, — услышала она.

Очнувшись, Мередит посмотрела на окно, залитое полосками дождя. Она настолько ушла в свои мысли, что забыла про Эмили и Ану, забыла, что она в лондонском доме Эмили.

Ее подруги сидели за чайным столиком и смотрели на Мередит с явной обеспокоенностью. Настолько явной, боялась она, насколько явными были ее запутанные переживания. Кажется, она утратила способность скрывать истинные чувства. А это невосполнимый недостаток для тайного агента.

— Спасибо. Я не хочу есть, — сказала Мередит.

Эмили отодвинулась от стола, встала и подошла к окну. Она взяла Мередит за плечо, подвела к столу и заставила сесть. Ана поставила перед ней дымящуюся чашку ароматного чая и придвинула пшеничную лепешку.

— Вот уже два дня как ты вернулась в Лондон и не перестаешь хандрить, — сказала Эмили, усаживаясь и складывая руки.

Внимательные взгляды подруг натолкнули Мередит на мысль, что она сама бросала такие же взгляды на подозреваемых во время допросов. Эмили, несомненно, умела выведывать секреты.

— Я тоже заметила это, — согласилась с ней Ана. — И нас это тревожит.

Мередит покачала головой. Она не хотела говорить о том, что лежало у нее на сердце. Ни с кем. Ей хотелось одного — забыть, что произошло в Кармайкле. Она пыталась, но воспоминания преследовали ее. Как и последние слова Тристана, когда его уводили, чтобы посадить в тюрьму.

— Глупости, — сказала Мередит, не удержавшись от вздоха. — Со мной все хорошо. Просто настроение упало, когда дело было сделано. Вы знаете, как это бывает. Месяц, а то и больше в постоянном напряжении — и уже трудно вернуться к нормальной жизни, пока не появится новое задание. Лондон… — она заколебалась, — уже не тот.

Все стало другим.

Ана поджала губы и сдвинула на лоб очки в проволочной оправе. В очках она работала в своей комнатке внизу. И вечно забывала снять их.

— Нет, здесь что-то большее, — настаивала Ана. — Даже во время расследования что-то шло не так. Ты встревожилась сразу же после того, как выяснилось, что надо будет проверить Тристана Арчера. А когда ты вернулась, стало еще хуже. Ты все время молчишь.

— Ты сама не своя, — кивнув, согласилась с подругой Эмили. — И почти ничего не рассказала нам об этом деле. Судя по всему, ты совсем не удовлетворена его окончанием.

Мередит потянулась за лепешкой.

— Чему радоваться?

Она вздохнула при мысли об отчете, которого ждали от нее в Лондоне, когда она наконец вырвалась из Кармайкла.

— Что бы ни было спрятано в картине, когда мы осмотрели ее, там уже ничего не было, — констатировала она. — Теперь мы бессильны. Все, что мы знаем, — спрятанное передано Девлину до того, как он покинул Кармайкл.

— Да, но… — начала Ана. Мередит остановила ее:

— Из-за моей глупости, из-за того, что я позволила себе расслабиться, мы не знаем, где теперь Девлин. А Тристан…

Она остановилась. Не было никакой необходимости возвращаться к этой части ее сожалений. Для этого было достаточно времени в ее пустой постели, когда она заново переживала каждый украденный миг, проведенный с Тристаном.

Эмили подошла и стала сзади, провела рукой по волосам подруги. Мередит посмотрела на нее, удивленная этим ласковым жестом. Обычно Ана была мягкой, а Эмили строгой. Это входило в ее обязанности.

— Что произошло? — шепнула она. — О чем ты не хочешь говорить?

Мередит вздохнула. Ей очень захотелось рассказать обо всем своим самым близким подругам.

Ана смотрела на нее с искренней заботой:

— Тебе станет легче, если ты поделишься с нами. Она кивнула. Зачем отказываться, если они вместе делают одно дело? Мередит помедлила, собираясь с духом.

— Я… я… — запнулась она, не зная, с чего начать. Как сказать правду? Но существовал только один способ. — Я влюбилась в него. — В первый раз произнеся это вслух, Мередит залилась слезами. Раньше она пыталась сдерживаться, отрицать очевидное. Теперь не скрывалась. — Я влюбилась в предателя.

У Эмили дрогнули уголки губ. Она подняла глаза на Ану:

— Ты проиграла мне фунт.

Мередит нахмурилась:

— Фунт? Подождите, вы поспорили на это? — Подойдя к камину, она скрестила руки на груди. — Неудивительно, что вы так старались узнать правду.

— Не надо, — сказала Эмили. — Ты знаешь, что дело не в этом.

— Мы действительно беспокоимся за тебя! — Ана подошла к Мередит и обняла ее за талию. — Мы догадались, что ты испытываешь особенные чувства к этому человеку, по тону твоих сообщений. Но нас совсем не радует то, что тебе тяжело. Ты понимаешь это, верно?

Мередит взглянула на Ану. Она больше не сердилась. Ведь подруги искренне переживали за нее. — Я понимаю, — ответила она.

— А теперь расскажи нам все, — со вздохом попросила Эмили.

Мередит потерла глаза пальцами. Как она могла объяснить то, чего не понимала сама?

— Я не знаю, как это случилось, — сказала она. — Он нравился мне, когда я была девочкой. Он значил для меня больше, чем друг. Но я никогда не думала, что эти чувства вернутся. Не после той школы, которую я прошла, не после того, как я узнала, в чем он может оказаться замешан.

— Но твои чувства вернулись, — подвела итог Ана с легким вздохом.

Мередит видела, что склонная к романтизму Ана понимает если не ее боль, то ее страсть.

— Да, — призналась она. — Они вернулись. Почти сразу же нас непреодолимо потянуло друг к другу. Но это было больше, чем вспышка желания. Я… Мне все еще нравился Тристан. Мне нравилось разговаривать с ним, я могла рассказать ему то, чего никогда никому не рассказывала.

— Даже нам? — удивилась Эмили.

— Верите или нет, у меня все еще есть — или были — свои секреты. — Мередит покачала головой. — Я поняла, что уже не владею своими чувствами, особенно когда снова и снова находила свидетельства его виновности. Но я все еще играла с огнем, виделась с ним, когда интересы дела совсем не требовали этого. Мы… мы стали близки. Я спала в его постели. Он даже просил меня выйти за него замуж.

Ана и Эмили не могли скрыть изумления.

Мередит кивнула:

— Да, это так. И мне хотелось согласиться. Я хотела забыть обо всем, что мне было известно, и принять предложение, даже если бы это было ошибкой.

Она сдвинула брови. Даже сейчас она не могла рассказать подругам все: о том, что чуть не сожгла письмо Аны с расшифровкой информации, не читая его; что чуть не забыла о долге, поддавшись желанию.

— И что ты чувствуешь сейчас? — мягко спросила Эмили. — Когда знаешь, что Тристан украл картину и в ней ничего не оказалось? Возможно, он спрятал то, что мы ищем, или хуже того — передал Девлину и его людям?

Мередит в задумчивости стояла у окна. Она ждала этого вопроса. И не желала смотреть правде в глаза.

— Прежде чем Тристана увели, он успел сказать мне кое-что. Он сказал, что все обстоит не так, как может показаться на первый взгляд. И я верю этому. Или… или я хочу поверить. — Она закрыла лицо руками. — Я уже ничего не знаю! Я не могу доверять себе самой.

— Почему? — настаивала Эмили.

Мередит приложила ладонь к холодному стеклу.

— Потому что улики указывают на него, но мое сердце, мои чувства твердят обратное. Он не похож на человека, готового продать чью-то жизнь за несколько фунтов. В Кармайкле я все время боролась с этим чувством. И после возвращения в Лондон ничего не изменилось.

— Может быть, тебе нужно увидеться с ним? — предположила Ана.

— Увидеться с ним? — У Мередит замерло сердце. Сколько раз она думала об этом, но боялась, потому что знала, как будет больно.

— Неплохая мысль. — Эмили, размышляя, похлопывала указательным пальцем по подбородку.

Глаза у Мередит широко раскрылись.

— Вы так считаете?

— Увидевшись с ним, ты сможешь лучше понять свое сердце. И проверить, не сыграли ли чувства злую шутку с тобой.

Эмили запротестовала:

— Важнее, что тебе может удаться то, чего не добились Чарли и его люди. Заставить лорда Кармайкла сказать им, где сейчас то, что он спрятал.

Мередит закрыла глаза. Оказаться лицом к лицу с Тристаном было бы ужасно, хотя она знала, что подруги по-своему правы. Ей нужно было увидеться с ним, чтобы избавиться от мучительной любви к нему. Может быть, эта встреча вернет ее к реальности.

К тому же она действительно хотела узнать, где спрятаны свидетельства измены. Без них окажется, что она впустую потратила время.

— Где они держат его? — ровным голосом спросила Мередит.

Ана улыбнулась:

— В доме Чарли, в специальной комнатке. Чарли считает, так дольше можно будет избежать огласки.

Мередит вздохнула:

— Я поеду сегодня же.

— Кому-нибудь из нас поехать с тобой? — спросила Эмили, озабоченно хмурясь.

— Нет, — сказала Мередит. — Я одна начинала вести это дело. Я должна сама и закончить.

ГЛАВА 18

— Лорд Кармайкл, — говорил Айли, — сотрудничество с нами очень облегчит вашу участь. Оно может означать различие между высылкой и смертью.

Тристан смотрел на Чарлза Айли со старательным равнодушием. Странно, он не вызывал у Тристана той ненависти, которую можно было бы ожидать после того, как Айли ворвался в его дом неделю назад и лишил его надежды на отмщение… вообще надежды на любое будущее. За неделю, которую Тристан провел в доме Айли, тот показал себя добросовестным и безупречно ведущим себя тюремщиком.

Но Тристан не мог дать Айли того, что тому было нужно. Чарлз жаждал свершить правосудие сам, безотлагательно, не ожидая окончания медлительных действий правительства.

— Эти два исхода мало для меня отличаются, — сказал Тристан, встречаясь глазами со своим тюремщиком. — Когда о моем аресте станет всем известно, я сделаюсь мертвецом во всех смыслах этого слова. И погублю свою семью.

Он содрогнулся от осознания всего трагизма сказанного. Стоит слову «предатель» приклеиться к его имени, и будущее разрушится, его семья окажется разорена. Его имущество, без всякого сомнения, перейдет к кузену, мать выбросят на улицу. Сестры примут мать, но она никогда больше не сможет показаться в обществе.

Хуже того, никто никогда не поймет, зачем он сделал то, что сделал. Светское общество охотно поверит в худшее. Вожделенные сплетни о таком человеке, как он, который всегда стремился избежать даженамека на скандал, будут приняты с еще большим восторгом. Общество годами будет говорить о его падении.

— Мередит просила меня сохранить ваш арест в тайне. Вы понимаете, Какой это был подарок? И вы готовы лишиться его, отказавшись дать нам информацию о том, где находится спрятанное, или даже о том, что это было… Я не понимаю.

Тристан опустился на маленькую кровать в углу комнатки и задумался, глядя на неровные доски пола. Мередит. Он старался не думать о ней. Когда его мысли невольно обращались к ней, гнев, чувство, что его предали, жестокое разочарование, горевшие в его груди, становились непереносимыми.

Она лгала ему. Использовала его и чувства, которые он испытывал к ней. И все для того, чтобы поставить его на колени, как вот сейчас. Все между ними было ложью. Ее поцелуи, чувства, которые, казалось, он читал в ее глазах, — все было только оружием из ее арсенала.

В Тристане кипел гнев, но он сдержал его. Иначе он еще быстрее окажется в Ньюгейте. Если он даст выход своему гневу, это ничего не изменит.

— Я не просил ни Мередит, ни вас о каких-то поблажках, мистер Айли, — сказал он, нахмурившись, и снова лег, уставившись в потолок. — Я сказал все, что хотел. У вас сложилось неправильное представление. Я пытался рассказать вам о своем брате…

Айли закатил глаза.

— Пожалуйста, не тратьте время, рассказывая мне о вашем плане мести, милорд. У нас другие сведения. Я бы советовал вам рассказать правду вместо того, чтобы путаться в объяснениях своего поведения.

Тристан сжал кулаки. Айли был прагматиком. Он искренне не понимал, к каким последствиям может привести взрыв эмоций или сила ненависти.

— Не вижу смысла двигаться дальше, если вы не желаете выслушать правду, — сказал Тристан.

Разразившись проклятиями, Айли бросился к двери. У самой двери он заколебался:

— Если вы не хотите помочь себе, у меня не остается выбора, как перевести вас из этого достаточно комфортного помещения в настоящую тюрьму. Тогда все станет достоянием публики. Вы понимаете это?

Тристан закрыл глаза, стараясь унять боль.

— Прекрасно понимаю.

Дверь с лязганьем захлопнулась, было слышно, как задвинул и засов.

Вздохнув, Тристан осмотрелся. Комнатка походила на убогую спальню холостяка, но это была его тюремная камера. Она находилась в подвале дома, принадлежащего Айли, в ней не было окон, через которые можно было бы бежать, а дверь заперта снаружи. Комнатка была вполне сносной… по крайней мере, в сравнении с тем, что его ждало в Ньюгейте. Скоро он узнает, каково там.

Что подумают родственники, когда узнают о его аресте?

В темном узком коридорчике за дверью послышались голоса. Он узнал голос своего стража, который обращался с ним так же вежливо, как и Айли, — еще одно преимущество, которого он лишится, когда его отправят в настоящую тюрьму. Но тут он услышал другой голос. Женский.

Мередит. Это была она.

Прагматику Айли не откажешь в уме. Этот человек знал о слабости Тристана, с которой ему теперь предстоит бороться, как и со вспышками гнева. Почему-то ему подумалось, что если рядом окажется предавшая его женщина, скрывать гнев будет гораздо труднее.

При звуках ее голоса Тристан весь подобрался. Разобрать слов он не мог, но мелодичные переливы голоса Мередит он всегда узнавал безошибочно. Ему потребовалась вся сила воли, чтобы остаться лежать на узкой кровати.

Дверь открылась, и она неуверенно вошла. Он не повернул головы. Краем глаза Тристан следил за ней. Боже, как она хороша. Он-то надеялся, что сможет забыть об этом, но когда она привычным движением убрала со щеки выбившуюся прядь волос, он был сражен.

Мередит оглядела комнатенку и что-то шепнула охранникам. Тристан удивился, потому что охранники вышли и закрыли за собой дверь, оставив их одних.

— Здравствуйте, Тристан, — тихо сказала она.

Его тело отреагировало на ее голос, не сообразуясь с его намерениями. Кровь прилила ко всем местам, до которых она когда-либо дотрагивалась. Он был ошеломлен собственной реакцией. Его тело жаждало ее. Что это с ним, черт возьми?

Он с трудом подавил желание. Эта женщина предала его. Он не может позволить, чтобы им руководили инстинкты или эмоции. Это была бы еще более опасная ловушка.

Она прошла дальше, и ему потребовалось усилие оставаться безгласным. Мередит осмотрела стопку книг, лежащих на буфете, потом шагнула к нему.

Тристан повернул голову, чтобы видеть ее, дал знать, что наблюдает за ней. Она смешалась под его пристальным взглядом.

— Вы… У вас измученный вид, — мягко сказала она. — Вы ели?

Желваки заходили на его скулах.

— Вам не все равно?

Это было сказано с горечью, которая дала ей знать, что ее вопрос много для него значил.

— Конечно, не все равно. — В ее глазах было страдание, но настоящее ли? Или еще один обман?

— В самом деле? — Тристан сел и повернулся к ней. Одно быстрое движение — и он шагнул к ней. К его удивлению, Мередит не отпрянула от его гневного наступления, просто стояла и смотрела на него. Настороженная, но не испуганная.

Тристан остановился. Нет. Он больше не доставит ей удовольствия видеть его потерявшим самообладание. Он будет таким же собранным и бесчувственным, как она. Сейчас Мередит просто враг. Не имеет значения, как сильно горячая кровь влечет его к ней.

Он сложил руки на груди.

— Скажите мне, как вы покинули Кармайкл? — спросила она, чуть придвинувшись к нему.

— Все было спокойно, — сказал Тристан и с отвращением фыркнул: — И никто не удивился моему внезапному отъезду?

Мередит помедлила:

— Большинство гостей были разочарованы, но ни у кого не возникло подозрений.

— Даже у Филиппа? — вырвалось у него. Несмотря на оставленную им записку с объяснением, Тристан знал — лучший друг не поверит, будто его внезапное исчезновение связано с бизнесом. С бизнесом, о котором помощник в делах ничего не знал.

Она побледнела, но не ответила. Молчание углубилось, и сердце у него упало.

— Мередит? — услышала она голос Тристана. Она тяжело вздохнула:

— После вашего отъезда Филипп становился проблемой. Он не поверил вашей записке и начал наводить справки. Чтобы сохранить секретность и шанс поймать Девлина, мы… мы изолировали его.

Тристана словно отбросило назад, ужас охватил его.

— Вы арестовали Филиппа?

Она молча кивнула.

— Но Филипп ведь ничего не сделал! — выкрикнул он.

Мередит поджала губы.

— Он знал о том, чем вы занимались. Он помогал вам. Чарли и другие агенты считают, что он мог бы дать информацию, которую вы не желаете сообщить.

Тристан провел по лицу ладонью. При мысли, что его друг оказался в тюрьме из-за него, ему стало нехорошо.

— И что же он? — спросил Тристан.

Мередит нахмурилась:

— Он молчит.

— Дурак! — рявкнул Тристан.

Филипп скорее пожертвует собой, чем выдаст его, Тристана, тайну. Он должен найти способ помочь другу.

— Скажите, а моя мать? Ее вы тоже арестовали?

Мередит побледнела:

— Разумеется, нет! Когда я виделась с ней, она была в полном здравии. Леди Кармайкл удивилась вашему внезапному отъезду, но считает, что это произошло из-за того, что я во второй раз вам отказала. Я не разубеждала ее. — Лицо Мередит исказилось, словно она припомнила что-то тягостное. — Она сразу уехала в Бат и полагает, что вы приедете туда к ней, как только ваши дела будут улажены. Ваша мать даже пригласила меня приехать погостить недели на две.

Он рассвирепел, гнев бушевал внутри его, вырываясь наружу.

— Она не знает, что пустила в курятник лису. — У Тристана непроизвольно сжимались и разжимались кулаки. — Я уверен, вы успокоили мою мать. Дали ей понять, что заботитесь о ней. Какой удар будет для нее узнать, какая вы на самом деле.

Мередит сжалась, будто он ударил ее, но тут же справилась с эмоциями.

— Я на самом деле беспокоюсь за нее, Тристан. Это не ложь.

Он недоверчиво засмеялся:

— Вы беспокоитесь за меня, беспокоитесь за мою мать. Вы заявляете о таких трогательных чувствах к нам, после чего губите нас, а также всех других членов семьи.

Пришла ее очередь излить гнев. В глазах Мередит полыхал огонь, напомнив ему, какими были у нее глаза в минуты высшего наслаждения. Он отбросил предательскую мысль. С этим покончено.

— Если кто и погубил вашу семью, то это вы сами, Тристан, — выпалила она. — Ваши, а не мои поступки стали причиной того, что вы оказались здесь.

Тристан сжался. В этом утверждении была своя правда. Много правды. И он долгое время готовил себя к возможности оказаться в таком положении. Он всегда знал, что его могут поймать. Посадить в тюрьму.

Но Тристан не был готов к тому, что женщина, которую он любил — или думал, что любил, — станет причиной его поимки. Что та, за которую он больше всего тревожился, сделает все, чтобы он оказался в самом бедственном положении.

То, что Мередит не верила ему, разъярило Тристана не меньше, чем ее ложь. В своих мыслях она уже обвинила его. Только улики имели для нее значение, а не их близость. Стоит ли в таком случае пытаться защитить себя?

Если не для себя, то для семьи — стоит. Он набрал в грудь как можно больше воздуха и посмотрел ей прямо в глаза.

— Скажите мне правду. — Тристан оторвал от нее взгляд, подошел к угасающему камину. Кочерги и щипцов не было, их убрали как предметы, способные послужить оружием, так что Тристан не мог помешать угли. — Вы ведь явно часть всего того, что происходит. Скажите мне, как это случилось. Почему?

Когда он взглянул на нее через плечо, у Мередит перехватило дыхание. Она долго молча смотрела на него, размышляя над вопросом.

Наконец она кивнула и села на один из неудобных деревянных стульев, оставленных в комнате.

— Я должна дать вам некоторые объяснения, да, — призналась она. Голос ее был тихим, но не слабым. — После смерти мужа мне нужно было найти себе занятие. У меня не было желания снова выходить замуж…

Тристан нахмурился, вспомнив о том, что она отказалась от его предложения. Теперь он окончательно понял причины отказа.

— Но у женщины моего положения небольшой выбор, если у нее нет детей и мужа, — продолжила она. — Я собиралась целиком погрузиться в благотворительность, когда появился Чарли.

— Мистер Айли? — спросил Тристан.

Мередит кивнула:

— Да. Он сказал, что есть дама, занимающая очень высокое положение и собирающая группу женщин для помощи вдовам и сиротам, которые не могут прокормиться. Она желала остаться анонимной и думала, что я могу оказаться хорошей помощницей. Мне нельзя было не согласиться, ведь я сама была и вдовой, и сиротой. Я понимала, как мне повезло, что я не оказалась в тяжелом финансовом положении. — Лицо Мередит помрачнело. — После того как я оказалась втянутой в эту работу, я обнаружила, что планы Чарли простирались гораздо дальше, чем мне представлялось вначале. Он рассказал, что его таинственная дама собрала не просто группу для помощи бедствующим, но группу женщин — тайных агентов.

Гнев и разочарование Тристана на время уступили место удивлению. Женщины-агенты. Чем больше он думал об этом, тем яснее ему становились преимущества такой группы.

— Женщинам легче проникнуть туда, куда не допустят мужчину, — произнес он больше для себя, чем для нее. — Им сообщают сплетни и выбалтывают секреты, которые не откроют значительному лицу. И, конечно же, никто не подумает, что леди способна на такую смелость.

Мередит кивнула и на краткий миг почувствовала себя польщенной тем, что он оценил их возможности. Потом она опомнилась, и улыбка исчезла с ее лица.

— Да, совершенно верно. Леди М. учла все. Жизнь тайного агента опасна и непредсказуема. Но после того как я прошла обучение, меня все больше вдохновляла мысль, что я смогу помогать своей стране, делать что-то реально необходимое.

С этими словами Мередит подняла глаза, и они засверкали, как сапфиры. Тело Тристана немедленно отозвалось, волна тепла пробежала по нему, как ни приказывал он себе не реагировать на ее красоту, ее взволнованность. Ведь именно они привели его в заточение.

— Около месяца назад Чарли поручил мне новое задание. — Ее возбуждение улеглось. — Он рассказал о краже в галерее Джермана, о том, что в полотна могла быть спрятана секретная информация, которая не должна попасть в чужие руки. — Мередит помолчала несколько мгновений, словно переведя дух. — И еще он сказал, что вы являетесь главным подозреваемым в этом деле. Мне предстояло выяснить, виновны вы или нет, и отыскать картину прежде, чемто, что могло быть спрятано в ней, будет передано во вражеские руки.

Тристан содрогнулся от того, как спокойно и последовательно она объясняла свою роль. Создалось впечатление, что ей это далось легко, что это просто часть ее повседневной жизни. Ужасно.

— Ну, все же лучше, чем то, в чем подозревал вас Филипп, — насмешливо сказал он. — Вам вменялось в обязанность погубить меня, но вы не из команды Девлина.

Ее отшатнуло.

Успокоившись, он продолжал:

— Единственное, о чем я хочу спросить: почему для этого выбрали вас, а не другого агента, будь то мужчина или женщина?

Мередит сглотнула:

— Потому что мы знали друг друга раньше.

— Потому что мы были знакомы в детстве? — спросил Тристан, не в силах удержаться от язвительности тона. — Потому что я спас вам жизнь?

На этот раз она не встрепенулась. Ее поведение изменилось, но в нем не чувствовалось печали или раскаяния. На этот раз в глазах снова запылал гнев.

— Да, Тристан, именно так. — Голос Мередит был таким же жестким, как его собственный. — Вас злит, что я использовала наше прежнее знакомство в целях расследования?

— Да, черт возьми! — со злостью сказал он, наконец, позволив себе показать свои чувства, и хлопнул ладонью по каминной полке. Тристану хотелось разгромить все вокруг. Показать, какую ярость у него вызывает она, все, что происходит, он сам.

Она сжала кулаки и вскочила на ноги:

— Прекрасно, меня тоже все это возмущает! Я злюсь, что вы вынудили меня к таким действиям. Я злюсь, что вы поставили меня в такую ситуацию. Что вы оказались врагом самого себя, всего, во что я верила. И для чего?

Тристан, сам того не замечая, двинулся к ней. На этот раз он не смог удержаться от того, чтобы притронуться к ней. В тот миг, когда он поймал ее руки и притянул ее к своей груди, его гнев испарился. Что бы ни случилось, исходящее от нее тепло было тем же. И прежней была его реакция. Мередит пыталась сопротивляться, но он целовал ее, пока ей самой не захотелось еще и еще поцелуев.

— Я ничего не сделал! — настаивал Тристан, выпуская ее. Это было трудно. Он сгорал от желаний, которые, теперь он знал, никогда не сможет удовлетворить. — Я ничего не сделал!

Она отшатнулась и побледнела. Обхватила себя руками, не замечая, что дрожит мелкой дрожью.

— Нет? — спросила она дрожащим голосом. — Тогда как в вашем доме оказалась украденная картина? Объясните.

Тристан вздохнул и пристально посмотрел на нее. Он пытался рассказать правду Айли, и тот не поверил ему. Но Мередит была в его постели. Она призналась, что отчасти ей потому поручили расследование, что она знала его. Может быть, ему удастся убедить ее, и она поверит, что он говорит правду.

Но тогда Тристану придется открыться ей до конца. Рассказать, что у него на душе. Он колебался — рассказывать ли все женщине, которая оказалась обманщицей. Откуда ему знать, не использует ли она его признание против него?

Что же. На этот раз ему остается только поверить. В последний раз. Ему уже нечего терять.

Тристан закрыл глаза и с силой втянул в себя воздух, чтобы успокоить внезапно застучавшее сердце.

— Это началось со смерти моего брата.

ГЛАВА 19

Тристан замолчал. Он не подозревал, что признаться будет так трудно. Мередит знала его слишком хорошо, чтобы попробовать приукрасить детали. Ей нужно было или все, или ничего.

— Вы, конечно, знаете, что я не хотел, чтобы Эдмунд пошел в армию и отправился сражаться на континент. — Тристан вспомнил их споры. Эдмунд не желал вести праздную жизнь. Тристан боялся потерять его. Их крики, когда они ссорились, слышны были по всему дому.

Она кивнула:

— Вы хотели уберечь его.

— Да. Я как-то забыл, что он уже взрослый мужчина, способный сам принимать решения, — подтвердил Тристан. — Мы ужасно поссорились и чуть не подрались. Я всегда сожалел, что мы так расстались.

Тристан собирался с мыслями, успокаивался, а Мередит ждала. Когда он взглянул на нее, взгляд у нее был оценивающий. Ничто в ее лице не говорило, что его рассказ тронул ее.

— Когда нам сообщили о смерти Эдмунда, мой мир пошатнулся. — Воспоминания заставили Тристана внутренне сжаться. — Мне не хотелось никого видеть. Мне хотелось напиваться до бесчувствия, но у меня были обязанности. Те, которые легли на мои плечи, когда умер отец. Мать была убита горем. Мои сестры тоже. Мне надо было позаботиться о них. Я не стал горевать, мной овладел гнев. — Он замолчал и стал смотреть на огонь. Смотрел и слушал потрескивание. — Гнев я мог контролировать. Им можно было управлять.

Мередит кивнула так, словно понимала это. Если вспомнить ее детство, подумал он, то ее понимание вполне возможно. Она тоже была бессильна перед ожидавшей ее судьбой. Должно быть, именно это сыграло роль, когда она принимала решение начать опасную жизнь на службекоролю.

Воспоминания снова овладели им. В голове проносились картины прошлого, нахлынули чувства, которые он сдерживал так долго. Сейчас, оказавшись с той, которая знала его и знала некоторые из его сокровенных тайн, эти чувства грозили полностью затопить его.

— Я стал наводить справки о смерти брата, — продолжил он, сжимая кулаки. — Я просил об одолжении, писал каждому армейскому офицеру, которого сколько-нибудь знал, даже ходил в военное министерство и высиживал там по два часа, чтобы поговорить с кем-нибудь, кто мог бы допустить меня в свой кабинет. Никто не сказал мне ничего определенного, кроме того, что полк Эдмунда попал в засаду. Но было что-то настораживающее в тоне, в бросаемых на меня взглядах. Я понял — в этой истории не все ладно.

Мередит печально улыбнулась:

— И конечно, вы не могли остановиться на этом.

— Я хотел знать правду. Хотя бы затем, чтобы понять, почему его не стало. Наконец один из важных чиновников согласился встретиться со мной. Он признал, что внезапное нападение было подготовлено. Без получения секретной информации о месте расположения полка французы не вышли бы на него. Имело место явное предательство.

Последнее слово прозвучало как удар. Оно было ненавистно Тристану. А сейчас его связывали с ним самим. Или свяжут, если он не сможет убедить Мередит помочь ему. Поверить в него.

Мередит встрепенулась, но не казалась удивленной. Конечно, она ведь могла многое знать. Сведения, раздобыть которые ему удалось ценой многомесячных усилий, могли быть известны ей прежде, чем онаначала расследование. Они послужили основанием для продолжения сбора улик против него. Наверное, они дали повод заподозрить, что в ярости Тристан решил отомстить правительству, которое допустило события, приведшие к смерти его брата.

В конце концов, именно так он убедил Девлина довериться ему.

Она подняла голову:

— И что же?

Тристан понял, что вступительная часть затянулась.

— Я был вне себя от ярости. Мне хотелось найти человека, из-за которого погиб мой брат, — говорил он, — и своими руками вырвать у него сердце. Так я начал свое расследование. Снова и снова оно приводило меня к Огастину Девлину. Я подумывал о том, чтобы убить его, но тут узнал, что он не был главным в этой шайке, однако только через него можно подступиться к главарю. Вот кто был мне нужен.

— Нужен для чего? — прошептала Мередит, и глаза у нее сделались большими.

Он проигнорировал вопрос.

— Я подружился с Девлином, дал ему денег для некоторых его легальных предприятий, познакомил с интересующими его лицами. Я завоевал его доверие, а затем стал подбираться к его людям. Конечно, вначале он осторожничал. Но постепенно позволил мне ближе подойти к кругу его людей. Девлин открыл мне некоторые из своих секретов и попросил посодействовать… он назвал это проверкой.

Ее лицо исказилось от ужаса, и Тристан понял — она подумала о злодеяниях, которые совершили Девлин и его помощники.

— Я, как мог, препятствовал осуществлению его планов, — попытался он успокоить ее. — У меня были некоторые сведения о его деятельности — он посвятил меня в отдельные детали.

Мередит открыла рот, но он жестом остановил ее. Он еще не был готов ответить на вопросы. Выложить все, что знал. Сначала она должна услышать остальную часть его рассказа. И он продолжил:

— Так прошло около года. Постепенно Девлин подпускал меня ближе и ближе, но не открывал, кто же командует всем этим. Но когда он предложил украсть полотно из галереи Джермана, то пообещал, что это будет последняя проверка. Если я справлюсь с заданием, мне станут полностью доверять.

Глаза Мередит стали еще больше, она уже не могла справляться со своими эмоциями. Удивление, сочувствие и надежда читались на ее лице. Она хотела верить ему. Хотела, чтобы он оказался невиновным, чтобы он сделал то, что сделал, не потому, что был заговорщиком, но потому, что хотел остановить изменника. Когда он понял это, бурливший в нем гнев исчез.

— Вот почему, Мередит, у меня оказалась эта картина. — Он шагнул к ней, не зная, хочет ли взять ее за плечи и потрясти или целовать, пока она не поверит ему.

— Вы хотите, чтобы я поверила, будто вы сделали это, просто чтобы встретиться с человеком, который руководит Девлином? — спросила Мередит.

Он молча кивнул.

Пальцы ее рук, опущенных вдоль тела, сжимались и разжимались. В ней явно шла внутренняя борьба.

— И что вы стали бы делать, встретившись с ним? — спросила она.

Он распрямился. Он уже сказал ей так много правды. Если он надеется избежать тюрьмы, ему надо рассказать все до конца.

— Я бы убил его.

Мередит поразилась ледяному тону его слов, отражавших его намерение, непоколебимое решение забрать чью-то жизнь.

Она разрывалась на части. Если он сказал правду, он не изменник. В действительности он делал то же самое, что и ее группа, у него была та же цель. Уничтожить организацию Девлина, остановить изменников, создающих угрозуармии, поставкам, даже жизни высокопоставленных лиц.

Но это также означало, что Тристаном двигало желание отомстить. Он хладнокровно рассчитывал, терпеливо ждал, когда можно будет осуществить возмездие. В течение года Тристан следовал своему плану.

— Вы верите мне?

Мередит глубоко вздохнула. Сердце ее разрывалось на части. Она не знала, что ответить. — Я… я не уверена.

Лицо Тристана снова исказилось от возмущения, но теперь она прочитала на нем и нечто другое. Поражение.

У нее болело сердце. Как ей хотелось верить… Но это было непросто. Ее желание оправдать Тристана шло отсердца, неот рассудка. Как она могла знать, что не ошибается?

— Мне нужно знать больше, — мягко сказала Мередит. — Вы можете что-нибудь добавить?

Он поднял на нееглаза:

— Возможно.

— Гдето, что, как мы считаем, было спрятано в картине? — задала она вопрос.

Чарли требовал, чтобы Тристан рассказал ему все, и не добился успеха. Если она сможет то, чего не смог Чарли, она сумеет доказать, что он говорит правду. Это оставалось единственной надеждой.

Он тут же сказал:

— Я его вынул. Я сказал Девлину, что он не получит свой приз до тех пор, пока я не встречусь с его руководителем. Вот почему он уехал из Кармайкла перед моим арестом. Он отправился в Лондон, чтобы все устроить. Предполагалось, что я встречусь с ним завтра ночью.

Ее душа воспарила, но сомнения оставались. Может быть, Тристан имитировал доверие к ней с тем, чтобы добиться ее доверия.

А может быть, он слишком хорошо знал, как Мередит хотелось услышать, что он невиновен. И его «откровенность» была частью какой-то хитрой ловушки.

Однако его рассказ казался таким правдивым…

Тристан придвинулся и взял ее за руки. Во второй раз тело Мередит наполнилось теплом от этого прикосновения. Но теперь она не могла оставаться равнодушной. Его руки напомнили ей обо всем, что между ними было. Обо всем, чему она хотела верить.

Тристан провел пальцем по чувствительной ложбинке между ее большим и указательным пальцами. Тело ее внезапно отяжелело от желания.

— Я пытался объяснить свое поведение Айли, но он не хотел слушать.

Мередит покачала головой. Чарли, конечно, не поверил Тристану. Чарли верит фактам, уликам. Все улики свидетельствовали против Тристана.

— Мередит, мне необходимо выбраться отсюда, чтобы завершить задуманное, — сказал он тихим, охрипшим от волнения голосом. — Вы знаете меня. Вы ведь не верите, что я могу желать смерти других молодых людей, таких же, как мой брат? Вы поможете мне?

Ее одолевали сомнения. И одновременно что-то в ней говорило, что надо уступить. Помочь ему. Убедить Чарли, что Тристан невиновен.

Мередит ничего не говорила, и его лицо помрачнело. Он выпустил ее руки, в глазах стояла тревога.

— Если вы не хотите помочь мне по велению вашего сердца, тогда, может быть, я могу попросить вас помочь мне из благодарности?

— Из благодарности? — удивилась она.

— Да. Вы помните ночь, когда я нашел вас в пабе? — не сдавался он.

Мередит прикрыла глаза. Даже по прошествии десяти с лишним лет она пыталась не думать о той ночи, но с тех пор как в ее жизни снова появился Тристан, воспоминание все чаще преследовало ее. Мередит помнила непристойные возгласы мужчин в пабе. Жаркое влажное дыхание незнакомца на своей щеке, попытки вырваться из железных рук.

Но более всего ей запомнилось чувство облегчения, которое заполнило ее, когда кто-то отшвырнул насильника. И шок, когда Мередит осознала, что ее спаситель — не кто иной, как Тристан Арчер, мальчик, при виде которого для нее все вокруг светлело.

Она также помнила ярость, охватившую Тристана, когда он понял, на кого напал пьяный негодяй. Он чуть не убил насильника, настолько сильно было в нем желание отомстить за нее. И тем больнее ей было, когда после этого он отдалился. В ту ночь его чувства казались такими сильными, такими настоящими.

Как сейчас.

— Я помню, — мягко сказала Мередит. — Я помню все.

Тристан кивнул. Может быть, и ему те воспоминания не давали покоя?

— Тогда вы помните, как мы возвращались домой верхом на моей лошади и вы попросили меня дать обещание, — улыбнулся он.

Она кивнула:

— Я попросила вас никогда и никому не рассказывать о том случае. Я сказала моим дяде и тете, что провела ночь у друзей. Мне не хотелось, чтобы они знали о моем намерении убежать от них.

— Я сдержал обещание, — подтвердил Тристан. Она открыла глаза — и словно оказалась в топком зеленом болоте.

— Да, — коротко произнесла она.

— Тогда обещайте мне завтрашнюю ночь. Помогите мне бежать. Выпустите меня. На срок, достаточный для отмщения за брата, — попросил он.

Она отпрянула:

— Вы приравниваете детскую клятву к этому? Если я сделаю то, о чем вы просите, у меня не останется будущего. Скорее всего меня арестуют.

— Я не уравниваю клятвы, — мягко сказал он. — Но я прошу рассматривать обещание, которое я не нарушил за все эти годы, как доказательство того, что я человек слова. И я даю слово, что невиновен. Если я не встречусь с Девлином завтра ночью, все будет потеряно.

Мередит перестала дышать, глаза ее наполнились слезами. Оhпросил поверить ему. Просил доверять. Она не знала, сможет ли.

Она заторопилась уйти, голова у нее шла кругом. У двери она остановилась и обернулась:

— Я… я не знаю.

И вышла в коридор. Она не смела еще раз обернуться, но чувствовала взгляд Тристана на своей спине, пока дверь не закрылась полностью.

Последнее, что она слышала, — его протяжный безнадежный стон.

Мередит сменила позу. Деревянный пол был слишком твердым, чтобы долго сидеть на нем неподвижно, он был таким же неудобным, как воспоминание о разговоре с Тристаном. Но не вспоминать она не могла. Она окинула взглядом комнату. Везде громоздились стопки бумаг, записки и другие улики: все то, что она и другие агенты собрали в ходе расследования.

Все доказывало, что Тристан лжет, что он изменник. Но ее сердце не уступало. Разве не то же самое могло иметь место, если он говорил правду? Чтобы проникнуть в круг сообщников Девлина, Тристану следовало быть убедительным. Разве собранные ею факты нельзя рассматривать как подтверждение намерений, о которых он рассказал, но не того, в чем его обвиняют?

Она перевела взгляд направо, на Ану, просматривающую бумаги. Слева тем же самым занималась Эмили, которая с озабоченным лицом записывала расшифрованные строки. У самой Мередит выражение лица было не менее серьезным. У нее было чувство, словно тяжесть всего мира легла ей на плечи.

Эмили вздохнула:

— Ты права. Все указывает на Тристана. Ана сняла очки и положила рядом с собой на пол, потерла глаза.

— Я старалась изо всех сил, но не нашла ничего, подтверждающего рассказ лорда Кармайкла о том, что он украл картину с целью подобраться к группе Девлина. Никаких доказательств его невиновности.

Мередит кивнула. Она знала, что результат будет таким. Она так часто перечитывала все бумаги, что все помнила наизусть.

Сердце у нее упало. Она хотела верить ему. Но может быть, именно это и было нужно Тристану. Если он действительно изменник, он смог бы воспользоваться ее доверием в своих целях.

Но когда Мередит вспоминала о его глазах, в которых появлялись то гнев, то отчаяние, то желание, ей не верилось, что все это объяснялось только желанием обмануть ее.

Ее мысли метались между утверждениями человека, которого она любила, и фактами, собранными в результате расследования.

Мередит поднялась, оправила платье и стала ходить по комнате. Ей необходимо было двигаться, чтобы убежать от боли.

— Все против него, — вырвалось у Мередит.

Ана и Эмили обменялись взглядами. Ана продолжала сидеть на полу, подпирая спину ладонями.

— Вещественные доказательства — да. Но существуют другие, которые мы не рассматривали.

Мередит подняла голову:

— Другие доказательства? Нет, здесь все, что я собрала для отчета, а также свидетельства лиц, не входящих в нашу организацию. — Она обвела рукой разложенные вокруг бумаги: — Если было бы что-то еще, поверьте, я учла бы это.

Ана чуть улыбнулась:

— Я говорю о твоих чувствах, Мерри.

Эмили вскочила и расхохоталась.

Мередит замерла.

— Мои чувства… — Она покачала головой. — Это не доказательство.

Ана поднялась с пола и взяла руки Мередит в свои ладошки:

— Не говори так. Когда мы обучались, первое, чему нас учили, — доверять интуиции. Чарли говорил, что мы должны доверять внутреннему голосу, если он предупреждает нас, что надо идти направо, когдамы собирались пойти налево. Если он предупреждает, что человек опасен, когда человек этот представляется совсем безобидным.

— Ну вот еще! — воскликнула Эмили и сделала глоток из бокала, который успела наполнить. — Между интуицией, позволяющей ощутить, опасен ли человек, и чувствами большое различие. — Она показала на Мередит: — Она чувствует, что он невиновен, потому что ей хочется верить в это.

Мередит колебалась. Именно это она твердила себе, но мысли, высказанные вслух, утратили убедительность. Может быть, она видит только то, что хочет видеть, а может быть, в этом что-то есть.

Она вздохнула:

— Возможно, Эмили права. Любовь к Тристану мешает мне делать правильные выводы, мешает видеть правду.

Ана недовольно взглянула на Эмили:

— Я ни на минуту не поверю этому. Скажи, ты часто влюбляешься?

Мередит удивилась:

— Нет, разумеется.

— До Тристана ты любила кого-нибудь?

У Мередит появилось чувство, словно в грудь ей воткнули кинжал и повернули его. Она сглотнула, стараясь найти верный тон, не потерять контроль над эмоциями. Ведь из-за них она и оказалась в такой ситуации.

— Нет, — спокойно сказала она. — Раньше я никогда не любила мужчину.

Ана смягчилась:

— Чувства, Мерри, основываются на интуиции. Ты танцевала с другими подозреваемыми, болтала с ними, флиртовала. Как и Эмили. Некоторые из них были красивыми, истинными джентльменами, совсем как Тристан. Но ты не влюблялась в них, поскольку интуиция говорила тебе, что это плохие люди. Я ни на миг не поверю, что ты могла бы полюбить кого-то, считая его дурным человеком.

Мередит уставилась на Ану. Ее подруга обычно не интересовалась не касающимися ее подробностями расследований. Ее вполне устраивало сидеть в своей комнате, изобретая новые устройства и разгадывая шифры. Но при желании Ана могла привести очень дельный аргумент.

Однако…

Мередит пожала плечами:

— Больше мне нечего сказать.

— Если ты не уверена в себе, скажи нам, — потребовала Ана. — Эмили и я смотрим на это противоположно. То есть вместе мы нейтральны.

Эмили нахмурилась, но кивнула в знак согласия:

— Так и есть, Мередит. Ты можешь спокойно поделиться с нами своими чувствами. Что, если мы сможем помочь отделить правду от вымысла, в который хочет верить сердце?

Мередит медленно кивнула. В этом был смысл. Если она объяснит, почему верит Тристану, может быть, подруги смогут дать ей совет.

Она села на диванчик поближе к камину. Кивнула, когда Эмили указала на графин с хересом. Ей определенно требовался хороший глоток вина.

— Если исключить из этого дела любовь, поскольку она мешает мне рассуждать, есть нечто, что беспокоило меня с самого начала.

— Что же? — спросила Эмили, подавая ей бокал. Мередит сделала глоток вина и подождала, пока внутри не разлилось тепло.

— Я никак не могла понять, зачем такому богатому человеку понадобилось пускаться в рискованное предприятие. Тристана все знали как человека серьезного, уравновешенного, даже несколько высокомерного. Мы все по опыту своей работы знаем, что люди, которые вступают на путь измены, хотят внимания. Им нравится чувствовать себя умнее, хитрее окружающих, играть с огнем и нарушать законы под носом у властей и даже собственных друзей.

Эмили поджала губы:

— Это так. Но у Тристана был другой мотив. Не деньги, а месть.

— За смерть брата? — спросила Мередит. — Да, вначале и я так думала. Я думала — Тристан знал только то, что его брат был убит во время атаки, и хотел отомстить правительству за эту потерю. Но сегодня он сказал мне, что знал о засаде. Он знал, что всему виной измена. — Она смотрела на огонь, вспоминая, каким страдальческим было его лицо, когда он рассказывал об этом. — Он узнал о засаде прежде, чем вступил в контакт с людьми Девлина. Я проверила это в военном министерстве после посещения Тристана. Если он так любил своего брата, что горел желанием отомстить за него, зачем ему обрушивать гнев на правительство, когда он уже знает, что это дело рук вражеских агентов, возможно, из группы Девлина или даже самого Девлина?

У Аны загорелись глаза.

— Человек, который знал, что гибель его брата есть следствие проданной врагам информации, не мог оказаться замешанным в деятельноститех же самых предателей.

Даже Эмили кивнула, хотя и неохотно.

— Что еще?

— Он все время пытался… уберечь меня, — шепнула Мередит. Слова эти болью отозвались в ней. — От Девлина. Каждый раз, когда я подбиралась ближе к этому человеку, Тристан тут же отстранял меня от него и отчитывал за неосторожность. Он не говорил, почему Девлин представляет опасность, но не хотел, чтобы я оказывалась рядом с ним.

— Это можно объяснить тем, что он не хотел, чтобы ты узнала правду о его преступлениях, — сказала Эмили.

Мередит покачала головой. Она тоже думала об этом.

— Я не верю этому. Тристан был искренне потрясен, когда узнал, что я тайный агент. Если он не подозревал, что я интересуюсь его занятиями, вряд ли ему могло прийти в голову, что светская женщина сможет докопаться до его предательства.

— Если бы ты была такая, как все, да, — сказала Ана. — Он говорил, что хочет защитить тебя?

Мередит вспомнила, как они с Тристаном были застигнуты его матерью в самый неподходящий момент их близости. В тот день он признался, что сказал Девлину о якобы бывшем у них романе, с тем чтобы удержать Девлина от ухаживаний за ней. И еще потому, что ему хотелось, чтобы это было правдой. Она снова засомневалась.

— Да. Он соврал Девлину о наших отношениях. Несмотря на то, что при этом подвергался опасности, несмотря на то, что Девлин мог прийти в ярость, если бы узнал.

Ана взяла ее за руку:

— По боли на твоем лице я вижу, что ты не только хочешь верить Кармайклу, но что ты веришь ему. То, что он сказал тебе сегодня о своем стремлении уничтожить группу Девлина изнутри, имеет смысл. Если он посчитал, что правительство ничегоне делает, чтобы отомстить за смерть его брата, у него моглапоявиться мысль, что он сможет добиться справедливости, только если сам проникнет в круг изменников.

Мередит подняла глаза на Эмили, которая допивала свой херес:

— А ты что скажешь? Как ты считаешь, моя интуиция может оказаться оправданной? Или ты по-прежнему уверена, что я слепа?

— Признаюсь, кое-что из сказанного тобой имеет смысл, — вздохнула Эмили. — И мне нравится твоя честность. Ты не могла бы допустить, чтобы изменник разгуливал на свободе только потому, что ты влюблена в него.

Ана победно улыбнулась:

— Тогда остается один вопрос: что со всем этим делать? Ты решишься пойти против Чарли и попытаться вернуть доброе имя Тристану?

Мередит уже размышляла над этим. На то, чтобы убедить Чарли и людей из военного министерства выслушать ее рассказ об обстоятельствах жизни Тристана, уйдут недели. Многие отнесутся к ее словам с предубеждением, как к рассказу эмоциональной женщины, которая слишком близко сошлась с подозреваемым. Это подвергнет опасности само существование Общества.

А тем временем, пока она будет умолять сохранить Тристану жизнь, его отправят в Ньюгейтскую тюрьму. Выдвинутые против него обвинения станут достоянием всех. Даже если она убедит военное министерство в несостоятельности обвинений, Тристан и его семья уже не оправятся от удара. А Девлин снова ускользнет от них.

Ничего хорошего из этого не выйдет. Ей надо сделать больше. Ей надо сделать кое-что ужасное. Поверить. В себя и в Тристана.

— Я решила довериться своей интуиции. — Мередит глубоко вздохнула. — Я решила помочь Тристану бежать и присутствовать во время его встречи с Девлином, когда при нем будет то, что он вынул из картины.

ГЛАВА 20

Как только Мередит произнесла, что поможет Тристану, на нее снизошло спокойствие. Это было правильное решение. Или по крайней мере то, которое она хотела принять. Теперь только от Тристана зависело, будет ли оно правильным.

Подруги смотрели на нее широко распахнутыми глазами, но не казались удивленными. Она закусила губу.

— Я понимаю, что это против правил, что это идет вразрез со всем, чем мы занимаемся, — сказала Мередит, — но я должна это сделать. Понимаю, что вы не будете мне помогать. Я никогда бы не стала просить вас об этом.

Ана широко раскрыла глаза:

— Но ты нуждаешься в нас. Дело трудное и для троих, не говоря уже об одном человеке.

Мередит покачала головой:

— Я не хочу вынуждать вас нарушать клятвы. Независимо от исхода дела оно будет иметь последствия. Я не хочу навлекать неприятности на ваши головы.

Эмили сложила руки, и на мгновение сердце Мередит сжалось от страха. Обычно Ана настаивала на соблюдении всех предписаний, но на этот раз Эмили настойчиво выступала против Тристана. В отличие от романтичной Аны она не верила во всепоглощающую любовь. Эмили была в состоянии остановить Мередит, причем такими способами, до которых Ана никогда бы не додумалась.

— Ты в самом деле считаешь, что мы откажемся помогать тебе? — спросила Эмили, фыркнув самым неподобающим для леди образом. — Яклялась тебе и Ане. Мы сестры, и мы сражаемся вместе. Разумеется, я буду тебе помогать.

Ана кивнула:

— Я помню все предписания и инструкции, но если твое сердце говорит, что этот человек невиновен и может помочь нам положить конец козням Девлина, я верю этому. Я буду помогать всем, чем смогу.

Облегчение и любовь к подругам затопили Мередит. Ей было страшно подумать о том, что придется одной штурмовать тюрьму Чарли. Теперь она не одна. Ее подруги будут с ней… как было всегда. И она верила, что вместе они смогут организовать этот дерзкий побег.

Мередит обняла их крепко-крепко, давая понять, как много для нее значит их готовность жертвовать собой. Когда она наконец оторвалась от них, ей пришлось вытирать глаза.

— Скажи, что нам нужно будет делать, — сказала Эмили, и Мередит показалось, что в глазах подруги тоже стояли слезы.

— Ана, в прошлом году ты предложила нам втайне ото всех приобрести маленький домик вблизиСаутуорка, о котором знали бы только мы и в котором можно было бы в случае необходимости спрятаться.

Ана кивнула:

— Я позабочусь о том, чтобы приготовить дом для вас с Тристаном. В министерстве ничего о нем не знают. Вы будете там в безопасности.

— Очень хорошо. После этого надо быть готовой к тому, чтобы доставить по назначению то, что Тристан вынул из картины, — сказала Мередит. — Когда мы с Эмили выполним свою часть плана, она тебе поможет.

Эмили заулыбалась.

— А что мы должны будем сделать? — спросила она, взмахнув ресницами.

Мередит засмеялась, в первый раз после возвращения в Лондон чувствуя себя счастливой.

— Мы поедем в дом Чарли. Мы будем конвоировать пленника.

— Когда я была там сегодня, его охранял только один человек, — сказала Мередит, поправляя прическу.

— Чарли сказал мне, что после совещания в военном министерстве он поедет на встречу с леди М. Домой вернется не раньше полуночи.

Эмили кивнула, стянула с белокурой головки вязаную шапочку, надетую для сохранения прически.

— Допустим, все слуги окажутся в доме, но скорее всего в такой поздний час они будут наверху, в своих комнатах. Это дворецкий, домоправительница и служанка. Но в любом случае с ними не будет проблем.

Мередит поморщилась, вспомнив о двери в конце коридора.

— Не надо забывать, что там может оказаться еще один охранник.

Эмили без труда справилась с замком на воротах.

— Мы начнем с комнаты, в которой содержится пленник, — сказала она. — Пока ты будешь освобождать Кармайкла, я быстро обследую дом и освобожу для вас путь. Если я тебе понадоблюсь, ты подашь сигнал, и я приду на помощь.

Она распахнула ворота, и обе женщины быстро прошли через двор, стараясь держаться в тени. Они подошли к окну задней гостиной. Ана вспомнила, что Чарли говорил о неисправном засове. Мередит надеялась, что его еще не починили. В противном случае им предстояло вламываться в дом, а это грозило всевозможными бедами.

Эмили провела кончиками пальцев по окнам гостиной в поисках незакрытого окна.

— Ага! — Она засмеялась, толкнув последнее окно и обнаружив, что оно подалось внутрь. — Чарли следовало бы помнить собственные инструкции по безопасности. У этого дома по крайней мере пять слабых мест!

Мередит перевалилась через подоконник и нащупала ногой пол.

— Когда все закончится, напишем отчет о проделанной работе… если у нас к тому времени еще будет работа.

Эмили последовала за ней и закрыла окно.

— Не говори так, Мерри! Ты должна верить, что все получится. Я верю.

Мередит прошла через гостиную в холл и оглянулась. Подойдя к лестнице, ведущей в подвал, она шепнула:

— Как ты? Чувствуешь себя уверенно? Чудеса продолжаются?

— Приготовься, — сказала Эмили, высовывая язык.

Мысленно твердя молитву, Мередит спустилась на несколько ступенек вниз. Эмили держалась рядом. Они шли с таким видом, как будто у них было право находиться здесь.

Охранник стоял у камеры Тристана с книгой в руках, прислонившись к стене. Он удивленно выпрямился:

— Леди Нордем, леди Аллингтон, меня не предупредили, что вы придете так поздно.

Мередит удивленно подняла бровь и посмотрела прямо в глаза охраннику. Она чувствовала, как по ее затылку ползет струйка пота.

— Вам не сообщили по оплошности, — ответила она. — Мистер Айли разрешил нам встретиться с арестованным.

Охранник нахмурился:

— Простите, миледи. Вы знаете правила. Когда Айли отсутствует, никто не может видеть арестованного, кроме тех, кто получил разрешение.

Мередит скрестила руки на груди.

— Вас ведь не было здесь раньше, да? — спросила она.

— Да, мэм, — кивнул он.

— Айли сообщил о нас… Уилсону, так, кажется, его зовут? — продолжала Мередит.

— Уилсон еще здесь, мэм, — сказал охранник, положив книгу на стул, стоявший рядом с дверью. — В кухне, перекусывает, прежде чем пойти домой. Я с радостью узнаю у…

Подруги быстро обменялись взглядами, и Эмили подала сигнал, подняв руку:

— Вы же знаете, вам нельзя оставлять пост. Я приведу сюдаУилсона. А вы останетесь здесь с леди Нордем.

Эмили повернулась и пошла к лестнице. Мередит могла бы поклясться, что подруга подмигнула ей. Похоже, Эмили давала ей знак, что пора применить метод бутылки, который в конце концов свалит стража на всю ночь. Сама Эмили с удовольствием потренируется в технике боя. Но Мередит предстояло одной справиться с сильным молодыммужчиной, стоявшим перед ней.

Она улыбнулась, и он в ответ тоже заулыбался. Следовало вести себя так, чтобы он расслабился.

Она вынула из сумочки маленькую фляжку со снотворным и отвинтила крышку. Увидев, как расширились глаза у охранника, она заулыбалась еще шире.

— Ночь сегодня ужасно жаркая, — сказала она, поднося фляжку ко рту и притворяясь, что пьет. — А здесь еще хуже, чем на улице. Воображаю, как вам хочется пить.

Он удивленно кивнул:

— Да, миледи.

— Не хотите глоток? — предложила Мередит. — Вот славное шотландское виски.

Какое-то время он, казалось, раздумывал над необычным предложением, потом взял фляжку и сделал глоток. Он протянул ей фляжку обратно, но она покачала головой:

— Нет-нет. Я уже достаточно выпила на сегодня. А мне нужно иметь ясную голову, чтобы вести допрос. Не стесняйтесь, допивайте все. Вы поработали и заслужили это.

— Спасибо, леди, — успел произнести охранник. Через минуту фляжка была пуста. Через пять минут он мешком осел на пол.

Тристан лежал на спине, глядя в потолок. На самом деле он не мог видеть его, поскольку в комнатушке было почти совсем темно, но он знал: потолок там. Точно так же он не позволял себе чувствовать боль, причиненную отказом Мередит, но боль была с ним. Ждала, чтобы выползти на поверхность.

Мередит не появилась. Прошло много часов с тех пор, как она выбежала из его темницы, не обращая внимания на его мольбы о помощи, так и не сказав, верит ли она в его невиновность. Раз она до сих пор не вернулась, значит, уже не придет.

Если после того, что между ними было, после того, что она узнала от него, Мередит не поверила ему, сомнений не оставалось: его признают виновным и отправят на каторгу. Или повесят.

Когда охранника, дежурившего днем, пришел сменить другой, совсем молодой парень, Тристан слышал, как они говорили между собой о том, что завтра его перевезут в Ньюгейтскую тюрьму. Как только это произойдет, все его усилия пойдут насмарку. Его семья будет уничтожена. Шайка Девлина и ее неизвестный лидер продолжат свое черное дело. Вслед за Эдмундом умрут другие молодые люди, такие, как он.

Подумать страшно, в каком состоянии будет его мать, когда до Бата дойдут известия о его аресте. А такие новости распространяются мгновенно. Тристан был уверен, что какая-нибудь «добрая подруга» поддастся порыву рассказать ей о сыне, не скупясь на самые ужасные подробности.

Руки у него сжались в кулаки. Его мать доверяла Мередит так же, как и он, и вот матери придется страдать от предательства, которому он поспособствовал, потеряв контроль над собой. Будь проклята эта лживая женщина. Будь она проклята за то, что он полюбил ее.

Тристан разразился злым смехом. Он не мог сам себе поверить, что больше всего из того ужаса, в котором он оказался, его мучили мысли о Мередит Синклер. Но это было так. Из человека, единственным стремлением которого была месть, она превратила его в человека, у которого могло бы быть будущее, ради которого стоило жить. Она напомнила ему, что существуют свет и любовь.

Только для того, чтобы отобрать все это. Все оказалось ложью.

В коридоре послышался шум, и Тристан привстал, опершись на локоть, чтобы посмотреть на часы. Было уже очень поздно; в это время его обычно не тревожили. Если Айли пожелал еще раз допросить его, он, черт возьми, мог бы подождать до утра, пока Тристана не переведут в тюрьму. Сегодня ночью у него не было сил защищаться от обвинений.

Услышав звяканье запора, Тристан перевернулся на бок и притворился спящим. Скрипнула отворяемая дверь. Он старался ровно дышать в надежде, что вошедший уйдет. Но легкие шаги направились прямо к нему. Он замер.

— Тристан?

Он повернулся на звук женского голоса. Перед ним стояла Мередит, одетая во все черное. Щеки ее пламенели от возбуждения, глаза блестели.

И снова гнев, который Тристан только что испытывал, думая о ней, сменился будоражащей радостью. Она пришла… но для чего?

Он сел.

— Что вы здесь делаете? — спросил Тристан. Мередит приложила палец к губам:

— Тихо. Я позаботилась об охраннике у дверей, но, может быть, есть и другие. Нам не хотелось бы разбудить слуг или других агентов, которые могут оказаться в доме.

Он понизил голос до шепота:

— О чем вы говорите? Вы хотите сказать, что вы здесь, чтобы…

Мередит встретилась с Тристаном взглядом, и он затерялся в синеве ее глаз.

— Я здесь, чтобы увести вас отсюда.

В ее глазах он видел страх, ожидание… и надежду. В груди у него разгорался огонь, казалось, давно потухший. Едва тлевшая надежда вспыхнула пламенем.

Он вскочил на ноги.

— Вы сказали, что позаботились об охраннике? — спросил он, когда она сделала ему знак следовать за ней. — Как?

Мередит взглянула на него через плечо:

— Я ведь тайный агент, как вы знаете. Я умею устранять препятствия, когда это нужно.

Тристан колебался.

— Вы убили его? — вырвалось у него.

— Нет! — Она почти выкрикнула это, но тут же приглушила голос. — Конечно, нет. Они ведь такие же агенты. Я не принесла ему вреда… ну, только временный. Я воспользовалась напитком, который приготовила Ана специально для того, чтобы охранник, — она махнула в сторону неподвижно лежащего человека, — заснул.

Тристан оглянулся. Лежащий гигант храпел.

Она улыбнулась:

— Не беспокойтесь. Ана уверила меня, что ему ничто не грозит. Когда через несколько часов он проснется, у негобудет немного болеть голова.

— Но… — начал было Тристан.

Мередит нервно улыбнулась:

— Больше никаких вопросов. Вы сможете задавать любые вопросы, когда мы будем вне опасности.

Он отпрянул. Мередит говорила ему, что она агент, и он видел тому доказательства, но до сих пор он неосознавал полностью, что это значит. Судя по ее спокойствию, это было для нее в порядке вещей. Тристан не знал, восхищает или ужасает его то, что она подвергает себя такому риску.

Этой ночью она рискует из-за него. Следуя за Мередит по темной винтовой лестнице, ведущей в холл дома Чарлза, он, осознав это, на миг замер в тревоге за ее прошлое и их будущее. Тристан едва помнил путь, проделанный им в обратном направлении несколько дней назад. Все было как в тумане. Сейчас он жалел, что не обращал внимания на окружающее, тогда ему было бы легче избегать опасностей.

Когда они проходили ту часть дома, где жили слуги, Мередит сделала предостерегающий жест. Она приоткрыла скрипнувшую дверь и выглянула из нее. Тристан не мог видеть коридор, но вскоре она дала ему знак следовать за ней.

Стараясь двигаться бесшумно, он шел за Мередит по узкому коридору. Повороты и комнаты следовали одни за другими. У каждой двери сердце Тристана куда-то проваливалось, он ждал, что вот-вот кто-то выскочит и схватит их. Наконец они оказались у черного хода. Мередит молча открыла дверь, и они выскользнули наружу.

Дом Айли был не очень большим, и сад с задней стороны дома соответствовал ему по размерам. В кустах у дальней стены обнаружилась скрытая калитка, которая вела на улицу.

У Тристана вдруг появилось желание бежать. Бежать от Мередит, не оглядываясь.

Но он не мог сделать этого, хотя бы потому, что хотел узнать, зачем она пришла к нему, когда еще несколько часов назад казалось очевидным, что она поверила в его виновность. В то, что он виноват в худшем из преступлений — в предательстве. Почему она помогает ему, ведь она сама и привела его в темницу?

Мередит закрыла калитку, и они пошли по темному переулку. Там стояла карета, окна которой были закрыты плотными занавесками, а с дверец сняты гербы. Тристан пожалел о том, что у него не было такого экипажа, когда он увозил картину от Джермана. Его карету узнали, и это стало первым звеном в цепочке, которая привела агентов Короны к его дверям.

Так Мередит снова вошла в его жизнь.

Она потянулась к дверце кареты, но он схватил ее за запястье. Мередит была без перчаток, ее кожа под его грубыми пальцами была как шелк. Боже, какое замечательное ощущение. Еще лучше, чем ему представлялось в воспоминаниях, которые он напрасно пытался заглушить после ареста. Она была не менее беззащитна перед его прикосновениями, чем он. Переведя дыхание, Мередит метнула на него взгляд, в котором было предупреждение.

— Я все еще джентльмен, леди, — мягко сказал он, открывая перед ней дверцу кареты. — Что бы ни думали другие.

Она заколебалась, словно не зная, благоразумно ли садиться в карету впереди него. Но все же поднялась первой и заняла свое место. Тристан последовал за ней и, закрыв дверцу, сел рядом.

В карете было темно, но он почувствовал, как Мередит задвигалась, чтобы постучать в переднюю стенку, давая кучеру знать, что можно ехать.

— Вы объясните мне, что происходит? — спросил Тристан в темноте.

Послышался звук высекаемого огня, и слабый свет лампы позволил разглядеть внутренность кареты. Напротив него сидела другая женщина, совсем не похожая на Мередит. Ее забранные в низкий пучок светлые волосы подчеркивали красивый овал лица. Голубые глаза были светлыми и льдистыми, совсем не похожими на синие глубины глаз Мередит. Однако больше всего их спутницу отличало от Мередит отсутствие теплоты в выражении лица. Тристану показалось, что она способна без раздумья убить его, если он даст повод.

Судя по тому, что в руках у нее был пистолет и целилась она ему в сердце, так оно и было.

Мередит проследила за взглядомТристана и вздохнула, увидев в руках подруги крошечный пистолет, направленный на него. Она взглянула на Эмили:

— Боже праведный, убери эту штуку.

Ее подруга поджала губы, но опустила пистолет, хотя Мередит заметила, что она продолжала держать его наготове.

— Надеюсь, ты не пустила его в ход там, наверху, чтобы обезопасить охранника?

Эмили недоверчиво посмотрела на нее:

— Разумеется, нет. Я просто хочу, чтобы его светлость имел абсолютно ясное представление о своем положении.

Тристан утомленно скрестил руки на груди.

— Вы не могли сделать это яснее, мадам. Могу я узнать имя женщины, готовой отнять у меня жизнь?

Мередит отдернула занавеску на окне, чтобы убедиться, что их не преследуют.

— Тристан Арчер, это леди Эмили Редгрейв.

Он поднял бровь.

— Вдовствующая графиня Аллингтон? — Его рот скривился. — Простите меня, миледи, я не узнал вас.

— Вы очень дерзки для человека, жизнь которого висит на волоске, — сказала Эмили, тряхнув головой, и оценивающе посмотрела на Тристана. — Не знаю, аплодировать вам за это или застрелить.

Тристан хохотнул:

— Я предпочитаю первое.

— Не сомневаюсь, — парировала Эмми. Мередит задернула занавеску и сердито сказала:

— Тебе не нужно помогать мне, Эмили. И я была бы тебе признательна, если бы ты не угрожала моему… моему…

Тристан перевел взгляд на нее:

— Вашему… кому, Мередит?

Интересный вопрос, но у нее не было ни времени, ни желания отвечать, пока им угрожала опасность быть схваченными.

— Ана, должно быть, уже ждет нас, — сказала Мередит вместо ответа, барабаня пальцами по сиденью.

Она испытывала неловкость от близости Тристана. Тепло его тела проникало через шелк ее платья, их ноги на поворотах соприкасались. Мередит сводила с ума близость к нему и невозможность что-то с этим сделать.

Не сейчас. Сначала нужно прояснить несколько вопросов. В конце концов… ну, она не готова посмотреть в будущее.

Тристана их близкое соседство, казалось, лишило способности двигаться. С момента, когда они сели в карету, он едва взглянул на нее. Она физически ощутила исходящие от него волны гнева, как уже было раньше. Мередит испытывала то же самое. И с этим тоже предстояло разобраться.

Напряжение, возникшее между ними, было столь велико, что она отодвинулась. Искоса посмотрев на Эмили, Мередит увидела, что та смотрит на нее, подняв бровь.

— Как ты думаешь, побег обнаружили? — спросила Мередит, чтобы нарушить тягостное молчание.

Эмили покачала головой:

— Не думаю. Мой охранник потерял сознание прежде, чем понял, что я представляю опасность. И я уверена, что услышала бы, если бы твой охранник завязал борьбу.

— Он с радостью выпил зелье, приготовленное Аной, и свалился мешком, — сказалаМередит.

— Не сомневаюсь: если бы Айли узнал, что я на свободе, он бы уже мчался за мной, — сказал Тристан. — Не часто в его сети попадает человек из общества.

Мередит повернулась к нему.

— Неужели выдумаете, что арест известного человека доставляет Чарли удовольствие? — возмутилась она. — Поверьте мне, это не так. Когда оказывается, что в преступлении замешаны люди из общества, намгораздо труднее работать.

— Но он прав, — сказала Эмили. Тристан и Мередит смотрели друг на друга. — Нам бы не позволили уйти так далеко, если бы побег обнаружили.

Мередит едва слышала ее. Помимо обличительного огня, в его взгляде было что-то еще. Что-то затягивающее ее, в чем она отчаянно нуждалась.

Карета остановилась, и она заставила себя отвести взгляд. Эмили толчком распахнула дверцу. Тристан вышел первым и удивил Мередит тем, что подал Эмили руку. Ее подруга, казалось, тоже была удивлена таким проявлением учтивости, но приняла помощь. Мередит выходила последней.

Когда их ладони соприкоснулись, ее кожа чуть не вспыхнула от жара. Волна узнавания прокатилась по ней, все ее тело ожидало продолжения. Что этот мужчина делал с ней…

Тристан, казалось, почувствовал ее реакцию, потому что притянул чуть ближе, чем когда помогал Эмили. Чтобы побороть нервное возбуждение, Мередит сердито засмеялась:

— Я удивлена, что вы столь учтивы с нами, Тристан. Это потому, что вы джентльмен?

Ему пришлось бороться с собой, чтобы выпустить ее пальцы.

— Может быть, дело в том, что у леди Аллингтон есть оружие, и готов поклясться — она умеет им пользоваться. В таких обстоятельствах было бы глупо вести себя не по-джентльменски. — Повернувшись, он добавил через плечо: — Или, может быть, я не такой негодяй, как считаете вы и ваши друзья.

Мередит колебалась, ей хотелось сказать, что она верит ему. Или хочет верить. Но сначала ей надо кое в чем убедиться. Еще не время.

Вздохнув, Мередит посмотрела на маленький домик, в который только что вошли Тристан и Эмили. Скромных размеров, он тем не менее был чистеньким, ухоженным, но не без всяких претензий. Все было скромно. Живущим здесь нельзя привлекать внимание, это было бы опасно. Поэтому, оказавшись здесь, они одевались очень просто, не позволяли кучеру помогать им и заботились, чтобы никто из соседей не заподозрил в них никого другого, кроме как женщин изнизов среднего класса, которые время от времени приезжают в город и арендуют этот дом.

Внутри также не было никаких излишеств. Мередит приветствовала это. Уклад жизни в ее роскошном доме на Сент-Джеймс, где она только что провела несколько дней, показался ей стеснительным из-за соблюдения многочисленных формальностей. Простота маленькой гостиной и крошечного холла были приятной сменой обстановки.

Только вот Тристан, казалось, полностью заполнил собой пространство.

Отбросив эти мысли, Мередит позвала:

— Ана? Мы здесь.

Анастасия, улыбаясь, вышла им навстречу. Она вытирала руки кухонным полотенцем, вследза ней хлынул запах вкусной еды.

— Я так рада, что вы благополучно добрались сюда, — сказала она, обнимая подруг. Затем она скрестила руки на груди, оглядывая Тристана с ног до головы: — Это он, да?

Губы Тристана дрогнули, словно ему хотелось рассмеяться:

— Да, я, без всякого сомнения, он. Тристан Арчер, лорд Кармайкл.

Ана подала ему руку.

— Леди Уиттиг? — повторил он, широко раскрывая глаза, как и тогда, когда узнал, что Эмили титулованная особа.

Ана улыбнулась:

— Да. Не думала, что кто-нибудь в обществе помнит меня.

Он, качая головой, повернулся к Мередит:

— Пожалуйста, не говорите мне, что каждая светская дама — член вашей организации. Неужели вокруг меня одни шпионки? Может быть, мои сестры тоже секретные агенты на службе Короны?

Эмили пыталась хмуриться, но Мередит видела, что она скрывает смех. Сама Мередит не могла не рассмеяться:

— Боюсь, тайных агентов гораздо больше, чем думают, да. Но нам не хватает агентов-мужчин.

Он склонился ниже:

— А как насчет моих сестер?

— Даже если бы они состояли в нашей группе, я отрицала бы это, — смеясь, сказала Мередит, поддразнивая его. Они только что бежали почти из тюрьмы, она все еще не была совершенно уверена в его намерениях, и все же она вовлеклась в словесную игру, словно они флиртовали на балу, а не были в опасной ситуации.

Ана и Эмили, тоже взбудораженные, наблюдали за ней с непроницаемым выражением лиц. В конце концов, Ана пришла на помощь:

— Столы на кухне ломятся от еды. Кровати застелены. Когда у вас появится… — она осторожно глянула на Тристана, — окончательная информация, вы пришлете записку с Хендерсоном. Он будет ждать с каретой наготове. Мы с Эмили займемся последними приготовлениями и встретимся с вами завтра.

Глаза у Тристана расширились от удивления, когда женщины попрощались, и Ана с Эмили направились к двери. Мередит, игнорируя его невысказанные вопросы, прошла за ними в холл. Ана, обняв Мередит на прощание, зашагала к карете, а Эмили чуть задержалась:

— Будь осторожна.

— Ты все еще не совсем доверяешь ему? — шепнула Мередит, тревожно хмуря брови. Неужели она ошиблась в оценке?

Эмили покачала головой:

— Я не сомневаюсь, что он очень много значит для тебя. А страдания причиняет не только физическая боль.

Когда подруги отъехали, Мередит закрыла дверь и прислонилась к ней. «Поверь, Эмили. Мне это известно не хуже, чем кому-нибудь другому. Может быть, даже лучше».

Приняв надлежащий вид, она отправилась в гостиную, к Тристану. Предстояло провести наедине с ним всюночь. И ничего уже нельзя скрыть, ничто не может остаться в тайне, и все связано с риском.

ГЛАВА 21

Мередит смотрела, как Тристан жадно поглощает еще один кусок пирога. С момента, когда она предложила ему поесть— еду предусмотрительно привезла Ана, — они едва перебросились несколькими словами. Кухонный стол, за которым они устроились, был старым, но прочным и удобным. Однако за небольшим столом в маленькой комнате нельзя было укрыться.

Тристан взглянул на нее, и все стало ясно. Под его пристальными жарким взглядом Мередит почувствовала себя загнанной в угол. Судя по тому, как медленно он вытер рот и сложил салфетку, он приготовился к разговору.

— Простите мои ужасные манеры, — начал он. Она покачала головой:

— Вы были очень голодны. — Мередит заколебалась, потому что в голову ей пришла ужасная мысль. — Вас что, не кормили, пока вы были в заточении?

Одна его бровь поползла вверх.

— Вы сомневаетесь в человечности вашего начальства?

Она покачала головой:

— Нет. Чарлз Айли лучший из людей. Он посмотрел недоверчиво:

— Меня кормили. У меня просто не было аппетита.

— А теперь появился? — спросила Мередит.

— Такое действие может оказать на мужчину шанс получить свободу. — Он поднялся и стал греть руки у ярко горевшего огня.

Мередит смотрела на его напряженную спину. По резким движениям мышц она поняла, что он все еще сердился.

Когда Тристан стремительно повернулся к ней, лицо его было хмурым.

— Мы достаточно долго избегали этого разговора. Но от него не уйти. Почему вы помогли мне бежать? У вас, несомненно, есть план, в котором отведено место и вашим подругам. В чем он состоит?

Мередит набрала в грудь воздуха и заставила себя оставаться на месте. Сохранять спокойствие.

— Разве вы не поняли, что я помогла вам бежать, потому что верю где-то в глубине тому, что вы рассказали. Или… или хочу верить, — попробовала она объяснить причину своего поступка.

Ноздри Тристана раздулись.

— И каков же ваш план?

— Это зависит от вас.

Руки у него сжались в кулаки.

— А, мне следует предоставить новые доказательства своей невиновности, так? Рассказать то, о чем я еще не рассказал, объясняться, извиняться? Прекрасно, моя дорогая, а как насчет вас? Где ваши объяснения?

В голосе Тристана звучаланасмешка, глаза сверкали. Каждое слово, каждый жест обвиняли ее. Тогда в Мередит тоже забурлил гнев, она вскочила на ноги.

— А что я должна объяснять? Мой долг — защищать свою страну. Ваша тайная деятельность привела к тому, что вас стали подозревать в измене. Я делала свое дело.

Он двинулсяк ней, опасная волна жара бежала перед ним, пробуждая в ней желание и ярость одновременно.

— О да, вы сделали свое дело. Вы не только выведывали у меня подробности моей жизни, вы лгали мне. Вы лгали даже моей матери.

Она отрицательно покачала головой:

— Я никогда не лгала леди Кармайкл.

— Вы подвели еек убеждению, что приехали к намв гости как друг, даже заставили думать, что испытываете ко мне нежные чувства. Вы поощряли ее желание свести нас… почему? Чтобы можно было использовать ее чувства против меня?

— Нет! — возмутилась Мередит. Ей сделалось больно.

Тристан насмешливо продолжал:

— Я провел слишком много времени взаперти у Айли, размышляя о ваших методах «расследования». Вы ложитесь в постель с каждым подозреваемым, или есть какие-то критерии, которым они должны удовлетворять? Где длявас граница дозволенного, миледи?

Щеки ее запылали, но она заставила себя не отворачиваться.

— Вы знаете, между нами в Кармайкле было больше, чем это.

— В самом деле? — Он неприятно засмеялся. — Когда я прикасался к вам, мне казалось, что между нами что-то происходит. Я думал, что вы испытываете столь же сильные чувства. Но теперь я вижу, какая вы опытная лгунья, и невольно прикидываю, какая же часть из высказываемых вами чувств была подлинной.

Мередит попыталась возражать, но Тристан, не в силах остановиться, продолжал изливать поток обидных слов:

— Я аплодирую вам. В каком-то смысле женщины-агенты куда эффективнее мужчин. В конце концов, вы оказались способны использовать мое сердце и ваше тело как смертельное оружие против меня, чего никогда не смог бы сделать мужчина. Вы залезли в мою постель и заставили меня сдаться без единого выстрела.

— То, что я оказалась в вашей постели, никак не связано с порученным мне расследованием! — Сжимая и разжимая упавшие по бокам кисти рук, она боролась с подступившими слезами. — Я понимаю ваше негодование, но, взявшись помогать вам, я рискую жизнью, моим положением агента, безопасностью страны. Не могли бы вы в ответ немного доверять мне?

Тристан засмеялся тем же неприятным и неискренним смехом, что и раньше:

— Как доверяли мне, когда собирали улики против меня? Когда притворялись, что я вам небезразличен?

Слезы хлынули у нее из глаз, как она ни старалась их удержать.

— Я никогда не притворялась. Несмотря на улики, несмотря на подозрения, я полюбила вас. Это правда.

Следующая обличительная фраза, готовая сорваться с губ Тристана, осталась невысказанной. Она была неравнодушна к нему? Даже когда следила за каждым его движением? Даже когда собирала факты, которые могли стоить ему жизни?

Если это правда, значит, она пошла против всего, чему ее учили. Это значит, что все, происходившее между ними, было настоящим, а не уловкой, способом заманить егов ловушку.

Но так ли это? Или снова обман?

— Почему я должен этому верить? — поинтересовался он.

Дрожащей рукой Мередит вытерла слезы:

— Я не могу сказать вам почему, могу лишь сказать, что каждый раз я изо всех сил старалась найти доказательства вашей невиновности. Я пыталась найти других подозреваемых. Несколько дней я провела в надежде, что виноват Филипп, а не…

Тристан заволновался, подумав о своем брошенном в тюрьму друге:

— Филипп? Вы думали, что это дело Филиппа?

Она кивнула:

— Я надеялась на это. Были основания. У него была возможность впутать вас, действовать от вашего имени, тайно от вас. — Она вздохнула. — Но как я ни старалась отыскать улики против Филиппа, подозренияне оправдались. Тогда я попыталась найти другие объяснения, почему вы оказались замешаны в государственной измене. Я надеялась доказать, что Девлин шантажировал вас или что вы предпринимали какие-то действия, не подозревая об их последствиях.

Он скрестил на груди руки, кипевший в нем гнев начал остывать.

— Я польщен, что вы такого высокого мнения о моей сообразительности.

— Мне хотелось верить, что вы простодушны, и не считать вас лжецом и убийцей, — выпалила Мередит, сверкая глазами. — Но надежды всякий раз оказывались напрасными.

— И поэтому вы передали меня в руки властей?

Она медленно кивнула:

— Чтобы спастись самой и в целях проводимого расследования. Слишком сильно оказалось задето мое сердце. Я… я… — Ее голос прервался, она отвернулась.

Тристан схватил ее за руку и мягко повернуллицом к себе. Он не мог дать ей уйти. Ему необходимо было посмотреть в глаза Мередит, увидеть ее лицо. Ему необходимо было понять, правду ли она говорила.

— Что вы сделали? — спросил Тристан, с радостью обнаруживая, что она задрожала от его прикосновения. У него снова появилась надежда, что она была искренна. Что она хотела его. Волновалась за него.

Любила его.

Прежде чем Мередит наклонила голову, он заметил, что ее глаза сделались темными и опасными.

— Я уже настолько не могла противиться своему сердцу, что готова была полностью пренебречь доказательствами, — продолжала она. — Я делала попытки защитить вас от Девлина, от моих начальников, я даже пыталась игнорировать то, что сама обнаружила. Я даже хотела… я хотела уничтожить улики. Эмили и Ана прислали мне материалы, подтверждающие вашу виновность, и я чуть было не сожгла их. На какой-то миг я решила притвориться, что их не было, и попытаться убедить вас бежать со мной.

Тристану вдруг стало понятно, отчего потемнело ее лицо. То был стыд. Любовь к нему привела ее к самому краю пропасти, она чуть не предала все, во что верила.

Два чувства охватили его. Первое — ужас. Ужас, что владевшая им жажда возмездия завела ее так далеко. Его ложь, его поступки заставили Мередит пойти против собственной совести.

Но сквозь ужас пробивалось другое чувство. Чистое и сильное, лучшее из того, что он испытывал после смерти брата. Это была радость.

Мередит чуть не пожертвовала всем из-за него. Она продолжала любить его, что бы он ни сделал.

Он кашлянул, прочищая горло, и заставилсебя продолжить наступление:

— Так почему вы не сожгли улики?

Слеза покатилась по ее щеке, он пальцем стряхнул её. Мередит задрожала и прижалась лицом к ладони Тристана.

— Я знала, что не могу уничтожить улики и противопоставить себя своим друзьям и своей стране, — ответила она. — Ни за что, если хочу еще когда-нибудь стать счастливой. Сомнения мучили бы меня всю жизнь и через какое-то время уничтожили бы мою любовь.

Он кивнул. Хотя он предпочел бы бежать с ней, то, что она сказала, было правильно. Секреты, ставшие между ними, со временем развели бы их окончательно. Теперь секретов не было, но смогут ли они преодолетьпрошлое?

— Я пришла в ваш кабинет ночью, предшествующей ночи вашего ареста, с твердым намерением открыть вам истинную цель моего присутствия в Кармайкле и потребовать от вас объяснений. Я собиралась предложить вам свою помощь. — Она была как в ознобе. — Но прежде, чем я смогла обнаружить свое присутствие, вы сняли портрет, за которым оказалась украденная картина. Я слышала, как вы произнесли, что скоро передадите ее кому-то.

Мередит подняла на него глаза — они умоляли о понимании. Тристан с удивлением обнаружил, что он понимает ее. И еще больше любит за великодушие и благородство. Среди людей, с которыми он имел дело в последнее время, он почти забыл о таких вещах.

— Я подумала о смертях и несчастьях, которые последуют, если враг узнает секреты, и я не могла этого допустить, — горячечно шептала она. — Поэтому я отправила сообщение в Лондон и вызвала Айли с его людьми, чтобы они взяли вас прежде, чем наступят последствия. — Она сцепила руки, будто воспоминания причиняли ей боль. — Это разбило мое сердце, Тристан.

Он кивнул, не в силах заговорить, потому что его разрывали противоречивые чувства.

— Вот почему после вашего ареста я умолила Чарли позволить мне поговорить с вами. Вот почему я просила как можно дольше скрывать правду от вашей матери, — объяснила она. — Мне хотелось защищать вас, пусть я и предоставила своим руководителям доказательства, что вы худший из людей. Что-то говорило мне, что вы не тот, каким представляетесь, что я не могу уничтожить человека, которого люблю.

— И поэтому вы помогли мне сегодня, — сказал он. Это был не вопрос, а утверждение, и Мередит кивнула:

— То, о чем вы рассказали мне сегодня днем… Я хотела верить этому.

Тристан нахмурился. Она хотела верить в него, и это значило для него все. Но поверила ли? Или ее вело сердце, а голова говорила, что следует верить фактам?

Мередит опустила голову:

— Освободив вас, я скорее всего разрушила свою карьеру тайного агента. Я вовлекла в дело подруг, они также рискуют своим будущим. Если вера, которой, как вы говорите, у меня нет, будет обманута, яокажусь в ловушке. Моя жизнь будет сломана. — Ее лицо посуровело. — Так что, пожалуйста, не говорите мне, что я обманула ваше доверие. Доверие — это дар, я рано научилась не спешить вручать его, но вы его получили. Признаете вы это или нет.

Только сейчас Тристан понял, насколько уязвимым было положение, в которое она поставила себя. Она рисковала всем исключительно на основании его уверений, что он не виноват. И что он дал ей взамен?

— Я понял, Мередит, — со вздохом сказал он.

Она улыбнулась, лицо ее расцветало надеждой. Но у него еще оставались сомнения. Она сказала не все.

— А вы верите мне, как я поверила вам?

Тристан думал об этом. Да, она лгала. Она воспользовалась его чувствами, чтобы добыть улики. Но у нее не было злого умысла. Мередит делала это, чтобы защитить все, что было ей дорого.

— Я здесь, что еще нужно? — сказал он, страстно желая обнять ее, поцелуями заглушить последние сомнения.

Она дрожала, но отрицательно покачала головой:

— Мне нужно больше, чем это. Мне нужно нечто такое, что сказало бы мне — моя вера в вас, мое доверие оправданы.

Он вскинул голову:

— Какое доказательство вам требуется?

— То, что вы вынули из картины, — произнесла она ровным голосом. — Скажите, где оно?

Тепло, которое Тристан начал ощущать, снова исчезло, вернулось недоверие. Он засомневался. То, что Мередит просила, было единственным остававшимся у него доказательством и для военного министерства, и для Девлина. Если он отдаст это Мередит, он может потерять все.

— Доверьтесь мне, Тристан, — шепнула она, потянувшись к нему, чтобы дотронуться до его руки. Искра желания пробежала по его телу. — Разве не доверия вы требуете от меня? Вы долгое время боролись в одиночку. Знайте, больше всего на свете я хочу помочь вам одержать победу.

Он с облегчением выдохнул, только теперь осознав, что задерживал дыхание. Мередит предлагала вместе вести борьбу, которую он так долго вел один. Она поверила ему и своему сердцу. Теперь она просила того же взамен.

Он не мог отказать ей в этом теперь, когда мрачные секреты больше не стояли между ними.

— Это материалы, включающие планы сражений, расположение войск и складов оружия, — вырвалось у него. Ее пальцы сильнее сжали его руку. — Когда я извлек их из картины, я отправил их в мой лондонский дом с указанием спрятать в тайнике в конюшне. В деннике моей любимой кобылы под полом в восточном углу есть тайник. В нем и спрятаны материалы. Кобылка капризная, так что, посылая туда человека, предупредите его о ее нраве.

— Вы сами не знаете, что это значит, — со вздохом облегчения прошептала Мередит.

— Не знаю. Будущее Девлина решите вы и ваши друзья? Или мне позволят принять участие в развязке драмы, которая началась в ночь, когда умер мой брат?

Ее лицо смягчилось, она взяла его руку и приложила к своим губам.

— Я знаю, как это важно для вас, Тристан. Вы будете участвовать в финале, которого ждали так долго. Верьте мне, вы сыграете свою роль. — Мередит улыбнулась и выпустила его руку. В том месте, где их руки недавно соприкасались, он ощутил покалывание. — Мне надо послать сообщение Эмили и Ане, но это не займет много времени.

Он кивнул, от волнения не в силах говорить. Он чувствовал удивительную легкость, словно исчезла тяжесть, долго давившая на плечи. После того как он рассказал Мередит всю правду, словно бальзам пролился на его израненную душу.

Она быстро вышла из кухни. Потирая руками лицо, он направился в холл и с бьющимся сердцем стал подниматься по лестнице, чтобы увидеть остальную часть дома.

Мередит доказала, что верит в него, организовав побег. Он ответил ей тем же, рассказав, где прячет бумаги, уличающие Девлина в измене. Но между ними еще оставалась стена. Несмотря на заверения в любви, она отдалилась от него. Он почувствовал это еще в Кармайкле, но лишь теперь понял причину. И теперь он хотел одного — убрать последнюю стенку, кирпичик за кирпичиком. Чтобы она не мешала видеть будущее.

В темном коридоре наверху обнаружилось три двери. Он открыл первую — за ней оказалась спальня с небольшой прилегающей гостиной. Тристан шагнул внутрь, и глаза у него широко раскрылись. Спальня была бы как спальня, ничего особенного, если бы кто-то не превратил ее в романтическое убежище. На каминной полке, на каждом? дюйме столешниц, даже на подоконниках стояли зажженные свечи; в камине, излучая тепло, ярко пылал огонь, кровать была застелена наводящим на грешные мысли шелковым покрывалом.

— Вы очень устали? Я могу… — послышался сзади голосМередит. Войдя в комнату, она замолчала.

— Представляется мне, кто-то очень постарался для нас, — сказал Тристан, поворачиваясь к ней. Освещенное пламенем камина лицо Мередит было мягким. Кожа светилась, в глазах плясали огоньки. Ему захотелось притянуть ее к себе и использовать кровать по назначению.

— Ана, — пробормотала Мередит, загадочно улыбаясь, отчего кровь вскипела в его жилах. — Она всегда отличалась романтичностью.

— Так она верит в мою невиновность? — спросил он, наконец, позволив себе пойти ей навстречу.

Когда он приблизился к ней, Мередит почти перестала дышать:

— Ана верит в мою интуицию. В мое сердце. Тристан провел пальцами по ее руке, а потом взял за локоть и притянул ее к себе:

— А вы?

— А я? — повторила она; ее глаза блестели от страстного желания.

У Тристана не было сомнения, что если бы он увлек ее к кровати, Мередит не стала бы сопротивляться. Но он хотел большего.

— Вы говорили, что полюбили меня, — шепнул он. — Вы все еще любите меня?

Ей стало трудно дышать, но она, не колеблясь, ответила:

— Да, я все еще люблю вас.

Он закрыл глаза и дал радости наполнить тело и душу. Открыв глаза, он взглядом встретился с глазами Мередит.

— Вы также сказали, что хотите верить в мою невиновность, — уточнил он. — Но верители вы? Вы считаете меня изменником?

Она медленно провела рукой по его груди, зажигая огоньтам, где прикасалась.

— Если бы это было так, нас здесь не было бы. Я бы оставила вас в заточении у Айли, даже если бы это разбило мне сердце. Я верю в вашу невиновность, Тристан.

Радость, переполнявшая его, чуть не свалила его с ног, но он только крепче притянул ее к себе. Вот он, ее ответ, подтверждение ее доверия. Тристан глубоко вздохнул:

— Я люблю вас, Мередит Синклер. Я полюбил вас с той далекой ночи, когда мне пришлось спасать вас в таверне. Я пытался отрицать это, избегать вас, чтобы избавиться от этого чувства. Но не смог. Не могу и сейчас и не хочу. Я люблю вас и сегодня ночью намерен доказать вам это.

ГЛАВА 22

Губы Тристана коснулись губ Мередит, и перед ее глазами взорвались тысячи дарящих блаженство звездочек. Его поцелуй был как возвращение домой, он заполнил пустоту, о существовании которой она неподозревала. Мередит припала к нему, ее тело растворялось в нем, а в ее ушах еще звучало признание в любви.

Это было похоже на то, как в саду у Аны под лучами солнца раскрывался бутон розы. Все разрешилось. Не было больше лжи, не было разделяющих стен, только обнимавшие ее руки. Наконец-то это стало возможным.

Она открылась ему, их поцелуй стал крепче и не кончался. Теперь в нем была не сумасшедшая страсть, а более тонкое чувственное обещание того, что приближалось. По опыту Мередит знала, что это будет ночь безграничной страсти. Но на этот раз — не одна украденная ночь, проведенная вместе. Это будет первая из многих ночей. После того как Девлин предстанет перед судом, а честное имя Тристана будет восстановлено, перед ними откроется будущее. Их общее будущее.

Тристан отстранился, посмотрел ей в глаза:

— Мне так не хватало твоих объятий.

Мередит улыбнулась сквозь выступившие слезы, на этот раз слезы радости.

— Мне тоже. Я мечтала о тебе каждую ночь, я тревожилась за тебя.

Тристан увлек ее к кровати.

— Тебе надо проверить, все ли со мной в порядке, — облегченно сказал он.

Она засмеялась и принялась торопливо расстегивать пуговицы на его рубашке.

— С удовольствием, милорд.

Рубашка вмиг свободно повисла вокруг него. Он был таким же прекрасным, каким Мередит помнила его, и ее тело откликнулось, как всегда. Жар охватил каждый чувствительный уголок ее тела. Соски напряглись в предвкушении, между горячими бедрами стало влажно.

Она вздохнула, ее пальцы задвигались по его обнаженной груди. Ресницы Тристана, опускаясь, затрепетали, он застонал низким голосом, и от этого стона у нее задрожали колени. Мередит поводила пальцами по его ключице, потом опустилась ниже.

Тристан все сильнее сжимал ее руки, его стальное орудие все настойчивее упиралось в ее живот. Она раздвинула бедра, дрожа от этих прикосновений и зная, что он будет делать, как только они избавятся от стесняющей одежды.

Ощущение Мередит, извивающейся в его руках, было сильнее, чем он мог вынести. Дрожащими пальцами он принялся дергать пуговицы на ее платье. Они расстегивались, а одна отскочила и куда-то отлетела, но ему было все равно. Когда он разденет ее, то покажет все свое искусство. Настанет его время.

Если ее и обеспокоила потеря пуговицы, Мередит не показала этого. Изогнув спину, она помогала ему. Наконец он просунул руки под платье. Ее нижняя рубашка была из тонкого шелка, но все же не была такой нежной, как кожа. Тристан рывком стянул платье с ее плеч.

Оно сбилось у ее локтей, сковывая движения, а он наклонился, прижавшись губами к ее коже. Ей стало еще жарче, когда он языком провел по ямочке у ее горла. Тристан задыхался, а Мередит пыталась сражаться с платьем, но он крепко держал ее, медленно и легко проводя губами по вырезу рубашки.

Когда он поймал одну тоненькую бретельку и спустил ее до локтя, Мередит издала тихий полувздох-полустон. Он осторожно потянул шелк вниз и открыл грудь. На миг Тристан залюбовался ее совершенством, набухшим в предвкушении соском, тем, как идеально она ложилась в его ладонь, но медлить дольше не мог. Он поймал этот маленький бутон губами.

Мередит вскрикнула, вцепилась в его плечи, ее бедра задвигались. Тристан продолжал языком ласкать сосок, пока тот не порозовел от такого внимания.

Он не оставил без внимания и другую грудь, спустил рубашку со второго плеча, но не тронул платье. Она дрожала, пытаясь дотянуться до его губ, но не могла, мешало сковывающее движения платье.

Тристан наклонился и дал ей облегчение, обласкав второй сосок, и ее стон перерос во всхлип наслаждения. Но этого было недостаточно. Он еще не заставил Мередит содрогаться в экстазе и умолять о большем.

Рывок — и ее одежда кучкой легла у ног. Не отрываясь от соска, Тристан обхватил ее за бедра и уложил на кровать. Мередит сразу же забросила свои длинные ноги ему на спину, влажная и горячая, прижалась к его груди, тем самым показав, что жаждет его, что готова принять его в себя.

Тристан склонился, поймал ее губы, начал нежно сосать ее язык, ладонью поглаживая бедра. Когда он положил руку между ее ног и потрогал жаждущий его вход туда, где таилось желание, а потом пальцем поиграл с маленьким бугорком, дарящим наслаждение, Мередит вскрикнула.

Там, где прикасался палец Тристана, желание распускалось, нарастало, достигало вершин. Но каждый раз, когда Мередит начинала ускользать за край наслаждения, Тристан останавливался, удерживая ее близко к завершению, но не давая освобождения.

Она оперлась на локти, откинула голову назад и закрыла глаза, а он продолжал дразнить ее, играть с ней. Но вот он заскользил ниже, продолжая ласкать ее тело, пока его рот и его пальцы не встретились.

В тот миг, когда его язык приник к сокровенному месту, Мередит словно взорвалась. Бедра ее задвигались, сжимая его руки, а он безжалостно продолжал работать языком, доводя ее до экстаза.

Продолжая дрожать — такова была мощь ее оргазма, — Мередит встретилась с ним глазами.

— Пожалуйста.

Молча кивнув, Тристан освободился от остатков одежды. Ее тело выгнулось, возбужденное его наготой и великолепием его мужественности, предвкушением того, какон окажется внутри ее.

Мередит отодвинулась, давая ему место на кровати. Он встал на колени между ее ног, притянул ее колени себе на плечи. Кончик его члена дразнил ее, доводя до крайней степени возбуждения, а потом он вошел в нее и наполнил всю.

Ее ногти впились в шелк простыней; растворившись в ощущениях, Мередит искала опору. Когда Тристан выходил из нее, чтобы с новым ударом опять наполнить, она вся подавалась к нему, ее руки хватались за него, вжимались в него.

Он входил в нее длинными, уверенными, хорошо контролируемыми толчками, доводя ее до изнеможения. Заявляя права на нее. Мередит поднимала бедра навстречу ему, поглаживала его мышцы, поощряя. Внизу живота нарастало желание приближающегося освобождения, с каждым толчком оно распускалось все больше и распространялось по всему телу.

Глаза его остекленели, на лбу выступил пот. Мередит видела, что он изо всех сил пытается контролировать себя. Она видела, как напряглись вены на шее Тристана, глаза, не отрываясь, смотрели в ее глаза, а он снова и снова входил в нее, и это уводило ее за край.

Наслаждение достигло высшей точки, во второй раз Мередит начала падать куда-то, покрывая его поцелуями, выплывая изнакатывающих волн завершения.

— Скорее, Тристан, — простонала она. — Скорее!

Из его горла вырывались какие-то клокочущие звуки, руки его выпрямились, спина изогнулась, и он излился в нее, Его стоны смешались с ее стонами; наконец она вскрикнула и, обессиленная, упала на подушки.

Локти у Тристана подогнулись, он лег на нее. Мередит обхватила его руками, ощущая каждую частичку его тела, до которой могла дотянуться, осознавая, что наконец-то он принадлежал ей.

До завтра, когда их жизни снова окажутся в опасности.

Тристан закрыл глаза. Свет за окном начал тускнеть, солнце склонялось к западу. Уличные фонарщики уже принялись за свою работу.

А это означало, что ему пора приниматься за свою.

Почти два долгих года он ждал этого момента. Встречи лицом к лицу с человеком, погубившим его брата. Тристан жил и дышал, чтобы узнать, кто этот человек. Он балансировал на краю безумия и гибели. Это стоило ему почти всего на свете… и еще может стоить. Но одно лишь возмездие имело значение. Тристан так часто воображал эту встречу. Каждую деталь. Предвкушал ее.

И вот сейчас, когда желаемое было совсем близко, он уже не так стремился к нему.

Он повернулся к Мередит. Она лежала в сбившихся простынях, шелк чуть прикрывал дразнящие холмики ее грудей. Одна согнутая ножка высунулась наружу, и ему захотелось губами проследить ее изгиб.

Она была причиной того, что его безумное желание мести ослабело. Предыдущую ночь и большуючасть дня, исключая время, потраченное Мередит на приготовления к встрече с Девлином, они провели в постели, наслаждаясь любовью. Несмотря на все его протесты, Мередит настояла на том, что будет присутствовать на встрече с Девлином. Он знал ее слишком хорошо и если бы отказался, она все равно последовала бы за ним.

Мередит встретила взгляд Тристана.

— Ты сейчас такой серьезный. Совсем как тот озабоченный джентльмен, которого я повстречала на балу до поездки в Кармайкл.

Он кивнул. Не было смысла скрывать свои чувства.

— Темнеет. Скоро мы встретимся с Девлином.

Ее лицо посуровело, огонь камина сделал заметными тревожные морщинки на лбу.

— Будет очень опасно, — продолжил он. — Я не хочу, чтобы ты шла со мной.

Еще больше нахмурившись, она покачала головой:

— Я уже много раз повторяла, что без меня тебе не обойтись, это не обсуждается.

— Не потому ли, что ты не доверяешь мне? — резко спросил он.

Мередит наклонилась и поцеловала его. Поцеловала крепко, но тут же отодвинулась.

— Я полностью доверяю тебе, но Девлин опасен, — объяснила она. — И я могу только вообразить, нисколько опасен тот человек, который руководит им. Тебе нужно иметь рядом умелого помощника. И мы будем не одни. Нам будут помогать Эмили и Ана. Все, что нам надо, — найти правдоподобное объяснение моего присутствия.

Тристан вздохнул:

— Вообще-то я думал об этом, и у меня есть план.

— Вот как? Расскажи.

— Он требует полного доверия, — сказал Тристан, вглядываясь в ее лицо.

У Мередит не было сомнений.

— Я доверяю тебе как самой себе.

Тепло окутало Тристана.

— Ты будешь изображать мою пленницу, — пояснил он. — Я скажу Девлину, что из-за тебя я спешно поехал в Лондон. Что ты совершенно некстати пыталась выведать секреты, потому что тебя обуревало желание выйти замуж за маркиза.

Она засмеялась:

— Ах да. Всем известно, насколько я корыстна, когда дело доходит до замужества.

— Я считаюсь богатой добычей, любовь моя, — ответил Тристан, чмокнув ее в носик. — И женщина захотела больше разузнать о состоянии моих дел, желая проверить, настолько ли я богат, как считается.

— Я совершенно уверена, что настолько, — поддразнила она его.

Он уже не улыбался, думая об опасности, которая скоро будет угрожать ей, особенно в роли его заложницы.

— То, что я приведу тебя к нему, Девлин расценит как еще одну успешную проверку. Он решит, что я заслуживаю доверия, потому что обнаружил угрожающую ему опасность.

Мередит понимающе смотрела на Тристана, и выражение ее лица успокоило его. Она не казалась испуганной. Если бы она была обычной леди, он не принял бы ее помощь. Но Мередит Синклер не была обычной леди. Она была тайным агентом и умеет защитить себя, а он сделает все, что в его силах, чтобы уберечь ее.

— Знаешь, — сказала она с нежной, любящей улыбкой, — это замечательный план. Я начинаю думать, что из тебя можно сделать тайного агента.

— Если мы переживем эту ночь, мы поговорим об этом, — сказал Тристан, поднимаясь, чтобы начать приготовления.

Она взяла его руку, потерлась о нее щекой:

— Не волнуйся, Тристан. Все будет хорошо.

Он кивнул в знак согласия, но тревога в душе осталась. Грядущая ночь будет самой опасной в его жизни. Он может только молиться, чтобы остаться в живых и суметь защитить Мередит. И тогда можно будет надеяться на будущее в ее объятиях.

ГЛАВА 23

Хотя стояло лето, с Темзы дул свежий ветер. Когда они с Тристаном вышли из кареты на Саутуоркской пристани, Мередит задрожала от холода. Обветшалая пристань в бедной и зачастую небезопасной части Лондона была тем местом, которое Девлин выбрал для встречи.

Отчасти озноб не имел отношения к температуре воздуха. Хотя Мередит уверяла Тристана, что они в относительной безопасности, чтобы он не тревожился за ее жизнь, в действительности она ни в чем не была уверена. В ситуации, когда место встречи выбирала не она, легко было угодить в ловушку.

Тристан, не взглянув на Мередит, схватил ее за руку. Ей так хотелось увидеть его ободряющую улыбку, но это было невозможно. Они договорились, что на случай, если за ними наблюдают, он, как только они выйдут из кареты, будет обращаться с ней как с пленницей. Это представлялось единственным способом не выдать себя.

Мередит, делающая вид, что идет против своей воли, поймала на себе взгляд женщины, торгующей на улице перед убогой таверной. Когда они проходили мимо, женщина приложила палец к губам. Это был сигнал, который Эмили использовала, когда была вынуждена маскироваться с переодеванием.

Значит, Ана тоже была поблизости, пряталась и, наверное, тряслась от страха, потому что ей редко приходилось выполнять такую работу. Но Мередит знала: когда потребуется, Ана сделает Для подруг все, что можно.

Мередит благодарно кивнула. У Аны были великолепные мозги, а Эмили славилась умением преображаться. Она работает с двумя самыми одаренными женщинами Британской империи. И Мередит радовалась, что этой ночью они на ее стороне.

Она притворялась, что вырывается от Тристана, а он вел себя так, как они договорились, подталкивая ее в спину.

— Торговка перед таверной — это Эмили, — шепнула она, делая такое лицо, будто она ссорилась с ним.

К его чести, Тристан не взглянул на нее и не обернулся, чтобы разглядеть женщину, на которую она указывала, но по его изменившемуся дыханию Мередит поняла, что он удивлен.

— В самом деле? Она чудо. Я никогда не узнал бы ее. Мередит спрятала улыбку.

— Она в самом деле чудо. А ты все делаешь как надо.

Он кивнул, сохраняя жесткое выражение лица:

— Надеюсь. Если за нами наблюдают, нельзя допустить, чтобы нас перехитрили прежде, чем мы достигнем цели.

Мередит задрожала, ей не требовалось притворяться.

Ее целью было предать Девлина и его помощников суду. Сделать так, чтобы они никогда больше не могли принести вред стране. Получить достаточно доказательств невиновности Тристана, чтобы очистить его имя.

Цель Тристана была много проще и в каком-то смысле отличной от ее целей. Он хотел взять жизнь за жизнь, которая уже была отнята. А она не была уверена, что сможет остановить его, когда придет время, что захочет воспрепятствовать осуществлению мести. После всего, чем пожертвовал Тристан.

Они подошли к месту, указанному Девлином. Это был мрачный закоулок в самом конце линии причалов. Вокруг пакгаузов стояла тишина. Некоторые выглядели совсем заброшенными, другими, судя по всему, пользовались только сезонно. Идеальное место для тайных встреч.

Или для засады.

В этой части Лондона никто не видит того, что не касается его лично. И никто не вмешивается, если творится насилие. Мередит постаралась отбросить посторонние мысли, чтобы сосредоточиться на предстоящем деле.

Тристан замедлил шаг, его рука крепче сжалась на ее запястье. На этот раз не для маскировки: он хотел ободрить ее. Наверное, почувствовал ее тревогу. Как замечательно — он рядом, готовый защищать ее.

— Девлин! — позвал Тристан голосом, в котором звучала наглая уверенность.

Молчание было ответом. Напряжение росло. В тусклом свете нескольких едва мерцающих фонарей Мередит видела по лицу Тристана, что он встревожен не менее чем она.

— Огастин Девлин! — повторил Тристан.

— Лорд Кармайкл, — раздалось с манерной медлительностью из-за штабеля пустых ящиков. Тошнотворный запах, висевший в воздухе, свидетельствовал о том, что в ящиках раньше хранилась рыба.

Показался Девлин. Мередит затаила дыхание. Даже здесь, в этом грязном и подозрительном месте, он выглядел спокойным и собранным. Ни один светлый волос не выбился из его прически, одежда его, как всегда, была в безукоризненном порядке. Девлин производил впечатление райской птицы, залетевшей с далекого юга и попавшей в ад. Но за красивой внешностью прятался сам дьявол.

— Что она здесь делает? — рявкнул он, увидев Мередит. — Я сказал вам, чтобы вы приходили один, а вы притащили свою шлюху?

Услышав оскорбление, Тристан напрягся, и Мередит заторопилась вмешаться, чтобы дать ему время справиться с эмоциями и не допустить провала продуманного плана.

— Прошу прощения, — заговорила она тоном оскорбленной лондонской барышни. — Я не просила тащить меня сюда. Только что я сидела в своем городском доме с бокалом в руках, а через миг этот грубиян затолкал меня в карету.

— Закройте рот, — ледяным тоном сказал Тристан. Если бы Мередитне знала, что он лицедействует, она бы испугалась. В создавшейся ситуации она действовала интуитивно.

— Отвечайте, Кармайкл, — повторил Девлин. — Или же, помоги мне Господь, я застрелю ее прямо на месте.

Пока он говорил, оттого места, где недавно прятался Девлин, отделились еще четверо мужчин. Мередит замерла. Пятеро против двоих; пятеро против четверых, если посчитать Ану и Эмили. Перевес не такой уж большой, но очень опасный. На таком расстоянии даже плохой стрелок вряд ли промахнется.

С момента, когда в его поле зрения появились четверо незнакомцев, Тристан задышал иначе, и Мередит поняла, что он присматривается к каждому, прикидывая, кто из них главный. Кто несет ответственность за смерть его брата.

Она тоже осмотрела их. Двое были здоровяками с тусклыми глазами. Звери. Здесь они явно не для принятия решений, а для исполнения приказов.

Двое других были совершенно иными. Умные лица, угрожающие взгляды. Один вынул из куртки пистолетинацелил ей в грудь; это были люди, которые уже убивали и готовы были убивать снова. Даже если жертва — безоружная женщина.

Увидев пистолет, Тристан заколебался. Мередит мысленно молилась, чтобы он продолжал действовать по плану, пусть ей и угрожали.

— Хотите убить ее? — спросил он изменившимсяголосом. — Давайте. Но сначала мне надо расспросить ее кое о чем.

Взгляд Девлина переместился на Мередит:

— Что это еще за новости?

— Мне пришлось вернуться в Лондон, — сказал Тристан. — Потому что я обнаружил, что кто-то рылся в моих бумагах. Я выследил любопытного, это оказалась леди, которую вы здесь видите.

Она делала вид, что пытается вырвать у него свою руку.

— Вот как? — Девлин внимательно посмотрел на нее: — И зачем вам это понадобилось, миледи?

— Она явно хотела большего, чем покувыркаться в моей кровати, — глумился Тристан. — Она помешана на идее удачного замужества и хотела убедиться, что мое состояние — не слухи. Но распутница узнала слишком много.

— Ложь! — запротестовала Мередит, изображая на лице ужас, что оказалось не так уж трудно. — Мистер Девлин, вы ведь не верите, что я могу быть такой корыстной! Вы ведь поможете мне!

Девлин хохотнул:

— В самом деле, миледи. Я всегда чувствовал, что вы не такая, какой кажетесь на первый взгляд, но интересоваться бизнесом мужчины, чтобы не прогадать в замужестве? — Он обратился к Тристану: — И много она разузнала?

— Достаточно! — выпалил он. Мередит отрицательно замотала головой:

— Это неправда. Я ничего не знаю.

Девлин шагнул к ней и одной большой рукой взял за щеки. Тристан напрягся, и она оценила то, что он остался спокойно стоять, не отступая от выработанного ими плана. Девлин заглянул ей в глаза.

— Вы лгунья, — прошипел он, толкая ее в сторону своих людей. — После того как мы с лордом Кармайклом закончим наши дела, я разберусь с тем, что вам известно.

Мередит поймала на себе взгляд Тристана — она увидела, что он в ужасе от угрожающей ей опасности. Но он тут же отвел взгляд, и никто другой этого не заметил.

— Считайте, что это мой вам подарок, — отстранился от нее Тристан, как будто она ничего для него не значила. — Еще одно маленькое доказательство, что мне можно верить.

Девлин кивнул, явно удивленный бесчувственностью Тристана.

— О да, вам можно верить. Теперь последнее доказательство. Материалы, которые были в картине. Пожалуйста.

Тристан дотронулся до кармана куртки, в котором находилось то, что больше всего интересовало Девлина. Как бы они этому ни противились, но Мередит знала, что у них нет выбора, они должны вручить ему подлинные материалы на случай, если Девлин захочет просмотреть их.

Но вместо того чтобы вынуть бумаги, Тристан сложил руки на груди.

— Еще не время, — сказал он. — Вам известно мое условие, Девлин. Я совершенно четко изложил его вам в Кармайкле. Я устал изображать из себя вашего лакея. Мне необходимо увидеться с человеком, который руководит вашей группой. Я передам бумаги ему и только ему. Где он?

Девлин помедлил, окидывая Тристана взглядом с головы до ног. Мередит сжалась, наблюдая за ним, молясь, чтобы он не убил их обоих и не завладел секретными материалами. Такой человек способен на все.

— Вам нужен руководитель? — спросил Девлин. Улыбка перерезала его лицо. — Он перед вами, Кармайкл. Вы все это время были на связи с ним. Я тот, с кем вы хотели встретиться.

Тристан оторопел, ему потребовались все силы, вся способность к самоконтролю, чтобы не выдать себя. Так это Девлин был виноват во всем? Тристан провел с этим человеком столько времени, наделал столько глупостей… а тот, кого он искал, все время был рядом. Он мог бы убить Девлина сотню раз.

Но тогда понятно, почему Девлин держал это в секрете. Долгое время существовало мнение, что Девлин был чьим-то подручным. Власти наблюдали за ним, но не трогали, надеясь, что он выведет их на более крупного и опасного врага. А те, кто, подобно Тристану, потеряла все в результате деятельности Девлина, не мстили ему, потому что считали, что он лишь незначительное звено в цепи.

Если бы в груди Тристана не бушевала ярость, лишающая возможности ясно мыслить и затмевающая все другие чувства, он сумел бы, следуя роли, поздравить Девлина с удачным розыгрышем.

— Вы побледнели, — произнес Девлин со своей мерзкой ухмылкой. — Не ожидали такого?

Тристан краем глаза взглянул на Мередит. Удерживаемая одним из людей Девлина, она наблюдала за ним широко открытыми глазами. Было видно, что она не меньше Тристана поражена таким развитием событий. Но как бы ему ни хотелось наброситься на негодяя, он знал, что должен оставаться невозмутимым. Если он выдаст себя, пострадает Мередит.

— Не ожидал, — произнес он как можно спокойнее. — Вы много раз уверяли меня, что свяжете с тем, кто отвечает за действия вашей группы. Я решил, что это другое лицо.

Девлин с довольным видом кивнул:

— Огастин Девлин — это маска, с которой у меня нет ничего общего. Скоро вы узнаете, что я имею в виду. Осталась последняя маленькая проверка.

Тристан напрягся:

— Еще одна проверка? Вы имеете в виду передачу материалов?

Ухмылка Девлина стала шире.

— Нет, — сказал он. — Я знаю, вы это сделаете. Вы не прошли бы весь этот путь, не сделали бы того, что сделали, чтобы отказаться от самого легкого. Я хочу, чтобы вы совершили нечто гораздо более трудное. Убейте ее. — Он мотнул головой в сторону Мередит.

От ярости все перед глазами Тристана сделалось красным. Он больше не мог держать себя в руках. Одно дело — угрожать ему. Другое — женщине, которую он любил.

Он шагнул вперед, готовый кинуться на Девлина, но его остановил голос Мередит:

— Нет, Тристан, нет!

Казалось, она умоляет оставить ей жизнь, но, посмотрев на Мередит, он увидел в ее глазах нечто другое. У них появлялся шанс. Она получила необходимые для суда доказательства. А он — более чем достаточно оснований для отмщения.

Он вынул из кармана пистолет и медленно направил его на Мередит… или на место чуть левее ее. Мужчины, стоявшие за ее спиной, отошли, чтобы не оказаться случайно задетыми пулей, и его поразило, какой необыкновенной женщиной была та, которую он любил. Ситуацию легко изменить, если чуть изменить линию огня.

— Мне жаль, — сказал он, — но вы знаете, что я должен сделать.

Молниеносным движением Тристан перевел оружие на громилу, который стоял с пистолетом в руках, и нажал на курок. Мужчина пошатнулся, уронил свой пистолет, глухо стукнувшийся о деревянный настил, и осел с пулей в сердце.

В тот же миг Мередит упала на колени и поползла назад, под защиту ящиков, за которыми раньше прятались Девлин с подручными. Тристан успел увидеть, как она схватила пистолет, упавший у ее ног, и исчезла за ящиками. «Боже мой, — подумал он, — она и в самом деле тайный агент, физически тренированный на случай вот таких передряг».

В следующий момент, заботясь о собственной безопасности, Тристан метнулся влево. Помощники Девлина схватились за оружие, и звуки выстрелов преследовали его, когда он двигался вдоль штабелей ящиков, на ходу перезаряжая пистолет. Выскочив, он выстрелил снова, но промахнулся. Все разбежались, стараясь найти укрытия.

Двигаясь вдоль ящиков, Тристан не упускал из виду Мередит. Она вскочила, выстрелила. Он услышал приглушенный вскрик — выстрел был удачным — и улыбнулся. Она, разумеется, метко стреляла. Почему бы и нет? Она во всем была совершенством.

С быстротой опытного стрелка Мередит перезарядила пистолет и бросила взгляд в его сторону. Высунувшись из-за ящиков, выстрелила снова.

— Черт, промах, — сказала она, бросаясь назад и оглядываясь на Тристана. — Ты был великолепен.

— Тебя чуть не убили! — воскликнул он, тщательно прицелился из-за ящиков и выстрелил. — Где, черт возьми, Эмили?

— Где-то рядом. Я видела, как она кралась сзади. Ей надо быть осторожной, чтобы не попасть под перекрестный огонь.

— А я здесь, — раздалось позади них.

Оба повернулись и увидели приближающуюся к ним низко согнувшуюся Ану. В руке у нее был пистолет, но обращалась она с ним как-то неуверенно, не так, как Мередит и Эмили.

— Хорошо, нам нужна помощь, — сказала Мередит, улыбнувшись подруге.

— Я все слышала. — Ана покачала головой. — Долго же Девлин дурачил правительственные службы.

— Я мог бы убить его сотню раз, — пробормотал Тристан. — Я никогда бы не стал делать то, что он просил, и я мог бы покончить с этим еще год назад.

Мередит придвинулась к нему, схватила за руку — рядом срикошетила пуля. Ана сжала губы и приподнялась, чтобы выстрелить.

— Тристан, все, что вы сделали, доказательства, которые вы дали нам в руки, гораздо важнее, чем если бы вы просто уничтожили Девлина, пусть и год назад. — Она сжала его руку. — Я понимаю, вы хотите его крови, но это не вернет к жизни Эдмунда.

Она чертыхнулась, потому что еще одна пуля обрушила на них мелкие щепки. Вскочив, Ана выстрелила и услышала вопль.

— Он уже не сможет пользоваться этой рукой, — прошептала она, перезаряжая пистолет. — Тристан, вы поняли, о чем я?

Он взвесил ее слова. Она не хотела, чтобы он, мстя за брата, забрал жизнь Девлина. Но он так долго готовился к этому. Как Тристан мог успокоиться, не достигнув цели? Он пристально посмотрел на Ану. Она не отрывала от него глаз, ждала… и надеялась.

Прежде чем он ответил, раздался голос Аны:

— Больше не стрелять.

Тристан поднял голову.

За ящиками, направив пистолет на тех мужчин, которые остались целы, стояла женщина. Это былаторговка, на которую показывала Мередит, когда они шли сюда. Переодетая Эмили.

Эмили покачала головой, не отрывая глаз от находившихся под ее прицелом.

— Вы собираетесь мне помочь или так и будете сидеть за ящиками?

Мередит вскочила и поторопилась на помощь подруге. Тристан смотрел ей вслед, сзади подошла Ана. Он вздохнул и пошел за Мередит, вытягивая шею, чтобы увидеть, кто из мужчин ранен или убит.

Громила, в которого он выстрелил первым, несомненно, был мертв, он лежал в том же положении, в котором упал. Один из тех, в кого стреляла Мередит, тоже был мертв, а другой придерживал раненую руку, тихо поскуливая, как ребенок.

Девлин и еще один из его людей не пострадали; они хмуро смотрели на Мередит и Эмили. Взгляд Девлина остановился на Тристане.

— Ублюдок.

— Кто, я? — Тристан улыбался, предугадывая судьбу, которая ожидала Девлина. — Не думаю. Это вы совершили предательство. Из-за вас лишился жизни мой брат.

Глаза второго мужчины из окружения Девлина широко раскрылись.

— Все правильно, Девлин, — пояснил Тристан. — Я проник в вашу организацию, убедил вас, что я на вашей стороне, и все время вредил вам. — Тристан заулыбался. — Помните, затонуло ваше судно с оружием? Это я передал сведения о его местонахождении правильным людям. А курьер, пропавший с большой суммой денег?

— Вы! — Девлин вскочил было на ноги, но дуло пистолета Мередит переместилось на его лицо, и он остался сидеть, прислонившись к ящикам.

— Пришло время заплатить за все ваши преступления, — добавила Мередит. — Ана, пошлите за Чарли. Уверена, он захочет забрать этих людей в Ньюгейт, где им и место.

— С удовольствием, — отозвалась Ана, уходя. Девлин перевел взгляд с Тристана на Мередит. Его глаза сузились, и Тристан готов был убить его за злобный, угрожающий взгляд.

— Кто вы? — спросил Девлин тихим опасным голосом.

— Не только у вас бывают секреты, — чуть улыбнувшись, ответила Мередит. — Я женщина, которая вас арестовывает. За преступления против короля и страны. За измену. Эмили, свяжи ему руки.

— С удовольствием, — сказала Эмили, закончив возиться с сообщником Девлина, и шагнула к Девлину.

Мгновение — и все переменилось. Когда Эмили наклонилась, Девлин внезапно резко дернулся вверх. Лбом он с силой ударил женщину в подбородок — так, что она потеряла равновесие. Девлин обхватил ее одной рукой, другой отнял у нее пистолет и оказался на ногах прежде, чем Тристан или Мередит смогли прийти Эмили на помощь.

Мередит в ужасе вскрикнула, наблюдая, как Девлин удаляется от них. Эмили обвисла на его руках, не в силах вырваться и убежать. Мередит не могла понять, насколько сильно Эмили пострадала.

— Пустите ее, Девлин! — крикнул Тристан.

— Выпустите ее или, клянусь, я продырявлю вас! — скомандовала Мередит. Рука ее не дрожала, но голос дрогнул.

— А вы не боитесь, что я первый застрелю ее или использую как шит? — К Девлину вернулась его обычная самоуверенность.

Тристан и Мередит обменялись взглядами; в глазах человека, которого она любила, Мередит прочла те же чувства, которые испытывала сама. Девлин был прав. Пусть они держали его под прицелом, они не могли рисковать жизнью Эмили, повисшей на руках негодяя.

Девлин уходил все дальше, держа пистолет у головы женщины. Мередит шла следом. Что-то звякнуло позади нее. Она успела заметить, как глаза Тристана широко раскрылись при виде шестидюймового лезвия, выскочившего из ручки веера, выпавшего из складок ее юбки.

Она нагнулась, подняла веер и спрятала лезвие в ладони, надеясь, что Девлин не заметил этого. Он, казалось, торжествовал, поверив, что ему удастся сбежать.

— Еще один шаг — и я убью ее, — сказал Девлин.

Мередит подняла вверх руки.

— Нет! Я кладу на землю свой пистолет. — Она взглянула на Тристана и прошептала: — Не делайте того же.

Он кивнул и, когда Мередит положила пистолет на доски, только опустил руку с пистолетом. Ее единственным оружием остался веер.

Выпрямившись, она с ужасом увидела, что Девлин оказался намного дальше.

— Как же его остановить? — прошептала она.

Тристан огляделся, взгляд его стал цепким, как у тренированного агента.

— Девлин скоро поравняется с вон тойстойкой справа, — тихонько сказал он, взглянув на нее. — Когда это произойдет, я выстрелю в него.

— Нет. — Мередит отрицательно затрясла головой. — Если ты выстрелишь, ты можешь убить Эмили! Или пуля срикошетит неизвестно куда.

Он повернулся к ней, краем глаза следя за Девлином:

— Если он окажется вне пределов досягаемости, можно не сомневаться, что он сразу же убьет Эмили.

Мередит колебалась.

— Нет, он убьет ее в тот момент, когда она перестанет быть полезной ему, — уверенно сказала она.

Тристан поднял пистолет:

— Когда я отвлеку его выстрелом, бросай нож. Мне представляется, это очень подходящая цель.

Она кивнула. Тристан приготовился стрелять. У нее екнуло сердце. Не собирается ли он использовать последний шанс отомстить, даже ценой жизни ее лучшей подруги?

— Я верю в тебя, — сорвалось с ее губ.

Он покосился на Мередит:

— Я знаю.

И спустил курок.

ГЛАВА 24

Мередит облегченно вздохнула, когда трухлявая деревянная стойка рядом с головой Девлина разлетелась. Он дернулся, уворачиваясь от брызнувших во все стороны щепок. Мередит прошептала молитву и бросила нож.

Она видела, как нож прокрутился в воздухе, прежде чем настиг цель. Горло Девлина.

Он издал булькающий звук, и пистолет выпал из его руки. Девлин осел на колени, а безвольное тело Эмили глухо ударилось о доски.

Мередит сорвалась с места, Тристан бросился за ней. Отшвырнув ногой пистолет, Мередит опустилась перед Эмили и, приподняв ее голову, положила ее себе на колени.

— Очнись, — прошептала она и нахмурилась, обнаружив большой кровоподтек на подбородке Эмили и другой, наливающийся на щеке. Как сильно она пострадала? Ушибы головы опасны. — Пожалуйста, — бормотала Мередит, убирая волосы с лица подруги. — Пожалуйста.

Тристан положил ладони ей на плечи, а она все смотрела на свою неподвижную соратницу. Слезы застилали ей глаза. Она ждала, моля, чтобы Эмили очнулась. Наконец Эмили пошевелилась, ресницы у нее затрепетали, глаза открылись.

— Вы задержали его? — прошептала она, морщась при попытке сесть.

— Ш-ш-ш, — успокаивая, шептала Мередит.

Она обернулась к Тристану и замерла. Тот неотрывно смотрел на тело Девлина. Был ли он удовлетворен такой развязкой, могли считать, что выполнил долг перед Эдмундом?

— Мередит? — прохрипела Эмили.

Она кивнула, снова склоняясь над подругой:

— Да. Он мертв.

Эмили улыбнулась и закрыла глаза.

На пристани началось движение. Это возвращалась Ана, позади которой быстро шагали Чарли и его люди. Тристан оказался отодвинутым в сторону. Предстояло отвечать на вопросы, приводить доказательства.

Мередит наконец пробилась к Тристану, который стоял у самого края пристани, глядя на темную воду. Она неуверенно тронула его за рукав.

— Прости, — шепнула Мередит. — Я надеюсь, ты не считаешь, что я лишила тебя возможности отомстить.

Он повернулся, поднял на нее свои чудесные зеленые глаза:

— Ты была права, Мередит. Его кровь не вернет Эдмунда. Мой брат давно покоится в мире. Убить Девлина мне нужно было, чтобы самому обрести мир и покой в душе.

Она облизнула губу:

— А теперь ты сможешь обрести мир и покой?

Его лицо смягчилось.

— Я нашел тебя. Ты приносишь мне мир и покой.

Радостные слезывыступили у нее на глазах.

— Я люблю тебя.

Чарли кивнул, собирая со стола бумаги. Он посмотрел сначала на Мередит, потом на Тристана.

— Я вижу, здесь все в порядке. Лорд Кармайкл, ваш рассказ оказался правдивым. И хотя я не могу одобрить вмешательство джентльмена в дела, заниматься которыми должны уполномоченные властями лица, я тем не менее ценю то, что вы сделали для нас. — Он встал и протянул Тристану руку. — Надеюсь, вы примете и мою благодарность, и мои извинения.

Мередит наблюдала за Тристаном, затаив дыхание. Его лицо было хмурым.

— Остается еще решить проблему с Филиппом Баркли. Вы сняли с него обвинения? — спросил Тристан.

Чарлз кивнул:

— Ваш друг уже освобожден, он доставлен к вам в городской дом, где и ожидает вашего приезда.

Лицо Тристана смягчилось, он взял протянутую Чарли руку:

— Благодарю вас, мистер Айли.

Теперь начальник Мередит повернулся к ней. Мередит медленно поднялась. После стычки с Девлином и его людьми прошло немногим более двенадцати часов. Эмили, удобно устроившись, отдыхала; она отделалась синяком под глазом и гудящей головой.

Чарли посуровел:

— Я хочу, чтобы вы знали: Мы с леди М. не одобряем вашего образа действий. У меня был серьезный разговор с Эмили и Аной.

Мередит не возражала.

— Чарлз, вы, конечно, понимаете, что идея была моя, — произнесла она. — Если необходимо наказание, пожалуйста, пусть оно падет исключительно на меня.

Мистер Айли открыл ящик письменного стола и достал письмо. У нее упало сердце. Конечно, это уведомление об увольнении. Она поймала взгляд Тристана, с тревогой наблюдающего за этой сценой. Если она уволена, оно того стоило.

Лицо Чарли смягчилось.

— Это от леди М. Она благодарит за хорошо проделанную работу.

Мередит дрожащими руками взяла письмо и прижала его к груди.

— Я не уволена? — прошептала она. Слезы бежали по ее щекам.

— Нет. В конце концов, интуиция вела вас по правильному пути. Вот почему вас и отобрали в тайные агенты. — Чарлз дотронулся до ее руки. Прежде чем он прокашлялся и вернулся на место, она успела заметить, что глаза его блестели от влаги. — У вас будет много дел, у вас и у Эмили с Аной. Информации, которая оказалась в нашем распоряжении после беседы с оставшимися в живых пособниками Девлина, после обыска в его доме, и сведений, сообщенных лордом Кармайклом, хватит вам на месяцы работы. Надеюсь, вы к ней готовы.

Она кивнула:

— Мы всегда готовы, Чарли.

Он снова взглянул на Тристана:

— Могу я еще что-нибудь сделать для вас, милорд?

— Да, Айли.

— Говорите.

— Дайте Мередит и ее подругам несколько недель отдыха. Найдите время и отдохните сами, — высказал просьбу Тристан.

Мередит смущенно поморщилась.

— А почему вы просите об этом, лорд Кармайкл? — спросил Чарли.

Взгляд Тристана переместился на Мередит, и любовь, которую она увидела в его глазах, согрела ее всю.

— Потому что у нас будет очень много хлопот, связанных со свадьбой, — ответил он. — Если в это воскресенье наши имена будут оглашены, через месяц состоится свадьба.

Мередит от удивления открыла рот.

— Вы… Мы… — пыталась она прояснить ситуацию.

Улыбаясь, Тристан опустился перед ней на колено и взял ее руку.

— Мне все не удавалось попросить вашей руки мадам, в романтических декорациях, — со смехом сказал он. — Но чувства мои самые искренние. Я хочу, чтобы вы стали моей женой. И на этот раз не потерплю отказа.

Радость переполняла Мередит. Ей казалось, она может взлететь. Все, чего она желала, но на что боялась надеяться, было перед ней, и все это было заключено в Тристане.

Она засмеялась, хотя по щекам ее текли слезы.

— Вы не услышите отказа, милорд. Да, я выйду за вас замуж.

Увидев, как просветлело лицо Тристана, она обернулась к Чарли:

— Полагаю, я должна подать прошение об отставке.

Тристан вмиг вскочил на ноги.

— Что? — Он взял ее за плечи и заглянул в глаза. — Почему?

— Я стану маркизой, — ответила она. — Я больше не буду вдовой. Я полагаю…

Он прервал ее:

— Я не хочу, чтобы мою страну защищал кто-нибудь другой, а не моя жена. Ты не можешь отказаться оттого, что делаешь, Мередит.

Сердце ее переполнилось радостью.

— Только если ты будешь рядом со мной, Тристан.

Он улыбнулся:

— Я всегда буду с тобой. — Его губы прижались к ее губам. — Всегда.


Note1

1

Note2

2


home | my bookshelf | | Странности любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу